Всего новостей: 2660117, выбрано 39584 за 0.262 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное ?
Личные списки ?
Списков нет

США > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > regnum.ru, 17 октября 2018 > № 2762111

Foreign Policy: Скоро весь мир заговорит, как Трамп

Будущие кандидаты в президенты и иностранные лидеры, несомненно, будут пытаться скопировать коммуникационную стратегию нынешнего президента США

В США не утихают диспуты о политике президента Соединенных Штатов Дональда Трампа, целостности этой политики и ее здравомыслии. Однако нет никаких сомнений в том, что неожиданная победа Трампа привела к переосмыслению политического общения в целом. Каждый последующий президент будет хотя бы частично использовать уникальные и успешные методы Трампа. Поскольку США в некоторой степени задают тон в манере политической коммуникации, следует ожидать, что ряд методов Трампа могут скопировать и за рубежом, пишет Джереми Шапиро в статье для американского издания The Foreign Policy.

Конечно, можно поспорить относительно того, какие именно методы Трампа могут быть использованы в последующих предвыборных кампаниях. Однако можно предположить, что по крайней мере три аспекта его политической коммуникации могут превратиться в своего рода эталон для других политических лидеров.

Во-первых, Трамп установил прямую связь с избирателями. Наиболее очевидным аспектом политической коммуникации Трампа является его общение с использованием Twitter. Трамп довольно быстро пристрастился к социальной сети, несмотря на предупреждения его политических советников, которые указывали на недопустимость столь открытого выкладывания информации в социальную сеть.

Конечно, многие политики использовали Twitter и раньше. В момент написания статьи у бывшего президента США Барака Обамы числилось 103 млн подписчиков в Twitter, а у Трампа всего 55 млн. Однако, в отличие от Обамы, Трамп не использует социальные сети для того, чтобы усилить сообщения, транслируемые по другим каналам. Твиты Обамы обычно похожи на пресс-релиз. Обама никогда не разговаривал с избирателями. Трамп, напротив, явно ценит Twitter именно за то, что он предоставляет ему прямой доступ к избирателям, и этот доступ не обременен прессой, советниками, правительственной бюрократией. Трамп может поделиться своими впечатлениями от обеда, такой информации больше нигде не найдешь. Вы можете судить о мышлении Трампа по его твитам. Предыдущие президенты, которые также использовали социальные сети, выглядят довольно замкнутыми, они привыкли общаться с обществом через официальные речи и другие сильно опосредованные каналы.

Доступ Трампа к Twitter даже позволил ему вести войну против СМИ. Трампу не нужно, чтобы пресса соглашалась с его мнением, и в этом заключается очередное отличие нынешнего главы Белого дома от предыдущих президентов. Предшественники Трампа нуждались в том, чтобы пресса протранслировала необходимые им сообщения, поэтому им приходилось уделять внимание журналистам, даже если они чувствовали, что пресса относилась к ним несправедливо. У Трампа нет такой необходимости. Будущие президенты США непременно воспользуются данным уроком, они будут стремиться использовать социальные сети для установления прямых отношений с избирателями, особенно с их сторонниками. Эпоха замкнутых президентов закончилась.

Во-вторых, для Трампа характерно противодействие своему собственному правительству. Практически каждый кандидат в президенты США критиковал федеральное правительство за его многочисленные грехи. Даже экс-глава Белого дома Джордж Буш — младший примерил на себя этот образ, и это в определенной степени сработало. В этом смысле язвительные нападки Трампа на вашингтонский истеблишмент во время его предвыборной кампании не являются чем-то новым.

Но только Трамп перешел от устных нападок к делу, когда занял пост президента США. Действительно, все предыдущие президенты через несколько месяцев после вступления в должность сталкивались с ощущением, что некоторые правительственные учреждения довольно сложно обуздать. Но они не хотели признавать данное обстоятельство перед американской общественностью. Трамп пошел другим путем. Он говорит о министерстве юстиции, разведывательном сообществе и государственном департаменте, которые находятся в его непосредственном подчинении, так, как будто он говорит о врагах США. Эта стратегия позволила Трампу хотя бы частично откреститься от действий своего правительства.

В целом пока не ясно, насколько данная политическая тактика окажется эффективной. Однако если выяснится, что она позитивно скажется на предвыборной кампании, то следует ожидать того, что будущие президенты США воспользуются этой тактикой и выступят против федерального правительства даже после того, как возглавят его.

В-третьих, Трамп не особо беспокоится о мнении экспертного сообщества и об истинности своих утверждений. Предшественники Трампа всегда, прежде чем сделать какое-то заявление, консультировались с экспертным сообществом, опасаясь того, что в противном случае на них могут посмотреть как на сумасшедших. Однако Трамп не видит необходимости кооптировать в свой офис даже небольшую часть экспертного сообщества. Теперь стало ясно, что многие избиратели не особо заботятся о мнении экспертов.

Трамп смог использовать свою ранее существовавшую знаменитость, чтобы обойти средства массовой информации и фильтр экспертного сообщества, чтобы напрямую обратиться к общественности. Выяснилось, что поддержка экспертов не имеет большого значения для политического успеха. Оказывается, что безразличие к экспертной оценке вполне допустимо в рамках политической коммуникации. Вы действительно можете сказать что угодно, особо не беспокоясь, что это может оттолкнуть от вас класс экспертов или подорвать ваше положение в обществе.

Нередко указывают на то, что Трамп не беспокоится об истинности своих заявлений. В издании The Washington Post составили список из более чем 5 тыс. ложных или вводящих в заблуждение утверждений, которые Трамп сделал в течение 601 дня своего президентства. Получается, что среднее количество ложных утверждений в день составило 8,3.

Конечно, все президенты США время от времени лгали американскому народу. Но масштаб и наглость лжи Трампа указывают на то, что ложь — это уже не просто попытка скрыть правду. Ложь стала частью коммуникационной стратегии Трампа, которая не ограничивается ни фактами, ни мнениями экспертов, вообще ничем, кроме воображения Трампа. Будущие кандидаты в президенты и иностранные лидеры, несомненно, будут пытаться скопировать коммуникационную стратегию нынешнего президента США.

Александр Белов

США > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > regnum.ru, 17 октября 2018 > № 2762111


Германия. Сирия. Ирак > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 17 октября 2018 > № 2762107

Правительство ФРГ до конца текущего предоставит 100 миллионов евро на восстановление Сирии и Ирака. Эти средства будут направлены на стабилизацию областей, отвоеванных у террористической группировки "Исламское государство" (ИГ), сообщили в среду, 17 октября, министерства иностранных дел и экономического сотрудничества и развития ФРГ в Берлине.

90 миллионов евро из этой суммы получит Ирак, 10 миллионов - сирийские провинции Ракка и Дейр-эз-Зор, не находящиеся под контролем правительства в Дамаске.

С помощью этих денег планируется восстановить базовую инфраструктуру в пострадавших регионах, в частности, системы водоснабжения и канализации, а также дороги и мосты, указывается в заявлении. Наличие основных коммуникаций является предпосылкой для восстановления городов в долгосрочной перспективе, отметили немецкие ведомства.

Ольга Демидова

Германия. Сирия. Ирак > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 17 октября 2018 > № 2762107


Болгария > Армия, полиция. СМИ, ИТ > dw.de, 17 октября 2018 > № 2762105

Предполагаемый убийца болгарской журналистки Виктории Мариновой был экстрадирован Германией в Софию в среду, 17 октября. Информацию о высылке подозреваемого в преступлении подтвердила представительница министерства юстиции Болгарии. Ранее подозреваемый, которого называют Северин К., был задержан в немецком городе Штаде, что в 50 километрах от Гамбурга. Северин К. скрывался в Штаде у своих родственников.

Тело 30-летней телеведущей было найдено 6 октября в городе Русе на севере Болгарии. Следствие предполагает, что Маринова подверглась нападению во время пробежки, после чего ее изнасиловали и задушили. Северин К. был задержан в Штаде три дня спустя. Немецкие следователи утверждают, что 20-летний подозреваемый вступил в спор с Мариновой, после чего убил ее и спрятал тело в кустах. Сам Северин К. заявил, что не имел намерения убить Маринову, а также что не насиловал ее. В Софии утверждают, что располагают достоверными доказательствами вины подозреваемого. Ему грозит пожизненное заключение без права помилования.

Убийство журналистки не осталось незамеченным международным сообществом, однако болгарские ведомства не считают, что преступление связано с ее работой. За несколько дней до смерти Маринова взяла интервью у двух журналистов, которые занимались расследованием предполагаемых растрат средств от ЕС бизнесменами и политиками.

Григорий Аросев

Болгария > Армия, полиция. СМИ, ИТ > dw.de, 17 октября 2018 > № 2762105


Саудовская Аравия. Турция > Армия, полиция. СМИ, ИТ > dw.de, 17 октября 2018 > № 2762104

Генеральный консул Саудовской Аравии в Турции Мохаммед аль-Отаиби отстранен от должности, в его отношении проводится расследование. Об этом сообщил в среду, 17 октября, информационный портал Sabq в Эр-Рияде. Подробностей о возможных нарушениях, в связи с которыми ведется следствие, издание не приводит, пишет агентство Reuters.

Турецкая полиция обыскивает резиденцию генконсула

Между тем турецкие следственные органы проводят обыск в резиденции генконсула Саудовской Аравии в Стамбуле. Сам Мохаммед аль-Отаиби до этого покинул Турцию и вылетел в Эр-Рияд.

Вечером 15 октября турецкая полиция впервые провела обыски в самом саудовском консульстве, которые продлились около восьми часов. Были взяты несколько проб, в том числе земли из принадлежащего дипмиссии сада в связи с исчезновением журналиста The Washington Post Джамаля Хашогги.

Об исчезновении проживающего в США 59-летнего обозревателя стало известно 3 октября - на следующий день после того, как он пришел в саудовское консульство в Стамбуле, чтобы оформить документы для заключения брака со своей проживающей в Турции подругой. Турецкая полиция рассматривает версию убийства. По информации CNN, у следователей есть аудио- и видеозаписи, подтверждающие ее.

Ксения Польская

Саудовская Аравия. Турция > Армия, полиция. СМИ, ИТ > dw.de, 17 октября 2018 > № 2762104


Великобритания. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 17 октября 2018 > № 2762101

В спорах об условиях упорядоченного выхода Великобритании из Евросоюза ("Брекзита") ЕС выразил готовность пойти на уступки Лондону. Глава делегации ЕС Мишель Барнье предложил продлить на один год срок переходного периода после "Брекзита", в течение которого для граждан и предприятий не произойдет никаких изменений, сообщила в среду, 17 октября, британская газета The Financial Times. Взамен Брюссель ожидает, что премьер-министр Великобритании Тереза Мэй пойдет на уступки в вопросе об ирландской границе.

До сих пор Евросоюз настаивал на завершении переходного периода к концу 2020 года. Глава МИД Люксембурга Жан Ассельборн также высказался за продление переходного периода после "Брекзита". "Если будет добавлен еще один год, это не повредит Европе, как, надеюсь, и Великобритании", - сказал он в интервью немецкой радиостанции Deutschlandfunk 17 октября.

В преддверии открывающегося вечером 17 октября в Брюсселе саммита Евросоюза Ассельборн исключил возможность быстрого прорыва. "Я исключаю даже чудо", - сказал он, хотя и выразил уверенность в том, что к декабрю стороны договорятся о будущих отношениях. Жан Ассельборн предупредил, что если этого не случится, то будут потеряны десятки тысяч рабочих мест.

В настоящее время переговоры об условиях "Брекзита" находятся в тупике. Главы государств и правительств стран ЕС надеются, что нынешний саммит придаст этому диалогу новый импульс. Наблюдатели не исключают, что предложение Барнье может привести к прорыву на переговорах.

Сергей Ромашенко

Великобритания. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 17 октября 2018 > № 2762101


Великобритания. Ирландия > СМИ, ИТ > dw.de, 17 октября 2018 > № 2762100

Лауреатом Букеровской премии (Man Booker Prize) за 2018 год стала 56-летняя писательница Анна Бернс из Северной Ирландии. Этой литературной награды она была удостоена вечером во вторник, 16 октября, в Лондоне за роман "Milkman" ("Молочник").

Жюри отметило "необыкновенную оригинальность" романа, написанного от лица 18-летней девушки, которая стала жертвой сексуального принуждения, межконфессиональных конфликтов и социальных лишений в годы гражданской войны в Ольстере.

Бернс, судя по всему, не ожидала, что лауреатом Букеровской премии станет именно она. Свое лаконичное заявление с благодарностью в адрес агентов, издателей и друзей писательница завершила словами "О, боже мой, я лучше закончу", после чего покинула сцену в состоянии глубокого волнения.

Первый лауреат премии из Ольстера

Букеровская премия - самая престижная литературная награда в Великобритании. Ее сумма составляет 50 тысяч долларов. Этой премии удостаиваются авторы, пишущие на английском языке, чьи книги публикуются в Соединенном Королевстве. Премию вручает супруга наследника британского престола принца Чарльза - герцогиня Камилла.

Анна Бернс - первый автор из Северной Ирландии, получивший Букера. "Молочник" - ее четвертый роман. В 2017 году Букеровскую премию присудили американцу Джорджу Сондерсу за роман "Линкольн в Бардо". В прошлом ее лауреатами становились в числе прочих Маргарет Этвуд и Салман Рушди.

Сергей Ромашенко

Великобритания. Ирландия > СМИ, ИТ > dw.de, 17 октября 2018 > № 2762100


США. РФ > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 17 октября 2018 > № 2762099

Администрация Twitter опубликовала большую базу данных по учетным записям, которые могут быть связаны с вмешательством в президентские выборы в США 2016 года. Как следует из сообщения в блоге Twitter, в базу данных включена 3841 учетная запись, предположительно связанные с российским "Агентством интернет-исследований", которую иногда называют "фабрикой троллей", а также 770 учетных записей, которые, возможно, связаны с Ираном. Через упомянутые 4611 Twitter-профилей были написаны более 100 миллионов твитов и загружены более 2 миллионов изображений, видеозаписей и онлайн-трансляций. Самая ранняя активность этих учетных записей датирована 2009 годом.

"Мы обязались перед Конгрессом и общественностью США регулярно предоставлять информацию о нашем расследовании иностранного вмешательства в политические обсуждения в Twitter. С тех пор мы делились примерами сообщений, размещаемых в Twitter Агентством интернет-исследований, и предоставляли общественности прямое уведомление, если они взаимодействовали с этими учетными записями", - написано в блоге Twitter.

Как следует из анализа данных Twitter, проведенных РБК, максимальная активность учетных записей, на которые обратила внимание администрация сервиса, пришлась на 2015 год, а почти треть профилей создана в марте-июне 2014 года, после аннексии Крыма Россией. Особую активность ведущие профилей развивали после крушения рейса MH17. Тогда в этих учетных записях начали использоваться хештэги, из которых следовало, что ответственность за крушение Boeing лежит на украинских властях. Среди наиболее часто используемых англоязычных хештэгов - MAGA (аббревиатура от предвыборного лозунга Дональда Трампа Make America Great Again).

Григорий Аросев

США. РФ > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 17 октября 2018 > № 2762099


Белоруссия > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 17 октября 2018 > № 2762094 Александр Шрамко

Митрополит Минский и Заславский Павел во вторник, 16 октября, издал указ, которым отстранил от должности и вывел за штат Минской епархии священника Александра Шрамко "без права служения, ношения иерейского креста и преподавания благословения". Глава Белорусской православной церкви (БПЦ) в обоснование указа среди прочего называет "систематические публикации в СМИ сообщений, которые порочат Православную церковь и сеют в сердцах людей вражду и ненависть".

Речь идет о выложенных 13 октября в аккаунте Александра Шрамко фотографиях, где тот удивлялся, что патриарх Кирилл не стал общаться с ожидавшими его в белорусской столице мирянами. В интервью DW Шмарко, служивший клириком Свято-Михайловского православного прихода в Минске, объяснил свои действия, прокомментировал наложенное на него наказание и поделился планами.

DW: Вы осознавали, что могут быть такие последствия от ваших действий?

Александра Шрамко: Я не ожидал, что из-за этих публикаций может быть такое - у меня были и более критические вещи, более острые посты, которые мне даже друзья предупреждали - будь осторожнее! Это просто попало так, что вся история с фотографиями дошла до самого патриарха. Видимо, если он не сам дал указание, то ждал, что какие-то санкции будут приняты против меня.

Но в принципе это моя тактика… Я ее называю расширением окна Овертона (расширение рамок допустимого спектра мнений в дискуссии. - Ред.). Я хотел бы, чтобы церковь была свободна, чтобы в церкви можно было высказываться и каждому говорить то, что он считает нужным; чтобы обсуждалось все, чтобы не было табу ни на какие темы. Надо реформировать церковь снизу, создавая как бы аналог гражданского общества, только в церковном варианте. И таким образом менять ситуацию на местах, чтобы постепенно церковь демократизировалась.

- Часть постов в Facebook вы делали подзамковыми, а эти открытые…

- Эти открытые, потому что не ожидал каких-то последствий - это же просто фотографии с места событий.

- Я видел ваш пост о том, что было нарушение правил при наложении на вас наказания. Что вы собираетесь с этим делать?

- Я с этим ничего не собираюсь делать.

- Светские люди рассуждают в категориях Трудового кодекса, а как в церкви решаются такие спорные вопросы?

- У нас в принципе есть механизм. Можно по формальным признакам, потому что неправильно оформлен указ, подать в общецерковный суд. Он рассмотрит, может вынести какое-то решение. Но я думаю, что (подавать в суд. - Ред.) бесперспективно, тем более, что вопрос касается того, что патриарх задет. Я не думаю, что кто-то будет меня оправдывать. Хотя бывали такие случаи, что оправдывали священников, но там дела не касались патриарха.

- Вы ничего предпринимать не будете. Это проявление смирения или вы просто не верите, что такая процедура могла бы дать результат?

- Это не смирение, я не верю в результат.

- Какой у вас статус?

- У меня статус мирянина. Я могу молиться, креститься, причащаться - все это можно. Соответственно я уволен со своего прихода, я уже не священник Михайловского храма. Меня правильно называть запрещенный священник Минской епархии.

- Вы еще не на пенсии?

- На пенсии уже. Священники получают пенсию на общих основаниях. Когда они работают, им приход отчисляет процент зарплаты в Фонд соцзащиты населения (ФЗСН). Но поскольку у нас в церкви у всех принята "черная касса"…

– Вы сознательно это говорите мне сейчас?

- Да. Православная церковь во многом держится на том, что у нее есть непрозрачные финансы, специально делают так, чтобы поменьше платить налогов. С официальной части зарплаты идут налоги и отчисления в ФЗСН, ну и соответствующая пенсия получается. Вот у меня пенсия 250 рублей (примерно 102 евро, средняя пенсия в Беларуси 375 рублей или 153 евро. - Ред.). На такую пенсию, конечно же, не проживешь.

- На ваши слова про "черную кассу" могут обратить внимание правоохранительные органы, взять у вас показания. Вы готовы к такому повороту?

- Такой поворот возможен, пожалуйста, пусть берут (показания. - Ред.). Я могу сказать, сколько я конкретно получал денег и сколько там числится. Но я думаю, что ничего этого не будет. Все об этом хорошо знают, с советских времен это идет.

Я считаю, что священник должен быть на одном уровне с паствой. Сейчас большинство священников все больше по уровню жизни сравниваются с другими людьми. Я еще помню, что в 90-х годах мне было стыдно сказать соседям, сколько я получаю, потому что они получали в разы меньше. Сейчас священник в городском храме получает от 1 до 2 тысяч рублей (от 406 до 813 евро. - Ред.), но это не официально.

- Чем сейчас вы будете заниматься?

- Конкретно не думал. Я говорю всем: предложите работу. Возможно, это будет какая-то публицистическая деятельность. Когда я был "в запрете" в прошлый раз в 2007 году (за участие без благословения митрополита в пресс-конференции организаторов кампании "За свободу совести". - Ред.), тогда было сложнее в том плане, что дочь моя была еще маленькая, а пенсии не было никакой.

- А как ваша жена воспринимает происходящее? Не говорила, что нужно было осторожнее?

- Наоборот, у меня жена говорит: "Давно пора!". Она еще более радикально настроена, чем я, отношение у нее еще более непримиримое к происходящему в церкви.

Павлюк Быковский.

Белоруссия > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 17 октября 2018 > № 2762094 Александр Шрамко


США. Польша. РФ > Нефть, газ, уголь > dw.de, 17 октября 2018 > № 2762092

Польская государственная нефтегазовая компания PGNiG в среду, 17 октября, объявила о заключении беспрецедентно выгодного контракта с США на поставки сжиженного природного газа (СПГ), который позволит снизить зависимость Польши от топлива из России. По словам президента компании Петра Возняка, американский газ будет обходиться Польше на 20 процентов дешевле российского.

"Здесь нет никакого сравнения с точки зрения цен и сроков поставки у нас с восточным партнером. Я только могу сказать, что это будет примерно на 20 процентов дешевле, чем поставка с Востока", - сообщил Возняк, отметив, что в ближайшее время Варшава может объявить о заключении еще одного контракта на поставку СПГ. Он добавил, что другие возможные поставщики газа для Польши - Норвегия и Катар.

Премьер-министр Польши Моравецкий, комментируя заключение контракта с США, заявил, что "сегодня мы можем реализовать наши усилия по укреплению суверенитета, безопасности и конкурентоспособности нашего газового сектора". Со своей стороны посол США в Польше Джорджетт Мосбахер заявила журналистам, что данный контракт заключен в рамках кампании администрации президента Дональда Трампа по превращению США в крупнейшего в мире экспортера СПГ.

По условиям контракта, две дочерние компании американской Venture Global поставят Польше 2 млн тонн сжиженного газа, объем которого после регазификации составит около 2,7 млрд кубометров. Контракт сроком на 20 лет, стоимость которого не разглашается, вступит в силу в 2022 году, когда у PGNiG истечет контракт с российским "Газпромом" о ежегодной поставке Польше 10 млрд кубометров газа. В настоящее время российский газ покрывает потребности Польши в топливе на две трети.

Сергей Ромашенко

США. Польша. РФ > Нефть, газ, уголь > dw.de, 17 октября 2018 > № 2762092


Казахстан > СМИ, ИТ. Медицина > kursiv.kz, 17 октября 2018 > № 2761986

Казахстанские IT-специалисты обеспокоены передачей медицинских данных в частные руки

Ситуация с передачей данных частной компании нарушает три принципа информационной безопасности – доступ, целостность и конфиденциальность

Анна Шаповалова

По мнению представителей казахстанских медицинских информационных систем, консолидация медицинских данных в одной частной компании опасна.

«Аспектов в данной отрасли цифровой медицины много, но ключевым, на результаты которого направлена деятельность минздрава – это внедрение электронного паспорта. Фактически происходит подмена понятий, согласно концепции развития электронного здравоохранения, утвержденного в 2013 году - это государственный сервис, который должен содержать всеобъемлющие медицинские данные о каждом гражданине. Чиновники отчитываются об охвате, есть регионы где до 98% населения охвачены электронным паспортом здоровья. На самом деле это подмена понятий, выбрана одна компания «Damumed» (КМИС), которую навязывают медицинским учреждениям, фактически в обход всех норм и правил, установленных, как и концепцией развития, так и другими регламентирующими законами», - считает технический директор медицинской информационной системы MedStory Кирилл Капитанов.

Как таковая заявленная единой платформа интероперабельности, на которой и должны размещаться персональные медицинские данные граждан Казахстана пока так и не заработала, в промышленную эксплуатацию планируется ее ввод с 1 января 2019 года.

«Фактически - передают все ваши персональные данные в частную компанию. С точки зрения развития концепции электронного здравоохранения, должна быть некая прослойка между врачом, пациентом и государственным сервисом. Это так называемая платформа, которая должна была быть запущена еще несколько лет назад, но так и не запущена – обещают тестовую версию, потом промышленную эксплуатацию, но вызывает огромные сомнения, когда она появится. Фактически наши медицинские информационные системы наполняются и используются врачами по случаям обращения пациентов, далее мы должны передавать данные в государственный сервис. Сейчас этот государственный сервиз заменен «Damumed» (КМИС). В связи с этим и происходит лоббирование рынка – систему навязывают и «спускают», чему есть документальное подтверждение. Ввиду того, что единая платформа, на которой и должна быть вся информация, никак не может сдаться, пытаются хоть как-то выйти из ситуации, выбрав одну компанию и выдав ее за централизованный электронный паспорт здоровья, что на самом деле незаконно», - уверен он.

При этом, как такового правового регулирования по работе с персональными данными пока нет. 

«На текущий момент правовое регулирование (базы персональных данных) не выглядит никак, оно находится на стадии разработки. Да, есть такая практика – создавать законы по факту. Никто не знает, как выглядит цифровизация – это некое будущее и его невозможно спрогнозировать. Есть мировая практика, когда закон или правовые акты внедряются параллельно с приобретением опыта. Мы можем руководствоваться банальной логикой – я не хочу, чтобы мои данные находились в руках частных компаний. Я хочу, чтобы государство, которое гарантирует мне права и свободы отвечало за их сохранность», - рассуждает Кирилл Капитанов.

Ситуация с передачей данных частной компании нарушает три принципа информационной безопасности – доступ, целостность и конфиденциальность.

«На данный момент минздав заявляет о повсеместном переходе к концу 2018 года всех бумажных медицинских карт в цифровой формат. На данный момент платформа интероперабельности отсутствует, не работает и при этом, законодательные акты по работе данных и платформы нет. Это ведет к рискам и нарушает три принципа информационной безопасности – доступ, целостность и конфиденциальность», - считает начальник отдела внедрения и аналитики медицинской информационной системы «Авиценна» Нурбол Мусаев.

«В любой момент данные пациента могут оказаться недоступными, врач не сможет узнать необходимую ему информацию, что может привести к плохому лечению. Целостность – медицинские данные могут быть искажены, так как доступа к ним у государства нет. Конфиденциальность - доступ может быть открыт тем, кто не должен его иметь», - поясняет он.

При этом остается неясным вопрос критериев выбора системы.

«На наши вопросы, каким образом происходил выбор системы, как объявлялись конкурсы и тендеры, когда огромное количество игроков на рынке не было приглашено, никто не сравнивал цены покупки, сопровождения, эксплуатации в долгосрочной перспективе. Компания была выбрана и по факту, когда мы обращаемся в медицинские организации с предложением купить наш продукт, то нам отвечают, что министерство здравоохранения уже выбрало систему и мы ее покупаем и нам уже ничего не интересно. Мы видим, что на рынке происходит монополизация путем закрытого выбора и нарушаются нормы закона о госзакупках, что все происходит, минуя тенера и прозрачные процедуры выбора», - рассказывает генеральный директор медицинской информационной системы MedElement Виталий Ермоленко.

Для разработки медицинских информационных систем были установлены нереальные сроки.

«Помимо рекомендательных писем, был принят очень сырой на тот момент и не учитывающий реалии рынка 127 приказ. Были даны нереальные сроки для медицинских информационных систем. Предполагалось, что за 4 месяца компания должна пройти аттестацию информационной безопасности, разработать 460 функциональных пунктов в этом приказе и 3 мобильных приложения (для медицинской сестры, врача стационара, пациента). Причем, мы состоим в экспертном комитете и знаем, как прорабатывались эти требования – в конце 2017 года этих требований было 37, то вдруг весной 2018 их стало 460», - считает он.

«Прослеживается адаптация под одного поставщика», - резюмировал Кирилл Капитанов.

Казахстан > СМИ, ИТ. Медицина > kursiv.kz, 17 октября 2018 > № 2761986


Россия > СМИ, ИТ > comnews.ru, 17 октября 2018 > № 2761922

Цифровой триллион поделили на шесть частей

Анна Устинова

Министерство цифрового развития, связи и массовых коммуникаций РФ представило структуру распределения средств из федерального бюджета на каждое из шести направлений напроекта "Цифровая экономика РФ". Самым капиталоемким направлением станет "Информационная инфраструктура" - на нее рассчитывают выделить 413,39 млрд руб.

Глава Минкомсвязи Константин Носков представил на форуме "Открытые инновации" структуру и финансирование национального проекта (национальной программы) "Цифровая экономика РФ". Уже существующая одноименная программа, утвержденная распоряжением правительства от 28 июля 2017 г. №1632-р, была скорректирована и преобразована в нацпроект.

Напомним, что в июне 2018 г. Министерство цифрового развития, связи и массовых коммуникаций взялось радикально переписать программу "Цифровая экономика РФ" с учетом майских указов президента РФ Владимира Путина (указ президента РФ от 7 мая 2018 г. №204 "О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 г.", см. новость ComNews от 6 июня 2018 г.). Константин Носков добавил, что обновленный нацпроект был одобрен на заседании президиума Совета при президенте РФ по стратегическому развитию и национальным проектам.

В презентации Константин Носков указал, что расходы федерального бюджета по направлениям национального проекта в период с 2019 г. по 2024 г. составят 1,08 трлн руб. Наибольший объем финансирования потребует направление "Информационная инфраструктура" - на нее выделят 413,39 млрд руб. За ним следуют "Цифровые технологии" с бюджетом в 282,05 млрд руб., ранее именовавшиеся "Формирование исследовательских компетенций и технологических заделов". Список пяти утвержденных направлений программы "Цифровая экономика" пополнился шестым - "Цифровое госуправление", на которое потратят 226,34 млрд руб. На "Кадры для цифровой экономики" возьмут из госбюджета 138,65 млрд руб. Оставшиеся два направления потребуют значительно меньших сумм: "Информационная безопасность" - около 18 млрд руб. и "Нормативное регулирование цифровой среды" - почти 1,6 млрд руб.

Выступая на пленарном заседании на форуме "Открытые инновации", глава правительства РФ Дмитрий Медведев сказал следующее: "Цифровая экономика" переформатирована в национальный проект, и на его развитие мы направим 2 трлн руб. бюджетных инвестиций, в том числе 1,08 трлн руб. из федерального бюджета".

Следует добавить, что 17 сентября 2018 г. после заседания президиума Совета при президенте РФ по стратегическому развитию и национальным проектам Константин Носков сообщил, что на нацпрограмму "Цифровая экономика" закладывается более 2 трлн руб. "1,08 трлн руб. - это дополнительные бюджетные средства, и рассчитываем как минимум на такую же сумму по внебюджетным источникам", - сказал тогда глава Минкомсвязи.

Для сравнения, на программу "Цифровая экономика" в период с 2018 г. по 2020 г. планировалось выделить около 171,2 млрд руб. из федерального бюджета, при этом около 350 млрд руб. должны были взять из внебюджетных источников. Таким образом, общий объем финансирования программы должен был составить более 521 млрд руб. В начале года правительство РФ утвердило планы мероприятий по пяти направлениям программы "Цифровая экономика РФ", где приведены подсчеты по объемам бюджетных и внебюджетных средств на три года (см. новость ComNews от 10 января 2018 г.).

Наибольший объем финансирования в программе, так же как и в нацпроекте, приходился на "Информационную инфраструктуру". На это направление должны были выделить свыше 436 млрд руб. (более 100 млрд руб. из бюджета и 336 млрд руб. - из внебюджетных средств). Согласно дорожной карте, на направление "Формирование исследовательских компетенций и технологических заделов" планировалось потратить свыше 50 млрд руб. до 2020 г. (более 48 млрд руб. из бюджета и 2 млрд руб. - из внебюджетных средств). На реализацию мероприятий по направлению "Информационная безопасность" рассчитывали направить свыше 34 млрд руб. до 2020 г. (более 22,3 млрд руб. из бюджета и 11,7 млрд руб. - из внебюджетных средств). На реализацию мероприятий по направлению "Нормативное регулирование" собирались выделить из бюджета 269 млн руб. в этом году, причем внебюджетные средства при этом должны были составить 15 млн руб. Единственное направление - "Кадры и образование" не содержало затрат на реализацию.

Что касается отраслевых инициатив по цифровой трансформации, то, как рассказал глава Минкомсвязи, они будут реализовываться профильными министерствами и ведомствами отдельно и не войдут в структуру нацпроекта "Цифровая экономика". "Национальная программа - это ядро, обеспечивающее базовые условия и инфраструктурные возможности для развития других отраслей", - сказал Константин Носков. Напомним, что днем ранее об этом же на форуме "Открытые инновации" сообщил заместитель председателя правительства РФ Максим Акимов (см. новость ComNews от 16 октября 2018 г.).

В представленной главой Минкомсвязи презентации выделяются два нацпроекта, связанных с нацпрограммой "Цифровая экономика" - "Здравоохранение" и "Образование". Соответственно, отвечает за первое Минздрав, а за второе - Минпросвещения и Минобрнауки. Среди ведомственных проектов перечислены цифровое сельское хозяйство (ответственный - Минсельхоз), цифровой транспорт и логистика (Минтранс), цифровая промышленность (Минпромторг) и цифровая энергетика (Минэнерго).

Вице-премьер РФ Максим Акимов подчеркнул, что перед государством стоит два блока задач - архитектурная и цифровая трансформация государства. Первый блок задач предполагает создание общенациональной архитектуры данных за два года, создание цифровой идентичности - полноценного цифрового резидентства, регулирования данных, недискриминационного доступа к данным и режим, когда данные не могут быть предметом монетизации. Второй блок предусматривает переход к управлению, основанному на данных, изменение процесса принятия управленческих решений, предиктивную аналитику, формирование госсервисов в платформенном виде и бесшовную интеграцию с бизнес-сервисами.

Несмотря на призыв к ускоренному информационному развитию Дмитрий Медведев призвал относиться к технологиям осторожно. "Когда я слышу призывы к полному отказу от бумажных документов и их переводу в электронный вид, я задаюсь вопросом: а долговечнее ли сервер, чем бумага? Я не могу включить компьютер, купленный в 1998 г. - он или "умер", или уже ни с чем не стыкуется. А вот бумажными носителями, которые я купил или получил в том же 1998 г., я могу воспользоваться и сейчас", - сказал он.

Глава Сбербанка Герман Греф обратил внимание на то, что по индексу цифровой эволюции Россия идет во втором эшелоне - "последователей" в компании с Китаем, Бразилией, Польшей, Эстонией, Словакией, Словенией, Чехией, Португалией и Малайзией. Среди цифровых лидеров он назвал Израиль, Францию, Австралию, Швецию, Германию, Данию, Австрию, США, Норвегию, Швейцарию, ОАЭ и Сингапур. "Реализация нацпрограммы направлена сегодня на то, чтобы догнать лидеров", - констатировал он.

Герман Греф вступил в полемику с Константином Носковым, который в представлении нацпроекта сделал упор на то, что для цифрового лидерства страны необходимо выращивать больше математиков и программистов. По мнению главы Сбербанка, не нужно фокусироваться на математиках и программистах. "Нужны все специальности. Нужны люди всех дарований. И не нужны нам математические школы. По-моему, это пережиток прошлого", - заявил он. Герман Греф уверен, что цифровой экономике нужны люди с хорошей математической подготовкой, но развитые на 360 градусов и обладающие так называемыми soft and social skills.

Россия > СМИ, ИТ > comnews.ru, 17 октября 2018 > № 2761922


Китай > Госбюджет, налоги, цены. Образование, наука. Армия, полиция > russian.china.org.cn, 17 октября 2018 > № 2761482 Шохрат Закир

Интервью главы правительства Синьцзяна о борьбе с терроризмом, профессионально-техническом образовании и подготовке в Синьцзяне

Корреспонденты информационного агентства Синьхуа на днях взяли интервью у председателя правительства Синьцзян-Уйгурского автономного района /СУАР/ Шохрата Закира относительно ситуации в борьбе с терроризмом и программы профессионально-технического образования и подготовки в СУАР. Ниже следует полный текст интервью:

Вопрос: Под влиянием международного терроризма и религиозного экстремизма в некоторых районах Синьцзяна одно время наблюдался рост числа насильственных террористических актов. Не могли бы Вы ознакомить нас с нынешней ситуацией в этом плане?

Ответ: С 1990-х годов "три силы зла" /терроризм, экстремизм и сепаратизм/ в Китае и за рубежом спланировали, организовали и совершили тысячи насильственных террористических актов, включая взрывы, убийства, отравления, поджоги, нападения, провокацию хаоса и беспорядков, что повлекло за собой гибель большого числа невинных граждан и нескольких сотен полицейских, а также причинило неизмеримый имущественный ущерб. Страшные преступления террористов не только серьезно подорвали стабильный и мирный порядок и атмосферу солидарности и прогресса в Синьцзяне, но и попрали основные права человека представителей всех национальностей региона, включая их права на жизнь, здоровье, имущество и развитие. Представители всех национальностей Синьцзяна испытывали гнев и общую ненависть к террористическим преступлениям.

Ребенок одного из погибших при исполнении служебных обязанностей полицейских уйгурской национальности написал мне эмоциональное письмо, в котором говорится: "Мой отец пожертвовал своей жизнью на антитеррористическом фронте. Его справедливая личность будет всегда вдохновлять меня. Я надеюсь, что партия и правительство смогут решительно искоренить терроризм, чтобы дети не росли без своих отцов".

Перед лицом сложной и суровой ситуации в борьбе с терроризмом и насущного требования народных масс победить терроризм китайское правительство приняло решительные меры для серьезного предотвращения терроризма и нанесения удара по таким преступлениям в соответствии с законом. В последние несколько лет под твердым руководством Центрального комитета Компартии Китая /ЦК КПК/, ядром которого является товарищ Си Цзиньпин, Синьцзян всесторонне претворял в жизнь политические установки ЦК КПК по управлению Синьцзяном, непоколебимо работал над осуществлением генеральной цели обеспечения социальной стабильности и долгосрочной безопасности, добился важных достижений в борьбе против терроризма и сохранении стабильности. В настоящее время общая обстановка в Синьцзяне стабильна, контролируема и демонстрирует тенденцию к улучшению. Уже 21 месяц подряд в Синьцзяне не было зафиксировано ни одного насильственного террористического акта, при этом преступность, в том числе представляющая угрозу общественной безопасности, значительно снизилась. Заметно улучшилась ситуация с общественной безопасностью по мере эффективного сдерживания распространения религиозного экстремизма. Представители различных национальностей стали чувствовать себя в большей безопасности. Таким образом мы заложили благоприятную основу для полного решения глубоко укоренившихся проблем, оказывающих влияние на долгосрочную стабильность.

В настоящее время в Синьцзяне наблюдается стабильное и здоровое развитие экономики, постоянно повышается благосостояние населения, начали проявляться результаты эффективных антитеррористических усилий. В 2017 году валовой продукт Синьцзяна вырос на 7,6 проц., реально располагаемые доходы на душу населения в городах и деревнях повысились на 8,1 проц. и 8,5 проц. соответственно, число посетивших Синьцзян китайских и иностранных туристов превысило 100 млн человек, увеличившись на 32,4 проц. в годовом выражении. За первые девять месяцев 2018 года Синьцзян посетили 132 млн китайских и иностранных туристов с ростом на 40 проц. в годовом исчислении. Многие люди, посетившие Синьцзян, восхищаются в соцсетях достигнутым в Синьцзяне прогрессом: сегодняшний Синьцзян не только красивый, но также безопасный и стабильный. В любом месте, в любое время дня и ночи люди больше не боятся выходить из дома, ходить по магазинам, посещать рестораны и путешествовать.

Вопрос: Сообщается, что Синьцзян запустил программу профессионально-технического образования и подготовки в рамках активизации усилий по борьбе с терроризмом и экстремизмом. Из каких соображений пошли на этот шаг?

Ответ: Терроризм и экстремизм, нацеленные против человеческой цивилизации, - общий враг международного сообщества. Противодействие терроризму и искоренение экстремизма являются глобальным вопросом, а также головной болью общемирового масштаба. На протяжении многих лет множество стран в мире пытаются противодействовать терроризму и искоренить экстремизм, исходя из своих реалий, и добились определенных успехов в этой сфере. В то же время международное сообщество пришло к пониманию того, что терроризм и экстремизм искоренить крайне трудно, они легко возрождаются. Учитывая антитеррористический опыт международного сообщества, Китай, активно откликнувшись на резолюцию ГА ООН "Глобальная контртеррористическая стратегия", направил силы на "устранение условий, способствующих распространению терроризма, предотвращение терроризма и борьбу с ним". При этом Китай, основываясь на реалиях страны, объединил борьбу и предотвращение терроризма с акцентом на последнем. Идут активные поиски и практическое применение способов профилактики терроризма и экстремизма.

Исходя из своих реалий, Синьцзян придает равное значение борьбе и предотвращению терроризма, обеспечивая при этом сочетание противодействия насильственно-террористической преступности с защитой прав человека. С одной стороны, делается упор на нанесении в соответствии с законом решительного удара по тем тяжким насильственно-терриростическим преступлениям, которые совершаются в небольшом количестве, и гарантии максимальной защиты фундаментальных прав человека граждан от терроризма и экстремизма, с другой - уделяется внимание устранению первопричин возникновения терроризма, делается так, чтобы через помощь и воспитание сплотить, воспитать и спасти подавляющее большинство тех, кто совершил незначительные противозаконные действия, чтобы они не стали очередными жертвами терроризма и экстремизма.

Сегодня, несмотря на значительный прогресс, уже достигнутый Синьцзяном, противодействие терроризму и искоренение экстремизма остаются долгосрочной, сложной и острой задачей и требуют высокого уровня бдительности. Особенно сильно под угрозой терроризма и влиянием религиозного экстремизма в прошлом находились четыре округа в Южном Синьцзяне. Часть местных жителей плохо владеют общеупотребительным языком страны, у них ограниченное правовое сознание и слабое знание законов. Нередко они сталкиваются с трудностями в поиске работы из-за ограниченности своих профессиональных навыков. Это привело к тому, что материальная основа для жизни и трудовой деятельности людей там остается слабой, что делает их уязвимыми к провокациям и принуждению со стороны терроризма и экстремизма. Южному Синьцзяну предстоит пройти еще долгий путь в ликвидации последствий терроризма и религиозного экстремизма.

Учитывая указанную ситуацию, Синьцзян запустил в соответствии с законом программу профессионально-технического образования и подготовки. Ее цель заключается в том, чтобы лишить терроризм и религиозный экстремизм среды и почвы, которая их питает, и остановить насильственно-террористические преступления еще до их совершения. 

Вопрос: Не могли бы Вы подробнее рассказать о правовых основах и порядке реализации программы профессионально-технического образования и подготовки?

Ответ: В последние годы китайское правительство ускорило законодательскую деятельность в области борьбы с терроризмом с целью строгого предупреждения насильственных террористических преступлений и борьбы с ними в соответствии с законом.

Всекитайское собрание народных представителей /ВСНП/ в 2015 году приняло Закон о борьбе с терроризмом и внесло поправки к Уголовному кодексу. Верховная народная прокуратура КНР совместно с Верховным народным судом, Министерством общественной безопасности и Министерством юстиции в 2018 году обнародовала Соображения о применении законодательства при рассмотрении дел, связанных с терроризмом и экстремизмом. Наряду с Уголовно-процессуальным кодексом КНР эти законы и положения сформировали относительно прочную правовую основу для борьбы с терроризмом в стране. Строго соблюдая Конституцию КНР, Закон о национальной районной автономии и Закон о законодательной деятельности и учитывая местные условия, Синьцзян принял местные законодательные акты, включая Порядок исполнения Закона КНР о борьбе с терроризмом и Положения о деэкстремизации.

На практике, действуя в соответствии с Уголовным кодексом, Уголовно-процессуальным кодексом, Законом о борьбе с терроризмом и другими соответствующими законами и нормативными актами, Синьцзян придерживается принципа сочетания справедливости и сострадания и, главным образом, применяет метод пробуждения совести и спасения по отношению к тем, кто стал объектом подстрекательства, принуждения или завлечения в террористическую или экстремистскую деятельность, и к тем, кто совершил мелкие правонарушения, участвуя в такой деятельности. Что касается большинства людей, которые оказались под влиянием терроризма и экстремизма и подозреваются в совершении незначительных уголовных преступлений, Синьцзян предоставил им бесплатную профессионально-техническую подготовку в учебных заведениях. Это позволило им повысить уровень владения общепринятым в стране языком, получить правовые знания и профессиональные навыки. Таким образом, Синьцзян сможет более эффективно противостоять проникновению терроризма и экстремизма. 

Вопрос: Не могли бы Вы рассказать о главном содержании программы профессиональной подготовки?

Ответ: В настоящее время в Синьцзяне сформирована модель подготовки, платформой которой являются учреждения профессионально-технического образования, основным содержанием - изучение общеупотребительного языка страны, получение правовых знаний, профессиональных навыков и проведение работы по деэкстремизации, а ключевым направлением - трудоустройство обучающихся. При учреждениях профессионально-технического образования созданы отделы обучения, управления, медицинского обслуживания, снабжения и безопасности, в соответствии с количеством учащихся они укомплектованы преподавателями, политическими воспитателями, медицинскими работниками, а также работниками сфер общественного питания, управления материальными ресурсами и безопасности.

В процессе подготовки учащиеся изучают общеупотребительный язык страны, получают правовые знания и овладевают профессиональными навыками. Во-первых, изучение общеупотребительного языка страны рассматривается в качестве основы повышения способностей учащихся к общению, получению ими современных научных знаний и повышения знаний об истории, культуре и реалиях Китая. Обучение проводится по стандартным планам, учебникам, материалам и системам. При этом учащихся обучают в соответствии с уровнем их грамотности в целях скорейшего повышения их способности к использованию общеупотребительного языка страны. Во-вторых, получение правовых знаний рассматривается в качестве ключевого звена для повышения государственного, гражданского и правового сознания учащихся. Специалисты в области права приглашены для чтения лекций по Конституции, уголовному праву, гражданскому праву и другим правовым аспектам, а судьи, прокуроры и адвокаты - для чтения лекций по Уголовному кодексу, Закону о наказаниях за нарушение общественного порядка, Закону о борьбе с терроризмом, Закону о браке, Закону об образовании и Положениям Синьцзян-Уйгурского автономного района по деэкстремизации. В-третьих, получение профессиональных навыков рассматривается в качестве важной меры по трудоустройству обучающихся. С учетом потребностей местного социума и рынка труда были открыты курсы по производству одежды и обуви, переработке продуктов питания, сборке электронных изделий, машинописи и печати, уходу за внешностью и электронной коммерции. Учащиеся, у которых есть желание и способности, проходят многопрофильное обучение, чтобы приобрести от одного до двух профессиональных навыков по завершении подготовки. Предприятия по изготовлению одежды, сборке мобильных телефонов и местному общепиту предоставляют учащимся возможность пройти практику.

В повседневной жизни учреждения профессионально-технического образования строго реализуют дух законов и правил, включая Конституцию и правила, касающиеся религиозных дел, уважают и защищают обычаи и привычки учащихся разных национальностей и конфессий, на основе бесплатного образования стараются максимально обеспечить и удовлетворить потребности учащихся в учебе, жизни и развлечениях. В столовых предоставляется полноценное бесплатное питание, все общежития оснащены радио, телевизорами, кондиционерами, ванными комнатами и душевыми. Были построены также крытые и открытые спортивные площадки для баскетбола, волейбола и настольного тенниса, читальные залы, компьютерные лаборатории, кинозалы, площадки для выступлений, такие как небольшие актовые залы и открытые сцены. Организуются различные мероприятия, такие как конкурсы ораторского искусства, соревнования по литературному творчеству, танцевальные и песенные конкурсы, спортивные состязания и др. Многие учащиеся заявили, что раньше они находились под влиянием экстремистских идей и никогда не участвовали в подобных художественных и спортивных мероприятиях. Теперь они осознали, что жизнь может быть очень яркой.

Более того, учреждения профессионально-технического образования уделяют большое внимание психическому здоровью учащихся и помогают им решать проблемы в жизни. Они не только предоставляют профессиональные психологические консультации, но и должным образом реагируют на жалобы со стороны учащихся и их семей. Все это показывает, что работа таких учреждений ориентирована на людей. 

Вопрос: Расскажите, пожалуйста, о прогрессе, достигнутом в сфере профессионально-технического образования и подготовки.

Ответ: Благодаря профессионально-техническому образованию и подготовке большинство обучающихся смогли осознать свои ошибки и четко увидеть сущность и вред терроризма и религиозного экстремизма. У них в значительной степени укрепилось национальное сознание, гражданское сознание, понимание верховенства права и чувство общности китайской нации. Они также научились лучше отличать правильное от неправильного и сопротивляться проникновению экстремистских идей. Они стали проявлять большую активность в плане избавления от бедности и стремления к материальному благополучию. Обычным явлением среди них стало желание и стремление жить современной жизнью. Они уверены в будущем. "Я не понимал общепринятый в стране язык, не знал законов. Я даже не знал, что совершал ошибки. Но правительство не оставило меня. Оно протянуло мне руку помощи, предоставив бесплатную еду, жилье и образование. Теперь я добился значительного прогресса во многих аспектах. Я буду дорожить этой возможностью и стану полезным для государства и общества человеком", - сказал один из обучающихся.

В целом, были достигнуты следующие успехи. Во-первых, обучающиеся добились прогресса в овладении общепринятым в стране языком. В прошлом многие из них испытывали сложности с пониманием языка на слух, общением на нем и чтением. Сейчас они способны в основном понимать и использовать язык в общении, что сделало доступным для них больше источников получения современных знаний и информации. Многие обучающиеся сообщили, что они находились под влиянием религиозного экстремизма и не понимали важности билингвального обучения. Они раньше думали, что только общение на их национальном языке поможет им сохранить свою национальную культуру, и поэтому отказывались изучать общепринятый язык. Теперь они осознали, что им следует не только хорошо выучить общепринятый китайский язык, но что также нужно изучать и иностранные языки, чтобы не отставать от современных тенденций.

Во-вторых, обучающиеся укрепили свое правовое сознание. Находясь под влиянием или давлением религиозного экстремизма, многие обучающиеся действовали на основании "религиозной дисциплины" или "семейной дисциплины", которую искажали или выдумывали экстремисты. Многие обучающиеся осознали, что в первую очередь они - граждане страны, и что их поведение как защищается, так и регулируется законом. Они смогли на самом деле понять, что является законным, а что нет. Они также теперь знают, как обращаться к закону за помощью. "Я разведена, воспитывать сына и дочь мне помогают родители, при этом мы живем в бедности. Я не знала, что по закону мой бывший муж тоже обязан обеспечивать детей", - сказала одна из обучающихся, которая теперь знает, как использовать закон, чтобы взыскать с бывшего мужа алименты.

В-третьих, профессиональные навыки обучающихся улучшились. Раньше у многих из них не было никаких профессиональных навыков. Даже если они хотели найти работу, им было это сложно сделать. Получив профессиональные навыки и знания, пройдя практику, обучающиеся овладели базовыми практическими навыками. Для них постепенно стало реальным увеличение доходов, избавление от бедности и достижение материального благополучия. "Практикуя профессиональные навыки, сейчас я могу зарабатывать 1500 юаней в месяц. Мои доходы выросли значительно, я стало главной опорой для моей семьи. Я теперь могу расправить плечи и получать похвалу от старших. Жена стала более заботливой, мои дети гордятся мной. Я завоевал уважение и обрел уверенность", - заявил один из обучающихся.

Благодаря профессионально-техническому образованию и подготовке социальная среда в Синьцзяне заметно изменилась, формируется здоровая атмосфера, ошибочной практики становится меньше. Все больше людей стремятся овладеть современными научными и технологическими знаниями и нормами поведения; сопротивление распространению религиозного экстремизма становится осознанным; коммуникация, обмены и интеграция между различными этническими группами становятся теснее; общественная поддержка в борьбе с терроризмом, поддержании стабильности и деэкстремизации становится сильнее; представители разных национальностей полны надежд на лучшее будущее.

Вопрос: После Вашего рассказа у нас появилось ясное и исчерпывающее понимание работы в сфере профессионально-технического образования и подготовки. Не могли бы Вы ознакомить нас с планами на будущее в этой области?

Ответ: Факты подтвердили, что профессионально-техническое образование и подготовка отвечают реалиям нынешних усилий по борьбе с терроризмом, поддержанию стабильности и искоренению экстремизма в Синьцзяне. Это эффективная мера Синьцзяна по устранению среды и почвы для терроризма и экстремизма и предотвращению насильственных террористических преступлений. С момента запуска этой работы она получила широкое признание и искреннюю поддержку от представителей всех этнических групп, проживающих в Синьцзяне. Она сыграла важную роль в достижении социальной стабильности, поддержании мира и безопасности в Синьцзяне и послужила для международного сообщества примером позитивного опыта и конструктивного метода борьбы с терроризмом и искоренения экстремизма.

Как отмечают учреждения профессионально-технического образования и подготовки, некоторые обучающиеся приблизились к выполнению или уже выполнили оговоренные в соглашении критерии для завершения обучения. Они проходят завершающие подготовку испытания согласно установленному порядку. Ожидается, что они успешно завершат обучение к концу нынешнего года. Сейчас мы занимаемся вопросом их трудоустройства. Одновременно с этим Синьцзян будет реализовывать программы по привлечению инвестиций, отвечающих полученным обучающимися профессиональным навыкам. Благодаря привлечению бизнеса в Синьцзян, мы сможем создать больше рабочих мест и искоренить бедность. Мы будем стремиться обеспечить бесшовное соединение между обучением в школах и социальным трудоустройством, чтобы после прохождения подготовки обучающиеся смогли найти работу и жить в достатке.

Кроме того, Синьцзян продолжит проводить в жизнь стратегию и политику, установленные для региона Центральным комитетом Компартии Китая, ядром которого является товарищ Си Цзиньпин, придерживаться концепции развития, ориентированной на человека, должным образом регулировать отношения между стабильностью и развитием и концентрироваться на выполнении трех важных задач: строительстве ключевой зоны Экономического пояса Шелкового пути, реализации стратегии оживления деревни и развитии туристической отрасли. Четыре округа на юге Синьцзяна станут главным полем битвы с бедностью, меры будут направлены на то, чтобы к 2020 году все сельские жители, проживающие за чертой бедности, смогли преодолеть этот барьер. Также Синьцзян будет работать над тем, чтобы представители всех национальностей испытывали более сильное удовлетворение, счастье и чувство безопасности, и чтобы результаты развития приносили пользу представителям всех национальностей в равной степени. 

Китай > Госбюджет, налоги, цены. Образование, наука. Армия, полиция > russian.china.org.cn, 17 октября 2018 > № 2761482 Шохрат Закир

Полная версия — платный доступ ?


Россия. Таджикистан > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > lgz.ru, 17 октября 2018 > № 2760735 Геннадий Сизов

Волшебные крылья дипломатии

Наш собеседник – Чрезвычайный и Полномочный Посол РФ, писатель Геннадий Сизов

(Окончание. 10 октября 2018г.)

– В первой части беседы мы говорили о неком сходстве профессий разведчиков и дипломатов. Ведь дипломатические усилия часто тоже невидимы. У вас есть медаль «За отвагу» – боевая награда! Насколько знаю, удостоены за работу в Таджикистане, когда страна стояла на грани катастрофы. Во многом благодаря вашим усилиям удалось изменить ситуацию. Не раз жизнь висела на волоске. Дипломат готов к любому повороту событий?

– Абсолютно.

В Таджикистане была очень тяжёлая ситуация. Жестокости неимоверные с обеих сторон, участвовавших в гражданской войне. Случалось такое, что для печати не расскажешь.

Россия тогда была представлена там 201-й дивизией, воинам которой, кстати, платили по 10–13 тысяч рублей. Командовал генерал Набздоров. Всего вдоль границы наших стояло около 20–22 тысяч человек. Это мизер. Были коллективные миротворческие силы, костяк которых также составляли наши. Была группа разведки и контрразведки. Работало и наше посольство, которое в итоге стало главным штабом – координатором действий. До этого долго работали кто в лес, кто по дрова.

Наш посол плохо себя чувствовал, часто уезжал в Москву, а я только получил назначение, вернувшись из Латинской Америки. Был принят и Ельциным – он дал общие установки. Приехал, вижу: идёт гражданская война, а в управлении – разношерстица. Постепенно узловые вопросы стали стекаться ко мне. Сложились отношения с президентом Эмомали Рахмоновым. Примерно за семь месяцев удалось объединить усилия в один кулак, что потом сработало.

Но пока ещё – ужас, бедность, бандитизм. Оппозиция занимала большую часть горной местности. Правительство контролировало Душанбе, Куляб, Курган-Тюбе. Вроде так и надо: воюют и воюют. Например, была деревушка в горах Тавиль Дара, кто её знает? А это был, можно сказать, таджикский Сталинград. То правительство возьмёт её, то оппозиция – потери огромные.

И мы несли потери, особенно на границе – 30–50 человек в год. Офицеров не раз убивали в подъездах, был убит тележурналист с ОРТ Никулин, которого я неплохо узнал. Специальных городков нет – ещё недавно все мы были одна общая страна. Это американцы за рубежом держат своих военных в городках, иногда даже запрещают выходить за их пределы. Пребывавшим в Таджикистане американцам всё привозили из США, включая соки, жвачку. И жили они обособленно, за мощным забором. А у нас как-то насмерть отравилась женщина – ей просто подсунули в магазине напротив дома отравленное шампанское.

К войне добавлялся наркотрафик – курьеры постоянно просачивались через границу, иногда с боями. Однажды конфисковали полторы тонны чистого героина – целая гора. Я ездил на его сожжение.

Словом, всё почти беспросветно.

– А что таджикские власти?

– Президент Рахмонов имел тогда свою гвардию, под его началом находилось и министерство обороны – 33–35 тысяч человек. Также были МВД – от 37 до 39 тысяч человек, министерство безопасности, но это другая сфера (они напрямую в боевых действиях не участвовали). Оппозиция была сильной, фактически везде имела подпольные центры и своих людей – даже в Душанбе. Её боевики зверствовали, что также факт.

В МВД в какой-то момент зародился замысел совершить госпереворот. Это что означает? Это означает, что ведущая силовая структура отходит от президента. Фактически солидаризируется с оппозицией. Дальше – резня, самые здоровые сыны страны сойдутся в смертной схватке.

– Трагедия.

– Страна могла исчезнуть с политической карты мира. Был момент, что почти все посольства эвакуировались из столицы – ждали большой крови. Я без устали вёл переговоры с президентом Рахмоновым, другими руководителями, как и с лидерами оппозиции. Уговариваю, что-то поясняю, делая упор на картину возможного развития событий, гибели тысяч, десятков тысяч людей. Не приукрашиваю обстановку – подаю резкими красками. Много было встреч и долгих бесед с нашими генералами, о которых я раньше сказал...

Всё шло через бессонные ночи. Была радость, когда ощутил, что координация между нашими структурами стала появляться, как и готовность правильно реагировать на любое развитие событий. Стала крепнуть уверенность, что сможем избежать худшего.

– А госпереворот?

– В самый разгар противостояния главы МВД Якуба Салимова с президентом Таджикистана мне пришла в голову идея встретиться с министром. Я приехал к нему в особняк один, без сопровождающих, вошёл через кордон его охраны. Салимов много говорил о своей обиде на президента, о том, что он его не ценит, хотя он столько сделал… Я нарисовал схему возможного развития событий, ясно сказал, на чьей стороне будет Россия. Особый упор делал на том, что в результате междоусобицы к власти придёт оппозиция и покончит даже с победителем схватки. В ходе разговора пришла в голову мысль предложить ему поехать… послом Таджикистана в Турцию, а перед этим пусть его наградят орденом, поблагодарят за большую работу. Я сказал, что идея родилась прямо в ходе беседы, Рахмонов ничего не знает. Но в случае согласия я мог бы с ним немедленно переговорить. Салимов сначала не мог это взять в толк, но потом согласился.

Разговор был длинный, выпили по две бутылки водки, хотя я вообще-то непьющий. Затем, даже не чувствуя опьянения, я поехал к президенту и рассказал о встрече. Рахмонов сразу отреагировал: «Отличный вариант!» И сказал, что завтра на Госсовете вопросы будут решены (что итоге и произошло).

Потом я доехал до гостиницы «Октябрьская», где тогда располагалось посольство, и только там понял, как вымотался.

– Но ситуация-то пошла на перелом?

– Фактически – да. Вскоре в Душанбе приехал председатель нашего правительства Сергей Степашин. Прошло совещание у командующего миротворческими силами генерала Заварзина. Степашин спросил у генералов: «Хочу знать ваше мнение, как быть дальше». Все четыре генерала сказали: надо оказывать помощь Рахмонову, воевать, идти до победного конца. Я выступал последним и сказал: «Я не согласен с этой позицией, такая война может длиться десятилетиями». Представил картину, как все – и власти, и оппозиция, все местные князьки – приловчились к сложившейся ситуации «ни войны, ни мира», и каждый получает своё – кроме простого народа. Предложил: надо добиваться перемирия. Степашин хлопнул рукой по столу и сказал: «Я согласен с этим».

Мы поехали к Рахмонову. Он нас поддержал.

Процесс примирения проходил трудно. Ведь надо было развести вооружённые формирования, всё согласовать – по взводам, по ротам, решить, как поступать с вооружением. Встал вопрос и о том, что представителей оппозиции надо вводить во власть, а они претендовали примерно на треть руководящих постов. Даже на пост министра госбезопасности. Встал вопрос о собственности. Надо у кого-то забирать, кому-то отдавать. Мучительно всё решалось.

Сейчас говорю студентам: дипломат в конфликтных ситуациях всегда обязан чётко понимать не только позицию официальных властей страны, где работает, но и оппозиционных сил, пусть даже в их рядах есть, что называется, бандиты и головорезы. Такая у нас профессия.

Роль России стала решающей в Таджикистане, хотя в процессе участвовала и ооновская миссия. О тех событиях мало говорится. Но примерно год назад Союз офицеров России организовал в Общественной палате встречу наших офицеров, которые тогда там находились, всех поблагодарили. Пусть и спустя время, но героические дела вспомнили. Было приятно, что и меня пригласили на встречу.

Обязан сказать, что в разрешении острейшего конфликта мудрость проявлял президент Рахмонов, он действовал очень умно и в интересах народа.

– И перемирие пришло...

– Когда в Москве в конце июля 1997 года в «Президент-отеле» готовили документы по его подписанию, приехал Тураджонзода, лидер оппозиции, чтобы подписывать документы. А ранее были арестованы три участника подполья, один из которых оказался дальним родственником Тураджонзоды. Когда он узнал, потребовал освободить арестованных – иначе ничего не подпишет.

Процесс приостановили, стали совещаться. Первоначально появилась идея – что, мол, за прихоть, раз бандиты, нельзя их отпускать, а Тураджонзоду надо убеждать и, как говорится, «додавливать». Но я хорошо знал, что он не тот человек, кто бросает слова на ветер. Предложил: лучше арестованных освободить, чем опять рисковать перемирием, жизнями людей и судьбой страны. Получил отказ: нет и нет.

Тураджонзода, однако, стоял на своём. А вот-вот момент подписания документов. Немая сцена.

Всё-таки приняли решение арестованных освободить, и тогда Тураджонзода поставил подпись под документами. Уверен, это был обоснованный обстоятельствами, правильный компромисс.

– Тема компромисса в международных отношениях всегда актуальна. Есть его допустимые и недопустимы границы. Читатели не поймут, если не спрошу вас о роли наших дипломатов в украинской ситуации. Там тоже долго шли на всяческие компромиссы, уступки, на многое закрывали глаза. И вот итоги. Почему так?

– Этот вопрос будоражит мою душу последние двадцать пять лет. Ответа у меня нет, хотя мнение есть. Я считаю, что на сто процентов правы те, кто оценивает наши дипломатические усилия на Украине провальными, если говорить прямо. Пройдя школу Таджикистана, где ситуация была никак не менее острой, я убеждён, что очень многое в успешности дипломатической миссии зависит от руководства того или иного посольства. Убеждён, нельзя назначать в такие страны, как Украина, людей, которые скомпрометировали себя в своей стране. Назовём фамилию – Зурабов. Он не воспринимался на министерском посту, полностью заслужил критику, и назначать его послом на Украину было ошибочным ходом. В течение всей истории, если присмотреться, отношения с Украиной – и в царские, и в советские времена, и после развала СССР – были в глубине своей весьма сложными.

В МИДе знают: есть семь стран, куда назначаются самые опытные и глубоко знающие дело послы, обычно с уровня замглавы министерства. Это США, Великобритания, Германия, Франция, Китай, Италия, Япония. По-моему, в этот ряд давно надо внести все страны – ранее союзные республики СССР, Украину в первую очередь. Это ближайшие соседи, это наши границы. Россию должны представлять самые лучшие, включая и дипломатов. Дискредитировавших себя дома, за границу направлять вообще нельзя. Вот в Узбекистане сейчас работает Владимир Львович Тюргенев – опытнейший дипломат, был послом в Бразилии, возглавлял латиноамериканский департамент в МИДе – таких людей и надо выдвигать…

– В одной из книг вы говорите о важности культурных связей. Всё ли тут в норме, в частности, эффективно ли работает Россотрудничество (бывший Росзарубежцентр)?

– В этой сфере мы всегда работали активно. В советское время многие наши артисты выезжали – другое дело, было много формальностей, проверок, но культурные связи развивались. И в новые времена, скажу на основе своего опыта, тут всё живо, за исключением девяностых годов, когда было не до того. А сейчас фестивали, выставки, концерты – жизнь не замирает ни в одной стране, лишь Украина себя ограничила запретами. Обиднее, что во многие страны мы, кроме культуры, не можем ничего особого двинуть. Хотя когда против нас выдвигают чёрт знает какие бездоказательные обвинения, культура на самом деле показывает людям, какие мы и кто мы. Я всегда с уважением относился к Соединённым Штатам, величайшая страна, но нынешний идиотизм её элит меня поражает. Они унижают свою страну, когда говорят, что Россия какими-то хакерами кому-то сделала победу на выборах.

Честно скажу, если вернуться к продвижению нашей культуры, то это не то беспокойство. Я бы больше пёкся об экономическом сотрудничестве, о собственном развитии, особенно развитии и продвижении науки и её достижений. Зло берёт, когда опережают те, кто ещё не так давно у нас учился. Пока не хватает сил и средств, например, для той же Латинской Америки. А нас там ждут, настроены на сотрудничество. Притом что наши капиталовложения составляют 16–20 миллиардов, если брать в долларах, а у китайцев – все 350!

– Ещё тема, которой касались. Речь о защите наших граждан. «ЛГ» опубликовала ряд материалов, связанных с делом, как мы назвали, «забытого омоновца» Константина Никулина, отбывающего «пожизненку» в Литве, о других бывших советских военнослужащих. В связи с этим один из наших авторов призвал МИД изжить остатки «козыревщины». Есть основания?

– Нет, оснований нет. Это время давно прошло. Я уже касался работы Примакова, много сделал Иванов. Лавров – классный дипломат, специалист самого высокого уровня. Не могу не сказать, что наш президент является, по сути, величайшим дипломатом в мире – это уже признаётся всюду. Обстановка в ведомстве хорошая, я это знаю от коллег. Его усилия чётко координируются с другими ведомствами, например, с Минобороны. Омоновца Никулина жалко, но объективно – не всё в силах МИДа, он не бог. В странах Балтии есть люди неграждане – это целый комп-лекс проблем. Работа ведётся, но перебить такую политику сложно. Не посылать же войска? Ситуацию нельзя упрощать.

– Да, успехи нашей дипломатии налицо. Многого достигли на Ближнем Востоке, в Юго-Восточной Азии, есть хорошие заделы и в Южной Америке. В соперничестве с США порой идём на полшага или на шаг впереди. Не обманчивое представление?

– Не обманчивое. И дело не в том, что я хочу броситься на защиту своего цеха. Наша дипломатия работает очень успешно в решении стоящих перед нею задач, особенно в сравнении с тем, как решаются многие проблемы внутри страны. Есть масса несправедливости в отношении наших обычных людей, что унижает страну. Трудности девяностых мидовцы прошли достойно в сопоставлении с другими ведомствами. Есть и у нас недостатки, но, например, о той же коррупции фактически речи нет.

– То есть МИД – «чистое» ведомство. Правильно понял?

– Да. У нас на учёте каждый рубль и доллар. Каждый! Иной раз доходит до смешного. Хотелось бы упростить. Я даже думал написать какое-то предложение на этот счёт. А потом решил, что не надо, пусть даже не думается ничего такого… сами понимаете… Вокруг МИДа нет разговоров, что где-то что-то украли, не так использовали, как бывает, когда стоимость стадиона-новостройки вырастает в разы или у полковника полиции находят миллиарды рублей в квартире…

Кстати, работа мидовцев в последние годы крайне усложнилась – часто нужна мгновенная реакция. Наши ребята отлично справляются и проводят твёрдую, понятную линию.

– Летом прошла встреча президента Путина с послами. Можно ли ждать заметных изменений в работе дипкорпуса?

– Такие встречи, кстати, при Ельцине не проводились. Сейчас это обычная практика. Я бывал на многих – всегда очень полезны. Реально сверяются часы и намечаются основные направления с учётом новых нюансов в международной жизни. Всё откровенно. В верительной грамоте, подписываемой президентом, есть, между прочим, такие слова: прошу верить такому-то послу, как мне.

Уходя с подобных встреч, понимаешь, что ты в курсе дела. Что касается изменений, крутых не будет, поскольку не нужны.

– Есть молодые люди, мечтающие о дипломатической карьере. Что можно им пожелать? Без каких качеств не стоит и помышлять о дипслужбе?

– Вначале скажу, что считаю себя счастливым человеком. Весь мой путь показывает, что дипломатия – не обязательно клановость и профессия для избранных. Я, простой парень из Алексина, дорос до чрезвычайного и полномочного посла своей страны. Выражаясь образно, многое увидел и понял на волшебных крыльях дипломатии.

Что касается качеств… Целеустремлённость, желание не-устан-но постигать профессию… Честность, порядочность. Преданность Родине, хоть и не люблю высоких слов, – это должно быть в крови. Главное, безусловно, надо стараться хорошо учиться, знать языки, работать. Когда бываю в Алексине и встречаюсь с молодёжью, говорю: старайтесь, ребята, дерзайте, не будьте по жизни сонными мухами.

Беседу вёл

Владимир Сухомлинов

Россия. Таджикистан > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > lgz.ru, 17 октября 2018 > № 2760735 Геннадий Сизов


Россия > Агропром. Экология > agronews.ru, 16 октября 2018 > № 2782864 Сергей Лисовский

Сергей Лисовский: ритейлеры обрекают аграриев на банкротство.

На волне бурного обсуждения знакового законопроекта о запрете на возврат продуктов со стороны торговых сетей изготовителям были назначены парламентские слушания, которые пройдут 17 октября. Напомним, что в июле 2018 года закон был принят в первом чтении. Дата следующего рассмотрения пока не определена. В преддверии слушаний своей точкой зрения с «МК» поделился один из авторов законопроекта, первый зампред Комитета Совета Федерации по аграрно-продовольственной политике и природопользованию Сергей Лисовский.

— Сергей Федорович, как относиться к заявлениям торговых сетей о возможном дефиците продуктов из-за принятия закона?

— Раньше они не выступали против него и говорили, что у них не так много возвратов и данная тема вообще не заслуживает такого внимания. Видимо, не думали, что правительство закон поддержит. Однако правительство закон поддержало, и он был принят в первом чтении. Суть его очень простая. Торговые сети привыкли перекладывать свои издержки, возникающие в том числе от их некомпетентного и некачественного управления своим бизнесом, на производителей. Зачастую даже крупные ритейлеры, имеющие просторные и красивые торговые залы, не следят за хранением товаров в своих подсобках. Причина может быть и в раскладке: товар зачастую выставляют на полки непрофессиональные люди. В результате чего он портится и его отдают обратно производителю. Таким образом, поставщик несет двойные убытки. Во-первых, он произвел товар и его деньги пропали. Во-вторых, он потерял на доставке сначала в торговые сети, потом обратно. И плюс ко всему ему еще тратиться на утилизацию.

— Выходит, что производитель оказывается в безвыходном положении: либо задирать цену, заложив все издержки на утилизацию в стоимость товара, либо обанкротиться.

— Если торговая сеть приняла товар, который в момент приемки устроил ее по качеству, он перешел в ее владение, и она должна за него отвечать. Более того, ритейлеры признают, что возвраты приводят к потерям в 300 млрд рублей. И торговые сети сознательно перекладывают эту сумму на сельхозпроизводителей. Господдержка сельского хозяйства в год составляет 240 млрд. Выходит, из-за неумения обращаться с товаром и неграмотного распределения заказов ритейлеры обрекают всех аграриев на убытки.

— По логике, раз сети голосуют за возвраты изготовителям, надо разрешить и потребителям возвращать несъеденное обратно в магазины?

— Мы так сетям и говорим. Но этого они не хотят. А в отношении производителя считают такую систему нормальной.

— И заказывают товара больше, чем надо?

— Да. Когда возврат по хлебобулочным изделиям достигает 50%, а по мясной переработке до 30% — это преступление.

Источник новости: piginfo.ru

Россия > Агропром. Экология > agronews.ru, 16 октября 2018 > № 2782864 Сергей Лисовский


Россия. Евросоюз. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 16 октября 2018 > № 2778458 Сергей Лавров

Интервью Министра иностранных дел России С.В.Лаврова информационному агентству «Евроньюс», Москва, 16 октября 2018 года

Вопрос: Проблема российских взносов в Совет Европы стоит на повестке дня давно - после того как Россия была отстранена от возможности голосовать. Насколько Совет Европы важен для России? Видите ли Вы выход из этого тупика?

С.В.Лавров: Совет Европы в глубоком кризисе, и совсем не потому, что Россия придерживает взносы уже чуть больше года, а в силу тех причин, о которых Вы упомянули: из-за того, что Россия была лишена права голоса. Это произошло в 2014 году как наказание за свободу волеизъявления жителей Крыма, которые на референдуме высказались за возвращение в Российскую Федерацию. И наказаны были парламентарии, которые были избраны всем населением Российской Федерации, а затем направлены в составе делегации в Совет Европы.

Санкции, которые были введены в 2014 году, затем ужесточались в 2015 году. В итоге российские парламентарии были лишены всех возможных прав и имели только возможность присутствовать в залах заседаний Парламентской ассамблеи Совета Европы и выслушивать антироссийские заявления, не имея возможности ответить, как, собственно говоря, положено в любом нормальном парламенте, где страсти кипят, но всегда есть право на ответ и на сопоставление позиций. Такого права у наших парламентариев не было в течение трех лет. С 2014 по 2017 годы мы исправно платили все причитающиеся взносы. При этом предупреждали, что так не может продолжаться вечно, потому что без представительных возможностей, без возможности излагать свою позицию оплачивать русофобские мероприятия, наверное, было бы просто несерьезно для России, да и для любого государства, которое могло бы оказаться в похожей ситуации. Поэтому мы предупредили всех, что вынуждены будем на каком-то этапе заморозить наши взносы. И мы это сделали летом 2017 года, при этом четко заявив, что, как только наши права, права наших парламентариев в Парламентской ассамблее Совета Европы будут полностью и безоговорочно восстановлены, мы тут же выплатим все причитающиеся долги.

Отмечу, что наше решение, которое было принято на этот счет, возымело действие. Многие разумные парламентарии, функционеры Совета Европы осознали серьезность положения. Тогдашний председатель Парламентской Ассамблеи М.Николетти, Генеральный секретарь Т.Ягланд предпринимали усилия, чтобы выйти из этой абсолютно ненормальной ситуации.

В результате этой работы внимание всех членов Парламентской ассамблеи было привлечено к тому, что есть базовый документ, на основе которого все органы Совета Европы, включая Парламентскую ассамблею, обязаны работать. Это Устав Совета Европы – основополагающий документ, как говорится, императив. В нем записано, что все государства-члены Совета Европы в любом форуме Совета Европы, будь то Парламентская ассамблея, Комитет министров или какой-либо другой орган, пользуются равными правами.

Мы привлекли внимание к этому обстоятельству и попросили наших коллег в Парламентской ассамблее все-таки выполнять то, под чем они подписывались, когда принимали решение о создании Совета Европы, и выполнять условия, на которых Россия присоединилась к этой организации. Подчеркну еще раз, что условие, записанное в уставе, - полное равноправие всех делегаций государств-участников Совета Европы, в том числе в Парламентской ассамблее.

Вместо этого небольшая, но очень громкая и агрессивная группа делегаций из известных всем стран (даже не буду их перечислять, они проводят антироссийскую позицию и в Евросоюзе, и в НАТО, и в ООН, и в ОБСЕ) выдвинула тезис о том, что помимо устава Совета Европы есть еще регламент работы Парламентской ассамблеи. В этом регламенте предусмотрено принятие решений голосованием, причем очень небольшим большинством. Максимум, на что они готовы были пойти, - это подумать о том, нельзя ли этот регламент изменить, чтобы стало труднее ограничивать право той или иной делегации.

Мы на это ответили очень просто и жестко. Никакие регламенты, никакие правила и процедуры не идут ни в какое сравнение со значением основополагающего документа – устава Совета Европы, в котором, еще раз подчеркну, записано обязательное равноправие всех делегаций во всех структурах Совета Европы.

Поэтому мы будем предлагать, чтобы Комитет министров Совета Европы принял решение, подтверждающее непреложность этого уставного положения – это его функция. Если такое решение будет заблокировано, то это будет шагом, на который сознательно пошли те, кто в своем антироссийском угаре просто хотят Европу «похоронить».

Обращаю внимание на то, что, с тех пор как наших парламентариев лишили права голоса, Парламентская ассамблея уже избрала, по-моему, 24 судьи Европейского суда по правам человека, а всего их там 47. Таким образом, уже большинство судей в Европейском суде – это судьи, которые избраны без голосов российских парламентариев.

Был также избран новый Верховный комиссар по правам человека, тоже без участия российских парламентариев в голосовании. А в июне следующего года будет избираться новый генеральный секретарь Совета Европы. Так что отсутствие нашего права, которое нам принадлежит по Уставу Совета Европы, участвовать в такого рода выборах, эти функционеры Совета Европы, о которых я сейчас упомянул (и судьи, и комиссар по правам человека, и в будущем, если эта ненормальная ситуация сохранится, генеральный секретарь), будут для нас попросту нелегитимны. Поэтому я очень надеюсь, что все наши партнеры, в том числе и прежде всего те, которые эту кашу заварили, которые решили избранников народа наказать за свободу волеизъявления жителей Крыма, что они осознали серьезность положения и ту ответственность, которую они на себя берут.

Вопрос: Т.Ягланд уже сообщил, что собирается формировать бюджет без средств, которые поступают от России. Наши российские парламентарии говорят о том, что один из вариантов – это выход из Совета Европы. Россия рассматривает такую возможность?

С.В.Лавров: Т.Ягланд не имеет другой возможности в условиях, когда мы не платим наши взносы, кроме как формировать бюджет исходя из наличных поступлений. Совсем недавно мы еще раз официально подтвердили, что как только наши права будут восстановлены, мы полностью выплатим причитающиеся Совету Европы взносы. Европейский суд по правам человека в большинстве своём уже сформирован без нашего участия, поэтому легитимность его для России весьма сомнительна, равно как легитимность Комиссара по правам человека. Я слышал заявления российских парламентариев о том, что если это безобразие будет продолжаться, то Совет Европы сам подпишет себе приговор. Не думаю, что участие в Совете Европы для России важнее, чем участие России в Совете Европы для европейских стран. Это моя твёрдая позиция. Мы вступали в Совет Европы исходя из того, что он обеспечивает общеевропейское, универсальное, правовое и гуманитарное пространство. Те, кто это пространство сейчас подорвал путём нарушающих устав нелегитимных действий по лишению российской делегации равных с другими делегациями прав, я убеждён, знают, на что идут. Если они хотят исключить Россию из Совета Европы, мы им такой радости не доставим – уйдём оттуда сами. Пусть те (а их большинство), кто понимает всю провокационность этого замысла очень небольшой, но шумной группки стран, с этими странами поработают. Потому что ради удовлетворения амбиций неких политиканов в нескольких столицах Европы разрушать общеевропейскую организацию неприемлемо. Это все понимают. Надеюсь, у людей, которые вменяемы, хватит смелости и духа не позволить этому произойти.

Вопрос: После того, что произошло со Скрипалями и всех этих обвинений России в хакерских атаках, Россия что-нибудь делает, чтобы доказать Западу, что мы надёжны и нам можно доверять?

С.В.Лавров: Наши западные коллеги кичатся тем, что они построили в своих странах правовое государство, что верховенство закона и порядок, основанный на правилах – это то, что создал исторический Запад и то, что все остальные должны воспринимать и воспроизводить, включая судебную систему. Есть английское и римское право, но в том и другом случае для того, чтобы кто-то начинал доказывать свою невиновность, он должен услышать конкретные обвинения. Нам таких обвинений предъявлено не было. Нас голословно убеждают, что «хайли лайкли» Россия сделала нечто противоправное в Солсбери, потом в Эймсбери, потом ещё в Каталонии мы якобы вмешивались во все вопросы. Нас также обвиняют в том, что мы сыграли свою печальную роль в «брекзите» и во многих других грехах. Ни одного конкретного обвинения нам предъявлено не было.

В отличие от наших партнёров мы всё-таки построили правовое государство, потому что в том, что касается своих международно-правовых обязательств, мы очень свято их соблюдаем и надеемся, что все остальные будут поступать так же. Мы десятки раз запрашивали британское Правительство в соответствии с конвенциями, которые существуют в наших двусторонних отношениях, конвенциями Совета Европы, кстати сказать, о необходимости задействовать механизм правовой помощи по уголовным делам. Нам после многократных напоминаний официально ответили, что сделать этого британское Правительство не может по соображениям национальной безопасности. Для всех понятно, что это неуважительная, в том числе к британской правовой системе, отписка. Поэтому, как только будут предъявлены конкретные факты, мы будем готовы садиться и разговаривать. То же относится к обвинениям нас во вмешательстве в американские выборы. Причём и в тех, и в других случаях мы всем давно предлагаем, до того, как избрали Президента США Д.Трампа, и в Солсбери произошло то, что произошло, начинать конкретную работу по кибербезопасности, где профессионалы, во-первых, будут обмениваться озабоченностями, отвечать на эти взаимные озабоченности и, во-вторых, разрабатывать некие универсальные правила, которые позволят исключить или резко снизить злоупотребление киберпространством, которым пользуются террористы, преступники, наркоманы, педофилы и многие другие люди, которых необходимо всячески ограничивать. В ответ мы слышим лишь то, что Россия должна исправиться, и потом с нами будут разговаривать. Это несерьёзно и не по-взрослому.

В отличие от наших обвинителей мы задаём очень конкретные вопросы: есть Конвенция о правовой помощи – давайте её задействуем, есть Конвенция по запрещению химического оружия, в которой сказано, если у одной страны-участницы Конвенции есть вопросы к другой стране-участнице Конвенции, страна у которой появился вопрос обязана этот вопрос поставить напрямую в двустороннем формате со страной, к которой этот вопрос адресован. Ничего этого сделано не было.

Ещё предельно конкретный вопрос, который мы давно задаём и который уже стыдно игнорировать – где Юлия и Сергей Скрипали? Если всё, что нам предъявили – это трупы кошки, хомяка и бедной женщины без определённого места жительства и флакон с духами, это всё напоминает какой-то гротеск. Не хочу приуменьшать серьёзность случаев с применением химических веществ, но если кто-то хочет на этом спекулировать и разыгрывать спектакль на потеху публике с целью сплотить европейское сообщество против Российской Федерации, то это стыдно. Если кто-то всерьёз озабочен этими проблемами, тогда не нужно говорить неправду и нужно доказывать свои обвинения фактами, в том числе предъявить Сергея Скрипаля и его дочь Юлию. Если Сергей помимо российского гражданства имеет британское подданство, то Юлия просто гражданка России. Она один раз была показана по телевидению, произнесла явно записанный монолог и сказала, что хочет вернуться в Россию. Больше никто её не видел. Её родственница Виктория так и не получила визу – её мытарили в английском посольстве в Москве, многократно требуя поменять документы, переписать заново анкеты и принести новые фотографии. В итоге визу так и не дали. Много и других факторов, когда родственники этих людей попросту не могут вступить с ними в контакт. Так что мы за правовые методы решения любых вопросов. Оголтелые обвинения в духе «хайли лайкли» или «другого правдоподобного объяснения мы не видим» – это несерьезно.

Вопрос: А «Бэллингкэт»? Все эти расследования…

С.В.Лавров: Это все из той же оперы. «Белые каски», «Бэллингкэт» – это все одно и то же. Ни для кого не секрет, об этом открыто пишут западные журналисты, что «Бэллингкэт» тесно связан со спецслужбами, через него сливают информацию, которая должна возыметь некое воздействие на общественное мнение. Сколько нам говорили, что «Белые каски» – это правдолюбы, борцы за права человека, гуманитарщики, которые в самых тяжелых местах спасают людей. Все больше фактов всплывает относительно того, что они напрямую связаны с ИГИЛ, «Джабхат-ан-Нусрой», что они никакие не благотворители, работающие «по зову сердца», а за оплату. Причем когда речь идет о неких постановочных кадрах: пока эти люди не приезжают со своими кинокамерами, никто не разрешает местному населению расходиться. Таких фактов, которые становятся достоянием гласности, много.

Более того, совсем недавно, по-моему, месяца три назад, наши западные коллеги решили, как они сказали, «спасти» отряды «Белых касок» на юге Сирии после того, как из зоны деэкалации, которая была там создана Россией, США и Иорданией, выходили несирийские силы. Их позиции занимала сирийская армия, которая сейчас на Голанских высотах восстановила порядок, установленный резолюцией СБ ООН от 1974 г., в пользу чего выступал и Израиль. Представители «Белых касок» в количестве около 400 чел. вместе с семьями убедительно просили принять их в Иордании на время – на 3-4 недели, а потом, как было объявлено, их заберут британцы, канадцы, немцы и голландцы. Прошло три месяца. Они до сих пор там. По нашим данным, западные страны, которые обещали Иордании забрать этих людей и расселить у себя в Европе и Канаде, стали знакомиться с личными делами этих «белокасочников» и пришли в ужас. У них такое прошлое, что наводит на мысль, что подобных людей с криминальными задатками в европейских странах просто уже боятся принимать.

Вопрос: Вы верите, что дипломатические отношения с Великобританией, странами Запада могут улучшиться?

С.В.Лавров: Дипломатические отношения – это не все отношения. Есть еще и другие отношения – культурные, которые никуда не исчезали и которые по-прежнему привлекают огромный интерес со стороны русских, англичан, американцев, стран Евросоюза. Есть экономические отношения, которые тоже, между прочим, весьма волнуют наших граждан, соответствующие предпринимательские круги, и которые тоже являются предметом продолжающихся контактов.

Дипломатические отношения зависят от того, насколько партнеры готовы следовать дипломатическим приличиям. Наши британские коллеги, которые собственно и стали рушить наши отношения, не сильно сейчас привержены дипломатическим приличиям. Я уже говорил, что на десятки дипломатических нот никаких ответов не поступало. Многие обращения в «Форин-офис» тоже оставались без ответа. Создается устойчивое ощущение, что те в Соединенном Королевстве, кто сейчас находятся у власти, решили свои внутренние проблемы, начиная с «брекзита», вымещать на России и объяснять свои внутренние проблемы происками России. Наверное, пример им подали демократы США, когда стали оправдывать свое поражение тем, что Д.Трамп вел нечестную борьбу и ему в этом помогала Россия. Печально, когда внутриполитические дрязги начинают сказываться на отношениях между ведущими государствами мира. У них продолжается проблема с «брекзитом». А сейчас идет борьба за пост председателя Консервативной партии, а также в отношении проведения новых выборов и так далее.

«Российская карта» стала каким-то образом достаточно популярной у политиков. Может быть, у них не хватает креативности на что-то еще, и так по-простому они обвиняют во всем Россию, не очень корректно думая о своем избирателе и допуская, что он «проглотит» любую придумку.

Забавно, как после Солсбери и до сих пор британские представители, эмиссары носятся по всей Европе и требуют, чтобы страны ЕС присоединялись к санкциям. Они уговорили не всех, но многих выслать наших дипломатов после Солсбери. Сейчас тоже придумывают какие-то новые уже системные санкции, которые весь ЕС будет обязан принимать против любых нарушителей запрета на химическое оружие, многое другое. Получается, что страна, выходящая из ЕС, судорожно пытается сделать так, чтобы влиять на политику Евросоюза в отношении России. Я думаю не только в отношении России, но и в других вопросах международной жизни британцы очень хотят держать ЕС «на коротком поводке». Насколько это отвечает интересам и достоинству ЕС, судить не мне.

Вопрос: Россия обеспокоена политической, даже экономической воронкой, в которую затягивает сейчас дело Дж.Хашогги?

С.В.Лавров: У Вас такие образы! Поддерживаю звучащие призывы к тому, чтобы расследование состоялось как можно скорее. Мы приветствуем договорённости между Турцией и Королевством Саудовская Аравия о шагах, позволяющих проводить это расследование. Рассчитываю, что результаты будут известны мировому сообществу.

Вопрос: Сегодня стало известно, что Президент Сирии Б.Асад собирается посетить Крым. Есть ли у России планы на участие Сирии в жизни Крыма? Там собираются создать экономическое общество.

С.В.Лавров: Президент Сирии Б.Асад наш партнер. Мы регулярно обмениваемся визитами с нашими сирийскими коллегами на уровне президента, министров иностранных дел, торговли, экономики. Обмениваемся контактами по линии наших военных, специальных служб. Это очень важно для борьбы с терроризмом. Российские регионы проявляют интерес к тем возможностям, которые Сирия предоставляет для развития экономических, культурных, гуманитарных, образовательных связей. Совсем недавно глава Республики Крым С.В.Аксенов посетил Дамаск по приглашению Президента Сирии Б.Асада. Он передал, как положено в нормальных дипломатических практиках, приглашение Б.Асаду от российского руководства посетить Российскую Федерацию, в том числе и Крым. Собственно говоря и все.

Приезжайте в Крым. Нам говорят, что в Крыму нарушаются права человека. Но все те, кто этим озабочен, многократно имели возможность убедиться в том, как на самом деле обстоят дела. Те же, кто хочет делать из этого политизированный сюжет, настаивают на том, что поедут в Крым, но только через украинскую территорию. Это исключено, потому что Крым является частью Российской Федерации в соответствии с волеизъявлением крымского народа, которое состоялось на референдуме в марте 2014г. Но почему-то не все западные журналисты хотят приехать и просто для себя посмотреть. Если бы они интересовались фактами, как живут крымчане, у них есть для этого все возможности. Если их интересует игра в политику, то они встают в позу и говорят, что не поедут в Крым кроме как через украинскую территорию. Это непрофессионально.

Второй момент, раз уж мы говорим, о профессионализме – Донбасс. Украина рассечена по сути дела линией фронта. Несмотря на Минские договорённости, все попытки «нормандского формата», Контактной группы выполнить то, о чем договаривались, продолжаются провокации. Слава богу, нет таких масштабных боевых действий, как в 2014г. и начале 2015г., но перестрелки регулярны, несмотря на время от времени объявляемые перемирия «школьное», «хлебное», «рождественское». Мы уже года два обращались к специальной мониторинговой миссии ОБСЕ с просьбой, чтобы она делала свои доклады не стерильными, как они выходили (дескать, в такую-то неделю было столько-то обстрелов населенных пунктов, столько-то гражданских лиц ранено, такие-то жертвы), а говорили бы конкретно, что происходит, на какой части линии соприкосновения, где были больше поражены гражданские объекты, где жертвы среди гражданского населения. Такой доклад с указанием адресности атак и ущерба впервые был выпущен ОБСЕ в сентябре прошлого года. Не без труда, потому что украинская власть до последнего пыталась запретить ОБСЕ публиковать этот доклад. Из него следует, что раз в пять больше разрушений гражданского сектора на стороне ополчения, то есть в результате действий вооруженных сил Украины. Примерно в шесть-семь раз больше жертв и раненых. Из этого любым военным экспертом делается вывод, что такое соотношение ущерба и жертв среди гражданского населения означает, скорее всего, что вооруженные силы Украины начинают обстрелы гражданских объектов в населенных пунктах, включая детские сады, больницы, школы, а ополчение отвечает по позициям, откуда по ним ведут огонь. Я говорил про журналистику, профессионализм, на стороне ополчения российские СМИ работают в режиме нон-стоп, 7/24. Они показывают разрушения, реальный результат тех действий, которые предпринимают вооруженные силы Украины. Если наши западные партнёры говорят, что во всем виновата Россия и сепаратисты, и как только Россия захочет, Минские договорённости будут немедленно выполнены, а Украина мол почти их уже выполнила (а именно так говорят некоторые европейские коллеги и К.Волкер, представляющий США в украинских перипетиях), то, наверное, не составляет никакого труда направить «Би-Би-Си», «Си-Эн-Эн», «Евроньюс», в конце концов, на сторону, контролируемую ВС Украины, и показать, как там живут люди и какие там разрушения в гражданском секторе, и есть ли они. Многократно говорил об этом своим знакомым коллегам-журналистам. Реакции никакой. Просто смотрят на меня, кивают и ничего не делают. Но если во всем, в том числе в агрессивном поведении, обвиняют Донецк и Луганск, то пришлите журналистов, чтобы они по-честному поработали на той стороне, по которой, как говорят, агрессивно стреляют ополченцы. Раз или два за все эти годы там были какие-то группы – «Би-Би-Си» и кто-то еще, а больше никого.

Вопрос: Если вернуться к вопросу о Президенте Сирии Б.Асаде, планирует ли Сирия экономическую деятельность в Крыму или нет?

С.В.Лавров: Это зависит от того, насколько у этого региона и соответствующего региона Сирии, будь то Дамаск, Латакия, какая-то другая ее часть, есть интерес в конкретных проектах. Это была первая встреча руководителя Крыма с представителями сирийского руководства. Наверняка после ознакомления они смогут уже более предметно обсуждать возможные взаимовыгодные проекты.

Россия. Евросоюз. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 16 октября 2018 > № 2778458 Сергей Лавров

Полная версия — платный доступ ?


Россия. СФО > Химпром. Недвижимость, строительство. Образование, наука > rusnano.com, 16 октября 2018 > № 2775808

Как провести реновацию в Томске?

Ответ на этот вопрос искали 30 студентов и молодых специалистов ТГАСУ на воркшопе «Новые материалы и технологии в обновлении зданий», который прошел в рамках Форума новых решений U-NOVUS2018. Сейчас в очереди на обновление стоит более 5800 многоквартирных зданий. Часто для проведения капремонтов выбираются материалы и технологии по принципу наименьшей стоимости, в результате не решаются задачи по принципиальному повышению комфортности, энергоэффективности, радикальному удлинению межремонтных сроков. Трудно себе представить «умный город» или «цифровое будущее», состоящее из домов, которые были построены в 60–70-е годы, и с тех пор лишь подкрашивались.

Для работы были выбраны два жилых дома на улице Беринга в Томске — участникам воркшопа предстояло продемонстрировать два проектных решения: обновление дома с учетом существующих технологий в 2019 году и вариант в будущем — в 2035 году. Они должны были ответить на вопросы: как здания будут собирать и использовать свои отходы, как будет выглядеть энерго- и теплоснабжение, как можно подготовить город к «черным лебедям» — непредвиденным природным и техногенным воздействиям и т.д.

Организаторами мероприятия выступили ТГАСУ и Фонд инфраструктурных и образовательных программ (Группа РОСНАНО).

Участникам воркшопа было предоставлено более 10 современных технологий, в том числе гидро- и теплоизоляции, системы внешнего армирования, композиты, лакокрасочные покрытия, и полтора дня для разработки проекта реновации двух жилых зданий в Томске — восстановления надежности и эффективности жилых зданий с использованием новых российских материалов.

«Целью мероприятия является сокращение дистанции между вузом и бизнесом, представление возможности молодым специалистам и аспирантам пообщаться с представителями производства и бизнеса. Важно, чтобы появились архитекторы, проектировщики и строители, которые не боятся работать с современными материалами в строительстве, в том числе с наноматериалоами, обладающими оригинальными химическими, физическими, механическими и другими свойствами» — добавил Сергей Филиппов, руководитель дирекции популяризации Фонда.

Максим Невесенко, замдиректора департамента программ стимулирования и спроса Фонда, выделил два уже осуществленных национальных проекта — «Формирование комфортной городской среды» и «Цифровой город», которые направлены не только на развитие проектирования, но также и на привлечение жителей к участию во всех процессах. Для организаторов данный проект стал своего рода дебютом, но в планах есть проведение ряда подобных мероприятий в других городах.

Автор: Андрей Окороков

Источник: Томская НЕДЕЛЯ

Россия. СФО > Химпром. Недвижимость, строительство. Образование, наука > rusnano.com, 16 октября 2018 > № 2775808


Россия > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 16 октября 2018 > № 2773927 Леонид Бершидский

Bloomberg (США): Путинская политика сильного лидера постепенно приедается

Как показывают результаты исследования, теперь россияне хотят экономической справедливости, а не сильного лидера, отмечает автор «Блумберга», разбирая доклад политологов Михаила Дмитриева и Сергея Белановского, опубликованный «Комитетом гражданских инициатив», который был создан Алексеем Кудриным — бывшим министром финансов, а ныне главой Счетной палаты.

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

С тех пор как президент России Владимир Путин аннексировал Крым в 2014 году, он, казалось бы, просто не мог принимать неверных решений — с точки зрения большинства россиян. Однако его тефлоновое покрытие, очевидно, постепенно истончается. И это ставит перед нами два важных вопроса: чего хотят россияне и станут ли они действовать, чтобы этого добиться?

Политолог Михаил Дмитриев и социолог Сергей Белановский — это те специалисты, которым обязательно стоит задать эти вопросы. Они изучали российское массовое сознание на предмет признаков протеста с начала текущего десятилетия, и они спрогнозировали протесты среднего класса 2011 и 2012 годов, которые были спровоцированы фальсификациями на парламентских выборах. Хотя некоторые из их последних работ можно назвать чрезмерно алармистскими, их анализ настроений россиян является гораздо более детальным по сравнению с тем, что нам предлагают те немногие профессиональные центры исследования общественного мнения, которые еще остались в России. Дмитриев и Белановский получают больше всего информации от своих фокус-групп в Московской и Владимирской областях, последняя — экономически слабая в центральной части России.

Дмитриев, который в прошлом занимал пост заместителя министра экономики, является членом «Комитета гражданских инициатив», который был создан Алексеем Кудриным — бывшим министром финансов, а ныне главой Счетной палаты. Этот комитет недавно опубликовал доклад Дмитриева, Белановского и психолога Анастасии Никольской, в котором описаны важные изменения в отношении россиян к путинскому режиму и их контракту с государством. Эти изменения, зафиксированные исследователями, перекликаются с антиноменклатурными настроениями, всплеск которых произошел в Европе и США в последние несколько лет.

Авторы доклада наблюдают мощное стремление к переменам, даже если эти перемены повлекут за собой риски, — стремление, которое пересилило господствовавшую долгое время тягу россиян к стабильности. Исследователи предлагали участникам своих фокус-групп поиграть в игру, прося их представить путь России как грязную, разбитую дорогу. Эта дорога пролегает мимо луга, через который никто и никогда не пытался ходить: возможно, где-то там есть болото, но существует вероятность того, что, пройдя по этому лугу, им удастся сэкономить силы и время. 70% участников фокус-групп сказали, что они попробовали бы пойти через луг.

Между тем россияне, которые с радостью встретили авторитарного Путина после короткого периода плюрализма и демократии в 1990-х годах, больше не хотят видеть во главе России сильного лидера. «Модель, основанная на сильном руководстве, постепенно превратилась из далекой мечты в повседневную реальность, — написали исследователи, — поэтому ее первоначальный ореол привлекательности начал тускнеть». Теперь, по результатам их исследования, только 7% членов фокус-групп хотят видеть во главе страны сильного лидера, тогда как 80% начали требовать не столько порядка, сколько справедливости.

Та справедливость, которой хотят россияне, связана не столько с западной концепцией равенства перед законом, сколько с экономическим равенством. Респонденты из фокус-группы Дмитриева требуют бесплатного здравоохранения и образования, ограничений на иммиграцию и достаточно низкого пенсионного возраста — в противовес решению Путина повысить его. Они злятся на элиту, которая, как они считают, крадет национальное богатство.

Требование такого рода редистрибутивной справедливости можно было бы интерпретировать как перекос влево, но в то же время подавляющее большинство респондентов сообщили Дмитриеву и его коллегам, что они перестали надеяться на то, что государство в конечном счете улучшит качество их жизни. Либертарианская самостоятельность — это следствие отдаления от элиты. Россиянам хотелось бы, чтобы государство боролось с неравенством, но, поскольку оно этого не делает, они вынуждены сами о себе заботиться.

Растущая самостоятельность подрывает доверие к государственной пропаганде. «Модель общения истеблишмента с народом посредством централизованных СМИ начинает давать сбой», — написали авторы исследования.

Несмотря на многолетнюю интенсивную пропаганду, идея России как великой державы закрепилась только отчасти. В фокус-группах только 20% респондентов согласились с тем, что Россия — великая держава. 49% считают, что Россия — это нечто среднее между великой страной и отсталой. С точки зрения этих людей, военная мощь и богатая история не имеют почти никакого значения в отсутствие процветающей, современной, социально ориентированной экономики.

Посткрымская пропагандистская кампания Путина поначалу оглушила россиян, заставив их принять его позицию. Но потом, как обнаружили Дмитриев, Белановский и Никольская, недовольство внутренней политикой Путина, предыдущий всплеск которого пришелся на 2013 год, постепенно вернулось.

Это печальная ситуация для Путина, но только потенциально. Дмитриев и его коллеги указывают, что в отсутствие сильных лидеров оппозиции протестная деятельность остается чрезвычайно фрагментированной — вспомните, к примеру, демонстрации против мусорных свалок в Подмосковье, которые прошли в этом году, но так и не привели к более масштабным общенациональным протестам. «Акции носят местный и ситуационный характер, часто соперничая друг с другом, что мешает протестным инициативам достичь масштабных успехов», — отметили исследователи. Они также указали на низкий уровень общественного интереса к смене режима. «Агрессивные высказывания в адрес властей не были зафиксированы ни в одной из фокус-групп», — говорится в докладе.

Дмитриев и Белановский придерживаются умеренных взглядов — это так называемые «системные либералы», которые верят в возможность реформирования России сверху. С их точки зрения, политический статус-кво не является помехой для положительных перемен в экономике. Возобновление роста уровня недовольства после нескольких лет посткрымской эйфории беспокоит их, потому что это напоминает им о трампизме и о том стремлении к простым решениям, которые предлагаются европейскими антимиграционными партиями. Поэтому отсутствие харизматичных популистских лидеров, которые могли бы направить недовольные массы, является для них в некотором смысле утешением.

С другой стороны, отсутствие таких лидеров — это прямое следствие успешной путинской кампании политических репрессий, которая, как показывает новейшая история России, не может вечно оставаться успешной. Если Дмитриев и Белановский правы, и россияне уже отвернулись от своих лидеров и их идеологических концепций, то нынешняя ситуация очень похожа на ситуацию конца 1980-х годов, которая предшествовала распаду репрессивного советского государства. В конечном счете на сцену вышли лидеры, имевшие достаточное количество влияния и мужества для того, чтобы бросить вызов тоталитарной машине, а правоприменительные органы оказались бессильны или просто не захотели бороться с ними.

Россия > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 16 октября 2018 > № 2773927 Леонид Бершидский


Россия. ЦФО > Авиапром, автопром > ria.ru, 16 октября 2018 > № 2773295 Михаил Гордин

В России возрождается производство поршневых двигателей для малой авиации, ведутся научно-исследовательские работы в сфере электрических силовых установок, двигателей на водородном топливе, воздушного транспорта, способного летать с гиперзвуковой крейсерской скоростью, а также методологии превращения автомобильного двигателя в авиационный.

О том, когда гражданские лайнеры начнут летать на гиперзвуке, как из автомобильного двигателя сделать авиационный и когда самолеты малой авиации получат российские поршневые двигатели, в интервью обозревателю РИА Новости Алексею Паньшину рассказал генеральный директор Центрального института авиационного моторостроения (ЦИАМ) им. П.И. Баранова Михаил Гордин.

— Михаил Валерьевич, на "Гидроавиасалоне-2018" было подписано соглашение с АО "УЗГА" (Уральский завод гражданской авиации) о возрождении производства отечественных двигателей для малой и учебно-тренировочной авиации. Когда эту работу планируется развернуть? Какие роли в ней осуществляют ЦИАМ и УЗГА?

— Давайте все же немного скорректируем — не производство, а создание. Производство — это уже вещь серийная, а создание включает в себя этап опытно-конструкторских работ (ОКР), создание опытных образцов, и только потом переход к серии. Дело в том, что УЗГА последние несколько лет активно смотрит в сторону малой авиации. Соответственно, они приняли решение расширить зону своего интереса в сфере поршневых двигателей, которые являются основными силовыми установками для малой авиации. Конечно, газотурбинные установки в этом сегменте тоже есть, но рынок поршневых гораздо шире.

Что касается ЦИАМ, то он 88 лет назад начал с поршневых авиационных двигателей, то есть вся история российского и советского поршневого двигателестроения начиналась и продолжается в ЦИАМ. Мы эту тему не бросали: благодаря заказам, которые нам давало государство, выполняли научно-исследовательские работы (НИР), делали демонстраторы поршневых двигателей разных типоразмеров. На сегодняшний день в институте накоплен достаточный научно-технический задел (НТЗ), на основании которого можно провести опытно-конструкторские работы. Как научно-исследовательский институт мы занимаемся НТЗ, научным сопровождением и практически не проводим ОКР, а в УЗГА заинтересовались этим вопросом.

— Сейчас в России кто-то занимается такими силовыми установками?

— Есть ряд небольших компаний. В основном это те, кто делает небольшие летательные аппараты. Во всех таких работах в России мы участвуем, так как ЦИАМ задействован в испытаниях авиационных двигателей и, помимо этого, выдает экспертные заключения на их сертификацию. На данном этапе УЗГА, пожалуй, самый мощный игрок из всех, с кем нам приходилось работать по этому направлению. Однако для серийного производства нужен приличный спрос. Мы его видим, сейчас достаточно много иностранных двигателей, которые нужно замещать. По сравнению с Западом в России в области поршневых двигателей наблюдается провал. По разным причинам ничего в этой области фактически не производится, поэтому конструирование самолетов для малой авиации происходит на базе двигателей иностранного производства. Как только сделаем отечественные силовые установки, наши самолеты станут летать на них.

— А как же ОДК? Они же у нас основные двигателисты.

— ОДК не видит себя в сегменте поршневых двигателей и, в принципе, правильно делает, так как у них свой сегмент — большие силовые установки. Они осознанно следуют своей стратегии. Молодцы. В России сложилась ситуация, когда поршневыми двигателями для малой авиации занимаются все и никто, как это ни парадоксально звучит.

— Каков статус этой работы сейчас? Подписали соглашение, а что дальше?

— Мы договорились, что ЦИАМ и дальше продолжит заниматься научно-исследовательскими разработками, а УЗГА будет проводить опытно-конструкторские работы, создавать образцы. В настоящее время формируются технические задания на разработку конкретных типов двигателей, которые необходимо создавать. У нас сейчас есть демонстратор двигателя небольшой мощности, и на его базе УЗГА планирует запускать ОКР, чтобы сделать сначала опытный, а потом уже серийный двигатель для воздушных судов малой авиации, прежде всего для беспилотников. Это первая масштабная работа.

— А вторая?

— Всего их три. Что касается второй работы, то могу сказать, что у нас сейчас заключен контракт с Минпромторгом на проведение работ под шифром "Адаптация", которые подразумевают исследование методологии превращения автомобильного двигателя в авиационный. Мы берем двигатель от "Кортежа" и делаем из него авиационный. Закончится эта работа созданием демонстратора. Основная цель данного проекта — понять, что конкретно нужно поменять в автомобильном двигателе, чтобы на нем полетел самолет. Идея в том, что автомобильные двигатели крупносерийные, их себестоимость существенно ниже, поэтому есть возможность сделать относительно дешевый авиационный двигатель. "Кортеж" мы взяли потому, что это самый современный автомобильный двигатель, который есть в России. Если все будет идти по плану, то года через полтора-два этот проект перейдет на стадию ОКР.

А третья работа, которую мы пытаемся начать, это НИР, которая через некоторое время, думаю года через два, перейдет в ОКР по созданию роторного поршневого двигателя мощностью порядка 200 л. с.

— Когда наши самолеты малой авиации начнут получать отечественные двигатели?

— Думаю, что через два-три года. Это точно не десятилетие. Как я уже говорил, есть задел, по которому можно проводить ОКР. На все это нужно как раз до трех лет. Если говорить о каких-то новых научно-исследовательских работах, то это 4-5 лет. Рассматриваются различные варианты, это будут как новые двигатели, так и модернизация существующих — за счет применения новых конструкционных материалов и технологий, а также использования современных систем, обеспечивающих работу поршневого двигателя.

— С каких самолетов начнется работа?

— Думаю, что обновление начнется с госавиации — там есть определенные задачи, на которые мы ориентируемся. Это касается как самолетов, так и беспилотников. Что касается всего рынка малой авиации, сказал бы так: будут двигатели, появятся и самолеты. Конечно, можно говорить о конкуренции с RED (немецкой силовой установкой RED-A03 — ред.) на Як-152. Тот же Т-500 (специализированный самолет для проведения авиахимработ — ред.), безусловно, один из рассматриваемых вариантов, можно посмотреть и другие самолеты. Нужно просто сделать серийный двигатель, понять его стоимость, после чего уже будет ясна полная картина.

— Будете ли вы при проведении НИР ориентироваться на то, что производится за рубежом?

— Безусловно. Больше скажу: НИР "Адаптация", о которой я говорил ранее, это не наша идея. В Европе есть примеры, когда переделывают автомобильный двигатель в авиационный. Тут есть свои сложности, и не все согласны с таким подходом, так как авиационные двигатели живут долго, а автомобильные — не очень, поэтому нужно просчитать все условия.

— Не так давно Минпромторг России заказал работу по проектированию гибридного двигателя для перспективных летательных аппаратов. Расскажите, в чем особенности такой силовой установки, нужны ли такие двигатели и когда они могут появиться в России?

"Гидроавиасалон-2018": российские самолеты будут тушить американские пожары

— Это не первый заказ Минпромторга в сфере гибридных авиадвигателей. Не так давно ЦИАМ начал вести НИР "Гибридные силовые установки". Мы создали специальное подразделение в институте, которое занимается гибридными и электрическими силовыми установками. Весь мир сейчас движется в сторону применения электричества для создания тяги. Та работа, о которой вы говорите, всего лишь продолжение начатого некоторое время назад НИР. Очень хорошо, что Минпромторг финансирует подобные проекты, так как это реальное создание научно-технического задела. Ведь чтобы сделать двигатель, нужно в первую очередь иметь НТЗ. Если мы хотим оставаться двигателестроительной державой — одной из пяти, мы должны работать на перспективу.

В мире на данный момент нет ни одного электрического самолета, кроме совсем маленьких. Хотя они скорее опытные, чем серийные. Основная проблема электродвижения сейчас — это емкость аккумуляторов, поэтому, скорее всего, в ближайшие годы появятся самолеты именно на гибридной тяге. На них будет установлен газотурбинный двигатель, который будет вырабатывать энергию для электромоторов, вращающих винты. Однако прежде чем запускать в серию такие самолеты, нужно понять, как работает эта гибридная силовая установка. В теории схема гибридного двигателя дает существенный прирост в топливной и экологической эффективности, но все это нужно подтвердить на практике. Та НИР, которую мы ведем по заказу Минпромторга, как раз служит для того, чтобы создать демонстратор гибридной силовой установки (ГСУ). Технологии, разработанные и отработанные при создании демонстратора, могут быть использованы при создании ГСУ для самых различных летательных аппаратов, в том числе многороторных.

Особенностью данного проекта является использование электрического двигателя на высокотемпературных сверхпроводниках. Использование сверхпроводимости в перспективе позволит кардинально снизить удельную массу электрического двигателя и повысить его КПД практически до 100 %. Российская компания "СуперОкс", один из ведущих мировых производителей высокотемпературных сверхпроводников, сделала по заказу Фонда перспективных исследований электродвигатель мощностью 500 кВт. С самого начала этой работы мы активно сотрудничаем с фондом, обсуждаем требования к двигателю и результаты. Важно, чтобы этот электромотор соответствовал авиационным требованиям. На базе этого двигателя мы ходим создать демонстратор гибридной силовой установки. Если через год, в 2020-м, финансирование продолжится, то мы его испытаем в полете на летающей лаборатории, постараемся подтвердить конструктивные решения, весовую и топливную эффективность. Если у нас все получится, можно будет говорить о проектировании чего-то более мощного и серьезного.

— Для каких самолетов могут использоваться такие двигатели?

— Я думаю, что упор будет сделан на региональную авиацию, так как у них небольшие скорости и турбовентиляторные двигатели.

— Например, Ил-114?

— Он все же тяжеловат. Один из вариантов — Л-410. Не обязательно конкретно он, но что-то похожее по массогабаритным и скоростным характеристикам.

— Как обстоит дело с аккумуляторами для электрических двигателей? Есть ли проблема с ними?

— Нет никакой проблемы, их просто нет. То есть аккумуляторы, конечно, есть, но с плотностью хранения энергии в 15 раз ниже, чем у керосина. Иными словами, запасти энергию в аккумуляторе будет в 15 раз сложнее, чем в баке с керосином. Именно поэтому сейчас все идут по пути создания ГСУ: пока работает газотурбинный двигатель (ГТД), вырабатывается энергия, которая питает электродвигатели. Фактически у нас будет однорежимный газотурбинный двигатель и блок батарей. На режиме взлета энергия будет идти от ГТД и батарей, а во время крейсерского полета будет работать только ГТД, заряжая при этом батарею.

— Вы говорили, что участвуете в международном проекте по созданию летательного аппарата на водородном топливе, способного достигать скорости порядка 7000-8000 км/ч. На какой стадии эта работа?

— Этот проект называется HEXAFLY-INT, им руководит Европейское космическое агентство. Проект длится с 2014 года, и его задача — доказать, что летать на таких двигателях возможно. Нам нужно подтвердить, что на огромных скоростях авиадвигатель может создать положительную тягу, чтобы летательный аппарат смог преодолеть лобовое сопротивление. Сегодня мы уже провели стендовые испытания модуля с соответствующей конфигурацией камеры сгорания и добились того, что при имитации полета со скоростью, соответствующей числу Маха 7.4, достигнут положительный аэродвигательный баланс. Соответственно, сама концепция прямоточного водородного двигателя имеет право на жизнь и ее можно реализовать непосредственно в демонстраторе. В случае успешных испытаний демонстратора данный тип двигателя можно будет рассматривать как часть комбинированной силовой установки для высокоскоростного гражданского самолета и многоразовой аэрокосмической системы. Это очень сложная задача. Думаю, что решение ее возможно ближе к 2050-м годам.

— Так как проект международный, в нем принимают участие и европейские ученые. Есть ли препоны с их стороны в связи с санкционной риторикой Запада?

— Нет, ничего подобного нет. Профессионалы друг друга понимают. В целом европейские коллеги нас очень уважают и работают с нами с большим удовольствием. Им даже сложнее, чем нам, так как не у нас с ними проблемы, а у них с нами.

— Над какими еще двигателями будущего в настоящее время ведется работа?

— Возможности для совершенствования традиционных ГТД для дальне- и среднемагистральных пассажирских самолетов еще не исчерпаны. Сейчас битва идет буквально за каждый процент веса и эффективности. Улучшения характеристик можно достичь за счет использования конструктивных решений и применения новейших материалов и технологий — композитов, жаропрочных суперсплавов, 3D-печати. Это первое направление конструкторской мысли в области авиационного двигателестроения. Второе — внедрение прорывных технологий, например электроэнергетических. Третье — создание высокоскоростного воздушного транспорта с гиперзвуковой крейсерской скоростью.

Работы по всем трем направлениям ведутся во всем мире, в том числе и в России, в частности, в ЦИАМ. О некоторых проектах мы уже говорили. А, например, по второму направлению, помимо уже упомянутой гибридной силовой установки, в ЦИАМ ведутся работы по созданию электрической силовой установки (СУ) на базе водородных топливных элементов для легкого пилотируемого самолета. Такая СУ сможет обеспечить самолет электроэнергией в полете и на земле и позволит уменьшить вредные выбросы. В следующем году хотим испытать самолет на водородных топливных элементах — пока маленький, двухместный.

— Недавно компания "Туполев" сообщила, что завершает предпроектные работы по сверхзвуковому пассажирскому лайнеру. Вы участвуете в этой работе в части проектирования силовой установки?

— Они прорабатывают разные варианты того, как это можно реализовать. Что касается двигателей, то с ними проблема, так как у нас под этот самолет подходит только один — это НК-32. Но он по уровню шума не пройдет. Для демонстратора он годится, а для пассажирского самолета его использовать не получится, так как он создавался совсем для других задач. Мы помогаем, чем можем, но решение окончательное принимают они, мы только на подхвате, что называется.

Двигателем для такого самолета необходимо заниматься. Сейчас идет НИР "Перспектива", часть которой как раз покрывает область знаний, касающуюся таких двигателей, но, как мне кажется, государство должно вкладывать больше инвестиций в данную работу, это необходимо для успешной реализации проекта по созданию сверхзвукового пассажирского самолета.

Хорошо было бы открыть НИР по созданию демонстратора такого двигателя, мы бы смогли его спроектировать. Только имея научно-технический задел, проверив и отработав все технологии, можно добиться успеха и создать качественный двигатель.

— А у наших западных коллег есть такие двигатели?

— Созданных конкретно под гражданский самолет — нет. Есть конвертированные из военных силовых установок, но не ясно, пройдут ли они тесты на шум.

Алексей Паньшин.

Россия. ЦФО > Авиапром, автопром > ria.ru, 16 октября 2018 > № 2773295 Михаил Гордин


Россия > Госбюджет, налоги, цены > economy.gov.ru, 16 октября 2018 > № 2766141

Азер Талыбов: Прогноз учитывает все последние изменения в законодательстве

Заместитель министра экономического развития РФ Азер Талыбов принял участие в работе Комитета Государственной Думы по бюджету и налогам. Рассматривались основные параметры федерального бюджета на среднесрочную перспективу.

Азер Талыбов рассказал об основных параметрах прогноза социально-экономического развития Российской Федерации. «Прогноз учитывает все последние изменения в законодательстве, в том числе в налоговом и пенсионном, реализацию плана по повышению инвестиционной активности, он также гармонизирован с Основными направлениями деятельности Правительства РФ», - сообщил он. Также он отметил, что в прогнозе отражены все ключевые задачи, заложенные в майском указе Президента.

Заместитель министра сообщил, что прогноз подготовлен в условиях высокой волатильности на глобальных рынках. По его словам, реализованные за последние годы структурные макроэкономические реформы позволяют нам уверенно прогнозировать всего лишь краткосрочный негативный эффект как на финансовых рынках, так и в экономике. «Именно эффективность работающих институтов позволяет прогнозировать долгосрочную устойчивость ключевых индикаторов и ожидать возвращения курса рубля к фундаментальным значениям (64 рубля за доллар) к концу года, с дальнейшим ослаблением темпом, близким к инфляционному дифференциалу между Россией и странами-торговыми партнерами», - сказал он.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > economy.gov.ru, 16 октября 2018 > № 2766141


США > Армия, полиция. Медицина > forbes.ru, 16 октября 2018 > № 2765589 Алексей Алексенко

Генетическая западня: как поймать законопослушного белого маньяка

Алексей Алексенко

Редактор Forbes

Данные клиентов компаний, продающих генетические тесты, позволяют идентифицировать практически каждого белого американца. Это помогает ловить преступников, но ставит серьезные этические вопросы

Джеймс Дианджело был хорошим полицейским, но у него были две проблемы, в совокупности стоившие ему спокойной старости. Во-первых, Джеймс не умел предвидеть последствия технологического прогресса. Во-вторых, он был сексуальным маньяком и убийцей.

В 1970-1980-х годах «убийца из Золотого штата», он же «насильник из Восточного района», убил 12 женщин и оставил на местах преступления свою ДНК. Опасаться полицейскому было нечего, поскольку в криминалистических базах данных его образцов не было и быть не могло. Однако спустя тридцать лет детективы подняли старое дело, решив взяться за него по-новому: они вздумали поискать совпадения в базе проекта GEDmatch. Этот коммерческий геномный проект занимается поиском родственников и составлением родословных. В базе нашлись данные дальних родственников (троюродных сестер) преступника, что позволило детективам вычислить его личность и арестовать его в апреле 2018 года. С тех пор аналогичным способом в США было раскрыто еще около дюжины преступлений.

Свобода личности под угрозой

Обезвредить опасных маньяков — отличный результат, однако кое-что в этой истории встревожило широкую публику. Если пожилого полицейского в отставке, с безупречным послужным списком и отсутствием криминального прошлого, можно так легко вычислить по ДНК его дальних родственников, не значит ли это, что вся Америка оказалась под колпаком у компаний, занимающихся коммерческой геномикой? А заодно у полиции, спецслужб и любых других сил, которые вздумают использовать выложенные в открытом доступе данные для своих целей.

Коммерческая геномика — быстро растущая отрасль потребительских услуг. Она предлагает своим клиентам по образцу их ДНК (капельке слюны) восстановить их происхождение, разыскать дальних родственников, оценить риски разных заболеваний, подобрать диету и вид спорта. Действительно ли эта невинная деятельность может оказаться столь грозной силой? На что она способна?

Этот вопрос поставили перед собой авторы двух научных работ, опубликованных на прошлой неделе в Cell и Science. Авторы работ пришли к следующему выводу: данные, накопленные к настоящему времени коммерческой геномикой, уже сейчас можно использовать, чтобы идентифицировать практически каждого американца европейского происхождения — независимо от того, присутствует ли их ДНК в криминальных базах данных и обращались ли они сами за генетическими услугами. Авторы предостерегают, что такая ситуация представляет собой серьезную угрозу для неприкосновенности частной жизни.

Поймать анонима

Янив Эрлих из Колумбийского университета Нью-Йорка и его коллеги решили выяснить, насколько далеко простираются возможности поиска по отдаленным родственникам. Для начала они обнаружили, что для 60% клиентов популярных баз поиска родственников, MyHeritage и GEDmatch, в той же базе нашлись данные родственников не далее чем троюродного родства (то есть имеющие общего прадедушку или прабабушку). Однако на самом деле открывающиеся возможности гораздо шире. Чтобы убедиться в этом, исследователи решили «вычислить» анонимную женщину из штата Юта, добровольно предоставившую свою ДНК для научной программы «Тысяча геномов».

В коммерческих базах данных нашлось достаточно образцов, которые могли бы принадлежать отдаленным родственникам этой неизвестной дамы. Из них два — принадлежащие индивидуумам из Вайоминга и Северной Дакоты — удалось связать с публичными генеалогическими данными. Чтобы выйти на анонимного донора ДНК из Юты, ученым понадобилось меньше суток. Ее имя они сохранили в тайне, хотя и сообщили в проект «Тысяча геномов», что идентичность одного из их добровольцев была раскрыта в результате несложных вычислений.

Подавляющее большинство образцов в коммерческих геномных базах принадлежат белым американцам европейского происхождения. Авторы статьи делают вывод, что использованный ими подход позволяет однозначно идентифицировать 60% таких американцев — это притом что коммерческие базы содержат данные всего 0,5% населения. Если клиентура потребительской геномики удвоится, цифра вырастет до 90%, то есть под колпаком у генетиков окажется практически каждый белый американец.

Белые и черные, замены и повторы

Генетические различия людей довольно разнообразны, однако из них для составления баз данных используются два основных параметра. Первый из них — SNP, или «однонуклеотидные полиморфизмы», они же просто «замены». В геноме человека есть около 3 млн точек, где у разных индивидуумов могут быть разные «буквы» (нуклеотиды). Совокупность данных об этих точках и есть уникальный генетический портрет человека. Этот портрет составляется при генотипировании с помощью ДНК-чипа. Такие данные и собраны в базах коммерческих компаний.

С другой стороны, криминальные базы ДНК содержат информацию о другом типе различий: в геноме человека есть участки, где друг за другом следуют повторяющиеся короткие фрагменты «текста», и длина таких участков может быть разной — у одного человека мотив повторен 10 раз, а у другого 25. На таких «коротких тандемных повторах», или STR, основана судебная экспертиза ДНК, о которой многие знают по делу О. Джей Симпсона или из детективных телесериалов.

Метод STR хорош тем, что он, в отличие от коммерческого генотипирования, работает даже с сильно испорченными образцами ДНК, которые, как правило, и имеются в распоряжении криминалистов. К счастью для следователей, в деле «убийцы из Золотого штата» сохранность ДНК была очень хорошей, что и позволило сравнить полицейские данные с коммерческими. Второе отличие двух типов баз данных довольно деликатное: если в коммерческой геномике подавляющее большинство клиентов — белые, то в полицейских базах ситуация прямо противоположная. Родственники белого полицейского нашлись, разумеется, именно в «белой» базе.

Эти оговорки, однако, в общем случае мешают использовать данные геномики для ловли маньяков любого цвета кожи. Авторы второй статьи, опубликованной на прошлой неделе, показывают, как можно обойти эту трудность. Доктор Ной Розенберг из Калифорнии и его коллеги разработали методы расчета, позволяющие найти соответствие между данными STR из баз данных правоохранительных органов и данными генотипирования, проводимого коммерческими компаниями. Сами по себе данные STR не позволяют идентифицировать родственников, кроме ближайших, однако подход Розенберга уже позволил довести охват до троюродного родства. Его метод использует тот факт, что ДНК наследуется протяженными участками, и можно идентифицировать SNP, переданные вместе с данной комбинацией повторов. В результате будет переброшен мостик между базами ФБР и коммерческих компаний. Это позволит проследить практически каждый образец ДНК, когда-либо взятый с места преступления, до конкретного человека.

Вопросы этики

Авторы обеих статей выражают озабоченность, что без надлежащего контроля со стороны общества злоупотребление открытыми геномными данными может поставить под угрозу права личности. По мнению Федора Коновалова, руководителя «Лаборатории клинической биоинформатики» (российской компании, занимающейся медицинской геномикой), благодаря подобному повороту событий может оказаться, что генетическая информация будет подпадать под действие закона о персональных данных. Согласно этому закону, персональные данные — это то, что позволяет идентифицировать человека. Раньше не было возможности идентифицировать индивидуума по генотипу, но, если такая возможность появилась, может возникнуть легальная проблема.

Колин Фицпатрик, директор калифорнийской компании DNA Doe Project, считает, что опасения преувеличены: данные геномики ничем принципиально не отличаются от всей прочей информации, которую легально используют правоохранители. Почти все, что мы делаем в жизни, считает он, так или иначе несет информацию об окружающих, и нет никаких причин относиться к генетическим тестам более щепетильно, чем, к примеру, к публикациям в соцсетях.

Очевидно, что история с анонимным добровольцем из штата Юта показывает, что данные волонтеров, участвующих в академических геномных проектах, должны быть более надежно защищены — давая согласие принять участие в исследовании, они никак не рассчитывали на то, что ставят этим под угрозу право своих родственников на анонимность. Пока не очевидно, как скажется эта история на размерах клиентской базы генетических компаний. Конечно, законопослушному американцу сложно вообразить, что образец его ДНК может быть через много лет использован для ареста его правнука, вздумавшего ограбить банк, — если бы не их праздная любознательность, правнук подольше погулял бы на свободе. Хотя далеко не очевидно, какой из вариантов — попасться полиции поскорее или успеть потратить часть добычи — для правнука предпочтительнее, ясно, что генотипирование может иметь далеко идущие последствия. «Генетическая информация — это дорога в один конец, ее нельзя взять обратно, — говорит Федор Коновалов. — Ваш анализ крови может измениться через неделю, а ваши гены останутся с вами на всю жизнь и перейдут вашим потомкам».

Две научные работы, вышедшие почти одновременно в двух лучших научных журналах мира, достаточно взбудоражили общественное мнение, чтобы на проблему обратили внимание. Очевидно, что доступность геномных данных будет так или иначе урегулирована на законодательном уровне. Сейчас, когда число генетических тестов, выполненных в США, удваивается менее чем за год, эта область технологий вся чаще будет оказываться в центре общественных дискуссий.

В России подобной проблемы пока не существует: генетические тесты исчисляются десятками тысяч, а не миллионов, как в США. Выполненных тестов пока недостаточно даже для обычной процедуры поиска родственников, не говоря уже о криминалистическом использовании. Если нынешний экспоненциальный рост (т. е. ежегодное удвоение) сектора потребительской геномики сохранится, ситуация, в которой сейчас оказались клиенты американских генетических компаний, придет в Россию лишь через десять лет. Вероятно, к тому времени в мире сложится общепринятая практика доступа к геномным данным, на основе которой может быть разработано национальное законодательство.

США > Армия, полиция. Медицина > forbes.ru, 16 октября 2018 > № 2765589 Алексей Алексенко


Россия > Финансы, банки > forbes.ru, 16 октября 2018 > № 2765587 Вадим Логинов

Победа желтого дьявола. Золото спасет инвесторов от краха доллара

Вадим Логинов

директор по стратегическому развитию УК «Альфа — Капитал»

Трансформация мировой валютной системы ставит под вопрос гегемонию американского доллара, продержавшуюся не одно десятилетие. Сможет ли золото защитить инвесторов от потрясений, связанных с дедолларизацией?

Тезис о том, что глобальная денежная система созрела для преобразования в мультивалютную, все чаще звучит с высоких трибун. Некоторые страны готовятся перейти от дискуссий к практическим шагам. Россия, Китай, Турция и Иран намерены торговать между собой с использованием национальных валют, позже к ним с высокой вероятностью присоединятся другие государства. Уже в 2019 году мы можем увидеть сюрпризы для доллара, которые ослабят его позиции на международной арене.

Для финансовых и товарных рынков процесс дедолларизации может оказаться чувствительным, ведь затрагиваются самые основы мировой денежной системы, просуществовавшей в нынешнем виде больше 40 лет. В 1976 году государства-члены МВФ приняли соглашение, положившее конец жесткой привязке национальных валют к американской, а той — к золоту. На смену пришла модель плавающих курсов с использованием доллара в качестве резервной валюты и главного платежного средства.

При этом золото, даже утратив статус конечного «мерила всего и вся», стабильно сохраняло за собой репутацию надежного защитного актива. Например, во время глобального кризиса 2008 года оно выступало одним из немногих островков безопасности, уберегающих капитал инвесторов. В новой многополярной денежной системе, черты которой сейчас проступают, этот металл также займет уникальное место.

По оценке Metals Focus, за всю историю на планете добыто порядка 190 000 тонн золота. В XXI веке ежегодная добыча драгоценного металла превышает 3000 тонн, темпы ее растут, но повышается и себестоимость из-за исчерпания легкодоступных месторождений. Запасы золотоносных руд не безграничны: разведанные резервы оцениваются в 55 000 тонн, еще 110 000 приходится на труднодоступные залежи. Расчеты показывают, что к 2070 году из недр может быть извлечено «все золото мира», а дальше искать его придется разве что на Луне или астероидах. Пока это выглядит как фантастика, но теоретически возможно.

Примерно 45% добытого золота находится у населения в виде украшений и монет, такой же объем хранится в инвестиционных целях в банках и центробанках, еще 10% используется в промышленных и медицинских изделиях. Со стороны населения спрос в целом стабилен и будет усиливаться по мере повышения уровня жизни в развивающихся странах. Технологическое потребление золота год от года увеличивается из-за его активного использования в гаджетах и другой технике, в обозримом будущем эта тенденция сохранится.

Самые активные покупатели золота сейчас — это центробанки разных стран, а институциональные инвесторы и частные лица несколько сократили вложения в драгметалл в связи со стагнацией цен на него. Но в перспективе эти категории рыночных игроков тоже будут подпитывать инвестиционный спрос, особенно в периоды нестабильности на фондовых биржах. Нет оснований думать, что золото потеряет свои ценностные характеристики и перестанет играть роль тихой гавани, а популяризация «золотых» ETF и развитие цифровых каналов их дистрибуции создают дополнительные предпосылки для увеличения частных инвестиций.

Пока ежегодное предложение добываемого и перерабатываемого золота на 7% превышает мировой спрос, то есть рынок более-менее сбалансирован. На этом фоне цены демонстрируют поразительное постоянство — в последние годы диапазон колебаний составляет примерно 10%. Консенсус-прогноз Reuters на 2019 год также предполагает сохранение средней стоимости тройской унции на уровне $1350.

В перспективе же, с учетом упомянутых трендов, с высокой вероятностью покупки золота будут преобладать над продажами, что, разумеется, отразится на ценах. Этот актив идеально подходит для инвестиций с прицелом на два-три десятилетия, но он и гораздо раньше способен принести хорошую отдачу. Например, его разумно использовать для хеджирования рисков, связанных с дедолларизацией мировой экономики.

Россия > Финансы, банки > forbes.ru, 16 октября 2018 > № 2765587 Вадим Логинов


США > СМИ, ИТ > forbes.ru, 16 октября 2018 > № 2765586 Андрей Ивашенцев

Проблема курицы и яйца: что мешает распространению дополненной реальности

Андрей Ивашенцев

Независимый эксперт по инновациям

Очки и шлемы не стали магистральным путем развития дополненной реальности, но в мобильные устройства она уже пришла

Индустрия дополненной реальности (AR) перешла в «мобильную эру». Почему смартфон стал самым популярным устройством для AR и что на нем можно увидеть?

Экосистема

Эволюция любой экосистемы в начальной стадии — типичная проблема «курицы или яйца». Чтобы появились достаточное количество систем дополненной реальности, нужны аппаратные средства и поддерживающие их операционные системы, которые позволят им заработать. Но если приложений нет, то и создателям аппаратных средств сложно понять, зачем приспосабливать свою продукцию под несуществующие инновации.

Сейчас готовность рынка к развитию AR-экосистемы стоит под большим вопросом, а необходимость иметь AR-очки в каждом доме вообще кажется пустой фантазией. Так бывало и раньше: в далеком 2002 году Microsoft представила первое устройство под управлением Windows XP Tablet Edition, которое было практически проигнорировано рынком. А в 2010-м Apple анонсировала iPad и перевернула индустрию потребления контента. Во многом это произошло потому, что пользователи уже знали, зачем нужен сенсорный экран и привыкли к нему за годы использования iPhone. Таким образом, Apple, потратив несколько лет, открыла дорогу новому форм-фактору устройств, подготовив аудиторию к его появлению.

Примерно год назад наступил момент, когда большинство крупных экосистемных игроков осознали необходимость подготовить рынок к появлению AR-устройств следующего поколения. Оказалось, что в качестве основного инструмента проще всего использовать смартфоны, которые можно найти в кармане большей части населения планеты.

Современные телефоны существенно превосходят по производительности компьютеры десятилетней давности и в состоянии играючи справиться с обработкой картинки с камеры для AR. Но это про аппаратную платформу. Теперь стоит посмотреть, как у ключевых игроков рынка обстоят дела с программной частью.

Snapchat

Первым в списке будет Snap, который позиционирует себя как Camera-company и одним из первых начал активно внедрять дополненную реальность в рядовые сценарии использования приложения. Инновационный подход тут — норма жизни в высококонкурентной среде, к тому же он помогает активно наращивать аудиторию, что видно по успешно проведенному IPO на $3,4 млрд.

Основной сценарий использования дополненной реальности в Snapchat — фильтры для камеры с масками и эффектами, однако есть еще и классический способ с размещением объектов в пространстве, а также AR-игры. Основная функциональность была разработана в компании Looksery, которую Snap купила в 2015 году за $150 млн. Впоследствии она была полностью интегрирована в Snapchat.

Креативный подход Snap состоит в том, чтобы активно продвигать дополненную реальность в массы, в первую очередь через молодую и креативную аудиторию, которая уже сегодня начинает использовать AR как инструмент для самовыражения.

Facebook Camera и MSQRD

Как мы видим на примере Snapchat, маски являются самым простым и забавным сценарием использования AR, который очень быстро набрал популярность у пользователей. Наблюдая за успехом Looksery, команда белорусских разработчиков решила повторить концепцию и приступила к созданию приложения MSQRD.

Первый прототип был создан на хакатоне, буквально через месяц после приобретения Looksery, а еще через три недели первая версия приложения MSQRD появилась в AppStore. Сразу за этим последовал первый раунд инвестиций в $1млн от Юрия Гурского и огромный интерес со стороны крупных игроков рынка.

Среди них оказался и Facebook, к портфолио которого отлично подходил MSQRD. В первую очередь — для борьбы за молодежную аудиторию со Snapchat с помощью добавления функционала Stories в Instagram и Facebook Messenger. Через 4 месяца после старта проекта MSQRD стал частью Facebook. В 2017 году на конференции F8 Facebook представил свою концепцию демократизации дополненной реальности, где ключевым инструментом становится приложение Facebook Camera. Основное преимущество Facebook в данном случае — платформенная независимость и доступность базового AR-функционала камеры напрямую из мобильных приложений Facebook и Facebook Messenger с потенциальной аудиторией в 2 млрд пользователей. В основу средств разработки Facebook AR Studio лег продукт MSQRD Editor.

Facebook считает дополненную реальность следующей «большой вещью», прорывом, который изменит рынок, поэтому активно создает патенты и вовлекает разработчиков.

Apple ARKit

Facebook не одинок: на конференции WWDC 2017 года Apple анонсировала платформу дополненной реальности ARKit как часть обновленной операционной системы для мобильных устройств — iOS 11. В 2018 году добавилась многопользовательская версия. Как и с большинством других своих инноваций, подход Apple опирается на лояльную бренду аудиторию и привлекает своей простотой в формате «it just works». Технология работает на устройствах от iPhone 6S и новее, а также iPad и iPad Pro, на которые совокупно, если исходить из публичных данных, приходится больше 1 млрд пользователей.

Инструментарий ARKit — эволюция одного из первых комплектов для разработчиков дополненной реальности Metaio, о котором мы писали. Он поддерживает графические движки Unity и Unreal Engine, которые используют примерно 90% разработчиков под iOS. Таким образом, Apple существенно упростил создание продуктов дополненной реальности.

Google ARCore

Первоначально в Google разработали платформу дополненной реальности Tango, но она требует для работы производительные процессоры и камеры высокого разрешения. Поэтому американский интернет-поисковик создал несколько упрощенную версию ARCore.

Новую платформу Google выпустил также в 2017 году, как раз за неделю до презентации новых iPhone и релиза iOS 11. Разработчики, которые уже создавали свои проекты на ARKit, начали изучать возможность разработки сразу под две платформы. Как-никак на платформе Android работает более 2 млрд устройств, а такую аудиторию нельзя игнорировать.

Технологически для разработки под ARCore разработчику нужно пользоваться вышеупомянутыми Unity и Unreal Engine, а возможности платформы во многом аналогичны ARKit. Из особенностей стоит отметить интеллектуальное распознавание движущихся объектов и работу с освещением и тенями виртуальных объектов.

К сожалению, требования к вычислительной мощности и камере в случае ARCore довольно высоки. Поэтому на момент анонса предварительной версии платформы она работала только на устройствах Google Pixel и Samsung Galaxy S8, с прицелом на последующую поддержку со стороны ASUS, LG и Huawei.

Прогнозировалось, что число устройств с поддержкой ARCore должно вырасти до 100 млн. Однако прошел год, а реализацию этих предсказаний никто не подтвердил, несмотря на выход полноценной версии ARCore 1.0.

Все тенденции динамичной индустрии дополненной реальности описать достаточно сложно. В этой и предыдущих (1, 2) статьях дан только общий анализ развития аппаратных и программных средств. На самом деле за синергией этих двух веток продуктов будущее дополненной реальности. Пока одни игроки разрабатывают устройства завтрашнего дня, другие готовят под эти гаджеты лояльную и подготовленную аудиторию, для которой AR будет такой же привычной функцией, какой для нас сегодня являются сенсорные экраны. Еще десяток-другой лет назад они тоже казались инновационными.

США > СМИ, ИТ > forbes.ru, 16 октября 2018 > № 2765586 Андрей Ивашенцев


Россия. ЦФО > Транспорт. СМИ, ИТ > forbes.ru, 16 октября 2018 > № 2765584 Александр Поляков

Умная Москва: как Big Data помогает строить метро и бороться с пробками

Александр Поляков

Директор проектного транспортного института России ГБУ «МосТрансПроект», кандидат технических наук

Крупнейшие города мира используют технологии для решения транспортных проблем, и Москва оказалась одним из лидеров этого движения: теперь камеры на дорогах и чипы в билетах помогают определить, где строить новые станции метро и прокладывать новые маршруты общественного транспорта

Перед мировыми мегаполисами сегодня стоит серьезная задача по созданию эффективной и надежной транспортной системы для жителей. Без современных технологий сделать это было бы невозможно. Это, конечно, касается и Москвы: в столичной агломерации совершается около 19 млн поездок в сутки.

Москва пошла по пути интеграции классического транспортного планирования, когда для анализа рассматривается статическая модель города, и технологий, использующих динамические модели развития транспортной ситуации. Если пять лет назад транспортные инженеры точно не знали, где произойдет авария, а где ввести новый маршрут, то теперь это подсказывают алгоритмы, построенные на аналитике больших данных. Данные, собранные с датчиков, транспортных проездных карт и дорожных камер, используются для борьбы с заторами и повышения транспортной безопасности.

Big Data стала инструментом, который перенастроил маршрутную сеть с учетом графика передвижения горожан. Результат оценили международные эксперты Deloitte — в 2017 году они назвали Москву мировым лидером по внедрению интеллектуальных решений для транспортной системы.

Одним из наиболее продвинутых решений, которые были внедрены в 2018 году, стала система, определяющая участки дороги с высоким риском ДТП. Она автоматически учитывает внешние факторы, такие как осадки, туман, освещение и температура, и анализирует участок дороги — его ширину и изменение пропускной способности, средний балл заторов в городе и скорость потока. Как правило, такие участки — это бутылочные горлышки: авария в этом месте приведет к сильным заторам. Теперь Ситуационный центр ЦОДД принимает решение о приоритетном вызове машин ГИБДД на место аварии с учетом расположения этих участков.

Например, по МКАД в пиковый час поездки совершают порядка 10 000 автомобилистов. Перекрытие даже одной полосы в результате ДТП снижает пропускную способность на 20%, что с учетом значимости магистрали приводит к задержкам не только личного, но и общественного транспорта. Быстрая ликвидация ДТП позволяет значительно экономить время пассажиров в пути.

Очень умные билеты

Другой пример. Еще недавно маршруты общественного транспорта прокладывали по старинке: чтобы построить матрицу перемещений горожан, проводили трудоемкие исследования местности, в том числе многочисленные замеры длительности поездок, подсчеты на глаз и интервью. Затем результаты долго обрабатывали с массой допущений. Сейчас для мониторинга за транспортной системой Москвы используется Big Data. Данные о всех перемещениях в городе анализируются с помощью чипов в билетах. Каждый билет имеет уникальный идентификационный код, который считывается при валидации билета. Эти данные анонимны, при этом именно информация о каждой поездке позволяет сделать маршрутную сеть максимально удобной для большинства пассажиров. Благодаря этому, например, стало известно, что 50% валидаций совершается в наземном транспорте, а каждый пятый московский пассажир не пользуется метро.

Данные «умных» билетов учитывались при создании 29 новых маршрутов общественного транспорта в семи округах города и 13 маршрутов для коммуникации с Новой Москвой. Они проходят через социально важные объекты — школы, больницы, поликлиники — и дают пассажирам возможность добраться без пересадок до станций метро и МЦК.

Если проанализировать, как люди перемещаются между районами города, становится понятно, какие виды транспорта надо развивать. Согласно статистике, на сегодняшний день большое количество поездок совершается между Басманным, Красносельским и Тверским районами. В общей сложности здесь ежедневно пользуется транспортом более 20 000 человек. В соответствии с этим были скорректированы маршруты нескольких автобусов: например, между Комсомольской площадью, где находится большой транспортный хаб с тремя вокзалами, и Пушкинской площадью запустили магистральный маршрут автобуса А, а маршрут М3 связал Бауманскую улицу с Охотным Рядом.

Интересно в московском транспорте распределены часы пик: если утренний пик явно выражен для метро и наземного пассажирского транспорта и длится с 7:30 до 9 часов, то вечерний пик менее выражен и длится вдвое дольше — с 17 до 20 часов. Это объясняется тем, что утром пассажиры едут на работу к определенному времени, а вечером еду с работы домой в разное время.

«Эти 42 минуты под землей»

В удаленных районах развитие общественного транспорта также актуально: по данным чипов в билетах, меньше всего наземным транспортом пользуются в центре столицы, а чем дальше от центра, тем больше пассажиров, предпочитающих только его.

Еще нагляднее данные показывают, как пассажиры передвигаются внутри самих районов. К примеру, в районе Хорошево-Мневники зафиксировано большое количество поездок внутри района, при этом большинство жителей из района выезжают на метро. После открытия МЦК у жителей района появилась станция в пешей доступности, что оказалось эффективным решением: пассажиропоток станции «Хорошево» составил 3,5 млн за 2017 год, а на станции «Панфиловская» за тот же период он увеличился на 65% — в январе в будние дни ежедневный пассажиропоток составлял порядка 6200 человек, а к ноябрю превысил 10 000 человек.

При этом количество пассажиров на МЦК активно растет: за первые месяцы 2018 года по сравнению с тем же периодом 2017-го количество пассажиров увеличилось на 27%, то есть с 1 января по 6 марта Центральным кольцом воспользовались 20 млн пассажиров.

Информатизация и цифровизация — в числе главных трендов развития современных мегаполисов. Те программы, которые реализуются сегодня, решают лишь часть проблем. Однако уже сейчас Москва занимает второе место мире по использованию умных решений после Шанхая: если в Шанхае цифровыми возможностями «умного» города пользуются 52% взрослого населения, то в Москве эта доля составляет 39%. Следом идут Сингапур, Дубай (по 38%) и Гонконг (36%), а Нью-Йорк оказался лишь на 9-м месте с показателем в 32%.

Россия. ЦФО > Транспорт. СМИ, ИТ > forbes.ru, 16 октября 2018 > № 2765584 Александр Поляков


Россия > Агропром > zol.ru, 16 октября 2018 > № 2765558 Даниил Хотько

Экспорт подсолнечного масла в сезоне-2017/18 обновил рекорд

По итогам сезона-2017/18 Россия экспортировала рекордный объем подсолнечного масла. Как следует из данных ФТС, с сентября 2017 года по август 2018-го за рубеж было отгружено 2,3 млн т подсолнечного масла против 2,1 млн т сезоном ранее. В том числе в августе было вывезено 128 тыс. т, что примерно соответствует аналогичному месяцу 2017-го.

Увеличение экспорта произошло несмотря на уменьшение урожая подсолнечника в прошлом сезоне. Причина — сокращение внутреннего потребления подсолнечного масла в связи с введением в январе нового технического регламента, снизившего максимально допустимое содержание трансжиров до 2%, прокомментировал «Агроинвестору» ведущий эксперт Института конъюнктуры аграрного рынка (ИКАР) Даниил Хотько. «Так как подсолнечное масло смогли использовать далеко не все комбинаты, это привело к росту закупок пальмового масла, импорт которого в Россию по итогам сезона стал рекордным», — рассказал Хотько. Потребление подсолнечного масла в свою очередь снизилось к предыдущему сезону на 6-7%, оценивает ИКАР. «И даже в летний период, когда традиционно на рынке обозначается дефицит масла и в основном реализация идет внутри страны, экспорт шел активными темпами», — отметил Хотько.

Другая причина роста экспорта — устойчивый спрос на подсолнечное масло на внешних рынках. «В течение всего сезона российское подсолнечное масло активно закупал Египет, который в итоге стал крупнейшим его импортером», — сказал эксперт. По данным ФТС, с сентября 2017-го по август 2018-го Египет закупил 428 тыс. т российского подсолнечного масла.

Турция, традиционно занимавшая лидирующую позицию, оказалась на втором месте с объемом закупок 367 тыс. т. По сравнению с сезоном-2016/17 экспорт в эту страну сократился на треть. «Вместо поставок в Турцию сырого масла, которое она потом перерабатывала и перепродавала, Россия стала отправлять масло в страны Ближнего Востока напрямую», — пояснил Хотько. Кроме того, значительно увеличил импорт Китай, в том числе эта страна стала крупнейшим покупателем по итогам августа.

В 2017 году, согласно данным Росстата, валовой сбор подсолнечника составил 10,5 млн т, что на 4,8% ниже урожая-2017. Производство подсолнечного масла в России в завершившемся сезоне, по оценке ИКАР, сократилось на 3% до 4,55 млн т. Текущий прогноз валового сбора подсолнечника в сезоне-2018/19 — 11,5 млн т, а производства подсолнечного масла — 4,8 млн т. «Экспорт, скорее всего, продолжит расти, и мы ждем новый рекорд. Пока наша оценка экспорта масла на сезон-2018/19 — 2,4 млн т», — спрогнозировал Хотько.

По данным Минсельхоза, к 15 октября в России подсолнечник убран с 58% площадей. Намолочено 7,6 млн т маслосемян в бункерном весе при средней урожайности 16,5 ц/га. По оценке аналитического центра «СовЭкон», Украина и Россия в сумме в этом году соберут близкие к рекордным 26 млн т подсолнечника, что на 8% выше прошлого года. На внутреннем рынке средняя цена подсолнечника на прошлой неделе снизилась на 650 руб. до 18475 руб./т (без НДС), масло подешевело на 500 до 46 тыс. руб./т (с НДС). Экспортные цены на российское подсолнечное масло, по данным аналитического центра «СовЭкон», к началу октября опустились до $665/т — самого низкого показателя как минимум за последнее десятилетие. Как отмечают аналитики, масло активно дешевеет с мая этого года, потеряв в цене около 11%.

Источник: Агроинвестор

Россия > Агропром > zol.ru, 16 октября 2018 > № 2765558 Даниил Хотько


Россия. ЦФО > Образование, наука. СМИ, ИТ. Приватизация, инвестиции > premier.gov.ru, 16 октября 2018 > № 2762532 Дмитрий Медведев

Заседание попечительского совета некоммерческой организации «Фонд развития Центра разработки и коммерциализации новых технологий»

Д.Медведев: «Фонд "Сколково" – это системообразующий элемент российской инновационной среды. Сегодня в портфеле "Сколково" – почти 1900 стартапов. Выручка компаний-резидентов уже превысила 250 млрд рублей. Создано 33 тыс. новых рабочих мест. В инфраструктуру привлечено более 100 млрд рублей внебюджетных инвестиций».

Вступительное слово Дмитрия Медведева:

Добрый день, уважаемые коллеги!

У нас сегодня большой день в «Сколково». Помимо «Открытых инноваций» мы договорились провести заседание попечительского совета фонда «Сколково», чтобы обсудить, как проект развивается, и поговорить о стратегии работы в общем плане. Задачи на будущее сформулировать.

Фонд «Сколково» теперь уже все знают – это системообразующий элемент российской инновационной среды. Это самая современная инфраструктура. Достаточно в окно посмотреть, чтобы убедиться в том, что этот, по сути, отдельный город, который называют «Сколково», состоялся. Это сообщество резидентов и сеть их международных партнёрств. «Сколково» – этот в целом успешный проект с международным именем – уже признанный факт.

Каждый год здесь что-то меняется, причём меняется к лучшему: строится новая инфраструктура, жильё, появляются представительства зарубежных компаний. Заработал крупнейший в Европе технопарк. Открыта гимназия, причём очень популярная. Считается, что там хорошее образование.

В этом году, я был тому свидетелем, введена первая очередь нового здания Сколтеха – это 130 тыс. кв. м аудиторий, офисов, лабораторий и студенческих центров. Причём сделано всё это совершенно по-новому, очень интересное архитектурное решение и образовательные решения.

Сдан диагностический центр Международного медицинского кластера. Мы с Сергеем Семёновичем (Собяниным) его посещали. Производит очень сильное впечатление и сам центр, и персонал, который там работает, и оборудование.

На днях открылся деловой центр «Амальтея», где сейчас проходит форум «Открытые инновации», идут дискуссии на различных площадках.

На пленарной сессии форума звучали соображения о том, какие технологии и как будут менять наше будущее. Повторяться не буду. Я уже там всё, что хотел, сказал. Пространство «Сколково» – это и есть живое воплощение инфраструктуры будущего или подходов к инфраструктуре будущего. Тысячи людей и компаний, которые работают и учатся здесь, несут в себе в той или иной мере концепции этого будущего.

Сегодня в портфеле «Сколково» – почти 1900 стартапов. Хотя количеством мерить недостаточно, но в наших планах и национальных приоритетах, которые установлены указом Президента, есть цели национальные, по которым мы должны создавать эти стартапы активно – вернее, помогать их созданию, потому что они создаются не нами. И понятно, что здесь так или иначе количество стартапов должно переходить в качество. Если в среднем смотреть в динамике, то резидентом фонда становится одна компания в день.

Государство активно поддерживает деятельность фонда. За прошлые восемь лет на его развитие было направлено около 130 млрд рублей. Это значительные деньги. Но есть результат. Выручка компаний-резидентов уже превысила 250 млрд рублей. То есть проект живёт уже своей жизнью. Создано 33 тыс. новых рабочих мест. В инфраструктуру привлечено более 100 млрд рублей внебюджетных инвестиций.

Молодые компании регистрируют значительное число патентов, объектов интеллектуальной собственности. Это важный тренд, особенно с учётом того, что с этим у нас достаточно плохо всё было. Но ещё важнее, что эти продукты коммерциализируются. То есть это не просто патент, который лежит и не даёт кому-либо использовать интеллектуальную собственность, а это патенты, которые приносят деньги. И вот это, наверное, важнее всего – патенты и иные формы защиты интеллектуальной собственности.

Несколько десятков компаний разместили здесь свои инновационные и исследовательские центры. Все их знают – это и «Боинг», и «Шнайдер Электрик», «Ренова». Наши структуры завершают строительство – «Сибур», «Татнефть», ТМК. В процессе строительства также – Трансмашхолдинг, крупнейший технопарк Сбербанка, японский гигант в области робототехники «Фанук».

Процесс развивается по нарастающей. Это значит, что модель востребована, она работает. «Сколково» превращается в умный многопрофильный сервис в области инноваций, как мы и планировали изначально. Причём это большой сервис. Шаг за шагом формируется полноценная инновационная экосистема, как сейчас принято говорить.

В этом контексте хочу ещё раз напомнить о наших приоритетах.

Первое. Мы занимаемся инновациями, во-первых, не для самих инноваций, а для того, чтобы создавать более современную и комфортную жизнь. Мы должны сохранять глобальное мышление. Мы должны создавать такие продукты, которые котируются на международном рынке, которые являются конкурентными.

В ближайшие годы мы делаем ставку на поддержку экспортно ориентированных предприятий.

Второе – это сохранение принципа экстерриториальности в работе. На прошлых встречах мы подробно говорили, насколько важно работать с регионами. Те возможности, которые мы создаём, должны быть равными и доступными для всех.

Сейчас около трети стартапов принадлежит компаниям из регионов. Это уже довольно приличный показатель, хотя, конечно, по большому счёту лучше бы эта пропорция была наоборот – то есть две трети из регионов. Традиционно большую роль играют наши крупные регионы с научной, образовательной школой (это Татарстан, Петербург, Новосибирск, Томск). Ещё раз говорю: доля региональных компаний должна расти.

Третье и, наверное, самое важное – это задачи, которые мы решаем. Мы завершили работу по подготовке 12 национальных проектов. На прошлой неделе я утвердил комплексный план развития магистральной инфраструктуры. Цель этих проектов – стимулировать инновационное преобразование отраслей. Речь идёт о промышленном производстве, строительстве жилья, дорог, образовании, медицине, государственном управлении.

И отдельная тема – это цифровая экономика. Я сейчас говорил, что опять же нам цифровая экономика нужна именно как такой инфраструктурный мостик между собственно цифровыми технологиями и реальной экономикой. Поэтому, по сути, этот проект по цифровому сопровождению, по цифровому развитию является инфраструктурой для реализации других национальных проектов. Соответственно, здесь должна быть правильно сориентирована и работа государственного аппарата, и многих компаний, поскольку именно здесь будет формироваться спрос на новые технологии. Фонд такой опыт имеет, он является активным участником как раз программы «Цифровая экономика».

Кстати, хочу заметить, что когда мы делили деньги, мы это всё время делаем в преддверии бюджета, то (понятно, что-то можно делать быстрее, что-то медленнее, всегда есть резоны у отраслей, есть резоны у Министерства финансов) что-то предлагалось немножко сдвинуть, как принято говорить, вправо, то есть отложить финансирование, имея в виду финансировать дальше, по нарастающей. Почему я об этом говорю? По цифровой экономике, я на этом настаивал, нам нужно обязательно сохранить упреждающее финансирование – естественно, в тех объёмах, которые мы способны освоить. То есть, иными словами, нам нужно создавать цифровую инфраструктуру не к 2024 году и не через три года, а прямо сейчас, потому что именно цифровая экономика, цифровое развитие являются инфраструктурой других национальных проектов.

Финансовые показатели у фонда неплохие. «Сколково» привлекает инвестиции, включая венчурные инвестиции, что в целом свидетельствует о доверии к фонду.

Правительство сохраняет поддержку Сколтеха, грантовую поддержку. Эта система доказала в целом свою эффективность. Особенно что касается микрогрантов, которые выдаются на первоначальные технологические решения и способствуют быстрой коммерциализации.

Хочу, пользуясь случаем, поблагодарить команду, сообщество фонда за продуктивную работу. Поблагодарить Виктора Феликсовича Вексельберга. Проект для него остаётся достаточно личным, это чувствуется по результатам.

А теперь давайте послушаем сообщение о результатах работы фонда.

Россия. ЦФО > Образование, наука. СМИ, ИТ. Приватизация, инвестиции > premier.gov.ru, 16 октября 2018 > № 2762532 Дмитрий Медведев


Молдавия. ЦФО > Образование, наука > fadm.gov.ru, 16 октября 2018 > № 2761940

В Москве стартовал Российско-Молдавский молодежный форум

16 октября в Российском Государственном Университете нефти и газа им. И.М. Губкина состоялась церемония открытия Российско-Молдавского молодежного форума. Активисты, общественные деятели, молодые предприниматели, волонтеры, представители молодежного парламента, журналисты и блогеры из Республики Молдова встретились со студентами России на площадке университета.

Член Экспертного Совета Комитета по делам национальностей Государственной Думы Российской Федерации Камил Габдулин поприветствовал участников форума:

«На сегодняшний день Россия и Молдавия являются стратегическими партнерами, и, по моему глубокому убеждению, такое партнерство должны создавать именно мы – молодежь. Темы, которые будут обсуждаться во время форума, являются естественной основой взаимоотношений наших стран. Я предлагаю уже сегодня начать выстраивать диалог между конкретными гражданами России и Молдавии, высказывать инициативы, создавать проекты».

Ключевая цель форума – создание условий для расширения и укрепления российско-молдавского международного молодежного сотрудничествасреди участников обеих стран и подготовки их к эффективной деятельности по направлениям.

Руководитель делегации из Молдовы, депутат Кишиневского городского совета Никита Цурканотметил важность проведения таких форумов для обеих стран.

«Это площадка, дающая отличные возможности для заинтересованной молодежи. Здесь вы знакомитесь, делитесь опытом, создаете новые проекты и развиваете уже существующие»,– высказался Никита Цуркан.

В течение всего дня участники будут обсуждать три основные темы форума: туризм, предпринимательство и добровольчество. Сегодня в рамках этих секций проходят презентации реализуемых проектов в России по направлениям. Так, участники из Молдовы узнали об опыте проведения конкурса «Расскажи миру о России», «Если бы я был президентом», патриотической акции «Рисуем победу», познакомились с деятельностью ВОД «Волонтеры-медики», а также обсудили тему молодежного туризма как фактора международной интеграции и предпринимательства.

Напомним, Российско-Молдавский молодежный форум проходит с 15 по 20 октября. Проект проведения Форума является победителем Всероссийского конкурса молодёжных проектов среди образовательных организаций высшего образования РФ, проведённого Федеральным агентством по делам молодёжи в 2018 году и реализуется с использованием средств грантовойподдержки. Организатором выступает Юго-Западный Государственный Университет при поддержке Федерального агентства по делам молодежи и Федерального государственного бюджетного учреждения «Ресурсный Молодежный Центр».

Молдавия. ЦФО > Образование, наука > fadm.gov.ru, 16 октября 2018 > № 2761940


Россия > СМИ, ИТ. Госбюджет, налоги, цены > comnews.ru, 16 октября 2018 > № 2761927

Сервисное государство нового поколения

Анна Устинова

Заместитель министра цифрового развития, связи и массовых коммуникаций РФ Максим Паршин представил концепцию цифровизации государственного управления на 2018-2024 гг. - "Сервисное государство 2.0". Новая модель "Сервисного государства" позволит комплексно решать жизненные ситуации граждан на основании автоматизированных бизнес-процессов ("суперсервисы"), минимизировать участие чиновников в принятии решений по оказанию услуг, исключить бумажные документы как в процессе оказания услуг, так и между ведомствами. Эксперты полагают, что все описанное в концепции должно было появиться в России в результате выполнения госпрограммы "Информационное общество" (2011-2020).

Замглавы Министерства цифрового развития, связи и массовых коммуникаций РФ (Минкомсвязи) презентовал концепцию "Сервисного государства" версии 2.0. Максим Паршин сообщил, что главный принцип "Сервисного государства" состоит в отсутствии физических документов, кроме удостоверения личности гражданина. Он подчеркнул, что у граждан появится возможность получать государственные услуги в проактивном режиме: государство само напомнит, когда и что нужно сделать, а все необходимые документы будут запрашиваться из электронных реестров органов власти по единому идентификатору. Замминистра добавил, что многофункциональный центр (МФЦ) станет модератором в отношениях граждан и юридических лиц с органами власти.

Согласно представленной презентации, "Сервисное государство" версии 2.0 укладывается в федеральный проект "Цифровое госуправление" нацпрограммы "Цифровая экономика РФ". Для "Сервисного государства 2.0" будут доработаны ведомственные системы, скорректирована нормативно-правовая база, на Едином портале госуслуг появятся новые услуги и сервисы. Принципами сервисного государства должно стать отсутствие бумажных процессов и физических документов, комплексное решение жизненных ситуаций гражданина на основании автоматизированных бизнес-процессов (сервисов) и автоматическое принятие решений вместо чиновников.

В "Сервисном государстве 2.0 (2018-2024)" рассматривается шесть направлений - "суперсервисы", "цифровой профиль", "единый фронт", "единый транспорт", "единая модель данных" и "единая платформа услуг и сервисов".

Так, в рамках первого направления в ближайшие три года будет запущено 25 цифровых суперсервисов, среди которых рождение ребенка, оформление пособий и льгот, электронный больничный, полис ОСАГО, полис обязательного медицинского страхования и трудовая книжка. Второе направление предполагает развитие Единой системы идентификации и аутентификации (ЕСИА). Сюда относится цифровой профиль, облачная электронная подпись, биометрическая идентификация и реестр полномочий и согласий. "Единый фронт" означает, что все официальные информационно-сервисные интернет-порталы, сайты, мобильные и интернет-приложения, создаваемые и выпускаемые органами власти, будут объединены в одну систему. Направление "единый транспорт" касается данных и документов, связанных с облегчением электронного взаимодействия ведомств и юридически значимого документооборота. "Единая модель данных" подразумевает создание и развитие Национальной системы управления данными (НСУД). Сюда относится, в частности, внедрение единого стандарта управления жизненным циклом данных. "Единая платформа услуг и сервисов", по задумке, будет представлять единую бэк-платформу услуг и сервисов, где будет осуществляться, в частности, контроль сроков и качества предоставления услуг.

Напомним, что предыдущий проект - "Сервисное государство 1.0" с 2010 г. по 2018 г. включало четыре составляющих - "государственные услуги", "государственные порталы", "межведомственное взаимодействие" и "государственные данные". Согласно представленной в презентации статистике, в системе межведомственного взаимодействия (СМЭВ) за 2018 г. произошло 20,7 млрд транзакций между 16 тыс. участников в 30 тыс. информационных систем. Единым порталом государственных услуг (ЕПГУ) воспользовалось почти 80 млн пользователей, получено 2,1 млрд услуг. На текущий момент более 1000 органов власти подключены к государственным порталам (35 тыс. госсайтов). При этом 330 систем остаются пока не связанными.

Похожий проект уже представил Центр стратегических разработок в апреле 2018 г. Документ получил название "Государство как платформа". В основе концепции лежит взаимодействие трех групп - граждан, государства и бизнеса. Так, для граждан снизится субъективизм при получении госуслуг и их стоимость. Для государства повысится скорость принимаемых решений и конкурентоспособность страны на внешних рынках. Бизнес сыграет роль поставщика данных для технологической инфраструктуры платформы.

Показателями успеха развития платформы ЦСР так же, как и у "Сервисного государства", являются снижение стоимости операций в системе государственного управления, увеличение скорости оказания государственных сервисов, удовлетворенность пользователей и отсутствие традиционных "бумажных" сервисов. Как следствие, предполагалось сокращение количества государственных служащих с соответствующим снижением затрат на фонд оплаты труда.

Ведущий аналитик Российской ассоциации электронных коммуникаций (РАЭК) Карен Казарян видит основную проблему представленной концепции "Сервисного государства 2.0" в том, что все описанное в презентации должно было появиться в России в результате выполнения госпрограммы "Информационное общество" (2011-2020). "Это не модель будущего, это модель того, как нам успеть догнать страны ОЭСР", - констатирует он. Карен Казарян полагает, что, в отличие от показанной Минкомсвязи модели, проект ЦСР "все же о взгляде на будущее", пусть и при определенном пересечении двух документов.

Россия > СМИ, ИТ. Госбюджет, налоги, цены > comnews.ru, 16 октября 2018 > № 2761927


Россия > Транспорт. СМИ, ИТ > gudok.ru, 16 октября 2018 > № 2760624 Евгений Чаркин

Евгений Чаркин: «Цифровизация - инструмент кардинального повышения эффективности»

Директор по информационным технологиям ОАО «РЖД» Евгений Чаркин представил основные направления цифровизации железнодорожного транспорта на международном форуме инновационного развития «Открытые инновации» в Сколково

«Российские железные дороги» позиционируются не просто как железнодорожный перевозчик или владелец инфраструктуры, но и как транспортный логистический холдинг. Соответственно исходя из этого мы и строим нашу цифровизацию. Мы для себя выделили KPI и определили, что более 50% добавленной стоимости должны создаваться по итогам реализации научной стратегии с помощью цифровых технологий. Именно этот показатель позволит отделить цифровую железную дорогу от нецифровой, сообщил директор ОАО «РЖД» по информационным технологиям Евгений Чаркин, выступая на сессии «Цифровые решения для логистики будущего» форума «Открытые инновации-2018»

«Если говорить о направлениях деятельности компании, то есть несколько платформенных решений, по которым мы сейчас работаем, - пояснил Евгений Чаркин. - Это платформа в области грузовых перевозок, платформа в области пассажирских перевозок, изменение процессов управления транспортной инфраструктурой, направления экологических проектов, транзитного потенциала и беспилотной инфраструктуры».

В первую очередь мы разрабатываем клиентские направления– это цифровые платформы нового поколения для оказания сервисов нашим пассажирам – один из них проект «Инновационная мобильность», - напомнил Евгений Чаркин. - Платформа будет включать возможность заказать и осуществить поездку «от двери до двери» по единому электронному билету, возможность использования во время поездки привычного набора сервисов: доступ к сети интернет, услуги на борту, включая товары в дорогу, заказ питания, заказ туристических услуг».

Директор ОАО «РЖД» по информационным технологиям добавил, что тот факт, что пассажир проводит много времени на железной дороге в свете наших больших расстояний является для нас преимуществом. «Мы уверены, что создание для клиента комфортных условий, в которых он привык находиться, создаст для нас большое конкурентное преимущество», - отметил Евгений Чаркин.

«Если говорить о грузовом секторе, то здесь у нас есть наш якорный проект это электронная торговая площадка, которую мы запустили в прошлом году. Сейчас уже с нами работает более 3 тыс. клиентов на площадке. Это радикальным образом помогло изменить бизнес-модель, выстроить связь с клиентом. В ближайшее время на платформе станет доступна грузоперевозка от двери до двери, появятся складские услуги, автомобильный транспорт, финансовые услуги, которые мы сейчас прорабатываем. Это платформа помогает выстроить новый канал взаимодействия с нашим клиентом».

Бэлла Чеченова

Россия > Транспорт. СМИ, ИТ > gudok.ru, 16 октября 2018 > № 2760624 Евгений Чаркин


Россия > Госбюджет, налоги, цены > fas.gov.ru, 16 октября 2018 > № 2759923

Замглавы службы рассказал на пленарном заседании Всероссийского семинара-совещания по тарифному регулированию об основных направлениях тарифной политики

«В прошлом году антимонопольная служба проводила плановые и внеплановые проверки решений региональных тарифных органов. Были проанализированы 3,5 тысячи тарифных решений и выданы более 60 предписаний в связи с выявленными нарушениями законодательства о ценообразовании. Также ФАС России рассмотрела порядка 250 досудебных споров и разногласий. По результатам всех проверочных и контрольно-надзорных мероприятий антимонопольная служба приняла решение об исключении из состава установленных тарифов около 7,5 млрд рублей», - сообщил замглавы ФАС Сергей Пузыревский на Всероссийском семинаре-совещании по тарифному регулированию в Ялте.

Кроме того, замглавы ФАС указал виды нарушений, которые допускают тарифные органы субъектов РФ.

Затем он перешёл ко второй части своего выступления, где он указал на планируемые законодательные изменения в сфере тарифного регулирования.

Так, более 150 нормативных правовых актов регулируют сферу тарифов: 18 федеральных законов, 40 постановлений Правительства РФ и более 100 ведомственных нормативных правовых актов регламентируют в настоящее время систему ценообразования в нашей стране.

«В апреле 2018 года постановлением Правительства РФ утверждён единый порядок рассмотрения досудебных споров и разногласий. Теперь вместо 16 документов есть один», - отметил Сергей Пузыревский.

Говоря о новом порядке рассмотрения досудебных споров, замруководителя ФАС указал, что для рассмотрения спора одна из сторон должна подать заявление в ФАС России не позднее чем через три месяца после того, как она узнала или должна была узнать о нарушении своих прав. У антимонопольного ведомства есть 10 дней на принятие решения о рассмотрении дела или об отказе заявителю в рассмотрении. Ранее, законодательством Российской Федерации были закреплены различные сроки рассмотрения досудебных споров и тарифных разногласий, которые составляли от 30 до 90 дней. Теперь срок рассмотрения всех споров ФАС России составит 90 дней с правом продления рассмотрения ещё на месяц.

Новым порядком закреплена возможность участия в рассмотрении досудебных споров федеральных органов исполнительной власти, которые осуществляют функции по выработке и реализации государственной политики и нормативному правовому регулированию в сферах ТЭК, ЖКХ, электроэнергетики, транспорта, в зависимости от предмета досудебного спора. Представитель Минэкономразвития участвует в работе Комиссии ФАС России на постоянной основе.

Таким образом, по мнению ФАС, произошло определённое упорядочивание и унификация тарифного регулирования.

«Параллельно в Государственной Думе рассматривается законопроект об установлении единой пошлины по рассмотрению досудебных споров и разногласий. ФАС предлагает установить её размер в 120 000 рублей. На прошлой неделе законопроект был принят в первом чтении Государственной Думы, рассчитываем, что в скором времени он будет принят во втором и третьем», - уточнил замруководителя службы.

В завершение Сергей Пузыревский рассказал о том, что проект закона о госрегулировании тарифов внесён в Правительство РФ и дискуссия по нему в настоящее время продолжается, однако все участники процесса отмечают важность его принятия.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > fas.gov.ru, 16 октября 2018 > № 2759923


Россия. СЗФО > СМИ, ИТ > rosbalt.ru, 16 октября 2018 > № 2759916

Инструментальный коллектив «Терем-квартет» собирает на берегах Невы претендентов на эксклюзивный приз — «Золотую мурашку» в виде солнца. С 22 октября в Государственной академической капелле Санкт-Петербурга начнется V Международный музыкальный турнир «Терем Кроссовер». Он, как Ноев ковчег, берет на борт самых разнообразных исполнителей, играющих на классических, а подчас — необычных и редких музыкальных инструментах. И эта музыка не укладывается ни в один формат или стиль.

Корреспондент «Петербургского авангарда» побеседовала с вдохновителями и организаторами музыкального турнира, музыкантами «Терем-квартета» Андреем Константиновым (домра) и Андреем Смирновым (баян). Они рассказали о том, какими творческими качествами должны обладать участники «Терем Кроссовера», об импровизации в творчестве и жизни.

— Буквально две недели осталось до гала-концерта, на котором вы вручите «Золотую мурашку» и денежную премию победителю. Но до того, как это случится, жюри должно будет послушать и оценить всех участников турнира. А они настолько не похожи друг на друга, что поневоле задумаешься: как выбрать лучшего?

Андрей Константинов: Наш коллектив с самого начала расширял свое музыкальное пространство, залезал на территорию симфонической музыки, балетной, вокальной и так далее. Долго думая, мы пришли к главному критерию оценки — он выражен в гран-при «Золотая мурашка». Она же олицетворяет и солнце, и восходящую звезду, она же выразитель того, что нас волнует.

Как сын Шнурова разыгрывает публику

Самой важной является способность музыканта будоражить сердце слушателя. Поэтому у турнира есть не только профессиональное жюри — мы еще принимаем во внимание мнение публики. На бесплатные прослушивания всегда приходит много поклонников инструментальной музыки, которых мы просим голосовать. Гран-при вручается тем музыкантам, которые произвели неизгладимое впечатление и на жюри, и на слушателей: то есть победитель понравился и профессионалам, и любителям.

Но вообще мы выработали пять основных критериев, которые принимают все члены жюри. Во-первых, наличие кроссовера — это значит, что исполнители используют разные стили с оправданной художественной целью. Во-вторых, — профессионализм, в-третьих, — артистизм, в-четвертых, — искусство аранжировки и ансамблевой игры, в-пятых, — глубокое содержание исполняемого материала.

Андрей Смирнов: Пятый критерий — особенно важен, потому что поставлен самой жизнью. Как ансамблю выжить и быть интересным в течение многих лет, играть инструментальную музыку на протяжении двухчасового концерта и удержать внимание публики? Только содержанием!

Выступления должны быть интересными, а это значит, что каждое исполняемое произведение становится ярким событием со своей интригой, динамикой и неожиданными поворотами. Произведение — это бурный поток, который должен подхватить публику и втянуть в себя вместе с музыкантами…

«Терем-квартет» однажды выступал в Швейцарии, в ЦЕРНе, где расположен коллайдер. Мы играли для физиков, и наши русские ученые после концерта заявили: «Мы все понимаем, знаем все про атомы, энергии и поля, но что именно в музыке заставляет бегать мурашки по человеческому телу, почему это происходит — не можем объяснить». Вот так возникла идея «мурашки». Она стала для нас одним из главных показателей исполнительского искусства. Мурашка не зависит от теорий, стиля или концепций — она либо есть, либо нет.

— Какие звезды турнира «Терем Кроссовер» сейчас широко известны и популярны?

Андрей Константинов: Первым победителем стал японский коллектив Hide-Hide. В 2010 году они выиграли первую премию и тур по городам России. Теперь они постоянно приезжают в нашу страну, их регулярно приглашают на разные фестивали. Мы с ними иногда встречаемся в Японии.

В том же 2010 году третье место заняло латвийское The Cello Trio Melo-M.

Петербургский «Квинтет четырех» тоже продолжает успешно жить. С этим коллективом вышло забавно: они сыграли на первом-втором туре, единогласным решение жюри их допустили к третьему туру, но они выбыли… Один из музыкантов — виртуоз-балалаечник Георгий Нефедов, игравший в составе коллектива, — подошел к нам и сказал, что у «Квинтета четырех» нет произведений на третий тур. Поэтому победила группа Only Just, тоже очень талантливые ребята. Потом все-таки «Квинтет четырех» еще раз принял участие и стал лауреатом «Терем кроссовера».

Вообще благодаря турниру в Санкт-Петербурге побывали более 500 музыкантов из 30 стран Европы, Азии и Америки.

— Понятно, что сейчас многие музыканты работают на стыке жанров, экспериментируют. Но «Терем-квартет» был пионером в кроссовере. Тяжело вам дался этот путь?

Андрей Константинов: «Терем-квартет» родился 32 года назад и сразу же начал очень активную жизнь, несмотря на то, что мы не попадали ни в один жанр или стиль: эстрадники сказали, что мы слишком классичны, классики заявили, что мы слишком народны, а народники — что чересчур эстрадны. Мы открыли новый жанр, создавая произведения, сочетающие классический подход с народным, на основе сочинений любимых композиторов. А самый любимый сочинитель «Терем-квартета» — Петр Ильич Чайковский. У нас ему посвящены целые музыкальные фантазии.

Надо сказать, что нам очень везло с самого начала: после первого же выступления нашего коллектива нам удалось попасть на Всесоюзный конкурс артистов эстрады. К тому времени нашему квартету едва исполнилось три месяца. Второй тур конкурса проходил в Ленинграде, а в жюри входили такие известные артисты, как Эдуард Хиль, Эдита Пьеха и другие. На третий тур мы поехали в Москву, где нас слушали и оценивали Алла Пугачева, Иосиф Кобзон.

Про нас сразу же заговорили, мы появились на телевидении — в 1987 году играли на всесоюзном новогоднем «Огоньке». Но именно тогда обозначилась наша проблема: «Терем-квартет» не вписывался в рамки определенных форматов.

В 1988 году в Россию приезжал немецкий телеканал ZDF, который снимал нас, когда мы играли «Барыню» на Дворцовой площади, возле Александрийской колонны. Тогда же «Терем-квартет» появился в репортаже телепрограммы «600 секунд» Александра Невзорова. Правда, он говорил, что это жуткое кощунство — играть на балалайках в центре Санкт-Петербурга. Второй раз мы привлекли внимание «600 секунд» совершенно случайно, когда в помещении, где мы репетировали, нашли клад. Съемочная группа подъехала к крыльцу, а мы уже встречали их исполнением народной песни «Когда бы имел златые горы…» Вот так, практически мгновенно, мы стали известными…

— И сразу после этого началось победное шествие «Терем-квартета» по другим городам, странам и континентам?

Андрей Константинов: В 1990-е годы мы больше гастролировали за рубежом. Начиная с 2000-х годов мы больше времени проводим в России. Как ни странно, в просвещенной Европе стали значительно меньше выделять денег на культуру. Например, если раньше в каждом городке Италии за счет муниципалитета проводился фестиваль, и они приглашали музыкальные коллективы со всего мира, то сейчас этого нет. Тем не менее мы бываем за рубежом и выступаем с разными оркестрами на концертах и фестивалях.

И на протяжении всей нашей жизни мы периодически встречали и встречаем такие музыкальные коллективы, которые, как и мы, находятся между жанров, вне стилей. И таких групп очень много. Поэтому у нас родилась идея «Терем-фестиваля» — первый был организован в 2004 году. Потом он переродился в турнир «Терем Кроссовер».

— Какова цель турнира «Терем Кроссовер»?

Андрей Константинов: Мы создали такой музыкальный форум, на который могут приехать музыканты со всего мира, пробующие новые направления. Они могут показать себя и посмотреть на других. Это очень важно не только для них, но и для нас всех! Конкурс позволяет понять, что творится в современной музыке здесь и сейчас, как она развивается, что родилось нового в нашем мире.

А в состав жюри входят известные музыканты и организаторы концертов, авторитетные продюсеры из России, Европы, Азии, США. Таким образом молодые исполнители могут найти своих антрепренеров и менеджеров. Да и слушатели не в накладе — все мероприятия нашего турнира бесплатны. Только на гала-концерт, который пройдет 26 октября, мы продаем билеты. При этом на сайте конкурса будет проходить интернет-трансляция.

«Должна быть вся музыка одновременно»

Санкт-Петербург очень нас поддерживает в материальном плане, и мы бесконечно благодарны городскому правительству за это. Нам кажется, что городу необходимы такие музыкальные события, как «Терем Кроссовер». К тому же ведь именно город на Неве является родиной концертной балалайки — здесь 130 лет назад состоялось первое выступление «Кружка любителей игры на балалайках» под руководством Василия Андреева. С этого начался триумфальный успех инструмента в России и Европе, что и сегодня подтверждают многие участники «Терем Кроссовера». Теперь только наша культурная столица организовывает такой представительный форум для неформатных музыкантов. И нам бы хотелось, чтобы больше частных инвесторов проявляли интерес к нашему турниру.

Андрей Смирнов: Я добавлю, что в современном музыкальном пространстве музыканты, как правило, делятся на известных солистов, которые выступают с самыми знаменитыми оркестрами мира, и на крупные симфонические коллективы или хоры. Но ансамбли малых форм — трио, квартеты и тому подобное — остаются, как правило, за пределами этой большой сцены, им трудно пробиться. Именно для этих исполнителей, в основном, предназначен турнир «Терем Кроссовер». Для них мы предоставляем возможность заявить о себе, найти талантливого и грамотного менеджера. Турнир открывает и дарит миру молодых, талантливых и виртуозных музыкантов.

Юлия Иванова

Россия. СЗФО > СМИ, ИТ > rosbalt.ru, 16 октября 2018 > № 2759916


США. Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > akm.ru, 16 октября 2018 > № 2759908

Сбербанк совместно с Visa и в партнерстве с Яндексом запускает для своих клиентов полнофункциональную дебетовую карту без пластикового носителя. Об этом говорится в сообщении банка.

Карта доступна для заказа в мобильном приложении "Сбербанк Онлайн" с 15 октября.

Цифровая карта выпускается мгновенно, ее реквизиты будут сразу доступны в приложении, код безопасности для оплаты покупок в интернете присылается в смс. Сразу после выпуска карту можно добавить в телефон для бесконтактной оплаты с помощью Apple Pay, Google Pay, Samsung Pay.

США. Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > akm.ru, 16 октября 2018 > № 2759908


Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство. Экология > akm.ru, 16 октября 2018 > № 2759905

Застройщикам Москвы выписаны штрафы на общую сумму 29 млн руб. за санитарно-эпидемиологические и экологические нарушения по итогам проверок на объектах капитального строительства в 2018 году, сообщила начальник управления специализированного надзора Мосгосстройнадзора Наталья Киселева, говорится в материалах Стройкомплекса.

"За девять месяцев специалисты только нашего управления приняли участие более чем в 5 тысячах проверок, оформили 674 протокола о нарушениях", - сказала Н.Киселева.

Она отметила, что на особом контроле у специалистов находятся социальные объекты - детские учреждения, школы, больницы и поликлиники.

Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство. Экология > akm.ru, 16 октября 2018 > № 2759905


Россия. ПФО > Транспорт > akm.ru, 16 октября 2018 > № 2759902

ОАО "РЖД" запускает двухэтажный поезд на маршруте Москва - Ижевск. Об этом говорится в сообщении компании.

Первый поезд N25/26 формирования АО "ФПК" (дочернее общество ОАО "РЖД") назначен на 9 декабря.

Поезд будет курсировать ежедневно, отправляясь из Москвы в 17:38 и прибывая в Ижевск на следующие сутки в 11:26. С вокзала Ижевска поезд будет отправляться в 17:40 и прибывать в Москву на следующие сутки в 09:23.

Продажа билетов на данный поезд открыта. Приобрести билеты можно за 90 суток до отправления поезда в железнодорожных кассах, на официальном сайте РЖД и с помощью мобильного приложения "РЖД Пассажирам".

Напомним, что в настоящее время курсируют десять пар двухэтажных поездов по восьми маршрутам: из Москвы в Адлер, Воронеж, Казань, Кисловодск, Самару, Санкт-Петербург, а также в Адлер из Ростова-на-Дону и Санкт-Петербурга. С 9 декабря будут курсировать 11 пар двухэтажных поездов по девяти маршрутам.

Россия. ПФО > Транспорт > akm.ru, 16 октября 2018 > № 2759902


Россия. Китай > Образование, наука > economy.gov.ru, 16 октября 2018 > № 2759599 Сергей Горьков

Сергей Горьков: Инновационное сотрудничество между Россией и Китаем способно стать одним из приоритетных направлений экономического взаимодействия

Заместитель министра экономического развития РФ Сергей Горьков принял участие во втором заседании Российской координационной комиссии по инновационному сотрудничеству.

По его словам, инновационное сотрудничество между Россией и Китаем способно стать одним из приоритетных направлений и системообразующих элементов экономического взаимодействия.

Сергей Горьков подчеркнул значимость проекта по формированию совместного научно-технологического инновационного фонда. Эта задача была поставлена Главами двух государств во время Восточного экономического форума. «Важно определиться с направлениями деятельности фонда, механизмами поддержки инновационных компаний и финансовыми параметрами такой поддержки, определить перечень технологий, развитие которых представляет взаимный интерес для наших стран», - сказал он. Заместитель министра добавил, что соинвесторами фонда с российской могут стать РВК, ВЭБ инновации, Сколково - венчурс, с китайской стороны - это также крупные компании. Сергей Горьков отметил целесообразность формирования рабочей группы из представителей Миннауки Китая и Минэкономразвития России для проработки данного вопроса. «Соответствующее предложение уже заложено в дорожную карту, которую предстоит принять по результатам нашего заседания», - добавил он.

Замминистра отметил, что нужно выработать и определить партнеров по таким направлениям сотрудничества инноваций, как блокчейн технологии, управление искусственным интеллектом, нейротехнологии. «Также для нас очень важны биометрические технологии, которые все больше находят отражение в различных направлениях и секторах экономики. Все больше распространяются, как в России, так и в Китае, такие технологии, как смарт-сити, беспилотные технологии, квантовые отчисления», - прокомментировал он.

Наглядным примером стала работа, которую демонстрируют Троицкий инновационный кластер и Университет Циньхуа, реализующие проект по созданию Российско-Китайский центра трансфера технологий.

Кроме того, заместитель министра сообщил, что необходимы решения вопросов организации Китайско-Российских конкурсов по инновациям и предпринимательству для расширения и укрепления взаимодействия в сфере инноваций и предпринимательства. По его словам, проведение конкурсов будет значимым катализатором развития технологической кооперации двух стран. «Мы надеемся, что РВК станет оператором проведения технологических конкурсов, в поле действия которых попадут как китайские, так и российские компании», - заметил он.

Сергей Горьков подчеркнул, что в России завершается формирование научных центров для создания цифровой фабрики будещего. Для резидентов этих научных центров предлагается определенный набор льгот, преференций. И это позволит также активно развивать это направление в России.

Россия. Китай > Образование, наука > economy.gov.ru, 16 октября 2018 > № 2759599 Сергей Горьков


Турция. Украина. Россия > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 16 октября 2018 > № 2759528 Александр Занемонец

Контрсанкции РПЦ. Куда приведет разрыв между Москвой и Константинополем

Александр Занемонец

Говорят, что в последний год митрополит Тихон пытался убедить Московскую патриархию в том, что с Филарета пора самим снять анафемы, а его структуру как-то вернуть в Церковь, постепенно объединяя с Украинской православной церковью Московского патриархата. Сделать это самим, пока этого не сделал Константинополь. Но победила линия Кирилла

Вчера 15 октября состоявшийся в Минске Синод РПЦ постановил прервать евхаристическое общение с Константинопольским патриархатом. Это означает, что духовенство патриарха Кирилла пока не сможет служить вместе с духовенством патриарха Варфоломея, а миряне — причащаться, креститься или венчаться в греческих храмах на Западе, а также в Северной Греции и на Крите. Под минский запрет попал и Афон — монашеский полуостров на севере Греции, также относящийся к Константинопольскому – или Вселенскому, как он часто называется, – патриархату.

В перспективе это может коснуться и тех приходов на Украине, которые собираются примкнуть к Константинопольской церкви. Несомненно, что Украина тут в центре событий, и вокруг нее строятся – или скорее рушатся? – не только взаимоотношения России и Запада, но и поместных православных церквей.

Масштабы Русской православной церкви и церкви Константинопольской, от которой Киевская Русь тысячу лет назад приняла христианство, не очень-то сопоставимы. РПЦ – самая большая православная церковь в мире. Однако константинопольский патриарх еще с византийских времен почитается в православном мире первым среди остальных патриархов. И если у него сегодня нет тех рычагов давления, какие он имел в Византийской или Османской империях, то все равно он является своего рода «координационным центром» православного мира. Афон, как многонациональная монашеская община, также наглядный пример этого вселенского, всеобщего служения Константинопольской церкви.

Нередко критики называют патриарха Варфоломея «стамбульским патриархом». Однако в турецком Стамбуле сохранился лишь его «офис»: греческое население некогда самого большого греческого города мира последовательно изгонялось оттуда по ходу ХХ столетия. Остался только один греческий район — Фанар, к тому же не особо густонаселенный. Впрочем, к патриархату относится север Греции и ряд греческих островов (Крит, например) и, главное, вся греческая диаспора на Западе. Частично русская и украинская тоже.

В общей сложности паства Вселенского патриарха насчитывает сегодня около 5 млн человек. Это не самая большая из православных церквей, но и не самая маленькая. А сочетание древнего значения Константинополя как первой из православных патриарших кафедр с политическими и экономическими возможностями греческой диаспоры делает роль Вселенского патриархата весьма значительной.

Уже давно украинские церкви, не состоящие в общении ни с РПЦ, ни с другими православными церквами, – в первую очередь так называемый Киевский патриархат Филарета Денисенко – пытаются вернуться к церковному общению через Константинопольский патриархат. Примириться друг с другом украинским православным не удается никак, а вот получить признание от Константинополя «раскольники» пытаются давно.

В сентябре на Украину были отправлены личные послы патриарха Варфоломея, или экзархи. Ими стали два епископа Константинопольского патриархата украинского происхождения, кафедры которых находятся в Северной Америке. На Украине они должны были вести переговоры с двумя непризнанными церквами, изъявившими желание восстановить свое общение с полнотой Православной церкви. Реакция Московской патриархии была жесткой: заявили о приостановке сослужения друг с другом епископов РПЦ и Константинополя и вышли из православных епископских конференций в западных странах, которые всегда возглавляются и координируются архиереями Константинопольской церкви.

Поворотным моментом стал константинопольский Синод 11 октября, который признал утратившим силу свое давнишнее решение 1686 года о передаче Киевской митрополии на определенных условиях (практически «в аренду») в состав Московского патриархата, а также снял отлучение (анафему), наложенное в 90-х годах Московской патриархией на главу Киевского патриархата Филарета Денисенко и Макария Мелетича, главу непризнанной Украинской автокефальной православной церкви. Также они и их последователи были восстановлены в своем священническом или епископском достоинстве.

Многое в отношении их будущего пока остается неясным, а константинопольская церковная структура на Украине пока не существует, но уже сейчас открылась возможность возвращения «раскольников» в Церковь. Пусть через создание параллельной юрисдикции, а затем и автокефальной Украинской церкви. Длившийся четверть века конфликт миллионов украинских верующих с «мировым православием» начал подходить к своему завершению.

Решение РПЦ

Реакция Русской церкви, сформулированная на Синоде в Минске 15 октября, оказалась предельно жесткой: разрыв евхаристического общения с Константинополем, пока Вселенский патриарх не отзовет своего решения по Украине. Разрыв с Константинополем, но не с остальными поместными православными церквами.

Что, собственно, поменялось в Церкви после этих церковных «минских соглашений»? Да по большому счету ничего. Оттого что патриарх Кирилл запретил своим священникам служить на Афоне, а русским туристам крестить своих детей в греческой церкви на Крите, не изменилась ни мера духовной опытности афонских старцев, ни благодатность греческого крещения. На это запретившие и не претендуют. Этим запретом выражена крайняя степень обиды на старшего константинопольского брата.

Хуже от этого станет больше русским, чем грекам. Назло Варфоломею лишим себя поездок на Афон, а русских священников в Германии лишим возможности преподавать русским детям православие в немецких школах, а в Бельгии – получать зарплату от государства. Ведь там это делается через епископские ассамблеи, в которых русским теперь участвовать нельзя, так как их возглавляет константинопольский архиерей. И у Гроба Господня в Иерусалиме тоже русским теперь спокойно не послужить: среди греческих священников-паломников всегда есть духовенство Константинопольского патриархата. Неужели теперь русские будут опрашивать греков у Гроба Господня — конечно же по-русски и по-украински, – «кто из них Павлов, а кто Аполлосов»?

Как могли члены Синода принять столь неудобное для верующих русских людей решение? О ком и как они думали? Похоже, не о рядовых членах РПЦ, которые мечтают о паломничестве на Афон, поездке на Крит или об учебе в Свято-Сергиевском богословском институте в Париже, который тоже, как и часть русского зарубежья, относится ко Вселенскому патриархату. Но это же все – рядовые. А у духовенства и так уже в последние месяцы возникали проблемы с получением греческих виз. Недавно визу для посещения Афона не дали даже петербургскому митрополиту, по совместительству возглавляющему хозяйственный отдел МП. Интересно, что некоторые из епископов Украинской церкви Московского патриархата в эти выходные успели напоследок съездить послужить на Афон, пока решение о запрете еще не было принято на Синоде. Значит, как «дисциплинарное» оно будет ими соблюдаться.

Теперь положение РПЦ в православном мире будет очень похоже на положение самой России под санкциями. Впрочем, если российское государство этих санкций не хотело, то РПЦ сама создала сложности для своих верующих заявлением о своей полуизоляции. Скорее всего, Вселенский патриарх на это даже никак не отреагирует, а другие поместные церкви, если и выразят поддержку Москве по украинскому вопросу, точно отношения с Константинополем не прервут. Впрочем, не будут торопиться прервать их и с Москвой.

А вот на Украине теперь у Вселенского патриарха и его сторонников руки будут развязаны. Если духовенство Московской патриархии и так с ними не служит и не сотрудничает, то создание там константинопольской церковной структуры может пойти куда быстрее. Минский Синод уже предупредил, что «переход архиереев или клириков из канонической Церкви к раскольникам или вступление с последними в евхаристическое общение [вероятно, через возможные константинопольские структуры на Украине] является каноническим преступлением и влечет за собой соответствующие прещения». Угроза вполне понятна. Но когда на Украине появится Константинопольская митрополия или целая автокефальная церковь, то переход из одной юрисдикции в другую уже не будет вызывать опасений.

Модель Кирилла vs модель Тихона

Патриарх Кирилл и его окружение настаивают на том, что не может быть «легализации раскола», а независимые церкви должны прийти и раствориться в официальной структуре.

Впрочем, у РПЦ есть другой опыт воссоединения с теми, кто десятилетиями не был с ней в общении: в 2007 году Русская зарубежная церковь воссоединилась с Русской церковью Московского патриархата. При этом от нее не требовалось ни покаяния, ни слияния своих епархий с епархиями МП, ни самоликвидации. Одним из авторов того удачного объединения был о. Тихон (Шевкунов), в настоящее время являющийся псковским митрополитом. Противником — митрополит Кирилл, нынешний патриарх.

Говорят, что в последний год митрополит Тихон пытался убедить Московскую патриархию в том, что с Филарета пора самим снять анафемы, а его структуру как-то вернуть в Церковь, постепенно объединяя с Украинской православной церковью Московского патриархата. Сделать это самим, пока этого не сделал Константинополь.

Неудивительно, что победила линия Кирилла. И привела не к «ликвидации раскола», а к еще большему разделению. Так у одних в 2007 году все получилось, а другие из-за своей жесткости теряют Украину для Русской церкви и для своих же перекрывают пути на Афон и в греческий мир.

Как Российское государство, так и Русская церковь все еще пытаются выстроить свои отношения с Украиной по моделям Российской империи или Советского Союза. Обе уже очевидно не работают. Но, помимо собственного прошлого, можно еще посмотреть вокруг, где немало государств, народы которых еще недавно воспринимали себя как единое целое. Расходились и сходились, но уже по-новому. Великобритания и США. Австрия и Германия. Среди них и православные страны Греция и Кипр, трансграничному единству которых не мешает ни наличие двух правительств, ни двух независимых друг от друга автокефальных церквей, которые сумели выстроить друг с другом отношения на равных.

Впрочем, греческое население Греции и Кипра ощущает себя одним народом, хоть и живущим в разных политических нациях, поэтому и наличие разных церквей не разъединяет. Между Украиной и Россией ситуация сейчас обратная, и именно поэтому единство веры бессильно. В давние времена вера была больше государства, сейчас обе стороны конфликта, включая клириков, часто и охотно демонстрируют обратное: государство для них больше веры.

Турция. Украина. Россия > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 16 октября 2018 > № 2759528 Александр Занемонец


Саудовская Аравия. Турция. США > СМИ, ИТ. Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 16 октября 2018 > № 2759525 Марианна Беленькая

Треугольник союзников. Как исчезновение журналиста столкнуло США, Турцию и Саудовскую Аравию

Марианна Беленькая

Положение саудовского наследного принца может пошатнуться, если будут появляться все новые доказательства причастности саудовских властей к исчезновению и убийству журналиста. Тогда будет расти международное давление на Эр-Рияд, а американский Конгресс будет все активнее требовать от президента США переступить через дружбу и сделки. Ведь «дело Хашогги» – это прекрасный шанс продемонстрировать неэффективность внешней политики президентской администрации и лично Дональда Трампа

Непростым испытанием для американо-саудовских отношений стало дело об исчезновении и вероятном убийстве в Турции саудовского журналиста Джамаля Хашогги, известного своей критикой наследного принца Саудовской Аравии Мухаммада бин Салмана. Вызов брошен и самому саудовскому принцу, старательно выстраивающему образ реформатора, который выводит королевство из Средневековья в XXI век. Этот образ никак не сочетается с новостями о жестоком убийстве журналиста и расчленении его тела на территории чужого государства.

Если до сих пор в США и многих других странах закрывали глаза на сообщения об арестах саудовских правозащитников, делая ставку на глобальные изменения в королевстве – реформы в экономике и общественной жизни, то историю колумниста The Washington Post высокопоставленным политикам и бизнесменам, тесно сотрудничающим с Эр-Риядом, проигнорировать слишком трудно.

Западные компании и медиакорпорации одна за другой отказываются от участия в крупном саудовском инвестиционном форуме Future Investment Initiative, известном как «Давос в пустыне». Мероприятие должно состояться 23–25 октября. Американские сенаторы требуют от президента США Дональда Трампа рассмотреть в течение 120 дней возможность введения санкций против Саудовской Аравии в соответствии с «Глобальным актом Магнитского». К санкциям может присоединиться и Великобритания. На фоне угрозы санкций цены на нефть растут, а акции компаний, связанных с Саудовской Аравией, падают.

Свой среди своих

Дело об исчезновении Джамаля Хашогги оказалось слишком громким. Он не один из десятков арестованных в Саудовской Аравии правозащитников, чьи имена мало кто знает, а известный журналист с мировым именем. Последний год после добровольно-вынужденного отъезда из Саудовской Аравии он писал для The Washington Post, у него влиятельные друзья и покровители – медиамагнаты, политики, сотрудники спецслужб.

Сам Хашогги не считал себя оппозиционным журналистом, вся его карьера связана с королевской семьей Саудовской Аравии. Славу журналисту принесли его интервью с Усамой бен Ладеном. В начале карьеры он освещал конфликты в Афганистане, Судане, Алжире. Его контакты с «Аль-Каидой» и талибами были бы невозможны без одобрения и опеки саудовской разведки, которой руководил принц Турки ибн Фейсал.

В 2005–2007 годах, десятилетия спустя, когда принц стал послом Саудовской Аравии в Вашингтоне, Хашогги назначили его медиасоветником. Журналист также занимал пост заместителя главного редактора англоязычной саудовской газеты Arab News, дважды возглавлял газету «Аль-Ватан», при этом дважды его отправляли в отставку за либеральные взгляды. Впрочем, как пишет главный редактор издания The Middle East Eye Дэвид Хёрст, много лет друживший с Хашогги, его критика властей королевства всегда была «нюансирована».

По сути Хашогги был рупором саудовских элит, которые сами хотели перемен. И во многом эти перемены начались с назначением наследником престола принца Мухаммада бин Салмана. Но Хашогги не нравился авторитарный стиль наследника, он считал молодого принца авантюристом, который приведет страну к хаосу и разорению. В итоге Хашогги отстранили от всех медиаресурсов и запретили комментировать политику королевства в СМИ.

Все это совпало с избранием Дональда Трампа на пост президента США и резким сближением между Эр-Риядом и Вашингтоном. Хашогги открыто критиковал политику Трампа. Кроме того, он был близок к министру внутренних дел Мухаммеду бен Наифу Аль Сауду, который до июня 2017 года был наследным принцем Саудовской Аравии, а после того, как король Салман решил сделать наследником своего сына, был вынужден уйти в отставку.

Тогда Хашогги покинул страну. И, как утверждают его друзья, отказывался возвращаться, несмотря на все посулы саудовских властей предоставить ему хорошую должность. Для молодого принца возвращение Хашогги, пользующегося огромным влиянием среди западных СМИ и элиты, могло бы стать серьезным имиджевым подспорьем. Но вышло наоборот.

Трамп угрожает, но сомневается

Дональд Трамп хоть и пригрозил наказать Эр-Рияд, если будет доказана причастность саудовских властей к исчезновению журналиста, но не торопится с выводами. Он не теряет надежды, что санкции вводить не придется. За прошедшие дни несколько представителей американской администрации обсуждали ситуацию с наследным принцем. Для поиска приемлемого решения в Эр-Рияд направился госсекретарь США Майк Помпео.

Особенно Трампа беспокоит перспектива разрыва военных контрактов, на чем настаивают некоторые американские политики. Такое развитие событий Трамп считает катастрофой.

По словам президента, оборонный контракт между двумя странами, заключенный во время его визита в Эр-Рияд в мае прошлого года на рекордные $109,7 млрд, дал возможность создать в США 450 тысяч рабочих мест. «Если они не купят его у нас, они купят его у России, у Китая или у других стран, а Россия и Китай очень бы этого хотели», – сказал Трамп журналистам, комментируя возможность прекращения поставок американского оружия в Саудовскую Аравию.

Мало было Вашингтону беспокойства из-за переговоров Эр-Рияда и Москвы по С-400, так теперь можно потерять все. Тем более ни Россия, ни Китай точно не будут рвать отношения с Саудовской Аравией из-за пропавшего журналиста. Напротив, воспользуются ситуацией, чтобы укрепить сотрудничество.

Эр-Рияд важен для Дональда Трампа не только с точки зрения контрактов. Вся ближневосточная политика его администрации была построена именно на близких связях с Саудовским королевством. В первую очередь это был союз, направленный на изоляцию Тегерана, что является одним из приоритетов для обеих стран. Взамен на политическую и военную поддержку Эр-Рияда США также получили саудовское одобрение для американской инициативы по примирению Израиля и Палестины. Разлад с Вашингтоном может примирить Эр-Рияд с Тегераном, который всегда готов к такому сценарию.

Помимо прочего, Дональду Трампу нравилось демонстрировать успехи своей внешней политики, хвастаясь контрактами с Эр-Риядом и своим влиянием на власти этой страны. Действуя из прагматических интересов, он закрывал глаза на нарушение прав человека в Саудовской Аравии, никогда не осуждал ни внутреннюю, ни внешнюю политику Эр-Рияда. Трамп поддержал наследного принца, когда тот год назад санкционировал арест 11 членов королевской семьи и около 30 министров и бизнесменов по обвинению в коррупции. Уже тогда многие западные инвесторы засомневались – можно ли иметь дело с молодым наследником, но настрой американской администрации заставил скептиков замолчать.

Принц Мухаммад бин Салман продолжал очаровывать Запад, продвигая свой план реформ Vision 2030, цель которого – избавить страну от нефтяной зависимости, полностью трансформировав экономику и общественную жизнь королевства. Масштабные стройки, локализация производства, создание рабочих мест для молодежи и повышение роли женщин в экономике, что привело в том числе к предоставлению им права водить машину, развитие индустрии развлечений.

Все это сулило огромные возможности для многих зарубежных компаний. И большинство предпочитало не обращать внимания на борьбу принца с инакомыслием. В конце концов, реформы легко не даются. Те же, кто все же решался осудить политику молодого наследника, лишались возможности сотрудничать с Эр-Риядом. Так под давлением немецкого бизнеса, который потерял часть контрактов с саудовскими фирмами, Берлин был вынужден извиниться за то, что обвинил Эр-Рияд в авантюризме.

Сейчас саудовские власти тоже пригрозили серьезными мерами против тех, кто решится ввести санкции против королевства или будет распространять «фальшивую информацию», к которой в Эр-Рияде относят обвинения в убийстве Джамаля Хашогги. Впрочем, вслед за угрозами, озвученными неназванным официальным источником через агентство новостей SPA, последовало разъяснение от имени саудовского посольства в Вашингтоне в виде благодарности тем, кто не спешит делать выводы до окончания расследования. Особо была отмечена американская администрация.

Таинственное убийство

Впрочем, не одни только США не спешат с обвинениями в адрес Эр-Рияда, но и Турция, на чьей территории исчез саудовский журналист. Официальной версии случившегося за две недели так и не появилось. Зато СМИ полны деталей, которые могут посоперничать с голливудским сценарием.

Из публикаций известно, что 2 октября Джамаль Хашогги пришел в генконсульство Саудовской Аравии в Стамбуле, чтобы оформить документы, необходимые для свадьбы с гражданкой Турции. Невеста осталась ждать его снаружи. Больше журналиста никто не видел. Эр-Рияд утверждает, что Хашогги пропал уже после того, как покинул генконсульство. Но подтверждений этому нет. Зато публикации в турецких и американских СМИ со ссылкой на данные полиции и спецслужб свидетельствуют, что журналиста пытали и убили в здании генконсульства.

Также из СМИ известно, что в тот же день в Стамбул на двух бизнес-джетах и нескольких регулярных рейсах прилетели 15 граждан Саудовской Аравии. Они пробыли в городе меньше суток, но успели посетить генконсульство. Опубликовано видео, где к зданию подъезжают машины, в которых могли быть приезжие. Известны и их имена. Среди них журналисты обнаружили имя сотрудника отдела судмедэкспертизы Департамента общей безопасности МВД Саудовской Аравии.

Турецкие СМИ не сомневаются, что 15 саудовцев причастны к убийству журналиста. Сообщается, что Хашогги пытали, а после убийства его тело разрезали на куски медицинской пилой, чтобы без подозрений вынести из здания и спрятать. Версия о пытках подкреплена информацией о наличии записи убийства, полученной якобы благодаря часам Apple Watch.

Турецкая газета Sabah утверждает, что при входе в генконсульство Хашогги включил микрофон на умных часах и они синхронизировались с его iPhone, который журналист оставил невесте, ожидавшей снаружи. Правдивость этой публикации вызывает сомнения, так как синхронизация часов с iPhone происходит через Bluetooth. Это возможно сделать только на близком расстоянии и уж никак не через стены дипмиссии. Впрочем, турецкие спецслужбы могли прослушивать посольство или получить информацию из других источников, которые решили скрыть, придумав версию про Apple Watch. То, что записи реально существуют и их продемонстрировали в Вашингтоне, пишут уже американские СМИ.

Согласно последней версии телеканала CNN, Эр-Рияд готов признать смерть журналиста в ходе допроса, который пошел не так, как планировалось.

Слишком много вопросов

Помимо происхождения записи пыток, в истории исчезновения Хашогги есть немало других вопросов. Зачем журналист, проживавший в Вашингтоне, направился оформлять документы для свадьбы в генконсульство в Стамбуле? Версии варьируются от заговора спецслужб до бытовых причин. По одной из них, похищение журналиста планировалось заранее, об этом знали американские спецслужбы, и они не хотели, чтобы инцидент произошел на их территории. Предупреждать журналиста не стали: не думали, что попытка похищения приведет к убийству, что в целом подтверждает версию CNN.

Так или иначе, журналиста могли намеренно направить в Стамбул. По другой версии, он сам не хотел посещать дипмиссию в Вашингтоне, так как посол Саудовской Аравии в США – родной брат наследника престола принц Халед бен Салман. Есть и банальный вариант – журналист после свадьбы планировал жить в Стамбуле.

Еще один вопрос: если Эр-Рияд планировал похищение или убийство журналиста, почему это надо было делать на территории Турции, которую с Саудовской Аравией связывают очень непростые отношения? Две страны постоянно соперничают за влияние в исламском мире, а также право называться главным союзником США на Ближнем Востоке. И в последнее время саудовцы преуспели в этом гораздо больше.

При этом на публике Турция и Саудовская Аравия сохраняют видимость ровных, даже близких отношений, растут саудовские инвестиции в турецкую экономику и это перевешивает дипломатическое соперничество. Возможно, все просто: других шансов у саудовских властей могло и не быть, да и Турция не та страна, которая будет сильно переживать из-за нарушения прав журналиста, каким бы известным он ни был. Но в результате, если убийство действительно было, саудовские спецслужбы дали турецким коллегам серьезный козырь для шантажа и внесения разлада в союз Эр-Рияда и Вашингтона. Демонстрация братских отношений между лидерами двух стран при этом продолжается.

Зато американо-турецкие отношения резко улучшились. Спустя два года после ареста в Турции внезапно был освобожден пастор Эндрю Брансон. Дональд Трамп добивался этого от Анкары с начала своего президентства. И это наконец произошло в тот момент, когда турецким властям понадобилась поддержка Вашингтона в расследовании «дела Хашокджи». То есть в Анкаре, видимо, не исключают, что им, возможно, придется идти на конфронтацию с Эр-Риядом.

Сам президент США назвал факт освобождения пастора в разгар расследования событий в Стамбуле «совпадением». Но мало кто поверил. Впрочем, уступка Анкары может быть связана не только с «делом Хашогги», а и с торгом вокруг судьбы сирийских курдов на восточном берегу Евфрата, который контролируют американские военные. Козыри лишними не бывают.

Важен и еще один вопрос. Даже если Эр-Рияд решился разобраться с Хашогги в Стамбуле, зачем подставляться с фактически демонстративным прибытием в город 15 саудовцев? Потому что убийство изначально не планировалось и события просто вышли из-под контроля? Или это вера в свою безнаказанность и акт устрашения, как полагает, например, The New York Times?

А если убийство и даже похищение не планировалось и события просто вышли из-под контроля, то зачем такой внушительный десант в Стамбул? И что это в принципе за допрос в присутствии 15 человек свидетелей? И еще один вопрос – что хотели узнать у Хашокджи? На кого искали компромат? Не исключено, что история могла быть продолжением внутренних чисток в Саудовской Аравии и интриг внутри королевского клана.

Есть и другая версия, которая обсуждается в арабских экспертных кругах. Хашогги убили, чтобы подставить саудовскую королевскую семью. Слишком очевидным был конфликт между журналистом и молодым наследником престола. Желающих удалить от престола Мухаммада бин Салмана целая очередь. Это могут быть обиженные арестами и потерей влияния кланы внутри королевской семьи и саудовской элиты.

В ослаблении Мухаммада бин Салмана может быть заинтересован и Вашингтон, который понял, что молодого наследника сложно контролировать – слишком он амбициозен и непредсказуем. Свидетельством этому стала заочная полемика между Трампом и принцем, разгоревшаяся на фоне новостей о пропаже Хашогги. Президент США намекнул, что Эр-Рияд должен платить за свою безопасность Вашингтону, иначе нынешний король не продержится у власти и двух недель. Эти слова прозвучали буквально через несколько часов после того, как саудовский журналист бесследно исчез, но новость об этом еще не облетела мировые СМИ.

Ответ принца прозвучал спустя несколько дней, в разгар скандала. В интервью Bloomberg он обратил внимание на то, что Саудовская Аравия существует дольше США, а за полученное оружие платит немалые деньги, так необходимые Вашингтону. При этом принц сгладил ответ, сказав, что между друзьями может быть разное и слова Трампа не испортили отношения между странами, но очевидно он был задет.

Тем временем слова Трампа оказались практически пророческими. Положение наследного принца может пошатнуться, если будут появляться все новые доказательства причастности саудовских властей к исчезновению и убийству журналиста. Тогда будет расти международное давление на Эр-Рияд, а американский Конгресс будет все активнее требовать от президента США переступить через дружбу и сделки. Ведь «дело Хашогги» – это прекрасный шанс продемонстрировать неэффективность внешней политики президентской администрации и лично Дональда Трампа.

Поэтому не исключено, что Вашингтон рассматривал возможность сменить курс и сделать ставку на другого наследника. Впрочем, для такого сценария должны сойтись сразу несколько факторов. Но может быть и так, что Анкара, Эр-Рияд и Вашингтон найдут удобный для всех вариант и «дело Хашогги» постепенно стихнет. В поиске таких вариантов, среди которых добровольное признание Эр-Рияда в непреднамеренном убийстве, по всей видимости, и отправился в Саудовскую Аравию госсекретарь США Майк Помпео. Если найти компромисс получится, то Эр-Рияд попадет в еще большую зависимость от Вашингтона.

Саудовская Аравия. Турция. США > СМИ, ИТ. Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 16 октября 2018 > № 2759525 Марианна Беленькая


Казахстан. США. Россия > Образование, наука. Госбюджет, налоги, цены > camonitor.com, 16 октября 2018 > № 2759513 Тимур Палташев

Тимур Палташев: В стране, где нет морали, науку не построишь

Как могут быть связаны мораль и развитие технологий? Почему дети уезжают из Казахстана и не возвращаются? Как остановить «утечку мозгов» и возможно ли это? – об этом Central Asia Monitor поговорила со всемирно известным учёным Тимуром Палташевым в его октябрьский приезд в Алматы. Когда-то он дышал с нами одним воздухом, ходил по одним с нами улицам – алматинским.

Тимур Палташев родился в Самарканде, а учиться пошёл в Политех – Казахский технический университет имени Ленина. Потом поступил в аспирантуру в России. Сейчас он авторитетный специалист по компьютерной графике, микро- и нано-электронике, доктор технических наук, профессор Санкт-Петербургского национального исследовательского университета информационных технологий, механики и оптики, профессор Северо-Западного политехнического университета (Калифорния), основатель компании «GTnano» – Gatchina Nanoelectronics LLC (штат Аризона), один из создателей известной международной конференции «ГрафиКон».

Тимур Палташев 10 лет проработал в Кремниевой долине США, участвовал в создании мощных технопарков на Тайване и в Шанхае. Он часто бывает и в Казахстане – на его глазах создавался казахстанский парк инновационных технологий «Алатау», профессор консультирует местных специалистов, читает лекции, навещает здесь друзей и родных.

– Тимур Турсунович, в одном из интервью вы довольно критично высказывались в отношении инновационного центра «Сколково», который задумывался как российская «Силиконовая долина», с оглядкой на американскую – где вы работали. А в отношении казахстанского парка инновационных технологий «Алатау» были не так критичны. Когда журналист вас спросил, в чём причина большей благосклонности к «Алатау», вы ответили, что масштабы другие, и что Алматы – ваш родной город. Почему вы считаете его родным?

– Мои детство и юность прошли в Алматы, я алматинец. Как мне его считать-то по-другому? Только родным. У меня два родных города – Алматы и Петербург, в которых я провёл больше всего времени в жизни.

А по «Сколково» – это, конечно, совсем не то, что Кремниевая долина. Нельзя копировать чужую жизнь, надо прожить свою. Инновационный центр нужен, но не надо кричать, что мы свою Кремниевую долину построим – это разные вещи. В России другая структура экономики и другой менталитет, поэтому надо использовать то, что есть, и бороться за конечный результат.

– Тем более, находящийся под Алматы «Алатау» – это совсем другая история в отличие от «Сколково» и Силиконовой долины?

– «Алатау» – это многострадальный проект. Тут всё время чего-то хотят от него. Сейчас его вообще забросили, потому что все средства были брошены на «ЭКСПО», на строительство. А сейчас – я был в Астане вчера – здания «ЭКСПО» заброшенные, никому не нужные стоят. Я не знаю, что вообще они с ними делать будут – с этой «Звездой Смерти» из «Звездных Войн». И то же самое с гостиницами и хостелами – они там их вокруг понастроили – они пустуют, площади огромные.

– Вас это расстраивает?

– Ну, конечно, расстраивает. Потому что на эти деньги можно было в ПИТ «Алатау» что-то построить, довести до ума, лабораторию бурения там не могут достроить для КБТУ, ещё что-то... Я просто вижу год от года там какие-то изменения – раз! – асфальт положили, фонари, а здание университета построить не могут. Ну и вообще жизнь запустить не могут, потому что надо ключевую инфраструктуру объекта наладить, торговый центр поставить большой, чтобы люди могли там жить и работать. Там просто идеальное место для инновационного центра.

– Возвращаясь в Алматы. Сейчас он стремительно меняется. Вы буквально несколько дней назад приехали и наверняка заметили, как город перестраивается: появились выделенные полосы для общественного транспорта; появились велодорожки, целые пешеходные улицы; автомобили методично вытесняются; власти заявляют, что строят город для людей, для пешеходов; заборы, наконец, снесены. Вы инженер, человек, поживший и поработавший во многих передовых странах – интересны ваши мнения и наблюдения: влияет ли как-то жизненное пространство – чистота улиц, их благоустроенность, удобство инфраструктуры – на сознание людей, на их желание развиваться, совершенствоваться, учиться?

– Мы недавно переехали в новый офис – целый такой городок в Санто-Кларе в Калифорнии – там наша штаб-квартира вместе с другими корпорациями. Это просто пример. Там по последним пискам моды градостроительства всё устроено: очень удобный многоэтажный паркинг, который электронно управляется, есть розетки для электромобилей. И это хорошо - людям нравится, они пользуются. Но рядом стоят парковки для велосипедов в аренду. Но я ни разу не видел, чтобы кто-то пользовался этими велосипедами. Они стоят, а мы ходим сами по себе. Вопрос в том, что среда должна быть удобной, функциональной, она должна отражать конкретные нужды людей. Если она им не соответствует, значит, она будет обузой с никому ненужными расходами.

А в Алматы я посмотрел на улицу Тимирязева – тех архитекторов, которые перепланировали там дорожное движение, надо поставить к стенке общественного осуждения, понимаете? Это хаос и пробка постоянная. Я вырос на этой улице, а сейчас как люди по ней ездят – непонятно. Есть идеи, которые нужно воплощать, но они не должны ухудшать транспортную логистику города. Надо аккуратно, не сделать хуже, понимаете? Рецепт любого доктора – не навредить пациенту, а здесь во многих случаях может быть эффект отрицательный. Алматы – не тот город, в котором круглый год можно ездить на электросамокатах и велосипедах, это же не Калифорния. Эти дурацкие крики, что мы все пересядем на велосипеды – надо же тулупы выдавать к этим велосипедам, чтобы человек не околел, пока доедет до дома (смеётся).

– Вы сделали карьеру, о которой сегодня мечтает, наверное, каждый студент IT-факультета. При этом базовое образование получили здесь – учились на инженера-электрика в Казахском политехническом институте имени Ленина. Можно ли сказать, что вас хорошо выучили, что вы получили здесь хорошее образование? Сыграла ли в вашей карьере свою роль крепкая советская инженерная школа?

– Сейчас этот университет, к сожалению, мёртв, его практически убили. И, возможно, он уже больше никогда не оживёт. Но тогда – в 60-70-е годы – это была очень сильная школа: учили хорошо математике, учили хорошо физике, электротехнике вообще отлично учили. Это была такая классическая советская инженерная школа. Понадобилось 20 лет, чтобы её разрушить до основания и потерять профессуру.

– Что её разрушило, по вашему мнению?

– Развал большого государства, куда система образования была интегрирована, – это разорвало все связи. Потом финансовая катастрофа 90-х и 2000-х годов. А окончательно добило эту школу нарушение академических принципов управления – ректора стали назначаемыми сверху, а там уже кто больше чемодан занесёт, тот и ректор. Точка. В Политехе именно так и произошло во второй половине 2000-х.

– А насколько вообще успешность специалиста зависит от качества образования? Современные родители буквально помешаны на том, чтобы «дать детям хорошее образование»: стараются пристроить их в «сильную гимназию» с большой нагрузкой и огромным количеством дополнительных предметов, кроме этого – нанимают им репетиторов, водят в языковые школы, в кружки по робототехнике и так далее, и так далее, считая, что это поможет нашим детям быть успешным. Вы же перевидали множество крутых профессионалов – понаблюдав за ними, оглядываясь на личный опыт, что можете сказать о связи «образование – успех»? Или дело всё-таки в характере, в целеустремленности, в способностях человека?

– В комбинации. Если нет у тебя специфического набора способностей, то образование некуда прилепить, честно говоря. Если человек не может, зачем его мучить и ломать? Нельзя калечить человека.

Я сам закончил РФМШ в 1973-м году. Это известная школа, из неё очень много успешных людей вышло. Не только Политех, в значительной степени физматшкола дала мне знания – там были великолепные учителя.

Поэтому хорошее школьное образование – базис, он обязателен. Причём всякие кружки – это хорошо, но они вторичны. Если говорить об инженерных специальностях, то у людей математика великолепная должна быть и физика. Всё. Ну, язык коммуникаций должен быть. Остальное всё вторично, хорошо иметь, но совсем необязательно.

Поэтому надо осторожно относиться к этому и не перегружать детей тем, что им может быть и не нужно. Я сейчас смотрю на своих внуков, их тоже нагружают. С другой стороны, солдат должен быть занят всё время, чтобы у него дурных мыслей не возникало в голове (смеётся). Но надо делать так, чтобы это его не давило и, самое главное, не травмировало, если у него что-то не получается.

– Есть ли у вас предположения как дальше мир будет развиваться, какие технологии вскоре появятся? Какую профессию вы считаете профессией будущего, к чему готовить детей, чему их учить?

– Нужно образование обычное: чтобы они знали естественные науки, математику, физику и умели пользоваться инструментарием – будь то гаечные ключи или компьютеры. И чтобы могли сказать чего-то – коммуникации тоже важны, этому надо учить. А какие профессии будут нужны, какие не нужны? Ну, понятно же, что стране не нужно пять миллионов экономистов, шесть миллионов юристов и ещё пять миллионов финансистов – как в Казахстане было недавно. Стране нужны все профессии. Трудно сказать насчёт профессий будущего, но сложные производства всё равно всегда останутся на людях.

– С высшим образованием в Казахстане такая ситуация. Многие родители после школы отправляют детей учиться в Россию – надо отдать должное расторопности российских вузов, они создают для этого все условия: агитируют будущих абитуриентов, когда они ещё в 10-11 классах, проводят экзамены раньше ЕНТ, зачисляют детей ещё до выпускного. И таким образом рекрутируют детей. Как вы к этому относитесь?

– Качество российского технического образования вообще в другом измерении относительно казахстанского, потому что здесь большие проблемы, здесь инженерная школа вообще в целом разрушена. В Караганде она ещё осталась, в Алматы в КБТУ есть. И… больше и не знаю, где есть… Больше нигде нет. По факту всё сломано, поэтому родители делают абсолютно правильный вывод – если они хотят, чтоб дети не тратили время зря на бесплодное образование в Казахстане, пусть едут в Россию, учатся – может, там найдут и работу. Российские вузы более или менее хорошие на самом деле. Просто раньше какие-то не те люди этим управляли… А сейчас вроде всё нормализуется – развернулись назад, к парадигме советского образования. Я только что был в Томске, в государственном университете и в политехе. Университет лучше, конечно, но и Политех тоже ничего, нормально работает. Ещё университет электроники есть у них большой. Они связаны с промышленностью. А здесь промышленность уничтожена была вся, и вузы инженерные исчезли сразу, потому что без промышленности вузы не нужны – нужны только те, кто скважины обслуживает, открывает и закрывает ворота. А инженеры не нужны, тем более – учёные.

– Вы же в Америке долгое время работали. И Америка в плане технологий, инженерии, не знаю, на сколько лет опережает постсоветские страны, но при этом вы с удовольствием констатируете, что Россия возвращается к советской модели образования. То есть, по вашему мнению, советская модель образования всё же лучше западной?

– Речь о Болонской системе – она была навязана англосаксонской системой подготовки. А в инженерных вузах Германии как учили раньше пять с половиной лет, так и учат сейчас. Им совершенно наплевать на бакалавров и магистров, потому что ты не подготовишь инженера за четыре года – это полуфабрикат, непригодный к использованию вообще. Поэтому советская система обучения – пять с половиной лет – она вполне нормальная.

Модели разные, потому что разные цели, все эти рейтинги и так далее. Мы говорим так: «У нас продукт образования куда идёт, на экспорт или в нашу собственную индустрию?» Если он идёт на экспорт, тогда надо признать – «да, мы экспортируем мозги» – и гнать их по Болонской системе. А Германия мозги не экспортирует никуда вообще, она готовит людей для своей промышленности. И они готовят так, как им надо, а не так, как Болонская система хочет. И нормальное государство будет думать о будущем, а не о том, как бы торговать мозгами детей. Говорят: «Вот, мы сделаем так, что у нас будет прямо как в Англии или Сингапуре». Да наплевать, как там! Главное – чтобы у нас дома всё работало. А здесь железные дороги разваливаются к чертям, хозяйство дорожное всё кривое, специалистов не найти. Сантехников нормальных нет в стране!

– Одни юристы…

– Одни юристы и балаболы. Автомехаников нормальных тоже практически нет…

– То есть не нужно население с высшим образованием поголовно, а нужны люди, которые умеют делать что-то руками?

– Они всегда нужны. В Америке как раз основная масса специалистов вообще без высшего образования – после колледжей и профессиональной подготовки, то есть это уровень техникумов и ПТУ. И на них всё держится. Инженеры есть, но их относительно мало, потому что они нужны на верхних позициях только, а там, где эксплуатируют оборудование, не нужны специалисты с высшим образованием, достаточно хорошего средне-технического. Этих специалистов прекрасно выпускали в советском Казахстане, а сейчас все техникумы и ПТУ разрушили и превратили в университеты разнообразные.

– В Америке же тоже Болонская система, если я не ошибаюсь?

– Она не Болонская. Это американская система, которая была навязана в виде Болонской Европе.

– Но им же удаётся готовить инженеров и вообще людей, которые могут что-то придумать, iPad, я не знаю…

– Они работают на чужой школе, не на своей. У них своих людей, которые работают в инженерии, мало совсем. Если вы возьмёте любой вуз в области IT, он на 80% заполнен китайскими и индийскими студентами.

– Они как раз покупают мозги?

– Да, и Россия это делает, потому что ей нужны мозги. Поэтому она выдаёт грантов – госстипендий для студентов из Казахстана – больше, чем здесь выдаёт министерство для всех инженерных специальностей. Я сталкивался как-то с цифрами, по-моему, 60 тысяч стипендий Россия даёт. Поэтому талантливым студентам из Казахстана нет никакого смысла учиться в технических вузах здесь. Во-первых, на родине грант тяжело получить, а во-вторых, потом с дипломом работу найти невозможно. А с российским дипломом работа хоть как-то находится.

Наш университет информационных технологий, механики и оптики Санкт-Петербурга традиционно брал студентов в магистратуру из Политеха. Сейчас не берёт, потому что их нет, Политех номинально есть, но нет школы, там не из кого выбрать. А вот со школ берём, привозим на первый курс – причём в существенном количестве. У нас есть хорошее общежитие для студентов, поэтому родители радостно отправляют детей учиться в Санкт-Петербург.

– Мне показалось, у вас двоякое отношение к этому. С одной стороны, как профессора петербургского университета вас радует, что у детей есть возможность получить хорошее образование, но как человека, для которого Казахстан не чужая страна, вас удручает, что отсюда уезжают молодые и талантливые, я правильно поняла?

– Это обескровливание. Эти дети получают высшее образование в России и их

приглашают на работу, а в условиях ЕврАЗэС они имеют право работать без патента. Значит, они получают гражданство по ускоренной системе – российские законы таковы.

Америка абсорбирует всех специалистов со всего мира, Россия – со всех бывших республик. И этот процесс будет неминуемо продолжаться, пока Казахстан окончательно не превратится в страну третьего мира.

– Стоит ли попытаться остановить этот процесс и можно ли это сделать?

– Не знаю. Это сложная проблема, конечно. Основной вопрос: как восстановить систему технического образования здесь, в Казахстане, которая была демонтирована фактически за последние 20 лет? Той мощной академической и индустриальной среды, которая была в советском Казахстане, уже нет. Тогда ясно было, где ты учишься и куда ты пойдёшь работать, а сейчас ничего непонятно. Где бы ты ни учился, работу по специальности всё равно не найти…

– Вы видели много наших студентов – они едут с намерением выучиться и остаться? Вряд ли – выучиться и вернуться?

– Многие хотят вернуться, но непонятно, куда возвращаться. И любой родитель, который отправляет своего талантливого ребёнка учиться в Россию или в США, должен понимать, что ребёнок останется там навсегда с вероятностью 90%.

– Дело не в том, что наши дети не патриоты? Дело в том, что страна не готова их принять как спецов?

– Молодёжь же сейчас практичная. Они думают о том, где будут работать и жить. Ну, закончит молодой человек политех наш... С этим дипломом ни одно агентство не берёт, резюме выпускников даже не рассматривают, их откидывают их сразу.

– HR-cлужбы казахстанских или иностранных компаний не рассматривают их резюме?

– И иностранных, и казахстанских. Существует же репутация у университетов. Резюме выпускников КБТУ рассматривают, потому что считается, что там учат, университета энергетики всегда рассматривают, потому что они там бьются за уровень, а политеха – нет. Раньше – да, сейчас – нет. А все эти новые вузы, которые были созданы, это всё – макулатура. Они там понаоткрывали технические специальности, потому что правительство начало гранты раздавать, но все эти специальности – пустышки, так как нет базы.

– Как вы думаете, почему на постсоветском пространстве существует пиетет к иностранным специалистам, почему для серьёзных проектов приглашают экспатов? Как-то в интервью вы говорили, что визит инженера для замены небольшой платы на оборудовании добывающей промышленности обходится Казахстану в 250 тысяч долларов. Вы не преувеличивали их гонорар?

– Это не гонорар инженера, инженер-то лично деньги не получает. Есть сервисные компании, они выставляют счёт и инженера присылают.

– Но это реальная сумма, из практики?

– Да, реальная. Бывает и дороже. На практике от 100 тысяч до 250 тысяч долларов стоит вызов инженера. Дешевле вообще не бывает.

– Если представить, что несколько раз в год необходимо вызывать инженера, не проще ли стране подумать, как взрастить своих специалистов? Если их невозможно здесь выучить, может быть, их отправить за счёт государства учиться за границу, в ту же Россию или Германию? Он бы вернулся и, возможно, здесь кого-то бы научил…

– Дело не в специалистах. Это модель. Дело в том, что в стране должны быть собственные сервисные инженерные компании, но та модель капитализма, которая есть сейчас в Казахстане, этого не подразумевает. Я 10 лет назад ещё про это говорил и очень откровенно писал – что нужны сервисные компании и нужно их поддерживать. Модель вот этих тендеров, распилы превратили инженеров в таджикских гастарбайтеров, а потом они все просто вымерли, поэтому не знаю, есть ли надежда на создание нормальных инженерных компаний. Здесь не люди решают, а логистика. Если нет логистики, то какие люди бы ни были, они всё равно уедут, потому что специалисты в любой стране нужны.

– Согласны ли вы с мнением, что приглашённый специалист, экспатриант не работает на благо страны, в которую его пригласили – он зарабатывает?

– Экспаты – это люди, которые на работу приехали. Их не интересует, что будет дальше. Их интересует собственный контракт – сколько денег они получат. Это в любой стране так. И Казахстан не исключение. А местные специалисты тоже зарабатывать хотят, но в то же время это место для них не чужое, потому что они здесь жить планируют дальше. Это, естественно, их дискурс меняет немножко.

А если говорить про патриотизм. На работе все патриоты своего кармана, честно говоря. Если бы были государственные структуры как в Советском Союзе, предприятия, где есть профсоюзы, люди бы были патриотами предприятия – как воспитываются сотрудники в Китае, в Корее и в Японии в значительной степени. А здесь сейчас всё абсолютно приватизировано, принадлежит каким-то олигархам, а с людей они дерут три шкуры. Каким патриотом нужно быть, их личным патриотом, что ли (усмехается)?

– Что, по вашему мнению, должна сделать страна, какие условия создать, чтобы в ней развивалась наука, производство, технологии?

– В стране мораль должна быть. Если морали нет, остальное бесполезно. Казахстан – это абсолютно деморализованное общество. Никаких признаков, что мораль когда-то будет восстановлена, не видно пока.

– Это неординарная мысль.

– Она стандартная. Вы знаете, что деморализованная армия – это свора вооружённых бандитов. Деморализованное общество вообще не способно к развитию. Это с библейских времён известно. Просто всем вам мозги забила жёлтая пресса и либеральное телевидение, свора проплаченных идиотов. А по факту ничего не менялось – как было пять тысяч лет назад, так и осталось.

– А под моралью вы что понимаете? Существует же ещё псевдомораль, уятмены, которые пытаются контролировать чужую личную жизнь, осуждают девушек в коротких юбках, в то время как сами спокойно могут брать взятки, не считая это аморальным поступком…

– То, что вы назвали, вообще не имеет отношения к морали. Десять заповедей возьмите – это мораль. Или семь смертных грехов – мораль. А всё остальное – бред от лукавого. Коррумпированное общество не имеет никакого отношения к моральному – оно не может развиваться. Если вы покупаете должность, разве начальник сможет требовать, чтобы вы нормально работали? А если вы каждый месяц должны ему ещё давать взятку, чтобы оставаться на этой должности? А если он сам тоже несёт деньги наверх? Система в нынешнем Казахстане так построена. Какое развитие? Общество не может никуда прийти. Это тупиковая ветвь, которая закончится хаосом.

Либо в эту страну любой противник с голыми руками войдет. Китайцы, честно говоря, считают Казахстан страной варваров и продажных дикарей. И они это прямо говорят в частных беседах. И они правы, к сожалению. Американцы считают туземцами. Можно строить столицы, выставки – показывать, всему миру, «какие мы продвинутые». Но понятно же, что люди не строят свою обычную жизнь, а стараются доказать кому-то что-то.

Да наплевать, кто о нас что думает! Надо свою жизнь строить. Поэтому талантливая молодёжь и бежит. Что им тут делать – должность себе покупать?

Автор: Марина Михтаева

Казахстан. США. Россия > Образование, наука. Госбюджет, налоги, цены > camonitor.com, 16 октября 2018 > № 2759513 Тимур Палташев

Полная версия — платный доступ ?


Россия. Германия > СМИ, ИТ > dw.de, 15 октября 2018 > № 2790759 Ирина Прохорова

DW: В исторической серии "Что такое Россия" вашего издательства "Новое литературное обозрение" вышла книга о Ливонской войне. Серия эта - популярная, рассчитанная на широкий круг. Почему вы думаете, что современному читателю будет интересна война, которая шла почти 500 лет назад?

Ирина Прохорова: Потому что мы изучаем историю для того, чтобы понять нас, сегодняшних. И я эту серию популярной истории, книги для которой пишут лучшие историки, считаю важнейшим нашим проектом. Ведь в той ситуации, когда прошлое, в том числе и далекое опять становится в России полем битвы, когда опять начинается гламуризация милитаристской истории, очень важно показать ключевые моменты исторического развития под другим углом зрения. Автор "Ливонской войны" Александр Филюшкин, занимающийся ранним периодом новой истории, показывает, как складывалась российская государственность в конце XV - начале XVI веков. Он много пишет о так называемой Ливонской войне, в которую включается Иван Грозный. "Так называемой" - потому что это был конфликт с участием нескольких стран Балтии, не только России и Ливонии, но также Швеции, Польши, Великого княжества Литовского, Дании, Священной Римской империи и Пруссии.

Для современного читателя книга, на мой взгляд, интересна, прежде всего, двумя аспектами. Во-первых, там идет речь о том, как складывалась конфигурация государств, какие у них были амбиции, кто на что претендовал. И из этого видно, что серия масштабных конфликтов, которую мы называем Ливонской войной, затевалась правителями, как и вообще войны, вовсе не для достижения каких-то серьезных экономических целей. Для монархов всех эпох, особенно для начала нового времени, справедлива поговорка "Война - это спорт королей". Потому что могущество и влияние монархов определялось тем, сколько войн он вел. Чем воинственнее - тем статус этого монарха выше.

- Это актуально и сейчас?

- Скажем так: те лидеры, которые эту логику продолжают сегодня, живут в архаической системе координат. К сожалению, эта модель страшно привлекательна для многих людей, стоящих во главе государства. Это большой соблазн: придумать повод, чтобы повоевать и доказать свою мощь и эффективность. Хотя мы понимаем, что войны никогда не бывают эффективными. Это всегда большой удар по экономике страны, ее культурной жизни. Так вот: Ливонская война, как хорошо показывает Филюшкин, была войной амбиций, участники которой, в том числе и Россия, старались показать, кто круче. На самом деле никаких реальных поводов для России вступать в эту войну не было.

- А как же выход к Балтийскому морю?

- Знаете, это типичная отговорка. Всегда говорят, что нужны какие-то выходы куда-то. Но ведь такие вещи могут решаться дипломатическими договоренностями, торговыми соглашениями, прочими мирными способами. Нет, Ливонская война, которая была разорительна для России, диктовалась идеями престижа. И не она одна. Александр Филюшкин показывает, что это был фактически первый выход России, скажем так, на европейскую международную арену. Россия впервые пыталась претендовать на какое-то особое серьезное место, стать одним из главных политических игроков в кругу европейских держав и даже диктовать свои условия.

Ливонская война длилась долго, она оказалась очень разорительной и не очень успешной для России. И вот что еще важно: именно в это время складываются международный имидж держав и имидж России. И не случайно автор назвал свою книгу так: "Первое противостояние России и Европы". Потому что события того времени стали началом почти перманентного противостояния России и Европы, и именно тогда родились - при активном участии пропаганды - мифы и стереотипы, во многом определившие на века характер взаимоотношений между Россией и Европой.

Впервые начинает формироваться имидж России как варварской страны - медведя, который угрожает европейской цивилизации. А со стороны России начинают складываться негативные имиджи других стран. И мы продолжаем сегодня жить в этой мифологии. И как только возникают какие-то конфликты, вся эта система международных предрассудков тут же оживает.

- И с той, и с другой стороны?

- С обеих сторон. То, что кажется далеким прошлым, на самом деле - как корневая система, во многом определяющая политические решения, экономические и культурные представления, наше будущее.

- Получается довольно печальная картина...

- Вы знаете, я бы не сказала, что печальная. Оптимистический запал этой серии состоит в том, чтобы показать, что многие проблемы создавались вполне конкретными людьми во вполне конкретное время и при конкретных обстоятельствах. Интересно посмотреть, как складывается конфигурация сил и противостояний, понять, как и почему все произошло. Это поможет разорвать порочный круг. Есть целый ряд исторических прецедентов, ложных, вредных, которые продолжают работать, потому что не осмыслены и не выговорены.

Серия "Что такое Россия" пытается показать, что та довольно редуцированная милитаристская история, в которой мы существуем, мало что говорит о прошлом страны, а ведь наше настоящее базируется на всей этой мифологии. В этой серии показана история, в которой действует большое количество людей, очень разнообразная, неоднозначная. И это позволяет нам лучше понять, как создаются разные системы координат, рождается исторический опыт, совершаются ошибки... И, таким образом, мы можем отделить наше настоящее от этого прошлого. Не надо бездумно пользоваться стереотипами, возникшими 300, 400, 500 лет назад. Но если мы продолжаем опираться на всю эту мифологию и мыслить стереотипами, то мы ничего о себе не понимаем и изменить многие вещи не сможем.

Вот, скажем, есть еще одна книга, вышедшая сейчас в нашем издательстве - "Россия - Грузия после империи". Это сборник эссе, исследований ученых из разных стран. Там тоже идет речь, в частности, о мифологии и предрассудках. Как с ними обходиться? Это сложный и болезненный момент, потому что политическая история и культурная история вовсе не идут параллельно, так сказать, в обнимку друг с другом. С распадом СССР и образованием независимых государств, что я очень приветствую, разорвалось общее мощное культурное поле. Ситуация разрыва неоднозначна и драматична. Рецептов общего переосмысления постимперской, или, я бы сказала, постколониальной эпохи нет. Нет однозначных ответов, но задавать эти вопросы - уже большое дело. Распад или полураспад империй - тема, которую очень любили обсуждать советские идеологи в отношении Африки, например, или Британской империи, но никогда не переносили это на свою страну, на Россию. И вот сейчас эта тема, наконец, выходит на поверхность. Но опять-таки: без публичного ее обсуждения мы никогда не избавимся от напластования разных стереотипов, которые очень мешают осмыслению российского развития. Это клубок проблем, которые можно и нужно решать, и другая оптика видения здесь необходима.

Ефим Шуман, Франкфурт-на-Майне

Россия. Германия > СМИ, ИТ > dw.de, 15 октября 2018 > № 2790759 Ирина Прохорова


Россия > СМИ, ИТ > mid.ru, 15 октября 2018 > № 2778457 Сергей Лавров

Выступление Министра иностранных дел России С.В.Лаврова на презентации книги В.Н.Шевченко «Протокол президента Российской Федерации», Москва, 15 октября 2018 года

Дорогие друзья,

У нас сегодня знаменательный день. Мы собрались по случаю презентации книги В.Н.Шевченко «Протокол президента Российской Федерации». Она перед вами. Надеюсь, на выходе всем будут дарить по экземпляру.

Владимир Николаевич – легендарный человек. Он работал на ответственейшем участке с президентами М.С.Горбачевым, Б.Н.Ельциным, затем с В.В.Путиным. О том, как непросто складывалась судьба протокола, он поведал СМИ. Вчера с удовольствием посмотрел передачу, которая была основана на интервью с ним. В ней были очень серьезные вещи и некоторые казусы, которые неизбежно происходят в дипломатической деятельности, в работе протокольных служб. Убежден, что опыт таких людей бесценен для тех, кто занимается практической внешней политикой и дипломатией.

При всей кажущейся вспомогательной функции протокол имеет очень важное значение, играет очень важную роль.

Во-первых, протокол – это область, которая напрямую связана не просто с отношениями между государствами собственно в сфере протокола, но и с принципами межгосударственного общения, потому что в протоколе воплощается уважение государств друг к другу, принцип равенства стран, закрепленный в Уставе ООН. Для того, что бы это уважение оставалось на высоте, чтобы государство, принимающее иностранных гостей, продемонстрировало свою способность быть гостеприимным и одновременно уважать партнера, необходимо до нюансов знать культурные, конфессиональные, исторические, цивилизационные традиции - тех стран, чьи представители посещают вас в данный момент.

Во-вторых, в протоколе нет мелочей, он должен быть гибким, особенно учитывая бурное развитие форм межгосударственного общения, которые наряду с официальными приемами, беседами за переговорными столами, под знаменами и государственными гербами сегодня обогатились такими формами общения, как встречи без галстуков, встречи в формате «тет-а-тет». Но при кажущейся свободе действий в этих форматах всегда необходимо понимать, как это все организовано, чем все это закончится, как это будет влиять на дальнейшие официальные процедуры отношений между государствами.

Я имел удовольствие видеть Владимира Николаевича в ситуациях, когда Б.Н.Ельцин наносил визит в Нью-Йорк. Я тогда там работал Постоянным представителем при ООН. Я наблюдал В.Н.Шевченко в самых разных официальных и неофициальных ситуациях. Могу сказать, что этот человек никогда не оказывался ниже уровня, который требуется для того, чтобы не навредить сути политических межгосударственных переговоров. То, насколько четко Владимир Николаевич выполнял эти функции, наверное, уже стало легендой. Многие здесь присутствующие наблюдали его в работе, наверняка могут это подтвердить. Я думаю, что опыт, который воплощен в этой книге, а здесь по понятным причинам лишь небольшая часть этого опыта, бесценен. Все остальное нужно передавать из уст в уста, всего не напишешь. Я уверен, что современная служба протокола, которая продолжает развиваться, обогащать наши традиции и практику, может многое почерпнуть из этого труда.

Я искренне благодарю моего доброго друга В.Н.Шевченко за то, что он с нами, не забывает о том, как помогать современным деятелям из протокольной службы Президента, протокольной службы МИД, учитывать все то, что было накоплено нашими предшественниками.

Поздравляю нас всех с этим событием и желаю всем хорошего вечера.

Россия > СМИ, ИТ > mid.ru, 15 октября 2018 > № 2778457 Сергей Лавров


Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > mvd.ru, 15 октября 2018 > № 2775873 Андрей Биланов

Андрей БИЛАНОВ: «Радуюсь, когда моих персонажей любят или ненавидят»

В гостях у журнала «Полиция России» актёр театра и кино Андрей БИЛАНОВ.

– Андрей Иванович, в нашей стране ежегодно проводится несколько десятков кинофестивалей. Вы – президент кинофестиваля «Герои нашего времени». Чем он отличается от других?

– Герой – это тот, кто оставляет след в жизни своих близких, а если случится – и в истории страны. И это может быть каждый из нас. Поэтому наш фестиваль обо всех и о каждом. Кроме того, здесь можно просто посмотреть хорошие фильмы и поговорить о них с их создателями.

– Современный кинематограф и критики, и зрители похвалить особенно не спешат. Почему?

– Слишком много думаем о деньгах. О быстрых деньгах. А хорошее, умное кино работает на перспективу – оно как повод для размышления. Понятно, что процесс работы над собой идёт подспудно и результаты его не появляются вдруг. Я, чтобы привести душу в порядок, смотрю советские фильмы, которые были сняты о людях и для людей. Не верю, когда говорят, что нынешней молодёжи они не интересны и не понятны. Проверено на моих детях, которые сначала долго упирались – не хотели смотреть это «старьё». А посмотрев, были в некотором шоке: работать душой – это нелёгкое дело. Откуда это вообще – «дети не понимают»?! В одном из небольших городов я в пилотном проекте «Кинотолк» собрал детей-подростков и показал им ещё чёрно-белый фильм «В бой идут одни старики». На пятой минуте они затихли и так в полной тишине досмотрели фильм до конца. А потом я ещё чуть ли не час отвечал на их вопросы: о войне, об ответственности за других, о жертвенности во имя справедливости, о страхе и мужестве.

– Ролан Быков говорил, что детей надо учить понимать кино с пелёнок, снимая кино специально для них. А сейчас снимают ремейки старых, испытанных временем и зрительским постоянством фильмы. Причина – особый киноязык, на котором якобы надо разговаривать с молодёжью. Получается?

– На мой взгляд – не очень: до тех мастеров ещё надо дорасти. Но и до своего кино, которое будет интересно нашим современникам, не облокачиваясь на учителей, тоже надо дорасти.

– Современные герои – те, в основном, которые побеждают кулаками. Но есть сила духа, ума, правды...

– Герой – человек, который делает свой выбор в непростых обстоятельствах, по совести. К сожалению, сами понятия «совесть», «истина», «долг», «честь», «патриотизм» как-то размылись. А кино может вернуть им полновесность, расставив в нынешнем безвременье маячки, – чтобы не потерялись.

– А на ТВ встречается что-то стоящее?

– Редко. Очень огорчительно, что почти нет фильмов и передач, которые хотелось бы смотреть всей семьёй. Если честно, я и сам не знаю, что ответил бы на вопрос ребёнка, на кого я хотел бы быть похожим. А в пору моего детства такой вопрос не поставил бы в тупик ни моих родителей, ни меня.

– Сейчас героическая тема «отрабатывается» в основном в двух направлениях: война и история. А разве мало по-настоящему героических поступков совершают наши современники? Чем не примеры для молодёжи?

– Герои – обычные люди, живущие среди нас. Это трудно – рассказать, не вдаваясь в крайности, так, чтобы разом и о простом человеке, и о его ярком поступке. Заинтриговать не сюжетной загадкой, не красивой картинкой, а судьбой человека, приведшей его к подвигу. Вообще, это и есть главное в искусстве – изучить человека в момент выбора. К примеру, мой герой из «Ментовских войн» – эдакий прямодушный, даже простоватый подполковник, привыкший идти напрямую. Мне и самому было интересно, что с ним будет дальше: останется он таким или сломается? Кстати, у меня немало хороших знакомых – полицейские. Знаю, что это порядочные люди, которые в любых ситуациях будут верны и присяге, и долгу до конца.

– Они смотрят фильмы с вашим участием?

– Я даже прошу об этом. Мне важно их мнение, хотя на съёмках присутствует консультант, – чтобы исключить досадные «ляпы», в поисках которых находят особое удовольствие многие зрители. Хотя по себе знаю: если фильм захватывает, «ляпов» просто не замечаешь.

– Когда речь заходит о героях, обычно говорят о мужчинах. А как насчёт прекрасных дам?

– Почти никак. Как правило, это опять-таки война или история. В жизни их, не сомневаюсь, достаточно. А хотелось бы посмотреть на широком экране, как изящная, но сильная духом женщина совершает нечто, непосильное брутальным мужчинам. Слабому полу отвели место в мелодрамах. Да и то без воздушной лирики. «Никакого романтизма», как говорил один персонаж у Зощенко. Заметили? Даже свадьбы по-доброму редко показывают. Что-то тёплое, уютное уходит из кино.

– Известный кинокритик Андрей Плахов как-то заметил, что наше кино становится провинциальным, не актуальным по содержанию и киноязыку. И соответственно, всё меньше востребуется. Вы согласны?

– Наверное, не всё так безнадежно. Точечно, понемногу нарабатывается наше новое кино и, думаю, «выстрелит».

– На фестивалях оно давно «выстреливает». И зрители его принимают.

– Надеюсь, оно притянет по-хорошему честолюбивых, умных, талантливых кинематографистов. Собственно, фестивали, в том числе и наш, для этого и существуют.

– Вы служили в армии в Московском Президентском полку, куда наверняка попали за прекрасную физическую форму. Это – счастливый случай?

– Полк – да, но в армию я всё равно бы пошёл. Это проверка себя. Мужаешь. Становишься мужчиной, умеющим принимать решения. Армия проявляет тебя как личность, испытывает тебя, избавляя от комплексов.

– У вас они были?

– Едва ли. Хотя… У меня день рождения 5 сентября. И мне всегда было досадно, что в семье его не отмечали. Поздравляли, но как-то впроброс, вместе с началом учебного года. Маленький, но комплекс.

Потом я узнал, что почти все знаменитости, добившиеся успеха, выросли из собственных комплексов, в борьбе с ними. Некоторые из моих собственных, преодолённые, остались в прошлом. С некоторыми приходится жить, и не скажу, что они сильно мешают. Они, как двигатель, толкают меня вперёд. Например, честолюбие. Ладно, я известный артист, но есть же ещё заслуженный, народный… Вот и комплекс постоянной творческой неудовлетворенности – не карьеризм, заметьте.

– Много времени проводите в спортзале?

– Физическая форма для артиста – первое дело. Особенно когда надеваешь мундир. А я часто играю военных, полицейских. Это обязывает. В детстве был непоседой. Была куча энергии, и её надо было куда-то направлять. Отец решил направить её в спортивное русло. Самбо, дзюдо – мальчишеская романтика. Сначала просто нравилось. Лет в 15 проснулся сознательный интерес. Так незаметно дорос до мастера спорта международного класса по дзюдо и мастера спорта по самбо.

А в 33 года сделал себе подарок: увлёкся фитнесом. Это тоже помогает держать себя в форме.

– Навыки спортивные в жизни и профессии используете?

– На рожон бездумно лезть не вижу смысла. К тому же спорт учит вначале думать, а потом действовать. Именно в такой последовательности. А дать волю эмоциям и по дурости погибнуть – что в этом героического?

– Но ведь коллеги знают вашу биографию. И наверняка предполагают, что вы можете многое сделать сами на съёмочной площадке.

– А вот тут поправочка. Трюки – каскадёрский хлеб, негоже отбирать его у коллег. А если я сломаюсь? Работа всей группы встанет.

– Чем заняты, когда нет съёмок?

– Пробую себя в концертной деятельности. Недавно вышел дебютный музыкально-поэтический диск «Мое сердцебиение» – читаю стихи и исполняю песни. Готовлю второй альбом.

– Ваш недостаток, который мешает жить?

– Лень и, наверное, производная от этого – неумение завязывать отношения ради результата. В прежние времена это был бы предмет для гордости, и по нынешним – скорее всего недостаток.

– А это не то же, что компромисс?

– Компромисс – это своего рода деловая сделка. А личные отношения строятся по другим правилам. Хотя я – актёр, и, казалось бы, обыграть любую ситуацию могу профессионально. Но стараюсь не злоупотреблять: а вдруг войдёт в привычку? (Смеётся.)

– Какое самое большое разочарование в жизни?

– Не удивлю. Это разочарование в друзьях. Мой духовник говорит, что многие мои беды от того, что я слишком доверяю людям. Но исправиться трудно и приберечь себя до лучших времён невозможно. Поэтому стараюсь трезво оценивать и себя, и всех, с кем приходится работать и жить. Наверное, я немного фаталист – верю в то, что люди одной группы крови обязательно должны встретиться. И тут ошибки быть не может: мы сразу почувствуем друг друга.

– Чему вас, состоявшегося в профессии человека, может научить другой творческий человек?

– Я всю жизнь учусь. Правда, учителя бывали разные. Знаком судьбы было появление в моей жизни такого мэтра, как Светлана Сергеевна Дружинина. Она – железная леди и строгий учитель: за руку не водит, готовых решений не предлагает. Учит крепко стоять на ногах.

– Жизнь удалась?

– Я счастливый человек. Жив, здоров, реализовал много творческих планов, вырастил детей, построил дом. Одно плохо – сам свои фильмы не люблю смотреть.

– Внутреннего критика включаете?

– Не могу отделаться от мысли, что можно было сделать лучше. Уповаю только на то, что зрители этих несовершенств не замечают. Радуюсь, когда моих персонажей любят, радуюсь, и когда ненавидят. Значит, хорошо сыграл. Пугает только равнодушие.

– Жизнь летит быстро. Каким себя видите лет в 70?

– К тому времени постараюсь организовать свою киностудию, где буду снимать фильмы, которые хочу. И, надеюсь, буду сниматься и сам. Если не распускаться и держать себя в форме, это вполне возможно.

– Как поступите в критической ситуации – по совести или по закону?

– Если никто не пострадает – то по совести.

– Вы производите впечатление сильного, мужественного и умного человека, которому хочется верить. Вы хуже или лучше своей репутации?

– До такой репутации мне ещё расти и расти.

– Главное правило вашей жизни?

– Помнить о том, что жизнь состоит из простых вещей: улыбки матери, первого слова ребёнка, рыбалки с друзьями, доброго утра, сбывшейся мечты.

– Что вы, экранный страж порядка, могли бы пожелать реальным полицейским?

– Чтобы честь мундира оставалась незапятнанной, а совесть – чистой. Совершенно точно знаю, что есть много людей, для которых это – не слова, а смысл жизни.

Беседу вела Нина СКУРАТОВА

Визитная карточка

Родился 5 сентября 1968 года в Никополе Днепропетровской области.

С детства увлекался силовыми единоборствами, самбо и дзюдо.

После окончания школы пошёл в армию. Проходил службу в Москве, в Президентском полку. Во время службы увлёкся музыкой и искусством.

По возвращении из армии поступил во ВГИК – в мастерскую народного артиста Российской Федерации Армена Джигарханяна. После окончания института (1990) был принят в труппу Московского Нового драмтеатра.

В кино дебютировал в 1999 году. К настоящему времени в его творческом багаже более 60 ролей, в том числе сотрудников правоохранительных органов, в следующих картинах: «Кошки-мышки» (2007), «Афоня и пчёлы» (2008), «Такая обычная жизнь» (2010), «Бабье лето» (2011), «Лжесвидетельница» (2011), «Отражение» (2011), «Следаки» (2011), «Ярость» (2011), «Обратный билет» (2012), «На одном дыхании» (2014).

Президент кинофестиваля «Герои нашего времени».

Мастер спорта международного класса по дзюдо. Мастер спорта по самбо. Чемпион России по фитнесу. Бронзовый призёр чемпионата Европы по фитнесу.

Полиция России № 10, 2018 г.

Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > mvd.ru, 15 октября 2018 > № 2775873 Андрей Биланов


ЮАР. Россия > Армия, полиция > ria.ru, 15 октября 2018 > № 2773300 Омри ван Зил

ЮАР может изменить конституцию страны, чтобы экспроприация земли у фермеров из белого меньшинства могла проходить без денежной компенсации. О том, с какими еще сложностями сталкиваются фермеры в Южно-Африканской Республике, почему они заинтересованы в сотрудничестве с Россией, какими навыками они могли бы поделиться с российскими коллегами и готовы ли южноафриканские компании посетить Крым для обмена опытом, обо всем этом в интервью руководителю РИА Новости в Швейцарии Елизавете Исаковой рассказал исполнительный директор федерации сельскохозяйственных организаций ЮАР Agri South Africa (AgriSA) Омри ван Зил.

— Как вы оцениваете динамику развития сельского хозяйства в России? Как оно изменилось после введения западными странами антироссийских санкций? Были ли, на ваш взгляд, значительные изменения за последние четыре года?

— Ограничение на импорт определенных продуктов из стран Запада, безусловно, создало возможности для местного сельскохозяйственного сектора укрепить свою роль. Достижения в этом секторе за последние четыре года были выдающиеся. Когда были введены санкции, в Россию был запрещен импорт почти 60% мяса и рыбы и 50% молочной продукции, овощей и фруктов. За период с 2013 по 2016 года общий импорт еды из Евросоюза упал на 40%. Это привело к значительному росту местной продукции. Урожай пшеницы в России на сегодня удовлетворяет не только местные запросы, но и экспортируется на уровне порядка 40 миллионов тонн. За период с 2015 по 2016 годы объем производства фруктов и овощей увеличился на 2%. Правительственные субсидии также помогают удерживать издержки на низком уровне и увеличивать прибыль. Также растет спрос на сельскохозяйственную технику и предметы снабжения.

Российский сектор сельского хозяйства, безусловно, достиг большого прогресса за четыре года. У России всегда был большой сельскохозяйственный потенциал, так что будет интересно посмотреть, сможет ли ваша страна стать настоящим экспортером продукции и занять место сельскохозяйственного тяжеловеса на международной арене.

— Было бы вам интересно поучиться российскому опыту в области продовольственной безопасности? Чем отличается на этом направлении Южная Африка? Обсуждали ли вы какие-либо проекты в этой области с российскими коллегами?

— Да, мы были бы заинтересованы. Россия пережила сложное советское время, и ее недавняя трансформация это нечто выдающееся. Есть несколько различий между сельским хозяйством ЮАР и России. Российские фермеры получают субсидии от государства и в целом поддержку. В 2016 году такие субсидии равнялись 2,9 миллиарда долларов США. Коммерческие фермеры ЮАР таких субсидий не получают. И несмотря на то, что у нас признанный коммерческий сектор и самая высокая продовольственная безопасность в Африке, наши фермеры испытывают ряд трудностей. В частности, четкое регулирование, нехватка воды и засухи, слабая инфраструктура, низкий уровень предоставления услуг в сельских районах, а также резкий рост стоимости ведения бизнеса.

Я встречался с министром сельского хозяйства РФ, когда был с визитом в Москве этим летом. У нас была очень позитивная небольшая дискуссия, и мы бы хотели продолжать такие обсуждения.

— Насколько в ЮАР заинтересованы в импорте российских технологий? Что было бы интересно импортировать и из каких регионов? Что для ЮАР было бы выгодно экспортировать в Россию?

— Я думаю, мы можем многому научиться в области рыбной промышленности. И тут была бы интересна передача технологий. Наша рыбная промышленность или аквакультура, как мы ее зовем, насчитывает множество продуктов. У нас есть раки, крабы, устрицы, мидии, океанская и пресноводная рыба. Но мы понимаем, что в России долгая история выращивания и производства рыбы и большой рынок. На мой взгляд, южноафриканская индустрия пока еще не сильно развита, так что с этой точки зрения есть перспективы многому поучиться у российской рыбной промышленности, у вас это большой бизнес.

Это очень хорошая возможность для нас, потому что протеин из белковой пищи становится очень важным ингредиентом в продовольственной безопасности. Белое мясо и рыба гораздо дешевле красного мяса. В перспективе мы будем активно расширяться в поисках источников протеина, в особенности белкового протеина. Кроме того, российский рынок огромен. У вас проживает 144 миллиона человек. А в ЮАР более 55 миллионов человек. При этом ваше население сконцентрировано в городах. Так что это массивный рынок потребления.

Я хочу честно сказать, что в ЮАР очень немного людей что-либо знают про Россию, про российский рынок, торговые соглашения с РФ. Мы открылись для азиатских рынков — Китая, Японии, Индонезии. Но не для России. Так что я думаю, что у нас есть к чему стремиться в области торговых отношений.

Что касается экспорта, то мы можем предложить очень много. Семена, фрукты, вина, орехи, мясо и так далее. Нам повезло, что у нас нет снега, и у нас есть зимние и летние урожаи. Зимой у нас растут цитрусовые, а летом это, к примеру, орехи макадамия, виноград для вина и так далее. Бесценные знания поколений наших фермеров, безусловно, также являются высокоценным товаром. В ЮАР только 13,5% земли пригодны для возделывания и несколько климатических регионов. Так что у нас тяжелые условия, и наши фермеры обладают знаниями и умениями по доходному ведению сельского хозяйства. Российским фермерам, безусловно, есть чему у них поучиться.

— Полагаете ли вы, что совместные усилия стран БРИКС могут обогнать США по уровню производства и экспорта сельхозпродукции? Когда это может произойти?

— Я думаю, у БРИКС есть для этого потенциал. Все пять стран обладают своими отличительными проблемами, но с ростом населения Китая, Индии и ЮАР у БРИКС, безусловно, есть потенциал расширить свое значение в области сельского хозяйства. Китай уже очень активно действует в Африке, Индия также позиционирует себя как сила, с которой необходимо считаться. Так что страны БРИКС могут превзойти США в ближайшие 5-10 лет.

— Виноделы ЮАР создали специальное вино к саммиту БРИКС в Йоханнесбурге. Есть ли подобные планы на саммит в Челябинске, который пройдет в 2020 году?

— Если виноделам вновь предложат такую возможность, они, безусловно, сделают такое вино.

Мы еще не определились с делегацией в Челябинск в 2020 году, но нашими приоритетами в числе прочих будет укрепление партнерства, адаптация к изменениям климата и подготовка к тем проблемам, которые новые технологии внесут в область сельского хозяйства.

— Готовы ли представители AgriSA посетить Крым? Есть ли планы начать сотрудничество с крымскими виноделами? Есть ли планы работать с фермерами из Крыма, к примеру, с производителями устриц?

— Да, мы готовы приехать в Крым. Я уверен, это будет богатый опыт для фермеров обеих стран. Мы в ЮАР всегда готовы к обмену знаниями и секретами производства.

Мы еще не обсуждали это, но южноафриканцы уже изучают возможности для диверсификации рынков и создания партнерства. Российский сельскохозяйственный сектор нам очень интересен, и мы также заинтересованы в российском рынке. У нас есть товары, которые вы не производите в России. К примеру, тропические фрукты — манго, личи, орехи. Так что я думаю, что мы были бы заинтересованы в сотрудничестве. И Россия также рассматривает ЮАР как перспективное направление для инвестиций.

— Делегация ЮАР планировала принять участие в Восточном экономическом форуме в 2018 году, но не приехала. Заинтересованы ли в ЮАР в участии подобного рода форумах? К примеру, в ПМЭФ?

— Я не знаю о причинах, по которым делегация ЮАР не смогла приехать, но полагаю, что подобные форумы нужны. Нам постоянно надо искать новые возможности и получать выгоду от сильных сторон каждого.

Что касается ПМЭФ, то если мы будем приглашены, мы, безусловно, рассмотрим возможность приехать и привезти с собой товары, чтобы посмотреть, что мы можем сделать. К примеру, наша группа представляет 26 видов товаров, и это была бы для нас хорошая возможность.

Как вы знаете, мы собираемся поменять конституцию в области экспроприации земель. И русские были первыми, кто посмотрел на это с точки зрения перспективы. В России 80 лет назад был также период экспроприации, и это создало большие экономические проблемы. Русские нас очень поддерживают с этой точки зрения, потому что вы уже проходили через это. Так что я думаю, что здесь есть много чему поучиться у России, и мы были бы очень заинтересованы в сотрудничестве. Мы также можем многое предложить. У нас очень хорошие фермеры, мы очень сухая страна, и знаем, как работать при засухе. Так что это могло бы быть хорошее взаимодействие.

— Россия успешно внедрила программу под названием "Дальневосточный гектар". Она призвана стимулировать людей переезжать на Дальний Восток и развивать сельское хозяйство. Может ли ЮАР создать подобную программу? Хотели бы вы сами приехать в один из регионов и посмотреть, как работает программа?

— Мне бы хотелось приехать и изучить, насколько жизнеустойчив этот проект. В ЮАР такие маленькие размеры земли нельзя было бы использовать для коммерческого сельского хозяйства. У нас массовое производство очень важно, чтобы гарантировать доходность. Фермерские хозяйства стараются быть больше, так как маленькие фермы прогорают и их скупают большие хозяйства. За последние годы мы также столкнулись с объединением коммерческих производителей. В 2013 году у нас было порядка 57 тысяч производителей, тогда как в 2016 году эта цифра снизилось до 34 тысяч. Что же касается малых фермерских хозяйств, то тут есть что улучшать, но не в большом масштабе и в основном для домохозяйств и для прожиточных целей.

Елизавета Исакова.

ЮАР. Россия > Армия, полиция > ria.ru, 15 октября 2018 > № 2773300 Омри ван Зил


Россия > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 15 октября 2018 > № 2765602 Алексей Зубец

Перехитрить эволюцию. Поможет ли изменение конституции российской экономике

Алексей Зубец

доктор экономических наук, проректор Финансового университета при правительстве РФ

Глава КС РФ Валерий Зорькин в своей недавней статье предложил решить целый ряд экономических и социальных проблем исправлением конституции. Но так ли виноват основной закон в текущем положении страны и граждан?

Недавней статье председателя Конституционного суда Валерия Зорькина о необходимости конституционных преобразований было уделено незаслуженно мало внимания. Очень может получиться так, что этот текст станет если не манифестом реформ, то по крайней мере заявкой на формирование общественной повестки на годы вперед, которая определит содержание повседневной жизни россиян на протяжении нынешнего президентского срока.

Зорькин предложил лечить социальные язвы исправлением конституции, в чем, конечно же, есть определенный здравый смысл. Действительно, разделение полномочий органов власти, система сдержек и противовесов, заложенные в основном законе, фиксируют реалии начала 1990-х, когда потребности страны состояли в выживании, консолидации и построении новых социальных структур на развалинах СССР.

Сегодня, 25 лет спустя, этап построения новой системы общественных отношений в России можно считать в основном завершенным, что и вызывает потребность в реформировании конституции под новые задачи и вызовы. К таковым Валерий Зорькин относит бедность и имущественное неравенство, которое сегодня не меньше уровня 1917 года, ощущение несправедливости в распределении благ, недостаток социальной защиты, низкие зарплаты и несправедливую приватизацию, а также угрозу искусственного интеллекта для рабочих мест. Словом, Валерий Зорькин может повторить вслед за Радищевым: «Я взглянул окрест меня — душа моя страданиями человечества уязвлена стала».

Здесь, однако же, необходимо внести некоторые исправления в ход рассуждений Зорькина. Во-первых, опасность для общественной устойчивости представляет не неравенство, а бедность тех, кто находится внизу имущественной пирамиды. Бедность всегда относительна, и если самые обездоленные обеспечены основным набором благ, составляющих стандарт потребления, — им не столь важно, какой длины яхта у самого богатого миллиардера. То есть бороться надо не с неравенством, а с бедностью в нижней части пирамиды доходов. А это, согласитесь, две разные задачи с разными инструментами достижения поставленных целей. Сразу скажу, что отнять и поделить — простое, очевидное, лежащее на поверхности, но все-таки неправильное решение, не спасающее общество от недовольства масс.

Во-вторых, Россия действительно не слишком богатая страна. Но и не бедная. По классификации ООН, Россия уже несколько лет входит в группу стран с очень высоким уровнем социально-экономического развития — по этому показателю в последнем рейтинге она занимает 49-е место из 188 государств и территорий. Так что не надо преувеличивать размер бедствия вслед за юношами и девушками из аристократических семей, которые в свое время из окна кареты увидели народные страдания, ужаснулись и ушли в народовольцы спасать сирых и убогих — с известным результатом. К сожалению, неверное целеполагание не приводит ни к чему, кроме накопления бед и страданий.

В-третьих, от чего Россия действительно страдает, так это от низкой производительности труда, которая, в свою очередь, определяется недостаточным предложением современного образования на рынке образовательных услуг, отсутствием культуры частной инициативы и креативности, а также низкими стандартами качества жизни в сочетании с высоким уровнем удовлетворенности условиями собственного существования среди большинства россиян.

Изменить эту ситуацию может только время, усвоение новых стандартов качества жизни молодыми поколениями в сочетании с освоением новых знаний и производственных навыков. Это задача на десятилетия, и принципиально ускорить процесс не получится, потому что смена картины мира в головах людей может быть прочной, только если она происходит не быстро. Собственно, именно поэтому я не верю в существенное ускорение роста российского ВВП в ближайшие годы. Сегодня в нашей стране я не вижу серьезного спроса населения на быстрый рост российской экономики, так что потолок страны по среднегодовым темпам роста ВВП — около 2-3%.

Низкие темпы роста экономики и проблемы в стране часто связывают с внешними санкциями, и Валерий Зорькин повторяет это мнение, но, по моему мнению, основные причины торможения экономического роста лежат внутри страны, а не за ее пределами. Поэтому влияние санкций на экономическое развитие России я не стал бы переоценивать.

А теперь о той полезной повестке дня, которая содержится в статье Валерия Зорькина. Председатель Конституционного суда говорит о необходимости развития конкуренции среди политиков при условии, что все они работают на развитие страны и ее благо. Речь идет о создании устойчивой пары «парламентское большинство — парламентская оппозиция», которая даст возможность амбициозной молодежи реализовать себя в политике на разных уровнях власти. Сюда же ложится второе важное предложение Зорькина — посмотреть на полномочия местных органов власти с целью их возможного расширения.

Собственно, я ожидал подобного текста сразу после того, как стали известны результаты сентябрьских региональных выборов. Они характеризовались подчеркнутой чистотой, что должно снять все вопросы о доверии к выбранным кандидатам и органам власти, а также отступлением партии власти — иногда, на мой взгляд, намеренным.

Здесь мы видим ясный сигнал обществу: вы выбрали этих мэров, депутатов, губернаторов, выборы честные, это действительно ваши избранники, а теперь заставьте их работать и работайте с ними вместе для решения местных задач, куйте сами свое счастье. Этим фокус общественной жизни переносится с верхнего на местный уровень одновременно с допуском активистов к местному управлению. Последнее, собственно, и должно дать ответ, кто из них реальный активист, кто профессиональный провокатор, а кто — городской сумасшедший.

Помимо тактической задачи «выпускания пара», развитие местного самоуправления и представительства на федеральном уровне решает стратегическую задачу увеличения гибкости общественных структур и повышения экономических свобод, без которых невозможно ускорение экономики.

Но тут, однако, есть проблема, о которой Валерий Зорькин не сказал ни слова. Усовершенствование общества требует десятков или сотен тысяч новых чиновников, способных отличить угрозу конституционному строю от допустимой и неопасной политической свободы и свободы предпринимательства. То есть нужны люди, способные ограничить собственное право «не пущать» ради общественного блага. На Западе управленческие элиты, способные на такое, формировались последние два столетия. И нам того не миновать — для создания качественно новых управленческих элит требуются отличное образование и десятилетия изменений в массовом сознании. Так что для воплощения в жизнь идей Валерия Зорькина нам всем придется ускориться с изменениями в менталитете.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 15 октября 2018 > № 2765602 Алексей Зубец


Китай. Россия > Нефть, газ, уголь > forbes.ru, 15 октября 2018 > № 2765600 Дмитрий Кипа

Цена зависимости. Построит ли «Газпром» еще одну трубу в Китай

Дмитрий Кипа

директор инвестиционно-банковского департамента QBF

Благодаря переходу Китая с угольной генерации на газовую «Газпром» завершит многолетние переговоры по западному маршруту «Силы Сибири», но из-за монополии покупателя и конкуренции трубопроводного газа с СПГ ценовая премия к европейскому рынку вряд ли окажется высокой

Одной из тем завершившегося в пятницу Петербургского международного газового форума стало наращивание российского экспорта газа в Китай. В своем выступлении председатель правления «Газпрома» Алексей Миллер заявил о возможностях компании поставлять газ по «Силе Сибири» сверх законтрактованных объемов, а также напомнил о дальневосточном канале экспорта, которым должен стать газопровод «Сахалин — Хабаровск — Владивосток».

Расширить экспорт поможет растущий спрос: в 2017 году суммарный импорт СПГ и трубопроводного газа вырос в Китае на 27% (до 92 млрд куб. м, по данным BP), констатировал Миллер. В 2018 году, по его прогнозу, он увеличится до 120 млрд куб. м.

Новые газопроводы под растущий спрос

Такой прогноз не лишен оснований: за первую половину 2018 года Китай в годовом выражении нарастил импорт сжиженного и трубопроводного газа более чем на треть (до 58,1 млрд куб. м, по данным Главного таможенного управления КНР), а к 2023 году, по прогнозу Международного энергетического агентства, увеличит его почти вдвое в сравнении с 2017 — до 171 млрд куб. м.

Среди причин столь бурного прироста — переход Китая с угольной генерации на газовую: Государственное управление по делам энергетики КНР планирует к 2020 году довести долю газа в энергобалансе до 10% (против 5,9% в 2015-м). Помимо газового импорта, такой сдвиг возможен благодаря отказу от строительства новых угольных электростанций, о котором в прошлом году объявила китайская Национальная комиссия по развитию и реформам.

Это во многом объясняет, почему в сентябре на переговорах с Владимиром Путиным председатель КНР Си Цзиньпин поручил подчиненным в кратчайшие сроки заняться согласованием условий поставок по западному маршруту — бывшему газопроводу «Алтай» («Силе Сибири-2»). Многолетние переговоры по нему завершились в ноябре 2014 года подписанием рамочного соглашения, закрепившего ориентировочные сроки и объемы экспорта. В 2015 году Алексей Миллер заявлял, что речь может идти о ежегодных поставках 30 млрд куб. м в течение 30 лет — базой для них выступили бы разработанные месторождения Западной Сибири, что должно было удешевить «Газпрому» стоимость проекта.

Но дальше предварительных договоренностей дело не пошло. В первую очередь, из-за падения нефтяных котировок, на фоне которого «Газпрому» было сложно добиться выгодных для себя условий контракта, тем более что в то время компания начала смягчать ценовую политику в Европе: согласно данным отчетности по МСФО, средняя стоимость поставок в дальнее зарубежье снизилась с $378 за тыс. куб. м в 2013 году до $ 349 в 2014-м и $246 в 2015-м. Свою роль тогда сыграло и замедление китайской экономики, из-за которого темпы прироста потребления газа в Китае, по оценке BP, снизились с 13,9% в 2013 году до 9,6% в 2014-м и 3,3% в 2015-м.

Проблема монопольного покупателя

Главной же преградой стала монополия покупателя, который, де-факто, может диктовать поставщику цену. Эта проблема проявилась и во время переговоров по восточному маршруту, контрактные цены по которому «Газпром» официально не разглашал — о том, что они близки к точке безубыточности поставок, косвенно свидетельствовали требования компании обнулить для проекта налог на прибыль и индексировать внутрироссийские тарифы на газ с опережением инфляции, звучавшие в 2014 году. Правительство, правда, ограничилось льготами по налогу на имущество, от которого до 2035 года будут освобождены объекты «Силы Сибири», и НДПИ. Его обнулят для Чаяндинского месторождения в первые 15 лет добычи.

Но и этого немало, учитывая, что льготы предоставили также Амурскому ГПЗ, который будет перерабатывать газ «Чаянды». За счет него «Газпром» планирует частично отбить затраты на «Силу Сибири». Став резидентом одной из дальневосточных ТОР, Амурский ГПЗ получил пятилетнее освобождение от налогов на прибыль, землю и имущество, а также льготы по страховым взносам, совокупная ставка которых вместо 30% составит 7,6%. Монетизировать газ Чаяндинского месторождения Амурский ГПЗ должен будет, в том числе, за счет производства гелия, однако сделать его высокорентабельным будет сложно из-за узости мирового гелиевого рынка: мощности ГПЗ (60 млн куб. м в год) составят почти 40% от прошлогоднего глобального выпуска гелия (160 млн куб. м, по данным Геологической службы США), а потому «Газпрому» будет непросто найти на него спрос.

Барьеры роста экспортных цен

В этой связи повышение рентабельности «Силы Сибири» будет упираться, в первую очередь, в условия экспорта сверх уже законтрактованных 38 млрд куб. м газа в год. Объем дополнительных годовых поставок может составить от 5 до 10 млрд куб. м газа, сообщил на прошлой неделе Алексей Миллер. Переговоры по ним уменьшат сложности с третьим маршрутом поставок— уже упомянутым газопроводом «Сахалин – Хабаровск — Владивосток», ресурсной базой которого должно было стать Южно-Киринское месторождение Охотского моря, в августе 2015 года попавшего под санкции США. К следствие, при его освоении «Газпром» не может использовать подводные добычные комплексы, ведущими производителями которых являются норвежская Aker Solutions и американские One Subsea и FMC Technologies.

Формально на руку «Газпрому» играют и торговые войны, из-за которых Китай в сентябре ввел 10%-ные пошлины на импорт СПГ из США. Однако этим могут воспользоваться и производители сжиженного газа — в частности, «Новатэк». Он опережением графика вводит мощности «Ямал СПГ» и занимается поиском акционеров для своего нового проекта «Арктик СПГ-2», к числу претендентов на вхождение в который относится китайская CNPC. К тому же до начала торговых войн США не успели стать значимым для Китая поставщиком СПГ: по данным Thomson Reuters, в 2017 году на долю Штатов пришлось лишь 4% китайского импорта сжиженного газа (2,2 млрд из 52,1 млрд куб. м, по данным Thomson Reuters). Более значимую роль играют производители из Малайзии, Катара и Австралии, на которые в прошлом году пришлось три четверти поставок СПГ в Китай (40 млрд куб. м) и которые без труда займут освободившуюся нишу.

Выход — СПГ-проекты

Торговые войны конкуренцию с СПГ «Газпрому» сильно не облегчат. Значит, при переговорах по западному маршруту и увеличению поставок по восточному компания вряд ли добьется высокой ценовой премии к европейскому газовому рынку, на который несильно повлиял рост нефтяных цен: по данным Всемирного банка, в первой половине 2018 года средняя цена барреля Brent увеличилась на 35% в сравнении с аналогичным периодом 2017-го ($70,7 против $52,2), тогда как средняя цена поставок «Газпрома» в Европу, согласно его отчетности по МСФО, выросла лишь на 21% — со $192 до $233 за тыс. куб. м.

Столь узкое пространство для маневра — следствие ставки «Газпрома» на трубопроводные проекты, которые не отличаются гибкостью для поставщика, априори скованного при выборе потребителя. Монополия покупателя и дальше будет ставить Китай в выигрышную ситуацию при обсуждении экспортных планов «Газпрома». Газовому гиганту пора, наконец, сделать приоритетом производство сжиженного газа. Тем более что давно заявленные СПГ-мощности — «Владивосток СПГ» и третью очередь СПГ-завода «Сахалина-2» — компания собирается возвести в непосредственной близости от Китая. Это сохранит за ней преимущества короткого транспортного плеча, но не обременит ее зависимостью от единственного покупателя.

Китай. Россия > Нефть, газ, уголь > forbes.ru, 15 октября 2018 > № 2765600 Дмитрий Кипа


Россия > Транспорт. Авиапром, автопром > forbes.ru, 15 октября 2018 > № 2765596 Петр Шкуматов

Рейс над пропастью. Почему в России один за другим рушатся мосты

Петр Шкуматов

координатор российского общественного движения Общество синих ведерок

Сразу два моста рухнули в разных частях страны. Хотя на ремонт дорог тратятся миллиарды, треть всех грузовиков ездят с перевесом, а потому очередная масштабная трагедия — лишь вопрос времени

В России установлен новый печальный рекорд: на прошлой неделе сразу два автомобильных моста рухнули в разных частях страны. Во вторник в городе Свободном Амурской области обрушился мост, соединяющий две части города; движение по Транссибирской магистрали было прервано. Спустя день — железобетонный двухполосный мост в Дубенском районе Республики Мордовия. В обоих случаях в момент обрушения по мосту двигались грузовики.

Катастрофы объединяет одно: халатное отношение перевозчиков к допустимым весовым нагрузкам. За стремление одних заработать лишние несколько тысяч рублей мы все расплачиваемся не только разрушенными мостами, но и повсеместно убитыми дорогами. Летом тысячи водителей тратят свой отпуск в пробках на трассе М4 «Дон» и, наверное, проклинают ГК «Автодор» за постоянные ремонты главной курортной трассы. Но почему первоклассной дороге, которая была построена с учетом всех современных требований, ремонт требуется так часто? И почему полотно «Дона» на участке от Москвы до Воронежа в нем не нуждается?

Ответ простой — зерновозы. Любой, кто ездил на юг, видел эти грузовики, еле ползущие по дороге под чудовищным перегрузом. Асфальт буквально вибрирует от нагрузок. Формально на трассе присутствует весовой контроль, но фактически перевозчики берут на борт столько зерна, сколько позволяет техника. Почему же система контроля дает сбой?

Даже если забыть о человеческом факторе, то есть пресловутой коррупции, существующая система все равно легко уязвима. Водители грузовиков отлично знают, где находится пост весового контроля, и передают друг другу по рации, работает он или нет. Грузовики, которые идут с нарушением весогабаритных параметров, просто встают у обочины и ждут, пока пост закроется. Перевозчики, постоянно работающие «с превышением», оправляются в ночные рейсы, так как посты в это время, как правило, не функционируют.

О работоспособности системы можно будет говорить, только если она станет полностью автоматической — как дорожные камеры, выписывающие штрафы. В противном случае регламент так и останется на бумаге, недобросовестные инспекторы продолжат стричь купоны, а мы будем обречены ездить по разбитым дорогам и вечно завидовать Европе.

Разговоры о глобальной АСВГК (Автоматизированной системе весового и габаритного контроля) ведутся больше десяти лет. Технически она давно проработана: это электронные «весы» (тензометрические датчики), расположенные под дорожным полотном. Если выявляется перевес, нарушителя фотографирует ближайшая камера — «письмо счастья» отправляется на рассмотрение в уполномоченный орган. С 2016 года «Росавтодор» запустил систему в пилотном режиме, наладив работу 25 автоматизированных комплексов. Результат не заставил себя ждать: по данным областного Центра безопасности дорожного движения, за год количество нарушений со стороны водителей большегрузного транспорта снизилось почти втрое.

Экономика грузоперевозок от такого контроля не только не пострадает, но и выиграет. Когда участники рынка возят в белую, отказываются от перегруза, тогда в целом получается больше рейсов, больше работы, не говоря уже о том, что все игроки в равных условиях. Нормальный честный бизнесмен должен обеими руками поддерживать корректно работающую систему контроля весовых параметров.

Программу тормозит колоссальная стоимость реализации: цена каждого автоматического пункта контроля варьируется от 20 млн до 50 млн рублей. Охват всей существующей дорожной вести при помощи АСВГК потребует десятков миллиардов вливаний. Правда сейчас сопоставимые суммы просто зарываются в асфальт: в 2017 году на строительство и ремонт дорог правительством было выделено 9,9 млрд рублей. А годом ранее глава «Росавтодора» Роман Старовойт заявил, что 30% грузовых авто идут с превышением допустимых осевых нагрузок. Ремонт дорог в таких условиях не более чем латание тришкина кафтана.

Сэкономить на создании АСВГК возможно: для этого нужно объединить ее с «Платоном» — действующей системой взимания платы с грузовиков, имеющих разрешенную максимальную массу свыше 12 т. Согласно подсчетам оператора «Платона», компании «РТ-Инвест Транспортные системы» (РТИТС), это позволит сэкономить для государства до 40% капитальных затрат.

Делать это надо срочно: во-первых, невозможно до бесконечности ремонтировать дороги, которые были еще вчера хорошими, это сизифов труд в масштабах страны. Во-вторых, Общероссийский народный фронт (ОНФ) указал на своей «Карте убитых дорог» 13 мостов, по которым ездят фуры и которые уже сейчас находятся в полуаварийном состоянии. А под некоторыми из этих мостов ходят пассажирские «Сапсаны» и «Стрижи». Не хочется, чтобы вышло как в пословице про мужика и гром.

Россия > Транспорт. Авиапром, автопром > forbes.ru, 15 октября 2018 > № 2765596 Петр Шкуматов


Россия > Образование, наука. Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 15 октября 2018 > № 2765592 Игорь Дроздов

Законы против прогресса: как регулировать высокие технологии

Екатерина Кинякина

корреспондент Forbes

Председатель Правления Фонда «Сколково» Игорь Дроздов — о том, какие законы способствуют развитию технологий, а какие мешают

— Развитие технологий требует адаптации правового законодательства под новые технологические возможности. Роботизация, автоматизация, блокчейн, криптосфера — все это так или иначе требует новых регулятивных норм. Кажется, что в России законы пока что только тормозят развитие технологий, нежели способствуют ему. В каких сферах эти вопросы стоят наиболее остро?

— Для начала необходимо выделить сферы цифровой экономики, для которых наличие правового регулирования не играет большой роли, а его отсутствие может быть даже во благо и позволяет быстро развивать технологии. Например, криптовалюты и блокчейн. Эти технологии развиваются в условиях правового вакуума. Возможно, наличие позитивного регулирования не помешало бы их развитию, но наложение каких-либо ограничений могло бы затормозить процесс и привести к тому, что разработчики таких технологий просто уехали бы из нашей страны.

Есть другая группа технологий, которые не могут развиваться без отсутствия регулирования. К ним я бы отнес телемедицину и беспилотный транспорт. Сфера медицины и дорожного движения жестко зарегулированы, в них действует принцип «запрещено все то, что прямо не разрешено». Поэтому применять такие технологии в реальной жизни невозможно до того момента, пока мы не установим какие-то правила. В сфере медицинских услуг мы сталкиваемся, например, с четкими правилами того, как должен быть оборудован кабинет и как должен быть одет врач. Но должны ли все соответствовать этим требованиям, если врач оказывает услуги дистанционно? Вероятно, нет. Это накладывает определенные ограничения: технически это возможно, нормативно — нет.

Здесь важно не отстать от других стран. Пока во всем мире к такого рода технологиям относятся с подозрением, но в некоторых городах и странах уже выделяются определенные территории для тестирования беспилотного транспорта. Пока рано говорить, кто выиграет эту гонку, потому что нормативная база начала появляться только буквально год назад, поэтому наше отставание пока незаметно. Так что, пока не поздно, нужно активно работать над этим.

— В марте в Калифорнии беспилотный автомобиль сбил насмерть женщину. Было очевидно, что когда-то это должно произойти. Но прийти к окончательному решению о том, кто виноват, обществу так и не удалось.

— На самом деле, пока речь не идет о том, чтобы вводить транспорт, который едет сам по себе, в котором водителя не будет вообще, а будут только пассажиры. На сегодняшний день мы говорим лишь об автомобилях с высокой степенью автоматизации: ведь когда самолет летит на автопилоте, это не означает, что там нет пилота. Речь идет о неких «помощниках водителя», которые будут выполнять некий ряд рутинных операций. Так что ответственность в любом случае на водителе: сейчас — и в ближайшие несколько лет — нет смысла менять уголовный или гражданский кодекс. Необходимо изменить ряд технических требований к тому, что в конечном счете мы называем транспортным средством, то есть требования к сертификации автомобилей с использованием такого рода «помощников». Может быть у таких автомобилей руль будет квадратный, а не круглый, или его вообще не будет, но это не значит, что человек не будет ими управлять. Можно фантазировать, визионировать, но мы пока должны думать о более конкретных вещах. Тоже самое касается и роботизации производства.

«Мы должны думать о том, как использовать технологии в реальной жизни, а не придумывать нормативные акты, регулирующие то, чего не существует».

— Есть ли какие-то страны, на чей опыт нам стоило бы опираться? Существуют ли какие-то международные законы и меры, которые нам необходимо перенять?

— Я бы не стал выделять какие-то страны. Я думаю, что мы должны понять, что нам самим необходимо в данный момент времени, исходя из тех технологий, которые у нас есть, и наших практических потребностей. Мы должны думать о том, как использовать эти технологии в реальной жизни, а не придумывать нормативные акты, регулирующие то, чего сегодня не существует. Драйвером технологических изменений является бизнес, и мы должны помогать ему эту повестку решать таким образом, чтобы в конечном счете повысить уровень и качество жизни людей.

— Насколько активно в России патентуются новые технологии?

— К сожалению, не очень. Во многом это происходит потому, что исследователи и изобретатели не видят практического смысла что-либо патентовать. Это время, усилия, деньги. И если вы не понимаете, как на этом заработать, зачем вам этим заниматься? Заработать на этом можно лишь тогда, когда вы сможете внедрить свое открытие в какой-то конечный продукт. Мы пока не научились коммерциализировать свои изобретения и технологии и выводить их на международные рынки. Я хочу сказать, что недостаточно просто что-то запатентовать, важно знать, как это потом применить.

— А почему это не работает? Не хватает связки между бизнесом и исследовательскими центрами?

— У нас мало высокотехнологичного бизнеса, как такового. У нас не так много ВУЗов, где есть заказы от промышленности, а там, где есть, это довольно узкоспециализированная сфера. Если мы говорим о каких-то крупных компаниях, то они тоже не занимаются патентованием, потому что они свои технологии не собираются продавать и хранят их как ноу-хау. В первую очередь, патентование нужно малому технологическому предпринимательству, которое ищет инвесторов, или крупным технологическим гигантам, которые выходят на международную арену. Например, война Apple и Samsung построена на патентах, но у нас таких компаний нет.

Россия > Образование, наука. Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 15 октября 2018 > № 2765592 Игорь Дроздов


Россия > Недвижимость, строительство. Приватизация, инвестиции > stroygaz.ru, 15 октября 2018 > № 2763891 Мария Онучина

Время управлять

О роли УК и консультантов на рынке коммерческого девелопмента

Российский рынок коммерческой недвижимости. в том числе офисной, переступил 25-летний рубеж. На сегодняшний день в Москве насчитывается свыше 15 млн офисных кв. метров, в Санкт-Петербурге – около 4,5 млн, а в других регионах – в общей сложности 20 млн. Аналогичная ситуация с торговым сегментом. Появились качественные отели под международными брендами. Возникло такое понятие, как арендное жилье. Значительная часть этих объектов устарела и нуждается в профессиональном обновлении. Выход из этой ситуации есть.

Мария Онучина, управляющий директор PM Becar Asset Management:

Стоит отметить, что первые административно-офисные объекты, появлявшиеся на постсоветском пространстве, сложно было назвать качественными. Однако, это не мешало офисам разлетаться как горячие пирожки: бизнес компаний активно разрастался, и людям попросту требовались метры для работы. Очень долгое время девелоперам удавалось зарабатывать деньги на здании, просто «слепив кирпичи». Сегодня же уже недостаточно построить просто качественный объект – он должен приносить своим арендаторам дополнительную пользу.

Рыночная ситуация за последние годы тоже изменилась. Ситуация уже не вернется на круги своя – ставки не будут прежними, вакансия не упадет до нуля, девелоперы не будут чувствовать свое преимущество над арендаторами, а новому поколению не будут интересны форматы вчерашнего дня. Текущий ввод зданий, заявленный на уровне 150 тыс. кв. метров в год, это органический рост. Есть ли будущее у российского рынка недвижимости в этих условиях? Разумеется, и оно уже почти наступило.

Итак, фонд недвижимости создан, и его нельзя просто разрушить. Более того, ничто в мире не говорит о том, что его нужно радикально увеличивать. Есть масса примеров, как из-за переизбытка площадей объекты попросту оставались заброшенными. В Нью-Йорке насчитывается 40 млн офисной недвижимости. Такое количество площадей попросту не поглощаются. Высокий уровень вакансии в свою очередь спровоцировал кризис на рынке. Но американцы вовремя нашли способ борьбы с этой холерой – перепрофилирование БЦ в апарт-отели, коворкинги или сервисные офисы. Согласно недавнему исследованию Deskmag, за три года порядка 2% офисной недвижимости Нью-Йорка перешло в разряд сервисных офисов-коворкингов. Москву с ее 2-3-летним сроком экспозиции офисных площадей, в том числе и новых, ждет та же участь.

Стоит отметить, что хороших и свободных земельных участков под новое масштабное строительство в Москве практически нет. Их можно найти разве что в «Москва-Сити» или за МКАДом. «Золотые» земельные участки остались в промзонах. Многие из них сейчас абсолютно правильно комплексно застраиваются жильем. Все остальное – редевелопмент. Если и есть возможность что-то построить, то это бизнес-центр п  лощадью 5000 кв. метров, который уже не укладывается в рыночные реалии. При этом, «Ростелеком», к примеру, после переезда освободил порядка 10-15 зданий в центре Москвы. Как с ними поступить, чтобы они стали вновь эффективными? Изменение качества будь то нового или старого административного здания здания, его качественная реконцепция, редевелопмент - в этом будет состоять точка роста рынка коммерческой недвижимости в ближайшее время, ключ к его оздоровлению.

Важно понимать, что за период нескольких кризисов одновременно с приростом недвижимости профессиональный уровень как девелоперов, так и управляющих компаний (УК) стремительно повышался. Происходило это в том числе и потому, что отсутствовал опыт прохождения кризисов. Все приходилось усваивать с нуля и схватывать на лету, если не хочешь оказаться вне игры. Раньше мы находились в позиции догоняющих Запад. Сейчас уже сложно сказать, кто лучше строит, управляет или эксплуатирует.

Все эти 25 лет прошли под знаком девелоперов. А сейчас, на мой взгляд, наступает эра профессиональный управляющих коммерческой недвижимостью. С приходом УК на объекте должны появляться новые концепции для зданий, а также сервисы и программные продуктов для клиентов. При этом уровень качества и бренда УК начнут играть принципиальную роль. И уже станет неважно, кто девелопер, важно, какой будет продукт.

Автор: СГ-Онлайн

Россия > Недвижимость, строительство. Приватизация, инвестиции > stroygaz.ru, 15 октября 2018 > № 2763891 Мария Онучина


Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > stroygaz.ru, 15 октября 2018 > № 2763438 Илья Менжунов

Без изменений

На рынке элитных новостроек Москвы сохраняется стагнация

Управляющий директор «Метриум Премиум» (участник партнерской сети CBRE) Илья Менжунов в интервью «СГ-Онлайн» рассказал об итогах развития рынок высокобюджетных новостроек Москвы в третьем квартале. Основной вывод – рынку не хватает новых проектов для возрождения нужного девелоперам спроса.

«СГ Онлайн»: Илья, расскажите вкратце об основных итогах квартала на первичном рынке жилья премиум- и элитного класса в цифрах. Что с объемом и динамикой предложения?

И.М.: Элитные и премиальные новостройки Москвы продемонстрировали разнонаправленную динамику предложения в III квартале 2018 года. Если в премиум-классе реализуемых квартир стало на 9% меньше (в сумме – 2,7 тыс.), то в элитном сегменте их количество выросло на 21% (до 545 объектов). В премиальном сегменте за квартал не появилось ни одного нового проекта новостройки, и при этом один крупный жилой комплекс («Нескучный Home&Spa») покинул рынок. Между тем начались продажи в элитном комплексе особняков «Меценат», а также возобновилась реализация ЖК «Клубный дом на Котельнической набережной», что привело к росту предложения в данном сегменте.

«СГ Онлайн»: Есть ли изменения в структуре предложения?

И.М.: Структура предложения элитных и премиальных новостроек в III квартале практически не изменилась. География размещения проектов и соотношение квартир по типологиям остались прежними. Можно лишь говорить об одинаковой для обоих сегментов тенденции к росту стадии строительной готовности. Новостройки на ранней стадии возведения теперь составляют 37% (против 43% во II квартале) предложения премиального жилья. Нечто схожее произошло и на элитном рынке, где доля предложения на этапе котлована снизилась с 38% до 30%. Сейчас данный сегмент первичной недвижимости Москвы лидирует по количеству готовых новостроек в продаже – они составляют порядка 43% объема предложения.

«СГ Онлайн»: Как ведут себя цены?

И.М.: Цены стали отражением происходивших в экономике изменений, прежде всего, связанных с колебанием рубля. В среднем элитный «квадрат» в рублях подрожал на 3% (до 986,8 тыс. рублей), тогда как в долларах его цена сократилась на 4% (до $15,5 тыс.) Такую же тенденцию мы видели и в премиум-классе, где стоимость жилья в рублевом выражении выросла на 5% в рублевом эквиваленте (до 443,3 тыс.), а в долларовом снизилась на 3% (до $6,5 тыс.). Однако если рассматривать стоимость среднего объекта, то и на элитном, и на премиальном рынках она выросла. Средняя элитная квартира в III квартале обошлась бы дороже, чем в предыдущем квартале, на 3% (162 млн рублей за 164 кв. метра), а жилье премиум-класса – на 7% (44 млн рублей за 98 кв. метров).

«СГ Онлайн»Что происходит с реальным спросом и количеством сделок в этом сегменте?

И.М.: Ситуация со спросом в дорогостоящих новостройках неоднозначна. Основная активность сосредоточена в премиум-классе. В отдельных проектах, в основном элитных, число покупателей осталось на уровне прошлого квартала. В целом данный рынок не подвержен глубоким изменениям из-за сезонных или экономических факторов. Поэтому более ясные итоги можно будет подвести по итогам года.

«СГ Онлайн»:Выделите основную тенденцию в этом сегменте.

И.М.: По сравнению с массовым сегментом новостроек и бизнес-классом, где активность девелоперов была очень высокой, на элитном рынке сохраняется стагнация. Новых проектов не так много и обновление их состава идет крайне медленно. Впрочем, учитывая мощный спрос, порой совершенно нехарактерный для ценового сегмента свыше 400 тыс. рублей за «квадрат», можно предполагать, что соотношение спроса и предложения постепенно придут в равновесие. Рынку не хватает новых проектов, которые могли бы возродить интерес покупателей, нередко отказывающихся от покупки, потому что не могут найти подходящие варианты.

Автор: СГ-Онлайн

Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > stroygaz.ru, 15 октября 2018 > № 2763438 Илья Менжунов


США. Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции > premier.gov.ru, 15 октября 2018 > № 2762528 Максим Орешкин

Брифинг Максима Орешкина и управляющего партнёра по СНГ компании Ernst & Young Александра Ивлева по завершении заседания

Из стенограммы:

М.Орешкин: Сегодня состоялось очередное заседание Консультативного совета по иностранным инвестициям. Это уже 32-е такое мероприятие. Оно прошло на очень высоком уровне. Съехалось большое количество глав компаний (больше 30), причём компаний глобального характера. Объём инвестиций, которые они сделали за все эти годы в Россию, превышает 160 млрд долларов.

Очень важно, что сейчас, в такой непростой мировой обстановке, связанной с торговыми войнами, санкциями, напряжённостью, у иностранных компаний, с одной стороны, остаётся приверженность инвестировать в Россию и, с другой стороны, Россия продолжает относиться к иностранным компаниям – в том случае, если они добросовестно инвестируют, создают рабочие места, создают валовый внутренний продукт, – так же, как к российским компаниям. В целом этот позитивный настрой сохраняется. И российское Правительство, и иностранные инвесторы смотрят с оптимизмом вперёд, планируют развивать новые проекты. Тем более, с одной стороны, российская экономика в последние несколько лет вернулась к росту и будет продолжать расти в ближайшие годы. С другой стороны, макроэкономические изменения, структурные реформы, которые в России произошли, создают более предсказуемую, более понятную систему для работы, в том числе для глобальных компаний. Потому что стабильные макроэкономические показатели – курс рубля, инфляция – всё это позволяет вовлекать Россию как элемент глобальных цепочек добавленной стоимости.

Решения, которые были приняты, направлены на повышение эффективности КСИИ. Мы совместно с коллегами уменьшили количество групп. За каждой группой теперь, помимо Министерства экономического развития, закреплено ответственное ведомство, для того чтобы все возникающие вопросы рассматривались максимально быстро и получали максимально быстрые ответы.

Мы также подключаем к работе с КСИИ наш механизм трансформации делового климата, когда все вопросы, которые возникают, будем прорабатывать в рабочем порядке, не дожидаясь ежегодных мероприятий. А на ежегодных мероприятиях по большому счёту – подводить итоги и смотреть, что сделано за последний год.

Сегодня на мероприятии рассмотрен целый комплекс вопросов. Было очень много вопросов отраслевых, практических. Это очень важно, потому что именно практическое рассмотрение вопросов, отдельных аспектов регулирования в тех или иных отраслях помогает бизнесу создавать новые возможности и двигаться вперёд.

Говорили об улучшении инвестиционного климата – в части таможенного регулирования, налогового регулирования, ряда других направлений.

Повторю, все эти вопросы мы совместно с коллегами будем решать в рамках действия механизма трансформации делового климата.

То есть, полный позитив в отношениях, несмотря на все политические вопросы. Готовы с коллегами и дальше совместно работать, для того чтобы они создавали у нас новые производства, новые рабочие места и чтобы всё это приводило к повышению зарплат в нашей стране.

А.Ивлев (управляющий партнёр по СНГ компании EY): Действительно, в ходе общения с представителями международного бизнеса в кулуарах нашего форума, заседания Консультативного совета по иностранным инвестициям становится совершенно очевидно, что компании проявляют интерес к ведению бизнеса в России. В частности, мы говорили о том, что в ближайшей перспективе компании – члены КСИИ планируют открыть более 40 проектов в России с общим объёмом инвестиций 47 млрд рублей.

Сегодня, например, произошли такие события, как открытие завода «Тоталь» в одном из российских регионов, где они будут производить масла. Также компания «Марс» открывает производство в Ростове. Компания «Хенкель» открывает производство в Тосно, «Каргилл» – в Волгоградской области. И многие другие компании – члены КСИИ говорили о своих планах на будущее.

Поэтому однозначно можно говорить, что международные компании, которые серьёзно инвестировали в Россию, не покидают российский рынок, они реструктурируют свою деятельность и осваивают новые ниши с новыми продуктами.

Вопрос: Максим Станиславович, по данным ЦБ, прямые иностранные инвестиции за девять месяцев этого года упали в 11 раз – до 2,4 млрд долларов с более чем 20 млрд долларов за девять месяцев прошлого года. Одновременно в вашем последнем обзоре говорилось о паузе в росте инвестиций в основной капитал в августе. Может ли эта пауза в инвестиционном росте привести в дальнейшем к началу рецессии в экономике в целом, на Ваш взгляд?

М.Орешкин: Если посмотреть на глобальную ситуацию, то из-за волны торговых войн, которые идут между США и Китаем, США и соседями на американском континенте, США и Европой, многими другими странами, глобальные компании сейчас в принципе аккуратно относятся к вопросу инвестиций. Такое сдержанное отношение, конечно, распространилось и на Россию, где всё это ещё приумножается дискуссиями по поводу санкций.

Это вопрос не только прямых иностранных инвестиций. Это вопрос, например, волатильности инвестиций в российский долговой рынок. Мы видим, что за последние несколько месяцев большой объём денежных средств ушёл из России. Всё это вместе создало нервозную обстановку. Конечно, это негативно влияет в том числе и на инвестиционный процесс. Потому что, как известно, инвестиционный процесс любит тишину, стабильность и предсказуемость в долгосрочной перспективе.

Мне кажется, что вся эта волатильность носит временный характер. И такие встречи, как сегодняшняя, на самом деле и направлены на то, чтобы эту напряжённость и недопонимание снимать, чтобы откровенно обсуждать вопросы, которые касаются и глобальных трендов, и конкретных локальных проблем. Поэтому то, что у нас этот механизм есть, особенно в такой волатильной глобальной ситуации, как сейчас, это очень позитивная история. Он как раз помогает сглаживать недопонимание, которое может возникать, и будет, конечно же, стимулировать компании. Мы слышали сегодня от выступающих, что они готовы реализовывать новые проекты. Они уже реализуют их в этом году и готовы реализовывать новые проекты уже в ближайшее время. Поэтому наша задача – максимально эту активность поддерживать. Когда мы строили глобальную модель роста инвестиционной активности до 25% ВВП, там, конечно же, с точки зрения финансирования определённый объём увеличения прямых иностранных инвестиций был заложен. Будем совместно с коллегами работать над тем, чтобы эти прогнозы стали реальностью.

Вопрос: Максим Станиславович, можете подробнее рассказать о том, каким образом будете увеличивать долю иностранного капитала, учитывая цели по увеличению инвестиций? Какие-то особые условия будут созданы для иностранных инвесторов? Может, какие-то ранее существовавшие запреты будут сняты?

М.Орешкин: То, что мы делаем последние два-три года, как раз нацелено на создание интересных условий не только для иностранных инвесторов – для российских. Здесь нельзя говорить о том, что будут какие-то специальные условия для иностранных инвесторов. Главная задача с нашей стороны – к любому инвестору, который инвестирует в Россию, будь то иностранная компания, российская компания, подходить одинаково, создавать им одинаковые условия, чтобы у них была справедливая конкуренция. Это главная задача. С точки зрения условий здесь, как всегда, комбинация целого набора факторов. В макроэкономике это стабильная долгосрочная перспектива – без резких колебаний, реальный курс, стабильная инфляция (всё это предсказуемые условия). Это налоги, неналоговые платежи – всё, что связано с условиями, в которых ведётся бизнес. Это техническое регулирование – тоже очень важный элемент. Это отраслевые политики. Это то, как работает с точки зрения административных процедур таможня, как работают логистические системы. Вся эта цепочка, каждый из этих элементов может оказать либо положительное, либо негативное влияние на динамику прямых иностранных инвестиций.

Поэтому главная задача встреч на высшем уровне – это чётко с политической точки зрения обозначить отношение России к иностранным инвестициям. Отношение это – полностью положительное. Затем уже работа наша, других министерств – сделать так, чтобы все эти элементы были ровно в том состоянии, которое нужно для достижения требуемых показателей по инвестициям.

А.Ивлев: Я бы хотел добавить. Я работаю с Консультативным советом по иностранным инвестициям с 1995 года и могу сказать однозначно, что эффективность работы из года в год растёт. Сегодня главы иностранных компаний отмечали тот факт, что ни в одной стране мира нет подобного формата взаимодействия, диалога между представителями международных компаний и государством. Реструктуризируются рабочие группы, поднимаются насущные вопросы, система отслеживания рекомендаций, которые выносят международные компании на уровень Правительства, эффективно работает.

Мы рассчитываем, что подобный формат взаимодействия будет существовать и дальше и диалог, который выстроился, будет продолжаться ещё не один год.

США. Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции > premier.gov.ru, 15 октября 2018 > № 2762528 Максим Орешкин


Россия > Финансы, банки > kremlin.ru, 15 октября 2018 > № 2762515 Игорь Шувалов

Встреча с председателем Внешэкономбанка Игорем Шуваловым

Владимир Путин встретился с председателем государственной корпорации «Банк развития и внешнеэкономической деятельности» Игорем Шуваловым.

В.Путин: Игорь Иванович, здравствуйте!

Игорь Иванович, я знаю, что, во-первых, Вы уже предприняли шаги, связанные с оптимизацией работы учреждения. Потом хотел бы послушать Ваши предложения по координации деятельности различных инвестиционных институтов в России.

Цель, которая всегда ставилась перед Внешэкономбанком, направлена прежде всего на развитие экономики, реального сектора экономики. При координации различных институтов развития она может достигаться наиболее оптимальным способом, наиболее оптимальными инструментами. Вообще, как проходит Ваша работа по освоению этого участка работы?

И.Шувалов: Уважаемый Владимир Владимирович! Ещё раз разрешите поблагодарить, что доверили этот участок. При назначении Вы поставили задачу – вписаться под руководством Правительства в выполнение майского указа Президента. Мы вошли во все рабочие органы Правительства, и по всем направлениям, которые обозначены в указе, мы административно включены.

Что касается нашей возможности кредитовать, то Правительство в июне приняло решение о новой финансовой модели Внешэкономбанка, которая предполагает, что мы больше не будем, за исключением отдельных решений Президента и Правительства, являться единственным кредитором. Нам надо научиться работать с крупнейшими кредитными организациями так, чтобы ВЭБ смог давать достаточный комфорт и брать на себя риски, для того чтобы увеличивать возможности кредитных организаций кредитовать экономику.

В предыдущий период было выдано кредитов Внешэкономбанком около 3 триллионов рублей. Сегодня с нашими консультантами мы работаем и считаем, что в ближайшие пять лет при новой модели Внешэкономбанк в состоянии выдать около такой же суммы кредитов, имея в виду, что если к этой работе будут подключены наши крупнейшие кредитные организации: Сбербанк, ВТБ, Газпромбанк, – то мы сможем привлечь в три-четыре раза больше той суммы, которую я называю, то есть больше 3 триллионов рублей. Это будет реальный вклад для того, чтобы выполнить с конкретными показателями и объектами Указ Президента от 7 мая, Ваш указ.

Что мы для этого делаем. Во-первых, мы оптимизировали штатную численность всей группы, проводим эту работу. Это непростая работа, требует конкретных разговоров с людьми, понимания их ситуации, но группа должна обладать высочайшими профессионалами, чтобы их авторитет признавался и в Правительстве, и в кредитных организациях. Мы сократили уже значительное число людей, Владимир Владимирович, и с 1 октября действует новое штатное расписание. Некоторых лучших специалистов мы пригласили из других кредитных организаций и сформировали, таким образом, первоклассную профессиональную команду. Дальше будем продолжать эту работу.

Следующее направление – это накопленный проблемный портфель Внешэкономбанка. Многие читают в прессе, что Внешэкономбанк показывает убыток. На самом деле это убыток не от текущей деятельности, это бухгалтерская операция. Мы показываем таким образом, как закрываем ранее накопленные проблемы. Они открыты, мы от общества их не скрываем. Взаимодействуем с Центральным банком, Министерством финансов, и в течение какого-то ещё времени Внешэкономбанк будет показывать убыток, имея в виду, что это убыток не от текущей деятельности, не от сегодняшней деятельности Внешэкономбанка, а от предыдущих операций.

Мы знаем, как с этими активами наилучшим образом обойтись. Мы не делаем это в одиночку, мы работаем с министерствами и ведомствами и пытаемся, Владимир Владимирович, свою функцию развития в данном случае полностью проявлять. Это касается таких активов, как лесопромышленный комплекс, это цементные заводы, это агропромышленный комплекс. У нас огромное количество работающих предприятий, которые имеют для региональных экономик серьёзное значение. Мы смотрим, как при возможности других бизнес-операторов и других существующих компаний так обойтись с этими активами, чтобы стоимость их не была утрачена, а наоборот, прирастала.

По новому портфелю – мы работаем по самой современной системе оценки рисков и делаем так, чтобы те риски, которые оценены Внешэкономбанком, принимались безоговорочно Сбербанком, Газпромбанком и ВТБ. Имея в виду, что так построим работу, что и их оценка рисков будет нами восприниматься без дополнительной оценки.

Для того чтобы проводить эти операции, нам нужен капитал. Мы в предварительном плане с Министерством финансов, я докладывал Председателю Правительства, договорились, что так, как и действуют банки развития во многих странах мира, и международные банки развития, в нашем законодательстве нужно предусмотреть возможность подписного капитала. Это капитал, который выбирается кредитной организацией по мере необходимости, и необходимая денежная сумма предоставляется Министерством финансов. То есть не предоставляются заранее денежные средства, а только тогда, когда они нужны.

Мы работаем с крупнейшими кредитными организациями, например с Банком развития Китайской Народной Республики, с соответствующими банками в Японии, которые охотно ведут сейчас с нами переговоры и подписывают соглашения.

Что касается накопленного внешнего долга, мы провели все необходимые переговоры и консультации. Как закрыть эту проблему, мы договорились. В целом по капиталу Внешэкономбанка и по нашим внешним обязательствам мы проблему урегулируем до конца 2018 года, если Вы поддержите такие подходы.

В.Путин: Мы долго обсуждали это в Правительстве, ещё в прежнем составе. Вы сами принимали в этом участие неоднократно. Те окончательные решения, которые предлагаются в проекте, на Ваш взгляд, сработают, для того чтобы очистить баланс и для того чтобы Внешэкономбанк не занимался только погашением застарелых проблем, а наоборот, выполнял функцию института развития?

И.Шувалов: Да, Владимир Владимирович, в полном объёме позволят нам включиться в новую программу по кредитованию, созданию новых предприятий, по модернизации существующих, и мы цели развития в данном случае будем, безусловно, поддерживать и свою основную функцию выполнять.

В.Путин: Хорошо.

Россия > Финансы, банки > kremlin.ru, 15 октября 2018 > № 2762515 Игорь Шувалов


Россия > Образование, наука. Медицина > ras.ru, 15 октября 2018 > № 2761962

Академик Николай Янковский о «белой», «серой» и «черной» областях генетики . "В мире науки" №8-9, 2018 год

Академик Николай Казимирович Янковский в течение десяти лет возглавлял легендарное для российской науки учреждение — Институт общей генетики им. Н.И. Вавилова РАН. Когда он оставил свой пост и стал научным руководителем института, у него, по его словам, появилось больше времени для разработки новых тем, поиска новых людей и новых подходов к решению проблем.

Неслучайно, возможно, наш разговор состоялся в Дхарамсале — Н.К. Янковский был в числе десяти российских исследователей, принявших участие в конференции «Постигая мир» с участием Далай-ламы. И посвящен он был мировоззрению исследователя. Генетика — одна из самых точных областей наук о жизни. Но так ли нерушима устоявшаяся система координат с позиций генетика?

— Николай Казимирович, вы делите науку, в частности генетику, на «белую», «серую» и «черную» области. Как определить границы между ними?

— С одной стороны, существуют общепринятые традиционной (в Индии ее называют «западной») наукой факты, и обычно исследователи предпочитают оперировать этими установленными фактами и признанными понятиями. С другой — есть явления, которые традиционная для нас наука признает как несуществующие, например выход за рамки закона сохранения энергии. Я условно отношу такие явления к «белому» и «черному» полям науки.

Однако существует еще и «серое» поле: недостаточно четко исследованные феномены, проблемы, к которым мы только подступаем и которые в результате могут оказаться либо в «белом» поле, либо в «черном». Но здесь мы по крайней мере знаем, как и что исследовать. Вот. например, генетический контроль условного рефлекса. Это не инстинкты, которые тоже представляют собой рефлексы, только безусловные, «напечатанные» на генетическом уровне. — когда нового стимула нет. а признак появляется; в частности поведенческие: новорожденный ребенок уже знает, что надо сосать материнскую грудь, его никто этому не учил, но он с первого раза делает это успешно. Способность и потребность дышать, сердцебиение— это даже инстинктами не называется, это физиологические особенности организма, которые контролируется генетически. Если бы это не было предопределено, не были бы реализованы соответствующие генетические свойства, то сердце не билось бы, мы бы не дышали и. соответственно, умирали сразу при рождении. Но данные свойства, способности появились когда-то очень давно, когда еще не было сердца (в процессе эволюции оно существовало не всегда), когда наши далекие предки жили под водой и дышать им. как это делаем мы сегодня, раздвигая легкие, было незачем. А вот человек почему-то умеет делать это немедленно, как только выйдет из «безвоздушного» пространства внутри матери.

Подобные особенности складывались в течение десятков и сотен миллионов лет. Нам пока непонятен генетический контроль таких признаков, как безусловный рефлекс (инстинкт)— целесообразная реакция на сигнал среды, с которым организм сталкивается в первый раз. Ясно, что генетический контроль для каждого инстинкта существует. но сегодня это можно отнести к «серому» полю, поскольку ученым еще не известны механизмы его контроля.

У буддистов, кстати, этот вопрос рассматривается гораздо шире. Они считают, что жизнь не существует в отрыве от сознания, что элементы сознания разлиты в природе и реализуются в том числе в человеке. Это одновременно и материальное, и духовное, они составляют единое.

Согласно традициям западной науки, мы привыкли все исследовать, расчленяя на элементы и рассматривая эти элементы как будто бы в лупу: есть этот элемент или нет, какой он, что с ним происходит, если изменить условия его существования, и т.д. Это подход всех естественных наук — химии, физики, биологии. И с этой точки зрения книга Далай-ламы «Вселенная в одном атоме», которую я прочитал перед конференцией, показалась мне очень интересной. Она не отрицает факты, которые я считаю установленными, но ставит вопрос о том, что такое целое, к которому эти факты относятся.

Но! Это совершенно другая система координат, которую я как ученый на данный момент не использую. У меня есть своя, очень четкая система — что такое ген, где он находится, как он работает и т.д. Я не говорю, что традиционная для нас наука знает все. Многие явления будут открываться и изучаться все глубже, вероятно, в течение всего существования человечества, но сама система координат не отменяется, а лишь становится более дифференцированной.

А у буддистов своя система координат, и мы попытались взглянуть на нашу систему сточки зрения их системы: что в нашей экспериментальной науке может быть приложимо к проверке положений буддизма. И, наоборот, посмотреть с их точки зрения на то, что мы делаем, и по-новому поставить задачи. Для меня лично это «взгляд со стороны» на собственные взгляды: что может сделать генетика, какие новые вопросы могут быть перед ней поставлены. И главный из них, ключевой для буддистов — сознание, которым, с их точки зрения, проникнуто все, вся природа, человек: когда оно появилось, каковы этапы его развития? Это в западной науке сформулировано недостаточно четко.

Сейчас, применив новые генетические подходы, можно ставить задачи для таких исследований, о чем я раньше, в течение 50 лет проработав в генетике, даже не задумывался.

- Какие, например?

- Например, как применить генетический подход к изучению самого понятия сознания. Необходимо выявить объективные этапы уровней сознания, которые фиксируются объективными методами, и тогда генетический подход заключался бы в нескольких вещах.

Первое: индивидуальное развитие (онтогенез) повторяет развитие всего живого (филогенез). Что может означать термин «сознание» в отношении одной клетки? Или в отношении плода, то есть до того, как человек родился. Есть ли вообще сознание или его элементы у клетки? Плод умеет видеть и слышать, но еще ничего не умеет делать. Он реагирует на сигналы, сначала невербальные, затем начинает реагировать на слова, и это, наверное, уже новый этап сознания. Если кто-то из представителей других специальностей (физиологи, психологи, когнитивисты, философы) формализует этапы развития сознания у ребенка, то для генетика появится возможность понимания связи онтогенеза и филогенеза.

Генетикам более или менее понятно, что происходит в индивидуальном развитии, а ведь формирование признаков у ребенка в первые пять лет— это «развертывание» того, что происходило за миллионы лет эволюции у приматов, а до них — у млекопитающих, позвоночных, беспозвоночных. Мы, наблюдая этапы онтогенеза, можем ставить какие-то вопросы поэтапно, ориентируясь на то. что представляет собой сознание на предшествующих филогенетических этапах его развития. Такая постановка вопроса не существовала для меня до сих пор, но теперь она актуальна.

- Как к этому подойти экспериментально?

- Каждый из этапов филогенеза и каждый из этапов его реализации в онтогенезе основан на том, что у нас есть определенный генетический материал, который позволяет конкретному признаку проявиться на своем уровне. В чем он заключается, мы не знаем, но понимаем, как вообще исследовать связь онтогенеза с филогенезом, регистрируя внешне наблюдаемые признаки с помощью приборов. То есть мы можем это объективизировать. Если мы определим этапы развития сознания, то сможем определить него нарушения— признаки психических расстройств, искажение восприятия реальности, его переведение в собственное поведение. И психические расстройства могут служить моделью расстройства сознания.

Существуют явления более простого порядка, которые укладываются в понятие сознания, например память, эмоции — проявления биохимии, про которые мы знаем, что они контролируются генами. Несли мы переходим на более простые уровни, то можем добраться и до генетической информации, расчленяя ее, доходя до основ определенных состояний. Подытожу: если рассматривать «центральное сознание» (согласно буддизму) как признак, который есть у человека, то мы можем разложить его на генетические составляющие, применяя объективные методы.

Другой подход: выделение для исследования только определенной части наблюдаемого признака. Такую часть признака называют «эндофенотип». Эндофенотипы — это относительно более просто генетически контролируемые признаки. Скажем, тревожность может быть эндофенотипом каких-то психических болезней. Или эйфория— эндофенотип более простого уровня, который можно выделить при других психических болезнях.

Подобные схемы активно применяются в современной генетике. После общения с буддистскими учеными я подумал, что «центральное сознание» с генетической точки зрения можно рассматривать как сложно контролируемый признак человека. Если мы сможем разложить его на составляющие. то их можно исследовать методами, которые применяются в нашей традиционной генетике.

Ну и третий подход— модельные животные. С его помощью также можно найти внешне наблюдаемые признаки сознания. Модельные объекты очень широко применяются и при изучении различных заболеваний— гипертонии, ожирения, и их можно попытаться применить в исследовании сознания. Только нужно четко определить, какие внешне наблюдаемые явления для животного соответствуют таким же внешне наблюдаемым признакам у человека. Все эти подходы пока не реализованы. но схема работы, генетический подход к предмету исследования понятен.

Однако существует серьезное противоречие: буддисты считают, что сознание проникает в органическую материю даже до того, как материя появилась. Мне это непонятно по самой постановке вопроса, поскольку я генетик и ограничен в своих представлениях тем. что есть в генах. А у буддистов постановка гораздо шире, их учению 2,5 тыс. лет, в нем существуют свои логика, аксиоматика, и, возможно, при такой логике и гены не нужны — это вообще зависит от того, как мы определим то, что имеем в виду. Для меня очень важно научиться посмотреть иначе на границы знания, к которым я привык за полвека в своей области науки.

- Но если предположить, что существуют формы сознания, которые не имеют отношения к генетике...

- Я не понимаю, что это такое, но говорить, что если я чего-то не понимаю, значит этого не существует, просто глупо. В этой области я не могу иметь профессиональное суждение, у меня нет картины мира, в которой я могу это как-то представить. У меня есть естественная картина мира, в рамках которой я могу работать. У меня есть своя система взглядов, я вырос в конкретной стране в конкретное время, и хотя я человек неверующий, но я «православный неверующий», как говорил П.Л. Капица.

Любая система координат лучше, чем ее отсутствие. Переходить в другую систему координат мне в мои 70 лет не хочется, но игнорировать ее бессмысленно (а я вижу, что люди общаются в этой системе координат 2,5 тыс. лет, помогая друг другу выживать и чувствовать себя более удовлетворенными).

Меня как генетика приучили все исследовать через гены, и для меня в системе, где отсутствуют гены, не может быть ничего живого. Гены тоже появлялись во времени постепенно. У каждого из нас есть предок на протяжении всего времени существования живого, и мы можем пройти назад по филогенетической лестнице через ныне живущих «родственников»: обезьяны, млекопитающие, позвоночные, беспозвоночные, одноклеточные... Это все разложено наукой на протяжении многих предыдущих лет. Для меня это естественный эволюционный подход. А буддисты, кстати, всю нашу традиционную науку заранее признают «правильной», считая, что она просто конкретизирует их видение природы.

- Этот новый ракурс как-то повлияет на планы ваших исследований?

- Сначала нужно сформулировать проблему, чтобы она была хотя бы умозрительно доступной для исследования. Потом нужно запланировать исследование: инструментарий, методы. Генетические исследования развиваются сейчас очень бурно, и для изучения новых явлений нужно определить новый объект или новый признак. Продумывание этого я считаю интересным. Доживу ли я до реализации, не знаю. Но сама постановка вопроса разумна: если я вижу признак, который у нас есть (а я думаю, что сознание, как его ни формулируй, каждый считает одним из человеческих признаков), значит его можно исследовать генетическими методами, поскольку все признаки, как и определяющие их структуры и функции, без генетики существовать не могут.

- Возвратимся к началу разговора: получается, что изучение сознания— это «серое» поле. А что в генетике за последние годы из «серого» поля перешло в «белое»?

- Поразительно быстро из почти «черного» явления в «белое» превратилось перепрограммирование клеток — когда развитие клеток, органов или тканей обращают «вспять во времени» и получают почти исходную клетку, из которой формируются все ткани и органы данного человека. При этом последовательность нуклеотидов (четырех букв генетического текста) сохраняется одинаковой во всех клетках: в оплодотворенной клетке, в мозге, мышцах, печени. Но почему-то сердце — это сердце, а мозг — это мозг, их структуры и функции неодинаковы. Связано это с тем, что в этих органах по-разному произошла дополнительная «разметка» генетических букв (ее называют модификацией).

Привычно было думать, что условием для появления определенного признака обязательно становится изменение последовательности букв- нуклеотидов. Функция исчезает из-за того, что исчезла буква-структура и поэтому текст читается по-другому. Это условие осталось правильным, но не единственным. Сейчас благодаря расшифровке генома человека мы получили дополнительные данные об этих процессах и их новое понимание. Нам теперь известно, что на кодирующую белок часть приходится небольшой процент информации генома— всего 3%. А что же остальные? Оказалось, что изменения, варианты генетического текста могут возникать и вне генов и тоже способны влиять на появление признака.

Но именно в этом пространстве, в некодирующей части генома, расположены регуляторы, иногда очень далеко от гена, на расстоянии миллионов нуклеотидов. Многие такие «дальние» регуляторы составляют часть целостной системы формирования признака. Это как аккордеон: нажмешь одну кнопку, а звучит целый аккорд. Так же бывает и в геноме — нажатию кнопки аккордеона соответствует химическая модификация отдельной буквы-нуклеотида, при этом зазвучит определенный «аккорд» из генов, и они будут «играть» в сочетании с другими существующими аккордами из генов, которые в этот момент не работают, «замолкают».

Это было показано на растениях, но то же самое происходит, вероятно, в каких-то случаях и у человека, как и у любого многоклеточного организма. Оказалось, что число участков в геноме, регулирующих сложнейшие признаки, в некоторых случаях очень невелико. Например, сложнейшие признаки, возникновение которых требует вовлечения десятков или сотен генов, могут регулироваться всего тремя-четырьмя «кнопками». Это открытие одновременно и усложняет, и упрощает картину регуляции работы генных ансамблей при формировании признака.

Где эти «кнопки» у человека, мы пока не знаем, но, возможно, как и у растений, для возникновения сложнейших признаков необходимо всего лишь небольшое число регулирующих участков — три- четыре «кнопки аккордеона», которые управляют работой сочетаний сотен генов.

— А мутации? Какова их роль?

— Мутация внутри гена способна менять его структуру. Ген при этом может испортиться и не работать. Это известно более 100 лет. Но ген. как и лампочку, можно выключить, не ломая, а нажав, как и в лампочке, генетический переключатель- регулятор, расположенный очень далеко от него. И это знание имеет огромное значение и для науки, и для медицинской генетики, поскольку нас ведь интересует не то, что происходит с конкретным геном, а то, какой получится признак. А каждый признак — это сотни одновременно работающих и одновременно не работающих генов. Комбинаторика того, как работает весь генетический текст в формировании того или иного признака, фантастически велика. Вот это новое! И к этому привела нас геномика.

- Что же все-таки дает это новое знание — возможно, не для немедленного применения, но для практических подходов?

- Все мы состоим примерно из 300 видов тканей, которые образуют органы. Но ведь 300 — это ничтожное число, это не миллионы, а количество сочетаний этих регуляторов на много порядков величин больше. И формирование конкретного органа определяется тем. какая, условно говоря, появится разметка генетического текста (модификация каких букв-нуклеотидов) — в каком моменте индивидуального развития, в каком месте генетического текста. То есть мы можем говорить о нескольких уровнях реализации генетической информации в признаке, и, с одной стороны, эта картина регуляции гораздо более сложная, но с другой — нам теперь понятно, что именно исследовать и, более того, как это делать. Все это связано с геномикой: фактически мы ищем координаты действия регуляторов, наблюдая, какие участки ДНК (а они все известны с точностью до одной буквы, одного нуклеотида) взаимодействуют с белками или с регуляторами при химической модификации самой ДНК.

Сколько этих уровней, мы еще не знаем, но ясно, что и самих красок много, и уровней известно по крайней мере два. И это предмет экспериментальных структурно-функциональных исследований генома, которые сейчас активно ведутся во всем мире.

- Как вы можете оценить сейчас, спустя 20 лет, значение расшифровки генома человека?

- Расшифровка генома человека — безусловно, фантастический базовый результат, интересный для науки. Но с точки зрения изучения живого гораздо более важно, что появились методы исследования любого генома — растений, животных, человека, микроба, вируса. Вообще, разнообразие, совокупность разных генов, которые есть в различных бактериях, намного больше, чем генов в человеческом организме. Такое знание очень много дает с практической, медицинской точки зрения. Приведу в пример лишь одно понятие, ставшее модным, — микробном. Это совокупность генетического материала всех видов микробов в кишечнике одного человека, что открыло новые возможности диагностики и лечения самых разных заболеваний.

— Что вас лично занимает сейчас больше всего, после того как вы оставили пост директора и стали научным руководителем института?

- Пожалуй, меня больше всего интересует то, каким образом реализуется собственно генетическая информация. Необходимо найти способ обнаружения трех-пяти тех самых «кнопок» — регуляторов. критическим образом влияющих на признак. Конечно, это меняет всю картину того, что мы должны делать с точки зрения диагностики каких-то заболеваний, но главное — их лечения. Ведь если есть центральная «кнопка» и она может сработать как-то иначе, это совсем другой путь, нежели «перебирать» гены в поисках того самого, на который нужно воздействовать (а такой ген не обязательно только один).

Поэтому сейчас необходимо найти возможность подтвердить или опровергнуть существование передачи регулирующих «кнопок» в поколениях или возможности появления этой «раскраски» как признака, наследуемого вместе с хромосомой.

То есть его возникновение в следующем поколении аналогично мутации, хотя и не приводит к появлению последовательности новых нуклеотидов. Здесь появляется необходимость новой терминологии, этому феномену нужно дать новое определение. Оно будет в чем-то совпадать с предыдущим: мутация — это наследуемое изменение, связанное со структурой ДНК. Но в данном случае — не с точки зрения присутствия определенной буквы, а с точки зрения ее функционирования.

Это очень интересно, и в последние три года я увлечен тем, чтобы найти подтверждения существованию этого явления, которое можно обозначить как регуляцию генных ансамблей, а не только отдельного гена. В 70-е гг. прошлого столетия появилась генная инженерия, она перешла в технологию. в умение использовать знание структуры для получения полезных продуктов, лекарств, метаболитов. но все это— исследования, которые, повторяю, были связаны с отдельными генами.

Экспериментируя с растениями, мы уже можем управлять генными ансамблями, нажимая на несколько «кнопок», играя аккордами, менять признаки — например, сделать длинный или короткий корень.

Это пример того, как фундаментальная наука сначала развивается просто ради познания, а потом вдруг оказывается, что полученные результаты всем нужны. У бактерии существует иммунитет устойчивости к паразитам, она способна «разрубить» ДНК паразита, который в нее проник. И если такая бактерия, уже содержащая в себе кусочки вируса, с этим вирусом встречается, она включает механизм, который убивает генетический текст вируса целиком. Эту систему (ее генетика понятна) разобрали, как машинку, на кусочки. потом собрали в пробирке, и мы можем в любом организме, зная «адрес» из 20 букв-нуклеотидов, выбрать мишень в геноме паразита, уничтожить ее. а наш организм останется живым. Такая система редактирования генома называется CRISPR, и она стала настоящим открытием в науке.

Казалось бы. зачем изучать, как бактерии, чуждые нам. защищаются от вируса, который нас не заражает? Оказалось, что это нужно всем — генетикам растений, генетикам животных, человека.

Совершенно другой пример, уже из моей непосредственной работы, которой я сейчас занимаюсь. Мы инициировали создание программы, которая называется «ДНК-идентификация». Началось с террористического акта в Домодедове, когда погибло много людей. Было известно, что бомбу взорвал террорист, обнаружили его останки, но у следствия не было возможности выяснить, кто он такой. Обратились к генетикам. По вариантам определенных участков генетического текста можно определить территорию происхождения предков и родственников данного человека, а через это — и его самого. Исследовав генетический материал, принадлежащий террористу, мы выяснили, что данная особенность генетического текста встречается лишь в одном конкретном регионе нашей страны, территориально очень ограниченном, и искать надо именно там. Личность террориста была установлена за неделю!

Почему это стало возможным? Так получилось, что регион, откуда террорист родом, уже был исследован в рамках фундаментальной работы в области геномной географии. Была фундаментальная наука, интересная генетикам, антропологам, этнологам. И были выявлены генетические особенности населения некоторых регионов, сформировавшиеся исторически, в результате расселения и смешения разных потоков миграций. Такие исследования могут иметь очень серьезные перспективы. После этого случая государство выделило большие средства на данную работу, чтобы ее результаты были применимы на всей территории нашей страны.

Подводя итоги. Моя задача как научного руководителя института— поиск и привлечение в институт новых лидеров и формулирование принципиально новых тем научных работ. Как мы уже говорили, сегодня в генетике открываются новые горизонты, новые направления исследований, о которых раньше и речи быть не могло. Я стараюсь создать условия для развития в институте этих новых направлений. У меня для этого есть все возможности: я знаю всех, кто пришел в институт до меня, знаю генетиков, которые не в полной мере реализовали себя в других институтах, и стараюсь сделать так. чтобы сотрудник мог проявить и развить свои качества как генетик именно в нашем Институте общей генетики им. Н.И. Вавилова РАН. Нужно создавать людям привлекательные условия. по крайней мере психологические, для работы в своей стране.

Самая важная работа, по моему мнению. — привлечение в наш институт новых лидеров науки. И это происходит. Были созданы новые лаборатории и отделы: генетических основ биотехнологии, генетики и геномики, биоинформатики и системной биологии, геномной географии. К нам приходят исследователи, которые продуктивно работают здесь и параллельно возглавляют лаборатории, например, в США. Считаю, это хорошо, поскольку они владеют пониманием и умением организации науки в другой стране, которая в настоящий момент более продуктивна. Эти исследователи приходят со своими уникальными представлениями, а я стараюсь найти задачи, которые сейчас интересны для такого сильного специалиста, для нашего института, для нашей страны и потому — для всего мира.

Беседовала Елена Кокурина

Источник: Научная Россия

Россия > Образование, наука. Медицина > ras.ru, 15 октября 2018 > № 2761962

Полная версия — платный доступ ?


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter