Всего новостей: 2660117, выбрано 507 за 0.064 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное ?
Личные списки ?
Списков нет

Россия > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > premier.gov.ru, 15 ноября 2018 > № 2791605 Дмитрий Медведев

Заседание Правительства

Первый вопрос повестки – о готовности к переходу на цифровой формат телевизионного вещания.

Из стенограммы:

Вступительное слово Дмитрия Медведева на заседании Правительства

Д.Медведев: Из числа наиболее сложных и важных вопросов, которые мы сегодня рассмотрим, хочу обратить внимание на первый – это переход нашей страны на цифровое телевидение. С января следующего года мы завершаем, наверное, самый большой в мире проект по цифровизации телевидения. Подавляющее большинство наших граждан уже смотрит телепрограммы в цифровом формате, в результате полного перехода на «цифру» качество изображения станет высоким, современным во всех домохозяйствах – у нас их, по статистике, 56 млн.

Понятно, что тема возникла не сегодня, цифровые технологии достаточно давно проникают во все сферы нашей жизни. Именно поэтому 10 лет назад с моей подачи этот проект по переходу на цифровое телевидение был начат. Одна из стратегических задач состояла в том, чтобы устранить информационное неравенство для жителей нашей страны. Почти 10 лет мы создавали современную сеть цифрового эфирного телевещания, это была большая работа. Сегодня можем сказать, что там, где по аналоговому сигналу принималось три-четыре канала, уже до конца этого года будет 20 бесплатных каналов. Люди, которые живут в удалённых местах, в любой деревне, маленьком населённом пункте, смогут смотреть столько же каналов, сколько их смотрят в больших городах.

Перевод телевизионного сигнала в «цифру» – это не наша заслуга, этим занимается весь мир. Почти 120 стран в своё время подписали соглашение о переходе на «цифру». В некоторых странах Европы процесс отключения аналога начался ещё в 2006 году, но это относительно небольшие, компактные страны. А полностью переход на «цифру» завершился три года назад. Многие наши ближайшие соседи, близкие нам страны уже этот процесс завершили, в частности Белоруссия. Понятно, что у нас с этим проблем больше именно в силу того, что страна очень большая.

Вещание в цифровом формате экономит радиочастотный спектр, помогает развитию всех аспектов цифровой экономики за счёт высвобождения ресурса и, конечно, стимулирует развитие отечественного производства оборудования и программного обеспечения для телевидения.

В результате перехода на «цифру» наши граждане получили 10 общедоступных телеканалов в высоком качестве в первом пакете, в состав которого входят ещё три радиоканала. И ещё 10 – во втором пакете, он будет запущен до конца года на всей территории страны. Это так называемые два мультиплекса.

В конце этого года работы должны быть закончены. Вся сеть должна быть введена в эксплуатацию. Окончательный переход на цифровой формат будет поэтапным. Он начинается с февраля следующего года, продлится полгода. Нужно будет определить этапы перехода, порядок регионов, где будет запускаться цифровое телевидение в полном объёме в тестовом режиме. Правительственная комиссия обновлена, я состав утвердил. О том, как регионы готовы, доложит Министр цифрового развития, связи и массовых коммуникаций. А о региональном пилотном проекте по переходу на цифру расскажет губернатор Тверской области Игорь Михайлович Руденя.

Хотел бы обратить внимание всех коллег: переход с аналогового сигнала на цифровой должен пройти для наших телезрителей максимально гладко. Необходимо соблюдать график, который будет разработан. Важно, чтобы вопросы, которые могут возникнуть, если обратятся люди, решались без проволочек. И здесь основная ответственность, конечно, на региональных властях, в том числе в помощи тем, у кого могут возникнуть трудности с приобретением приставок для приёма цифрового сигнала.

Несмотря на то что сегодня практически полностью вышли из обихода телевизоры, которые не могут принимать цифровой сигнал, у кого-то они всё-таки есть, и этих людей нельзя оставить без телевидения. Нужно также компенсировать затраты социально незащищённых граждан на приобретение приставок. Эта процедура должна быть простой. Поэтому нужно посмотреть на то, как она на селе будет организована. Это может быть и почта, и какие-то другие возможности. Там нужно как раз предложить приобрести эту приставку. Надеюсь, что министры, которые отвечают за технологическую сферу, будут контролировать этот вопрос. И нужно техническую помощь оказать в подключении и настройке оборудования.

В любом случае вне зоны охвата «цифры» не должен остаться ни один дом, именно поэтому выбрана постепенная процедура перехода на цифровое вещание по всей территории страны.

В повестке дня два важных законопроекта, которые должны улучшить ситуацию в сфере охраны здоровья.

Первый законопроект повышает доступность и качество паллиативной медицинской помощи для пациентов, которые нуждаются в ней. В частности, речь идёт о том, чтобы предоставлять услуги и бесплатные лекарства не только в стационарных и амбулаторных условиях, но и в дневных стационарах тем пациентам, которые не нуждаются в круглосуточном медицинском наблюдении.

Также необходимо организовать чёткое взаимодействие между медицинскими работниками, сотрудниками органов социального обслуживания и волонтёрами. Этого требует и резолюция Всемирной организации здравоохранения, в соответствие с которой мы приводим понятие «паллиативная медицинская помощь». Она включает в себя медицинское лечение и одновременное предоставление социальных услуг и психологической поддержки.

Второй законопроект предусматривает обязательную перерегистрацию предельных отпускных цен на жизненно необходимые лекарства в сторону понижения. Это может произойти, если, например, в стране-производителе препараты дешевеют в соответствующей валюте. Таким образом, мы лучше защитим граждан от необоснованного роста цен на лекарства, и будут установлены более справедливые правила ценообразования.

Также сегодня деньги распределяются. Мы выделим дополнительные средства на оказание высокотехнологичной медицинской помощи, которая не включена в базовую программу медицинского страхования и оказывается в региональных медицинских организациях. На эти цели в бюджете 2018 года уже было заложено 6 млрд рублей, и мы дополнительно увеличиваем объём субсидий для 74 регионов.

Кроме того, выделяем деньги на обеспечение школьников бесплатными учебниками. Эту тему мы обсуждали накануне 1 сентября. В двух регионах были проблемы с бесплатными учебниками: в Новгородской области 97% потребности было обеспечено, то есть обеспеченность высокая, но неполная, а вот в Дагестане всего 58%.

Я давал поручение решить этот вопрос, и им занимались. Мы выделяем более 660 млн рублей двум регионам, чтобы закупить 130 тыс. учебников для новгородских детей и более 2 млн для детей в Дагестане.

Давайте рассмотрим эти вопросы и некоторые другие темы. Начнём с перехода на цифровой формат.

Константин Юрьевич Носков, пожалуйста.

К.Носков: Уважаемый Дмитрий Анатольевич, Вы достаточно подробно остановились на ключевых проблемах и достижениях при переходе на цифровое телевидение. Я заострю внимание на некоторых важных вещах.

У нас в этом году завершается реализация федеральной целевой программы по созданию инфраструктуры цифрового телевидения в России. В рамках программы построено и введено в эксплуатацию больше 5 тыс. объектов цифрового телевидения, на них расположено больше 10 тыс. передатчиков.

Это действительно самый большой в мире проект по цифровизации телевидения. В результате на сегодняшний день 98,5% наших граждан уже могут принимать в цифровом качестве 10 каналов телевидения, до конца года мы включим второй мультиплекс, а с запуском второго мультиплекса у 98,5% жителей будет техническая возможность бесплатно иметь 20 телевизионных каналов в цифровом качестве.

Это своего рода новый федеральный стандарт медиапотребления. А когда программа начиналась, у нас 40% населения имело возможность принимать не больше трёх-четырёх каналов – какой рывок произошёл за эти девять лет. Но, конечно, не забыты и оставшиеся 1,5%, а это примерно 800 тыс. семей, им цифровое телевидение тоже доступно, но не в виде наземного, эфирного, а в виде спутникового.

В прошлом году наши операторы спутникового телевидения покрыли своим сигналом всю территорию страны. Поэтому, чтобы федеральный стандарт доступности 20 бесплатных каналов был выполнен в полном объёме, мы договорились с крупнейшими операторами спутникового телевидения, и все крупнейшие операторы для наших граждан, проживающих и зарегистрированных в зонах внецифрового, эфирного приёма, разработали специальное предложение. Оно включает в себя примерно 30-процентную скидку от рыночной цены на антенну и комплект приёмного оборудования, это составляет примерно 4,5 тыс. рублей. И что самое главное, полностью отсутствует абонентская плата за 20 телеканалов при спутниковом приёме.

С инфраструктурой всё ясно – задача сложная, беспрецедентно большая, но она, можно сказать, уже решена.

Принципиальный вопрос, насколько жители нашей страны готовы к переходу на «цифру». Мы провели масштабное исследование, которое показывает по каждому субъекту Федерации, сколько жителей смотрят цифровое телевидение. Мы получили результат, что от 85 до 90% уверенно смотрят «цифру», от 7 до 13% респондентов относятся к так называемой серой зоне, от 2 до 4% точно смотрят аналог.

Одновременно с этим в рамках подготовительной работы, развёрнутой в регионах, местными властями проводятся подомовые обходы населения, которые показывают примерно такой же результат, какой показала наша углублённая социология. Так что в любом случае можно говорить, что цифровое телевидение в Российской Федерации уже состоялось.

Хочу добавить, что в стране с 2012 года выпущено и продано больше 70 млн цифровых телевизоров, больше 80 млн цифровых приставок-декодеров для старых аналоговых телевизоров. В торговых сетях на сегодняшний день представлено около 2 тыс. только наименований телевизоров и цифровых приставок стоимостью от 5,5 тыс. рублей (я говорю про телевизоры).

Готовы ли мы к отключению аналогового вещания в 2019 году? Опыт других стран показывает, что решения об отключении аналога принимались при проникновении «цифры» около 70–80%. У нас исходная ситуация куда лучше, но нам необходимо максимально широко проинформировать наших граждан о том, что надо подготовиться к переходу: купить либо новый телевизор, либо цифровую приставку, возможно, поменять антенну с метровой на дециметровую.

Дмитрий Анатольевич уже говорил, но я бы хотел ещё раз заострить внимание: региональным и муниципальным властям необходимо организовать работу с жителями на местах, организовать мониторинг наличия в торговых сетях оборудования, определить уязвимые категории населения, которым требуется предоставить адресную помощь.

Мы как министерство последние полгода ведём активную подготовительную работу с регионами. Понятны все методические подходы, в каждом субъекте определены ответственные руководители, с которыми мы постоянно взаимодействуем и через селекторные совещания, и через личные визиты сотрудников министерства в регионы. Запущен процесс подомовых обходов. Во многих регионах идёт работа по адресной социальной помощи, мобилизованы волонтёрские движения. Во всех филиалах «РТРС» создана возможность обучения волонтёров настройке цифровых приставок.

Все эти технологии мы сейчас отрабатываем в пилотном регионе – Тверской области. В прошлую пятницу мы запустили вещание на всей территории области и в ближайшее время обкатаем все технологии уже в «боевом» режиме.

Работа на местах очень важна, но сегодня, когда мы приняли решение о поэтапном переходе на цифровое вещание, не менее важно запустить общенациональную информационно-разъяснительную кампанию. И здесь мы очень надеемся на помощь и федеральных телеканалов, тем более что это точно совпадает с их интересами.

Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги!

Мы решили непростую техническую задачу, нам предстоит решить ещё непростую организационную задачу, но мы к этому готовы. Я уверен, что при должной консолидации усилий Правительства, региональных, муниципальных властей, средств массовой информации мы уже в ближайшее время получим реальный результат и каждая семья в нашей стране сможет смотреть бесплатно 20 каналов телевидения в цифровом качестве.

Д.Медведев: Игорь Михайлович, пожалуйста, расскажите, как Вы планируете у себя эту работу организовать. Она идёт по всей территории страны, но вы один из тех регионов, который готов к осуществлению полного перехода.

И.Руденя: 9 ноября состоялся запуск второго мультиплекса цифрового телевидения на всей территории Тверской области. Этому событию предшествовала большая, комплексная работа.

Хотел бы поблагодарить Президента, Правительство, Администрацию Президента, Министерство цифрового развития и РТРС за помощь и поддержку в реализации этого процесса.

Наш регион самый большой по площади в Центральном федеральном округе, и (что, наверное, послужило основанием для выбора) мы имеем самое большое в России количество населённых пунктов – 9600. Для полного охвата территории была построена сеть из 39 эфирных цифровых телестанций, и в настоящее время охват составляет порядка 100% населения.

Обеспечена также техническая готовность сети цифрового вещания к передаче экстренных сообщений МЧС России.

С июля 2018 года реализуется кампания по информированию населения (мы к этому очень активно готовились) о переходе на цифровое телевидение. В городах к разъяснительной работе мы привлекли управляющие компании, актив товариществ собственников жилья, на селе – администрации сельских поселений и активных граждан. Мы постарались вовлечь и общественников – советы ветеранов и другие общественные организации.

Нами выявлено, что более 70% многоквартирных домов в нашем регионе оборудованы только коллективными антеннами для кабельного или аналогового телевидения. Провели работу с управляющими компаниями по восстановлению систем коллективного приёма эфирного телевещания. И, если возможно, мы хотели бы предложить закрепить в федеральном законодательстве положение об обязательном наличии таких антенн – для эфирного телевидения во вновь вводимых многоквартирных домах, а также в домах, которые строятся по программе переселения из ветхого, аварийного жилья, чтобы строители уже делали это в системе обязательного пакета.

Также правительство области подготовило изменения в региональное законодательство, чтобы можно было направлять средства фонда капитального ремонта на восстановление и подготовку коллективных антенн для приёма цифрового сигнала. Такой акт нами уже принят, и, возможно, наш опыт будет востребован в других регионах.

Информационные материалы по переходу на цифровое вещание мы размещали в торговых центрах, общественном транспорте, многофункциональных центрах оказания услуг, на почте, в банках и госучреждениях – школах и больницах.

Особое внимание в Год добровольца было уделено привлечению к реализации проекта волонтёров. Создано молодёжное волонтёрское движение под проект перехода на цифровое телевидение. Задействовано более тысячи человек. Для добровольцев совместно с РТРС организовали обучение, разработали специальную одежду, чтобы их было видно, когда они будут работать. И они уже работают в жилом секторе. Волонтёры помогают особенно пожилым людям подключить и, самое главное, настроить оборудование.

К разъяснительной кампании о переходе на цифровое телевидение привлекли все средства массовой информации Тверской области, а также интернет-ресурсы и соцсети. Самое активное участие в разъяснительной работе приняли местные, районные газеты. Для получения обратной связи и оказания оперативной поддержки жителям на территории региона работает единый информационный центр РТРС и горячая линия.

С момента запуска второго мультиплекса, то есть за последние шесть дней, количество обращений выросло в пять раз. 70% обращений посвящено вопросам выбора и настройки оборудования, 20% – это просьбы направить волонтёров для помощи в подключении к цифровому телевидению, и только около 9% – просьбы назвать адрес, где получить компенсацию за приобретённое оборудование.

В этой связи я хотел бы проинформировать, что мы уделяем внимание поддержке малообеспеченных граждан. Мы приняли решение о возмещении жителям с невысоким уровнем доходов затрат на приобретение оборудования для подключения к цифровому вещанию. И уже начали выплаты.

Мы посчитали, что таких жителей у нас может быть около 6 тысяч человек. Это жители с доходом менее 1,5 прожиточного минимума. Чтобы получить компенсацию, нужно всего три документа: справки о доходах и составе семьи, чек на приобретённое оборудование. В среднем компенсация составляет около 1000 рублей на одного заявителя. Мы уже оплатили порядка 16 заявлений, а всего обратилось на 9 часов утра сегодняшнего дня 29 человек.

Анализ реализации проекта показал, что часть наших граждан использовала переход на цифровое телевидение как повод обновить телевизионные и радиоприёмники. Анализ ФАС и Роспотребнадзора показал, что выросли объёмы продаж приёмников в розничной торговле. Также провели мониторинг наличия приставок и телевизоров в торговых сетях. Мы видим цены, ценовую линейку того, что сегодня предлагается, и для профилактики всяких злоупотреблений в отношении наличия и стоимости активно взаимодействуем с антимонопольной службой и Роспотребнадзором.

В настоящее время нами проводится ежедневный анализ реализации проекта. Это большая ответственность – быть первым регионом в России, который полностью перешёл на цифровое телевидение, и мы готовы поделиться опытом с коллегами из других регионов.

Д.Медведев: Спасибо. Обращаю внимание коллег (это Минпромторг в соответствии с протокольным решением, антимонопольная служба), которые должны обеспечить мониторинг цен на пользовательское оборудование для приёма цифрового телевидения, чтобы не было манипуляций с этим. И чтобы в целом организации торговли обеспечивали наличие соответствующих видов техники и опять же тоже смотрели за ценами.

Есть какие-то комментарии? Нет.

Хорошо. Давайте тогда примем протокольное решение. И просил бы всех, кто к этому причастен, в том числе, естественно, комиссию по цифровому телевидению, которую возглавляет Заместитель Председателя Правительства – Руководитель Аппарата Правительства, утвердить план перехода и следить за тем, как он реализуется.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > premier.gov.ru, 15 ноября 2018 > № 2791605 Дмитрий Медведев


Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены. Экология > premier.gov.ru, 14 ноября 2018 > № 2791604 Айсен Николаев

Встреча Дмитрия Медведева с главой Республики Саха (Якутия) Айсеном Николаевым

Глава региона доложил Председателю Правительства о ходе работ по ликвидации последствий наводнения, произошедшего в Якутии в мае текущего года, а также о развитии системы здравоохранения в республике.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Приветствую, Айсен Сергеевич. У вас были проблемы, связанные с наводнением. Правительство средства выделяло, я знаю, что вы республиканские средства также использовали. Как сейчас обстановка, надо ли ещё что-либо сделать, доложите, пожалуйста.

А.Николаев: Дмитрий Анатольевич, огромное спасибо за помощь, которую вы оказали. Согласно Вашему распоряжению было выделено 587 млн рублей из резервного фонда. Наводнение было разрушительное, самое сильное за последние 18 лет. 63 населённых пункта пострадало, очень много домов, социальных объектов. Благодаря тому, что решения были приняты своевременно, мы получили деньги из федерального бюджета как никогда быстро. Были выделены и деньги республиканские, 27 млн, были перечисления частных лиц, предприятий.

В итоге мы всем миром справились с задачей, и можно сказать, что сегодня все аварийно-восстановительные работы, практически 98%, завершены. Поэтому благодаря всем этим решениям мы в зиму вошли очень уверенно.

Д.Медведев: Очень хорошо, что вовремя средства были освоены, что всё сделали, что собирались. Естественно, нужно всё, что планировали, довести до конца.

В связи с тем, что произошло, и вообще в целом всегда важна качественная своевременная медицинская помощь. Как сегодня с этим обстоят дела, хватает ли средств и какие решения ещё здесь требуются?

А.Николаев: Конечно, для нас здравоохранение – один из важнейших приоритетов. Это и приоритет по майскому указу Президента нашей страны.

Было много проблем, связанных с материально-технической базой здравоохранения, и с тем, что, к сожалению, многие годы здравоохранение в республике из Федерального фонда обязательного медицинского страхования недофинансировалось из-за несовершенства методики.

Я хотел бы передать Вам огромную благодарность от лица всех медиков нашей республики, да и не только Якутии, но и пяти северных наших регионов, которые в результате Вашего решения, принятого на правительственной комиссии на Камчатке, смогут уже финансироваться по всем нормативам.

Например, по Якутии в следующем году финансирование из Федерального фонда обязательного медицинского страхования вырастет на 6,7 млрд рублей.

Д.Медведев: Только благодаря изменению самой методики?

А.Николаев: Только благодаря изменению методики. И именно эти средства будут направлены на решение первоочередных задач, стоящих перед здравоохранением, в том числе на достойную оплату медицинского труда, на решение вопроса по лекарственному обеспечению.

Конечно, ещё раз говорю, вопросов много. В том числе и по строительству онкологического диспансера, кардиологического диспансера. Но самое главное, я считаю, сделано – методика исправлена, и поэтому будут положительные изменения.

Д.Медведев: Давайте посмотрим, как будет работать новая версия, потому что методики пишут люди, а людям свойственно ошибаться, как гласит древняя мудрость. Поэтому надо посмотреть, как будет уже новая версия работать. Хорошо, что она действительно откорректировала возможности бюджета регионального фонда обязательного медицинского страхования и дополнительные деньги пришли в систему.

Если что-то ещё потребуется, давайте к этому вернёмся – вы мне расскажите вместе с коллегами по Дальневосточному округу.

Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены. Экология > premier.gov.ru, 14 ноября 2018 > № 2791604 Айсен Николаев


Россия > Финансы, банки > minfin.ru, 13 ноября 2018 > № 2796420 Антон Силуанов

Выступление Первого заместителя Председателя Правительства - Министра финансов Антона Силуанова на пленарном заседании Государственной Думы

О внесении изменений в закон о федеральном бюджете на 2018 год и на плановый период 2019 и 2020 годов

Силуанов Антон Германович

Первый заместитель Председателя Правительства Российской Федерации – Министр финансов Российской Федерации

А.Г. Силуанов: Уважаемый Вячеслав Викторович, уважаемые депутаты! Вашему вниманию предлагается законопроект, предусматривающий внесение изменений в бюджет 2018 года. Законопроект не изменяет заложенную на текущий год бюджетную политику, подготовлен с учетом результатов исполнения бюджета за период с начала года, а также изменения прогнозов социально-экономических показателей в Российской Федерации.

Что повлияло на параметры исполнения бюджета? Это, с одной стороны, изменения, произошедшие на мировых финансовых рынках, в первую очередь, на развивающихся рынках, когда мы видим, что происходит отток капитала с развивающихся финансовых рынков. И, безусловно, это не могло не затронуть и Российскую Федерацию. С другой стороны, мы видим изменения и цен на наше основное экспортное сырье – нефть и газ, цены на них, по сравнению с прогнозом, который был учтен при подготовке бюджета, также изменились, выросли. Мы учли это в прогнозе социально-экономического развития и в параметрах уточненного бюджета. Конечно, не осталось незамеченным расширение санкционного давления на Россию.

Все это привело к охлаждению инвестиционного спроса, и стало основной причиной корректировки вниз ожидаемого в текущем году темпа роста ВВП. Мы в прогнозе ожидаем динамику этого показателя на уровне 1,8%. При этом другой компонент внутреннего спроса, это потребительская активность, сохраняется на достаточно высоком уровне. Она поддерживается ростом зарплат, в первую очередь, благодаря индексации заработных плат в бюджетном секторе. Прогноз динамики реальной заработной платы повышен до 6,9%, ранее в наших прогнозах показатель составлял 6,3%.

Параметры бюджета.

Доходы. За счет роста нефтяных корректировок мы видим, что ожидаемая цена на нефть по нашим оценкам составит 69,6 доллара за баррель против 61 доллара с небольшим в прогнозе, а также изменения курса доллара по отношению к рублю. Видим увеличение и доходов Федерального бюджета, то увеличение составит 1,9 триллиона рублей. По отношению к валовому внутреннему продукту доля доходов увеличится на 1,3% и составит 18,7% валового внутреннего продукта.

Увеличиваются не только нефтегазовые доходы в связи с вышеназванными факторами, но и доходы, несвязанные с ценами на нефть. Рост ненефтегазовых доходов произойдет на сумму 29,5 миллиарда рублей. В первую очередь, за счет роста НДС. Здесь продолжаются меры по улучшению администрирования этого налога, рост поступлений от налога на прибыль за счет роста доходов прибыльных организаций, а также рост ввозных пошлин на фоне роста рублевой стоимости импорта. Тем не менее, доля доходов, не связанных с нефтью и газом, составит более 50%, 53,5%. Она чуть снизилась по сравнению с плановыми значениями, понятно, мы получили большой объем прироста нефтегазовых доходов.

Теперь бюджетный баланс. Он улучшился. Мы видим и ожидаем профицит бюджета в текущем году на уровне 2,1% валового внутреннего продукта против 0,5%, как мы учитывали в плановых назначениях. При этом ненефтегазовый дефицит без учета доходов от нефти и газа уменьшится и составит 6,6% против 6,9%. Это тоже важно для создания предсказуемых макроусловий, и снижения зависимости от внешних факторов, будь то конъюнктура цен или внешние ограничения.

Обязательства государства будут выполнены независимо от колебания цен на нефть. Мы видим и докладываем, что все обязательства, которые заложены в бюджет, будут исполнены, с одной стороны. А с другой стороны, этот год создает еще и запас дополнительной прочности на предстоящий трехлетний период. В чем это выражается? В первую очередь в том, что мы все те дополнительные нефтегазовые доходы, которые получены от высокой конъюнктуры, будем направлять в Фонд национального благосостояния. В 2019 году мы планируем пополнить этот Фонд за счет тех дополнительных доходов, которые поступят в текущем году, а именно такой порядок существует – доходы текущего года пополняются в следующем году. Мы пополним Фонд национального благосостояния на сумму 4,1 триллиона рублей. И, наконец, в 2019 году объем ликвидной части Фонда национального благосостояния без учета уже тех денег, которые вложены в инфраструктурные проекты, составит 6,3 триллиона рублей или порядка 6% валового внутреннего продукта. Это без учета тех денег, которые еще и в 2019 году будут поступать от нефти и газа.

Источники финансирования дефицита. Мы предлагаем их сократить, уменьшить привлечение средств с рынка на сумму 375,9 миллиарда рублей, что связано, в первую очередь, со снижением заимствований на внутреннем рынке. Речь идет о том, что, действительно, в связи с волатильностью на финансовых рынках стоимость заимствований во втором полугодии для Российской Федерации существенно подорожала, и мы не хотим любой ценой осуществлять заимствования для того, чтобы финансировать расходы бюджета. С одной стороны, это приводит к увеличению стоимости таких заимствований, это коррекция рынка в сторону подорожания таких заимствований.

Это сказывается не только на заимствованиях в части государственного долга, но и заимствованиях для компаний, которые участвуют на этом рынке. Поэтому мы очень аккуратно ведем себя на финансовом рынке и предлагаем не осуществлять плановый объем заимствований, сократив его, поскольку ресурсы у нас имеются.

Расходы. Расходы федерального бюджета предлагается увеличить на 217 миллиардов рублей. Их объем составит почти 17 миллионов рублей.

Прогнозируемый объем ненефтегазовых доходов увеличился на 292 миллиарда рублей. Как мы уже говорили, этот объем мы предлагаем отправить на два направления: на увеличение расходов и на сокращение дефицита. На увеличение расходов предлагается направить 217 миллиардов рублей. Кроме того, мы предлагаем направить на расходы и распределение той экономии бюджетных ассигнований, которая возникла в ходе исполнения бюджета текущего года. Эта сумма – 131 миллиард рублей. Итого, у нас объем ненефтегазовых доходов плюс экономия – это наш ресурс, который предлагается распределить в поправках текущего года. Он составляет 349 миллиардов рублей.

Экономия сложилась у нас по отдельным мероприятиям, которые связаны с уточнением контингента, численности, с экономией, связанной с закупками при осуществлении торгов, и так далее. Это обычная наша практика в ходе исполнения бюджета. Поэтому 349 миллиардов рублей – это тот ресурс, которым мы располагаем и который мы хотим предложить вам направить на увеличение расходов.

Причем когда мы определяли приоритеты направления этих ресурсов, то в первую очередь руководствовались двумя факторами – это теми новыми задачами, которые стоят в текущем году, с одной стороны, новыми приоритетами, и второе – это, конечно, возможность освоения этих ресурсов до конца года, потому что у нас будет чуть больше месяца, для того чтобы наши министерства и ведомства работали с дополнительными деньгами.

Какие приоритеты? Их несколько. Первый – это регионы. Мы всегда в осенние поправки помогаем субъектам Российской Федерации, которые испытывают трудности с выполнением своих бюджетов. И в эти поправки предлагается увеличить помощь субъектам Российской Федерации более чем на 107 миллиардов рублей. Здесь и компенсация тех выпадающих доходов, как мы с вами договаривались, от изменения налогового законодательства в части обмена налога на движимое имущество субъектов Российской Федерации, это один из элементов. Мы предлагаем на эту цель в этом году уже выделить 97 миллиардов рублей.

И второе направление, это чуть более 10 миллиардов рублей – это те ресурсы, которые пойдут на сбалансированность бюджетов регионов. Мы видим, что целый ряд субъектов нуждается в поддержке, мы видим, что целый ряд субъектов нуждается в выполнении первоочередных социальных обязательств. Здесь без поддержки федерального центра не пройти этот финансовый год регионам. Мы предлагаем увеличить такую помощь.

Кроме того, предлагается в текущем году помочь субъектам Российской Федерации, которые в результате изменения порядка расчетов по Фонду обязательного медицинского страхования (методика изменится в следующем году) получили отрицательный результат от изменения этой методики. Это Московская область, Петербург, Тыва и город Байконур. Первый наш приоритет – это регионы.

Второе – это поддержка отраслей промышленности. На это направление предлагается выделить дополнительно 30 миллиардов рублей. Здесь и лизинг транспортных средств, увеличение ассигнований, разработка и создание перспективного двигателя ПД-35, поддержка и организация экспортеров продукции. Это те предложения по перераспределению ассигнований между годами.

Вообще поправки в бюджет текущего года и основной бюджет на 2019-2021 годы связаны между собой, мы их вместе состыковали, потому что ряд расходов с 2019 года мы предлагали перенести на 2018 год, такие как поддержка промышленности, и это высвободило нам ресурсы 2019 года для новых задач.

Кроме того, предлагается в текущем году помочь трем банкам. Это «Промсвязьбанк» – в размере 20 миллиардов рублей, для того чтобы он мог увеличивать кредитование оборонно-промышленного комплекса, «Россельхозбанк» на такую же сумму – увеличение его устойчивости и увеличение кредитов сельскому хозяйству, и «Внешэкономбанк», для того чтобы он начал раскручивать механизм кредитования промышленности - основную его сейчас задачу. И мы в рамках и Фабрики проектного финансирования, и кредитования ключевых проектов, влияющих на динамику роста, увеличиваем ему капитал для того, чтобы можно было дополнительно выдавать кредиты этой корпорации.

Третье направление – это, конечно, социальные задачи. Здесь предусматривается решение целого ряда позиций. Это необходимость завершения объектов строительства в многоквартирных домах. Целый ряд социальных проблем, вы знаете, был с дольщиками СУ-155, с Урбан групп. Мы предлагаем увеличить капитал и ДОМ.РФ, и Фонда защиты прав граждан – участников долевого строительства, соответственно на 7,5 и на 5 миллиардов рублей.

Кроме того, мы предлагаем увеличить объемы резервных средств Правительства, для того чтобы обеспечить переселение граждан из аварийного жилищного фонда по тем решениям, которые были приняты Правительством, а также увеличить на 12 миллиардов рублей поддержку наших федеральных учреждений, для того чтобы они смогли выполнить в полном объеме Майские указы Президента по увеличению заработной платы.

Кроме того, большие деньги – около 27 миллиардов рублей - мы предусматриваем, на выполнение наших обязательств перед Республикой Беларусь в части передачи нашему соседу дополнительных ресурсов от, так называемой, «перетаможки». Мы предоставляем определенный объем ресурсов в виде перечисления экспортной пошлины на нефть.

Кроме того, уважаемые депутаты, проектом поправок предусматриваются и предложения наших министерств и ведомств по перераспределению ресурсов, по более эффективному использованию того ресурса, который определен в текущем году министерствам и ведомствам. Такая сумма составляет 149 миллиардов рублей. Это связано с уточнением численности получателей льгот, уточнением планов и графиков закупок, выполнением международных обязательств, развитием и поддержкой промышленности.

Уважаемые депутаты, законопроект внесен в соответствии с бюджетным законодательством, он, во многом, связан с тем основным базовым законом, который мы рассматриваем сейчас в Парламенте – это закон на 2019-2021 год. Просим поддержать те поправки, которые предложило Правительство, и принять законопроект в первом чтении. Спасибо.

Россия > Финансы, банки > minfin.ru, 13 ноября 2018 > № 2796420 Антон Силуанов


США > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 13 ноября 2018 > № 2790519 Алексей Наумов

Уточнение баланса. Чего ждать от нового Конгресса Трампу и демократам

Алексей Наумов

Продолжающийся конфликт в Демократической партии, фактический иммунитет от импичмента, лояльность нового состава Сената и возможность дальше перекраивать судебную систему США делают Трампа одним из основных победителей промежуточных выборов 2018 года

Главным сюрпризом промежуточных выборов 2018 года в США стало то, что они не преподнесли особых сюрпризов. Несмотря на бурную кампанию, когда голосование часто подавали чуть ли не как последний шанс спасти страну от тирании, результаты оказались довольно заурядными. Демократы взяли под контроль Палату представителей, но незалеченные раны провального для партии 2016 года сразу очертили линии возможного раскола в будущем, а власть республиканцев в Сенате, по-видимому, лишь окрепла.

В числе основных победителей оказался и Дональд Трамп: он получил практически иммунитет от импичмента, возможность продолжать многие из своих начинаний и самое главное – ощутимый шанс переизбраться в 2020 году.

Раскол народовластия

«Нынешние промежуточные выборы – самые важные в новейшей истории страны. Пожалуйста, идите и голосуйте, чтобы мы могли сменить вектор движения страны в сторону справедливости – экономической, социальной, расовой и экологической», – призывал своих сторонников Берни Сандерс, крестный отец несостоявшейся американской социал-демократической революции.

«Эти выборы не о политике и не о партиях, они о принципах демократии, о долгосрочной состоятельности американской республики. Эти выборы определят, станет ли популизм трамповского извода новой нормой», – писал политолог Брайан Клаас. «Мы можем потерять все. Мы можем потерять нашу страну», – вторил ему журналист Леонард Питтс-младший.

На фоне всех этих тревожных призывов итоговый результат голосования выглядит на удивление обычно и характерен скорее для очередных промежуточных выборов, а не для финальной битвы между приспешниками тирана и борцами за свободу в белых плащах. В сухом остатке республиканцы сохранили большинство в Сенате (вполне возможно, что они его даже увеличат, когда в Аризоне и Флориде пройдет пересчет голосов, а в Миссисипи – второй тур выборов), а демократы получили контроль над Палатой представителей.

Еще Республиканская партия уступила несколько губернаторских кресел, в Палату представителей впервые попали две женщины-мусульманки, две женщины – представительницы индейских племен и даже рекордно молодая 29-летняя демократическая социалистка Александрия Окасио-Кортез, еще год назад работавшая за барной стойкой. Впервые в истории открытый гей (заявивший о своей ориентации до выборов) занял губернаторское кресло в Колорадо. Но общий итог все равно неумолим: «синей волны» (цвет демократов), о которой так долго твердили сторонники демократов, не случилось.

Теперь демократам предстоит доказывать своим избирателям, что те не зря шли на избирательные участки, в некоторых случаях проводя по нескольку часов в очередях. Выборы 2018 года обострили раскол, который наметился в Демократической партии еще два года назад.

Тогда Хиллари Клинтон, на которую делали ставку властные элиты и влиятельные финансовые круги, противостояла демократическому социалисту Берни Сандерсу – однозначному кумиру молодежи и прогрессивного крыла Демпартии, в гонке за право пойти на выборы от Демократической партии. Сандерс в 2016 году оказался популярнее среди американцев в возрасте от 17 до 29 лет, чем Клинтон и Трамп, вместе взятые.

Но опыт и деньги одолели юношеский максимализм и напор: Клинтон выиграла внутрипартийные выборы. Как впоследствии выяснилось, дело было не совсем чисто: соратники бывшей первой леди фактически поставили партию в финансовую зависимость и вынудили ее работать на них, в чем призналась глава штаба Демократической партии.

В итоге 10% сторонников Сандерса во время президентских выборов поддержали не Клинтон, которая, по их ощущениям, украла победу у их кандидата, а Трампа, выигравшего выборы, к немалому удивлению почти всех экспертов и политологов.

С тех пор Демократическая партия находится в кризисе и поиске своего собственного внутреннего «я». Причины поражения в 2016 году, виновники этого поражения, путь вперед после этого поражения – ничто так и не было до конца названо и сформулировано.

У партии сейчас нет ни общепризнанного лидера, ни программы, ни даже конкретной идеологии. Проведенное летом 2017 года социологическое исследование показало: большинство американцев считают, что демократы в первую очередь объединены идеей противостояния Трампу, и уже потом – собственными убеждениями.

Успех Сандерса в 2016 году вдохнул новую жизнь в американских социал-демократов – движение «Демократические социалисты Америки». Если до президентских выборов число участников движения не превышало шесть с половиной тысяч, то к ноябрю 2018-го выросло в восемь раз, до 52 тысяч человек. На выборах 2018 года сорок кандидатов от демократических социалистов прошли во власть на федеральном, региональном и муниципальном уровне. Главной победой движения стали кресла в Палате представителей для Окасио-Кортес и палестино-американки Рашиды Тлаиб, которые, естественно, шли во власть от демократов.

Если заглянуть в устав движения, там можно найти пассажи об имманентном классовом конфликте в США, необходимости экономического планирования, справедливого распределения ресурсов и народного контроля над средствами производства. Такого рода лексика вряд ли найдет понимание у сверхбогатых доноров Демократической партии и вообще ее либерального, умеренного крыла.

Одной из главных задач нового состава Палаты представителей станет попытка провести реформу здравоохранения. Метящая в спикеры «традиционная» демократ Нэнси Пелоси предлагает ограничиться тем, чтобы улучшить обамовский закон, который пытались, но не смогли отменить республиканцы за два года у власти. Но множество рядовых демократов Палаты представителей, в том числе из нового призыва, например Окасио-Кортес, выступают за всеобщее медицинское страхование.

Во многом из-за этого вопроса в рядах демократов зреет восстание против истеблишмента – больше двадцати нынешних и будущих конгрессменов-демократов заявили, что не поддержат кандидатуру Пелоси на пост спикера. Они недовольны закостенелостью политической структуры и отсутствием возможности продвинуться выше: начиная с 2002 года Пелоси и конгрессмен Стэни Хойер, сменяя друг друга, руководят партией в Палате представителей. О нежелании видеть Пелоси на посту спикера говорят и рядовые демократы.

Чтобы стать спикером (и, собственно, начать выполнять демократическую повестку), Пелоси нужно больше половины голосов, и пока основной гарантией ее победы остается отсутствие серьезных конкурентов. Но открытое противодействие ее избранию и уклончивая позиция многих будущих конгрессменов-демократов сулят возможность полноценного конфликта, который вновь расколет партию, как это было в 2016 году.

Сейчас клеем для либерального и социалистического крыла партии стала антитрамповская риторика, но с января 2019-го демократам предстоит не только критиковать, но и самим пытаться предложить американцам определенное видение будущего. Если они смогут сгладить, казалось бы, неразрешимые противоречия между центристами и левыми, то у них есть шансы на деле доказать свою состоятельность. Если же нет – путь Трампа ко второму сроку вполне может стать легким и непринужденным.

Следы величия

Сам Трамп прикладывает все усилия, чтобы даже в случае поражения через два года оставить на лице Америки несмываемый след своего президентства. После нынешних выборов ему можно не бояться отрешения от власти – даже если демократы в Палате представителей простым большинством голосов объявят ему импичмент, дело перейдет в ведение Сената, который должен двумя третями голосов объявить его виновным. Такой вариант развития событий практически исключен.

Теперь Трамп может сосредоточиться на своем фирменном способе управления страной – переделке ее судебной системы. С первых месяцев своего президентства он начал активно заполнять вакансии судей. В прессе широко обсуждались два новых судьи Верховного суда – Нил Горсач и Бретт Кавано, однако высшая судебная инстанция рассматривает менее 2% всех поступающих дел (в среднем 80 из 7–8 тысяч).

Поэтому чаще всего финальным арбитром для многих американцев по делам о правильном применении того или иного закона становится один из тринадцати апелляционных судов, в которых работают 167 судей. За два года правления Трампу при поддержке Сената удалось назначить в них 29 новых судей – такой прыти не показывал еще ни один американский президент. Всего на его счету 84 судьи разных уровней.

Злая ирония для демократов кроется в том, что опосредованно именно они позволили Трампу начать переделывать судебную систему страны под себя. В 2013 году демократы, недовольные несговорчивостью республиканцев, не желавших утверждать кандидатов президента Обамы, пошли на крайние меры: снизили число необходимых в Сенате голосов для утверждения судьи с 60 до 51 – простого большинства. Они, правда, сделали исключение для судей Верховного суда, но в 2017 году его отменили уже республиканцы, столкнувшись с нежеланием демократов утверждать Нила Горсача.

Учитывая, что судьи назначаются на свои должности пожизненно, а нынешний президент старается номинировать судей помоложе (средний возраст – 49 лет), наследие Трампа в Соединенных Штатах будет ощущаться не одно десятилетие.

Продолжающийся конфликт в Демократической партии, фактический иммунитет от импичмента, лояльность нового состава Сената и возможность дальше перекраивать судебную систему США делают Трампа одним из основных победителей промежуточных выборов 2018 года.

Кроме того, несмотря на растущую поляризацию американского общества и жесткую критику президента в крупнейших СМИ, дела в американской экономике под руководством Трампа идут все лучше, а уровень его одобрения – 42% – вполне сравним с рейтингами его предшественников на этом этапе президентства. Все вместе это дает немалые основания для того, чтобы и следующие выборы в 2020 году стали для Трампа удачными.

США > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 13 ноября 2018 > № 2790519 Алексей Наумов


Россия > Медицина > ria.ru, 12 ноября 2018 > № 2789213 Сергей Тюляндин

Председатель Российского общества клинической онкологии, доктор медицинских наук, профессор Сергей Тюляндин в интервью РИА Новости рассказал об актуальных проблемах онкологии, о самых распространенных видах рака и новых методах лечения, а также о том, почему растет количество онкологических больных. Беседовала Людмила Белоножко.

— Сергей Алексеевич, президент России в мае поставил задачу снизить показатели смертности от рака до 185 случаев на 100 тысяч населения до 2024 года. При этом, если оценить ситуацию во многих регионах, там просто попасть к онкологу — большая проблема. Возможно ли в такой ситуации добиться снижения показателей смертности, о которых говорил президент, и за счет чего?

— Смертность — это показатель, который невозможно снизить немедленно. Даже если мы сегодня начнем всех лечить хорошо, смертность снизится только через какое-то время. Поэтому все должны понимать, что это очень сложно прогнозируемый показатель.

Успех работы системы здравоохранения во многом определяется ее доступностью. Без сомнения, в стране существует проблема доступности медицинской помощи вообще и онкологической в частности. Во-первых, это объясняется ростом числа больных, которые лечатся и наблюдаются онкологической службой.

Сегодня у нас огромными темпами растет заболеваемость злокачественными опухолями. Если еще пять лет назад мы говорили о 500 тысяч заболевших, то в прошлом году зарегистрировано уже более 600 тысяч вновь заболевших. Другая причина увеличения числа больных — улучшение результатов лечения.

Наши больные стали жить дольше, им выполняется большее число операций и проводится большее число курсов лекарственного и лучевого лечения. А все вместе это означает, что число пациентов, которые диагностируются, лечатся и наблюдаются в рамках онкологической службы, все время возрастает. А служба остается той же.

— И что делать? Как развивать онкологическую службу? Строить новые онкологические центры?

— Онкологическая служба во многих регионах до сих пор функционирует в специально приспособленных помещениях. В них невозможно ни новое оборудование разместить, ни нормальные операционные развернуть. Стыдно в XXI веке иметь онкологический центр в крупном регионе, располагающийся в панельном общежитии, построенном в начале 60-х годов, где нет вообще никаких условий для пребывания и лечения больных. Нельзя ставить перед онкологической службой новые задачи, когда она работает в таких условиях. Поэтому, конечно же, там, где все устарело, необходимо строить новые современные онкоцентры.

— А что происходит там, где есть хорошие онкодиспансеры?

— Сегодня региональные онкодиспансеры в большинстве регионов способны выполнять современную диагностику, хирургическое, лучевое и лекарственное лечение онкологических больных. Но это не означает отсутствие проблем. Одна из них — кадровая. Во многих регионах имеется недоукомплектованность врачебным, средним и младшим медицинским персоналом. Следствием этого является совместительство, повышенная нагрузка, особенно в поликлинике на приеме и во время отпусков, при огромной ответственности за жизнь пациента. Среди онкологов распространен синдром выгорания, когда повышенная нагрузка и ответственность приводят к физическому и эмоциональному опустошению, невозможности выполнять свои профессиональные обязанности. Такая стрессовая атмосфера приводит к уходу из профессии.

Серьезным барьером качественного лечения онкологических больных является территориальная удаленность онкологических диспансеров, которые находятся в крупных городах, а значительная часть нашего населения живет в районных центрах и селах. Как обеспечить раннюю диагностику, последующее многоцикловое лечение в течение многих месяцев и пожизненное наблюдение больных, живущих в сотнях, а иногда и в тысячах километрах от диспансеров?

Министерство здравоохранения предполагает в ближайшем будущем открыть центры амбулаторной онкологической помощи на базе районных больниц, которые бы могли провести простейшую диагностику, выполнять рекомендации онкодиспансеров по наблюдению за больными и проведению химиотерапии. Это должно повысить доступность онкологической помощи, но на создание такой сети потребуются средства, кадры и время.

И важнейшей проблемой онкологической службы является ее недостаточное финансирование. Сегодня основным, а для многих онкологических учреждений и единственным, источником финансирования лечебной помощи является система медицинского страхования. Каждый регион в зависимости от своих финансовых возможностей устанавливает модель финансирования оказания онкологической помощи, сколько будет стоить каждый ее вид и количество больных, которое можно будет пролечить. Проблема в том, что большинство регионов закладывает очень небольшие усредненные нормы финансирования лечения одного больного, будь то выполнение операции, проведение лучевой терапии или лекарственного лечения. Особенно сложная ситуация с лекарственным лечением, поскольку стоимость противоопухолевых препаратов очень высокая.

— То есть у нас в стране лекарств не хватает?

— Лекарств не хватает везде, в том числе и в России. Ситуация существенно улучшилась в последние годы с обеспечением химиопрепаратами, однако остается нерешенной проблемой закупка дорогостоящих инновационных противоопухолевых лекарств. Большинство региональных онкологических диспансеров, не имея возможности закупать для всех больных дорогостоящие и, как правило, более эффективные препараты, проводят лечение более дешевыми лекарственными средствами, обеспечивая, таким образом, лечение всех нуждающихся.

— Насколько нужно увеличить расходы на лекарства, чтобы не было проблем с препаратами?

— Выполняя майские президентские указы, правительство дополнительно выделило 70 миллиардов рублей на закупку противоопухолевых препаратов в 2019 году. Будем надеяться, что это снизит остроту проблемы. Но расчеты показывают, что это далеко от реальной потребности, если проводить лечение согласно клиническим рекомендациям всем больным.

— А с чем связан рост количества онкологических больных, о котором вы упомянули?

— Это тенденция всех развитых и развивающихся стран. Во-первых, растет продолжительность жизни, а рак остается болезною пожилых. Кроме того, рак зависит от многих факторов — питания, экологии. Очень важный момент, что риск возникновения злокачественных опухолей повышается при некоторых патологиях, наиболее часто встречаемых у населения. Например, в связи с улучшением качества жизни все чаще у пациентов встречается ожирение и диабет. Свой вклад, конечно, вносит и нездоровый образ жизни — курение, алкоголь. Но надо сказать, что у нас пока заболеваемость ниже, чем во многих странах.

Проблема России заключается в том, что при не очень высокой заболеваемости (по сравнению с развитыми странами Западной Европы, Австралией, Японией, США, Канадой) у нас высокая смертность. Она должна быть меньше по сравнению с заболеваемостью.

— Каких-то успехов удалось уже достичь в этом?

— Нам удалось стабилизировать заболеваемость при раке легкого. В частности, это обусловлено борьбой с курением, которое в большой степени влияет на заболеваемость.

У нас падает заболеваемость раком желудка, потому что изменился характер питания, оно стало более здоровым (например, потому, что появилось больше овощей и фруктов). Но при этом растет заболеваемость некоторыми другими видами — раком толстой кишки, молочной железы, поджелудочной железы, меланомой.

При увеличении количества заболевших нам все-таки удается сдерживать смертность — она не растет, есть тенденция к медленному ее снижению. Понятно, что хотелось бы большего, но это требует больших усилий — и не только врачей, а вообще всего общества. Неправильно возлагать ответственность на врачей за образ жизни людей, который ведет к повышенному риску возникновения злокачественных опухолей. Ужасно, что очень многие наши граждане не занимаются своим здоровьем. Начинают думать об обращении к врачу даже не тогда, когда появились симптомы, а когда уже некуда деваться. Без онкологической настороженности самого населения нам трудно наладить раннюю диагностику в такой огромной по территории стране.

— А как часто нужно приходить на осмотры к врачу?

— Если есть генетическая предрасположенность к онкологическим заболеваниям, тогда после 20 лет нужно начинать обращаться за ежегодными осмотрами. Женщинам после 40 лет необходимо сделать первую маммографию, даже если все хорошо, чтобы потом иметь возможность сравнить, если вдруг что-то появляется. Кроме того, женщинам показан гинекологический, а мужчинам урологический осмотр раз в год.

К сожалению, для многих опухолей нет эффективных тестов, позволяющих диагностировать заболевание на ранних стадиях. Но тем не менее, например, колоноскопия — один из эффективнейших методов не только ранней диагностики, но и снижения заболеваемости. Рак толстой кишки чаще всего развивается из полипов, а во время колоноскопии эти полипы удаляют. Что и предотвращает развитие болезни. Но кто делает колоноскопию с этой целью? Никто. В США, например, после 60 лет все обязаны делать колоноскопию. Если ты хочешь получить страховку, ты должен пройти эту процедуру. А у нас ее делают единицы. Так что если мы сами не будем заботиться о своем здоровье, то ни о какой ранней диагностике, ни о каком скрининге не может быть и речи.

Очень эффективный метод снижения смертности — вакцинопрофилактика. Вакцинация против гепатита B уменьшает риск развития рака печени. Вакцинация против вируса папилломы человека, которым заражены более 50% населения планеты, практически элиминирует риск заболеть раком шейки матки, раком головы и шеи и многими другими опухолями, в возникновении которых играет роль эта вирусная инфекция. И если вакцина против гепатита включена в перечень обязательных прививок, то вакцина против вируса папилломы человека — нет.

— А какие виды рака у мужчин и у женщин выявляются наиболее часто сегодня? И насколько успешно они лечатся?

— У мужчин — рак легкого, у женщин — рак молочной железы.

Рак легкого плохо лечился. Даже на ранних стадиях результаты хирургического лечения были не очень хорошие. Он очень рано начинает метастазировать, поэтому одна лишь операция многим больным не помогает. При этом метастазы рака легкого не очень чувствительны к химиотерапии и к лучевой терапии.

Все это обуславливают высокую смертность от рака легкого, которая находится на первом месте в мире.

Если взять больных четвертой стадии, то даже в США пятилетняя выживаемость меньше пяти процентов, то есть 95 процентов больных в течение пяти лет умрут. А в России для рака легкого медиана продолжительности жизни составляла восемь месяцев, то есть в течение восьми месяцев от постановки диагноза половина больных умирала. В течение многих лет была такая ситуация.

В этом году Нобелевская премия была присвоена за разработку иммуноонкологических подходов в лечении, основанных на активации собственного иммунитета человека для уничтожения злокачественной опухоли. Этот метод показал свою эффективность там, где мы обычно не имели успеха в лечении. Это в первую очередь меланома и рак легкого. Первый опыт клинического использования новых иммуноонкологических препаратов позволяет надеяться на существенное улучшение результатов лечения больных метастатическим раком легкого и даже на выздоровление части из них. Об этом еще вчера не приходилось и мечтать.

Мы наблюдаем существенное снижение смертности от рака молочной железы за последние 20 лет. Это следствие разработки рациональной стратегии лечения в зависимости от стадии и биологических свойств опухоли. Кроме того, при раке молочной железы существует скрининг, он позволяет диагностировать заболевание на ранних стадиях. Но чтобы выигрыш от скрининга реализовался в снижение смертности, необходима инфраструктура и средства для проведения эффективного противоопухолевого лечения больных.

— Какой вид рака сегодня наиболее успешно лечится?

— Герминогенные опухоли яичников у женщин и яичек у мужчин, если мы говорим о со?лидных опухолях. Это опухоли, которые возникают у молодых людей и девушек. Они очень агрессивные, быстро метастазируют, но сегодня нам удается вылечивать около 80% пациентов, независимо от того, где локализуются многочисленные метастазы.

— Что можно ожидать в ближайшем будущем? Как будут лечить рак?

— В ближайшем будущем не надо ожидать, что появится волшебная таблетка, которой будет достаточно для излечения от любой злокачественной опухоли. Под словом "рак" объединяется огромное количество заболеваний. По сути, каждый вид опухоли имеет свои особенности и отличия по биологическим свойствам, поэтому они все лечатся по-разному. Сегодня, после установления диагноза и стадии заболевания, мы пытаемся изучить биологические свойства опухоли и опухолевой клетки. Именно эти знания определяют рациональную и эффективную тактику лечения. Онкологи комбинируют хирургический метод лечения с лучевой и лекарственной терапией для достижения наилучших результатов. Химиотерапия пока остается основой лекарственного лечения. В случае обнаружения в опухолевой клетке генетических нарушений используется таргетная терапия. Появление иммунотерапии расширило наши терапевтические возможности при некоторых опухолях.

— Безусловно, новые методы лечения необходимо обсуждать с коллегами, в том числе и зарубежными. В ноябре у вас состоится большой онкологический конгресс, расскажите, кто там будет принимать участие, какие основные вопросы будут обсуждаться?

— Это будет уже XXII ежегодный Российский онкологический конгресс. На этом конгрессе мы имеем возможность подвести итоги уходящего года, еще раз проанализировать результаты наиболее интересных исследований, обсудить возможность их внедрения в нашу клиническую практику. Важной темой для обсуждения является проект развития онкологической службы страны, который разрабатывается Министерством здравоохранения с участием профессиональных сообществ. К нам приедут наши коллеги-онкологи из других стран поделиться своим опытом диагностики и лечения злокачественных опухолей. Российские онкологи представят результаты своих собственных исследований.

Людмила Белоножко.

Россия > Медицина > ria.ru, 12 ноября 2018 > № 2789213 Сергей Тюляндин


Россия > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 9 ноября 2018 > № 2791524 Михаил Шмаков

Встреча с главой Федерации независимых профсоюзов Михаилом Шмаковым

Владимир Путин провёл рабочую встречу с председателем Федерации независимых профсоюзов России Михаилом Шмаковым.

В.Путин: Михаил Викторович, Вы хотели поговорить о проблемах социального страхования, системе социального страхования и по некоторым вопросам, связанным с реализацией наших решений по МРОТ.

М.Шмаков: Да, совершенно верно.

В целом не совершенствуется вся система обязательного социального страхования, куда относятся страхование временной нетрудоспособности, медицинское страхование и пока ещё не принятое – пытаются принять – страхование занятости.

И надо продолжать эту работу, поскольку сейчас, например, готовится Бюджетный кодекс прежде всего финансовым блоком Правительства. И этот Бюджетный кодекс, его новая редакция, которая предлагается, не учитывает специфику прежде всего Фонда социального страхования.

Его в принципе по тем данным, которые есть на это время, хотят «растворить» в бюджете, что неправильно и приведёт только к ухудшению защиты работников.

В.Путин: Что значит «растворить» в бюджете?

М.Шмаков: Разнести те вопросы, которые решает Фонд социального страхования, по разным главам этого Бюджетного кодекса, и фактически получается, что государство может в бюджетных целях запускать руку, грубо говоря, в этот Фонд социального страхования. Поэтому есть целый набор таких вопросов, которые надо решать. Но это межведомственные, иногда очень спорные вопросы, которые трудно решаются.

Что мы предлагаем? Мы предложили бы создать, может быть, совет по реформированию обязательного социального страхования по всем четырём направлениям, скажем, под Вашим патронатом, при Президенте Российской Федерации, для того чтобы все эти межведомственные противоречия можно было бы проще разрешать. И тогда все с большим энтузиазмом будут выполнять эту работу.

В.Путин: Это, конечно, сфера деятельности Правительства, но я, разумеется, готов принять в этом участие.

М.Шмаков: Мы говорим о совете. Конечно, это должно работать Правительство, должны работодатели, мы должны работать, но этот статус на какое-то время – пока мы не выработаем определённую концепцию, которую все должны выполнять, – был бы очень полезен, с нашей точки зрения.

В.Путин: Хорошо, давайте это обсудим. Второй вопрос?

М.Шмаков: Второй вопрос – надо доводить до конца те решения, которые принял Конституционный Суд по поводу того, что в минимальный размер оплаты труда не входят компенсационные и стимулирующие выплаты, с одной стороны. С другой стороны, минимальный размер оплаты труда – тариф первого разряда – на любой работе не может быть ниже, чем минимальный размер оплаты труда.

В.Путин: Да, есть такое решение.

М.Шмаков: Да, сейчас Правительством, прежде всего Министерством труда, выпускаются разъяснения, в которых это опровергается и говорится о том, что тариф может быть ниже, а с компенсирующими и стимулирующими добавками это не может быть ниже минимального размера оплаты труда. Поэтому требуется определённое изменение в Трудовой кодекс, и мы просили бы Вас поддержать это решение.

В.Путин: Давайте посмотрим.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 9 ноября 2018 > № 2791524 Михаил Шмаков


Казахстан > Финансы, банки > kapital.kz, 8 ноября 2018 > № 2785302 Наталья Коржова, Елена Бахмутова

Из первых уст

Как создавалась накопительная пенсионная система Казахстана

20 лет назад в Казахстане ввели накопительную пенсионную систему. С тех пор, согласно Закону «О пенсионном обеспечении», каждый гражданин стал самостоятельно формировать свой пенсионный капитал. И оттого, сколько человек накопит в течение активной трудовой деятельности, напрямую зависит его обеспеченное завтра. «Капитал.kz» узнал, действительно ли стране нужна была пенсионная реформа и почему Казахстан первым на постсоветском пространстве решился на ее проведение.

Наталья Коржова, доктор экономических наук, президент АО «Финансовая академия»:

— В 90-х годах прошлого столетия Казахстан делал свои первые шаги в статусе независимого государства. Практически с нуля мы приступили к формированию базовых институтов страны, создавая всю систему жизнеобеспечения: политическую, организационную, оборонно-защитную, социальную. Выбор был сделан в пользу демократии и рыночной экономики. А это глубинные и болезненные преобразования. Нужен был темп по всем направлениям: выйти из союзной экономики, понять, насколько разрушены прежние экономические связи, какая продукция должна быть снята с производства как отныне невостребованная. Как следствие — остановка предприятий, массовая безработица, бедность, длительная невыплата зарплаты, а вскоре и пенсий.

Появилась форма расчетов с людьми бумажными чеками, а также натуральным эквивалентом: товарами и продуктами. У автодорог старики продавали автомобильные покрышки, водку, крышки для консервирования и многое другое, пытаясь таким образом обменивать «зарплату» своих детей на деньги. В то же время в стране образовался дефицит продуктов первой необходимости, и как вынужденная мера вводилась распорядительная карточная система.

Остановка монопредприятий в малых городах, таких как Кентау, Жанатас, Текели, Рудный, привела к безысходности и отчаянию людей, которые в надежде быть услышанными и как-то изменить ситуацию выходили на акции протеста. К тому же в этот период проводимая либерализация цен в соседних государствах не могла не коснуться Казахстана и вызвала гиперинфляцию.

На таком сложном, нередко трагическом фоне нужно было объяснить населению, что правительство совершает переход к новой жизни. О том, что сложившаяся трудная ситуация — временная и в будущем мы должны стать успешной, развитой и процветающей страной. Но это… в будущем. А как жить людям сейчас, изо дня в день? Как растить детей, как их лечить и учить? Вопросов было больше, чем ответов. Как раз в то время мне выпала честь возглавить министерство труда и социальной защиты населения.

Государственные должностные лица, начав строительство нового уклада, экстренно стали командой реформаторов, в функции которой входила выработка программы действий, экспертных заключений, планов реализации, а также промежуточный мониторинг результатов. В создавшихся условиях нужно было продвигаться, не буксовать, не ждать, когда получим в обществе понимание и поддержку. Готовых лекал не было. Прежние — ушли в небытие вместе с СССР. Мы должны были действовать жестко, решительно, ответственно и консолидированно.

Возводя здание государственности независимого Казахстана, мы начали с главного: с построения системы баланса доходов и расходов. Системы, которая давала бы возможность сохранения стабильности экономического равновесия на всех уровнях общества — от территорий до каждой семьи. После распада СССР Казахстан стал первопроходцем в деле реформирования. Ни одна из стран постсоветского пространства не имела такого опыта.

Мы первыми приступили к процессу приватизации, провели жилищную реформу, благодаря которой люди стали собственниками квартир, заменили многочисленные — более 200 — социальные льготы, прописанные в законах, на денежные компенсации. Все это происходило в обстановке протестного поведения в обществе, при сопротивлении значительной части руководящей, хозяйственной элиты, заинтересованной в бюджетных деньгах. И у них была вера, что их сопротивление может изменить курс президента и правительства.

К пенсионной реформе мы тоже подошли первыми. Сама необходимость толкала нас к этому. Нарастали пенсионные расходы бюджета, спровоцированные инерцией действия солидарной системы. Стремительно приближался момент «пенсионного кризиса», когда работающая часть населения должна обеспечивать все более растущему числу пенсионеров гарантированную государством пенсию. Ситуацию осложнял и долг перед пенсионерами в размере 37 млрд тенге, который нужно было прежде погасить, а потом уже начинать реформу. При этом была реальная опасность отмывания денег через бартер в регионах.

Во все области Казахстана вылетели представители правительства и, в частности, Минтруда, чтобы персонально проконтролировать выплату пенсий наличными деньгами. Публичность власти, прозрачность ее решений и действий стали первым шагом к восстановлению доверия граждан к правительству. Погашение долга широко освещалось в средствах массовой информации, вплоть до того, что в прямом эфире показывали наличные деньги разного достоинства купюр, чтобы люди знали: чиновники не имеют шансов на невыплату и оговорки.

Хочу сказать, что внедрение пенсионной накопительной системы пронизало все общество. Мы объясняли, что эта реформа для работающего населения и вступит в силу с 1 января 1998 года. Люди будут выбирать частный пенсионный накопительный фонд, и туда будут отчисляться их взносы. Государство гарантирует за счет бюджета только часть пенсии, остальное — это накопления. И чем больше, тем лучше! При этом должно стать невыгодным получать «серую» зарплату. Для работы с населением было задействовано все что возможно: радио, телевидение, газеты, журналы, листовки, собрания и встречи. Акимы областей, городов, районов собирали в залах людей, и мы, специалисты, выступали перед народом и отвечали на все интересующие его вопросы.

Конечно, можно много вспоминать о том, как нам приходилось преодолевать тернии, прокладывая свой неповторимый самостоятельный путь к государственности. Но одно не подлежит никакому сомнению: реформа пенсионной системы была необходима, начата своевременно и проведена верно. В итоге к 20-летию накопительной пенсионной системы Казахстан подошел с уверенным взглядом в будущее.

Елена Бахмутова, председатель совета Ассоциации финансистов Казахстана:

— Пенсионная реформа Казахстану нужна была, безусловно. И подтверждением этому служит сегодняшняя ситуация у наших ближайших соседей, которые в свое время также решились на реформирование пенсионных систем. Толчком к тому, что мы сделали это первыми на постсоветском пространстве, послужила сложившаяся в 1997 году обстановка в экономике страны. Она была не самая благоприятная, имелись серьезные проблемы с выплатой пенсий, которые в то время выплачивались из республиканского бюджета. Прогнозируемое снижение количества работоспособного населения и, как следствие, наемных работников на фоне старения населения и роста количества получающих пенсию граждан увеличивали будущую нагрузку на бюджет. Кроме того, реформа социального обеспечения предполагала рост ответственности граждан в условиях рыночной экономики.

Изучался зарубежный опыт накопительных пенсионных систем разных стран мира, в том числе Чили, Сингапура, Швейцарии. В частности, сингапурская модель предполагала довольно существенные взносы со стороны работодателей. Тогда это было порядка 36%. Реалии же тех дней были таковы, что ряд промышленных предприятий был в плачевном состоянии, некоторые из них еще не перестроились на новые рельсы, поэтому существенную нагрузку они могли бы просто не выдержать. В качестве примера могу привести введение обязательного медицинского страхования в 1997 году, которое тоже подразумевало взносы за счет работодателя и местных бюджетов. Однако последние не выполнили своих обязательств, собственно по этой причине тот первый ФОМС и был ликвидирован.

Учитывая реальную ситуацию тех лет, была принята трехуровневая система пенсионного обеспечения. Она предполагала базовые выплаты из бюджета — демогрант, обязательные накопительные взносы из доходов работника, а также добровольные взносы граждан. Позднее были введены обязательные профессиональные взносы работодателей для работников с вредными условиями труда. Система с фиксированными взносами — наиболее устойчивая модель пенсионного обеспечения. Сколько вкладчик накопит, столько выплат и получит по достижении пенсионного возраста. То есть неплатежеспособной такая система, по сути, быть не может.

Более того, государство гарантирует вкладчикам сохранность пенсионных накоплений в размере фактически внесенных взносов, скорректированных на уровень инфляции. Если к моменту выхода на пенсию пенсионные накопления окажутся ниже этого показателя, то эту разницу восполнят за счет республиканского бюджета. Были периоды, когда доходность по государственным ценным бумагам (ГЦБ) была существенно ниже инфляции, это происходило на фоне больших объемов внешних заимствований. Сейчас ситуация нормализовалась, и доходность, которую дают пенсионные активы в годовом исчислении, превышает уровень инфляции.

Реформирование пенсионной системы было призвано не только смягчить социальную напряженность и освободить госбюджет от неподъемных расходов, но и способствовать развитию фондового рынка в Казахстане. Надо сказать, что НПФ активизировали биржу, поскольку они являлись институциональными инвесторами, причем не единственными. Кроме них довольно активно развивался и сектор инвестиционных фондов, которые имели более широкие возможности для приобретения финансовых инструментов. У НПФ были достаточно жесткие регуляторные ограничения по инвестированию в ценные бумаги одного эмитента, требования по наличию рейтинга у ценной бумаги, существенные ограничения на приобретение бумаг у связанных сторон и т. д.

На мой взгляд, слабость того времени была в том, что рост пенсионных накоплений не сопровождался адекватным предложением ценных бумаг и выводом эмитентов на РЦБ. В те времена ликвидность давали в основном ценные бумаги эмитентов из финансового сектора, но в идеале большинство эмитентов должно было быть из реального сектора. В результате наблюдался голод на фининструменты, торговавшиеся на организованном рынке. Другая проблема — отсутствие нормальной справедливой рыночной цены, то есть стоимость ценных бумаг формировалась на недостаточно глубоком рынке. Соответственно, возникали сложности с «рыночной» оценкой одних и тех же ценных бумаг в портфелях разных НПФ. Все это создавало перекосы и, возможно, подвигло к решению объединить все фонды в один.

Сегодня пенсионные активы составляют 8,9 трлн тенге. Это уникальная инвестиционная возможность и источник длинных денег. В 1998 году это никому и не снилось. И то, что сегодня в экономике создан такой объем внутренних сбережений, который можно направить на реализацию инвестиционных проектов, и есть свидетельство правоты реформаторов, предложивших в корне изменить систему пенсионного обеспечения в Казахстане. Теперь важно правильно распорядиться пенсионными активами с тем, чтобы это было выгодно не только экономике страны, но и каждому вкладчику в отдельности. Нужно находить разумный баланс между доходностью, которую ожидают вкладчики, и тем, куда и для каких целей использовать пенсионные деньги. Лучше конкуренции механизмов для таких целей еще не придумали, поэтому целесообразно вновь вернуться к управлению пенсионными активами вкладчиков с привлечением частных управляющих компаний с обеспечением адекватного регулирования рынка и его участников.

Казахстан > Финансы, банки > kapital.kz, 8 ноября 2018 > № 2785302 Наталья Коржова, Елена Бахмутова


Россия. СЗФО > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 7 ноября 2018 > № 2786691 Александр Цыбульский

Губернатор самого малонаселенного — Ненецкого автономного округа России — Александр Цыбульский через год испытательного срока с приставкой врио официально вступил в должность. О том, на какие крупные инфраструктурные проекты сегодня делает ставку округ, какие изменения необходимы в главной отрасли региона — оленеводстве, когда будет построена дорога на Большую землю, какой неожиданный подарок он получил в оленеводческой общине и как родители отнеслись к тому, что сын решил променять комфортное кресло замминистра в Москве на губернаторское на Крайнем Севере, 39-летний глава региона рассказал в интервью РИА Новости. Беседовала Анастасия Яконюк.

— Александр Витальевич, экономика Ненецкого округа, как и многих северных регионов, зависит от масштабных инфраструктурных проектов. В последние годы активно обсуждались перспективы порта Индига, однако, похоже, с его реализацией возникли сложности. Какие сегодня возможности у Индиги?

— Да, действительно, порт Индига — замечательный проект, о нем много говорилось, были сделаны определенные шаги по его оформлению. Он разрабатывался под проект Роснефти, связанный с построением завода по транспортировке сжиженного газа. Насколько я понимаю, компании не удалось получить разрешение на экспорт сжиженного газа, и Роснефть, как все знают, приняла решение о выходе из этого проекта. Я считаю, что вопрос по Индиге остается открытым, другое дело, что потенциальный инвестор будет уточняться.

— Это был болезненный удар по планам развития региона?

— Это был сильный удар, но в целом ожидаемый. Когда я уже понимал, что нет договоренностей по экспорту сжиженного газа, то стало очевидно, что проект в своем прежнем виде уже не мог играть ту роль, которая ему отводилась. Но для развития региона это абсолютный приоритет, поэтому я уверен, что проект будет — не этот, так другой.

Как известно, президент поставил задачу по ускоренному развитию Севморпути, и грузопоток на этой артерии к 2024 году должен достичь 80 миллионов тонн. Очевидно, что этого можно добиться в первую очередь за счет экспортных поставок с территории РФ, как неоспоримо и то, что в ближайшее время нашу экономику будет во многом определять экспорт ресурсов.

Что касается нашего региона, пока могу сказать, что уже есть крупные инвесторы, которые сегодня рассматривают территорию округа для выхода на Северный морской путь и построения новых портовых мощностей. Территориально — в том же районе Индиги, потому что он является наиболее благоприятным по всей территории арктической зоны — там хорошие глубины, незамерзающий порт и легкая ледовая обстановка фактически круглый год. Так что суда могут заходить туда без серьезной ледокольной проводки и дальше уходить на траекторию СМП.

Кроме того, с учетом расположения округа — это удобная территория, куда можно подвести железнодорожную ветку небольшой протяженности за не очень большие деньги. С одной стороны, этот проект будет рассчитан на вывод на экспорт российских углей из этой части нашей страны, сюда могут "подтянуться" удобрения из Пермского края и лес из Коми. По сути, это были те же составляющие проекта, которые мы рассматривали при порте Индига, добавляя туда же экспорт газа.

— Как еще округ может использовать преимущества географического расположения относительно Северного морского пути?

— Сегодня, когда мы понимаем, что Севморпуть активно развивается, у нас встает несколько проблем. Первая — экологическая. Сегодня есть инициатива максимально переводить российский ледокольный флот либо на атомные ледоколы, которые с нулевым выбросом проходят по арктическим водам, либо на сжиженный природный газ. И сегодня "Новатек" уже запустил ледоколы на сжиженном газе, и они доказывают свою эффективность.

Ситуация складывается так, что в ближайшее время большая часть ледокольного флота будет постепенно переходить на сжиженный газ. А любая морская артерия в первую очередь это бункеровка: у нас на протяжении всего пути от Мурманска до Владивостока бункеровочных пунктов почти нет, корабли вынуждены загружаться топливом по полной программе, чтобы проходить по Севморпути. С другой стороны, у нас есть месторождения газа, находящиеся практически на побережье, которые за счет небольших мощностей могут быть использованы для создания такого рода завода, И они могли бы взять на себя функцию бункеровки этих судов на территории округа.

Кроме того, можно было бы создать логистический центр и разводить этот газ по другим бункеровочным пунктам, чтобы создавать экономику СМП.

— На какой стадии находится сейчас этот проект?

— Пока на стадии формирования пула инвесторов. Это проект высокой степени проработки, пока рано говорить. Инициатива идет прежде всего со стороны бизнеса, а мы ее поддерживаем. Надеюсь, в ближайшие пару месяцев они сочтут возможным публично о нем заявить. В любом случае, я думаю, это будет мощный проект с точки зрения изменения структуры экономики округа.

Не надо питать иллюзий, что у северных территорий большое количество возможностей для диверсификации экономики. Это территории, на которых могут реализовываться только крупные мегапроекты.

— Какую роль в экономике округа играет оленеводство, что отрасль ждет от власти и наоборот — власть от оленеводов?

— Это та отрасль, которая будет развиваться при любых условиях — даже исходя из исторических реалий, мы не можем от нее отказываться. Это традиционный вид хозяйственной деятельности для большого количества населения нашего округа, но наша задача в том, чтобы эта деятельность начала им приносить большую отдачу в современной жизни.

Сегодня мы поддерживаем эту отрасль максимально: здесь есть субсидии, льготы и так далее. Другое дело, что эффективность ее работы нужно повышать. Речь идет о тех предпринимателях, которые на оленьем мясе пытаются делать бизнес. Важно, чтобы оленеводы не встречали на своем пути проходимцев, которые их обманывают, забирают мясо и не платят денег. Нужно сделать так, чтобы у них была гарантированная возможность сбывать этого оленя в конкретных местах по конкретной ставке, чтобы они были уверены, что это не одноразовая акция, а то, что будет иметь прогнозируемые перспективы.

Сегодня у нас стадо оленей 182 тысячи голов — но это учтенные олени хозяйств, которые имеют коллективную форму собственности. Но есть еще огромные личные стада, которые оленеводы держат для себя. А психологически для тех, кто занимается этим много лет, олень — это инвестиционный ресурс, на который они делают ставку в будущем. Если мы сможем показать людям, что мы будем у них гарантированно принимать мясо и это войдет в систему, они будут держать то количество оленей, которое им будет необходимо.

И если говорить по-честному, надо чтобы у этой отрасли появился хороший хозяин — я имею в виду и переработку. У нас есть замечательный мясокомбинат, который производит прекрасную продукцию, но я убежден, что управленцы всех форм государственной собственности — не самые эффективные. Они не заинтересованы в том, чтобы оптимизировать процесс производства, удешевить его, улучшить качество продукции. Что удивительно — они даже не заинтересованы в том, чтобы выходить на внешние рынки, даже региональные. Нарьян-Мар им кажется пределом возможностей.

Я убежден, что это не так — надо выходить и осваивать новые рынки и в России, и за рубежом. За рубежом, может быть, не столько для финансовой выгоды, сколько для имиджа. Олень — уникальный объект для получения дополнительной стоимости: можно использовать все — мясо, шкуры, эндокринные продукты, рога, панты. Все это востребовано в разных отраслях — от фармацевтики до высокой моды. Это нужно выгодно использовать, но это никогда не сделает государство. Должен найтись человек, который будет заниматься этим как собственным бизнесом. Боюсь, мы здесь пока такими компетенциями не обладаем.

— Познакомившись с округом, вы заявили, что одним из приоритетов на посту главы региона считаете решение проблемы транспортной доступности. Что сегодня делается в этом направлении в регионе, где до сих пор нет постоянной дороги на Большую землю?

— Конечно, если мы говорим сегодня о нормальном качестве жизни в XXI веке, нам нужна связь с Большой землей. Этот вопрос решается с 1992 года. Большое количество руководителей заявляли в качестве приоритета решение этой проблемы, я не исключение. Но я надеюсь, что сейчас мы взяли реальные темпы строительства дороги Нарьян-Мар — Усинск. Пока я не вижу рисков того, что к 2022-му году мы ее не запустим. Я в это верю, все делаю, чтобы сроки не сорвать.

Эта дорога нас свяжет с федеральной сетью автодорог. Для обычного жителя Нарьян-Мара это означает, что можно будет сесть за руль и поехать куда-то дальше деревни Красное (40 километров от Нарьян-Мара — ред.). Сейчас такая возможность есть только зимой — по так называемому зимнику. Переезд будет занимать часов пять.

Дорога не самая передовая — грунтовая, но для нас и это будет прорыв, дальше можно будет думать про ее улучшение. Дело в том, что процесс строительства в тундре очень специфический — я раньше не понимал, почему такие сроки, но теперь вижу — если вы в этом году делаете хоть одну ошибку, вы платите за нее в следующем. К сожалению, подрядчики такую ошибку сделали и опережающими темпами они пойти не смогли.

Сейчас же, пока нет дороги, мы можем сделать еще одну вещь для жителей округа — субсидировать большее количество мест на каждом авиарейсе, чтобы снизить финансовую нагрузку на потребителей. И мы начнем это делать со следующего года, хотя и сегодня мы часть расходов компенсируем.

— Еще одна проблема, которая связана во многом с историческими причинами, — ветхость жилья и социальных объектов. Как быстро можно ее решить?

— Действительно, так исторически сложилось, что у нас высокий износ социальной и коммунальной инфраструктуры: когда-то, еще в советские годы, по всему Северу строились дома временного типа, и сегодня множество объектов пришли в абсолютную негодность. И проблема сегодня требует незамедлительного решения, чтобы людям обеспечить качество жизни, которое человек достоин иметь в XXI веке. Мы, конечно, большое количество проблем решаем за счет собственного бюджета — мы ускорили темпы жилищного строительства, вводим в эксплуатацию школы, взялись за недострои.

Но одномоментно выделить необходимые на все средства у нас нет возможности, даже с учетом высокой бюджетной обеспеченности на душу населения. У нас есть два пути — либо кредитоваться в коммерческих банках, что я на прошлой работе (замглавы Минэкономразвития РФ — ред.) призывал регионы не делать, потому что в какой-то момент бюджет начинает работать на погашение обязательств.

Второе — растянуть по времени. Но чтобы решить все накопленные проблемы в строительстве, потребуется 10 лет. Если нам сейчас поможет федеральный бюджет, то мы эти проблемы решим за 4-5 лет, об этом я просил президента России, и он поддержал нас. За счет этих средств мы сможем построить современную больницу, которая будет выполнять диагностические функции — из-за малочисленности населения нам нет смысла строить высокотехнологичный лечебный центр.

Сегодня нам нужен диагностический центр, чтобы на ранних стадиях выявлять проблемы и за счет бюджета отправлять в разные клиники России, немногие регионы могут этим похвастаться. С другой стороны, я хотел бы, чтобы у жителей была возможность получать медицинскую помощь в рамках обязательного медицинского страхования не только в одном учреждении города Архангельска, а чтобы они могли получить лечение в лучших клиниках Петербурга и Москвы.

Мы в конце этого года — начале следующего заключим несколько соглашений с ведущими медицинскими центрами, которые по столичному уровню находятся на первом месте, где собраны лучшие специалисты. А мы на себя будем брать расходы по обязательному медстрахованию, транспортировке и так далее.

Это наш приоритет.

— В образовательной сфере, наверное, схожие проблемы?

— К сожалению, в отдаленных селах школы находятся в сильно изношенном состоянии, и здесь мы тоже должны делать прорыв. Но не это основная проблема. Построив прекрасные школы, оснастив их, мы не можем найти для поселка, где живут, например, 200 человек, такое количество профессиональных учителей, которые могли бы дать нашим детям шанс на хорошее образование.

Так что здесь встает вопрос дистанционного образования. На сегодняшний день это наиболее реальный шанс дать нашим детям возможность, приехав в серьезные учебные заведения, на общих основаниях быть конкурентоспособными абитуриентами. Мы активно работаем над этим, и в начале следующего года запустим проект, который будет включать в себя три направления: переподготовка учителей, которые могут дистанционно повышать квалификацию, подготовка выпускников к ЕГЭ, дистанционные уроки для детей из сел в школах Нарьян-Мара, а в учебных заведениях столицы округа можно было бы получать дистанционно знания у лучших преподавателей других регионов.

— Видите ли вы смысл создавать в округе вуз, ведь возможностей для получения очного высшего образования в регионе нет?

— Особой целесообразности открывать здесь большой вуз я не вижу — у нас здесь недостаточное количество студентов. Но тем не менее образование сегодня трансформируется, в том числе дистанционное, я считаю, что нам надо это учитывать. Более того — с САФУ мы подписали соглашение, и сейчас мы будем возвращать компетенцию по высшему образованию.

Это будет модернизированный проект, связанный с внедрением цифровых технологий, но мы постараемся за ближайшие год-два его реализовать. Если бы речь шла о том, чтобы открыть здесь филиал вуза, я бы не настаивал, потому что Архангельск недалеко отсюда — долететь до него иногда быстрее, чем доехать из одного конца Москвы в другой.

Но мы смогли разработать интересную идею — арктического научно-студенческого центра. Небольшую часть мы отдадим под классическое высшее образование, а остальное — полевые исследования, связанные с экологией, недропользованием. Центр может стать полигоном для практической научной работы на территориях со сложным климатическими условиями.

Мы в этот контур смогли включить МФТИ, МГТУ им. Баумана, Сколково. Необходимо создать научно-образовательный центр компетенций, который может стать центром научного притяжения в России.

— Но если особые северные условия могут привлечь в регион ученых, туристов они пока скорее настораживают. По официальным данным, турпоток в регион составляет около двух тысяч человек в год. Нужен ли вам массовый туризм?

— Скажу вам откровенно — год назад я приехал сюда приверженцем идеи того, что туризм может приносить деньги. Но это касается только традиционных общепринятых мест массового отдыха — пляжи, горы. Но в северных регионах нет таких притягательных мест для массового туриста, и создавать мощную инфраструктуру — это выбросить деньги на ветер. Здесь скорее есть условия для эксклюзивного туризма — для тех, кто любит экстремальные условия, охоту, рыбалку, сплавы по рекам, пешие походы.

Так что за туриста, который готов приехать издалека и заплатить приличные деньги, надо бороться, для него надо делать эксклюзивные продукты, которым должен заниматься малый и средний бизнес. Он этим и занимается, правда, в основном эта деятельность идет в серой зоне и пока в казну это не приносит больших денег.

— Каким вы видите бренд региона?

— Мы им давно занимаемся и разработали бренд, который вызывает огромные споры у населения. Это значит, мы попали в точку, потому что если бы он прошел незамеченным, я бы считал, что мы сделали плохую работу. Это символ региона — яркий, вызывающий, бросающийся в глаза — в этом была основная идея, потому что НАО не серый регион, нам есть, что показать, у нас замечательные люди, яркие цвета, которые символизируют весеннее яркое солнце, северное сияние, чистейшие реки.

Сама по себе тундра потрясающе красива. Если ты здесь не прожил год, этого не понять: в каждое время года здесь своя красота. Я летаю в командировки и вижу, как за две недели тундра совершенно меняется — ярко-зеленые насыщенные цвета переходят в песочные оттенки, фантастические виды открываются с самолета: иногда пейзажи кажутся космическими — кратеры вулканов, вкрапления неземных красок, такого нет нигде. Здесь можно бесконечно наслаждаться красотой природы и энергетикой тундры: если у вас есть негативные эмоции, она у вас их заберет.

— Когда вы ехали на Север, было ли опасение, что он, как говорится, вас не примет?

— Они до сих пор у меня остались. Мне кажется, Север — это территория, которая не признает фальши и настороженно относится к приезжим. Здесь в силу условий жизни все на виду, ты никого не сможешь обмануть. Ты либо приедешь и станешь частью этого места, либо оно тебя отторгнет.

Конечно, я очень опасался — я никогда не жил на Севере, не представлял, что это такое. Но опасения не оправдались. Здесь люди другие — очень требовательные, они никогда не верят сразу: ты должен им доказать, что тебе можно верить. Здесь нельзя сказать и не сделать. Может быть, влияет история — ведь это уникальная территория, где не было крепостного права, ненцы всегда жили родовыми общинами, здесь были староверы, покорители Севера — ценности были такие, что все были равны.

Здесь иерархия "начальник-подчиненный" не работает, никто не будет перед тобой заискивать. С любым человеком мы общаемся на равных, и нужно еще постараться заслужить доверие. Мне кажется, я таких отношений нигде не встречал.

— Наверное, вам все же удалось заслужить доверие, иначе бы вам вряд ли подарили бы оленя в одной из общин…

— Кстати, надо бы узнать, как он поживает. Да, ситуация оказалась неожиданная, она не была запланирована или согласована протоколом. Мы провели замечательно время в общине, я проникся к этим людям — искренним, настоящим. И потом вдруг глава общины подарил мне оленя. Было неловко, потому что у меня в ответ не было подарка той же ценности. У меня очень красивый олень. По-моему, это лучший олень в стаде. Мне хочется верить, что этот жест — проявление уважения.

— Вы провели в округе год в должности временно исполняющего обязанности, совсем недавно совет избрал вас официально губернатором. Не хотелось поучаствовать в прямых выборах?

— Для меня прямые выборы были бы проще. Я возглавлял список партии "Единая Россия" — для меня это была легитимация того, что я хочу сделать. Когда я шел на выборы, то таким образом представил свою программу. Для меня это было важно, я бы с удовольствием участвовал в прямых выборах. Это мне бы сегодня не давало сомнения в том, что в этой победе мог быть больше ресурс партии.

— Как отнеслись родители к тому, что вы отправились из комфортной Москвы на суровый Крайний Север?

— Мама выражала опасения, что я еду на Север, говорила, ты тут сидишь в Москве, ты заместитель министра, зачем тебе это нужно? Но поскольку у меня семья военных, родители понимают — здесь не принято спрашивать. Я сказал — задача поставлена, я еду ее выполнять. Мои родители сами научили меня этому. Они дали мне довольно жесткое воспитание, которое не позволило наделать глупостей, и заложили основу, которая до сих пор меня держит.

Помимо того, что они дали мне все, что составляет счастливое детство любого человека, они дали понять главное — ценно только то, чего ты добиваешься сам.

Когда я оставил военную службу, мои родители были категорически против, не поддерживали меня. Но я знал, что я сам принимаю решения, понимаю их цену и осознаю ответственность, я взял на себя все риски. Я всегда говорю, что сделаю все так, чтобы они могли мной гордиться. Надеюсь, что еще успею это доказать.

Анастасия Яконюк.

Россия. СЗФО > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 7 ноября 2018 > № 2786691 Александр Цыбульский

Полная версия — платный доступ ?


Россия > Транспорт > forbes.ru, 6 ноября 2018 > № 2782249 Петр Шкуматов

Приехали. Рынок такси выходит из-под контроля

Петр Шкуматов

координатор российского общественного движения Общество синих ведерок

Отсутствие контроля за развитием агрегаторов сделало российское такси опасным: участились аварии и нападения на пассажиров. Как реформировать рынок?

Во всем мире уже который год лихорадит рынок такси. В Нью-Йорке за непродолжительное время покончили с собой шестеро таксистов по причине резкого падения доходов и невозможности обслуживания долгов. В Лондоне в прошлом году суд потребовал от Uber признать водителей работниками с соответствующими трудовыми правами, что привело к грандиозной череде судебных процессов. В России с такси происходит то же самое, только в еще худшем виде.

Недавно на публичных слушаниях по реформе ОСАГО в Государственной думе была озвучена справедливая стоимость полиса обязательного автострахования для такси. Цифра поразила практически всех — 60 000 рублей в год. Но о чем это говорит? О том, что аварийность в российском такси зашкаливает. Почему? И главное, что с этим делать?

Для начала надо понять, что сама услуга легкового такси в результате технологического развития теперь представляет из себя микс из трех услуг: непосредственно такси, которое имеет соответствующее разрешение, сервисы ride-hailing, «кликни и езжай» (в это понятие входят как убер-подобные приложения с водителем, так и привычный москвичам каршеринг), а также ride-sharing-сервисы, когда вы являетесь попутчиком. Наиболее известный пример — BlaBlaCar.

Дискуссия идет вокруг ride-hailing — сервисов такси с водителем, в России их называют агрегаторами. Вопрос звучит так: ближе ли они по сути к легковому такси, то есть требуют соответствующего лицензирования, или все-таки они более близки к ride-sharing-сервисам и, значит, не требуют вмешательства государства? В ближайшее время на этот вопрос будет отвечать Апелляционный суд Англии и Уэльса. Но каждая страна должна будет ответить на этот вопрос самостоятельно, если не хочет получить последствия в виде резкого роста аварийности на дорогах.

Логика предыдущих судебных решений в разных странах заключалась в том, что если водитель автомобиля, подключенный к ride-hailing-сервисам, зарабатывает себе этим на жизнь, то это означает юридическую близость этих сервисов к легковому такси. Водители ride-sharing-сервисов не зарабатывают себе этим на жизнь, лишь компенсируют стоимость топлива, поэтому и не подлежат государственному регулированию. Сами водители ride-hailing-сервисов подтверждали, что это именно работа, просто без оформления официальных трудовых отношений, что приводит к чудовищным нарушениям здравого смысла. Например, в Великобритании одним из аргументов против Uber является то, что «водители работают по 80/90 часов в неделю, спят в своих автомобилях, но все равно не зарабатывают минимальный уровень дохода».

В России сложилась та же ситуация. График работы 6 дней по 12 часов (суммарно 72 часа в неделю), без больничных, отпуска и иных социальных гарантий, распространен повсеместно. Работая 40 часов в неделю, водитель не будет зарабатывать ничего. Но на смену графику «6х12» пришел график «сутки через сутки» — так автомобиль используется максимально эффективно. Водитель заступает на суточную смену, после её окончания он передает машину напарнику и идет спать. Проснувшись, он вынужден заступать через несколько часов на новую смену, и так до бесконечности. А в реальности — до тяжелого ДТП, когда проявляются физиологические пределы уставшего организма.

Если ride-hailing-сервисы будут признаны сервисами такси, то цены на поездки серьезно вырастут — этот аргумент часто приводят сторонники полного дерегулирования отрасли. Но может ли стоимость поездки быть важнее безопасности пассажира, самого водителя, а также других участников дорожного движения? По моему искреннему убеждению — нет. Что можно сделать для того, чтобы соблюсти интересы как сторонников дешевых поездок, так и тех, кто выступает за безопасность дорожного движения? Выход есть.

Решением данной проблемы является перенос разрешения на работу в такси с автомобиля на водителя. Сегодня разрешение выдается на автомобиль, и делается это крайне неэффективно. Например, в Excel ведутся реестры разрешений в 63 регионах Российской Федерации, а 8 реестров вообще имеют формат, который не может быть прочитан автоматизированным способом. Выдача разрешения на автомобиль приводит не только к тому, что любой желающий может сесть за руль и возить пассажиров, но и к появлению прослойки посредников, сдающих автомобили, имеющие разрешения для работы в такси, в аренду всем подряд. То есть никакого смысла в ведении подобных реестров нет. Очевидно, что на безопасность дорожного движения реестр транспортных средств никакого влияния не может оказывать в принципе.

Выдача персональных разрешений на перевозку пассажиров в легковом транспорте решит проблему искусственного разделения такси и ride-hailing-сервисов, так как оба сегмента будут работать непосредственно с субъектами лицензирования — с водителями. В результате переноса лицензирования на водителя и такси, и ride-hailing сольются в один большой сегмент: городских перевозчиков пассажиров.

У подобной реформы есть еще ряд плюсов:

  • Водитель является не только лицензиатом, но и субъектом налогообложения, что позволит нормализовать вопрос с «самозанятыми» водителями.
  • Становится возможным контролировать режим труда и отдыха с помощью автоматизированных средств, таких как персональный тахограф.
  • К водителям можно предъявлять дополнительные квалификационные требования, исключающие попадание за руль тех, кто находится в группе риска.
  • Прямые взаимоотношения между сервисами по заказу такси и исполнителями этих заказов устранят целую прослойку посредников, которые сейчас резко снижают заработок в этом сегменте.
  • Появляется возможность страхования в реальном времени как пассажиров и водителя, так и гражданской ответственности.

Подобная реформа оздоровит рынок пассажирских перевозок в России, увеличит безопасность на дорогах и предоставит дополнительные социальные гарантии водителям, которые сейчас представляют собой что-то вроде биороботов, работающих за еду. Будет ликвидирован и искусственный разрыв между ride-hailing-сервисами (агрегаторами) и службами заказа легкового такси — это будет единый организм. Компании ride-sharing, организующие совместные поездки, не пострадают. Цены на поездки вырастут незначительно — за счет ухода с рынка целого конгломерата посредников между клиентом и водителем. Дело теперь осталось за малым: чтобы эту идею услышали депутаты Государственной думы.

Россия > Транспорт > forbes.ru, 6 ноября 2018 > № 2782249 Петр Шкуматов


Киргизия > Миграция, виза, туризм > regnum.ru, 24 октября 2018 > № 2769641 Денис Бердаков

Киргизским мигрантам в России грозит активность Шавката Мирзиёева

Руководство Киргизии обеспокоено будущим своих соотечественников, находящихся на заработках в России

Киргизия является полноправным членом Евразийского экономического союза чуть больше трех лет. Это небольшой срок, чтобы делать полноценные выводы о том, какое влияние на экономику страны оказало участие республики в объединении. Одним из очевидных преимуществ ЕАЭС можно назвать улучшение условий для трудовых мигрантов, работающих в странах союза. Это, к примеру, доказывают и объемы денежных переводов. В 2017 году трудовые мигранты перевели в Киргизию около 2,5 миллиардов долларов, причем более 90% из этой суммы были перечислены трудящимися из Российской Федерации. Периодически выдвигаемые правительством России инициативы, связанные с ужесточением законодательства в области миграционной политики, беспокоят не только более 700 тысяч киргизстанцев-мигрантов, но и руководство среднеазиатской страны.

Киргизский политолог Денис Бердаков прокомментировал ИА REGNUM ситуацию и рассказал, что ждет киргизстанцев, трудящихся в России.

ИА REGNUM : Как изменилось положение киргизских трудовых мигрантов в России за три года?

В 2016 году трудовые мигранты перевели в Киргизию почти $2 миллиарда. За 2017 год — уже $2,2 млрд. В 2018 году объемы переводов мигрантов из России на родину могут превысит существующий рекорд — за 8 месяцев в Киргизию уже отправлено $1,74 млрд.

Если уйти от обсуждения денежных сумм, превышающих годовой бюджет государства, то стоит отметить, что после присоединения Киргизии к ЕАЭС трудовые мигранты получили значительные преимущества. Это отсутствие необходимости получения разрешения на работу, у киргизстанцев отпала необходимость покупать патенты (к примеру, в Москве стоимость патента для работы иностранцу составляет 4500 рублей в месяц, в Московской области — 4300 рублей). Экономия составляет несколько десятков тысяч рублей в год.

Сейчас граждане Киргизии делают лишь регистрацию. Срок, в течение которого необходимо ее получить, увеличен до 30 дней. Наши трудовые мигранты пользуются одинаковыми профессиональными и социальными преференциями, что и местные работники, имеют право устраивать детей в детские сады, а также пользоваться услугами больниц.

Наши соотечественники по-прежнему могут въезжать в Россию и Казахстан по внутреннему паспорту (ID-карта, хотя по факту при пересечении границу просят предъявить все имеющиеся документы вплоть до аттестатов об окончании средней школы), несмотря на то что с 2015 года в РФ действует новый порядок въезда, согласно которому граждане СНГ въезжают в страну исключительно по заграничным паспортам.

Срок временного пребывания (проживания) трудовых мигрантов и членов их семей на территории России определяется сроком действия трудового договора, заключенного между работодателем и работником. Хоть 5 лет! В случае досрочного расторжения трудового договора после истечения 90 суток со дня въезда трудящийся-мигрант имеет право в течение 15 дней заключить новый трудовой договор, в том числе с другим работодателем, в порядке и на условиях, предусмотренных законодательством.

Правила весьма неплохие, но они не всегда соблюдаются на территории России. Тем мигрантам, кто нарушил закон и работает без трудового контракта, грозят значительные проблемы.

ИА REGNUM : Вице-премьер Татьяна Голикова заявила, что правительство России впервые намерено снизить долю иностранных работников на строительных площадках страны. Предполагается, что их численность с 2019 года не будет превышать 80% от количества занятых на предприятии. Как это может повлиять на киргизских мигрантов?

Правительство, сокращая число привлекаемой иностранной рабочей силы, хочет освободить места для граждан России. Тут все понятно. Но вряд ли эта инициатива будет реализована. В договоре о Евразийском экономическом союзе четко прописано, что работодатели вправе привлекать к трудовой деятельности граждан стран ЕАЭС без учета ограничений по защите национального рынка труда. Т. е. члены союза не должны устанавливать и применять подобные правила.

Введение ограничений будет означать, что соглашения в рамках ЕАЭС ничего не значат. А это недопустимый вариант.

ИА REGNUM : В прошлом году Минздрав России предлагал лишить семьи трудовых мигрантов из стран ЕАЭС права на бесплатную медицинскую помощь. Предполагалось, что так образом российский бюджет сможет сэкономить внушительные суммы. Какова позиция Бишкека по этой теме?

Тема предоставления медицинской помощи трудящимся из ЕАЭС и их семьям остается проблемной. Согласно Договору о ЕАЭС от 2014 года, социальное страхование «союзных» трудящихся и членов их семей должно осуществляться на тех же условиях и в том же порядке, что и граждан государства трудоустройства. Социальное страхование подразумевает и обязательное медицинское страхование (ОМС). Что же касается фактической ситуации, то трудовые мигранты получили доступ к ОМС в январе 2017 года приказом Министерства здравоохранения России. Однако данный документ не распространяет свое действие на членов их семей. Получается, что положения договора о ЕАЭС выполняются Российской Федерацией не в полном объеме.

ИА REGNUM : Уточню — вы считаете, что члены семей трудовых мигрантов станут в России объектом обязательного медицинского страхования?

Вероятность очень большая. Ведь реализация предложений Минздрава ухудшит положение трудящихся и их семей, а это в корне противоречит Договору о ЕАЭС. Соглашения в рамках союза нацелены на глубокую интеграцию, в том числе в части вопросов, касающихся социального страхования трудящихся и их семей. Преференции для работников из стран союза являются важным фактором развития трудовой миграции и формирования единого рынка трудовых ресурсов, что является одной из основных целей ЕАЭС.

ИА REGNUM : Как вы можете прокомментировать ситуацию в России, связанную с водительскими удостоверениями? Речь идет о поправках, инициируемых в закон «О безопасности дорожного движения».

Насколько мне известно, МВД России планирует обязать некоторые категории граждан проходить процедуру обмена международных и национальных водительских удостоверений на российские. Если человек получает вид на жительство или паспорт гражданина России, он обязан в течение 6 месяцев получить российское удостоверение. По истечении данного срока национальное и даже международное удостоверения будут признаны недействительными.

В случае принятия подобных поправок наши соотечественники, получившие гражданство России или вид на жительство, должны будут, скорее всего, сдавать экзамены на знание ПДД и практическое вождение в России.

Что касается трудовых мигрантов, осуществляющих предпринимательскую и трудовую деятельность на территории России, то они продолжат управлять транспортными средствами на основе национальных водительских удостоверений.

ИА REGNUM : После прихода к власти Шавката Мирзиёева Россия и Узбекистан стали наращивать сотрудничество и сообщили о намерении реализовать ряд масштабных проектов. Упоминается и возможность того, что в перспективе узбекские мигранты, число которых измеряется миллионами, получат в России льготы при трудоустройстве. Как этот сценарий оценивают в Бишкеке?

В Бишкеке размышляют над тем, что будет, если узбекистанцы получат хотя бы часть преференций, которые есть у граждан Киргизии в России. Если это произойдет — наиболее низкоквалифицированные мигранты из Киргизии с плохим знанием русского языка могут потерять рабочие места в России. Конечно, часть киргизстанцев в России уже ушла на уровень менеджмента, управляющего персонала в торговых сетях, банках и т.д., и появление миллионов узбекских рабочих им не угрожает, но для остальных сотен тысяч человек из Киргизии перспективы складываются не самые радужные.

За последнее время Россия и Узбекистан подписали свыше 800 документов, сумма контрактов, инвестиций и соглашений по ним превысила 27 миллиардов долларов. Предполагается создать в Узбекистане 79 совместных предприятий, 23 торговых дома и 20 логистических центров. Как резкий рост активности воспринимается в соседней Киргизии?

Открытие Узбекистана миру и такие масштабные планы стали темой самых активных дискуссий в властных коридорах Бишкека. Пока не все еще осознали, но факт почти налицо — бизнес Киргизии не смог в рамках имеющейся социально-экономической модели наладить для экспорта в Россию производство необходимых объёмов овощей и фруктов должного качества.

В декабре 2016 года правительства Узбекистана и Россия подписали соглашение о создании «зеленого коридора» для экспорта узбекских овощей и фруктов. Кроме того, стороны завершают работу по созданию «зеленого коридора» в области фитосанитарного контроля, в частности, контрольные службы двух стран начали работу в единой электронной системе «Аргус Фито». При этом значительная часть узбекских овощей и фруктов поставляется в Россию через казахстанских посредников, которые используют льготы в рамках Евразийского экономического союза (ЕАЭС).Это значит, что крупнейшие торговые сети России нашли достаточно надежных контрагентов в Узбекистане. И это при том, что их представители с 2015 года по нескольку раз прилетали в Киргизию в поисках товарных объёмов лука, моркови, яблок, но так и не смогли заключить контракты.

За последние годы в Узбекистане посажено 14 000 гектаров яблочных деревьев, через два-три года там получат объёмы урожая для экспорта в РФ, и, возможно, в Китай. Для сравнения — Киргизия, которая уже три года в ЕАЭС, за всё это время высадила около 500 гектаров новых яблочных посадок.

Григорий Михайлов

Киргизия > Миграция, виза, туризм > regnum.ru, 24 октября 2018 > № 2769641 Денис Бердаков


Россия > Агропром. Финансы, банки > agronews.ru, 22 октября 2018 > № 2793678 Игорь Багинский

Комментарий. Сельский кредитный кооператив держится на том, что все его члены знают друг друга.

Корова, как известно, работает на сене, трактор – на солярке, а фермер, не удивляйтесь, на деньгах: вот сколько у него денег, такой у нас и прогресс в государстве. Что сегодня происходит в сельской кредитной кооперации? Чем она живет? Какие трудности испытывает? Об этом беседуют издатель портала «Крестьянские ведомости», ведущий программы «Аграрная политика» на ОТР, доцент Тимирязевской академии Игорь АБАКУМОВ и Игорь БАГИНСКИЙ, председатель Союза сельских кредитных кооперативов России.

— Игорь Николаевич, что такое Союз сельских кредитных кооперативов?

— Союз сельских кредитных кооперативов появился 20 лет назад для создания института микрокредита. Самой главной задачей его было дотянуться небольшими деньгами до маленького производителя, личного подсобного хозяйства, фермера. Мы опробовали различные практика — и положительные, и отрицательные, наработали большой опыт, применяем его, стараемся развивать, надеюсь, что на пользу и населению, и сельхозпроизводителям.

— Сколько у нас кредитных кооперативов и сколько в них членов?

— В настоящий момент более 800 кредитных кооперативов, членов -более 250 тысяч, совокупный портфель где-то порядка 15 миллиардов рублей, активов 18 миллиардов. Мы обслуживаем более 50 регионов страны. Сформированы региональные системы, отчасти о них говорит и Владимир Владимирович Путин, президент России, – это тюменская, липецкая система, вологодская, забайкальская, ряд других.

— Игорь Николаевич, а вот для сельского жителя что конкретно дает сельский кредитный кооператив?

— Задача для кредитного кооператива и сегодня, и 100, и 200 лет назад, одна: в первую очередь дать возможность перехватить деньги тогда, когда невыгодная цена, например, на произведенную продукцию, или привлечь средства для того, чтобы выгодно совместно закупить продукцию для массы маленьких игроков.

Второй вопрос – это текущая жизнь, которая требует улучшения жилищных условий, где-то, может быть, перехватить деньги на то, чтобы отправить ребенка в школу 1 сентября, поехать отдохнуть, купить необходимые вещи — телевизор, холодильник или инвентарь.

— А что такое кредитный кооператив? Каким образом там образовались деньги?

— Так сложилось, что в России в большей степени опыт основан на привлечении ресурсов из больших, серьезных источников. В дореволюционное время это был государственный банк, потом Московский народный банк. Постепенно кредитные кооперативы переходили к опыту привлечения средств физических лиц на территории присутствия исходя из принципа…

— То есть местное население скидывается деньгами?

— Да, исходя из принципа Райффайзена «Деньги деревни – деревне».

— Райффайзен – это система кредитной кооперации Германии, а

Rabobank – Голландии. Вы тоже ведь профессиональный банкир, не с улицы пришли в этот бизнес, были зампредом Россельхозбанка, у вас профессиональное образование, профессиональный опыт, то есть вы знаете, как эту систему организовывать. Как можно было уговорить людей скинуться деньгами, чтобы дать взаймы кому-то третьему?

— Сложно провести параллель с банком. Банк-то берет на самом деле под систему гарантирования государства, систему страхования сбережений. Как привлечь средства кооперативу? В первую очередь, это авторитет руководителя кооператива, с самого момента создания.

Потом, опыт работы. Люди, конечно, смотрят, куда размещает кредитный ресурс кредитный кооператив, с каким риском размещает, как возвращает, и дальше уже работает авторитет самой организации.

— Как процесс происходит? Как происходит получение денег?

— Безусловно, кредитный кооператив проводит определенные действия, для того чтобы привлечь заемщиков…

— Простой вопрос: я могу приехать в Вологду и попросить у кооператива деньги?

— Попросить-то можете… Базовое требование в кредитном кооперативе – это, конечно, общность: важно, чтобы член кредитного кооператива был из твоей среды, из членской базы. В особенности это касается, когда суммы переходят за пределы 15, 20, 30 тысяч, то есть кредитный кооператив своего члена должен знать.

— То есть сельский кредитный кооператив помогает взять деньги тогда, когда они очень нужны, верно?

— Да, и принимает решение достаточно оперативно, потому что знает своего заемщика, своего пайщика.

— А я могу вам рассказать историю, очень короткую, как я, будучи стажером у голландского фермера, вместе с ним ходил получать деньги в «Rabobank», который когда-то был сельским кредитным кооперативом. Это теперь он глобальный банк и финансирует даже аэрокосмическую отрасль, но изначально это фермерский банк. И каждый фермер голландский в нем акционер. Так вот, мы пошли с ним получать кредит на подержанный трактор, как сейчас помню, Fendt это был, зеленый, большой… Как вы думаете, сколько занял процесс получения кредита, сколько времени?

— Сложно сказать.

— 40 минут. За 40 минут он получил кредит, и деньги поступили уже продавцу, через 40 минут. Почему? Потому что в этом банке его прекрасно знают, там не нужно предъявлять никаких документов…

— Потому что они уже там.

— Они уже там, они его знают, потому что этот банк находится прямо в деревне. Они знают, какие у него залоги, в каком состоянии земля, техника, коровы, в каком состоянии его здоровье, потому что страховой полис оформляется тоже через этот банк. Там даже учитывается, не женился ли он случайно на молодой.

— Как выглядит у него двор, чем живет его семья — они все знают.

— Банкир знает все, поэтому 40 минут на оформление трактора, а это, извините, большое количество (тогда еще не было евро) гульденов. Вот что в европейском понимании сельский кредит. У нас примерно то же самое?

— Да. Работа в кредитном кооперативе России начинается тоже с небольшого опыта, с небольшого кредита. В дальнейшем, по мере работы с пайщиком, информация в кооперативе накапливается — из документов, которые он подает, от членов кооператива, которые сообщают, чем он живет, то есть обмен информацией в кооперативе идет всегда, постоянно. И скорость принятия решений достаточно быстрая. Я не могу сказать, что именно 45 минут, с кем-то принимаются решения за 15, с кем-то чуть дольше, если срок кредита подлиннее. Мы не как «Rabobank» или как голландцы принимаем решение, но все-таки это тоже очень быстро.

— Ну сколько это – день, два?

— Принимаются решения порой за полчаса, за час, а бывает и день-два.

— Почитают это фермеры, которые получали кредиты в государственных или коммерческих банках, и удивятся: они прекрасно знают, сколько это занимает, – месяц, два, полгода, а, может быть, и год. Иногда это ни к чему не приводит, а человек ждет денег и делает под них какие-то займы. То есть непродуктивная какая-то система. Как вы думаете, почему?

— Для этого есть ряд причин. Причина первая: мы знаем своего клиента непосредственно, чем он живет, то есть мы кредитор на вытянутую руку. Для банкира заемщик – это цифра. Цифры порой бывают противоречивы: цифры в статистике, цифры в налоговой. Они вызывают сомнение, дополнительные вопросы. Почему два месяца, три или четыре? – на каждый новый ответ новый вопрос. У нас информация вся собрана, она здесь.

— Возвратность кредита сколько процентов от фермеров? Вот фермер берет кредиты, фермер возвращает, – сколько процентов возврата и сколько процентов невозврата?

— Проще сказать, сколько процентов невозврата. Чаще всего в кредитном кооперативе невозврат – это уход из жизни. Есть случаи, когда заемщики пропадают, их приходится долго искать. Но очень часто слышно от кредитных кооперативов, что заем возвращается через 3, 5, 6 лет. Это первое. Во-вторых, сельский житель заметно отличается от городского, потому что он не настолько резво мигрирует, он остается на территории.

В этом плюс и кредитного кооператива, и его самого, потому что сбежать – это испортить кредитную историю. Ее не нужно портить, мы сядем и договоримся. Не укладываешься в год – сделаем за три; не укладываешься за 3 – решим вопрос за 5 или за 7 лет, то есть в любом случае сядем и договоримся.

Какой уровень просрочки? Я бы не говорил про невозврат. В зависимости от кооператива к кооперативу – в среднем 3-5%. По данным Центрального банка, недавно Центральный банк с нами делился собираемой отчетностью, это где-то в районе 3-5%. У кого-то больше, в зависимости от уровня риска, с которым работает кооператив.

— Банкиры, в частности, государственные, не будем эти банки называть, говорят, что в кредитной кооперации очень большие проценты, они там жулики, они нагревают, так сказать, набивают свои бюджеты (не будем говорить «карманы», карманы сложно, потому что здесь кооперация, всем все видно) за счет больших процентов. Насколько это оправдано и какие у вас проценты по кредитам?

— Если говорить о кредитовании, о выдаче займов фермерам, ставки колеблются в пределах 12-14%, 16-18%, есть ставки выше, и 20%, и 24%. У этого есть объективные причины, потому что есть кооперативы, у которых объемы таковы, что они не могут себе позволить выдержать операционные расходы…

— Длинные кредиты.

— И длинные кредиты, и низкие ставки. В любом случае это договоренность с фермером, в любом случае сели и договорились. Опять же кредитный кооператив – это «перехватить», это 2-4 месяца,

эти ставки по-другому воспринимаются. Мы работаем над тем, чтобы понизить процентную ставку, работаем в том числе и с Банком России или внутри, повышаем технологии, с Банком России с целью снижения операционных расходов. Нам на руку, кстати, играет то, что банки уходят с сельских территорий, соответственно, их вкладчики к нам с удовольствием мигрируют, это позволяет снизить ставку.

— Это как раз мой следующий вопрос, как-то вы его предвосхищаете. В Европе в банках, с которыми я имел дело, я просто интересовался их деятельностью, так скажем, сельскими банками – «Райффайзенбанк», «Rabobank», «Agricole» (французский, крупный банк) – там принято кредитовать «вдлинную» кредитные кооперативы, потому что банкам невыгодно держать свои офисы, отделения в сельской местности, там нет такого оборота.

Но выгодно дать длинные деньги кредитному кооперативу, чтобы он их дальше распространил среди фермеров, чтобы эти фермеры работали, они не загнулись, чтобы у них была возможность, как вы говорите, перехватить. Это выгодно банкам, они размещают таким образом свои деньги. Почему у нас не слышно про такой опыт?

— Дело в том, что у нас период миграции или ухода банков, сокращение сетей, переход к новым технологиям банковским сейчас происходит, последние 3-5 лет. Соответственно, банки легко уходят с территорий, не чувствуют возможной потери клиентов. Я думаю, что в ближайшее время эта ситуация должна измениться, и мы вернемся к тому, чтобы использовать наши возможности в решении в том числе их задач. Мы эти переговоры сейчас ведем с «МСП Банком», с корпорацией «МСП», я очень надеюсь, что восстановим взаимоотношения с «Россельхозбанком», будем работать взаимно и на пользу друг другу.

— Дай-то бог, сельское население у нас все-таки треть населения страны. У него есть деньги, у этого населения. Понемногу, но в общей сумме это деньги. Плюс еще есть другое население страны, которое тоже, между прочим, питается 3 раза в день, то есть имеет отношение к сельскому хозяйству напрямую.

Сколько денег у населения?

— Не могу сказать о сельском населении, мы сейчас делаем как раз выборку…

— Ну давайте все население возьмем.

— 26 триллионов рублей — вклады населения в банках. Это данные Центрального банка.

— А то, что не в банках — в кубышках, за божницами лежит, на похороны и так далее?

— Думаю, что это приличные деньги.

— Как их пустить в оборот? Население не очень доверяет банкам, в банках все-таки деньги «усыхают», они там не пропадают, если их правильно диверсифицировать между банками в случае банкротства или еще чего-то, но они там усыхают, все-таки у нас инфляция настоящая больше, чем декларируемая, так ведь? Поэтому лучше бы их, конечно, пустить в оборот, чтобы люди какие-то дивиденды получали с производства. Каким образом это сделать? Как людей убедить, что нужно принести деньги в кооператив? Кто вам запрещает это делать?

— Никто нам не запрещает это делать. У этого есть… Так получается, видимо, ментально, что без, скажем, программного подхода, без государственной поддержки (я имею в виду не выделение бюджетных средств, а именно программного подхода), это сделать возможно, но исключительно «очаговым порядком». Мы за 20 лет работы только в новейшей истории уже накопили достаточно отрицательного опыта.

— Игорь Николаевич, а как на вас банки смотрят? Как на союзника, соратника, конкурента? Как на непонятно что?

— Думаю, как на непонятно что. Мы для них не являемся конкурентами, потому что в сельской кредитной кооперации вкладов населения порядка 10 миллиардов рублей при численности в 26 триллионов, а в общей кредитной кооперации, наверное, порядка 60 миллиардов. Даже Набиуллина Эльвира Сахипзадовна как-то банкирам говорила: «Да вы что на них гавкаете, они для вас не конкуренты».

Могли бы кредитные кооперативы правильно применить ресурсы в сельской местности? Могли бы, безусловно, учитывая наш наработанный опыт, экстерриториальный в том числе. Мы эту работу сейчас ведем с Минсельхозом, очень рассчитываем на их поддержку. Ну и второе: наверное, должна накопиться какая-то критическая масса. Видимо, она в вопросах доступа к микрокредиту еще не накопилась, она сейчас формируется. Дефицит очень сильный.

— У меня такое ощущение, что какие-то подвижки прямо уже в воздухе висят. Вот уже и новый старый вице-премьер по сельскому хозяйству Алексей Васильевич Гордеев начал говорить о необходимости госпрограммы по восстановлению сельских территорий. Пока держим пальцы, скрестили, ждем. Видимо, без кредитной сельскохозяйственной кооперации вообще не обойтись?

— Второй этап развития сельскохозяйственной кредитной кооперации был как раз в то время, когда Алексей Васильевич был министром.

И мы очень рассчитываем, что новый его приход в нашу отрасль привнесет серьезные подвижки и успех в развитии того, что мы накопили, очень рассчитываем.

Автор: «Крестьянские ведомости»

Россия > Агропром. Финансы, банки > agronews.ru, 22 октября 2018 > № 2793678 Игорь Багинский


Россия > Финансы, банки > rosbalt.ru, 22 октября 2018 > № 2767191 Дарья Яковлева

По данным страховщиков, в процедурах банкротства российские кредиторы могут рассчитывать на получение не более 3% заявленных требований, что обусловлено особенностями законодательства. О страховании бизнес-рисков и возможностях оздоровления делового климата в интервью «Росбалту» рассказала генеральный директор компании Euler Hermes в России Дарья Яковлева.

— По данным компании Euler Hermes, Россия занимает пятое место в мире по сложности взыскания задолженностей — хуже нас только Саудовская Аравия, Объединенные Арабские Эмираты, Малайзия и Китай. Однако при этом кредитное страхование у нас не столь популярно, как в других странах. В чем причина такой невостребованности?

— Дело в том, что развитие этого рынка в России началось на пятнадцать-двадцать лет позже, чем в Европе. Проще говоря, наша страна отстает от своих соседей, и бизнес постепенно начинает осознавать преимущества этого инструмента.

Если посмотреть на статистику, показатели пока что более чем скромные. Во всем мире доля сбора по кредитному страхованию по отношению к ВВП составляет 0,018%, в Западной Европе она достигает 0,034%, а в России — всего 0,002%.

— Но на перспективы развития рынка можно смотреть с оптимизмом?

— Без сомнения. Только за два последних года рынок вырос более чем на 140%, и к концу прошлого декабря объем страховых взносов составил 4,35 млрд рублей.

Кроме того, мы надеемся, что довольно скоро будут приняты запланированные изменения в закон «О валютном регулировании и валютном контроле», которые смягчат требования по возврату валютной выручки по внешнеторговым контрактам в случае неисполнения иностранными партнерами своих обязательств.

Эта новация позволит экспортерам избежать штрафа за невозврат валютной выручки в случаях, когда сумму страхового возмещения на банковский счет экспортера перечислит страховая компания. Это относится и к частным страховщикам — как раз таким, как Euler Hermes. При этом предприниматели сохранят возможность эффективнее управлять экспортными кредитными рисками, застраховав которые, они смогут выполнить требования по репатриации валютной выручки и избежать санкций регулятора.

— Есть ли данные, с компаниями из каких именно стран связаны наибольшие риски?

— По статистике, из двадцати стран, на которые приходится максимальная доля в российском экспорте, наиболее вероятны неплатежи со стороны китайских, индийских, турецких, казахских и американских компаний. В основном причиной неплатежей становится финансовая несостоятельность фирм в этих странах.

— Влияют ли на рынок кредитного страхования современные политические и экономические реалии, в которых российский бизнес вынужден работать последние годы?

— Естественно, и внутренние, и внешние экономические вызовы оказывают сильное влияние на бизнес. В первую очередь, появилось больше неопределенности. Это обстоятельство заставляет многие компании искать дополнительные возможности покрытия своих рисков.

Думаю, рынок кредитного страхования мог бы расти еще быстрее. Однако его развитие сдерживает целый ряд причин. В первую очередь, невозможность отнесения затрат по страховой премии на себестоимость, а также сложившаяся практика назначения банков-кредиторов выгодоприобретателями по страховым полисам. В Европе с этим дела обстоят совсем иначе.

— То есть здесь необходимы изменения на законодательном уровне?

— Российское законодательство в этой сфере, на наш взгляд, нуждается в серьезных изменениях. Ведь процесс взыскания задолженностей в России такой сложный в первую очередь потому, что все законы о банкротстве сформулированы в интересах должника. При этом со стороны последних наиболее распространенными примерами манипуляций являются запуск «управляемых» банкротств с предшествующим созданием мнимой кредиторской задолженности, инициирование встречных исков, заявление обеспечительных мер со стороны «дружественных» кредиторов, предоставление в суд некорректных данных экспертиз и т. д. В результате, согласно данным Euler Hermes, в процедурах банкротства российские кредиторы могут рассчитывать на получение не более 3% заявленных требований.

— Я правильно понимаю, что государство должно способствовать снижению рисковых банкротств?

— Мы считаем, что да. Это в значительной мере оздоровило бы деловой климат в стране.

— Какие шаги в этом направлении должны быть сделаны?

— Во-первых, необходимо расширение обязательных инструментов обеспечения для некоторых видов сделок в зависимости от их типа, объема, отраслевой принадлежности и т. д. Речь здесь идет о страховании, независимых гарантиях и компенсационных фондах.

Во-вторых, нужно установить солидарную ответственность собственников и директоров по обязательствам предприятия — сейчас же существует только субсидиарная ответственность.

Кроме того, должны быть введены ограничения на совершение сделок по отчуждению активов и операций по счетам предприятия в случае наличия признаков банкротства с обязательным контролем со стороны исполнительных органов. Также было бы разумно ввести в Уголовный кодекс новые составы преступлений с учетом современных экономических реалий и арбитражной практики. Ответственность за действия, а в ряде случаев — бездействия, объективно приведшие к несостоятельности предприятия, должна быть усилена. На наш взгляд, без этого будет тяжело сдвинуть дело с мертвой точки.

Ну и наконец, нам просто нужна систематизация законодательства о банкротстве в единый источник с учетом сложившейся судебной практики.

— Есть ли основания полагать, что все эти изменения произойдут в скором времени?

— В краткосрочной перспективе мы оцениваем такую возможность как крайне низкую.

— «Краткосрочная перспектива» — это сколько?

— Ближайшие пять лет как минимум. Мы, конечно, живем в мире, где все стремительно меняется, но пока не видно хотя бы каких-то серьезных попыток начать дискуссию. Например, по включению расходов по кредитному страхованию в себестоимость обмен мнениями идет. В том числе, и мы ведем диалог через Европейскую ассоциацию бизнеса. А вот в сфере законодательства в отношении банкротств такового не наблюдается.

— Как это отражается на работе страховщиков?

— Просто в своей деятельности мы исходим из того, что сложность взыскания в России максимальная, и это влияет на ту цену за риск, которую мы вынуждены назначать.

— На какую помощь от страховых компаний может рассчитывать бизнес?

— После заключения договора страхования специалисты Euler Hermes анализируют портфель дебиторов своего клиента и определяют так называемые кредитные лимиты на каждого контрагента. Уровень покрытия портфеля заказчика может варьироваться в зависимости от сектора. Мы оцениваем риски по каждому дебитору отдельно. На некоторых из них мы не даем кредитных лимитов, а на других — устанавливаем их в стопроцентном объеме.

— Соответственно, если какого-либо дебитора вы оцениваете как ненадежного, то это должно быть сигналом и для вашего клиента…

— На этом и строится наша работа. Тогда мы рекомендуем нашим клиентам либо искать других партнеров, либо работать с такими компаниями исключительно по авансовой схеме платежей.

Хочу подчеркнуть, что Euler Hermes не ограничивается заключением договора страхования. Мы ежеквартально анализируем дебиторов, основываясь на их финансовой отчетности, личном общении с ними и т. д. К слову, в собственной базе данных Euler Hermes — более 40 млн компаний из различных секторов экономики, составляющих 92% мирового ВВП. В течение действия договора лимиты могут увеличиваться, снижаться или отменяться — о чем мы всегда предупреждаем клиентов заранее.

Ну, а если по установленному нами кредитному лимиту произошла просрочка и контрагент не платит, то страховая компания выплачивает страховое возмещение клиенту и приступает непосредственно к взысканию. Но это уже, как говорится, наша «головная боль», а не клиента.

— Вы можете озвучить наибольшую сумму задолженности, которую Euler Hermes удалось взыскать?

— В прошлом году крупнейшая сумма дебиторской задолженности, возвращенной с помощью Euler Hermes по обращению одного из клиентов, составила 3,7 млн евро. В свою очередь, самая маленькая сумма задолженности составила 47,6 евро. В 2017 Euler Hermes обеспечила возврат денежных средств на общую сумму более 1,75 млрд евро.

— Что позволяет Euler Hermes рассчитывать на рост выручки в нашей стране?

— У кредитного страхования есть целый ряд преимуществ по сравнению с другими инструментами управления рисками. В первую очередь — цена. Ставки на кредитное страхование составляют доли процента от торгового оборота компании-клиента. Они зависят от сектора, в котором она работает, надежности контрагентов-покупателей наших клиентов, а также ряда других факторов. При этом для каждого клиента ставка рассчитывается индивидуально.

Кроме того, кредитное страхование включает дополнительные сервисы, которые не предлагают банковская гарантия или факторинг. Я, в частности, говорю не просто о страховании, а о комплексном управлении дебиторской задолженностью и мониторинге рисков. Помимо этого, обратная связь от страховщиков по качеству портфелей дебиторов и скорость представления информации превышают аналогичные показатели для банков.

Однако на данный момент мы не стремимся агрессивно наращивать долю рынка. Напротив, мы видим свою миссию в том, чтобы образовывать рынок и развивать культуру кредитного страхования в нашей стране в долгосрочной перспективе. На это направлена наша работа с клиентами, и она уже приносит свои плоды, позволяя им наращивать торговые обороты. Возможность безопасно расширять бизнес интересует многих предпринимателей. Так, мы видим, что почти каждый третий запрос от наших клиентов содержит просьбу оценить новых или потенциальных контрагентов, с которыми компания хотела бы начать работать при наличии страхового покрытия. Доля таких новых покупателей может составлять около 20% от объема выручки компании.

Татьяна Хрулева

Россия > Финансы, банки > rosbalt.ru, 22 октября 2018 > № 2767191 Дарья Яковлева


Россия > Недвижимость, строительство > minstroyrf.ru, 10 октября 2018 > № 2765051 Владимир Якушев

Интервью Владимира Якушева газете "Аргументы и факты"

Когда решится проблема жителей вагон-городков, сколько денег будет выделено на расселение аварийных домов и как сейчас проходит очищение рынка жилищного строительства, главному редактору «АиФ» Игорю Черняку рассказал новый глава Минстроя РФ.

Игорь Черняк, «АиФ»: Владимир Владимирович, вы были губернатором Тюменской области и реализовывали все ново­введения из центра, которых было немало. Помню, только в одну из сессий 2015 г. Госдума приняла сотню поправок в Жилищный кодекс. Какие главные болевые точки ЖКХ виделись вам из региона?

Владимир Якушев: Не слишком здорово, когда большое количество изменений принимается во время одной сессии парламента. Количество законов не означает их качество. Поэтому я с первых минут работы министром говорю, что отныне все законодательные инициативы, исходящие от Минстроя, должны быть максимально выверены и согласованы прежде всего с «землёй». Потому что всё, что касается ЖКХ, - это в первую очередь полномочия регионов и муниципалитетов. Важно слышать людей на местах и аккуратно менять нормативную базу. Или вообще не менять, потому что, когда система работает, лишнее вмешательство может её только сломать.

Что касается болевых точек отрасли, то они извест­ны любому в нашей стране. Взаимо­отношения собственников с управляющими компаниями, обеспечение коммунальными ресурсами, обманутые дольщики, аварийное жильё... Всегда остро воспринимается населением тема повышения тарифов, и это понятно: каждый ощущает его на своём кошельке.

- Кстати, о тарифах. Мин­экономразвития предлагало в связи с повышением НДС поднять их с 1 января на 1,7%, но ограничиться средним увеличением за 2019 г. на 4%. Минэнерго хотело с 1 января повысить на 1,7%, а потом ещё на 4%. Какое решение принято?

- В «Прогнозе социально-экономического развития России» записано, что с 1 января 2019 г. тарифы на коммунальные услуги будут увеличены на 1,7%, а с 1 июля - на 2,4%. Такое решение принято правительством. Теперь оно с ф­едерального уровня придёт на региональный, и уже субъекты будут его исполнять.

- Правда ли, что ваше детство в Надыме прошло в вагончике без удобств?

- Да, 10 лет наша семья прожила в таком вагончике. Впрочем, мой отец - профессиональный водитель - был вдобавок к этому плотником и столяром. Поэтому наш вагончик представлял собой полноценный бревенчатый дом, только на санях, чтобы можно было п­еревезти его на новое место.

- Известно, сколько ещё людей живёт в таких вагончиках сегодня?

- После прямой линии с президентом, во время которой прозвучала эта проблема, была поставлена задача - посчитать, сколько людей живёт в таких вагон-городках (их ещё называют балками) и с­колько средств необходимо для их расселения. Оказалось, проблема касается 9,5 тыс. семей из Сибири и с Дальнего Востока. Думаю, максимум через 5 лет вопрос с балками будет решён. Средства для этого заложены.

- А что будет с расселением аварийного жилья? Предыдущая программа закончилась, и ходили слухи, что на новую денег в ф­едеральном бюджете нет. А ещё была идея давать новые квартиры переселенцам не в собственность, а только по соцнайму.

- Программа расселения домов, признанных аварийными до 1 января 2012 г., была рассчитана до конца 2017 г., однако в процессе работы были выявлены неучтённые дополнительные дома. Их продолжают расселять, но, видимо, всё равно есть регионы-двоечники, которые не справляются. А что касается новой программы... Законопроект о постоянно действующем механизме находится в Госдуме. Надеюсь, он скоро будет принят и в 2019 г. программа возобновится. Задача стоит глобальная - расселить ещё 10 млн м² аварийного жилья. Объём финансирования составит 432 млрд руб. на 6 лет из федерального бюджета.

Прежние механизмы сохраняются. При этом регионы смогут использовать другие принципы расселения. Например, одним из новых механизмов может стать использование льготной ипотеки, когда оценивается жильё переселенцев из аварийных домов и эти деньги идут как первоначальный взнос по ипотеке.

- Скоро должна заработать ещё одна новация: строитель­ство новостроек будут финансировать не рядовые дольщики, а банки. Но недавно глава Мин­экономразвития Максим Орешкин заявил, что банки не готовы к этому. Как так?

- Есть цель - с 1 июля 2019 г. стройка должна работать с применением эскроу-счетов. Что это значит? Гражданин отдаёт деньги не застройщику, а кладёт их в банк на эскроу-счёт. Застройщик, в свою очередь, получает возможность открыть кредитную линию в банке по адекватной ставке и желательно в том же банке.

Мы сейчас переживаем реформирование финансирования жилищного строительства. За довольно короткий период должны перестроиться все: банки, застройщики, граждане. Пока даже различные филиалы одного банка могут трактовать закон по-разному... Поэтому в период осенней сессии парламента будут внесены по­правки, которые отрегулируют механизм, сделают его более понятным.

Я не идеализирую ситуацию. Она непростая. Но реформа необходима. Потому что проблема обманутых дольщиков существует. Людей, которые вложили немалые деньги в новое жильё, но не получили его, десятки тысяч по стране. А значит, надо очищать рынок строительства жилья и делать его более прозрачным.

Теперь задача ЦБ и Минфина - сделать так, чтобы у коммерческих банков появилась более дешёвая ипотека. Если застройщики будут кредитоваться по рыночным ставкам, последствия будут понятны - мы не сможем получить запланированный объём строительства жилья.

- А он по новому майскому указу президента весьма амбициозный - с нынешних 80 млн м² нового жилья в год надо прыгнуть до 120 млн м² к 2024 г.

- Цифры серьёзные, и они во многом зависят от макроэкономических показателей. Неизвестно, какими будут ключевая ставка ЦБ, ставка по ипотеке, стоимость ресурсов и т. д. Кроме того, мало построить жильё, надо, чтобы люди смогли его приобрести.

- В сентябре в Туле мы открыли памятник собачке Аифке. В этот же день в городе открылась новая набережная около Кремля, которая обновилась в том числе благодаря федеральной программе. Сколько всего объектов откроется в этом году?

- Общий бюджет проекта формирования комфортной городской среды в этом году превысит 50 млрд руб. На территории 3 тыс. муниципалитетов будет благоустроено свыше 22 тыс. объектов. Так или иначе проект за 2 года затронул уже больше половины населения страны. Во всех муниципалитетах, в которых проживает более тысячи человек, а это не только города, но и сельские поселения, разработаны пятилетние программы благоустройства.

Обновление продолжится и в следующем году. Понятно, что некоторые регионы справляются с задачей лучше, потому что они раньше начали заниматься благоустройством, у них уже есть опытные подрядные организации и проектные бюро. А есть субъекты, которые начали обновляться только с запуском федеральной программы. Сейчас наилучшая ситуация по основным показателям выполнения проекта отмечена в 11 регионах страны, но есть и аутсайдеры. И я обращаю особое внимание региональных властей - за каждый факт срыва сроков регионы будут оштрафованы, причём это будет касаться не только возврата части субсидии 2018 г., но и сокращения объёма выделяемых средств в последующие годы.

- Проблем в сфере стройки и ЖКХ немало. Чем как министр займётесь в первую очередь?

- Когда я был губернатором, мне тоже постоянно задавали этот вопрос: «Что для вас важнее - здравоохранение, образование, дороги, коммунальная сфера?» И я всегда говорил: «Всё». То же самое отвечаю как министр. Нельзя сегодня направить все силы на ЖКХ и бросить стройку или наоборот. Важно всю поляну видеть п­олностью. Если что-то упустить, будет перекос.

- Вы не только глава Мин­строя, но ещё и член правления Союза биатлонистов России (СБР). А ситуация с биатлоном сегодня посложнее, чем в ЖКХ. Санкции, обвинения в допинге, приостановка членства СБР в Международном союзе биатлонистов... Есть ли варианты исправить ситуацию?

- Я по жизни был и остаюсь оптимистом. Нам сейчас во многих сферах предъявили р­азные санкции. Но этот п­ериод пройдёт, и разум восторжествует. Нам сейчас надо отстаивать интересы России на международной арене. У нас создана очень хорошая спортивная инфра­структура, есть прекрасные стадионы, так что мы можем и должны претендовать на международные соревнования.

- А вы сами профессионально занимались биатлоном?

- Я люблю и уважаю биатлон. Вообще со спортом стараюсь дружить и много чем занимаюсь: футболом, хоккеем, на лыжах катаюсь.

Россия > Недвижимость, строительство > minstroyrf.ru, 10 октября 2018 > № 2765051 Владимир Якушев


Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены. Экология. Недвижимость, строительство > premier.gov.ru, 10 октября 2018 > № 2754483 Олег Кожемяко

Встреча Дмитрия Медведева с временно исполняющим обязанности губернатора Приморского края Олегом Кожемяко

Обсуждались, в частности, ход ликвидации последствий недавнего наводнения в крае, а также меры по недопущению таких происшествий в будущем. Глава региона также доложил Председателю Правительства о планах по интенсификации жилищного строительства.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Олег Николаевич, Вы у нас бывалый губернатор, руководили разными субъектами Российской Федерации. Сейчас Вам доверено исполнять обязанности губернатора в Приморском крае. Край Вам этот хорошо знаком, потому что Вы родом оттуда, знаете там всё. Там есть и очень хорошие перспективы развития, и очень существенные проблемы, которые накоплены были за последние годы, даже десятилетия. На чём хотели бы сейчас сконцентрироваться? Имею в виду решение неотложных задач – знаю, что у вас есть реестр определённых приоритетов, которые вы считаете важным реализовать в ближайшее время.

О.Кожемяко: Да, Дмитрий Анатольевич, проблем действительно очень много, как Вы сказали, – в социальной сфере, здравоохранении, образовании. Мы их будем поэтапно решать на встречах с руководителями министерств. Сейчас необходимо завершить работу, связанную с ликвидацией последствий наводнения. По населённым пунктам очень много разрушенных дорог, есть ещё места, которые отрезаны от сообщения: не восстановлены мосты, людям приходится пользоваться переправами.

Д.Медведев: Сколько мостов разрушено?

О.Кожемяко: Порядка 600 мостов. Поэтому, конечно, необходима помощь федерального центра, и финансовая, с тем чтобы в установленном порядке, шаг за шагом восстанавливать мосты, дороги, потому что нет даже по многим населённым пунктам автобусного сообщения.

Конечно, это временные меры. Необходимо кардинально решать вопросы, особенно по ряду муниципальных образований, по ряду городов, таких как Уссурийск, Лесозаводск, Дальнегорск, Спасск-Дальний, – это строительство дамб и берегоукрепление.

Последние шесть лет Приморье подвергается наводнениям ежегодно. В этом году несколько раз было наводнение. Мы выделяем большие средства на выплату пострадавшим. Но самое главное, что люди уже теряют веру в то, что можно будет когда-нибудь защитить их от наводнений. Покидают насиженные места, потому что каждый год приходится восстанавливать свой дом.

Д.Медведев: Здесь должно быть рациональное решение, потому что в ряде случаев, может быть, и есть смысл подумать о том, чтобы где-то в другом месте строиться. То есть это должен быть комплексный план, связанный с угрозами наводнений, которые существуют, и мы их с вами административными актами не ликвидируем, естественно.

О.Кожемяко: Да, мы подготовили план по строительству водозащитных дамб, который позволяет прикрыть большую территорию Приморья, берегоукрепление провести по ряду муниципальных образований. Необходимо Ваше поручение Министерству природных ресурсов и Министерству финансов о выделении необходимых средств для строительства таких дамб. И в течение нескольких лет мы бы эту проблему кардинальным образом решили.

Кроме того, у нас большая проблема с жилищным строительством, очень много обманутых дольщиков. Их более 4 тысяч сейчас в реестре. И отсутствуют какие-либо площадки для комплексной застройки.

Д.Медведев: Да, эту проблему я знаю. Она исторически существует во Владивостоке и некоторых других частях Приморского края. Просто нет свободных земель для жилищного строительства. Как Вы предполагаете её решать?

О.Кожемяко: У нас есть ряд предложений по передаче земли, принадлежащей «ДОМ.РФ» (АИЖК), на которой нет застройки и где при комплексном подходе со стороны Минстроя России и администрации Приморского края можно было бы решить вопросы инфраструктуры. Можно было бы предоставить застройщикам эти территории. Они бы взяли на себя часть проблем, в том числе по дольщикам. И мы бы эту задачу шаг за шагом решали. Мы её и сейчас будем решать, со стороны бюджета поддерживать по социальным выплатам, потому что некоторые дольщики уже 20−25 лет решают свои вопросы.

Конечно, это огромная проблема. Мы подготовили материалы для того, чтобы Вы дали соответствующие указания и эти участки перешли в собственность администрации Приморского края.

Д.Медведев: Это позволит не только решить проблему обманутых дольщиков, как я полагаю, но и в целом интенсифицировать темпы жилищного строительства. Так?

О.Кожемяко: Да, это и программа «Молодая семья», и жильё для бюджетников и других граждан. Мы начали вводить элементы социальной ипотеки. Думаю, эту программу необходимо расширять, но без площадей это, конечно, невозможно сделать. И это было бы большим шагом в жилищном строительстве, в решении этих насущных вопросов.

Д.Медведев: Хорошо, давайте посмотрим. Действительно, эта проблема существует для Владивостока. И нужно посмотреть, каким образом создать новые, дополнительные мощности для строительства жилья для всех категорий граждан, в том числе тех, кто пострадал от мошеннических схем, – для того чтобы решать жилищную проблему, реализовывать различные ипотечные продукты, включая те, о которых Вы сказали, – для молодых семей, для специалистов. Это, безусловно, важно в целом для сохранения потенциала Приморского края. Надеюсь, что у вас это получится.

Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены. Экология. Недвижимость, строительство > premier.gov.ru, 10 октября 2018 > № 2754483 Олег Кожемяко


Россия > Недвижимость, строительство. Финансы, банки > stroygaz.ru, 8 октября 2018 > № 2755612 Дмитрий Логинов

Противоречивая уступка

О спорности корректировки механизма счетов эскроу

Долевое строительство за счет прямого привлечения средств дольщиков всегда было предпочтительнее использования «дорогих» кредитов. Переход на счета эскроу и проектное финансирование лишает застройщиков «дешевых» денег и ломает традиционную практику бизнеса. Следствием этого станет удорожание себестоимости проектов и, соответственно, квартир. Для минимизации негативного эффекта Минстрой занимается проработкой ряда предложений, в том числе о поэтапном раскрытии эскроу-счетов. Идея интересна с точки зрения экономики проектов, но противоречит самой сути реформы.

Дмитрий Логинов, руководитель юридического департамента АН «Бон Тон»:

Застройщики исторически были ориентированы на прямые продажи конечному потребителю, поскольку данные средства де-факто являлись беспроцентным кредитованием строительства. Банковское финансирование рассматривалось в качестве запасного варианта, используемого в определенных ситуациях. Например, в случае недостаточных темпов продаж на объекте. Переход рынка долевого строительства на счета эскроу предполагает, что застройщики не смогут напрямую использовать «бесплатные» средства дольщиков и будут вынуждены менять модель финансирования проектов. Механизм предусматривает использование банковских кредитов под определенный процент, а деньги дольщиков, которые будут аккумулироваться на эскроу-счетах, подлежат разморозке только после ввода дома в эксплуатацию.

Застройщики лишаются возможности частичного погашения кредита в ходе реализации проекта. Тело кредита будет расти пропорционально объему выполнения работ, в то время как срок начисления процентов будет соответствовать периоду строительства. Результатом станет повышение себестоимости строительства и, в конечном счете, увеличение стоимости квартир. Парадоксальнее всего то обстоятельство, что банк будет начислять проценты за пользование кредитом, параллельно накапливая на счетах эскроу-деньги дольщиков, которые в конечном итоге и пойдут на погашение этого кредита».

Нелогичность подхода стала одной из причин для критики реформы и появления идеи поэтапного раскрытия эскроу-счетов на самом высшем уровне. Суть предложения заключается в том, что застройщики смогут забирать деньги дольщиков не после окончания строительства, а пропорционально объемам выполненных работ. Средства пойдут на погашение кредита перед банком, что позволит сократить его стоимость и снизить себестоимость реализуемого проекта.

Вместе с этим предложение частичной разморозки эскроу-счетов противоречит основе реформы долевого строительства. Не секрет, что законодательные изменения в сфере долевого строительства стали следствием высокой социальной значимости проблемы обманутых дольщиков. Блокирование цены ДДУ на эскроу-счетах, прежде всего, направлено на дополнительную защиту интересов этой категории граждан. Несмотря на ряд недостатков, у данного механизма есть преимущество в виде гарантированной возвратности средств, направленных на приобретение жилья. Если застройщик не введет вовремя дом в эксплуатацию, то участник долевого строительства получит право на расторжение ДДУ и сможет забрать 100% своих средств со счета эскроу.

С точки зрения дольщиков поэтапное раскрытие эскроу-счетов устраняет весь возможный положительный эффект от реформы. Если застройщик и банк будут списывать средства пропорционально объемам строительства, то в случае расторжения ДДУ дольщики не смогут вернуть всю сумму денег, указанную в договоре.

В итоге рынок первичной недвижимости оказался перед непростой дилеммой. На одной стороне дольщики, права которых могут быть соблюдены только при 100% возврате средств со счетов эскроу. На другой - застройщики, заинтересованные в минимизации стоимости сопровождения кредита. Компромиссным вариантом в таком случае могла бы стать нулевая ставка кредита на строительство - при условии, что объем денежных средств на счетах эскроу превышает тело кредита. Однако против такой идеи выступают банки, так как это бьет по их доходу. Сложившая ситуация напоминает известную басню про лебедя, рака и щуку, а перед Минстроем России стоит непростая задача по выработке варианта решения этой проблемы.

Автор: СГ-Онлайн

Россия > Недвижимость, строительство. Финансы, банки > stroygaz.ru, 8 октября 2018 > № 2755612 Дмитрий Логинов


Россия. СЗФО > Внешэкономсвязи, политика > snob.ru, 8 октября 2018 > № 2751092 Оксана Дмитриева

Оксана Дмитриева: У России есть нефть, газ и Санкт-Петербург

Редакционный материал

Отставка губернатора Георгия Полтавченко резко поменяла ожидания от предстоящих в 2019 году выборов главы Санкт-Петербурга. Во втором по значению городе России, на родине Владимира Путина, впервые за многие годы могут пройти выборы без заранее известного результата. Для политиков, исторически связанных с городом, это становится шансом. Оксана Дмитриева — одно из важнейших имен оппозиционной петербургской политики — уже заявила о планах выдвинуть свою кандидатуру

Ждут сигнала

Сноб. Оксана Генриховна, у вас уже был опыт выдвижения на пост губернатора Петербурга в 2014 году. Тогда вас отсекли от выборов муниципальным фильтром. Есть основания думать, что сейчас что-то изменилось?

Сейчас ситуация иная по многим причинам: с одной стороны, много хуже, с другой — чуть-чуть лучше. В 2014 году у меня была объективная возможность самостоятельно пройти муниципальный фильтр независимо от властей. Тогда в Петербурге на муниципальном уровне было около 70 депутатов от «Справедливой России», которые давали мне подписи. Отдавали все голоса «яблочники», сторонники «Гражданской платформы», коммунисты, часть «Единой России» и независимые депутаты. И по нашим оценкам муниципальные фильтры я преодолевала. Но потом на муниципальных депутатов началось беспрецедентное давление — вплоть до того, что некоторые из подписавших вынуждены были отозвать свои подписи.

На муниципальных выборах 2014 года, которые проходили одновременно с губернаторскими, все муниципальные образования были зачищены. И оппозиционных депутатов там почти не осталось. Поэтому сейчас у Партии роста всего два муниципальных депутата. У «Яблока» их нет вообще. У сторонников «Гражданской платформы» тоже. У «Справедливой России» максимум 30 депутатов. То же самое у КПРФ и у ЛДПР. Да и там далеко не все — мои сторонники. Поэтому сейчас ни один представитель оппозиции, ни даже все вместе своими силами фильтр преодолеть не смогут. Так что наша надежда только на решение власти провести честную кампанию. Увы, на конкурентные выборы должна поступить жесткая команда сверху.

Сноб. Есть ли у вас какой-то инсайд или интуитивное ощущение, что подобная команда поступит?

Никакого инсайда нет и интуитивной подсказки тоже. Но такая команда с некоторой вероятностью может поступить. Не могу сказать, что эта вероятность высока. Тем не менее есть заметные признаки: на последних выборах четыре губернатора не прошли второй тур при честном подсчете голосов. И в итоге везде, где губернатор не победил в первом туре, он не смог победить вообще. Это случилось впервые за новейшую политическую историю. Насколько этот опыт честных выборов будет распространен на всю страну, в том числе на Петербург, — вопрос.

Сноб. В 1998 году у вас был краткий опыт работы в правительстве министром труда и соцразвития. В этот момент кабинет возглавлял нынешний первый заместитель главы Администрации президента Сергей Кириенко — человек, от которого сейчас зависят многие вопросы, связанные с выборами. Какие впечатления о нем у вас остались и представляете ли вы ход его мыслей сейчас?

По большому счету, я не была членом его команды, да и вряд ли такая команда вообще существовала. Это правительство работало всего четыре месяца, все события развивались молниеносно. Это был самый тяжелый экономический период в новейшей истории страны. Мы пришли на раскрученную не нами пирамиду Государственных краткосрочных облигаций и принятое еще до нас решение о конвертации внутреннего долга во внешний, при цене на нефть на уровне 12 долларов за баррель. Поэтому я не думаю, что тот экстремальный опыт работы можно экстраполировать на последующие годы. К тому же Кириенко тогда было всего 35 лет. Мне представляется, что основное его становление как государственного деятеля происходило позже, когда он работал в Росатоме. Знаю, что там о нем отзывались очень позитивно.

Город западных ценностей

Сноб. Есть предположения, что одна из причин, почему питерский губернатор Георгий Полтавченко был досрочно снят со своей должности, связана с высоким уровнем уличных протестов в Петербурге. Одно время вы тоже принимали участие в митингах, правда, в московских, выступали на Болотной.

В Петербурге мы также устраиваем митинги. Например, самый главный и многочисленный митинг против передачи церкви Исаакиевского собора был организован преимущественно нашей командой, и создание Комитета в защиту Петербурга было моей инициативой.

Сноб. Насколько комфортно вы чувствуете себя в роли митингового трибуна?

Это не совсем моя стихия. Я парламентский политик, склонный к законотворчеству, организационной и руководящей работе, но не к уличной активности. Однако бывают ситуации, когда нет другого способа привлечь внимание к проблеме и опереться на мнение народа. Думаю, если бы выборы были честные, а представительство в парламенте действительно отражало мнение граждан, митинги и уличные протесты случались бы гораздо реже. Депутаты исполняли бы волю своих избирателей и большинством голосов решали бы вопросы в спокойной обстановке. Уличные протесты — это вынужденные меры, когда власть не хочет слышать никого, в том числе парламентское меньшинство. Как правило, это отдаленные последствия фальсификации выборов.

Сноб. А что бы вы хотели предложить Петербургу как парламентский политик и экономист? В чем у вас, как у оппозиционного депутата, главная претензия к Полтавченко?

Эта претензия общая и к Полтавченко, и к Матвиенко. В городе отсутствует четкая стратегия социально-экономического развития. Документ, где написана стратегия, есть, а самой стратегии — нет. Нет четкой расстановки приоритетов, правильного определения, какие отрасли надо развивать, какие требуют поддержки. Мы то развиваем в городе отверточную сборку, называя это автомобильным кластером, то отчитываемся о небывалом экономическом росте за счет перевода сюда крупнейших налогоплательщиков и радуемся, как будто собираемся добывать тут нефть и газ. То мы вдруг объявляем, что будем соревноваться за право считаться финансовым центром России, хотя эта функция давно за Москвой. Поэтому мне главным видится четкое определение стратегии по развитию города. Это потянет за собой и решение других задач.

Сноб. И какова стратегия для Петербурга от Оксаны Дмитриевой?

Я считаю, что Санкт-Петербург с учетом его исторического, научного, промышленного потенциала — это меганаучный, культурный центр для всей Северной Европы. Ни у одного региона Северной Европы такого потенциала нет. Это наше конкурентное преимущество, которое нужно использовать. Если развивать его дальше, то многое еще надо сделать.

Сноб. Может ли это сделать губернатор?

Может. Если губернатор правильно ставит задачу, предлагает варианты, находит лидера, который в состоянии организовать подобный меганаучный центр. Кроме того, потребуется большая законодательная работа. По-видимому, потребуется объединение университета и академии, консолидация необходимого для этого имущественного комплекса, размещение в городе по крайней мере одного проекта типа «мегасайенс» (как ЦЕРН в Швейцарии). Второе конкурентное преимущество города сохраняется со дня его основания. Это «окно в Европу». После потери для России портов на Черном и Балтийском морях мы вернулись к первым дням Петра. Основным портом вывоза в России остается Санкт-Петербург. Это второе направление специализации. Третье — это мощный культурный пласт, исторически созданный поколениями жителей города. Питер — уникальный город, достояние страны. Я всегда говорила, что у России есть нефть, газ и город Санкт-Петербург.

Сноб. Вы предлагаете сделать город научным центром Северной Европы, развивать его порты. Мне кажется, что такой план требует другой России — открытой Европе и миру.

Россия открыта миру. Вы в силу возраста не знаете, что такое «железный занавес», а я помню. В последнее время я часто встречалась с консулами, которые работают в Санкт-Петербурге, и неоднократно высказывала эту идею. Никакого сопротивления я не встречала. Думаю, что у Северной Европы (и не только) огромная потребность в научном, культурном, экономическом сотрудничестве с Санкт-Петербургом.

Сноб. Даже если говорить о консульствах, то их становится меньше. После очередного обострения в городе закрылось британское консульство. И это те шаги, которые работают против вашего плана.

Не способствуют, это правда. Но и барьеров не ставят. Санкт-Петербург — город, ориентированный на западные ценности. Не случайно и в XIX веке он был центром западничества, тогда как славянофилы базировались прежде всего в Москве. Изначально исторически и экономически Петербург — наиболее демократичный город России. И он должен таким оставаться.

Спарринг-партнеры власти и гражданский долг

Сноб. Недавно в поддержку вашего выдвижения высказался Алексей Навальный. Известно, что на любую ассоциацию с Навальным Кремль обычно реагирует очень остро. Не окажет ли такая поддержка медвежью услугу? Каковы в принципе ваши отношения с этим политиком?

Мы лично не знакомы и никогда не встречались. Когда он пришел в «Яблоко», я уже покинула партию. Когда я выступала на Болотной площади, Навального там в тот момент не было. Так что мы никогда не разговаривали. С мнением Навального о том, что оппозиция не должна позволять власти искать себе среди оппозиционеров удобных спарринг-партнеров, я полностью согласна. В конечном счете, это плохо для региона, в случае если такой спарринг-партнер случайно побеждает на волне протеста. У меня много расхождений с Навальным по разным вопросам, но я отдаю ему должное в том, что по большому счету могли бы оценить и власти: благодаря ему молодежь становится политически активной, он разбудил у молодых людей гражданское самосознание. Для меня стало показательным поведение молодежи после трагедии в Кемерово, в «Зимней вишне». Я помню, как шла тогда на Марсово поле и видела тысячи молодых людей, которые без всяких слов просто шли отдать память жертвам пожара — никто из политиков их к этому не призывал и не организовывал. Это новый класс, приученный к публичному выражению своего мнения, сочувствия, солидарности. Они относятся к политике не как к карьере, а как к гражданскому долгу. Что касается сотрудничества, то мы уже работали с ребятами, организованными штабами Навального. Благодаря позиции Эллы Памфиловой, представленные в Петербургском парламенте оппозиционные партии, которые прежде под разными предлогами оттирались от наблюдения за выборами, наконец смогли отправить в участковые избирательные комиссии своих представителей с правом решающего голоса. Но у нас не хватало людей, надо было «закрыть» сразу 2000 участков, причем теми, кому мы доверяем, кто не окажется подставными лицами. Поэтому мы набирали людей отовсюду — из объединения «Наблюдатели Петербурга», из активистов защиты Исаакиевского собора, организаций обманутых дольщиков, защитников скверов и парков, также приглашали представителей штабов Навального. Думаю, некоторые из этих ребят, которые осуществляли контроль на избирательных участках, вполне могут стать кандидатами на муниципальных выборах.

Сноб. Нельзя исключать, что другим оппозиционным кандидатом на выборах главы Санкт-Петербурга станет Ксения Собчак. Какое у вас отношение к этой общественной фигуре?

Знаете, это тот случай, когда я согласна с председателем нашего Заксобрания: Петербург — это не «Дом-2» и не «Палата №6». И больше мне по поводу моего отношения сказать нечего. С кандидатами от власти можно соглашаться или не соглашаться, но все-таки это кандидаты. А это просто недоразумение, причем недоразумение вредное. Она вживается в роль профессионального спарринг-партнера власти на выборах. Плохо то, что этот спарринг-партнер приписывается оппозиции. Один раз она прекрасно выполнила эту роль во время президентской кампании, а теперь готовится к следующей попытке.

Времена не выбирают

Сноб. Вы последовательно выступали критиком пенсионной реформы. Сейчас эта тема стала предельно актуальной.

Я всегда была убежденным противником увеличения пенсионного возраста. Еще раз повторю, что не вижу для этого никаких оснований: ни демографических, ни социальных, ни даже фискальных. С точки зрения рынка труда это вредная вещь. Сейчас появляется уголовная ответственность за увольнение граждан предпенсионного возраста, говорят, что будут создаваться специальные программы для создания новых рабочих мест. Но фактически это дополнительное обременение для предпринимателей. Представьте себе авиадиспетчера или другого специалиста, выполняющего сложную квалифицированную работу. Он может выполнять ее только до определенного возраста. Что делать дальше? Уволить вы его не можете. Значит, должны перевести на другую работу. А такой работы просто нет.

Второе, на что хотелось бы обратить внимание: я всегда считала, что одна из причин дефицита Пенсионного фонда — это переход к обязательной накопительной системе. Повышение пенсионного возраста лоббировали именно те, кто лоббировал сохранение обязательного накопительного элемента. Это звенья одной цепи. Когда повысили пенсионный возраст, я говорила: ждите! Следующим актом в том или ином виде будет предложение о восстановлении взносов на обязательную накопительную систему. Вот оно и пришло в виде предложения финансового блока правительства осуществлять автоматическое перечисление взносов в накопительную часть пенсии, где они благополучно обесцениваются.

Сноб. Итак, вы предлагаете превратить Питер в научный центр Северной Европы, у вас четкая и обоснованная позиция по пенсионным вопросам — не кажется ли вам, что ваши планы и взгляды должны реализовываться уже на федеральном уровне?

Пенсионная реформа — это действительно не региональный уровень. Даже если меня изберут губернатором Петербурга, я не смогу решать пенсионные вопросы. Что касается моих планов развития города, то не думаю, что текущая внешняя политика является тут ограничителем. Мои планы с нею вполне совместимы, и я знаю, что надо делать.

Сноб. В 2018 году вы рассматривались кандидатом в президенты от Партии роста. Думаете ли вы об этом сейчас?

Действительно, на последних президентских выборах я была готова выдвинуться в президенты от Партии роста, если бы партия мне это поручила. Но, когда принималось это решение, никто, разумеется, не рассчитывал на победу. Мы планировали, прежде всего, обсудить нашу программу, четко изложить нашу позицию по болевым точкам развития страны — так, чтобы после кампании у будущего президента было представление о том, что обсуждают граждане и какие общественные приоритеты имеются у страны. К сожалению, эта кампания (дебаты) в итоге превратилась в балаган, причем не по вине нашего кандидата. Думаю, что если бы полемика велась чуть более серьезно, возможно, пенсионный возраст сейчас повышать бы не стали. Но, кажется, главным для некоторых кандидатов было само участие в шоу.

Губернаторские выборы — это совсем другое дело. Тут, если выборы пройдут честно и меня на них допустят, я вполне могу рассчитывать на победу.

Сноб. Сейчас с результатами президентских выборов все действительно понятно заранее. Но ничто не вечно. Готовы ли вы всерьез рассматривать борьбу за президентское кресло, если нынешняя предсказуемость в них исчезнет?

Времена не выбирают — в них живут и умирают. Поэтому лучше обсуждать реальную повестку. Тем не менее, если говорить о будущем, то успешные губернаторы — довольно уместные кандидаты в президенты на конкурентных выборах. Но думаю, что это коснется уже будущих поколений политиков.

Россия. СЗФО > Внешэкономсвязи, политика > snob.ru, 8 октября 2018 > № 2751092 Оксана Дмитриева


Казахстан > Медицина > camonitor.com, 2 октября 2018 > № 2748947 Бахыт Туменова

Как казахстанская медицина оказалась загнанной в угол?

Экспертный опрос на тему «Если бы я был министром здравоохранения…», который мы проводили на прошлой неделе, весьма удачно совпал по времени с презентацией в парламенте нового законопроекта, касающегося развития отечественной медицины. Нашими спикерами было озвучено много дельных рекомендаций министерству, но всех их объединяло одно – необходимость повышения авторитета профессии врача, без чего любая реформа будет лишена смысла. О том, можно ли вернуть доверие населения к системе здравоохранения и как это сделать, мы беседуем с президентом общественного фонда «Аман-Саулык» Бахыт Туменовой.

- Бахыт Ниязбековна, почему наше общество скептически относится к реформам в данной сфере?

- Сложилась парадоксальная ситуация. С одной стороны, граждане возлагают большие надежды на то, что отечественная система здравоохранения изменится к лучшему, но, с другой, продолжают относиться к ней с недоверием. Слово «реформа» они воспринимают не иначе как ругательное, считая, что каждые новые перемены будут хуже предыдущих. И это неудивительно, если учесть, что мы вот уже более четверти века «внедряем медицинское страхование», «боремся с коррупцией», разбрасываемся декларативными обещаниями.

Что мы сегодня имеем? Инертность медицинского сообщества, патернализм и низкую степень ответственности самого населения за свое здоровье. Но все «шишки» адресованы только Минздраву, хотя в одиночку справиться с таким грузом проблем не в состоянии ни одно ведомство. Тут нужны совместные усилия государства и общества.

Мы хотим достичь хороших показателей только за счет усилий медицинских работников, забывая при этом о других экономических факторах. Но возможны ли высокое качество медицины и здоровая нация в условиях, когда у нас такие низкие прожиточный минимум и зарплаты бюджетников, в том числе медиков, когда люди по уши в кредитах, которые не в состоянии оплачивать, когда национальная валюта обесценивается и растет инфляция?

Проблема еще в том, что многие инициативы министерства сталкиваются с непониманием со стороны не только граждан, но и самого медицинского сообщества. Не хватает информированности населения и его участия в этом процессе. Считаю, что здесь министерству пора бы уже в полной мере использовать потенциал неправительственных организаций...

По сути, система оказания медицинских услуг оказалась заложницей всех начатых и незаконченных в стране реформ. В то же время именно на нее экстраполируется все недовольство граждан…

- Но ведь еще лет 20 назад ситуация с медициной в стране была лучше. Почему произошел спад?

- К началу «нулевых» годов мы стали приходить в себя после тяжелых первых лет независимости, пошли в рост нефтяные доходы, началась эра строительства, покупок дорогостоящего оборудования (на котором подчас некому было работать, а потому оно простаивало) на фоне всеобщей веры в то, что деньгопад будет вечным. Причем инвестиции шли не в первичную сеть, не на подъем семейной медицины ПМСП, а в основном на развитие стационарной службы.

Потом грянул кризис, затем другой... Насколько мне известно, в настоящее время затраты на медицину не дотягивают даже до 3-х процентов от ВВП. Хотя согласно рекомендациям ВОЗ, расходы на здравоохранение должны составлять как минимум 4 процента от ВВП, а в идеале – 8-10 процентов.

К тому же мы брали на себя высокие обязательства при отсутствии соответствующей базы и ресурсов. Например, поставили цель снизить показатели младенческой и материнской смертности: оснастили роддома соответствующим оборудованием, в том числе кувезами, приняли критерий ВОЗ, согласно которому младенцев, рожденных весом от 500 граммов, стали регистрировать как живорожденных (раньше «порог» был вдвое выше). Однако при этом размеры пособий на поддержку материнства и детства оставляли желать лучшего. Никуда не делась проблема подростковой беременности и абортов. Обвиняют в этом, разумеется, врачей, хотя ответственность за просвещение и воспитательную работу с молодежью должно нести все общество.

В последствиях того же самолечения, которым излишне увлекаются наши граждане, тоже виноваты всегда врачи, хотя к ним многие пациенты приходят уже с запущенными случаями. Люди ведь сначала предпочитают советоваться с аптечными работниками, на интернет-форумах или просто верят красивой рекламе... Я бы последнюю вообще запретила! Безудержная реклама лекарств в сети и на телевидении, как мы видим, ни к чему хорошему не приводит… Фармкомпании должны иметь право заниматься ею и доказывать эффективность своих препаратов в первую очередь медработникам, но не простым обывателям.

Или вот, к примеру, в развитых странах доля людей с инвалидностью достигает 10 процентов, а у нас – всего 3-4 процента. С чем это связано? На мой взгляд, с тем, что стандарты, по которым принимаются соответствующие решения, несовершенны. Врачи подтверждают инвалидность, а комиссии по медико-социальной экспертизе, находящиеся в структуре Минтруда и соцзащиты, их решения отвергают. Из-за таких расхождений, естественно, страдает престиж врача и в целом падает доверие к медицине.

Ну и, наконец, проблема коррупции. Считается, что медицина – одна из самых подверженных ей сфер. Но нельзя забывать, что мздоимство процветает там, где слабое гражданское общество. Не секрет, что пациенты (конечно, из-за страха за свое здоровье) часто сами предлагают деньги врачам, но не несут за это никакой ответственности. А должны отвечать обе стороны!

- Что можно сделать уже сегодня, чтобы облегчить жизнь врачей?

- Мне кажется, мы вконец загнали нашего врача. Он всем должен, но сам при этом абсолютно не защищен. Недавно в США провели исследование, которое выявило, что чаще всего на самоубийство идут именно медики и учителя. У нас, конечно, таких замеров никто не проводил, но я уверена, что в Казахстане похожая ситуация, если не хуже. То, что лучшие специалисты массово уходят из отрасли – прямое тому доказательство. Налицо психоэмоциональное выгорание. Я никогда не поверю, что врачу бывает безразлично, когда умирает его пациент…

Произошла врачебная ошибка? Нужно тщательно разбираться в каждом отдельном случае с участием опытных врачей, профессоров. Разбор должен быть честным, дотошным. И не с целью уничтожить врача, а с целью выявить причины ошибки. И делать это должны врачебные сообщества, а не акиматовские или медицинские чиновники, не имеющие за плечами соответствующей практики. Может быть, после таких разборов возникнет необходимость внести коррективы в стандарты лечения и диагностики или возобновить практику наставничества, когда молодого врача первые годы ведет более опытный коллега. Нельзя забывать, что сегодня насчитывается более 14 тысяч заболеваний, и каждое из них у разных людей может проявляться по-разному.

- Системе здравоохранения явно требуется перезагрузка. Что это может быть?

- Решением многих проблем может стать усиленное развитие первичной медико-санитарной помощи (ПМСП). Это то, чем сейчас активно занимается команда министра Елжана Биртанова. И это очень правильно! Алма-Атинская декларация ВОЗ по ПМСП, важность которой признал весь мир, была принята 40 лет назад, а мы только сейчас стали говорить о необходимости двигаться в этом направлении.

Чтобы читателю была понятна суть данной реформы, объясню просто. ПМСП - это как небольшие мини-маркеты у дома, в которых мы ежедневно приобретаем самые необходимые товары: хлеб, молоко, сахар. А крупные консультативно-диагностические центры - как гипермаркеты, к услугам которых мы прибегаем гораздо реже... Вывод напрашивается сам собой: в приоритете должна быть ПМСП. Только тогда, когда в стране четко и качественно заработает «первичка», начнет снижаться потребность в стационарном лечении. Последнее должно развиваться параллельно, а не в ущерб ПМСП.

Обеспечить гражданам легкий доступ к первичной медицинской помощи (прививки, осмотры, диагностика и лечение несложных заболеваний и т.д.) можно путем расширения количества учреждений ПМСП и повышения их доступности. Их должно быть столько, чтобы каждый человек мог спокойно дойти до них пешком за 10-15 минут. Убеждена, что если мы правильно реализуем намеченную реформу, то совершим серьезный разворот в сторону профилактической помощи. А она является самой главной.

В целом, на мой взгляд, в стране разработана достаточно неплохая концепция развития ПМСП. Но чтобы ее полноценно реализовать, потребуется время. Понятно, что министр хочет поскорее претворить в жизнь намеченные инициативы. Однако, как я всегда говорю, торопиться нужно не спеша.

Напоследок хочу пожелать всем здоровья и благополучия!

Автор: Сауле Исабаева

Казахстан > Медицина > camonitor.com, 2 октября 2018 > № 2748947 Бахыт Туменова


Россия > Агропром. Финансы, банки > agronews.ru, 27 сентября 2018 > № 2781397 Корней Биждов

Министр сельского хозяйства РФ Дмитрий Патрушев одобрил предложения НСА по развитию агрострахования.

«Национальный союз агростраховщиков предложил план первоочередных мероприятий по развитию системы агрострахования до 2020 года, в целом одобренный Минсельхозом на совещании у министра Дмитрия Патрушева», – заявил президент НСА Корней Биждов, комментируя итоги мероприятия.

Совещание «О текущей ситуации в сфере сельскохозяйственного страхования и мерах, направленных на развитие сельхозстрахования с господдержкой» министр Дмитрий Патрушев провел 25 сентября. На нем выступили с докладами замминистра Елена Фастова, президент НСА Корней Биждов, министр сельского хозяйства Ростовской области Константин Рачаловский. В обмене мнениями участвовали министр сельского хозяйства Татарстана Марат Ахметов, замминистра сельского хозяйства Московской области Ирина Богатченко, а также руководители и представители страховых компаний – членов НСА.

Минсельхоз представил «Дорожную карту» развития сельхозстрахования на 2018-2020 годы, которая содержит меры, направленные на восстановление охвата посевов страховой защитой.

Предложенные меры основаны на изменении механизма распределения «единой» субсидии между субъектами РФ на 2019 год – для регионов будут увеличены ее лимиты. Также 2019 год должен стать годом отработки программ ускоренного развития сельхозстрахования в пилотных субъектах, которые будут внедряться на основании трехсторонних соглашений между Минсельхозом, регионами и НСА. Предварительно для этой цели рассматриваются 22 региона, на которые в совокупности в 2017 г. приходилось 56,3% возделываемых аграрных земельных ресурсов.

Ожидаемые к принятию в осеннюю сессию изменения в Закон №260-ФЗ о господдержке сельхозстрахования должны открыть возможность для включения в систему субсидирования новых страховых программ, более адаптированных к запросам аграриев. На совещании были рассмотрены предложения по таким программам, подготовленные в рамках совместной рабочей группы Минсельхоза и НСА. Они встретили поддержку представителей субъектов РФ.

«Главная задача, – рост востребованности у аграриев страхования как эффективного инструмента управления рисками, – поясняет президент НСА К. Биждов. – Для этого предложено не только повысить гибкость действующей программы мультирискового страхования урожая, но и предоставить аграриям дополнительные страховые продукты. В первую очередь им должна быть дана возможность застраховать на условиях господдержки риск пересева озимых и компенсации прямых затрат на возделывание сельхозкультур. На следующем этапе должны быть разработаны программа возмещения потерь урожая с применением индекса урожайности, которая может позволить охватить малый и средний бизнес, и программа страхования тепличного овощеводства, учитывающая специфические риски этого производства».

Основные преимущества предлагаемых дополнительных программ – как для аграриев, так и для субсидирующих органов АПК – упрощенные в сравнении с мультирисковой системой процедуры урегулирования убытков, а также более низкая стоимость страхового полиса. «Следует понимать, что у бюджетов разных уровней возможности по субсидированию ограничены, однако Минсельхоз рассчитывает, что в 2019 г. на субсидирование агрострахования поступит не менее 1,8 млрд руб. средств федерального и региональных бюджетов, а в 2020 г. – не менее 2,26 млрд руб., – комментирует президент НСА Корней Биждов. – Конечно, для полноценного развития агрострахования с широким охватом посевов на уровне мировой практики этого явно недостаточно. Данная проблема была обозначена на совещании не только страховым сообществом и представителями регионов, но и министром Д. Патрушевым. В то же время, Минсельхоз в ходе совещания выразил готовность расширить господдержку агрострахования, если совместные усилия министерства, регионов и НСА приведут к росту спроса на агрострахование».

«НСА продолжит совместно с Минсельхозом РФ и региональными органами АПК активный поиск новых возможностей и оптимальных решений для ускоренного развития агрострахования в ближайшие периоды», – подчеркнул президент НСА Корней Биждов.

Источник новости: naai.ru

Россия > Агропром. Финансы, банки > agronews.ru, 27 сентября 2018 > № 2781397 Корней Биждов


Россия > Транспорт > forbes.ru, 27 сентября 2018 > № 2750661 Петр Шкуматов

За себя и того парня. Водителей заставляют оплачивать чужие нарушения

Петр Шкуматов

координатор российского общественного движения Общество синих ведерок

Страховые компании жалуются на убыточность ОСАГО, предлагая поднять тарифы. Дисциплинированных водителей вновь хотят заставить заплатить за злостных нарушителей

Очередное повышение цен на полисы ОСАГО не за горами. На эту тему прошли слушания в Государственной думе. Страховые компании указывали на возросшую убыточность этого вида страхования и приводили конкретные цифры. Действительно, за последнее время число аварий увеличилось и, как следствие, увеличилось число выплат по ОСАГО. На текущий момент общие выплаты превышают сборы.

Как можно оздоровить ситуацию в ОСАГО? Первый, уже привычный вариант — линейно повысить тарифы, так как запасные части дорожают, а ремонт сейчас осуществляется с использованием новых компонентов. Но есть и другие пути. Например, снизить количество аварий и, как следствие, убытков. Сами же страховые компании приводили на слушаниях цифру: 80% водителей в России — добропорядочные и аккуратные. Управляют автомобилем максимально осторожно и в ДТП по своей вине попадают крайне редко. Оставшиеся 20% водителей управляют автомобилем агрессивно, часто являются виновниками крупных ДТП и, как следствие, крупных выплат. Как мы видим, принцип 80/20, или закон Парето, работает и на российских автомобильных дорогах. Из этого соотношения получается, что любое повышение тарифов ОСАГО бьет прежде всего по добросовестным водителям, которые оплачивают грехи тех, кто не привык себя ограничивать.

В качестве примера приведу три истории из жизни обладателей полиса ОСАГО, которые освещались в региональных СМИ как курьезные: некто Куликов из Волгограда, выезжая задним ходом со стоянки, задел три автомобиля. Видимо, в отместку эти пострадавшие автомобили затем подкарауливали его в разных районах и совершали с ним ДТП. И так — 30 раз за год. Семейная пара постоянно ездила на своем автомобиле от места регистрации жены к месту регистрации мужа из Воронежа в Лиски и обратно. За два года семейных миграций они совершили 43 ДТП. Девушка приехала в офис страховой компании за полисом ОСАГО, купила его, после чего тут же протаранила семь припаркованных автомобилей на стоянке страховщика.

Во всех этих вопиющих случаях страховые компании выплачивали ущерб. Множество людей безаварийно ездят десятки лет. Так почему нормальные автомобилисты должны спонсировать подобные аномалии, когда за год человек умудряется попасть в десятки аварий? Может, таким «водителям» стоит пересесть на общественный транспорт, если уж никак не получается ездить на автомобиле аккуратно и безаварийно?

Формула расчета стоимости полиса ОСАГО закреплена в ФЗ-40 («Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств»), и в ней есть всего лишь две переменных, которые слабо коррелируют с адекватностью водителя. Это коэффициент «бонус-малус», который учитывает уже произошедшие по вине водителя ДТП, и безымянный коэффициент, учитывающий страховые случаи, которые привели к регрессному требованию от страховой.

Очевидно, двух этих коэффициентов совершенно недостаточно для того, чтобы определить персональный риск, исходящий от конкретного водителя. Во всем мире стоимость полиса рассчитывается по куда более сложным формулам. Например, в Калифорнии используется добрый десяток коэффициентов для того, чтобы адекватные водители платили меньше, а неадекватные — больше. Вот некоторые из них: стаж вождения; наличие высшего образования; наличие работы; семейный статус и наличие детей; кредитная история; история вождения; наличие сертификата школы контраварийного вождения и так далее.

Управлять автомобилем агрессивно, систематически пренебрегать правилами дорожного движения должно стоить дорого или очень дорого. Злостные нарушители должны оплачивать свое вольное поведение на дороге самостоятельно. Хочешь ездить без правил — плати. Но нельзя заставлять дисциплинированных водителей платить за тех, кому наплевать на окружающих. Постоянное повышение тарифов — это перекладывание ответственности с больной головы на здоровую.

Полис ОСАГО должен оформляться на конкретного человека, а не на машину, как это делается сейчас. Потому что риск на дороге исходит от водителя и не зависит от марки автомобиля или мощности двигателя. Переход к персонифицированным тарифам поможет сделать ОСАГО привлекательным видом страхования как для страховых компаний, так и для самих водителей. Потому что цена его снизится, как только законопослушное большинство перестанет оплачивать выходки постоянных фигурантов оперативных сводок МВД.

Россия > Транспорт > forbes.ru, 27 сентября 2018 > № 2750661 Петр Шкуматов


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Медицина > premier.gov.ru, 27 сентября 2018 > № 2743631 Татьяна Голикова

Брифинг Татьяны Голиковой по завершении заседания Правительства

Т.Голикова : Сегодня Правительство Российской Федерации одобрило Основные направления деятельности Правительства до 2024 года.

Основные направления деятельности Правительства нацелены на исполнение национальных целей, которые обозначены в майском указе Президента 2018 года. Фактически под исполнение каждой национальной цели обозначены конкретные мероприятия.

Национальные цели будут реализовываться посредством национальных проектов, паспорта которых практически все одобрены на президиуме Совета по стратегическому развитию и национальным проектам. Дальнейшая работа в этом направлении начиная с 1 октября этого года будет осуществляться по рассмотрению федеральных проектов, которые включают в себя мероприятия, обеспечивающие и реализацию национальных проектов, и реализацию национальных приоритетов.

Кроме того, согласно сегодняшнему решению Правительства в суточный срок Основные направления деятельности Правительства будут доработаны с учётом замечаний, которые были высказаны в ходе обсуждения. К 1 октября фактически они обретут силу закона – для Правительства, безусловно.

Далее в срок до 15 ноября сего года заместители Председателя Правительства, ответственные за реализацию соответствующих национальных целей, вместе с курирующими ведомствами, которые определены ответственными за соответствующие национальные цели деятельности, подготовят планы, по которым будет осуществляться мониторинг достижения национальных целей и подведение итогов, а также определяться целесообразность корректировки или отработки дополнительных материалов, обеспечивающих достижение национальных целей.

Что касается социального блока Правительства, то Основные направления деятельности Правительства представлены достаточно широким спектром мероприятий. Мы отвечаем за четыре национальные цели, среди которых обеспечение устойчивого естественного роста численности населения Российской Федерации, повышение ожидаемой продолжительности жизни до 2024 года до 78 лет, до 2030 года – до 80 лет. Это две цели. Далее речь идёт о росте реальных доходов населения, снижении бедности в два раза – это тоже две цели. В рамках повышения реальных доходов населения предполагается также повышение пенсий выше уровня инфляции.

Мы реализуем отдельные мероприятия для достижения национальной цели по ускорению технологического развития Российской Федерации, увеличению количества организаций, осуществляющих технологические инновации.

Несколько слов о каждой из национальных целей – в добавление к тому, о чём во вступительном слове сказал Дмитрий Анатольевич.

Первое. Сегодня мы наблюдаем (мы об этом неоднократно говорили) существенное снижение рождаемости в результате демографического спада, который связан с последствиями Великой Отечественной войны. Мы в 2016 и 2017 годах имели уровень рождаемости, то есть число родившихся, 1,9 миллиона и 1,7 миллиона человек соответственно.

За семь месяцев текущего года (данные за восемь месяцев будут в ближайшие дни) количество родившихся составляет 928,9 тысячи человек. И к сожалению, пока за январь – июль мы имеем естественную убыль населения, то есть рождаемость ниже смертности. Хотя с точки зрения показателей смертности мы не ухудшили показатели, которые складывались по 2016 году.

Существенное влияние на первый показатель, то есть естественный прирост населения, оказывает как раз рост рождаемости и снижение смертности. На сегодняшний день мы закладываем прогноз по увеличению к 2024 году суммарного коэффициента рождаемости со сложившегося в 2017 году 1,62 (это количество детей, приходящихся на одну женщину) до 1,74.

Это очень серьёзная задача. Она будет обеспечиваться всем комплексом мероприятий, которые связаны с поддержкой демографии. Это все виды пособий на первого ребёнка, второго ребёнка (материнский капитал имеется в виду), на третьего и последующих детей – когда речь идёт о софинансировании обязательств субъектов в этой части.

Кроме того, предполагается, что в 2021 году будет обеспечена стопроцентная доступность дошкольного образования для детей в возрасте до трёх лет. В том числе за счёт создания свыше 250 тыс. ясельных мест и организации 1,9 тыс. дошкольных групп.

В выступлении Дмитрия Анатольевича было также отмечено, что будут снижены ставки по ипотечным кредитам до 6% для семей при рождении второго ребёнка и последующих детей.

Вся совокупность финансовых мер, которые заложены в одном из федеральных проектов национального проекта «Демография», позволит обеспечить мерами поддержки почти полтора миллиона российских семей.

Что касается снижения смертности, то здесь ставятся достаточно серьёзные задачи, для того чтобы обеспечить естественный прирост. Показатели национального проекта «Здоровье», которые нацелены на это, предполагают, что смертность будет снижена на 12,1%, то есть речь идёт о снижении более чем на 200 тысяч смертей.

Какими реальными мероприятиями это будет достигаться? На сегодняшний день речь идёт о профилактике, для чего планируется дальнейшее развитие центров здоровья и кабинетов медицинской профилактики. Предполагается, что за шесть лет консультации получат более 33 миллионов наших граждан. Профилактические осмотры пройдут более 100 миллионов наших граждан.

Кроме того, как было отмечено в выступлении Дмитрия Анатольевича (я ещё раз хочу акцентировать на этом внимание), развитие инфраструктуры будет обеспечено по основным социально значимым заболеваниям, которые дают основной вклад в смертность, – это сердечно-сосудистые и онкологические заболевания. Будет переоснащено 600 региональных и первичных сосудистых отделений, и практически во всех субъектах Российской Федерации появится сеть центров онкологической помощи.

Кроме того, будет продолжен начатый в 2018 году проект по строительству детских больниц.

Реализуется задача, обозначенная в указе Президента, по доступности оказания медицинской помощи в сельских населённых пунктах. Предполагается замена и создание 1560 ФАПов и врачебных амбулаторий и приобретение 1300 врачебных мобильных комплексов.

Важно также отметить, что частично ситуация, которая складывается с доступностью медицинской помощи, продиктована нехваткой квалифицированных специалистов в сельских населённых пунктах и малых городах. Поэтому законом о бюджете Фонда обязательного медицинского страхования предполагается привлечь в эти населённые пункты порядка 27 тысяч врачей и 133 тысяч специалистов среднего медицинского персонала.

Министерством здравоохранения совместно с высшими учебными заведениями медицинской направленности разработаны планы по выпуску таких специалистов, и сейчас в рамках изменения законодательства об обязательном медицинском страховании предполагается отработка совместно с регионами страны механизмов привлечения и закрепления врачей и среднего медицинского персонала в сельских населённых пунктах и в малых городах.

Ещё один федеральный проект я упомяну применительно к демографии – это проект «Современная школа», который у нас является составляющей проекта «Образование», тем не менее влияет на демографическую ситуацию в стране. Речь идёт о внедрении здоровьесберегающих технологий в образовательный процесс. Предусмотрено развитие инфраструктуры образовательных организаций, повышение доступности образования в сельской местности, что создаёт предпосылки для снижения оттока из сельских населённых пунктов и возможности получения образования по месту рождения и жительства.

Существенный вклад в продолжительность жизни будет вносить такой федеральный проект национального проекта «Демография», как «Старшее поколение». Дело в том, что мы начиная с 1 января 2019 года пытаемся осуществлять эту работу на принципиально новом подходе. Речь идёт о разработке программы активного долголетия на тех базовых принципах, которые сегодня продекларированы и приняты Всемирной организацией здравоохранения. Это долговременный уход, долгосрочная помощь для граждан пожилого возраста. Мы намерены провести мероприятия, связанные с согласованием действий системы здравоохранения и системы социального обслуживания по выявлению на основе стопроцентного охвата диспансерным наблюдением этой категории граждан, постановке на учёт, оказанию геронтологической помощи и, безусловно, развитию на новом уровне, но в привычном для нас понимании домов престарелых. Сейчас мы будем разрабатывать новую концепцию учреждений социального обслуживания для граждан пожилого возраста, которые будут давать возможность не только постоянного пребывания, но и временного, и дневного пребывания, а также оказания профилактической и врачебной помощи этим гражданам.

Что касается обеспечения устойчивого реального дохода граждан, роста пенсионного обеспечения выше уровня инфляции как ещё одной национальной цели, здесь мы базируемся на ключевой роли роста экономики. В прогнозе социально-экономического развития (он одобрен одновременно с бюджетом и будет направлен в ближайшее время в Государственную Думу) предполагаются темпы роста экономики более 3%, которые, естественно, будут оказывать положительное влияние на решение задачи устойчивого роста реальных доходов населения.

Кроме того, все составляющие, которые связаны с обеспечением реальных доходов, получают финансовую поддержку не только в трёхлетнем бюджете, который в обозримом будущем будет рассматриваться, но и в шестилетней перспективе, поскольку это одобрено в рамках прогноза социально-экономического развития.

О чём идёт речь? Речь идёт о повышении минимального размера оплаты труда. Об этом мы уже говорили. Ежегодно минимальный размер будет повышаться и будет эквивалентен прожиточному минимуму трудоспособного гражданина, установленному по II кварталу года, предшествующего новому финансовому. Для 2019 года это 11 280 рублей. Кроме того, мы обеспечиваем темпы роста фонда оплаты труда для наших бюджетников темпами роста фонда заработной платы, которые закладываются в прогноз социально-экономического развития, для того чтобы сохранить тенденции и уровни, которые сложились во всех отраслях бюджетной сферы, подпадающих под майский указ (597-й) Президента Российской Федерации 2012 года.

Будет обеспечена индексация заработной платы работников, не подпадающих под указ. Она будет осуществлена по уровню инфляции начиная с 1 октября каждого года на протяжении всего прогнозируемого периода.

Кроме того, будет обеспечена индексация всех социальных пособий по уровню фактической инфляции.

Что касается пенсий, мы уже неоднократно говорили, что в течение первых шести лет с 1 января каждого года будет осуществляться индексация выше уровня инфляции, эквивалентная среднегодовому увеличению пенсии на тысячу рублей, с 12-тысячным среднегодовым доходом. Безусловно, для каждого гражданина эта цифра будет разной – в зависимости от уровня заработка и стажа, который он имел, когда трудился.

Соответственно, к 2024 году среднегодовой размер страховой пенсии неработающих граждан должен составить чуть больше 20 тыс. рублей. И далее, после 2024 года, индексация также будет осуществляться, но двумя этапами: с 1 февраля – по фактической инфляции предыдущего года, с 1 апреля – по темпам роста средней заработной платы, но не выше доходов Пенсионного фонда. В любом случае наши расчёты показывают, что, исходя из оценок инфляции и прогноза социально-экономического развития, мы будем иметь индексацию пенсий выше уровня инфляции.

Следующая тема – наверное, одна из самых сложных, и это национальная цель – снижение в два раза уровня бедности в Российской Федерации. Безусловно, этому будут способствовать условия и мероприятия, о которых я сказала выше, по росту реальных доходов населения. Мы будем мониторить ситуацию. Сейчас мы видим, что меры, которые у нас есть, пока не дают нам возможности обеспечить снижение в два раза. Поэтому мы в настоящее время работаем с экспертным сообществом как по проекту «Демография», так и по необходимости выполнения показателя снижения бедности в два раза. И предполагаем, что в 2019 году и по проекту «Демография», и по национальной цели снижения бедности выйдем с дополнительными мерами по поддержке наших граждан.

Почему я увязываю это с проектом «Демография»? Потому что ключевое значение для влияния на показатель бедности имеет состояние семей, которые на сегодняшний день имеют детей. Их поддержка является наиболее чувствительной для показателя снижения бедности.

Что касается участия нашего блока в национальной цели по ускорению технологического развития Российской Федерации.

Здесь мы обеспечиваем реализацию мероприятий, связанных с национальным проектом «Наука», который получает такой статус впервые с 1 января 2019 года. К 2024 году, согласно указу Президента, Российская Федерация должна войти в число пяти ведущих стран мира, осуществляющих научные исследования и разработки в областях, определяемых приоритетами научно-технологического развития. Если коротко, мы предполагаем, что за этот период будет создано 15 научно-образовательных центров на базе научных организаций и организаций высшего образования в кооперации с организациями реального сектора экономики.

Кроме того, будет создано 14 центров компетенций Национальной технологической инициативы и обеспечена деятельность не менее 16 научных центров мирового уровня. Кроме того, мы должны обеспечить – это очень сложная задача – темп роста внутренних затрат на исследования и разработки выше темпов роста ВВП. Мы все понимаем, что такой рост невозможно обеспечить исключительно государственными ресурсами, средствами федерального бюджета, а, напомню, наука – это исключительно федеральные полномочия. Поэтому предполагается в рамках национального проекта «Наука» организовать работу таким образом, чтобы вовлечь наше предпринимательское сообщество, наши крупные акционерные общества с государственным участием, государственные корпорации к научным разработкам в секторах, которые являются приоритетами научно-технологического развития.

Кроме того, будет обновлена на 50% приборная база ведущих научных организаций, организаций, выполняющих исследования и разработки, и сформирована передовая инфраструктура исследований и разработок.

Наконец, ещё один блок – это сфера образования. К 2024 году предполагается, что во всех школах – по данным Росстата, на сегодняшний день их более 41 тыс. – будет проведена оценка качества общего образования на основе практики международных исследований. Это делается для того, чтобы реализовать показатель, который обозначен указом Президента: попадание в десятку стран по качеству общего образования.

Мы к такой работе на сегодняшний день готовимся и надеемся, что она будет реализована и цели достигнуты. Мероприятия, которые мы закладываем в рамках национального проекта «Образование», позволяют нам на это рассчитывать.

О чём идёт речь? Предполагается строительство новых школ, реконструкция старых. Будет создано не менее 100 тыс. новых ученических мест. Будет обеспечен стабильный и быстрый интернет. И в субъектах Российской Федерации не менее 500 тысяч детей будут заниматься по программам с применением современных цифровых технологий.

Кроме того, предполагается усилить переподготовку школьных учителей. Более половины из них будут охвачены национальной системой подготовки и повышения квалификации.

Получит дальнейшее развитие дополнительное образование детей. Мы предполагаем, что будет создано 245 детских технопарков «Кванториум», 340 мобильных технопарков для детей, проживающих в сельской местности и малых городах. На базе этих структур смогут заниматься порядка 2 миллионов детей.

К 2024 году 80% детей в возрасте от 5 до 18 лет будут охвачены дополнительным образованием. Не менее 900 тысяч учеников 6–11-х классов примут участие в проекте ранней профориентации «Билет в будущее».

В регионах предполагается создать сеть центров выявления и поддержки развития талантов с системами отбора, аналогичными тем, которые сегодня используются в образовательном центре «Сириус».

Мы также планируем создать более 100 центров опережающей профессиональной подготовки и 5 тыс. мастерских, оснащённых современным оборудованием по стандартам WorldSkills.

В завершение, уважаемые коллеги, я хотела сказать: всё, что я вам сейчас назвала, и более широкий спектр мероприятий, которые сейчас готовятся, по направлениям, которые я обозначила, полностью обеспечены финансовыми ресурсами в федеральном бюджете. И в настоящее время ведётся системная работа с регионами, чтобы мероприятия, которые их касаются, а это в основном три национальных проекта – «Демография», «Образование» и «Здравоохранение», – были предусмотрены также в бюджетах регионов и чтобы в их региональных паспортах был обеспечен выход на стратегические национальные приоритеты, обозначенные указом Президента.

Вопрос: Вы упомянули, что в 2019 году Правительство разработает дополнительные меры по борьбе с бедностью. Вы не могли бы подробнее рассказать, какие варианты вы рассматриваете?

Т.Голикова: Пока не могу. Мы понимаем, в каком направлении нам нужно двигаться, но поскольку это не только социальный блок, но ещё и ряд сфер, которые оказывают влияние на уровень бедности населения в Российской Федерации, то озвучивать сейчас было бы неправильно. Я просто к этому хочу добавить, что косвенно на уровень бедности в нашей стране оказывают влияние все сферы, даже, скажем, развитие сети дорожного строительства, поскольку оно обеспечивает доступность услуг. То же касается жилищно-коммунального хозяйства и городской среды, поскольку это и тарифы, и состояние жилищного фонда, что является определяющим с точки зрения обеспечения жизнедеятельности и комфорта наших граждан. Поэтому сейчас в рамках Основных направлений деятельности Правительства не просто обозначаются мероприятия, но и фиксируются механизмы, посредством которых будет осуществлено достижение национальных целей. Забегая вперёд, скажу, что не только адресной помощью населению это определяется.

Вопрос: Сегодня Алексей Кудрин в Госдуме сказал, что уровень бедности в России остаётся высоким. Ваша оценка такая же – уровень бедности остаётся высоким? Или стабильным?

Т.Голикова: Алексей Кудрин не сказал ничего нового, поскольку речь шла о 2017 годе. Рассматривался вопрос исполнения бюджета 2017 года, безусловно, Алексей Леонидович приводил показатели, которые характеризуют исполнение бюджета 2017 года. Действительно, по 2017 году показатели бедности были достаточно высокими, и ровно поэтому и в послании Президента, и в указе Президента от мая 2018 года снижение бедности в два раза было обозначено как национальная цель страны.

Что касается прошедшего периода, то сейчас мы наблюдаем пусть не такую пока явную, как нам бы хотелось, но положительную тенденцию по снижению числа бедных. Вы знаете, что за первое полугодие текущего года по сравнению с первым полугодием прошлого года снижение составило 1,1 миллиона человек.

Судить по первому полугодию достаточно сложно: первый квартал всегда осуществляет серьёзный вклад в показатель бедности, потому что в первом календарном квартале меньше рабочих дней, чем во всех других. Поэтому показатели, как правило, держатся на очень высоком уровне. Думаю, есть смысл дождаться показателей третьего квартала 2018 года, чтобы каким-то образом оценить складывающиеся тенденции.

Но это снижение – 1,1 миллиона – очевидно, связано с повышением уровня заработных плат, то есть с выполнением задач, обозначенных в Указе №597 от 2012 года: повышение минимального размера оплаты труда дважды, как вы помните, – с 1 января 2018 года и с 1 мая 2018 года. А также с плановыми индексациями и, что немаловажно, с тем вкладом, который осуществляет озвученный Президентом в конце 2017 года пакет демографических мер.

Мы сначала, по результатам пяти месяцев 2018 года, были обеспокоены тем, что граждане неактивно пользуются финансовыми ресурсами, которые мы им предоставляем в рамках поддержки рождения первенца в семье. Но сейчас ситуация, по данным за девять месяцев, серьёзно поменялась. Если мы до этого предполагали, что у нас будет складываться существенная экономия по этим объёмам ассигнований, то сейчас мы это уже не подтверждаем. Это мероприятие становится востребованным, и количество семей, которые получают пособие на первого и, конечно, на второго, третьего ребёнка и последующих детей, неуклонно растёт. И вот эта часть меняет показатели бедности.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Медицина > premier.gov.ru, 27 сентября 2018 > № 2743631 Татьяна Голикова

Полная версия — платный доступ ?


Россия > Финансы, банки. Транспорт > minfin.ru, 24 сентября 2018 > № 2757781 Алексей Моисеев

Заместитель Министра финансов Алексей Моисеев принял участие в парламентских слушаниях на тему "Актуальные вопросы совершенствования регулирования в ОСАГО" в Совете Федерации

Моисеев Алексей Владимирович

Заместитель Министра

Заместитель Министра финансов Алексей Моисеев принял участие в парламентских слушаниях на тему «Актуальные вопросы совершенствования регулирования в ОСАГО», которые состоялись сегодня в Совете Федерации.

По словам Алексея Моисеева, Минфин рассчитывает на принятие в 2018 году законопроекта, который предусматривает отмену обязанности водителя возить с собой бумажную распечатку электронного ОСАГО. "Первое - давайте наконец отменим обязанность возить распечатку электронного полиса. Зачем это надо, непонятно. Очень хочется, чтобы это произошло в этом году", - сказал он.

Второе, на что обратил внимание Замминистра финансов – законопроект уточняет список выгодоприобретателей по ОСАГО - чтобы в случае гибели автовладельца наследники могли получать выплаты. Также документ предусматривает отмену запрета на перестрахование рисков в ОСАГО. Против этой нормы выступили страховщики, хотя отмена такого запрета предусмотрена обязательствами России в рамках ВТО, указал Моисеев.

Еще один важный момент на котором остановил внимание Замминистра - наделение таможенных органов правом проверять наличие полисов "автогражданки" у владельцев въезжающих на территорию РФ автомобилей из других стран. "Наш законопроект предполагает, что российские таможенники также будут проверять полис у тех, кто въезжает в Россию", - сказал он на парламентских слушаниях. В настоящее время Россия является участницей международной системы "Зеленая карта", которая позволяет страховать ответственность иностранных владельцев автомобилей, въезжающих в РФ. Система предусматривает урегулирование убытков в соответствии с национальным законодательством страны, где произошло ДТП.

"Мы хотели бы привести наше ОСАГО в соответствие с международными договорами, в частности, по "Зеленой карте". Чтобы можно было покупать ОСАГО иностранным гражданам в электронном виде, чтобы они подъезжали к границе, уже имея этот полис, и чтобы таможенники проверяли наличие полиса у всех въезжающих", - пояснил Моисеев. Такие меры позволят в том числе предотвратить ситуацию, когда иностранцы, будучи виновниками ДТП, не имеют полиса и пострадавший человек не может получить возмещения, надеется Моисеев.

Россия > Финансы, банки. Транспорт > minfin.ru, 24 сентября 2018 > № 2757781 Алексей Моисеев


Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 20 сентября 2018 > № 2737987 Дмитрий Медведев

Заседание Правительства

В повестке: о прогнозе социально-экономического развития на 2019—2021 годы и на период до 2024 года, проекте федерального бюджета, бюджетах государственных внебюджетных фондов, основных направлениях бюджетной, налоговой и таможенно-тарифной политики на 2019 год и на плановый период 2020 и 2021 годов, о сопутствующих бюджетных законопроектах и документах.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Сегодня у нас очень важное заседание Правительства, потому что мы рассматриваем большой пакет законопроектов, которые связаны с формированием федерального бюджета на 2019 год и период 2020–2021 годов. Вместе с проектом бюджета обсудим документы, которые формируют идеологию и определяют основные условия нашей работы и главные задачи на ближайшие три года.

В бюджетный пакет входят прогноз социально-экономического развития, основные направления бюджетной, налоговой и таможенно-тарифной политики, бюджеты государственных внебюджетных фондов, некоторые другие примыкающие вопросы. Все необходимые обсуждения прошли на отраслевых совещаниях, на комиссии по бюджетным проектировкам. И конечно, мы занимались бюджетными вопросами в ходе подготовки национальных проектов и Основных направлений деятельности Правительства до 2024 года.

До 1 октября бюджетный пакет должен быть направлен в Государственную Думу, затем он поступит в Совет Федерации. Просил бы всех министров, руководителей профильных ведомств активно работать на парламентских площадках, разъяснять позицию Правительства, занимая консолидированную позицию.

Кроме того, сегодня Банк России представит Основные направления единой государственной денежно-кредитной политики.

Начнём с прогноза. В отличие от предыдущих лет сегодня нам предстоит одобрить не один документ, а два: традиционный трёхлетний прогноз, который является основой для формирования бюджета, и прогноз на более длительный период – до 2024 года.

Скажу сразу, нужно взвешенно оценить макроэкономические условия, в которых мы будем работать в течение ближайших шести лет, выполняя указ Президента, где определены национальные цели развития, ключевые приоритеты, и реализуя Основные направления деятельности Правительства, которые мы в ближайшее время рассмотрим.

Подход, который мы использовали при составлении прогноза, максимально осторожный. Это касается и цен на нефть, и роста валового внутреннего продукта, и других показателей. С чем это связано? Это, конечно, связано с неопределённостью. Все мы понимаем, что начало этого шестилетнего цикла вряд ли будет простым. Мы должны учитывать ситуацию на мировых сырьевых и финансовых рынках, а также не в меньшей степени – возможное расширение торговых войн и усиление протекционизма и санкционного давления. И выстраивать свою экономическую политику так, чтобы мы могли, во-первых, уверенно развиваться даже в таких не вполне благоприятных условиях, во-вторых, обеспечить устойчивое повышение уровня жизни. В целом, как прогнозируется, следующий год станет адаптацией к тем решениям, которые мы сейчас принимаем. Мы рассчитываем, что за это время определённые циклы пройдут, этот период завершится, а пакет структурных изменений, которые мы запускаем, и меры по повышению деловой и инвестиционной активности смогут вывести экономику на более высокую траекторию.

Если говорить о конкретных цифрах, Минэкономразвития предполагает, что уже начиная с 2021 года ежегодные темпы экономического роста превысят 3%. Прежде всего – за счёт отраслей, где есть неплохой экспортный потенциал (это химическая и пищевая промышленность, машиностроение), а также за счёт развития инфраструктуры и жилищного строительства.

По прогнозу Минэкономразвития, будут стабильно расти и реальные доходы. Инфляция в среднем должна остаться в рамках целевого показателя – около 4%. Вполне благоприятной должна быть ситуация на рынке труда.

При подготовке бюджета на ближайшие три года мы, как и раньше, ориентировались на базовый сценарий. Минэкономразвития подготовило также и консервативный вариант. Более подробно доложит Министр экономического развития.

Теперь – о проекте федерального бюджета. При его подготовке мы исходили из необходимости решения двух задач: полное выполнение всех социальных обязательств и формирование условий для укрепления нашей экономики. Все необходимые для этого решения мы приняли. Остановлюсь на этом чуть подробнее.

Бюджет 2019 года будет не просто сбалансированным. Планируется, что он станет профицитным впервые с 2014 года. Объём государственного внешнего долга остаётся на относительно невысоком уровне. Доходы федерального бюджета прогнозируются на уровне почти 20 трлн рублей, расходы – чуть более 18 трлн рублей.

В следующем году мы фактически полностью восстановим финансовую защиту бюджета от внешних шоков, которая помогла нам и в период первого мирового кризиса 2008–2009 годов, и в период с 2014 года, когда началась вторая волна кризиса и мы столкнулись с санкционным давлением. Мы ожидаем, что к концу следующего года объём Фонда национального благосостояния вновь достигнет максимального за всю историю его существования уровня. Объёмы ФНБ будут расти благодаря жёсткому бюджетному правилу, которое принято в прошлом году. Даже несмотря на достаточно высокие цены на энергоресурсы, которые мы имеем сейчас (по сравнению с тем, что было некоторое время назад), мы оставили цену отсечения на уровне 41,6 доллара за баррель нефти марки «Юралс».

Второе. Мы встроили в бюджет большой финансовый пакет для реализации национальных проектов и комплексного плана модернизации и расширения магистральной инфраструктуры. Самый большой объём предусмотрен на поддержку демографии, понятно почему. Эти деньги дадут отдачу не только здесь и сейчас, но и позволят улучшить ситуацию в будущем. Главное, что они должны укрепить благосостояние людей, позволят развивать систему образования, дадут возможность детям вырасти образованными людьми. В нашу экономику придут профессиональные и активные граждане, которые будут участвовать в новых проектах.

Кроме того, мы в ближайшие годы планируем использовать Фонд развития, который заработает в 2019 году. С его помощью будут финансироваться различные проекты, в том числе инфраструктурные – от строительства пунктов пропуска через границу до развития аэропортов.

Третье. Мы предусмотрели поддержку наиболее перспективных отраслей промышленности, где высок потенциал расширения экспорта или замещения импорта на внутреннем рынке. Это прежде всего автопром, выпуск средств производства, то есть станков и оборудования, по которым на 2019 год предусмотрено более чем четырёхкратное увеличение госфинансирования относительно 2018 года. Ряд мер поддержки предусмотрен и в других отраслях – в секторе промышленной инфраструктуры, в инновационных компаниях, фармацевтике, медицинской промышленности.

Отдельная тема – поддержка регионов. Мы будем и дальше совершенствовать межбюджетные отношения, чтобы региональные бюджеты были более сбалансированными, давали регионам больше возможностей зарабатывать деньги самим. Для этого перераспределяется часть доходов в пользу регионов. Это касается акцизов на крепкий алкоголь и нефтепродукты.

Будут расти межбюджетные трансферты. В сторону увеличения мы пересмотрели свои прежние планы на 2019–2020 годы по финансированию Дальнего Востока и Байкальского региона, Калининградской области (в рамках соответствующих госпрограмм), а также по финансовой поддержке Арктической зоны, которая вырастет в несколько раз.

И конечно, в рамках корректировки налоговой системы мы планируем сохранить механизмы налоговой поддержки отдельных территорий и ряда новых проектов, которые там появляются.

Во многих регионах поменялись управленческие команды, пришли новые губернаторы. Нужно с ними активно работать, в том числе и по более точной настройке механизма межбюджетных трансфертов. Подробнее о бюджете доложит Антон Германович Силуанов.

Также обсудим бюджеты государственных внебюджетных фондов: Пенсионного, социального и обязательного медицинского страхования. В них мы заложили средства, которые позволят обеспечить необходимый уровень социальной защиты людей. В частности, деньги пойдут на дальнейшее улучшение качества медицины. В том числе мы включим в базовую программу ОМС новые виды высокотехнологичной помощи, продолжим устранять в больницах дефицит отдельных специалистов.

В бюджете Пенсионного фонда мы учли будущие изменения пенсионной системы, предусмотрели деньги на повышение пенсий выше инфляции. Средний годовой размер страховой пенсии по старости для неработающих пенсионеров за три года превысит прожиточный минимум пенсионера почти в два раза. Бюджет фонда сформирован исходя из установленной на постоянной основе ставки тарифа (22%) страховых взносов по обязательному пенсионному страхованию.

В повестке дня – проект основных направлений таможенно-тарифного регулирования на ближайшие три года, где определены ориентиры внешнеэкономической деятельности. Это, во-первых, стимулирование наращивания поставок нашей продукции за рубеж. Во-вторых, поддержка несырьевого экспорта, в том числе за счёт преференциальных торговых соглашений Евразийского союза. В-третьих, нужно (и важно) увеличивать вклад России в глобальные цепочки добавленной стоимости, особенно в приоритетных для нас отраслях промышленности. И наконец, мы продолжим политику импортозамещения в сфере инвестиционных и потребительских товаров.

Практическая работа должна опираться на новый Таможенный кодекс Евразийского экономического союза и федеральный закон о таможенном регулировании, который вступил в силу с 4 сентября этого года. Он упрощает административные и таможенные процедуры для всех участников внешнеэкономической деятельности.

Также мы рассмотрим проект основных направлений единой государственной денежно-кредитной политики на 2019 год и период 2020–2021 годов. Ключевая цель – поддержание стабильно низкой инфляции, ориентиром остаются 4%. Сохранению инфляции на низком уровне будут способствовать несколько факторов – это и умеренно жёсткая денежно-кредитная политика Банка России, и поддержка Правительством финансово-экономической стабильности через различные инструменты, прежде всего через сбалансированную бюджетную политику и антимонопольное регулирование.

Есть ещё один законопроект, который к бюджетному процессу отношения не имеет, но является важным для экономики. Речь идёт о государственных и муниципальных унитарных предприятиях. Законопроект устанавливает запрет на их создание и работу, за исключением ряда случаев. Это проблема не новая, мы недавно рассматривали этот вопрос на заседании комиссии. Прозвучало предложение, законопроект подготовлен. Надеюсь, он будет в ближайшее время принят.

М.Орешкин : Сегодня мы впервые рассматриваем прогноз не на три года, как это традиционно происходило, а сразу на шесть лет – до 2024 года. Это открывает возможности для более долгосрочного бюджетного планирования, а также для учёта таких показателей прогноза, как динамика населения в разрезе муниципалитетов или грузооборот – в качестве вводных данных для разрабатываемого комплексного плана развития магистральной инфраструктуры и национальных проектов.

Какие ещё отличительные особенности есть у сегодняшнего документа?

Первое. Он учитывает все последние изменения в законодательстве, в том числе в налоговом, пенсионном, а также реализацию плана по повышению инвестиционной активности, утверждённого Правительством в июле этого года.

Второе. Прогноз основан на предпосылке достижения национальных целей развития, заложенных в майском указе Президента. Каждая из целей оказывает влияние на показатели прогноза. Так, например, рост продолжительности жизни до 78 лет и соответствующий рост активной жизни будет одним из важных факторов преодоления негативных демографических трендов, а цифровизация экономики позволит добиться бóльших темпов роста производительности труда.

На достижение этих целей направлены национальные проекты, в рамках которых только дополнительное финансирование из федерального бюджета в ближайшие шесть лет составит 8 трлн рублей. Очевидно, что потребуется активная совместная работа Правительства и региональных властей по выполнению поставленных задач.

Ещё одной особенностью текущей версии прогноза является тот факт, что она подготовлена в условиях высокой волатильности на глобальных рынках – рост ставок на американском рынке, финансово-экономический кризис развивающихся экономик, который уже захватил Аргентину и Турцию и начинает оказывать негативное влияние на другие экономики, серьёзные макроэкономические дисбалансы. Именно эти условия с наложившимися на них ожиданиями дополнительного санкционного давления привели к повышенной волатильности российского финансового рынка. Но, в отличие от прошлых эпизодов, реализованные за последние годы структурные макроэкономические реформы позволяют нам уверенно прогнозировать всего лишь краткосрочный негативный эффект как для финансовых рынков, так и для экономики. Именно эффективность работающих институтов позволяет прогнозировать долгосрочную устойчивость ключевых индикаторов и ожидать возвращения в том числе таких показателей, как обменный курс, к фундаментальным значениям. С начала прошлой недели курс существенно укрепился: был выше отметки 70 рублей за доллар, сейчас – чуть выше 66.

Напомню, что, несмотря на волатильность, которую мы наблюдали в последние месяцы, мы сохранили наш прогноз курса (и на конец этого года, и на среднесрочную перспективу) и другие основные макроэкономические показатели и показатели финансовых рынков неизменными. На конец этого года курс – 64 рубля за доллар. Причём мы его сохранили даже в тот момент, когда многие начали его уже подвергать большому сомнению.

В целом по текущему году мы ожидаем, что экономика покажет рост на уровне 1,8%, а инфляция закончит год на отметке 3,4%, в том числе благодаря тому факту, что динамика рубля к валютам наших торговых партнёров, таких как Турция или Китай, выглядит существенно лучше, чем к доллару.

В предстоящие годы мы ожидаем умеренного ухудшения внешних условий: это и постепенное замедление мирового экономического роста ближе к отметке 3%, и плавное снижение нефтяных цен до уровня 54 доллара за баррель к 2024 году.

В консервативном сценарии мы предполагаем ещё более серьёзное ухудшение внешних условий, но опять же благодаря выстроенным институтам макроэкономической политики серьёзного негативного влияния на экономическую динамику они не окажут.

Следующий год во многом будет переходным, с непростым I кварталом. Связано это будет с тем фактом, что повышение НДС произойдёт в I квартале, а активная фаза реализации национальных проектов начнётся ближе к середине года. Также на I квартал, по нашей оценке, придётся максимальное замедление кредитной активности, вызванное волатильностью на финансовых рынках. По итогам года рост замедлится до 1,3%, а инфляция ускорится до 4,3%, с пиковым значением около 5% в I квартале.

Начиная с 2020 года восстановление экономического роста будет основываться на результатах реализуемых реформ и успешной реализации национальных проектов. Экономический рост ускорится до 2% в 2020 году, а в дальнейшем закрепится выше отметки 3%.

Какие основные факторы сыграют ключевую роль в ускорении экономического роста?

Первое – смягчение демографического удара (исторического) по экономике. Вместо базового сценария сокращения экономически активного населения на 2 миллиона человек за шестилетний период теперь мы ожидаем его положительной динамики. Ключевые факторы здесь – это рост продолжительности активной жизни, положительная динамика миграционного притока и изменения в пенсионной системе. Занятость будет расти ещё большими темпами на фоне постепенного снижения уровня структурной безработицы.

Второе – повышение качества и объёмов инвестиционной активности до уровня 25% ВВП. В июле был утверждён правительственный план, направленный на эти цели, и его реализация сейчас находится в активной фазе.

Третье – ускорение темпов роста производительности труда, которое будет поддерживаться активным процессом цифровизации экономики, усилением инновационной активности и реализацией национального проекта «Производительность труда».

Прогнозируемые темпы роста превзойдут рост мирового ВВП и позволят России войти в пятёрку самых крупных экономик мира, преодолев текущее (около 4%) отставание от Германии.

Инфляционная динамика стабилизируется вблизи целевого значения 4%, рост доходов и заработных плат в реальном выражении будет составлять 2–3% в год, что вместе с реализуемыми мерами социальной политики позволит продолжить тенденцию к снижению бедности. У нас есть последние данные – II квартал к уровню II квартала прошлого года: снижение бедности составило 1,4 миллиона человек, или 1 процентный пункт, – с 13,8 до 12,8. Мы в начале этого пути, и сделать ещё предстоит довольно много.

О тарифах. Несмотря на повышение НДС со следующего года, мы сохранили подход к индексации тарифов на уровне целевой инфляции – около 4%. Единственное изменение – предполагается индексацию тарифов ресурсоснабжающих организаций разбить на два этапа: сделать повышение на 1,7% с 1 января, а оставшуюся часть произвести 1 июля. Рост общего платежа за жилищно-коммунальные услуги, несмотря на повышение НДС, также не должен превысить 4%.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 20 сентября 2018 > № 2737987 Дмитрий Медведев


Россия. ЦФО > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > newizv.ru, 5 сентября 2018 > № 2731940 Михаил Дегтярев

Михаил Дегтярев: "Наша главная задача - выйти во второй тур"

Считанные дни остаются до выборов мэра Москвы. О том, как проходит предвыборная кампания, как ведут себя ее участники, и о том, чего ждать москвичам после ее завершения, - интервью "НИ" с одним из кандидатов в мэры, депутатом ГосДумы от ЛДПР, председателем Комитета по физической культуре Михаилом Дегтяревым.

Иван Петровский

Первое, что привлекает взгляд в приёмной Дегтярева - портрет последнего российского царя Николая II, небольшой журнальный столик с предвыборными листовками и напечатанная брошюрка с программой кандидата…

- Неужели это все? - спрашиваю у помощниц, - даже традиционных для ЛДПР брендированных матрешёк, духов и водочки не выпустили к мэрским выборам?

- Нет, - говорят, - только вот листовочки и программу.

Выступление по ТВ, интервью и публикации – скромно и строго в рамках выделенных законом бесплатных слотов для всех кандидатов в рамках предвыборной кампании. Редкие рекламные щиты и, собственно, та самая довольно скудная (для московских-то мэрских выборов) полиграфия. Экономия? Если так, то что же – одна из самых обеспеченных партий в стране, ЛДПР, не хочет тратиться на Дегтярева? Не видит смысла? Не верит в успех? Ведь обычно «соколы Жириновского» особенно скромностью не страдают.

Давайте будем честны – сложно найти хоть кого-то из экспертов, кто серьезно верил бы в победу любого из нынешних оппонентов Собянина. Сам Дегтярев утверждает, что просто «политик должен участвовать в выборах», а размах агитации, дорогостоящую рекламу и пиар могут заменить встречи с населением. «Я ставлю на прямое общение с избирателем» - первым делом отчеканил кандидат от ЛДПР – «а что еще остается в условиях тотальной информационной блокады и подавляющего преимущества Сергея Собянина в государственных СМИ? Не говоря уже о проплаченных постах и репостах в соцсетях… А Шнуров и Слепаков? Очевидно же, что это коммерческий проект, огромные деньги, это самые дорогие артисты!» - объясняет Дегтярев, при этом умело уклоняется от вопроса о целесообразности участия в таком фарсе. Говорит, что гордится 2,86% голосов, набранных им на выборах мэра Москвы в 2013 году (тогда он тоже баллотировался) и считает это великолепным результатом.

- И в этот раз такой процент голосов Вы тоже сочтёте успехом?

- Я не доверяю соцопросам и официальной статистике. По нашим данным, за мою кандидатуру сейчас около 20% определившихся избирателей. Этого будет достаточно, чтобы выйти во второй тур с участием Сергея Семеновича Собянина и моим. А во втором туре любой кандидат побеждает Собянина. Вообще любой. Поэтому наша задача - выйти во второй тур. Здесь очень важна явка. Протестные напряжения в обществе колоссальные, мы их фиксируем в Москве в таких средах, в которых этого никогда раньше не было.

- Какие проблемы москвичей этот градус протеста поднимают?

- Я один из немногих, кто качает тему проблем с автотранспортом в городе. И парковки бесплатные, и вопрос эвакуаторов… Вот пример моей собственной семьи: у нас одна машина. И от нее никак не отказаться: мы с супругой физически не сможем трех детей развозить по секциям, кружкам без автомобиля. Мы могли бы пользоваться общественным транспортом, но это просто невозможно! Общественный транспорт, вы меня простите, еще хуже.

- А ещё есть такси. Почитав форумы и обсуждения в интернете, можно увидеть много жалоб таксистов на монополизацию рынка в Москве. Предприниматели пишут, что идет все это на самом высоком уровне – от зама Дептранса города. Говорят, что в Москве действуют аффилированные с чиновниками компании, которые продают автомобили, сдают их в лизинг, предоставляют услуги управления таксопарками. Они вытесняют с рынка независимые частные компании и получают субсидии, лишают таксистов прибыли. Вы в курсе такой проблемы?

- У нас в партии этой темой занимаются Ярослав Нилов и Александр Старовойтов. Но я в курсе всего! Мы пишем совместные запросы, мы вместе выносили несколько законодательных инициатив...

- Конкретно по проблеме таксопарков: Вы обращались в соответствующие контрольные органы, например, в Счетную Палату Москвы, чтобы они провели проверки эффективности распределения бюджетных средств?

- Обратились. В ответ – отписки. Никто не будет в нынешней архитектуре власти, когда одна рука другую руку моет, отвечать по существу. Права автомобилистов нарушаются, Москва объявила им и их семьям настоящую войну! Сколько уже этих депутатских запросов, обращений направили. Полно! Законодательные инициативы тоже блокируются. Вот, например, мы хотели вообще к угону приравнять эвакуацию автомобиля на парковках ночью. Они же вешают ночью знак, а утром все эвакуируют. Это же страшно. Заваливают эту инициативу.

- То есть, по сути, все опять сводится к главной проблеме – коррупции?

- Так я об этом и говорю! Конечно! Лейтмотив моей предвыборной кампании, что жулики одни засели. В Москве достаточно средств! Парковки платные отменить нужно, а если уж сохранять их в центре, то ограничиться пределами Садового кольца.

- Средств достаточно... а то, что их, например, на перелеты нынешнего мэра частным самолетом направляют, это, как Вы считаете, рациональные траты? ("НИ" дважды писали о бизнес-джетах которые использует московская мэрия - ред.). За прошлый год в Санкт-Петербург он слетал на форум, стоимость полета – почти 6 млн рублей. Тем же джетом отправился в Ульяновск – почти 5 млн рублей. А в прошлом году всего 33 млн рублей бюджетных рублей на перелеты такие потрачено...

- Я сам летаю Аэрофлотом. И не вижу никаких проблем, если глава крупнейшего субъекта летал бы бизнес-классом с одним помощником как положено российскими авиалиниями. Личный самолет ни к чему.

- А нет желания, что бы рациональность этих трат проверили бы соответствующие контрольные органы?

- Как юрист, я Вам скажу, что по факту это законно. Что там проверять… Законно, но неприлично! Я бы, будучи мэром, никогда не летал бы частным бортом. А аудит в этом случае, безусловно, проведем.

- В каких сферах в первую очередь необходим такой аудит?

- Когда приходит новый руководитель, он всегда начинает с аудита. Поэтому, конечно, мы проведем аудит московских расходов. Начнем с благоустройства, с гранита, с асфальта. Я вас уверяю, те деньги, которые тратит московский бюджет на мэра, покажется крупинкой… это даже полпесчинки тех средств, которые расходуются неэффективно.

- Вы можете так считать, и москвичи тоже, но вот есть, например, некоторые консалтинговые компании, которые публикуют рейтинги о лидерстве Москвы в мире. По версии консалтинговой кампании Boston Consulting Group, Москва в лидерах, например, по паркам… На Ваш взгляд, можно ли этим рейтингам верить?

- Рейтинг - это весьма субъективное понятие. Я с очень большим подозрением отношусь к лидерству Москвы в некоторых рейтингах. И одновременно с таким же с подозрением к последним местам Москвы. Место Москвы – крепкий середнячок между европейскими и азиатскими мегаполисами. По всем параметрам.

До 2014 года, когда я был выездной в Евросоюз (сейчас я под санкциями), многие города посещал, европейские столицы. И могу сказать, что столицы Европы по благоустройству, по транспортной инфраструктуре сопоставимы с Москвой. Москва – крепкая европейская столица. В то же время, если говорить об экологии, о качестве жизни не только в центре (я имею в виду медицину образовательную среду, безопасность), мы здесь не дотягиваем даже до крепкого середняка.

- По каким критериям тогда оценивать?

- Парки – вообще не главное. Я отец трёх сыновей. Мой день начинается с того, что я отвожу детей в школу и в детский сад. Это происходит, по-прежнему, по пробкам, мимо нас пролетают пустые автобусы. Автобусные полосы и организация движения не продуманы. То же самое могут вам сказать сотни тысяч водителей, кто утром везёт детей в школу. Транспортная организация не удобна.

Город больше для туристов, а не для жителей. 21 миллион туристов. А москвичам какой толк? В метро половина – или турист или гастарбайтер. Поэтому с точки зрения транспортной инфраструктуры город не удобный – раз. С точки зрения безопасности… на фоне убийства в метро полицейского – какая безопасность? Город наводнили люди, ментально не готовые к жизни в цивилизованном обществе. Какие-то непонятные личности. Этническая преступность в промзонах. Мы обнаружили в Печатниках незаконную свалку в заброшенном цехе, куда каждый час приезжает мусоровоз на глазах у всех – у полиции, управы, у префектуры. У санэпидемстанции. С точки зрения этнической мафии, ее развития, нелегальных мигрантов и безопасности – город реально опасный. Тебя могут убить в любой день. При всем при этом органы государственной безопасности, которые обеспечивают безопасность в государстве в целом, конечно, отрабатывают свое. Предотвращены десятки терактов. Но это к московскому правительству и его политике отношения вообще не имеет. Честь и хвала нашим защитникам из ФСБ и всех секретных подразделений.

А мигрантами кто будет заниматься? Мусорками, подпольными цехами, всеми этими рынками. Только мэр и его команда. По этому критерию Москва далеко от лидерства. По экологии – тем более. А экология - это ведь не только воздух, но и шум. По сравнению с европейскими городами Москва по шумовому загрязнению на последнем месте. В европейских городах тихо вечером иночью, а днем не так громко, как в Москве. Об этом что-нибудь слышали от правительства Москвы? Нет. Я единственный, кто тему шума поднял.

Так что единственное, где мы выделяемся на фоне других, это витрина в центре города.

- Эта же компания, Boston Consulting Group, теперь продвигает концепцию дворов без машин. Говорят, в мэрии уже решен вопрос реализации этой идеи. Как Вы оцениваете подобные меры?

- Чудовищно. Больные люди. Они не понимают, как живут простые москвичи. Надо не бороться с автомобилистами, надо парковки строить. Я же говорю, курс настоящего правительства Москвы – на борьбу с автомобилистами. Я против, потому что в Москве 5 миллионов автомобилей, это осознанный выбор людей. А эти все идеи - сумасшествие!

- Похоже, в мэрии так не считают, раз доверили той же Boston Consulting Group разработку стратегии туризма в столице. Ещё и заплатили за это 118 млн.рублей…

- Это страшно… Вопрос, конечно, открытый, с кем заключать контракты, но я Вам и так скажу, что нужно для развития туризма в городе.

Во-первых, нельзя ориентироваться на рост турпотока из Китая, китайский курс неправильный. Это курс нынешней мэрии и Ростуризма, и вообще туристических властей нашей страны. Он неверный, ведь китайские туроператоры практически ничего не оставляют в валовом национальном продукте, практически не оставляют налогов. Организовывает тур китайских оператор, размещает китайский отельер, кормит китайский ресторатор, возит китайский транспорт. И рассказывает китайский гид-переводчик. Сейчас мы ещё ввели для них, да и для всех туристов такс-фри - и у них все хорошо. Все в шоколаде. А в бюджет ноль.

Туризм надо развивать по-другому. Нужен турист платежеспособный и близкий нам ментально. То есть европеец, или славянин с деньгами.

- Туристам на что-то нужно смотреть. Вы в своей программе говорите много о том, как важно сохранять историческое наследие, восстанавливать памятники архитектуры… А что думаете по поводу их сноса?

- 159 архитектурных памятников уничтожено в Москве при нынешнем правительстве! Это варварство. Я много лет уже веду переписку и с подразделениями мэрии, которые этим занимаются, и с Москомнаследием… но пока это все вяло. Не откажутся они от своего курса. Если есть предприниматель, который хочет на месте памятника архитектуры что-нибудь построить, нет практически никаких возможностей и полномочий это остановить. Такой выбран курс, и поменять его можно, только поменяв городскую власть.

- Можно ли подобные действия в интересах предпринимателей, а не в целях сохранения культурного наследия, как-то оправдать тем, что городской бюджет на этом зарабатывает?

- Зарабатывать можно, эксплуатируя правильно памятники архитектуры. В чем проблема, восстановить их и эксплуатировать? Продавать памятники архитектуры нельзя вообще. Арендные ставки Департамент городского имущества устанавливает по своему усмотрению. Эти цены ведь можно поднять. Хочешь сидеть в историческом особняке – имей возможность. Нет возможности – сиди не в историческом особняке. А за снос надо жестче наказывать. Но у мэрии нет такого желания… Ничего восстанавливать не хотят.

- Быстрый заработок во главе угла, а в долгую играть никто не хочет?

-Ну конечно.

- А насколько Вы готовы в долгую играть? Это же длительный процесс, вы говорите, что уже несколько лет ведете с ними переписку.

- Я уверен, что что-то менять можно с помощью выборов. Меня как политика воспитал Жириновский, а у него совершенно четкая парадигма, с которой я согласен: перемены только через выборы. То есть бунт, революции, переворот, это не про нас и не про меня.

- Вы заявили, что хотите продемонстрировать кристально чистую и честную политическую игру на этих выборах. А как насчет Ваших оппонентов?

- Ни один кандидат слова не сказал против правительства Москвы на дебатах. Балакин их восхваляет, Свиридов после того, как он завалил народный референдум по платным парковкам, и фактически стал аффилированным к мэрии Москвы кандидатом, ни слова не сказал поперек. Кумин все время рассказывает про пенсионную реформу. Но только в моей программе есть вопрос надбавок пенсиям.

Балакин вообще был выдвинут в Мосгордуму от ЛДПР, мы его принимали, как успешного предпринимателя, а он оказался, к сожалению, не очень добросовестным человеком. Развалил компанию, оставил дольщиков. Он на этих выборах выдвинут в противовес мне, хамит мне на дебатах. Я думаю, что его задача любыми путями избежать уголовного преследования. Один из способов – выход в публичную политику. Он эту миссию, на мой взгляд, провалил.

Самое главное качество чиновника, который сегодня необходим Москве, это чистоплотность. Первым делом нужно устроить проверку на полиграфе всех чиновников. Всех, тотально, на предмет причастности к коррупционным схемам.

- А по каким еще критериям должна быть такая проверка?

- Брал взятки или нет, получал откаты или нет, принимал ли на работу родственников, поощрял кумовство или нет. Омоложение кадров нужно тотальное. Опыт очень быстро нарабатывается, если человек энергичный и современный. А так - какой опыт, которым трясут некоторые жульманы перед нами? В чем опыт? В распиле бюджета?

- В вашей предвыборной программе идет речь о том, что прошла пора жесткой игры с соперниками, и нужно больше взаимодействовать…

- После выборов.

- Вы говорили о том, что хотите создать коалиционное правительство. То есть готовы работать с этими людьми, которые, по вашим словам, погрязли в коррупции?

- Готов. Без проблем. Нельзя же всех мазать одной краской. Административный аппарат Москвы – это огромный коллектив. Конечно, есть жулики – они везде есть. Вопрос лишь в том, покрывает или разоблачает их вышестоящее начальство. Обо всем жулье мэр должен узнавать, и сам направлять материалы в правоохранительные органы. Я не знаю, в курсе ли таких нарушений Сергей Семенович Собянин, дают ли ему такие справки, но я бы, будучи мэром, хотел бы знать, где и кто ворует, и всех наказывать за это.

- Если Вам предложат работать в московском правительстве на хорошей должности, Вы примите такое предложение?

- Мне много раз предлагали работу и в Москве, и на федеральном уровне. Я пока нахожусь на своем месте. Я готов менять работу. Должность, которая меня интересует сейчас – это мэр Москвы. Другие должности меня не интересуют сегодня.

- Имеете ввиду до выборов?

- Вообще! Моя карьера может развиваться в любую сторону на федеральном уровне.

- То есть если сбудутся прогнозы социологов и победит ныне действующий мэр, то Вы останетесь при своей должности, и никаких предложений от него примете, если таковые поступят?

- Я не могу сейчас это обсуждать, потому что я хочу быть мэром. С прошлых выборов за пять лет я многому научился, многое узнал и многого достиг в карьерном плане, и готов переместиться на Тверскую, 13. Летать аэрофлотом и ездить на метро на работу.

- И проверять на полиграфе кандидатов в ваш аппарат…

- Сначала тех, кто работает. Если проверку не прошел – все, свободен. Мы в ЛДПР такие проверки регулярно делаем. Все, кто чисты, остаются. Кто нет – свободны.

- Сколько процентов «не чистых»?

- У нас все чистые.

- И ни один человек не отказался пройти такую проверку?

- У нас в партии нельзя отказываться. Это своеобразная структура, вертикально-интегрированная. На том и стоим.

Россия. ЦФО > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > newizv.ru, 5 сентября 2018 > № 2731940 Михаил Дегтярев


Россия > Недвижимость, строительство. Финансы, банки > stroygaz.ru, 3 сентября 2018 > № 2722942 Андрей Колочинский

Жадных почти не осталось.

Что мешает и помогает развиваться девелоперам в непростые времена.

Лето 2018 года ознаменовано серьезными изменениями законодательства в жилищном строительстве. На фоне общерыночных пессимистичных настроений ряду девелоперских компаний удается довольно легко адаптироваться к новым реалиям, они продолжают строить планы, а главное - реализовывать их. Что помогает им развиваться в непростые для отрасли времена? Каково в целом нынешнее состояние и перспективы жилищного строительства в России? Об этом и многом другом – «СГ Онлайн» поговорила с управляющим партнером «ВекторСтройФинанс» Андреем КОЛОЧИНСКИМ.

«СГ Онлайн»: Как вы считаете, российский девелоперский рынок готов к переходу с долевого строительства на проектное финансирование?

А.К.: Глобально думаю, что нет. Но у девелоперов ведь есть еще год, чтобы успеть подготовиться к эскроу-счетам. Понятно, что справятся далеко не все, думаю, треть, а может и половина игроков уйдет с рынка. И это данность, к ней надо привыкать. В любом случае это будет сложная история. Только сейчас мы начинаем получать предварительные параметры и условия, по которым предстоит работать, их сложно анализировать, так как они не четкие. Какие будут нормативы банковского финансирования, ограничения? Задача со многими неизвестными. Недавно я принимал участие в конференции Сбербанка. На сегодняшний день это единственный банк в стране, у которого сформировалось приблизительное видение предстоящего проектного финансирования. В ходе конференции представители банка не только поделились этим видением, но и выслушали нас, в целом мероприятие оказалось очень полезным. Но схема, которую предлагает Сбербанк, еще не утверждена на законодательном уровне. Что-то выглядит разумным, что-то не очень, какие-то моменты находятся в стадии обсуждения и разработки. На какие-то вопросы специалисты банка пока не смогли нам дать ответы. Но самое главное, что мы уже сейчас можем заложить примерную финансовую модель будущих проектов. И мы уже начали это делать.

Так, одним из источников проектного финансирования станут деньги покупателей, размещенные на эскроу-счетах, выдавать их застройщикам будут под 5% годовых. А остальную разницу между деньгами дольщиков и необходимыми средствами на реализацию всего проекта - ориентировочно под 11% годовых, что в общем то приемлемо, но хотелось бы видеть ставку ниже. В итоге специалисты банка честно признали, что это вызовет удорожание. Но если увеличить цену реализации квартир на 4%, то мы эти расходы закроем и вернемся в ту финансовую модель, которая была до перехода.

Однако, если мы поднимем цену, то после этого станем меньше продавать! Люди просто перестанут покупать. Девелоперы уже сейчас упираются в платежеспособность, точнее неплатежеспособность населения. В такой ситуации и ипотека не способна помочь: трудоспособное население сокращается, количество потенциальных заемщиков уменьшается, средняя сумма ипотечных кредитов становятся меньше. И если так будет продолжаться дальше, мы просто увидим резкий спад по всем направлениям. Платежеспособный спрос в стране и так замер (0,2% за июнь - это не рост, а стагнация), объем вводимого жилья снижается (-10% за первый квартал 2018-го по сравнению с аналогичным периодом 2017-го), и это при директивной линии на увеличение объемов жилищного строительства. На этом фоне застройщики начинают банкротиться, шанс на выживание остается только у тех, кто способен предложить штучный продукт, а не массовый товар.

Именно поэтому предложение об увеличении продажной цены на 4% мне не нравится. С другой стороны, банки тоже можно понять: они оценивают возможные риски, им тоже надо зарабатывать. Повторюсь, предложение увеличить стоимость на 4% - это видение одного банка. Но рост в любом случае будет, так как девелоперам придется платить за деньги, которые до этого доставались бесплатно.

«СГ Онлайн»: Какая сегодня маржа у застройщиков и как сильно еще она может уменьшиться? В целом как изменятся условия работы и сам рынок, насколько вырастет роль банковского сектора?

А.К.: Сегодня у московских девелоперов валовая маржа составляет примерно 20-24%, но она растянута на 6 лет, то есть примерно 20 тыс. рублей с метра. Доход на вложенные деньги IRR (Internal Rate of Return, что переводится на русский язык как «внутренняя норма доходности») приближается к 20 %. Это уже не стрессозащищенная модель. При 20% нет большого желания инвестировать в девелоперские проекты. Если случится резкое падение, ты окажешься банкротом. Не секрет, что сегодня все застройщики стоят на грани рентабельности. Они пока еще зарабатывают, но не защищены от рисков. В будущем застройщикам придется менять свою стратегию. Может быть придется сокращать объем квартир, реализуемых по ДДУ. Но продавать только готовое жилье невозможно, тогда сильно увеличится срок реализации проектов - с 4 до 8 лет.

Очевидно, что роль банковского сектора увеличивается. Получается, что теперь без согласования с кредитной организацией застройщик не может самостоятельно принимать никаких решений. Необходимо согласовывать финансовую модель, выбор подрядчиков, поставщиков товаров и услуг, обосновывать ценообразование, посвящать в детали строительства. Фактически вся наша компетенция отходит банкам. Не исключаю, что скоро может дойти и до того, что мне придется обсуждать с ними квартирографию на стадии проектирования. Возникает вопрос - зачем тогда вообще нужен девелопер? В итоге у нас забирают компетенцию, при этом ответственность остается на нас.

Условия для работы будут сложнее, себестоимость увеличится, объемы строительства продолжат снижаться, а цены точно будут расти. Последнее уже сейчас признают и столичные власти. В то же время они справедливо полагают, что в связи с переходом на эскроу-счета в Москве резких колебаний цен в сегменте новостроек ожидать не стоит, потому что у местных девелоперов накоплен большой объем нереализованных площадей, и в первой половине 2018 г. получено огромное количество новых разрешений на строительство. Тем не менее плавный рост цен может начаться во второй половине 2019 г., когда вступят в силу новые правила.

«СГ Онлайн»: А вы сами стремились ускориться получить разрешения на строительство, пока действуют старые правила?

А.К.: Мы давно получили все разрешения по всем очередям нашего жилого комплекса. Подумали об этом заблаговременно. Сейчас рассматриваем возможность покупки новых участков, но не торопимся с принятием решений. Необходимо еще раз пересчитать экономику проектов. В сложившихся условиях ввязываться в заведомо убыточные проекты или проекты с высокими рисками не хочется. Смотрите, за четырехлетний срок реализации нашего жилого комплекса законодательство, регулирующее деятельность застройщиков, поменялось три раза. В таких условиях просто невозможно работать.

«СГ Онлайн»: А смогут ли застройщики, набравшие разрешений впрок, реализовать потом все это построенное жилье или значительная часть квартир в новостройках останется нераспроданной?

А.К.: Рано или поздно все продастся. Но может сложиться и такая ситуация, когда крупные застройщики станут активно выводить в продажу новые проекты, чтобы обеспечить себе поступление денежных средств, при этом не распродав до конца старые объемы. Это опасный путь, но не исключаю, что другого выхода не будет. Такой сценарий касается очень крупных девелоперов, у которых много площадок. Объем нереализованных квадратных метров действительно может увеличиться, особенно если застройщики сократят объем предложения на этапе строительства, большинство граждан покупку готового жилья просто не потянет.

«СГ Онлайн»: В такой ситуации крайне актуальным становится вопрос снижения издержек застройщика. Каким образом, на ваш взгляд, можно этого достичь? Есть ли у вас свой пример?

А.К.: Конечно, мы стараемся снижать издержки, но ужиматься дальше просто нет возможности. Сейчас наблюдаются разнонаправленные тенденции: с одной стороны, мы готовы оптимизировать затраты, но с другой - растут требования покупателей. Продавать мы должны дешево, а строить качественно. Покупатели сегодня очень требовательны, они знают законы, легко выявляют недоделки, и при их наличии отказываются принимать квартиры. Они хотят улучшенную отделку в местах общего пользования, лифты от иностранных производителей, ландшафтный дизайн и благоустроенную территорию. В такой ситуации сложно экономить.

Цитата:

«Жадных на прибыль застройщиков на рынке уже не осталось. Все стали реалистами»

Мы можем снизить себестоимость строительства, если город возьмет на себя возведение социальной инфраструктуры. Но власти напротив обязывают застройщиков строить детские сады, школы, поликлиники и места приложения труда. Например, в нашем проекте есть и школа, и детские сады, и дороги, и бульвар, и площадь около метро — все это занимает практически треть от расходов на строительство проекта. Одна только школа обойдется нам в 1,7 млрд рублей. На мой взгляд, городу надо брать на себя какие-то затраты по строительству социальных объектов, иначе мы просто погибнем. Ну или хотя бы частично брать. То же самое касается строительства инженерных сетей. Нам же приходится за свой счет тянуть тепло и электричество к участку.

«СГ Онлайн»: А если - нет? Не возьмут, не компенсируют... За счет каких инструментов строительная отрасль России сможет тогда совершить рывок с почти 79 млн кв. метров жилья, введенных в 2017 году, до 120 млн. «квадратов» в 2024 году, на чем очень сильно настаивают президент?

А.К.: Если честно, я не вижу внутри строительной отрасли таких инструментов. Пока не растет платежеспособный спрос, этот план вряд ли осуществим. Если мы проанализируем объем текущего и даже перспективного ввода, то увидим, что такое количество квадратных метров даже не сможет заместить дома, выбывающие из эксплуатации по всей стране. Жилой фонд ветшает, и это обстоятельство необходимо учитывать. Может быть, запустят реновацию в масштабах всей страны, но в ней не будет коммерческой составляющей, что приведет к глобальному переформатированию рынка, на котором останутся только полугосударственные застройщики.

«СГ Онлайн»: Продолжая тему переформатирования, а почему вы в свое время решили переключиться с реализации маленьких точечных элитных домов в центре столицы на масштабную застройку территории бывшей промзоны?

А.К.: ЖК «Кварталы 21/19», который мы строим в Рязанском районе Москвы - это действительно наш первый большой проект. Раньше мы строили клубные дома в центре столицы, на Остоженке и Пречистенке. А перешли на крупные форматы по двум причинам. Во-первых, мы развиваемся, почувствовали, что накопили необходимый опыт и квалификацию. Во-вторых, рынок диктует свои условия - надо укрупняться, иначе не заработаешь денег.

В общем, решили попробовать и нам повезло, что мы начали до всех этих законодательных изменений, хотя при этом и попали в кризис, но выстояли. Сейчас все идет по плану, узнаваемость проекта увеличилась, объемы продаж устраивают, мы даже продаем чуть больше, чем планировали, дома сдаются в срок, все обещания выполняются. О высоком уровне доверия нам свидетельствуют рекомендации наших клиентов - людей уже купивших у нас квартиры.

Построенные дома мы сами и эксплуатируем, у нас есть своя Управляющая компания. Это совсем не доходный бизнес, для нас это больше имиджевая история, элемент социальной ответственности. Хочется, чтобы нашу работу видели, дома и территория содержались в надлежащем состоянии.

«СГ Онлайн»: Расскажите подробнее о вашем проекте.

А.К.: На сегодняшний день у нас построено 6 из запланированных 21 дома. Это первые две очереди строительства, в них представлено жилье комфорт-класса. Остальные три квартала или три очереди по своих качественным характеристикам тяготеют к жилью бизнес-класса. Это монолитные дома, в которых запроектированы квартиры с высокими потолками и панорамными окнами. В них мы предлагаем и улучшенную отделку мест общего пользования, специально разрабатывали дизайн-проект.

Недавно мы вывели на рынок очень редкий для нашего сегмента продукт – квартиры с отделкой бизнес-класса, кухня со встроенной бытовой техникой известного бренда идет в комплектации. При этом цена отделки не запредельная, так как мы ничего не зарабатываем на этом, а просто хотим диверсифицировать предложение. Так, стоимость ремонта и кухни в однокомнатной квартире стоит меньше, чем 1 млн рублей. Все квартиры с ремонтом расположены в отдельно стоящем корпусе, что очень удобно для будущих жителей, их не будет тревожить строительный шум.

Не могу не рассказать про изюминку нашего проекта – километровый пешеходный бульвар, который мы начали благоустраивать. Под эту рекреационную зону выделили 3 га собственной территории, в последствии планируем передать объект на баланс города. Здесь будет широкая зеленая зона с крупномерными деревьями, кустарниками и различными растениями. Также будут предусмотрены зоны для игры детей разного возраста и для занятий спортом на свежем воздухе, места для отдыха взрослых. Даже площадку для выгула собак предусмотрели.

«СГ Онлайн»:А кто ваши покупатели?

А.К.: Это жители ближнего Подмосковья, преимущественно из городов, расположенных по нашему направлению, а также люди, которые ранее рассматривали покупку квартиры за МКАД или в новой Москве. Купив квартиру в нашем жилом комплексе, при небольшом увеличении бюджета они получают больше бонусов, в первую очередь - удобную транспортную доступность. В следующем году на территории кварталов откроется станция метро «Стахановская», а сегодня можно пользоваться станцией МЦК «Нижегородская». Среди покупателей много молодых семей, для них здесь созданы все условия – просторные дворы, закрытые для проезда автотранспорта, многочисленные детские площадки. Мы даже предусмотрели сквозные проходы в подъездах с возможностью выходы сразу во двор, это очень удобно - дети не пересекаются с автомобильным трафиком.

«СГ Онлайн»: Юго-восток Москвы сейчас активно застраивается, там сосредоточено большинство жилых комплексов столицы по объемам предложения на рынке. Вас не пугает соседство крупных известных компаний? В чем ваше конкурентное преимущество?

А.К.: Когда мы входили в проект, то прекрасно знали, что у нас через дорогу работает крупный уважаемый застройщик. Мы осознавали, что в одной локации в условиях такого высококонкурентного рынка у нас не получится продать в пять раз больше. Но с другой стороны, наличие масштабной жилой застройки по близости играет нам на руку – округ, который традиционно считался неблагополучным, меняется, строятся дороги, объекты социальной инфраструктуры, вместе мы создаем новую комфортную среду. Со своей стороны, городские власти тоже много делают для этого: строятся метро, развязки, которые без участия градостроительного комплекса Москвы никогда бы не появились. Ситуация меняется и достаточно быстро.

А наше конкурентное преимущество - это внимание к мелочам и деталям. Несмотря на масштабы строительства, мы подходим ко всем вопросам очень скрупулёзно, нас ничто не отвлекает, есть возможность полностью сконцентрироваться на «Кварталах 21/19», потому что это наш единственный проект.

«СГ Онлайн»: Какова стратегия развития компании на ближайшие годы?

А.К.: У нас есть новые площадки в разработке. Может быть в следующем году объявим о них. Но пока взяли тайм-аут. Решили не спешить, внимательно оценить влияние новых законодательных инициатив. В перспективе хотелось бы остаться в отрасли. Как и все застройщики, мы умерили свои аппетиты в плане доходности. Сегодня жадных на прибыль компаний уже не осталось на рынке. Все реалисты. Но конечно хочется что-то зарабатывать. Если нас не погубят все эти нововведения, продолжим работать, не исключаю, что можем вернуться в премиум сегмент в ЦАО.

Автор: Андрей МОСКАЛЕНКО («СГ Онлайн»)

Россия > Недвижимость, строительство. Финансы, банки > stroygaz.ru, 3 сентября 2018 > № 2722942 Андрей Колочинский


Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > stroygaz.ru, 31 августа 2018 > № 2731259 Сергей Вишняков

Внимание — неликвид!

Семь верных признаков будущего долгостроя

Постоянно соприкасаясь с темой безопасности сделок с недвижимостью, я не мог пройти мимо недавнего сообщения о том, что очередной подмосковный долгострой — жилой комплекс (ЖК) «Лебединое озеро» — признан проблемным и что дольщикам вернут деньги. Продажи квартир в ЖК начались где-то в 2010 году, а строительство должно было закончиться в 2016. Застройщик собрал с покупателей около 800 млн рублей, но дальше котлована дело так и не пошло. В 2014 году строительство официально было приостановлено. Закрывать проблему дольщиков решено путем возврата им внесенных средств. Это, конечно, лучше, чем ничего. Ситуация эта уже много раз описана.

Нелегко найти инвестора на достройку проблемного объекта. Застройщику нужна прибыль. Получить ее можно, построив новый дом и продав квартиры новым покупателям по новым ценам. В случае же с долгостроем часть квартир надо отдать обманутым дольщикам. Но ведь и дольщикам нужны не обесценившиеся за несколько лет деньги, на которые они вряд ли что-то купят сейчас, им нужны квартиры. Поэтому лучше всего не попадать в такую ситуацию, а для этого надо уметь распознавать признаки будущей неликвидности новостройки, которые, кстати, изначально имелись в проекте «Лебединое озеро».

1. Плохая транспортная доступность. Многое, что сейчас зависло в Подмосковье, — это объекты, расположенные вдали от железнодорожных станций, к ним ведут однополосные, часто проселочные дороги. Упомянутое «Лебединое озеро» — из этой серии. Станции железной дороги нет ни в пешей, ни в какой другой доступности. Расположен ЖК на окраине не самого крупного поселения. Как собирались выбираться отсюда будущие жильцы?

2. «Кривые» документы с обещанием потом подготовить правильные. Я ежедневно вижу объекты, которые никак не могут сдать в эксплуатацию. Проблема в том, что многие из них начинали продажи в отсутствие необходимых по закону документов, которые должны были «вот-вот скоро появиться». И это тоже про «Лебединое озеро». Продажи здесь начинались по какому-то суррогатному предварительному договору. Собственно, тогда я и познакомился с этим ЖК — пришлось вытаскивать из него одного клиента и со скандалом забирать деньги.

3. Массированная рекламная кампания. Если вы видите, что внезапно из каждого утюга начали говорить и на каждом столбе писать про новостройку — скорее всего, дела у застройщика плохи, и таким образом он решает один из двух вопросов: набрать денег по максимуму и исчезнуть или попробовать привлечь новых дольщиков, чтобы построить то, что должен старым.

4. Отсутствие движения на стройке. Этот пункт нередко идет «в связке» с предыдущим. Если строительство остановилось или идет вяло — это плохой признак. Но бывает еще и так: внезапно после длительного простоя к дому привозят новый офис продаж, имитируют строительство, большой спрос и т. д. — одним словом, пускают пыль в глаза. Собирают деньги и пропадают окончательно. Тех, кто три раза подряд смог бы обмануть потенциальных покупателей, пока не встречал.

5. «Муравейник». Огромный изначально заявленный масштаб проекта — домов так на тридцать и более. Первые покупатели попадают под пресс постоянно сдающихся соседних корпусов. Если вокруг вас продается одновременно сотни похожих на вашу квартир, однозначно вам придется в случае продажи снижать цену с каждым новым корпусом.

6. Локация. Около кладбища, свалки, в «нестандартном» месте — внутри частного сектора и одноэтажной застройки. Вы думаете, никто не купит такое? Еще как купит. В основном из-за следующего пункта.

7. Слишком низкая цена. «Лебединое озеро» начиналось в несколько иной экономической реальности, и основным посылом там была дешевизна, с помощью которой предполагалось закрыть все сложные вопросы. Например, предлагается цена 900 тыс. рублей за квартиру, когда вокруг все стоит под 2 млн и выше. К сожалению, это сразу сбивает с толку людей и снижает способность критически мыслить.

№34 от 31.08.2018

Автор: Сергей ВИШНЯКОВ,

эксперт по безопасным сделкам с недвижимостью сервиса Prime Quality

Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > stroygaz.ru, 31 августа 2018 > № 2731259 Сергей Вишняков


Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 30 августа 2018 > № 2717369 Дмитрий Медведев

Заседание Правительства.

В повестке: о состоянии конкуренции в Российской Федерации, проекты федеральных законов, бюджетные ассигнования.

Вступительное слово Дмитрия Медведева:

У нас сегодня в повестке дня довольно много вопросов, но начнём мы с вопроса, который является для заседания Правительства довольно традиционным. Я имею в виду доклад о состоянии конкуренции в России. Это традиционная тема, которую мы ежегодно рассматриваем на заседаниях Правительства. Даже уже не ежегодно, а раз в полгода, потому что относительно недавно рассматривали этот вопрос. Он важный.

Развитие конкуренции мы видим в качестве одной из стратегических задач, поскольку здоровая конкурентная среда – один из ключевых факторов, который способен обеспечить экономический рост. И это тем более важно в условиях ограниченного доступа к иностранным инвестициям и технологиям.

Я недавно подписал распоряжение Правительства, которым утвердил «дорожную карту» по развитию конкуренции в отраслях экономики на период 2018–2020 годов.

Остановлюсь на ключевых моментах доклада.

Во-первых, важно, что развитие конкуренции должно активно поддерживаться регионами. Подавляющее большинство субъектов готовы утвердить не менее 33 показателей развития конкуренции из 41 предложенного апрельским Государственным советом.

Во-вторых, государство стало применять более гибкое тарифное регулирование, что действительно очень важно. Из региональных тарифов исключены необоснованные расходы – это более 7,5 млрд рублей (например, затраты на добровольное медицинское страхование сотрудников или компенсация износа основных средств, которые не относятся к производству). Кроме того, ФАС установила единые правила рассмотрения всех тарифных споров.

В-третьих, есть улучшения в отраслевой политике. Например, на рынке информационных технологий мы видим довольно развитую конкуренцию – с приоритетом интересов абонентов. В этом году мобильные операторы наконец отменят внутренний роуминг. Это, можно сказать, большая победа. И людям больше не придётся переплачивать за связь во время поездок по России.

В то же время, несмотря на позитивные изменения, развитию конкуренции препятствует целый ряд проблем.

Первое – это избыточное государственное участие в экономике. По данным Федеральной антимонопольной службы, присутствие государственных структур не сокращается. Наоборот, возрастает даже в тех сегментах, где это совершенно не требуется. Я имею в виду рынок недвижимости, сферу коммунальных услуг, розничную торговлю, деятельность по организации отдыха и развлечений.

Второе – невысокая доля малого бизнеса в экономике. Это действительно одна из наших проблем. Вы знаете, что в структуре нашего ВВП небольшие предприятия занимают чуть более 20%. Действующие меры поддержки малого и среднего предпринимательства пока недостаточны, чтобы небольшие компании могли конкурировать с гигантами бизнеса.

Третье – картельные сговоры. 85% дел о картелях – это сговоры на торгах, которых стало в 2017 году даже больше, чем в 2016-м. Ненамного, на 3%, тем не менее рост есть. Ущерб бюджетам всех уровней оценивается приблизительно в 2% ВВП. Лидерство по сговорам уже не первый год удерживает строительство, в том числе дорожное строительство. Антиконкурентные соглашения широко распространены и в сфере госзакупок и закупок компаний с госучастием.

Какие шаги необходимо предпринять сегодня?

Следует более активно проводить приватизацию государственной собственности (хотя это не всегда просто), особенно на региональном и муниципальном уровнях. Усилить работу по противодействию картелям. Причём методы выявления и пресечения антиконкурентных соглашений должны идти в ногу с развитием цифровых технологий.

Кроме того, мы продолжим совершенствовать механизмы поддержки малого и среднего бизнеса. В частности, необходимо как минимум вдвое увеличить долю государственных закупок у небольших и социально ориентированных некоммерческих предприятий, а также обеспечить для всего бизнеса равный доступ к услугам государства и естественных монополий, чтобы предприниматели на более прозрачных и лёгких условиях могли пользоваться финансовыми ресурсами и инфраструктурой.

Теперь о других вопросах.

Мы сегодня обсудим несколько законопроектов и распределим ряд субсидий.

Один из них вносит изменения в Налоговый кодекс, которые касаются ответственности за нарушения при налогообложении контролируемых иностранных компаний. Тема достаточно важная.

Прежде всего речь идёт о ситуации, когда тот или иной налогоплательщик не включает в свой общий доход для исчисления налогов прибыль от контролируемой им иностранной компании. Соответственно, налогов платится меньше или не платится вообще. Сейчас физические лица, контролирующие такие компании, не несут за это уголовной ответственности при условии, что ущерб, который причинён государству, возмещается в полном объёме.

Предлагается продлить действие этой нормы до 1 января следующего года, чтобы дать дополнительное время тем, кто хочет в соответствии с законодательством перевести свои активы в юрисдикцию Российской Федерации.

Ещё один законопроект унифицирует размеры государственных пошлин по спорам и разногласиям, которые возникают в связи с установлением тарифов на услуги естественных монополий. Проще говоря – сколько должен стоить киловатт электроэнергии или кубометр воды. Например, такие споры могут возникать между управляющей компанией и потребителем. Или между управляющей компанией и муниципалитетом. Всеми этими вопросами, напоминаю, занимается Федеральная антимонопольная служба.

Сейчас за рассмотрение разногласий госпошлина составляет 80 тыс. рублей. За рассмотрение споров в досудебном порядке – 160 тыс. рублей. А работа, которую выполняет ФАС, и по сложности, и по объёму приблизительно одинаковая. Поэтому предлагается установить унифицированный размер госпошлины – 120 тыс. рублей.

Рассмотрим также проект закона, который упростит проверку кредитных историй физических и юридических лиц и повысит достоверность сведений, которые предоставляют о себе потенциальные заёмщики.

Сейчас сведения о договорах кредита или займа могут храниться в разных бюро кредитных историй. Это затрудняет оценку платёжеспособности человека или компании перед выдачей нового кредита. И, стало быть, мешает банкам и другим организациям корректно рассчитывать подъёмную для клиента сумму займа.

Законопроект предусматривает введение единого идентификатора для всех кредитных договоров, который, по сути, заменит единую базу данных. Право присваивать такой идентификатор получит Банк России. В результате все кредитные истории, надеюсь, станут более прозрачными. Это должно уберечь организации, которые предоставляют кредиты и займы, от мошенников, а людей и компании – от непосильных займов.

Кроме того, мы сегодня распределяем ряд субсидий. Почти 3 млрд рублей пойдут шести регионам на развитие и восстановление транспортной инфраструктуры. Это Республика Алтай, Республика Якутия, Алтайский край, Хабаровский край, Калужская область и Новгородская область. Там в ряде случаев были чрезвычайные ситуации, в ряде случаев просто нужно помочь восстановить нарушенное сообщение.

Почти 500 млн рублей из резервного фонда мы выделим Северной Осетии на строительство и реконструкцию четырёх объектов здравоохранения. Там они находятся, к сожалению, в очень плохом состоянии. Модернизация позволит повысить качество и доступность медицинского обслуживания. Люди смогут получать эффективную и своевременную помощь, в том числе и в отдалённых районах.

Мы также выделяем деньги из резервов Правительства Росмолодёжи на мероприятия в рамках Года добровольца. Деньги пойдут на приобретение товаров, оплату услуг, на проведение Всероссийского форума добровольцев, поскольку это важное и серьёзное начинание.

И ещё одна тема (я вчера ею занимался) – это проблема очередей в ясли. Мы проводили совещание со всеми регионами в режиме видеоконференции, где эта тема обсуждалась.

В феврале на создание в детских садах дополнительных мест мы предусмотрели в федеральном бюджете 49 млрд рублей. Это по 24,5 млрд ежегодно. Деньги предназначались 82 регионам на софинансирование их собственных программ.

Но некоторые регионы (у нас, к счастью, есть и такие) готовы справиться самостоятельно, без участия федерального центра. Другие субъекты уточнили свои возможности по срокам ввода объектов.

Таким образом, высвободившиеся средства – это свыше 3,3 млрд рублей на 2018–2019 годы – мы направим регионам, которые готовы создать больше дополнительных мест. Мне кажется, это вполне справедливо, и в результате этого более эффективного перераспределения в 20 регионах появится ещё 5,5 тыс. дополнительных мест, что, конечно, очень хорошо.

Есть и другие вопросы, которые мы с вами сегодня рассмотрим.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 30 августа 2018 > № 2717369 Дмитрий Медведев


Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство. Приватизация, инвестиции. Транспорт > stroi.mos.ru, 27 августа 2018 > № 2725715 Владимир Жидкин

Частные инвесторы планируют вложить в строительство жилья в ТиНАО около 2,8 трлн руб. до 2035 г.

С 1 июля 2018 г. действуют новые правила работы для застройщиков, привлекающих средства дольщиков. О том, насколько устойчив рынок недвижимости, а также о том, какой объем средств частные инвесторы намерены вложить в строительство жилья в ТиНАО, в интервью Агентству городских новостей «Москва» рассказал руководитель Департамента развития новых территорий Москвы Владимир Жидкин.

С 1 июля 2018 г. действуют новые правила работы для застройщиков, привлекающих средства дольщиков. О том, насколько устойчив рынок недвижимости, а также о том, какой объем средств частные инвесторы намерены вложить в строительство жилья в ТиНАО, в интервью Агентству городских новостей «Москва» рассказал руководитель Департамента развития новых территорий Москвы Владимир Жидкин.

- Владимир Федорович, западные санкции, рост курса доллара, по мнению иностранных аналитиков, с 2013 г. значительно снизили приток зарубежных инвестиций в Россию. Как отразились эти неблагоприятные условия на реализации инвестпроектов в ТиНАО?

- Не буду вдаваться в анализ политических и санкционных мер, это тема экспертов. Наш департамент занимается развитием присоединенных к Москве в 2012 г. территорий. Мы строим жилье и школы, детские сады и дороги, поликлиники, объекты инженерной инфраструктуры, создаем новые рабочие места. Строим комплексно, масштабно, динамично. Причем инвестиционная составляющая в этом процессе превалирует над бюджетной составляющей.

За шесть лет в ТиНАО за счет внебюджетных источников построили и ввели в эксплуатацию более 13,6 млн кв. м недвижимости, в том числе 10,5 млн кв. м жилья. Причем 100% жилья, около 75% социальной инфраструктуры и объектов для создания рабочих мест введено инвесторами. Объем внебюджетных инвестиций в строительство недвижимости, размещение объектов социальной, транспортной и инженерной инфраструктуры достиг 700 млрд руб. Кроме того, в развитие инфраструктуры вложено порядка 170 млрд руб. бюджетных средств.

- Обычно инвесторы предпочитают строить жилье. Такие проекты и прибыли больше приносят, и окупаются быстрее. Значит ли это, что инвесторы менее заинтересованы в строительстве объектов производственного, хозяйственного, социального назначения? Тех объектов, которые обеспечивают жителей ТиНАО новыми рабочими местами.

- Абсолютно не значит. Темпы инвестиционного прироста в Новую Москву таковы: до 2013 г. - 0,12 трлн руб, на период 2015 г. - 0,43 трлн руб., до 2018г. - 0,8 трлн руб., к 2020 г. -2,5 трлн руб. к. 2030 г.- 5,9 трлн руб., к 2035 г. - 7 трлн руб. Инвесторы смело предлагают и успешно реализуют такие проекты. Один из первых в ТиНАО офисный парк класса «А» Comcity в дер. Румянцево построен. К настоящему времени там создано около 10 тыс. рабочих мест. «Ростелеком» арендовал в офисном парке сразу пять этажей, и в Новую Москву одновременно переехали 4,5 тыс. сотрудников компании. Зарубежная компания, построившая бизнес-центр, намерена расширить проект, построив вторую очередь. Рассматривается возможность строительства жилых домов для нынешних и будущих работников офисного парка. Инвестор, выходя с такими предложениями, уже успел убедиться в правильном решении, поэтому уверенно смотрит в будущее, видит хорошие перспективы.

Еще один пример в дер. Румянцево - деловой квартал Neopolis, расположенный рядом с аэропортом Внуково, стал первым в России бизнес-парком, реализованным в концепции lifestyle. Этот формат включает не только все необходимое для ведения бизнеса, но и полноценную комфортную среду для арендаторов и сотрудников. По предварительным данным, Neopolis обеспечит новыми рабочими местами более 3 тыс. специалистов. В индустриальном парке «Индиго» в дер. Николо-Хованское уже разместили производства, офисы и склады более 50 резидентов. В этом году здесь планируется ввести еще восемь производственных и логистических объектов. В ближайшее время количество рабочих мест, созданных в «Индиго», может достичь 10-12 тыс.

- И много еще таких крупных объектов, обеспечивающих работой жителей ТиНАО?

- Назову лишь некоторые: агрокластер «Фуд Сити» в поселении Сосенское - 6,6 тыс. рабочих мест; бизнес-парк «К-2» на Калужском шоссе - 3 тыс. рабочих мест; многофункциональный общественно-деловой и гостиничный комплекс «Новомосковский» в поселении Московский - 2,5 тыс. рабочих мест; миграционный центр в поселении Вороновское - 1,5 тыс. рабочих мест; административно-деловой и учебный центр G10 (первая очередь) в дер. Дудкино - 2,13 тыс. рабочих мест; многофункциональный торгово-развлекательный комплекс в поселении Воскресенское (ЖК «Новое Бутово») - 5,4 тыс. рабочих мест; строительный гипермаркет «Леруа Мерлен» в поселении Московский - 600 рабочих мест; инновационный логистический центр «Внуково-логистик» в поселении Марушкинское - 3 тыс. рабочих мест. Этот перечень можно продолжать.

Здесь надо иметь в виду, что из миллиона рабочих мест, которыми будет располагать Новая Москва к 2035 г., 60% станут высокотехнологичными, способными обеспечить достойный уровень доходов. По сферам деятельности в процентном соотношении количество рабочих мест и по долям в общем объеме структуры рынка труда это сопоставимо с положением дел в столицах европейских государств.

- И эта тенденция, по вашему мнению, сохранится в будущем?

- Несомненно. Как ранее заявил мэр столицы Сергей Собянин, к 2035 г. в ТиНАО появится порядка миллиона рабочих мест - в основном за счет строительства технологических парков и объектов инфраструктуры. В 2018 г. количество мест приложений труда достигнет 200 тыс. Курс на достижение конечного результата стабилен, число рабочих мест в Новой Москве ежегодно увеличивается на 20-25 тыс. У нас есть 20 перспективных площадок, мы над ними работаем. Предложения о создании технопарков в Новой Москве поступили от многих крупных девелоперов.

Не менее 10 проектов находится в проработке в Москомархитектуре. Один из инвесторов предложил создать технопарк в поселении Внуковское. Примыкающие к ЦКАД (Центральная кольцевая автомобильная дорога - прим. Агентства «Москва») территории Новой Москвы также весьма привлекательны для строительства технопарков и других объектов. До 5 млн кв. м жилья может быть построено на территориях Новой Москвы, прилегающих к ЦКАД. 80% застройки составит коммерческая недвижимость. В планах - возводить технопарки, логистические центры, офисные и бизнес-площадки. Благодаря этому удастся создать порядка 100 тыс. рабочих мест. Создание именно такой инфраструктуры для строительного комплекса Москвы - важнейшее поручение мэра столицы Сергея Собянина. Нас не может не радовать, что созданные и создаваемые новые рабочие места в Новой Москве востребованы, сегодня заполняемость составляет 85%.

Если говорить о долгосрочной перспективе, то, по нашим оценкам, до 2035 г. в развитие Новой Москвы будет вложено порядка 7 трлн руб. Из них только 1,3 трлн составят вложения городского и федерального бюджетов, остальное - частные инвестиции. В строительство коммерческой недвижимости планируется вложить почти 2,3 трлн руб., еще около 2,8 трлн руб. направят на возведение жилья. Порядка 620 млрд руб. будет инвестировано в развитие инженерной инфраструктуры, около 340 млрд руб. - в социальную инфраструктуру и 6,25 млрд руб. - в экологическую. Тенденция совершенно очевидна: инвестировать в Новую Москву - значит уверенно смотреть в будущее.

АГН МОСКВА

Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство. Приватизация, инвестиции. Транспорт > stroi.mos.ru, 27 августа 2018 > № 2725715 Владимир Жидкин


Россия > Армия, полиция > ria.ru, 24 августа 2018 > № 2780119 Владимир Зверев

Деловая программа IV Международного военно-технического форума "Армия-2018" подходит к концу. В этом году на его полях Минобороны России и предприятия отечественного оборонно-промышленного комплекса подписали рекордное количество контрактов в рамках Гособоронзаказа — 32 соглашения на общую сумму более 130 миллиардов рублей. Среди законтрактованной техники такое новейшее оружие будущего, как истребитель пятого поколения Су-57 и танк "Армата".

Таким образом, как ранее заявлял президент России Владимир Путин, пик ГОЗ скоро будет пройден, Вооруженные силы получат необходимые им современные образцы вооружений и в обозримой перспективе не будут заключать мегаконтракты на военную технику. В связи с этим у многочисленных предприятий российского ВПК встает задача освоения производства гражданской техники, чтобы решить проблему загрузки мощностей.

Первый заместитель гендиректора одного из ведущих российских оборонных холдингов, специализирующийся на разработке и производстве комплексов радиоэлектронной борьбы и бортового оборудования, концерна "Радиоэлектронные технологии" (КРЭТ, входит в Ростех) Владимир Зверев рассказал в интервью корреспонденту РИА Новости Ивану Сураеву об основных проектах компании в сфере диверсификации производства, а также о том, какие передовые военные технологии в ближайшее время найдут применение на гражданских рынках.

— Владимир Львович, какие основные направления гражданской промышленности и двойного назначения развивает концерн сегодня?

— В настоящее время КРЭТ производит бортовое радиоэлектронное оборудование (БРЭО) для гражданских воздушных судов (это около 58% выручки компании от гражданской продукции, в целом речь идет о сумме более 10 миллиардов рублей). Для дальнейшего развития наиболее перспективной представляется номенклатура автоматизированных систем контроля и учета электроэнергии (АСКУЭ), счетчиков электроэнергии, медицинского оборудования, автомобильных компонентов, оборудования для нефтегазовой отрасли и энергетики, комплексов и систем управления метро и российских железных дорог, электротехнической продукции гражданского назначения.

В 2017-2018 годах мы начали ряд инвестиционных проектов по разработке высокотехнологичной продукции, ключевыми среди них являются производство зарядных станций постоянного тока для электромобилей, разработка роботехнического комплекса для проведения урологических операций, прибор интенсивного оптического облучения раневых поражений "Заря", а также модернизация информационной системы "Электронная путевка".

— Не могли бы вы рассказать подробнее о перспективных проектах КРЭТ в сфере медицины?

— Здесь стоит выделить аппараты искусственной вентиляции легких, выпускаемые нашим Уральским приборостроительным заводом. Сейчас медицинскую регистрацию проходит аппарат ИВЛ "Авента-У", необходимый для комплектования отделений реанимации и интенсивной терапии лечебных учреждений, роддомов, перинатальных центров. Он позволяет проводить искусственную вентиляцию легких у всех категорий пациентов от новорожденных до взрослых. Все эти изделия позволяют заместить импортные аналоги в среднем и высоком классе, не уступая им по функциональным возможностям, а по многим параметрам опережая их.

В настоящее время на медицинской регистрации также находится аппарат вентиляции легких для новорожденных "Неолайн-1", созданный ПАО "Техприбор". Он предназначен для неинвазивной вентиляции легких, ингаляции кислородно-воздушной смесью и проведения ручной вентиляции легких с ограничением давления в дыхательных путях у новорожденных и детей до одного года.

Кроме того, совместно с Казанским электротехническим заводом и группой специалистов-медиков во главе с членом-корреспондентом РАН, главным урологом министерства здравоохранения и социального развития России Дмитрием Пушкарем КРЭТ реализует проект создания хирургического комплекса для проведения урологических операций. Он является полным аналогом импортного робота "Da Vinci", но по сравнению с ним будет обладать возможностью проведения операции на любых органах (от 0,01 мм), более высокой точностью расчета, свободным интерфейсом, комплексом блокировки и защиты. При этом мы рассчитываем, что его стоимость будет в два раза ниже зарубежной разработки.

Этот робот обладает замечательной возможностью обеспечивать дистанционное проведение хирургических операций. За счет защищенного широкополосного интернет-соединения хирург может находиться с пультом управления в Москве, в то время как робот выполнит операцию пациенту, к примеру, на Камчатке. Однозначно это большой шаг в цифровое будущее, в цифровую медицину.

— Какие разработки компании, изначально создававшиеся для армии, сегодня применяются на гражданке?

— В качестве успешного применения конверсии могу привести проект "Ритмер" — носимый кардиомонитор, созданный на базе экипировки солдата будущего "Ратник" с учетом потребностей рынка и медицинского сообщества, что предопределило необходимость переформатировать цели разработки и внедрения этого прибора. Мы "продаем спокойствие" пациенту и врачу. Прибор позволяет не ходить каждый день на обследования, а постоянно получать информацию о своем здоровье дистанционно через "облако" на свой планшет или смартфон. По сути, мы формируем новый рынок диагностики, создавая информационно-аналитическую коммуникационную среду интуитивно понятную врачам и пациентам.

После получения медицинской регистрации планируется включить "Ритмер" в программы обязательного и добровольного медицинского страхования корпоративных клиентов. Экономический эффект очевиден. Включение "Ритмера" в программу обязательного медицинского страхования приведет к существенному снижению затрат на прием и госпитализацию пациентов. При этом мы не стоим на месте и планируем разработку "Ритмера 2.0", который кроме ЭКГ будет использоваться для мониторинга давления. Такой дуализм в измерении параметров состояния здоровья пациентов является широко востребованным со стороны врачей и пациентов для осуществления полноценного дистанционного мониторинга здоровья.

При интеграции "Ритмер 2.0" и искусственного интеллекта, обученного на больших данных (big data) пациентов, предусмотрен переход к принципиально новой концепции медицинского обслуживания — персонализированной медицине, которая позволит повысить среднюю продолжительность жизни в РФ за счет постоянного мониторинга ключевых параметров состояния здоровья.

— На выставке HeliRussia-2018 вы впервые продемонстрировали еще один пример трансфера военных технологий — зарядные станции для электромобилей. На каком этапе находится этот проект? Когда можно ждать их появления в Москве и других городах России?

— Сейчас нами ведутся разработки их различных модификаций: быстрые, ультрабыстрые, настенные, имплементированные в столбы зарядки, моноблоки для личного пользования. Наш рынок электромобилей в отличие от США, Китая и Европы только формируется. Россия вступила на путь создания электрозарядной инфраструктуры, чтобы создать условия для развития рынка электромобилей для личного пользования и в коммерческих целях.

Программой правительства Москвы в 2018-2020 годах предусмотрено приобретение 300 электробусов и 98 ультрабыстрых электрозарядок. В мае 2018 года Мосгортранс провел первый конкурс на поставку электробусов, в котором победила "дочка" Ростеха — "КамАЗ" и частная компания ПАО "ГАЗ", с которыми мы сотрудничаем в целях выработки стандартов использования ультрабыстрых зарядок, а также для соисполнения контракта с Мосгортрансом по их поставке.

В дальнейшем КРЭТ планирует создание и развитие собственной сети электрозарядных станций, а также разработку программного обеспечения для их эксплуатации.

Иван Сураев.

Россия > Армия, полиция > ria.ru, 24 августа 2018 > № 2780119 Владимир Зверев


Россия > Армия, полиция. СМИ, ИТ > ria.ru, 24 августа 2018 > № 2712032 Владимир Зверев

Владимир Зверев: кардиомонитор экипировки "Ратник" продлит жизнь россиянам

Деловая программа IV Международного военно-технического форума "Армия-2018" подходит к концу. В этом году на его полях Минобороны России и предприятия отечественного оборонно-промышленного комплекса подписали рекордное количество контрактов в рамках Гособоронзаказа — 32 соглашения на общую сумму более 130 миллиардов рублей. Среди законтрактованной техники такое новейшее оружие будущего, как истребитель пятого поколения Су-57 и танк "Армата".

Таким образом, как ранее заявлял президент России Владимир Путин, пик ГОЗ скоро будет пройден, Вооруженные силы получат необходимые им современные образцы вооружений и в обозримой перспективе не будут заключать мегаконтракты на военную технику. В связи с этим у многочисленных предприятий российского ВПК встает задача освоения производства гражданской техники, чтобы решить проблему загрузки мощностей.

Первый заместитель гендиректора одного из ведущих российских оборонных холдингов, специализирующийся на разработке и производстве комплексов радиоэлектронной борьбы и бортового оборудования, концерна "Радиоэлектронные технологии" (КРЭТ, входит в Ростех) Владимир Зверев рассказал в интервью корреспонденту РИА Новости Ивану Сураеву об основных проектах компании в сфере диверсификации производства, а также о том, какие передовые военные технологии в ближайшее время найдут применение на гражданских рынках.

— Владимир Львович, какие основные направления гражданской промышленности и двойного назначения развивает концерн сегодня?

— В настоящее время КРЭТ производит бортовое радиоэлектронное оборудование (БРЭО) для гражданских воздушных судов (это около 58% выручки компании от гражданской продукции, в целом речь идет о сумме более 10 миллиардов рублей). Для дальнейшего развития наиболее перспективной представляется номенклатура автоматизированных систем контроля и учета электроэнергии (АСКУЭ), счетчиков электроэнергии, медицинского оборудования, автомобильных компонентов, оборудования для нефтегазовой отрасли и энергетики, комплексов и систем управления метро и российских железных дорог, электротехнической продукции гражданского назначения.

В 2017-2018 годах мы начали ряд инвестиционных проектов по разработке высокотехнологичной продукции, ключевыми среди них являются производство зарядных станций постоянного тока для электромобилей, разработка роботехнического комплекса для проведения урологических операций, прибор интенсивного оптического облучения раневых поражений "Заря", а также модернизация информационной системы "Электронная путевка".

— Не могли бы вы рассказать подробнее о перспективных проектах КРЭТ в сфере медицины?

— Здесь стоит выделить аппараты искусственной вентиляции легких, выпускаемые нашим Уральским приборостроительным заводом. Сейчас медицинскую регистрацию проходит аппарат ИВЛ "Авента-У", необходимый для комплектования отделений реанимации и интенсивной терапии лечебных учреждений, роддомов, перинатальных центров. Он позволяет проводить искусственную вентиляцию легких у всех категорий пациентов от новорожденных до взрослых. Все эти изделия позволяют заместить импортные аналоги в среднем и высоком классе, не уступая им по функциональным возможностям, а по многим параметрам опережая их.

В настоящее время на медицинской регистрации также находится аппарат вентиляции легких для новорожденных "Неолайн-1", созданный ПАО "Техприбор". Он предназначен для неинвазивной вентиляции легких, ингаляции кислородно-воздушной смесью и проведения ручной вентиляции легких с ограничением давления в дыхательных путях у новорожденных и детей до одного года.

Кроме того, совместно с Казанским электротехническим заводом и группой специалистов-медиков во главе с членом-корреспондентом РАН, главным урологом министерства здравоохранения и социального развития России Дмитрием Пушкарем КРЭТ реализует проект создания хирургического комплекса для проведения урологических операций. Он является полным аналогом импортного робота "Da Vinci", но по сравнению с ним будет обладать возможностью проведения операции на любых органах (от 0,01 мм), более высокой точностью расчета, свободным интерфейсом, комплексом блокировки и защиты. При этом мы рассчитываем, что его стоимость будет в два раза ниже зарубежной разработки.

Этот робот обладает замечательной возможностью обеспечивать дистанционное проведение хирургических операций. За счет защищенного широкополосного интернет-соединения хирург может находиться с пультом управления в Москве, в то время как робот выполнит операцию пациенту, к примеру, на Камчатке. Однозначно это большой шаг в цифровое будущее, в цифровую медицину.

— Какие разработки компании, изначально создававшиеся для армии, сегодня применяются на гражданке?

— В качестве успешного применения конверсии могу привести проект "Ритмер" — носимый кардиомонитор, созданный на базе экипировки солдата будущего "Ратник" с учетом потребностей рынка и медицинского сообщества, что предопределило необходимость переформатировать цели разработки и внедрения этого прибора. Мы "продаем спокойствие" пациенту и врачу. Прибор позволяет не ходить каждый день на обследования, а постоянно получать информацию о своем здоровье дистанционно через "облако" на свой планшет или смартфон. По сути, мы формируем новый рынок диагностики, создавая информационно-аналитическую коммуникационную среду интуитивно понятную врачам и пациентам.

После получения медицинской регистрации планируется включить "Ритмер" в программы обязательного и добровольного медицинского страхования корпоративных клиентов. Экономический эффект очевиден. Включение "Ритмера" в программу обязательного медицинского страхования приведет к существенному снижению затрат на прием и госпитализацию пациентов. При этом мы не стоим на месте и планируем разработку "Ритмера 2.0", который кроме ЭКГ будет использоваться для мониторинга давления. Такой дуализм в измерении параметров состояния здоровья пациентов является широко востребованным со стороны врачей и пациентов для осуществления полноценного дистанционного мониторинга здоровья.

При интеграции "Ритмер 2.0" и искусственного интеллекта, обученного на больших данных (big data) пациентов, предусмотрен переход к принципиально новой концепции медицинского обслуживания — персонализированной медицине, которая позволит повысить среднюю продолжительность жизни в РФ за счет постоянного мониторинга ключевых параметров состояния здоровья.

— На выставке HeliRussia-2018 вы впервые продемонстрировали еще один пример трансфера военных технологий — зарядные станции для электромобилей. На каком этапе находится этот проект? Когда можно ждать их появления в Москве и других городах России?

— Сейчас нами ведутся разработки их различных модификаций: быстрые, ультрабыстрые, настенные, имплементированные в столбы зарядки, моноблоки для личного пользования. Наш рынок электромобилей в отличие от США, Китая и Европы только формируется. Россия вступила на путь создания электрозарядной инфраструктуры, чтобы создать условия для развития рынка электромобилей для личного пользования и в коммерческих целях.

Программой правительства Москвы в 2018-2020 годах предусмотрено приобретение 300 электробусов и 98 ультрабыстрых электрозарядок. В мае 2018 года Мосгортранс провел первый конкурс на поставку электробусов, в котором победила "дочка" Ростеха — "КамАЗ" и частная компания ПАО "ГАЗ", с которыми мы сотрудничаем в целях выработки стандартов использования ультрабыстрых зарядок, а также для соисполнения контракта с Мосгортрансом по их поставке.

В дальнейшем КРЭТ планирует создание и развитие собственной сети электрозарядных станций, а также разработку программного обеспечения для их эксплуатации.

Россия > Армия, полиция. СМИ, ИТ > ria.ru, 24 августа 2018 > № 2712032 Владимир Зверев


Россия > Финансы, банки > forbes.ru, 23 августа 2018 > № 2711818 Дмитрий Янин

Опасный довесок. Как банки нарушают права клиентов при продаже страховок

Дмитрий Янин

Председатель правления «Международной конфедерации обществ потребителей (КонфОП)»

Могут ли банки законно заставить клиента купить страховку при оформлении кредита? Однозначно, нет. К сожалению, это далеко не единственный пример нарушения прав потребителей при продаже страховых продуктов через банковскую сеть

Банки остаются основными продавцами страховых продуктов. По данным ЦБ, в первом квартале 2018 года страховые премии по договорам страхования, заключенным через посредников, составили 238,7 млрд рублей. Годом ранее сумма была меньше — 190 млрд рублей. Самостоятельно страховщики собрали в первые три месяца текущего года лишь 125 млрд рублей.

По данным рейтингового агентства «Эксперт РА», среди страховых продуктов, продающихся в банках, основным является страхование жизни и здоровья заемщиков потребительских кредитов (98 млрд рублей) — этот сегмент показал рост за прошлый год на 48,3%. По прогнозу агентства, в 2018 году объем страхования заемщиков в банках вырастет на 37%, а продажи полисов инвестиционного страхования жизни (ИСЖ) через банковскую сеть — на 50-53%.

Причины интереса кредитных организаций к страховой сфере очевидны: это получение комиссионного вознаграждения от страховщиков и легкость страховых продаж, обусловленная высоким уровнем доверия клиентов и тем, что люди сами приходят в банковские офисы (не нужно тратить дополнительные усилия на их привлечение).

Автор книг по маркетингу Лен Клементс отмечал, что, как только потребители приняли какое-то решение, им легче принять в довесок еще одно небольшое решение. Таким «довеском» к кредитам и становится страховой полис.

Также у банков есть возможность продавать страховые продукты в добровольно-принудительном порядке. Как показал мониторинг «Состояние защиты прав и интересов потребителей на рынке страховых услуг в России», который КонфОП проводил в рамках совместного проекта Минфина и Всемирного банка, кредитные менеджеры часто ставят условия по кредиту и даже сам факт его выдачи в зависимость от приобретения полиса.

Между тем подобный подход нарушает закон «О защите прав потребителей» (ст. 16 запрещает обуславливать приобретение одних товаров обязательным приобретением других).

Какие еще есть нарушения

Исследование КонфОП, проводившееся методом «тайного покупателя», выявило ряд нарушений, которые допускают банки при продаже страховых продуктов.

Во-первых, это ограничение потребителя в выборе страховой компании. В офисах 13 банков из 20 нам предлагали застраховаться только в одной компании. В остальных выбор заемщика был ограничен тремя страховщиками.

Во-вторых, это непредоставление страхового полиса для предварительного ознакомления. Почти половина из исследуемых кредитных организаций не дали «тайным покупателям» заранее посмотреть этот документ.

Напомним, что правила страхования представляют собой довольно объемный документ на 10-30 страницах, в котором к тому же много отсылочных норм и положений. Изучить его непосредственно в момент подписания договора практически невозможно.

Также банки нередко включают стоимость страховки в тело кредита и начисляют на нее проценты, не позволяют вернуть страховую премию при досрочном погашении кредита или воспользоваться «периодом охлаждения».

Многие банки и вовсе не информируют клиентов о наличии «периода охлаждения». Кроме того, зачастую осведомленные потребители не могут воспользоваться своим правом отказаться от страховки в этот период.

Одна из причин отказа — то, что заемщики не заключают договор страхования, а подписывают согласие на подключение к коллективной программе страхования, и страхователем в данном случае становится банк. Еще одна уловка страховых компаний — требование от заемщика справки из банка об оплате страховой премии. Сроки, в течение которых кредитор выдает ее, могут превысить длительность «периода охлаждения».

Кроме того, банки часто используют мисселинг (не информируют потребителя обо всех рисках и нюансах продукта) при продаже страховок.

В первую очередь это касается инвестиционного страхования жизни, которое имеет для клиента несколько рисков:

— средства, вложенные в ИСЖ, не застрахованы Агентством по страхованию вкладов, и государство не дает никаких гарантий их сохранности;

— невозможно забрать деньги без потерь раньше окончания договора (обычно он заключается на 3-5 лет);

— отсутствует гарантированный доход (компания, в управление которой передаются деньги страхователей, может уйти в минус или показать нулевую доходность).

Эти условия являются довольно существенными для потребителей. Однако банки не предупреждают их об этих рисках.

«Тайные покупатели» КонфОП стали свидетелями того, как при переоформлении договора вклада пожилой супружеской паре предложили вложить деньги в ИСЖ. Менеджер подчеркивал, что полис инвестиционного страхования жизни является полным аналогом депозита, но с более высокой доходностью.

Анализ поступающих в КонфОП жалоб от потребителей также показывает, что жертвами страхового обмана часто становятся именно пенсионеры. Особенно те, которые уже являются клиентами кредитной организации. Они верят банку и не вникают в нюансы финансового продукта, ориентируясь исключительно на его доходность и слова менеджеров.

В целом ИСЖ нередко продается под видом вклада. Гибридные депозиты представляют собой «симбиоз» обычного вклада и ИСЖ. Продавая их, менеджеры предлагают клиентам положить одну часть суммы на депозит, а другую — отправить в программу инвестиционного страхования жизни.

Для того чтобы мотивировать людей вложить деньги в такой продукт, ставки по входящим в его состав вкладам делают выше, чем в стандартных предложениях. При этом о вышеизложенных рисках ИСЖ банки потребителей не информируют. По данным исследования КонфОП, только в 9 из 20 крупнейших банков клиенту предложили открыть обычные вклады, в остальных — навязывали гибридные предложения.

Отметим, что инвестиционное страхование жизни не представляет интереса для большинства потребителей. По информации «Ведомостей», три четверти клиентов, которые получили выплаты по ИСЖ, отказываются продлевать договор. С депозитами складывается совершенно иная ситуация: больше половины вкладчиков пролонгируют его на новый срок.

Можно ли защититься

Сейчас на рассмотрении в Госдуме находится законопроект о внесении поправок в КоАП. Документ предлагает штрафовать банки, навязывающие дополнительные услуги клиентам, которые пришли заключить договор банковского счета.

Размер штрафа для должностных лиц может составить от 20 000 до 50 000 рублей, а для юридических — от 300 000 до 500 000 рублей. В пояснительной записке к законопроекту говорится о том, что он разработан «для прекращения произвола со стороны банков, искоренение повсеместной практики навязывания клиентам дополнительных услуг (страховок, программ юридический помощи)».

В настоящее время суды часто отказывают потребителям в удовлетворении исков, касающихся навязанных страховок.

Так, в районном суде Волгограда рассматривалось дело заемщика, которому банк предоставил кредит в размере 548 000 рублей. При заключении договора он удержал с клиента 40 000 рублей в качестве комиссии за присоединение к программе добровольного страхования.

Заемщик просил исключить эти средства из суммы кредита. Суд отказал в удовлетворении иска, заявив, что подключение к услуге было добровольным, к тому же потребитель не воспользовался «периодом охлаждения».

Аналогичное дело рассматривалось в Подольском городском суде. Заемщику предоставили кредит на 484 000 рублей, но на руки он получил только 403 000 рублей. Остальные деньги банк удержал для оплаты страховых премий. Суд в иске отказал, сославшись на то, что истец подписал заявление, чем подтвердил, что ознакомлен с условиями страхования.

Учитывая рост рынка страховых посредников и некорректность продаж ими страховых услуг, имеет смысл усилить контроль за соблюдением прав потребителей в сфере страхования в банках.

Особого внимания требуют ситуации, когда потребитель уплачивает страховую премию с использованием заемных средств, что увеличивает стоимость кредита, не неся никакой ощутимой выгоды потребителям.

Нужно стандартизировать продажу финансовых продуктов. Это даст возможность потребителям получать наглядную информацию о продукте и лучше понимать его, а также сравнить предложения разных компаний и выбрать оптимальный вариант.

Это могут быть обязательные к использованию стандартные формы предоставления информации по страховому продукту, в котором будут содержаться существенные для потребителя разъяснения и комментарии. Очень важно, чтобы эта информация была представлена в лаконичной форме.

В Великобритании проводили исследование восприятия потребителями информации: людям предложили изучить документ с условиями финансового продукта, чтение которого занимало 55 минут. Они не нашли в нем никакой полезной для себя информации.

Также имеет смысл заранее предоставлять потребителю сведения об условиях страхования. Ознакомление с ними может подтверждаться подписью клиента.

Кроме того, необходимо уделять повышенное внимание продажам инвестиционного страхования жизни — следить за тем, чтобы банки рассказывали потребителям обо всех рисках, сопутствующих ИСЖ, и не позиционировали их как аналог депозитных программ.

Россия > Финансы, банки > forbes.ru, 23 августа 2018 > № 2711818 Дмитрий Янин


Россия > Армия, полиция. Транспорт. Финансы, банки > mvd.ru, 20 августа 2018 > № 2706887 Владимир Кузин

Разобраться без инспектора.

Понятие европротокола знакомо всем владельцам страховых полисов ОСАГО. Означает оно оформление документов о дорожно-транспортном происшествии без участия уполномоченных на то сотрудников полиции. Тем не менее многие водители, попавшие в аварию, по старинке предпочитают дожидаться инспектора ДПС.

Разобраться в нюансах в рамках совместного проекта газеты «Щит и меч» и радиостанции «Милицейская волна» в программе «Прямой разговор» нам помог заместитель начальника Главного управления по обеспечению безопасности дорожного движения МВД России генерал-майор полиции Владимир КУЗИН.

- Владимир Викторович, в каких случаях законом предусмотрена возможность оформления обстоятельств ДТП с использованием так называемого европротокола?

- Такой порядок составления документов существует с 2003 года, то есть уже в течение пятнадцати лет. Есть два условия, которые предусматривают возможность применения европротокола. Первое - если ДТП произошло между двумя транспортными средствами, но нет пострадавших. И второе - оба участника аварии должны быть застрахованы по линии ОСАГО.

Если водители согласны в оценке обстоятельств произошедшего, они совместно заполняют извещение о ДТП и передают каждый в свою страховую компанию для возмещения ущерба.

- И на какие суммы могут рассчитывать пострадавшие?

- С 1 июня текущего года вступило в силу нововведение: если документы оформляются без участия инспекторов ГИБДД, то максимальная сумма выплат составляет 100 тыс. рублей. Ранее можно было получить лишь 50. Для Москвы, Санкт-Петербурга, Ленинградской и Московской областей «потолок» поднят до 400 тыс. рублей.

- Но ведь может случиться так, что в оценке виновности участники к единодушному мнению прийти не могут. Как быть в такой ситуации?

- До 1 июня 2018 года при наличии разногласий водители должны были обратиться в ГИБДД для оформления документов о происшествии. Теперь закон позволяет самостоятельно внести информацию о том, с чем конкретно они не согласны, в бланк извещения. Однако на максимальную выплату можно рассчитывать лишь при соблюдении ещё одного условия: данные о дорожно-транспортном происшествии должны быть зафиксированы его участниками и переданы в автоматизированную информационную систему обязательного страхования посредством специального мобильного приложения Союза автостраховщиков, либо устройства ГЛОНАСС хотя бы на одном из транспортных средств. Если ни того, ни другого у водителей нет, придётся обратиться для оформления ДТП в ГИБДД.

В четырёх же названных регионах такой порядок для получения максимальной страховой выплаты предусмотрен даже в том случае, если противоречия между участниками аварии отсутствуют.

- Водители, ставшие участниками дорожно-транспортного происшествия, сегодня стараются запечатлеть ситуацию на камеры своих смартфонов. Какие требования предъявляются к фото- и видеосъёмке с места аварии?

- Если вы используете мобильное приложение, то в нём всё заложено. При ведении же самостоятельной съёмки, которая на сегодняшний день ничем не регламентируется, нужно постараться: должна быть привязка к местности, а само место происшествия хорошо видно. Это для того, чтобы потом вас не обвинили в постановке. Само собой, необходимо сфотографировать повреждения транспортного средства, то есть сделать всё, что позднее даст возможность всесторонне и объективно оценить обстоятельства случившегося, вынести решение о степени виновности того или иного водителя, определить сумму выплаты.

- Что предпринимать, если человек не согласен с размером этой выплаты? Можно ли обжаловать?

- Закон чётко определяет сумму страхового возмещения. Если она не покрывает реальный ущерб, гражданин может обратиться в суд с соответствующим иском непосредственно к виновнику происшествия.

- Понятно, что возможность оформления документов о ДТП без участия сотрудников полиции значительно облегчает работу инспекторов ДПС, у которых и без того забот хватает. А как в целом внедрение европротокола отразилось на деятельности ГИБДД?

- Надо сказать, новшество поначалу продвигалось довольно сложно. Непросто было поменять стереотипы мышления наших граждан, которые привыкли, что сотрудник Госавтоинспекции приезжает на место ДТП, оформляет необходимые документы. Кроме того, всегда было определённое недоверие, зачастую вполне обоснованное, к страховым компаниям, опасение, что в случае самостоятельного заполнения документов возможны ошибки, из-за которых в возмещении будет отказано. И люди стояли часами, дожидаясь инспектора, который зафиксирует мелкие царапины на машине.

На сегодняшний день, по данным РСА, уже до 35 % ДТП, которые попадают под действие ст. 11.1 Федерального закона от 25.04.2002 № 40-ФЗ (ред. от 29.12.2017) «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств», оформляются гражданами самостоятельно. При этом не только уменьшается нагрузка на сотрудников Госавтоинспекции, но и дороги разгружаются от возможных пробок из-за мелких аварий. Сказывается также и повышение размера страхового возмещения, и оперативность его выплаты, а также возможность восстановления повреждённого транспортного средства на станциях технического обслуживания.

Кроме того, с 1 октября 2019 года при составлении европротокола данные о ДТП должны фиксироваться его участниками и передаваться в автоматизированную информационную систему в обязательном порядке, что также повысит доверие водителей. Думаю, со временем сотрудники Госавтоинспекции будут выезжать на места происшествий только при наличии пострадавших.

Беседу вели Роман Чупров и Андрей Шабаршов

(Щит и меч № 31, 2018 г.)

Россия > Армия, полиция. Транспорт. Финансы, банки > mvd.ru, 20 августа 2018 > № 2706887 Владимир Кузин


Китай. США. Евросоюз. РФ > Авиапром, автопром. СМИ, ИТ > forbes.ru, 14 августа 2018 > № 2702802 Владимир Синельников

Другой дорогой: автобренды делают ставку на продажи в интернете

Владимир Синельников

Управляющий партнер ecommerce-агентства Aero

Купить Maserati на китайском сайте, продать 20 000 автомобилей Renault в России через интернет или оформить абонемент на Cadillac за $1800 в месяц. Что придумывают автопроизводители в эпоху e-commerce?

В 2016 году департамент транспорта штата Северная Каролина отказался продлить компании Tesla лицензию на продажу автомобилей, руководствуясь законом, который запрещает производителям продавать машины напрямую конечным потребителям. И хотя в Северной Каролине Tesla удалось обойти запрет с помощью юридической уловки, в 12 американских штатах такой закон по-прежнему действует, а во многих других штатах прямые продажи ограничены. Абсурдные ограничения в отношении автопроизводителей лоббируются ассоциациями автодилеров, среди которых немало крупных налогоплательщиков и работодателей.

У Tesla нет дилеров, компания продает автомобили напрямую. Открывает шоу-румы и сервисы в крупных городах, а заявки от покупателей принимает через сайт. Tesla первой предложила покупателям «собрать» собственную модель прямо на сайте, выбирая цвета и различные характеристики. В таком подходе к продажам дилеры видят угрозу собственному бизнесу. И не без оснований.

По данным Accenture, 70% мировых продаж автомобилей идет через независимых дилеров. Общая структура мирового рынка автопрома оставалась неизменной десятки лет — производители занимались непосредственно производством, R&D и маркетингом, а за продажи отвечали официальные дилеры, которые создавали вокруг себя сети субдилеров. Для автобрендов эта структура была выгодна по ряду причин: не нужно было инвестировать огромные средства в инфраструктуру по всему миру, риски общения с клиентом ложились на дилеров, дилеры лучше понимали национальную специфику и т. д.

Но культура потребления и поведение покупателей за последнее время круто изменились. Взрослеет поколение Z, привыкшее решать все задачи c помощью цифровых приложений. По данным исследования Accenture, более 80% покупателей автомобилей в мире используют цифровые каналы при выборе марки автомобиля и более 60% — чтобы начать процесс покупки, например, оставить заявку на сайте и т. д. Исследование Ernst & Young показало, что 46% покупателей автомобилей по всему миру хотели бы иметь возможность оплатить полную стоимость покупки онлайн, а 31% респондентов назвали удобный интерфейс интернет-магазина и продуманный процесс покупки через интернет одним из важных факторов выбора продавца. Одна из причин, по которой люди предпочитают покупать авто на сайте, — нежелание общаться с менеджерами в автосалонах, которые давят на покупателя и мешают сделать правильный выбор. По данным опроса «Яндекса», 34% российских респондентов при выборе авто ищут информацию на сайтах производителей и дилеров.

Автобренды уже несколько лет тестируют прямые онлайн-продажи. Mercedes запустил интернет-магазин в Германии в 2013 году. Недавно член правления Daimler AG Бритта Сиггер заявила, что компания планирует к 2022 году продавать в онлайне четверть новых и подержанных автомобилей Mercedes. На сайте производителя можно полностью оформить покупку автомобиля, в том числе в лизинг, а за дополнительные €199 авто доставят по указанному покупателем адресу. Компания также представила ряд инструментов, которые позволяют покупателю расширить онлайн-опыт, в том числе оценить интерьер салона и внешний вид автомобиля при помощи дополненной реальности через мобильное приложение.

Самый продвинутый автомобильный e-commerce в Китае. Национальная онлайн-платформа Tmall продает автомобили KIA, VolksWagen, Ford. Еще в 2016 году Maserati в рамках эксперимента продал через TMall 100 новых автомобилей на сумму 100 млн юаней всего за 18 секунд. Этой весной в партнерстве с Ford маркетплейс открыл вендинговый автомат, с помощью которого можно купить авто или взять на тест-драйв.

Автопроизводители экспериментируют и на Amazon. Так, Hyundai предлагал тест-драйв подписчикам Amazon Prime, а Fiat Chrysler тестировал ограниченные продажи маркетплейса в Италии. В ближайшие годы Amazon может стать большим игроком на авторынке. Интернет-гигант уже продает автозапчасти и аксессуары.

Дьявол в деталях

В России автопроизводители только начинают осваивать онлайн-продажи. Российское представительство Renault недавно отчиталось о том, что за два года продало через онлайн-платформу 20 000 машин. В онлайн-шоу-руме можно выбрать автомобиль и заказать его в салон ближайшего дилера, внести предоплату и отправить заявку на кредит или трейд-ин, но оформлять договор, завершать оплату и забирать машину все равно придется у дилера. У «АвтоВАЗа» тоже есть онлайн-сервис, но там тоже можно только проверить наличие и забронировать авто. Купить автомобиль на сайте с доставкой «на дом» можно у дилера «Фаворит-Моторс». После года работы сервиса дилер рассказывал, что каждую четвертую машину продает через сайт. Начинает тестировать онлайн-продажи «Авилон».

Если спрос на покупку нового авто через интернет только формируется, то онлайн-рынок автозапчастей развивается много лет. По данным исследовательской компании Hedges, мировой объем этого рынка в 2018 году превысит $10 млрд, а к 2021-му достигнет $16 млрд. В России онлайн-продажи пока идут в основном через крупных агрегаторов, таких как Exist, Emex, AutoDoc. Выручка Exist на пике развития в 2015 году составляла, по данным компании, 30 млрд рублей. Потенциал онлайн-рынка всерьез рассматривают практически все автобренды. За полгода к нам обращались за разработкой e-commerce-платформы семи автопроизводителей — это и российские, и зарубежные компании.

По предварительным результатам исследования e-commerce-агентства Aero и издания E-pepper.ru «Производитель — новый ритейлер» автобренды выделяют четыре основных преимущества розничных продаж: собственный интернет-магазин позволяет собирать данные о предпочтениях потребителей, иметь независимый канал продаж, предоставлять «уникальный» сервис (то есть именно сервис будет отличать их интернет-магазин от дилерских центров) и увеличить географию доставки внутри страны.

Работающих интернет-магазинов автопроизводителей пока единицы. УАЗ продает в интернет-магазине автозапчасти, аксессуары и автохимию с доставкой по всей России. У КамАЗа тоже есть интернет-магазин, но пока ассортимент запчастей там очень небольшой. Некоторые автопроизводители тестируют онлайн-продажи через агрегаторов. Основная аудитория онлайн-агрегаторов — конечные покупатели, которые стремятся сэкономить на запчастях и автосервисы. Основная особенность рынка автозапчастей — в этом сегменте десятки миллионов артикулов, у каждой детали есть несколько аналогов разных производителей, которые могут отличаться между собой. Покупатель делает выбор в пользу аналогов, потому что они существенно дешевле. По подсчетам экспертов, 70-80% продаваемых в России автозапчастей — это аналоги, а не оригинальные детали.

Развивая собственную розницу, автобренды рассчитывают повлиять на эту ситуацию. У производителей уже налажена логистика для оптовых поставок дистрибьюторам и дилерским центрам в крупных городах. Но чем больше компания и объем продаж, тем более глубокие изменения в бизнес-процессах потребуются для обработки, отгрузки розничных интернет-заказов и клиентского сервиса.

Конкурировать, но не съесть

Чтобы конкурировать с мультибрендовыми агрегаторами, производителям придется выдерживать такие же сроки доставки. Если машина сломалась и стоит в сервисе, запчасти нужны так быстро, насколько это возможно. По ряду позиций онлайн-покупатели привыкли получать запчасти в день заказа. Чтобы оправдать их ожидания, производителю придется создавать собственную курьерскую службу или же хранить самые востребованные позиции на складе фулфилмент-оператора. Для этого потребуется классификация запчастей на категории по частоте продаж, которой сегодня нет у производителей.

Один из логистических операторов, работающих с автопроизводителями, — HWC International (ранее ПДК). Его услугами пользуются Mazda, Mitsubishi Motors, Man, Geely Automobile, Haval, другие автобренды и один из крупнейших онлайн-агрегаторов запчастей Emex. У автопроизводителей есть очевидные преимущества — доверие покупателя. Но на одном доверии далеко не уедешь. Покупатели в интернете ищут выгодную цену, однако производители боятся давать скидки и каннибализировать продажи партнеров. В результате получается, что цены у производителей оказываются даже выше партнерских, потому что дилеры могут жертвовать частью маржи и выставлять в интернете цены ниже рекомендованных розничных.

Между тем у производителей есть возможность сделать своим покупателям действительно уникальное предложение. Для этого придется поставить в центр бизнеса не продукт, а клиента, и построить омниканальную экосистему для удовлетворения (и предвосхищения) его потребностей на базе своего интернет-магазина. Новые партнерства помогут постоянно расширять пакет услуг. Внедрение бортовой телематики (интеллектуальная система датчиков, собирающих информацию о состоянии автомобиля) позволит получать массу данных о состоянии авто и предлагать его владельцу разные решения и продукты. Например, автовладельцы смогут покупать запчасти прямо с приборной панели, получать персональные предложения по КАСКО. Партнерство с банками поможет предлагать покупателям авто выгодные условия по кредитованию и лизингу, упростить документооборот, оформляя кредиты в онлайне. У покупателей должна быть возможность заказать тест-драйв автомобиля, но современные технологии позволяют познакомиться с авто поближе и без посещения салона. Audi, BMW и Tesla уже используют для этого технологии виртуальной и дополненной реальности.

Новый мобильный провайдер

Производители не могут игнорировать тот факт, что отношение людей к владению автомобилем меняется. По данным Ernst & Young, 25% потребителей считают, что владеть машиной не принципиально важно, и согласны арендовать транспортное средство. По подсчетам Zion Market Research, глобальный рынок аренды и лизинга автомобилей к 2022 году вырастет до $124,56 млрд.

Не исключено, что в будущем большинство водителей будут менять машины несколько раз за год или чаще, по настроению. Чтобы успешно конкурировать в новой реальности, производителям придется перейти от продажи автомобилей к удовлетворению потребности в мобильности. Некоторые автобренды уже сделали первые шаги в этом направлении. Так, Cadillac запустил on-demand-сервис, подписчики которого за $1800 в месяц могут пользоваться автомобилем как собственным, менять его до 18 раз в год и получать при этом полную техническую поддержку и страховку. Сервис уже доступен в Нью-Йорке, Далласе и Лос-Анджелесе.

General Motors запустила запустила в Штатах каршеринговый сервис Maven, через который можно арендовать автомобили из парка компании на гибких условиях — c поминутной оплатой, на день, на месяц и т. д. Недавно GM пошла еще дальше и начала тестировать новую услугу — Peer Cars. Пользователи приложения Maven получили возможность сдавать в аренду собственные автомобили GM не старше 2015 года выпуска друг другу. При этом концерн страхует все автомобили, которые сдаются в аренду через сервис.

Китай. США. Евросоюз. РФ > Авиапром, автопром. СМИ, ИТ > forbes.ru, 14 августа 2018 > № 2702802 Владимир Синельников


Россия > Финансы, банки. Агропром > zol.ru, 10 августа 2018 > № 2710341 Корней Биждов

Отраслевые союзы направили в Госдуму РФ поправки ко второму чтению законопроекта об агростраховании

Национальный союз агростраховщиков и четыре отраслевых союза агропроизводителей выступили с единым предложением в части изменений, которые должны быть внесены в систему агрострахования с господдержкой в рамках рассматриваемого в Госдуме законопроекта. Об этом заявил президент НСА Корней Биждов, выступая с докладом на президиуме Всероссийского союза страховщиков 8 августа.

«Условия агрострахования с господдержкой должны быть понятны и востребованы для сельхозпроизводителей, поэтому НСА активизирует деятельность рабочей группы с привлечением экспертов отраслевых аграрных союзов», – заявил Корней Биждов.

На 24 сентября назначено второе чтение проекта о внесении изменений в Закон №260-ФЗ «О государственной поддержке в сфере сельхозстрахования…», который был принят Государственной думой РФ 3 июля. В связи с этим НСА, Национальный союз свиноводов, Национальный союз зернопроизводителей, Национальный союз производителей плодов и овощей и Союз участников рынка картофеля и овощей направили совместное письмо в Комитет по аграрным вопросам Госдумы РФ, ответственный за подготовку законопроекта. В письме союзы попросили учесть их общую согласованную позицию по четырем поправкам.

Данное письмо стало результатом заседания рабочей группы, на которой были обсуждены ключевые вопросы законопроекта, отметил К. Биждов. В частности, отраслевые аграрные союзы единогласно поддержали поправку, предложенную НСА, о внесении в закон статьи о дополнительных страховых программах, по которым также может быть оказана господдержка – наряду с основной программой, условия которой прописаны в законе.

Президент НСА подчеркнул, что поправка разработана в ответ на задачи, поставленные президентом России Владимиром Путиным и премьер-министром страны Дмитрием Медведевым на мероприятиях, на которых в 2018 г. обсуждался вопрос агрострахования – Совете Законодателей 27 апреля и совещании Правительства РФ 22 июня. «Президент обозначил цель повышения гибкости законодательства, премьер-министр – поручил принять меры к восстановлению охвата посевов страхованием, – отметил К. Биждов. – Но ни та, ни другая задача не будут полноценно решены, если система управления агрострахованием останется на действующем уровне. В настоящее время система агрострахования с господдержкой в силу конструкции закона фактически не может учитывать меняющиеся условия в отрасли АПК. Сейчас, например, и Краснодарский край, и Республика Бурятия вынуждены организовывать страхование урожая на одних и тех же условиях. Регионы один за другим просят учесть особенности их рисков и урожайности, что повысило бы спрос аграриев, но для каждого изменения в полисах нужно скорректировать федеральный закон, а затем подзаконную нормативную базу. Как показала практика – например, добавление риска наводнения в систему агрострахования после ЧС на Дальнем Востоке в 2013 году – внедрение изменений занимает не менее 2-3 лет. В то же время, другие страны более гибко и оперативно корректируют условия агрострахования».

Появление в законе пилотных программ облегчит задачу государству и по внедрению инноваций – таких, например, как страхование доходов аграриев, отметил президент НСА. «Опыт других стран – например, Китая – показывает, что новую программу страхования с господдержкой легче распространить на всю страну, если она была отработана в пилотном режиме, например, на нескольких регионах», – отметил он.

Инструментом для включения новых программ может стать план сельхозстрахования – документ, который утверждается ежегодно Минсельхозом РФ на основании предложений НСА и субъектов РФ на будущий год. «Этот документ должен приниматься до бюджетного процесса, соответственно, вопрос о необходимости корректировать бюджет на будущий год не будет возникать – тем более что для дополнительных страховых программ отдельного финансирования не должно требоваться, на них могут направляться средства, в целом предусмотренные на господдержку агрострахования в каждом регионе», – пояснил К. Биждов.

Еще две из предложенных поправок, согласованных союзами, касаются страхования сельхозживотных. Одна из них содержит предложение разрешить животноводческим предприятиям страховать по отдельности поголовье, размещенное на фермах в пределах одного субъекта РФ. Сейчас закон для получения господдержки требует, чтобы страховой полис был выписан в отношении всего поголовья вида животных, принадлежащих предприятию, что создает проблемы для холдингов, у которых фермы расположены в нескольких регионах. Вторая поправка затрагивает вопрос возмещения потерей предприятия в случае эпизоотий. Принятый в первом чтении законопроект включает в страховое покрытие риски ущерба предприятия от вынужденного убоя поголовья в случае распространения эпизоотий – опасных болезней животных, таких, как африканская чума свиней или птичий грипп. «Это предложение является настоящей инновацией даже для мировой практики, где этот риск обычно не покрывается страхованием или покрывается в другой конструкции, и очень важно, чтобы формулировка в законе была корректной», – пояснил президент НСА.

Четвертая поправка связана с предложением ограничить сроки уплаты первого страхового взноса для агрария при заключении договора страхования с господдержкой (в настоящее время аграрий оплачивает 50% стоимости договора, после чего обращается за субсидированием в орган АПК). «Союзы считают это неверным решением, так как принятие изложенных в текущей редакции законопроекта положений приведет к увеличению финансовой нагрузки на сельхозпроизводителей в период посевных работ. Это также лишит их возможности по соглашению со страховщиками уплачивать первый страховой взнос в рассрочку в случае нехватки текущих средств», – отметил К. Биждов.

Источник: Национальный союз агростраховщиков

Россия > Финансы, банки. Агропром > zol.ru, 10 августа 2018 > № 2710341 Корней Биждов


Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены. Экология. Миграция, виза, туризм > premier.gov.ru, 10 августа 2018 > № 2699230 Дмитрий Медведев, Александр Козлов

Заседание Правительственной комиссии по вопросам социально-экономического развития Дальнего Востока и Байкальского региона.

В повестке: о задачах по достижению значений показателей социально-экономического развития регионов Дальнего Востока выше среднероссийского уровня, о реализации крупных инвестиционных проектов, о создании инфраструктуры для экспорта товаров, о развитии экологического туризма.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Сегодня мы проводим большое заседание Правительственной комиссии по вопросам социально-экономического развития Дальнего Востока и Байкальского региона. Место проведения выбрано мной не случайно, поскольку мы должны обсуждать развитие Дальнего Востока и Байкальского региона не только находясь в Москве, а периодически посещая регионы, которые и составляют Дальний Восток и Байкальский регион. Здесь многое можно посмотреть, но мы с вами сегодня прежде всего остановимся на основной проблематике.

Сегодня мы с вами встречаемся в обновлённом составе. Неделю назад я утвердил новый состав комиссии. Здесь присутствуют и новые члены Правительства – кабинета министров, и временно исполняющие обязанности руководителей регионов, для которых подобного рода комиссия тоже проходит в первый раз.

Мы сегодня с вами обсудим четыре темы. Во-первых, дальнейшие планы работы в экономике и социальной сфере. Во-вторых, реализацию крупных инвестиционных проектов. В-третьих, создание инфраструктуры для экспорта товаров. В-четвёртых, вопросы экологического туризма.

Я начну с первой темы, она, по сути, самая важная. На ближайшие шесть лет перед нами стоят весьма серьёзные задачи развития. Они определены майским указом Президента №204, другими программными документами. И все заданные национальные ориентиры в экономике, социальной сфере должны быть достигнуты в том числе и на Дальнем Востоке. Я прекрасно понимаю, что эта задача труднее, чем во многих других регионах нашей страны. Здесь нам придётся приложить немалые усилия. Конечно, главная цель – ликвидировать отставание Дальнего Востока в уровне жизни, социальном развитии от среднероссийского. Если здесь будут нормальные больницы, школы, дороги, жильё, работа, конечно, условия для бизнеса, то и люди с большей охотой поедут в этот уникальный макрорегион.

Мы за последние годы приняли целый комплекс мер, которые направлены на развитие Дальнего Востока и Байкальского региона. Это и территории опережающего развития, и свободный порт – модель свободного порта, и программа дальневосточного гектара. На 10 лет закрепили неизменность налоговых условий для проектов в ТОР и свободном порту. Сохранили, также на 10 лет, сниженные тарифы страховых взносов для компаний, которые станут резидентами территории опережающего развития до конца 2025 года, – то есть 7,6% вместо 30%. Распространили механизм электронной визы на международные аэропорты Дальнего Востока, хотя это только начало происходить.

Здесь есть и вполне ощутимые результаты, о них надо помнить, не стесняться о них говорить. В прошлом году на Дальнем Востоке, по данным Росстата, зафиксирован рекордный прирост инвестиций – более 17%. В этом году двузначный темп роста также сохраняется. Доля иностранных инвестиций, которые приходятся на этот большой макрорегион, достигла практически трети от общероссийского объёма. Ещё совсем недавно таких результатов и близко не было. Этому способствовали разные факторы, тем не менее это надо помнить. В территориях опережающего развития и свободном порту заработали почти полторы сотни новых предприятий, это сотни миллиардов рублей инвестиций, почти 12 тыс. новых рабочих мест.

Недавно, в июне, мы запустили программу строительства и модернизации социальной инфраструктуры на Дальнем Востоке. До 2020 года на эти цели будет направлено более 50 млрд рублей. Планируется построить и реконструировать 32 школы и детских сада, 20 больниц, 26 спортивных объектов, 7 центров культуры. Это важное направление, поэтому обращаюсь к Минвостокразвития, к губернаторам: надо обеспечить самый строгий контроль за расходованием денег и проследить за тем, чтобы все объекты были введены в срок.

Все эти решения – хорошая основа для дальнейшего развития, но этого недостаточно. Поэтому сейчас мы активно формируем национальные проекты, там должны быть учтены и отражены потребности территорий, которые находятся в поле нашего особого внимания, – это Дальний Восток, Байкальский регион. Причём достигнуть необходимых показателей – универсальных или обобщающих показателей, таких как продолжительность жизни, – можно, только если заниматься решением проблем в конкретном регионе. Это невозможно сделать в среднем по стране или в среднем даже по округу. Все знают свои проблемы, надо признаться, это действительно трудная задача на Дальнем Востоке. У министерств есть предложения на этот счёт, мы их обсудим.

Вторая тема касается инвестиционных проектов. Сейчас на Дальнем Востоке реализуется несколько десятков крупных инвестпроектов, более 30, это газовый и нефтехимический комплексы, крупнейшая судостроительная верфь, золоторудные и угольные месторождения, животноводческие комбинаты, перегрузочные хабы. По сути, некоторые из этих проектов закладывают сейчас новые отрасли в экономике региона. Мы все понимаем специфику развития бизнеса на Дальнем Востоке – это огромные расстояния, тяжёлые климатические условия, недостаточно развитые энергетические сети. Поэтому бизнесу здесь необходима поддержка государства, в том числе в подготовительной работе – по созданию инфраструктуры, по выделению земли, по подводке мощностей.

Сегодня утром я проводил совещание по созданию морского комплекса для перевалки СПГ на восточном побережье Камчатки, на подходе некоторые другие проекты. Сейчас какие-то объекты уже готовы к работе, какие-то только строятся. Понятно, что с учётом масштаба и сложности строек на любой стадии проекта могут возникнуть вопросы, которые требуют внимания и поддержки. Если у присутствующих здесь представителей компаний есть пожелания по этому поводу, давайте их рассмотрим.

Понятно, что любая поддержка государства должна быть точечной, государство не может и не должно страховать бизнес, брать на себя его риски. За этими большими стройками, мегастройками, нельзя забывать о небольших компаниях, которые заняты в сфере торговли или услуг. Задача губернаторов и Минвостокразвития – оказывать малому и среднему бизнесу всю необходимую помощь.

Третья тема – повышение конкурентоспособности российских товаров и экспорт продукции с Дальнего Востока в страны Азиатско-Тихоокеанского региона.

Главное, чего сейчас требуют растущие потребности экспорта, – это достаточное количество современных пунктов пропуска через государственную границу. Причём всех типов – и автомобильных, и железнодорожных, и морских. Любые задержки, трудности с провозом товаров чреваты убытком для компаний, чего нельзя допускать.

Нужны удобные, технологичные терминалы, которые оснащены оборудованием, с хорошей навигацией, специалистами. А работа по реконструкции пунктов пропуска должна быть синхронизирована со строительством подъездных дорог и экспортными планами предприятий. Это, к сожалению, не так во многих случаях. И мы не должны допустить ситуаций, когда тот или иной инфраструктурный объект построен, а из-за отсутствия пункта пропуска по нему нет никакого движения. Люди этого не поймут. Я уж не говорю о том, что в этом случае бездарно растрачиваются средства.

На предыдущем заседании правительственной комиссии я давал ряд поручений. Хотел бы сегодня услышать, что сделано.

Четвёртый вопрос повестки – развитие экологического туризма.

Перед началом заседания я встретился с сотрудниками уникального Кроноцкого государственного заповедника, одного из старейших в нашей стране. Людей, которые работают там, конечно, волнуют и вопросы развития экологического туризма, посещаемости. А в том, что у нас есть что посмотреть, все убедились. Я думаю, даже в этом смысле очень важно, чтобы мы периодически проводили такого рода выездные мероприятия, чтобы понять проблемы, связанные с развитием отдельных отраслей.

Готовность туристической инфраструктуры, скажем прямо, пока слабая. На Камчатке сейчас пик туристического сезона. И практически все места в гостиницах заполнены. Поэтому даже отдельным участникам совещания, тем, кто занимался подготовкой, пришлось в палатках ночевать. На самом деле, это не шутка. Это означает, что у нас, несмотря на то что Камчатка, например, очень красивый, особый регион, тем не менее мест не хватает.

Хорошо, что люди едут. Это признак того, что интерес к Дальнему Востоку стал очень высоким. Но очевидно, что ситуация требует дополнительных решений.

Вот основной набор вопросов. Давайте приступим к работе. Начнём с доклада Министра по развитию Дальнего Востока – о задачах федеральных органов исполнительной власти по достижению показателей социально-экономического развития регионов Дальнего Востока выше среднероссийского уровня.

Пожалуйста, Александр Александрович (обращаясь к А.Козлову).

А.Козлов: Цели и стратегические задачи развития Российской Федерации до 2024 года определены Указом Президента №204. Каждое направление – это не просто цель, за ней стоят тысячи людей, их комфортное жильё, их будущие дети, достойная старость, возможность получать своевременно медицинские услуги, заниматься спортом в современных залах и, как ни странно, в XXI веке звонить по мобильному телефону и выходить без проблем в интернет.

Конкретизировать каждую цель по всем дальневосточным регионам должны национальные федеральные проекты.

Подготовка к реализации указа уже ведётся. В соответствии с Вашим поручением, Дмитрий Анатольевич, разработана «дорожная карта», определены ключевые сроки и ответственные органы в рамках этой «дорожной карты».

На первом этапе мы совместно с командами дальневосточных губернаторов и коллегами из Минстроя, Минздрава, Минкультуры и Минтруда определили показатели и мероприятия, которые необходимы для воплощения указа. Все наши предложения мы представили в федеральные ведомства. Мы понимаем, что команды профильных министерств лучше знают, что конкретно и как надо сделать для достижения определённых целей. Цифры, которые приведены, также подлежат корректировке.

Отмечу, что по многим позициям Дальний Восток сильно отстаёт от среднероссийских показателей. Это отставание невозможно ликвидировать без специальных мер. Поэтому просим профильные министерства оценить, чего не хватает, или предложить более эффективные меры, чтобы Дальний Восток не просто достиг всех показателей, а превысил их.

Я бы хотел остановиться более подробно именно на ключевых отставаниях в рамках поставленных целей.

Цель – обеспечение устойчивого естественного роста численности населения Дальнего Востока. Численность населения Дальнего Востока продолжает сокращаться. Естественная убыль и миграционный отток формируют отрицательную динамику. Две основные составляющие естественного прироста – это рождаемость и смертность.

Давно обсуждается необходимость реализации специальных мер государственной поддержки рождаемости для Дальнего Востока, направленных на улучшение демографической ситуации в округе.

Ещё в августе 2016 года было дано поручение Президента Российской Федерации за номером Пр-1658 (ответственные – Минтруд России, Минздрав), но до сих пор специальных мер для Дальнего Востока не предусмотрено. Считаем, что они должны быть, и в качестве специальных мер поддержки семей с детьми предлагаем предусмотреть: единовременную выплату при рождении первого ребёнка в размере 150 тыс. рублей, доплату к материнскому капиталу в размере 30%, пониженную ставку ипотечного кредита при рождении ребёнка.

Хоть дальневосточный коэффициент выше среднероссийского, но за три года мы потеряли 11700 детей.

Также Дальний Восток нуждается в ясельных группах – для детей от двух месяцев до трёх лет. Причём места должны даваться не за пять-шесть кварталов от дома, а в том районе, где комфортно родителям малышей.

Нам также необходимо построить и реконструировать 345 объектов спорта, оснастить их современным оборудованием и инвентарём. Хочу обратить внимание, что, по статистике, на Дальнем Востоке уровень обеспеченности спортивной инфраструктурой соответствует среднероссийскому значению. Однако при неплохой средней обеспеченности, как правило, остаются не охваченными сельские территории и малочисленные населённые пункты, жители которых не могут воспользоваться созданной инфраструктурой из-за транспортной отдалённости. Проблема характерна также для всех направлений социальной сферы. Эту специфику Дальнего Востока надо учитывать.

У нас есть посёлок Новобурейский в Амурской области, в котором построен единственный круглогодичный каток, и его ездят посещать дети из Еврейской автономной области, потому что у них нет никакой инфраструктуры. Автобус сопровождает полиция, предаёт полиции Еврейской области, принимает ГИБДД, везут детей, катаются, и два часа обратно в Облученский район возвращаются. Есть и такие примеры, к сожалению.

Следующая наша задача – это снижение смертности. Это вторая важная составляющая естественного прироста. Сегодня ожидаемая продолжительность жизни на Дальнем Востоке существенно ниже среднероссийского значения – на 2,6 года. По ДФО – 71, по России – 72,7. Национальная цель – 78 лет к 2024 году.

Две ключевые проблемы: запредельная смертность населения в трудоспособном возрасте и высокая младенческая смертность. Мы считаем, что необходимо принять срочные меры по изменению ситуации. Требуется строительство более 300 ФАПов и врачебных амбулаторий в труднодоступных и сельских территориях. Это первичное звено медико-санитарной помощи, на формирование которого ориентирует нас Минздрав России.

Актуальными остаются вопросы санитарной авиации. Вместе с коллегами – министрами здравоохранения регионов посчитали: больше 4 тыс. дополнительных вылетов нужно. Приобретение мобильных и медицинских комплексов.

И конечно, кадры. Квалифицированные медицинские кадры – дефицит (особенно по узким специальностям – стоматологи, детские педиатры, гинекологи), который особо сильно испытывают сельские удалённые территории.

Чтобы хоть как-то компенсировать отсутствие, областные больницы организуют выездные бригады, но это не выход, когда врач приезжает раз в две недели. Люди не могут болеть по расписанию.

Хочу обратить внимание, что в национальном проекте «Здоровье» отсутствует капитальный ремонт. Его основное преимущество – бюджетная эффективность. Зачем строить, если можно привести в порядок имеющиеся учреждения? Там, где здание находится в ветхом, аварийном состоянии, конечно, не обойтись без строительства и реконструкции.

Важным является вопрос оснащения специализированных учреждений здравоохранения, особенно детских больниц, сердечно-сосудистых и онкологических центров.

Отдельная задача – снижение смертности на дорогах. Из 924 случаев гибели людей на транспорте в ДФО в 2017 году 904 приходится на автотранспорт. Основная причина – низкое качество автомобильных дорог. Из-за отсутствия дорог с твёрдым покрытием около 1400 населённых пунктов в весенне-осенний период остаются отрезанными от транспортных коммуникаций. Практически половина автодорог в округе – грунтовые и сезонные.

Не завершено формирование опорной сети автомобильных дорог в первую очередь в северных регионах: Якутия, Магадан, Чукотка. По этим причинам уровень смертности от ДТП на Дальнем Востоке выше среднего по стране – 14,7 человека на 100 тысяч населения. По России – 13 человек. К 2024 году необходимо снизить целевой показатель до 4 человек. Для выполнения требуется привести в нормативное состояние региональные и муниципальные дороги. Это очень важно и для оперативной работы скорой помощи – от «золотого часа» зачастую зависит жизнь человека.

В национальном проекте акцент сделан на региональных дорогах, в то время как 70% ДТП и 40% погибших приходится на муниципальные дороги.

Мы находимся на Камчатке. Здесь за прошлый год на федеральных дорогах погибло 16 человек, на муниципальных – 20. Якутия: на федеральных дорогах в прошлом году погибло 44 человека, на муниципальных – 51. Хабаровский край: на федеральных дорогах погибло 23 человека, на муниципальных – 70.

Предусмотрена поддержка городских дорог для агломераций с численностью жителей больше 500 тысяч. Это всего два города Дальнего Востока: Владивосток и Хабаровск.

Мы знаем, что у Министерства транспорта есть предложение понизить до 100 тысяч человек и включить в проект все столицы. Есть ещё два города – две столицы на Дальнем Востоке, которые, к сожалению, не попадут под эту часть. Хотелось бы также обратить внимание, что у нас малая населённость, протяжённость дорог. И мы хотели бы, чтобы это предложение распространялось в национальном проекте на все дальневосточные городские округа и административные центры муниципальных районов вне зависимости от численности проживающих.

Отдельный вопрос – текущее недофинансирование системы здравоохранения. Основным источником финансирования учреждений здравоохранения является Федеральный фонд обязательного медицинского страхования. В соответствии с действующей методикой объём субвенций регионам определяется с применением показателя индекса бюджетных расходов. Он отражает затратность оказания государственных услуг в каждом конкретном регионе с учётом его специфики, включая районные коэффициенты и северные гарантии работников бюджетной сферы, транспортную доступность, стоимость жилищно-коммунальных услуг. Однако данный показатель применяется федеральным фондом в размере не менее 1 и не более 3. При этом отмечу, что индекс бюджетных расходов по правилам Минфина при расчёте дотаций на выравнивание бюджетной обеспеченности применяется в полном объёме. В результате пять регионов страны – Ненецкий округ и четыре дальневосточных (Саха, Камчатский край, Магаданская область и Чукотский автономный округ), у которых значение индекса бюджетных расходов более 3, невольно дотируют другие регионы, имеющие значение индекса менее 1, то есть 59 субъектов страны. Из-за такого ограничительного подхода наши четыре региона ежегодно недополучают больше 13 млрд рублей, или 24%, по оценке регионов. Индекс составляет: по Чукотке – 12, по Магадану – 4,7, по Камчатке – 5,3, по Республике Саха – 4,5.

Есть два выхода из этой ситуации: либо добавить этим регионам деньги, либо их перераспределить. Я прошу поддержать применение единого подхода и учесть индекс бюджетных расходов в полном объёме. Для этого надо внести изменение в постановление Правительства №462 от 2012 года в редакции от 6 декабря 2017 года о порядке предоставления и распределения. К сожалению, в проекте протокола этого пункта нет, и, если он войдёт в протокол, это будет важно.

Обеспечение глобальной конкурентоспособности российского образования – вхождение в мировую десятку. Можно формировать современные школы, но, к сожалению, есть на Дальнем Востоке здания школ, которые находятся в аварийном состоянии. По данным регионов, таких зданий 133. 723 требуется капитальный ремонт, в 221 школе туалет находится на улице. То есть мы говорим о качестве образования, о внедрении современных технологий, а тысячи ребят на Дальнем Востоке в тридцатиградусный мороз ходят в уличный туалет. Мы считаем, эту ситуацию надо тоже держать на контроле.

Не лучшая ситуация и в профессиональном образовании. Также хотелось бы обратить внимание на то, что рабочим специальностям, которые сегодня так нужны региону, обучают на оборудовании из прошлого века. Например, будущие дорожники в глаза не видели современных катков, аграрии не знают, как подступиться к новым комбайнам.

Я прекрасно понимаю, что в статистических данных этих цифр нет. Мы с регионами выверяли по каждому учебному учреждению, вся эта информация поступила в рамках формирования национальных проектов в профильные ФОИВ.

Улучшение жилищных условий. В рамках национальной цели по улучшению жилищных условий принципиально важно ликвидировать на Дальнем Востоке аварийное жильё. 3,2 млн кв. м – из них 2,2 млн кв. м уже стоят на учёте как аварийные. А 1 млн кв. м – это прогноз прироста аварийного фонда с учётом его износа. Это стоит 236 млрд рублей. В федеральном проекте Минстроя пока заложено, к сожалению, только 37. То есть уже сегодня понятно, что эта цель не будет достигнута.

Есть ещё вторая тематика. Считаем, что при оценке потребности дальневосточных регионов в средствах на реализацию указа стоит брать реальную цену квадратного метра по данным Росстата. В настоящее время фактическая стоимость 1 кв. м жилья в регионах Дальнего Востока, по данным Росстата, значительно превышает норматив, установленный Минстроем. Это приводит к тому, что недофинансируются федеральные жилищные программы на территории Дальнего Востока. По этой причине – отсутствие заявок на установленную цену квадратного метра, сорвалась реализация программы «Жильё для российской семьи» в Комсомольске-на-Амуре.

Президент поставил задачу в полтора раза увеличить объём жилищного строительства. Когда мы вместе с коллегами из Минстроя оценили решение задачи на нашей встрече в Хабаровске, столкнулись с тем, что в регионах Дальнего Востока практически отсутствуют площадки с инфраструктурой для комплексной застройки. Если стоимость инфраструктуры войдёт в стоимость квадратного метра, он будет стоить ещё дороже, чем я сейчас сказал.

Считаем, что в этой связи Минстрою России совместно с регионами необходимо будет предусмотреть эффективные механизмы финансирования инженерной инфраструктуры.

И конечно, нельзя умолчать, что на обеспечение жильём льготных категорий граждан – это порядка 86 тысяч человек – в соответствии с действующим федеральным законодательством требуется 259 млрд рублей. Из них 66 тысяч – это выезжающие с Крайнего Севера, 16 тысяч детей-сирот и 3,2 тысячи – инвалиды и ветераны боевых действий.

Ввиду низкой плотности населения округа и транспортной доступности вопрос обеспечения качественной связью дальневосточников стоит очень остро. На сегодня имеющаяся инфраструктура связи не позволяет в полной мере его решить. Это касается как магистральных каналов связи с выходом в единую сеть страны, так и телекоммуникационной инфраструктуры населённых пунктов. В результате 10% населения региона не имеет качественной устойчивой связи. В её отсутствие вынуждены оплачивать высокую стоимость спутниковой связи.

К примеру, стоимость услуг связи и доступа в интернет по спутниковой связи при скорости 1 Мбит на Курильских островах составляет 40 тыс. рублей в месяц.

Дальнему Востоку достаточно сложно конкурировать в развитии высоких технологий с Центральной Россией, где базируется вся информационная инфраструктура, образовательные и исследовательские центры, где тарифы интернет-сетей в разы доступнее дальневосточных. Например, тариф для юридических лиц со скоростью доступа 100 Мбит в секунду в Якутии в 2 раза, а на Камчатке в 2,7 раза дороже, чем в Москве. Необходимо в первую очередь обеспечить качественной связью образовательные и медицинские учреждения, увеличить долю домохозяйств, имеющих широкополосный доступ к сети Интернет, до 97% к 2024 году.

Отдельного внимания заслуживает вопрос покрытия сетями федеральных и региональных дорог. В зимний период возможность экстренного вызова – это уже вопрос жизни.

Отмечу, что все предложения – это результат совместной работы с регионами. За каждым мероприятием стоит целевой показатель указа, а за ним – люди. Понимаем, что на Дальнем Востоке достижение каждой единицы целевого показателя дороже в силу его специфики. Но мы не должны допустить того, что средний показатель по стране будет выполнен за счёт других регионов, а население Дальнего Востока так и останется с теми проблемами, которые, к сожалению, сегодня ещё сохранились. Прошу нас поддержать и довести до конца принципиальное решение о достижении среднероссийского уровня во всех регионах Дальнего Востока.

Учитывая сжатые сроки, просим дать соответствующие поручения профильным федеральным органам исполнительной власти, ответственным за разработку национальных проектов.

Первое. Федеральным органам исполнительной власти в срок до 15 августа представить в Правительство предложения по включению в национальные и федеральные проекты перечня мероприятий, обеспечивающих выполнение стратегических задач указа и достижение значений показателей социально-экономического развития выше среднероссийского уровня по каждому региону, с указанием необходимых объёмов финансирования по годам реализации.

Второе. Определить источники их финансирования по каждому дальневосточному региону.

Третье. При распределении субсидий и иных межбюджетных трансфертов учитывать отклонение показателей социально-экономического развития регионов от среднероссийского уровня, имея в виду необходимость увеличения финансирования отстающих регионов за счёт перераспределения средств с регионов, имеющих показатели выше среднероссийского уровня.

Д.Медведев: Спасибо, Александр Александрович.

Доклад достаточно содержательный, даже местами острый. В чём невозможно не поддержать докладчика, так это по ожидаемой продолжительности жизни. Если посмотреть цифры в Дальневосточном округе, они, мягко говоря, не лучшие по отношению даже к среднероссийским. Но самое главное, что эта ожидаемая продолжительность жизни по-хорошему должна быть достигнута в каждом субъекте Федерации. И не путём каких-то удивительных манипуляций, когда берётся продолжительность жизни на Северном Кавказе, складывается с продолжительностью жизни в Дальневосточном округе и в результате показатель выглядит вполне оптимистически. Это не то, к чему мы стремимся, это просто обман. Исходя из этого и нужно готовить предложения.

Я сейчас попрошу высказаться коротко руководителей субъектов Федерации. Если вы хотите специально что-то отметить именно по этому вопросу, каким образом всего этого можно достигнуть.

В.Илюхин: Конечно, для нас вопрос продолжительности жизни очень важен. Мы сегодня говорили об отдельной категории проживающих на Камчатке – представителях коренных малочисленных народов Севера. И безусловно, нужно выполнить очень большой объём работы, чтобы выйти на показатели, которые обозначены известным указом.

Мы сегодня плотно работаем с министерством, чтобы понять этот путь, понять, какова будет «дорожная карта». Но на этом пути очень много трудностей. Не выполнить эти показатели мы не можем, но нет и ясного представления, каким образом мы можем этого достичь.

А.Цыденов: Доклад – всё в тему. Хотелось бы добавить, что Байкальский регион здесь не упоминался, но ситуация в нём такая же, по некоторым аспектам даже хуже. Это касается очередей в детские сады (мы сейчас от двух месяцев даже не обсуждаем, обсуждаем от трёх до семи лет), третьей смены в школах.

Есть предложение либо добавить в проект протокольного решения Байкальский регион, либо провести заседание комиссии по Байкальскому региону отдельно и создать при Минэке рабочую группу для подготовки такой же программы по Байкальскому региону. Поскольку в рамках Министерства по развитию Дальнего Востока – своё направление.

С.Носов: За счёт чего мы можем попытаться достичь среднероссийских показателей – с учётом отставания, которое у нас есть? Мне кажется, за счёт использования самых последних разработок и технологий, которые применяются на территории Российской Федерации.

Интернет, цифровизация экономики – это залог успеха, наш рычаг и, если хотите, то, от чего мы можем оттолкнуться. Без телемедицины сегодня трудно представить, что мы можем сделать в условиях нехватки квалифицированных кадров, в условиях тех проблем, которые накопились. И с этого нужно начинать.

А проблемы существуют очень серьёзные.

У нас, например, в Магаданской области шесть из девяти районных центров не имеют интернета, а если через спутник, то это очень дорого и медленно. Это первое.

Второе. Каждое направление, каждая национальная программа так или иначе влияет на главный результат, если мы говорим о продолжительности жизни, привлекательности жизни на Дальнем Востоке. А на данный момент я говорю не просто о Дальнем Востоке, но о территориях Крайнего Севера.

Здесь поднималась проблема дорог в муниципалитетах. Но если у нас в регионе сегодня доля дорог, федеральных трасс в том числе, с гравийно-песчаным покрытием – 79% при среднероссийском показателе 7%, то это сказывается на всём: на качестве жизни, качестве обеспечения продуктами питания, здравоохранении. И для того, чтобы хотя бы приблизиться к среднероссийскому уровню (мы считали, в том числе со специалистами Росавтодора), примерно 65 км дорог нужно делать ежегодно. А насколько нам известно, в программе Росавтодора заложено на пять лет всего 80 км. В среднем, значит, на уровне 15–17 км. Уже сегодня закладывается отставание, и я считаю, что это серьёзно.

Один вопрос, который не попал в программы, но я хотел бы, Дмитрий Анатольевич, чтобы Вы об этом знали.

Сегодня на приём приходит очень много людей. Магаданская область – это территория Крайнего Севера. Жилищные сертификаты когда-то были или должны были стать одним из преимуществ, обеспечивающих привлекательность районов Дальнего Востока и Крайнего Севера. Но на данный момент сложилась следующая ситуация: задолженность – 17 млрд рублей. Ежегодно из федерального бюджета приходит 150 млн рублей – меньше 1%. При этом стоимость квадратного метра жилья возрастает ежегодно примерно на 12%. И уже к 2025 году эта задолженность, по прогнозам, будет 26 млрд рублей. После принятия поправок к закону о наследовании задолженности эта цифра переходит в бесконечность. И здесь необходимо, на мой взгляд, принимать какие-то решения и находить новые подходы к этой ситуации.

Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены. Экология. Миграция, виза, туризм > premier.gov.ru, 10 августа 2018 > № 2699230 Дмитрий Медведев, Александр Козлов

Полная версия — платный доступ ?


Украина > Медицина > interfax.com.ua, 9 августа 2018 > № 2700574 Алексей Шершнев

Гендиректор медкомпании ilaya: "Об эффективности медреформы мы будем судить по дисциплине платежей от НСЗУ"

Эксклюзивное интервью агентству "Интерфакс-Украина" генерального директора медицинской компании ilaya, первой среди частных клиник заключившей договор с Национальной службой здоровья (НСЗУ), Алексея Шершнева

- Почему вы приняли решение о вхождении вашей клиники в реформу?

- У меня и нашего главного врача Ирины Быковой была идея создать клинику, которая продает здоровье, а не медицинские услуги. Это может быть только, когда есть абонентская плата за некий пакет услуг, который позволяет человеку быть здоровым. Мы это видели как CheckUp (профосмотр) или медосмотр, плюс какой-то набор безлимитных или лимитированных услуг. У нас над разработкой такого пакета работала научная группа – практикующие врачи, эксперты с кафедры семейной медицины. Это не был произвольный набор каких-то услуг, нужно было соблюсти компромисс, не назначать лишних обследований, но так, чтобы это было информативно. Так у нас родились пакеты медуслуг - некие годовые программы, ориентированные на разные возрастные группы, для мужчин, женщин, детей,

Но тут Минздрав объявил о реформе системы здравоохранения, концепция которой в части первичной медпомощи, по большому счету, является аналогом нашей программы - некая абонентская плата, которую платит государство. Правда, с очень обрезанным перечнем услуг, по сути, это только консультация семейного врача. Но, с другой стороны, если к нам приходил пациент и осознанно платил за пакет, которым пользовался, то в случае медреформы, фактически этими услугами воспользуется только часть пациентов, подписавших декларацию. Это, возможно, позволит нам выйти на какую-то минимальную окупаемость.

По большому счету мы за год до старта реформы начали то, что подразумевает реформа. Поэтому, когда реформу приняли и предложили клиникам заключать договора с НСЗУ (Национальная служба здоровья Украины), я сразу для себя принял решение войти в реформу. Конечно, нам еще предстоит изучить объем ответственности, чтобы не попасть в жесткие рамки.

И еще очень важный момент относительно участия частных клиник: в отличие от государственных: мы не ожидаем роста наших доходов от участия в реформе, максимум, на что мы можем рассчитывать, это безубыточность, но и к ней еще нужно будет прийти за счет какого-то количества деклараций.

- Сколько, по вашим расчетам, нужно деклараций для безубыточности?

- Где-то около тысячи.

- А сколько у вас их сейчас?

- Сейчас около 600. На самом деле мы никому не отказываем в декларациях, просто люди медленно идут. Об этом мало знают, хотя мы стараемся пропагандировать эту услугу. Мы вывесили рекламу на фасаде, что мы подписываем декларации, еще планируем проводить промоакции. Правда, после того, как НСЗУ заключила с нами договор, все пошло быстрее, люди начали обращаться активнее. Подписание декларации - это процесс достаточно формальный, нужен паспорт, код, код авторизации. Спасибо НСЗУ, что она упростила этот процесс, что все подписывается в электронном виде, но все равно нужен код авторизации. Мы не можем кого-то подписать заочно или рассчитывать, что к нам и так придут пациенты, поэтому мы стараемся активно привлекать декларантов.

С другой стороны, нас смущает то, что государство пока оставило государственным медучреждениям оплату за "приписанное население", т.е. без подписанных деклараций. Это привело к тому, что частные клиники оказались в абсолютно неконкурентных условиях, так как госклиники, за приписанных к ним "на участок" людей, которых они в глаза не видят, автоматически получают 240 грн. А частные клиники не получают такой финансовой подушки, и это ставит нас в неконкурентные условия. Надеюсь, что это, как и заявлено, продлится только до конца 2018 года, иначе это будет не только несправедливо, но и будет прямо нарушать антимонопольное законодательство. Сейчас мы тратим собственные деньги на содержание семейного врача пока не "достигнем" экономически оправданного количества деклараций. Для нас участие в медреформе это пока убыточная история, и государство не особо помогает эту убыточность сократить, предоставляя преференции нашим государственным конкурентам. Как юрист, я считаю, что, в будущем этот факт заслуживает рассмотрения АМКУ.

- Вашей клинике сложно было найти семейного врача с необходимым уровнем квалификации?

- Мы взяли не интерна, который бы нам ничего не стоил, наоборот, мы взяли опытного специалиста, что бы он людям нравился. А это порой непросто, потому, что люди к семейному врачу приходят очень разные, часто просто приходят поговорить на отвлеченные темы. Нам пришлось поработать над тем, чтобы врач мог заниматься своей работой в комфортных условиях…

Одним словом, отвечая на вопрос, почему мы вошли в реформу, скажу так: мы в целом поддерживаем реформу и ее идею, однако не всегда поддерживаем имплементацию реформы. Но мы не разочарованы, мы понимаем, что все делают какие-то ошибки, особенно в процессе каких-то изменений. Об эффективности реформы "первички" мы будем судить и по дисциплине платежей от НСЗУ. Пока она четкая.

От НСЗУ к нам пока не было замечаний. С точки зрения качества работы их и не должно быть, ведь мы к такой модели организации медпомощи на первичном уровне пришли сами и сами ее внедряли еще до реформы. Я думаю, что будущее будет за такой моделью, граждане должны привыкнуть к семейному врачу и любой вопрос по своему здоровью будут начинать с него. На самом деле, многие украинцы и так имели своего врача – знакомого, соседа, родственника, которому звонили и спрашивали, что делать в том или ином случае. Теперь это будет закрепленная законодательством услуга, за которую платит государство. Это справедливо, нормально и нужно эту практику развивать.

- Для многих людей важно не только спросить, что делать, но и получить больничный. Вопрос с возможностью частной клиники выписывать больничный уже решен?

- Есть нюанс. Частные клиники и раньше могли выписывать больничные при условии аккредитации, но аккредитацию они могли пройти только после двух лет работы. Поэтому, если вы создали свою клинику или открыли свой ФОП как семейный врач, то вы не можете получить аккредитацию, а значит, вы не можете выписывать больничный. В то же время вы не имеете права пройти аккредитацию, если не проработали два года. Минздрав обещает устранить эту коллизию в ближайшее время.

В целом я хочу отметить, что медреформа вообще не касается медицины, это больше реформа финансовой модели.

- Это хорошо или плохо?

- Основой любого нормального сервиса, в том числе и здравоохранения, является правильная финансовая модель. В Украине нет глобальных проблем с неумением лечить, у нас проблема с системой справедливого финансирования, конкуренции, стандартов качества, и ответственности. Здесь нет ни одного медицинского вопроса. Когда немедицинская основа здравоохранения будет сформирована, тогда можно будет отшлифовывать и саму медицину – какие технологии и протоколы использовать, ориентируясь на то, на что есть деньги.

- У других частных клиник тоже были абонентские пакеты, как у вас. Почему они не вошли в реформу?

- Я хочу немного вас поправить: не то, чтобы мы были самыми умными на планете, но пакеты частных клиник – это просто продажа диагностических услуг. У нас же была идея сделать человека здоровым, и поддерживать его здоровье, поэтому мы до минимума сократили наши пакетные предложения. Более того, мы предлагали пациенту пройти дополнительное исследование только в случае, если что-то настораживало врача, мы не стараемся загрузить все наши диагностические мощности и провести все виды анализов. У нас основная цель, чтобы люди "прикипели" к нам, чтобы люди нас воспринимали, как привычку, чтобы иметь пакет у нас стало нормой, как нормой является проходить техобслуживание автомобиля или покупать страховку. У нас CheckUp (профосмотр) имеет свою логику: мы на входе оцениваем состояние здоровья человека по определенной шкале, проводим "CheckUp-ы", наблюдаем за динамикой, чтобы пациент был в постоянном контакте с семейным врачом. У нас есть клиенты, которые приобретают такие годовые пакеты, их немного, но они есть. И их конечно меньше будет, чем подписанных деклараций.

Достигая безубыточности с "декларациями", параллельно мы получаем лояльных клиентов, которым можно предложить дополнительные услуги. В этом объективная выгода, потому, что борьба за клиентов на частном рынке достаточно ожесточенная, на это тратятся огромные бюджеты, и отсутствие этих затрат - это уже выгода.

- Что может вас заставить свернуть эту программу, прекратить сотрудничество с НСЗУ?

- Такие действия, которые мы наблюдаем сейчас с оплатой за "приписанное население", которая создает неконкурентную преференцию каким-то игрокам. Но, честно говоря, я сейчас вариант выхода из реформы не особо рассматриваю, не вижу проблем с реформой, просто нужно время, чтобы убедить граждан прийти именно к нам.

- Вы говорили, что для того, чтобы врач себя окупал, нужно 1000 декларантов, а у вас сейчас меньше, т.е. сейчас врач себя не окупает?

- Ну, это в прямом смысле, без учета дохода от дополнительных услуг. Со временем наша система позволит высчитать, насколько комфортно работать с бюджетным финансированием. Если мы посчитаем, что это минус, и это нам вообще неинтересно, то тогда свернем наше участие в реформе. Войдут ли другие частные клиники в реформу, во многом зависит от Минздрава и НСЗУ. Пока нельзя сказать, что частные клиники слетелись на государственные деньги. Фактически мы в Киеве в июле были первой и единственной частной клиникой. Сейчас, я знаю, что и другие уже подключаются. Но, чтобы было развитие, нужна конкуренция.

- Вас это не настораживает, может быть, вы ошибаетесь с оптимистичной оценкой реформы?

- Нет. Но хотелось бы, чтобы Минздрав всегда помнил, что реформу прорекламируют только частные клиники. Государственные медучреждения, если в них не инвестировать дополнительные средства, могут ее периодически дискредитировать.

- Правда ли, что реформа для частных клиник - это канал для продажи вторичных медуслуг?

- Да. У нас все нормально с вторичной, специализированной медпомощью. Вопрос в том, что Минздрав утвердил довольно странную методику расчета тарифов для вторичной медпомощи. В ней есть нормы, которые вызывают вопросы, это немного нетранспарентная методика, которая, по моему мнению, не совсем соответствует закону о реформе. Например, из тарифа убраны затраты на содержание тяжелого оборудования, вообще не предусмотрена норма рентабельности (прибыли). Таким образом, будет искусственно заниженный тариф, и частные клиники не смогут работать по таким тарифам в убыток. И это путь в никуда, так как очень быстро это банально приведет в упадок материально-техническую базу государственной клиники. Выходом могла бы стать возможность сооплаты, и те люди, которые были бы готовы доплатить разницу и прийти в частную клинику, пришли бы и доплатили. Но в постановлении правительства, которым утверждена методика, ни слова об этом не сказано, т.е. постановление очень нерабочее. Заниженный тариф без сооплаты чреват не только отсутствием интереса со стороны частных клиник, но и грозит дефолтом государственных, ведь даже у них должна быть прибыль и деньги на развитие.

- Т.е. вы свои тарифы на вторичную и третичную (специализированную и высокоспециализированную - ИФ) медпомощь считать по предложенной Минздравом методике не можете?

- Не можем, потому, что мы не можем работать в убыток.

Вообще, со вторичной медпомощью много вопросов. Я думаю, что первые попытки внедрения во вторичной медпомощи принципа "деньги за пациентом" покажут проблемные места. И не нужно сбрасывать со счетов, что мы имеем дело с бизнес-сообществом, кто-то из частных клиник может подать в суд, ведь пока что методика расчета тарифов на медуслуги нарушает, как минимум, антимонопольное законодательство.

- Т.е. нарушение именно в том, что оно ограничивает участие частных клиник в реформе вторичной/специализированной медпомощи?

- Да. Это регуляторный документ, который регулирует деятельность субъектов предпринимательства, проект постановления должны были обнародовать и согласовать. Если эта процедура и была, то, как эту методику согласовал, например, АМКУ? Какие бизнес-ассоциации дали свое заключение? Насколько я помню, президент просто не подписал бы закон о реформе "первички" без принятия этого постановления. Таким образом, у меня есть сомнения, что реформа без нормальной методики будет работать выше первичной медпомощи.

Ну и еще раз самое главное: если утвержденная методика расчета стоимости медуслуг будет применяться в том виде в каком она существует сейчас она стратегически убьет государственные клиники, ведь у них затрат больше, чем у частных, им нужен более высокий тариф. Я имею в виду весь объем их накладных расходов, коррупции, завышения цен при закупках, неэффективности. Только частные клиники по социальным программам могут работать с минимальной рентабельностью, продавая при этом дополнительные услуги.

- Как развивается ваш биотехнологический проект, программа по лечению раненых военнослужащих?

- Когда начались военные действия на востоке Украины, мы через фонд People Project нашли деньги на программу лечения ранений, основанную на клеточных биотехнологиях – выращивали кости раненым бойцам, которым по традиционной методикам должны были ампутировать конечности. Мы три года работали на этих финансах, в итоге получили, немалый я бы сказал, коварный убыток.

- Что значит коварный?

- Потому, что он не сразу появился, и был неочевидным. Когда мы лечили много солдат, наш денежный поток позволял обслуживать затраты, но когда поток пациентов сократился, затраты не уменьшились, а денег стало меньше. Мы надеялись привлечь к финансированию этого проекта государство, считали, что государство начнет лечить своих солдат, но государство так не думало, Минздрав решил, что лучше дешево проводить ампутации, чем дорого сохранять раненым конечности. В результате мы накопили долг, начали терять лицо перед крупными поставщиками, пришлось покрывать задолженности из прибыли и сворачивать проект.

- Этот проект сейчас свернут?

- Да, но он не может быть свернут полностью, мы сейчас долечиваем несколько солдат, это длительный процесс.

Тем не менее, несмотря на убыток, мы от этого проекта получили некий нематериальный актив. За счет определенного массива данных по успешному лечению солдат, мы смогли провести в США переговоры с одним из инвестиционных фондов, который поможет нам привлечь инвестиции для развития нашей технологии - лечения аваскулярного некроза головки бедренной кости с помощью клеточных технологий.

- Это вместо замены сустава?

- Да. Вместо замены сустава в определенных случаях можно применять лечение стволовыми клетками. Это изобретение позволяет нам сделать и международный патент, мы сейчас активно этим занимаемся. Если все сложится, то получится, что вложив когда-то несколько миллионов долларов в реабилитацию раненых, и, фактически, закопав эти инвестиции, мы получаем некие активы, которые можно монетизировать и вложить в новую компанию. Возможно, мы создадим продукт, который будет приносить нам очень хорошую прибыль.

- Он будет развиваться в США?

- Конечно. Он может и в Украине продаваться, но проблема в том, что наш Минздрав предпочитает зарубить отечественную технологию, и покупать ее потом втридорога, потому, что американский продукт будет намного дороже. У нас в США уже есть биотехнологическая компания, которая будет продавать продукт, основа для которого разработана в Украине.

Ну и сама клиника Ilaya, имеет прибыль, мы занимаемся ЭКО - это нормальный бизнес, хотя это очень конкурентный рынок, лидеры этого рынка перебивают нас рекламой, они, как правило, давно на рынке и известны. Но мы выплываем за счет того, что создали три года назад компанию в Испании, офис в Валенсии, который привлекает на ЭКО иностранных пациентов, и мы там зарабатываем деньги.

- Вы говорили о проекте строительства клиники…

- Мы сейчас занимаемся проектом создания госпиталя на территории Киевского региона, который будет работать по американским стандартам, но будет относительно доступным, ведь медпомощь американского уровня вы сможете получить, не выезжая в США. Мы ориентируемся на дипломатов, иностранных специалистов, которые привыкли к другим стандартам медпомощи. Это хорошая тема, которая развивает здравоохранение.

- А на какой стадии проект?

- Сейчас он на стадии разработки проектной документации. Это сложный проект, я им занят постоянно, и он изменит сектор. Если кто-то побывает в американском госпитале, он не уведит там оборудования, которого у нас нет, он не увидит каких-то супер-врачей, которых у нас нет. Но в глаза бросится работающая система, стандарты качества, грамотный менеджмент. Это не пустые слова, это стандарты аккредитации, которые так организовывают процессы оказания медицинской помощи, что ребенок не может быть инфицирован во время операции, и пациент с открытой травмой головы не будет ждать операции сутки и т д.

- Вы верите в страховую медицину?

- А зачем в нее верить? Она есть, это просто механизм финансирования, когда человеку экономят его деньги, при этом страховая контролирует стандарты, чтобы не было сверхдиагностики и ненужных назначений.

- Почему украинские страховые компании не предлагают индивидуальную медицинскую страховку?

- Потому, что это дорого и наши граждане не имеют культуры страховать все, что можно. Если будет внедряться индивидуальное медстрахование, то страховым компаниям нужен будет такой компонент, как оценка состояния вашего здоровья, тот же CheckUp. Если диагностика покажет, что у вас прокуренные легкие, поэтому страховка не покроет риски легочных заболеваний, включая онкологию, вы захотите такую страховку? А другой вам не предложат: страховка не будет за чужой счет покрывать ваши проблемы, которые вы сами себе создаете. Здесь как в автостраховании: если вы попали в ДТП, будучи в состоянии алкогольного опьянения на неисправном автомобиле, ваши расходы никто не покроет. Это не какие-то мои фантазии, это правила в мире страхования.

- Вы работаете со страховыми компаниями?

- Мы работаем, но в формате корпоративного медстрахования. К сожалению, страховые компании заинтересованы только в недорогих, демпингующих операторах медицинских услуг, потому, что только тогда у них математика позитивная. Страховым компаниям сегодня в Украине неважно, какое у вас оборудование, какой специалист, и лечит ли он реально или нет. Им важнее, чтобы как можно дешевле, и чтобы клиника за застрахованных пациентов еще давала скидку. Иногда страховая находит медцентр, который на это соглашается, но, как правило, соглашаются не владельцы клиник, а топ-менеджеры, и делают они это, чтобы повысить показатели, либо скрыть реальную убыточность. Но есть и другой вариант: коррупция, когда страховая и менеджеры клиник делят между собой откаты. Мы много раз пытались работать со страховыми, но все упиралось в то, что им было все равно, качественная ли у нас услуга, и сколько она объективно стоит, им было важнее, что какая-то клиника давала более низкую цену. Мы были не готовы снижать свои стандарты качества. Например, эндоскоп после каждого пациента мы моем в моечной машине, а не протираем тряпочкой, поэтому у нас не будет низкой цены. Вы можете сами увидеть: услуги клиник класса "А", "А+" в страховых продуктах, как правило, доступны только ТОП-менеджменту. Но привычка платить за медуслугу не по-хитрому, когда припекло, а платить заранее, за диагностику, это привычка богатых, успешных, правильных людей. У нас таких не очень много, поэтому индивидуальное медицинское страхование пока не приживается.

Украина > Медицина > interfax.com.ua, 9 августа 2018 > № 2700574 Алексей Шершнев

Полная версия — платный доступ ?


Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > stroygaz.ru, 8 августа 2018 > № 2705269 Владимир Воронин

Мечта домостроителя.

Президент ФСК «Лидер» Владимир Воронин считает, что строить надо на свои — без денег дольщиков и кредитов.

Два года назад президент ФСК «Лидер» Владимир Воронин приобрел один из старейших московских домостроительных комбинатов — ДСК-1 и номинально стал одним из крупнейших производителей железобетонных конструкций для жилищного строительства в стране. Производственная мощность четырех заводов комбината — до 1,2 млн кв. метров индустриального жилья, или 800 тыс. кубометров железобетонных изделий в год. Однако на деле предприятие в тот момент было недозагружено и работало в убыток. О том, что дала реорганизация комбината и какова стратегия развития головной компании, Владимир ВОРОНИН рассказал в интервью «Строительной газете».

«СГ»: В каком состоянии вам достался ДСК-1?

Владимир Воронин: На момент покупки комбинат находился на грани банкротства. Первые месяцы у меня ушли на то, чтобы договориться с Россельхозбанком о реструктуризации долга, составлявшего в июле 2016 года около 13 млрд рублей. Еще 2,7 млрд пришлось внести для покрытия кассового дефицита, чтобы можно было платить людям зарплату. При этом все четыре завода предприятия — Тушинский, Ростокинский, Краснопресненский и Хорошевский заводы ЖБИ — с миллионной совокупной годовой производственной мощностью были загружены в лучшем случае наполовину и частично работали в убыток.

«СГ»: А в чем, на ваш взгляд, была причина такого плачевного положения?

В.В.: ДСК-1 появился в советское время, когда была плановая экономика и отсутствовала рыночная конкуренция. Были один банк, который финансировал строительство, пара генподрядчиков, которые подводили сети и строили «нули», и домостроительные комбинаты. ДСК-1 в те времена не было равных, на комбинате действовала самая эффективная система производства и монтажа «с колес». Каждый пятый квадратный метр в Москве построил ДСК-1. Но времена изменились, и к рыночным условиям нужно было адаптироваться, ведь заказчик не хочет получать часть продукта. Тогда ДСК-1 создал внутри себя генподрядную организацию, которая оказалась очень слабой и экономически неустойчивой. К тому же при расчетах в ДСК-1 применялась бартерная схема — комбинат получал от контрагентов-застройщиков готовое жилье в обмен на свою продукцию. Для реализации этого жилья создали неэффективный отдел продаж, в который попасть мог только очень упорный клиент, так как продажники работали с выходными, перерывами на обед и сидели на зарплате, а не на комиссии. В общем, приобретенный актив нуждался в серьезной реорганизации.

«СГ»: С чего начали?

В.В.: То, что не умел делать ДСК-1, было отлично налажено в ФСК «Лидер»: девелопмент, функции генподрядчика, договорные отношения, маркетинг и продажи. Поэтому все эти функции мы перевели в ФСК. Но бренд ДСК-1 мы, конечно, сохранили. Это как «Аэрофлот» в пассажирской авиации или Сбербанк в банковском секторе. У предприятия 57-летняя строительная история, этот бренд — для многих знак качества, покупатели этих квартир сами говорят: «здесь все по ГОСТу». К слову, приобретение ДСК-1 позволило нам провести определенную диверсификацию своего портфеля. К своей существующей аудитории 30-35 лет с появлением бренда ДСК-1 мы смогли прибавить более зрелых покупателей.

Кроме того, провели оптимизацию, отказались от непрофильных бизнесов, все процессы подчинили повышению эффективности. Вычислили, что востребованная рынком загрузка комбината составляет не более 600 тыс. кв. метров в год. Заводы обслуживают сейчас девять проектов в Москве и области, из них два по горзаказу. Мы постоянные участники городских строек. Из 530 тыс. кв. метров от ДСК-1, введенных в прошлом году, порядка половины пришлось на горзаказ. Самый известный пример — кварталы застройки в Некрасовке.

«СГ»: Каковы дальнейшие шаги, ведь производство наверняка тоже требует модернизации?

В.В.: Как я говорил, у ДСК-1 есть уникальная технология — «монтаж с колес». Процесс настолько отработан, что дом можно собрать за 17 дней. Но если производство проработает сейчас хотя бы два дня без вывоза продукции на стройплощадки, мы завалим ею всю территорию ДСК-1.

Вместе с этим у ДСК-1 огромные площади, а это означает высокие накладные расходы, налоги и т.д. Но нельзя просто закрыть пару цехов, потому что существуют заказы, которые они обслуживают.

Вот такая сложная задача перед нами стояла: провести модернизацию, не прерывая производственный цикл.

Строить новый завод с нуля — тоже не вариант, на это ушло бы минимум лет пять. Получалось, что для реализации стратегии развития ДСК-1 требовалась покупка еще одного завода. На поиск ушел почти год. Самым подходящим по расположению был один из подмосковных заводов развалившейся группы компаний СУ-155, но документы, по которым он был оформлен, вызывали сомнения. Решение было найдено в марте этого года, когда у группы ЛСР Андрея Молчанова был приобретен современный завод ЖБИ-6 на Новохохловской улице на юго-востоке Москвы. Завод теперь называется «ДСК-Прогресс». Плановая мощность предприятия — 250 тыс. кв. метров жилья, или 150 тыс. кубометров железобетонных изделий в год. Его покупка позволит нам теперь оптимизировать производство на заводах ДСК-1 без изменения сроков поставок по текущим заказам. Синергетический эффект от включения ЖБИ-6 в производственную цепь ДСК-1 в среднесрочной перспективе может составить 400 млн рублей в год.

«СГ»: Но ведь на этом реорганизация комбината не закончится?

В.В.: Нет, конечно. Даже на новом заводе мы готовим определенную реконструкцию по цехам, сам «ДСК-Прогресс» при этом активно работает. Фактически начали сейчас поэтапную реконструкцию Ростокинского ЖБИ, на полную реконструкцию закроем его в сентябре. В будущем собираемся перенести на них все производство с Краснопресненского и Хорошевского заводов, так как они расположены в сложившейся жилой застройке, и их освобождение для реализации девелоперских проектов — один из основных способов погасить долги ДСК-1. Это еще будет и экономически рентабельно — сейчас на содержание этих двух заводов у меня ежегодно уходит до полумиллиарда рублей.

Завершить все этапы реорганизации планируется к концу 2019-го — началу 2020 года, в результате чего ДСК-1 сможет спокойно ежегодно производить в три смены более 700 тысяч «квадратов» жилья. При этом расчетные производственные мощности оставшихся трех площадок будут почти в два раза выше — 1,5 млн кв. метров.

«СГ»: Сколько средств в это уже было вложено?

В.В.: 800 млн рублей пошло на «латание дыр», поддержание и развитие старых заводов. А чтобы, согласно стратегии, нам к концу 2019-го – началу 2020 года получить производство индивидуального жилья в индустриальном исполнении, потребуется еще порядка 3 млрд рублей.

«СГ»: А что с окупаемостью?

В.В.: По нашим оценкам, индустриальное строительство дешевле монолита на 5 тыс. рублей с одного метра. Соответственно с 700 тыс. «квадратов» будет 3,5 млрд в год. Понятно, что мы многое делаем своими силами, но все равно существуют подрядные и субподрядные работы. Но главное наше преимущество — скорость. В связи с изменениями в законодательстве строить быстрее сегодня стало выгоднее. На монолит у меня по технологическим нормам уходит в среднем 1,5 года. На индустриальный дом с монолитным первым этажом — от 6 месяцев (трехслойная панель) до 9 месяцев (вентилируемые фасады).

«СГ»: Такими темпами и президентский наказ о ежегодном вводе 120 млн новых «квадратов» можно легко выполнить…

В.В.: Не совсем. Квалифицированной рабочей силы в стране не хватает. Сейчас ключевой трудовой ресурс — поколение Y, рожденное в 1985-1990-е годы прошлого века. Люди, мечтавшие и ставшие юристами, адвокатами, экономистами — офисными сидельцами, но отнюдь не монтажниками. Так что с рабочими кадрами сейчас очень плохо. С кем строить эти 120 млн — это отдельный, больной вопрос. Но не у нас! У ДСК-1 и с персоналом, и с его подготовкой все нормально. Я все оставил — и собственный учебный комбинат, и курсы повышения квалификации. ДСК-1 — это сплошь рабочие династии. Они даже живут как бы в своем микромире — свои ДСКашные дома, школы, поликлиники. На каждом заводе бассейны, футбольные поля — для поддержки корпоративного духа нам было важно все это сохранить.

«СГ»: А что с головной компанией? Какие стратегические задачи перед ФСК ставите?

В.В.: У «Лидера» есть, конечно, стратегия развития, и она расписана до 2025 года. Среди целей, к примеру, основательно закрепиться в тройке лидеров. Понятно, что каждый рейтинг крупнейших застройщиков отличается своей методологией — одни считают по зарегистрированным ДДУ, другие — по метражу заявленных проектов. Я считаю, что правильнее мерить по объему ввода жилья или продажам. В любом случае, какие бы критерии аналитиками не применялись, во всех рейтингах мы, как правило, занимаем топовые позиции. Да, до недавнего времени мы были более заметны в Подмосковье, но сейчас активно работаем с Москвой. Думаю, года через три года наша совокупная доля здесь, конечно, тоже должна вырасти. Надеюсь, что раза в три-четыре.

Московский регион остается в приоритете. После того как освоим три площадки в Санкт-Петербурге и Ленинградской области, есть планы реализовать там еще два проекта. Презентуем их концепцию уже в этом году. Есть у нас объекты в Обнинске и Калуге, но это не стратегические для ФСК регионы. Какой-либо другой региональной экспансии до 2025 года пока не планируем.

Я стараюсь ничем не запасаться, не набирать впрок. Серьезная ликвидность — вот стратегия преуспевающего девелопера. Я не покупаю площадки, если нет денег на строительство. Придерживаюсь следующей трехмерной бизнес-модели: покупка площадки — стройка — продажи. Знаете, в последние годы многие лендлорды или ресурсные люди, особенно в Москве, приобрели в собственность (аренду) земельные участи, получили на них ГПЗУ, но сами строиться там даже не__ собирались, сидели на них или торговали ими за бешеные деньги. Вот только с нынешними законодательными изменениями в сфере жилищного строительства эти площадки будут сейчас падать в цене. И продавать они их теперь будут вынуждены с большим дисконтом. В этом году мы готовимся презентовать более пяти проектов в Московском регионе. Один из них — ЖК комфорт-класса «Датский квартал» общей жилой площадью 220 тыс. «квадратов» — стартовал в конце июля. Комплекс с авторской архитектурой от бюро «Остоженка» появится на участке в 17,85 гектара на севере ближайшего Подмосковья, в районе Мытищ, менее чем в километре от МКАД. Объем инвестиций в проект оценивается в 19,6 млрд рублей. Начнем, пойдет денежный поток, и все эти проекты будут сами себя потом окупать. И средства, которые я в них когда-то вложил, я смогу себе вернуть даже по обновленному 214-ФЗ. А вот когда эти деньги освободятся, я только тогда пойду на рынок и еще куплю какие-нибудь площадки.

«СГ»: Кстати, а как вы относитесь к реформе долевого строительства, предполагающей в итоге отказ от привлечения средств граждан с переводом отрасли на банковское проектное финансирование?

В.В.: Отказ от «долевки» с переходом рынка на продажу полностью готового жилья совпадает с моей личной стратегией, можно сказать — с мечтой. Я давно пытаюсь уйти от долевого строительства и строиться исключительно за свой счет. И даже без кредитов! Когда берешь первые 30 тыс. «квадратов» в ЖК, возводишь на свои средства, вводишь и продаешь, и начинаешь строить следующие с прибыли. Возможно, уже в этом году я смогу вытащить из портфеля один дом и попробовать отработать на нем новую технологию. Хотя по большому счету даже все мои текущие договора ДДУ в ДСК-1 — это уже и так практически готовое жилье (со строительной готовностью от 80% выше). Мы возводили эти дома так быстро, что не успевали договора заключать. В ФСК «Лидер» таковых где-то 25-27%. К концу следующего года, уверен, смогу довести долю готового жилья в продаже до 50%.

«СГ»: А время на что-то кроме работы у вас остается?

В.В.: Все свободное время стараюсь проводить со своей семьей в Москве или за ее пределами. Зимой катаемся на сноуборде, а весной отдыхаем на островах.

Досье

Владимир Воронин получил образование в главном российском строительном институте — МИСИ, где защитил кандидатскую и докторскую диссертации.

Свой карьерный путь он начал с мастера, а уже через пять лет, в 2002 году, занял должность генерального директора компании «Главмосстроймонолит». Пройдя все ступени профессионального становления, изучив на практике все особенности работы девелоперской компании, в 2005 году Владимир Воронин создал собственную финансово-строительную компанию — ФСК «Лидер».

5,5 млн кв. м недвижимости — совокупный портфель объектов ФСК «Лидер» за 13 лет. Среди проектов компании — 22 жилых комплекса в Москве, Подмосковье, Санкт-Петербурге и Ленинградской области, из которых 12 уже построено и введено в эксплуатацию

№30 от 03.08.2018

Авторы: Сергей НИКОЛАЕВ, Андрей МОСКАЛЕНКО

Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > stroygaz.ru, 8 августа 2018 > № 2705269 Владимир Воронин


Россия > Недвижимость, строительство. Финансы, банки > forbes.ru, 8 августа 2018 > № 2698754 Илья Озолин

В зоне риска. Кто ответит за срыв сроков строительства

Илья Озолин

генеральный директор СК «Проминстрах»

Переход от долевого строительства к проектному финансированию строительства жилья влечет дополнительные риски, которые в 2018–2020 годах лягут на плечи девелоперов. Одним из средств защиты для выживания в строительном бизнесе могут стать страховые продукты, созданные с учетом начавшихся перемен

С 1 июля 2019 года девелоперы будут не вправе напрямую принимать у физических лиц плату за непостроенное жилье. Под возведение зданий в случае нехватки собственных средств им предлагается использовать заемный капитал. Это не значит, что застройщики окажутся напрочь лишены возможности привлекать финансирование от своих же клиентов. Минстрой, Центробанк и ДОМ.РФ (бывшее АИЖК) разработали схему, по которой покупатели депонируют плату за еще не сданные квадратные метры на эскроу-счета в уполномоченном банке, а девелопер получает эти деньги, лишь когда строительство благополучно завершено. Крупные банки успели сформировать кредитные программы для девелоперов под новые рыночные алгоритмы.

Учитывая, что на конец 2017 года в России до 80% квартир в новостройках продавалось именно по ДДУ (договорам долевого участия), не будет преувеличением сказать, что новшества перевернут рынок. В частности, львиная доля рисков окажется возложена на застройщиков: даже временно разделить бремя ответственности с конечными пользователями им не удастся.

Кредитование под проекты практиковалось в отрасли и раньше, но преимущественно в гибридных схемах: на ранней стадии девелопер брал банковский заем, а продолжал стройку за счет дольщиков. Вскоре оно утвердится как главный механизм финансирования на рынке.

К чему приведут изменения

Масштаб преобразований плохо виден на близкой дистанции. Бесспорно, они радикально изменят ландшафт строительного бизнеса и повлияют на поведение конечных покупателей-физлиц.

К ускоренной смене порядков в отрасли имелись серьезные предпосылки: достаточно того факта, что за год (на май 2018 года) величина площадей недостроенного жилья, по которым дольщики вправе требовать страхового возмещения, увеличилась почти в четыре раза. В соответствии с теми целями, которыми руководствовались власти при принятии поправок к 214-ФЗ, рынок действительно должен стать прозрачнее. С него вынужденно уйдут многие недобросовестные игроки, а также те, чей бизнес откровенно хромает. Чтобы продолжать вести дела по новым правилам, девелопер должен будет доказывать свою коммерческую устойчивость. Даже разрешения на строительство ему не добиться, если на счету у него не наберется собственных средств как минимум в размере 10% от планируемой стоимости объекта. А само банковское сопровождение сделок по покупке жилья с участием физлиц начиная с 1 июля 2018 года является обязательным.

Как следствие, многократно усилится влияние банков на отрасль. При работе по схеме проектного финансирования им предписывается осуществлять строжайший мониторинг средств на счету застройщика. Да и кредитоваться девелоперы станут гораздо чаще, притом что проценты по таким займам остаются сравнительно высокими, от 14–15% годовых. Потолок ставок экономическими регуляторами не установлен, во всяком случае пока. Впрочем, в декабре 2017 года министр строительства Михаил Мень заявлял, что в рамках проектного финансирования ему видится разумной ставка не более 2–3%.

По всем признакам долговая нагрузка на девелоперов возрастет. А средняя маржинальность их бизнеса скорее всего упадет с увеличением издержек. В отрасли сильны пессимистические настроения: оставаться в ней на плаву вероятнее всего станет труднее, а тем, кто не готов меняться, вдвойне.

Предположительно, объем вводимого в эксплуатацию жилья уменьшится, по крайней мере на первой стадии после окончательного внедрения новых законодательных норм. Отсюда вероятное повышение средней стоимости квадратного метра в новостройках, пусть и при снижении рисков для конечного покупателя. Хотя не все эксперты считают, что для частных лиц сделки по покупке жилья через эскроу-счета станут безопаснее.

С другой стороны, сжатие конкурентного поля, не в последнюю очередь благодаря уходу с рынка неблагонадежных игроков, возможно, отчасти компенсирует рост цен на первичном рынке недвижимости. Вдобавок застройщики могут освоить альтернативные, более выгодные для них модели финансирования, например, из закрытых паевых инвестиционных фондов: «дорожная карта по поэтапному замещению средств граждан банковским кредитованием и иными формами финансирования» предусматривает пространство для интерпретации формулировки «иные формы финансирования». Наконец, на сегмент ипотечного кредитования все эти пертурбации едва ли окажут ощутимое влияние.

Если цены на новостройки взлетят, не исключено, что спрос на них снизится и часть потенциальных покупателей предпочтет выбирать жилье на вторичном рынке. Особенно это касается тех, кто рассматривает приобретение квартиры как способ инвестировать или сохранить сбережения.

Общий «вес» рисков на рынке, похоже, в ближайшие годы разительно не снизится, но перераспределится в сторону большей неопределенности в положении застройщиков. У них быстро сформируется потребность на системной основе обезопасить себя от превратностей в новых условиях. Поэтому уже в ближне- и среднесрочной перспективе заметно возрастет роль страхования рисков при строительстве: девелоперам предстоит держать ответ не перед дольщиками, а перед кредитными организациями и регулирующими органами. И вне всякого сомнения рынку понадобятся новые страховые продукты для того, чтобы эти риски контролировать.

Страхование застройщиков

В российском девелопменте распространены главным образом два вида страхования: страхование ответственности застройщиков за неисполнение обязательств перед дольщиками и страхование ответственности подрядчиков за причинение вреда третьим лицам.

Раньше пул таких услуг был шире. Комплексное страхование строительно-монтажных рисков (СМР) активно практиковалось с конца 1990-х вплоть до 2014 года, когда расходы на страхование были вычеркнуты из государственных сметных нормативов. А 80% рынка СМР, величина которого измерялась десятками миллиардов рублей, приходилось как раз на строительные объекты, финансировавшиеся из госбюджета.

Тем временем на территории Евросоюза нормой является страхование самого широкого круга рисков девелоперов, начиная с банкротства и срыва сроков строительства и заканчивая обнаружением скрытых дефектов и ущербом, нанесенным третьим лицам в результате производства, строительных и монтажных работ. Усиление регуляторики в российском строительном бизнесе неуклонно ведет именно к тому, что он будет меняться с учетом мирового опыта, в том числе с точки зрения страховой защиты.

В свете замены в России ДДУ на проектное финансирование стоит уделить особое внимание тому, как реализовано страхование рисков скрытых недостатков и дефектов при строительстве в других странах (например, в Великобритании и Франции, где оно является обязательным). Хотя бы потому, что риски эти входят в число наименее предсказуемых и в условиях «правовой турбулентности» способны стать той соломинкой, которая переломит хребет российскому девелоперу, и без того отягощенному гнетом новообразованной ответственности.

Под страхование названной категории подпадают риски, которые были обусловлены рядом действий (использованием некачественных стройматериалов, ошибками или халатностью в процессе проектирования здания либо во время строительных работ), которые не поддавались обнаружению, когда объект сдавали в эксплуатацию, но вскрылись впоследствии. Полисы по этой страховой услуге выдаются на длительный срок, как правило на 10 или 12 лет. Они предусматривают компенсацию затрат на ремонт или восстановление здания при нахождении оговоренных дефектов на протяжении всего срока действия полиса. Подобная страховка оформляется на строящееся или недавно возведенное здание, а получить ее может как владелец самого здания или отдельного помещения (квартиры) в нем, так и, например, арендатор или строительная компания.

Объемы рынка страхования строителей

Согласно подсчетам экспертов, потенциальная емкость российского рынка страхования ответственности застройщиков за скрытые дефекты в 2018–2019 годах исчисляется суммой 4–8 млрд рублей в год. И как ни удивительно, даже в плане норм внутренних, принятых между игроками отрасли, он до сих пор выглядит как чистое поле — при таких-то объемах.

Помочь рынку встать на новые рельсы могли бы правила страхования риска скрытых недостатков и дефектов при строительстве. Специалисты, которые разработали их, постарались одновременно взять лучшее из мировой практики в этой области и учесть, какие механизмы страхования работают и будут работать в российском строительстве и как они стыкуются с правовой системой РФ.

Упомянутые правила дают образец собственно механизмов страхования и очерчивают сферу их применения, что крайне важно в текущих обстоятельствах, с учетом наличия огромного «люфта» между законодательной базой и деловой практикой. Наряду с прочим оговаривается, что к строительству, помимо возведения жилых зданий, относятся:

• реконструкция объектов капитального строительства (за исключением линейных объектов);

• капитальный ремонт объектов капитального строительств (также за исключением линейных объектов);

• инженерные изыскания;

• реновация жилого фонда;

• архитектурно-строительное проектирование.

В документе также подробно определяются и дифференцируются понятия «скрытые недостатки», «дефекты», «критический дефект инженерных изысканий, архитектурно-строительного проектирования, строительно-монтажных работ», «критический дефект строительных конструкций и изделий» и т. д., описываются условия страховых выплат и их размеры, обозначаются возможности страхования таких рисков более чем в одной компании.

В первую очередь, по оценке экспертов, страхование риска скрытых недостатков и дефектов актуально сегодня применительно к строительству жилых домов китайскими компаниями: оно обеспечит дополнительные гарантии как заказчикам строительства, так и собственникам помещений, не только жилых. Курс на привлечение девелоперов из КНР к строительству доступного жилья на территории России был взят еще в 2014 году, и их активность на рынке обещает усилиться.

Если страхование риска скрытых недостатков и дефектов в России удастся сделать нормой для отрасли, это позволит наилучшим образом защищать в равной мере интересы участников строительного бизнеса и их конечных клиентов — будущих собственников жилья.

Россия > Недвижимость, строительство. Финансы, банки > forbes.ru, 8 августа 2018 > № 2698754 Илья Озолин


Украина > Финансы, банки. СМИ, ИТ > interfax.com.ua, 7 августа 2018 > № 2696175 Екатерина Рожкова

Первый замглавы НБУ Рожкова: у Украины нет иного пути, как следовать плану действий BEPS

Эксклюзивное интервью первого заместителя главы Национального банка Украины (НБУ) Екатерины Рожковой агентству "Интерфакс-Украина" (I часть)

-- Тема деофшоризации или внедрения в Украине так называемого "плана BEPS" (план по противодействию уменьшения налоговой базы и перемещения налогов за границу), столь актуальная и модная весной 2016 года после скандала Panama Papers, в последнее время как-то исчезла с радаров. Более года назад Нацбанк заявлял о планах реализовать 5 из 15 шагов плана BEPS. У Минфина были свои 4 шага из 15, однако лишь на днях удалось сделать первый из них – подписать Многостороннюю конвенцию (MLI). Что дальше?

-- Подписание MLI означает, что Украина согласилась с единым форматом предоставления информации. Но этого недостаточно. Теперь с каждой страной нам нужно будет подписать двустороннее соглашение о таком обмене информацией, так как MLI – это рамочный документ.

К такому обмену нужно технически подготовиться, к нему должны быть готовы банки, так как просто руками никто этого делать не будет. Какое-то время уйдет на техническую подготовку банков и финансовых учреждений, которые должны будут эту информацию собирать, а также налоговой, где тоже нужно создать технические условия для приема информации, ее консолидации и рассылки. Это важный момент. После подписания MLI мы должны первый раз подать информацию за полный 2019 год уже в 2020 году. Не могу сказать, что времени очень много, но достаточно, чтобы при условии интенсивной работы все сделать.

Другая часть работы – это подготовленный нами, совместно с Минфином и парламентским комитетом по вопросам налоговой и бюджетной политики, пакет законопроектов, который определяет семь основных шагов плана BEPS (из пяти, которые мы отмечаем как важные, два входят в четверку приоритетных для Минфина). Нам также помогали консультанты и наши международные партнеры.

Мы обсуждали возможность подачи законопроекта в парламент вместе с разработанным Нацбанком законом "О валюте и валютных операциях". Дело в том, что полностью перейти к свободному движению капитала не получится, если не устранить риск неконтролируемого вывода капитала, который грозил бы поставить под угрозу финансовую стабильность. А для этого в Украине должны быть приняты основные принципы BEPS. Но потом мы отказались от этой идеи, поскольку на кону был долгожданный переход от запутанного и репрессивного валютного регулирования 25-летней давности к современной, прозрачной и либеральной модели. В конечном итоге парламент очень продуктивно отработал эту последнюю сессию: принят закон о валюте и валютных операциях, о защите прав кредиторов, о кредитном реестре, а также о корпоративном управлении госбанками. Поэтому над законопроектами, связанными с имплементацией остальных шагов плана BEPS, мы начнем активно работать с народными депутатами уже с сентября.

Я 17-18 июля вместе с главой парламентского комитета Ниной Южаниной участвовала в конференции высокого уровня в Тбилиси на тему международного сотрудничества в борьбе с уклонением от налогообложения, на которой были министры финансов, представители центробанков и налоговых органов… Вернулась оттуда вдохновленная. Во-первых, потому что план действий BEPS работает: те, кто уже имплементировал, рассказывали, что у них за счет расширения базы серьезно растут налоговые поступления, хотя при этом они продолжают снижать налоговую нагрузку. А когда снижаешь налоговую нагрузку, то автоматически улучшается деловой и инвестиционный климат. В результате у стран, которые прошли эти шаги, налоговая нагрузка – 24-27% ВВП, а у нас сегодня -- 38% ВВП, а была вообще более 50%. Конечно, тут есть вопросы и к размеру ВВП, но, как показывает практика других стран, это вещи связанные.

-- Это на примере Грузии, или есть и другие страны?

-- Да, есть и другие, где это хорошо работает. Ведь истории стран с высокой долговой нагрузкой похожие: поскольку экономика циклична, то в периоды экономического спада самым быстрым решением наполнения бюджета всегда было повышение налогов. Но с их повышением теряется часть бизнеса, поскольку он уходит в низконалоговые юрисдикции. На конференции в Тбилиси выступал представитель Италии, который сказал: после начала обмена информацией они выяснили, что их домашний бизнес представлен более чем в 40 юрисдикциях.

-- Нацбанк на днях тоже впервые посчитал, сколько украинского бизнеса скрывается под вывеской прямых иностранных инвестиций – 10,4%. Хотя эксперты говорят, что, вероятно, их еще больше.

-- На самом деле 10,4% - это по итогам прошлого года. Наши подсчеты за 2010-2017 гг. показали, что гораздо больше - 22% - от всех ПИИ, поступивших в Украину за этот период, представляли собой round-tripping (перемещение – ИФ) украинского капитала, который был выведен за пределы страны отечественными компаниями, к примеру, с помощью того же трансфертного ценообразования, и вернулся в виде прямых вложений в акционерный капитал из-за границы и кредитов от прямого инвестора.

Аналогично, если посмотреть на внешнюю торговлю, то около 10% экспорта из Украины идет через оффшорные низконалоговые юрисдикции.

Мы прошли через идеальный шторм в целом, и в банковской системе в частности. Из всех банков, которые мы с рынка убрали, больше 10% ушло за транзакции, связанные с отмыванием денег. На конференции в Тбилиси были коллеги из Италии, Словакии, Словении, Австрии, стран Балтии, которые меня поддержали в том, что, на самом деле, это проблема глобальная. Если классические оффшоры и респектабельные низконалоговые юрисдикции не будут выстраиваться с нами в одну линию, то все это не будет иметь смысла: мы не знаем бенефициаров, используются shell company (компании-пустишки или фиктивные компании – ИФ), используются нераскрытые собственники…

Еще один вопрос, который поднимался - конфиденциальность и защита информации. Поскольку это касается состояния счетов, транзакций, то для бизнеса этот вопрос очень чувствителен. Соответственно, задача регуляторов, которые воплощают BEPS, – обеспечить защиту таких данных, в том числе законодательно определить, кто и какой будет иметь к ним доступ.

Мы с коллегами обсуждали, как они все это имплементировали, и у меня возникла идея сделать подобный форум в Украине - посвященный обмену информацией, ее раскрытию и реализации плана действий BEPS. Я хотела бы, чтобы там обязательно присутствовал наш бизнес, чтобы он услышал, что это не страшно. Важно также, чтобы на форум пришли все заинтересованные регуляторы, так как один орган сам по себе не сможет это воплотить: ни сама налоговая не сможет, ни сам Минфин. Мы все должны объединиться, в том числе парламент, ввиду необходимых изменений в законодательство.

Отсюда и идея большого форума, на который я хочу пригласить коллег, которые уже прошли этот путь. Чтобы они рассказали, с какими сложностями столкнулись, и как их преодолевали.

-- Как можно убедить наших депутатов, достаточное количество которых не понаслышке знакомо с оффшорами, принять такое законодательство?

-- Ответ в том, что это -- мировой тренд. В кулуарах все участники соглашались, что банковская тайна, в классическом ее понимании уже умирает: глобализация, взаимопроникновение, финансовые технологии – все это стирает границы между странами. Мы можем ничего не делать, но тогда останемся на обочине.

Посмотрите, как поступили американцы с FATCA (закон о налоговой отчетности по зарубежным счетам, foreign account tax compliance act - ИФ). Они приняли свой закон в 2010 году, подписали его со всеми странами и сегодня обмениваются этой информацией в одностороннем порядке. Если ты отказываешься быть транспарентным и прозрачным, то мировое сообщество тебя помещает в "серую зону". Это, в свою очередь, означает, что к вашему бизнесу, который намерен выйти на международные рынки, будут предъявляться более высокие требования: будут тщательнее проверять KYC-файлы (знай своего клиента, know your client - ИФ), все транзакции, контракты... Это усложнит работу бизнеса. Если компании не смогут полноценно вести бизнес с украинской "пропиской", то мы в конечно итоге их потеряем.

Еще один аргумент -- увеличение поступлений в бюджет за счет расширения базы налогообложения.

Таким образом, у Украины нет иного пути, как следовать плану действий BEPS. Исторически наш бизнес структурировался в низконалоговых юрисдикциях, и тому миллион причин – десятилетия экономической и политической нестабильности, запутанная правовая система, высокая налоговая нагрузка. Но сегодня, когда мировой тренд развернулся, необходимо им воспользоваться и тоже найти подход к работе с "тихими гаванями". В одиночку бороться тяжело, вместе с миром - проще.

Но при этом важно позаботиться и о комфорте для бизнеса. На конференции называли три важных условия, которые способствуют уплате налогов на настоящей родине бизнеса. Это - понятная и приемлемая нагрузка, качественное администрирование, а также простота уплаты налогов, чтобы все осуществлялось в электронной форме, а не год необходимо собирать все чеки и бумажки, затем полгода их заполнять, нанимать аудитора для проверки заполненного, сдавать это и затем еще полгода отвечать на письма и запросы налоговой. Упрощение системы налогообложения – это еще один мировой тренд, поскольку исчезают все лазейки, когда можно чем-то манипулировать.

Так что интереснейший был форум, сейчас займемся организацией подобного и у нас.

-- Вы упоминали о проблеме определения бенефициаров. Насколько известно, ее решение – это одно из условий Евросоюза по предоставлению Украине макрофинансовой помощи. Нацбанк первый, кто смог добиться установления бенефициаров своих подопечных банков. Кстати, в этом процессе не произошел откат?

-- Нет, никакого отката нет.

-- Тогда планируете ли вы идти дальше и требовать от банков четкого установления конечных бенефициаров всех их клиентов?

-- По банкам мы действительно закрыли вопрос. Мало того, мы расширили такой подход на получающие у нас лицензии небанковские финансовые компании и компании, которые хотят предоставлять услуги инкассации: в своих лицензионных требованиях мы поставили условие №1 – раскрытие конечного бенефициара (ultimate beneficial owner, UBO). Если его нет или он вызывает сомнения, мы не лицензируем.

Теперь аналогичную задачу – раскрытие конечного бенефициара – мы ставим перед банками и по отношению к их клиентам. Но банки сталкиваются с объективными проблемами. Во-первых - это оффшорные юрисдикции, где эти реестры просто закрыты. Во-вторых, к сожалению, - это наши реестры и качество данных в них. Да, там есть очень много полезной информации, которой наши специалисты активно пользуются, но есть и огромный пласт некачественной информации, или некорректной, поскольку за ошибку при подаче информации, случайную или намеренную, никто не несет никакой ответственности.

Что мы делаем? Мы работаем с Минюстом, уже подготовили изменения в закон о финмониторинге. Но это вопрос, для решения которого необходимо, чтобы все включились.

Для банков у нас есть два рычага. Первый – кредитный риск. Согласно нашему постановлению, если конечный бенефициар не определен, то банк должен оценить операцию как более рисковую. Мало того, если не известен конечный бенефициар, то мы считаем, что это связанное лицо. Банкам это не нравится, поэтому они вынуждены сами "подталкивать" клиентов, чтобы те раскрывали конечных бенефициаров.

Второй рычаг – финансовый мониторинг. Это в отношении пассивов, где нет кредитного риска или влияния на капитал. Мы в сентябре будем собирать глав банков, чтобы еще раз им объяснить всю важность этого вопроса. Мы проанализировали результаты финмониторинга с 2015 года и видим: в 90% случаев попадание операций нормальных, не схемных банков, в поле зрения финмониторинга обусловлено отсутствием действенного информационного фильтра в самом начале такой операции. То есть KYC-файлы заполняются формально, "для галочки", из-за чего система не срабатывает. Ведь она должна начинаться с качественного KYC: необходимо сопоставить клиента с его потенциалом и его операциями, и тогда может сложиться картинка. А если на входе сделана ошибка, то дальше система просто не работает, и это может привести к серьезным санкциям по финансовому мониторингу.

Банки, конечно, немного на нас обижаются. Даже Александр Витальевич (экс-глава правления банка "Аваль", в котором работала Е.Рожкова, А.Деркач, создавший после ухода из банка вместе с партнерами группу "Молочный альянс" – ИФ) пишет, что хотел положить деньги в банк, а из него просто "кровь пили". Или пытались зарегистрировать какой-то кредит от нерезидента, но тоже наткнулись на сложности. Мы несколько разъяснений давали по банковской системе по этим вопросам, как ранжировать клиентов -- с низким риском, с высоким… Будем еще больше объяснять это нашим банкам.

Но все равно, в рамках процедуры KYC конечный владелец должен быт определен. Если не известен UBO, то это, даже в вычищенной банковской системе, работать не будет.

-- А нет опасения, что такие действия еще больше бизнеса выдавят в "серый" и "черный" рынок? Например, мелкий бизнес туда будет уходить...

-- Как раз мелкому бизнесу нет смысла что-то скрывать. Сейчас в банковской системе проходит диагностика. Крупнейшие банки пойдут чуть позже, а начали мы с небольших банков и оцениваем, как поменялись их портфели. Они реально растут, во многом за счет небольших клиентов, реального малого бизнеса. Когда мы смотрим на кредитные файлы, все раскрыто: маленькому бизнесу нечего опасаться, ему не от кого прятаться. Думаю, как раз наоборот: тот малый бизнес, который хочет вырасти в средний и большой, заинтересован в открытости, поскольку это открывает доступ к другим ресурсам и сервисам.

Другое дело, что необходимо все комплексно отреформировать и в налоговой части. Нельзя же сказать бизнесу, что ты раскройся, а мы, через некоторое время, снизим ставки. Хотя это не территория Нацбанка…

-- Зачастую сопротивление связано не столько с боязнью, сколько с нежеланием нести дополнительную юридическую нагрузку.

-- Действительно важный вопрос по поводу юридической нагрузки. Эту идею мы обсуждали еще в 2015 году с одним из наших банкиров, который увидел решение этой проблемы в России, где для малого и среднего бизнеса приготовили программный комплекс: когда ты обслуживаешься в банке, он сам тебе распределяет все твои налоги и формирует твою отчетность. Фактически он интегрируется в твой клиент-банк. Такая себе надстройка.

-- Это как раз поле, на котором банки могут конкурировать за клиентов…

-- Да, это очень классно! В Грузии это также обсуждалось, и это тоже одно из направлений, которое будет интересно для наших ребят в финтехе, которые все время что-то автоматизируют. Тот из банков, кто первым это сделает, получит колоссальное конкурентное преимущество. Но для этого нужна простота уплаты налогов.

-- Вы уже несколько раз упомянули финтех. Многие считают, что успех биткоина и других криптовалют связан с тем, что они обслуживают "серый" и "черный" рынок. Как вы оцениваете риски того, что финтех "подхватит" клиентов и их запросы, которые уже не могут удовлетворять банки после усиления требований со стороны НБУ?

-- У меня есть несколько позиций по этому поводу.

Во-первых, не нужно бороться с финтехом – нужно бороться с "черным" рынком, который использует все, что угодно. В Украине огромное количество наличности в стране. Какая-то ее часть обслуживает "бабушек с дедушками", которые не могут пользоваться электронными сервисами или банкоматами, о чем говорил глава "Укрпошты" Игорь Смелянский. Но зачем остальная часть – очевидно: Всемирный банк говорит, что 45% украинской экономики в тени, и это огромный объем.

"Черный" рынок будет искать любые входы-выходы, будет маскироваться, использовать финтех, но при грамотной работе, с этим можно успешно бороться. Например, в свое время у нас пошел бум терминалов – типа Ibox, где можно оплатить все, что угодно. Их устанавливали финансовые компании с единственным банковским счетом, на котором велась как хозяйственная деятельность, так и "падала" инкассация, и потом это все как-то делилось. Мы проанализировали, изучили опыт других стран и увидели, что не вся сумма, которая поступала наличкой в этот терминал, потом инкассировалась на счет. Какая-то часть наличности продавалась как наличность. По-хорошему, делать они этого не должны. Поэтому мы разделили: должно быть два счета: все, что вы получили в терминал, должно быть инкассировано и отражено на отдельном счете и уже с него безналичным путем отправляться к операторам и поставщикам услуг с понятным назначением платежа.

-- А вы разве для них регулятор?

-- Мы для них не регулятор, но они ведь держат свои счета в банках.

-- И через банки вы можете это контролировать?

-- Да, мы можем контролировать. И банки обязаны это контролировать, иначе это обналичивание.

Этой проблемой обезпокоены все регуляторы. Директор-распорядитель МВФ Кристин Лагард в своем последнем выступлении опять об этом говорила: о финансовых технологиях и угрозе того, что они могут быть использованы в целях отмывания денег, уклонения от налогообложения, финансирования терроризма и т. д.

Но, опять-таки, нельзя запрещать прогресс. Что такое финтех, блокчейн и какие-то другие технологии? Это попытка предоставить новые удобные услуги. Многие из них -- бесконтактно. Сейчас уже можно осуществлять платежи пальцем или приложив смартфон – это здорово, это и есть та финансовая инклюзия, о которой столько говорят. Более того, от этого действительно увеличиваются безналичные расчеты, потому что это элементарно удобно. Среди моих знакомых есть частные предприниматели, которые всегда пользовались наличностью, но сегодня они поставили терминалы и восклицают, как это удобно. Или другой пример: наконец-то большинство людей поняло, что не нужно покупать доллары или евро, когда ты едешь за границу, а можно платить карточкой, на которой есть гривня, и все работает.

Все это благодаря, в том числе, развитию так называемого "финтеха", хотя я называю это "прогрессивные цифровые услуги". И они не существуют отдельно от банков, самые крутые финансовые технологии тут же подхватываются банками.

-- И все же, вы будете контролировать их через банки или будете добиваться права стать их регулятором напрямую?

-- Если взять небанковский финансовый рынок, то у нас сложился очень хороший диалог с компаниями, которые у нас получают лицензию на денежные переводы и которым нужна лицензия на обмен валют. Там очень много прогрессивных и талантливых ребят. Я это с гордостью за страну говорю. Они объездили полмира, они показывают, как это работает в Китае, в других странах, они могут написать программу ко всему, что угодно, но им нужно поставить задачу. Так вот, с ними у нас сложился диалог, и мы договорились о создании такой себе "песочницы". Мы еще не знаем, что из этого получится, но представители отрасли говорят: разработайте для нас регулирование, которое бы нас стимулировало, а не запрещало с точки зрения финмониторинга или чего-то другого. Мы в ответ спрашиваем, какие у них идеи и что они собираются делать. Ведь всегда спрос создает или банк, или клиент. Поэтому мы хотим как-то их всех вместе собрать и послушать, какие у них ожидания, и тогда понять, как правильно регулировать и обеспечить развитие. Чтобы не получилось так, что они создадут что-то, а работать оно не сможет.

-- Нацкомиссия по ценным бумагам хотела даже сертифицировать программное обеспечение.

-- Мы пока все делаем через банки. Конечно, если "сплит" (законопроекта "О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно консолидации функций по государственному регулированию рынков финансовых услуг" – ИФ) будет принят и Нацбанк станет регулятором небанковских финучреждений вместо Нацкомфинуслуг, то тогда надо будет садиться с представителями рынка и комплексно на все это смотреть. Именно вместе с рынком. Как я уже говорила, на примере небанковского финансового сектора, который у нас получает лицензии, мы видим, что это работает, -- у нас абсолютно нормальный диалог. Они очень часто пишут, что у вас там слишком многое зарегулировано, требуется слишком много "бумажек". Мы на это реагируем – сели, изучили, отменили. "Обменники" пожаловались на необходимость печатать по два чека. Мы сели, изучили вопрос, согласовали с налоговой, и отменили такую необходимость. Мне кажется, что рынку такой конструктивный подход нравится.

На последнем заседании в нашем профильном банковском комитете Верховной Рады по "сплиту" мы четыре часа обсуждали с представителями рынка почти 200 поправок. Не было ни единого вопроса, где бы мы не нашли понимания! Хотя вначале была настороженность. Например, их пугает, что документы при подаче, как сейчас в Нацкомфинуслуг, будут ходить не известно сколько и где. Мы говорим, что давайте тогда поставим предельный срок. И таким образом мы нашли все решения.

-- Их, наверное, больше пугает, что в случае "сплита" им придется переоценить сформированные активы на балансе. Они уже видели, к чему справедливая оценка привела в банковской системе.

-- Хочу сказать, что за эти три-четыре тяжелых кризисных и посткризисных года, когда все остановилось, рынок и так очень сильно изменился. Я очень хорошо помню докризисные годы до 2008 года, когда "бум" ипотечного и автокредитования поднял страховые компании. Ведь страхового бизнеса в Украине, кроме Госстраха, особо и не было, и эти услуги не были популярны. Страхование жизни, которое может рассматриваться как очередной уровень пенсионной системы, тоже никогда не было популярно, люди его не понимали. Более того, не было инструментов, куда страховые компании могли бы вкладывать средства для обеспечения сохранности капитала. В условиях макрофинансовой нестабильтности, высокой инфляции элементарные расчеты показывали, что лучше себе пенсию обеспечивать по-другому.

Так вот, именно страхование от несчастного случая, страхование залогов и прочее страхование, в том числе КАСКО, все это родилось с бумом кредитования. Вместе с тем, как только случился кризис, он мгновенно перекинулся на страховые компании: сократились поступления от продажи новых продуктов, у них начались проблемы с ликвидностью. Особенно пострадали компании, страховавшие автомобили, поскольку КАСКО в том виде, в котором оно существовало, - это был убыточный бизнес, который выживал за счет других продуктов, где процент страховых случаев ниже.

Сейчас у нас произошло то, что можно назвать очищением рынка, но в хорошем смысле этого термина.

Во-первых, ушло очень много бумаг, которые мы назвали "бесценными". Мы сказали, что в рамках финансового мониторинга любого рода работа банка с такими бумагами является рисковой деятельностью. И это так и есть, мы считаем, что это схемные операции. Так вот, банки перестали с ними работать, а поскольку страховые компании обслуживаются в банках, ведь они просто в магазине этого купить не могут, то ситуация изменилась.

Второй момент – это вынужденная приостановка кредитования, которая фактически присадила этот рынок.

Более того, мы через банковское регулирование поставили в перечень рисковой деятельности перестрахование на оффшорные юрисдикции, страхование финансовых рисков, по которым никогда не бывает выплат, и прочие сомнительные операции. То есть, мы вынуждаем банки смотреть на это с точки зрения финансового мониторинга, и объем таких операций потихонечку снижается.

Что мы еще сделали. В нашей инструкции, которая на сегодня регулирует кредитные риски, мы отменили обязательное страхование ипотеки. В силу случившегося кризиса и прочих факторов мы считаем излишне устанавливать такое требование, поскольку оно просто превратилось в формальность: физическое лицо-клиент несет дополнительные расходы, тогда как вероятность наступления страхового случая стремится к нулю

То есть, в целом, думаю, что страховой рынок ментально уже перешел на другой уровень. Это как с банками, которые в свое время поняли, что на самом деле это бизнес и есть правила, по которым ты должен двигаться, если хочешь заниматься этим бизнесом, в том числе максимально уходить от каких-то нелегальных, схемных или подозрительных операций. Соответственно, страховым компаниям вряд ли стоит глобально чего-то опасаться.

Тем более что в рамках "сплита" у нас будет 12-месячный транзитный период. В прежней редакции законопроекта был заложен переходной период в шесть месяцев, но мы сказали: полгода мало. У нас ведь нет задачи прийти и за полгода все это перелопатить. Наоборот, мы хотим, чтобы этот переход был незаметен и здесь, кстати, будет полезен накопившийся колоссальный опыт работы с банками, которые пошли по упрощенной процедуре сдачи лицензий: собственник финучреждения понял, что это не его бизнес, слишком он стал сложным, соответственно, ему легче сдать лицензию и преобразовать банк в финансовую компанию. Этим путем пошел Кредит Оптима Банк. Он в основном занимался платежными системами, но поскольку требования к капиталу ко всем банкам одинаковые, он сдал банковскую лицензию и получил лицензию на переводы и валютообменные операции. То есть, банк стал финансовой компанией, и думаю, что его акционер счастлив с этим уже небанком. Это такая добровольная, совершенно безболезненная процедура просто сдать лицензию или присоединиться к кому-то, перестать заниматься этим бизнесом, поскольку он становится слишком сложным, особенно если мы говорим, что взяли обязательство привести свои регуляции, свое законодательство и финансовый сектор в целом к европейскому уровню.

-- Я так понимаю, вы рассчитываете на принятие закона о "сплите" уже этой осенью?

-- Мы хотели бы… Мы уже все подготовили, еще необходимо пройти комитет Верховной Рады Украины по вопросам финансовой политики и банковской деятельности и будем двигаться в этом направлении.

Украина > Финансы, банки. СМИ, ИТ > interfax.com.ua, 7 августа 2018 > № 2696175 Екатерина Рожкова

Полная версия — платный доступ ?


Россия > Недвижимость, строительство > stroygaz.ru, 3 августа 2018 > № 2721137 Владимир Якушев

«Застройщиков в обиду не дам».

Глава Минстроя России Владимир Якушев о реформе долевого строительства, городской среде и разнице между работой губернатора и министра.

Владимир Якушев возглавляет федеральное Министерство строительства и ЖКХ с мая этого года. Тогда, комментируя свое назначение, он сказал, что ведомство ему досталось непростое. Самыми сложными направлениями новый министр назвал проблему обманутых дольщиков, законодательные изменения в сфере долевого строительства, расселение аварийного жилья, реформы в сфере ЖКХ и повышение доступности жилья. Спустя два месяца после прихода в Минстрой, войдя в курс дела, Владимир ЯКУШЕВ дал «Строительной газете» свое первое большое интервью.

«СГ»: Владимир Владимирович, за последнее время ваша жизнь сильно изменилась: еще весной вы были губернатором области, сейчас — федеральный министр. Работать на федеральном уровне сложнее?

Владимир Якушев: Разница, конечно, достаточно серьезная. Затраты времени, связанные с законотворчеством, в министерстве в два-три раза больше. Законотворческий блок гораздо шире и разнообразнее, ведь министерство и само является инициатором законодательных новаций. На уровне региона этот блок состоял по большей части из работы над приведением регионального законодательства в соответствие с федеральным и формирования законодательных инициатив. Кроме того, в регионе 80% времени уходило на социальную сферу, и мне, кстати, очень нравилось заниматься образованием и здравоохранением. Сейчас моя работа более узкоспециализированная — вопросы строительства и ЖКХ. График работы с учетом совещаний в правительстве очень плотный, поэтому домой возвращаюсь после полуночи, а в 7 часов снова на работе. Цейтнот. Всего два раза в неделю нахожу время на спорт, хотя раньше тренировался чаще. Но, не буду скрывать, испытываю удовольствие от того, что стал менее публичным. Долгое время я был персоной № 1 в регионе, практически 24 часа на виду, а сейчас могу «затеряться» в Москве и позволить себе как обычный человек походить по городу.

«СГ»: Кстати, а какое место в работе руководителя субъекта Федерации занимают вопросы жилищного строительства и ЖКХ?

В.Я.: Одно из самых важных. Тюменская область активно развивается. Регион имеет большую инвестиционную программу по дорожному и жилищному строительству, сносу аварийного жилья. Появилась и новая интересная программа — обеспечение жильем работников бюджетной сферы. Работал я и над изменением внешнего облика тюменских городов. Мы один из тех регионов, в котором удалось навести порядок с точечной застройкой, города перестали уродовать. В области, в одной из первых в стране, стали комплексно осваиваться бывшие промплощадки. При этом мы старались развивать не только областную столицу, но и другие муниципалитеты. И в рамках этой работы я как губернатор много взаимодействовал как раз с Минстроем России, в том числе по процедурным вопросам, по ценообразованию, по реформам в ЖКХ, концессиям и городской среде. Теперь всеми этими вопросами мне предстоит заниматься уже в масштабах всей страны.

«СГ»: Как известно, региональные минстрои не подчиняются федеральному ведомству. Как вы считаете, нужна ли Минстрою России «властная вертикаль»?

В.Я.: Не стоит забывать, что с полномочиями передается и ответственность. Зачем лично мне из Москвы контролировать ситуацию в 85 субъектах? В регионе есть губернатор, который в рамках своих полномочий за все отвечает. Я предпочитаю работать в режиме диалога — обсуждать, вырабатывать совместные решения и делить ответственность поровну. Командная работа! Этот вариант мне больше нравится.

Административное «насаждение», работа из-под палки ни к чему хорошему не приводят. А когда люди объединяются вокруг какой-то идеи, то эффект гораздо больше. Мне нужны союзники. Тем более что большинство губернаторов я хорошо знаю, а они меня.

«СГ»: Сегодня одна из самых горячих тем — реформа долевого строительства. С одной стороны, есть желание защитить интересы покупателей. С другой стороны, замена бесплатных денег дольщиков на платные ресурсы банков может привести к удорожанию стройки и повышению цен. Нет ли здесь противоречия?

В.Я.: Все изменения в законодательстве о долевом строительстве, в первую очередь, направлены на защиту прав и законных интересов дольщиков. Но регламентация строительной отрасли направлена и на поддержание необходимых условий и возможности динамичной работы застройщиков. Ведь необходимым условием их эффективной работы является возвращение доверия покупателей к строительным компаниям и, как следствие, увеличение спроса на новое жилье.

Да, новый механизм предполагает некоторые издержки. Да, остались открытыми некоторые вопросы. Как раз для этого Минстрой и инициировал цикл консультаций и встреч с участием представителей профильных контролирующих ведомств, строительного бизнеса и банковской сферы по обсуждению новелл законодательства о долевом строительстве. Аналогичные площадки, на мой взгляд, обязательно должны заработать и на местах, в регионах. И в случае, если в процессе таких дискуссий обнаружатся пробелы, они будут дополнительно урегулированы уже в осеннюю сессию либо Госдумой, либо специальными постановлениями правительства, либо приказами Минстроя.

Важно не потерять в этот переходный период хороших, добросовестных застройщиков. Для этого мы и будем проводить со всеми заинтересованными сторонами встречи, как говорится, «глаза в глаза». Не секрет, что банки сейчас пытаются толковать новый закон в своих интересах. Будем их поправлять. Задача министерства — выступить буфером между застройщиком, банковским сообществом и контролирующим органом. На днях мы отправили разъяснение в ЦБ о том, как, на наш взгляд, должно происходить банковское сопровождение, чтобы это было выгодно не только банкам. Навести порядок, не убив отрасль, — это самое главное. Застройщиков в обиду не дам!

Относительно стоимости жилья могу сказать, что паника по поводу ее возможного роста представляется мне во многом искусственной. Если застройщики сделают цены выше платежеспособного спроса, то жилье у них просто не будут покупать. Придется учитывать ситуацию на рынке.

Факторами поддержки спроса — наряду с защитой прав покупателей — остаются развитие рынка ипотечного кредитования и снижение ставки, которая уже сейчас находится на довольно комфортном уровне. В настоящее время россияне экономически активны, их покупательская способность не сократилась.

«СГ»: Еще одна проблема — девелоперы, стремясь выжать максимум из имеющихся участков, строят все более высокие дома. Средняя этажность жилищного строительства и плотность застройки растет практически во всех крупных городах. В то же время урбанисты и психологи утверждают, что для жителей полезнее и приятнее дома в 5-7 этажей. Как совместить интересы бизнеса и человека?

В.Я.: Согласно исследованию международной организации «Концепция компактного города», среднеэтажная застройка способствует формированию уникального характера жилого района, создает у жителей ощущение защищенности и способствует развитию отношений между соседями. Оптимальное расстояние до улицы — около 25 метров, поэтому уже на уровне 6-го этажа контакт с окружающим пространством начинает пропадать. И практика показывает, что проекты, где создана комфортная среда, пользуются большим спросом, именно за них покупатели голосуют рублем. Застройщики, которые будут работать по-старому и строить бетонные коробки, не смогут выжить в новых экономических условиях.

«СГ»: Что лучше — иметь собственное жилье или арендовать его?

В.Я.: В России около 27 миллионов человек хотели бы улучшить жилищные условия, выявило исследование ДОМ.РФ. Из них порядка семи миллионов готовы арендовать недвижимость, если будут созданы подходящие условия, 4,7 млн рассматривают аренду как долгосрочное решение квартирного вопроса. Но чтобы этот потенциальный спрос стал реальным, необходим ряд условий: создание прозрачного рынка арендного жилья, где права арендатора защищены, где есть уверенность в том, что его завтра не выгонят на улицу и т.д. Такой рынок нельзя создать мгновенно: это требует долгой и планомерной работы. Сейчас ДОМ.РФ реализует пилотную программу строительства современных арендных домов. Первые результаты показали высокую востребованность такого формата. «Доходные дома» могут появиться в крупных городах, где идет конкуренция за человеческий капитал. Отдельное направление — арендное жилье в местах реализации крупных инвестпроектов, где идет создание инфраструктурных объектов, промышленных предприятий. Там есть запрос на привлечение специалистов, которых необходимо обеспечить жильем.

«СГ»: Еще одна тема, которая волнует всех, — ЖКХ. В последние годы был взят курс на привлечение в отрасль частных инвестиций через концессии. Насколько эффективным оказался этот механизм?

В.Я.: Напомню, что еще пять лет назад ситуацию в сфере ЖКХ россияне считали наиболее острой проблемой для страны. Год назад в 2017 году этот вопрос спустился на 10-ю позицию, то есть ситуация начала меняться. В частности потому, что были созданы необходимые условия для активного привлечения в отрасль частных инвестиций. И мы продолжаем системную работу в этой сфере, анализируем уже действующие концессии и требуем расторжения фиктивных соглашений. Ведь необходимо понимать специфику работы этого института. На территории России огромное количество малых городов и сельских поселений — в работе с такими территориями концессионный механизм не является для бизнеса привлекательным и эффективным. Это говорит о том, что необходимо разрабатывать и применять также иные механизмы, способные вывести модернизацию сферы ЖКХ на новый уровень.

«СГ»: Как, на ваш взгляд, работает система капитального ремонта многоквартирных домов? Нуждается ли что-то в ней в улучшении?

В.Я.: Давайте вспомним, что послужило толчком к созданию этой системы. Быстрое увеличение доли ветхого и аварийного жилья в нашей стране. Почему так произошло? В первую очередь из-за того, что проведение капремонтов лежало на плечах регионов, которые должны были изыскивать средства в своем, как правило, очень скудном бюджете. Поэтому решили перейти на механизм софинансирования, привлечь средства собственников жилья. В 2014 году региональные программы капитального ремонта общего имущества в многоквартирных домах стартовали по всей стране, и сегодня это один из самых масштабных проектов модернизации жилищного фонда, который когда-либо проводился в России. Он рассчитан на 30 лет и направлен на обеспечение безопасности проживания населения, снижение уровня износа жилищного фонда, сокращение количества аварийного жилья. Однако мы объективно смотрим на ситуацию и констатируем, что в системе капремонта очевидна следующая проблема: в эту сферу неохотно идут крупные строительные организации. К сожалению, такая ситуация фиксируется практически в каждом регионе страны. Необходимо сформировать пул проверенных, компетентных подрядчиков, которые будут заниматься капитальным ремонтом на постоянной основе. Роль министерства здесь — создать такие правовые условия, чтобы формирование этого пула произошло максимально быстро.

«СГ»: Расселение аварийного жилья. За последние пять лет в этой области достигнуты заметные успехи. Но процесс старения жилья — процесс непрерывный, а значит, нужны постоянно действующие механизмы расселения «аварийки». Каким вы видите решение этой проблемы?

В.Я.: В настоящее время существуют две концепции, поэтому сейчас — на стадии разработки — особенно важно получить комментарии субъектов Федерации. Ведь нести персональную ответственность за реализацию программы будут главы регионов, а это значит, что они должны быть полностью погружены во все аспекты еще до вступления новых документов в силу. Проект разослан во все субъекты РФ, и мы уже начали получать отклики на него.

«СГ»: Сравнительно недавно в России началась реализация приоритетного проекта по формированию комфортной городской среды. Как он был воспринят в регионах? Стоит ли сохранить федеральное финансирование проекта?

В.Я.: Назову несколько цифр. Общий бюджет проекта в прошлом году составил 57,4 млрд рублей. Деньги распределились следующим образом: 25,6 млрд рублей выделено из федерального бюджета, 20,8 млрд рублей — это средства регионов, 10,1 млрд рублей — муниципалитетов и еще 940 млн рублей инвестировал бизнес. Это позволило обустроить более 23 тысяч объектов (103% от плановых показателей) — дворов и общественных пространств в городах, в которых живет почти 86 млн человек. Так или иначе, проект затронул больше половины населения страны! Во всех муниципалитетах, в которых проживает более тысячи человек, а это не только города, но и сельские поселения, разработаны пятилетние программы благоустройства, на федеральном и региональном уровнях сформировано новое законодательство в сфере благоустройства. Например, в Иркутске благоустроили парковую зону на островах Юность и Конный — теперь там круглый год можно комфортно отдыхать, кататься на велосипедах или коньках. В Тарусе сделали удивительный сад искусств, в Химках установили энергоэффективные фонари и оснастили детские площадки системами видеонаблюдения.

Важно и то, что в эту работу вовлекается все больше неравнодушных людей, участие жителей стало принципиальным условием проекта. В ряде мегаполисов ранее были созданы инструменты привлечения горожан к обсуждению решений, и мы использовали их опыт. Минстрой России совместно с Агентством стратегических инициатив разработал целевую модель вовлечения граждан в реализацию проектов благоустройства — и мы сделали ее обязательной для применения всеми регионами и муниципалитетами. Более того, в этом году мы пошли дальше — впервые было проведено рейтинговое голосование по проектам благоустройства, в котором приняло участие более 18 млн человек. По итогам было определено 1545 проектов благоустройства общественных пространств, из них 68% предложено гражданами.

«СГ»: Еще одна важная реформа, начатая Минстроем в последние годы, — это реформа ценообразования в строительстве. Удастся ли запустить новый механизм осенью этого года, как планируется?

В.Я.: Напомню, что задача совершенствования системы ценообразования поставлена президентом и правительством страны. Необходимо создать единую базу государственных сметных нормативов, применяемых при проектировании и строительстве, и сметных цен строительных ресурсов, определяемых на основе результатов государственного мониторинга цен производителей. Это нужно для того, чтобы исключить использование при осуществлении бюджетных инвестиций в объекты капстроительства цен посредников. В сентябре 2017 года была введена в эксплуатацию Федеральная государственная информационная система ценообразования в строительстве (ФГИС ЦС). Это инструмент, с помощью которого ценообразование становится более открытым и прозрачным. Система ориентирована на заказчиков объектов, строительство которых осуществляется с привлечением бюджетных средств. Информация, которая содержится в ФГИС ЦС, единая для всех субъектов РФ. Ранее планировалось, что цены будут размещены в системе в декабре 2017 года, но сведения о стоимости строительных ресурсов оказались недостаточно информативными, по некоторым регионам информация вовсе отсутствовала. Поэтому в настоящее время мы продолжаем работу — в правительство внесен пакет проектов федеральных законов, направленных на совершенствование процедуры мониторинга цен строительных ресурсов, в части установления мер ответственности за нарушение порядка предоставления информации, необходимой для определения сметных цен строительных ресурсов. Мы уверены, что объективная информация о стоимости строительных ресурсов позволит точнее определять стоимость объектов и даст экономию расходов бюджетов на капитальное строительство более чем в 7%. А процесс инвестиций в капитальное строительство за счет средств компаний с государственным участием и государственных корпораций, а также региональных операторов капитального ремонта многоквартирных домов, станет более прозрачным и контролируемым.

«СГ»: Важным направлением в работе Минстроя является техническое регулирование. Что планируется сделать в этой сфере?

В.Я.: Государство фактически не принимало участие в разработке нормативно-технических документов с 90-х годов, этим занимались участники рынка на свои средства. И эта работа не была системной. Между тем, любая система нормативных документов должна развиваться, так происходит во всем мире — нормы регулярно перерабатываются и обновляются, ведь появляются новые материалы и технологии, научные разработки, методы анализа и контроля. У нас же в техническом нормировании образовался дефицит, что приводило к технологическому отставанию отрасли. Поэтому была проведена инвентаризация действовавших документов, выявлены те, которые нуждаются в пересмотре, изменении и актуализации, определены сферы, где требовалась разработка новых сводов правил. Согласно госзаданию, утвержденному правительством, к концу 2018 года должно появиться почти 400 новых документов.

Разработан проект федерального закона, которым предлагается внести изменения в 184-ФЗ «О техническом регулировании», ФЗ «Технический регламент о безопасности зданий и сооружений» и другие. Законопроект направлен на обеспечение взаимной согласованности нормативно-технических документов (своды правил, федеральные нормы и правила в области промышленной безопасности, санитарные нормы и правила) в строительной сфере. Это большой документ, где, в частности, говорится, что Минстрой России утверждает обязательные для применения требования безопасности к зданиям и сооружениям. Документ проходит доработку с учетом мнения экспертов.

Особо хочу отметить, что началась работа по широкому внедрению технологий информационного моделирования в строительстве BIM. В целом, реформирование системы технического регулирования в строительстве позволит к 2025 году создать современную нормативную базу, необходимую для полноценного функционирования и развития отрасли.

395 млрд рублей — стоимость выполненных за неполные 5 лет работ по капитальному ремонту 124 тыс. многоквартирных домов общей площадью более 430 млн кв. метров, в которых проживают более 16 млн человек

338 433 договора долевого участия (ДДУ) в строительстве зарегистрировано в стране с января по июнь 2018 года, что на 10% больше, чем за аналогичный период 2017 года

№30 от 03.08.2018

Авторы: Сергей НИКОЛАЕВ, Андрей МОСКАЛЕНКО

Россия > Недвижимость, строительство > stroygaz.ru, 3 августа 2018 > № 2721137 Владимир Якушев


Россия > Недвижимость, строительство > stroygaz.ru, 25 июля 2018 > № 2693723 Дмитрий Ребров

От перемены «класса»…

Что нужно девелоперам для массового строительства стандартного жилья.

В начале текущего года президент России Владимир Путин подписал закон, отменяющий термин «жилье экономического класса» и устанавливающий новое понятие «стандартное жилье», характеристики которого, в частности будут действовать для госпрограмм. Основные требования к такому жилфонду находятся разрабатываются с учетом проведенного в этом году при участии «ДОМ.РФ» открытого международного конкурса проектов стандартного жилья и жилой застройки. Девелоперы, которых пока никто не обязывал отказываться от старых терминов, и сами из маркетинговых соображений уходят от понятия «эконом». Бизнес, в целом, согласен с необходимостью такого апгрейда, но считает, что одной смены понятия недостаточно для решения масштабных задач, поставленных перед отраслью самой же властью.

Дмитрий Ребров, заместитель генерального директора ГК «Сибпромстрой»:

С одной стороны, есть мнение, что всего лишь произошла замена одной формулировки на другую, более благозвучную. С другой – решение зрело давно. Понятие «эконом-класс» пришло к нам из советских времен и стало отражением стереотипа, когда возводились серые микрорайоны, которые потом не эксплуатировались должным образом. Поэтому сегодня они выглядят безлико и уныло, и эконом-класс автоматически ассоциируется именно с такими домами.

Между тем, классность объекта, товара или услуги – это исключительно рыночное понятие. И характеристики того или иного класса меняются с течением времени, под влиянием новых технологий и требований потребителя. Что и произошло с «экономом» в недвижимости.

За последние годы на рынке новостроек значительно выросла конкуренция, сегодня предложение (хотя и сокращающиеся) способно перекрыть спрос на пару лет вперед как минимум. Изменились и покупательские ожидания, как следствие произошли изменения в предложении. Характеристики, которые раньше определяли принадлежность жилья к комфорт- или даже бизнес-классу, девелоперы стали применять и в «экономе». В домах стандарт-класса уже не редкость остекление в пол, энергоэффективные технологии, закрытые дворы с видеонаблюдением, отделка «под ключ». Но такие аспекты строительства, как качество материалов, технологии, пожарная безопасность априори должны быть на высоте. Поскольку вне зависимости от классности, дом должен быть надежным и безопасным.

С учетом того, что на рынке до сих пор нет единой утвержденной классификации объектов жилой недвижимости, нет закрепленных стандартов и требований в привязке к классу жилья с точки зрения планировочных решений, отделки, технологий строительства и других параметров. Может быть и есть смысл в появлении общепринятого стандарта на государственном уровне, который может поможет удовлетворить массовый спрос, в том числе за счет эффекта «знака качества» от государства.

Однако, ввести новое понятие и обозначить задачу по увеличению объемов ввода - мало, чтобы решить жилищную проблему в стране. Россия отстает от среднего мирового показателя обеспеченности жильем почти в два раза: 25 кв. м/чел против 40 кв. м/чел. Для примера: в Канаде этот показатель составляет 76 кв. м. на человека, США — 70, в Швеции – 42, в Германии, Франции – 39. При этом теоретического спроса недостаточно, все упирается в реальную платежеспособность населения, которое зависит от состояния экономики и стройотрасли, в частности. Сейчас ситуация такова, что реализовать проекты массового строительства без привлечения средств дольщиков и в условиях прогнозируемого роста цен на новостройки без поддержки властей крайне сложно.

Речь, прежде всего, идет о решении вопросов, связанных с льготным выделением или снижением стоимости земельных участков под массовое строительство стандартного жилья. В себестоимости строительства земля сегодня составляет 25-35%. Кроме того, зачастую застройщики сталкиваются с ситуацией, когда в нагрузку к земельному участку идут дополнительные обременения. Это может быть расселение, прокладка магистральных сетей, строительство и безвозмездная передача муниципалитету объектов социального назначения. В итоге такие обременения прибавляют к себестоимости проекта еще 10-20%. Другая трудность здесь заключается в недостаточном количество торгов и низкая информированность о ни. Поддержка застройщиков должна быть плановой и системной. Стратегический подход во взаимоотношениях власти и строительного бизнеса позволит не только решить общие масштабные задачи, но и предупредить появление многих проблем.

Россия > Недвижимость, строительство > stroygaz.ru, 25 июля 2018 > № 2693723 Дмитрий Ребров


Россия > Недвижимость, строительство. Финансы, банки > stroygaz.ru, 25 июля 2018 > № 2693722 Дмитрий Волков

До и после 1 июля.

Шумиха вокруг нововведений в сфере долевого строительства преувеличена.

В начале июля вступили в силу поправки в законодательство, регулирующее жилищное строительство в России. Понятно, что любые изменения традиционно сопровождаются желанием делать прогнозы. Что касается меня, то я ждал 1 июля 2018 года так же, как ждал 1 июля 2016 и 2017 годов. Не вижу какого-то разворотного момента, и в целом ажиотаж и популизм вокруг этой даты, считаю, преувеличены.

Безусловно, с 1 июля в долевом законодательстве появились вещи, скажем прямо, не очень удобные для большинства застройщиков. Эта дата стала водоразделом — «до» и «после». Бизнес-процесс теперь будет меняться. Если говорить конкретнее, то первым этапом изменений (а их точно еще будет несколько) станет возросшая ответственность застройщика (хотя она, по моему мнению, и так была довольно высокой). Если говорить про неудобства, то можно выделить несколько блоков. Первый — это ужесточение контроля за расходом денежных средств. Это связано с тем, что в свое время некоторые застройщики привлекали денежные средства дольщиков к строительству одного объекта, а использовали их — в лучшем случае — на другом. Ситуация сейчас, конечно, не такая, как была 10-15 лет назад, но тем не менее на рынке действительно существуют объекты, строительство которых из-за этого не было закончено в срок. Теперь ситуация изменится радикально, и это, на мой взгляд, ведет лишь к позитивным изменениям: стройкомпании начнут трезво оценивать свою коммерческую деятельность.

А вот в другом вопросе мне пока не до конца понятен посыл законодателей о дальнейшей роли банков в девелоперском процессе. Даже сами банки не очень-то еще понимают, что от них хотят и какова будет их значимость во всей цепочке. Да, для нас, застройщиков, это определенный риск, так как появляется еще один участник процесса. Хотя «Самолет», к примеру, и до 1 июля практически не использовал кредитные средства. Такова была наша изначальная бизнес-модель. В своих проектах мы осознанно шли и идем до сих пор на меньший уровень риска, так как не хотим привлекать внешние (в том числе и заемные средства), которые потом нужно возвращать. Мы идем по другому пути — находим людей с землей. Это могут быть и девелоперы, которые, скажем, не хотят строить в том или ином месте. И мы по-партнерски делим прибыль, а потом распределяем ее на метры. Для нас партнер удобнее, чем банк!

Не стоит забывать и том, что какие-то банки уже тесно связаны с девелоперами. Тут еще может возникнуть конфликт интересов. В общем, это сложная модель, которая позволит очистить рынок от мелких и слабых строительных компаний (только в Подмосковье таковых более 500). В любом случае сейчас все прогнозы — как «будем жить дальше» — построены на догадке и будут зависеть от того, как «девелоперы в итоге поженятся с банками». Но я считаю, что это не должно радикально отразиться на продаже жилья, хотя себестоимость строительства как такового, конечно, увеличится.

В любом случае покупателю пока можно особо не волноваться. Мы сейчас живем в такой парадигме, когда цена жилья определяется не расходной составляющей, а возможностью рынка. Хотя рынок и становится все более конкурентным, но затратный подход в России пока никто не использует. Безусловно, локальные скачки могут быть от 3 до 5%, но в среднесрочной перспективе цена, вероятнее всего, стабилизируется.

В этой связи хочу также отметить, что все предложенные нововведения направлены не только на усиление контроля за деятельностью застройщиков, но и одновременно создают благоприятные условия для развития рынка в целом. Застройщик теперь начинает заранее думать о проекте всей прилегающей территории — о ее правильном межевании, о социальной инфраструктуре (школах, детских садах и т.д.). Это дисциплинирует застройщика. Раньше вся урбанистика сводилась к тому, чтобы «понатыкать» домиков, а теперь нужно учесть, как они будут соединяться улицами, аллеями, побеспокоиться об озеленении дворов. Время «фантиков» (красивых фасадов) в девелопменте проходит. Продукт должен быть заточен под запрос покупателя, как это происходит на Западе. Так что эти законодательные ограничения побуждают девелоперов быть более осознанными в своей деятельности.

Автор: Дмитрий ВОЛКОВ, коммерческий директор Группы «Самолет»

Россия > Недвижимость, строительство. Финансы, банки > stroygaz.ru, 25 июля 2018 > № 2693722 Дмитрий Волков


Россия. ЦФО > Медицина > premier.gov.ru, 25 июля 2018 > № 2685419 Дмитрий Медведев

О развитии онкологической помощи населению Российской Федерации.

Совещание.

Перед совещанием Дмитрий Медведев посетил Онкорадиологический центр Московского областного онкологического диспансера. Председатель Правительства осмотрел лабораторию по изготовлению препаратов на основе изотопов, а также высокотехнологичное оборудование центра.

Онкорадиологический центр оснащён высокотехнологичным медицинским оборудованием, позволяющим реализовать самые современные методы диагностики и лучевой терапии (радиотерапии) злокачественных опухолей.

Диагностика опухолей осуществляется с помощью методов позитрон-эмиссионной томографии (ПЭТ), сцинтиграфии, магниторезонансной томографии и компьютерной томографии. Доступны как современные методики лучевой терапии (радиотерапии), так и методы высокоточного облучения опухолей (радиохирургия).

Онкорадиологический центр является компонентом формирующегося в Московской области онкологического кластера. В одном месте, на территории Московского областного онкологического диспансера пациенты получают полный цикл современной диагностики и специализированного, в том числе высокотехнологичного, лечения международного уровня.

Онкорадиологический центр построен в государственно-частном партнёрстве и начал работать в апреле 2018 года.

Совещание о развитии онкологической помощи

Из стенограммы:

Д.Медведев: Мы проводим наше совещание в Московском областном онкологическом диспансере, который только что осмотрели. Конечно, это уникальное медицинское учреждение, абсолютно современное, недавно открылись и хирургический корпус, и онкорадиологический комплекс. Люди здесь получают весь спектр медицинской помощи – от ранней диагностики и до лечения. Причём лечения, естественно, высокотехнологичного, с использованием самых современных радиологических методик. Большинству пациентов помощь здесь оказывается в рамках обязательного медицинского страхования, то есть бесплатно.

Интересно, кстати, что этот онкорадиологический центр в Балашихе – это ещё и первый концессионный проект в ядерной медицине в нашей стране. Построен в рамках государственно-частного партнёрства с участием Российского фонда прямых инвестиций. Даже в этом смысле интересно, как всё организовано, надо подумать о возможности распространения подобного опыта и на другие регионы, если это окажется целесообразным. Такие центры, безусловно, являются важной частью системы оказания онкологической помощи в нашей стране.

Онкология остаётся одной из главных причин смертности, она стоит на втором месте после сердечно-сосудистой патологии. Поэтому мы такое внимание уделяем этой проблеме. Сегодня во многих случаях онкология успешно лечится. Хорошая динамика спустя пять и более лет после установления диагноза наблюдается больше чем у половины пациентов. Хотя, конечно, и эти показатели являются недостаточными.

Чтобы изменить ситуацию, добиться лучших результатов, нам нужно разработать и выполнить общенациональную программу по борьбе с онкологическими заболеваниями. Эта задача была поставлена Президентом в послании, в ряде других документов, и она должна обеспечить достижение такой важнейшей нашей стратегической цели, как повышение продолжительности жизни к 2030 году до 80 лет.

В майском Указе Президента №204 определены конкретные целевые показатели, на которые нужно выйти к 2024 году. Главный из них – это снижение смертности от онкологии. Соответствующие цифры известны.

У нас подготовлен новый национальный проект «Здравоохранение». 23 июля по этой теме выступала Министр здравоохранения у меня на совещании. Также Вероника Игоревна (В.Скворцова) была у Президента, докладывала по этому поводу.

Недавно мы рассматривали паспорт проекта на президиуме Совета (Совета при Президенте Российской Федерации по стратегическому развитию и национальным проектам). Особое место в нём занимает федеральный проект «Борьба с онкологическими заболеваниями». В него включён комплекс мер по всем направлениям диагностики и лечения рака, которые будут выполняться как на федеральном уровне, так и в регионах, им сейчас как раз нужно подготовить паспорта своих проектов с учётом единых подходов.

Что нужно сделать, на что я хотел бы обратить внимание в начале нашего совещания?

Первое – это, конечно, профилактика и ранняя диагностика. Как известно, рак в самом начале зачастую протекает без симптомов. И главное здесь – фактор времени. Ранняя диагностика зачастую помогает или полностью излечить человека, или продлить ему жизнь на долгие годы. Я напомню, что ещё 10 лет назад эта болезнь на ранней стадии выявлялась приблизительно в 16% случаев. Сейчас это больше половины, то есть 56%, и мы стремимся к тому, чтобы эти цифры увеличить.

К 2024 году планируем перейти на ежегодный профилактический осмотр всех граждан. А с этого года у нас введён новый порядок проведения диспансеризации. Теперь каждый человек один раз в два года будет проходить скрининг, обследование на самые распространённые виды онкологии. Кроме того, врачи будут уделять повышенное внимание людям с высоким риском развития онкологии – по определённым критериям. Конечно, многое зависит от стремления самих людей проходить диспансеризацию.

Второе – это инфраструктура. Конечно, важно, чтобы, вне зависимости от того, где человек живёт, ему были доступны самые современные методы диагностики. И поэтому просто необходимо сокращать срок от первого обращения к врачу до постановки диагноза и начала лечения.

Для этого мы прорабатываем вопрос о создании во всех регионах межрайонных центров амбулаторной онкологической помощи. Они могут быть созданы на базе имеющихся многопрофильных больниц, работать на муниципальном уровне. Но главное, чтобы в них было всё необходимое оборудование, чтобы специалисты были готовы быстро провести исследования и поставить диагноз.

Параллельно планируем создать в регионах так называемые референс-центры, где в сложных случаях можно перепроверить результаты обследования. Это поможет избежать ошибок в постановке диагноза и, конечно, повысит качество диагностики.

Будем также модернизировать региональные онкодиспансеры и ряд других организаций, у которых есть потенциал и база для лечения онкологии. Фактически нужно создать сеть современных, хорошо оборудованных специализированных центров, которые, используя успешный опыт региональных сосудистых центров, показавших уже, в общем, неплохие результаты, тоже будут работать. По их примеру в регионах может быть внедрена централизованная система организации онкологической помощи. Это значит, что человека сразу будут стараться доставить туда, где ему будет оказана наиболее эффективная помощь, вне зависимости от уровня её сложности. Но, конечно, этого ещё нужно достичь. В том числе речь идёт и о центрах ядерной медицины.

Очень важно, чтобы самое пристальное внимание уделялось детям. Мы недавно приняли решение о расширении и реконструкции Национального медицинского исследовательского центра детской гематологии, онкологии и иммунологии. Там будет построен корпус ядерной медицины, его планируется открыть в 2022 году. На это мы выделяем деньги из федерального бюджета.

Третье – это кадры. Очевидно, что в онкологических центрах должны работать врачи самой высокой квалификации. Причём нужны разные специалисты. Те, кто обслуживает сложнейшие радиотерапевтические комплексы, как, например, здесь есть, создаёт новые препараты, радиотехнологии. Инженеры, радиологи, радиохимики и медицинские физики. Всё это междисциплинарные специалисты, которых мы стараемся сейчас готовить. Ну и, конечно, фармацевты, лаборанты, морфологи и ряд других. Для них будет действовать программа подготовки и переподготовки.

Есть ещё целый ряд дополнительных условий. Об этом подробнее скажет Министр здравоохранения. Пожалуйста, Вероника Игоревна (обращаясь к В.Скворцовой).

В.Скворцова: Я хотела бы ещё раз подчеркнуть, что для того, чтобы исполнить основные национальные задачи, поставленные перед российским здравоохранением (увеличить продолжительность жизни населения и снизить смертность), нам необходимо использовать максимально весь смысловой ресурс. Реализация онкологической программы позволит нам уменьшить число смертей в 2024 году более чем на 23 тысячи и, кроме того, существенно повысить качество жизни наших граждан – и детей, и взрослых.

Важно отметить, что национальный проект «Здравоохранение» построен так, что из восьми федеральных проектов четыре являются направленными, целевыми проектами, связанными с исполнением основных задач, поставленных Президентом в послании и Указе №204, и четыре – это проекты, обеспечивающие, соответственно, возможность реализации первых четырёх.

Борьба с онкологическими заболеваниями тесно сопряжена с реализацией таких федеральных проектов, как развитие национальных медицинских исследовательских центров – кураторов онкологической службы по регионам, обеспечение онкологической программы квалифицированными кадрами, а также создание единого цифрового контура в здравоохранении.

За последние годы, с 2012 по 2017 год, в целом системе здравоохранения удалось увеличить пятилетнюю выживаемость при онкологических заболеваниях и снизить одногодичную летальность. Это произошло благодаря тому, что мы перешли с 2013 года на систематическую диспансеризацию, включившую в свой состав онкологические скрининги, и сумели в несколько раз увеличить раннюю выявляемость онкологических заболеваний. Причём для заболеваний, которые наиболее распространены на территории нашей страны (скажем, репродуктивной системы женщины, онкологические заболевания молочной железы), у нас ранняя выявляемость (первая, вторая стадии) уже превысила 70%. Это и дало возможность резкого снижения летальности и смертности.

Стандартизованные показатели смертности в нашей стране практически соответствуют средним по Европейскому союзу. Имеются в виду стандартизованные показатели по структуре населения стран. Вместе с тем мы пока ещё отстаём по выявляемости, в том числе ранней выявляемости, и первичная заболеваемость у нас на треть ниже, чем в странах Европы. И отстаём по показателю одногодичной летальности. Мы сумели выйти на 22,5%. В Евросоюзе этот показатель ниже 16%.

Важно отметить, что у регионов, которые сумели при подготовке программы включить основные координирующие механизмы, показатели уже соответствуют европейским и даже ниже европейских. Мы находимся на территории Московской области. Хочу отметить, что, по последним данным (за первую половину этого года), одногодичная летальность – 13,5%. И общая смертность уже ниже среднероссийской, она составила 147 на 100 тысяч. Это один из лучших в мире показателей. То есть наши усилия работают.

По организационной модели онкологической службы, о которой Дмитрий Анатольевич уже рассказал. Я хотела бы только отметить следующее: первой, базовой ступенью является формирование системы, когда каждый человек может пройти онкоскрининг на все основные виды рака. И кроме того, когда все врачи – и первичного звена, и узкие специалисты – будут иметь тотальную онконастороженность и не пропускать первые признаки онкологических заболеваний.

Для этого в конце 2016 года была разработана дистанционная образовательная программа. Она внедрена с начала прошлого года. 80% терапевтов первичного звена уже сертифицированы по этой программе, и сейчас она распространяется на врачей общей практики, педиатров и узких специалистов.

Второй уровень: при подозрении больные направляются в межрайонные амбулаторные онкологические центры, которые формируются в населённых пунктах с населением от 50 тысяч человек на базе уже существующих многопрофильных стационаров, консультативно-диагностических центров и поликлиник.

Как Вы уже сказали, мы планируем сформировать 18 референс-центров, по шесть по каждому направлению. Это томографические исследования – МРТ, КТ. Они находятся в каждом федеральном округе (два округа соединены – Южный и Северо-Кавказский). Каждый федеральный округ имеет референс-центр, и они выходят на федеральные, головные референс-центры. Важно отметить, что они все в едином цифровом контуре, и цифровые изображения могут дистанционно передаваться – МРТ, КТ, морфология, иммуногистохимия.

И третье направление, наиболее новое для нашей страны, – молекулярная генетика для определения опухолевых мутаций.

Главная задача всей диагностической системы сводится к тому, что мы, где бы человек ни проживал, должны формировать правильно код онкологического заболевания по международной классификации, который включает не только локализацию и стадию процесса, но и правильно поставленный морфологический и иммуногистохимический диагноз и генетику мутаций. Важно отметить, что даже если один компонент – генетика – различается, то при всех остальных схожих тем не менее применяются разные международные протоколы. Например, рак молочной железы – пять протоколов, отличающихся только генетической мутацией.

В настоящее время подготовлено 77 клинических рекомендаций и 940 моделей пациентов – онкологических больных. Каждый протокол полностью создан в виде алгоритма и, что самое главное, полностью разбит на клинико-статистические и экономические группы, которые позволили нам просчитать стоимость каждого клинического протокола.

Кроме того, клинические рекомендации включают утверждаемые нормативно критерии качества, которые ложатся в основу регламентов экспертизы качества медицинской помощи.

Я бы хотела отметить, что, пока не сформирован единый цифровой онкологический контур, мы ввели специальную систему учёта лечения и диагностики онкологических заболеваний через систему обязательного медицинского страхования, добавив дополнительные поля, которые нам показывают, какие клинико-статистические группы используются, какие химиотерапевтические препараты используются, объём и качество оказываемой помощи. Пока это позволяет собирать информацию и ретроспективно оценивать ситуацию за прошедший месяц. Будущее системы управления качеством сводится к тому, что в рамках единого контура будет введена система электронного бенчмаркинга и по каждому пролеченному случаю будет определяться качество лечения и полнота оказанной помощи.

Как я уже отметила, центры амбулаторной онкологической помощи не будут в рамках программы строиться или создаваться сызнова. Они формируются на базе уже существующей инфраструктуры, которой у нас достаточно, и фактически меняют логистику и маршрутизацию пациентов при подозрении на онкологическое заболевание.

В то же время для нас принципиально, что, как только мы понимаем, какой клинический протокол нужен для лечения пациента, он должен направляться в то онкологическое учреждение, которое может оказать помощь в соответствии с этим протоколом. И в идеале это должна быть одноэтапная система, за исключением случаев, когда биопсия возможна только интраоперационно. В этом случае система является двухэтапной.

На сегодняшний день в стране 96 онкологических диспансеров. Общее количество коек превышает 37 тыс. Это лучше рекомендуемых международных показателей. То есть обеспеченность у нас формально достаточная. И в рамках программы мы предлагаем модернизировать имеющиеся региональные онкологические центры или онкологические отделения многопрофильных больниц в соответствии с принятым уже порядком, паспортом минимально достаточным. Мы предложили всем регионам 146 позиций оборудования, включающих всё необходимое тяжёлое оборудование, в том числе радиологическое. И по этому перечню будет проходить переоснащение.

В настоящее время на территории нашей страны уже 56 ПЭТ-сканеров. Из них две трети – частные ПЭТ-сканеры, которые работают в системе государственных гарантий, по тарифам программы государственных гарантий бесплатного оказания помощи, это система ОМС. На межрегиональном уровне опции будут несколько расширены за счёт работы «горячих коек» и таких методов, как брахитерапия.

И конечно, возглавляют нашу пирамиду, систему федеральные центры, которые обладают опциями в том числе протонной терапии. Сейчас у нас работают два протонных ускорителя, но в декабре будет сдан центр в Димитровграде и добавятся ещё четыре протонных ускорителя, в том числе детский и ускоритель для микрообъектов.

Таким образом, проект состоит из 11 групп мероприятий, все они проработаны, в том числе со всеми 85 субъектами Российской Федерации. Они все финансово оценены. И мы очень надеемся, что реализация совместно с регионами всех 85 региональных сегментов единого федерального проекта позволит нам выйти на те показатели по снижению смертности, летальности и улучшению выживаемости после онкологических заболеваний и качества жизни, которые ставите перед нами Президент и Вы.

А.Воробьёв: Для нас очень важно, что совещание по одному из национальных проектов по актуальной теме – борьба с онкологией – проходит у нас здесь, в Подмосковье.

Мы системно работаем в рамках указа Президента по снижению общей смертности. Благодаря поддержке Правительства России нам удалось добиться заметных результатов – смертность снижена на 20% за последние пять лет.

Первая большая программа, которая нами совместно с федеральным Правительством была реализована, – по строительству сердечно-сосудистых центров. Эти центры позволили нам в полтора раза снизить смертность от инфарктов и инсультов, это 20 тысяч сохранённых жизней за пять лет.

Мы также завершили большую президентскую программу по развитию родовспоможения. Мы в прошлом году сдали пять перинатальных центров. И сегодня в Подмосковье смертность упала практически в два раза и составляет 3,7 промилле (пять лет назад было почти 8). Такой результат достигнут во многом благодаря созданию трёхуровневой системы родовспоможения, где третий, наивысший уровень – это центры материнства и детства, перинатальные центры.

Что касается онкологии, мы также выстраиваем трёхуровневую систему. За пять лет нам удалось снизить смертность от онкологии на 24%: было 230 случаев на 100 тыс., сейчас 170. Мы в России переместились с 70-го места на 23-е. Это заметный прорыв. Каким образом мы добились этого результата? Вы в своём выступлении сказали, что диспансеризация и раннее выявление онкологии – залог решения этой проблемы, победы над этой болезнью. Поэтому мы очень активно оснащаем наши консультативно-диагностические центры. Очень активно рекламируем диспансеризацию. Сегодня у нас каждый человек может своевременно пройти диспансеризацию. За 2018 год мы выявили 13 тыс. случаев онкологии, из них на ранней стадии – половину.

Что касается инфраструктуры по борьбе с раком, за последнее время мы тоже серьёзно продвинулись. Онкорадиологический центр, на территории которого мы находимся, – этот комплекс сдан в конце прошлого года. Два ПЭТ-центра, радиологических корпуса, – здесь, в Балашихе, и Подольске – самые ультрасовременные в стране. И с первого дня по системе ОМС (то есть не нужно платить дополнительные средства) наши граждане могут получать здесь лечение и проходить высококачественное обследование.

Мы активно внедряем телемедицину, то есть второе мнение. Количество тяжёлого оборудования у нас растёт: МРТ, КТ-обследования. В 8–10% случаев врачи пользуются вторым мнением, чтобы наиболее точно поставить диагноз. Конечно, особое внимание уделяется новообразованиям. И каждый врач, работающий на таком оборудовании, безусловно, особое внимание обращает на эти проблемы.

Что касается наших планов на будущее, то наш онкологический центр не справляется, поэтому мы хотели бы войти в федеральную программу – построить новый современный комплекс. Сегодня главный врач сказал, что каждый день в нашем центре делается 30 операций, а потребность практически в два раза больше. Мы очень надеемся, что в ближайшее время завершим проектирование и приступим к созданию этого очень важного для нашего региона проекта. Что касается КДЦ, то мы хотим его дооснастить и проводить химиотерапию в амбулаторных условиях. Это тоже очень востребовано. Спасибо РФПИ, эти два современных комплекса построены, как Вы заметили в своём выступлении, по концессии – мы не затратили бюджетных средств.

Что касается медицины вообще, то на встречах с жителями озвучивается огромный запрос на модернизацию здравоохранения. Мы стараемся уделять внимание высоким технологиям, но, конечно, не забываем о первичном звене – привлечении терапевтов, педиатров, своевременном снабжении лекарствами наших стационаров. Ведётся масштабная работа: за пять лет мы увеличили бюджет на здравоохранение со 120 млрд до 170 млрд рублей. Это всё делается в рамках федеральных решений, указа Президента.

Очень рассчитываем, что наша совместная работа, привлечение лучших врачей в эти центры даст заметный результат.

Россия. ЦФО > Медицина > premier.gov.ru, 25 июля 2018 > № 2685419 Дмитрий Медведев

Полная версия — платный доступ ?


Абхазия. Россия > Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки > ved.gov.ru, 24 июля 2018 > № 2709727 Алексей Чеснаков

Рост зарплат, пенсий и льготные кредиты: как Россия помогает Абхазии

За последние восемь лет республика получила 44,6 млрд рублей помощи. Благодаря этому зарплаты бюджетников выросли почти вдвое. Что еще важного стоит за строчками договора о стратегическом сотрудничестве, в интервью Sputnik Абхазия рассказал директор Центра политической конъюнктуры Алексей Чеснаков.

– Недавно в Абхазии с первым официальным визитом побывал министр по делам Северного Кавказа РФ Сергей Чеботарев. На встрече с президентом Абхазии Раулем Хаджимбой министр заявил, что "Россия выполняла и будет выполнять все взятые на себя обязательства по большому договору о дружбе и взаимопомощи и по тем соглашениям, которые заключены в развитие этого договора". Как бы Вы оценили исполнение этого договора?

– Общий объем финансовой помощи с 2009 по 2017 год составил 44,6 млрд рублей. В 2018 году для Абхазии в российском бюджете предусмотрено более 8 млрд рублей. При чем общий объем расходов на содействие социально-экономическому развитию Абхазии в 2018 году увеличился по сравнению с 2016 – 2017 гг. за счет начала реализации Соглашения об обязательном медицинском страховании.

В соответствии с разработанными программами восстанавливаются и строятся новые объекты социальной сферы, дороги и сопутствующая инфраструктура. В 2015–2017 гг. российскими банками на льготных условиях выданы кредиты на сумму более 1 млрд рублей на восемь бизнес-проектов, отобранных совместно с абхазской стороной.

Особое внимание уделяется энергетическому хозяйству Абхазии. В 2016 и 2017 годах на компенсацию затрат ПАО "Интер РАО" по поставке электроэнергии в Абхазию из российского бюджета выделено порядка 800 млн рублей. Российская сторона готова инвестировать в модернизацию всей энергетической инфраструктуры Абхазии. Так, в рамках инвестиционной программы на модернизацию энергосистемы республики в 2015 – 2017 гг. было потрачено 733 млн. рублей из российского бюджета.

- Что все эти цифры означают для людей?

С 2015 года поэтапно увеличиваются зарплаты работников государственных учреждений республики в сфере здравоохранения, образования, науки, культуры, спорта и социального обслуживания граждан. В 2018 году повышение составляет в среднем 45% по отношению к 2014 году. На эти цели в 2018 году предусмотрено более 400 млн рублей.

Россия не забывает о своих гражданах, живущих в Абхазии. Повышаются пенсии россиян, постоянно живущих на территории Абхазии, до уровня Южного федерального округа. С 2015 по 2018 год размер выплаты поэтапно повысился на 62%. Начата реализация соглашений об обеспечении лекарственными препаратами льготных категорий российских граждан, проживающих в Абхазии, а также об обеспечении обязательным медицинским страхованием. На эти цели ПФР и ФОМС дополнительно выделили в 2018 году более 4 млрд рублей.

В настоящее время, насколько мне известно, в рамках бюджетного процесса российскими ведомствами, в контакте с абхазской стороной, формируются объемы финансовой помощи Абхазии на 2020–2021 годы.

Кроме того, в сентябре-октябре 2018 года ожидается визит в Абхазию помощника Президента России Владислава Суркова совместно с представителями Минкавказа, в ходе которого он встретится с Президентом Абхазии Раулем Хаджимбой.

– Известна ли Вам повестка этой встречи?

– Насколько я знаю, точной повестки пока нет. Я думаю, что на встречах с Президентом Абхазии и правительством республики будут обсуждаться и текущие вопросы двустороннего сотрудничества, параметры новой инвестпрограммы и перспективы предстоящих президентских выборов в Абхазии. Не останутся без внимания и важные вопросы, связанные с правом на владение жильем гражданами России и церковный вопрос – я имею в виду Новоафонский монастырь.

«Abkhaz-auto.ru»

Абхазия. Россия > Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки > ved.gov.ru, 24 июля 2018 > № 2709727 Алексей Чеснаков


Киргизия > Внешэкономсвязи, политика > kg.akipress.org, 23 июля 2018 > № 2683630 Ноокатбек Идрисов

Анализ системы борьбы с коррупцией в Кыргызстане, её основные недостатки и рекомендации по повышению эффективности

Ноокатбек Идрисов

Ноокатбек Идрисов, заместитель председателя Общественного совета Министерства экономики КР

К сожалению, даже после двух революций, в Кыргызстане не удается снизить уровень коррупции. В мировом рейтинге по уровню коррупции Transparency International за 2017 год Кыргызстан занял 135 место (среди 180 стран) и находится позади всех стран ЕАЭС (Казахстана, России, Армении, Беларусь), а также ряда других стран СНГ.

Некоторые государственные чиновники говорят о том, что для существенного снижения уровня коррупции в стране необходимо время. Однако эти аргументы являются не состоятельными, так как прошли уже более 8 лет со дня Апрельской революции 2010 года, - времени для снижения уровня коррупции было достаточно. К примеру, Грузия, где в 2004 году также произошла революция, до революции, как и Кыргызстан, была страной с тотальной коррупцией во всех сферах жизни, но она после революции смогла за короткий срок существенно снизить уровень коррупции, сейчас она занимает в мировом рейтинге высокое 46 место.

В чем причина, почему в Кыргызстане не удается снизить уровень коррупции?

Опыт стран мира, которые смогли существенно снизить уровень коррупции (Сингапур, Грузия, Эстония и другие), показывает, что привлечение к ответственности лиц виновных в коррупции очень важно, но этого не достаточно, одними карательными мерами невозможно снизить уровень коррупции. Для существенного снижения уровня коррупции нужно применять комплекс мер, состоящий из следующих 4 групп мероприятий:

1) создание благоприятных условий для работы в государственных органах;

2) создание эффективных, прозрачных, справедливых процедур и механизмов в работе государственных органов и регулировании общественных оношений, широкое использование современных технологий, совершенствование иниститутов гражданского участия в принятии решений государственными органами;

3) усиление мер ответственности, применение принципа неотвратимости наказания за коррупцию;

4) повышение понимания гражданами опасности и вреда коррупции для развития страны.

К сожалению, руководство Кыргызстана в борьбе с коррупцией делает упор в основном на карательные меры, не уделяя достаточного внимания другим мерам, входящим в вышеуказанный комплекс. К тому же, даже карательные меры применяются в Кыргызстане в недостаточной степени: временами активно (когда вновь избранные Президенты страны только вступают в должность), далее - по истечении одного-двух лет – активность идет на спад и борьба с коррупцией в стране постепенно становится похожей на борьбу в цирке. Возможно, многие видели шуточную борьбу в цирке, когда два борца выскакивают на арену, захватывающе борются друг с другом, зрители наблюдают с огромным интересом и азартом, но в конце оказывается, что это был один человек, который надев манекены двух борцов, имитировал борьбу…

Ниже будет раскрыто содержание входящих в вышеуказанный комплекс 4-х групп мероприятий.

1. Создание благоприятных условий для работы в государственных органах

В Кыргызстане после первой революции в 2005 году, если не ошибаюсь в 2007 году, в первые опубликвали в СМИ объявление о конкурсе на замещение 30 вакантных должностей в Финансовой полиции, куда раньше брали на работу исключительно “за незаконное вознаграждение” или по “просьбе” высокопоставленных чиновников. Для того чтобы показать общественности, что конкурс будет справедливым и прозрачным, организаторы включили в конкурсную комиссию представителей НПО, ход конкурса широко освещался в СМИ. Конкурс был сумашедшим: на 30 вакантных мест было подано более 1 500 заявлений, то есть на одно место претендовало более 50 человек. Народ был доволен тому, что руководство страны отказалось от коррупционных схем в этом деле и применяет справедливые демократические процедуры. Однако, когда в СМИ опубликовали размеры заработной платы в этих должностях, общесвенность была разочаровна – заработная плата составляла всего лишь 7 000 сомов в месяц. У всех здравомыслящих людей тогда возник вопрос: с какой целью принимают участие в конкурсе на эту должность эта армия кандидатов из 1 500 человек, почему они так сильно хотят работать в Финансовой полиции, неужели из-за заработной платы 7 000 сомов в месяц? Аналогичную картину можно наблюдать в “ГАИ”, государственной налоговой службе, таможне и ряде других государственных органах, где заработная плата также небольшая, а претендентов желающих работать в этих государственных органах – огромное количество. Естественно, порядочные граждане, кто решил жить в этой жизни своим честным трудом, даже не принимают участия в конкурсах для работы в этих государственных органах, так как на такую низкую заработную плату прокормить семью - невозможно. В эти государственные органы в основном идут работать граждане, которые рассчитывают обогатиться незаконным путем, получая незаконое вознаграждение за счет использования в личных интересах государственных властных полномочий. Известно, что многие из них стали самыми богатыми гражданами страны за счет коррупционных доходов.

Давайте зададим себе вопрос – если все оставить как есть, можно ли искоренить коррупцию в госдуарственных органах одними карательными мерами? Конечно – нет. Если даже всех коррупционеров “поймать за руку” и посадить в тюрьмы, на их места (с небольшой заработной платой) не пойдут работать добропорядочные граждане, на их места с удовольствием пойдут “работать” новые потенциальные коррупционеры (к сожалению, таковых в нашем обществе не мало). В таком случае борьба с коррупцией в стране будет похожа на эпизод в русской народной сказке, когда богатырь отрубает по одной головы семиглавого Змея Горыныча, а вместо отрубленных голов вырастают новые. Если в борьбе с коррупцией делать упор только на карательные меры и кардинально не менять условия работы государственных служащих, она будет бесконечной и безрезультатной, – пройдут еще 20 лет, а Кыргызстан все еще останется в мировом рейтинге по уровню коррупции примерно на том же 135 месте или даже коррупции в стране станет еще больше.

Условия труда в государственном секторе должны быть не хуже чем в бизнес и некоммерческом секторах. Необходимо создать благоприятные условия для работы государственных служащих: увеличить им заработную плату (на сегодняшний день ежемесячная заработная плата государственных служащих должна быть как минимум в 3 раза выше среднемесячной заработной платы по стране), создать условия для обеспечения их доступным жильем, обеспечить их дополнительным добровольным медицинским страхованием. Иначе коррупцию в государственных органах - не искоренить. Мы могли бы использовать опыт Грузии, где после революции был создан специальный фонд для повышения оплаты труда государственных служащих, куда перечислялись средства от международных организаций и других стран, которые хотели помочь Грузии в переходный период пока страна не найдет внутренние постоянные источники для повышения оплаты труда государственных служащих. В Кыргызстане необходимо создать аналогичный фонд, куда кроме помощи международных организаций и других дружественных развитых стран, также можно было бы перечислять часть средств от конфискации имущества осужденных коррупционеров.

В крайнем случае, средства для увеличения заработной платы в государственных органах в Кыргызстане можно найти в сегодняшних условиях самостоятельно без посторонней помощи, - путем объединения должностей. Например, вместо трех государственных служащих можно нанять одного высококвалифицированного специалиста и, соответственно, заработную плату, которая ранее выплачивалась троим государственным служащим (например, по 15 000 сомов) – платить одному (в размере 45 000 сомов в месяц).

Если должностные оклады государственных служащих будут в 3 и более раза выше среднемесячной заработной платы по стране, при объявлении конкурсов на вакантные должности в государственных органах, заявления для участия в конкурсах начнут подавать добропорядочные граждане. Их добросовестный труд приведет к снижению в стране уровня коррупции.

2. Создание эффективных, прозрачных, справедливых процедур, использование современных технологий, совершенствование институтов гражданского участия

Для снижения в стране уровня коррупции необходимо уделять больше внимания мерам предотвращения и предупреждения коррупции.

Например, основной причиной коррупции в сфере налогообложения является неразумная налоговая система страны. Для искоренения коррупции в этой сфере необходимо установить оптимальную, справедливую налоговую систему, чтобы предприниматель мог платить легально все налоги, предусмотренные законом, и при этом получать прибыль и расширять свой бизнес. Тогда предприниматель перестанет скрывать свои доходы, бояться налоговых проверок и давать взятки представителям налоговой службы. Общественные советы государственных органов опубликовали свой анализ и рекомендации о том, как оптимизировать налоговую систему и систему страховых взносов в Социальный фонд на сайте АКИpress и сайте общественных советов (http://osgo.kg/index.php?act=view_blog&id=15). Согласно данным рекомендациям налоги, страховые взносы и иные обязательные платежи в совокупности - не должны превышать 1/3 часть дохода предпринимателя.

Успешным примером создания нового эффективного механизма для искоренения коррупции стала созданная недавно электронная очередь при приеме детей в детские сады. Министерство образования поручило независимой организации создать и администрировать сайт, где размещена электронная очередь в детские сады. Родители детей самостоятельно заходят на этот сайт и ставят своих детей в очередь для приема в тот или иной детский сад, а детские сады обязаны соблюдать данную электронную очередь при приеме детей в их учреждение. Это хороший пример использования современных, прозрачных технологий в целях искоренения коррупционной схемы.

Другим замечательным примером искоренения еще одной коррупционной схемы является общереспубликанское тестирование (ОРТ) при приеме выпускников школ в университеты. Многие граждане помнят, лет 15 назад в стране процветала коррупция при поступлении выпускников школ в университеты. К счастью, тогда придумали и начали применять ОРТ, благодаря которому была искоренена коррупция при поступлении в университеты. Благодаря применению ОРТ уже многие годы в университеты без коррупции поступают самые образованные, талантливые выпускники школ, независимо от социального статуса их родителей. Несколько лет назад один из депутатов прошлого созыва Парламента постоянно критиковал ОРТ и предлагал заменить его на другой механизм. К счастью, он не успел реализовать свою разрушительную идею, позднее в отношении него было возбуждено уголовное дело по обвинению в коррупции при устройстве выпускников в один из университетов за незаконное вознаграждение. После этого случая общественности стали ясны его истинные цели – для чего он хотел «реформировать» ОРТ, - очевидно - хотел адаптировать его под свои коррупционные цели для незаконного обогащения.

Мы должны беречь каждый эффективный механизм, который избавил нас от коррупции в той или иной сфере, совершенствовать их и приумножать их количество. Там где существуют устойчивые коррупционные схемы необходимо создавать новые прозрачные, справедливые процедуры, использовать современные технологии, совершенствовать институты гражданского участия в принятии решений государственными органами. К примеру, созданные в 2010 году общественные советы государственных органов начинают приносить пользу стране, осуществляя общественный мониторинг над деятельностью государственных органов, предлагая им альтернативные более эффективные пути решения существующих в стране проблем в различных сферах, в том числе по снижению уровня коррупции.

В настоящее время перед нашей страной стоят серьезные вызовы, одним из которых является - судебная реформа. Опросы общественного мнения показывают, что суды являются одним из самых коррумпированных государственных органов со времен обретения страной независимости. Сможем ли мы очистить суды от коррупции? С 2010 года в стране предпринимаются попытки реформирования судебной системы путем (1) создания Совета по отбору судей, (2) установки в кабинетах судей видеокамер, (3) публикации судебных решений в Интернете, (4) принятия новых кодексов (Уголовного, Уголовно-процессуального и других). Однако эти меры оказались недостаточными и неэффективными, поскольку не привели к уменьшению коррупции в судах. Для искоренения коррупции в судах, согласно теории построения современного демократического государства, в Конституции страны необходимо применить деление власти на три ветви: законодательную, исполнительную и судебную. При этом судебная ветвь должна быть независимой от других ветвей власти. К сожалению, Конституция Кыргызстана не предусматривает независимость судебной ветви власти, это является одним из её основных недостатков (среди множества других). В развитых демократических странах судебная ветвь независима от других ветвей власти. К примеру, недавно в новостных сайтах была опубликована информация о том, что в Верховный суд США отменил несколько решений Президента Трампа. Можно ли представить такое в Кыргызстане? К сожалению - нет, в нашей стране судебная система полностью зависима от Президента, для судей нашей страны Президент это «царь и бог». Для искоренения коррупции в судебной системе необходимо: во-первых, сделать её независимой от Президента и Парламента; во-вторых, установить судьям высокую заработную плату; в третьих, установить над ними общественный контроль. Общественные советы предложили альтернативный способ проведения судебной реформы, он был опубликован ранее на сайте АКИpress и сайте общественных советов (http://osgo.kg/index.php?act=view_blog&id=16), а также направлен Президенту страны1 по почте. Сегодня успех или провал в проведении судебной реформы в стране зависит от Президента. Ключевой вопрос в том – «отпустит ли Президент судебную систему на свободу», сделает ли он её независимой, инициировав соответствующие поправки в Конституцию страны? Либо он (также как его предшественники) будет держать суды зависимыми от себя, чтобы они принимали выгодные ему решения (когда это ему необходимо), а взамен они получали возможность превращать другие судебные дела в тайный аукцион между сторонами судебного дела, по принципу – кто больше даст взятку - тот и победит в процессе? В таком случае в судебной системе не будет искоренена коррупция. Надеемся, что действующий Президент страны проведет успешную судебную реформу, сделает независимой судебную ветвь власти и искоренит в судах коррупцию.

Государственные органы, в тех случаях, когда они сами не могут найти пути искоренения коррупции в той или иной сфере, - должны объявлять конкурсы среди граждан для нахождения эффективных механизмов. В настоящее время руководители страны могли бы создать специальный Интернет сайт и размещать там объявления о конкурсах по искоренению коррупции в тех или иных сферах. В настоящее время можно было бы объявить конкурсы для искоренения следующих устоявшихся в стране коррупционных схем:

1) коррупции в университетах, когда неуспевающие студенты покупают зачеты, оценки и даже дипломы;

2) коррупции в таможне при ввозе товаров из других стран, за сокрытие или уменьшение объемов товаров и снижение размеров таможенных платежей;

3) коррупции при налогообложении предпринимателей (за сокрытие или уменьшение доходов и занижение размеров налогов);

4) коррупции при устройстве на работу в государственные органы и учреждения;

5) коррупции при получении разрешения на строительство;

6) коррупции при подключении к электрическим сетям вновь построенных объектов (заводов, фабрик, цехов, домов и иных объектов);

7) коррупции в работе правоохранительных органов;

8) коррупции при государственных закупках;

9) коррупции в судебной системе;

10) и многих других сотен коррупционных схем.

Инициативные граждане, которые найдут пути искоренения коррупции в этих сферах, могли бы размещать на данном сайте свои анализы и рекомендации. Конкурсная комиссия могла бы проводить по каждой коррупционной схеме открытые общественные слушания, где авторы лучших рекомендаций могли бы презентовать свои рекомендации, ответить на вопросы других участников, а по итогам обсуждения - доработать свои рекомендации с учетом поступивших предложений и комментариев. Далее конкурсная комиссия могла бы подвести итоги конкурса, а государственные органы могли бы начать реализацию лучших рекомендаций.

3. Усиление мер ответственности, применение принципа неотвратимости наказания за коррупцию

Существенную роль в снижении уровня коррупции играет привлечение к ответственности лиц виновных в коррупции, применение принципа неотвратимости наказания за коррупцию. Как известно, в Кыргызстане некоторые государственные чиновники, обогатившиеся незаконным путем, записывают свое имущество на своих родственников, чтобы сохранить его в случае привлечения их к уголовной ответственности. Для решения данной проблемы необходимо в стране ввести декларацию доходов, имущества и расходов всеми гражданами, чтобы каждый гражданин объяснил налоговым органам их источники. Лиц, причастных к сокрытию доходов коррупционеров, необходимо привлекать к уголовной ответственности вместе с ними как их пособников, также с конфискацией имущества.

Из практики борьбы с коррупцией в Кыргызстане в прошлые годы видно, что меры ответственности за коррупцию в стране слишком мягкие. Один из осужденных за коррупцию высокопоставленный государственный чиновник отсидел в тюрьме всего лишь 3 года и вышел на свободу, второй осужденный за коррупцию государственный чиновник (входящий в список 100 богатейших людей страны), отсидев немного, - откупился (заплатив государству определенную сумму) и вышел на свободу. За аналогичные преступления в других странах применяют самые строгие меры наказания – высшую меру или пожизненное лишение свободы с конфискацией имущества. В Кыргызстане также необходимо максимально усилить наказание за коррупцию.

4. Повышение понимания гражданами вреда коррупции для развития страны

Рейтинг Всемирного банка Doing Business, который показывает на уровень условий для ведения бизнеса созданных в той или иной стране, ярко демонстрирует, что коррупция стала существенным барьером для роста экономики Кыргызстана. Как известно, Кыргызстан вступил в Евразийское экономическое сообщество (ЕАЭС) 12 августа 2015 года. При вступлении страны в ЕАЭС мы рассчитывали на то, что Кыргызстан (будучи маленькой страной) сможет быстро создать лучшие условия в ЕАЭС для ведения бизнеса, привлечь инвестиции и, используя большой рынок ЕАЭС, добьется роста своей экономики. Руководство страны тогда также не раз обещало создать в Кыргызстане «рай для бизнеса». Однако, в настоящее время, когда уже прошли почти 3 года со дня вступления Кыргызстана в ЕАЭС, к сожалению, мы видим противоположную картину: в рейтинге Doing Business за 2017 год Кыргызстан занял 75 место, когда другие страны ЕАЭС заняли с 35 по 40 места. То есть условия для ведения бизнеса в других странах ЕАЭС в два раза лучше, чем в Кыргызстане, «рай для бизнеса» создали не мы, а другие страны ЕАЭС. Соответственно, инвестиции идут не в Кыргызстан, а в другие страны ЕАЭС; растет экономика не Кыргызстана, а других стран ЕАЭС.

Как видно из вышеприведенной таблицы, самые низкие оценки в рейтинге Doing Business Кыргызстан получил по следующим 3 параметрам из 10:

1) №3 Подключение к электрическим сетям - 163 место (среди 190 стран). Оценка в рейтинге по данному параметру отражает реальную картину. Действительно при подключении новых объектов, в том числе новых предприятий, к электрическим сетям существует коррупция. Некоторые предприниматели, купив дорогостоящее оборудование за рубежом, не могут получить разрешение на подключение к электрическим сетям и, в связи с этим, их предприятия не могут начать свою работу.

2) №7 Налогообложение – 148 место. Оценка в рейтинге по данному параметру также отражает реальную картину. Как уже выше отмечалось, неразумная, несправедливая налоговая система привела к коррупции в сфере налогообложения. Предприниматели, за незаконное вознаграждение инспекторам налоговой службы, скрывают или занижают свои доходы. Неразумные налоги являются одной из причин отсутствия инвестиций в экономику страны.

3) №9 Обеспечение исполнения контрактов – 141 место. Оценка в рейтинге по данному параметру также отражает реальную картину. Ключевую роль в обеспечении исполнения контрактов должны играть суды, которые в Кыргызстане, как уже было отмечено выше, тотально коррумпированы. Столкнувшись с неисполнением контрактов и не найдя справедливости в суде, добросовестные инвесторы терпят убытки и переносят свой бизнес в другие страны.

Таким образом, причинами низких баллов Кыргызстана по всем трем вышеперечисленным параметрам в рейтинге Doing Business является коррупция. Данный факт еще раз доказывает то, что коррупция стала существенным барьером для роста экономики страны, следовательно - для улучшения жизни граждан.

Давайте сравним два мировых рейтинга: (1) рейтинг по уровню коррупции Transparency International за 2017 г. (приведенный в начале данной статьи) и (2) рейтинг по уровню внутреннего валового продукта (ВВП) на душу населения2, выдержки из которого приведены в таблице ниже. Уровень ВВП на душу населения – является (как правило) показателем уровня жизни граждан в той или иной стране. Обратите внимание, - последнее место в обоих рейтингах занимает Сомали.

Сравнивая эти два рейтинга можно увидеть определенную социально-экономическую закономерность: чем выше уровень коррупции в той или иной стране, тем беднее живет её население, и наоборот - чем ниже уровень коррупции в той или иной стране, тем выше уровень жизни её населения. К сожалению, Кыргызстан в рейтинге по уровню ВВП на душу населения (или уровню жизни граждан) среди 230 стран мира занимает 184 место, - это говорит о том, что наша страна входит в число бедных стран мира. В бедных странах мира, как правило, живут люди с низким образованием, которые не могут правильно (эффективно) организовать свою жизнь, позволяют некоторым своим «нечистым на руку» «соплеменникам» во власти (то есть - коррупционерам) обманывать себя, пользоваться государственными властными полномочиями в личных интересах для незаконного обогащения.

Нам следует всегда помнить еще об одной социально-экономической закономерности: если не брать в счет некоторые богатые нефтью страны, в странах, где высокий уровень образования граждан – меньше коррупции и высокий уровень жизни, и наоборот, - в странах, где низкий уровень образования – больше коррупции и низкий уровень жизни граждан. К сожалению, уровень образования граждан в Кыргызстане невысок и год за годом продолжает снижаться, особенно в сельской местности. Об этом говорят многие граждане, данный факт также подтверждается результатами участия нашей страны в мировом рейтинге по уровню образования PISA в 2006 и 2009 годах, когда наша страна заняла последние места3.

Оценка в данном рейтинге проводится каждые три года. В 2012, 2015 и 2018 годы наша страна вовсе отказалась от участия в данном рейтинге. Это было ошибкой. Как бы не были неприятны для нас итоги данного рейтинга, в связи с занятием последнего места, Кыргызстан всегда должен принимать в нем участие. Мы должны видеть реальную картину по уровню образования в стране, мы должны видеть - насколько эффективна работа Министерства образования страны, существует ли динамика к повышению уровня образования в стране? Если баллы полученные Кыргызстаном в данном рейтинге не меняются в лучшую сторону, необходимо координировать проводимые реформы в системе образования.

В настоящее время, если не предпринять кардинальных мер и не повысить уровень образования в стране, последствия могут быть плачевными, - страна постепенно может превратиться в одну из беднейших стран мира, которая не способна обеспечить свою безопасность, где царствуют коррупция, нищета, несправедливость и криминал. Для исправления ситуации нужно провести эффективную реформу в системе образования, которая приведет к росту уровня образования и продвинет Кыргызстан в мировом рейтинге в передовые места. Общественные советы государственных органов, предложили эффективный способ проведения реформы в системе образования, он был опубликован ранее на сайте АКИpress и сайте общественных советов (http://osgo.kg/index.php?act=view_blog&id=8). Реализация данного способа приведет к искоренению коррупцию в системе образования, росту уровня образования в стране, продвинет Кыргызстан в мировом рейтинге по уровню образования в передовые места.

Самое лучшее средство против коррупции, - это когда граждане страны понимают, что нарушая общие правила для своей личной выгоды (например, купив в университете оценку, устроившись по знакомству на работу и других случаях), - они наносят вред свой стране, тормозят её развитие. Для граждан, которые понимают это, - коррупция это грязь, которым они боятся замараться. Таких граждан невозможно купить, уговорить или другим путем вовлечь в коррупционное дело. Чем больше число таких граждан в той или иной стране, тем ниже уровень коррупции и наоборот, чем меньше таких граждан - тем выше уровень коррупции. Если мы хотим, чтобы коррупции в нашей стране было меньше, мы должны создать условия для увеличения числа таких граждан, которые живут по принципу – жить честным трудом, соблюдая общие правила, без коррупции. Для этого мы должны в такой школьный предмет как «Обществоведение» включить несколько тем о вреде коррупции, где доходчивым ясным языком разъяснять старшеклассникам о причинах, последствиях, опасности коррупции для развития страны.

Заключение

Было бы замечательно, если бы наш народ оценивал работу Парламента, Президента и Правительства страны в зависимости от улучшения или ухудшения места страны в вышеуказанных мировых рейтингах. Объективная, независимая оценка страны в этих рейтингах, стимулировало бы Парламент, Президента и Правительство к целенаправленной работе по снижению в стране уровня коррупции, росту экономики, применению наилучшей мировой практики, что привело бы к ускоренному развитию страны, повышению уровня жизни граждан.

1 Прочитал Президент эти предложения или нет, - неизвестно. В ответ общественные советы получили отписку из Отдела Аппарата Президента по судебной реформе.

2 https://www.cia.gov/library/publications/the-world-factbook/rankorder/2004rank.html

3 https://www.theguardian.com/news/datablog/2010/dec/07/world-education-rankings-maths-science-reading

Ниже в таблице можно увидеть место Кыргызстана, других стран ЕАЭС и Грузии в мировом рейтинге по уровню коррупции за 2017 год.

Комплекс мер для снижения в стране уровня коррупции

Киргизия > Внешэкономсвязи, политика > kg.akipress.org, 23 июля 2018 > № 2683630 Ноокатбек Идрисов

Полная версия — платный доступ ?


Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > forbes.ru, 20 июля 2018 > № 2680707 Ирина Радченко

Долевая панихида. Решатся ли жилищные проблемы россиян благодаря реформам

Ирина Радченко

Вице-президент Международной академии ипотеки и недвижимости (МАИН)

Достраивать объекты обанкротившейся Urban Group будут в том числе на деньги федерального бюджета и бюджета Московской области. Как теперь будут строить в России и кто возьмет на себя риски? Застройщики, которые привыкли работать по принципу: «утром деньги, вечером — квартиры», доживают последние дни

Турбулентность на рынке новостроек в Подмосковье продолжается. Арбитражный суд Московской области признал банкротами пять строительных компаний, входящих в Urban Group и занимающихся строительством жилых комплексов в Подмосковье. Более 20 000 дольщиков оказались в состоянии неопределенности. Согласно Единому реестру застройщиков, объем обязательств компании составляет более 1 млн кв. м жилья, по 75-ти адресам работы в настоящее время не ведутся.

Как сообщило РИА Новости со ссылкой на вице-премьера Виталия Мутко, сумма обязательств дефолтного застройщика примерно 58-60 млрд руб. Очевидно, что у Фонда защиты прав дольщиков, который создан не так давно, не хватит средств для достройки объектов. Мутко заверил, что фонду помогут — выделят средства из федерального бюджета для решения проблем девелоперской компании.

Никогда такого не было и вот опять

Банкротство крупного застройщика — увы, не новость в последнее время. По данным Минстроя на май 2018 года в России числится 842 объекта в 69 регионах по которым оформлено 80 325 проблемных договоров долевого участия (ДДУ).

Однако Союз обманутых дольщиков насчитывает таковых гораздо больше — до 1 миллиона человек. Разница — в методике признания дома проблемным и в том, что официальная статистика не учитывает договоры, заключенные не в рамках ДДУ (вексельные схемы, договоры предварительной купли-продажи, ЖСК и т.д.)

Родовая травма жилищного строительства

Финансирование строительства многоквартирных домов в России изначально велось по принципу пирамиды: новые дольщики оплачивали очередной этап работ. Но других вариантов не было — банки в большинстве своем считали строительный рынок жилья весьма рискованным и в подобную «русскую рулетку» не играли. И правильно делали, так как при малейшем колебании спроса, стройка останавливалась, и не каждый застройщик находил в себе силы и средства на достройку объектов.

Резкие колебания спроса и остановка хода строительства в виду отсутствия финансирования — одна из самых распространенных причин появления обманутых дольщиков.

Жилье от жулья

Однако это не единственная причина для огорчения несостоявшихся новоселов.

Не секрет, что строительный рынок является коррупционным во многих странах. Но в России объемы коррупции поистине колоссальны. Любое разрешение на строительство или подключение к сетям требует мзды. Причем чиновники иногда «выкручивают строителям руки», когда стройка ведется полным ходом.

Одним из ярких примеров борьбы «чиновник vs застройщик», была история с «красногорским стрелком»: девелопер расстрелял в кабинете чиновников, которые отказались возвращать взятку за отозванное разрешение на строительство.

Есть примеры, когда застройщики испытывали временные трудности, но все же имели намерение достроить дом и выполнить обязательства.

А сколько было проходимцев, которые огораживали кусок земли забором, вывешивали плакат с ценами ниже рынка и просто «гребли деньги лопатой», не удосуживаясь даже вырыть котлован.

Двойные и тройные продажи одной и той же квартиры тоже были повсеместны.

Кто будет крайним?

Желая защитить права граждан, инвестирующих деньги в котлован, государство неоднократно пыталось менять правила игры. В частности, одна из поправок в многострадальный ФЗ №214 предполагала обязательное страхование ответственности застройщика. Большинство экспертов считало эту идею «мертворожденной», так как без перестрахования в крупнейших зарубежных компаниях эта идея была изначально обречена на провал. Западные финансовые санкции и резкое обрушение спроса на квартиры лишь ускорило финал «мертворожденной идеи».

Следующей попыткой защитить дольщиков была идея создания Государственного компенсационного фонда, в который сейчас отчисляется по 1,2% от суммы каждого договора. Однако пройдет немало лет, прежде чем фонд накопит достаточно средств, чтобы достраивать брошенные дома.

Собственно идея с этим фондом — лишь разновидность борьбы с последствиями, а не с причинами. Правильнее было бы регулировать рынок превентивно, чтобы не допускать массовых банкротств.

Храните деньги в банках

Очередным крайним, который должен нести ответственность за обманутых дольщиков, должен стать банковский сектор. Согласно логике законодателя, банкирам вменяется сбор и хранение денежных средств дольщиков и финансирование застройщиков.

Суть счетов «эскроу» заключается в том, что гражданин, покупающий новостройку на стадии строительства, вносит свои средства на специальный счета. Банк блокирует эти средства на период стройки, но при этом он открывает девелоперу проектное финансирование. В случае банкротства застройщика, средства граждан остаются сохраненными и подлежат возврату. Все риски принимает на себя банк.

Такая схема мотивирует банк осуществлять жесткий контроль за ходом строительства, выделяя финансирование частями. Эта практика распространена во многих странах. Например, во Франции покупатель оплачивает будущую квартиру строго поэтапно, согласно графику выполнения застройщиком работ.

Привлечение банка в виде посредника однозначно приведет к удорожанию процесса строительства: помимо собственно стоимости кредитных ресурсов, в себестоимости квадратного метра будет еще включаться анализ бизнес-планов застройщиков, контроль за ходом строительства, регулярный мониторинг расходования средств строительной компанией и так далее.

Рынок недвижимости в России третий год подряд продолжает находится в стадии стагнации — на сегодняшний день с трудом найден баланс между доходами граждан и стоимостью квадратного метра жилья. Повышение стоимости квадратного метра в новостройках за счет дополнительной маржи банков приведет к еще большей затоваренности рынка.

И снижение ипотечной ставки, которое было драйвером на рынке жилья в последние годы, вряд ли способно будет компенсировать разрыв между все уменьшающимися доходами граждан и потенциальным ростом цен на жилье.

Меняйся или умри

Эту фразу, которую приписывают Чарльзу Дарвину, можно порекомендовать всем, кто, так или иначе связан со строительством в России.

Девелоперы, посылавшие всех, у кого нет миллиарда оказались сами там, куда они всех посылали. Истории про 200-300% доходности бизнеса застройщикам и удорожании квартир на 30-40% после сдачи дома частным инвесторам, вряд и повторятся.

Застройщики, которые привыкли работать по принципу: «утром деньги, вечером — квартиры», доживают последние дни.

Рынок поменялся — причем кардинально: в ближайшее время роста не предвидится, а это значит, что нужно менять подход государства к решению жилищных проблем своих граждан.

На банковских депозитах находится 23 трлн рублей частных сбережений. Если хотя бы часть из этих денег задействовать в стройке, проблема с финансированием могла бы быть решена. Для этого необходимо дать возможность частным инвесторам быть совладельцем квадратных метров. Но уже не квартир, как было раньше, а например некоторого количества токенов, которые бы выпускал девелопер под свой проект.

Для этого необходима всего лишь законодательная воля и умение смотреть в будущее, которое стремительно меняется.

Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > forbes.ru, 20 июля 2018 > № 2680707 Ирина Радченко


Россия > Недвижимость, строительство. Финансы, банки > forbes.ru, 17 июля 2018 > № 2676356 Артур Устимов

Страшная стабильность: когда будет выгодно брать жилье в ипотеку

Артур Устимов

основатель и CEO экосистемы по найму и управлению арендой жилья «Арендатика»

Строительная отрасль переходит на проектное финансирование: девелоперы будут возводить жилье уже не на «бесплатные» деньги дольщиков, а на кредитные, взятые под проценты у банкиров. Жилье неизбежно подорожает. Вопрос: когда? Классическое «быть или не быть?» для покупателя квартиры сегодня звучит как «брать сейчас ипотеку или не брать?»

Накопить денег на полную стоимость квартиры если и могут, то считаные единицы, так что без кредита в любом случае не обойтись. Но если время хоть немного терпит, лучше все еще раз взвесить и выбрать оптимальный момент, учитывая три основных фактора: цены, ставки и собственные финансовые перспективы. Каждый из этих факторов с трудом поддается прогнозированию и имеет плавающий характер. И все же ставки и платежеспособность населения — самые стабильные из них. А вот цена больше зависит от конъюнктуры момента.

Что сейчас с ценами? За час поиска по ключевым словам в интернете будущий покупатель жилья не раз встретит термин «стагнация». Застройщики, правда, предпочитают слово «стабильность». На языке цифр это выглядит так: в конце первого полугодия 2018 года средняя цена предложения на рынке новостроек массового сегмента составила 154 346 рублей за квадратный метр, что на 2,4% выше относительно показателя декабря 2017 года. Не будем забывать и о скидках, диапазон которых, по данным сервиса «Арендатика», составляет 15–24%. Мягко говоря, не впечатляющий показатель на фоне ценовых приростов, которые фиксировались на рынке еще несколько лет назад.

По прогнозам аналитиков, такая «стабильность» на рынке при отсутствии чисто рыночных предпосылок может сохраняться достаточно долго. Но есть фактор, заставляющий отнестись к ритуальным заклинаниям девелоперов «будет дорожать!» всерьез. В конце июня принят закон, направленный на постепенный отказ от привычного для России долевого строительства жилья, когда компании возводят дома в основном за счет средств граждан (дольщиков).

Несовершенство такой схемы, полагают федеральные власти, привело к появлению огромного числа обманутых граждан, вложившихся в покупку жилья, но так и не получивших его. Теперь в цепочке «покупатель — застройщик» появится и третий, ключевой игрок — банк. На первом этапе реформы (с 1 июля 2018 года) серьезно ужесточатся требования к стройкомпаниям, на втором (с 1 июля 2019 года) застройщики должны будут перейти на использование эскроу-счетов в уполномоченных банках, где будут храниться средства граждан. Финалом же станет переход рынка на проектное финансирование девелоперских проектов, когда застройщикам придется реализовывать проекты только с помощью собственных средств и привлеченных в банках кредитов. Сроки перевода рынка на новые рельсы в конце 2017 года назвал президент России. Это три года.

Такая поэтапность имеет прямое отношение к интересующему нас фактору — динамике цен. Умеренный рост цен уже был отмечен в начале июля — в пределах 3–5%. Но это было скорее плановое повышение — подорожали у застройщиков, как правило, объекты с высокой строительной готовностью. Напрямую же к законодательным изменениям это пока мало относится.

А вот общерыночного роста цен, связанного с рядом дополнительных финансовых обязательств девелоперов, прописанных в вышеупомянутом законе, следует ждать не раньше конца года. Но, как признают сами строители и эксперты, такой рост не будет существенным и долговременным из-за низкой покупательной способности населения. Переход на эскроу-счета может иметь аналогичный эффект. А вот полноценный переход на проектное финансирование строек скажется на стоимости жилья, прежде всего потому, что этот механизм предполагает продажу клиентам только готового (вторичного) жилья, которое, как известно, априори дороже новостроек.

Ставки по ипотеке

На рынке ипотеки уже достаточно долго плавно снижаются средние ставки. По данным «Дом.рф» (ранее АИЖК), в начале 2016 года ставка составляла 12,5%, в начале 2017 года — 11,84%, а конце прошлого года — 9,75% (был пробит исторический для рынка рубеж 10%). В этом году темпы снижения ставки немного замедлились: по итогам апреля она составила 9,57% (в том числе по кредитам на новостройки — 9,43%). То есть за 4 месяца падение составило всего 0,18 процентных пункта. Впрочем, этому факту есть объяснение. Дело в том, что 23 марта Центробанк оставил ключевую ставку на уровне 7,25% годовых. Такое же решение было принято и 15 июня текущего года.

Не секрет, что именно на ставку рефинансирования Центробанка ориентируются государственные и частные банки при формировании своей кредитной политики. До марта ключевая ставка поступательно снижалась, а вслед за ней и ставки по ипотеке. Каким будет следующее решение ЦБ, сказать сложно даже экспертам. В этих условиях потенциальному заемщику, которому в данном случае важны даже доли процентов, остается ориентироваться на последний официальный прогноз «Дом.рф»: во втором полугодии ставки опустятся ниже 9%, а при стабилизации макроэкономических условий могут достигнуть 8–8,5%. Можно вспомнить о сверхзадаче, не так давно поставленной главой государства, существенно повысить обеспеченность россиян жильем за счет снижения ставки по ипотеке до 7%. Впрочем, конкретных сроков не называлось.

Доходы населения

Последний из факторов — платежеспособность заемщика, которому не только нужно получить кредит, но и выплачивать по нему проценты, — имеет двойственный характер. Последние новости от Росстата: рост реальных доходов населения в годовом выражении в мае составил лишь 0,3% после роста на 5,7% в апреле, 4,7% в марте и 4,4% в феврале. В то же время потребительские цены в мае выросли в среднем на 0,4%, а бензин подорожал сразу на 5,6%.

При этом в Минэкономразвития прогнозируют рост реальных доходов россиян в текущем году на уровне 3,4–3,9%. Ориентироваться на эти цифры или нет — решать только вам самим, жизненные ситуации у потенциальных ипотечных заемщиков, как правило, не привязаны к усредненным показателям. Если квартирный вопрос нужно решать здесь и сейчас и для этого в принципе сложились неплохие условия, может быть, и стоит рискнуть.

Россия > Недвижимость, строительство. Финансы, банки > forbes.ru, 17 июля 2018 > № 2676356 Артур Устимов


Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 12 июля 2018 > № 2674231 Дмитрий Медведев, Максим Орешкин

Заседание Правительства.

Основной вопрос повестки – об ускорении темпов роста инвестиций в основной капитал и повышении их доли до 25% валового внутреннего продукта.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Сегодня у нас в повестке несколько важных вопросов. Они все важные, но есть и фундаментальные по своему значению. Прежде всего мы рассмотрим комплекс мер по кардинальному улучшению ситуации в инвестиционной сфере.

Вступительное слово Дмитрия Медведева на заседании Правительства

Напомню, что в послании Президента была обозначена задача по доведению доли инвестиций в основной капитал в валовом внутреннем продукте до 25%, в первую очередь для направления их на модернизацию и технологическое обновление реального сектора экономики. Это задача сложная, масштабная, рассчитанная не на один год, но без её решения мы вряд ли сможем добиться необходимых темпов экономического роста, не сможем стабильно развиваться при той конкуренции, и экономической, и политической, и технологической, которая существует. Надо скоординировать действия всех участников, подключить экспертов, бизнес и распределить ресурсы, которыми мы располагаем.

Минэкономразвития по моему поручению подготовило проект плана. Министр экономического развития об этом несколько подробнее расскажет. Я назову несколько принципиальных моментов.

Работа будет структурирована по четырём блокам. Во-первых, это системные меры по улучшению инвестиционного климата и снижению издержек бизнеса. Речь идёт о том, чтобы деловая среда стала более стабильной и комфортной для частных инвесторов, чтобы мы создали условия на макроуровне и поддерживали их в дальнейшем, обеспечили предсказуемые правила игры в области неналоговых платежей и тарифного регулирования, довели до завершения реформу контрольно-надзорной деятельности.

Во-вторых, надо активнее решать инфраструктурные проблемы, они остаются одним из главных препятствий для инвестиций. По сути, нам предстоит создать высокотехнологичный «инфраструктурный каркас» для инвестиций, который поможет каждому региону найти собственные точки роста.

Мы приняли решение о создании Фонда развития – это серьёзный ресурс. Надо определить механизмы инвестирования этих денег, порядок отбора инфраструктурных проектов и методику оценки результатов. Но только за государственные деньги мы инфраструктурные проблемы не решим, это очевидно. Надо активнее привлекать в эту сферу частных инвесторов. Если это необходимо, корректировать законодательство так, чтобы у нас было больше возможностей для участия в проектах государственно-частного и муниципально-частного партнёрства. У предпринимателя должна быть в этом смысле свобода выбора подходящей финансовой и инвестиционной схемы.

В-третьих, для того чтобы бизнес стал активнее вкладываться в производственные проекты, нужна здоровая конкурентная среда. В этом разделе предусмотрены меры по постепенному сокращению доли государства на конкурентных рынках, в том числе через законодательно закреплённое ограничение на создание государственных структур.

И в-четвёртых, финансовое обеспечение инвестиций. На сей счёт есть конкретные предложения. Речь идёт о том, чтобы сделать длинные деньги более доступными для малого и среднего бизнеса, инвестиции – более привлекательными и надёжными.

В дальнейшем для отраслевых министерств должны быть установлены конкретные ключевые показатели эффективности по привлечению инвестиций – в увязке с отраслевыми мерами по их достижению. Нужно это сделать не позднее 1 октября текущего года.

Два законопроекта направлены на то, чтобы также укрепить страховой рынок. Чтобы автомобилисты, которые приобретают полис ОСАГО, были лучше защищены в случае возникновения финансовых проблем у страховых компаний.

В июне этого года вступил в силу закон о санации страховых организаций. Вместе с тем возможны другие механизмы, которые не требуют финансового участия государства. Например, если у компании недостаточно активов для выполнения обязательств, страховой портфель может передаваться другому страховщику – с компенсацией из резерва Российского союза автостраховщиков. Здесь есть целый ряд предложений, в том числе по отказу от обложения налогом на прибыль тех средств, которые поступили в этот самый союз, поскольку это целевые поступления.

И мы продолжаем оказывать поддержку регионам. Сегодня распределяем дотации региональным бюджетам на обеспечение сбалансированности, это 5,6 млрд рублей из резервного фонда Правительства. Там есть ещё несколько идей, прошу Министра доложить более подробно.

Мы скорректируем распределение субвенций регионам на обеспечение льготников лекарствами и медицинскими изделиями, а детей-инвалидов – лечебным питанием. Мы ежегодно выделяем деньги из федерального бюджета на эти цели. На 2018 год предусмотрен уже 31 млрд рублей с лишним. Тем не менее тех, кто имеет право на такую поддержку со стороны государства, стало больше, вырос норматив финансовых затрат на каждого такого человека, поэтому мы увеличиваем общую сумму субвенций до 33,5 млрд рублей, это позволит закупить регионам необходимые лекарства для тех, кому это положено.

Мы занимались на прошлой неделе вопросами Десятилетия детства, планом развития, обсудили разделы этого плана. Вопросов, которые касаются будущего детей, действительно много. Участвовать в работе по выполнению плана будут более 30 органов исполнительной власти, нужно обеспечить их взаимодействие. Поэтому мы договорились, что создадим специальный координационный совет при Правительстве, и сегодня это можно сделать.

Давайте перейдём к первому вопросу – о мерах по ускорению темпов роста инвестиций доложит Максим Станиславович Орешкин.

М.Орешкин: Президентом была поставлена задача выхода российской экономики на темпы роста выше среднемировых и вхождения в пятёрку крупнейших экономик мира. Это означает, что уже в ближайшие годы экономический рост должен превысить 3%. С учётом демографических ограничений единственный способ выполнить эту задачу – перейти к модели роста, основанной на инвестиционной активности.

Международные сопоставления показывают, что устойчивому на длительном промежутке времени темпу роста на уровне 3–3,5% соответствует доля инвестиций 25–27%. По итогам 2017 года доля инвестиций у нас в стране составила всего 21%. При этом важно отметить, что инвестиции должны быть эффективными, результативными и простая накрутка валового объёма инвестиций даст только негативный эффект.

Рост доли инвестиций в структуре ВВП на 4 процентных пункта – это существенное изменение структуры расходов в экономике от текущих к инвестиционным.

В теории есть два способа решить эту задачу. Первый – за счёт перераспределения доходов от населения к компаниям – конечно, нам не подходит, так как означает высокую безработицу и низкие темпы реального роста заработных плат.

Остаётся второй – через увеличение нормы сбережений населения и рост инвестиционной активности компаний.

Что нужно, чтобы выполнить эту задачу?

Первое – создать благоприятную среду для инвестиций. Второе – обеспечить рост необходимой инфраструктуры. Третье – повысить эффективность работы финансовой системы, увеличив сбережения населения и инвестиции в корпоративный сектор. И четвёртое – снять ограничения в отраслевом регулировании, сделать его более инвестиционно ориентированным.

Представленный план как раз и направлен на решение данных задач. Он, конечно, работает не в одиночку, он работает совместно с подготавливаемыми Правительством сейчас национальными проектами. Речь идёт о национальных проектах, касающихся экспорта, малого и среднего бизнеса, производительности труда. Всё это вместе работает на рост инвестиционной активности.

Остановлюсь на ключевых элементах плана. Системный раздел ориентирован на создание инвестиционного климата, который является удобным, простым, предсказуемым и обеспечивает минимальные издержки ведения бизнеса.

Здесь хочу отметить запуск нового механизма по улучшению условий ведения бизнеса – так называемой трансформации делового климата. Он призван заменить «дорожные карты» национальной предпринимательской инициативы. Нами уже создано 15 рабочих групп, и совместно с Агентством стратегических инициатив, деловыми объединениями уже подготовлено порядка 600 предложений, над которыми начата работа.

Для создания предсказуемых условий ведения бизнеса за последние годы Правительством вместе с Банком России был реализован комплекс структурных макроэкономических реформ, которые во многом позволили изолировать экономику от волатильности внешней конъюнктуры.

Теперь задача стоит в обеспечении стабильных налоговых условий, разного рода платежей, взимаемых с бизнеса, и регулируемых тарифов. Предсказуемыми и справедливыми должны быть также взаимоотношения бизнеса с правоохранительной системой.

Необходимо также завершить работу по реформе контроля и надзора. Разработанный Минэкономразвития законопроект уже прошёл первое чтение, и в настоящее время мы готовим поправки ко второму.

Главная задача реформы – обеспечить максимально эффективный контроль и надзор, основанный на риск-ориентированном подходе и применении современных технологий. Эффективный – означает обеспечение требуемого уровня безопасности при минимально возможной административной нагрузке.

Отдельный раздел плана – это развитие конкуренции и повышение эффективности государственного сектора. Ключевые направления здесь – снижение доли государства за счёт выхода Банка России из капитала санируемых банков, отказа от использования унитарных предприятий, продолжение постепенной продажи государственных пакетов акций крупных предприятий и ускоренная малая приватизация.

Кроме того, считаем необходимым продолжать работу по повышению эффективности компаний с государственным участием. Эта работа будет включать в себя корректировку систем ключевых показателей эффективности, пересмотр долгосрочных программ развития в целях повышения эффективности инвестиций, фиксацию единых принципов дивидендной политики.

В части вопросов развития инфраструктуры уже принято решение о создании Фонда развития объёмом до 0,5% ВВП. Задача, как, Дмитрий Анатольевич, Вы уже сказали во вступительном слове, – помимо бюджетных средств обеспечить также соинвестирование со стороны частных инвесторов. Здесь мы работаем над поправками в законодательство, также активно работаем с такими институтами, как РФПИ, Внешэкономбанк, по привлечению частных инвестиций.

В настоящее время министерство работает над созданием методики отбора наиболее значимых инфраструктурных проектов с учётом всего комплекса социально-экономических эффектов, и совместно с другими ведомствами готовится план комплексного развития магистральной инфраструктуры.

Для обеспечения нормальной работы электроэнергетики необходимо также запустить программу «ДПМ-штрих», которая обеспечит объём инвестиций около 1,5 трлн рублей в электрогенерацию и позволит энергосистеме быть готовой к динамичному росту экономики.

В финансовой области ключевые направления работы следующие. Первое – это, конечно, переход Банка России от нейтрального регулирования к стимулирующему с учётом риск-ориентированного подхода. Это предполагает создание более благоприятных условий для развития проектного финансирования, кредитования малого и среднего предпринимательства, ипотечного кредитования. Конечно же, здесь работа Банка России будет дополняться программами Правительства.

К вопросу контроля за рисками хочу отметить, что во вторник Банк России объявил о том, что планирует пересмотреть шкалу коэффициентов риска по кредитам на потребительские цели в зависимости от значений полной стоимости кредита. Такое и аналогичные решения будут способствовать формированию структуры кредитного портфеля банков, способствующего устойчивому экономическому росту.

Развитию механизма проектного финансирования также должна способствовать работа механизма фабрики проектного финансирования и обновлённого регулирования синдицированного кредитования. Всё это было запущено в этом году.

Для роста инвестиций в акционерный капитал ключевая история – создание эффективно работающих механизмов формирования долгосрочных сбережений населения. Речь идёт в первую очередь о новом механизме индивидуального пенсионного капитала. Кроме того, с Банком России и Минфином сейчас разрабатывается дополнительный пакет мер, направленных на повышение эффективности финансовых рынков в целях развития потенциала финансирования экономического роста со стороны институциональных инвесторов, перераспределение сбережений физических лиц на рынок капитала и расширение доступной линейки инструментов долевого и долгового финансирования.

Также хочу сказать, что в вопросе повышения инвестиционной активности важную роль играют и институты развития, поэтому в ближайшее время будет проведена работа по системной ревизии таких институтов и приведению их стратегий в соответствие с целями, поставленными Президентом.

Для успешной разработки отраслевой части инвестиционного плана считаем необходимым установить ключевые показатели эффективности по темпам роста инвестиций в отраслевом разрезе и с механизмом их регулярного мониторинга, а также настроить отраслевое регулирование на задачи инвестиционного роста. Вы уже дали поручение к 1 октября закончить формирование отраслевого разреза плана. Мы готовы в ближайшие месяцы вместе с коллегами отработать это поручение и учесть результаты работы при подготовке основных направлений деятельности Правительства.

Д.Медведев: Есть проект решения, которым одобряется план, есть поручение подготовить отраслевой раздел плана, включающий ключевые показатели эффективности, о чём говорили я и министр.

Мы с вами проводили совещание у меня на эту тему относительно недавно, там определённые поручения тоже давались. Я хотел бы, чтобы другие члены Правительства послушали информацию о том, каким образом мы будем реализовывать эту масштабную идею о повышении объёма инвестиций, увеличении темпа роста инвестиций в основной капитал до 25% и связанные с этим задачи по инвестиционному климату.

Если всем всё понятно, давайте информацию к сведению примем и одобрим этот проект плана, для того чтобы он стал основой для работы. Нет возражений?

Хорошо, принимаем.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 12 июля 2018 > № 2674231 Дмитрий Медведев, Максим Орешкин


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 11 июля 2018 > № 2674410 Моисей Гельман

Власть — за народ?

повышения пенсионного возраста и НДС можно избежать

Моисей Гельман

Ещё со времен Адама Смита известно, что новые деньги в обращении должны появляться вследствие расширения товарного производства и выпуска новых объёмов продукции. При этом увеличиваются сборы налогов и доходы казны. Однако наше правительство предпочитает компенсировать дефицит бюджета увеличением налоговых поборов с населения и снижением индексации пенсий. Последние его новации в этом направлении — увеличение возраста выхода на пенсию и одновременно повышение ставки налога на добавленную стоимость.

Вопреки ложным представлениям, бытующим, в том числе, во властных кругах, все налоги в стране, за исключением экспортных, а также страховые взносы предприятий, в конечном итоге, выплачиваются не изготовителями и не продавцами продукции, а населением страны, когда оно приобретает продукты питания, потребительские товары и услуги. Дело в том, что промышленная продукция сама по себе никому не нужна, если она не востребуется в производстве потребительских товаров и оказании услуг. Поэтому в ценах конечной потребительской продукции концентрируются все денежные затраты, которые востребовались на всех этапах (переделах) её производства и сбыта, включая выплачиваемые участниками кооперационных сообществ налоги и полученную ими прибыль. К примеру, в цену буханки хлеба включены все удельные затраты на её изготовление: от стоимости сельхозработ по выращиванию зерна и оплаты всех необходимых для этого ресурсов и сельхозтехники до стоимости производства муки, выпечки и перевозки хлеба в магазин. Да ещё с суммарной прибылью участников этого кооперационного процесса и включаемыми в цену хлеба или сверх неё налогами. Приобретая тот же хлеб, население платит тем самым неформальный налог с продаж. Его предприятия по частям, как бы в качестве кредита с нулевой ставкой, выплачивают государству при поэтапной реализации изготовленной ими продукции. А выплаченные предприятиями налоги и страховые взносы заложены в цены продукции, при этом «НДС» к ценам прибавляется «отдельной строкой». Возвращаются им эти средства по кооперационным цепочкам производства продукции на всех её переделах по мере поэтапной реализации.

Таким образом, предприятия за счёт своих оборотных средств фактически кредитуют государство суммой в размере собираемых с них налогов. Поэтому население из своих доходов выплачивает в бюджет не 13%, а, как показывает анализ, в среднем свыше половины доходов. Налоги выплачиваются систематически, и предприятия не могут эффективно воспользоваться возвращаемыми им деньгами, значительная часть которых постоянно используется в налогообороте. Поэтому правительство пользуется в бюджетном обороте денежной суммой, значительно превышающей запланированную бюджетную.

Однако налог, именуемый в российском Налоговом кодексе налогом на добавленную стоимость (НДС), исключён из общих правил налоговых выплат в бюджет. К тому же, он, вопреки своему названию и общепринятому толкованию, в том числе — в документах Росстата, взимается не с добавленной стоимости продукции (услуг), созданной на данном предприятии, а с выручки (оборота), полученной от её продажи на территории страны. Об этом сказано и в ст. 146 самого Налогового кодекса, и несложно убедиться, взглянув на любое платежное поручение. В каждом из них «НДС» по ставке 18% взимается относительно цены продукции, указанной её производителем, то есть с его выручки, и записан отдельной строкой.

Стоимость же продукции на каждом переделе представляет собой сумму всех предшествовавших затрат, включая прибыль и налоги, и вновь добавленной на данном переделе стоимости. Стоимости всех переделов суммируется, образуя оборот. Так как НДС, в толковании Налогового кодекса, взимается со стоимости продукции на каждом предприятии, участвующем в её кооперационном производстве, то его правильное имя — налог с оборота (продаж). Но при этом, в отличие от НДС, одни и те же составляющие затрат облагаются налогом с оборота многократно — по числу переделов продукции в процессе её кооперационного производства. В результате формируется результирующий налог с оборота в сложной арифметико-геометрической прогрессии. Многократное обложение одним налогом одного и того же объекта столь же недопустимо, как недопустимо многократно наказывать за один и тот же проступок провинившегося. А таким «лровинившимся» в налогообложении оказывается население.

Сказанное наглядно подтверждается простейшими расчётами. ВВП в текущих рыночных ценах представляет собой сумму добавленных стоимостей продукции и услуг, созданных в совокупности всеми предприятиями страны, куда входят и налоги. По данным Росстата, ВВП в 2017 г. составил 92,082 трлн. рублей, а оборот организаций — 158,781 трлн. рублей. Разница между ними (66,699 трлн. рублей) представляла собой сумму неоднократно зачтённых в обороте одних и тех же затрат (в системе национальных счетов эта разница именуется «стоимостью товаров и услуг промежуточного потребления»), с которых столько же раз взимался и НДС. Этот налог не взимается с экспортной продукции, но взимается внутри страны с импортной — при её реализации.

Экспортная продукция является частью оборота организаций (предприятий). Чтобы определить значение взимаемого НДС, в обороте надо сначала выделить долю экспорта, которая замещается равным по стоимости импортом, облагаемым этим налогом. Остальную часть экспорта, не облагаемую НДС, при определении полученной суммы этого налога из оборота следует исключить. Она представляет собой сальдо внешнеторгового баланса — разницу межу экспортом и импортом.

Сальдо внешнеторгового баланса в 2017 году было положительным (экспорт превышал импорт) и равнялось 6,727 трлн рублей. Поэтому НДС должен был исчисляться с оборота организаций за вычетом сальдо внешнеторгового баланса, то есть со 152,054 трлн рублей. В таком случае начисленный по ставке 18% налог составил в обороте 27,369 трлн рублей. Эти деньги, как любой другой налог, должны были поступить в бюджет. Ведь НДС — это налог, устанавливаемый сверх цены продукции, который выплачивает её покупатель. Но, согласно данным Росстата и Федеральной налоговой службы, в консолидированный бюджет поступило лишь 3,07 трлн. рублей начисленного НДС, то есть 11,2%. Спрашивается, куда же делись остальные 24,299 трлн рублей или 88,8%?

Дело в том, что согласно ст. 171 Налогового кодекса, из суммы НДС, которую предприятия получают, реализуя свою продукцию (услуги), вычитается сумма НДС, которую они выплачивают при приобретении у кого-то продукции. Иначе говоря, происходит взаимозачёт этого налога, которым обмениваются предприятия при товарообмене. При равной стоимости товарообмена между сторонами равны и суммы НДС, которыми сопровождается этот обмен; их алгебраическая сумма оказывается равной нулю, и поэтому в бюджет ничего не должно попасть. Но если суммарный налог, полученный данным предприятием, превысит сумму налога, выплаченную им другим предприятиям, то разница переводится в бюджет. Делается это в налоговые периоды, ежемесячно или ежеквартально, и в течение года выплаты НДС каждым налогоплательщиком в налоговой инспекции уточняются, и их сумма корректируется. Таким образом, в отличие от других налогов, в бюджет переводится не вся начисленная сумма НДС, а только небольшая её часть, не скомпенсированная при взаимозачётах.

В 2017 году не скомпенсированная при товарообмене разница НДС, поступившая в бюджет, как отмечалось, составила 3,07 трлн. рублей, или 11,2% от суммы этого налога, целиком выплаченной в итоге населением. Следовательно, остальная часть НДС в размере 24,299 трлн. рублей, исчисленная с оборота за вычетом сальдо внешнеторгового баланса, представляла собой сумму, которая осталась у предприятий после взаимозачётов этого налога.

Возможно, эти невыплаченные в бюджет средства были причислены к прибыли предприятий, либо ими были покрыты их убытки. Но факт нарушения конституционных имущественных прав действительного налогоплательщика НДС — населения налицо: его противоправно обязали субсидировать предприятия, заставив платить им дань, составляющую, как показано ниже, в среднем около половины его доходов. Происходит это вымогательство уже много лет в соответствии с упомянутой ст. 171 Налогового кодекса и в нарушение пп. 1 и 3 ст. 35 Конституции РФ, в которых сказано:

«1. Право частной собственности охраняется законом.

3. Никто не может быть лишён своего имущества иначе как по решению суда. Принудительное отчуждение имущества для государственных нужд может быть произведено только при условии предварительного и равноценного возмещения».

Как видим, имущество населения — его денежные доходы отчуждается в виде НДС не для государственных нужд. Согласно ст. 15 Конституции Российской Федерации, она, как Основной Закон, имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории страны, при этом никакие законы и иные правовые акты не должны противоречить Конституции. Поэтому ст. 171 Налогового кодекса должна быть изменена в интересах государства, его экономики и населения.

Как отмечалось, НДС и прочие налоги, а также страховые выплаты включены в цены потребительских товаров и услуг, образуя неформальный налог с продаж в розничной торговле, и выплачиваются населением при покупках. При этом НДС по ставке 18% взимается также со стоимости почти всех потребительских товаров и услуг. Это при том, что в их цены уже входит НДС, накопленный на всех переделах производства.

Казалось бы, эти 18%, то есть фактически конечный налог с продаж, тоже должен был попасть в бюджет. Согласно данным Росстата, доходы населения в 2017 г. составили в номинальном значении 55,447 трлн. рублей; из них на оплату товаров и услуг потратили 75%, или 41,6 трлн. рублей. Из этой суммы население должно было заплатить налог по ставке 18%, то есть, если пренебречь небольшим перечнем не облагаемых НДС продовольственных товаров, — 7,488 трлн. рублей. Но в бюджет, как отмечено выше, поступило только 3,07 трлн. рублей НДС из общей его суммы в 27,369 трлн. рублей. Объяснить пропажу упомянутых 7,488 трлн рублей, выплаченных населением только в сфере розничной торговли, тоже можно только тем, что конечные продавцы продуктов питания и «ширпотреба» оставляют эти деньги себе, либо они ещё кем-то присваиваются по пути в бюджет.

Как видим, взаимозачёты привели в прошлом году к потере для бюджета около 90% начисленного НДС. Происходит это ежегодно. Для учёта и контроля его выплат отвлечено немалое количество работников Федеральной налоговой службы и бухгалтеров в организациях: по оценкам — порядка миллиона человек, на что затрачивается немало средств. К тому же, налог провоцирует коррупцию и дополнительный рост ценовой инфляции. Всё это, подобно сизифову труду, делает применение НДС в его нынешнем виде бессмысленным и вредным.

Добавленная стоимость произведённой продукции определяется как разница полученной от её продажи выручки и стоимостью потребленных в её производстве закупленных предприятием сырья, материалов и комплектации, а также сторонних услуг. Поэтому в добавленную стоимость входят: заработная плата, налоги, получаемые от реализации продукции, а также кредиты и прибыль, за счёт которых предприятиями оплачиваются потребляемые в производстве промежуточные виды продукции и ресурсы.

Вместо нынешнего НДС, представляющего собой многократно взимаемый налог с оборота продукции, в интересах государства и населения необходимо взимать истинный налог на добавленную стоимость, которым (согласно его названию) должны облагаться именно добавленная стоимость. Тогда сбор НДС, исключив взаимозачёты, можно будет значительно увеличить, в том числе выплатами целиком этого налога в бюджет его налогоплательщиками. Каждый из них, подобно средствам контроля за выравниванием уровней воды в соседних шлюзах, будет контролировать возврат ему всех налогов и выплат при реализации продукции покупателю. Отмена налога с оборота обусловлена также необходимостью соблюдения записанных в ст. 35 Конституции РФ имущественных прав граждан, которых вынудили платить дань предприятиям и продавцам продукции. Причём одна и та же дань взимается многократно со стоимости одних и тех же ресурсных составляющих продукции.

В 2017 г. сумма НДС (3,07 трлн.) и налога на прибыль (3,29 трлн.), поступившая в консолидированный бюджет, составила 6,36 трлн рублей. Суммарная (валовая) добавленная стоимость продукции и услуг, куда входит и прибыль, в 2017 г. составила 83,169 трлн рублей. Если для этой налогооблагаемой базы установить ставку НДС в 15%, то в прошлом году можно было бы собрать 12,47 трлн. рублей, то есть на 6,11 трлн. рублей больше. При этом вместо двух налогов выплачивался бы один НДС, что позволило бы снизить затраты на его собираемость, а у предприятий изымалось бы в бюджет в виде налогов меньше оборотных средств. На 6,11 трлн. рублей уменьшился бы также неформальный налог с продаж потребительской продукции, и при соответствующем контроле снизились бы цены. Это позволило бы увеличить покупательную способность населения и, соответственно, объёмы производства и доходы бюджета. Для учёта различных условий хозяйственной деятельности предприятий ставки НДС следовало бы дифференцировать.

Суммарный доход консолидированного бюджета, с учётом страховых взносов предприятий, в 2017 году составил 32,369 трлн рублей. Он складывался из налоговых поступлений в федеральный и региональные бюджеты в сумме 25,846 трлн рублей, а также страховых взносов предприятий во внебюджетные государственные фонды: Пенсионный фонд, Федеральный и территориальные фонды медицинского страхования и Фонд социального страхования, — суммарно 6,523 трлн рублей. Таким образом, население страны в 2017 году при приобретении потребительских товаров и услуг выплатило неформальный налог с продаж в сумме 32,369 трлн рублей, что по отношению к общим доходам населения в размере 55,447 трлн рублей составило почти 58,4%.

Такова оценочно реальная средняя ставка налога на доход физических лиц (НДФЛ), который выплачивает население нашей страны в бюджет, а не якобы «самые низкие в мире» 13%. Но это в среднем. Доля налога существенно возрастает по мере снижения дохода человека, и существенно снижается при его увеличении. К примеру, налог в 100 рублей на килограмм колбасы при условном доходе покупателя в 1000 рублей составит относительно этой суммы 10%, а относительно дохода в 10 000 рублей — всего 1%. Таким образом, реальная шкала НДФЛ является не «плоской» с постоянной ставкой 13% и не «самой низкой в мире», как декларируется властями, а шкалой ставок, возрастающих с уменьшением доходов физических лиц, то есть регрессивной.

Это ещё одна особенность действующей в России системы налогообложения, которая, к тому же, нарушает п.2 ст. 19 Конституции РФ, где сказано: «Государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств».

«Равенство прав… человека и гражданина… независимо от имущественного положения», очевидно, относится и к праву на примерное равенство относительной доли в доходах выплачиваемых налогов людьми разного достатка. Введение прогрессивной шкалы ставок НДФЛ вместо существующей регрессивной, с перераспределением доходов в пользу малоимущих, позволит уменьшить существующее поразительное неравенство в доходах и налогообложении граждан, увеличить покупательную способность населения и дополнительно увеличить доходы бюджета.

По данным Росстата, в 2017 г. при общем годовом доходе населения в 55,447 трлн рублей на долю 20% его наиболее обеспеченной части приходилось 47% всех денежных доходов. При этом 10% самых богатых обладали 30,3% всех доходов, а на долю 10% наименее обеспеченной части населения приходилось всего 1,9%, то есть разница превысила 16 раз. Между тем, согласно экспертным оценкам, уже семикратная разница является порогом социальной нестабильности. Поэтому в развитых странах с социально ориентированной экономикой соотношение доходов децимальных групп наименее и наиболее обеспеченного населения не превышает 4-5.

Достигнуть такого соотношения можно тремя способами, используемыми одновременно: повышением минимальной заработной платы, дифференциацией относительных ставок НДФЛ с увеличением их в сторону бо?льших доходов граждан и перераспределением доходов граждан, полученных за счёт дифференциации налоговых ставок, в пользу наименее обеспеченных лиц — пенсионеров и инвалидов.

В 2017 г. налога с доходов всех физических лиц собрали в сумме 3,252 трлн. рублей. Доход 20% наиболее обеспеченных, самых богатых граждан России составил 26,06 трлн рублей. С введением только для этой группы наиболее обеспеченных граждан прогрессивно возрастающей шкалы ставок НДФЛ при средней налоговой ставке в 30% (от 20 до 40% в зависимости от дохода) можно было бы увеличить поступление этого налога в консолидированный бюджет до 7,818 трлн. рублей или на 4,556 трлн. рублей.

Устранение только двух ошибок в Налоговом кодексе РФ — замена налога с оборота, ложно именуемого НДС, реальным налогом на добавленную стоимость, а также замена регрессивной шкалы ставок НДФЛ прогрессивной — позволило бы в 2017 г. увеличить доходы консолидированного бюджета страны суммарно на 10,676 трлн. рублей. При этом неформальный налог с продаж составил бы 26,16 трлн. вместо 32,369 трлн рублей, что позволило бы увеличить покупательский спрос населения, объёмы производства и собираемость налогов. Такого порядка доходы поступали бы в бюджет ежегодно.

Нынешняя система налогообложения ввиду необходимости развития экономики и роста благосостояния граждан подлежит принципиальным изменениям. В коренном реформировании нуждается и управление экономикой, что потребует также изменения функций и структуры правительства. Казалось бы, в создавшихся условиях правительство должно было, наконец, начать поиски новых, эффективных решений увеличения доходов казны, в первую очередь — за счёт расширения промышленного производства, увеличения объёмов выпуска продукции и повышения покупательной способности населения. Однако вместо этого оно предпочло продолжать обирать малоимущих и увеличивать налоговую нагрузку на население. В частности, пенсии работающим пенсионерам вообще перестали индексировать, а неработающим увеличивают на индекс ценовой инфляции, объективность которого вызывает много вопросов.

Сегодня все министры социально-экономического блока правительства состязаются, кто предложит новые возможности для изъятия денег у населения. Делается это в нарушение конституционных прав граждан. Внесённый в Госдуму законопроект правительства о повышении срока выхода на пенсию граждан, чтобы не пускать на законодательно предписанный отдых одних, обеспечив за их счёт выплаты другим, прямо противоречит ст. 55 Конституции РФ, в пп. 2 и 3 которой сказано:

2. В Российской Федерации не должны издаваться законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина.

3. Права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Предложенное, даже постепенное, увеличение возраста выхода на пенсию в нынешних условиях и без длительной предварительной подготовки может привести к росту числа безработных. По данным Росстата, в декабре 2017 г. таковых было 3,9 млн. человек, тогда как потребность работодателей в работниках в среднем за год не превышала 1,5 млн. человек. Нужно учесть, что большая часть людей, искавших работу, либо не соответствовала требованиям работодателей, либо не востребовалась в местах проживания. По оценкам экспертов, число скрытых безработных гораздо больше. Если повышать пенсионный возраст, то ежегодно в стране потребуется создавать по несколько миллионов новых рабочих мест для подросших поколений, что в нынешних условиях маловероятно. В противном случае, работодатели будут увольнять работников предпенсионного возраста.

Недавно вице-премьер Татьяна Голикова в интервью телеканалу НТВ заявила, что помимо устранения дефицита средств пенсионного фонда эффект от этих новаций обернется ещё и увеличением пенсий в среднем на 1000 рублей. Правда, никаких доказательств она не привела. Складывается впечатление, что Голикова и её коллеги в правительстве и Федеральном собрании либо умышленно игнорируют основной закон страны, либо никогда его не читали. Ведь их стремление за счёт нарушения конституционных прав одних граждан платить пенсии другим помимо упомянутых выше статей Конституции РФ нарушает также её ст. 17, где сказано: «Осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц».

В то же время Центробанк тратит триллионы рублей для «оздоровления» нескольких проворовавшихся банков; доход главного глашатая пенсионной «реформы», министра финансов Антона Силуанова в 2016 году, намного превысив его месячную зарплату в 1,73 млн рублей, составил 95,44 млн рублей, а доходы главы Газпрома Алексея Миллера, по версии журнала Forbes, достигли 17,7 млн долларов, или свыше одного миллиарда рублей — что составило почти 2,74 млн рублей… в день. При этом подавляющая часть населения еле сводит концы с концами: нищими или на грани нищеты оказалось около 20 млн. человек, каждый третий работающий получает не более 15000 рублей в месяц, в том числе 3,5 млн. человек получают всего лишь МРОТ. Однако власти противятся даже замене на прогрессивную регрессивной шкалы ставок НДФЛ, использование которой, как отмечалось выше, нарушает гарантированное ст. 19 Конституции РФ «равенство прав человека и гражданина независимо от имущественного положения». Речь идёт о праве каждого на примерное равенство относительной доли в доходах выплачиваемых налогов людьми разного достатка. Сегодня эта доля с уменьшением дохода человека увеличивается, и наоборот.

Что касается увеличения НДС до 20%, то при сохранении этого налога и с увеличением его ставки нелинейно, дополнительно возрастёт налоговая нагрузка на население. Поэтому ещё больше понизится его покупательная способность, вследствие чего снизится производство продукции и услуг, увеличится безработица и уменьшатся доходы бюджета. Всё это усугубляется порочной денежно-кредитной политикой Центробанка и Минфина России. По оценке академика РАН Сергея Глазьева, Центробанк, по директивам МВФ, нанёс ущерб отечественной экономике как минимум на 20 трлн рублей. А правительство за многие годы показало свою полную неспособность развивать экономику.

Вызывает большие сомнения, что во властных структурах объективно оценивают такие последствия повышения пенсионного возраста и НДС, как рост социальных конфликтов и дальнейший развал экономики страны.

Илл. Корпорация «Газпром» — общенациональное достояние России. Зарплата его главы Алексея Миллера составляет 2,2 миллиона рублей в день.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 11 июля 2018 > № 2674410 Моисей Гельман

Полная версия — платный доступ ?


Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 11 июля 2018 > № 2670402 Юлия Зазуля

Цена долголетия. Какой должна быть правильная пенсионная реформа

Юлия Зазуля

Заместитель гендиректора аудиторской компании «Юстиком»

Российская пенсионная система остро нуждается в реформировании, и одного только повышения возраста выхода на пенсию недостаточно. Необходимо также ограничить расходы ПФР и ввести прогрессивную шкалу размера пенсионного обеспечения

Правительство России выбрало крайне удачное время для объявления ожидаемой, но от этого не менее обескураживающей новости о повышении пенсионного возраста. Выборы главы государства прошли, а чемпионат мира по футболу продолжается. К тому же в разгаре сезон отпусков, когда жители городов отключают мобильные телефоны и отправляются кто на дачу, кто на Лазурный Берег. Впрочем, это лишь сгладит негативный эмоциональный эффект, а не последствия наметившейся реформы. Власти планируют увеличить возраст выхода на пенсию мужчин до 65 лет, женщин — до 63.

Страна, таким образом, вплотную приблизится к европейским соседям, а кое-кому даже даст фору — например, Чехии, Венгрии. Теперь можно не кривя душой говорить, что в России скоро будет почти как в Швеции или даже Швейцарии. Но пока только в отношении пенсионного возраста.

Как у них

В целом в разных странах мира срок выхода на пенсию колеблется от 62 до 70 лет. Самыми большими трудоголиками являются японцы. Тренд на повышение пенсионного возраста вслед за увеличением продолжительности жизни наблюдается в развитых странах повсеместно. Возрастная планка в 60 лет сохраняется разве что на Украине. Однако в этом году и там подняли минимальный трудовой стаж для получения государственной пенсии до 25 лет, а к 2020 году он достигнет 35 лет.

В настоящее время в Европе практически не сохранилось так называемой распределительной (солидарной) системы пенсионного обеспечения, когда работающие граждане кормят стариков. Она изжила себя на фоне увеличения числа пожилых людей. Единственной страной, где трудоспособное население содержало пенсионеров, некоторое время оставалась Греция. Это стало одной из причин экономического кризиса.

В различных странах ЕС из сложившейся ситуации выходят по-разному. В Германии действует трехуровневая система. Ее суть заключается в софинансировании со стороны государства, нанимателя (предприятия или компании) и самого человека. В среднем выплаты в фонд составляют одну пятую от заработка. Чем больше перечисляет гражданин, тем выше будущая пенсия. Важную роль играет стаж: чтобы получать «минималку» нужно отработать не менее пяти лет. Минимальная пенсия составляет €300, в среднем мужчины получают ежемесячно €900, женщины — €500. В следующем году пенсионный возраст в ФРГ достигнет 67 лет.

Похожие принципы формирования накоплений на старость в Великобритании, где действует старейшая в мире пенсионная система. Госпенсия состоит из двух частей — основной и дополнительной. Первая зависит от времени, в течение которого производились выплаты в фонд соцстрахования, вторая — от уровня зарплаты и наличия других льгот. Чтобы получать полную пенсию мужчинам нужно отработать минимум 44 года, женщинам — 39.

Полная пенсия составляет £155 (около $202) в неделю. Кроме того, в последние годы государство активно стимулирует компании для формирования собственных пенсионных гарантий для своих работников. Возраст выхода на пенсию британские власти намерены увеличить с 65 до 68 лет.

Потребность в реформе

В России повышение пенсионного возраста состоялось без объявления войны. За пределами правительственных стен реформу называют неудачной и даже нечестной. Во всяком случае, по отношению к поколению 40-летних женщин, которым прибавили к сроку выхода на пенсию сразу восемь лет. Впрочем, разговор о другом.

Нынешнюю пенсионную систему в России нужно менять. Спорить с этим бессмысленно, поскольку факты — вещь упрямая. Людей преклонного возраста с каждым годом в стране становится больше, а пенсии в сравнении со средней зарплатой снижаются. Если все пустить на самотек, то лет через 10 люди могут остаться у разбитого корыта. Поэтому вопрос не в том, зачем менять пенсионную систему, а скорее, как это лучше сделать.

Очевидно, что государство стремится повысить эффективность сбора средств в Пенсионный фонд. С января 2017 года, согласно главе 34 Налогового кодекса РФ, контролем обязательных взносов на пенсионное и медицинское страхование занимается Федеральная налоговая служба.

Ранее регистрация плательщиков входила в обязанности Пенсионного фонда и Фонда социального страхования, куда направлялись деньги. Теперь вновь созданные организации встают на учет в инспекциях ФНС по месту своего нахождения, а индивидуальные предприниматели — по месту жительства. Налоговики ведут учет как новых плательщиков, так и старых — тех, кто до наступления 2017 года уже был в базе внебюджетных фондов.

Налоговая служба теперь сама передает в ПФР и ФФОМС сведения о поставленных на учет в качестве плательщиков физических и юридических лицах. А территориальные отделения фондов регистрируют страхователей у себя на основании переданных им сведений.

Современной молодежи в России сложно определить свою пенсию, опираясь на нынешнюю замысловатую систему расчета, которая к тому же меняется стабильно раз в несколько лет. Если исходить из того, что наши пенсии формируются за счет взносов в ПФР, суммы окажутся невелики. К примеру, с зарплаты в 240 000 рублей в год (20 000 в месяц) ежегодные отчисления в Пенсионный фонд составят 52 800 рублей.

За 20 лет там накопится всего 2 миллиона 112 тысяч рублей. Предположим, что женщина работала с 23 лет, а выйдет на пенсию в 63. При средней продолжительности жизни 80 лет возраст дожития составит 17 лет. Значит выплаты из Пенсионного фонда будут на уровне 117 333 рублей ежегодно или примерно 10 353 рубля в месяц.

Согласитесь, что это довольно скромная сумма даже для 2018 года. Немногим больше получают сейчас старики в провинции. Даже если рассчитывать, опираясь на средний уровень зарплат по России, который по официальной статистике почти вдвое выше, пенсия составит около 21 000 рублей. Можно ли будет достойно прожить на эти деньги, скажем, в 2045 году? Никто уверенно не ответит на этот вопрос хотя бы из-за неустойчивости курса национальной валюты.

Другой вопрос, закономерно вытекающий из первого: на что в течение ближайших 15-30 лет будут тратить средства ПФР. Ведь от эффективности инвестирования и расходования денег налогоплательщиков напрямую зависят наши будущие пенсии. Пока качество вложений не на высоте, хотя бы потому, что миллиарды рублей ежегодно уходят на обеспечение деятельности самого фонда. Достаточно провести поверхностный анализ государственных конкурсов на закупку товаров и услуг.

Затратный ПФР

С 2011 года по тендерам ПФР без учета содержания кадров и аппарата управления было заключено 2263 контракта на сумму 73 млрд рублей. Деньги в основном тратили на приобретение компьютеров и программного обеспечения (38 млрд рублей), оборудование (8,9 млрд), услуги (7,3 млрд), связь (6,4 млрд), полиграфию и канцелярию (3,5 млрд), транспорт (2,2 млрд). Есть еще более мелкие закупки в сфере строительства и ремонта (286 млн рублей), приобретения мебели (119 млн), топлива (41 млн), одежды и обуви (11 млн).

Подчеркну, что Пенсионный фонд — не просто копилка государства «на черный день», которую в случае чего можно и разбить. Это, прежде всего, важнейший институт, выполняющий ряд социально значимых функций: учет средств обязательного пенсионного страхования и выплату пенсий. Причем расходуются эти деньги не только на обеспечение пожилых людей, но также на пособия по уходу за ними, оказание органами социальной защиты населения материальной помощи престарелым и нетрудоспособным.

Выводов из всего сказанного выше можно сделать несколько. Во-первых, в России необходимо ввести прогрессивную шкалу размера пенсионного обеспечения, привязанную к зарплате. Причем, чем больше заработок, тем выше должна быть ставка (сейчас все наоборот). Во-вторых, экономить сейчас на пенсиях означает экономить на себе же в будущем, поскольку все мы рано или поздно окажемся в преклонном возрасте.

И в-третьих, пенсионная реформа невозможна без точного расчета будущих пенсий и эффективного управление денежными средствами ПФР. Расходы фонда необходимо лимитировать, а выплата пенсий должна осуществляться не за счет средств налогоплательщиков (то есть из наших с вами карманов), а из прибыли, извлеченной в результате инвестирования денежных средств. Причем, вложения должны быть только в безрисковые проекты, пусть со средней или невысокой доходностью.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 11 июля 2018 > № 2670402 Юлия Зазуля


Украина > Финансы, банки > interfax.com.ua, 9 июля 2018 > № 2683627 Максим Поляков

М.Поляков: Вопрос "сплита" сейчас стал сугубо политическим, а не стратегическим, экономическим и профессиональным, как это должно было бы быть

Эксклюзивное интервью народного депутата Максима Полякова агентству "Интерфакс Украина"

- Сегодня основной обсуждаемой темой на небанковском финансовом рынке является судьба Нацкомфинуслуг, а именно - принятие законопроекта о "сплите". Данному законопроекту уже почти три года, насколько он актуален сейчас?

- Законопроект действительно потерял свою актуальность. Законопроект №2413-а, предусматривающий передачу функций надзора за небанковским финансовым рынком в Национальный банк Украины и НКЦБФР, вышел из администрации президента еще в 2015 году. В разгар финансового кризиса, вызванного ситуацией на востоке страны, этот законопроект казался одним из инструментов недопущения возможного разрушения финансовой системы Украины. В том числе, и за счет консолидации управления всеми финансовыми рынками.

Опасная фаза финансового кризиса преодолена, а законопроект о "сплите" остался, несмотря на свое несоответствие нынешней экономической и финансовой ситуации в стране.

Небанковский финансовый рынок прошел через кризис 2014-2015 годов и самостоятельно справился с трудностями под надзором своего регулятора в лице Нацкомфинуслуг. Показатели красноречивы: лишь за 2017 год, например, у страховщиков чистые премии выросли на 7,7%, а чистые выплаты – на 19,8%, произведено более 2,2 млн страховых выплат на 10,2 млрд грн, причем большая часть выплачена физлицам, с которыми заключено было почти 67 млн договоров страхования.

Я сторонник профессионализма во всем: НБУ "заточен" под управление банковским сектором, не страховыми компаниями, кредитными союзами, ломбардами и пр. Готовность НБУ перенимать опыт и навыки управления небанковским рынком остается под большим вопросом, глядя на то, как сейчас игнорируется позиция профессионального сообщества по законопроекту.

Нет никакого смысла и необходимости устраивать турбулентность на этих рынках или довести до искусственного кризиса весь небанковский сегмент, принимая этот законопроект.

Тогда почему именно сейчас вопрос о "сплите" так активно лоббируется?

- Учитывая, что законопроект когда-то выносился в парламент как президентский и первоочередной, у некоторых коллег по Верховной Раде, вероятно, появилось ощущение его сверхзначимости, затмившее профессиональные аргументы о его неактуальности на данный момент и серьезных недоработках. Или же это – возможность подтвердить свою преданность президентской политической силе в преддверии выборов.

Некоторые представители западных донорских организаций, лоббирующие "сплит", откровенно поддерживают любые "действия ради действий", чтобы отчитаться перед штаб-квартирами в Лондоне и Вашингтоне о своем реформаторском влиянии на нашу страну. Им не "болят" перспективы нашего финансового рынка и будущее нашей страны. Следует также понимать, что создание мегарегулятора – не требование Всемирного банка или других международных доноров, а чисто украинская инициатива.

Поэтому вопрос "сплита" сейчас стал сугубо политическим и даже политиканским, а не стратегическим, экономическим и профессиональным, как это должно было бы быть.

- Одним из основных аргументов сторонников "сплита" является то, что у Нацкомфинуслуг якобы не хватает институциональных возможностей для эффективного регулирования небанковского финансового рынка. Как экс-глава Нацкомиссии, вы согласны с этим утверждением?

- Абсолютно не согласен. Когда я слышу утверждения, что Нацкомфинуслуг не хватает институциональных возможностей, всегда хочется сказать, что не хватает не их, а личной политической воли пользоваться своими полномочиями.

Закон о финуслугах и положение о Нацкомфинуслуг, которые регламентируют полномочия комиссии, существенно не менялись долгие годы. При этом качество надзора в разное время было разным. Оно всегда зависело от желания активно пользоваться теми регуляторными инструментами, которые есть в распоряжении Нацкомфинуслуг.

Приведу пример. Нацкомфинуслуг сейчас практически перестала вводить временные администрации. В свое время ведение временной администрации в страховую компанию "Гарант-Авто" позволило организовать уход страховщика с рынка минимально болезненно, хотя бы, изъяв бланки ОСАГО, сохранив всю информацию о клиентах и произошедших страховых событиях. Этот инструмент надзора есть, за прошедшие несколько лет его можно было еще доработать и использовать при необходимости еще более эффективно. Но не используют. Так вопрос в наличии институциональных возможностей или в готовности их применять? Даже сейчас во время моратория на проверки компаний, существует возможность получения индивидуальных разрешений на такие проверки.

При этом баланс полномочий Нацкомфинуслуг, Государственной регуляторной службы, Антимонопольного комитета и Минюста минимизирует риски давления на бизнес. В законе же о "сплите" нам предлагают совсем другую модель, в которой НБУ становится чуть ли не полновластным "сюзереном" для компаний небанковского финансового сектор – "хочу - казню, хочу - милую". Это неприемлемо в демократической стране, какой мы стремимся стать.

Также несостоятельны утверждения, что комиссии не хватает финансирования. Если есть важные цели и понятные механизмы их реализации, государство готово выделять дополнительное финансирование. Я хорошо знаю ситуацию: например, комиссии недавно было выделено 10 млн грн на техническое переоснащение и модернизацию IT-систем.

Нам надо прекратить концентрироваться на попытках зарегулировать небанковский финансовый рынок и сконцентрироваться на его развитии, в том числе, и путем создания эффективной законодательной и нормативной базы, постепенного отказа от желания ходить на проверки, заменяя это риск-ориентированным подходом, стресс-тестированием, оценкой динамики финансовых показателей и прочими инструментами пруденциального надзора.

- Недавно в ВР был зарегистрирован законопроект №8415, одним из авторов которого являетесь вы. Он, в том числе, предусматривает усиление институциональных возможностей Нацкомфинуслуг как регулятора. В чем тогда отличие между законопроектом №2413-а и данным законопроектом? Усилится ли надзор за небанковским финансовым рынком в исполнении Нацкомфинуслуг или Нацбанка?

- Существует ряд законопроектов, которые очень нужны для развития небанковского, в частности, страхового рынка, а они долгое время "лежат под сукном" и не принимаются ВР. Это принципиально обновленные редакции законов "О страховании" и "Об ОСАГО". Принятие первого законопроекта позволит решить вопросы определения платежеспособности компании на основе расчетов многофакторной модели рисков (так, как это делается в европейских странах), корректного вывода компаний с рынка, цивилизованной и простой передачи страховых портфелей, и урегулировать многие другие важнейшие аспекты. Новая редакция закона "Об ОСАГО" уберет причины для подавляющей части жалоб потребителей, усилит гарантийные функции МТСБУ.

Законопроект №8415 – часть того же пула законов, нацеленных на то, чтобы рынок развивался и двигался в сторону европейских правил игры. Это системный закон о том, как регулировать небанковский финансовый рынок, и затрагивает многие ключевые моменты работы рынка – лицензирование, определение ликвидности и платежеспособности и др. Что касается законопроекта о "сплит" - это закон исключительно про передачу полномочий от Нацкомфинуслуг к НБУ. Принципиальная разница очевидна.

Законопроект №2413-а нацелен на вывод компаний с рынка, а 8415-й – на развитие рынка, или, если уж мы говорим о его очистке, - на то, как это сделать максимально безболезненно для потребителей финансовых услуг.

Что касается конкретно работы Нацкомфинуслуг, то законопроект №8415 добавляет комиссии как регулятору не столько полномочий, сколько инструментария для их эффективной реализации.

- Несмотря на то, что часть ваших коллег по комитету поддерживают законопроект о "сплите", вы последовательно выступаете против его принятия. В чем вы видите риски и недостатки данного законопроекта?

- От национальной банковской системы остались "рожки да ножки" - на 1 января 2014 года в Украине было 180 банков, сейчас – 82, более половины банковского капитала принадлежит государству, весьма значительная часть – банкам с иностранным капиталом. Руководство Нацбанка практически полностью уничтожило украинский капитал в банковском секторе, но он еще сохранился в небанковском. И я категорически против того, что небанковский финансовый сектор повторил судьбу банковского.

Иностранные компании строят бизнес в Украине с целью получения прибыли, и могут уйти из Украины в любой момент, а украинский бизнес – основа не только экономики страны, но и ее национальной финансовой безопасности. Это и есть основной риск – утрата Украиной финансовой независимости, разрушение целых отраслей экономики.

Пытаясь делать резкие изменения, мы должны помнить и о наших гражданах, о потребителях финансовых услуг. Сегодня у НБУ нет задачи и функций защищать интересы потребителей, в то время как для Нацкомфинуслуг эта цель прямо прописана в законодательстве.

В нынешних условиях такая передача функций от Нацкомфинуслуг к НБУ не целесообразна, нам следует развивать деятельность Нацкомфинуслуг, решая вопросы ее институциональной и финансовой обеспеченности, в том числе, и путем принятия системных законопроектов, действительно регулирующие рынок, а не просто передающих власть от одного органа другому, попутно "закручивая гайки" национальному бизнесу.

Украина > Финансы, банки > interfax.com.ua, 9 июля 2018 > № 2683627 Максим Поляков


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter