Всего новостей: 2225984, выбрано 14338 за 0.219 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Казахстан > Образование, наука. СМИ, ИТ > inform.kz, 21 сентября 2017 > № 2318363

Минобразования: Учителя могут использовать на уроках знания о технологиях ЭКСПО

Знания о технологиях, продемонстрированных на выставке ЭКСПО-2017, могут использовать учителя во время уроков в школах. Об этом сегодня на пресс-конференции в Правительстве сообщил председатель Комитета науки Министерства образования и науки РК Болатбек Абдрасилов, передает корреспондент МИА «Казинформ».

«На ЭКСПО-2017 было очень много экспонатов, которые можно будет использовать в школах нашей страны. Мы создаем информационную площадку. Это будет, скорее всего, сайт, где будут размещены основные образовательные технологии. Эта площадка будет доступна для каждой школы. Они будут иметь возможность приобщаться к тем достижениям, которые у нас есть в мире в сфере образовательных технологий. (...) Сейчас у нас внедряется академическая свобода, то есть любой преподаватель в плане содержания своего предмета, содержания используемых технологий в процессе преподавания вправе выбирать собственные технологии. Этот образовательный портал будет давать возможность и нашим преподавателям совершенствовать свою методику преподавания», - отметил он.

Как ранее сообщалось, в рамках послевыставочного использования материалов ЭКСПО-2017 в образовательном процессе учебных заведений министерство намерено создать единый цифровой образовательный ресурс по научным материалам, которые были представлены в павильонах ЭКСПО.

«Контент, который будет размещен на доступных образовательных платформах в каждой школе. В него будут включены образовательные ресурсы как сельских, так и городских школ. Также мы планируем запустить национальный проект среди школ Казахстана, называется «Экологический след» (ecological footprint). В рамках данного проекта предусматривается проведение олимпиады среди школ по определению влияния на экологию каждой конкретной школы. Этот проект не новый, он успешно реализуется в разных странах и направлен на воспитание экологической культуры детей», - рассказал глава МОН.

Казахстан > Образование, наука. СМИ, ИТ > inform.kz, 21 сентября 2017 > № 2318363


Казахстан > Образование, наука > dknews.kz, 20 сентября 2017 > № 2318403

27 миллиардов тенге потратили из государственной казны на издание школьных учебников. Это почти в полтора раза больше, чем 2015 году, передает телеканал «Хабар 24».

Но качество книг по-прежнему вызывает нарекания. На очередном пленарном заседании Мажилиса депутат Ирина Смирнова обратилась с запросом на имя Главы Правительства. В своем обращении она просит разобраться в ряде вопросов, касающихся экспертизы учебников, квалификации авторов и периодичности выпуска новых изданий?

Есть ли необходимость переиздавать учебники каждые 4 года? — интересуется депутат.

«Министерство образования и науки каждый год рапортует об огромной работе по усовершенствованию школьных учебников. Проходят заседания, проводятся симпозиумы, работают авторские коллективы. Средства осваиваются в полном объеме. Однако на качество учебников, которые продолжают заслуженно критиковать за концептуальные, фактологические, орфографические, стилистические ошибки, содержание, полиграфическое исполнение, совсем не здоровье сберегающие вес и размеры — это никак не влияет», — сказала депутат Мажилиса Парламента РК Ирина Смирнова.

Казахстан > Образование, наука > dknews.kz, 20 сентября 2017 > № 2318403


Казахстан > Образование, наука > dknews.kz, 20 сентября 2017 > № 2318395

На пленарном заседании Мажилиса Парламента РК депутат Ирина Смирнова в своем запросе Премьер-Министру просит принять меры по повышению качества казахстанских учебников,передает корреспондент Zakon.kz.

«Качество образования обеспечивается сочетанием множества факторов. Одним из них является качество стандартов, программ, и учебников. На то, чтобы появились качественные учебники государством выделяются из года в год все более существенные средства. Например, в 2015 году около 10 миллиардов тенге, 2016 году 19 миллиардов тенге, 2017 году 27 миллиардов тенге», - сказала она.

По ее словам, Министерство образования и науки каждый год рапортует об огромной работе по усовершенствованию школьных учебников, но на качество учебников, которые продолжают заслуженно критиковать за концептуальные, фактологические, орфографические, стилистические ошибки, содержание, полиграфические исполнение, совсем не здоровье сберегающие вес и размеры - это никак не влияет.

«Вместе с тем, есть ряд причин, которые могут приводить к тем последствием, которые мы видим в школьном учебниковедении. В частности, в стране мало квалифицированных авторов учебников, а такая наука, как учебниковедение, не развита. Нет ее в реестре профессий, получаемых в вузах страны. Так кто же является авторами учебников, которые определены как базовые по предметам? Имеют ли они специальное образование, дающее право работать над написанием учебника?», - задалась вопросами депутат.

Ее волнует также, насколько взаимодействуют авторские коллективы между собой.

«В учебниках по разным предметам допускаются разночтения в событиях, фактах, времени их происхождения. Кроме того, они перенасыщены, зачастую сложно изложены. Или наоборот, в учебнике «Всемирная история» для 9 класса, информация о Великой Отечественной войне уместилась в один параграф. Или, к примеру, нашумевший учебник «Русский язык» для 7 класса, где литературный язык сводится к уровню примитивного бытового общения», - констатировала она.

И. Смирнова напомнила, что через тексты и задания должны проводиться идеи воспитания, высказанные Президентом: «Если не будет сохранен национальный код, национальная культура, не будет никаких преобразований, модернизаций». По ее мнению, предложенный учебник не только не сохраняет национальный код, но и уничтожает его.

«Задание в учебнике не носят воспитательный характер. Имеется ли документ, который определял бы требования к содержанию, структуре, стилю изложения, подбору материала и к качеству учебников? В то же время любой учебник, перед применением на практике должен пройти апробацию, получить положительные оценки экспертов, педагогов, учащихся, родителей. Вызывает сомнение, что учебники, внедренные в 2017 году в 5, 7 классах прошли апробацию? Так ли это?», - указала парламентарий.

В то же время, по ее словам, серьезные нарекания имеются к работе Республиканского научно-практического Центра «Учебник», который не несет ответственности за качество учебников, перекладывая ее на издателей, на МОН РК или на авторов.

«Так все же, какую ответственность за качество издаваемой учебной литературы несет Центр «Учебник»? Если никакой, не стоит ли его оптимизировать? Как формируется экспертное сообщество? Кто является экспертами? Являются ли они квалифицированными, компетентными специалистами в области учебниковедения? Как обеспечивается объективность, беспристрастность и независимость работы экспертов по выбору единственного учебника по тому или иному предмету для учащихся страны от МОН РК и Центра «Учебник». Почему до сих пор этот важнейший вопрос не вынесен на рассмотрение в независимое поле? И очень важный момент», - указала она, добавив, что экспертная деятельность Центра «Учебник» относится к сфере с высокой степенью коррупционных рисков.

В связи с этим, на ее взгляд, необходимо внедрить частую ротацию руководителей этого учреждения.

«Является ли настоятельной необходимостью переиздание всех учебников каждые четыре года? К примеру, учебники признанных британских издательств отличаются завидным постоянством в подаче материала, не смотря на стремительные, не менее, чем в нашей стране, изменения», - дополнила депутат.

Также вызывает тревогу парламентариев неудержимый рост цен на учебники. По данным И. Смирновой, только за один год цена учебников выросла в два-три раза.

«В связи с тем, что по каждому предмету и в каждом классе теперь один утвержденный учебник, издатель становится монополистом. Согласовывались ли цены на базовые учебники с Комитетом по регулированию естественных монополий и защите конкуренции. Не стоит ли включить предполагаемую цену учебника в критерии отбора в будущем. Это только некоторые вопросы, требующие незамедлительного рассмотрения. Ответ просим дать письменно в установленный законодательством срок», - заключила парламентарий.

Ксения Давыдова, Астана.

Казахстан > Образование, наука > dknews.kz, 20 сентября 2017 > № 2318395


Япония. ЦФО > Образование, наука > fadm.gov.ru, 20 сентября 2017 > № 2317631

Молодежь Японии и России встретилась в Рязани

В Рязани состоялось официальное открытие Российско-Японского молодежного форума. Участниками стали студенты и молодые специалисты в возрасте от 18 до 35 лет из России и Японии, имеющие опыт реализации российско-японских программ. Российскую делегацию представляют участники из Москвы, Московской области, Рязани, Ульяновска, Ростова-на-Дону, Тамбова и Орла.

На открытии присутствовал ректор Рязанского государственного университета им. С.А. Есенина Андрей Минаев, он отметил стремительное развитие российско-японских и японо-российских молодежных обменов в университете.

«Рязанский государственный университет неслучайно выбран площадкой для проведения Российско-Японского молодежного форума: 17 лет ведется обучение японскому языку на бузе вуза, российские студенты выезжают в Японию для прохождения стажировок, изучаются японские единоборства, студенты из Японии изучают русский язык, ежегодно проходит Фестиваль японской культуры. Мы рады принимать у себя студентов из Японии и России, для нас это большая честь», – отметил Андрей Минаев.

Приветственное слово участникам форума направил руководитель Федерального агентства по делам молодежи Александр Бугаев:

«Встречи молодежи двух стран, безусловно, играют важную роль в развитии двустороннего сотрудничества, содействуют расширению прямых контактов между молодежными организациями России и Японии.

В условиях современного мира развитие межкультурного сотрудничества является важной и необходимой составляющей. Данный форум объединил всех, кто заинтересован в развитии российско-японских и японо-российских отношений, что позволит выстроить качественный и дружественный диалог между молодежью двух стран».

Также руководитель Росмолодежи отметил необходимость проведения мероприятий и в Год России в Японии и Японии в России.

«Основная цель организации перекрестного года – дальнейшее развитие и укрепление двусторонних отношений. Убежден, что молодежные обмены внесут значительную роль в укрепление сотрудничества и дружбы двух государств», – сказано в приветствии Александра Бугаева.

На протяжении всей работы форума обсуждаемыми темами станут: экология, популяризация спорта среди молодёжи, проекты российско-японского молодёжного сотрудничества, популяризация национального и культурного наследия среди молодёжи. В программе Российско-Японского молодёжного форума запланированы презентации, дискуссии, разработка совместных молодёжных проектов по темам форума. В рамках программы участники познакомятся с российской историей и культурой, запланированы культурно-ознакомительные программы в Рязани и Москве.

Форум продлится до 23 сентября.

Отметим, с 2015 года подведомственное учреждение Росмолодежи ФГБУ «Международный молодёжный центр» исполняет функции Координационного бюро российско-японских молодёжных обменов.

Организаторами встречи выступят Федеральное агентство по делам молодежи, подведомственное учреждение Росмолодежи ФГБУ «Международный молодежный центр» при поддержке Министерства образования и науки Российской Федерации.

Япония. ЦФО > Образование, наука > fadm.gov.ru, 20 сентября 2017 > № 2317631


Россия > Образование, наука > ras.ru, 20 сентября 2017 > № 2317455 Григорий Трубников

Академик Григорий Трубников: «Я поездил по стране и могу точно сказать, что наша наука развивается»

Председатель правительства РФ Дмитрий Медведев утвердил план реализации Стратегии научно-технологического развития России.

О cтратегии и о будущем российской науки — заместитель министра образования и науки РФ, академик РАН ГРИГОРИЙ ТРУБНИКОВ.

— Григорий Владимирович, Стратегия научно-технологического развития — это чрезвычайно важный для российской науки документ, важная программа. Расскажите, пожалуйста, почему Стратегия научно-технического развития принята именно сейчас, каковы предпосылки к разработке этого документа?

— Стратегия научного развития — важнейший для государства документ, он по определению должен с определенной периодичностью обновляться. Подобные документы в России принимаются каждые семь-десять лет, то есть и время пришло. Это с одной стороны. С другой стороны, мир сегодня стоит на пороге очередной технологической революции — промышленной, интеллектуальной. И мы непременно должны на это реагировать. Кроме того, в нашей стране произошли тоже определенные перемены в секторе науки и технологий: идут определенные трансформации в Академии наук и в вузовском секторе, созданы объединенные корпорации, созданы институты генеральных конструкторов и технологов, начали сооружаться первые мегасайенс-проекты. Наконец, определенные глобальные политические и экономические процессы нас тоже тонизируют. Одним словом, считаю, что для принятия стратегии выбран правильный момент. Кстати, крайне важно заметить, что современная Стратегия научно-технического развития поставлена руководством нашего государства на один уровень со Стратегией национальной безопасности. — Видимо, подобные стратегии существуют и в других странах. Учитывался ли их опыт? Если да, то каков он?

— Обязательно. Такие стратегии принимаются во всех развитых странах. А Россия не просто развитая страна. Я считаю, что в науке и технологиях мы относимся к лидерам. И мы должны эту планку держать, участвовать в конкурентной гонке, которая довольно агрессивна. В США стратегия была принята в 2010–2011 годах, Китай тоже недавно принял новую стратегию научно-технического развития. Такой документ сейчас активно обсуждается и вот-вот будет принят в Японии. При компиляции своих стратегий, несомненно, страны учитывают опыт других государств. Мы, конечно, не абсолютные изобретатели, мы тоже ориентируемся на базовые стратегические документы некоторых стран. У нас есть ряд сильных институтов: ИМЭМО им. Е. М. Примакова, ВШЭ, МГУ, СПбГУ, многие другие ведущие институты и университеты, которые, помимо прочего, занимаются анализом научных стратегий развитых стран. Очень активно в этой экспертной деятельности участвуют Российская академия наук, МИД, НИЦ КИ и ОИЯИ. Наверное, важно упомянуть, что при подготовке стратегии в 2016 году были созданы десять тематических рабочих групп, объединяющие в целом несколько сотен человек. Это ведущие ученые, эксперты в разных областях. Группы были распределены по разным направлениям: «наука и общество», «наука и экономика», «наука и исследовательская инфраструктура», «фундаментальная наука», «наука и бизнес», «наука и инновации» и другие. В каждой группе работали по несколько десятков экспертов. Мне, например, выпала честь координировать работу группы по исследовательской инфраструктуре. На различных площадках — вузы, аналитические центры — эти тематические группы обсуждали и собирали материал, анализировали, предлагали разделы стратегии по своей тематике. Затем, после сборки документа, он довольно долго и конструктивно обсуждался экспертным научным сообществом, и в конце концов была сформулирована Стратегия НТР, которая была одобрена Президентским советом и затем утверждена в декабре 2016 года президентом страны. Уровень и задачи этого документа серьезны. В Китае, например, подобный документ используется в том числе для последовательного проведения в жизнь реформ в сфере науки и секторе исследовательских организаций — их разумной и прагматичной реструктуризации во имя достижения поставленных результатов. Что, на мой взгляд, правильно и логично. Думаю, нет сомнений, что если есть принятая государственная стратегия, в которой закреплен сценарий развития отрасли (огромной, в которой задействованы в той или иной степени миллионы человек) и общество понимает, для чего это делается, государству проще реализовывать процессы развития и реформирования отрасли.

— В упомянутых странах такие документы принимаются на уровне академического сообщества, научных организаций или на высшем государственном уровне? — Конечно, на уровне руководства страны — на высшем.

— Существует ли консенсус в отношении стратегии или у нее есть оппоненты? Если есть, то каковы их аргументы? — Мне кажется, что вокруг нашей стратегии есть консолидация сообщества, не только, кстати, научного, но и бизнес-сообщества, отраслевой науки, вузов. Это потому, что она принималась, как я уже говорил, при самом активном участии широкого сообщества. Но и оппоненты тоже есть — куда же без них. Никакой документ не может быть идеальным и всегда есть несколько точек зрения. А научное сообщество как раз ценно и сильно тем, что истина всегда рождается в споре. — Видимо, это означает, что стратегия открыта для изменений, модернизации. — Конечно. Главная особенность принятой стратегии в том, что это не инструкция работы для научного сообщества, а предложенная система координат будущего научно-технологического уклада. Она создана с учетом анализа мировых трендов, развития глобальной экономики, развития технологий и промышленности, анализа различных практик и систем подготовки кадров. Кстати, мы крайне внимательно изучаем и опыт в области научной кадровой политики, в частности, в странах «двадцатки ». Вообще, очень интересно — наблюдать, насколько агрессивная борьба сейчас идет в развитых странах за мозги (ученые) и за руки (инженеры). Стандартные инструменты этой борьбы известны — скажем, финансовая поддержка. Да, зарплата, несомненно, важна. Но не менее важны условия работы, состояние инфраструктуры, социальные меры поддержки. Однако, мне кажется, что в научной сфере первичны цели и задачи. Наука все же не та сфера, в которой можно зарабатывать такие же деньги, как в банковской отрасли. Специфика и мотивы другие. Здесь достигают успеха те, кто мотивирован целью, научной задачей, то есть получением новых знаний. Это ведь фундаментальная задача самой науки. Поэтому когда государство говорит обществу, что наука является приоритетом, наряду с государственной безопасностью, говорит, что готово создавать условия, развивать инфраструктуру, поддерживать прорывные исследования, — это приводит молодых людей в науку ради решения амбициозных научных задач. — Вопрос об одной из важнейших частей стратегии — «Больших вызовах». Они по определению глобальны. А международную обстановку вокруг России сегодня трудно назвать благоприятной. Насколько это влияет на реализацию стратегии? Как вы, ученый с большим международным опытом, видите в этих условиях возможность кооперации с трезво мыслящими зарубежными учеными, научными организациями? — Без международной кооперации большой серьезной науки быть не может. Поэтому один из базовых разделов стратегии, план действий на ближайшие несколько лет, содержит раздел о развитии международного научного сотрудничества. Нам необходимо сформулировать и утвердить прагматичную концепцию МНТС для России. Во-первых, очень важно раз в несколько лет оглядываться, смотреть на конкурентов и оценивать свое реальное место в мировой науке. Во-вторых, необходимо пересматривать приоритеты и делать это регулярно с оглядкой на международную арену. И в-третьих, не стоит гнаться за лидерством во всех приоритетных направлениях, это бессмысленно и безнадежно. Нужно поддерживать те направления, в которых у нас есть заделы, в которых мы можем и осознанно хотим стать лидерами. По некоторым направлениям нам достаточно просто мониторить ситуацию и определенные тематики исследований. Разные страны в разной степени могут себе позволить соблюсти экономически разумный баланс между подобными вещами. Кстати, в той сфере, где у нас есть задел, где мы самодостаточны — с учетом интересов национальной безопасности, с учетом экономических, геополитических, военных и прочих аспектов — определенная часть исследований может становиться закрытой. Эта грань четкая, все ее понимают, многие страны идут по такому пути.

— Международная напряженность, очевидно, является некоторым барьером. Преодолим ли он, позволяет ли стратегия находить выход в конкретных ситуациях?

— Барьеры есть, они и были и будут. Мы испытываем трудности с доступом к определенным технологиям и знаниям, это неизбежно, это тоже элемент национальной безопасности различных блоков государств. Геополитическая ситуация развивается, бывают потепления и похолодания, случается и «дружба навек» между странами, это нормальный цикличный процесс, который проходят все государства, особенно претендующие на лидерство в мире. Тем не менее скажу одну важную мысль: лидеры всех крупных государств понимают, что вне зависимости от состояния дипломатических отношений, взаимоотношения в сферах науки и культуры должны поддерживаться до последнего. Ведь именно они являются мостиками для становления периода потепления и нормализации отношений, а там и нового цикла сотрудничества и дружбы.

— Мегапроекты уже показывают свою значимость, и не только в России. Каким вам видится будущее этого начинания? Не могли бы вы в этой связи рассказать о проекте NICA, к которому имеете самое прямое отношение?

— Это важная тема. Фактически мегапроекты создаются в мире начиная с 1940-х годов (например, атомный и космические проекты). На мой взгляд, мегапроект — это не просто крупная научная установка для получения фундаментальных знаний. Mega Science Project — это элемент научной сферы, который одновременно решает очень большое количество фундаментальных вопросов. Мегапроект — это вызов для государства, которое его решило создавать. Если вы посмотрите историю некоторых заявленных мегапроектов, вы увидите, что когда, к примеру, Китай или Япония громко заявляли, ну, скажем, о многокилометровом коллайдере, то через два-три года эта инициатива затухала — оказывается, не хватает людей или не хватает знаний и технологий. Поначалу кажется, что любые технологии можно купить и они тут же у тебя заработают, как у соседей. Но потом оказывается, что для того чтобы организовать производство high-tech-продукции с тем же качеством и темпами, необходимо лет десять потратить, чтобы приобрести практику и опыт. В чистом неудобренном и невзрыхленном поле, без должной подготовки и стараний никогда ничего хорошего быстро не вырастет. Вроде все делают по чертежам и скопированным рецептам и инструкциям, но ресурс у собранных двигателей получается почему-то не десять лет, а десять дней. Оказывается, есть тонкости и детали, присадки, оснастка, освоенные методики и экспериментальное чутье, основанное не на интуиции, а на опыте. Практика — важнейшая вещь! Многие мегапроекты — например, сооружение Большого адронного коллайдера — потребовали усилий даже не десяти, а двадцати-тридцати стран. И тут еще один важный аспект: кроме обладания технологией, одной из критически сложных вещей является организация создания, управления и эксплуатации такими крупными проектами. В первую очередь нужны знания и опыт, потом технологии, сборка, а когда огромное сооружение создано, его надо еще запустить — как самолет или ракету. Можно в точности повторить все элементы, собрать, а он не полетит. Необходимо организовать сложнейший процесс взаимодействия участников такого проекта. Повторю, мегасайенс-проекты — это серьезный вызов для любой страны: технологический, научный и инвестиционный вызов. Но это и колоссальный магнит для научных кадров. Когда государство его объявило и начинает безусловно строить, сообщество поверило в реализацию планов, когда мегапроект проходит свой «экватор» (а горизонт сооружения это семь-десять лет) — он начинает притягивать колоссальные кадровые ресурсы: лучших, амбициозных, молодых. Быть причастным к большой задаче — это огромный мотив для ученого, особенно молодого. Когда мегапроект уже «на колесах», в нем задействована национальная высокотехнологичная (да и не только она) промышленность — все начинают из-за престижа дела становиться в очередь за заказами. Это в конечном итоге создает огромное преимущество для государства, потому что ты загружаешь свое производство и становишься конкурентным на рынке. Мегасайенс-проект двигает все государство — и образование, и науку, и промышленность, и политику, конечно. Что касается коллайдера NICA, то это родной для меня проект, в котором я участвовал фактически с его начала. Самым сложным было консолидировать вокруг него международное сообщество. В этой области физики сейчас развиваются четыре мегапроекта — коллайдер в Брукхейвене, экспериментальная установка на фиксированной мишени в ЦЕРНе, немецкий уникальный комплекс FAIR и наша NICA. Убедить научное сообщество, конкурентов участвовать в нашем мегапроекте было задачей непростой. Но умные люди понимают, что лучше объединять усилия, а не конкурировать. Мы с Брукхейвеном по текущим этапам, по науке, по ожидаемым датам начала эксперимента идем ноздря в ноздрю. А дальше кому повезет, тот и будет первым, в этом всегда есть определенный элемент везения. Но только складывая усилия в такой сложнейшей гонке, все проекты развиваются. Если бы работали в изоляции друг от друга, то сроки эксперимента отодвинулись бы за 2030 год. На мой взгляд, идеальный вариант мегапроекта — это когда научная идея предлагается в той же стране и теми же людьми, которые этот проект реализуют. Как с бозоном Хиггса получилось: Хиггс, Браут и Энглер независимо предложили теорию еще в далекие 1960-е годы, дальше весь мир «сложился» и созрел только в 90-е годы к созданию такого коллайдера, потом мегапроект еще почти 20 лет строили. Кстати, Россия тоже вложила огромный и финансовый и материальный и интеллектуальный вклад в него. Хиггс и Энглер получили за бозон Хиггса Нобелевскую премию (точнее, конечно, за теоретическое открытие механизма, который обеспечил понимание происхождения масс элементарных частиц). Мы, да и многие другие страны участвовали в проекте. Это тоже было хорошо и важно — мы получили технологии, получили знания, воспитали людей. Тем не менее сливки снимают те, кто идею предложил и дожил до ее воплощения. Что касается проекта NICA, то в его основе лежат идеи в том числе наших, дубнинских теоретиков о том, что именно в определенном диапазоне плотностей и температур и с определенными пучками сталкивающихся тяжелых ядер нужно искать эффекты фазовых переходов в сильновзаимодействующей ядерной материи. Если повезет, у нас будет проект Born in Russia, который от идеи и до получения результата будет иметь абсолютно наш приоритет. У нас в России развиваются еще пять проектов. Это высокопоточный реактор ПИК, совершенно уникальное сооружение. Когда он заработает, это будет лучший и самый мощный нейтронный источник в мире. Его создает в Гатчине Курчатовский институт. Еще один проект — токамак нового поколения на базе научного центра в Троицке — это путь к управляемой термоядерной реакции с помощью сверхсильных магнитных полей и исключительно омического нагрева плазмы. Далее, мощная лазерная установка со сверхсильными световыми полями в Нижнем Новгороде на базе ИПФ РАН — это уникальный проект. Лазерные импульсы будут создавать локальные поля колоссальной мощности, которые позволят исследовать пространственно-временную структуру вакуума и смоделировать процессы, которые протекают в недрах звезд. И еще один проект — новый электрон-позитронный коллайдер в Новосибирске в Будкеровском институте. Тоже уникальная машина, которая позволит проводить эксперименты по проверке Стандартной модели и изучению структуры материи с недостижимой ни для кого в мире точностью. Коллайдеры были предложены у нас еще в 1960-е годы в ИЯФ СО РАН академиком Г. И. Будкером. Дальше эта технология распространилась по всему миру, во многих местах заработали коллайдеры, несколько экспериментов на них получили Нобелевские премии, только не в России. То есть технологию предложили именно мы, мы являемся экспертом в этой области, но при этом самый лучший коллайдер — не у нас. Это неправильно. Советский Союз вообще предложил много технологий всему миру, при этом лучшие работающие образцы таких технологий, к сожалению, не нашли места и поддержки у себя в Отечестве. Кстати, по поводу экспорта технологий можно и в такую неожиданную сторону порассуждать. Возможна и такая политика, когда наука, таланты наряду с технологиями тоже являются продуктами экспорта. Например, Индия занимается подготовкой и экспортом специалистов в области медицины. У них одно из лучших медицинских образований, одна из лучших практик, они для всего мира готовят хороших врачей. У нашего научного сообщества есть еще несколько прекрасных предложений по мегапроектам: я надеюсь, что за два-три года мы пройдем с ними также путь от идеи до сформулированного проекта. Это, в частности, мегаустановки по исследованию одной из самых загадочных частиц нашей Вселенной — нейтрино. Очень перспективное направление, предмет охоты всего мира. В Антарктиде недавно запустили мегапроект для нейтринной физики — кубокилометровый детектор нейтрино во льду — «Ice Cube». Он измеряет потоки нейтрино, влетающие в нашу Землю с Северного полушария и проходящие сквозь нашу планету. Мы (ИЯИ РАН, ОИЯИ, немецкие и итальянские наши коллеги) на Байкале тоже начали создавать похожий детектор, в уникальной чистой байкальской воде, у которой будет преимущество перед антарктическим. В Антарктиде гирлянды детекторов вморожены в лед на глубину почти в километр. А слои льда, как выяснилось, со временем движутся — рвутся гирлянды, возникает преломление световых потоков от детектируемых частиц и это снижает точность экспериментальных данных. На Байкале постановка эксперимента куда проще, а значит, удобнее и дешевле, да и ожидаемые точности измерений гораздо выше. Я надеюсь, что проекты, связанные с нейтринной физикой, в следующем году обретут статус Mega Science и мы начнем двигаться в этом направлении в контакте с международным сообществом. Для международной науки важно, что создаем партнера для Ice Cube, который будет исследовать потоки нейтрино, влетающие со стороны Южного полюса, таким образом, оба детектора совместно смогут дать наиболее полную картину о космических потоках нейтрино, летящих из космоса к нам и несущих информацию о различных процессах и объектах Вселенной. Еще один проект наверняка состоится в области астрономии и астрофизики, где наши научные школы традиционно очень сильны. Мы стараемся также консолидировать сейчас научные организации и университеты для создания большого сетевого распределенного инфраструктурного мегасайенс-проекта в России для работы в области анализа и хранения больших данных. — Вам не кажется, что информационное сопровождение российской науки значительно отстает от новостного шума вокруг западной науки? — Я с вами согласен. Конечно, мне бы хотелось, чтобы, включая центральные каналы в прайм-тайм, я и дети мои видели сюжеты об успехах в науке: нашей и мировой. Политика важна. Но наука важна не менее. Придя на пост замминистра, я считал, что много знаю о российской науке (в первую очередь, конечно, в своем секторе, в ядерной физике). Однако, поездив стране, познакомившись с установками, я понял, насколько успешно у нас в регионах развивается сфера исследований и разработок. В Архангельске, во Владивостоке, в Иркутске, Красноярске, Казани, Ростове, Нижнем Новгороде… Нам есть чем гордиться, у нас очень много ярких проектов — от маленьких лабораторий до больших центров. Об этом надо говорить. Я считаю, что небольшие яркие сюжеты на центральных каналах в доступном формате (а наши ученые умеют это делать) о научных достижениях должны стать элементом политики государства. Каналы государственные, государство должно влиять на их политику. Нужно освещать и геополитику, и экономику, это важно, но рассказывать об успехах российской науки — обязательно. — Вы много лет проработали в Дубне. А это особое место на карте российской науки. После знаменитого роммовского фильма это символ романтического, бескорыстного отношения к науке. Оно было очень сильно в послевоенной российской науке и, как мне кажется, отличает Россию от Запада. Как вы думаете, такая доминанта еще сохранилась или она уже затерта иными, материальными мотивами? — Считаю, что сохранилась. Кстати, предлагалась идея снять «Девять дней одного года» в версии 2017 года. Но сейчас время другое: телеканалов слишком много, интернет нас опутал, трудно достучаться до аудитории. Нужно искать современные пути популяризации науки, пути доступа к обществу, их много. Надо работать с молодежью, проводить международные фестивали науки и конкурсы работ, проектов, стартапов, развивать институт научно-популярных лекций (этакий «Научпросвет»). Например, в Дубне мы проводим «Школу русского репортера», которая в нынешнем году собрала около 700 человек (пару лет назад я тоже читал там лекцию, тогда было порядка 400). Палатки, лес, Волга, проекты — ребята там живут месяц, горящие глаза… Я общался с ними два часа, и меня приятно поразила глубина их вопросов и понимания, мне было с ними безумно интересно. Атмосфера служения науке сохранилась — в Дубне, в Новосибирске, Санкт-Петербурге, Томске, такие точки в России есть, но их немного и их надо поддерживать, да и вообще-то множить, конечно. Самому мне очень повезло в том, что больше 20 лет назад я оказался в Дубне, приобрел бесценный опыт, не теряю веры когда-нибудь туда вернуться, в науку. Сейчас, работая на посту заместителя министра, я могу транслировать традиции, менталитет, «воздух» научного сообщества Дубны, который считается эталоном, наряду с легендарной научной культурой новосибирского Академгородка, Курчатовского института, Питерского физтеха… К тому же одной из сильных сторон сообщества Дубны являются традиции международного сотрудничества. — Личный вопрос. Вы многодетный отец, как вам удается сочетать такую, без преувеличения, титаническую нагрузку с воспитанием детей, с семейными делами? Позволяете ли вы себе — и как — хотя бы на время отключиться от служебных обязанностей?

— Да, у меня трое детей, они еще все маленькие, так что пока, как говорят: маленькие детки — маленькие бедки. Когда жил в Дубне, активно занимался спортом — волейбол, лыжи, одно время альпинизмом, поездки с семьей по многочисленным красивым уголкам нашей любимой страны. Сейчас ритм жизни, конечно, изменился: тоскую по спортивной нагрузке и общению со старыми друзьями, моими близкими коллегами, с которыми практически жили на ускорителе. На выходные стараюсь вырываться в Дубну, чтобы пообщаться с семьей: дети и жена — конечно, это главное, они мне преданы и они всегда ждут. По поводу своей роли в воспитании детей приведу одну хорошую аналогию. Хорошая, правильная семья — это фактически хорошая научная школа. Это ведь отнюдь не седовласые старцы, облеченные наградами, окруженные учениками, ничего не делающие и почивающие на лаврах, как считают некоторые. Научная школа — это прежде всего преемственность и взаимопомощь поколений. Родители, у которых самый продуктивный возраст, занимаются работой, обеспечивают семью и собственным примером показывают, как нужно правильно в этой жизни поступать. У них, занятых, как правило, мало времени на системное (можно и так сказать) общение с детьми. А бабушки и дедушки, у которых времени и опыта больше, занимаются спокойным методичным воспитанием внуков, читают им, наполняют их время знакомством с окружающим миром, прививают мораль, человеческие ценности и хорошие манеры. По такому же принципу устроена классическая успешная научная школа. А Дубна — это конечно, Дубна! Вырываясь туда, обязательно стараюсь попасть на площадку коллайдера NICA: понаблюдать, как идет это грандиозное строительство, почувствовать себя частью большой команды и большого проекта. Конечно, в Дубне меня обогащает общение с моими друзьями, коллегами по Институту и моими научными учителями. Родителями, которые переживают за нашу науку и за слишком динамичную и суетную нашу жизнь. Зимой — лыжи, летом — Волга, лес, волейбол — в любое время года. Одним словом, набираюсь энергии. А потом в Москву — и за работу.

Интервью взял Андрей Михеенков , Коммерсантъ Наука

Россия > Образование, наука > ras.ru, 20 сентября 2017 > № 2317455 Григорий Трубников


Россия > Образование, наука > ras.ru, 20 сентября 2017 > № 2317454 Геннадий Красников

Академик Геннадий Красников: Как вернуть РАН прежний высокий статус

Учёный не должен бегать за грантами

Первая попытка выбрать президента Российской академии наук была предпринята ещё в марте. Но накануне голосования все трое претендентов вдруг сняли свои кандидатуры. После срыва выборов Госдума приняла поправки в закон о Российской академии наук, дающие правительству право согласовывать кандидатуры на пост главы РАН, а президенту – право отказаться утверждать избранного академиками руководителя.

Новые выборы пройдут на общем собрании академии 25 сентября, 27-го должна быть официально объявлена фамилия нового президента РАН. Сегодня о настоящем и будущем науки размышляет один из кандидатов на этот пост – академик РАН, генеральный директор АО «НИИМЭ», председатель совета директоров ПАО «Микрон», доктор технических наук, профессор Геннадий Красников.

– Геннадий Яковлевич, после скандалов последних лет в обществе создаётся ощущение, что РАН уже не руководит наукой. Так ли это?

– Нельзя сказать, что РАН уже не руководит наукой. Российская академия наук по-прежнему – ведущая научная организация страны. Однако за годы реформ она, к сожалению, утратила возможность прямого руководства наукой, влияния на принятие решений по запуску стратегических проектов, свой авторитет у власти и общества. В результате учёные чувствуют себя на обочине общественных процессов, а фундаментальные исследования финансируются по остаточному принципу.

Необходимо срочно предпринять ряд шагов, которые вернут академии реальное управление научной деятельностью не только в институтах РАН, но и в стране в целом. Нужно сформировать на новой качественной основе целостный научный сектор, включающий все стадии получения и развития научного знания, технологий, хозяйственных и управленческих практик.

РАН должна взять на себя ответственность за научно-методическое обеспечение формирования и реализации научно-технической политики, восстановить статус организации, способной в инициативном порядке и по запросу государства реализовывать масштабные стратегические проекты, способные изменить положение всей страны в мировом научно-технологическом пространстве – от совершенствования системы образования до модернизации высокотехнологичной российской экономики.

Для развития фундаментальной и прикладной науки нужно создать механизмы достаточного финансирования из нескольких источников: за счёт средств государственного бюджета, внебюджетных фондов, федеральных целевых программ, инвестиций со стороны бизнеса.

Кроме того, для повышения эффективности в новых условиях необходимо существенно перестроить работу руководства РАН, Президиума, отделений, аппарата и служб академии. Нужно восстановить единую систему управления институтами РАН, их подчинённость отделениям, а роль отделений РАН, в свою очередь, должна быть значительно усилена: они должны получить больше полномочий. Региональным отделениям РАН необходимо дать больше возможностей для решения задач научно-технологического развития регионов.

– Как должны строиться отношения РАН и ФАНО?

– К сожалению, за прошедшие с начала реформы четыре года ФАНО не удалось оптимизировать бюджеты на науку, обеспечить первоочередность финансирования фундаментальных исследований: бюджет академических институтов за 2013–2017 годы сократился почти на 20 млрд руб. При этом ФАНО вполне удовлетворительно справилось с учётом имущества академических институтов.

Но этим агентство не ограничилось и в последнее время стало всё активнее осуществлять надзорные функции по отношению к академическим институтам, формировать «параллельную» систему управления научными исследованиями. В борьбе за эффективность расходования бюджетных средств ФАНО сокращает количество институтов РАН, проводя их объединение в научные центры по формальному признаку, совершенно не учитывая их подчинённости различным отделениям академии и то, что они ведут исследования в непересекающихся научных направлениях. Такой подход неизбежно приводит к деструктивным для развития науки последствиям.

Подобные действия, по мнению многих членов РАН, просто недопустимы: управление наукой может осуществляться лишь профессиональными учёными, которые тонко чувствуют зарождение и развитие мировых и национальных трендов научных исследований, их возможные трансформации и появление перспективных технологий.

Нужно признать, что правило «двух ключей» так и не стало эффективным способом управления наукой – оно просто не работает. Сейчас нам необходимо как можно быстрее законодательно зафиксировать контуры управления всей наукой в стране, определив РАН ведущей организацией в этом процессе, чётко и недвусмысленно сориентировав ФАНО исключительно на управление имущественным комплексом организаций.

– Недофинансирование академической науки привело к тому, что многие учёные работают в основном по грантам.

– Вся наука не может строиться на одних только грантах. Основной доход должен быть связан с заработной платой. Только так учёный может на системной основе выполнять научные исследования, получая достойные научные результаты.

У нас же основной доход учёных связывают не с заработной платой, а с грантовым и проектным финансированием. Но сами гранты, как правило, небольшие, и приходится постоянно за ними «бегать», заполнять бесчисленные анкеты и отчёты в ущерб своей основной научной деятельности. Работой по грантам активно занимаются те, кто умеют эти гранты «добывать», а как быть учёным, которые этого не умеют? Мы должны дать им возможность работать за достойную базовую заработную плату, чтобы они не тратили своё время на «беготню».

Конечно, это не отменяет требований к оптимальному сочетанию различных источников финансирования, но от перекоса в сторону конкурсного финансирования нужно уходить.

– Чтобы создать наукоёмкую промышленность, нужны и учёные, и высококвалифицированные специалисты-практики. Академия наук участвует в разработке стратегии развития образования?

– Значительный успешный опыт РАН в области научно-педагогической деятельности определяет необходимость участия академии в разработке образовательных программ и их экспертизе на каждом уровне образования. Принятие этой меры необходимо не только в интересах развития кадрового потенциала научных организаций, но и для возвращения российскому среднему образованию статуса лучшего в мире. Должна быть реализована новая технология гибких индивидуальных образовательных траекторий подготовки исследователей.

Нам необходимо создать на базе институтов РАН национальный исследовательский академический университет нового сетевого типа, действующий в масштабе всей страны и занимающийся научно-образовательной деятельностью на уровне магистратуры и аспирантуры, который будет дополнять существующие высшие учебные заведения, аккумулировать образовательный потенциал.

РАН, являясь ключевым экспертом в сфере науки, должна также стать экспертом и в вопросах присуждения учёных степеней и званий, получить возможность запускать и сопровождать исследовательские аспирантуры и магистратуры в организациях научного сектора. Академия должна получить полномочия по созданию и закрытию диссертационных советов, оценке качества научных исследований, результаты которых представлены в диссертационных работах, а Высшая аттестационная комиссия должна войти в состав РАН.

– Сегодня экспертизу, по сути, всех проектов для государства ведёт Высшая школа экономики. Разве это не задача РАН?

– Академия наук всегда была главным стратегическим экспертом для государства в вопросах геополитических отношений, безопасности страны, развития промышленности. За годы реформы академией создан корпус экспертов, включающий более 7000 учёных из 79 регионов России, экспертные комиссии при Отделениях РАН и главный Экспертный совет при Президиуме РАН. За три года академия провела экспертизу более 10 000 научных результатов; 100 проектов нормативно-правовых актов, государственных программ, крупномасштабных проектов.

Институт независимой экспертизы РАН должен развиваться: она должна стать основным механизмом отбора проектов, соответствующих научно обоснованным приоритетам развития страны, обязательной при принятии на государственном уровне законодательных инициатив, определяющих развитие научно-технологического и инновационного сектора.

Накопленная исследовательская мощь и уникальный кадровый потенциал академии обеспечат качественную экспертную оценку инновационных проектов и их результатов во всех отраслях экономики, позволят проводить постоянный мониторинг не только качества исследований, но и предотвращать дублирование работ при их выполнении за счёт средств государственного бюджета.

– Если вы станете президентом РАН, с чего начнёте? С улучшения микроклимата в самой академии или с восстановления диалога с властью и обществом?

– Необходимо наладить взаимодействие и с внешней, и с внутренней средой. Здесь всё взаимосвязано: невозможно строить рабочие отношения с властью, когда внутри академии нет единства и наоборот – налаживать взаимодействие внутри академии, когда власть и общество не понимают, что в академии происходит.

Меня очень беспокоит то, что наше общество утратило умение гордиться отечественными научными разработками и начинает воспринимать учёного только в случае его успеха за границей. Такое отношение не вполне объективно, его просто необходимо изменить.

РАН существует на государственные средства, и мы обязаны разъяснять власти, обществу, чем занимается академия, какие исследования и работы ведутся и зачем. Решение этой задачи требует научной и просветительской активности членов РАН, а также повышения активности опытных журналистов в серьёзных и объективных изданиях.

Беседу вёл Алексей Дианов, Литературная газета

Россия > Образование, наука > ras.ru, 20 сентября 2017 > № 2317454 Геннадий Красников


Россия > Образование, наука > ras.ru, 20 сентября 2017 > № 2317453

ФАНО - Наукометрическая оценка результативности деятельности научных организаций завершена

Наукометрическая оценка результативности деятельности научных организаций завершена, сообщает пресс-служба Федерального агентства научных организаций со ссылкой на начальника Управления академического взаимодействия и обеспечения деятельности НКС ФАНО России Евгению Степанову.

Состоялось очередное заседание Ведомственной Комиссии по оценке результативности деятельности научных организаций, подведомственных ФАНО. На нем был представлен отчет о ходе проведения оценки.

«В настоящее время завершена наукометрическая оценка результативности деятельности научных организаций. Все проходящие оценку организации предоставили необходимые сведения в полном объеме», - сказала Степанова.

Она подчеркнула, что была проведена масштабная работа по их проверке, корректировке и приведению в соответствие с цифрами, предоставляемыми в Федеральную службу государственной статистики, а также с данными российских и международных систем научного цитирования.

«Сейчас со сведениями для экспертной оценки работают эксперты ведомственной комиссии по оценке и Российской академии наук», - добавила Степанова.

По ее словам, для обеспечения объективности при формировании корпуса экспертов, упор был сделан на привлечение специалистов, которые не работают в системе ФАНО, например, представителей вузов и отраслевых научных институтов.

Также в ходе совещания были утверждены пороговые значения основных и дополнительных показателей в референтных группах.

В 2017 году внеочередную оценку результативности деятельности пройдут 513 научных организаций ФАНО России. В отношении реорганизованных институтов, оценка проводиться не будет. Целью оценки является формирование эффективной системы научных организаций, увеличение их вклада в социально-экономическое развитие страны, развитие международного сотрудничества в сфере науки, повышение престижа российской науки, а также повышение качества принятия управленческих решений в сфере науки.

15 сентября, Российское образование

Россия > Образование, наука > ras.ru, 20 сентября 2017 > № 2317453


Россия > Образование, наука > ras.ru, 20 сентября 2017 > № 2317452

Столетие научного перелома

К 1917 году Россия занимала ключевые позиции почти во всех перспективных научных отраслях, определивших облик мировой науки и техники ХХ века. Взлет русской науки, образования и промышленности был прерван революцией. В области биологии и фундаментальной медицины к русским ученым пришло признание уже в начале ХХ века, иллюстрацией чего стали Нобелевские премии Павлова и Мечникова. В расцвете была Петербургская математическая школа, называемая еще «школой Чебышева». С 1912 года бурно развивалась Московская математическая школа Николая Николаевича Лузина. Большая часть известнейших советских математиков были его учениками. Расцвет русской математики не ограничивался столицами, Казань, Варшава, Харьков, Киев, Томск, Одесса были научными центрами мирового уровня. Перед революцией значительно укрепились позиции русских ученых в прикладной математике, механике и математической физике. Результаты их исследований имели первостепенное значение для развития российского машиностроения и кораблестроения, а также зарождавшейся авиации, приборостроения, индустрии материалов. Кроме признанных авторитетов старшего поколения, таких как Алексей Николаевич Крылов и Иван Всеволодович Мещерский, появились восходящие звезды мирового уровня, например, Степан Тимошенко, Николай Крылов, Яков Тамаркин, Александр Фридман, Дмитрий Рябушинский. Некоторые из них эмигрировали и стали лидерами научных школ за границей. К примеру, американская школа прикладной механики во многом была создана именно Тимошенко. Нефтехимия, химия полимеров и эластомеров, химическая технология, пищевая промышленность возникли и успешно развивались в предреволюционной России. Так, основоположниками технологии синтеза каучука были русские ученые Сергей Лебедев, Борис Бызов и Иван Остромысленский. Кстати, резиновые изделия и продукты нефтепереработки были одной из основных статей экспорта из России. В Российской Империи возникли корпорации мирового уровня, поставлявшие на мировой и российский рынок широчайшую гамму высокотехнологичных и новых по тем временам изделий (к примеру, смазочных масел, которые научились делать именно в нашей стране). В металлургии, зарождавшейся тогда науке о материалах, физической химии русские ученые также занимали ведущие позиции. Огромное влияние на мировую науку оказали работы русских экономистов начала ХХ века. Слабым звеном русской науки того времени была, как ни странно, физика. Основные школы отечественной физики, позже получившие имена академиков Рождественского, Мандельштама, Иоффе и Вавилова, сложились только в годы Первой мировой войны. Причем помимо теоретических семинаров в Петрограде и Москве колоссальную роль сыграло участие молодых физиков в «мегапроектах» военного времени — в создании оптической и радиотехнической промышленности. Одним словом, к 1917 году перспективы русских ученых в новых бурно развивавшихся областях представлялись великолепными. Этому способствовало несколько факторов. Во-первых, успешная реформа среднего и высшего образования, проведенная в начале царствования Николая II. В этот период существенно выросло финансирование образования, было открыто большое количество новых школ, учебных институтов, научных лабораторий. Если в конце XIX столетия Россия значительно уступала в этой области Германии, то к началу войны по количеству студентов почти вдвое ее превзошла. Если бы в 1913 году был составлен рейтинг, скажем, 30 лучших технических вузов мира, то там оказались бы с десяток российских институтов. Параллельно этому шла реформа среднего образования. В конце XIX века развернулась широкая общественная дискуссия с участием государственных деятелей, ученых, педагогов, родителей школьников, ее результатом стала так называемая Боголеповская реформа (по фамилии министра образования Боголепова, убитого в 1901 году террористами). Тогда же были изданы новые учебники и пособия, резко выросла роль общества, прежде всего родителей учеников, в развитии образования. Именно благодаря успешным реформам среднего и высшего образования в последнее десятилетие перед революцией в науку пришло многочисленное, блестяще образованное и талантливое поколение молодых ученых, идеи которых во многом определили развитие науки и техники ХХ столетия. Кстати, именно вовлечение родителей в образование в ходе реформ Николая II отчасти спасло советскую науку. Ведь крупнейшие наши ученые — Боголюбов, Сахаров, Гельфанд, Артоболевский, Ляпунов, Понтрягин — практически не учились в советских школах и институтах, они обязаны своим образованием семье и старшим товарищам. Крупнейшие технические вузы мира в 1913 году Место Вуз Число студентов 1. Illinois Industrial University (США) 5523 2. С. -Петербургский политехническийинститут имп. Петра Великого 4977 3. Technische Hochschule Wien (Австро-Венгрия) 3193 4. Technische Hochschule Muenchen (Германия) 3062 5. Technische HochschuleBerlin-Charlottenburg (Германия) 2943 6. Императорское Московское Техническоеучилище 2666 7. Технологический институт имп. Николая Iв C. -Петербурге 2276 8. Рижский политехнический институт 2084 9. Киевский политехнический институт имп. Александра II 2033 10. Technische Hochschule Darmstadt (Германия) 1768 11. Technische Hochschule Hannover (Германия) 1741 12. Massachusetts Institute of Technology (США) 1685 13. Технологический институт имп. Александра III в Харькове 1494 14. Technische Hochschule Dresden (Германия) 1447 15. Институт инженеров путей сообщения имп. Александра I в С. -Петербурге 1388 16. Technische Hochschule Zuerich (Швейцария) 1381 17. Technische Hochschule Karlsruhe (Германия) 1343 18. Technische Hochschule Danzig (Германия) 1335 19. Московский сельскохозяйственныйинститут 1332 20. Technische Hochschule Stuttgart (Германия) 1235 21.22… Томский технологический институт имп. Николая II 1184 … Imperial College London (Англия) … Ecole Centrale des Arts et Manufactures (Франция) … Ecole Polytechnique (Франция) … Turin Polytechnic Institute (Италия) 525 Признавая успехи Российской Империи в области высшего и среднего образования, многие авторы, однако, утверждают, что основная масса детей вовсе не имела возможности учиться в школе. Действительно, по данным переписи 1897 года, почти 70% подданных Российской Империи были неграмотными. Задача обеспечения общедоступного школьного обучения была чрезвычайно сложной, поскольку численность детского населения дореволюционной России была значительно выше, чем в Советском Союзе и в Российской Федерации. На рубеже XIX-ХХ веков в стране наблюдался феноменальный демографический рост, резко ослабевший после 1917 года. Ни в одной европейской стране не решалась задача подобного масштаба — создание системы обучения для такого огромного количества детей на колоссальной территории. И именно в последнее десятилетие перед революцией были сделаны решающие усилия для того, чтобы многократно расширить школьную сеть и обеспечить начальное образование для всех детей. В 1907-1916 годах царское правительство, земства и церковь создали необходимые условия для всеобщего начального образования. Перед началом Первой мировой войны в стране было свыше 100 тыс. школ — в два раза больше, чем в нынешней Российской Федерации. Именно эта школьная сеть позволила советской власти обеспечить всеобщее обучение к 1931 году. И если бы революции не произошло, то эта задача была бы решена уже в первой половине 1920-х. Вторым фактором взлета науки в царствование Николая II было стремительное развитие промышленности. Весь период его царствования был отмечен грандиозным промышленным строительством. Возводились огромные заводы, оснащенные новейшим оборудованием, создавались заводские лаборатории, разрабатывались новые продукты. Промышленное развитие осуществлялось в условиях жесткой протекционистской политики государства и с опорой на собственную инженерную школу. Февральская революция знаменовала собой не только развал армии и промышленности, но и дезорганизацию научных исследований. Как уже говорилось, значительная часть проектов координировались и финансировались царским правительством, а в ряде случаев и непосредственно членами царской фамилии. Эта работа остановилась практически сразу после свержения Николая II. Единоначалие закончилось, власть перешла к комитетам, советам, комиссиям, начались долгие дискуссии о преобразованиях, поиски виноватых, а практическая деятельность замерла. После октябрьского переворота ситуация усугубилась. Началась гражданская война, голод, репрессии против «эксплуататорских классов», в которые записали и ученых, несмотря на то что у большинства революционных вождей было высшее образование. Квалифицированные руководители были изгнаны с предприятий. Многие неординарные ученые и инженеры умерли от голода и эпидемий, были убиты или покончили жизнь самоубийством, другие эмигрировали. Можно привести такую статистику: у великого авиаконструктора Игоря Сикорского во время Первой мировой войны работали 75 выдающихся ученых, инженеров и испытателей. Из них только один погиб до 1917 года, а 25 погибли между 1917 и 1924 годом. 32 специалиста эмигрировали. Только 17 специалистов из 75 остались работать в СССР, причем 8 из них, включая выдающегося авиаконструктора Поликарпова, подверглись репрессиям. Стоит, однако, отметить, что с определенного момента, приблизительно с конца 1918 года, советское правительство и сам Ленин начали защищать ученых, которые подчинились новой власти. Большую роль в этом сыграл Максим Горький, создавший Комиссию по улучшению быта ученых, занимавшуюся распределением пайков среди представителей академической сферы. Она не дала им умереть. После провозглашения НЭПа все стало медленно возвращаться на круги своя, русская наука поднималась из руин. Восстанавливалась международная научная коммуникация, причем возвращение нашей страны на мировую арену в 1920-е годы было триумфальным, доклады на международных форумах и статьи русских ученых, как оставшихся в СССР, так и эмигрантов, производили настоящий фурор. В этих работах высказывались новые идеи в области математики, экономики, механики, математической физики, химии, нейрофизиологии и генетики, которые вызревали в умах русских ученых в период после 1914 года. Несомненно, что мировые успехи русской науки в 1920-х годах были результатом отнюдь не революции, а предреволюционного подъема. Короткий расцвет 1920-х прекратился после объявления «великого перелома» 1928-1931 годов. По стране прокатилась волна репрессий против спецов. Старые институты и научные общества были разогнаны или перекроены на новый лад. Опустился «железный занавес». Новый подъем отечественной науки начался только после Великой Отечественной войны, когда старая система подготовки кадров была частично возрождена, а наследники дореволюционной научной и инженерной традиции восстановлены в правах. В 1950-60-е годы в советской науке наблюдалась поразительная картина — академиками, лидерами научных школ, главными инженерами и конструкторами крупнейших предприятий становились дети царских генералов, чиновников, священников, профессоров богословия, инженеров и предпринимателей. К 1920 году промышленное производство составляло всего 14% от уровня 1913-го. Вскоре начался быстрый восстановительный рост. Советская статистика утверждала, что промышленность СССР вышла на уровень 1913 года к 1926-му. Это совершенно не так Известна крылатая фраза «Сталин принял Россию с сохой, а оставил с атомной бомбой», которую апологеты советского строя приписывают Уинстону Черчиллю, но которая на самом деле принадлежит известному европейскому марксисту Исааку Дойчеру. Так или иначе, большевики приняли страну не только с сохой, но и с мощной, современной машиностроительной, кораблестроительной, военной, электротехнической, химической, пищевой и текстильной промышленностью. А ядерные исследования, добыча и переработка радиоактивных веществ — тогда это был не уран, а радий — в нашей стране начались еще до революции. Согласно современным данным, собранным крупнейшими европейскими историками экономики Паулем Байрохом и Ангусом Мэддисоном, к началу Первой мировой войны Российская Империя была третьей-четвертой экономикой мира, в стране было сосредоточено 8-9% мировой промышленности и около 10% мирового ВВП. К моменту смерти Сталина в результате бурного послевоенного роста СССР с 9,5% мирового ВВП стал не четвертой, а второй экономикой мира, но только потому, что к этому моменту Германия была повержена, а Британская империя развалилась. При этом структура промышленности Российской Империи сильно отличалась от советской и современной — при царе обрабатывающая промышленность значительно опережала добывающую. Крупная обрабатывающая промышленность России была на уровне мировых лидеров Германии и Великобритании, а добывающая промышленность и черная металлургия — только на уровне Франции. Русская промышленность в значительной мере использовала импортное сырье, она импортировали чугун из Германии, хлопок-сырец из США, уголь из Англии. Были, конечно, и сферы, в которых перед войной мы отставали, например, в создании высокоточных металлообрабатывающих станков, радиоэлектронных компонентов, авиационных двигателей, оптического стекла, некоторых важных химических полупродуктов. До войны все это импортировалось. Но Первая мировая заставила осуществить «импортозамещение», в 1914-1916 годах при участии ведущих русских ученых была создана передовая радиотехническая, оптическая промышленность, приборостроение, точное станкостроение, авиастроение, производство двигателей. Почти вдвое выросли и без того мощные машиностроительная и электротехническая индустрия. Если говорить о советской индустриализации 1920-30-х годов, то это была скорее «реиндустриализация» — постепенное восстановление, а потом и расширение промышленности, разрушенной революцией. К 1920 году промышленное производство составляло всего 14% от уровня 1913-го. Вскоре начался быстрый восстановительный рост. Советская статистика утверждала, что промышленность СССР вышла на уровень 1913 года к 1926-му. Это совершенно не так. Во-первых, не учитывался колоссальный процент брака и падение качества на советских предприятиях, во-вторых, данные советской статистики банально сфальсифицированы. Это видно из простого расчета: по производству электроэнергии СССР вышел на уровень 1916 года только в 1929 году, по производству чугуна и стали — в 1930-1931-м. При этом подвижной состав железных дорог вышел на дореволюционный уровень в середине 1930-х, а ведь мы знаем, что электроэнергии, стали, вагонов и паровозов в последние годы империи не хватало на то, чтобы обеспечить бурный рост промышленного производства в обрабатывающих отраслях. Рост советской промышленности в 1920-30-е годы был обеспечен в значительной степени благодаря перевооружению царских заводов силами кадров, подготовленных в царских институтах. Попытка советского руководства в первую пятилетку заместить неблагонадежных «буржуазных спецов» немецкими и американскими «товарищами» и совершить скачок за счет импорта технологий во многом провалилась. На рубеже 1930-х годов тысячи американцев и немцев работали на советских заводах, одновременно с этим тысячи русских специалистов работали в «шарашках» или копали Беломорканал… В 1934 году их выпустили на свободу, поскольку изменилась политика партии — ставка отныне делалась на собственные кадры. Однако полная реабилитация специалистов старой школы произошла только в годы Великой Отечественной войны, когда стало ясно, что без них невозможно победить врага.

Дмитрий Сапрыкин, кандидат философских наук, эксперт РАН, Институт истории естествознания и техники им. С. И. Вавилова РАН

Коммерсантъ Наука

Россия > Образование, наука > ras.ru, 20 сентября 2017 > № 2317452


Россия > Образование, наука > ras.ru, 20 сентября 2017 > № 2317451

История не простит нам, если мы не выведем РАН из траектории падения...»

Советско-российский дипломат рассказывает о своей дружбе с потенциальным президентом Российской академии наук Робертом Нигматулиным

На следующей неделе мир узнает имя нового главы Российской академии наук. Советско-российский дипломат Юлдуз Халиуллин в авторской колонке «Реального времени» рассказывает об одном из кандидатов на должность президента РАН Роберте Нигматулине, судьба которого в немалой степени связана с Татарстаном и Башкирией. К слову, на недавнем съезде Всемирного конгресса татар в Казани ученый был избран членом национального совета «Милли шура». Наш колумнист повествует о вкладе академика в мировую науку.

Как подружились физик и дипломат

25 сентября в главном зале высотного здания РАН на площади Гагарина в Москве со всех уголков страны соберутся около 2 тысяч академиков и член-корреспондентов Российской академии наук с единственной целью — избрать нового президента РАН, должность которого вот уже полгода пустует. Ибо в марте сего года президента не удалось избрать по ряду причин и обстоятельств, в детали которых я не хочу внедряться.

Ровно два месяца тому назад Президиум РАН утвердил список из семи кандидатов для высокопоставленных выборов и направил их кандидатуры для согласования правительству, президенту страны. Два кандидата — академики А. Хохлов (МГУ) и В. Черешнев (Урал) не получили одобрения. Таким образом, в списке оказались пять академиков-кандидатов, среди которых — Роберт Искандерович Нигматулин, с которым знаком чуть меньше полувека.

25 сентября в главном зале высотного здания РАН на площади Гагарина в Москве со всех уголков страны соберутся около 2 тысяч академиков и член-корреспондентов Российской академии наук с единственной целью — избрать нового президента РАН. 

Мой сегодняшний очерк для «Реального времени» как раз о нем. Но вначале я должен вкратце сказать о характере наших отношений. Впервые я познакомился с Робертом Искандеровичем в мастерской выдающегося художника-портретиста Ахмеда Китаева в конце 1970-х годов недалеко от Нахимовского проспекта, где мы сейчас работаем. На тот момент он был самым молодым профессором МГУ, лауреатом Премии Ленинского комсомола. Потом наши пути разошлись. Я после отпуска поехал к себе в Бухарест (работал в Румынии первым секретарем Посольства СССР). Он вскоре со своими учениками уехал в Сибирь (Тюмень) создавать новый научно-исследовательский центр по многофазной механике.

Через 20 лет мы вновь встретились в стенах Государственной думы РФ, где он был депутатом от Башкортостана, а я работал в МИД старшим советником. Он работал в Башкортостане ровно 13 лет, был руководителем Уфимского научного центра РАН и одновременно президентом Академии наук РБ. В эти годы я был в Непале и Шри-Ланке. Новая встреча состоялась в конце 2006 года, когда Роберт Искандерович был избран директором одного из крупнейших научных учреждений — Института океанологии им. П.П. Ширшова.

А здесь связующим элементом был мой виртуальный поклонник Абдус Салам, который ведет меня по этой жизни около 20 лет. Дело в том, что после ухода в отставку с дипломатической службы я написал двухтомник «Восток глазами дипломата» и почти навсегда закрыл эту тему, начал активно изучать совершенно новую для себя сферу — квантовую физику. Результат не заставил себя долго ждать. В 2006 году в Москве в издательстве «Инсан» вышла моя книга «Лауреат Нобелевской премии Абдус Салам».

После избрания на пост директора упомянутого института Нигматулин взял отпуск и отдыхал в санатории «Завидово». Там он прочитал мою книгу о крупнейшем физике по квантовой термодинамике. Сочинение ему понравилось, он позвонил мне домой и попросил приехать к нему на работу. Вот уже более 10 лет я занимаюсь под руководством Роберта Искандеровича популяризацией современной науки, в том числе и на страницах московской печати (главным образом в «НГ-Наука»). А с Нигматулиным мы встречаемся почти ежедневно. В конце прошлой недели я выступил с небольшим докладом среди московских журналистов, в котором обозначил тезисы программы кандидата в президенты РАН Р.И. Нигматулина.

«После ухода в отставку с дипломатической службы я написал двухтомник «Восток глазами дипломата» и почти навсегда закрыл эту тему, начал активно изучать совершенно новую для себя сферу — квантовую физику». 

Идея баланса

Кстати, пора приступить к главной теме. А начну с первого вопроса, который задал выдающийся журналист и писатель В.С. Губарев во время недавнего интервью с Нигматулиным, где он изложил свои главные тезисы по обновлению Российской академии наук в новых условиях.

Вопрос Губарева звучал так: «Каковые причины, по которым вы согласились участвовать в выборах в президенты РАН?». Ученый ответил: «Вся моя трудовая жизнь, мои достижения, моменты творческого вдохновения связаны с двумя жемчужинами российской цивилизации — Московским университетом и Российской академией наук. Сейчас государственность РАН под угрозой, идет ее сползание в статус клуба академиков и членкоров. Для меня, как и для моих близких друзей и коллег, это трагедия. История не простит ни правительству, ни современному обществу, ни нам — членам РАН, если мы не выведем академию из траектории падения на траекторию взлета. У меня есть опыт и идеи, чтобы преодолеть кризис в РАН. О главных идеях я рассказал на встрече группы академиков с президентом России В.В. Путиным».

За последние 10 лет я написал о Роберте Искандеровиче полдюжины статей в казанской и московской печати и ряд очерков в своих трех книгах. Поэтому мне хотелось бы акцентировать внимание читателей на следующих вопросах.

Во-первых, у Нигматулина огромный научный кругозор и глубокое исследование по крупным проблемам современной теоретической механики. И достиг он прежде всего больших успехов в области механики и физики многофазовых и многокомпонентных систем. Для этих многопараметрических систем он разработал методы их математического моделирования, привлекая к этим работам десятки московских, уфимских, тюменских и казанских ученых — своих прямых учеников.

Системы линейных алгебраических уравнений для межотраслевых балансов (МОБ) были выведены русским американцем Василием Леонтьевым (1905—1999), за что он получил Нобелевскую премию в 1973 году. 

Основой такого моделирования является баланс массы, импульса, энергии и энтропии для каждого компонента из среды в целом. Он всегда подчеркивает, что анализ баланса является ключевым в разных системах — физических, биологических и социально-экономических. Он призывает всех и вся научиться эти балансы находить и воплощать в жизнь. Собственные теоретические разработки вывели Нигматулина в широкое поле приложений в технике и природных процессах.

Любопытно, что последние 20 лет он активно занимается и социально-экономической тематикой, полагая, что экономическая система многокомпонентна и по существу почти аналогична химическому реактору. В экономической системе существуют макробалансы и межотраслевые балансы, аналогичные балансам массы и энергии в химическом реакторе. Системы линейных алгебраических уравнений для межотраслевых балансов (МОБ) были выведены русским американцем Василием Леонтьевым (1905—1999), за что он получил Нобелевскую премию в 1973 году. А использовал он ее в экономическом развитии США. МОБ широко используются во всех странах, за исключением России.

Нигматулин активно развивает идеи балансов в экономической теории применительно к современным реалиям России. Он написал ряд книг по этой тематике, в частности «Как обустроить экономику и власть в России. Анализ инженера и математика» (Москва, 2007), «Кризис и модернизация России — 13 теорем» (Москва, 2010), «Четыре Э нашей жизни: экология, энергетика, экономика, этнос» (Москва, 2005).

Разработки Роберта Нигматулина по математическому моделированию движения многофазных и многопараметрических систем применяются в разных структурах. Особое внимание он уделил газожидкостным и дисперсным средам с физико-химическими превращениями, ударными волнами и волнами горения. В двухфазных средах он и его ученики, коллеги обнаружили ряд парадоксов, когда изменением малых параметров можно сильно влиять на поведение среды. Эта тематика чрезвычайно актуальна в энергетике, нефтегазовых делах, океанологии и экологии. Многофазные системы — это и нефтяные пласты. Он написал ряд статей по вопросам увеличения и интенсификации нефтеотдачи пластов. Последние несколько месяцев ученый активно занимается анализом гидро- и термодинамических уравнений, описывающих климатические и метеорологические процессы.

«Рустамджи Талейархан прямо заявил, что Нигматулин является главным научным идеологом этого направления термоядерных исследований. Роберт Искандерович его буквально сразил своим четким теоретическим докладом в Сиэтле почти 20 лет тому назад». 

История нам не простит

Последние 10—15 лет Роберт Искандерович со своими учениками и группой американских коллег увлечен сферами сжатия пузырьковых кластеров в жидкостях для достижения экстремальных параметров, в том числе термоядерных. С легкой руки Нигматулина после его интересных выступлений в США в одном из крупных термоядерных центров Америки проведены экспериментальные исследования по т. н. Bubble fusion, что переводится на русский язык как «пузырьковый теромояд».

17 лет тому назад на международной научной конференции на судне «Академик Келдыш», состоявшейся на Балтийском море по пути из Калининграда в Санкт-Петербург, я имел длительную беседу на тему пузырькового термояда с американским ученым индийского происхождения профессором одного из ведущих университетов США Рустамджи Талейарханом, руководителем упомянутого эксперимента. Он прямо заявил, что Нигматулин является главным научным идеологом этого направления термоядерных исследований. Роберт Искандерович его буквально сразил своим четким теоретическим докладом в Сиэтле почти 20 лет тому назад.

У Нигматулина огромный опыт научно-организационной работы: Москва (20 лет) — Сибирь (7 лет) — Урал (13 лет) — Москва (10 лет). Он автор более 200 научных публикаций, 10 книг и 20 изобретений. Некоторые его книги изданы в США на английском языке. Кстати, он является почетным профессором двух американских университетов, читал курсы лекций в Сорбонне (Франция) и Кембридже (Англия).

Здесь будет уместным привести его заключительные слова из тезисов программы кандидата в президенты РАН: «Несмотря на испытания, на идеологическое и экономическое давление, Академия наук вместе с ведущими университетами страны являются главными научными центрами русской цивилизации. Довести Российскую академию наук до полного упадка можно и несложно. Но ничто в ближайшие десятилетия не сможет ее заменить.

История не простит ни правительству, ни обществу, ни нам — членам Академии, если мы не восстановим государственность Российской академии наук и ее организующую роль в развитии науки».

Юлдуз Халиуллин

Источник : https://realnoevremya.ru/articles/76825-robert-nigmatulin-i-ego-vklad-v-mirovuyu-nauku

Реальное время

Россия > Образование, наука > ras.ru, 20 сентября 2017 > № 2317451


Россия > Образование, наука > ras.ru, 20 сентября 2017 > № 2317450

Минобрнауки и РАН подписали соглашение о сотрудничестве

Министр образования Ольга Васильева отметила, что все проекты гражданской науки в России проходят экспертную оценку РАН, а во всех экспертных советах присутствуют члены академии

Москва, 20 сентября. /ТАСС/. Министерство образования и науки и Российская академия наук (РАН) в рамках нового соглашения о сотрудничестве будут заниматься интеграцией науки и образования. Соответствующее соглашение подписали в среду министр Ольга Васильева и и. о. главы РАН Валерий Козлов.

"Министерство и РАН несли, несут и будут нести ответственность за состояние фундаментальных научных исследований в стране. У нас много общих задач", - сказал Козлов после подписания соглашения.

Васильева отметила, что на сегодняшний день все проекты гражданской науки в России проходят экспертную оценку РАН, а во всех экспертных советах присутствуют члены академии.

"Образование невозможно без опоры на фундаментальные исследования. Фундаментальная наука - это основа всех основ", - добавила министр.

Министерство в рамках соглашения, в частности, будет привлекать РАН к разработке и обсуждению законопроектов и иных нормативных актов в сфере науки, научно-технической и образовательной деятельности. Кроме того, РАН будет участвовать в экспертизе научно-образовательных и научных программ и проектов.

Стороны соглашения также разрабатывают и реализуют меры по интеграции науки и образования, систему подготовки и аттестации кадров высшей квалификации в научных организациях РАН, а также "ведут совместную деятельность по популяризации науки и борьбе с лженаукой".

Подробнее на ТАСС: http://tass.ru/obschestvo/4576180

Россия > Образование, наука > ras.ru, 20 сентября 2017 > № 2317450


Казахстан > Образование, наука > newskaz.ru, 20 сентября 2017 > № 2317432

Депутат подвергла сомнению частое переиздание школьных учебников

Депутат мажилиса Ирина Смирнова подняла вопрос квалификации авторов учебников в Казахстане, указала на отсутствие смысла в частом переиздании учебной литературы и раскритиковала ее одновременную сложность и примитивность

Качество издаваемых в Казахстане школьных учебников раскритиковала депутат мажилиса парламента Ирина Смирнова.

Выступая на пленарном заседании мажилиса в среду, она отметила, что на появление качественных учебников из года в год государство выделяет все более существенные средства: в 2015 году около 10 миллиардов тенге, в 2016 году — 19 миллиардов тенге, в 2017 году — 27 миллиардов тенге. Однако качество изданий продолжают заслуженно критиковать за ошибки, содержание, полиграфические исполнение, а также вес и размеры, которые совсем не сберегают здоровье.

Она озвучила ряд причин, которые могут приводить к таким последствиям. Например, в стране мало квалифицированных авторов учебников, а такая наука, как учебниковедение, не развита. Ее нет в реестре профессий, получаемых в вузах страны.

"Так кто же является авторами учебников, которые определены как базовые по предметам? Имеют ли они специальное образование, дающее право работать над написанием учебника?" — задалась вопросом депутат.

Ее также заинтересовало, взаимодействуют ли авторские коллективы между собой. В учебниках по разным предметам допускаются разночтения в событиях, фактах, времени их происхождения.

"Кроме того, они перенасыщены, зачастую сложно изложены. Или, наоборот, в учебнике "Всемирная история" для девятого класса информация о Великой Отечественной войне уместилась в один параграф. Или нашумевший учебник "Русский язык" для седьмого класса, где литературный язык сводится к уровню примитивного бытового общения", — добавила Смирнова.

По ее словам, серьезные нарекания есть к работе республиканского научно-практического центра "Учебник".

"Центр утверждает, что не несет ответственность за качество учебников, перекладывая ее то на издателей, то на Минобразования, то на авторов, а то и на "остановившихся" в развитии, "застрявших в прошлом" граждан". Какую ответственность за качество издаваемой учебной литературы несет центр? Если никакой, не стоит ли его оптимизировать", — продолжила она.

Она также задалась вопросом, является ли настоятельной необходимостью переиздание всех учебников каждые четыре года.

"К примеру, учебники признанных британских издательств отличаются завидным постоянством в подаче материала, несмотря на стремительные, не менее, чем в нашей стране, изменения", — заметила парламентарий.

Тревогу депутата вызывает неудержимый рост цены на учебники: только за один год цена учебников выросла в два-три раза.

"В связи с тем, что по каждому предмету и в каждом классе теперь один утвержденный учебник, издатель становится монополистом. Согласовывались ли цены на базовые учебники с комитетом по регулированию естественных монополий и защите конкуренции? Не стоит ли включить предполагаемую цену учебника в критерии отбора в будущем?" — заключила Смирнова.

Учебник русского языка авторства Зинаиды Сабитовой уже успел стать скандальным.

Первыми недоумение новой программой высказали родители школьников, в частности вопросы вызвал современный сленг, песни Юрия Антонова, фрагменты передачи Ивана Урганта и лингвистический рассказ Людмилы Петрушевской "Пуськи бятые". Кроме того, упоминание о "ГМО и других вредных веществах" вызвало негодование со стороны биолога.

Авторы в свою очередь заявили, что книга вырабатывает у школьников филологическую проницательность. Директор издательства "Мектеп" удивлен тем, что новые учебники попали в руки пользователей Сети раньше школ.

Вопрос о новых учебниках был поднят и на пресс-конференции президента Казахстана Нурсултана Назарбаева. Глава государства поручил министерству образования "растолковать и объяснить, в чем проблема".

Казахстан > Образование, наука > newskaz.ru, 20 сентября 2017 > № 2317432


Казахстан > Образование, наука > kt.kz, 20 сентября 2017 > № 2317298

На пленарном заседании мажилиса парламента РК депутат Ирина Смирнова обратилась к премьер-министру Казахстана с запросом по поводу качества школьных учебников, передает Kazakhstan Today.

"Министерство образования и науки каждый год рапортует об огромной работе по усовершенствованию школьных учебников. Проходят заседания, проводятся симпозиумы, работают авторские коллективы. Средства осваиваются в полном объеме. Однако на качество учебников, которые продолжают заслуженно критиковать за концептуальные, фактологические, орфографические, стилистические ошибки, содержание, полиграфические исполнение, а также совсем не берегущие здоровье вес и размеры, это никак не влияет", - сказала И. Смирнова.

Она отметила, что на учебники государством выделяются из года в год все более существенные средства. "Например, в 2015 году - около 10 млрд тенге, в 2016 году - 19 млрд тенге, в 2017 году - 27 млрд тенге", - проинформировала она.

Кроме того, депутат сообщила, что в стране мало квалифицированных авторов учебников, а такая наука, как учебниковедение, не развита. Ее нет в реестре профессий, получаемых в вузах страны.

"Так кто же является авторами учебников, которые определены как базовые по предметам? Имеют ли они специальное образование, дающее право работать над написанием учебника? Взаимодействуют ли авторские коллективы между собой? В учебниках по разным предметам допускаются разночтения в событиях, фактах, времени их происхождения. Кроме того, они перенасыщены, зачастую сложно изложены. Или, наоборот, в учебнике "Всемирная история" для 9 класса, информация о Великой Отечественной войне уместилась в параграф. Или, к примеру, нашумевший учебник "Русский язык" для 7 класса, где литературный язык сводится к уровню примитивного бытового общения", - отметила И. Смирнова.

"Любой учебник перед применением на практике должен пройти апробацию, получить положительные оценки экспертов, педагогов, учащихся, родителей. Вызывает сомнение, что учебники, внедренные в 2017 году в 5 и 7 классах, прошли апробацию. Так ли это? Серьезные нарекания есть к работе Республиканского научно-практического центра "Учебник", представители которого утверждают, что не несут ответственности за качество учебников, перекладывая ее то на издателей, то на МОН РК, то на авторов, а то и на "остановившихся" в развитии, "застрявших в прошлом" граждан. Так все же какую ответственность за качество издаваемой учебной литературы несет центр "Учебник"? Если никакой, не стоит ли его оптимизировать?" - сказала она.

Казахстан > Образование, наука > kt.kz, 20 сентября 2017 > № 2317298


Казахстан > Образование, наука > inform.kz, 20 сентября 2017 > № 2317281

После критики авторы учебников приглашают депутатов к экспертизе

В центре «Учебник» ответили на критику депутата Мажилиса Ирины Смирновой, передает МИА «Казинформ» со ссылкой на пресс-службу Министерства образования и науки РК.

Директор Республиканского научно-практического центра «Учебник» Бейбиткуль Каримова предлагает депутату Ирине Смирновой войти в состав общественного совета организации, а также принять деятельное участие в экспертизе учебников для 3, 6, 8 классов.

«Проекты учебников для 2, 5 и 7 классов были размещены на портале «Общественная оценка качества учебников» РНПЦ «Учебник» с ноября 2016 года по май 2017 года. За 8 месяцев на портал поступило около 5 тысяч замечаний и предложений от экспертов, учителей и родителей, которые были учтены авторами учебников при их доработке. Кроме того, в текущем году мы предложили депутатам участвовать в экспертизе учебников в составе республиканской комиссий. К сожалению, не все депутаты, включенные в состав республиканской комиссии, приняли участие в ее работе. Вместе с тем, необходимо отметить депутатов Бекболата Тлеухана и Жамбыла Ахметбекова, которые активно работали в комиссии», - сказала Бейбиткуль Каримова.

По ее словам, в этом учебном году центр также приглашает всех депутатов принять участие в работе предметных комиссий. Отмечается, что проекты всех учебников для 3, 6, 8 классов сегодня размещены на сайте центра «Учебник» и находятся в свободном доступе.

«Мы надеемся, что все заинтересованные стороны, в том числе учителя, представители родительского сообщества, общественники и депутаты, будут вносить замечания и предложения в процессе проведения апробации и экспертиз учебников, что позволит своевременно внести соответствующие коррективы и изменения для улучшения их качества», - сказала Б. Каримова.

Казахстан > Образование, наука > inform.kz, 20 сентября 2017 > № 2317281


Россия. ДФО > Рыба. Образование, наука > fishnews.ru, 20 сентября 2017 > № 2316201 Светлана Лисиенко

Образовательный стандарт теснее привязали к профессиональному.

Минобрнауки утвердило новые стандарты для высшего образования по направлениям подготовки бакалавриата и магистратуры – «Промышленное рыболовство», «Водные биоресурсы и аквакультура». Введение этих стандартов, которые вступают в силу с 30 декабря 2017 г., Fishnews прокомментировала заведующая кафедрой «Промышленное рыболовство» Дальрыбвтуза Светлана Лисиенко.

– Светлана Владимировна, вы участвовали в разработке и профстандартов, и образовательных стандартов с самого начала. В чем суть нововведений?

– Хотелось бы немного уточнить. Непосредственной разработкой образовательных стандартов и профстандартов занимались наши коллеги из Калининградского государственного технического университета (КГТУ). Это уполномоченный Министерством образования и науки университет, на базе которого работает научно-методический совет в области рыбного хозяйства ФУМО по укрупненной группе направлений и специальностей 35.00.00 «Сельское, лесное и рыбное хозяйство». Мы – преподаватели и сотрудники кафедр «Промышленное рыболовство» и «Водные биоресурсы и аквакультура» Дальрыбвтуза – участвовали в обсуждении основных положений, давали экспертные заключения, вносили предложения, замечания, корректировки. Иными словами, в полном объеме участвовали в «рождении и продвижении» стандартов.

К слову, профстандарты по должностям, для занятия которых нужно получить профильное образование в соответствующих областях рыбного хозяйства, были утверждены одними из самых первых, еще в 2014 году. Тогда Минтруда только начинало процесс стандартизации должностей во всех отраслях народного хозяйства. В 2015 году Минобрнауки начало внедрение образовательных стандартов уровней высшего образования, так называемых стандартов 3+. В них уже была заложена основная идеология «новой» подготовки бакалавров, специалистов и магистров – ориентация на практическую подготовку, потребности работодателей и региональные рынки труда в конкретных отраслях.

Утвержденные «новые» образовательные стандарты – совсем не новые, это логичное продолжение обозначенной идеологии образования. Углубляются и связываются в одно целое подготовка специалистов с высшим образованием и их последующая интеграция в профильную отрасль для работы на конкретных должностях по соответствующим квалификационным уровням профстандартов.

Сейчас к каждому образовательному стандарту «привязан» перечень профстандартов, в соответствии с требованиями (обобщенными трудовыми функциями) которых образовательные организации должны разработать и начать реализацию образовательных программ. В помощь учебным заведениям предложат примерные основные образовательные программы, разработанные уполномоченными Минобрнауки организациями, в нашем случае это КГТУ. Поскольку «рыбное» образование в сфере рыбного хозяйства оказалось практически пионером в этом направлении, уже сейчас, с 13 по 15 сентября, в Санкт-Петербурге на очередном Пленуме научно-методического совета по рыбному хозяйству обсуждался вопрос о создании примерных основных образовательных программ. Именно на этой площадке мы обсудили все тонкости будущей подготовки специалистов не только с высшим, но и со средним профессиональным образованием, т.к. система СПО также находится на этапе структурной перестройки.

Время на так называемый переход к реализации новых образовательных программ есть. Хотя они вводятся с 30 декабря 2017 года, Минобрнауки дает образовательным организациям практически год на разработку таких программ. Т.е. можно приступать к их реализации уже с 1 сентября 2018 года и набирать новых абитуриентов.

Перевод студентов последующих курсов для обучения по «новым» образовательным стандартам можно также производить по их согласию. Такие организационные вопросы образовательные организации будут решать самостоятельно. Главное – быть готовым, иметь весь комплект учебной и учебно-методической документации, необходимое материально-техническое и кадровое обеспечение. Для образовательных организаций это не является большой проблемой, т.к. за последние 6 лет - это будет третий переход на образовательные стандарты. Система образования не стоит на месте!

– Как между собой будут увязаны профессиональный и образовательный стандарты в процессе дальнейшего трудоустройства выпускников?

– По нашему мнению, трудоустройство специалистов будет происходить по следующему сценарию. Например, есть должность мастер по добыче рыбы, на которую имеется соответствующий профстандарт. В нем установлены требования к наличию образования, к опыту практической работы для первичного занятия должности или для перехода на следующий квалификационный уровень. Также в документе определены обобщенные трудовые функции по квалификационным уровням по должностям: мастер по добыче рыбы (тралмастер), сменный мастер по добыче рыбы, старший мастер по добыче рыбы (старший тралмастер), помощник капитана по добыче рыбы, начальник службы по добыче рыбы, флагманский мастер по добыче рыбы (флагманский тралмастер), старший мастер-флагман по добыче рыбы. Это я привожу все должности, обозначенные в профстандарте «Мастер по добыче рыбы», на которые кадровые службы рыбацких предприятий могут принимать сотрудников.

При приеме на работу на эти должности или переводе на более высокий квалификационный уровень («повышающую» должность) специалист по кадрам должен руководствоваться требованиями к конкретной должности: наличием образования, опытом практической работы. Кроме того, работодатель должен проводить аттестацию на соответствие кандидата обобщенным трудовым функциям по компонентам «трудовые действия», «необходимые умения», «необходимые знания». При полном соответствии требованиям профстандарта работодатель будет обязан принять соискателя или перевести сотрудника на более высокую должность. Это, безусловно, должно создать благоприятные условия для трудоустройства и выпускников вузов и ссузов и определить их так называемую дорожную карту профессионального роста.

Одновременно образовательные организации должны разработать новые программы, ориентированные на подготовку выпускника к работе на имеющихся должностях. Учебным заведениям нужно установить набор и объем дисциплин, практик, с помощью которых студент освоит компетенции, являющиеся одновременно обобщенными трудовыми функциями по одной или нескольким должностям профстандарта.

Безусловно, будет иметь место и согласование компетенций работодателями, в т.ч. их общественными объединениями. В нашей отрасли это различные ассоциации рыбопромышленников.

Пока мы в начале пути. Думаю, что в процессе разработки новых образовательных программ образовательные организации все больше и больше должны взаимодействовать с организациями реального сектора экономики – предприятиями рыбной отрасли. Мы к этому готовы всецело.

– Будет ли еще кто-то, кроме непосредственно работодателя, проводить аттестацию на соответствие должности?

– Пройти профессиональную аттестацию можно будет как на своем предприятии, так и в планируемых Минтрудом независимых центрах аттестации, которые будут выдавать документ о соответствии. Думаю, что это правильно – уйти от субъективизма в случае возникновения каких-либо трений с работодателем. Система независимой оценки будет принята со временем для всех должностей во всех отраслях.

На сегодня такие центры только начинают создаваться. Еще нет общего представления, как это будет реально действовать на практике. Поживем – увидим.

– Центры аттестации будут при вузах?

– Нет. Вероятнее всего, на начальном этапе система независимой оценки будет выстроена на уровне региона, города. Все только начинается. Вероятно, что в аттестационные комиссии будут привлекать профильных специалистов, в том числе из вузов и профессиональных организаций (СПО).

– У вас есть представление о том, сколько и какие специалисты требуются отрасли на этот отрезок времени или на перспективу (краткосрочную или долгосрочную)?

– Такой информации, к сожалению, нет. Конечно, нам бы хотелось иметь в этом вопросе более точную информацию. Пока не существует системы прогнозирования потребности в кадрах для отраслевых предприятий по регионам.

На сегодняшний день имеется большая проблема трудоустройства выпускников на предприятия рыбной отрасли. К слову, показатель трудоустройства выпускников учитывается при ежегодном мониторинге деятельности образовательных организаций – они должны достичь установленного Минобрнауки критерия. Кроме того, у учебных заведений есть государственное задание (количество «бюджетников») на подготовку специалистов, в соответствии с которым определяется бюджетное финансирование. Иными словами, государство дает госзадание, выделяет средства, а образовательные организации должны выучить студентов или курсантов и дать готовых специалистов государству для работы в реальных секторах народного хозяйства. Это, конечно, идеальный сценарий.

На практике, к сожалению, все не так. Большинство предприятий рыбной отрасли не являются государственными. По большому счету, государство не может заставлять их нести ответственность за трудоустройство выпускников. Однако не секрет, что сегодня в рыбном хозяйстве имеется проблема с кадрами, связанная со старением персонала и другими социальными и экономическими факторами. Поэтому и для предприятий очень важен вопрос обеспечения своей потребности в кадрах на перспективу, если, конечно, предприятие работает на перспективу своего развития. Вот бы и сложить потребности бизнеса и возможности образовательных организаций в одну систему. Тем самым обозначив вектор развития и системы отраслевого образования, и кадрового обеспечения предприятий.

Безусловно, сегодня учебные заведения делают все возможное для обеспечения трудоустройства своих выпускников. Например, заключают договоры на трудоустройство с «продвинутыми» предприятиями, которые обращаются напрямую к вузам и ссузам. Но, поверьте, таких компаний практически единицы! К сожалению, одних усилий образовательных организаций не хватает. Нужны и реальные действия бизнеса в этом направлении.

– Светлана Владимировна, хотелось бы задать вам, как специалисту в области отраслевого образования, вопрос о перспективах Мурманского государственного технического университета, который «вливают» в Мурманский государственный арктический университет. С этой целью МГТУ уже вывели из системы Росрыболовства и передали в ведение Минобрнауки. Как вы к этому относитесь?

– Укрупнение вузов прокатилось по всей стране волной. Это, знаете, как известное высаживание кукурузы в хрущевское время или вырубки виноградников в рамках борьбы с алкоголизмом – в горбачевское. Сейчас эта волна пошла на спад (кое-где начались уже обратные процессы), но МГТУ под нее все-таки попал.

У России пять основных рыбохозяйственных бассейнов (Северный, Западный, Азово-Черноморский, Каспийский и Дальневосточный). И у каждого из них до настоящего времени был свой профильный отраслевой вуз. Кроме того, сетью филиалов этих вузов мы закрывали еще и внутренние водоемы – реки, озера. А сейчас у нас Северный рыбохозяйственный бассейн остался без своего вуза. Конечно, в этом сыграли роль местные власти с их желанием усилить создаваемый университет за счет потенциала МГТУ.

Мы знаем МГТУ как сильный отраслевой вуз. Они выступили, на мой взгляд, с вполне оправданной инициативой: сохранить морское и рыбохозяйственное образование путем выделения соответствующих направлений и специальностей в отдельное образовательное учреждение – Академию рыбопромыслового флота, которая бы входила в отраслевую систему образования. Заручились поддержкой региональных рыбопромышленных предприятий.

Считаю, что это был бы хороший выход. В том числе и для нас. Так как развивать различные формы межвузовского взаимодействия, например, при сетевой реализации образовательных программ, было бы, безусловно, проще и профессиональнее при отсутствии межведомственных барьеров и ненужных согласований, тормозящих любой процесс. Есть много своих тонкостей, которые характерны именно для нашей профильной системы обучения и их можно было бы решать оперативно и грамотно! Хочу пожелать своим коллегам терпения и мужества!

Андрей ДЕМЕНТЬЕВ, Fishnews

Россия. ДФО > Рыба. Образование, наука > fishnews.ru, 20 сентября 2017 > № 2316201 Светлана Лисиенко


Казахстан > Образование, наука. Финансы, банки. Приватизация, инвестиции > dknews.kz, 19 сентября 2017 > № 2318373

Казахстанских школьников будут обучать азам торговли на фондовой бирже,передает МИА «DKNews» со ссылкой на МИА «Казинформ».

Обучение будет проводиться в рамках предмета «Основы предпринимательства и бизнеса», который предполагается ввести в 10-11 классах с 2018 года. На сегодня разрабатывается соответствующий учебник.

«Это не дополнительный предмет, это не дополнительная нагрузка на наших детей. Он вводится вместо тех предметов, которые были в рамках вариативной части, то есть ранее преподавались - экономика, финансовая грамотность и так далее. Отличие этого предмета в том, что уже есть программа и соответственно будет разрабатываться учебно-методическое пособие, материалы», - пояснила вице-министр образования и науки РК Бибигуль Асылова на пресс-конференции в НПП «Атамекен».

Право выбора обучения по данной дисциплине остается за самими школьниками. Обучение будет проводиться на конкретных примерах, планируется задействовать в этом успешных предпринимателей республики.

В 11 классе учащихся начнут обучать азам торговли на фондовом рынке.

«Мы выделяем виртуальные деньги для студентов и даём торговать лучшими ценными бумагами Казахстанской фондовой биржи. Это порядка 12 инструментов. Я думаю, что это будет очень хороший бизнес-кейс», - сказал представитель KASE Евгений Мухамеджанов.

Казахстан > Образование, наука. Финансы, банки. Приватизация, инвестиции > dknews.kz, 19 сентября 2017 > № 2318373


Россия > Образование, наука > rossvyaz.ru, 19 сентября 2017 > № 2317467

Первокурсники подведомственных Россвязи вузов приняли участие во Всероссийском параде студенчества

16 сентября 2017 года подведомственные Россвязи СПбГУТ, ПГУТИ и СибГУТИ стали участниками Всероссийского парада студенчества. Организаторами Парада традиционно выступили: Совет проректоров по воспитательной работе образовательных организаций высшего образования России и вузы России при поддержке Министерства образования и науки Российской Федерации и региональных органов исполнительной власти.

В Санкт-Петербурге акция собрала более 5000 студентов из 32 вузов города. В Северной столице, помимо традиционного для других городов-участников пешего шествия, был организован водный парад. Два десятка кораблей с учащимися вузов и ссузов на борту проследовали стройной колонной по рекам и каналам города, завершив движение у Петропавловской крепости.

Поздравить первокурсников с началом студенческой жизни приехали почетные гости: вице-губернатор Санкт-Петербурга Константин Серов, Председатель Совета ректоров вузов Санкт-Петербурга и Ленинградской области, ректор Санкт-Петербургского государственного университета промышленных технологий и дизайна Алексей Демидов, ректор Санкт-Петербургского экономического университета Игорь Максимцев, председатель студенческого совета Санкт-Петербурга Александр Низов, начальник Федерального государственного бюджетного учреждения «Управление межвузовского студенческого городка» Александр Белокобыльский, представители Правительства города.

Вице-губернатор города пожелал первокурсникам насыщенной студенческой жизни, отметив стойкость и позитивный настрой участников парада. Также к студентам обратилась ректор ГУАП Юлия Антохина, которая поздравила первокурсников с Днем посвящения в студенческое братство и пожелала каждому из них достойно пройти и завершить обучение.

После выступлений Почетных гостей состоялась самая важная и ответственная часть праздника – церемония посвящения в студенты. В этот день более 350 тысяч первокурсников в крупнейших городах нашей страны – в Москве, Архангельске, Барнауле, Белгороде, Бийске, Владимире, Волгограде, Воронеже, Грозном, Екатеринбурге, Иваново, Иркутске, Казани, Кемерово, Кирове, Липецке, Майкопе, Нальчике, Невинномысске, Нижнем Новгороде, Новосибирске, Оренбурге, Перми, Самаре, Саранске, Сарове, Севастополе, Ставрополе, Сургуте, Тамбове, Твери, Тольятти, Туле, Улан-Удэ, Уфе, Хабаровске, Чебоксарах, Челябинске и др. – одновременно произнесли «Клятву российского студента».

Учащиеся Санкт-Петербурга скандировали лозунги и девизы своих вузов, участвовали в работе интерактивных площадок, а также записали видеообращение ко всем остальным участникам «Парада Российского студенчества».

Сразу после парада состоялось открытие городского фестиваля «Welcome to Saint P», а завершил праздничную программу концерт с участием группы «Марсель».

В Самаре под развивающимися флагами на площади Славы собралось около 8,5 тыс. первокурсников. Всего же участие в торжестве приняли более 9 тыс. человек. Со всего города собрались молодые люди в кепках и майках с символикой вузов Самары, в том числе первокурсники ПГУТИ и Колледжа связи ПГУТИ. Всего на празднике собрались учащиеся 16 вузов и 20 ссузов Самары.

В торжественной части парада приняли участие первые лица региона: губернатор области Николай Меркушкин, председатель губернской думы Виктор Сазонов, депутат Госдумы Российской Федерации Игорь Станкевич, а также руководители 36 учебных заведений области, в их числе ректор ПГУТИ Дмитрий Мишин.

Прежде, чем предоставить слово собравшимся, ведущие зачитали приветственное письмо Председателя Правительства Российской Федерации Дмитрия Медведева: «Мир, в котором мы живем, меняется стремительно. И в этом мире побеждают те, кто соответствует требованиям времени, в ком есть творческая смелость и дерзость мысли, стремление совершать открытия, инновационные преобразования. Уверен, что вы принадлежите к числу таких людей». Он подчеркнул, что вузы, которые выбрали первокурсники, помогут им приобрести прочные современные знания и стать настоящими профессионалами.

Со словами напутствия обратился к студентам глава региона Николай Меркушкин. Он напомнил, что в этом году в учебные заведения области поступило более 8,5 тыс. первокурсников. Нужно отметить, что 10% из этого числа являются студентами ПГУТИ.

Слова напутствия студентам сказал и председатель Самарской Губернской Думы Виктор Сазонов.

После приветствия первокурсники присоединились к телемосту с Москвой, участие в котором приняли 36 городов России. Скандируя «Самара, вперед!», ребята подняли вверх руки и передали привет многотысячной студенческой братии.

Завершилось мероприятие традиционной клятвой первокурсника. На сцену вышли первокурсники ведущих вузов и ссузов Самары. «Мы, первокурсники, вступая в ряды российского студенчества, торжественно клянемся быть верными единому духу студенческого братства, с достоинством нести звание студентов своей alma-mater, не жалея сил и времени для постижения науки, получения глубоких и всесторонних знаний — клянемся!» - волнуясь, произнесли ребята. «Клянемся!» - подхватила многотысячная студенческая толпа.

В Новосибирске, в день, когда Новосибирская область отмечала своё 80-летие, парад российского студенчества стартовал рядом с главным корпусом СибГУТИ.

Студентов СибГУТИ представляли первокурсники технических факультетов, курсанты военной кафедры и Учебного военного центра, студенческий профком СибГУТИ, волонтёры.

Перед началом построения колонн на сцене выступили студенческие клубы и студклуб СибГУТИ им Ю. Ягодина.

Колонны прошли всю Октябрьскую магистраль. Около театра «Глобус» студентов приветствовали руководители вузов Новосибирска. На площади Ленина к колонне студентов подключились студенты ГФ СибГУТИ: они выполняли функции организаторов флешмоба в честь 80-летия Новосибирской области. Надо отметить, что это была колоссальная работа: 8000 студентов образовали цифры «80» и зажгли фонарики в своих телефонах.

Студентов Новосибирска поздравил губернатор Новосибирской области Владимир Городецкий, а студенты первого курса всех вузов города дали клятву Родине хорошо учиться.

Студенты СибГУТИ приняли участие в парадах российского студенчества в городах, где расположены филиалы университета: Екатеринбург, Улан-Удэ, Хабаровск.

Россия > Образование, наука > rossvyaz.ru, 19 сентября 2017 > № 2317467


Россия. ЦФО > Образование, наука > regnum.ru, 19 сентября 2017 > № 2316585

В Москве лучшее в мире школьное образование? А в России?

О «системе образования» Москвы на фоне всей остальной страны

С 7 по 9 сентября 2017 г. в Москве на ВДНХ прошел международный форум «Город образования». Как сообщает сайт мероприятия:

Тема Форума раскрывает практический опыт по интеграции городских ресурсов для эффективной реализации идей открытого образования, использования потенциала организаций науки, культуры, бизнеса для формирования компетенций будущего у школьников.

Большое, авторитетное мероприятие, приятно, что хозяйкой форума стала наша столица. Но сейчас хотелось бы поговорить о некоторых интересных обстоятельствах, которые выяснились в ходе освещения этого мероприятия.

1. Оказывается, есть особая столичная система образования, система образования Москвы. И эта система заслужила высокие оценки мировых экспертов.

По словам мэра Москвы, столичная система образования заслужила высокие оценки мировых экспертов. Об этом говорят результаты специального исследования по стандартам PISA.

«В соответствии с этим исследованием по уровню читательской и математической грамотности образовательная система Москвы находится на шестом месте в мире. Это огромный успех педагогических коллективов, школ, учащихся», — подчеркнул мэр Москвы.

Формально, конечно, можно говорить об образовательной системе Москвы, ее можно так назвать в соответствии с Законом об образовании (ст. 10 гл. 2), но в бытовом сознании применительно к отдельному городу это все-таки скорее фигура речи. Такой же фигурой речи можно считать и упоминание региональных или городских/муниципальных и даже районных «систем образования». Да и, скажем, основная государственная программа, ей посвященная, называется все-таки «Развитие образования города Москвы («Столичное образование»)».

И особо никогда эта самая «система столичного образования города Москвы» не «выпячивалась» и стране не противопоставлялась. Все-таки система (образования) — это что-то глобальнее. Конечно, Москва потянет на небольшую европейскую страну, но она — российский город и столица.

И получается, что есть в нашей стране московская система образования и есть российская. Первую «высоко оценили международные эксперты», а вот вторая осталась за кадром.

И какое впечатление это должно произвести на ученика из удаленной глубинки, о возможностях которого так ратуют поборники ЕГЭ, и его семью? В лучшем случае — «в Москву, в Москву!», в худшем, ну как бы сказать… падение уровня патриотизма…

Как выразился один из докладчиков форума, заместитель мэра Софии Тодор Чобанов:

«Главный замысел форума — собрать ключевых руководителей систем образования крупных городов. То, что работает в конкретном месте, может быть адаптировано и применено в других городах».

Думается, другие города бы крайне порадовались «всем возможностям, всему опыту, всему потенциалу Москвы»…

Слава Богу, что все это у Москвы есть (добавлю, было бы странно, если бы не было), а у учащихся в ней детей есть доступ к этим возможностям, ведь здесь учеников больше всего. Но Москва — это не вся Россия. Много ли городов на просторах нашей страны могут похвастаться «городской средой как единым образовательным пространством, интегрирующим максимальные возможности для развития ребенка»? И какие усилия надо затратить, чтобы эта среда появилась или не сошла на нет из-за недофинансирования или с уходом последних носителей?

Москве, безусловно, есть, чем гордиться в сфере школьного образования, но выбранный способ аргументации вызывает некоторое недоумение.

2. История о лучшей образовательной системе началась с новости «В Рособрнадзоре представили итоги участия школ Москвы в международном исследовании PISA» от 01.09.2016, позже ставшей новостью от Московского Центра оценки качества образования Департамента образования Москвы от 9 декабря 2016 года под названием «Московские школы признаны лучшими в мире», где, в частности, говорится:

«Московские школы занимают лидирующие позиции по итогам исследований общепризнанной международной программой оценки образовательных достижений учащихся PISA. Об этом сообщил директор Московского центра качества образования Павел Кузьмин. «По уровню читательской грамотности и математической грамотности система образования Москвы входит в шесть лучших образовательных систем мира», — отметил он. Практически одновременно с мировым исследованием PISA прошло московское. После оглашения на этой неделе результатов мирового исследования появилась возможность сравнить результаты Москвы с результатами 72 государств мира».

Города Москвы. Столицы Российской Федерации. Со странами (Вернее будет сказать — со средними по странам).

Справедливости ради нужно заметить, что по математической грамотности список возглавляют Сингапур, Гонконг, Макао, Тайвань, Япония, Китай. Но по читательской грамотности — Сингапур, Гонконг, Канада, Финляндия, Ирландия, Эстония. То есть Москва на одну позицию опередила (весь (усредненный)) Китай и Эстонию…

К слову, с характеристикой результатов и сравнением с другими странами у нас вообще своеобразно. По поводу российских школьников в 2015 году сайт Центра оценки качества образования пишет:

«Результаты российских учащихся статистически значимо не отличаются от результатов учащихся 15 стран (среди которых Швеция, Франция, Чешская Республика, США), статистически ниже результатов 16 стран и выше результатов 38 стран».

А то, что существенно лучшие результаты показали Эстония, Словения, Польша, Вьетнам…

По словам Павла Кузьмина, лучшие 100 школ Москвы, в которых обучается 23% общего числа московских школьников, обеспечивают качество образования выше лучших мировых стандартов, занимая 1-е место в мире, а лучшие 300 школ Москвы, в которых обучается 63% школьников, — 1−2-е место по уровню читательской и математической грамотности. Очевидно (средней силы задачка для какого-нибудь тестирования), что остальные школы находятся на месте, несколько более удаленном. Кроме того, нет результатов сравнения, скажем, этих самых лучших школ Москвы и лучших школ Сингапура, Гонконга, Макао. Первое место, повторюсь, дает сравнение со странами. (Можно сказать, что это в некотором смысле обыкновение: пока не было результатов 2015 года, достижения 100 лучших школ Москвы сравнивались со всем Шанхаем и со всем Сингапуром по результатам 2012 г.). Кроме того, напомню, вся Москва проигрывает всему Сингапуру.

К сказанному хочется добавить, что нигде на сайте PISA и на справочных ресурсах вроде Wikipedia и сайтах наших властей от образования не говорится об обыкновении PISA тестировать отдельные города или области (правда, в страны попадают Сингапур, Гонконг и некоторые другие), напротив, это тестирование позиционируется как инструмент для сравнения стран, экономик и целых регионов. Также можно понять, что тестирование дает возможность сравнивать результаты по регионам внутри страны

3. Связка Москва — PISA — лучшие в мире математическое образование и читательская грамотность.

Никоим образом не сомневаюсь в качестве математического образования в Москве (одно наличие Колмогоровского лицея и Центра непрерывного математического образования чего стоят. Список достойных мест, откуда не удалось вытравить традиционное качество математического образования, можно пока продолжать, к счастью, долго). И оно, возможно, особенно в части своих сильнейших образовательных организаций, и является лучшим в мире или, по крайней мере, одним из лучших, но тут речь немного о другом.

PISA — международная программа по оценке учебных достижений. Проверяется математическая и естественнонаучная грамотность, грамотность чтения, решение проблем. Участвуют учащиеся 15-летнего возраста. Программа позволяет выявить и сравнить изменения, происходящие в системах образования в разных странах, и оценить эффективность стратегических решений в области образования.

По итогам участия России в международном исследовании PISA-2012 и 2015 наши места выглядят так:

естественно-научная грамотность: 37-е (из 65 стран, 2012), 32-е (из 70 стран, 2015);

математическая грамотность: 34-е (из 65 стран, 2012), 23-е (из 70 стран, 2015):

читательская грамотность: 42-е (из 65 стран, 2012), 26-е (из 70 стран, 2015.

Что вы представляете, когда речь заходит о школьном предмете «математика»? Функции-графики-синусы-косинусы-формула Виета… Только ничего этого в PISA нет. Она интересна не этим. А в части математической грамотности это скорее, как выразился бы Михаил Задорнов, проверка «соображалки детской тыковки». Вы можете в этом убедиться, посмотрев примеры заданий по математике на официальной странице, примеры других видов заданий на этой странице.

Какое отношение эти тесты имеют к именно математической грамотности — вопрос спорный. Боюсь, что в стране Колмогорова и Арнольда под этими словами понимают все-таки что-то иное…

Зато становится более или менее понятным, чем вдохновлялись авторы базового варианта ЕГЭ по математике…

Россия, повторюсь, заняла 23-е место. Тут одно из двух:

либо вопросы и варианты ответов некорректны или в корне не подходят под наш менталитет (что, в принципе, возможно, если вспомнить дискуссии вокруг тестов IQ, да и к заданиям PISA есть определенные вопросы, причем отнюдь не только у российских экспертов), и тогда широкое доверие и использование этой системы оказывается под вопросом;

либо у нас все очень плохо со школьным техническим образованием вообще и математическим образованием в частности. Поскольку, если школьник хорошо занимается по математике (речь идет о нынешней, наследнице советской, а не той, что предлагает новый ФГОС), он непременно с этими заданиями по математической грамотности справится. А вот наоборот не получится. Поскольку хороший результат по PISA не есть показатель хорошего знакомства с математикой. Ведь математика — это все-таки не чтение диаграмм и не задачки на бытовую логику.

И тут получается подмена понятий. В Москве действительно сильное математическое образование и потому хорошие результаты PISA, а в регионах… Уж если и с этим не справились, то дело совсем плохо. (Повторюсь, если бы справились, это бы еще ничего не говорило о какой-либо особой грамотности)

Итак, по уровню математической грамотности согласно PISA, что бы это ни означало, Россия находится на 23-м месте из 70 (2015), Москва — то ли на первом, то ли на шестом, то ли где-то посередине. (Можно понять так, что сравнивалась Москва с теми же странами, что и Россия, возможно, что и включая ее). Это по величине среднего по стране количества баллов.

Но если у Москвы все так хорошо-хорошо, то насколько хуже обстоят дела у остальной страны (куда входит, сдвигая результат в плюс, и традиционно более или менее благополучный Санкт-Петербург), если общее место 23-е?

И рост с 34-го до 23-го места я бы скорее связала с введением базового ЕГЭ по математике, а не с улучшением состояния математического образования.

Таким образом, мы имеем следующую картину:

В стране Российская Федерация есть страна Москва со своей особой, отдельной образовательной системой, сравниваемой и сравнимой с образовательными системами других стран, которую, в отличие от системы образования Российской Федерации, высоко оценивают международные эксперты;

Зачем-то необходимо привлечь внимание всей, в целом не очень благополучной, страны к особому статусу, положению и возможностям, имеющимся у столицы, многих из которых у других городов в принципе быть не может;

Мерилом качества образовательной системы признается (пусть даже сколь угодно хорошая, что спорно) зарубежная система тестирования;

Именно по результатам тестирования PISA делается вывод о качестве образования

Результаты тестирования анализируются не совсем корректно с единственной целью всех и каждого убедить в высоком уровне московского школьного образования.

То есть получается, что кому-то понадобилось противопоставить Москву остальной стране и продемонстрировать ее достоинства в сфере образования несколько странным образом. Когда так усердно подчеркиваются достоинства, может быть, что-то на самом деле не в порядке?

Анастасия Шарова

Россия. ЦФО > Образование, наука > regnum.ru, 19 сентября 2017 > № 2316585


Россия > Образование, наука > regnum.ru, 19 сентября 2017 > № 2316544

Ушёл из жизни известный российский учёный Виктор Кременюк

«Коллеги высоко оценивали научные, педагогические, а также человеческие качества, такие как справедливость, отзывчивость, душевная щедрость и доброта»

На 77-м году ушёл из жизни известный российский учёный, член-корреспондент Российской академии наук Виктор Кременюк, сообщает 18 сентября пресс-служба Института США и Канады (ИСКРАН).

«18 сентября на 77 году ушел из жизни Виктор Александрович Кременюк — известный российский ученый, член-корреспондент Российской академии наук, талантливый специалист в области международных отношений, яркий представитель российской американистики, педагог и организатор науки», — говорится в сообщении.

Как учёный, Кременюк сформировался под влиянием школы американистики, созданной в ИСКРАН, куда он перешёл работать в 1970 году. С именем учёного связано становление в 1970-х годах нового направления в российской науке о международных отношениях, характерной чертой которого являлся отказ от устаревших, догматических представлений по ключевым проблемам международной политики, советско-американских, а позже и российско-американских отношений. Кременюк стал в 1990 году первым в СССР и России профессором в этой области.

За 50 лет Кременюк издал более 30 научных трудов, в том числе 11 монографий, изданных на иностранных языках за рубежом. Библиография его научных трудов насчитывает более 300 наименований общим объёмом свыше 300 авторских листов.

В1980 году учёному была присуждена Государственная премия СССР в области науки и техники за разработку аналитических материалов по международным конфликтам в развивающемся мире. В 2002 году за изданную на английском языке монографию «Международные переговоры» Кременюк был удостоен первой премии Института урегулирования конфликтов в Нью-Йорке. В 2005 году ему присуждена премия МЧС РФ за работу «Стратегические риски России», а в 2007 году решением Международного биографического центра в Кембридже (Великобритания) учёный был признан одним из 2000 выдающихся интеллектуалов XXI века за выдающийся вклад в области образования и государственного управления.

«Коллеги высоко оценивали научные, педагогические, а также человеческие качества, такие как справедливость, отзывчивость, душевная щедрость и доброта. — отмечается в сообщении. — Коллектив ИСКРАН выражает соболезнования родным и близким Виктора Александровича Кременюка, талантливого ученого, человека, доказавшего преданность России, российской науке».

Россия > Образование, наука > regnum.ru, 19 сентября 2017 > № 2316544


Германия > Образование, наука > dw.de, 19 сентября 2017 > № 2316442

За круглым столом сидит высокая девушка в черных очках. Лицо сосредоточено, руки старательно ощупывают стул - она пытается присесть. Надин Шперлинг (Nadine Sperling) - инвалид по зрению, она видит только очертания предметов. Рядом с ней присаживается маленькая худенькая женщина. Ей дается это нелегко - Клаудиа Шмидт (Claudia Schmidt) страдает дистрофией мышц. Обе девушки работают в Центре по поддержке учащихся с ограниченными возможностями при Дортмундском техническом университете (DoBus). Надин заканчивает бакалавриат по специальности "Социальная психология" и помогает слабовидящим студентам. Клаудиа - уже доктор психологических наук, на ее плечах - поддержка учащихся с психическими заболеваниями.

Другой подход, но никаких поблажек

Работа для Надин и Клаудии - смысл жизни. Они консультируют новичков в вузе, помогают им влиться в студенческое сообщество и налаживают диалог с профессорами. "Часто студенты стесняются сказать, что они плохо видят, и не просят распечатать текст крупным шрифтом или продублировать его шрифтом Брайля. Наша задача - помочь им не бояться просить то, что им нужно", - рассказывает Надин корреспонденту DW.

Клаудиа Шмидт

Не меньшее значение имеют и льготы для студентов с ограниченным возможностями (Nachteilsausgleich). "Речь не идет о том, что такому студенту позволено пропускать занятия. Речь идет об изменении условий, например, формы обучения или сдачи экзамена", - поясняет Клаудиа Шмидт. Например, учащийся с агорафобией (боязнь открытого пространства - Ред.) может сдавать экзамен в отдельном помещении без посторонних людей. Также профессор может изменить письменную форму экзамена на устную или дать больше времени на выполнение заданий. При этом сложность заданий останется той же, что и для других студентов курса - здесь никаких поблажек.

Такие, как все

Клаудии Шмидт не нравится слово "ограничение" или "особенность" по отношению к таким учащимся. Она возмущается, когда ее спрашивают об отдельных спортивных занятиях для студентов с инвалидностью или про службу по обеспечению мобильности. Для нее важно, чтобы их воспринимали так же, как и всех остальных. "У нас нет специальных групп для таких студентов. Они ходят на спорт вместе с другими - просто выполняют те движения, которые они могут выполнить". Инклюзия - принцип, которого сегодня придерживаются в немецкой образовательной системе. Ему следует и в вузах.

Клаудиа уже давно заметила, что только в этом случае ребята с ограниченными возможностями становятся более уравновешенными, самостоятельными, лучше учатся и реализуют себя в своей профессии. "Нас не надо игнорировать, от нас не надо обособляться. Инклюзия - это не история про жалость, это история про отношение друг к другу, про умение видеть человека напротив, понимать и принимать его таким, какой он есть", - подчеркивает психолог-консультант.

Главное - доступная среда

Что касается инфраструктуры, то еще не во всех немецких вузах созданы максимальные удобства. Дортмундский университет задает здесь тон. Здесь повсюду установлены пандусы, подъемные платформы, специальные туалеты, тактильные указатели и звуковые информаторы. Все двери при нажатии на кнопку открываются автоматически.

Таблички с наименованием аудиторий оснащены шрифтом Брайля, а в лекционных залах есть специальные места для людей в инвалидных креслах. Тексты для слабовидящих можно распечатать на брайлевском принтере, есть и переводчики языка жестов. "И не надо никакой службы по обеспечению мобильности. Нужна лишь доступная среда - это когда человек с инвалидностью сам может то же, что и все остальные, и ему не надо никого дергать", - отмечает Клаудия Шмидт.

Но университет в Дортмунде пришел к безбарьерной среде не сразу, ему понадобилось около 40 лет - ровно столько существует Центр поддержки учащихся с ограниченными возможностями. В других вузах ситуация несколько иная. Так профессор Дюссельдорфского университета Маттиас Франц (Matthias Franz), руководитель консультационной службы помощи студентам с инвалидностью и хроническими заболеваниями, рассказывает, что ему часто приходится спорить с застройщиками, чтобы, например, добавить пандусы к старым зданиям кампуса.

В лекционных залах этого вуза пока нет и специальных столов для студентов в инвалидных креслах. Им приходится сидеть спереди - там, где стоит доцент. "На них все смотрят, им неудобно читать слайды, - делится наблюдениями помощница профессора Аннет Фербокет (Annette Verbocket). - Сейчас у нас пока только одна студентка в инвалидном кресле. Но если мы перестроим аудитории, то к нам придут и другие, так как они будут знать, что наш университет приспособлен для них".

В Дюссельдорфском университете обучается около 500 человек с психическими или физическими отклонениями. Пятеро сотрудников консультационной службы стараются найти подход к каждому. Например, студентам с синдромом Аспергера они помогают наладить контакты с другими учащимися и реализовать свои способности. Сейчас вуз разрабатывает мобильное приложение, которое будет показывать студентам с инвалидностью, как можно беспрепятственно перемещаться по кампусу. "Мы стараемся подключать к процессу всех - ведь в обществе нужно побудить интерес к этой теме", - уверен Маттиас Франц. Тогда, возможно, владельцы строительных фирм поверят в необходимость инклюзии и сами будут предлагать поставить пандус к зданию. Даже если это нужно только одной студентке.

Германия > Образование, наука > dw.de, 19 сентября 2017 > № 2316442


Россия > Образование, наука > regnum.ru, 19 сентября 2017 > № 2316399

Эфир XXI века и его необычные свойства

Насколько точны самые точные науки

Редакции ИА REGNUM стало известно о необычной точке зрения на проблему, волновавшую величайших физиков прошлого века. На сайте редакции помещен препринт работы профессора Юрия Ратиса, принятой в печать. Редакция также считает целесообразным ознакомить читателей с популярным изложением материалов препринта «Торможение фотонов оптического диапазона фотонами реликтового излучения».

Проблеме существования эфира и его свойств посвящено бесчисленное число работ, начиная с трудов Декарта. К сожалению, за последующие столетия, прошедшие с эпохи Декарта, все попытки «материализовать» эфир провалились, а вводить в теорию сущность, свойства которой принципиально не поддаются изучению с помощью измерительных приборов, не имеет смысла.

Открытие реликтового (микроволнового фонового) излучения А. Пензиасом и Р. Вильямсом (Нобелевская премия, 1978 г.) позволило по-новому взглянуть на формулировку принципа относительности. Совершенно очевидно, что система отсчета, в которой реликтовое излучение строго изотропно, является физически выделенной.

Кроме того, свойства фонового излучения миллиметрового диапазона изучены очень хорошо, а область пространства, которое оно заполняет (наша Вселенная), автоматически приобретает статус материальной среды.

В соответствии с этим в конце прошлого столетия в физике и астрофизике сформировалась точка зрения, согласно которой реликтовое излучение можно рассматривать как «новый эфир».

Наиболее важной особенностью понимания реликтового эфира как особой разновидности светоносной материи является то, что в рамках такого подхода не возникает проблемы увлечения эфира движущимися телами (например, Землей), волновавшей физиков начала XX века (философский бэкграунд работ А. Эйнштейна во многом сформировался благодаря трудам Бенедикта Спинозы и позитивистов, в частности Эрнста Маха).

К сожалению, в научной литературе отсутствуют оценки показателя преломления и поглощения «нового эфира», а дискуссии 80-х годов прошлого века велись в основном по поводу отношения физиков к открытию существования объективно выделенной инерциальной системы отсчета.

Так в чем же интрига?

С точки зрения термодинамики совокупность большого числа фотонов низких энергий в пустоте с высочайшей степенью точности можно рассматривать как идеальный газ. Электродинамика Максвелла — это линейная теория, в которой выполняется принцип суперпозиции. Поэтому свободные электромагнитные волны не взаимодействуют.

В реальном фотонном газе фотоны взаимодействуют, поскольку уравнения квантовой электродинамики нелинейны. Расчет сечения рассеяния фотона на фотоне можно найти практически в любом учебнике по квантовой теории поля.

Плотность фотонного газа для теплового равновесного излучения очень велика

nph «3801/см3

Несмотря на столь высокую плотность реликтового излучения, длина свободного пробега фотонов оптического диапазона на десятки порядков больше горизонта видимой части Вселенной. Поэтому физики обычно пренебрегают рассеянием «оптических фотонов» на фотонах реликтового излучения. Из этого с очевидностью следует, что нарушение идеальности фотонного газа пренебрежимо мало, если речь идет о локальных процессах.

При переходе к процессам галактического и межгалактического масштаба ситуация кардинально меняется. Неидеальный газ — это диссипативная среда, в которой всегда идут релаксационные процессы, и не имеет значения, насколько велико время релаксации. Важно только то, что эти процессы являются необратимыми.

Необратимость электромагнитных процессов во Вселенной обусловлена тем, что реликтовое излучение изотропно, а фотоны, летящие в одном направлении, в принципе не могут догнать друг друга.

Рассеяние энергии фотонов оптического диапазона при столкновениях с фотонами реликтового излучения имеет ярко выраженную специфику.

1. Согласно релятивистскому закону сложения скоростей столкнуться друг с другом могут только фотоны, летящие в «противоположных направлениях».

2. Торможение налетающего фотона происходит в результате лобового столкновения (типа удара клапштос в бильярде), в результате которого оптический и реликтовый фотон «меняются местами». Согласно принципу тождественности частиц наблюдатель не может отличить налетающий фотон от реликтового, принявшего на себя большой импульс.

Из этого следует, что только в случае w = 0 (w — циклическая частота «оптического фотона» в абсолютной системе отсчета, в которой реликтовое излучение строго изотропно) показатель преломления «реликтового эфира» n(0) = 1. Но при w = 0 мы имеем дело с электростатическим полем, а не с электромагнитной волной. Следовательно «скорость света в пустоте с» принципиально недостижима ни для каких материальных объектов, включая фотоны всех частотных диапазонов.

В заключение добавим, что фотон, движущийся в «эфире» со скоростью, меньшей с, поляризует этот эфир и автоматически приобретает отличную от нуля массу. Здесь имеет место полная аналогия с физикой твердого тела, в которой электроны приходится рассматривать как квазичастицы, масса которых больше массы электрона в пустоте.

Очень важно, что результаты теоретических расчетов проф. Ю. Л. Ратиса несложно проверить с помощью недорогого лабораторного эксперимента, который к тому же дает возможность оценить пределы применимости квантовой электродинамики.

Резюмируем результаты работы «Торможение фотонов оптического диапазона фотонами реликтового излучения»:

1. Заполняющее нашу Вселенную реликтовое излучение можно рассматривать как «новый эфир».

2. Реликтовый эфир представляет собой материальную среду, обладающую такими характеристиками, как показатель преломления и показатель поглощения.

3. Отличие показателя преломления эфира от единицы приводит к запрету на достижение скорости света даже фотонами.

4. Взаимодействие фотонов с «новым светоносным эфиром» приводит к тому, что фотоны приобретают статус нестабильных частиц с массой покоя, не равной нулю.

5. Наличие у «нового светоносного эфира» показателя поглощения означает, что время течет однонаправленно, и существует Стрела Времени.

6. Существование Стрелы Времени, связанное с необратимостью протекающих во Вселенной электромагнитных процессов, является главной причиной нарушения симметрии распространенности вещества и антивещества во Вселенной.

7. Необратимость электромагнитных процессов, протекающих в «новом эфире», обусловлена как спецификой релятивистской кинематики, так и сферической симметрией распределения Планка.

8. Предложено установить пределы применимости квантовой электродинамики в лабораторном эксперименте. Если удастся его поставить, то это будет первый решающий эксперимент в истории России, а значение открытия массы фотона переоценить невозможно.

Юрий Ратис

Россия > Образование, наука > regnum.ru, 19 сентября 2017 > № 2316399


Россия. ЦФО > Образование, наука > fano.gov.ru, 19 сентября 2017 > № 2316098

ФАНО России и правительство Воронежской области подписали соглашение о сотрудничестве

19 сентября в г. Воронеж руководитель Федерального агентства научных организаций Михаил Котюков и губернатор Воронежской области Алексей Гордеев подписали Соглашение о сотрудничестве.

Документ предусматривает взаимодействие сторон, направленное на развитие науки на территории Воронежской области, а также продвижение инновационных разработок, создаваемых на базе научных организаций, подведомственных ФАНО России.

В частности, одним из пунктов соглашения является совместная работа по развитию научно-технического потенциала организаций ФАНО России на территории Воронежской области и вовлечению их в сельскохозяйственную отрасль региона.

"Воронежская область – один из наиболее динамично развивающихся регионов нашей страны с точки зрения агропромышленного комплекса. Научный потенциал институтов ФАНО России, а также активное внедрение результатов исследования в сельскохозяйственное производство, поможет усилить эту тенденцию. В регионе представлены 10 организаций, подведомственных агентству. И все они готовы внести свой вклад в инновационное развитие области», - отметил Михаил Котюков.

Со своей стороны Алексей Гордеев отметил, что подписанное соглашение поможет выстроить эффективную систему сотрудничества между научными институтами и представителями аграрного сектора Воронежской области.

Россия. ЦФО > Образование, наука > fano.gov.ru, 19 сентября 2017 > № 2316098


Россия. СЗФО > Образование, наука > fadm.gov.ru, 19 сентября 2017 > № 2316096

«Диалог на равных» с Германом Клименко

21 сентября Советник Президента Российской Федерации Герман Клименко проведет встречу в Санкт-Петербурге в рамках проекта дискуссионных студенческих клубов «Диалог на равных».

Молодежь встретится с экспертом в стенах Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации.

Темой выступления станет: «Появление в России своей Силиконовой долины. Миф или реальность?».

Начало мероприятия в 12:00.

«Диалог на равных» – это новый проект Федерального агентства по делам молодежи, формат которого предполагает регулярные встречи-дискуссии по следующим направлениям: «Молодежь: глобализация, вызовы времени», «Карьера и социальный лифт», «Предпринимательство», «Лидерство», «Soft skills», «Культура, lifestyle», «Благотворительность, третий сектор», «Новое образование», «Publicity и СМИ», «Интернет, digital, технологии», «Экономика». Планируется, что в проекте примет участие более 114 000 российских студентов.

На примере успешных и известных людей планируется наглядно показать молодежи, что современная Россия – это страна возможностей, где можно добиться успеха в разнообразных сферах в любом регионе.

Соорганизаторами проекта стали «Росстуденчество», Международная ассоциация студенческого телевидения «МАСТ», ведущие российские вузы, а также федеральные НКО.

Россия. СЗФО > Образование, наука > fadm.gov.ru, 19 сентября 2017 > № 2316096


Россия > Медицина. Образование, наука > ras.ru, 19 сентября 2017 > № 2316066

Отечественная биотехнология жива и будет развиваться

18 сентября Российская Академия наук совместно с Научным советом РАН по биотехнологиям, ФИЦ «Фундаментальные основы биотехнологии» РАН и Институтом биохимии и физиологии микроорганизмов им. Г.К. Скрябина РАН провела конференцию «Постгеномные технологии», приуроченную к столетию со дня рождения выдающегося российского учёного, академика Г.К. Скрябина. На конференции прозвучали доклады академиков РАН В. А. Тутельяна «Современная биотехнология в производстве пищи: проблемы безопасности», академика РАН В. А. Быкова «Метаболомика и липидомика в постгеномной биотехнологии», члена-корреспондента РАН А. М. Боронина «Микробиология на переломе веков», а также многочисленные воспоминания учёных–коллег Г.К. Скрябина, размышления об актуальности его работ.

По словам академика М. П. Кирпичникова, Георгий Константинович Скрябин запомнился ему с самых первых шагов в науке. «Он был удивительно доброжелательным человеком, не допускал высокомерия, хотя мог быть и жёстким, - рассказал М.П. Кирпичников. - Все мы знаем, что главное дело его жизни - это создание научного Центра в Пущино. Я с этим совершенно согласен. Но, вместе с тем, считаю, что не менее важным делом было его умение наладить диалог с государственной властью, убедить тех, кто принимает решения, в том, что нужно для развития науки. Это то, чего не хватает нам сегодня. Георгий Константинович был не просто выдающимся учёным - он был выдающимся гражданином страны. Многие из нас, и я в том числе, обязаны ему своей судьбой в науке».

Академик Р.В. Петров, который много лет был дружен с Г.К. Скрябиным, признался, что, слыша эту фамилию, всегда испытывает тройственное чувство: ведь ему посчастливилось быть хорошо знакомым с представителями трех поколений этой замечательной династии. «Константин Иванович Скрябин был избран во все три главные академии - сельскохозяйственную, медицинскую и большую, поскольку представлял собой пример крупного специалиста во всех этих областях, - рассказал Рэм Викторович. - Он был гельминтологом, а это важнейшая часть биоценоза, и как учёный он мог видеть природу этого процесса. А с Георгием Константиновичем Скрябиным я познакомился в Коктебеле, в доме творчества писателей. Могу сказать, что он любил жизнь - не только в науке, но и за её пределами. Потом мы стали плотно работать в Академии. Наше сотрудничество всегда носило исключительно плодотворный характер, и при этом у нас всегда были тёплые, дружеские отношения. Сегодня мы отмечаем его столетие, а на будущий год отметим 70-летие Константина Георгиевича и 140-летие деда. Скрябины сильны ещё и тем, что их много. Это семья в самом лучшем смысле этого слова».

«Я физик, но сегодня многие специальности объединяются, междисциплинируются, - сказал академик Е.П. Велихов. - Всем ясно, что без биологии никуда. Это наука 21 века. Я воспринимаю всю династию Скрябиных как доблестный пример служения своей стране. В том числе благодаря им сегодня Россия имеет шанс быть в числе мировых научных лидеров. Вот сейчас перед нами стоит задача создания искусственного интеллекта. Задача непростая. Мы стараемся, но пока не получается. Причём не только у нас - ни у кого в мире пока это не вышло. Зато естественный интеллект у нас в России всегда был и остаётся на высоте, и Скрябины тому великолепное подтверждение».

Академик В.Г. Дебабов вспомнил, что Г.К. Скрябин обладал редким даром убеждать человека в чём угодно. Он пользовался этой своей способностью исключительно в интересах науки, был преданным её служителем. Академик В.Я. Панченко подчеркнул исключительную роль Георгия Константиновича в становлении так называемой научной дипломатии, без развития которой нельзя достичь заметных научных результатов.

Академик В. А. Тутельян вспомнил, как еще студентом слушал лекции Г.К. Скрябина, а потом сотрудничал с ним, уже работая в Институте питания. «Он всегда был для меня глыбой в науке, мощной фигурой, способной решать не только научные, но и крупные государственные задачи, - сказал Виктор Александрович. – В начале 90-х наша страна пережила страшное время потери собственной биотехнологии. Сегодня 98 процентов аминокислот, витаминов и белка мы закупаем за рубежом. Однако отрадно, что собственная генно-инженерная промышленность начинает развиваться. Появились основания для оптимизма. Сейчас мы активно заняты разработкой нормативно-правовой базы и критериев оценки безопасности новых биотехнологий, и коллектив авторов этого проекта - все последователи и ученики Г. К. Скрябина».

«Я счастлив присутствовать здесь и отмечать не только юбилейную дату, но и то, что отечественная биотехнология жива, - сказал академик В.А. Быков. - Это приоритетное направление научно-технического прогресса. А сегодня мы присутствуем при рождении новой эры - нанобиотехнологии. И то, что она существует, развивается и показывает замечательные результаты, - во многом заслуга Г. К. Скрябина, который в своё время смог донести до руководства государства важнейшие мысли: обеспечить питанием людей возможно, только развивая биотехнологию. Он и другие ученые – такие, как академики Ю.А. Овчинников и А.А. Баев - объяснили, почему требуется микробиологизация. Сегодня этой направление активно развивается. Есть задача охватить все 388 тысяч растений в мире, расшифровав их метаболом. Эту российско-финскую программу возглавляет с нашей стороны академик К.Г. Скрябин – достойный преемник своих отца и деда».

Член-корреспондент РАН А.М. Боронин, представляющий пущинский Институт биохимии и физиологии микроорганизмов им. Г.К. Скрябина, вспомнил, как этот институт зарождался, как Георгий Константинович им руководил и каким он был человеком. «А был он, прежде всего, ученым, микробиологом, - рассказал А.М. Боронин. – Его заслуги в этой области огромны».

Александр Михайлович в своем докладе напомнил собравшимся, что мы окружены микроорганизмами: на один гектар их приходится до 5 тонн, а их общая масса превышает биомассу всех растений и животных, вместе взятых. Микроорганизмы намного древнее, разнообразнее и объемнее нас с вами. По словам Карла Вёзе, выдающегося немецкого ученого, практически в одиночку доказавшего существование третьего домена живого – археи, мир микроорганизмов – это спящий гигант биологии. «Но проснуться должны не они, а мы, - подчеркнул А.М. Боронин. – Необходимо их тщательно систематизировать, изучать, привлекать смежных специалистов. Это очень важная, междисциплинарная область знания, и Г.К. Скрябин это всегда понимал. Микроорганизмы – это, по сути, единый организм, воздействующий на нас на самых разных уровнях – в том числе на наши поведение и психику. Изучение биологии микроорганизмов - ключ к пониманию глобальных экосистем».

С Г.К. Скрябиным Александру Михайловичу довелось тесно работать последние 15 лет его жизни, проводить с ним много времени. «Это очень эмоциональные воспоминания, - признался А.М. Боронин. - Он был невероятно деятельным человеком, всегда находившимся в научном и творческом поиске. Он многое предвидел – в том числе, то, какие научные направления необходимо развивать. Благодаря ему в нашем институте была создана всероссийская коллекция культур микроорганизмов, которая и сегодня - крупнейшая в мире».

По воспоминаниям людей, хорошо знавших Г.К Скрябина, это был на редкость работоспособный человек. Для него не существовало выходных, он всегда занимался делом. Это его качество обязывало соответствовать и заряжало энергией. Всех восхищало его умение работать с людьми. «Он мог быть строг и даже грозен, но в то же время не помню случая, чтобы он кого-то уволил или объявил выговор, - рассказал А.М. Боронин. - Он именно работал с людьми, разговаривал с ними, не жалел на это времени, потому что ничего важнее человеческих отношений для него не существовало. Он остаётся в нашей памяти всегда элегантно одетым, аристократической манеры поведения, с громадной жизненной энергией, взрывным характером, но с очень добрым отношением к людям. Мы гордится, что наш институт носит его имя».

Научная Россия

Россия > Медицина. Образование, наука > ras.ru, 19 сентября 2017 > № 2316066


Россия > Образование, наука > ras.ru, 19 сентября 2017 > № 2316065 Виктор Данилов-Данильян

Выборы в Академии наук. Что происходит с наукой в России, и как ей управлять?

Виктор Данилов-Данильян, директор Института водных проблем РАН, член-корреспондент РАН

"В России есть две структуры, которые нельзя реформировать. Это Церковь и Академия наук".

Дмитрий Лысков: Здравствуйте! Меня зовут Дмитрий Лысков. И я рад приветствовать вас на дискуссионной площадке программы "ПРАВ!ДА?". И вот тема нашего обсуждения сегодня:

25 сентября пройдут выборы президента Российской академии наук. Впервые в нашей истории эти выборы проводятся максимально открыто, с большим количеством кандидатов и жаркими дебатами. Это уже вторая попытка академиков выбрать себе нового президента. Первая, состоявшаяся в марте текущего года, провалилась – неожиданно все претенденты, в том числе и действовавший на тот момент глава РАН академик Владимир Фортов, сняли свои кандидатуры. Выборы перенесли на осень.

В июле РАН внесла на утверждение в Правительство список из семи кандидатур, из них государственный фильтр прошли пятеро. Официально в Министерстве образования и науки заявляют, что не намерены вмешиваться в эти выборы. Однако в СМИ называют одного из кандидатов – академика Владислава Панченко – наиболее удобным для власти.

Ситуация осложняется тем, что многие ученые так и не приняли реформу 2013 года, в ходе которой хозяйственные функции РАН были переданы ФАНО – Федеральному агентству научных организаций. Таким образом, Академия больше не может распоряжаться собственностью, а далекие от науки управленцы получили возможность определять направления научных исследований.

Критики говорят о развале системы управления наукой в России. Сторонники реформы, напротив, считают, что прежняя модель устарела. Самая радикальная точка зрения такова: РАН стоит не просто перед выбором руководителя, а перед вопросом самого своего существования.

Дмитрий Лысков: Итак, если верить многочисленным публикациям, шекспировской остроты вопрос стоит перед нами: быть или не быть Академии наук? Виктор Иванович, вот ваша точка зрения – насколько такая постановка вопроса действительно оправдана?

Виктор Данилов-Данильян: Без Российской академии наук или, если угодно, без российской науки Россия не сможет стать великой страной и великим государством. Поэтому: "Хотим мы остаться на задворках истории или мы хотим играть в будущем хотя бы отчасти такую большую роль, какую мы играли до сих пор?" – вопрос нужно ставить вот именно таким образом. Если хотим остаться играть какую-то роль, то наука абсолютно необходима для Российской Федерации. А другой формы организации российской науки, кроме как Академии наук, пока не видно.

Дмитрий Лысков: Юрий Сергеевич, как это связано с выборами? И почему такое внимание сейчас приковано именно к выборам президента Академии наук?

Юрий Пивоваров: Ну, это естественно. Всегда было приковано внимание. А уж после мартовских событий, о которых было сказано, – тем более. Я помню это ощущение в марте. Это был понедельник, 21-е, по-моему, марта, когда вдруг все три кандидата снимают… Я был абсолютно оскорблен, абсолютно, потому что… Я не знаю, что стояло за кулисами, но явно там что-то такое стояло, к науке не имеющее никакого отношения. Это было оскорбительно. И я видел на многих лицах знакомых и незнакомых академиков такое же выражение, как и на моем.

Что касается сегодняшнего дня, то, разумеется… Понимаете, какая штука? Пока у нас есть врио. Этого мало, нужен президент Академии наук. Но то, как дело ведется, то, что отрезали двух достойных кандидатов – этого плохо, да. И мы еще не должны забывать, что даже если академики изберут своего президента, по новому закону президент Российской Федерации имеет право не утверждать. Кстати говоря, это традиция императорская. Первого президента наша Академия избрала лишь в мае 17-го года, уже после падения царизма. И, разумеется, при советской власти все фигуры обговаривались в ЦК, тут нет вопросов никаких. Но я думаю, что президенты Осипов и Фортов тоже были обговорены где-то в Администрации президента и прочее.

Но я не думаю, что судьба Академии наук все-таки зависит от того, кто станет президентом. Пока существует вот этот дуализм ФАНО (Федерального агентства научных организаций) и Российской академии наук, то ничего хорошего для Академии наук не будет. Я готов вслед за Виктором Ивановичем продолжить его мысль. Я вообще считаю, что реформа 2013 года – это никакая не реформа, а это убийство науки в России, убийство Российской академии наук. Не могут чиновники… Из ФАНО, может быть, самые лучшие в мире чиновники, самые лучшие в мире люди, но они не знают науку. Я не могу дирижировать оркестром, потому что я не музыкант. А они пытаются дирижировать не только финансово-хозяйственными делами, а они мне объясняют, чем мой институт должен заниматься. Я 50 лет…

Дмитрий Лысков: Давайте нюансы управления, административные нюансы обсудим чуть позже.

Юрий Пивоваров: Хорошо. Но это центральный вопрос – отношения Академии наук и ФАНО.

Дмитрий Лысков: Алексей Ремович, во-первых, согласны ли вы, что от выборов президента Академии наук… нет, сами по себе выборы важны, но принципиальная проблема не в самих выборах сейчас, а именно во взаимоотношениях двух организаций, а именно – управленческой и самой Академии?

Алексей Хохлов: Ну, я согласен с тем, что на выборах должен определяться дальнейший путь развития Академии наук. И безусловно, с этой точки зрения эти выборы очень важные. И важно, кто будет избран президентом Российской академии наук. И важно, как дальше будет построена работа, в том числе с Федеральным агентством научных организаций, с другими органами власти и с российским обществом. И вот мы сейчас стоим перед таким выбором.

Ведь то обстоятельство, что произошли эти изменения в Российской академии наук… Ну, коллеги говорили, что они действительно были произведены таким образом, что они не работают в полной мере. Но, с другой стороны, надо понять, что и Академия наук в том виде, в котором она существовала, она уже не могла существовать – вот эта закрытость для общества, архаичность функционирования и так далее. Поэтому речь идет о том, сможет ли Академия наук найти в себе силы для решительного реформирования, для того чтобы обратиться лицом к обществу, для того чтобы наладить конструктивные и разумные взаимоотношения с властью. И вопрос стоит именно таким образом. Думаю и надеюсь, что это произойдет.

Дмитрий Лысков: То есть сейчас Академия не лицом к обществу? Сейчас Академия закрыта?

Алексей Хохлов: Да, совершенно верно. Сейчас Академия наук предпочитает не высказываться ни по каким вопросам.

Дмитрий Лысков: Анатолий Степанович, вот прозвучала мысль о необходимости реформирования. У нас в стране само слово "реформа" воспринимается с определенным содроганием. С 90-х годов как звучит слово "реформа" – так все и вздрагивают. Здесь стоит вздрагивать или, может быть, радоваться дальнейшему реформированию Академии?

Анатолий Миронов: Ну, источник этой реформы был, вообще говоря, под большим вопросом. Когда как снежный ком или как гром с ясного неба упала эта реформа 2013 года, она вызвала бурю эмоций, конечно. Это вы отметили. Но до сих пор все-таки не понятна движущая сила этой реформы. Почему с такой настойчивостью проводятся эти реформы, не подкрепленные ресурсом? То есть главный вопрос, который я отмечаю во всем этом: любая реформа требует ресурса. А она приходится на то, что мы видим, что ресурс-то снижается или где-то стабилизирован на каком-то уровне. Если свести все к финансам, например, к оценке показателей, то ВВП является базовым. И на науку, на всю науку у нас уходит 1,1% ВВП (плюс-минус одна десятая).

Дмитрий Лысков: То есть ничтожное финансирование?

Анатолий Миронов: Да. И даже если на этот график посмотреть (у меня есть график), то не заметно, что эта реформа действительно привела бы к качественному изменению. А качественное изменение для науки очень необходимо, потому что у нас есть, так сказать… ну, не определенные нормативы, а определенная практика существует. Вот доля ВВП – 5%. И страны, ранжированные по количеству финансирования, по объему финансирования. Россия находится внизу, где-то на уровне 1%.

Дмитрий Лысков: Давайте попробуем продемонстрировать нашим телезрителям, чтобы было видно.

Анатолий Миронов: Да, пожалуйста.

Дмитрий Лысков: Я думаю, что здесь, конечно, диаграмма не слишком контрастная. Вот место России в общем ряду стран.

Анатолий Миронов: И получается так, что главный смысл реформы – казалось бы, выйти на уровень передовых стран со своими технологиями, дать движение всей стране. "Наука – локомотив" и все такое. Многое об этом говорится. Но по ресурсному обеспечению, по отношению государства к этой реформе, в общем-то, это не почувствовалось. И это вызывает непонимание и недовольство этой реформой.

Дмитрий Лысков: Артем Анатольевич, вы научный журналист. Вот насколько сейчас (возьмем пока научное сообщество) резонансы эти выборы в научном сообществе, насколько приковано к ним внимание? Каковы публикации и каковы оценки?

Артем Космарский: Ну, я бы сказал, что ситуация тут сложная. Научные журналисты, конечно, с большим интересом относятся к этой ситуации. Все сотрудники Российской академии наук… ну, многие сотрудники Российской академии наук и институтов на это смотрят.

Но я бы хотел согласиться с Алексеем Ремовичем, что проблема вот этой архаичности и коммуникационной замкнутости РАН очень серьезная. Если открыть сайт РАН, то его архаичность видна невооруженным глазом. А ведь проблема-то, правда ведь весьма серьезная – сейчас на дворе не 45-й год и даже не 85-й, а сейчас в обществе безусловность, авторитет и необходимость не только Российской академии наук, но и науки как таковой стоит под вопросом.

Нельзя как бы исходить… Я не считаю, что надо все ликвидировать. Нет. Просто это, к сожалению, правда, что необходимо доказывать, зачем нужна РАН и зачем нужна наука. Доказывать не просто: "Ну да, конечно, наука, великая держава", – и все такое, а доказывать это на макроуровне, на мезоуровне, на микроуровне, начиная от Администрации президента и кончая каким-нибудь региональным начальством, и наконец заканчивая собственно людьми, читателями, просто обычными людьми, которых так или иначе наука странным образом касается.

Дмитрий Лысков: Борис Георгиевич, вот смотрите – все сходятся в том, что реформа нужна. Ну, разве что Юрий Сергеевич из нашей аудитории не согласен, да.

Виктор Данилов-Данильян: Я тоже не могу сказать, что я на сто процентов согласен.

Дмитрий Лысков: Тоже все-таки нет? Потому что из прозвучавшего, у меня по крайней мере, сложилось мнение, что первоочередной задачей избранного президента Российской академии наук будет дальнейшее реформирование. Или вы тоже не согласны с этим мнением?

Борис Салтыков: Если можно, я начну все-таки с довольно глубокой истории. Скажем, всем известно, что российское правительство переехало в Москву в 18-м году.

Юрий Пивоваров: В марте 18-го года.

Борис Салтыков: А Академия наук переехала из Петербурга в Москву в 34-м году.

Юрий Пивоваров: Это была не российская, а большевистская.

Борис Салтыков: Большевистская, я согласен.

Юрий Пивоваров: Но не российская.

Борис Салтыков: Ну, она была АН СССР.

Дмитрий Лысков: Академия наук Советского Союза.

Борис Салтыков: Совершенно верно.

Юрий Пивоваров: С 25-го года.

Борис Салтыков: И она была довольно небольшой институцией, так сказать, с малым ресурсом – не человеческим, а, скажем так, не очень понятно, для чего она нужна власть. Но именно в этом году Сталин издает указ, потому что перед этим был "философский пароход", он поссорился и выгнал всех умных людей. Надо было привлекать… в общем, предстояла действительно модернизация хозяйства, в том числе нужны были и умные люди, и умные техники-инженеры. И он тогда впервые вывел Академию наук из-под Наркомпроса, под которым она и была. Назвали даже это "Министерство непромышленной науки" (в кавычках, конечно). И дал ей вот то, что она получила: стипендии, возможность избирать самой своего президента. Но вы правильно сказали, что потом, когда ЦК КПСС взял все в руки, конечно, избирали того, кто…

Юрий Пивоваров: Ну, первый президент был избран еще при Временном правительстве и был до 36-го года – Карпинский.

Борис Салтыков: Правильно, правильно, правильно. Я говорю, что… Я же, так сказать, не жил в те годы, но я изучал это место истории как раз. И тогда это был такой шаг навстречу научной интеллигенции: "Я вам даю свободу, даю стипендии". Кстати, именно на эти деньги Капица Петр Леонидович работал, когда был изгнан отовсюду. "Изба Академии наук" называлась его дача.

Так вот, это с чего начиналась так называемая (уже даже без кавычек) свобода или свободное изъявление Академии наук. Хотя действительно прав Юрий Сергеевич. Изначально что мы наследуем в Академии? Конечно, это императорская академия, где президент академии назначался императором. Начиная с 92-го года, никто не управлял Академией ни из Правительства, ни из Администрации президента. Только приведу две цифры…

Дмитрий Лысков: Вы ведь в этот самый период занимали пост министра науки и технологий Российской Федерации.

Борис Салтыков: Совершенно верно. Оно называлось Министерство науки, высшей школы и технической политики. Оно так называлось.

Дмитрий Лысков: Технической политики. Я прошу прощения, да. Неужели руки не тянулись контролировать Академию наук? Вот признайтесь честно. Я пытаюсь понять мотивацию чиновника.

Борис Салтыков: Абсолютно честно… Ну, насчет чиновников я вынужден сказать, что в советское время чиновник был другой. Я взял, так сказать, объединение ГКНТ СССР. 473 человека. 2 членкора, 23 доктора и 120 кандидатов в чиновничьем аппарате ГКНТ.

Дмитрий Лысков: То есть контролировать рука не тянулась?

Борис Салтыков: Не в этом смысле. А вот бюрократы, которых ругают, тогда все понимали. Они шли через парткомы, конечно, но они шли из научных институтов. То же самое в отделе науки ЦК – возглавлял его доктор технических наук. И я его прекрасно знал и работал на них, пытаясь реформировать советскую науку.

Поэтому я завершу чем? Объективно проблема… Из юротдела Администрации президента говорили: "А почему у вас в Правительстве сидят министры, которых можно выгнать, наградить и так далее, кроме одного? Сидит Юрий Сергеевич, который избран и вам не подчиняется".

Дмитрий Лысков: Президент Академии наук.

Борис Салтыков: Совершенно верно.

Дмитрий Лысков: Спасибо, спасибо. Вот тогда рука не тянулась контролировать. Юрий Сергеевич, что изменилось сейчас?

Юрий Пивоваров: Вы знаете, мне кажется, что… Я, к сожалению, с коллегами не согласен. Но я могу говорить только за социально-гуманитарную часть Академии, к которой я принадлежу.

Дмитрий Лысков: Ну, естественно.

Юрий Пивоваров: Я не знаю, что у физиков, химиков, биологов и так далее. В девяностые и нулевые годы, получив свободу, идеологическую прежде всего свободу, у нас начался подъем этих наук, как ни странно, с одной стороны. С другой стороны, нас перестали финансировать. Например, мой Институт научной информации, где была крупнейшая библиотека (сгоревшая, к сожалению): если в 90-м году мы получали 100% на закупку новой литературы, то в 92-м – 3%. Все это рухнуло мгновенно! Денег не было. Была свобода, но не было денег. Это плохо.

Но что я должен сказать? Во всяком случае социально-гуманитарная часть науки Российской академии наук повернута к обществу. Было бы время, я бы десятки фамилий назвал, которые являются такими спикерами на телевидении, в радио, в прессе и так далее, и так далее. Для меня главное – это то, что нападения на науку – это не только нападения на науку, а это нападения на один (их осталось уже немного) из островков гражданского общества в нашей стране.

Дмитрий Лысков: Вы рассматриваете это именно как нападения на науку?

Юрий Пивоваров: Ну, может быть, это очень сильная и экспрессивная фразеология, свойственная, так сказать, экспрессивному человеку, но по существу, конечно, это так.

Понимаете, какая вещь? Академия наук действительно самоуправлялась. И даже в советские времена я, занимавшийся историей, правом, политической наукой, никогда не чувствовал какого-то идеологического давления. Ну, были какие-то минимальные ограничения, но не более того. И в этом смысле это было общество гражданское, вот такая часть гражданского общества в авторитарной стране. И такой же Академия наук оставалась в девяностые и нулевые годы.

Я был 17 лет директором крупнейшего гуманитарного института. Если бы меня спросили: "Что вам было нужно?" – а меня и спрашивали, я говорю: "Деньги". Нас перестали финансировать и не дали возможностей юридических самим каким-то образом зарабатывать деньги. Гуманитариям это сложнее, но тем не менее.

Но главная проблема, коренная проблема даже глубже, чем наука. Это нападения на один из последних островков гражданского общества, где есть своя мысль, свое самоуправление, свое понимание, как надо двигаться. Я не хочу, чтобы мне чиновники, даже самые лучшие, говорили, как я должен заниматься, почему я занимаюсь. Когда мне какой-нибудь из ФАНО говорит: "А вы что-нибудь открыли?" – "Ну, я историк, – говорю, – я не знаю…" – "А тогда зачем? А чем вы занимаетесь?" Я говорю: "Я читаю, я пишу". – "Мы тоже, – говорит, – читаем и пишем".

Понимаете, это некие чиновники, о которых Борис Георгиевич говорил. Это чудовищно! Но это для всей страны чудовищно не только потому, что мы науку потеряем, а мы потеряем остатки нашей свободы.

Дмитрий Лысков: Виктор Иванович, вы согласны с такой характеристикой? То есть – нападения на науку?

Юрий Пивоваров: На гражданское общество.

Дмитрий Лысков: На гражданское общество, на островок свободы.

Виктор Данилов-Данильян: Такой момент, конечно, во всей этой истории есть. Но я хочу вот что еще сказать. Я не знаю, в какой степени президиум Российской академии наук от общества отграничен и так далее, и так далее. Но что касается института, где я почти 15 лет директор (несколько месяцев осталось мне до 15 лет), то я никак не могу согласиться с тем, что наш институт как-то от общества отгорожен. Ничего подобного! Мы прекрасно взаимодействуем и с Министерством природных ресурсов и экологии, и с Росводресурсами, и с Министерством образования и науки, и вообще с Государственной Думой, и с Советом Федерации. Какая же это отгороженность? Мы выполняем государственные задания. Нашими усилиями сформирована, например, государственная программа "Водная стратегия Российской Федерации до 2020 года". Ну и так далее, и так далее. Что это за отгороженность? И я хочу…

Дмитрий Лысков: Ну, хорошо, отгороженности нет. Но я хочу на данный момент сосредоточиться на вопросе нападения на науку, на гражданское общество. Вы сказали, что "отчасти, может быть, да".

Виктор Данилов-Данильян: Отчасти.

Дмитрий Лысков: Тогда я пытаюсь понять, с какой-то целью-то? Ну, как? Просто из злокозненного интереса, что ли?

Виктор Данилов-Данильян: Знаете, будучи представителем естественных наук, я считаю, что о цели надо спрашивать тех, кто является носителем этой цели, а не строить…

Дмитрий Лысков: Ну, предполагать-то можете?

Виктор Данилов-Данильян: Ну, как-то это… Я вот о другом хочу сказать. В 2007 году у нас были национальные проекты. Насколько, я помню, это было "Образование"…

Дмитрий Лысков: "Здравоохранение".

Виктор Данилов-Данильян: Это было "Здравоохранение", "Жилищно-коммунальное хозяйство"…

Дмитрий Лысков: "Доступное жилье".

Виктор Данилов-Данильян: А?

Дмитрий Лысков: Ну, "Доступное жилье".

Виктор Данилов-Данильян: Совершенно верно. В чем состояли эти программы? Ну, решительно ни в чем, кроме увеличения финансирования в этих секторах. Только это фактически там было. Прибавили зарплату работникам здравоохранения, прибавили зарплату…

Дмитрий Лысков: Нет, ну как? Закупки медтехники современной, оснащение, строительство федеральных медцентров.

Борис Салтыков: Увеличение ресурсов, да.

Виктор Данилов-Данильян: Вот мы реформируем Академию наук – никакой зарплаты никому по этому случаю не прибавили. Но меня, честно говоря, гораздо больше волнует другое. Меня волнует именно тот момент, который только что был отмечен – закупка техники. Мы сейчас технику можем покупать какую-то только на гранты и хоздоговора. Только. Мы бюджетного финансирования ни на какие закупки вообще не имеем. Мы не имеем бюджетного финансирования командировки. Мы – Институт водных проблем Российской академии наук, который занимается географической некой отраслью, гидрологией, – не имеем ни копейки бюджетных денег на экспедиции. Что это за реформа такая?

Дмитрий Лысков: Ну, это потому, что у нас не было нацпроекта "Наука". У нас были многочисленные нацпроекты, но проекта "Наука" у нас, к сожалению, не было.

Виктор Данилов-Данильян: Так, может быть, и надо было сделать нацпроект "Наука" и с этим нацпроектом "Наука" обращаться примерно так же, как с другими нацпроектами? Было бы толку, ей-богу, больше.

Алексей Хохлов: Можно?

Дмитрий Лысков: Алексей Ремович, да, конечно же. Прошу вас, ваша реплика.

Алексей Хохлов: Коль скоро, так сказать, получилось несогласие с коллегами, я хочу сказать следующее. Действительно, когда был Советский Союз, надо вспомнить, что Академия наук не имела финансовой самостоятельности. Право финансовой подписи президент Академии наук не имел. Ее имел управляющий делами, который назначался ЦК КПСС.

Дмитрий Лысков: А, то есть ничего, в принципе, по сравнению с реформой 2013 года и не изменилось?

Алексей Хохлов: До 91-го года…

Борис Салтыков: Была секция общественных наук, которую возглавлял академик Федосеев, которого назвали "отдел кадров Академии наук".

Алексей Хохлов: В 91–92-м году в результате событий Академия получила полную самостоятельность. Вот когда денег не было, как сказал Юрий Сергеевич, все было хорошо, так сказать. Но в нулевые годы… Я за девяностые годы руководству Академии твердо выставил бы хорошую оценку. Но в нулевые годы, когда деньги появились, вот эта финансовая самостоятельность, в общем, сыграла, с моей точки зрения, не очень хорошую вещь – ну, стали заметны определенные злоупотребления. Мы все о них знаем. И я думаю, что это было одним из моментов, которые привели к реформе.

Дмитрий Лысков: Легли в основу реформы 2013 года. Это заявлялось, да.

Алексей Хохлов: Сказать, что реформа ни на чем не основана, какие-то злые люди в Правительстве, которые решили уничтожить науку, – такого нельзя сказать.

Дмитрий Лысков: Алексей Ремович, а можно я тогда сразу, что называется, возьму быка за рога? Вы ведь выдвигали свою кандидатуру на пост президента Академии наук.

Алексей Хохлов: Да.

Дмитрий Лысков: А с какой программой вы шли? Вот можно просто по пунктам рассказать, какие реформы, какие изменения вы предлагали в рамках своей кандидатуры?

Алексей Хохлов: Значит, смотрите. Конечно, я могу рассказать, но программа большая…

Дмитрий Лысков: Нет, ну вкратце, естественно. У нас время-то все-таки ограниченное.

Алексей Хохлов: Она была опубликована за два месяца до выборов. И на самом деле я ее разослал всем членам Российской академии наук. Получил очень много откликов, очень было интересно. Ну, я могу только пунктиром сказать.

Мы должны исходить из той ситуации, которая сейчас есть, не смотреть в прошлое, а смотреть в будущее, и смотреть, как Академия наук должна развиваться. Ну, первая очень важная проблема, которую, безусловно, необходимо решить, – это проблема статуса Российской академии наук. Российская академия наук в настоящее время является федеральным государственным бюджетным учреждением. Это совершенно не соответствует…

Дмитрий Лысков: А должна она, с вашей точки зрения, быть?..

Алексей Хохлов: Должна иметь особый статус – государственная Академия наук. У нас много… У нас и "Сколково" имеет особый статус, и МГУ, в котором я работаю, имеет особый статус. Это должен быть особый статус. И все особенности, связанные с функционированием Российской академии наук, которые прописаны 253-м законом, они там должны быть отражены и более детально изложены.

Второе. Конечно, вот это функционирование президиума Академии наук как очень закрытой и архаичной системы должно быть изменено. Когда я говорю "лицом к обществу"… Вот тут Виктор Иванович говорил про министерства. Общество – это не государство. Академия наук должна быть послом науки в обществе, то есть она должна…

Дмитрий Лысков: Популяризировать науку.

Алексей Хохлов: Да, популяризировать науку, рассказывать обществу о последних достижениях науки, о том, как эти достижения меняют жизнь человека, и так далее.

Дмитрий Лысков: Вы знаете, вот интересный момент – ученых-популяризаторов на самом деле не так уж и много. И по большому счету, обществу их имена известны. Должна ли эту функцию брать на себя целиком Академия наук? Вопрос на самом деле открытый, конечно.

Алексей Хохлов: Нет, подождите, подождите…

Виктор Данилов-Данильян: Один момент. Мы делаем то, что более или менее востребовано. Да не востребовано! Нет сейчас спроса на популяризацию науки. Ну, что мы будем наводить тень на плетень?

Дмитрий Лысков: Ну, я не знаю. На самом деле совсем недавно общался с издательством научно-исторической литературы. Говорят, что спрос есть, а авторов нет.

Алексей Хохлов: Вот смотрите. Московский университет ежегодно проводит "Фестиваль науки", каждый второй уикенд октября. С 6 по 8 октября в этот раз это будет. Это всероссийское мероприятие. Приходят миллионы людей по всей России. Вы понимаете, что молодым людям надо рассказывать, что наука – как это хорошо, как интересно работать в науке, как интересно быть ученым, преподавателем и так далее, как достижения науки меняют жизнь. Вместо этого сегодня в топе "Яндекса" у нас была новость о том, что…

Дмитрий Лысков: Вечный двигатель.

Алексей Хохлов: …китайские ученые изобрели двигатель.

Виктор Данилов-Данильян: Очередной.

Дмитрий Лысков: Это уже даже не новость.

Виктор Данилов-Данильян: Это в N+1-й раз.

Дмитрий Лысков: Действительно.

Алексей Хохлов: Но это же нужно, так сказать, как-то…

Дмитрий Лысков: Алексей Ремович, и все-таки возвращаясь к выборам. Вы правительственный фильтр, который создан по новому закону, не прошли. Вроде бы программа звучит логично. А что, с вашей точки зрения, не устроило? Предположения, наверное, есть?

Алексей Хохлов: Нет, у меня нет никаких предположений.

Дмитрий Лысков: Нет?

Алексей Хохлов: Ко мне никто не обращался, никаких документов никто не запрашивал. И в этом смысле я просто даже и не знаю, с чем это связано.

Дмитрий Лысков: Тогда давайте сейчас посмотрим небольшой сюжет о других кандидатах, посмотрим фрагменты их программ, сравним с тем, что здесь прозвучало, и потом продолжим наше обсуждение.

Каблов Евгений Николаевич – 65 лет, генеральный директор Всероссийского научно-исследовательского института авиационных материалов, доктор технических наук, профессор: "Сложившаяся ситуация противостояния РАН и ФАНО недопустима и только увеличивает разрыв между руководством Академии и основной массой научных работников". Деятельность ФАНО должна быть полностью интегрирована в работу РАН".

Красников Геннадий Яковлевич – 59 лет, генеральный директор НИИ молекулярной электроники, председатель Совета директоров компании "Микрон", доктор технических наук, профессор: "Я очень хорошо помню, как развалился СССР. Конечно, я считаю, это трагедией. И сейчас у меня такое же чувство, когда я вижу, как разваливается РАН. Образно говоря, на носу 41-й год, а все учены в военных лагерях, нет топлива, нет самолетов… Я хочу сказать, что если мы хотим быть независимой страной, у нас осталось очень мало времени".

Нигматулин Роберт Искандерович – 77 лет, научный руководитель Института океанологии РАН, доктор физико-математических наук, профессор: "Кроме того, что будущий президент должен курировать развитие фундаментальной науки, он обязан стать государственной фигурой, активно включиться в решение проблем страны. Закончился период вежливого выслушивания. Президент РАН не должен молчать, он должен представить научную концепцию развития производительных сил страны, возглавить разработку стратегию социально-экономического развития России. Почему этим сейчас занимается только Центр стратегических разработок во главе с Алексеем Кудриным?"

Панченко Владислав Яковлевич – 70 лет, заведующий кафедрой медицинской физики Физического факультета МГУ, научный руководитель Института проблем лазерных и информационных технологий РАН, доктор физико-математических наук, профессор: "РАН должна вернуть себе роль интеллектуального центра российской науки, обеспечивающего генерацию новых знаний и компетентную экспертизу. Необходимо принципиально изменить формат взаимодействия между РАН и Федеральным агентством научных организаций. От формальных, бюрократических взаимоотношений надо перейти к конструктивному взаимодействию, при котором во главе угла будет поставлена научная деятельность и ее поддержка. ФАНО должно не усложнять жизнь российских ученых, а стать их главным помощником в работе".

Сергеев Александр Михайлович – 62 года, директор Института прикладной физики РАН в Нижнем Новгороде, доктор физико-математических наук, профессор: "Только ученый может действительно понимать, что происходит в его области, никто из чиновников с этим не справится. Поэтому следует отдать финансирование на уровне понимания под инициативные проекты ученым и не командовать ими".

Дмитрий Лысков: Борис Георгиевич, вы просили слово. И позвольте сразу тогда вопрос. Наверное, вы обратили внимание в ходе этого сюжета… Да, понимаю, долгий сюжет, но нужно было посмотреть и кандидатуры, и выдержки из программ. Все, в принципе, говорят о том, что что-то нужно менять – нужно менять и статус по реформе 2013 года, и возвращать роль интеллектуального центра Российской академии наук. Что-то неладно, видимо, в Академии, да?

Борис Салтыков: Я хотел бы сделать замечание, касающееся… Откуда возникла проблема ФАНО, вообще откуда она появилась? В 2006 году, по-моему, впервые провели указ президента… Нет, указ был принят Академией наук. Впервые было сказано, что избранный президент Академии потом утверждается президентом страны. Это называлось "модельный устав". И была тоже дикая дискуссия в СМИ и внутри Академии. И я присутствовал как эксперт уже на этих заседаниях. Министром был Фурсенко, а замом у него был Ливанов, тогда он был замминистра. И когда посыпались такие обвинения… Все, приняли этот устав модельный, то есть теперь президент Академии наук утверждался президентом страны, но он не имел права предложить свою кандидатуру (так же, как и сейчас).

Ливанов, который… Мы вышли, и я говорю: "Я не очень понимаю, а куда денутся институты?" – "Как куда? – говорит. – Мы их передаем в министерство". Я тогда говорил, что я категорически против, потому что я знаю, что такое министерства тех времен. Это не то, где доктора, кандидаты и членкоры были, а совсем другое. Эти люди говорят иногда на двух-трех языках, но предмета не знают. И тогда Ливанов мне говорит: "У меня есть еще один проект по типу американской академии. Экспертное сообщество – мы им увеличиваем в три раза стипендию. Они замолчат, конечно. И все институты переходят в ведение министерства". Я сказал: "Категорически против!" И возникло вместо министерства еще и ФАНО. Я по этому поводу… Где набрать специалистов такого класса?

Дмитрий Лысков: Чтобы они управляли недвижимостью.

Борис Салтыков: Чтобы они знали… Нет, не только. Они, может, знают и недвижимость, но они не понимают, что это объект научный, особый, так же как медицинский, и так далее.

Дмитрий Лысков: Артем Анатольевич, ну хорошо, с ФАНО-то все понятно. Реформа, как мы уже слышали, тоже прошла, что называется, не на пустом месте. Мы услышали вот сейчас, что "вернуть роль интеллектуального центра Российской академии наук". С вашей точки зрения как человека, который занимается, в принципе, и медийными технологиями, и общественным мнением, сейчас РАН утратила такую роль?

Артем Космарский: Интеллектуального центра?

Дмитрий Лысков: Да. Если речь идет о том, чтобы вернуть.

Артем Космарский: Я далеко не уверен, что она… А что такое интеллектуальный центр? Надо конкретизировать этот вопрос.

Я бы сказать вот о чем. Тут много говорится о власти, о министерстве, о чиновниках и так далее. Но важно иметь в виду, что власть неоднородна, это не одна какая-то злая или добрая сила, у которой четкая программа действий. Действительно, говорить о науке и обществе – ну, тут более или менее понятно. В принципе, не надо изобретать колесо. С властью все, конечно, сложнее.

Но я хочу сказать, что я далеко не уверен, что у нашего государства есть четкая программа развития науки, РАН и даже есть четкая программа развития страны. Тут есть много сил, много идей, начиная просто от жесткого секвестирования, срезания, экономии и так далее и заканчивая выстраиванием военной какой-то сверхдержавы. И РАН должна именно на уровне формальных и неформальных переговоров с этими силами четко доказывать важность науки, и важность науки для развития страны в частности. Вот в этом смысле РАН может стать интеллектуальным центром.

Дмитрий Лысков: Анатолий Степанович, ну а у науки-то есть четкий план развития науки в стране?

Анатолий Миронов: У науки появилась "Стратегия научно-технологического развития страны". И в этой стратегии, на мой взгляд (ну, не только на мой взгляд, но и коллег), в общем-то, довольно слабо отражена на самом деле роль Академии наук. Даже под эту стратегию…

Дмитрий Лысков: Подождите. А кто же тогда ее разработал? Академия наук? Вы сказали, что в науке разработана.

Анатолий Миронов: Ее разрабатывала комиссия, по сути дела. Там участвовали и ученые из Академии, действительно. Но документ куцый получился. Во-первых, непонятно – наука для какой страны? В какой стране мы должны жить? Это первый вопрос и главный, который отложен, как было объявлено, на президентские выборы. А без этого вопроса дело стратегии…

Дмитрий Лысков: Ну, понятно, что без этого принципиального вопроса дальнейшую стратегию, в общем-то, можно оставлять сразу на обочине.

Анатолий Миронов: Поэтому эта стратегия получилась как вода. Там какие-то хорошие фразы есть, правильные фразы есть, но конкретная постановка цели, выделение ресурса, определение ответственных и конкретные результаты выполнения этой стратегии – это все как-то…

Дмитрий Лысков: То есть из ваших слов я понимаю, что такой стратегии развития науки в стране у науки нет тоже. Юрий Сергеевич.

Юрий Пивоваров: Мы все время говорим – РАН, РАН. А с 2013 года нет никакой РАН. Что такое РАН? Это президиум, как Виктор Иванович говорит, закрытый, и это 2 тысячи академиков, которые раз в год собираются. Все. А чем была РАН или Академия наук СССР, Российская академия наук, императорская до этого? Она была прежде всего совокупностью институтов – сотни институтов с запада на восток и с севера на юг. И там работали ученые. И ими руководили вот эти академики, члены-корреспонденты, президиум.

Теперь нас разорвали. И Академией наук в нынешнем виде может быть все что угодно, но пока институты подчинены ФАНО… Ни отделение, в котором я состою, ни президиум не могут влиять на деятельность моего института, а только чиновники ФАНО. Это надо иметь в виду. И надо выйти из этой ситуации пагубной. Вторая проблема…

Дмитрий Лысков: А какие пути выхода из этой пагубной ситуации существуют вообще?

Юрий Пивоваров: Ну, здесь идеальный путь – ликвидировать ФАНО или менее "идеальным" сделать ФАНО.

Дмитрий Лысков: Отменить реформу 2013 года?

Юрий Пивоваров: Если угодно – да. А что, умный правитель может и признаться в своих ошибках. Проблема денег – ключевая проблема.

Виктор Данилов-Данильян: Можно передать ФАНО в состав Академии наук в качестве подразделения, ведающего собственностью.

Юрий Пивоваров: Пожалуйста, можно и так, да, но только под руководством Академии наук. Деньги. В моем институте ИНИОН средняя заработная плата – 22 тысячи людей. Талантливая молодежь никуда не пойдет, старики помирают и так далее.

Дальше. Интеллектуальный ли центр Академия наук? Ну, разумеется да. Где работают лучшие историки России? В Институте российской истории, в Институте всеобщей истории, этнологии и так далее. И я уверен, что так же у физиков, химиков и так далее. Не обижаю Московский университет…

Дмитрий Лысков: Вы знаете, справедливости ради… Это к вопросу об авторитете Академии наук. Буквально на днях… Ну, как на днях? Несколько недель назад по радио слушал выступление академика Российской академии наук (кстати говоря, Виктор Иванович, вашего коллеги), специалиста по воде, который на протяжении часа рассказывал слушателям о том, что такое структурированная вода, как она структурируется разнообразными волновыми воздействиями, что у нее есть время релаксации и оно зависит от того, какое волновое воздействие на нее оказано, что волновое воздействие бывает…

Виктор Данилов-Данильян: Ну, это не академик Российской академии наук.

Дмитрий Лысков: Это академик Российской академии наук.

Виктор Данилов-Данильян: Может быть, естественных наук?

Дмитрий Лысков: Нет! Российская академия наук. Он пришел из РАМН после слияния.

Виктор Данилов-Данильян: А-а-а!

Дмитрий Лысков: Он специалист по структурированной воде и всю жизнь именно этим и занимался. Я специально проверил. Извините, после этого, после этой программы, когда я час слушал про структурированную воду от имени академики Российской академии наук, я специально потом пошел и проверил. Да, это действительно действующий академик Российской академии наук. Авторитет Академии наук в моих глазах, конечно, рухнул, извините, ниже плинтуса. Это моя реплика.

Юрий Пивоваров: Почему? Из-за одного идиота?

Дмитрий Лысков: Да. Потому что он имеет статус действующего академика Российской академии наук.

Юрий Пивоваров: Ну, мало ли как бывает.

Дмитрий Лысков: Если Академия наук не может навести порядок в своих рядах, то я не знаю, как быть в этой ситуации.

Виктор Данилов-Данильян: Юрий Сергеевич, я согласен с нашим ведущим. Ну, как бы вы реагировали, если бы кто-нибудь начал рассказывать, что Вторая мировая война началась в 1935 году, а кончилась…

Юрий Пивоваров: Ну, я бы сказал, что он дурак, в школе не учился. Вот что я бы сказал.

Дмитрий Лысков: А если он при этом имеет статус академика Российской академии наук?

Юрий Пивоваров: Ну, значит, мы идиоты, что такого избрали, если вот в нашем отделении истории. Но у нас таких нет.

Дмитрий Лысков: Вот в этом и странность. Алексей Ремович, может быть, как-то Академии наук самой задуматься, извините за такое слово, над чистотой рядов?

Юрий Пивоваров: Как и всем остальным организациям.

Дмитрий Лысков: Несомненно, несомненно. Но для того чтобы вернуть роль интеллектуального центра, наверное, имеет смысл об этом подумать. Нет?

Алексей Хохлов: Конечно да. И в моей программе собственно об этом и говорилось: нужно изменить систему выборов в Российской академии наук, начиная с системы объявления вакансий. Не надо объявлять вакансии в тех случаях, когда просто кто-то уходит в мир иной. Наука меняется, возникают новые направления. Надо объявлять вакансии, когда есть достаточное количество хороших ученых, работающих в данном направлении. Надо после объявления вакансий широко и подробно освещать и показывать обществу достижения данного ученого. После того как отделение сделало свой выбор и кто-то был выбран, не надо сразу утверждать этого человека на общем собрании, а надо дать какой-то период, временной люфт, чтобы коллеги посмотрели, кто был утвержден отделением, и высказали какое-то свое мнение. И тогда не будет…

Дмитрий Лысков: Вы говорите о будущем. А что делать с настоящим?

Алексей Хохлов: Подождите, подождите…

Дмитрий Лысков: Переаттестацию проводить? Ну, как?

Алексей Хохлов: Кто избран – тот уже избран.

Дмитрий Лысков: Такие мнения ведь тоже звучат. Я почему и спрашиваю.

Алексей Хохлов: Мы знаем, что гомеопатия… один из гомеопатов был избран на последних выборах в Российскую академию наук, был избран. Один математик обратил на это внимание.

Дмитрий Лысков: Так гомеопатия юридически является сферой медицинской науки.

Алексей Хохлов: Один из математиков обратил на это внимание. Понимаете, нам раздают эти объективки в тот же день, и утром они еще не готовы. Это даже, наверное, специально сделано, чтобы мы не посмотрели, кого там отделения навыбирали.

И я еще хотел сказать следующее. Я в такой странной роли. Вроде Правительство меня не утвердило, но я хотел бы все-таки защитить Правительство. Тут вы все критикуете и критикуете. "Стратегия научно-технологического развития" – в ее разработке принимали участие очень много академиков Российской академии наук.

Я считаю, что документ вполне нормальный, хороший. Он говорит о том, что наука для того, чтобы быть полезной обществу, она должна продемонстрировать, что она отвечает на большие вызовы так называемые. Там разработан механизм, как это делается, советы по приоритетным направлениям. И в рамках этих советов будут представлены и Российская академия наук, и институты, подведомственные Федеральному агентству научных организаций, и вузы. И решение о финансировании той или другой разработки будет приниматься с учетом мнений этих людей на межведомственном уровне. Министерство не будет вот эту "гравицапу" больше… "Гравицапа" в ваше время финансировалось. Ведь финансировалось?

Дмитрий Лысков: Это же непрерывный конфликт интересов – то ли Правительство должно определять направления развития науки, то ли наука должна определять.

Анатолий Степанович, каковы шансы, что кто-то из существующих, текущих, действующих кандидатов на пост президента Академии наук займется решением вот этих намеченных сейчас нами острых вопросов? Первое – взаимодействие Академии наук и ФАНО (и возможно, даже переподчинение ФАНО обратно Академии наук). Второй вопрос – это чистота рядов опять же. Ну, извините, вот как-то так оно звучит. Оценка деятельности институтов и распределение полномочий. Вот есть шансы, что эти вопросы начнут решаться?

Анатолий Миронов: Ну, гадать, кто лучше, кто хуже, в общем-то, профсоюзу не с руки, поэтому позиция наша такая профсоюзная: кто бы ни был избран, мы будем работать и сотрудничать, и будем предлагать свои те находки, которые мы видим. То, что нужно для страны, то, что нужно для науки – вот это в комплексе должно быть решено с любым из тех кандидатов, которые сегодня фигурируют на эту должность. Мы хотим выходить на мировой уровень, мы хотим поддерживать этот уровень. Но где у нас материальная база эксперимента? Потому что, сидя у компьютера, не многие научные открытия можно сделать, далеко не многие. И основная сила – это все-таки экспериментальная база, работа с материалами, архивами, животными и так далее. И вот на это все должно быть ресурсное обеспечение.

Дмитрий Лысков: Так это же опять вопрос финансирования. Виктор Иванович, вы прокомментируйте…

Анатолий Миронов: Ну, нас-то ругают.

Дмитрий Лысков: При таком количестве нерешенных проблем мы все время переходим к вопросу финансирования. Но ведь я понимаю государственного чиновника. Когда государственному чиновнику, который видит эти проблемы, я думаю, не хуже, чем я, журналист, говорят: "Нет, вы нам денег дайте, а дальше мы сами разберемся", – ну, любой государственный чиновник не даст денег.

Юрий Пивоваров: А какие они проблемы видят? Они что, в науке понимают?

Виктор Данилов-Данильян: Я как раз, между прочим…

Дмитрий Лысков: Когда выступают деятели…

Виктор Данилов-Данильян: Проблемы реформы науки нельзя сводить к взаимоотношениям между Академией наук и ФАНО ни в коем случае. Нужно говорить о взаимоотношениях науки и общества, науки и государства. Надо, чтобы государство относилось к науке не так, как оно сейчас к ней относится.

Дмитрий Лысков: А как?

Виктор Данилов-Данильян: Потому что научные результаты, нужные государству научные результаты остаются сплошь и рядом просто невостребованными по совершенно разным причинам, между прочим. Опять-таки из моей собственной области: многие наши результаты остаются невостребованными, потому что в бассейновых водных управлениях нет людей, которые способны работать с математическими моделями на компьютерах. Ну, просто никого нет! А это абсолютно необходимо.

Дмитрий Лысков: Виктор Иванович, подождите. Президент Академии наук присутствует на заседаниях Правительства, он присутствует на совещаниях…

Юрий Пивоваров: Член Совета Безопасности.

Дмитрий Лысков: Член Совета Безопасности. На совещаниях Совета Федерации.

Виктор Данилов-Данильян: И молчит. И всегда молчит.

Дмитрий Лысков: А почему молчит-то?

Виктор Данилов-Данильян: У него спросить надо.

Борис Салтыков: Вот этот вопрос бы Осипову задать. Я думаю, это одна из причин, почему его сменили. Его называли "молчащий президент".

Дмитрий Лысков: Юрий Сергеевич, есть ли шанс, что новый президент не будет молчать?

Юрий Пивоваров: Я согласен с Виктором Ивановичем в том, что эта проблема государственная. Если мы не нужны государству и обществу – ну, значит, не нужны. А если нужны, то тогда нужно другое отношение.

Дмитрий Лысков: Нет, подождите. Президент Академии наук молчит, но проблема государственная?

Юрий Пивоваров: Во-первых, президент Академии наук Осипов уже давно не президент Академии наук. Хотя я согласен, что это был "молчащий президент". С другой стороны, Фортов, насколько мне известно, был более говорящий президент, хотя мы ждали большей активности от него. Посмотрим, кто будет сейчас. Во всяком случае, все то, что говорилось здесь, то, что говорил Алексей Ремович, – все это очень симпатично, кстати говоря. Но дадут ли ему возможность это делать? Ну и что, что он член Правительства? Он что, решает эти вопросы? Он может их поставить.

Дмитрий Лысков: Он их может хотя бы озвучить, поставить, заявить.

Юрий Пивоваров: А откуда мы с вами знаем, озвучивали ли, как вы говорите, эти президенты или не озвучивали?

Дмитрий Лысков: Алексей Ремович, вы выдвигали свою кандидатуру на пост президента Академии наук. Сейчас, кстати говоря, я прочитал, что вы предложили поддержать академика Александра Сергеева. Это действительно так, да?

Алексей Хохлов: Да.

Дмитрий Лысков: Ну, пока все-таки ваша кандидатура. Как вы планировали строить взаимодействие с органами власти? Вот были бы вы на заседании Правительства – и молчали бы?

Алексей Хохлов: Нет конечно.

Дмитрий Лысков: А что бы вы говорили?

Алексей Хохлов: Все, кто меня знают, знают, что я не молчу.

Дмитрий Лысков: Что бы говорили?

Алексей Хохлов: Что надо, я говорю. Ну, как? Очень многие вещи нужно решать вместе… Вот проблема статуса, проблема изменения 253-го закона – это проблема, которая не может быть решена внутри Академии наук. Надо четко поставить эту проблему и ее решить.

О чем еще можно говорить на заседаниях Правительства? Надо формулировать (и у меня это было написано) проекты, под которые можно получить финансирование. Не ждать, что финансирование свалится откуда-то, а формулировать проекты. Вот мы считаем, что, например, проект кадрового роста молодых российских ученых, когда им дается самостоятельная лаборатория, если у них возраст, так скажем, до 45–50 лет, под эту программу можно было бы получить дополнительное финансирование. И в принципе, такие вещи я уже даже предлагал, будучи председателем Совета по науке при Минобрнауки. В общем, это все воспринималось все достаточно хорошо.

Программа интеграции. Не знаю, при вас она начиналась? Ну, это же программа, когда усилия институтов Академии наук и вузов объединяются для подготовки…

Борис Салтыков: Называлась "Научно-образовательные центры".

Алексей Хохлов: Да.

Юрий Пивоваров: Алексей Ремович, а сейчас по-другому – ФАНО против этого. Вот я преподаю…

Алексей Хохлов: Так вот, надо убеждать Правительство, что в ФАНО люди не понимают, что эту программу нужно возродить. Это же очевидно.

Дмитрий Лысков: Алексей Ремович, а это реально, с вашей точки зрения – убедить Правительство, продавить эти идеи?

Алексей Хохлов: Реально. Понимаете, у меня гораздо меньше было возможностей на посту председателя Совета по науке при Минобрнауки. Многие вещи нам удалось сделать и довести до конца, начиная от некой либерализации сферы закупок научного оборудования (а она совсем была ужасная, когда мы начинали пять лет назад, сейчас она тоже плохая, но все-таки получше) и кончая вещами, связанными с диссертационными работами, чисткой определенных экспертных советов ВАК и так далее, и так далее. Вот это, безусловно.

Вот вы упомянули, что я поддержал Александра Михайловича Сергеева. Ну, у нас на прошлой неделе состоялось с ним несколько разговоров. И я понял, что, в общем, мы достаточно комплементарны, что это человек, который обладает вкусом к новому. Он прекрасный ученый. Он работает в самой передовой области науки – в лазерной физике. Кстати, в той области, в которой…

Дмитрий Лысков: Алексей Ремович, резюмируйте. У нас просто уже времени совсем мало, и я бы хотел перейти…

Алексей Хохлов: Да. И я уверен, что он справится. И я поддерживаю его кандидатуру. И мы решили объединиться.

Дмитрий Лысков: Я с вашего позволения перейду к финальному вопросу, хочу задать каждому из вас. Ну, буквально в режиме блица, по возможности коротко, в двух-трех предложениях попрошу ответить вас на очень простой вопрос. По историческим меркам совсем уже скоро, в общем-то, будет 300-летний юбилей Российской академии наук. И вопрос очень простой. Доживет ли Академия наук до этого юбилея? И в каком виде и что будет с Академией наук в недалеком будущем? Юрий Сергеевич, ваше мнение.

Юрий Пивоваров: Ну, я не знаю, я не пророк. Был такой писатель…

Дмитрий Лысков: Вы ученый.

Юрий Пивоваров: Был писатель Замятин, который говорил: "У меня есть такое ощущение, что будущее русской литературы в ее прошлом". Вот у меня примерно такое же сейчас ощущение. Может быть, как "клуб пожилых ученых" кто-то и доживет. А восстановится ли эта система институтов, совершенно потрясающая и эффективная? Не убежден. Здесь многое зависит от власти и от самих академиков.

Дмитрий Лысков: Спасибо, спасибо. Борис Георгиевич, ваше мнение.

Борис Салтыков: Я считаю, что после (ненавистное слово) реформы Академии наук, о которой говорили и члены Академии, и мы, конечно, доживет. Вопрос – куда деть институты Академии наук? Ну, тут надо посадить умных людей и разбираться точечно.

Дмитрий Лысков: Надо разбираться. Спасибо, спасибо. Это блиц. Артем Анатольевич, ваше мнение.

Артем Космарский: Я тоже согласен с коллегами, что до юбилея, безусловно, доживет. Думаю, что будут какие-то сокращения и перестановки, но потом, возможно, из этого начнет расти что-то вообще новое, чего мы пока вообще себе не представляем.

Дмитрий Лысков: Спасибо. Виктор Иванович, ваша позиция.

Виктор Данилов-Данильян: Я думаю, что доживет Академия и, может быть, даже будет выглядеть немножко лучше, чем сейчас. Хотя у нас катастрофический провал в возрасте от 40 до 55 лет – ну, просто никого нет!

Но я хочу сказать, что не нужно преувеличивать роль президента Академии наук. У нас сейчас такой разговор шел, будто от президента вообще все зависит – живы мы или уже на кладбище. Да ничего подобного! Президент силен, если в Академии демократическая обстановка, если в президиуме открытые обсуждения, если ученых слушают, слушают и директоров, и не только директоров. И я очень надеюсь на то, что будущий президент сумеет создать такую обстановку.

Дмитрий Лысков: Спасибо. Анатолий Степанович, так доживет ли и в каком виде?

Анатолий Миронов: Я поддерживаю Виктора Ивановича, прежде всего, и считаю, что губительным будет продолжение разделения отделений выдающихся ученых от институтов. Это должен быть все-таки единый организм. И обязательно вот это все должно быть продумано, о чем я тоже сегодня сказал. Это ресурсное обеспечение.

Дмитрий Лысков: Спасибо. Алексей Ремович, ваше мнение.

Алексей Хохлов: Мне кажется… Как Мартин Лютер Кинг говорил: "У меня есть мечта". Так вот, у меня есть мечта, чтобы Академия наук к своему юбилею подошла сильной и независимой организацией, которая определяет все научные вопросы в институтах Российской академии наук – и не только в них, но и в вузах, и в государственных научных центрах. Ну а управляются, с точки зрения имущественного комплекса и каких-то хозяйственных вопросов, эти институты соответствующими ведомствами, в частности Федеральным агентством научных организаций.

Дмитрий Лысков: Спасибо. На этой оптимистической ноте мы заканчиваем наш разговор о Российской академии наук, в которой, конечно, немало проблем, но надеюсь, что к юбилею они будут разрешены. Спасибо уважаемым экспертам за эту содержательную дискуссию!

ОТР

Россия > Образование, наука > ras.ru, 19 сентября 2017 > № 2316065 Виктор Данилов-Данильян


Россия > Образование, наука > ras.ru, 19 сентября 2017 > № 2316057

Академический "Клуб 1 июля" поддержал сразу двух кандидатов в президенты РАН

Сообщество решило поддержать Александра Сергеева и Роберта Нигматулина

МОСКВА, 18 сентября. /ТАСС/. Ученые из неформального сообщества академиков и членов-корреспондентов Российской академии наук (РАН) "Клуб 1 июля" решили поддерживать на выборах президента РАН Александра Сергеева и Роберта Нигматулина. Об этом ТАСС в понедельник сообщил академик Валерий Захаров.

"Клуб 1 июля" сегодня принял решение, что он будет поддерживать двух человек - Сергеева и Нигматулина - как людей наиболее высоко котирующихся в академической среде... Как художники говорят, в своем цеху никто никого не обманет, так и здесь: у ученых есть некоторый внутренний рейтинг. Конечно, есть формальные оценки: наукометрические показатели, индекс цитируемости, индекс Хирша, это тоже имеет значение. И они у них высокие, безусловно выше, чем у остальных троих кандидатов", - сказал Захаров, входящий в "Клуб 1 июля".

По его словам, из всех кандидатов на пост президента РАН самый высокий рейтинг цитируемости принадлежит Сергееву, а самый низкий - председателю Совета РФФИ Владиславу Панченко.

"У этих людей [Сергеева и Нигматулина] программы достаточно разные. Тем не менее обе программы приемлемые. Но опять же, скажем, Панченко программы не представил вообще, а до выборов осталось совсем немного", - подчеркнул Захаров.

"Клуб 1 июля" - влиятельное в академических кругах неформальное сообщество членов РАН, выступавших против реформы академии, насчитывающее около 80 академиков и членов-корреспондентов РАН.

Кто за кого

Академик Геннадий Месяц, входящий в президиум Уральского отделения РАН, напомнил ТАСС, что во время выдвижения кандидатов на пост президента академии УрО РАН поддержало Сергеева.

"Когда все выступали на президиумах и ученых советах отделений, то Уральское отделение проголосовало за Сергеева и провалило [Валерия] Черешнева. Было два кандидата, которых поддерживали. Но был рекомендован Сергеев", - сказал Месяц. Собеседник агентства добавил, что, вероятнее всего, его кандидатуру и поддержат ученые УрО РАН.

Сопредседатель общественной организации российских ученых "Общество научных работников" (ОНР), доктор технических наук Александр Фрадков заявил ТАСС, что на сайте ОНР научные сотрудники могут принять участие в опросе, какого из кандидатов они собираются поддержать. В настоящее время более половины участников опроса проголосовали "против всех". 33% респондентов отдали голоса за Сергеева, 7% - за Нигматулина, еще столько же затруднились выбрать ответ. За кандидатуры Панченко, Евгения Каблова и Геннадия Красникова не проголосовал никто.

Ранее в понедельник председатель Сибирского отделения РАН Александр Асеев заявил, что президиум Сибирского отделения РАН будет поддерживать кандидатуры Каблова и Красникова.

"В этих условиях президиум Сибирского отделения РАН принял единственно верное, по моему мнению, и мнению многих коллег, решение о первоочередной поддержке кандидатур руководителей приоритетных направлений технологического развития России [генеральных технологов] академиков Г. Я. Красникова и Е. Н. Каблова. При их несомненных заслугах в развитии фундаментальных исследований они в значительной степени независимы от основного инструмента в проведении разрушительных для РАН "реформ" - ФАНО. Именно главные технологи способны, по моему мнению, убедить Правительство России в необходимости поддержки развития РАН для ответа на стоящие перед страной большие вызовы стратегического характера", - говорится в обращении Асеева, опубликованном в понедельник в интернет-СМИ "Наука в Сибири".

Глава Сибирского отделения академии отмечает, что избрание на пост президента того или другого кандидата продолжило бы традиции РАН, и подчеркивает, что Красников, которому в этом году исполнилось 59 лет, - самый молодой из претендентов на президентское кресло.

http://tass.ru/nauka/4571293

Россия > Образование, наука > ras.ru, 19 сентября 2017 > № 2316057


Казахстан > СМИ, ИТ. Образование, наука > kt.kz, 19 сентября 2017 > № 2315959

Карагандинским городским филиалом партии "Нур Отан" в Областной универсальной научной библиотеке имени Гоголя организована встреча членов информационно-пропагандистской группы с сотрудниками данного учреждения, передает Kazakhstan Today.

Главной целью встречи было разъяснение вопросов перехода государственного языка на латинскую графику. Спикеры рассказали о значимости латинизации казахского алфавита, сообщает пресс-служба акима области.

"Это важно для нашего государства. Ведь переход на латиницу будет способствовать развитию языка, укреплению международных культурных связей. Особо хочу отметить, что лучшие мировые труды в области точных и естественных наук, художественной литературы написаны именно на латинице", - сказала первый заместитель председателя Карагандинского городского филиала партии "Нур Отан" Юлия Бадина.

Участники встречи задавали вопросы об этапах и сроках внедрения алфавита. Как подчеркнули члены ИПГ, латинизация будет проходить до 2025 года.

По словам сотрудников библиотеки, благодаря проведенной встрече они более получили развернутую информацию по данной теме.

"Очень хорошо, что такой серьезный вопрос, как латинизация алфавита, широко обсуждается на всех уровнях. Этот процесс идет открыто и учитываются разносторонние аспекты", - сказала директор областной библиотеки Дина Аманжолова.

"Мы все привыкли к русскому алфавиту и русскому языку. Однако нельзя не учитывать того факта, что он считается одним из самых трудных языков. Это нам он легко дается, а для иностранцев он очень сложен для использования. Латинский алфавит в последние десятилетия из-за развития интернета и IT-технологий, можно смело сказать, стал общеупотребительным и воистину интернациональным", - подчеркнула доцент филологических наук Карагандинского государственного технического университета Сауле Нурпеисова.

Казахстан > СМИ, ИТ. Образование, наука > kt.kz, 19 сентября 2017 > № 2315959


Казахстан > Финансы, банки. Образование, наука. Приватизация, инвестиции > inform.kz, 19 сентября 2017 > № 2315863

Казахстанских школьников будут обучать азам торговли на фондовой бирже, передает корреспондент МИА «Казинформ».

Обучение будет проводиться в рамках предмета «Основы предпринимательства и бизнеса», который предполагается ввести в 10-11 классах с 2018 года. На сегодня разрабатывается соответствующий учебник.

«Это не дополнительный предмет, это не дополнительная нагрузка на наших детей. Он вводится вместо тех предметов, которые были в рамках вариативной части, то есть ранее преподавались - экономика, финансовая грамотность и так далее. Отличие этого предмета в том, что уже есть программа и соответственно будет разрабатываться учебно-методическое пособие, материалы», - пояснила вице-министр образования и науки РК Бибигуль Асылова на пресс-конференции в НПП «Атамекен».

Право выбора обучения по данной дисциплине остается за самими школьниками. Обучение будет проводиться на конкретных примерах, планируется задействовать в этом успешных предпринимателей республики.

В 11 классе учащихся начнут обучать азам торговли на фондовом рынке.

«Мы выделяем виртуальные деньги для студентов и даём торговать лучшими ценными бумагами Казахстанской фондовой биржи. Это порядка 12 инструментов. Я думаю, что это будет очень хороший бизнес-кейс», - сказал представитель KASE Евгений Мухамеджанов.

Казахстан > Финансы, банки. Образование, наука. Приватизация, инвестиции > inform.kz, 19 сентября 2017 > № 2315863


Казахстан > Образование, наука. СМИ, ИТ > inform.kz, 19 сентября 2017 > № 2315839

Партийцы Карагандинской области провели встречу с работниками культуры по латинице

Карагандинским городским филиалом партии «Нұр Отан» в областной универсальной научной библиотеке им.Н.В.Гоголя организована встреча членов информационно-пропагандистской группы с сотрудниками этого учреждения.

Главной целью встречи являлось разъяснение перехода государственного языка на латинскую графику. Спикеры рассказали о значимости латинизации казахского алфавита.

«Это важно для нашего государства. Ведь переход на латиницу будет способствовать развитию языка, укреплению международных культурных связей. Особо хочу отметить, что лучшие мировые труды в области точных и естественных наук, художественной литературы написаны именно на латинице», - отметила первый заместитель председателя Карагандинского городского филиала партии «Нұр Отан» Юлия Бадина.

Участники встречи задавали вопросы об этапах внедрения алфавита, ее сроках. Как подчеркнули представители информационно-пропагандистской группы, латинизация будет проходить до 2025 года.

По словам сотрудников библиотеки, благодаря проведенной встрече они более развернуто получили информацию по этой теме.

Директор областной библиотеки Дина Аманжолова подчеркнула значимость открытого обсуждения латинизации алфавита. «Этот процесс идет открыто и учитываются разносторонние аспекты», - сказала она.

Латинский алфавит в последние десятилетия из-за развития интернета и IT-технологий стал интернациональным, отметила доцент филологических наук Карагандинского государственного технического университета Сауле Нурпеисова.

Казахстан > Образование, наука. СМИ, ИТ > inform.kz, 19 сентября 2017 > № 2315839


Россия. ЦФО > Образование, наука. СМИ, ИТ > rossvyaz.ru, 18 сентября 2017 > № 2317464

МТУСИ вносит вклад в развитие криптографии на ХVI всероссийской конференции "SIBECRYPT'17"

С 4 по 9 сентября 2017 года в г. Красноярске прошла всероссийская конференция, посвященная проблемам дискретной математики, возникающим в компьютерной безопасности и криптографии, - «SIBECRYPT - 17». В рамках программы подведомственный Россвязи МТУСИ был представлен докладом к.ф.-м.н. Константина Панкова.

В этом году «SIBECRYPT» объединила около 100 ученых и специалистов со всей России для обсуждения фундаментальных математических проблем криптографии и защиты информации в компьютерных системах и сетях, а также обмена научными результатами по развитию теоретических основ и созданию программно-аппаратных средств компьютерной безопасности.

Среди организаторов конференции Институт криптографии, связи и информатики Академии ФСБ, Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова, Томский государственный университет, Сибирский государственный университет науки и технологий имени академика М.Ф. Решетнёва.

Основными направлениями школы семинара являются теоретические основы прикладной дискретной математики, математические методы криптографии и стеганографии, прикладная теория кодирования, математические основы компьютерной безопасности др. Доклад Константина Панкова посвящен свойствам дискретных функций, использующихся при синтезе криптографических систем.

Труды конференции представлены в 10 номере журнала «Прикладная дискретная математика» на официальном сайте http://sibecrypt.tsu.ru.

Справочно

«Сибирская научная школа-семинар с международным участием «Компьютерная безопасность и криптография» (SIBECRYPT'17) – ежегодная всероссийская конференция, посвященная проблемам дискретной математики, возникающим в компьютерной безопасности и криптографии.

Россия. ЦФО > Образование, наука. СМИ, ИТ > rossvyaz.ru, 18 сентября 2017 > № 2317464


Россия > Образование, наука. СМИ, ИТ > ras.ru, 18 сентября 2017 > № 2316062

SCIENCE-ART: союз науки и искусства

12 сентября в Архиве РАН открылась выставка-фестиваль «Образостроение-2017. Конвергенция искусства и технологии», параллельная программе Московской биеннале современного искусства- 2017. Все слышали о скором вступлении цивилизации в шестой технологический уклад, базовыми технологиями которого объявлены нано-, био-, инфо- и когнитотехнологии. Выставка объявила программной для себя задачей — изменить образ предполагаемого технологического будущего путем внесения в него «пятого» элемента — Искусства.

В выставочных залах Архива РАН представлены разнообразные произведения — как традиционные живописные, так и с использованием информационных технологий, есть живописные статичные произведения, есть и динамичные. Приводим в порядке комментария несколько суждений тех, кто имеет прямое отношение к организации данного мероприятия.

И.А. Урмина, доктор культурологии, руководитель музейно-выставочный группы Архива РАН. Наука и искусство — две части нашей культуры. Три великих постмодерниста Жан Франсуа Лиотар, Мишель Поль Фуко, Жак Деррида подарили нам возможность многозначности образов — научных структурно-логических — которые мы воплощаем в аккумулированных знаниях, и образов искусства, которое не знает структурных границ.

Н.А. Наумов, математик, художник, куратор выставочных проектов. В чем суть науки и искусства? Они как бы дополняют друг друга, взаимодействуют, моделируют: получаем научную модель художественного процесса. Посмотрите живописную модель базонов Владимира Конарева на втором этаже — это захватывающе!

О.А. Победова, член-корреспондент Академии художеств, заслуженный художник РФ. Хочу поблагодарить Архив Академии наук, предоставивший это замечательное пространство, и Николая Наумова, который собрал нас на эту прекрасную выставку. Художники, которые работают не только с традиционными материалами, волей-неволей выходят на высокие технологии, новые разработки в науке.

И.Н. Вольнов, к.т.н. заведующий кафедрой МГИУ. На каком принципе построено научное мышление? Позитивисты дали ответ: на принципе экономии мышления. А творческая деятельность человека? — На принципе избыточности мышления и деятельности. Здесь мы как бы смыкаем два противоположных полюса, которые и задают возможности нашего мышления. Почему это важно? Будущее сейчас является предметом сильного столкновения на всех уровнях — идеологических, смысловых, политических, цивилизационных. И в будущем мы видим умную машину, наделенную искусственным интеллектом, которая полностью вытесняет нас с вами с исторической арены — это вызов человечеству. Есть ли у нас адекватный ответ? — Это чуть ли не самое принципиальное, что стоит сейчас перед человечеством. Если мы разделим интеллект и мышление, то мы поймем, что человек наделен мышлением. И в этом наш с вами шанс — ответить на этот вызов.

И.А. Чаева, с.н.с. музейно-выставочной группы АРАН. У художников и ученых разные системы мышления. Мы относим мышление ученых к левому полушарию, а художников — к правому. У тех же художников, которые занимаются наукой, воплощенной в искусстве — работают два полушария. Т.е. им доступны те и другие области. Недавно на экспериментальном комбинате, где отчитывалась группа художников-керамистов, многие художники с недоумением смотрели на работы Николая Наумова, кто-то даже похохатывал. И эти же художники подходили ко мне с каким-то откровением после того, как им объяснили суть в работах Наумова, какие здесь воплощены глубокие психологические проблемы. Чтобы понять эти работы, надо иметь широкие «двухполушарные» мыслительные возможности — тогда эти работы побуждают к раздумью и раскрытию внутренних смыслов.

Ю.М. Батурин, член-корреспондент РАН. У меня есть свои мысли по поводу каждого из произведений, которые я вижу здесь. Есть произведения поп-арта, и я вспоминаю, что, может быть, я был первый (а, может быть и последний), кто на борту космической станции использовал объекты искусства, в т.ч. и произведения поп-арта, как предметы экспериментов. Поп-артом очень интересуются психологи (а не только рекламщики), психологи в подобных объектах выявляют особенности человека, скажем, применительно к деятельности оператора космического аппарата — они знают, что мы не просто рассматриваем эстетический предмет, а он несет в себе для нас определенную научную ценность. Вот здесь, на выставке в произведении Геннадия Васильева можно видеть построение пространства с помощью квадратов — не исключено, автор и не подозревает, что его произведение является наглядным визуальным отображением кватернионов (есть такой объект в математике — гиперкомплексные числа, где три мнимых единицы и одна действительная часть). Вот и выходит: это не просто абстрактный математический объект, а он используется для ориентации космических аппаратов. Повороты этих квадратов, собственно говоря, есть повороты этих кватернионов. Думаю, найду еще много интересного на выставке.

А.Г. Пушкарев, художник, к.т.н., проф. кафедры дизайна Гуманитарно-прикладного института НИУ «МЭИ». Созерцательное восприятие объектов способствует открытию новых границ индивидуального восприятия, образных решений. Нужен некий визуальный континуум, в котором зритель открывает для себя движения и образы. Мы живем в эпоху постмодерна, когда начинает доминировать клиповое мышление — активный проект, фактор движения, постоянное изменение ситуации, перфоманс. Есть и другой вид мышления — медитативный, аналитический. Работы, представленные здесь, статичны, статика требует фона, фокусировки акцентировки того что есть — движение проходит по поверхности. В нашей стране еще в восьмидесятые на Каширке была выставка «Геометрия искусства», но в девяностые кто-то уехал, кто-то изменил профессию, в то же время во всем мире сайнс-арт — это тренд, он существует, развивается, завоевывает рубежи, да еще в соединении с технологиями. То, что сейчас эта выставка в рамках Московского биеннале организована — знак того, что этот тренд и у нас окрепнет, получит поддержку, паблисити.

Ю.С. Воронков, проф. РГГУ, зав. каф. истории науки Института истории естествознания и техники РАН. Отталкиваясь от имен Яна Вермейера, В.И. Вернадского, Б.В. Раушенбаха, видим, что взаимосвязи науки и искусства лежат и в основании учебного процесса — отвечают на вопрос «как научить?». Например, каким образом донести до студентов с помощью современных технологий, т.е. как бы через игру, существо творчества Леонардо да Винчи — человека универсального, соединяющего в себе одно, другое, третье? Мы ставим задачу — не просто копирование работ Леонардо, а как бы погружение в процесс его творчества. Делаем так: рисунки Леонардо сканируются, на их основании делается 3D-модель из нее 3D-объект. Это — совершенно новая реальность! Леонардо не делал этого, не изменял мерность своих объектов, не воплощал их в пространстве. Но ребята, которые проходят через эту практическую работу, знакомятся с работами Леонардо, погружаются, пытаются представить — новая реальность требует осмысления, метрологического обоснования, она существует. Здесь открываются большие перспективы: соединение науки, искусства и образования с применением современных технологий меняет возможности человека в познании мира, в обучении, в создании нового мира. Здесь на втором этаже представлены пять экспонатов — работы Леонардо да Винчи в 3D.

И.А. Чаева. Приведу несколько названий явления, которое мы видим: арт-сайнс, сайнс-Арт, научное искусство, наукоемкое искусство, наукообразное искусство… То есть мы живем в эпоху, когда еще не определены границы явления. Зачем нужен союз искусства и науки, что их взаимодействие может дать культуре? Наука и искусство могут посмотреть на себя со стороны, проанализировать противоположную сферу культуры — так можно достичь компромисса в споре физиков и лириков, который ярко разгорелся в середине ХХ века с нахождением на наших глазах общего проблемного поля науки и искусства.

И.Н. Вольнов. Обращаю внимание: наши коллеги из Европы и Америки предложили уже с десяток моделей будущего, и весь мир их обсуждает, а предложила ли Россия хоть одну модель будущего? Я предлагаю рассматривать сайнс-арт как некоторый ракурс будущего, некоторую модель будущего, которую мы с вами можем предложить мировому сообществу. Фактически сейчас создаем что-то принципиально важное — без чего человечество не выживет.

В.Ю. Афиани, директор Архива РАН. Тема взаимосвязи, конвергенции науки и искусства в XXI веке имеет огромное количество граней и ею занимаются художники, многие из которых одновременно сами являются учеными-исследователями. Эта тема соединения искусства и науки исследуется Архивом Российской академии наук почти 10 лет — у нас была проведена серия выставок в разных форматах, а начинали мы с того, что показывали литературные и художественные произведения выдающихся ученых, которые хранятся в Архиве РАН. Иными словами, подобные выставки для нас не являются чем-то чужеродным, Архив РАН развивает и музейное, и выставочное направление.

Ю.М. Батурин. Руководит этим направлением член Академии художеств и член-корреспондент Российской академии наук Александр Генрихович Толстиков, мой друг, поздравим его с открытием этой выставки!

Слава Лен, поэт, культуролог, президент Академии русского стиха. Самое важное, что хотят сказать художники — нужно, чтобы новый избранный президент Российской академии наук смог вернуть свободу Академии, чтобы ученые работали так же свободно, как художники свободно работают, не обращая внимания на Зураба Церетели, пишут так, как им велел Малевич, который сказал, что у живописи должен быть свой свободный, автономный, независимый язык — такой же, как язык танца, музыки, поэзии.

И.Н. Вольнов. Наше мероприятие будет на пяти площадках — следите за деловой программой каждой из площадок, она весьма насыщена, в частности, мы хотим провести «Налимовские чтения» в рамках этой выставки в Архиве РАН 30 сентября — добро пожаловать!

Организаторы: Архив РАН, Московский Политех, Международный Институт Новых Образовательных Технологий (РГГУ). Выставка работает: сентябрь-октябрь-ноябрь 2017.

Сергей Шаракшанэ

Россия > Образование, наука. СМИ, ИТ > ras.ru, 18 сентября 2017 > № 2316062


Россия. ЦФО > Образование, наука > ras.ru, 18 сентября 2017 > № 2316060

В Москву на конференцию по наукам о жизни приедут нобелевские лауреаты

МОСКВА, 16 сен — РИА Новости. Крупная международная конференция, приуроченная к 80-летию со дня рождения выдающегося отечественного специалиста в области наук о живом академика Вадима Иванова, пройдет 18-22 сентября в Москве в Институте биоорганической химии имени академиков М.М.Шемякина и Ю.А.Овчинникова Российской академии наук, который Иванов возглавлял в течение почти 30 лет.

Как сообщили РИА Новости в оргкомитете форума, в конференции примут участие ведущие российские и зарубежные ученые в области наук о живом, в том числе лауреаты Нобелевской премии Ари Варшал, Арон Чехановер, Том Зюдоф, профессора Иосиф Шлессинджер, Майкл Блэкберн и многие другие.

Всего на конференцию соберутся свыше 40 иностранных участников из США, Израиля, Великобритании, Франции, Германии, Нидерландов, Португалии, Хорватии, Белоруссии, Узбекистана. Планируется участие почти 500 российских ученых.

В программе конференции – почти 120 лекций и докладов в рамках тематических сессий по многим направлениям, в том числе таким, как химия и биология ферментов, поиск и выделение новых природных пептидов и белков, биотехнология, инновационные лекарственные средства на основе пептидов и белков, биоинженерия растений.

Также пройдут конкурсы докладов молодых ученых – как докторов и кандидатов наук, так и участников без степени.

Вадим Тихонович Иванов (р.1937) — химик-биоорганик, один из ведущих специалистов в области химии белково-пептидных соединений. Его работы охватывают широкий круг проблем химии природных и физиологически активных соединений: определение химической и пространственной структур, химический синтез, выяснение связи между структурой и функцией, изучение молекулярного механизма действия, направленное создание новых физиологически активных препаратов.

Ученик и коллега выдающегося советского ученого академика Юрия Овчинникова, Иванов внес огромный вклад в развитие биоорганической химии. Им, в частности, было изучено химическое строение пептидных соединений (относительно небольших молекул, схожих по химическому составу с белками) и их пространственная структура, также им был исследован молекулярный механизм связывания ионов щелочных металлов в растворах и переноса их через биологические мембраны с помощью так называемых ионофоров, что было важно для понимания, как действуют некоторые антибиотики.

Иванов разработал концепцию о так называемых тканеспецифичных пептидных пулах, (уникальных для каждой живой ткани "наборах" пептидов), участвующих в поддержании постоянного состава (гомеостаза) тканей в живом организме. Было показано, что пептиды в тканях обладают широким спектром биологической активности. Выделены и структурно охарактеризованы более 500 пептидов, среди которых найдены соединения, вызывающие или тормозящие рост клеток и запускающие распад (цитолиз) опухолей.

Фундаментальные исследования пептидов были тесно связаны с решением практических задач. Под руководством Иванова синтезированы пептиды, обладающие антистрессорным действием, сомногенной и иммуностимулирующей активностью, и на их основе разработаны синтетические вакцины против опасных болезней человека и животных. Созданы новые лекарственные препараты, внедренные в промышленность и применяемые в медицинской практике, в том числе ликопид — иммуномодулятор нового поколения и дельтаран — нейромодуляторный пептид, увеличивающий устойчивость организма к воздействию различных стрессовых факторов.

Вместе с коллективом ученых Ивановым была разработана технология получения генно-инженерного инсулина человека и на опытном биотехнологическом производстве ИБХ налажен выпуск двух его лекарственных форм.

В 1988-2017 годах академик Иванов занимал пост директора Института биоорганической химии. С 2017 года – научный руководитель ИБХ.

По мнению специалистов, благодаря работе Иванова на посту директора ИБХ институту в сложные 1990-е годы удалось не только сохранить очень высокий научный уровень, но и впоследствии развить многие новые направления исследований на мировом уровне.

Академик Иванов — лауреат Ленинской и Государственной премии СССР, золотой медали РАН имени Ю.А. Овчинникова, правительственных премий Российской Федерации в области науки и техники. Награжден орденами СССР и Российской Федерации. Лауреат высшей награды Российской академии наук – Большой золотой медали имени Ломоносова РАН за выдающийся вклад в развитие биоорганической химии.

Россия. ЦФО > Образование, наука > ras.ru, 18 сентября 2017 > № 2316060


Россия > Образование, наука > obrnadzor.gov.ru, 18 сентября 2017 > № 2314533

ФИПИ провел экспертное обсуждение вопросов организации и проверки итоговых сочинений

Федеральный институт педагогических измерений (ФИПИ) в рамках серии семинаров провел экспертное обсуждение организационных и содержательных вопросов, связанных с проведением итогового сочинения (изложения).

В ходе первого семинара были обсуждены предложения по совершенствованию процедуры проведения итогового сочинения, методических материалов, рекомендуемых к использованию при организации, проведении и оценивании сочинения, были рассмотрены результаты анализа проведения итогового сочинения (изложения) в 2016/17 учебном году.

Заместитель председателя Комиссии по образованию и науке Общественной палаты Российской Федерации, председатель координационного совета Ассоциации учителей литературы и русского языка Людмила Дудова представила результаты анализа предложений субъектов Российской Федерации по совершенствованию процедуры проведения и модели итогового сочинения.

Участники семинара обменялись опытом по вопросам оценивания работ, методике обучения написанию сочинения, обсудили влияние ЕГЭ по русскому языку и литературе на подходы обучающихся к написанию итогового сочинения.

Второй семинар был посвящен оцениванию итогового сочинения при приеме на обучение в вузы. Специалисты ФИПИ представили выводы по результатам анализа использования и оценивания итогового сочинения при приеме на обучение в вузы и методические рекомендации по разработке подходов к оцениванию итогового сочинения образовательными организациями высшего образования.

Подходами к организации учета итогового сочинения в вузах поделились преподаватели МГУ им. М.В. Ломоносова, Высшей школы экономики, Московского педагогического государственного университета, Московского городского университета управления Правительства Москвы, Ульяновского государственного педагогического университета имени И.Н. Ульянова, Российского государственного социального университета и других вузов.

В семинарах приняли участие 170 специалистов из 37 субъектов РФ: эксперты, проверяющие сочинения, методисты и представители органов исполнительной власти субъектов РФ, представители общественных организаций, сотрудники региональных центров обработки информации, представители вузов.

Россия > Образование, наука > obrnadzor.gov.ru, 18 сентября 2017 > № 2314533


Китай > Образование, наука > russian.china.org.cn, 18 сентября 2017 > № 2313819

Экипаж китайского исследовательского судна "Кэсюэ" в понедельник успешно забрал глубоководный зонд в Южно-Китайском море /ЮКМ/, который доставил на поверхность 186 гигабайтов первичных глубоководных данных.

В начале сентября 2016 года данный аппарат был опущен в воды северной части ЮКМ в зоне одного холодного источника на глубине 1130 метров.

За год зонд собрал 186 гигабайтов данных и видеоматериалов высокого разрешения.

По словам ученых Института океанографии Академии наук Китая, собранные данные имеют важное значение для анализа эволюции, трансформации и экологической связи сообщества организмов в экосистеме холодного источника.

В настоящее время на борту "Кэсюэ" находятся члены научной экспедиции по изучению холодных источников в ЮКМ.

Китай > Образование, наука > russian.china.org.cn, 18 сентября 2017 > № 2313819


Китай. Россия > Образование, наука > inosmi.ru, 18 сентября 2017 > № 2313511

Открытие филиала МГУ в городе Шэньчжэнь

Путин и Си Цзиньпин считают, что обеим странам необходимы квалифицированные кадры

Чжу Цзяньбинь (Zhu Jianbin, 朱健斌), China Youth Daily, Китай

По данным информационного агентства Синьхуа, 13 сентября председатель КНР Си Цзиньпин и президент России Владимир Путин выступили с речью на церемонии открытия Совместного российско-китайского университета в Шэньчжэне (Московский государственный университет совместно с Пекинским политехническим институтом, МГУ-ППИ, в Шэньчжэне). Кроме лидеров двух стран, на церемонии присутствовали вице-премьер Госсовета КНР, председатель (с китайской стороны) российско-китайской комиссии по гуманитарному сотрудничеству Лю Яндун и заместитель председателя Правительства РФ, председатель (с российской стороны) российско-китайской комиссии по гуманитарному сотрудничеству Ольга Голодец.

В приветственной речи Си Цзиньпин отметил, что образование является движущей силой национального развития и прогресса, а также представляет собой связующее звено между народами всего мира. В последние годы китайско-российское сотрудничество в области образования стало еще более плодотворным, а обмен между двумя странами — более тесным. Это сыграло позитивную роль в улучшении взаимопонимания и укреплении дружбы между двумя странами. Кроме того, подобное взаимодействие содействуют достижению высокого уровня всестороннего стратегического сотрудничества между Китаем и Россией. «МГУ-ППИ в Шэньчжэне, учрежденный китайской и российской стороной, — это совместное решение, достигнутое в ходе моих встреч с президентом Путиным, и также это показательный пример развития гуманитарного сотрудничества между двумя странами».

Си Цзиньпин выразил надежду на то, что комитеты по образованию и работники образовательных учреждений Китая и России раскроют свой потенциал, и все объекты МГУ-ППИ будут постоянно совершенствоваться. Он подчеркивает, что обе стороны должны поддерживать высокий уровень преподавания и готовить высококвалифицированные кадры, внося значительный вклад в углубление российско-китайского сотрудничества и укрепление дружбы народов двух стран.

Путин в свою очередь отметил, что сотрудничество в области образования является важной составляющей российско-китайского стратегического партнерства. Прямой обмен между двумя университетами расширяется с каждым годом, а программы по обмену иностранными студентами становятся все более совершенными. Учащиеся средней школы обеих стран, отдыхающие в национальных оздоровительных лагерях, уже стали обычным явлением. «Я считаю, что создание российско-китайского университета на базе двух известных вузов еще больше укрепит дружбу и взаимопонимание между двумя странами. Выпускники этого вуза смогут найти свое призвание не только в России и Китае, но и в любой стране мира».

Совместный российско-китайский университет в Шэньчжэне — это некоммерческое образовательное учреждение, созданное в результате трехстороннего сотрудничества Шэньчжэньского народного правительства, Московского государственного университета и Пекинского политехнического университета. МГУ-ППИ в Шэньчжэне является первым китайским университетом, привлекшим российские кадры и ресурсы, что отражает развитие российско-китайского гуманитарного сотрудничества.

Согласно документам Министерства образования, в Совместном российско-китайском университете обучение по программам бакалавриата, магистратуры, аспирантуры и докторантуры ведется на русском, китайском и английских языках. По плану первые пять лет университет будет принимать по 300-500 человек в год, в долгосрочной перспективе планируется принять 5000 человек, среди них доля иностранных студентов составит 30-50%, причем соотношение учащихся бакалавриата и магистратуры будет 1:1.

Известно, что в данный университет на программу бакалавриата уже поступило 113 человек из восьми китайских городов центрального подчинения.

Что касается преподавательского состава МГУ-ППИ, большая часть — это российские преподаватели и ученые, доктора наук (что эквивалентно докторской степени в Китае).

С 7 августа в Совместном российско-китайском университете китайские студенты-бакалавры, поступившие в 2017 году, начали интенсивно изучать русский язык. Для студентов, которые не учили русский до поступления, на первом курсе обучение ведется на китайском языке, при этом идет активное изучение русского языка. На втором году китайский и русский язык чередуются, а на третьем курсе обучение ведется только на русском языке.

Раскрытие сильных сторон двух университетов, многообразное пересечение наук

Вслед за углублением взаимодействия между КНР и зарубежными странами, Китай начал привлекать лучшие ресурсы университетов всего мира. Однако сотрудничество в этой сфере с Россией остается на первом месте.

«МГУ-ППИ возьмет на себя инициативу по внедрению передовой системы преподавания и академических стандартов Московского государственного университета, что не только поможет углубить понимание и сотрудничество между китайской и российской системой высшего образования, но и будет способствовать общему развитию системы высшего образования двух стран», — сказал Ху Хайян, президент Пекинского политехнического института. «МГУ-ППИ также восполнит пробелы в развитии проектов по созданию совместных с другими странами университетов».

Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова является всемирно известным высшим учебным заведением. Кроме того, МГУ — крупнейший и старейший университет Российской Федерации, хорошо оснащенный, с сильными преподавателями, высоким качеством обучения и высокими же академическими стандартами. Московский государственный университет существует более 250 лет, и на сегодняшний день более десяти его выпускников стали лауреатами Нобелевской премии.

ППИ был основан в 1940 году, и является ключевым объектом в новейшей истории Китая. Он включен в список влиятельного английского рейтинга «Топ-500 лучших университетов мира» и в список 15 лучших китайских университетов.

В настоящее время в МГУ-ППИ в Шэньчжэне открыты специальности в таких областях как: русский язык и литература, искусство и культура, прикладная математика и информационные технологии, экономика, международное коммерческое право и финансы, менеджмент и аудит, наука о Земле, телевидение и средства массовой информации, здравоохранение, прикладная химия и физика, транспорт и логистика, космические исследования, инженерные дисциплины и другие. Кроме того, в университете будет создан ряд исследовательских центров.

Первый директор МГУ-ППИ Чжао Пин, сказал, что данные направления отражают сильные стороны МГУ в основных дисциплинах и преимущества ППИ в инженерных дисциплинах.

1 марта 2014 года

Мэр города Шэньчжэнь Сюй Цинь и проректор Московского государственного университета Сергей Шахрай подписали меморандум о сотрудничестве Шэньчжэньского народного правительства и Московского государственного университета имени Ломоносова в сфере управления Совместным российско-китайским университетом в Шэньчжэне.

16 апреля 2014 года

Представители Шэньчжэньского народного правительства, МГУ и ППИ подписали в Пекине меморандум о сотрудничестве и масштабе управления.

20 мая 2014 года

Был подписан межправительственный меморандум о взаимопонимании для поддержки развития МГУ-ППИ в Шэньчжэне.

Август 2014 года

Представители Шэньчжэньского народного правительства, МГУ и ППИ подписали трехстороннее соглашение.

Сентябрь 2014 года

МГУ и ППИ подписали межвузовское соглашение.

31 августа 2015 года

Министерство образования КНР одобрило проект строительства Совместного российско-китайского университета.

27 октября 2016 года

Министерство образования официально разрешило создание Совместного российско-китайского университета.

Июль 2017 года

В МГУ-ППИ поступило 113 студентов.

13 сентября 2017 года

Совместный российско-китайский университет официально начал работу.

Китай. Россия > Образование, наука > inosmi.ru, 18 сентября 2017 > № 2313511


Казахстан > Образование, наука. Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 18 сентября 2017 > № 2312971

Уживутся ли в Казахстане светское образование и религиозное воспитание?

Не успел начаться очередной учебный год, как снова обострились дискуссии по поводу того, допустимы ли в общеобразовательных школах хиджабы и другая религиозная одежда. По мере дальнейшего усиления в Казахстане позиций ислама ситуация, скорее всего, будет только усугубляться, причем противостояние может выйти на другой, куда более серьезный уровень.

Форма и содержание

Недавно некоторые СМИ, в частности «Радио Азаттык», сообщили о том, что в Жанаозене, городе сложном и неспокойном, около 60 школьниц (большинство их – ученицы младших классов) с 1 сентября не ходят на уроки. Администрации школ требуют, чтобы они, переступая порог учебного заведения, снимали хиджабы, но это вызывает протесты со стороны родителей девочек. Чиновники из местных органов образования грозят подать на них в суд: ст. 127 Кодекса об административных правонарушениях предусматривает штраф в размере до 7 МРП за невыполнение родителями обязанностей по воспитанию и обучению несовершеннолетних детей. В свою очередь, папы и мамы заявляют об ущемлении конституционных прав на свободу вероисповедания.

Вполне вероятно, что подобные конфликтные ситуации возникают и в других городах и селах страны, но они либо как-то гасятся (путем уговоров, достижения консенсуса), либо просто не выносятся в публичное поле.

Вроде бы правы те, кто апеллирует к известной поговорке «в чужой монастырь со своим уставом не ходят». Мол, мы же, посещая мечети и святые места, уважаем и соблюдаем принятый в них «дресс-код», а раз так, то и вы должны, приходя в светские учреждения, не права качать, а подстраиваться под действующие там правила. Однако у верующих свои контраргументы, от которых просто так не отмахнешься. И вообще, как показывает мировая практика, оптимальный и устраивающий всех баланс между двумя основополагающими конституционными принципами – свободой вероисповедания и светским характером государства – найти крайне трудно, если не невозможно.

Пока в нашей стране, если говорить конкретно о сфере образования, приоритет отдается второму из этих принципов. Но поскольку число верующих в Казахстане быстро растет, то в обозримом будущем маятник может качнуться в другую сторону. И не исключено, что, скажем, Верховный муфтият (или структура, которая придет ему на смену), сегодня предлагающий своей пастве находить компромисс с администрацией школ, завтра, почувствовав мощную поддержку со стороны разросшейся мусульманской уммы, перестанет быть «ручным» и перейдет в масштабное наступление. При таком сценарии споры о хиджабах и прочей религиозной атрибутике покажутся мелочью – линией фронта станет уже само содержание образования.

Неизбежный конфликт

Сегодня все мы, включая государственные институты, пытаемся убедить себя в том, что светское обучение в школах и религиозное воспитание в семьях могут мирно и бесконфликтно сосуществовать друг с другом. Но так ли это на самом деле? Ведь у них совершенно разные мировоззренческие установки. Первое делает акцент на том, что человек самодостаточен, что он не должен рассчитывать на участие в его судьбе каких-то высших сил (или, напротив, бояться их вмешательства), что надо верить, прежде всего, в силу науки. Тогда как второе обязывает человека соотносить свои желания и поступки с волей этих самых высших сил, во всемогущество которых он и должен беспрекословно верить.

А еще светское обучение, с одной стороны, и религиозное воспитание, с другой, дают совершенно разные и даже полярные представления о мироустройстве, о смысле человеческой жизни и т.д. То, что ребенку внушают дома верующие родители, входит в абсолютное противоречие с тем, чему его учат в школе на уроках анатомии, биологии, физики, астрономии… Представьте, что творится в головах таких детей. И если исламизация казахстанского общества будет продолжаться нынешними темпами, то серьезный конфликт между двумя подходами к школьному образованию – светским (предполагающим равноудаленность как от различных верований, так и от атеистической идеологии) и религиозным (в нашем случае исламским) – окажется неизбежным.

Впрочем, уже сегодня мы сталкиваемся с попытками начать ревизию основ существующего содержания школьных учебных программ. Достаточно вспомнить, как депутат мажилиса парламента РК Бекболат Тлеухан и некоторые другие призывали «решить вопрос» с дарвиновской теорией эволюции. Кстати, в Турции ее совсем недавно изъяли из учебников, а в России несколько лет назад издали учебное пособие (пусть оно не входит в список книг, рекомендованных для школьного обучения, но тем не менее), где эта самая эволюция преподносится как замысел Творца. Ни для кого не секрет, что названные страны тоже, как и Казахстан, переживают религиозный «ренессанс».

Или другой пример подобного же рода. Пару месяцев назад всей республике стало известно имя 28-летнего Азамата Байтасова – он на полном серьезе выдвинул теорию разнополых облаков, которые, соединяясь, образуют дождь. После того, как его высмеяли все кому не лень, он опубликовал в «Фейсбуке» развернутый ответ, где содержится такое признание (авторские орфография и пунктуация сохранены): «…Я стал собирать материалы из Корана про закономерности природы (земля, звезда, луна, горы, ветер и т.п.), которые были уже изучены западными учеными. Дело в том что в Коране обо всем этом было написано еще в 7 веке…. Например, есть аят, где говорится, что небо постоянно расширяется. Так же в них говорится, что горы созданы как колы для Земли, чтобы Земля держалась». Ну и т.д.

Таких «ученых» сейчас развелось много, и не стоило бы обращать на это внимание, если бы не одно обстоятельство – Байтасов работает учителем географии, причем не в каком-нибудь медресе, а в Алматинской специализированной школе-лицее №92 для одаренных детей (!). То есть в светском учебном заведении, имеющем довольно высокий статус. Интересно, какие взгляды на мироздание он прививает своим ученикам? Как к этому относятся администрация школы и местные органы образования? И сколько еще в Казахстане таких учителей, которые черпают знания по своим учебным дисциплинам из Корана и прочих священных книг?

Даешь школы-медресе?

Эти и другие подобного рода примеры наводят на мысль о высокой вероятности того, что светское образование и религиозное воспитание рано или поздно вступят в серьезное противоречие друг с другом. И в таком случае, возможно, встанет вопрос о разделении средних школ на два типа – светские и религиозные (с разными внутренними правилами, с различиями в содержании учебных программ). Во всяком случае, в тех регионах и городах, где особенно много верующих.

Понятно, что это потребует внесения изменений в законодательство, несколько иной трактовки того, какими должны быть отношения между государством и религией. Впрочем, уже сегодня госорганы идут на уступки мусульманской умме в сфере образования – разумеется, рассчитывая на ответную лояльность. Медресе наделяются статусом колледжей, получают образовательные гранты из бюджета (например, в прошлом году двум южноказахстанским медресе выделили в общей сложности 175 грантов), начинают выдавать дипломы государственного образца, с которыми выпускники могут устроиться не только в мечети, но и в госучреждения. Так недалеко и до создания сети религиозных учебных заведений в системе уже не среднего специального, а общего среднего образования. Поначалу это могут быть частные школы, открытые и содержащиеся на средства зажиточных верующих, затем государство, не исключено, возьмет на себя часть расходов – ту, что связана с оказанием услуг в рамках государственного образовательного минимума…

Безусловно, появление таких школ-медресе и финансирование их из бюджета сопряжены с определенными рисками. Это станет еще одним серьезным ударом по принципам светскости; государству и обществу станет сложнее контролировать то, чему и как учат подрастающее поколение, какие ценности ему прививают; наверняка осложнится декларируемый сегодня процесс формирования казахстанской идентичности и единой нации… А какие будут плюсы, помимо прекращения конфликтов из-за одежды, платков, из-за того, что дети в пятничные дни идут не на школьные занятия, а на «жума-намаз», из-за того, что можно преподавать на уроках, а что нет? Трудно сказать…

Все написанное выше отнюдь не означает, что автор призывает начать такое размежевание. Это лишь попытка заглянуть в не очень далекое завтра и спрогнозировать возможное развитие событий (кто-то сочтет подобный сценарий маловероятным и алармистским, кто-то, напротив, – возможным и желательным). И, конечно, это опасение по поводу того, к чему может привести дальнейшее усиление исламизации казахстанского общества.

Все-таки ориентиром для нас, думается, должны служить наиболее развитые и цивилизованные (кстати, не только западные) страны мира, где очень высокий уровень образования, науки и технологий, где качество жизни людей таково, что мы можем лишь мечтать об этом, где нет ценностей важнее, чем сам человек, его достоинство, права и свободы. А в этих странах уровень религиозности населения неуклонно снижается, и все идет к окончательной победе светских принципов…

Автор: Женис Байхожа

Казахстан > Образование, наука. Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 18 сентября 2017 > № 2312971


Россия > Образование, наука. Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 16 сентября 2017 > № 2314487

(Не)Безусловное принятие: почему в любящих семьях вырастают несчастные дети

Виктория Шиманская

Психолог, создатель и управляющий партнер проекта «Монсики»

Автор методики развития эмоционального интеллекта у детей «Академия Монсиков» о том, как научиться безусловно принимать своего ребенка и позволить ему прожить собственную жизнь

В первые месяцы жизни ребенок не отделяет себя от матери, а потому и по мере взросления принимает ее отношение, как самое верное, фундаментальное и неопровержимое. Так и получается, что мама — это не просто любовь и забота. Мама — это колоссальная ответственность, источник больших возможностей или, напротив, больших ограничений.

Любовь и принятие неразрывно связанны между собой. Эта связь проявляется во всех отношениях, но особенно в отношениях родителей и детей. Ребенок, непринятый семьей, не сможет принять самого себя. Оглянувшись вокруг, мы видим людей, которые даже взрослея, в душе застревают в этом периоде детского неприятия. Это закрытые, скованные люди, которые не знают, чего хотят, имеют очень низкую или слишком завышенную самооценку. Это потенциальные жертвы или тираны, лишенные своего базового права быть самими собой, растерявшие свои таланты и желания в погоне за родительским одобрением. Даже повзрослев и выйдя из зоны семейного контроля, таким людям очень сложно самореализоваться. Установки, привитые семьей, обычно действуют всю жизнь и, что самое трагичное, очень часто передаются и своим детям. И это совсем не означает, что таких детей не любят. Их любят, но с условием.

6 барьеров на пути безусловного принятия. Любящим мамам посвящается

Но если мы любим своих детей, что же мешает нам на пути их безусловного принятия? Представьте, что между вами и вашим ребенком поставили шесть стеклянных барьеров: какие-то мутные, какие-то цветные, какие-то с трещинами. Это и есть наши ожидания, представления, условности. Сможем ли мы увидеть за этой ширмой его настоящие детские чувства и проявления? А такие барьеры стоят практически перед каждой мамой, ведь очень часто мы сами являемся заложниками привитых нам в детстве паттернов поведения.

1. Мама и ее прошлое. Отношения с родителями в детстве оказывают сильнейшее воздействие на наши действия и реакции в настоящем. Ребёнку-перфекционисту, для которого оценка «4» это провал, очень сложно будет перестроиться в будущем с этой модели. И даже если мы когда-то клялись себе не поступать так со своими детьми, мы очень часто с ужасом обнаруживаем, что повторяем их модель поведения. Сами того не желая, мы отыгрываем «сценарии», заложенные нашими родителями.

Что делать? Сначала принять себя и свое прошлое. Простите своих родителей и поблагодарите их за все их старания и заботу. Даже если ваших родителей нет рядом, можно представить себе их образ и проговорить все накопившееся за долгие годы. Как только детские обиды и слезы будут прощены, подарите им свою безусловную любовь. Так вы почувствуете легкость.

2. Мама и ее настоящее

Состояние неудовлетворенности знакомо очень многим мамам после рождения первого ребенка. Безграничная преданность новой роли материнства рано или поздно приводит к усталости, неудовлетворенности и даже к депрессии. А чувство вины за состояние, что я могу уделить ребенку только 20 минут в день – приводит часто к агрессии, на ребенка или на саму себя.

Что делать? Научиться радоваться моменту «здесь и сейчас». Простить себе, что общение с ребенком всего 20 минут в день. Главное, что в эти моменты вы полностью с ребенком. А еще определите для себя принципиальные моменты радости, которые вы не хотите терять и выделите на них хотя бы пару часов в неделю. Будет это фитнесс, массаж или встреча с подругами — главное, чтобы это давало вам новый заряд сил и энергии.

3. Мама и ее будущее

Материнство часто навязывает две наиболее распространённые модели мышления. Первая предполагает страх перед будущим, когда мама боится оказаться ненужной и нереализованной, вторая — когда мама полностью растворяется в ребенке и связывает свое будущее только с ним.

Разрушительная модель «Кому же я буду нужна потом?» предполагает целый комплекс задач по развитию целеполагания и укрепления самооценки. Для бизнес-мам это часто превращается в синдром трудоголизма, при котором мы доказываем каждую секунду себе и миру, что вот сейчас это самое важное дело. Вот я его сделаю и потом… Но это потом никогда не наступает. Самое опасное заключается в том, что эту модель мы подпитываем на уровне гормонов. Мы постоянно стимулируем таким образом выработку гормона дофамина — нейромедиатора, помогающего лучше воспринимать и запоминать информацию. Но если мы постоянно стимулируем его выработку быстрым переключением внимания, заполнением делами, не балансируя глубоким погружением, то происходит эффект «привыкания».

Что делать? Начать с определения того, что действительно приносит удовольствие. Запишите на листке бумаги 10 любимых занятий — читать книги, встречаться с подругами, ходить по магазинам и т.д. А потом выхватите из каждого предложения один глагол — встречаться, читать, ходить... Ваша задача четко понять какое же именно ДЕЙСТВИЕ скрыто за каждым желанием. Переформулирование желаний в действия позволяет четко понять, что именно нужно сделать чтобы добиться успеха и ощутить радость.

При синдроме гиперопеки главная опасность кроется в том, что за спланированным и нарисованным мамой будущем для ребенка, она совсем не видит настоящих чувств и его желаний. Как правило, этому сопутствуют и завышенные требования к детям.

Что делать? Для определения синдрома гиперопеки сделайте простое упражнение-эксперимент: возьмите с супругом скакалку и натяните ее так, чтобы ребенок мог через нее перелезть. С каждым разом, поднимайте скакалку выше и выше, до тех пор, пока ребенок физически не сможет через нее переступить. После этого передайте ребенку скакалку и позвольте ему руководить высотой, которую вы должны одолеть. Обратите внимание насколько высоко, выше и еще выше он будет поднимать ее для вас. Если эта высота явно превышает ваши возможности, задумайтесь. Ведь именно через игру дети неосознанно «возвращают» нам требования, которые мы предъявляем к ним.

4. Ребенок и его прошлое

Зачастую наше восприятие ребенка в прошлом связано со сложностями первого года его жизни. Несмотря на сильную любовь, этот год дается маме психологически очень сложно. Именно в этот период мы сталкивается с новым ритмом жизни, с вопросами здоровья ребенка, со сложностями адаптации. Негативные чувства и переживания прошлого могут оставить след на отношении к ребенку в настоящем.

Что делать? Понять, что все позади, и этот колоссальный опыт уже проработан. Оставьте для себя все самые яркие и приятные воспоминания о первом годе жизни ребенка, например, в виде фотоальбома, фильма или дневника.

5. Ребенок и его настоящее

Нелегко бывает видеть ребенка в том его возрасте, в том его состоянии и настроении, в котором он есть сейчас. Ведь со стороны нам навязывают свои стандарты бабушки, подруги, журналы, и часто наш ребенок может им не соответствовать. Вот здесь и кроется главная ловушка для мамы – невольно она начинает сравнивать своего с другими детьми, а если ребенок еще маленький, то стремится привить ему множество новых знаний и умений и не заметить таланты и способности, заложенные в ребенке природой, тем самым нарушив базовое равновесие.

Что делать? Признать право ребенка на его индивидуальность. Тут лучшими помощниками являются практики развития эмоционального интеллекта (EQ). Следует помнить, что ребенку в первые годы жизни интересно все или почти все. Дайте ему возможность выбирать игру, занятие или активность, которая на данный момент для него наиболее привлекательна. И забудьте про шаблоны. Также важно научить ребенка правильно выражать свои эмоции. Начать можно с самой себя, а ребенок будет следовать материнскому примеру. Простая фраза: «Я чувствую_________, потому что________, и я хотела бы_________» поможет более точно выразить как радость от момента совместной игры, так и свою усталость после работы, и, значит, правильно построить границы.

При усиленном родительском «режиме» новых знаний и умений для ребенка важно найти возможность донести до него новую информацию мягким, интересным, а главное, понятным для него способом. Например, познакомить ребенка с динозаврами можно через рисование, чтение, лепку, просмотры документального кино, посещение музея и постановки собственного домашнего представления.

6. Ребенок и его будущее

Самое сложное — найти баланс между настоящим и будущим. Вот сейчас вы смотрите на ребенка и видите, как у него что-то не получается. А ведь вы уже представили себе его головокружительную карьеру и успехи в будущем. Это состояние несоответствия его сегодняшнего тому будущему, которое вы хотите для него создать, мешает видеть реальные шаги для взросления.

Что делать? На самом деле, если вы уже прошли пять предыдущих шагов, научились слышать и понимать себя, видеть и принимать уникальность своего ребенка, то и этот этап вам дастся очень легко. Ведь кем бы не решил стать ваш ребенок, самое главное — это его уверенность в себе, его умение общаться с другими людьми, его ощущение материнской поддержки, и, конечно, вера, что в любой момент — самый счастливый или самый сложный — он сможет вернуться к вам за этой поддержкой.

К сожалению, несчастные дети в любящей семье – далеко не исключение. Счастливые дети в принимающей и понимающей семье – это правило. В момент, когда между вами и ребенком разрушатся все барьеры, вы сможете увидеть настоящий образ ребенка и полюбить его принимающей, чистой и безусловной любовью.

Россия > Образование, наука. Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 16 сентября 2017 > № 2314487


Россия > Образование, наука. СМИ, ИТ > fadm.gov.ru, 16 сентября 2017 > № 2314461

Елена Исинбаева: «Спорт. Мотивация. Благотворительность. Это я вчера, сегодня и завтра»

Волгоградская область вошла в число первых 35 регионов страны, где начали работу дискуссионные студенческие клубы всероссийского проекта «Диалог на равных». Первую встречу для 150 студентов Волгоградской академии физической культуры провела двукратная Олимпийская чемпионка, 28-ми кратная рекордсменка мира, член Международного Олимпийского комитета Елена Исинбаева.

«Благодаря спорту я получила возможность своим именем творить добрые дела, моя история успеха может вдохновить молодых людей на достижения — из этого складывается тема нашей встречи сегодня – «Спорт. Мотивация. Благотворительность», – открывая мероприятие, подчеркнула известная волгоградская спортсменка.

Студенты вуза, в котором училась Елена Исинбаева, спрашивали у всемирно известной выпускницы о непростом пути к олимпийским медалям, роли тренера в жизни спортсмена, поиске мотивации после покорения спортивных вершин и прогнозах сборной России на летней Олимпиаде в Токио.

В ответах олимпийской чемпионки было много юмора и той мудрости, которая приходит после нелегких испытаний рекордами и славой. «Если вы действительно хотите стать великими спортсменами – придется жертвовать всем и полностью отдавать себя спорту, – не раз повторила она спортсменам, которые сейчас только в самом начале своего пути. – Почивать на лаврах тоже не получится. Как говорил мой наставник – мудрый тренер Евгений Васильевич Трофимов: ''Хочешь сиять всегда – порадуйся сегодня, а завтра забудь''. После самых больших и громких побед тренироваться нужно еще больше, ожесточеннее, упорнее».

Участники встречи спрашивали не только о спорте, но и благотворительных проектах – фонд Елены Исинбаевой действует с 2013 года и за это время в Волгоградской области появились десятки спортивных площадок, действует ряд проектов для воспитанников детских домов, детей с ограниченными возможностями здоровья и попавших в трудную жизненную ситуацию.

«Я убеждена, что вера в себя, труд и спорт – та движущая сила, которая может изменить жизнь – и всех деток, которые участвуют в наших проектах, мы учим именно этому», – рассказала Елена. – «Благотворительность – неотъемлемая часть моей жизни и нелегкая работа, но я верю, что вместе мы можем объединить много людей, чтобы делать добрые дела, делиться опытом и изменить жизнь вокруг к лучшему».

Встреча длилась полтора часа и студенты еще долго не хотели отпускать собеседницу – задавали вопросы, брали автографы и фотографировались на память.

«Я надеюсь, что благодаря нашему разговору мне удалось разбудить вашу мотивацию и дать полезный пример из собственного опыта. Поверьте, чем больше вы в себя верите, чем честнее работаете, тем быстрее придет результат!», —завершая встречу, сказала олимпийская чемпионка и пригласила всех принять участие в благотворительном красочном забеге, который пройдет в Волгограде 7 октября.

Напомним, «Диалог на равных» – это новый проект Федерального агентства по делам молодежи, формат которого предполагает регулярные встречи-дискуссии по нескольким направлениям: «Молодежь, глобализация, вызовы времени»; «Карьера и социальный лифт»; «Предпринимательство»; «Лидерство, soft skills; Культура, lifestyle»; «Благотворительность, третий сектор»; «Новое образование»; «Publicity и СМИ; Интернет, digital, технологии»; «Экономика».

Главная цель – на примере успешных известных людей наглядно показать молодежи, что современная Россия это страна возможностей, где можно добиться успеха в разнообразных сферах в любом регионе. Проект рассчитан на срок до мая 2018 года, его участниками станут 400 высших учебных заведений России, минимум 200 000 человек.

«Для меня большая честь в стенах родной академии встретиться с молодежью. Она должна знать, что в нашем городе живет немало людей, добившихся успеха, прославивших себя и свой город, важно услышать их путь преодоления сложностей, поиска мотивации, как жить и к чему стремиться. С огромным удовольствием поделюсь своим жизненным опытом в спортивной и благотворительной карьере, проект замечательный», – прокомментировала старт федерального проекта «Диалог на равных» Елена Исинбаева.

«Диалог на равных» организован Федеральным агентством молодежи, в Волгоградской области реализуется комитетом молодежной политики Волгоградской области.

Россия > Образование, наука. СМИ, ИТ > fadm.gov.ru, 16 сентября 2017 > № 2314461


Россия. ПФО > Образование, наука. Медицина. СМИ, ИТ > fadm.gov.ru, 16 сентября 2017 > № 2314459

Ирина Слуцкая ответила на вопросы студентов-медиков

Семикратная чемпионка Европы и двукратная чемпионка мира по фигурному катанию Ирина Слуцкая встретилась с будущими врачами, студентами Башкирского государственного университета. Мероприятие прошло в рамках проекта дискуссионных студенческих клубов всероссийского проекта «Диалог на равных». Это новый формат работы студенческих клубов, который предполагает встречи с известными людьми, добившиеся карьерных успехов.

В амфитеатре главного корпуса Башкирского государственного медицинского университета на встречу с заслуженным мастером спорта России пришли почти 300 студентов-медиков. В мероприятии также приняли участие ректор БГМУ, член-корреспондент РАН Валентин Павлов и начальник управления по воспитательной и социальной работе со студентами БГМУ Тагир Гизатуллин.

В рамках открытого диалога Ирина Слуцкая рассказала о жизненных ценностях и планах на будущее. Были подняты вопросы социальной ответственности, патриотизма, профессионального роста и развития спортивной медицины. Участники встречи спрашивали не только об истории успеха, но и о различных проектах, которые продвигает спортсменка. Например, Ирина Слуцкая рассказала о своей Школе скандинавской ходьбы.

«Идея создания этого проекта появилась еще в 2015 году, когда мы начали заниматься людьми с таким заболеванием, как сахарный диабет. Мы начали проводить мастер-классы по фигурному катанию и скандинавской ходьбе. Людей это заинтересовало и с каждым разом их становилось еще больше», — рассказала эксперт встречи.

Неожиданным вопросом для спортсменки оказался вопрос о выборе будущей профессии ее детей. Ирина Слуцкая ответила, что не будет заставлять их идти туда, куда хочет она: «Пусть выберут профессию сами, я поддержу их и помогу».

Встреча длилась полтора часа, многие студенты успели взять автограф и сфотографироваться на память. В конце диалога ректор Валентин Павлов вручил подарок от ВУЗа — фирменную футболку с девизом БГМУ «Держим руку на пульсе жизни» и сувенирную продукцию университета.

Россия. ПФО > Образование, наука. Медицина. СМИ, ИТ > fadm.gov.ru, 16 сентября 2017 > № 2314459


Китай. Гонконг > Образование, наука. Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 16 сентября 2017 > № 2311987

На днях в некоторых сянганских вузах появились связанные со стремлением к "независимости Сянгана" пропагандистские материалы. Ректоры 10 сянганских университетов сегодня опубликовали совместное заявление, в котором явно выразили, что не поддерживают стремление к "независимости Сянгана".

В совместном заявлении ректоры сообщают, что ценят свободу слова, но осуждают имевшие в последнее время злоупотребления свободой слова. Свобода слова не является абсолютной, наличие свободы означает и наличие ответственности. Все нижеперечисленные университеты в данном документе сообщили, что не поддерживают стремление к "независимости Сянгана" и считают его нарушением Основного закона КНР о САР Сянган.

В число 10 присоединившихся к совместному заявлению университетов входят: Сянганский университет /HKU/, Китайский университет Сянгана /CUHK/, Сянганский университет науки и технологии /HKUST/, Городской университет Сянгана /CityU/, Сянганский политехнический университет /HKPU/, Сянганский баптистский университет /HKBU/, Университет образования Сянгана /EdUHK/, Университет Линнань /LU/, Открытый университет Сянгана /OUHK/ и Сянганский университет Шужэнь /HKSYU/.

Китай. Гонконг > Образование, наука. Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 16 сентября 2017 > № 2311987


Казахстан > Образование, наука. СМИ, ИТ > dn.kz, 16 сентября 2017 > № 2311082

Ничего лишнего, но хотелось бы посмотреть еще варианты

«Научиться писать легко, изобрести письменность трудно. Трудно додуматься до того, что слово можно выразить немым символом и закрепить во времени».

Тур Хейердал, путешественник, ученый

НА ДНЯХ в мажилисе был официально представлен основной рабочий вариант латинской графики для казахского языка. В нем будет 25 букв, а также 8 буквосочетаний (диграф). В предложенный вариант алфавита не были включены диакритики (дополнительные знаки), а также специфические буквы, не входящие в «классическую» латинскую клавиатуру QWERTY. Разработчики отмечают, что обнародованный ими вариант еще не утвержден и они по-прежнему принимают замечания и конструктивные предложения. Тем не менее социальные сети в основном негативно среагировали на официальный вариант латиницы, о переходе на которую не так давно заявил президент Нурсултан Назарбаев. Критиков (в большинстве своем преимущественно русскоязычных) не устраивает принцип отказа от специфических букв, а также предлагаемые варианты замены кириллических символов латинскими. Со своей стороны, хотели бы отметить, что принцип отказа от дополнительных символов мы можем только поприветствовать – специфические графемы вновь отодвинут казахский алфавит от общемирового пространства, а буквосочетания для передачи звуков – нормальная практика во многих языках, не говоря уже о наличии ситуаций с различием в чтении и написании, которые есть даже в «кириллических» языках (самый распространенный пример – пишем «что», читаем «што»). Что до затрат на реформу, то считать их совсем неподъемными для бюджета не получается, тем более что даже просто на фильм про главу государства выделяется в полтора раза больше.

Нелегкая задача представления общественности рабочего варианта новой графики легла на плечи директора Республиканского координационно-методического центра развития языков имени Шаяхметова, доктора филологических наук Ербола Тлешова, выступившего в парламенте на слушаниях «О вопросах введения единого стандарта алфавита государственного языка на латинской графике». Он несколько раз подчеркнул, что «в предлагаемом варианте взяты только исконные знаки латинского алфавита».

«Если мы будем в классический алфавит, который используется ведущими странами мира, внедрять различные знаки, то мы не добьемся поставленной нами цели, - подчеркнул Тлешов. - Путем использования диграфов мы сохраним наши специфические звуки, а диакритическое различие звуков, которое предлагают некоторые наши коллеги, позволяет не сохранить природу звука, а только различать похожие буквы на письме условными знаками. Если диграфы передают один звук двумя знаками, то диакритики, передающиеся посредством надстрочных, подстрочных знаков, являются искусственно созданными». По его словам, «принятие нового письма отнюдь не означает смену одних знаков другими», а речь идет всего лишь про «исправление недочетов, касающихся правописания, допущенных в предыдущих вариантах алфавита». Впрочем, это, по его мнению, все равно потребует «принятия новых правил орфографии».

«В создании настоящего проекта алфавита в первую очередь учитывалась звуковая система казахского языка. В результате в предлагаемом варианте алфавит состоит из 25 знаков. При создании нового алфавита на латинской графике за основу был взят такой принцип: одна буква - один звук, одна буква - два звука и один звук, система диграфа. Для полноценного обеспечения звуковой системы казахского языка в алфавит было включено восемь диграфов, обозначающих восемь специфических звуков», - отметил ученый. По его словам, «особенно молодежь имеет хорошие навыки использования латинского алфавита», так как у большинства ее представителем уже «сформировано зрительное восприятие к нему». «Письменный навык - это дело времени. Единый стандарт алфавита государственного языка будет проводиться поэтапно. Поэтому его освоение гражданам Казахстана не принесет никаких затруднений», - пообещал Тлешов.

После первой – в основном негативной – реакции соцсетей (вряд ли успели провести полноценные социальные исследования) ученым пришлось защищать свой вариант. На брифинге в Службе центральных коммуникаций выступил доктор филологических наук, профессор Алимхан Жунисбек, который заявил, что «всех пугает знак «W». «Звук, который обозначает "W", в английском языке есть, - отметил он. - Артикуляционно вы все нормально воспринимаете. Абсолютно идентичные звуки в казахском языке - вы не воспринимаете. Вот психологический момент какой. В русском языке этого звука нет, поэтому многие наш (название города) Кокшетау пишут, произносят как Кокчетав. А этот звук один из самых частотных в казахском языке и, самое главное, имеет морфологическую функцию. Самый важный момент - поэтому с этим звуком, видимо, с самими казахами нам придется еще повозиться». Что касаемо записи иностранных, международных терминов, то г-н Жунисбек заявил, что для этого уже есть «международная практика» и «наш новый алфавит позволяет написать все эти слова». Судя по всему, речь идет о том, что в данном случае приоритет будет отдаваться не нашему прочтению, а существующему латинскому написанию. Как, например, англичане пишут название французской столицы так же, как французы (Paris), но читают по-своему («Пэрис» вместо французского «Пари»).

Кстати, опасения многих критиков по поводу диграфов также выглядят надуманными – они чрезвычайно распространены и в английском, и во французском. Более того, для одних и тех же звуков бывают разные диграфы (например, «ee» и «ea» в английском обозначают звук «и»). Мы не говорим про французские нечитаемые согласные в конце слов или передачу звуков даже не диграфами, а триграфами (например, «eau» во французском передает звук «о», при том, что есть и отдельная буква с тем же звуком!).

Что же касается буквы «w», как замены звука «у», и «j» в качестве «й», которые нам так непривычно видеть (это особенно заметно в именах, например «Айсулу» превращается в «Ajswlw»), то, вероятно, на это еще можно как-то повлиять. Возможно, вообще есть смысл объединить простое «у» с твердым «y»? Тем более, в новом алфавите уже отмечены «слияния», в случае с передачей одним латинским «i» и русского «и» и казахской специфической «i», а также графемой «h» и обычного «х» и редкого «h». Пострадает ли язык? Вряд ли. Если на нем будут говорить, создавать произведения, выпускать книги – то это, наверное, естественный вопрос. Также, как в кириллице выпали «яти», а из германских языков уходят «умляуты». Специфичность произношения может быть сохранения в устном формате, как это есть во многих языках (например обычное «ч», передаваемое через диграф «ch» в слове chaos превращается уже в «к») и никто в этом особенной проблемы не видит.

Конструктивно настроены и разработчики, которые, впрочем, готовы и к неприязни. «Я не знаю, можно ли так говорить, понравится новый вариант алфавита или не понравится. Это - не квартира, не машина. Некоторые слова, звуки, может быть будут вопросы. В этом случае, если наши коллеги нам подскажут более точно, углубленно, мы вернемся к некоторым звукам, буквам. В целом, за основу мы берем данный вариант алфавита», - заявил на брифинге в СЦК Ербол Тлешов. «Если будут дельные предложения, можно обращаться в Комитет по языкам и общественно-политической работы Министерства культуры и спорта РК либо в Республиканский центр развития языков имени Шаяхметов по телефонам: 48-83-67, 40-83-93, 40-63-83».

Понятное дело, что варианта, который бы устроил всех, просто не существует в природе. Зато в природе существуют языки, которые используют несколько график параллельно, например, японский. Кстати, казахский язык уже сейчас использует две графики – кириллическую и арабскую (на ней пишут китайские казахи, которые составляют около 10% от численности всех казахов). Может быть, лучшим вариантом будет параллельное хождение разных график с превалированием латиницы? Возможно, только так и овцы будут целы и волки – сыты. С другой стороны, как говорят казахи, ashynyng daemin tatpaj, taettini bile almajsyn.

Казахстан > Образование, наука. СМИ, ИТ > dn.kz, 16 сентября 2017 > № 2311082


Россия. ЦФО > Образование, наука > newizv.ru, 16 сентября 2017 > № 2311035

Фестиваль науки в Москве: изучай, экспериментируй, восхищайся...

В здании Российской Академии наук стартовал Научный фестиваль WOW! HOW? для детей и их родителей

В Москве сегодня открылся масштабный фестиваль науки.

Научные программы специально разработаны для школьников специалистами ведущих профильных вузов: МГУ, НИЯУ МИФИ, МФТИ, МГМУ им. Сеченова и других.

Целью детского фестиваля организаторы называют вовлечение детей в удивительный мир наук и новейших технологий.

В сентябре 2014 года прошел первый Фестиваль науки в Физико – Химическом институте. На мероприятии дети поучаствовали в десятках интерактивных мастер-классов, увидели ярчайшие эксперименты на химических и физических шоу, познакомились с новейшими технологиями в сферах медицины, робототехники.

С тех пор было проведено более 20 Фестивалей на разных площадках Москвы, Санкт- Петербурга и других крупных городов России. Их посетило более 300 000 участников.

В этот раз в программе фестиваля более 50 различных кейсов, при создании которых учитывались принципы новейшего подхода к обучению - Edutainment (образование + развлечение), который подразумевает максимальное вовлечение участников в образовательный процесс через игру. Ведущие в этой игре – действующие сотрудники лучших вузов страны, поэтому они не только грамотно донесут материал, но и расскажут о главных событиях мира наук и технологий.

Основное событие фестиваля— новое шоу «ГИПЕР ЭКСПЕРИМЕНТЫ»- 60 минут зрелищных опытов и потрясающих спецэффектов.

Россия. ЦФО > Образование, наука > newizv.ru, 16 сентября 2017 > № 2311035


Казахстан > Образование, наука. СМИ, ИТ > inform.kz, 16 сентября 2017 > № 2311017

Предложенный вариант латиницы передает фонетические особенности языка - профессор

По мнению председателя дунганского молодежного центра «Гуонлён», профессора Таразского государственного университета имени М.-Х. Дулати, академика Национальной академии естественных наук РК Рашида Бакирова, предложенный вариант нового алфавита казахского языка на основе латинской графики вполне отвечает фонетическим требованиям, передает корреспондент МИА «Казинформ».

«По проекту новый алфавит будет состоять из 25 букв, некоторые звуки казахского языка будут передаваться с помощью восьми сочетаний букв - диграфов. Предложенный вариант сможет передать всю звуковую гамму казахского языка, - говорит спикер. - Переход на латинскую графику для казахского языка не является чем-то новым. Если поднять историю вопроса, то веками ряд тюркских народов Кавказа и Средней Азии использовали арабский алфавит. Наиболее ранний пример записи тюркского языка латинским алфавитом представляет собой Куманский кодекс, записанный на кыпчакском языке. Эта письменность была распространена только среди малочисленных католиков Золотой орды, а после её исчезновения была забыта, поскольку католицизм не получил среди тюрков распространения».

Арабский алфавит не совсем передавал тюркскую фонетику в плане гармонии гласных, поэтому в середине XIX века возникли попытки записывать тюркские языки кириллицей или латиницей. Русский миссионер Николай Ильминский с единомышленниками разработал алфавит на основе модифицированного русского, тем самым заложил общие принципы, хотя проект потерпел неудачу. В 1926 году Тюркологический конгресс в Баку рекомендовал перевести все тюркские языки на латинский алфавит, рассказал Рашид Бакиров.

«Уже в годы советской власти комитетом по новому алфавиту при ЦИК ССР взамен алфавитов на основе арабского был разработан так называемый «Единый Тюркский Алфавит», или яналиф. На базе латиницы, с некоторыми модификациями, специфичными для казахского языка, он официально использовался примерно с 1929 по 1940 годы, после чего был заменён кириллицей. Яналиф насчитывал 33 знака, из них 9 для гласных. Для иностранных имён иногда использовались дополнительные буквы. После внедрения яналифа большинство книг, напечатанных арабским алфавитом, были изъяты из библиотек. И сегодня в архивах, скажем, алматинского университета можно найти старинные книги, написанные арабикой», - рассказал председатель дунганского молодежного центра «Гуонлён», профессор ТарГУ Рашид Бакиров.

«Внимательно слежу за обсуждениями в прессе латинизации казахского языка, за выступлениями Президента Казахстана Нурсултана Назарбаева. Хочу отметить, как Елбасы скрупулезно относится ко всем нюансам этого процесса. Вот на недавней пресс-конференции Президент подчеркнул, что наши ученые длительное время работали над этим, прорабатывали варианты, как изобразить восемь букв, которые являются чисто казахскими звуками. Казалось бы, мелочи. Но в таком вопросе не должно быть мелочей. Отрадно, что всё это выносится на всеобщее обсуждение, что работает целая группа экспертов, которые будут учитывать все эти нюансы. Ведь то, что закладывается сегодня, будет использоваться завтра нашими потомками», - резюмировал председатель дунганского молодежного центра «Гуонлён», профессор ТарГУ Рашид Бакиров.

Казахстан > Образование, наука. СМИ, ИТ > inform.kz, 16 сентября 2017 > № 2311017


Казахстан > СМИ, ИТ. Образование, наука > kt.kz, 15 сентября 2017 > № 2312887

Сегодня Ассамблея народа Казахстана провела Единый республиканский день в рамках всенародной поддержки введения Единого стандарта алфавита государственного языка на латинской графике, передает Kazakhstan Today.

По всей стране на базе Домов дружбы прошли мероприятия в формате заседаний советов Ассамблеи, научно-экспертных групп, конференций, круглых столов, советов общественного согласия и советов матерей АНК, встреч с экспертами и т.д. В частности, в Астане прошло расширенное заседание научно-экспертного совета Ассамблеи народа Казахстана, сообщили в пресс-службе АНК.

В ходе заседания заместитель председателя - заведующий секретариатом АНК Дархан Мынбай отметил, что нам предстоит динамичный, но системный и поэтапный переход казахского языка на латиницу и Ассамблея народа Казахстана примет самое непосредственное участие в этой работе.

"Во-первых, переход казахского языка на латиницу является сердцевиной программы духовной модернизации Казахстана. Он облегчит формирование трехъязычия в стране, изучение всех трех языков молодым поколением граждан. Опыт ЭКСПО показал, что знакомство с Казахстаном вызвало закономерный интерес зарубежных гостей к казахскому языку, культуре, традициям. Государственный язык на латинице обеспечит удовлетворение такого интереса для миллионов граждан зарубежных стран, пишущих на латинском алфавите. Значит, казахский язык становится доступнее для изучения, а страна - привлекательнее с точки зрения развития международного бизнеса и туризма. Для наших соотечественников за рубежом открываются новые возможности для развития родного языка и письменности, сближения со своей исторической родиной. А мы получаем дополнительный стимул для трансферта в Казахстан инвестиций и технологий", - подчеркнули в АНК.

Во-вторых, по словам Мынбая, государственный язык на латинице станет новым каналом включения казахстанского лингвистического пространства в международные коммуникации и мировую экономику. Благодаря латинице, мы сможем наиболее оптимально адаптировать международную научно-техническую лексику в наш национальный словарь. И в этом отношении латинская графика облегчит внедрение цифровых технологий и выполнение нашей главной задачи - вхождения в 30 мировых лидеров. Введение латиницы - это чистый прагматизм, направленный на повышение конкурентоспособности страны.

В-третьих, переход на латиницу, применение латинской графики в дополнение к национальному алфавиту стали мировой тенденцией. Люди стремятся знать и изучать языки тех цивилизованных стран, которые добились наибольших успехов в экономическом, социальном и научно-техническом прогрессе. Для Казахстана таким ориентиром стали страны Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР - 35 стран), которые в подавляющем большинстве используют латиницу. В Японии и Китае, наряду с иероглифической письменностью, существуют алфавитные транскрипции японского и китайского языков, основанные на латинице. Латинизация алфавитов, любой информации - сегодня объективный мировой тренд.

В-четвертых. Этот шаг повлечет за собой мультипликативный эффект для появления инноваций, новых технологий в самых разных сферах и отраслях, в том числе в образовании. Латинская графика применяется в медицине, на латинице дорожные знаки, автомобильные госномера, она применяется в паспортах, сотовых телефонах, визуальной информации. Введение Единого стандарта алфавита государственного языка на латинской графике упорядочит этот процесс, сделает системным, более удобными и доступными станут средства глобальной коммуникации.

В заключении Мынбай подчеркнул, важность всенародного обсуждения Единого стандарта алфавита государственного языка на латинской графике.

"Введение латинской графики для казахского языка - это веление времени, продиктованное глубоко объективной необходимостью. Это касается только казахского языка. Как сказал президент, кириллица свою роль продолжит играть. Поэтому те, кто пользуется кириллицей, говорят на русском языке, они могут не волноваться. А казахский язык является государственным, значит, в его будущем заинтересованы все граждане страны. Поэтому переход на латиницу - наша общая задача!" - подчеркнул представитель АНК.

По итогам заседания было принято Обращению к народу Казахстана, в котором Ассамблея народа Казахстана выразила полную решимость приложить все силы для реализации исторического шага - перехода на латиницу государственного языка.

В обращении отмечено, что введение латинской графики даст долговременный эффект для интеграции Казахстана в мировую экономику и коммуникации, науку и культуру, для вступления в Организацию экономического развития и сотрудничества, для Третьей модернизации страны на принципах цифровизации всех сфер жизни общества.

"Мы призываем всех граждан нашей страны поддержать работу по обсуждению и принятию нового алфавита государственного языка и обеспечить эффективную реализацию этой инициативы главы государства во имя сильного и процветающего Казахстана!" - заключили в пресс-службе.

Казахстан > СМИ, ИТ. Образование, наука > kt.kz, 15 сентября 2017 > № 2312887


Россия > Образование, наука > ria.ru, 15 сентября 2017 > № 2311216

Результаты единого государственного экзамена должны учитываться при выдаче медалей по окончании школы. К такому мнению пришли члены Общественного совета при Рособрнадзоре, сообщили в пятницу в пресс-службе ведомства.

Сейчас медаль выдается выпускникам школ, которые получили итоговую оценку "отлично" по всем предметам в 10-м и 11-м классах.

По мнению председателя Совета, ректора Московского городского педагогического университета Игоря Реморенко, степень объективности ЕГЭ в настоящее время настолько высока, что стоит рассмотреть возможность синхронизации медалей с результатами единого государственного экзамена. Аналогичный порядок был в советское время, когда медаль давала преимущество поступления в вуз.

Член Общественного совета, абсолютный победитель конкурса "Учитель года России" 2013 года Андрей Сиденко предложил увязать выдачу медали с успешными результатами государственной итоговой аттестации по всем заявленным предметам и определенным пороговым значением единого государственного экзамена. В пример он привел опыт Москвы, где, в числе прочего, для получения медали необходимо на ЕГЭ по трем предметам набрать в сумме более 220 баллов.

Руководитель Рособрнадзора Сергей Кравцов считает, что условия вручения медалей должны быть прозрачны и понятны и детям, и родителям. "Важно, чтобы они не использовались в корыстных целях. Честный ЕГЭ привел к тому, что учащиеся сразу замечают и сами реагируют на любые формы некорректного оценивания по дополнительным критериям. Тем более в ситуации с медалями, которые заносятся в портфолио и учитываются при поступлении в вуз", - отметил он.

Члены Общественного совета, со своей стороны, заявили о готовности проанализировать имеющуюся практику и представить аргументированные предложения по включению результатов ЕГЭ в число критериев выдачи медалей. Сергей Кравцов заверил, что Рособрнадзор открыт к диалогу и готов аккумулировать предложения экспертов для представления и обсуждения на Общественном совете при Министерстве образования и науки Российской Федерации.

Россия > Образование, наука > ria.ru, 15 сентября 2017 > № 2311216


Россия > Образование, наука > regnum.ru, 15 сентября 2017 > № 2311199

Лоскутное одеяло казахстанского высшего образования

Благие намерения государства завели вузы в тупик

Одной из главных и постоянно обсуждаемых проблем казахстанского общества является качество образования, причем высшего в том числе. Именно этот вопрос рассмотрим в данном материале, как с точки зрения государства, так и с точки зрения общества.

Государство от высшего образования хочет следующего:

полного перехода на Болонскую систему и интеграции в европейскую систему образования;

улучшения рейтингов вузов, прежде всего за счет наукометрических достижений преподавателей;

развития вузовской науки, чтобы она носила не только прикладной, но и фундаментальный характер;

востребованности выпускников вузов с точки зрения государства, то есть подготовки по грантам студентов технических, естественнонаучных и сельскохозяйственных специальностей, в первую очередь, а педагогических и медицинских — во вторую;

повышения качества образования выпускников;

роста общего количества студентов, потому что это ведет к социальной стабильности;

система высшего образования должна быть еще и социальной машиной по привитию молодежи правильных ценностей.

При этом на всё это государство, с одной стороны, не жалеет денег из бюджета, с другой стороны — строго контролирует, чтобы все требования выполнялись. Однако ничего из вышеизложенного не получается: интеграция в основном происходит на бумаге, и реального признания казахстанских дипломов за рубежом до сих пор нет.

Происходят многочисленные скандалы с публикациями казахстанских преподавателей в «хищных» журналах. По всей видимости, речь идет о 30—50% всех публикаций из Казахстана. Еще хуже то, что для публикации в таких журналах собирают деньги со студентов — ведь публикация стоит от 300 до 500 долларов.

Все надежды на вузовскую науку провалились — деньги вузы получают от учебного процесса, а заказов на науку как не было, так и нет. Зато простаивает большое количество лабораторного оборудования, а также много потраченных нерационально средств.

В течение первого года после выпуска работу, в среднем, находит всего один из шести выпускников вуза, а по специальности — всего один из 24.

Качество образования, особенно если сравнивать с ценой, всё-таки падает, поэтому всё больше студентов едет поступать в иностранные вузы. Количество казахстанских студентов в России за последние несколько лет выросло с 30 до 74 тысяч человек.

Большое количество выпускников вузов обесценивает высшее образование — некоторые работодатели уже предпочитают выпускников колледжей, так как при одинаковом количестве знаний у них меньше запросов и амбиций

Как показывают данные социологов, вся лояльность у казахстанцев длится до возраста 26—28 лет, затем отношение к жизни становится критичным. По всей видимости, именно в этот период люди начинают жить самостоятельно, и тут реальность перебивает все заученные идеологемы.

Особенно цепь ошибок была хорошо видна в 2017 году, когда государство в благих целях пыталось реформировать систему поступления в высшие учебные заведения.

Читайте также: Миграция из Казахстана в Россию: сколько, кто и почему

В чём ключевая ошибка государства? Дело в том, что оно воспринимает университет как учреждение со зданием, планами, оборудованием и так далее, и соответственно работает с этими объектами. А в реальности, университет — это три процесса:

передача знаний и умений от преподавателя к студенту;

самообразование студентов, благодаря прочитанным учебникам и книгам;

соревнование студента с другими студентами (одногруппниками, учащимися других кафедр, факультетов и т.д.).

То есть для качественного образования нужен преподаватель, занятый только учебным процессом, получающий высокую зарплату, позволяющую ему развиваться; хорошие учебники и научная литература, как изданные за рубежом, так и переводные; постоянное выбывание студентов с низкой успеваемостью. Ничего из этого в казахстанских вузах нет, и государство даже не думало идти по этому пути. Исключением может быть разве что «Назарбаев университет». Однако один вуз погоды не делает.

С другой стороны, и общество не нуждается в качественном высшем образовании в Казахстане и не запрашивает его. Как видно по абитуриентам 2017 года, у которых самыми популярными специальностями стали международные отношения, юриспруденция, таможенное дело, журналистика, дизайн, финансы, учёт и аудит, менеджмент, государственное и местное управление, реалии казахстанского рынка труда даже спустя 20 лет до общества не дошли. Абитуриенты и их родители при выборе специальности проигнорировали не только рынок труда, особенности которого трудно не замечать, но даже распределение образовательных грантов — по популярным в обществе, но не нужным государству специальностям давали по 10—50 грантов на каждое отделение.

Возможно, причинами того, что казахстанцы до сих пор воспринимают высшее образование как социальный лифт и институт социализации в городе, а не инвестицию в будущее и возможность получить работу по специальности, является существование «больших семей» и отсутствие реальной конкуренции на рынке труда. Всегда остается возможность заняться неквалифицированной работой, которая позволяет заработать необходимый минимум, потому что человек живет до 30—35 лет с родителями, ему не нужна своя квартира, у него низкие расходы. Только изменение самого общества выдаст запрос на хорошее образование. Точнее, когда сойдутся в одной точке два процесса: разложение большой семьи до нуклеарной и снижение доходов домохозяйств — когда родителям будет уже невмоготу содержать совершеннолетних безработных детей.

Можно сделать вывод, что неправильный подход государства и отсутствие запроса со стороны общества не оставляют казахстанскому образованию шанса — оно всегда будет малоконкурентоспособным.

Марат Шибутов

Россия > Образование, наука > regnum.ru, 15 сентября 2017 > № 2311199


Казахстан > Медицина. СМИ, ИТ. Образование, наука > inform.kz, 15 сентября 2017 > № 2311067

Онкозаболевания будут диагностировать на расстоянии в Казахстане

О новых технологиях, применяемых казахстанскими онкологами, рассказали врачи, передает корреспондент МИА «Казинформ». Успех в лечении любого заболевания зависит от скорейшего выявления. Особенно важно раннее обнаружение раковых клеток в организме человека. При этом, не все клиники могут похвастать необходимым оборудованием и специалистами. «В Казахстане сейчас очень большая проблема - у нас сложился дефицит специалистов-цитологов, потому что не было обучающих семинаров, мастер-классов, заинтересованности и престижности профессии. Мы должны совершенствовать нашу цитологическую службу, чтобы врачи могли вовремя и качественно ставить диагнозы. Иногда у нас пациентов отправляют то к одному специалисту, то к другому. Вот это важно, чтобы специалисты как можно быстрее распознали раковые клетки и поставили правильный диагноз, чтобы уже далее вовремя направить пациента на лечение", - отметила главный онколог Министерства здравоохранения РК, директор Казахского НИИ онкологии и радиологии, доктор медицинских наук Диляра Кайдарова. По убеждению врачей, качественная цитопатологическая диагностика способствует повышению эффективности раннего выявления доброкачественных и злокачественных опухолей, что, в свою очередь, позволяет применять методы с низким воздействием на здоровые органы и уменьшить воздействие на самочувствие пациента. Казахский Научно-Исследовательский институт онкологии и радиологии совместно с Ассоциацией клинических цитологов Казахстана и Международной Академией цитологии организовали в Алматы трехдневный семинар для врачей.

Впервые в Алматы эксперты международной практики проведут лекции, сеансы видеомикроскопии. Будут представлены инновационные медицинские технологии. «Мы надеемся, что эта работа даст толчок для дальнейшего развития клинической цитологии, будет способствовать повышению эффективности цитологической диагностики в лечении онкологических заболеваний и повысит уровень знаний и навыков врачей-цитологов и цитотехнологов Казахстана", - сказала Диляра Кайдарова. В планах НИИ - развитие телепатологии, благодаря которой исследование можно проводить на расстоянии с использованием передачи изображения через различные линии связи и изучение этого изображения не в световом микроскопе, а на видеомониторе. «В некоторых регионах есть проблемы с врачами и диагностами. Будем консультировать в онлайн-режиме. То есть, например, врачи из Усть-Каменогорска испытывают трудности с диагностикой, они могут нам онлайн прислать материал и тут же одномоментно подключаются все регионы, специалисты Института онкологии и радиологии и проводим онлайн-консилиум. Все это мы планируем наладить до конца года»,- сообщила Диляра Кайдарова.

Казахстан > Медицина. СМИ, ИТ. Образование, наука > inform.kz, 15 сентября 2017 > № 2311067


Россия > Образование, наука > ras.ru, 15 сентября 2017 > № 2310808 Жорес Алферов

Жорес Алферов: «Наука начнет развиваться, когда будет востребована экономикой»

Жорес Алферов не нуждается в отдельном представлении, разговор с лауреатом Нобелевской премии по физике не требует информационного повода. А список званий, наград, публикаций и достижений выдающегося советского и российского ученого не уместился бы и на целой газетной полосе. «Культура» встретилась с Жоресом Ивановичем, чтобы поговорить о прошлом, настоящем и будущем.

культура: Сегодня СМИ часто пишут об угрозе, которую представляет для человечества искусственный интеллект. Если смотреть шире — реально ли создать что-то, что превзойдет наш собственный разум?

Алферов: Я в последнее время много думал об образовании и идеях, связанных с нанотехнологией и наноэлектроникой. Любой компьютер состоит из программного обеспечения, которое очень бурно развилось, и материальной базы, то есть кремниевых чипов и гетероструктур. Напомню, что Нобелевская премия по физике была присуждена в 2000 году за развитие информационных технологий: Джек Килби получил награду за кремниевые чипы, а мы с Гербертом Крёмером — за гетероструктуры. О последних я хотел бы сказать отдельно. На самом деле, гетероструктуры работают как возможность путем изменения химического состава электронных компонент создавать принципиально любые иные компоненты.

Японский физик Лео Эсаки, мой старый товарищ и в чем-то конкурент, который получил Нобелевскую премию за туннельный эффект в полупроводниках, как-то сказал, что есть кристаллы, созданные Богом (кремний, например), и кристаллы, сделанные человеком, то есть гетероструктуры. Бог их не создавал, и они гораздо лучше естественных.

Можем ли мы сотворить нечто выше того, что дано природой? Думаю, да.

культура: В продолжение темы хотел спросить — квантовые компьютеры будут?

Алферов: В том, что будут, я не сомневаюсь, а вот какую роль они станут играть, не берусь сказать. Идеология квантового компьютера вполне реализуема, конечно. Но время покажет, какие новые возможности мы получим, пока рано судить.

культура: В связи с развитием технологий особенно важным кажется вопрос об общественном устройстве. Говорят, что капитализм будет меняться...

Алферов: В свое время меня поразила опубликованная в мае 1949 года статья Альберта Эйнштейна «Почему социализм?». Великий физик очень четко обосновал, почему будущее — за социализмом. Он показал, каким кошмаром является капиталистическая система, которая обязательно ведет к власти олигархов и олигархии. Одной из самых страшных вещей он считает деформацию системы образования: люди со школы привыкают к тому, что главное быть победителем. В капиталистической системе люди отнимают друг у друга собственность и воюют друг с другом на совершенно законных основаниях. И это — не бандиты на большой дороге.

культура: Разве не в природе человека заложено быть победителем?

Алферов: В природе человека — соревноваться, выигрывать, но быть первым, не подавляя других. Вопрос цены. Эйнштейн видел выход в социалистической системе и плановом ведении хозяйства.

культура: Эти идеи актуальны и сейчас?

Алферов: Что, с моей точки зрения, изменилось сегодня? Один из дефектов нашего советского планирования, Госплана, состоял в том, что оно в какой-то момент стало слишком детальным: расписывалось по всем мелочам вручную. Развитие компьютеров снимает эту проблему. Сегодня, если вы начали какое-то производство, то можете пропланировать все, причем быстро и просто. Но встает проблема стратегии.

Все-таки нужно понимать то, на что у нас мало обращают внимания. Капитализм — это частная собственность на орудия и средства производства, такова его главная черта. Она мешает стратегическим крупномасштабным планам. Поэтому Эйнштейн прав в том, что социализм придет на смену капитализму, который замедляет развитие из-за кризисов и отсутствия планирования.

культура: Какой должна быть собственность? Чьей?

Алферов: Общественной, государственной. Частной она может быть в сфере обслуживания, в мелком и среднем бизнесе и, я хотел бы подчеркнуть, в стартап-компаниях. Придумал что-то, создал фирму — заработай! Но если это перерастает в крупномасштабное производство, здесь частная собственность недопустима.

культура: Сложный переход. Кто же крупное производство из частных рук отдаст?

Алферов: Простите, это же было реализовано. Советский Союз с общественной собственностью на орудия и средства производства, со многими следствиями этого (с бесплатной медициной, образованием, развитием науки) был очень удачным экспериментом. Бертран Рассел сначала относился к СССР и Ленину крайне отрицательно, но потом изменил свою точку зрения. У него есть фраза о том, что Альберт Эйнштейн был гением мысли, а Владимир Ленин был гением действия. То, что Владимир Ильич смог, это было уникально. Вспомним, что многие большевики после Февраля считали, что вот она — революция и ничего, дальше будем жить в буржуазно-демократической системе. А Ленин заявил: «Нет, мы перейдем к социализму сразу» (эта мысль изложена в его «Апрельских тезисах»). Он понял, что возникла уникальная ситуация: братание на фронте, ужасное положение в стране в целом... Партия большевиков насчитывала где-то 30 тысяч человек, после Февраля выросла до 200 тысяч, она была немногочисленной, в период Февральской революции добрая половина ее членов вообще была в Сибири. И как эта крохотная организация смогла взять власть в свои руки? Я помню, мы еще в школе учили, параграф в учебнике истории назывался «Триумфальное шествие Советской власти»: за короткий период времени Советская власть установилась во всей стране, и если бы не интервенция, то не было бы и Гражданской войны.

культура: Гражданская война не из-за раскола общества и страны случилась, а из-за интервенции?

Алферов: Белые, конечно, теряли много, но без очень активной помощи из-за рубежа, с высадкой десанта, отправкой войсковых соединений, никакого долгого сопротивления они бы не оказали.

культура: Советский Союз был успешен? Сегодня СССР часто ругают. Правда, уже без той злобы, что была в 90-е...

Алферов: Мы смогли в Отечественную войну выстоять! Но дело не только в этом. Приведу слова лауреата Нобелевской премии по экономике Джеймса Хекмана, профессора Чикагского университета. Он во время круглого стола нобелевских лауреатов, проводимого ВВС, сказал такую фразу, я люблю ее цитировать: «Научно-технический прогресс второй половины ХХ века полностью определялся соревнованием СССР и США, и очень жаль, что это соревнование закончилось». Это не мои слова, а профессора экономики из Чикаго.

культура: Но соревнование же закончилось еще до распада Советского Союза?

Алферов: Ничего подобного! Оно закончилось, когда мы ликвидировали свою промышленность, уничтожили первую десятку оборонных промышленных предприятий, которые производили 60 процентов высокотехнологичной гражданской продукции. Есть люди, которые положительно относятся к Ельцину, — я этого не понимаю! Мы сегодня говорим: Крым вернули — да, достижение. А человек отдал половину территории страны, половину! Я до сих пор удивляюсь, как Съезд народных депутатов РСФСР в 90-м году мог проголосовать за суверенитет РСФСР от Советского Союза! Из почти тысячи депутатов только 13 выступили против. Кем нужно быть, чтобы взять и проголосовать за то, что нам не нужен Советский Союз: мол, мы республики кормим. Как это мы их кормим? Как можно жить без Украины, без Белоруссии, без Казахстана? Да половина Средмаша было в Казахстане. Уникальные золотые разработки — в Узбекистане. На Украине какая мощнейшая промышленность: «Южмаш», сельское хозяйство. Лишь Белоруссия, благодаря Лукашенко, смогла возродить свою технологическую базу.

А мы взяли и ликвидировали нашу промышленность, высокотехнологичные отрасли, выбросили в приватизацию. Мы действительно определяли — прав был Джеймс Хекман — научно-технический прогресс всего мира, мы раньше всех сделали светодиоды, полупроводниковые лазеры, СВЧ-транзисторы, у нас было уже опытное производство. Его взяли и уничтожили в начале 90-х, разгромив всю электронную промышленность Советского Союза.

культура: Что-то же мы просто копировали?

Алферов: Да, Зеленоград практически не имел ни одного патента, а просто копировал кремниевые чипы. Но в области кремниевой микроэлектроники, занимаясь копированием, мы были на том же уровне, что и Запад. У нас в Минске предприятие «Планар» занималось тем, что создавало аппаратуру, степперы, которые переносили изображение интегральной схемы на кремниевую пластину. Каким было предприятие «Планар»? Чистые комнаты на глубине восемь метров под землей, чтобы развязаться от метро, трамваев. Степперы производили три страны — СССР, США и Голландия, они определяли технологический уровень кремниевой микроэлектроники, и пока у нас работал «Планар», мы были на одном уровне.

Ошибка была в том, что существовал слишком большой военный флюс: у нас часто не понимали, что микроэлектроника, а позже возникшая наноэлектроника — это двигатель развития промышленных технологий. Но наша электронная промышленность — три миллиона человек, три тысячи предприятий, 400 КБ и институтов во всех 15 республиках. А сегодня она осталась в Белоруссии и в России, да и у нас в стране — 20% от того, что было в советское время, во всех остальных республиках просто ничего уже нет, нужно снова воссоздавать.

культура: Воссоздавать из какой точки? Насколько все плохо?

Алферов: Отраслевая наука у нас практически погибла (за исключением военной) при ликвидации промышленности. Вузовская тоже, поскольку она жила за счет хоздоговоров с предприятиями, что-то сохранилось в Академии наук, с потерями, но все же. Новым законом РАН превращена в клуб ученых, так что мы нанесли почти смертельный удар по академической науке. Я хочу сказать следующее: науку в России возродить указами, программами, проектами совершенно невозможно. Есть один путь: поднять промышленность. Наука может развиваться только при одном условии — когда она нужна. А она нужна при наличии могучей, высокотехнологичной промышленности. И вот если мы возродим ее, мы возродим и науку.

культура: Уже, видимо, речь идет о цифровой промышленности.

Алферов: Мы сегодня много говорим о цифровой экономике, микро- и наноэлектронике. Но, простите, чтоб была цифровизация промышленности и экономики, должна быть промышленность! А что мы цифровизировать будем?

культура: Если мы вступаем в эпоху цифровой экономики как человечество в целом — общество же должно меняться в связи с переходом?

Алферов: А оно уже изменилось. Информационные технологии стали влиять на социальный облик общества, это произошло. С одной стороны, технологически в промышленном производстве мы стали многое быстрее делать. С другой стороны, молодежь из-за смартфонов потеряла интерес к литературе, к языку.

культура: При этом количество информации все время увеличивается и как-то надо ее обрабатывать.

Алферов: Я думаю, что нельзя переоценить роль школ и учителей. Информационные технологии, конечно, все помогают найти быстрее, актуализировать информацию. Но проблема в другом — а как смотреть на эту информацию? Вот тут огромно влияние школы. Хорошие ребята учатся в нашем лицее «Физико-техническая школа» Академического университета, но хорошие-то они прежде всего потому, что мы воспитываем прекрасных учителей. Нашему лучшему учителю математики, Валерию Адольфовичу Рыжику, 80 лет. Я часто прихожу к нему в класс, а урок он отдает вести своему ученику. Вот это воспитание совершенно необходимо.

К сожалению, одна из современных бед, причем практически везде: люди стремятся заработать, быстро получить деньги и положить в карман, забыв обо всем остальном. Очень редко даже ученые думают, как развивать то или иное научное направление, на что это повлияет. Неприлично много развелось специалистов, мастеров по грантам: человек одно и то же исследование продает 4-5 раз, имеет 4 гранта. Это стало массовым явлением. Я думаю, система финансирования науки, которая была у нас раньше, в значительной степени более прогрессивная. Вы финансируете научное учреждение — и хорошо... Гранты стоит давать в первую очередь молодежи, чтобы талантливые люди проявлялись. А когда вы стараетесь перевести бюджетное финансирование в грантовое, вы уничтожаете научное учреждение.

культура: А какая идеальная система? Учреждению выдаются деньги, и оно что-то делает, а государство спрашивает потом?

Алферов: Научные учреждения имеют бюджет, они могут получать дополнительные средства, когда эти деньги выдаются промышленностью. В системе чисто научной мы имели программы Академии наук, но когда развели большое количество контор, которые выдают гранты (при этом люди, которые этим занимаются, не являются специалистами), то у нас, естественно, все пошло не туда. Сразу рождаются мастера по выигрыванию грантов. Российский фонд фундаментальных исследований был при своем рождении положительным явлением, но когда таких фондов появилось много, начались проблемы. Но наука у нас будет развиваться тогда, когда она будет востребована экономикой. Мой знакомый, покойный уже Джордж Портер (был одно время президентом Лондонского Королевского общества), замечательную фразу сказал: «Наука вся прикладная, разница только в том, что отдельные приложения реализуются быстро, а некоторые через столетия».

культура: Хотел уточнить о Вашей депутатской деятельности. Вы не возглавляете комитет по образованию и науке?

Алферов: Я не могу и не хочу. Возраст, много других задач — никакой комитет я не возглавлю. При председателе Госдумы Вячеславе Володине создается Научный совет, который сможет влиять на науку и образование, — надеюсь поработать там. Мне жаль, что в состав парламента не вошел Валерий Александрович Черешнев, которого лидер «Справедливой России» Миронов задвинул в свое время в середину списка. Это большая потеря.

культура: В западных журналах сейчас много критики такого рода: в свое время был большой научный рывок, а сейчас все топчутся на месте и воспроизводят, что было в 60–70–80-е годы, все работает на старой базе, и прорывов нет. Вы с этим согласны?

Алферов: Сказать, что совсем прорывов нет? Нет, я с этим, конечно, не согласен. Но опять же, возвращаясь к тому, о чем мы говорили. Было соревнование двух систем и двух великих стран, и побеждать можно было не с помощью финансовых махинаций, а с помощью научно-технических прорывов. Уничтожение Советского Союза повлияло на прогресс в мире, западным странам не с кем стало соревноваться. И потому все вылилось в гонку за прибылью. От распада СССР проиграли все.

Тем не менее в областях, которые могут дать непосредственный результат через столетия, — например, в астрофизике, в исследовании «черных дыр», «темной энергии», появились совершенно новые вещи, интересные, важные. Наука все равно развивается.

культура: Где сейчас прорывные направления? Какие направления науки будут развиваться быстрее и определять будущее?

Алферов: Я могу сказать, исходя из самых общих соображений, мы находимся на ранней, начальной стадии понимания биологических процессов. То есть осознания того, как формируется живое. Здесь дальнейшее развитие даст нам очень много, в том числе и для технологических прорывов в биомедицине, в нанобиотехнологии. К этому сегодня нужно очень внимательно относиться, мы можем вживлять чипы в человеческое тело, и из этого следует масса интересных, отдельных сюжетов. Нанобиотехнология — вот область, где уже есть — и будут еще — большие прорывы.

Источник: Культура

Россия > Образование, наука > ras.ru, 15 сентября 2017 > № 2310808 Жорес Алферов


Россия. УФО > Образование, наука. Металлургия, горнодобыча > ras.ru, 15 сентября 2017 > № 2310805

«Всё решается в одном кабинете»: ученые УрО РАН просят Путина остановить реформу институтов

Сотрудники Института металлургии УрО РАН выступают против объединения с Институтом горного дела. По их словам, слияние повлечет за собой падение рейтинга, дополнительную бюрократическую нагрузку и расширение административного аппарата.

Молодые ученые Института металлургии УрО РАН обратились за поддержкой к президенту Владимиру Путину. Как рассказал корреспонденту 66.RU сотрудник академии Павел Котенков, его коллеги выступают против объединения с Институтом горного дела. Оно должно состояться в рамках реорганизации Российской академии наук. Ранее в Екатеринбурге планировалось создание единого научного центра, но от этой идеи отказались. После этого, по словам Павла Котенкова, ожидалось слияние институтов в Уральский металлургический исследовательский центр, но и до этого дело не дошло. В итоге объединить решили лишь два института: металлургии и горного дела.

Павел Котенков, сотрудник Института металлургии УрО РАН:

— Институты у нас хоть и маленькие (в них работает по 150–200 человек), но уникальные в своей области. У нас на Урале нет другого института, который занимается проблемой металлургии. Есть единственный — наш. Еще один институт находится в Москве и третий — на Дальнем Востоке. Так же и другие институты. В своей области они уникальны, и поэтому их сотрудники боятся потерять ряд научных направлений из-за объединения.

Объединение, по словам Павла Котенкова, повлечет за собой потерю возможности аккредитации и лицензий, которых институты добиваются больше года, падение рейтинга и увеличение административного аппарата — «вместо одного директора будет три». Ученые пытаются остановить процесс, обращаясь как в местное УрО РАН (15 сентября они встречаются с председателем отделения Валерием Чарушиным), так и в приемную президента страны.

Павел Котенков:

— Мои молодые коллеги считают, что у нас в стране все вопросы решаются только в одном кабинете. Поэтому отправили письмо туда, к президенту.

Цель сотрудников института — не допустить объединения в таком составе. Они предлагают руководству рассмотреть возможность слияния сразу нескольких институтов, а не пары подразделений.

66.RU (регион)

Россия. УФО > Образование, наука. Металлургия, горнодобыча > ras.ru, 15 сентября 2017 > № 2310805


Монголия. Китай > Образование, наука > montsame.gov.mn, 15 сентября 2017 > № 2310741

В 2018 ГОДУ В СТОЛИЦЕ ПЛАНИРУЮТ ОТКРЫТЬ МОНГОЛО-КИТАЙСКИЙ СОВМЕСТНЫЙ ЦЕНТР ПЕРЕДАЧИ ТЕХНОЛОГИЙ

В рамках научной конференции «Один пояс – Один путь" по сотрудничеству в области сельского хозяйства, инноваций, и передачи технологий», прошедшей 13 сентября в Улаанбаатаре, был затронут вопрос создания Монголо-китайского центра передачи технологий.

По словам руководителя Монголо-китайского центра передачи технологий Автономного района Внутренняя Монголия /АРВМ/ И.Цогта, данный центр в Улаанбаатаре будет открыт в следующем году.

«В Монголии мы планируем внедрить несколько передовых технологий, в том числе технологию отслеживания местонахождения скота и контролирования урожайности пастбищ с помощью мобильных телефонов через спутник.

Также мы будем тщательно изучать передовые технологии Академии наук Монголии, Министерства сельского хозяйства и легкой промышленности и Министерства образования, науки и культуры и внедрить их в АРВМ», - сказал И.Цогт.

А.Мандирмаа

Монголия. Китай > Образование, наука > montsame.gov.mn, 15 сентября 2017 > № 2310741


Россия > Образование, наука. Агропром > fano.gov.ru, 15 сентября 2017 > № 2310637

Новый научный центр федерального значения займется научным обоснованием продовольственной безопасности страны

Федеральный научный центр создан на базе «Всероссийского научно-исследовательского института мясной промышленности имени В.М. Горбатова» в форме присоединения к нему 8 научных организаций:

Всероссийского научно-исследовательского института маслоделия и сыроделия;

Всероссийского научно-исследовательского института маслоделия и сыроделия;

Всероссийского научно-исследовательского института пивоваренной, безалкогольной и винодельческой промышленности;

Всероссийского научно-исследовательского института крахмалопродуктов;

Всероссийского научно-исследовательского института технологии консервирования;

Всероссийского научно-исследовательского института холодильной промышленности;

Всероссийского научно-исследовательского института зерна и продуктов его переработки;

Всероссийского научно-исследовательского института пищевых добавок.

Ученые центра займутся вопросами научного обоснования продовольственной безопасности страны и развитием прорывных технологий, способствующих повышению качества жизни ее граждан. Кроме того, его работа также будет направлена на разработку аграрно-пищевых технологий безопасных продуктов питания гарантированного качества.

Новая структура позволит получить синергетический эффект от объединения научных институтов, повышения междисциплинарного взаимодействия, обмена опытом и международными контактами. А имеющийся интеллектуальный потенциал научных организаций будет способствовать не только решению фундаментальных проблем, но и позволит проводить прикладные исследования с дальнейшей коммерциализацией научных разработок, технологий и технических средств для предпринимательского сообщества России и ЕАЭС.

Создание «Федерального научного центра пищевых систем им. В.М.Горбатова» РАН поддержали в Правительстве РФ и в Российской академии наук.

Россия > Образование, наука. Агропром > fano.gov.ru, 15 сентября 2017 > № 2310637


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter