«Деловая Южная Осетия»

— раздел базы данных 1998–2018гг. Polpred.com Обзор СМИ.

Экономика и право. Интернет-доступ на все материалы по стране, 12 месяцев — 49000 руб.
Южная Осетия Новости и аналитика (1676 документов) • Авиапром, автопром  число статей в наличии 1 / по этой отрасли с 1.8.2009 по 10.12.2018 читателями скачано статей 1Агропром 17 / 82Алкоголь 3 / 20Армия, полиция 206 / 1343Внешэкономсвязи, политика 1069 / 9604Госбюджет, налоги, цены 63 / 561Легпром 5 / 15Леспром 1 / 2Медицина 9 / 10Металлургия, горнодобыча 1 / 1Миграция, виза, туризм 24 / 63Недвижимость, строительство 36 / 118Нефть, газ, уголь 43 / 451Образование, наука 24 / 172Приватизация, инвестиции 13 / 34Рыба 3 / 6СМИ, ИТ 31 / 166Таможня 11 / 59Транспорт 22 / 120Финансы, банки 9 / 106Химпром 1 / 0Экология 6 / 79Электроэнергетика 11 / 50 | Главное | Персоны | Все новости


Персоны: ньюсмейкеры, эксперты, первые лица — по теме «Южная Осетия» в Polpred.com Обзор СМИ, с указанием числа статей по данной стране в нашей базе данных. В разделах "Персоны", "Главное" по данной стране в рубрикаторе поиска на кнопке меню слева "Новости. Обзор СМИ" с 1.8.2009 по 10.12.2018 размещено 106 важных статей, в т.ч. 24 VIP-автора, с указанием даты публикации первоисточника.
Топ-лист
Все персоны

Погода:


Нерабочие дни:
20.09 День независимости Южной Осетии

.polpred.com. Всемирная справочная служба

Официальные сайты (12)

Внешняя торговля (5) • Книги (5) • Политика (1) • Туризм, виза (1)

Представительства

Инофирмы

Электронные книги

На англ.яз.

Новости

Полный текст |  Краткий текст


Южная Осетия. Россия > Нефть, газ, уголь. Приватизация, инвестиции > neftegaz.ru, 7 ноября 2018 > № 2808716

Совет Федерации одобрил соглашение России с Южной Осетией об условиях купли-продажи акций Газпром - Южная Осетия

Совет Федерации (СФ) ратифицировал соглашение между правительствами России и Южной Осетии об условиях покупки газораспределительных сетей республики.

Соответствующее соглашение было подписано в г. Санкт-Петербург 24 мая 2018 г.

25 октября 2018 г. соглашение о выкупе доли участия Южной Осетии в Газпром - Южная Осетия ратифицировала Госдума РФ.

Устанавливаются правовые основы развития долгосрочного взаимовыгодного сотрудничества Правительства РФ и правительства Республики Южная Осетия в области транспортировки, распределения и реализации природного газа на территории республики.

Предварительно проект оценивается в 2 млрд руб.

Член комитета СФ по международным делам С. Цеков уточнил, что сейчас Газпрому принадлежит 75% акций + 1 акция, а правительству Южной Осетии - 25% и -1 акция.

Теперь Газпром выкупит долю Южной Осетии в СП Газпром - Южная Осетия за 1 руб и доведёт долю Газпрома до 100%.

По плану через 6 лет годовой объём потребления газа в Южной Осетии должен увеличиться в 5 раз - до 186,8 млн м3.

В 2016 г. этот объём составлял 36,6 млн м3.

В соглашении определены уполномоченные организации по его реализации.

С российской стороны это Газпром, с югоосетинской стороны - республиканское Энергоресурс - Южная Осетия.

Контролировать исполнение обязательств с российской стороны будет Минэнерго, с югоосетинской стороны - комитет промышленности, транспорта и энергетики республики.

Газпром - Южная Осетия будет не только поставлять, но и транспортировать, реализовывать и хранить газ, а также строить и эксплуатировать газотранспортную и газораспределительную системы (ГТС) и другие объекты инфраструктуры газового комплекса республики.

К 2025 г. Газпром проложит 528 км межпоселковых и 373 км внутрипоселковых газопроводов в Южной Осетии, благодаря чему 190 сёл и деревень республики полностью перейдут с угля на газ.

Ранее глава международного комитета СФ К. Косачев отметил, что Южной Осетии без такого рода сотрудничества с Россией будет ещё трудней, чем сейчас.

Газпром начал поставки природного газа в Южную Осетию с территории России с 2009 г.

Газ поставляется по магистральному газопроводу (МГП) Дзуарикау - Цхинвал протяженностью 162,3 км и мощностью 252,5 млн м3/год.

Нынешняя потребление газа в Южной Осетии обеспечивает лишь 5% загрузки МГП Дзуарикау - Цхинвал, что не позволяет Газпрому окупить строительство газопровода.

Газификация населенных пунктов Южной Осетии позволит увеличить загрузку МГП Дзуарикау - Цхинвал до 74%

Южная Осетия. Россия > Нефть, газ, уголь. Приватизация, инвестиции > neftegaz.ru, 7 ноября 2018 > № 2808716


Южная Осетия. Россия > Нефть, газ, уголь > minenergo.gov.ru, 25 октября 2018 > № 2777035

ГОСУДАРСТВЕННАЯ ДУМА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ РАТИФИЦИРОВАЛА СОГЛАШЕНИЕ ОБ УСЛОВИЯХ КУПЛИ-ПРОДАЖИ АКЦИЙ ОАО «ГАЗПРОМ - ЮЖНАЯ ОСЕТИЯ»

Депутаты Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации в рамках пленарного заседания приняли Федеральный закон «О ратификации Соглашения между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Южная Осетия об условиях купли-продажи акций и дальнейшей деятельности открытого акционерного общества «Газпром – Южная Осетия». Согласно документу, 100% акций ОАО "Газпром — Южная Осетия" переходят в собственность ПАО "Газпром". На данный момент 25% акций принадлежат Правительству Республики Южная Осетия.

Документ в нижней палате Федерального Собрания РФ представила статс-секретарь – заместитель Министра энергетики Российской Федерации Анастасия Бондаренко. Заместитель Министра напомнила, что Соглашение было подписано 24 мая 2018 года в Санкт-Петербурге. «Заключение Соглашения обуславливалось тем, что потребности Республики Южной Осетии в природном газе составляют порядка 35-36 млн куб. м/год и полностью удовлетворяются поставками российского газа по газопроводу «Дзуарикау – Цхинвал». При таком объёме потребления загрузка газопровода не превышает 15 %, что не позволяет обеспечить окупаемость инвестиций «Газпрома» в строительство газопровода. Цель Соглашения - повысить уровень окупаемости инвестиций «Газпрома» в строительство газопровода за счёт роста его загрузки», - пояснила Анастасия Бондаренко.

Ожидается, что к 2025 году реализация Соглашения позволит увеличить годовой объём потребления сетевого газа в Южной Осетии в 5 раз, а также увеличит загрузку газопровода «Дзуарикау – Цхинвал» до 74 %.

Южная Осетия. Россия > Нефть, газ, уголь > minenergo.gov.ru, 25 октября 2018 > № 2777035


Южная Осетия. США. Азербайджан. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 10 октября 2018 > № 2754735 Джеймс Койл

The Hill (США): Российское влияние увеличивается за счет уменьшения американского

Автору веб-сайта «Хилл» не нравится внешняя политика России — видимо, потому, что Индия, Турция, Армения и многие другие страны предпочли Москву Вашингтону. Он заявляет, что и на Востоке, и на Западе влияние России растет за счет уменьшения влияния Америки. Поэтому США должны активно восстанавливать связи с мировым сообществом.

Джеймс Койл (James J. Coyle), The Hill, США

В то время как Россия демонстрирует свои военные и основанные на нефтедолларах экономические мускулы, Соединенные Штаты продолжают терять влияние на всем пространстве бывшего советского мира. Под воздействием российской активности и в результате нерадивости Соединенных Штатов столицы Старого мира все больше обращаются в сторону Кремля за помощью. Достаточно посмотреть на добровольное экономическое порабощение Западной Европы за счет ее поддержки строительства газопровода «Северный поток — 2». Его строительство означает, что Европа передает свою экономическую независимость Газпрому в тот момент, когда русский медведь душит Украину, своего южного соперника.

В то же время показанные Россией результаты в Сирии побудили Турцию приобрести российские зенитно-ракетные комплексы С-400. Индия тоже возвращается на кремлевский рынок оружия. Рискуя нарваться на американские санкции, Нарендра Моди, тем не менее, завершает сделку в объеме пять миллиардов долларов по приобретению российского оружия.

Армения и Азербайджан с 1994 года конфликтуют друг с другом по поводу международно признанной азербайджанской территории Нагорного Карабаха. В конце 1990-х годов существовала надежда на то, что Соединенные Штаты будут иметь влияние на две эти воинственные стороны конфликта. В Азербайджане частные компании подписали «Контракт века», который предусматривал поставку каспийской нефти на международный рынок в обход российской трубопроводной системы. Но после того как Соединенные Штаты в 2008 году не смогли значимым образом ответить на вторжение России на территорию Грузии, Азербайджан обратился к Москве по поводу закупки вооружений на сумму, которая, как говорят, составляет шесть миллиардов долларов.

Несмотря на протесты и заверения по поводу неприсоединения, Армения уже давно порабощена Кремлем. Москве принадлежит большая часть командных постов в армянской экономике, и, кроме того, Ереван считает, что Москва играет первостепенную роль в обеспечении независимости Армении. Существовала надежда на то, что недавний приход к власти независимого лидера Николы Пашиняна будет означать, что Армения, возможно, повернется в сторону демократического Запада. Его предшественник Серж Саргсян вышел из переговоров о заключении договора об ассоциации с Европейским Союзом и предпочел присоединиться к ориентированному на Кремль Евразийскому экономическому союзу.

Однако спад в отношениях Армении с Россией продолжается. Осознавая это, Москва в июле 2018 года направила в Ереван вооружений на сумму 200 миллионов долларов. Министр обороны Армении Давид Тоноян похвастался тем, что некоторые образцы поставленного оружия настолько современны, что еще даже не приняты на вооружение в самой российской армии. Во время встречи с российским президентом Владимиром Путиным Пашинян заявил о существовании консенсуса — внутри Армении никто не сомневается в стратегическом характере российско-армянских отношений.

Грузия ведет борьбу против российского военного вмешательства с начала 1990-х годов. Российские войска патрулируют территории сепаратистских анклавов Абхазии и Южной Осетии, и в результате Грузия сталкивается с феноменом «демаркации административной границы» (borderization). Это означает, что Россия переносит пограничные знаки все дальше вглубь территории Грузии. Стратегический трубопровод Баку-Супса еще в июле 2015 года полностью находился на контролируемой Грузией территории. А сегодня на часть его уже находится на тех землях, на которые претендует Южная Осетия.

Несмотря на наличие проблем, Россия и Грузия на регулярной основе проводили двусторонние переговоры, и экономические связи в настоящее время возобновляются. По мнению журнала «Экономист» (Economist), туристические указатели в Тбилиси сегодня чаще можно встретить на русском, а не на грузинском или английском.

Одним из самых ранних примеров постсоветского российского военного вмешательства можно считать небольшую Республику Молдову. Российские военнослужащие воевали на стороне приднестровских сепаратистов в начале 1990-х годов, и они продолжают препятствовать правительству Молдавии в установлении контроля над этим регионом. Вместе с тем, Молдавия также предпринимает шаги, направленные на улучшение отношения с Москвой. Российские туристы продолжают посещать эту страну без необходимости получать визу, а ее президент Игорь Додон выступает за установление более тесных связей с Москвой.

И на востоке, и на Западе влияние России растет за счет уменьшения влияния Америки. Соединенные Штаты должны активно восстанавливать связи с мировым сообществом, и нужно сделать это до того момента, когда русский язык начнет заменять английский как язык торговли.

Джеймс Койл является приглашенным старшим научным сотрудником «Атлантического Совета» (Atlantic Council). Ранее он был директором программ по изучению Ближнего Востока Военного колледжа Армии США (U.S. Army War College), первым секретарем по политико-военным делам посольства США в Турции, а также специальным советником совместных антитеррористических сил ФБР и Нью-Йорка. Кроме того, он автор вышедшей в 2017 году книги «Пограничные войны России и замороженные конфликты» (Russia's Border Wars and Frozen Conflicts).

Авторы публикуемых статей высказывают свое собственное мнение, а не мнение редакции газеты и веб-сайта «Хилл».

Южная Осетия. США. Азербайджан. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 10 октября 2018 > № 2754735 Джеймс Койл


Южная Осетия. Россия > Медицина. Образование, наука > rospotrebnadzor.ru, 25 сентября 2018 > № 2757344

Об открытии первой лаборатории молекулярной диагностики в Республике Южная Осетия

в г. Цхинвал на базе Комитета Юго-Осетпотребнадзора состоялось открытие первой лаборатории молекулярной диагностики Южной Осетии. Лаборатория была создана при поддержке Роспотребнадзора. В частности специалисты лаборатории прошли обучение на безвозмездной основе в научных учреждениях Роспотребнадзора: Центральном НИИ эпидемиологии и Ставропольском противочумном институте. В дар лаборатории от Роспотребнадзоратакже были переданы генодиагностические препараты для детекции возбудителей 30 различных инфекций.

В церемонии открытия принял участие Президент Республики Анатолий Бибилов.

Роспотребнадзор на регулярной основе оказывает содействие Республике Южная Осетия в обеспечени санитарно-эпидемиологического благополучия населения. Ранее в 2018 г. специалистами Российской Федерации была оказана помощь в проведении эпизоотологического мониторинга природных очагов инфекционных болезней, обследованы центральные районы республики, проведено исследование полевого материала.

Роспотребнадзор продолжит последовательно развивать сотрудничество с Республикой Южная Осетия в целях охраны здоровья населения.

Южная Осетия. Россия > Медицина. Образование, наука > rospotrebnadzor.ru, 25 сентября 2018 > № 2757344


Южная Осетия. Грузия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 27 августа 2018 > № 2714682

Eurasianet (США): Жители Южной Осетии не уверены, что им отмечать в десятую годовщину признания Россией их независимости

Очередная годовщина признания независимости Южной Осетии проходит в республике на фоне ожиданий экономического роста, говорится в материале Eurasianet. По мнению жителей этой страны, жизнь стала намного безопасней, а благодаря помощи России постепенно восстанавливается разрушенная в ходе войны инфраструктура. Что же касается отношения к Грузии, то память о совместном существовании стирается из памяти людей.

Ирина Келехсаева, EurasiaNet, США

26 августа Южная Осетия празднует десятую годовщину своей (определенной) независимости. В 2008 году, вскоре после войны с Грузией, Россия стала первой страной, официально признавшей эту крошечную республику независимым государством.

Несмотря на то, что большая часть международного сообщества считает Южную Осетию частью Грузии, это территориальное образование намеревается отпраздновать годовщину обретения им определенной независимости. Программа праздничных мероприятий включает представление с участием 2 тысяч 500 артистов, лазерное шоу и концерт российских звезд эстрады, сообщил в интервью местному телевидению советник президента Давид Газзаев. Если считать еще и около 500 сотрудников службы безопасности, привлекаемых к участию в мероприятии, в нем будут непосредственно задействованы около 10 процентов от общей оцениваемой численности населения территории.

Руководство республики направило приглашения высокопоставленным представителям ряда иностранных государств, в основном России и нескольких других стран и образований, вслед за Москвой официально признавших Южную Осетию.

В списке гостей — президент Венесуэлы Николас Мадуро, президент Никарагуа Даниэль Ортега, а также лидеры непризнанных республик: Нагорного Карабаха, Донецкой и Луганской народных республик. Самым ожидаемым гостем является сирийский лидер Башар Асад: Сирия стала последним государством, признавшим Южную Осетию.

Однако никто из перечисленных глав государств пока не подтвердил свое участие, но стало известно, что один из предполагаемых важных гостей — российский президент Владимир Путин — не приедет. Между тем Путин пригласил президента самопровозглашенной Южной Осетии Анатолия Бибилова и его абхазского коллегу Рауля Хаджимбу на встречу в Москву (Россия признала независимость Абхазии и Южной Осетии в один и тот же день, и Абхазия также празднует это событие 26 августа). Югоосетины, которые относятся к Путину с гораздо большим пиететом, нежели чем к Бибилову, с сожалением отмечают, что президент России дважды с 2008 года посетил Абхазию, но ни разу не приезжал в Южную Осетию.

Неясно, будет ли у югоосетин настроение праздновать. Несомненно, что десятилетие спустя многие жители Южной Осетии все еще испытывают благодарность к России за поддержку — не только дипломатическую, но финансовую и военную. И они непоколебимы в своем нежелании быть частью Грузии.

«С точки зрения простого обывателя жить определенно стало лучше, — сказал заместитель начальника управления при де-факто президенте по внутренней политике Алан Джуссоев. — Точнее, стало безопаснее. Люди больше не спрашивают: долетит ли сюда артиллерийский снаряд из Грузии?»

В результате войны граница между Южной Осетией и собственно Грузией практически полностью закрыта. По прошествии времени воспоминания о Грузии постепенно стираются из памяти людей, отметил Джуссоев. «Раньше люди знали, кем были президент Грузии и министр внутренних дел. Но сейчас, уверяю вас, 90 процентов граждан уже не интересуются этим и не знают этого», — сказал он.

Тем не менее, многие жители Южной Осетии накануне годовщины испытывают некоторое разочарование, т.к. не все сложилось, как хотелось бы. «Признание Россией нашей независимости стало для меня огромным подарком, — сказала Зарина, 49-летняя жительница Цхинвали, столицы территории, попросившая не указывать ее фамилию. — Но мне кажется, что 10 лет — достаточно долгий срок, чтобы начать что-то строить. Но глядя на то, что происходит, мои надежды гаснут».

Россия вкладывает значительные средства в свой протекторат. Новостной сайт «Медуза», ссылаясь на официальные документы правительства России, сообщает, что Москва ежегодно вкладывает в Южную Осетию около шести миллиардов рублей (порядка 88 миллионов долларов). Что в расчете на душу населения вдвое больше, чем Россия инвестирует в Крым, и в 10 раз больше, чем она тратит на Северную Осетию.

На российские деньги строятся новые жилые дома, школы, дороги и другие инфраструктурные объекты, разрушенные во время войны. Однако жители Южной Осетии жалуются, что работы были выполнены российскими компаниями, и предоставленная финансовая помощь не способствовала развитию экономики и промышленности самопровозглашенной республики, которая продолжает зависеть от российских субсидий. «Независимость означает, прежде всего, экономическую независимость», — отметила журналистка из Цхинвала Фатима Турманова.

«Мы рассчитывали, что через 10 лет мы будем наблюдать рост экономики, но этого не произошло, — сказала Зарина. — Поэтому нет оснований надеяться, что в ближайшие 10 лет произойдут какие-либо существенные изменения».

Несмотря на то, что в Южной Осетии 26 августа будут праздновать признание независимости Россией, для многих ее жителей независимость не является конечной целью: они надеются, что это шаг на пути к интеграции с Северной Осетией и, следовательно, Россией. Югоосетинские политики неоднократно призывали к присоединению к РФ, хотя сама Россия не спешит официально принять территорию в свой состав.

Сам Бибилов выступает за интеграцию с Россией, и на пресс-конференции в конце прошлого года он даже сравнил позицию сторонников независимости с позицией грузин. «Я — убежденный сторонник вхождения Южной Осетии в Россию, — сказал он. — При этом я уважаю мнение тех, кто выступает за сохранение независимого статуса. Но те, кто поддерживает независимость Южной Осетии, должны задуматься над тем, почему их точка зрения совпадает с позицией Грузии, которая также противится вхождению республики в состав России».

Для Джуссоева разница несущественная. «Большая часть населения республики хочет войти в состав России, а другая часть — не меньшая — хочет жить в независимом государстве, — сказал он. — Однако я бы большого различия между ними делать не стал […], потому что для меня важнее всего безопасность, и она обеспечивается». В любом случае он не рассчитывает на то, что интеграция с Россией произойдет «в среднесрочной перспективе, скажем, в течение 10 лет».

Воссоединение с Северной Осетией — это «вековая мечта» всех осетин, сказала журналистка Турманова. «И это не просто риторика. Но, к сожалению, это зависит от международной политической конъюнктуры. Это не наш выбор».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Южная Осетия. Грузия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 27 августа 2018 > № 2714682


Южная Осетия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 24 августа 2018 > № 2712852

Президент России встретился в Кремле с Президентом Южной Осетии Анатолием Бибиловым.

В.Путин поздравил А.Бибилова с десятилетием независимости Южной Осетии.

* * *

В.Путин: Уважаемый Анатолий Ильич! Уважаемые друзья!

Очень рад вас видеть и приветствовать в Москве. Совсем скоро, послезавтра, исполняется десятилетие признания государственной независимости Республики Южная Осетия со стороны Российской Федерации.

Мы все знаем и хорошо помним, с чем это было связано и как происходили эти тяжёлые события десятилетней давности. Тем не менее, несмотря на все сложности, а сложностей всегда много, республика развивается. Мы стараемся сделать всё, для того чтобы обеспечить безопасность Республики Южная Осетия, поддержать экономически.

Хотел бы отметить, что растёт товарооборот, причём хорошими темпами, 24–25 процентов. Осуществляются инвестиционные проекты, в том числе в рамках известной поддержки со стороны России. И, в общем, есть результаты, имею в виду, например, строительство – и она, по-моему, уже введена в строй – детской больницы, хирургический комплекс республиканской больницы, дорожная сеть развивается. Есть и другие направления нашего сотрудничества, в том числе в сфере жилищно-коммунального хозяйства и жилищного строительства.

В общем, работа идёт. Наверняка проблем больше, чем удалось решить. Тем не менее отношения развиваются, и республика укрепляется, укрепляет своё положение.

Хочу поздравить Вас с десятилетием и пожелать Вам и всему народу Южной Осетии благополучия и процветания.

А.Бибилов: Спасибо, уважаемый Владимир Владимирович.

В первую очередь позвольте поздравить от себя лично и от делегации с Днём государственного флага Российской Федерации и поблагодарить за приглашение в Москву, тем более это очень значимо в преддверии десятой годовщины признания Российской Федерацией государственности Республики Южная Осетия.

Хочу сказать, что признание Республики Южная Осетия для Южной Осетии является событием исторического масштаба. Именно после принуждения к миру и после признания Республики Южная Осетия народ Южной Осетии начал жить в абсолютно другом формате – формате стабильности, мира и процветания.

Сегодня дети Южной Осетии не вздрагивают от взрывов снарядов, сегодня идёт развитие республики. И конечно же, мы знаем, какую огромную роль Вы лично принимаете в этом и какая политическая роль была Вами проявлена фактически во всех событиях, происходящих в Республике Южная Осетия. Конечно, за это Вам огромное спасибо.

На сегодняшний день в Республике Южная Осетия введены десятки тысяч квадратных метров площадей социальной сферы, в том числе образование, медицинское обслуживание населения. На сегодняшний день развивается инфраструктура Республики Южная Осетия. И всё это, конечно, благодаря Российской Федерации, за что вам огромное спасибо.

Я имею огромную честь сегодня сказать Вам слова искренней благодарности и признательности от имени народа Республики Южная Осетия за то, что сегодня в Южной Осетии спокойно, за то, что сегодня Южная Осетия развивается. Спасибо Вам огромное.

Южная Осетия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 24 августа 2018 > № 2712852


Южная Осетия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 8 августа 2018 > № 2696003 Эдуард Кокойты

Эдуард Кокойты: встреча со мной стала бы для Саакашвили последней в жизни

Эдуард Кокойты был во время конфликта 2008 года президентом Южной Осетии, располагал всей полнотой информации о трагических событиях тех дней. В интервью РИА Новости он рассказал, как начиналась "пятидневная война", кого он считает ответственным за ее развязывание, о своем отношении к Михаилу Саакашвили, признании Россией независимости республики, а также о своих политических планах.

— Эдуард Джабеевич, расскажите, пожалуйста, про события ночи с седьмого на восьмое августа 2008 года?

— Говорят, что время лечит. Интересно было бы найти то лекарство, которое бы нас излечило от боли, которую нам нанесли наши соседи. Хотел бы выразить слова поддержки всем гражданам нашей республики, всем семьям, которые потеряли своих родных. Это борьба нашего народа за независимость, поэтому мы всегда будем помнить этих людей. Что касается событий августа 2008 года, то мы делали все для того, чтобы не было этой войны. Я имею в виду согласованные действия руководства Южной Осетии, Абхазии и РФ.

Обострение ситуации началось с приходом к власти Михаила Саакашвили и активизацией США, ЕС и других стран НАТО на территории Грузии. Говоря о событиях 2008 года, нужно помнить и том, что США, ЕС и страны НАТО, которые поддерживали и вооружали Грузию, несут такую же ответственность, как и Грузия.

— Вы принимали непосредственное участие в отражении агрессии. Расскажите, как развивались события?

— Мы отслеживали ситуацию. Грузинская сторона постоянно нагнетала обстановку в течение нескольких месяцев перед войной. Более агрессивно начали вести себя грузинские миротворцы, уже не выполняя свои непосредственные обязанности. Под предлогом частых ротаций грузинских миротворцев они натаскивали все новые и новые подразделения в зоне предполагаемых боевых действий. Грузинская сторона всячески пыталась выйти из Дагомысских соглашений и пыталась спровоцировать ситуацию. Но мы делали все, чтобы эту напряженность нейтрализовать. Мы делали все в соответствии с той обстановкой, которая была на тот период. Наша самая главная задача была скрытно готовиться к своей защите, чтобы не спровоцировать Грузию.

Когда они начали обстреливать город Цхинвал и села, мы даже не открывали некоторое время ответный огонь, чтобы не дать повода обвинить в будущем Южную Осетию. Мы знали, что с передовыми подразделениями грузинских вооруженных сил находится большое количество западных и российских либеральных журналистов, которые использовали бы малейшую возможность, чтобы обвинить Южную Осетию в развязывании войны.

Дальнейшее развитие ситуации показало, что Грузия осуществляла не просто вооруженную агрессию против Южной Осетии, но и информационную агрессию против России. Мы действовали правильно и грамотно. Пользуясь случаем хочу еще раз поблагодарить ваших коллег — российских журналистов. Рискуя своей жизнью, они достойно противостояли информационной агрессии западных СМИ и смогли донести правду до российской и мировой общественности.

— Получается, в Южной Осетии заранее готовились к нападению Грузии?

— Мы, безусловно, отслеживали ситуацию и пытались это сделать дипломатическим путем. Мы активизировали свою работу в рамках Смешанной контрольной комиссии. Но грузинская сторона уже все для себя определила. Поэтому было тяжело с ними говорить. Нами отслеживалось все: передвижения грузинских военных, в каких местах проводились учения, сколько американских советников, какие подразделения принимали там участие, в том числе — из Украины. Мы знали, что под предлогом учений там собирается сброд международных преступников, которые совершили это преступление против нашего народа.

— Во время "пятидневной войны" с вами кто-то из официальных лиц Грузии связывался?

— Отдельные подразделения грузинских миротворцев 7 августа начали покидать свои позиции, многие штабные работники, которые были с российскими, югоосетинскими миротворцами, начали под разными предлогами покидать штаб.

Затем территорию республики начала покидать миссия международных наблюдателей. Это все говорило о том, что они все были прекрасно проинформированы и прекрасно знали, что будет агрессия. Они перестали фиксировать нарушения с грузинской стороны и реагировать на наши обращения. Они покинули зону действий. Нас они не предупреждали. Поэтому у нас такое недоверие к ОБСЕ. Я думаю, наступит когда-то время, и мы, я так думаю, сможем подать в международные суды и на ОБСЕ, которая практически способствовала этому преступлению против нашего народа.

С учетом того была достигнута договоренность о том, что при посредничестве сопредседателя СКК от российской стороны Попова Юрия Федоровича 8 августа в 12:00 в городе Цхинвал возобновятся переговоры, что на словах было поддержано Саакашвили. Более того, он выступил 7 августа вечером с телевизионным обращением и заверил всех, что он принял решение о выводе своих подразделений с линии соприкосновения. Поэтому начало массированного обстрела Цхинвала мы восприняли как очередную грузинскую провокацию. И то, что нам объявили войну, мы узнали по телевизору. После чего я проинформировал командующего Смешанными миротворческими силами генерала Кулахметова о том, что мною как верховным главнокомандующим был отдан приказ об открытии ответного огня. То, что мы первое время не открывали огонь, ввело в заблуждение в грузин, уверовавших в свою быструю победу. И в результате был сорван первый штурм, а войска агрессора понесли серьезные потери. При этом грузины бросали на поле боя не только своих раненых и убитых, но и западных и грузинских журналистов, сопровождавших агрессоров. Наши военные оказывали им первую медицинскую помощь, а затем вывозили их из зоны боевых действий.

Так что грузинские матери, которые потеряли своих детей во время этой войны, пусть благодарят Саакашвили и старшего воинского начальника Грузии, генерала Мамуку Курашвили, который по телевизору заявил, что Грузия начинает войну против Южной Осетии и он по поручению верховного главнокомандующего начинает наводить конституционный порядок. Никаких контактов с грузинскими официальными лицами не было.

— Вы после конфликта хоть раз разговаривали с Саакашвили?

— Михаил Саакашвили — это международный преступник. Я никогда с ним ни по телефону, ни в какой-либо другой форме не общался. И, кстати, до войны тоже.

— И не встречали его никогда в жизни?

— Нет, конечно. Попался бы, наверное, это была бы его последняя встреча в жизни.

— Вы можете вспомнить, кто первым доложил в Москву о начале боевых действий, с кем вы говорили?

— Все все прекрасно видели. Мы в первую очередь рассчитывали на собственные силы. Там было кому докладывать: там были российские миротворцы. Для координации наших дальнейших действий у меня состоялся телефонный разговор с начальником Генштаба МО РФ Макаровым, который проинформировал меня о том, что высшим руководством Российской Федерации принято решение о вводе российских войск в Южную Осетию. С этого момента началась операция по принуждению грузинских агрессоров к миру.

— Как вы прокомментируете заявления со стороны Грузии о том, что якобы российская техника была в Южной Осетии еще до 8 августа?

— Так могут говорить те, кто проиграл. Они прекрасно знали, что никакой российской техники на территории Южной Осетии не было. Я даже представителей ОБСЕ пригласил вместе со мной проехаться. Мы доехали до Рокского тоннеля, они пристально рассматривали все. И они не то что военную технику, ни одного человека в камуфляжной форме не видели. Что еще раз было подтверждено непосредственно наблюдателями ОБСЕ непосредственно перед началом военных действий. А российские подразделения, полки тяжело спрятать в горах. Так что это все ложь. И потом Грузии надо себя оправдать в том, что они никак не смогли сломать народ Южной Осетии. Им стыдно.

А российским военным хочется только сказать слова искренней благодарности. Ведь они вступили в неравный бой с грузинской армией. Ведь российские войска прямо с марша вступали в бой. В то время как грузинские войска под видом миротворцев соорудили фортификационные сооружения и тщательно изучили территорию боевых действий.

— Мне приходилось читать в социальных сетях размышления о том, что вы, якобы, покинули место боевых действий в трагические дни августа 2008 года. С какой целью распространяется эта ложь?

— Больных людей я комментировать не собираюсь. Конечно, я слышал такие утверждения. Это было выгодно тем людям, которые Южную Осетию даже не считали своей родиной, гражданство получили после 2008 года. Интересно, где были эти "герои", когда я с бойцами службы Госохраны и подразделений Минобороны расчищал боями коридор для беспрепятственного прохождения колонны 58 армии Северокавказского военного округа МО РФ. Я так и сказал тогда командующему 58 армией генералу Хрулеву, что не хочу, чтобы русская мать надевала траур по сыну, убитому в Южной Осетии, не для того она его растила. Эти скоординированные с командованием российских вооруженных сил действия позволили избежать потерь от так называемого дружественного огня. Я до сих пор вспоминаю с восхищением и глубоким уважением профессионализм, мужество и хладнокровие российских генералов: командующего сухопутными войсками МО РФ Болдырева, командующего войсками Северокавказского военного округа МО РФ Макарова и командующего 58 армией Хрулева.

Бред недалеких и лживых людей даже не хочется всерьез комментировать. Наверное, для них было бы лучше, если бы я был убит на улицах Цхинвала или где-то под бомбежкой. Но их надежды не оправдались. Где я был и какие действия предпринимал как верховный главнокомандующий, видели те, кто с оружием в руках защищал Южную Осетию.

— Когда и при каких обстоятельствах вы узнали о том, что президент РФ Дмитрий Медведев подписал указ о признании Южной Осетии и Абхазии?

— Нас пригласили в Совет Федерации. Кстати, многим кажется, что Россия в любом случае бы признала Южную Осетию и Абхазию. Но это не так. Ведь и в самой России очень много грузинских лоббистов, очень много прозападников и либералов, которые в свое время нам с Сергеем Васильевичем (Багапшем — ред.) чинили очень много сюрпризов, препятствий. Готовились разные проекты о вхождении республик в состав Грузии. Говорили, что если мы не согласимся на разные условия, будут и определенные санкции по отношению к нам и непосредственно по отношению ко мне и Сергею Васильевичу, что прекратят определенное финансирование. Проекты создания конфедерации с Грузией в Москве были. И нам предлагали. Но мы с Сергеем Васильевичем их жестко отмели.

— В каких структурах были такие лоббисты?

— В разных структурах. Были и в правительстве, и в администрации президента РФ такие люди. И сейчас есть те, кто до сих пор сочувствует Грузии, до сих пор проводит свою прозападную линию. Но российских патриотов в РФ гораздо больше и они намного влиятельнее. Благодаря этому мы и победили.

Возвращаясь к вашему вопросу — мы были в Совете Федерации. Нас проинформировали, что верхняя палата Федерального собрания РФ будет просить президента Медведева о признании независимости Южной Осетии и Абхазии. Я подумал, что это какой-то такой политический маневр со стороны РФ, чтобы показать всему Западу, что Россия готова признать нас. И когда мы сидели, и с трибуны Совфеда звучали слова в поддержку нас, я посмотрел на Знаура Гассиева (бывший спикер парламента Южной Осетии — ред.). Вижу, у него слезы на глаза навернулись. Он меня обнял и говорит: даже если и не признают, такого все равно никогда не было. Сергей Васильевич обратил на это внимание. Я его за руку взял и говорю "Сергей Васильевич, мне кажется, мы сейчас с тобой в сказке находимся". Мы не ожидали решения о признании.

Хочу также рассказать о том, как мы узнали, что нас признала Россия. Я давал интервью в студии Russia Today. И вдруг услышал снаружи шум, крики на осетинском. Попросил прервать запись. Там сотрудники моей охраны радуются. Стоит Маргарита Симоньян. И она подбегает и говорит, только что президент РФ Дмитрий Медведев издал указ о признании Южной Осетии и Абхазии. И в первую очередь я подумал, что это передача розыгрыш. Я как сидел, так и остался сидеть дальше, эмоций никаких не проявил. Потом шепнул одному из сотрудников охраны на ухо, спрашиваю, мол действительно это так? Он подтвердил. Тогда я уже осознал исторический момент, что Россия признала нас.

— Что республике удалось сделать за 10 лет?

— Самое главное — это признание со стороны РФ. Удалось немало восстановить. Но ко многим вызовам мы оказались не готовы. Нам нужно серьезно заниматься строительством своего государства, чтобы не подводить РФ, чтобы показать всему миру, что Россия поступила абсолютно правильно, и это было единственно верное решение. К сожалению, этому сегодня мешают многие. У грузин появились реваншистские настроения.

— Вы верите, что возможен реванш со стороны Грузии в отношении Южной Осетии?

— Я не верю. Я не хочу войны ни для осетинского, ни для абхазского, ни для российского, ни для грузинского народов. Есть реалии, с которыми нужно считаться. Грузии необходимо признать свое поражение и не стоит надеяться, что у них получится благодаря так называемой мягкой силе развернуть развитие наших государств в сторону Грузии. Да, мы готовы к добрососедству, но не более того.

— Как вы оцениваете внешнюю политику Южной Осетии в период после вашего президентства?

— Помимо помощи в восстановлении я также признателен руководству РФ за реализацию концепции внешней политики России от 30 ноября 2016 года. В ней в частности говорится, что в числе приоритетов России остается содействие становлению Республики Абхазия и Республики Южная Осетия как современных демократических государств, а также содействие укреплению их международных позиций. И нам нужно действовать в этом ключе совместно с РФ и доказывать всему международному сообществу, что Россия приняла единственно правильное решение, признав республики Южная Осетия и Абхазия. Такой подход будет способствовать укреплению мира и стабильности в Закавказье.

— Расскажите, чем вы сейчас занимаетесь?

— Я занимаюсь работой своего фонда, своей семьей, своими детьми.

— А чем занимается ваш фонд?

— Это Международный фонд Эдуарда Кокойты. Мы оказываем помощь молодежи, больным из Южной Осетии. Мы вообще стараемся не афишировать это, не пиариться.

— Вы планируете возвращаться в большую политику?

— А я из политики никуда не уходил. Конечно, буду и дальше действовать, потому что вижу, что тех усилий, которые сегодня есть у Южной Осетии, недостаточно для того, чтобы активно реализовывать те возможности, которые есть у нашего государства.

— Вы планируете бороться за президентское кресло?

— Для меня должность не самоцель. Я буду бороться за будущее и стабильность Южной Осетии.

— Но вы не исключаете, что будете принимать участие в следующих президентских выборах?

— Не исключаю.

— А в парламентских выборах в следующем году?

— Я буду принимать самое активное участие и в парламентских выборах и в дальнейшей политической жизни Южной Осетии. Я хочу просто послать сигналы некоторым людям, которые (в ходе выборов в Южной Осетии — ред.) в 2017 году лишили народ Южной Осетии возможности свободного выбора. Во время предстоящих парламентских выборов пусть они хорошо подумают, прежде чем выносить какие-то законы, нарушающие конституцию. Хватит опять мудрить и чинить препятствия свободному волеизъявлению избирателей, рассчитывая на ангажированные и незаконные действия подконтрольных им судебных и правоохранительных органов. Думаю, для этих людей это все может обернуться плачевно.

Южная Осетия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 8 августа 2018 > № 2696003 Эдуард Кокойты


Южная Осетия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 8 августа 2018 > № 2696002 Дмитрий Медоев

Дмитрий Медоев: мы предупреждали, что Грузия готовится к войне

В августе 2008 года, когда началась война в Южной Осетии, Дмитрий Медоев был полномочным представителем республики в России. Затем стал первым югоосетинским послом в Российской Федерации. Сегодня он — глава МИД Южной Осетии. В интервью РИА Новости Медоев рассказал, как начинались события десятилетней давности, что предпринимали власти республики до и в первые часы конфликта, а также о недавнем признании Южной Осетии со стороны Сирии.

— Расскажите, как для вас начиналась "пятидневная война"?

— Эта война, впрочем, как и любая другая, имеет свою предысторию. После неудавшегося блицкрига лета 2004 года, когда грузинские "коммандос" потерпели фиаско и бежали из Южной Осетии, режим Саакашвили начал в спешном порядке переоснащать свою армию. Делалось это при материальной и финансовой помощи стран НАТО во главе с Соединенными Штатами. Цель была одна — реванш за поражение и главное — установить контроль над Южной Осетией, а за тем и Абхазией. Начались поставки новых видов вооружений, вновь сформированные грузинские батальоны включались в различные международные операции — Ирак, Афганистан.

Началась подготовка к новой войне. Мы предупреждали об этом, в том числе и с европейских площадок. Так, в мае 2008 года мне довелось выступить на собрании одной из парламентских групп в Европарламенте, где были озвучены наши аргументы по этому вопросу и высказаны опасения по поводу силового развития ситуации в регионе.

Но, к сожалению, случилось то, что случилось. Хорошо помню те напряженные августовские дни. Второго августа 2008 года, прямо во время переговоров и подписания протокола о сотрудничестве между Южной Осетией и Московской областью поступила информация об артиллерийском обстреле нашей территории со стороны Грузии. Это были два выстрела из системы залпового огня. Усилилась работа грузинских снайперов, были убиты несколько сотрудников югоосетинского МВД.

День седьмого августа выдался наиболее напряженным. Чувствуя это, мы несколькими днями ранее запланировали пресс-конференцию в Москве. В 23:40 мне позвонили из Цхинвала и сказали, что со стороны Грузии начался массированный ракетно-артиллерийский обстрел города и районов республики. В полночь я уже был на Первом канале, где провел всю ночь в прямом эфире, а в 10:00 началась пресс-конференция. А в обед я улетел в Осетию из Внуково.

— Со стороны Грузии звучали заявления о том, что якобы российская техника была в республике еще до 8 августа, а в республике заранее знали о том, что война будет. Как вы это прокомментируете?

— То, что война неизбежна, в правительстве Южной Осетии, несомненно, знали и предпринимали всевозможные меры оборонительного и гражданского характера. В частности, началась эвакуация женщин и детей из наиболее опасных участков.

— Десятая годовщина признания независимости Южной Осетии будет отмечаться 26 августа. Расскажите об этом поподробнее.

— Несомненно, это особая дата в новейшей истории Южной Осетии, историческое событие, которое открыло новую страницу осетино-российских отношений. Создалась реальность, которой скоро также будет 10 лет. Однако мы хорошо понимаем, какими непростыми были те августовские решения российского руководства, но единственно верными, по оценке самого президента Путина.

Народ Южной Осетии всегда будет высоко ценить помощь России, которая пришла на помощь в те тяжелые дни, помнить подвиг и самопожертвование солдат и офицеров российской армии, павших в те дни, освобождая Осетию от грузинских оккупантов.

— Ожидаются ли контакты между лидерами Южной Осетии и России? Когда?

— Между лидерами двух наших стран с самого начала сложились добрые и деловые отношения, в прошлом году состоялся официальный визит президента Анатолия Бибилова в Москву. Несомненно, эти контакты продолжатся и будут крепнуть в дальнейшем. Они необходимы, ведь темпы взаимодействия растут и порой требуют решений на высшем уровне. Не является исключением и текущий период — преддверие 10-летия признания государственной независимости Южной Осетии Российской Федерацией.

— В мае этого года состоялось признание Южной Осетии со стороны Сирии. Как произошло это событие?

- Это случилось 29 мая — в этот день в 1992 году был принят Акт о государственной независимости Южной Осетии. Думаю это весьма символично! В конце июля состоялся официальный визит президента Бибилова в Дамаск, это действительно весьма значимое событие как для Южной Осетии, так и в международной жизни в целом. Было подписано четыре важных документа, которые составят основу двусторонних отношений. На встрече с президентом Сирийской Арабской Республики Башаром Асадом Анатолий Бибилов выразил признательность за этот важный и ответственный шаг.

Думаю, ни для кого не будет новостью, что мы с самого начала войны в Сирии поддержали действия законного правительства этой страны в борьбе с силами международного терроризма, равно как и действия России в этом направлении. Результат известен — на сирийскую землю постепенно возвращаются мир и спокойствие. Мы верим, что народ Сирии преодолеет поствоенные трудности и восстановит нормальную жизнь в стране.

— Вы только что вернулись из Турции. Чему была посвящена ваша поездка?

— Это был праздник осетинской культуры, организованный нашей турецкой диаспорой. Четвертого августа в одном из престижнейших концертных залов Стамбула Cemal Reşit Rey Konser Salonu при полном аншлаге прошел фестиваль осетинской культуры. В программе была выставка осетинских художников, причем как севера, так и юга Осетии, дегустация осетинских блюд, презентация осетинского костюма, великолепный концерт ансамбля "Алан" и прекрасный детский ансамбль осетинского танца из Турции "Барс".

Мы расширяем географию нашего присутствия на международной арене, это необратимый процесс. Примечательно, что в этот же день в итальянском городе Пезаро в центральном парке было высажено ореховое дерево как символ мира в память о жертвах грузинской агрессии августа 2008 года. В эти дни траурные мероприятия пройдут во многих городах мира.

Южная Осетия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 8 августа 2018 > № 2696002 Дмитрий Медоев


Южная Осетия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 7 августа 2018 > № 2695995 Марат Кулахметов

Марат Кулахметов: если бы Запад сказал Саакашвили "стой", войны бы не было

Восьмого августа исполняется ровно десять лет с момента нападения Грузии на Южную Осетию. Одними из первых удар приняли на себя миротворцы. О том, можно ли было избежать конфликта, о нынешней военной активности Грузии и возможных ответных шагах России, о переговорах в Женеве, а также о том, что поможет Южной Осетии стать экономически самодостаточным государством, в интервью РИА Новости рассказал бывший командующий Смешанными силами по поддержанию мира в зоне грузино-осетинского конфликта, нынешний посол РФ в Цхинвале Марат Кулахметов.

— Вспомните, пожалуйста, события ночи с 7-го на 8-е августа. Что происходило в штабе миротворцев?

— Работа была, конечно, очень напряженной. Была боевая работа, постоянно шли доклады с миротворческих постов, из расположения российского батальона, осетинского батальона, доклады о ведении огня из реактивной, ствольной артиллерии по населенным пунктам Южной Осетии, по миротворческим постам. В докладах говорилось о непосредственном огневом воздействии на эти посты, появились первые раненные в миротворческих батальонах. Первые погибшие в российском батальоне появились к 6 утра. Ночь была бессонной. Мы все были на боевых постах.

— Грузинская сторона активно продвигала информацию о том, что российские военные, колонна техники еще до 8 августа была на территории Южной Осетии. Как вы можете прокомментировать подобные заявления?

— Это оправдание команды Саакашвили. Такая теория появилась где-то около полудня 8 августа. Она возникла, я считаю, только потому, что все пошло не по плану Тбилиси. Накануне, 7 августа, у меня было несколько встреч с господином Якобашвили (министр Грузии по реинтеграции Темур Якобашвили — ред.), в телефонном контакте мы были с ним до 22:00. А посол по особым поручениям МИД РФ Юрий Попов вообще "челночил" между Тбилиси и Цхинвалом. У него были постоянные встречи в Тбилиси, в том числе, встреча с министром иностранных дел, которая состоялась где-то в 23:00. Мы были постоянно на связи с руководителями миссии ОБСЕ в Грузии, госпожой Тери Хаккала. До 17:00 я был постоянно на связи со старшим воинским начальником грузинского контингента. Но ни одно должностное лицо в течение 7 августа не обратилось ко мне с таким вопросом. Если бы этот вопрос был, они бы в любом случае подняли его передо мной. Никто за этот день ни разу этот вопрос не поднял. Но затем в оправдание он появился. Это чисто оправдание своей провалившейся агрессии.

— Можно ли было избежать открытого военного противостояния?

— Вся история началась в 2004 году, когда к власти пришел господин Саакашвили с его командой. Все забыли про боевые действия, которые были в августе 2004 года. Вот тогда началось все. Еще в те времена господин Саакашвили решил стать "собирателем грузинских территорий". С 2004 года по 2008 год грузинская сторона предприняла беспрецедентные действия по наращиванию своего военного потенциала. Бюджет увеличился в несколько раз, увеличилась численность вооруженных сил. В это же время Саакашвили со своей командой получал и с Запада соответствующие сигналы, которые позволили ему развязать руки. По крайней мере, ему на Западе никто не сказал: "Не поступай так". И то, о чем говорил Запад, он воспринимал однозначно — он может делать так, как он считает нужным. Вот это все привело к событиям августа 2008 года.

Августу предшествовали определенные действия со стороны Тбилиси. Серьезное обострение началось в середине июля с крайне драматичного обстрела города 15 июля с гибелью людей и многочисленными раненными, чего не было в течение предыдущих четырех лет. Во второй половине июля это стало систематичным, вторая часть месяца проходила практически в ежедневных перестрелках. Безусловно, югоосетинская сторона отвечала, огрызалась. Но если сравнить по интенсивности и возможностям, безусловно, перевес по всем направлениям был за Тбилиси. Тут нельзя даже было сравнивать по потенциалу.

— Вы имеете в виду перевес по интенсивности обстрелов?

— Я имею в виду и по количеству, и по возможностям.

— Вы считаете, что точка невозврата была пройдена в 2004 году?

— Она оттуда стартовала. Если человек принципиально принял для себя это решение, он к нему придет. Каким способом, это другой вопрос.

Мы коснулись Якобашвили. Это было просто маленькое колесико в решении своей большой цели.

— То есть, конфликта нельзя было избежать?

— Если бы мировое сообщество и Запад в первую очередь принципиально заняли позицию и сказали Саакашвили тем летом "стой", я думаю, мы бы это предотвратили.

Все видели, что он делал. В конце июля 2008 года в Цхинвал приезжала большая группа представителей стран ОБСЕ из Вены, и до них было доведено, что мы стоим у порога войны и дальше идти уже некуда. В Цхинвале тогда присутствовала миссия ОБСЕ, и у нее был полевой офис. Они были в гуще событий.

Они были в течение первой ночи (с 7 на 8 августа) и до 14:00 восьмого августа в городе. Они все это видели. Просто эти очевидцы куда-то пропали.

— В Грузии с 1 по 15 августа проходят учения с участием стран НАТО Noble Partner, при этом интенсивность взаимодействия Тбилиси и альянса растет. Иностранные представители регулярно посещают грузино-осетинскую границу. Будет ли Россия реагировать на такую активность вблизи своих южных рубежей? Нет ли необходимости усилить какие-то компоненты военного присутствия РФ в Южной Осетии?

— Действительно, Тбилиси превратил некоторые районы вдоль границы с Южной Осетией в своеобразные "мекки", куда осуществляется политический туризм. В частности Диди-Хурвалети — легендарное место, куда привозят всех западных журналистов, политиков. Показывают им. Уже это смешно. Неоднократно югоосетинская сторона поднимала этот вопрос на Женевских дискуссиях, мол, хватит заниматься популизмом. Но это политика, которую выбрал Тбилиси.

Что касается устремлений Тбилиси в НАТО, Грузия уже много лет используется в первую очередь странами НАТО для продвижения своих позиций на Южном Кавказе. Сегодня она является форпостом позиций НАТО на Южном Кавказе.

Нынешнее руководство не скрывает своих симпатий и своих целеустремлений. США делают ставку на Грузию и в первую очередь на ее руководство как проводника антироссийских настроений для снижения влияния России в районе Южного Кавказа, где позиции РФ были исконными.

Безусловно, это не остается без нашего внимания. Мы это внимательно отслеживаем, в любом случае не допустим дестабилизации ситуации. И всякие движения, в том числе, учения, которые сегодня проходят на территории Грузии, находятся под пристальным нашим вниманием. Мы не безучастны. Запад об этом знает. Сейчас на территории Южной Осетии дислоцируется 4-я военная база и пограничное управление ФСБ России, которые обеспечивают безопасность Южной Осетии. Запад с этим считается. Считаю, что на данный момент этого контингента вполне достаточно. Если будет необходимость — у нас есть люди, занимающиеся этим вопросом, будет принято соответствующее решение. Но все, что происходит в Грузии, у нас находится под серьезным, пристальным вниманием.

— Возможна ли при каких-то обстоятельствах очередная военная агрессия или провокация Грузии против Южной Осетии? Есть ли опасность диверсий, терактов?

— После признания Россией Южной Осетии ситуация на Южном Кавказе, в особенности на границе Южной Осетии с Грузией кардинально изменилась. У нас здесь дислоцируется 4-я военная база, пограничное управление ФСБ РФ. В соответствии с двусторонним соглашением 2015 года о союзничестве и интеграции определено, что у нас единое пространство безопасности и общий периметр обороны. Я думаю, что Запад это великолепно понимает.

— То есть, никаких диверсионных групп тут в принципе быть не может?

— Ну, что я могу сказать. Если они безумцы, пускай попробуют.

— Как вы считаете, поможет ли инициатива Грузии о повышении представительства на Женевских дискуссиях по безопасности в Закавказье до министров или даже до премьер-министров урегулировать отношения Тбилиси с Абхазией и Южной Осетией?

— Дело не в том, какой будет уровень представительства на Женевских дискуссиях. Главное — насколько в первую очередь Тбилиси готов идти на диалог с Южной Осетией и Абхазией. А вот этого как раз мы не видим. Поднятие статуса, я считаю, это просто отговорка. Мы от раза к разу в Женеве видим, что Тбилиси, к сожалению, недоговороспособен даже по такому элементарному вопросу, как неприменение силы.

— То есть это попытка тянуть время, перевести мяч на сторону РФ, Цхинвала и Сухума?

— Я думаю, не более того.

— Учитывая в том числе приближающуюся годовщину признания независимости Южной Осетии, ожидаются ли визиты каких-либо российских государственных лиц, главы МИД РФ Сергея Лаврова в этом году в республику? Когда?

— Югоосетинская сторона пригласила очень много руководителей из России, в том числе и президента РФ, министра иностранных дел. В Москве сейчас прорабатывается решение о том, кто приедет на празднование 26 августа. Сейчас процесс в стадии проработки.

— С какими вопросами обращаются граждане России в посольство?

— В основном это обращения о получении гражданства. У нас очень большое количество граждан России живет на территории Южной Осетии. Поэтому родители несовершеннолетних детей больше всего обращаются с тем, чтобы их дети получили российское гражданство. Это, пожалуй, наибольшая часть обращений, которые мы получаем.

— Каковы, на ваш взгляд, перспективы сотрудничества РФ и Южной Осетии в сфере туризма?

— У Южной Осетии очень большой потенциал для туризма. Она предназначена для туризма. В этой стране действительно есть все, чтобы данное направление было широко реализовано. Но в настоящий момент, конечно, в первую очередь чисто из-за финансовых возможностей республики, из-за организационных вопросов это направление развивается очень медленно. Но я считаю, что за этим направлением — будущее республики. Это их ниша.

— Многие за пределами Южной Осетии опасаются за свою безопасность здесь, в республике. Здесь можно безопасно путешествовать, отдыхать?

— Я считаю, нет таких проблем у нас.

— А что с экономическим сотрудничеством? Есть ли вероятность, что республика когда-нибудь станет самодостаточной и не будет зависеть от дотаций из России? Когда это может произойти?

— Россия реализует на территории Южной Осетии большой комплекс работ и программ. В первую очередь — это программа социально-экономического возрождения Южной Осетии. Это большие деньги, многие направления, касающиеся, в том числе и социального обеспечения населения, строительства больших инфраструктурных объектов. Но сейчас мы приходим к такому этапу, когда необходимо создание непосредственно производственного сегмента. В республике должны создаваться рабочие места. Сейчас это, пожалуй, главная задача. Руководство Южной Осетии об этом знает, уделяет этому очень много внимания. Работа идет. Она непростая, длительная. Но только от этого будет зависеть будущее республики.

— Рабочие места…

— Да, рабочие места, производство. Это самое главное для республики. Ведь туризм тоже создаст рабочие места. В Южной Осетии есть два больших направления, которые надо развивать, которые им дала земля — это сельское хозяйство и туризм. Климатические условия есть, население есть. Надо только работать.

— Население возвращается?

— Динамика есть. Если посмотреть статистические данные, которые каждые полгода публикует правительство, да, население возвращается. И чем быстрее будет проходить процесс создания рабочих мест, тем больше будет возвращаться людей.

Южная Осетия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 7 августа 2018 > № 2695995 Марат Кулахметов


Южная Осетия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 4 августа 2018 > № 2695988 Анатолий Бибилов

Анатолий Бибилов: войны в 2008 году избежать было невозможно

Приближается десятая годовщина войны августа 2008 года. О том, как началось наступление Грузии на ночной Цхинвал и о работе грузинских спецслужб сегодня, о достижениях Южной Осетии за прошедшие десять лет и о предстоящих соглашениях с Дамаском, о перспективах бизнес-контактов с сирийскими партнерами и росте собственных доходов республики в интервью РИА Новости рассказал югоосетинский президент Анатолий Бибилов.

- В августе 2008 года вы были заместителем командира батальона миротворцев. Как вы узнали, что началась война, началось наступление грузинских войск?

— Я узнал об этом ровно в то же самое время, как об этом узнал народ республики Южная Осетия. Все жители Цхинвала узнали об этом во время начала массированного обстрела столицы.

А если по большому счету, то начало войны все-таки пришлось на 1989 год. А в 2008 году наступил апогей всех событий, которые происходили с тех времен. В 2008 году уже 1 августа снайперы начали уничтожать обычных людей.

Вечером 7 августа я находился в воинской части миротворческих сил. Оттуда я поехал на улицу Победы к своему другу. К нему приехал в гости наш общий друг — десантник. Это было как раз прямо перед началом — когда все успокоилось. Это было начало одиннадцатого. Мы посидели, поговорили, в это время начался обстрел. Затем на минут 10-15 утихло, я поехал в воинскую часть.

- Вы сразу поняли, что это война?

— Даже после объявления Грузии о том, что не будет применяться сила, не будет даже реакции на провокации, определенное подобие успокоения было, но и тревога сохранялась.

- Вы помните, какие мысли проносились у вас в голове, когда начался обстрел?

— В первую очередь уже в мозгу были мысли о том, какие действия мы должны совершить, чтобы остановить наступление, что мы можем сделать. И для этого ко мне подошли люди из одного из подразделений и попросили меня что-нибудь организовать. Они не знали, что делать. Подошли Гена Чочиев и Алан Котаев, мы поехали через село Тбет и увидели, что техника со стороны Хетагурово уже шла в эту сторону. Конечно, уже шел обстрел. Нас самих обстреливали. Мины ложились прямо за нами. Помню, я еще водителю Котаеву говорю, прибавь скорости, разрывы сзади. Мы видели, что техника идет — это было 8-го утром. Я уже тогда понял и моим попутчикам сказал, что здесь делать нечего, надо уже возвращаться в город и организовывать оборону города. Другого варианта и других каких-то представлений у меня лично не было.

К сожалению, на подступах к городу погибли омоновцы. Я им тогда говорил — надо в город отойти. Но они выполняли приказ и, надо отдать должное этим героическим ребятам, они не отошли от этого приказа ни на секунду, но и сложили головы. Уже в городе я получил непосредственно приказ от Казбека Фриева (начальника североосетинского батальона Смешанных сил по поддержанию мира (ССПМ), и мы уже организовали оборону в районе привокзальной площади, напротив гостиницы. Заняли вторые этажи в корпусах и встречали противника, который через некоторое время уже поднимался.

Единственное, о чем переживал — за детей и за семью, которая находилась недалеко. Они были у моего тестя в подвале. И тревога, конечно, была.

- За несколько дней до конфликта детей эвакуировали из Цхинвала. Почему вы решили оставить своих в городе?

— Такой ведь организованной массовой эвакуации не было. Призыва к эвакуации не было. Я такого не помню. Если бы я знал, что идет организованная эвакуация, тогда я, может быть, воспользовался бы.

- Как вы считаете, можно ли было избежать той войны? Или она все равно должна было рано или поздно случиться?

— Наверное, нет. Ее невозможно было избежать. Ее можно было бы избежать, если бы не было того же Саакашвили. Саакашвили не был сторонником переговоров. Он не был сторонником решения вопросов политическим путем. У Саакашвили была четкая установка (он сам ее себе дал или кто-то ему ее дал), что вопрос надо решить точно также, как он решил в Аджарии. Дескать, я пришел, я хороший парень, я сильный и все. Но после прихода к власти Саакашвили стало понятно, что при его риторике, его агрессивных высказываниях, его эмоциональности переговорный процесс подходит к концу. Никаких иллюзий не было. Другое дело, что мы, конечно же, не ожидали такой массированной огневой подготовки. В принципе ни один здравомыслящий человек не мог ожидать, что в полночь начнут бомбить город. Кто мог такое ожидать. Такое только НАТО сделало в Югославии.

- Что изменилось в республике за прошедшие 10 лет?

— Первое и самое главное изменение — люди начали жить спокойно. Люди не боятся, что сейчас начнутся обстрелы. Люди не находятся в постоянной боевой готовности для того, чтобы совершить рывок по лестнице и оказаться в подвале, в укрытии. Это самое главное достижение. Ведь для любого человека главное — это мир и спокойствие. Это спокойствие сегодня есть в Республике Южная Осетия.

Во-вторых, идет восстановление республики и экономики. Это тоже очень важно, потому что у людей, которые потеряли свой кров, есть свое место. Конечно, сделать еще многое надо. Но эта работа проводится.

Расширяется и улучшается инфраструктура республики. Политические процессы, которые проходят в РЮО, абсолютно демократичны. Это уже достижение югоосетинского общества. Улучшается система здравоохранения. Это и фельдшерско-акушерские пункты в приграничных зонах, это и новый хирургический комплекс, это и новый родильный дом, который строится, это и медицинский кластер, который мы стоим вокруг нашей соматической больницы.

В экономике есть успешные проекты, которые реализуются в сфере садоводства, выпуска базальтового волокна. Это и строительство детских садов, школ, дорог. Все это положительно влияет и на жизнь людей, и на имидж республики.

- Бывал здесь в республике после признания Россией. Сейчас бросаются в глаза перемены — отреставрированы университет, театр, здание правительства. Почему сейчас пошло дело? Какие-то новые деньги появились в республике?

— Конечно, если больше денег, то и больше возможностей. Но я считаю, что в первую очередь должна быть эффективность использования финансовых средств, которые поступают в РЮО. Если мы используем эффективно эти финансовые средства, и если мы заботимся и о собственном бюджете, а не только о тех деньгах, которые РФ выделяет нам в помощь, то и больше сделать можно.

Без определенного планирования, без видения результата все идет в разброс. Невозможно достичь результатов, когда перекопали весь город, и никто ничего не делает. Неграмотный подход к решению этих проблем приводит к всплеску социальной напряженности, недовольству людей.

- Насколько сейчас РЮО зависит от денег из России, какая доля бюджета формируется за счет российских дотаций? Сколько республика зарабатывает сама? Как-то это соотношение изменилось с вашим приходом к власти?

— Если сравнивать собственную часть бюджета РЮО с показателями прошлых лет, то, когда я был председателем парламента, мы принимали бюджет на 2017 год. Тогда собственные доходы республики составляли 700 миллионов рублей. Сегодня они составляют 1 миллиард и почти 250 миллионов рублей.

- За счет чего выросли доходы республики?

Абхазия и Южная Осетия надежно защищены, считают в Госдуме

— В первую очередь — это администрирование доходов. Мы понимаем, что для администрирования доходов есть потолок, но без этого планировать дальнейшие шаги в экономическом плане и других отраслях не представляется возможным. Если у тебя нет четкой финансовой дисциплины, четкого администрирования налоговых и неналоговых доходов, то планировать ты физически не можешь.

Мы исходили из того, что мы должны понять, какие возможности есть у государства. В этом вопросе мы навели порядок, и благодаря этому мы ежегодно выделяем 2% от собственных средств для поддержки малого и среднего предпринимательства. Деньги маленькие на данный момент.

На 2018 год бюджет составлял почти 1 миллиард. Из этого миллиарда мы отправили 2% (20 миллионов) на поддержку предпринимательства. Под 5% годовых мы им выдаем маленькие ссуды, кредиты, которые они используют для того, чтобы решить свои вопросы, что будет содействовать развитию их маленького и среднего бизнеса. Если бы мы не ввели администрирование и не навели порядок в собственных доходах, то такой возможности у нас не было бы. В следующем году, я думаю, у нас поддержка для малых и средних предпринимателей составит около 30 миллионов. Мы понимаем, конечно, что крупных корпораций в Южной Осетии не может быть физически.

- Вы говорите, навели порядок. Расскажите подробнее, о чем идет речь.

— Акцизные сборы увеличились, налоги, которые не платили многие ГУПы, налоги, которые не платили предприниматели. Югоосетинский оператор связи "Остелеком" начал платить доход государству, с 2005 года они не платили. Банки начали платить. Доля государства в национальном банке была увеличена.

- Есть ли у Южной Осетии какая-то финансово-экономическая стратегия развития?

— Долгосрочные проекты нам делать тяжело. Потому что на долгосрочные проекты нужны свободные деньги. Но в среднесрочной перспективе деньги есть, и мы вкладываем их.

- Создается впечатление, что в последний год активизировалась дипломатическая деятельность Южной Осетии. Глава МИД активно совершает зарубежные визиты. Вы посетили с визитами ДНР, Республику Сербскую, Сирию. Какова сейчас внешнеполитическая стратегия Южной Осетии?

Эксперт: признание Сирией Абхазии и Южной Осетии – знаковое событие

— Есть независимое государство Республика Южная Осетия, у которого должна быть внешняя политика. Все знают, что я абсолютный сторонник вхождения РЮО в состав РФ. В то же время многие путают мою активность во внешнеполитической сфере и желание войти в состав РФ. Я всегда пытаюсь объяснить: ребята, мы не можем сидеть и ждать, когда мы войдем в состав РФ. Нам надо делать шаги. И шаги, которые мы делаем, абсолютно перспективны для объединения осетинского народа.

Если мы сегодня независимое государство, то мы должны продвигать политику в направлении более широкого признания республики, политику по повышению ее узнаваемости. У нас есть стратегический партнер — РФ. Мы, конечно же, будем в РФ — в этом я не сомневаюсь, потому что я глубоко убежден, что стратегическая цель осетинского народа в целом, определившаяся еще в 1920-х годах, когда нас разделили, заключается в том, что мы хотим быть в одном географическом и политическом пространстве.

Если мы этого не сделаем, я очень боюсь, что получится, как с русскими и украинцами. Да, они все славяне, один народ, но мы видим, что творится.

Я очень боюсь, что лет через 100-150 мы будем говорить "северные осетины — они вообще не осетины", или они будут говорить "а, южные осетины — они не осетины". Не дай Бог, чтобы мы завтра начали говорить, какая часть Осетии выше или ниже. Чтобы этого не было, мы должны развиваться вместе, хотим мы этого или нет. Если этого объединения не будет, то мы получим то, что, к сожалению, получили другие разделенные народы. Мне действительно страшно.

- Стоит ли в обозримом будущем ожидать признаний Южной Осетии со стороны еще каких-то стран?

— Почему нет. Мы ведем активную работу. Такой активности внешнеполитической деятельности не было в течение прошедших десяти лет. И, конечно, мы будем дальше продолжать эту политику. И мы будем взаимодействовать с нашим главным стратегическим партнером — Россией — и теми государствами, которые нас признали. Мы будем через них продвигать РЮО и показывать миру, что здесь живет народ воинственный, у которого в крови есть военная суть, но народ, который хочет жить в мире с соседями и мировым сообществом. Мы должны искать и находить тех друзей, которые нас понимают, и их становится все больше и больше. Ведь мы видим, что кулуарно все говорят, что Россия не нападала на Грузию, что Грузия напала на Южную Осетию, что РФ спасла Южную Осетию. Если говорят в кулуарах, значит, скоро начнут говорить открыто. Но пока политической воли некоторым не хватает громко заявить о признании РЮО, потому что над ними пока висит политическая дубинка. Сказал — получил по башке. Дядя Сэм за всем наблюдает.

- Если говорить о государствах, над которыми не висит дубинка, на ум приходит Иран, который исторически связан с осетинским этносом, хотя бы в языковом аспекте. Во время вашего визита в Сирию президент Башар Асад не изъявлял желания стать посредником в налаживании связей между Цхинвалом и Тегераном?

— Мы заявили (с Асадом — ред.), что будем продвигать интересы друг друга в третьих странах. Сирия — в арабских странах, Южная Осетия, по возможности, в тех странах, с которыми у нас дружеские связи. Иран это будет или какое-то арабское государство, или африканское, или латиноамериканское, или еще какое, мы будем это делать.

- О чем вы говорили с Асадом?

— Многие вопросы обсуждались. Обсуждали перспективы развития отношений Южной Осетии и САР. Много говорили о возможностях, которые есть у нас и у них в сфере организации совместных предприятий, в сфере организации бизнеса в САР. Обсуждали жизненные вопросы, решение которых необходимо и им, и нам. В том числе говорили и о развитии нашей взаимной банковской сферы.

- Ожидаются какие-то соглашения, может быть, в банковской сфере?

— В ближайшее время будут подписаны соглашения между нашими торгово-промышленными палатами. Это определено. По линии МИД прорабатываются дата и место встречи для подписания соглашения. Есть желание бизнесменов Сирии приехать в Южную Осетию и есть желание югоосетинского бизнеса посетить САР. Но для этого в первую очередь нужно открыть торгово-промышленную палату.

- Башар Асад не хочет посетить Южную Осетию?

— Конечно, хочет. Более того, мы договорились, что встретимся обязательно в Республике Южная Осетия. Но когда — это нам предстоит еще определить.

- А когда планируется открыть посольства РЮО в Сирии и САР в Южной Осетии?

— МИД работает над этим. Это не заставит себя долго ждать.

- Кого из иностранных лидеров вы ждете 26 августа на годовщину признания независимости республики?

— Наверное, будет глава Республики Сербской. Мы бы очень хотели, чтобы был лидер Науру. Должны быть лидеры ДНР, ЛНР. Мы надеемся, что будут.

- От Сирии будет посол в РФ Рияд Хаддад?

— Да, обязательно.

- Президент России не приедет?

— Посмотрим.

- В этом году в Южной Осетии пройдут впервые выборы в парламент по смешанной системе. Почему было принято решение о переходе на смешанную систему? Вы не боитесь, что в парламенте окажутся случайные, далекие от политики люди?

— Обычно есть запрос общества. Если есть запрос, то против общества идти смысла нет. Если общество хочет, чтобы правом баллотироваться обладали не только представители партий, но и люди, не состоящие в партиях, почему нет. Я с этим согласен. Что касается лишних людей, то народ Южной Осетии слишком политически грамотен, чтобы различать случайных и неслучайных. Здесь все друг друга знают — и тех, кто балабольством занимается, и тех, кто реальными делами занимается. Поэтому я не вижу угрозы того, что в парламент могут попасть люди, далекие от политики или от жизни в РЮО. Думаю, что случайных людей в парламенте не будет. Народ их не допустит.

- На фоне активного стремления Грузии в НАТО и учений этой страны с альянсом не требуется ли Южной Осетии усиление военного присутствия России?

— Мы не можем влиять на то, вступит Грузия в НАТО или нет. Это личное дело грузинского общества. Это внешняя политика Грузии. Вряд ли кто-то изменит ту "натофилию", которая есть в Грузии. И та русофобия, которая есть у руководства, а не у народа Грузии, не позволит этому народу, по-доброму настроенному к РФ, высказаться против вхождения в НАТО. Напрягает ли нас это? Да. Поэтому мы сегодня выстраиваем общий контур безопасности с РФ. Поэтому у нас проходят совместные учения по взаимодействию с 4-й военной базой Минобороны РФ. Поэтому сегодня выстраиваем рубежы Южной Осетии по международным нормам. Мы все делаем для того, чтобы у Грузии не было иллюзий в отношении решения вопроса Южной Осетии силовым путем.

- Как себя ведут грузинские спецслужбы на территории Южной Осетии? Нет ли попыток дестабилизировать ситуацию в республике?

— Работа грузинских спецслужб будет, на то они и спецслужбы. Конечно, мы видим определенные шаги, которые они предпринимают. Мы видим их определенные действия. Они на сегодняшний день абсолютно контролируемы. Мы знаем тех агентов влияния, которые у них есть. Многие из них об этом даже не подозревают, но мы их знаем. И говорить о том, что сегодня ведется какая-то экстраординарная работа по расшатыванию ситуации в Южной Осетии, не стоит. У них этой возможности нет, потому что политика Грузии неприемлема для 98% жителей Южной Осетии. 1,5%-2% только остаются. Это и есть агенты влияния. Это абсолютно не то количество людей, которое может нас напрягать в работе грузинских спецслужб. Шаги, которые они делают, известны. И мы соответственно реагируем. Для них слишком большая роскошь — не работать в Южной Осетии.

Южная Осетия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 4 августа 2018 > № 2695988 Анатолий Бибилов


Южная Осетия. Сирия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 23 июля 2018 > № 2683204

Президент Южной Осетии Анатолий Бибилов провел встречу с сирийским лидером Башаром Асадом, сообщила пресс-служба президента кавказской республики.

Встреча состоялась в рамках официального визита Бибилова в Сирию, которая 29 мая объявила о признании Южной Осетии и Абхазии независимыми государствами.

"Для народа Южной Осетии это (признание правительством Сирии – ред.) имело большое значение. Признав Южную Осетию, Сирия подтвердила свои же демократические ценности, приверженность международным нормам, где определено право любого народа находиться в среде таких же свободных наций", — заявил Бибилов на встрече с Асадом.

Он подчеркнул, что развитие отношений между Южной Осетией и Сирией в интересах нынешнего и будущих поколений двух стран.

В свою очередь, Асад отметил, что установление отношений и сотрудничества важно для обеих стран. "Ваш визит станет толчком для развития отношений, а договор (о дружбе и сотрудничестве), который мы подпишем сегодня, будет фундаментом для полноценного и разнопланового сотрудничества… Я ценю вашу позицию и поддержку Сирии в борьбе с терроризмом. Эта позиция основана на ваших моральных принципах и международном праве", — заявил президент Сирии.

Россия признала независимость Абхазии и Южной Осетии 26 августа 2008 года, вслед за Москвой Абхазию и Южную Осетию признали Никарагуа, Венесуэла, Науру, Вануату, Тувалу. В воскресенье, 22 июля, министр иностранных дел САР Валид Муаллем и его югоосетинский коллега Дмитрий Медоев подписали в Дамаске соглашение об установлении дипломатических отношений между государствами.

Южная Осетия. Сирия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 23 июля 2018 > № 2683204


Южная Осетия. Россия > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика > neftegaz.ru, 19 июля 2018 > № 2678532

Газ как средство снятия социальной напряженности. Южная Осетия стремится ускорить газификацию отдаленных сел.

Работы по газификации районов Южной Осетии будут проводиться оперативнее, что позволит сократить срок реализации проекта до 2-3 лет.

Об этом 18 июля 2018 г сообщил глава Комитета промышленности, транспорта и энергетики Южной Осетии Г. Бекоев.

В настоящее время ведутся работы с документацией, созданы рабочие группы с участием представителей России и Южной Осетии.

К работе сформированные группы приступят до конца июля 2018 г.

Работы предусматривают прием и передачу сетей, а также подготовку к проектированию.

К газификации районов Южной Осетии планируется приступить уже с 2019 г.

Г. Бекоев уверен, что газификация районов республики имеет огромное социальное значение.

Газоснабжение жилых домов позволит обеспечить комфортные условия проживания людей и снизит социальную напряженность в отдаленных селах Южной Осетии.

Поступление российского газа в Южную Осетию стало возможным благодаря строительству в 2009 г газопровода Дзуарикау - Цхинвал, который является самым высокогорным в мире и проходит через Кавказский хребет.

Общая протяженность газопровода составляет 162,3 км, пропускная способность - 252,5 млн м3/год газа.

Схема генеральной газификации республики была утверждена в 2015 г, она предусматривает газификацию порядка 200 населенных пунктов и строительство более 520 км межпоселковых и более 370 км внутрипоселковых газопроводов.

Сам проект газификации Южной Осетии, разработанный Газпромом, рассчитан на 5 лет, но на его реализацию может потребоваться гораздо меньше времени.

Сотрудничество по этому направлению в ходе Петербургского международного экономического форума обсудили президент Южной Осетии А. Бибилов и глава Газпрома А. Миллер.

Там же были обсуждены вопросы подготовки к реализации подписанного между правительствами России и Южной Осетии соглашения об условиях купли-продажи акций и дальнейшей деятельности компании Газпром - Южная Осетия.

Южная Осетия. Россия > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика > neftegaz.ru, 19 июля 2018 > № 2678532


Южная Осетия > Рыба > fishnews.ru, 5 июня 2018 > № 2634077

Осетинскую форель «спасли» с аквафермы.

В Южной Осетии неизвестный залез на территорию фермерского рыбоводного хозяйства и выпустил озерную форель из бассейна в реку. Потерпевший заявил об ущербе на 150 тыс. рублей.

Инцидент случился в селе Гвертев (Кумау) Знаурского района в ночь с 1 на 2 июня, сообщили Fishnews в пресс-службе Министерства внутренних дел республики. Оперативная группа установила, что неизвестный проник на территорию хозяйства через металлический забор, уничтожил часть рыб, а другую часть выпустил в реку. Проверкой по факту занимается районное УВД.

Южная Осетия > Рыба > fishnews.ru, 5 июня 2018 > № 2634077


Южная Осетия. Грузия. Россия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 26 мая 2018 > № 2712432

Анатолий Бибилов: речи о выводе российских войск из Южной Осетии не идет

Российские и юго-осетинские военные выстраивают единый контур безопасности, поэтому речи о выводе военных РФ из Южной Осетии быть не может. О том, каковы перспективы начала диалога между Цхинвалом и Тбилиси, шансах открыть транзит через Южную Осетию и проекте по газификации республики с "Газпромом", рассказал в интервью РИА Новости "на полях" Санкт-Петербургского международного экономического форума президент Южной Осетии Анатолий Бибилов.

— Южная Осетия и "Газпром" подписали "на полях" ПМЭФ соглашение о газификации республики. О каком объеме инвестиций идет речь?

— Речь идет о том, чтобы провести газ в те районы, где его сейчас нет. Предварительно инвестиции "Газпрома" составят чуть более 2 миллиардов рублей. Это будут прямые инвестиции в газовую отрасль Южной Осетии.

— Когда, по вашей оценке, заработает транзит грузов через Южную Осетию из России в Грузию? В чем препятствия для его начала?

— Он может заработать в любое время. Препятствия со стороны Южной Осетии или Российской Федерации вряд ли будут. Камень преткновения — это позиция Грузии по любым вопросам: политическим ли, экологическим. Противостояние есть, хотя оно абсолютно для нас непонятно, со стороны Грузии. Конечно, оно связано с тем, что Южная Осетия независимое от Грузии государство. Южная Осетия хочет строить добрососедские отношения, на что, к сожалению, наши грузинские коллеги не идут и не готовы. Но время лечит, надеюсь, что понимание невозврата южных осетин в Грузию абсолютно очевидно для политиков в Грузии. Единственная проблема, которая на сегодня есть — кто в Грузии первым об этом заявит. Из-за позиции Грузии по отношению к Южной Осетии блокируются и будут блокироваться проекты по транзиту грузов и транзитная дорога через Южную Осетию. Это не удивительно.

— Но недавно лидер правящей в Грузии партии Бидзина Иванишвили заявил, что надеется на возобновление диалога с Россией. Может быть, это станет своего рода толчком для реализации проекта по транзиту?

— Такие потепления абсолютно не связаны с искренностью, к сожалению, в отношении Грузии к Российской Федерации. Если бы это было искренне, то мы бы не видели на сегодняшний день усиления грузинской армии. Недавно появилась информация, что США выделяют 100 миллионов долларов на оснащение и подготовку грузинской армии. Это говорит о том, что слова ни в коей мере не отражают позицию и действительное отношение грузинского руководства к России или Южной Осетии. Это все разговоры, демагогия, которая не имеет ничего общего с практическими шагами.

Так что пока проект находится в тупике. Хотя какие-то шаги делаются со стороны Грузии, но главный тупик, и они прекрасно знают, но намеренно идут на такие шаги в том, чтобы обвинить Южную Осетию, что именно из-за нее невозможно организовать транзит. Это не так. Мы готовы рассматривать этот вопрос, поддерживаем открытие транзита, но с условием, что Южная Осетия должна быть полноценным игроком в этом процессе. Потому что кто бы как ни говорил, но Южная Осетия является независимым государством. Есть правовая основа, все атрибуты власти, и не считаться с этим как минимум неправильно.

— Как, на ваш взгляд, ситуация в отношениях с Грузией может поменяться после выборов там? Возможен диалог?

— Перспектив я не вижу. Но подчеркиваю, что наша страна готова к общению, к переговорам. Недавно руководством Грузии было сделано заявление о том, что они хотят напрямую разговаривать с Южной Осетией и Абхазией, на чем, кстати, всегда настаивает Россия. Мы, конечно, готовы к прямому общению, но есть условия, которые мы выдвигаем. Грузия должна, во-первых, признать официально, что действительно Грузия напала на Осетию. Грузия должна извиниться за то, что она натворила, и виновные в этой агрессии должны быть наказаны: или внутренним судом Грузии или международным трибуналом. Это те шаги, которые Грузия обязана предпринять, потому что она уничтожала народ. А за это надо отвечать. К большому сожалению, сегодня у Грузии есть сторонники, которые знают, что произошло в Осетии, но не хотят, чтобы тот же (экс-президент Грузии Михаил – ред.) Саакашвили сел в тюрьму.

— А вы не считаете, что нередко, в других конфликтах, как раз выдвижение предварительных условий делают невозможным начать диалог?

— Я согласен. Но есть и другие площадки, где обсуждаются эти требования. Например, в рамках МПРИ (Механизма по предотвращению и реагированию на инциденты — ред.), в рамках женевских дискуссий могут выдвигаться эти требования и обсуждаться.

— Но все-таки вы были бы готовы отказаться от предварительных условий для начала диалога?

— Никто не будет отказываться от того, чтобы Грузия признала, что она напала на Южную Осетию. Я считаю, что Грузии остро необходимо политическое мужество, которое она должна проявить.

— Может ли появится у Грузии это мужество после выборов?

— В любом случае в течение чуть более двух десятилетий мы этого пока не видели.

— США призывают Россию вывести свои войска из Южной Осетии. Рассматривается ли такой вариант в принципе? Готова ли республика самостоятельно обеспечивать свою безопасность?

— Договоренности, которые существуют между Россией и Южной Осетией, полностью способствуют тому, чтобы Южная Осетия была обеспечена именно в плане безопасности. На сегодняшний день Россия является гарантом безопасности республики. Ни о каких разговорах по выводу войск или по другим непонятым желаниям Америки или Грузии речи не может быть. Призывы США не новы. Они фактически ежегодно повторяются, но договоры, которые есть между нашими государствами, говорят о том, что в Южной Осетии безопасность обеспечивается Россией. Сворачивание с этого пути невозможно.

На сегодняшний день работа, которая идет между нашими силовыми ведомствами, и те договоренности, которые есть между президентами и министерствами обороны, говорят о том, что мы вырабатываем единый контур безопасности.

— Готова ли Южная Осетия дать разрешение на полеты вблизи своих границ в рамках Договора об открытом небе?

— Межгосударственные отношения и договоры, которые есть по открытому небу между Россией и Грузией, никто не отменял. Буквально недавно в рамках Договора об открытом небе были полеты вдоль границ Российской Федерации и Грузии. Никакого отношения эти полеты не имеют к Южной Осетии, мы в этих договорах не участвуем. В то же самое время с учетом того, что Россия, являясь нашим стратегическим партнером, обеспечивает безопасность республики, может идти речь, что РФ может предоставить свои границы — на территории РФ — для облета теми сторонами, с которыми у РФ есть договоренности об открытом небе. Это все происходит на территории России. Но ни в коем случае не на территории Южной Осетии.

— Пока вы не рассматриваете возможность дать разрешение на пролеты?

— Нет.

— Расскажите, пожалуйста, о деятельности фонда Сороса, правда ли он пытался дестабилизировать ситуацию в Южной Осетии? Не собирается ли Цхинвал запретить деятельность этой структуры в республике?

— На территории республики Южная Осетия на сегодняшний день не существует фонда Сороса. И мы не рассматриваем вопрос о его открытии. Свои черные дела фонд сделал уже в 1990-е годы. Но и тогда довольно успешно была организована работа по противодействию этому фонду. И мы достигли серьезных результатов в минимизации влияния фонда Сороса на Южную Осетию.

Да, мы замечали попытки дестабилизировать ситуацию. Но это было не в современной жизни, а в 1990-е годы, когда фонд Сороса гулял по Южной Осетии, как говорят, как Махно на свадьбе. Сейчас, конечно, такого нет и не быть не может.

Южная Осетия. Грузия. Россия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 26 мая 2018 > № 2712432


Южная Осетия. Россия > Нефть, газ, уголь. Электроэнергетика. Внешэкономсвязи, политика > minenergo.gov.ru, 24 мая 2018 > № 2621249

Александр Новак встретился с Президентом Республики Южная Осетия Анатолием Бибиловым.

Министр энергетики Российской Федерации Александр Новак встретился с Президентом Республики Южная Осетия Анатолием Бибиловым. С российской стороны также присутствовали генеральный директор ПАО «Россети» Павел Ливинский и заместитель Председателя Правления ПАО «Газпром» Валерий Голубев. Со стороны Правительства Республики Южная Осетия во встрече также приняли участие Председатель Правительства Республики Южная Осетия Эрик Пухаев и Министр экономического развития Республики Южная Осетия Геннадий Кокаев.

Стороны обсудили состояние и перспективы двустороннего взаимодействия, включая взаимодействие в газовой и электроэнергетической сферах.

В заключение встречи Александр Новак и Министр экономического развития Южной Осетии Геннадий Кокаев подписали Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Южная Осетия об условиях купли-продажи акций и дальнейшей деятельности открытого акционерного общества «Газпром – Южная Осетия».

Южная Осетия. Россия > Нефть, газ, уголь. Электроэнергетика. Внешэкономсвязи, политика > minenergo.gov.ru, 24 мая 2018 > № 2621249


Южная Осетия. Россия > Нефть, газ, уголь > oilcapital.ru, 28 апреля 2018 > № 2586535

Всего за один рубль выкупает «Газпром» 25% компании «Газпром – Южная Осетия».

Компании «Газпром – Южная Осетия» будет передано все имущество республики в области газоснабжения.

«Газпром» выкупит за 1 российский рубль 25% минус одну акцию компании «Газпром – Южная Осетия» у правительства республики, говорится в проекте межправсоглашения Москвы и Цхинвала, опубликованном на официальном портале правовой информации. Проект соглашения утвержден премьер-министром РФ Дмитрием Медведевым.

Компании «Газпром – Южная Осетия» будет передано все имущество республики в области газоснабжения – транспортировки, распределения, хранения и реализации газа. Она получит также исключительное право на импорт газа.

Южная Осетия гарантирует, что в течение 35 лет «дочка» газового холдинга будет получать изменяемые ежегодно тарифы, которые обеспечат доходность (IRR) на уровне 12% годовых.

Южная Осетия. Россия > Нефть, газ, уголь > oilcapital.ru, 28 апреля 2018 > № 2586535


Южная Осетия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 28 марта 2018 > № 2551673

Экс-президент Южной Осетии Леонид Тибилов заявил, что намерен участвовать в парламентских выборах в республике в 2019 году.

Выборы президента республики прошли 9 апреля 2017 года. Занимавший пост спикера парламента Анатолий Бибилов набрал 54,8% голосов избирателей, опередив действующего тогда главу Южной Осетии Леонида Тибилова и сотрудника КГБ Алана Гаглоева. Предыдущие парламентские выборы прошли в республике в 2014 году. Следующее голосование на выборах в законодательный орган состоится в 2019 году.

"Что касается подготовки к парламентским выборам. Для себя я определил, что нужно будет принять участие в таком значимом событии. Тем более эти выборы пройдут уже по новой системе — мажоритарно-пропорциональной, когда в них могут участвовать не только партии, но и отдельные граждане", — заявил Тибилов в интервью агентству Sputnik Южная Осетия.

Как отметил экс-президент, он не принял окончательного решения, будет ли баллотироваться в составе какой-либо партии, в частности партии "Ныхас", входящей в парламентское меньшинство и образованной Тибиловым в период его президентства с 2012 по 2017 годы.

Южная Осетия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 28 марта 2018 > № 2551673


Южная Осетия. Абхазия. Грузия. РФ > Внешэкономсвязи, политика > rosbalt.ru, 23 марта 2018 > № 2542628

«Выборы президента России — это и наши выборы», — патетически заявил глава Южной Осетии Анатолий Бибилов. Ну, конечно же, «наши», ведь 98 процентов населения «очень частично» признанной республики имеют российские паспорта. Избирательная активность здесь зашкаливала — явка составила 17,5 тысяч человек, почти 15% проголосовали досрочно. Казалось бы, «цифирь» смешная, но, учитывая общую численность населения республики, не дотягивающую и до 40 тысяч, рвение отдать свой голос «единственно достойному» должно быть оценено Москвой. И, надо сказать, незамеченным оно не осталось. По свидетельству члена Центризбиркома России Василия Лихачева, активнее всего на президентских выборах за рубежом голосовали именно в Южной Осетии, Абхазии, Приднестровье и Молдавии.

В итоге в ЮО за Владимира Путина свои голоса отдали 93 процента избирателей. По данным МВД Южной Осетии, нарушений на выборах зафиксировано не было. Боясь «соседства Грузии», граница с ней была заблаговременно и наглухо закрыта. Представители спецслужб не только присутствовали при подсчете голосов, следили за сохранностью избирательных документов при их транспортировке, но и проверили все избирательные участки до их открытия. Подключили даже специально натренированных служебных собак — на предмет обнаружения взрывных устройств. Милицейские патрульные экипажи прочесывали всю территорию ЮО.

В общем, Южная Осетия может не краснеть — ни за явку, ни за порядок, ни, главное, за результат выборов, в котором не сомневался Бибилов. Но чем объяснить то, что «не совсем россияне» голосовали активнее, чем жители самой РФ, и почти исключительно за Путина?

Южной Осетии предложат хоть немного заработать самой

«В Южной Осетии нет разброса в предпочтениях — жители республики помнят 2008 год, помнят, как Владимир Путин из Китая прилетел во Владикавказ, чтобы посмотреть, как обеспечены беженцы из Южной Осетии. Он воспринял боль нашего народа как свою и 10 лет спустя так же интересуется проблемами Южной Осетии, оказывает всяческое содействие», — объяснил Бибилов успех нового-старого президента. Он, кроме того, поведал, что в настоящее время на контроле у главы РФ находится реализация различных российско-югоосетинских соглашений и проектов, направленных на улучшени уровня жизни в ЮО.

Теперь же, считает Бибилов, проекты будут «гарантированно реализованы». И вообще победа эта означает уверенность в завтрашнем дне и «дальнейшую возможность развиваться, не оглядываясь на внешние угрозы», под которыми подразумевается Грузия. Она, как и международное сообщество, не признала легитимность выборов президента РФ на отколовшихся от нее территориях и осудила сам факт их проведения в «оккупированных зонах».

«Откровенность» Бибилова, впрочем, зашла не слишком далеко: он не упомянул о всех серьезных причинах, по которым Путин получил такой «коммунистический» уровень голосующих «за». Во-первых, он «позабыл» о том, что РФ при Путине кормит, поит и отстраивает республику, а за разворованные ею прежде деньги российских налогоплательщиков Москва никого не наказала. Второе: всем в ЮО ясно, что если бы не «высочайшее распоряжение» Путина, который в 2008 году формально воообще являлся вторым лицом в государстве, Москва бы не признала независимость южных осетин, как, впрочем, и абхазов, с последующим «пристегиванием» к этому процессу Венесуэлы, Никарагуа и Науру. И третье: Южная Осетия спит и видит вхождение, через объединение с северными осетинами, в состав Российской Федерации.

В Сухуме решили «подлизаться» к Москве

Для Абхазии такой «сон» был бы кошмарным, поскольку она твердо верит в свою «государственность», не собирается отказываться от «суверенитета и независимости» и постоянно обвиняет Россию (речь не о руководстве республики, а «всего лишь о людях») в стремлении ущемить этот «суверенитет» и «русифицировать» республику. Тем не менее, и здесь Путин набрал 94,1% голосов, то есть на очередной срок его «пустили» около 40 тысяч избирателей.

МВД расстаралось и в «Стране души», преступность в которой, в том числе в отношении российских граждан, зашкаливает. По информации ведомства, нарушений общественного порядка во время выборов не было. Конечно, голосовал и президент республики Рауль Хаджимба — «истинный абхаз» и гражданин России.

В Сухуме так стремились показать свою «верноподданность», что на выборы пришли даже те, кто не голосовал последние 10 лет. Даже из высокогорного села Псху в Сухум был организован авиарейс, чтобы 20 избирателей смогли в столице опустить бюллетени в урну. И что показательно: за Путина агитировали не только представители власти, общественные организации и движения разного толка (их тут в избытке), но и оппозиционные политики. Последние назвали Путина в своем обращении «одним из сильных мировых лидеров современности», благодаря которому «осуществилась многовековая мечта нашего народа — признание Абхазии как независимого государства».

Россия теперь может «не бояться» Грузии

Выборы стали «дембельским аккордом» посла РФ в Абхазии Семена Григорьева, который прощается с Апсны «в связи с переходом на другую работу». Что ж, он вполне заслужил отдых от этого «рая на земле», где «посторонних» рады видеть только в период курортного сезона, когда приезжие щедро платят. Григорьев проработал в Абхазии с момента признания ее независимости Москвой, с осени 2008 года. И пережил за это время не один тяжелый эпизод, включая убийство в 2013-м первого секретаря посольства Дмитрия Вишернева. Во время своей дипломатической миссии ему не раз приходилось сталкиваться с дискриминацией россиян в этой «душевной стране». Зато на прощание президент Хаджимба вручил послу высшую государственную награду республики — орден «Ахьдз-Апша» I степени.

Выборы отшумели. Путин и Россия завалены панегириками. Что дальше? Разрешат ли «благодарные» абхазы покупать россиянам недвижимость в республике — этой нерешенной проблеме уже много лет. Дадут ли они право этническим русским, давно уже имевшим абхазский паспорт, обменять его на документ нового образца, или, боясь «русификации», продолжат отказывать в такой малости? Кстати, русские в данном случае оказались «друзьями по несчастью» с оставшейся в Абхазии горсткой грузин.

Есть и другие острые вопросы, касающиеся российско-абхазских отношений, например, создание объединенной группировки войск, формирование общего пространства обороны и безопасности и т. д. Ну и абхазы хотят от России больше денег, чем получают сейчас. Ведь на их территории дислоцированы военные базы РФ, а это дорогого стоит: «Не мы вам должны, а вы нам, и много!»

Вряд ли эта философия не заглушит выборные «фанфары» и кавказский политес, который завтра уже ничего не будет значить. Все вернется на круги своя. С одной оговоркой: сильно «рыпаться» против России во главе с Путиным для абхазов опасно. Неизвестно еще, кого они боятся больше — его или Грузию.

Андрей Николаев

Южная Осетия. Абхазия. Грузия. РФ > Внешэкономсвязи, политика > rosbalt.ru, 23 марта 2018 > № 2542628


Южная Осетия. Науру > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 5 февраля 2018 > № 2486459

Министр иностранных дел Южной Осетии Дмитрий Медоев и президент Науру Барон Дивавеси Вака подписали соглашение об отказе от визовых формальностей при взаимных поездках граждан, сообщает Sputnik Южная Осетия.

"В соответствии с соглашением граждане государства одной стороны могут въезжать, выезжать, следовать транзитом и пребывать на территории соответствующих государств без виз 90 дней в течение каждого полугодия, начиная с даты первого въезда", — сообщили в югоосетинском МИД.

В рамках официального визита Медовева в Науру был также подписан меморандум о взаимопонимании по вопросам сотрудничества и взаимодействия в международных делах.

Меморандум определяет формат взаимодействия двух республик в международных делах, в частности, содействие науруанской стороны в продвижении интересов Южной Осетии в Организации Объединенных Наций, в международных и региональных организациях, а также на других международных площадках, членом которых является Науру.

По окончании церемонии Дмитрий Медоев и Барон Вака сделали заявления, в которых высоко оценили значение подписанных документов и отметили, что они послужат основой правовой базы двусторонних отношений и существенно расширят возможности сторон для взаимодействия на международной арене.

Республика Науру признала суверенитет Абхазии 15 декабря 2009 года.

В сентябре 2016 года был подписан Договор о дружбе и сотрудничестве между Абхазией и Науру. Республика Науру расположена на одноименном острове в западной части Тихого океана. Государство провозгласило свою независимость от Великобритании в 1968 году. С 1999 года Науру является членом ООН.

Южная Осетия. Науру > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 5 февраля 2018 > № 2486459


Южная Осетия. Украина > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 5 января 2018 > № 2449577

Президент Южной Осетии Анатолий Бибилов находится с рабочим визитом в самопровозглашенной Донецкой народной республике, сообщил в пятницу РИА Новости представитель пресс-службы главы государства.

"Президент Южной Осетии Анатолий Бибилов в настоящее время находится с рабочим визитом в Донецке. Основная цель визита связана с работой по развитию экономических и торговых отношений", — сказал собеседник агентства.

Южная Осетия в 2014 году признала независимость самопровозглашенных ДНР и ЛНР. Между Цхинвалом и республиками установлены дипотношения. В Донецке и Луганске действуют представительства Южной Осетии, в Цхинвале — представительства ДНР и ЛНР.

Южная Осетия. Украина > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 5 января 2018 > № 2449577


Южная Осетия. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > newizv.ru, 2 декабря 2017 > № 2438573

Югоосетинских военных включают в состав ВС РФ

Владимир Путин внёс в субботу на ратификацию в Госдуму соглашение между Россией и Южной Осетией о порядке вхождения отдельных подразделений Вооруженных сил республики в состав Вооруженных сил РФ.

Информация об этом размещена в думской электронной базе данных.

Соглашение разрабатывалось для граждан Южной Осетии, имеющих российское гражданство. Тем самым для них создаются условия для прохождения военной службы на военной базе, дислоцированной на территории республики. При этом на них будут распространятся все гарантии и льготы, предоставляемые российским военнослужащим.

Таким образом, происходит частичное замещение подразделений вооруженных сил Южной Осетии военными формированиями ВС РФ. И хотя место размещения формирований ВС РФ это дислокация на военных базах, в скором времени возможна полная замена вооруженных сил Республики Южной Осетии вооруженными силам России.

Южная Осетия рассчитывает этим соглашением "ещё более укрепить оборону и безопасность государства, создать предпосылки активного взаимодействия оборонных ведомств государств", передает ТАСС.

Ранее глава Минобороны РФ Сергей Шойгу заявил, что такое соглашение "повлияет на дальнейшее укрепление безопасности" в регионе.

Южная Осетия. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > newizv.ru, 2 декабря 2017 > № 2438573


Южная Осетия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 14 ноября 2017 > № 2387519 Владимир Путин, Анатолий Бибилов

Заявления для прессы по итогам российско-южноосетинских переговоров.

По завершении российско-южноосетинских переговоров Владимир Путин и Анатолий Бибилов сделали заявления для прессы.

В.Путин: Уважаемый Анатолий Ильич! Уважаемые дамы и господа! Друзья, коллеги!

Мы рады приветствовать Президента Республики Южная Осетия Анатолия Ильича Бибилова и его делегацию. В ходе только что состоявшихся переговоров мы подробно обсудили различные аспекты двустороннего взаимодействия и обменялись мнениями по актуальным региональным проблемам.

Южная Осетия – важный партнёр и союзник России. Сотрудничество между нашими странами опирается на прочный фундамент дружбы и добрососедства.

Россия оказывает поддержку становлению Южной Осетии в качестве суверенного демократического государства, содействует надёжному обеспечению её безопасности. И конечно, мы стараемся всячески помогать социально-экономическому развитию республики. Большая часть наших сегодняшних переговоров была посвящена именно вопросам торговли, инвестиций, взаимодействия в социальной сфере.

Россия является основным внешнеторговым партнёром Южной Осетии. Двусторонний товарооборот в текущем году заметно подрос. В январе–сентябре он вырос почти на 50 процентов по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, причём экспорт южноосетинских товаров в Россию увеличился более чем на четверть. Вместе с Анатолием Ильичом поручили Межправкомиссии предпринять дополнительные меры по стимулированию двусторонних экспортных и импортных обменов.

Также весьма подробно обсудили ход реализации инвестиционной программы на 2015–2017 годы. Напомню, что Россия выделила на её реализацию 7,6 миллиарда рублей. Эти средства направлены на несколько десятков жизненно важных для республики проектов. Речь идёт, прежде всего, о реконструкции и модернизации транспортной и социальной инфраструктуры, повышении социальной защиты людей.

В этом контексте отмечу только что подписанное Соглашение, в рамках которого граждане России, проживающие в Южной Осетии, смогут пользоваться российской системой общего медицинского страхования.

За счёт средств инвестпрограммы ведётся благоустройство столицы республики – Цхинвала. Это касается жилищного строительства, школ. Недавно заработала и современная детская больница.

Хочу подчеркнуть, что Россия продолжит выделять ресурсы на развитие республики. Уже подготовлена новая инвестпрограмма на 2018–2019 годы, которая будет утверждена в ближайшее время. Кроме того, мы подготовили и специальный пакет льготного кредитования для населения и предприятий Южной Осетии на общую сумму более 1 миллиарда рублей. Средства выделяются в первую очередь на подъём агропромышленного комплекса, поддержку малого предпринимательства.

Россия оказывает помощь при подготовке кадров для республики, в том числе и в ведомственных учебных заведениях. В настоящий момент в российских вузах обучается более 600 граждан Южной Осетии, причём около 400 из них – на бюджетной основе, то есть за счёт федерального бюджета Российской Федерации.

Заметную роль в экономическом развитии Южной Осетии играют российские регионы. Одиннадцать субъектов Российской Федерации заключили соглашения о сотрудничестве с республикой, совместно с южноосетинскими партнёрами осуществляются проекты в таких сферах, как промышленность, сельское хозяйство.

Разумеется, обменялись мнениями по актуальным вопросам региональной проблематики, я уже об этом сказал. Договорились теснее координировать шаги в противодействии вызовам и угрозам безопасности в Закавказье, а также продолжать самое плотное взаимодействие в борьбе с терроризмом и оргпреступностью.

В завершение хотел бы поблагодарить Президента Южной Осетии, всех южноосетинских коллег и друзей за содержательный, хороший разговор. Уверен, достигнутые сегодня договорённости внесут вклад в укрепление отношений между Россией и Южной Осетией и пойдут на пользу развитию и укреплению республики.

А.Бибилов: Спасибо большое!

Уважаемые коллеги!

Думаю, Владимир Владимирович довольно-таки подробно остановился на содержательной части наших переговоров – в принципе добавить нечего.

Единственное, что я могу ещё добавить, – что за этот период подписано около ста дополнительных соглашений между Российской Федерацией и Республикой Южная Осетия. Сегодня в наших государственных министерствах, ведомствах находится ещё несколько серьёзных соглашений, которые тоже будут подписаны. Это касается и упрощенного получения гражданства Российской Федерации, и нахождения граждан на территории Российской Федерации без ограничения срока. Очень много соглашений, которые будут направлены на развитие социально-экономической составляющей Республики Южная Осетия.

В свою очередь хочу сказать, что Южная Осетия делает довольно-таки серьёзные шаги для того, чтобы увеличить и собственные доходы республики. В этом, конечно же, огромную роль играет инвестпрограмма, которая сегодня реализуется на территории Республики Южная Осетия, по развитию социально-экономической составляющей. Есть уже объекты, которые начали работать, которые будут в ближайшее время приносить доход в бюджет государства. Всё это позволяет нам уверенно говорить, что поступательное развитие Республики Южная Осетия, поступательное развитие наших двусторонних отношений может только радовать.

Спасибо Вам большое, Владимир Владимирович!

Южная Осетия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 14 ноября 2017 > № 2387519 Владимир Путин, Анатолий Бибилов


Южная Осетия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 14 ноября 2017 > № 2387518

Российско-южноосетинские переговоры.

Состоялись переговоры Владимира Путина с Президентом Южной Осетии Анатолием Бибиловым, который прибыл в Россию с официальным визитом.

В ходе беседы в формате один на один обсуждались текущие вопросы сотрудничества двух государств.

По итогам визита Президента Южной Осетии в Россию в присутствии глав двух государств подписано Соглашение между Российской Федерацией и Республикой Южная Осетия о сотрудничестве в области организации страхования граждан Российской Федерации, постоянно проживающих на территории Республики Южная Осетия, в системе обязательного медицинского страхования Российской Федерации и оказания им медицинской помощи в медицинских организациях Российской Федерации.

По завершении переговоров Владимир Путин и Анатолий Бибилов сделали заявления для прессы.

* * *

Начало беседы с Президентом Южной Осетии Анатолием Бибиловым

В.Путин: Анатолий Ильич, рад Вас видеть!

Наверное, нет необходимости пускаться в недавнюю историю. Мы знаем, что и как происходило десять лет назад, в 2008 году. С тех пор ситуация, безусловно, стабилизировалась. Россия многое делает для того, чтобы обеспечить надёжную безопасность, имею в виду и военную безопасность Южной Осетии, и пограничную.

Слава Богу, у нас в прошлом году начал расти товарооборот: сначала на три процента, а за первые девять месяцев этого года – сразу на 48, за счёт, конечно, прежде всего, текстильной продукции, которая идёт из Южной Осетии.

Но мы сегодня с Вами встречаемся для того, чтобы поговорить о том, что нужно сделать дополнительно, чтобы расширить возможную номенклатуру товаров, которые могут поставляться на российский рынок, что нужно сделать для того, чтобы создавать новые рабочие места, что нужно сделать для того, чтобы поддержать социальную сферу республики.

Очень рад Вас видеть. Добро пожаловать!

А.Бибилов: Спасибо, Владимир Владимирович.

В первую очередь хочу поблагодарить за столь любезное приглашение посетить Москву с официальным визитом. Для Южной Осетии, конечно, это очень важно, и считаю, что развитие наших отношений, которые уже сложились, находится на довольно-таки высоком уровне. Если брать политическую составляющую, межгосударственную составляющую, то у нас уже около ста соглашений подписано, готовится ещё ряд соглашений, которые как раз будут способствовать и развитию интеграционных процессов, развитию наших экономических отношений.

Что касается товарооборота, то сегодня благодаря инвестпрограмме, которая направлена на развитие экономики, сделаны довольно-таки серьёзные шаги: это и посадка яблочных садов, это и мясная продукция, которая производится на территории Южной Осетии.

Конечно, есть определённые проблемы, которые в принципе решаемы, никаких, я считаю, сложностей не будет.

И, конечно же, с тем, что произошло в 2008 году, это небо и земля, можно сказать, по своему развитию Южная Осетия. Конечно, уже потихонечку и забывается, чему наши дети буквально девять лет назад были подвергнуты.

Сейчас мы сосредоточены на развитии экономики, развитии социальной сферы, и я думаю, что у нас это получится благодаря Российской Федерации.

Южная Осетия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 14 ноября 2017 > № 2387518


Южная Осетия. Абхазия. Грузия. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 31 октября 2017 > № 2598656 Сергей Маркедонов

Последний довод. Чем опасны Абхазия и Южная Осетия для конфронтации России и Запада

Сергей Маркедонов

У России и Запада в Закавказье есть выбор. Или отделять ситуацию в Абхазии и Южной Осетии от других конфликтов, будь то Донбасс или Приднестровье, или использовать и это направление как возможный дополнительный аргумент в общей конфронтации

Сегодня конфликты в Абхазии и Южной Осетии далеки от основных фронтов противостояния России и Запада. После того как 26 августа 2008 года Москва признала независимость двух бывших автономий Грузинской ССР, в Закавказье сложился новый статус-кво. Абхазия и Южная Осетия оказались в сфере российского влияния, а «ядровая Грузия» (специальный термин, предложенный немецким канцлером Ангелой Меркель) сделала важные шаги по пути европейской и североатлантической интеграции. Тбилиси получил пакет «усиленного сотрудничества» от НАТО, подписал Соглашение об ассоциации с Евросоюзом, а Брюссель предоставил грузинским гражданам право посещения стран шенгенского пространства без виз.

Но означает ли это, что новый статус-кво в Закавказье делает конфликты в Абхазии и Южной Осетии если не де-юре, то де-факто решенными? Можно ли говорить, что эти сюжеты, долгие годы находившиеся в топе евразийской повестки дня, более не актуальны и не несут серьезных рисков?

Факторы замораживания

Уже почти десять лет мы не наблюдаем военного противостояния ни в Абхазии, ни в Южной Осетии. В формате международных женевских дискуссий по Закавказью начиная с октября 2008 года ведутся переговоры. Эта площадка – единственный на сегодня диалоговый формат, в котором происходит общение представителей Грузии и двух частично признанных республик. В консультациях также принимают участие дипломаты из США, ЕС, России, сотрудники ООН и ОБСЕ.

Никакого дипломатического прорыва за это время не произошло. И достижение всеобъемлющего компромисса кажется в ближайшей перспективе маловероятным. Тбилиси и поддерживающие его Вашингтон и Брюссель не готовы пойти на ревизию принципа территориальной целостности Грузии, в то время как Москва рассматривает признание Абхазии и Южной Осетии как «новые геополитические реалии» в Евразии, с которыми рано или поздно всем придется смириться. Отсюда неготовность подписать юридически обязывающий документ о неприменении силы.

Российская делегация настаивает на том, что стороны конфликтов – это Грузия, Абхазия и Южная Осетия. Тбилиси возражает, что Москва не просто наблюдатель и участник переговоров, но и ключевой игрок в Закавказье, чьи гарантии для неприменения силы принципиально важны. Хотя бы потому, что в августе 2008 года Россия поддержала Цхинвали и Сухуми военным путем, а после признания их независимости стала выступать гарантом их социально-экономического восстановления и безопасности.

В итоге все вовлеченные в конфликты стороны ограничиваются обсуждением локальных гуманитарных вопросов и проблем безопасности. Правда, даже такой формат приносит немало позитивных результатов. Многие возникавшие время от времени коллизии, будь то перемещение населения через спорные границы или освобождение задержанных граждан, удавалось разрешать в рабочем порядке.

Таким образом, по сравнению с положением дел в Нагорном Карабахе или Донбассе конфликты в Абхазии и Южной Осетии выглядят надежно замороженными. Россия, обеспечив свое военно-политическое доминирование в двух бывших автономиях Грузинской ССР, не стремится к расширению сферы влияния за счет «ядровой Грузии», в то время как США и их союзники, неизменно подчеркивая свою приверженность восстановлению попранной территориальной целостности, не пытаются изменить ситуацию в свою пользу.

Впрочем, для этого сегодня намного меньше возможностей, чем было в канун августовских событий 2008 года. Грузия утратила контроль над Лиахвским коридором (четыре села, отделявшие Цхинвали от Джавского района и выхода к Рокскому туннелю) и Ахалгорским (Ленингорским) районом в Южной Осетии и над Кодорским ущельем в Абхазии. В свое время обладание этими территориями давало Тбилиси определенный шанс на «наведение конституционного порядка» при трех условиях: пассивность Москвы, стремительное продвижение в формате блицкрига и активная международная поддержка.

Ни одно из этих условий не было выполнено даже во время пятидневной войны 2008 года, а сегодня вероятность такого выполнения еще ниже. Тем более что власти Грузии после ухода Михаила Саакашвили и утверждения в качестве правящей партии «Грузинской мечты» скорректировали свою внешнеполитическую тактику (но не стратегию).

Они по-прежнему продвигают идеи евроинтеграции и стратегического союзничества с НАТО как приоритеты. Но достижение этих целей они видят не в наращивании конфронтации с Россией, а в выстраивании прагматичных отношений с Москвой. Это, естественно, не означает отказа от грузинского суверенитета (пускай и формального) над Абхазией и Южной Осетией. Но даже такую болезненную тему, как «бордеризация» (обустройство границы, которую в Тбилиси считают административной, а в Москве и в частично признанных республиках – межгосударственной) грузинские власти пытаются воспринимать с максимальной сдержанностью и излишне не раздувать.

Новые привязки

Тем не менее не стоит спешить списывать эти конфликты в окончательно и бесповоротно замороженные. Такая спешка вредна для адекватного понимания ситуации. Из того, что сейчас никто не пытается оспорить сложившийся статус-кво, еще не следует, что сам этот расклад готовы принять на Западе.

Сегодня решение российской власти признать абхазскую и югоосетинскую независимость многие западные политики, дипломаты и эксперты рассматривают как некую увертюру к крымской и донбасской истории. По словам вашингтонского кавказоведа Кори Вэлта, «если мы рассматриваем войну 2008 года в качестве прелюдии к аннексии Крыма и к гораздо более разрушительному конфликту на Украине, мы будем вынуждены признать, что та война принесла большие геополитические издержки, чем официальные лица США определили в свое время». Отсюда вполне может последовать привязка августовской темы 2008 года к украинскому и даже общеевропейскому контексту.

Можно приводить многочисленные аргументы об искусственности и некорректности подобных конструкций, но это не отменит такого восприятия в среде тех, кто принимает практические решения на российском направлении. И для них абхазский и югоосетинский конфликты – это не результат сложного этнонационального самоопределения в контексте распада СССР, где у каждого есть своя правда и своя доля вины за насилие, а утверждение России в качестве евразийского гегемона, что не отвечает их собственным представлениям о путях трансформации постсоветского пространства.

Весьма показательно тут высказывание американского дипломата и эксперта Строуба Тэлботта (в администрации Клинтона занимал пост заместителя госсекретаря, курировавшего вопросы России и Евразии): «Может быть, с официальной точки зрения России Абхазия и Южная Осетия являются независимыми государствами, но в глазах всего мира это расширение российской территории. И это произошло впервые после окончания советской эпохи».

Эту потерю Вашингтон по факту принял, но окончательно не смирился с ней. И то, что на первый план в противостоянии с Москвой выдвинулись Украина, Молдавия (особенно в контексте парламентских выборов будущего года) и Ближний Восток, принципиально данную ситуацию не меняет. Напротив, появляются дополнительные риски. Если до украинского кризиса абхазский и югоосетинский конфликты имели в отношениях России и Запада самостоятельную ценность, то теперь они гораздо сильнее зависят от фоновых факторов. Появляется соблазн использовать этот сюжет как дополнительный аргумент в споре вокруг той же Украины, особенно в случае обострения конфликта в Донбассе.

В экспертных дискуссиях по Закавказью часто звучит тезис: вступление Грузии в НАТО маловероятно. Действительно, по уставу альянса страна, имеющая неразрешенные территориальные проблемы и споры с соседями, не может пополнить его ряды. Однако ничто не мешает Вашингтону и Тбилиси наращивать двустороннюю военно-политическую кооперацию, помимо формальной прописки в НАТО. Подобная модель взаимоотношений была многократно использована ранее в тех случаях, когда партнер США не мог по тем или иным причинам оказаться в Североатлантическом альянсе.

И вот здесь возникает непростая дилемма для тех, кто считает, что хуже быть уже не может. Отсутствие дипломатических отношений между РФ и Грузией, а также конфронтация России и Запада на закавказском направлении показывают, что новое обострение нельзя исключать.

То же вступление Грузии в НАТО вне конкурса, если вдруг на первый план выйдет не собственная логика закавказских конфликтов, а политическая целесообразность и внешние обстоятельства, может подстегнуть Москву включить в свой состав Южную Осетию. Ведь внутри этой республики очень популярна идея объединения с братской Северной Осетией под эгидой РФ. Нынешний президент Анатолий Бибилов в течение трех лет выиграл под этими лозунгами сначала парламентскую кампанию, а затем и выборы главы республики.

Впрочем, этот сценарий может быть реализован и в случае резкого нарастания военно-политического сотрудничества Тбилиси и Вашингтона (например, если американские базы или контингенты появятся в непосредственной близости от абхазской и югоосетинской границы). Как следствие – углубление санкционной воронки, с одной стороны, и мультипликация ревизионизма – с другой.

Кавказский выбор

Однако у России и Запада в Закавказье есть выбор. Или отделять ситуацию в Абхазии и Южной Осетии от других конфликтов, будь то Донбасс или Приднестровье, или использовать и это направление как возможный дополнительный аргумент в общей конфронтации. При этом у Москвы и Вашингтона есть опыт и избирательного партнерства (Нагорный Карабах), и избирательного «согласия на несогласие».

Конфликты в Абхазии и Южной Осетии – это пример второй модели, когда оппоненты имеют диаметрально противоположные цели, но стремятся не углублять противостояние и не впутывать его в общий негативный контекст двусторонних отношений. Проще говоря, пытаются управлять новым статус-кво. Это не приведет к прорыву и улучшению, но по крайней мере не позволит допустить полного коллапса безопасности в остывших горячих точках.

Сегодня максимум на абхазском и югоосетинском направлении – это не прорыв и полное урегулирование двух конфликтов, а снижение их зависимости от внешних факторов и общего негатива в отношениях России и Запада. Тут необходима собственная российско-грузинская повестка поверх имеющихся неразрешенных проблем (например, безопасность на Северном Кавказе, сдерживание джихадистской угрозы). Кроме того, Тбилиси хоть и не афиширует эту цель, но явно заинтересован в снижении своей односторонней экономической зависимости от Анкары и Баку.

Дестабилизация Ближнего Востока заставляет страны Закавказья намного прагматичнее относиться к действиям Москвы и не полагаться исключительно на помощь НАТО. Тем более что далеко не во всех случаях такая помощь предоставлялась, и события августа 2008 года тому свидетельство. Осторожный оптимизм внушает то, что сегодня, несмотря на непрекращающуюся конфронтацию, и Россия, и Запад не спешат разогревать Закавказье. Как минимум стремятся приберечь последние доводы до конца.

Южная Осетия. Абхазия. Грузия. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 31 октября 2017 > № 2598656 Сергей Маркедонов


Южная Осетия. Испания > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 28 октября 2017 > № 2367211

Южная Осетия готова рассмотреть вопрос о признании независимости Каталонии, заявил РИА Новости глава МИД Южной Осетии Дмитрий Медоев.

Парламент Каталонии в пятницу проголосовал за резолюцию о провозглашении независимости от Испании. После этого сенат Испании одобрил применение 155-й статьи конституции, согласно которой в автономии будет фактически введено прямое правление Мадрида.

По словам Медоева, в Южной Осетии внимательно следят за процессами, которые происходят в Каталонии.

"Я сам только что вернулся из Барселоны, где мы открыли офис нашего представительства. Руководство Южной Осетии рассмотрит вопрос о признании независимости Каталонии, если будет получено соответствующее обращение из Каталонии", — сказал Медоев.

Он добавил, что никто не вправе отказать жителям автономии в стремлении обрести собственное государство.

"Референдум — высшая форма демократического волеизъявления народа, и никто не вправе отказать каталонцам в стремлении к обретению собственного государства", — сказал Медоев.

Южная Осетия. Испания > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 28 октября 2017 > № 2367211


Южная Осетия. Грузия. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 24 октября 2017 > № 2361627

Что такое граница?

Южная Осетия — это государство, считают Россия и Южная Осетия. Она является частью Грузии, считают Грузия и остальной мир. Тем временем бывший немецкий солдат пытается предотвратить новую войну.

Даниэль Шульц (Daniel Schulz), Die Tageszeitung, Германия

Что такое граница? Граница — это, когда ты больше не можешь пойти в туалет, потому что на пыльной дороге, в нескольких метрах от твоего дома и на пути к отхожему месту, внезапно появляется колючая проволока. Или когда ты работаешь в поле, возле которого похоронены твои родные, а потом приходят люди и возводят забор вокруг этих могил. Граница — это когда зимой ты идешь в свой сад, чтобы нарубить дров, и появляешься снова только через пять дней с разбитым лицом.

При этом в некоторых местах она уже не представляет собой ряд столбов зеленого забора, нет проволочной сетки, только воздух, который мерцает на жаре. «Мы пойдем в обход, не хотим провоцировать русских», — говорит Ганс-Генрих Шнайдер (Hans-Heinrich Schneider) другим мужчинам из его команды. Ему 66 лет, и он на самом деле живет в Бонне. Он мог бы на террасе их дома вместе с женой есть жареные колбаски из Мекленбург — Передней Померании, которые они оба так любят. Вместо этого он в своих коричневых походных ботинках стоит в грязи размокшей проселочной дороги между деревнями Дици и Гугутианткари в Грузии. Шнайдер сторожит границу.

Ладно, сейчас он ищет в грязи место, где вчера ночью застрял его патруль. Половина первого, 34 градуса в тени. Августовское солнце выжгло все дороги до каменного состояния, но несколько крестьян полили поля, не сказав об этом. Песок с чавканьем засасывается под колеса двух голубых джипов, на которых приехали Шнайдер и его люди. На обоих джипах развевается флаг Европейского союза.

Здесь в Грузии, стране с четырьмя миллионами жителей, расположенной между Россией и Ираном, между Европой и Азией, ЕС должен следить за сохранением мира, осуществляя пограничный контроль. У его наблюдателей нет оружия, только бинокли, приборы ночного видения и камеры с огромными объективами. Они прибыли в страну после войны, продлившейся восемь дней в августе 2008 года. Тогда грузинские войска сражались против южноосетинских и российских войск за контроль над Южной Осетией, территорией с 75 тысячами жителей на севере Грузии, у южной границы России. Грузинская армия проиграла, и Россия признала Южную Осетию как государство. Грузия считает ее незаконно оккупированной территорией.

30-тиметровый излом в заборе — его самый большой успех

То есть граница — действительно граница? Да, говорит правительство Южной Осетии. Без этой границы их страна была бы лишь тем, чем ее видит большая часть мира: частью Грузии. Да, говорят правительства России, Никарагуа и Венесуэлы; тихоокеанское островное государство Науру тоже признало Южную Осетию. По оценкам наблюдателей ЕС, Россия разместила 4,5 тысячи солдат, которые ясно показывают, насколько серьезно ее «да». Нет, говорят политики в столице Тбилиси и большинство грузин, это не граница, а линия оккупации. Грузинское правительство избегает всего, что могло бы показать, что оно воспринимает Южную Осетию как другую страну.

Поэтому сегодня утром, когда его джип ехал по направлению к забору, которым отмечена линия между Грузией и Южной Осетией, Ганс-Генрих Шнайдер не видел ни одного грузинского пограничного поста или солдата, исключительно только обычных полицейских. Он остановился не на армейском контрольно-пропускном пункте, а у маленьких серых домиков с наклонной крышей, на которых большими черными буквами написано «Полиция». На английском, чтобы это было понятно всему миру.

Чем ближе подходишь к границе, тем больше полицейские начинают выглядеть, как солдаты. Пистолеты сменяются автоматами, а автоматы — автоматическими винтовками. Там, где уже виднеются зеленые щиты, на которых россияне и южные осетины большими белыми буквами написали «Государственная граница», тоже на английском языке, грузинские мужчины в синей униформе носят гранаты на поясе. Спецназ МВД.

Примерно в 50 метрах от того места, где Ганс-Генрих Шнайдер рассматривал грязь, на совершенно ровном заборе внезапно появляется излом, как будто его собирались повернуть налево. Он тянется на протяжении примерно 30 метров, затем забор снова делает изгиб и продолжается в том же направлении, как и прежде. Этот излом — крупнейший успех Ганса-Генриха Шнайдера. «Да, это связано с могилами, — говорит он. — Это действительно вызвало гнев».

Это было в мае 2013 года. Тогда Шнайдер тоже был шефом полевого бюро мониторинговой миссии в Гори. Это родной город советского диктатора Иосифа Сталина и один из трех городов, из которых наблюдатели из ЕС выезжают на патрулирование, южноосетинская столица Цхинвал находится в 30 километрах к северу. Тогда, в мае 2013 года, российские солдаты позвонили на «горячую линию».

Официально грузинское правительство, с одной стороны, и российская армия и южноосетинские политики, с другой, друг с другом не общаются. Для этого есть «горячая линия». Тот, у кого возникают проблемы, звонит людям из ЕС. А они потом звонят другим. Грузинские крестьяне угрожают южным осетинам, сказал тогда звонивший по телефону. Когда Ганс-Генрих Шнайдер прибыл на место, он увидел грузинских крестьян, грузинских полицейских, российских солдат. Крики, угрозы, кулаки, автоматы. Все звонят, россияне — в Москву и Цхинвал, грузины — в Тбилиси.

Крестьяне вступили в спор с несколькими строителями, которые собирались устанавливать очередные столбы забора. Потому что забор отделил бы их от пяти могил их родных, говорит Ганс-Генрих Шнайдер, «конечно, их это взволновало». Но противоположная сторона пришла в ярость. «Еще шаг, и ты пожалеешь», — угрожал ему заместитель начальника южноосетинских погранвойск. Когда Шнайдер это рассказывает, слегка наклонив голову набок и улыбаясь, это звучит как крестьянский конфликт, соседская ссора в бранденбургской деревне. Только здесь из-за такого местного балагана может начаться война.

«Я попытался их утихомирить», — говорит Ганс-Генрих Шнайдер. Он звонит одному российскому офицеру, стороннику жесткого курса, говорит Шнайдер, но они доверяют друг другу, называют друг друга по именам. Ганс говорит Юрий, Юрий говорит Ганс. Через час-два Ганс-Генрих Шнайдер прибыл к захоронению, вечером, около семи часов он возвращается. Забор продолжили строить, но в обход могил. Ганс-Генрих Шнайдер помог грузинам вернуть несколько метров их земли. У крестьян появился доступ к могилам. Все хорошо.

Но правительство в Тбилиси не было счастливо

«С их точки зрения, я как бы вынудил их вступить в переговоры с русскими о прохождении границы и тем самым ее узаконил», — говорит Ганс-Генрих Шнайдер. Чем больше о границе говорят, тем больше она ею становится. Превысил ли он свои полномочия? Наблюдатели из ЕС должны заботиться о том, чтобы обе стороны больше общались друг с другом, создавать доверие. Но не принимать ничью сторону. «Службой в соответствии с инструкциями это точно не было», — говорит Ганс-Генрих Шнайдер.

Но он и не хочет служить по предписаниям. Он свободнее, чем другие, потому что мог бы уйти на пенсию. Заботиться об альфтерском спорт-клубе с 700 членами, легкой атлетикой, ездой на велосипеде, волейболом. Он — директор, сам занимается бегом дважды в неделю, но в своем возрасте больше не участвует в марафонах. У него нет карьеры, которую можно потерять, и он не хочет строить новую. Угрожать Шнайдеру тяжело.

Только если кто-нибудь знал бы о его страхе, что скоро ему придется навсегда уехать домой.

Его жена уже давно хочет больше видеть его в Бонне. С тех пор как некоторое время назад у нее появились проблемы с сердцем, и она сама поехала к врачу на велосипеде. Они заключили сделку. В следующем году, когда она пойдет на пенсию, он тоже закончит службу. Он поджимает нижнюю губу и слегка прикусывает ее передними зубами. Он говорит: «Это будет тяжело».

Из Национальной народной армии в бундесвер

Здесь, в Гори, он на джипе объезжает границу ради сохранения мира, а в Бонне — только на «смарте» за покупками, можно было бы сказать сейчас, но это было бы пошло. Как много людей, которые становятся старше, чувствуют страх Ганса-Генриха Шнайдера исчезнуть. Когда дети в 2009 году покинули дом, он спрашивал себя, что должно быть дальше. Он был капитаном фрегата военно-морского флота ГДР, командовал минным тральщиком. В последние дни социалистической диктатуры он был начальником штаба четвертой флотилии народного военно-морского флота, следил за тем, чтобы не пропадали боеприпасы и сотрудники службы госбезопасности во флоте сдали свое оружие. И даже маленький пистолет, который сотрудник Штази сначала не хотел отдавать.

Шнайдер построил карьеру военного, хотя его сестра, занимавшаяся семиборьем, в 1956 году после внутригерманского спортивных соревнованиях спряталась в автобусе западных немцев среди спортинвентаря и бежала в Унну. После падения Стены военная служба контрразведки допросила его, работал ли он на Штази. Его принимают в бундесвер, он узнает, что значит внутреннее руководство и что электрика на кораблях НАТО работает от сети с напряжением в 440 вольт, а не в 380, как это было в ГДР.

В 1993 году его семья переезжает в Бонн, Шнайдер работает на Министерство обороны. В 1999 году он организовывает международную встречу высокопоставленных военных в штаб-квартире в Сараево, позже он прибывает в Киев в качестве заместителя военного атташе в посольстве Германии. Как такому человеку остановиться? «Я боялся, что буду сидеть в 58 лет где-нибудь, и никто о тебе и не спросит», — говорит Ганс-Генрих Шнайдер. Но его спросили.

Весной 2009 года он сидел в итальянском ресторане возле Жандармского рынка в Берлине. Его пригласил человек из Министерства иностранных дел, они были знакомы и раньше. Он спросил Шнайдера, не хочет ли он отправиться в Грузию, Европейский союз ищет еще людей. Через три дня после своего увольнения на пенсию Ганс-Генрих Шнайдер приземлился в Тбилиси. С тех пор он повторяет, что здесь в Грузии его третья работа. «Они сказали, ты нам нужен, — говорит Шнайдер. — Разве могло с тобой, старым дуралеем, случиться что-то лучшее?»

Как выглядит граница? Представь себе, ты стоишь на лугу с желтыми цветами. Поперек него проходит забор из тонкой зеленой металлической сетки, на строительных рынках в Германии его продают как «ограждение из сварной сетки с двойной горизонтальной проволокой». Метр на два стоит в Оби 35 евро 99 центов. Позади него следы тяжелой транспортной техники, русские тоже патрулируют территорию.

Или ты идешь по проселочной дороге и видишь, что что-то блестит, колючая проволока мягкими витками извивается справа из кустов и снова исчезает слева среди веток, сучков и листьев. Возможно, у тебя есть сад, а потом вооруженные люди вырывают твой забор из земли и переставляют его на 40 метров дальше. Теперь это государственная граница, говорят они. Забудь о своем саде. И если тебе нужны дрова или овощи из твоего сада, то ты попадешь в тюрьму и придешь домой с синяками.

Это произошло с Амираном Гугуцишвили и Тиной Бидинашвили. Он — сейчас ему 70 лет — был директором фабрики, которая занималась упаковкой фруктов, она — ей 65 лет — учительницей математики. Они живут недалеко от места захоронения, в одном-двух километрах. С тех пор, как их дом в 2008 году сгорел из-за обстрела, они со своим сыном и внучкой живут в старом одноэтажном грязно-белом здании школы в Гугутианткари. Внутри в одном помещении сложено все, что они спасли из своего дома, и многое, что нашли, так как никогда не знаешь, что для чего может сгодиться. В другом — стоят кровати и старая печь.

Четыре года назад, весной, пришли люди с «калашниковыми», они переместили их забор и объявили его государственной границей. Тогда супружеская пара познакомилась с Гансом-Генрихом Шнайдером, патруль ЕС позвонил ему в бюро, на следующий день он приехал и попытался помочь. Многого он не смог, но спустя месяц ему удалось отпугнуть нескольких мужчин, которые хотели украсть металлические шпалеры из сада. В феврале этого года Ганс-Генрих Шнайдер снова получил звонок. Амиран Гугуцишвили исчез.

Красные кровавые пятна на лбу

Он хотел достать дров, в старой школе было холодно. Гугуцишвили снова показывает, как он это сделал тогда, в первую февральскую неделю этого года: забор из проволочной сетки, за которым начинается Южная Осетия, проходит непосредственно вдоль стены дома, в котором раньше жил его сосед. Колючая проволока легла на дороге к его туалету, прямо поперек участка, больше он здесь не живет. Амиран Гугуцишвили протиснулся между забором и стеной и стал продвигаться шаг за шагом. Гугуцишвили знает, что ему нельзя на ту сторону, в Южную Осетию. Те, кто там у власти, не разрешают въезд из Грузии. Они его схватили, он пропал на пять дней, он вернулся после того, как друг семьи заплатил две тысячи рублей на неофициальном КПП. Это примерно 32 евро, обычный штраф за незаконное пересечение границы.

Миссия ЕС насчитала в среднем 134 задержания в год с 2011 года. В прошлом году были схвачены девять человек во время поиска дров для костра, еще девять навещали семью. Но Амиран Гугуцишвили не один из обычных случаев.

На фотографиях того времени он с синяками под глазами, доходящими до щек, с красными кровавыми пятнами на лбу и почти лысой головой. Неправительственная организация в Тбилиси хочет обратиться по этому поводу в страсбургский суд по правам человека. Теперь ее муж слышит еще хуже, чем раньше, говорит Тина Биджинашвили. У него чаще остается открытым рот, иногда он не замечает, что к нему обращаются.

Правительство Южной Осетии не говорит, что оно думает по этому поводу, во всяком случае, не отвечает на запрос от редакции taz. Пограничник, который возле захоронений сказал Гансу-Генриху Шнайдеру, что он не должен делать следующий шаг, сказал ему также, что Амиран Гугуцишвили, конечно, может посещать свой сад. Просто он должен проехать 400 километров до России, а потом с севера въехать в Южную Осетию.

«Абсурд, как в ГДР», — говорит Шнайдер. На 75-летие его матери он и его сестра должны были решить, кто из них пойдет к ней. Офицеру Национальной народной армии (NVA) было недопустимо праздновать вместе с беженцами из республики. Несмотря на это, он встретился со своей сестрой тайно в лесу.

«Таких, как я уже немного осталось», — говорит Шнайдер. Людей, которые были так же связаны социалистической системой, и все же умудрялись двигаться внутри нее. Тип людей, которые поэтому понимают невзгоды Амирана Гугуцишвили, но также понимают и поведение российского офицера. «Российские сухопутные войска», — говорит Шнайдер с немецким акцентом на принятом в NVA языке. Он говорит на этом жестком русском языке из ГДР, он дребезжит, как будто очень большая коза мочится в металлическое ведро. «Я могу поддержать беседу на русском языке, — говорит он и смеется над сравнением с козой, — речь ведь идет о поддержании нити разговора».

Граница, исчезнет ли она когда-нибудь? Ганс-Генрих Шнайдер сидит на террасе своего дома в Бонне, за садом он видит здания старого МВД. Идет последняя неделя августа, он на несколько дней останется дома, а потом снова вернется в Грузию, он делает так все чаще. Он откусывает ростокскую жареную колбаску без оболочки и говорит: «Мы, пожалуй, уже не решим проблему с ABL». Ах да, Европейский союз дал этой границе название административная линия раздела (administrative boundary line), сокращенно ABL. Попытка дать нейтральное обозначение тому, что нейтрально назвать нельзя.

Русские вложили много денег в территорию вдоль этой линии, построили базы, которые, по оценкам наблюдателей из ЕС, могут вместить в себя гораздо больше солдат, чем там сейчас находится. У Южной Осетии стратегически выгодное положение, от Цхинвала до турецкой границы примерно 160 километров, до иранской — 500-700 километров.

Шнайдер считает, что грузины правы, оккупация Южной Осетии незаконна. Но также он думает, что грузинская политика абсолютного нежелания вести переговоры вредит не российской армии и южноосетинскому правительству, а людям, которые живут вдоль границы. Грузия не может признать Южную Осетию, но надо добиться урегулирования, которое бы упростило местным жителям пересечение границы. «Пожалуй, проблему мы уже решить не можем, — говорит Ганс-Генрих Шнайдер, — но если ты можешь поспособствовать тому, чтобы такой Гугуцишвили когда-нибудь снова смог попасть по ту сторону забора к своему соседу, это было бы уже что-то».

А он сам? Он поедет в Бонн в следующем году. Сад, дом, община, дел много. «Может быть, я смогу быть наблюдателем на выборах, — говорит Ганс-Генрих Шнайдер, — что-то такое, чтобы я не уезжал на длительный срок».

Даниэль Шульц, 38 лет, руководит отделом репортажей и журналистских расследований. Он провел отпуск в Грузии. Коллега из Литвы рассказала ему эту историю на крыше в Тбилиси.

Южная Осетия. Грузия. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 24 октября 2017 > № 2361627


Южная Осетия. СКФО > Нефть, газ, уголь > oilcapital.ru, 20 сентября 2017 > № 2318971

Южная Осетия отменяет НДС на поставки российского газа.

В республике пройдет индексация цен на газ.

Республика Южная Осетия отменит НДС на поставки российского газа, а также проведет индексацию цен на газ и реструктурирует задолженность за его поставки перед «Газпромом», следует из распоряжения правительства РФ о подписании дополнительного протокола к соглашению между странами.

В соответствии с документом Южная Осетия проведет индексацию цен на газ для приведения ее в соответствие с текущими тарифами на газ в Северной Осетии двумя этапами в 2017 и 2018 гг., а также в дальнейшем будет ежегодно индексировать тарифы. Кроме того, Южная Осетия обеспечит отмену НДС при ввозе российского газа.

Республика и «Газпром» организуют также процесс выработки процедуры реструктуризации задолженности за ранее поставленный газ на пятилетний период.

Дополнительный протокол со стороны РФ поручено подписать вице-премьеру РФ Александру Хлопонину.

В июле президент Южной Осетии и глава «Газпрома» обсудили перспективы масштабной газификации республики, где пока газифицирована только столица – город Цхинвал. Сообщалось, что газификация начнется в следующем году и займет около полутора лет. «Газпром» планирует вложить в газификацию Южной Осетии более 2,5 млрд руб.

Сейчас кубометр газа для граждан республики отпускается по цене 4,27 руб., а средняя цена на газ в Северной Осетии составляет 5,57 руб.

Южная Осетия. СКФО > Нефть, газ, уголь > oilcapital.ru, 20 сентября 2017 > № 2318971


Южная Осетия. Россия > Нефть, газ, уголь > neftegaz.ru, 19 сентября 2017 > № 2315189

Россия и Южная Осетия согласовали объем беспошлинных поставок нефтепродуктов на 2018 г.

Об этом пресс-служба Минэнерго РФ сообщила 18 сентября 2017 г.

Замминистра энергетики РФ К. Молодцов и министр экономического развития Южной Осетии Г. Кокоев подписали протокол к межправительственному соглашению о режиме торговли товарами от 2 марта 2012 г.

Протоколом предусматривается закрепление объема поставки российских нефтепродуктов для внутреннего потребления в республику Южная Осетия без взимания вывозных таможенных пошлин в 2018 г.

Напомним, что по условиям соглашения между правительствами России и Южной Осетии о режиме торговли товарами от 2 марта 2012 г, вывозные таможенные пошлины при вывозе из России на таможенную территорию Южной Осетии российских нефтепродуктов не применяются.

Без уплаты экспортных таможенных пошлин в Южную Осетию завозятся бензин и дизельное топливо.

Объемы беспошлинных поставок определяются ежегодно.

Южная Осетия. Россия > Нефть, газ, уголь > neftegaz.ru, 19 сентября 2017 > № 2315189


Южная Осетия. Россия > Нефть, газ, уголь. Таможня > minenergo.gov.ru, 18 сентября 2017 > № 2321401

Внесены изменения в соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Южная Осетия о режиме торговли товарами от 2 марта 2012 года.

Заместитель Министра энергетики Российской Федерации Кирилл Молодцов и Министр экономического развития Республики Южная Осетия Геннадий Кокоев подписали Протокол в целях реализации Соглашения между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Южная Осетия о режиме торговли товарами от 2 марта 2012 года.

Протоколом предусматривается закрепление объема поставки российских нефтепродуктов для внутреннего потребления в Республику Южная Осетия без взимания вывозных таможенных пошлин в 2018 году.

Южная Осетия. Россия > Нефть, газ, уголь. Таможня > minenergo.gov.ru, 18 сентября 2017 > № 2321401


Южная Осетия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > roskazna.ru, 6 сентября 2017 > № 2444675

6 сентября 2017 года состоялось заседание Контрольной комиссии Федерального казначейства под председательством заместителя руководителя Федерального казначейства Э.А. Исаева с участием представителей Министерства финансов Российской Федерации, Министерства экономического развития Российской Федерации, Федерального агентства по делам молодежи, Федерального агентства по управлению государственным имуществом, Министерства иностранных дел Российской Федерации. На заседании Контрольной в Министерстве финансов Республики Южная Осетия и внеплановых выездных проверок в Министерстве здравоохранения и социального развития Республики Южная Осетия, Управлении государственной статистики Республики Южная Осетия и Министерстве внутренних дел Республики Южная Осетия по вопросу соблюдения условий использования средств из федерального бюджета на оказание финансовой помощи в целях социально-экономического развития Республики Южная Осетия.

На заседании Контрольной комиссии Федерального казначейства были рассмотрены: материалы плановой выездной проверки в Министерстве экономического развития Российской Федерации по вопросу соблюдения условий предоставления и использования средств из федерального бюджета в рамках подпрограммы «Развитие малого и среднего предпринимательства» государственной программы Российской Федерации «Экономическое развитие и инновационная экономика»; материалы плановой выездной проверки в Федеральном агентстве по делам молодежи по вопросу соблюдения условий предоставления и использования средств из федерального бюджета в рамках подпрограммы «Развитие малого и среднего предпринимательства» государственной программы Российской Федерации «Экономическое развитие и инновационная экономика»;

материалы внеплановой выездной проверки в Федеральном агентстве по управлению государственным имуществом по вопросу соблюдения бюджетного законодательства Российской Федерации и иных нормативных правовых актов, регулирующих бюджетные правоотношения; материалы плановой выездной ревизии финансово-хозяйственной деятельности в Посольстве Российской Федерации в Китайской Народной Республике В ходе обсуждения были выработаны предложения по реализации результатов контрольных мероприятий в финансово-бюджетной сфере.

Южная Осетия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > roskazna.ru, 6 сентября 2017 > № 2444675


Южная Осетия. Грузия. Россия > Армия, полиция > gazeta.ru, 14 июля 2017 > № 2265553

«Россия не дала уничтожить народ Южной Осетии»

Минобороны РФ выложило в сеть документы о грузино-осетинском конфликте

В пятницу, 14 июля, исполнилось 25 лет с начала проведения первой миротворческой операции в новейшей истории России. В этот день российские миротворцы вошли в зону грузино-осетинского конфликта. В урегулировании конфликта с российской стороны активное участие принимал нынешний министр обороны России Сергей Шойгу.

На официальном сайте Минобороны России к 25-й годовщине со дня начала первой миротворческой операции российских Вооруженных сил были опубликованы архивные документы по урегулированию конфликта на территории Южной Осетии в 1991–1993 годах. Среди опубликованных документов — докладные записки, ежедневные оперативные сводки, доклады, справки, протоколы заседаний комиссий, переписка должностных лиц.

Среди них также копии отчетов о работе смешанной контрольной комиссии (СКК) по стабилизации обстановки в зоне грузино-осетинского конфликта, сопредседателем которой с российской стороны был Сергей Шойгу — на тот момент председатель Государственного комитета Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий.

Грузино-осетинский конфликт стал одной из нескольких наиболее кровопролитных войн на постсоветском пространстве. Совет народных депутатов Юго-Осетинской автономной области 10 ноября 1989 года принял решение о создании автономии в составе Грузинской ССР. Президиум Верховного Совета Грузии признал решение парламента Южной Осетии незаконным.

Сторонники отделения Осетии организовали митинг в Цхинвале. Попытка грузинских властей пресечь эти акции закончилась вооруженными столкновениями митингующих с милицией. Кроме того, к Цхинвалу выдвинулись противники отделения Осетии, которых под националистическими лозунгами собирали лидеры грузинского национального движения. Первую вспышку конфликта, унесшую жизнь пока только нескольких человек, удалось погасить путем переговоров только весной 1990 года.

20 сентября 1990 года Совет народных депутатов ЮОАО провозгласил создание Юго-Осетинской Советской Демократической Республики. 10 декабря Верховный Совет Грузии принял решение об упразднении ЮОАО. Конфликт разгорелся с новой силой. В январе 1991 года вспыхнули полноценные боевые действия с участием отрядов МВД Грузии и осетинских боевиков. Сторонами применялись бронетехника и артиллерия.

Потерпев неудачу в силовом решении конфликта, власти Грузии установили блокаду Южной Осетии. 1 февраля 1991 года было отключено энергоснабжение Цхинвала. По версии осетинской стороны, это привело к жертвам от холодов среди стариков и детей. Кроме того, в феврале грузинские войска блокировали Транскавказскую автомагистраль, по которой в Цхинвал поступало продовольствие.

В течение всего 1991 года продолжались периодические вооруженные столкновения. Грузинская милиция и национальная гвардия контролировали стратегические высоты вокруг Цхинвала и обстреливали город. Начался поток беженцев из зоны конфликта на российскую территорию, в первую очередь в Северную Осетию. Беженцы, которым приходилось пересекать территории, контролируемые грузинскими силами, подвергались вооруженным нападениям. В Южной Осетии сложилась катастрофическая гуманитарная ситуация.

В день официально зафиксированного распада СССР, 21 декабря 1991 года, Верховный Совет Республики Южная Осетия принял Декларацию о независимости.

К концу 1991 года гражданская война уже разгоралась в самой Грузии, где свергли президента Звиада Гамсахурдиа, что на определенное время отвлекло внимание грузинских властей от Южной Осетии.

Очередной виток грузино-осетинского конфликта весной 1992 года спровоцировало уже новое грузинское руководство во главе с Эдуардом Шеварднадзе. К середине июня грузинские отряды вплотную подошли к Цхинвалу, что создавало угрозу захвата города и массовых этнических чисток.

Президент России Борис Ельцин в это время находился с визитом в США.

Вице-президент России Александр Руцкой отдал приказ о нанесении авиаударов по грузинской группировке, обстреливавшей Цхинвал, и пригрозил Шеварднадзе бомбардировкой Тбилиси.

Активные боевые действия прекратились, а 24 июня Борис Ельцин и Эдуард Шеварднадзе при участии представителей Северной Осетии и Южной Осетии подписали Сочинское соглашение о прекращении огня.

Боевые действия превратились в одиночные огневые стычки. Была образована Смешанная контрольная комиссия (СКК), которая была призвана осуществлять контроль за поддержанием мира в Южной Осетии. На сопредседателей СКК министра обороны Грузии Тенгиза Китовани, председателя совета министров Северной Осетии Сергея Хетагурова и Шойгу от России возлагалась ответственность за все действия миротворческих сил.

Зоной конфликта была объявлена местность в радиусе 15 км от центра Цхинвала. Коридором безопасности — полоса шириной 14 км (по 7 км в каждую сторону) вдоль административной границы бывшей Юго-Осетинской автономной области. Войска миротворцев располагались вне населенных пунктов в палаточных городках.

В июле 1992 года на основании Соглашения об основных принципах урегулирования грузино-осетинского конфликта, подписанного лидерами России, Грузии, Северной и Южной Осетии, в зону противостояния вошли российские миротворцы в составе Смешанных сил по поддержанию мира. В них на паритетной основе также входили два национальных батальона, представляющих осетинскую и грузинскую стороны.

Российские десантники заняли позиции на линиях Приси — Ередви — Дмениси, Тамарашени — Кехви — Угарданта и Квемо — Никози. Грузинские миротворцы расположились на участке Кере — Пхвениси — Брети, осетинские — Хетагурово — Дэвилети — Знаури.

«Сейчас все очень конкретно. Конкретно настолько, что у нас определены даты, количество войск, боеприпасов, выдаваемых каждому батальону, количество резервов, техники, авиации, количество наблюдателей, — комментировал в 1992 году Шойгу договоренности газете «Красная звезда».

— Ввод миротворческих сил в Южную Осетию планировали не на 14 июля, а до 14-го. Хотим, чтобы это были действительно миротворческие силы — тщательно отобранные, проверенные со всех сторон — с грузинской, российской и осетинской. Сейчас большая группа работает здесь по экономическому восстановлению Южной Осетии, возвращению беженцев».

Заместитель министра обороны России, генерал-полковник Георгий Кондратьев перед вводом миротворческих сил рассказывал изданию, что накануне прошло трехстороннее совещание командиров российских, грузинских и осетинских подразделений. Миротворческим силам разрешалось проводить проверку документов, досмотр транспортных средств, а также предоставлено право отвечать огнем на огонь.

По мнению нынешнего президента Южной Осетии Анатолия Бибилова, который выступил в Цхинвале перед бойцами 4-й российской военной базы, Россия «не дала уничтожить народ Южной Осетии».

«Стратегическое партнерство с Российской Федерацией никому больше не даст возможность подумать о силовом решении вопросов, характерном для стран, которые в своей работе, в своей деятельности избрали фашистские настроения. Здесь будет мир, и этот мир мы с вами будем беречь», — цитирует Бибилова департамент информации и массовых коммуникаций Минобороны России.

Россия разработала уникальный миротворческий формат, который доказал свою эффективность в Южной Осетии и Приднестровье, и был признан удачным ОБСЕ, объяснил в пятницу журналистам посол России в Южной Осетии Марат Кулахметов.

По его словам, такой формат на постсоветском пространстве был оптимальным решением, и такой же формат до сих пор эффективно действует в Приднестровье.

Трехсторонний контингент миротворцев выполнял миссию до августа 2008 года. В ночь на 8 августа 2008 года Грузия под руководством президента Михаила Саакашвили вновь предприняла попытку вооруженного давления на Южную Осетию, после чего Россия, для защиты мирного населения и самих миротворцев, ввела на территорию еще не признанной республики свои войска.

В результате пятидневной войны погибли более тысячи человек, из которых 72 — российские военнослужащие. 26 августа 2008 года Россия признала независимость Южной Осетии, в 2009 году в стране была сформирована 4-я российская военная база.

«Опыт миротворческой операции, которой руководил нынешний министр обороны РФ генерал армии Сергей Шойгу, был в дальнейшем успешно использован в урегулировании других конфликтов, — подчеркивают в российском Минобороны. — Российские миротворцы остановили кровопролитие, предотвратив развитие гуманитарной катастрофы и гибель мирного населения».

Южная Осетия. Грузия. Россия > Армия, полиция > gazeta.ru, 14 июля 2017 > № 2265553


Южная Осетия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > rosbalt.ru, 27 июня 2017 > № 2243760

Южной Осетии предложат хоть немного заработать самой

Кремль вдвое сокращает финансовую помощь Цхинвалу — в республике слишком уж вольно тратят российские деньги, абсолютно не развивая экономику.

Пока в ЮО реально проявить себя могут разве что деятели культуры, силовики и госслужащие.

Южная Осетия в 2018 и в 2019 годах получит от России на Инвестиционную программу содействия социально-экономическому развитию почти вдвое меньше денег, запрошенных властями частично признанной республики. По информации председателя правительства ЮО Эрика Пухаева, республике выделят на реализацию вышеуказанной программы немногим более 3 миллиардов рублей, в то время как она предъявила Москве «счет» на сумму, несколько превышающую 5 миллиардов.

Основания для пятимиллиардных ожиданий были очень простыми с точки зрения элементарной арифметики, поскольку в период с 2015 по 2017 год Россия расщедрилась на 9,1 миллиарда рублей — это больше 3 миллиардов в год. А нынче — нате вам: республика должна растянуть бывшую «годовую» сумму на два года. В принципе, этого даже многовато для территории с населением, не дотягивающим до 50 тысяч человек, и почти ничего не вносящим в бюджет своей же республики — ее практически полностью содержит Россия, деньги которой многие годы откровенно разворовывались.

Но времена несколько изменились, и теперь их преимущественно приходится тратить по назначению. Согласно информации администрации правительства ЮО, это самое «назначение» предусматривает развитие реального сектора экономики, строительство, реконструкцию и капитальный ремонт энергетических объектов и инженерной инфраструктуры, развитие малого и среднего бизнеса, и т. д. В общей сложности речь идет о реализации 16 новых проектов и 6-ти, «зависших» с предыдущих лет.

В Цхинвале многие считают, что южные осетины «пострадали за Крым», который Россия считает более приоритетным для себя регионом. И действительно, несмотря на серьезные просчеты, обнаруженные Счетной палатой РФ в Крыму, на программу социально экономического развития полуострова и Севастополя в 2018—2019 годах будет дополнительно выделено 900 миллионов рублей. Этот «довесок» предназначен для развития инфраструктурных проектов. По информации из разных источников, Крым, включая 2020 год, получит до 1 триллиона рублей.

Понятно, что значимость развития Крыма и настроение его граждан для России сейчас гораздо важнее, чем вкладывание больших сумм в малюсенькую Южную Осетию с ее отличным аппетитом, умением быстро проедать деньги, тянуть со строительством различных объектов, развитием хоть какого-нибудь сектора экономики. Да и вообще — Южной Осетии податься некуда; она даже не попытается шантажировать Россию возвращением в Грузию, а никому другому она не нужна.

Но почему Южная Осетия сама не стремится заработать для себя деньги? Ответ прост — инерция иждивенчества за счет России зашла слишком далеко. В Цхинвале говорят, что «здесь идет только торговля», и это в некотором роде соответствует действительности: местное население «купи-продай» предпочитает другим видам деятельности. Кроме, разумеется, «государственной», не исключающей, впрочем, параллелизм с бизнесом.

Между тем Южная Осетия — это традиционно аграрный регион с климатическими условиями, дающими возможность развития практически всех отраслей сельского хозяйства, пищевой и перерабатывающей промышленности. Плюс, что немаловажно, на ее территории находятся источники чистейшей питьевой и минерализованной воды. Ее розлив для экспорта — бизнес вполне доходный. И это только часть возможностей, которыми могут воспользоваться местные жители, но не делают этого.

Сельскохозяйственные земли не обработаны, животноводством южные осетины после развала Советского Союза стали брезговать, тогда как оно — прекрасная статья дохода, причем, безотходного, если иметь в виду хотя бы зачаточное состояние артелей для выделывания кожи и производства изделий из нее.

В общем, сегодня южные осетины ориентированы на государственную службу и на торговлю, хотя в качестве экспортного рынка они имеют огромный российский, причем тут же рядом, не требующий значительных транспортных затрат. Но этому рынку надо соответствовать, то есть требования стандартов качества следует выполнять.

Словом, говорить о структуре занятости в Южной Осетии в настоящее время излишне, хотя в рамках Инвестиционной программы содействия социально-экономическому развитию республики, проплаченной российским бюджетом, предусмотрена помощь бизнесу — от малого до достаточно крупного.

Но затеять дело при помощи средств российского государства — это одно, а вот уложиться в строгую отчетность, придерживаться современных стандартов в производстве, принять законопослушание как норму любого вида деятельности — совсем другое. Внять этому «другому» и применить его на практике в Южной Осетии не желают. В противном случае республика давно бы уже имела самодостаточный бюджет и не смотрела б в карман России.

Инвесторов в такую «экзотическую» республику заманить трудно. Правда, в Цхинвале надеются на создание совместного предприятия с «Роснефтью». В какой форме стороны предполагают сотрудничать, пока не вполне понятно. Но инвесторам более легкого веса, даже не обращающим внимания на неполноценный международный политический статус Южной Осетии, требуются хотя бы элементарные гарантии безопасности в этой крохотной республике, криминогенная обстановка в которой сейчас довольно напряженная.

Квартирные кражи и разбой — дело здесь обыденное. Но у Южной Осетии сейчас новый президент — Анатолий Бибилов. На днях он дал МВД месяц на расследование преступлений и арест виновных. «Если для борьбы с преступностью вам нужны кадровые изменения, так принимайте их. Если вы их не примете, приму я», — сказал он на недавнем совещании с силовиками.

Смешно, если б не было грустно: в Южной Осетии, где почти все друг другу родственники, в последнее время обновили и старый «тренд» — кражи из автомобилей (похищения ценностей из чужих квартир, видимо, недостаточно). Весь этот криминогенный хаос вынудил президента ЮО поручить министру внутренних дел отозвать из отпуска главу специального отряда быстрого реагирования полковника Сослана Тедеева. По свидетельству генпрокурора ЮО, «резонансные кражи» происходят в республике практически ежедневно.

В общем, худо придется гостям и инвесторам в Южной Осетии, если какие-то пути-дороги приведут их в этот край, пребывающий сейчас в позе обиженного на Москву и считающий деньги в чужом кармане — «более приоритетного» для России Крыма.

Андрей Николаев

Южная Осетия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > rosbalt.ru, 27 июня 2017 > № 2243760


Южная Осетия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 12 мая 2017 > № 2171657

Президиум парламента Южной Осетии единогласно поддержал предложенную президентом кандидатуру Эрика Пухаева на пост главы правительства республики, передает в пятницу агентство Sputnik Южная Осетия.

Пятого мая президент Южной Осетии Анатолий Бибилов представил парламенту кандидатуру бывшего вице-премьера Эрика Пухаева на должность главы правительства

"Члены президиума — вице-спикеры и главы парламентских комитетов — поддержали кандидатуру Пухаева, вопрос его утверждения в качестве премьера будет рассмотрен в понедельник на сессии законодательного органа власти", — говорится в сообщении.

Правительство Южной Осетии сложило свои полномочия 24 апреля, спустя три дня после вступления в должность нового президента Бибилова. Главы министерств продолжают исполнять свои обязанности до назначения новой команды.

Пухаев был назначен заместителем премьер-министра Южной Осетии в 2014 году.

Южная Осетия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 12 мая 2017 > № 2171657


Южная Осетия. Украина. Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 12 мая 2017 > № 2171535

Россия является для Южной Осетии гарантом мира и спокойствия, заявил в пятницу в Донецке министр иностранных дел республики Мурат Джиоев.

В пятницу в Донецке проходит заседание интеграционного комитета "Россия-Донбасс", в нем также принимает участие глава МИД Южной Осетии.

"Россия является для нас гарантом мира и спокойствия… С Российской Федерацией у нас оформлено уже более 100 межгосударственных и межведомственных документов", — сказал Джиоев на заседании интеграционного комитета "Россия — Донбасс".

Ранее Россия и Южная Осетия подписали договор о сотрудничестве и интеграции. Он предусматривает формирование единого пространства обороны и безопасности, свободное пересечение госграницы, интеграцию таможенных органов, расширение сотрудничества органов внутренних дел, упрощение процедуры приобретения российского гражданства, повышение зарплат и пенсий, обеспечение медицинского страхования жителям Южной Осетии.

Южная Осетия. Украина. Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 12 мая 2017 > № 2171535


Южная Осетия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 3 мая 2017 > № 2165028

Южная Осетия: только с Россией, только в России

В чём секрет победы на выборах президента Бибилова?За что голосовали простые осетинские избиратели?

21 апреля официально вступил в должность избранный президент Южной Осетии, Анатолий Бибилов. В ходе выборов 9 апреля, набрав 54,8% голосов, он уверенно обошёл предыдущего главу государства Леонида Тибилова, отставшего от победителя почти на 20%. По свидетельствам наблюдателей, выборы прошли в спокойной обстановке при высокой (81%) явке избирателей. Результат показывает назревший запрос граждан Южной Осетии на перемены в жизни республики и надежду на их претворение, которую они связывают с президентом Бибиловым.

Проблем у республики более чем достаточно. Это неудивительно, поскольку практически все 1990-е и 2000-е годы республика жила между состоянием войны и состоянием ожидания новой войны. В 2008 году, после того как Россия заявила о своём присутствии здесь всерьёз и надолго, южные осетины приступили к восстановлению своей республики практически из руин. И до сих пор многое не восстановлено.

В первую очередь это касается разрушенного грузинскими войсками жилья. Газетные страницы пестрят объявлениями о продажах квартир «без ремонта и с частичным разрушением». Трудно развивать экономику, инфраструктуру и сельское хозяйство, когда людям банально негде жить. Дыры от снарядов жители чаще всего затыкают стекловатой. Нередки перебои с электричеством и водоснабжением.

Закономерно, что немалая часть граждан Южной Осетии ищет лучшей жизни за пределами республики. Общее число обладателей югоосетинских паспортов составляет 85 тысяч человек, из которых порядка 30−35 тысяч в октябре покидают малую родину, как правило, до мая. С началом отопительного сезона до трети жителей едут во Владикавказ и далее по всей России, благо позволяет наличие российского паспорта (гражданами РФ являются 98% жителей республики).

Тем не менее состояние республики всё же не катастрофическое, каким оно было после войны 2008 года. Построен Дворец детского творчества, киноконцертный зал, спортивные сооружения, открыты несколько больниц. Выход из социально-экономического кризиса идёт, но очень медленными темпами. Здание университетского комплекса строится уже 9 лет и должно вступить в строй в конце 2017 — начале 2018 года.

Все понимают, что строительство и восстановление республики идёт на деньги из российского федерального бюджета. У населения уже выработалась стойкая ассоциация, что мир и безопасность — это Россия, экономический рост — это Россия, социальное развитие — Россия. Поэтому для многих жителей РЮО вхождение в состав России является синонимом стабильной, достойной и защищённой жизни на века вперёд.

В отличие от других политических сил, туманно излагающих отдалённые перспективы интеграции, партия «Единая Осетия», возглавляемая Бибиловым, открыто заявила избирателям, что цель и идеологический стержень партии — объединение двух Осетий в составе Российской Федерации. Простой и всем понятный лозунг привёл партию к победе на парламентских выборах в 2014 году, 20 из 34 депутатских мандатов получила партия Анатолия Бибилова.

Уверенной победе новой политической силы способствовали достаточно высокая явка (свыше 60%) и спокойная обстановка проведения выборов. Поскольку предыдущие парламентские выборы в Южной Осетии неизбежно оканчивались политическим кризисом, негативно влиявшим на и без того тяжёлое социально-экономическое положение, победа «Единой Осетии» была воспринята большей частью югоосетинского общества как начало серьёзных перемен: от политической чехарды к стабильно работающей государственной системе.

По итогам выборов ставший тогда председателем парламента Анатолий Бибилов часть своей деятельности, как и его предшественники, посвятил критике предыдущей власти. В то же время он дал простой и понятный жителям республики план развития. Назван этот план был ёмко и лаконично «5 шагов в Россию». Первый шаг — парламент РЮО инициирует референдум о вхождении Южной Осетии в состав Российской Федерации на правах нового субъекта. Второй шаг — собственно проведение самого референдума. Третий шаг — обращение парламента РЮО к президенту, Совету Федерации и правительству РФ с просьбой рассмотреть вопрос о вхождении республики в состав России. Четвёртый шаг — создание межправительственной группы переходного периода с широким привлечением к работе югоосетинской общественности. Предполагается, что общественный контроль над работой позволит не допустить попадания в новую власть чиновников и депутатов, замешанных в коррупционных схемах. И, наконец, пятый шаг — принятие новой Конституции и полный переход на российское законодательство.

Бибилов, что называется, нащупал нерв текущих политических изменений и грамотно смог использовать это в своей кампании. Если до 2014 года его идеи могли казаться радикальными и несколько оторванными от реальности (хоть и желательными в отдалённом будущем), то с началом Русской весны на Украине они обрели почву под ногами. Референдум в Крыму и вхождение в состав России двух новых субъектов Федерации дали объективное подтверждение идеям Анатолия Бибилова.

В глазах осетин, испытавших на себе несколько войн с Грузией, пример Крыма, с одной стороны, и Донбасса, с другой, более чем показателен. В первую очередь как пример выживания и безопасности, ведь на территории, официально являющиеся частью РФ, нападение озабоченных реваншизмом украинского и грузинского империализма маловероятно, в то время как, чтобы отыграться на мирных жителях независимых республик Донбасса или Южной Осетии, Киев и Тбилиси используют всякую удобную возможность.

В то же время жители Крыма практически сразу ощутили лично на себе социально-экономические преимущества от присоединения полуострова к Российской Федерации. В течение нескольких месяцев зарплаты крымчан были увеличены почти вдвое и до сих пор продолжают повышаться. Равно и Южная Осетия, будучи включённой в федеральные социальные программы, за очень короткое время испытает повышение уровня жизни жителей, будь то зарплаты, пенсии, стипендии или сфера здравоохранения. К тому же очевидно, что приток инвестиций для развития экономики может пойти только в тот регион, который надёжно может защищать вклады инвесторов. А такие гарантии может предоставить только Россия, её правовая и финансовая системы.

Вхождение РЮО в состав России также означает включение республики в федеральные и региональные программы по сохранению и развитию национальной осетинской культуры и языка, реставрации исторических и архитектурных памятников. Республика также будет включена в программы природоохранной деятельности по сохранению флоры и фауны природных заповедников. Всё это жители Южной Осетии могут видеть на примере той же Республики Крым. И, в конце концов, сбудутся многолетние чаяния осетинского народа по его объединению в одном государстве. Исчезнут таможенные и пограничные барьеры, очереди на государственной границе.

Весьма убедительными для осетин также выглядят доводы Анатолия Бибилова о необходимости скорейшего проведения референдума о присоединении к России. По его словам, «если откладывать вступление в РФ на неопределённое будущее, то можно упустить очень важное время воссоединения земель, начатое в 2014 году. Сейчас происходят стремительные процессы изменения карты мира. Через несколько лет всё может сильно измениться, и республика останется в полной изоляции, действовать надо быстро и решительно».

В своего рода подтверждение слов лидера «Единой Осетии» Россия также сделала ряд очень важных шагов на пути интеграции. В 2016 году РФ направила в Цхинвал 195 миллионов рублей на 16-кратное повышение зарплат в Южной Осетии с формулировкой «для приближения к уровню регионов Северного Кавказа». В марте этого года было подписано соглашение о вхождении отдельных подразделений вооружённых сил РЮО в состав российской армии. По этому соглашению военнослужащим будет выплачиваться российская зарплата, признаётся история военных билетов, сохраняются все звания. Перед президентскими выборами республика по договорённости с «Газпромом» смогла решить проблему газификации высокогорных сёл.

Несмотря на то, что все эти шаги были сделаны президентом Леонидом Тибиловым, переизбраться на второй срок ему не удалось. 70-процентная явка избирателей и 58% голосов, отданных за радикальную программу Анатолия Бибилова, показали, что население Южной Осетии желает не постепенной, растянутой на года и десятилетия интеграции, а максимально скорого вхождения в состав России.

Параллельно с президентскими выборами был проведён референдум о новом названии страны. Свыше 70% граждан поддержали наименование «Государство Алания», которое будет использоваться наряду с «Республикой Южная Осетия». Это действие тоже носит хоть и не практический, но символический характер, показывающий главное политическое намерение осетинского народа.

Большинство экспертов с серьёзными сомнениями относятся к возможностям скорого присоединения РЮО к России. На то необходимо согласие руководства РФ, а сигналов к тому пока не поступало. В то же время российский президент отметил, что в курсе инициативы по югоосетинскому референдуму: «Мы не можем этому противиться, нас ничего не сдерживае, кроме воли самого югоосетинского народа». В этих словах чувствуется крымский опыт, что всё же сохраняет надежду на присоединение Южной Осетии к России.

Не стоит забывать о словах избранного президента Тибилова: «Мир меняется молниеносно», НАТО продолжает наращивать всевозможное военное присутствие у российских границ. Союзником и ревностным защитником интересов альянса является Грузия, не оставившая своих планов по возвращению двух непокорных Вандей. Более того, притязания Тбилиси на Абхазию и Южную Осетию официально прописаны в стратегии национальной безопасности страны. Что даёт все законные основания очередному грузинскому президенту без промедления приступить к окончательному решению осетинского вопроса. Тем более что практически всё население Южной Осетии (как и Абхазии) — не просто наши соотечественники, а российские граждане. В таких условиях «радикально-популистская» инициатива Бибилова может остаться единственным выходом. Главное, чтобы осознание руководством России необходимости её реализации не наступило слишком поздно.

Александр Куркин

Южная Осетия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 3 мая 2017 > № 2165028


Южная Осетия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 2 мая 2017 > № 2160829 Владимир Путин, Анатолий Бибилов

Встреча с Президентом Южной Осетии Анатолием Бибиловым.

Состоялась встреча Владимира Путина с Президентом Республики Южная Осетия Анатолием Бибиловым. Обсуждались, в частности, вопросы экономического взаимодействия двух стран. Выборы Президента Южной Осетии состоялись в апреле текущего года.

В.Путин: Добрый день!

Хочу Вас сердечно поприветствовать, очень рад нашему знакомству и хочу поздравить с результатами выборов.

Знаю, что Вы горячий сторонник развития отношений с Россией по разным направлениям. У нас реализуется известный договор, который Вы в своё время активно поддерживали. Очень рассчитываю на то, что под Вашим руководством республика сделает всё, о чём мы договаривались, в реализации этого договора.

У нас большие программы сотрудничества, мы знаем об их направлении: это и вопросы безопасности, экономического развития и взаимодействия, социальной сферы. Россия софинансирует очень много вопросов чисто социального характера, мы и дальше планируем это всё делать.

Будем развивать инвестиционное направление, имею в виду восстановление инфраструктуры республики и создание условий для роста экономики.

Думаю, что у нас будет, о чём сегодня поговорить. Очень рад Вас видеть.

А.Бибилов: Спасибо большое, Владимир Владимирович.

В первую очередь благодарен и признателен за то, что нашли в своём плотном графике время для этой встречи. Благодарен, конечно, за то внимание, которое Вы уделяете Республике Южная Осетия.

Искренне признателен за те добрые слова, которые были направлены в мой адрес в связи с избранием Президентом Республики Южная Осетия, вступлением в должность.

И конечно же, это важно для нашего народа, эта встреча. И хочу Вам передать огромную благодарность от народа Республики Южная Осетия, опять-таки подчёркиваю, за то внимание, которое вы оказываете республике.

Выборы прошли на довольно-таки напряжённой, конкурентной основе. Но, как бы там ни было, какие взгляды ни были на решение внутриполитической проблематики, в любом случае курс остаётся неизменным, неизменной в целом и интеграция, сотрудничество с Российской Федерацией, и народ полностью это поддерживает.

Я Вам очень благодарен ещё раз и думаю, что весь спектр вопросов, который будет обсуждён на нашей встрече, будет реализован, без сомнения, и социально-экономическое положение Республики Южная Осетия улучшится.

И конечно же, вопросы большей интеграции, большего сотрудничества, союзничества между Республикой Южная Осетия и Российской Федерацией найдут новый импульс в этих процессах.

Южная Осетия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 2 мая 2017 > № 2160829 Владимир Путин, Анатолий Бибилов


Южная Осетия. Россия > Агропром > agronews.ru, 28 апреля 2017 > № 2298219

В Южной Осетии вновь борются с африканской чумой свиней.

В Южной Осетии вновь зафиксированы случаи падежа свиней от африканской чумы, болезнь распространилась в нескольких селах Знаурского района, сказали Sputnik в пресс-службе районной администрации.

Последний раз вспышка африканской чумы в Южной Осетии произошла летом прошлого года. Тогда в одном только Дзауском районе республики погибли более 800 животных. Позже болезнь распространилась и в других районах. «Болезнь сейчас появилась в селах Чимас, Малда и Бекмар. По словам местных жителей, от африканской чумы погибли уже шесть животных, еще больше заражены», — сказала пресс-секретарь знаурской райадмнистрации Алена Одтаева. Она отметила, что первые случаи были зафиксированы 15 дней назад. В Министерстве сельского хозяйства информацию о новой вспышке чумы подтвердили. По словам главы ведомства Виталия Плиева, пока полной информации о масштабах эпидемии нет.

Генпрокуратура возбудила уголовные дела в связи с африканской чумой свиней «Наши сотрудники выехали в села, где погибли животные, чтобы взять необходимые анализы. Как и ранее, мы отправим их в одну из российских лабораторий. Результаты будут в течение нескольких дней, но это всего лишь формальность. Уже сейчас можно с уверенностью сказать, что это мы снова столкнулись с африканской чумой», — сказал Плиев. Он отметил, что ранее жителей сел неоднократно предупреждали о необходимости безвыгульного содержания свиней, однако они не последовали советам, что привело к распространению болезни почти на всей территории республики. Два уголовных дела в связи с прошлогодней вспышкой африканской чумы возбудила Генеральная прокуратура Южной Осетии. Одно из них касается предпринимателей, которые проигнорировали запрет на разведение свиней, а второе — должностных лиц, которые халатно отнеслись к своим обязанностям. Sputnik пока не удалось получить комментарий от представителей Генпрокуратуры о результатах расследования уголовных дел. С эпидемией африканской чумы в Южной Осетии столкнулись и в 2010 году, тогда пострадавшие сельчане вместо падших свиней получили от властей РЮО овец. Африканская чума свиней (африканская лихорадка, восточноафриканская чума, болезнь Монтгомери) — заразная вирусная болезнь свиней, относится к числу особо опасных. Для человека АЧС опасности не представляет. Вирус АЧС не поддается лечению и вакцинопрофилактике среди животных, остановить распространение болезни можно только жесткими карантинными мерами. В России вирус распространяется с 2007 года.

Южная Осетия. Россия > Агропром > agronews.ru, 28 апреля 2017 > № 2298219


Южная Осетия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > rosbalt.ru, 10 апреля 2017 > № 2138023

В частично признанной Южной Осетии состоялись президентские выборы и референдум по переименованию республики в «Государство Алания». Явка, по данным Центризбиркома, составила более 80%. За переименование отколовшейся от Грузии территории численностью в 35 тысяч человек (официально — 51 тысяча), ставшей «союзническим государством» для России, проголосовали более 75% участников референдума.

«Государство Алания» выбрало себе и нового президента — спикера парламента Анатолия Бибилова. За него, по предварительным данным Центризбиркома ЮО, проголосовало около 58% избирателей, в то время как за действующего главу государства Леонида Тибилова — 30%. Такой исход выборов стал несколько неожиданным, поскольку власти России «благословили» Тибилова на второй президентский срок.

В частности, председатель Высшего совета «Единой России» Борис Грызлов (его цитирует ТАСС), заявил: «Мы поддерживаем решение действующего президента Леонида Тибилова баллотироваться на второй срок». По его словам, высокий уровень российско-югоосетинских двусторонних отношений подтверждается регулярными встречами президента России Владимира Путина с южноосетинским коллегой.

Напомним, что незадолго до выборов Тибилов встречался с Путиным, и уже тогда было понятно, кого поддерживает Москва в качестве кандидата в президенты. А через несколько дней после этого рандеву между Россией и Южной Осетией было подписано соглашение о порядке вхождения отдельных подразделений Вооруженных сил ЮО в состав ВС РФ. Документ подписан в рамках Договора о союзничестве и интеграции между Россией и Южной Осетией, заключенного в марте 2015 года.

Интересно, что результаты проведенного exit poll свидетельствовали о неизбежности второго тура выборов, поскольку президенту Тибилову отошло около 46% голосов, а спикеру парламента Бибилову — около 37%. Третий кандидат в президенты, сотрудник КГБ Южной Осетии Алан Гаглоев, остался вне игры: по опросам, он набирал немногим менее 17%.

Но реально случилось то, что случилось — победил Бибилов. Наблюдатели из России, Абхазии, Приднестровья, Нагорного Карабаха, Донецкой и Луганской народных республик — всего более 80 человек — о грубых нарушениях в ходе выборов не заявляли. На соблюдение порядка в день голосования и референдума был брошен весь личный состав МВД. По данным КГБ республики, «в связи с усилением мер безопасности» на три дня — с 7-го по вечер 10 апреля, был прекращен пропуск граждан на границе ЮО с Грузией.

Что показали эти выборы? Во-первых, что кланы в Южной Осетии способны к консолидации, когда это необходимо. Во всяком случае, трое кандидатов в президенты обошлись без оскорблений друг друга и, что самое главное, не позволили экс-президенту ЮО Эдуарду Кокойты, которому ЦИК отказал в регистрации для участия в выборах, втереться в политическую конфигурацию протекающих в республике процессов.

Кокойты всячески старался дестабилизировать обстановку, созывал шумные митинги своих сторонников и, как говорят в Цхинвале, пытался договориться и с Тибиловым, и с Бибиловым на предмет получения им и его «друзьями» высоких должностей. Но, видимо, договориться не удалось — даже несмотря на то, что он открыто стал проявлять «лояльность» к Бибилову и перестал «эмоционально» отзываться о некоторых представителях администрации президента России, которая, разумеется (имея в виду прошлое Кокойты) ни в коем случае не допустила бы его ни до одного «высокого» кабинета.

Как поведет себя после такого фиаско экс-президент ЮО, прогнозировать сейчас трудно. Политического будущего в республике у него нет, и, по идее, имея в виду отношение к нему российских властей, он вряд ли решится раскачивать обстановку на родине: скорее всего, вернется в Москву.

Во-вторых, назвать полноценными выборы в Южной Осетии невозможно — хотя бы потому, что их итоги и референдум международным сообществом (Евросоюз, США и другие, не говоря уже о Грузии) объявлены нелегитимными, а политика непризнания независимости республики продолжается.

В-третьих, югоосетинским выборам сопутствовал общекавказский и вообще восточный синдром — соревновались кланы, «семьи» в их широком понимании, а не сугубо политические деятели с соответствующими программами. Но самому «Государству Алания» и России это последнее обстоятельство неважно: главное, чтобы на территории южного буфера безопасности РФ не было серьезной конфронтации и поползновений «цветного» порядка. Впрочем, любые такие поползновения способны подавить дислоцированные на базах в ЮО российские военные.

Что же касается референдума по переименованию республики, дело это достаточно тонкое, поскольку его целью является объединение Южной Осетии с Осетией Северной. Вот как объяснил затею с референдумом Тибилов: «Наши братья на севере назвали свою республику Северная Осетия — Алания, и переименование нашего государства в Южную Осетию — Аланию создаст условия и предпосылки для вхождения Единой Алании в состав Российской Федерации».

Россия не запретила Цхинвалу проводить референдум (чем бы дитя ни тешилось, лишь бы помалкивало), но это вовсе не означает, что она в обозримом будущем поведется на повторение крымского сценария. Вместе с тем в «рукаве», для, так сказать, острастки политических антагонистов, она будет держать соответствующую карту. Ну, а те южные осетины, которые, в отличие от абхазов, желают вхождения в РФ, будут лелеять надежду стать «истинными россиянами», хотя почти все они имеют паспорта РФ.

Что ждет вторую «Аланию» при новом президенте? Да ничего нового. Правда, говорят, что он рассудителен, спокоен и не замешан в «грязных делах», что важно для простых осетин, которых в ЮО осталась всего лишь горсточка. Содержание Россией своего «подбрюшья» продолжится — в прошлом году оно обошлось ей в 8,2 миллиарда рублей. Есть надежда на то, что большую часть этих денег минет нецелевое расходование — попросту говоря, их не очень сильно разворуют.

В общем, ни в политике России в отношении ЮО, ни в политике Южной Осетиии в отношении РФ изменений не будет, поскольку Бибилов, как и Тибилов, ориентирован на максимальную, на любых условиях интеграцию с Россией. Правда, в самой ЮО могут слегка столкнуться кланы — при новом президенте во властные структуры придут и новые люди. Но, вероятно, от Бибилова можно ждать сохранения «баланса интересов».

Сам избранный президент уже заявил, что отношения ЮО с Россией «будут наращиваться», и что желание югоосетинского народа «вернуться в состав Российской Федерации» неизменно в течение почти ста лет, то есть с того периода, как осетины пребывают «в разных политических единицах».

Ну, а Кремль, «приветствовал» президентские выборы в ЮО и подтвердил «абсолютно политически конкурентный демократический избирательный процесс» в этой республике. «Еще большее удовлетворение у нас вызывает то, что основная конкуренция велась между двумя кандидатами, которые являются убежденными сторонниками дальнейших тесных отношений Южной Осетии с Российской Федерацией, и мы всячески приветствуем этот настрой», — заявил пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков.

Впрочем, иной настрой в Южной Осетии Россия просто бы не допустила.

Андрей Николаев

Южная Осетия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > rosbalt.ru, 10 апреля 2017 > № 2138023


Южная Осетия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 10 апреля 2017 > № 2136087

В Южной Осетии в воскресенье состоялись выборы главы государства. Только к утру понедельника появилась слабая интрига. Кандидат в президенты, председатель парламента Южной Осетии Анатолий Бибилов заявил, что по данным его штаба, который собрал копии всех протоколов избирательных комиссий, с результатом 54,9% голосов он победил на выборах уже в первом туре.

Эти данные не особенно расходятся с данными ЦИК Южной Осетии. По предварительным данным ЦИК республики Бибилов набрал около 58% голосов, опережая действующего президента Леонида Тибилова почти в два раза.

Однако интрига эта была слабая — местного, даже персонального значения. Два кандидата-фаворита. Один — председатель парламента, второй — действующий президент. Тибилов с 1981 года офицер КГБ СССР, Бибилов с 1988 года служил в ВДВ СССР, а затем России. Оба принимали активное участие в борьбе за независимость Южной Осетии от Грузии. Оба возглавляли серьезные силовые структуры Южной Осетии и дослужились до генеральских званий. Оба придерживаются практически одной и той же линии во внутренней и внешней политике.

Гораздо больший интерес представлял проходивший одновременно с выборами референдум, в ходе которого свыше 80% участвовавших высказались за принятие второго наименования республики (Республика Алания). Это практически полная калька с названия российской автономии Северная Осетия — Алания.

Таким образом, сделана неформальная заявка на объединение осетинского народа в одном государстве. Понятно, что присоединение Северной Осетии к Южной (и создание независимого объединенного государства) невозможно, так как нарушило бы территориальную целостность России. Поэтому единственно возможным видится второй вариант — вхождение Южной Осетии в состав России и постепенное слияние двух осетинских автономий.

К этому Южная Осетия стремится давно. В этом ее отличие от Абхазии, народ которой объединен на одной территории, полностью подконтрольной абхазскому государству. К тому же данная территория в результате грузино-абхазских военных конфликтов, продолжавшихся два десятилетия, превратилась из многонациональной в почти мононациональную. Приморское расположение Абхазии и небольшое население дают надежду на более-менее успешное развитие национальной экономики на базе туризма и сопутствующих отраслей. Внешняя безопасность обеспечивается Россией, что позволяет экономить на военном бюджете. Поэтому сейчас Абхазия пытается реализовать собственную независимость, добившись полноценного международного признания.

Осетии — как Северная, так и Южная — выхода к морю не имеют. Их экономическое развитие практически полностью зависит от связей с Россией. Народ разделен и проживает в двух государствах, пусть и при весьма эфемерной границе между ними. Поэтому с момента обретения независимости Южная Осетия стремится к полноценной интеграции в состав российского государства с целью объединения разделенного народа.

Экономические вопросы и вопросы обеспечения безопасности в данном случае играют для осетин второстепенную роль. Понятно, что Россия в любом случае оказывала бы республике финансово-экономическую и военную помощь.

Не только потому, что соответствующие обязательства зафиксированы в межгосударственных соглашениях, но в связи с тем, что это в российских интересах, поскольку служит стабилизации ситуации на Северном Кавказе в целом.

Процесс интеграции Южной Осетии с Россией был запущен практически сразу после признания Москвой ее независимости. В 2014 году в парламенте Южной Осетии официально заявили о намерении войти в состав России. В 2015 году подписан договор о союзе и интеграции с Россией. В текущем 2017 году Южная Осетия планировала провести референдум по этому вопросу. Впрочем, не исключено, что он будет отложен.

В данном случае руководство Цхинвала готово к любой скорости интеграции и практически на любых условиях. Процесс тормозится только в связи с необходимостью его международно-правового обеспечения. Как известно, Грузия пока не признала утрату Абхазии и Южной Осетии, предъявляет на них суверенные права и получает в этом вопросе поддержку значительной части мирового сообщества.

Если с фактической независимостью данных государственных образований и опекой их Россией все вынужденно смирились, то прямое включение Южной Осетии в состав российского государства может вызвать жесткую реакцию в не самое подходящее для этого время.

Поэтому пока запущен процесс фактической интеграции. Например, начато объединение Вооруженных сил России и Южной Осетии. Финансовые и экономические системы, по сути, давно уже объединены. Аналогичные процессы идут на уровне других ведомств. Решается задача объединения де-факто — с тем, чтобы в удобный момент оформить его юридически.

Если обеспечены общие оборона, экономика, финансы, гражданство и прозрачная граница, то наличие или отсутствие фактического объединения, с точки зрения интересов обычных граждан, играет второстепенную роль. Однако со стороны политической перспективы любые межгосударственные отношения могут быть в любой момент изменены.

Для Южной Осетии, как уже говорилось выше, это вопрос не только экономической и военной безопасности, но и проблема единства народа.

Поэтому Цхинвал напоминал, напоминает и будет напоминать о своем желании ускорить процесс объединения всех осетин в одном государстве. В том числе при помощи таких шагов, как референдум о втором названии республики, которое дополнительно сближает ее с Северной Осетией. В конце концов, лишний раз напомнить мировому сообществу о стремлении разъединенного осетинского народа к объединению не помешает.

Южная Осетия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 10 апреля 2017 > № 2136087


Южная Осетия > Внешэкономсвязи, политика > newizv.ru, 10 апреля 2017 > № 2323163

Более 78% избирателей из Южной Осетии высказались за переименование Республики в Государство Алания.

О том, что за переименование Республики Южная Осетия проголосовали 78,2% избирателей, рассказала глава ЦИК Белла Плиева, сообщает ТАСС.

Также в воскресенье, 9 апреля, в Южной Осетии прошли выборы президента. По предварительным данным, на данный момент лидирует спикер парламента Анатолий Бибилов, опережая действующего главу Республики Леонида Тибилова.

Южная Осетия > Внешэкономсвязи, политика > newizv.ru, 10 апреля 2017 > № 2323163


Южная Осетия. Бельгия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 10 апреля 2017 > № 2136092

В НАТО в очередной раз заявили о непризнании каких-либо выборов в Южной Осетии, которую альянс считает составной частью Грузии.

"НАТО не признает так называемые президентские выборы и так называемый референдум, которые состоялись в воскресенье в грузинском регионе Южная Осетия", — заявила официальный представитель НАТО Оана Лунгеску.

По ее словам, "односторонние шаги по изменению названия или статуса региона наносят ущерб усилиям по поиску надежного урегулирования ситуации в Грузии".

В воскресенье в Южной Осетии прошли президентские выборы и референдум по изменению названия республики. По предварительным данным, победу на выборах одерживает спикер парламента Анатолий Бибилов, набравший более половины голосов, свыше 75% участников референдума высказались за переименование Южной Осетии в Аланию.

Александр Шишло.

Южная Осетия. Бельгия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 10 апреля 2017 > № 2136092


Южная Осетия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 9 апреля 2017 > № 2134958

Большинство граждан Южной Осетии проголосовали на референдуме за введение равнозначного наименования "Государство Алания", свидетельствуют данные exit poll, который проводился югоосетинской автономной некоммерческой организацией "Академия социологического анализа".

Инициативу поддержали 81,5% избирателей, принявших участие в голосовании, против высказались 18,5%.

Опрос проводился на 23 участках Цхинвала и районов Южной Осетии, в нем приняли участие 2981 человек.

Одновременно с референдумом о переименовании республики в воскресенье в Южной Осетии прошли президентские выборы. По данным exit poll, действующий глава государства Леонид Тибилов набирает 45,8%, его основной конкурент, спикер парламента Анатолий Бибилов — 36,9%. Таким образом, согласно законодательству, должен быть назначен второй тур выборов.

Южная Осетия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 9 апреля 2017 > № 2134958


Южная Осетия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 9 апреля 2017 > № 2134883

Выборы в Южной Осетии проходят без серьезных нарушений; явка достаточно высокая, несмотря на холодную погоду, утверждают местные власти.

В югоосетинской столице с утра накрапывает дождь, резко похолодало. Однако люди достаточно активно идут к избирательным участкам. Уже к двум часам дня явка превысила 52%, что позволяет признать выборы состоявшимися.

"А чего мне дожидаться дома? Нужно идти голосовать, а то за нас проголосуют", — говорит пенсионер Казбег.

В утренние часы молодые люди были не так активны, как пожилые. В основном люди в возрасте до 30 приходили на участки всей семьей. Зачастую они брали детей на руки и вместе опускали по два бюллетеня в урну.

"Мы сейчас проголосуем, а потом поедем в село, к бабушке с дедушкой", — сказал отец семейства Ахсар. "Я пришел на выборы, потому что мне обидно за мою родину. Мы уже столько лет живем за счет помощи России, но сами еще не встали на ноги. Надеюсь, эти выборы что-то изменят", — добавил он.

Двадцатилетний таксист Стас тоже уже проголосовал. По его словам, главная проблема молодых людей в Южной Осетии в том, что катастрофически не хватает рабочих мест. "Ни у кого из моих друзей нет работы", — рассказал он, отметив, что его знакомые уже проголосовали.

В то же время иностранные наблюдатели пока не зафиксировали серьезных нарушений. Как сообщила РИА Новости глава ЦИК Белла Плиева, сведений о серьезных нарушениях или жалобах в Центризбирком не поступало. "Единственное, был инцидент, когда молодой человек не хотел, чтобы проставили ему штамп в паспорт в обмен на выдачу бюллетеня", — рассказала она.

В свою очередь, глава МВД Южной Осетии Ахсар Лавоев попросил граждан "не поддаваться на провокации и быть бдительными".

В воскресенье в Южной Осетии проходят президентские выборы и референдум о переименовании республики в государство Алания. Кандидатами на высший пост зарегистрированы действующий президент Леонид Тибилов, спикер парламента Анатолий Бибилов и сотрудник КГБ Алан Гаглоев. Все кандидаты выступают за дальнейшее укрепление отношений с Россией.

Всего открыто 77 избирательных участков, пять из них — на территории России. Порог явки составляет 50% плюс один голос. Для победы кандидату необходимо набрать более 50% голосов. По данным ЦИК, всего зарегистрировано 32 тысячи 736 избирателей.

Южная Осетия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 9 апреля 2017 > № 2134883


Южная Осетия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 9 апреля 2017 > № 2134945

Выборы президента Южной Осетии и референдум по переименованию Южной Осетии в государство Алания соответствовали общепринятым демократическим принципам и нормам проведения справедливых выборов, заявил на пресс-конференции в Цхинвале глава миссии наблюдателей от Госдумы депутат Николай Говорин.

"Выборы и референдум соответствовали национальному законодательству Южной Осетии, а также основным общепризнанным демократическим принципам и нормам организации и проведения свободных, справедливых выборов", — сказал Говорин.

В воскресенье в Южной Осетии проходили президентские выборы и референдум о переименовании республики в государство Алания. Кандидатами на высший пост зарегистрированы действующий президент Леонид Тибилов, спикер парламента Анатолий Бибилов и сотрудник КГБ Алан Гаглоев. Все кандидаты выступают за дальнейшее укрепление отношений с Россией. Всего было открыто 77 избирательных участков, пять из них — на территории России. По данным ЦИК, всего было зарегистрировано 32 тысячи 736 избирателей.

Южная Осетия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 9 апреля 2017 > № 2134945


Южная Осетия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 9 апреля 2017 > № 2134931

Генеральная прокуратура Южной Осетии не располагает данными о каких-либо существенных нарушениях на выборах президента, заявил журналистам генпрокурор Урузмаг Джагаев.

"Существенных нарушений на избирательных участках нет. Есть незначительные нарушения, которые существенного влияния на проведение выборов не имеют", — сказал Джагаев.

По его словам, заявления, которые поступали, рассматривались вовремя. "Это говорит о высокой избирательной культуре народа Южной Осетии, о хорошей подготовительной работе Центризбиркома", — отметил Джагаев.

В воскресенье в Южной Осетии проходят президентские выборы и референдум о переименовании республики в государство Алания. На высший пост претендуют действующий президент Леонид Тибилов, спикер парламента Анатолий Бибилов и сотрудник КГБ Алан Гаглоев. Все кандидаты выступают за дальнейшее укрепление отношений с Россией.

Всего открыто 77 избирательных участков, пять из них — на территории России. Порог явки составляет 50% плюс один голос. Для победы кандидату необходимо набрать более 50% голосов. По данным ЦИК, всего зарегистрировано 32736 избирателей.

Южная Осетия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 9 апреля 2017 > № 2134931


Далее...