Всего новостей: 2223404, выбрано 27571 за 0.122 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Казахстан > СМИ, ИТ > kapital.kz, 4 сентября 2017 > № 2294957 Лариса Пак

Лариса Пак: Люди хотят верить, что прилетит дракон и всех спасет

Какой будет конференция TEDx в этом году, рассказала Лариса Пак

Конференция TEdx в Алматы в этом году традиционно соберет своих участников осенью, чтобы в очередной раз подарить вдохновляющие встречи. С людьми, которые заставляют встряхнуться, наполняют новыми идеями и смыслами, не дают негативу формировать повестку дня. О том, какой она будет в этом году, мы поговорили с Ларисой Пак, куратором конференции TEDx в Казахстане.

— Лариса, уже третий год подряд мы встречаемся перед алматинской конференцией TEDx, чтобы поговорить об идеях, достойных распространения. Какими они будут в этом году?

— Содержание, смысл конференции мы сформулировали для себя еще в январе, но оформить все это в название темы — «По ту сторону Луны» — смогли только в мае. Мы точно знали, что именно хотим сделать, но не понимали, как это должно передаться через образ.

Я могу сказать, что в этом году у нас будет другая конференция, не лучше и не хуже, она будет консистентно другая, более собранная и плотная.

За время, прошедшее с нашей прошлой конференции, в мире произошло случилось много неоднозначного: победа Дональда Трампа в США, Brexit, события в Турции — все это говорит об огромных культурных разрывах, которые существуют в нашем обществе. И это не политические разрывы, это больше про различия между образованными и необразованными людьми, про то, как популисты манипулируют ценностями, близкими консервативной части населения. У нас происходит то же самое. Да, у нас нет политических разрывов, но наше общество расколото на «своих» и «чужих», даже если взять Алматы — есть деление на «выше Ташкентской» и «ниже Ташкентской».

В этот раз мы хотим больше пойти за той аудиторией, которая не избалована вниманием и интересным контентом. Даже хотели найти необычное место проведения: смотрели барахолки, вокзалы, все наши новые арены, до последнего искали такое место. Но в итоге остановились на другой площадке, потому что ни одна из существующих в нижних районах Алматы не приспособлена для проведения таких мероприятий. Хотя это был бы интересный опыт для нас.

Мы попробуем сфокусировать внимание на казахском языке. Не потому что это модно, а потому что у людей, которые менее интегрированы в англоязычное и русскоязычное пространство, меньше возможностей и ресурсов получать информацию на своем родном языке. Это во-первых. Во-вторых, идея во внутренней красоте языка. Мы сейчас работаем с казахоязычными спикерами, и я для себя отмечаю, что многое упускаю: понимая смысл, я не улавливаю все тонкости. Хотя глобально у идеи не должно быть языка, когда мы искусственно начинаем ставить барьеры, мы попадаем в ячейки. В связи с этим у нас возникло много новых проблем, которые не возникали раньше.

— Каких, например?

— Когда мы только начинали подготовку к конференции, я сказала, что по моим ощущениям, сейчас есть потребность в выступлениях на казахском языке, и от наших казахоязычных коллег потребуется больше времени и усилий. Наша команда в основном русскоговорящая, у нас есть только три человека, для которых казахский язык родной, они занимались переводами TED Talks. При этом нужно понимать, что вся работа, которую мы делаем — не оплачивается. Но я рада, что мы сами поставили перед собой такой вызов, это расширяет горизонты и выводит нас за рамки.

В этом году мы планируем, что примерно половина выступлений будет на казахском языке. Мы искали спикеров с уникальными идеями, которые попадают под все наши критерии, но для которых казахский язык родной. Все это потребовало от нас подготовки, организационных вещей, про которые мы уже забыли.

Кроме этого, мы впервые столкнулись с проблемой финансирования.

— Почему?

— В этом году наш основной спонсор значительно сократил объем финансирования, и если сейчас мы не найдем дополнительные деньги, нам будет достаточно сложно, хоть и не невозможно, сохранить все как есть. Но я не жалуюсь на ситуацию — мы становимся более креативными, когда у нас убирают нули в бюджете. Со временем, если мы будем продолжать этим заниматься, придем к тому, что участие в конференции будет стоить дороже. К примеру, сейчас это 5000 тенге, а реальная себестоимость — около 30 тысяч тенге за человека. Раньше мы всю эту разницу покрывали за счет спонсоров. В Москве и Киеве TEDx-мероприятия вышли на самоокупаемость — люди платят 50+ долларов за вход и плюс сами покупают еду, а я стараюсь сохранить все, как есть сейчас. Мне говорят: «А почему ты стесняешься? Люди же покупают билеты на концерты и потом там покупают еду и напитки, при этом концерт идет два часа, а не целый день, как у вас». Я всегда отвечаю, что мы хотели бы не делать препятствий из стоимости билета.

Поэтому у меня сейчас моральная дилемма: с одной стороны, хочется дать как можно больше возможностей, с другой — бизнес в нынешнем состоянии не заинтересован в поддержке таких мероприятий, потому что не знает как монетизировать нашу аудиторию.

— Аудитория, которая приходит на конференции TEDx — это же ищущие, думающие, зачастую состоявшиеся люди. Разве они не интересны бизнесу?

— Однозначно, а поэтому их достаточно сложно в чем-то убедить, у них зашкаливает уровень критического мышления. Бизнесу нужно быть честным и открытым, чтобы к ним присоединилась наша аудитория.

Когда мы формируем программу, мне очень часто звонят и спрашивают: сколько стоит выступление, люди понимают, что это хорошая медиаплатформа, что наших спикеров узнают. И мне очень нравится, что я могу ответить: «Вы не можете купить выступление у нас, мы сами выбираем спикеров». Это ценит и наша аудитория. В заявках все чаще появляется фраза: «Мы хотим послушать независимых спикеров».

— А вы не задумывались о том, что в случае выбора локации в нетрадиционном месте, о котором вы говорили, ваша аудитория не совсем бы это поняла?

— Да, мы это понимали и были к этому готовы. Но хочется верить, что наше сообщество поедет куда угодно, хоть на другую сторону Луны — они достаточно открыты, чтобы идти на такие эксперименты и приключения. А те люди, которые ходили ради какой-то моды, могут смотреть наши видео в интернете, если их не устраивают неудобства. Мы поняли определенные ограничения, которые существуют в нашем городе: «ниже Ташкентской» нет ни одного места для проведения подобных мероприятий. Например, мы специально проводили несколько воркшопов, на которых рассказывали детям, что такое TEDx, в районе Шанырака, так там в единственной школе максимум 200 мест, конечно, для нас это мало.

— В связи с изменениями в подходе, какой вы видите вашу аудиторию в этом году? Она будет другая?

— Я очень надеюсь на то, что она будет той же самой по сути, просто будет разница в языке, на котором мы говорим. Я не думаю, что аудитория сильно изменится, потому что сейчас меняется языковой ландшафт в нашем городе. Например, в Астане на TEDx практически всегда приходит трехъязычная аудитория, максимум 25% людей пользуются синхронным переводом. В Алматы к нам ходила больше русскоязычная аудитория. Но сейчас ситуация меняется, все больше людей, которых русскоязычные родители отдали в казахские школы, я и сама понимаю, что мне пора заговорить на казахском, потому что настанет такой момент, когда я перестану понимать людей, а это тоже личная сегрегация.

— На каждой конференции есть такие выступления, которые как-то по-особенному запоминаются. Вы предполагаете заранее, что именно этот спикер всколыхнет аудиторию или для вас это тоже непредсказуемо?

— Это всегда является откровением и для нас, как команды, это часть сюрприза. У нас 12 спикеров и 3−4 тренера, подготовка идет параллельно, получается, что мы знаем суть идеи, но не знаем, как планируется ее донести, детали, харизму спикера. Есть и такой момент: люди за ночь переворачиваются, из суперспикера превращаются в «так себе» и наоборот. Они заряжаются друг от друга, возникают зеркальные нейронные связи. И в этом самая большая ценность для аудитории — видеть друг друга, интересных людей вокруг себя, условно зеркалить и копировать их настроение и отношение к жизни.

— Из глобального TED какие выступления вам особенно запомнились в этом году?

— Сразу вот мне сейчас на ум пришло выступление Раджа Панджаби (в этом году он стал лауреатом TED Prize, ежегодной премии, присуждаемой за выдающиеся идеи — прим. ред.). Миллиард человек по всему миру не имеют доступа к медицинским услугам, просто потому что живут слишком далеко от клиники. С проектом Last Mile Health Радж Панджаби обучает активистов местных сообществ жизненно важным навыкам и помогает спасать жизни. Искренность человека, его истинные мотивы всегда пробивают. Это тоже о том, о чем мы говорим — о разрывах. С одной стороны, создаем искусственный интеллект и летаем на Марс, а с другой стороны, кто-то не может получить даже элементарную медицинскую помощь.

Сейчас самый большой вопрос для человечества — гуманность, насколько мы люди. Это как раз про то, когда ты возвращаешься в не совсем родную для тебя страну, чтобы оказать первую медицинскую помощь, потому что чувствуешь, что можешь это сделать. Такие истории каждый раз еще больше пробуждают в тебе человека, это то, что всегда будет отличать нас от машин.

Мне нравится, что и наши спикеры вызывают сильные эмоции, но, с другой стороны, я все чаще слышу, что на каждой конференции обязательно нужна слезливая история. Но это неправильная интерпретация формата. Истории — это только оболочка, обёртка, в которую завернута идея. Это как волна, на которой вы серфите, и так, конечно, идея «залетает» лучше, личная история всегда помогает, люди настроены на истории. Но есть хорошие выступления, в которых идея подана комплектно, без личных отсылов.

— У нас есть спикеры, которые могут компетентно говорить о таких вещах, которые обсуждает весь мир — блокчейн, искусственный интеллект, большие данные?

— Я тоже думала, что у нас нет таких людей, но, вы удивитесь, они есть, и на конференции будет выступать человек, у которого идея в сфере машинного обучения.

Очень интересно наблюдать, как быстро развивается феномен блокчейна, сейчас о нем уже говорят на уровне государственных органов, подписываются серьезные соглашения. Я думаю, что эта технология будет развиваться больше именно на таком уровне, чем на уровне коммерческих банков. Это будет очень интересный процесс, потому что блокчейн — это же совсем другой тип коммуникаций.

Когда я прочитала книгу Дона Тапскотта «Революция блокчейна», мое сознание перевернулось. История создания этой технологии, сама личность Сатоши Накамото, который в один день выпустил этот код, для многих людей может значить, что в мире «добрых» сил все же больше. Почему люди смотрят «Игру престолов»? Потому что верят, что прилетит дракон и всех спасет. Для меня Сатоши Накамото и был таким драконом.

В прошлом году на семинаре во время конференции TED я подошла к Дону Тапскотту и спросила: «Если мы говорим об условно новом виде социализма, но ведь в любом случае, человек, который обладает большими ресурсами, в конечном итоге может капитализировать сети. Ведь если у тебя больше доступа, к примеру, к дешевому электричеству, ресурсам, ты будешь владеть ими?» На что он просто пожал плечами и ответил: «И что, нам перестать жить поэтому?!»

Понимаете, я думала, что блокчейн — это совершенное чудо, но потом понимаешь, что все это вписывается в капиталистическую систему мироустройства. И Казахстан в этом плане свои природные ресурсы в виде электроэнергии также может конвертировать в цифровую экономику, и тогда мы станем ресурсным государством в другом смысле. Мне показалось это увлекательной, сумасшедшей идеей.

— Вас не пугает то, что мы можем увидеть «по ту сторону Луны»?

— Мы будем говорить о феноменах, о которых пока только догадываемся. Мы не хотим формировать суждения, наша задача показать, что там может быть, а выводы каждый человек должен делать сам.

Мое мнение — все дело в том, на какую сторону ты больше смотришь. Как в личности человека добро борется со злом, так же и человек в своей истории доказывает, что он постоянно из одной технологии может создать то плюс, то минус. Это зависит и от уровня визионерства, насколько глубоко ты понимаешь технологию, видишь ее ресурсы.

Разрывы происходят из-за того, что люди не просто не успевают за объемом информации, они пытаются законсервироваться, остаться в этом состоянии, «не трогайте мое бытие, потому что я не успеваю и не хочу, и слишком боюсь изменений, которые происходят». Но мы не можем больше себе это позволить. Мы хотим сказать — не надо бояться нового, мы все можем успеть, нужно просто научиться правильно структурировать знания — TEDx — это очень быстрый способ.

Казахстан > СМИ, ИТ > kapital.kz, 4 сентября 2017 > № 2294957 Лариса Пак


Россия. СЗФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 2 сентября 2017 > № 2295383 Андрей Никитин

Встреча с врио губернатора Новгородской области Андреем Никитиным.

Владимир Путин провёл рабочую встречу с временно исполняющим обязанности губернатора Новгородской области Андреем Никитиным.

А.Никитин информировал Президента о социально-экономической ситуации в регионе. Обсуждались также обращения жителей Новгородской области, поступившие главе государства в ходе «Прямой линии».

* * *

В.Путин: Андрей Сергеевич, мы с Вами встречались четыре месяца назад, не так давно. Поэтому в целом понятно, что происходит в регионе. Тем не менее хотелось бы сегодня уточнить, что происходит по тем проблемным вопросам, которые мы обсуждали, что сделано, что, Вы считаете, предстоит сделать.

И я Вам передам эту папку с «Прямой линии». Здесь ничего такого необычного нет, но вопросы, которые волнуют людей, требуют особого внимания, ясно, еще раз хочу это повторить, многим коллегам говорю об этом, некоторые вещи, безусловно, не сделать за один день, проблемы накапливались годами, но на них нужно обращать внимание, нужно сделать так, чтобы ситуация постепенно менялась к лучшему.

Давайте начнем.

А.Никитин: Владимир Владимирович, самое главное, с чего хотел бы начать, – это, конечно, дорожная сеть.

В.Путин: Мы договаривались, что средства дополнительные выделим. Сколько вы получили?

А.Никитин: Мы пока еще не получили, но мы уже начали работы за счет своих резервов, деньги ждем.

В.Путин: Но договорились о том, что получите?

А.Никитин: Да.

В.Путин: Сколько?

А.Никитин: Миллиард 250 в этом году.

Зеленым цветом [в презентации] отмечена дорога, о которой просили предприниматели. Это город Боровичи, наш крупнейший город после Новгорода. Синий – это федеральные дороги, красный – это то, что находится сегодня также в аварийном состоянии, то, что нам предстоит сделать в первую очередь, в ближайшее время. Это опорная сеть. Она соединяет районы, школы, больницы. Это ключевые вещи, которые, безусловно, важны для того, чтобы люди могли пользоваться услугами, которыми должны пользоваться.

Второй большой блок – это здравоохранение. Была очень острая проблема, связанная с дефицитом лекарственных средств, дефицитом денег в бюджете. Благодаря Вашей поддержке мы этот вопрос решили, и сегодня опять-таки для того, чтобы у нас в маленьких населенных пунктах, где живет меньше ста человек, люди своевременно проходили диагностику, Новгородская область сегодня, к сожалению, находится на 84-м месте по смертности в стране, в основном из-за того, что нормальная инфраструктура в городе есть, но своевременно люди не попадают, заболевания не выявляются на местах, и люди приезжают с уже запущенными какими-то стадиями тех или иных болезней. Поэтому мобильные ФАПы, максимальное количество диспансеризаций, профилактика и, конечно, те инструменты телемедицины, цифровой медицины, о которых Вы говорили, которые сегодня благодаря программе цифровой экономики развиваются, мы будем одним из первых регионов, который будет у себя это внедрять.

В.Путин: Что касается медицины, я тоже говорил о том, что вам дополнительно помогут на отдельные медицинские учреждения. Я подписал распоряжение о выделении дополнительных средств. Они должны пойти на областную детскую клиническую больницу в Новгороде, на новгородский клинический специализированный центр психиатрии, на боровичскую центральную районную больницу и на хвойнинскую центральную районную больницу.

А.Никитин: Спасибо.

В.Путин: Это первый транш. Мы договаривались, что такая помощь будет оказана тем учреждениям здравоохранения, которые особенно нуждались в этой поддержке. Надеюсь, что Вы распорядитесь этими средствами так, чтобы люди увидели изменения.

А.Никитин: Примерно так это выглядело на старте [фото], то, о чем мы сегодня говорили, и, безусловно, мы уже начали готовиться ко всем этим работам. То есть проекты все готовы, все необходимые действия предприняты. Задача – в этом году все сделать. Эту ситуацию надо менять. Ни врачи в таких больницах работать не могут, ни пациенты к ним приходить.

Еще один важный вопрос – это аварийное жилье. Мы вовремя закончили программу по переселению граждан из аварийного жилья в той части, в которой она на 2012 год была сделана, три дома у нас сегодня сданы, это Старая Русса, Валдай, Чудово.

К сожалению, выявилось, что ряд домов, которые сдавались ранее, сданы с ненадлежащим качеством, и дополнительно уже из областного бюджета мы сейчас выделяем средства, для того чтобы убрать протечки.

В.Путин: Ну, понятно: чтобы довести до нормативного состояния.

А.Никитин: Еще одна достаточно больная наша проблема, которой мы тоже занимаемся в приоритетном порядке, – это, конечно, водоснабжение.

В.Путин: По поводу качества – надо обращать взыскания к строительным организациям.

А.Никитин: Владимир Владимирович, по всем этим объектам я все материалы передал в прокуратуру, попросил коллег проверить полностью, как принимались решения, как отбирались подрядчики, почему какие-то подрядчики исчезли через полгода после строительства. Здесь мы полную работу ведем.

Очень важный момент, наверное, самый важный для Новгородской области – это место, где проходили тяжелейшие бои. Вы встречались с нашими поисковиками. И что я хотел отметить. Конечно, наши небольшие предприниматели, простые люди сегодня в районах очень помогают. За счет них, за счет скудных муниципальных средств мы постепенно приводим в порядок воинские захоронения, доводим их до хорошего состояния. Но сегодня чуть меньше миллиона человек в Новгородской области еще лежит в земле, еще не найдены, не захоронены. О чем бы я просил – в преддверии 75-летия Победы для таких регионов, как наш, посмотреть, может быть, сделать какую-нибудь комплексную программу по созданию больших воинских мемориалов. Чтобы достойные они были. Мы готовы в этом участвовать. Потому что, конечно, говорят же, что война не кочается, пока последний солдат не похоронен. Такая вот просьба.

В.Путин: Хорошо. Это нужно сделать. Проработаем вместе с Вами.

Хочу пожелать Вам успехов. Задач много. Надеюсь, что Вы используете, как я уже говорил, весь свой опыт, чтобы решать их эффективно и в интересах людей, которые проживают в Новгородской области.

А.Никитин: Безусловно. Спасибо.

Россия. СЗФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 2 сентября 2017 > № 2295383 Андрей Никитин


Россия > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука > trud.ru, 1 сентября 2017 > № 2308338 Владимир Жириновский

ЛДПР: для молодежи все должно быть бесплатно

Владимир Жириновский, член Госсовета РФ, лидер ЛДПР

Надо помочь молодежи не остаться в одиночестве

В последние месяцы все чаще проводятся различные протестные митинги. При этом ядро протеста — молодежь. Многие приходят на митинги просто из любопытства. Молодым хочется познать себя и хоть как-то себя показать. То есть на митинги многие ходят по той же причине, по которой ходят на тусовки, на дискотеки. Там можно познакомиться друг с другом, как-то себя проявить.

Другая причина — определенные карьерные соображения. Молодой человек задумывается: а кем я буду? Какие у молодых перспективы? В России сегодня у них мало перспектив. Вот и надеются на «революцию».

Существует и естественное отторжение старшего поколения младшим. В 20-25 лет человек хочет принять самостоятельное решение — и это правильно. Но оно часто бывает ошибочно и даже чревато печальными последствиями — например, задержаниями, арестами и реальными сроками. Но молодые люди готовы рисковать, хотят чем-то заняться, кого-то увидеть, с кем-то познакомиться. Это выталкивает их на улицу. А улица бурлит, зовет.

В советское время существовала система комсомола, работы с молодежью. Система не идеальная, часто заорганизованная. Но она была — и нечто подобное необходимо сегодня. ЛДПР настаивает на том, чтобы в России велась системная молодежная политика.

Раньше человека с детства приучали к общественной активности. Тот же комсомол особо не воспринимался как политическая организация: важен был сам факт, что ты участвуешь в собраниях, выполняешь ту или иную общественную работу, получаешь должности.

Школа проводила спортивные соревнования, были кружки, секции — художественные, технические, самые разные. Сегодня нужны такие же кружки и секции, нужны многочисленные молодежные общества — хоть «Юный пожарный», хоть «Юный натуралист». Без обязаловки, как при советской власти. Не нужно заставлять, нужно дать возможность молодым проявить себя в разных областях: хоть экологами, хоть спортивными фанатами. Вся эта активность должна поддерживаться государством и для молодых людей быть бесплатной.

Вот зачем в России ввели платное образование? В результате раскол: больше возможностей для богатых, а бедных отодвигают, выбрасывают. Куда? На митинги? В банды? А ведь молодые люди с куда большей охотой потратят свою энергию на что-либо полезное и перспективное.

У ЛДПР есть вуз, Институт мировых цивилизаций. Вуз коммерческий, но мы сделали обучение бесплатным, находим деньги и на возмещение расходов, и на общежитие. В этом году 500 человек поступают — в 10 раз больше, чем раньше. Молодежь готова учиться. Просто не у всех есть на это деньги.

Надо помочь молодежи не остаться в одиночестве, помочь ей заняться чем-то полезным и интересным. А сейчас многие спортивные площадки и залы простаивают, особенно школьные. Почему бы не организовать там бесплатные занятия? И тогда молодежь будет постоянно при деле. Например, если в школе полно секций — бальные танцы, иностранные языки, музыка, спорт, — дети будут в такой школе находиться с утра до вечера, причем с удовольствием.

Главное же — давать молодежи возможность свободно общаться. ЛДПР предлагает создавать специализированные молодежные дома отдыха, только для холостяков: незамужние девушки и холостые ребята. Нужны молодежные городские клубы — подчеркиваю, бесплатные. У многих молодых нет денег на кафе, рестораны, прочие заведения. Нужны места встречи, которые не требуют трат. Так мы позволим молодым людям быстрее создать семью. А семейный человек уже не будет шататься где попало.

Кстати, при советской власти был такой метод создания молодых семей: студентов отправляли «на картошку». Молодые волей-неволей присматривались друг к другу. А вечером костры, танцы, картошку пекут... Неформальная обстановка позволяла познакомиться, возникали студенческие семьи. Можно возродить эту практику.

А главное — найти разнообразные площадки молодежного общения. Вот Колонный зал Дома союзов пустует. Его захватили профсоюзы, никого не пускают. А дайте возможность тусоваться там московской молодежи каждый день, с 12 дня до 12 ночи. Профсоюзы не хотят? Так надо заставить.

Уверен: если открыть бесплатные молодежные клубы, залы, если появятся свободные пространства для общения, для знакомств, для полезной деятельности, то мы убережем молодежь от преступности, от наркотиков, от алкоголя, от любого безрассудства.

Россия > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука > trud.ru, 1 сентября 2017 > № 2308338 Владимир Жириновский


Россия. Весь мир > Агропром > agronews.ru, 1 сентября 2017 > № 2306939 Алексей Алексеенко

Комментарий. Как избавиться от подделок и некачественного продовольствия.

Не секрет, что в последние годы мы все чаще и чаще сталкиваемся с такими явлениями, как падение качества продовольствия, появление разного рода заменителей, а то и откровенных подделок. Почему это происходит, можно ли с этим бороться, кто у нас в стране отвечает за качество продовольственных товаров – эти и другие вопросы обсудили издатель портала «Крестьянские ведомости», доцент Тимирязевской академии, ведущий программы «Аграрная политика» телеканала ОТР Игорь АБАКУМОВ и помощник руководителя Россельхознадзора Алексей АЛЕКСЕЕНКО.

— Давно мы с вами не встречались, Алексей Николаевич. Заняты были, видимо, сильно своими контрольными функциями. Скажите, пожалуйста, чем отличается фальсификат от контрабанды.

— Тем, что фальсификат может производиться и в нашей стране. То есть это процесс, при котором заведомо изменяются свойства продукта. Как правило, в худшую сторону, потому что здесь главная цель –получение дополнительной прибыли. А контрабанда – это любой продукт, незаконно ввезенный на территорию страны.

— А есть еще такая вещь, как контрафакт. Это что такое? Это то же самое, что фальсификат?

— Да. Это по сути дела то же самое.

— Есть точка зрения, что их стало больше – и контрафакта, и контрабанды, в связи с тем, что упала покупательная способность населения, и производители вынуждены в значительной степени учитывать это. С другой стороны, некоторые пользуются этим обстоятельством, для того чтобы удешевить свои продукты, чтобы они не росли в цене. Получается, что они вроде как Робин Гуды благородные. Они Робин Гуды или все-таки жулики?

— Нет, все обстоит, конечно, не так. Главная цель людей, которые занимаются производством фальсифицированных продуктов – это дополнительное получение прибыли, увеличение дельты своей прибыли, маржи. То есть здесь проблема чисто экономическая.

— Получается, что виноваты только производители? Сейчас возник большой скандал между компанией «Мортадель» и торговыми сетями. Он уже выплеснулся в средства массовой информации. Причем, люди в основном на стороне производителя, а не на стороне торговых сетей, потому что производитель говорит, что торговые сети требуют, чтобы были конкретные ингредиенты в конкретных продуктах. Это так или нет?

— Не только. Здесь речь идет и о том, какая дельта будет и у торговой сети. Потому что здесь проблема тоже экономическая. Как и в первом случае, это правовая неурегулированность. То есть там, где есть лазейка, мошенник обязательно ее найдет. И они активно этим пользуются.

С компанией «Мортадель» вообще история достигла каких-то совершенно безобразных измерений. Например, на прошлой неделе та сеть, с которой «Мортадель» вступила в конфликт («Дикси»), объявила, что компания производит продукцию, в которой обнаружена ДНК человека.

— Было такое сообщение.

— Да, было такое две недели назад. Но на прошлой неделе эта дикая история получила дальнейшее развитие, несмотря на то, что были даны объяснения контрольных органов, что это невозможно, что ДНК человека – это не значит, что там действительно было человечье мясо.

— То есть они там гастарбайтеров не перерабатывали в колбасу?

— Они не перерабатывают гастарбайтеров. Но на прошлой неделе поступил ко мне очень интересный документ из Казахстана. В Казахстане начали проверку всех российских продуктов, которые поставляются в страну. Как раз причина этого –сообщение, что в продукции «Мортадель» обнаружена ДНК человека.

— То есть фактически подложная якобы экспертиза, подложный документ вызвал экономические последствия для всей Российской Федерации.

— Да. Для всей Российской Федерации, для всех российских компаний, которые поставляют свою продукцию.

— Алексей Николаевич, а это может разве оставаться без последствий?

— Надеюсь, что нет. Но на самом деле без последствий у нас, к сожалению, пока остается достаточно много. Потому что для того, чтобы что-то работало, должна иметься структура и функция, которую она обеспечивает.

— У вас же есть структура?

— У нас есть структура. Но она не может обеспечить все в полном объеме.

— То есть она маленькая, эта структура.

— Нет. Структура нормальная. Она может работать в полную силу. Но есть и ограничения. Это то правовое поле, на котором мы работаем.

— То есть вас ограничивают законодательно?

— Нас ограничивают законодательно. Вот вам конкретный пример. Еще в прошлом году должна была быть восстановлена функция Россельхознадзора по проверке всей растительной продукции на содержание ядов – самых настоящих ядов, пестицидов и агрохимикатов. Было даже поручение президента. Но до сих пор эта функция не восстановлена. А потеряли мы ее относительно недавно – в 2011 году, когда были введены некоторые юридические новации. И эта государственная функция контроля была утрачена. То есть нам оставили возможность проверки содержания пестицидов, в это трудно поверить, только в продукции животного происхождения. Теоретически готовую продукцию, которая поступает на полки, должна проверять другая федеральная служба – Роспотребнадзор, а содержание пестицидов в почве – это уже Минприроды. На самом деле такая сложная схема не может работать. Все это межведомственная разобщенность, и это мешает. Дело в том, что в конечной продукции проверить содержание всех пестицидов практически невозможно. Нам надо знать, что применялось на полях. Именно поэтому мы с 2007 года отстраивали систему проверки сырья, готовой продукции по принципу «от поля до прилавка», то есть на всем пути движения товара.

Но пока еще система не введена. Существует межведомственная разобщенность, существует фальсификация пищевой продукции и существует достаточно странное явление, когда мы и Роспотребнадзор в торговых сетях обнаруживаем продукцию, на этикетах которой значатся фирмы, которые никогда не существовали в природе, то есть встречается откровенный фальсификат. Фальсифицирована и сама продукция, и этикетки.

— Я вот недавно купил немецкий сыр. Он же у нас санкционный. Санкционный камамбер из Германии. Написано «Германия». Но почему-то перевод на украинский язык сделан. Это, видимо, каким-то левым путем доставленный товар.

— Да, это доставлено левым путем. Это чистая контрабанда, которая проникла на наш рынок. И здесь, опять-таки…

— Товар распространяется через маленькие магазинчики, в основном в сельской местности.

— И мы как раз опять приходим к тому, что необходимо ввести весь тот комплекс электронных систем, который создавался нами в течение последних 10 лет. Это сертификация пищевой продукции всех видов и полное прослеживание. Это очень важный момент.

Ведь что происходит сейчас. Допустим, торговая сеть получает продукцию с какого-то конкретного предприятия по производству пищевой продукции. Поскольку торговая сеть является здесь с точки зрения закона юридическим лицом, ответственным за ту продукцию, которая реализуется через эту сеть, то многие сети создали свои лаборатории. Они проверяют эту продукцию, и существует возврат. То есть продукция не проходит, несмотря на то, что ветеринарные службы дали свои разрешительные документы.

И вот здесь возникает один очень интересный вопрос: а куда же эта продукция девается?

— А вот куда она девается?

— Очень хороший вопрос. Поскольку нет системы сквозного прослеживания, мы ответить на этот вопрос не можем.

— Я думаю, что она девается как раз в эти маленькие магазинчики, в эти мелкие местные сети.

— Да. И возникают такие парадоксы. Например, мы проверяем продукцию, которая позиционируется как фермерская, то есть она якобы заведомо чистая, премиальная по цене и так далее. И мы обнаруживаем запредельное количество антибиотиков. То есть эта продукция, скорее всего, была не принята торговыми сетями, и она в конце концов реализуется как фермерская премиальная продукция.

— Кошмар. Алексей Николаевич, скажите, а сколько же у нас всего на рынке фальсификата и контрафакта?

— Парадокс заключается в том, что никто вам на этот вопрос не ответит. Потому что, когда наши коллеги из Роспотребнадзора проверяют продукцию, у них получается где-то процентов 6-8. Когда проверяем мы, то обнаруживаем примерно четверть продукции, которая не соответствует заявленным свойствам, которая фальсифицирована.

— То есть 25% продукции, возможно, фальсифицированы?

— Но здесь есть и разница в методическом подходе. Допустим, можно проверить абсолютно всю продукцию, включая продукцию абсолютно низкого риска. Допустим, из молочной продукции нет смысла подделывать продукцию, которая не содержит молочного жира, это обезжиренная продукция. Она недорого стоит. И нет смысла ее подделывать. А там, где массовая доля жира достаточно высока, вот там мы и обнаруживаем фальсификат. Это пальмовое масло чаще всего.

— Пальмовое масло.

— Иными словами, есть продукция высокого риска, есть — низкого риска. Мы проверяем (у нас риск-ориентированный подход) продукцию высокого риска.

— Сыр – это продукция высокого риска?

— Конечно. Потому что у нас обезжиренного сыра нет.

— Сколько у нас сыра подделывается, Алексей Николаевич?

— Не могу сказать точно.

— То есть весь не попробуешь.

— Нет. Не только не попробуешь. Если вы попробуете, вы, скорее всего, не почувствуете разницу, потому что технологи – это люди очень опытные. Хороший технолог – он на вес золота в любой компании. И он может вам создать буквально из любого сырья конфетку. То есть здесь и ароматизаторы используются, и множество других достижений современной науки.

— Но питательных веществ организм не получает?

— Нет. Он что-то получает, но те питательные вещества, которые для него неполезны.

— За то, что он заплатил, он не получает.

— Нет, не получает.

— Он получает другие.

— Да. Но при этом мы еще подняли экономику двух стран – Индонезии и Малайзии. Потому что такое количество пальмового масла, которое ввозится в Россию из этих стран, очень подняло их экономику.

— Меня терзают смутные сомнения. Смотрите, сначала мы им поставили Миг-27, а потом в ответ мы получили… Они же тоже страны бедные. Чем им расплачиваться? В ответ получили пальмовое масло.

— Пальмовое масло – это продукт очень неоднородный. Потому что есть те фракции, которые могут использоваться в пищевом производстве.

— Мы берем подешевле, чтобы объемом было побольше, так?

— Да. Я думаю, что для тех компаний, которые импортируют этот продукт, выгоднее ввозить низкокачественные фракции, которые обычно используются в технических целях.

— Алексей Николаевич, как вы полагаете, что нужно сделать, какие вам нужны полномочия, какие законы требуется принять и кому выгодно это все не принимать? Кто лоббирует это безобразие?

— Кто лоббирует – это, наверное, самый легкий вопрос. Потому что лоббируют непринятие таких законов те компании, сообщества, которым невыгодно, чтобы была видна настоящая картина.

— А таких компаний много? Насколько они большие? Я понимаю, что вы называть их не собираетесь пока.

— Нет. А, потом, у меня нет еще такой возможности, потому что мы не проводим сплошные проверки. Это не наши полномочия. Технически мы можем это сделать. Но у нас юридических оснований для этого нет. Потому что здесь основа основ – это минимальное включение в данный процесс конкретных людей, чиновников. И поэтому мы сосредоточили свои усилия в течение последних 10 лет на том, чтобы создавать имперсональные электронные системы прослеживания и сертификации.

Когда эти программы заработают во всю силу, мы увидим абсолютно конкретно, какое сырье получило то или иное предприятие, сколько и какой продукции оно произвело. Если оно купило, к примеру, 100 л молока…

— И вот это и будет прослеживание?

— Конечно. А дальше прослеживание уже будет другое. Дальше прослеживание конкретной партии пищевой продукции будет до магазина, который ее реализует. Наша конечная цель – чтобы на любой упаковке товаров был или QR-код, или любой другой носитель информации, который позволит узнать, откуда эта продукция поступила, каким предприятием она была произведена и из чего.

— Алексей Николаевич, но ведь нет ничего проще. Маркеры поставили на каждой бутылке. И когда берешь бутылку пива или алкоголя, то всегда вторым щупом, что называется, ее проверяют.

— Конечно.

— А что? Казалось бы, отдать распоряжение, чтобы каждая упаковка…

— Такое распоряжение никто не может дать. Это должен быть закон. Но закона нет. И существует к тому же поверх всего еще и ведомственная разобщенность. Между Роспотребнадзором, Россельхознадзором, субъектовыми ветеринарными службами. У семи нянек дитя без глазу.

— То есть здесь ваша работа с Роспотребнадзором каким-то образом пересекается?

— В чем-то пересекается, в чем-то – нет.

— А нет ощущения, что кто-то из вас лишний на рынке?

— Вообще мое глубокое убеждение как эксперта по безопасности, продовольственной и пищевой – это то, что должна существовать единая служба, которая осуществляет контроль продовольствия от поля до стола потребителя.

— Кому полезна эта борьба между Роспотребнадзором и Россельхознадзором? Зачем содержать две службы?

— Не знаю. Но дело в том, что это результаты первого этапа административной реформы 2004 года. Тогда вообще было сделано много того, что сейчас непонятно, что не работает. По-видимому, нам надо использовать опыт ведущих стран, которые достигли наибольшего успеха в контроле безопасности пищевой продукции. На первое место я бы поставил пионера в этой области – Новую Зеландию. Она первая внедрила такую электронную систему, которая работает до сих пор, как хорошие швейцарские часы. Причем, довольны все. В том числе и предприятия. Во-первых, потому, что там нет смысла фальсифицировать продукцию, все прозрачно.

— И там все свои.

— Там все свои. А потом, когда на предприятие приходят проверяющие, у нас это всегда ЧП, переполох. А там – нет.

— Рутинная работа.

— Это не только рутинная работа. Это бесплатный аудит. Это помощь самому предприятию.

— То есть это не карательные функции, а функции советчика?

— Конечно.

— Они видят твои ошибки, тебе же на них указывают.

— Конечно. В этой системе все находятся в равных условиях. Никто никому не делает никаких поблажек, нет никаких исключений. И все это понимают и принимают.

— Алексей Николаевич, сколько лет нужно для того, чтобы наладить хоть какой-то относительный порядок в сфере продуктов питания? Недавно было сообщение: группа итальянцев в московском ресторане отравились. Это чья работа?

— А вообще знаете, что самое печальное из того, что мы сегодня услышали? Люди обсуждают, какие продукты можно покупать в магазине, какие не стоит. А в магазине должны быть только те продукты, которые реально можно купить, из-за которых ты не отравишься, за приобретение которых ты не выбросишь деньги на ветер.

— Я как раз и привел этот пример. Московский ресторан, группа интуристов приехала, и больше 10 человек отравились. Причем, серьезно отравились. «Отравление итальянцев в России», — сейчас уже заголовки пошли. И, потом, мы слышим: дети отравились там, дети отравились в пионерлагере, туристы отравились на курорте. Это низкий уровень качества продуктов, это низкий уровень культуры поварской, это низкий уровень хранения продуктов? Почему этого в Европе нет?

— В Европе все-таки действует система. Правда, она не очень совершенна, потому что и там бывают проколы. То диоксины вдруг обнаруживают в свинине, то что-то в яйцах обнаруживают. Обнаруживают незаконно появившуюся на рынке конину. Но там это не массово. Потому что все-таки работает система. Такая же система нужна и у нас. А в отношении общепита надо помнить – это, в общем-то, достаточно высокая зона риска. И в Европе тоже, кстати. Потому что, если вы в магазине в Европе возьмете в руки какую-то упаковку продукта, вы можете точно установить, что это такое. И там указаны конкретные компании. Там не рискуют фальсифицировать товар, как у нас.

— Конечно. Там можно проследить, например, на какой ферме было получено молоко.

— Да, и когда, и кем.

— И как фамилия фермера и какой номер его телефона.

— Да. Это то, что необходимо сделать и у нас. И когда здесь будет работать система, то у нас будет еще…

— Вы говорите – когда она будет работать. А хоть планируется, что она будет работать?

— У нас есть все. Технически мы готовы.

— Кто мешает? Денег нет, закона нет, чего нет?

— Нет закона. Отсутствует правовое поле.

— А закон подан в Госдуму или в Минсельхоз?

— Конечно. Дело в том, что мы все-таки эти системы контроля создавали не для того, чтобы они пылились на наших полках. Они все это время проходили тестирование.

— На каком уровне тормозится? Мы определим сейчас с вами точку лоббирования. На кого надавили?

— Я думаю, что прежде всего это Государственная Дума.

— Ну, там люди разные.

— Люди разные. Потом, некоторые отраслевые организации также выражают свои сомнения. Например, рыбаки достаточно долго сопротивлялись, но сейчас уже нет. Молочный союз все время требует отложить введение такой системы контроля в отношении молочной продукции.

— Переживают.

— Переживают. Не у всех ведь есть компьютеры в наше время.

— Да ладно, Алексей Николаевич.

— По крайней мере, этот смехотворный аргумент можно услышать тоже.

— У нас много еще будет смехотворных аргументов. Спасибо вам большое за разговор. Мы с вами выяснили, что примерно 25% продовольствия у нас — это либо контрафактная, либо фальсифицированная продукция.

— Скажем, из продукции высокого риска.

Автор: «Крестьянские ведомости»

Россия. Весь мир > Агропром > agronews.ru, 1 сентября 2017 > № 2306939 Алексей Алексеенко


Россия. Китай > Внешэкономсвязи, политика > trud.ru, 1 сентября 2017 > № 2306936 Ли Хуэй

«Один и один - больше, чем два»

Михаил Морозов, обозреватель «Труда»

Посол КНР в России Ли Хуэй рассказал о новых моментах глобального взаимодействия Китая и России

На следующей неделе, 3-5 сентября, в китайском Сямэне открывается 9-я встреча лидеров стран БРИКС, где будут подведены итоги 10-летнего сотрудничества в рамках этой организации и намечены новые ориентиры. Накануне этого события посол КНР в России Ли Хуэй рассказал о новых моментах глобального взаимодействия Китая и России.

— Как вы оцениваете результаты сотрудничества в рамках БРИКС? Какое значение имеет саммит лидеров стран БРИКС в Сямэне?

— Если отсчитывать от первой встречи министров иностранных дел стран БРИК в 2006 году, то сотрудничество в рамках БРИКС имеет десятилетнюю историю. За это время страны БРИКС в соответствии с принципами открытости и прозрачности, солидарности и взаимопомощи, совместного стремления к развитию прилагали усилия для формирования более тесных, всеобъемлющих и прочных партнерских отношений. Эти усилия получают все большее признание и поддержку со стороны международного сообщества.

За 10 лет в БРИКС сформирована многоуровневая структура сотрудничества в нескольких десятках сфер, включая экономику, финансы, сельское хозяйство, науку, образование, культуру и здравоохранение. Данная структура играет все более важную роль в стимулировании глобального экономического роста, реформировании и совершенствовании управления глобальной экономикой и содействии демократизации международных отношений.

Нынешний саммит пройдет под девизом «Углубление партнерских отношений в рамках БРИКС, создание прекрасного будущего». Упор будет сделан на «углублении практического сотрудничества, содействии совместному развитию, укреплении глобальной стабильности, совместном реагировании на вызовы, обменах в гуманитарной сфере, формировании более широких партнерских отношений». После начала председательства в БРИКС Китай прилагал огромные усилия, чтобы направить большой корабль сотрудничества БРИКС в еще более глубокий фарватер.

Россия как важный член БРИКС оказала значительную поддержку проведению Китаем саммита. Президент Владимир Путин высоко оценил достигнутую Китаем эффективность в организации саммита, отметив, что российская сторона будет тесно сотрудничать с китайской, чтобы обеспечить полный успех встречи. Глава МИД РФ Сергей Лавров также полагает, что сентябрьский саммит БРИКС в Сямэне окажет содействие партнерским отношениям между странами БРИКС, повысит эффективность взаимодействия в ответах на общие вызовы.

Китай рассчитывает совместно подвести итоги сотрудничества в рамках БРИКС за прошедшие 10 лет, наметить планы развития, с тем чтобы достойно начать второе «золотое десятилетие» БРИКС.

— Какие подвижки в китайско-российских отношениях произошли с начала 2017 года?

— В 2017 году под стратегическим руководством глав двух государств продолжали развиваться отношения всеобъемлющего стратегического взаимодействия и партнерства Китая и России. Два месяца назад председатель КНР Си Цзиньпин в ходе государственного визита в Россию провел весьма плодотворную встречу с президентом Путиным. Главы государств углубленно обменялись мнениями по развитию двусторонних отношений, продвижению сотрудничества во всех сферах и важным международным и региональным вопросам, достигли ряда договоренностей.

Подписано Совместное заявление КНР и РФ о дальнейшем углублении отношений всеобъемлющего партнерства и стратегического взаимодействия, одобрена новая программа реализации Договора о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве между КНР и РФ, разработан план развития китайско-российских отношений. Главы двух государств также встретились с представителями деловых кругов и СМИ Китая и России, призвали их к усилению двустороннего обмена и сотрудничества. По результатам визита опубликовано Совместное заявление по текущей мировой обстановке, важным международным и региональным проблемам, где наглядно продемонстрирована стабилизирующая роль двух стран в изменяющемся мире.

Китай и Россия тесно взаимодействовали на многосторонних мероприятиях, включая форум высокого уровня по международному сотрудничеству в рамках «Одного пояса и одного пути» в мае, июньский саммит ШОС в Астане, июльский саммит «Группы 20» в Гамбурге, еще больше укрепили политическое доверие, расширили возможности для сотрудничества. Владимир Путин послал четкий сигнал о поддержке Россией инициативы «Один пояс и один путь», а также об активном участии в ней. В ходе проведения форума постепенно раскрывались практические планы Китая и России во многих сферах, включая финансы и инвестиции, инфраструктурное строительство и обмен в гуманитарной сфере. Это важно для успешного участия России в строительстве «Одного пояса и одного пути».

На саммитах ШОС в Астане и «Группы 20» в Гамбурге Китай и Россия координировали позиции, призывали международное сообщество отвергнуть торговый протекционизм, содействовать свободной торговле и экономической глобализации. Две страны совместно выступили против мышления «холодной войны» и «игр с нулевой суммой», призывая способствовать развитию справедливого международного порядка и системы глобальной стабильности, формированию человеческого сообщества с единой судьбой. Позиция Китая и России в защиту справедливости и истины завоевала широкое одобрение международного сообщества.

— С начала 2017 года объем двусторонней торговли Китая и России прекратил снижение и возобновил рост, благоприятная тенденция сохраняется. Как в будущем должны развиваться торгово-экономические отношения двух стран?

— Пережив резкий спад в 2015-м и отсутствие прогресса в 2016-м, сейчас китайско-российская торговля вступила в этап восстановительного роста. Согласно китайской таможенной статистике, объем торговли Китая и России за январь — июль 2017 года составил 46,822 млрд долларов (рост на 21,8%). Китай на протяжении семи лет подряд остается крупнейшим торговым партнером России.

Одновременно со значительным продвижением стратегических проектов в традиционных для двух стран сферах, включая энергоносители, транспорт, космонавтику и финансы, появились и новые примеры. Они имеют важное значение для расширения возможностей торгово-экономического сотрудничества, совершенствования его структуры, содействия устойчивому развитию двусторонней торговли.

Во-первых, это сотрудничество в сельском хозяйстве. Китай и Россия обладают значительной взаимодополняемостью в области сельского производства, торговли сельхозпродукцией и инвестиций в аграрные проекты. В настоящее время две страны оказывают все большую политическую и финансовую поддержку этому виду сотрудничества, создали фонд агропромышленного развития Дальнего Востока, совместно раскрывают аграрный потенциал этого региона.

Во-вторых, это трансграничная электронная коммерция и другие новые форматы бизнеса. Крупные китайские предприятия в этой сфере одно за другим приходят в Россию, используя свои преимущества, а также опыт двусторонней торговли. Они быстро осваивают российский рынок. Что содействует непрерывному расширению объемов двусторонней интернет-торговли Китая и России, стимулирует развитие соответствующих производств, средних и малых предприятий. В настоящее время Россия вышла на второе место по объему китайского экспорта в форме трансграничной электронной коммерции.

В-третьих, это продукция на основе новых высоких технологий. В первом квартале 2017 года объем китайско-российской торговли электромеханической продукцией и продукцией новых высоких технологий вырос на 20,8 и 19,4% соответственно. Китай и Россия позитивно настроены в отношении расширения сотрудничества по крупной технике, включая суда, оборудование для электростанций и строительства. Китай рассчитывает импортировать из России еще больше конкурентоспособной продукции и технологий. В то же время российские предприятия также начали постепенно увеличивать закупки оборудования, деталей и комплектующих в Китае.

В будущем Китай и Россия продолжат углубление торгово-экономического сотрудничества, ускорят продвижение носящих стратегический характер проектов, будут активно совершенствовать структуру торговли, создавать новые точки роста. Нам необходимо в полной мере задействовать важную площадку сотрудничества по сопряжению строительства «Одного пояса и одного пути» с Евразийским экономическим союзом, расширять возможности практического сотрудничества двух стран, чтобы превратить преимущество политических отношений в реальные результаты на благо двух стран и наших народов.

— Как вы оцениваете результаты, достигнутые в строительстве «Одного пояса и одного пути»? Какой здесь вам видится роль России?

— В 2013 году председатель КНР Си Цзиньпин предложил важную инициативу «Один пояс и один путь». После ее выдвижения круг друзей у нее непрерывно расширяется. Концепция мира и сотрудничества, открытости и инклюзивности, обмена опытом, взаимной выгоды получает признание и поддержку со стороны все большего числа стран. В мае в Пекине успешно прошел первый форум высокого уровня по международному сотрудничеству в рамках этой программы, где были подведены итоги. Форум ознаменовал вступление строительства «Одного пояса и одного пути» в новую фазу.

С начала строительства непрерывно углубляются политические контакты Китая с соответствующими странами, за счет сопряжения политики были выработаны единые подходы, определен курс и реализован эффект, при котором «один и один больше, чем два». Укрепляется инфраструктурная взаимосвязанность, от автотрасс, железных дорог и аэропортов до интернет-коммуникаций. За счет содействия упрощению торговли и инвестиций улучшаются условия для ведения бизнеса, торговый потенциал продолжает раскрываться. Расширяется и финансирование. Началось формирование сети финансового сотрудничества с четкими уровнями и параметрами. Гуманитарные связи получают новые стимулы, общение сократило дистанцию между сердцами.

Россия является активным и ключевым партнером сотрудничества в рамках инициативы «Один пояс и один путь». В мае 2015 года председатель КНР Си Цзиньпин и президент Владимир Путин опубликовали Совместное заявление о сотрудничестве по сопряжению строительства экономического пояса Шелкового пути и Евразийского экономического союза, подтвердившее твердое намерение двух стран создавать сообщество с единой судьбой. Руководствуясь этим, Китай и Россия достигли позитивных результатов в реализации стратегических проектов, включая энергоносители и инфраструктурное строительство.

В будущем Китай и Россия продолжат сотрудничество в строительстве «Одного пояса и одного пути», чтобы превратить его в новое связующее звено для укрепления эпохальной дружбы между двумя странами, внести новый вклад в сохранение мира, стабильности и устойчивого развития евразийского региона и всей планеты.

Россия. Китай > Внешэкономсвязи, политика > trud.ru, 1 сентября 2017 > № 2306936 Ли Хуэй


Украина. США > Армия, полиция > inosmi.ru, 1 сентября 2017 > № 2297732 Стивен Пайфер

Стивен Пайфер: не думаю, что у минских договоренностей есть шанс на успех

Элина Бекетова, 112.ua, Украина

Бывший посол США на Украине Стивен Пайфер рассказал о позиции США относительно Будапештского меморандума, о том, почему Украина не сможет апеллировать к нему в контексте аннексии Крыма и войны на Донбассе, почему Киеву не стоит рассчитывать на вступление в НАТО в ближайшей перспективе и смогут ли минские договоренности привести страну к миру.

«112»: Мы вспоминаем важнейшие решения Украины за годы независимости. Вы принимали участие в разработке Будапештского меморандума. Если бы Украина оставила ядерное оружие, что бы произошло?

Стивен Пайфер: Всегда сложно прогнозировать, что бы случилось в альтернативной истории. Но я думаю, что если бы Украина в начале 90-х приняла решение оставить ядерное оружие, были бы политические и экономические последствия. Было бы трудно увидеть развитие стратегического партнерства с США, создание «двусторонней комиссии Гора-Кучмы», я не думаю, что это произошло бы. Я также думаю, что Украина не смогла бы развивать прочные отношения ни с НАТО, ни с Европейским Союзом. Возможно, Украину бы воспринимали не как Северную Корею, но очень близко к ней. Были бы экономические последствия. Думаю, если бы Украина попыталась сохранить ядерное оружие, не было бы желания со стороны части Запада поддерживать программы МВФ и Всемирного Банка для Украины. Поверьте мне, я понимаю украинцев, которые спрашивают об этом решении 1994 года, но если бы Украина оставила оружие, государству пришлось бы заплатить значительную цену.

— Украина отказалась от ядерного оружия в обмен на гарантии безопасности со стороны России и Запада. Есть ли у Киева причины чувствовать, что его предали, после аннексии Крыма и конфликта в восточной части Украины?

— Мы об этом говорили, мы очень четко говорили об этом в наших беседах с Украиной еще в 1994 году. Мы говорили о заверениях в гарантиях безопасности, а не о гарантии безопасности. И это слово имеет важное значение в английском языке, поскольку для американцев «гарантия» означает приверженность Статье 5 устава НАТО. И мы дали это четко понять украинскому правительству, что нами это НЕ предполагалось. Я критически относился к администрации Обамы, и я думаю, что они должны были сделать две вещи после того, как Россия незаконно захватила Крым, а потом спонсировала конфликт на Донбассе. Администрация должна была больше говорить о Будапештском меморандуме, потому что как раз в ответ на вопрос, который иногда можно услышать от американцев: «Почему нам стоит заботиться об Украине?», я говорю: «Будапештский меморандум объясняет, что мы заботимся об Украине, поскольку в 1994 году Украина сделала то, что было очень важным для Соединенных Штатов, согласившись отказаться от почти 2 тысячи ядерных боеголовок». Вторая проблема заключается в том, я думаю, что Обама мог и должен был поддерживать Украину больше. Вопрос, который я пытался двигать вперед, — администрация Обамы должна была согласиться предоставить военную помощь Украине.

— Может ли Украина сейчас апеллировать к Будапештскому меморандуму? Ведь, как вы сказали, заверения в гарантиях не являются гарантиями…

— Сама сделка не имеет специальных механизмов, кроме механизма консультаций. И, к сожалению, в 2014 году, когда Украина призвала это сделать, а российская сторона отказалась от участия, это было еще одно нарушение россиянами Будапештского меморандума. И кроме как изменить российский подход и отношение, я не знаю, как мы можем вернуть силу Будапештского меморандума, к сожалению.

— Итак, сейчас это просто документ, но мы не можем апеллировать к нему?

— Я думаю, что Украина может и, конечно же, имеет право с моральной точки зрения обращаться к Будапештскому меморандуму. Но в меморандуме нет ничего, что могло бы автоматически решить проблему российского конфликта с Украиной. Хотя, я думаю, что именно из-за Будапештского меморандума США и Великобритания оказали значительную поддержку Украине.

— Как восстановить территориальную целостность Украины? Если это не Будапештский меморандум, другие документы могут помочь Украине восстановить ее?

— Ну, есть множество документов, которые поддерживают суверенитет Украины, территориальную целостность и независимость: Устав Организации Объединенных Наций, Хельсинкский Заключительный акт 1975 года, двусторонние договоренности с Россией, в том числе договор о дружбе, сотрудничестве и партнерстве, который Украина подписала еще в 1997 году. Проблема заключается в том, что россияне нарушили все эти обязательства. Нам нужно найти способ убедить Москву вернуться ко всем этим механизмам, и это остается сложным.

— В одном из интервью вы сказали, что когда Украина отказалась от ядерного оружия, российско-американские отношения стали лучше. И вы называете это «золотым веком» отношений. Это действительно так?

— Если посмотреть на период с 1995 по 1998 гг., то вы заметите значительное развитие американско-украинских отношений. Вы видели в 1996 году декларацию о стратегическом партнерстве между Вашингтоном и Киевом, создание совместной комиссии вице-президента Гора и президента Кучмы, направленной на решение проблемных вопросов на высшем уровне. Вы видели американскую поддержку Украины в НАТО, в МВФ и Всемирном банке. Улучшились отношения и в таких отраслях, как космическое сотрудничество. У нас был договор о запуске коммерческих космических проектов, поэтому был очень позитивный период. Если бы Украина решила оставить ядерное оружие, предполагаю, что большей части этого не произошло бы. Также решение Украины сохранить ядерное оружие стало бы препятствием в устремлении Украины развивать более тесные отношения со странами Западной Европы, включая Францию, Италию, Великобританию и Польшу. Это была дилемма для Украины. С одной стороны, украинское правительство поняло, что ядерное оружие могло обеспечить определенный уровень безопасности, но с другой стороны, стало бы основным рубежом для развития отношений между Украиной и Западом. Один из вопросов, который очень важно помнить, на Украине нет инфраструктуры для хранения ядерного оружия. И для того чтобы построить такую инфраструктуру, чтобы поддерживать независимое ядерное оружие, это бы стоило Украине миллиарды долларов в то время, когда Украина оказалась в очень сложном финансовом положении.

— Вернемся к текущим темам. Какие последствия будет иметь визит министра обороны Джеймса Мэттиса на Украину? Возможно, вы знакомы с ним лично?

— У меня была одна беседа с министром Мэттисом, я очень впечатлен этим человеком. У него есть два прозвища: то, что мы услышали от президента, — «Бешеный пес», а есть другое — «Военный монах», то есть тот, кто постоянно учится, и учится не только военной теории, но и дипломатии, и тому, как военную силу можно использовать для достижения политических целей. Думаю, что он был идеальным выбором президента Трампа на пост министра обороны. То, что Мэттис был на Украине, — важно, поскольку это сильный сигнал политической поддержки США как для Украины в целом, так и для Украины, которая сейчас сталкивается с военной агрессией со стороны России. Я рад видеть, что он там, так же как и представители многих стран НАТО участвовали в параде в Киеве, чтобы отметить независимость.

— Мы знаем, что Курт Волкер также был на Украине. Как вы думаете, что их с Мэттисом визиты покажут всему миру?

— Это американская политическая поддержка для Украины и ее борьбы с Россией. Для Волкера это хорошая возможность встретиться с украинскими чиновниками. Была также беседа с господином Сурковым. И это правильный шаг, что американское правительство хочет быть прозрачным с Украиной, особенно в отношении разговоров об Украине, которые происходят между американскими и российскими чиновниками.

— Есть ли шанс, что Украина получит летальную военную помощь от США, и что она даст Украине?

— Я поддерживал предоставления Украине летального вооружения и три года назад. Интересно, что вы видели открытые разговоры высоких американских чиновников по этим вопросам. Например, посол Волкер заявил о своей поддержке. Около полутора месяца назад заместитель председателя Объединенного комитета начальников штабов сообщил Конгрессу, что командование американских военных сил в Европе и начальник штаба поддерживают предоставление Украине оружия. Мое ощущение, что в правительстве США есть широкая поддержка. Но это будет президентское решение. Насколько я знаю, неделю назад президент еще не решил этого вопроса.

— После визитов Мэттиса и Волкера, а также дискуссии относительно предоставления оружия США Украина должна расстраиваться, если оружия ей не предоставят?

— За последние несколько лет украинские военные добились значительного прогресса. Армия стала более слаженной и боеспособной. Возможно, уже сейчас необходимость летальной американской помощи не так критична, как это было 3 года назад. Но я все равно считаю, что это будет важным политическим жестом для Украины. Если говорить об определенных недостатках… Когда я был на Украине более двух лет назад, мы слышали от украинских военных такое: им не хватает в первую очередь противотанкового оружия, оно очень важно, учитывая то количество танков и бронетранспортеров, которое россияне отправляют на Донбасс. Поэтому будет смысл. Опять же, я думаю, что США пойдут на этот шаг. В ближайшее время, надеюсь, США сделают это, но, насколько я знаю, еще не принято никаких решений.

— Говоря о нынешнем параде, в нем приняли участие 10 иностранных подразделений, 9 из которых представляют страны НАТО. Как думаете, когда Украина может вступить в Альянс?

— Я думаю, что это трудный вопрос и ответ. Я поддержал стремление НАТО и Украины сблизиться еще в 2008 году. В американском Конгрессе говорил о том, что Украина составила план действий относительно членства в НАТО. Но я не думаю, что сейчас это правильный курс для Украины. Проблема с Альянсом состоит в том, что нет энтузиазма относительно членства Украины в НАТО. И причина очевидна: если Украина вступит в НАТО завтра, то НАТО должно будет немедленно применить Статью 5 Устава против России, а страны НАТО не готовы вести войну с Федерацией за Украину. Что нужно делать: вести разговоры о Плане действий относительно членства, практически сотрудничать с НАТО. Интересно, что россиянам не нравится План действий относительно членства. Но Украина уже много лет имеет планы действий с Альянсом. В принципе, делайте то, что делаете, но просто не называйте это планом действий. Ну и такой момент: за последние 20 лет Украина не имплементировала План действий настолько хорошо, как могла бы это сделать. Когда я был в конце 90-х на Украине, я попросил посла США в НАТО приехать в Киев на несколько дней, поговорить с украинскими дипломатами и политиками о слабой имплементации плана. Украина должна намного больше реализовать. Есть немало регулярных действий, которые могут сделать страну более подготовленной к приближению к НАТО, если это станет политически возможным. В каком-то будущем.

— В «Твиттере» вы пишете о лидерах «нормандского формата», что они согласовали очередной режим прекращения огня. Вы скептически относитесь к этому? Что думаете о минских договоренностях? Они еще работают?

— Больше всего я хотел бы видеть прекращение огня. Но я уже и не сосчитаю, сколько «режимов тишины» было согласовано с февраля 2015 года, но они не работали. С одной стороны, мне кажется, что минские договоренности являются единственным разумным решением, и мы не можем отказаться от них. Но, к сожалению, минские договоренности не реализованы, и я считаю, что ответственность за это лежит в основном на Москве. Насколько я могу сказать, россияне на самом деле отдают предпочтение нынешней ситуации, когда на Донбассе существует конфликт, и это позволяет российскому правительству давить на Киев, чтобы правительству было труднее воплощать реформы. Я не думаю, что у минских договоренностей есть шанс на успех, пока в Москве не произойдет фундаментального изменения курса, и россияне захотят, чтобы соглашение работало. И это усложняет все для Украины. Но если вы посмотрите, что произошло через 2,5 года, с момента вторых минских договоренностей, вы не увидите, что россияне хотят выполнять эти договоренности.

— Если это не минские договоренности, должен быть какой-то другой документ? Или что наконец заставит Россию выполнять минские договоренности?

— Я не думаю, что необходимо отказываться от минских договоренностей, потому что это единственное предложение на столе. С другой стороны, если есть другое соглашение, которое выведет на урегулирование конфликта на Донбассе и будет приемлемым для Украины, тогда я бы не привязывался к минским соглашениям. Вопрос заключается в том, как вы придете к решению, которое позволит Украине восстановить суверенитет и территориальную целостность. Это вопрос. Мне кажется на этот момент, что этого не произойдет, пока россияне не решат изменить свой курс. Запад может продолжать поддерживать политическое давление на РФ. Этого можно было не ожидать десять или девять месяцев назад, когда Дональд Трамп был избран президентом, но необходимо продолжать санкции против России, чтобы она понимала: она должна платить за нарушение правил европейского порядка безопасности. И, надеюсь, это сочетание давления… и в какой-то момент россияне начнут видеть, что их текущая политика не ведет к успеху, и им необходимо изменить этот курс. Я надеялся, что санкции могут иметь разрушительное воздействие на Россию. К сожалению, не могу сказать, что санкции заставили Россию изменить свой курс. Но эти ограничения — это шанс, что Россия не будет прибегать к еще более агрессивным действиям в отношении Украины.

— Вы сказали, что Украине нужно гораздо больше реализовать реформ. Каковы топ-3 реформ, которые Украина уже реализовала в течение этих 26 лет?

— Давайте разделим эти вопросы. Что я имею в виду. По НАТО много реформ связано с военными изменениями, но НАТО — это не только оборонительный союз, а и альянс общих ценностей. Поэтому часто для стран НАТО важны политические и экономические реформы. И я думаю, что Украина достигла значительного прогресса, особенно после Революции 2014 года. Но на Западе есть ощущение, что Украина не движется так быстро, как могла бы. Например, в решении проблем коррупции, реформирования судебной системы, приватизации государственных предприятий. Я понимаю, что для правительства сложно претворять политические и экономические реформы, когда в стране война. Но правительство должно это делать. Иначе, боюсь, поддержка Украины на Западе начнет разрушаться, если люди поймут, что реформы не движутся вперед так быстро и агрессивно, как должны это делать.

— Если мы говорим о достижениях, то что вы можете назвать за эти 26 лет?

— Я думаю, это то, что Украина построила демократическую систему, у вас были выборы, в основном справедливые и свободные, за некоторым исключением. Но это, пожалуй, самые лучшие выборы, которые случались когда-либо в любой из постсоветских стран (здесь в качестве исключения, пожалуй, балтийские государства). Это важное достижение, если смотреть на выборы на Украине: иногда не можешь предсказать, кто победит. И это важно. Я думаю, Украина достигла определенного прогресса с экономической точки зрения, привела в порядок финансовую систему. Эти шаги, которые, я знаю, были тяжелыми в политическом плане. Были и непопулярные — по повышению тарифов на электроэнергию и тепло. Но это было необходимо для сокращения огромных расходов правительства. Много чего было сделано. Но Украина еще не сделала окончательных шагов, чтобы запустить критическую массу реформ, которые бы позволили этому процессу действительно двигаться вперед.

Украина. США > Армия, полиция > inosmi.ru, 1 сентября 2017 > № 2297732 Стивен Пайфер


США > Медицина > inosmi.ru, 1 сентября 2017 > № 2297731

В США одобрили первую генную терапию лейкемии

Дениза Грейди (Denise Grady), The New York Times, США

Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов (FDA) утвердило в среду первую в истории терапию, которая генетически изменяет собственные клетки пациента для борьбы с раком. Это — историческое событие, которое, как ожидается, позволит в ближайшие годы полностью изменить процесс лечения онкологических заболеваний.

Новый метод лечения позволяет превращать клетки пациента в «живое лекарство» и «обучать» их распознавать болезнь и атаковать раковые клетки. Эта терапия является частью быстро развивающейся иммунотерапии, которая укрепляет иммунную систему с помощью препаратов и других средств и в некоторых случаях позволяет добиться длительной ремиссии и, возможно, даже полностью избавиться от болезни.

Препарат, представленный на рынке под названием «Кимрайа» (Kymriah) и разработанный компанией Novartis, был одобрен для лечения детей и взрослых в возрасте до 25 лет, страдающих агрессивной формой лейкоза — острой лимфобластной лейкемии, при которой нарушается работа В-лейкоцитов и которая не поддается стандартным методам лечения, либо дает рецидивы. Специалисты FDA назвали эту болезнь «разрушительной и смертельной» и сказали, что новое средство терапии относится к тем, «потребность в которых на данный момент не удовлетворена».

Компания Novartis и другие фирмы активно работают над созданием средств для проведения генной терапии других видов онкологических заболеваний, и эксперты рассчитывают, что в ближайшем будущем будут одобрены и другие препараты. Уполномоченный представитель FDA доктор Скотт Готтлиб (Scott Gottlieb) заявил, что в настоящее время изучаются более 550 видов экспериментальных препаратов для генной терапии.

У данного метода лечения есть и недостатки. Поскольку у препарата «Кимрайа» могут быть побочные эффекты, представляющие угрозу для жизни, в том числе и опасное резкое снижение артериального давления, Управление требует соблюдения предосторожностей. Для проведения лечения больницы и клиники, а также врачи должны пройти специальную подготовку и получить соответствующие сертификаты. Кроме того, в этих лечебных учреждениях в наличии должен быть специальный препарат, необходимый для подавления опасных побочных реакций организма.

Препарат «Кимрайа», который будут вводиться пациентам однократно и должен готовиться для каждого пациента индивидуально, будет стоить 475 тысяч долларов. По словам представителей компании Novartis, в случае отсутствия терапевтического эффекта в течение первого месяца после введения препарата, плата с пациента взиматься не будет. Компания также заявила, что будет оказывать финансовую помощь семьям, которые не имеют медицинской страховки либо застрахованы на низкую сумму.

Обсуждая высокую цену в ходе телефонной пресс-конференции, официальный представитель компании Novartis отметил, что трансплантат костного мозга, с помощью которого в некоторых случаях можно вылечить лейкемию, стоит еще дороже — от 540 до 800 тысяч долларов.

В США кандидатами на лечение с применением нового препарата могли бы ежегодно стать около 600 пациентов — детей и взрослых в возрасте до 25 лет.

Основанием для выдачи разрешения на применения этой терапии в значительной мере стали результаты клинических испытаний, во время которых лечение новым препаратом прошли 63 тяжелобольных пациента в возрасте до 25 лет. У 83% из них в течение трех месяцев наблюдалась ремиссия. Это — высокий показатель, учитывая, что рецидивирующее или не поддающееся лечению заболевание зачастую заканчивается гибелью пациента в течение короткого срока.

Препарат изначально был разработан учеными Университета Пенсильвании, а лицензию на его производство получила компания Novartis. В предыдущих докладах препарат проходил под названиями «T-клеточная CAR-терапия (CAR-T)», «CTL019» или «тисагенлеклейсел».

Первым ребенком, прошедшим терапию с использованием нового препарата, была Эмили Уайтхед (Emily Whitehead). В 2012 году, когда она находилась на лечении в детской больнице Филадельфии, ей было шесть лет, и она умирала от лейкемии. Сейчас ей 12 лет, и уже более пяти лет она считается выздоровевшей.

«Кимрайа» является препаратом для персонизированной генной терапии — для каждого пациента он готовится отдельно. Для этого в специализированном медицинском центре у пациента берут из вены кровь, из нее выделяют белые кровяные тельца, так называемые Т-лимфоциты, замораживают их и отправляют в лабораторию компании Novartis в Моррис-Плейнс, штат Нью-Джерси. Там лейкоциты пациента генетически модифицируют, а затем культивируют, после чего снова замораживают и отправляют обратно в медицинский центр, где препарат вводят пациенту внутривенно. Для такой обработки клеток больного предположительно потребуется 22 дня.

По словам специалистов Novartis, лечение препаратом будет проводиться сначала в 20 отобранных медицинских центрах, которые должны будут пройти сертификацию в течение месяца. К концу года их количество будет увеличено до 32. В компании говорят, что в течение трех-пяти дней к работе по получению Т-клеток из крови пациентов будут готовы пять медицинских центров.

Для проведения такой терапии требуется сертификация, поскольку активизированные видоизмененные Т-лейкоциты могут вызвать в организме сильную реакцию, иногда называемую «цитокиновым штормом», который может привести к повышению температуры, резкому падению артериального давления, отеку легких, неврологическим проблемам и вызвать другие опасные для жизни осложнения. Для того чтобы правильно действовать в подобных ситуациях и сдерживать развитие этих реакций медицинский персонал должен пройти обучение. Медицинским центрам предписано перед введением «Кимрайи» обеспечить наличие препарата «Тоцилизумаб», известного также под торговым названием «Актемра», необходимого для подавления побочных реакций.

Детский онколог из онкологического центра Memorial Sloan Kettering Cancer Center, расположенного на Манхэттене, Кевин Карран (Kevin Curran) говорит, что его больница уже практически прошла сертификацию и скоро начнет проводить генную терапию с использованием препарата «Кимрайа».

«Использование этого „живого лекарства" является значительной сменой парадигмы, революцией, — говорит д-р Карран. — Это вселяет в нас огромные надежды. И это только начало».

По его словам, он надеется, что со временем подобные методики будут эффективно использоваться для лечения не только лейкоза, но и других, более распространенных видов рака.

То, что FDA одобрило терапию с применением препарата «Кимрайа», знаменует «новый подход к лечению рака и других серьезных и угрожающих жизни заболеваний», говорится в заявлении Управления. В нем также подчеркивается, что речь идет о «первой генной терапии», доступной в США.

Доктор Карл Джун (Carl June), возглавивший разработку этого метода терапии в Университете Пенсильвании, вспоминает, что в 2010 году, когда анализы показали, что через месяц после инъекции у первого пациента лейкоза нет, они с коллегами не поверили. И для полной уверенности попросили провести биопсию еще раз.

«Теперь, я должен постоянно щипать себя, чтобы убедиться, что это действительно свершилось, — говорит д-р Джун, и его голос срывается от волнения. — То, что эта терапия когда-нибудь будет одобрена для применения в коммерческих масштабах, было почти невероятным. А теперь это — первая генная терапия, разрешенная в Соединенных Штатах. Она очень отличается от всех фармацевтических моделей. Я думаю, что онкология теперь изменилась навсегда».

США > Медицина > inosmi.ru, 1 сентября 2017 > № 2297731


Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 1 сентября 2017 > № 2297730 Людмила Шевцова

Двойной ответ России Западу создает политическую неразбериху

Лилия Шевцова (Lilia Shevtsova), Financial Times, Великобритания

Понимает ли Запад Россию? Наверное, лучше спросить: а он Россию вообще когда-нибудь понимал? На момент распада Советского Союза, политики придерживались общего мнения о том, что СССР нерушим и крепок, как скала. Но пока Запад хвалил переход России к демократии и рыночной экономике, Борис Ельцин восстанавливал персонифицированную власть и создавал институты государственно-олигархического капитализма.

В то время как американские эксперты по России искали «общие стратегические цели», а европейские коллеги стремились к партнерству с Москвой «ради модернизации», чиновники в Кремле относились к Западу как к противнику и обвиняли его в том, что он унижает Россию. Запад периодически пребывал в шоке от гамбитов Кремля в Грузии, на Украине и в Сирии и пытался скрыть свое замешательство, повторяя, как мантру, что Россия непредсказуема. Сегодня те, кто когда-то изо всех сил старался наладить с Россией партнерство, заявляет, что она выбрала конфронтацию, и что этот выбор имеет глубокие корни в истории страны. Но если это так, почему они не видели, к чему все идет?

На ум приходят и некоторые другие вопросы: если президент России Владимир Путин решил противостоять Западу, почему он терпеливо ждал, что Дональд Трамп, президент США, нормализует отношения — и почему Путин так мягко отреагировал на недавние санкции США? Владимир Путин даже решил не наносить ответный удар президенту Франции Эммануэлю Макрону, который пытался набрать очки за счет президента России.

Все это вряд ли может служить доказательством стремления к противостоянию. А такие агрессивные жесты Москвы, как облеты натовских самолетов на близком расстоянии, скорее, являются способом заставить Запад вернуться к «близким» отношениям на условиях Кремля. И смысл вторжения в Сирию заключается не в противостоянии Западу, а в стремлении привлечь его к переговорам с Россией. Западные эксперты, пытаясь выявить причину, объясняющую внешнеполитическое поведение России, также любят указывать на ее чувство неуверенности и уязвимости. В вопросах, касающихся ресурсов, российский политический класс, безусловно, осознает пропасть между своей страной и Западом. Но тогда почему Москва решила строить свою внешнеполитическую стратегию, исходя из предположения, что «Западу приходит конец»? Может, эта заносчивость является лишь неудачной попыткой скрыть комплекс неполноценности? Если это так, то можно утверждать, что опыт общения Кремля с западными элитами — и особенно их готовность идти России навстречу — должен избавить Россию от этого комплекса, по крайней мере, в какой-то степени.

Рецепты, предлагаемые Западом для ведения дел с Россией, зачастую весьма занимательны. Идея использовать Россию, чтобы справиться с подъемом Китая, могла возникнуть только по наивности. Зачем Кремлю быть для Запада «отрядом самоубийц», делая за него грязную работу? Кроме того, для того, чтобы убедить Россию содействовать достижению целей США, Западу необходим солидный, умудренный, опытный лидер. А кто может претендовать на эту роль? Некоторые специалисты рекомендуют Западу найти новую модель сдерживания России и сотрудничества с ней, но это тоже звучит сомнительно.

Как может Запад сдерживать Россию, если российская элита неразрывно связана с Западом? Кроме того, для настоящего сдерживания потребовалось бы изолировать Россию, чего Запад не может себе позволить. Еще более сомнительной является идея выбрать нечто среднее между сдерживанием и сотрудничеством. Какой именно жест является промежуточным между рукопожатием и болевым приемом?

В ошибочном восприятии Западом России ключевым фактором является твердое намерение видеть только одну доминирующую тенденцию, которой не существует. Российская логика выживания основана на двойственности: быть и вместе с Западом, и против него (то есть, эксплуатировать западные ресурсы, изолируя российское общество от западного влияния). В советские времена Запад успешно реагировал на эту логику выживания. Теперь же, когда Россия создала в западном обществе механизм лоббирования, Запад пребывает в растерянности, не зная, как реагировать.

Особенно его сбивает с толку то, что российская элита сделала нечто такое, о чем Советы и не мечтали. Она начала свою борьбу за выживание внутри Запада, свидетельством чего стали связи между россиянами и членами избирательного штаба Трампа и попытки (России) прощупать, до каких пределов может дойти западный истеблишмент, если попытаться склонить его на свою сторону и подкупить. Именно из-за заблуждений Запада его политика в отношении России переменчива, однако не ясно, полезна ли для России возникшая в результате этого дезориентация. Хотя она и дает Кремлю возможность для маневра, это может вызвать в правительстве замешательство и неопределенность в отношении готовности Запада отвечать на его действия.

Россия была плохо подготовлена к последнему пакету санкций США из-за своего непонимания Запада. Понять двойственность России — задача непростая. Но эта двойственность проблематична и для Кремля, поскольку ему необходимо найти способ противостоять Западу, но при этом использовать богатые западные ресурсы ради своего собственного выживания.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 1 сентября 2017 > № 2297730 Людмила Шевцова


Катар. Иран. Япония. РФ > Нефть, газ, уголь > inosmi.ru, 1 сентября 2017 > № 2297729

Конец эпохи нефти и начало «газового» века

Абдель Хусейн Аль-Ганин (Abdel Husein Al-Ganin), Al Mada, Ирак

Запасы каменного угля на нашей планете еще не были исчерпаны, когда век этого полезного ископаемого подошел к концу. В свете технологического прогресса, экономических и других факторов мир перешел на нефть. Точно также запасы нефти не будут израсходованы прежде, чем мир войдет в золотую эпоху газа, который станет временным мостом, ведущим к использованию экологически чистых возобновляемых источников энергии.

Именно поэтому многие американцы полагают, что война в Сирии — всего лишь отражение экономической борьбы за господство над газовым рынком в Европе и мире в целом. Крупнейшие доказанные запасы газа на планете сосредоточены в трех странах: Иране, России и Катаре, который вместе с Ираном добывает газ из месторождения Парс, находящегося в Персидском заливе. Обе страны в соперничестве с Россией стремятся добыть из него как можно больше «голубого топлива». Российско-иранская газовая ось приносит ощутимые выгоды, особенно после кризиса в Персидском заливе и присоединения к ней Катара.

Для понимания политического значения энергетического сектора мы должны осознавать, что три страны владеют 43% мировых запасов газа. По данным компании British Petroleum на Иран, Россию и Катар приходится 80 триллионов кубометров природного газа, в то время как мировые запасы составляют 186,5 триллиона кубометров. Этого достаточно, чтобы обеспечивать мир энергией, по крайней мере, в течение еще более 50 лет. В то же время газ является более экологически чистым энергоресурсом, чем нефть и каменный уголь.

Некоторое время назад Доха начала переговоры с Тегераном для поиска приемлемого решения по эксплуатации общего месторождения Южный Парс. С помощью переговоров Катар хочет добиться его разработки, так как оно считается крупнейшим в мире и содержит 51 триллион кубометров газа. Катар также стремится достичь соглашения о строительстве подводного газопровода из Ирана в Средиземное море и Турцию, который можно было бы использовать для транспортировки катарского газа в Европу.

В то же время действия катарской стороны поддерживаются Народным банком Китая, который официально признал Катар в качестве первой страны на Ближнем Востоке, производящей расчеты в китайской валюте (юанях).

Все эти причины повлияют на то, что в «золотую эпоху газа» Катар войдет с огромными запасами и продвинутой технологической базой в сфере сжижения природного газа. В то же время иранская сторона может противопоставить серьезные проекты в газовой отрасли. Французский гигант Total заключил крупную сделку с Ираном о добыче газа. Суммарная стоимость реализации первого этапа этого проекта обойдется в два миллиарда долларов, после чего будет обсуждаться соглашение на срок до 20 лет, несмотря на препятствия, чинимые США американским и европейским компаниям, стремящимся инвестировать в Иран. Все это приводит к тому, что некоторые компании до сих пор не решаются вкладывать деньги в эту страну, которая находится под санкциями и не может осуществлять сделки в долларах. Компании Total будет принадлежать доля в размере 50,1% в проекте, связанном с Южным Парсом, который Катаром именуется «Северным месторождением», в то время как китайская CNPC будет владеть 30%, а иранская сторона — 19,9%.

Кажется, что это начало эпохи газа. Однако какого?

Обычно мы говорим о природном газе из отдельных месторождений, находящемся относительно близко к поверхности земли. Именно это подразумевалось под словами «доказанные запасы газа», когда речь шла о данных British Petroleum. Однако интересно отметить, что существует и другая открытая наукой сторона вопроса, об инвестировании в которую изначально не шло и речи. Этой сферой стал газ, добываемый под водой, к которому пришла Япония после 12 лет исследований и который был мечтой японских ученых на протяжении долгих десятилетий, так как именно он может решить энергетическую проблему в мире на сотни лет вперед. Газ, добываемый на дне морей, может быть использован в промышленных масштабах, так как имеется в изобилии, и его объемы превышают все имеющиеся запасы энергоресурсов на суше. К примеру, запасы такого газа в пределах территориальных вод Японии могут обеспечить страну энергией на 100 лет. Следует отметить, что Япония является крупнейшим импортером сжиженного газа в мире, и ее потребность в этом источнике энергии увеличивается с каждым годом, особенно после аварии на АЭС в Фукусиме, которая подтолкнула страну к разработке нового источника добычи газа для обеспечения собственных нужд. Предполагается, что прогресс Японии в этой области поставит под угрозу мировую газодобывающую промышленность, так как значительно снизит цены на газ, не говоря уже о том, что положит конец господству нефти на рынке энергоресурсов, нефти, без которой Япония в скором времени научится обходиться.

Газ, добываемый под водой, содержится в форме твердых гидратов. Образование гидратов газа (то есть его соединения с водой) происходит под воздействием определенного давления и температуры. Газогидрат («горючий лед») по внешнему виду напоминает стекло или лед. Эта субстанция содержит большое количество метана, который выделяется из воды в виде огромных пузырей при определенной температуре и давлении. Этим объясняется явление «Бермудского треугольника», в котором неожиданно тонут корабли (одна из гипотез о сущности этого явления связана именно с выделением метана — прим. ред.)

«Горючий лед» содержится в больших количествах в океанах на глубине более 500 метров и имеется почти везде в мире, особенно на полюсах ввиду низких температур. Газогидраты являются чувствительными к ультразвуку, что облегчает их обнаружение. Ожидается, что наука продвинется в разработке технологий добычи этого вида газа, сделает его основным источником энергии в мире, и тогда можно будет официально объявить о конце века нефти, несмотря на предполагаемые экологические проблемы, связанные с добычей газогидратов. Они сводятся к вероятности неконтролируемого разложения гидратов с выбросом метана, одного из парниковых газов. Есть мнение, что причиной парникового эффекта тысячи лет назад стало выделения огромного количества метана со дна океанов и морей. Однако мы также знаем, что наука не стоит на месте, и проблемы, возникающие на сегодняшний день, могут быть решены за короткое время. Поэтому можно с уверенностью сказать, что «горючий лед» не повлияет на мировой рынок энергоносителей только в краткосрочной перспективе, но перевернет представления об этом рынке, обозначит конец века нефти и начало газовой эпохи.

Вопрос заключается в следующем: Где мы находимся сейчас? Не думают ли государственные деятели Ирака о том, что нефть рано или поздно окажется на задворках истории и больше не будет представлять ценности на рынке энергоносителей, а наша зависимость от нее поставит нас перед ужасным осознанием несостоятельности, а затем и краха нашего государства?

Катар. Иран. Япония. РФ > Нефть, газ, уголь > inosmi.ru, 1 сентября 2017 > № 2297729


Россия > Нефть, газ, уголь > inosmi.ru, 1 сентября 2017 > № 2297727

Газпрому как никогда нужна Западная Европа

Прибыль крупнейшего в мире газового концерна «Газпрома» стремительно падает. Очевидно, только сделки с Западной Европой приносят существенные доходы. Эту ахиллесову пяту знают и американцы.

Эдуард Штайнер (Eduard Steiner), Die Welt, Германия

Ни один другой концерн не оголяет проблемы российской экономики так, как газовый гигант Газпром. Здесь прослеживается конкуренция с Америкой, как ни в одной другой области. Здесь видны последствия санкций больше всего. Также весьма ощутимы для Газпрома и последствия снижения цен на нефть.

Если смотреть на голые цифры, российский концерн все еще является гигантом отрасли. В Западной Европе, на его самом привлекательном рынке сбыта, продажи идут хорошо как никогда. Об этом говорят опубликованные в среду показатели первого полугодия. Крупнейшая газовая компания в мире продала за первые шесть месяцев этого года в Западную Европу 119,1 миллиардов кубометров газа — почти на 9% больше, чем за аналогичный период предыдущего года, который также отличался высокими показателями.

Сама цена, которая в определенной степени зависит и от цен на нефть с задержкой на шесть-девять месяцев, в настоящее время на крайне низком уровне. В среднем, в первом полугодии она была на 13% ниже, чем год назад.

Газпром — цель американских санкций

Так, в первые шесть месяцев этого года прибыль Газпрома на 37% ниже, чем за аналогичный период прошлого года. В пересчете это 5,4 миллиардов евро. Намного более сильное падение было во втором квартале — спад составил 80% по сравнению с 2016 годом. Причина такого снижения кроется также и в относительно слабом рубле, который в последнее время обесценился по сравнению с евро и долларом. Поскольку Газпром держит большую часть своих валютных резервов именно в этой валюте, и цифры соответствующие.

Намного более важным, чем скачки курсов валют, является тот факт, что Газпром в последнее время оказался под перекрестным огнем геополитической конфронтации между Россией и США. Хотя концерн не входит в санкционный список европейцев, но США свои новые антироссийские санкции направляют именно против расширения «Северного потока», любимого проекта Газпрома. С его помощью Газпром планирует в долгосрочной перспективе укрепить свои лидирующие позиции на европейском рынке. США не скрывают, что сами хотят стать важным газовым поставщиком и, тем самым, прямым конкурентом Газпрома. Санкции нависли как дамоклов меч над российским концерном, к тому же и его европейские партнеры чувствуют неуверенность.

Бизнес в Европе для Газпрома чрезвычайно важен. В конце концов, там можно заработать намного больше, чем дома, где цена составляет только 3761 рублей за 1000 кубометров — треть от европейских расценок. Падение цен в России должно еще продолжиться. Поскольку конкуренция стремительно и агрессивно растет, и не только за счет крупнейшего конкурента НОВАТЭК, но и прежде всего со стороны нефтяных компаний, которые добываемый ими газ с удовольствием хотели бы продавать по таким же условиям, или даже экспортировать, что пока им не удается делать.

Однако все это может быстро измениться. К тому же, глава крупнейшего нефтяного концерна «Роснефть» поставил себе цель замахнуться на Газпром. То, что этот план может увенчаться успехом, связано среди прочего с тем, что глава Роснефти Игорь Сечин является влиятельным человеком из окружения Владимира Путина. Наблюдатели говорят о том, что планируемое вхождение Герхарда Шредера (Gerhard Schröder) в совет директоров Роснефти также связано с его будущей посреднической функцией в споре с Газпромом.

Россия > Нефть, газ, уголь > inosmi.ru, 1 сентября 2017 > № 2297727


Германия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 1 сентября 2017 > № 2297720

Опасная политика

Франциска Аугштайн (Franziska Augstein), Süddeutsche Zeitung, Германия

«Восточный комитет германской экономики» относится к тем немногим инстанциям, которые еще заинтересованы в мирном сотрудничестве с Россией. Естественно: немецкие предприятия хотят зарабатывать деньги. Но это законно, независимо от того, любит кто-то капитализм или нет. Сегодня вновь обращаются к философии времен просвещения: там, где ведется торговля, нельзя одновременно вести войну. Однако в нынешние времена приоритет отдается вооружению.

США и Россия собираются ликвидировать важнейшие договоры по контролю за ядерными вооружениями. Под угрозой находится соглашение о запрете ракет среднего радиуса наземного базирования из 80-х годов. Договор о сокращении стратегических наступательных вооружений (СНВ), касающийся межконтинентальных ракет, должен быть обновлен. Однако обе страны более не сотрудничают в военной области. Это приводит к недоразумениям, которые печально напоминают фильм Стэнли Кубрика «Как я научился не волноваться и полюбил атомную бомбу».

Недавно сенат США ужесточил санкции против России. Причем таким образом, что президент ничего не может здесь изменить. Клаус Шефер (Klaus Schäfer), заместитель председателя Восточного комитета, с некоторым ужасом высказался в июне по поводу ужесточения санкций: «Эти санкции сената США вызывают крайнюю тревогу и в принципе представляют собой угрозу для европейской и немецкой экономики. Здесь девиз „Америка прежде всего“ претворяется в жизнь в совершенно новом измерении».

Министра иностранных дел Германии Зигмара Габриэля (СДПГ) мы застали во время его поездки в автомашине. Он говорил без запинки, поэтому предоставим ему слово. На вопрос о том, были ли целесообразными санкции против России из-за присоединения Крыма, он сказал: «Оккупация Крыма была тяжким нарушением заключительного акта Хельсинки, в котором все государства заверили друг друга в том, что границы неприкосновенны. Это является архитектурой безопасности Европы. Вера в это была, кстати, необходима и Горбачеву для того, чтобы согласиться с объединением Германии. Надо ли просто согласиться с оккупацией Крыма? Какой урок стоит извлечь из этого? Можно ли это сделать, не опасаясь последствий и чтобы в конце победили экономические интересы? Это не может быть позицией Германии и Европы».

«Какими могли бы быть альтернативы?, — продолжает Габриэль. — Самим проявить военную активность, чего никто не мог желать. За исключением США, где подумывали о том, чтобы поставлять Украине оружие. К сожалению, теперь это вновь актуально. Другая возможность была в то время — вообще ничего не делать. Так что остаются только санкции, независимо от их эффективности. Не может быть такого, чтобы мы вообще ничего не делали. Тогда урок для любого будущего фюрера в Европе был бы таким: о, в конце концов Европа — просто беззубый тигр, мы можем применять силу, и никто не отреагирует. Поэтому санкции были тогда правильными».

Санкции против России не должны в конечном счете способствовать сбыту американского газа

На вопрос о том, разумны ли дальнейшие санкции против России, Габриэль сказал: «То, что обсуждается сейчас в США, на мой взгляд, направлено скорее против президента, чем против России. Этот закон пользуется поддержкой большинства у демократов и республиканцев, поскольку Трамп подозревается — справедливо или нет — в том, что он поддерживал деловые отношения с Россией, которые скрывались от общественности. Чтобы его обуздать, американцы додумались до этого закона, который однако создает огромные проблемы. Во-первых, американцы отказываются тем самым от прежней позиции совместного согласования нашей политики. Во-вторых, по представлению США, такие санкции являются экстерриториальными, они должны затрагивать также европейские, немецкие фирмы, то есть те фирмы, которые, собственно говоря, подпадают под европейское право. И в-третьих, что вообще выглядит как авантюра: что эти новые санкции объясняются даже желанием вытеснить российский газ с европейского рынка, чтобы продавать там американский. Это то, с чем мы никак не можем согласиться: когда американцы вводят санкции для того, чтобы отстоять свои экономические интересы. Кроме того я опасаюсь, что эта чрезмерная санкционная политика будет иметь в России опасные последствия. Российскому президенту предстоит предвыборная борьба. Вместо того, чтобы делать ставку на контроль за вооружением и на разоружение, Запад повторяет наихудшие ошибки холодной войны».

Следующий вопрос к Габриэлю: как, собственно говоря, дальше обращаться с Россией? Он отвечает: «Чем дальше на Запад и чем моложе люди в России, тем с меньшим одобрением они относятся к тому, что делает Путин. Чем старше люди в Германии, тем больше они хотят отказа от санкций. Я этого тоже хочу. Но для этого, по крайней мере, должно соблюдаться перемирие в Восточной Украине. Русские и украинцы многие годы заявляли, что они хотят этого. Но обе стороны постоянно нарушают это соглашение. К сожалению, мы не сможем быстро добиться полного осуществления Минского мирного соглашения. Кроме того, я не думаю, что нынешняя позиция Европы является правильной: сначала стопроцентное осуществление Минского соглашения, а потом отмена санкций. Я твердо убежден в следующем: так, как мы пошагово вводили санкции, их следует так же пошагово отменять. Предпосылкой для этого является осуществление перемирия. Тогда можно было бы также отменить существенную часть санкций. К сожалению, мы далеки от этого».

Зигмар Габриэль учился у Эгона Бара (Egon Bahr), режиссера немецкой политики разрядки. Его следует внимательно слушать.

Германия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 1 сентября 2017 > № 2297720


Украина > Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 1 сентября 2017 > № 2296316 Михаил Минаков

Украинская «революция достоинства» привела к коррупции, национализму и закату свобод

Украинский политолог и философ Михаил Минаков описывает ситуацию в своей стране через три года после Майдана, именно тогда, когда соглашение об ассоциации с Европейским союзом вступает в силу.

Михаил Минаков (Mikhaïl Minakov), Le Monde, Франция

Хотя политический режим в Украине сменился в феврале 2014 года, политическая и социально-экономическая система, похоже, сохранилась. «Революция достоинства» привела к бесстыдной коррупции, воинствующему национализму и к ограничению свобод.

Борьба с несправедливым режимом объединила на Майдане три течения. Либералов, для которых ассоциация с Евросоюзом должна была гарантировать развитие страны. Этнических националистов, воспринимающих Майдан как один этап национальной революции, которая привела бы к созданию государства, в котором доминирует одна этническая группа, один язык и одна церковь. Наконец, олигархов, лишенных своего имущества во время прежнего режима, которые хотели вернуться к политическому и экономическому плюрализму. Что касается остальной части населения, она надеялась просто выжить в период экономического кризиса, войны с сепаратистами (поддерживаемыми русскими) и послереволюционного хаоса.

Одна из самых коррумпированных стран мира

Соглашение об ассоциации с Европейским союзом, подписанное в 2014 году, вступает в силу 1 сентября. Его цена высока: страна может рассчитывать только на ассоциацию. Членство в ЕС больше не стоит на повестке дня.

Правда, важные антикоррупционные институты были созданы. Местные власти получили больше полномочий и материальных ресурсов. «Люстрация» — чистка государственной службы — и реформа государственного сектора должны были повысить качество управления, правосудия и полиции. Наконец, уход от жестких нормативов способствовал созданию новых предприятий в Украине. Но оксидентализация имела тревожные результаты. Антикоррупционные институты обязаны своим существованием только поддержке западных стран, политика, проводимая властями, направлена на устранение соперников, а Украина остается одной из самых коррумпированных стран мира.

Реформа децентрализации после нескольких шагов была остановлена в 2016 года. И если в 2014 году на люстрацию возлагалось много надежд, ее реализация привела к катастрофическому результату: опытные бюрократы были уволены, тогда как их коррумпированные начальники остались у власти. Правосудие было очень медленно и болезненно реформировано. Оно могло бы стать независимым, но пока президент только усилил свой контроль над судьями и прокурорами.

Реформы не привели к реальному росту

Реформа полиции прошла успешно, но на сегодняшний день министр внутренних дел бессилен, не в состоянии реагировать и предотвращать преступления в стране с большим количеством боевого оружия и ветеранами нового поколения, которая к тому же страдает от роста безработицы. Экономические реформы делают неплохой имидж правительству в международных рейтингах. Однако реформы не привели к реальному росту. Мы до сих пор не вернулись к ВВП 1990 года и не получили социальных выгод после ухода от постсоветской экономики.

Программа националистов реализована также частично. Из-за войны их роль сместилась в сферу безопасности. Так называемый закон «декоммунизации», принятый в мае 2015 года, создал идеологическую монополию в стране, которая, извлекая уроки из советского прошлого, запретила единую идеологию в своей Конституции. За этим последовали законы, расширяющие права украинцев в ущерб интересам русскоязычного населения. Выросло число крайне правых группировок, которые как никогда раньше сблизились с олигархическими кланами. И украинский политический класс явно переместился вправо.

Однако ультраправые посчитали слишком мягким закон о языковой политике (этот майский закон обязывает телеканалы транслировать 75% своих программ на украинском языке) и слишком высоким число руководителей, которые не являются настоящими украинцами. По их мнению, национальная революция должна продолжаться. А нынешняя война в Донбассе против пророссийских сепаратистов вселяет ультраправым надежду.

Три года назад олигархи казались самыми большими неудачниками Майдана. Согласно Forbes, к концу 2015 года десять самых богатых людей Украины, за исключением президента Порошенко, потеряли почти половину своего состояния. Однако, благодаря противоречиям между оксидентализацией (движение к цивилизационному устройству на западно-европейский манер — прим. редактора) Украины, с одной стороны, и военной ситуацией, с другой, олигархи вернулись в игру и усилили свое влияние в период с 2014 по 2017 годы. Некоторые из них, как Арсен Аваков, бессменный министр внутренних дел, использовали эту ситуацию для восстановления своей империи.

Преследуемые диссиденты

Но до сих пор великим победителем, безусловно, является клан президента Порошенко. В 2016 году ему удалось укрепить власть, поставив своих сторонников на высшие посты. Следовательно, исполнительная, законодательная и судебная власть в основном контролируются одним кланом. Критические заявления гражданского общества стали жертвой нового самодержца: сегодня в Украине новое поколение диссидентов преследуется президентом и его окружением.

Та же участь, кажется, постигла и страны Восточной Европы после разных революций и переходов власти. Все они сначала утопают в несбыточных мечтах, а в конечном счете сталкиваются с жизненной реальностью. Недавняя история с Украиной это ярко демонстрирует.

Украина > Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 1 сентября 2017 > № 2296316 Михаил Минаков


Франция > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 1 сентября 2017 > № 2296311 Эммануэль Макрон

Эксклюзивное интервью с Эммануэлем Макроном

Еще никогда президент республики не проводил такой доверительной беседы с прессой. Эммануэль Макрон подробно описал свое видение Франции журналистам Le Point.

Лорелин Дюпон (Laureline Dupont), Этьенн Жернель (Etienne Gernelle) и Себастьен Ле Фоль (Sébastien Le Fol), Le Point, Франция

Сидя в своем кабинете на первом этаже Елисейского дворца, он держится прямо, сохраняет серьезный, почти суровый вид. Эммануэль Макрон подходит к первому большому интервью с момента вступления в должность с хирургической точностью человека, который понимает, что каждое его слово будет истолковано и изучено под микроскопом. Он не тратит время на шутки, рассказы об отдыхе в Марселе или вопросы о ситуации в прессе, как это делали его предшественники. Его стол занимают два телефона, папки и книга об Ангеле Меркель.

Как и во время теледебатов между двумя турами выборов, он подготовил несколько листов, которые покрыты его записями с несколько вытянутым вверх почерком. Тем не менее за два с половиной часа беседы он лишь изредка поглядывает на них. Его окружают огромное изображение Марианны в исполнении американского художника Обей (единственный оригинальный предмет интерьера) и миниатюрные репродукции старинных автомобилей и ракеты Ariane на камине.

Эммануэль Макрон предельно сосредоточен. Он говорит о своем плане действий, восприятии первых месяцев работы на посту президента, отношении к президентской власти как к основной составляющей политической жизни, о видении страны. В 1970-х годах Валери Жискар д'Эстен, отошедший от голлизма, назвал Францию «великой державой средней руки». А Эммануэль Макрон хочет сделать ее «просто великой державой». Его интервью Le Point представляет собой настоящий манифест. Как сторонники, так и противники будут еще долго ссылаться на него.

Le Point: Вы вступили в должность три месяца назад. Какие выводы вы с тех пор сделали для себя?

Эммануэль Макрон: Что это только начало борьбы. У нас уникальная страна. Страна известняка, сланца и глины, католиков, протестантов, иудеев и мусульман. Из-за ее контрастов в Европе нет ничего по-настоящему похожего на нее. Она должна была бы уже тысячу раз развалиться и расколоться. У нас сохраняется то, что так хорошо описал Бродель в книге «Что такое Франция?»: «амальгама». Страну тянут в разные стороны противоречия, глубинные силы. Возвращение стабильности будет одной из главных задач на ближайшие пять лет. В мае перед Францией встал выбор между блоком, который стремился ограничить ее, и надеждой. Мы перевернули страницу трех десятилетий неэффективности и встали на путь восстановления, который позволит нам добиться примирения. Сто дней у власти, насчет которых вы меня расспрашиваете, сложно назвать значимым этапом. Эта отсылка имеет разве что историческую ценность и, скорее, перекликается с неудачей в конце работы, чем с началом. Когда приходишь к власти, нельзя ничего сделать за сто дней. Иначе мы становимся единственной в мире страной, где два года идет президентская кампания ради трех месяцев руководства… Все, кто требуют результатов прямо сейчас, это те же самые люди, которые называли меня чужаком и оппортунистом, утверждали, что у меня ни за что не получится победить и получить большинство в Национальном собрании. В этой связи отмечу, что силы старого мира никуда не делись и все еще борются за то, чтобы все начинания Франции обернулись провалом. Как бы то ни было, мы запустили обещанные преобразования в плане повышения нравственности политической жизни, борьбы с потеплением климата, подъема образования, либерализации рынка труда и борьбы с терроризмом. Прошедшие сто дней были самыми насыщенными из всех, которые когда-либо следовали за президентскими выборами.

Я бы не сказал, что первые три месяца меня удивили. Главное — не терять нить данного обещания, быть на высоте нынешнего исторического момента, провести глубокие реформы экономики, общества и политики. Именно этим мы сейчас и занимаемся. В ответ мы наблюдаем пробуждение множества противодействующих сил, старых партий и политиков с союзниками. Но все это не имеет значения, поскольку перед нами стоит задача огромных масштабов: вернуть достойное место и будущее нашей молодежи.

Терроризм: «Пора покончить с политикой жертвы»

— Сейчас вы оказались на первой линии борьбы с терроризмом. Во время выступления перед парламентариями вы назвали нашего врага: исламистский терроризм. Франсуа Олланд не стал этого делать. Пребывание во власти изменило ваше отношение к этой угрозе?

— Нет, моя позиция не изменилась. С одной стороны, нельзя говорить, что современный терроризм не имеет ничего общего с политическим исламизмом. С другой стороны, называть терроризм «исламским», как это делают некоторые политики, неверно. По сути, это равнозначно обвинению в адрес 4 миллионов французов, которые исповедуют ислам. Я не допущу утверждений о том, что они имеют отношение к терроризму. В то же время этот терроризм исламистский, поскольку он явно связан с радикальным исламизмом. Хотя у некоторых политиков это прочно вошло в привычку, я не буду делать вывод о целой религии и ее верующих, осуждать их или снимать с них все обвинения. Достаточно того, что я вижу, что эти террористы пытаются расшатать основы нашей страны и нашей республики, подорвать нравы и начать гражданскую войну. Они питаются историческим, экономическим, социальным и современным недовольством. Исламистский терроризм влечет за собой сейсмические последствия, подталкивает к подражательству людей, которые страдают от серьезных психиатрических заболеваний и находят в этом предлог для подлых актов насилия, не имеющих ничего общего с религий. Именно поэтому наш ответ на проблему терроризма должен быть разносторонним, включать в себя все эти аспекты. Он должен касаться одновременно безопасности, экономики, культуры и образования. Это очень важно. Как правильно говорил Поль Валери (Paul Valéry), «каждому социальному государству нужно воображение». Наше общество нуждается в коллективной истории, мечтах, героизме так, чтобы некоторые не нашли абсолют в смертельных фантазиях и порывах.

— Героизм? Что вы имеете в виду?

— Мы слишком давно смирились с пресной демократической жизнью. Сейчас же мы расплачиваемся за коллективную глупость, которая заключается в том, что мы поверили в конец истории, хотя она вновь встает перед нами в полный рост. Чтобы справиться с этим, нам нужно вернуть себе свойственный республиканскому миру героизм, вновь осознать смысл исторического повествования.

В нашей стране больше не видно героев. Почему молодежь из пригородов едет в Сирию? Потому что пропагандистские видео в интернете превратили в ее глазах террористов в героев. У нее создается ощущение, что эта пропаганда представляет ей достойную борьбу, которая отвечает ее жажде действия. Это было прекрасно описано специалистами вроде Жиля Кепеля (Gilles Kepel). Таким образом, задача политики сегодня заключается и в том, чтобы сформировать образ завоевания.

— Как вы намереваетесь утвердить новые настроения?

— Нам нужно вновь стать гордой страной. Нужно объяснить, что во Франции есть герои, гении, люди, которые каждый день ведут борьбу. Что каждый может найти свое место в нашем обществе. Нужно очертить новые горизонты, новые земли для завоевания, новые формы участия, чтобы отбросить до сих пор живущее в нас пораженчество, покончить с политикой жертвы. Мы — страна завоевателей. Нельзя ни в чем уступать опечаленным умам. Я наоборот верю в восстановление политического героизма, в по-настоящему широкие планы для достижения того, что считается невозможным. Если бы то, что называли невозможным, на самом деле не было бы возможным, я не сидел бы сейчас перед вами.

Подход к власти: «Придворное общество все еще существует»

— До избрания критики называли вас «хипстером», который принимает Францию за «открытое пространство». Тем не менее, оказалось, что по стилю работы вы близки к де Голлю и Миттерану. На ваш счет ошиблись?

— Все дело в том, что критики редко удосуживаются прочитать то, что я писал, и выслушать то, что я говорил. Я много раз рассказывал о том, как представляю себе работу власти.

— «Власти Юпитера»…

— Я никогда не говорил, что считаю себя Юпитером! Я выступаю за политическое противостояние и дебаты, что неоднократно подтверждал. Тем не менее, по конституции 1958 года, президент республики — не просто участник политической жизни, а ее основа. Он — гарант государственных институтов. Он больше не может комментировать повседневные вопросы. Часть СМИ никак не могут это принять. Я же считаю это очень важным. В архитектуре, если в основании имеется дефект, рушится все здание. Роль президента Республики заключается не в том, чтобы давать комментарии, а в том, чтобы направлять импульс политики и служить воплощением долгосрочной перспективы, потому что на нем лежит ответственность за выполнение обязательств, которые были взяты в рамках программы и выборов.

«Не позволяйте управлять собой, будьте хозяином, обходитесь без фаворитов и премьер-министров», — советовал Людовик XIV своему внуку королю Испании Филиппу V.

— Вы следуете этим рекомендациям?

— Людовик XIV выстроил центральную власть с опорой на абсолютную монархию, что Сен-Симон прекрасно описал понятием «придворное общество». Оно до сих пор существует, пусть и в другой форме, поскольку Франция — старая страна, где все еще живы монархистские представления. На этом сравнение заканчивается, хотя наша страна и нуждается в руководстве. Фраза Людовика XIV говорит о невозможности уступок ни одной из групп. Именно в этом заключается настоящая свобода. Думаю, мне повезло: я не отношусь к миру старых состояний. Я пошел против него. Я нахожусь здесь, потому что считаю, что схему договоренностей между друзьями нужно оставить в прошлом. Я никому ничего не должен.

— До героизма вы говорили о нравственности. Относительно закона о доверии в политической жизни немецкий философ Петер Слотердайк (Peter Sloterdijk) писал следующее: «В происходящем во Франции есть нечто очень пуританское. (…) Макрон допускает ту же ошибку, что и юный Фридрих II Прусский…»

— Петер Слотердайк ошибается: Франция — вовсе не пуританская страна. И не стоит ждать, что я поведу ее по такому пути. По отношению к политическому миру постепенно сформировалось трагическое недоверие. Но наша страна не может нормально работать, если у французов больше нет доверия к руководству и государственным институтам. Закон связан с этой необходимостью, пусть даже за день доверие не восстановить. Что касается нравственности, она не утверждается законами, а опирается на общество и поведение каждого человека. Эта нравственность не должна быть уделом одного лишь мира политики, и мы испытываем дефицит в этом плане. Она должна закрепиться в руководстве предприятий, профсоюзах, журналистике…

Трудовая реформа: «Коперниковская революция»

— Перейдем к практике. Вы дали понять, что реформа рынка труда станет для вас матерью всех битв. Не хочется ли вам сейчас сделать чуть меньше, чтобы все прошло легче?

— Прежде всего, мне хотелось бы сделать упор на перспективах. Все, от администрации до журналистов, приобрели плохую привычку «технических ограничений». Как только предлагается закон, все зацикливаются на нем и без конца обсуждают сферу действия его статей. Мне лучше чем кому бы то ни было известно, что эти статьи отразятся на жизни наших сограждан, и поэтому я уделяю всему этому огромное внимание. Однако мне хотелось бы предостеречь насчет вытекающей из всего этого недальновидности. Другими словами, задача вовсе не в том, чтобы реформировать Трудовой кодекс, сократить дефицит бюджета, изменить систему государственного управления или реформировать налоговую систему. Все это лишь инструменты, средства достижения иной цели — высвобождения энергии. Эта новая свобода должна помочь нам покончить с неприемлемой ситуаций последних лет. Наша страна жестко вела себя со слабыми, крича при этом о равенстве и братстве, она была связана по рукам и ногам правилами и рентами, но называла себя свободной, она была пронизана неравенствами и не ставила на первое место заслуги, она была неэффективной и несправедливой. Несправедливой, потому что неэффективна, и неэффективной, потому что несправедлива. Именно этот вопрос поднимается в реформах. И об этом нельзя забывать.

То есть, для меня главное — не простота, а эффективность. Реформа рынка труда предполагает глубокие преобразования, Как я и обещал, она должна быть достаточно масштабной и эффективной, чтобы обеспечить дальнейшее снижение массовой безработицы и позволить нам больше не возвращаться к этой теме в ходе пятилетнего президентского срока. Во время кампании я все сказал о задачах и методике. Именно им следуют Эдуар Филипп (Édouard Philippe) и министр труда Мюриэль Пенико (Muriel Pénicaud). Важно понимать, почему мы это делаем. Давайте смотреть правде в лицо: мы — единственная большая экономика Европейского союза, которой за последние 30 с лишним лет не удалось справиться с массовой безработицей. Одна из причин заключается в том, что мы — страна метеорологов: мы смотрим на обстановку и, как только становится хоть немного лучше, говорим себе, что можно больше не стараться, можно ничего не менять. Если же ситуация ухудшается, значит, нужно в срочном порядке начинать реформу, которая никогда не доводится до конца — как раз-таки из-за тяжести обстановки. В итоге получается, что мы так и не приступали к решению сути проблемы.

— Это ответ на слова вашего предшественника о «бесполезных жертвах»?

— Я уважаю Франсуа Олланда. Думаю, он принял хорошие экономические и социальные меры, и надеюсь, что я смог внести в это свой вклад. Как бы то ни было, тот факт, что он не сумел отстоять итоги своей работы в глазах французов, не означает, что кто-то впоследствии должен оправдывать их перед журналистами. Но вернемся к сути дела. Наша неспособность справиться с массовой безработицей в течение 30-ти последних лет ударила в первую очередь по молодежи и менее квалифицированным группам. Вот уже более 30-ти лет безработица среди молодежи не опускалась ниже 15%. Сегодня она составляет порядка 25%. За последние десять лет мы потеряли один пункт потенциального роста и увеличили показатель структурной безработицы, то есть безработицы, которая не пойдет на снижение в силу одного лишь повышения экономического роста. Французская система предоставляет надежную защиту тем, у кого уже есть стабильный трудовой договор, но это происходит ценой полного исключения всех остальных, главным образом, самых молодых и наименее квалифицированных. Ситуация очень серьезная, тем более что на нее накладывается мировая проблема.

— Какая мировая проблема?

— Мы живем в период неизбежных преобразований труда, поскольку вступили в экономику, где ключевое место отводится инновациям, компетентности и цифровым технологиям. Раньше было нормой всю жизнь работать в одном секторе или даже на одном предприятии, но это осталось в прошлом. Карьерный путь станет не таким прямолинейным, его ждут перемены, причем иногда весьма резкие. Безработица является не просто неприятной случайностью, а фактором риска, который становится лишь серьезнее в условиях необходимой профессиональной гибкости. Это коперниковская революция. В будущем можно выделить четыре главных экономических функции. Первая — это учиться, причем на протяжении всей жизни. Вторая — выпускать промышленную продукцию или предоставлять услуги. Третья — создавать и продвигать инновации. Эта деятельность будет оплачиваться лучше всего, потому что ее сложнее всего воспроизвести. Наконец, нужно признать в производственной сфере помощь и взаимопомощь, которые чрезвычайно важны в условиях ослабления связей в обществе. Для достижения успеха в этом мире нам нужна намного более гибкая и подвижная экономика, которая обеспечивает развитие все этих четырех экономических функций и позволяет каждому человеку переходить из сектора в сектор в соответствии с его желаниями и потребностями. В этом заключается суть проводимой нами глобальной реформы.

— То есть, ваша трудовая реформа соответствует коперниковской революции, о которой вы говорите?

— Да! Чтобы справиться с этой задачей, нам нужно выполнить три условия. Первое — это, собственно, трудовая реформа. Ее нужно провести сразу же, потому что ей нужно время, чтобы отразиться на поведении людей и дать все результаты. Нельзя изменить общество одним законом или постановлением. На проникновение обычно требуется полтора-два года. Первое, что нужно сделать, это резко упростить жизнь предприятиям, у которых меньше 50-ти сотрудников. Средний и малый бизнес должны получить возможность обговаривать коллективные договоры, в том числе без участия профсоюзов, то есть напрямую с представителями персонала или даже всеми сотрудниками, если речь идет о совсем небольшом предприятии.

— Почему не поднять планку выше отметки в 50 сотрудников?

— Речь и так уже идет о 95% всех предприятий! Не стоит забывать, что в небольших компаниях и так практически не существует коллективных договоров, потому что лишь у 4% из них есть профсоюзный представитель. Что касается предприятий, у которых имеется более 50-ти сотрудников, там нужно кардинально упростить систему представительных органов персонала. Должен остаться только один из них. Это смягчит эффект перехода, то есть ситуации, когда компания не хочет расширяться из-за дополнительных ограничений, которые это влечет за собой. Далее, речь идет о том, чтобы расширить роль переговоров, то есть предоставить сотрудникам большую свободу слова касательно их условий труда и позволить их представителям в отрасли или на предприятии эффективнее адаптировать правила к реалиям и потребностям. Так, например, правила применения срочных трудовых договоров могут приниматься на уровне отрасли, поскольку потребности строительного сектора отличаются от цифрового… И раз наш мир сейчас все больше перекликается с теориями Шумпетера, важно высвободить процесс «созидательного разрушения». Я начал движение в этом направлении еще будучи министром. Мы доведем реформу до конца. Мы примем таблицу компенсаций для членов конфликтных комиссий. Положенные по закону пособия во Франции ниже, чем в других странах Европы, и мы их повысим. В то же время размер компенсации может различаться в пять раз от случая к случаю в одной и то же ситуации. Это абсурдно и несправедливо. Мы введем четкую систему.

— Судя по всему, вы отдаете предпочтение отраслевому уровню. У вас нет доверия к предприятиям?

— Дело не в этом. Я не делаю противопоставления между отраслями и предприятиями. У каждого уровня есть собственное значение, и мне бы хотелось расширить роль переговоров в рамках предприятия. Мне кажется, что сотрудники и их представители находятся в наилучшем положении для переговоров об организации рабочего графика, оплате и условиях труда. Если переговоры ведутся добросовестно, это позволяет учесть интересы как предприятия, так и его сотрудников. Я не понимаю тех, кто под предлогом защиты сотрудников не согласен с тем, чтобы им позволили сказать, чего они хотят и что готовы принять. Как бы то ни было, отрасль, то есть представители предприятий и сотрудников, которые выполняют схожий труд или занимаются одним типом деятельности, тоже играет важную роль. Прежде всего, отрасли ближе к реальным условиям, чем закон. Я хочу предоставить им дополнительные прерогативы для адаптации закона к особенностям их деятельности. Иначе говоря, это прогресс в плане лучшего отражения экономических реалий. Далее, отрасли необходимы, потому что многие предприятия, в силу недостаточных средств или малого размера, не хотят обговаривать сложные соглашения. Не будем забывать и о том, что отрасль помогает избежать своеобразного дэмпинга между предприятиями. Этот аргумент не раз выдвигался профсоюзами, и я считаю его полностью обоснованным.

— Но ведь это конкуренция…

— В конкуренции можно организовать регулирование, избежать постоянного снижения социальных стандартов. Эта масштабная реформа призвана помочь нашему среднему и малому бизнесу создать рабочие места, предоставив ему больше свободы и безопасности. Так, например, у нас больше не будет расширенных отраслевых соглашений без рассмотрения их последствий для среднего и малого бизнеса и внесения необходимых корректировок. Но мне хотелось бы вернуться ко второму условию, которое позволит в полной мере извлечь преимущества из опирающейся на компетентность и инновации экономики: речь идет об изменении финансирования нашей экономики. Для этого очень важно дать правильный стимул нашим экономическим деятелям. Эти преобразования начнутся с 2018 года. В их основе лежит единое 30% отчисление, которое заменит все налоги на доходы с капитала. Потому что капитал нужен на предприятиях и для инноваций. Сегодня же наше налогообложение и меры финансового регулирования слишком сильно способствуют финансированию задолженности государства и предприятий и слишком слабо — финансированию предприятий и их собственных средств. Мне хочется, чтобы налогообложение подталкивало к инвестициям средств в предприятия, в реальную экономику, которая создает трудовую деятельность и рабочие места, не согласна с финансированием долга, потому что риск слишком велик. Кроме того, нужно вознаградить тех, кто добиваются успеха. Инновационной экономике нужны таланты. Поэтому мы собираемся упразднить налог на состояния для инвестиций в реальную экономику, прежде всего в предприятия. Мы воссоздадим привлекательные условия для талантов и предприятий, которые продвигают вперед эту экономику. В течение пяти лет мы снизим налог на предприятия до 25%. Все это — одновременно масштабный и последовательный проект. Кроме того, нам нужна система налогообложения, которая более эффективно вознаграждает труд. С этим связано снижение отчислений при параллельном увеличении (в меньших масштабах) единого социального налога. Что касается всего остального, болезнь и безработица являются факторами личного риска, страховка на случай которых осуществляется путем социальных отчислений на предприятии. В этом заключается основа договора 1945 года. Национальная солидарность в свою очередь должна покрывать социальные риски. Это должно финансироваться с помощью налога, а не отчислений по месту работы.

— Вы хотите перейти с «бисмарковской» модели социального «страхования» с финансированием в виде отчислений на «бевериджскую» модель солидарности, которая опирается на налог…

— Именно так. Это также позволяет найти ответ на нашу проблему трудовой конкурентоспособности. Мы сокращаем отчисления с зарплат на 3,15 пункта и переводим их в социальный налог. Это будет означать рост покупательной способности для всех сотрудников предприятий и независимых работников. Эта мера также позволит увеличить покупательную способность госслужащих. Отчисления охватят 60% наиболее обеспеченных пенсионеров, большинство из которых также смогут воспользоваться упразднением жилищного налога для 80% французов. Здесь нет ничего нового, потому что я говорил об этом во время кампании. Сегодня к числу бедных относятся, скорее, не пенсионеры, а молодежь. Поэтому я прошу более обеспеченных французов приложить усилия. Об этом я уже говорил. Их усилия позволят обеспечить вознаграждение труда. Снижение отчислений вполне ощутимо и составит порядка 250 евро в год на уровне минимальной зарплаты. К этому постепенно добавится пересмотр системы премий. То есть, появятся вполне серьезные стимулы для возвращения к полной занятости: порядка 100 евро в месяц на уровне минимальной зарплаты, что фактически дает за год тринадцатую зарплату. Мне хочется, чтобы страна могла вернуться к работе.

— Эта реформа покончит с паритетной системой в страховании по безработице?

— Национальный межпрофессиональный союз занятости в промышленности и торговле (Unédic) больше не является страховой системой, что ранее служило основой для его управления исключительно социальными партнерами. Unédic уже обладает государственными гарантиями. Он накопил более 30-ти миллиардов евро обеспеченного государством долга и все еще остается в положении хронического дефицита порядка 4-х миллиардов. То есть, у государства должно быть право голоса, раз именно оно обеспечивает финансирование. Пора избавиться от утвердившегося на несколько десятилетий французского лицемерия. В результате реформы финансирования Unédic государство получит право сидеть за столом переговоров и принимать решения вместе с партнерами.

— Ваше решение дать ушедшим в отставку лицам право на пособия по безработице вызывает споры…

— Этим правом можно будет воспользоваться раз в пять лет. Кроме того, им смогут воспользоваться фермеры и представители независимых профессий. В то же время мы будем намного внимательнее следить за ищущими работу людьми и эффективнее контролировать факт поиска работы. По итогам первого месяца у безработного должен быть список его профессиональных навыков. При наличии связанных с ними рабочих мест, они будут ему предложены. После второго по счету отказа он лишается права на пособие. В то же время, если навыки безработного больше не являются релевантными, он должен получить возможность пройти подготовку или переподготовку. Здесь также требуется революция в образовании. Именно в этом заключается связь между преобразованиями в Unédic и реформой образования. Мы начнем работать в этом направлении с будущей весны.

— Этот проект реформ — уже не первый. В чем заключается его отличие?

— Давайте сначала взглянем на факты. У нас существуют прекрасные варианты подготовки (короткие курсы с невысокой степенью повышения квалификации) для людей, у которых уже есть рабочее место и профессиональные навыки. При этом мы забываем о безработных. Французская болезнь заключается в неэффективных инвестициях, особенно в человеческий капитал. С осени будут запущены преобразования в профессиональной подготовке, ее финансировании и управлении. Мы расширим ее возможности, сделаем ее более целенаправленной и прозрачной. Это третий столп реформы, которую я обязался провести: повышение гибкости рынка труда, оплаты труда и личной защищенности, прежде всего для молодежи и малоквалифицированных кадров.

— Профсоюзы работодателей и трудящихся получают деньги от профессиональной подготовки. В этой сфере имеется множество злоупотреблений.

— Мне хочется, чтобы выделенные на профессиональную подготовку деньги в нашей стране тратились эффективно. Идя на курсы, каждый трудящийся или безработный должен знать их результаты и качество предоставляющего их образовательного учреждения. Все должны понимать, кто за что отвечает, поскольку непрозрачность редко бывает залогом эффективности. Иначе говоря, наша система должна быть более простой и лучше контролируемой, позволять каждому наладить жизнь. Кроме того, нужно открыть инженерные школы и университеты для этих курсов профессиональной подготовки. Университет будет и дальше обучать молодежь, однако будет предлагать образование на протяжении всей жизни людей. Это, кстати говоря, станет ощутимым источником экономической деятельности.

Инвестиционный план в сфере инвестиций в повышение профессиональных навыков будет представлен до конца сентября. Речь идет о 15 миллиардах в течение пяти лет. Цель в том, чтобы за этот период через профессиональную подготовку могли пройти миллион неустроенных молодых людей и миллион безработных. Эти преобразования призваны делать систему подготовки более эффективной и прозрачной, а также представляют собой инвестиции в тех, кто нуждаются в этом больше всего.

— Параллельно с этим вы выражаете недовольство системой спонсируемых трудовых договоров…

— Дело в том, что они слишком часто искажают политику занятости. Одни используются, другие — нет.

— Почему?

— Речь идет о субсидиях, которые выделяются органам местного самоуправления и ассоциациям. Эти отрасли, конечно, приносят пользу, но в таком случае все должно рассматриваться как дотации местным властям или субсидии для ассоциаций, но не как политика занятости. Число людей, которым эта программа помогает вернуться к устойчивой занятости, на самом деле очень мало. То есть, здесь зачастую идет речь о конъюнктурной или даже кумовской политике, которая нередко привязана к избирательным циклам. Спонсируемый трудовой договор не изменит жизнь молодых людей из неблагополучных районов. Изменить расклад под силу лишь настоящей политике борьбы с дискриминациями, настоящей политике профессиональной подготовке, настоящей политике открытости рынка труда, эффективным антидискриминационным мерам и настоящей политике снижения стоимости труда. Именно этим мы и занимаемся.

— Это ваш ответ тем, кто недоволен, что вы уделяете недостаточно внимания оказавшимся вне игры в глобализации?

— Подождите, как складывается ситуация во Франции на протяжении 30 последних лет? Кто страдает больше всего? Молодежь, люди без квалификации, иммигранты и их потомки. Таковы факты. Упрекают меня в этом лишь те, кто хотят воспользоваться несчастьем этих людей: настроить против них всю остальную страну или эксплуатировать их в политическом плане. Цель в том, чтобы дать выпавшим из системы людям необходимую квалификацию для выхода на рынок труда. Именно поэтому мы хотим запустить революцию в образовании осенью этого и следующего года. В частности мы будем бороться с утверждением о том, что университет — решение для всех. Здесь больше не будет никакой жеребьевки! Советую вам ознакомиться с набравшей популярность платформой АРВ (образование после диплома бакалавра, прим.ред.). Нам нужно изменить профориентацию в старших классах, сделать доступ к высшему образованию более прозрачным, четким и практичным. Сегодня у человека из скромной семьи, особенно если родители не обладают высокой квалификацией, мало шансов на успех, даже если он получил диплом бакалавра. В этом заключается трагедия нашего времени!

— Эта критика насчет невнимания к самым слабым по большей части звучит от друзей Жана-Люка Меланшона (Jean-Luc Mélenchon) и встречает немалый отклик…

— Я уважаю всех представителей оппозиции. Но отметьте, что Жан-Люк Меланшон не предлагает никаких решений для главных жертв системы. Направленная на молодежь политика предполагает трудовую и жилищную реформу. Восстановление свобод и подвижности. Возвращение людям возможностей для подъема по социальной лестнице. Именно в этом заключается республиканский дух! Мы потеряли ориентиры и стали статусным обществом, а это противоречит самой идее республики. Цель не в том, чтобы приспособиться к глобализации, а в том, чтобы стать лидерами, позволить каждому найти свое место. Это подразумевает более эффективную защиту слабых, причем не статусами, а направленной помощью, эффективной профессиональной подготовкой, информированием и поддержкой. Что касается людей с самым неустойчивым положением, у нас считают, что сделали все необходимое, предоставив им абстрактные права и деньги, хотя на самом деле они нуждаются в доступе и поддержке.

Бюджет: «политическая цена» дефицита.

— Перейдем к бюджету. В начале июля чувствовались определенные колебания. У вас нет уверенности насчет выполнения цели в 3% дефицита к концу этого года?

— Вовсе нет. Некоторым, конечно, хотелось бы этого. Я сам, кстати говоря, не считаю это для себя самоцелью. Это правило было введено в другую эпоху и сейчас не является ключевым в экономическом плане. Но разве Франция, вторая экономика еврозоны, которая с 2011 года находится в состоянии избыточного дефицита, имеет достаточные основания, чтобы ставить все под сомнение? Нет. Мне не хочется, чтобы Франции пришлось платить политическую цену такого решения по отношению к нашим партнерам. Я не хочу этого, потому что нам нужно быть сильными, чтобы провести глубинные преобразования в Европе, что станет задачей на будущий квартал. Нам нужно удержаться ниже 3% в 2017 и 2018 годах, чтобы отойти от избыточного дефицита и дать старт обсуждению по-настоящему важных вопросов для будущего Франции и Европы.

— Что именно произошло в июле?

— Почти неделю шло обсуждение темпов снижения налогов в 2018 году. Они пройдут в установленном темпе. Правительство просто должно следить за исполнением текущего бюджета. Я был против финансового закона в течение года. Почему? Потому что недавняя история показала, что все корректировки идут путем повышения налогов, однако это не лучшая идея, поскольку они и так уже слишком высоки. Или же мы могли сделать налоговые подарки без снижения расходов, что тоже не назвать хорошим вариантом, поскольку уровень наших расходов и задолженности слишком велик. В итоге же получилось, что у правительства не осталось другого выбора, кроме как начать срочную экономию в свете того, что чем сообщила в начале лета Счетная палата: хочу подчеркнуть, что такого не представлял себе никто, особенно масштабы ситуации. Я слышал множество комментариев на этот счет. Давайте перестанем говорить ерунду: никто не может ничего заранее сказать о выполнении закона о бюджете. В первом полугодии возникли излишки по кредитам и неточности. В конце прошлого президентского срока была целая череда «подарков» и мер, которые стоят дорого и не обладают должным финансированием. Поэтому правительство приняло меры, чтобы это исправить. Многие люди спутали введение этих необходимых для выполнения наших обязательств на 2017 год мер с началом выполнения программы, которая на самом деле стартует осенью. Я, кстати говоря, отмечал, в том числе и на страницах вашей газеты, что некоторые люди, которые еще вчера говорили о необходимости сэкономить 100 миллиардов, сейчас рассуждают о недопустимости сокращения оборонного бюджета ни на цент…

Что конкретнее произошло? Около 8% принятого в конце 2016 года бюджета на 2017 год оказалось «заморожено». Это обычная мера предосторожности, которая служит для корректировки в случае трудной ситуации. По этим 8% правительство провело оценку и отменило замороженные кредиты. Причем отмена не затронула ни один их текущих проектов, поскольку эти деньги были уже заморожены.

— Например, по обороне…

— Оборонный бюджет составляет порядка 34 миллиардов евро и является вторым по величине в государстве. Было заморожено 3 миллиарда кредитов, из которых отменили 850 миллионов. Все это не помешало ни одной операции и никак не отразилось на наших солдатах. Мы просто отложили заказы на технику. Это необходимо для выполнения наших обязательств и никак не повлияло на наши операционные возможности. В конечном итоге для нашей армии реализованный бюджет будет соответствовать принятому. Более того, в 2018 году его ждет исторический рост. Кстати говоря, меня удивило, что никто не отметил, что финансируемые на оборонные контракты газеты на протяжении нескольких недель вели кампанию в их защиту. Связи части предприятий отрасли с прессой вызывают вопросы.

Оборона: «Вторая армия свободного мира»

— Как бы то ни было, в армии сложились тревожные настроения…

— Нет, все это — буря в стакане, потому что люди забыли суть V Республики и принципы ее работы. Кроме того, если бы я отреагировал иначе, те же самые люди назвали бы меня слабым главнокомандующим. Мы существуем в системе, которую сформировал человек с военным образованием. В ней военная власть отчитывается перед гражданской и политической, а не наоборот. В этом заключается суть наших институтов. Именно поэтому главнокомандующий — глава государства. Армия не может делать, что ей вздумается, управлять сама собой.

Знаете, операционные возможности — это удел тех, кто выбрали эту профессию, которая выдвигает высокие требования и может быть связана с жертвой. В этом плане я тоже буду проявлять бдительность. Не уверен, что французам известно, что гибнущие в боях солдаты — простые контрактники. Нам нужно начать переосмысление военной профессии. Это тем более необходимо, что у них всех имеется роль помимо участия в операциях. Роль примера. Роль образца, когда мы разработаем новую систему национальной службы.

— То есть, вы ни о чем не жалеете? Вы уверены в правоте своих слов «Я ваш командир»?

— Я ни о чем не жалею и уверен в своей правоте.

— Каковы ваши планы на французскую армию?

— Прежде всего, я поручил евродепутату Арно Данжану (Arnaud Danjean) составить операционно-стратегический отчет в сотрудничестве с министром обороны Флоранс Парли (Florence Parly). Он выйдет в октябре и позволит адаптировать наши действия к изменению обстановки, а также скорректировать военную программу на первое полугодие 2018 года.

Мне хочется, чтобы наша армия осталась серьезной военной силой с настоящими возможностями в сфере сдерживания. Она останется первой армией Европы и второй армией свободного мира. Я хочу провести ее модернизацию в соответствии со стоящими перед нами задачами, не уступая при этом сторонникам милитаризации международных отношений, которые говорят: «Нужно наращивать военные расходы для сохранения влияния в дипломатической сфере». Это замкнутый круг. Как бы то ни был, нам нужна сильная армия с серьезными возможностями сдерживания.

С 2007 по 2014 год был период дефляции оборонных расходов. После терактов мой предшественник положил этому конец и сформировал стратегию завоевания. Время пришло.

— Что именно вы намереваетесь сделать?

— Мы перевооружим армию и модернизируем средства сдерживания. В ближайшие пять лет мы будем увеличивать расходы на 1,6 миллиарда в год с целью прийти к 2% ВВП к 2025 году для оборонного бюджета. Это беспрецедентные, но необходимые для нашей армии инвестиции.

В целом, представленный правительством бюджетный план в корне отличается от того, что существовал последние годы. Мы расширим средства исполнительной и судебной власти, армии и внутренней безопасности.

Мы проведем существенные инвестиции в национальное образование, а также высшее образование. Мы вложим больше средств в экологический переходный процесс. Кроме того, мы направим больше усилий на трудовую и жилищную политику, поскольку она стала достаточно неэффективной. Я обещаю, что все будет справедливо, с уважением к наиболее уязвимым слоям населения.

Экономика: новый «пакт»

— На 2018 год был принят план экономии в 20 миллиардов евро: 10 миллиардов для государства, 7 для социального обеспечения и 3 для органов местного самоуправления. Но ведь во Франции на социальные расходы приходится половина общих…

— К этим цифрам нужно подходить с осторожностью, поскольку они включают в себя пенсионеров. А о снижении пенсий не может идти и речи. То есть, когда мы говорим о социальных расходах, по которым мы можем действовать, это касается в первую очередь здравоохранения и социального минимума. Упомянутая вами доля свидетельствует о том, что государство правильно оценивает лежащую на нем нагрузку и ответственность. Кроме того, премьер-министр и правительство требуют от местных властей приложить совершенно пропорциональные усилия. В этом плане меня просто поражает безответственность некоторых политиков, которые хотели бы сэкономить в два-три раза больше, чем я, но протестуют против требований к органам местного самоуправления принять участие в этой экономии. В этом заключается суть акта, который я предложил в ходе конференции регионов: «Я предлагаю вам гибкость, заметность и децентрализацию, но прошу взамен провести экономию». Я призываю их к ответственности и не говорю, что резко сокращу дотации в начале года. В этом и состоит пакт. Как говорил Левинас, «доверие — это проблема другого». Если они не хотят следовать пакту доверия, то подставляют себя под односторонние меры, которые сами же спровоцировали. 3 миллиарда, которые мы просим сэкономить местные власти, не назвать какой-то невозможной суммой!

— На чем еще вы можете сэкономить?

— Мы пересмотрим крупные государственные программы, которые задействуют самые серьезные суммы, однако не дают соответствующих затратам результатов, особенно по сравнению с нашими европейскими партнерами. Я частности я имею в виду политику в сфере занятости, жилья и здравоохранения. Что касается здравоохранения, нам нужно развивать стратегию с упором на превентивные меры, устранить барьеры между государственным и частным сектором. Этому должны способствовать реформы для повышения эффективности и справедливости, которые займут два-три года. Все это должно осуществляться не рывками, а с помощью глубинных преобразований. В сфере жилья, в ближайшие два года нам нужно добиться снижения квартплат. Мы во Франции тратим 2% ВВП на жилье. Но можно ли сказать, что оно лучшего качества, чем в других странах? Нет. Более того, у нас в стране есть 4 миллиона человек в проблемной жилищной ситуации. Цены же очень высоки. Почему так получилось? Дело в том, что, как и на рынке труда, у нас сформировалась политика субсидирования спроса. В результате квартплата постоянно росла.

— То есть, вы хотите пойти дальше снижения жилищных субсидий на 5 евро?

— Да, но в рамках глубоких преобразований, которые подразумевают снижение квартплат, и глобальной политики. Осенью будет представлен законопроект, и мы готовим расширение предложения. Нужно провести либерализацию прав на застройку и процедур, уменьшить стоимость, предоставить больше свободы государственному и частному строительному сектору так, чтобы тот мог продавать жилье дешевле, упростить правила с прицелом на напряженные зоны, то есть парижский регион, Лион, швейцарскую границу и Экс-Ан-Прованс-Марсель. В этих зонах мы введем систему исключений для снижения цен.

Сегодня в связи со слишком низким производственным уровнем многие участники рынка недвижимости живут на ренту. Но кто в итоге страдает от этого? Молодежь, низкоквалифицированные группы граждан, те, у кого нет свободного доступа к жилью. Как видите, вопрос не в том, снижаем ли мы субсидии на 1, 3 или 5 евро. Кроме того, с этой осени мы предоставляем помощь студентам с помощью заморозки цен на обучение, проживание и питание в университетах. Предполагается также реформа студенческих страховых организаций и жилья для снижения цен. Все это тоже входит систему преобразований, которые проводят премьер-министр и правительство. В ближайшие два года мы намереваемся изменить логику и подход.

— Касательно вашего подхода к руководству, Франсуа Байру (François Bayrou) считает, что «высокопоставленные чиновники взяли в руки власть в стране»…

— Оценкой бюджетных решений министров занимается премьер. Экономия — это политический выбор. Пора покончить с дилеммой между политиками и чиновниками. Республика прекрасно работала во времена, когда чиновники становились министрами. В этих профессиях нет каких-то жестких правил. Мне нужны чиновники из гражданской сферы, а также политические деятели из других областей. Жан-Мишель Бланке (Jean-Michel Blanquer) — прекрасный министр образования, в прошлом чиновник. Я и сам — чиновник. Наша политическая система была абсолютно закрытой. У половины министров нет политического опыта. Значит ли это, что они хуже работают? Увидите сами. Наконец, с помощью сокращения министерских канцелярий и профессионального подхода к назначению ключевых официальных лиц мне хотелось вернуть достоинство государственной службе и эффективность политической деятельности. В то же время я выступаю за право на ошибку. Этот проект значительно изменит отношения власти и граждан. Я предложил переработать предложенный в начале июля проект с участием представителей гражданского общества и парламентариев, чтобы расширить его охват. В конечном итоге, именно политики принимают решения по документам, которые готовят высокопоставленные чиновники.

Европа: «Суть суверенитета».

— Недавно вы провели европейское турне. Какие инициативы вы намереваетесь предпринять, чтобы дать толчок Европе?

— Я верю в Европу. Именно поэтому я — реалистически, то есть критически настроенный европеец. Сегодня Европа работает плохо, а иногда все становится еще хуже, потому что за десять лет мы потеряли основную нить. В 2005 году настал конец Европы, которая могла продолжать строительство в изоляции от народов. Брексит же стал лишь еще одним результатом этого явления. Европа, которая нацелена исключительно на победителей в закрытых конклавах, осталась в прошлом. Европа сможет продвинуться вперед лишь с помощью демократического объединения, демократической конфронтации и предоставления места гражданам. Нужно начать действовать и перейти в наступление. Я не стал ждать и сразу же после избрания представил две основы Европы: защита и масштабное развитие. В этом, кстати, и заключался предмет моего турне по Центральной и Восточной Европе: к концу года нужно принять новое соглашение, которое ограничило бы возможности для злоупотребления системой работы за границей. В этом плане нам удалось добиться реальных подвижек, и я рассчитываю на утверждение договора до конца года.

Для продвижения вперед нужно идти на контакт, задействовать всех людей доброй воли в Европе. Цель в том, чтобы Европа вернулась к сути своего суверенитета.

— «Суверенитета»?

— Да. Мне кажется, что Европа представляет собой подходящий уровень для восстановления нашего полного суверенитета в областях, которые выходят за национальные рамки. Мне хочется, чтобы Европа могла сравниться с американской и китайской державами. Почему люди принимают стоящую над ними власть? Явно не для того, чтобы та каждый день лезла в мельчайшие детали их жизни. Европа погрязла в бюрократическом вмешательстве, и это никому больше не нужно. В то же время все согласны, что Левиафан должен их защитить. Европа может восстановиться только в том случае, если мы вернемся к общим стандартам в социальной, налоговой и экологической сфере. Борьба за сохранность стратегических инвестиций тоже очень важна. Как я уже говорил в июне, мне хочется, чтобы на европейском уровне существовало то, что уже есть на французском: у нас должна быть возможность не дать европейским предприятиям в ряде стратегических областей перейти под иностранный контроль. Существуют инструменты европейского суверенитета, и мы должны быть в состоянии отстоять их. Это вполне оправданно.

Кроме того, Европа должна предоставить защиту в сфере торговли так, чтобы в случае угрозы демпинга со стороны другой страны мы могли защитить себя с помощью таможенных тарифов. Сегодня же Европа действует в этой сфере намного медленнее и слабее, чем США.

Наконец, эта европейская защита предполагает оборону. На последнем заседании Европейского совета нам удалось добиться большого прогресса, во что вложили немалый вклад Франция и Германия. Мы определили рамки постоянного структурированного сотрудничества, то есть расширенных обязательств в сфере инвестиций, оборудования и внешних миссий. 13 июля в совете министров Франции и Германии было определено, что именно две наших страны предложат в качестве расширенного сотрудничества.

Мы взяли на себя обязательства в плане закупок и техники. В частности речь идет об общих для наших стран боевых самолетах. Это настоящая революция.

Мы также добились подвижек в вопросе защиты границ. Это чрезвычайно важно в текущей обстановке миграционного кризиса.

В то же время у нас есть планы по цифровой отрасли, по новым границам Европейского союза. В последнем квартале я планирую принять конкретные инициативы и объяснить направление, в котором, как мне кажется, должны в ближайшие годы идти Евросоюз и еврозона. Я сделаю заявление на эту тему после выборов в Германии. В частности, мне кажется, что еврозона нуждается в бюджете, исполнительной власти и парламенте, чтобы обеспечить демократический контроль.

— Со времен работ лауреата Нобелевской премии Роберта Манделла (Robert Mundell) считается, что валютная зона не может существовать без настоящего общего бюджета. Как, по-вашему, он должен выглядеть?

— Я не хочу устанавливать критерии до начала переговоров, однако, как мне кажется, этот бюджет должен включать в себя несколько процентов ВВП еврозоны и символизировать возможность совместного сбора средств на рынках с их последующим направлением на выполнение поставленных задач. Дело в том, что в настоящий момент в еврозоне принята слишком ограничительная бюджетная политика, если сравнивать ее с Китаем, Россией и США, а расплачиваться за нее приходится нашим безработным. Формирование такого бюджета означает в первую очередь утверждение минимума солидарности и создание возможностей для общего сбора средств, проведения инвестиций и смягчения возможных экономических ударов в Европе. Этот бюджет можно было бы постепенно формировать путем перенаправления части национального налогообложения.

— Вы весьма жестко отзывались о Польше. Вы не боитесь, что это может разделить и ослабить Европу, которой вы намереваетесь придать второе дыхание?

— Давайте разберемся с перспективой и порядком событий. В тот самый момент, когда мы вели конструктивную дискуссию о работе за границей, а я сам обсуждал эти вопросы в Румынии, польский премьер заявила, что не изменит свою позицию ни на миллиметр. Я, безусловно, осуждаю подобный подход и в целом очень тревожную политику польского правительства, которое ставит под сомнение европейскую солидарность и даже правовое государство. Это не только мое мнение: с ним согласны Еврокомиссия и наши партнеры. Президент Польши сам наложил вето на две принятые его партией судебные реформы. То есть, причин для опасения — достаточно. Мой подход предельно прозрачен: я говорю со всеми нашими партнерами. Ни один президент Франции еще никогда так активно не общался с польскими властями за столь короткий промежуток времени. У меня было три беседы с президентом Дудой и встреча с премьер-министром. Тем не менее, я называю вещи своими именами как на публике, так и в частном порядке: нельзя строить Европу, подрывая ее основы. Если Европа не отстаивает свои ценности, то слабеет как в мире, так и в глазах своих граждан. Как сделать проект привлекательным, если мы позволяем втоптать его в грязь? Это не имеет ничего общего с некой игрой блока против блока, востока против запада. Мы обязаны отстаивать европейские ценности хотя бы ради польского народа, который в целом поддерживает Европу. Я буду и дальше руководствоваться этим подходом: говорить со всеми и называть вещи своими именами.

Международная политика: покончить с «неоконсерватизмом»

— В международном плане, вы, судя по всему, ставите под сомнение подход Валери Жискар д'Эстена. По его словам, Франция должна решиться на то, чтобы стать «великой державой средней руки».

— Франция должна вновь стать просто великой державой. Это необходимость. Взгляните на ситуацию в мире. Он разваливается. Сформированные после 1945 года международные структуры сегодня ставятся под сомнение великой державой, США, которые до недавнего времени были их гарантом. Мы живем в эпоху кризиса Запада. При этом многосторонний подход питался западным духом. За последние десять лет Запад заблудился в непродуманном нравственном интервенционизме на Ближнем Востоке и в Северной Африке. Он незаметно для себя позволил сформироваться авторитарным режимам: Саудовская Аравия, Турция, Россия, Иран… Китай заявляет о своей державности, пытаясь вернуть многосторонность и перетянуть ее на себя. В мировом порядке произошли сильнейшие перемены. Наши безопасность, интересы и ценности многие десятилетия не сталкивались с таким противодействием. В отличие от 1970-х годов, Франция не в том положении, чтобы сказать: «Я — держава средней руки, которую защищают разделяющие те же самые ценности великие державы».

— Мы оказались в одиночестве?

— Нет, но на нас лежит небывалая ответственность. Нам как европейцам необходимо защищать общие блага свободного мира, такие как демократия, мир и климат. Франция должна позволить Европе стать лидером свободного мира. Я неслучайно ставлю такие большие планы — они соответствуют значимости текущего момента. Мы можем претендовать на эту роль только в том случае, если дадим себе необходимые средства. Без социальных и экономических преобразований мы можем забыть о величии. Все должно проходить в европейских рамках. Причем с прагматичным подходом, потому что для выживания нам нужно говорить со всеми. Пора покончить с плохо воспринятым неоконсерватизмом, который подталкивает нас к вмешательству во внутреннюю политику других стран и в итоге оставляет нас в изоляции. В Ливии и Сирии из-за этого нас ждали страшные неудачи.

— Откуда сегодня исходит главная опасность для Франции? Из Северной Кореи? Ливии? Алжира?

— Баланс страха — это классический геополитический факт. В Случае Северной Кореи мы возвращаемся к традиционной схеме сдерживания. Нужно найти условия для восстановления равновесия с этой страной. Эта ситуация станет проверкой для Китая. Если он будет руководствоваться исключительно своими региональными интересами, то не сможет найти должный ответ.

Самое главное для Франции — это политика в соседних регионах: Африка, Магриб, Ближний Восток. Проблема в Ираке и Сирии во все меньшей степени носит военный характер, пусть нам и нужно довести до конца операции, чтобы полноценно вернуться к политике. Нужно добиться мира. Это задача таких же масштабов, как и военная победа над джихадизмом. Если мы не сумеем найти инклюзивные политические решения в регионе, то создадим условия для бесконечного возрождения терроризма. Нам необходимо справиться с расколом между шиитским и суннитским миром, гражданской войной в мусульманском мире, которая перекидывается на наши общества и питает терроризм. Как бы то ни было, наше будущее зависит и от более отдаленных регионов — Африки, Азии, Латинской Америки.

— Писатель Камель Дауд (Kamel Daoud) критикует лицемерие Запада, который объявил войну терроризму, но примирительно ведет себя с Саудовской Аравией, c ИГ (террористическая организация запрещена в РФ — прим.ред.), которому удалось добиться успеха», как он говорит. Собираетесь ли вы пересмотреть отношения с Эр-Риядом?

— Я восхищаюсь Камелем Даудом. Он — очень смелый человек и великий писатель со своей особой точкой зрения. Тем не менее я не могу сказать, что разделяю его мнение о Саудовской Аравии как об успешном ИГ. Это более сложная страна. В то же время он прав в том, что у нас не должно быть политики, которая выбивается из поставленного курса борьбы с терроризмом. У меня установились чрезвычайно открытые отношения со всеми державами Персидского залива. Я поднимаю вопрос финансирования терроризма в диалоге с ОАЭ, Саудовской Аравией и Катаром. Доха и Эр-Рияд финансировали группы, которые внесли вклад в терроризм. Приоритетом нашей международной политики должна быть наша безопасность. У нас не может быть торговой или дипломатической политики без учета этой необходимости. В этом, например, заключается суть моих действий по Ливии. Нам нужно в первую очередь вернуть ей политическую стабильность, учитывая, что Ливия всегда находила равновесие в компромиссах между племенами, а не в демократической традиции.

— После вашей обращенной к американцам речи с критикой решения Дональда Трампа о выходе из парижских соглашений по климату один канадский публицист написал, что вы стремитесь «проявить на международной арене больше крутости, чем премьер Джастин Трюдо». Это так?

— Знаете, не думаю, что на международной арене есть место для «крутости».

— Почему?

— Мне приходится каждые десять дней говорить с Эрдоганом.

— Каково говорить с Трампом, Путиным?

— Я говорю со всеми. Причем, делаю это открыто и прямо, хотя раньше существовал обычай не поднимать неприятные темы. Сначала мы беседуем в частном порядке, что затем позволяет мне поднять их публично. Я пытаюсь выделить категорические разногласия, точки соприкосновения, возможности для движения по общему пути. По Украине у нас существуют категорические разногласия с Владимиром Путиным. И я действую в этом ключе. Франция ни в чем ему не уступит. Как бы то ни было, мы положили начало диалогу гражданских обществ, трианонскому диалогу, который мы будем реализовывать на практике. Есть у нас и другие соглашения, в том числе по климатической политике. Он готов последовать за нами. Далее, у нас есть возможности для прогресса по Сирии. Я не считаю смещение Башара Асада обязательным предварительным условием, однако ставлю две красные линии: химическое оружие и гуманитарные договоренности. Если Владимир Путин поможет мне добиться прогресса по этим вопросам, у нас получится найти точки соприкосновения. Мы продвинулись вперед по химическому оружию. Мне кажется, что российская позиция изменилась после нашей беседы в Версале. В этом суть моей стратегии: правда и прагматизм. Я считаю безопасность приоритетом нашей дипломатии. В некоторых случаях это ведет к прагматизму. В любом случае, подобный реализм не отменяет защиту наших ценностей.

— Баланс сил государств все больше опирается на технологии: искусственный интеллект, квантовые компьютеры и т.д. У Кремниевой долины имеется большое преимущество. Как обстоят дела во Франции и Европе?

— У нас есть таланты и предприятия в Кремниевой долине. Нужно сохранить связи и привлечь некоторых обратно. Далее, в этих областях нужны активные государственные и частные инвестиции. Сейчас разворачивается борьба, которая приведет к масштабным преобразованиям в энергетике, медицине и прочих сферах деятельности. Наконец, нам нужна европейская стратегия для инвестиций в научные исследования и развитие стартапов, а также определения будущих стандартов. Это будет важной составляющей инициативы, которую я предлагаю Европе.

Жизнь президента: «Когда забываешь читать, ошибаешься»

— В заключение несколько личных вопросов, если вы не против. Вы ощутили опьянение от власти?

— У меня нет времени на опьянение. Я прекрасно помню, в каких обстоятельствах меня избрали. Ожоги от ожидания, гнева и популизма до сих пор не зажили. В период между двумя турами, после Ротонды, вся пресса заявила, что я — оторванный от действительности выскочка, и что Марин Ле Пен (Marine Le Pen) ведет прекрасную кампанию. Я до сих пор вспоминаю о поездке на завод Whirlpool. Я чувствую то, как наши граждане ждут перемен. Однако я не строю иллюзий и прекрасно понимаю, что многие просто не хотели пропустить Национальный фронт. Я стал для них последней надеждой. Мне придется не один месяц жить с нетерпением народа. Мне придется постоянно корректировать курс, объяснять, куда мы движемся и что хотим построить во Франции. Нужно будет методично обо всем рассказать. Я не могу ни в чем уступать. Французы вновь поверят в политику, когда мы добьемся результатов.

— У вас остается время на чтение?

— Этим летом я прочитал роман Камеля Дауда «Забор или псалмы» (Zabor ou les Psaumes). Она мне очень понравилась. Особенно отношение к смерти, к письму. Я читаю каждый день, Обычно вечером и ночью. Когда забываешь читать, ошибаешься. Теряешь связь с вневременным смыслом.

— Можно ли представить себе президента Французской Республики, который не любит книги?

— Упомянутый мной героизм во многом опирается на литературу в нашей стране. Я согласен с тем, что во Франции демократический процесс никогда не был полностью завершенным. Людовик XIV, о котором вы говорили, строил страну с опорой на налоги, армию и администрацию. Как бы то ни было, созданный им образ был важнее финансов. Во Франции упомянутая мной амальгама выстраивалась на общем языке и представлениях. Я считаю себя их хранителем.

— Три года назад вы дали первое интервью Le Point перед назначением министром. Эти три года быстро пролетели?

— Да, очень быстро, но мир идет вперед все быстрее и быстрее. И разве могут в политической сфере сложиться иные нормы, ритм и обычаи? Раз все вокруг ускоряется, нужно найти то, что сохраняет стабильность. Франция добивалась величия лишь тогда, когда пыталась превзойти себя. Главная цель — избавиться от внутренних войн. Мы теряем позиции, когда оборачиваемся внутрь себя, чтобы заняться собственными мелкими разногласиями. Но мы добиваемся величия, когда смотрим наружу. Есть Франция Лафайетта и Франция Петена. Некоторые подталкивают нас ко второму варианту, но наша судьба зависит сегодня от нашего духа завоевания. Нужно сделать выбор.

— «Развивай то, в чем тебя упрекают, потому что это — ты», — писал Кокто. Что вы собираетесь развивать в течение ближайших пяти лет?

— В первую очередь, это Франция должна развивать то, в чем ее упрекают. Франция может проявить как воинственный дух, так и великий героизм, она обожает противоречия и критику. Наша страна, скорее, не реформируется, а меняется во внезапных конвульсиях. Она принимает перемены лишь в том случае, если, глядя в глаза, рассказать ей, что хочешь сделать. Она любит величие, а ее саму нужно любить всей душой. Если сказать ей: «Вы — средняя страна, все пройдет, усилия придется приложить в течение четырех-пяти лет», то ничего не получится. Если сказать ей, что ничего не изменить, и что все само наладится, это будет ложью, и она все поймет. Поэтому нужно быть требовательным, каждый день продвигаться вперед на пути к новому гуманизму, который мы стремимся создать. В нынешнем мире масштабных перемен у Франции есть все для успеха. Ее главная цель — стать сильнее и уменьшить неравенство.

Франция > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 1 сентября 2017 > № 2296311 Эммануэль Макрон


Россия > Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 1 сентября 2017 > № 2296201 Константин Церазов

Новые возможности: что ждет инвесторов этой осенью?

Константин Церазов

член правления, руководитель инвестиционного блока банка «ФК Открытие»

После летнего затишья инвесторы постепенно начинают выходить из отпусков и проводить ревизию своих портфелей, переоценивать конъюнктуру, заниматься поиском новых идей и возможностей

Итоги «ралли Трампа» и внутренние резервы

Год назад финансовый рынок жил в первую очередь ожиданиями итогов президентских выборов в США, причем победа действующего президента рассматривалась большинством скорее как стресс-сценарий, что порождало неуверенность и высокую волатильность. Однако после выборов в ноябре 2016 года, на которых победил как раз кандидат от республиканцев, рынки серьезно приободрились, интерес к риску вырос. Ожидания масштабных реформ нового президента — в налоговой в сфере, здравоохранении, увеличение расходов на инфраструктуру и оборону и прочее — вдохновили инвесторов на так называемое «ралли Трампа» на мировых рынках.

Российский рынок также показал ощутимый рост после этого события. Но здесь главной идеей стали ожидания улучшения российско-американских отношений и относительно скорого смягчения режима санкций (как минимум смягчения риторики политиков). Также нельзя не отметить весьма сдержанные действия ФРС США в части ужесточения денежно-кредитной политики (ставка по федеральным фондам в 2016 году была повышена только 1 раз на 0,25 п. п. в декабре) и в целом сохранение стимулирующей политики со стороны ЕЦБ, которые также стимулировали покупки рост стоимости финансовых активов.

Текущие внешние предпосылки для российского финансового рынка также довольно противоречивые. С одной стороны, цены на нефть в последнее время несколько стабилизировались и находятся сейчас вблизи уровня $50 за баррель, в мировом масштабе читались признаки сохранения интереса к риску, основные мировые фондовые индексы смогли обновить исторический максимум (S&P, Doe Jones, NASDAQ, DAX). Вместе с тем отметим, что российские индексы с начала года показали один из худших результатов в мире, двигаясь фактически с контрвектором, правда, выглядят они сейчас еще более недооцененными (по мультипликаторам), чем раньше. С другой стороны, имеет место серьезное разочарование относительно улучшения отношений между РФ и США, которые по факту вылились в ужесточение (пусть и где-то формальное) санкционного режима в начале августа и в ужесточение риторики официальных представителей государств. Усиление геополитической напряженности в мире (ситуация вокруг ядерной программы КНДР, гражданская война в Сирии, конфликт между Катаром и другими странами арабского мира) также серьезно ограничивает интерес к активам EM, прежде всего фондовым.

В качестве внутреннего позитивного фактора для российского рынка отметим явные признаки возобновления экономического роста в России. Так, по данным Росстата, ВВП в 1 полугодии вырос на 1,5% по сравнению с аналогичным периодом 2016 года, а рост инвестиций в основной капитал за этот же период составил 4,8% — все это очень серьезно превосходит ожидания. Принципиально важно, что мы видим устойчивое замедление инфляции — до 3,7% (примерно на 3 п. п. за 12 месяцев) в годовом выражении, что позволяет Банку России поддерживать цикл смягчения денежно-кредитной политики. Ключевая ставка с начала года кумулятивно была понижена на 1 п. п. — до 9,00%. Также стоит отметить приток иностранного капитала в сегмент российских FI активов, который продолжался как минимум до июля текущего года (хотя формально за период и был зафиксирован чистый отток капитала из РФ на уровне $13,1 млрд). Этот фактор оказал серьезную поддержку как кривой ОФЗ, так и российскому рублю, который, по мнению большинства участников рынка, в определенные временные отрезки серьезно снижал собственную эластичность по изменению цен на нефть.

Ожидания этой осени

В целом до конца текущего года мы сохраняем нейтральный взгляд по рынку. Ведущие мировые регуляторы в среднесрочном периоде, скорее всего, продолжат постепенное и прогнозируемое ужесточение ДКП. ФРС США, по всей видимости, не пойдет на очередное повышение базовой ранее декабря (согласно данным котировок фьючерсов, вероятность «шага» в текущем году составляет около 40%), при этом возможно начало недавно анонсированного сокращения объема выкупленных в рамках QE бумаг на балансе (~$4,5 трлн) за счет ограничения реинвестирования. Однако это уже во многом заложено в текущие цены и не должно существенно сказаться на рынках, если, конечно, регулятор не предпримет каких-либо неожиданных шагов. От ЕЦБ в ближайшей перспективе также едва ли стоит ждать досрочного сворачивания программы QE, хотя летом его отдельные представители порой давали довольно жесткие комментарии относительно такого сценария. Прогнозы относительно конъюнктуры мирового рынка нефти также скорее умеренно-позитивны и резкое снижение цен на актив (скажем, до кризисных $30 за баррель или условно посткризисных $40) мы рассматриваем как стресс-сценарий.

Если говорить о России, что здесь мы ждем дальнейшего ускорения экономического роста и сохранения в целом низкой активности инфляционных процессов (в силу целой совокупности факторов), что закономерно позволит регулятору и далее снижать уровни регулируемых ставок. При этом реальные ставки, даже с учетом прогнозируемого снижения, могут еще в течение определенного периода оставаться сравнительно высокими и привлекательными — сейчас в случае ОФЗ это около 4–4,25%, для высококачественных эмитентов условного первого эшелона — 4,5–4,75%. Далее, с учетом сказанного выше, коснемся основных классов российских финансовых активов и их среднесрочных перспектив.

Инвестиции в акции сейчас с легкостью могут не оправдать ожиданий, так как нет явных драйверов для заметного роста, за исключением, пожалуй, традиционной недооцененности российского рынка относительно аналогов (DM и EM) по мультипликаторам. Без существенного роста цен на нефть, притока средств международных инвесторов в и снижения значимости политических рисков (на уровне опять же смягчения санкций или, как минимум, риторики), российские фондовые индексы в среднесрочном периоде едва ли покажут движение ощутимо выше текущих уровней.

Достаточно сдержанными выглядят перспективы и российских евробондов, учитывая вероятные изменения в политике мировых регуляторов (ФРС и ЕЦБ) — продолжение цикла ужесточения денежно-кредитной политики ФРС (в том числе, вероятно, и в количественном аспекте), сворачивание программы выкупа активов ЕЦБ в конце текущего года, что должно привести в сокращению объема свободной активности в масштабе мирового рынка. Также важно учесть текущий чрезвычайно низкий уровень суверенного спреда и котировки CDS на российский госдолг, соответственно, даже если дополнительное снижение доходности по евробондам и произойдет, едва ли оно будет по-настоящему существенным.

Наиболее привлекательными в текущих условиях выглядят рублевые облигации. Доходность инструментов, скорее всего, продолжит снижение на фоне замедления инфляции, фактического и ожидаемого смягчения денежно-кредитной политики ЦБ РФ, сохранения профицита рублевой ликвидности, предположительно нейтрального внешнего фона. Банк России, по словам официальных представителей, выступает за плавное снижение ключевой ставки без заранее определенной траектории. В качестве нейтрального уровня при инфляции в 4% (выше текущего уровня) рассматривается диапазон в 6,5–6,75%. Таким образом, в текущих условиях потенциал «терминального» (долгосрочного) смягчения можно оценить как минимум 2,25 «фигуры». До конца текущего года мы ждем снижения ключевой ставки до уровня 8,25%.

Среди отдельных отраслей выделим ретейлеров, которые могут стать бенефициарами от восстановления роста конечного потребительского спроса, а также металлургов, интерес к которым может усилиться на фоне существенного роста цен на цветные металлы. Перспективы же в остальных отраслях представляются нам менее очевидными.

Риски ближайших месяцев

Как было отмечено выше, высокие реальные ставки привлекают инвесторов — как локальных, так и нерезидентов (их доля во владении ОФЗ за первую половину года выросла на 3,5 п. п. — до 30,4%). Однако сохранение режима санкций остается заметным негативным фактором в том числе и для долгового рынка. Наиболее значимый негативный, можно сказать разрушительный, эффект на рынок может оказать возможный запрет на инвестиции в российский госдолг (и ПФИ на него), проект которого сейчас рассматривается Минфином США (процесс начался в июле текущего года).

Основной риск для российского фондового рынка — внешние факторы, где цена на нефть по-прежнему играет определяющую роль. Несоблюдение отдельными участниками соглашения по сокращению добычи нефти ОПЕК+, которое было заключено в ноябре 2016 года и пролонгировано в мае этого до конца марта 2019 года, а также рост добычи в США и ряде других стран, может нивелировать достигнутый в масштабах рынка эффект. Более резкое, чем ожидается участниками рынка, ужесточение денежно-кредитной политики мировыми регуляторами также может привести к распродаже рисковых активов и уход инвесторов в «качество». Также сохраняются высокие политические риски — помимо Северной Кореи, Сирии и Катара, в Европе предстоят выборы в Германии и, возможно, досрочные в Италии. Нельзя игнорировать и остающиеся достаточно сложными отношения России с США. В условиях реализации стресс-сценария оптимальной стратегией будет традиционное сокращение дюраций портфелей облигаций, снижения доли акций и увеличения денежных средств, а также хеджирования валютного риска с помощью чрезвычайно широкого спектра ПФИ.

Россия > Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 1 сентября 2017 > № 2296201 Константин Церазов


Россия > Образование, наука > forbes.ru, 1 сентября 2017 > № 2296198 Ольга Волкова

Детки на уровне: как топ-менеджеры инвестируют в образование своих детей

Ольга Волкова

Редактор Forbes Woman

Российские руководители бизнеса рассказали, чем они руководствуются, выбирая школы, садики и вузы для своих детей, и какие суммы вкладывают в их успешное будущее

По инициативе Forbes Woman хедхантинговая компания «Контакт» (InterSearch Russia) в июле 2017 года провела опрос топ-менеджеров, имеющих детей, о том, сколько они тратят на их образование и как выбирают учебные заведения. В опросе приняли участие 358 топ-менеджеров компаний, ведущих бизнес на территории России. Пятая часть работает в особо крупных компаниях с численностью персонала более 1000 человек, около 75% — в средних и малых компаниях (600 и менее сотрудников).

Большинство руководителей, заполнивших июльский опросник «Контакта» и Forbes Woman, имеют одного или двух детей: таких 35% и 34% соответственно. Почти у четверти опрошенных — трое детей, у остальных — больше. Дети в основном школьного возраста или старше, но есть и дошкольники — у трети опрошенных.

Две трети топ-менеджеров со взрослыми детьми помогали им выбрать университет. Более 90% отметили, что выбран был государственный вуз. Двумя самыми популярными факторами при выборе университета стали профиль вуза и его место в рейтингах (престижность): о них упомянули 75% и 65% опрошенных соответственно. Респонденты также пользовались отзывами на профильных сайтах или ориентировались на показатели стартовой заработной платы выпускников, прислушивались к отзывам знакомых. (В этом вопросе можно было выбрать несколько вариантов ответа.)

В половине случаев дети сами выбирали специальность. При этом топ-менеджеры чаще всего советовали своим детям поступать на факультеты, связанные с экономикой и управлением, инженерными науками и IT. Любопытно, что в международном исследовании HSBC родители чаще всего называли медицину, а уже за ней шли бизнес и финансы и инженерные специальности.

Как и в случае с вузами, топ-менеджеры из опроса отдают предпочтение государственным детским садам и школам: таких родителей 70% и 78% соответственно. При выборе дошкольных учебных заведений большинство смотрит на близость к дому (59%), отзывы знакомых о самом садике и воспитателях (53%) и собственные впечатления от дней открытых дверей (39%). Для средних школ тройка самых популярных ответов такая: отзывы знакомых (60%), близость к дому (54%) и показатели поступления в вуз после этой школы (36%).

Почти все топ-менеджеры ответили, что их дети посещают дополнительные занятия. Как правило, они связаны с иностранными языками и спортом: в обоих случаях о таких занятиях сообщили почти 70% опрошенных. Также популярны услуги репетиторов для подготовки в экзаменам, таким как ГИА, ЕГЭ или вступительные испытания в вузах и художественных и музыкальных школах.

На вопрос о том, отправляют или планируют отправить детей учиться за рубеж, 64% топ-менеджеров ответили утвердительно. Чаще всего в качестве форматов обучения за рубежом упоминаются детские и языковые лагеря: о них говорят более половины опрошенных руководителей. Популярностью у половины респондентов пользуются летние школы. Пятая часть топ-менеджеров отправляет детей за рубеж для получения степени бакалавра или магистра. 14% руководителей считают нужным сделать это на более раннем этапе обучения — ради школьного образования. Несколько человек рассказали, что их дети получают за рубежом MBA.

Менее трети опрошенных полагают, что учеба за границей не нужна и хорошее образование можно получить и в России. Две трети говорят, что это полезный международный опыт. Пятая часть утверждает, что зарубежное образование выше ценится на рынке труда или характеризуется более высоким качеством (можно было выбрать несколько ответов).

Затраты на образование детей очень сильно варьируются. Например, один из опрошенных топ-менеджеров объяснил, что школы и детские сады бюджетные, поэтому расходов на дошкольников и школьников вообще не возникает, а за высшее образование платить он не готов: «Либо человек способен учиться и выдерживать конкурс за бюджетные места, либо ему не нужно высшее образование». Еще один руководитель расходы на младшего школьника оценил в 13 500 рублей, а на старшего школьника — в 75 000 рублей в год.

Для детей школьного возраста озвучивались оценки в 300 000, 400 000 и 500 000 рублей в год. Один из респондентов отметил, что дошкольник ему обходится в 520 000 рублей, а на школьника уходит уже 720 000 рублей в год. Другой оценил свои расходы на дошкольника в 120 000 рублей, а на школьника — на 200 000 руб. Похожие суммы для младших детей назвал третий топ-менеджер, а вот за обучение старшего ребенка в зарубежном вузе он ежегодно отдает 4,5 млн рублей. Еще один участник опроса указал суммы в иностранной валюте: $20 000–25 000 на школьника и $40 000–45 000 на студента.

Владимир П.*, топ-менеджер российского подразделения одного из брендов масс-маркета и отец четверых детей, рассказывает, что его старшая дочь уже получает высшее образование, средние дети учатся в школе и детском саду (им 10 лет и 4,5 года соответственно), младшему — год. Старший ребенок учится в вузе на коммерческой основе. «При определенном уровне достатка это самый простой вариант», — объясняет собеседник FW.

Основным фактором при выборе школы для средней дочери Владимира П. стала транспортная доступность: «Мы живем за городом, и на другой конец Москвы никто ездить бы не стал». Также были важны отзывы о школе и то, насколько там комфортно ребенку. Выбор пал на частную школу, где совмещают российские общеобразовательные стандарты с европейскими методами обучения. Позже в подготовительный садик этого же учебного заведения отдали и четырехлетнего сына. Стоимость обучения на каждого ребенка Владимир П. оценивает в 50 000–70 000 рублей в месяц. Дети ходят на дополнительные спортивные и другие развивающие занятия, изучают с репетиторами иностранный язык. Репетитор обходится в 12 000 рублей в месяц, плюс стоимость услуг водителя.

Собеседник FW сейчас рассматривает летние языковые лагеря за границей. В такой лагерь он планирует на следующий год отправить среднюю дочь. «Хочется дать детям более живой и легкий способ выучить язык, чем был в свое время у нас», — рассуждает он.

* Имя изменено

Россия > Образование, наука > forbes.ru, 1 сентября 2017 > № 2296198 Ольга Волкова


США. Россия > Приватизация, инвестиции. СМИ, ИТ > forbes.ru, 1 сентября 2017 > № 2296177 Дмитрий Назаров

Попасть в лунку: зачем миллиардеры инвестируют в гольф

Дмитрий Назаров

Несмотря на достаточно высокий интерес к гольфу и наличие полей мирового уровня, в России сама игра не приносит владельцам клубов прибыли. Тем не менее, эти инвестиции могут окупиться

Пожалуй, ни одна спортивная игра так прочно не ассоциируется с миллиардерами, как гольф. Не случайно первым спортсменом, которому удалось заработать $1 млрд стал гольфист Тайгер Вудс, возглавлявший рейтинг самых высокооплачиваемых спортсменов по версии Forbes с 2001 по 2012 годы. Главным рынком для гольфа остаются США, где вклад гольф-индустрии в экономику, по официальным данным, составляет $70 млрд, а число игроков достигает 25 млн.

Игра также активно проникает в новые регионы, например, в Китае, несмотря на запрет гольфа властями страны, уже построено от 600 до 1000 полей, а вторым рынком по продажам экипировки после США является Япония. На данный момент международный рынок экипировки для гольфа оценивается в $10 млрд, а четверка крупнейших производителей экипировки для гольфа смогла заработать в 2016 году более $4 млрд. Проходящие на территории гольф-клубов спортивные и другие мероприятия ежегодно приносят более $2 млрд, помимо этого активно развивается гольф-туризм, годовой объем рынка которого превышает $1 млрд.

В России активное строительство полей для гольфа началось в 2007 году с открытия гольф-клуба «Пестово». Его владелец — Андрей Комаров F 128, которому также принадлежит 72,9% акций Челябинского трубопрокатного завода. Поле для гольфа является лишь частью комплекса, включающего в себя яхт-клуб и коттеджный поселок. По словам Олега Кустикова, председателя совета директоров компании «Процион», специализирующейся на строительстве объектов для гольфа, стоимость «Пестово» составила $120 млн, при этом появление гольф-поля привело к повышению цены на землю в этом районе в 20 раз.

«Пестово» — не единственный гольф-клуб Андрея Комарова, в 2013 году аналогичный проект под названием «Pine Creek Golf Resort», стоимостью 2 млрд рублей ($34 млн) был реализован на Урале, комплекс Forest Hills Resort & Golf Club построен в Дмитровском районе, несколько полей открыто в «Сколково» и Нахабине. Ежегодные затраты на содержание поля составляют 30-50 млн рублей ($512 000). По словам Кустикова, гольф-клуб в России окупается в течение 8-10 лет, а основную прибыль при этом приносит именно продажа расположенной рядом недвижимости. В данный момент компания «Процион» реализует свой пятый гольф-проект «Raevo Golf & Country Club» недалеко от Звенигорода.

По соседству с «Raevo Golf & Country Club» решил построить свой гольф-клуб владелец винодельни «Лефкадия» Михаил Николаев F 165 (№165 богатейшие люди России, $600 млн). Земля в районе поселка «Горки-10» обошлась бизнесмену в $9 млн, на проектирование и строительство поля было потрачено еще около $2-3 млн. В данный момент поле состоит из 9 лунок, а сам владелец ищет партнера для инвестиции в проект. Планируется довести количество лунок до 18 и создать на базе клуба академию для обучения детей.

Одним из лучших в России считается гольф-клуб Skolkovo, принадлежащий Роману Абрамовичу F 12 (№139, $9,1 млрд). Поле стоимостью $25 млн открылось в 2014 году, уже к 2016 Skolkovo, рассчитанный на 500 постоянных членов, смог обеспечить более 50% заполняемости, что считается отличным показателем для гольф-клуба в России. Поле является частью проекта комплексного освоения территории, куда также входит жилой комплекс «Сколково Парк» площадью 500 га, а общие инвестиции в проект могут составить порядка $1 млрд.

В 2010 увидел свет проект владельца Crocus Group Араза Агаларова F 51 (№51 богатейшие люди России, №1234 в глобальном рейтинге $1,7 млрд) Agalarov golf country club. Коттеджный поселок Agalarov Estate вместе с полем для гольфа обошелся бизнесмену в $1 млрд. Выход участков поселка на продажу в 1 квартале 2017 года стал одним из факторов роста стоимости элитной недвижимости в Подмосковье, увеличив средний бюджет предложения до $2,9 млн (на 83% больше суммы начала года). Пожизненное членство в клубе можно получить, приобретя недвижимость на сумму более $5,5 млн, или же внеся членский взнос в размере $300 000.

Постройка «Целеево Гольф и Поло клуб» обошлась миллиардеру Олегу Дерипаске F 23 (№315, $5,1 млрд) в $30 млн. Стать пожизненным членом клуба можно за 1,8 млн рублей ($30 700), ежегодный взнос при этом составит 180 000 рублей ($3 000). Генеральный директор «Целеево Гольф и Поло клуб» Вадим Прасов заявил, что цена на недвижимость вблизи клуба выросла в два раза. В составе комплекса 140 домов стоимостью от $2,2 до $3 млн 18 луночное гольф-поле, академия гольфа, поло-клуб и горнолыжный комплекс.

Самый известный поклонник этого вида спорта — президент США Дональд Трамп (№544, $3,5 млрд), он владеет настоящей «гольф-империей». В его собственности 18 гольф-клубов, 11 из которых расположены в США, три — в Великобритании, два — в Дубае и один в Индонезии. Гольф стал не только увлечением, но и важной частью доходов Трампа: из $528,9 млн дохода за последние 15,5 месяцев более $288 млн приходятся на прибыль с гольф-клубов. $37,2 млн принес ему один лишь Mar-a-Lago — частный клуб с полями для гольфа во Флориде, где президент 7 апреля 2017 года принимал председателя КНР Си Цзиньпина. Несмотря на двукратное повышение суммы вступительного взноса (до $200 000), число членов клуба за последний год также удвоилось, а годовой доход Mar-a-Lago вырос на $7,4 млн. Трамп приобрел этот клуб всего за $8 млн в 1985 году, а сейчас его стоимость оценивается в $200 млн.

В 2012 году был открыт туристический комплекс Changbaishan International Resort самого богатого человека в Азии — владельца Wanda Group, Вана Цзяньлиня (№18, $31,3 млрд). Общие инвестиции в проект составили $3,2 млрд, на территории комплекса находится горнолыжный курорт, отель, театр и четыре поля для гольфа по 18 лунок каждое. Популярность игры в Азии сейчас растет, поэтому именно там сейчас появляются крупные игроки рынка.

Еще одна тенденция последнего времени — возрастающий интерес к этому спорту со стороны женщин. Проведенный ирландской ассоциацией Irish Golf Desk опрос показал, что около 36,9 млн женщин по всему миру хотели бы начать играть в гольф в ближайшие 1-2 года, что может принести индустрии дополнительные $35 млрд в год. Основные статьи дохода гольф-клубов составляют продажа абонементов, оборудования и экипировки, и больше зависят от общего числа посетителей клуба, а не от количества его постоянных членов.

В 2008 году Ассоциация гольфа России поставила задачу увеличить число зарегистрированных игроков до 100 000, однако к 2014 году этот план не был выполнен даже на 10%. В 2015 году ассоциация, в лице нового президента Виктора Христенко, вновь заявила о намерении привлечь к спорту 100 000 игроков в течение 10 лет. На данный момент в России насчитывается около 10 000 игроков в гольф и 34 гольф-поля, при этом интерес к спорту проявляют 7,9 млн человек. Спрос намного превышает предложение, так как значительная часть гольф-клубов имеют закрытый статус (членство можно получить только по рекомендации или приглашению) и удалены от крупных городов.

Оправданы ли инвестиции в гольф? Да, если понимать, что они окупаются не напрямую. Прибыль владельцам гольф-клубов в основном приносит продажа недвижимости: в Европе, Азии и Африке 39% гольф-полей строится с целью увеличить добавленную стоимость участков, говорится в исследовании KPMG. Согласно данным Ernst & Young, наличие поля для гольфа повышает стоимость жилья на 15-20%. По этой причине, несмотря на достаточно высокий интерес к гольфу и наличие полей мирового уровня, в России сама игра не приносит владельцам клубов прибыли.

США. Россия > Приватизация, инвестиции. СМИ, ИТ > forbes.ru, 1 сентября 2017 > № 2296177 Дмитрий Назаров


США > Экология. Нефть, газ, уголь. Финансы, банки > forbes.ru, 1 сентября 2017 > № 2296154 Александр Ершов

Хуже «Катрины»: как ураган «Харви» повлиял на глобальные рынки нефти

Александр Ершов

главный редактор по товарным рынкам Thomson Reuters

Президент Трамп уже запросил у Конгресса $5,9 млрд помощи, но это лишь малая часть денег, необходимых для устранения последствий катастрофы. По оценкам, нужно до $150 млрд

Нефтяной рынок живет сезонами. Вот приходит весна — в Америке начинается driving season. Затем август — в Америке сезон ураганов в Мексиканском заливе. Казалось бы, причем здесь все остальные? Может быть, дело в подаче самого факта? Конечно. Когда в Москве зимой два дня простоит мороз в 30 градусов, новости на всех каналах напоминают сводки с фронта. Но, например, в Якутии или Магаданской области зимой месяцами за 50, а иногда и за 60. И ничего, люди живут. Но не все так просто.

«Харви» стал самым мощным за последние 50 лет ураганом, обрушившимся на американский штат Техас. В некоторых городах за неделю выпала годовая норма осадков. На побережье Мексиканского залива базируется почти половина американских нефтеперерабатывающих мощностей, и приостановка работы ряда НПЗ ударила по поставкам бензина на юго-востоке США и в других частях страны. Закрыто несколько НПЗ вдоль побережья Мексиканского залива, в том числе принадлежащий Exxon Mobil завод Baytown — второй по величине в США. Метеорологи сравнивают «Харви» с ураганом «Катрина», который в 2005 году разрушил Новый Орлеан и унес 1800 жизней.

«Катрина» тогда тоже оказала заметное влияние на нефтяной рынок, замедлив добычу в Мексиканском заливе.

Everything is big in America… По иронии судьбы точно такая же поговорка есть и про Техас. Получается, если уж ураган, то триллионы литров (вернее, галлонов) воды, если солнечное затмение — то Великое Американское.

Еще в Америке любят цифры и статистику. Американские работодатели недосчитались почти $700 млн из-за Великого солнечного затмения, которое стало «отвлекающим фактором» для работников и снизило производительность труда. Всего 20 минут 21 августа, на которые, по оценке хедхантера Challenger, Gray & Christmas, сотрудники фирм ушли из офисов, чтобы понаблюдать за продолжающимся две с половиной минуты затмением.

И это небольшая сумма. Для Америки. Затмение даже не сравнится со множеством других отвлекающих факторов, например чемпионатом по баскетболу среди студенческих мужских команд США, известным как March Madness, киберпонедельником, когда интернет-магазины предлагают товары по сниженным ценам, и понедельником после Супербоула — ежегодного финального матча Национальной футбольной лиги США. Согласно подсчетам компании, в первую неделю March Madness потери из-за снижения продуктивности сотрудников составляли по $615 млн в час. Понедельник после Супербоула обходился в $290 млн за каждые 10 минут рабочего дня, когда сотрудники обсуждали игру и ее основные моменты или смотрели повтор любимых рекламных роликов. Киберпонедельник, за которым следует ежегодный праздничный сезон покупок, обошелся в $450 млн за каждые 14 минут, что сотрудники тратили не на работу, а на шопинг.

В случае с «Харви» счет уже идет на миллиарды и десятки миллиардов, и это не шопинг, и не футбол — с таким приходится считаться всем. Глобально. Президент Трамп уже запросил у Конгресса $5,9 млрд помощи, но это лишь малая часть. Оценки ущерба доходят до $125 млрд (губернатор Техаса Эббот) и даже $150 млрд (демократ Джексон Ли).

«Катрина» 12 лет назад обошлась американским налогоплательщикам в $110 млрд, но характер ущерба, не говоря уже о значительно большем числе погибших, был совершенно иной.

Если «Катрина» «прошлась» в основном по добыче нефти, вызвав рост котировок сырья, то «Харви» ударил по нефтепереработке, и трейдеры, опасаясь, что НПЗ восстановятся не сразу, двинули цены на нефть вниз. Нефтепродукты же, напротив, начали дорожать. По оценке консалтинговой компании Petromatrix, текущие котировки бензина в США соответствуют цене нефти в $84 за баррель. Влияние стихии на глобальный рынок не менее ощутимо.

Инвестиционный банк Goldman Sachs, один из самых крупных финансовых участников товарных рынков, считает, что восстановление баланса нефтяного рынка, предмет устремлений России и ее партнеров по пакту ОПЕК+, замедлится из-за урагана «Харви», поскольку он вызовет падение глобального спроса на нефть на 0,7 млн барр./сут. в ближайший месяц и в целом вызовет негативные настроения на рынке.

Еще более печальным фактом для участников пакта ОПЕК+ может стать увеличение экспорта нефти из США, которые свободны от обязательств перед картелем. Аналитики сходятся во мнении, что добывающая инфраструктура в Мексиканском заливе восстановится намного быстрее, чем поврежденные ураганом НПЗ и нефтепроводы. Это означает, что та нефть, которую не смогут принять заводы, в скором времени выплеснется на мировой рынок, где Америка и так увеличила присутствие за последние годы, пока ОПЕК и Россия боролись со снижением котировок.

Когда Мексиканский залив и Луизиана пострадали от «Катрины», США экспортировали 1,3 млн барр./сут. нефтепродуктов (экспорт нефти был запрещен), а сейчас, до «Харви», этот объем составлял уже 5,6 млн — и нефти, и продуктов.

Но есть и хорошие новости: если затопленные ураганом НПЗ простоят долго, рынок США должен будет восполнить выпадающий объем производимого топлива. Поэтому не исключен и «размен»: избыток нефти из США на мировой рынок против притока импортных нефтепродуктов. В этом случае мировые центры нефтепереработки могут выиграть, максимально загрузив свои мощности.

США > Экология. Нефть, газ, уголь. Финансы, банки > forbes.ru, 1 сентября 2017 > № 2296154 Александр Ершов


Россия > Образование, наука > forbes.ru, 1 сентября 2017 > № 2296153 Максим Артемьев

Благотворительность вместо цветов и другие изменения в жизни российской школы

Максим Артемьев

Историк, журналист

Благодаря мессенджерам родительское собрание идет безостановочно, а электронные дневники позволяют моментально отслеживать кривую успеваемости лодыря или умнички. К детям на бытовом уровне отношение поменялось: на них теперь не орут и даже косо посмотреть не смеют. Чем еще сегодняшняя школа отличается от той, в которую ходили мы?

За пару дней до 1 сентября в группе родителей нашего класса в WhatsApp неожиданно появилось предложение — не приносить каждой семье своего букета цветов, а вместо этого принять участие в благотворительной акции. Суть ее проста: те деньги, которые в семейном бюджете были выделены на покупку цветов, перечислить в благотворительный фонд, а классной руководительнице вручить от всех детей один букет. Плюс каждому ребенку дать по гербере. Моментально провели опрос, все высказались «за». Через сутки тут же в чате всплыла информация о том, что в школе есть тяжело больной мальчик и что можно помочь и ему. Опять проголосовали и решили сдать средства уже в два адреса.

Вот она — школа гражданского самоуправления. Совокупность новейших информационных технологий открывает невиданные прежде возможности. Ранее добиться того, чтобы все родители собрались для обсуждения, было практически невозможно. Пересекались в полном составе только на классных часах раз в два-три месяца. Теперь же родительское собрание идет безостановочно. Иной раз телефон чуть ли не дымит от яростного обсуждения в чате проблем. Тут же выясняется и деловой, и лидерский потенциал каждого, кто просто критикан, а кто исправно тянущая воз обязанностей лошадка.

Во что конкретно выливается подобная активность — несложно подсчитать. Средняя цена букета к 1 сентября по Москве — 1200 рублей. Если, по данным департамента образования столицы, 1 сентября в Москве в школы и сады пошли 1,42 миллиона детей и подростков (одних только первоклассников 102 000), то можно представить себе объем рынка цветов в этот день. За вычетом старшеклассников, которые уже не так сентиментальны, можно смело говорить про 1,5 млрд рублей. В масштабах страны речь может пойти уже про 10 млрд. В Петербурге, например, 468 500 учащихся, в Казани — 120 000. При этом начинают сказываться последствия беби-бума времен «национальных проектов». В Москве число учащихся выросло с 2010 года на 260 000. В Питере только первоклассников стало на 5500 больше, чем в прошлом году. В зависимости от степени успешности данной инициативы либо продавцы цветов могут потерять миллиардные прибыли, либо НКО получить ту же сумму.

Один только этот пример показывает, как изменилась та среда, в которой существует современная российская школа. Тут, кстати, можно упомянуть и о введении электронных дневников в дополнение к старым бумажным. Клик мышкой — и вся кривая успеваемости лодыря или умнички предстает перед родительскими очами. Разумеется, не стоит преувеличивать степень нонконформизма родителей и учеников и степень зависимости бюрократических структур от общественного мнения.

Однако изменения значительны. И это тоже бросается в глаза. Во-первых, резко возрос запрос на безопасность. В мою бытность представить родителей, поджидающих своих чад у школы, было почти невозможно. Сегодня же в Москве детей встречают и сопровождают класса до шестого. И это притом что по сравнению с советскими временами картина изменилась кардинально. Везде камеры наблюдения. В школе дежурят охранники, и так просто туда не попасть даже родителю. Раньше же вокруг школ кружилась шпана — шакалила мелочь, теперь ее не видать и в микроскоп. К детям на бытовом уровне отношение поменялось, сбылась мечта Чехова, чтоб они пребывали в ангельском чине, — на них теперь не орут и даже косо посмотреть не смеют, тогда как в наши времена и чужой совсем человек мог запросто дать подзатыльник в случае нарушения ребенком правил поведения. Водители управляют машинами куда аккуратнее, чем тогда, повсюду лежачие полицейские. И тем не менее такой страх за детей!

Рациональных причин сопровождать двенадцатилетнюю девочку в случае проживания ее буквально в пятидесяти метрах от школы не существует. Объяснить этот феномен можно только массовым распространением всевозможных фобий, подогреваемых СМИ, и устными рассказами из серии «городских легенд», а также расистскими стереотипами в отношении мигрантов. И тут, кстати, WhatsApp и прочие мессенджеры и социальные сети играют роль распространителей самых нелепых слухов и нагнетают панику. Думается, многие родители получали сообщения о том, что в какой-то школе нашли взрывчатку, «но в газетах об этом не пишут».

Запрос на безопасность во всех ее видах влечет за собой существенные перемены, в том числе экономические. Недавний скандал с транспортными компаниями, которым показались непомерными новые требования к перевозчикам школьников, ярко показывает это. Для охранных компаний школы стали лакомым куском, важнейшим сегментом бизнеса. Это же касается поставщиков систем противопожарной безопасности, сигнализации, наблюдения и т. д.

Другая тенденция — требование прагматичной направленности обучения. С этого года в столице специализация началась уже сразу после начальной школы, то есть с пятого класса. Разумеется, в наших условиях она не могла быть ничем иным, как имитацией, ибо смешно говорить о профессионализации в таком раннем возрасте. Более того, необходимость переформатировать классы в соответствии с выбором ребенка/родителей вызвала множество скандалов, ибо рушились сложившиеся в детских коллективах привязанности и отношения. Но тем не менее сам факт показателен. Родители очень внимательно отнеслись к выбору, было множество вопросов и о связи с вузом, и о приглашении дополнительных педагогов и введении различных факультативов.

Третья тенденция, как ни странно, это запрос на демократизацию, или, точнее, эгалитаризм. Например, с этого года в Москве отменились всякого рода гимназии и т. п. Теперь все — просто «школы». И в этом тоже есть рациональное зерно, поскольку прежде за счет бюджета одни заведения получали значительно больше, чем другие, добившись правдами и неправдами статуса гимназии. Теперь же идет ожесточенная борьба за место школы в рейтинге, каковое необходимо постоянно чем-то подкреплять.

Все эти вызовы времени порождают много вопросов и запросов, на которые не всегда есть ответы как у родителей, так и у педагогического сообщества, и у руководства образованием. Однако тот факт, что «учиться стало интереснее, учиться стало веселей» — налицо.

Россия > Образование, наука > forbes.ru, 1 сентября 2017 > № 2296153 Максим Артемьев


Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 1 сентября 2017 > № 2296139 Владимир Миклушевский

Край рыбацкий: губернатор Приморья рассказал Forbes об экономике своего региона

Максим Артемьев

Историк, журналист

Владимир Миклушевский в интервью Forbes — о конкуренции за инвестиции, поддержке фермеров, территориях опережающего развития и создании рыбного кластера

Бывший заместитель министра образования Владимир Миклушевский оказался на Дальнем Востоке в 2010 году, когда президент Владимир Путин назначил его ректором Дальневосточного федерального университета. И всего через полтора года он сменил Сергея Дарькина на посту губернатора Приморского края. Миклушевский руководит регионом уже более пяти лет. Путин определил территорию Дальнего Востока как центр развития России. «Роснефть» строит там судостроительный комплекс «Звезда», а «Газпром» и «Сибур» — нефтехимическое производство. В интервью Forbes Миклушевский рассказал об экономическом развитии края.

— Как организационно строится в Приморском крае работа по привлечению инвестиций?

— Помимо структур, которые работают в составе администрации Приморского края, а это в первую очередь департаменты экономики и развития предпринимательства, сельского хозяйства и другие отраслевые подразделения, которые отвечают за реализацию тех или иных инвестиционных проектов, существует еще несколько структур, которые являются интерфейсами между бизнесом и властью. В первую очередь, АНО «Инвестиционное агентство Приморского края». В нем собрана довольно успешная работоспособная команда, которая сопровождает инвестиционные проекты.

Кроме того, я возглавляю краевой Совет по привлечению инвестиций, задача которого — помогать крупным инвесторам, имеющим проекты на сумму более 500 млн рублей. На заседаниях этого совета, проходящих с привлечением контрольно-надзорных органов, выдающих разрешения в различных сферах, инвесторы рассказывают о тех проблемах, которые у них возникают при реализации проектов. Реализуется десять «дорожных карт» по снижению барьеров для бизнеса. Я возглавляю соответствующий организационный штаб, призванный обеспечить взаимодействие всех участников инвестиционного процесса. Координационная роль по улучшению делового климата в регионе возложена на проектный офис, а исполняют дорожные карты отраслевые ведомства. Мы также проводим работу в рамках использования лучших практик Национального рейтинга состояния инвестиционного климата в субъектах РФ, составляемого Агентством стратегических инициатив.

— Как вы оцениваете эффективность работы вашего инвестиционного агентства? Я изучаю ситуацию в других регионах — люди часто ездят в загранкомандировки, проводят road shaw, рассказывают про greenfield и brownfield, а на выходе нулевой эффект.

— Я критичный человек и редко ставлю очень высокие оценки своим подчиненным. Думаю, что этот вопрос лучше адресовать самим инвесторам. На сегодняшний день в Приморье созданы четыре территории опережающего развития с многомиллиардными инвестициями — в сельское хозяйство, судостроение, нефтехимию. Там не все от нас зависит, немало проектов федерального уровня, их курирует президент России, но региональные и муниципальные власти очень много делают для их реализации в части решения конкретных вопросов — предоставления земли, выдачи разрешения на строительство, подключения к сетям и т.д.

Сложно выделить отдельное звено из связной цепочки людей, которые на разных уровнях принимают решения. Я, кстати, очень благодарен полпреду президента РФ в ДФО Ю.П. Трутневу, который лично занимается крупными инвестиционными проектами. Безусловно, большой вклад вносит «Корпорация развития Дальнего Востока», Министерство по развитию Дальнего Востока. Короче говоря, работает целая команда настоящих профессионалов. Если такой команды не сложится либо отдельные ее участники будут работать плохо, ничего в итоге не получится.

— Вы предупредили мой вопрос касательно взаимодействия с корпорацией и министерством. Они действительно не лишние органы, а выполняют важную функцию?

— Однозначно. У нас хорошо налажено взаимодействие. Координируют эту деятельность лично полпред Трутнев и министр Галушка. Понятно, что эта работа непростая, во многом даже пионерская, ведь некоторые вещи, возможно, в России никогда не делались. Так, когда создавалась совместно с нашими федеральными коллегами концепция «Свободного порта Владивосток» и территорий опережающего развития (ТОР), то брались лучшие примеры зарубежных практик. На них мы и ориентируемся, потому что конкурируем в основном за инвесторов из стран АТР и эта конкуренция довольно жесткая.

— Вы конкурируете с заграницей или с другими регионами России?

— Мы конкурируем и с теми и с другими. Но продолжу пример конкретной работы. Компания «Русагро» — крупнейший российский агрохолдинг — реализует у нас проект по созданию свинокомплекса на 700 000 голов одновременного содержания свиней. А приморская компания «Мерси-Трейд» создает семь комплексов на 540 000 голов одновременного содержания. Это будут два столпа в свиноводстве Приморья. Само количество свиней, наверное, ни о чем не говорит, но важнее то, что к 2020 году, когда эти два проекта будут реализованы, мы увеличим производство свинины в 12 раз. Естественно, это экспортно ориентированный проект, потому что столько свинины нам самим не потребить, ее планируется экспортировать в страны-соседи, прежде всего в Китай.

— Я, разговаривая с вами, смотрю на регион через Google Earth, на границу по реке Уссури: слева — китайская территория, справа — Приморский край. Так вот, разница бросается в глаза, у них полностью возделанная земля, даже цвет территории другой, а у нас вспаханных полей не особенно много, преобладающий цвет — зеленый, то есть луга и заросли.

— Лучше смотреть не из космоса, а своими глазами — что обрабатывается, а что нет. Кроме того, где-то районы неустойчивого земледелия, там и не нужно возделывать, потому что это будет бессмысленным занятием. Я привел перед этим два примера, потому что они наиболее крупные, но у нас достаточно много совместных предприятий с южнокорейскими и китайскими партнерами, которые заинтересованы в развитии сельскохозяйственного производства в Приморье. Японцы меньше вкладывают в село, они больше смотрят в сторону высокотехнологичных производств. Наверное, мы пока не можем сравниться с китайскими сельхозпроизводителями по обрабатываемой пашне, есть еще задел, но, с другой стороны, это и хорошо, нам есть куда двигаться.

— А на микроуровне есть какие-то программы для фермеров, личных подсобных хозяйств?

— Конечно, имеется система поддержки начинающих фермеров, семейных фермерских хозяйств. Она, кстати, скоррелирована с соответствующей федеральной программой. Даются приличные суммы, например, для семейных ферм — дотация в 10 млн рублей. Естественно, человек должен найти и собственное финансирование, но соотношение, конечно, в пользу государственных денег. И многие этой поддержкой пользуются.

— У вас была принята Инвестиционная стратегия Приморского края до 2020 года. Как вы оцениваете ее выполнение?

— Отвечу так. Один из позитивных примеров положительной инвестиционной активности в стране — это Калужская область. Я не раз там бывал, мы в добрых отношениях с ее губернатором. Но для того чтобы достичь этих результатов, им понадобилось 10 лет. Мы с момента объявления Владимиром Путиным развития Дальнего Востока как приоритета XXI века работаем в активном режиме три с небольшим года. Журналисты часто спрашивают, как скоро появится отдача от ТОРов и Свободного порта Владивосток. Думаю, пройдет от двух до четырех лет, потому что предприятие нужно спроектировать, построить, вывести на проектные мощности. Это технологический процесс, который перепрыгнуть нельзя.

Но могу рассказать про свои ощущения. Я сам работаю в Приморье семь лет, изменения колоссальные, прежде всего, в сознании людей. Потому что они увидели, что поддержка руководства страны не на словах, а вполне осязаемая. Например, взять завод «Звезда». В Приморье никогда не было серьезного судостроения, имелся только судоремонт. Теперь наш завод в Большом Камне станет одной из крупнейших судоверфей в России и в мире. Средняя зарплата, когда он выйдет на проектную мощность, составит на предприятии 80 000 рублей при средней по Приморью 33 000 рублей. Поэтому, конечно, для людей это большое событие, жители города воодушевлены.

— Уже известно, кто будет потребителем его продукции?

— Речь идет прежде всего о российских грузоперевозчиках. Это и танкеры, и газовозы, и контейнеровозы, добывающие платформы и буровые установки. Президент поставил задачу — через определенное время все российские перевозчики должны заказывать суда на российских верфях.

— Много разговоров о Восточном нефтехимическом комплексе. В какой стадии сейчас работа?

— Совсем недавно в Благовещенске состоялось совещание под руководством президента страны, на котором присутствовал и я, а докладчиком был Игорь Сечин, представляющий основного оператора-инвестора этого проекта. Мощнейший нефтехимический комплекс будет располагаться в Партизанском районе Приморского края. Объем инвестиций — 546 млрд рублей, сумма внушительная. Проект реализуется в две стадии. На первой подразумевается производство бензина и различных масел, таково стратегическое решение главы государства, потому что бензин, который сейчас доставляется в Приморье, дороже, чем в европейской части страны, за счет транспортных издержек — у нас ближайшие НПЗ в Хабаровске и Комсомольске-на-Амуре. Естественно, они не могут обеспечить всю потребность, поэтому мы везем бензин из Сибири и иногда из европейской части. Вторая стадия — строительство комплекса по производству полиэтиленов, полипропиленов и других производных. Продукция будет поставляться на экспорт, мы позиционируем этот проект как нефтехимический кластер по примеру сингапурского. Известно, что в Сингапуре нефти нет, но он крупнейший ее переработчик. Пока проект находится на стадии проектирования.

— Несколько лет назад был создан Дальневосточный университет как современное образовательное учреждение. Это задел используется для местного хай-тека?

— Я назвал бы три сильные стороны Дальневосточного федерального университета и Дальневосточного отделения Российской Академии наук, которое располагается во Владивостоке. Первая — это производство БАДов. По сути, речь идет о лекарствах, но не прошедших клинических испытаний, на основе вытяжек из морских животных и растений. В Приморье этот метод достаточно развит. На него сейчас ориентируются фармацевтические фирмы. Это пусть более дорогие, но более эффективные лекарства.

Вторая сильная сторона — подводная робототехника. Наши студенты не раз выигрывали международные конкурсы и соревнования по подводной робототехнике. Есть и продукция военного назначения, но я не имею права о ней говорить. Это действительно конкурентоспособные в мировом масштабе разработки.

И третья — все, что связано с морской биологией. У нас создан Национальный научный центр морской биологии, в состав которого вошел и Приморский океанариум. Основная цель такого центра — объединение интеллектуальных и материально-технических ресурсов для решения фундаментальных и прикладных задач.

— Туристическое направление с учетом расположения края как-то развивается?

— Вы знаете, развивается настолько быстрыми темпами, что мы сами в хорошем смысле этого слова удивлены. Назову одну только цифру — туристический поток с 2012 по 2016 год увеличился в семь раз. Этому способствовали многие вещи — и наше сотрудничество с зарубежными коллегами, и работа туроператоров, которые внедрили новые турпродукты, и вклад транспортников, благодаря которым открыты новые паромные маршруты и авиалинии. Например, между Харбином и Владивостоком еще пару лет назад не было авиасообщения, сейчас оно имеется. Безусловно, это открытие у нас по поручению президента филиалов ведущих российских учреждений культуры. С начала 2016 года во Владивостоке работает Приморская сцена Мариинского театра. Сейчас мы работаем над созданием филиала Эрмитажа, соответствующее соглашение уже подписано, филиала Русского музея. Буквально на днях подпишем соглашение об открытии филиала Третьяковской картинной галереи во Владивостоке. Необходимые здания подобраны, где-то уже ведутся ремонтные работы для этих филиалов. Почему я об этом говорю? Потому что наши соседи — японцы, китайцы, корейцы, интересуются не только красивыми видами природы, которые есть в Приморье, но и, конечно, русской культурой и искусством. Сегодня они могут ознакомиться с ними только в Москве и Санкт-Петербурге. Поэтому создание таких привлекательных точек во Владивостоке кратно повышает туристский потенциал региона. Ну и нельзя не упомянуть об игорной зоне — ИРК «Приморье». В ней пока функционирует одна гостиница с игровыми залами, но идет активное строительство еще нескольких комплексов.

— Зона рассчитана на иностранных туристов или российских тоже?

— И на тех и на других. Но больше на туристов из стран АТР, в основном китайцев.

— А что с инфраструктурой для приема туристов, я имею в виду отели и гостиницы?

— Безусловно, причем это частные проекты. Не так давно в Хасанском районе, жемчужине Приморья, был открыт круглогодичный гостиничный комплекс «Теплое море», в котором предусмотрены теплый бассейн с морской водой, имеются коттеджи. Сейчас начато строительство второй очереди совместно с китайскими партнерами. Китайцы поверили в этот комплекс и готовы вкладывать в него деньги.

— Если говорить про соседей — Китай, Японию, Корею, то в чем особенность инвестиционного взаимодействия с каждой из сторон?

— Если говорить про внешнеторговый оборот, первое место занимает Китай, более половины всего внешнеторгового оборота Приморья приходится на эту страну. Потом идут Республика Корея и Япония. Если говорить о накопленных инвестициях, то с точностью до наоборот — первое место у Японии, потом Корея, затем Китай.

Японцы вкладывают, как правило, в высокотехнологичные производства. Например, «Соллерс» — совместное предприятие, которое выпускает здесь автомобиль Mazda и планирует строить завод двигателей в рамках ТОР «Надеждинская». Еще им интересна деревообработка. Кстати, во время визита на совместное предприятие «Тернейлес» я зашел в цех распиловки бревен и был приятно удивлен, что всем цехом управляли три человека, процесс производства полностью автоматизирован.

Большая часть инвестиций Республики Корея приходится на гостиничный бизнес и сельскохозяйственную отрасль. Так, в прошлом году в Южную Корею было экспортировано 8200 т кукурузы.

Китайских предприятий в Приморье больше всего, свыше двухсот. Основные сферы сотрудничества — сельское хозяйство, деревообработка и лесная промышленность. И, конечно, торговля.

— С Северной Кореей идет какое-то сотрудничество?

— Идет в основном в области привлечения рабочей силы. Северокорейские работники — трудолюбивые и дисциплинированные, в рамках имеющихся квот привлекаем их в такие отрасли, как строительство, сельское хозяйство. Есть и совместные предприятия в области торговли, добычи морских биоресурсов.

— Как строится географическое распределение инвестиций в крае?

— Исторически сложилось, что Дальнегорск, Кавалерово, Восток, Светлогорье — это горнорудный сектор. Есть ярко выраженные сельскохозяйственные районы — Пограничный, Октябрьский, Михайловский, Спасский. Терней и Пожарский район — лесопереработка. Есть районы с высокотехнологичными производствами — это юг Приморья. Развиваем территории в зависимости от того, какие в них имеются ресурсы, в том числе человеческие. Любой инвестор, принимая решение о запуске своего проекта, в числе первых задает вопрос о наличии кадров. В этой связи скажу, что нам повезло: Дальний Восток находится на большом расстоянии от европейской части, поэтому тут исторически были созданы вузы, которые закрывают все существующие потребности. И сейчас созвездие образовательных учреждений, действующих в регионе, обеспечивает кадрами практически полностью все те направления, о которых мы говорили выше. Там, где это нужно, они пересматривают свои программы.

— Как у вас обстоят дела с финансированием инвестпроектов из регионального бюджета? По опыту других регионов могу сказать, что тут возникают проблемы, особенно в момент экономического кризиса.

— У нас с этим более-менее нормально. Например, механизм ТОР предполагает создание государством инфраструктуры — инженерной, транспортной, энергетической. И мы ее софинансируем на условиях 50 на 50 с федеральным бюджетом. А это миллиарды рублей.

— Приморье — край рыбацкий. Как развивается эта сфера?

— Сразу скажу, что Приморский край вылавливает треть всей рыбы на Дальнем Востоке и пятую часть всероссийского объема. В числе перспективных проектов в этом направлении — развитие мощностей Владивостокского морского рыбного порта, который планирует построить новый современный холодильник емкостью 35 000-40 000 т единовременного хранения и переориентироваться на перевалку рефконтейнеров. Сейчас порт переваливает около 350 000 т грузов.

Кроме того, японский институт Номура разработал для нас концепцию создания рыбного кластера в бухте Суходол. Рассматривается также площадка на мысе Назимова, где уже есть инфраструктура — подъездные дороги, причальные стенки.

Нельзя не отметить, что по предложению премьер-министра Японии Синдзо Абэ японская сторона участвует в проекте превращения Владивостока в более комфортный город, одним из направлений которого является строительство рыбного рынка. Японцы — любители рыбы, поэтому они помогут нам создать хороший, на уровне лучших мировых стандартов, рыбный рынок. Макет этого рынка планируется презентовать на третьем Восточном экономическом форуме.

Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 1 сентября 2017 > № 2296139 Владимир Миклушевский


США. Россия. Венесуэла > Нефть, газ, уголь > inopressa.ru, 1 сентября 2017 > № 2296113

Соединенные Штаты заблокируют потенциальную попытку России прийти в их топливно-энергетический сектор

Иэн Толли | The Wall Street Journal

"Администрация Трампа готова воспрепятствовать тому, чтобы крупная российская нефтяная госкомпания получила контроль над ключевыми энергетическими активами, которыми Венесуэла владеет в США", - утверждает The Wall Street Journal, ссылаясь на высокопоставленных американских чиновников. "Вероятно, этот шаг подогреет трения между Вашингтоном и Москвой", - комментирует журналист Иэн Толли.

"Компания Petróleos de Venezuela (PdVSA) предложила российской "Роснефти" почти половину акций своего американского филиала Citgo Petroleum Corp. в качестве обеспечения по кредиту в 1,5 млрд долларов, выданному "Роснефтью" в 2016 году, чтобы поддержать нуждающуюся в наличности PdVSA и ее собственника - венесуэльское государство", - напоминает издание.

В июне некоторые американские законодатели призвали администрацию Трампа не допустить, чтобы "Роснефть" завладела американскими активами PdVSA.

"По словам двух информированных источников, "Роснефть" видит, что перспективы ее сделки с Citgo в США омрачились, и пытается найти новое обеспечение для своих ссуд. Правительство Мадуро не только договорилось о долях в крупных проектах нефтедобычи в Венесуэле, но и пообещало в будущем поставлять нефть в качестве обеспечения и в счет выплаты процентов, сообщили источники", - пишет издание.

Вашингтон планирует помешать "Роснефти", и это признак того, что Россия и США еще глубже втягиваются в борьбу за политическое влияние на планете. По мнению автора, сорвав сделку, администрация Трампа не только помешает России получить экономические рычаги в США, но и не позволит правительству Мадуро воспользоваться для укрепления его власти американскими активами Венесуэлы. В конце прошлой недели Вашингтон запретил Citgo переводить ее выручку в Венесуэлу.

Американские законодатели опасались: если PdVSA объявит дефолт по своим долгам, а "Роснефть" предъявит права на Citgo, Кремль таким образом завладеет ключевой энергетической инфраструктурой в США. Между тем риск дефолта нарастает, так как США ввели новые санкции в отношении Венесуэлы.

"Но высокопоставленные американские чиновники говорят, что "Роснефти", которая включена Минфином США в "черный список" за роль России в дестабилизации Украины, не позволят вступить во владение Citgo", - сообщает корреспондент.

"Если "Роснефть" присвоит мажоритарный пакет, это может повлечь за собой ряд правовых последствий для Citgo, касающихся статуса, - сказал неназванный высокопоставленный сотрудник администрации. - Более того, это была бы смена зарубежного собственника Citgo, и мы рассмотрели бы этот факт соответствующим образом".

Второй высокопоставленный американский чиновник сказал, что Минфин "обеспечит защиту национальной безопасности США, и, если до этого дойдет, я уверен, что его комитет проведет очень тщательную проверку". Речь идет о Комитете по иностранным инвестициям в США, который уполномочен блокировать иностранные инвестиции, если они потенциально опасны для безопасности США, говорится в статье.

"Если Россия "по глупости двинется этим путем", сказал третий высокопоставленный сотрудник администрации, Минфин также имеет определенные полномочия в рамках существующего режима антироссийских санкций, которые тоже могут сорвать сделку "Роснефти" с Citgo", - передает Толли.

США. Россия. Венесуэла > Нефть, газ, уголь > inopressa.ru, 1 сентября 2017 > № 2296113


Китай. Россия. БРИКС > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 1 сентября 2017 > № 2295181 Владимир Путин

Накануне саммита БРИКС в Сямэне президент Российской Федерации Владимир Путин опубликовал статью для печатных изданий стран БРИКС под заголовком "БРИКС -- к новым горизонтам стратегического партнерства". Ниже следует ее полный текст:

4-5 сентября в городе Сямэнь в Китае состоится очередной -- IX саммит БРИКС. В этой связи считаю важным представить подходы России к сотрудничеству в рамках этого крупного и авторитетного объединения, поделиться своим видением перспектив дальнейшего взаимодействия.

Хотел бы сразу отметить высокую эффективность работы Китая в качестве страны-председателя БРИКС в этом году, что позволило вместе добиться серьезного продвижения по всем ключевым направлениям партнерства -- политическому, экономическому, гуманитарному. Добавлю, что "пятерка" заметно укрепила свои позиции в мире.

Важно, что деятельность нашего объединения строится на принципах равноправия, уважения и учета мнений друг друга, консенсуса. В БРИКС никто никому ничего не навязывает. Когда подходы не во всем совпадают, ведется терпеливая, кропотливая работа по их сближению. Такая открытая доверительная атмосфера способствует успешной реализации поставленных задач.

Россия высоко ценит сложившееся в формате "пятерки" разноплановое взаимодействие. Конструктивное сотрудничество наших стран на международной арене направлено на формирование справедливого многополярного мироустройства, на создание равных для всех стран возможностей для развития.

Россия выступает за более тесную внешнеполитическую координацию государств БРИКС, прежде всего, в ООН и "Группе двадцати", а также в других международных структурах. Очевидно, что, только объединив усилия всех стран, можно обеспечить стабильность на планете, найти пути урегулирования острых конфликтов, в том числе -- на Ближнем Востоке. Отмечу, что во многом благодаря действиям России и других заинтересованных государств в последнее время сложились предпосылки для улучшения ситуации в Сирии. По террористам нанесен мощный удар, созданы условия для начала процесса политического урегулирования и возврата сирийского народа к мирной жизни.

Вместе с тем, борьба с террористами в Сирии, в других странах и регионах должна быть продолжена. Россия призывает не на словах, а на деле приступить к формированию широкого антитеррористического фронта на общепризнанной международно-правовой основе при центральной роли ООН. И в этом отношении мы, естественно, дорожим поддержкой и содействием со стороны партнеров по БРИКС.

Не могу обойти вниманием и ситуацию на Корейском полуострове, которая в последнее время обострилась и балансирует на грани масштабного конфликта. По мнению России, расчет на то, что можно остановить ракетно-ядерные программы КНДР исключительно давлением на Пхеньян -- ошибочен и бесперспективен. Необходимо решать проблемы региона путем прямого диалога всех заинтересованных сторон без выдвижения предварительных условий. Провокации, давление, воинственная и оскорбительная риторика -- это путь в никуда.

Вместе с китайскими коллегами мы разработали "дорожную карту" урегулирования на Корейском полуострове, призванную способствовать поэтапному снижению напряженности, созданию механизма прочного мира и безопасности.

Россия выступает за расширение взаимодействия стран БРИКС и в сфере глобальной информационной безопасности. Предлагаем сообща сформировать соответствующую международно-правовую базу сотрудничества, а в перспективе -- разработать и принять универсальные правила ответственного поведения государств в этой области. Важным шагом могло бы стать заключение межправительственного соглашения БРИКС по международной информационной безопасности.

Напомню также, что по инициативе России в 2015 году на саммите в Уфе была принята и успешно реализуется Стратегия экономического партнерства БРИКС. Рассчитываем на предстоящей встрече в Сямэне обсудить новые масштабные задачи сотрудничества в сфере торговли, инвестиций, производственной кооперации.

Наша страна заинтересована в углублении экономического взаимодействия в формате "пятерки". За последнее время на этом направлении достигнуты практические успехи. Прежде всего, отмечу начало операционной деятельности Нового банка развития /НБР/. Уже одобрено 7 инвестиционных проектов в странах БРИКС на сумму около 1,5 миллиардов долларов. В нынешнем году ожидается утверждение НБР второго "пакета" инвестпроектов на общую сумму 2,5-3 миллиарда долларов. Убежден, что их реализация будет способствовать не только росту экономики, но и дальнейшей интеграции между нашими странами.

Россия разделяет озабоченность государств БРИКС несправедливостью современной глобальной финансово-экономической архитектуры, которая не учитывает возросший экономический вес развивающихся стран. Вместе с партнерами мы готовы и далее продвигать реформы в области международного финансового регулирования, сообща содействовать преодолению чрезмерного доминирования ограниченного числа резервных валют. Добиваться более сбалансированного распределения квот и голосов в МВФ и Всемирном банке.

Уверен, что страны БРИКС будут и далее консолидировано выступать против протекционизма и новых барьеров в мировой торговле. Дорожим сложившимся в "пятерке" консенсусом по этому вопросу, что позволяет последовательно отстаивать основы открытой, равноправной и взаимовыгодной многосторонней торговой системы, укреплять роль ВТО как ключевого регулятора международной торговли.

Созданию эффективных механизмов по поощрению здоровой конкуренции служит российская инициатива о развитии сотрудничества по линии антимонопольных ведомств стран БРИКС. Речь идет о разработке комплекса мер по сотрудничеству в сфере противодействия ограничительным деловым практикам крупных транснациональных корпораций и трансграничным нарушениям правил конкуренции.

Хотел бы привлечь внимание и к российскому предложению об учреждении Платформы энергетических исследований БРИКС. На наш взгляд, это позволит наладить информационно-аналитическую и научно-исследовательскую деятельность в интересах стран "пятерки", а в перспективе -- содействовать реализации совместных инвестиционных энергопроектов.

Актуальная задача -- активизация сотрудничества стран БРИКС в области малого и среднего предпринимательства. На наш взгляд, необходимо интегрировать национальные Интернет-ресурсы малого и среднего бизнеса, на которых можно было бы размещать кросс-ссылки и другую коммерческую информацию, обмениваться данными о надежных партнерах.

Россия выступает в пользу формирования государственно-частного диалога "Женщины и экономика". Имеется в виду перевести на постоянную основу дискуссии с участием представителей деловых и экспертных кругов, женских ассоциаций, а также государственных структур стран БРИКС. Первое заседание Диалога состоялось 4 июля 2017 года в г. Новосибирске "на полях" международного Конгресса женщин БРИКС и ШОС. Прорабатывается вопрос о создании Женского делового клуба БРИКС, представляющего собой сеть профессионального общения женщин-предпринимателей с использованием специализированного электронного информационного ресурса.

В качестве приоритетного направления сотрудничества рассматриваем совместную работу в области науки, техники, инноваций, передовой медицины. Здесь у наших государств большой потенциал в виде развитой взаимодополняющей научной базы, уникальных технических разработок, квалифицированных специалистов, огромных рынков для наукоемкой продукции. На предстоящем саммите намерены обсудить с партнерами комплекс мер по сокращению угроз от инфекционных заболеваний, созданию новых лекарственных препаратов для профилактики и борьбы с эпидемиями.

Весьма перспективным видится взаимодействие в гуманитарной сфере. В плане реализации Соглашения между правительствами стран БРИКС о сотрудничестве в области культуры рассчитываем на участие партнеров в международных конкурсах молодых исполнителей популярной музыки "Новая волна" и "Детская Новая волна". Нами выдвинута также инициатива и о создании общего телеканала стран "пятерки".

Россия выступает за углубление партнерства БРИКС в политической, экономической, гуманитарной и других сферах. Вместе с коллегами готовы и далее способствовать демократизации и укреплению здоровых начал в мировых делах на прочной основе международного права. Уверен, что Сямэньский саммит стимулирует активность наших стран в поиске ответов на вызовы XXI века и выведет взаимодействие государств "пятерки" на качественно новый уровень.

Искренне желаю читателям вашего издания, всем гражданам стран БРИКС -- здоровья и благополучия.

Китай. Россия. БРИКС > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 1 сентября 2017 > № 2295181 Владимир Путин


Польша. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 1 сентября 2017 > № 2293505 Януш Корвин-Миккэ

Евродепутат: «Угрозы санкциями Польше – это игра Брюсселя»

Недавно Польша оказалась в центре внимания благодаря скандальной судебной реформе, спровоцировавшей волну протестов по всей стране. Из-за законопроектов, по сути ставящих судебную систему в прямую зависимость от кабинета министров, для Польши на горизонте замаячила угроза санкций Еврособща. На этом фоне Варшава потребовала от Берлина возместить ущерб, нанесенный Польше во Второй мировой войне. Чем окончится противостояние Польши с Евросоюзом? И есть ли опасность, что протесты в Польше перерастут в польский «майдан»? Об этом в интервью «Евразия.Эксперт» рассказал евродепутат от Польши и участник пяти президентских выборов в новейшей истории страны Януш Корвин-Миккэ.

- Какие проблемы в отношениях между Польшей и Брюсселем привели к сегодняшнего обострению ситуации и угрозам ввести санкции?

- Нет «отношений». Существует только одно отношение: подчинение. Третья Польская республика, ратифицируя Лиссабонский договор, отказалась от суверенитета. У нее, конечно, есть автономия, и существует спор относительно границ этой автономии, так как договор очень непонятный. Правящая сегодня партия «Право и Справедливость» проводит череду реформ, которые не нравятся оппозиции. И оппозиция делает все, чтобы заинтересовать Брюссель ситуацией в моей стране. К счастью, создатели ЕС специально сделали европейское право неясным, чтобы было пространство для его интерпретации на свой лад. Польское правительство пользуется этим, утверждая, что не нарушает европейское право.

- В Польше то и дело вспыхивают протесты против скандальной судебной реформы. Ранее в Варшаве и других городах страны десятки тысяч людей вышли на улицы, выражая свое возмущение законопроектом, инициированным правящими консерваторами. Так ли уже необходимо было вносить изменения в спорный законопроект о Верховном суде?

- Считаю, что должна быть проведена основательная судебная реформа, и то, что, хотела провести правящая партия («Право и Справедливость») не является таковой. Сегодняшний вариант «судебной реформы» – это замена людей, которые служили когда-то властям ПНР (Польской Народной Республики), на людей, которые будут служить правящей партии «Право и Справедливость».

Такая «реформа» значительно опаснее, чем ее отсутствие, так как ПНР никому уже распоряжений не дает. Эти судьи не будут независимы. Они будут исполнять распоряжения властей.

Считаю нужным напомнить, что в 1885 г., когда судебная власть была коррумпирована, были проведены реформы (в течение 2-х лет), и коррупция исчезла. Уверен в том, что должны действовать специальные суды, называемые «колпачными» (как уже было в Польше), которые скрытно бы отстраняли от дела тех судей, которые не достойны своего звания.

- Почему польский народ не поддержал правящую партию?

- Ярые сторонники «Права и Справедливости» поддержали закон, но практически никто из них закон не читал. Поэтому я не уверен, что люди, поддержавшие этот закон, действуют сознательно.

Те люди, которые закон не поддержали, просто не хотели тоталитаризма, когда судебная власть становится зависимой от генерального прокурора (кем в Польше после проведенных ранее реформ является министр юстиции).

Я много лет утверждал, что нужно разделить функции генерального прокурора и министра юстиции. К сожалению, ПиС и ее реформы приведут к худшему результату.

- Могут ли антиправительственные протесты в Польше перерасти в аналог «майдана», то есть привести к смене власти? Чем все это закончится?

- Ничем. «Право и Справедливость» наступила на горло песне «Гражданской платформы» (предыдущая правящая партия Польши - прим. ЕЭ) и посткоммунистической системе в лице «Союза левых демократов». И именно эти силы выводят людей на улицу.

- Европейская комиссия запустила санкционную процедуру в отношении Польши из-за ее судебной реформы. Что это за санкции и какие могут быть последствия для экономики Польши?

- Я считаю, что никаких санкций не будет. Это игра Брюсселя для создания видимости. Как будто в ЕС больше не осталось интересных вопросов, кроме того, что происходит в Польше.

Санкций не будет, а если бы денежный поток из ЕС был приостановлен, то это положительно бы сказалось на Польше. Люди не думают, как достать деньги на ведение бизнеса, только как получить дотации из ЕС.

- Недавно Варшава потребовала от Берлина выплаты репараций за ущерб, причиненный во Второй мировой войне. Что стоит за этими требованиями и могут ли они быть удовлетворены?

- Считаю, что нет никаких шансов на репарации, потому что III Польская Республика является наследником Польской Народной Республики, а Польская рабочая партия отказалась от претензий на компенсацию. Есть только одна лазейка. После Варшавского Восстания Гитлер приказал уничтожить Варшаву. Эта было политическое решение канцлера III Рейха.

Это решение не обосновывалось никакими военными реалиями. Поэтому польские собственники, которых эти разрушения затронули, должны получить компенсацию. Если немцы не согласятся возместить ущерб, никаких последствий не будет. Однако будут и уже есть последствия самого требования Польши заплатить: волна негативного общественного мнения в Германии. Нужно быть не очень дальновидным, чтобы нападать с претензиями на две ведущие державы: ФРГ и РФ. Такой подход создает двух врагов и может привести к катастрофе. [Вместе с тем] нужно напоминать, что евреи (большинство жертв войны) были гражданами II Польской Республики, а не Израиля. Польша потеряла миллионы образованных докторов, находчивых юристов, способных торговцев и талантливых музыкантов.

- У Польши в последнее время обострились отношения практически со всеми соседями. Относительно спокойно с пока с Беларусью. Какой курс проводит Варшава в отношении Минска и с какими целями?

- В интересах Польши существование независимых Литвы, Беларуси и Украины. Поэтому Варшава должна поддерживать Александра Лукашенко. К сожалению, присутствует сильное давление Брюсселя, который везде хочет ввести демократию. Также существует сильное, но переменное влияние Вашингтона.

Беседовал Сеймур Мамедов

Источник – Евразия.Эксперт

Польша. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 1 сентября 2017 > № 2293505 Януш Корвин-Миккэ


Казахстан > Образование, наука > camonitor.com, 1 сентября 2017 > № 2293500 Ирина Смирнова

ЕНТ: решив одну проблему, оно породило другие

«Наши школы готовят «мозги» для других стран», – утверждает депутат мажилиса парламента, член Коммунистической народной партии Казахстана Ирина Смирнова, комментируя скандал вокруг двух взаимоисключающих, изданных буквально на «коленке» приказов Министерства образования и науки РК об итогах распределения государственных грантов.

ЕНТ и рейтинг акимов

– Казалось бы, все правильно: объединение выпускных и вступительных экзаменов в единый формат ЕНТ дало возможность, сдав всего лишь один экзамен, поступить в университет, а главное – искоренить коррупцию при зачислении в вузы, – рассуждает депутат от КНПК, в прошлом директор одной из школ-гимназий Алматы. – За дело взялись столь серьезно, что результаты ЕНТ стали учитываться даже при составлении рейтингов акимов. Цель опять же вроде бы благая: хотели усилить заинтересованность первого руководителя города или региона в развитии образования. Но получилось – как получилось. А именно: города и области кинулись мериться между собой баллами выпускников, по результатам тестирования стали делать административные выводы в отношении директоров школ и учителей. В итоге образовательная система, подстроившись под ЕНТ, сконцентрировалась на тщательной подготовке к ней.

– А что же в этом плохого?

– Дело в том, что сам учебный процесс стал после этого никому не интересен. Теперь всех волновал только один вопрос – количество баллов. Это привело к тому, что учеников 9-х классов, которые показывали не очень хорошие результаты, начали разными способами выдавливать из школ. Всем остальным, чтобы гарантированно поступить в вузы, нужно было вызубрить назубок только пять предметов. Вернее, четыре: язык (казахский – в русской школе, русский – в казахской), хотя и входит в ЕНТ, идет как бы вне зачета. С введением ЕНТ задача школы заключалась уже не в том, чтобы дать учащемуся обширные и глубокие знания по всем дисциплинам, привить ему навыки самостоятельного поиска знаний и самостоятельного мышления, а в том, чтобы он вызубрил четыре предмета. По ним теперь и оценивалась работа «всех заинтересованных лиц» – управлений образования, администраций школ и учителей. И это же давало выпускнику возможность поступить в вуз на грантовой основе. Цена вопроса столь высока, что на школьника со всех стороны оказывается огромное давление. А отсюда и суицидальные настроения, и проблемы в семьях.

Единственный плюс ЕНТ заключается в том, что действительно удалось в целом победить коррупцию. У того, кто зубрил хотя бы эти четыре предмета, появился шанс в честной борьбе выиграть грант и учиться дальше бесплатно. А на нас, директоров школ, наконец-то перестали давить посредством телефонного права. До этого нам могли позвонить во время экзамена «большие люди» и потребовать, чтобы у такого-то ученика была обязательно пятерка.

С нынешнего года ЕНТ разделили на две части – «выпускную» (в школе) и «вступительную» (для зачисления в вузы). Я считаю это правильным. Однако как бывший педагог я вынуждена была обратиться с депутатским запросом к министру образования и науки, чтобы школьных учителей не приглашали для проведения второй части ЕНТ. При поступлении в вуз проводятся совершенно другие экзамены с совершенно другими приоритетами. То есть, закончилась школьная жизнь и – точка. Дальше для выпускника начинается другой этап – самостоятельный.

То же самое с «Алтын белгi» – никакого «продолжения банкета». Единственная привилегия – при двух одинаковых результатах приоритет отдается обладателю этого знака.

Кого мы теряем?

– Лично вы, будучи директором школы, мирились с зубрежкой вместо нормального изу­чения предмета?

– А я что – исключение? Хотя прекрасно осознавала, что из-за этого учащиеся не могут в полной мере освоить другие предметы, страдает воспитательная работа.

Ведь при поступлении в вуз по результатам ЕНТ никоим образом не учитываются творческая составляющая ребенка, его нравственные качества, участие в общественной жизни школы, занятия спортом, в конце концов.

Когда мы, учителя, порой заикались о том, что нужно бы помочь одиноким пенсионерам или же просили выйти на субботник по уборке территории родной школы, дети и родители, делая испуганные глаза, отвечали, что им некогда. Сегодня у них занятия с репетитором по математике, завтра – по истории Казахстана и т.д.

К счастью или к несчастью, не все с этим мирятся. Некоторые талантливые дети, не желая участвовать в гонке за баллами «методом тыка», уезжали учиться в другие страны – в Россию, Прибалтику, Китай, Германию, где не требуется сдача ЕНТ. А там, понимая, что к ним приехала очень качественная молодежь, создают ей все условия для поступления в университеты. Например, представители ведущих вузов той же России – Новосибирска, Томска, Иркутска, Санкт-Петербурга, Москвы, Казани – каждую весну проводят выездные олимпиады в разных городах Казахстана. И уже в марте наши лучшие выпускники знают, студентами каких вузов они станут через полгода. Я говорю это, опираясь на собственный опыт. Не назову точную цифру, но порядка 30 процентов выпускников той школы, где я была директором, каждый год уезжают за рубеж. С одной стороны, это хорошо, когда десятки тысяч молодых казахстанцев получают высшее образование в других странах. В конце концов, это показатель работы наших учителей. Но вот вернутся ли эти юноши и девушки обратно? Не знаю. А ведь государство в свое время затратило на них огромные средства. Содержало в детских садах (к примеру, по программе «Балапан» на каждого казахстанского детсадовца выделяется больше 20 тысяч тенге ежемесячно), бесплатно лечило, давало бесплатное школьное образование…

Наверное, когда-нибудь мы начнем по-настоящему ценить каждого человека, коль об этом уже заговорили на уровне государства. Я имею в виду последнее Послание президента страны, где говорится о необходимости модернизации сознания казахстанцев. Болезни роста, которые выражались в том числе и в бездумном разбрасывании самым дорогим – людьми, похоже, останутся позади.

Болезни роста

– Но откуда растут корни у столь пренебрежительного отношения к человеческому капиталу?

– 25 лет независимости – это очень мало, чтобы научиться всему и сразу. Как у молодого человека, так и у государства бывают эти самые болезни роста. Но рано или поздно наступит понимание значимости каждого члена своей семьи. Так вот, что касается выпускников. То, что другие страны берут на себя расходы по обучению нашей молодежи, – это, повторюсь, плюс для нас. Но будет еще лучше, если те, кто уехал за знаниями, затем вернутся домой. А для этого нужна государственная программа, которая бы предусматривала создание условий и возможностей для их возвращения.

– Вы как бывший учитель, конечно же, внимательно отслеживали последний скандал с грантами. Чем же он был спровоцирован?

– Получилось так, что некоторые обладатели знака «Алтын белгi» оказались в числе получивших государственные гранты, хотя на вступительном ЕНТ они набрали меньше баллов, чем их конкуренты, не имевшие такого знака. Естественно, последние обратились с жалобами в МОН. И министерство не нашло ничего лучшего, чем, моментально отменив свой же предыдущий приказ, объявить, что распределение грантов будет осуществляться по-другому. Однако постоянные шарахания головного ведомства чреваты тем, что нижестоящие организации будут признавать за собой право на принятие таких же непродуманных и волюнтаристских решений.

– Как вы думаете, министр должен после этого уйти в отставку?

– Думаю, ему надо, прежде всего, разобраться со своими службами. Ведь в этом ведомстве работают специалисты, окончившие заграничные вузы по программе «Болашак». Они должны были провести анализ, предусмотреть разные варианты и оценить их возможные последствия. Но, похоже, в министерстве этим не занимаются. Взять хотя бы ситуацию с началом нового учебного года. Сначала было решено, что школьная линейка состоится 1 сентября. Следом вышел второй приказ, согласно которому она должна пройти 2 сентября, в субботу. Но по новому положению ученики 1, 2, 5, 7 классов в субботу не учатся. Значит, часть детей должна будет пойти в школы во внеучебный день. И мне непонятно, почему, зная об этом, не назначили школьные линейки на 4 сентября, понедельник?

Министерство образования должно принимать очень взвешенные и продуманные решения, поскольку речь идет о жизни и судьбах не только каждого человека, а страны в целом. Ведь именно это ведомство призвано заниматься формированием человеческого капитала.

– Вопрос в преддверии начала нового учебного года. В школах требуют единую форму. Но в одной, к примеру, признают только прямые юбки синего цвета, а в другой – свободного фасона. О каком единообразии в таком случае может идти речь?

– Я за единый стандарт и по цвету, и по фасону. Когда работаешь в государственной школе, то хорошо видишь, что один ребенок недоедает, а другой размахивает 20-тысячной купюрой. И одна общая форма может сгладить социальное неравенство. Более того, если бы школьную форму шили по единым стандартам, то это дало бы мощный толчок развитию нашей легкой промышленности. А то ведь сегодня форму одного цвета, но разных фасонов закупают в Китае, Кыргызстане, Турции, России. В общем, все на этом деле поднаторели, кроме нас самих.

– Есть ли просвет в конце туннеля под названием «современная школа»?

– Учите своих детей сами.

Автор: Сара САДЫК

Казахстан > Образование, наука > camonitor.com, 1 сентября 2017 > № 2293500 Ирина Смирнова


Россия. Венгрия > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 1 сентября 2017 > № 2293472 Габор Штир

Газ, АЭС и санкции. Венгерский эксперт – о том, что стоит за встречей Путина и Орбана

28 августа президент России Владимир Путин посетил Венгрию с однодневным визитом и встретился с венгерским премьер-министром Виктором Орбаном. Официальным поводом для визита стала церемония открытия 31-го Чемпионата мира по дзюдо. Однако эксперты строят версии о реальных мотивах российского лидера, посещающего Венгрию уже второй раз за полгода. Среди них есть и предположение о том, что Москва таким образом пытается наладить отношения с Брюсселем через Будапешт. Действительно ли это так? С чем российский президент приезжал в Венгрию? Об этом в интервью корреспонденту «Евразия.Эксперт» рассказал венгерский политолог Габор Штир, заведующий отделом внешней политики ведущей венгерской газеты Magyar Nemzet.

- Господин Штир, каковы итоги визита президента России Владимира Путина в Венгрию?

- В этом году в феврале Путин уже был в Будапеште. Тогда было мало нового. В этот раз был повод – Чемпионат мира по дзюдо. И Путин, как почетный президент Международной федерации дзюдо, использовал эту возможность, чтобы приехать.

Пресса мало знает о том, что обсуждали стороны. Но Путин, выступая перед журналистами, несколько раз повторил, что ничего нового в двусторонних отношениях нет. Стороны подвели итоги, отметили, что отношения развиваются, несмотря на санкции и контрсанкции.

После 2014 г. объем товарооборота снизился приблизительно на 50%, и Россия в венгерском списке [торговых партнеров] упала с третьего места на десятое. Поэтому нам есть, о чем говорить и что делать. В этом году (в январе-мае) уже на 30% вырос товарооборот, венгерский экспорт повысился на 34%. Конечно, это невысокий уровень, и надо развивать отношения дальше.

Главным проектом, безусловно, является строительство АЭС «Пакш», которое дает большие возможности в укреплении взаимоотношений во всех сферах. Кроме «Пакша» мало что делается. Проект потребует €12 млрд. Путин снова повторил прессе, что Россия готова предоставить Венгрии кредит на €10 млрд, но если потребуется, сможет дать кредит на все €12 млрд. Пока Венгрия не дала ответ, хватит ли €10 млрд или потребуется €12 млрд.

В энергетическом секторе обсуждались газовые контракты после 2021 г., отношение Венгрии к «Северному потоку», что будет после 2019 г., когда закончится транзит газа через Украину. Говорили также о строительстве «Турецкого потока» через Сербию в Венгрию. По нему в Венгрию будет прибывать 10 млрд куб. м газа в год, и далее через Венгрию он пойдет в Австрию.

Таковы основные итоги встречи, но я думаю, что важнее сам факт визита. Обе стороны использовали повод Чемпионата мира по дзюдо для своих целей. Россия показала, что санкционная политика Запада не работает, и в Европе есть разные мнения относительно сотрудничества с ней. Венгрия в данном случае – это хороший пример для того, чтобы продемонстрировать другое мышление в Европе.

Орбан тоже может показать встречами с Путиным, что он весомый политик в Евросоюзе. Это может быть как плюсом, так и минусом. К тем идеям, о которых Орбан в последнее время говорит, разное отношение: западные элиты относятся к ним негативно, западное общество – позитивно.

Как всегда в последнее время в связи с визитом Путина венгерская пресса и оппозиция кричала, что Венгрия потеряет суверенитет, спрашивала, почему так мало известно об их встрече и «Пакше».

Я думаю, что, как и в Соединенных Штатах, российская тематика станет сюжетом предвыборной кампании (весной следующего года в Венгрии будут парламентские выборы). Но я уверен, что Орбан выиграет.

Еще о «Пакше» очень важно то, что строительство опаздывает на 22 месяца – не было уверенности, что Евросоюз даст «зеленый свет». Весной дали, поэтому сейчас необходимо ускорить процесс. Идет подготовка к строительству, и с начала следующего года начнется стройка, прибудут российские эксперты.

- Весной Еврокомиссия одобрила схему финансирования строительства новых реакторов АЭС «Пакш». Могла ли она этому воспрепятствовать и почему этого не сделала?

- Еще полтора-два года назад многие боялись (или надеялись – в зависимости от отношения к строительству АЭС), что Еврокомиссия не даст согласия на этот проект. Я думаю, что она изменила свою позицию в отношении «Пакша» по нескольким причинам.

Во-первых, юридически сложно было бы препятствовать строительству, потому что русские с помощью немецких лоббистов очень грамотно подготовили и пролоббировали этот проект. Сам Гюнтер Эттингер, бывший европейский комиссар по энергетике, поддержал его. Во-вторых, Германия поняла, что тоже может получить прибыль с этого проекта – поставить турбины Siemens, например, или другое оборудование.

Третья причина – это негативное отношение к Венгрии в последнее время со стороны Евросоюза. Некоторые эксперты говорят, что если будет двухскоростная Европа, то Венгрия окажется во второй скорости, не в ядре. Многие в Евросоюзе думают, что не надо ссориться, пусть Венгрия делает, что хочет.

- Виктор Орбан не раз открыто выступал против санкций Запада в отношении России. Сталкивается ли Венгрия с давлением со стороны Евросоюза из-за этой позиции?

- Уже не сталкивается. Все уже привыкли, что Венгрия часто выступает против, не только в связи с санкциями. Орбан и венгерское правительство сильно критикует сегодняшнюю структуру Евросоюза, говорят, что санкции против России неэффективны и контрпродуктивны, что Евросоюз должен сотрудничать с Россией и таким образом усиливать свою конкурентоспособность. Так думает не только Венгрия. Италия, Греция, Австрия, Словакия говорят то же самое, продолжают держать эту тему живой. Но когда надо голосовать, все голосуют за продление санкций. Я думаю, что пока никто не будет голосовать против.

- Что должно произойти, чтобы проголосовали? Голосование будет зависеть от позиции Германии?

- Да. Для Венгрии было бы контрпродуктивно голосовать против, потому что венгерский ВВП растет, в этом году ожидается рост на 3%. Из них мультинациональные компании (в основном, немецкие) дают 1%, и еще 1% – это европейские деньги. Если экономика растет только на 1%, то это стагнация. Поэтому венгерская экономика почувствовала бы отсутствие европейских денег.

Мы критикуем Евросоюз, и эта критика обоснована, потому что он очень бюрократический и тяжело работает. Это недовольство есть почти во всех странах, не только в Венгрии.

Кроме того, антибрюсельская риторика Орбана важна и для внутреннего пользования. Венгерская политика построена так, что мы всегда ищем какого-то врага: Евросоюз, мигранты, [финансист Джордж] Сорос. В этом есть политическая технология, которая помогает сплотить ядро.

Однако, несмотря на то, что риторика Орбана антизападная, он никогда не говорил, что Венгрия не должна быть в евроатлантической коалиции. По многим вопросам у нас разные мнения, в том числе и в отношениях с Востоком. Но выходить из Евросоюза Венгрия не будет – для нас выгодно быть его членом. Большинство венгерского населения (около 60%) поддерживает членство в Евросоюзе.

- В июне этого года Венгрия и Беларусь заключили соглашение о сотрудничестве. Как Вы оцените венгерско-белорусские отношения? Как в целом развивается сотрудничество на восточном направлении?

- С Беларусью Венгрия поддерживает хорошие отношения, но в экономике этого не видно. Иногда министры иностранных дел встречаются друг с другом, но реальных результатов на практике нет. А с Китаем уже кое-что есть. Китай, например, дает кредит на то, чтобы между Белградом и Будапештом модернизировать железную дорогу. С китайцами много чего хотели делать, но они так просто деньги не дают. Но кредит для нас – это тоже хорошо. Я думаю, что Китай – это приоритетный партнер.

В двусторонних отношениях России и Венгрии тоже есть возможности. В феврале, например, Египетские железные дороги объявили тендер на закупку 700 вагонов. Российская компания вместе с венгерской идут на этот тендер. Пока неясно, что будет, но идея хорошая.

- Сотрудничество с Евразийским экономическим союзом пока тоже незначительное?

- Да. В целом о Евразийском союзе мало говорится. В основном говорим отдельно о России и Казахстане. Но и там тоже нет широкого сотрудничества. Казахстан – это стратегический партнер Венгрии, но из Вышеградских стран (Польша, Чехия, Словакия, Венгрия – прим. «ЕЭ») наименьший товарооборот с Казахстаном именно у Венгрии. Риторика и стремление есть, но они медленно реализуются на практике. Об этом стоило бы думать вместе, но инициатива должна исходить и от этих стран тоже.

- Вернемся к встрече Владимира Путина и Виктора Орбана. Часть наблюдателей вновь предположили, что Москва пытается повлиять на Брюссель через Будапешт. Так ли это?

- Это серьезно? Не надо преувеличивать влияние Венгрии в Евросоюзе. У Будапешта и Брюсселя сейчас напряженные отношения. России в долгосрочной и среднесрочной перспективе это было бы выгодно, если бы у Венгрии была хорошая позиция внутри Евросоюза. Венгрия может поднять вопрос о санкциях, но не больше. Если эти идеи внутри Евросоюза когда-то будут сильнее, тогда это будет хорошее капиталовложение в Венгрию. Но сейчас между Будапештом и Брюсселем не такие хорошие отношения, и пока у Орбана, на мой взгляд, нет сил для этого.

Беседовала Юлия Рулева

Источник – Евразия.Эксперт

Россия. Венгрия > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 1 сентября 2017 > № 2293472 Габор Штир


Россия > СМИ, ИТ > carnegie.ru, 1 сентября 2017 > № 2293394 Андрей Перцев

Поэт и гражданин. Почему в России не принимают чистое искусство

Андрей Перцев

Российская реальность такова, что если для лоялистов идеальный художник – это пропагандист консервативных ценностей, то для оппозиционеров – это активист, который своим творчеством борется с властью. Творчество без гражданственности кажется ущербным не только власти и ультрапатриотам, но и ее противникам. «С кем вы, мастера культуры?» – в один голос спрашивают и те и другие

Арест режиссера Кирилла Серебренникова, критика «Левиафана» и еще не вышедшей «Матильды», запрет «Тангейзера», дела об оскорблении чувств верующих и увольнение Бориса Мездрича – все эти события связываются между собой и становятся цельной историей. Это история отношений художника, общества и государства в современной России. Сначала художника критикуют за уже увидевшее свет творение («Левиафан»), потом запрещают показывать («Нуреев»), затем увольняют («Тангейзер»), далее – арест.

Конечно, драматургия выстроена с большой натяжкой – формально «Левиафана» критиковала общественность и ее представитель министр Владимир Мединский, а государство было вроде бы ни при чем. Серебренникова за творчество если осуждали, то умеренно, а арестовали совсем не за то. Но zeitgeist заставляет выстраивать такой ряд: критика, запрет, арест; к нему подтягиваются подходящие слова из прошлого – «ждановщина», «цензура» (а это слово уже, кажется, даже ближе к будущему).

Разговоры о роли искусства постепенно выдвигаются в центр политических дебатов. После ареста Серебренникова охранители, кроме привычного ликования «взяли либерала», обозначили и такую точку зрения: брал у государства (власти) деньги и тратил их на непотребства, поделом. Как ни странно, в этом точка зрения ультраконсерваторов – сторонников власти и ее прогрессивных противников сошлись. «Художник брал у неправедной власти, значит, работал на нее, поделом», – говорят с другой стороны. Это соприкосновение дает повод поговорить о представлениях об искусстве в российском обществе – у большинства прогрессистов и охранителей, у оппозиционеров и лоялистов они очень схожи. И те и другие уверены в том, что искусство непременно должно учить, воспитывать, куда-то звать, бороться, приносить пользу и обслуживать «партийную линию».

Искусство власти

Позиция российских консерваторов-охранителей, лояльных власти, не менялась со времен «Левиафана» (а скорее даже со времен пермской культурной революции Марата Гельмана) – если власть помогает искусству материально, то оно должно служить ей и приносить пользу. «Чему учит этот фильм (пьеса, картина)?» «Он плохо показывает нашу страну». «Это пропагандирует распутство и разврат». «Бесполезность» конкретного произведения или творчества конкретного автора признается грехом – мелким (ну не получилось у тебя показать хорошее) или крупным.

Позиция может быть куда радикальнее: если искусство бесполезно, то оно вредно, а если вредно, то его наверняка финансирует какой-нибудь враг, ведь вред – это польза наоборот. «Матильда» «оскорбляет верующих», значит, это на руку атеистам и либерала; «Левиафан» показывает русских в невыгодном свете на потеху Западу, и так далее. В такой парадигме чистому искусству, которое позволяет просто получать удовольствие от произведения и не обязательно чему-то учит, что-то пропагандирует и к чему-то призывает, места нет. Место искусства здесь занимает ремесло – производство полезного (если нам – то хорошо, если врагу – то плохо). Претензии охранителей к Кириллу Серебренникову в этот дискурс прекрасно вписываются – делал непонятно что, еще и деньги государственные на это брал, а по-хорошему надо бы еще посмотреть, на чью воду он лил мельницу.

Все эти претензии и фразы, их выражающие, были отточены давно, а особенно расцвели во времена ждановщины, в конце 40-х – начале 50-х годов прошлого века. Авторы, которые не следовали принципу партийности в искусстве, например Ахматова и Зощенко, были заклеймены постановлением оргбюро ЦК ВКП(б) о журналах «Звезда» и «Ленинград». «Задача советской литературы состоит в том, чтобы помочь государству правильно воспитать молодежь, ответить на ее запросы, воспитать новое поколение бодрым, верящим в свое дело, не боящимся препятствий, готовым преодолеть всякие препятствия. Поэтому всякая проповедь безыдейности, аполитичности, «искусства для искусства» чужда советской литературе, вредна для интересов советского народа и государства и не должна иметь места в наших журналах», – эту цитату из постановления можно считать манифестом всего советского партийного «искусства».

После смерти Жданова в 1949 году и даже смерти Сталина в 1953-м ждановщина никуда не делась. «Полноте, Федор Александрович! Видите ли вы теперешнюю деревню в ее развитии, в трудностях роста и подъема? Не туда нас зовете, земляк. Путь к дальнейшему подъему колхоза, материального благосостояния тружеников нам ясен: механизация трудоемких работ, распространение опыта передовиков...» – учили писателя-деревенщика Федора Абрамова земляки в 1963 году, во время хрущевской оттепели.

Уже и СССР, и компартии с ее руководящей и направляющей ролью давно нет, а от искусства все равно требуют следования некоей «партийной линии» и полезности. Линия у каждой общественной группы своя: кому-то важно, чтобы в фильмах было государственничество, кому-то нужны православие и духовность.

Российское государство и его официальные представители долгое время воздерживались от прямых требований к искусству и его деятелям. За них это делали ультраконсервативные активисты, а власть не всегда шла им навстречу. Общий патриотический подъем – присоединение Крыма и война в Донбассе – сделал государство смелее. «В чем я не вижу смысла – это снимать киноленты на деньги Министерства культуры, которые оплевывают выбранную власть, даже не критикуют»,– объявил министр культуры Владимир Мединский. Поводом для рассуждений стал выход фильма «Левиафан», который очень не понравился.

Процессы стали разворачиваться: то и дело люди искусства оскорбляли чьи-либо чувства, больше всего «страдали» верующие, благо государство предусмотрело в Уголовном кодексе соответствующую статью. Создателей оперы «Тангейзер» сначала судили за оскорбление (в прокуратуру пожаловался новосибирский митрополит), а потом Минкульт призвал руководство Новосибирского театра оперы и балета «убрать оскорбляющие людей моменты, извиниться перед всеми вольно и невольно оскорбленными, а также разъяснить, в чем смысл постановки, в чем замысел Вагнера, который ничего такого не имел в виду кощунственного». Дирекция предсказуемо не подчинилась, после чего руководитель театра Борис Мездрич был уволен. Его место занял понятливый культурный менеджер из Санкт-Петербурга Владимир Кехман, который снял постановку из репертуара.

Уже тогда «оскорбителей чувств» хотели проверить на законность расходования средств на оперу, но обошлось. Сейчас атака идет на фильм Алексея Учителя «Матильда»: власти кавказских республик не хотят выдавать ему прокатное удостоверение (федеральный Минкульт его выдал), студию Учителя в Петербурге забросали «коктейлями Молотова», а большинство представителей РПЦ очень хотело бы картину запретить: плохому учит эта картина, изображает православного государя в дурном свете.

Примерно такие же претензии предъявляются и Кириллу Серебренникову. Никита Михалков сформулировал их достаточно четко: народу (за который решает государство) современное искусство ни к чему, за государственные деньги отрабатывай госзаказ, а за частные инвестиции делай что хочешь. Сам Михалков так и работает – приспосабливает свои творческие порывы к запросам власти, для него это вполне естественно.

В том же духе говорят о Серебренникове и другие охранители. Под искусством они понимают ремесло, а под творцом – мастера. Ремесленник ориентируется на спрос публики или конкретного заказчика, калибрует под это свой талант, ограничивает себя, зато не бедствует. Его изделия полезны, но не больше, но этого большего сторонникам «партийности искусства» и не надо.

«Чай наш крепко заварен. Выбор сделал народ: Пушкин, Толстой и Гагарин двинули время вперед», – читают со сцены молодежного форума «Таврида» в Крыму некую мистерию «Маяки». Владимир Путин после строчек «Россия сделала выбор, и этот выбор – бог!» зааплодировал и встал, вслед за президентом встал весь зал. Кажется, именно так – набор патриотических зарифмованных речовок и клише – власть и ее сторонники представляют себе искусство.

Искусство оппозиции

Однако у многих противников власти требования к искусству примерно те же. Большинство рассуждений в защиту Серебренникова строятся по плану «да, но…»: да, режиссера обижает власть, но он же сам с ней никак не боролся, «соглашательствовал», «брал деньги», а пафоса революционной борьбы в его творчестве не было, оно бесполезно. Серебренников не обличал режим, не звал на баррикады.

Именно поэтому письмо режиссера Ивана Вырыпаева в поддержку коллеги нашло такой отклик: «В 2018 году нас ждут выборы президента. И, скорее всего, на них все же снова победит Владимир Путин, но у нас есть год, чтобы попытаться максимально снизить его рейтинг, а главное – его авторитет и авторитет всей этой правящей идеологии». Это не аполитичность и безыдейность, а почти знакомая партийная линия, пусть она и ведет в противоположную сторону. Режиссер говорит об активном искусстве и ставит ему четкие задачи – и это нравится зрителям.

Российская реальность такова, что если для лоялистов идеальный художник – это пропагандист консервативных ценностей, то для оппозиционеров – это активист, который своим творчеством борется с властью. Pussy Riot, группа «Война», Петр Павленский, Эдуард Лимонов – героев было много. Без оппозиционно-активистской составляющей их творчество не пользовалось бы таким вниманием (о Павленском после его эмиграции во Францию ничего не слышно). Pussy Riot выбрали чистый активизм и в этом амплуа смотрятся намного более органично. Эдуард Лимонов из числа оппозиционеров выбыл, но писать не бросил – результаты известны.

Активист-художник может прекрасно прожить без творчества, но с вычетом активизма, как правило, исчезают таланты (исключения, разумеется, есть). Творчество без гражданственности кажется ущербным не только власти и ультрапатриотам, но и ее противникам. «С кем вы, мастера культуры?» – по сути, спрашивает в своем письме Вырыпаев, и этот вопрос в том или ином виде повторен во многих колонках и постах в защиту Серебренникова.

Эксперимент, творчество в чистом виде – это что-то второплановое, драпировка политического или нравоучительного высказывания, которой может и не быть. Если мастер культуры находится по другую сторону баррикад, его творение будет судиться по критерию «свой – чужой» – по тому, что автор сделал для революции или, наоборот, для защиты режима.

У власти правильных творцов в достатке, у оппозиционно настроенной части общества с этим возникают проблемы, если чистое искусство – это недоискусство, которым занимается поэт, а не гражданин, то поэта-гражданина нужно обязательно найти. Обнаруживают его, например, в рэп-баттлах, которые теперь причислены к искусству.

«Бессмысленность компромиссов предельно обнажает не только арест до того вполне благополучного и повсеместно вписанного Кирилла Серебренникова, но и внезапные прорывы эфира вроде недавнего баттла Оксимирона и Славы КПСС: вот куда ушла вся выдавленная из телевизора и искусства энергия, вот где продолжает жить заасфальтированный канцеляритом и запретом на мат русский язык», – делает смелый вывод критик Мария Кувшинова.

В баттле, конечно, есть «гражданские мотивы» – например, упоминание протестных митингов, и делает их рэпер Гнойный, он же Слава КПСС (поэтому, кстати, он оказался милее оппозиционерам), и с властью его участники не сотрудничают. Коронация новых «граждан поэтов» объясняется просто: найдутся более политизированные творцы, а лучше сразу активисты, коронуют и их.

Случай Серебренникова – линии его защиты и критики – показал, что российское общество не мыслит искусства в отрыве от пользы (дидактической или пропагандистской). Режимы в России могут меняться, а вопрос «с кем вы, мастера культуры, чему учите и куда зовете?», упреки в аполитичности и безыдейности никуда не денутся.

Россия > СМИ, ИТ > carnegie.ru, 1 сентября 2017 > № 2293394 Андрей Перцев


Испания > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 1 сентября 2017 > № 2293386 Петр Андрушевич

Теракт и независимость. Как трагедия в Барселоне стала частью кампании за отделение

Петр Андрушевич

Каталонские власти уже несколько лет пытаются строить свое квазигосударство, делая вид, что Мадрид им не указ. И собственные силовики тут – важнейший элемент. Поэтому по материалам каталонских СМИ выходит, что практически всю контртеррористическую операцию в Барселоне провели именно «свои» полисмены

У Испании сильный иммунитет к терроризму: баски из ETA больше 40 лет терзали страну. За этот период испанцы усвоили, что терроризм – он не сам по себе, а прямо связан с политикой. И хотя боевики ETA уже сложили оружие, но историческая память осталась. Да и самый кровавый исламистский теракт в Европе произошел именно в Испании – взрыв электричек в 2004 году.

В прошлую субботу в Барселоне прошла полумиллионная демонстрация под лозунгом «Мы не боимся». Впервые в истории Испании вместе с народом во главе колонны шел король Филипп VI. Три полных чартерных самолета из Мадрида привезли почти все правительство, глав регионов и других политиков. Море людей с цветами, флагами, транспарантами пришли почтить память жертв недавнего теракта на площадь Каталонии. Семнадцатого августа 2017 года отсюда вниз по Ла-Рамбле исламист пронесcя на грузовом фургоне, унеся жизни 14 человек и ранив более 80.

Демонстрация была недолгой, закончилась примерно за полтора часа. А с ней закончилось и девятидневное политическое перемирие между Мадридом и Барселоной. Начинается новый раунд схватки за независимость Каталонии. До непризнанного референдума об отделении остается всего месяц, и обе стороны хотят по максимуму использовать барселонский теракт в своей кампании.

Демонстрация видимости

Местные организаторы манифестации, сепаратистски настроенные каталонские политики, были не в восторге от решения Филиппа VI лично участвовать в шествии. Не говоря уже о массовом десанте в Барселону мадридских руководителей.

В итоге они придумали, как свести к минимуму медийный эффект от прибытия короля. Для этого они сделали два «первых ряда» колонны. В первом «первом ряду» идут простые герои событий – пожарные, медики, полицейские, за ними – дети и народ. А уже во втором «первом ряду» отвели место монарху, премьер-министру Испании, президенту Каталонии, мэру Барселоны. В результате фото в твиттере и на обложках воскресных газет получились как будто с разных мероприятий. Заодно и определились, кто в каком лагере.

У каталонских националистов по фотографиям выходит, что во главе колонны идут труженики, за ними среди народа местные лидеры сепаратистов. Много флагов независимой Каталонии (называется estelada и от обычного знамени отличается пятиконечной звездой). Вокруг люди с плакатами про мирный ислам и против Испании, которая разжигает войны, торгуя оружием.

А у сторонников единства на фото в центре демонстрации – Филипп VI в окружении детишек (он высокий, почти двухметрового роста), по правую руку – премьер Испании Мариано Рахой, по левую – президент Каталонии Пучдемон. На заднем плане узнаваемые политические фигуры и скорбящий народ с плакатами «No tinc por» («Мы не боимся»).

Недолгая траурная тишина вокруг темы отделения, установившаяся после теракта, не продержалась даже до демонстрации. Первым нарушил перемирие президент Каталонии, дав интервью газете Financial Times, опубликованное накануне митинга. Он заявил, что «не видит, как власти Испании могут остановить референдум 1 октября». По его словам, у каталонского правительства уже готовы шесть тысяч избирательных урн и сам президент готов даже сесть в тюрьму, лишь бы прошло голосование. Отдельные и особенно теплые слова благодарности Пучдемон сказал в адрес Mossos – автономной полиции Каталонии.

Политизация полиции

В дни после теракта в Каталонии, как никогда, вырос авторитет местной полиции. В Испании только два региона имеют такую привилегию, как собственные силовики, – Каталония и Страна басков. Каталонская пресса и власти поздравляют с успехом в антитерроре именно Mossos. Штат подразделения – 17 тысяч человек, во главе полиции – директор, оперативный руководитель именуется майор. В Каталонии есть и собственное МВД с министром.

На все эти ключевые должности несколько месяцев назад были назначены верные идеям сепаратизма люди. Хотя в самой полиции, как и в каталонском обществе, есть люди разных убеждений, но начальство полностью «идейное». Зарплата начинающего полисмена от трех тысяч евро в месяц, офицер со стажем получает около пяти тысяч евро. Это выше, чем в среднем по стране, причем жалованье перечисляют из федерального бюджета, местные власти платят только небольшие надбавки.

По материалам каталонских СМИ выходит, что практически всю контртеррористическую операцию в Барселоне провели именно «свои» полисмены. Мэр города даже посвятила похвалам Mossos место на центральном развороте в газете. Панегирики не вполне искренни и уж точно не вполне заслуженны. Зачем же имено сейчас так превозносят своих силовиков каталонские сепаратисты?

Потому что так же, как и расстановка людей на траурной демонстрации, похвалы каталонским силовикам должны служить делу агитации за независимость, непризнанный референдум о которой пройдет уже через месяц, 1 октября. Не стоит путать этот референдум с тем, который успешно и безрезультатно прошел в 2014 году. Тот был как бы проверочным, а этот местные власти клянутся сделать окончательным.

С официальным Мадридом никакого согласования не получилось, консервативное правительство Испании не хочет договариваться о независимости ни в каком виде. Как с усмешкой сказал премьер Мариано Рахой, «право нации на самоопределение не прописано ни в одной Конституции мира. Кроме CCCР, бывшей Югославии и Эфиопии». Прозрачный намек на то, где эти страны сейчас. В ответ на все шаги сепаратистов центральное правительство добивается судебных решений об их отмене, замораживает деньги, шлет постановления, но всячески избегает демонстрации грубой силы.

И пока в теледебатах и газетных статьях толкут воду в ступе, час X приближается. Столкновение уже неизбежно. На стороне Мадрида – МВД, полиция и армия. Боевая решимость простых каталонцев оставляет желать лучшего, но каталонские власти активно культивируют лояльность собственной автономной полиции, которая до недавнего времени была не очень-то своя и не очень автономная. Трагедия на Ла-Рамбле резко изменила расклад. Так уже было в Бельгии, где на протяжении двух лет жизни без правительства политики занимались переливанием из пустого в порожнее, а силы безопасности за это время деморализовались и растеряли хватку.

В Каталонии автономная полиция шлет противоречивые идеологические сигналы. То помогает владельцам недвижимости выселять незаконно вселившихся туда сквоттеров, то вдруг, наоборот, по команде от мэра-марксистки защищает бездомных бедняков, вселившихся «чуть-чуть пожить» в пустые квартиры, принадлежащие банкам. То охраняет туристов на площади Каталонии, то там же сопровождает демонстрации антисистемных радикалов против понаехавших туристов.

При этом за спорами и дискуссиями власти забыли поставить бетонные надолбы на пешеходных улицах. И это спустя год после Ниццы и полгода после Берлина. На Ла-Рамбле не стали делать заградительные конструкции, чтобы не мешать «свободе публики». Свободе быть убитыми, как сейчас говорят критики. Решили вместо бетона послать больше полиции. Не сработало. Итоги задержаний причастных к организации терактов тоже не вяжутся с профессионализмом каталонской полиции: из десяти человек только один не был застрелен, и то тот, который добровольно сдался с повинной.

Хотя власти Каталонии нахваливают автономную полицию, среди самих местных силовиков давно идет брожение: что будем делать, когда получим приказ от прямого начальства «охранять избирательные участки и обеспечивать выборы» и одновременно постановление суда «закрыть участки и разогнать собравшихся»? Согласно анонимным опросам, преобладало мнение: как-нибудь обойдется. Надо иметь в виду, что в Каталонии также расквартированы испанские «федералы»: жандармы Guardia Civil, военные части и централизованная Национальная полиция. Они-то точно получат только один приказ – из Мадрида.

Как бы референдум

Непризнанный референдум об отделении Каталонии пройдет только 1 октября, но власти региона уже несколько лет пытаются строить свое квазигосударство, делая вид, что Мадрид им не указ.

Потенциальной республике Каталонии нужны свои МИД, законодательство, валюта, армия. С внешней политикой – никак. Больное место каталонской независимости – это полное отсутствие международного призания. На днях каталонский президент Пучдемон поехал в Данию открывать независимое «посольство в Северных странах», назначил послом сестру знаменитого тренера «Барсы» Гуардиолы. Но из датского правительства никто не пришел, и даже испанский посол сказался больным.

С законотворчеством тоже не выходит. Все каталонские самостийные законы на следующий день отменяет Конституционный суд Испании.

Из еврозоны независимую Каталонию сразу выгонят, Брюссель предупредил неоднократно.

Но такой важный компонент, как собственные силовые структуры, есть, и каталонские власти изо всех сил стараются доказать, что он прекрасно работает. Начальство Mossos еще подыграло – подало заявку на вступление в Европол. C такой поддержкой националисты обрели второе дыхание, бог с ним, с МИДом. Осталось только любой ценой организовать волеизъявление народа 1 октября.

По опросам, большинство каталонцев против отделения, но за референдум. То есть дайте провести, победит «остаться в Испании», и все успокоятся. Но Мадрид не хочет пробовать получить Barcelon-exit и потом кусать себе локти. Для запрета голосования премьер Мариано Рахой готов пойти на любые меры. Несколько лет назад казалось, что это какая-то трусливая и невнятная позиция, но после Крыма, Brexit и Трампа уже видится иначе. Теперь скорее как мудрая.

Каталонские власти тоже не намерены отступать, поэтому на сентябрь есть два сценария. В первом каталонский парламент уже в ближайшие дни принимает закон о самоопределении и референдуме. Желательно (хоть и не положено) по ускоренной процедуре в одном чтении, без поправок и дискуссий. И дальше спринтерский забег – предвыборная кампания, голосование. Мадрид ставит палки в колеса всеми способами и делает ответный ход через суды и мягкую силу.

Во втором сценарии события развиваются более жестко. В этих же датах автономное правительство объявляет независимость в один день. Декретом, без голосования в парламенте. И назначает референдум. Вариант быстрый, но по-ленински нелегитимный. За это по испанским законам надо сажать президента Каталонии (вместе с ним и подписантов декрета из его правительства), отменять автономию и вводить прямое управление из Мадрида.

Дальше ситуация будет или идти на спад, или двигаться по сценарию цветных революций. Пассивное большинство в Каталонии против независимости, но не привыкло выходить на улицы. А активное меньшинство, числом от 500 тысяч до миллиона, – за и по первому сигналу готово мобилизоваться. Если законное начальство Каталонии будет к этому моменту сидеть в мадридской тюрьме – вперед выйдет второй эшелон лидеров, куда более радикальных. И пойдет уличное противостояние, где некоторые герои антитеррора Ла-Рамблы и их недавние коллеги-жандармы могут оказаться по разные стороны баррикад.

Испания > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 1 сентября 2017 > № 2293386 Петр Андрушевич


Россия. ЦФО > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука > mid.ru, 1 сентября 2017 > № 2292997 Сергей Лавров

Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе встречи со студентами и профессорско-преподавательским составом МГИМО и Дипакадемии, Москва, 1 сентября 2017 года

Уважаемый Анатолий Васильевич,

Уважаемый Евгений Петрович,

Дорогие друзья,

Хотел бы искренне в очередной раз на этой традиционной встрече приветствовать первокурсников, преподавателей, руководство МГИМО и Дипакадемии. Но, прежде всего, первокурсников, которые сегодня впервые вступают в новый этап уже самостоятельной жизни и вливаются в ряды тех, кто решил посвятить свою жизнь профессии специалиста-международника, неважно из какой международной сферы – будь то дипломатия, бизнес, журналистика или международные отношения. Сейчас очень много профессий, которые не могут быть полноценными без международного фактора.

Я только что присутствовал на торжественной линейке в первый учебный день гимназии имени Е.М.Примакова Московской области, где говорили о значении, которое в нашей стране придается молодому поколению. Наверное, и в этой аудитории уместна эта тема, потому что через какое-то непродолжительное время именно вам предстоит брать на себя ответственность за обеспечение развития нашего Отечества, защиты его интересов на международной арене. Неотъемлемое условие для того, чтобы страна развивалась эффективно – обеспечение максимально благоприятных внешних условий за счет проведения ответственной, самостоятельной, ориентированной на национальные интересы внешней политики. Таким курсом мы следуем последовательно.

Президент Российской Федерации В.В.Путин неоднократно подчеркивал, что то, что мы сейчас наблюдаем в виде конфронтации, попыток изолироваться или самоизолироваться – это совсем не наш выбор. Мы открыты для сотрудничества со всеми, кто к этому готов, но, разумеется, на основе взаимного уважения, равноправия, учета интересов друг друга, соблюдения международного права во всей его полноте, а не только в той части, которая сегодня отвечает конъюнктурным стремлениям того или иного нашего партнера.

Россия обладает уникальным геостратегическим положением, значительным военно-политическим и экономическим потенциалом, статусом постоянного члена Совета Безопасности ООН и благодаря всем этим факторам является одним из ключевых центров человеческой цивилизации. Мы не раз в нашей истории доказывали, что способны успешно решать задачи внутреннего развития, эффективно отстаивать свой суверенитет, а при необходимости защищать права наших соотечественников за рубежом, служить опорой союзникам. История убеждала уже не раз, что подчинить нас какому-то чуждому влиянию, пытаться решать свои проблемы за наш счет не получится, и я уверен, не получится и впредь. Повторю еще раз, эти уроки извлекаются, наверное, не всеми.

Не секрет, что определенной части того, что принято называть политической элитой на Западе не нравится наша самостоятельная политика. Там хотели бы иметь дело с послушной Россией, готовой идти на уступки во вред себе. Отсюда – стремление наказать нас за то, что мы отстаиваем свое законное место в международных делах и в мире. Вы, наверняка, знаете, как происходят попытки такого наказания. Используются различные инструменты сдерживания, санкции, информационные войны, нацеленные на то, чтобы извратить наши принципиальные подходы к различным международным проблемам и опорочить наш курс в международных делах.

Хорошо известно, кто на самом деле в последние годы нарушал основополагающие принципы международного права – суверенное равенство государств, обязательства не вмешиваться в их внутренние дела и мирным способом урегулировать все споры. Все это Устав ООН. Знаем, кто попрал обязательства в ОБСЕ, резолюции СБ ООН, бомбил Югославию, Ирак и Ливию, сеял хаос в регионе Ближнего Востока и Северной Африки и кто дал возможность поднять голову террористическому интернационалу, благодаря чьим авантюрам была создана «Аль-Каида», ИГИЛ и «Джабхат ан-Нусра», которые сейчас являются главными врагами всего человечества.

Россия всегда выступала и будет выступать против беззакония на международной арене. Совсем недавно мы совместно с Китайской Народной Республикой подписали декларацию о повышении роли международного права в межгосударственных отношениях и распространили ее в качестве официального документа ООН. Пригласили к дискуссиям, но энтузиазма со стороны наших западных партнёров не наблюдаем, хотя будем твердо продолжать работать в интересах стабилизации мирового порядка.

При этом очень важно понимать, что мы не стремимся ни к возрождению империи, ни к геополитической или какой-то иной экспансии. Все, что мы хотим, – строить свою жизнь самим, без чужих подсказок и непрошенных советов, без попыток натравливать на нас дружественные и родственные нам народы, с которыми нас связывают многие столетия совместной истории, культуры, традиций и семейные узы. При этом и мы сами не навязываем свои взгляды и рецепты никому. Но, как я уже сказал, мы не приемлем логики чьей-то исключительности, по принципу «что дозволено Юпитеру, то не дозволено быку».

Мы видим, что многим на Западе трудно признать очевидную вещь – «постбиполярный» этап закончился. Расчеты заменить его воцарением гегемона провалились. Сегодня идет процесс становления нового, более справедливого и демократического полицентричного мироустройства. Его суть – в появлении и укреплении новых центров экономической мощи и связанного с этим политического влияния. Руководствуясь собственными национальными интересами, страны и возрождающиеся центры силы стремятся активно участвовать в формировании международной повестки дня, чтобы она отражала их интересы, уверенно берут свою часть ответственности за поддержание безопасности и стабильности на различных уровнях. По сути, многополярность – это воплощение культурно-цивилизационного многообразия современного мира, желания народов самим определять свою судьбу, естественного стремления к справедливости, причем так, как это видели те, кто писал Устав ООН. Перечитав его, мы поймем, что ничего сверхъестественного те, кто хочет большей справедливости в мировых делах, не просят.

Стремление узкой группы западных государств воспрепятствовать чаяниям народов, не гнушаясь диктата и применения силы в обход СБ ООН, конечно, тормозит становление многополярного миропорядка, но остановить этот объективный и неумолимый процесс никто не в состоянии.

Мы убеждены в безальтернативности возрождения культуры диалога, поиска компромисса, возвращения к созидательной дипломатии как инструменту согласования общеприемлемых решений – в политике, экономике, финансах, экологии. Только объединяя усилия всем миром и на основе баланса интересов можно выйти на эффективные развязки, и делать это следует не откладывая.

Напряженность последних лет дорого обходится для международной стабильности. Особую тревогу вызывают настойчивые усилия НАТО по изменению военно-политической ситуации в Евроатлантике, включая наращивание военного присутствия и инфраструктуры в приграничных с Россией регионах, и, конечно же, создание европейского сегмента американской глобальной ПРО. Наверное, это понятно тем, кто инициирует подобные неконструктивные действия, что при любом развитии событий мы сможем надежно обеспечить суверенитет и безопасность страны. Но как страна ответственная, мы твердо привержены тем декларациям, которые принимались за последние 20 лет в ОБСЕ и Совете Россия-НАТО. Мы все хотим сформировать пространство равной безопасности в Евроатлантике и Евразии, никто из нас не будет укреплять свою безопасность за счет ущемления безопасности других. К сожалению, эти декларации остались на бумаге в виде политических обещаний. Наши попытки сделать их юридически обязательными были отвергнуты западными странами. Убежден, если бы этого не произошло и если бы равная и неделимая безопасность действительно обрела юридически обязывающую форму, то многих конфликтов, которые сохраняются сейчас в Европе давно бы не было, их бы урегулировали. Я думаю, это касается приднестровского, карабахского и косовского конфликтов. При наличии юридически обязывающих норм равной безопасности уже давно можно было договориться о неприменении силы в Закавказье, чего мы давно добиваемся. Самого свежего украинского кризиса, наверное, вообще бы не было, если бы мы все уважали те обязательства, которые брали на себя в ОБСЕ – равной и неделимой безопасности.

Тем не менее, мы будем по-прежнему добиваться объединения усилий всех стран в Евроатлантике и во всем мире для отражения общих для всех страшных угроз, прежде всего угрозы международного терроризма. Мы помогаем законному Правительству Сирии ликвидировать террористов и способствуем общесирийскому политическому процессу, причем работаем со всеми сторонами и не поощряем вмешательства извне, исходя из того, что судьбу своей страны должны определять сами сирийцы. Ровно на основе таких же принципов мы работаем со всеми участниками кризисов в Ливии, Ираке, Йемене для решения стоящих перед этими странами проблем. Предлагаем помощь в возобновлении палестино-израильских переговоров, продвигаем инициативы о национальном примирении в Афганистане, в мирном урегулировании ядерной проблемы Корейского полуострова.

Долгосрочный характер носит реализация инициативы Президента России В.В.Путина по формированию Большого Евразийского партнерства, который предусматривает налаживание открытой многосторонней торгово-экономической кооперации стран-участниц ЕАЭС, ШОС, АСЕАН, а в перспективе и других государств Азии и Европы, в интересах формирования единого экономического пространства от Атлантики до Тихого океана. Это давняя идея, но сейчас с учетом живого интереса, который проявляется к ней в региональных интеграционных группировках, вполне может претвориться в конкретные дела.

Надеемся, что здравый смысл и политическая мудрость позволят восстановить наши отношения с ЕС и его членами на основе подлинного добрососедства, предсказуемости и открытости.

Что касается еще одного нашего соседа – США, то, как говорил Президент Российской Федерации В.В.Путин, мы не ищем ссоры с этой страной и были всегда дружественно настроены к американскому народу. Сейчас открыты для конструктивного взаимодействия – там, где это отвечает российским интересам. Искренне хотим, чтобы двусторонняя политическая атмосфера стала нормальной. Но, как вам известно, для танго нужны двое. Пока, по-моему, наши американские партнеры исполняют раз за разом индивидуальный брейкданс.

Мы в целом по-прежнему будем продвигать позитивную повестку дня, взаимоуважительные подходы, искать и находить компромиссы. Именно таким образом выстраиваем наше взаимодействие в ЕАЭС, ОДКБ, СНГ, ШОС, БРИКС и на двусторонней основе без преувеличения со странами всех континентов.

Спасибо. Готов ответить на ваши вопросы.

Вопрос: В июле Россия, США и Иордания договорились о создании зоны деэскалации на юго-западе Сирии, однако встретили жесткую критику со стороны Израиля. С чем, на Ваш взгляд, связана подобная реакция этой страны?

С.В.Лавров: Я бы не сказал, что это решение стало неким шагом в сторону игнорирования интересов безопасности Израиля. Когда это решение готовилось, то наряду с трехсторонними российско-иордано-американскими контактами израильские партнеры информировались о том, в каком направлении движется эта работа. По завершении основной ее части (модальности конкретного функционирования данной зоны, обеспечения ее мониторинга, наблюдения за ненарушением прекращения огня, за доставкой гуманитарной помощи еще предстоит согласовать, хотя зона уже функциональна) мы слышали, в том числе во время визита Премьер-министра Б.Нетаньяху в Сочи для встречи с Президентом России В.В.Путиным, то, что Израиль по-прежнему озабочен своей безопасностью. Мы это прекрасно понимаем. Всегда во всех наших дискуссиях по ближневосточной проблематике, будь то сирийская, ливанская, палестино-израильская, мы исходим из того, что в любой договоренности (к сожалению, их пока не так много) интересы безопасности Израиля, как, естественно, и всех других стран, должны быть обеспечены. Мы заверили израильских коллег, что если у них и есть какие-то опасения насчет того, что их безопасность будет уязвлена, то они не должны иметь под собой каких-либо оснований, потому что мы твердо привержены тому, чтобы этого не произошло. Подтверждением того, что так оно и есть, является комментарий самого Б.Нетаньяху в ответ на измышления какой-то израильской газеты о том, что его встреча с В.В.Путиным закончилась плохо. Он назвал это абсолютной неправдой. Это, наверное, самый хороший ответ на Ваш вопрос.

Вопрос: Еще Император Николай I в беседе с Послом Франции говорил, что его брат завещал ему крайне важные дела, и самое важное дело – восточное. Г.Киссинджер также отмечает, что события на Востоке, в частности в Сирии, демонстрируют чудовищную тенденцию распада государственности, постоянных споров и войн. В данном регионе ключевую роль играют ближневосточные державы, в частности Катар. Как, на Ваш взгляд, сирийский вопрос влияет на развитие двусторонних российско-катарских отношений?

С.В.Лавров: Нет ничего удивительного в том, что такие постоянно огнедышащие регионы, как Ближний Восток, Балканы, привлекающие к себе различных внешних игроков (причем не только соседних, но и издалека), остаются в центре внимания мировой политики многие века. Отсюда Вы «перекинули мостик» к нашим отношениям с Катаром. У нас очень хорошие отношения со всеми странами региона, включая государства Персидского залива, как арабские, так и Иран, с которыми мы выстраиваем доверительные отношения, всегда основываясь на желании понять конкретные интересы, которые продвигают наши партнеры в той или иной ситуации. Мы не согласны с теми, кто заявляет, что ту или иную страну в этом регионе нужно «посадить в коробку» (если переводить прямо) и вообще не выпускать за ее границы, чтобы она нигде ни на кого не влияла. Это нереально. Любая страна – большая или маленькая – имеет в современном мире свои интересы, которые не могут ограничиваться ее внутренним периметром. Всегда будет интерес работать с соотечественниками, соплеменниками той же конфессии, которой принадлежишь ты.

Недавно состоялась наша поездка в Кувейт, ОАЭ, Катар, через несколько дней мы едем в Саудовскую Аравию и Иорданию. Со всеми этими странами у нас хорошие отношения.

Если говорить о сирийском кризисе и его влиянии на наши отношения с Катаром, то с момента, когда администрация Б.Обамы полностью оказалась несостоятельной в выполнении договоренности, которую мы достигли с Дж.Керри еще в сентябре 2016 г. (несостоятельность объяснялась тем, что они провалили свое обещание отмежевать бандитов из «Джабхат ан-Нусры» от нормальной оппозиции, расписавшись в беспомощности), мы поняли, что нужно искать договороспособных партнеров, и таковыми оказались Турция и Иран. Мы договорились с ними о начале астанинского процесса, к которому в качестве наблюдателей подключились иорданцы и США, уже при Администрации Д.Трампа. Этот процесс продолжает активно работать, в его рамках одобрена и реализуется на практике Концепция создания зон деэскалации. Об одной (юго-западной) мы только что говорили. Созданы также зоны в Восточной Гуте и в районе г.Хомс, которые также достаточно успешно налаживают свое функционирование, – там решаются вопросы патрулирования, мониторинга, доставки гуманитарной помощи. МИД и Министерство обороны России настойчиво просят международные гуманитарные организации не тянуть с направлением такой помощи под предлогом выдуманных проблем с Правительством Б.Асада. Проблем нет – безопасность обеспечена. Дело в том, чтобы направлять помощь непосредственно в эти зоны по маршрутам, которые наиболее эффективны, однако наши партнеры пытаются сохранять «трансграничные» маршруты, которые использовались с территорий Турции и Иордании при практическом отсутствии какого-то контроля со стороны ооновцев. Там просто физически трудно это обеспечить и важно понимать, что перевозят в тех или иных грузах. Уверен, что большинство товаров являются гуманитарными, но учитывая, что на территории стран региона действуют различные неподконтрольные никому группировки, могут быть и злоупотребления. Мы хотим этого избежать.

Когда мы стали работать в «астанинском формате» с Ираном и Турцией, то специально поинтересовались у арабских коллег в регионе, устраивает ли их такой формат. Конкретно Катар и Саудовская Аравия сказали нам, что их подходы к сирийскому урегулированию представляет Турция, но параллельно с этим мы вели двусторонний диалог с Эр-Риядом и Дохой. Мой нынешний визит подтвердил, что у нас с Катаром, по большому счету, есть нюансы в подходах – мы более близки с проправительственными силами, а они с оппозиционными. Но желание прекратить войну, понимание важности использования в этих целях зон деэскалации и налаживания прямого диалога между всеми нетеррористическими вооруженными отрядами и Правительством у нас абсолютно идентичные. Также катарские коллеги подтвердили нам необходимость обеспечить светский характер сирийского государства, в котором все этноконфессиональные группы будут пользоваться равными правами и будут одинаково защищены.

Повторю, легких партнеров, наверное, нигде нельзя найти, но если ты слушаешь своего собеседника и стараешься его услышать, то он отвечает взаимностью, и тогда вы находите решения, позволяющие двигаться вперед. Это гораздо сложнее, чем требовать, чтобы все подчинились твоему мнению, а неподчинившихся тут же, без всякой дипломатической дискуссии, загонять в санкционные режимы. Но у меня нет сомнений в том, что это в миллион раз продуктивнее.

Вопрос: Каковы были Ваши впечатления от первой заграничной командировки?

С.В.Лавров: Сразу после института я поехал в командировку в качестве секретаря-референта в Посольство в Коломбо в Шри-Ланке. Когда самолет приземлился (в Посольство летело несколько человек, включая дежурных комендантов), нас встречал микроавтобус с сотрудником Посольства и водителем. Мы ехали, когда уже было темно кругом. Квакали лягушки, шумели цикады. Спустя минут двадцать мы спросили, далеко ли до города, а нам ответили, что мы уже в городе.

Я провел четыре года в этой прекрасной стране, которая только вышла из гражданской войны. Природа очень щедро одарила именно Шри-Ланку великолепными пляжами, горными районами (в течение нескольких часов можно из комфортного горного воздуха попасть на жаркий пляж). В этой стране, конечно, есть и интересные исторические памятники: старый город Канди, Нувара Элия, горная вершина Адамов пик (по легенде, именно туда попали Адам и Ева, когда их изгнали из Эдема). Страна была в состоянии только после гражданской войны, и многое было там не в порядке.

Второй раз я оказался в Шри-Ланке года четыре назад, и сразу же взыграли ностальгические чувства. Мне понравилось, что страна уверенно развивается, становится краше. Для нас наиболее важным было то, что уже построили новое Посольство России, которое стало проектироваться, когда я еще находился там в 1973 г. Поэтому долгострой, к сожалению, свойственен и нашим зарубежным партнерам (правда, там были бюрократические сложности). Посольство получилось прекрасным, чему я очень рад.

Первая командировка – это всегда новый мир, открытие для себя новых друзей. Если кто-то бывал за границей с туристической целью до того, как поехать туда работать, то это совсем другая история. В командировке ты общаешься, понимая, что это часть твоей работы, и ты должен, в идеале, получать удовольствие от общения с зарубежными партнерами, но и понимать, как это поможет тебе формулировать те вещи, которые требуются от тебя по служебным обязанностям.

Вопрос: Известно, что с основания ЕС Франция играла значимую роль в судьбе Евросоюза. Изменится ли траектория развития этого объединения с приходом нового лидера Франции?

С.В.Лавров: Президент Франции Э.Макрон обещает именно это, заявляя, что скоро у него будут конкретные идеи, как встряхнуть и возродить Европу, вернув ей активный интерес к решению своих проблем и преодолению сложностей, связанных с «брекзитом» и, прямо скажем, засильем брюссельской бюрократии, что вызывает недовольство не только у открытых критиков Еврокомиссии, таких как Польша, Венгрия и ряда других стран, но и у грандов – Германии, Франции, – это подспудно все равно проскальзывает. Это и понятно: Германия – самая мощная страна и, наверное, это должно быть отражено в том, как функционирует ЕС и как там принимаются решения. У кого больше экономического, политического, финансового веса, тот вправе претендовать на то, что его голос будет звучать громче и весомее. Однако еврокомиссары часто считают себя самыми главными и поэтому допускают, что национальные правительства можно игнорировать так же, как сейчас происходит с проектом «Северный поток–2». Есть официальное заключение юридической службы самой Еврокомиссии о том, что проект никоим образом не нарушает действующие в Евросоюзе правила и не требует никаких дальнейших согласований, а отдельные еврокомиссары говорят, что их юрслужба это сказала, но они будут думать по-другому. Это пример того, как действия Брюсселя воспринимаются в качестве тормоза на пути реализации взаимовыгодных проектов.

За последние несколько лет Франция действительно была больше поглощена внешнеполитическими инициативами и уделяла мало внимания Европе, как бы отдавая лидерство Берлину. Сейчас Президент Э.Макрон сказал, что считает важным не только сохранять германо-французскую связку, но и делать ее более сбалансированной. Это его решение. Будем наблюдать и делать выводы, поскольку для нас небезразлично, как развивается ЕС. Хотим видеть его единым, сильным и опирающимся на принципы межгосударственного общения, которые всегда использовались в нормальных ситуациях: равноправие, взаимное уважение и поиск баланса интересов.

Вопрос: Представляется, что Вашингтон рассматривает российскую дипсобственность в США как «разменную монету». Правда ли это? Если так, то что они хотят получить взамен?

С.В.Лавров: Если честно, даже не хочу это комментировать.

Мы наблюдаем какие-то пароксизмы, связанные с той самой исключительностью, которую Президент США Б.Обама постоянно подчеркивал, аррогантно указывая на место, по его разумению, которое должны занимать все остальные страны.

Санкции против России начались еще в 2013 г., задолго до украинских событий. Придумывались разные поводы. Была раздута история вокруг трагедии с юристом С.Л.Магнитским. Сейчас выясняются многие интересные факты, которые те, кто стоят за раздуванием данного скандала и принятием на его основе санкций, стараются замотать, воздействовать на суды, в которых рассматриваются иски в отношении того же самого У.Браудера, напрямую связанного, по убеждению наших следователей, с аферами, которые привели к смерти С.Л.Магнитского. Потом были другие санкции. На нас обижались из-за того, что Э.Сноуден решил не лететь туда, где ему грозила смертная казнь, попросив у нас убежища по гуманитарным соображениям. Б.Обама в 2013 г. даже отменил визит в Москву, который был согласован накануне саммита «Группы двадцати» в Санкт-Петербурге.

Неумение воспринимать реальность очень характерно для администрации Б.Обамы. Э.Сноуден попросил политического убежища в России в то время, как в США политического убежища просят миллионы людей, а некоторых они сами выкрадывают и обвиняют в чем угодно. Э.Сноуден, наверное, по американским законам совершил некие неправомерные действия, но нам США вообще никогда никого не выдавали даже, когда это были люди, совершившие преступления в России. Он в России ничего не нарушал и попросил защитить его от американской Фемиды, которая вполне могла приговорить его к электрическому стулу.

Еще один немаловажный факт – пока Э.Сноуден летел из Гонконга в Москву, чтобы дальше пересесть на рейс в Латинскую Америку, у него аннулировали паспорт. По всем, в том числе международным законам, мы не имели права никуда выпускать его из аэропорта, где и решалась судьба предоставления ему убежища.

Наверное, президент Б.Обама испытывал какие-то комплексы, что проявилось в неспособности выполнить договоренность о сирийском урегулировании. Американцы оказались просто неспособны сделать то, о чем договорились и что однозначно отвечало их интересам. Может, не захотели, а может, оказались неспособны отделить ту самую «Джабхат ан-Нусру» и прекратить с ней сотрудничать. Наши подозрения всегда крутились вокруг того, что они хотят впоследствии использовать ее для свержения режима Б.Асада, и пока не подкреплены ничем, кроме фактов, которые говорят о том, что они не борются против «Джабхат ан-Нусры» и не выполнили свое обещание изолировать ее.

Возможно, на почве расстройства внешней политикой и поражением Демократической партии на президентских выборах Б.Обама совершил, как я считаю, абсолютно неприличный шаг и за день до Нового года выгнал 35 российских дипломатов, что с семьями составляет более 100 человек, дав им два дня на то, чтобы они убрались. Это означало, что они не смогут дождаться прилетавшего через три дня прямого рейса Москва–Вашингтон, а должны будут ехать с детьми в Нью-Йорк 500 с лишним километров в не очень простых условиях, с багажом и прочим скарбом. Это было не очень благородно, тем более со стороны лауреата Нобелевской премии мира. Людям специально создали условия, когда они должны были натерпеться физических и бытовых сложностей из-за того, что на отъезд им дали два дня, было необходимо собирать вещи и уезжать. Конечно, российское руководство направило туда спецрейс, чтобы нормально, по-человечески всех вывезти.

Плюс, американцы арестовали, а, по сути, национализировали российскую собственность. Мы думали, что нынешняя Администрация сможет проявить здравый смысл, но, к сожалению, этого не позволили русофобы в Конгрессе, принявшие закон, в котором отнятую российскую собственность будет невозможно вернуть без «благословения» на то самого Конгресса. При нынешнем составе Конгресса и антироссийской истерике это практически невозможно. Произошедшее нарушает и американские законы, поскольку речь идет о нашей собственности, а в США она может быть отнята только по решению суда. Но их это не останавливает – у них специфическое понятие сути правового государства.

Как вы знаете, мы ответили абсолютно адекватно. Не стали делать чрезмерных шагов, попросили американскую сторону привести в полное соответствие количество российских и американских дипломатов с обеих сторон. Причем, если угодно, благородно включили в число российских дипломатов не только наши двусторонние дипломатические миссии в США, но и Представительство России при ООН (хотя оно не имеет никакого отношения к российско-американским отношениям и аккредитовано не при Белом доме, а при Генеральном секретаре ООН), а это более 150 человек. То есть, мы позволили американцам сохранить дополнительно больше на 150 сотрудников, занимающихся двусторонними вопросами в России, по сравнению с нашими сотрудниками, которые занимаются аналогичными вопросами в США. Мы считали, что это справедливо. Также мы попросили их прекратить использовать собственность, которая не идет ни в какое сравнение с комплексами под Вашингтоном и Нью-Йорком. Там это серьезные объекты, где можно отдыхать, принимать иностранных гостей, заниматься спортом, а здесь это небольшая территория в Серебряном Бору и небольшой склад, где они что-то хранили.

По поводу того, что вчера сообщил мне Госсекретарь США Р.Тиллерсон и что потом нам расписали в ноте, у меня двойственное ощущение. Они явно хотели как-то зацепиться за нашу логику о том, что 455 дипломатов – это паритет, и стали отталкиваться от этой логики, сократив на одну единицу количество российских генконсульств в США. У нас были генконсульства в Нью-Йорке, Сан-Франциско, Сиэтле и Хьюстоне. Это давняя история, потому что при СССР у США тоже было четыре генконсульства: в Санкт-Петербурге, Екатеринбурге, Владивостоке и Киеве. СССР не стало, Киев перестал быть местом, где находится американское генконсульство в России, и мы предложили США открыть четвертое генконсульство на нашей территории. Они отказались, сказав, что трех им достаточно. Здесь, конечно, можно говорить о паритете, но он все равно остается специфическим, поскольку, как я сказал, в количество дипломатов мы включили сотрудников Постпредства при ООН. Сейчас я говорю об этом и понимаю, что влезать в детали этой темы не очень хочется.

Отмечу, что закрытие генконсульства в Сан-Франциско, о котором было объявлено, также сопровождалось требованием освободить его за двое суток. Мы дали американцам месяц на то, чтобы они привели количество своего персонала в соответствие с количеством нашего в США, а наших 35 человек с семьями выгнали за двое суток и сейчас заставляют за это же время закрыть генконсульство. Сказали, правда, что все, кто работают в генеральном консульстве и еще в двух точках, занимавшихся в основном экономическими вопросами в Вашингтоне и Нью-Йорке, не обязательно должны уезжать, если не хотят, и могут быть переведены в другие наши загранучреждения – в Посольство в Вашингтоне и генконсульства в Сиэтле и Нью-Йорке.

Мы только ночью получили подробную ноту. Занимаемся этим и отреагируем, как только закончим анализ. Хочу сказать, что вся эта история с обменом санкционными выпадами затеяна была не нами, а администрацией Б.Обамы именно с целью подорвать российско-американские отношения и не позволить Д.Трампу выйти на стезю своего президентства с конструктивными предложениями, чтобы максимально затруднить для него выполнение своих предвыборных заявлений о необходимости нормализации отношений с Россией. Президент США Д.Трамп и сейчас повторяет эти заявления. Президент России В.В.Путин неоднократно говорил о том, что мы также в этом заинтересованы, но взаимоуважительное движение должно быть встречным. Мы к этому готовы. Разговор на эту тему продолжится независимо от того, когда и как мы отреагируем.

Вопрос: На пятом году членства России в ВТО в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации был внесен законопроект о денонсации протокола о присоединении России к соглашению. Как Вы считаете, какое влияние оказывает настоящая политическая ситуация на экономическую составляющую членства России в ВТО?

С.В.Лавров: Уже совершенно точно, что такое влияние не позитивно. Уже не раз мы говорили, что секторальные торгово-экономические санкции, которые ввели против нас, подрывают принципы и дух ВТО и соглашений, заключенных в ее рамках. Не раз говорили и о том, что планы по созданию региональных торгово-экономических блоков закрытого характера, которые вынашивала еще администрация Б.Обамы, также создают риски для глобальной открытой торговой системы, воплощенной в ВТО.

Сейчас, когда мы были вынуждены в ответ на абсолютно нелегитимные санкции ЕС и США предпринять ответные встречные меры, возникает достаточно много торговых споров, которые в нынешней ситуации не очень просто рассматривать. Мы выступаем всегда за то, чтобы любые споры урегулировались на основе взаимоприемлемых договоренностей за пределами арбитражных процедур. Не всегда это получается. Короткий ответ: «да», это не помогает эффективному использованию преимуществ, которые однозначно для России присутствуют в случае нормального функционирования всех механизмов ВТО.

Вопрос: Я гражданин Республики Беларусь. Недавно в Польше был принят закон, предусматривающий снос памятников периода Советов, в т.ч. порядка нескольких сотен памятников солдатам Красной Армии, которые ценой своей жизни освободили от фашизма саму Польшу и всю Европу. Такое вопиющее решение является оскорбительным для России и других стран, участвовавших в борьбе с фашизмом. В чем, на Ваш взгляд, причина такого поведения со стороны Польши? Каким образом можно было бы предотвратить негативные последствия подобных действий?

С.В.Лавров: Причина, по-моему, заключается в тех, кто заводит националистические настроения в польском обществе, кто очень старательно переписывает историю, кто пытается возродить польский национализм с позиций преподносимой исключительности, кто пытается свалить вину за все польские беды на нашу страну. Все это включает мероприятия, которые сейчас проводятся с целью преподнести Пакт Молотова-Риббентропа как начало и реальную причину Второй Мировой войны, забывая о том, что когда был Мюнхенский сговор и Чехословакию «поделили», Польша молча забрала себе «очень лакомый кусок». То, что это явилось серьезным толчком к созданию конфликтного потенциала в Европе, в Польше предпочитают не говорить. Так же предпочитают не говорить о том, что задолго до Пакта Молотова-Риббентропа Великобритания и Франция заключили схожие договоренности с гитлеровской Германией. Я не буду брать более древнюю историю, те времена, когда Польша продвигала идеи «троеморья», опять-таки стремясь упрочить свое влияние по периметру наших границ, не говоря о том, когда Польша внутри России пыталась укреплять за счет наших земель свои позиции.

У нас с поляками есть совместная Российско-польская группа по сложным вопросам. У каждой страны есть полное право иметь свой взгляд на свою историю, историю своих соседей и историю своих отношений с другими странами. Эта Комиссия работала достаточно продуктивно. На некоторых этапах выходили на совместные статьи, и была даже идея о совместном учебнике, посвященном значительному периоду отношений между Россией/СССР и Польшей. Сейчас Польша заморозила все без исключения форматы нашего общения: комиссии, которые существовали под эгидой министров иностранных дел и с участием других ведомств и целый ряд других каналов. Польша пытается формальное сохранение бумаги об этой Группе использовать для того, чтобы навязывать свои представления о происходящем. В ситуации, когда происходит то, с чего Вы начали свой вопрос, это абсолютно неприемлемо.

Вы знаете, у поляков много проблем с интерпретацией событий Второй Мировой войны, причем далеко не только с нами. Недавно у них были проблемы с украинцами, где на кладбище во Львове вандалами были обезображены могилы. Украинская сторона не нашла ничего лучше, как опять обвинить нас, что-де польские захоронения были осквернены российскими бандитами во Львове.

Я считаю, что привносить эти исторические фантазии в сегодняшнюю реальную политику очень опасно. В Польше ощущается реальное «промывание мозгов» населению в однозначно антироссийском ключе. Параллельные заявления о том, что они готовы общаться, предложения о встречах, лишь подчеркивают, что на таком фоне это просто невозможно.

Постоянно раздувается вранье в связи с трагедией, произошедшей в апреле 2010 года, когда самолет президента Польши Л.Качиньского с большим количеством представителей руководства разбился под Смоленском, задев березу в условиях плохой видимости, когда все рекомендовали не заходить на посадку. Все давно установлено. Сейчас пытаются делать какие-то абсурдные заявления о том, что обнаружены следы каких-то взрывчатых веществ на крыльях самолета. Все давным-давно было согласовано и завизировано нашими польскими коллегами.

Мне трудно здесь что-то добавить. Я вижу одержимость тем, чтобы создать в польском обществе атмосферу полного неприятия всего, что связано с Россией. Это плохо и абсолютно не соответствует принципам, под которыми подписалась Польша, вступая в ООН и при создании ОБСЕ. На это обращают внимание в той же ОБСЕ, потихоньку начиная критиковать Польшу. Надеюсь, что если все это продолжится, то будут критиковать за подобные ультранационалистические настроения более серьезно.

Вопрос: Говоря о будущем российской дипломатии, не подскажете, что должно стать ее основой для претворения в жизнь нашего внешнеполитического курса? Есть ли такие неэффективные методы, которые необходимо было бы исключить, т.е. другими словами, которые свое «отжили»?

С.В.Лавров: Если говорить в таком политическом плане, в том, что касается политических методов, то я уже упоминал, что методы диктата, ультиматума и санкций свое «отживают». На мой взгляд, они уже должны по сути дела считаться отжившими свое. Почему я упомянул санкции в качестве части дипломатии? Когда сейчас идет дискуссия вокруг КНДР и что с ней делать, мы и китайцы говорим, что исчерпаны все возможные санкции, которые были нацелены на то, чтобы не дать КНДР использовать внешние связи для развития запрещенных ей Советом Безопасности ООН ракетных и ядерных программ. Все мыслимые и даже немыслимые санкции, которые напрямую мало относятся к этим сферам жизнедеятельности КНДР, уже приняты Советом Безопасности ООН. В дополнение приняты односторонние санкции, которые мы считаем абсолютно нелегитимными. Если есть санкции Совета Безопасности ООН по одному вопросу, о котором договорились, то участник этой договоренности не имеет ни морального, ни юридического, я считаю, права делать что-то сверх этого. Коллективные санкции как решение Совета Безопасности ООН обязательны для всех. По моему убеждению, от таких решений нельзя ничего отнять (не выполнять что-то из того, что было согласовано), но ничего нельзя также и прибавлять. Когда мы сейчас с Китаем говорим, что методы давления исчерпаны и призываем придумать условия, чтобы сесть за стол переговоров, то нам отвечают, что военного решения никто не хочет (Россия и Китай, конечно, тоже никакого военного решения не приемлют). Но чтобы этого не было, то нужно «продолжить дипломатию». На наш вопрос о способе, отвечают предложением принять дополнительные санкции. Наши западные партнеры в своем менталитете определяют санкции как метод дипломатического инструмента. От них надо отказаться, равно как и от ультиматумов.

За американцами это стало водиться достаточно давно, а сейчас к этому стали привыкать европейцы. Как только они выносят свое предложение, которое явно сформулировано в одностороннем ключе и не отражает интересов того, кому это предложение делается, а мы и другие при этом призываем сесть, поговорить и обсудить, то отказываются, ссылаясь на время и указывая на санкции как инструмент «ускорения». Так сейчас пытаются действовать в отношении Южного Судана, который администрация Б.Обамы сознательно выпестовала и «отколола» от Судана. Сейчас в Южном Судане США что-то не понравилось, и они хотят применять против этой республики новые санкции по принципу «что хочу, то и ворочу». Формально это дипломатическая позиция, но этому не место в дипломатии.

В дипломатии есть место культуре консенсуса, культуре поиска диалога. Как в любой семье, когда у Вас не очень хорошее настроение, но Вы хотите чего-то добиться от товарища или родственника, то можно кричать (в зависимости от того, боится он Вас или нет, он может согласиться или нет), но лучше всего всегда, подавив в себе все нервные потуги, начать договариваться. Еще раз подчеркну, это гораздо дольше, чем крик с надеждой, что кто-то дрогнет, но в подавляющем большинстве случаев это единственный путь.

Если рассматривать то, о чем Вы спросили, с точки зрения современных технологий, то, конечно, их надо осваивать: социальные сети, электронную почту как средство доставки информации, многое другое. По мере развития нового технологического уклада эти возможности будут только расширяться, но это никогда не заменит прямой человеческой дипломатии через общение по двум причинам. Во-первых, сейчас очень много хакеров и «утечек». Они гораздо легче происходят именно в электронных средствах информации, нежели с традиционных носителей. Многие будут опасаться слишком много доверять новым технологиям, по крайней мере в том, что касается самых деликатных вещей. Во-вторых, ничем не заменить ситуацию, когда ты смотришь человеку в глаза и когда понимаешь, отвечает ли он тебе искренне (а не думает, как ему сформулировать реакцию на твой твит). По-моему, все так.

По поводу того, что касается ошибок, то в каждом случае их надо рассматривать индивидуально. Кто-то когда-то ошибся в Совете Безопасности ООН и на Корейском полуострове в начале 50-х гг. появились американские войска под названием «Войска ООН». Это конкретная ошибка. Необходимо рассматривать историю дипломатии в каждом конкретном случае.

Вопрос: В течение этого года мы наблюдаем тревожные сведения касательно настроений новой американской Администрации по выходу из Парижских соглашений. Судя по всему, это происходит, потому что эти соглашения не соответствуют интересам американской элиты. В связи с тем, что Вы в своем выступлении говорили об этом, а мы наблюдаем не одно десятилетие, что часто для США международные нормы или Устав ООН не становятся средством ограничения их власти, какие рычаги должны быть созданы? Какими способами можно воздействовать, в частности на США, чтобы решать общемировые и важные вопросы, которые представляют интерес для всего человечества?

С.В.Лавров: Я убежден, что только диалог и открытость к диалогу на основе равноправия, готовность услышать реальные озабоченности, которые побудили США выходить из Парижских соглашений, как и готовность и необходимость услышать реальные озабоченности любой страны, которая меняет свое отношение к тому или иному международному документу. Это происходит не первый раз.

Б.Обама баллотировался с обещанием сделать несколько сугубо конкретных вещей: закрыть нелегальную базу в Гуантанамо (чего он не сделал) и ратифицировать, среди прочего, Договор о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний. Об этом он перестал даже упоминать через пару лет, и тоже не сделал. Это серьезные вещи, возможно, не менее серьезные, чем соглашения по климату. По большому счету, это добровольное дело. В этом и состоит сила международных договоров и конвенций — к ним присоединяются добровольно. Страна, которая увидела, что «вырисовывается» текст, который не учитывает ее интересы, вполне вправе не присоединиться. Так многие не присоединяются к Статуту МУС. Россия, подписав его, очень долго присматривалась, как он будет работать. В итоге мы отозвали свою подпись, потому что Обвинитель МУС повел себя абсолютно неадекватным образом, просто отказавшись рассматривать жалобы жителей Южной Осетии на то, как они подверглись нападению грузинской армии. Вместо этого он заявил, что будет рассматривать, как югоосетины действовали по отношению к напавшим на них грузинам.

Возвращаясь к парижскому документу. Он рамочный, а не прямого действия. Мы при подписании четко сказали, что будем рассматривать вопрос о его ратификации в зависимости от того, какой сложится механизм его реализации. Предусмотрено, что подписавшие страны после того, как эта рамочная договоренность будет одобрена, начинают процесс переговоров о том, что конкретно она означает, в том числе каковы доли сокращения выбросов, как и кем они будут контролироваться. Это самое главное, потому что это по большому счету конкретизированный лозунг. Там нет механизма его имплементации. Мы будем ждать, пока он будет согласован, посмотрим, насколько понятным, отвечающим нашим интересам и интересам других государств его удастся сделать, насколько он будет жизнеспособен. Это абсолютное право страны подвесить свое присоединение к той или иной международной конвенции. Но при всех обстоятельствах нужно разговаривать и убеждать. Президент США Д.Трамп, придя к власти, обещал пересмотреть многие сферы внешней политики в военно-политической, экономической, торговой и экологической сферах. Еще только формируется позиция Администрации, ей не дают нормально работать, хотят сделать все, чтобы она так и осталась в таком нерабочем состоянии. Несколько сотен чиновников второго уровня – заместители и ниже глав ведомств – не только не назначены, но даже их кандидатуры не внесены в Конгресс. Пытаются связать руки, придумать какие-то российские вмешательства, связи Д.Трампа и его семьи с Россией. Скоро будет уже десять месяцев, как играет эта тема в США. Она всплыла прямо накануне голосования, ни единого факта никто на стол так и не положил. Я считаю, что это стыдно для взрослых людей, которые занимают не самые последние посты в исполнительной, судебной и законодательной власти в США.

Вопрос: Встреча президентов России В.В.Путина и США Д.Трампа стала одной из главных интриг саммита «Большой двадцатки». Ранее Вы заявляли, что она внесет ясность в будущие отношения этих двух стран. Оправдались ли эти ожидания? Что изменится в российско-американских отношениях?

С.В.Лавров: Я считаю, что никто никогда не может внести стопроцентную ясность, хоть миллион раз встречайся. Но стало яснее, что Д.Трамп, как он сам неоднократно заявлял после встречи (в т.ч. совсем недавно), заинтересован в нормализации отношений с Российской Федерацией. Это встречное желание. У нас точно такая же позиция. Мы готовы двигаться с той скоростью и на ту глубину, которая будет комфортна для Администрации Д.Трампа. Мы понимаем, что их пытаются сейчас «поджарить» по каждому поводу, извините за жаргон. Не считаем необходимым как-то активничать на американском направлении, но понимаем, что Администрацию просто хотят подрубить. В этом контексте и рассматриваем санкционные действия, которые Конгресс США навязывает Президенту США Д.Трампу (это теперь уже не вызывает ни у кого сомнения), принятие закона, который не столько направлен против России, сколько на достижение той же самой цели – связать Д.Трампу руки, не позволить ему в полной мере использовать свои конституционные полномочия в сфере внешней политики.

Жизнь никогда не бывает одноцветной, она всегда намного богаче. Диалектика нас учит, замечая неприемлемое и учитывая то, что делается враждебного в отношении тебя, делать выводы о своей реакции, но она должна быть такой, чтобы в дополнение к нанесенному тебе ущербу сам себе дополнительно еще не навредил. Естественно, при этом мы будем жестко отвечать на те вещи, которые наносят нам ущерб абсолютно на ровном месте и которые продиктованы только желанием испортить наши отношения с США.

Вопрос: Каковы на сегодняшний день позиция и роль России в сфере международного экологического сотрудничества?

Ответ: Я этого только что коснулся. Мы являемся частью Парижского соглашения по климату, хотим, чтобы оно приобрело очертания, которые уже позволят судить о том, насколько эффективно оно будет исполняться. Волею судеб после того, как распался СССР, когда у нас промышленность «лежала на боку» (а после этого восстанавливалась очень непросто, но с использованием современных экологических технологий), у нас количество выбросов углекислого газа в атмосферу сейчас такое, что мы без какого-либо напряжения к 2030 г. не только достигнем той доли, уровня которой нам предстоит достичь, но наши показатели будут гораздо ниже этой квоты. Наша позиция в том, что касается проблемы изменения климата, объективно очень прочная и честная. Но повторяю, нам помогла ситуация, когда у нас был глубокий кризис после распада СССР. В принципе мы выступаем за то, чтобы экономическое сотрудничество развивалось и углублялось, но чтобы это делалось не на основе каких-то панических однозначных утверждений и требований, а на основе научного анализа. По тому же изменению климата в последнее время появилась масса глубоких научных статей, которые анализируют состояние климата планеты за несколько тысячелетий. Я не специалист, но наверняка те, кто принимают решение сегодня, должны быть знакомы с этими исследованиями. Мне кто-то сказал, что есть школы мысли скептиков, которые считают, что все эти требования внедрения новых дорогостоящих технологий (иначе-де планета «перегреется» и наступит коллапс) очень напоминают «Проблему 2000 г.». Может быть, Вы не помните, была такая «Проблема 2000 г.», когда накануне нового тысячелетия огромное количество людей подчеркивали необходимость срочно закупать новые компьютеры, потому что старые при этих трех нулях просто выключатся. Кто-то продал очень неплохую партию этих компьютеров по всему миру. Потом, когда выяснилось, что старые компьютеры прекрасно пережили новогоднюю ночь, мы забыли это. Но проблема такая была.

Я не хочу сказать, что то же самое происходит с изменением климата, отнюдь нет. Сейчас появляется массив научного анализа про тысячелетний ряд наблюдений. Когда в Антарктиде нашли замерзшую воду подземного озера – это тоже помогло сделать выводы, которые касаются анализа изменений климата в течение многих тысячелетий. Поэтому мы за научный подход. Сейчас Президент Российской Федерации В.В.Путин показывает пример борьбы со свалками, это ведь тоже экология. Для нас она гораздо важнее, по-моему, чем сейчас понять, насколько важно будет понижать нашу долю выбросов углекислого газа. Поэтому к экологии подходим комплексно. Заверяю Вас, что на международных конференциях по окружающей среде нашу позицию воспринимают с большим уважением, у нас много идей и предложений, которые, в конечном счете, становятся предметом международных договоренностей.

Вопрос: Сергей Викторович, для многих студентов Вы сегодня кумир и на Вас равняются. Скажите, а кто был Вашим кумиром, когда Вы были студентом?

С.В.Лавров: Это не очень, наверное, правильно – у меня было много кумиров. Тогда таким словом не апеллировали, относили его к разряду беллетристики, но были люди, которых мы считали примером и хотели быть на них похожими. Например, Е.М.Примаков – несомненно, один из них. Не хочу никого обидеть. Кумир – это что-то заоблачное, а люди, на которых равнялись, наверное, их фамилии ничего вам не скажут, не буду перечислять, чтобы не забыть и не обидеть кого-то. Это люди, которые учили меня работать, когда я пришел после МГИМО (У) сначала на пару месяцев в МИД, а потом поехал в Шри-Ланку. Я им всем очень благодарен, до сих пор со многими из них встречаюсь, общаюсь. Здесь у Вас тоже есть учителя, которые наверняка надолго запомнятся Вам после того, как Вы успешно закончите это прекрасное учебное заведение.

Вопрос: Недавно были новости о том, что Парламент Республики Молдовы отправил запрос в ООН о выводе российских миротворцев из Приднестровья, на что Президент Приднестровья В.Н.Красносельский ответил, что, вероятнее всего, в этом случае будет война. Как Вы оцениваете эту ситуацию? Каков риск обострения конфликта?

С.В.Лавров: Я не думаю, что нужно предрекать войну. Никто этого не хочет, кроме тех, кто водил рукой представителей молдавского Правительства, когда они писали ноту о необходимости вывода наших военнослужащих из Приднестровья. Те, кто подсказал это молдавскому Правительству – хотят войны между нами и Украиной, между нами и Молдовой. Это линия на сдерживание России. Как говорится, ничего лишнего. Санкции и все остальное оттуда. Наши военнослужащие находятся в Приднестровье на основе соглашений, которые были заключены вскоре после того, как горячую фазу конфликта в начале 90-х удалось погасить благодаря российской армии, после этого соответствующее подразделение российской армии было преобразовано в объединенную группу российских войск Приднестровья с единственной целью – охранять колоссальные запасы боеприпасов на складах Колбасна. Параллельно были созданы миротворческие силы, в которые также вошли наши военнослужащие, которые занимаются поддержанием стабильности на Днестре.

С тех пор, как эти решения были приняты, ни единого срыва в какие-то силовые акции в Приднестровье не происходило. Были напряженные инциденты, но никогда никто ни в кого не стрелял. Все понимали, что вывод нашей группы войск, которая охраняет склады с боеприпасами, зависит от того, насколько успешно будет решаться вопрос политического урегулирования. Потому что население Приднестровья, после того, как они почувствовали горячую войну с Молдовой, которая была остановлена, заявило, что они никуда не отпустят военнослужащих и не дадут вывезти оружие до тех пор, пока им не предоставят те права, о которых была договоренность. Мирные граждане буквально ложились на рельсы.

Когда в 2003 г. начался процесс планового урегулирования, в соответствии с которым в рамках территориально-целостной Молдовы Приднестровье получало особый статус, за тот период, когда готовилось это соглашение, вывезли половину того, что хранилось на этих складах, и все было нормально. И вывезли бы давным-давно все остальное, если бы тогдашний Президент Молдовы В.Воронин не отказался подписать парафированный текст соглашения, потому что ему позвонили из Брюсселя. Все это знают.

Вот почему там находятся наши военнослужащие, которые уйдут, как только будут созданы условия для вывоза этих смертоносных запасов. Те люди, которые подсказывают Молдове совершать эти конфронтационные действия, именно они тормозят работу группы «5+2», которая создана под эгидой ОБСЕ и занимается урегулированием. Им не нужно урегулирование, им нужно что-то неприятное сделать для Российской Федерации, опять втянуть нас в очередную кризисную ситуацию.

Вопрос: В 2018 г. пройдут выборы Президента Российской Федерации. На сегодняшний день таких ярких, сильных, харизматичных личностей, как Вы, которые смогли бы взять ответственность за страну и повести за собой народ, не так уж и много. Рассматриваете ли Вы себя как кандидатуру для выборов?

С.В.Лавров: Нет, не рассматриваю. Скажу откровенно, не в порядке лести, а в порядке искреннего заявления, мне очень комфортно и приятно работать с Президентом Российской Федерации В.В.Путиным. Я вижу, что у нас есть еще целый ряд задач, которые необходимо решить на внешнеполитическом фронте, и то, что Министерство иностранных дел России этим активно занимается, я считаю самым главным в своей жизни.

Вопрос: Все мы знаем, что в октябре в Сочи состоится Всемирный фестиваль молодежи и студентов, и МГИМО (У) также активно интегрировано в подготовку. Планируете ли Вы посетить Фестиваль?

С.В.Лавров: Да, я планирую посетить этот Фестиваль. Сейчас решается логистическая часть этой темы, потому что одновременно там будут проводиться заседания дискуссионного клуба «Валдай», на которых будут присутствовать иностранные гости, с которыми придется провести переговоры. Мы стараемся спланировать это таким образом, чтобы все это посмотреть и обязательно пообщаться с участниками Фестиваля.

Вопрос: В ответе на один из вопросов Вы упомянули Иран как партнера России. Некоторое время назад в вестнике «РБК» была размещена информация о проекте создания Ираном и Россией судоходного канала из Каспия в Персидский залив. Вы можете прокомментировать какую-нибудь информацию о реализации этого проекта? Какие выгоды может получить Россия от создания данного канала? Какое сопротивление может встретить данный проект в мировом сообществе?

С.В.Лавров: Проще было бы остановиться на первом вопросе, могу ли я это подтвердить. Я этого не знаю. Остальные вопросы уже, наверное, не актуальны. Но такие идеи, наверняка, могут витать у кого-то в головах. Сейчас каналы – модная тема. Наши никарагуанские друзья хотят параллельно Панамскому каналу через свою территорию рыть канал, там даже всерьез это обсуждается.

Про канал, о котором Вы упомянули, вообще ничего не слышал. Слышал, что на каком-то этапе были идеи построить канал между Черным и Каспийским морями, но научная проработка этой темы показала ее рискованность. Но буквально сегодня прочитал, что на Украине в сети Интернет открыто голосование за то, чтобы прорыть канал, отделив физически Крым от Украины. Такие идеи появляются.

Вопрос: Какие шаги в международной политике должна предпринять Россия для укрепления курса национальной валюты?

С.В.Лавров: Это совсем не моя специальность. Я не хочу давать дилетантских советов. Мне кажется, что у нас курс валюты после известных резких падений стабилизировался. И то, что я читаю в различных публикациях, в том числе на Западе, это всеми признается. Как дальше будет развиваться дело, я сказать Вам не могу. Следите за тем, как комментируют это специалисты.

Вопрос: Вы известны всем не только как Министр иностранных дел России, но и как многогранная личность, автор стихов, Ваши выступления мгновенно разбирают на цитаты, поскольку у Вас есть свой индивидуальный стиль, характеризующийся виртуозным владением речью и остроумием. Я, как студентка, не могу не задаваться вопросом, как, занимаясь профессионально любимым делом, которое увлекает и требует максимальной отдачи, не дать ему полностью себя поглотить, а суметь сохранить разнообразие внутреннего мира и свою индивидуальность? Как в погоне за совершенством не переступить грань между профессионализмом и обезличенностью? Не могли бы Вы, опираясь на Ваш опыт, дать мне и моим товарищам совет?

С.В.Лавров: Очень трудно проводить психоанализ самого себя. Для меня работа всегда была на первом месте, но не руководствуйтесь этим в своей жизни. Я никогда не переходил к каким-либо досугам, пока не сделаю всю свою работу. Я это делал с остервенением, желая, может быть, иногда в ущерб качеству закончить поскорее.

Вопрос: За последние полгода ситуация на Корейском полуострове резко накалилась за счет участившихся ракетных запусков, совершаемых Северной Кореей и резкой реакции США. В то же время Россия предпринимает все попытки сохранить мир. Как вы думаете, сможет ли Россия не допустить военного вмешательства США в дела стран Корейского полуострова?

С.В.Лавров: Одна Россия, конечно же, не сможет. Здесь надо опираться на здравый смысл многих государств. Прежде всего, у нас с Китайской Народной Республикой есть совместные подходы и инициатива, которая была закреплена в заявлении министров иностранных дел России и Китая 4 июля, когда здесь с визитом был Председатель КНР Си Цзиньпин. Она распространена в ООН – СБ ООН, ГА ООН и также во всех резолюциях. Мы напоминаем о том, что во всех резолюциях, которыми вводились санкции СБ ООН, обязательно есть положения о том, что необходимо добиваться мирного решения, возобновления переговоров и так далее.

Сейчас мы оказались в той ситуации, о которой предупреждали – спираль конфронтации начинает раскручиваться очень опасным образом. Последовательность воспроизводится одна и та же. Где угодно можно начать запуск ракеты или ядерные испытания, результат – резолюции с санкциями. Затем очередные учения США и новый запуск в ответ на эти учения – новые резолюции и санкции. Мы предложили поддержать последовательный подход к разрядке напряженности. В этом контексте поддержали китайскую инициативу т.н. «двойной заморозки», то есть Северная Корея замораживает все свои запуски и испытания, а США и Южная Корея резко сокращают масштабы своих военных учений. Мы это говорили еще Дж.Керри. Американцы нам сказали то же самое, что сейчас повторяют в Администрации Д.Трампа – это неравноценное предложение, потому что запуски и ядерные испытания Северной Кореи запрещены СБ ООН, а военные учения – это абсолютно легитимная вещь. На это мы отвечаем, что не стоит упираться в такую легалистскую логику. Конечно, никто не обвиняет американцев в том, что они нарушают международное право, но, если дело идет к войне, а американцы сами признают, что военная опция у них остается в очень активной разработке, то тогда, наверное, если мы хотим предотвратить войну, первый шаг должен сделать тот, кто умнее и сильнее. Тут не может быть сомнений, кто в этой паре обладает такими качествами. Хотя, кто знает.

Министр обороны США Д.Мэттис несколько раз говорил, что военное решение этой ситуации будет сопряжено с колоссальными человеческими жертвами. Нам американцы это тоже подтверждают. Мы у них спрашиваем, что эти жертвы, прежде всего, будут среди ваших союзников – Японии, Южной Кореи, а они нам намекают, что, может, мол, сложится такая ситуация, когда не останется другого выбора. Это совершенно жуткий вариант развития событий. Будем все-таки добиваться того, чтобы эти переговоры возобновить. Мы знаем, что американцы по какому-то полускрытому, полуофициальному и полуакадемическому каналу разговаривают с представителями Пхеньяна. Не будем иметь ничего против, наоборот, мы будем только за, если они договорятся о какой-то деэскалации, чтобы все остыли, сели за стол переговоров и начали говорить.

У нас есть общая цель – денуклеаризация Корейского полуострова, чтобы на Севере не было ядерного оружия и на Юге, чтобы не было ни своего, ни американского ядерного оружия. Но также необходимо признать, что любая страна, включая Северную Корею, имеет право на гарантию безопасности. Много же было угроз, что там сменят режим, объединят ее насильно с Южной Кореей. В этом смысле мне стало очень приятно, когда недавно Государственный секретарь Р.Тиллерсон выступил с инициативой «четырех нет» – применению силы, смены режима, ускоренному объединению Северной и Южной Кореи и перехода американскими войсками 38-й параллели. В общем-то правильные слова. Но, к сожалению, пока они никак не трансформируются в какие-то шаги, которые можно было бы использовать для начала этих переговоров. Мы стараемся по своим каналам со всеми участниками т.н. шестисторонних переговоров нащупать какие-то вещи, которые позволят всем нам все-таки разработать нечто функциональное и увести ситуацию в сторону от этих обоюдных военных угроз. Конечно, это будет предполагать категорический отказ Северной Кореи от всяких испытаний и запусков ракет.

Вопрос: Известный британский государственный деятель У.Гладстон говорил, что главным принципом внешней политики является успешное управление внутри страны. Как Вы относитесь к этому высказыванию? Считаете ли его правильным?

С.В.Лавров: Чем сильнее любая страна экономически, социально и в плане обеспечения собственной безопасности, тем эффективнее ее внешняя политика. В этом нет сомнений. То, что сейчас наша внешняя политика набрала очень хороший ход, вышла на хороший уровень и достигла высот, на которых с Россией уже никто не может не считаться, отличает нас от той ситуации, которая была в девяностые годы, когда у нас просто не было никакой экономики, была развалена социальная сфера. Безусловно, у нас сейчас есть трудности, сопряженные с известными обстоятельствами, но по большому счету это экономика, которая работоспособна. Это признается уже всеми. Мы это ощущаем на внешнеполитическом фронте, нам легче работать с такой экономикой, нежели с той, которая была в девяностые годы.

Вопрос: Всем известно, что у Вас очень насыщенная и интересная биография. Вы побывали во многих странах, знакомы со многими выдающимися личностями, с главами других государств. Какой момент в Вашей дипломатической жизни стал самым ярким и запоминающимся, стал Вам уроком и, возможно, станет уроком и для нас?

С.В.Лавров: Самые яркие моменты в моей жизни связаны не только с дипломатической службой. Не хочу оказаться в ситуации, когда я что-то забуду упомянуть. Много было моментов, которые доставляют удовлетворение проделанной работой. Это и целый ряд двусторонних договоров, которые мы заключили с соседними странами, в том числе в отношении окончательного урегулирования проблемы границ. Это было важно после распада СССР. Это и договорённость по ядерной программе Ирана, которая заняла многие годы. Надеюсь, сейчас мы не позволим дать ее развалить, хотя многие в Вашингтоне советуют это сделать поскорее. Это плохая идея, которая встраивается не в логику режима нераспространения ядерного оружия, а в логику поддерживания управляемого хаоса. Как только где-то что-то намечается в конструктивном ключе, те, кто хочет «ловить рыбку в мутной воде», обязательно должны вставить туда какую-то новую занозу. Вспоминается также договоренность с экс-Госсекретарем США Дж.Керри по Сирии год назад сразу после встречи президентов России В.В.Путина и США Б.Обамы в Китае, где они окончательно согласовали на компромиссной основе в концептуальном плане остававшуюся проблему. Нам было поручено положить это на бумагу. Это заняло какое-то время. Документ был готов. Это был настоящий прорыв. Я думаю, что если бы тогда американцы не оказались беспомощными в подавлении «Джабхат ан-Нусры», сирийский кризис сейчас был бы уже в стадии политического урегулирования без каких-либо рецидивов. Есть много всего. Я просто с ходу об этом не думал. Мемуары писать не собираюсь, поэтому приятное в этой жизни не систематизировал.

Вопрос: Как уже отмечали многие эксперты, в том числе и Вы, за последние несколько десятков лет ряд западных стран выработал систему дестабилизации и нарушения суверенитета более слабых, беззащитных государств. На протяжении последних двадцати-тридцати лет она успешно применялась в Восточной Европе и на Ближнем Востоке. Ирак, Ливия и ряд других стран стали ее жертвами. Но в случае с Сирией, когда ее Президент Б.Асад вместе с Россией стал отстаивать суверенитет своего народа, многие увидели возможность обрушения этой злой и несправедливой системы. Верите ли Вы, что победа в Сирии станет принципиальным фактором в изменении устоявшейся системы на Ближнем Востоке? Если да, то в какую сторону она изменится?

С.В.Лавров: То, что достижение урегулирования в Сирии станет безусловно позитивным фактором не только для Ближнего Востока, но и для всех международных отношений, сомнений нет. По крайней мере, это остановит черед грубейших вторжений, которые произошли – в Ираке без всякого обсуждения в СБ ООН, в Ливии, где было нарушение того ограниченного мандата, который выдал Совет Безопасности ООН. Именно то, что Сирия сейчас пошла по другому пути благодаря в том числе и нашей помощи, злит наших западных партнеров. В стремлении сохранить и удержать доминирование, которым они наслаждались многие века, они идут на такие резкие движения и необдуманные поступки.

Кстати, они сами рассуждают о том, когда они снимут против нас санкции. Мы изначально сказали, что эта тема нас не касается. Вы их вводили, вы их и снимайте. Мы обсуждать какие-то условия снятия санкций не собираемся. Но они сами в разговорах с собой, с мировой общественностью, с прессой и СМИ начинают говорить, что Россия должна выполнить Минские договоренности, хотя в них десять раз упомянут киевский режим, а Россия – ни разу. Сейчас многие начинают понимать абсурдность этого условия, в частности, политики в Германии уже публично говорят об этом, но тем не менее в том духе, что хотят снять санкции, понимают, что с Россией надо взаимодействовать, без нее трудно решать многие проблемы, но пусть она сначала выполнит Минские договоренности. Потом вдруг стала появляться тема Сирии – если бы только Россия стала сотрудничать с нами по Украине, и еще бы по Сирии перестала поддерживать Б.Асада, тогда бы мы и сняли с нее санкции. Как по З.Фрейду, они выдают правду о том, что им не нравится все, что касается хоть какой-то позитивной роли России. К сожалению, такие люди есть, но к счастью, их становится все меньше и меньше. Но те, кто придерживается таких позиций, пока у власти надолго и останутся. Нужно работать с теми, кто такие позиции занимает.

Но в более широком плане, конечно, это будет сигналом о том, что нельзя больше диктовать в одностороннем порядке решения, не учитывая мнение ни страны, о которой идет речь, ни тех стран, которые также заинтересованы в том или ином вопросе. Это не переломит тенденцию. Общие тенденции, как я об этом говорил в самом начале, тяготеют к многополярному миру, но до этого будет переходная эпоха, если мы правильно оцениваем то, что видим сейчас в международных отношениях. Но в рамках этой эпохи пока еще мы остаемся на восхождении к пику сопротивления этой тенденции. Пик недалек. Все больше наших западных партнеров понимают, что нужно не то, что смириться с объективностью, а понять реальные тенденции современности, что свои национальные интересы тем же западным странам гораздо проще и эффективнее обеспечивать, идя в ногу с этой тенденцией, а не против течения.

Вопрос: Как известно, история развивается по спирали. Как Вы думаете, в истории Российского Государства и его дипломатии были схожие с современной ситуацией периоды?

С.В.Лавров: Идентичного никогда ничего не бывает, но история повторяется несколько раз. Периодов, когда нас сдерживали, очень много. Их можно даже не перечислять. Если Вы занимаетесь историей, Вы их все знаете. На нашей территории была смута, были захватчики. Никогда это не заканчивалось тем, что наш народ пропадал, смирялся. Всегда рано или поздно он находил в себе силы. В «горячей» войне, как это было в Великую Отечественную войну и в Отечественную войну 1812 года, это была решительная и резкая национально-освободительная борьба. В других ситуациях требовалось больше времени, может быть, другой вид мужества, больше связанный с терпением и созданием условий, чтобы ты возобладал. Я думаю, что и сейчас терпения нам не занимать. «Горячей» войны никто не хочет, мы не собираемся в ней участвовать, но видя то, что происходит вокруг, мы должны иметь вооружение, армию, флот, воздушно-космические силы, которые соответствуют современным реалиям.

Я читаю многие западные материалы. Они сейчас открыто об этом пишут аналитические заметки во всяких военных журналах, признают, что у нас суперсовременная армия и воздушный флот. Их больше всего поражает и то, что это и очень сильный военно-морской флот. Мы говорим это не для того, чтобы провоцировать кого-то на гонку вооружений или испытать на прочность. Просто ситуаций, когда слабовооруженная страна становится объектом поглощения не в юридическо-правовом плане, а в плане самостоятельности, достаточно много.

Повторю еще раз, периодов, когда нас пытались сдерживать разными способами, включая военные, немало. Но сдерживали и санкциями. Это же не первый раз, когда против нас в таком масштабе применяются санкции. Вспомните советское время, если Вы читали про ту историю. Тогда тоже санкций было немало. Самое главное, что помимо того, что у нас есть огромная богатейшая территория, армия, флот и военно-космические силы, у нас есть российский народ, который генетически впитал в себя нашу цивилизационную культуру, открытость ко всему миру при понимании, что мы будем готовы разговаривать и дружить с теми, кто хочет отвечать взаимностью на равноправной основе и кто не будет приходить «в наш монастырь со своим уставом». Я убежден, что эти качества очень хорошо знают все те, с кем общаются наши люди, когда бывают за границей и принимают гостей здесь. Очень рассчитываю, что Ваши коллеги из зарубежных государств, учась бок о бок с нашими гражданами, во всей полноте почувствуют эту великую черту российского народа.

?

Россия. ЦФО > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука > mid.ru, 1 сентября 2017 > № 2292997 Сергей Лавров


Россия > СМИ, ИТ. Финансы, банки > comnews.ru, 1 сентября 2017 > № 2292622

ВТБ перенес IT в регионы

Елизавета Титаренко

Банк "ВТБ24" открыл первый IT-центр за пределами Москвы. Новый региональный сервисный центр с функциями IT-подразделений расположен в Самаре, где, по словам президента - председателя правления ВТБ24 Михаила Задорнова, более высокий уровень подготовки местных специалистов в сфере IT и финансов. Новый сервисный центр позволит банку снизить затраты на организацию рабочих мест и персонал. Аналитики отмечают, что IT-подразделения мигрируют туда, где минимальна стоимость высококвалифицированной рабочей силы, то есть в крупные города, где есть сильные технические вузы.

Сервисный центр в Самаре открыли Михаил Задорнов и губернатор Самарской области Николай Меркушкин. Площадь сервисного центра составляет более 7 тыс. кв.м. Стоимость проекта - 2,8 млрд руб.

Сервисные центры ВТБ24 находятся уже в четырех городах России, однако, как сообщил корреспонденту ComNews сотрудник пресс-службы банка, только в самарском отделении вместе с сотрудниками финансового департамента трудятся и IT-специалисты. В сервисных центрах ВТБ24, которые расположены в других городах, например в Чебоксарах и Барнауле, сосредоточены только операционные функции и колл-центр. В Самаре IT-специалисты работают с первой линией поддержки, занимаются всеми видами тестирования, установкой ПО и его сопровождением, решением типовых обращений по разным направлениям. Площадка в Самаре также позволит банку увеличить время IT-поддержки за счет разницы в часовых поясах с Москвой.

Сотрудник банка уточнил, что в Москве останутся такие функции IT-подразделений, как разработка IT-архитектур, поддержка критических систем и часть тестирования.

Рабочие места в новом сервисном центре созданы с применением технологии VDI (Virtual Desktop Infrastructure). Она позволяет централизовать управление и контроль, а также сократить расходы на одно рабочее место, повысить безопасность IT-инфраструктуры, сократить серверную инфраструктуру и энергопотребление в самом сервисном центре. Кроме того, сотрудники нового IT-центра будут по минимуму использовать принтеры, а печать и копирование будут осуществлять по картам доступа в помещение. Информация о заданиях печати и копирования будет храниться в СЦ в течение трех месяцев.

Как уточнил сотрудник пресс-службы банка, сервисный центр в Самаре позволит банку снизить затраты на организацию рабочих мест и персонал, а также сократить общее количество рабочих мест за счет консолидации части функций подразделений.

Как говорит Михаил Задорнов, банк изначально планировал организовать сервисный центр в одном из 17 городов. Выбор пал на Самару. "Он был определен в том числе более высоким уровнем подготовки местных специалистов в сфере IT и финансов", - отметил президент - председатель правления ВТБ24. Всего в СЦ работает свыше 100 человек, причем более 20 из них - студенты. К концу 2017 г. в СЦ будет трудиться до 270 человек, а в I квартале 2019 г. - около 600 человек.

Как считает аналитик ГК "Финам" Леонид Делицын, IT-подразделения мигрируют туда, где минимальна стоимость высококвалифицированной рабочей силы, что в данном случае означает близость к сильным техническим вузам в крупных городах. В Самаре работает Самарский национальный исследовательский университет имени академика С.П. Королева, где конкурс на такие специальности, как прикладная математика и информатика, весьма высок. Кроме того, специалистов по ИКТ в Самаре выпускают СамГТУ ("Политех") и Поволжский государственный университет телекоммуникаций и информатики, а также другие вузы. "Поэтому нет ничего удивительного в том, чтобы крупный банк держал здесь IT-подразделение, - отметил он. - В случае банков сперва удаленно начинают работать колл-центры, затем - поддержка и тестирование". Основная выгода, очевидно, заключается в экономии как на стоимости квадратного метра, так и на стоимости рабочего времени.

Банки все активнее используют площадки в других городах для размещения там ИТ-систем, департаментов разработки и тестирования. Например, в 2015 г. Райффайзенбанк открыл центр центр разработки и сопровождения информационных технологий в Омске. Как сообщил корреспонденту ComNews руководитель управления стратегического управления, организации и контроля IT Райффайзенбанка Сергей Щербинин, центр занимается как разработкой IT систем, так и их поддержкой, а также поддержкой пользователей. "Помимо очевидных экономических выгод, географически распределенная компания, такая как Райффайзенбанк, должна иметь в регионе подобное подразделение, чтобы разница часов поясов не сказывалась на ее работе, - пояснил он. - Кроме того, в регионе мы видим высокую мотивацию наших коллег, задействованных в разработке и сопровождении информационных технологий банка. Как следствие, у нас повышается и качество работы в этом направлении. С другой стороны, вузы в регионах готовят высококвалифицированных специалистов, что дает возможность компаниям переводить часть IT в регионы, не теряя при этом качество работы".

Еще в 2011 г. Сбербанк подписал меморандум о намерениях с фондом "Сколково", согласно которому в иннограде откроется центр разработки IT-инфраструктуры и усовершенствования онлайн-услуг банка. Для этого банк собирался построить мегаЦОД в Сколково. В 2016 г. в результате конкурсных процедур банк выбрал генподрядчика для выполнения строительно-монтажных работ по созданию ЦОДа в иннограде. Им стала компания "Инсистемс" (входит в группу "Ланит"). В ГК "Ланит" вчера не ответили, какова судьба мегаЦОДа Сбербанка в "Сколково".

Как сообщил корреспонденту ComNews представитель пресс-службы банка "Хоум Кредит", организация уже несколько лет развивает удаленные центры тестирования и разработки. "Уже работает 10 таких центров. В 2013 г. будет открыто три новых площадки в регионах России. Основные направления - разработка и тестирование программного обеспечения, - пояснил он. - На региональных рынках труда предложение IT-специалистов по качеству не уступает столичному, а количество подготовленных специалистов, которые ищут работу, выше. Таким образом, выход на региональные рынки позволяет банку полноценнее восполнять свой спрос на интеллектуальный капитал".

Россия > СМИ, ИТ. Финансы, банки > comnews.ru, 1 сентября 2017 > № 2292622


Россия. Китай. БРИКС > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 1 сентября 2017 > № 2291786 Владимир Путин

БРИКС – к новым горизонтам стратегического партнёрства.

В преддверии саммита БРИКС, который пройдёт в Сямэне 4–5 сентября, опубликована статья Владимира Путина «БРИКС – к новым горизонтам стратегического партнёрства».

4–5 сентября в городе Сямэнь в Китае состоится очередной, IX саммит БРИКС. В этой связи считаю важным представить подходы России к сотрудничеству в рамках этого крупного и авторитетного объединения, поделиться своим видением перспектив дальнейшего взаимодействия.

Хотел бы сразу отметить высокую эффективность работы Китая в качестве страны-председателя БРИКС в этом году, что позволило вместе добиться серьёзного продвижения по всем ключевым направлениям партнёрства – политическому, экономическому, гуманитарному. Добавлю, что «пятёрка» заметно укрепила свои позиции в мире.

Важно, что деятельность нашего объединения строится на принципах равноправия, уважения и учёта мнений друг друга, консенсуса. В БРИКС никто никому ничего не навязывает. Когда подходы не во всём совпадают, ведётся терпеливая, кропотливая работа по их сближению. Такая открытая, доверительная атмосфера способствует успешной реализации поставленных задач.

Россия высоко ценит сложившееся в формате «пятёрки» разноплановое взаимодействие. Конструктивное сотрудничество наших стран на международной арене направлено на формирование справедливого многополярного мироустройства, на создание равных для всех стран возможностей для развития.

Россия выступает за более тесную внешнеполитическую координацию государств БРИКС, прежде всего в ООН и «Группе двадцати», а также в других международных структурах. Очевидно, что, только объединив усилия всех стран, можно обеспечить стабильность на планете, найти пути урегулирования острых конфликтов, в том числе на Ближнем Востоке. Отмечу, что во многом благодаря действиям России и других заинтересованных государств в последнее время сложились предпосылки для улучшения ситуации в Сирии. По террористам нанесён мощный удар, созданы условия для начала процесса политического урегулирования и возврата сирийского народа к мирной жизни.

Вместе с тем борьба с террористами в Сирии, в других странах и регионах должна быть продолжена. Россия призывает не на словах, а на деле приступить к формированию широкого антитеррористического фронта на общепризнанной международно-правовой основе при центральной роли ООН. И в этом отношении мы, естественно, дорожим поддержкой и содействием со стороны партнёров по БРИКС.

Не могу обойти вниманием и ситуацию на Корейском полуострове, которая в последнее время обострилась и балансирует на грани масштабного конфликта. По мнению России, расчёт на то, что можно остановить ракетно-ядерные программы КНДР исключительно давлением на Пхеньян, ошибочен и бесперспективен. Необходимо решать проблемы региона путём прямого диалога всех заинтересованных сторон без выдвижения предварительных условий. Провокации, давление, воинственная и оскорбительная риторика – это путь в никуда.

Вместе с китайскими коллегами мы разработали «дорожную карту» урегулирования на Корейском полуострове, призванную способствовать поэтапному снижению напряжённости, созданию механизма прочного мира и безопасности.

Россия выступает за расширение взаимодействия стран БРИКС и в сфере глобальной информационной безопасности. Предлагаем сообща сформировать соответствующую международно-правовую базу сотрудничества, а в перспективе разработать и принять универсальные правила ответственного поведения государств в этой области. Важным шагом могло бы стать заключение межправительственного соглашения БРИКС по международной информационной безопасности.

Напомню также, что по инициативе России в 2015 году на саммите в Уфе была принята и успешно реализуется Стратегия экономического партнёрства БРИКС. Рассчитываем на предстоящей встрече в Сямэне обсудить новые масштабные задачи сотрудничества в сфере торговли, инвестиций, производственной кооперации.

Наша страна заинтересована в углублении экономического взаимодействия в формате «пятёрки». За последнее время на этом направлении достигнуты практические успехи. Прежде всего, отмечу начало операционной деятельности Нового банка развития (НБР). Уже одобрено 7 инвестиционных проектов в странах БРИКС на сумму около 1,5 миллиарда долларов. В нынешнем году ожидается утверждение НБР второго пакета инвестпроектов на общую сумму 2,5–3 миллиарда долларов. Убеждён, что их реализация будет способствовать не только росту экономики, но и дальнейшей интеграции между нашими странами.

Россия разделяет озабоченность государств БРИКС несправедливостью современной глобальной финансово-экономической архитектуры, которая не учитывает возросший экономический вес развивающихся стран. Вместе с партнёрами мы готовы и далее продвигать реформы в области международного финансового регулирования, сообща содействовать преодолению чрезмерного доминирования ограниченного числа резервных валют. Добиваться более сбалансированного распределения квот и голосов в МВФ и Всемирном банке.

Уверен, что страны БРИКС будут и далее консолидированно выступать против протекционизма и новых барьеров в мировой торговле. Дорожим сложившимся в «пятёрке» консенсусом по этому вопросу, что позволяет последовательно отстаивать основы открытой, равноправной и взаимовыгодной многосторонней торговой системы, укреплять роль ВТО как ключевого регулятора международной торговли.

Созданию эффективных механизмов по поощрению здоровой конкуренции служит российская инициатива о развитии сотрудничества по линии антимонопольных ведомств стран БРИКС. Речь идёт о разработке комплекса мер по сотрудничеству в сфере противодействия ограничительным деловым практикам крупных транснациональных корпораций и трансграничным нарушениям правил конкуренции.

Хотел бы привлечь внимание и к российскому предложению об учреждении Платформы энергетических исследований БРИКС. На наш взгляд, это позволит наладить информационно-аналитическую и научно-исследовательскую деятельность в интересах стран «пятёрки», а в перспективе – содействовать реализации совместных инвестиционных энергопроектов.

Актуальная задача – активизация сотрудничества стран БРИКС в области малого и среднего предпринимательства. На наш взгляд, необходимо интегрировать национальные интернет-ресурсы малого и среднего бизнеса, на которых можно было бы размещать кросс-ссылки и другую коммерческую информацию, обмениваться данными о надёжных партнёрах.

Россия выступает в пользу формирования государственно-частного диалога «Женщины и экономика». Имеется в виду перевести на постоянную основу дискуссии с участием представителей деловых и экспертных кругов, женских ассоциаций, а также государственных структур стран БРИКС. Первое заседание Диалога состоялось 4 июля 2017 года в г. Новосибирске на полях Международного конгресса женщин БРИКС и ШОС. Прорабатывается вопрос о создании Женского делового клуба БРИКС, представляющего собой сеть профессионального общения женщин-предпринимателей с использованием специализированного электронного информационного ресурса.

В качестве приоритетного направления сотрудничества рассматриваем совместную работу в области науки, техники, инноваций, передовой медицины. Здесь у наших государств большой потенциал в виде развитой взаимодополняющей научной базы, уникальных технических разработок, квалифицированных специалистов, огромных рынков для наукоёмкой продукции. На предстоящем саммите намерены обсудить с партнёрами комплекс мер по сокращению угроз от инфекционных заболеваний, созданию новых лекарственных препаратов для профилактики и борьбы с эпидемиями.

Весьма перспективным видится взаимодействие в гуманитарной сфере. В плане реализации Соглашения между правительствами стран БРИКС о сотрудничестве в области культуры рассчитываем на участие партнёров в международных конкурсах молодых исполнителей популярной музыки «Новая волна» и «Детская Новая волна». Нами выдвинута также инициатива и о создании общего телеканала стран «пятёрки».

Россия выступает за углубление партнёрства БРИКС в политической, экономической, гуманитарной и других сферах. Вместе с коллегами готовы и далее способствовать демократизации и укреплению здоровых начал в мировых делах на прочной основе международного права. Уверен, что Сямэньский саммит стимулирует активность наших стран в поиске ответов на вызовы XXI века и выведет взаимодействие государств «пятёрки» на качественно новый уровень.

Искренне желаю читателям вашего издания, всем гражданам стран БРИКС здоровья и благополучия.

Россия. Китай. БРИКС > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 1 сентября 2017 > № 2291786 Владимир Путин


Россия > Приватизация, инвестиции. СМИ, ИТ > forbes.ru, 31 августа 2017 > № 2314598

Заскочить на минутку: истоки популярности шеринговых сервисов

Игорь Шулинин

Директор Workki в России

Так называемые шеринговые сервисы появились в конце прошлого столетия, и представить сейчас свою жизнь без них уже невозможно

Жизнь современного человека проходит в ускоренном ритме и напоминает бесконечный забег: быстро съесть завтрак, быстрее добраться до работы, быстрее закончить её и вернуться домой, быстро принять душ, быстрее уснуть, чтобы выспаться. Мы стремимся срезать углы и строить мосты над преградами, чтобы не обходить их. Время и деньги становятся главными ценностями в нашу эпоху. Именно стремлением экономить их, действовать рационально и прагматично объясняется появление и развитие новых технологий, делающих жизнь комфортнее.

Коворкинг

«Коммунальный офис» — один из первых и наиболее востребованных сервисов на рынке совместного пользования услугами. Прообразы коворкингов появились на Западе в 90-х годах XX века. Первый коворкинг в современном представлении открылся в 2005 году. Идея сдачи в аренду рабочего пространства возникла у американского программиста Брэда Ньюберга, который решил объединить свободу и независимость, характерную для фриланса, с комфортом и ощущением себя частью команды, которые предлагает офис. Вместе с друзьями-аутсорсерами он арендовал офис, куда на совместные средства была закуплена мебель и оргтехника. Когда единомышленников стало больше, Брэд и его друзья смогли открыть новое, большее по размеру, помещение и превратить это в прибыльный бизнес.

Многие коворкинги стали плацдармом для развития ныне именитых проектов. Например, основатели Uber, решившие начать свое дело после неудачной попытки вызвать такси в Париже, в качестве офиса выбрали нью-йоркский коворкинг Yard. Команда Instagram трудилась в коворкинге Dogpatch Labs (Сан-Франциско) до тех пор, пока компанию не приобрел Facebook. А агрегатор авиабилетов Skyskaner на заре своего успеха арендовал 10 рабочих мест в коворкинге WeWork в Лондоне. За несколько лет компания выросла до 150 сотрудников и по сей день остается частью сообщества той же сети коворкингов.

Первый российский коворкинг появился в 2008 году в Екатеринбурге, а сейчас подобные сервисы представлены во всех крупных городах. Это современно оформленные помещения, которые призваны не просто обеспечить человека рабочим местом и доступом в интернет, но также создать атмосферу, способствующую творчеству, завязыванию профессиональных связей, обмену опытом и идеями.

Всеми вопросами по обслуживанию офиса, приёму корреспонденции, клинингу и так далее в коворкинге занимается специальный персонал. И все же, самое главное отличие коворкинга от классического офиса, заключается в возможности платить только за необходимый срок пользования — неделю, месяц, несколько дней. Помимо этого, коворкинг позволяет арендовать офис как для целой команды, так и для одного сотрудника, что почти невозможно в бизнес-центрах. По оценкам экспертов, к концу 2017 года около 1,2 миллиона человек во всем мире будет работать в «коммунальных офисах».

Каршеринг

Поминутная аренда автомобилей — относительно новый, но быстро набирающий популярность вид шеринга, — уже стала хорошей альтернативой общественному транспорту, собственному автомобилю или такси. Прообразы каршеринговых сервисов появились в Париже и Амстердаме в 70-х годах прошлого столетия. Но в то время они больше напоминали обычную аренду автомобиля с более гибкими условиями. Каршеринг в современном понимании, peer-to-peer (от человека к человеку), появился в США только в 2010 году. Лидером рынка на тот момент можно считать Zipcar.

В Москве подобные предложения появились в 2012 году. Пик взрывного роста каршерингов пришелся на 2015-2016 годы. Каршеринг позволяет получить услугу за меньшие деньги по сравнению с затратами на содержание своего автомобиля. Согласно исследованиям, время активного использования авто составляет всего 10%, а оставшиеся 90% приходятся на простой, что сложно назвать экономным потреблением. Каршеринговые сервисы позволяют платить только за время реального пользования автомобилем, при этом компания берет на себя расходы на бензин, ремонт, техобслуживание и мойку.

Дополнительный стимул для развития популярности сервиса придало введение в центре Москвы платной парковки: пользуясь каршерингом, можно оставить авто рядом с Красной площадью, а затем спокойно уйти по своим делам и не платить за паркинг. Другими преимуществами являются отсутствие залога и удобное управление — больше не нужно бояться забыть или потерять ключи, так как открыть автомобиль можно с помощью мобильного приложения.

Для города польза каршеринга состоит в снижении нагрузки на дороги и улучшении экологии, так как один автомобиль приходится сразу на нескольких пользователей. Судя по всему, рост спроса на подобные сервисы продолжится, поскольку количество людей с частичной занятостью или работающих онлайн, у которых нет необходимости пользоваться автомобилем каждый день, постоянно растет.

Для поездок на короткие расстояния в России распространены сервисы по краткосрочной аренде компактных средств передвижения, таких как, например, велосипеды, самокаты, гироскутеры. Их покупка не всегда целесообразна, так как большую часть года погода в стране не располагает к поездкам на свежем воздухе. К преимуществам проката относится возможность не платить за ремонт и обслуживание. К недостаткам, по сравнению с каршеринговыми сервисами, — необходимость вносить залог в некоторых пунктах проката.

Антикафе

Антикафе — это сугубо российский формат. Первое заведение появилось в Москве в 2011 году, а спустя 4 года открылся филиал в Лондоне. Рост популярности формата связан с модой на здоровый образ жизни и интеллектуальный досуг. В отличие от коворкингов, здесь акцент делается не на работе, а на развлечении. Следовательно, у антикафе другая целевая аудитория — её ядро составляют не фрилансеры, а студенты, для которых частые посиделки в кафе могут быть не по карману, а собираться дома некомфортно. Подобные пространства удобны тем, что в них можно находится сколько угодно, брать еду с собой и ничего не покупать. Помимо помещения, кофе и сладостей, антикафе предоставляют гостям различные варианты развлечений: например, просмотр и обсуждение артхаусного кино, посещение занятий по иностранным языкам, настольные игры, книги и многое другое. Так как в антикафе посетители проводят меньше времени, чем в коворкинге, оплата устанавливается поминутно.

Коливинги

Коливинги — еще один тренд, набирающий обороты. На первый взгляд кажется, что это обыкновенные общежития, но по факту они представляют собой смесь хостела и коворкинга. По большому счету, современные коливинги — это не что иное, как перерождение интернатов, домов-пансионов и профессиональных общежитий, широко распространенных в XIX-XX вв. Эти пространства ставят перед собой задачу решить проблему переоцененной жилой недвижимости в мегаполисах. Например, в Кремниевой долине, где цены на жилье настолько высоки, что часто не позволяют работникам местных IT-компаний арендовать даже студию, коливинги стали лучшим решением с 2006 года. Несколько лет спустя формат совместного жилья появился в Европе. Самые яркие примеры — The Collective (Великобритания) и Student Hotel (Нидерланды).

С бытовой точки зрения коливинг напоминает общежитие: объединённая гостиная, кухня иногда даже ванная. Однако уровень благоустроенности намного выше, например, здесь нет двухэтажных кроватей, обшарпанных стен и комнат на 5 человек. Как правило, коливинги расположены в современных зданиях с дизайнерским ремонтом. Арендаторам не нужно заботиться о вопросах стирки, уборки, оплате счетов и покупке бытовой химии — все это находится в зоне ответственности управляющей компании.

Опытные сотрудники и вчерашние студенты в коливингах получают отдельную комнату за умеренную арендную плату на необходимый срок, а также зоны для работы и отдыха и общество единомышленников. Иногда жители коливингов объединены по интересам, например, создаются творческие пространства для художников, фотографов, музыкантов. Чтобы побудить соседей общаться друг с другом, на территории регулярно организуются мероприятия для жителей: кинопросмотры, совместные занятия йогой, вечеринки с бесплатным пивом и так далее.

В России данный рынок только зарождается, насчитывается всего несколько попыток создания коливинга. В 1920-1930-х годах в СССР существовала похожая по принципу практика домов-коммун для творческой и рабочей интеллигенции. Правила проживания в них были гораздо строже, чем в современных коливингах: например, жители обязаны были отдавать часть своей зарплаты на общие нужды — еду, транспорт, прессу и так далее.

Другие шеринговые сервисы

Развитие шеринговых сервисов обладает огромным потенциалом и способно охватить самые разные стороны человеческой жизни: фудшеринг, обмен одеждой, игрушками, совместные путешествия, и многое другое.

Самые новые сервисы ориентированы на пользователей социальных сетей, которые с помощью странички на Facebook или Instagram стремятся создать улучшенную версию себя. Так, в Японии появился сервис по аренде друзей для фото, когда заказчик из базы выбирает понравившихся ему актеров, а затем договаривается с ними о встрече для совместной фотосессии, результатами которой делится в социальных сетях.

В России в этом году СМИ активно писали о стартапе, предлагающем девушкам в аренду букет цветов для фото. Цель аренды, как и в предыдущем случае — произвести впечатление на окружающих: друзей, знакомых, бывшего парня и так далее, без необходимости совершать дорогостоящую покупку. В канун 8 марта сразу несколько сервисов предлагали взять на необходимое время в аренду 101 розу, в придачу к которым по желанию прилагался пакет из дорогого магазина, флакон духов или опция аренды для фото симпатичного незнакомца.

Уверен, что в относительно недалеком будущем нас ждут новые предложения по аренде «на минутку», и кто знает, что это будет на этот раз. Идея «шеринга» вынуждает пересмотреть ценности «общества потребления». Рациональное использование вещей становится актуальным не только с точки зрения финансовой выгоды, но и в контексте заботы об окружающей среде, которая сейчас активно пропагандируется во всем мире.

Россия > Приватизация, инвестиции. СМИ, ИТ > forbes.ru, 31 августа 2017 > № 2314598


Швейцария. США. Весь мир > Медицина > forbes.ru, 31 августа 2017 > № 2314596

Клинический случай: впервые одобрена генная терапия для лечения рака

Юрий Дейгин

серийный предприниматель, вице-президент Фонда «Наука за продление жизни»

В перспективе генная терапия способна избавить людей от многих болезней. На практике сделан первый важный шаг: впервые этот метод одобрен для лечения онкологии

Рынок генной терапии имеет все шансы стать самым быстрорастущим рынком в мире в ближайшие 10 лет. Перспективы, которые открывают генетические манипуляции мотивируют представителей Большой Фармы не только вести собственные исследования, но и активно скупать наиболее многообещающие компании.

Фармгигант Novartis, судя по всему, может положить начало широкому внедрению генной терапии в мировую клиническую практику: управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов (Food and Drug Administration, FDA) одобрило использование генной терапии для пациентов в возрасте от 3 до 25 лет, страдающих острым лимфобластным лейкозом.

Лечение помогает достигнуть ремиссии, а в некоторых случаях даже победить заболевание. СМИ уже справедливо окрестили это событие «новой эрой медицины» — человечество при помощи генетических манипуляций постепенно справляется с неизлечимыми ранее заболеваниями.

Вспомним, что привело к началу «новой эры» и посмотрим, куда движется один из самых многообещающих рынков.

С чего всё начиналось

Примерно 15 лет назад учёным удалось «прочитать» геном и наконец-то получить доступ к «исходному коду» человеческого организма, который хранит в себе все необходимые данные о нём, а главное — контролирует его жизнь и смерть. Ещё несколько лет потребовалось на то, чтобы осмыслить полученные знания и постепенно начать транслировать их в область практического применения: сначала в диагностическую, а затем и в клиническую практику.

За последние 100 лет справляться с возбудителями различных заболеваний, вроде вирусов и бактерий, наука научилась довольно хорошо — спасибо вакцинам и антибиотикам, — но недуги, вызванные мутациями в генах, долгое время считались неизлечимыми. Поэтому расшифровка более 3 млрд пар нуклеотидов открыла поистине неограниченные перспективы для развития «медицины будущего» — в первую очередь превентивной генетической терапии, а, в идеале, медицины полностью персонализированной.

Рыночные эксперты предрекают этим областям бурный рост: рынок генной терапии рака прогнозируется в $4 млрд к 2024 году, рынок генной терапии в целом — в $11 млрд к 2025, а прогнозы для всей персонализированной медицины ещё более оптимистичны: от $149 млрд в 2020 году до $2,5 трлн к 2022.

Первыми плодами расшифровки человеческого генома стало усовершенствование диагностики врожденных заболеваний или предрасположенности к ним (многие вспомнят случай с геном BRCA1 и Анджелиной Джоли). На этом фоне начал стремительно развиваться рынок так называемой «потребительской генетики» — ожидается, что к 2020 году он вырастет до $12 млрд.

Генетические тесты дают пациенту возможность провести анализ и найти «плохие гены» в своём организме или, наоборот, возрадоваться их отсутствию. Изначально довольно дорогое удовольствие ($999–2500) становилось всё более доступным по мере уменьшения стоимости секвенирования. Например, цена комплексного исследования, которое предлагает сегодня один из лидеров мирового рынка, компания 23andMe, составляет $199. В России цены несколько выше: от 20 000 до 30 000 рублей.

Помимо этого, реальностью становится таргетная терапия, которая особенно важна не только для наследственных заболеваний, но и для сердечно-сосудистых и инфекционных болезней, а также онкологии — ведущих причин смерти по всему миру. Генетические манипуляции позволяют ввести пациенту «хорошие» гены, чтобы компенсировать проблемы, вызванные халтурной работой генов «плохих» — например, как в случае с гемофилией, а в будущем позволят и «ремонтировать» или полностью удалять вредоносные гены — например, те, что вызывают нейродегенеративную болезнь Гентингтона. Пока генная терапия занимает на фармацевтическом рынке весьма скромное место, но её доля обязательно будет неуклонно расти.

Конечно, остаётся множество проблем, которые требуют решения: это и высокий риск иммунных реакций, высокая стоимость терапии и, быть может, даже этические вопросы, связанные с внесением изменений в человеческий организм на генетическом уровне. Однако подобные манипуляции — шанс для пациентов, болезни которых либо признаны неизлечимыми, либо не поддаются эффективной терапии при помощи существующих лекарств, а также новое оружие в борьбе против старения, дающее человечеству надежду на здоровое долголетие на совершенно ином уровне, а рынку — новые, куда более многообещающие пути для развития.

Первые победы

Упомянутая в самом начале разработка специалистов Novartis — настоящий прорыв последнего времени. Компания первой на рынке продемонстрировала действенную терапию одной из разновидностей острого лимфобластного лейкоза — В-клеточного типа, который является самой распространённой формой рака, развивающейся в детском и юношеском возрасте.

В основе созданной терапии — технология химерных антигенных рецепторов CAR-T (chimeric antigen receptor, CAR). Трансгенные Т-лимофциты, «оснащённые» этими рецепторами, способны распознавать злокачественные клетки, а затем и уничтожать — в этом им помогает сконструированный особым образом рецептор, «натасканный» на раковые клетки пациента. Именно он приводит Т-лимофицит в действие при контакте с нужной клеткой. Таким образом CAR-T терапия позволяет использовать уже имеющийся у всех нас эффективный антираковый механизм — иммунную систему — для борьбы с онкологическими процессами.

Клинические испытания показали впечатляющие результаты: 83% пациентов, которым не помогла химиотерапия, смогли достичь частичной или полной ремиссии спустя три месяца после начала лечения CAR-T терапией. Спустя год 79% пациентов были живы. Ранее только от 16% до 30% больных этой формой рака имели шанс на спасение.

Стоимость первой в США генной терапии составляет почти $475 000. Одобрение FDA имеет огромное значение не только для Novartis, но и для других компаний, работающих в той же области, например, Kite Pharma Inc, Juno Therapeutics Inc и Bluebird Bio Inc, которые разрабатывают препараты с похожим принципом действия. Эксперты отмечают, что одобрение FDA почти всегда означает приток инвестиций: это закономерно повлечет за собой совершенствование методов лечения и снижение их стоимости, что делает победу над раком всё более и более реальной.

Ещё до успеха Novartis впечатляющие прорывы в «войне» против генов были достигнуты в сфере наследственных заболеваний.

Несколько лет назад настоящим событием на фармацевтическом рынке стало появление Glybera — самого дорогого в мире средства генной терапии, направленной против крайне редко встречающегося дефицита липопротеинлипазы, который приводит к смерти из-за того, что кровеносные сосуды закупориваются жиром. Правда, редкость этого заболевания вкупе с высокой стоимостью терапии ($1 млн) привели к тому, что компания-производитель отказалась продлевать своё регистрационное удостоверение — с 2012 года лишь один пациент прошёл курс лечения; к счастью, успешно. И, несмотря на то, что с коммерческой точки зрения Glybera провалилась, первый удар по генетическим заболеваниям был нанесён.

Поражение терпит и гемофилия. Не так давно американские учёные отчитались о результатах испытаний нового препарата SPK-FIX для лечения гемофилии В-типа — они стали самыми успешными за всю историю борьбы с этим заболеванием. Это стало итогом партнёрства Pfizer и Spark Therapeutics, которое началось в 2014 году, когда фармгигант начинал расширять своё присутствие на рынке генной терапии. Конечно, клиническое применение требует более масштабных дополнительных исследований, но вряд ли для этого возникнут какие-либо препятствия, тем более, что Pfizer намерена активно продолжать свою экспансию.

В мае этого года компания объявила о начале сотрудничества с Sangamo Therapeutics, цель которого — создание генной терапии гемофилии А-типа. На эти цели Pfizer потратит свыше $500 млн: $70 млн фармгигант выплатит Sangamo авансом, и готова инвестировать ещё $300 млн в исследования, коммерциализацию и производство ключевого препарата Sangamo SB-525, а также $175 млн в разработку других лекарства против гемофилии А, если таковые появятся.

Годом ранее Pfizer приобрела стартап Bamboo Therapeutics за $700 млн, который специализировался на создании генной терапии заболеваний, связанных с поражением нервно-мышечной центральной нервной системы — в том числе мышечной дистрофии Дюшенна (МДД).

Она диагностируется преимущественно у мальчиков в возрасте 3-5 лет: поначалу она проявляется в затруднённых движениях, к 10 годам больной уже не может ходить, а к 20-22 годам умирает.

Виной всему — мутация гена дистрофина, который находится в Х-хромосоме. В «догеномную» эпоху терапия могла лишь незначительно облегчить страдания пациента, но генная терапия открывает для людей, страдающих от этого врожденного заболевания, новые перспективы на полноценную, здоровую жизнь.

Пожалуй, главный удар по МДД и другим наследственным заболеваниям готовится нанести CRISPR/Cas9, который уже помог полностью избавить от этого недуга мышей.

Молекулярные ножницы

О технологии CRISPR/Cas9 говорят уже не первый год — этот недорогой, удобный и эффективный инструмент для редактирования ДНК имеет все шансы для широкого внедрения в клиническую практику. Потенциально, он может помочь в борьбе против практически любых заболеваний от наследственных до тех, что пока ещё остаются неизлечимыми (рак, ВИЧ, болезнь Альцгеймера): грубо говоря, «молекулярные ножницы» могут вырезать «плохие» гены или заменить их на нужные.

Именно так использовала CRISPR/Cas9 против мышечной дистрофии Дюшенна команда Вашингтонского университета: специальная молекула РНК указала белковым «ножницам» Cas9 какой именно участок гена им нужно скорректировать и как, что ими и было сделано. Целью специалистов был 53-й экзон (кодирующая белок область гена) из 79 экзонов гена DMD, несущий в себе так называемую нонсенс-мутацию. При такой мутации в гене образуется участок последовательности, который преждевременно останавливает синтез белка. Данный экзон находится в «очаге мутаций» — участке гена, в котором возникает наибольшее количество дефектов (примерно 60%), приводящих к развитию болезни Дюшенна.

Ещё об одной победе CRISPR стало известно в середине августа — «ножницы» применялись для того, чтобы исправить «генетические ошибки», которые приводят к развитию болезни Гентингтона и Бокового амиотрофического склероза (именно для привлечения внимания общества к последнему несколько лет назад по Интернету прокатилась волна обливаний ледяной водой).

Также стоит отметить успешное применение CRISPR для редактирования человеческих эмбрионов — в начале августа группы Миталипова из Орегонского университета и Бельмонте из Института Солка опубликовали статью, в которой описали процесс исправления генетической мутации в человеческих зародышах.

Перспективность CRISPR/Cas9 была довольно быстро отмечена инвесторами: в один из CRISPR-стартапов вложился даже Билл Гейтс. Речь идёт о компании Editas Medicine, которая привлекла $120 млн, а в феврале 2016 года успешно вышла на IPO, реализовав акций на $94 млн. Её конкуренты также довольно успешны: в мае стартап Intellia Therapeutics в ходе IPO привлек свыше $100 млн, а CRISPR Therapeutics получила $56 млн. Капитализация каждой компании превышает $500 млн и, судя по всему, будет только расти.

Неудивительно, что CRISPR так вдохновляет специалистов по всему миру. Знаменитый гарвардский генетик Джордж Чёрч (George Church), например, планирует с его помощью воссоздать мамонта, а также подойти вплотную к разгадке процессов старения организма. По мысли учёного, генетические манипуляции позволят взломать заложенную в наших генах программу старения и сделать, наконец, реальностью, древнюю мечту человечества о вечной молодости.

Гены vs молодость

Чёрч не одинок в своих намерениях победить старение. В необходимости такой борьбы в целом убеждены геронтологи по всему миру. Старение рассматривается как патологический процесс и первопричина возрастозависимых заболеваний, в числе которых, помимо рака и сердечно-сосудистых заболеваний, ещё и, например, болезнь Альцгеймера — неизлечимая на сегодняшний день эпидемия ближайшего будущего. Победа над старением представляется следующим, и всё более реальным шагом развития генной терапии.

Большинство специалистов объясняют этот процесс постепенным износом организма, накоплением с возрастом различных «поломок» в силу его несовершенства. В основном, борьба на этом «фронте» ведётся симптоматическая — специалисты пытаются устранить отдельные признаки старения.

Например, Мария Бласко (María Blasco) из испанского Национального онкологического научного центра (Centro Nacional de Investigaciones Oncologicas, CNIO) попытались «омолодить» мышей, «достраивая» короткие теломеры (участки на концах хромосом). Ей удалось продлить как среднюю продолжительность жизни, так и максимальную, причем сразу в двух группах («взрослой» и «старой»): одна получила инъекции гена теломеразы (TERT, TERT-терапию) в возрасте 420 дней (увеличение медианной выживаемости на 24% и увеличение на 13% максимальной продолжительности жизни), а другая — в возрасте 720 дней (увеличение медианной выживаемости на 20% и увеличение максимальной продолжительности жизни на 13%).

Правда, в более масштабные клинические исследования это пока не переросло — инвесторы сомневается в коммерческом успехе такого подхода. Впрочем, это не остановило американку Элизабет Перриш, CEO биотехнологической компании BioViva, которая решила опробовать теломеразную терапию на себе, не дожидаясь завершения необходимых для этого испытаний. В Колумбии ей были введены две генные терапии: ген теломеразы hTERT и ген фоллистатина FS (предназначенный для ингибирования миостатина и предотвращения потери мышечной массы с возрастом). О результатах этого смелого эксперимента говорить пока рано, но доверия на рынке, насколько можно судить, он пока не получил — инвесторы отнеслись к нему весьма скептически.

Об этом свидетельствуют и неудачи Майкла Фоссела, профессора клинической медицины Университета штата Мичиган и СЕО компании Telocyte, который безуспешно пытается привлечь инвестиции для испытаний того же самого «теломеразного подхода» к лечению болезни Альцгеймера. Он одним из первых заговорил о том, что, возможно, не бета-амилоид или тау-белок, а старение является первопричиной возникновения болезни.

История борьбы с болезнью Альцгеймера говорит в пользу этого предположения. Фармгиганты раз за разом терпят поражение, и в период с 2002 по 2012 год лишь один из 244 кандидатов на лекарство от болезни Альцгеймера получил одобрение FDA и пополнил ряды ингибиторов ацетилхолинэстеразы — безопасных, но малоэффективных.

Вероятно, и здесь помочь мог бы CRISPR. Дело в том, что одна копия аллели E4 гена аполипопротеина Е увеличивает риск развития болезни в 3-4 раза, а две — в 8-12! Возможно, генетические манипуляции помогут доставлять в организм аллель Е2, или даже заменять ей одну из копий аллели Е4, так как наличие Е2 снижает риск возникновения Альцгеймера по сравнению с аллелью Е3 «дикого типа». Правда, болезнь Альцгеймера грозит и тем, у кого нет никаких генетических предпосылок к этому, так что пока подобный подход популярностью не пользуется.

Взлом программы

Многие специалисты рассматривают старение не как набор случайных поломок, а как программу, зашифрованную в ДНК. Помимо уже упомянутого Джорджа Чёрча (George Church), такого подхода придерживаются и академик РАН Владимир Скулачев, и глава компании Gero Пётр Федичев.

Эта программа начинает действовать ещё с момента полового созревания и медленно, но неумолимо приводит к смерти. Причём это достаточно регламентированный процесс. У каждого вида наблюдается четкий лимит жизни, который ему отпущен. У мыши, например, — это, в среднем, 2,5 года, у человека — примерно 80 лет. При этом есть другие грызуны, живущие в разы или даже на порядок дольше мышей — например, белки или знаменитый голый землекоп.

Главный вопрос заключается в том, можно ли старение отключить или хотя бы замедлить. Возможно, ответить на этот вопрос поможет революционная технология, обращающая клеточное развитие вспять, которую открыл Синъя Яманака, профессор Института передовых медицинских наук в Университете Киото: он установил, что индукция совместной экспрессии четырёх факторов транскрипции (Oct4, Sox2, Klf4 и c-Myc, а все вместе — OSKM, или факторы Яманаки), которые тесно связаны с основными этапами жизненного цикла клетки, превращает соматические клетки обратно в плюрипотентные. За это поистине революционное открытие в 2012 году Яманака получил Нобелевскую премию.

Используя прорыв Яманаки, группа учёных из Института Солка под руководством Хуана Карлоса Исписуа Бельмонте (Juan Carlos Izpisua Belmonte) попыталась применить этот природный механизм обнуления биологических часов для продления жизни взрослых животных. И не ошиблась. При помощи факторов Яманаки им удалось подтвердить гипотезу о возможности отката «эпигенетических часов», то есть омоложения клеток, и увеличить среднюю продолжительность жизни быстростареющим мышам на 33%-50% по сравнению с различными контрольными группами.

У мышей, получавших терапию, наблюдалось снижение всех критических маркеров старения: и маркеров сенесцентных клеток p16Ink4a и бета-галактозидазы, и маркера двухцепочных разрывов ДНК gamma-H2AX, и металлопротеиназ, и интерлейкина-6, и так далее. Более того, у мышей снижались митохондриальные активные формы кислорода, и удлинялись теломеры. Кстати, удлинение теломер было независимо подтверждено уже упомянутой выше группой Марии Бласко — она тоже присоединилась к изучению факторов Яманаки и в январе 2017 опубликовала свои результаты.

По сути, все кусочки паззла борьбы со старением, за которыми гонится множество существующих терапий (сенолитики, теломераза и т.п.), могут быть собраны воедино при помощи одной лишь генетической манипуляции — как и должно быть при запрограммированности старения.

Это открытие не осталось незамеченным, в том числе и перспективными игроками рынка. Например, еще в декабре 2016, сразу после выхода публикации Бельмонте, к нему дважды лично приезжал Нед Дэвид (Nathaniel David), глава знаменитого стартапа Unity Biotechnology, разрабатывающего средства для борьбы с атеросклерозом, а в перспективе и другими возрастозависимыми заболеваниями при помощи уничтожения сенесцентных (или дряхлых) клеток. Не так давно компания получила на эти цели $116 млн от таких инвесторов, как Питер Тиль и Джефф Безос. А в марте 2017 Дэвид и Бельмонте обсуждали потенциальные следующие шаги. Так что, вполне возможно, что калифорнийские инвесторы весьма скоро разглядят в прорыве Бельмонте коммерческий потенциал.

Перспективы

Генная терапия, несмотря на относительную молодость, уже доказала свою эффективность в борьбе против генетических дефектов. Лечение непобедимых ранее заболеваний — это, пожалуй, лишь вопрос времени, а борьба со старением и, соответственно, радикальное продление жизни — следующий логичный шаг, который, в свете достижений группы Бельмонте, представляется вполне реальным. Так что компании, которые работают в этом направлении могут стать весьма ценным активом для инвесторов.

К сожалению, эффективных стратегий для достижения значительного — хотя бы на 15% — продления человеческой жизни на сегодняшний день никто предложить не смог. Не оправдало надежд голодание, не слишком эффективными показали себя и так любимые геронтологами метформин и рапамицин (на мышах или собаках), как и остальные «геропротекторы».

Поэтому если в ближайшее время не случится кардинального перелома в поисках радикального продления жизни, наши близкие просто не доживут до того момента, когда механизмы старения будут разгаданы, и наука наконец сможет его остановить. Возможно, генная терапия и, в частности, путь, предложенный Бельмонте, станут таким переломом. Но для того чтобы он случился в ближайшие 20 лет, а не 50, очень многим людям нужно поторопиться — и ученым, и инвесторам, и политикам. А задача общества — их поторапливать.

Швейцария. США. Весь мир > Медицина > forbes.ru, 31 августа 2017 > № 2314596


Россия > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 31 августа 2017 > № 2314590

Вершители судеб: современники в списке самых влиятельных людей столетия по версии Forbes

Редакция Forbes

Самому молодому влиятельному современнику 23 года. Это Виталик Бутерин, создатель криптовалютной платформы Ethereum

Список 100 самых влиятельных русских столетия по версии Forbes опубликован в сентябрьском номере журнала, в него вошло более 20 наших современников. Эти люди продолжают оказывать серьезное влияние на судьбу страны.

Готовясь отметить 100-летие со дня выхода первого номера Forbes, журнал составил список, в который вошли политики, экономисты и бизнесмены, а также авторы величайших научных открытий, изменивших мир, создатели главных литературных произведений и произведений искусства, оказавших влияние на умы миллионов жителей Земли. В списке оказались те, чье творчество, политическая или научная деятельность пришлись на период с 1917 по 2017 год. Читатели Forbes с момента запуска спецпроекта на сайте могли поучаствовать в составлении своего списка самых влиятельных русских.

Жорес Алферов

Родился в 1930 году

Физик, лауреат Нобелевской премии по физике

Советский и российский физик исследовал полупроводники на основе германия, арсенида галлия и других веществ, позволяющих создавать более быструю электронику. Она используется в лазерах, светодиодах, солнечных батареях и других устройствах. Рынок этих устройств в 2017 году,по прогнозам, достигнет $40 млрд, а солнечные батареи в ходе «зеленой» революции помогут кардинально сократить потребности человечества в нефти и угле.

Михаил Барышников

Родился в 1948 году

Звезда балета мирового уровня

Барышников считается не только выдающимся танцором,но и одним из самых успешных невозвращенцев. Выходец из семьи офицера Советской армии,проживший в Риге все детство, он смолоду исполнял ведущие партии в Мариинском театре. Он остался в Канаде в 1974 году во время гастролей,а затем переехал в США,став одним из самых узнаваемых артистов балета. За роль второго плана в фильме «Поворотный момент» был номинирован на «Оскар».

Сергей Брин

Родился в 1973 году

Сооснователь Alphabet (Google), №13 в списке миллиардеров Forbes

Брин покинул СССР в 5 лет, но до сих пор говорит по-русски. Пойдя по стопам родителей, окончивших мехмат МГУ, он стал изучать мате- матику, добавив к ней информационные технологии. В 1998 году с Ларри Пейджем создал Google,кото- рой удалось обогнать Yahoo и стать лучшим поисковым сервисом. Впоследствии компания разработала дополнительные сервисы — почту, карты, выпустила мобильную OS Android, создавала софт для беспилотных автомобилей. Капитализация Alphabet составляет $650 млрд.

Виталик Бутерин

Родился в 1994 году

Программист, создатель криптовалютной платформы Ethereum

Вторую по совокупной стоимости криптовалюту — Ethereum — придумал и реализовал с коллегами Виталик Бутерин. Фирменная особенность Ethereum — умные контракты, которые записаны в блокчейн-системе и выполняются автоматически, — позволили вырасти стоимости эфиров с трети доллара при выпуске до $270 на начало августа 2017 года. Общая капитализация сети Ethereum составляет около $23 млрд.

Аркадий Волож

Родился в 1964 году

Сооснователь крупнейшей российской интернет-компании «Яндекс»

Аркадий Волож F 85 совместно с Ильей Сегаловичем запустил поисковый сервис «Яндекс» в 1997 году. Со временем он стал основным продуктом одноименной компании, включающей множество других сервисов: почту, карты, вызов такси, каталог товаров и др. Благодаря эффективному механизму поиска «Яндексу» удалось победить российских конкурентов и противостоять на рынках России и некоторых прилегающих стран поиску Google. Одно из последних достижений — создание в шести странах объединенного сервиса такси с Uber стоимостью $3,7 млрд, из которых 59,3% принадлежит российской компании. Капитализация всего «Яндекса F 120» на данный момент составляет около $10 млрд.

Павел Дуров

Родился в 1984 году

Сооснователь соцсети «ВКонтакте», создатель защищенного мессенджера Telegram

В 2006 году Дуров F 100 запустил ресурс, который превратился в социаль- ную сеть «ВКонтакте». Удобный интерфейс и большое количество аудио- и видеоконтента, доступного в соцсети, обеспечили ей успех. Это самая популярная в России соцсеть — более 400 млн пользователей. Сейчас «ВКонтакте» принадлежит российской интернет-компании Mail.ru Group F 179. На вырученные средства Павел Дуров создал кросс-платформенный мессенджер Telegram, главной особенностью которого стало надежное шифрование чатов.

Дмитрий Зимин

Родился в 1933 году

Пионер российской мобильной телефонии, построивший свой бизнес с нуля, меценат, основатель фонда «Династия»

Российский предприниматель Дмитрий Зимин доказал в 1990-е годы, что можно стать мультимиллионером, не получив серьезных активов в ходе приватизации. В 1992 го- ду Зимин стал президентом и генеральным директором «Вымпел-Коммуникации». В 1996 году «ВымпелКом» провел листинг на Нью-Йоркской фондовой бирже (NYSE), позднее компания перешла на биржу NASDAQ. Холдингу (сейчас он под контролем «Альфа-Групп») принадлежит один из крупнейших российских сотовых операторов, работающий под маркой «Билайн». Абонентская база достигла 207,5 млн человек, а с учетом совместного предприятия в Италии — 238,9 млн абонентов.

Алексей Кудрин

Родился в 1960 году

Экономист, экс-министр финансов

Один из самых эффективных министров финансов России. Стремился стабилизировать финансовую систему страны и сократить внешний долг, в том числе за счет досрочного погашения в 2006 году кредита перед Парижским клубом ($23,7 млрд). Способствовал сохранению сверхдоходов бюджета от роста цен на нефть. Создал Стабилизационный фонд, который позволил России выйти из кризиса 2008–2009 годов с минимальными потерями для экономики.

Юрий Мильнер

Родился в 1961 году

Предприниматель, миллиардер

Юрий Мильнер F 31 работал в Физическом институте Академии наук под руководством будущего Нобелевского лауреата Виталия Гинзбурга. С 2000-х годов занимается венчурным бизнесом и развитием интернет-компаний в России и сейчас вновь уделяет внимание науке, уже как организатор проектов, поощряющих ее развитие. Сооснователь одного из крупнейших интернет-холдингов России Mail.ru Group,инвестировал в высокотехнологичные компании, включая Xiaomi, Spotify, Airbnb.Удачно реализовал акции Facebook,Twitter,Alibaba и JD.com. Учредил фонд Breakthrough Prize Foundation совместно с основателем Facebook Марком Цукербергом, сооснователем Google Сергеем Брином и другими IT-предпринимателями. Фонд ежегодно выдает премии в размере $3 млн за лучшие научные проекты.

Никита Михалков

Родился в 1945 году

Актер, режиссер, председатель Союза кинематографистов

Фильмы Михалкова получили международное признание и множество наград. Он обладатель «Золотого льва» Венецианского кинофестиваля за фильм «Урга — территория любви». Был удостоен Гран-при Каннского кинофестиваля и премии «Оскар» за фильм «Утомленные солнцем», в котором сыграл главную роль и одновременно выступил продюсером, режиссером и автором сценария. Фильм «12» — ремейк картины Сидни Люмета «Двенадцать разгневанных мужчин» — в 2007 году получил «Золотого льва» Венецианского кинофестиваля. Картина также получила 16 статуэток «Золотого орла» в пяти номинациях. Возглавляет созданную им продюсерскую студию «Тритэ» и Российский фонд культуры.

Сергей Галицкий

Родился в 1967 году

Основатель и совладелец крупнейшей розничной сети «Магнит», президент и владелец ФК «Краснодар»

Сергей Галицкий F 18 — один из ярчайших примеров российских self made бизнесменов,за- нимает 18-е место среди богатейших людей России (состояние $6,8 млрд). Миллиардер не участвовал в приватизации и создал свой бизнес с нуля.Основа его состояния — розничная сеть «Магнит», развитие которой началось с открытия первого магазина в Краснодаре в 1998 году.Сейчас сеть насчитывает 15 000 торговых точек разного формата по всей стране. «Магнит F 3» входит в список самых инновационных компаний мира по версии Forbes.

Михаил Горбачев

Родился в 1931 году

Первый и последний президент СССР, отец перестройки

Провозгласив в 1985 году перестройку идеологии, экономической и политической жизни, Горбачев инициировал радикальные перемены в СССР и способствовал завершению холодной войны. При Горбачеве была легализована предпринимательская деятельность — с кооперативов началось развитие капитализма, а также был принят закон, дающий свободу выезда за пределы СССР. Эпоха Горбачева завершилась распадом Советского Союза и Варшавского блока.

Герман Греф

Родился в 1964 году

Президент Сбербанка, экс-министр экономического развития и торговли

Играл ключевую роль в разработке стратегии социально-экономического развития до 2010 года и проведении структурных реформ первого срока президента Путина. Лоббировал вступление России в ВТО. Греф обещает сделать Сбербанк одной из самых конкурентных цифровых компаний мира. Созданный им университет Сбербанка стал основным центром повышения квалификации для российской административной элиты.

Александр Овечкин

Родился в 1985 году

Один из лучших хоккеистов мира

Александр Овечкин F 1 в 2008 году подписал первый в истории НХЛ контракт на сумму более $100 млн — за 13 лет игры за клуб Washington Capitals он получит $124 млн. Стал одним из четырех россиян (вместе с Сергеем Федоровым, Павлом Буре и Павлом Дацюком), вошедших в список 100 величайших хоккеистов за всю историю НХЛ, который был опубликован в январе 2017 года. В этом же году возглавил рейтинг российских звезд спорта и шоу-бизнеса по версии Forbes с доходом $14 млн.

Григорий Перельман

Родился в 1966 году

Математик, решивший «задачу тысячелетия»

Перельман доказал гипотезу Пуанкаре, выдвинутую более 100 лет назад. За сложность ее называли одной из «задач тысячелетия». Журнал Science назвал это доказательство прорывом года. Со школьных лет показывал яркие математические способности — побеждал в школьных олимпиадах, а позже решал математические задачи, которые не имели решения много лет. Однако по принципиальным соображениям отказался от ряда премий за свои достижения: в 1996 году — от премии Европейского математиче- ского сообщества для молодых математиков, а также от «Медали Филдса» (и денежного вознаграждения в размере $12 000) и премии Математического института Клэя в $1 млн.

Алла Пугачева

Родилась в 1949 году

Певица, мегазвезда советской и российской эстрады

Карьера Пугачевой олицетворяла собой эволюцию массовой культуры за последние полвека. Примадонна советской,а теперь и российской эстрады — сегодня уже легендарное имя. Феномен певицы, ставшей к 26 годам признанной звездой и удержавшей за собой этот титул вплоть до развала СССР, не имел себе равных в истории отечественной сцены. Она первой создала имидж свободной женщины, живущей по своим правилам. Творчество и личная жизнь певицы по-прежнему в центре внимания.

Владимир Путин

Родился в 1952 году

Президент России

Владимир Путин уже четыре года подряд возглавляет список са- мых влиятельных людей мира по версии Forbes. Его блистательная политическая карьера началась в 1990 году, когда офицер КГБ попал на службу к мэру Ленинграда Анатолию Собчаку. В 2000 году сменил Бориса Ельцина на посту президента России. В редакционном комментарии американского Forbes говорится: «У себя на родине, в Сирии и на президентских выборах в США российский лидер продолжает добиваться всего, чего он хочет».

Ирина Роднина

Родилась в 1949 году

Самая успешная фигуристка в истории парного катания

Во всех соревнованиях, в которых Роднина участвовала в 1969–1980 годах, она завоевала золотые медали (занесена в Книгу рекордов Гиннесса как спортсменка, не проигравшая ни одного турнира в карьере). В ее катании с партнером Александром Зайцевым присутствовали сложнейшие поддержки, каскады, уникальный аксель, оригинальные спирали и шаги, выполняемые на высочайшей скорости. Многие из этих элементов на годы опередили развитие техники фигурного катания.

Владислав Третьяк

Родился в 1952 году

Лучший вратарь XX века по версии Международной федерации хоккея

В 2008 году Международная федерация хоккея назвала символическую сборную XX века. Вратарем в ней стал Владислав Третьяк. Голкипер ЦСКА первым из европейских хоккеистов был включен в Зал хоккейной славы НХЛ. За свою недолгую карьеру (Третьяк закончил играть в 32 года) он собрал впечатляющую коллекцию титулов: трехкратный олимпийский чемпион, десятикратный чемпион мира, девятикратный чемпион Европы.

Анатолий Чубайс

Родился в 1955 году

Экономист, «отец» российской приватизации

Одна из ключевых фигур в политике 1990-х годов, реформатор российской экономики. Лидер кружка экономистов-рыночников, он сперва инициировал реформы в Ленинграде, а в 1991-м в Москве возглавил Госкомимущество. В рамках начатой им приватизации в частные руки перешло около 130 000 предприятий. С 1998 по 2008 год Чубайс занимался реформированием РАО «ЕЭС России» — монополии численностью почти полмиллиона человек, обеспечивавшей передачу 96% электроэнергии в стране. По ее итогам выработка и распределение электричества в России перешли в руки множества частных компаний. С 2008 года Чубайс возглавляет ОАО «Роснано», привлекшее 186 млрд рублей инвестиций в высокотехнологичный сектор экономики.

Мария Шарапова

Родилась в 1987 году

Теннисистка

В возрасте 18 лет стала первой ракеткой мира. Шарапова F 19 стала первой россиянкой и одной из десяти женщин в истории, завоевавшей карьерный Большой шлем — в ее коллекции наград есть все тро- феи четырех главных теннисных турниров. Занимается благотворительностью, в 2007 году стала Послом доброй воли программы развития ООН. Допинговый скандал и дисквалификации на 15 месяцев не сломали карьеру теннисистки, она смогла вернуться на корт. Также Шарапова сохранила отношения с большинством своих спонсоров. За время отлучения от тенниса она прошла курс обучения глобальному стратегическому менеджменту в Гарвардской школе бизнеса, проведя 10 дней в Лондоне. В рейтинге звезд спорта и шоу-бизнеса переместилась в 2017 году с 1-го на 19-е место с доходом $3 млн.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 31 августа 2017 > № 2314590


Россия > Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 31 августа 2017 > № 2314586 Максим Артемьев

Возвращение имен. Что стало с достоянием купцов и фабрикантов

Максим Артемьев

Историк, журналист

Все созданное трудами отечественных промышленников не пропало бесследно. Оно служило все последующие сто лет, просто мы, потомки, зачастую не знали — чьим имуществом пользуемся?

В своих статьях в Forbes я часто пишу о российском предпринимательстве до 1917 года. Но всякий раз, доходя до этой даты, повествование обрывается, словно перед бездной. Однако возникает логичный вопрос — что же было в дальнейшем с наследием династий купцов, промышленников, фабрикантов? Остались ли сегодня следы той жизни, когда Россия бурно развивалась и была частью западного цивилизованного мира?

***

Обратимся для начала к текстильному бизнесу, в который в первую очередь вкладывались капиталы, и в котором сложились большинство семей крупных предпринимателей — Морозовы, Миндовские, Коноваловы, Красильщиковы, Гарелины, Хлудовы. Текстильная индустрия в Советском Союзе развивалась именно как их наследие, в том числе, географическое. Те центры, которые возникли как слободы вокруг ткацких фабрик, таковыми и оставались, разве что прибавляя к себе иные сферы промышленности. Это относится, например, к кусту городов востока Московской области — Егорьевск, Павловский Посад, Ногинск (Богородск), Орехово-Зуево. Более того, большевики даже учредили Ивановскую промышленную область (ранее Иваново-Вознесенск не был губернским городом) — и подчинили Иванову (возникшему как город только в 1871 году) такие старинные поселения как Ярославль, Кострому и Владимир. Ивановская область, после реорганизаций сильно сократившаяся, так и осталась ведущим текстильным регионом страны. Как мы видим, заложенная до 17-го года специализация, сохранилась.

Даже пресловутые первые пятилетки продолжали либо основанные прежде традиции, либо воплощали планы, задуманные еще до революции. Знаменитая «Магнитка» выросла на месте добычи железной руды, которую вели на горе Магнитной местные купцы-промышленники еще с 1759 года. То же самое касается НТМК в Нижнем Тагиле. Новолипецкий комбинат строился в городе с уже имевшимися чугунолитейными и металлургическими заводами. Тулачермет возник в месте, где уже был Судаковский чугуноплавильный завод, основанный бельгийцами, а затем выкупленный российскими предпринимателями.

Урал, Донбасс, города Поволжья — все они существовали и прежде как крупные промышленные регионы и центры. Скажем, Сталинград-Царицын был избран как площадка под строительство тракторного завода, поскольку уже являлся важным транспортным узлом Нобелей в транспортировке нефти из Баку. Большевики просто превращали в областные и республиканские центры бывшие слободы при заводах и уездные города, получившие до 17-го года значительное развитие. Такова судьба, например, Березников, возникших при содовом заводе купца Любимова (приятно поразившего молодого Пастернака — «маленькая промышленная Бельгия»). Это касается Екатеринбурга, Челябинска, Ижевска и многих других городов.

Оборонная промышленность также развивалась как продолжение старой, дореволюционной. Что любопытно — до 1917 года никто не скрывал, чем занимаются те или иные заводы. Например, в Петербурге на Литейном проспекте висела крупная вывеска «Петербургского Патронного завода Литейно-гильзовый отдел». В советское же время предназначение предприятий тщательно маскировалось. Все патронные заводы имели названия, призванные ввести в заблуждение. В Симбирске-Ульяновске заведение стало называться Машзавод им. Володарского, в Туле старый патронный разделили на ничего не говорящие имени Кирова и «Штамп». В том же Питере всем известный пушечный Обуховский завод, стал непонятным «Большевиком». Прославленная орудийная Мотовилиха в Перми оказалась заводом им.Ленина.

Так утрачивалась связь веков в сознании населения. Пропаганда делала свое дело, и люди забывали не только исконные названия, но и не знали, что выпускают предприятия.

***

После 1991 года пришла «третья волна» волна использования наследия дореволюционных предпринимателей. Заводы и фабрики стали закрывать, но на их месте возникали бизнес-центры и офисные помещения с лофтами и опен-спейсами, говоря новомодным языком. Оказалась, что их архитектура вполне подходит для реновации в современном стиле, а места расположения, бывшие некогда городскими окраинами, ныне оказались в самом центре городов, и представляют собой лакомый кусок для риэлторов. Так, например, произошло в Москве.

Крупнейшая в России шелкоткацкая фабрика купца Клавдия Жиро, бывшая при СССР пролетарски корректной «Красной розой», сегодня — деловой центр «Красная роза 1875». Исчезнувшая в советские годы традиция возвратилась в введением в название года основания заведения. Схожий по именованию бизнес-центр «Красный Октябрь» на Берсеневской набережной — это бывшая кондитерская фабрика «Эйнемъ», предпринимателя немецкого происхождения Теодора Фердинанда фон Эйнема (почему-то нынешние инвесторы решили в названии отталкиваться не от него). Любопытно заметить, что столичные активы «Объединенных кондитеров» (в них вошел «Красный Октябрь») включают в себя «Бабаевскую кондитерскую фабрику» (бывшее товарищество «Абрикосов и сыновья») и фабрику «Рот Фронт» (бывший «Торговый дом Леновых»). То есть налицо продолжение традиций уже третье столетие подряд.

Центр дизайна и архитектуры ARTPLAY, который наблюдают перед прибытием на Курский вокзал пассажиры с южного направления, — в прошлом завод «Манометр», основанный в 1886 году предпринимателем Ф. Ф. Гакенталем как фабрика манометров. А вот Завод Юлия Гужона, известный в советское время как «Серп и молот», уступил место ультрамодернистскому ЖК «Символ» (тонкая связь с историей в названии).

***

Купцы и промышленники оставили после себя не только заводы и здания контор, которые были активно востребованы и при новой власти. Значительной частью их наследия являются плоды меценатских усилий — больницы, школы, училища, богадельни, храмы. Эта недвижимость (а часто и содержимое ее) и сегодня активно используется. Однако и в данном случае ономастические игры советского времени сбивали с толку граждан, которые не знали — чьим достоянием они пользуются?

В 20-50-е годы государство, все средства бросившее на развитие тяжелой индустрии, строило больницы по остаточному принципу и потому использовало в основном доставшиеся ему по наследству. Но те были практически все воздвигнуты усилиями тех или иных меценатов. Это создавало сильный идеологический диссонанс. Поэтому переименования в этой сфере были еще больше, чем в промышленности. Так Бахрушинскую больницу, основанную купцами братьями Бахрушиными, переименовали в больницу № 33 им. Остроумова. А их сиротский приют стал приютом имени Коммунистического интернационала. Это относится ко многим знаменитым объектам здравоохранения Москвы советского времени — и к психиатрической больнице им.Кащенко («Алексеевской») и к Морозовской детской.

В связи с этим «повезло» старому большевику Николаю Семашко, наркому здравоохранения, в честь которого переименовано множество учреждений по всей стране. Например, Ваныкинская больница в Туле, построенная на 2 миллиона рублей, завещанных купцом Дмитрием Ваныкиным, стала «Семашкой», как называли ее в обиходе туляки.

В образовании прослеживались те же тенденции. Золотопромышленник Альфонс Шанявский мечтал о свободном университете, открытом для всех желающих, и завещал на его устройство свое состояние. Московский городской народный университет имени А. Л. Шанявского стал важным образовательным и культурным учреждением второй столицы России перед 17-м годом. Сегодня это — РГГУ, а в советское время — Коммунистический университет им.Свердлова-Высшая партийная школа-Академия общественных наук.

Предприниматель и финансист Алексей Вишняков был организатором и председателем Московского общества распространения коммерческого образования. На этом посту он стал основателем Московского коммерческого института — первого вуза в России подобного профиля. Хотя новая власть напрочь отрицала и рынок, и его законы, коммунистам тоже были нужны экономисты для управления «народным хозяйством», и потому создали на его базе Московский институт народного хозяйства (МИНХ) имени Карла Маркса, а поскольку с учреждениями в честь бородатого классика был явный перебор, то вуз вскоре стал «Плехановкой», по имени хоть и меньшевика, но, все-таки основоположника марксизма в России. Таков горький сарказм истории — имя врага капитализма до сих пор носит университет, кующий кадры для рыночной экономики.

Дореволюционные предприниматели живо интересовались наукой и старались всячески помогать российским ученым и исследователям. На деньги Рябушинских был открыт Николаем Жуковским первый в мире Аэродинамический институт — основа последующих успехов советской авиации. Третьяковская галерея, МХАТ — это все тоже порождение свободной филантропической активности.

***

Как мы видим, все созданное трудами отечественных купцов и промышленников вовсе не пропало бесследно. Оно служило все последующие сто лет, просто мы, потомки, зачастую не знали — чьим имуществом пользуемся? Сегодня происходит постепенно возвращение имен, и история оживает и предстает перед нами уже в ином свете.

Россия > Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 31 августа 2017 > № 2314586 Максим Артемьев


Россия. ЦФО > Транспорт > stroi.mos.ru, 31 августа 2017 > № 2299433

Сергей Собянин открыл дублер МКАД на юге Москвы

Мэр Москвы Сергей Собянин запустил движение автомобилей по эстакаде, соединяющей улицы Подольских Курсантов и Элеваторную, на юге Москвы.

«Мы строим связку между Варшавкой и ул. Липецкая. Она очень важная: связывает четыре района, в том числе Бирюлево Восточное и Бирюлево Западное, которые десятилетиями были разделены и вынуждены были в гости ездить через МКАД. Сегодня мы запускаем центральный объект этой связки: эстакаду через Павелецкое направление железной дороги», - сказал С. Собянин.

Как отметил первый заместитель руководителя Департамента строительства Москвы Петр Аксенов, новые поперечные дорожные связи увеличивают трафик, сокращают время в пути, улучшают экологическую ситуацию.

Эстакада открылась раньше срока на пять месяцев. Она соединила Липецкую ул. с улицами Подольских Курсантов и Дорожная.

«Эта дорога играет огромное значение, она соединяет район Южного округа Царицыно и Бирюлево Западное с районами Чертаново Центральное, Чертаново Южное и Бирюлево Восточное. В этих районах проживает 400-450 тысяч человек. Также высвобождаем МКАД, снижаем загруженность участка Нахимовского проспекта», - сказал П. Аксенов.

Строительство поперечной дороги-связки между Варшавским шоссе и Липецкой ул. велось в два этапа. В сентябре прошлого года открыли 600-метровую эстакаду на Липецкой улице.

Вдоль нее появились боковые проезды, обеспечивающие комфортный проезд с Элеваторной и 6-й Радиальной улиц. Под эстакадой организованы развороты.

Новая эстакада увеличила пропускную способность Липецкой ул. на 25-30% и упростила выезд из Москвы на федеральную трассу «Дон».

Кроме того, реконструирована часть Липецкой ул., построены шестиполосный участок Элеваторной ул. (от Липецкой ул. до пересечения с Бирюлевской ул.) и подземный переход в районе д. 19 на ул. Элеваторная.

Россия. ЦФО > Транспорт > stroi.mos.ru, 31 августа 2017 > № 2299433


Россия > Финансы, банки > bfm.ru, 31 августа 2017 > № 2297578

ЦБ взялся за финансовую грамотность россиян

В интернете появился ресурс, который поможет россиянам в решении большинства проблем — от планирования бюджета до формирования пенсии

Центробанк 31 августа запустил информационно-просветительский ресурс Fincult.info. Его основная цель — формирование финансовой культуры граждан.

На ресурсе публикуются материалы, которые, как полагают в ЦБ, могут коснуться большинства россиян, — от планирования личного бюджета до формирования будущей пенсии. Материалы на портале являются не прямым руководством к действию, а лишь рекомендациями, объясняет руководитель службы по защите прав потребителей и обеспечению финансовой доступности Банка России Михаил Мамута:

«Задача сайта — предоставить потребителю какой-то набор материалов по очень разным темам, которые выступают своего рода рекомендациями, предостережениями и в каком-то смысле советами — в зависимости от типа информации. Сегодня в интернете можно найти очень много информационных ресурсов, которые предлагают подобного рода сервисы, связанные с финансовой грамотностью. Но практика показывает, что не все из них отвечают как представлениям о качестве материалов, так и определенным этическим стандартам. Часто под предлогом сообщения полезных сведений о финансовой грамотности на самом деле происходят как раз скрытые продажи тех или иных финансовых инструментов, как правило высокорисковых. Поэтому, создавая такой сайт под эгидой Центрального банка, мы преследовали цель сформировать у потребителя финансовых услуг понимание о том, где он мог бы найти информацию, с одной стороны, практически полезную, с другой стороны, проверенную и надежную с точки зрения ее качества».

По данным Высшей школы экономики, 46% россиян считают свои знания в финансовой сфере неудовлетворительными. Большинство граждан страны признались, что не ведут семейный бюджет, а каждый десятый опрошенный не знает, сколько получает и трати

Россия > Финансы, банки > bfm.ru, 31 августа 2017 > № 2297578


Россия > Экология > ecoindustry.ru, 31 августа 2017 > № 2294566

ТИМОФЕЕВА: РЕФОРМУ ОБРАЩЕНИЯ С ОТХОДАМИ НЕОБХОДИМО СРОЧНО КОРРЕКТИРОВАТЬ

В России нужно срочно вносить поправки в реформу обращения с отходами. Об этом заявила председатель Комитета Госдумы по экологии и охране окружающей среды Ольга Тимофеева на заседании Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека.

«Качество терсхем низкое, много ошибок и неточностей. Некоторые терсхемы — в Иркутской, Ульяновской областях — уже оспариваются в судах. Из-за того что в законе не было предусмотрено обязательное включение в территориальные схемы всех объектов размещения отходов, некоторые муниципальные полигоны просто «выпали» из схем. Неугодных игроков выдавливают и потом будут банкротить. Фактически это искусственный передел рынка»,- цитирует депутата пресс-служба комитета.

По её мнению, важно честно признать низкое качество территориальных схем, утвердить к ним жёсткие требования и заставить оперативно доработать. Она также отметила, что россияне не должны платить за сортировку мусора, если это приносит доход операторам от продажи вторсырья.

«Если сортировка мусора приводит к получению дополнительного дохода операторам от продажи вторсырья, за это не должны платить граждане. Если сортировка позволяет снизить объём захоронения отходов, то это прямой интерес полигона — он будет дольше эксплуатировать земельный участок. И тогда тоже за это не должны платить люди»,- добавила депутат, отметив, что парламентарии продолжат дорабатывать реформу.

Россия > Экология > ecoindustry.ru, 31 августа 2017 > № 2294566


Казахстан > Финансы, банки > kursiv.kz, 31 августа 2017 > № 2294467 Тимур Турлов

Тимур Турлов: "Мы можем стать первым финансовым холдингом из СНГ с листингом на NYSE"

Динара ШУМАЕВА

Основатель инвестиционной компании Фридом Финанс Тимур Турлов в интервью «Къ» раскрыл некоторые подробности предстоящего IPO своей компании на Нью-Йоркской фондовой бирже (NYSE). По его словам, в будущем размещении сможет поучаствовать широкий круг казахстанских инвесторов. Если компания пройдет листинг на NYSE, то станет первым и пока единственным холдингом из СНГ, акции которого будут торговаться на американской фондовой бирже.

- С какой целью вы выходите на IPO на NYSE? Какие главные цели вы преследуете?

- В данный момент мы активно занимаемся подготовкой к процессу. Наша главная цель - продемонстрировать нашу способность выдерживать наивысшие стандарты в раскрытии информации, прозрачности в нашей отчётности и корпоративном управлении. Для нас это шанс привлечь дополнительный капитал для поддержки активного роста нашего бизнеса, а также получить независимую оценку нашего бизнеса со стороны американских институциональных инвесторов.

- Какой объем средств вы планируете привлечь во время IPO? От каких инвесторов (преимущественно – институциональных или частных)?

- В данный момент мы ещё не поставили точку в обсуждении структуры и объема будущего размещения, но, однозначно, рассчитываем, что в данном размещении смогут принять участие наши сотрудники, ключевые партнёры, а также частные и профессиональные инвесторы.

- Кто ваш андеррайтер?

- Мы предлагаем, что у данного размещения будет несколько андеррайтеров, однако в данный момент окончательное решение ещё не принято.

- Будете ли вы проводить роуд-шоу?

- Безусловно, но ближе к заключительному этапу публичного размещения и это событие мы планируем осуществить на горизонте 4-6 месяцев.

- Каковы примерные сроки проведения IPO? Смогут ли казахстанские инвесторы в нем участвовать?

- Широкий круг казахстанских инвесторов сможет получить доступ к данному размещению после прохождения листинга в Нью-Йорке, мы планируем осуществить это на горизонте 6 месяцев.

- Известны ли хотя бы примерные предварительные параметры цены акции Вашей компании?

- Пока мы не готовы озвучивать даже ориентировочную оценку. Наш собственный капитал, согласно последней консолидированной отчетности нашего холдинга, составляет чуть более $58 млн, собственные активы превышают $164 млн, а прибыль за последний квартал – $8,4 млн.

- Насколько жесткие требования по листингу на NYSE? Можете назвать некоторые?

- Для прохождения процедуры листинга компания должна соответствовать как минимум следующим количественным критериям:

- Правильно ли мы понимаем, что после IPO на NYSE вы станете американской компанией Freedom Holding Corp.? Как тогда вы будете позиционировать себя на рынке РК и РФ? Как американская компания? Будут ли у вас лицензии от местных регуляторов?

- Позиционирование компании не должно будет измениться, просто наши локальные компании станут частью американского публичного холдинга, сфокусированного на операциях в странах CIS и восточной Европы.

- Как много и бумаги каких российских или казахстанских компаний торгуются на NYSE? Фридом Финанс – это первая инвестиционная компания из РФ, которая выходит на NYSE?

- Да, мы можем стать первым финансовым холдингом из CIS с листингом именно на NYSE.

Казахстан > Финансы, банки > kursiv.kz, 31 августа 2017 > № 2294467 Тимур Турлов


Казахстан > Агропром > kursiv.kz, 31 августа 2017 > № 2294459

Первые плоды: итоги реализации программы развития АПК

Айгуль ИБРАЕВА

Развитие аграрного сектора имеет приоритетное значение в становлении стабильной и самодостаточной экономики. Не так давно в рамках реализации задач премьер-министр Бакытжан Сагинтаев поручил профильным ведомствам держать на постоянном контроле вопросы освоения средств по госпрограмме «Нурлы жол». Пристальное внимание правительство уделяет и принятой в начале года госпрограмме по развитию АПК. Впрочем, об эффективности последней говорить еще рано, но «Къ» рассмотрел некоторые «ощутимые» итоги за первые семь месяцев 2017 года.

«Агропромышленный комплекс Казахстана имеет перспективное будущее. По многим позициям мы можем быть одними из крупнейших в мире производителей аграрной экспортной продукции», – говорил Елбасы в своем Послании народу Казахстана в 2017 году.

Выступая на прошедшем 18 августа в Астане совещании по вопросам социально-экономического развития и реализации госпрограмм, в частности освоения средств по программе «Нурлы жол», глава правительства Бакытжан Сагинтаев особо обратил внимание на сельскохозяйственный сектор. Вследствие чего МСХ совместно с АФК, НПП «Атамекен» и акимами областей поручено в месячный срок провести детальный анализ финансового оздоровления крупных агрохолдингов и внести в правительство соответствующие предложения. Кроме того, ведомства должны внести до 1 января 2018 года изменения и дополнения в законодательство по вопросам обязательного страхования в растениеводстве, в том числе через регулирование деятельности обществ взаимного страхования.

Вместе с тем отметим: в прошлом году была презентована концепция очередной государственной программы по развитию агропромышленного комплекса страны, рассчитанная на 2017–2021 годы. Недостаточно используемый потенциал подсобного хозяйства и мелких фермерских хозяйств, низкая доля переработки продукции, диспропорции и перегибы в производстве, низкая доля инноваций и экспорта продукции – вот некоторые из многих предпосылок для принятия госпрограммы.

Проект был подготовлен на базе программы «Агробизнес-2020», эффективность которой неоднократно ставилась под сомнение и подвергалась критике. Так, по итогам аудита программы были обнаружены погрешности на общую сумму 21,5 млрд тенге, неэффективное использование бюджетных денег на 53 млрд и процедурные нарушения почти на 40 млрд тенге. Кроме этого, большая часть целевых индикаторов не достигнута.

Об эффективности новой госпрограммы говорить еще рано, однако уже сегодня можно увидеть промежуточные результаты. Рассмотрим некоторые «ощутимые» итоги за первые семь месяцев 2017 года.

К примеру, по данным КС МНЭ РК, объем валовой продукции сельского хозяйства в январе-июле текущего года по сравнению с аналогичным периодом прошлого года увеличился на 11,5% и составил 1,18 трлн тенге. О тотальных изменениях говорить еще рано, так как пик производства сельхозпродукции приходится на август-октябрь. К тому же доля продукции растениеводства остается низкой по сравнению с животноводством – около 15%.

Программа предусматривает исполнение восьми основных задач. Первая, которую ставит перед собой госпрограмма, звучит так: «Вовлечение мелких и средних хозяйств в сельскохозяйственную кооперацию». На сегодня в стране действуют более 1,6 млн личных подсобных хозяйств и 185 тыс. крестьянских и фермерских хозяйств, на долю которых приходится 70–90% производства молока, мяса, плодов, овощей и картофеля. Однако потенциал данных производителей не используется в полной мере, их продукция не выходит из рамки личного пользования.

«Концептуальный подход программы заключается в масштабном развитии кооперации для использования потенциала ЛПХ и мелких крестьянских, фермерских хозяйств, как объективного фактора роста производства и уровня жизни на селе», – говорится в госпрограмме.

Так, согласно данным Министерства сельского хозяйства, с начала года по состоянию на 1 августа 2017 года было создано 517 кооперативов, в том числе 173 кооператива с молокоприемным пунктом и 281 кооператив с убойным пунктом. С января по август 2017 года созданы 2 600 семейных откормплощадок на 41 597 голов КРС. В сельскохозяйственную кооперацию вовлечены 53,5 тысячи ЛПХ, мелких и средних хозяйств и семейных откормплощадок. Насколько эффективна будет политика министерства по укрупнению бизнеса – покажет время.

Несмотря на предпринятые меры кооперации фермеров, остро встает вопрос квалификации кадров, данный аспект перекликается с восьмой задачей программы — научно-технологическое, кадровое и информационно-маркетинговое обеспечение агропромышленного комплекса.

«В связи с фактическим развалом отрасли АПК в 1993-1998 годах, когда из 2000 крупных предприятий осталось меньше 100, большинство административно-управленческого персонала (главные инженеры, механики, агрономы, животноводы и директора) либо уехали в города, либо эмигрировали, — рассказывает председатель «Мясного союза Казахстана» Максут Бактибаев, — проблем с кадрами нет только в тех хозяйствах, которые сохранили профиль деятельности и объемы производства на прежнем уровне. В основном, это хозяйства зерносеющих регионов. Но животноводство понесло больший урон по сравнению с растениеводством, и хороших зоотехников и ветврачей не найти днем с огнем».

Ввиду полного отсутствия материально-технической базы в университетах, студенты аграрных специальностей фактически не пригодны для работы по современным технологиям, их знания (если они к тому же имеются) устаревшие, отмечает эксперт. То есть фактически выпускников нужно учить заново. Усугубляют дело большое количество грантов и сельские квоты. Студенты, поступившие только ради гранта, не планируют работать по специальности. По наблюдениям эксперта, только 10–15% выпускников аграрных специальностей пойдут работать в сферу АПК.

Для решения острейшей проблемы нехватки кадров в АПК — механизаторов, инженеров, животноводов и экономистов — необходимо в спешном порядке строить учебно-практические базы для студентов, оснащенные современной техникой и оборудованием, типовыми фермами с животными и птицей, заготовкой кормов и переработкой продукции, считает Максут Бактибаев.

По данному вопросу в рамках госпрограммы разработаны некоторые технические моменты и проработаны вопросы по созданию научно-исследовательской инфраструктуры. За столь короткое время оценить отдачу по данным нововведениям, увы, не представляется возможным.

Вторая, и по нашему усмотрению, основная задача программы – насыщение внутреннего рынка и развитие экспортного потенциала отечественной продукции. В Казахстане остро стоит вопрос переработки продуктов сельского хозяйства. По данным 2016 года, перерабатывалось менее 30% мяса, молока, плодов и овощей, при этом загрузка мощностей всех 403 перерабатывающих предприятий составляло всего 20–60%. По данным МСХ РК, за 6 месяцев 2017 года доля переработки мяса выросла до 33%, переработка молока остается низкой – около 25%.

Согласно информации МСХ РК о ходе реализации госпрограммы, за семь месяцев объем производства мяса птицы составил 100,2 тыс. тонн при годовом плане 187 тыс. тонн (53,5%), говядины – 227,5 тыс. тонн при плане 427 тыс. тонн (53,2%), баранины – 72,5 тыс. тонн при плане 148 тыс. тонн (48,9%), свинины – 48,7 тыс. тонн при плане 129 тыс. тонн (37,7%), молока – 3 333,2 тыс. тонн при плане 5 124 тыс. тонн (65,0%).

За 6 месяцев 2017 года объем производства масла растительного составил 160,7 тыс. тонн при годовом плане 309 тыс. тонн (51,8%), продуктов переработки картофеля – 291 тонна при плане 500 тонн (58%), колбасных изделий – 20 тыс. тонн при плане 40 тыс. тонн (50%), сыра твердого – 1,8 тыс. тонн при годовом плане 3,0 тыс. тонн (60%). В целом указанные темпы позволяют достичь плановых показателей госпрограммы по итогам года, уверены в Минсельхозе.

Производство продуктов питания в натуральном выражении за первое полугодие текущего года выросло на 9,2% по сравнению с соответствующим периодом прошлого года (КС МНЭ РК). Объем производства шерсти, шкур и кожи скота вырос почти в 4 раза. Довольно ощутимо выросло производство круп и муки из зерновых, помимо пшеницы и корма для животных, что является важным аспектом госпрограммы АПК, учитывая дисбаланс производства в растениеводстве – преобладание пшеницы над другими культурами.

Также рост по сравнению с прошлым годом показали производство растительных масел (до 80,9%), молока в твердой форме (90,1%), мяса и субпродуктов (5,7%). Напротив, сокращение объемов производства наблюдалось по видам продукции переработки молока и рыболовства, сахара тростникового или свекольного.

Производство мяса и зернобобовых культур полностью обеспечивает внутренние потребности и имеет большой экспортный потенциал, утверждают в Минсельхозе. Однако по некоторым видам продуктов, которые могут производиться в стране – сыры, колбасные изделия, вина, консервы, орехи и т.д., наблюдается значительная доля импорта (40–90%).

По данным КС МНЭ РК можно оценить эффективность политики импортозамещения в Казахстане. К примеру, импорт жиров скота сократился с 99,2% в июне 2016 года до 62,2% в июне 2017 года. Доля собственного производства вина игристого выросла до 69,7% против 47,7% годом ранее, а натуральное виноградное вино теперь импортируется меньше наполовину. Сократилась доля импорта колбасных изделий на 11,1%, шоколада – на 8,0%, солода – на 7,9%, сока – на 5,1%. Шампанским Казахстан обеспечивает себя почти полностью.

По ряду наименований продуктов доля импорта, напротив, возросла по сравнению с прошлым годом. Например, доля импорта сгущенного молока выросла до 87,8% против 62,7% годом ранее. Доля собственного производства против импорта сократилась более чем на 10% по таким продуктам, как мороженое, сахар, масло сливочное.

Тем временем экспорт производимых в Казахстане продуктов питания растет. В июне 2017 года доля экспортируемых круп, включая рис отечественного производства, достигла 46,4% против 25,3% в аналогичном периоде предыдущего года. Прирост экспорта наблюдается также по таким видам продукции made in Kazakhstan, как молоко и сливки сгущеные, растительные масла, маргарин, шоколад, соль, мука и макароны.

Изучая матрицу формирования ресурсов потребительских товаров, можно наткнуться на такие моменты, как высокий уровень экспорта при низком уровне собственного производства. К примеру, в силу географических особенностей, доля импорта рыбы, ракообразных и моллюсков переработанных и консервированных в Казахстане составляет 52,2%, при этом 27,3% продукции отечественного производства экспортируется. Такая же ситуация с шоколадом, сигаретами, маргарином и растительным маслом.

Выйти отечественной продукции на внешний рынок не позволяют некоторые законодательные барьеры, отмечают предприниматели. Руководитель ТОО «Зан» Дуйсенбек Ыбыналиев, производитель исконно казахского напитка кумыс, считает, что самостоятельно экспортировать продукцию отечественным производителям кумыса не позволяют существующие на сегодня стандарты сертификации, которые действуют всего 72 часа. Предприниматель рассказал, что их предприятие выпускает запатентованную продукцию, срок годности которой достигает 60 дней.

Для продвижения экспорта, в рамках госпрограммы, АО «НК «Продкорпорация» преобразовано в оператора по продаже всей сельхозпродукции на внешних рынках. Теперь она занимается не только зерном, но и другими видами сельхозпродукции, что позволит производителям диверсифицировать производство и устранить дисбаланс с уклоном на зерновые. В текущем году на закуп 850 тыс. тонн сельхозпродукции планируется направить 43,4 млрд тенге (в 2016 году на закуп 157 тыс. тонн зерновых было выделено 8 млрд тенге).

В 2017 году экспорт Продкорпорации будет значительно выше, утверждают в МСХ РК: зерновых – 300 тыс. тонн (в 2016 году экспорт зерновых – 190 тыс. тонн); растительного масла (впервые) – 2 тыс. тонн; пилотных товаров: чечевицы, гороха, нута, сои, кукурузы – 5 тыс. тонн.

С одной стороны, производители получат гарантированный рынок сбыта, с другой – такая господдержка не играет в пользу улучшения качества или ввода инноваций со стороны предпринимателей и поиска рыночных технологий сбыта продукции. Стоит отметить, что за последние пять лет качество экспортируемого Казахстаном зерна снизилось, что повлекло за собой потерю некоторых рынков сбыта в прошлом году.

Девизом новой государственной программы является тезис «производить продаваемое, а не пытаться продать произведенное». Отчасти данная проблема затрагивается в шестой и седьмой задаче госпрограммы – «Повышение обеспеченности сельхозтоваропроизводителей техникой и средствами химизации» и «Развитие торгово-логистической инфраструктуры», что позволит улучшить качество продукции за счет новых упрощенных схем субсидирования затрат сельхозпроизводителей по закупу удобрений и пестицидов, а также насыщения рынка собственными продуктами через сеть оптово-распределительных центров по всему Казахстану.

Госпрограмма уделяет особое внимание эффективному использованию финансовых мер государственной поддержки. Неравномерное распределение выделяемых средств в прошлом привело к отрицательному сальдо внешней торговли продовольственными товарами. В прежней схеме инвестиционного субсидирования были искусственно завышены критерии (количество голов, мощность проекта и др.), которые не позволяли мелким и средним сельхозтоваропроизводителям участвовать в программе, так половина прямого кредитования «КазАгро» приходилась только на 1% от всех заемщиков холдинга, а 50% (12,3 млрд тенге) выплаченных субсидий в 2016 году приходилось на 49 крупных проектов или 2% от общего количества участников. В Минсельхозе заверяют, данные «перекосы» устранены, в текущем году охват мелких и средних производителей увеличится в 2 раза.

Объем инвестиций в основной капитал сельского хозяйства за январь-июль 2017 года увеличился на 13,4% и составил 137,8 млрд тенге. Инвестиции в основной капитал продуктов питания за 6 месяцев текущего года увеличились на 41,5% и составили 27,2 млрд тенге.

Пересмотрена кредитная политика «КазАгро». Впервые кредиты на весенне-полевые и уборочные работы предоставлялись конечным заемщикам под 6% годовых (в прошлые годы 9-10%). Ставка по кредитам на инвестиционные проекты посредством Национального фонда снижена с 6 до 5,5%, посредством республиканского бюджета и Единого накопительного пенсионного фонда – с 11 до 8%. Микрокредиты через АО «Фонд финансовой поддержки сельского хозяйства» предоставляются под 6% (ранее доходило до 14%).

Несмотря на низкие проценты, кредиты вовсе не кажутся предпринимателям доступными. Председатель крестьянского хозяйства «Жигер» Турар Сулейменов рассказал, что многие аграрии поначалу проявляют инициативу получить кредит, которая быстро пропадает вследствие высоких требований по залоговому имуществу, большого пакета документов и затянутого процесса оформления данного кредита.

В рамках госпрограммы предусмотрены меры и по данному направлению. К примеру, по кредитным продуктам «КазАгро» сокращен требуемый пакет документов на 24% (например, по «Аграрной кредитной корпорации» для юрлиц – было 27, стало 19; для физлиц – было 16, стало 12 документов).

В теории, все вышеперечисленные меры и нововведения в рамках госпрограммы должны обеспечить стабильное развитие агропромышленного сектора страны, на практике – покажет время.

Казахстан > Агропром > kursiv.kz, 31 августа 2017 > № 2294459


Казахстан > Финансы, банки > kursiv.kz, 31 августа 2017 > № 2294446 Галим Хусаинов

Что будет с Банковской системой через 10 лет?

Эксперт: Галим Хусаинов

Всегда задавался этим вопросом. Чтобы понять как меняется мир, нужно вспомнить что было 15 лет назад.

Мир меняется и Банки также не стоят на месте. Ещё какие то 15 лет назад мы не знали что такое мобильный банкинг, все оплаты осуществляли через кассы, а оплату сотовых телефонов - через карточки. Чтобы сделать перевод кому-либо, приходилось либо использовать кассы банков, либо осуществлять физическую переправку конвертов. Чтобы получить розничный кредит, нужно было потратить несколько недель, а банковские карточки была непозволительная роскошь для большинства людей. Зарплату давали в кассах и для этого была даже оборудованная специальная комната.

Сейчас все меняется, но к сожалению для нас, у нас нет того, что есть в развитых странах уже много и много лет. И в этом мы больше зависим не от технологий, как таковых, а от развития самой страны.

Банк по-сути имеет три функции - операционные переводы и платежи, розничные кредиты и кредиты юридическим лицам.

Если смотреть с точки кредитования бизнеса, то в развитых странах, хорошая большая компания в банк за деньгами придёт в самый последний момент. Все крупные проекты финансируются через биржу, а банки, имея огромную ликвидность компаний и населения также инвестирует большую часть своих средств через биржу. И это гораздо дешевле, ведь не нужны аналитики и целый штат RM менеджеров. За Банки это делают фондовые аналитики и рынок, а информация предоставляется аудиторами и проверяется биржей. Биржа уникальна тем, что не обязательно иметь длинные деньги для финансирования длинных проектов.

Но в этой части мы полностью зависим, увы, от нашей среды. Например, у нас навряд ли бы банк взялся финансировать снапчат или скайп или Теслу, так как при стандартном анализе ни одна эта компания не пройдёт наш риск-менеджмент.

Это напрямую влияет на развитие страны, ведь есть много проектов, которые просто не могут финансироваться, хотя имеют огромный потенциал и для этого не нужны Национальные компании, НАТРы и прочее, а нужен просто нормально функционирующий фондовый рынок.

В розничном кредитовании, мы уже далеко ушли и сейчас уже практически не осталось Банков, где бы потребительские кредиты анализировались в ручную. За нас это делает машина и она же определяет через сложные статистические модели кому давать и кому нет.

У нас сложность с длинными деньгами для ипотечного кредитования, однако это уже давно решенная проблема в развитых странах все через тот же фондовый рынок, так как под такие ипотечные займы можно выпускать облигации, которые в любой момент можно продать на фондовом рынке.

Чтобы проект мог фондироваться, для него нужен всего лишь гарантированный стабильный денежный поток и все. Это лучше чем любой залог и меньше всего рисков, и здесь уже не важен срок проекта, чтобы его кредитовать. Но у нас в Банковской системе это практически не реально. Например, электростанция со сроком службы 50 лет рядом с мегаполисом будет иметь практически гарантированно стабильный денежный поток и этой электростанции нет надобности возвращать кредит на строительство теплицы через 5 лет.

Операционные платежи через несколько лет полностью перейдут в онлайн и Банкам уже не нужно будет иметь такое количество касс и РКО. Простой пример - юридические лица, которые сейчас через интернет банкинг осуществляют порядка 90 процентов платежей.

Сейчас очередь доходит и до физических лиц. Например, у нас в Банке уже сейчас можно очень много платежей сделать через мобильный банкинг - коммунальные платежи, телефон, штрафы, налоги, учеба (очень актуально перед началом года), школы и детские сады. И это не полный список.

Конечно, в Казахстане этот процесс будет не быстрым, так как есть старшее поколение, которым такие вещи даются очень сложно (сужу по собственным родителям).

Очень рад, что Правительство выделило целого заместителя Премьер Министра для реализации программы Цифровой Казахстан, ведь нам действительно ещё много что нужно переводить в цифру.

Например, для Банковского сектора очень актуальным является легализация электронных досье, чтобы юридические лица заменили живую подпись на электронную (вроде ЭЦП уже давно внедрили, все электронные справки принимаются с цифровой подписью, а отчетность, уставы, договоры и так далее - нет, хотя вот цифровую подпись подделать гораздо сложнее).

Если это решит государство, то это не только сократит время приёма документов и их рассмотрение, но поможет сохранить природу.

Я думаю, лет через 10 у нас будет минимум РКО, Банки будут в основном предоставлять электронные услуги, исчезнут карточки (интегрируются в мобильные телефоны), кредитование крупных проектов все-таки уйдёт на фондовую биржу, а Банки сосредоточатся на рознице, МСБ и ценных бумагах.

Международные переводы скорее всего полностью перейдут на систему блокчейн и компании типа СВИФТ, ВИЗА и Мастеркард будут перестроены или уйдут в небытие.

Казахстан > Финансы, банки > kursiv.kz, 31 августа 2017 > № 2294446 Галим Хусаинов


Украина > Медицина > interfax.com.ua, 31 августа 2017 > № 2293527 Олег Калашников

Директор медсети "Добробут": К концу 2019 года у нас будет собственный кардиоцентр

Эксклюзивное интервью директора медицинской сети "Добробут" Олега Калашникова агентству "Интерфакс-Украина"

- Почему вы решили заняться медицинским бизнесом, купить "Добробут"?

- Я раньше занимался сетью "Люксоптика" у меня был бизнес, близкий к медицине. Я и сейчас один из основных его акционеров. Но я, наверное, отношусь к той категории менеджеров, которые начинают, основывают или развивают бизнес. Когда бизнес "Люксоптики" развился и стабилизировался, в 2012 году я принял решение отойти от операционной деятельности руководителя и заняться инвестициями.

В 2012 году генеральный директор инвесткомпании "Конкорд Капитал" Игорь Мазепа рассказал, что у него подписан эксклюзивный контракт на покупку медцентра "Добробут". Так как мы искали возможности для нового бизнеса, то мы заинтересовались. В медицине нас привлекает высокая емкость рынка. Например, "Люксоптика" – это хороший бизнес, но рынок оптики очень маленький. Весь украинский рынок очков около $200 млн, а рынок медицинских услуг огромен.

Мы заходили в этот бизнес в достаточно сложное время – сделку начали готовить осенью 2013 года, уже Майдан стоял, началась девальвация. В результате получилось, что купили мы "Добробут" не очень дешево. Тем не менее, я ни в коем случае не жалею: мы поставили себе масштабную задачу, просто у нас подорожал вход.

Нужно сказать, что "Добробут" как бизнес был достаточно системно отстроен. Но, на мой взгляд, в основу крупного бизнеса должна быть заложена особенная ценность, идея. В старом "Добробуте" эту ценность не культивировали и во главе угла ставили финансы. Я считаю, что нужно ориентироваться не на финансовый результат - нужно формировать доверие потребителя и деньги тогда сами придут.

- Вас устраивает эффективность инвестиций, которые вы сделали в "Добробут"?

- Я уже говорил, что из-за девальвации мы купили этот бизнес достаточно дорого. Понятно, что текущая деятельность не возвращала вложения. Кроме того, когда мы вошли в "Добробут", мы кое-что начали переделывать на свой вкус, выросли расходы. В декабре 2015 года я стал генеральным директором, мне кажется, что за прошедшие 1,5 года я наделал кучу ошибок, но сейчас я уже проникся духом "Добробута" и верю в его стратегическую перспективу. Неэффективность первых годов с точки зрения большого результата не имеет значения. Если мы построим компанию, которая через 5-10 лет будет стоить $500 млн, то в общем за сколько мы в нее зашли не будет иметь значения.

- Насколько прибыльным является "Добробут"?

- "Добробут" сейчас приносит прибыль, но не много. 2016 год был не очень хорошим, прибыль составила 28,4 млн грн. Это был год кардинальных изменений - мы перешли на новую операционную систему, открыли очень большое подразделение, новую больницу на 6 тыс. кв. м со специализированными центрами, в том числе и кардиохирургическим. В общем, год был с точки зрения финансовых затрат сложным, хуже 2015 года. Но ситуация с прибылью стабилизировалась к новому году и начиная с 2017 года мы стали прибыльными.

Я думаю, что сегодня мы на рынке занимаем первое место по пациентам, манипуляциям, операциям и первичным приемам. У нас очень большой амбулаторный прием. Я ожидаю, что уже к ноябрю у нас будет около 100 тыс. амбулаторных пациентов в месяц. В настоящее время у нас до 3,5 тыс. амбулаторных пациентов в день. Уверен, что никто из операторов медицинского рынка такой результат не показывает. Но тут важно удерживать сервис и качество медицинских услуг, не назначать ненужные манипуляции, операции, не гнаться за финансовым результатом.

- Вы с этим боретесь?

- Стараемся. Мы всегда должны быть честны по отношению к пациенту. Когда мы формировали собственные корпоративные ценности, мы не внесли в них "честность", но только потому что не смогли определиться, как честно описывать ситуацию тяжелобольному пациенту, чтобы не демотивировать его. По этому поводу у нас были двухдневные дебаты, говорить ли пациенту, что он смертельно болен или не говорить. Если демотивировать пациента, то результат лечения будет равен нулю. Я думаю, что такие вопросы нужно решать только на ценностном уровне. К сожалению, доктору, который уже привык говорить правду пациенту, объяснить, что этого делать нельзя, не получается. Он все равно это не поймет. Скорее всего, такие доктора уйдут из "Добробута". Несмотря на то, что такая ценность не прописана мы ее будем культивировать.

- У вас большая текучесть кадров? Как к вам приходят доктора и как они от вас уходят?

- Я бы не сказал, что у нас очень большая текучесть кадров. Сейчас все еще существует процесс, когда люди ходят между клиниками. Из-за того, что мы набираем очень многих людей, естественно идет и отсев, от этого никуда не денешься. Если мы теряем хорошего доктора, то это проблема и потеря менеджмента.

Уверен, нужно очень четко выработать критерии хорошего доктора. С моей точки зрения у докторов существуют очень сложные отношения между собой, у них есть ревность, внутренняя борьба.

На сегодняшний день, проблема ухода именно в этом. "Добробут" дает условия чуть выше рыночных, и мы пытаемся сделать так, чтобы доктора не уходили, а стремились к нам попасть.

- Ваши доктора у вас официально оформлены? Или это какие-то контракты и совместительства?

- Все доктора официально оформлены. У нас, наверное, 40% докторов работают на постоянной основе, а 60% по совместительству. Когда я пришел было 20% на 80%. Мы хотим, чтобы 70-80% наших докторов работали у нас на постоянной основе.

- По вашему мнению, нужна ли индивидуальная лицензия для докторов?

- Мне бы этого не хотелось, я считаю, что это поставит нас в неравные условия. Если будут давать индивидуальные лицензии докторам, у нас появятся поликлиники, которые в принципе не платят налоги, и поликлиники, которые все налоги платят. В моем понимании это будет неправильно. Я считаю, что доктор с индивидуальной лицензией должен зарегистрировать частную фирму и платить налоги.

У нас сейчас некоторые доктора работают по совместительству. Мы не можем не оформить докторов официально, ведь они ведут истории болезни, у нас все доктора оформлены официально.

- Есть категории докторов – "звезды", а есть доктора, которые занимаются рутиной, например, ведут ежедневный поликлинический прием. В кадровой политике вы ориентируетесь на "звезд" или на тех, кто будет вести ежедневный прием больных?

- Вопрос вообще-то концептуальный. Во-первых, звезда звезде рознь. Врач может быть очень хорошим, но при этом его человеческие качества могут усложнить работу с ним. В моем понимании настоящие звезды – звезды во всем, они высококвалифицированы, внимательны к пациенту, никогда не подведут, дисциплинированы. В медицинском бизнесе звезды, это конечно хорошо, но нужна система и понятные протоколы лечения, которые позволят качественно лечить. Образно говоря, очень немногие доктора могут вносить изменения в протоколы и находить новые методы лечения, если что-то пойдет не так, то они за это будут отвечать. Увы, в Украине ответственности за медицинскую ошибку практически нет, а ведь вся система здравоохранения должна функционировать по четкому алгоритму действий.

Когда я сюда пришел, я думал, что залог успеха в том, чтобы брать классных докторов, но я также считаю, что "Добробут" должен работать по отлаженной системе и по четким протоколам. Например, для моей компании с финансовой точки зрения амбулаторный прием гораздо важнее, чем, скажем, кардиохирургия. Я даже не уверен, что мы ее полностью просчитали (в декабре 2016 года "Добробут" открыл отделение кардиохирургии - ИФ), но мы ставим амбициозные задачи и нам повезло с Александром Бабляком, который возглавил это направление и которого можно считать звездой. С моей точки зрения, такие люди как Емец, Бабляк, покойный Амосов, Тодуров должны формировать свои школы, выпускать учеников, растить их. Александр Бабляк в этом отношении, очень открыт. Мы сейчас пытаемся наладить систему обучения специалистов-кардиохирургов.

- Говорят, что не все кардиохирурги готовы передавать свои знания и навыки…

- Конкуренция, да. Но проблема в том, что кардиохирургический рынок очень узкий, платежеспособного спроса мало. У нас кардиооперация может стоить около 200 тыс. грн. Как много людей могут себе это позволить?

Я думаю, что в тот момент, когда государство каким-то образом сможет хоть частично компенсировать расходы, то количество таких операций возрастет многократно.

- Сейчас, Минздрав реализует проект по созданию сети реперфузионных центров, которые смогут безоплатно устанавливать стенты пациентам с инфарктом. По вашему мнению, могли бы частные клиники принять участие в таком проекте?

- Я вообще считаю, что государство плохой собственник.

Как человек из бизнеса, я бы продавал больницы под инвестиционные обязательства "Добробуту", "Медикому" и другим. Сейчас многие олигархи смотрят в направление медицины, инвестируют. Например, клиника "Обериг" строит "с нуля" огромную больницу. Почему бы не продать больницу им, пусть приведут ее в чувства?

Я бы пошел по такому сценарию, но у нас есть норма Конституции, которая подразумевает запрет сокращения сети государственных медицинских учреждений. Я думаю, что рано или поздно все будет меняться, так как сеть государственных медучреждений просто перестанет работать. В государственных клиниках сейчас все зависит от того, кто ими руководит, очень важно, на что ориентирован главврач – на то, чтобы вылечить или на то, чтобы заработать. Но, априори государство – плохой собственник. И так будет всегда.

Возвращаясь к государственной программе стентирования, я думаю, что частные клиники рано или поздно войдут в государственные проекты. Понятно, что если в "Добробуте" проводятся операции на открытом сердце, то не делать стентирование или коронарографию было бы странно. Когда мы построим свой кардиоцентр, мы будем развивать это направление.

- То есть пока вы стентированием не занимаетесь?

- Для этого нужно специальное оборудование. В настоящее время наша кардиохирургия – это сложные по компетенции операции, операции на открытом сердце. Это не большая ниша на рынке. А с помощью стентирования, как я понимаю, убирается 90% всех кардиологических проблем. Поэтому мы планируем развивать это направление. Я рассчитываю, что к концу 2019 года у нас будет собственный кардиоцентр, и там будут такие манипуляции.

- На базе чего планируете создать этот центр?

- Этого я пока сказать не могу. Пока у нас есть финансовый план, есть идея, уже есть площадка, которая находится в разработке. Как только мы ее оформим, мы объявим об этом как о состоявшемся плане.

- Это новое строительство или реконструкция?

- Пока реконструкция, хотя я считаю, что новое строительство лучше. Мы постоянно мониторим киевский рынок земли и помещений. Участки, которые нам нравятся, или очень большие или далеко от сетей. Например, мы смотрели один объект, мне он очень понравился, но там около $7-8 млн нужно только для того, чтобы подвести коммуникации. Мы посчитали, что если у нас только на подготовку уйдет столько денег, плюс инвестиции в сам центр, получится около $100 млн. К сожалению, мы не ощущаем такой глубины медицинского рынка, которая позволит нам оправдать такие вложения, даже если мы построим суперсовременную многопрофильную клинику. Не факт, что мы наберем такое количество платежеспособных пациентов.

- Сейчас идет широкая дискуссия по поводу медицинских протоколов. Минздрав разрешил использовать международные протоколы. Какие протоколы используются у вас в клинике?

- Мы столкнулись с проблемой использования международных протоколов, пригласили Минздрав, они нам провели тренинг, как это делать. Оказалось, что все достаточно просто. Сейчас мы пытаемся консолидировать рынок частной и государственной медицины в этом вопросе. Мы отобрали 40 нозологий, по которым пишем совместные протоколы с привлечением всех участников рынка. Частная медицина на это достаточно хорошо откликается, потому что корректный протокол позволяет точно оцифровать наши риски.

Это важно, поскольку в частной медицине мы имеем четкие отношения со страховыми компаниями. Единственные, кто в Украине контролирует адекватность лечения, это именно страховые компании. Поэтому, например, я не поддерживаю идею Минздрава о создании единого государственного заказчика медуслуг - национального агентства. Не агентство должно распределять деньги, а страховые компании. Но страховые компании в этом вопросе заняли очень пассивную позицию, я не очень понимаю, почему.

Возвращаясь к протоколам, могу сказать, что без протоколов не будет медицины. Протокол - это маршрут пациента. Если на каком-то этапе ты не можешь оказать ту или иную помощь, у тебя нет какого-либо специального оборудования, то в протоколе должно быть прописано, куда ты направляешь пациента.

Точно так же со строительными нормами (ДБН) для медучреждений, вокруг которых сейчас идут дебаты. Почему бы не использовать уже существующие, например, немецкие или польские строительные нормы для больниц? Если вы хотите получить лицензию, то ваша клиника должна соответствовать нормам, которые разработаны, кажется, в 1965 году. Поэтому формально этим устаревшим нормам никто не соответствует. Но тут есть интересная вещь. ДБН – это нормы строительные, и они находиться в ведении Минрегиона. Изменение норм ДБН - это прерогатива этого же ведомства, Министерство здравоохранения как бы принимает в этом участие, но от него ничего не зависит. Не хочу приводить в пример Грузию, но они просто взяли и узаконили современные западные нормы.

Западные протоколы мы можем брать за основу, и мы можем их выполнять. Я раньше считал, что медицина – это доктор-звезда, который должен решить, как вас лечить, но когда я пришел в медицинский бизнес, понял значение протоколов. Протокол – это алгоритм прохождения пациента. Получается, что доктор-звезда нужен только в первый момент, когда ставится диагноз, по сути дальше понятно, что делать, как лечить. Да, это, наверное, слишком упрощенно, но суть от этого не меняется.

- Вернемся к вашим планам развития. С кардиологическим комплексом понятно. "Добробут" всегда славился педиатрией. Что будет в этом направлении?

- Педиатрия - наша корневая компетенция. Мы развиваем поликлиники и будем открывать отдельный детский стационар. Площадки для него пока нет, но, скорее всего, это будет Левый берег. Сейчас введем вторую очередь детского стационара на Правом берегу, это будет соматический, не хирургический стационар. Кроме того, мы очень верим в поликлинический прием. Мы уже открыли в районе Святошино большую поликлинику на 1,3 тыс. человек, два этажа – для детей и взрослых.

Мы хотим сформировать сеть поликлиник в Киеве, но пациент должен знать, что случае необходимости "Добробут" будет вести его и в стационаре. Поэтому нам нужна достаточно большая больница или несколько больниц, которые позволят пациенту решать свои проблемы внутри системы "Добробут".

- Что вы думаете о развитии частных онкологических клиник?

- У нас очень высокие амбиции, мы хотим без преувеличений стать оператором №1. На мой вигляд, в медицине есть две огромные ниши – кардиология и онкология, и мы должны их развивать. Мы уже проводим достаточно серьезные операции у онкобольных, у нас есть зал для химиотерапии. Мы планируем установить хорошее оборудование – у нас неплохие отношения с Toshiba. Скорее всего, мы придем к тому, что откроем центр лучевой терапии.

- Когда?

- Не знаю пока. Это дорого. Лечение онкологии это, как правило, комбинация двух-трех элементов: операция плюс химиотерапия, или химия плюс облучение. На сегодняшний день у нас лучами занимается клиника "Лисод", "Киберклиника Спиженко", где операции делают кибереножом, хотя это не совсем лучи, больница "Феофания", в Украинском центре томотерапии в Кропивницком установлено современное оборудование, он может в год принять тысячу пациентов.

- То есть такие государственные клиники, как Киевский онкоцентр на Верховинной или Институт рака вы как конкурентов даже не рассматриваете?

- В Институте рака мы уже строим свой диагностический центр – 1,7 тыс. кв. м. Этот центр будет выдавать "дорожную карту" онкологическому пациенту, проводить серьезные исследования. Такое исследование, наверное, может стоить около 1000 евро. Сейчас мы закупаем для него ультрасовременное оборудование.

- Когда заработает этот центр?

- Я думаю, в начале октября.

- Какие еще направления планируете развивать?

- Мы планируем также заниматься реабилитацией. Это достаточно сложное и дорогостоящее направление, минимальная стоимость пребывания в реабилитации – 120 тыс. грн., тяжелый пациент обходится 5-7 тыс. грн в день. При этом пребывание на реабилитации может быть длительным. У нас есть пациенты с последствиями инсультов, с черепно-мозговыми травмами, есть пациент после столбняка.

Обычно там, где появляется очень хорошая медицина, исчезают деньги. Слава Богу, реабилитация для нас не убыточна, но ее прибыль где-то около нуля. При этом мы понимаем, что не можем поднять цены, так как будет меньше пациентов. Но мы не можем и сократить курс реабилитации, так как это не будет полноценная реабилитация. В моем понимании с этим пока все сложно. Мне непонятно, например, намерение государства финансировать паллиатив. Я бы паллиатив финансировал только когда все остальные направления были бы в нормальном состоянии.

- Есть частные клиники, которые говорят, что они не будут никогда заниматься онкологией, потому что там люди умирают, а им не нужно портить статистику...

- Мне вообще кажется, что если ты хочешь заниматься медициной, то о статистике нужно вообще думать в последнюю очередь, например, мы делаем такие кардиохирургические операции, которые отказываются делать почти все центры, в том числе государственные. Но мы должны быть честными по отношению к пациенту, объяснить все риски.

- Это влияет на инвестиционную привлекательность компании? Будет ли инвестор вкладывать в клинику, в которой достаточно высокая смертность, но при этом много инновационных методов лечения?

- По нашим наблюдениям инвестор будет смотреть на сеть. Я думаю, что зарабатывать деньги будет сеть, а стационар нужен для того, чтобы в сеть пришли. Основная критика частной медицины, мол, они сливки снимают, берут самое легкое, а сложные случаи оставляют государственным клиникам. Я считаю, что это не так, но тут возникает другая проблема: как сделать так, чтобы мы не брали на себя излишние риски.

Мы уже успешно прооперировали больше 125 сложных кардиопациентов. Мы оперируем непростые случаи, и я не уверен, что кардиохирургия с точки зрения бизнеса это хорошо, но считаю, что для "Добробута" это очень большое приобретение.

- Университетскую клинику планируете?

- Да. Она должна быть в Киеве и на ее базе я мог бы развивать учебное заведение. Нас ожидает большой дефицит кадров. Я думаю, что образование будет следующей сферой после здравоохранения, куда пойдут деньги.

- Какие источники инвестиций вы используете?

- Облигационные займы достаточно дорогостоящие, банковская система не настроена выдавать кредиты. Нам сложно брать кредиты, поскольку не понятно, что давать в залог. Поэтому в ближайшее время в привлечение какого-то банковского финансирования, облигаций я не очень верю.

В ближайшие два-три года финансирование будет за счет собственной прибыли и частично от акционеров. Ну и какое-то кредитование. Хорошо было бы найти какого-то финансового партнера, например, ЕБРР, но они пока на нас смотрят оценивающе.

- Почему?

- Недостаточный масштаб компании. Если мы будем действовать так, как мы действуем, то, наверное, мы станем для них интересными через год. Нам, конечно, было бы интересно, чтобы они зашли как партнеры и предоставили финансирование, но оно должно быть дешевым, 5-7% максимум.

- Как вы оцениваете идеи, заложенные в медицинскую реформу, которую предлагает Минздрав?

- Я противник агентства, противник выдачи лицензии на частную практику. Я бы выставил на приватизацию государственные больницы, которые сложно содержать. Есть хорошие больницы, которые сохранили какие-то активы, которые от реформы выиграют, и пациенты к ним пойдут, но, наверняка, будут больницы, которые не выиграют, которые обанкротятся, а закрыть их нельзя. Что будет делать община, у которой половина больниц может себя содержать, а вторая половина обанкротится? Мы как-то дискутировали по этому поводу с замминистра здравоохранения Павлом Ковтонюком, но я с ним согласен в том, что начать нужно.

- Какие у вас планы относительно развития в регионах?

- У меня уже есть один сетевой опыт - "Люксоптика" сейчас представлена почти во всех областных центрах. Понятно, я хочу, чтобы и "Добробут" был представлен во всех областях. Мы начнем с крупных городов. Мы сейчас изучаем города, заказали специальное исследование. Оказалось, например, что в Харькове практически отсутствует частная медицина, а в Одессе ее переизбыток. С другой стороны, там есть большое количество застрахованных лиц и это создает большой рынок. А вот по Днепру какой-то позиции у меня нет. Т.е. если говорить о региональном развитии, то сейчас наиболее привлекательны Харьков, Львов.

- Как вы сотрудничаете со страховыми компаниями и насколько это интересно?

- Страховые компании и медицинские ассистансы являются нашими стратегическими партнерами, так как нас объединяет одна цель – здоровье наших клиентов.

- Какой процент вашего дохода генерируют страховые компании?

- В деньгах, полагаю, до 20%. В пациентах больше - около 27%. У нас есть страховые пациенты, которые пользуются услугами поликлинического приема, стационарным и хирургическим отделением, неотложной помощью. Особой популярностью пользуется педиатрическое направление, потому это наше стратегическое направление.

Украина > Медицина > interfax.com.ua, 31 августа 2017 > № 2293527 Олег Калашников


Украина. Швейцария. Китай > Агропром. Химпром > interfax.com.ua, 31 августа 2017 > № 2293525 Гебхард Рогенхофер

Гендиректор Syngenta в Украине: В наших глобальных продажах Украина поднялась с 36-го на 8-е место

Эксклюзивное интервью генерального директора компании Syngenta в Украине Гебхарда Рогенхофера информационному агентству "Интерфакс-Украина"

Что изменится на украинском рынке средств защиты растений и семян после объединения Syngenta с ChemChina?

После сделки для Украины ничего не меняется, потому что изменения будут касаться только уставного капитала Syngenta. ChemChina стала нашим единственным акционером, раньше у нас были тысячи акционеров по всему миру. Глобально в работе компании тоже ничего не меняется: штаб-квартира Syngenta остается в Базеле (Швейцария), центры исследований и развития (R&D) продолжат свою работу в тех странах, где уже функционируют. Сделка с ChemChina позволит нам больше вкладывать средств в дальнейший рост бизнеса на развивающихся рынках, в частности, в Китае, больше инвестировать в цифровые предложения в области сельского хозяйства и новые технологии для увеличения урожайности сельскохозяйственных культур при одновременном сокращении выбросов CO2 и сохранении водных ресурсов. Почему ChemChina решила приобрести Syngenta? Вы знаете, что в Китае население растет. Фактически эта сделка со стороны китайского правительства - инвестиция в продовольственную безопасность своей страны. Она оценивается в $43 млрд. Сейчас у Syngenta новый совет директоров, который состоит из восьми человек, из них двое - из ChemChina.

Многие агропроизводители интересуются, изменится ли качество поставляемых в Украину пестицидов после сделки?

По качеству ничего не меняется. Продукция компании Syngenta изготавливается на сертифицированных заводах компании в разных странах мира в соответствии с утвержденной спецификацией и международными стандартами. Данная продукция поставляется для продажи в разные страны, где работают представительства Syngenta, в том числе в Украину. При этом агрохимические продукты, произведенные на любом из таких заводов, имеют тот же состав и идентичные свойства, в частности, физические и химические, токсикологические и экотоксилогические свойства, а также показатели биологической эффективности. Компромисса на качество у нас никогда не было и не будет.

ChemChina также является собственником компании ADAMA, которая реализует пестициды в Украине. Ваши портфели товаров не пересекаются?

Да, у нас есть некоторые конкурентные продукты в портфеле. Но бизнес-модель работы обеих компаний уже известна: Syngenta остается Syngenta, а ADAMA остается ADAMA. В фармацевтике, например, абсолютно спокойно работают на рынке компании, которые продают генерики и оригинальные медпрепараты. У нас будет аналогичная схема работы.

Насколько для самой Syngenta интересен китайский рынок?

Для нашей компании китайский рынок очень интересен, сейчас доля Syngenta на нем маленькая. Но у нас есть план в течение ближайших пяти лет удвоить свой бизнес в Китае. Это касается и семян, и СЗР. В Китае мы будем использовать и развивать наши технологии и ноу-хау для продвижения самых высоких стандартов в сфере сельского хозяйства, безопасности пищевых продуктов и окружающей среды, а также для повышения урожайности сельхозкультур. У всех глобальных игроков на рынке агрохимии есть свои заводы в Китае, эта страна - основной поставщик действующих веществ для производства агрохимии. Формуляцию своих продуктов многие производители СЗР делают в разных странах.

Эта сделка как-то отобразится на стоимости ваших товаров в Украине?

Цену сложно прогнозировать. Себестоимость наших товаров зависит от нескольких факторов, включая цены на нефть, рост цен на некоторые действующие вещества, вызванного глобальным увеличением спроса, повышение расходов на научные исследования и разработки. Единственный прогноз, который я могу сделать, это то, что наши продукты еще в ближайший год будут более-менее стабильны по цене. Большую роль в этом процессе играет колебание курса гривни.

Какую долю занимает украинский рынок в общих объемах продаж Syngenta?

Несколько лет назад Украина в глобальных продажах Syngenta была на 36 месте, сегодня украинский рынок на восьмом месте. В 2001 году у нас был маленький бизнес в Украине, мы начинали с командой в 24 человека. Сейчас в украинском подразделении работает более 300 человек. До 2008 года средний показатель роста продаж ежегодно составлял 15,5%.

Ваша компания использует различные финансовые инструменты для продаж, они помогают вам привлекать новых клиентов? Насколько готовы украинские аграрии работать по таким программам?

Обратная связь, которую мы получаем от фермеров по участию в наших программах финансирования, очень позитивная. Мы видим, что финансовые продукты и решения работают. В этом году с помощью финансовых программ мы сделали 20% продаж, это действительно одна из возможностей эффективно увеличивать наши продажи. Почему еще решили развивать отдел по финансовым решениям? Это дало нам возможность расширить свою клиентскую базу, разделить риск с фермером в случае дефицита оборотных средств. Наши финансовые продукты – это понятные и выгодные для фермера инструменты. Спектр предложений отвечает потребностям агробизнеса разных размеров и направлений, каждый может получить консультацию наших специалистов и выбрать что-то свое. Заинтересованность агропроизводителей в наших финансовых решениях растет. Как пример: в 2014 году в форвардной программе "Форвард Плюс" участвовало шесть хозяйств, а в 2017-м подали заявки уже 40.

Насколько в 2017 году могут вырасти ваши продажи семян и СЗР в Украине?

В этом году у нас рекордные продажи озимого рапса, подсолнечника. В 2017 году планируем увеличить продажи семян на 7%, СЗР - 3%.

В Украине компания не имеет своего семенного завода по доработке семян. Syngenta сотрудничает с заводом Maisadour в Днепропетровской области по этому направлению. Каковы условия вашей кооперации?

У нас есть долгосрочный контракт по сотрудничеству с компанией Maisadour не только в Украине, но и во Франции. Мы еще несколько лет будем работать как партнеры по производству, но на рынке продажи семян мы конкуренты. На их заводе в Днепропетровске дорабатываем свои семена кукурузы и подсолнечника.

В Украине достаточно сильная селекционная традиция по семенам пшеницы и кукурузы. Как обстоят дела с подсолнечником?

Глобально в производстве подсолнечника значительную роль играют три страны: Украина, Россия, Аргентина. Именно с этими рынками Syngenta и сотрудничает. Около 70% семян подсолнечника мы импортируем в Украину, 30% - это местное производство. Лимитирующий фактор по производству семян подсолнечника - один: для чистой генетики нужна изоляция полей. В Украине так много подсолнечника, что обеспечить этот критерий очень сложно, а нам нужна чистая генетика. По кукурузе все не так сложно, поэтому 75% семян мы производим в Украине. Остальную часть импортируем из Франции, Венгрии. Румынии, Италии, Чили.

Планируете ли выводить в ближайшее время новые продукты на украинский рынок?

Совсем скоро сможем предложить рынку первый гибрид подсолнечника 100% украинской селекции. Сейчас гибрид находится на стадии испытаний. Также дополним портфолио семян тремя новыми гибридами подсолнечника, устойчивых к заразихе. В сегменте СЗР – предложим инновационный протравитель.

Как оцениваете перспективы экспорта семян в ЕС из Украины?

Следует отметить, что в 2009 году Украина присоединилась к схемам сертификации ОЭСР по зерновым, кукурузе и сорго, и, к слову, первый аудит от DG SANTE успешно прошла в 2015 году. В 2014 году страна присоединилась к схемам ОЭСР по масличным (и крестоцветным) культурам, сейчас ожидаем ратификацию Верховной Радой. Параллельно проводится работа над присоединением к схемам ОЭСР по сахарной свекле. Если же Украина станет членом ОЭСР, то перспективы экспорта семян будут больше. Многое зависит от стратегии производства семенных компаний. Я не исключаю, что через несколько лет будут осуществляться продажи украинских семян на западный рынок. Мощностей в Украине по доработке семян достаточно, все ждут, когда наступит день Х, когда можно будет увеличивать мощности с целью дальнейшего экспорта.

Растут ли ваши продажи в сегменте семян овощных культур? Как вы работаете с фермерами по этому направлению?

Мы лидеры на этом рынке, но, к сожалению, производство овощей сократилось из-за политической ситуации, поскольку закрылся основной экспортный рынок - Россия. Через несколько лет, надеюсь, украинские производители смогут уверенно поставлять свою продукцию на рынок ЕС. Syngenta будет помогать всем хозяйствам, которые хотят выращивать овощи в Украине. В августе мы праздновали 150 лет нашего овощного бизнеса, который сконцентрирован преимущественно в Голландии. Оттуда мы импортируем семена в Украину.

Почему для крупных компаний неинтересно открывать фирменные магазины для реализации своих товаров, чтобы контролировать ситуацию с нелегальным оборотом семян и пестицидов?

Такие фирменные магазины были у одного из наших конкурентов, они все закрылись, наверное, потому что это было нерентабельным. Мы воюем с контрафактом. У нас ежегодно есть программа по работе с Европейской бизнес-ассоциацией в этом направлении, эффективно работает наш отдел по безопасности. В Украине война против контрафакта была, есть и всегда будет, поскольку это высокомаржинальный рынок.

Как оцениваете долю нелегальной продукции на рынке пестицидов и семян в Украине?

Никто точно не знает, но мы думаем, что доля по СЗР и семенам составляет около 20%, по мелкой фасовке контрафакт достигает около 80%. Речь идет только о подделках внутри страны.

А контрабанда по СЗР и семенам существует?

Есть, но мало. По сравнению с контрафактом это очень невысокие показатели. Подделки - это не только локальный бизнес в Украине, это глобальный бизнес во всем мире.

Какая в Украине процедура утилизации контрафакта?

Процедуры нет никакой. И, к сожалению, в Украине на сегодня нет ни одного завода, который может утилизировать подделки. Мы давно и долго разговариваем с госструктурами на эту тему. Пока не можем организовать транспортировку нелегальных пестицидов в Польшу и Германию, где есть заводы по утилизации.

Куда девается этот контрафактный товар?

Надеюсь, что он остается на складах под контролем правоохранительных органов. В Украине есть заводы по утилизации тары из-под пестицидов, но их мощностей не хватает. Для утилизации контрафактных пестицидов нужна высокая температура, это технологически другой процесс.

Ваша компания не изучала возможность строительства производства по утилизации пестицидов?

Мы рассматриваем некоторые возможности здесь в Украине. Есть один украинский инвестор, который думает нам помочь, и одна немецкая компания. Будем обсуждать этот проект в будущем.

Каковы ваши планы по Украине в рамках проекта The Good Growth Plan?

Syngenta в рамках программы The Good Growth Plan (План успешного роста) до 2020 года реализует проект по борьбе с деградацией сельхозугодий на базе фермерского хозяйства "Широкоступ" (Киевская обл.). Мы привлекли ученых профильных институтов, чтобы исследовать почвы в хозяйстве и дать рекомендации относительно мер по их восстановлению. Эти исследования финансирует наша компания, а хозяйство со своей стороны обязуется следовать этим рекомендациям за собственные средства.

Также в Украине Syngenta взяла на себя обязательство к 2020 году повысить эффективность выращивания таких культур, как кукуруза (8%) и подсолнечник (15%) без увеличения посевных площадей, водопотребления и других расходов. Компания отобрала хозяйства из трех областей - Винницкой, Киевской, Черкасской, которые примут участие в выполнении этого обязательства.

Мы также обучаем работников фермерских хозяйств правилам безопасного производства. Специалисты компании в 2016 году провели практические тренинги и семинары почти для 700 аграриев, где рассказали о мерах безопасности и правилах при работе со средствами защиты растений.

Как полагаете, инвестклимат в Украине улучшается после событий 2014 года?

Бизнес-климат немного лучше, у нас есть стабилизация гривни, но, к сожалению, коррупция остается, движения в этом направлении нет. Надеемся, что будет лучше, но пока я о кардинальных улучшениях не могу сказать.

Компания будет сохранять инвестиции в Украину?

Сейчас работаем над утверждением плана инвестиций на 2018-2019 гг. За время существования компании в Украине мы открыли четыре научно-исследовательских площадки по агрохимии и семенам, четыре диагностических центра с широким спектром лабораторных и технических сервисов для наших клиентов. В 2015 году в Днепре начал работу Институт по защите семян, а совсем недавно открыли научную станцию по селекции семян кукурузы и подсолнечника, также в Днепре. В планах - инвестиции в исследовательскую станцию по агрохимии в Белой Церкви. Наша R&D- база - это инвестиции в инновации...

Какие проблемы испытывает компания в сфере госрегулирования? Каким видите их решение?

Сейчас у нас есть проблемы с регистрацией агрохимической продукции. После изменений законодательства обязательным условием завоза и применения незарегистрированных в Украине СЗР стало документальное подтверждение их государственной регистрации в стране, где они производятся. Но мы ввозим препараты для выращивания риса на юге Украине, зачем нам его регистрировать в Германии, если нам он нужен здесь? За весь 2017 год мы не получили ни одной регистрации СЗР. Вышеупомянутое изменение является искусственно созданным нетарифным торговым барьером, с которым сталкиваются международные работающие в Украине компании. Ведь это положение касается исключительно R&D компаний, что ставит их в дискриминационное положение по сравнению со всем рынком и приводит к нечестной конкуренции. Неоднозначное толкование этого положения государственными служащими приводит к разного рода злоупотреблениям и созданию коррупционных предпосылок. Это закрывает Украине доступ к международным инвестициям. Украина этим положением сама себе блокирует доступ к инновационным технологиям и продуктов нового поколения.

С сертификацией семян, слава Богу, все нормально. Хочу поблагодарить первого замминистра агрополитики, который помогал семеноводческим компаниям в решении этого вопроса.

Украина. Швейцария. Китай > Агропром. Химпром > interfax.com.ua, 31 августа 2017 > № 2293525 Гебхард Рогенхофер


Россия > Армия, полиция > gazeta.ru, 31 августа 2017 > № 2293393 Анатолий Едренкин

«70% мест на «Армии-2018» уже забронировано»

Устроитель военно-технического форума рассказал о специфики военных выставок

Михаил Ходаренок

Генеральный директор компании «Международные конгрессы и выставки» Анатолий Едрёнкин, устроитель форума «Армия-2017» рассказал «Газете.Ru» об особенностях организации и проведения уникального военно-технического мероприятия и поделился планами на будущий год.

— Анатолий Владимирович, «Армия-2017» для вас это не первый форум, в котором вы принимаете участие?

— Для меня это уже третья «Армия».

— То есть вы в бою с первых дней? А как начиналась «Армия»?

— Мы в бою с тех дней, когда еще «Армии» как таковой не было. Еще в 2013 году мы по поручению министра обороны провели первое мероприятие под названием «День инноваций» Минобороны России. Оно было в Москве в легкоатлетическом манеже ЦСКА. По сути дела, это было первое пробное мероприятие подобного рода. В 2014 году мы провели в рамках международного салона «Комплексная безопасность» выставку «Материально-техническое обеспечение силовых структур». И в 2014 году «День инноваций» прошел еще раз. Причем уже в этом случае было нечто инновационное. Главная выставка, которая прошла на полигоне Алабино, была совмещена с танковым биатлоном 2014 года. Но перед этим мы еще два таких мероприятия провели в военных округах. Одно в Санкт-Петербурге, на аэродроме Левашово, другое — в Екатеринбурге, в гарнизонном Доме офицеров.

— То есть это были своего рода подготовительные этапы?

— Да. Но уже в тот момент сформировалось понимание, что «Дни инноваций» — это хорошо, но Минобороны хочет видеть большое международное событие. Так возникла идея провести полноценное мероприятие. Оно изначально позиционировалось как выставка. Затем министром обороны был изменен формат и это мероприятие стало форумом.

— Автор всех этих идей — министр обороны?

– Без него тут никак не обошлось. Было принято решение проводить форум, и не просто форум, а именно военно-технический форум. Что касается чисто военной составляющей, то для этого есть «Армейские игры», где почти 30 дисциплин, по которым военнослужащие соревнуются профессионально. А здесь, конечно, речь идет все-таки о взаимодействии ВПК и армии. И плюс, конечно, составляющая военно-технического сотрудничества на мировом уровне.

Первая «Армия-2015» была подготовлена в рекордно короткие сроки. В январе месяце на этой площадке начались работы, а уже в середине июня здесь прошло первое мероприятие, причем в уникальном формате.

То есть, все экспозиции были развернуты не в выставочных павильонах, а в тенто-мобильных укрытиях — развернутая инфраструктура сама по себе представляла выставочные образцы. И при этом форум посетило больше 200 тысяч человек. Открывал мероприятие Верховный главнокомандующий, президент Российской Федерации Владимир Путин, закрывал форум премьер-министр Дмитрий Медведев. Здесь был весь оборонно-промышленный комплекс страны. Многие, конечно, не верили, что форум состоится в принципе. Тем более за месяц до мероприятия здесь были еще, по сути дела, поле, лес и котлован. А потом внезапно появилась вся необходимая инфраструктура.

Первый форум привлек к себе такое внимание и такое количество участников и посетителей, что ни у кого не возникло сомнений в том, что форум «Армия-2016» будет больше и лучше. И вновь получилось мероприятие беспрецедентного масштаба — и по международному участию, и по участию предприятий. Первый форум проходил без выходных дней. Он изначально задумывался как бизнес-мероприятие. А уже в 2016 году мы добавили к форуму субботу и воскресенье.

Здесь мы перенимали опыт мировых выставок, где надо разводить, соответственно, дни для делового общения и для массовой публики. Потому что «Армия» — это, без преувеличения, огромный интерес со стороны посетителей, невероятная экспозиция по своим масштабам и по наполнению. И, конечно, уникальная демонстрационная программа, которой нет нигде в мире.

И уже в прошлом году министр обороны Сергей Шойгу, закрывая форум, сказал, что «Армия» из дебютанта буквально за год превратилась в мирового выставочного лидера.

— Как идет взаимодействие с иностранными участниками форума?

— Мы сейчас активно взаимодействуем с иностранными организаторами экспозиций. Потому что у них есть некий горизонт планирования, на два-три года вперед. Есть и рынок мировых выставок.

Тем не менее, у нас на будущий год добавятся иранская, турецкая и китайская экспозиции, причем именно в виде национальных павильонов.

Форум из года в год растет, и динамика, конечно, впечатляет. И что самое для нас важное, это не показушное мероприятие, это реально деловое мероприятие, и оно собирает профессиональную аудиторию. И сам форум сконфигурирован таким образом, что есть заказчик и потребитель в лице Министерства обороны Российской Федерации. Есть оборонно-промышленный комплекс, который здесь, на этом форуме, показывает, что он наработал и куда он движется. Есть тематические «круглые столы», конференции и общение на уровне конструкторов с реальными эксплуатантами.

Есть еще и третий сегмент. Это тот бизнес, те предприятия, та промышленность, которые напрямую с Министерством обороны не взаимодействуют, но являются поставщиками предприятий ВПК. В результате у нас получается замкнутая цепь, где Министерство обороны выставляет очень высокие требования к продукции, которую ей поставляют предприятия ОПК, заставляя их, в свою очередь, искать самые новые технологии и материалы, информационные и программные продукты. Таким образом, выступая неким драйвером технологического развития.

То есть, постоянный поиск новинок, постоянная задача для того, чтобы искать все лучшее на рынке. Для этого форум и собирается. Это не закрытый клуб, куда не пробиться со стороны. Здесь всегда свежий ветер и есть возможность достучаться до конечного потребителя.

— А что касается западных стран и фирм, они какое-нибудь участие собираются принимать в этом?

— Они очень этого хотят. Мы очень много разговаривали на эту тему на международных выставках. Мы по всему миру ездим, и обязательно посещаем все ведущие форумы. Причем не только военные, а и машиностроительные, и IT, и даже медицинские. То есть по разным тематикам. Европа очень хочет сюда приехать, им есть, что показать. И они хотят продать свою продукцию не только Министерству обороны России, но и тому количеству огромному национальных и иностранных делегаций, которые на этот форум приезжают. Но в настоящий момент их правительства просто запрещают им это делать. Более того, у нас были прецеденты, когда были уже заключены договоры на выставочную площадь, и люди с западных стран хотели к нам выехать с невоенной продукцией, но их на границе просто останавливали. То есть им запрещают вывоз экспонатов, причем даже невоенной тематики.

— Были такие случаи?

— Да, и именно противодействие было от европейских стран. В частности, одна из компаний ЮАР хотела приехать, чтобы показать свою технику. Но боеприпасы им делает одна из германских фирм. И в результате визит срывается. А они очень хотели приехать.

— Тем не менее, на 2018 год у вас планируется очень серьезное расширение?

— От форума к форуму у нас более чем очевидный рост. 800 участников на «Армии-2015», больше тысячи на «Армии-2016», более 1200 в этом году. Пустых мест в павильонах не было. От стены до стены застроена экспозиция. И это при том, что открылись отдельные павильоны предприятий оборонно-промышленного промышленного комплекса.

Появились демоцентры «Ростеха», ОСК, ОАК, «Алмаза-Антея», КТРВ, «Калашникова».

И понятно, что за счет этого их экспозиция здесь существенно сократилась. Но тем не менее, свободных мест не было. В любом случае, цену мы повышать не планируем. Для нас это важно, потому что у нас цена в сравнении со многими другими российскими выставками вооружений — самая низкая. Но это наша политика. Мы ее придерживаемся, чтобы наш форум был доступен. Мы стараемся конкурировать на международном уровне. Чтобы притягивать к себе и посетителей, и участников.

— Есть куда стремиться?

— Мы, безусловно, не самая доминирующая выставка в мире, и на этом этапе это надо признать. Тот же «Айдекс» или «Евросатори», конечно, опережают нас по количеству зарубежных участников. Мы с этим не спорим. Но мы у них очень многому учимся. Мы, безусловно, лидируем по экспозиции реальных боевых образцов. То есть такого количества демонстрируемой техники нет нигде в мире. И по количеству деловых мероприятий. Конечно, такую программу никто нигде не формирует, я имею в виду иностранцев. Потому что там вся основная работа строится на экспозиции.

— Как будет выглядеть «Армия-2018»?

— Знаете, не хочется загадывать. И надо непременно постучать по дереву. Но мы над этим уже работаем. Причем работать начали уже во время этого форума. И огромное количество заявок уже собрано. Места на будущий год уже бронируются. Причем бронируются с увеличением выставочной площади. Больше 70% мест «Армии-2018» уже сконфигурировано. Мы, конечно, планируем содержательно обновить экспозицию Министерства обороны.

Ряд сегментов мы планируем на будущий год расширить, в том числе и по военной связи и всему, что связано с этим сегментом в преддверии столетнего юбилея военной связи.

— Но проблемы какие-нибудь все-таки реально существуют?

— Проблемы есть всегда. Особенно когда мероприятие большое. Тот же морской салон или МАКС — им уже по 20 лет. Там устоявшаяся инфраструктура, есть традиции. Мы свои закладываем только сейчас. Но мы живем в очень изменчивом комплексе, который из года в год расширяется, развивается. И мы подстраиваемся под его развитие. Это, конечно, иногда влечет за собой какие-то определенные организационные проблемы.

— Традиции, тем не менее, начинают складываться?

— Только один пример. В этом году наши участники отмечали, что процесс заезда на выставку и выезда прошел уже совсем на другом уровне. Понятно, что мы где-то там в прошлом году недоработали, например. Устраняем, работаем над недостатками.

Это проблема и роста, и инфраструктуры. А в целом главная проблема — это, конечно, масштаб. Это, безусловно, логистическая сложность. Потому что огромные массы людей перемещаются между сегментами форума, особенно в части уникальной демонстрационной программы, которая собирает многие десятки тысяч человек.

Только автобусов в этом году свыше двух сотен принимало участие в перевозке людей по всем маршрутам.

А проблемы мы стараемся решать. Здесь развернут целый центр управления форума. Дежурная смена — многие десятки человек. Здесь же не только Министерство обороны, но и МЧС, и МВД, и Росгвардия, и определенный контингент медицинского обеспечения. Конечно, радует развитие волонтерского движения. В этом году на форуме присутствуют сотни волонтеров. Они оказывают реальную помощь посетителям форума.

— В рамках форума по-прежнему проводятся Дни инноваций. Чем они принципиально отличаются от самого форума?

— Самое главное, Дни инноваций изначально, начиная с 2013 года, планировались как абсолютно бесплатные для участников. По поручению министра обороны мы специально выделили это в отдельный сегмент для молодых разработчиков, которые не могут пробиться на форум и заплатить при этом установленную цену за участие. Мы в этом году в этих целях специально сформировали экспозицию и назвали ее «Инновационный клуб». Нечто подобное было в 2015 и 2016 годах. Однако ранее это была просто экспозиция. В предыдущие годы создавался стенд и путем некоего предварительного отбора желающих мы выставляли тех, кто мог показать что-то интересное. Отдельно в этом процессе участвовали научные роты от Минобороны.

Но в этом году мы эту экспозицию превратили в целый клуб. Экспозиционная часть там, безусловно, присутствует. Но нам хотелось, чтобы там бурлила настоящая жизнь. В 2017 году в рамках «Инновационного клуба» мы создали так называемую «экосистему», где все элементы взаимодействуют между собой.

— К этому проявили интерес потенциальные участники?

– Да, очень большой, я бы сказал. В этом году было подано более 500 заявок, почти 100 отобрали для участия. Плюс интегрировали в эту экспозицию научные роты, т. е. молодые люди-военнослужащие участвовали со своими экспонатами во всей программе.

Кроме экспозиции, развернули «Арену дискуссий», на которой в открытом формате встречались специалисты в той или иной сфере. Был так называемый «Час эксперта», мастер-классы, диалог конструкторов, куда приглашались генеральные и главные конструкторы ведущих предприятий ОПК.

К примеру, приходил генеральный конструктор — вице-президент по инновациям ОАК Сергей Коротков и более часа общался с молодежью.

На площадку этого клуба мы привлекли огромное количество институтов развития. В частности, были приглашены фонд Бортника, он же фонд содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере, Российская венчурная компания, Национальная ассоциация бизнес-ангелов — общероссийское отраслевое объединение венчурных инвесторов ранней стадии, Ассоциация кластеров и технопарков, технопарк «Кванториум», образовательный центр «Сириус». В общем, более десятка партнеров.

— Чем еще запомнился клуб?

— Зона презентаций, где выступали молодые разработчики, была и собственно клубная часть с деловой программой, была стартап-арена, где разработчики встречались с потенциальными инвесторами. Организовывались и встречи один на один, где потенциальный инвестор желал переговорить с разработчиком. Самые интересные разработки были выбраны на специальную экспозицию «Конвейер инноваций», где демонстрировались этапы от идеи до практически серийного производства.

И в течение шести дней форума это площадка жила полной жизнью. Обязательно следует отметить, что именно на этой площадке Минобороны организовало награждение лауреатов форума.

— У вас, наверное, уже есть идеи по модернизации хорошо зарекомендовавших себя в ходе форума мероприятий?

— В наших замыслах создать в парке «Патриот» образовательный кластер, где предполагается собирать молодых специалистов, создать лаборатории или производственные площадки, тем более ведущие предприятия ОПК уже представлены в парке в своих демоцентрах. Мы ожидаем, что в следующей стадии развития конгрессно-выставочного центра появятся не только новые павильоны и конференц-залы, но и гостиницы разного уровня. Может быть, какой-то кампус для проживания молодых специалистов и образовательно-лабораторный кластер, о котором мы уже говорили выше.

— Это будет второе Сколково или разновидность силиконовой долины?

– Не хотелось бы, чтобы наши замыслы воспринимали именно так. Нам желательно иметь свою, уникальную историю, без аналогий. Чтобы это было в интересах отечественного оборонно-промышленного комплекса.

Собирать здесь молодых специалистов и за счет их общения с ведущими конструкторами и с институтами развития получать востребованные продукты в интересах государства.

Причем или в военной сфере, или в сфере двойных технологий, чтобы затем это могло быть использовано гражданским сектором.

Россия > Армия, полиция > gazeta.ru, 31 августа 2017 > № 2293393 Анатолий Едренкин


Россия > СМИ, ИТ. Финансы, банки > comnews.ru, 31 августа 2017 > № 2292567

ВЭБ погружается в blockchain

Мария Андреева

В октябре 2017 г. в Москве откроется Центр компетенций по исследованию технологии blockchain. Его основателями стали Внешэкономбанк (ВЭБ) и Ethereum foundation. Сумма инвестиций в создание этого центра составила несколько десятков миллионов рублей. Основатели заявили, что это первый в РФ подобный центр. Основным потребителем его услуг должны стать отечественные госкомпании и органы власти. Кроме того, в ВЭБ и Ethereum foundation считают, что у России есть все шансы в ближайшей перспективе стать мировым лидером в сфере развития технологии blockchain.

Об открытии Центра компетенций по исследованию технологии blockchain вчера сообщили представители ВЭБ и основатель Ethereum foundation главный архитектор платформы Ethereum Виталик Бутерин на территории НИТУ МИСиС (Национальный исследовательский технологический университет МИСиС). НИТУ МИСиС и станет главной площадкой, где будет создан Центр компетенций по blockchain. Основатели заявили, что это первый в РФ подобный центр.

Отметим, что ВЭБ и Ethereum foundation заключили соглашение о партнерстве на днях в городе Иннополисе (Республика Татарстан). Соглашение предусматривает партнерство в реализации проектов с использованием технологии распределенного реестра и платформы Ethereum, формирование экспертного сообщества по платформе Ethereum, а также совместную разработку и проведение образовательных программ для подготовки специалистов в области распределенных реестров и платформы Ethereum на базе Центра компетенций blockchain Внешэкономбанка. При этом в ВЭБ вчера отметили, что банк выступает лишь координатором центра.

По словам главы Внешэкономбанка Сергея Горькова, идея создать Центр компетенций по исследованию технологии blockchain возникла в мае текущего года. Он уточнил, что сумма инвестиций в создание этого центра составила несколько десятков миллионов рублей. Сергей Горьков подчеркнул, что денежное вложение несопоставимо мало по сравнению с тем результатом, который ожидается получить от этого центра. Создатели Центра отмечают, что главное - это интеллектуальное вложение.

"Мы считаем, что центр очень важен, так как у специалистов должно быть одно место притяжения. В центр может обратиться любая проектная команда, любой стартап. Это место, где будет рождаться и писаться контент и где будут сформированы команды. Кроме того, это то место, где на коворкинговой основе можно разработать технологию или получить информацию", - заметил Сергей Горьков.

Он уточнил, что Центр компетенций по исследованию технологии blockchain будет открыт в начале октября этого года. Глава ВЭБ отметил, что в настоящее время уже есть много проектов, которые могут быть рассмотрены в цетре. В частности, это проекты, связанные с закупками, а также с финансовыми технологиями. "Проектов много, так что сложно сказать, сколько их точно будет. Мы ожидаем, что после 1 октября резиденты будут заявлять о своих проектах", - отметил Сергей Горьков.

Кроме этого, Сергей Горьков добавил, что центр будет сосредоточен на исследовании технологии blockchain и не будет специализироваться на ICO (Initial Сoin Оffering - первичное предложение криптовалют).

"Для нас создание такого центра крайне необходимо, потому что в последние годы наблюдается постоянный рост интереса талантливых абитуриентов к техническим специальностям. Поэтому мы должны в рамках университета дать возможность изучать все самое передовое и лучшее", - сказала вчера ректор НИТУ МИСиС Алевтина Черникова. Она добавила, что центр открыт не только для студентов МИСиС.

Сергей Горьков считает, что вlockchain как явление уже развивается, и каждому государству пора определить свое отношение к этому. При этом, добавил он, один из факторов, который позволит России занять лидирующие позиции в blockchain, - это количество опытных ИТ-специалистов.

Говоря о российских ИТ-специалистах член наблюдательного совета Ethereum и представитель Ethereum в России Владислав Мартынов отметил, что качество отечественных специалистов высокое, но по количеству их не хватает. Он добавил, что спрос на специалистов blockchain вырос за последний год в 20 раз.

"Все предпосылки для того, чтобы blockchain в России развивался, есть. Основной сдерживающий фактор развития технологий на базе blockchainри это - это старая законодательная база во всем мире", - заметил представитель Ethereum в России. Но и представители ВЭБ, и сам Виталик Бутерин отметили, что для РФ переломный момент в развитии blockchain произошел на ПМЭФ-2017 (Петербургский международный экономический форум). Тогда президент России Владимир Путин лично встретился с Виталиком Бутериным. Стороны обсудили возможность использования новейших технологий в российской экономике.

"Путин знает, что такое блокчейн - это и есть хайп", - заметил вчера в МИСиС Виталик Бутерин.

Отвечая на вопрос корреспондента ComNews, сколько разработчиков сейчас трудятся над платформой Ethereum, Виталик Бутерин сказал, что сейчас около 40-50 сотрудников работают в Ethereum, и распределены они по 10 странам. Кроме того, несколько человек уже работают в России. Еще несколько разработчиков будут трудиться в новом центре.

Вчера в ходе дискуссии на площадке МИСиС представители ВЭБ заметили, что решения на базе технологии blockchain сейчас активно внедряют российские банки.

Как напомнил исполняющий обязанности директора транзакционного бизнеса Альфа-Банка Павел Рязанов, банк реализовал уже не один проект на базе платформы Ethereum и планирует продолжать сотрудничество.

"На мой взгляд, то, что делаем мы, созвучно заявленным направлениям активностей центра - образовательные проекты, популяризация технологии blockchain и экспертная поддержка", - отметил Павел Рязанов. Он добавил, что Альфа-Банк заинтересован в том, чтобы присоединиться к Центру компетенций по исследованию технологии blockchain и найти точку взаимодействия с участниками.

На взгляд экспертов Альфа-Банка, значительные перспективы в бизнесе имеет развитие технологии смарт-контрактов, которые позволяют ускорить и автоматизировать взаимодействие участников, и в этом отношении наиболее удобной платформой является Ethereum.

"Основной драйвер развития blockchain в бизнесе - это эволюционное развитие конкуренции, которое вынуждает организации искать пути оптимизации регулярных процессов. В этом смысле blockchain позволяет добиться прорывных результатов", - рассказал корреспонденту ComNews Павел Рязанов.

По его словам, ключевые барьеры платформы - ментальные. "Технология blockchain способна повысить эффективность очень многих процессов. Вместе с тем она вынуждает перестраивать существующие схемы взаимодействия, а это всегда будет вызывать определенное сопротивление", - заметил эксперт Альфа-Банка. Павел Рязанов считает, что в перспективе бизнес так или иначе будет искать пути снижения операционных издержек, и такие технологии, как blockchain, будут развиваться.

Сбербанк также на протяжении длительного времени сотрудничает с Ethereum. Кроме того, в пресс-службе банка отметили, что Сбербанк активно сотрудничает со всеми участниками зарождающейся экосистемы blockchain, в том числе обсуждает с ВЭБ различные форматы совместных проектов.

"Сегодня у нас около 20 различных инициатив, при этом отдельные уже находятся в постоянном использовании - например, решение по факторингу с "М.Видео", - добавили в Сбербанке.

Говоря о барьерах в развитии технологий на базе blockchain, в пресс-службе Сбербанка рассказали, что, если говорить о криптовалютах как об одном из решений на основе технологии blockchain, то главное ограничение - это отсутствие полноценного правового регулирования.

"Если говорить о технологии blockchain в целом, то главными препятствиями является отсутствие стандартов, широкого корпоративного распространения, а также профессиональных кадров. В части закона ничто не препятствует использованию технологии blockchain", - резюмировал представитель Сбербанка.

Еще один российский банк - ВТБ также позитивно оценивает все инициативы, направленные на развитие российского рынка высоких технологий в целом и финансового сектора в частности.

"Мы считаем важным использование зарубежного опыта при создании и внедрении технологических решений. Основная деятельность банка ВТБ в области исследования технологий распределенного реестра - blockchain - связана с проектами в рамках ассоциации "ФинТех" АФТ. В рамках ассоциации идет активная работа с самыми разными российскими и зарубежными контрагентами, которая дает возможность учитывать широкий спектр подходов и технологий при выборе оптимального решения", - сказали в пресс-службе ВТБ.

Финансовый аналитик группы компаний "Финам" Леонид Делицын, комментируя создание Центра компетенций по исследованию технологии blockchain, отметил, что инвестиции объемом в несколько десятков миллионов рублей, скорее всего, не привлекут внимание надзорных органов и могут служить действенным инструментом связей с общественностью. "Тем временем еженедельно сообщается об ICO компаний с российскими корнями - на десятки миллионов долларов, а не рублей. И, несмотря на фантастические бизнес-планы - а точнее white papers, - реально от этих молодых компаний в первые годы работы ожидают скромных оборотов. Никто не надеется, что они сразу покажут десятки миллионов оборота, не говоря уже о прибыли", - сказал Леонид Делицын.

Отметим, что в России создана рабочая группа для внедрения blockchain в госуправлении, под руководством первого вице-премьера РФ Игоря Шувалова. В рамках этой рабочей группы Внешэкономбанку поручено создать и выступить модератором процесса.

Вчера глава ВЭБ рассказал, что в настоящее время у банка есть пять-шесть крупных пилотных проектов по внедрению решений на базе blockchain.

Это проект Росреестра и АИЖК по созданию Децентрализованной депозитарной системы в госуправлении, проект по медицинским книжкам с Минздравом РФ. Кроме того, ВЭБ и Ассоциация негосударственных пенсионных фондов (АНПФ) намерены протестировать технологию blockchain относительно ее применения в новой накопительной пенсионной системе. Помимо этого, на днях в Иннополисе представители ВЭБ обсудили с руководством Татарстана возможность использования платформы в экономике республики. ВЭБ также разрабатывает совместные пилотные проекты по использованию технологии blockchain с "Роснефтью" и еще с несколькими госкорпорациями.

Россия > СМИ, ИТ. Финансы, банки > comnews.ru, 31 августа 2017 > № 2292567


Россия. Весь мир > Электроэнергетика > minenergo.gov.ru, 31 августа 2017 > № 2291793 Антон Инюцын

Интервью заместителя Министра А.Ю. Инюцына журналу "Вести в электроэнергетике".

«Решая сегодняшние задачи, мы формируем будущее».

Беседовала Людмила Юдина

С 3 по 7 октября в московском Манеже пройдёт Международный форум по энергоэффективности и развитию энергетики — «Российская энергетическая неделя» (РЭН), которая стала правопреемником форума ENES, пользовавшегося большой популярностью у участников и посетителей. В этом году форум не только приобрёл новый статус и новое имя (РЭН), но и существенно расширил сферу охвата: теперь наряду с вопросами электроэнергетического комплекса здесь будут обсуждаться и перспективы развития таких базовых отраслей экономики, как нефтяная, газовая, угольная отрасли, нефтехимическая промышленность. О целях и задачах Российской энергетической недели-2017 журналу «Вести в электроэнергетике» рассказал заместитель председателя оргкомитета РЭН, заместитель Министра энергетики РФ Антон ИНЮЦЫН.

— Антон Юрьевич, поясните пожалуйста, с чем связана трансформация энергетического форума?

— Предпосылки к этому сложились ещё в рамках ENES. За четыре года работы ENES сферы и направления форума неизменно расширялись: здесь прорабатывались вопросы не только электроэнергетики, но и ТЭК в целом. На полях форума собирались руководители и узкие специалисты как электроэнергетической, так и нефтяной, газовой отраслей. Повестка форума максимально была насыщена международными мероприятиями. ENES демонстрировал устойчивую эффективность и популярность среди участников и посетителей. В то же время становилось очевидным, что форум перерос свои рамки, его необходимо выводить на новый уровень. В связи с этим, к работе был привлечён фонд «Росконгресс», имеющий большой опыт в сфере подготовки крупных специализированных мероприятий, разработаны новый формат и новая деловая программа. Новизна состоит в том, что мы делаем упор на более глубокую повестку дня, усиливаем международную составляющую, что в условиях напряжённой международной обстановки становится крайне важным.

Одним из «якорных» мероприятий Российской энергетической недели станет форум стран-экспортёров газа, который пройдёт сразу на двух площадках — в Москве и Петербурге. В газовом форуме примут участие 12 стран — крупнейших экспортёров газа и 4 страны-наблюдателя. Здесь же состоятся выборы нового генерального секретаря организации ФСЭГ (ФСЭГ — объединение стран, лидирующих в мире по экспорту природного газа. — Прим. ред.).

— Насколько высок интерес к предстоящему форуму со стороны потенциальных участников?

— Начну с того, что в этом году ключевой темой форума станет «Энергия для глобального роста». Причём, слово «энергия» здесь имеет двойное значение: это и необходимый ресурс для социально-экономического роста любой страны, и энергия человека, позволяющая двигать научно-технический прогресс вперёд.

В ходе подготовки РЭН мы собрали мнения экспертов по всему миру, постарались выделить наиболее актуальные вопросы, которые особенно волнуют участников форума. В результате, по предварительным данным, в Российской энергетической неделе намерены принять участие порядка 500 компаний и объединений из 30 стран мира. И это — с учётом международной обстановки, которая на сегодняшний день сложилась не самая простая. Министр энергетики РФ Александр Валентинович Новак охарактеризовал РЭН как ключевое событие для российской энергетики нашей страны, и практика это подтверждает.

— Какие вызовы сегодня стоят перед отечественной и мировой энергетикой? Насколько мы готовы на них ответить?

— Одним из ключевых вызовов становятся технологические прорывы в разных сферах энергетики, которые полностью меняют привычные представления о добыче и использовании традиционных источников энергии. В связи с этим меняется баланс игроков на мировых рынках, экономически непривлекательные запасы энергетического сырья становятся рентабельными, страны-импортёры углеводородов и электроэнергии стремятся стать экспортёрами. Продолжается глобализация рынков, в то же время появляются новые активные участники — Иран, Бразилия, другие.

Растущая доступность углеводородного сырья приводит к росту числа стран-потребителей. Активно развивается торговля сжиженным газом. Неслучайно США придаёт такое большое значение этому виду бизнеса. Количество импортёров СПГ за последние 20—30 лет увеличилось в 3—4 раза: если раньше сжиженный газ покупали десяток стран, то теперь — около сорока.

Россия гармонично вписывается в картину современного энергетического мира. Мы активно занимаемся развитием собственной технологической базы, реализуем программы по импортозамещению. Хорошим импульсом к более глубокой и серьёзной работе в этом направлении послужило введение санкций в отношении нашей страны, в том числе и в области энергетики. Следует отметить, что, несмотря на усиление санкционного давления, по итогам 2016 года Россия удерживает лидерство на мировой арене по добыче углеводородов: мы занимаем первое место по нефти (12,4 % от мировых объёмов), второе — по природному газу (17,7 %), а также входим в первую пятёрку стран в области производства угля и электроэнергии.

Именно потому, что в нашей стране большое внимание уделяется госрегулированию, привлечению инвесторов, стимулированию новых технологий, нам удаётся занимать передовые позиции на мировом энергетическом рынке. Тем не менее, мы учитываем усиление конкуренции, нарастающую активность партнёров, поэтому особое внимание уделяем таким новым направлениям, как добыча углеводородов на шельфе (по итогам прошлого года она выросла на 18 %), добыча трудноизвлекаемых запасов и пр. Большой интерес к этой работе проявляют зарубежные компании, в связи с чем, несмотря на санкции, политическое давление и другие искусственные барьеры, наши промышленники имеют возможность создавать альянсы и совместные предприятия с иностранным участием.

Россия широко представлена и в ЕАС, и в странах АТР, укрепляет связи по линии БРИКС. Рассчитываем, что до конца 2017 года нам удастся запустить энергоплатформу стран БРИКС, которая позволит делать альтернативные прогнозы по энергетическим рынкам, верифицировать их среди наших стран и ориентироваться на них при проведении своей политики.

Высокий уровень энергетического сотрудничества достигнут с Китаем, что стимулирует развитие энергетической инфраструктуры на Дальнем Востоке. Есть целый ряд масштабных высокотехнологичных проектов с Японией, Южной Кореей, Индией. То есть мы продолжаем развивать взаимовыгодные отношения с ближайшими соседями на новой технологической основе и расширяем горизонты, привлекая к сотрудничеству всё новые страны.

Здесь я хотел бы подчеркнуть: мы не ограничиваемся крупными сделками. Довольно динамично развиваются горизонтальные связи — на уровне регионов, отдельно взятых компаний. Реализуется много малых, локальных энергетических проектов — на уровне района, посёлка, предприятия. Кстати, зарубежные инвесторы и партнёры проявляют к «малым» формам работы большой интерес. Например, Япония принимает участие в развитии ветрогенерации на Дальнем Востоке. Высока активность иностранных инвесторов в проектах в области мини-генерации, интеллектуальных энергосистем, освещения и пр. На площадке РЭН мы планируем организовать панельную дискуссию по энергоснабжению удалённых территорий. В России в таких районах, напомню, проживает порядка 20 млн человек. У нас есть чёткое понимание и конкретные решения по вопросу, как, не снизив качество обслуживания, создать новую инфраструктуру и улучшить уровень жизни наших граждан.

Добавлю, что мы заинтересованы в реализации проектов не только на территории нашей страны, но и за рубежом. Российские энергетики работают в разных странах мира. Это важно ещё и потому, что решая сегодняшние задачи, мы формируем будущее.

— Энергоэффективность любой экономики зависит от уровня и качества развития новых технологий. Что происходит у нас в научно-технической сфере? Какие направления развиваются наиболее активно? Какие не получают должного внимания и почему? Насколько Минэнерго способно влиять на динамику научно-технического прогресса?

— Есть ряд направлений, развитие которых продвигается особенно динамично. Минэнерго отслеживает их особенно жёстко, потому что они прямо влияют на социальное состояние общества. Возьмём такую сферу, как освещение. В России на внутреннее и внешнее освещение приходится 13 % всей производимой в стране электроэнергии. То есть каждый шестой киловатт-час расходуется на освещение. Это огромный рынок. За последние пять лет в нашей стране были созданы понятные условия для формирования рынка современных энергоэффективных источников света (прежде всего, речь о светодиодных приборах). Была разработана правовая база, в соответствии с которой все ГУПы, МУПы и другие государственные организации обязаны закупать только светодиодные лампы для своих целей. Организации с регулируемыми видами деятельности обязаны в своих программах развития довести долю светодиодных ламп до 70 % к 2020 году. Мы внесли поправки в ряд документов, которые связаны с проектированием. Теперь строительство новых зданий и сооружений может вестись только с применением светодиодных энергосберегающих ламп (в местах общего пользования). Что касается городского освещения, то начиная со следующего года, оно также предусматривает обязательное использование светодиодных ламп.

Проведённая организационно-законодательная работа дала свои результаты: если в 2012 году доля рынка светодиодных ламп составляла всего 2 %, то сегодня она увеличилась до 25 %. Рост в 10 раз.

— А сами мы светодиодные лампы выпускаем?

— Конечно. Другое дело, что некоторые комплектующие привозим из-за рубежа, потому что это дешевле, чем производить самим. Скажу больше: за последние пять лет цена светодиодной лампы снизилась более чем втрое: если в начале формирования рынка она составляла 700 рублей за штуку, то сейчас — 150—200 руб. Но и это не предел. По нашим расчётам, стоимость лампы может снизиться ещё в 2—3 раза. Например, в Индии она стоит 1—1,5 доллара США.

— Каковы приоритеты в других сферах ТЭК?

— Определённый прорыв сделан в области нефтепереработки. Благодаря разработкам и внедрению новых технологий за последние годы глубина переработки нефти в России поднялась с 70 до 92 %, а на предприятиях Пермского края — до 98 %! Всё это позволяет расширить линейку экспортных товаров. Мы планируем в ближайшее время завершить модернизацию всех российских НПЗ. Между тем, уже сегодня производится 93 % бензина только высшего, 5 класса топлива, отвечающего всем европейским и международным стандартам. Сегодня мы можем заявить о том, что российские автомобилисты используют самое качественное и экологически чистое топливо. 5 класс позволяет снизить вредные выбросы на 50—60 %.

Продолжает развиваться тема использования газомоторного топлива на автотранспорте. Правда, следует признать, что сильнейшим конкурентом газа становится электричество. Зарядную инфраструктуру для электромобилей создать проще и дешевле, чем сеть газовых заправок. Кроме того, заметно различаются требования к безопасности, содержанию и использованию АГЗС и электрозаправок. Тем не менее, мы считаем, что нужно развивать обе заправочные инфраструктуры. Практика показывает: для легкового и городского транспорта предпочтительнее использовать электромотор, а, например, для длинных переездов, для коммунальной техники и пр. больше подходит газомоторное топливо.

Большие задачи стоят перед энергетиками в области возобновляемой энергии: к 2025 году планируется ввести 9 ГВт мощностей. Параллельно к 2020 году будет выведено из эксплуатации порядка 9 ГВт неэффективных мощностей, которые будут заменены новыми высокотехнологичными объектами, в том числе цифровыми. В настоящее время в Калининградской области силами «Янтарьэнерго» реализуется пилотный проект по внедрению комплексных систем интеллектуального и цифрового управления.

Пока у нас нет возможности внедрять новые технологии повсеместно, поскольку они достаточно дорогие. Но делается всё для того, чтобы заложить надёжную базу под дальнейшее развитие и удешевление новых технологий и инновационных продуктов. Другими словами, решая сегодняшние задачи, мы формируем будущее.

— Как в части развития и внедрения новых технологий в ТЭК выглядит Россия на мировой арене? Насколько продуктивно работает наша научная школа?

— Здесь правильнее было бы говорить не о ТЭК в целом, а о каждой конкретной отрасли отдельно. Где-то у нас есть заметные достижения, где-то — очевидные недоработки.

Лидирующие мировые позиции в плане развития технологий мы удерживаем в газовой отрасли. Проекты, которые реализует «Газпром» на Бованенковском месторождении, или «НОВАТЭК» на Ямале, уникальны сами по себе и требуют уникальных технологий. Обустраивать скважины, прокладывать газопроводы, вести добычу приходится в условиях Крайнего Севера, где вечная мерзлота, суровый климат, низкие температуры и очень хрупкая природа. Лишь благодаря совместной деятельности учёных, инженеров, проектировщиков, строителей, промысловиков и т.д. удалось создать технологии, позволяющие реализовать проекты, которые до сих пор считались невозможными.

Или возьмите нефтепровод в Заполярье. Трубы проложены в вечной мерзлоте, где неустойчивые почвы, сложные климатические условия. С учётом этих и других природных нюансов наши инженеры создали такие конструкции и такие материалы, каких нет нигде в мире.

Уникальные проекты запускаются в электроэнергетической сфере. В полном автоматизированном режиме (с минимальным участием человека) работают электростанции в Екатеринбурге, в Челябинске. Это совершенно новая философия генерации и управления сетями. Под эти станции построены жилые микрорайоны (например, микрорайон «Академический» под Екатеринбургом), в которых полностью интегрированы все «умные» технологии в электроэнергетике и ЖКХ.

Важно отметить, что многие уникальные технологии, создаваемые в процессе реализации проектов ТЭК, потом широко используются в других отраслях — космической, оборонной, транспортной, медицинской...

При этом добавлю: у нас ещё есть большой потенциал для развития технологий, прежде всего в электроэнергетике, а также в нефтяной и газовой промышленности.

— В форуме принимают участие не только работники ТЭК, но и представители федеральной и региональной власти, финансовых и других деловых структур. Что даёт энергетикам диалог с ними?

— Начну с того, что на этот форум мы ждём много гостей. В этом году в рамках форума пройдёт саммит мэров городов, как российских, так и иностранных. В нём примут участие порядка 50 глав из городов нашей страны и примерно столько же — зарубежных. Тема саммита — «Устойчивое развитие энергосистем крупных городов путём внедрения новых технологий». Как известно, большие города являются крупнейшими потребителями электроэнергии: сегодня на их долю приходится 70 % от мирового потребления. И это смещение потребления в сторону крупных городов к 2035 году увеличится до 85 %. Соответственно, мы понимаем, что энергетика в крупных городах станет ключевой инфраструктурной составляющей, обеспечивающей развитие и жизнедеятельность города. Города уделяют этому вопросу огромное внимание. Всем нам очень важно понимать, как развиваются территории. Поэтому на площадке РЭН и запланировано обсуждение тенденций, решений, обмен опытом.

В рамках Российской энергетической недели пройдёт также совещание по подготовке к прохождению осенне-зимнего максимума. Будут работать многочисленные площадки для общения узких специалистов (так называемые «клубы по интересам»), где инженеры-энергетики смогут обсудить свои, понятные и интересные им вопросы. О работе таких клубов, или кружков газеты и журналы обычно не пишут, но это важнейший элемент работы форума и полезный опыт для сотрудников энергокомпаний.

— В прошлом году на форуме ENES была предусмотрена обширная молодёжная программа. Планируется ли что-то похожее в этом году?

— Да. Предпоследний день работы форума будет полностью посвящён молодёжи. В этот день пройдёт награждение участников Всероссийского конкурса #ВместеЯрче, который пользуется большой популярностью у молодёжи и энергетических компаний. В этом году конкурс прошёл в 77 регионах страны.

Задача всех проводимых мероприятий — заинтересовать ребят, открыть неизвестные горизонты профессии. Для энергокомпаний это — отличное средство коммуникации, позволяющее внимательнее разглядеть, кто придёт в энергетику через три-пять-десять лет. Это возможность увидеть, какой будет наша энергетика завтра.

Россия. Весь мир > Электроэнергетика > minenergo.gov.ru, 31 августа 2017 > № 2291793 Антон Инюцын


Великобритания. ЦФО > СМИ, ИТ > fapmc.ru, 31 августа 2017 > № 2291660

Стратегии лидерства книжной инфраструктуры

7 сентября 2017 года пройдет конференция «Стратегии лидерства книжной инфраструктуры. Опыт антикризисного управления сети Waterstones и пути развития книжной торговли».

Задачи конференции – обсуждение стратегий лидерства книжной инфраструктуры, вопросов развития книжной торговли с учетом ярких примеров из европейской практики, в частности изучение опыта работы крупнейшей в Великобритании и в Европе сети магазинов сети книжных магазинов Waterstones.

Конференция пройдет с участием Джеймса Донта, управляющего сети Waterstones (прямая трансляция из Лондона) рамках 30 Московской Международной книжной выставки-ярмарки.

Вопросы для обсуждения:

• Система управления ассортиментом. Приоритетные книжные категории и доля некнижного ассортимента.

• Приоритетный формат книжного магазина.

• Экономические показатели работы книготорговых сетей и эффективная система KPI в управлении товарами, мерчандайзингом и маркетингом.

• Передовые розничные форматы и технологии (omni-channel, CRM, self checkout, RFID, мобильное рабочее место продавца).

• Взаимодействие книжного ритейла и издателей.

• Офф-лайн магазины и интернет. За счет чего книжные офф-лайн магазины могут конкурировать с интернет ритейлом?

• Методики продвижения книжного ассортимента, эффективные акции по стимулированию сбыта: цена и скидки, подарки, карты лояльности, праздники, сезонные акции и т.д.

• Акции по продвижению книги и чтения вы проводите? Нужна ли здесь государственная поддержка и в чем она должна выражаться? Меры государственной поддержки книжной отрасли и книжной торговли?

• Эффективные технологии обучения и развития кадров. Как оценить эффективность работы персонала?

• Стратегии будущего развития книготорговых сетей и глобальная стратегия лидерства книжной инфраструктуры?

К участию приглашены:

Джеймс Донт, управляющий сети книжный магазинов Waterstones (Великобритания)

Михайлова Надежда, президент Ассоциации книгорапространителей независимых государств

Иванцов Михаил, генеральный директор сети «Новый книжный» - «Буквоед»

Котов Денис, генеральный директор компании «Буквоед»

Ларина Татьяна, коммерческий директор компании «Амиталь»

Ильина Галина, генеральный директор компании «Люмна»

Мусташкин Борис, генеральный директор компании «Таис»

Перевозников Вадим, генеральный директор компании «ПродаЛитЪ»

Штехина Елена, генеральный директор компании «Магистр»

Платова Светлана, директор сети «Книжный Барс»

Серая Светлана, директор книготорговой компании «Кассандра»

Модераторы:

Зорина Светлана, главный редактор журнала «Книжная индустрия»

Норовяткин Анатолий, директор по дистрибуции издательства «Эксмо»

Организаторы конференции: журнал «Книжная индустрия», компания «ЭКСМО», Российский книжный союз, при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

Регистрация на конференцию обязательна.

Ваши заявки с указанием: ФИО, должности, конт. телефона и электронной почты ждем не позднее 4 сентября по электронной почте: info@bookind.ru (Елена Мельникова, ответственный секретарь журнала «Книжная индустрия», моб.: 8-905-547-8524)

Великобритания. ЦФО > СМИ, ИТ > fapmc.ru, 31 августа 2017 > № 2291660


Россия. ЮФО > Образование, наука. СМИ, ИТ > fadm.gov.ru, 31 августа 2017 > № 2291651

Молодые журналисты дописали последнюю главу «Тавриды» — 2017

30 августа на «Тавриде» состоялось торжественное закрытие восьмой смены «Молодые журналисты», которая собрала 300 молодых людей из 85 регионов страны.

К моменту окончания смены в образовательной программе приняли участие почетные гости, среди которых: журналист, заместитель Председателя Госдумы Петр Толстой, ведущий новостей на телеканале «Россия-24» Роман Плюсов, специальный корреспондент телеканала «Россия-24» Николай Соколов, режиссёр телеканала «Россия-24» Александр Туровский, оператор программы «Вести» Сергей Рубанов, заместитель главного редактора «Комсомольская правда» Олеся Носова, специальный корреспондент «Комсомольской правды», главный редактор газеты «Звезда» Александр Коц и руководитель региональной сети газеты «Комсомольская правда» Александр Лукьянов, руководитель региональной сети Life.ru Илья Лочканов, директор стрименгового агентства Black Elephant Илья Мелехин, директор по развитию бизнеса «Лайфхакер» Родион Скрябин, digital-директор Life.ru Евгений Волков и другие.

В рамках образовательной программы функционировали три профильные школы: «Телешкола», «Школа печатных СМИ» и «Интернет-школа». Эксперты «Телешколы» дали цельное понимание о создании круглосуточного информационного канала. Преподаватели «Школы печатных СМИ» на своих мастер-классах пытались донести до участников, что журналист должен уметь работать в кадре, даже если он работает в газете. «Интернет-школа» рассказала о том, как правильно организовать новостные медиа в социальных сетях, а также использовать digital-технологии в медиасфере. С целью общения не только в рамках форума, но и в будущем, участники совместно с экспертами создали общий чат в социальной сети.

29 августа все молодые журналисты смогли погрузиться в деловую игру под названием «Богатый край». Они спасали детей от голода, разбирались со свалками и оценивали качество работы медицинских учреждений. С помощью игры журналисты из регионов отрабатывали навыки создания вирусного контента для социальных сетей, прямых трансляций, быстрого создания видеороликов, работали над лонгридами.

Все участники игры разделились на шесть медиахолдингов. В каждом был избранный главный редактор и сформированы подразделения по созданию видео, фото, текстов, лонгридов, мемов. Весь контент публиковался в закрытой группе в одной из социальной сети.

Завершилась церемония закрытия третьей смены праздничным концертом группы «Интонация».

Организаторами смены «Молодые журналисты» Всероссийского молодежного образовательного форума «Таврида» — 2017 года являются Федеральное агентство по делам молодежи и Роспатриотцентр в партнерстве с Общероссийским народным фронтом.

Россия. ЮФО > Образование, наука. СМИ, ИТ > fadm.gov.ru, 31 августа 2017 > № 2291651


Россия > Образование, наука. Агропром > fano.gov.ru, 31 августа 2017 > № 2291572

ФАНО России провело семинар по подготовке заявок на гранты Минсельхоза России по перспективным инновационным проектам

30 августа 2017 года на площадке Всероссийского научно-исследовательского института сельскохозяйственной биотехнологии (ВНИИСБ) состоялся проектный семинар по подготовке заявок на гранты Министерства сельского хозяйства по перспективным инновационным проектам агропромышленного комплекса.

В работе проектного семинара приняли участие более 90 человек из числа представителей бизнес-сообщества и подведомственных ФАНО России научных организаций сельскохозяйственного профиля. К интернет-трансляции проектного семинара на официальном сайте ФАНО России присоединились еще более 50 человек.

Открывая семинар, первый заместитель руководителя ФАНО России Алексей Медведев и директор Департамента научно-технологической политики и образования Минсельхоза России Виталий Волощенко поприветствовали участников и подробно рассказали об особенностях организации работы по подготовке заявок и о календарном плане-графике проведения их отбора в Министерстве сельского хозяйства.

Работа второй части семинара была организована в малых проектных группах, что в итоге позволило участникам сформировать 15 заявок на гранты Министерства сельского хозяйства по приоритетным инновационным проектам агропромышленного комплекса.

Россия > Образование, наука. Агропром > fano.gov.ru, 31 августа 2017 > № 2291572


Бангладеш. Камбоджа. Китай > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > un.org, 31 августа 2017 > № 2291531

Бангладеш, Камбоджа и Китай намерены перейти на трансграничную электронную торговлю

На этой неделе Бангладеш, Камбоджа и Китай подписали Рамочное соглашение о содействии трансграничной безбумажной торговле в странах Азии и Тихого океана. Новый договор разработан под эгидой ООН и призван укрепить электронную торговлю в регионе.

Это соглашение – первый региональный документ подобного рода, нацеленный на сокращение времени и стоимости торговых операций в Азиатско-Тихоокеанских странах.

Соглашение открыто для всех 53 государств-членов Экономической и социальной комиссии ООН для Азии и Тихого океана (ЭСКАТО). Оно вступит в силу через 90 дней после того, как его ратифицируют первые пять стран.

Согласно недавнему исследованию ЭСКАТО, переход региона на трансграничную безбумажную торговлю может привести к росту экспортной выручки на сумму более 250 млрд. долларов США в год. При этом время, необходимое для проведения экспортных операций, может сократиться на 44 процента, а расходы – на 31 процент.

Церемония подписания нового договора была проведена в рамках «Диалога высокого уровня по укреплению региональной торговли посредством эффективного участия в цифровой экономике», который на этой неделе проходит в Бангкоке.

Бангладеш. Камбоджа. Китай > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > un.org, 31 августа 2017 > № 2291531


Россия. Китай > СМИ, ИТ. Образование, наука > fapmc.ru, 31 августа 2017 > № 2291530

Россия на Пекинской книжной ярмарке

Завершилась Пекинская международная книжная ярмарка, которая проходила в Китае с 23 по 27 августа 2017 года. Программа российского стенда демонстрировала большое разнообразие. Серьезный интерес у читающей публики вызвал круглый стол, посвященный Программе перевода и издания произведений российской и китайской классической и современной литературы, успешно действующей уже несколько лет.

Участие России было, как обычно, заметным и содержательным. На стенде, традиционно выполненном в цветах российского национального флага, разместились новинки российского книгоиздания: новые издания русской классики и произведения современных российских авторов, литература гуманитарной тематики, произведения для детей и юношества, новые работы российских китаистов.

На стенде действовала авторская площадка для встреч с писателями и издательских презентаций. Большая плазменная панель демонстрировала программу мероприятий на текущий день, познавательные документальные фильмы о России.

Программа российского стенда демонстрировала большое разнообразие. Серьезный интерес у читающей публики вызвал круглый стол, посвященный Программе перевода и издания произведений российской и китайской классической и современной литературы, успешно действующей уже несколько лет. Круглый стол был организован Институтом перевода, российским куратором программы, и Китайским обществом по коллективному управлению авторскими правами на литературные произведения, курирующим программу с китайской стороны. В рамках программы уже вышли в свет произведения пятидесяти российских и китайских авторов в переводе, программа набирает обороты, недавно принято решение об увеличении количества томов в Библиотеке русской литературы на китайском языке и в Библиотеке китайской литературы на русском языке с 50 до 100. Состоялись и презентации новых томов программы с участием писателей Майи Кучерской и Евгения Шишкина, чьи книги только что вышли на китайском языке.

Специальным гостем российского стенда стал писатель Евгений Гришковец, представивший свой роман «Рубашка», вышедший на китайском языке, и прочитавший ряд отрывков. На китайском языке тексты Евгения Гришковца прочел его китайский переводчик Фу Пинсы. Встреча с Евгением Гришковцом состоялась также в Российском центре науки и культуры. Зал был переполнен, публика долго не хотела отпускать известного писателя, общение с писателем продолжалось и после его выступления, закончившись далеко за полночь.

Известный российский китаист Бронислав Виногродский вместе с руководителями Всекитайского научного общества Лао-цзы принял участие в круглом столе «Книга перемен (И Цзин) и Книга о Пути и силе (Доа Дэ Цзин) как основа структуры китайского традиционного сознания». Бронислав Виногродский представил и свою новую книгу «Осознанность: искусство управления собой», только что вышедшую в издательстве «ЭКСМО». Его выступление, частично проходившее на китайском языке, собрало большое количество заинтересованных слушателей.

Интенсивное научно-техническое сотрудничество между Россией и Китаем нашло свое отражение и в программе ярмарки. Состоялся круглый стол «Транспортная книга России» с участием представителей Федерального агентства железнодорожного транспорта, Учебно-методического центра по образованию на железнодорожном транспорте, Петербургского государственного университета путей сообщения и Пекинского транспортного университета. В ходе круглого стола был представлен новый «Русско-китайско-английский словарь железнодорожных терминов» и ряд других подготовленных совместно изданий. Особый интерес публики вызвал проект создания высокоскоростной транспортной магистрали Пекин – Москва – Берлин, о котором рассказали участники.

Пекинская книжная ярмарка с каждым годом становится все более популярной у российских издателей. В этом году свои издательские программы представили на российском стенде издательства «ЭКСМО», «Речь», «Наука», Высшая школа экономики, российско-китайское издательство «Шанс Боку». Издательство Восточной литературы представило новые российские издания по китаистике. Правительство Москвы показало новые книги о Москве и москвичах, вышедшие в рамках Издательской программы Правительства Москвы, сопроводив их рядом содержательных презентаций.

Программный директор Института перевода Нина Литвинец рассказала о деятельности Института, существующего уже более пяти лет, и представила новые книги, выпущенные к 100-летию Февральской и Октябрьской революций.

Большая видео-презентация продемонстрировала новый облик Московской международной книжной выставки-ярмарки. Состоялась также видео-презентация новых учебных пособий издательства «Русский язык. Курсы».

По окончании работы ярмарки книжная экспозиция передается в дар Посольству Российской Федерации и Российскому центру науки и культуры.

Россия. Китай > СМИ, ИТ. Образование, наука > fapmc.ru, 31 августа 2017 > № 2291530


Россия. ЦФО > СМИ, ИТ. Образование, наука > fapmc.ru, 31 августа 2017 > № 2291524

Продвижение российской литературы для зарубежного читателя

6 сентября 2017 года в рамках 30 Московской Международной книжной выставки-ярмарки пройдет конференция "Продвижение российской литературы

для зарубежного читателя".

Задачи конференции – обсудить способы и технологии продвижения российской литературы к зарубежному читателю, современные методики и практики продвижения с учетом зарубежного опыта. Важно проанализировать и рассмотреть взаимосвязь таких понятий, как продвижение российской литературы за рубеж, и развитие инфраструктуры российской книжной отрасли. А именно: развитие системы литературных агентств и агентов, информационной составляющей продвижения: значение издательских каталогов и их онлайн представление, грамотная подготовка и эффективное участие российских издателей, литературных агентов и авторов в крупнейших международных книжных выставках, фестивалях и форумах.

Вопросы для обсуждения:

1. Технологии продвижения современных российских авторов на зарубежные рынки.

2. Значение литературного агента в продвижении автора и продаже прав.

3. Как «правильно» продавать права и лицензии? Практическое руководство.

4. Информационное сопровождение: выставочные каталоги, интернет-продвижение и личные контакты. Что и как работает?

5. Как организовать успешную работу на международной ярмарке?

6. Успешные кейсы работы на международных выставках: слово издателям.

7. Использование международных информационных ресурсов для продвижения.

К участию в конференции приглашены:

Владимир Григорьев, зам. руководителя Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Майкл Колман, президент Международной ассоциации издателей (IPA)

Сергей Филатов, президент Фонда социально-экономических и интеллектуальных программ

Константин Чеченев, президент Ассоциации книгоиздателей России

Нина Литвинец, программный директор АНО «Института перевода»

Сергей Кайкин, генеральный директор Московской Международной книжной выставки-ярмарки

Анастасия Милёхина, руководитель «Центра немецкой книги в Москве»

Наталья Перова, литературное агентство «ФТМ»

Анастасия Лестер, литературный агент

Роман Сенчин, российский писатель

Елена Усачева, российский писатель

Марина Бородицкая, переводчик

Марина Абрамова, зам. директора ИГ «ЭКСМО-АСТ»

Ирина Балахонова, генеральный директор и главный редактор издательства «Самокат»

Александр Альперович, генеральный директор издательства «Clever»

Альфия Дорофеева, генеральный директор издательства «Мозаика-синтез»

Евгений Капьев, директор редакции прикладной литературы издательства «ЭКСМО»

Марина Кадетова, шеф-редактор издательства «КомпасГид»

Сергей Симаков, директор издательства Тюменского государственного университета

Владимир Чугунов, председатель фонда «Родное пепелище» (Нижний Новгород)

Организаторы: Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям, журнал «Книжная индустрия», Российский книжный союз, Ассоциация книгоиздателей России, Франкфуртская книжная ярмарка и Центр немецкой книги в Москве.

Внимание!

Регистрация на конференцию обязательна.

Ваши заявки с указанием: ФИО, должности, конт. телефона и электронной почты ждем не позднее 4 сентября по электронной почте: info@bookind.ru (Елена Мельникова, ответственный секретарь журнала «Книжная индустрия», моб.: 8-905-547-8524)

Россия. ЦФО > СМИ, ИТ. Образование, наука > fapmc.ru, 31 августа 2017 > № 2291524


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter