Всего новостей: 2492012, выбрано 34741 за 0.121 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Россия. Арктика. ДФО > Армия, полиция > redstar.ru, 18 мая 2018 > № 2610408 Сергей Кобылаш

Летали и летать будем

Дальняя авиация успешно выполняет задачи по обеспечению безопасности в Арктике.

Экипажи стратегических ракетоносцев выполняют патрулирование в Арктике в строгом соответствии с Международными правилами использования воздушного пространства. О расширении географии применения и новых задачах воздушных «стратегов», поступлении новой авиационной техники и новейших «изделий», а также о разнице между перехватом и сопровождением и о некоторых других особенностях взаимоотношений с иностранными партнёрами «Красной звезде» рассказал командующий дальней авиацией Герой Российской Федерации генерал-лейтенант Сергей КОБЫЛАШ.

– Разрешите уточнить, что было представлено делегации Совбеза России во главе с Николаем Патрушевым на авиабазе Энгельс?

– Делегации Совета Безопасности был представлен весь спектр авиатехники и современного вооружения, который сегодня применяется экипажами дальней авиации и в плане боевой подготовки, и при выполнении поставленных нам задач.

Здесь находятся самолёты Ту-160, Ту-95МС, Ту-22М3. На представленном здесь стратегическом ракетоносце установлена крылатая ракета воздушного базирования Х-102. На дальнем бомбардировщике Ту-22М3 подвешены новые авиационные управляемые ракеты Х-32, которые успешно испытаны в Баренцевом море.

В условиях расширения спектра и масштабов выполняемых силами дальней авиации задач нам конечно же не обойтись без надёжного помощника, без Ил-78 – топливозаправщика, который временно базируется здесь, пока на аэродроме под Рязанью выполняют посадку больше 100 единиц авиатехники для проведения 3-го этапа конкурса «Авиадартс». Поэтому 78-е временно находятся у нас, отсюда им удобнее выполнять задачи.

– В чём выражается расширение географии и масштабов выполняемых задач, о которых вы говорите?

– Полёты экипажей стратегических бомбардировщиков-ракетоносцев на экватор, в Индонезию говорят о том, что спектр задач увеличивается вместе с диапазоном тех направлений и аэродромов, на которых нам поручено обозначить своё присутствие. В прошлом году Ту-22М3 впервые выполняли посадки и в Анадыре, и в Воркуте.

В этом году планируем перелететь в Анадырь ещё и самолётами Ту-160. Сейчас Арктика имеет для нас стратегическое значение, поэтому мы осваиваем новые для себя аэродромы и изделия, которые позволят обеспечить безопасность страны со стороны морских границ и на этом направлении. С расширением спектра и масштабности задачи увеличиваются. Соответственно и требования к командованию дальней авиации. Поэтому и внимание со стороны руководства государства к нам соответствующее.

– Недавнее патрулирование в Арктике стратегических ракетоносцев наделало немало шума на Западе.

– Задачи, которые мы буквально на днях выполняли в Арктике, в частности полёты на воздушное патрулирование Арктической морской зоны 11 мая, действительно привлекли внимание многих. С аэродрома Анадырь взлетали самолёты-топливозаправщики Ил-78 и ракетоносцы Ту-95МС, а с аэродрома Оленегорск – топливозаправщики Ил-78 и самолёты морской авиации Ту-142. Экипажи Ту-95 совместно с экипажами Ту-142 Северного флота успешно выполнили поставленную перед ними задачу.

А что касается сопровождения наших самолётов истребителями F-22 ВВС США, то мы регулярно с этим сталкиваемся, особенно при воздушном патрулировании. От одного сопровождения, как было в этот раз, до 5–7 сопровождений различными группами истребителей иностранных государств, рядом с территорией которых по нейтральным водам мы выполняем полёты. Вблизи своих границ авиация этих государств имеет такое же право на сопровождение, как и мы на воздушное патрулирование.

Вероятно, их волнуют возможности наших «стратегов» находиться в этой зоне, поэтому они всячески пытаются обострить эту тему хотя бы на уровне СМИ, чтобы упрекнуть нашу страну в каких-то, только им ведомых, «неправомерных действиях». Но могу вам ответственно заявить: дальняя авиация ни единого случая нарушения международного права, а тем более чужих государственных границ в воздушном пространстве не допускала. Все задачи экипажи выполняли и выполняют в полном соответствии с международными правилами.

– Насколько известно из общения с экипажами, наши лётчики всегда стараются вести себя в воздухе максимально корректно.

– Да, и так было всегда. И во времена холодной войны, когда эти ситуации описывали лётчики и с одной, и с другой стороны. Знали друг друга чуть ли не по имени, поскольку подобные патрулирования проводились довольно часто. И сейчас при выполнении задач патрулирования критических ситуаций в воздухе не возникает. Если и предпринимаются попытки сближения в нарушение установленных дистанций, которые для всех определены международными нормативными документами, то в таких случаях их вежливо просят подвинуться и стать на своё место.

Задачи патрулирования дальняя авиация решает при строгом соблюдении международных правил

– В этом и есть разница между сопровождением, которое является стандартной для всех процедурой, и тем, что в иностранной прессе именуют «перехватом»?

– Конечно. Перехват выполняется уже с намерением применения оружия. А сопровождение – это просто полёт на установленной друг от друга дистанции. Соседи сопровождают, убеждаются, что мы ничего не нарушаем. Соответственно, и у них никаких оснований для перехвата быть не может. Мы такого повода никому не даём.

– Очевидно, в таких условиях требования к командованию дальней авиации, как и внимание, повышенные. В чём конкретно это выражается?

– Вот сейчас, например, мы с вами находимся на стоянке прилетающих самолётов. Новое покрытие взлётно-посадочной полосы выложено из современных материалов. И это только первый этап модернизации. Второй предусматривает развитие всей инфраструктуры авиабазы в Энгельсе. Это и строительство штабов, других необходимых зданий и сооружений, чтобы всесторонне и максимально обеспечить жизнедеятельность соединения дальней авиации.

Отсюда, со стоянки, вы можете видеть новый топливозаправочный комплекс, который был введён в прошлом году и в настоящее время полностью обеспечивает потребности соединения в топливе. Новый комплекс и техника, которая сейчас стоит на вооружении, обеспечивают более быструю и более качественную подготовку авиационной техники к выполнению задач по предназначению.

– На первом в этом году совещании с руководством Вооружённых Сил Верховный Главнокомандующий поставил масштабные задачи, в том числе по развитию дальней авиации.

– Внимания развитию дальней авиации в целом уделяется значительно больше и мы это видим на примере конкретных решений. В их числе решение Верховного Главнокомандующего о воспроизводстве самолётов Ту-160, которые мы будем получать, и о дальнейшем развитии перспективного авиационного комплекса дальней авиации, который в будущем придёт на смену имеющимся сейчас на вооружении самолётам Ту-95МС и Ту-22М3.

Авиационная техника, которая сейчас находится на вооружении, не меняя внешнего облика, постоянно совершенствуется. Идёт её непрерывная модернизация: переход на новое оборудование, системы. Всё это призвано обеспечить максимальную эффективность авиации при защите национальных интересов на стратегических направлениях. У нас большая страна, и в лице дальней авиации Вооружённым Силам и стране нужна «длинная рука», соответствующая возможностям XXI века.

Александр АЛЕКСАНДРОВ, «Красная звезда»

Россия. Арктика. ДФО > Армия, полиция > redstar.ru, 18 мая 2018 > № 2610408 Сергей Кобылаш


Россия. СЗФО > Армия, полиция > redstar.ru, 18 мая 2018 > № 2610406 Александр Носатов

Балтийский флот: курс на обновление

Военные моряки успешно выполняют все поставленные перед ними задачи.

315 лет назад, 18 мая 1703 года, отряд из 30 шлюпок с экипажем из солдат Преображенского и Семёновского полков под командованием Петра I после жаркого абордажного боя захватил в устье Невы шведскую шняву «Астрильд» и бот «Гедан». В честь этого события Пётр I повелел выбить медаль со словами «Небываемое бывает». Таким образом на свет появился самый старый из флотов России – Балтийский. Сегодня флотом командует вице-адмирал Александр Носатов, с которым беседует корреспондент «Красной звезды».

– Александр Михайлович, Балтийский флот начался со слов «Небываемое бывает», с тех пор моряки-балтийцы неоднократно подтверждали, что невозможное – наша работа. Сегодня вам часто приходится ставить перед подчинёнными сложные, неординарные задачи?

– Калининградская область – особый регион из-за его геополитического положения. И балтийцам приходится решать регулярно непростые задачи. Например, в январе этого года в базу вернулись из дальнего похода корветы «Бойкий» и «Сообразительный». В ходе несения боевой службы корабли впервые вышли в Индийский океан. Сегодня мы способны ответить на любую современную угрозу, защитить политические и экономические интересы России как в регионе, так и за его пределами.

– Балтийский флот каждый год пополняется новыми кораблями и самолётами, юбилейный, 2018 год не станет исключением?

– Последнее десятилетие Балтийский флот держит курс на обновление. Каждый год флот планово пополняется новейшими образцами вооружения и техники. Кроме этого, уже имеющаяся на вооружении техника проходит модернизацию и по своим параметрам соответствует времени.

В частности, за два последних года полное техническое перевооружение прошли ракетные части 11-го армейского корпуса и Балтийской военно-морской базы. У нас успешно эксплуатируются береговые ракетные комплексы «Бал» и «Бастион», способные эффективно противостоять любым угрозам с моря, новейшие мобильные комплексы «Искандер-М», поступившие на вооружение армейского корпуса флота. В этом году мы продолжим принимать новую технику: зенитные ракетные комплексы С-400 усилят возможности группировки ВВС и ПВО, а в состав соединения ракетных кораблей войдёт новый МРК проекта 22800 «Ураган», способный нести крылатые ракеты «Калибр». Помимо этого, в программе перевооружения запланировано поступление двух больших гидрографических катеров, а авиаторы флота получат новые самолёты Су-30СМ и вертолёты Ка-27М.

– Флот – это не только техника, но и люди, которые на ней служат. Как сегодня обстоят дела у моряков-балтийцев в бытовом плане?

– Для того чтобы качественно выполнять учебно-боевые задачи, для личного состава должны быть налажены качественный быт и система обеспечения флотских мероприятий. Мы постоянно совершенствуем инфраструктуру соединений и частей, ведётся строительство нового и капитальный ремонт действующего казарменного фонда, столовых для личного состава, хранилищ и укрытий для техники и вооружения. Кроме этого, мы продолжаем строительство нового служебного жилья и модернизируем так называемый вторичный фонд служебных квартир и общежитий для офицеров и военнослужащих по контракту.

Ни для кого не секрет, что Балтийское море – одна из крупнейших площадок в нашей стране для кораблестроения, испытания новейших кораблей и морского оружия для ВМФ России. Моряки-балтийцы постоянно участвуют в процессе их освоения и качественно выполняют эту ответственную задачу. Поэтому с уверенностью говорю, что за морскую выучку личного состава кораблей, подводных лодок и вспомогательных судов флота я спокоен.

– Последние годы в Вооружённых Силах РФ резко интенсифицировалась боевая подготовка, что в этом плане ожидает ваших подчинённых?

– До конца года нам предстоит принять участие в нескольких десятках мероприятий боевой подготовки различной направленности. Корабли и суда флота ждут дальние походы в Атлантику, Арктику, Восточное Средиземноморье, Индийский и Тихий океаны. В настоящее время учебный корабль Балтийского флота «Перекоп» с курсантами на борту пересёк Индийский океан, осуществил несколько визитов в порты Шри-Ланки, Индонезии, Папуа-Новой Гвинеи, принял участие в международных многонациональных учениях гуманитарной направленности в Тихом океане «Комодо-2018». Ещё одним важным мероприятием станет проведение на полигоне Хмелёвка в июне этого года армейского этапа конкурса по профессиональной выучке «Морской десант».

– С какими результатами подошли к 315-й годовщине флота моряки-балтийцы?

– Экипажи кораблей Балтийского флота регулярно отрабатывают курсовые задачи в море, несут боевые вахты в различных районах Мирового океана. В общей сложности в зимнем периоде корабли и подводные лодки выполнили более 700 мероприятий боевой подготовки. В частности, корабельные силы флота выполнили более 200 боевых упражнений с практическим применением ракетного, артиллерийского, торпедного и минного оружия. Корабли флота сдали порядка 100 курсовых задач в море, выполнили около 130 ракетных и артиллерийских стрельб, 20 минно-торпедных упражнений. Подготовлено несколько ударных, тральных и десантных корабельных тактических групп.

Части и соединения 11-го армейского корпуса Балтийского флота провели более 1000 боевых стрельб в составе подразделений, свыше 800 стрельб из стрелкового оружия, выполнили более 300 упражнений по вождению боевых машин и специальных автомобилей. По сравнению с аналогичным периодом прошлого года интенсивность боевой учёбы подразделений армейского корпуса возросла на 15 процентов.

Самолёты и вертолёты морской авиации Балтийского флота увеличили общий налёт по сравнению с прошлым годом на 15 процентов. 85 процентов лётного состава Балтийского флота имеют различные степени классности.

В рамках подготовки к АрмИ-2018 команды Балтийского флота приняли участие в 20 конкурсах профессионального мастерства, в 19 из них – заняли первые и призовые места.

По итогам зимнего периода лучшим объединением флота признана Балтийская военно-морская база. Среди корабельных соединений отмечено соединение десантных кораблей Балтийского флота. Среди надводных кораблей лучшими стали корвет «Бойкий», малый противолодочный корабль «Кабардино-Балкария», большой десантный корабль «Королёв», малый ракетный корабль «Зелёный Дол», морской тральщик «Александр Обухов» и судно связи «Адмирал Фёдор Головин». Кроме того, лучшим в 11-м армейском корпусе признано ракетное соединение, в морской авиации – истребительная эскадрилья Су-27, в соединении противовоздушной обороны флота – 183-й зенитный ракетный полк.

В летнем периоде обучения Балтийский флот ждут не менее масштабные задачи, включая дальние походы кораблей в районы Средиземноморья, Тихого океана и Арктики, а также участие над-водных кораблей и судов Балтийского флота в плановых мероприятиях боевой подготовки. При этом интенсивность выходов кораблей в море в летнем периоде обучения значительно возрастёт.

– Что вы хотели бы пожелать личному составу старейшего флота России в день его 315-летия?

– Желаю балтийцам и впредь оставаться верными традициям основателя нашего флота – Петра I: любить морскую службу, быть преданными своей стране и воинскому долгу. Служба на Балтике – огромная ответственность, но я уверен, что мы с честью пронесём Андреевский флаг на всех морях и океанах, куда Родина направит корабли Балтийского флота.

Тимур ГАЙНУТДИНОВ, «Красная звезда»

Россия. СЗФО > Армия, полиция > redstar.ru, 18 мая 2018 > № 2610406 Александр Носатов


Россия > СМИ, ИТ. Недвижимость, строительство > snob.ru, 18 мая 2018 > № 2610136 Виталий Мутко

Виталий Мутко: Чемпионат мира обошелся нам в 700 миллиардов

18 мая премьер-министр Дмитрий Медведев представил Владимиру Путину состав нового правительства. Вице-премьером, курирующим строительство и региональную политику, в нем будет Виталий Мутко, курировавший до этого спорт, туризм и молодежную политику. Перед назначением чиновник ответил на вопросы «Сноба» о переходе на новую должность

Ваша новая работа со спортом вроде бы никак не связана, но встречаемся мы с вами не на стройке, а в Лужниках, на стадионе.

Здесь еще недавно шла очень серьезная стройка. Вы же понимаете, что чемпионат мира — это не только спортивный проект. Я отвечал за реализацию всех обязательств государства, которые были взяты. В общей сложности мы построили около 600 объектов, пока готовились к турниру.

Сноб: Есть еще что-то, что не успели достроить?

Сегодняшнюю готовность я оцениваю на 95 процентов. Капитальные объекты, конечно, все построены. Основная задача сейчас — это оформление городов к чемпионату мира — мы это сознательно не делали до Дня Победы. Три гостиницы осталось ввести в эксплуатацию — в Калининграде, Самаре и Саранске. Здесь, в Лужниках, переделывают сейчас зону кейтеринга под требования ФИФА. В общем, остались какие-то мелочи — и можно давать стартовый свисток.

Сноб: Сколько все это стоило?

Там еще надо уточнять, но в общем и целом из федерального бюджета было выделено 380 миллиардов, еще 200 миллиардов — частные деньги, и 100 миллиардов — субъекты федерации.

Сноб: Итого 700 миллиардов рублей — стоимость чемпионата мира?

Примерно 700 миллиардов, но я бы не стал говорить, что это стоимость чемпионата. Аэропорты, дороги, станции скорой помощи, железнодорожные вокзалы, строительство новых станций метро в Санкт-Петербурге и Нижнем Новгороде, и так далее, и так далее — я могу долго перечислять. Мы это успели сделать к чемпионату мира, но после того, как турнир закончится, никто эти объекты не разберет и не закроет, вы же это понимаете.

Сноб: Сколько ФИФА заплатит России за проведение чемпионата?

Они, к сожалению, скорректировали свою программу в сторону уменьшения, раньше организаторы чемпионатов мира получали от ФИФА больше, сейчас эта цифра составляет 600 миллионов долларов — именно столько они проинвестируют.

Сноб: Почему именно вам предложили курировать строительство в новом правительстве? Потому что вы следили за стройкой к чемпионату мира?

Наверное, не я должен отвечать на этот вопрос, но, думаю, подготовка к чемпионату имела значение. Опыт накоплен большой.

Сноб: Уже можно обрисовать главные задачи, которые вы перед собой ставите?

Есть приоритеты, которые определены президентом в майском указе, где речь идет о строительстве 120 млн квадратных метров жилья, о том, что до 5 миллионов семей ежегодно должны улучшать свои жилищные условия. Это моя задача — создать такую программу. Кроме того, я ведь не только строительство курирую, но и вопросы регионального развития с акцентом на Дальний Восток, Калининградскую область и Северный Кавказ. И наконец, ЖКХ. Вот такие три глобальных направления.

Сноб: Что нужно сделать, чтобы 5 миллионов семей ежегодно улучшали свои жилищные условия?

Объединить весь строительный комплекс страны, финансовый рынок, вовлечь в земельный оборот новые участки — много чего нужно сделать. Работа в правительстве — это не в каске на стройке. Моя задача заниматься правильным регулированием, создавать условия, поддерживать строительную промышленность.

Сноб: А можно конкретнее?

Конкретнее я могу сказать уже после того, как будут сформированы комитеты, комиссии, — надо понять, какие у нас будут полномочия. Строительная отрасль огромная, и она так или иначе цепляет за собой все отрасли экономики. Только напрямую в ней заняты пять миллионов человек.

Записал Чермен Дзгоев

Россия > СМИ, ИТ. Недвижимость, строительство > snob.ru, 18 мая 2018 > № 2610136 Виталий Мутко


Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > carnegie.ru, 18 мая 2018 > № 2610040 Григорий Ревзин

Путин и город. Каким будет строительство нового срока

Григорий Ревзин

Нас ждет попытка разогнать массовое индустриальное строительство до 120 млн квадратных метров. 120 не получится, а 100 – вполне; ухудшение качества строительства будут обосновывать необходимостью все удешевить, чтобы исполнить указ президента. 100 млн квадратных метров – это примерно 4-5 млн человек, найти эти 5 млн платежеспособных человек в год вряд ли получится. Это означает, что программа так или иначе потребует госфинансирования, а следовательно – закрепится с железобетонной силой

Майский указ президента, ставший чем-то вроде программы на следующий срок, помимо прочего содержит специальный «урбанистический» раздел. Там две принципиальные цели:

«Увеличение объема жилищного строительства не менее чем до 120 млн квадратных метров в год;

кардинальное повышение комфортности городской среды, повышение индекса качества городской среды на 30%, сокращение в соответствии с этим индексом количества городов с неблагоприятной средой в два раза».

Общий тренд в анализе этого документа – его критика за то, что поставленные цели могут быть достигнуты чисто статистическими способами, изменением методов подсчета. Возможно, именно в этой перспективе следует рассматривать требование увеличить качество городской среды по индексу качества на 30%. Этот индекс, разработанный по заказу Минстроя, еще не внедрен, нынешние показатели там полностью рассчитаны только для трети российских городов, и сейчас как раз хорошее время для того, чтобы его перенастроить под цели выполнения указа.

Но если отвлечься от индекса, вопрос о самом качестве более или менее понятен. 90% застройки города – жилье, поэтому качество среды – это прежде всего качество домов. Сегодня мы строим 80 млн квадратных метров жилья в год, должны – 120 млн. Указ, по сути, требует на треть увеличить количественные показатели и на треть же качественные. Каждый, кто знаком с массовым производством, понимает, что это противоречивая задача, решить которую более или менее невозможно. Однако, как недавно стало принято говорить в кругах, связанных с конституционным казусом 2024 года, «невозможное неизбежно», поэтому имеет смысл подробнее обозначить координаты неизбежного.

Непобедимая спальность

Мечта изменить облик наших городов и создать на их месте нечто принципиально иное приходит часто. Возьмем недавние характерные случаи. Семь лет назад тогдашний президент Дмитрий Медведев своим указом создал Новую Москву. Напомню, как она ему виделась.

«Новые районы столицы не должны быть просто спальными безликими кварталами. Таких у нас, к сожалению, в стране хватает, их и в Москве хватает. Предлагается рассмотреть вопрос о полном запрете строительства жилья по старым технологиям, необходимо подключить ведущие архитектурные мировые компании. Новые территории должны застраиваться в основном малоэтажными зданиями по современным европейским нормам».

Новая Москва не так чтобы очень развивается, но все же и не то чтобы совсем остановилась. Чего там нет – это малоэтажной европейской застройки. Там появились квадратные километры типовых индустриальных домов высотой 20–30 этажей. В последние два года, впрочем, наметилась тенденция сокращения высотности до брежневской 12-этажной пластины, но образа европейского города все равно не вышло. Есть, впрочем, некоторое сходство с китайскими городами.

В прошлом году нынешний мэр Москвы Сергей Собянин объявил программу реновации. Микрорайоны пятиэтажек должны сноситься и заменяться чем-то другим, а чем – сначала было неясно. Я не буду касаться ни масштабов программы, ни ее ожесточенной критики – об этом много написано.

Собянин объявил конкурс на застройку освобождающихся участков. Как и у Медведева, к программе привлекли ведущие архитектурные бюро – и отечественные, и собранные по миру, несмотря на санкции. Районы пятиэтажек расположены в срединной зоне Москвы, их снос по идее предполагает возможность создать принципиально новые элементы расселения, которые стали бы для спальных районов Москвы новыми центрами. Эти новые эталоны массовой постсоветской застройки и проектировали более сотни архитектурных бюро со всего мира.

Результаты конкурса можно на этой неделе увидеть на выставке «АРХ-Москва» в ЦДХ. Там есть интересные работы – Владимир Плоткин, Сергей Скуратов, Никита Явейн. Но разбирать их проекты не имеет смысла. Это самый странный архитектурный конкурс за последнее десятилетие – в нем не только не реализуется проект победителя, в нем вообще не проведено итоговое заседание жюри и не выбран победитель. Есть лишь финалисты первого тура – 20 человек, война закончилась, кто победил, не знаю.

Не завершив конкурс, Марат Хуснуллин начал проводить тендеры на проектирование отдельных районов пятиэтажек и на 12 апреля 2018 года провел их на 1,4 млн квадратных метров. Большую часть подрядов получила компания Москапстрой и группа ПИК.

Москапстрой – это лужковская программа сноса пятиэтажек, типовые пластины от 25 этажей. Они в комментариях не нуждаются. Другое дело – ПИК. Когда ПИК объявила о своем участии в реновации, я написал, что перед нами те же самые позднесоветские спальные районы, подвергшиеся рестайлингу. После этого я имел удовольствие несколько раз пообщаться с владельцем ПИК Сергеем Гордеевым, который жестко со мной не соглашался, указывал на мою слабую информированность и некомпетентность. По его мнению, он создает «новый айфон» в сфере массового жилья, и он влюблен в свой продукт.

Он был так горяч и убедителен, что я поехал на Варшавское шоссе и в Бутово (там у ПИК два микрорайона), но в итоге остался при своем. Новое качество жилья создается не отделкой фасада, входными и лифтовыми группами, и даже не благоустроенными пространствами неуклюже бескрайних размеров под названием «дворы». У ПИК по-прежнему, как в советском микрорайоне, получается не город, а склад спальных контейнеров на пустыре, хотя, конечно, это гораздо лучше отделанные контейнеры, порядка в их постановке один на другой гораздо больше, а пустырь благоустроен или будет благоустроен. Это все взамен на увеличение количества этажей примерно вдвое против брежневского микрорайона. Сергей Эдуардович, это не новый айфон в жилье, это китайская подделка под аппарат селекторной связи, который Philips снял с производства в начале восьмидесятых.

При этом замечу, что Сергей Гордеев – это не только большой бизнес, это человек, прекрасно разбирающийся в современной архитектуре, девелопер, чьи здания (под маркой фирмы Horus) получали (и заслуженно) многочисленные награды, в свое время он специально прервал бизнес-карьеру, для того чтобы получить архитектурное образование в Лондоне. Это не Марат Хуснуллин, ему в первую очередь интересна архитектура, а не темпы и объемы строительства. И Сергей Собянин, как вы к нему ни относитесь, это не Дмитрий Медведев, у него не прекрасные мечты и горькие обиды, но выполненная колоссальная программа модернизации города. На сегодняшний день московский мэр самый успешный и компетентный в области урбанистики и городского хозяйства представитель высшего круга власти.

Результат, однако ж, более или менее тот же самый. В Москве получилось так: центру города – современная люксовая европейская среда, спальным районам – снос и реинкарнация позднесоветского стройкомплекса.

Квадратные метры увеличиваются, среда деградирует, но это вряд ли можно отнести к недочетам политиков. Достаточно оценить частный девелопмент, посмотреть продукцию крупнейших девелоперских компаний России – не только группы ПИК, но и ЛСР, Selt Group, «Югостройинвеста», «Эталона», МИЦ, «Самолет-девелопмента» и так далее, чтобы увидеть – это не проблема представлений о городе, некомпетентности, вкусов и вообще любых личных качеств тех, кто это делает. Компании разные, а кажется, что все это придумал кто-то один.

У лучших из этих компаний есть проекты жилья бизнес-класса, как знаменитый «ЗИЛарт» у ЛСР, и там, разумеется, иное качество среды, но в массовом жилье они схожи, как продукция одного автозавода. Везде типовые пластины под 30 этажей. Не улицы, а дороги, не площади, а транспортные развязки, не дворы, а поля, совмещающие функции автомобильной парковки с детской площадкой (апофеоз шизофрении этого типа расселения); везде проблема первого этажа, где коммерческие функции не приживаются, а жилье сомнительно – везде одно и то же. Отличается отделка и цвет, базовое изделие одно и то же.

Это изделие принципиально устарело. Его основа – концепция города, принятая еще в 1928 году C.I.A.M. – Международным конгрессом современной архитектуры, созданным Ле Корбюзье. Это концепция зонирования индустриального города, в котором отдельно есть зона селитьбы, отдельно – производственная, отдельно – административная и отдельно – рекреационная. И в селитьбе нет никаких функций, кроме жилья, – собственно, так и образуется спальный район.

Все это имело смысл, когда те, кто там спали, днем работали на заводах, и по мере того как производство уходило из города, этот смысл утратило. В 1974 году в Сент-Луисе был взорван первый такой микрорайон (он назывался Прюитт – Игоу в честь двух конгрессменов, в 1956 году пролоббировавших его строительство) как окончательно устаревший и утративший смысл. 2870 квартир, 33 одиннадцатиэтажные пластины по проекту Минору Ямасаки (того самого, который потом строил башни-близнецы WTC), продукт, не уступавший сегодняшним изделиям группы ПИК.

Вообще-то к таким вопросам лучше подходить без алармизма, но все ж таки это черт знает что – то, что мы проектируем сегодня как образ будущего, американцы взрывали в 1974 году как устаревшее. Так нельзя.

Сочи или Новая Москва

Если же все-таки сохранять спокойствие, то можно сказать следующее. Критерии качества среды в том же индексе, на который ссылается майский указ, распределяются по принципу базовых и производных. Базовые – это безопасность и комфорт. Производные – это разнообразие, идентичность и пригодность для развития бизнеса и социального капитала.

Специфика спального района индустриального жилья в том, что он удовлетворяет базовым критериям (и постепенно все лучше их обеспечивает) и блокирует производные. Говорить о разнообразии и идентичности в спальных районах неприлично. Никакой бизнес – ни кафе, ни тем более рестораны, ни парикмахерские, ни прачечные, не говоря уж о креативных бизнесах – там не выживают, потому что никому в голову не придет тащиться через газон к 30-этажному дому, где на первом этаже находится кафе.

Чтобы жил бизнес, нужен поток; чтобы создать поток, нужна улица; чтобы создать улицу, нужен квартал; чтобы создать квартал с двором не как футбольное поле, нужна застройка в 5–7 этажей. Это азбука. Сегодняшние европейские стандарты качества городской среды требуют 40% нежилой функции в жилье в центральной зоне города и 20% на периферии – в наших спальных районах это, как правило, 3–5%, а 10% – в исключительных случаях.

У Медведева не получилось, у Собянина пока не получается, посмотрим, как будут дела у Путина. Как ни странно, у него в этом отношении есть некий актив. В послании Федеральному собранию он говорит: «Нам нужно создать современную среду для жизни, преобразить наши города и поселки. <…> У нас уже есть успешный опыт обновления городской среды и инфраструктуры. От этого хочу сейчас оттолкнуться. Этот опыт есть и в Казани, во Владивостоке, в Сочи. <…> Мы в принципе научились это делать».

Казань – это Иннополис, Владивосток – это университетский кластер на острове Русский со своим кампусом, а Сочи – это горнолыжный кластер к Олимпиаде. Сюда можно было бы добавить и Сколково, но этот успех Медведева, где удалось создать любимую им малоэтажную среду европейского типа, не был упомянут. А вот Сочи, как и Владивосток, – это проекты самого Путина.

Во время строительства проекты Сочи неоднозначно оценивались архитектурной критикой, кто-то видел в них возрождение архитектуры сталинизма и даже фашизма, что, впрочем, может быть связано с довольно специфической атмосферой вокруг путинской Олимпиады. Дальнейшая невероятно успешная жизнь курорта показала, что гражданам такие города нравятся. Да и если отключиться от политического шума, следует признать, что построить сегодня такой город с нашими нормами и правилами, нашими традициями строительства – это исключительное достижение.

Некоторые связывают с этим успехом несколько неожиданное назначение Виталия Мутко вице-премьером по строительству и городской среде, хотя большинство считает это случайным совпадением. Но эта исключительность определяется теми исключительными ресурсами, которые были у Владимира Путина и отсутствовали и у Медведева, и у Собянина. Путинские проекты внерыночны, не проверены массовым потребителем, и непонятно, насколько их можно внедрять.

Впрочем, следует признать, что с Сочи есть нюанс. Здесь мы сталкиваемся с феноменом, так сказать, бескорыстного восхищения проектами Владимира Владимировича со стороны девелоперов. Две девелоперские компании из первой десятки – ФСК «Лидер» и «Урбан Групп» – так прониклись образом Горки-города, что взяли архитекторов с путинского проекта (ФСК «Лидер» – Михаила Филиппова, а «Урбан Групп» – Максима Атаянца) и начали внедрять Сочи в массовое жилье.

ФСК «Лидер» начал стройку (Римский квартал в ближайшем Подмосковье), а «Урбан Групп» уже построила и сдала «Город набережных» в Химках. Там самое поразительное не столько в том, что это соответствует всем критериям современной качественной среды и это именно город – с улицами, площадями, кафе и ресторанами, а также рекой и набережными, – сколько в том, что цена квадратного метра была той же, что и в массовом жилье.

Ни административного ресурса, ни бюджета, как на Олимпиаде, здесь не было, и на фоне квадратных километров индустриального домостроения это решение все равно выглядит уникальным. Но, судя по тому, что никто больше не стал повторять этот путь, в нем есть риски, на которые девелопмент массово идти не готов.

Можно сказать, что Владимир Путин обозначил контуры возможного развития городов, и тут в принципе есть потенциал. Однако он сделал это очень кратко. Чтобы реализовать замысел «жилье плюс среда», трех слов в майском указе и абзаца в послании Федеральному собранию недостаточно.

Против такой программы действует огромная инерция, до известной степени – инерция нашей сегодняшней цивилизации, способной строить лишь новые города из индустриальных типовых домов. 70% россиян живут в городах, 70% городской застройки по стране – типовые дома. Наш национальный тип жилья – это квартира в типовом индустриальном доме, так живет каждый второй человек.

Другое дело – насколько люди удовлетворены этим национальным типом. 60% городского населения имеют дачи, что в принципе указывает на потребность в чем-то ином. Индивидуальные жилые дома ни государство, ни крупные компании у нас не строят, но в майском указе и не говорится, что рост до 120 млн в год должен происходить только за счет городских многоквартирных домов. А поскольку индивидуальных домов у нас строится около 50 млн квадратных метров в год, тут открываются большие статистические перспективы.

Но сначала нас ждет попытка разогнать массовое индустриальное строительство до 120 млн квадратных метров. 120 не получится, а 100 – вполне, причем ухудшение качества строительства будет обосновываться необходимостью все удешевить, чтобы исполнить указ президента. 100 млн квадратных метров – это примерно 4–5 млн человек, половина населения Москвы – в год. Причем непонятно, где найти эти 5 млн человек в год платежеспособного спроса. Верхняя страта среднего класса за 10 лет уже обихожена частным девелопментом, остались неплатежеспособные. Это означает, что программа так или иначе потребует госфинансирования, а следовательно – закрепится с железобетонной силой. И скорее всего, не по пути не Сочи, а Новой Москвы.

Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > carnegie.ru, 18 мая 2018 > № 2610040 Григорий Ревзин


Иран. Китай. ЕАЭС > Внешэкономсвязи, политика > newskaz.ru, 18 мая 2018 > № 2608818 Вероника Никишина

ЕАЭС сделал рывок к углублению торгового сотрудничества с Ираном и КНР

ЕАЭС и Иран подписали в Астане Временное соглашение о зоне свободной торговли сроком на три года. В эксклюзивном интервью Sputnik Iran министр по торговле Евразийской экономической комиссии Вероника Никишина рассказала об основных сложностях переговорного процесса

Также министр рассказала о том, какое влияние интеграция Ирана с ЕАЭС окажет на участников соглашения и страны Ближнего Востока.

- Как протекал процесс переговоров с Ираном по заключению Временного соглашения? С какими сложностями столкнулась комиссия при проведении этих переговоров?

- Решение о начале переговоров с Ираном было принято президентами государств-членов Союза в конце декабря 2016 года. До этого между Ираном и Союзом действовала Совместная исследовательская группа, в рамках которой профильные эксперты обеих сторон пытались определить наиболее перспективные сферы для взаимодействия в контексте преференциальной торговли. По итогам работы группы была сделана рекомендация о том, что на этом этапе выгоднее заключить временное соглашение, то есть соглашение с ограниченным товарным охватом на определенный срок, посмотреть, какое влияние оно окажет на рост взаимной торговли, и затем уже принимать решение о переходе к постоянно действующей зоне свободной торговли.

Отталкиваясь от этих вводных, мы должны были принять два принципиальных решения – какой охват будет у соглашения и сколько оно будет действовать. Собственно, два этих момента и были главным камнем преткновения в ходе переговорного процесса.

- Какой спектр товаров для торговли между Союзом и Ираном предусмотрен соглашением?

— Временное соглашение – это соглашение с ограниченным товарным охватом и ограниченным уровнем либерализации. Это сделано для того, чтобы стороны могли извлечь выгоду от либерализации сразу после вступления соглашения в силу. Ввиду того, что соглашение будет действовать три года, мы не могли позволить выделить время на "разогрев" для отраслей, которые еще не экспортируют в Иран. Таким образом, соглашение в основном нацелено на то, чтобы укрепить позиции уже существующих экспортеров.

Союз получил от Ирана уступки по достаточно разнообразной товарной номенклатуре. В части сельскохозяйственной продукции это мясо говядины, баранина, сливочное масло, минеральная вода, зерновые, табак. Что касается промышленной продукции, то выиграют экспортеры стали, косметики, лесоматериалов, тракторов, автобусов. Уступками покрыт объем торговли в один миллиард долларов.

- Иран не является членом ВТО. Как были решены вопросы, касающиеся обязательств Ирана по торговле в рамках требований ВТО?

— Поскольку Иран не является членом ВТО, в его законодательстве отсутствуют определенные нормы торгового регулирования, которые для большинства стран мира, в том числе стран Союза, давно являются общепринятыми. Я говорю, прежде всего, о нормах, направленных на обеспечение транспарентности и недопущение дискриминации в отношении импорта, в сравнении с товарами внутреннего производства в таких сферах, как таможенное регулирование, техническое регулирование, санитарный и фитосанитарный контроль, прозрачность госрегулирования для импортеров. На самом деле именно такие нетарифные барьеры, а не высокие таможенные пошлины часто отталкивают экспортеров от желания выходить на иранский рынок.

Во Временном соглашении мы попытались решить эту проблему и установили режим, аналогичный базовому режиму Всемирной торговой организации. Для стран Союза в этих нормах нет ничего необычного, поскольку они стали основой права ЕАЭС, но вот для Ирана это совершенно новые, прогрессивные обязательства, которые потребуют внесения изменений в иранские национальные акты. Для этого в соглашении предусмотрены переходные периоды по ряду положений. Таким образом, с помощью нашего соглашения не только снижаются таможенные пошлины, но и устраняются нетарифные барьеры, повышается предсказуемость и привлекательность иранского рынка.

- ЗСТ предусматривает обнуление таможенных пошлин с обеих сторон. С иранской стороны возникли сложности, связанные с законодательством страны, которое ограничивает снижение пошлины до 4%. Как разрешился этот вопрос? Произошло обнуление или были разработаны другие механизмы?

— Действительно, в Иране действует законодательное ограничение минимально допустимого таможенного тарифа – 4%. Иранские партнеры сразу дали понять, что в рамках переговоров по Временному соглашению не готовы обсуждать полное обнуление тарифа, поскольку это очень чувствительный вопрос. Поэтому для целей временного соглашения мы решили остановиться на следующем: вместо обнуления пошлин будут согласованы тарифные скидки. Уровень тарифных скидок фиксированный, и если Иран изменит свою пошлину в меньшую сторону, то к товарам из Союза будет применяться пошлина по формуле "более низкая пошлина Ирана минус согласованная скидка". А если Иран увеличит свою пошлину, то тогда к товарам из Союза применяется пошлина, зафиксированная в соглашении на момент завершения тарифных переговоров (июль 2017 года).

Стоит отметить, что в рамках переговоров по созданию полноформатной зоны свободной торговли, начало которых предусмотрено непосредственно Временным соглашением, мы с иранскими коллегами, конечно, будем вести речь уже о полном устранении ввозных пошлин во взаимной торговле на абсолютное большинство товаров.

- Кроме экономической выгоды, есть ли политический интерес интеграции Ирана в ЕАЭС?

- Позвольте вас поправить: Иран не интегрируется в ЕАЭС, он интегрируется с ЕАЭС. На данном этапе вопрос о присоединении Ирана к Евразийскому союзу не стоит, у нас разные экономические стратегии. Однако с помощью Временного соглашения, а в последующем – полноформатного соглашения о свободной торговле мы сможем найти точки сближения, укрепить и диверсифицировать существующие торгово-экономические отношения. Я убеждена, что действие режима преференциальной торговли между Союзом и Ираном окажет положительное влияние не только на страны-участницы соглашения, но и на весь регион Ближнего Востока и Средней Азии, потому что будет создана новая точка торгово-экономического притяжения. Думаю, что реализация соглашения также будет способствовать ускоренному созданию инфраструктуры международного транспортного коридора "Север – Юг", проходящего через Иран и Россию по Каспийскому морю.

- Что ожидает получить Союз от этого соглашения?

— Самое главное, что получит Союз, – новый рынок сбыта с выгодными условиями ведения бизнеса, с предсказуемыми и понятными "правилами игры". В условиях, когда внутреннее потребление снижается, а темпы роста экономики замедлены ввиду неблагоприятных внешних условий, такие возможности нельзя недооценивать. Особенно если учитывать, что в Иране – растущий средний класс, желающий покупать качественные товары по доступным ценам. Благодаря Временному соглашению мы сможем быть более конкурентоспособны на этом рынке по сравнению с другими игроками.

- Что будет, когда соглашение прекратит свое действие? Ведь оно заключено всего на три года.

- После подписания Временного соглашения будут запущены процедуры, необходимые для его вступления в силу. Соглашение начнет действовать через 60 дней после получения последнего уведомления о завершении всех необходимых процедур в Иране и в ЕАЭС. С учетом той приоритетности, которую уделяют страны Союза и Иран этому направлению развития торгово-экономического сотрудничества, можно ожидать, что эти процедуры не займут слишком много времени.

Что касается наших дальнейших планов, то они четко закреплены в самом документе. В течение трех лет действия Временного соглашения стороны должны согласовать условия перехода к полноформатному режиму свободной торговли в понимании ВТО – то есть с обнулением пошлин на большинство позиций товарной номенклатуры. Можно отметить четко сформулированное стремление всех участников процесса прийти к этому результату, но для начала нужно посмотреть, как быстро мы сможем справиться с переходом на преференциальный режим торговли по ограниченной товарной номенклатуре.

В любом случае уверена, что Временное соглашение – лишь первая ступень на пути к более глубокому торгово-экономическому взаимодействию Ирана и Союза, и от этого процесса выиграют все заинтересованные стороны.

- В чем заключаются новые механизмы сотрудничества и новые правила торговли?

— Основной новеллой механизмов сотрудничества является создание комплекса диалоговых механизмов и механизмов информационного обмена в "надстройке" над существующими разноуровневыми двусторонними договоренностями стран ЕАЭС с Китаем.

Эти механизмы касаются, в первую очередь, тех вопросов, которые сегодня регулируются уже в рамках правового поля ЕАЭС, будь то в части общей наднациональной компетенции или в контексте формирующихся контуров интеграции.

По существу, то взаимодействие, которое уже долгое время велось на уровне Союза с КНР в неформальном ключе, сможет обрести официальные формы и правовое русло.

Базовые правила торговли товарами сформированы в целом по стандартам ВТО. Мы получаем гарантии соблюдения горизонтального торгового режима на уровне РНБ с другими членами ВТО. В соглашение, в частности, вошли положения о соблюдении стандартов национального режима и режима наибольшего благоприятствования, стандартов таможенной оценки. Это действительно важно – ведь Союз в целом и Республика Беларусь пока не являются членами ВТО и не могут реализовывать соответствующие права на площадке организации.

Режимные положения инкорпорированы и в разделах по техническим барьерам и санитарным и фитосанитарным мерам. В части сотрудничества заложена серьезная основа для дальнейшего заключения между Союзом и Китаем секторальных соглашений, направленных на устранение технических барьеров в торговле между сторонами.

В сфере таможни создаются механизмы для содействия деловым кругам во взаимной торговле (создание информационных центров, принятие предварительных решений и пр.). Гарантии торгового режима находятся, по существу, на уровне Соглашения об упрощении процедур торговли ВТО и идут несколько дальше в сфере сотрудничества по внедрению механизмов "единого окна", статуса и правил "уполномоченных экономических операторов".

В разделе по интеллектуальной собственности мы уделили много внимания защите интересов правообладателей товарных знаков и знаков обслуживания, в частности, использующих их в сети Интернет. Определены положения для борьбы с торговлей контрафактной продукцией, предусмотрены горизонтальные правовые гарантии для широкого спектра объектов интеллектуальной собственности на уровне большинства современных торговых соглашений, что даёт Союзу серьёзные правовые возможности в работе с одним из наиболее ёмких рынков для реализации нашей интеллектуальной собственности.

Также в соглашение вошли такие разделы, как "Конкуренция", "Государственные закупки", "Электронная торговля" и др. В сфере электронной торговли благодаря соглашению будет повышен уровень защиты прав и интересов потребителей и их персональных данных, создана база для развития безбумажной торговли, проекты в инновационных областях, таких как большие данные, лингвистические и аналитические технологии получат административную поддержку.

Мы пошли немного дальше уровня ВТО в вопросах прозрачности и предсказуемости законодательства и его имплементации. Предусмотрели механизмы заблаговременной специальной нотификации о мерах, которые могут ограничить торговлю. Есть и предпосылки к преодолению "языковых торговых барьеров" — ожидается, что существенным объемом информации о торговом регулировании стороны будут обмениваться с переводом на английский язык.

- Как изменится торговый оборот после подписания соглашения о торгово-экономическом сотрудничестве между странами ЕАЭС и КНР?

- В 2017 году сохранилась тенденция увеличения роли Китая как одного из крупнейших торговых партнеров ЕАЭС. За 2017 год товарооборот с Китаем составил 102,7 миллиарда долларов (по сравнению с аналогичным периодом 2017 года произошел рост на 31%). Причем значимо выросли товаропотоки в обоих направлениях: экспорт увеличился на 38%, импорт – на 25%.

Подписание соглашения окажет позитивное влияние на торговые отношения и будет содействовать развитию роста товарооборота между странами Союза и Китая.

Мы думаем, что динамика роста товарооборота будет сохраняться положительной, а реализация "встроенной повестки" соглашения окажет позитивное влияние на формирование новых цепочек создания стоимости, что подстегнёт торговлю товарами "срединного" уровня передела.

- Как это отразится на бизнесе в целом?

— Соглашение о торгово-экономическом сотрудничестве составлено в логике "окон возможностей", которые надо постепенно "открывать" во взаимодействии правительств, и не предполагает какого-то широкоформатного автоматического снижения торговых барьеров. Поэтому нашему бизнесу, по крайней мере, не стоит бояться каких-то шоковых изменений конкурентной ситуации.

С другой стороны, необходимо понимать, что бизнес получит серьезные рычаги и возможности для повышения прозрачности систем регулирования, включая обмен по запросу необходимой информацией, а также углубление сотрудничества между компетентными органами сторон.

Это означает, что у бизнеса появляется возможность через специально назначенные соглашением контактные пункты запрашивать у китайской стороны информацию, которая необходима для работы на китайском рынке (текст нормативно правого акта, который регулирует доступ на рынок или устанавливает определённые требования к продукции). Если полученной информации недостаточно, то бизнес может также обратиться в контактные пункты для инициирования различных конкретных проектов. При этом эти услуги не платные, а значит, бизнес может со временем рассчитывать на значимое снижение издержек на консалтинговые услуги, которые смогут быть замещены в некотором смысле "публичными услугами" госорганов по повышению транспарентности правового поля работы.

Кроме того, Союз получает возможности адресно снижать барьеры входа на китайский рынок для заинтересованного бизнеса, например, в сфере технического регулирования могут быть начаты переговоры по признанию результатов оценки соответствия продукции обязательным требованиям безопасности и качества, установленным в государстве, что позволит избавиться от необходимости проводить такую оценку специально для ввоза товара в Китай.

Таким образом, можно говорить о возможных позитивных изменениях для бизнеса. Они заложены в соглашении. Но их воплощение зависит, в первую очередь, от проактивной позиции делового сообщества.

Кроме того, теперь наш бизнес получает дополнительный канал решения сложных и спорных вопросов с китайской стороной – через Евразийскую экономическую комиссию.

- Как подписанное соглашение повлияет на граждан?

— Открывающееся "окно" возможностей для делового сообщества Союза означает и позитивные изменения для наших граждан. Причем такой положительный эффект будет нарастать со временем.

Так, с китайской стороной была достигнута договоренность о признании основных прав потребителя в электронной торговле и гарантий их защиты на уровне, аналогичном принятому в традиционной торговле. Большое значение соглашение будет иметь для правообладателей.

Развитие торговых отношений с крупнейшим партнером в евразийском регионе, несомненно, позитивно скажется и на перспективах роста благосостояния наших граждан, появлении новых возможностей для индивидуальных предпринимателей, в конечном итоге – будет способствовать реализации человеческого потенциала Союза.

Иран. Китай. ЕАЭС > Внешэкономсвязи, политика > newskaz.ru, 18 мая 2018 > № 2608818 Вероника Никишина


Германия > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 17 мая 2018 > № 2610037 Дмитрий Карцев

Третья фолькспартай. Почему «Альтернатива для Германии» – это надолго

Дмитрий Карцев

Роль вечной оппозиции обещает «Альтернативе для Германии» широкие возможности для роста и превращения в полноценную общенациональную партию. Более того, именно в этом качестве правые радикалы нужны сегодняшнему истеблишменту. Не слишком изученная особенность западных политических режимов состоит в том, что порой они легитимизируют себя не благодаря собственным успехам, а через противопоставление худшим альтернативам. Например, «Альтернативе для Германии»

В многомесячных переговорах о формировании нового немецкого правительства безусловным победителем оказался только один. «Альтернатива для Германии» не просто закрепилась в статусе третьей и главной оппозиционной силы в немецкой политике. По результатам некоторых опросов она теперь опережает по популярности Социал-демократическую партию и замахнулась на следующую высоту – стать общенародной партией, по-немецки Volkspartei. То есть такой, которая пользуется определенной поддержкой во всех слоях общества и в силу этого претендует на то, чтобы самой формировать кабинет министров.

Соблазнительно объяснить зашкаливающие за 15% рейтинги «Альтернативы» разочарованием избирателей в изнурительных кабинетных играх. Но даже сейчас, когда коалиция наконец сформирована, цифры поддержки партии уверенно превышают ее показатели на сентябрьских парламентских выборах и близки к показателям социал-демократов. Приходится признать, что только протестом дело не исчерпывается. «Альтернатива» нашла избирателя, который поддерживает ее вне зависимости от внешних обстоятельств. У партии появился ядерный электорат, и это несмотря на серьезные внутренние проблемы.

В свое время «Альтернатива» создавалась как объединение ученых, журналистов и функционеров средней руки, как правило, близких к Христианско-демократической партии и недовольных слишком глубокой интеграцией Германии в европейские структуры. Трудно было заподозрить, что за ультралиберальной критикой скрываются немецкий национализм, исламофобия и приверженность традиционным ценностям в том духе, который проще всего описать как путинский. Но именно это подсознание нового движения привлекло в него новых членов и сделало по-настоящему массовым.

С тех пор два крыла «Альтернативы» так и пребывают в сложном диалектическом взаимодействии. С одной стороны, они нужны друг другу. Либералы, не столь уж далекие от мейнстримного истеблишмента, своим авторитетом легитимируют идеи правых радикалов. Те, в свою очередь, превращают кружок по интересам высоколобых интеллектуалов в нечто большее. С другой – вся эта система регулярно скатывается к неизбежным внутренним конфликтам, в которых, как с тревогой отмечают немецкие эксперты, всякий раз побеждают именно правые радикалы.

Драматичная внутрипартийная борьба идет на глазах у почтенной публики. Со всеми малоприятными подробностями, взаимными уколами и компрометирующими разоблачениями. Но, несмотря на это, «Альтернатива» выстояла, сохранила и даже немного укрепила социологические позиции. А никто из бывших и казавшихся такими харизматичными лидеров, покинувших партию из-за несогласия с однопартийцами, так и не смог создать политическую силу, сравнимую по популярности.

«Альтернатива» стала самоценным брендом. Избиратель голосует не за людей, которые борются за верховенство в партии, а за нее саму. А значит, «Альтернатива» не рассеется быстро, словно кошмарный сон немецкой элиты.

Партия тревоги нашей

Успех «Альтернативы» невозможно объяснить в рамках традиционных политологических моделей, где партии представляют какой-то слой или группу интересов. Именно поэтому проще всего наклеить на нее ярлык «популистской», что политологи и особенно журналисты с охотой делают. Но, строго говоря, те же самые модели давно неактуальны и для ведущих немецких политических сил.

В последние годы создается впечатление, что на социально-демографическом портрете избирателя СДПГ и ХДС изображен один и тот же человек. У свободных демократов он лишь немногим богаче, а у Зеленых чуть образованнее. Скорее именно избиратель «Альтернативы» (а также Левой партии) имеет ярко выраженные черты – именно те, что раньше были присущи типичному стороннику социал-демократов. Это с большой вероятностью рабочий со средним или чуть ниже доходом.

Популярное объяснение отправляет «Альтернативу» на восток Германии, акцентируя внимание на том, что на территории бывшей ГДР она получила 22%, почти на десять пунктов больше, чем в среднем по стране. Ход мысли здесь такой: глубинный раскол страны не преодолен, но стоит этим всерьез заняться, как «Альтернатива» сойдет со сцены.

Загвоздка в том, что население западных земель в несколько раз превышает число жителей восточных. И в абсолютных цифрах выше вклад в итоговый успех тех 11%, которые поддержали «Альтернативу» на западе страны. Германия действительно остается разделенной с электоральной точки зрения, но «Альтернатива» стала общенациональной партией.

В поисках ответа на вопрос, что объединяет сторонников «Альтернативы», немецкие социологи обращаются к более глубоким исследованиям их политических мотиваций. Незадолго до прошлогодних выборов Фонд Ханса Бёклера выпустил большое исследование, согласно которому общая удовлетворенность немцев положением дел в стране и в собственной жизни сочетается с неуверенностью в том, что это надолго.

Экономическую ситуацию в Германии как хорошую или очень хорошую оценили 56% опрошенных, при этом почти столько же – 55% – признались в тревоге за будущее собственных детей, а 49% – за свою старость. Среди избирателей «Альтернативы» тех, кто «никогда хорошо не жил, не собирается и привыкать», еще больше – 67%.

Политические выводы из этих социологических наблюдений сводятся, однако, к тому, что эти страхи не более чем массовая фрустрация, не имеющая под собой никаких объективных оснований. А успех «Альтернативы» объясняется тем, что она направила эти фрустрации на «врага» – сначала на евро и Евросоюз, потом на мигрантов. Иными словами, нужно немного поднять пенсии, снизить налоги, увеличить выходное пособие и уменьшить длительность рабочего дня – и все, не будет никакой «Альтернативы».

Неясно только, почему именно та политика, которая имела своим побочным эффектом появление «Альтернативы», должна Германию от нее и избавить?

Против озеленения Германии

Стараясь подчеркнуть «популизм» «Альтернативы», ее называют, помимо прочего, «партией одной темы». Но чисто формально у «Альтернативы» тем как минимум две: «расцвет Европы» и исламизация Германии – и то и другое в ущерб коренному населению страны. И потом, если на то пошло, для немецкой политики партии одной темы не такая уж редкость. Эту претензию трудно предъявить ХДС или социал-демократам, но в полной мере можно Зеленым, особенно на первом этапе их истории.

Упоминание Зеленых тут неслучайно. Одно из возможных объяснений успехов «Альтернативы» – отдаленные последствия тихой политической революции конца 1970-х – начала 1980-х, которая ввела политизированных экологов в парламентскую политику. В 1968 году молодые люди левых взглядов готовились строить баррикады и бросать бомбы (а некоторые и бросали) в коррумпированных политиков с нацистским прошлым, десять лет спустя они уже сидели в креслах Бундестага, а еще через несколько десятилетий занимали министерские посты.

Широким кругам немецкого общества была непонятна, чужда и даже подозрительна их увлеченность «тремя М»: Марксом, Мао и Маркузе. Но стоило левым отказаться от догматической фразеологии и сосредоточиться на животрепещущей в эпоху ядерной гонки теме защиты окружающей среды, как это немедленно конвертировалось в голоса избирателей.

История успеха Зеленых обычно подается в качестве примера того, как работающая демократия успешно канализирует протестные настроения. Меньше внимания уделяется тому, как радикальное, но сплоченное меньшинство постепенно трансформирует нормы и язык общественной жизни. Именно этого за последние десятилетия сумели добиться вчерашние леваки, заставив традиционный истеблишмент думать о гендерном равноправии и говорить на политкорректном языке.

Вовсе не случайно идеологи «Альтернативы», с одной стороны, называют Зеленых своими главными врагами, а с другой – призывают учиться у философа Антонио Грамши, еще одного пророка нового левого движения, который и подсказал им методы трансформации политического дискурса без применения насилия. Именно это и пытается сегодня сделать «Альтернатива». Когда ее отец-основатель Александр Гауланд с трибуны Бундестага напоминает о том, что в новой правительственной программе, в отличие от предыдущей, наконец появилось упоминание о «первоочередности интересов немцев», он фиксирует дискурсивную победу своей партии.

Темы, которые раскручивает «Альтернатива», – результат того, что левый поворот политических практик оказался слишком резким. Многие немцы, очевидно, поддерживали ограничение ядерных испытаний и контроль над атомной энергетикой. Но ни разу не голосовали за мультикультурализм или легализацию однополых браков, которые также оказались зашиты в левый политический дискурс.

Зеленых с их тотальной толерантностью в кругах, близких к «Альтернативе», воспринимают как тех, кто проложил дорогу в Германию зеленому знамени ислама. Изменение культурного ландшафта за явным преимуществом обогнало изменение массового сознания, а потому воспринимается как злонамеренный обман со стороны элиты.

Успех «Альтернативы» – предсказуемое, пусть и задержавшееся движение маятника общественных настроений в обратную сторону. Вопрос только в том, не окажется ли и оно слишком сильным и не станет ли угрозой для демократии как таковой? Авторитарный уклон – второе наряду с популизмом обвинение, предъявляемое «Альтернативе».

Альтернатива демократии?

По опросам, вера германского общества в демократию необычно велика для сегодняшнего дня. В то время как в других странах растет интерес к авторитарным режимам и запрос на сильную руку, немцы остаются образцовыми демократами. В ходе прошлогоднего опроса Pew лишь 4% немцев высказались в поддержку военного правления, 6% – за сильного лидера. Для сравнения: в США таких 17% и 22%, в Великобритании 15% и 26% соответственно.

Невозможно объяснить успех «Альтернативы» в таком обществе, если, как уверяют ее противники, она является партией антидемократического выбора. Зато кое-что проясняют опросы, в которых исследуется отношение не к теоретической демократии, а к реально существующей политической системе.

Одобрение ее в Германии опять же выше, чем в большинстве других западных стран. Pew констатирует, что 73% немцев удовлетворены тем, как работает демократия в их стране. Больше только в Швеции и Нидерландах, а в тех же США, например, этим довольны немногим более половины опрошенных. Но при этом, согласно данным Фонда Ханса Бёклера, среди избирателей «Альтернативы» 60% не считают политический режим ФРГ демократическим. То есть уже сегодня партия сплачивает недовольное меньшинство.

Более подробное исследование отношения немцев к политической системе говорит о том, что половина опрошенных придерживается мнения, что нынешний политический курс отвечает их запросам меньше, чем интересам других слоев общества. И это, в свою очередь, потенциал для электорального роста «Альтернативы».

Успехи «Альтернативы» – не результат роста антидемократических настроений. Напротив, они отражают растущие сомнения в демократичности нынешней политической системы. И неслучайно, что если в целом по стране использование прямой демократии для решения ключевых вопросов поддерживают 74% немцев, то среди сторонников «Альтернативы» этот уровень на десять пунктов выше.

Чуть ли не каждого нового лидера «Альтернативы» встревоженные журналисты сравнивают с фюрером. Но если бы они просто подсчитали, сколько было за последние годы этих новых фюреров, то убедились бы, что, по крайней мере пока, «Альтернатива», напротив, остается партией с широким разнообразием мнений и развитой культурой компромисса. Многочисленные дебаты и бурное обсуждение политики партии не разочаровывают избирателей, а скорее убеждают их в правильности сделанного выбора. В «Альтернативе» для Германии уж точно нет проблем со сменяемостью власти. Чего не скажешь о самой Германии.

Очевидно, четвертый срок лидера – тяжелое испытание для любой политической системы. Но затянувшееся правление Меркель – лишь самое вопиющее проявление общего тренда, который состоит в том, что современная система управления слишком сложна для восприятия широкими слоями общества. Постоянно возрастает количество решений, которые приходится принимать в короткие сроки при растущем числе значимых факторов. Это порождает чувство, не столь уж далекое от реальности, что процедуры представительной демократии во всем этом играют куда меньшую роль, чем регламенты профессиональной бюрократии.

В этом, вероятно, куда меньше злой воли, чем объективной необходимости, но политический мейнстрим еще раньше загнал себя в идеологическую ловушку. Он так долго и успешно приучал немцев любить демократию, что пропустил тот момент, когда демократическая риторика обратилась против него. И вот сегодня депутаты от «Альтернативы» требуют отменить наказание за разжигание межнациональной розни, ссылаясь на право человека на свободу слова. А тот же Гауланд, критикуя либеральную иммиграционную политику Евросоюза, сокрушается о судьбах восточноевропейских государств, которые «веками страдали от турецкой, русской и, что греха таить, в годы Второй мировой войны также и от немецкой оккупации». И поди пойми: принимать это за чистую монету или за тонкий троллинг «единой Европы» от человека, который обычно упрекает немецкую власть в том, что она думает обо всех европейцах, кроме немцев.

Среди 5,8 млн граждан Германии, проголосовавших в сентябре за «Альтернативу», около полутора миллионов не ходили на предыдущие парламентские выборы. Для них «Альтернатива» – это скорее не угроза демократии, а доказательство, что она, несмотря ни на что, работает.

Вечные оппозиционеры

В сугубо прагматической плоскости у «Альтернативы» есть два пути, выбор из которых в значительной степени зависит не от нее самой. Если христианские демократы и после ухода Меркель продолжат освоение левой повестки, а за социал-демократами фактически закрепится роль их младших партнеров, то перед «Альтернативой» откроются неплохие перспективы по экспансии на правый фланг немецкой политики.

Если же ХДС/ХСС все-таки вернется к корням и, в частности, постарается адаптировать дискурс новых правых, как некогда был адаптирован дискурс новых левых, то «Альтернатива» могла бы стать их самым естественным союзником.

Западная Европа знает примеры вхождения правопопулистских партий в истеблишмент. В Финляндии с 2015 года в правительстве работают министры из партии «Истинные финны». В Дании крайне правые в кабинете не представлены, но обеспечивают ему поддержку в парламенте. Наконец, в соседней Австрии Партия свободы впервые вошла в правительство в 2000 году, а в прошлом году сделала это снова. И нигде до сих пор конституционного переворота не случилось.

Но тут есть важный нюанс – мы говорим о Германии. И дело не в страхе, что «Альтернатива» в одночасье обернется НСДАП, который кажется скорее эфемерным. А в том, что Германия не просто одна из европейских стран, а лидер Евросоюза. Что бывает, когда изоляционистские лозунги берет на вооружение мировая держава, можно увидеть на примере Америки Трампа.

Любые изменения внутри Германии затронут другие европейские страны, а потом бумерангом ударят по ней самой. Неопределенность, вызванная смещением немецкой политической системы вправо, возрастает кратно влиянию страны на глобальные процессы.

Но неслучайно внутри «Альтернативы» до сих пор побеждали группы, наиболее яро отвергающие любое сотрудничество с традиционными партиями. Там, очевидно, помнят, что первый поход крайне правых в правительство Австрии закончился расколом в их собственных рядах. А избиратель очень скоро разочаровался в чистоте их мотивов и начал считать «такими же, как все». Австрийской Партии свободы понадобилось больше десяти лет, чтобы восстановить утраченные позиции.

Любое приближение к реальной власти обнажит, пожалуй, главную слабость альтернативного проекта – отсутствие внятного видения, как именно изменить систему принятия решений, не просто сохранив, но и приблизив демократию к демосу. Партийная программа сводится в основном к тому, чтобы вкладывать дополнительные средства и наделять новыми полномочиями армию, полицию и спецслужбы. Но такие меры усилят вовсе не прямую демократию, а государство, причем в его репрессивной ипостаси.

Еще можно ограничить приток беженцев, можно уменьшить влияние Евросоюза на внутреннюю политику Германии и теоретически даже выйти из него. Но как сделать это так, чтобы общество в какой-то момент не почувствовало, что конкретные решения все равно зависят от политиков и бюрократов, а не от прямо выраженной воли граждан? Не дает ответа.

Поэтому роль вечной оппозиции, как ни странно, обещает «Альтернативе» бóльшие возможности для сохранения собственной политической субъектности. Более того, именно в этом качестве правые радикалы нужны сегодняшнему истеблишменту. Не слишком изученная особенность западных политических режимов состоит в том, что порой они легитимизируют себя не благодаря собственным успехам, а через противопоставление худшим альтернативам. Например, «Альтернативе для Германии».

Германия > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 17 мая 2018 > № 2610037 Дмитрий Карцев


Россия > Образование, наука > минобрнауки.рф, 17 мая 2018 > № 2608553

Грантовая поддержка молодёжных инициатив в 2018 году увеличится в 10 раз

16 мая в Минобрнауки России состоялось итоговое заседание коллегии Федерального агентства по делам молодёжи. В мероприятии приняла участие и.о. Министра образования и науки Российской Федерации О.Ю. Васильева.

О.Ю. Васильева обратилась к участникам коллегии с приветственным словом. Она отметила, что прошедший отчётный год был насыщен значимыми мероприятиями Росмолодёжи по самому широкому спектру направлений, включая международную деятельность и сотрудничество с соотечественниками на постсоветском пространстве через организацию совместных форумов, проведение XIX Всемирного фестиваля молодёжи и студентов.

И.о. Министра подчеркнула, что Росмолодёжь ведёт большую работу по развитию волонтёрского движения.

- Добровольчество получило своё логичное продолжение в сфере образования: Росмолодёжь и Российское движение школьников занимаются серьёзной воспитательной работой с детьми. У нас сейчас свыше 8 тысяч образовательных организаций, в которых работают волонтёры по направлению РДШ, тогда как в прошлом учебном году их было всего 1400, – сообщила Ольга Юрьевна.

С докладом об итогах деятельности Федерального агентства по делам молодёжи в 2017 году и задачах на текущий год выступил руководитель Росмолодёжи А.В. Бугаев.

- Миссия Росмолодёжи – создание максимального количества возможностей для самореализации молодых людей в нашей стране. В 2018 году большие изменения коснулись системы грантовой поддержки. Объём финансирования Грантового конкурса молодёжных инициатив в 2018 году увеличился в 10 раз по сравнению с 2017 годом. Существенно расширились категории участников: ими могут стать не только физические лица и молодёжные и детские общественные объединения, но и вузы, молодёжные коллективы, представители творческой молодёжи, - информировал А.В. Бугаев.

Руководитель Росмолодёжи сообщил, что в 2018 году в различных конкурсных инициативах федерального агентства приняли участие все субъекты России.

– По итогам 2017 года был составлен рейтинг эффективности реализации молодёжной политики. В первую тройку вошли: Республика Татарстан, Ямало-Ненецкий автономный округ и Республика Башкортостан. Особенно стоит отметить регионы, которые значительно поднялись в этом рейтинге: Республика Дагестан, Нижегородская, Астраханская и Волгоградская области. Впервые в 2018 году все субъекты России приняли участие в тех или иных конкурсах молодёжных инициатив Росмолодёжи. На сегодняшний день количество участников мероприятий составляет более 70 тысяч студентов из более чем 2 тысяч студенческих клубов, которые функционируют в 47 молодёжных лигах, – заявил руководитель ведомства.

А.В. Бугаев также сообщил, что в 2018 году Росмолодёжь возобновляет всероссийский конкурс на лучшего работника в сфере государственной молодёжной политики.

В ходе коллегии её участники обсудили ключевые события и мероприятия государственной молодёжной политики в 2017 году, а также рассмотрели основные цели и задачи Росмолодёжи по развитию государственной молодёжной политики на 2018 год.

Также в рамках мероприятия за вклад в проведение и организацию XIX Всемирного фестиваля молодёжи и студентов памятными медалями были награждены и.о. Министра образования и науки Российской Федерации О.Ю. Васильева, первый заместитель Министра образования и науки Российской Федерации В.В. Переверзева, заместители Министра образования и науки Российской Федерации С.С. Кравцов, И.П. Потехина, Т.Ю. Синюгина и директор Департамента государственной политики в сфере воспитания детей и молодёжи Министерства образования и науки Российской Федерации И.А. Михеев.

Россия > Образование, наука > минобрнауки.рф, 17 мая 2018 > № 2608553


Украина > Транспорт > interfax.com.ua, 17 мая 2018 > № 2607503 Денис Костржевский

Д.Костржевский: аэропорт "Киев" не отказывается от плана удлинения ВПП

Эксклюзивное интервью главы совета директоров международного аэропорта "Киев" Дениса Костржевского агентству "Интерфакс-Украина" (II часть)

- Какое у аэропорта "Киев" соотношение авиационных и неавиационных доходов?

- У нас оно составляет примерно 65% на 35%.

- Каким образом планируете увеличивать долю неавиационных доходов?

- Авиационные доходы – это сборы, утвержденные государством, плюс сборы за обслуживание. Неавиационные доходы – это доходы от аренды и парковки. Доходы от аренды напрямую связаны с готовностью населения тратить деньги, поэтому должен быть хороший ассортимент и цены в ресторанах, кафе и магазинах. Третьей составляющей неавиационных доходов являются доходы от бизнес-терминала. В аэропорту "Киев" обслуживается 85% бизнес-авиации, за счет этого наша доля неавиационных доходов выше, чем у других аэропортов. Аэропорт вряд ли может обеспечить рост неавиационных доходов, поскольку компания "Мастер-Авиа" обеспечила все, что можно, дело только за покупательной способностью пассажиров.

- А такой объект как гостиница возможен в периметре аэропорта?

- Такой объект возможен, я встречал варианты размещения гостиницы и внутри терминальных комплексов, и рядом с терминалами, но это отдельный бизнес. Компания "Мастер-Авиа" неоднократно просчитывала экономическую эффективность строительства гостиницы, но пока это не востребовано с точки зрения экономики, так как аэропорт находится вблизи центра города и в нем достаточно гостиниц. Пока есть более актуальные сферы для капиталовложений.

- Каковы планы в отношении старого терминала?

- Старый терминал себя изжил еще в 70-х годах прошлого века. Нет никаких предпосылок к тому, что он может обслуживать пассажиров ни по пожарным, ни по санитарным нормам. Функционально он не может быть использован ни для чего, кроме как для служб аэропорта. В этом виде он и остается.

- Ранее неоднократно озвучивалась идея удлинения взлетно-посадочной полосы. Возможно ли это в условиях плотной застройки вокруг аэропорта?

- Компания "Мастер-Авиа" провела детальный анализ и разработала проект реконструкции взлетно-посадочной полосы аэропорта "Киев". Проект предусматривает упрочнение полосы до характеристик, позволяющих принимать воздушные суда большей взлетной массы типа Airbus А321 и Boeing 737-900. Кроме того, предусмотрено удлинение полосы на 600 м. Для этого нужно решить юридический и технический вопросы: доотведение земельного участка для аэропорта и удлинение ВПП в условиях пересеченного рельефа местности. Это сложно, но это есть в проекте и, скорее всего, будет делаться. Ориентировочная стоимость такой реконструкции составляет EUR84 млн. Аэропорт "Киев" уже обратился в Киевскую горгосадминистрацию с просьбой либо выделить необходимую сумму, либо начать процесс привлечения инвестора.

- В случае положительного решения КГГА о привлечении инвестора "Мастер-Авиа" готово им выступить?

- Все будет зависеть от условий. Логично, чтобы реконструкция ВПП была сделана за счет бюджетных средств. Государство или город заинтересованы в том, чтобы аэропорт работал и развивался. Но если будет принято решение о государственно-частном партнерстве, то участвовать компании "Мастер-Авиа" или нет, будет зависеть от предложений со стороны чиновников.

- А насколько прибылен аэропорт на сегодняшний день?

- Коммунальное предприятие "Международный аэропорт "Киев" занимает второе место по прибыльности среди коммунальных предприятий Киева. И платит десятки миллионов гривень в государственный и местный бюджеты.

Что касается "Мастер-Авиа", тут ситуация другая, поскольку вся прибыль предприятия направляется на обслуживание кредитных обязательств. Для того чтобы построить терминальные комплексы, еще в 2011 году компания взяла большие кредиты. На сегодняшний день остаются невыплаченными порядка 500 млн грн кредитов. Проценты там абсолютно рыночные - 12,3% годовых в валюте.

- Существует ли план строительства каких-либо новых инфраструктурных объектов?

- В прошлом году компания "Мастер-Авиа" построила новый перрон площадью 25 тыс. кв. м. В этом году капиталовложения в объеме порядка 500 млн грн будут направлены на расширение терминала "А". В планах сдать терминал до мая 2019 года.

- Какой пассажиропоток ожидаете по итогам текущего года?

- В 2017 году аэропорт "Киев" обслужил 1,8 млн пассажиров. По итогам 2018 года мы планируем обслужить около 2,8 млн человек на прилет и вылет уже с новыми мощностями.

- Можете назвать авиакомпании, с которыми ведете переговоры о сотрудничестве?

- На весенне-летнюю навигацию мы завершили все переговоры. На зиму, как правило, редко кто заходит, хотя есть несколько компаний, которые заявили о своем желании летать в зимнюю навигацию. Поскольку контрактов пока нет, говорить об этом рано.

Кого хотелось бы отметить – это новую украинскую авиакомпанию SkyUp, которая подписала договор о долгосрочном сотрудничестве с аэропортом "Киев". Уже в мае прибудут два воздушных судна и компания начнет выполнять первые рейсы. SkyUp планирует базирование нескольких воздушных судов в аэропорту "Киев". Это знаковое событие, схожих по значимости с которым в Украине не было несколько лет. Это действительно большая украинская авиакомпания с амбициозными планами. Если эти планы сбудутся, будет обеспечен хороший рост пассажиропотока.

- Недавно на рынок зашла компания Qatar, которая, по слухам, "откусила" значительную долю транзитного пассажира, в частности у компании flydubai. Что вы можете сказать об этом?

- Могу сказать только, что компания flydubai не демонстрирует снижения количества пассажиров. Процент загрузки, по нашим данным, не изменился, он достаточно велик.

- Ваш прогноз развития авиаотрасли в Украине на среднесрочную перспективу?

- Мой прогноз весьма оптимистичен. Думаю, в ближайшие 10 лет будет наблюдаться рост количества авиаперевозок на 7-10% в год. Это даже больше прогноза IATA. Компания "Мастер-Авиа" заказала исследование рынка глубиной до 2052 года, данный отчет подтверждает, что в ближайшие пару лет будет бурный рост – 20-30%, а дальше, по прогнозам, будет наблюдаться 5-7% роста до 2052 года.

Украина > Транспорт > interfax.com.ua, 17 мая 2018 > № 2607503 Денис Костржевский


Россия > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 16 мая 2018 > № 2610035 Кирилл Рогов

Исполнительный паллиатив. Как новое правительство задало рамки перехода-2024

Кирилл Рогов

Подчеркнуто автоматическое переназначение Медведева работает на паллиативный сценарий перехода-2024, совмещающий преемничество и перераспределение президентских полномочий. Модель «кронпринц» может быть дополнена перераспределением президентских полномочий между премьером и президентом, а также некоторым усилением роли правящей партии. Это позволит встроить механизм второго ключа в систему исполнительной власти

Первые известия о структуре и персональном составе будущего кабинета позволяют немало сказать о тех стратегиях, которых оно, вероятно, будет придерживаться в экономической политике, но есть у них и более широкий политический контекст.

Вполне очевидно, что центральной проблемой нынешнего срока Владимира Путина является конституционное ограничение, не позволяющее ему избираться снова в 2024 году. Для персоналистского режима проблема преемственности – это по определению критический вызов. А в условиях частичной внешней изоляции России и длительной стагнации экономики этот вызов выглядит особенно серьезно. Поэтому все, что будет делаться в эти шесть лет, будет в той или иной степени соотноситься с «проблемой-2024». И этот прицел следует иметь в виду при оценке любых серьезных решений и назначений.

Модель кронпринца

Сразу оговоримся, прогнозировать сегодня то, как именно будет решена проблема-2024, довольно бессмысленно, поскольку окончательного решения ее, скорее всего, нет и у самого Владимира Путина. В то же время часовой механизм, ведущий к этому решению, уже запущен. И в этом главная интрига.

На протяжении прошлого президентского срока могло показаться, что Дмитрий Медведев практически утратил статус кронпринца, полученный им во времена тандема. В 2008 году он стал не полным президентом, позволившим Владимиру Путину сохранить политическое влияние и вернуться в президентское кресло через четыре года. По слухам, успешное исполнение роли местоблюстителя опиралось на долгосрочную договоренность: вернув Путину-премьеру президентское кресло в 2012 году, Медведев-премьер будет ожидать его обратно по окончании двух путинских сроков.

Внесение кандидатуры Медведева на премьерскую должность сразу после инаугурации, практически автоматом, свидетельствует о том, что статус кронпринца Медведевым пока не утрачен. Более того, аппарат правительства возглавит в ранге вице-премьера Константин Чуйченко, который, в отличие от Сергея Приходько, считается человеком Медведева. И это серьезное изменение, указывающее на то, что в нынешнем премьерстве Медведев, возможно, будет иметь большую политическую инициативу, чем на протяжении предыдущих шести лет.

Модель кронпринца является вполне рабочей в авторитарных переходах власти, имитируя механизм наследования. Ее основное условие – возрастная дистанция между действующим патроном и его предполагаемым преемником. Эта дистанция, с одной стороны, поддерживает заданную изначально иерархию в их отношениях, а с другой – позволяет принцу спокойно ждать своего относительно гарантированного часа.

По этой модели недавно прошел транзит власти в Узбекистане: 46-летний Шавкат Мирзиёев возглавил правительство при президенте Каримове еще в 2003 году и 13 лет, шаг за шагом укрепляя свое положение, ждал момента «естественного перехода власти». К 2024 году Медведев (если он останется премьером) будет уже 16 лет находиться на вершинах власти в тандеме с Путиным, а самому ему будет 58 лет.

Авторитарный переход: три варианта

Если посмотреть на проблему-2024 системно, то у Владимира Путина есть, в сущности, три варианта.

«Среднеазиатский»: провести изменения в Конституции, отменяющие ограничение двух сроков. «Ельцинский»: повторить схему «преемник», в рамках которой он сам получил пост от Бориса Ельцина в 2000 году. И «китайский»: провести изменения в Конституции, сокращающие президентские полномочия и расширяющие права парламента, который, понятное дело, будет контролироваться одной партией.

В сравнительной политологии считается, что партийные авторитаризмы в целом устойчивее персоналистских режимов. В частности, они лучше решают проблему преемственности власти, что видно на примере Китая последних 40 лет.

В отличие от персоналистских режимов, опирающихся на патронаж, фаворитизм и клиентилизм, партийные более склонны вырабатывать правила – создавать формальные институты, регулирующие взаимоотношения элит. В результате они в большей степени способны эволюционировать к демократической форме правления. Так что в принципе трансформация российского персоналистского режима в парламентский с доминирующей (правящей) партией выглядела бы логично.

Проблема, однако, в том, что однопартийная модель в сегодняшнем мире не является продуктивной. Большинство однопартийных режимов, которые устойчиво функционируют ныне (14 из 15), сформировались еще в годы холодной войны. Согласно популярной у политологов базе данных GWF, доля партийных среди недемократических режимов в 1989 году составляла 37%, а в 2010 году – 25%. И наоборот, доля чисто персоналистских режимов выросла с 23% до 45%.

Иными словами, партийные авторитарные режимы выглядят сегодня скорее реликтом, в то время как персоналистская модель сильного лидера (strongman) является вполне популярной и продуктивной (репродуцируемой). Даже Китай – образец успешности партийного режима – демонстрирует признаки эволюции в сторону персонализма. Это и понятно: партийные режимы формировались преимущественно в эпоху идеологий, каковой был ХХ век. Сегодня же проблематика национального развития сфокусирована преимущественно на экономике.

К этому следует добавить, что для российского общественного мнения, как это видно из опросов, в целом характерно очень низкое доверие политическим партиям как институту, с одной стороны, и повышенное доверие к модели сильного лидера – с другой. Потребность в персонифицированном лидерстве усиливает и общая рамка внешнеполитической конфронтации, претензии России на роль своего рода «сверхдержавы второго сорта».

Что касается ельцинской модели преемника по образцу 2000 года, то есть передачи следующему лидеру всей полноты полномочий, то она также выглядит не слишком вероятной. Как показывает опыт, эта модель вполне гарантирует безопасность патрону (бывшему президенту), но ничего не гарантирует его многочисленной клиентеле. Наоборот, новый правитель становится полновластным хозяином положения лишь постольку, поскольку разрывает прошлые договоренности и отменяет выданные гарантии, чтобы раздать новые ярлыки и преференции уже от собственного имени.

Для элит такой переход не выглядит комфортным. Да и в целом модель преемника в формате 2000 года работает, когда прежний президент физически и политически истощен, как это было с Борисом Ельциным, и готов уйти от власти. Но это, кажется, не вариант Владимира Путина.

Отмена конституционного ограничения по срокам будет, вероятно, оставаться запасной опцией. Характерно, что сразу после автоматического переназначения Медведева с инициативой по отмене этого ограничения выступил Рамзан Кадыров – главный публичный спикер азиатского пути России.

Риски такого сценария хорошо видны на примере армянских событий: нарушение правителем обещаний, которые общество считает важными, чревато внезапной и обвальной утратой легитимности. Так бывает даже в очень авторитарных обществах: почему-то вдруг все сочли поведение лидера обманным и нелегитимным. Оно, возможно, и раньше было далеко не безупречным, но в какой-то момент срабатывает невидимый тумблер. Ярким примером этого феномена внезапного переключения стали события «арабской весны».

Исполнительный паллиатив: президент, премьер и партия

В свете этих ограничений наиболее вероятным выглядит паллиативный сценарий, совмещающий преемничество и перераспределение президентских полномочий. Подчеркнуто автоматическое переназначение Медведева работает именно на него. Сила Медведева как раз и состоит в его относительной слабости, оставляющей простор для институциональных новаций.

В паллиативном сценарии модель «кронпринц» может быть дополнена перераспределением президентских полномочий между премьером и президентом, а также некоторым усилением роли правящей партии. Это позволит встроить механизм второго ключа в систему исполнительной власти.

В этом сценарии нас ожидает, с одной стороны, ребрендинг «Единой России» (возможно, за счет бренда ОНФ) и укрепление ее руководства, в которое войдут более весомые и значимые для режима фигуры, а место председателя займет Владимир Путин. А с другой – расширение конституционных полномочий премьер-министра, которые будут преподнесены обществу как шаги по децентрализации и демократизации управления (усиление роли парламента).

В прошлом цикле тандема этого не произошло, так как Владимир Путин собирался вернуться в президентское кресло через четыре года. Теперь речь идет о более долгосрочной конструкции.

Критическими для ограничения президентской власти являются несколько моментов. Во-первых, институт отставки премьера. Для нее может быть введена процедура согласия парламента. Во-вторых, силовой блок: назначение силовиков, а также представление кандидатур генерального прокурора и председателя Верховного суда. Здесь также может быть введена система двух ключей – президентского и премьерско-партийного.

И в-третьих, управленческий блок: назначение глав крупнейших корпораций и СМИ, подконтрольных государству, а также губернаторов. Полномочия по главам корпораций отойдет премьеру, а представление президенту кандидатур губернаторов (как это уже было во времена прошлого тандема) – «Единой России» (на деле тому, кто будет контролировать ее центральный аппарат). Как это и сейчас заведено, кандидаты будут назначаться президентом исполняющими обязанности, а затем автоматом выигрывать неконкурентные выборы.

Сценарии со всякими госсоветами выглядят менее вероятными. При всенародно избираемом президенте их легитимность будет заведомо уязвимой. В то время как конституционно усиленный премьер будет опираться на партийно-парламентскую вертикаль.

Логика постсоветских персоналистских режимов состоит в том, что их формальная легитимность опирается на выборные процедуры, а реальным политическим ядром является исполнительная власть – ее распорядительные и силовые полномочия, позволяющие концентрировать экономические ресурсы под контролем доверенных лиц.

Эти неформальные связи, однако, невозможно легализовать, не подрывая формальную легитимность режима. Паллиативный сценарий с конституционно усиленным премьером позволяет встроить в исполнительную систему второй центр власти, который имеет и автономную формальную легитимность, и прямой доступ к наиболее важным исполнительным полномочиям.

Ограничения и последствия

В принципе такая конструкция выглядит достаточно простой и реалистичной в общем абрисе. Она в целом отвечает претензиям Владимира Путина на отстраивание долгосрочной модели власти, в центре которой стоит сплав силовой бюрократии и частно-государственной олигархии. В известном смысле она соответствует и формату президентско-парламентской республики, каковой формально является Россия. Однако в условиях слабой (фиктивной) партийной системы президентско-парламентская модель трансформируется в президентско-премьерскую.

Более сложной выглядит она в реализации, когда дело дойдет до деталей. Прежде всего, высоки риски поляризации элит вокруг двух лидеров, как это уже начало происходить в эпоху прошлого тандема. Во-вторых, такая конструкция не отвечает ни ожиданиям тех, кто видит оптимум в жестком единоначалии (модель сильного лидера), ни тех, кто хотел бы децентрализации и демократизации режима.

Стоит вспомнить, что прошлый период двуначалия характеризовался серьезным снижением доверия к государственным институтам и падением рейтинга самого Путина. Возможно, одной из причин стало размывание символической функции лидерства, деперсонализация политической власти.

Наиболее серьезным выглядит ограничение со стороны экономики. Застой в российской экономике продолжается уже шесть лет (рост резко замедлился в 2012 году) – весь период, на протяжении которого окончательно сложилась та система бюрократическо-олигархических групп, общему сохранению которой должна послужить предложенная модель перехода.

Низкая конкурентность внутренних рынков и слабость огосударствленной банковской системы, ориентированной преимущественно на политические, а не рыночные стимулы, по всей видимости, являются ключевыми факторами стагнации. Однако вся логика перехода будет ориентирована на сохранение и даже укрепление этой квазирыночной инфраструктуры.

Наконец, не стоит сбрасывать со счетов политические повестки городских агломераций и вечную российскую тоску по Западу. Заявив о себе в 2011–2012 годах, эти контингенты утратили политическую инициативу, но, скорее всего, вернутся на сцену, как только консервативно-патриотический реванш обнаружит признаки существенной изношенности. И продолжающаяся стагнация будет этому немало содействовать.

Так или иначе, назначение Медведева обозначило один из вероятных сценариев, вокруг которых развернется в ближайшие годы острая борьба. При этом развитие событий будет зависеть не только от Владимира Путина и его ближайшего окружения, но также от динамики элитных взаимодействий и тенденций в общественном мнении. Авторитарная легитимность достаточно сложная и тонкая вещь, несмотря на ее кажущуюся суровую простоту.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 16 мая 2018 > № 2610035 Кирилл Рогов


Казахстан > Агропром. Приватизация, инвестиции > kapital.kz, 16 мая 2018 > № 2607653 Андрей Мокич

Как удержать ресторанный концепт на рынке Алматы

Ресторатор Андрей Мокич делится опытом

На ресторанном рынке Андрей Мокич человек известный. Когда-то «приложил руку» к кафе израильской кухни «Счастливые люди», позже открыл израильский стрит-фуд Bkitzer и не так давно — Karmel, заведение с ближневосточной вкусовой палитрой. Поэтому он как никто знает — каково это, работать в определенном концепте, и как его удержать. Своим опытом Андрей поделился с «Капитал.kz». А также обозначил несколько тенденций — в части концептов, — сложившихся на рынке, и объяснил, почему считает, что в Алматы очень мало смелых рестораторов.

— Андрей, когда мы с вами встретились, вы сказали: «Ресторанный рынок Алматы непредсказуемый». Предлагаю вот с этой фразы и начать. Почему — непредсказуемый?

— Скажем так: он не то чтобы непредсказуемый, скорее, очень разнообразный. Много концептов появляется, какие-то работают, какие-то — уходят с рынка. Многое зависит не только от концепта, но и от подхода владельцев и управленцев к бизнесу: если они делают его правильно, то, естественно, бизнес становится успешным. Но просто так сказать: вот этот концепт работает, а этот — нет, очень трудно.

— Почему? Какие концепты кажутся вам заметными?

— Давайте посмотрим, что у нас сейчас происходит. Первое — пивные концепты. Они были, есть и будут, и они достаточно хорошо себя чувствуют. Посмотрите на одну из специализированных сетей — она стремительно развивается, один за другим появляются проекты в рамках этой сети.

Другой момент по пиву — крафтовое направление. Было много скептиков, которые говорили: это — временно. Но оказалось — нет. У крафта сложилась определенная целевая аудитория. В прошлом году на одном из фестивалей в Алматы мы насчитали четыре крафтовых производителя. Но опять же здесь важен подход к бизнесу, правильно подобранная локация и то, как это продается.

Второй выделяющийся на рынке концепт — бургеры. Модное направление. Заведений с бургерами открылось очень много. Не могу точно сказать, как они себя чувствуют. Понятно, что те, кто был первым и кто предлагает вкусные решения, работает. Их намного меньше. Мало кто делает свой хлеб — покупают в заморозке, мало кто уделяет внимание котлете и соусам, мало кто с головой погружается в концепт. Те, кто погружается, сразу заметны.

— Но фаст-фуд вроде бы так всегда и поступает — работает на заморозке, на полуфабрикатах…

— Ты открываешь бургерную и начинаешь покупать замороженные булочки, готовые котлеты, готовые соусы. Я считаю, это неправильно. Хотя, конечно, среди бургерных есть проекты, которые готовят собственные ингредиенты, делают необычную подачу. Они интересные. Но вот появляется второй проект и начинает копировать тех, первых. Как правило, не у всех это получается.

У нас очень мало смелых — я бы именно так сказал — рестораторов, которые хотят воплощать в жизнь новые идеи. Многие просто делают то, что делает сосед. Это относится и к доставке: вся доставка — это пицца, суши, а еще донеры. Заведения-копии долго не работают — три-шесть месяцев, кого-то хватает на год.

Сейчас, я обратил внимание, один за одним появляются стейк-хаусы, мясные рестораны. Самое интересное, открываешь меню — у всех одно и то же: рибай, ти-бон, филе-миньон — да и все. Ты открыл стейк-хаус, начни делать, помимо популярных вещей, альтернативные — хвосты, щеки, готовить стейки из других частей мясной туши, начни коптить мясо, тушить, делать новые технологические обработки… Специализируешься на мясе — раскрывай мясо полностью. Вот это интересно.

— Возможно, цель — просто заработать, а не делать что-то интересное…

— Это не тот бизнес, где ставят такие цели: а давайте откроем ресторан и будем делать на нем деньги. Это достаточно тяжелый бизнес, к нему нужно подходить с умом, постоянно анализировать и придумывать что-то новое. Это не магазин, куда ты завез товар и продаешь. Но, к сожалению, многие относятся вот так: «Смысл придумывать что-то интересное, если уже есть рабочие инструменты?»

— Какие «фишки» на ресторанном рынке Алматы, на ваш взгляд, могут сейчас выстрелить?

— Сейчас такого нет: придумал фишку — и люди пошли в заведение. Потребитель стал более искушенным, более «напробованным», и это хорошо. Люди много путешествуют, им хочется новых впечатлений, открытия вкусов. Поэтому сказать, что сейчас привлечет внимание… Если говорить о еде, мясе, то сработает такая фишка, как альтернативные способы приготовления — су-виды, смокеры и пр. Потенциал крафтового пива еще не исчерпан. Вообще вкусная еда — вот это будет работать всегда. И еще — квалифицированные сотрудники, особенно повара, которые ездят за границу, обучаются.

Есть модные заведения, фишка которых в том, что они модные, у них красивый дорогой дизайн. Но модная аудитория самая неблагодарная. Слишком легко перетекает в очередное «модное место». «Модный» бизнес, на мой взгляд, достаточно быстрый, его нужно очень правильно экономически выстроить, чтобы быстро отработать деньги. Потому что срок жизни у таких заведений очень короткий — полтора года максимум. Категории модных заведений и заведений-долгожителей — это совершенно разный взгляд на бизнес.

— В чем отличия? Как экономически правильно подойти к этим двум форматам?

— Для формата модного заведения — все правильно посчитать. Это должна быть конкретная работа со спонсорами, с партнерами — алкогольными брендами, которые платят за размещение рекламных инструментов внутри заведения. Там нужно быстро заработать. Для формата заведений-долгожителей — финансовое планирование, подушка безопасности. Основная инвестиция — в сотрудников, в обучающие программы, в стажировки за счет компании. Меньше денег в интерьер, больше в оборудование, технологии и сотрудников.

Каждый проект при этом стоит по-разному. Нет единого секрета — вложи столько-то и получишь прибыль. Ресторанный бизнес — это вообще авантюра. Даже большие ресторанные группы постоянно открывают и закрывают, ребрендят заведения. Как бы маркетологи ни просчитывали, все равно риск «выстрелит — не выстрелит, будет популярным — не будет популярным» есть.

— Если говорить о вашем заведении Bkitzer, рынок понял концепт израильского стрит-фуда? Вы это ощутили?

— Мы это поняли в первый месяц работы. У нас был вау-эффект, потому что это было что-то новое. У нас была правильно выстроенная маркетинговая кампания, мы привезли специалиста из Израиля. Было очень много подготовительной работы, я много времени провел в Израиле, где пробовал различные блюда, искал фишки, прежде чем запустить такое заведение у нас и понять, как и что делать. В Израиле те же шварменные тоже делятся на два типа: «модные» — кафе, столики, и такие: закуток с витриной и раздачей, и там очереди. Мы смотрели, как заведения стрит-фуда работают в туристических и в нетуристических городах, на базарах. И потом, за три недели до открытия, начали рассказывать, как и что делаем мы. Показывали внутреннюю жизнь, подогревали интерес.

Вау-эффект держался в первые полгода. Как сказал Алишер Еликбаев, он не ходил к нам все это время, потому что мы много хайповали. Люди нам писали: больше не придем, потому что уже третий раз попасть не можем. С одной стороны, это хорошо — получили большую проходимость. Но с другой стороны, были и минусы: не успевали обучать поваров, кто-то из гостей долго ждал, кому-то не понравилось…

— Можно сказать, что хайп вокруг себя вы создали искусственно?

— Нет, у нас не было такой цели. Мы просто показывали то, что делаем, по-настоящему. А «хайп» создали люди.

— Что больше привлекло посетителей — «израильская кухня» или «стрит-фуд»?

— «Израильская кухня». Не «стрит-фуд». Потому что само слово"стрит-фуд"понимают неправильно, многие приравнивают к «фаст-фуду», а это разные вещи. Понятие уличной еды в Алматы уже есть, но еще не развито. У нас уличная еда — это когда на базаре продают шашлыки и самсу.

— Вам нужно было что-то делать потом, чтобы поддерживать интерес?

— Нам пришлось что-то делать в прошлом году в сентябре, потому что возле нашего заведения велись дорожные работы. 3,5 месяца все под нашими дверями было перекопано, там меняли брусчатку, арыки. Мы потеряли всех гостей с детьми: было неудобно проезжать с коляской. И нам пришлось заново настраивать всю рекламную кампанию: делали различные акции, бесплатно раздавали фалафель, запускали новинки, работали с персоналом.

— Какую проходимость вы закладывали себе, когда открывались, и какую получили в итоге?

— Мы планировали порядка 3,5−4 тыс. человек в месяц, получили 6 тыс. Рекорд — 7 тыс. У нас 25 посадочных мест. В день можем обслуживать 150−200 человек. В 10 утра у нас уже были люди, в 11 вечера мы закрывались. Понятно, что часть аудитории отсеялась — кому-то не понравились блюда, кого-то мы, возможно, недообслужили, кто-то не понял концепцию.

— Сколько вложили в оба проекта?

— С первым заведением нам повезло больше: оно было практически готово. Формат стрит-фуда не требовал больших инвестиций в ремонт, нужно было только купить оборудование, обучить людей. В общей сложности затратили около 20 млн тенге.

Во второй проект — Karmel — вложили больше, мы проводили все коммуникации с нуля. Вложили около 70 млн тенге. Этот проект нам интересен своим расположением — в районе, который переходит из спального в деловой. Мы хотим сделать из него долгожителя. При том что в округе много заведений, в том числе предлагающих бизнес-ланчи до 1 тыс. тенге. Мы не в этой ценовой категории, и не хотим там быть. Средний чек у нас порядка 5 тыс. тенге. В Bkitzer — порядка 2,5 тыс. тенге.

— При какой рентабельности можно считать заведение успешным? Какой процент у вас?

— Для каждого это очень личный вопрос. Есть бизнес, который и 50% рентабельности дает, есть — 35%, 20%, 10%. Если заведение приносит деньги, это уже хорошо, это уже успех. Но в среднем, на мой взгляд, рентабельность по рынку сейчас до 35%. Мы близки к этой цифре.

Казахстан > Агропром. Приватизация, инвестиции > kapital.kz, 16 мая 2018 > № 2607653 Андрей Мокич


Украина > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > interfax.com.ua, 16 мая 2018 > № 2607522 Юрий Луценко

Луценко: Моя роль на президентских выборах – сдержаться и не перейти в лобовую атаку на популистов и демагогов

Эксклюзивное интервью генерального прокурора Украины Юрия Луценко информационному агентству "Интерфакс-Украина"

Ю.Луценко рассказал, почему при эффективности работы прокуратуры никто не рукоплещет; как в судебном состязании "играть в шахматы", а в корабле Украинского государства залатать пробоины; признал, что в президенты не идет, но делает ставку на правоцентристскую политсилу.

Сегодня (12 мая - ИФ) ровно два года, как Вы на должности генпрокурора. В подведении итогов к какой-то дате есть нечто советское, но все-таки, по прошествии этого времени, что вызывает у Вас чувство удовлетворения, а что - неудовлетворения?

Если уж совсем отказываться от советской практики юбилеев, то хочу вспомнить Томаша Масарика, который был не только первым президентом Чехословакии, но и глубоким теологом. Он сказал, что вечная жизнь не начинается после смерти, она начинается в твой первый день рождения, поэтому не откладывай на потом добрые дела, каждый день рассматривай как возможность подняться на ступеньку выше: что-то почитай, что-то хорошее сделай, кому-то помоги. С моей точки зрения, это очень мудро. Эту фразу я прочитал буквально в первые месяцы пребывания в Лукьяновском СИЗО, и тогда она мне очень помогла. После освобождения я в полной мере использовал этот рецепт: и на Революции каждый день был как ступенька к победе, и в парламенте, я считаю, сделано было много полезного, и в прокуратуре есть о чем отчитаться перед людьми, глядя прямо в глаза. Безусловно, не вся лестница пройдена, еще работать и работать.

Чем отличается нынешняя прокуратура от вчерашней? Это уже не постсоветский монстр, вертикально заточенный на волю одной личности, - и президент, и генеральный прокурор всегда определяли действия Генпрокуратуры – кого карать, а кого миловать.

На сегодняшний день эта система разрушена. Во-первых, еще "на берегу" у нас с президентом была договоренность, что никаких команд политического характера я выполнять не буду, а Порошенко сказал, что это и не входит в его интересы при назначении меня прокурором. Так что внешние команды отпали сразу.

Вторая задача – сломить внутренний алгоритм единоличных, непререкаемых указаний. Это было сделано. Нет больше двух главных принципов действия карательной системы. Подход "арестуй, или я тебя сниму с должности" стал невозможен: Генпрокурор теперь никого не назначает и никого не снимает, на это уполномочены только Совет прокуроров и дисциплинарная комиссия. Также разрушена сцепка, а порою и сговор ради общего финала между следователем и прокурором: на сегодняшний день следствие выведено из прокуратуры, после создания ГБР эти отношения станут конкурентными, что обеспечит на порядок больше объективности и следствия, и обвинения.

Вы не можете уволить прокуроров, они стали более независимыми. Вам не кажется, что от этого они получили определенную степень безнаказанности?

Да, конечно, как и в любом вопросе, тут тоже есть обратная сторона медали. 90% местных прокуроров были назначены на конкурсах до меня, конкурсы были достаточно специфичны, из трех кандидатов выбирал генеральный прокурор, тогда было так. Сегодня они по новому закону фактически автономны. В большинстве случаев речь идет о людях, которые тянут на себе огромную работу, но не буду скрывать, что есть 10-15% людей, которые просто посылают куда подальше и прокурора области, и права человека. Конечно, через механизм карающего меча Генинспекции тяжело и долго выявить эти злоупотребления, зафиксировать их, провести через НАПК, которое, как вы знаете, не очень эффективно от момента своего создания, через суд и только потом уволить человека.

Такие случаи есть?

Да, мы снимаем с должности по такому механизму десятки местных прокуроров. Кто-то обвиняется во взяточничестве, кто-то ушел в отставку по обвинению в дисциплинарных нарушениях. Но это не сотни прокуроров, это десятки.

Да, демократия всегда менее эффективна, чем тоталитаризм. У нас есть один политик, который говорит, что бывает просвещенная диктатура. Смею утверждать – нет, любая просвещенная диктатура заканчивается обычной диктатурой, ее перерождение неминуемо, диктаторские указания рано или поздно порождают диктатуру на местах, которая неподконтрольна любому якобы просвещенному фюреру.

Посему считаю правильным жертвовать меньшей продуктивностью в виде замедленных реакций по отстранению неэффективных прокуроров, но, с моей точки зрения, это дает огромный плюс: невозможность политических репрессий невинных – политиков, бизнесменов и простых людей.

Следователь и прокурор теперь в конкурентных отношениях, адвокат оппонирует им, есть еще судья, порою со своей "определенной функцией" из-за недореформированности судебной системы. Вопрос "Где же приговоры?" чаще всего адресуется прокуратуре, так как в этой многосторонней конкуренции больше возможностей повлиять на результат именно у прокуроров.

Вопрос принимаю. Первое. Мы действительно за прошлый год дали несколько рекордов, среди них 9,5 тысяч фактов недопущенных взяток с задержанными фигурантами и 1692 приговора, вступившие в законную силу в отношении коррупционеров. Это в три раза больше, чем в любой другой год ранее.

Почему люди этому не рукоплещут? Потому что в этих цифрах нет "большой рыбы". Но, простите, давайте поговорим о том, что прокуратура может сделать, а чего не может. По закону есть два блока правоохранительной системы, которые занимаются борьбой с коррупцией. Прокуратура и наши коллеги из МВД, ГФС и СБУ уполномочены ловить только "старую большую рыбу" – от губернатора и выше - и "нынешнюю мелкую и среднюю рыбу" - от председателя сельсовета до замгубернатора. "Большая рыба" нынешнего периода – это исключительная компетенция НАБУ.

По сути, я заложник своей громкой должности. Люди считают, что генеральный прокурор может все, но по закону генпрокурор не может подписать подозрение действующему губернатору, замминистра, министру, - это не моя функция, это запрещено законом. Но то, что входит в нашу компетенцию, - мы делаем в три раза лучше, чем раньше.

Второе. Вы говорите, что причиной недоверия к борьбе с коррупцией часто является недобропорядочность судей. Согласен, это есть. Хотя 1700 приговоров по коррупции за прошлый год и уже 300 за нынешний – и их заслуга. Но есть и еще одна очень важная причина – сложившаяся практика взаимоотношений судей и обвинения. В западном мире слово justice означает и справедливость, и юстицию, правосудие, а у нас же это разные понятия даже на вербальном уровне.

У них обвинение приносит факты и доказательства, по которым судья в состязательном процессе может сложить свое мнение о наличии или отсутствии преступления и о том, как наказать виновного. То есть, все в руках судьи, которому общество доверяет. Образно говоря, судье приносят доску, на которой выставлены все фигуры, стороны процесса играют партию, и последний ход, определяющий победу, оценивает судья.

Как происходит у нас? За 20 лет сложилась следующая практика: должны быть доказательства невозможности никакого другого решения, кроме предложенного в обвинительном акте. То есть, судье приносят, я бы сказал, шар, в котором не должно быть ни одной трещины, через которую может испариться обвинительный акт. Судью ставят в позицию "поискать недостатки" вместо того, чтобы найти справедливость.

Я считаю это неправильным. Необходимо закончить судебную реформу и иметь честных судей, которым общество будет доверять поиск справедливости и законности. Причем не только в нашумевшем проекте Антикоррупционного суда, а во всех судах. Именно это называется верховенством права, а не выборочное его применение.

Суд по госизмене Януковича во многом является показателем работы прокуратуры. Устраивает ли Вас, как в этом процессе представлена позиция обвинения? Со стороны позиция защиты выглядит более наступательной, агрессивной, а для людей непосвященных даже более убедительной…

Здесь есть несколько плоскостей. Во-первых, это дело крайне важно, ведь это прецедент открытого состязательного судебного процесса над главой государства. Смысл первый – выяснение, виноват ли Янукович лично, смысл второй – месседж всем нынешним и будущим руководителям государства, что отныне никто не имеет гарантий избежать преследования за совершенное преступление. Третий смысл – это месседж для Путина, ведь Янукович обвиняется в подписании письма, которым было прикрыто именно его решение о вооруженном вторжении на территорию независимой Украины.

Что касается того, кто кого переиграл в процессе, то следует заметить, что в этом процессе господин Янукович не обвиняется в событиях на Майдане, в разграблении страны, - всё это еще впереди.

Сейчас мы поддерживаем обвинение в госизмене. И я полностью удовлетворен работой военного прокурора в процессе – он четко и последовательно идет по обвинительному акту, а защита агрессивно, часто демагогично отвлекает процесс на что угодно, кроме выяснения обстоятельств и причин подписания письма Януковичем. Они говорят о том, что было в Крыму, что было на Майдане, что было до Майдана, как развивались переговоры между Януковичем и лидерами Майдана, – какое это имеет отношение, собственно, к письму, которым экс-президент призвал другое государство оккупировать нашу страну?!

В западных странах судья прерывал бы любые отступления от сути обвинительного акта.

Но, тем не менее, я просто счастлив, что процесс идет вот так. Стороне защиты даны все возможные и, как мне иногда кажется, невозможные, способы защиты Януковича. И это разительно отличается от того, как слушались дела при президентстве самого Януковича. Это действительно открытый, состязательный и объективный процесс, в котором решение примет только суд.

Такой педантизм процесса, полнота реализации прав защиты минимизирует риски успеха обжалования приговора в европейских инстанциях.

Сто процентов!

Послушайте, я тоже сжимаю зубы, когда включаю телевизор и слышу бесконечные дискуссии о том, что вообще не имеет отношения к делу, как мне кажется. Но зато я знаю, что никто не будет говорить, что защита была ущемлена в чем-то.

Вы подвели меня к мысли о том, что есть еще и четвертый смысл этого процесса – показать, как в новой Украине происходят серьезные судебные процессы. Это может стать новым стандартом, и никто другой при смене власти демократическим путем уже не сможет снизить этот стандарт. Вне зависимости от приговора суда.

А когда это может быть?

Не могу это комментировать, потому что только председательствующий в суде может определять темпы судебного следствия и всего хода процесса. Это исключительно его компетенция.

Но, конечно, мы все с нетерпением ждем. Потому что это дело номер один по всем параметрам, о которых я сказал.

Наверняка, Вы читали недавнее интервью Ефремова из СИЗО. Вы верите в перспективу судебного рассмотрения этого дела?

Да, обвинительный акт, который предоставлен господину Ефремову, базируется на доказательствах и свидетельских показаниях. В суде идет изучение этих доказательств, идет допрос свидетелей обвинения. Недавно был допрошен свидетель Ляшко, он дал новые показания, которые серьезно дополнили, с моей точки зрения, обвинительный акт. Более того, председательствующий после этого принял решение вызвать еще ряд дополнительных свидетелей, Турчинова, Пашинского, которые могут подтвердить или опровергнуть сказанное господином Ляшко о роли Ефремова при захвате органов Украинского государства в Луганске.

Опять-таки, это живой процесс, который никоим образом не напоминает судилище в заданном русле, которое происходило в прежние годы.

Думаю, этот процесс крайне важен для всей страны в плане оценки того, "кто открыл двери войны" на местах. Будем надеяться, что скоро мы получим и этот ответ.

Не ухудшила ли ситуация вокруг Холодницкого восприятие борьбы с коррупцией в Украине? Как это может в целом отразиться на работе прокуратуры и антикоррупционных органов?

Обратите внимание: мы сейчас говорим о еще одной истории, в которой нет наперед заданного очевидного ответа. Наверное, это главное достижение новой Украины – нет запрограммированных наперед решений в уголовных делах и судебных процессах.

Да, действительно, в ходе санкционированного судом прослушивания кабинета руководителя САП детективы выявили некие разговоры Холодницкого с посетителями и подчиненными, которые свидетельствуют о нарушении кодекса прокурорской этики.

В связи с этим господин Сытник как руководитель НАБУ и я как руководитель ГПУ направили в КДКП практически идентичные по тексту представления о дисциплинарном наказании господина Холодницкого в виде его увольнения из органов прокуратуры.

Что сделает КДКП, мне не известно, говорю абсолютно искренне. Я, конечно, спиной чувствую большие маневры, говорят о неких попытках влияния на КДКП. Моя задача – обеспечить независимость в решении. Не зависимое от меня как одного из авторов обращения, от сторонников или противников господина Холодницкого. И я это сделаю.

С чьей стороны попытки повлиять на КДКП?

Еще раз говорю – я спиной почувствовал, что такие попытки предпринимались, посему мы включили все механизмы Генеральной инспекции, чтобы защитить докладчика и всех членов КДКП от возможных внешних влияний.

Кто сегодня подписывает все документы от имени Специализированной антикоррупционной прокуратуры?

Холодницкий работает, полностью выполняет свои обязанности.

Моя личная точка зрения, и это не только в связи с этой ситуацией: было бы правильнее автоматически отстранять подозреваемых в коррупции от занимаемых должностей сразу же после подписания подозрения или после подобного обращения об увольнении из органов до момента принятия решения по сути.

Потому что людей крайне раздражает, когда человеку вручают подозрение в коррупции, а на следующий день он выходит на работу.

Как могут развиваться события дальше?

Не хочу размышлять о том, как проголосуют, потому что это может быть расценено как давление на КДКП, но перечислю возможные варианты: обращение Сытника и Луценко поддержат, дисциплинарное наказание вообще не будет применено или будет более мягким.

Конечно, наиболее сложным с точки зрения прецедента и коллизии в законодательстве может быть снятие руководителя САП. Потому что, согласно действующему законодательству, исполнять его обязанности не может фактически никто. Руководитель САП – процессуальная фигура в двух ипостасях. Как руководителя САП его может замещать первый заместитель руководителя САП, но ни один работник САП не может заменить его функции заместителя генпрокурора. Поэтому один человек не сможет заменить руководителя САП, это будут как минимум два человека.

Наш юридический департамент докладывает, что в законодательстве часть функций главы САП даже при исполнении обязанностей первым замом руководителя САП и генпрокурором все равно выпадает, они не могут исполняться никем.

Но и это еще не вся проблема. В апреле вместе с окончанием срока действия переходных положений закона о прокуратуре истекли полномочия сформированной Верховной Радой в 2015 году комиссии по избранию руководителя САП.

То есть, если руководитель САП будет изменен, то нам нужно решение парламента по их части комиссии и решение Совета прокуроров – по их квоте комиссии. Это серьезный политический вызов.

Тем не менее, все эти детали ничего не должны значить при принятии решения КДКП, члены комиссии не должны думать о процедурных последствиях этого решения, они должны сосредоточиться только на одном – есть доказательства серьезного дисциплинарного проступка или нет.

Что будет потом – об этом должна болеть голова у депутатов и у генпрокурора, больше ни у кого.

Время от времени Онищенко выдает порции своих "записей". Видя фото смс, Вы, как руководитель Генпрокуратуры и как политик, как к этому относитесь?

Еще раз повторю: Генпрокуратура не имеет возможности реагировать на подобные ситуации относительно действующих руководителей государства, министров, депутатов. Просто нам это запрещено. Честно? Я об этом жалею.

Вообще, очень интересно, когда я как один из авторов закона о НАБУ/САП должен потом выполнять этот закон. Это ирония жизни. Я не сам, конечно, писал этот закон, но являюсь одним из авторов, поэтому иногда криво ухмыляюсь лакунам, коллизиям, а теперь уже и полному запрету, стоило ли так делать, чтобы, имея 1700 приговоров чиновникам категории "Б", постоянно терпеть обвинения в отсутствии результатов по категории "А"?

Генпрокуратура вместе с коллегами из других правоохранительных органов показывает достаточно большую эффективность. Почему бы здесь не допустить альтернативную подследственность? Ну, если за три года НАБУ в силу разных, субъективных и объективных причин, вышло только на один приговор, и то для небольшого чиновника. Может, все-таки стоит каким-то образом объединить усилия, чтобы поймать нынешнюю "большую рыбу"?

Реакция и НАБУ, и большинства украинских и международных антикоррупционных организаций: "Нет".

Поэтому я не могу дать ответ ни о "пленках Онищенко", ни об общественных заявлениях о мздоимстве министров, ни об известных мне иных фактах нарушения закона чиновниками категории "А". Единственное, что я могу сделать – отправить материалы в НАБУ. Я так и делаю, а потом узнаю, что за более чем год по тому или иному делу не было ни одного следственного действия.

Мне кажется, что закон, который писался с учетом имиджа прокуратуры прошлого, привел к резкой автономизации НАБУ. С одной стороны, это давало им огромные возможности, но, простите, прошло три года, и общество громко спрашивает хотя бы о скромных успехах. Причем спрашивает у меня.

Сейчас взаимопонимание с НАБУ найдено?

Выход из этой ситуации был найден не без проблем. Столкновения с НАБУ - словесные и даже физические, к сожалению, в прошлом году были допущены, и это было большим негативом и для нас, и для всей страны. Сейчас мы работаем в рамках диалога, стараемся создавать совместные группы детективов, следователей и прокуроров в общих делах.

Мне кажется, это единственная предусмотренная законом возможность, и этот год покажет, насколько она эффективна.

Что касается моей политической оценки того, что говорит Онищенко, то она неоднозначна. С одной стороны, я не склонен доверять человеку, который обоснованно обвиняется в крупных экономических хищениях. Привычка всё и вся записывать и выдавать часть записей манипулятивными кусочками тоже не увеличивает доверие.

С другой стороны, то, что я увидел из последних опубликованных смс, – это серьезная почва для работы детективов НАБУ и прокуроров САП. То, что Онищенко совершал преступления, о которых я докладывал в Верховной Раде, - уже признает и он сам. Теперь нужно идти дальше. Закон определил именно САП отвести фигурантов "пленок Онищенко" "или в ЗАГС, или к прокурору".

По Вашему мнению, каковы масштабы негативных процессов подобного рода в украинском политикуме?

Как человек, который знает почти всё о парламенте, правительстве и администрации президента, скажу, что весь этот наивысший этаж власти требует проветривания. НАБУ было создано именно для выноса токсичных тел. 40% дел в суде – по нашим материалам. Мы ждем результатов.

Но есть, кроме посадок, еще и более важный метод. Считаю, что роль генпрокурора не только в организации "рыбалки", но еще и в том, чтобы закрыть возможность "хищникам" появляться в "пруду".

То есть, "плотину" вместе нужно перекрывать, она вся дырявая. Но как показывает практика наших тысяч арестов - на место одного взяточника приходит точно такой же, только берет еще большую сумму - за страх. Что нужно делать? Не только сажать, но и ликвидировать возможные коррупционные схемы.

После Революции украинский корабль был просто на мели, не мог двигаться. Сегодня уже юридическим фактом является то, что команда Януковича нанесла ущерб Украине в размере $40 млрд, это годовой бюджет страны.

То есть, днище украинского корабля было настолько пробито коррупцией, что он был полностью затоплен, не двигался вообще.

Постреволюционный парламент действительно многое сделал: была закрыта коррупционная схема на 2,5 млрд по двойной цене на газ, в системе государственных закупок система ProZorro смела коррупционные схемы на $1 млрд. Еще одной крупной дырой были откаты за НДС. Сегодня автоматизированная система возвращает НДС в размере 98% от заявки на месяц. Это еще $3 млрд в год.

Эти действия помогли украинскому кораблю хоть как-то маневрировать под огнем вражеской эскадры.

Что нам предстоит сделать сейчас, чтобы выйти в стабильный рейс? Да, дальше продолжать ловить коррупционеров, желательно еще и категории "А", что должно продемонстрировать НАБУ. Но главное – постоянно принимать стратегические решения о ликвидации крупных коррупционных схем.

Продолжать латать пробоины?

Есть еще много крупных дыр в корабле, назову три главных. Номер один: разворовывание государственного сектора экономики. Мы – единственная в Европе страна с двумя тысячами государственных предприятий, 75% из них не показывают прибыли, они формально убыточны. Но они убыточны для страны, а для тех, кто назначает своих руководителей предприятий, они очень прибыльны. И, смею вас заверить, это представители всех партий - и власти, и оппозиции, которые получают такие "подачки" за то или иное голосование. Система партийного назначения руководителей госпредприятий является основой украинской политической всеобъемлющей коррупции.

Если мы не хотим этому серьезно противодействовать, тогда ни о какой серьезной борьбе с коррупцией не может быть и речи. Сколько бы мы не ловили местных чиновников "на горячем", мы не остановим взяточничество как инструмент политической жизни страны. Это огромная возможность для всех партий получать теневые доходы, соответственно, действовать на выборах коррупционными методами, соответственно, в парламенте вообще не интересоваться мнением избирателя, а заниматься наращиванием количества "своих" директоров в 2000 госпредприятий.

Ответ на вопрос, как закрыть эту дыру, – большая приватизация, открытые аукционы. И Кабмин принял такое решение, парламент принял закон об открытых аукционах. Только надо действовать смелее. Не 20-30 предприятий, как предложил Кабмин, а полторы тысячи точно должны уйти с молотка в этом году. Это уничтожит источник крупной политической коррупции в стране. Партии должны жить за счет избирателей, а не за теневые доходы от коррупции своих выдвиженцев.

Дырка номер два – природные ресурсы. Олигархия – действительно огромная проблема страны. Но она возникла и до сих пор подпитывается закрытыми теневыми аукционами на природные ресурсы.

После Майдана на аукционах было выдано 43 спецразрешения на ресурсы. Без аукционов – 679! Олигархи скупали и скупают украинские природные ресурсы.

Последние скандалы касались выдачи лицензий на разработку месторождения лития и нефти. Лития в Донецкой и нефти в Полтавской области. Прокуратура на этой неделе подала в суд на разрыв этих решений Госгеонедр, вне зависимости от фамилий, которые стоят за этими решениями. Но бить по хвостам – не лучший метод.

Правительство обязано обеспечить стопроцентно открытые конкурсные аукционы на любые природные ресурсы – нефть, газ, литий, гранит, янтарь, торф и т.д. Более того, необходимо опубликовать открытый реестр всех ранее выданных лицензий, поручить его проверить и впредь проводить все исключительно по открытым конкурсным процедурам.

Именно это должно если не уничтожить олигархию, то хотя бы прервать ее постоянную подпитку свежими, фактически дармовыми ресурсами.

Позиция номер три - таможня. По оценкам экспертов, до 30% страна все еще недополучает от экспортно-импортных операций. Вот картина таможенных платежей в миллиардах долларов по годам с указанием руководителей ГТС. Рекордные $18,2 млрд показали Валерий Хорошковский в 2008 году и Степан Дериволков в 2013-м. После Майдана платежи составили $9,2-9,3 млрд. Можно, конечно, талдычить об утере Крыма и части Донбасса. Но есть ответ о введении платежей за газ. Поэтому пора принять стратегические решения. На всех таможнях необходимо установить электронные сканеры и, мне кажется, совместные посты с представителями таможенных служб западных государств.

Что этому мешает? Сопротивление кланов. Решение Гройсмана о закупке сканеров в прошлом году вызвало просто звериное сопротивление, и в течение года, несмотря на наличие денег, это решение так и не смогли провести, оно было заблокировано разными судами, Антимонопольным комитетом и прочими механизмами, которые просто позволили жулью продолжить грабить страну. В этом году история опять продолжается. Думаю, это необходимо решать, в том числе, объявляя гласно об этой проблеме.

К сожалению, я могу говорить о таких проблемах еще много. Но давайте остановимся на этих трех. Когда эти три огромные пробоины будут закрыты, мне кажется, украинский корабль сможет легче маневрировать. И уже потом – в другой атмосфере – решим проблему приватизации земли и других еще более тяжелых вопросов.

У нас мало времени! Если продолжать говорить о нашей стране как корабле, то на нем уникальная ситуация. Команда ремонтирует корабль, кое-как латает паруса, бегает по реям, отвечает на огонь вражеской эскадры, иногда дает залпы и даже попадает. Но, более того, в трюме ведутся темные переговоры и вечные маневры за борьбу за штурвал.

Всё это можно сделать только в узком окне возможностей, которое с каждым днем становится все меньше и закроется, наверное, сразу после Дня Независимости, когда предвыборная кампания не будет считаться ни с какими рациональными предложениями законодательной и исполнительной власти. Всё будет подчинено логике выборов, разделению на "свой – чужой". Но за два месяца парламент может успеть многое, за пять месяцев правительство может успеть еще больше.

Я верю – все это можно сделать.

Все эти идеи вы хотите предложить кому-то из кандидатов в президенты или какой-то партии, с которой будете идти на выборы?

Невозможное останется невозможным, если вокруг будут пессимисты, оптимисты - двигают мир. Я стараюсь быть оптимистом и верю, что эти глобальные вещи в случае, если об этом действительно развернется глобальная дискуссия, могут быть реализованы именно потому, что с 1 сентября начнется избирательная кампания. Давайте попробуем подойти к выборам именно так – как к выбору не вождей, а решений.

Какой Вы видите свою роль до выборов? В чем Ваша миссия?

Сложно. Попробовать сдержаться…

Сдержаться и не пойти на выборы?

Это как раз у меня получается, я, наверное, единственный не кандидат в президенты из большого круга моих знакомых. Это продуманное решение. С самого начала моей работы здесь, несмотря на разные разговоры, я точно не кандидат в президенты.

У меня тут часто дежавю: после четырехгодичной работы в МВД все очень похоже. И я четко знаю, что если делаешь то, что надо делать, ты будешь утрачивать популярность, здесь по-другому не бывает. Но как сказал мудрый Лао-цзы: "Если вы измеряете свой успех мерой чужих похвал и порицаний – ваша тревога будет бесконечной".

Если бы я хотел быть популистом, я бы уже сегодня рассказывал о том, что мне все мешают, объявил бы 10 миллионов подозрений и ходил бы по митингам, заявляя, что их всех надо посадить, но мне не дали этого сделать.

Но нет. Я знаю, что делать. И делаю свое дело на своем посту.

Что Вы думаете о предстоящих выборах?

Во-первых, думаю, что все это очень символично. Ровно сто лет назад Украина была примерно в такой же ситуации. Конечно, есть существенная разница, но с большого масштаба это выглядит совершенно так же.

Небольшая группа людей старалась тогда построить страну. И огромная масса людей, подогреваемая пятой колонной Кремля, доморощенными радикалами и полезными идиотами, просто уничтожила УНР. Потом и поэтому – в землю полегли миллионы украинцев. Этот урок мы должны помнить, если хотим быть успешной страной.

С моей точки зрения, сегодня опять все очень похоже. Опять: безответственность и популисты против слабых государственников. Посему моя роль на этих выборах – сдержаться и не начать давать прямые оценки популистам. Я буду стараться говорить только одно – поддержите тех, кто строит страну, а не тех, кто все критикует и дает бесконечные невыполнимые обещания.

Но соцопросы отдают преимущество именно им.

Мы уже 4-й год живем в состоянии трех войн: воюем с Путиным на Донбассе, воюем с коррупцией, но самый страшный враг – это патернализм населения, которое пассивно ожидает чуда от нового вождя. Этим пользуются радикалы и популисты, которые предлагают простые ответы на очень сложные вопросы. Считаю, что этот фронт очень недооценен. Патернализм страшнее Путина. Вижу единственную возможность участия в нем – не переходя на личности говорить об опасности таких предложений и поддерживать оптимистов, которые берут ответственность на себя. Я прекрасно понимаю, как ужасающе плохо живут пенсионеры, мне искренне стыдно за все это, хотя я делаю все, что могу, чтобы бюджет наполнять - за два года органы прокуратуры уже дали порядка 60 млрд грн в бюджет.

Все остальные люди – кузнецы своего счастья. Не ждите подачки сверху, создайте свой успех. Знаю 100 и больше людей, которые именно так и сделали. Если их станет 100 тысяч – Украина станет реально новой!

Моделируем ситуацию… Закончились президентские выборы, в которых Вы не участвуете, приходит время парламентских, не менее важных…

Я - за усиление полномочий парламента. Все знают, что Арсений Яценюк этого давно добивается. Я тоже так считаю, только это менее публично. Президент должен поддержать изменения в Конституцию, которые он уже раз вносил, но злополучная поправка об особом статусе Донбасса убила это предложение. Областные и районные администрации должны уйти в небытие, префекты должны скреплять страну от возможного сепаратизма, а все исполнительные органы должны управляться Кабмином по особым процедурам. Единственное расхождение с лидерами "Народного фронта" – я считаю, что в нынешней ситуации в Украине как минимум до восстановления территориальной целостности и министр обороны, и министр иностранных дел должны контролироваться президентом.

Насколько я знаю, президент в основном согласен с этой позицией, вопрос только во времени и политической фигурации, когда это может произойти.

Видите ли Вы себя в этом процессе? И в процессе изменений в Конституцию и в выборном процессе?

В процессе изменений в Конституцию я себя не только вижу, но и пребываю в нем, потому что, может быть, закрытые дискуссии всегда являются самой важной составляющей.

Что касается выборов в парламент – давайте посмотрим на результаты президентских выборов. Они будут определять угрозы и вызовы следующего политического сезона, а значит – Верховной Рады.

Честно говорю, что выступал и выступаю за создание правоцентристской партии, которая должна стать провайдером плана европейских реформ.

Думаю, что и "Народному фронту", и БПП, и ряду других партий давно пора понять, что самодостаточные люди, средний и креативный класс, давно ищут не вождей, а стабильную политическую силу, отстаивающую их интерес.

Это новая политсила или речь может идти о реорганизации?

Думаю, что старые партии уже не имеют шансов. Нужно самоочищение, объединение и обновление. Это касается и названия, и руководства, и целей.

Никакая партия в нынешней Украине 50% не возьмет, поэтому нужно прекратить заискивание со всеми избирателями и четко сказать, что есть очень четкая программа, которая выгодна, в первую очередь, среднему классу, но только эта программа приведет к процветанию остальных.

Как говорил мой любимый Черчилль: "Я вам не предлагаю ничего, кроме крови, пота и слез, но зато в конце будет победа".

Нужно говорить с людьми честно, не заигрывать, потому что конкуренты заигрывают намного лучше и обещают намного больше.

Поскольку Вы так увлеченно об этом говорите, могу сделать предположение, что Вы себя видите в этом процессе…

До последнего дня, пока я буду работать в Генпрокуратуре, в общении с политиками я буду ограничиваться только советами, советами человека не очень постороннего.

Честно говоря, со мной были беседы и в администрации президента, и в Кабмине, и в парламенте, и я давал четкий ответ: "На должности генерального прокурора я не буду участником ни одного избирательного штаба. Это стопроцентное решение, но, тем не менее, советы готов давать".

Украина > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > interfax.com.ua, 16 мая 2018 > № 2607522 Юрий Луценко


Россия > Финансы, банки > bankir.ru, 16 мая 2018 > № 2607276 Павел Самиев

Почему МФО не надо регулировать как банки

ПАВЕЛ САМИЕВ

управляющий директор Национального рейтингового агентства, генеральный директор БизнесДром

Микрозаймы жизненно необходимы. МФО делает кредит доступным и снижает социальную напряженность. Но если регулировать МФО как банки, это может убить легальный микрофинансовый бизнес.

Микрофинансирование играет важную роль в обеспечении доступности финансовых ресурсов для значительной части населения и малого бизнеса — об этом свидетельствуют результаты неоднократно проведенных исследований. Ужесточение требований к микрофинансовым организациям скажется прежде всего на уровне жизни наименее обеспеченных слоев населения. Последствием может стать рост теневого рынка нелегальных кредиторов и ухудшение криминальной обстановки в стране.

Микрофинансирование в России прошло большой и интенсивный путь развития. За пару десятилетий зарождающийся рынок заемных капиталов превратился в прозрачный структурированный сегмент финансовой системы страны. Сформирован пул микрофинансовых компаний, заслуживающих доверия: они регулируются ЦБ, выполняют обязательные нормативы.

Часто микрофинансовые компании ассоциируются с высокими процентными ставками. Однако если сравнить условия займов в нашей стране, США, Великобритании и Канаде, то обнаружится, что ставки находятся примерно на одном уровне — 600% годовых. С учетом вступившего в силу регулирования максимальная переплата, которая может возникнуть у заемщика, не превышает 300%. Даже это значение существенно отличается от реальных расходов клиента на обслуживание займа. Средний период пользования такими деньгами составляет 26 дней, при ставке 2% в день плата за пользование займом за весь период — 52%.

С повышением финансовой грамотности населения осознается неприменимость годовых рамок для категории «займы до зарплаты». По данным Банка России, сокращается период пользования такими микрозаймами — с 29 до 26 дней за последние два года. Существенно уменьшается число пролонгаций по займам, то есть необходимость продления договора, и тем самым переплата. Также существенно растет доля досрочных погашений (почти 40% от всех выданных краткосрочных займов). Клиенты МФО начали понимать, что такими финансовыми продуктами нужно пользоваться в течение непродолжительного срока, тогда переплата будет относительно небольшой. И соответственно, это будет выгодно.

По-прежнему основными ценностями для потребителей финансовых услуг являются простота процедуры оформления микрозаймов и географическая доступность (удобство расположения офисов МФО). За последний год многие МФО стали предоставлять возможность дистанционного оформления займов. Вложения МФО в собственные технологии привели к расширению продуктовой линейки микрофинансовых организаций, а также каналов получения займов и их оплаты. Развитие скоринга МФО послужило причиной повышение вероятности одобрения заявок.

Ужесточение требований по резервированию денежных средств, правил по взысканию просроченной задолженности и ограничение максимальной суммы начисленных процентов привели к замедлению темпов роста количества и объема микрозаймов. Это видно уже по итогам второго полугодия 2017 года.

Микрофинансовые организации, занимающиеся выдачей микрозаймов «до зарплаты», после внедрения предложений Банка России по созданию специализированного продукта, ограничению дневной процентной ставки и снижению максимального уровня переплаты столкнутся с рядом дополнительных сложностей. При текущих реалиях на рынке останется не более 1 000 игроков. Реализация негативного сценария приведет к существенному росту числа нелегальных кредиторов, которые будут удовлетворять возрастающий спрос на краткосрочные займы.

По данным ВЦИОМ, практически каждый второй россиянин считает необходимым существование микрозаймов как самостоятельной услуги на финансовом рынке. При этом 65% опрошенного населения заявили, что взятый микрозаем им скорее помог, нежели нанес ущерб (исследование ВЦИОМ «Займы до зарплаты»: потребность, преимущества, риски»). На текущий момент краткосрочными микрозаймами пользуются почти 4 млн человек, что составляет 64% от общего числа клиентов МФО. Большая часть из них попадает в группу риска: они вынуждены будут либо отказать себе в совершении каких-либо расходов, либо обращаться к нелегальным кредиторам и останутся без права защиты своих интересов со стороны контролирующих органов. Это особенно важно при взыскании просроченной задолженности, так как нелегальные фирмы практически всегда производят взыскание неправомерными способами с привлечением «черных коллекторов».

В малых городах, особенно в регионах с нестабильной доступностью сети Интернет, офлайн-МФО являются единственной надеждой для населения, которому срочно понадобились деньги. Ограничения, установленные нормативными актами в сфере противодействия легализации денежных средств, полученных преступным путем, и финансированию терроризма, устанавливают запрет на выдачу микрозаймов на сумму свыше 15 000 рублей без проведения полной идентификации заемщика.

Одним из последствий будет также ухудшение качества кредитных историй у населения, работающего как с микрофинансовыми организациями, так и с банками. Получается, что люди, имеющие возможность обслуживания своих кредитных обязательств, будут лишены доступа к денежным средствам МФО и банков. Увеличивается вероятность обращения к нелегальным кредиторам, ведь потребности каким-то образом удовлетворять нужно. Подобные ситуации приведут к росту теневого бизнеса и социальной напряженности внутри страны.

С другой стороны, часть клиентов, ранее успешно пользовавшихся краткосрочными займами, постарается покрыть свои финансовые потребности долгосрочными займами, но не все смогут справиться с более высокой долговой нагрузкой. Дешевле пользоваться микрозаймом под 2% в день в течение 10 дней с переплатой 20%, чем микрозаймом со ставкой 1% в течение 45 дней с переплатой 45%. Допустив просрочку одного или нескольких платежей, они испортят кредитную историю и потеряют доступ к финансовым ресурсам.

По сути, у граждан, лишенных доступа к финансовым ресурсам, останется два варианта: вступать в отношения с нелегальными кредиторами либо самостоятельно «добывать» нужную сумму. Последний грозит ухудшением криминальной обстановки в стране. Излишнее регулирование сферы защиты прав потребителей финансовых услуг может ухудшить платежную дисциплину потребителей, создавая иллюзию поддержки со стороны государственных органов при небрежном отношении к своим финансовым обязательствам, а также породит новый рынок мошеннических услуг для должников микрофинансовых организаций.

Практически все участники микрофинансового рынка встречались с компаниями, которые называют себя «раздолжнители». Такие организации обещают заемщикам за вознаграждение решить их проблемы с просроченной задолженностью. Однако вместо оказания полноценной юридической помощи «раздолжнители» загоняют заемщика в еще более глубокую долговую яму, тем самым практически сводя на нет усилия микрофинансовых организаций по реструктуризации задолженности. В рамках действующего регулирования микрофинансовой организации гораздо проще решить вопросы взыскания просроченной задолженности с заемщиком, при этом максимально быстро и эффективно.

На данный момент наблюдается тенденция переноса методов надзора за банковскими организациями на микрофинансовый рынок. Это может вызвать в первую очередь болезненную реакцию со стороны потребителей микрофинансовых услуг, которые будут лишены привычных финансовых продуктов. Микрофинансовые организации работают в том сегменте, который традиционным банкам попросту не интересен в виду высокой рискованности операций и более жесткого надзора.

При этом микрофинансовый рынок России является своего рода витриной достижений финтеха в России. Одними из передовых достижений в сфере технологичности микрофинансового рынка, безусловно, являются онлайн-займы физическим лицам, POS-кредитование. Указанные сегменты кредитования объединяет высокая технологичность игроков рынка, которые выдают займы без посещения офиса заемщиками. Построение высокотехнологичных кредитных конвейеров позволяет участникам рынка выдавать решения по заявкам потенциальным заемщикам менее чем за 30 минут. Все это стало возможно благодаря созданию уникального программного обеспечения под нужны участников рынка. Как правило, крупные игроки предпочитают писать программное обеспечение под себя, так как на рынке отсутствуют готовые технологические решения для ведения микрофинансового бизнеса. В связи с этим МФО активно набирают штаты программистов для преодоления новых технологических вызовов в борьбе за потребителя.

В данный момент создается микрофинансовый рынок, удобный как заемщикам, так и самим участникам. Излишнее усиление регуляторной нагрузки может вызвать усиление социальной напряженности и повышение уровня преступлений против имущества и жизни граждан, так как человек, испытывающий финансовые трудности, может пойти на необдуманные шаги для решения своих финансовых вопросов.

Россия > Финансы, банки > bankir.ru, 16 мая 2018 > № 2607276 Павел Самиев


Россия. ЮФО > СМИ, ИТ > comnews.ru, 16 мая 2018 > № 2607227

Севастополь обзаведется ИТ-парком

Игорь Агапов

Группа компаний "ИТ-Град" создаст в Севастополе технопарк в сфере информационных технологий "ИТ Крым" при поддержке городского правительства. ИТ-технопарк будет построен на средства, предоставленные компанией "ИТ-Град". Общий объем инвестиций - более 1 млрд руб. Расчетный срок окупаемости проекта - семь лет.

О планах по созданию технопарка объявили на пресс-конференции в Москве заместитель губернатора - председателя правительства Севастополя Илья Пономарев и генеральный директор группы компаний "ИТ-Град" Дмитрий Гачко. По их словам, договор между компанией и правительством Севастополя о сотрудничестве в создании технопарка "ИТ Крым" планируется подписать в рамках Санкт-Петербургского экономического форума в конце мая текущего года.

Дмитрий Гачко считает, что проект "ИТ Крым" даст новые возможности для развития действующих ИТ-компаний и стартапов посредством объединения представителей отрасли в комфортном для проживания и работы месте. Он позволит сконцентрировать исследовательскую активность в сфере информационных технологий, обеспечит возможности обмена опытом и зарождения новых знаний. В рамках технопарка будут реализованы образовательные инициативы, направленные на повышение квалификации специалистов, а также созднан образовательный центр для студентов старших курсов технических вузов с последующей возможностью трудоустройства в компаниях - резидентах технопарка.

По словам гендиректора "ИТ-Града", к работе в технопарке будут привлекаться как крымские ИТ-компании, так и компании из других городов России. Кроме того, в технопарке будет действовать специальный бизнес-инкубатор для стартапов в области информационных технологий.

"Наша задача - создать площадку, на которой хотел бы работать любой ИТ-специалист из любого региона России. Достижению этой задачи будут способствовать уникальные природно-климатические условия Крыма в сочетании с развитой социально-экономической инфраструктурой Севастополя и, разумеется, комфортные для работы условия в технопарке", - сказал Дмитрий Гачко.

Илья Пономарев отметил, что ряд факторов могут обеспечить успешность работы технопарка в Севастополе.

"В соответствии с законом о свободной экономической зоне Севастополя, компаниям, которые разместят свои подразделения в технопарке "ИТ Крым", могут быть предоставлены налоговые и другие льготы. В городе сейчас работает около 20 ИТ-компаний, в которых занято более 1000 сотрудников. В соответствии со стратегией социально-экономического развития города, мы планируем к 2030 г. создать до 5000 рабочих мест с сфере ИТ и обеспечить привлечение инвестиций в этот сектор в размере до 15 млрд руб. Кроме того, сейчас идет работа над программой "Умный город", в рамках которой будет осуществлена информатизация 26 компонентов городской среды - от образования до ЖКХ и транспорта. А в Севастопольском государственном университете создается кафедра информационных технологий. Все эти обстоятельства будут способствовать взаимополезному сотрудничеству города и технопарка", - заявил замгубернатора Севастополя.

Технопарк "ИТ Крым" создается на базе комплекса зданий бывшего НПО "Муссон", производившего радиотехническое оборудование и прекратившего работу после распада СССР. Здания построены в 80-90-х годах ХХ века.

Как сообщил Дмитрий Гачко, компания купила у частных владельцев главный высотный корпус A и корпус B, затратив на это около 400 млн руб. В настоящее время ведутся переговоры о приобретении еще двух корпусов. Создание технопарка будет осуществляться в четыре этапа. На первом к сентябрю 2018 г. планируется ввести в строй корпус A, где разместятся офисы, коворкинговые пространства, переговорные комнаты, дата-центр. В I квартале 2019 г. начнется строительство конференц-зала в корпусе B и благоустройство прилегающей парковой зоны. В III квартале 2019 г. будет введено в строй помещение бизнес-инкубатора в корпусе C. На заключительном этапе строительства во II квартале 2020 г. планируется ввод в эксплуатацию корпуса D площадью 24 тыс. кв.м, где будут расположены дополнительные офисы, лаборатории испытаний и прототипирования, а также апартаменты для проживания сотрудников компаний-резидентов на 120 человек.

Бизнес технопарка будет основан не только на предоставлении в аренду помещений и лабораторий, но, как сказал Дмитрий Гачко, на получении доходов от поддержанных компанией стартапов.

"Мы рассчитываем, что ИТ-компании из разных городов, включая Москву и Петербург, будут открывать отделения в нашем технопарке, приглашая в эти отделения нужных им специалистов, предлагая им возможность жить и работать в комфортных условиях Крыма. Кроме того, в бизнес-инкубаторе мы создадим условия для развития стартапов, которые будут поддерживаться и нашими компаниями-резидентами, и самой группой "ИТ-Град". За счет успешно развивающихся стартапов с нашим участием мы рассчитываем получать существенную долю дохода", - поделился планами Дмитрий Гачко.

Отвечая на вопрос корреспондента ComNews о том, в чем будет состоять участие правительства Севастополя в проекте ИТ-технопарка, Илья Пономарев сказал, что предполагаемый договор с компанией "ИТ-Град" будет носить рамочный характер, имея общей целью создание благоприятных условий для работы технопарка. Что касается конкретных возможных направлений сотрудничества, замглавы губернатора назвал, например, координацию подготовки специалистов в Севастопольском государственном университете с потребностями компаний, работающих в технопарке; помощь города в благоустройстве парковой территории около комплекса зданий; содействие в решении различных хозяйственных вопросов. При этом город заинтересован в успехе технопарка "ИТ Крым".

"Эффективное развитие основы экономики Севастополя - судостроительной и судоремонтной промышленности, приборостроения - невозможно без опоры на информационные технологии. Проект технопарка ценен тем, что способствует формированию ИТ-инфраструктуры города", - заявил Илья Пономарев.

Отраслевые эксперты говорят о положительном влиянии проектов, подобных технопарку "ИТ Крым", на перспективы развития информационных технологий в стране.

Президент НП "Руссофт" Валентин Макаров убежден, что любой инфраструктурный проект, предполагающий концентрацию бизнеса на одной площадке, способствует развитию ИТ-отрасли как в регионах, так и в стране в целом.

"Примером может служить программа развития ИТ-технопарков, реализуемая под эгидой Минкомсвязи РФ. Несмотря на определенные недостатки в идеологии и исполнении, созданные в ее рамках технопарки демонстрируют положительный эффект от своей деятельности. Что касается того, что планируемый в Севастополе технопарк будет коммерческим, - это не имеет принципиального значения. Главное, чтобы его работа была организована правильно с точки зрения задач развития информационных технологий. Если дело не ограничится предоставлением помещений в аренду, а будет проводиться целенаправленная работа по поддержке ИТ-компаний и продвижению стартапов - такой парк будет полезным. В Крыму уже сформирован ИТ-кластер с участием компаний из Симферополя, Севастополя и других городов. Он вполне успешно развивается, и через несколько недель должно состояться обсуждение мер его поддержки в Минэкономразвития РФ. Аналогичная работа проводится и в Калининградской области. Я уверен, что при обеспечении необходимой поддержки в налоговой и других сферах подобные ИТ-проекты в регионах будут работать", - отметил Валентин Макаров.

Аналогичного мнения придерживается глава АНО "Центр компетенции по импортозамещению в сфере ИКТ" Илья Массух.

"Создание площадок для концентрации в регионах интеллектуальных и инженерных ресурсов с целью развития инновационных направлений полезно, как показывает имеющийся в стране опыт. В нескольких регионах уже есть коммерческие ИТ-технопарки, которые не менее эффективны, чем технопарки с государственным участием. А с точки зрения менеджмента порой даже более эффективны. Здесь важный вопрос в том, кому будет принадлежать интеллектуальный продукт, созданный в коммерческом технопарке. Главное, чего нельзя допускать, - чтобы владелец технопарка был монопольным обладателем этих прав", - подчеркнул Илья Массух.

Инициатор проекта - группа компаний "ИТ-Град" - основана Дмитрием Гачко в 2008 г. Компания специализируется на предоставлении облачных услуг по схемам "программное обеспечение как сервис" (SaaS) и "инфраструктура как сервис" (IaaS). "ИТ-Град" владеет собственной распределенной ИТ-инфраструктурой в пяти дата-центрах.

Россия. ЮФО > СМИ, ИТ > comnews.ru, 16 мая 2018 > № 2607227


Россия. СФО > Образование, наука > fano.gov.ru, 16 мая 2018 > № 2607200

Ученые Института автоматики и электрометрии СО РАН разработали волоконные лазеры нового типа

Ученые из Института автоматики и электрометрии СО РАН (далее – ИАиЭ СО РАН) в рамках проекта РНФ разработали новые схемы волоконных лазеров, работающих на эффекте вынужденного комбинационного рассеяния света в многомодовых волоконных световодах.

Результаты работы опубликованы в журнале IEEE Journal of Selected Topics in Quantum Electronics.

В волоконных ВКР-лазерах обычно используются одномодовые волокна с накачкой сердцевины световода мощным одномодовым волоконным лазером, легированным редкоземельными ионами, который в свою очередь «накачивается» излучением многомодовых лазерных диодов, что приводит к довольно сложной конструкции волоконного ВКР-лазера. Одна из перспективных возможностей для упрощения конструкции ВКР-лазера - это прямая накачка дешевыми и надежными многомодовыми лазерными диодами. При этом у лазера появляются и уникальные оптические характеристики.

В ИАиЭ СО РАН впервые в мире реализована полностью волоконная схема ВКР-лазера с прямой диодной накачкой, позволяющая эффективно преобразовать многомодовое излучение лазерных диодов в лазерный пучок высокого качества практически с любой длиной волны генерации. В отличие от традиционных лазеров на легированных одномодовых волокнах (иттербиевых или эрбиевых) здесь в качестве лазерной среды используется телекоммуникационный пассивный многомодовый световод с градиентным профилем показателя преломления, который не имеет проблем, обусловленных легированием, таких как ограниченный спектральный диапазон, фотопотемнение волокна со временем и развитие модовой нестабильности на больших мощностях. Совместное действие нелинейных эффектов при ВКР-преобразовании многомодового пучка в градиентном световоде и селектирующих свойств 3-мерной брэгговской решётки, записанной в многомодовой сердцевине световода с помощью собственной запатентованной фемтосекундной технологии, позволяют получить пучок с расходимостью близкой к дифракционной. Высокое качество пучка позволяет также эффективно преобразовать инфракрасное излучение ВКР-лазера в видимый и ультрафиолетовый диапазоны спектра (за счёт генерации гармоник), что в сочетании с возможностью перестройки частоты ВКР-лазера в широком диапазоне открывает возможности создания источника лазерного излучения с максимально широким диапазоном генерации. А также использовать его как источник яркой накачки для других типов лазеров на новых длинах волн, особенно там, где такие источники отсутствуют.

«По сути разработана новая лазерная платформа, которая открывает принципиально новые возможности по управлению пространственными, спектральными и временными характеристиками излучения лазеров на основе многомодовых волоконных световодов», - пояснил директор Института автоматики и электрометрии СО РАН, чл.-корр. РАН Сергей Бабин. Он также сообщил, что эти уникальные лазеры будут иметь широкие перспективы применения в таких сферах, как лазерные дисплеи, биомедицинские изображения, рамановская спектроскопия и микроскопия, проточная цитометрия, высокоскоростная печать, голография и оптическая память, лазерные шоу и подводная фотоника.

Россия. СФО > Образование, наука > fano.gov.ru, 16 мая 2018 > № 2607200


Россия > СМИ, ИТ > comnews.ru, 16 мая 2018 > № 2607185

Минкомсвязи не стало

Денис Шишулин

Министерство связи и массовых коммуникаций Российской Федерации (Минкомсвязи) преобразовано в Министерство цифрового развития, связи и массовых коммуникаций Российской Федерации. Это изменение закреплено указом, который подписал вчера президент РФ Владимир Путин.

Подписанию указа предшествовала рабочая встреча Владимира Путина с председателем правительства РФ Дмитрием Медведевым, которая состоялась вчера в Сочи. Как сообщает официальный сайт Кремля, в ходе встречи председатель правительства представил главе государства на рассмотрение указ о новой структуре правительства РФ.

В числе прочего Дмитрий Медведев указал на то, что принципиальных масштабных изменений в предложенной структуре не предлагается, с учетом того, что действующая структура правительства доказала свою работоспособность. Но при этом он отметил, что есть ряд важных предложений, которые направлены на оптимизацию действующей системы органов исполнительной власти.

"Важным изменением, которое предлагается для рассмотрения, является преобразование Министерства связи в Министерство цифрового развития, для того чтобы реализовать ту самую цифровую повестку дня, которой занимается весь мир и которая является абсолютно актуальной и в нашей стране, о чем вы, Владимир Владимирович, говорили и в послании, и в указе от 7 мая текущего года", - отметил Дмитрий Медведев.

Напомним, что 7 мая текущего года Владимир Путин подписал указ "О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 г.". В нем правительству РФ среди прочего предписано обеспечить ускоренное внедрение цифровых технологий в экономике и социальной сфере.

При реализации национальной программы "Цифровая экономика" правительству необходимо к 2024 г. увеличить внутренние затраты на развитие цифровой экономики за счет всех источников (по доле в валовом внутреннем продукте страны) не менее чем в три раза по сравнению с 2017 г., создать устойчивую и безопасную информационно-телекоммуникационную инфраструктуру высокоскоростной передачи, обработки и хранения больших объемов данных, доступную для всех организаций и домохозяйств, а также обеспечить использование преимущественно отечественного программного обеспечения государственными органами, органами местного самоуправления и организациями.

Также правительству к 2024 г. необходимо обеспечить решение таких задач, как создание системы правового регулирования цифровой экономики, обеспечение подготовки высококвалифицированных кадров для цифровой экономики, обеспечение информационной безопасности на основе отечественных разработок, создание сквозных цифровых технологий, а также внедрение цифровых технологий в сферах государственного управления и оказания государственных услуг, преобразование приоритетных отраслей экономики и социальной сферы, включая здравоохранение, образование, промышленность, сельское хозяйство, строительство, городское хозяйство, транспортную и энергетическую инфраструктуру, финансовые услуги, посредством внедрения цифровых технологий и платформенных решений.

По итогам вчерашней встречи с Дмитрием Медведевым Владимир Путин подписал указ "О структуре федеральных органов исполнительной власти". В нем среди прочего сказано следующее: "Переименовать Министерство связи и массовых коммуникаций Российской Федерации в Министерство цифрового развития, связи и массовых коммуникаций Российской Федерации".

В документе также отмечено, что подведомственными организациями Министерства цифрового развития, связи и массовых коммуникаций являются Федеральная служба по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор), Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям (Роспечать) и Федеральное агентство связи (Россвязь) - в этой части изменений по сравнению с Минкомсвязи нет.

Напомним, что Минкомсвязи в его современном виде существует с 20 декабря 1991 г. Со времени образования министерство претерпело ряд преобразований, в том числе было несколько раз переименовано. В нынешнем виде Министерство связи и массовых коммуникаций было создано 12 мая 2008 г. указом президента РФ №724 на базе Министерства информационных технологий и связи Российской Федерации.

В ходе вчерашней встречи с президентом Дмитрий Медведев также сообщил, что предложения по персональному составу правительства будут представлены в конце текущей недели - 18 мая.

Преобразование Минкомсвязи в Министерство цифрового развития может привести и к кадровым перестановкам и новым назначениям. В частности, издание "КоммерсантЪ", со ссылкой на свои источники, сообщило о том, что одним из кандидатов на пост главы Министерства цифрового развития, связи и массовых коммуникаций является руководитель АНО "Аналитический центр при правительстве Российской Федерации" Константин Носков. Согласно постановлению правительства, на Аналитический центр возложены функции проектного офиса по реализации программы "Цифровая экономика".

Россия > СМИ, ИТ > comnews.ru, 16 мая 2018 > № 2607185


Украина. Сингапур. Вьетнам > Алкоголь > ukragroconsult.com, 16 мая 2018 > № 2606493 Евгений Шевченко

Львовское пиво начали продавать в Сингапуре и Вьетнаме — гендиректор Carlsberg Украина

Евгений Шевченко, генеральный директор Carlsberg Украина, рассказал Delo.UA, что происходило с рынком пива в прошлом году, чего стоит ждать от акцизной политики 2019 года и как они будут реагировать на объединение двух пивных гигантов — InBev и Efes

Евгений, начнем с общих вопросов. Происходят ли какие-то изменения на отечественном рынке пива?

В 2017 году рынок нас приятно удивил — он впервые за 10 лет не просел. И это уже хорошие новости. Продажи в натуральном выражении выросли на 0,1%. Правда, ростом это особо не назовешь. Скорее, рынок остался на уровне прошлого года.

Почему продажи не упали? У потребителей появилось больше денег на алкоголь?

Думаю, основная причина в цене. Благодаря разумному росту акцизов, цены на продукцию выросли в среднем на уровень инфляции. То есть, пиво сохранило свою относительную доступность для покупателей. Это как раз и позволило рынку не упасть.

В этом году правительство и Верховная рада сделали большой подарок для вас…

О да, наши акцизы не трогали (широко улыбается — ред.).

Как оцениваете такой шаг?

Это прекрасное решение, а самое главное — взвешенное. И цифры только доказывают это. Несмотря на то, что ставка не была увеличена, налоговые сборы в бюджет за первый квартал увеличились на 11,2%. Эта цифра говорит о том, что для бюджета это решение очень правильное, и оно уже работает. При этом важно отметить, что в феврале отчисления в бюджет от акциза на пиво выросли на 39%, а меньшая общая итоговая цифра связанна с рекордно низкой температурой в марте. То есть, в марте мы банально продали мало пива из-за погодных условий.

Мы ожидаем, что рынок начнет расти, хотя бы на несколько процентов. Это уже было бы хорошо.

Чего ожидать от акцизной политики на 2019 год?

Хороший вопрос. Сами бы хотели получить на него ответ. Но мы не можем знать, как поведет себя Минфин и налоговый комитет ВР, ведь неоднократно наблюдали их непредсказуемость в прошлые годы. Можно привести несколько примеров — это и 2014, и 2016 год, когда акциз, по сути, подняли в 2 раза. Конечно, это были необходимые меры, бюджету нужны были деньги на оборону. Но мы надеемся, что ситуация будет стабильной, а государство продолжит свою взвешенную политику.

Сейчас Минфин подготовил законопроект о пересмотре ставок акциза, сборов и рентных платежей, и на алкоголь предлагается поднять ставку на уровень инфляции — 9%. Мы поддерживаем такой подход, так как он соответствует налоговому законодательству и является прозрачным.

Продолжая разговор о результатах 2017, как изменилась ваша доля на рынке за год?

По нашим внутренним данным, отчасти основанным на аналитике агентства Nielsen, мы — лидеры на рынке по итогам 2017 года. У нас 31,1%. Это на 0,3 п.п. больше, чем в 2016 году.

Как думаете, как повлияет на украинский рынок пива слияние ваших конкурентов Anheuser-Busch InBev и Anadolu Efes?

Очень интересный вопрос, поскольку в Украине объединение InBev и Efes — это А + неизвестное. Ведь Efes в 2015 году практически полностью исчез с украинских полок из-за оккупации Донецка, где находился их завод. Им просто не повезло. В связи с этим мы не знаем, какую стратегию они выберут: что из портфеля Efes компания InBev начнет выпускать и продавать в Украине. Конечно, мы строим прогнозы и планы, ставим себя на их место и пытаемся предугадать, как будет выглядеть их портфель. Пока это только предположения. Но мы знаем точно, что InBev — сильный игрок на рынке, с очень развитой дистрибуцией и большой рыночной силой. Так что, безусловно, у них появится возможность стать сильнее, а мы будем пытаться этого не допустить.

Выпуском новых продуктов?

Да, абсолютно верно. Мы приготовили несколько интересных "ответов".

Сколько новинок будет в 2018 году?

Если считать во всех наших категориях: пиво, квас и сидр, то новинок будет около 20. Мы уже запустили несколько новых напитков в разных категориях. Это Robert Doms Golden Ale, Сидр с базиликовым вкусом, "Львівське Кнайпа", Lwiwske Eksportowe, Baltika Мягкое Полутемное и S&R Garage Granny's Anti-Compote.

Вернемся к вашим результатам. За счет чего вы нарастили долю в 2017 году?

Сыграла роль сила бренда, поскольку новинок в прошлом году у нас было не так уж много. Больше того, в 2017 году у нас был провальный запуск Robert Doms American style Ale. И хотя это пиво собрало несколько профессиональных дегустационных призов, да и крафтовые пивовары отзывались о нем положительно, покупателю оно не понравилось: оказалось слишком горьким. Кстати, на этом примере хорошо просматривается вопрос о так называемой "крафтовой революции". Массовый потребитель не воспринимает такое нишевое пиво.

Вы сняли его с производства?

Конечно. Мы заменили его другим элем — Robert Doms Golden Ale. Пока из розницы мы получаем только положительные отзывы, новинка "пошла".

Сколько позиций пива вы сняли с производства в 2017 году?

Семь. Мы это делаем регулярно, два раза в год. Смотрим на продажи всего ассортимента и те позиции, которые негативно влияют на нашу прибыльность, безжалостно убираем. По результатам 2017 года мы сняли "Львівське Міцне", "Robert Doms Богемський", "Robert Doms American style Ale".

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Топ-5 самых доходных пивоваренных компаний Украины

Самым болезненным для нас было снятие с производства "того самого" синего "Славутича". Потребитель просто перестал его воспринимать, наверное, из-за того, что после 2014 года, ностальгирующих по СССР стало куда меньше. Линейка была снята с производства в 2015 году.

Увеличилась ли загрузка мощностей в Украине?

Текущая загрузка составляет примерно 60-70% и поводов увеличивать ее, к сожалению, у нас нет. Да и в целом по рынку наблюдается избыток мощностей, и вряд ли кто-то собирается их наращивать.

А что с продажами, они выросли?

Да, если считать в литрах, то продажи выросли на 3% — было реализовано 667,3 млн бутылок.

Через какие каналы продаж вы реализовываете свое пиво?

На HoReCa (рестораны, кафе, гостиницы — ред.) приходится 10% наших продаж, на сети — где-то 40% и еще 50% — на канал, который мы называем традиционная торговля.

Причем очень быстро растут продажи через сети супермаркетов. И драйвер этого роста — АТБ.

В пивной категории они занимают, наверное, половину всех продаж. Постепенно наращивает свою долю и HoReCa. Это выглядит немного странным на фоне общей экономической ситуации: кажется, что люди должны пить пиво дома перед телевизором из ПЭТ-упаковки, в надежде сэкономить. Но нет.

Тогда, какое пиво преимущественно покупали украинцы?

Как обычно, люди покупают пиво низкого и среднего ценового сегмента, преимущественно в ПЭТ упаковке. В целом, на ПЭТ приходится порядка половины всех продаж.

Если говорить о премиальных сортах и импорте, то, как ни странно, их доля в продажах растет. Те категории людей, которые могут себе позволить хорошее пиво, продолжают его покупать, а вот часть потребителей из эконом-сегмента мигрировали в крепкий алкоголь, и, скорее всего, в нелегальный. У него есть сильное ценовое преимущество в отношении пива.

Нарастили ли вы экспорт на внешние рынки?

В 2017 году по сравнению с 2016 мы нарастили отгрузки за границу на 5% за счет расширения географии. Но это небольшие объемы, так как активных экспортных продаж у нас нет. Скорее, это пассивные продажи, когда к нам обращаются заинтересованные компании. Мы согласовываем этот экспорт с нашим центральным офисом, поскольку у нас есть глобальный экспортный департамент, и начинаем отгрузки.

В какие новые страны и какое пиво начали продавать?

Начали поставлять в Сингапур, Вьетнам, Исландию. По-прежнему в тройку лидеров входит Германия, Израиль и Китай. Что касается брендов, то в основном мы экспортируем локальные марки, преимущественно "Львовское" и "Квас Тарас".

Сколько всего стран покупает "Львовское"?

Начиная с 2014 года "Львовское" экспортируется в больше, чем 20 стран. За последний год география поставок составила 15 стран. Кроме тех рынков, которые я уже перечислил, украинский бренд едет в Мексику, Польшу, Канаду, Австралию и другие страны. В основном, в дальнем зарубежье. Его пьют украинцы, которые там живут. В Канаде, например, живет около 2 млн украинцев.

Меня всегда интересовал вопрос, почему "Львовское" активно продается на китайском рынке?

Ответ вас удивит (улыбается — ред.). Для китайцев, что кириллица, что латиница выглядит одинаково. Но если на упаковке буквы похожие на европейские, у них срабатывает стереотип, что это качественное пиво из Европы. Пробуя его, они получают европейское пиво, только чуть дешевле. Так что тут нам подыграли европейцы и особенность китайского восприятия.

Что происходит с вашей долей на рынке сидра?

Рынок сидра продолжает расти бешеными темпами и становится все привлекательней. На нем все больше и больше игроков. Абсолютно закономерно и то, что наша доля снижается. Если пару лет назад у нас была доля в 75%, то сейчас уже 60%. И для нас в этом нет ничего страшного, пока растет рынок. Когда рынок перестанет расти, мы начнем сражаться за долю.

А что с квасом?

В прошлом году рынок кваса упал довольно заметно, по нашей внутренней аналитике на 6%. Связано это было с дождливыми выходными в течение двух летних месяцев. В свое время, я считаю, что мы этот рынок вернули к росту, толчком стал "Квас Тарас Белый", который запустили в 2015 году. Но с тех пор белый квас есть у всех, черный квас есть у всех. Поэтому рынок кваса опять скатился в то, что мы называем коммодитиз, то есть покупателю торговая марка производителя особо не важна.

В этом году мы хотим попробовать немного расшевелить рынок. Чем именно — пока не могу сказать, поскольку продукт еще не на полке.

Если рассматривать ваш портфель брендов, то какие из них самые прибыльные?

Первый, безусловно, "Львовское", на втором месте Baltika, на третьем — "Арсенал", на четвертом — S&R Garage, на пятом — "Квас Тарас".

Украина. Сингапур. Вьетнам > Алкоголь > ukragroconsult.com, 16 мая 2018 > № 2606493 Евгений Шевченко


Россия > Недвижимость, строительство > minstroyrf.ru, 16 мая 2018 > № 2606480 Наталья Антипина

ИА «Строительство»: Наталья Антипина: Законы в строительной отрасли должны подкрепляться качественной проверкой их исполнения в регионах

Перечень обязательных процедур в сфере строительства за последние годы сократился в разы, с 256 до нынешних 96, но окончательная ли эта цифра.

Статс-секретарь-заместитель министра строительства и ЖКХ Российской Федерации Наталья Антипина в интервью ИА «Строительство» подробно рассказала о работе ведомства по упрощению процедур, экспериментах в регионах, обратной связи с застройщиками и рейтинге России.

- Наталья Николаевна, застройщики часто жалуются на административные барьеры. Что такое административные барьеры для застройщиков?

- Если говорить о процедурах получения разрешений, документов, необходимых для строительства объекта, это непринятие актов, определяющих порядок прохождения таких процедур, необоснованное затягивание срока прохождения процедуры, требование документов, не предусмотренных законом.

С 2013 года Министерством ведется работа по снижению административной нагрузки на застройщиков. В 2014 году принят Федеральный закон 80-ФЗ, которым внесены дополнения в Градостроительный кодекс в части наделения Правительства правом утверждения исчерпывающих перечней процедур в разных сферах строительства.

Суть исчерпывающих перечней процедур состоит в том, чтобы в одном нормативном документе обозначить закрытый перечень всех процедур, установленных федеральными законами, актами Правительства, субъектов Российской Федерации, и которые обязаны проходить застройщики. Процедуры, не включенные в исчерпывающие перечни процедур в строительстве, прохождение которых органы власти либо иные организации требуют с застройщика, являются незаконными. Любой застройщик вправе обжаловать такие действия в органы антимонопольной службы или в органы прокуратуры. Наказания для чиновников в таких случаях серьезные – это административные штрафы, вплоть до дисквалификации должностного лица.

Первым таким перечнем процедур в сфере строительства стал исчерпывающий перечень процедур в сфере жилищного строительства. На момент его составления было выявлено 256 процедур, которые затем были сокращены до 141 процедуры, и в настоящее время этот перечень включает 96 процедур. В 2016-2017 годах были приняты еще 5 исчерпывающих перечней - в сферах строительства объектов нежилого назначения, объектов электросетевого хозяйства, объектов водоснабжения и водоотведения, включая линейные объекты, а также объектов теплоснабжения.

Помимо самих перечней также сформированы реестры описания процедур, которые размещены на сайте министерства и содержат полезную и необходимую информацию для любого застройщика, начиная от перечня документов, необходимых застройщику, для прохождения процедуры, оснований для отказа в приеме документов или в прохождении самой процедуры, до возможных форм получения результатов услуги – при личном обращении, по почте, в МФЦ или в электронном виде. До сих пор в некоторых субъектах, крупных городах, застройщику необходимо заявление для получения процедуры подавать лично, как это не кажется парадоксально.

- Каких регионов сейчас больше, тех, где документация предоставляется в электронном виде, или тех, где лично приносить нужно? Есть такие данные?

- Разная ситуация сейчас в регионах. Те регионы, которые экономически активны, двигаются быстрее - им важно обеспечить условия, привлекательные для инвестора. Ведь инвестор обращает внимание на скорость прохождения разрешительных процедур и сроки выхода на строительную площадку. Среди таких регионов, я могу назвать Москву, Санкт-Петербург, Тюменскую область, Московскую область. На подходе Новгородская, Липецкая, Вологодская области, ряд других регионов, и мы планируем, что уже через год ситуация с переходом процедур в сфере строительства в цифровой формат кардинально изменится, нами подготовлен ряд решений, которые позволят этот прорыв совершить.

Хочу особо отметить два региона - Москву и Санкт-Петербург, которые являются объектами исследования рейтинга Всемирного банка по ведению бизнеса. В рамках данного исследования проводится анализ в отношении условного строительного объекта – склада канцелярских принадлежностей площадью 1300 кв.м., в целях сопоставимости результатов мониторинга по различным странам.

В ходе исследования измеряются 4 основных параметра – количество, сроки и стоимость процедур, а также индекс качества строительного контроля.

Одной из проведенных реформ в этих городах, которая безусловно сказалась на сокращении сроков прохождения процедур, как раз и является полная автоматизация процедур в сфере выдачи разрешений на строительство, разрешений на ввод объектов в эксплуатацию с последующей постановкой вновь построенного объекта на кадастровый учет и переход на электронное межведомственное взаимодействие с федеральными и региональными органами власти. Указанные процедуры оказываются исключительно в электронной форме.

Если застройщик впервые проходит эти процедуры и не знает, как эти процедуры пройти в электронной форме, есть возможность обратиться в любой многофункциональный центр, сотрудники которого окажут помощь, есть возможность позвонить в контакт-центр Стройкомплекса Москвы.

Команда Москвы проводила эту работу последовательно с 2012 года и в 2017 году ее завершила.

- Москва лидирует в этом отношении?

- Помимо Москвы, как я уже сказала, лидируют три региона. Еще в 2014-2015 годах застройщики Санкт-Петербурга жаловались на длительность и неудобство прохождения процедур по выдаче разрешений на строительство. В сжатые сроки Правительством Санкт-Петербурга создан проектный офис, в состав которого вошли как должностные лица регионального правительства, так и непосредственно, застройщики, перед которым Губернатором поставлена задача кардинально изменить ситуацию в указанной сфере. И я могу отметить, что за два года команда Санкт-Петербурга справилась с поставленной задачей. В настоящее время процедуры в сфере выдачи разрешений на строительство, разрешений на ввод объектов в эксплуатацию в Санкт-Петербурге полностью автоматизированы.

Процедуры оказываются в электронной форме посредством Единой системы строительного комплекса, в которой расположены личные кабинеты застройщиков, через которые застройщики получают необходимые процедуры. Там же расположен путеводитель по последовательности процедур, необходимых для получения разрешений на строительство конкретного объекта, что позволяет видеть сроки всего процесса, расположены онлайн- реестры выданных разрешений на строительство и разрешений на ввод объектов в эксплуатацию, что позволяет любому пользователю получать актуальную информацию о средних сроках выдачи разрешений.

- Если позволите, еще о Всемирном банке и так называемом рейтинге по разрешению на строительство. А не слишком ли мы жалуемся на то, что у нас большие сроки разрешения на строительство? В Швеции, например, совершенно официально и законно - 5 лет. В Германии - 2 года. А если типовой дом, то 6 месяцев. А мы хотим быстрее. Не приведет ли это сокращение сроков на строительство к проблемам?

- Такой вопрос можно было бы поставить в отношении количества процедур, но не сроков, поскольку, с одной стороны, есть желание снизить административную нагрузку на застройщиков и сократить процедуры, с другой стороны, должны быть обеспечены контроль и безопасность строительства. Не применительно к исследованию Всемирного Банка (поскольку таких сроков для склада в России нет), сроки необходимо сокращать и здесь есть существенные резервы, как показывает опыт регионов, полностью автоматизировавших процедуры получения разрешений в стройке и перешедших на электронный межведомственный оборот.

На сегодняшний момент Россия на 35 месте в рейтинге Doing Business и конкретно по показателю разрешения на строительство мы находимся на 115 месте. Согласно исследованию Всемирного Банка

для строительства склада канцелярских принадлежностей в Москве и Санкт-Петербурге в среднем необходимо застройщику пройти 13 процедур в течение 239 дней.

В данном рейтинге Всемирного банка, помимо региональных процедур, находятся процедуры, которые касаются частного бизнеса - это геодезические компании и кадастровые инженеры, а также процедуры Росреестра. В частности, срок прохождения процедур по получению топографического плана и геодезических исследований для исследуемого объекта эксперты от Всемирного банка оценивают в 75 дней. Я могу с уверенностью сказать, что у нас нет таких сроков для склада площадью 1300 кв.м.

Мы неоднократно делали запрос коммерческих предложений, поскольку это рыночная процедура, и для таких объектов срок прохождения подобных процедур не превышает 25 дней. Поэтому мы находимся в стадии доказывания этой позиции и, кроме того, когда застройщик заключает договор на проведение изысканий, то, как правило, топографический план включается в состав работ по проведению изысканий, и выполняется в рамках одного договора на проведение изысканий.

- Какие изменения в законодательстве могут оказать влияние на улучшение позиций России в исследовании Всемирного банка?

- Эта позиция, связанная с индексом качества строительного контроля, касающаяся проведения проверок в ходе строительства объектов и внедрения риск-ориентированного подхода.

С 1 января 2018 года в Российской Федерации проведение государственного регионального строительного надзора осуществляется с учетом риск-ориентированного подхода по правилу «чем выше риск строящегося объекта, тем чаще он подлежит проверке органами государственного строительного надзора».

Указанный подход закреплен постановлением Правительства Российской Федерации от 25 октября 2010 г. № 1294. Данным постановлением установлены Критерии отнесения строящихся объектов к категориям риска при осуществлении регионального стройнадзора.

В соответствии с критерием тяжести потенциальных негативных последствий возможного несоблюдения застройщиками требований, установленных федеральными законами, при строительстве, реконструкции объектов капитального строительства такие объекты относятся к соответствующим категориям риска.

Высокий риск присваивается общественным зданиям и сооружениям, многоквартирным жилым домам, путепроводам, тоннелям, мостам и эстакадам, а также объектам капитального строительства с пролетом от 20 до 100 метров.

Значительный риск – производственным зданиям;

Умеренный риск – объектам капитального строительства, не отнесенным к высокому и значительному риску.

Частота проверок таких объектов органами строительного надзора зависит от категории риска и иных дополнительных обстоятельств. Такая матрица проверок при осуществлении государственного регионального строительного надзора определена в постановлении Правительства № 1294.

Если, к примеру, строится склад, и по своим идентификационным признакам он относится к категории значительного риска, то в отношении указанного склада органами стройнадзора будет проведено 10 проверок за весь период строительства. Если этот склад будет строиться в сложных инженерно-геологических условиях, то количество проверок увеличится с 10 до 12. В случае, к примеру, нарушения сроков строительства склада более чем на 6 месяцев либо приостановлении строительства, количество проверок государственного строительного надзора будет увеличено с 12 до 20 проверок.

Указанный механизм проведения проверок позволяет в полной мере обеспечить безопасность и контроль строительства во время строительства.

- Наталья Николаевна, бизнес часто сетует, что власть часто меняет законы. И бывает так, что проектировали по одному закону, по одной редакции, строили по второй редакции, заканчивали при 3 редакции. Как вы прокомментируете, это жизненная необходимость менять или есть другая причина?

- Как статс-секретарь, я не сторонник частого изменения законов. Как правило, изменение законов связано с донастройкой какого-то института, причины которой могут быть самые разные. Что касается совершенствования законодательства в части процедур в сфере строительства, приведу пример. Например, 2017 год мы с коллегами из Москвы, Санкт-Петербурга и Московской области посвятили вопросам анализа и совершенствования процедур подключения объектов к инженерным сетям, работали над их оптимизацией.

По итогам указанной работы Правительством принято 5 постановлений, позволивших оптимизировать и сократить 105 процедур подключения к различным видам сетей в сферах жилищного строительства, объектов нежилого назначения, теплоснабжения и водоснабжения. Также в стадии разработки изменения в законодательные акты в части совершенствования процедур по осуществлению допуска в эксплуатацию энергоустановок.

Помимо оптимизации процедур, на территории трех вышеуказанных регионов с августа 2017 года на основании 955 постановления Правительства проводится так называемый эксперимент по переводу процедур подключения объектов к сетям инженерно-технического обеспечения в электронный вид. Задачами эксперимента являются оптимизация (унификация) состава документов в отношении всех видов сетей, и перевод услуг по подключению исключительно в электронную форму на основе подачи единой заявки через региональные порталы предоставления государственных и муниципальных услуг. Тем самым, мы существенно облегчаем прохождение таких услуг застройщиком, экономя его время и нервы.

Опыт, наработанный в результате эксперимента, ляжет в основу новых законодательных инициатив, которые планируется разработать в 2019 году. То есть мы не сразу начинаем править законодательство, а готовим предложение, которое будет основываться на практическом материале.

- Я впервые от вас услышал, что у нас некоторые регионы проходят эксперимент по применению какого-то закона будущего. Это будет у нас постоянно или это один такой эксперимент?

В нашей сфере он один. Я хочу поправить, что это не закон, а постановление правительства, которое устанавливает особенности для 3-х регионов по регулированию системы подключения к сетям объектов капитального строительства. Мы идем первый раз по этому пути, несколько недель назад приказом Министерства утверждена форма единой заявки, которая будет работать в этой сфере для этих регионов.

- Новая редакция закона об архитектурной деятельности обсуждается не первый год. Старому уже 20 лет. И архитекторы говорят, что предлагаемые ими изменения нигде не учитываются или они не имеют возможности проследить, приняли их или отвергли по какой-то причине. Это так? Как на самом деле построен процесс обратной связи?

У нас очень активное профессиональное взаимодействие с Общественным советом при Минстрое России. В рамках одной из комиссий Общественного совета, в состав которой входят уважаемые архитекторы, мы неоднократно обсуждали этот вопрос и договорились с коллегами, что разработка указанного законопроекта будет осуществляться в рамках реализации плана законопроектной деятельности Министерства на 2018 год, и эта работа будет осуществляться в рамках рабочей группы, которая уже создана и как раз занимается этими изменениями. Я считаю, что эта тема чрезвычайно важна для нашей страны, для нашего территориального и городского развития. У нас очень сильная профессиональная школа архитекторов, признаваемая на международной арене.

- Есть ли какая-то статистика, когда застройщик получает отказ по каким-либо причинам, кто в этом виноват? Чаще по вине застройщиков не дается разрешение или по вине админбарьеров?

- Очень непростой вопрос, пока такой статистки нет. Есть выборочная, по обращениям, которые к нам поступают. Выдача разрешения на строительство осуществляется в основном на муниципальном уровне.

Любой застройщик вправе обжаловать действие или бездействие государственного, или муниципального служащего в федеральную антимонопольную службу или в органы прокуратуры.

Когда был принят исчерпывающий перечень в сфере жилищного строительства, Президентом дано поручение Минстрою России создать координационный штаб по обеспечению контроля за соблюдением требований исчерпывающего перечня. Этот штаб был создан, в него вошли Генеральная прокуратура, аппараты полпредов Президента, Федеральная антимонопольная служба, АСИ, представители всех общественных объединений НОЗА, НОСТРОЙ, ТПП и в рамках этого поручения был обеспечен контроль.

Мониторинг ситуации в регионах позволил выявить следующие проблемы на региональном и муниципальном уровне - низкий уровень контроля со стороны органов власти субъектов Российской Федерации за деятельностью органов местного самоуправления, низкий профессиональный уровень муниципальных служащих, произвольное толкование государственными и муниципальными служащими федерального законодательства, несоблюдение органами местного самоуправления федерального законодательства при принятии административных регламентов в сфере строительства и низкий уровень цифровизации услуг в градостроительной сфере и электронного межведомственного взаимодействия.

В целях кардинального изменения указанной ситуации, Министерством с участием АО «ДОМ.РФ», Минэкономразвития России и Минкомсвязи России в настоящее время подготовлен проект федерального закона, предусматривающий переход к единому стандарту предоставления государственной или муниципальной услуги. Такой единый стандарт позволит исключить ситуацию, при которой одна и та же федеральная процедура оказывается по разным правилам, например, во Владивостоке и в Калининграде.

Также на рассмотрении в Государственной Думе находится проект федерального закона № 302180-7 «О внесении изменений в Градостроительный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации в части совершенствования осуществления градостроительной деятельности и установления зон с особыми условиями использования территории», который планируется принять в период весенней сессии, предусматривающий создание региональных информационных систем обеспечения градостроительной деятельности, которые позволят регионам и муниципалитетам перевести всю свою работу в градостроительной деятельности в цифровой формат и снизить административную нагрузку на застройщиков.

Россия > Недвижимость, строительство > minstroyrf.ru, 16 мая 2018 > № 2606480 Наталья Антипина


Казахстан > Агропром > kapital.kz, 15 мая 2018 > № 2607568 Рашидин Рашид (Маму)

Успешный бизнес глазами Маму

Шеф-экспат о кухне, жизни и инвестициях

Количество ресторанов в Казахстане увеличивается с каждым годом. Только в Астане за время проведения выставки EXPO-2017 открылись 47 новых заведений. Однако, как отмечают эксперты рынка, этот бизнес - один из самых рискованных. По статистике, 8 из 10 ресторанов закрываются в течение 2 лет после открытия. Основные причины – нежизнеспособность проекта, ошибки менеджмента и непрофессионализм сотрудников. Лишь немногие ресторанные концепции существуют на рынке более 5 лет. Яркий пример удачной работы – ресторан паназиатской кухни EAST. Сегодня это не только излюбленное место отдыха алматинцев и представителей делового сообщества, но и успешный бизнес-проект. О том, как выйти на точку безубыточности и почему даже зелень приходится импортировать, в интервью корреспонденту центра деловой информации Kapital.kz рассказал Рашидин Абд Рашид (Маму), шеф-повар ресторана EAST.

Индира Мальтиева

– Маму, насколько паназиатская кухня близка и понятна казахстанцам?

– Думаю, что казахстанцам нравится паназиатская кухня, в конце концов, именно за ней они к нам и идут. Могу с уверенностью сказать, что сегодня в Алматы в нашем сегменте у нас нет конкурентов как по статусу и масштабу заведения, так и по ассортименту предлагаемых блюд и количеству посетителей. В частности, EAST рассчитан на 150 посадочных мест, в будние дни на бизнес-ланче заполняемость 100%, в вечернее время также практически полная посадка, а на выходные и праздничные дни столик вообще нужно бронировать заранее.

Когда я заступил в должность шеф-повара East, здесь было не так много гостей. Я посмотрел концепт, скорректировал меню, и сейчас мы видим определенный результат. Я сразу сообщил владельцу, что мне нужно полгода, чтобы выйти в прибыль, но уже через 3-4 месяца ресторан был битком. Первое, что я сделал, – адаптировал блюда под вкусовые предпочтения клиентов. Но самым сложным для меня было поменять менталитет людей.

– Расскажите, пожалуйста, подробнее о своем двухнедельном турне по странам Юго-Восточной Азии?

– За 2 недели, проведенные в Малайзии и Таиланде, мы посетили 30 ресторанов как премиум-класса, так и в сегменте стрит-фуд. В каждом из них мы заказывали в среднем по 12 блюд, в общей сложности было опробовано около 400 блюд паназиатской кухни. Могу сказать, что все время есть – дело не из легких. Но в этот тур я поехал, чтобы узнать о последних гастрономических тенденциях, понять, какие блюда востребованы, какие из них можно адаптировать на казахстанском рынке, а какие нет из-за высокой себестоимости или необходимых продуктов.

По возвращении в Казахстан я внедрил в EAST специальное меню, состоящее из 28 новых позиций. Заказывая новинки, наши гости участвуют в своеобразном голосовании. Это меню будет действовать еще в течение мая, а уже в начале июня с учетом пожеланий клиентов мы соберем топ-15 самых популярных блюд и включим их в основное меню.

Могу сказать, что на сегодняшний день спросом пользуются «Тигровые креветки вок с кантонским соусом из черного перца», «Моцарелла темпура с хрустящим баклажаном и жареными креветками под соусом понзу», «Кинг фиш сашими в новом стиле с юзу». Удивительно, но по основному меню креветки гриль люди заказывают не так часто, как в новом исполнении, хотя цена намного дороже. Полагаю, соус сделал их более популярными у казахстанцев. К тому же теперь, чтобы попробовать настоящую паназиатскую кухню, вовсе не обязательно улетать в страны Юго-Восточной Азии – у нас есть абсолютно все.

– Почему вы решили запустить на пробу сразу 28 новых блюд, а не, скажем, 5?

– За моими плечами колоссальный опыт работы в этой сфере, и для меня сделать 5 новых блюд очень легко. Но, на мой взгляд, вводить в меню всего 5 позиций неэффективно, потому как на их проработку уходит очень много времени. Примерно столько же, как и на большее количество блюд. Немаловажную роль в этом решении сыграл и статус нашего заведения. Клиенты просто не поймут, если я запущу лишь 5 новых блюд. Они обязательно спросят: «Шеф, почему так мало?» Так как я уважаю мнение наших гостей и не хочу их расстраивать, решил запустить сразу 28 новых блюд. Пусть люди пробуют и высказывают свое мнение по поводу той или иной новинки. Тем более что для удобства посетителей мы сделали специальное фотоменю, где визуализированы все блюда.

– Что первостепенно в приготовлении кулинарного шедевра?

– Прежде всего шеф-повар должен знать, что именно он готовит и для кого. Т. е. у него не просто должна быть голова на плечах, но и мозг внутри головы. Как в любом деле, здесь крайне важны опыт и знания деталей вплоть до мелочей. Любой даже незначительный дисбаланс может кардинально изменить вкусовую композицию блюда. Хороший шеф всегда вкладывает душу в каждое свое творение. Я считаю, что кухня должна быть основным конкурентным преимуществом в любом ресторане. Обратите внимание, что у заведений, которые славятся своей едой, превосходная репутация. Вся информация, как правило, предается, что называется, из уст в уста. А сарафанное радио – это бесплатная форма маркетинга.

– Маму, от чего еще зависит успех в ресторанном бизнесе?

– В ресторанном маркетинге есть 4 важные составляющие: место, продукты, цена и люди. Стоит отметить, что формула «4Р» работает лишь вкупе. Удачное расположение, продуманная концепция, именитый шеф-повар, качественные продукты и вкусная еда – лишь полдела в этом бизнесе. Главное – обеспечить регулярный поток гостей. Именно от этого зависит успех и прибыльность заведения. Очень важно сделать так, чтобы клиенты хотели возвращаться в ресторан снова и снова. Зачастую многие рестораторы об этом не думают, для них на первом месте красивый интерьер, дорогая посуда, столовые приборы и прочее.

Нужно четко знать свою целевую аудиторию, кто ваши клиенты - обычные люди, путешественники или бизнесмены. Однако, позиционируя заведение исключительно как премиум-класса, необходимо учитывать, что количество обеспеченных людей в Казахстане ограничено, и, например, во время отпусков такой ресторан может простаивать, а это соответственно убытки. Гораздо лучше изначально сформировать сбалансированное предложение как для ключевых клиентов, так и для людей со средним достатком. Ведь этот контингент посетителей может и будет тратить деньги на вкусную еду. И в хорошем ресторане этот баланс соблюден.

Кроме того, в зависимости от размеров заведения существует два способа ведения бизнеса. В первом случае владелец ресторана считает только общие затраты и полученную прибыль. К примеру, он потратил $1 тыс. на продукты, а вечером заработал $3 тыс., чистая прибыль составила $2 тыс. Некоторые рестораны работают по такому принципу, но, на мой взгляд, этот способ больше подходит для небольших заведений. Во втором случае все бизнес-процессы нужно начинать с калькуляции. Это достаточно трудоемкий, но обязательный процесс для больших ресторанов.

– В своем меню вы используете массу экзотических для Казахстана продуктов. Где вы их находите?

– Все, что касается экзотических и не только продуктов, – импорт. Устрицы из Голландии и Франции, тюрбо и лосось из Норвегии, треска из Канады и Мурманска, лайм из Перу, рис «Жасмин» из Таиланда, зелень из Италии. Сейчас мы сотрудничаем с 3-4 дистрибьюторскими фирмами. Но я никогда не останавливаюсь в выборе поставщиков, иногда провожу целые дегустации. Ведь для создания идеального блюда необходимо подобрать наилучшие продукты. Их мы приобретаем в ограниченном количестве, т. к. есть четкое понимание того, какая проходимость в будние и выходные дни, поэтому у нас всегда все очень свежее.

– Получается, что в Казахстане не продают даже хорошую зелень?

– Я готов покупать казахстанские продукты, если они будут соответствующих вкусовых качеств. Импортная зелень, та же руккола и петрушка, очень сильно отличается по вкусу от местной. Например, итальянский латук нам обходится в 6 тыс. тенге за кг. Это очень дорого, и в Казахстане он стоит гораздо дешевле. Я могу экономить очень много денег, если буду покупать зелень на базаре. Аналогичная ситуация и с треской. Так, канадская стоит 6 тыс. тенге за 100 грамм, а мурманская – 2,5 тыс. тенге. Колоссальная разница не только по цене, но и по вкусу. И уж поверьте, наши клиенты с легкостью отличат, какое блюдо приготовлено с использованием продуктов иностранного или отечественного производства.

Но это не значит, что я вообще не использую продукты, как говорится, made in Kazakhstan. В частности, курицу, молоко, сгущенку, баклажаны, огурцы и лук я покупаю у местных производителей. В целом на долю продуктов локального производства приходится 20-30% от общего числа провизий. И я не знаю ни одного казахстанского шеф-повара, который бы использовал только отечественные продукты и при этом готовил отличную еду. В Малайзии активно поддерживают местных производителей, у вас – наоборот. Однажды в Астане я ел хороший сорбе из шымкентских яблок, но почему бы не взять, например, каскеленскую тыкву и сделать так же хорошо.

– В чем, на ваш взгляд, основная проблема?

– Я уверен, что в Казахстане могут производить продукты высоких вкусовых качеств, но без государственной поддержки в этом вопросе не обойтись. Только тогда казахстанские продукты смогут конкурировать с зарубежными аналогами. Пока же спрос со стороны шеф-поваров низкий, поставки нестабильные, и на некоторые категории товаров установлены просто сумасшедшие цены. В результате становится гораздо выгоднее и дешевле закупать продукты за границей, чем внутри страны. На мой взгляд, если сейчас все сделать правильно, то в дальнейшем это окажет положительное влияние на развитие сельского хозяйства в республике.

– Есть ли у вас какие-либо табу в кулинарии, т. е. блюда или ингредиенты, которые вы стараетесь не использовать?

– Я мусульманин и не ем свинину. Как профессиональный повар я могу приготовить массу блюд из свинины, знаю их запах, понимаю консистенцию, но я никогда не буду их пробовать. Также я не использую речную рыбу, т. к. у нее специфический привкус тины. В EAST я готовлю исключительно морскую рыбу, даже морепродукты у нас лежат в специальных аквариумах с морской водой.

– Как вам удается удерживать свою репутацию на столь высоком уровне?

– Репутация – это самое ценное, что есть у человека. Наши гости знают, что мы готовим качественную и вкусную еду. Я лично выхожу к гостям, разговариваю с ними, рассказываю о своих творениях или помогаю определиться с выбором морепродуктов. Мне нравится смотреть на людей, когда они не только едят мою еду, но и с интересом наблюдают за процессом приготовления блюд. Все это стимулирует меня на новые кулинарные свершения. Для того чтобы узнать, что нового предлагают на рынке, я с супругой всегда хожу в различные заведения. Многие казахстанские шеф-повара этого не делают, порой они не могут даже презентовать свои блюда. И это очень плохо, потому что без грамотного маркетинга и мониторинга рынка сделать успешный проект нереально.

Конечно, для кого-то EAST дороговат, но люди все равно к нам приходят, допустим, отметить день рождения или сделать предложение руки и сердца. Кстати, за последние полгода мы стали свидетелями 3 подобных мероприятий. Наши гости не думают про цены, они приходят поесть и уезжают довольные. Уровень удовлетворенности посетителей очень высокий, и это самый лучший показатель. Это как распускающийся бутон цветка, который регулярно поливают.

Несмотря на хорошую заполняемость ресторана, я стремлюсь привлечь к нам как можно больше людей, тем самым расширяя нашу клиентскую базу. Моя главная цель, чтобы EAST ассоциировался у людей самого разного достатка как место назначения вкусной кухни. И даже если они будут приходить просто выпивать чашку чая или кофе, я все равно буду рад. Сейчас казахстанцы знают толк в качественной еде, и обманывать их какими-то бешеными скидками или акциями не стоит. Люди всегда возвращаются в тот ресторан, который отвечает всем их требованиям.

– Как вы относитесь и реагируете на критику в свой адрес?

– EAST – статусный ресторан с соответствующим уровнем сервиса. И чем выше ты задираешь планку, тем больше критики идет в твой адрес. Казахстанцы очень требовательные гости, и, если им что-то не понравилось, они тут же предадут это огласке и никогда уже не вернутся. Но мы всегда открыты для комментариев и пожеланий гостей. Мы и работаем, для того чтобы наши посетители были довольны. Постоянно удивляя клиентов, мы даем им меньше поводов для замечаний. Чем чаще гость говорит «Wow!», тем реже он что-то комментирует. Однако бывали ситуации, когда критика исходила от людей, которые никогда не приходили в наше заведение.

Я лоялен к критике, но если она объективна. В Казахстане всего 1,5% людей, которые ежедневно едят в ресторане. Есть те, кто, как и я, ходят в такие места каждые выходные, т. е. 8 раз в месяц, или 96 дней в году. Однако, как показывает практика, критика в основном исходит от посетителей, которые посещают ресторан всего 1-2 раза в месяц. И такая тенденция наблюдается не только в Казахстане. Однажды я был в ресторане c прогрессивной индийской кухней – Gaggan, который входит в 50 лучших заведений мира. Он находится в Бангкоке, рассчитан всего на 60 посадочных мест и работает с 19:00 до 23:00. Стоимость входа – $250. Так вот, я сидел с одним парнем, который все время жаловался на цену, еду и прочее. Тогда я начал ему объяснять, что это прогрессивная индийская кухня, и спросил: «Сколько раз в своей жизни ты был в индийских ресторанах?» Он ответил: «Никогда». Как может человек, который, кроме риса, курицы и карри, ничего не знает об индийской кухне, ее критиковать. Я считаю, что иногда все-таки лучше молчать, чем говорить. Нужно быть очень осторожным в своих комментариях.

В любом случае, EAST это не отдельно функционирующий ресторан. Он входит в группу компаний Parmigiano Group, которая за 7 лет работы в Казахстане зарекомендовала себя только с положительной стороны. У нас есть специальный менеджер по контролю качества. Его задача не просто ответить на негативный отзыв в социальных сетях, а выявить суть проблемы. Он отрабатывает каждого конкретного клиента, встречается с ним, изучает, насколько объективна его оценка. Если был какой-то промах с нашей стороны, мы все отрабатываем до такой степени, чтобы этого больше не повторилось.

– Маму, планируете ли вы в дальнейшем открыть собственный ресторан?

– Открыть собственный ресторан несложно, я могу сделать это хоть сейчас, но не буду. Дело даже не столько в организации бизнес-процессов, сколько в привлечении, а главное, в удержании клиентов. Допустим, расходы на ресторан составляют 330 тыс. тенге в день, а средний чек в заведении чуть более 3 тыс. тенге. Таким образом, чтобы вернуть свои затраты, надо иметь как минимум 100 посетителей ежедневно. Вряд ли в новый ресторан сразу же придет столько гостей. Обеспечить непрерывный поток людей – это очень трудная задача, и, казалось бы, всего $1 тыс., но ее нелегко искать.

– Задумывались ли вы о своем финансовом благополучии в будущем и какая сумма сможет сделать вас абсолютно счастливым человеком?

– Я очень люблю деньги и знаю, как тяжело они достаются. Если честно, я очень часто думаю о том, каким будет мое будущее, и уже сейчас стараюсь сделать его достойным. На данный момент мне 38 лет, и у меня есть еще 20 лет, чтобы достичь поставленной цели в $3 млн. Эта сумма позволит мне обеспечивать всем необходимым свою семью. Однако если я буду ежемесячно откладывать по $1 тыс., то через 20 лет у меня будет всего $240 тысяч. А за это время, например, из-за инфляции деньги могут обесцениться. Я пошел другим путем и начал инвестировать на международных рынках под 6,5% годовых. Так вот, когда у меня будет $3 млн, я смогу жить на одни проценты, а это $195 тыс. в год, $16 тыс. в месяц, или $500 в день. Это очень хорошие деньги, и для меня вполне достаточны.

Казахстан > Агропром > kapital.kz, 15 мая 2018 > № 2607568 Рашидин Рашид (Маму)


Украина > Транспорт > interfax.com.ua, 15 мая 2018 > № 2607541 Александр Урбанский

Народный депутат Александр Урбанский: С принятием закона "О внутреннем водном транспорте" Украину накроет бум судостроения

Эксклюзивное интервью председателя подкомитета по вопросам морского и речного транспорта Комитета по вопросам транспорта Верховной Рады Украины Александра Урбанского агентству "Интерфакс-Украина".

В марте Мининфраструктуры предложило Верховной Раде разработать компромиссный законопроект "О внутреннем водном транспорте" на базе законопроекта №2475а, соавтором которого вы являетесь. Есть ли какой-то прогресс в этой работе?

Да, во время очередного голосования законопроект "О внутреннем водном транспорте", который поддерживается и министерством, и Комитетом по вопросам транспорта, опять не набрал достаточного количества голосов. Этот законопроект был разработан авторским коллективом во главе с Борисом Козырем. Но также зарегистрирован альтернативный законопроект. Его поддерживает другая группа народных депутатов. И у нас есть несколько принципиальных разногласий.

Сейчас мы ведем переговоры и дискуссию с нашими коллегами, которые не поддерживают законопроект Бориса Козыря, чтобы все-таки сдвинуть этот процесс с мертвой точки. Потому что скоро пойдет уже четвертый год, как мы работаем с этим документом.

Одним из основных камней преткновения, как вы знаете, был вопрос речного сбора. Но с осторожным оптимизмом можно сказать, что в этом вопросе практически найден компромисс.

Так речной сбор будет?

Речной сбор нужен. На мой взгляд, это абсолютно необходимая вещь, чтобы мы могли аккумулировать в статьях доходов Мининфраструктуры деньги, которые потом можно будет направлять на поддержание реки. На то же дноуглубление, что очень важно. Мы знаем, что Днепр – река достаточно сложная. И во многих местах ее надо углублять, чтобы сделать привлекательной для навигации и перевозки грузов.

Основной грузопоток, который мы сейчас видим, - это, конечно же, зерновые. Идея заключается в том, чтобы значительную их часть перевести с "земли" (с автодорог и железной дороги) на воду.

Для того, чтобы сделать такие перевозки конкурентоспособными по сравнению с железнодорожным транспортом, где у нас проблемы с подвижным составом, дефицит локомотивов, вагонов, мы понимаем, что баржа должна везти около 3 тысяч тонн. Т.е. объем, сопоставимый с тем, который везет железнодорожный состав.

Плюс есть проекты, если можно так назвать, "Днепро-макс", которые подразумевают размеры барж на 4 и даже 5 тысяч тонн.

Но при таких объемах мы должны будем постоянно поддерживать глубины. Взять тот же Светловодск. У них там глубины до 3 метров. В принципе, это проходная осадка по реке. Но надо понимать, что глубина – все же до 3 метров. Т.е. в любом случае надо будет провести дноуглубление, чтобы выйти на стабильные 3 метра, и поддерживать эту глубину.

С другой стороны, баржи большой грузоподъемности удешевляют перевозку зерновых на тонну, даже несмотря на речной сбор. И, соответственно, сельхозпроизводители и перевозчики смогут получить дополнительную прибыль, которая может быть инвестирована в развитие бизнеса, в инфраструктуру, в создание дополнительных рабочих мест.

А в Украине есть сегодня такое количество барж и флот, которые позволили бы максимально эффективно использовать Днепр для перевозки грузов?

Нет, такого количества барж нет. Весь флот, который был, уже либо пришел в негодность, либо морально и физически устарел и не отвечает современным требованиям для транспортировки грузов. Он неэкономичен по топливу, перевозит мало груза, имеет недостаточное техническое состояние. Поэтому нам абсолютно необходимо привлекать либо новый, либо хотя бы свежий флот.

Одна из идей, как его привлечь, заключалась в отмене каботажных перевозок. Т.е. перевозок, когда из пункта А в пункт Б в пределах территориальных вод Украины грузы перевозятся судами только под украинским флагом.

Да, сегодня есть возможность получить временное разрешение на доступ судов и плавсредств под иностранными флагами на территорию Украины, порядок получения таких документов есть. Но судовладелец, у которого судно находится под флагом другой страны, должен для этого обращаться в Мининфраструктуры, описать маршрут, груз, тоннаж. И тогда разрешение выдается примерно за 10 дней – 2 недели. Это дополнительные усилия и время для судовладельцев или грузовладельцев.

Наша же идея была в том, чтобы в Украину можно было завезти суда под иностранным флагом для постоянной эксплуатации в стране через процедуру бербоута и с обязательным оформлением украинской компании-оператора для таких судов, чтобы все налоги, в т.ч. налог на прибыль платились бы в Украине.

Конечно, в этом случае надо было бы облегчить фискальную нагрузку для временного ввоза судна. Т.к. его полное растамаживание – это очень большие деньги, и это отпугивает судовладельцев.

Но при дальнейшей эксплуатации судна с экипажем из украинцев государство все равно бы получило больше выгоды: рабочие места и высокие налоги, т.к. экипаж получал бы высокую белую зарплату.

К сожалению, существует популистское мнение, что в этом случае будет уничтожено судостроение в Украине.

А вы считаете, что негативного эффекта для судостроения не будет?

Нет, конечно. Имея опыт и в сфере эксплуатации судов, и в сфере судоремонта и судостроения, могу ответственно сказать, что в Украину на таких условиях действительно зашло бы некоторое количество судов река-море. Но, во-первых, у них осадка обычно более 3 метров. А далеко не все речные терминалы позволяют принимать суда с такой осадкой. Т.е. их движение было бы ограничено отдельными участками реки.

Во-вторых, если говорить о баржах, их в пределах Черноморского и Азовского бассейнов не так уж и много. Те баржи, которые можно взять в той же Франции, где система внутренних водных путей очень развита, или в Германии, они сделаны под стандарты и глубины тех рек: реки у них уже и мельче. И, соответственно, грузоподъемность у этих барж намного меньше той, которую бы хотели видеть наши грузовладельцы.

Зато, если бы мы разрешили временный ввоз судов через бербоут, грузовладельцы могли бы попробовать в принципе такую возможность, как перевозка рекой. Потому что, на самом деле, сельхозпроизводители далеки от моря. Для них купить плавсредство, будь то баржа или буксир – это все равно, что начать космосом заниматься – совершенно непонятная сфера. И, конечно же, они не хотят вкладывать большие деньги в то, что они не понимают. Они лучше эти средства вложат в дополнительную землю, купят удобрения, которые им позволят вырастить больше центнер на гектаре.

А процедура бербоута позволила бы им взять такие суда в чартер. Или заплатить перевозчику, который оперирует такими судами в Украине. Дальше бы они посмотрели, насколько это было бы интересно с точки зрения экономики, проанализировали перспективы. И потом смогли бы принять решение о заказе строительства таких плавсредств и судов – на украинских предприятиях и заводах.

К сожалению, этого не будет. Сейчас мы готовы отказаться от этой позиции в новом законопроекте "О внутреннем водном транспорте", лишь бы только "запустить реку". Потому что как только этот процесс запустится, судостроение и судоремонт все равно получат толчок.

Остаются ли расхождения по вопросам статуса речной инфраструктуры?

Инфраструктура, без сомнения, должна быть в частных руках. Потому что речная инфраструктура, речные терминалы – для них нужны просто колоссальные капиталовложения. И я считаю, что государство не должно строить их за свои средства. Тем более мы видим на примере морских терминалов, что они гораздо большую эффективность показывают, когда находятся в частных руках.

Но дискуссия идет больше даже не о праве собственности, а о подчинении в вопросах безопасности. И здесь, я убежден, безопасность, как на море, так и на реке, должна быть в компетенции государства. Должны быть ответственные люди, которые принимают решения относительно безопасности навигации, относительно безопасности погрузки, безопасности внутрипортовых операций, а затем нести за них ответственность.

Но как бы там ни было, наша задача открыть Днепр. Это активизирует работу транспортного коридора Е-40, который соединяет Балтику с Черным морем. Еще во времена СССР по Днепру через Беларусь шло до 4 миллионов тонн грузов в Польшу. Но ведь с тех пор расширилась и номенклатура грузов, и многие грузы контейнеризировались. Поэтому 4 миллиона тонн не будет пределом для этого коридора сейчас.

До избрания в Верховную Раду вы работали руководителем судостроительного завода в Измаиле. Как бы вы охарактеризовали ситуацию в судостроительной отрасли Украины. Какие у нее есть реальные перспективы для развития?

На самом деле тут год от года многое меняется. На сегодняшний день судостроение у нас развивается слабо, судоремонт – это более живучая отрасль. Она чувствует себя намного лучше. Но я считаю, что с принятием законопроекта "О внутреннем водном транспорте" Украину накроет бум судостроения. Он станет катализатором.

Конечно, для того, чтобы развивалось судостроение, нужны инвестиции. Объем таких инвестиций трудно сейчас оценить. Но в любом случае, речь идет не об одном десятке миллионов долларов.

Потому что судостроительные заводы Украины сегодня, большей частью, перепрофилированы под судоремонт. Это было сделано по необходимости, чтобы выжить. И какие-то мощности пришли в негодность, были распилены на металл и распроданы.

Но при этом сегодня виден интерес к строительству флота и развитию отрасли именно в нашей стране.

Дело в том, что у нас, несмотря даже на военные действия на востоке, остается самый дешевый металл в регионе, если сравнивать с Турцией или Румынией, которые являются ближайшими конкурентами украинских судостроителей и судоремонтников.

Рабочая сила у нас также дешевле. Энергоресурсы, особенно электричество, которое, в основном, используется в этой сфере, несмотря на все повышения, все равно дешевле.

Поэтому перспектива у нас есть.

А вот чего не хватает, так это рабочих рук. Это большая проблема для судостроения и для судоремонта.

Не имея достаточного объема той или иной работы, сегодня заводы, с одной стороны, не могут обеспечить гражданам достаточной и стабильной заработной платы. А с другой, происходит следующая ситуация: завод взял молодых людей из ПТУ, научил их за три месяца сварочным работам. А ребята посмотрели, что они уже могут делать более-менее ровный шов, и тут же уезжают в Польшу. Потому что в Польше примерно такая же проблема – поляки уехали в Норвегию. И вот эта миграция трудовых ресурсов сейчас очень ударила по отрасли.

Те же заводы в Измаиле, который входит в мой округ, там постоянно дефицит рабочей силы, людей, которые занимаются порезкой или сваркой металла.

Так что этой индустрии нужна определенная государственная поддержка. Речь не о каких-то дотациях. Нужно на законодательном уровне решить некоторые вопросы, которые позволили бы отрасли увидеть стратегические перспективы развития.

Что именно зависит от государства?

Смотрите, сегодня сварщик на судостроительном или судоремонтном заводе при сдельной зарплате зарабатывает от 700 до 1200 долларов в месяц. Это очень хорошая заработная плата, тем более для небольшого города. Но как только они видят возможность уехать в Польшу, так и поступают. Потому что там сварщику предлагают 2000 долларов.

И если он здесь может получить максимум 1200, то он видит для себя смысл уехать. Потому что за разницу в 800 долларов он сможет проживать там, питаться, и откладывать эти же 1200 долларов или домой отправлять эти деньги. А если этот разрыв сократить сейчас, смысл потеряется. Если разница в зарплате будет 300-400 долларов, украинцам не будет никакого смысла покидать свои родные города, жить непонятно в каких условиях, когда тут семья, родственники, есть какая-то недвижимость.

Соответственно, предприятиям нужен ресурс для снижения этого разрыва.

Где его взять? - Недавно Верховная Рада приняла некоторые изменения, которые помогают отрасли. Например, увеличила срок пребывания судна под ремонтом на таможенной территории Украины до двух лет. Это важно, потому что когда судно приходит со сложным ремонтом, в зависимости от возможностей судовладельца его проинвестировать, сроки могут затягиваться. До этого судно могло находиться на нашей территории под ремонтом до года. И приходилось в буквальном смысле вывозить эти суда буксирами за 12-мильную зону, потом завозить обратно, чтобы не нарушать законодательство. Это затраты. И обычно это затраты завода, т.к. судовладелец говорит: "Ты завод, ты решай".

Сейчас же эти средства могут быть сэкономлены и пойти на зарплаты, закупку оборудования.

Также в Верховной Раде зарегистрирован законопроект о поддержке судостроительной отрасли. Там речь идет в т.ч. о налоговых льготах. И в целом в нем учтены многие вещи.

А кадровый ресурс для развития судостроительной отрасли при такой активной трудовой миграции у нас сохранился?

У нас колоссальная учебная база, огромный научный потенциал в этой сфере. Есть много институтов, конструкторских бюро. Но если взять специалистов, которые работают на заводах, то очень мало людей среднего возраста.

Остались люди либо уже в уважаемом возрасте, которые не хотят никуда уезжать, и которым сейчас надо передать кому-то навыки, либо совсем молодые. Но почти все они после обучения уезжают.

И, тем не менее, мы не имеем права существующий потенциал и знания растерять. Для того, чтобы кадры оставались, мы должны создать условия.

Очень много предприятий, на самом деле, готовы сейчас и вкладывать в кадры. Многие, видя перспективную молодежь в училищах, готовы оплачивать их обучение, проживание, какую-то стипендию платить, приглашать на оплачиваемую практику. Частный сектор это готов делать. Но и от государства должно быть какое-то движение.

В этом контексте, способна ли сегодня Украина реализовать проект по строительству корветов для ВМС? Если достаточное количество профессионалов для этого?

Я больше чем уверен, что да. Есть огромное количество профессионалов в том же Николаеве.

Военная техника более аскетичная, для нее нет таких требований, как для гражданской, поэтому реализовать этот проект возможно.

С гражданским флотом сложнее. Если посмотреть на объем судостроения в стране, то мы строим корпуса. А потом этот корпус буксируется в Италию, Норвегию, Германию, Англию. И дальше там доукомплектовывается. Но, тем не менее, потенциал для развития есть. Нужен стимул.

В феврале этого года ВР приняла законопроект №6766, который позволяет запустить проекты строительства платных дорог в стране. На недавнем брифинге в Одессе Владимир Омелян заявил, что до конца т.г. возможно объявление первого тендера на концессионную дорогу, однако при этом он выразил сомнения в перспективах концессионных дорог в Украине в целом. Какие перспективы вы, как соавтор законопроекта №6766, видите для концессионных дорог в Украине?

На сегодняшний день единственная страна в Европе, где остались бесплатные дороги, это Германия. Во всех других странах дороги платные. Ты либо покупаешь "виньету", либо, если речь идет о Греции или Италии, через определенное количество километров стоят шлагбаумы, и ты платишь там деньги, чтобы ехать дальше.

Поэтому если говорить в целом о потенциале платных дорог для Украины, как о принципиальном подходе, то он есть. Мы должны к этому прийти.

Министр же абсолютно правильно указывает на вопрос достаточности трафика в стране, как внутреннего, так и транзитного, чтобы мы могли привлекать инвесторов для строительства концессионных дорог. По крайней мере, если мы хотим видеть разветвленную и обширную сеть таких дорог.

Очевидно, что ни одна инициатива не может работать сама по себе, если мы говорим о государственном развитии и строительстве. В любом случае, это должен быть комплекс мероприятий.

Закон о концессии дорог, правда, был очень нужен и актуален. По сути, с его помощью, мы показали потенциальным инвесторам, что готовы их принимать, что теперь у них есть понятные правила.

Но такие же понятные правила должны быть и, например, в вопросах транзитного грузопотока. Это вопросы таможни, пограничной службы.

Поэтому законопроект о концессии будет работать только в комплексе с другими мероприятиями, благодаря которым Украина вернет себе статус привлекательной транзитной страны.

А если говорить об интересе инвесторов, то недели две назад был прием в Одессе в Генеральном консульстве Китая. И госпожа Генеральный консул познакомила меня с представителем компании, которая занимается строительством дорог в Китае. Китайцам давно интересен украинский рынок, те объемы средств, которые Украина тратит на ремонт и строительство дорог. Но теперь их также заинтересовал вопрос концессии.

Можете те ли вы оценить эффективность решения передачи местных дорог на баланс местных советов? Правильное ли оно было? Виден ли положительный эффект от него?

Если говорить в целом о ситуации с местными дорогами, то это было правильное решение. Но! Если поездить по Одесской области и посмотреть, где от него виден положительный эффект, то вы поймете, что почти везде это объединенные громады. Т.е. мы опять говорим о комплексе мероприятий.

Сегодня страной взят курс на децентрализацию. Объединенные громады получают больше полномочий и больше ресурсов. Если еще недавно села еле-еле сводили концы с концами, то сегодня у сел на моем округе перевыполнения плана, бывает на миллион-полтора. Для села – это очень большие средства. Буквально неделю назад во время работы на округе мы как раз и обсуждали, каким образом эти деньги можно использовать, кому-то нужно было помочь выделить еще дополнительные средства из госбюджета, дофинасировать.

Что касается местных дорог, переданных местным советам, я однозначно вижу эффект. Если взять, допустим, Балтскую громаду Одесской области, у них там уже нет дорог между школами, где ездят автобусы, в плохом состоянии. Есть ямки, есть еще какие-то не очень хорошие участки, но уже нет валунов-перекатов, где автобус просто на две части разваливался.

Поэтому передача дорог местным советам была правильным шагом. Действительно было не эффективно, когда решения о ремонте той или иной местной дороги принималось в Киеве. Из Киева не всегда видны местные реалии, что, например, этой дорогой не так уж и часто пользуются, по сравнению с соседней. Сейчас же местные власти принимают решение, какую дорогу делать в первую очередь.

И вообще я считаю, что любая инициатива по развитию региона, в первую очередь, должна идти снизу. Потому что из центра не всегда видна ситуация на местах. Решение центра может быть и хорошим, идея хорошая. Но не всегда в таком случае учитываются все местные аспекты. Допустим, принято решение о ремонте школы, в которой учатся 200 учеников. Хорошее решение. Но, не хорошо так говорить, но давайте как есть, эта школа еще бы какое-то время могла работать без ремонта. А в соседнем селе, где учится 300 учеников, может быть школа в гораздо более критичном состоянии. А до нее руки у кого-то в Киеве могли не доходить.

Опять же это повышает ответственность местных руководителей. Теперь они должны вовремя сделать проекты, чтоб получить финансирование. И у них гораздо меньше остается возможностей сказать, вот, мол, я хороший, а это в Киеве, нас не слышат. Слышат! Инициируйте и делайте. И депутаты помогут. Я всегда готов помочь в таких случаях.

Как вы оцениваете работу портов Одесского региона? Какие проблемы видите? И есть ли пути их решения?

Сегодня транзита в стране становится все меньше, объем производимой продукции снижается. Соответственно, и порты снижают перевалку. Единственный масштабный груз сегодня – это зерновые.

При этом мы видим, что частный терминал "ТИС" наращивает перевалку грузов. Почему он более эффективен? – Потому что частник, вложив деньги, хочет их вернуть. Соответственно, они не сидят на стуле, а ездят к клиентам, общаются с ними, они более гибкие в предоставлении скидок, предоставлении каких-то особых условий и выполнении всех желаний клиента. Поэтому я считаю, что портовая инфраструктура на территорию нашего государства должна быть передана в концессию, в аренду, приватизирована. Не важно. Она должна уйти в частный сектор. Только так можно создать здоровую конкуренцию. И тогда мы сможем увидеть, что тот или иной порт развивается.

Конечно, если брать мелкие порты, то переход из государства в частные руки может быть для них губительным. Тут надо действовать осторожно. Но в любом случае государственное управление себя изжило. Стивидорные компании не должны быть государственными, только частными.

Если же говорить о вопросах безопасности, государство должно оставить за собой контроль над стратегическими объектами – это подходные каналы, это акватории, это в целом безопасность. Тем более, что в современных условиях это влияет не только на безопасность гражданского судоходства, но и стратегическую безопасность.

Но если мы говорим, например, о причалах, нет ничего страшного в том, что они будут в аренде у частника. Конечно, не должно быть ситуаций, когда причал в аренде у одной компании, а кран – у другой. В аренду или концессию должны идти комплексы, с которым можно работать. А дальше государство ежегодно контролирует состояние инфраструктуры. Например, состояние тех же причалов.

Если состояние аварийное, поставили галочку и закрыли причал. И пока арендатор не отремонтирует его, он не сможет работать. Поверьте мне, в такой ситуации частный бизнес будет смотреть за этими причалами намного лучше, чем сейчас смотрим само государство.

Для стратегических же целей в сфере безопасности государства, конечно, должны быть приняты определенные решения, например, совместно Министерством обороны и Министерством инфраструктуры. Чтобы какие-то, допустим, причалы и территории были готовы под развертывание каких-то объектов военного назначения – поставить корабль, развернуть мелкую ремонтную базу, место для размещения личного состава. Но я не думаю, что это сложная задача.

Прошлой весной Одесский облсовет обратился к СБУ с просьбой разобраться с попытками дестабилизировать ситуацию на юге области, в частности, в Измаиле после покушения на мэра города Андрея Абрамченко. Вы, как мажоритарщик, избранный от того округа, могли бы оценить ситуацию на юге Одесской области сегодня?

Ситуация на юге сейчас определенным образом стабилизировалась. Я не могу сказать, что мы можем расслабиться. Но негативных для страны настроений становится все меньше. Есть локальные ситуации, которые меня беспокоят. Но они носят больше криминальный характер, я бы назвал этот процесс переделом сфер влияния. Однако в Измаильском районе полицию возглавляют профессионалы, и они эти всплески умело купируют.

Известно ли вам о ситуации с расследованием дела о покушении на А.Абрамченко?

Я даже как депутат не могу туда вмешиваться. Насколько я общался с мэром и с правоохранителями, там есть определенные наработки и определенные подозрения.

Я не знаю деталей, и стараюсь в них не вникать. Но ситуация в этом направлении также стабилизировалась. И это большая заслуга правоохранительных органов.

В 2017 году вы, вместе с некоторыми другими нардепами, были фигурантом уголовного производства по факту возможной неуплаты налогов. ГПУ закрыла это дело. Что конкретно вам вменялось, и каким образом вы доказали необоснованность подозрений?

Да, действительно я, и еще значительное количество других народных депутатов были фигурантами такого уголовного производства. В основном, это были люди, которые пришли из бизнеса.

Я понимаю, что достаточно громко звучит уголовное дело. Но фактически это было расследование, которое было необходимо провести по закону после того, как мы приняли ряд антикоррупционных законов и создали ряд антикоррупционных органов. В частности, НАЗК было обязано это сделать.

Мы все понимали, что ничего экстраординарного в этом не было. Это не было каким-то преследованием. Были вопросы.

Но я и не скрываю то имущество, которое я указал в своей декларации. Я не был никогда на государственной службе, чтобы можно было говорить о моем незаконном обогащении.

Когда у НАЗК возникли вопросы, я дал все необходимые пояснения, и дело было закрыто. Потому что я действительно занимался бизнесом, у меня были предприятия, которые платили налоги, я получил от этого доходы, тоже платил налоги. Сошлось все до копеечки.

Эти вопросы были в целом по декларации или по каким-то ее отдельным пунктам?

В моем случае НАЗК заинтересовала недвижимость, которой я владею. В частности, откуда я взял деньги на ее приобретение. И мои доходы, откуда я их получил. Но, как я и говорил, по всем пунктам я дал пояснения.

Недавно СМИ назвали вас самым богатым народным депутатом на основании информации из вашей декларации, в которой также указано значительное количество криптовалюты. Поясните, каким образом вы ее приобрели, как и где храните, для чего используете.

Честно говоря, я никогда не хотел попадать в такие списки, а тем более возглавлять их. И если посмотреть на мою декларацию, то видно, что в действительности основная сумма средств, которую мне приписали журналисты – это криптовалюты – биткоин-кэш (BCH) и биткоин (BTC).

Но это богатство условно. Да, к криптовалютам есть интерес, в прошлом году цена за биткоин вообще переваливала за 20 тысяч долларов. Сейчас его цена колеблется на уровне 9 тысяч. А завтра его цена может обвалиться. Тем не менее, из-за ажиотажа вокруг криптовалют создаются вот такие сенсации. На самом деле миллиардов этих, конечно же, нет.

Что касается "источника" криптовалюты, то как молодой человек, я интересуюсь всем новым и прогрессивным. Когда биткоин только появился, меня и моих друзей он очень заинтересовал. И я купил этим монеты в виде эксперимента, из любопытства. В среднем, они мне обошли в несколько долларов за единицу, покупал я их очень давно и в несколько этапов. Кстати, некоторые мои друзья, с которыми мы тогда их покупали, но которые не подают электронные декларации, имеют примерно такие же суммы в биткоинах.

Потом я как-то перестал следить за курсом криптовалюты, занимался бизнесом. А затем начался колоссальный рост биткоина. Я к тому времени стал народным депутатом, и поэтому обязан был внести их в декларацию.

Если вы купили криптовалюту так давно, почему ее не было в декларации в 2013-2014, и она появилась лишь в 2015-ом, в уточненной декларации?

Декларация 2013-2014-го не обязывала указывать криптовалюту, там был четкий список пунктов, которые нужно было задекларировать. В 2015-ом появилась новая форма декларации. И когда это стало необходимо, я, согласно новой форме, задекларировал и криптовалюту.

Планируете ли вы как-то использовать ваши BTC и BCH? Тратить?

Я еще раз хочу подчеркнуть. Это богатство условное. Конечно, если бы я знал, что они будут стоить по 20 тысяч долларов, я бы, наверное, купил их на все деньги, которые у меня тогда были.

Но при этом сейчас я принял для себя принципиальное решение не предпринимать никаких действий с криптовалютой до ее легализации в нашем государстве. Потому что, будучи народным депутатом, я считаю неправильно предпринимать какие-то действия, которые, может, будут и не противозаконны, но точно вне правового поля. Поэтому я будут ждать, пока этот вопрос не решится на уровне закона.

Есть несколько парламентских инициатив по этому поводу, есть позиция Нацбанка о том, что криптовалюты должны получить свой статус. Тем более, что криптовалюта – это серьезная составляющая IT-сферы. Ее разработка, сама по себе, дает толчок для развития отрасли. А в Украине, где IT в тройке лидеров, нам точно необходимо сделать это как можно быстрее.

В ваш адрес также звучали обвинения об использовании служебной гостиницы для проживания в Киеве. Почему вы, имея активы на сумму более 2 млрд. грн., считаете для себя корректным оплачивать гостиницу за государственный счет?

Как я уже говорил, основная часть из этих двух миллиардов – это биткоины, с которыми я ничего не делаю. На самом деле, такой значительной суммы у меня нет.

Что касается гостиницы. Я прописан не в Киеве, мой округ находится за 700 с лишним километров от Киева. Чтобы приехать из Измаила, из округа в столицу мне необходимо порядка 10 часов. И я понимаю, что многие думают, что работать в Верховной Раде не сложно. Но на самом деле это не так. Это очень утомительно, постоянно идет изучение документов, обращений, постоянные встречи и консультации. И мне банально нужно место, где я могу выспаться.

Второе, я эти деньги не получаю. По сути, мой работодатель, Верховная Рада Украины обеспечивает меня жильем. Для этого у нее есть определенный бюджет. Если совсем упростить, то Рада – это такое же государственное предприятие, и оно платит другому государственному предприятию – Государственному управлению делами, у которого на балансе находятся отели, в которых проживают нардепы. Т.е. звучит оно громко – компенсация за проживание. Но на самом деле я этих денег не получаю и не вижу. Это одно госпредприятие переводит средства другому. Я даже не знаю, о какой точно сумме идет речь.

И это, на мой взгляд, абсолютно честное и прозрачное условие работы. Если ты иногородний, тебе обеспечивают возможность проживать в Киеве. И, кстати, такие возможности есть не только у депутатов Верховной Рады. Чиновники и депутаты любых уровней, выезжая по работе в другой регион, получают компенсацию проживания.

Более того, несколько созывов назад народным депутатам вообще квартиры в Киеве выдавали. И, например, мой отец, который тогда был депутатом, от квартиры отказался. И я бы тоже, если бы предлагали жилье в такой форме, отказался бы. Ведь я отработал в Киеве, и что я с ней потом должен делать? - Продавать? – Это был бы доход от государства, и люди могли бы поставить под сомнение его заслуженность. А гостиничный номер в государственном отеле – это вполне адекватно. Откровенно говоря, этот вопрос больше волнует журналистов в Киеве, избирателей на округе волнуют совсем другие вопросы.

Украина > Транспорт > interfax.com.ua, 15 мая 2018 > № 2607541 Александр Урбанский


Россия. США. Ближний Восток > Нефть, газ, уголь > forbes.ru, 15 мая 2018 > № 2607422 Александр Лосев

Энергетические войны. Как усиливается борьба за влияние в нефтяных регионах

Александр Лосев

генеральный директор «УК Спутник — Управление капиталом»

Подлинная задача России в «холодной» или «горячей» энергетической войне состоит не столько в военно-политическом присутствии в том или ином регионе мира, сколько в скорейшем развитии собственной экономики

Международный валютный фонд и Организация экономического сотрудничества и развития прогнозируют, что мировой ВВП в 2018 и 2019 годах будет расти на 3,9%. Если мировая экономика и в дальнейшем сохранит хотя бы 3%-ный темп ежегодного роста, то к 2040 году глобальный ВВП удвоится по сравнению с текущими значениями. Такая оценка перспектив развития экономики в ближайшие два десятилетия закладывается в прогнозы большинства энергетических агентств и крупнейших нефтегазовых компаний мира.

Экономический рост и повышение благосостояния пропорционально увеличат мировой спрос на энергию. При этом растущие потребности человечества в источниках энергии и сырья для сфер электроэнергетики, транспорта, промышленности, строительства и домашнего энергопотребления будут в основном удовлетворяться привычными видами ископаемого топлива, включая нефть, природный газ и уголь.

Согласно исследованиям энергетических агентств, к 2040 году нефть и природный газ будут обеспечивать 57% возросшей потребности в энергии. Ввод новых мощностей АЭС окажется непропорционально малым в сравнении с будущими масштабами генерации электричества, и на ядерную энергетику придется только 7% в общем энергобалансе через 20 лет. Зеленая энергетика хоть и будет развиваться ускоренными темпами, но растущие потребности человечества возобновляемые источники энергии (ВИЭ) полностью покрыть не смогут: доля ВИЭ в энергобалансе (с учетом гидроэлектростанций) составит к 2040 году лишь 16%, тем более что основной спрос на энергию будут создавать развивающиеся страны, у которых будет недостаточно средств на широкое внедрение ВИЭ.

Что касается развитых стран, то там рост экономики и даже технологический прогресс, улучшающий энергоэффективность, вызывают более высокие темпы роста энергопотребления и на микро- и на макроуровне. В экономической теории тщетность усилий по энергосбережению описывается так называемым «парадоксом Джевонса» и постулатом Хаззума — Брукса.

Согласно оценкам потребности в первичной энергии, в ближайшие 20 лет человеческая цивилизация не сможет обойтись без нефти, потребление которой вырастет на 20% от текущих уровней в основном за счет транспортного сектора, а также природного газа, где рост потребления составит 38%.

Война вместо «мягкой силы»

К сожалению, глобальная экономика и мировая энергетика никуда не денутся от геополитики. Односторонний выход США из ядерной сделки с Ираном, грозящий сокращением предложения нефти на 1 млн баррелей в сутки — лишь один из этапов продолжающегося процесса дестабилизации ситуации на Ближнем Востоке.

О перспективах расширения зоны конфликта в ближайшем будущем можно судить по заявлению министра обороны США Джеймса Мэттиса, который сказал, что Пентагон запрашивает у Конгресса увеличенное финансирование на военные операции в ближневосточном регионе в 2019 году, а сам бюджет Пентагона на 2019 год предусматривает продолжение увеличения закупок предпочтительного и современного вооружения в связи с потребностями текущих действий на Ближнем Востоке.

Экономический подъем Южной и Юго-Восточной Азии, усиление России, изменение тенденций в ближневосточном регионе меняют сложившийся мировой порядок, а глобализация по-американски тормозится и уже не приносит таких дивидендов, как раньше. В декабре прошлого года президент США Дональд Трамп подписал доктринальный документ верхнего уровня «Стратегия национальной безопасности США», который направлен на сохранение доминирования США и восстановление конкурентных преимуществ Америки, в том числе через озвученный принцип «Мир через силу».

Для сохранения своего превосходства в мире Соединенные Штаты вынуждены делать ставку на военную силу, а не на продолжение экономической интеграции различных стран под руководством транснациональных корпораций и привлекательности американской концепции мира. «Мягкая сила» меняется на «жесткую силу», а это чревато конфликтами на экономическом и политическом уровнях, вплоть до региональных войн. Несомненно, применение силы США или их союзниками в том или ином регионе будет вызывать ответную реакцию.

Борьба за сохранение своего положение в мире — это борьба в том числе за энергоресурсы. Кто контролирует мировую энергетику, тот контролирует весь мир: без энергии человечество не сможет существовать. Это также означает, что в ближайшее десятилетие мир ждет борьба ведущих держав за контроль над источниками энергии и месторождениями углеводородного сырья. И в отличие от информационных, валютных и торговых войн в войне за энергию прольется настоящая кровь.

Кого затронут конфликты

Первым регионом, который целиком рискует погрузиться в военный конфликт, будет Ближний Восток. Текущие вооруженные конфликты в Сирии, Ираке и Йемене, а также опасность нового противостояния суннитских государств с Ираном, Ирана с Израилем, Турции с курдами, присутствие в регионе военных США, удары западной коалиции по объектам в Сирии — все это добавляет неопределенность в отношении будущих поставок энергоносителей на мировой рынок.

Цены на нефть, взлетевшие из-за новостей о выходе США из ядерной сделки с Ираном, могут подвигнуть Саудовскую Аравию и ряд нефтяных держав досрочно выйти из соглашения ОПЕК+ о сокращении нефтедобычи. Официальные лица США уже обращаются к своим ближневосточным союзникам с просьбой оценить доступные мощности для компенсации сокращений иранских поставок на мировой рынок из-за новых санкций. Министр энергетики Саудовской Аравии Халид аль-Фалих неоднократно публично заявлял о том, что Saudi Aramco готова поддерживать предложение нефти на рынке в необходимых объемах.

В июне представители ОПЕК соберутся в Вене, чтобы оценить перемены на нефтяном рынке и решить, следует ли продлевать соглашение о сокращении добычи. Таким образом, союзники США смогут воспользоваться плодами политики США в отношении Ирана, но это создает военные угрозы и им самим, если Иран начнет действовать решительно сам и поднимет на борьбу шиитское население Аравийского полуострова.

Сокращение поставок нефти угрожает энергобезопасности и экономическому развитию Китая, который в следующем десятилетии вполне может стать первой экономикой мира, обогнав Соединенные Штаты по размеру номинального ВВП. Дефицит нефти на мировом рынке и соответствующий рост нефтяных цен грозят замедлением экономикам стран, лишенных собственных источников нефти и газа, и пострадать от этого могут союзники Америки: Евросоюз, Япония и Южная Корея. В отличие от США они не имеют возможности увеличить добычу за счет сланцевых месторождений.

После вытеснения террористов с территории Сирии и Ирака усиливаются риски дестабилизации ситуации в Центральной Азии и активизации джихадистских групп у границ Таджикистана и Туркменистана. Это также угрожает поставкам природного газа в Китай.

Экономический кризис и социально-политические волнения в Венесуэле, обладающей самыми большими доказанными запасами нефти в мире — 301 млрд баррелей, что на 35 млрд баррелей больше, чем у Саудовской Аравии, также ведет к повышению цен на нефть. И если в Венесуэле разразится масштабный политический кризис, то американцы, следуя доктрине Монро, захотят взять под контроль и этот регион. У них не будет иного выбора, поскольку добыча нефти в США хоть и продолжает расти, но пока сланцевая нефть не способна заместить выпадающие объемы нефти в других регионах мира.

В результате происходящих процессов все ведущие державы так или иначе будут вовлечены в борьбу за влияние в регионах добычи нефти и газа. У российских нефтегазовых компаний есть интересы и в Венесуэле, и в Сирии, и в Ираке, где уже сделаны миллиардные инвестиции. Россия сотрудничает с Ираном, а США поддерживают основных противников Тегерана и Дамаска: Саудовскую Аравию, Израиль и Катар. Европейский нефтяной бизнес также представлен в ближневосточном регионе.

Разрастание вооруженного конфликта в регионе Персидского залива неминуемо вынудит Китай усилить там свое военно-политическое присутствие. А впереди еще борьба за разработку газовых месторождений Восточного Средиземноморья, и в эту «игру» будут вовлечены помимо сверхдержав еще и государства региона: Египет, Израиль, Ливан, Сирия, Кипр и Турция. Поскольку сейчас постколониальная, а на Западе даже постиндустриальная эпоха, то политическим акторам нужна не территория и не природные и трудовые ресурсы, а контроль над всем этим.

Тактика «полуторной войны»

Весьма вероятно, что США будут следовать тактике ведения так называемой «полуторной войны», которая уже обсуждается американскими военными. Такая стратегия нужна для того, чтобы сдерживать Китай, становящийся основным соперником Америки, отправить дополнительные силы в Центральную и Восточную Европу для противодействия России либо перебрасывать ударные группировки на Ближний Восток. Для сдерживания Китая в Тихом океане разрабатывается стратегия «передовой обороны» от Японии до Филиппин, расширяется сотрудничество с Вьетнамом и устанавливаются системы противоракетной обороны в Южной Корее.

Мир в XXI веке не стал безопаснее, и никуда не делась так называемая энергетическая дилемма США, согласно которой «американский народ хочет изобилия дешевой энергии без собственных жертв и неудобств». Любой кризис в энергетическом секторе или перебои с поставками углеводородного сырья быстро приведут к экономическому кризису и негативно скажутся на национальной безопасности США.

А пока Америка составляет списки своих противников, к которым на законодательном уровне уже отнесены Китай, Россия, Иран, Северная Корея, Сирия и Йемен, который расположен вблизи транспортных маршрутов танкерного флота стран ОПЕК. Поэтому торговые войны и разрушение рынков, кризисы, вооруженные конфликты, санкции и эмбарго останутся на повестке дня в течение долгих лет.

Для России главная задача в этой «холодной» или «горячей» энергетической войне состоит не столько в военно-политическом присутствии в том или ином регионе мира, сколько в скорейшем развитии собственной экономики. До глобальной ядерной войны вряд ли дойдет дело, а санкционному давлению США можно эффективно противостоять, лишь имея полиотраслевую экономику, собственную науку и технологии. Без этого противостояние западным державам будет обречено на поражение.

Россия. США. Ближний Восток > Нефть, газ, уголь > forbes.ru, 15 мая 2018 > № 2607422 Александр Лосев


Россия > Авиапром, автопром. Финансы, банки > forbes.ru, 15 мая 2018 > № 2607421 Александр Викулин

Выехать из кризиса: почему растет рынок автокредитования

Александр Викулин

генеральный директор Национального бюро кредитных историй (НБКИ)

Государственные программы льготного кредитования не только уберегли авторынок от полного обвала в разгар кризиса, но и позволили ему начать восстановление в короткие сроки

В последнее время многие эксперты и журналисты говорят о внезапном значительном росте автокредитования и всего рынка розничных кредитов в стране. На наш взгляд, ничего неожиданного в такой динамике увеличения выдачи автокредитов нет. Действительно, рынок автокредитования в России растет достаточно серьезными темпами, причем не первый год. По данным 4100 кредиторов, передающих сведения в Национальное бюро кредитных историй (НБКИ), количество выданных автокредитов в 2017 году увеличилось на 29% по сравнению с 2016 годом. Ситуация в первые три месяца 2018 года также следует уже сложившемуся тренду — в первом квартале было выдано более 164 000 автокредитов, что на 28% больше по сравнению с аналогичным периодом 2017 года.

В чем же причины столь значительного роста? Во-первых, стоит учитывать эффект «низкой базы», все-таки падение рынка трехлетней давности было слишком серьезным. В 2015 году розничное кредитование испытывало серьезные трудности, а выдача кредитов стремительно падала. В первом квартале 2015 года кредитные конвейеры банков были фактически остановлены, а количество выданных автокредитов в 2015 году сократилось до 0,49 млн штук. Для сравнения, в «предкризисном» 2014 году было выдано почти в два раза больше — 0,82 млн автокредитов. В 2017 году выдача автокредитов достигла максимума за три последних года — 0,71 млн единиц.

Во-вторых, стабилизировалась экономическая ситуация в стране. И кредиторы, и заемщики привыкли к «новой реальности» и снова в полном объеме вовлеклись в кредитный процесс. Кроме того, надо понимать, что для банков розничное кредитование — наиболее рентабельное направление бизнеса, а для населения — один из главных источников финансирования для удовлетворения собственных нужд и потребностей.

Но все же главная причина, которой объясняется рост выдачи автокредитов в последние годы, состоит в государственной поддержке автомобильной отрасли. Прежде всего речь идет о реализации многолетней госпрограммы льготного автокредитования, то есть субсидирования процентной ставки по автокредитам. Свою роль также сыграли относительно новые программы «Первый автомобиль» и «Семейный автомобиль», которые предусматривают 10%-ную скидку от стоимости приобретаемого транспортного средства. Благодаря этим программам доля автомобилей, купленных в кредит, достигла в 2017 году 49%, тогда как в 2014 году доля «кредитных» машин составляла 35%. Иными словами, половина всех новых машин в стране сейчас покупается в кредит.

При этом важно, что государственные программы льготного автокредитования смогли обеспечить рост продаж в последние годы в условиях роста цен на автомобили и снижения уровня реальных доходов населения.

В целом политика государства в части стимулирования продаж автомобилей оказалась весьма эффективной. Она не только позволила автопрому не рухнуть в условиях непростой экономической ситуации 2015 года, но и помогла отрасли начать восстановление. В этой связи стоит напомнить, что в 2014 году объем рынка продаж новых автомобилей составлял 2,34 млн единиц. После обвала в 2015 году этот показатель снизился на миллион штук, до отметки в 1,31 млн автомобилей. В 2017 году количество купленных машин выросло до 1,46 млн, но этот результат все еще далек от «докризисных» рубежей.

Возвращаясь к автокредитам, важно отметить, что еще больший рост в сегменте автокредитов был зафиксирован не в количественном, а в денежном выражении. За весь 2017 год россияне получили кредиты на сумму около 520 млрд рублей, то есть почти в два раза больше, чем в 2015 году (около 270 млрд рублей). Во многом это связано с ростом среднего размера автокредита: если в 2015 году средний размер кредита на покупку автомобиля составлял 559 000 рублей, то в 2017 году он вырос до 692 000 рублей. В первом квартале 2018 года этот показатель преодолел рубеж в 700 000 рублей.

При этом средний размер автокредита растет не только по причине удорожания импортных автомобилей, приобретаемых в кредит. Важнейшим фактором роста среднего размера автокредита в 2017 году стало повышение стоимости автомобиля до 1,45 млн рублей в рамках государственной программы льготного автокредитования. Это расширило перечень автомобилей, подпадающих под действие программы. Кроме того, на рост среднего размера кредита повлияло значительное улучшение процедуры управления рисками со стороны банков: сейчас они стараются кредитовать прежде всего тех, чья кредитная история не вызывает у них вопросов и чьи доходы находятся на стабильном уровне.

По нашему мнению, в краткосрочной и среднесрочной перспективе тенденция к восстановлению объемов автокредитования до уровня 2014 года продолжится. Но надо учитывать и существующие риски (как внутренние, так и внешние), способные затормозить данный процесс. При этом главным сдерживающим фактором для развития как всего розничного кредитования, так и сегмента автокредитов в частности остается снижение или стагнация реальных доходов населения. Если же экономическая ситуация в стране в текущем году не изменится к худшему, имеются все основания ожидать продолжения тенденции роста как в автокредитовании, так и в целом по авторынку.

Россия > Авиапром, автопром. Финансы, банки > forbes.ru, 15 мая 2018 > № 2607421 Александр Викулин


Россия > Образование, наука. Агропром > fano.gov.ru, 15 мая 2018 > № 2607201

Руководитель ФАНО России Михаил Котюков принял участие в совместном заседании Президиума РАН и Минсельхоза России

Руководитель Федерального агентства научных организаций Михаил Котюков принял участие в совместном заседании Президиума РАН и Минсельхоза России на тему: «О научном обеспечении развития АПК». Его провел президент Российской академии наук Александр Сергеев. От Минсельхоза России присутствовали статс-секретарь - заместитель министра сельского хозяйства РФ Иван Лебедев и директор Департамента растениеводства, механизации, химизации и защиты растений Минсельхоза России, академик РАН Петр Чекмарев.

Участники обсудили вопросы научного обеспечения реализации Федеральной научно-технической программы развития сельского хозяйства на 2017-2025 годы (далее – ФНТП). С основным докладом на эту тему выступил академик РАН Юрий Лачуга.

Михаил Котюков отметил, что институты, подведомственные ФАНО России, принимают участие в мероприятиях по научному обеспечению развития АПК. Так, на сегодняшний день Правительство РФ утвердило подпрограмму развития селекции и семеноводства картофеля в РФ. Две другие подпрограммы – по сахарной свёкле и мясному кроссу - пока находятся на стадии подготовки.

«Совместно с РАН мы долго искали необходимую форму для реализации приоритетного направления по картофелеводству. Этот вопрос потребовал серьезного обсуждения, в итоге документ получил статус решения Правительства РФ. Считаю, что именно эта подпрограмма должна стать прообразом для реализации мероприятий по другим приоритетным направлениям ФНТП и Стратегии научно-технологического развития России», - сказал он.

Помимо этого, руководитель ФАНО России особенно обратил внимание присутствующих на необходимость усиления совместной работы всех заинтересованных сторон – Агентства и подведомственных ему научных институтов, Российской академии наук, Минсельхоза России и других ведомств.

Россия > Образование, наука. Агропром > fano.gov.ru, 15 мая 2018 > № 2607201


Россия > Транспорт > bfm.ru, 15 мая 2018 > № 2606900 Андрей Калмыков

Почему новые правила провоза багажа и ручной клади не устроили авиакомпанию «Победа»?

Business FM побеседовала с генеральным директором компании «Победа» Андреем Калмыковым

«Победа» решила оспорить правила перевозки ручной клади для невозвратных авиабилетов. Сами нормы были утверждены Минтрансом осенью прошлого года и, по мнению перевозчика, не учитывают вместимость багажных полок самолета.

Иск о признании этих правил незаконными авиакомпания уже направила в Верховный суд России. В качестве ответчиков выступают Минтранс и Минюст. Заседание назначено на 7 августа.

О том, что заставило перевозчика дойти до Верхового суда, Business FM рассказал генеральный директор авиакомпании «Победа» Андрей Калмыков.

Итак, авиакомпания «Победа» подала в Верховный суд иск об отмене существующих правил провоза багажа. Казалось бы, совсем недавно правила менялись, и они как бы вас устроили: ввели тот самый калибратор (это такая коробка, в которую должно помещаться все, что человек несет с собой на борт, чтобы это было бесплатным). Но теперь вы хотите судиться, вы хотите менять правила, что случилось?

Андрей Калмыков: Действительно, в июле прошлого года вступила в силу новая редакция Воздушного кодекса России, которая позволила авиакомпаниям не включать в тариф свои расходы на провоз багажа. Это дало возможность клиентам, путешествующим налегке, не платить за провоз такого багажа. Одновременно на авиакомпании была возложена обязанность возить ручную кладь пассажиров, порядок перевозки которой должен был установить Минтранс России. Такие правила были установлены, но в них ничего не поменялось, и пункт 135 гласит о том, что пассажир сверх нормы ручной клади, которая установлена Воздушным кодексом, имеет право взять с собой безразмерную дамскую сумку, безразмерный портфель, безразмерный портплед — вещи, которые были и до этого в федеральных правилах.

Что произошло? Мы обратились в компанию Boeing, производитель наших воздушных судов, и они рассчитали объем ручной клади на каждого пассажира с таким расчетом, чтобы каждый из 189 клиентов, который находится на борту, имел возможность безопасно разместить ее в салоне воздушного судна. Сверх этих размеров ничего больше разместить в салоне невозможно. У нас нет платной ручной клади. Мы уже все имеющееся на полках место отдали нашим пассажирам для провоза своих вещей. Вы наверняка летаете и наверняка сталкивались с ситуацией, когда, заходя в салон самолета, вы не можете разместить свою ручную кладь на полках, потому что там уже нет места.

Сталкивался, разве что не мог разместить свою ручную кладь на своей полке, но на какой-то соседней я место, так или иначе, находил.

Андрей Калмыков: Это в случае, если вы летите не со 100-процентной загрузкой. Если же вы летите на «Победе», таких ситуаций не 100-процентной загрузки практически не существует. Если объем ручной клади, которую установил производитель, будет превышен, это будет означать ровно то, что крайние пассажиры вообще не будут иметь места для его размещения. И нам придется забрать и сдать в багаж.

Была такая версия в соцсетях, в СМИ, по-моему, тоже об этом писали, что авиакомпания «Победа» специально громко рассказывала о каких-то скандалах, чуть ли не специально их провоцировала, как раз с той целью, чтобы привлечь внимание к проблеме, чтобы такими скандалами, пусть с каким-то ситуационным ущербом репутационным для себя, но научить пассажиров читать правила. Насколько это близко к действительности?

Андрей Калмыков: «Победа» никогда не инициировала никаких скандальных историй, и те конфликтные ситуации, которые возникали с пассажирами, они на 99% были связаны с «кривизной» правил и несовершенством законодательства. «Победа» очень жестко и последовательно настаивает на соблюдении своих правил. Воздушный кодекс дал нам право устанавливать платный багаж для тех, кто летит с багажом, не брать с людей деньги за провоз багажа, если у них такого багажа нет. И 70% наших клиентов не покупают услуги по перевозке багажа. Это говорит о том, что им достаточно той бесплатной нормы провоза багажа, которая сейчас действует. Клиентам нравятся наши правила, они стали четкие и понятные. У нас полностью исчезли конфликтные ситуации, связанные с трактовкой понятий «дамская сумка», рюкзак, портплед, портфель и так далее.

А это можно чем-то подтвердить, что они у вас исчезли? Какая-то статистика ведется?

Андрей Калмыков: Конечно. Мы ежедневно проводим анкетирование наших клиентов. И видим, что они довольны нашими тарифами и согласны с нашими правилами. Более того, проведенный международным консалтинговым агентством Boston Consulting Group опрос наших клиентов подтвердил, что для них летать по низким тарифам гораздо важнее, чем взять на борт лишнюю дамскую сумку или портплед.

С какими еще аргументами помимо заключения экспертов компании Boeing вы идете в суд?

Андрей Калмыков: Для нас главный аргумент — это безопасное размещение всех вещей в салоне воздушного судна. Все полки имеют определенный объем. И сверх этого объема мы разместить больше ничего не можем. Никакие авиационные правила не могут заставить нас разместить в салоне какие-то вещи небезопасно.

Но если вдруг вы в суде проиграете, что будете делать дальше?

Андрей Калмыков: Конечно же, мы будем исполнять требования законодательства, но это приведет к очень серьёзным последствиям. Если текущая редакция ФАП-82 сохранится, которая сверх установленной нормы ручной клади обяжет нас перевозить безразмерные сумки, портфели и так далее, бортпроводники будут жестко контролировать заполняемость полок.

Так это же неизбежно приведет к конфликтам на борту?

Андрей Калмыков: Это будет огромное количество конфликтов на борту. Это будут огромные задержки, связанные с необходимостью оформить ручную кладь как багаж, открыть багажные люки, загрузить туда…

Какой-нибудь пассажир обязательно начнет возмущаться так, что придется вызывать полицию… А вы взвешивали свои риски, прежде чем вот говорить о том, что вы все непомещающиеся вещи будете сдавать в багаж? Ведь я как пассажир… один раз я окажусь на борту «Победы», и рейс задержится, или я вынужден буду стать свидетелем какого-то непонятного дебоша, визита полиции и так далее, другой раз я так попаду на борт «Победы». Я третий раз «Победой» не полечу.

Андрей Калмыков: Именно поэтому мы и хотим добиться отмены этих правил, которые устанавливают для авиакомпаний обязанности везти что-то сверх того, что уже установил Воздушный кодекс. Воздушный кодекс четко говорит, что перевозчик обязан принять к перевозке ручную кладь пассажира, правила провоза которой устанавливаются в соответствии с эксплуатационной документацией Воздушного судна. Производитель нам уже сказал, сколько это по объёму. Мы даже вес не учитываем, а только габариты. Во всем мире безопасность — единственное, что контролирует государство, на чем сосредотачивает 100% своего внимания. Вопросы сервиса на борту и взаимоотношений авиакомпании и пассажира…

Отданы рынку?

Андрей Калмыков: Отданы, вы абсолютно правильно говорите, отданы на рынок. Почему? Рынок устанавливает баланс и позволяет сегментировать авиакомпании по разным сегментам пассажиров. Каждая авиакомпания работает для своих пассажиров. Никто не требует от Ryanair обеспечить какой-то провоз ручной клади гарантированный. Если Ryanair сделает нулевой провоз ручной клади, они завтра разорятся, потому что все клиенты завтра пересядут на другую авиакомпанию.

Да, но у нас вам не с кем конкурировать.

Андрей Калмыков: Почему не с кем конкурировать? У нас есть автобусы, у нас есть поезда, у нас есть другие авиакомпании. Почему мы не можем работать для нашего пассажира? Наш пассажир — это пассажир, который хочет экономить, который летает налегке и готов на определенные жертвы в плане ручной клади ради того, чтобы лететь очень дешево. И мы готовы это ему обеспечить. И мы очень хотели бы, чтобы не создавались искусственные препоны и чтобы нам дали возможность работать для нашего клиента в соответствии с его ожиданиями.

Иван Медведев

Россия > Транспорт > bfm.ru, 15 мая 2018 > № 2606900 Андрей Калмыков


Россия > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 15 мая 2018 > № 2606179 Дмитрий Медведев

Рабочая встреча с Дмитрием Медведевым.

Президент провёл рабочую встречу с Дмитрием Медведевым, в ходе которой Председатель Правительства представил главе государства структуру нового кабинета министров.

Премьер-министр также сообщил, что предложения по персональному составу Правительства будут представлены 18 мая.

* * *

В.Путин: Слушаю Вас.

Д.Медведев: Уважаемый Владимир Владимирович!

В соответствии со статьёй 112 Конституции Председатель Правительства должен представить Президенту в недельный срок структуру Правительства Российской Федерации. Выполняя эту обязанность, хотел бы соответствующий Указ представить на Ваше рассмотрение.

Что содержит в себе предлагаемая структура?

С одной стороны, с учётом того что действующая структура Правительства доказала свою работоспособность, каких–то принципиальных изменений, масштабных, в предложенной структуре не предлагается.

С другой стороны, есть ряд важных предложений, которые направлены на оптимизацию действующей системы органов исполнительной власти. В частности, речь идёт о том, чтобы разделить Министерство образования на два отдельных органа власти, которые будут заниматься вопросами образования в стране. А именно: Министерство просвещения, в компетенцию которого входят вопросы общей образовательной деятельности, то есть школы и среднего специального образования, и Министерство науки и высшего образования, к компетенции которого относились бы вопросы деятельности научных учреждений и вообще развития науки в стране в целом и, соответственно, деятельность университетов и деятельность высших учебных заведений.

Это позволит лучше сконцентрировать наши возможности по развитию и одной системы образования, и другой системы образования. И, соответственно, в этом случае агентство по научным учреждениям, которое у нас занималось вопросами Академии наук, войдёт в структуру Министерства науки и высшего образования. Это одно из изменений, которое предлагается.

И тогда отдельным органом, который будет надзирать за образованием в стране, будет специальное агентство по надзору за образованием, которое в этом случае уже будет находиться под Правительством, осуществляя функции надзора как в отношении средней школы, так и в отношении высшей школы и науки.

Ещё одним важным изменением, которое предлагается для рассмотрения, является преобразование Министерства связи и массовых коммуникаций в Министерство цифрового развития, для того чтобы реализовать ту самую цифровую повестку дня, которой занимается весь мир и которая является абсолютно актуальной и в нашей стране, о чём Вы, Владимир Владимирович, говорили и в Послании, и в Указе от 7 мая текущего года.

Также немаловажной является идея, связанная с переносом работы торговых представительств, которые сейчас находятся в системе Министерства экономического развития, в структуру Министерства промышленности. Это позволит сконцентрироваться именно на вопросах поддержки экспорта наших промышленных предприятий, нашего технологического экспорта за границей, то есть теми задачами, которыми в настоящий момент и так занимается Министерство промышленности. В этом случае будет неплохое соединение их возможностей внутри страны и представительства по вопросам торговли за границами нашего государства. Это ещё одно изменение в структуре, которое предлагается.

И также приводятся в соответствие с тем, что мы с Вами обсуждали, количество вице-премьеров в структуре Правительства и некоторые другие вопросы, связанные со штатной численностью и другими технологическими вопросами деятельности Правительства нового состава.

В.Путин: Хорошо, согласен. Прямо сегодня подпишу этот Указ.

Дмитрий Анатольевич, когда Вы будете готовы сделать предложения по кадровому составу?

Д.Медведев: Владимир Владимирович, я буду готов прибыть к Вам в пятницу и доложить все предложения по кадрам.

В.Путин: Хорошо.

Д.Медведев: Договорились.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 15 мая 2018 > № 2606179 Дмитрий Медведев


Саудовская Аравия > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 15 мая 2018 > № 2605088 Ксения Светлова

Женщины в обмен на шиитов. Как саудовский принц ищет баланс между реформами и репрессиями

Ксения Светлова

Судя по всему, пока между саудовским духовенством и королевским домом наметился следующий компромисс: наследный принц проводит в жизнь важные для него и всего королевства реформы, которые улучшают положение женщин и помогают им выйти на рынок труда, но занимает крайне жесткую позицию по Ирану и его союзникам, включая саудовских шиитов, большая часть которых проживает на востоке королевства

Молодые женщины, одетые в модные спортивные костюмы и легкие головные платки, поднимают гири, подходят к беговым дорожкам и велотренажерам, машут в камеру и улыбаются. Другие молодые женщины запросто публикуют селфи с показа мод, спортивного матча в Джедде и кинопоказа. Трудно поверить, но все это происходит в городах Саудовской Аравии, самой консервативной арабской страны и одной из самых закрытых стран мира.

Еще вчера полиция нравов мутавва могла запросто бросить непокорных водительниц за решетку, а теперь десятки тысяч женщин сядут за руль автомобиля и Саудовская Аравия лишится сомнительного титула единственной в мире страны, где право водить машину есть только у мужчин. И все же эти драматические реформы, которые прекрасно смотрятся в сюжетах мировых СМИ и отлично действуют на западную публику, – лишь малая толика тех поистине грандиозных перемен, которые сотрясают в эти дни Саудовскую Аравию.

Саудовский Петр I

Если до недавнего времени новости о консервативном королевстве носили исключительно формальный характер («король Саудовской Аравии отправился c официальным визитом в Бахрейн, где встретился с королем Бахрейна»), то сегодня редкий день обходится без громких заявлений, новых законов, реформ и обещаний. Саудовская Аравия воюет с Йеменом; Саудовская Аравия не исключает возможности военного вмешательства в Сирии; Саудовская Аравия создаст десятки тысяч рабочих мест; Саудовская Аравия оказывает давление на администрацию Палестинской автономии; саудовские власти начинают кампанию по борьбе с коррупцией; в Саудовской Аравии арестованы сотни принцев крови, которые в итоге «добровольно» отказываются от миллиардов долларов, и так далее.

Примечательно, что за все эти перемены и реформы, которые проливаются на граждан Саудовской Аравии благодатным дождем, они могут сказать спасибо одному-единственному человеку – наследному принцу Мухаммеду бин Салману, сокращенно – МБС.

После бесконечно долгого застоя, царившего в годы правления предыдущего короля – Абдаллы ибн Абдул-Азиза, кипучая деятельность, молодость и огромные амбиции наследного принца стали тем самым двигателем прогресса, который был столь необходим консервативному нефтяному королевству. Принц успевает везде и интересуется всем, он подписывает королевские указы, разрабатывает экономические реформы и строит новые города. В общем, не сидит без дела на золотом троне, наслаждаясь потоком нефтедолларов, как многие его предшественники.

Мир впервые услышал об МБС вскоре после коронации его отца, короля Салмана, в январе 2015 года. Тогда выяснилось, что Мухаммед (которому тогда еще не исполнилось и 28 лет) энергичен, умен и является фаворитом своего могущественного отца. Не имея никакого государственного опыта, принц был назначен на должность министра обороны и практически сразу развязал войну с Йеменом, вернее, с йеменскими хуситами, которые, на его взгляд, являются пособниками Ирана – заклятого врага саудитов. За прошедшие три года перелома в этой дорогостоящей пограничной войне так не наметилось, а ракеты хуситов регулярно угрожают саудовским городам, зато в Саудовской Аравии многие почувствовали, что их страна чуть ли не впервые берет собственную судьбу в свои руки, а не рассчитывает исключительно на защиту Запада.

Пока саудовская авиация атаковала базы хуситов на территории Северного Йемена, энергичный министр обороны представил на всенародное обозрение новый экономический план – «Саудовское видение – 2030». Этот план призван диверсифицировать экономику страны, которая на данный момент полностью зависит от экспорта нефти. «2030» включает развитие туристической отрасли (а ведь до сих пор в королевстве даже не существовало туристических виз), расширение торговли оружием и увеличение иностранных инвестиций. Такие идеи звучат в Эр-Рияде не впервые, однако с подачи Мухаммеда бин Салмана они приобрели более или менее реальные очертания. Ведущие международные экономисты сомневаются в том, что поставленные МБС цели действительно будут достигнуты, зато у Саудовской Аравии появилась мечта.

Еще через несколько месяцев таинственным образом от власти был отстранен и, по слухам, заключен под домашний арест наследный принц Мухаммед бин Наиф. Никто не удивился, когда его место в очереди к трону занял молодой министр обороны принц Мухаммед бин Салман.

Дальше больше. Наследный принц Мухаммед бин Салман заявил о необходимости реформировать святая святых – исламскую религию, пообещал Дональду Трампу создать арабское НАТО, признал существование Израиля, вложил полмиллиарда долларов в изучение и развитие космонавтики, арестовал своих собратьев-принцев. Тюрьмой им служили роскошные апартаменты гостиницы «Ритц-Карлтон», однако, как известно, красивый интерьер никак не скрашивает ощущения человека, который подвергается жестоким пыткам. О том, что арестованных принцев пытали, сообщила правозащитная организация Amnesty International.

Столь резкие действия против людей, которые до недавнего времени считались сливками саудовского общества, были обставлены как часть великого «джихада против коррупции». Значительная часть саудовских граждан воодушевленно поддержала новую кампанию, не задавая лишних вопросов. Девиз «отнять у богатых и поделить между бедными» всегда воспринимается на ура, даже когда тот, кто его провозглашает, совсем не является Робин Гудом и с каждым днем сосредоточивает в своих руках все больше и больше власти.

Так или иначе, но сегодня наследный принц Мухаммед бин Салман считается самым влиятельным ближневосточным лидером и желанным гостем в любой из мировых столиц. В его честь расстилают красные ковры и устраивают роскошные приемы, а международные лидеры, включая президента США, с радостью принимают участие в традиционном танце с саблями в Эр-Рияде. Но сможет ли молодой наследник престола довести дело до конца, претворить свои обширные реформы в жизнь и заставить историю в Аравийской пустыне двигаться вперед?

О саудитах и ваххабитах

Из всех заявлений, обещаний и планов, озвученных МБС до сих пор, стоит особо подчеркнуть его слова о необходимости реформы в исламе и борьбы с радикальным исламом. В 2014 году с похожими заявлениями вышел и египетский президент Абдель Фаттах ас-Сиси, но в случае саудовского принца речь идет не просто о смелых идеях, но и о стабильности его собственной власти.

Союз дома Саудов и последователей Мухаммеда Абд аль-Ваххаба – сурового проповедника, придерживающегося наиболее жесткой и пуританской версии ислама, восходит к середине XVIII века. Улемы-ваххабиты – последователи Абд аль-Ваххаба придали дому Саудов тот вес, влияние и идеологическую оболочку, в которых они нуждались для победы над другими племенами, в том числе и над Хашемитами, прямыми потомками пророка Мухаммеда, контролировавшими священные города Мекку и Медину. После двух неудачных попыток создать свое государство в первой четверти XX века саудиты наконец преуспели в своей миссии. В 1932 году королевство Неджа и Хиджаза получило новое название – Саудовская Аравия, в честь правящей королевской семьи. Таким образом, саудитам удалось воплотить в жизнь девиз Людовика XIV: «Королевство – это я».

Под влиянием ваххабитских богословов Саудовская Аравия была и пока остается одной из самых закрытых и консервативных стран Ближнего Востока. Лишь в 1962 году там было отменено рабство, прелюбодеев и лиц, уличенных в колдовстве, там забивали камнями, а ворам отсекали кисти рук. Разговоры о том, чтобы разрешить женщинам водить автомобиль, продолжались лет двадцать, но всякий раз саудовские монархи опасались жесткой реакции ультраконсервативного духовенства, которое во многом определяет в стране социальные и общественные нормы. Из-за этого долгожданные реформы постоянно откладывались на неопределенный срок.

Но тут на горизонте появился принц Мухаммед бин Салман. Типичный представитель своего поколения, МБС прекрасно понимал, что пока Дубай, Кувейт и Оман развиваются, строят филиалы Сорбонны и Гарварда, открывают туристические центры и гостиницы, его страна, отгороженная чадрой от внешнего мира, не сможет претендовать на лидерство в арабском мире. Но как начать реформы и избежать протеста богословов?

Судя по всему, пока между саудовским духовенством и королевским домом наметился следующий компромисс: наследный принц проводит в жизнь важные для него и всего королевства реформы, которые улучшают положение женщин и помогают им выйти на рынок труда, но занимает крайне жесткую позицию по Ирану и его союзникам, включая саудовских шиитов, большая часть которых проживает на востоке королевства.

В Саудовской Аравии продолжаются преследования шиитов, которые по умолчанию подозреваются в контактах с Ираном. В январе 2016 года там были казнены 47 человек, среди которых влиятельный шиитский проповедник Нимр Нимр. Саудовская Аравия объявила бойкот Катару из-за его связей с Тегераном и признала ливанскую «Хезболлу» террористической организацией. Так «женские» реформы уравновешиваются репрессиями против шиитов и жесткой внешней политикой по отношению к Ирану.

Ваххабизм как мягкая сила

В отношениях саудитов и ваххабитов есть еще один немаловажный вопрос. Многие годы саудовские нефтедоллары текли рекой в арабские и мусульманские страны, где насаждался ваххабизм, строились мечети, к которым прилагались соответствующие имамы, и возникали медресе, где готовили кадры для очередной войны с неверными. Через благотворительные организации с красивыми названиями немалые средства попадали в карманы лидеров вооруженных радикальных исламистских группировок и террористических организаций.

После терактов 11 сентября у многих политиков, экспертов и аналитиков на Западе начали возникать вопросы: как так случилось, что из девятнадцати террористов у пятнадцати было саудовское гражданство, какое отношение имели саудовские риалы к усилению «Аль-Каиды» в Афганистане и почему до терактов на Западе так мало писали и говорили о закрытом королевстве и его тесных связях с радикальными исламистскими движениями. В 2002 году Саудовская Аравия прекратила финансировать ХАМАС – палестинское отделение «Братьев-мусульман» – и выступила с Арабской мирной инициативой, направленной на разрешение конфликта между Израилем и арабским миром.

Однако в Пакистане, Бангладеш, Нигерии, Малайзии, Ливане, Сомали, Ираке и других странах дела продолжали идти своим чередом. До недавнего времени саудиты видели в финансировании таких движений, как антишиитские «Сипа э-Сахаба» и «Лашкар э-Тайбе», инструменты своей мягкой силы, а также способ дать отпор попыткам шиитского Ирана распространить свою гегемонию в Африке, Азии и арабском мире. Нередко деятельность этих организаций и движений выходила из-под саудовского контроля, и на свет появлялись такие франкенштейны, как «Аль-Каида» и подобные ей террористические организации.

Изменит ли МБС подход к распространению саудовского ультраконсерватизма через финансирование медресе и мечетей за рубежом? В этом году Саудовская Аравия не стала протестовать против того, чтобы Пакистан, один из ее ближайших союзников, был внесен в серый список стран, причастных к финансированию террора, а также отказалась от контроля над крупнейшей мечетью Брюсселя, которая за последние годы получила миллионы евро от Эр-Рияда и стала рассадником радикального ислама. Однако в Бангладеш Саудовская Аравия собирается в ближайшее время построить мечетей без малого на миллиард долларов, а тысячи саудовских проповедников и десятки тысяч их последователей продолжают внедрять ультраконсерватизм от Сомали до Малайзии.

Совместимы ли призывы наследного принца реформировать ислам с дальнейшим спонсированием радикальных суннитских группировок по всему миру? Может ли Саудовская Аравия проводить реформы у себя дома, но продолжать распространять пуританское ваххабитское мировоззрение за рубежом? Судя по всему, пока существует союз между саудитами и ваххабитами, дела будут обстоять именно так.

В окружении МБС утверждают, что он не намерен останавливаться на достигнутом, и, конечно же, стоит признать, что принц сумел в кратчайшие сроки добиться немалых успехов во всем, что касается продвижения и освобождения саудовских женщин. Но говорить всерьез о саудовском ренессансе, который мог бы положить начало возрождению и других арабских и мусульманских стран, можно будет лишь по прошествии немалого времени – после того как станет ясно, что все эти реформы были только началом процесса, а не его венцом.

Саудовская Аравия > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 15 мая 2018 > № 2605088 Ксения Светлова


Россия. СЗФО. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 14 мая 2018 > № 2609254 Сергей Сенников

Что ждать?

Изменение ставок сбора за пользование водными биоресурсами не ударит критически по экономике крупных предприятий, за исключением краболовных, считает представитель ООО «УК НОРЕБО» Сергей Сенников. В то же время, по его мнению, принятие законопроекта в нынешнем виде может повлечь проблемы фискального характера для рыбаков.

– Сергей Александрович, какие цели, по-вашему, преследуют эти поправки?

– Предлагается реализовать поручение президента России в рамках общей оптимизации системы налогообложения. Дебаты вокруг изменения ставок сбора длятся далеко не первый год. Много обсуждалась, в частности, дифференциация ставки в зависимости от того, поставляется ли продукция в Россию или на экспорт. Такие поправки были предложены еще в конце 2014 года. Однако они не получили поддержки из-за недостаточной проработки.

Предложенные изменения реализуют, по сути, два основных механизма. Во-первых, это постепенное повышение ставок сбора, а во-вторых – инструменты по дополнительным льготам и возможности налогового вычета при соблюдении определенных условий. В общем, такой подход представляется весьма оправданным и более успешным по сравнению с предложениями 2014 года.

– Насколько новые сборы будут обременительны для предприятий?

– Для крупных предприятий увеличение сборов не должно резко ухудшить экономические показатели. Однако для компаний, добывающих крабов, нагрузка будет существенной.

– Многие ли предприятия попадут под льготы?

– Все зависит от того, как предлагаемые льготы будут реализовываться на практике. Преференцией для градо- и поселкообразующих российских рыбохозяйственных организаций смогут воспользоваться немногие. Но эта норма и не предназначается для широкой поддержки добывающих предприятий, она поможет практически адресно поддержать самые уязвимые компании.

Что же касается права на вычет, то все зависит от перечня продукции, который должно разработать и утвердить Правительство РФ. Без анализа проекта такого нормативного правового акта оценить эффективность этого механизма невозможно. Например, если в список не попадут уловы водных биоресурсов в живом и охлажденном виде, то это может ударить по «прибрежникам», которые сдают добычу для переработки на береговые предприятия.

– Но ведь «прибрежники» все равно смогут претендовать на вычет, поскольку поставляют уловы на внутренний рынок?

– Да, но, во-первых, они потеряют в размере вычета – 50% против 85%. Во-вторых, непонятно, будет ли им положен этот вычет, если их уловы после переработки пойдут на экспорт. А если «охлажденка» будет в перечне правительства, то право на вычет возникает на основании производства этой продукции. Куда и зачем она продается, не имеет значения.

– Есть ли экономический смысл добиваться перевода бизнеса в льготный режим: вкладываться в муниципальные образования, приобретать оборудование для глубокой переработки или строить новые суда?

– Многое зависит от конъюнктуры рынка рыбопродукции. С одной стороны, государство заинтересовано в увеличении глубины переработки для производства продукции с высокой добавленной стоимостью в России, а также насыщении ею отечественного рынка. Но, с другой стороны, нужно наполнять бюджет. Для этого может быть более эффективной работа на иностранных рынках, где цену определяет спрос на тот или иной вид рыбной продукции, в том числе на сырье. В результате можно оказаться в ситуации, когда, например, резко увеличив производство филе минтая блочного, мы сделаем этот вид продукции дешевле как в России, так и за рубежом. Тогда экономические показатели рыбодобывающих компаний будут ухудшаться, а это повлечет снижение налоговых отчислений, уменьшение инвестиций в развитие предприятий и обновление флота. Поэтому многое будет зависеть от экономической целесообразности.

Что касается вычета за использование нового судна, то он не окажет принципиального воздействия на решения компаний строить суда на российских верфях за пределами программы инвестквот, но может стать дополнительным стимулом – при наличии более существенных мер поддержки.

– Видите ли вы какие-то потенциальные проблемы в предложенном законопроекте?

– Проблемы могут возникнуть из-за нечеткости формулировки вычета для предприятий, реализующих продукцию на внутреннем рынке. Из предлагаемой нормы не совсем понятно, кому такая продукция должна быть реализована и для каких целей.

Например, если в перечень правительства не будет включена рыба мороженая (не филе), то рыбопромысловая компания, продавшая эту продукцию покупателю на территории России, получит право на вычет. Однако если эту продукцию без какой-либо переработки потом продадут на экспорт, то эффект от такого регулирования теряется. В результате могут возникнуть компании-посредники по покупке и продаже продукции на экспорт для получения налогового вычета.

С другой стороны, представьте, что рыбодобывающая компания продала свою продукцию на территории России даже для последующей переработки и реализации на внутреннем рынке. Но вместо этого покупатель продал приобретенное сырье для переработки в Европу или Китай. В этом случае достаточно высок риск, что ФНС России будет привлекать продавца (рыбопромысловую компанию) к ответственности за незаконно полученный вычет.

Аналогичная практика имела место ранее в несколько другом правовом контексте, когда компании привлекали к миллионным штрафам за продажу прибрежных уловов российским покупателям для последующей переработки, а те вместо переработки продавали рыбу на экспорт. Ответственность возлагали на рыбаков, хотя они никак не контролировали ни проданную рыбу, ни действия покупателей. Хотелось бы в этот раз избежать такой криминализации работы рыбаков из-за несовершенства налогового законодательства.

– В результате повышения сбора не придется ли поднимать цены на продукцию?

– Ставки для минтая Охотского моря остаются без изменений, на минтай других районов увеличиваются на 15%. Ставка на тихоокеанскую треску увеличивается на 27%, а на атлантическую – на 14%. Несколько удивляет увеличение ставки на пикшу на 23%. Существенно увеличиваются ставки на палтусов – от 80% на Северном бассейне, до 260% на Дальневосточном. Резко поднимается ставка на кальмар: +680% (с 500 до 3900 рублей), хотя основной рынок сбыта продукции из кальмара – Россия.

Очевидно, что любое увеличение фискальной нагрузки на бизнес приведет к росту себестоимости продукции. И это отразится на ценах, по которым рыбную продукцию продает производитель. Увеличение оптовых цен, скорее всего, приведет и к повышению цены в магазине, так как дистрибьюторы и торговые сети не захотят снижать свою маржинальность.

Однако все расходы полностью переложить на конечного потребителя, по крайней мере в России, не получится, так как покупательная способность населения сейчас далека от желаемой. Какой-то рост цен возможен, но на российском рынке он будет весьма ограничен. Скорее возможно вытеснение менее качественной продукцией более качественной в одной категории товара.

Отмечу, что положительно на ценообразовании могут сказаться возможности по получению льгот и вычетов. Если механизм стимулирования поставки на российский рынок, заложенный в поправки, будет работать эффективно, то роста цен можно избежать.

Россия. СЗФО. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 14 мая 2018 > № 2609254 Сергей Сенников


Россия > Транспорт > gudok.ru, 14 мая 2018 > № 2607677 Шевкет Шайдуллин

Нужно устанавливать причинно-следственные связи, а не просто выявлять виновника

На правлении ОАО «РЖД» в конце марта были рассмотрены вопросы культуры безопасности. О том, что делается в компании для её развития и минимизации человеческого фактора, «Гудку» рассказал заместитель генерального директора ОАО «РЖД» – начальник Департамента безопасности движения Шевкет Шайдуллин.

– Шевкет Нургалиевич, какой смысл вы вкладываете в понятие «культура безопасности»?

– Обеспечение безопасности движения и надёжности перевозочного процесса в холдинге основано на плановом построении эффективной системы менеджмента безопасности движения. Она опирается на инструменты риск-менеджмента и принципы формирования культуры безопасности.

Когда мы говорим о культуре безопасности, то должны понимать, что это производная от корпоративной культуры в целом. Это острая потребность, которая понятна как рядовому работнику, так и руководителю.

Функциональная безопасность движения поездов – способность системы управления безопасностью движения проводить совокупные мероприятия по выявлению потенциальных и фактических факторов риска и умение оценивать их. Если коротко, то это ответственность каждого работника на своём конкретном рабочем месте. Будь то железнодорожный переезд, кабина машиниста, объекты инфраструктуры.

Культура безопасности движения – это ещё и то, как мы работаем, когда за нами не наблюдают. То есть очень важно развитие внутреннего самоконтроля.

Большую роль в обеспечении безопасности движения играет квалификация работника, его профессиональная подготовка или же психологическое состояние, готовность вовремя среагировать на нарушение, неправильные действия коллег, умение оценивать свои действия.

Безопасность движения – единый и взаимосвязанный процесс. Поясню. Есть такое понятие, как потенциально опасный подвижной состав. Кстати, это записано и в Правилах технической эксплуатации. Но подвижной состав состоит из узлов и агрегатов. А путь – из рельсов, скреплений и шпал. И отказ или поломка каждого из них таит в себе угрозу безопасности движения. Поэтому в холдинге уделяется серьёзное внимание и железнодорожной продукции. Производители должны неукоснительно соблюдать всю цепочку технологического процесса выпуска продукции и нести прямую ответственность за её качество и работоспособность на протяжении всего срока службы. Компания за упущения и недостатки, связанные с низким качеством железнодорожной продукции, ответственности не несёт.

В этом плане в компании сделано многое и многое ещё предстоит сделать. Например, благодаря настоятельным требованиям ОАО «РЖД» появилась качественно новая рельсовая продукция. Производители провели серьёзную модернизацию предприятий, закупили современное оборудование, технологии, обучили персонал. Средства были вложены колоссальные. Результат: сегодня мы имеем надёжные, мощные 100-метровые рельсы.

– Какие изменения происходят в компании с наступлением цифровой эры?

– Ускоряющийся мир технологий вносит коррективы в деятельность компаний, которые порой не успевают разрабатывать и внедрять высокотехнологичные продукты и услуги, опираясь только на свои знания и опыт. Мы шаг за шагом двигаемся к всеобщей цифровизации процессов управления, создаём цифровые модели будущего железных дорог. Например, запуск Московского центрального кольца – это первая ласточка на этом нелёгком, но очень интересном пути. Реализация бизнес-модели «Цифровая железная дорога» предполагает взаимодействие большого количества специалистов, организаций, проектирующих и контролирующих ведомств. Этот процесс можно рассматривать как некую экономическую систему, главная идея которой – формирование новых ценностей как основы будущих ключевых компетенций и инициатив. Экономические системы формируются на стыке технологий, открытых стандартов и структур и являются обязательным элементом стратегии, миссии и политики ОАО «РЖД».

В холдинге успешно сформирована экономическая система безопасности как совокупность моделей поведения, которые приобретены организацией в процессе адаптации к внешней среде и внутренней интеграции. Эти модели доказали свою эффективность, эти идеи разделяют большинство работников компании. Ключевой элемент системы – специалисты, думающие, предприимчивые, социально активные работники. Именно они создают реальные ценности, инновации и являются движущей силой развития культуры безопасности и стратегическим преимуществом компании. Благодаря им с 2015 года развивается социальная сеть в Интранете с появлением множеств сообществ по интересам, которая объединяет до 150–200 тыс. участников.

В целом по итогам прошлого года уровень зрелости культуры безопасности движения находится на стадии «определённый», при котором считается, что основные процессы стандартизованы, документированы и описывают существующие практики. Тем не менее в ряде хозяйств и на некоторых дорогах сети такой уровень ещё не достигнут.

– Что делается для укрепления дисциплины и развития культуры безопасности в трудовых коллективах?

– В современном мире отношения между работниками и работодателями стали двусторонними. Создана конкурентная среда. Цифровые технологии сократили дистанцию и позволяют «достучаться» до сознания каждого участника перевозочного процесса. Эффективной площадкой для цифровой социализации работников стал портал «Навигатор безопасности». Ежедневно возможностями его разделов пользуются более 10 тыс. сотрудников.

Важная особенность сегодняшнего дня – наличие огромного массива информации и умение каждого сотрудника извлекать из него наиболее ценные и важные данные, которые помогут ему лучше организовать работу, углубиться в профессию, усовершенствовать компетенции. Для успешного решения этой задачи мы должны расширить функциональные возможности портала «Навигатор безопасности», который станет полноценной открытой коммуникационной площадкой для социализации вопросов развития культуры безопасности.

Нам удалось создать цифровую площадку для двустороннего обмена информацией. Учитывая важность регулярного и системного анализа уровня культуры безопасности в этом году, была проведена интроспекция (самооценка) социально-психологического климата культуры безопасности на всех дорогах сети. Впервые это исследование было проведено в oнлайн-режиме, с использованием портала «Навигатор безопасности». Это позволило привлечь к нему работников ведущих профессий и командного состава среднего звена. Результат – в целом предпозитивный уровень по основным критериям.

Работа в этом направлении не останавливается. В настоящее время разрабатываются практические рекомендации, определяющие степень персональной ответственности как руководителей, так и рядовых работников холдинга.

– В прошлом году была разработана и принята долгосрочная программа развития ОАО «РЖД». Какие конкретные шаги предусмотрены в ней для дальнейшего развития культуры безопасности, снижения рисков?

– За прошедший год реализован ряд инициатив, предусмотренных дорожной картой по развитию культуры безопасности движения в холдинге на среднесрочный период до 2019 года. Несмотря на то что большинство направлений деятельности успешно выполнено, целый ряд вопросов требует внимания. Например, проект Федерального закона «О дисциплине работников железнодорожного транспорта», внедрение системы добровольной сертификации продукции, работ, услуг и систем менеджмента.

С учётом принятия в 2017 году долгосрочной программы развития ОАО «РЖД» и концепции «Цифровой железной дороги» в компании считают необходимым продлить срок реализации дорожной карты до 2020 года и провести корректировку её основных мероприятий. Например, пересмотреть Стратегию обеспечения безопасности и надёжности перевозочного процесса. Необходимо предусмотреть разработку технических требований на инновационные средства и разработать новую концепцию технической учёбы работников.

Ещё один момент – повсеместное развитие культуры безопасности при расследовании транспортных происшествий и событий, связанных с нарушением правил безопасности движения и эксплуатации железнодорожного транспорта. Это обеспечит переход с «ошибки человека» на наличие «проблем в системе». Дорожная карта – эффективный инструмент корпоративного управления. Она рассматривается нами как действенное коммуницирующее средство, которое необходимо для развития культуры безопасности движения. Карта включает в себя ключевые аспекты, связанные с развитием техники и технологий, квалификацией и компетентностью работников, условиями и организацией труда работников ведущих специальностей.

– Насколько реализация дорожной карты поможет изменить отношение к определению виновника произошедшего события?

– Дорожная карта – инструмент, а не Уголовный кодекс. Для нас главное установить причинно-следственные связи, а не просто выявить виновника произошедшего и наказать его. Время стрелочников прошло. Настало время организационной системной ответственности. Это очень важный нюанс. Нам важно проанализировать допущенный факт нарушения правил эксплуатации, проанализировать всю цепочку и последовательность события, чтобы докопаться до истины, до первопричины, и принять все меры, чтобы предотвратить возможность рецидива. Конечно же, это идеальная модель построения культуры безопасности, но с учётом развития цифровых технологий у нас есть все шансы достичь такого высокого уровня.

– Каких результатов в обеспечении безопасности движения удалось добиться компании в этом году?

– Мы добились неплохих результатов. Общее количество транспортных происшествий и событий, допущенных на инфраструктуре в апреле, снижено к аналогичному периоду прошлого года на 22%.

Хотел бы отметить, что железнодорожный комплекс единственный в стране, где не просто сокращается количество транспортных происшествий, но и снижается тяжесть последствий. Это результат целенаправленной работы всех структурных подразделений компании по реализации риск-ориентированной модели, согласно которой наша работа оценивается прежде всего по нашим действиям на этапе возникновения риска, даётся оценка его уровня и возможной частоте появления. В первую очередь мы учитываем именно те риски, которые таят в себе наивысшую степень угрозы и могут привести к гибели людей и максимальному ущербу.

– Несмотря на внедрение современных цифровых технологий, методик, регламентов, автоматизации процессов, от влияния человеческого фактора уйти не удаётся. Как человеку побороть свои слабости?

– Персонал, бесспорно, является одним из основных факторов успешной работы компании. Чем надёжнее сотрудники, тем стабильнее работа холдинга в условиях рынка. Один из способов повышения надёжности персонала – создание мотивационных условий, при которых работнику будет невыгодно выполнять действия, наносящие ущерб компании.

Другой способ – соблюдение баланса между техникой, технологией и человеком – даёт возможность постоянно развивать организацию, способствуя её выходу на новый качественный уровень. Изменение подходов к роли и месту человеческого фактора приводит и к трансформации подходов к контрольно-ревизионной деятельности. Уже приняты и реализуются принципиальные решения о внедрении риск-ориентированного подхода к внутреннему контролю, ведётся работа по повышению открытости и прозрачности системы контроля.

Следующим этапом развития должен стать переход на цифровую трансформацию системы управления безопасностью движения и дистанционного подтверждения уровня гарантий и надёжности.

Вот почему обеспечение безопасности движения нужно рассматривать как одну социотехническую систему, состоящую из человеческой и машинной подсистем, функционирующих совместно и имеющих единое целевое назначение.

Для этого необходимо повышать требования к техническому регулированию продукции, обеспечению сопровождения её жизненного цикла и созданию комфортных условий труда работников. Такой подход предполагает создание технических средств и технологий, которые повышают надёжность персонала и исключают его ошибки.

Считаю необходимым дать новое определение термину «культура безопасности». Сегодня он должен звучать так: «культура безопасности – это характеристики и особенности деятельности организации и поведения отдельных лиц, которые устанавливают, что безопасность обладает высшим приоритетом и ей уделяется внимание, определяемое её значимостью».

Во время правления я предложил внести изменения в Стратегию обеспечения безопасности и надёжности перевозочного процесса в холдинге «РЖД», утверждённую распоряжением ОАО «РЖД» от 8 декабря 2015 года № 2855р, в части уточнения понятийности и признаков культуры безопасности движения, а также этапности формирования уровней её зрелости.

В ближайшей перспективе мы должны сосредоточиться на достижении «измеряемого» уровня зрелости культуры безопасности. Для этого необходимо обеспечить реализацию прорывных инициатив и задач в создании технологических систем безопасности и формировании системы менеджмента рисков как приоритета для минимизации человеческого фактора.

Карен Агабабян

Россия > Транспорт > gudok.ru, 14 мая 2018 > № 2607677 Шевкет Шайдуллин


Казахстан > Недвижимость, строительство > kapital.kz, 14 мая 2018 > № 2607644 Шамиль Каспранов

Шамиль Каспранов: Трудности в строительном бизнесе были во все времена

Известный актюбинский застройщик рассказал о своем пути от рабочего до учредителя крупной компании

Это сейчас Шамиль Каспранов — председатель производственного кооператива «Нектар», который работает на строительном рынке Актобе уже более 23 лет. В 2008 году ему за социальную ответственность, благотворительную, активную общественную деятельность, значительный вклад в строительство и открытие дошкольной организации новой модели «Нұр-Сәт» было присвоено звание «Человек года Актюбинской области». Это на сегодняшний день ПК «Нектар» построено свыше 320 тыс. квадратных метров жилья, или 35 многоэтажек. Причем в последнее время строительство ведется гораздо интенсивнее. Но полвека назад вряд ли молодой Шамиль мог предполагать, что жизнь сложится именно так.

Квартирный вопрос

«Почему я стал строителем? В поисках квартиры я устроился на работу аппаратчиком на Актюбинский завод хромовых соединений (АЗХС, он же химзавод). Это было почти пятьдесят лет назад, в 1969 году, сразу после службы в Советской армии, то есть по большому счету никакой специальности на тот момент у меня не было», — рассказывает Шамиль Каспранов. Работал днем, учился на вечернем отделении в техникуме.

«Я проработал год. Появились семья, ребенок. А собственной квартиры не было. Мой товарищ, который работал на заводе железобетонных изделий «ЖБИ-70», сказал, что ситуация с квартирами на его предприятии гораздо лучше. Я перешел туда в цех керамзитового гравия. Простым рабочим. Потом стал мастером, инженером по новой технике. Работа нравилась, но и здесь квартирный вопрос не решался. Когда цех только запустился, на коллектив выделили 20 квартир, и все. Я в очереди стоял 86-м. Жена ждала уже второго ребенка. Нам приходилось жить в съемном жилье. Даже землянку снимали. Тогда я пошел к управляющему трестом «Актюбстрой» Алексею Мешкову, чтобы как-то решить данный вопрос. Вот тогда он мне и сделал предложение, от которого я не смог отказаться.

В середине 1970-х годов в г. Алга (41 км от Актюбинска — Ред.) на химкомбинате имени С. Кирова строился сернокислотный комплекс — это была Всесоюзная комсомольская стройка. «Какой у тебя состав семьи?» — спросил меня Алексей Алексеевич. Я ответил, что трое, еще одного ребенка ждем. Тогда он пообещал мне через месяц трехкомнатную квартиру в Алге, если я поеду на стройку. Так я и получил свою заветную квартиру. Хочу сказать, что по тем временам она была шикарная", — отмечает Шамиль Каспранов, который занимал на Алгинском химзаводе должности инженера пускового комплекса, а затем начальника бетонно-растворного узла.

Была потом работа главным механиком строительного управления «Алгазаводстрой», руководство алгинской ПМК-2115. В середине 80-х будущий бизнесмен оканчивает Алма-Атинский институт народного хозяйства по специальности «экономист». Без высшего образования руководителем стать было невозможно.

На закате советского периода

«Будучи начальником строительной организации, в Алгинском районе я построил четыре дома культуры, свинокомплексы и фельдшерско-акушерские пункты. Когда я прошел большую школу индустриального строительства, мне было легко в сельском секторе. Объемы строительства несопоставимы. На селе они гораздо меньше», — поясняет председатель производственного кооператива.

В 1989 году Шамиль Каспранов возглавил управление производственно-технологической комплектации «Агропромстрой». Говоря простым языком — снабженцев. Это то подразделение, которое снабжало все стройки области материалами, начиная от кирпича, цемента, арматуры, железобетона, ферм, балок и заканчивая гвоздями. В советское время существовали очень сильные интеграционные связи. К примеру, двухскатные фермы для комбайно-ремонтных заводов в Актюбинск поставлялись из Ташкента, стекло — из башкирского Салавата, лес — из Иркутской области (Ульканский леспромхоз), цемент из Саратова (Вольский цементный завод) и так далее. Этот опыт в дальнейшем станет очень хорошим подспорьем Шамилю Каспранову для ведения собственного строительного бизнеса в эпоху постсоциалистического реализма.

Как рассказал бизнесмен-строитель, он узнал очень много нового. Строить — это одно дело. А вот из чего строить и как организовать бесперебойные поставки материалов — это абсолютно другой коленкор. И этому нужно учиться.

Как появился «Нектар»

В 1991 году почил в бозе Советский Союз, а в 1993 году не стало треста «Агропромстрой». Шамиль Каспранов ищет новую работу. На горизонте появляется чешская компания Sineko, занимающаяся отделочными работами на актюбинском рынке.

«Я увидел, как качественно работают чешские отделочники. Тогда впервые увидел подвесные потолки, гипсокартон. В компании стал заместителем президента. Контролировал ход ведения работ. Но осознавал, что нужно заняться собственным бизнесом. Как-то раз один мой знакомый сказал: «А почему ты не хочешь заняться пчелами? Мед — очень выгодно. У меня пасека, мед девать некуда. Живем припеваючи!»

Я посмотрел его хозяйство — вагончик, в нем 60 ульев. В общем, попросил смастерить себе то же самое. Потом прицепили вагончик к КамАЗу и поехали весной в Шымкент за пчелами. Вернулись обратно. Я организовал крестьянское хозяйство «Нектар». Вагончик с ульями отогнали в село Родниковка Мартукского района Актюбинской области. За два месяца мы собрали полторы тонны меда. Но в какой-то момент понял, что это не мое. Я строитель".

Начало большой стройки

Как строительный кооператив ПК «Нектар» начал работать с 1994 года. На территории областного центра еще с советских времен оставалось много долгостроев, на которые предприниматели особо и не зарились. Правда же зачем, если можно было заработать на купле-продаже? А администрация города из-за скудности финансирования потянуть не могла недостроенные объекты.

В 11-м микрорайоне Актюбинска по программе МЖК (молодежный жилой комплекс) в 1990-х годах планировалось строительство десятиэтажного дома. Но с развалом СССР оно остановилось. Прошло несколько лет, дом стал постепенно разваливаться. Городские власти его признали аварийным и определили под снос.

«Там даже несущие конструкции стали обваливаться. Но вышло постановление, что такие объекты предприниматели могли бы брать, доводить до ума и развивать свой бизнес. Денег за это не брали. Надо было лишь написать заявление в акимат: „прошу такой-то объект отдать в доверительное управление…“ То есть ты его достраиваешь, продаешь и дальше двигаешься. Если его не осилишь, то его отдадут другому», — продолжает Шамиль Каспранов.

Это первый опыт ПК «Нектар» как частной строительной организации. Для реализации этого проекта кооператив воспользовался заемными средствами АО «Банк ЦентрКредит». В то время 1 миллион тенге были очень большими деньгами.

Затем было завершение строительства ресторана «Колизей» (в советское время там планировалось построить железнодорожную поликлинику). Но на него в тот момент у кооператива не хватило финансовых средств и сил — пришлось отказаться от объекта.

«Потихоньку встали на ноги. Собралась бригада человек 30, и мы начали работать. Купили землю в районе областной типографии. Построили дом на 45 квартир. Так стали раскручиваться», — вспоминает председатель строительного кооператива.

Трудности были и есть всегда

В прошлом году компания сдала в эксплуатацию почти 47 тыс. квадратных метров жилья, или 600 квартир. Всего же в Актобинской области из всех источников в 2017 году сдано 792 тыс. квадратных метров жилья. Это 6602 квартиры, из которых 1879 — индивидуальное жилье, то есть в многоэтажках сдано 4723 квартиры. Почти 12,8% этого рынка — доля ПК «Нектар».

«Трудности в строительном бизнесе были во все времена, есть и сейчас. В кризисные времена, конечно, они ощущались довольно остро. Не было стройматериалов в достаточном количестве. Не было большого объема строительства, так как и не было большого спроса. Ведь когда есть большие объемы, появляется некая маневренность и гибкость в бизнесе. А сейчас вроде бы особых проблем и нет, но банально не хватает земли для возведения объектов. Нам необходимо ежегодно 5 га, которых, к сожалению, у нас нет. В этом году планируется сдать в эксплуатацию строительной компанией 5 пятиэтажек, а это еще 400 квартир. Можно было бы и увеличить объемы строительства. Но сейчас приходится приобретать право аренды земельных участков на аукционах. И если аренда 3 га, на которых строятся жилые дома, стоит 76 млн тенге, понятное дело, что на себестоимость этот факт влияет не самым лучшим образом», — поясняет собеседник.

Шамиль Каспранов говорит, что конкуренция на строительном рынке довольно большая. Он видит только два пути оставаться на плаву и быть конкурентоспособным — предлагать хорошее качество и снижать себестоимость жилья за счет увеличения количества квадратных метров. На протяжении десяти лет стоимость реализации 1 кв. м компании остается неизменной (150—160 тыс. тенге), несмотря на растущие цены на стройматериалы.

«Например, ИП строит в год один дом на 45 квартир, я же — 500. Причем строительство идет как на конвейере. Первый дом готов к сдаче, на втором идут отделочные работы, на третьем завершается строительство, на четвертом заливается фундамент, под пятый роют котлован. Это заметно удешевляет строительство. И если ИП продает по 160 тыс. тенге кв. м, то я могу себе позволить и до 140 тыс. тенге снизить цену», — резюмирует Шамиль Каспранов.

Казахстан > Недвижимость, строительство > kapital.kz, 14 мая 2018 > № 2607644 Шамиль Каспранов


Россия > Нефть, газ, уголь. Транспорт > minenergo.gov.ru, 14 мая 2018 > № 2607476 Кирилл Молодцов

В интервью газете «Коммерсант» Кирилл Молодцов рассказал о мерах поддержки рынка газомоторного топлива.

Интервью Кирилла Молодцова газете "Коммерсант" о развитии рынка ГМТ.

«Сжатый газ, в отличие от дизтоплива, невозможно незаконно присвоить».

Беседовал Юрий Барсуков

Владимир Путин в середине апреля провел совещание по увеличению использования газомоторного топлива. Какие меры поддержки этого направления сейчас обсуждаются, “Ъ” рассказал заместитель главы Минэнерго Кирилл Молодцов.

— После совещания у президента министр энергетики Александр Новак сказал, что газомоторный транспорт могут допустить на выделенные полосы. Почему возникла такая идея?

— Подобные меры поддержки существуют в ряде регионов для электрического транспорта, например, в Москве электрокары могут парковаться бесплатно. В моем понимании мы недалеки от того, чтобы электрический транспорт был допущен и на выделенные полосы. Однако электрокары, конечно, вещь хорошая, но есть два момента: во-первых, в России электрические топливные элементы серийно пока не производятся для комплектации автомобилей, а во-вторых, есть вопросы по эксплуатации такого транспорта зимой. В этой связи звучала идея устанавливать в электробусах газовые обогреватели салонов. Мне кажется, это абсурд.

Определенные преимущества для газовых автомобилей могли бы стимулировать их использование, тем более что с точки зрения современных средств автоматического контроля дорожного движения идентифицировать машину на газовом топливе достаточно легко. Важно, что газа у нас много, он является первичным продуктом и не требует такой глубокой переработки, как переработка нефти в нефтепродукты. Это предполагает, что динамика цен на газ не будет такой, как на дизтопливо в последние десять лет. Расширение использования газа на транспорте важно и для газовых компаний с точки зрения дополнительного рынка сбыта, потому что, по нашим прогнозам, существенного роста на потребление газа в РФ до 2035 года не будет, в том числе из-за повышения энергоэффективности.

— Основная проблема, как ее описывают участники рынка, в том, что у нас мало газовых заправок. Предлагалось ли давать льготы владельцам АГНКС?

— Эта идея тоже прозвучала на совещании у президента. Например, было предложено в случаях, когда местные администрации собираются продавать земельные участки под строительство АЗС, отдавать землю без конкурса, если речь идет о заправке, на которой можно заправляться и газом. Наша с коллегами мечта — чтобы в каждом населенном пункте, куда подведен газ, был заправочный модуль, лучше автоматический, с помощью которого потребитель мог бы заправить свой автомобиль.

Если мы возьмем сельхозтехнику, потери мощности двигателя при использовании газа минимальные, их может даже вообще не быть при определенных настройках двигателя. И, что важно, сжатый газ, в отличие от дизельного топлива, невозможно, так сказать, незаконно присвоить. Это один из стимулов перехода на газомоторную технику, потому что тут невозможно слить топливо или продать на сторону.

— Сейчас в России наиболее развита заправка автомобилей пропан-бутаном, но власти поддерживают использование в основном компримированного, сжатого, метана. При этом мировая тенденция вообще иная — перевод транспорта на сжиженный метан (СПГ). Не считаете ли вы, что лучше было бы сконцентрировать усилия на поддержке СПГ, а не компримированного газа?

— Когда пять лет назад мы начинали развивать это направление, у нас в стране были единицы автомобилей на СПГ, при этом уже существовал определенный парк автомобилей на сжатом газе. Было бы неправильно оставить их без поддержки. СПГ хорош при бункеровке судов и для дальних грузовых перевозок, но, опять же, нужно развивать инфраструктуру и добиться того, чтобы заправки на крупных межрегиональных трассах были хотя бы каждые 250–300 км.

Сейчас «Газпром» активно обсуждает идею создания международного транспортного коридора Европа—Западный Китай, который пройдет через Санкт-Петербург, Москву, Казань, Уфу и другие города. В рамках проекта к 2030 году на российском участке должно быть построено 14 криоАЗС, а для обеспечения потребности в СПГ планируется строительство шести комплексов по сжижению природного газа.

Россия > Нефть, газ, уголь. Транспорт > minenergo.gov.ru, 14 мая 2018 > № 2607476 Кирилл Молодцов


Россия > Недвижимость, строительство > minstroyrf.ru, 14 мая 2018 > № 2606482 Андрей Чибис

Интервью замминистра Андрея Чибиса изданию "Риа Новости"

Тема умного города в последнее время выходит на передний план при обсуждении развития городской среды и даже затмевает собой некогда модную тему умного дома. В интервью РИА Недвижимость замминистра строительства и ЖКХ России Андрей Чибис рассказывает о своих самых любимых проектах городского благоустройства, отвечает на вопрос, могут ли города в стране быть умными, если у нас до сих пор не решена проблема очистных сооружений, и рассуждает о том, почему набережная в Красноярске похожа на набережную в Новосибирске и как этого избежать.

- Андрей Владимирович, что такое в понимании Минстроя России умный город? И где пересечение понятий умного города и комфортной городской среды?

— На самом деле "умный город" как проект и задача — это следующий этап работы с городской средой и развития городской инфраструктуры. Это, прежде всего, город, где удобно жить — за счет применения современных цифровых технологий и инновационных решений, начиная от правильного проектирования и градостроительных принципов и заканчивая использованием сервисов по участию людей в принятии городских решений.

Понятно, что сюда же входит и все, что связано с мониторингом происходящего и сокращением бюрократических процедур по оформлению документов. В целом же проект "Умный город" базируется на 5 ключевых принципах: ориентация на человека, технологичность городской инфраструктуры, повышение качества управления городскими ресурсами, комфортная и безопасная среда, акцент на экономической эффективности, в том числе на сервисной составляющей городской среды.

По поручению министра Михаила Меня мы создали рабочую группу "Умный город", соответствующие изменения внесены в паспорт приоритетного проекта, определен 21 пилотный город, где мы будем тестировать новый подход.

- И как понять, насколько тот или иной город "умен"?

— Мы введем перечень индикаторов умных городов, по которым будем оценивать IQ городов. И в зависимости от динамики своих показателей города и субъекты федерации будут получать больше или меньше субсидий из федерального бюджета, идущих на формирование городской среды. Подчеркну, что главное для нас — не стартовые показатели, а именно динамика, то, как городские власти работают над развитием муниципалитета. В число таких индикаторов войдет и уровень участия людей в принимаемых решениях, автоматизация базовых городских процессов, начиная от форм обратной связи и заканчивая мониторингом качества среды. Сейчас эта метрика разрабатывается, запускать мы ее будем поэтапно — надо понимать, что подобных индексов пока не существует во всем мире, мы все вместе только формулируем что такое "Умный город" и как оценивать его интеллект. Как в свое время учились мерить коэффициент интеллектуального развития человека, потом эмоциональный интеллект, так и мы сначала разработали систему оценки качества городской среды, сейчас разрабатываем критерии разумной цифровизации, а в результате будет общая картинка качества жизни в городе.

Кроме того, с мая мы запустили банк решений для умных городов, где размещаются не только сами решения, но и юридические схема их внедрения, а также инструменты финансирования. Задача этого банка — создать "интернет-магазин", где мэр города сможет под свои задачи подбирать умные решения. Сейчас в банке собран первый пул таких технологий, которые уже были внедрены на территории нашей страны. У них есть конкретные экономические эффекты от использования, контакты людей, которым можно позвонить и узнать, как та или иная технология сработала. Банк пополняется ежедневно, думаю, к осени это будет уже не стартап, а работающая платформа.

- По данным Минстроя, в России почти по всех селах до сих пор нет очистных сооружений. О каких цифровых технологиях может идти речь, если у нас люди до сих пор в туалет на улицу ходят? Мы ментально к умному городу готовы?

— Мы занимаемся и очистными сооружениями, и внедрением новых технологий.

Нельзя заниматься только латанием прорех прошлого: если сегодня не думать о будущем, то те, кто способен двигать нашу страну вперед, кто способен развивать нашу экономику, начнут искать более комфортное место для жизни, и в результате будут жить не в России, а где-то в другом месте.

Поэтому мы должны заниматься и канализацией, и умной городской средой. Нужно участвовать — и выигрывать борьбу за креативный человеческий капитал, одновременно создавая условия для комфортной жизни всех наших граждан. Одна задача не отменяет другую.

- Вы говорите, что умный город должен развиваться, исходя из знаний о людях. Откуда вы собираетесь черпать эти знания?

— Например, тема ЖКХ и цифровизации учета коммунальных ресурсов. Когда сведения о потреблении человеком воды или электричества передаются онлайн, и ты знаешь, сколько и в какой период времени человек потребляет тех или иных ресурсов, то можешь предложить ему целый набор разных тарифных планов, зависящих от его образа жизни. С другой стороны, эти данные будут источником информации о том, как живет человек и каковы его финансовые возможности, распорядок дня и потребности. Например, есть задача сделать доступной онлайн базу данных по "истории болезни" каждого дома — как дом построен и ремонтировался, с использованием каких материалов, какие были аварии и как они устранялись. Это даст ценный источник информации для обслуживающей организации, а также для самих жителей, потенциальных покупателей квартир, риелторов и так далее.

- Куда должны стекаться данные?

— Наше видение ситуации — в городах должны быть соответствующие цифровые платформы, которые обеспечивают анализ больших данных.

Что происходит сейчас? Очень часто даже предприниматели принимают решение о строительстве, например, торгового центра, исходя из знаний прошлого периода: кто-то из конкурентов построил ТЦ, и все летает. И совсем не учитывается тренд, что сама тема офлайн-торговли сужается, так как развивается интернет-торговля. В итоге мы имеем пустые здания и потраченные впустую инвестиции. Такая же история с неправильными решениями у властей по строительству социальных учреждений. Где-то строится лишний детский сад, а где-то его отчаянно не хватает.

- Большие данные должны использоваться прежде всего местными властями?

— Это первый уровень агрегации big data, затем они должны поступать на уровень региона, а потом — на уровень федерации. Для нас принципиально важно иметь возможность следить за тенденциями, которые влияют на определение государственных приоритетов. Знаете, министр Михаил Мень любит повторять фразу, все что мы не измеряем, мы не контролируем.

Начинать надо постепенно. Например, в сфере, касающейся городской агрегации, уже есть несколько удачных кейсов: "Активный гражданин" в Москве, "Добродел" в Подмосковье, платформа "Город" в Новосибирске. Наша задача — провести анализ и понять, нужно ли регулирование с точки зрения федерального законодательства, а дальше весь вопрос в утверждении протокола для обмена данными.

- Смотрите, Новосибирск или тем более Москве могут себе позволить дорогостоящую разработку приложения вроде "Активного гражданина" — для этого они обладают и денежными, и человеческими ресурсами. Но что делать меру небольшого городка меньше чем в 100 тысяч человек?

— А зачем каждому разрабатывать новые платформы? Решения тиражируются и копируются. Это как раз вопрос банка решений, чтобы удачные идеи были доступны всем умным городам России.

- Какие компании сейчас в России заинтересованы в участии в развитии "умных городов"?

— В нашей рабочей группе, которую я с полным правом называю командой, участвуют все ключевые российские компании, имеющие технологии и амбиции в этой области: "Ростелеком", Мегафон, "Росатом", МТС, "Ростех", "Роснано". Это крупные игроки, у которых есть и бэкграуд, и технические компетенции и возможности.

"Ростелеком" предлагает все, что связано с автоматизированным учетом, городским освещением, работы с дорожным трафиком, умными домофонами. У "Росатома" есть целая технологическая компания, которая обеспечивает модернизацию городской инфраструктуры в его ЗАТО. "Роснано" обладает технологиями, позволяющими модернизировать жилищный фонд и повышать его энергоэффективность. В "Ростехе" — набор производств от счетчиков до серьезных инженерных решений для городской инфраструктуры. Молодая компания "Большая Тройка" является лидером в цифровизации обращения с отходами. В Екатеринбурге есть управляющая компания "Лига ЖКХ", которая уже сейчас предлагает мобильные предложения для управления жильем своим клиентов. Это огромный рынок, огромный заказ для наших предпринимателей и промышленности. Реальное импортозамещение в действии.

- Продолжим разговор про работу с данными, но немного развернем тему. Вы планируете как-то анализировать успешность уже реализованных проектов по благоустройству в России? Как понять, что то, что сделано, не только красиво, но и эффективно?

— На этот вопрос позволит ответить индекс качества городской среды. Для этого мы скорректируем его с учетом IQ-города. Думаю, что обновленный индекс появится в июле.

- Сейчас в основном городская среда развивается за счет инвестиций государства и муниципалитетов. Скажите, а когда-нибудь эта сфера может стать объектом частных инвестиций?

— По нашим оценкам, как минимум две трети решений, предлагаемых для модернизации городского хозяйства в рамках цифровой экономики, окупается. Возьмем для примера приборы учета — те, кто вкладывается в их установку, возвращает свои инвестиции за счет дополнительных сервисов, которые может предлагать пользователям. Не окупаются впрямую финансово только вещи, связанные с электронной демократией. Но и у них есть косвенный эффект: вкладываясь в то, что нужно горожанам, ты расходуешь средства на реальные, а не придуманные чиновником потребности.

Яркий пример — у нас уже 8 концессий на благоустройство, и мы со Сбербанком и банком "Российский капитал" делаем коробочный стандарт кредитования на концессии по проектам формирования комфортной городской среды. Первой заметной концессией на общественное пространство стала набережная в Ростове-на-Дону: с 2013 года реализуется проект по благоустройству части набережной реки Дон в рамках заключенного концессионного соглашения, срок его реализации — 32 года. Общий объем инвестиций в реализацию проекта — 330 миллионов рублей. Из заброшенного пустыря вдоль реки за несколько лет набережная стала центром притяжения горожан. "Свежий" пример — в Волгограде прошлым летом было заключено концессионное соглашение в отношении парка сроком на 39 лет. Также крупные проекты с участие бизнеса есть в Ставрополе, Татарстане.

— Вы оценивали емкость рынка городской среды с точки зрения создания новых бизнесов?

— Она огромна. Это миллиарды рублей.

- Осенью вы говорили о городе Бердске, который стал для вас антипримером благоустройства. Вспомните, пожалуйста, еще пару таких примеров и приведите противоположные примеры, на которые всем нужно равняться?

— Я недавно был в командировке в Курске и был неприятно удивлен, когда мне решили похвастаться проектом благоустройства напротив администрации области. Что было сделано — заменили ели и кусты и поставили систему автоматического полива — вот и все создание комфортной городской среды.

А из хороших примеров запомнился Смоленск, тем более что он очень хорошо отображает подход к городской идентичности, который мы хотели бы поддерживать. Там есть овраг, где немцы массово расстреливали людей, постепенно от него остался небольшой клочок земли, который в 90-е годы усилиями ветеранов просто не дали бездумно застроить жильем. Это была бывшая смотровая площадка в центре города на вершине одного из холмов, которая заросла и превратилась в непонятную поляну с камнем в память о погибших в годы войны, и еще с 50-х годов на месте этой площадки обещали сделать мемориал в память о войне.

В рамках проекта формирования комфортной городской среды власти наконец решили его благоустроить и нашли очень изящное решение. Автор проекта — местный дизайнер Павел Бобовников. Совместно с содружеством молодых дизайнеров и просто неравнодушных ребят "Среда по четвергам" был разработан проект, который ориентирован больше на молодежь, на поколение, которое уже не слышало о войне от своих близких, для кого война — это больше кино и книги. Рядом с мемориалом установили металлические композиции с мощными прожекторами света, которые в темное время суток создают архитектурную доминанту, которую видно со всей противоположной части города. Ржавым металлолом, угловатой и агрессивной пластикой авторы хотели показать, что война — это худшее, что может случиться с людьми, это боль, это горе, это не красиво, это уродливо… Идея в том, чтобы дать это почувствовать, а значит и понять. А выходя из зоны конструкций на смотровую площадку, откуда открывается вид на мирный город, особенно ощущаешь ценность и хрупкость этого покоя.

Очень интересный и душевный проект, небольшой по деньгам, но очень запоминающийся. Думаю, все дело в том, что его авторы — местные жители, любящие свой родной город.

Если честно, в последнее время меня немного пугает массовое копирование проектов благоустройства набережных или бульваров а-ля Москва, а такой тренд, увы, заметен. Да, если сравнивать, что было и что стало, видишь заметное улучшение. Но напрягает то, что малые формы, освещение, плитка — все похоже. И набережная в Новосибирске сливается с набережной в Красноярске.

- И что делать? Как заставить города делать разные проекты?

— Заставить никого нельзя. Мы должны стимулировать привлекать местных молодых специалистов. Нельзя постоянно уповать на урбанистов из Москвы. Нужно поддерживать свои таланты. Например, в Рязани проект по приведению в порядок сквера имени Владимира Федоровича Уткина разрабатывали 3-курсники местного вуза, и они сумели сохранить индивидуальность места.

Сквер назван так в честь выдающегося российского ученого, который принимал участие в создании современных ракет-носителей и космических летательных аппаратов, поэтому основная тематика проекта — космос. Именно поэтому проект сквера направлен на популяризацию науки и космизма, а также сохранение памяти о земляках. Проектным предложением территория парка подразделяется на три зоны: детская зона, прогулочная и познавательно-информационная, но все они выдержаны в едином "космическом" духе. Например, в детской зоне парка располагается скульптурная группа "Белка и стрелка": горки, батуты, веревочные городки, песочницы, скамьи и зеленые насаждения.

Наша главная цель — развивать компетенции внизу, на местах. Именно поэтому, кстати, не может быть никаких стандартов городской среды для всей России — могут быть только рекомендации и методики, в идеале еще и анализ практики. Все, что касается городской среды — это вопрос идентичности населенных пунктов, более того, даже формирования новой идентичности.

- Но ведь не в каждой области есть свой архитектурный ВУЗ…

— Трудовая миграция — это неплохо. Главное, чтобы был кадровый резерв молодых архитекторов, представляющих не только "столичный взгляд". Мы сейчас запускаем по аналогии с "Лидерами России" формирование такого пула специалистов, которых мы сначала будем учить новым подходам в развитии городской среды, а потом предлагать их кандидатуры регионам, где есть потребность в подобной компетенции. Тем более что недавно назначенные губернаторы уже не один раз обращались к нам с вопросом, где искать толковых архитекторов. Важно дать возможность талантливым специалистам заявить о себе.

- Зимой-весной состоялось рейтинговое голосование по проектам городского благоустройства в целой серии регионов России. Насколько успешным вы считаете этот опыт? Будет ли новое рейтинговое голосование?

— Да, подобный выход в офлайн за получением обратной связи показался нам крайне интересным. Пришли и проголосовали за то, какие места необходимо приводить в порядок в их родном городе, 18 миллионов человек. И что важно: на 60% позиция горожан была другой в сравнении с тем, что предлагали муниципальные власти, так что, безусловно, надо и дальше узнавать мнение горожан по вопросам городского развития.

Рейтинговые голосования нам бы хотелось сделать регулярными, сейчас мы рассматриваем возможность использования онлайн-платформ. Но и трафик избирателей также не хотелось бы терять, так что мы подумаем, как законодательно регламентировать совмещение рейтинговых голосований по городской среде с единым днем голосования по другим вопросам, например, выборами глав городов или муниципальных депутатов.

Россия > Недвижимость, строительство > minstroyrf.ru, 14 мая 2018 > № 2606482 Андрей Чибис


Россия > Госбюджет, налоги, цены > gazeta.ru, 14 мая 2018 > № 2605266 Георгий Бовт

Работа по старости

Георгий Бовт о страстях по повышению пенсионного возраста

Вот повысят у нас возраст выхода на пенсию – и будем мы работать «до одра». Чтобы не обременять государство своими пенсионными притязаниями. Так многие воспринимают грядущую пенсионную реформу, мне кажется. Хотя есть такие, которым на пенсии скучно, занять себя нечем, да и не на что особо. Не воспринимается у нас это время как «возраст счастья», — ассоциируется с собесом, очередями в поликлинике и скудостью существования, когда донашиваешь то, что купил на зарплату. Квази-жизнь на квази-пособие. Никаких тебе бодрых туристических делегаций в заморские страны, «как у них» (еще в жизни не видел ни одной туристической группы, к примеру, американцев, средний возраст которой не был бы далеко за 50). Хотя и наша пенсионная жизнь не стоит на месте: все больше появляется бодрых и отнюдь не бедствующих «пенсов». Держатся «джоггингом», ЗОЖ, востребованностью по уходу за внуками, упрямством наконец. Есть и те, кто и сам перед пенсией стал «молодым отцом».

Власти долго подбирались к «настоящей пенсионной реформе», и наконец костлявая рука американских санкций заставляет пойти на меру, которая считается непопулярной, — повысить пенсионный возраст. А то все играли в «накопительную» да «страховую», «обеспечьте себе достойную старость», НПФ всякие. На сознательность упирали: мол, требуйте у работодателя белой зарплаты, и будет вам на старости лет счастье. Потом, конечно, одумались, бюрократическое нутро взяло свое. Шибко умных, успевших повестись на всякие россказни про добровольные отчисления, банально кинули. Как, впрочем, кидали всегда – с облигациями государственных займов, с советскими сгинувшими вкладами, обещаниями дать каждой семье отдельную квартиру и т.д.

От намерения повысить пенсионный возраст долго отнекивались и отрицали, но теперь можно. Реформу, наверное, назовут «медведевской». Раз уж у него вылетела крылатая фраза «денег нет, но вы держитесь», то ему поручено и продолжать в том же духе. Электорально, как говорится, не жалко.

А вот я, например, не вижу в повышении возраста выхода на пенсию ничего плохого. И, объективно говоря, тому же Медведеву снова выпала честь приводить нас в соответствие с современностью.

Не вижу — по двум причинам. Первая: если не хочешь совместить свой «возраст дожития» с убогим существованием на условные 15 тыс. рублей (и это еще не так плохо) и попрошайничеством у детей, то работать все равно придется. Если не легально, то «в серую». Средняя пенсия в России сейчас — это жалкие полтора прожиточных минимума, примерно 34% средней зарплаты (по стандартам Международной организации труда надо 40%, их нам обещали давно, но пока обещание куда-то закатилось), при этом в реальном выражении она еще не восстановилась до уровня 2014 года. Вторая: выход на пенсию точно в оговоренный законом срок – это часто вынужденный вариант: или с работы, по сути, выталкивают, или она обрыдла, а достойной замены нет (очень многие стараются не нанимать людей предпенсионного или тем более пенсионного возраста), или здоровье не позволяет. Впрочем, знаю я людей, которые «вышли на пенсию» лет в 40 или чуть позже. И не потому, что военные или артисты балета, а потому что в 90-х оказались в нужное время в нужном месте. Там еще и их внукам останется. Повезло пацанам.

Наши власти считают, что у нас люди в массе своей не хотят работать дольше. Хотя на самом деле отношение к этому может быть гораздо сложнее и не вписывается в примитивное представление о русских как о лентяях по природе, которым только и дай возможность сесть на шею государству-кормильцу, чтобы пить его бюджетную кровь.

Например, недавно РИА распространило результаты опроса, согласно которому больше половины (53%) работающих россиян выступили за сохранение нынешнего пенсионного возраста, а еще 35% хотели бы его снизить в среднем до 54 лет у мужчин и 50 лет у женщин. За повышение, даже ради благого дела «улучшения состояния экономики России» выступили 6% работников. Я бы к числу последних присоединился, но со скептической оговоркой начет того, что это вряд ли сильно улучшит состояние экономики. Улучшит, но не кардинально, потому что не ранний выход на пенсию ей мешает в первую очередь. Я бы также выразил солидарность с теми 35%, которые хотели бы отдыхать начать пораньше, — было бы на что, как говорится.

Может, в душе многие люди вообще хотели начинать свою жизнь как раз с «пенсии». Пока молод и полон сил, хочется путешествовать, веселиться, но надо на постылую работу. И вот, погуляв свое, затем можно и отработать нагулянное.

Жалко, что жизнь устроена по-другому. Да еще работники не только смертны, как говаривал один булгаковский персонаж, но смертны внезапно. Не рассчитать.

Впрочем, другие опросы противоречат вышеприведенному. Например, по данным «Левада-центра» (хотя этот опрос проводился два года назад, но не думаю, что с тех пор кардинально что-то изменилось), желание пройти переподготовку ради сохранения (!) работы выразили 62% лиц предпенсионного возраста и 46% лиц — пенсионного. Ради получения новой работы переподготовку по новой специальности готовы пройти 35%. Это, как минимум, говорит о том, что почти две трети людей готовы работать на пенсии. И работали бы, если бы государство: а) озаботилось бы тем, чтобы возрастных людей не подвергали дискриминации и соблюдали бы Кодекс о труде, а также в этой части Конституцию; б) не вело бы себя как мелкий жлоб, гонясь за сиюминутной фискальной выручкой; в) не меняло бы постоянно правила игры в пенсионном деле, чем подорвало доверие к себе в этом вопросе окончательно.

Например, что касается части «б». Как только государство отказалось индексировать пенсию работающим пенсионерам, так их число сразу резко сократилось. С возгласом «ах вы так?! – Ну тогда мы эдак!», они в большей своей части, полагаю, перешли в «теневую экономику». Как говорится, ну что, бухгалтера, сэкономили?

То же самое касается части «в»: многие не хотят светиться перед государством в своей пенсионной трудовой активности, отвечая тем самым на условия оформления себе пенсии, которые они сочли несправедливыми. Имею многочисленные примеры среди своих возрастных знакомых, которые, оформляя пенсию, были немало и неприятно удивлены, что все их белые высокие зарплаты, большой стаж и прочие «бонусы», которые, по уверениям чиновников, сулили им «достойную старость», вылились в оформление стандартных и более чем скромных по величине пенсий примерное одного и того же размера с теми, у кого этих «ништяков» отродясь не было. Ответом на такое плутовство – лозунг «Ни копейки ворам-бюрократам!», под которым живет большая часть населения страны вообще.

Разумеется, на этом фоне бардак со статистикой числа работающих пенсионеров – неудивителен. По данным Росстата, например, общее число пенсионеров в прошлом году составило 42 млн человек, включая инвалидов (2,26 млн), пенсионеров по старости (35,5 млн), силовиков и прочих «досрочников» (3,2 млн) и т.д. Официально вроде бы работало в прошлом году 15 млн человек. С другой стороны, в отчете Счетной палаты за 2016 сказано, что после того, как с 1 января 2016 года отказались от индексирования пенсии работающим пенсионерам, их число (число работающих, то есть) сократилось до 9,6 млн человек. Получается, что в 2017 году сразу 6 млн «пенсионеров», простив государству его жлобский порыв, снова вышли на работу? Странная статистика. Иные данные у Пенсионного фонда: на середину 2016 года он давал 10 миллионов работающих пенсионеров, на 1 июля 2017 года – 9,5 миллиона работающих пенсионеров. Итого 22% от всех пенсионеров — работают. По другим данным выходит вроде как треть.

В принципе, все эти странности со статистикой можно в ходе проведения «медведевской пенсионной реформы» обнулить и вообще отказаться платить пенсии тем, кто работает, одновременно повысив и пенсионный возраст. До новых выборов еще далеко, так что, думаю, и не такое возможно. И никаких особых протестов, полагаю, по этому поводу не будет. Скажут – работать еще пять лет, и станут работать еще пять лет. А что делать, мы ж опять в кольце врагов.

К тому же весь так называемый международный опыт, на который у нас любят ссылаться в той части, где и когда это удобно, как раз — за повышение пенсионного возраста.

Нынешний возраст (60 лет для мужчин и 55 лет для женщин) был установлен еще при Сталине в 1928 году, когда средняя продолжительность жизни было раза в полтора ниже. Впрочем, продолжительность жизни, рост которой у нас обычно увязывают с «назревшей необходимостью» (и дальше будут давить на эту же аргументацию) повысить пенсионный возраст, на самом деле к нему имеет мало отношения. Имеет отношение так называемый возраст дожития – сколько человек живет после выхода на пенсию, получая ее от государства.

Лишь в нескольких странах выход на пенсию и мужчин и женщин аналогичен нашему: в Венесуэле, Вьетнаме, Узбекистане и Иране. Еще в Китае, но там пока пенсионная система не охватила все население страны. Есть лишь одна чудная страна Шри-Ланка, где все начинают отдыхать раньше — с 55 лет. Самый высокий возраст – 68 лет – в Нидерландах. В подавляющем большинстве стран либо возраст выхода на пенсию един для мужчин и женщин, примерно 62-65 лет, либо на два-пять лет выше для мужчин, в районе тех же примерно 63-65 лет.

Благодаря относительно низкому возрасту выхода на пенсию, в России возраст дожития – далеко не самый низкий. Он составляет для мужчин после 60 лет почти 16 лет, а для женщин после 55 лет – 25,6 года. Если же взять среднюю продолжительность жизни (то есть учитывать тех, кто умер до 60 лет), то получится, что мужчины живут после пенсии всего 6 лет. А это не так.

Вообще сейчас в ходе так называемого обсуждения пенсионной реформы (так называемого – потому что все решения будут принимать, исходя из представлений начальства, а не на основе общественной дискуссии) будет много всякой пропагандисткой шелухи, особенно про то, что никак иначе «достойной старости нашим старикам» не обеспечить, кроме как повысив возраст выхода на заслуженный отдых. Учитывая дыру в бюджете Пенсионного фонда и полный провал пока что всяких накопительных планов (как цинично и простодушно выразилась одна из чиновниц, это потому, что наши пенсионеры не умеют копить на старость), повышение возраста выхода на пенсию станет лишь «латанием дыр». Само по себе экономику это не перезапустит, тем более в условиях сохранения санкционного давления. Зато для многих это станет толчком к тому, чтобы бодриться, крепиться и работать дольше. Притом при наличии самооправдания: это мы не сами захотели, это нас заставило государство. Так комфортнее многим почему-то.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > gazeta.ru, 14 мая 2018 > № 2605266 Георгий Бовт


Россия > Госбюджет, налоги, цены > mirnov.ru, 14 мая 2018 > № 2605200 Никита Исаев

НА ГОСЗАКУПКАХ ЧИНОВНИКИ НАВАРИЛИ БОЛЕЕ 100 МИЛЛИАРДОВ

Объем нарушений при госзакупках в прошлом году более чем в два раза превысил прежний показатель, объявила Счетная палата РФ. Но это лишь верхняя часть айсберга.

Рост числа выявленных нарушений объясняется в первую очередь тем, что увеличилось количеством самих проверок. Во-вторых, наконец сформирована методическая база по проведению аудита в закупках. И, в третьих, данные Единой информационной системы (официальный портал с данными госзакупок) стали более доступны.

В 2017 году в открытой части системы были размещены закупки в общей сложности на 7,1 трлн руб. Это на 11% выше, чем год назад. Контрольно-счетные органы регионов за прошлый год выявили более 34 тыс. нарушений в сфере закупок на общую сумму более 35 млрд рублей.

Вот, что об этом думает лидер движения «Новая Россия», директор Института актуальной экономики Никита Исаев:

- Рост объемов выявленных Счетной палатой нарушений в рамках госзакупок до 104,6 млрд рублей - это действительно, скорее всего, результат повышения качества проверок. Однако эти 104,6 млрд рублей - только верхушка айсберга. Основная проблема в том, что законы, регулирующие госзакупки, крайне запутанные и дырявые, то есть позволяющие профессионалам заключать фиктивные контракты или подбирать нужного исполнителя без формального нарушения закона.

Во исполнение закона о госзакупках сейчас действуют 202 нормативно-правовых акта, которые иногда противоречат друг другу или могут быть неоднозначно истолкованы. Для того чтобы избежать нарушений, каждое бюджетное предприятие должно иметь штат сотрудников высокой квалификации, занимающихся закупками. Это просто невозможно!

Финансирование тех же школ, например, не предусматривает раздувания бюрократического аппарата. А рядовые сотрудники бюджетных учреждений часто не обладают достаточной компетентностью.

Если в 2016 году Минэкономразвития насчитывало 3500 «иных способов» (то есть способов добиться желаемого чиновниками результата) заключить контракт с единственным поставщиком, то в начале 2017-го их было уже 4300, а к середине года набралось 4780! По оценкам Минфина, только 5,8% закупок осуществляются в соответствии с гражданским законодательством.

А описание товара или услуг, которые необходимо приобрести, - отдельная история. Даже суды не имеют единого мнения: некоторые считают, что описание должно быть максимально подробным, а другие - что оно не должно ограничивать круг поставщиков (а как честному подрядчику участвовать в конкурсе, где мало что понятно?).

Так что в реальности объем выявленных Счетной палатой нарушений можно смело умножать на пять. Просто доказать факт нарушения сейчас почти невозможно.

Андрей Князев

Россия > Госбюджет, налоги, цены > mirnov.ru, 14 мая 2018 > № 2605200 Никита Исаев


Россия > Госбюджет, налоги, цены > carnegie.ru, 14 мая 2018 > № 2605087 Александр Баунов

Эксперимент Кудрина. Как управлять экономическим ростом из Счетной палаты

Александр Баунов

Новый майский указ опирается на экономическую часть стратегии Кудрина, но игнорирует ее политическую часть. Россия снова ставит на себе эксперимент, строя независимый от капиталистического Запада рынок. Алексей Кудрин, как и множество других профессионалов, хорошо знающих мировую экономику людей, согласился участвовать в этом эксперименте в надежде либо на его успех, либо на его трансформацию по ходу проведения

Назначение Кудрина премьером в глазах людей умственного труда стало чем-то вроде мессианской легенды. Царство приблизится, когда Алексея Кудрина сделают премьер-министром, он проведет реформы, а там уж и лев возляжет с кем не ждали, и мертвые восстанут.

Мессианская легенда не допускает множественного финала: если, как показали в «Последнем искушении» Казандзакис и Скорсезе, помазанник остается дома с семьей, то он уже не мессия. Поэтому, когда финал не тот, верующие оскорблены.

Тем более речь идет об эсхатологических ожиданиях в их минималистской версии: эсхатологическая программа-максимум состоит в установлении в России современного либерального правления по европейскому образцу, но если не это, так хотя бы премьера-реформатора. А тут вместо входа в Иерусалим назначают мытарем при кесаре (иные и вовсе скажут при Ироде). Однако ж крест на то и крест, что непрестижен, да и осел – не конь.

Есть логика ожиданий интеллектуального сообщества, а есть аппаратная логика действующих лиц. В ней место для Кудрина, в последние семь лет главы либерального патриотического исследовательского учреждения и советника президета, подыскивается с трудом. Во-первых, премьер, случись что, – президент. А ничто не говорит, что Путин видит в Алексее Кудрине будущего президента, который при внезапном образовании августейшего вакуума сплотит элиту и упасет родину. Зато Медведев там уже был.

Остаются два других желанных поста, соответствующие высокой общественной оценке, – первого вице-премьера в правительстве или помощника президента по экономике в администрации. Но первый заблокирован премьерством Медведева (конфликт 2011 года бросил бы тень на совместную работу даже сейчас), второй – тем, что действующий помощник по экономике Андрей Белоусов не покидает своей должности, не переходит в правительство (тем же премьером или чрезвычайным и полномочным вице-), как об этом думали, а предпочитает оставаться где работает.

Можно было бы открыть еще одну вакансию помощника, но тогда в администрации толпились бы целых трое системных, не нравится слово «либералов», пусть будет прагматиков-тяжеловесов с экономическим бэкграундом. Кудрину было бы тяжело тесниться между Белоусовым и первым замом руководителя администрации президента Сергеем Кириенко (который тоже не покинул администрацию после выборов, хотя и об этом говорили).

Путину, если он хотел вернуть Кудрина из think-tank на государственную работу, так или иначе пришлось бы думать о посте не в правительстве и не в администрации, а Центробанк занят успешной Набиуллиной. Ну что там у нас еще? Есть формально независимая от правительства Счетная палата, во главе которой были чиновники нестыдно высокого уровня – бывший премьер и бывший министр и помощник президента.

Правда, вместо Медведева тут придется взаимодействовать с непростым партнером, председателем Думы Вячеславом Володиным: Счетная палата по закону орган парламентского контроля. Но он хоть инициативный, а все-таки прагматик: сначала изумил граждан и коллег во власти антисанкционным законом, покрасовавшись на командной высоте главного борца с западными санкциями, а потом переписал его, убрав почти все раздражители, вроде запрета на импорт лекарств, и отдав соответствующие полномочия правительству, которые у него и так были. Теперь запускает новый – об уголовной ответственности за соблюдение западных санкций в России.

Амбициозному Володину даже лестно будет получить в союзники (да еще и формально подотчетные) тяжеловеса Кудрина. Вместе они смогут развернуть такой парламентский контроль за правительством и госкорпорациями, что топор можно будет вешать. С другой стороны, есть надежда, что Кудрин направит стремление Володина контролировать и влиять в более конструктивное русло.

Человек и кабинет

Государственный аппарат у нас обычно дорога с билетом в один конец: дверь выхода, как на особо охраняемых объектах, работает в одну сторону. Это в США чиновники ходят туда-сюда между правительством, think-tank и компаниями, а у нас, за исключением некоторых госкорпораций, он закрытая система. Попав в него, можно бесконечно перемещаться с должности на должность, покинув, практически невозможно вернуться, тем более сразу на высокий пост. Можно рассматривать должность главы Счетной палаты как промежуточную ступень: проверку после возвращения перед повышением, а можно как последнюю, предпенсионную. Повернуться может и так, и этак.

Назначения у нас делаются не в парламентской политической логике (сильнее тот, за кем больше избирателей и больше лоббистских денег, он и претендует на более высокий пост), а в придворной: говоришь, что хочешь служить на благо России, вот и служи. Отказ от предложенной должности по причине бóльших амбиций кандидата или более высокой общественной оценки его возможностей воспринимается как свидетельство того, что кандидат хотел работать не на родину, а на себя, и, как правило, закрывает карьерно-политические перспективы. В этом смысле выбор Кудрина между премьерством и предложенной работой иллюзорен.

Похожие мессианские ожидания были когда-то связаны у сходной части общества (с поправкой на поколение и условия) с Григорием Явлинским, который в качестве автора программы «500 дней» должен был стать не меньше чем премьером, а потому отказался от предложенных после поражения «Яблока» на выборах более скромных аппаратных постов, как до этого от предложения Примакова стать вице-премьером. (Сопредседатель «Яблока» Владимир Лукин, напротив, принял пост омбудсмена.) Трудно сказать, что было бы с Явлинским на министерских должностях, но и нынешняя его карьера тоже вряд ли находится вровень с давними ожиданиями.

Согласившись на должность ниже ожидаемой, Кудрин растрачивает общественный вес, но приобретает аппаратный. Никакие неформальные связи, никакое имя в стране, управляемой бюрократией, не заменят начальственного кабинета, служебной машины с соответствующим номером, телефонов-вертушек и десяти тысяч курьеров. Одновременно остается верным и наблюдение, что в странах с плохо развитой политической системой человек – тоже институт, иначе говоря, красит место. Алексей Кудрин – несомненно человек-институт, раз сумел продержаться высоко в новостях и в общественном мнении семь долгих лет, не имея вообще никакого кабинета. Можно предположить, что с кабинетом его институциональное значение пожалуй что и возрастет.

Стратегия и указ

На всех этажах власти понимают, что спрос на борьбу с коррупцией в государственном аппарате существует, Алексей Навальный нашел правильную тему. Алексей Кудрин частично удовлетворит этот спрос у интеллигентной публики (менее интеллигентной хочется, чтобы с коррупцией у нас боролся как минимум Александр Лукашенко, а лучше сразу товарищ Сталин).

Появление еще одного прагматика/либерала еще на одной начальственной должности (рядом с Эльвирой Набиуллиной, министром экономического развития Максимом Орешкиным и министром финансов Антоном Силуановым) не только укрепляет соответствующую партию, но и придает борьбе за чистоту государственных расходов менее силовой оттенок: можно арестами, а можно финансовым контролем, за которым, уж если что, последуют и аресты.

Предложенный Алексею Кудрину пост все-таки хоть как-то коррелирует с его стратегией, которая частично стала основой майского указа Путина и, соответственно, программой нового шестилетнего срока. В правительстве Кудрин ее бы исполнял, в администрации за нее бы спрашивал, а тут будет осуществлять аудит исполнения. По закону о Счетной палате ее главной задачей является «организация и осуществление контроля за целевым и эффективным использованием средств федерального бюджета».

Многочисленные идеи, показатели и цели «Стратегии» попали в невоенную часть послания Путина Федеральному собранию, а потом в новый майский указ президента, будучи включенными в документы, которые готовили к новому президентскому сроку министр Орешкин, помощник президента Белоусов, правительственные ведомства. Для этого «Стратегия» и писалась. Что-то по дороге пропадало на ухабах, что-то прибавлялось (например, новые налоги). Есть также пункты, которых нет в послании и указе, но о которых открыто говорят как о повестке нового срока – например, заведомо непопулярная пенсионная реформа. Ясно, что и «рост уровня пенсионного обеспечения», и увеличение продолжительности активной жизни граждан России будут сопровождаться повышением пенсионного возраста, как это и предложено в «Стратегии».

Главное, указ Путина и программа Кудрина предполагают бюджетный маневр – дополнительное финансирование производительных отраслей – социальных, инфраструктуры, несырьевого производства – за счет в том числе перемещения денег из непроизводительных, например силовых. Объемы маневра значительно меньше, чем планировали авторы «Стратегии», но все равно это сумма порядка 8 трлн рублей.

Предлагали маневр, вот пусть теперь и смотрят, чтобы при переносе ничего не пропало, осуществляют финансовый контроль. Тем более что в социальных и прочих производительных отраслях – медицине, образовании и на производстве – можно потратить огромные средства без пользы, чему полно примеров от СССР до Мексики.

Алексей Кудрин известен как бывший противник больших государственных трат и сторонник государственных сбережений: значит, будет контролировать придирчиво. Он и тратить согласился лишь после того, как ЦБ поборол инфляцию, которая при своих прежних значениях от больших государственных инвестиций разогналась бы так, что съела бы значительную часть вложенных денег. А при 4% инфляции можно попробовать потратить много. Кроме того, большая часть поставленных в указе критериев позволяет отчитываться о выполнении при помощи манипуляций с отчетностью, вот пусть и смотрит, чтоб не манипулировали.

Экономика минус политика

Проблема нового майского указа не только в некоторой его рыхлости (слишком много приоритетов – 12 на шесть лет) и иерархической нестройности (большие цели и показатели соседствуют с малыми, которые могли бы появиться в отраслевых министерских документах), но и в том, что – по сравнению со стратегией Кудрина – из него исчезла вся внешне- и внутриполитическая часть. В указе ничего не говорится про преобразование судов, улучшение правовой системы, предпринимательского климата, ничего нет про административную и управленческую реформу. Он написан по принципу «занимайтесь экономикой, а политикой займусь я».

Правда, в указе присутствуют целевые экономические показатели, в том числе модернизационные. Например, 16 раз говорится об экспорте – серьезном увеличении экспорта несырьевых и высокотехнологичных товаров, продукции малого и среднего бизнеса, медицинских и образовательных услуг и так далее. Но нет главного, посредством чего их можно достичь. Ничего не сказано о том, откуда возьмутся такие суды, такие правовые гарантии собственности, такое администрирование, чтобы предприниматели хотели основывать и развивать свой бизнес в России, оставлять здесь свою прибыль и свои семьи, безбоязненно показывать доходы, и такая международная обстановка, при которой они не могут в любую минуту стать предметом иностранных внеэкономических ограничений. А раз так, и макроэкономический рост, и экспорт, и цифровую экономику, и новую медицину предполагается, видимо, поднимать централизованно, административными мерами и за счет государства.

Возможно, что-то о праве, судах и собственности появится позже в отдельных документах или просто изменится практика (нет же в указе ни слова о пенсионной реформе, про которую все знают, что она будет), но вот строительства новых политических институтов и новой внешней политики не просматривается.

Классическая триада реформ для посткоммунистической страны состоит из качественного (несырьевого) экономического роста, демократизации и сближения с Западом. Эту формулу предвосхитил Михаил Горбачев в своих ускорении, гласности и новом мышлении. Примерно из тех же трех частей стратегии Кудрина в качестве программы правительства оставлена одна – первая. России предлагается расти экономически и социально, не раскрепощаясь политически и не сближаясь. В отличие от первого срока в четвертый нам предлагается мягкий вариант китайского пути.

Эту триаду Россия уже осуществляла в 90-е годы и даже в начале 2000-х, мало чем тогда отличаясь от других восточноевропейских стран, чей стратегической целью было движение в сторону Запада (сделаться похожими, чтобы стать его частью). Теперь у России такой стратегической цели нет. Но и цели специально отдалиться и построить альтернативное общество, как это было во времена СССР, тоже нет.

Россия снова ставит на себе эксперимент, только теперь не по отрицанию, а по умножению сущностей, строя независимый от капиталистического Запада рынок. Вопрос в том, возможно ли умножить Запад без его на то согласия. Алексей Кудрин, как и множество других профессионалов, хорошо знающих мировую экономику людей, согласился участвовать в этом эксперименте в надежде либо на его успех, либо на его трансформацию по ходу проведения.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > carnegie.ru, 14 мая 2018 > № 2605087 Александр Баунов


Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 14 мая 2018 > № 2604855 Роман Бессмертный

Украина рискует стать отправной точкой конца человечества

Владимир Сонюк, Обозреватель, Украина

Украинский политик и экс-переговорщик от Украины по урегулированию конфликта с Россией на Донбассе Роман Бессмертный прямо критикует как власть, так и оппозицию. Впрочем, общее настроение разговора с OBOZREVATEL.UA о глобальных вызовах, стоящих перед нашей страной, вышло скорее оптимистичным. Главным основанием для этого оптимизма Бессмертного является его короткая констатация: «народ мудрый».

Российская агрессия и социальный конфликт

«Обозреватель»: Война с Россией, последние несколько лет немного приглушенная, идет уже даже дольше, чем советско-германская война 1941-1945 годов. Где, на ваш взгляд, конец этой войны? Когда наконец будет деоккупирован Крым и Донбасс?

Роман Бессмертный: При сохранении нынешней правовой оценки ситуации война будет продолжаться бесконечно. Причиной этой «бесконечности» есть ошибки, допущенные руководством государства в начале войны, которые повели общество абсолютно ошибочной дорогой. Уже тогда было понятно, что при достижении годового барьера эта война перерастет в зарабатывание денег. Процесс бизнеса на войне делает ее бесконечной.

— Каков же рецепт завершения войны?

— Первое, что мы должны сделать — это выполнить Закон Украины «Об обороне» и Закон Украины «О правовом режиме военного положения». Это откроет глаза и обществу, и власти на ситуацию, в которой мы находимся. И даст возможность выйти на понимание того, что эта война состоит из нескольких компонентов, которые требуют решения.

В первую очередь, война на Донбассе — это российская агрессия. Поставки оружия, военное руководство, инструктаж, наемники из России. Во-вторых — это социальный конфликт. Потому что это конфликт нищеты с олигархатом. Страна 27 лет вкачивала в Донбасс по 18 миллиардов долларов ежегодно, а эти деньги попадали в две или в три пазухи.

Далее — это конфликт центра и провинции. Который, кстати, вы сегодня можете увидеть на примере любого региона Украины: Харьков — Киев, Львов — Киев и тому подобное. Почему происходят «походы» на Киев? Днепропетровский поход на Киев был. Донецкий поход на Киев был. Сейчас винницкий поход в действии. Знаете, какой следующий поход будет? Львовский. Все на поверхности. Как только вырастает региональная элита и с ней не считаются, начинается конфликт. И его надо решать.

Следующее — это континентальный конфликт. Если вы посмотрите на карту, созданную английским специалистом по геополитике Джоном Маккиндером, восточная граница Украины совпадает с цивилизационной границей между европейской и азиатской цивилизациями. Как говорили Киссинджер, Збигнев Бжезинский и Тимоти Снайдер, Украина или станет коромыслом и мостом, или канавой, оврагом между двумя цивилизациями.

Наконец, вспомните, с чего в российских СМИ начиналась эта война. Там были в изобилии фразы: «На Донбассе воюют русские и американцы». Это означает, что конфликт носит глобальный характер. В мировых дискуссиях он часто превалирует над событиями вокруг Ирана, Израиля и даже Сирии, где уже полмиллиона человек погибло. Почему? Потому что Украина — это точка, в которой сосредоточены все основные мировые конфликты современности. Отсюда или пойдет решение мировых проблем, и ситуация в мире станет стабильной, или эта точка станет началом конца человечества.

И это еще один аргумент в пользу «вечности» этой войны. Потому что на ней и деньги зарабатывают, и решают политические, континентальные и геополитические проблемы. Для разрешения конфликта на востоке Украины необходим разговор о безопасности в Европе, на Евразийском континенте и в мире в целом.

Кроме того, необходима честная, откровенная дискуссия о том, что такое Украина как государство. Украина как государство не может развиваться дальше в рамках ныне действующей Конституции, которая уже исчерпала себя. Не случайно существуют конфликты по линии центр — регион, проблемы с местным самоуправлением, кричащая диспропорция в доходах населения. Все это накаляет температуру в государстве до невозможности и любую ситуацию превращает в бунт, в социальный взрыв.

— Простите, а какая же тогда роль России в конфликте на востоке Украины?

— В условиях существования проблем, о которых я сказал, Россия как страна, которая построена на имперском сознании сверху донизу, не могла не воспользоваться случаем. И она воспользовалась им в момент, когда ситуация на Украине достигла максимального напряжения. Путин использовал ситуацию на Украине для того, чтобы реализовать свои имперские амбиции, которые четко легли в настроения российского общества. К моменту аннексии Крыма его рейтинг был 72%, а после аннексии — 86%.

Донбасс — это точка напряжения, которая была спровоцирована Россией для того, чтобы не столько реализовать план кремлевского руководства по «Новороссии», сколько поставить рубеж по Крыму и дальше установить систему торгов: Крым — Донбасс. Это было совершенно четко видно в начале минского диалога. Даже на «нормандской четверке» позиция российской стороны была такова: мы готовы говорить о Донбассе, но Крым вы уж не трогайте. Вопрос, мол, закрыт.

У нас — противоположная позиция. Однако следует понимать, что Россия, которая является нашим соседом, никуда не исчезнет, нам придется с ней сосуществовать. Это значит, что мы обречены искать форму сосуществования — «cohabitation», как говорят французы. Потому что так Господь распорядился, что у нас рядом усадьбы.

— Так что же нам договориться надо с Россией, чтобы она отсюда ушла? Взамен на что?

— Для того, чтобы решить вопрос войны в Донбассе, нам надо: а) проводить реформы внутри страны; б) воевать; в) осуществлять достаточно активную внешнюю политику, г) вести переговоры с Российской Федерацией, потому что без такого диалога мы не сможем выйти из этой войны.

— Силовой метод «взять и отвоевать» вы исключаете?

— На сегодняшний день, исходя из ситуации, которая складывается, я не допускаю возможности использования силового метода для возвращения Донбасса и Крыма как территории Украины.

— Почему?

— Потому что это приведет к развертыванию конфликта до масштаба всей Украины. Далее этот конфликт перерастет в континентальный и глобальный. Украина, это, повторюсь, точка, откуда начнется или стабилизация в мире, или континентальная, а затем и глобальная война.

— То есть все-таки остаются дипломатические методы? А в дипломатических методах надо в чем-то уступить, когда договариваешься, не так ли?

— Переговорный процесс — это не процесс сдачи территории, населения и т. д. Основой диалога — двустороннего или многостороннего, надо сделать человека. Представление о том, что такое государство и что такое границы между государствами за последние несколько сотен лет существенно изменились. Особенно большие изменения произошли в последнее время — с приходом информационных технологий. В связи с этим я бы предлагал акцент ставить на права человека, а не на границы, территории и т. д.

Для нас крайне важно, чтобы граждане Украины, которые сегодня находятся в адских условиях на оккупированных Донбассе и Крыму, могли максимально реализовывать свои гражданские права. По вопросу возврата территории, то я бы говорил о постепенном выходе Украины на границу в районе Донбасса. В вопросе возвращения Крыма временные рамки еще более растянуты. И здесь в основу процесса я бы ставил права крымско-татарского народа, который оказался под угрозой уничтожения.

— Как же нам заставить оккупантов уважать права наших граждан на оккупированных ими территориях? Разве что миротворцев туда завести?

— С 1946 года в мире было принято более 100 международных конвенций, регулирующих правила ведения войны, статус гражданского населения и статус военных на территории, где ведутся военные действия. В связи с тем, что Украиной в течение четырех лет оккупированная территория не была признана территорией, где ведется война, эти конвенции не действуют. Поэтому, обратите внимание, военнопленных мы называем незаконно удерживаемыми.

А между тем, и Украина, и Россия присоединились к этим конвенциям. Назвав упомянутые события войной, мы бы включили эти конвенции в силу. Вы спросите, что бы это изменило в поведении русских? Посмотрите фильм, который называется «Война хартий». О том, как нацисты обращались с американскими военнопленными, и как с советскими, и у вас откроются глаза. Потому что эти конвенции — это право претензии к стране, которая является агрессором.

На сегодняшний день мы судимся с Россией в условиях правовой непонятности, стараясь найти разного рода лазейки. В то же время, объявив военное положение, мы бы показали угрозу в действиях России не только по отношению к Украине, но и ко всему миру. Три года прошло, пока на Западе начали эту угрозу понимать. Или вы думаете, что они там с первого дня правильно осознавали все, что происходит?

Донбасс — сначала. Потом — Крым

— Вы упомянули о возможных хронологических рамках возвращения оккупированных территорий. Какими могут быть эти рамки?

— Хронологические рамки будут зависеть от операционных инструментов. Реинтеграция потребует и дипломатических, и экономических, и финансовых, и милитаристских усилий. Я категорически против применения силы, но эта компонента тоже должна быть наготове. И украинская армия, и миротворцы. В процессе реинтеграции мы должны различать граждан, которые просто находились в условиях оккупации, и граждан, совершивших государственную измену, которые совершали преступления против человечности.

Разумеется, по Крыму и по Донбассу ситуация будет развиваться по разным сценариям, с различными инструментами, с разным временным измерением. На первом месте должны быть вопросы безопасности компоненты. Это выход за пределы «горячей фазы». Это выполнение протоколов Минских переговоров. В рамках Минской контактной группы было подписано несколько юридически сильных документов. Это протоколы о разведении тяжелого оружия, среднего, легкого и о разминировании. Эти протоколы были завизированы, подписаны обеими сторонами, имеют соответствующие временные рамки, механизмы реализации и т. д. На сегодняшний день они не выполнены. Вот шаг, который надо делать, чтобы выйти за пределы «горячей» фазы.

Следующие этапы потребуют принятия переходного законодательства. Я бы рекомендовал украинскому парламенту принять хотя бы концепцию реинтеграции, условно говоря, концептуальные основы безопасной реинтеграции Донбасса и отдельно Крыма — на 10 лет, где расписать пошаговые действия. И самое важное в этом процессе — это коммуникация с населением. На первую позицию нужно поставить человека. Потом думать о границах, территории, районах и т. д. Обо всем этом мы будем говорить позже, когда восстановим коммуникацию с человеком, и он почувствует заботу о себе со стороны украинского государства.

— Вы можете представить ситуацию, при которой Россия по-хорошему согласится уйти с Донбасса и Крыма? Я, например, не могу.

— А мог ли я когда-то, при советской власти, представить, что когда мне исполнится 28 лет, я стану народным депутатом Украины и поеду в Конгресс США? После того как США с СССР 40 лет воевали во Вьетнаме, Афганистане, Камбодже, в Египте, Корее и так далее? Когда я наблюдаю за дискуссиями горячих молодых людей, которым хочется проявить свои эмоции, сказать врагу, что ты подлец, что тебя надо разорвать на куски, я их понимаю. Я понимаю их внутренний мир. Я терял на войне близких друзей, родственников, я знаю, что это такое. Но до тех пор, пока мы не осознаем два человеческих понятия — покаяние и прощение — мы не сможем выйти из этой войны.

— То есть нам, украинцам, надо в чем-то каяться на этой войне?!

— Нам, украинцам, надо простить, а тот, кто должен каяться, пусть покается.

Отравления Скрипаля и убийство Гонгадзе: автор тот же?

— Мир до сих пор под впечатлением от химической атаки в Англии, когда был отравлен бывший двойной агент Скрипаль, десятки стран, включая нашу, откровенно сказали, что виноваты российские спецслужбы и выслали российских дипломатов. Но, если говорить об Украине, то наверное, надо признать, что для нас это не новость — акции российских спецслужб на нашей суверенной территории с убийствами или попытками убийств. И не только за эти четыре года войны. Например, в 2000 году был убит журналист Георгий Гонгадзе. С самого начала шепотом все признавали, что это — дело рук российских спецслужб по личному приказу Путина. И вслух — никто об этом ни слова не сказал. Сейчас уже об этом можно говорить?

— Если мы уж так углубились в ретроспективу, то я рекомендую всем воспоминания известного сотрудника советских спецслужб Павла Судоплатова. Там в деталях описано, как отрабатывали план убийства Коновальца и других представителей украинского националистического движения. Традиционно в истории российских спецслужб использовалось несколько вещей. Первое — это отравление, второе — это автомобильные катастрофы. Например, для меня не секрет, кто убил первого секретаря белорусского республиканского руководства партии Петра Машерова.

Точно так же, как очевидно и понятно, что произошло с Вячеславом Черноволом. Я знаю, что КГБ занималось ликвидацией противников политического режима таким вот способом. Современные российские спецслужбы — аналогично.

Меня очень интересует несколько историй в новейшей истории Украины, которые пока остаются неразгаданными. Убийство Георгия Гонгадзе. Отравление Виктора Ющенко. Убийство Павла Шеремета. Убийство Дениса Вороненкова. Ну и, конечно, гибель Вячеслава Черновола. «Почерк» везде похож. И меня не покидает мысль, что отсутствие ответа на вопрос «кто?» — уже сам по себе «прописывает» эти преступления по соответствующему адресу. Но надо работать над доказательствами. Голословно обвинять я не хотел бы, хотя метод компаративизма явно указывает, откуда ветер дует.

О шансах Тимошенко и не только

— Поговорим о внутриполитических делах. На носу уже президентские выборы. Недавно третий президент Виктор Ющенко сказал, что он не видит достойного кандидата. А вы видите такого?

— У нации с населением 42 миллиона может быть много достойных претендентов.

— Да, но нам нужен человек, который не хуже, а еще лучше, чем действующий президент, который сможет решить проблемы войны и мира, а также справиться с экономикой, с проблемами коррупции. Есть у нас такие?

— Кандидатов хватит. В данном случае проблема не в личности. Мне, как человеку, который работал с тремя украинскими президентами, к тому же с двумя — близко, уже давно стало ясно, что проблема не столько в физическом лице, сколько в институциональных механизмах, действующих на Украине.

Украинское общество в очередной раз реализует свою волю, кого-то выберет. Но важно выбрать не просто человека, а человека, который несет в себе определенную новаторскую систему, некий новый смысл нового государства. Тогда можно говорить о надежде, что Украина выйдет из войны, начнется процесс реинтеграции и реформирования. Вот, мне кажется, о чем надо в данном случае говорить. А физическое лицо — ну, господи, нас 42 миллиона и не выбрать, не иметь среди кого выбрать?!

— Уже известен список кандидатов, которые более или менее имеют шансы.

— Если вы посмотрите на этот список, то там фамилия самого рейтингового кандидата звучит, как «другой». Потому наибольший рейтинг там у того, у кого 8% поддержки, а за «другого» — все 22%. Вот и весь ответ на вопрос.

— Вы думаете, может победить тот, кого мы еще совсем не знаем?

— За месяц до регистрации кандидатов в президенты во Франции фамилию Эммануэля Макрона даже в опросные листы не ставили, а Петр Порошенко даже в сентябре 2013 года не рассматривался в качестве кандидата, несмотря на то, что еще в 2010 году, находясь в Минске, я сказал, что следующим президентом будет Петр Порошенко. Причем, я сказал тогда, что он еще и сам об этом не знает, но будет кандидатом и победителем на следующих выборах.

— Говорят, что люди, которые держат «нос по ветру», уже делают ставки, и совсем не на новых, а на некоторых «старых». Например, нам всем знакомую Юлию Тимошенко. Как вы оцениваете ее перспективы?

— Я вас уверяю, что никто из «бывших» на этот раз не будет избран. Народ мудр.

— Хочется надеяться, что «новые» будут не в стиле Лещенко или Мустафы…

— Под словом «новые» в данном случае не следует понимать «зеленые».

Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 14 мая 2018 > № 2604855 Роман Бессмертный


Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > bankir.ru, 14 мая 2018 > № 2604821 Александр Сергиенко

Александр Сергиенко, «Иннодата»: «Наша задача – научить банк пользоваться мнением социальных сетей»

Александр Сергиенко, исполнительный директор компании «Иннодата»

Беседовала: Елена Гостева, редактор Банки.Ру

О том, как важно сегодня знать любому банку, что о нем думают клиенты – и что они пишут о банке в социальных сетях, как эту информацию мониторить и делать на ее основе аналитику, информационному порталу Bankir.Ru рассказал исполнительный директор компании «Иннодата» Александр Сергиенко.

— Расскажите, чем занимается компания «Иннодата» и как она может помочь банку разобраться с настроениями его клиентов, используя их публикации в социальных сетях?

— Один из ключевых продуктов, который был создан нашей компанией буквально с нуля руками наших разработчиков – это система мониторинга и анализа контента социальных сетей. Эта система создана и работает для помощи банкам, которые общаются с большим количеством клиентов. Это и те банки, которые работают с физическими лицами, то есть розничные кредитные организации. Это и те банки, которые обслуживают юридических лиц - в том случае, если банк ведет счета индивидуальных предпринимателей, счета малого и среднего бизнеса. То есть, это практически все банки в нашей стране. Потому что любые банки соприкасаются с большим количеством клиентов, которые пишут отзывы о деятельности кредитной организации в социальных сетях. И пишут клиенты этих отзывов много. А для банка с большим количеством клиентов мнение о его сервисе является порой ключевым для определения, правильно ли сформулирована стратегия, которую он выбрал. Отзывы клиентов нужны для понимания качества продуктов, для осознания, как дальше работать со своей клиентской аудиторией.

— Почему вы занялись мониторингом отзывов клиентов именно в социальных сетях? Ведь клиенты пишут отзывы о сервисе банка в очень многих местах. Например, на банковских форумах.

— Еще до того, как социальные сети плотно вошли в нашу жизнь, мониторингом мнения клиентов о банке занималось много разных отделов внутри самой организации. В банках всегда были, да и сейчас есть маркетологи, которые проводили опросы качества сервиса среди пользователей. Есть PR-службы, которые занимаются пиаром банка в различных СМИ. Сегодня рынок в целом сильно изменился. В век прорывных технологий социальные сети играют все более важную роль. Службы поддержки и оценки сервиса банка, безусловно, остаются, но инструменты их работы становятся немножко другими. Фактически социальные сети заменяют сейчас многие инструменты, которые раньше были необходимы кредитной организации для оценки отношения к ней. Раньше банку приходилось искать своего клиента, приходилось за ним бегать, спрашивать его мнение, собирать отзывы.

— Банки до сих пор это делают: звонят, пишут письма, опрашивают, назойливо что-то предлагают…

— Безусловно, и сейчас банки так же бегают за клиентом и спрашивают его мнение. Но сейчас появился такой полигон для изучения этого мнения как социальные сети. И если банк выстроит работу в социальной сети с клиентом правильно, то в его распоряжении окажется отличный инструмент для получения качественного фидбека от своего пользователя. Кроме того, банк будет иметь верное понимание того, как к нему относится клиент. Наша система создана и направлена на то, чтобы помогать банку – не заменять какие-то важные процессы внутри самого банка, а именно помогать – PR-службе, маркетинговой службе, департаменту контроля качества.

— Как устроена ваша система?

— В системе есть несколько разных модулей. Один из них направлен именно на работу с PR-службой. И создан этот модуль для того, чтобы выявлять информационные поводы. Например, банк затеял вывод нового продукта на рынок, ему предстоит какая-то серьезная сделка, которая имеет отношение к этому банку. Это фактура, о которой банк внутри своей структуры уведомлен заранее. Например, банк запустил на каком-то телевизионном канале рекламную кампанию своего нового продукта. Люди сразу же начинают обсуждать в социальных сетях эту рекламу: «Вот молодцы!» или «Какие плохие условия предложили!». Соответственно, ответственные департаменты банка смогут сразу увидеть реакцию зрителей - пользователей социальных сетей на этот повод. С нашей помощью сотрудники банка поймут, где можно заранее отследить эту реакцию. И, с помощью нашей системы, проанализировать эффект от появления информационного повода: положительный, негативный, нейтральный. Смогут проследить, кто из пользователей, что и какими терминами пишет хорошего или плохого о сервисе. Кто особенно негативен, а кто и испытывает восторг – бывает и так! А ведь бывают случаи, когда событие в банке происходит неожиданно, реагировать приходится мгновенно. И здесь своевременное получение обратной связи от клиентов через социальные сети приходится как нельзя кстати, потому что от репутации напрямую зависит финансовое благополучие кредитной организации.

— Как не вспомнить, когда в конце июля прошлого года сразу два резервных кабеля дата-центра крупного банка были перебиты ковшом экскаватора на Садовом кольце…

— Да, самое неожиданное для банка – это когда происходит серьезный технический сбой. И все в социальных сетях – и пользователи этого банка, и просто прохожие - сразу начинают обсуждать этот случай. В какой тональности? Кто-то начинает ругаться на сервисные и технические службы, кто-то относится с пониманием. Но моментально люди проводят оценку в социальных сетях, как на это событие реагирует банк. То есть, предупредил ли банк своих клиентов путем звонка или сообщения. Оценивают, что клиентам говорят в кол-центре. Фактически для руководителя банка сразу становится ясна картина того, что о банке и его работе в экстренной ситуации пишут люди.

У нас был кейс в другой компании, не в банке, с которой мы тоже работаем на основе нашей системы. В кризисной ситуации генеральный директор компании узнал о происшествии раньше, чем о нем узнали его подчиненные на местах. Он им звонил и спрашивал: «Что у вас там произошло? Почему люди возмущены?». А подчиненные отвечали: «Что вы! У нас все нормально!». То есть по системам, по отчетам, которые дают сотрудники на месте, у компании все идет хорошо. Хотя на самом деле люди в социальных сетях уже начали активно писать о том, что произошли очень серьезные проблемы, и компании уже пора бы на эти проблемы начать реагировать.

Соответственно, наша система делает тоже своего рода PR, она заточена на выявление информационных поводов, на выявление реакции клиентов на неожиданные события.

— Для чего банку нужно мониторить реакцию, если события уже произошли, и все, что банк может сделать – это починить поломку, устранить причину сбоя, и просто извиниться?

— Для того, чтобы реакция на события была правильная и контролируемая. Наша система может помочь банку выявить - какие площадки и как реагируют на событие. Бывает, этот негатив распространяют не живые клиенты, а специально заранее созданные аккаунты, которые и сделаны для того, чтобы негативно реагировать на все, что происходит в компании. Нелишним бывает знать заранее, кто будоражит основные людские массы. Это знание тоже помогать правильно реагировать на негативные события в кредитной организации.

В нашей системе есть важный модуль - customer care, который позволяет как раз правильно работать с клиентом.

— Что меняет ваша система для банка в работе с обращениями клиентов?

— Как раньше было принято работать с клиентом по его обращениям, по жалобам клиента? Раньше было вполне нормальным, что человек должен написать письменное заявление. Он должен был написать претензию просто потому, что нужно четко изложить свое мнение о проблеме, обозначить ее, структурно прописать претензию. А вот дальше эту жалобу рассматривала компания. Сейчас, в век цифровых технологий, все компании перешли на электронный прием этих обращений. Достаточно было оставить заявку на сайте, на каком-то профильном форуме. Но все равно нужно было сделать какое-то действие на удаленной площадке. Человек должен был найти этот сайт, зайти на него, зарегистрироваться, оставить какое-то заявление, ждать потом какого-то ответа. Иногда – ждать долго.

— Что изменилось?

— Сейчас люди перешли на следующий этап. Они уже не хотят куда-то заходить, на какие-то форумы, они хотят просто по своей странице в социальной сети разместить жалобу о том, что, например, «меня обслужили плохо в отделении». И люди сегодня ждут, что банк уже должен найти этого клиента, сотрудник банка в соцсети должен сам узнать о его проблеме, фактически создать обращение клиента к банку сам. Потом сам его отработать, и вернуться к клиенту либо просто с информацией, какие меры приняты, а еще лучше - с компенсацией. Это уже зависит от случая и тяжести события, от важности клиента для этого банка. Но уже свершившийся факт, что люди ждут мгновенной реакции на их посты в социальных сетях. Более того, сейчас, когда человеку что-то не нравится, он первым делом именно свое мнение о банке выкладывает в социальных сетях в виде поста.

— Почему?

— Да потому, что человек хочет, чтобы его друзья услышали о его проблеме, о минусах банка, и сделали соответствующие выводы. Единственно правильное решение для любой компании, в том числе для банков - научиться правильно реагировать на такие негативные сообщения. Жалоба на самом деле должна уже восприниматься если не как подарок, то как возможность улучшить сервис.

— И опять же вопрос – как в этом банку помогает ваша система?

— Наша система позволяет оперативно выявлять такие сообщения. Причем мы покрываем, условно говоря, 95% плюс всех сообщений во всех популярных социальных сетях, и позволяем с минимальной задержкой на время не более минуты, то есть сразу, реагировать на негативное сообщение. Система позволяет это делать, даже если человек не написал прямого обращения к бренду банка, то есть не поставив «собачку» и хештег компании. Клиент просто хотел пожаловаться, излить свой негатив. И если он просто упомянул компанию, это все равно позволяет нам такие отзывы показывать сотрудникам банка. А уже дальше сотрудники с этим обращением могут работать правильным образом, то есть, подгружая всю информацию: кто написал, сколько у этого человека подписчиков, насколько популярен этот человек в сети. То есть автоматически мы находим его в клиентской базе компании, и сотрудник банка увидит не просто историю человека в социальных сетях, но и историю его взаимоотношений с кредитной организацией. Таким образом, сотрудники банка поймут, насколько это ценный клиент, есть ли у него какие-то продукты банка, сколько их, давно ли он клиент этого банка - и так далее.

Таким образом, получая всю картину данных о клиенте, сотрудники PR-службы, маркетинга, SMM, которые работают уже непосредственно с клиентами в социальных сетях, могут сами создать обращение клиента и передать его во внутренние службы банка для разбора. Либо могут связаться с клиентом, оперативно дать ему какую-то обратную связь: «Мы приняли ваше обращение, в ближайшее время рассмотрим». Как показывает практика, это производит очень серьезное положительное впечатление на клиентов, когда на любое недовольство банк проявляет проактивную позицию, сразу же выходит на связь и показывает, насколько ценен каждый клиент для этого банка.

— Люди в основном пишут о своем негативном опыте общения с банком. Вы не боитесь, что ваша система будет собирать только негатив? Ведь на позитивные отзывы у людей просто нет времени, а, зачастую, и желания.

— Мы смотрим, какое количество о банке сообщений вообще собрано. Там, в принципе, собирается и позитив, и негатив. Зачастую компания тратит огромные деньги на тайных покупателей, на какие-то проверки себя людьми извне компании. А в соцсети клиент говорит непосредственно о проблеме. Никаких тайных закупок проводить не нужно. Все тут уже на месте, все есть.

— Ваша система может работать не в целом с общим массивом данных мнений о банке, а с каким-то конкретным продуктом?

— Наша система умеет собирать любые упоминания про отдельные продукты. Причем мы видим как упоминания конкретного банка, так и можем настраивать какие-то упоминания и о продуктах. Например, если какой-то банк раздает кредиты по программе военной ипотеки, то можно собрать отношение людей вообще к такому термину, как «военная ипотека», и все, что с этим термином в умах людских связано. Чтобы понять, правильно ли люди понимают этот термин и не надо ли продукт переименовать.

— Работаете ли вы с обращениями клиентов, попавших в тяжелую жизненную ситуацию?

— Бывают такие сообщения, когда человек попал в тяжелую ситуацию, ему срочно нужна помощь. Такие сообщения надо поднимать вверх, чтобы специалисты банка реагировали на них сразу. А бывают сообщения, где человек просто жалуется на тяжелую долю, и это обращение надо рассматривать в порядке соответствующей очереди.

Дальше система, собрав всю эту информацию, обработав ее, распределив по категориям, либо отдает весь массив на какой-то ручной разбор сотрудникам, которые работают с сообщениями, либо, например, может автоматически отправлять в бэк-систему уже на обработку этих обращений.

— Будет ли у вас специально обученный робот реагировать на жалобы клиентов? Это сейчас так модно!

— В ближайшее время мы выпустим на рынок нашей системы дополнительную функциональность – это некий встроенный чат-бот, который будет помогать отвечать на какие-то элементарные вопросы и решать банальные проблемы. Например, пишет клиент какую-то конкретную жалобу, но системе не хватает о нем – или о его проблеме - какой-то информации. Например, ФИО или название офиса банка. И вот система может автоматически запросить у человека в «личку»: «Не могли бы вы уточнить номер договора? И мы бы вам тогда оперативно ответили». Плюс бот будет подсказывать, рекомендовать те или иные вопросы, которые еще нужно задать оператору.

— Хорошо. Вы мне сказали, условно говоря, каким банкам вы и ваша система были бы уже нужны. Но не могу не спросить - вы уже что-то сделали по предложению своего продукта банкам, есть какой-то отзыв от них? В каком направлении вы двигаетесь? Банки заинтересованы в этом продукте?

— Да. Мы сейчас стараемся активно продвигать нашу систему на банковском рынке. У нас есть несколько договоренностей о пилотных проектах. Мы их уже делаем.

— Пилоты рассчитаны, на какой срок выхода на рынок? Когда вы сможете об этом рассказать?

— Думаю, обкатка произойдет в ближайшие два-три месяца. К осени, условно говоря.

— В чем вы видите свои преимущества и отличие от конкурентов?

— В том, что зачастую текущие игроки на рынке, которые работают по таким системам, предлагают SaaS-решения, то есть «сервис как услуга». Действительно, многим банкам этого достаточно, и хватает для того, чтобы начать работать в социальных сетях. Но у нас уже есть успешный опыт для того, чтобы объединить ту информацию, которую мы собираем о клиентах, с клиентами банка. Для того, чтобы интегрировать сбор данных из социальных сетей с процессом работы с обращениями, который выстроен в банке. Или же выстроить его, если он еще не выстроен. И это, на самом деле, очень важный момент, потому что зачастую – и мы в некоторых компаниях с этим сталкиваемся – есть работа с социальными сетями, этим занимается один департамент, а есть работа с обращениями, этим занимается другой департамент. И когда человек пишет ответ в социальные сети или на e-mail – это разные люди пишут ответ разным клиентам банка. Поэтому специалисты банка не могут зачастую прийти к общему знаменателю и ответить человеку на одни и те же вопросы. Поэтому мы считаем, что именно наш продукт очень важно интегрировать в инфраструктуру банка. У нас есть опыт, и мы как раз так и позиционируем свой продукт. Он интегрируется с абсолютно разными решениями, будь то самописные системы внутренних разработчиков банка, или какие-то готовые продукты enterprise, CRM Siebel, Microsoft, SAP. У нас есть опыт координации с различными решениями. Поэтому, наверное, наш плюс именно в том, что мы предлагаем не абстрагировать работу с социальными сетями в отдельную службу, а встраивать социальные сети в стандартные процессы банка. Тогда-то будет как раз тот эффект, о котором мы говорим.

— Помогает ли ваша система прогнозировать заранее предпочтения клиентов?

— Мы сейчас также прорабатываем новый модуль, посвященный маркетинговым исследованиям в банках. Этот модуль программы, кроме непосредственно отслеживания того, что происходит в самой компании, позволит проводить вместо, допустим, существующих маркетинговых опросов анализ рынка на понимание, какие части продуктов у конкурентов больше симпатичны клиентам. Или же, наоборот, менее нравятся. И сравнивать их. На примере кейса с авиаотраслью, если мы говорим про авиаперелеты и берем рейс «Москва — Лондон», то сравниваем разные авиакомпании между собой. Соответственно, если мы летаем одними авиалиниями, то по ряду параметров пассажирам что-то больше нравится, что-то меньше. Нам здесь больше нравится питание, здесь лучше кресла, здесь лучше энтертейнмент. Соответственно, и в банковской отрасли примерно так же можно сравнивать части продуктов. Например, если мы говорим о кредите наличными, а это достаточно универсальный продукт, то отличия в предложениях все-таки есть. Поэтому мы можем отслеживать: где-то заемщик может получить более крупную сумму, где-то банк берет меньший процент за выдачу кредита, а где-то проще погашать задолженность. И, исходя из полученной информации, выстраивать свою стратегию.

Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > bankir.ru, 14 мая 2018 > № 2604821 Александр Сергиенко


Россия > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > forbes.ru, 14 мая 2018 > № 2604760 Александр Дюков

«Не могу простить людям безответственность и безразличие», — Александр Дюков в интервью Forbes

Ирина Мокроусова Forbes Staff, Николай Усков Forbes Staff

Генеральный директор «Газпром нефти» Александр Дюков поговорил с Forbes об управлении, цифровых технологиях в нефтедобыче и судьбе российского футбола

Руководитель «Газпром нефти» Александр Дюков F 191 входит сразу в два рейтинга Forbes — «200 богатейших бизнесменов России» и «20 директоров-капиталистов». В обоих случаях это стало возможным благодаря миноритарному пакету акций «Сибура F 14», который Дюков приобрел по программе мотивации менеджмента нефтехимического холдинга. Он возглавлял «Сибур» чуть более трех лет, но именно его наряду с нынешним руководителем Дмитрием Коновым F 194 называют архитектором успеха «Сибура»: компания, которая в 2000-е едва сводила концы с концами, теперь стоит более $13 млрд.

Оставаясь в совете директоров «Сибура», Дюков уже без малого 12 лет руководит «Газпром нефтью». За это время производственные показатели компании выросли в два раза, EBITDA — более чем в три. Дюков гордится тем, что «Газпром нефть» больше не региональная компания, и мечтает превратить ее в пример эффективности и технологичности для всей отрасли. Откуда такие амбиции?

«Газпром нефть» заняла третье место по нефтедобыче в 2017 году, обогнав «Сургутнефтегаз». Была ли у вас такая задача?

Наша стратегическая цель — выйти на объем добычи 100 млн т в год к 2020 году. И мы к ней уверенно приближаемся. Задачи обогнать «Сургутнефтегаз» у нас не было. О том, что вышли на третье место в стране по объемам добычи, вообще узнали от журналистов. Хотя, не буду скрывать, это стало приятной новостью.

А какие цели вам ставили в 2006 году, когда вы пришли?

В «Газпроме» в 2006 году как раз была принята стратегия нефтяного бизнеса группы «Газпром». Она скорее задавала основные направления развития: рост добычи, в том числе за счет разработки запасов, прежде всего нефтяных оторочек, которые находились на балансе «Газпрома», увеличение объемов и глубины переработки нефти, развитие сбытовой сети. Позже, в 2008 году, была принята стратегия развития «Газпром нефти» до 2020 года, которая содержала в том числе количественные цели. Это и существенное увеличение ресурсной базы более чем до 2 млрд т, и высокие темпы роста добычи с выходом на те самые 100 млн т нефтяного эквивалента в год, и рост объемов переработки в России до 40 млн т, а также 100%-ная реализация нефтепродуктов через премиальные каналы продаж.

Что представляла собой компания в 2006 году?

На тот момент прошел примерно год, как «Газпром» купил «Сибнефть». Это было удачное приобретение: средняя по размеру, но достаточно эффективная компания, с запасами, добычей, с НПЗ в Омске и 50%-ной долей в «Славнефть-ЯНОСе», с собственными нефтебазами и сбытовой сетью, правда небольшой и работающей под разными брендами. Главной проблемой компании на тот момент было начавшееся по объективным причинам падение добычи. Рост был только на Приобке, которую незадолго до этого ввели в эксплуатацию. Остальные месторождения находились на третьей или четвертой стадии разработки, когда пик добычи уже пройден.

Государственный акционер пришел в частную компанию... Это все же совсем другая корпоративная культура.

Когда я пришел в «Газпром нефть», в корпоративном центре из команды Романа Абрамовича F 11 почти никого не осталось. Они ушли и унесли с собой свою корпоративную культуру. Дочерние же общества были достаточно сильно обособлены, жили преимущественно в ярко выраженной культуре принадлежности. Но в принадлежности не к компании, а к своему предприятию или даже скорее к одной из групп работников внутри этого предприятия — со своими правилами, неписаными законами, традициями по принципу «мы так делали всегда». Интересы всей компании были не в приоритете. А корпоративный центр воспринимался зачастую настороженно, если не враждебно. Читалось при общении между строк: «У вас, конечно, власть. Но что вы знаете о наших заботах». Это было прежде всего наследием советского времени. И с такой проблемой на самом деле столкнулись многие крупные российские компании.

Как вы меняли эту культуру?

Революций устраивать не стали, изменения происходили эволюционно. Амбициозные цели, которые мы ставили, вынуждали все подразделения корпоративного центра и дочерние общества активнее взаимодействовать между собой. Мы несколько изменили нашу операционную модель, перешли на линейно-функциональную модель управления, начали более широко использовать принципы проектного управления, в том числе гибкие, так называемые agile-подходы к управлению, проводили активное горизонтальное ротирование сотрудников. Сотрудники начали себя видеть в периметре всей компании, понимать перспективы роста и ротации, профессионального развития. Было и прямое продвижение новых ценностей, новой корпоративной культуры — культуры правил и успеха. Сейчас мы уже движемся по спирали культур к культуре согласия и творчества.

То есть на базе «Сибнефти» была создана новая компания?

Думаю, да. Кардинально изменился масштаб и география бизнеса. Сегодня «Газпром нефть» можно назвать по-настоящему крупной компанией, которая по объемам добычи жидких углеводородов (нефти и конденсата) входит в мировой топ-10 публичных нефтяных компаний. С 2006 года мы в два раза увеличили не только добычу, но и объем наших запасов, в два с половиной раза увеличили объем нефтепереработки. Появились новые направления бизнеса, например, бункеровка в морских портах, заправка воздушных судов в аэропортах. За это время мы реализовали несколько уникальных по своей сложности и масштабу проектов, запустив добычу на шельфе Арктики, на полуострове Ямал, на Гыдане, в Ираке. Соответственно, это потребовало совсем другого уровня технологического оснащения, чем 10 лет назад. И если в начале 2000-х годов «Сибнефть» была интересна западным компаниям прежде всего как держатель запасов или поставщик нефти на нефтеперерабатывающие заводы Европы, то сегодня наши коллеги из ведущих международных компаний воспринимают «Газпром нефть» как равноценного партнера, с которым можно идти в очень амбициозные проекты. Это уже совсем другой уровень диалога.

Каковы ваши следующие цели?

Мы и после 2020 года намерены наращивать добычу темпами выше средних по рынку, чтобы закрепиться в мировом топ-10. Но все же будем стремиться делать еще больший акцент на качественные изменения, на максимизацию рентабельности используемого капитала и прибыли на каждый добытый нами баррель. Мы хотим стать мировым отраслевым бенчмарком, эталоном по эффективности, безопасности, технологическому оснащению.

У «Газпром нефти» уже сформировался имидж компании, которая увлекается технологиями, в том числе цифровыми.

Увлекается? У нас к этому очень серьезное отношение. Почему-то в массовом сознании нефтяной бизнес уже давно воспринимается как очень традиционный, где технологии не меняются десятилетиями. Но вообще-то современная нефтянка — это инновационная и наукоемкая отрасль, в которой ежегодно происходят серьезные технологические изменения. Повторюсь, для «Газпром нефти» постоянный рост технологического развития является одним из ключевых приоритетов. И это не самоцель, а средство для решения конкретных бизнес-задач, для укрепления конкурентоспособности. Та же Мессояха — самое северное нефтяное месторождение в России.

Традиционный подход к разработке Мессояхской группы месторождений принес бы нам огромные убытки. И только применение новых технологических решений позволило ввести в эксплуатацию эти месторождения и добывать нефть не только с вполне приемлемой для себя рентабельностью, но и с большими отчислениями в бюджет. При цене $50 за баррель за все время эксплуатации этого месторождения бюджет получит более 1 трлн рублей.

Что конкретно меняют цифровые технологии в вашем бизнесе?

Они помогают на каждом этапе производственного процесса дополнительно повышать эффективность. Цифровая трансформация компании, которую мы начали какое-то время назад, пронизывает всю цепочку создания стоимости — от поиска новых запасов до эксплуатации месторождений, от переработки до реализации нефтепродуктов. Цифровые технологии не изменят суть нефтяного бизнеса, но позволят быстрее, эффективнее и дешевле принимать и исполнять решения.

Сейчас у всех на слуху блокчейн, искусственный интеллект… В нефтянке им есть реальное, не ради моды, применение?

Мы хайп точно не ловим, находим только реально эффективное применение этим технологиям в нашем бизнесе. Блокчейн можно использовать в закупках, в системах коммерческого учета нефти и нефтепродуктов по количеству и качеству, недавно мы также протестировали эту технологию в логистике — при управлении цепочкой поставок оборудования на нашу арктическую станцию «Приразломная». Что касается искусственного интеллекта, то он уже помогает нам принимать более качественные решения и делать это быстро при разработке месторождений, при управлении НПЗ, сбытовой сетью.

Что в целом ожидает нефтяную отрасль, есть прогнозы?

Что будет со спросом и предложением, какими будут цены на нефть в среднесрочной и долгосрочной перспективе, не знает по большому счету никто. С уверенностью, на мой взгляд, можно сказать только о том, что нефть будет востребована и через 10, и через 20, и через 30 лет, кто бы что ни говорил. При этом конкуренция будет обостряться, в том числе межтопливная. Поэтому на нефтяном рынке важно стремиться к тому, чтобы стать еще более эффективным, безопасным, иметь высокий уровень технологической оснащенности, гибкий портфель активов, быстро принимать решения и оставаться финансово устойчивым.

При какой минимальной цене на нефть вы можете работать?

При цене $15 за баррель мы продолжим добычу нефти даже на нашем Приразломном месторождении в Арктике. Мы можем выдержать очень низкие цены.

То есть недавнее падение цен на нефть не стало для вас шоком?

За время моей работы в компании мы пережили два периода очень низких цен: это 2008–2009 и 2014–2015 годы. Оба «Газпром нефть» прошла безболезненно. У нас большой запас прочности. Конечно, вносились корректировки в нашу инвестиционную программу, но я бы не назвал их существенными.

Правильно ли, что мы присоединились к соглашению ОПЕК?

Да. Без участия России вероятность заключения соглашения была бы значительно ниже. В среднесрочной и долгосрочной перспективе балансировка рынка выгодна всем — и производителям, и потребителям. И, конечно, сделка очень важна для бюджета нашей страны.

Вы чувствуете угрозу со стороны сланцевой нефти?

Я бы сказал, что сланцевая нефть или ее аналоги — это скорее не угроза, а возможность для российской нефтяной отрасли. Та же Баженовская свита способна дать дополнительно миллиарды тонн извлекаемых запасов и, по сути, начать второй этап освоения Западной Сибири. Наша задача сейчас — подобрать правильный ключ к этим нетрадиционным запасам.

Как идут поиски ключа, особенно в условиях санкций?

«Газпром нефть» начала тестирование технологий по разработке Баженовской свиты еще в 2013 году. Сегодня создан полностью российский комплекс технологий — мы провели его успешные испытания еще в 2016 году. Сейчас мы занимаемся, что называется, доводкой этих технологий. Основные работы идут на Пальяновской площади Красноленинского месторождения, где развернут полноценный испытательный полигон. В рамках проекта мы активно сотрудничаем с МГУ, РГУ, МФТИ, Сколтехом, с российскими поставщиками оборудования. Мы заинтересованы также в участии других нефтяных компаний, некоторые из них уже включились в совместную работу. У нас заключено более 15 соглашений о намерениях по сотрудничеству в рамках проекта. Мы считаем разработку Бажена общеотраслевой задачей. И рады, что государство считает так же: в прошлом году наш проект по разработке Бажена получил статус национального.

Какая там сейчас себестоимость добычи?

Для достижения безубыточности накопленная добыча на скважину должна достигнуть 35 000 т при суммарных затратах на бурение, закачивание и освоение скважины в размере не более 300 млн рублей. Мы все ближе к этим показателям. Чтобы выйти на эти цифры, важно не только усовершенствовать технологии, но и наработать навыки их применения.

У нас на нефтяном рынке очень серьезные игроки — Игорь Сечин, Вагит Алекперов, Владимир Богданов. У всех свои интересы, которые они защищают в высоких кабинетах. Тяжело там с ними бороться?

Лишь в очень редких случаях нам приходится конкурировать с другими компаниями в высоких кабинетах, как вы их называете. Гораздо чаще мы совместно отстаиваем интересы отрасли, убеждаем, что те или иные решения будут лучше в том числе и для бюджета.

Бывает, что для «Газпром нефти» лоббированием занимается «Газпром» или это ваша задача?

Обращаемся в «Газпром» крайне редко.

До «Газпром нефти» вы работали в смежной отрасли, но все-таки не руководили нефтяными компаниями.

В настоящий момент я руководитель-нефтяник. Считаю ли я себя универсальным управленцем? Пожалуй, да. По крайней мере, об этом говорит опыт предыдущей работы: я управлял предприятием в транспортной сфере — морским портом Санкт-Петербург, потом возглавил «Сибур». Успех руководителя, я считаю, на две трети зависит от наличия базовых знаний и навыков в управлении, а также так называемых soft skills. Они универсальны. Хотя, конечно, профессиональные компетенции в конкретной отрасли тоже важны.

Что самое важное для лидера, управленца сегодня?

Управленца или лидера?

Вы разделяете эти понятия?

Мягко говоря, эти понятия не являются идентичными. Управленцы — про эффективные процессы, про настройку и отлаженное функционирование уже существующих систем. А лидеры — про изменения, про создание новых моделей и способность увлечь этими изменениями других людей. Конечно, нужно стремиться быть лидером, который владеет управленческими навыками: постоянно ищет возможности для прорывов, disruptive-решений, способен повести за собой людей к новым целям, но при этом умеет и текущие процессы эффективно отладить.

Российская бизнес-модель очень абсолютистская — такова атмосфера, в которой живут сегодня многие компании. Для вашей компании она приемлема?

С тем количеством задач, которые мы решаем, с тем количеством проектов, которые одновременно ведем, эта модель управления просто невозможна. Она приведет к тому, что мы будем добиваться в лучшем случае 5–10% из запланированного. И мне кажется, что вы несколько упрощаете, когда говорите, что у нас в стране такая модель наиболее применима. Это стереотип. Во многих российских компаниях уже давно поняли, что эффективность сотрудника кратно повышается, если он начинает чувствовать свою ответственность и вовлеченность в процесс.

То есть делегирование — это еще и способ мотивации?

Да, но оно не должно быть бездумным. Делегирование предполагает понимание, кому ты делегируешь, может ли он с этой задачей справиться. Также оно предполагает наличие у сотрудника соответствующих ресурсов. Если нет условий для выполнения задачи, то требовать результат несправедливо. И третье: делегирование совсем не исключает контроля. Хотя, конечно, если бы мы жили в эпоху, когда не нужен контроль, производительность была бы гораздо выше, потому что любой контроль требует ресурсов — времени, денег, усилий.

Контроль бывает разным. Можно контролировать весь процесс, внутренне не доверяя подчиненным, или только результат.

Так и задачи бывают разные. Есть задачи, которые можно выполнить за 10 минут или за пару дней. А есть задачи, которые решаются на протяжении долгого времени, в течение года или дольше. В этом случае, конечно, нет необходимости осуществлять проверки каждый день, но определенный контроль нужен — не с целью поймать на чем-то, а с целью понять, как развивается ситуация, какой дополнительный ресурс нужен, чтобы твой коллега эффективно справился с задачей.

Вы даете своим подчиненным право на ошибку?

Если ошибка — результат безответственного или нечестного поведения сотрудника, то она требует наказания. Но что касается права на ошибку — да, оно есть. Все мы ошибаемся. История любой успешной компании — это всегда история в том числе и ее ошибок. No pain, no gain. Поэтому главное — пробовать. Иначе успеха точно не будет.

А сами вы совершали серьезные ошибки?

Всякое бывало. В России многие боятся совершить ошибку и из-за этого не готовы брать на себя ответственность. Есть страх, что, допустив ошибку, ты можешь получить ярлык лузера, а к лузеру понятно, какое отношение. Но в ошибках, я считаю, ничего страшного нет, если это, конечно, не умышленные ошибки. Главное — сделать выводы и идти дальше, слишком долго не сожалеть о них. Потому что чувство вины и сожаление — это непродуктивные чувства, которые скорее мешают. В футболе говорят: ничто так не лечит от поражения, как новые победы.

Что еще, кроме нечестности, вы не можете простить людям?

Безответственность и безразличие. Если человек безразличен к тому, чем он занимается, ему с нами не по пути.

А как вам удается в себе поддерживать градус неравнодушия? С годами все притупляется, труднее себя мотивировать.

Мне нравится созидать и при этом меняться самому.

Чем работа в «Зените» отличается от работы в «Газпром нефти»? Футбол — это бизнес?

В «Газпром нефти» я генеральный директор, а в «Зените» — председатель совета директоров. Это разные полномочия и функционал. В «Зените» — это организация работы совета директоров и участие в принятии решений по стратегическим вопросам развития клуба. Является ли футбол бизнесом… В Европе футбол — это бизнес, потому что ведущие европейские лиги создают продукт, который пользуется спросом, можно даже сказать, высоким спросом. Мы пока к этому только стремимся.

У нас когда-нибудь будет как в Европе?

Надеюсь. Для этого нужны новые современные стадионы, которые, надо отдать должное, в последние годы у нас строят, в том числе благодаря чемпионату мира по футболу 2018 года. Но, конечно, современных комфортабельных арен должно быть больше. Нужен сам футбол как важная часть продукта, который был бы интересен зрителю. Такой интерес может быть построен на региональном патриотизме, но для этого в клубах должно играть больше своих воспитанников. А значит, нужна гораздо более эффективная работа местных футбольных школ и академий. Или этот интерес может быть построен на футболе, который имеет свой стиль, свое лицо. Желательно, конечно, чтобы и свои воспитанники были, и команды при этом имели свой стиль и играли в футбол, который интересно смотреть.

Что вы имеете в виду под стилем в футболе?

Любой футбольный болельщик в мире знает, что Испания — это про технику и про игру в контроль мяча, что Англия — про более вертикальный, более атлетичный футбол, в котором много борьбы. Что в этих чемпионатах играют очень сильные футболисты. И все это, конечно, привлекает болельщиков, причем из разных стран. Даже итальянский чемпионат, где на первом месте тактика и фокус делается прежде всего на организацию обороны, имеет свое лицо.

А как можно описать стиль российского футбола?

Не сказать, что он выглядит очень привлекательно. Но в принципе даже то, что есть сейчас, можно продавать лучше. Очевидно, что нашей Премьер-лиге нужен ребрендинг и новое позиционирование.

Но при этом про зарплаты российских футболистов почему-то ходят легенды.

В этих легендах много преувеличений, на то они и легенды. Но, конечно, такая проблема есть. И здесь прежде всего надо сказать спасибо лимиту на легионеров. Но это проблема, кстати, не только для клубов, которые несут большие расходы. Это проблема в конечном счете и для самих игроков, и для российского футбола в целом. Зарплаты российских футболистов, по сути, изолируют их от европейского футбола: тяжело пойти на существенное понижение в доходах, которое, как правило, необходимо, если ты хочешь перейти в европейский клуб. Это ограничивает возможности развития наших игроков, они продолжают вариться в собственном соку.

В рамках работы в исполкоме РФС, который вы возглавляете, вы занимаетесь стратегией развития российского футбола. Что здесь главное?

На мой взгляд, главной задачей сейчас является развитие детско-юношеского футбола — об этом мы уже давно говорим, но системно проблема подготовки молодых игроков все равно не решена. Нужно больше школ и академий с современной инфраструктурой, нужно больше квалифицированных детских тренеров. Явно назрела реформа юношеских и молодежных соревнований.

Вы считаете себя состоятельным человеком?

Давайте определимся в понятиях. Если состоятельный человек — это человек, который может обеспечить свои потребности, то, наверное, да, я состоятельный. Но уже достаточно давно, с 1990-х годов. Мой трудовой стаж составляет почти 30 лет, все это время я много работал.

Вам к моменту прихода в «Сибур» было всего 35 лет — довольно юный для управленца возраст. Как вы решились взвалить на себя такую махину — с десятками тысяч сотрудников по всей стране? Не страшно было?

Мне это было в принципе интересно. У меня все-таки уже был опыт руководства достаточно большой организацией — морским портом, где было 10 000 сотрудников. Поэтому страшно точно не было, но в первый год пришлось пройти своеобразный стресс-тест. Переезд, новая отрасль, новая компания. Плюс все проблемы «Сибура»: убытки, отрицательные чистые активы, огромный долг, банкротства и прочее.

Пришлось что-то изменить в себе?

Конечно. Честно говоря, что-то существенно изменить в себе, тем более во взрослом возрасте, достаточно сложно. Новые вызовы даже физически могут быть болезненны, организм тебе говорит: «Слушай, зачем тебе это, оставь все как есть». Но умение меняться — это как раз одно из лидерских качеств, на мой взгляд.

Какие, на ваш взгляд, самые серьезные вызовы для российской экономики?

Качество государственного и корпоративного управления. Если мы его поднимем, будут обеспечены совсем другие темпы роста, и тогда можно будет говорить об опережающем экономическом развитии.

Вы работали в частной, а теперь в государственной компании. Тем не менее обе компании успешны, хотя существует мнение, что государственные компании априори менее эффективны.

Если посмотреть на то, как развивается «Газпром нефть», то можно уверенно сказать, что бывшие частные владельцы компании передали актив в очень надежные и эффективные государственные руки.

То есть проблема не в присутствии государства?

Проблема может быть только в отсутствии качественного управления.

Россия > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > forbes.ru, 14 мая 2018 > № 2604760 Александр Дюков


США. Иран > Внешэкономсвязи, политика. Электроэнергетика > forbes.ru, 14 мая 2018 > № 2604759 Михаил Крутихин

США против Ирана: почему экономический эффект от новых санкций окажется минимальным

Михаил Крутихин

Партнер консалтинговой компании RusEnergy

Нервная реакция игроков на нефтяном рынке оказалась сильно преувеличенной. Иранская нефть формирует всего 3% от мировых запасов, и о полном прекращении добычи речь не пойдет даже в условиях строжайшего соблюдения санкций всеми странами мира

Решение Белого дома выйти из «ядерного соглашения» с Ираном не стало сюрпризом: Дональд Трамп обещал сделать это еще до избрания президентом США. Политик объяснял это желанием исправить ошибку, совершенную его предшественником Бараком Обамой. Вместе с тем помимо политических последствий, таких как новая напряженность в отношениях США с европейскими партнерами и перспектива опасной радикализации иранской политики в регионе, этот шаг будет иметь далеко идущие экономические последствия.

Еще до того, как в Вашингтоне официально подтвердили отказ от выполнения обязательств по подписанному в 2015 году плану действий в отношении ядерной программы Ирана, неподтвержденное сообщение об отказе спровоцировало мгновенный взлет цен на нефтяные фьючерсы, а опровержение в одной из ведущих американских газет вызвало столь же мгновенный возврат этих цен на прежнюю траекторию.

Рынок фьючерсов, в значительной мере управляемый алгоритмами автоматизированных систем покупки и продажи финансовых инструментов, отреагировал на ключевые слова новостей. На рынке нефти не произошло никаких фундаментальных событий: не сократилось предложение и не вырос спрос. Чувствительным алгоритмам хватило намека на то, что американские санкции могут в будущем привести к сокращению иранской нефтяной добычи, чтобы дать сигнал к росту цен на «бумажные» деривативы нефтяных контрактов.

Надо сразу отметить, что нервная реакция игроков на нефтяном рынке была сильно преувеличенной. Иранская нефть составляет всего 3% от мировой, и о полном прекращении ее добычи речь не пойдет даже в условиях строжайшего соблюдения санкций всеми странами мира. Тем более что крупнейшим покупателем нефти в Иране является Китай, который не слишком считается с запретами на торговлю с Тегераном. Сокращение иранских поставок легко компенсирует та же Саудовская Аравия, не говоря уже о прогнозируемом росте добычи на сланцевых проектах в Соединенных Штатах. Причин для рыночной паники нет.

Более того, предположения некоторых СМИ относительно активизации иранского военного контингента в Сирии в качестве ответа на решение Трампа не выдерживают критики. Связь здесь если и прослеживается, то очень слабая и опосредованная. У Ирана не хватит сил противостоять в Сирии таким противникам дамасского режима, как международная коалиция во главе с США, Израиль, а также арабским государствам, собирающимся ввести на сирийскую территорию свои войска. Отказ американцев от ядерного плана действий в Иране к развитию событий на сирийской земле серьезного отношения не имеет.

Тем не менее обещанные Вашингтоном санкции уже сказываются на перспективах иранской экономики. Хотя в европейских столицах выражают открытое недовольство объявленными мерами и не собираются присоединяться к американскому давлению на Тегеран, коммерческие компании в Европе, Азии и прочих регионах будут вынуждены подчиняться санкциям, если хотят сохранить рабочие отношения с американцами и не подвергнуться штрафам и бойкоту со стороны администрации США. Развитие нефтегазового сектора Ирана, да и всей экономики Исламской Республики непременно замедлится.

Как показал опыт предыдущего периода санкций против Ирана, сотрудничество с этой страной прекратят ведущие компании не только Европы и Азии, но и России. Так было, к примеру, с уходом «Лукойла» из проекта разработки иранского месторождения Анаран из-за санкций. Новые крупные проекты, в которых уже договорились участвовать «Роснефть», «Лукойл», «Татнефть» и другие фирмы, придется отложить надолго — не исключено, что навсегда. Повторного «предательства» иранцы могут не простить.

Если не учитывать Иран, на который американские санкции окажут мощное негативное влияние, для остальных мировых экономик ни значительный ущерб, ни серьезная выгода не просматриваются. Гигантам бизнеса сворачивание иранских проектов и аннулирование контрактов перенести не слишком трудно, хотя в некоторых случаях потери могут быть чувствительными (в том числе утрата надежд на уже запланированные прибыли).

Можно ожидать, что нынешний «нервный» рост нефтяных цен окажется относительно краткосрочным, если его не подстегнут непредвиденные события в зонах добычи или транспортировки углеводородного сырья. Нефти на рынке хватит с избытком еще на четверть века — то есть до тех пор, пока под воздействием структурных перемен в энергетике и на транспорте не начнет сокращаться глобальный спрос. Уже к 2030 году, как ожидается, вдвое вырастет добыча в США. Еще раньше президент Трамп, который уже заявлял, что нефть на мировом рынке переоценена, может оказать дополнительное давление на цены такими мерами, как введение импортной нефтяной пошлины — точно так же, как он ввел заградительные сборы против импортных металлов.

Для российской экономики, чересчур зависимой от экспорта сырья, сиюминутный рост нефтяных цен, вызванный ожиданиями спада в иранской нефтегазовой отрасли, становится несомненным благом, но на долгосрочный эффект от нежданного увеличения экспортных поступлений рассчитывать не стоит. В течение ближайших пяти-десяти лет «навес» предложения над спросом должен нарастать, придавливая вниз цены, несмотря на все усилия ОПЕК и ее временных союзников. Без структурных перемен России с ее нефтью-кормилицей придется несладко.

США. Иран > Внешэкономсвязи, политика. Электроэнергетика > forbes.ru, 14 мая 2018 > № 2604759 Михаил Крутихин


Россия > Приватизация, инвестиции. Финансы, банки. СМИ, ИТ > forbes.ru, 14 мая 2018 > № 2604750 Валентина Дрофа

После хайпа. Станет ли ICO популярным у реального бизнеса

Валентина Дрофа

Член Совета по финансовому просвещению и защите прав потребителей стран СНГ

Падение популярности ICO дает надежду, что на этот рынок наконец придут представители крупного бизнеса из реального сектора

К этой весне ажиотаж вокруг привлечения финансирования с помощью ICO заметно поутих: все меньше компаний публично заявляют о планах по размещению токенов, меньше проводится мероприятий с приставкой крипто-, а те, что есть, уже не вызывают былого интереса. Аккаунты основателей «перспективных проектов» в Instagram все реже пестрят красочными фото из Гонконга и Сингапура, а слова «ICO» и «скам» плотно срослись в популярных «материалах-разоблачениях».

Однако кроме череды скандалов, связанных с исчезновением крупных ICO-проектов вместе с собранными деньгами, шумиха вокруг токенов показала, что и крупные инвесторы готовы вкладываться в разные отрасли и рынки, в том числе в проекты, у которых есть только идея. Сможет ли этим воспользоваться реальный бизнес для собственного развития, остается под большим вопросом.

Обманщики и хакеры

По данным CoinDesk, в первом квартале 2018 года ICO-проекты даже без учета размещения Telegram привлекли более $4,5 млрд, а уже в апреле — чуть более $500 млн, что стало худшим показателем за последние 8 месяцев.

Причин начавшегося «охлаждения» оказалось предостаточно — начиная от действий регуляторов, затягивающих гайки на разгулявшемся рынка, заканчивая «поведением» самих проектов, не торопящихся запускать обещанные альфа- и бета-версии своих продуктов. Тема перестала подогреваться и изнутри, и снаружи: все реже обсуждаются вопросы регулирования, никаких нормативных документов не принято, запретов на ICO и криптовалюты (или угроз запретов) все меньше.

Ситуация на ICO-рынке в последний год отличалась стабильностью. По оценкам консалтинговой компании Satis Group LLC, которая провела исследование состояния мировой ICO-индустрии, около 80% проектов являются мошенническими и лишь у 8% получается выйти на листинг на торговых площадках.

Громких скандалов в отрасли за последний год было предостаточно: LoopX исчез в феврале 2018 года, собрав $4,5 млн на инвестиционную платформу с запатентованными трейдерскими алгоритмами. В январе 2018 года проект Benebit, долгое время получавший положительные отзывы, собрал $2,7 млн и самоудалился после того, как пользователи обнаружили, что фотографии команды взяты с сайта британской школы.

Дополнительные угрозы рынку создали и хакеры. В исследовании Ernst & Young (EY), посвященном рискам, связанным с инвестициями в криптовалюты, говорится о том, что более 10% средств, привлеченных организаторами первичных размещений токенов криптовалют, было похищено в результате хакерских атак.

Значительное падение капитализации криптовалют в начале 2018 года обострило ситуацию. Волна ICO во многом была связана с ростом курса биткоина, поэтому обвал курса основной криптовалюты неминуемо привел и к снижению интереса к инвестициям. И хотя все криптооптимисты уверяют, что вот-вот начнется вторая волна взрывного роста — уже очевидно, что былого ажиотажа на рынке нет.

Профессионалы финансовых рынков настроены скептически: на днях инвестиционный банк GP Bullhound опубликовал прогноз, где говорится, что в течение следующих 12 месяцев цена биткоина и других криптовалют пострадает от коррекции в 90%, которая вызовет «стирание массового рынка». В то же время Себастьян Марковский, директор GP Bullhound и главный автор упомянутого отчета, полагает, что рынок ICO продолжит развиваться, однако инвесторы больше не будут вкладывать в ICO деньги без каких-либо конкретных доказательств рентабельности инвестиций.

Одной идеи мало

В рентабельность, к слову, поверить все труднее. У ICO-проектов почти полностью отсутствует взаимодействие с инвесторами после сбора средств. Многие из тех, кто собрал миллионы, крайне плохо информируют о том, что происходит с проектом сейчас. А это порождает домыслы, что блокчейн становится прикрытием для обычной алчности.

Всего за несколько месяцев ICO снискало славу быстрого и легкого способа привлечения инвестиций. До начала 2018 года все было просто: написал White Paper, сделал сайт, запустил рекламу, дал пару интервью — и вот уже деньги льются рекой. Инвесторы не требовали ни продукта, ни прототипа, довольствуясь красивыми обещаниями.

Но времена легких денег быстро прошли. Регуляторы разных стран уже неоднократно заявляли, что готовы стать на защиту прав инвесторов, чтобы упорядочить отрасль и максимально приблизить ее к рынку ценных бумаг. Джей Клейтон, председатель американской Комиссии по ценным бумагам и биржам, в феврале сообщил, что все токены — это ценные бумаги. Это же мнение он подтвердил и в конце апреля. Над регулированием и легализацией ICO работает и Агентство по финансовым услугам Японии, где также предлагают считать токены ICO ценными бумагами.

Стараясь не ввязываться в скандалы и разбирательства, свои ограничения на ICO-проекты наложили крупнейшие рекламные площадки — Facebook, Twitter, Instagram, LinkedIn и Google, которые заявили о запрете на публикацию рекламы криптовалютных проектов. Лишившись серьезных медиаресурсов для продвижения, ICO-проекты вынужденно начали лавировать, чтобы привлекать инвесторов и собирать заявленные суммы. На подмогу пришли PR-инструменты, которые изначально были менее интересны рынку, так как заказчикам и исполнителям всегда было сложно договориться о методиках измерения эффективности.

На распутье

Итого под воздействием внутренних и внешних факторов рынок вошел в точку бифуркации: волна хайпа схлынула вместе с интересом инвесторов, а доказательств того, что ICO позволяют заработать не только их инициаторам, пока не появилось. По итогам 2018 года мы поймем, останется ли система в состоянии хаоса или же перейдет на новый уровень.

Тем не менее индустрия ICO косвенно принесла реальному бизнесу огромную пользу. Он увидел, что быстро привлекать деньги можно и нужно, не тратя годы на написание бизнес-планов, обивание порогов банков или венчурных фондов. На рынок выходили проекты, которые искали деньги под новые заводы, оборудование, развитие текущего бизнеса. Их сборы, к сожалению, всегда были меньше, нежели сборы очередной суперэкосистемы или новой мегасоциальной сети. Однако стало ясно, что инвесторы готовы поверить в проект, если он публичен, понятно упакован, а его владельцы-основатели открыты и готовы общаться.

Проблемы низких сборов на ICO в реальном секторе во многом связаны с тем, что блокчейн был слишком уж надуманно привязан к нему, а токенизация бизнеса выглядела непрозрачной. Но даже неудачные ICO заставили реальный бизнес осознать, что недостаточно просто ждать инвесторов — пора начинать рассказывать о себе, работать с аудиторией, продвигать себя и свое детище. Как быстро бизнес начнет действовать в этих условиях, какие инструменты будет использовать, мы и увидим в течение ближайших месяцев. Однако можно сказать точно: запрос аудитории за последние три месяца изменился. Вместо: «Мы хотим ICO» — все чаще стало звучать: «Нам нужны инвестиции».

Россия > Приватизация, инвестиции. Финансы, банки. СМИ, ИТ > forbes.ru, 14 мая 2018 > № 2604750 Валентина Дрофа


Россия > Транспорт > forbes.ru, 14 мая 2018 > № 2604749 Тарас Коваль

Пятое колесо. Почему эффективность не в приоритете для грузоперевозок

Тарас Коваль

эксперт в области транспорта и логистики

Первый шаг к эффективности грузоперевозчика — почувствовать пробелы в работе действующей системы

Обсуждение темы построения финансовых пирамид в грузовом автотранспорте привело к анализу модели бизнеса в целом. Результат удивительный и неожиданный с первого взгляда. В бизнес-модели современных российских автотранспортных предприятий или транспортных подразделений логистических, торговых и производственных структур технологии эффективности не входят даже в первую пятерку приоритетов.

Большинство компаний «по умолчанию» или положению из устава предприятия считают, что деятельность любого коммерческого предприятия направлена на создание положительной разницы между доходной и расходной частью. Добиться желаемого можно через понижение расходов и повышения доходов. Этому способствует применение эффективных технологий. Отработав в направлении эффективности и экономики автотранспорта на протяжении нескольких лет и не получив планируемой отдачи, я начал внимательно изучать причины неудачи. Ее базис скрывается в приоритетах построения бизнес-моделей российских автотранспортных предприятий в независимости от размера. Анализируя их, становится понятна логика принятия решения, вопросы маркетинга и перспективы развития рынка.

«Бизнес — невроз его руководителя»

В классическом выражении понятие «невроз» многие воспринимают как болезнь. На самом деле речь о специфическом состоянии владельца или руководителя бизнеса, оказывающем основное влияние на деятельность компании.

Создание и управление бизнесом — процесс не менее сложный и во многом похожий на рождение и воспитание ребенка. В построение и принципы работы бизнес-структуры передаются «родительские» чувства, опыт, ощущения и мысли. Многие важнейшие решения принимаются в состоянии прессинга от владения и ведения бизнеса.

Все российские автопредприятия условно можно разделить на две основные группы. Одна из них — «Механики». В фундаменте модели вне зависимости от профессионального образования и его уровня заложена идея сокращения расходов за счет использования внутренних резервов по эксплуатации и ремонту. Минимальный набор инструментов и возможностей составляет основу финансовой части и ведения отчетности. Тем не менее передовые компании этой группы способны на использование самых современных технических и технологических решений. Специфика непрозрачного рынка способствовала доминированию модели примерно до начала 2010-х годов. Вторая группа — «Финансисты и экономисты». В приоритете объемы перевозок и владение долей рынка. Как правило, владельцы и руководители отличаются более высоким уровнем образования, лучшими связями с грузовладельцами и государственными органами, а также структурированностью организации. В пассиве группы — поверхностное знание истории мирового автотранспорта, в том числе современной, и недостаточное внимание технической части. Большинство идей и предлагаемых ноу-хау таковыми не являются. Причина — изначально неправильное представление о соотношении переменных и постоянных показателей, связанных с техникой и логистикой, а также их влияния в целом на бизнес-модель. Переменных показателей намного больше.

С расширением бизнеса появляется необходимость в кадрах, способных воплощать идеи, заложенные создателями. Тема трансформации «невроза» является основной при выборе ключевых специалистов. С понижением уровня в иерархии исполнительские функции в техническом и логистическом направлении становятся близкие к 100%. При таком построении подача информации «наверх» происходит также в «исполнительском» формате. Сложно найти профессионалов, которые смогут и захотят показать руководству альтернативное решение и обосновать его. Модель способствует преобразованию менеджеров среднего и даже высшего звена в «чиновников от бизнеса». Не потерять свое место и по возможности выгодно управлять финансовыми потоками становится главным интересом исполнителей. В низкомаржинальном бизнесе автоперевозок эти нюансы часто играют ключевую роль.

Особенно остро стоит вопрос цифровизации. Полноценное внедрение современных цифровых технологий ведет за собой изменение бизнес-модели, где одним из главных инструментов является минимизация человеческого фактора. Хотят и готовы ли к этому владельцы АТП — большой вопрос. Пока цифровые технологии в России не привели к глобальным изменениям. Почти все разработки направлены на уменьшение времени исполнения операции, минимизацию ошибок при планировании и работе. Но «тумблер» исполнения решений по-прежнему работает в ручном режиме у человека.

Денежные потоки

Для любого бизнеса в первую очередь необходимо «движение денег». В современной модели оно имеет примитивный вид с точки зрения «создания ценностей». Процесс движения происходит вне зависимости от баланса доходной и расходной частей. PR позволяет красиво ретушировать реальное положение дел. «Движение денег» давно уже превратилось из инструмента ведения бизнеса в способ заработка. На него работает маркетинг, пишутся бизнес-планы и проводится красивая подача материала для руководителей и инвесторов.

В российском грузовом автотранспорте наиболее востребованными трендами являются цифровизация и обеление рынка. Парадокс, но многие даже самые серьезные инвесторы и владельцы предприятий в душе остаются детьми, готовыми с удовольствием поиграть в «большие машинки». Иначе объяснить некоторые решения невозможно.

Проблемы с чрезмерным увлечением cash flow испытывает большинство отраслей, способных масштабироваться. На определенном этапе денежной массы становится так много, что проворачивать ее без потерь невозможно.

Когда в 2012 году «Магнит» обогнал по капитализации на бирже французского ретейлера Carrefour, Сергей Галицкий написал: «Капитализация «Магнита» — как капитализация «Карфура», инвесторы сошли с ума». До этого создатель «Магнита» неоднократно заявлял о приоритете прибыльности компании и низком долге. Но «нынешнему рынку требуются другие вещи»: рост, количество новых магазинов, сопоставимые продажи.

Наталья Касперская, выступая на Петербургском цифровом форуме — 2018 продолжила тему: «Tesla — это медийный феномен. Илон Маск умеет оборачивать в прекрасную конфетную обертку все, за что берется. Вопрос капитализации в современном мире устроен так, что, по сути, это вера инвесторов».

В автотранспорте аналогичная тенденция. Доверие владельцев и инвесторов к бизнес-модели сменилось на веру в личности или обозначающие ее команду. Это мотивация к созданию финансовой пирамиды.

Баланс между доходами и расходами

Зарабатывать на результате деятельности в современном бизнесе становится все сложнее. Тем более в автотранспорте. Да и зачем это менеджменту? Их интерес скрыт в движении денег. Положительный баланс — проблема и риски инвесторов и руководителей. Многие современные бизнес-модели АТП и логистических компаний не рассчитаны на положительное сальдо. Любой отечественный проект по уберизации грузового автотранспорта, претендующий на серьезные финансовые вливания, преследует цель «поднятия инвестиционных раундов». А как же доход? Одним из способов сокрытия реальной финансовой ситуации является приобретение и поглощение компаний. Работа профессионалов логистического направления в этих проектах ограничена узким кругом задач, с помощью которых инвесторам придается та самая красивая «конфетная обертка», которую они хотят видеть.

В Европе и США налоговое законодательство и требования по его соблюдению сдерживают разрыв между этими приоритетами.

Система контроля и учета

Практически любой руководитель АТП искренне считает, что на его предприятии хорошая система учета и контроля или как минимум достаточная для его потребностей. Лучшее этому подтверждение — ответственность деньгами. С этим сложно не согласиться до определенного момента.

Любая статистика чувствительна к беспристрастности и корректному сбору данных. Руководителю подают аналитику в удобных и понятных информационных границах, заботясь в первую очередь об интересах исполнителей. В российском автотранспорте исторически сложился подход к контролю и планированию бизнеса, построенный на основе прогноза менеджмента, его профессиональных знаний, опыта, чувств и веры в это руководства. Метод, в основном используемый журналистами, популярен и на автопредприятиях. Различие в уровне профессиональной подготовки отдельно взятого специалиста, а также ширина и глубина опыта в расчет почти не берутся.

Несколько лет назад для продаж прицепов Schwarzmüller у меня возникла необходимость в продвижении агрегатов непопулярного в России продукта концерна Daimler. В приватных разговорах руководство немецкого подразделения обратило внимание на отличия в методике принятия решений. В Германии специалисты автотранспорта и автопрома вначале скрупулезно собирают большой массив статистических данных. На основании их обработки проводится аналитика, делаются выводы по устранению недочетов, подсчитывается экономическая составляющая и прогнозируется развитие предприятия или проекта. «Общаясь с российскими механиками, мы сталкиваемся в основном с предположениями. Почти нет статистики и конкретных примеров. Как так? Ведь за любым решением скрываются заработанные, сэкономленные или потерянные деньги», — спрашивали меня тогда немцы.

Система контроля и учета изначально построена на данных, которые собирают и которыми оперируют механики. Например, по мнению многих механиков оригинальная и альтернативная запасная часть отличаются только упаковкой и наличием логотипа автопроизводителя. Руководство АТП верит: экономию в стоимости на ценнике можно ощутить в отличие от потенциальной эффективности, которая может быть, а может и не быть. Перспективы дальнейших продаж и сотрудничества с компанией могут стать туманными, если задать механику вопрос об источнике его информации.

Некоторое время назад компания Volvo Trucks провела в России масштабное исследование на тему использования оригинальных и альтернативных запасных частей. База исследования легла в семинар с наглядными материалами, которые можно было потрогать, и в печатное издание. Шведский концерн раскрыл экономику процесса. Но порыв шведов в большей степени так и остался элементом шоу. Механики делают выбор на основании своих представлений о приоритетах.

Корректная система учета строится на временном факторе, а не километровом. В России пока этого почти нет — цифры будут удручающими. Говоря о высокой составляющей логистики в стоимости товара по сравнению с другими странами, мы фактически говорим об этом факторе.

Пока вера в механиков и логистов, которые «свои» и «здесь под рукой», оказывается выше.

Экономика и учет

Сложно представить корректную экономику и учет без хорошей статистики. Большинство современных технических и логистических решений имеют срок окупаемости более двух лет, а результат в экономике предприятия наиболее отчетливо виден на промежутке трех-четырех лет. В нашей стране тяжело планировать и считать экономику автопредприятия на столь длительном временном отрезке. Сложно не согласиться с генеральным директором «Деловых линий» Фаридом Мадани: «Отказ от проектов без результата в течение трех месяцев продиктован потребностями бизнеса». Однако выход в публичное пространство и IPO компании «Глобалтрак» дали возможность публично обозначить и иные цифры.

Удешевление нового автопоезда при пробеге 800 000 км за 51 месяц с учетом «стоимости денег» составляет не более 22% от валовой выручки за работу этого автопоезда. Понижение стоимости автопоезда в результате удачных торгов, например, на €2000 дает экономию всего около 0,6% от валовой выручки.

Недавно руководитель и совладелец «Глобалтрака» Александр Елисеев заявил, что у компании высокомаржинальный бизнес. Связано это с большими объемами, в том числе в закупках подвижного состава. На мой взгляд, вряд ли можно дать такое определение бизнесу, где основное внимание и финансовые средства от IPO вложены в позиции, которые составляют менее 1% от валовой выручки, и где уменьшение расходной части или увеличение доходной только на 1% от оставшихся 78% дает больший эффект в абсолютных цифрах. Хотя доля «стоимости денег» в удешевлении подвижного состава значительная.

В России уровень логистики пока намного ниже, а рисков выше, чтобы можно было корректно оперировать показателями в 1-2%.

Эффективность перевозок

Любой бизнес ищет простые решения. Первый шаг к эффективности перевозчика — почувствовать пробелы в работе действующей системы. Но понимание и расчет эффективности невозможен без корректной статистики и желания изменений. Сравнивать результат применения новых технологии с тем, что «по ощущениям казалось», с одной стороны, несерьезно, с другой — именно так часто и происходит.

Сегодняшняя «эффективность» в постторгах технических представителей крупного перевозчика с менеджерами по продажам автопроизводителя при приобретении нескольких десятков грузовиков выглядит так:

— Скиньте еще хотя бы €150 с машины.

— За счет чего? Что мы можем убрать из комплектации?

— Нам все равно, для нас важна экономия здесь и сейчас.

Вернемся к публичным данным «Глобалтрака». При увеличение выручки за счет применения современных технологий всего на 3% и дельтой в стоимости подвижного состава в €10 000 разница между расходной и доходной частью будет составлять 8%. Но ее надо еще извлечь, а результат торгов виден уже «завтра».

При современном развитии технологий эффективное решение большинства технических вопросов можно отдать на аутсорсинг. Бухгалтерия и аудит, таможенные вопросы, ряд других услуг давно работают подобным образом. Но пока отличия в представлении ведения бизнеса и даже нежелание владеть реальной, не всегда приятной информацией преобладают не только у владельцев и руководителей бизнеса, а и у инвесторов, поэтому специалисты высокого класса не востребованы.

Без потребности тренда на эффективность на российском автотранспортном рынке применение многих технологий будет не более чем модным увлечением.

Россия > Транспорт > forbes.ru, 14 мая 2018 > № 2604749 Тарас Коваль


Россия. ЮФО > Армия, полиция. Судостроение, машиностроение > redstar.ru, 14 мая 2018 > № 2604383 Александр Витко

Постоянство флота в его развитии

Силы Черноморского флота продолжают выполнять учебные и боевые задачи в Чёрном и Средиземном морях, осваивают новые образцы вооружения и техники, развивают береговую составляющую. О современной жизни моряков-черноморцев рассказывает командующий Черноморским флотом адмирал Александр ВИТКО.

– Товарищ командующий, можно ли в 235-летнюю годовщину Черноморского флота говорить о завершении процесса его третьего возрождения?

– Несмотря на серьёзные и крайне неудобные ограничения в условиях, в которых оказался флот после распада Советского государства, черноморцы продолжали выполнять поставленные перед ними задачи. Да, было трудно, флот старел, его обновление в силу определённых межгосударственных политических процессов было невозможно. Но этот период, к счастью, закончился. В связи с этим более правильно говорить о начавшемся в 2014 году и ведущемся по сию пору процессе глубокой, коренной модернизации флота и развитии его возможностей до уровня соответствия задачам дня сегодняшнего.

– Как проходит модернизация? – К настоящему времени в этом направлении сделано уже немало шагов как в развитии структуры самого флота, так и в насыщении новым вооружением и военной техникой его морской и береговой составляющих. На сегодняшний день нами уже получены около 50 новых кораблей и катеров, включая три фрегата и шесть подводных лодок, оснащённых крылатыми ракетами, а также судов обеспечения. Остальные корабли и суда флота своевременно получают необходимый ремонт, оборудуются новыми техническими средствами. Параллельно с изменяющимися потребностями флота развивается и береговая инфраструктура, решаются кадровые вопросы формирования новых экипажей. Таким образом, модернизация не только затрагивает лишь один аспект, скажем, технического переоснащения, но и решает целый комплекс взаимосвязанных задач обеспечения полнофункциональной деятельности оперативно-стратегического объединения в целом.

– Можно ли утверждать, что обновление флота завершено?

– Говорить о том, что этот процесс уже завершён, неверно. Только в ближайшей перспективе ожидается поступление на флот двух новейших малых ракетных кораблей типа «Буян-М», двух ракетных патрульных кораблей нового проекта, а также двух современных базовых тральщиков.

В ближайшей перспективе ожидается поступление новейших малых ракетных кораблей типа «Буян-М», двух ракетных патрульных кораблей нового проекта, а также двух базовых тральщиков

Новые корабли наряду с уже имеющимися, несомненно, увеличат возможности флота при выполнении задач как в ближней, так и дальней морской зоне. Имеются и более долгосрочные планы получения малых ракетных кораблей, которые, и это важно, строятся на крымских судостроительных мощностях. Одновременно ведётся оснащение новым вооружением и военной техникой воинских формирований армейского корпуса ЧФ. К началу 2018 года более 20 частей и соединений уже были полностью укомплектованы новыми образцами ВВТ. Продолжается планомерное развитие инфраструктуры полигонов и мест постоянной дислокации.

– Каковы достижения в боевой подготовке?

– Благодаря выполнению плана боевой подготовки, крайне насыщенного практическими мероприятиями как на территории Крыма, так и за его пределами, подготовленность военнослужащих береговых соединений и частей находится на достойном уровне. Одним из подтверждений тому служит недавнее присвоение отдельной ордена Жукова бригаде морской пехоты почётного наименования «гвардейская», что в мирное время является редким явлением. В целом процесс последовательного развития сил флота продолжает оставаться масштабной основной задачей, и мы продолжаем работу в этом направлении.

– С какими результатами встречают моряки День Черноморского флота в этом году?

– Завершившиеся недавно мероприятия контрольной проверки показали, что возросшая по сравнению с аналогичным периодом прошлого года интенсивность боевой подготовки принесла ожидаемые результаты. Многие соединения и подразделения Крымской и Новороссийской военно-морских баз, морской авиации и ПВО Черноморского флота в ходе плановых тренировок добились заметного улучшения профессиональных навыков и умений.

Выполнение задач экипажами кораблей и судов ЧФ в составе группировки ВМФ в Средиземном море приносит крайне ценный практический опыт. Анализируя его, мы имеем возможность значительно повысить эффективность действий наших корабельных групп в дальней морской зоне. В целом же в ходе минувшего учебного периода особое внимание обращалось на качественный рост взаимодействия между разнородными силами и средствами – морскими, сухопутными, воздушными, и в этом вопросе были достигнуты определённые успехи.

– Что пожелаете своим подчинённым?

– Хочу пожелать всем черноморцам помнить о том, что сегодня они продолжают историю Черноморского флота, подобно создавшим её первые страницы экипажам кораблей Азовской флотилии, бросившим якоря у этих берегов 235 лет назад. Это огромная ответственность, которая от принявших её требует стойкости и самоотдачи. Убеждён – нам по силам справиться со всеми поставленными задачами.

Беседовал

Павел ЗАВОЛОКИН, «Красная звезда»

Севастополь

Россия. ЮФО > Армия, полиция. Судостроение, машиностроение > redstar.ru, 14 мая 2018 > № 2604383 Александр Витко


Россия > Армия, полиция. СМИ, ИТ > redstar.ru, 14 мая 2018 > № 2604359 Александр Рубинс

«Рубин» на проводе. И на шевроне

Все виды связи круглосуточно обеспечивают руководящему составу Министерства обороны специалисты Главного центра связи Генерального штаба Вооружённых Сил РФ, которому 14 мая исполняется 100 лет со дня образования.

Ордена Красной Звезды Главный центр связи Генерального штаба Вооружённых Сил РФ – уникальное соединение связи постоянной боевой готовности, выполняющее задачи по передаче сигналов централизованного боевого управления, поддержанию в боевой готовности комплексов средств автоматизации командной системы боевого управления и системы обмена данными, предоставлению всех видов услуг связи руководящему составу Министерства обороны РФ, Генерального штаба Вооружённых Сил РФ, центральных органов военного управления на повседневных пунктах управления и в полевых условиях.

В преддверии юбилея на вопросы «Красной звезды» ответил начальник Главного центра связи Генерального штаба Вооружённых Сил РФ генерал-майор Александр РУБИС.

– Александр Анатольевич, с чего начиналась уже вековая и наверняка богатая на значимые события история Главного центра связи Генерального штаба… Почему юбилей вы отмечаете именно 14 мая?

– Свой отсчёт Главный центр связи Генерального штаба Вооружённых Сил РФ начинает с далёкого 1918 года. 14 мая 1918 года приказом Народного комиссариата по военным делам № 391 был утверждён штат управлений Высшего военного совета, согласно которому в состав Оперативного управления вошла служба связи. Она состояла из телеграфно-телефонного отделения и приёмно-информационной станции и насчитывала в своём составе 11 человек (трое телефонистов, двое механиков-телеграфистов и шестеро телеграфистов-юзистов). Эта дата и считается днём образования Главного центра связи Генерального штаба Вооружённых Сил РФ.

Появившись как структурное подразделение Высшего военного совета, служба связи (в дальнейшем – отдел связи, Узел связи, Главный центр связи) сформировалась, приобрела организационную структуру и уровень подготовки, которые соответствовали нуждам управления молодой Советской республики, Красной Армии, а в дальнейшем Вооружённых Сил СССР и Российской Федерации.

Чтобы не перечислять все организационно-штатные изменения и задачи, которая решала служба связи, а затем Узел связи и Главный центр связи, остановлюсь на нескольких ярких эпизодах и событиях, которые в полной мере проиллюстрируют профессионализм и лучшие качества военнослужащих и работников нашего уникального соединения связи.

Комплексные аппаратные связи на полигоне Раевский под Новороссийском.

Так, 9 августа 1919 года комиссия, образованная приказом начальника Главного военно-инженерного управления № 73 от 2 мая 1919 года, определила место постройки мощной радиостанции незатухающих колебаний Военной радиотехнической лаборатории в Сокольниках на ул. Б. Оленья, дом 20.

В 20-е годы ХХ века широкое распространение получило строительство мощных радиостанций.

В 1926 году в Сокольниках под руководством Александра Минца – радиоинженера, крупнейшего изобретателя и строителя мощных радиостанций, руководителя советской школы мощного радиостроения, была построена средневолновая радиовещательная станция имени А.С. Попова (мощностью 20 кВт). Эта ламповая радиостанция была в два раза мощней радиостанций, находящихся за границей. После испытания радиостанцию законсервировали до апреля 1934 года.

Для её работы построили мачту из дерева высотой 140 м! В 1937 году потребовалась замена деревянных элементов, и во Владимирской области началась вырубка и заготовка леса для мачты. Работы по замене мачты производились силами работников узла связи, без привлечения средств механизации и завершились в 1938 году. А место установки радиостанции до сих пор используется, но уже для цифровых систем связи. И это яркий символичный пример связи поколений.

В период с 1923 по 1935 год Узел связи развивался по мере совершенствования гражданской телеграфной и телефонной техники связи.

В 1925 году телефонному отделению Узла связи подчинили ручную телефонную станцию (РТС) на 50 номеров. Она обеспечивала связью руководство Реввоенсовета и Штаба РККА, а также начальников центральных управлений. РТС на 50 номеров предназначалась для внутренней телефонной связи управлений центрального аппарата, размещённых в 1-м Доме Реввоенсовета. В декабре 1925 года 50-номерную станцию заменила АТС на 100 номеров, через год её дополнила ещё одна АТС декадно-шаговой системы ёмкостью на 600 номеров, а в 1935 году – на 1800 номеров. Эти станции были смонтированы в 1-м и 2-м Домах Реввоенсовета СССР. Распределительную сеть в этих зданиях проложили заново и по соединительным кабельным линиям подключили к городской телефонной сети.

В сентябре 1934 года радиоузел Наркомата обороны (НКО), состоящий из приёмного («Тарасовка») и передающего («Сокольники») центров, вывели из состава Научно-исследовательского института связи Красной Армии и включили в состав Узла связи. Он начал регулярную работу по обеспечению радиосвязью Наркомата обороны на средних, длинных и коротких волнах.

После посещения в феврале 1935 года Узла связи Реввоенсовета начальником Штаба РККА командармом 1 ранга Александром Егоровым 28 марта было принято решение о включении в штат отдельной телеграфной станции Штаба РККА и должности начальника Узла связи (УС) НКО. Ему подчинялись отдельная телеграфная станция Штаба РККА, Радиоузел НКО.

Постановлением Совета народных комиссаров СССР от 22 сентября 1935 года Штаб РККА был преобразован в Генеральный штаб и организационно вошёл в состав Наркомата обороны. В конце 1936 года начальником УС НКО стал комбриг Николай Псурцев (впоследствии генерал-полковник, министр связи СССР). В декабре 1937 года его сменил Михаил Беликов (с 13 марта 1943 года генерал-лейтенант войск связи), который командовал Узлом связи до 4 апреля 1961 года.

Окончательному определению статуса Узла связи способствовало издание приказа наркома обороны 1938 года № 0108, в соответствии с которым он стал подчиняться в оперативном отношении начальнику Генштаба, а техническое руководство и обеспечение по-прежнему оставались за начальником Управления связи Красной Армии. Этим же приказом было введено в действие Положение об Узле связи, согласно которому он предназначался для обеспечения оперативных связей Генштаба как по проводам, так и по радио в мирное и военное время. Указания об установлении этих связей и порядке их использования начальник узла получал от начальника Генштаба непосредственно или его заместителя. Это положение стало первой значительной попыткой нормативной регламентации деятельности Узла связи.

В 1938 году начались большие работы по реконструкции и строительству новых сооружений связи, в том числе радиоприёмного центра и новых зданий для телеграфного и телефонного центров.

Наряду с работами по реконструкции старых и строительству новых сооружений связи и постоянным выполнением основных задач по обеспечению связи Генштаба со штабами военных округов Узел связи неоднократно привлекался для выполнения важных правительственных заданий.

Так, Узел связи обеспечивал беспосадочный перелёт экипажа в составе Валерия Чкалова, Георгия Байдукова, Александра Белякова по маршруту Москва – Петропавловск-Камчатский – остров Удд. Специалисты Узла связи обучали членов экипажа обращению с радиостанцией и работе на ключе. Самолёт Чкалова – Байдукова – Белякова, вылетевший 22 июня 1936 года, благополучно приземлился на острове Удд. По всей трассе двухсторонняя радиосвязь обеспечивалась при чёткой работе ключом Морзе и с хорошей слышимостью.

Радиоцентр принимал участие в обеспечении беспересадочных перелётов экипажей Валерия Чкалова и Михаила Громова через Северный полюс в США, лётчика Сигизмунда Леваневского через Северный полюс, беспосадочного перелёта на Дальний Восток женского экипажа в составе Валентины Гризодубовой, Полины Осипенко и Марины Расковой.

Радиосредства Узла связи широко использовались в интересах ВВС (обслуживание дальних перелётов и воздушных парадов), для радиосвязи Главного штаба ВМФ с Тихоокеанским флотом и для других целей.

– В конце 30-х годов прошлого века Красная армия вступила в активные боевые действия. Как это отразилось на деятельности Узла связи?

– Боевые действия у озера Хасан летом 1938 года и летом 1939 года у реки Халхин-Гол обогатили связистов опытом обеспечения связи на большие расстояния.

28 мая 1939 года с началом вооружённого конфликта в районе реки Халхин-Гол Узлом связи был получен приказ на организацию связи с 1-й армейской группой комкора Георгия Жукова, находившейся в районе Халхин-Гола. В отношении связи район был совершенно не подготовлен. Телеграфная двухпроводная линия заканчивалась в 80 км от реки Халхин-Гол, но и она была в очень плохом состоянии. Одной из важных причин слабой работы связи являлось отсутствие в штабе армейской группы необходимых средств связи. Несмотря на опредёленные трудности, переживаемые самим Узлом связи, было принято решение взять из его состава телеграфную аппаратуру и радиостанцию РАТ с отлично подготовленными специалистами и направить их в распоряжение начальника связи армейской группы полковника Алексея Леонова (впоследствии маршал войск связи, начальник связи Вооружённых Сил СССР). Эта мера и ряд других дали положительные результаты. В итоге комкор Георгий Жуков прислал телеграмму на имя комдива Ивана Найдёнова (начальника связи Красной Армии), в которой выразил ему благодарность за оказанную помощь в налаживании связи. Проведённые мероприятия позволили создать в штабе армейской группы мощный узел связи, который был способен обеспечивать связь с Генштабом и с войсками в Монголии как проводными, так и радиосредствами.

Зимой 1939–1940 годов Узел связи выполнял специальное задание, полученное от начальника Политуправления РККА. Заместителю начальника Узла связи Борису Платонову было приказано с группой радиоспециалистов и подвижной радиостанцией выехать в Ленинградский военный округ для оказания технической помощи в радиовещании на противника. По существу, этой группе впервые в нашей армии в широком масштабе, с использованием подвижных и стационарных средств пришлось обеспечивать спецпропагандистские передачи…

Последовательная оптимизация организационно-штатной структуры к началу 1940-х годов позволили приобрести Узлу связи наиболее целостный, завершённый вид. На вооружение стала поступать новая отечественная техника связи, в разработке и опытной эксплуатации которой принимали лучшие его специалисты.

– В каком состоянии и статусе Узел связи встретил вероломное нападение гитлеровцев на нашу страну?

– С началом Великой Отечественной войны он стал Узлом связи Ставки Верховного Главнокомандования. С первых дней войны обстановка в Генеральном штабе и его структурных подразделениях приобрела хоть и тревожный, но деловой характер.

А начиналось это так.

С 19 июня 1941 года стали поступать многочисленные тревожные телеграфные и телефонные сообщения, доклады из разведорганов и штабов приграничных военных округов – во всех чувствовалось дыхание войны. Пожар войны ещё не начался, а уже обжигал своей неминуёмостью телеграфистов и телефонистов Узла связи, принимавших информацию, передаваемую в Генштаб. Напряжение нарастало и к полудню 21 июня достигло апогея.

В субботу вечером 21 июня на телеграфе и радиоцентрах обычные ночные смены были значительно усилены. К этой предосторожности вынуждало необычное оживление в работе телеграфа, нараставшее ещё с утра. В ночь на 22 июня 1941 года все работники остались на своих местах.

И хотя телеграфу в первые дни войны было необычайно трудно, но работу на телеграфной станции наладили. Личный состав чётко знал свои обязанности и мог обеспечивать связь Генштабу по имевшимся (хотя и неустойчиво работавшим) воздушным линиям.

Уже в 4 часа 40 минут 22 июня 1941 года начальник Узла связи Генерального штаба генерал Михаил Беликов получил директиву с радиоданными и отдавал указания об организации связи в радиосетях Генерального штаба с приграничными военными округами.

Создавшаяся обстановка требовала принятия срочных мер для обеспечения связью Ставки Верховного Главнокомандования (ВГК). Приказом № 0251 от 28 июля 1941 года «О реорганизации Управления связи Красной Армии в Главное управление связи Красной Армии» Узел связи подчинили начальнику Главного управления связи Красной Армии (ГУСКА) как Узел связи НКО СССР. Его основные задачи и функции определялись новым «Положением об Узле связи НКО», введённом в действие приказом НКО от 19 сентября 1941 года № 0368. Согласно этому положению узел приравнивался к управлению ГУСКА, начальнику узла предоставлялись права начальника управления ГУСКА. На узел возлагались задачи по обеспечению телефонной, телеграфной и радиосвязи Ставки ВГК (Генштаба) со штабами фронтов, армий, оперативных групп, соединениями резерва Верховного Главнокомандования, штабами военных округов. По сути, узел стал их «ушами, глазами и нервами».

Отмечу, что с началом войны Узел связи не имел никаких запасных или укрытых объектов связи. Поэтому в начале июля 1941 года в помещении станции метро «Белорусская» вместе с командным пунктом Генштаба оборудовали и узел связи: телеграфную, телефонную станции и электрогенераторную станцию.

В интересах повышения эффективности работы Генштаба тогда принимается решение о переводе основных управлений в здание на улице Кирова и на платформу станции метро «Кировская» (ныне «Чистые пруды»).

Рядом со станцией метро в глубине улицы, в особняке с флигелем находился кабинет Верховного Главнокомандующего, располагался Государственный Комитет Обороны и кабинет начальника Генштаба. Там же, почти рядом, в доме 33 на втором этаже размещалось некоторое количество аппаратуры Узла связи, этажом выше – Оперативное управление Генштаба, шифровальщики и другие службы.

«На платформе метро станции «Кировская», – вспоминал начальник Генерального штаба генерал армии Сергей Штеменко, – поезда уже не останавливались. Перрон, на котором были организованы рабочие места офицеров и генералов, отгородили от путей высокой фанерной стеной. В одном углу перрона расположился узел связи, в другом – кабинет И.В. Сталина, а в середине – шеренги столов для офицеров-операторов. Место начальника Генштаба – рядом с кабинетом Верховного Главнокомандующего. Сталин в свой подземный кабинет ни разу не спускался, но изредка бывал в отведённом ему флигельке во дворе большого дома на улице Кирова, занятого под Генштаб. Там он работал и принимал доклады».

В последних числах июля 1941 года на посадочной платформе станции метро «Кировская» смонтировали основной телеграф Узла связи.

Узел связи обеспечивал Ставке управление фронтами средствами проводной связи, как правило, за счёт широкого использования постоянных воздушных линий. Основным видом документальной связи на всех направлениях Генштаба являлась телеграфная с использованием аппаратов Бодо и СТ-35. Связь с фронтами осуществлялась по телеграфу и ВЧ телефонам непосредственно или через узлы связи, развёрнутые на базе других предприятий Наркомата связи.

– Связь была установлена со всеми фронтами?

– Да, узел имел связь со всеми фронтами, а также с Северо-Кавказским, Приволжским, Уральским, Среднеазиатским и Забайкальским военными округами и, кроме того, непосредственную телеграфную связь со штабами 4-й, 7-й, 52-й, 16-й, 50-й, 43-й, 20-й, 31-й и 53-й армий. Имелась также надёжная связь со всеми штабами фронтов и между ними, что позволяло осуществлять манёвр каналами (проводами, цепями) и обеспечивать связь с любым штабом фронта и военного округа.

Сегодня Главный центр связи Генерального штаба Вооружённых Сил РФ – это ведущее соединение связи, располагающее современными автоматизированными системами боевого управления, комплексами и средствами связи, способными обеспечить устойчивое управление войсками и оружием в любой обстановке

– А специалистов на узле было достаточно с учётом огромного объёма решаемых задач?

– С началом Великой Отечественной войны Узел связи испытывал острую необходимость в специалистах. В связи с этим весной 1942 года был сформирован и придан узлу отдельный батальон связи численностью 380 человек. Его укомплектовали девушками 18–20 лет из Москвы, Московской области и других близлежащих областей. Военнослужащие-женщины уже в начале июля заступили на боевое дежурство на телеграфной станции.

Личный состав узла своим самоотверженным трудом обеспечивал Ставке ВГК приём донесений о положении своих войск и противника, характере боевых действий и передачу приказов и переговоров центральных органов военного управления, в том числе Верховного Главнокомандующего И. Сталина. Для него оборудовали четыре переговорных пункта (два в Москве, по одному на ближайшей даче в Кунцево и на дальней, что на 70-м км Дмитровского шоссе) и назначили личного телеграфиста – старшего техника телеграфа Узла связи старшего лейтенанта Николая Пономарёва, который на протяжении всей войны обеспечивал Верховному Главнокомандующему ведение переговоров с командующими фронтов.

Узел обеспечивал связь Сталину во время Тегеранской конференции глав трёх союзных держав – СССР, Америки и Англии с Генштабом и фронтами. Кроме этого, специалисты узла обслуживали запасные узлы связи Ставки ВГК в Арзамасе и Минске, Наркомата обороны – в Куйбышеве, поезд связи Георгия Жукова при его поездках в действующую армию, а также командировались на фронты, где им поручались самые ответственные задачи по связи, особенно в критических ситуациях и в период проведения наиболее важных операций.

Важное место в годы войны отводилось приёмным радиоцентрам узла. Например, о степени напряжённости работы приёмного радиоцентра в н.п. Ватутинки свидетельствует тот факт, что только по слуховым каналам через него ежедневно проходили сотни радиограмм, каждая из которых содержала до 2500 букв или цифр. Однако, по рассказам ветеранов, самым трудным был не 1944 год, когда принятая и переданная информация исчислялась миллионами слов, а те первые месяцы войны 1941 года, когда важно было получить хотя бы несколько слов с краткой информацией с военных направлений и передать распоряжения.

Именно телеграфный центр Узла связи ночью 9 мая принял текст Акта о безоговорочной капитуляции германских вооружённых сил, а затем все радиостанции СССР сообщили о долгожданной Победе.

Отмечу, что в годы Великой Отечественной войны указами Президиума Верховного Совета СССР 310 генералов, офицеров, сержантов, солдат и работников Узла связи были награждены орденами и медалями.

– Какие перемены претерпел Узел связи в послевоенные годы, какие новые задачи были на него возложены?

– После окончания Великой Отечественной войны на Узле связи провели комплекс мероприятий по совершенствованию и развитию проводной и радиосвязи с учётом реорганизации органов управления Генштаба. Узел связи НКО стал называться Узлом связи Генштаба.

Специалисты Узла связи неоднократно привлекались для проведения линейных и войсковых испытаний новых типов средств связи, включались в состав госкомиссий как в качестве их членов, так и председателей. Значительная часть элементов системы и комплексов связи Генерального штаба была сделана руками специалистов Узла связи в единственном экземпляре.

В 1955 году в составе узла создан телеграфно-телефонный центр для обеспечения связью Штаба Объединённых Вооружённых Сил Варшавского договора.

В 60-е годы прошлого века развитие Узла связи проходило с учётом возможного ведения боевых действий с применением ракетно-ядерного оружия. В этих целях в Подмосковье построили ряд защищённых объектов связи, включающих в свой состав узлы (центры) связи и кабельные линии привязки их к узлам связи Минобороны и Министерства связи. Их развёртывание, ввод в эксплуатацию осуществлялся военнослужащими и гражданским персоналом Узла связи Генерального штаба.

В 1962 году с началом Карибского кризиса была установлена прямая радиосвязь с группой советских войск на Кубе вначале в слуховом режиме, а затем и в режиме буквопечатания с засекречивающей аппаратурой. Особая важность установления прямой связи с Кубой состояла в том, что по дипломатическому каналу через посольство СССР в США организация связи была невозможна. Тогда впервые в истории Узел связи осуществил уникальную радиосвязь с другой стороной земного шара на расстоянии более 11 тысяч км.

Для обеспечения повседневного управления Вооружёнными Силами СССР Центральным командным пунктом (ЦКП) Генштаба на Узле связи был создан Специальный пункт связи, что позволило сигналы боевого управления передавать с одного пункта на многие направления. Время от получения сигнала до его передачи стало исчисляться десятками секунд, а доставка адресатам – одной-двумя минутами. Инженерно-технический состав Узла связи в те годы активно осваивал аппаратуру шифрования связи, обеспечивал развёртывание единой системы спутниковой связи первого поколения (ЕССС-1).

В 1980 году созданный в марте 1976 года узел связи железнодорожного пункта управления перешёл в подчинение Узлу связи Генштаба.

В результате проведённых преобразований Узел связи Генштаба стал крупнейшим в системе связи Вооружённых Сил, ведущим соединением войск связи.

В целом в послевоенные годы Узел связи претерпел значительные перемены, получил дальнейшее развитие и превратился в сложный организационно-технический комплекс сил и средств связи и АСУ.

Оценкой его достижений стало награждение Указом Президиума Верховного Совета СССР от 22 февраля 1968 года орденом Красной Звезды. Кроме того, в 1974 году Узел связи был награждён Вымпелом министра обороны СССР «За мужество и воинскую доблесть».

– Что сегодня представляет собой возглавляемое вами уникальное соединение войск связи?

– В 2010 году Узел связи Генерального штаба переформировали в Главный центр связи Генерального штаба Вооружённых Сил РФ, объединивший не только стационарные узлы связи, но и все полевые узлы (части) связи центрального подчинения.

20 октября 2011 года приказом министра обороны РФ от 18 октября 2011 года № 1905 Главному центру связи Генерального штаба Вооружённых Сил РФ вручено Боевое Знамя и предоставлено право сохранения исторического Боевого Красного Знамени.

В настоящее время военнослужащие и гражданский персонал Главного центра связи выполняют боевые задачи в мирное время – несут боевое дежурство, обеспечивая связь на многочисленных объектах связи Министерства обороны РФ и Генерального штаба Вооружённых Сил РФ, в том числе в интересах Национального центра управления обороной (НЦУО РФ), который является механизмом управления всеми сферами деятельности Вооружённых Сил в круглосуточном режиме. При создании НЦУО РФ военнослужащие и работники Главного центра связи в течение 333 дней успешно выполнили задачу по развёртыванию современных высокоскоростных инфокоммуникационных систем и комплексов связи.

Личный состав Главного центра связи обеспечивает внедрение новых образцов военной техники, активно использует её и успешно решает задачи на всех мероприятиях, проводимых Генеральным штабом Вооружённых Сил РФ.

Кроме того, Главный центр связи обеспечивает все необходимые виды связи в ходе проведения:

стратегических учений, тренировок по управлению Вооружёнными Силами РФ под руководством Верховного Главнокомандующего Вооружёнными Силами РФ;

внезапных проверок боевой готовности войск (сил) военных округов, Северного флота;

специальных учений, комплексных тренировок по связи под руководством начальника Главного управления связи Вооружённых Сил РФ;

совместных учений вооружённых сил Российской Федерации и Республики Беларусь;

тренировок по связи с узлами связи вооружённых сил государств – участников Организации Договора о коллективной безопасности;

ежегодных Армейских международных игр и Международного военно-технического форума «Армия».

В ходе проводимых мероприятий военнослужащие Главного центра связи обучаются и приобретают практический опыт обеспечения связи в районах, иногда абсолютно не подготовленных в отношении связи. Так, в районе Крайнего Севера нашими специалистами была установлена связь в интересах созданной в Арктике группировки войск (сил) Вооружённых Сил РФ, которая устойчиво функционирует и в настоящее время.

– Выполняет ли Главный центр связи специальные задачи, в том числе в Сирии?

– В соответствии с решением Верховного Главнокомандующего Вооружёнными Силами РФ военнослужащие Главного центра связи Генерального штаба в составе группировки Вооружённых Сил РФ успешно выполняют специальные задачи по поддержанию системы связи в готовности к обеспечению устойчивого управления группировками войск (сил) в Сирийской Арабской Республике, обеспечению межгосударственного информационного обмена в рамках ОДКБ, а также в рамках ОБСЕ и межправительственного соглашения о создании национальных центров по уменьшению ядерной опасности.

Что касается Сирии, то личный состав Главного центра связи с первых дней специальной операции по стабилизации обстановки в этой стране обеспечил развёртывание узла связи пункта управления межвидовой группировки войск (сил) Вооружённых Сил РФ и формирование системы связи, обеспечившей должностным лицам российской группировки войск в САР доступ в единую информационно-телекоммуникационную сеть связи Вооружённых Сил РФ с предоставлением всего спектра современных услуг связи по высокоскоростным цифровым каналам связи.

– Чем оснащён Главный центр связи Генерального штаба Вооружённых Сил РФ? Какова доля современных средств связи?

– Сегодня Главный центр связи Генерального штаба Вооружённых Сил РФ – это ведущее соединение связи, располагающее современными автоматизированными системами боевого управления, комплексами и средствами связи, способными обеспечить устойчивое управление войсками и оружием в любой обстановке. Главный центр связи объединяет все грани связи.

С 2012 года темпы оснащения центра современной техникой существенно возросли, и сейчас её доля превышает 60 процентов.

Подчеркну, что все современные средства связи, эксплуатирующиеся в войсках, а также все новые и перспективные комплексы проходят в Главном центре связи апробацию, жёсткую обкатку нашими хорошо подготовленными, опытными и требовательными специалистами, в том числе в ходе различных учений, как, например, на прошлогоднем совместном стратегическом учении «Запад-2017».

Также отмечу, что в результате настойчивой и кропотливой работы Главного управления связи Вооружённых Сил РФ все современные образцы техники связи, поступающие на вооружение в войска, это уже российские разработки. На предстоящем стратегическом учении «Восток-2018» планируем проверить на практике на больших расстояниях работу современных средств радиосвязи.

– По какому принципу вы отбираете для себя специалистов и где их готовят?

– Основная кузница кадров для нас – это Военная академия связи имени Маршала Советского Союза С.М. Будённого, расположенная в Санкт-Петербурге. Это одно из старейших военно-учебных заведений страны (которое, к слову, 8 ноября следующего года тоже отметит 100-летний юбилей), осуществляющее подготовку специалистов в области телекоммуникаций и автоматизации для Вооружённых Сил РФ, других министерств и ведомств.

В этом году после продолжительного перерыва Военная академия связи осуществит массовый выпуск лейтенантов. Самых достойных из молодых офицеров мы с нетерпением ждём по распределению в Главный центр связи Генерального штаба. Офицерам и гражданскому персоналу Главного центра связи, уже имеющим достаточный опыт службы, управления людьми, знающим все особенности работы на узлах связи, боевых постах, надо передавать свой опыт, ведь главным богатством Главного центра связи являются люди.

— Александр Анатольевич, что бы вы пожелали ветеранам и личному составу Главного центра связи в день 100-летия со дня его образования?

– Несмотря на вековой юбилей, Главный центр связи с позывным «Рубин» молод, полон энергии и жизненных сил для дальнейшего совершенствования системы связи Генерального штаба и системы связи Вооружённых Сил РФ в целом.

В день образования Главного центра связи Генерального штаба Вооружённых Сил РФ желаю ветеранам Узла связи крепкого здоровья, а военнослужащим и работникам интересной, наполненной плодотворными делами работы и военной службы, благополучия, новых достижений и побед на очередные 100 лет в интересах повышения обороноспособности Российской Федерации.

Виктор ХУДОЛЕЕВ, «Красная звезда»,

Александр ТИХОНОВ, «Красная звезда».

Россия > Армия, полиция. СМИ, ИТ > redstar.ru, 14 мая 2018 > № 2604359 Александр Рубинс


Россия > Финансы, банки. Транспорт > banki.ru, 14 мая 2018 > № 2603322

Кто заплатит за ущерб в результате ДТП, если нет полиса ОСАГО

1.Кто возместит вред, причиненный моему автомобилю в ДТП, если у виновника нет полиса ОСАГО, а у меня есть?

2.Получу ли я возмещение, если у виновника ДТП есть полис ОСАГО, а у меня — нет, но мой автомобиль пострадал?

3.У меня есть полис ОСАГО, но виновник скрылся с места ДТП. Могу ли я получить возмещение?

4.Ни у меня, пострадавшего, ни у виновника ДТП нет полиса ОСАГО. Кто заплатит за ущерб автомобилю?

5.Кто выплатит компенсацию жизни и здоровью пострадавших в ДТП, если у обоих участников ДТП нет полиса ОСАГО?

6.Кто выплатит компенсацию вреда жизни и здоровью пострадавших в ДТП, если у пострадавшего нет полиса ОСАГО, а у виновника есть?

7. Если в результате ДТП погибли люди, а ответственность виновника была застрахована по ОСАГО, наступает ли уголовная ответственность?

1

Кто возместит вред, причиненный моему автомобилю в ДТП, если у виновника нет полиса ОСАГО, а у меня есть?

В этом случае не действует прямое возмещение убытков (ПВУ), когда пострадавший может обращаться в свою страховую компанию. Ваш полис не имеет отношения к происшествию, если нет вашей вины в ДТП. Он страхует только вашу ответственность перед другими участниками движения. Для страхования вашего имущества (автомобиля) существует страхование каско. Если у вас есть каско, можете обратиться к своему страховщику, а он уже будет разбираться с виновником. Если же каско нет, нужно фиксировать ДТП (заполнять извещение, вызывать полицию) и пытаться договориться с виновником полюбовно, чтобы он добровольно возместил вам ущерб. Если же он не признает свою вину или вы не можете договориться о размере ущерба, придется подавать иск.

2

Получу ли я возмещение, если у виновника ДТП есть полис ОСАГО, а у меня — нет, но мой автомобиль пострадал?

Если не у всех участников есть полисы ОСАГО, процедура прямого возмещения убытков не применяется. Соответственно, необходимо обращаться в страховую компанию виновника ДТП — именно она должна возместить вам ущерб. Впоследствии в ряде случаев эта компания может направить регрессный иск виновнику, чью ответственность она страховала, если он нарушил ряд правил страхования. Например, был за рулем в состоянии алкогольного опьянения. Вас это уже не коснется, но для обращения за выплатой вам также необходимо зафиксировать происшествие.

3

У меня есть полис ОСАГО, но виновник скрылся с места ДТП. Могу ли я получить возмещение?

В этом случае возможна выплата от РСА, но только по вреду, причиненному жизни и здоровью потерпевшего. Возмещение ущерба имуществу потерпевшего в данном случае законом не предусмотрено. Такие риски покрывает страхование каско вашего автомобиля.

4

Ни у меня, пострадавшего, ни у виновника ДТП нет полиса ОСАГО. Кто заплатит за ущерб автомобилю?

В данном урегулировании страховые компании участия не принимают. Вам необходимо вызвать полицию и заполнить бланк извещения о ДТП, пытаться договориться о компенсации с виновником. Если не получится — подавать в суд. Суд определит наличие вины ответчика и размер возмещения на основании независимой экспертизы. Скорее всего, виновнику ДТП без полиса ОСАГО придется также оплатить судебные издержки, в том числе экспертизы. А также заплатить за ремонт собственного автомобиля, если у него нет полиса каско.

5

Кто выплатит компенсацию жизни и здоровью пострадавших в ДТП, если у обоих участников ДТП нет полиса ОСАГО?

Это сделает Российский союз автостраховщиков (РСА) в пределах лимита, предусмотренного законом — 500 тыс. рублей на каждого пострадавшего. Все, что свыше этой суммы, должен будет выплатить виновник происшествия.

6

Кто выплатит компенсацию вреда жизни и здоровью пострадавших в ДТП, если у пострадавшего нет полиса ОСАГО, а у виновника есть?

Полис страхования автогражданской ответственности пострадавшего в ДТП в данном случае не имеет отношения к делу. Важно, есть ли полис у виновника ДТП. Если он есть, ответственность за выплаты по нанесению вреда жизни и здоровью участников движения несет страховая компания виновника — в рамках предусмотренной законом суммы (500 тыс. рублей на каждого пострадавшего). Если нанесенный вред больше этой суммы на человека, тогда 500 тыс. рублей пострадавший получит от страховой компании, а разницу ему придется взыскивать с виновника напрямую. Кстати, получение выплаты по ущербу жизни и здоровью в рамках ОСАГО не исключает возможности получения возмещения пострадавшим в ДТП по полису страхования жизни или от несчастного случая, если его жизнь была застрахована.

7

Если в результате ДТП погибли люди, а ответственность виновника была застрахована по ОСАГО, наступает ли уголовная ответственность?

Страхование автогражданской ответственности никоим образом не освобождает от уголовной ответственности и не смягчает наказания за правонарушения по Уголовному кодексу РФ.

Ольга КУЧЕРОВА, Banki.ru, Благодарим за помощь в подготовке материала Андрея МАКЛЕЦОВА, начальника управления методологии урегулирования убытков Российского союза автостраховщиков

Россия > Финансы, банки. Транспорт > banki.ru, 14 мая 2018 > № 2603322


Украина > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > interfax.com.ua, 12 мая 2018 > № 2607539 Эки Ткешелашвили

Глава Антикоррупционной инициативы ЕС: Антикоррупционный суд является ключевым звеном борьбы с коррупцией в Украине

Эксклюзивное интервью главы Антикоррупционной инициативы Европейского Союза Эки Ткешелашвили агентству "Интерфакс-Украина"

Как вы можете оценить работу антикоррупционных органов в Украине? Их часто критикуют за неэффективность…

Прежде всего, надо сказать, что это новосозданные органы. Одни занимаются борьбой с коррупцией в сфере криминальной юстиции – в первую очередь НАБУ и САП. Они отвечают за то, чтобы безнаказанность за коррупционные деяния была побеждена, а предсказуемость наказания была реальностью. Скорость и сущность того, как институционально эти органы развились, – это беспрецедентный успех этих органов. Как вы понимаете, создание таких органов – это нелегкая работа, потому что нужно выстоять напор внешних и внутренних вызовов. И здесь НАБУ и САП являются однозначными лидерами, так как их становление уже произошло.

В сфере криминальной юстиции развитие специальных организаций, которые способствуют тому, чтобы эффективно расследовались и пресекались коррупционные деяния, чтобы была побеждена безнаказанность, помимо этого, чтобы те финансовые капиталы, которые накопились путем коррупционных действий, возвращались в страну – очень позитивное и имеет очень хорошую динамику.

Что касается органа, который работает в сфере превенции коррупции – НАПК, здесь есть вызовы, которые все еще остаются. В частности, орган имеет комплексный мандат и занимается не только системой электронных деклараций, но и финансированием политических партий, оценкой коррупционных рисков, конфликтов интересов. И здесь с самого начала сложности были предсказуемы.

Таким образом, у нас есть прецедент позитивного развития органов сферы криминальной юстиции и есть начинающаяся динамика развития превентивного органа, но тут еще предстоит приложить немало усилий, чтобы эффект от работы был ощутим.

По вашему мнению, оправдали ли ожидания европейских партнеров антикоррупционные органы?

Для европейских партнеров важно, чтобы этот процесс был эффективен и необратим, поэтому здесь нет какой-то оценки за какой-то промежуток времени "довольны/недовольны". Эти оценки делаются в рамках, например, процесса визовой либерализации. Борьба с коррупцией – это не процесс, который навязывается стране, он должен помочь достичь тех целей, которые она для себя обозначила.

О борьбе с коррупцией нельзя говорить в общем как о конкретной цели, искоренить ее невозможно. Это продолжающийся процесс во многих странах. Следует отметить, что, например, безопасность не может быть обеспечена в полной мере, если страна остается коррумпированной.

И я хотела бы отметить, что одним из ключевых звеньев борьбы с коррупцией является Антикоррупционный суд. Необходимость его создания в полном соответствии с рекомендациями Венецианской комиссии неоднократно подчеркивалась европейскими партнерами. Это существенный элемент для того, чтобы система дала ту отдачу, которую от нее ожидают, чтобы дела находили завершения в судах.

В Верховной Раде уже есть законопроект "О Высшем антикоррупционном суде". Вам известно, как проходит работа по его подготовке ко второму чтению?

Пока это внутрипарламентский процесс. Здесь все еще камнем преткновения остаются те поправки, которые должны быть учтены, чтобы привести закон в полное соответствие с рекомендациями Венецианской комиссии. Парламент и комиссия ведут совместную работу по законопроекту, поэтому, я думаю, что этот процесс придет к логическому завершению в виде принятия того нормативно-правового акта, который бы соответствовал упомянутым рекомендациям. Это не просто какое-то пожелание со стороны партнеров Украины, это четко взвешенное видение того, какие элементы должны быть присущи этому закону, чтобы суд был реально независимым, эффективным и выполнял свою роль.

Как европейские партнеры воспринимают напряженность между антикоррупционным и другими правоохранительными органами в Украине?

Украина – не единственная страна, где такое происходит, нельзя сказать, что в каких-либо других странах никогда нет разногласий между разными органами. Наличие разногласий не нужно воспринимать как катастрофу, которая разваливает всю систему. Главное, чтобы разногласия, в случае их появления, разрешались легитимным путем и в рамках конструктивного диалога. Разногласия могут быть результатом, например, разной интерпретации законодательных норм или каких-то внешних факторов. Политический компонент, на мой взгляд, – это не обязательная составляющая, но он тоже может быть.

Я думаю, что относительно, например, юрисдикции понимание мандата антикоррупционных органов и их полномочий в рамках рабочего режима все более и более приходит - практика показывает, как это должно быть.

Другой вопрос, если эти разногласия сохраняются и не могут быть разрешены, тогда это становится проблемой, которую также учитывают международные факторы.

Насколько ситуация с экс-замглавы Государственной миграционной службы Украины Пимаховой повлияла на работу агентов НАБУ?

Сам прецедент был неприятен. Для НАБУ это стало вызовом, который надо было преодолеть. Негативная реакция была предсказуема, но НАБУ с помощью международных партнеров преодолело последствия данной ситуации, продолжив наращивание своей эффективности по расследованию коррупционных кейсов.

Я, конечно, не могу комментировать по конкретным агентам, которые работают в НАБУ, но могу сказать, что НАБУ продолжило делать свою работу и вернулось к полноценной работе.

Учитывая смену главы НАПК, ожидаете ли вы позитивных изменений в части реальной проверки е-деклараций чиновников?

Создание системы е-декларирования – очень важный шаг, поэтому сейчас важно продолжить этот процесс результативной верификацией всех тех деклараций, которые накопились. Мы продолжаем работать над тем, чтобы сделать проверку е-деклараций более эффективной. Сейчас процесс находится на той стадии, когда ПРООН заканчивает улучшать модуль для автоматической верификации.

Кроме того, мы сейчас провели глубокую оценку бизнес-процессов, связанных с верификацией, и уже есть конкретные рекомендации с нашей стороны, что необходимо изменить с целью повешения эффективности. На сегодняшний момент мы видим открытость со стороны руководства, чтобы принимать эти рекомендации, работать вместе с нами и улучшать систему. Мы же, исходя из этого, настроены на то, что это будет процесс, который приведет к позитивным изменениям верификации. Мы настроены оптимистично.

Обязательное е-декларирование для активистов так и не было отменено…

Мнение международного сообщества было четко выражено на этот счет: приравнивание к госслужащим представителей неправительственных организаций, при этом только одного из сегментов, не является какой-то общепринятой практикой. Целью е-деклараций является сделать прозрачными и подотчетными финансовые доходы госслужащих, людей, которые получают зарплату с налогов. Это превентивный метод против коррупции, чтобы было понятно, насколько соразмерны с доходом госслужащего те доходы, которые есть у них в распоряжении. Поэтому приравнивание членов неправительственных организаций, которые борются с коррупцией и не принимают финпомощь из отчислений налогоплательщиков – неприемлемо. Это стирает разницу в том, кто должен отчитываться перед обществом. Если есть нужда в какой-то дополнительной транспарентности членов неправительственных организаций, то можно внести поправки, например, но нельзя их приравнивать к госслужащим.

Насколько ситуация с руководителем САП Холодницким повлияла на авторитет Украины и антикоррупционную борьбу в целом?

Я не могу это оценивать, потому что процесс расследования все еще идет, поэтому я не хотела бы делать преждевременные выводы. Мы ожидаем, какое будет разрешение этого вопроса в результате расследования.

Украина > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > interfax.com.ua, 12 мая 2018 > № 2607539 Эки Ткешелашвили


Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 11 мая 2018 > № 2609264 Максим Бергеля

Время принимать антикризисные меры на Амуре.

«Работа над ошибками» – под таким девизом в этом году, по мнению многих, должен пройти промысловый сезон на Амуре. Непростая и неоднозначная ситуация на лососе в 2017 году, а перед этим и слабая для многих предприятий корюшковая путина лишь обострили вопросы по регулированию промысла на реке. Перемены местные рыбаки увидели уже этой весной, когда на зубатке объемы вылова, включая резервный, были распределены и закреплены по районам.

Рыбопромышленники, чьи участки расположены выше от устья Амура, такую схему считают правильным решением, которое поможет отловиться и им. Но, добавляют, для улучшения общего состояния промысловых запасов на реке необходим комплексный подход.

Своим видением того, какие шаги способны помочь в этой работе, с корреспондентом журнала «Fishnews – Новости рыболовства» поделился председатель Ассоциации рыбодобывающих предприятий Ульчского и Комсомольского районов Хабаровского края Максим Бергеля.

– Максим Александрович, для начала давайте актуализируем информацию по вашему объединению: сколько компаний сегодня входит в АРУК?

– На сегодняшний день мы представляем интересы уже 25 предприятий (в этом году в ассоциацию вошло еще три компании). Все это представители Нижнего Амура (ниже Хабаровска), за исключением устья реки и лимана.

– Год для членов ассоциации начался с корюшковой путины.

– Промысел малоротой корюшки стартовал в январе, на «азиатке» (корюшке азиатской зубастой – прим. ред.), которая представляет больший интерес на рынке, компании начали работать с 15 марта. Стартовала путина для нас на позитивной ноте в плане организации промысла – хотелось бы это отметить. Полагаю, это говорит о том, что ошибки прошлого года учитываются и краевое минприроды и комитет рыбного хозяйства взялись за дело с новым настроем. Надеемся, что работа продолжится в том же духе.

Со своей стороны, мы готовы развивать диалог с властями, наукой, коллегами и предлагать свое видение и варианты того, как улучшить ситуацию на Амуре. Мы говорим о необходимости разработки целостной модели управления промыслом и распределения промысловой нагрузки на реке.

– Т.е. ваши предложения комиссия по анадромным приняла во внимание?

– Преждевременно говорить о том, что с нами согласились. Но, по крайней мере на корюшке, мы увидели, что олимпийская система отменена и основной объем, и резерв были распределены и закреплены по районам. В этом, конечно, для районов, расположенных выше устья, есть определенный плюс. Кроме того, было решено не добавлять объемов, по крайней мере пока районы полностью не освоят выделенные им лимиты.

Важно, чтобы комиссия не отошла от этого принципа и в период лососевой путины. Т.е. чтобы не получилось так, как в прошлом году, когда резерв, закрепленный изначально за Ульчским районом, достался соседнему Николаевскому району только потому, что тот, благодаря географическому преимуществу, первым выбрал свои объемы и был готов продолжать промысел. При таком раскладе, по сути, вновь получится олимпийская система, которая на реке неприемлема.

ВСЕ ВНИМАНИЕ НА НЕРЕСТИЛИЩА

– Какие ключевые моменты и почему, на ваш взгляд, должны войти в новую модель управления промыслом на Амуре, предлагаемую вами?

– Когда мы говорим о своих предложениях и своем видении «идеального мироустройства», то акцентируем внимание на трех основных моментах, которые важно реализовывать одновременно – в этом и заключается комплексность.

Первое – это распределение и закрепление всех объемов за районами по муниципальному признаку (сейчас мы это увидели на корюшке). Второе – это разделение рекомендованного наукой объема вылова на несколько частей для того, чтобы в случае ошибочного прогноза была возможность вовремя среагировать и за счет корректировки еще не освоенных частей снизить промысловую нагрузку на ресурс. И третий компонент этой формулы – право на вылов второй и последующих частей разделенного объема должны предоставляться району только после того, как соседний район, расположенный выше по реке, освоил предыдущую часть своего объема минимум на 50%.

Еще раз отмечу, что эти условия – неотъемлемые части одной системы.

Кроме того, для нормальной промысловой нагрузки и защиты анадромных видов рыб на Амуре нам необходимы проходные дни, которые вводились бы с первых дней путины по составленному заранее графику со смещением. Т.е. сразу проговаривается, в какие дни и сроки будет останавливаться промысел для пропуска производителей к нерестилищам (со смещением проходных периодов по дням недели последовательно для каждого района с учетом скорости движения стада). А уже потом, если вдруг ход рыбы во время путины окажется очень хорошим, можно отменять эти дни. Подобная схема используется на Камчатке.

– Действующая сейчас на Амуре схема проходных дней, на ваш взгляд, менее эффективна?

– В раннем закрытии промысла, который у нас предполагается применять как основной регулирующий инструмент, мы видим опасность. Поясню, в чем она заключается. С учетом промыслового перекоса в сторону устья Амура и Амурского лимана основные промысловые усилия приходятся на эту часть реки. В результате основная часть рыбы вылавливается здесь, а потом, когда выясняется, что на нерест ничего не проходит, путина закрывается, и в итоге все вышерасположенные районы свои объемы выбрать не успевают.

Да и на качестве будущих поколений, по крайней мере по лососю, это тоже отражается, т.к. некоторые стада производителей принимают на себя большую нагрузку, чем другие. Как следствие, некоторые реки остаются пустыми, как это было, например, на летней кете в 2017 году. Тогда устьем и лиманом было выловлено 95% лимита по летней кете, а исследования, которые мы проводили с ХфТИНРО, показали, что на нерестилище пришло мизерное количество производителей – всего 0,04 особи на 100 кв. метров (при оптимуме – от 30 до 70 экземпляров на 100 кв. метров).

В то же время спланированные с первых дней путины по календарю проходные периоды позволят более равномерно пропускать рыбу на нерестилища, сколько бы «толчков» (ходов) рыбы за путину ни происходило.

Ну, а дальше, ориентируясь на заполнение нерестилищ, можно корректировать график проходных периодов.

– Но существует и противоположное мнение: большая протяженность Амура не позволит достаточно оперативно регулировать промысел, если ориентироваться на заполнение нерестилищ.

– Во-первых, опыт 2017 года показал, что промысловая нагрузка настолько велика, что, если ее не уменьшить, будет выловлена вся рыба, которая только вошла в Амур.

Во-вторых, не все виды лосося (а мы сейчас говорим в первую очередь про лососевую путину) преодолевают до нерестилищ такие большие расстояния. По горбуше и летней кете вполне можно отслеживать ситуацию уже с нижних нерестилищ (это район реки Амгуни, Ульчский район), а также ориентироваться на наблюдения ученых на полевых контрольных пунктах.

Осенняя кета – да, действительно поднимается по реке на сотни километров. Ее можно отслеживать не по нерестилищам, а по интенсивности хода в каждом муниципальном районе. Т.е. если в вышележащем районе наблюдается интенсивный продолжительный ход осенней кеты, то в районе, расположенном ниже по реке, можно рассматривать вопрос по сокращению или отмене мер, направленных на снижение интенсивности промысла.

Методика по каждому стаду должна быть своя.

– Т.е. вы предлагаете, чтобы наука рекомендовала, сколько и в каких районах осваивать исходя из количества нерестилищ?

– В этом есть логика. Другой вопрос, что нужно актуализировать научные знания о том, кто, где и когда нерестится; составить карту нерестилищ с процентным соотношением тех или иных стад в общем объеме заходящего в Амур лосося, чтобы четко представлять структуру этого объема и соответственно распределять промысловую нагрузку. Но это в идеале.

В любом случае после 2017 года должны, на наш взгляд, приниматься антикризисные меры. Считаю, лучше в данном случае перестраховаться и в случае явно позитивного сценария путины смягчать меры регулирования.

– Это подразумевает большую исследовательскую работу. Достаточно ли у отраслевой науки для этого ресурсов?

– Мы обсуждаем наше участие в научно-исследовательском процессе, то, чем мы способны помочь нашей науке. И одно из исследований, которое мы хотели бы поддержать, это как раз изучение распределения рыб по нерестовому фонду Амура. Полагаем, что объединение потенциала разных отраслевых научных подразделений и рыбацкой общественности дало бы хороший результат.

С ПРАВОМ НА ОШИБКУ

– Кстати, вы можете сказать, какой процент в вылове по Ульчскому и Комсомольскому районам приходится на горбушу, а какой на кету?

– Раньше, по крайней мере по Ульчскому району, летняя кета составляла основу вылова (раньше – это до 2010-2012 года, т.е. не так давно). Затем шли кета осенняя и горбуша. Сейчас ситуация поменялась: на первом месте осенняя кета, далее – горбуша (по четным годам), а летней кеты не стало совсем.

– В этом году наука дает оптимистичный прогноз по горбуше Охотского моря. Вы уже обсуждали в ассоциации, как это отразится на уловах ваших предприятий?

– Главное, чтобы прогнозы оправдались. Мы с осторожностью относимся к озвученным цифрам, ведь изначально наука говорила о 18 тыс. тонн, потом Москва скорректировала цифру до 30 тысяч. На наш взгляд, стоило бы как раз попробовать разделить этот объем, допустим, на три части по 10 тыс. тонн с условием, что каждый из районов сможет приступить к освоению следующей части, только ориентируясь на успехи соседнего района. Считаем, что это позволило бы рациональнее распределить промысловую нагрузку внутри районов и, в случае ошибки в прогнозах, избежать серьезных негативных социальных последствий в крае.

СОТРУДНИЧЕСТВО ДЛЯ РЕЗУЛЬТАТА

– В 2017 году большая работа совместно с учеными была проделана по изучению орудий лова, оптимальных для использования на Амуре в качестве альтернативы плавным сетям. Будут ли продолжены исследования?

– Эта работа, в которой активно участвовали компании нашей ассоциации, обязательно будет продолжена. Более того, мы хотим расширить проект. Кроме того, запланирована совместная работа по исследованию ската малька.

– С краевыми властями как планируете выстраивать работу?

– Рассчитываем в этом году на более плотное сотрудничество с министерством природных ресурсов Хабаровского края и комитетом рыбного хозяйства. Есть надежда, что диалог с местными властями сложится в формате рабочих групп при минприроды и при краевой Думе. На общей площадке, где все будут иметь право высказаться по насущным вопросам, будет легче вырабатывать единый подход.

– В сфере охраны водных биоресурсов и взаимодействия с территориальным управлением Росрыболовства у АРУК тоже большие планы?

– Мы хотим направить на рыбоохрану больше усилий (в рамках своей компетенции). Поможет нам в этом более активное привлечение сил казачества. Мы полностью разделяем позицию руководства Амурского теруправления, что у казаков гораздо больше опыта и возможностей в охранной сфере, что они более организованы и морально подготовлены к выполнению такой работы, нежели общественные инспекторы.

Поэтому везде по Амуру мы планируем общественников максимально заменить дисциплинированным, патриотически настроенным казачьим войском. Соответственно будем планировать распределение финансовых обязательств на эти нужды между членами ассоциации.

– А что, на ваш взгляд, должно стать индикатором того, что работа по регулированию промысла на Амуре будет выстраиваться правильно?

– Ответ очевиден – это заполнение нерестилищ. Во-вторых, равный доступ к ресурсам для всех пользователей. И, в-третьих, эффективный диалог со всеми ответственными и заинтересованными сторонами. А нормальная социальная обстановка в крае станет следствием достижения этих целей.

Наталья СЫЧЕВА, журнал « Fishnews – Новости рыболовства»

Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 11 мая 2018 > № 2609264 Максим Бергеля


Россия. ЮФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 11 мая 2018 > № 2606186 Вениамин Кондратьев

Рабочая встреча с губернатором Краснодарского края Вениамином Кондратьевым.

Владимир Путин провёл рабочую встречу с главой администрации, губернатором Краснодарского края Вениамином Кондратьевым.

В.Путин: Вениамин Иванович, в целом ситуация в крае понятна, Вы не так давно мне докладывали об этом. Хотел бы с Вами поговорить о том, как Вы предполагаете выстроить работу по основным направлениям развития и по решению тех задач, которые были изложены в Указе Президента 7 мая этого года – с учётом особенностей края, с учётом особенностей структуры экономики края.

Знаю, что Вы хотели отдельно сегодня затронуть вопросы использования биоресурсов моря, вообще водных биоресурсов; поговорить о развитии сельского хозяйства и сельхозкооперации. Давайте с этого и начнём.

В.Кондратьев: Владимир Владимирович, я сразу тогда скажу, что, безусловно, майский Указ – своевременный и необходимый, и объективно, как представитель сельского региона, могу сказать, что народ его очень ждал и очень надеется, что он будет реализован.

Исходя из этого, мы скорректировали стратегию развития края, это так называемая Стратегия–2030, до 2030 года. В первую очередь мы понимаем: чтобы выполнить все Ваши поручения, конечно, необходим финансовый ресурс.

Сегодня ВРП [валовой региональный продукт] края в среднем по итогам прошлого года увеличился на 2,3 процента. Исходя из тех задач, которые сегодня уже Вы поставили в рамках Указа, мы должны ВРП увеличить не на проценты, а в два раза. Сегодня у нас ВРП – 2 триллиона 300 миллиардов. Значит, чтобы максимально выполнить указы, он должен быть 4 триллиона 500 миллиардов как минимум.

Рост экономики региона должен соответствовать где-то четырём процентам в год. Естественно, объём промышленной продукции должен быть увеличен как минимум в два раза, производительность труда – в 2,5 раза. Бюджет региона должен составлять около 600 миллиардов рублей.

Хочу Вас заверить, исходя из того, что сегодня экономика региона чувствует себя очень хорошо, мы все поручения выполним.

Что касается самой экономики – конечно, мы агропромышленный регион, и сегодня, тоже хочу сказать, для нас принципиально важно сохранить динамику, которую сегодня сельское хозяйство, агропромышленный комплекс набрал.

Россия. ЮФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 11 мая 2018 > № 2606186 Вениамин Кондратьев


Казахстан > Образование, наука. Внешэкономсвязи, политика > dknews.kz, 11 мая 2018 > № 2605284 Тышхан Кеншилик

Изменилась ли сегодня ситуация в системе религиозного образования, как защитить молодежь от получения сомнительных религиозных знаний и нужно ли развивать собственную базу религиозного образования? Zakon.kz попросил прокомментировать эти вопросы заведующего кафедрой религиоведения ЕНУ имени Л. Гумилева, кандидата философских наук Тышхана Кеншіліка.

Практика показывает, что в начале 2000 годов наши граждане, обучавшиеся за рубежом, в том числе в сомнительных учебных заведениях попали под влияние адептов деструктивной идеологии. Получив там религиозное образование, в том числе в различных подпольных школах и курсах, возвращались с чуждыми для нашей страны ценностями и радикальными взглядами, а некоторые вступали в ряды экстремистских организаций.

- Почему молодые казахстанцы предпочитают выезжать в арабские страны и обучаться в сомнительных религиозных вузах?

- Получить религиозное образование в известных исламских центрах всегда было заманчивым предложением для молодых парней, и не потеряло свою актуальность и сейчас. При этом оно бесплатное, и для поступающих нет никаких ограничений ни по возрасту, ни по знаниям.

Конечно, нельзя утверждать, что все граждане Казахстана, получившие религиозное образование за рубежом, представляют угрозу. Большинство из них действительно получило хорошее теологическое образование и некоторые из них сегодня успешно работают в Духовном управлении мусульман Казахстана, государственных учреждениях и финансовых центрах. Однако некоторые активно пропагандировали деструктивную идеологию.

К тому же, система исламского религиозного образования в нашей стране находилась на стадии становления. Это сейчас в стране функционируют 4 медресе, 5 медресе-колледжей и университет «Нур-Мубарак», а раньше этого не было.

- Сколько казахстанских граждан получили религиозное образование за рубежом, есть ли на этот счет какая-то статистика?

- Согласно данным Министерства по делам религий и гражданского общества, в Казахстане религиозное образование получают около трех тысяч детей, из них 1800 обучаются в медресе ДУМК. В зарубежных теологических учреждениях обучается более 300 наших граждан, но в официальных источниках они не упоминаются. Большинство детей обучаются в теологических вузах Египта, Саудовской Аравии и Малайзии. В настоящее время их количество снижается ввиду проводимой разъснительной работы госорганов и ДУМК, а также продолжения учебы в университете «Нур Мубарак». Думаю, будет правильным продолжить практику во возврату наших молодых граждан на Родину, создав для них условия по получению религиозного образования.

Особенно радует то, что благодаря проводимой разъяснительной работе в СМИ, многие родители отказываются обучать своих детей за рубежом.

- Как вы думаете, будет ли эффективной норма закона об ограничении получения религиозного образования за рубежом?

- Введение данной нормы направлено на обучение религиозных служителей в первую очередь в нашей стране, чтобы у них сформировалось религиозное сознание, совместимое с казахстанскими традициями и культурой, нашей духовностью, поэтому она очень актуальна для нас. с точки зрения профильного ведомства, подобные меры позволят сократить количество выезжающих молодых людей за рубеж. Для этого интересующимся религиозными знаниями предлагается пройти обучение в 9 медресе-коллежах, далее пройти конкурс на грант египетского университета исламской культуры «Нур Мубарак». И только после получения базового религиозного образования, претендент будет иметь возможность получать дополнительное высшее образование за рубежом.

Исключение будут составлять только студенты, которые получают образование за рубежом на основании международного договора или соглашения, а также отсутствия у зарегистрированных в Казахстане религиозных объединений, духовных или религиозных организаций образования на территории нашей страны.

- Может ли действующая система отечественного религиозного образования полностью закрыть вопрос необходимости получения религиозных знаний за рубежом?

- Несмотря на предпринимаемые усилия по развитию отечественной системы религиозного образования, мы не должны отказываться от зарубежного опыта. Вместе с тем, в иностранные учебные религиозные центры должны направляться лучшие выпускники университета «Нур Мубарак» для обучения в магистратуре и докторантуре по направлению ДУМК. Подобная практика существует в Узбекистане, и показала свою эффективность.

Кроме того, необходимо продолжить работу по развитию высшего религиозного образования и подготовке квалифицированных магистров и докторов теологии на базе университета «Нур Мубарак» путем увеличения количества государственных грантов. Для этого необходимо перенимать передовой опыт лучших исламских теологических университетов, приглашая к преподаванию известных зарубежных теологов, специалистов по Корану и хафизов.

Все эти меры позволят нам компенсировать и улучшить состав имамского корпуса ДУМК, а также подготовить достойную смену религиозных кадров в будущем.

Казахстан > Образование, наука. Внешэкономсвязи, политика > dknews.kz, 11 мая 2018 > № 2605284 Тышхан Кеншилик


Казахстан > Образование, наука. СМИ, ИТ > dknews.kz, 11 мая 2018 > № 2605283 Асхат Аймагамбетов

Изменена нормативная база, регламентирующая подготовку новых учебников для общеобразовательных школ. В соответствии с этими нормативами будет обеспечен новый подход в подготовке учебников. О том, какую работу проводит Министерство образования и науки над допущенными ошибками при издании учебников, рассказал вице-министр Асхат Аймагамбетов.

- Асхат Канатович, в прошлом году было много нареканий по содержанию новых учебников. Что было предпринято по устранению этих ошибок, а, главное, по их недопущению?

- По недопущению этих ошибок были предприняты меры. У нас пятиступенчатая экспертиза. Я хотел бы остановиться на некоторых вопросах подробнее. Первое - это автор. Мы внесли норму, согласно которой автором этих учебников могут быть не только один человек. Раньше автор не регламентировался. Это мог быть представитель высшей школы, условно, профессор, или это мог быть учитель школы. Мы полагаем, что очень важно ввести норму, и мы это решение приняли. Теперь авторами учебников могут быть авторские коллективы, причем, одновременно должны быть как представители высшей школы, так и представители официальной практики - это учителя. И мы считаем, что это важный вопрос.

- Что вы скажете по вопросу проведения общественной экспертизы?

- В этом году уже поступило около 5,5 тысяч замечаний и предложений. Все наши учебники были вывешены на портале. По каждому замечанию мы посмотрели и приняли меры.

- Какие новации будут представлены в этом году?

- По тем учебникам, которые будут издаваться в этом году, а это 3-6-8 классы, мы впервые предоставим QR- код, который будут иметь каждый из этих учебников. Через него можно будет скачать электронный вариант учебников. Мы такую задачу перед собой ставили и реализовали через внесение изменений в нормативно-правовые документы.

- В прошлом году немало нареканий прозвучало по использующимся ссылкам в Интернете. Что изменится в этом году?

- Мы этот вопрос тоже нормативно урегулировали. Ссылки в учебниках будут только на официальные сайты. Условно ссылки можно было сделать на Википедию, на Youtube, но мы сочли, что ребенок, просматривая этот канал, может столкнуться с различной информацией и различного рода контентом, который не соответствует его возрастным и этическим рамкам. В целом, по ссылкам скажу, что они нужны. По ним дети должны учиться работать в Интернете, но они должны быть на официальные сайты, где есть гарантия, что там будет контент определенного содержания и качества. Это очень важный вопрос! Очень важно, чтобы эти ссылки были только на дополнительный, вспомогательный материал, потому что у нас к Интернету не все дети, не все школьники имеют доступ. Поэтому когда мы говорим: выполни обязательный материал, и его можно увидеть только через какую-то ссылку в Интернете, а не у всех есть такой доступ - это неравные условия. Именно этим продиктовано такое решение.

- Будет ли обязательной апробация для казахстанских школьных учебников?

- До этого апробация нужна была только для учебников начальной школы, сейчас апробация обязательна для всех. Поэтому в этом году мы провели через апробацию и начальную и среднюю школу. Учителя, которые в течение года работают с этим учебником, они высказывают свои предложения, при этом работают и дети, и их родители, поэтому мы считаем это очень важным.

- Готовы ли вы прислушиваться к мнению общественности, которая в прошлом году проявила необычайную активность?

- Недавно в Алматы мы проводили брифинг. В этом году мы дополнительно ввели по своей инициативе такой институт как исследование на социальное восприятие. Это когда наши педагоги оценивают - они смотрят с точки зрения правильного содержания контента, программы и, так далее. Представьте себе, когда оценивают эксперты центра «Учебник», они смотрят свою часть. Когда изучают наши филологи - они компетентны в своей части, но нам важно подключить к этой работе общественность, у которой другая точка зрения. Нам важно слышать голос общественности! В этом году мы подключили много журналистов, представителей НПО. И они с позиций общественного восприятия тоже провели анализ, дали оценку и внесли свои предложения.

- Расскажите об итогах «хождения в народ» экспертов и авторов учебников.

- В прошлом году мы впервые организовали поездку авторов учебников по всем регионам. И они лично встретились с учителями, которые работают по их учебникам, получили ряд замечаний, предложений. Мы считаем, что создание такой обратной связи между авторами и авторскими коллективами, непосредственно, и самими педагогами, очень важно. Поэтому, мы уделяем особое внимание вопросу качества учебников и считаем, что те проблемы, которые были, они в плановом порядке решатся.

Казахстан > Образование, наука. СМИ, ИТ > dknews.kz, 11 мая 2018 > № 2605283 Асхат Аймагамбетов


КНДР. Корея. США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > dn.kz, 11 мая 2018 > № 2605187 Юрий Сигов

КОРЕЙСКАЯ ШАРАДА

Чем закончатся игры в “объединение Кореи” никто не знает. Даже сами корейцы

Юрий Сигов, Вашингтон

Вот уже несколько недель со страниц мировой печати и с экранов телевизоров не сходит якобы сверх-сенсационная тема. Две Кореи чуть ли не собрались воссоединяться, благодарность за подобный “исторический прорыв” требует себе исключительно президент Соединенных Штатов, в то время как два корейских лидера пожимают друг другу руки и даже вроде как какое-то дерево совместно сажают на радость соотечественникам. А уж насчет прогнозов по типу “то ли еще будет – ой, ой, ой” на Корейском полуострове отметились все, кто мало-мальски КНДР и Южную Корею может отыскать на карте мира.

Теперь вот ждут-не дождутся еще одного исторического события – планируемой (якобы) встречи в верхах между лидерами США и КНДР. Гадают, где они встретятся, кто кому первым пожмет руку, и сколько потом разных медпрепаратов будет использовано, чтобы руки отмыть от “крепкого политического захвата”. А еще каждый Божий день сообщается о том, что КНДР “вот-вот свернет свою ядерную программу”, И опять-таки все благодаря неустанной работе нынешнего хозяина Белого дома, который в единственном числе и правит современным миром (это если в Москве или Пекине вдруг думают иначе).

Но что во всей этой информационной кутерьме вокруг Корейского полуострова на самом деле имеет место быть, а что – чисто пропагандистская шелуха? И насколько вообще возможно некое объединение двух Корей, которым чуть ли не предсказывают “светлое единство” по примеру двух Германий (где на самом деле одна “скушала” другую при полнейшем предательстве верхушки СССР и ее так называемого “перестроечного руководителя”)?

Предлагаю же в этой связи посмотреть на происходящее на Корейском полуострове предельно прагматично, с точки зрения имеющихся “на местности” реалий, и оценить сам смысл тех громогласных заявлений и предсказаний, которые не просто делаются политиками самого высокого ранга, но и могут действительно оказать влияние на всю систему безопасности Азиатского континента, включая и страны Центральной Азии.

О каких победителях вообще можно толковать? В проигравшие не попасть бы

Начну вот с чего. С момента встречи лидеров КНДР и Южной Кореи чего только обеим странам не предрекалось, Особенно много заострялось внимания на том, что за всеми этими картинными рукопожатиями руководителей двух Корей незримо стоял американский президент. Тем более после того, как опять-таки американская сторона по всем подконтрольным СМИ распространила таинственный рассказ о якобы имевшем место визите нынешнего Госсекретаря США в КНДР и его тайных переговорах в Пхеньяне с Кимом-младшим (что никто ни разу не подтверждал, а американцы могут в этом плане обнародовать все, что им на руку).

Также важно, что две страны, которым никакое объединение Кореи невыгодно - США и Япония продолжают настаивать на том, что якобы необходимо по-прежнему оказывать на Пхеньян давление, пока КНДР не откажется полностью от ядерного оружия и не свернет свои ядерные программы. Одновременно подчеркивается, что пока Северная Корея не станет “Южной”, ее будут гнобить, давить и “указывать как ей жить”, даже если Ким-младший будет с южно-корейским руководителем встречаться по десять раз в месяц.

По поводу самого факта начала вменяемого диалога между двумя Кореями. Давно уже существует твердое мнение о том, что если бы внешние посторонние силы не вмешивались в межкорейские отношения, Сеул и Пхеньян давно бы нашли общий язык (благо он один и тот же). И какое-то подобие взаимосуществования выработали бы. Но это - в теории, которая с практикой с 1945 года не особо стыкуется.

Ведь Южная Корея по-прежнему фактически оккупирована американскими войсками (в то время, как на территории КНДР давно уже нет ни советских, ни китайских войск). Любые решения, касающиеся внешней политики собственной страны президент Южной Кореи принимает только после согласований с Вашингтоном. К тому же в случае возникновения любого военного конфликта на Корейском полуострове командовать всей Южной Кореей (включая ее армию) будет американский генерал, и никак иначе.

Что же касается самого факта переговоров, а не словесных оскорблений и угроз в адрес друг друга, то тут надо иметь в виду типично восточный сюжет о “сохранении лица”. Для КНДР и товарища Кима сам факт ведения с ним переговоров иностранцами - это признание его силы, авторитета, независимости и суверенитета возглавляемой им страны. Но то же самое про себя думает и нынешний президент США. Д.Трамп уверен, что именно он – главный в этих переговорах, и именно он "не позволит себя обмануть", плюс будет добиваться полного прекращения ядерной программы Пхеньяна.

А это, между прочим, означает не только отказ от испытаний ракетно-ядерного оружия, но и его уничтожение в КНДР под присмотром так называемых международных инспекторов. То есть весь мир нынче фактически вводится в заблуждение, поскольку Соединенные Штаты обещают именно ракетно-ядерное разоружение Северной Кореи, чего они добиться не смогли за более, чем 60 лет постоянного давления, и вряд ли смогут это сделать нынешними переговорами.

Дело в том, что товарищ Ким-младщий уже неоднократно объяснял, что ему совсем даже не улыбается судьба первых лиц Ирака и Ливии, и ни на какое ядерное разоружение он не пойдет ни при каких условиях. Америка сама может вспомнить, чего ей стоило создать собственное ядерное оружие и с его помощью править миром. Так почему КНДР должна на это пойти добровольно, хотя угрозу ее суверенитету никто с повестки дня не снимал?

И даже если две Кореи и начнут какие-то конкретные переговоры о том, чтобы в каком-то отдаленном будущем объединяться (но никак по типу ГДР с ФРГ), то ведь есть еще на карте совсем рядышком Япония. Она тоже с 1945 года оккупирована Соединенными Штатами, и ни одно существенное решение в области внешней политики Токио не может принять без согласования и “утверждения” в Вашингтоне. Называется это нынче “стратегическим партнерством и союзничеством”, но в руководстве КНДР полных лохов и готовых на “разводку” простаков вроде бы не наблюдается.

Кстати, северокорейцам прекрасно известно, что между Токио и Вашингтоном имеются секретные договоренности, согласно которым руководство Японии соглашается с наличием ядерного оружия на прибывающих в страну американских кораблях и самолетах. Те же японские журналисты постоянно пишут о том, что американское ядерное оружие может находиться на американских военных базах в Японии. Но ведь японцев туда не пускают, да и с какой стати американцам это делать?

Кто кого обманывает, и есть ли вообще на свете правда?

Здесь вот еще о чем стоило бы упомянуть. Все годы существования Северной Кореи как независимого государства и ее жизнь, и высшее руководство рисовались на Западе и в Японии с Южной Кореей (прежде всего) как жуткий кошмар и ужас без конца. Голод, пытки, уничтожение несогласных с курсом партии и правительства в Пхеньяне, сумасшествие северокорейского руководства в плане неких экстравагантных вариантов поведения - все это изо дня в день выдается на страницы газет и журналов, и постоянно муссируется сотнями прикормленных политологов и “экспертов по Северной Корее”.

Вся информация о том, что делается в КНДР на Западе имеется по-прежнему от разного рода перебежчиков, ищущих себе “подкорм” в Южной Корее и США “противников режима в Пхеньяне” и тому подобных. Можно ли всему этому верить? И более того - можно ли формировать какую-то вменяемую политику на основе подобных “свидетельств” и “разоблачений” якобы кошмарности северокорейских властей? Ответ, думаю, очевиден.

Поэтому примерно с той же степенью “доверия” стоило бы оценивать достигнутые на недавней встрече лидеров КНДР и Южной Кореи соглашения и принятые с широкими улыбками первых лиц декларации. К примеру, явно раздутые надежды выражаются на отказ Северной Кореи от ядерного оружия и полный его вывод с Корейского полуострова. Это ведь означало бы полную капитуляцию КНДР, на что товарищ Ким ну явно идти не планирует. Зато многочисленные американские эксперты уверенно утверждают, что именно это и будет обсуждаться на возможной встрече Кима и Д. Трампа(что вероятно только если корейского лидера напоят каким-нибудь зельем).

Также подобное непонимание ситуации демонстрируют те, кто мусолит тему о якобы “запускаемом процессе объединения двух Корей в одно государство”. Да, на данном этапе они могли бы подписать некий мирный договор между собой и установить, скажем, дипломатические отношения (хотя, думаю, это больше походило бы на внешние понты, но никак не на смену общего вектора развития двусторонних отношений).

Да и потом практически всем основным “друзьям” Кореи и ее возможного объединения именно оно особо невыгодно. Хотя до этого еще при любых раскладах очень далеко (да и неизвестно, дойдет ли до этого вообще дело), появление нового влиятельного государства в регионе для той же Японии, да и США (в меньшей степени - для России и КНР) может создать весьма серьезные проблемы для всей архитектуры безопасности этого и так нашпигованного оружием и военной силой региона.

Чем ниже конфликтный потенциал основных партнеров стран Центральной Азии, тем проще им будет проводить свою многовекторную политику

И, наконец, что в этом якобы “сдвинувшемся мирном процессе на Корейском полуострове” может выгореть не только его естественным участникам, но и другим странам континента, включая центральноазиатские? О том, каковы планы и расчеты в этом процессе США и Японии уже упомяналось. Поэтому обращу внимание на политику в отношении двух Корей Китая, России, и как следствие- значение подобных событий для центральноазиатских государств.

Что касается КНР, то в той же Америке ее политика в отношении Северной Кореи уже как пару лет попросту переворачивается с ног на голову. Если раньше американцы считали китайцев чуть ли не основными спонсорами северокорейского режима, то теперь Китаю уже приписывается якобы желание “быть с Америкой в одной лодке” для того, чтобы лишить КНДР ее ядерного оружия.

Помимо этого, в американских научных кругах постоянно педалируется тема о том, что якобы китайский руководитель товарищ Си очень даже не любит товарища Кима, и вроде как возмущен проводимой им политикой, намереваясь давно “закрыть северокорейский вопрос”. А еще утверждается, что Китай в любой момент, если, к примеру, Америка нападет на КНДР, попросту сдаст северокорейцев, чтобы только не связываться в военном конфликте с Соединенными Штатами.

На самом же деле, какие планы у Китая в отношении что КНДР, что в перспективе возможного объединения всего Корейского полуострова не знает никто. И уж тем более невозможно просчитать китайские планы в отношении своих ближайших соседей “западными лекалами” менталитета. Пока же ясно одно: Китай по-прежнему имеет немалое влияние на политику Северной Кореи (чтобы по этому поводу не писали самые всезнающие мировые эксперты). И стабильность вкупе с предсказуемостью руководства Северной Кореи для Пекина крайне важны и принципиальны.

Самой проигрывающей стороной от всей этой “корейско-объединительной суеты” оказывается Россия – причем по целому ряду причин. Имея непосредственную границу с КНДР, и фактически будучи зачисленной в союзники Пхеньяна усилиями американских правящих кругов, Москва с потрясающим упорством, граничащим с натуральным безумием, подписывалась все эти годы под всеми гадостями, которые “обеспокоенное международное сообщество” вытворяло на всех уровнях против КНДР. Также Россия голосовала за нелепейшие санкции против этой страны, будучи под точно такими же санкциями той же самой страны, которой она пыталась прислуживать “на корейском направлении”.

Плюс постоянно только сокращала все экономические (не говоря уже о иных) связи с Пхеньяном, высылала по просьбе “американских партнеров” корейских рабочих с лесосек на Дальнем Востоке. Хотя имела уникальные возможности нарастить там свое не просто влияние, а реально укрепить позиции во всем Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Между прочим, полностью игнорировал существование товарища Кима и занятый “укреплением отношений с Западом” российский президент. Зато теперь с “достойным переговоров” соверокорейским первым лицом готовы беседовать все– вплоть до главного еще вчера “усмирителя Пхеньяна” Д. Трампа. И это не упоминая развитие отношений именно на личном уровне руководства КНДР с другими своими соседями.

Для государств Центральной Азии ситуация с “мирными инициативами на Корейском полуострове” в принципе выгодна по самой главной причине. А именно снижение напряженности вокруг КНДР в противостоянии основных игроков будущего обустройства миропорядка - США и Китая. Если им там удастся избежать жесткой конфронтации, то и в других точках они больше (по крайней мере, пока) станут искать возможности не столкнуться лоб в лоб, а хотя бы внешне имитировать какое-то подобие взаимопонимания и учет интересов друг друга.

Чем больше будут основные игроки в геополитике Азии отвлекать свои усилия на важные для них, но не принципиальные сюжеты для той же Центральной Азии, тем проще будет странам региона и дальше проталкивать так называемую многовекторную политику. При которой сегодня можно получить кредит у китайцев, завтра - у России, послезавтра поучаствовать с Америкой в каких-нибудь военных учениях или отправить туда на обучение своих офицеров. А еще через пару деньков “подыграть” в чем-то Турции, Ирану или единой Европе.

В любом случае до какой-то конкретики на Корейском полуострове еще очень и очень далеко. А чем дольше будут идти все эти мало к чему обязывающие переговоры, пожиматься руки и высаживаться деревца зеленые, тем выгоднее подобное положение будет для всех, кто на большую политику в мире не влияет, но к ее основным “разводящим” имеет желание как можно плотнее к собственной выгоде подвязаться.

КНДР. Корея. США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > dn.kz, 11 мая 2018 > № 2605187 Юрий Сигов


США. Иран > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 11 мая 2018 > № 2605070 Андрей Баклицкий

К чему приведет выход США из ядерной сделки с Ираном

Андрей Баклицкий

Вполне возможно, что выход из ядерной сделки был для Дональда Трампа просто выполнением предвыборного обещания и он не хочет ввязываться в очередную войну на Ближнем Востоке. Но решение американского президента уже запустило цепочку событий, которая может не оставить ему выбора

Как и положено хорошему шоумену, президент США Дональд Трамп много месяцев держал мир в напряженном ожидании своего окончательного решения о судьбе ядерной сделки с Ираном – Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) по урегулированию ситуации вокруг иранской ядерной программы. Громкие заявления о скором выходе США из СВПД сочетались с продлением приостановки санкций против Ирана и кадровыми маневрами во внешнеполитическом блоке президентской администрации.

И вот нужный день настал – 8 мая Трамп официально объявил о том, что США выходят из соглашения. Но напряжение вокруг иранской ядерной сделки от этого только выросло. Теперь речь идет не только о режиме нераспространения, но и о том, не приведут ли дальнейшие шаги США, Ирана и Израиля к новой войне на Ближнем Востоке.

Дорога на выход

Президент Трамп последовательно выступал против ядерной сделки с Ираном еще со времен предвыборной кампании. В октябре прошлого года он отказался сертифицировать соглашение, то есть подтверждать Конгрессу, что соглашение по-прежнему отвечает интересам США. Причем решение об отказе в сертификации было принято, несмотря на то что Иран выполнял свои обязательства.

Тем не менее Трамп продолжал продлевать приостановку санкций против Ирана, что было главным условием участия США в СВПД. Одновременно шло обновление внешнеполитической команды американского президента: Трамп заменил госсекретаря Тиллерсона и советника по национальной безопасности Макмастера, оспаривавших решения президента, на лояльных ястребов Помпео и Болтона, также выступающих против сделки с Ираном. По информации СМИ, противодействие иранскому соглашению со стороны администрации Трампа дошло до попытки собрать компромат на сотрудников администрации Обамы, участвовавших в выработке ядерной сделки с Ираном.

С приближением очередного дедлайна 12 мая (каждые 90 дней Трамп должен был информировать Конгресс о том, что Иран выполняет свои обязательства) сторонники и противники ядерной сделки задействовали все ресурсы, чтобы склонить президента на свою сторону.

Тридцатого апреля премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху выступил с заявлением, что Иран обладал тайной военной ядерной программой. Хотя информация, якобы добытая из архива на окраине Тегерана, не была особенно новой и свидетельствовала лишь о том, что такая программа иранцев завершилась в 2003 году, задолго до заключения СВПД, израильский премьер не особенно вдавался в детали и делал упор на том, что сделка построена на обмане и не ограничивает возможности Ирана создать ядерное оружие в будущем.

В свою очередь, лидеры европейских стран – участниц СВПД пытались убедить Трампа не выходить из соглашения. В течение двух недель Вашингтон посетили президент Франции, канцлер Германии и министр иностранных дел Великобритании. Кульминацией европейских усилий стал план Эммануэля Макрона, который предполагал новую договоренность по долгосрочному обеспечению мирного характера иранской ядерной программы, ограничение ракетной программы Ирана и обсуждение региональных вопросов, в том числе с участием стран Ближнего Востока и России, при сохранении СВПД. Но, несмотря на дружеские отношения между двумя президентами, Макрону не удалось убедить Трампа. В интервью после презентации Макрон предположил, что Дональд Трамп, скорее всего, «избавится от соглашения по внутриполитическим причинам».

Так и произошло. Восьмого мая президент Дональд Трамп заявил, что США прекращают участие в СВПД и вводят в действие все приостановленные ранее санкции против Ирана. Также президент США объявил, что продолжит консультации с европейскими союзниками по выработке нового соглашения и что готов заключить сделку с Тегераном на новых условиях. Соглашению, ставшему результатом многолетних дипломатических переговоров, был нанесен тяжелый, но пока еще не смертельный удар.

Недостатки соглашения

Главные аргументы критиков иранской ядерной сделки сводятся к тому, что она слишком мягкая по отношению к Тегерану и не гарантирует, что Иран никогда не сможет создать ядерное оружие. И действительно, СВПД такой гарантии не дает, но и никакое другое решение, за исключением разве что оккупации Ирана, не достигло бы подобного золотого стандарта.

СВПД фиксировал решение Ирана отказаться от тайной ядерной программы в 2003 году, снимал техническую возможность создать ядерное оружие в ближайшие 10–15 лет и внедрял в стране беспрецедентный режим мониторинга, который бы позволил обнаружить любое нарушение обязательств Тегерана в ядерной сфере в будущем.

Помимо ограничений на запасы урана, тяжелой воды, количество и качество центрифуг, которые Иран принял на себя на срок от 8,5 до 25 лет, страна также приняла на себя ряд бессрочных обязательств. Тегеран уничтожил центральную зону тяжеловодного реактора в Араке, который мог нарабатывать значительное количество плутония, и таким образом фактически закрыл плутониевый путь к ядерной бомбе.

Кроме того, Иран обязался немедленно информировать МАГАТЭ о начале строительства новых ядерных объектов (модифицированный код 3.1 Дополнительных положений соглашения о гарантиях МАГАТЭ) и на добровольной основе позволил МАГАТЭ проводить инспекцию на всей территории страны в поисках незаявленной деятельности (Дополнительный протокол к соглашению о гарантиях МАГАТЭ). Наконец, согласно разделу Т соглашения, Тегеран бессрочно отказался от использования ряда технологий, применяющихся для создания ядерного оружия, таких как многоточечные системы детонации взрыва, нейтронные источники взрывного типа и так далее, без разрешения Совместной комиссии.

Критики СВПД (включая Трампа) часто отмечали, что соглашение не вводит для Ирана никаких постоянных ограничений на масштабы ядерной программы, позволяет и дальше разрабатывать баллистические ракеты, а также не затрагивает действия Тегерана в регионе. После заявлений Нетаньяху американских переговорщиков также стали обвинять в том, что при заключении сделки они не заставили Тегеран признаться во всех предыдущих нарушениях.

Однако нельзя не признать, что добиться от Ирана постоянных ограничений для ядерной программы едва ли было возможно. США около десяти лет пытались добиться полного запрета на обогащение Ираном урана, но вместо этого за эти годы количество центрифуг в распоряжении Тегерана выросло с нескольких десятков до примерно 20 тысяч (в рамках СВПД стороны договорились разобрать примерно две трети из них).

Ракетная программа Ирана без возможности произвести ядерные боеголовки для ракет не представляет значительной опасности. Было бы наивно ожидать, что Тегеран откажется от баллистических ракет, которые стоят на вооружении у его региональных соперников: Израиля и Саудовской Аравии. А попытка увязать ядерный вопрос с региональными проблемами неминуемо закончилась бы провалом переговоров.

Наконец, чтобы убедить Иран согласиться на ядерную сделку, было очень важно позволить иранцам сохранить лицо. Тегеран даже принял контринтуитивное решение разместить пятую часть оставшихся в его распоряжении центрифуг на объекте Фордо, где было запрещено использовать уран, только для того, чтобы продемонстрировать иранскому обществу, что ни один из существовавших иранских ядерных центров не был закрыт. Когда дипломатам шестерки международных посредников пришлось выбрать между шансом публично обвинить Иран в нарушениях и исключением возможности нарушений в будущем, они выбрали второе.

Была у соглашения и вторая цель – невысказанная прямо, но вполне очевидная. Снятие связанных с ядерной программой санкций и длительный переходный период должны были укрепить доверие между Ираном и Западом, открыть возможности для обсуждения других вопросов. Иран начал бы глубже интегрироваться в мировую экономику, что внутри страны добавило бы популярности тем политикам, кто готов к большей открытости и взаимодействию с мировым сообществом. Эти ожидания уже отчасти оправдались с уверенным переизбранием Хасана Рухани на второй президентский срок.

Несмотря на заметные расхождения Ирана и западных стран по Сирии, на других направлениях тоже был заметен определенный прогресс. В октябре 2017 года глава Корпуса стражей исламской революции объявил, что по распоряжению верховного лидера Ирана дальность баллистических ракет страны была ограничена 2000 километров, что снимало угрозу Европе и тем более США.

Более того, парадоксальным образом разоблачающая презентация Нетаньяху подтвердила, что новейшие иранские ракеты не создавались для доставки ядерного оружия. Эксперты указали на то, что ядерный заряд, продемонстрированный в презентации, мог быть использован в более старых иранских ракетах, но не в новых с увеличенным радиусом, выпускаемых после 2004 года.

В личных разговорах иранские дипломаты говорили, что не исключают, что после снятия ограничений значительного наращивания ядерной программы не последует – оно будет не нужно Тегерану ни по имиджевым, ни по экономическим причинам. Наконец, Иран согласился начать диалог с Евросоюзом по региональной безопасности, включая ситуацию в Йемене. Третьего мая 2018 года в Риме прошел второй раунд ирано-европейских консультаций.

Враг хорошего

Тем не менее часть американского истеблишмента, включая президента Трампа, продолжает считать, что СВПД – это «ужасная сделка», условия которой можно и нужно переписать, и что Вашингтон в состоянии добиться от Тегерана больших уступок. Переговоры с Северной Кореей, по-видимому, убедили руководство США в том, что максимальное давление способно заставить противоположную сторону принять все американские условия – президент Трамп упомянул пример КНДР в своей речи после выхода из СВПД.

Однако ситуация в Пхеньяне и Тегеране заметно отличается, и аналогия здесь скорее мешает. Иран (довольно справедливо) считает, что США не выполняли своих обязательств даже до выхода из соглашения. Только за последний месяц колебания Трампа привели к резкому падению курса риала. Boeing в ожидании выхода США из СВПД объявил, что ищет новых покупателей на самолеты, заказанные Ираном. И не прогадал – Министерство финансов США заявило, что отзывает лицензии у Boeing и Airbus после выхода Вашингтона из сделки. Поставка пассажирских самолетов была специально прописана в соглашении по ядерной программе, но Тегеран так и не получил ни одного.

В такой ситуации любое правительство Ирана неизбежно задумалось бы, как можно заключать договоренности, которые потом не выполняются, и соглашаться на ограничения, которые другая сторона может произвольно менять.

Ситуация усугубляется тем, что в Иране идет активная (пусть и не всегда формальная) политическая жизнь. Как отмечает Вали Наср, в отличие от Северной Кореи в Тегеране нет абсолютного правителя, с которым США могли бы заключить сделку. Президент Рухани вынужден бороться с консерваторами, которые обвиняют действующее правительство в предательстве национальных интересов. Выход США из соглашения и предложение заключить новую сделку воспринимается в Тегеране как шантаж и только ужесточает позицию Ирана, исключая возможность дальнейших переговоров.

Что будут делать США

Пока администрация США демонстрирует полное отсутствие стратегии после выхода из СВПД, и удивительным образом это не смущает руководство страны. Трамп фактически просто ввел санкции против Ирана, не обозначив никаких целей, которых он хочет добиться, или красных линий, которые Тегерану не следует переходить.

Складывается впечатление, что ядерная программа Ирана не так уж интересна администрации. Как отметил неназванный французский дипломат, «нужно признать, что претензии администрации Трампа касаются не сделки, а Исламской Республики Иран. Мы живем в 2018 году, но США застряли в 1979-м».

Но если претензии Трампа к Ирану, по-видимому, основываются на неприязни к наследию Обамы, а также стремлении выполнить предвыборное обещание и неуступчивости иранцев (Трамп предлагал Рухани встретиться на полях Генассамблеи ООН, но тот отказался), то многие его советники недвусмысленно заинтересованы в смене режима в Тегеране. И новый госсекретарь США Майк Помпео, и особенно советник по национальной безопасности Джон Болтон неоднократно высказывались за смену власти в Иране. Самым свежим примером в этом ряду стало заявление советника Дональда Трампа и члена юридической команды президента Руди Джулиани, 5 мая сообщившего, что он является последовательным сторонником смены режима в Тегеране.

С одной стороны, президент Трамп неоднократно демонстрировал, что ключевые решения он принимает сам и готов игнорировать ближайших советников, если они ему противоречат (госсекретарь Помпео предлагал двухнедельную отсрочку выхода из СВПД, чтобы завершить диалог с европейцами – Трамп отказался). Можно предположить, что если Болтон и Помпео будут настаивать на военных действиях и смене режима в Иране, в чем Трамп, похоже, не заинтересован, то они разделят судьбу уволенных Макмастера и Тиллерсона, настаивавших на сохранении СВПД.

С другой стороны, президент США не любит вникать в детали и может предоставить кабинету свободу рук в иранском вопросе, оказавшись в итоге втянутым в незапланированный конфликт. И здесь стоит вернуться к обличающей Иран презентации Биньямина Нетаньяху.

Выступление было настолько важным для премьер-министра Израиля, что ради него он отменил свою речь на открытии новой сессии Кнессета. В ходе презентации Нетаньяху действительно говорил о тайной программе «Амад», в рамках которой Иран вел разработки, связанные с ядерным оружием. Но проблема заключалась в том, что программа была завершена в 2003 году, и информация о ней не была секретной. В частности, она была достаточно подробно описана в докладе генерального директора МАГАТЭ совету управляющих организации в декабре 2015 года.

Американский сатирический сайт The Onion спародировал разоблачения израильского премьера в статье «Нетаньяху продемонстрировал шокирующие новые свидетельства того, что иранцы планировали разграбить Вавилон в 539 году до н.э.». Но в действительности все было предельно серьезно. До даты, когда Трамп должен был решить, оставаться ли США в ядерной сделке, было меньше двух недель. Время заявления, выступление на английском языке, действие в обход МАГАТЭ – все указывало на то, что Нетаньяху обращался прежде всего к американской аудитории. Израильский премьер либо призывал Трампа выйти из СВПД, либо, зная, что решение уже принято, предлагал ему убедительный повод.

Если в Вашингтоне действительно всерьез рассматривают возможность смены режима в Иране, то неудивительно, что судьба СВДП их не особенно волнует. А презентация Нетаньяху ложится в основу досье, позволяющего оправдать жесткую политику в отношении Тегерана. По итогам израильского брифинга Белый дом выпустил пресс-релиз о том, что Иран обладает программой по созданию ядерного оружия. Позже информация была поправлена, пресс-служба заявила, что виной всему стала опечатка – «обладает» (has) вместо «обладал» (had). Журналист Араш Карами иронически заметил, что «сценарий для войны с Ираном – это тот же сценарий для войны с Ираком, только с опечатками».

После выхода США СВПД еще можно спасти, если Ирану удастся сохранить торговлю с Евросоюзом, Китаем, Россией и инвестиции в свою экономику. Компаниям из третьих стран, продолжающим вести бизнес в Иране, придется столкнуться с вторичными санкциями США, и ключевой здесь станет позиция Европы. Заявление лидеров Великобритании, Германии и Франции после выхода США из СВПД было достаточно жестким и показало, что европейские участники как минимум попытаются сохранить сделку в отсутствие США. Сделать это Европа сможет, только если сведет на нет американские санкции в отношении Тегерана и компаний, ведущих с ним бизнес, что выглядит как готовый сценарий для торговой войны.

Возможности по противодействию американским санкциям со стороны Евросоюза неоднократно и широко обсуждались. Среди них называют принятое в 1990-е годы Постановление № 2271/96, вводившее защитные меры для европейских компаний, которые могли оказаться под санкциями США из-за торговли с Кубой, и обязывающее эти компании выполнять заключенные контракты. Также для инвестиций и торговли с Ираном могут быть использованы специальные валютные механизмы, не связанные с американским долларом, и кредитные линии в евро (в идеале с подключением России, Китая, Индии, Турции и других крупных торговых партнеров Ирана).

При этом Лондон, Берлин и Париж по-прежнему заявляют, что будут пытаться заключить с Ираном более широкое соглашение, включающее долгосрочное ограничение ядерной программы, баллистические ракеты и поведение Тегерана в регионе. Хотя сложно представить, как это может выглядеть на фоне попыток США разрушить СВПД.

Что будет делать Иран

Если руководство Ирана придет к выводу, что участие в соглашении больше не отвечает экономическим интересам страны, распад СВПД станет практически неизбежным. В этом случае ограничения, наложенные на ядерную программу страны, будут сняты. Руководители Ирана неоднократно заявляли, что смогут восстановить наиболее чувствительные аспекты своей программы в течение нескольких дней.

Однако не стоит ожидать рывка Тегерана к производству ядерного оружия и в целом чересчур провокационного поведения. Действия Ирана будут зависеть от большого количества внутри- и внешнеполитических факторов, но можно предположить, что Тегеран будет восстанавливать ядерную программу образца 2015 года с поправкой на технические достижения последних лет, чтобы использовать ее для обеспечения своей безопасности и последующих переговоров, если для них появится возможность.

Такая стратегия, вероятно, будет преследовать две основные цели: во-первых, изолировать США как нарушителя соглашения и обеспечить Тегерану максимальную поддержку мирового сообщества; а во-вторых, избежать военного удара Израиля и/или США по ядерной инфраструктуре страны.

Ради первой цели Иран, скорее всего, не станет выходить из Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО) и будет выполнять соглашения о гарантиях МАГАТЭ (скорее всего, без Дополнительного протокола), а также продолжит работы по перепрофилированию реактора в Араке совместно с Китаем и центрифуг для производства стабильных изотопов в Фордо с Россией. Возможно нарушение незначимых для иранской ядерной программы ограничений – например, на запасы тяжелой воды.

Достижение второй цели будет определяться запасами обогащенного урана – Израиль еще в 2012 году объявил именно этот параметр той красной линией, при пересечении которой последует военный удар. Тогда эта величина оценивалась в 240 кг урана, обогащенного до 20%. Сейчас можно ожидать, что Тегеран восстановит уровень обогащения урана до 20% при сохранении запасов ниже 200 кг, а также введет в строй новые, более совершенные центрифуги и возобновит обогащение урана в подземном комплексе Фордо, но не станет превышать общий лимит по весу урана (для этого может обогащаться обедненный уран).

Впрочем, все эти сценарии имеют смысл, только если Иран не будет атакован Израилем или Соединенными Штатами. Любые военные действия на Ближнем Востоке будут чреваты дальнейшей дестабилизацией региона, но в случае с Тегераном за ними может последовать выход страны из ДНЯО и решение о разработке ядерного оружия. Иранские политики наверняка внимательно следят за событиями вокруг Северной Кореи и могут сделать вывод, что для переговоров с США на равных нужно создать межконтинентальную баллистическую ракету и ядерную боеголовку к ней. Последствия такого решения будут колоссальными, включая возможную ядерную гонку на Ближнем Востоке и серьезный удар по мировому режиму нераспространения.

На вопрос, может ли Израиль нанести военный удар по Ирану, министр обороны страны Авигдор Либерман ответил: «Я вообще не хочу говорить ни о каких ударах, мы не собираемся, никогда не хотели просто так никого ударять. Все войны, которые мы вели до сегодняшнего дня, – это войны, которые нам навязали».

Сложно сказать, станет ли таким «навязыванием войны» развитие Тегераном своей ядерной программы после выхода США из СВПД и не сдвинулась ли израильская красная линия, но очевидно, что Израиль будет наблюдать за действиями Ирана со взведенным курком. В тот же день, когда Биньямин Нетаньяху выступил с разоблачением в отношении ядерной программы Тегерана, Кнессет принял закон, по которому в «чрезвычайных обстоятельствах» для начала военных действий будет достаточно решения премьер-министра и министра обороны без участия остального правительства. Недавний обмен ракетными ударами между Израилем и Ираном в Сирии также не внушает оптимизма.

Вполне возможно, что выход из ядерной сделки был для Дональда Трампа просто выполнением предвыборного обещания и он не хочет ввязываться в очередную войну на Ближнем Востоке. Но решение американского президента уже запустило цепочку событий, которая может не оставить ему выбора.

США. Иран > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 11 мая 2018 > № 2605070 Андрей Баклицкий


Армения > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 11 мая 2018 > № 2605058 Микаэл Золян

Прагматичный революционер. Чего ожидать от Никола Пашиняна

Микаэл Золян

Пашиняна сложно назвать левым или правым, прозападным или пророссийским. Зато у него есть два образа: харизматичный революционер, способный вести за собой улицу, и прагматичный политик, готовый к компромиссам и тактическим союзам

Уходя в отставку 23 апреля, новоиспеченный премьер-министр Армении Серж Саргсян написал в своем заявлении: «Никол Пашинян был прав, я ошибался». Правящая Республиканская партия сопротивлялась еще примерно две недели, но 8 мая, по итогам голосования в Национальном Собрании Армении, лидер оппозиции Никол Пашинян стал премьер-министром Армении.

Как и в целом события в Армении, образ Пашиняна не вполне соответствует тем категориям, которыми многие и на Западе, и в России привыкли описывать постсоветскую реальность. Пашиняна сложно назвать левым или правым, прозападным или пророссийским. Зато у него есть два образа: харизматичный революционер, способный вести за собой улицу, и прагматичный политик, готовый к компромиссам и тактическим союзам.

Имидж Пашиняна изменчив, как успели заметить те, кто следит за событиями в Армении. Последние пару недель он выглядел брутальным бородачом с рюкзаком за плечами, в майке защитного цвета и кепке с надписью «Духов» (выражение, которое можно перевести как «Смелее!» или «Дерзай!»). Этот образ идеально подходил лидеру революции, но 1 мая, когда Пашинян выступал в парламенте как кандидат в премьеры, он был в костюме и при галстуке – хотя бороду все-таки не сбрил.

С Пашиняном в Армении приходит к власти то поколение, которое можно назвать постпостсоветским. Пашинян имеет мало общего с доминирующей в большинстве бывших советских стран политической элитой, которая является наследницей либо советской номенклатуры, либо демократических движений, пришедших к власти в начале 1990-х.

До сих пор Пашинян никогда не имел реальной власти (пост депутата от оппозиционной фракции парламента Армении, разумеется, не в счет). Этим он отличается не только от многолетних президентов ряда постсоветских стран, но и от большинства лидеров цветных революций. Тот же «главный революционер» постсоветского пространства Михаил Саакашвили был министром юстиции в правительстве Эдуарда Шеварднадзе. Недавние события в Армении – практически первый случай на постсоветском пространстве, когда лидером победившего протеста стал не отколовшийся от правящей элиты чиновник, обладавший в силу этого определенными ресурсами, а человек снизу, практически всю жизнь бывший в оппозиции. В этом отношении карьера Пашиняна напоминает скорее карьеру профессионального революционера начала ХХ века, чем типичного постсоветского политика.

42-летний Пашинян сформировался не просто как политик, но и как личность уже в постсоветский период. Это отличает его и от бывшего диссидента Левона Тер-Петросяна, и от бывших партийных работников Роберта Кочаряна и Сержа Саргсяна. Перефразируя Довлатова, можно сказать, что Пашинян не «советский» и не «антисоветский», а просто несоветский. И дело здесь не только в возрасте, ведь многие сверстники Пашиняна успели пройти своего рода партийную школу в молодежных структурах Республиканской партии Армении.

Уже в студенческие годы, параллельно с учебой, Пашинян занимался журналистикой и был отчислен, по официальной версии, за пропуски занятий, а по слухам – за то, что обвинил одного из преподавателей во взяточничестве. В 1999 году Пашинян занял пост главного редактора газеты «Айкакан жаманак» («Армянское время»), которая к концу нулевых стала самой популярной оппозиционной газетой Армении. В 2008 году 33-летний Пашинян оказался одним из видных активистов оппозиционного движения, сформировавшегося вокруг бывшего президента Тер-Петросяна.

После того как протесты были подавлены силой, Пашинян сначала скрывался, а через год добровольно сдался властям, был осужден за организацию массовых беспорядков и сел в тюрьму. Пока Пашинян был в бегах, он написал роман, а в тюрьме сочинял для своей газеты статьи о тюремных нравах. В конечном счете власть, видимо, решила, что за решеткой Пашинян создает ей больше неудобств, чем на свободе, и его амнистировали в 2011 году.

После выхода из тюрьмы Пашинян из пламенного революционера превратился во вполне договороспособного политика. Вернувшись в ряды оппозиции, Пашинян в 2012 году был избран в парламент и стал депутатом от блока Тер-Петросяна Армянский национальный конгресс. Но вскоре между ним и Тер-Петросяном произошла размолвка, и Пашинян основал собственную партию – «Гражданский договор».

В 2017 году, создав вместе с двумя другими партиями избирательный блок «Елк» («Выход»), набравший чуть менее 8% голосов на очередных выборах, он вновь прошел в парламент. За то, что Пашинян принял итоги этих выборов, которые многие считали несправедливыми, другие оппозиционеры обвиняли его в сотрудничестве с властями. Поэтому, когда в конце марта этого года Пашинян начал кампанию по смещению Саргсяна, многие отнеслись к ней скептически. Еще в середине апреля, когда количество демонстрантов уже исчислялось тысячами, некоторые оппозиционеры считали акции Пашиняна имитацией и были уверены, что рано или поздно он сольет протест.

Революция без идеологии: внутренняя политика

Если говорить об идеологии, которой придерживается Пашинян и его окружение, то в целом в Армении его воспринимают как представителя либерально-демократического крыла. Однако четко определить его место в политическом спектре страны довольно сложно. И дело здесь не столько в «оппортунизме» Пашиняна, о котором говорят его политические конкуренты, а в том, что армянская политика вообще с трудом поддается описанию в традиционных идеологических категориях.

Десятилетиями основной конфликт в политической жизни Армении проходил не по линии «левые – правые» или «либералы – консерваторы», а по линии «власть – оппозиция». Все это время самые разные армянские оппозиционеры предлагали одну и ту же повестку: борьба с коррупцией, честные выборы, ликвидация монополий и так далее. На этом фоне Пашинян отличался завидным постоянством, так как тема борьбы с коррупцией и олигархией была для него главной еще в те времена, когда он начинал как журналист.

Что касается программы предстоящих реформ, то пока Пашинян и его сторонники не спешат конкретизировать свои планы и говорят в основном о необходимости скорейшей реформы избирательной системы, которая исключит возможность злоупотреблений и фальсификаций и позволит провести прозрачные внеочередные выборы.

Все, что будет происходить потом, Пашинян и его соратники описывают весьма расплывчато. Так, они говорят о борьбе с коррупцией, олигархией, монополиями, о том, что в «новой Армении» будет обеспечено верховенство закона, что бизнес, в том числе малый и средний, получит возможность развиваться без давления государственных органов. Но как именно они собираются всего этого добиться, пока непонятно.

Видимо, эта неопределенность вызвана тем, что Пашинян не хочет терять сторонников, часть которых любая конкретика может только оттолкнуть. Сегодня Пашиняну нужна широкая коалиция, чтобы довести до конца процесс отстранения республиканцев от власти. Именно поэтому он сотрудничает с двумя другими парламентскими партиями, хотя еще недавно одна из них, «Процветающая Армения» во главе с бизнесменом Гагиком Царукяном, была «системной оппозицией», а другая, «Дашнакцутюн», возглавляемая Грантом Маркаряном, – партнером республиканцев по коалиции.

Более того, Пашинян дает понять, что в будущей системе власти не будет кадровой чистки и что он готов сотрудничать со специалистами-технократами, которые работали во власти при республиканцах. Сотрудничество с технократами необходимо Пашиняну еще и потому, что у него пока нет своей команды. До последних событий его партия «Гражданский договор» была слишком малочисленной, и Пашиняну придется искать людей за ее пределами.

В протестном движении участвовали многие представители гражданского общества, но, во-первых, не все они готовы идти во власть, а во-вторых, не у всех есть необходимые навыки управления. Правда, учитывая армянскую специфику, у Пашиняна есть еще один кадровый резерв, на который он может рассчитывать, – армянская диаспора, отозвавшаяся на события в Армении с большим энтузиазмом.

Без резких движений: внешняя политика

Естественно, как в России, так и на Западе основные вопросы к победившей революции касаются внешней политики Армении. Армянские правящие республиканцы, особенно после отставки Саргсяна, стремились представить Пашиняна как убежденного западника, чтобы заручиться поддержкой Кремля во внутриполитической борьбе. Сам Пашинян, напротив, делал все, чтобы в Москве его не считали прозападным политиком.

Он заявлял, в частности, что протестное движение имеет исключительно внутриполитическую повестку и не ставит внешнеполитических целей, и даже зачитал на митинге заявление МИДа России как свидетельство того, что в Москве это понимают. Выступая в качестве кандидата на пост премьера, Пашинян постоянно подчеркивал, что Армения не выйдет из состава ЕАЭС и ОДКБ, а российские пограничники и российская военная база останутся в Армении. Одновременно он говорил о том, что Армения по-прежнему будет развивать отношения со своими соседями, Грузией и Ираном, а также с ЕС и США.

В целом месседж Пашиняна сводится к тому, что Армения не станет совершать резких движений и будет придерживаться многовекторной внешней политики. За это оппоненты обвиняют Пашиняна в оппортунизме и беспринципности, цитируя его же старые выступления и статьи, в которых он критиковал внешнюю политику армянских властей.

В определенной степени действительно можно говорить о коррекции внешнеполитических взглядов Пашиняна. Однако представление о Пашиняне как о западнике, который под влиянием обстоятельств переквалифицировался в русофила, тоже ошибочно. На самом деле Пашинян, будучи в оппозиции, критиковал положение дел в армяно-российских отношениях не столько с позиции западника, сколько с позиции государственника, чьим приоритетом является не геополитическая ориентация, а суверенитет Армении.

Поэтому, если говорить о будущем российско-армянских отношений, то они, скорее всего, будут развиваться не по грузинскому сценарию, как того опасаются некоторые российские аналитики, а по белорусскому или казахстанскому. Иными словами, всячески подчеркивая важность отношений с Россией, ЕАЭС и ОДКБ, Пашинян, в отличие от Саргсяна, вероятно, не побоится публично задавать острые вопросы – например, о поставках вооружения Азербайджану странами ОДКБ.

Еще одной причиной, удерживающей Пашиняна в рамках многовекторной внешней политики, являются нерешенные проблемы с двумя из четырех непосредственных соседей Армении, Турцией и Азербайджаном. В Армении осознают риск, что Азербайджан может воспользоваться моментом, чтобы покончить с карабахским конфликтом военным путем. Искушение для Баку тем более велико, что там понимают: успех армянских протестов может послужить стимулом для деморализованной на сегодняшний день азербайджанской оппозиции. Правда, несмотря на бурные события в Армении, осложнений в зоне конфликта пока удалось избежать, в том числе благодаря позиции Москвы, которая, по-видимому, дала понять азербайджанским властям, что обострение конфликта для нее нежелательно.

Сам Пашинян обозначает свою позицию по Карабаху примерно так: конфликт должен решаться на основе компромисса, но пока Баку не откажется от агрессивной риторики, говорить о компромиссе невозможно. В принципе, нечто подобное говорил и Саргсян, но из уст Пашиняна это звучит несколько иначе. В долгосрочной перспективе появление у одной из стран – участниц конфликта нового лидера, пользующегося доверием общества, позволяет надеяться на оживление мирного процесса. Но рассчитывать на кардинальный прорыв в карабахском урегулировании в ближайшем будущем не стоит: пока в Армении приоритетом и для общества, и для власти является не внешняя политика и не замороженные конфликты, а внутренняя трансформация страны.

Армения > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 11 мая 2018 > № 2605058 Микаэл Золян


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter