Всего новостей: 2400602, выбрано 32354 за 0.136 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Турция. Сирия > Армия, полиция > inosmi.ru, 29 января 2018 > № 2476072 Гарет Стэнсфилд

Наступление Турции на сирийских курдов может дестабилизировать весь регион

Этот новый фронт — не просто конфликт местного формата. Он может спровоцировать более масштабный бунт курдов, способный изменить существующие границы государств. Запад должен наконец решить, чего он хочет добиться на Ближнем Востоке, потому что в противном случае победа останется за другими

Гарет Стэнсфилд (Gareth Stansfield), The Guardian, Великобритания

Где бы курды ни жили, им приходится очень нелегко. В Иране курды, живущие на западе страны, столкнулись с серьезными преследованиями со стороны властей Исламской республики, а против курдов, живущих на севере Ирака, была проведена хорошо организованная военная операция. Они также столкнулись с дипломатической инициативой, которая продемонстрировала, что даже в условиях беспокойного мира ближневосточной политики устремления курдов могут помочь сплотить Иран, Ирак и Турцию в единый оппозиционный фронт после референдума по вопросу о независимости курдов.

Еще больше поражает то, что западные державы тоже объединились против иракских курдов, которые были ценными союзниками в борьбе против ИГИЛ (террористическая организация, запрещенная на территории РФ, — прим. ред.). Рассуждения западных правительств были логичными и даже равнодушно объективными, когда они решили оставаться верными своей политике защиты территориальной целостности Ирака. Но, с точки зрения курдов, их использовали как полезных марионеток, когда было нужно, а после о них все забыли.

Тот же сценарий снова разыгрывается на севере Сирии, в Африне, контролируемом Отрядами народной самообороны и их политическим партнером, партией «Демократический союз». С точки зрения Турции, эти группы тесно связаны с Рабочей партией Курдистана, которую Турция и западные страны считают террористической организацией. Между тем эти группы настаивают на том, что они — сирийцы и что они отстаивают идею об автономии Рожавы — самопровозглашенного курдского образования — в составе будущей федеративной Сирии. Они также являются верными союзниками Запада в борьбе против ИГИЛ.

Проблема всех этих заявлений заключается в том, что они содержат в себе элемент правды. Неважно, насколько убедительно лидеры партии «демократический союз» заявляют о том, что они не являются частью Рабочей партии Курдистана, факты свидетельствуют об обратном. И это неудивительно. Прежде Рабочая партия Курдистана базировалась в Сирии, и сирийское правительство в течение многих лет проводило политику, толкавшую курдов к вступлению в эту партию. Однажды все эти боевики могут вернуться домой. Поэтому, даже если это не значит, что Отряды народной самообороны — это часть Рабочей партии Курдистана, мы вполне можем понять, почему Анкара делает подобные выводы.

Между тем курдские группы продемонстрировали политическую ответственность, управляя своими территориями в тяжелые времена сирийской гражданской войны, начавшейся в 2011 году. А в военном смысле Отряды народной самообороны превратились в своеобразный ближневосточный эквивалент спартанцев. Имея в своем распоряжении ограниченное количество оружия, но при этом неистощимые запасы дисциплины и безусловной веры, эти войска сумели отвоевать у ИГИЛ Кобани, и их победа стала переломным моментом в истории наступления ИГИЛ, которая до этого казалась практически непобедимой.

Потом, став ядром Демократических сил Сирии, они начали постепенно вытеснять ИГИЛ не только на северо-востоке Сирии, но и вдоль границы с Ираком, до самой провинции Дер-эз-Зор. Сотрудничая с западными, в первую очередь американскими военными, курды приобрели опыт и навыки, которые позволили им существенно укрепить свои позиции.

Коротко говоря, с точки зрения Запада, обоснованными являются как позиция Турции, так и позиция курдов, помогавших Западу бороться против ИГИЛ. Столкнувшись с необходимостью делать крайне сложный выбор, возможно, проще всего сделать выбор с пользу допустимого минимума. Но Африн — это не та битва, которую западные правительства могут проигнорировать с той же легкостью, с которой они проигнорировали курдский референдум в Ираке.

На тактическом уровне закаленные в боях курды уже наносят серьезный ущерб марионеточным силам Турции. Смогут ли вооруженные силы Турции добиться большего успеха? Вряд ли, и даже если им это удастся, им придется заплатить за это очень высокую цену. Турецкая армия до сих пор пытается оправиться после неудавшегося переворота, произошедшего в июле 2016 года. Если турецкие войска или даже их посредники захлебнутся в кровавой бойне в Африне, население, в котором сам Эрдоган разжег националистические и антикурдские настроения, усомнится в трезвости его суждений.

Более того, турецкие курды могут воспользоваться всплеском военной активности курдов и увеличить интенсивность своей борьбы. Такой всплеск курдского национализма проявится также в Ираке и Иране. Если подъем курдского движения начнется с успеха — или даже достойного поражения — в обороне Африна, гораздо более масштабный бунт курдов против своих государств и союзников перестанет быть чем-то невозможным.

Это курдское «домино» может оказаться непредсказуемым, иметь самые серьезные последствия и даже поставить под угрозу существующие границы ближневосточных государств. Оно также может стать причиной возникновения еще одной угрозы, предвестники которой уже стали заметны в Африне и которая должна вызывать у Запада особое беспокойство: оно может негативно сказаться на единстве НАТО.

Для России вмешательство в сирийский конфликт стало возможностью нарушить целостность НАТО, продвинуть свои интересы в Восточной Европе, Прибалтике и в других регионах. Помогая Турции в осуществлении ее операции в Африне — позволяя ей использовать свое воздушное пространство и открыто осуждая США за «односторонние» действия, направленные на укрепление Отрядов народной самообороны, — Москва может заявлять о том, что она приняла участие в реализации блестящего плана. А два члена НАТО — США и Турция или как минимум их посредники — могут оказаться втянутыми в кровавый и длительный конфликт.

Таким образом, события в Африне могут оказать существенное влияние не только на курдов на севере Сирии. Они могут трансформировать весь регион — Турцию, Ирак и Иран — и повлечь за собой серьезные последствия для Запада, который сейчас вынужден противостоять угрозе со стороны все более влиятельной и сильной России.

Пришло время Западу ответить на чрезвычайно неудобный вопрос: чего — помимо обтекаемых заявлений о необходимости продвигать мир, стабильность и демократию — он хочет добиться на Ближнем Востоке? Несомненно, это очень сложный вопрос, но на него необходимо ответить. В отсутствии этого ответа события, разворачивающиеся в Африне, будут иметь такие последствия, которые послужат интересам совершенно других сил.

Турция. Сирия > Армия, полиция > inosmi.ru, 29 января 2018 > № 2476072 Гарет Стэнсфилд


Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 29 января 2018 > № 2476062 Михаил Зыгарь

Никто в России, включая власть, не хочет думать о завтрашнем дне

Отстранение молодежи, отсутствие реформ, чувство вседозволенности… Для российского историка Михаила Зыгаря так называемая «стабильность» Путина представляется фактором шаткости.

Вероника Дорман (Veronika Dorman), Liberation, Франция

Журналист и историк Михаил Зыгарь только что опубликовал бестселлер «Вся кремлевская рать. В кругу Владимира Путина», своего рода биография путинского режима через галерею портретов людей из окружения российского президента. В интервью «Либерасьон» Зыгарь рассуждает о человеке, имя которому Путин, о задачах его следующего мандата и о предвыборной кампании, которая только создает видимость.

«Либерасьон»: Кто такой Путин? Этот вопрос впервые был задан 18 лет назад. Как на него ответить сегодня, когда он собирается начать четвертый срок?

Михаил Зыгарь: Как я написал в своей книге, на самом деле этого человека не существует. У каждого есть свое представление Владимира Путина. К тому, что это индивидум, это еще и феномен. И каждый, будь то в России, среди его противников или сторонников, или за рубежом, создали образ сверхчеловека. После его прихода к власти сам Путин очень изменился. Он никогда не строил долгосрочных планов. И сейчас таковых у него нет. Он обладает быстрой реакцией. Главное изменение состоит в том, что он глубоко поверил в свою всесильность. И эта вера в свою силу передалась части его окружения. Его окружают люди, которые всегда были большими циниками, а сегодня очарованы своим лидером и страстно верят в него.

— Он окружен вниманием или отрезан от реальности?

— Можно сказать о ком бы то ни было, что он отрезан от реальности, если ему кажется, что он все знает и имеет на все ответ, как в случае с Путиным. Но он не является заложником круга, который будет выбирать, что следует фильтровать и будет дергать за ниточки вместо него. Каждый устанавливает свои собственные пределы, чтобы не рисковать своей близостью к «телу». Это довольно стандартная система самоцензуры, которая существует на всех уровнях и уже давно. На самом деле, это одна из характеристик российской элиты. Люди знают, чего от них ждут, они счастливы при угадывании желания начальника, мэра, губернатора или президента.

— Как развивалась его идеология?

— Когда он пришел к власти, у него не было собственной идеологии: она была сформирована его окружением, очень либеральным и прозападным. Более того, во время своего первого срока он выступал в качестве самого прозападного лидера в истории России. Там даже поговаривали о вступлении России в НАТО. Изменения произошли под влиянием психологических источников, и теорий заговора, становившихся все более удушающими после каждой новой цветной революции в странах бывшего Советского Союза. Наиболее жесткий переломный момент произошел во время протестных движений в 2011-2012 годах. Путин был оскорблен тем, что образованный средний класс, которого он считал своей основой и который должен был быть признателен ему за 2000-е годы, самое процветающее десятилетие в российской истории, вышел на митинги против него. В тот момент он сделал ставку на менее образованную часть общества, рабочий класс, на людей, более склонных к национализму, для которых гордость за страну представляет источник индивидуального удовольствия. Путин восстановил синтетическую воображаемую империю: немного сталинизма, дореволюционной России, унцию ортодоксии и несколько советских атрибутов. Эта гибридная идеология привлекает и объединяет больше всего людей.

— Каков итог его правления?

— Во время своего первого срока он провел несколько реформ, но они не мели продолжения. Так реформа правосудия вылилась в изменение судебной системы, которое фактичекски больше не существует сегодня. Существует, однако, своего рода гигантский монстр, репрессивная корпорация, которая включает в себя прокуратуру, следственный комитет, тюремную администрацию, полицию. Любой, кто живет в России, знает, что если ты попал в руки карательной машины, выхода уже нет.

— Одно из завоеваний на котором настаивает Путин — это стабильность…

— Эта известная путинская стабильность, символизируемая отсутствием чередования и политического плюрализма, стала фактором нестабильности и шаткости. Стабильность, ставшая самоцелью, заменила все политические механизмы и институты, которые могли позволить Путину выйти из сложившейся ситуации и передать власть кому-то другому. Никто в России, в том числе в верхних эшелонах власти, не способен делать долгосрочные прогнозы и не хочет думать о завтрашнем дне.

— Но ситуация меняется. Например, молодежь представляет проблему для власти?

— Молодые люди могут изменить ситуацию, но они не меняют политическую ситуацию радикально, потому что политика осуществляется более зрелыми поколениями. Кремль скептически относится к молодежи. Демонстрации, организованные в 2017 году, с участием студентов и школьников, не произвели особого впечатления на правительство. К тому же они еще пока не могут принять участие в голосовании. С другой стороны, совершенно очевидно, что никто не понимает, чем отличаются эти мальчишки от радикальной части традиционного населения. Никто не учитывает, что эти молодые люди не расстаются с мобильными телефонами и что они родились уже с Интернетом в голове. Их система ценностей радикально отличается от тех, кто жил в Советском союзе. Например, секрет частной переписки в Интернете и само существование неограниченного Интернета — это неотъемлемые свободы для самого молодого поколения, которое начинает активироваться.

— Осмелится ли Путин напрямую атаковать это пространство свободы?

— Большой вопрос. И одна из больших проблем, потенциально взрывного характера, его следующего срока. Гражданское общество продолжает развиваться, у него больше нет ничего советского. Оно даже более развито, чем в 2012 году. Главный организатор сегодня — это Интернет, свободный, активный и независимый. Российский интернет чрезвычайно продвинутый. В отсутствие традиционной журналистики, которая существует еще в мире, практически отсутствует в России, по политически и экономическим мотивам, гражданская журналистика, онлайн, является сердцем гражданского общества. Главная борьба развернется именно вокруг виртуальных свобод.

— Вы называете Навального «инопланетянином». Какова его роль в нынешней политической ситуации?

— Его роль значительна. Алексея Навального не боятся, но его воспринимают гораздо более серьезно, чем раньше. Решение не пускать его на выборы особого значения не имеет. С одной стороны, признаки свободы слова и дебатов допустимы во время голосования, но Навальный, как существо совершенно чуждое системе, неприемлем и отвергнут. Он является единственным «внеземным» политиком, в отличие от всех остальных, включая оппозицию, которые пытаются действовать в данных рамках. И играют по правилам, которые не приемлет только Навальный. Он похож на рок-звезду, чей пик популярности прошел, а затем после триумфального возвращения, его популярность снова падает. Нельзя что-то предвидеть, так как ситуация меняется каждый день. И он может еще вернуться.

— Эти выборы разыграны заранее, но присутствие Навального, как и Собчак выводит из равновесия процесс…

— Не знаю. Судить об этом можно будет только потом. Плана никакого нет. Человеческий фактор очень важен, нет ничего автоматического. Все зависит от плохо употребленного слова Ксенией Собчак или от того, что Сергей Кириенко (заместитель главы президентской администрации) может устать от нее или наоборот. В этом смысле мы не в кино, а в театре, когда малейшее событие, которое не имеет ничего общего с происходящим на сцене, кашель, падение декораций за кулисами, может полностью запутать всю ситуацию.

— Каков интерес народа к предстоящим выборам?

— Сложно сказать, так как у нас нет надежной социологии. Усилия, предпринимаемые Кириенко по расширению участия в выборах, кажутся эффективными. Присутствие Собчак очень кстати. Она пользуется популярностью, все ее знают и ненавидят. Вывод из выборной гонки лидера КПРФ Зюганова тоже очень хороший шаг. Предстоящие выборы выглядят более презентабельно, чем предыдущие. Но никто не тешит себя иллюзиями: в России нет политического процесса. Нам нравится фантазировать о том дне, когда он снова появится, и что в тот момент появится большое количество мужчин и женщин политиков. Потому что основная проблема последних лет заключается в том, что люди, которые могли бы играть важную гражданскую роль, не рискуют попасть в политику. Они могут там все потерять.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 29 января 2018 > № 2476062 Михаил Зыгарь


Россия > Агропром > fano.gov.ru, 29 января 2018 > № 2476022

ФАНО России провело экспертную сессию по реализации КПНИ «Развитие селекции и семеноводства картофеля»

Во ВНИИ картофельного хозяйства им. А.Г. Лорха под председательством первого заместителя руководителя ФАНО России Алексея Медведева прошло заседание экспертной сессии по реализации комплексного плана научных исследований «Развитие селекции и семеноводства картофеля» (КПНИ).

Помимо ученых из академических институтов и сотрудников ФАНО России в совещании приняли участие представители Министерства сельского хозяйства Российской Федерации, Российской академии наук, а также сельскохозяйственных институтов и агропромышленных предприятий.

Открывая совещание, Алексей Медведев рассказал о целях и задачах экспертной сессии. Он отметил: «Данная площадка поможет сформировать области исследований, которые требуются для комплексной селекции и семеноводства картофеля, определить необходимые ресурсы и результаты. Обозначить участие и роль в выполнении процедур академических институтов – участников КПНИ».

Также Алексей Медведев выступил с докладом «Методология формирования алгоритма реализации комплексного плана научных исследований «Развитие селекции и семеноводства картофеля».

Далее работа экспертной сессии проходила в формате рабочих групп, в состав которых вошли специалисты близкие по профилю своей деятельности и компетенциям. В результате двухдневной работы экспертной сессии была разработана идеальная модель комплексной технологической карты областей исследований, включающей процедуры с привязкой последовательности, подчиненности, ресурсов на входе и результатов на выходе. Также эксперты разработали номенклатуру плановых и отчетных документов, фиксирующих ресурсы и результаты, требования к ним с учетом действующих регулирующих документов и финансовую модель нормирования, приоритезации и балансировки для выполнения работ КПНИ.

Россия > Агропром > fano.gov.ru, 29 января 2018 > № 2476022


Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > bankir.ru, 29 января 2018 > № 2475971 Алексей Смирнов

«Мы помогаем банкам привести в порядок операционные процессы»

Алексей Смирнов, менеджер по развитию бизнеса Orange Business Services в России и СНГ

Беседовал: Николай Зайцев, корреспондент

Зачем банкам и финансовым организациям экосистемы полностью интегрированных вертикальных решений и почему именно комплексные решения наилучшим образом подходят для выполнения конкретных бизнес-задач? Рассказывает менеджер по развитию бизнеса Orange Business Services в России и СНГ Алексей Смирнов.

— Для начала давайте уточним, чем занимается Orange Business Services?

— Orange Business Services – крупный международный провайдер телекоммуникационных, интеграционных, а также управляемых услуг. Наше отличие от системных интеграторов заключается в том, что хотя мы и предоставляем услуги системной интеграции, но в первую очередь предлагаем управляемые решения. Используя новые технологии, мы помогаем клиенту упростить выполнение его бизнес-задач, забирая на себя все технические моменты, связанные с предоставлением услуги.

Наше важное конкурентное преимущество перед интеграторами – собственная сеть связи, в том числе на территории России.

— В чем преимущества экосистем управляемых решений?

— Наша задача – не предлагать заказчикам стандартные коробочные продукты, а помочь клиентам закрыть насущные именно для них потребности. По этой причине мы проповедуем идеологию создания экосистем по вертикалям бизнеса. Мы изучаем отрасль, изучаем клиентов, изучаем проблемы, характерные не только для отрасли, в которой работает клиент, но и для конкретного клиента. И предлагаем пути их решения за счет использования управляемых комбинированных решений, в основе которых лежат решения разных вендоров, работающие на базе нашей собственной сети.

— Какое у вас покрытие сети?

— Мы имеем собственную сеть во всех российских городах-миллионниках. Мы присутствуем собственной сетью почти во всех странах и регионах мира, развивая наши сети там, где есть наши клиенты. Мы готовы реализовывать проекты совместно с нашими зарубежными коллегами, когда это требуется. Если у клиента есть филиалы за рубежом, то мы можем предоставлять одни и те же сервисы на всей территории присутствия компании на нашей единой сети. Это позволяет нам гарантировать качество предоставляемых услуг, а клиенту при этом не нужно заключать договоры на обслуживание с несколькими компаниями.

— Почему банкам и финансовым организациям может быть интересен экосистемный подход и какие решения вы предлагаете для этой группы клиентов?

— Экосистема интересна клиентам в первую очередь тем, что на выходе клиент получает ориентированное на закрытие именно его проблем и задач собранное, готовое, протестированное и стабильно работающее решение. При этом разработчик, поставщик и, если клиент захочет, оператор данного решения – один, мы. Что удобно как с финансовой и юридической точек зрения, так и с точки зрения эксплуатации, поскольку появляется единственный ответственный за функционирование всего решения в целом.

Что касается примеров наших решений: например, мы обеспечиваем омниканальность на базе контакт-центра Genesys, которая позволяет банку бесшовно взаимодействовать с клиентами с использованием сразу нескольких каналов коммуникации. Важное отличие омниканальных решений от уже привычной для всех мультиканальности в том, что взаимодействие с клиентом также происходит в мессенджерах, чатах и социальных сетях, но при смене одного канала общения на другой (например, после звонка в банк после общения в чате на Facebook) клиенту банка не надо заново описывать свою проблему.

Другая интересная возможность – корпоративная мобильность, обеспечивающая управление всеми мобильными устройствами: контроль их состояния, безопасности и удаленное управление корпоративными данными, автоматическая установка необходимых программ, а также возможность безопасного подключения этих устройств к внутренним ресурсам компании. При этом под мобильными устройствами мы подразумеваем не только планшеты или смартфоны, но и ноутбуки, работающие на современных ОС Windows 10 и MacOSX. В рамках этого же решения мы можем разработать мобильное приложение, которое, например, упростит процесс загрузки отчетностей мобильных сотрудников и контроль за выполнением их планов. Опять же, мы предлагаем не готовую коробку с заранее зашитым в нее функционалом, а готовим решение под конкретную бизнес-логику нашего клиента.

Мы помогаем решать логистические задачи, такие как управление парком автотранспорта. Решаем задачи оптимального передвижения курьеров, инкассаторов, коллекторов в рамках стоящих перед ними логистических задач. Наше решение оптимизирует маршрутные листы с учетом списка точек, которые необходимо посетить, дорожной ситуации и типа выполняемой задачи, а также множества других факторов.

Мы обеспечиваем реализацию концепции Smart Office во всем ее многообразии, начиная с таких простых задач, как бронирование переговорных комнат и авторизация для доступа к офисным ресурсам типа принтеров, заканчивая более сложными вещами, такими как климат-контроль, датчики распознавания лиц и движения, привязка мобильных телефонов к пропускной системе, использование пропусков для оплаты в кафетериях и столовых. Мы помогаем упростить, оцифровать и сделать более комфортными рабочие процессы и сократить расходы на эксплуатацию офисов.

Что касается специфических потребностей финансовых организаций, мы предоставляем каналы доступа к финансовым информационным системам. В принципе, тут ничего революционного нет. Но обратим внимание на то, что мы являемся одним из четырех авторизованных партнеров в мире, предоставляющих доступ к системе SWIFT. При этом в России мы – единственная компания, предоставляющая собственные, а не арендованные у партнеров каналы.

Развитая собственная сеть позволяет нам обеспечивать контроль за клиентскими объектами лизинга и любыми объектами, сданными в финансовую организацию под залог, в том числе машинами, зданиями, тяжелой техникой, агрегатами, холодильной техникой. Внутри финансовых организаций есть подразделения, которые предоставляют самолеты, вагоны и прочую технику в лизинг. Мы можем контролировать режим эксплуатации объектов лизинга. Установленные нами датчики позволяют отслеживать условия эксплуатации не только объектов в целом, но и отдельных узлов, агрегатов и навесного оборудования.

По данным Gartner, наша компания – один из лидирующих провайдеров управляемых решений информационной безопасности (MSSP). Мы предоставляем такие решения и в России. Хотя финансовые организации и не стремятся отдавать управление информационной безопасностью на сторону даже частично, наше решение по защите от DDoS-атак пользуется хорошим спросом.

Мы предлагаем «облачную» вычислительную платформу, которую финансовые организации могут использовать в том числе как среду для быстрого развертывания и тестирования новых решений и исходя из полученных результатов принимать решение о закупке собственного аппаратного обеспечения. Мы наблюдаем рост интереса к использованию «облачных» решений со стороны финансовых организаций и видим, что использование публичных «облаков» для «боевых» решений становится нормой и для них.

— Надо ли банку знать подробности устройства созданной вами экосистемы? Должны ли специалисты со стороны клиента обладать определенными знаниями и требуются ли тренинги для работы с установленными вами решениями?

— Скорее это нам надо знать подробности того, как устроен клиентский бизнес, чтобы органично вплести в него наши экосистемные решения.

Если говорить о сложности этих решений, то обычно конечный пользователь имеет доступ к интуитивно понятному интерфейсу, работать с которым можно почти без обучения. Дальше все зависит от того, о каком решении идет речь, и от того, какая часть решения отдается под управление клиенту. Для использования полностью управляемых решений достаточно прочесть простую инструкцию и начинать пользоваться.

Если клиент хочет интеграционное решение, то обучение, как правило, необходимо. Мы настраиваем решение совместно с клиентом, затем проводим приемо-сдаточные испытания, передаем все настройки и руководства по эксплуатации, а также проводим обучение сотрудников клиента. Например, логика работы контакт-центра Genesys достаточно сложна, поэтому для его самостоятельной настройки необходимы тренинги.

— Как вы продаете сложные решения? Вы даете возможность тестирования, чтобы компания могла понять, насколько решение соответствует ее ожиданиям и потребностям?

— Естественно, во всех маркетинговых презентационных материалах любых компаний все решения подаются как превосходные. В действительности у любого решения есть свои преимущества и недостатки. И чем решение сложнее, тем тяжелее понять, что это за преимущества и недостатки и насколько они критичны для конкретного заказчика.

Поэтому мы стараемся пропагандировать идеологию try and buy там, где это возможно, и предлагаем клиенту перед покупкой решения выполнить пилотный проект на «боевой» инфраструктуре или провести так называемый proof of concept на нашем демостенде.

Выбирая proof of concept, клиент пробует интересующее его решение с упрощенным функционалом на нашем стенде, чтобы понять, нравится оно или нет. В зависимости от сложности работы proof of concept может быть либо бесплатным, либо мы берем небольшую плату за сопровождение теста нашими специалистами.

Пилотный проект отличается от proof of concept тем, что изначально проводится в производственной среде заказчика. Функциональность «боевого» решения настраивается и тестируется под малое количество пользователей или, например, под тестовое помещение, если речь идет о проектах организации «умного офиса». Этот подход хорош тем, что клиент сразу получает уже готовую, работающую часть решения. В случае успешного «пилотирования» и покупки решения запуск его в работу требует минимальных временных вложений и трудозатрат. Естественно, пилотный проект требует определенных вложений, покрывающих часть наших собственных затрат, но в случае принятия решения о покупке эта сумма вычитается из инсталляционных платежей.

— Как вы обеспечиваете безопасность интегрированных комплексных решений?

— У нас есть собственный Security Operations Center (SOC) – это люди и технологии, которые осуществляют мониторинг и управление решениями сетевой безопасности. Если клиент отдает межсетевой экран на аутсорс, то мы занимаемся управлением, устанавливаем патчи, делаем правильные настройки для соответствия конфигурации рекомендациям вендора и требованиям внутреннего комплаенса или регулятора. Последнее очень важно для клиентов из финансовой отрасли.

Мы ведем постоянный мониторинг и анализ событий из области информационной безопасности. Одного межсетевого экрана недостаточно для того, чтобы защитить клиентскую сеть. Однако если отслеживать поведение рабочих станций, приложений и инфраструктуры и приложений клиента, это помогает повысить скорость обнаружения инцидента и своевременно на него прореагировать. При этом анализируется поведение всех систем, в том числе тех, которые не имеют отношения к информационной безопасности. Наши сотрудники на постоянной основе проверяют решения на уязвимости, используя собственные данные и наработки в области киберразведки, а также своевременно обновляют программную часть и конфигурацию в соответствии с запросами клиента или рекомендациями со стороны вендора.

Безопасность – это нечто большее, чем просто использование решений. Необходим аудит имеющихся у клиента продуктов и решений на предмет соответствия регуляторным требованиям. Для правильного выбора решения и его последующей настройки необходимы услуги консалтинга, которые мы также предоставляем.

— Какие кейсы вы можете представить публично?

— Мы работаем с Touch Bank, который входит в группу ОТП. Перед этим банком с самого начала стояла задача работать по модели OPEX, без капитальных затрат. Руководство банка изначально стремилось обеспечить прозрачность всех расходов и возможность их точного учета. Этот подход касался и контакт-центра. Был тендер на создание и обслуживание контактного центра, который мы выиграли, и работаем с банком до сих пор. Изначально были организованы несколько входящих линий, и со временем это решение выросло до полномасштабного контакт-центра, развернутого на нашей «облачной» платформе. Проект развивается, и сейчас мы выходим на внедрение интересных идей, таких как Web IVR, позволяющий не слушать длинное голосовое меню, читаемое «железной женщиной», а серфить его с помощью мобильного приложения. Этот подход интересен компаниям, стремящимся использовать браузер и социальные сети для взаимодействия с клиентом.

Мы видим, что клиенты хотят выходить из голосовых каналов обслуживания в цифровые. Такой подход позволяет сэкономить на операционных расходах за счет сокращения штата сотрудников, отвечающих на звонки. Для банка применение омниканальных технологий – это внутренний стимул привести в порядок все свои операционные процессы. Мы даем им для этого хороший инструмент.

Что касается обеспечения безопасности – например, мы защищали от DDoS-атаки СКБ-Банк. Все банки подвергаются таким атакам, но не всем хватает смелости признать этот факт.

— Какие новые решения и технологии имеют хорошие перспективы, на ваш взгляд?

— Мы в Orange видим большие перспективы в области автоматизированных финансовых услуг, в их числе роботизированные советники по управлению инвестиционными портфелями, работающие с использованием технологий анализа больших данных и машинного обучения. Они позволяют автоматизировать выдачу инвестиционных прогнозов: решать, куда и в каком объеме вкладывать средства. Это интересные продукты, и за ними будущее.

Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > bankir.ru, 29 января 2018 > № 2475971 Алексей Смирнов


Россия > СМИ, ИТ > inopressa.ru, 29 января 2018 > № 2475967 Андрей Звягинцев

Интервью с Андреем Звягинцевым: российский режиссер о "Нелюбви" и о том, каково снимать кино при Путине

Брайан Эпплярд | The Sunday Times

"Говорит ли жена Андрея Звягинцева, оставшаяся дома в Москве, что ему больше не следует снимать эти политически рискованные фильмы?" - поинтересовался у режиссера журналист Брайан Эпплярд в интервью для The Sunday Times.

Звягинцев со смехом ответил: "Такова роль женщин. Но она храбрая женщина. Да, она мечтает о том, чтобы, возможно, пожить в более комфортной обстановке. Она любит солнце, море. Она любит французскую кухню и французскую архитектуру".

Издание отмечает: "Рискованный фильм Звягинцева "Левиафан" в 2014 году показал путинскую Россию как стагнирующую, коррумпированную, жестокую страну, где нет надежды. Фильм был отличный. Но "Нелюбовь", номинированная на "Оскар", его самый новый фильм, - шедевр". По мнению автора, в "Нелюбви" Звягинцев "показывает неразрывность морального разложения в частной и общественной сферах жизни".

Режиссер сказал в интервью: "Их невозможно разделить. Вопросы морали, с которыми мы сталкиваемся: недостаток сопереживания, эгоизм, фундаментальные вопросы отношений между людьми, испорченная морально-эмоциональная ткань общества и семьи - все это влияет на социально-политическую ткань общества. Это порочный круг: обе сферы оказывают взаимное воздействие и взаимовлияние".

Звягинцев отметил: "Фильм был снят в России, в российских обстоятельствах, с российскими персонажами, но он отражает более общие проблемы перемен, с которыми сталкивается мир. Дегуманизация - всеобщая проблема".

Журналист замечает: "Но фильм конкретно рассказывает о дегуманизации России. Есть момент, когда черствая мать ребенка бессмысленно бежит на месте на тренажере. На ее толстовке надпись - английское слово "Россия". Улавливаете намек? Да, мы уловили. И все же "Нелюбовь" выражает свою идею не так прямо, как "Левиафан", и это сошло Звягинцеву с рук".

По мнению журналиста, в политическом отношении Звягинцев явно принадлежит к традиции Льва Толстого и Солженицына, а в эстетическом отношении работает в тени Андрея Тарковского, но для него столь же важно влияние европейцев - Антониони, Бергмана, Брессона.

Звягинцев заявил: "Теперь мы наблюдаем возвращение методов и стиля правления КГБ. Они снова к нам прокрались". Но он подчеркнул, что не все таково, как прежде: "Коррумпированный мэр в "Левиафане" пришел из новой, постсоветской реальности. Конечно, мы унаследовали прошлое, и самая тревожная черта настоящего - реабилитация Сталина. В брежневские времена... этот период застоя был относительно "вегетарианским", как мы говорим. Теперь все намного циничнее. Они используют судебную систему в собственных целях, и процент оправдательных приговоров близок к нулю. Никого не признают невиновным, а цензура возвращается".

Газета пишет: "Несмотря на все это, он не имеет "никаких резонов или намерений уехать". Звягинцев пояснил, что успехи его фильмов на международном уровне "действительно обеспечивают определенную защиту, но она никоим образом не гарантирована. В любой момент она может быть разрушена".

Журналист заметил, что все фильмы Звягинцева - о семьях. "Это просто совпадение", - ответил режиссер.

Журналист также предположил: радиотелескоп символизирует в "Нелюбви" истину. Звягинцев с улыбкой ответил: "Что ж, истина содержится скорее в религии, чем в науке, и мы имеем взаимообмен между ними. У нас есть два слова для обозначения (английского. - Прим. ред.) truth. Одно - [istina] - более философское, это абсолютная истина, которую находишь в религии; а другое - уровнем пониже, [pravda], которая содержится в науке. Религия претендует на владение абсолютной истиной, но редко ее дарует. Наука использует эмпирические факты и этим заслужила мое глубочайшее уважение".

Отметив, что Звягинцев так ничего и не сказал о значении семьи или радиотелескопа в своих фильмах, журналист заключает: "В этом, как и во всем, Звягинцев - русский до мозга костей: загадка, окутанная тайной, но также великий художник, ищущий правду в надежде найти истину где-то на этих бесконечных, утопающих в нелюбви просторах".

Россия > СМИ, ИТ > inopressa.ru, 29 января 2018 > № 2475967 Андрей Звягинцев


Россия. США > СМИ, ИТ. Медицина > forbes.ru, 29 января 2018 > № 2475957 Сергей Морозов

Виртуальный доктор. Как будет работать искусственный интеллект в медицине

Сергей Морозов

доктор медицинских наук, MPH, президент European Society of medical imaging informatics

В каких случаях ИИ помогает врачу, а где на него зря уходят деньги

Согласно международным исследованиям, применение искусственного интеллекта в медицине способно увеличить валовую прибыль компаний в индустрии здравоохранения. В 2016 году доля европейского рынка ИИ была оценена в $270 млн при ожидаемом ежегодном росте более 35%. По оценкам BIS Research, к 2025 году общий рынок ИИ в здравоохранении достигнет $28 млрд при CAGR более 45,1%, а рынок ИИ для медицинской визуализации и диагностики — $2,5 млрд.

Основной мотивацией для развития ИИ в медицине является рост затрат на здравоохранение и соответствующая необходимость в их ограничении, проблема качества диагностики: около 20-30% медицинских исследований являются неточными или неточно интерпретируются, стремление к стандартизации и автоматизации рутинных функций вплоть до создания самоуправляемых диагностических моделей.

Еще одним очевидным стимулом развития ИИ является огромный объем данных, которые генерируются всевозможными медицинскими устройствами и информационными системами. При этом, после 3 месяцев хранения менее 15% медицинских данных оказываются востребованными врачами. ИИ привлекает возможностью придать смысл и добавленную стоимость накопленной информации. Автоматизация рутинных действий по сбору и анализу разрозненных медицинских данных позволила бы повысить точность ранней диагностики и прогнозирования развития болезней, оценку эффективности лечения.

Таким образом, трудно найти лучший момент, чем вчера, для инвестиций в быстрорастущие компании на рынке ИИ в здравоохранении. Основным экономическим драйвером при этом, отраженном в девизе знаменитой американской клиники Мэйо «doing more with less», является возможность снижения затрат в системе здравоохранения при сохранении эффективности.

Международная практика

Американская компания Enlitic предлагает онлайн-сервис, повышающий клиническую и экономическую эффективность работы медицинского персонала. Созданный для распознавания рентгенограмм легких в двух проекциях, он позволяет с точностью свыше 95% (AUC > 0,95) классифицировать снимки по 6-7 основным синдромам (не диагнозам!) и формировать предварительный шаблон описания, с которым врачу нужно либо согласиться и нажать «подписать», либо не согласиться и внести свои изменения. Основная сложность, с которой столкнулись разработчики, — проверка данных для тренировки компьютера. В результате этот процесс осуществлялся при помощи массового тегирования (разметки) врачами со всего мира более 5 млн снимков по согласованным критериям.

В компании Babylon health и Sensely разработали приложения для анализа жалоб людей, обращающихся в колл-центр. Алгоритмы анализируют ответы пациента на заданные вопросы и выбирают один из собственных вариантов, таких как «срочно обратитесь к врачу/запишитесь на прием/почитайте об этом заболевании на нашем сайте». Такой элементарный по сути сервис уже широко применяется Национальной службой здравоохранения Великобритании (NHS) и позволит сэкономить затраты колл-центров. Основная сложность в этом случае — разработка деревьев принятий решений и их валидация в условиях медицинской практики.

Израильский стартап Zebra Мedical обратился к проблеме ошибок диагностики, которые по разным оценкам достигают 30% в общем числе проводимых исследований. Потенциально их разработка может повысить число выявляемых при компьютерной томографии заболеваний, снижая вероятность человеческой ошибки: врач как человек может что-то просто не заметить при описании томограмм. Для ответственного врача это удобный инструмент, позволяющий не пропустить, к примеру, опухоль легкого, перелом позвонка, хронические заболевания печени или кальциноз артерий сердца. Для менеджмента клиники — возможность управления рисками и дополнительная защита от гипотетических судебных исков в случае пропущенных диагнозов. С точки зрения системы здравоохранения, дополнительные находки — это в большинстве случаев ложно-положительные диагнозы, увеличивающие стоимость обследования и лечения, но не повышающие качество и продолжительность жизни. В ноябре 2017 года была объявлено о предоставлении доступа к сервисам Zebra через Google Cloud по цене $1 за каждое исследование.

Неудачные экзамены ИИ

Компания IBM после неудачного запуска продукта Watson для анализа изображений, который, тем не менее, стал ассоциироваться с любыми продуктами на основе искусственного интеллекта, выбрала путь Google и решила натренировать компьютер на сдачу экзамена на сертификат врача-маммолога в США. Покупка ею компании Merge Healthcare, обладающей огромным архивом снимков, не дала ожидаемого результата, так как эти данные не были предварительно размечены человеком и компьютеру ни о чем не говорили. Чтобы исправить ситуацию IBM начала создавать партнерства с клиниками для получения от них размеченных данных в обмен на лицензии на клиническое применение разрабатываемых алгоритмов. Для этого была создана технологическая платформа с магазином приложений, позволяющая в перспективе поставить на поток выпуск и валидацию алгоритмов для медицины.

Можно предположить, что в недалеком будущем, учитывая коммодитизацию томографов и растущую доступность лучевой диагностики в развивающихся странах, IBM сможет конкурировать и с сегодняшними гигантами медицинской индустрии, продавая не технологии сканирования, а доступ к сервисам массового анализа изображений и данных. Это подтверждает выводы компании McKinsey, которая показала, что в медицине возможно автоматизировать 36% функций, прежде всего на уровнях сбора и анализа данных.

В результате, на зарождающемся рынке ИИ в медицине уже работает несколько бизнес-моделей: продажа узкоспециализированных сервисов напрямую госпиталям, продажа лицензий на сервисы через онлайн-платформы или маркетплейсы, продажа разработанного программного обеспечения крупным компаниям-производителям медицинских информационных систем, всевозможные партнерства между стартапами и индустриальными лидерами. Все понимают, что «золото» очень близко, но где точно — пока непонятно.

Ограничения и ошибки в России

Ситуация на рынке ИИ в области медицины в России заметно отличается от того, что происходит сейчас на Западе. Ее можно кратко описать фразой основателя компании Enlitic Джереми Ховарда: «Большинство алгоритмов искусственного интеллекта бесполезны», так как созданы под неточное определение задачи или в отсутствие бизнес-модели.

Что ограничивает развитие и применение технологий анализа данных и ИИ в российской медицине? Во-первых, медицинский труд в России дешев, и, соответственно, экономическое обоснование автоматизации функций медсестры или врача несостоятельно.

Во-вторых, врачи в России в избытке (1 рентгенолог на 2800 населения в России, 1/10000 в США и 1/100 000 в Японии), и как следствие, отсутствует типичная мотивация заместить недостающую рабочую силу алгоритмом или компьютерной программой.

В-третьих, по моим ощущениям, формально отсутствует проблема качества медицинской помощи и экономических потерь из-за назначения бесполезных исследований, поскольку сложившейся системе невыгодно демонстрировать проблемы.

Таким образом, в России хайп ИИ в большей степени обусловлен «модой» и стремлением привлечь легкие инвестиции.

При этом существенным отличием российской медицины от медицины стран ОЭСР является индустриальное отставание, то есть крайне ограниченный системный подход к организации рабочих процессов, постановке измеримых качественных целей, экономическому обоснованию, управлению по целям и информатизации. Необходимым условием для развития рынка ИИ в медицине является формирование ИТ-инфраструктуры здравоохранения. Регламентация процессов, постановка целей на основе измеряемых метрик качества, оценка экономической эффективности — все это необходимая основа информатизации и последующей автоматизации. Получается, что отдельные госкомпании, страховщики и сетевые частные клиники проявляют скорее праздный интерес к решениям по автоматизации, но не готовы к приобретениям. Частным компаниям и инвесторам в таких условиях трудно рассчитывать на реальные продажи.

Выделю основные ошибки разработчиков алгоритмов и продуктов для автоматизации медицинских функций и предиктивного анализа данных:

- создание продукта, исходя из имеющейся технологии, а не от определения проблемы целевой аудитории;

- создание алгоритмов под потребности отдельно взятого врача-евангелиста ИТ, а не системы оказания медицинской помощи;

- гипотеза отсутствия решений на рынке, в то время как продукты уже существуют в составе информационно-аналитических систем традиционных медицинских производителей, но не позиционируются отдельно для широкого потребителя;

- отсутствие четкого определения целевой аудитории, механизмов финансирования медицинской помощи и экономических мотивов потенциальных заказчиков;

- отсутствие анализа рынка, конкурентов и продуктов;

- отсутствие Сhief medical officer с медицинскими, бизнес и ИТ-компетенциями;

- создание модели «как должно быть» без базового описания рабочих процессов в модели «как есть».

Выводы

Готовность медицины к изменениям привычного уклада, прежде всего, зависит от готовности применять решения из других индустрий. Например, технологии, которые используются для рендеринга изображений и отображения теней в компьютерных играх, уже успешно применяются в медицине. Трансформация медицины из искусства и ремесла в индустриальное решение происходит повсеместно, и это не замена врача, а обогащение медицины технологиями из других отраслей, например из ритейла, авиаперевозок, индустрии гостеприимства.

Применение искусственного интеллекта в медицине способно революционизировать индустрию здравоохранения за счет развития таких областей, как персонализированная медицина, диагностика, разработка новых лекарственных препаратов, робот-ассистированная хирургия, телемониторинг хронических заболеваний, дистанционная помощь пациентам, поддержка принятия правильных медицинских решений, выявление медицинских ошибок.

Не автоматизируются только экспертиза, мудрость, человеческое отношение, забота, эмпатия, взаимопонимание, поддержка — именно то, что составляет основу профессии Врача. Системным же сдвигом в медицине под давлением автоматизации должен стать переход к глаголам совершенного вида, то есть от лечения к излечению. Мотивация по KPI и искусственный интеллект нам в помощь.

Россия. США > СМИ, ИТ. Медицина > forbes.ru, 29 января 2018 > № 2475957 Сергей Морозов


Россия > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 29 января 2018 > № 2475956 Василий Осьмаков

Умные вещи: как интернет меняет промышленность

Василий Осьмаков

заместитель Министра промышленности и торговли РФ

Замглавы Минпромторга России Василий Осьмаков об интернете вещей как стимуле для перехода на новые бизнес-модели

В совместном докладе компаний IDC и Seagate «Эпоха данных-2025» прогнозируется рост в 2025 году общемирового объема данных до 163 зеттабайт. Это в 10 раз больше всего глобального массива информации, сгенерированного в 2016 году. Более 95% данных, по оценкам аналитиков, будут передаваться в режиме реального времени устройствами, объединенными в сеть — интернетом вещей (Internet of Things, IoT).

Столетняя история

Накопление критического массива данных, миллиарды подключенных датчиков и машин, развитие облачных технологий и программных платформ — все это формирует повышенный интерес к теме интернета вещей. Информация становится основной «кровью» экономики и промышленности.

Сам по себе интернет вещей не является революционным изобретением. Телемеханика существует уже более 100 лет: телеметрические системы еще в начале прошлого века использовались для мониторинга уровня воды, температуры, нагрузки электросетей. Современный интернет вещей — результат эволюции этих технологий, а также систем бережливого производства, научной организации труда, теории решения изобретательских задач и хорошо знакомой нашим инженерам «АСУ ТП» (автоматизированная система управления технологическим процессом).

Если все эти решения были известны давно, почему именно сейчас говорят о новом прорывном шаге? Просто теперь все эти решения начали складываться в принципиально новые бизнес-модели.

Качественный скачок

Оснастить датчиком единицу оборудования — это еще не rocket science. Но создать на базе этого новую бизнес-модель — уже новая ступень эволюции. Количество переходит в качество. Под термином «уберизация» тоже подразумевается не появление новых прорывных технологий, а смена бизнес-моделей.

Одним из первых сегментов, где начали активно внедряться компоненты интернета вещей, по понятным причинам стала энергетика. Интеллектуальная аналитика особенно необходима там, где промышленные объекты работают автономно, распределены по разным территориям и уязвимы к различным внешним угрозам. Сегодня развитие уже практически всех отраслей машиностроения, в первую очередь инфраструктурного, сильно зависит от степени внедрения интернета вещей.

Рынок IoT в России складывается за счет разработки и развития специфических программных продуктов для решения определенных задач. Уже сейчас это позволяет, например, подключать к единой системе прогностики и удаленного мониторинга газотурбинное оборудование на электростанциях, расположенных в разных российских городах — Перми, Ижевске, Кирове, Владимире, выстраивая цифровые модели работы энергоустановок.

Переход на сервисную модель

Следующий этап — коммерциализация подобного рода решений. И сегодня в серьезных компаниях уже создаются отдельные команды, задачей которых является разработка и внедрение не инновационных продуктов, а именно инновационных бизнес-моделей как главного конкурентного преимущества предприятий в долгосрочной перспективе.

У традиционной, громоздкой промышленности, производящей только «железо», нет будущего. Современная индустрия говорит другими терминами — такими, как «applications» и «services» (приложения и сервисы). А для успешной карьеры на новых предприятиях требуются в первую очередь не ремесленнические навыки hard skills, а надпрофессиональные, гибкие компетенции soft skills. Интернет вещей — это история про новую промышленную коммуникацию.

Так, заключая сегодня специнвестконтракт с крупным зарубежным игроком, выпускающим насосное оборудование, мы обсуждаем уже перспективы локализации производства не просто насосов, а «умных» насосов — smart pumps. Они встраиваются в интернет вещей, обладают самой современной сенсорикой, системами мониторинга, функциями предиктивной аналитики. Промышленный бизнес начинает продавать не hard, а именно applications и services.

И по этому пути неизбежно придется идти всем отраслям. Например, для того чтобы крупному российскому станкостроительному игроку стать по-настоящему конкурентоспособным на глобальном рынке, ему нужно не только выпускать станки с ЧПУ и уметь объединять их в единую сеть на производственной площадке. У такой компании должно быть отдельное мощное сервисное подразделение, продающее станок не как станок, а как станок с жизненным циклом. Если российская промышленность и отстает в чем-то серьезным образом от зарубежных конкурентов, то как раз в переходе на новые бизнес-модели продвижения продукции на глобальных рынках.

Бизнес-сегменты для применения IoT

Технологии интернета вещей концептуально меняют подходы к продажам, профессиональным стандартам, обслуживанию и ремонту оборудования. Повышение конкурентоспособности предприятия сегодня во многом зависит от скорости внедрения промышленного интернета вещей.

Российские разработки в сегменте IoT уже представлены конкурентоспособными решениями для мониторинга станочного парка, контроля оборудования в нефтегазовой сфере, металлургии. Эксперименты, связанные с технологиями интернета вещей и «больших данных», проходят стадию пилотных проектов и становятся отдельными, важными подразделениями высокотехнологичных компаний.

В перспективе технологии «точного земледелия» смогут обеспечить человечество невиданными ранее объемами урожая. Дальнейшее развитие бесконтактных форм оплаты выведет на новый уровень розничную торговлю. Дистанционный мониторинг состояния здоровья человека и контроля за критически важным оборудованием — уровень медицины.

Как и в случае с аддитивными технологиями, в области IoT ключевое значение приобретает не сам продукт и даже не сервис, а применение продукта в рамках сервисной модели для решения определенной задачи.

Интернет для станков

Промышленные компании ищут соответствующие перспективные ниши совместно с IT-компаниями и производителями софта. И это общемировой тренд. Например, гости международной промышленной выставки «Иннопром-2017» в Екатеринбурге могли заметить, что в числе ее участников представителей сферы ИТ стало едва ли не больше, чем непосредственно производителей классического промышленного железа.

На международной выставке металлообрабатывающего оборудования JIMTOF, ежегодно проходящей в Японии, станки разных производителей демонстрируются в едином пространстве, а не на отдельных стендах. Это связано с тем, что все они объединены единым программным обеспечением и технологическим циклом, все элементы производства взаимосвязаны между собой.

Оснащение датчиками мощностей старого советского завода еще не означает, что на него пришла «индустрия 4.0». За компьютеризацией оборудования и рабочих мест должно идти создание единой информационной среды, когда производственные процессы интегрируются с другими IT-решениями, причем не только производственными, но и финансовыми.

Кроме того, развитие интернета вещей — это еще и вызов для государственного управления. Например, по программе субсидирования НИОКР в Минпромторг России поступает все больше заявок по разработке новых систем, которые нельзя четко отнести ни к железу, ни к софту. Когда результатом разработок становится продукт, находящийся на стыке двух принципиально разных направлений, это тоже вызов для государственной системы, которая не имеет пока должного опыта управления такого рода конструкциями.

Вопросы безопасности

Технологии интернета вещей несут за собой и риски, связанные с угрозами безопасности: утечки информации, несанкционированный доступ к управлению объектами, умышленный вывод из строя оборудования, атаки на критическую инфраструктуру.

Но компании, которые раньше фокусировались на защите паролей, личной информации и банковских счетов клиентов, теперь предлагают свои решения для защиты промышленной инфраструктуры — предприятий, электростанций, нефтепроводов. Так, на «поляне» IoT постепенно формируются и новые смежные конкурентные рынки.

Именно промышленность является сегодня главным интересантом технологий интернета вещей. Компания IDC в своем отчете «Russia Internet of Things Market 2017–2021» ожидала наибольший объем вложений в интернет вещей в 2017 году именно от промышленных предприятий — $183 млрд. Далее идут сферы транспорта ($85 млрд) и коммунальных услуг ($66 млрд). Кросс-индустриальные инвестиции в интернет вещей эксперты оценили примерно в $86 млрд.

Ожидается, что в ближайшие четыре года инвестиции в оборудование, программное обеспечение и услуги для технологий IoT будут расти в России ежегодными темпами свыше 20%. Сопутствующее переосмысление бизнес-моделей позволит говорить уже о реальном мультипликативном эффекте от этих вложений.

Россия > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 29 января 2018 > № 2475956 Василий Осьмаков


Украина. Венгрия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 29 января 2018 > № 2475954 Олег Бондаренко

«Я не против, чтобы над Ужгородом развевался венгерский флаг»

Габор Штир (Gábor Stier), Magyar Nemzet, Венгрия

На днях российского политолога развернули в аэропорту Берлина по решению польских властей. Случай Олега Бондаренко не единственный. В последнее время «благодаря» Польше и странам Прибалтики список нежелательных в ЕС россиян пополнился большим количеством политологов и журналистов. Откуда пошла эта волна, вызывающая устойчивые ассоциации с советскими временами и методами? Почему под прицелом оказались политологи и журналисты? Какова обстановка на поле боя информационной войны между Россией и Западом? Об этом мы поговорили с «потерпевшим» Олегом Бонадаренко, руководителем московского Фонда прогрессивной политики.

— Габор Штир: Вас очень шокировало задержание в аэропорту Берлина и сообщение о том, что Вы не можете находиться на территории ЕвропейскогоСоюза?

— Олег Бондаренко: Очень. Не было никакого намека на вероятность подобного развития событий. В прошлом году я регулярно ездил в Германию. В этот раз я ехал на заседание Die Linke (партия «Левая») с целью передать приглашение от кандидата в президенты от Коммунистической партии РФ Павла Грудинина члену руководства немецкой партии Саре Вагенкнехт. Пограничники лишь спросили, какие проблемы у меня возникали с Польшей, а потом сообщили, что 17 ноября 2017 г. по инициативе Варшавы мне запретили въезд на территорию ЕС на 3 года. При этом в декабре я был в Риме. Польша никак не мотивировала запрет и не отреагировала на запрос МИД России.

— В российских СМИ Вас считают героем, раненым в пока что информационной войне между Россией и Западом. Польша же видит в Вас российского агента, представляющего угрозу ее национальной безопасности. Как Вы попали в такую ситуацию?

— Я в полной мере согласен с утверждением, что мы возвращаемся к временам холодной войны, жертвой которой наряду с другими стал и я. В то же время я хотел бы в этой связи обратить внимание на то, что, поскольку я являюсь журналистом, политологом, моя деятельность в полной мере открыта.

— То есть, Вы не считаете себя агентом?

— Знаете, если уж на то пошло, то я агент Льва Толстого, Федора Достоевского или Александра Пушкина. В таком понимании слова меня наказывают за мои взгляды.

— Я правильно понимаю, что в связи с тем, что обстановка между Россией и Западом накаляется, всех, с кем не согласны, с радостью называют агентами и пропагандистами?

— То, что сейчас происходит в США, это даже не охота на ведьм, это намеренное создание образа врага. Безумие — обвинять послов, журналистов или политологов в том, что они встречаются с политиками. Это входит в их обязанности, без этого невозможно выполнять свою работу. Часть моей деятельности также тесно связана с Европой. Прежде всего, с Германией, Италией или Австрией, где я встречался с различными политиками, аналитиками, проводил конференции. Я последовательно выступаю за то, что Россия, несмотря на все попытки это отрицать, несмотря на санкции, является неотъемлемой частью Европы. Россия — держава, которая влияет на европейскую политику.

— Это сегодня многим не нравится. Как Вы думаете, почему?

— Основная причина заключается в том, что нынешняя европейская элита в большинстве своем обслуживает интересы Америки. Силы, формирующие немецкий политический курс, бьются в сетях Вашингтона. Именно поэтому на политической арене из ниоткуда возник президент Эммануэль Макрон, этим интересам служит изгнание в свое время Доминика Стросс-Кана. Я могу назвать лишь несколько самостоятельных политиков, которые руководствуются интересами своих стран: например, глава венгерского правительства или руководители нового австрийского кабинета. Европейская элита стоит на пороге обновления, во всех странах появляются альтернативные силы — от «Австрийской партии свободы» до «Альтернативы для Германии».

— Скажите, почему Россия так очевидно интересуется европейскими радикалами? Только потому, что эти силы симпатизируют Владимиру Путину?

— Я бы не назвал эти силы радикальными. Немецкая партия «Левая», или «Альтернатива для Германии», или «Австрийская партия свободы» не радикальные. Я бы сформулировал так: в отличие от обслуживающего Америку большинства они думают самостоятельно. Понятно, что Россия ведет переговоры с теми, кто не представляют собой продолжение руки США. Конечно, разговаривать надо со всеми, но есть те, с кем это не имеет смысла.

— В списке лиц, которым запрещен въезд на территорию ЕС, в последнее время оказывается все больше политиков и политологов, что можно объяснить усилением информационной войны. Что изменилось на этом «фронте»?

— Прежде всего то, что нарушена информационная монополия Запада. Россия хоть и с опозданием, но вышла на арену. Сейчас все боятся медиакомпаний «RT», «Sputnik». Боятся того факта, что не они говорят правду. То есть существуют новостные каналы, которые понимают и говорят, что основной соперник Владимира Путина — не прославляемый западной прессой Алексей Навальный, а Павел Грудинин. Нельзя обвинения преподносить в качестве доказанных фактов, не обращая внимания на следствие в отношении этого оппозиционера, а также опуская тот факт, что он «играет картами Кремля». О том, насколько они боятся, свидетельствует и моя история. Полякам не нравится, что российские эксперты сотрудничают с немецкими. Я это делал в период выборов в Германии. Они не хотят, чтобы в итальянском сенате непосредственно из уст российских политологов узнавали, какова реальная обстановка в восточной части Европы. Они поступают с несогласными так же, как и во времена советского режима.

— То есть, это факт, что Россия приняла вызов на информационном фронте…

— Это факт. Но я бы не сказал, что Россия настолько активна, чтобы об этом говорить. Ее позиция все еще остается слишком мягкой. По крайней мере по сравнению с позицией соперника. Россия разрешает глумиться над тем, над чем нельзя. Возьмем мой случай. В качестве ответной меры необходимо запретить въезд на территорию России польским политологам. Надеюсь, дело дойдет и до этого.

— Вряд ли связи с «Альтернативой для Германии» или «Левой» нравятся немецким властям, но именно поляки запретили Вам въезд. Почему Варшава и страны Прибалтики возглавляют процесс наложения санкций на российских журналистов, политологов и политиков?

— Помимо исторических обстоятельств, я снова вижу в этом руку Америки. Эти государства — самые верные слуги Вашингтона. Последний раз я был в Польше, с которой у меня никогда не было конфликта, более того, с учетом исторических противоречий между нашими странами я был очень сдержан, в 2015 году. На протяжении десяти лет меня постоянно звали на экономический форум в Крынице, я принимал участие в премьерном показе фильма о волынской резне в Варшаве. Что касается запрета на въезд, я думаю, что Варшава «оказала мне такую услугу» из-за моей решительной и всегда открыто выражаемой позиции в отношении Украины. Если для кого и представляет собой опасность моя позиция, то для Киева. Как и большинство русских людей, меня многое связывает с Украиной. Я 8 лет работал в Киеве, к тому же для меня, мягко говоря, не безразличным стал путч четырехлетней давности. Я сделал все от меня зависящее для успеха «русской весны». Был наблюдателем на Крымском референдуме, на выборах в Луганске и Донецке, организовал совместно с моими луганскими коллегами-экспертами конференцию по вопросам текущей ситуации. Кроме того, я обращал внимание на опасность украинского национализма и при каждом удобном случае говорил своим европейским друзьям, что Крым — органичная часть России. Я утверждаю, что интересы Польши, Румынии, Венгрии и России в вопросах меньшинств совпадают. Я бы не возражал, если бы надо Львовом развевался польский флаг, над Ужгородом — венгерский, над Черновцами —румынский. Вопрос в том, надо ли это вышеупомянутым странам. Варшава мстит за Украину, прикрываясь якобы своими искусственно созданными интересами.

— То есть, Вы считаете нормальным, что Вас не любят новые украинские власти, объявляют персоной нон-грата, примешивая сюда Польшу. Я правильно понимаю?

— Да. Я не понимаю, почему меня считают тайным агентом. Свое мнение по Украине я всегда озвучивал открыто.

Украина. Венгрия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 29 января 2018 > № 2475954 Олег Бондаренко


Россия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 29 января 2018 > № 2475943 Михаил Ходорковский

Михаил Ходорковский: Москва в любой день может меня убить. Но, пока этого не случилось, я буду бороться, чтобы дать России демократию

Питер Конради | The Sunday Times

"Если учесть, как часто противники Путина умирали насильственной смертью, то Михаил Ходорковский - когда-то богатейший россиянин, имевший 15 млрд долларов, - выглядит поразительно расслабленным?, - пишет в статье, опубликованной Sunday Times Питер Конради. Газета сообщает: "Полная версия этого интервью включена в новое издание книги Питера Конради "Кто потерял Россию: как мир вступил в новую холодную войну" (Who Lost Russia, How the World Entered a New Cold War).

"Я провел 10 лет в ситуации, когда меня могли убить в любой день и очень легко, без проблем", - сказал Ходорковский в интервью, подразумевая свое тюремное заключение.

Автор приводит еще одну фразу Ходорковского: "Не думаю, что у Путина есть желание убить меня прямо сейчас, но это не значит, что завтра у него такое желание не появится. Средства для этого у него определенно есть".

По словам Конради, основанная Ходорковским "Открытая Россия" "далека от попыток форсировать быстрые перемены, а играет вдолгую - ее цель в том, чтобы, "когда все рухнет, в России имелись политические силы, созданные при понимании и признании общества, которые удержат страну от повторения тех же ошибок", говорится в статье.

Среди тех, кого Ходорковский поддерживает, есть и Алексей Навальный, "харизматичный оппозиционный лидер, отстраненный по сфабрикованным обвинениям от участия в мартовских "псевдовыборах" (как их называет Ходорковский)", передает автор.

"Он уже заключенный, - говорит Ходорковский о Путине. - Правда, Путин не хочет оставаться у власти до самой смерти, но у него нет стратегии ухода, которая позволила бы ему наслаждаться колоссальным богатством, которое он накопил, не страшась судебного преследования".

Конради поинтересовался отношением Ходорковского к "часто цитируемому доводу, что Россия с ее огромной территорией и нехваткой исторического опыта демократии может функционировать лишь при сильном лидере".

"Раньше часто утверждали, что чернокожие не могут управлять своей жизнью без помощи белых людей, - возражает Ходорковский. - Теперь утверждается, что русские, в отличие от европейцев и остального мира, не могут сами собой управлять без сильной руки. То же самое раньше часто говорили про немцев. Это форма расизма".

Россия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 29 января 2018 > № 2475943 Михаил Ходорковский


Россия. ЦФО > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 29 января 2018 > № 2475941 Вацлав Радзивинович

Российские акции протеста против «выборов без выбора»

Вацлав Радзивинович (Wacław Radziwinowicz), Gazeta Wyborcza, Польша

Полицейские задержали Алексея Навального в центре Москвы, посадили в автозак и отвезли в отделение. Его сторонники с криками «позор!» пытались отбить оппозиционера из рук сотрудников органов правопорядка. По всей России полиция арестовала более 200 демонстрантов.

В последние несколько недель Навальный призывал противников Путина выйти 28 января на улицы российских городов в поддержку «Забастовки избирателей». Речь идет о назначенных на 18 марта президентских выборах, которые организованы таким образом, чтобы Владимир Путин, идущий на свой четвертый (или пятый, если добавить тот период, когда хозяином Кремля выступал «дублер» — Дмитрий Медведев) срок, был единственным серьезным кандидатом, которому не угрожают конкуренты.

Цель — нейтрализовать Навального

Перед администрацией президента и губернаторами поставили задачу: через полтора месяца лидер должен получить не менее 70% голосов избирателей при явке (как минимум) 70%. Стремясь увеличить шансы президента на такой оглушительный успех, власти сделали все возможное, чтобы не допустить к выборам Навального, который пользуется особой популярностью среди российской молодежи. Этой цели служили возбужденные против него уголовные дела с надуманными обвинениями, вердикты, выносимые действующими «по звонку сверху» судьями, а также решения Верховного и Конституционного судов. В итоге Навальный получил условный срок (Европейский суд по правам человека признал приговор неправомерным) и не был допущен к президентской гонке. Это произошло несмотря на то, что по российской Конституции пассивного избирательного права лишаются только те граждане, которые находятся в местах заключения. Однако Конституционный суд счел, что решение не допускать Навального к выборам Конституции не противоречит.

«Нам не за кого голосовать»

Сторонники Навального, который призывает россиян бойкотировать «выборы без выбора», вышли в воскресенье на улицы российских городов под лозунгами «Долой царя!» и «Нам не за кого голосовать». Немногочисленные акции состоялись, в частности, во Владивостоке, Томске, Кемерове, Мурманске, Екатеринбурге, а на Пушкинской площади в Москве собралось, по оценкам журналистов, около 3 тысяч человек. Навального задержали, когда он шел к ним. Полицейские пытались арестовать его ночью, в его квартире, но оказалось, что он там не ночевал.

Сотрудники правоохранительных органов также взяли штурмом офис Фонда борьбы с коррупцией: они проникли туда, вскрыв дверь пилой-болгаркой. Больше всего сторонников оппозиции, 3,5 тысячи человек, собралось на митинге в Петербурге. По всей России полиция задержала около 200 протестующих.

Россия. ЦФО > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 29 января 2018 > № 2475941 Вацлав Радзивинович


Сирия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 29 января 2018 > № 2475930 Изабель Мандро

Сирия: путинский саммит в Сочи под вопросом

Россия разослала порядка 1 600 приглашений на Конгресс сирийского нацдиалога, однако многие представители сирийской оппозиции и курдов обойдут его стороной.

Изабель Мандро (Isabelle Mandraud), Le Monde, Франция

Все готово к приему Конгресса сирийского нацдиалога. В аэропорту и вдоль дорог у черноморского курорта Сочи висят огромные афиши с надписью на арабском, русском и английском «Мир народу Сирии».

В понедельник здесь начинается саммит по инициативе Владимира Путина, а также его иранского и турецкого коллег. Только вот пока что все складывается не лучшим образом: участвовать в нем не собираются ни курды (с 20 января они стали целью турецкой операции в районе Африна на северо-западе Сирии), ни Сирийский национальный совет (включает в себя большинство противников Башара Асада).

В субботу по итогам девятого раунда бесплодных переговоров с Дамаском (проходил в Вене под эгидой ООН) Сирийский национальный совет объявил о намерении бойкотировать этап в Сочи. «Режим делает ставку на военное решение и не проявляет желания вести серьезные политические переговоры», — подчеркнул лидер сирийской делегации Наср Харири.

Затем наступила очередь сирийских курдов. «Турция и Россия, гаранты процесса в Сочи, договорились по Африну, что противоречит самому принципу политического диалога», — заявила представитель курдских властей Фавза Юсеф.

Путин стремится показать себя миротворцем

Москва разослала всем приглашения на Конгресс сирийского нацдиалога (1 600, по словам официального представителя МИД Марии Захаровой) и пока что никак не отреагировала на эту череду неприятностей.

Лишь глава Комитета Совета Федерации по иностранным делам Константин Косачев выразил «крайнее сожаление» по этому поводу: «Конгресс — это реальный шанс продвинуться вперед в сплочении самых различных сил в интересах реализации резолюции Совета Безопасности ООН 2254 по сирийскому урегулированию».

Стартующие после дискуссий в Вене сочинские переговоры должны затронуть прежде всего упомянутую в резолюции конституцию Сирии, а не более чувствительный вопрос политического процесса или судьбы Башара Асада. Кроме того, сирийский союзник, которого представлял в Вене Башар аль-Джафари, никак не помог российским партнерам, отказавшись заключать соглашение.

Как и начавшиеся год назад в Астане переговоры (параллельно женевскому процессу под эгидой ООН), сочинский конгресс должен был в лучшем случае оказать содействие встречам в Вене. Тем не менее у Владимира Путина, который стремится сыграть роль миротворца, сохранив при этом власть Башара Асада, все пошло отнюдь не так, как он задумывал. Несмотря на активную подготовку, Москва наталкивается сразу на несколько препятствий.

Зоны деэскалации

Состоявшаяся 22 января в российской столице встреча министра иностранных дел Сергея Лаврова с большой делегацией СНС во главе с Насром Харири оказалась достаточно прохладной. Главный представитель сирийской оппозиции подчеркнул в общении с прессой «страдания сирийского народа» из-за действий режима (и, как подразумевается, его российских союзников).

«Согласованные в рамках астанинского процесса договоренности о создании четырех зон деэскалации… позволили существенно снизить уровень насилия, — сухо отметил Лавров — В целом ситуация лучше, гораздо лучше, чем она была год назад». По окончанию встречи у его собеседников не наблюдалось особой убежденности. По их словам, залогом их присутствия в Сочи должен был стать прогресс в Вене. Которого так и не удалось достичь.

Кроме того, нашумевшие зоны деэскалации, главный козырь трех стран-покровителей астанинского процесса (Россия, Иран и Турция), все меньше соответствуют своему названию. Как только Анкара и ее союзники из «Сирийской свободной армии» начали в Африне наступление на курдские отряды самообороны (турецкие власти называют их террористами), Дамаск попытался отвоевать при поддержке российской авиации Идлиб, последнюю подконтрольную мятежникам сирийскую провинцию.

Альянс Анкары и Москвы пострадал, однако, судя по всему, ничего необратимого не произошло. Дело в том, что присутствовавшие на северо-западе Сирии российские военные отошли от Африна, предоставив курдам иметь дело с турецкой армией. «Это отражает прагматизм России, — считает Антон Мардасов, начальник отдела исследований ближневосточных конфликтов Института инновационного развития. — Тем самым она отправляет сигнал отказавшимся от ее защиты курдам: территория их анклавов сокращается, и им следует искать компромисс с «легитимным» правительством Дамаска».

Запутанная игра

Эксперт идет дальше и говорит о «сделке» между Россией и Турцией: Москва не создает помех для Анкары, а та заранее уведомляет ее обо всех операциях.

«Москва воспользовалась беспроигрышной стратегией переброса ответственности за турецкую операцию на США, поскольку та, по ее словам, была вызвана «неконтролируемыми поставками современного оружия» «Сирийским демократическим силам» со стороны Пентагона. Россия очевидно пытается вытеснить США из Сирии, чтобы защитить режим Асада и усилить разрыв в отношениях Вашингтона и Анкары, которые являются союзниками в НАТО».

Эта запутанная игра, бесспорно, питает подозрения значительной части действующих лиц, за исключением нескольких оппозиционных групп, которые получают поддержку от России и ее союзников и, скорее всего, будут присутствовать в Сочи.

В любом случае, неудачи российской стороны в том, что касается участников саммита в Сочи, едва ли сильно расстраивают часть представителей Запада, которые подозревают Москву в стремлении обойти ооновский процесс (в Кремле это отрицают). По поручению генерального секретаря ООН Антониу Гутерреша спецпредставитель организации по Сирии Стаффан де Мистура все же отправится на черноморский курорт в слабой надежде на то, что эта встреча внесет «значимый вклад» в возобновление женевского процесса.

Сирия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 29 января 2018 > № 2475930 Изабель Мандро


Россия > Агропром. Внешэкономсвязи, политика > agronews.ru, 29 января 2018 > № 2475751 Иван Стариков

Комментарий. Системной поддержки сельского хозяйства нет ни у одной из партий.

В президентской кампании в России участвует очень много людей. И удивительная вещь: сразу двое аграрников решили вступить в борьбу за пост президента. Очевидно, это неспроста. Сразу же возникает масса вопросов: почему аграрники и почему руководители хозяйств: директор совхоза и руководитель крупнейшего свиноводческого комплекса, который делает колбасу? Видимо, им чего-то не хватало. Может быть, аграрной политики?

Эти и другие вопросы обсудили в ходе беседы издатель портала «Крестьянские ведомости», ведущий программы «Аграрная политика» Общественного телевидения России – ОТР, доцент Тимирязевской академии Игорь АБАКУМОВ и профессор Института экономики РАН Иван СТАРИКОВ.

— Иван Валентинович, чего не хватает аграрникам?

— Ну, что сказать? Повторю банальную вещь: политика – это всегда искусство возможного. Поэтому, отчаявшись сделать что-то невозможное в отношении настоящей аграрной политики в стране, Павел Грудинин и Эльвира Агурбаш пошли, соответственно, в президенты. Но мне кажется, что это вызвано тем, что до сих пор у России, великой аграрной страны, нет продуманной осмысленной аграрной политики.

— Более того, как мне кажется, аграрной стратегии нет ни у одной парламентской партии.

— Да, и это тоже. Но поскольку у меня особое отношение ко всем парламентским партиям, я считаю, что в принципе это один слипшийся комок партии власти, если честно говорить. Поэтому выступление того же Грудинина перед Новым Годом на парламентских слушаниях, где я был, произвело эффект взорвавшейся бомбы, и представители разных партий, от «Единой России» до КПРФ, обреченно молчали после его выступления.

— А сказать было нечего.

— Да. Когда он сказал, что если на сельское хозяйство в год из Федерального бюджета тратится 240 млрд рублей, а на перекладку плитки в городе Москве тратится 90 млрд рублей в год, то лучше о поддержке сельского хозяйства и осмысленной аграрной политике лучше промолчать. Но, я думаю, мы молчать не будем?

— Иван Валентинович, за вами стоит опыт пошлого. Вы можете сказать, почему так происходит, почему директор совхоза, почему руководитель свиноводческого комплекса идут в президенты? Я просто напомню: Агурбаш, яркая, красивая женщина, пошла в политику, потому что ее взорвала история с наценками в торговых сетях. Потому что ее с мужем российское производство, что находится на 101-ом километре от Москвы, начали гробить торговые сети, потому что они восстали против этих дурацких наценок, когда чтобы попасть в торговую сеть, нужно свою колбасу выставить на продажу ниже себестоимости. Вот что взорвало. Но она умеет говорить, она тоже выступала в парламенте.

— В Совете Федерации выступала. И там тоже все молчали, что характерно. Грудинин говорит – все молчат. А кто у нас должен разрабатывать аграрную политику? Какие у нас есть парламентские партии, которые вообще поддерживают аграрников на деле, не на словах?

Пока, к сожалению, выверенной политики, системной поддержки сельского хозяйства нет ни у одной из партий. Хотя элементы, по крайней мере на уровне деклараций, есть. Как человек либеральных убеждений, достаточно критично относящийся к левым идеям, хочу сказать, что в этом смысле у коммунистов, с моей точки зрения, предложений по поддержке сельского хозяйства больше. Проблема в другом – они не предлагают источники финансирования. Но это уже вопрос второй, потому что на самом деле тот же Павел Грудинин, раз уж о нем мы сегодня заговорили про выборы президента, он все-таки успешный руководитель, пусть и Подмосковного хозяйства. Но вокруг МКАДа ведь было много совхозов.

— Это были лучшие совхозы. Я работал в московской областной газете. Это было, правда, 40 лет назад. Но реально существовала 50-километровая аграрная зона вокруг Москвы. Это была зона, которая кормила Москву. Овощами кормила, молоком поила, мясом снабжала. Это была зона высокоразвитого сельского хозяйства. Сейчас молоко в Москву возят уже за 300-400 км. Нет ничего вокруг Москвы. Один Грудинин остался.

— Даже больше скажу. Тут есть несколько причин. Во-первых, стоимость земельных ресурсов в ближнем Подмосковье…

— Давайте я немножечко на вас тоже голос возвышу как на либерала. Не люблю это слово – либерал, Иван Валентинович, но вы экономист волны Ясина, так будем говорить. Ведь он ваш экономический гуру. Объясните, что значит «земля дорогая – и поэтому невыгодно заниматься сельским хозяйством»? Давайте переместимся в Париж. Место рядом с Парижем, буквально на границе города – Версальские ворота, все, конец Парижа. Мирно пашущий трактор, мирный фермер. Его ферма существует много столетий, потому что она переходила из поколения в поколение. На сельскохозяйственную землю не может посягнуть ни один политик, потому что он перестанет быть политиком в тот момент, когда попытается это сделать. Сельскохозяйственная земля неприкосновенна. Она не подвержена никаким изменениям. Она может быть продана только фермеру. Она может быть продана только тому, кто занимается сельским хозяйством. Я спрашивал у мэра: «А можно, допустим, эту сельскохозяйственную землю купить и построить на ней коттедж, а потом продать?». Он говорит: «Теоретически можно, но вам потребуется для этого больше 100 лет. Такова процедура. Будете ползать босиком по битому стеклу, чтобы перевести сельскохозяйственную землю в категорию земель для коттеджной застройки». Невозможно это сделать. То есть по закону это вроде и реально, но в течение одной жизни вы это сделать просто не сможете, времени не хватит. Понимаете, люди охраняют свои сельскохозяйственные земли. Поэтому, когда вы мне сказали, что земельный ресурс слишком дорогой в Московской области, то, вы меня извините, мне с вас смешно, как говорят в Одессе.

— Я постараюсь немного не выглядеть смешным, поскольку я один из авторов закона об обороте земель сельскохозяйственного назначения. Хочу сказать, что, приводя в пример опыт Парижа, а также некоторых стран, на которые мы смотрим с завистью, нужно иметь в виду, что там все-таки существует независимый суд, и мы не слышали, что там происходят рейдерские атаки. Так вот, когда я сказал о высокой стоимости земли в Подмосковье, это означает только одно: за деньги в наших судах можно решить любой вопрос. И это означает, что шансов сегодня у кого-нибудь, не обладающих особыми способностям, нет. Тому же Грудинину все равно часть земли пришлось пожертвовать для дела, на этом заработать приличные деньги, в том числе и для своего хозяйства. Вы подняли сейчас правильный вопрос. И коль уж назвали проблему, давайте не забывать, что либералы говорят про качественные институты, в первую очередь независимый суд. И второе – это открытая политическая система, если уж мы коснулись этой темы. Покойный Егор Тимурович Гайдар мне говорил, что, когда собираются министры финансов на большой восьмерке, у них один разговор: чье аграрное лобби сильнее. Их это очень беспокоит, потому что эти ребята – фермеры могут тележки с навозом привезти и вывалить на ступеньки их Белого дома, дома правительства, парламента, национальной ассамблеи, если это Франция, и их никто за экстремизм не осудит.

Поэтому вопрос такой: может ли появиться у России цивилизованное и сильное аграрное лобби? Если появится, то это означает, что тогда попыток купить решение суда и отобрать землю в ближнем Подмосковье или рядом с Новосибирском, шансов будет маловато. И тогда ваша конструкция заработает. Только так.

— Теперь давайте проясним, чего аграрникам не хватило, не хватает сейчас. Почему пошли вперед именно они, почему не танкисты, не космонавты, не подводники, не водители троллейбусов? Почему аграрники пошли? Причем, руководители успешных хозяйств. Неужели так допекло?

— В том числе и так допекло. И, потом, они оценивают реальную ситуацию. По данным за прошлый год, половину доходов средняя российская семья тратит на еду, на то, чтобы прокормить свою семью. Я уже неоднократно в вашем эфире говорил, что все можно отложить, кроме покупки еды. И они прекрасно понимают сегодня, что дальнейшее увеличение расходов домашних хозяйств на продовольствие окончательно лишит нас надежды возобновить экономический рост. Потому что денег после этого не остается больше ни на что. Ну, еще за квартиру заплатите, коммунальные, общественный транспорт. У нас все-таки процентов 76-77 населения живет в городах. И денег не останется больше ни на что. А если у вас моторчик нефтяной экономики заглох… Я был на Гайдаровском форуме, где один из ключевых министров правительства Дмитрия Медведева Антон Силуанов (министр финансов) сказал, что России нужно стать Норвегией. Но для того, чтобы России стать Норвегией…

— Лет бы 200 назад об этом сказать.

— Такое возможно только в двух случаях. В данном случае нефть и газ работают на благо страны. Либо это фамильные династии, как в странах Персидского залива, где много нефти, мало народа, условия добычи – не тюменский север, плюс исламские цивилизационные коды. Либо развитая демократия, как Норвегия, где общество контролирует власть, где есть политическая конкуренция, сменяемость власти и так далее. Если это есть (и христианская цивилизация), то тогда не возникает ситуация третьего мира с африканской коррупцией, чудовищным расслоением и, уж вы меня извините, воспроизводством бедности и политической нестабильности. Поэтому у нас нет другого пути. Я поддерживаю двумя руками Антона Германовича Силуанова и говорю: «Да, давайте будем строить открытую демократию, для того чтобы цивилизованно защитить крестьян». Я-то об этом, Игорь Борисович, говорю четверть века.

«Очевидное-невероятное»: Медведев поднял вопрос об органическом сельском хозяйстве. Представляете, не прошло и 15 лет, как вдруг в прошлый четверг на заседании правительства Дмитрий Анатольевич Медведев говорит: «Россия может занять четверть рынка органики». Я аплодирую. Только почему вы закон не принимаете? Вы председатель партии, у которой суперконституционное большинство. Закон об органическом сельском хозяйстве 5 лет болтается в Госдуме. Техрегламенты гармонизированы с европейскими. Органическое сельское хозяйство – это, во-первых, очень конкурентная отрасль для нас. Во-вторых, это сельское хозяйство малых форм. Это поддержка сельского образа жизни. Но пока, к сожалению, ничего нет.

— Это не вписывается в концепцию развития агрохолдингов, которую у нас проповедует Министерство сельского хозяйства и лично министр как апологет этой формы.

— Тут я могу сослаться только на самородка Василия Александровича Мельниченко. Помните его знаменитое высказывание: «Уровень бреда превысил уровень жизни. Россия производит впечатление великой страны. Больше ничего она не производит». Так вот, он сказал, что если есть министерство поддержки крупных холдингов, то давайте мы рядом создадим министерство поддержки сельских территорий, посмотрим на конкуренцию между этими министерствами и определим, какое из них будет успешнее. И мне что-то сдается, что в итоге придется сбалансировать поддержку.

— Сейчас уже терпение подошло к концу. И это ощутили в Министерстве сельского хозяйства, да и в правительстве тоже. И сейчас уже при распределении субсидий требуют, что малым формам хозяйствования доставалось 20% от этих субсидий. Почему 20%, если они производят 50%? С какого перепугу?

— Это один из вопросов. Во-первых, это никак не закреплено законодательно, это такое ситуативное решение. Я думаю, из-за понимания того, что в деревне четверть граждан, около 40 млн, проживают. Это люди, которые наиболее активно голосуют, в отличие от горожан. Сейчас идет президентская кампания. Но простой пример: мы не знаем, что делать с зерном. Осталось чуть-чуть до начала сельскохозяйственного года. Победные реляции про рекордный урожай притухли, потому что перепроизводство зерна, инфраструктурные ограничения и тд.

— Иван Валентинович, сколько мы закупали десятков миллионов тонн зерна в Советском Союзе?

— Доходило до 40 млн тонн. Сейчас примерно столько…

— Иван Валентинович, а производили больше, чем сейчас в России. И перепроизводства как-то не было. Было животноводство, Иван Валентинович.

— В Краснодарском крае лет 12-13 назад было вообще 3 млн свиней в личных подворьях. Сейчас 300 000. А что такое 3 млн? Сейчас производители зерна поймут меня. Вообще 3 млн голов… Для того, чтобы вырастить свинью до 8 месяцев, чтобы она не жиром обросла, надо тонну зерна или продуктов переработки – комбикорм, сбалансированное протеиновое соотношение и так далее. Но, ведь это 3 млн тонн зерна, которые остались бы на внутреннем рынке. Это одна история. Вторая. Я же не говорю, что мы должны похоронить крупные агропромышленные хозяйства. Но свинья, которая в личном подворье выращена, не дышит аммиаком от рождения до смерти, в отличие от свиней огромных свинокомплексов. Да, продукция подворья не может выдержать конкуренции с продукцией крупных промышленных свинокомплексов.

— По цене не может.

— По цене не может. Но это же особая ниша, на которую могли бы претендовать крестьяне. И мы поддержали доходы населения в сельской местности.

И тогда крестьяне, безусловно, сказали бы: да, вот такую власть, которая сбалансирует поддержку сельскохозяйственного производства и доходов населения в сельской местности, мы поддерживаем. Вот, о чем хочется сказать, говоря о продуманной осмысленной аграрной политике в стране.

— Мы как-то все избегаем называть какие-то персоналии, какие-то должности, какие-то фамилии. Избегаем все время. Вот у того же Грудинина, на мой взгляд, обозначился очень четкий идеологический конфликт (не личный, а идейный) с министром сельского хозяйства Российской Федерации Ткачевым. Когда он начал говорить в парламенте, что мы живем с вами на разных планетах. Вы даете одну информацию, а на деле она абсолютно другая. Если вы с полок уберете фальсификат, вы убедитесь в том, что продуктов не хватает. Никакого импортозамещения не произошло. То есть оно началось. Но говорить надо не об импортозамещении, а о поставках качественного продукта на экспорт. Что мы будем поставлять на экспорт? Наш так называемый сыр, который делается из пальмового масла? Сырный продукт с дырками называется. Это же анекдот. Это же люди видят своими глазами в магазинах. Покупают – вроде дырки есть, желтого цвета. Написано: «Сырный продукт с дырками». Это же анекдот. Что, мы это будем поставлять во Францию как наш ответ Чемберлену?

— Да ладно во Францию. Я только что на лыжах в Турции покатался. В Эрзуруме был. И поймал себя на мысли… Там же all inclusive. Поймал себя на мысли, что сыр у них, которым турки никогда не славились как великие сыроделы, такой же, как у швейцарцев или те же французов. А сыр у них ой-ой-ой. Это была мечта – как бы с собой прихватить и привезти. Поэтому, возвращаясь к Грудинину и к Агурбаш, я думаю, что они совершенно справедливо, по крайней мере, в этой избирательной кампании, поднимут этот вопрос, каждый со своими оценками. Мне только не нравится, что Агурбаш стала нападать на Грудинина, что он неправильный кандидат от КПРФ, что он не в компартии и так далее. Слушайте, оставьте, пожалуйста, эти мелкие обиды, которые у вас могут быть, и объедините усилия. И в этом смысле Павел Николаевич как человек авторитетный, прошедший праймериз, на мой взгляд, может привести в чувство Министерство сельского хозяйства, по крайней мере, до 18 марта. А если вдруг случится, что он наберет много голосов, то есть шанс, что он станет министром сельского хозяйства.

— Не исключен такой вариант.

— И тогда мы будем спрашивать с него. У вас были хорошие обещания, вы такие пламенные речи говорили, соответственно, мы ждем действий, вдумчивой, осмысленной аграрной политики.

Но относительно торговых сетей, здесь есть вопрос. Не так все однозначно. Я вижу, что…

— Иван Валентинович, почти все владельцы сетей — на Западе.

— В кипрских офшорах и так далее. Это один показатель. Как-то президент деофшоризацию объявил, как-то хотелось, чтобы… А второй вопрос – я вижу, что средний чек покупателей в магазинах падает, из-за того, что народ беднеет.

И капитализация… по «Магниту» это особенно заметно, самый крупный продовольственный ритейл… Что в этом смысле тоже необходимы исключительные меры поддержки этого сегмента, чтобы он не обвалился. Наверное, у Агурбаш там был личный конфликт, но в целом за деревьями не видеть леса тоже нельзя.

— Представляете, какой масштаб личного конфликта сельской женщины, что она пошла в президенты, чтобы решить в конце концов этот вопрос, как говорил профессор Преображенский, окончательной бумагой! Иван Валентинович, мы будем надеяться, что кто-то из них победит или наберет большое количество голосов.

Россия > Агропром. Внешэкономсвязи, политика > agronews.ru, 29 января 2018 > № 2475751 Иван Стариков


США. Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 28 января 2018 > № 2476073 Сергей Згурец

Американские Javelin имеют недостатки, которые могут проявиться на поле боя — военный эксперт

О недостатках Javelin и украинских аналогах американских комплексов

Марина Евтушок, Апостроф, Украина

Директор информационно-консалтинговой компании Defense Express, военный эксперт СЕРГЕЙ ЗГУРЕЦ в первой части интервью «Апострофу» рассказал, какую новую технику и вооружение получит украинская армия в 2018 году, почему решение США предоставить Украине противотанковые ракетные комплексы Javelin является скорее политическим шагом, нежели средством повышения боеспособности ВСУ, какие украинские образцы вооружения могут конкурировать с американскими ПТРК и какие рода войск получат Javelin.

— Совет национальной безопасности и обороны утвердил государственный оборонный заказ. Какие изменения произошли в нем по сравнению с прошлым годом? Координатор группы «Информационное сопротивление» Дмитрий Тымчук рассказывал, что в 2017 году оборонный заказ часто не выполнялся из-за бюрократических препон. В 2018 году это не повторится?

— Государственный оборонный заказ — это главный механизм обеспечения войск новой техникой и вооружением. Эта модернизированная техника поступает к ним в соответствии с двумя программами — государственной программой развития вооружений, которая рассчитана до 2020 года, и государственной программой развития Вооруженных сил. Исходя из этих программ и формируется государственный оборонный заказ, он же определяет загруженность наших оборонных предприятий государственной и частной форм собственности.

Когда мы говорим о государственном оборонном заказе на 2018 год, то он отличается от прошлогоднего, прежде всего, объемом. Существенно, примерно на 20%, увеличено финансирование закупок новой и модернизированной техники. Вторая составляющая, которая влияет на государственный оборонный заказ, — использование так называемых государственных гарантий, то есть государственных денег, которые могут быть использованы для долговременных проектов создания новой военной техники. Мы говорим о ГОЗ в пределах 23 млрд грн и объеме государственных гарантий от 17 до 20 млрд грн.

Кроме того, ГОЗ имеет определенные особенности. Так, он формируется уже не на один год, а на три, потому что все наши военные проекты сложно выполнить в течение года, особенно когда мы говорим о технологически сложных вещах.

Проблема гособоронзаказа 2017 года заключалась в том, что механизм применения государственных гарантий для изготовления военной техники не был отработан. На то, чтобы определить механизм финансирования проектов, которые осуществляются за государственные гарантии, ушло по меньшей мере пять месяцев сотрудничества между Министерством обороны, Министерством финансов и Министерством экономики. Без этого ни один проект не мог сдвинуться с места. Фактически это была одна из значительных проблем прошлого года, и она негативно повлияла на темпы изготовления отдельных образцов техники, в частности речь идет о БТР-4, которые должны изготавливаться именно с государственными гарантиями.

В 2018 году, надеюсь, ситуация будет принципиально другой, потому что механизм государственных гарантий отработан, поэтому эту сумму (17-23 млрд грн) получат как государственные, так и частные предприятия. Финансирование по прямому финансовому потоку непосредственно через Министерство обороны в рамках государственного оборонного заказа больше на 25%. Следовательно, в текущем году на основании принятия ГОЗ мы фактически имеем увеличенный на 20% гособоронзаказ по финансированию Минобороны и чуть ли не вдвое увеличенные расходы на финансирование долгосрочных проектов по государственным гарантиям. Думаю, это станет серьезным толчком для поставки новой техники в войска.

Еще один важный момент — достаточно много средств выделено на подготовку к изготовлению новой техники. Это другая статья расходов, ведь можно разработать новую современную технику, но не иметь отработанной технологической линии для ее производства. Так вот, в этом году Министерство экономики выделяет значительные средства для того, чтобы создавать и углублять возможности предприятий в изготовлении новой техники.

Поэтому я думаю, что 2018 год должен стать прорывным с точки зрения начала серийного изготовления новых образцов техники. И, думаю, если срывов не будет, то это будет первый год, когда наши Вооруженные силы начнут получать новую военную технику, в частности те же БТР-4, БТР-3 и БТР-70ДИ фактически батальонными комплектами. Это будет существенно отличаться от предыдущих лет, когда ВСУ получали новые образцы бронетехники поштучно.

— Относительно новой техники для украинской армии в 2018 году. Что она может получить?

— У нас есть роды войск, которые имеют большое количество советской техники. Если перед началом войны нам не хватало исправной техники, а после двух «котлов» мы потеряли около 80% боеспособной техники, которая принимала участие в боевых действиях, то, конечно, после 2014 года возникла насущная потребность, во-первых, восстановить потери, а во-вторых — обеспечить техникой новые части. Ведь в течение первых двух лет войны численность украинской армии увеличилась вдвое, соответственно, почти вдвое возросла потребность в технике. Кроме того, надо было компенсировать то, что было неисправно или утрачено. Так вот, на сегодня мы имеем ситуацию, когда все наши военные части и бригады укомплектованы военной техникой на 98-100%. Она фактически удовлетворяет штатные потребности воинских частей.

Теперь стоит вопрос о качественном переоснащении войск и переводе армии на качественные рельсы. Это можно обеспечить лишь появлением в Вооруженных силах новой или модернизированной техники, которая имеет значительно лучшие боевые свойства по сравнению с образцами, которые сегодня находятся на оснащении украинской армии. Так вот, перечень новой техники, которая находится на различных ступенях изготовления (от отработанных серийных образцов до тех, которые пока разрабатываются), в рамках государственной программы развития Вооруженных сил и оборонно-промышленного комплекса достаточно велик.

Я думаю, что в 2018 году украинская армия получит ракетный комплекс «Ольха», который прошел цикл испытаний. Думаю, что он будет принят на вооружение как главная ударная сила, которая будет способна поражать цели противника на расстоянии минимум 200 км в той версии, которая прошла испытания. Также мы получили широкий спектр противотанковых ракетных комплексов, которые производит КБ «Луч» — от «Корсара» с дальностью до 2,5 км до «Стугны» с дальностью 5 км. И их достаточно много, количество комплексов измеряется сотнями, а количество ракет — тысячами. Это значительно больше, чем в прошлом году. Уже этого достаточно, чтобы усилить противотанковый компонент, даже не вспоминая американских Javelin, которые скорее являются политическим шагом, чем непосредственно средством усиления нашего военного потенциала.

Вооруженные силы получат батальонные комплекты БТР-4, батальонные комплекты бронетранспортера БТР-3, первые машины в серийном изготовлении, легкие бронированные машины «Дозор», бронированные машины «Козак», которые прошли испытания и используются с конца прошлого года. Также поступят модернизированные танки Т-64.

Мы начнем процесс глубокой модернизации истребителей МиГ-29 и Су-27, которые существенно повысят возможность нашей авиации обнаруживать цели противника в воздухе и уничтожать его на земле, используя новые управляемые средства поражения, которые разрабатываются и будут производиться в Украине. Когда мы говорим о противовоздушной обороне, то здесь также будет сделан большой шаг вперед, если мы примем во внимание, что принимается решение о разработке комплексов средней дальности с опорой на наши разработки, то есть с использованием того потенциала, который сегодня наши предприятия реализуют на территории других стран.

И опыт удачных пусков, и комплексные работы, которые проводятся нашими государственными и частными предприятиями, позволяют говорить о том, что наш противовоздушный щит станет достаточно сильным за счет работ по усилению потенциала комплексов С-300, «Бук», введения в состав Вооруженных сил комплексов типа «Куб», осуществления работ по модернизации комплекса С-125, приведения в боевое состояние комплексов С-300В1, закупки большого количества радиолокационных станций различного уровня.

Относительно нужд артиллерии, то здесь начаты работы, которые направлены прежде всего на повышение автоматизации процессов боевого управления. Слова президента о том, что будет закупаться много беспилотных комплексов, соответствуют действительности. В этом году существенно увеличен заказ государственным и частным производителям беспилотных комплексов. Это существенно улучшит осведомленность наших войск на поле боя относительно состояния дел у противника, поможет применять различные типы артиллерии и обеспечит более эффективное выполнение задач.

Когда мы говорим о военно-морском компоненте, то здесь в рамках государственных гарантий возобновлено строительство кораблей класса «Корвет», реализуется программа по строительству малых ракетных катеров, осуществляются проекты, связанные со строительством десантно-штурмовых катеров типа «Кентавр».

Фактически по каждому направлению есть проекты, которые армия получит в этом году или в ближайшие 2-3 года, учитывая сложность, в частности, изготовления танка «Оплот», осуществления работ по комплексу «Сапсан» или «Гром-2». То же самое касается изготовления самолетов Ан-148 для нужд Вооруженных сил в рамках государственных гарантий — это минимум трехлетние проекты.

Главный вопрос — это даже не ожидания войск, а то, чтобы наша оборонная промышленность начала изготавливать продукцию системно, планово, с минимальными сбоями, то есть избегала рисков и проблем двух предыдущих лет.

— Вы упоминали о Javelin как о политическом символе. Но если мы их таки получим, то хотелось бы понимать, насколько это вооружение поможет в борьбе с российской агрессией.

— Оружие эффективным делают руки и голова солдата, который этим оружием пользуется. Если мы говорим о Javelin, то это действительно технологическое оружие, которое имеет существенные преимущества перед теми образцами, которые есть у украинской армии. Вместе с тем, это оружие благодаря своей технологичности имеет определенные слабые стороны, которые на поле боя могут стать недостатком. Боец должен четко знать плюсы и минусы каждой системы вооружений, чтобы правильно их использовать.

Поэтому я отношусь к Javelin как к действительно положительному политическому шагу, который является сигналом для всех стран, а не только для России, о том, что США придают большое значение развитию потенциала Украины и будут помогать ей в этом. Перед этим мы получили от США большое количество средств связи — радиостанции Harris на минимум 200 миллионов долларов. Думаю, оснащение американскими радиостанциями, которые не подавляются российскими средствами радиоэлектронной борьбы, наших Сил специальных операций или Десантно-штурмовых войск является гораздо более эффективным, чем Javelin, потому что эффективное управление Вооруженными силами более значимо с точки зрения боевого потенциала.

Помимо систем связи Америка оказала нам помощь с радиолокационными станциями контрбатарейной борьбы, которые используются нашими военными для определения вражеских позиций, что также повышает эффективность нашей борьбы с врагом. Американцы помогли нам бронированными автомобилями Hummer, беспилотными комплексами Raven, которые используются на поле боя. Поэтому Javelin — это еще один из элементов этой цепочки. Повторяю, что само по себе оружие не является каким-то волшебным способом получить победу над врагом. Интегральные показатели, связанные с боевым духом, навыками личного состава, достаточным количеством оружия и боеприпасов являются основой для того, чтобы говорить о победе. Не стоит выделять какой-то один образец и говорить о том, что он что-то коренным образом меняет на поле боя.

— А как насчет отечественных аналогов Javelin?

— Украинское КБ «Луч» известно тем, что оно производит всю линейку управляемых противотанковых средств, поставляемых в украинскую армию — это «Корсар», «Стугна», «Комбат», «Конус», Falarick, также мы уже упоминали о комплексе «Ольха». Все это демонстрирует, что потенциал КБ «Луч» расширяется, там появляются новые проекты, к которым можно отнести, в частности, глубокую модернизацию реактивных систем залпового огня «Ольха», создание крылатых ракет типа «Нептун».

Так вот, комплексы «Корсар» и «Стугна» — это те проекты, которые КБ «Луч» разработало еще до начала боевых действий. И к тому времени они хорошими темпами экспортировались. Война заставила военное руководство Украины иначе посмотреть на эти комплексы, потому что КБ «Луч» предлагало их для оснащения армии еще в 2011, 2012 и 2013 годах. Но тогда считалось, что они украинской армии не нужны, ведь с каким же врагом мы собираемся воевать. Жизнь все расставила на свои места, и с этого года украинская армия получит минимум 800 пусковых (установок) различных типов — от «Корсара» до «Стугны».

Если мы пытаемся сравнивать Javelin с украинскими образцами, то есть определенные различия. Они заключаются в том, что, в частности, комплекс Javelin имеет дальность 2,5 км, а его существенное преимущество в том, что когда ты захватил цель в систему наведения этого комплекса, то, выпустив ракету, можешь менять позицию. Ракета же сама попадет в танк, причем в наименее защищенную его часть — в башню или самое теплое место, то есть уничтожение танка ракетой Javelin гарантируется.

Украинские комплексы управляются по другому принципу: оператор должен удерживать цель в перекрестии прицела до тех пор, пока ракета не попадет в объект. На расстоянии в пределах 5 км — это около 14 секунд. Есть существенное различие, ибо комплекс «Стугна-П» имеет вдвое большую дальность, чем Javelin — 5 км. Причем пусковая стоит в одном месте, а оператор с пультом может находиться на расстоянии 50 метров в защищенном месте. Поэтому уничтожение цели противника происходит в безопасных условиях для оператора, если сравнивать с советскими или российскими комплексами, где оператор лежит непосредственно под пусковой. В таком случае после того, как ракета стартует с пусковой, очень легко определить место размещения оператора и тут же его уничтожить снайперским или другим огнем.

Так что украинский комплекс «Стугна-П» имеет вдвое большую дальность, другой способ наведения, он атакует объект в лоб. Бронепробиваемость комплекса «Стугна-П» составляет 800 мм при динамической защите. Это означает, что без динамической защиты — в пределах 1200 мм, то есть 1 метр 20 см. Пробитие этого комплекса достаточно мощное, чтобы бороться с современными танками, которые сегодня находятся на вооружении Российской Федерации.

Теперь относительно технологических преимуществ комплекса Javelin. Он реализует принцип «выстрелил-забыл». Выстрел происходит после того, как головка самонаведения захватила контрастный в тепловом отношении объект. То есть если танк нагрет, то Javelin в него попадет, если же танк или дот холодный, то осуществить атаку в режиме «выстрелил-забыл» просто невозможно. Для того чтобы головка самонаведения комплекса Javelin захватила тепло-контрастный объект, оператор должен включить режим охлаждения, это занимает от 17 до 20 секунд. А 15-20 секунд на поле боя порой могут иметь решающее значение. В таком случае, если иметь в руках «Стугну» или «Корсар», а последний имеет похожие со «Стугной» принципы, но меньшие габариты и меньшую дальность (2,5 км, как и Javelin), то вопрос лишь в том, каким образом тот или иной боец будет использовать тот или иной образец.

Если мы говорим непосредственно о Javelin, то надеюсь, что заявление начальника Генерального штаба о том, что уже осуществляются мероприятия по подготовке личного состава к использованию Javelin, означает, что наши операторы пройдут обучение, а затем закончат курсы на тренажерах с боевыми пусками. После этого можно будет говорить о том, что украинские подразделения могут эффективно применять американское оружие. Такая же процедура была с беспилотными комплексами Raven.

Я думаю, что американская сторона будет уделять обучению очень большое внимание, ведь любой сбой в использовании Javelin на поле боя Россия обязательно использует, чтобы, с одной стороны, обвинить Америку в раздувании ситуации на Донбассе (хотя реальная вина за наши проблемы лежит как раз на Российской Федерации, и мы возьмем любую помощь, которая позволит поставить русских на место). С другой стороны, если произойдут какие-то нелады с Javelin, то Москва бросит пропагандистскую машину раздувать скандал о том, что украинцы не могут использовать технологическое оружие. Все эти риски хорошо понимают как украинская, так и американская сторона.

Я думаю, что Javelin получат наши самые обученные подразделения, в частности, Силы специальных операций, Десантно-штурмовые войска, которые на практике покажут, как Javelin справятся с самыми современными российскими танками.

США. Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 28 января 2018 > № 2476073 Сергей Згурец


Украина. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 28 января 2018 > № 2476068 Андрей Коваленко

Отделались легким испугом. Почему Порошенко и Трамп разыграли свои партии как по нотам

Давос стал настоящим спектаклем, который прекрасно описал известнейший писатель-юморист Джером К. Джером в своем рассказе

Андрей КОВАЛЕНКО, Деловая столица, Украина

«Все было очень хорошо», — резюмировал итоги своего визита на Всемирный экономический форум в Давосе Петр Порошенко. Если посмотреть на ситуацию, которая предшествовала его поездке в Швейцарию, — и правда, вышло неплохо. Уезжал вместе с критикой МВФ, Всемирного банка, ЕС и мировых СМИ за давление на НАБУ и законопроект по Антикоррупционному суду, а вернулся практически с деньгами.

Но в Давосе, где говорили о создании совместного будущего для всего мира, кибербезопасности и даже сексуальных домогательствах, от Запада критики не было. Туда приехало рекордное количество лидеров «большой семерки», включая Макрона, Меркель, Мей и даже Трампа, нарушившего традицию Обамы с Бушем, игнорировавших форум. Американский президент, которого встречали активисты с плакатами «расист, сексист, капиталист», мог увидеться и с Порошенко — об этом сообщал глава МИД Климкин. Но что-то в последний день форума пошло не так, встреча не состоялась, а Тиллерсон позже в разговоре с нашим президентом якобы оправдывался, мол — загруженный график.

Лично Трамп не был главным источником нашего счастья.

24 января Порошенко поговорил с главой МВФ Лагард. И после этого заявил Bloomberg, что Украина на 80% выполнила все условия, и к апрелю у нас будет миссия, а затем и транш подоспеет. Лагард в свою очередь поспешила отметить, что разговор получился продуктивным, от Украины ждут нового главу НБУ и продвижения в осуществлении реформ. Порошенко якобы даже согласился урегулировать тарифы на газ и принял позицию по Антикоррупционному суду. В обмен нас ждет $1,9 млрд (до 2020 года мы должны отдать более $20 млрд долгов). Жесткая критика законопроекта по Антикоррупционному суду словно осталась где-то далеко в прошлом. Лагард и Порошенко пожали друг другу руки и разошлись.

Удивительно? Вовсе нет. Давос стал настоящим спектаклем, который прекрасно описал известнейший писатель-юморист Джером К. Джером в своем рассказе «Должны ли мы говорить то, что думаем, и думать то, что говорим». Спектаклем, в котором были прекрасные актеры, и за который придется платить.

«Театральный антрепренер громко стучит в барабан.

— Подходите! Подходите! — кричит он. — Сейчас мы будем притворяться, что миссис Джонсон принцесса, а старина Джонсон сделает вид, что он — пират. Подходите, подходите, спешите видеть! И вот миссис Джонсон, притворяясь принцессой, выходит из шаткого сооружения, которое с общего согласия считается дворцом; а старик Джонсон, притворяясь пиратом, раскачивается на другом шатком сооружении, которое с общего согласия считается океаном. Миссис Джонсон притворяется, что влюблена в него, но мы знаем, что это неправда. А Джонсон притворяется, что он ужасный злодей, и миссис Джонсон до одиннадцати часов притворяется, что верит в это. А мы платим от шиллинга до полуфунта за то, чтобы в течение двух часов сидеть и слушать их».

Порошенко в Давосе хвастался самой успешной «осенью реформ» на «Украинском завтраке», напоминая о медицинской, судебной, образовательной и пенсионной. На панельной дискуссии форума президент подчеркнул, что именно он организовывает борьбу с коррупцией и даже создал НАБУ и САП, конечно, не ради транша МВФ — это ведь «приоритет президентской кампании». Он говорил, его слушали — как западные партнеры, так и мы глядя в телевизор.

Украина делала вид, что у нас все прекрасно получается и мы едва ли не самое прогрессивное государство по осуществлению реформ, открытое для инвестиций и бизнеса. А Запад делал вид, что верит и успех наших реформ — это чистой воды правда. Публика должна будет поверить и заплатить — как западные налогоплательщики, так и украинские. А главные актеры получат за спектакль каждый то, что хотел. Украина, если на то пошло, вновь выиграла в гляделки.

Главный вывод из этой истории в том, что у Запада сегодня нет альтернативы Порошенко. Это консенсус, который подтверждается, с одной стороны, жесткой критикой президента, но отсутствием реального перекрытия воздуха — отмены безвиза и финансовой помощи, о котором любят говорить. Жесткая реакция по всем направлениям на законопроект об Антикоррупционном суде — это тоже часть спектакля. И хотя некоторые эксперты после нее успели будущей весной отправить Порошенко в отставку якобы с подачи западных партнеров, в Давосе им четко дали понять, что такие разговоры — лишь иллюзия. Холодный воздух в очередной раз сменился теплым. За критикой пришел «продуктивный диалог». Вновь был найден компромисс о содержании которого, мы можем лишь догадываться. Очевидно, что Запад также увидит в законе об Антикоррупционном суде то, что хочет.

Но есть в этом всем одно «но».

«Мы делаем вид, что всякая женщина порядочна, что всякий мужчина честен — до тех пор, пока они не вынуждают нас, вопреки нашему желанию, обратить внимание на то, что это не так. Тогда мы очень на них сердимся и объясняем им, что такие грешники, как они, нам, людям безупречным, не компания», — писал все тот же Джером К. Джером.

Стоит понимать, что любому терпению свойственно заканчиваться, особенно тогда, когда появляется альтернатива.

Частью спектакля в Давосе в открытую не захотел быть лишь Трамп, заявлявший о желании наладить отношения с Россией и словно сбежавший от Порошенко. В этот момент где-то похлопал в ладоши бывший вице-президент США Джо Байден, который на днях в Совете по международным отношениям США рассказывал историю про миллиард и увольнение «сукиного сына» Шокина, перепутав временные рамки, а также о регрессе реформ в Украине и многом другом. Но Трамп, безусловно, самый настоящий участник представления, в котором Америка помогает нам деньгами и скоро даже даст оружие.

Все и вправду было очень хорошо в Давосе. Для подобных спектаклей такой форум подходит прекрасно, ведь именно там собираются все сильные мира сего, а публика следит за ними с замиранием сердца. Но в итоге именно она остается в дураках.

Украина. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 28 января 2018 > № 2476068 Андрей Коваленко


Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 28 января 2018 > № 2476054 Дейв Маджумдар

Светопреставление: почему война с Россией станет ядерной (и унесет миллиарды жизней)

Дейв Маджумдар (Dave Majumdar), The National Interest, США

Контрнаступление НАТО будет кровопролитным и создаст риск эскалации. Но это один из наиболее вероятных исходов российского вторжения. В таком случае российские неядерные силы, которые лишь частично хорошо обучены и оснащены, понесут большой урон, а может быть, даже будут разгромлены. Более того, если войска НАТО нанесут удары по целям в глубине российской территории или вторгнутся на нее, Москва может сделать вывод, что возникла угроза существованию государства. В конце концов, она не раз выражала обеспокоенность по поводу того, что угроза смены режима силами Запада вполне реальна. В такой ситуации Россия может использовать свой арсенал оперативно-тактического оружия, чтобы остановить продвижение натовских войск.

В проведенном недавно центром RAND аналитическом исследования сделан вывод о том, что Россия может за 60 часов захватить прибалтийские страны НАТО Эстонию, Латвию и Литву. Однако в этом исследовании не учитывается возможность применения ядерного оружия. Но если война между НАТО и Россией все-таки разразится, ядерное оружие наверняка будет играть свою роль — особенно если Москва начнет проигрывать в конфликте.

В отличие от Советского Союза, у которого была официальная установка о неприменении ядерного оружия первым, современная Россия подчеркнуто отказалась от такого обязательства в 1993 году. Поскольку неядерные силы России во времена экономических и социальных неурядиц 1990-х годов продолжали приходить в упадок, Москва в 2000 году разработала так называемую доктрину деэскалации. Если говорить о ней простым языком, то в случае крупномасштабного нападения на Россию, грозящего уничтожением ее неядерных сил, Москва может применить ядерное оружие. В 2010 году Россия внесла некоторые изменения в эту доктрину, поскольку ее неядерные силы стали восстанавливаться и приходить в норму после распада Советского Союза. В новой версии доктрины говорится, что Москва может прибегнуть к ядерному оружию в обстановке, когда «само существование государства окажется под угрозой».

Исследование RAND указывает на то, что Россия довольно легко одержит победу над прибалтийскими странами, однако участники этой военной игры не рассматривали вопрос о том, что произойдет в случае натовского контрнаступления. В исследовании RAND просто-напросто говорится:

В результате столь быстрого поражения у НАТО останется мало вариантов действий, причем все они будут плохие: кровопролитное контрнаступление с целью освобождения Прибалтики, чреватое эскалацией боевых действий, сама эскалация, которой альянс грозил в годы холодной войны во избежание поражения, или временное признание поражения с неопределенными, но предсказуемо катастрофическими последствиями для НАТО и для народов Прибалтики.

Контрнаступление НАТО будет кровопролитным и создаст риск эскалации. Но это один из наиболее вероятных исходов российского вторжения. В таком случае российские неядерные силы, которые лишь частично хорошо обучены и оснащены, понесут большой урон, а может быть, даже будут разгромлены. Более того, если войска НАТО нанесут удары по целям в глубине российской территории или вторгнутся на нее, Москва может сделать вывод, что возникла угроза существованию государства. В конце концов, она не раз выражала обеспокоенность по поводу того, что угроза смены режима силами Запада вполне реальна. В такой ситуации Россия может использовать свой арсенал оперативно-тактического оружия, чтобы остановить продвижение натовских войск.

Российский арсенал оперативно-тактического оружия сегодня гораздо меньше, чем в советский период, однако узнать конкретные цифры довольно сложно. Считалось, что СССР обладает 15-25 тысячами единиц оперативно-тактического оружия всех видов, начиная с контейнеров размером с чемодан и ядерных мин, и кончая ракетами малой дальности воздушного базирования, ядерными бомбами свободного падения и артиллерийскими снарядами. А еще у него были баллистические ракеты малой, средней и промежуточной дальности с ядерными боеголовками.

После окончания холодной войны Москва начала медленно избавляться от своего нестратегического арсенала, но у России до сих пор имеется 4 000 единиц оперативно-тактического ядерного оружия, о чем свидетельствует анализ Исследовательской службы конгресса. Но есть и другие аналитические выкладки, свидетельствующие о том, что Россия обладает всего 2 000 единиц оперативно-тактического ядерного оружия.

Недавно Игорь Сутягин из Королевского института оборонных исследований провел свой анализ, указывающий на то, что у России максимум 1 040 единиц нестратегического ядерного оружия. Из этого количества примерно 128-201 боезаряд находится в сухопутных войсках. У российского военно-морского флота примерно 330 единиц оперативно-тактического ядерного оружия, а у ВВС 334 единицы. Кроме того, в составе российской ПВО имеется еще от 68 до 166 единиц оперативно-тактического ядерного оружия. Это ракеты «земля-воздух» различных типов.

Федерация американских ученых подготовила свой доклад на эту тему, в котором отметила, что у России вообще нет развернутого нестратегического ядерного оружия. «Сообщается, что все это оружие находится на центральных складах. Несколько тысяч списанных нестратегических боезарядов ожидают утилизации», — говорится в докладе федерации под названием «Состояние ядерных сил в мире» (Status of World Nuclear Forces).

Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 28 января 2018 > № 2476054 Дейв Маджумдар


США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 28 января 2018 > № 2476052 Леонид Бершидский

Трамп в Давосе: мнение комментаторов Bloomberg

«Трамп хочет, чтобы глобализация превратилась в соревнование. Он уверен, что США победят, и, по его словам, что хорошо для США, хорошо и для всего мира»

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Фердинандо Джулиано (Ferdinando Giugliano), Тереза Рафаэль (Therese Raphael), Bloomberg, США

Многие мировые лидеры приехали на ежегодный Всемирный экономический фору в Давосе, чтобы выступить со своими заявлениями в рамках мероприятия, послужившего темой для почти четверти миллиона твитов. Но ни один из них не сумел привлечь к себе столько внимания, сколько привлек президент США Дональд Трамп. Ожидая выступление Трампа, которое было намечено на утро пятницы, 26 января, комментатор Bloomberg View Леонид Бершидский в Берлине, Фердинандо Джулиано в Давосе и их редактор Тереза Рафаэль обсуждали в чате то, как мировая элита оценивает первый год президентства Трампа. Ниже приведен отредактированный текст их беседы.

Фердинандо Джулиано: Единственная проблема: у моего смартфона осталось всего 29% заряда.

Леонид Бершидский: Привет, думаю, 29% нам хватит. Этого порой хватает, чтобы выиграть выборы.

Тереза Рафаэль: Итак, позвольте мне начать. Трамп уже приземлился в Давосе, и в отношении него существует две точки зрения. Согласно первой, он представляет собой опасность для мира, как говорит Патрик Пуянне (Patrick Pouyanne), глава французского нефтяного гиганта Total. Вторая точка зрения заключается в том, что он — это тот лидер, с которым главы крупных корпораций могут вести дела. Итак, Трамп-делец или Трамп-вредитель? Если в этом вопросе нет консенсуса, то, возможно, конкретные факты все же укажут нам на обоснованность одной из этих двух точек зрения?

ФД: Я бы сказал, что он — скорее вредитель, по крайней мере если речь идет об экономике. К счастью, пока ему не удалось многое разрушить, то это вовсе не значит, что в будущем он этого не сделает. Североамериканское соглашение о свободной торговле, торговля между США и Китаем, возможно, даже Всемирная торговая организация. Соглашений, которые он может уничтожить, достаточно много. Разумеется, его команда утверждает, что он хочет всего лишь добиться «более справедливых» условий, но разве другие страны готовы уступить?

ЛБ: Существует еще и третий сценарий или точка зрения: Трамп — это временная помеха. В своей речи Джордж Сорос сказал, что, по его прогнозам, Трамп перестанет быть фактором, оказывающим влияние на ситуацию, еще до 2020 года, если в 2018 году демократам удастся одержать победу. Если это случится, Трамп уже не сможет причинять существенный вред и поэтому с ним не стоит заключать сделки. Главной неизвестной, вероятнее всего, является не Трамп, а США в целом: в какую сторону страна повернется? Налоговая реформа Трампа, на первый взгляд, принесла пользу бизнесу, но продержится ли она? Действительно ли США сосредотачиваются на своих внутренних делах? Это иллюзия или временное явление?

ФД: Разумеется, у Трампа есть другая сторона — та, о которой говорит Леонид. Уменьшение налогов очень понравилось представителям бизнеса. Официальная точка зрения, о которой вы постоянно слышите здесь, в Давосе, заключается в том, что налоговая реформа — это хорошо, потому что компании начинают вкладывать больше средств в развитие и повышают зарплаты. Но произойдет ли так в США? В том случае, если состояние экономики улучшится, это и так произойдет. Между тем уменьшение налогов ставит европейские страны перед дилеммой: последуют ли они примеру США, уменьшат ли они налоги для своих собственных корпораций, рискнув вступить в «гонку уступок»? Или же они сохранят твердость, рискнув уступить часть бизнеса США?

ЛБ: В этом году в Давосе европейские лидеры много говорили о «возвращении». Канцлер Германии Ангела Меркель говорила о том, что Европе необходимо взять ответственность за свое будущее теперь, когда США утратили интерес к делам Европы, а президент Франции Эммануэль Макрон сделал серьезное предложение инвесторам от имени своей страны. Однако создается впечатление, что четкого европейского консенсуса касательно того, как нужно действовать дальше, нет. Макрон не заинтересован в перспективе налоговой конкуренции. По всей видимости, он делает ставку на создание нового позитивного образа Франции. Меркель тоже не собирается уменьшать налоги теперь, когда у нее на руках оказалась дорого обошедшаяся коалиция с социал-демократами. Тереза Мэй (Theresa May), судя по ее речи в Давосе, занята политикой в области технологий. Мы наблюдаем мощную реакцию, направленную против крупных американских технологических компаний, и одновременно с этим отсутствие консенсуса в вопросе о том, что делать со всеми этими жалобами на них — жалобами, касающимися налогов, защиты личных данных и влияния на наши выборы. Другими словами, у Европы нет четких ответов теперь, когда США превратились в своеобразную головоломку.

(Выступление Трампа вот-вот начнется.)

ФД: В зале практически не осталось свободных мест. Многим придется остаться за дверями. Делегат, который сидит за мной, выразился довольно точно: «Все его ненавидят, и все до смерти хотят на него посмотреть».

ЛБ: Как в зоопарке — все ждут, чтобы увидеть, как кормят льва.

ФД: Именно. Хотя, судя по тому, что я слышал вчера и сегодня, его речь вряд ли окажется чрезмерно скандальной. Скорее всего, это будет короткое выступление, строго по сценарию, в котором он заявит о том, что США открыты для бизнеса — во многом благодаря его налоговой реформе и реформе нормативно-правовой базы, что американская экономика в отличном состоянии и что США хотят сохранить торговые отношения, но при этом добиться, чтобы они были справедливыми. Если речь Трампа окажется именно такой, она будет резко контрастировать с речью Макрона, которую тот произнес пару дней назад и которая была пространной и длинной (возможно, даже слишком длинной).

ЛБ: Если это все, что он может сказать, стоило ли ради этого приезжать в Швейцарию? Я думаю, он хочет, чтобы его речь произвела впечатление. Или же, возможно, он приехал, чтобы послушать, что скажут другие.

ФД: Трампа хвалят за его налоговую реформу. Как я писал в своей недавней колонке, это тот элемент «трампономики», который нравится Давосу. Трампу воздают должное за рост экономики и оживление на фондовых рынках. Что касается второго, то он действительно этому способствовал. А за первое ему следует благодарить своего предшественника и главу Федерального резерва Джанет Йеллен (Janet Yellen) (полагаю, он этого не сделает). «Настал идеальный момент для того, чтобы принести ваши рабочие места, ваши инвестиции в США», — говорит он сейчас.

ЛБ: Трамп говорит, что Apple, крупнейшая в мире компания, «объявила о своих планах вернуть 245 миллиардов долларов доходов, полученных за границей», в США. Это неправда. Компания Apple не обещала возвращать эти деньги на родину. Должно быть, Тим Кук (Tim Cook) очень удивился, когда услышал это.

ФД: «Америка на первом месте — не значит, что Америка одна». Довольно интересное высказывание из уст Трампа. Он, несомненно, пытается вести себя здесь как мастер по заключению сделок. Что касается роста, он прав. Но действительно ли его политика приведет к ускорению роста в долгосрочной перспективе? Боюсь, что сейчас не самый подходящий момент для того, чтобы уменьшать налоги. Прозвучало интересное высказывание о возобновлении переговоров со странами Транстихоокеанского партнерства. Разумеется, его советники говорят, что все будет строиться на иных условиях по сравнению с теми, которые действовали при президенте Бараке Обаме. Но, возможно, его уязвило, что другие страны достигли прогресса в соглашении в Токио в начале этой недели. Сегодня он настолько дисциплинированный, что становится скучно.

ЛБ: Дисциплинированный — да, но как обычно небрежный в отношении фактов. Заявления о том, что коалиция во главе с США вернула «почти 100% территорий, ранее удерживаемых ИГИЛ (запрещенная в России организация — прим. ред.)», неверны.

ФД: Наиболее недостоверное заявление — это заявление о том, что он перестраивает Америку. Этим занимался Обама. А Трамп сейчас просто опирается на успехи своего предшественника.

(Выступление Трампа завершилось.)

ЛБ: И все? Он вполне мог бы выступить по Skype, как лидер Каталонии Карлес Пучдемон (Carles Puigdemont).

ФД: Трамп вполне успешно справился со своей задачей. Но прошлогодняя речь Си Цзиньпина все же была сильнее речи Трампа.

ТР: Сейчас Клаус Шваб (Klaus Schwab), основатель форума в Давосе, беседует с Трампом, спрашивая его о том, какие навыки и опыт, полученные в прошлом, в наибольшей степени пригодились ему на посту президента. Трамп отвечает, что он всегда хорошо умел зарабатывать деньги и покупать вещи, которые теряют в цене, чтобы заработать на них. Мы предлагаем нашим читателям обратиться к колонкам нашего коллеги в Bloomberg Тима О'Брайена (Tim O'Brien's), чтобы убедиться в обратном.

ЛБ: Его заявления о том, что он возглавил процесс либерализации экономики, тоже неверны. На самом деле все обстоит следующим образом:

Это не делает Трампа чемпионом дерегуляции, а в действительности даже ставит его после Обамы в предпоследний год его президентства. В 2015 году ограничения выросли всего на 0,5%. С 1970 года число ограничений уменьшалось всего трижды: в 1983 году (на 2,19%), в 1985 году (на 2,55%) и в 1996 году (на 3,16%). Трампу придется очень постараться, чтобы обойти Билла Клинтона в его лучший год.

Что касается Тима, то в одной недавно опубликованной колонке есть отличная цитата, в которой Трамп — на вопрос юриста о том, как он понимает разницу между преувеличением и ложью — ответил: «Вы хотите выставить вашу собственность в наилучшем свете, как любой другой застройщик, как любой другой бизнесмен, как любой другой политик».

ТР: В этом году в Давосе мы наблюдали столкновение видений или даже идеологий. Точка зрения Европы заключается в том, что социальная демократия не только уменьшает уровень неравенства, но и приносит рост и стабильную политику. «Америка на первом месте» подразумевает более высокие стены и более низкие налоги, а также государство, которое следит в основном за корпоративным сектором. Могут ли эти два видения каким-то образом сосуществовать?

ЛБ: Я не уверен, что это можно назвать идеологическими заявлениями. Я считаю, что в данном случае мы наблюдали откровенную рекламу, направленную на инвесторов, в основе которой лежат привычные для Трампа преувеличения и попытки расхвалить свой товар. Возьмем, к примеру, заявление об обещании Apple инвестировать 350 миллиардов долларов в американскую экономику в течение ближайших пяти лет. В реальности речь идет о 38 миллиардах долларов налогов, которые Apple заплатит со своих заграничных доходов, и примерно 30 миллиардов долларов капитальных вложений в США в течение ближайших пяти лет. Остальное — это обычные «вложения» в американскую экономику, которые Apple в любом случае сделает по мере ведения бизнеса. С коммерческой точки зрения Трамп может предложить инвесторам намного больше европейцев, учитывая существенное уменьшение налогового бремени и попытки Трампа замедлить процесс ужесточения регуляции. Ни Макрон, ни Меркель не предложили ничего подобного и не стали обещать уменьшить налоги или начать процесс дерегуляции. Их основная мысль подразумевает скорее справедливость, чем открытое соперничество.

ФД: Тем не менее, я думаю, глобализация — это сложный вопрос.

ЛБ: Трамп стал важным противовесом многоречивым, задумчивым европейцам. Все решают деньги, приходите и развивайтесь вместе с нами. Макрон хвастался сокращением налогов для бизнеса до 33%. Трамп пошел дальше. Трамп хочет, чтобы глобализация превратилась в соревнование. Он уверен, что США победят, и, по его словам, что хорошо для США, хорошо и для всего мира.

ФД: С Макроном здесь тоже связано много восторгов. Его и его команду считают компетентными. Это большой плюс.

ЛБ: Да, и, если Трамп — это всего лишь временная помеха, как сказал Сорос, это делает Макрона чрезвычайно интересным персонажем.

ФД: И не забывайте о событии в Версале — Макрон сделал предложение на английском 140 главам международных компаний.

Но увидели ли мы настоящего Трампа?

ЛБ: Мы увидели около 10 различных Трампов, и все они — настоящие.

ФД: Европа преисполнена благих намерений, но она не может принять такую роль США. Китай тоже остается под вопросом.

ЛБ: Есть только эти два посыла. Европейский посыл заключается в постепенных изменениях на протяжении длительного периода времени. Посыл Трампа сводится к деньгам и немедленному результату (хотя он преувеличивает эти самые результаты). Если бы вы были инвестором, что бы вы выбрали?

ФД: Да, но Европа не может проводить процесс глобализации в одиночку. Необходим более настойчивый Китай, более сплоченная Европа и благовоспитанная Америка. Вы недальновидны, Леонид.

ЛБ: Это не так. Я ставлю на Европу. Трампы и выборы преходящи.

США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 28 января 2018 > № 2476052 Леонид Бершидский


Грузия > СМИ, ИТ > newsgeorgia.ru, 27 января 2018 > № 2479939

Крупная сделка в Грузии: Silknet покупает Geocell

После приобретения Geocell компания Silknet сможет предложить пользователям комбинированные услуги Интернета, кабельного телевидения, мобильной и фиксированной связи

ТБИЛИСИ, 27 янв — Sputnik. Грузинская телекоммуникационная компания Silknet достигла соглашения о приобретении оператора мобильной связи Geocell с его акционерами — Telia Company и Turkcell, говорится в сообщении на сайте компании.

"Стоимость сделки составила 153 миллиона долларов. Финансирование будет осуществлено при помощи организованных TBC Bank кредитов грузинских и региональных банков и собственного капитала компании", — говорится в заявлении.

После объединения двух компаний в Грузии будет создана полномасштабная телекоммуникационная компания.

"Соглашения дает нам возможность создать интегрированного телекоммуникационного оператора, который владеет фиксированной и мобильной сетью. Увеличенный масштаб обеспечит лучший доступ компании к международному финансовому рынку. Наши абоненты в результате этого получат больше выгоды, так как наша главная цель — предоставить грузинским пользователем продукты, сервисы и контент более высокого качества", — заявил председатель попечительского совета Silknet и компании ее основателя Silk Road Group Георгий Рамишвили.

По данным компании, сделка позволит предложить пользователям комбинированные услуги Интернета, кабельного телевидения, мобильной и фиксированной связи.

Для завершения сделки Silknet должен получить согласие Национальной комиссии по коммуникациям. В случае согласия завершение сделки планируется в первой половине 2018 года.

Компания Silknet начала работу в 2010 году и была создана путем объединения нескольких активов. Она является собственностью компании Silk Road Group.

Грузия > СМИ, ИТ > newsgeorgia.ru, 27 января 2018 > № 2479939


США. Швейцария. Россия > Финансы, банки. Внешэкономсвязи, политика > bfm.ru, 26 января 2018 > № 2474690 Андрей Костин

Костин: «Я никогда не давал денег никому из семьи Трампа»

Президент — председатель правления ВТБ Андрей Костин дал интервью Fox Business. Он, в частности, подчеркнул, что никогда не имел дел с президентом США Дональдом Трампом. Также он назвал мошенником Феликса Сатера, который заявил, что ВТБ собирался одолжить деньги на строительство Tramp Tower в Москве.

Лиз Клемен: Президент Трамп прилетел в Давос и сейчас встречается с мировыми лидерами и представителями крупного бизнеса со всей планеты. Но только не с русскими. Один российский высокопоставленный чиновник пожаловался на то, что американцы в швейцарских Альпах избегают россиян, как только могут, отчасти из-за того, что на российскую элиту собираются наложить санкции, в том числе на самого влиятельного банкира России — Андрея Костина из банка ВТБ. Президент — председатель правления ВТБ Андрей Костин присоединяется к нам из Давоса. Андрей, американцы в Давосе и правда избегают русских?

Андрей Костин: Не знаю. Я знаю, что член нашего правительства заявил такое, но я сам не встречаюсь с чиновниками. Я встречаюсь только с банкирами, и у нас есть встречи с американскими банкирами. Они все мои коллеги, я знаю их уже более десяти лет, и бизнес обстоит как обычно. Но я никогда не просил никого из американских чиновников встречаться со мной, потому что это не является моей работой, собственно говоря.

Лиз Клемен: Какие банки? С представителями каких американских банков вы встречаетесь?

Андрей Костин: Вы знаете, мы работает со многими банками, в том числе с JPMorgan, Citigroup, Bank of America, Bank of New York. Таким образом, у всех нас есть отношения с ними, у всех нас есть бизнес с этими банками.

Лиз Клемен: Президент Трамп собирается провести обед с группой международных бизнес-лидеров. Вы нет?

Андрей Костин: Россияне не приглашены, нет. Мы понимаем, что господину Трампу было бы опасно встречаться с российскими банкирами. Ваши коллеги всегда меня спрашивают, имел ли я дело с господином Кушнером, с мистером Трампом, давал ли когда-нибудь им деньги. Никогда. Я никогда не видел никого из семьи Трампа или его окружения. Я никогда не давал денег никому из семьи Трампа. Вот почему я, вероятно, не включен, потому что я не партнер. Но я понимаю господина Трампа, который сосредоточился на европейских гендиректорах и бизнесе, в частности, пытаясь пригласить их инвестировать в Америку, и он ведет диалог с европейским бизнесом. Конечно, россияне не приглашены.

Лиз Клемен: Вы должны знать, что выходит санкционный список, и вы можете быть в нем. Этот список направлен против отдельных российских бизнес-магнатов и олигархов. Какова будет ваша реакция — в финансовом отношении, когда вы будете лишены возможности лично совершать сделки за пределами России?

Андрей Костин: Я гораздо меньше обеспокоен персональными санкциями — мы все знаем, что рано или поздно умрем. Вы боитесь этого? Думаю, нет. Санкционный лист не зависит от меня. Мой банк проводит очень хорошую политику прозрачности и открытости, мы ведем хороший бизнес, и у нас нет никаких претензий со стороны OFAC и других американских организаций о том, что мы нарушали какие-либо нормы какого-либо закона. Если я и мой банк, что намного хуже, будут наказаны из-за того, что политическая элита Америки представляет, что господин Путин делает что-то не так, то я не могу особо повлиять на это.

Лиз Клемен: Вы всегда приходите на нашу передачу. Вы никогда не отказывали мне в интервью, но есть ощущение, Андрей, что вы токсичны. Вы слишком близки к президенту России Владимиру Путину, Кремлю принадлежит более 50% вашего банка, и я уверена, что вы слышали про расследование по президенту. Вы только что сказали, что у вас нет контакта с кем-либо, с организацией Трампа, вы никогда не давали никаких денег, но есть парень по имени Феликс Сатер, который работал с организацией Трампа, сотрудничающей с министерством юстиции, и он сказал, что ВТБ собирался одолжить деньги на строительство Tramp Tower в Москве. Что вы на это скажете?

Андрей Костин: Это ложь. Он мошенник, и он лжет.

Лиз Клемен: Так просто?

Андрей Костин: Абсолютно. Так и есть.

Лиз Клемен: Они полагают, что вы шпион из КГБ. Вы когда-нибудь шпионили на КГБ?

Андрей Костин: Никогда. Абсолютно никогда. Клянусь, и вы знаете, что я никогда не вру прессе.

Лиз Клемен: Но, Андрей, я чувствую, что вы в очень трудном положении.

Андрей Костин: Почему?

Лиз Клемен: Потому что вы управляете банком, и теперь этот банк не может совершать сделки с большими возможностями здесь, в Соединенных Штатах. Вы были со мной прямо здесь, на этой телевизионной площадке в 2012 году, у вас были большие надежды. Вы собирались открыть новый филиал, и сейчас этого не произошло. Вы работаете в 20 странах. Кремлю принадлежит большая доля в вашем банке, и что делать всем вашим акционерам, чтобы выйти из-под этих санкций?

Андрей Костин: Лиз, это не моя вина. Мы проводим очень четкую политику. Мы являемся банком, как и любая другая акционерная компания в мире, и мы являемся частью этой геополитической игры. Я думаю, что российская сторона не несет ответственность за это. Полагаю, что американская сторона решила пойти на санкции, которые, я думаю, наносят ущерб мировой экономике и, конечно, России тоже. И я могу сказать вам, что ни один бизнесмен, которого я знаю, по крайней мере, не говорит, что это правильно и хорошо. Правда за нами. Вот почему я так спокоен.

Лиз Клемен: Я знаю, что у вас очень жесткий график, многие люди хотят встретиться с вами. Если вы пройдете мимо президента Трампа на улице в Давосе, вы поприветствуете его?

Андрей Костин: Господин Трамп не узнает меня, потому что мы никогда не встречались, и он меня не знает. Но я могу помахать ему. Мне интересно, как он ведет свою войну одного человека против, как кажется, всего мира».

Ранее в интервью Business FM банкир подчеркнул, что ему безразличны персональные санкции.

США. Швейцария. Россия > Финансы, банки. Внешэкономсвязи, политика > bfm.ru, 26 января 2018 > № 2474690 Андрей Костин


Киргизия > Госбюджет, налоги, цены > kg.akipress.org, 26 января 2018 > № 2474511 Сирил Мюллер

3 шага к росту кыргызской экономики, - интервью с вице-президентом Всемирного банка С.Мюллером

Если будут приняты меры, направленные на достижение более высоких результатов в плане роста частного сектора, повышения качества госуслуг и укрепления институтов, можно ожидать, что через десять лет Кыргызская Республика может стать процветающей страной. Об этом в интервью Tazabek сказал вице-президент Всемирного банка по региону Европы и Центральной Азии Сирил Мюллер.

В ходе интервью вице-президент банка рассказал о комплексном исследовании экономики Кыргызстана, о макроэкономических прогнозах в странах Центральной Азии, о реализуемых проектах Digital CASA, Стратегии развития партнерства, а также дал рекомендации для дальнейшего экономического развития страны.

- Всемирный банк недавно провел комплексное аналитическое исследование экономики страны. Как мы знаем, одной из целей вашего визита в Бишкек является обсуждение итогов этого исследования. Расскажите, пожалуйста, о них.

- Комплексное исследование экономики Кыргызской Республики показало, что страна успешно добилась практически двукратного сокращения бедности за последние 15 лет, а также добилась роста экономики в среднем на уровне 4% в год за этот же период.

В то же время наше исследование показало, что эти показатели экономического роста и снижения бедности не смогут в будущем сохраняться на этом же уровне, если не будет дальнейших шагов и изменений к лучшему. Эти шаги должны быть сосредоточены на трех сферах. Во-первых, для роста кыргызской экономики и создания рабочих мест необходимо обеспечить рост частного сектора. Во-вторых, нужно повышать качество предоставляемых государственных услуг – чтобы в будущем у населения был не только доступ к этим услугам, но и к высокому качеству этих услуг. И в-третьих, необходимо обеспечить дальнейшее укрепление и модернизацию деятельности различных государственных институтов. Если будут приняты меры, направленные на достижение более высоких результатов в плане роста частного сектора, повышения качества госуслуг и укрепления институтов, можно ожидать, что через десять лет Кыргызская Республика может стать процветающей страной.

- Какие реформы следует предпринять в стране?

- На сегодняшний день в стране уже заложены основы для дальнейшего развития. Поэтому я бы говорил не столько о необходимости реформ, сколько о необходимости принятия действий, способствующих улучшению результатов. Например, для более быстрого роста частного сектора, создающего рабочего места, необходимо улучшение делового климата и повышение прозрачности налоговой системы. Важно, чтобы госорганы не препятствовали росту частного сектора.

Помимо этого, необходимо улучшение системы образования, чтобы у учащихся повысить навыки чтения и понимания, чтобы они могли применять естественно-научные знания, новые технологии в будущем. Если вы посмотрите на результаты международных тестов сегодня, то Кыргызская Республика не входит в число стран-лидеров с точки зрения оценки достижений учащихся. Поэтому, по- моему мнению, улучшение позиции страны в этих рейтингах должно стать приоритетом, чтобы у страны были более квалифицированные трудовые ресурсы с более высоким уровнем мотивации и при этом с доступом к широким возможностям.

Я бы также хотел отметить другую сферу, которая связана с разработкой стратегий, содействующих участию Кыргызской Республики в экономике региона. Членство в ВТО и ЕвразЭС несет за собой новые возможности, и в этой связи развитие экономики и частного сектора должно опираться на увеличение экспорта и его диверсификацию, а также – внутри страны – на региональное развитие, в котором будут задействованы все области. Здесь мы говорим о необходимости более интенсивного развития сельского хозяйства, животноводства, туризма, а также транспортного сообщения в рамках всей страны.

Я также думаю, что можно рассчитывать на большее количество инвестиций в секторе энергетики в случае, если политика управления энергетическим сектором и тарифы будут более привлекательными для инвесторов, желающих освоить энергетический потенциал страны. Я верю, что в долгосрочной перспективе Кыргызстан может стать ведущим экспортером электроэнергии, и что стоимость электричества при этом будет оставаться одной из самых низких во всем мире, потому что у страны есть высокий потенциал в сфере гидроэнергетики

Я бы хотел подчеркнуть также важность наличия программы защиты уязвимых слоев населения. Здесь возможны два варианта. Первый подразумевает разработку программ для домохозяйств, оказавшихся в трудных условиях – например, в виде выплат, дополняющих имеющиеся доходы, или в виде субсидий на оплату услуг. Второй вариант предполагает предоставление возможностей для лучшей жизни всему населению страны. И я думаю, что очень важно рассматривать будущее больше с точки зрения возможностей и обеспечения возможностей для всех.

- В каких направлениях Всемирный банк планирует оказывать поддержку стране в следующем году, в ближайшие пять лет?

- Сейчас немного преждевременно называть конкретные сферы, где мы будем работать в рамках новой Стратегии партнерства, так как мы только приступаем к проведению консультаций с партнерами. Но есть несколько важных для нас направлений, и среди них я бы выделил следующие три.

Первое – это разработка программы поддержки Всемирного банка, которая будут содействовать укреплению экономики и предоставлению возможностей для занятости населения по всей стране. Это перекликается с текущими приоритетами развития страны: как я знаю, президент объявил 2018 год Годом развития регионов.

Всемирный банк рассматривается в Кыргызстане как донорское агентство, которое финансирует, в основном, развитие инфраструктуры и госуслуг. Я надеюсь, что в будущем мы будем оказывать большее содействие повышению участия частного сектора в экономике, и это станет вторым основным направлением нашей работы. В Группу Всемирного банка входят несколько организаций: сам Всемирный банк – организация, работающая с государственным сектором, я ее представляю; Международная финансовая корпорация (МФК), работающая с частным сектором, и Многостороннее агентство по гарантиям инвестиций (МАГИ), также поддерживающее частный сектор. Я надеюсь, что присутствие МФК и МАГИ в Кыргызстане расширится, ведь это повлекло бы за собой рост инвестиций в страну.

Я также ожидаю, что наша будущая программа поддержит усилия Кыргызской Республики по региональной экономической интеграции и таким образом будет содействовать созданию возможностей для страны использовать соседство с другими странами в качестве фактора экономического развития и роста благосостояния населения.

Что касается конкретных проектов, чтобы иметь представление о будущем, я думаю, будет полезно взглянуть на текущую ситуацию. Недавно мы одобрили предоставление более 40 млн долларов для финансирования очень важного проекта по улучшению системы центрального теплоснабжения. В скором будущем мы одобрим проект, в рамках которого будет оказано содействие цифровизации деятельности правительства и, в целом, цифровизации экономики страны – «Цифровая CASA» (Digital CASA). Мы также сотрудничаем с правительством в рамках содействия реализации программы экономических реформ в формате бюджетной поддержки. И, наконец, мы работаем над проектом по модернизации зданий школ в целях обеспечения их устойчивости к стихийным бедствиям, например, землетрясениям. Как вы видите, Всемирный банк старается поддерживать программы, которые приносят реальные изменения к лучшему в жизни людей.

- В конце прошлого года президент С.Жээнбеков подписал закон о ратификации соглашения со Всемирным банком о подготовке проекта Digital CASA. Расскажите о проекте, на какой стадии он сейчас находится?

- Данный проект сейчас находится на этапе подготовки, и мы ожидаем, что проект будет одобрен Советом директоров Всемирного банка в ближайшие 2-3 месяца. Данный проект профинансирует некоторые ключевые компоненты инфраструктуры, необходимой для реализации национальной программы «Таза Коом». Инвестиции в инфраструктуру, оптоволоконные магистральные сети важны для того, чтобы реализация этой программы охватила территорию всей страны.

В проекте также будет учитываться то, каким образом будут использоваться ИКТ-технологии для расширения возможностей граждан использовать госуслуги, для содействия частному сектору увеличивать масштабы деятельности и создавать новые возможности в ИКТ-секторе, а также для улучшения качества госуслуг и обеспечения большей прозрачности. Это те ключевые цели, которых мы хотим достичь, финансируя проект D-CASA и оказывая поддержку участию страны в глобальной цифровой революции.

- Следующий вопрос касается регионального сотрудничества и интеграции. Какую роль Всемирный банк отводит региональной интеграции? Какова роль Кыргызстана в этом процессе, на ваш взгляд?

- В современном мире у стран нет выбора – они должны интегрироваться со своими соседями и со всем миром. В случае с Кыргызской Республикой это важно еще и по той причине, что страна сталкивается с теми же проблемами, что и её соседи. Если вы пытаетесь решить сложности совместными усилиями, то вы находитесь в более выгодном положении нежели, когда каждая страна решает эти же трудности в одиночку.

Здесь я хочу привести следующий пример. Вопрос энергетики в Кыргызской Республике является очень деликатным. Таким он является и для всех соседних страны. Но если страны сообща постараются понять, к чему стремится каждая из них, то станет возможным более выгодно использовать конкурентные преимущества каждой страны. В Кыргызской Республике это подразумевает развитие гидроэнергетического потенциала страны, что в свою очередь затрагивает управление водными потоками, которые так важны для некоторых соседних стран. Совместная работа, сотрудничество даст каждой стороне уверенность в том, что результат на выходе будет положительным. И это касается управления водными ресурсами, транспортного сообщения, энергетики и, в целом, связей между странами в рамках региона.

Кыргызская Республика – красивая страна с развивающейся индустрией туризма. Но я считаю, что при более высокой интеграции рынков темпы роста отрасли могли бы быть выше, как и возможность развивать туризм в разных уголках страны. В Кыргызстан могли бы приезжать туристы, которые хотят посетить древние города, увидеть красивую природу, горы и ваше знаменитое озеро. Если обеспечить условия для легкого пересечения границ, легкой организации туров и путешествий, у сферы туризма будет дальнейший рост.

Также интересно, что в секторе ИКТ, например, который мы обсуждали ранее, если вы посмотрите на ситуацию во всем мире, то большинство компаний сейчас работают в формате сетей – то есть, в своей деятельности они выходят за границы отдельных государств. В Центральной Азии есть потенциал для развития этого подхода: кыргызские предприниматели могут сотрудничать с бизнесменами в соседних странах и обмениваться опытом. Мы видим то же самое в сфере развития технологий – например, в Европе, США, но и также в некоторых странах бывшего СССР. Такая региональная интеграция и сотрудничество будут способствовать динамичному развитию рынков, появлению предпринимателей, которые будут стремиться развивать своё дело и выходить на более крупные рынки.

- Каких макроэкономических прогнозов ожидать региону в 2018 году?

Что касается экономических перспектив Центральной Азии на 2018 год, то я настроен позитивно – каждая из стран региона пытается улучшить свое экономическое положение, возможности и перспективы для более широкой экономической интеграции и сотрудничества уже являются хорошими в этом году.

Вторая причина моего позитивного настроя состоит в том, что правительства всех стран региона сейчас очень тщательно подходят к вопросам управления экономикой как в плане государственных расходов, так и в плане усилий по содействию росту посредством финансового сектора. Кроме этого, положительный вклад вносят и внешние рынки. Я умеренно оптимистичен в отношении прогнозов на этот год и надеюсь, что не будет внешних шоков, которые могли бы повлиять на ситуацию в будущем. Так что наш прогноз погоды на этот год более солнечный, чем он был для прошлого и позапрошлого годов.

Tazabek

Киргизия > Госбюджет, налоги, цены > kg.akipress.org, 26 января 2018 > № 2474511 Сирил Мюллер


Таджикистан. Украина > Внешэкономсвязи, политика. Электроэнергетика. Образование, наука > news.tj, 26 января 2018 > № 2474384 Виктор Никитюк

Посол Украины рассказал, что ждет украинско-таджикское сотрудничество в этом году

Чрезвычайный и Полномочный Посол Украины в Республике Таджикистан и Исламской Республике Афганистан Виктор Никитюк рассказал в интервью «АП», какие новые перспективы украинско-таджикского сотрудничества открывает 2018 год.

- Каковы состояние и перспективы украинско-таджикского торгово-экономического сотрудничества?

- Говоря об экономическом сотрудничестве между нашими странами, хочу с удовлетворением отметить, что некоторый спад в торговле между нашими государствами, наблюдавшийся в последние несколько лет, в 2017 году был преодолен. Еще не опубликованы официальные данные двусторонней торговли за 2017 год, однако предварительные итоги прошлого года свидетельствуют об устойчивой тенденции роста показателей торговли. В частности, за одиннадцать месяцев 2017 года торговля товарами и услугами между нашими странами составила свыше 39 млн. дол. США и увеличилась по сравнению с аналогичным периодом 2016 года больше чем на 24%.

Из общего объёма торговли экспорт украинских товаров и услуг составил свыше 38 млн. дол. США. Основными статьями украинского экспорта в Таджикистан являются кондитерские изделия и изделия из какао-продуктов, бумажная и фармацевтическая продукция, металлические изделия, электрические котлы и машины. Кроме того, Украина поставляет в Таджикистан мебель, керамические изделия, изделия из древесины, а также разнообразную химическую продукцию.

Таджикистан, в свою очередь, экспортирует в Украину сухофрукты, хлопок, семена и плоды масличных растений, овощи, а также фармацевтическую продукцию.

Я очень надеюсь, что наметившаяся тенденция роста двусторонней торговли будет неуклонно продолжаться и в будущем, несмотря на то, что пока не преодолены некоторые таможенные препятствия, существующие между нашими странами.

Я уверен, что наши страны будут продолжать сохранять заинтересованность в тесном сотрудничестве в энергетической области, в развитии взаимовыгодных партнерских отношений в сельскохозяйственной и машиностроительной сферах, а также в горнодобывающей промышленности.

В 2018 году в Киеве запланировано проведение пятого заседания Совместной межправительственной комиссии по экономическому сотрудничеству и я не сомневаюсь, что во время заседания этой комиссии будут определены перспективные направления развития двусторонних отношений в экономической сфере, которые окажут позитивное влияние на украинско-таджикские отношения в целом. Договорно-правовая база наших двусторонних отношений составляет свыше 80 документов, в прошедшем году подписано ещё одно соглашение, а четыре готовы к подписанию.

- Как развивается партнерство Украины и Таджикистана в сфере гидроэнергетики?

- Украина не одно десятилетие плодотворно сотрудничает с Таджикистаном в области гидроэнергетики. В советское время в Таджикистане практически не было ни одной ГЭС, на которых не было бы установлено гидроэнергетическое оборудование, произведенное в Украине.

Многие гидроэлектростанции с украинским энергетическим оборудованием продолжают надежно работать и вырабатывать электроэнергию для нужд Таджикистана.

В конце прошлого года я встречался с Министром энергетики и водных ресурсов Таджикистана Усмонали Усмонзода, который сообщил, что на некоторых таджикских гидроэлектростанциях установлено украинское оборудование, которому свыше 40-50 лет, однако оно продолжает исправно служить, и таджикские энергетики отмечают высокое качество и надежность украинской техники. Безусловно, за прошедшие десятилетия появилась более совершенная техника, украинские компании регулярно обновляют её, и готовы в дальнейшем проводить модернизацию устаревшего энергетического оборудования.

Отдельное место в развитии гидроэнергетики Таджикистана занимает Нурекская ГЭС, которая вырабатывает свыше 70% всей электроэнергии, производимой в Таджикистане.

Хочу напомнить таджикским читателям, что проектная документация на строительство Нурекской ГЭС была разработана в Харькове в 1950-х годах, и на этой ГЭС, строительство которой было окончено в 1979 году, установлено преимущественно украинское энергетическое оборудование.

Кроме этого, с 1959 года украинские заводы «Турбоатом», «Новокраматорский машиностроительный завод», завод «Электротяжмаш» и другие украинские предприятия поставляли и устанавливали гидрогенераторы, узлы затворов, гидроприводы, анкерные тяги, гидроцилиндры, барабаны, маслонасосы и другую технику на Перепадной, Сарбандской, Байпазинской, Памирской, Кайраккумской, Рогунской гидростанциях.

Ведущие украинские предприятия продолжают участвовать в тендерах на поставку своего технического оборудования на действующие и строящиеся гидроэнергетические объекты Таджикистана.

Хочу отметить, что с исчезновением плановой советской экономики, когда участие украинских машиностроительных гидроэнергетических предприятий в конкретных проектах определялось централизованными союзными директивами, концептуально изменился подход к выбору гидроэнергетических компаний для работы в Таджикистане. Украинские предприятия принимают участие в международных тендерах на производство, поставку и монтаж своего оборудования, соревнуются с лучшими мировыми производителями энергетического оборудования и в конкурентной борьбе выигрывают, раскрывая преимущества производимой продукции. В то же время, как Посол, горжусь нашей отечественной продукцией и конечно же хотел бы, чтобы ведущие украинские компании и предприятия принимали участие и побеждали во всех международных тендерах, связанных с гидроэнергетическим сектором Таджикистана.

В этом плане хочу с большим удовлетворением отметить, что на Рогунскую ГЭС, которая является стратегическим объектом для экономики страны, уже доставлены два генератора, сделанные на харьковском заводе «Электротяжмаш».

Сейчас десятки украинских специалистов ведут монтаж этих генераторов на пятом и шестом блоках Рогунской электростанции. Надеюсь, что украинский завод «Электротяжмаш» будет продолжать активно работать с таджикскими энергетиками, а его продукция будет надежно и эффективно служить не одно десятилетие.

- Что можно сказать о сотрудничестве в области культуры и образования?

- Хочу напомнить, что в 2013 году в Таджикистане с большим успехом прошли Дни культуры Украины. За годы независимости двух дружественных государств это было первое концертно-кинематографическое мероприятие известных артистов Украины в Таджикистане. Мы, в свою очередь рассчитываем, что в 2018 году в Украине состоятся Дни культуры Таджикистана, и я уверен, что украинские зрители откроют для себя много нового и интересного, познакомившись с самобытным таджикским искусством.

Активно развивается сотрудничество между странами и в области образования.

Украина ежегодно выделяет 20 стипендий за счет государственного бюджета для обучения таджикских студентов.

За годы моей работы в Таджикистане Посольством было отправлено на обучение в ведущие вузы Украины около ста таджикских студентов, а их общее количество сейчас превышает 300 человек. Специальности, которые получают таджикские студенты в Украине, имеют техническую направленность, актуальную для таджикской экономики, и я надеюсь, что возвратившись на родину, они всегда будут востребованными специалистами и на всю жизнь останутся искренними друзьями Украины.

С большим удовлетворением хочу отметить плодотворность межвузовского сотрудничества между Ровенским национальным университетом водного хозяйства и природопользования и Дангаринским государственным университетом. Профессора и преподаватели этих вузов установили тесные профессиональные связи, способствующие сближению и развитию традиционной дружбы между украинским и таджикским народами.

В прошлом году я побывал с рабочими поездками в различных регионах Таджикистана и хочу с удовлетворением отметить искренний интерес жителей всех областей Таджикистана к Украине.

В частности, во время посещения Согдийской области состоялась трогательная встреча с представителями украинской диаспоры и общественной организации «Союз чернобыльцев-инвалидов Таджикистана». Во время выступления перед старшеклассниками «Школы Пулатова» в Худжанде, лекции перед студентами Таджикского педагогического института в Панджакенте, знакомства с работой Университета Центральной Азии в Хороге, я убедился в огромной жажде знаний таджикской молодежи и её стремлении овладевать современными профессиями.

С мая нынешнего года Министерство образования Таджикистана начнёт очередной набор таджикской молодежи, изъявившей желание учиться в украинских вузах за счет государственного бюджета Украины. Пользуясь представившейся возможностью, хочу пригласить таджикских юношей и девушек в Украину для получения высшего образования. Посольство и Министерство образования Таджикистана будут активно помогать им в этом вопросе.

Хотел бы отметить активное участие украинских специалистов в реализации международных программ в Таджикистане. Так, украинская компания «Софтлайн ИТ» победила в международном тендере, объявленном Программой развития Организации Объединенных Наций и завершает внедрение системы экологического мониторинга для Комитета по охране окружающей среды при правительстве Республики Таджикистан. Украинские специалисты в сфере информационных технологий пользуются признанным международным авторитетом и намерены продолжать плодотворное сотрудничество с таджикскими партнерами.

По просьбе таджикского правительства, украинские специалисты, в качестве экспертов Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), оказывают консультативную помощь, которая позволит Таджикистану получить сертификаты ВОЗ на лекарственные средства.

Для всестороннего и непосредственного знакомства с ситуацией и событиями в нашей стране Посольство ведет работу по направлению группы журналистов ведущих СМИ Таджикистана в Украину.

В этом плане мы рассчитываем на возобновление прямых авиарейсов между Киевом и Душанбе.

Учитывая то, что 2018 год в Таджикистане объявлен годом туризма и народных ремесел, прямые авиарейсы могли бы способствовать развитию туризма и расширению контактов между народами наших стран.

Дополнительными стимулами для возобновления прямых авиарейсов могут стать планируемое проведение в Киеве пятого заседания украинско-таджикской Совместной межправительственной комиссии по экономическому сотрудничеству и Дней культуры Таджикистана в Украине.

В нынешнем году Украина и Таджикистан отметят 26-ю годовщину установления дипломатических отношений. Кроме того, Украина в 2018-м отмечает 100-летие со дня провозглашения в 1918 году Украинской Народной Республики и Западно-Украинской Народной Республики, которые впоследствии объединились в единую – Соборную – Украинскую Народную Республику. В преддверии этих знаменательных дат хотел бы поздравить всех таджикистанцев с наступающим праздником урожая Сада, пожелать дружественному таджикскому народу мира, благополучия и процветания.

Спрвка: Виктор Никитюк родился в 1965 году в Киеве, окончил факультет международных отношений и международного права Киевского государственного университета имени Тараса Шевченко. Кандидат юридических наук. На дипломатической службе – с 1994 года. Работал советником Миссии Украины при НАТО в Бельгии, советником-посланником Посольства Украины в США, занимал ряд руководящих должностей в МИД Украины. В 2012 году назначен Чрезвычайным и Полномочным Послом Украины в Республике Таджикистан, в 2013 году - Чрезвычайным и Полномочным Послом Украины в Исламской Республике Афганистан по совместительству. Женат, имеет двоих детей.

Таджикистан. Украина > Внешэкономсвязи, политика. Электроэнергетика. Образование, наука > news.tj, 26 января 2018 > № 2474384 Виктор Никитюк


Казахстан. Китай. ООН > Внешэкономсвязи, политика > kt.kz, 26 января 2018 > № 2472772 Лю Хуацин

Влияние Казахстана на региональные и международные дела будет становиться все сильнее, считает старший научный сотрудник Академии международной торговли и экономического сотрудничества при Министерстве коммерции КНР Лю Хуацин. Она также отметила актуальность задач, отраженных главой государства в январском Послании, передает Kazakhstan Today.

"Президент РК Нурсултан Назарбаев отметил, что Казахстан добился огромных дипломатических и экономических достижений. Казахстан стал непостоянным членом Совета безопасности ООН, в январе 2018 года вступил в права председателя Совбеза ООН, а также успешно провел Международную специализированную выставку "ЭКСПО-2017". В процессе развития индустриализации Казахстан добился значительных успехов: была запущена Третья модернизация Казахстана, реализуется Программа индустриализации, была принята комплексная программа "Цифровой Казахстан". В 2017 году страна преодолела трудности и вышла на траекторию уверенного роста, а также заложила основу для Стратегии развития "Казахстан 2050", - отметила научный сотрудник, пишет "Казинформ".

По ее мнению, повышение уровня экономического развития с использованием возможностей технологической революции или технологического уклада 4.0 является весьма актуальным вопросом для Казахстана.

"В настоящее время мировая экономика все еще находится в разгаре восстановления, и страны изучают новые пути экономического развития. В этой связи правильное использование цифровой экономики и технологический уклад 4.0 для стимулирования развития национальной экономики и повышения уровня социального управления является сложной задачей. С данной проблемой сталкиваются все без исключения страны. Послание президента РК дает совершенный и развернутый план для развития Казахстана. Мы считаем, что под руководством президента Назарбаева Казахстан добьется еще больших успехов. Влияние страны на региональные и международные дела будет становиться все сильнее, а международный статус все выше", - заключила эксперт.

Казахстан. Китай. ООН > Внешэкономсвязи, политика > kt.kz, 26 января 2018 > № 2472772 Лю Хуацин


Россия > Внешэкономсвязи, политика > snob.ru, 26 января 2018 > № 2472756 Дмитрий Гудков

Это не борьба с Путиным, это борьба с прошлым

Дмитрий Гудков

Отличительный признак геронтократа — не его возраст и не возраст его окружения. Просто он живет в прошлом, и ему кажется, что мир одряхлел вместе с ним. В этом состоит сейчас любой громкий конфликт нашем в обществе: геронтократия борется с молодостью

На момент безвременной кончины Леониду Ильичу Брежневу было всего 75 лет. Это не мешает всему миру говорить о советской геронтократии, хотя, казалось бы, в современном мире для многих политиков это вовсе не возраст. Тем не менее обидное слово приклеилось к развитому социализму, да и нам пора освежить в памяти его значение.

Геронтократия — это вовсе не возраст, не власть пенсионеров. Человек может быть сколь угодно пожилым, но иметь ясный ум, «интересоваться интересным» и жить с таким размахом, что позавидуют многие молодые. Мы же имеем дело с состоянием души, когда ты еще в самом расцвете сил (65 лет, к примеру, не возраст), вполне спортивен, рукопожатием, как сообщает твой пресс-секретарь, ломаешь руку — но при этом родился, вырос и умер в безнадежно ушедшем прошлом. Тебе уютно году в 83-м, и ты знать не желаешь, что мир с тех пор не раз и не два перелистнул календарь.

Помните, как молодой и прогрессивный лидер купился на развод с американским видео, выданным ему за «наших в Сирии»? Это видео ему показывали с чужого телефона и из чужих же рук — потому что своего нет. Не обучен. Не хочет. В 83-м никаких смартфонов не было: даже обычный кнопочный, а не дисковый телефон уже казался футуризмом, что уж говорить о тогдашних ЭВМ размером со шкаф.

Впрочем, пусть бы наша геронтократия жила в своем уютном вчера. Но проблема в том, что она не только геронто-, но и -кратия. То есть, захватив в стране власть, она пытается отправить во вчера и нас: там ей все понятно, в отличие от сегодняшнего дня.

Продлеваются полномочия главы КС Валерия Зорькина — а ему ведь 74 года, и вместо Конституции он давно уже думает о душе, на полном серьезе сообщает миру, что близок конец света

Не удержусь от цитаты: «Молодежи в отделе Вечной Молодости не было, и эти старики, страдающие тысячелетним склерозом, постоянно забывали гасить за собой свет. Впрочем, я подозреваю, что дело здесь было не только в склерозе. Многие из них до сих пор боялись, что их ударит током. Они все еще называли электричку чугункой». Казалось бы, когда написан «Понедельник начинается в субботу» — а актуальности совсем не потерял.

Посмотрите, что происходит: продлеваются полномочия главы КС Валерия Зорькина — а ему ведь 74 года, и вместо Конституции он давно уже думает о душе, на полном серьезе сообщает миру, что приходят последние времена и в целом близок конец света. Перед Апокалипсисом трепещет и пожизненный Патриарх (он-то ни в какую отставку не уйдет, не чета западным коллегам): призывает сплотиться и не допустить второго пришествия Христа.

Это отличительный признак геронтократа: он живет в прошлом, и ему кажется, что мир одряхлел вместе с ним. Государство — это он, отсюда и вся эта придонная религиозная муть, поднявшаяся в последние годы, и рассуждения о морали с нравственностью. Вон, в Думе который год пытаются протащить закон о нравственной цензуре на телевидении и в кино. А знаете почему? Потому что Ларошфуко уже все написал: «Cтарики потому так любят давать хорошие советы, что уже не способны подавать дурные примеры». Впрочем, французский острослов сам добавил уточнение: «Старые безумцы еще безумнее молодых». Так что «хорошими» их советы можно назвать лишь с их же точки зрения.

Их первая реакция на любое проявление жизни — запрет. Неважно чего, лишь бы остановить изменения, наступающее будущее, эту страшную, вторгшуюся в их жизнь чугунку

Каждый год царствия этих геронтократов лишь усиливает опустынивание страны. Политика, экономика, общественная жизнь — все покрывается сыплющимся из них песком. «Стабильность», она же смерть — их слово. А внешнеполитическая горячка — ностальгия по старым годам, когда страна в едином порыве боролась за Луиса Корвалана и читала гневные отповеди «Правды» американским империалистам. Ведь неслучайно риторика нынешнего МИДа — калька с советской.

Конечно, нынешние политические пенсионеры не могут выстроить свое прошлое заново: время, как и фарш, невозможно провернуть назад. Но вот затормозить, подморозить они стараются изо всех сил. Отсюда и первая реакция на любое проявление жизни — запрет. Неважно чего, лишь бы остановить изменения, наступающее будущее, эту страшную, вторгшуюся в их жизнь чугунку.

Поэтому их так оскорбляет та же «Смерть Сталина» — предвестник их ухода, хотя сами они давно уже мертвы, несмотря порой на сравнительно юный возраст. Отсюда и возрождение охранки, пусть ее даже перебрендировали под Центр «Э» (управление МВД по противодействию экстремизму. — Прим. ред.), и попытки до смерти зарегулировать все, от НКО до криптовалют. Геронтократам не нужно идти вперед: для этого нет ни сил, ни желания. Даже (я не оскорблю сейчас чувства верующих?) победобесие последних лет проистекает отсюда же: гордятся прошлым те, у кого нет будущего, остальным не до того.

Но даже если геронтократы пытаются что-то делать, то безнадежно отстают уже на старте. Знаете, у Хейердала было очень точное наблюдение: в XIX веке расстояния между делениями на часах были больше. Метафору, конечно, не нужно понимать буквально, но она прекрасно передает ощущение времени: раньше все можно было делать не торопясь, а сейчас важна каждая минута.

Любое промедление становится катастрофическим на фоне темпов современного мира. Но даже это понять «правители» не способны, пока им не принесут распечатку

И пока Россия десятилетиями разрабатывает какую-нибудь «Ангару», Маск за несколько лет разворачивает полноценную космическую программу. Пока Медведеву год за годом дарят один и тот же перелицованный китайский телефон («Это наш русский айфон!»), у настоящих айфонов сменилось уже 10 поколений. Пока некоторые члены кооператива «Озеро» почивают на отжатых трубах, в США тянут из земли сланцевую нефть. И так во всем. Ведь даже если у нас во власти и появляется «политическая молодежь», то вся она назначена «старшими товарищами», тщательно отобрана ими по идеологической близости к 1983 году. Отсюда, например, постоянные попытки Минкомсвязи с его подававшим надежды «юным» министром запретить интернет. Вслед за разделением властей исчезло и разделение возрастов.

Любое промедление становится катастрофическим на фоне темпов современного мира. Но даже это понять «правители» не способны, пока им не принесут распечатку.

Кстати, о распечатках. Один знакомый депутат недавно на полном серьезе не понимал, адрес какой «телеграммы» я ему пытаюсь дать: ее же отправляют с почты, о чем вообще речь? Недавно он только-только освоил электронную почту — я не стал расстраивать его объяснением, что и она по нынешним сверхскоростным временам уже становится уходящей натурой.

А ведь именно эти люди пытаются регулировать интернет, ищут «образ будущего», повернувшись лицом в свое уютное прошлое — туда, где и Ленин такой молодой, и юный Октябрь впереди.

А вывод у меня сегодня очень простой. Мы боремся уже не с конкретным Путиным (хотя он, конечно, и олицетворение всей этой свалки истории, куда нас занесло). Мы боремся с прошлым. И практически любой громкий конфликт в обществе сводится сейчас к этому: прошлое против будущего, геронтократия против молодости. Впрочем, у нас есть главный союзник — время. Вот только ждать оно не любит и может просто-напросто уйти.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > snob.ru, 26 января 2018 > № 2472756 Дмитрий Гудков


Россия > Армия, полиция > gazeta.ru, 26 января 2018 > № 2472724 Дмитрий Рогозин

«Гражданка» поможет нарастить производство в военное время»

Рогозин рассказал «Газете.Ru» о переводе ОПК на «гражданку»

Михаил Ходаренок

Отвечающий за «оборонку» вице-премьер Дмитрий Рогозин, которого в конце 2017 года отчитал Дмитрий Медведев за неудачный старт ракеты-носителя «Союз», ответил на вопросы «Газеты.Ru» о будущей диверсификации ОПК. По словам Рогозина, переход к выпуску гражданской продукции позволит мобилизовать экономику для работы и в мирное, и в военное время.

— В 1990-е годы мы уже пытались диверсифицировать сферу ВПК, и у нас ничего не вышло. Вы считаете, сейчас получится начать выпускать конкурентоспособную гражданскую продукцию?

— Я бы сказал, что эта попытка предпринималась даже не в 1990-е, а в конце 1980-х годов. Именно тогда в Советском Союзе была разработана программа конверсии. Я, кстати, с ней внимательно ознакомился, когда мы начинали планировать современную программу диверсификации продукции оборонно-промышленного комплекса. Чтобы не повторять ошибок, решили перечитать и изучить все старые документы.

А вот то, что уже происходило в 1990-е годы, это не конверсия, это была уже полная дискредитация и уничтожение оборонно-промышленного комплекса.

Тогда в результате крайне непродуманных реформаций резали целые технологические цепочки. Причем чаще всего даже не в результате какой-то глупости, а только для того, чтобы кому-то понравиться.

Проблема конверсии последних лет Советского Союза состояла в том, что в те времена пытались производить высокотехнологичную продукцию на высокотехнологичных предприятиях, но пытались эту продукцию ориентировать на рынок, о котором не имели ни малейшего представления. Мы с этим и сейчас сталкиваемся.

Потому что есть сложности объективного характера, но есть и чисто субъективный фактор. Во-первых, многие директора оборонных предприятий считают, что разговор о том, что гособоронзаказ будет сокращаться, не соответствует действительности. То есть они полагают, что сегодня диверсификация — это некая модная тема, но их лично она никак не коснется. То есть события будут развиваться именно по тому сценарию, который характерен исключительно для современного состояния нашего ОПК, когда можно планировать развитие производства на много лет вперед, и именно этому и соответствует десятилетняя программа вооружения, представленная правительством и подписанная президентом. То есть всегда будут государственные гарантии, стабильные цены, устойчивая кооперация. А экспериментировать и искать себя на гражданском рынке, который большинству директоров предприятий ОПК совершенно непонятный и чужой, нет необходимости.

— Это единственная проблема?

— Вторая проблема в том, что, к сожалению, в цену военной продукции часто директора предприятий вносят расходы, без которых можно было бы и обойтись, с которыми можно и нужно бороться. К таковым можно отнести издержки производства и нерациональную организацию технологических процессов. Сюда же чаще всего можно приплюсовать недостатки в построении логистики. Все это устраняется с большим трудом и очень медленно, поскольку со стороны директорского корпуса пока еще можно доказать, что все это является неотъемлемой частью цены на конкретный военный продукт.

А вот с гражданской ценой такие шутки не пройдут. Потому что там придется конкурировать как с отечественными, так и зарубежными производителями. А уже есть российские производители, которые набили руку именно на встраивании в мировую рыночную экономику.

То есть сама по себе эта диверсификация очень полезна. Мы начинаем приучать директоров оборонных предприятий к тому, чтобы они начали тщательно обсчитывать собственное производство. Этому во многом способствует и принятое правительством 2 декабря 2017 года постановление, которое дает возможность работать в рамках фиксированной цены, согласованной с заказчиком, то есть не пересматривать ее много лет. Только пересчитывать на индекс, соответствующий инфляции, так называемый дефлятор.

Но при этом все, что может быть сэкономлено внутри этой цены за счет более рационального производства и избавления от издержек, теперь будет оставаться самому предприятию.

— А раньше было не так?

— Раньше каждый год цена могла быть пересмотрена. Поэтому не было заинтересованности бороться с этими издержками. То есть стимула не было никакого. Теперь мы этот стимул создали. Мы даем возможность предприятиям, образно говоря, нарастить жирок за счет рачительного хозяйствования. При этом мы говорим директорам, что те деньги, которые они сэкономят, можно будет потратить на организацию производства гражданской продукции. А государство поможет им консолидировать государственный заказ.

По крайней мере, все это создает целую систему стимулов, которые могут привести к искомому результату — началу выпуска действительно высокотехнологичной продукции на оборонных предприятиях.

Но мы еще одновременно, приучая к такому более жесткому варианту борьбы за рынок, добиваемся еще и снижения цены на военную продукцию. Такой сценарий, к слову, не был спланирован, когда разрабатывалась программа конверсии ОПК в конце 1980-х годов.

Но надо иметь в виду, что сегодня определенную сложность создает и внешняя среда. Потому что мы имеем дело с санкциями. В настоящее время санкции незаконно вводятся и в отношении практически всех оборонных предприятий, и в отношении финансовых и кредитных организаций, которые сотрудничают с оборонно-промышленным комплексом.

И это, конечно, снижает привлекательность нашего ОПК с точки зрения инвесторов, вложений в военные заводы для того, чтобы они могли производить качественную продукцию гражданского назначения. Тем не менее мы уже спланировали некие решения, которые, я убежден, полностью избавят нас от этой чумы.

«Ничего выдумывать не нужно»

— И в чем суть современной диверсификации?

— Мы не собираемся останавливать военное производство. Мы просто это производство расширяем до уровня, когда будет производиться и военная продукция, и продукция двойного назначения, и гражданская продукция. Кстати, производство гражданской продукции одновременно является неким элементом мобилизационной экономики. То есть если наступит особый период, то за счет налаженного выпуска гражданской продукции можно будет быстро, реверсом, вернуть все это на рельсы производства оборонной продукции.

И тем самым быстро нарастить объемы производства в условиях военного времени.

Понимаете, это очень важно. Первое, что касается диверсификации, то она должна быть прежде всего профильной для тех предприятий, которые могут производить гражданскую продукцию.

— Что это значит?

— Скажем, если это кораблестроение, то совершенно очевидно, что перед кораблестроителями не надо ставить задачу выпускать что-то такое, что им не свойственно. Они просто должны производить качественную гражданскую морскую технику для всех отраслей экономического комплекса страны, где требуются те или иные суда или платформы. К примеру, наши рыбаки хотят получить качественную технику. Нам необходимы хорошие пассажирские суда. Нам надо осваивать сейчас Черное море и соединить Тамань и Крым пассажирским сообщением. То есть нам сейчас необходимо большое количество гражданских судов. Вот это и есть гражданская программа диверсификации для российского судостроения, ничего тут выдумывать не нужно.

То же самое для авиастроения. Если мы делаем классные боевые самолеты, то надо просто научиться выпускать столь же конкурентные гражданские воздушные суда. Понятно, что там огромная разница в подходах. Ресурс другой, вопросы безопасности другие. Тем не менее это надо делать. И мы начинаем это делать. Примеры: самолет МС-21, который находится на испытаниях; начало создания Ил-114 для межрегиональных линий; совместный проект с Китаем по дальнемагистральному широкофюзеляжному самолету, и многое-многое другое.

— Что еще можно диверсифицировать?

— Есть три важных направления, на которые мы сейчас ориентируем оборонно-промышленный комплекс.

Первое — это создание продукции для нашего топливно-энергетического комплекса. Ведь он находится сегодня под санкциями и не может получать то, что всегда получал беспроблемно, к примеру, различного рода газоперекачивающие станции.

Помимо этого, в рамках наших новых проектов по сжижению газа требуется огромное количество разного рода оборудования. Это рынок емкостью в десятки миллиардов долларов. Соответственно, всю эту продукцию легко можно производить на предприятиях российского двигателестроения. Или авиационного, или на предприятиях ракетного двигателестроения. И это уже делается.

У нас с главой «Газпрома» Алексеем Борисовичем Миллером была уже совместная встреча вместе с нашими промышленниками. Она прошла в мае прошлого года на предприятии «Сатурн» (входит в Объединенную двигателестроительную корпорацию Госкорпорации Ростех — прим. «Газета.Ru»). Сейчас заканчивается формирование дорожной карты, где энергетики выставляют целый план импортозамещения всего того, что им необходимо. И это будут делать наши двигателестроители, в том числе создавать объекты электрогенерации на базе авиационных двигателей для отдаленных населенных пунктов вплоть до мощности в 25 мегаватт.

Второе направление — медицинское оборудование. Мы ежегодно ввозим в нашу страну медицинского оборудования примерно на 350 млрд руб. Причем ввозим все, что на самом деле могли бы производить на собственной территории, — начиная от медицинского инструмента и заканчивая МРТ, рентгена, диагностического оборудования. Все это мы могли бы делать на своих машиностроительных предприятиях. И уже начинаем делать.

Заказ на медицинское оборудование, а это, повторю, огромные деньги — 350 млрд руб. — надо консолидировать, разложить по полочкам, по конкретной номенклатуре, и сформировать этот заказ для тех предприятий, которые могут это оборудование изготавливать. Прежде всего, это предприятия российского приборостроения. Это и тот же самый Ростех, это Роскосмос, Росатом. И мы вполне можем освоить этот большой рынок.

— А третье?

— Третье — это, конечно, телекоммуникационное оборудование, вся бытовая техника, в том числе телефоны, радиоприемники, телевизоры, компьютеры. Это огромный рынок. И мы сегодня представлены на этом рынке всего лишь чуть более чем 5% оборудования. Чтобы этот рынок освоить, я считаю, необходимо обязательно проводить политику офсетных соглашений. То есть если кто-то хочет у нас продавать свою технику, то он должен постепенно локализовать производство этой техники на нашей территории. Так, как это делали в свое время в Китае. Они за счет локализации фактически сформировали свои собственные отрасли промышленности. Так надо делать и нам. Мы хотим иметь собственное телекоммуникационное оборудование, которому доверяем. И это можно сделать за счет связанных контрактов.

Иными словами, хочешь продавать в России — сделай у нас предприятие. Дальше мы будем перехватывать технологии, обучать собственный персонал и на наших предприятиях производить необходимые компоненты и продукцию в целом.

— Какова в этом плане позиция главы государства?

— Он очень много внимания уделяет этому вопросу. В конце совещания [по вопросам диверсификации производства высокотехнологичной продукции гражданского назначения организациями ОПК в Уфе] Владимир Владимирович [Путин] обратился ко всем промышленникам и сказал: «Послушайте, если мы с вами все перечисленное сделаем, мы будем жить совершенно в другой стране. Мы будем иметь совершенно иную экономику. И самое главное, что мы должны сделать — сформировать свой собственный внутренний рынок и освоить его».

И это совершенно правильный тезис президента. Когда мы говорим о том, что будем экспортировать свою продукцию за рубеж, то сначала, наверное, надо свой собственный рынок отвоевать. А то у нас сегодня даже в гражданской авиации 80% всех дальнемагистральных самолетов — иностранные. Поэтому планы диверсификации будут сформированы по всем этим направлениям.

Президент на этом совещании внимательно выслушал, что говорилось конкретными руководителями по направлениям. Будет выпущено поручение президента. Соответственно, комиссия по импортозамещению правительства Российской Федерации возьмется уже за создание нормативной базы, и начнут осуществляться конкретные мероприятия. Надеюсь, что за весну 2018 года мы эту работу полностью наладим.

Россия > Армия, полиция > gazeta.ru, 26 января 2018 > № 2472724 Дмитрий Рогозин


Россия > СМИ, ИТ. Госбюджет, налоги, цены > rupto.ru, 26 января 2018 > № 2472297 Григорий Ивлиев

Глава Роспатента: мы будем использовать искусственный интеллект в патентовании

Глава Роспатента Григорий Ивлиев рассказал в интервью ТАСС об особенностях патентной деятельности в России, о том, как цифровизация поможет ускорить прием заявок и выдачу патентов, кто сможет получить диплом патентоведа и как Россия вписывается в мировую систему интеллектуальной собственности.

— Вы ранее отмечали спад патентной активности в России. С чем он связан, и какие ваши прогнозы на этот год. Ожидаете оживление, больший интерес к патентованию изобретений или торговых марок в этом году? И если да, то с чем это будет связано?

— Сфера интеллектуальной собственности — очень обширное понятие. На одном полюсе мы в прошлом году наблюдали снижение количества патентных заявок на изобретения от российских заявителей. На другом — видим существенный рост заявок по товарным знакам: в 2017 году их число выросло на 13%. Российские компании, правообладатели активно выходят на рынок со своими товарными знаками. А это означает, что появляются новые товары, зарекомендовавшие себя, компании, которые хотели бы продвигать свой бренд. И это очень радует. Но параллельно мы видим беспрецедентное падение по патентованию изобретений — на 15% в прошлом году. Наибольшее снижение по заявкам у научно-исследовательских институтов — на 23,5%, затем на третьем месте по снижению идут вузы — примерно 14%, и на 20% у нас произошло сокращение числа патентных заявок от физических лиц.

— А какие причины этого снижения?

— Причины разные. НИИ и вузы сократили свою патентную активность, я считаю, из-за недопонимания своих задач и отсутствия внутренних систем управления интеллектуальной собственностью. Они ушли больше в научные публикации и в регистрацию результатов интеллектуальной деятельности в виде ноу-хау, секретов производства, что не позволяет выйти на рынок, не позволяет представить изобретение миру. Это не очень хорошая тенденция, и я думаю, что на изменение этой ситуации может повлиять государство. Выдавая грант, следует оговаривать в условиях обязательное патентование изобретений, полезных моделей или промышленных образцов. Потому что научные публикации и патентные заявки — это разные, принципиальные разные уровни завершенности исследования. Потому что для того, чтобы запатентовать, нужно представить техническую проблему, технический результат, техническое решение. Необходимо описать, в чем промышленная применимость, в чем мировая новизна. Эти требования не предъявляются к научной публикации. Вы можете в ней опубликовать все, что вызывает интерес. Однако информация может не быть представлена в структурированном виде и готова к коммерциализации.

У нас произошла какая-то неправильная, на мой взгляд, "установка", что если нельзя на следующий день патент на изобретение продать, то не надо его и патентовать. На самом деле для того, чтобы понять, можно ли это коммерциализировать, можно ли внедрить, вызовет ли результат исследования, результат интеллектуальной деятельности интерес в мире, его нужно запатентовать, нужно создать объект интеллектуальной собственности. Пока нет патентной заявки — нет объекта интеллектуальной собственности. Поэтому мы настоятельно рекомендуем министерствам уточнять требования в своих договорах на разработки НИОКРов, договорах на передачу государственных денег на научно-исследовательскую деятельность такого подхода. Тот, кто получает эти деньги, обязуется создать объект интеллектуальной собственности, обязуется провести свое исследование до той степени, когда и заказчик, и все общество, и Роспатент, в том числе, будет видеть, что да, здесь создано что-то принципиально новое, здесь создано то, что может быть использовано в экономике. Потому что патент — это, прежде всего, экономический актив. Патент — это возможность заработать на уступке исключительных прав, на лицензии, на производстве товара с использованием запатентованной технологии. Это отлично понимают, например, в фармацевтике, где борются за каждый патент. В других областях, к сожалению, меньше.

Между тем, Всемирная организация интеллектуальной собственности (ВОИС) выпустила доклад, в котором указано, что одна треть стоимости товаров, продаваемых во всем мире, основана на так называемом "нематериальном капитале", интеллектуальной собственности. А в некоторых отраслях стоимость нематериальных активов уже в два раза превышает стоимость материальных — зданий, станков, оборудования. Это огромный потенциал, который наш бизнес, наши государственные корпорации пока, к сожалению, очень слабо используют.

— А почему проседание идет по патентованию изобретений у граждан?

— С физическими лицами другая картина. Мы предъявили более высокий уровень требований по целому ряду позиций. Мы стараемся еще на первоначальной стадии отсеивать то, что называют "патентным мусором". Иногда поступают откровенно слабые заявки, которые не тянут на изобретение, вот их мы в прошлом году стали отсеивать жестче.

— Вы не упомянули компании в своей статистике, что у них с патентованием?

— Предпринимательский сектор в целом сохранил свои позиции по патентованию. Число заявок сократилось лишь на 2,5%. Когда попадает какое-то наукоемкое производство в частные руки, предприниматель очень бережно обращается с этим богатством. Мы знаем такие примеры, когда патентование здесь ускоряется, и люди понимают, что они должны себя защитить. Это хорошая тенденция, но нам бы хотелось, чтобы ее масштабы росли.

— Многие жалуются, что патентование идет несколько месяцев, соответственно и о защите на это время говорить сложно.

— А вот тут вы не правы. Защита предоставляется с момента подачи заявки. Патентный приоритет, то есть защиту, государство предоставляет не только тогда, когда оно выдает патент. Что касается времени на рассмотрение заявок, то со скоростью рассмотрения патентных заявок мы работаем. У нас средние сроки рассмотрения заявок по разным направлениям сократились на срок от нескольких недель до нескольких месяцев. На сегодняшний день Роспатент — одно из самых оперативных патентных ведомств мира в этом вопросе. У нас осенью выступал патентный поверенный из США, так вот она сказала, что тот, кто критикует Роспатент за сроки, вероятно никогда не пытался патентоваться в Штатах. Есть отдельный вид услуг — рассмотрение заявок по сокращенной процедуре. Это общемировая практика.

— Те патенты, которые выдаются по сокращенным процедурам, они чем-то отличаются от тех, что идут по стандартной процедуре?

— Нет, они не отличаются. Это просто концентрация усилий экспертизы на таких заявках. Например, Минобрнауки просило нас ввести такой ускоренный порядок для заявок, поданных по итогам госпрограмм, которые Минобрнауки принимает и финансирует. Мы согласились. Причем, это будет без ущерба для общего потока. Наоборот, и в общем потоке тоже рассчитываем сократить сроки. Кроме этого, мы предлагаем всем желающим платную форму ускоренного рассмотрения.

— А это насколько сокращает длительность процесса?

— Сейчас средний срок рассмотрения заявок составляет 9,5 месяцев. Мы можем сократить его до шести.

— А сколько в среднем стоит запатентовать изобретение?

— Если неускоренными темпами, то общая сумма примерно 12,5 тыс. рублей. Столько стоит вообще вся процедура патентования от подачи заявки до выдачи свидетельства. Для льготных категорий стоимость еще меньше. Мы тут посчитали, что студенту, например, вся процедура может обойтись в 800 рублей.

— Эксперты и участники рынка считают, что и у студентов, и у научно-исследовательских институтов все хорошо с идеями, что очень плохо именно с коммерциализацией. Им действительно гораздо легче написать научную публикацию и ноу-хау, чем объяснить промышленную значимость того или иного.

— Вы совершенно правильно говорите, это очень это непросто. Это задача более сложного уровня. Они говорят: "Я написал, у меня такая хорошая идея, а ее никто не использует". Так вы ее написали в форме научной публикации, научного доклада, научного отчета. — А вы структурировали ее по тем правилам, по которым живет мир, создавая объекты интеллектуальной собственности, продавая его, реализуя его, заключая под него лицензионные договоры? — Нет.

На коммерциализацию идей еще во многом влияет то, что исследования часто начинаются почти вслепую. У нас мало кто проводит патентные исследования, прежде чем начать работу. В итоге получаются такие результаты, которые в мире или даже у нас в стране уже запатентованы. Так может, вместо того, чтобы тратить деньги на них, можно было бы купить лицензию и потратить в разы меньше денег? Может, стоит провести исследования в том направлении, в котором они еще не проводились?

Мы именно поэтому открыли в подведомственном нам Федеральном институте промышленной собственности (ФИПС) Проектный офис, который как раз занимается патентной аналитикой, который может предоставить целый ряд инструментов для принятия решений, как на уровне региона, так и на уровне корпораций. Мы даже экспресс-инструменты сделали, которые может себе бизнес малого и среднего масштаба позволить. Причем, сделали это на таком уровне, что Всемирная организация интеллектуальной собственности официально присвоила нашему Проектный офису статус "преквалифицированный провайдер патентной аналитики уровня ВОИС" и включила нас в список поставщиков патентных ландшафтов для участия в будущих тендерах этой организации.

К тому же, я думаю, многие отказываются от патентования, потому существует явный дефицит специалистов в этой области, мало "проводников", разъясняющих тонкости и особенности патентования, оказывающих квалифицированную помощь. У нас к этой работе системно почти никого не готовят. Да, Роспатент готовит профильных специалистов в подведомственном вузе — Российской государственной академии интеллектуальной собственности (РГАИС), но это даже для нас мало. Мы выпускаем порядка 200 специалистов в год. Для экономики это совсем ничего. В советское время таких специалистов готовили по 15 000 в год: кого-то в вузе, кого-то на курсах повышения квалификации.

— А они у вас получают юридическое образование?

— Юридическое и экономическое. Плюс уже второй год у нас есть подготовка инженеров-патентоведов. Понимаете, подготовить пакет документов, скажем, на товарный знак могут и юристы. А чтобы предоставить данные на патент на изобретение, конечно, нужно обладать специальными знаниями. Потому что, например, редактирование генома — это 30 томов научных исследований. И нужно вообще понимать, что такое геном, что означает его редактирование, и как все это построено. Причем, наш эксперт еще должен сказать, новое это в мире или не новое. Это трудная работа. Надо готовить кадры, надо учить специалистов. Я вижу просто какой-то такой страх перед необходимостью патентования, этой глубоко научной деятельностью. Это ведь по существу научная работа. Ученые и есть наши главные изобретатели, главные заявители в нашей системе. Нужно системное образование.

— И как изменить эту ситуацию?

— Мы договорились с Минобразования, что будет базовое вузовское образование по подготовке патентоведов: инженеров, физиков, фармацевтов. Это будут магистерские программы по специальности, включающей это направление подготовки патентования. С 2019 года вузы смогут готовить специалистов по этим направлениям, будет выделено 650 бюджетных мест. Но они должны подготовить соответствующие образовательные программы, получить аккредитацию. Сейчас уже 3 вуза могут это делать. Это подведомственная нам РГАИС, Бауманка, и Университет ИТМО в Питере. Мы надеемся, что в будущем количество вузов и мест по нашим направлениям будет расти. Но, кроме этого, конечно же, должна развиваться система повышения квалификации через специальные курсы. Мы разработали и онлайн-курсы. Кстати, наша РГАИС четыре курса разработала на английском языке, и успешно их реализует для стран БРИКС.

— Одна из последних тенденций это тотальная цифровизация всех сфер деятельности, в том числе и патентной деятельности. Что в этом направлении вы делаете?

— У нас в этой сфере есть колоссальный потенциал. Если сейчас подается письменно заявление, 2 месяца его чиновник рассматривает, выясняет, что пошлина неправильно уплачена, он пишет письмо: уплатите пошлину, потом выясняется еще что-то неправильно оформлено или сделано, и так далее. Роспатент уже сейчас готов к работе с любым заявителем в электронном виде. Практически по всем госуслугам. Сейчас нам можно подать заявку в электронном виде. Если она соответствует установленным требованиям, если пошлина уплачена правильно, она на следующий день попадает к эксперту. Онлайн подача без всяких дополнительных проверок.

Второе направление для цифровизации — это переход прав на объект интеллектуальной собственности. Мы регистрируем этот переход прав, регистрируем лицензионный договор на объект интеллектуальной собственности, и это очень важно с тем, чтобы это происходило очень быстро. И это же тоже связано с оплатой пошлины, и с расчетом между субъектами. Поэтому, когда мы будем проводить эти операции в системе нашего реестра передачи прав, предполагается, что переход собственности, переход права с помощью лицензионного договора будет проходить по нажатию кнопок двумя людьми, участниками этого процесса. Даже не двумя, может быть десятью тысячами. Сколько лицензий захотят получить на тот или иной продукт? И эта вся цепочка транзакций, которые сейчас происходят в ручном режиме достаточно долго, будет проходить в автоматизированном режиме. И контролировать это будет сама система.

В целом, цифровизация, которая проводится в Роспатенте, — это наше основное направление развития. Мы через цифровизацию решаем вопросы ускорения, качества, подготовки людей, информированности общества. Она носит глобальный характер, появляются феномены, составляющие вызовы для права интеллектуальной собственности: интернет вещей, биг-дата, блокчейн, искусственный интеллект. Но мы сегодня берем эти инструменты для того, чтобы их использовать в своей работе.

— Как искусственный интеллект вы планируете использовать?

— Например, мы планируем создать реестр 3D-технологий, с помощью которого будет проводится сравнение 3D-модели из поданной заявки с уже существующим массивом зарегистрированных моделей, их сопоставление. Эксперт просто будет смотреть результаты этого поиска, где красным цветом будут отмечены несовпадения, а зеленым — сходства. Останется только посмотреть на цвета и нажать на кнопку. Все остальное сравнение за него сделает специальная программа.

— А вы сотрудничаете с кем-нибудь из российских компаний, допустим, с тем же Яндексом?

— Яндексу мы предлагали сотрудничество, точнее, они выходили на сотрудничество. Мы работаем с системными интеграторами "Крок" и "Ай-Теко". Но мы объявляем конкурс среди отечественных разработчиков на разработку такого программного обеспечения. Нам государство выделило существенные средства именно на цифровизацию процесса, это инвестиции государства в удобные инструменты для граждан и исследовательского сектора. Правительство понимает важность этих мероприятий. Мы приглашаем крупные компании — приходите к нам, ставьте задачи, решайте вопросы.

— Какой ваш прогноз по динамике патентной деятельности на этот год?

— Будет продолжен рост заявок на товарные знаки. В 2017 году подано около 73 тыс. заявок на товарные знаки, более чем на 18 000 больше, чем в прошлом году. Это очень существенные цифры для нашей экономики. Будет геометрический рост подачи заявок на промышленные образцы. Мы вступили в систему международной регистрации промышленных образцов, и теперь для того, чтобы зарегистрировать у нас промышленный образец, с 28 февраля 2018 года нашим заявителям не надо будет вступать в переписку с патентным ведомством каждой страны, где они хотят зарегистрировать свой промобразец. Достаточно подать заявку в Роспатент и указать, в каких странах запрашивается регистрация. И мы сможем регистрировать их на территории в 82 государств. Соответственно, заявки из этих стран мы тоже будем регистрировать. Что касается патентной активности, я думаю, здесь тоже будет существенный рост. Потому что увеличивается количество вложений государства в НИОКР. И надо обеспечить эффективность этих вложений.

Беседовала Лана Самарина (ТАСС),

Россия > СМИ, ИТ. Госбюджет, налоги, цены > rupto.ru, 26 января 2018 > № 2472297 Григорий Ивлиев


Польша. Украина. Евросоюз. РФ > Нефть, газ, уголь > inosmi.ru, 26 января 2018 > № 2472042 Антоний Рыбчинский

Задачи нового правительства на Востоке: история, выборы, газ

Антоний Рыбчиньский (Antoni Rybczyński), TVP.INFO, Польша

Складывается впечатление, что руководство нашей страны все меньше интересуется тем, что происходит к востоку от наших границ. Восточной политики в виде цельной концепции у Польши нет уже давно, а сейчас даже двусторонние отношения с соседями вроде России или Украины (не говоря уже о забытой всеми Белоруссии) превратились для политиков в обременительный балласт. Что скрывать, успехов на этом направлении добиться сложно: восточная политика напоминает, скорее минное поле.

Новый год Польша начала с новым правительством. Самые важные изменения в контексте Востока произошли в МИД и Министерстве обороны. Любопытно, что эти отставки встретили в России и на Украине со сдержанным оптимизмом, хотя, разумеется, по совершенно разным причинам. Москву порадовал уход Антония Мачеревича (Antoni Macierewicz), а Киев — Витольда Ващиковского (Witold Waszczykowski).

Смешанные чувства

Российские СМИ встретили новость о перестановках в польском правительстве, скорее, одобрительно. В первую очередь это было связано с уходом Мачеревича: ему припомнили, что он считает произошедшую под Смоленском авиакатастрофу результатом покушения. Однако бывшего главу оборонного ведомства ненавидели в Москве по двум другим причинам. Во-первых, он внес вклад в укрепление не только оборонного потенциала Польши, но и всего восточного фланга НАТО. Деятельность главы оборонного ведомства можно оценивать по-разному, но в Альянсе внимательно прислушивались к тому, что он говорил о российской угрозе, кроме того, ему удалось завязать хорошие отношения с американцами.

Здесь есть еще один аспект, который касается исключительно польской безопасности: Мачеревич обновил кадровый состав вооруженных сил, окончательно искоренил влияние в них бывшей Военной информационной службы, омолодил офицерский корпус, открыв дорогу людям с патриотическими убеждениями, и создал войска территориальной обороны.

В-третьих, россиянам не мог нравиться подход Мачеревича к Украине. «Украина — важное независимое государство, интересы которого следует уважать, как интересы всех других стран», — говорил (кстати, в день своей отставки) бывший министр в эфире «Польского радио». Заявления о том, что в число приоритетов Польши входит возвращение Украине независимости и территориальной целостности, были ясной отсылкой к российской агрессии.

То, что вызывало в Москве недовольство, в Киеве воспринималось совершенно иначе. Пожалуй, ни на одном другом поле польско-российские отношения в последние два года не развивались так хорошо, как в сфере обороны. Достаточно упомянуть соглашение о создании многонациональной польско-литовско-украинской бригады, проекты по обучению военных или сотрудничеству в сфере ВПК.

Если по Мачеревичу в Киеве будут скучать, то Ващиковский вызывал там совсем другие чувства. Отставку, как писали некоторые СМИ, «министра-украинофоба», встретили на Украине с радостью. Кроме того, украинцы надеются, что новый глава дипломатии сосредоточит внимание на отношениях с Европейским союзом. Телефонный разговор Яцека Чапутовича (Jacek Czaputowicz) с украинским коллегой Павлом Климкином, состоявшийся 11 января, подтвердил, что польская политика в отношении Киева не изменится. Основные ее аспекты это — стремление к восстановлению территориальной целостности Украины, поддержка проевропейских устремлений этой страны, а также решение спорных вопросов в исторической сфере.

Новый разворот?

Россия сближает, история отдаляет — так можно кратко описать наши отношения с Киевом. Чем тише и спокойнее будет на фронте в Донбассе, тем громче будут становиться споры о Степане Бандере, Волыни или операции «Висла». Политические события с обеих сторон, конечно, не способствуют решению проблем, однако отставка Ващиковского тоже не сможет автоматически сделать отношения Польши и Украины безоблачными. МИД, судя по всему, утратит роль основного игрока, ответственного за их нормализацию.

Во время своего визита в Харьков президент Анджей Дуда (Andrzej Duda) договорился с Петром Порошенко о том, что урегулированием ситуации займется польско-украинская комиссия по историческим вопросам. Ее возглавят вице-премьер Павел Розенко и министр культуры Петр Глиньский (Piotr Gliński). Перед ними стоит сложная задача. Основным препятствием может стать стремление переложить вину за ухудшение польско-российских отношений на Россию. Таких взглядов придерживается в том числе Розенко («Мы прекрасно знаем, кто хочет воспользоваться напряженностью, и понимаем, что за разрушением украинских монументов в Польше и польских на Украине, стоит не кто иной, как Россия», — говорил он.)

В ближайшее время украинский вице-премьер нанесет визит в Варшаву. Свою позицию накануне переговоров с Глинским он обозначил в интервью украинскому «Пятому каналу». Там вновь прозвучали слова о «диалоге на равных» без «ультиматумов и угроз» и тезис, что дискуссию на исторические темы следует очистить от политики, а вести ее должны специалисты. Проблема в том, что с такими специалистами, как глава украинского Института национальной памяти Владимир Вятрович, никакой деэскалации не будет.

История как инструмент

Споры на историческую тему не утихнут хотя бы из-за приближающихся важных дат. Сначала будет 75-я годовщина Волынской резни, потом 100-летие восстановления независимости Польши. Если воспоминания о совместной борьбе с большевиками (1919-1920) могут сблизить поляков и украинцев, то события 1918 года уже наоборот, о чем напоминают проблемы с реставрационными работами на Кладбище защитников Львова (на котором похоронены поляки, павшие в ходе польско-украинской войны 1918-1919 годов, — прим.пер.).

На этой почве по обе стороны границы возрастает активность провокаторов и представителей разнообразных пророссийских кругов. Тревогу вызывают нападки на публицистов и экспертов, которые призывают Польшу и Украину наладить как можно более тесное сотрудничество. Самой взрывоопасной темой, к которой обратятся враги Украины в Польше и враги Польши на Украине, может стать массовая миграция: по некоторым оценкам, к концу года в нашей стране будут жить и работать уже три миллиона украинцев.

Фактором, который будет служить не сближению, а отдалению Варшавы и Киева друг от друга, останется внутренняя ситуация в обеих странах. Источником проблем может стать в первую очередь украинская сторона, где постепенно набирает обороты избирательная кампания перед президентскими выборами 2019 года. Кандидаты будут активно разыгрывать карту национализма, и хотя он направлен против российского агрессора, обращение к тезисам и традициям Бандеры, Шухевича и ОУН-УПА (запрещенные в РФ экстремистские организации — прим.ред.) негативно отразится на отношениях с Польшей. Более того, такую риторику может использовать и президент Порошенко, стремясь опровергнуть обвинения в том, что он занимает в отношении Москвы излишне мягкую позицию.

Политический газ

Однако пока у Польши и Украины остается больше точек соприкосновения, чем поводов для разногласий. Самая важная тема — это, конечно, общий враг на востоке, в этом вопросе Киев и Варшава солидарны. Ярослав Качиньский (Jarosław Kaczyński) — это (к счастью для украинцев) не Виктор Орбан. Эскалация военного конфликта в Донбассе будет способствовать сближению наших стран. Между тем в этом году, по крайней мере до чемпионата мира по футболу, Москва вряд ли решит предпринимать агрессивные шаги. Наоборот, Путин в последнее время старается выступать в роли миротворца, готового, разумеется, на российских условиях, отдать Донбасс Киеву (обмен пленными, дискуссии о миротворческой миссии ООН). Эта тактика может быть использована для того, чтобы добиться смягчения антироссийских санкций (сделать это будет тем легче, что в немецком правительстве окажутся социал-демократы, которые относятся к Москве благосклонно).

Судя по всему, самых больших успехов в отношениях с Украиной мы сможем добиться в оборонной и экономической сферах, значит, именно в них нам следует идти на сближение. Мы уже видели первые шаги в газовой отрасли, и остается надеяться, что такая политика будет продолжена. Впрочем, газовая проблематика, сближающая нас с Киевом, одновременно выступает почвой для конфликтов с Москвой. Борьба с монополистскими практиками Газпрома — это поле для плодотворного польско-украинского сотрудничества.

В этом году Стокгольмский арбитраж должен вынести вердикт по иску Польской нефтегазовой компании (PGNiG) к Газпрому, и все говорит о том, что решение будет принято в нашу пользу. Ключевой темой останется при этом так называемый Ямальский договор.

Польская сторона четко заявила, что не собирается его продлевать. В связи с этим можно ожидать, что Газпром и его политические покровители предпримут различные шаги, стремясь вынудить поляков пойти на уступки. Не исключено, что под удар попадет основной проект, связанный с преодолением зависимости Польши от российского газа: Балтийский газопровод.

Основные дискуссии разворачиваются сейчас, однако, вокруг другого инфраструктурного проекта, мнения Варшавы и Москвы по поводу которого расходятся. Будущее газопровода «Северный поток —2», по всей видимости, решится в ближайшие месяцы. В этом вопросе мы можем рассчитывать на Украину, страны Балтии и в первую очередь США. Но хватит ли этих сил, чтобы одержать верх над российско-немецкой коалицией, которую поддерживают крупные европейские концерны?

Вместе и врозь

Битва за «Северный поток-2» показывает, что вести политику в отношении России, не учитывая международные реалии, невозможно. Градус польско-российских контактов в последние несколько лет зависит от того, что происходит на линии Москва — Запад. Администрация Трампа придерживается жесткого курса (об этом свидетельствуют новые санкции и намерение продать оружие Украине), но Европа начинает все более открыто искать способ придти если не к перезагрузке, то хотя бы к нормализации отношений с Путиным. Развитию этих тенденций будет способствовать то, что в ближайшие полгода кремлевский лидер займет более мягкую позицию. Во-первых, в марте Россию ожидают президентские выборы, во-вторых, летом пройдет чемпионат мира по футболу. Москва постарается снизить уровень напряженности, но если ей это не удастся, она вновь обострит политику в отношении Запада. Польше это выгодно: чем хуже атмосфера в их контактах, тем лучше для нас.

То, как воспринимает Кремль Варшаву, напрямую зависит от того, как складываются у него дела с Вашингтоном. Россияне считают нашу страну выразителем американских идей в Центрально-Восточной Европе. «Мы будем готовы к диалогу, но для этого наши польские коллеги должны понять, что диалог может строиться только на основе взаимного учета интересов, а не на основе попыток диктовать нам нечто, ощущая за своей спиной американцев и прочих "ястребов" в рамках Североатлантического альянса»,- заявил 15 января Сергей Лавров, комментируя отношения с Польшей.

Москва критикует Варшаву за «противодействие любым предложениям о более реалистичном взгляде на отношения с Россией», звучащим в НАТО и ЕС.

При помощи европейских и натовских инструментов, страны-члены этих организаций, негативно относящиеся к Москве, могут доставить ей большие неудобства. Примером такого шага, который вызвал у россиян сильное раздражение, стала депортация кремлевского политолога Олега Бондаренко. 14 января он прилетел в Берлин на мероприятие немецкой партии «Левые», но оттуда его выслали в Москву: оказалось, что в ноябре Польша подала запрос с просьбой на три года закрыть ему въезд в ЕС.

Пожалуй, единственным вопросом в отношениях Москвы и Варшавы, который можно назвать однозначно двусторонним, остается расследование смоленской катастрофы. Позиция Мачеревича по этому вопросу не устраивала россиян, поэтому они обрадовались его доставке (газета «Коммерсант» озаглавила свою публикацию «Из польского правительства убирают радикалов»). Однако оказалось, что бывший министр будет руководить работой смоленской комиссии, которая завершает работу над окончательным докладом, а тот наверняка не будет для Москвы лестным.

На удивление, российскую сторону продолжает волновать эта тема. Об этом свидетельствует реакция на заявление польской комиссии, сообщившей 10 января, что на борту правительственного Ту-154 произошел взрыв. Уже на следующий день появилось ответное заявление российского Следственного комитета, который занимался расследованием катастрофы в России. Россияне сообщили, что версия о взрыве проверялась и не нашла подтверждения, к тем же самым выводам пришел Международный авиационный комитет.

Кампания по дискредитации выводов польской комиссии, расследующей смоленскую катастрофу, — это лишь часть большой информационной игры, которую будет вести против Польши Россия. Это может оказаться для нас самой большой проблемой на российском направлении. В «классической» дипломатии перелома ожидать не приходится, хотя из внешнеполитического ведомства (чего раньше не было) поступают сигналы о необходимости активизировать рабочие контакты с Москвой на нижнем и среднем уровне. Такие новости следует оценивать в контексте отношений Варшавы с Берлином и Брюсселем, которые станут сейчас для правительства приоритетом. На восточном фронте все пока останется без изменений, по крайней мере официально.

Польша. Украина. Евросоюз. РФ > Нефть, газ, уголь > inosmi.ru, 26 января 2018 > № 2472042 Антоний Рыбчинский


Белоруссия. Литва > Транспорт > inosmi.ru, 26 января 2018 > № 2472024 Сергей Богдан

Как сужающийся доступ к морю подрывает белорусский суверенитет

Сергей Богдан,  Заутра тваей краiны, Белоруссия

18 января Литва объявила, что Клайпедский порт зафиксировал самый высокий за свою историю годовой объем грузов. Это произошло благодаря растущему использованию белорусскими компаниями порта Клайпеды, даже несмотря на давление Москвы, которая склоняет Белоруссию к бойкоту портов балтийских государств.

Официально белорусское правительство и бизнес сообщают, что они уже начинают экспортировать нефтепродукты через российские порты. Тем не менее, говоря то, что Москва хотела бы услышать, Минск продолжает работать в обычном режиме.

Минск уступает Москве?

20 декабря заместитель премьер-министра Белоруссии Владимир Семашко высказал прогноз, что в 2018 году Белоруссия экспортирует до одного миллиона тонн нефтепродуктов через российские порты. Этот экспорт будет перенаправлен из портов Балтийских стран.

Действительно, 8 декабря глава белорусской государственной компании «Белнефтехим» Игорь Ляшенко объявил, что компания начинает экспортировать нефтепродукты через российские порты. Первая сделка на 72 тысячи тонн должна быть завершена в декабре-январе. Официальный характер его заявления был подчеркнут тем фактом, что оно было сделано на заседании Совета министров Союзного государства Белоруссии и России.

Однако объем этой сделки ничтожен, и даже планы по экспорту одного миллиона тонн в год через Россию не впечатляют. Для сравнения, в прошлом году — даже после того, как экспорт сократился примерно на 15%, Белоруссия ежемесячно экспортировала почти миллион тонн нефтепродуктов. Есть еще одна интересная деталь: у России нет технических возможностей для перенаправления даже половины этих объемов экспорта. Директор по коммерческим вопросам Российских железных дорог Алексей Шило 19 октября сообщил информационному агентству ТАСС, что компания может перевозить около пяти миллионов тонн белорусских нефтепродуктов в год.

Кампания Кремля по навязыванию блокады Балтийских портов застопорилась. В прошлом августе президент Путин лично потребовал, чтобы транзит белорусских нефтепродуктов был перенаправлен из Прибалтики в российские порты. Он предположил, что это можно сделать, навязывая логистические требования Минску через контракты на поставку российской нефти в Белоруссию. Ранее, начиная с 2016 года, Москва пыталась достичь той же цели, предлагая Белоруссии все большие скидки на перевозку грузов по железным дорогам. Однако эти усилия потерпели неудачу.

Заместитель премьер-министра Белоруссии Владимир Семашко сообщил СМИ, что Минск подписал все нефтяные контракты с Россией на период до 2025 года и они не могут быть изменены.

Однако в конце сентября исполняющий обязанности директора Белорусской нефтяной компании Сергей Гриб заявил, что Белоруссия готова была бы поставлять свои нефтепродукты иностранным клиентам через российские порты, если бы в этом присутствовала экономическая целесообразность. Как сообщал портал TUT.by, операция по перевалке одной тонны нефтепродуктов через порты прибалтийских стран стоит от шести до восьми долларов США, а использование российских портов, предложенных Кремлем, будет стоить 12 — 18 долларов.

Никакого бизнеса, только политика

У Минска могут быть свои причины отправить часть грузов через Россию — например, чтобы сделать намек балтийским соседями. Газета «Белорусы и рынок» отметила, что решение Минска о экспорте некоторых грузов через российские порты может иметь не только экономические, но и политические причины — ведь Литва борется против проекта строительства белорусской АЭС и всеми способами пробует оказать давление на Минск.

Белорусское присутствие в Клайпедском порту Литвы предоставляет Минску некоторое влияние на Вильнюс. Несмотря на то, что в течение нескольких лет Россия сокращала объем грузов, перевозимых через страны Балтии, Клайпеда процветает. В основном благодаря белорусскому экспорту калия и нефтепродуктов в 2016 году, порт достиг рекордного уровня перевалки грузов — 40,14 миллиона тонн, а в 2017 году он снова побил этот рекорд за счет перевозки более 43 миллиона тонн.

Официальная доля белорусских грузов в Клайпедском порту, по словам посла Белоруссии в Вильнюсе Александра Короля, за последние пять лет постоянно превышала 30 процентов. По другим оценкам, в частности, опубликованным российским информационным агентством Regnum, доля грузов, связанных с белорусскими компаниями и отправленного через Клайпеду, может достигать 70 процентов.

Однако такое интенсивное использование Клайпеды делает Минск более уязвимым. В интервью газете «Литовский курьер» 13 декабря посол Король пожаловался: «Мы с сожалением замечаем заявления литовских политиков и чиновников о нежелательности сотрудничества с Беларусью, а также их рекомендации [литовским фирмам ] относительно более тщательного выбора деловых партнеров и поставщиков».

Белорусы приходят, когда россияне уходят

5 ноября, анализируя попытки Москвы выманить белорусские фирмы из портов Прибалтики, белорусский независимый интернет-портал TUT.by интерпретировал эти шаги в рамках более широкой реакции Кремля на растущее присутствие Беларуси в литовских и латышских портах.

Оно началось с покупки национальной калийной компанией «Беларуськалий» 30-процентной доли терминала Клайпедского порта в 2013 году. Компания сохранила эту долю собственности и делала дальнейшие инвестиции. В сентябре прошлого года директор «Беларуськалия» Иван Головатый объявил, что «Беларуськалий» может теперь экспортировать всю продукцию через собственный Клайпедский терминал.

Еще одну попытку улучшить доступ к морю для белорусского бизнеса можно увидеть в решении Белорусской нефтяной компании работать с латвийским портом в Риге. В 2016 году белорусский нефтеперерабатывающий завод «Нафтан» подписал контракт с БНК на экспорт в 2018-2022 годах по меньшей мере одного миллиона тонн нефтяных дистиллятов через объекты латвийского WT OIL Terminal. Как белорусские, так и латвийские фирмы, участвовавшие в сделке, умолчали об этом, но информация была опубликована в одном из ежегодных отчетов Нафтана.

Минск пересматривает планы по украинским и польским портам

Усилия Минска найти альтернативные варианты доступа к морю через Украину и Польшу застопорились, хотя причины остаются неясными. 4 января белорусское правительство приняло решение закрыть свое консульство в Одессе. Открытие консульства в марте 2011 года совпало с попытками Минска найти альтернативные источники импорта нефти и уменьшить зависимость от России. Именно по дороге на встречу со своим украинским коллегой Павлом Климкиным в Одессе в августе 2015 года белорусский министр иностранных дел Владимир Макей объявил о заинтересованности Минска в увеличении транспорта белорусских грузов через украинские порты.

18 января Макей озвучил планы Минска закрыть консульство в польском портовом городе Гданьск. В последние годы белорусское правительство изучало возможности использования порта Гданьск, а также разрабатывало международный речной маршрут между Черным и Балтийским морями.

Следовательно, не имеющая выхода к морю Беларусь борется не только с планами Кремля довести региональных противников России до банкротства. В отношениях Белоруссии со странами региона есть проблемы, которые не имеют никакого отношения к России. В результате этого, на нынешнем этапе Минск откладывает свои планы относительно украинских и польских портов, а его сотрудничество с Латвией и Литвой в вопросе доступа к морю характеризуется нестабильностью. Без стабильного регионального сотрудничества белорусский суверенитет остается под угрозой. Только диверсифицированная торговля и коммуникации могут изменить политическую экономию белорусского государства и сбалансировать зависимости Минска от России. Это будет возможно в том случае, если Белоруссия сможет обеспечить доступ к морю через различные страны.

Белоруссия. Литва > Транспорт > inosmi.ru, 26 января 2018 > № 2472024 Сергей Богдан


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 26 января 2018 > № 2472023 Лилия Шевцова

В Москве нервничают: Америка объединилась против режима Путина, пострадают и на Западе

Новая политика США в отношении России затронет и Запад

Лилия Шевцова, российский публицист, специально для «Апострофа», Апостроф, Украина

Уже совсем скоро в США представят так называемый кремлевский доклад. До 29 января американское Министерство финансов должно подготовить список высокопоставленных российских чиновников и бизнесменов, приближенных к Владимиру Путину, против которых в дальнейшем могут ввести персональные санкции. Этот шаг Вашингтона, как и некоторые другие перед этим, знаменует собой новую политику жесткого давления на Кремль, которая будет иметь последствия не только для России, но и всего Запада. Об этом пишет в своей колонке для «Апострофа» российский политолог Лилия Шевцова.

Официальная Москва уже несколько месяцев пребывает в состоянии нервного ожидания. Сам этот факт только подчеркивает ироничность ситуации: российский истеблишмент, который уверяет себя (и окружающий мир) в том, что он является гарантом державности и представителем страны, «вставшей с колен», с тревогой ждет, когда Вашингтон опубликует свой список россиян с «черной меткой», то есть список нерукопожатных представителей российской элиты, сделавших свое состояние за счет близости к президенту Путину. Такова цена российской державности, гаранты которой оказались в унизительной зависимости от другого государства.

Между тем, американский «список», который должен волновать российскую элиту — отнюдь не основное событие, которое может повлиять на российский политический пейзаж. Гораздо более серьезным является ряд стратегических решений американского истеблишмента в последние полгода, которые свидетельствуют о кардинальных переменах в американской внешней политике и прежде всего в ее российском курсе. Парадокс в том, что эти сдвиги происходят в период президентства Трампа, который является самым пророссийским президентом в американской истории. Но именно при нем происходит поворот США к жесткому сдерживанию России, причем с включением мер по подрыву российского политического режима, на что пока не отваживалась ни одна американская администрация.

Вот перечень шагов, которые закладывают основы новой политики сдерживания в отношении России. В августе 2017 года Конгресс США одобряет закон «О противодействии противникам Америки посредством санкций» (CAATSA), который приравнивает Россию к государствам, в понимании американских законодателей являющимся мировыми «изгоями», и который ограничивает возможности Трампа влиять на смягчение политики в отношении Москвы. В январе 2018 года Вашингтон одобряет новую Стратегию национальной обороны, которая, как объясняет министр обороны США генерал Джеймс Мэттис, означает отказ Америки от своего традиционного приоритета — борьбы с терроризмом и в качестве приоритета указывает на противодействие вызовам со стороны России и Китая. В том же январе 2018 года Демократическая партия публикует свой доклад «Путинская асимметричная атака на демократию в России и Европе: последствия для национальной безопасности США», который должен стать партийным ориентиром в отношении России и не дать республиканцам шанса на смягчение российского курса. Эти документы означают одно: консолидацию правящей элиты Америки на основе ужесточения политики в отношении России. Вряд ли преемник Трампа сможет выйти из определяемого ныне курса и решится на новую перезагрузку в отношении Москвы.

Формирование новой американской доктрины сдерживания облегчает воспроизводство в отношении России «секторальных санкций», которые нацелены на решение триединой задачи: ограничение возможностей России в рефинансировании ее государственного долга; запрет на импорт в Россию передовых технологий для ВПК; запрет импорта оборудования для нефтегазовой отрасли. Более того, американская стратегия включает возможность «вторичных санкций», которые коснутся тех лиц и компаний, которые рискнут сотрудничать с российскими санкционированными лицами или парагосударственными субъектами. Америка создает вокруг России крайне неблагоприятное поле для развития ее экономики и для удовлетворения интересов ее правящего класса, лично интегрированного в западное общество.

Но и это далеко не все. Нервничать приходится не только российской элите. Нервничать приходится также западным структурам и группам, вовлеченным в обслуживание российского правящего класса, который получает ренту в России и вывозит ее на Запад. Теперь им за обслуживание российской клептократии придется терять не только репутацию, но и доходы. Более того, возникает угроза для всей системы обслуживания коррупционеров из других авторитарных государств. Как теперь себя будут чувствовать бывший немецкий канцлер [Герхард] Шредер, бывший британский премьер [Тони] Блэр, которые стригут купоны, работая на «Газпром», «Роснефть» и назарбаевский режим?

Так что вдруг проснувшиеся американцы начали кампанию, которая может иметь сейсмические последствия — и не только для России, но и всего Запада, весьма влиятельные круги которого наживаются на поддержке авторитарных клептократий.

Ну а что с «Американским докладом»? Удастся ли его создателям добиться раскола внутри российского правящего класса и дистанцирования элиты от Путина? Скептики скажут: какая наивность! И действительно: неужели олигархи Усманов либо Абрамович, а тем более друзья Путина — Тимченко, Ротенберги или Ковальчуки — вдруг предадут президента и поднимут бунт? Либо просто дистанцируются от него и перестанут выражать знаки уважения? Конечно, нет! Во-первых, потому, что их активы находятся в России. Во-вторых, они полностью зависят от благосклонности Кремля и в любой момент могут оказаться в роли новых ходорковских. В-третьих, не забудем генетическую трусливость российской элиты, никогда не позволявшей себе даже мяукнуть в присутствии самодержца. Так что ослабить, а тем более обвалить режим в России сегодня «список» нерукопожатных, конечно же, не сможет.

Но при последовательном давлении и ликвидации обходных каналов отмывания денег, тем более, если и Европа решится присоединиться к политике жесткого прессинга (во что пока верится с трудом), российский правящий класс будет все острее чувствовать собственную уязвимость. Придет осознание, что Путин не является больше гарантом их благополучия и безопасности. И зачем тогда сохранять к нему лояльность? Вряд ли и в этом случае мы можем ожидать смелости от российского олигархата, который вдруг выйдет вперед и скажет все, что думает! Но если страна начнет бурлить и поднимется волна общественного недовольства с требованиями перемен, тогда можно с уверенностью сказать: российская элита выйдет из чулана и присоединится к хору недовольных.

Даже если текущая цель американского Конгресса не может быть достигнута, Вашингтон своими решениями подрывает не только условия для российской модернизации (модернизация в России всегда осуществлялась с помощью ресурсов Запада), но и модель выживания элиты за счет паразитирования на западном обществе.

Посмотрим, будет ли Москва отвечать на «Американский доклад»: проглотит либо попытается нагадить американцам? Скорее всего, Кремль ответит, но так, чтобы не разозлить Америку еще больше, и так, чтобы не дать понять российской аудитории, что речь идет о защите украденного из России «триллиона».

Так что еще предстоит увидеть, чем станет для российской элиты публикация списка нерукопожатных. Но ясно одно: «дольче вита» российской элиты, сумевшей стать частью западного общества, но продолжающей дерибанить собственную страну, уже не выглядит гарантированной.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 26 января 2018 > № 2472023 Лилия Шевцова


Швейцария > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 26 января 2018 > № 2472017

Фейковые новости против реальной политики

World Economic Forum, Швейцария

Зейнаб Бадави: Добро пожаловать на Всемирный экономический форум в Давосе. Мы обсуждаем лженовости. Сегодня это модное словечко у всех на слуху, поскольку в нынешнюю интернет-эпоху обозначаемое им явление приобрело особую важность. Позвольте представить вам участников нашей дискуссии.

Итак, Джимми Уэйлс (Jimmy Wales), соучредитель Википедии. Главной целью его последнего проекта Викитрибуна (WikiTribune) является борьба с фейковыми новостями. Джозеф Кан (Joseph Kahn), ведущий редактор газеты «Нью-Йорк Таймс» (The New York Times), тираж которой со времен основания в 1851 году пережил резкий взлет, а за свою журналистскую работу издание получило более 120 Пулитцеровских премий. Анна Белкина, заместитель главного редактора RT, телевизионной сети, работающей при поддержке Кремля, официально известной как Russia Today. Билавал Зардари (Bilawal Zardari), председатель Пакистанской народной партии, сын бывшей премьер-министра Беназир Бхутто, убитой десять лет назад.

Поприветствуем наших экспертов. И, конечно же, тех, кто нас слушает и смотрит по всему миру: по телевизору, по радио и онлайн.

Я попросила своих коллег из Click, программы, которая выходит на «Би-би-Си» (BBC) и рассказывает о новейших технологиях, сделать обзор того, что из себя представляют фейковые новости и как они становятся с каждым разом все более изощренными.

Видеосюжет

Поддельные новости. Сегодня этим термином пользуется каждый. И неслучайно. В то время как президент Трамп, возможно, способствовал тому, чтобы этот термин оказался в словаре, остальная часть мира изо всех сил пытается отделить факты от вымысла.

Заголовок: «Служители либеральной церкви, приютившие мусульманских беженцев, ужаснулись тому, что обнаружили на скамьях». Эта новость — подделка. Ютта Крамм (Jutta Kramm, главный редактор организации по проверке достоверности сведений CORRECT!V): «Заголовок гласил: вот как выглядит исламское общество, и мы к этому идем».

И это фальшивка (на экране — пост в соцсетях, Германия). «Это были неправдоподобные, леденящие кровь видео…» (Индия). Тоже фейк.

Проблема — в том, что сегодня под это понятие, кажется, подпадает все, начиная с реальной лжи и заканчивая тем, с чем вы не согласны. Так как же отделить факты от вымысла, мнения — от сатиры и от в высшей степени обманчивых и вводящих в заблуждение заголовков? Такие гиганты, как «Фейсбук», «Твиттер» или «Гугл», уже год борются с этой проблемой. Но есть ли у них все необходимое для этой борьбы в мире, где правят лайки, клики и средства привлечения внимания? Может быть, одна из причин, почему так сложно остановить этот поток ложной информации, заключается в том, что за созданием фейковых новостей стоят большие деньги.

Майл Грнкаров (Mile Grncarov, бывший создатель фейковых новостей): «Я занимался этим несколько лет. Тогда я был еще совсем юным. Многие поддельные новости пишутся обычными людьми. Они сидят за своими компьютерами, усвоив простую формулу: скандальный заголовок плюс ложная информация равно прибыль. Когда-то этим могли заниматься даже тринадцатилетние подростки».

Одно можно сказать наверняка: поддельные новости намного легче сфабриковать и распространить, чем обнаружить и разоблачить. Признаю, что в ближайшее время проблема может усугубиться. Возможно, что скоро новые технологии заставят нас сомневаться не только в подлинности того, что мы читаем, но и всего, что мы видим и слышим. Наши лица можно украсть, нашим голосам можно подражать. Никогда еще реальность не казалась столь призрачной. Организации по проверке достоверности сведений при помощи технологий работают над выявлением фейковых новостей и составлением их списков, исследователи и политики начинают изучать их влияние, а все мы начинаем осознавать масштабы их власти.

Тереза Мэй: «Привлекая к работе подконтрольные государству медиа, Россия стремится использовать информацию в качестве инструмента для распространения фальшивых историй и сделанных в фотошопе изображений в попытках разобщить Запад и подорвать наши институты».

Уже слишком поздно, или это только начало гонки вооружений высокотехнологичных фейковых новостей?

— Быстрый вопрос для всех вас. Насколько полезен термин «фейковые новости»? Джозеф Кан?

Джозеф Кан: Этот термин полезен в том смысле, на который указывает ваш видеосюжет. Явление ложной информации, намеренно создаваемой не в самых благих политических или экономических целях, — это актуальная и очень серьезная угроза, особенно когда информация так широко используется на разнообразных технологических платформах. Я бы сказал, что сегодня мы в большей степени осознаем необходимость борьбы с существующими ложными новостями.

— Мы еще вернемся к этой теме. Билавал, вы считаете фейковые новости удачным обозначением для всеобъемлющей формулы?

Билавал Зардари: Не уверен. Потому что я понимаю, и это очевидно, что ложные сведения, пропаганда, дезинформация уже давно являются компонентами информационной войны. Фальшивые новости приобрели известность относительно недавно — в контексте американских выборов, как мы видели в этом видеоролике. Когда политики используют этот термин в качестве всеобъемлющей фразы, чтобы скрыть за ним политическую манипуляцию и то, что им не нравится, тогда его значение становится еще более смутным. В этом и заключается главный вопрос нашей дискуссии насчет полезности этого термина.

— Анна Белкина?

Анна Белкина: По моему мнению, этот термин чрезвычайно опасен, поскольку он вносит неразбериху в дискуссию и публичный дискурс о точности и фактической достоверности информации. Кроме того, как мы с вами видим, ложные новости становятся оружием в руках общественных деятелей, а также медиа-организаций, способом заставить замолчать инакомыслящих, способом избежать ответа на какую бы то ни было критику и в самом конечном смысле это усугубляет реальную проблему, которую мы пытаемся здесь решить.

— Хорошо. Джимми Уэйлс, выходит, мы называем фейковыми новостями и сфабрикованные сведения, и просто те новости, которые людям не по душе?

Джимми Уэйлс: Да, я действительно считаю, что это проблема. Для меня это неожиданность, но здесь я согласен с Анной. Правда, к этому нужно добавить, что нам следует разделять фейковые новости, придуманные подростками, и тому подобные вещи, и фактическую пропаганду в духе RT. Смешивать эти два понятия — на самом деле большая ошибка.

— Джо Кан из «Нью-Йорк Таймс», вы лично получали награду за фейковые новости, которую, с точки зрения Белого дома, заслужила ваша газета. И вы знаете: ко всему этому относятся как к шутке, для людей это еще один повод посмеяться. Это действительно шутка?

Джозеф Кан: Определение, данное фейковым новостям президентом Трампом, представляет реальную проблему: его обвинения в распространении фейковых новостей сами по себе являются фейком. Проблема с ложными новостями заключается не в журналистике, которая иногда допускает ошибки в процессе создания репортажа и его написания, а потом должным образом их исправляет. Хорошая журналистская организациям всегда готова признать свои ошибки. Все награды, которые президент присудил «фейковым медиа», оказались в руках медиа-организаций, которые делали фактические ошибки и исправляли их. Для меня это показатель хорошей журналистской практики. Называть это фейковыми новостями значит намеренно очернять журналистику, то есть использовать термин, как говорилось в видеосюжете, в качестве инструмента, чтобы попытаться…

— Теперь вы носите своего рода почетный знак? Мол, у меня есть награда Белого дома за фейковые новости.

Джозеф Kан: Почему бы и нет? Я не против получить еще одну.

— Билавал, это лишь одна сторона фальшивых новостей. На самом деле в вашей части света, где фейковые новости распространяются в WhatsApp или каких-то других медиа, они могут иметь более опасные последствия.

Билавал Зардари: Думаю, они могут иметь опасные последствия где угодно. Я считаю, что наибольшую тревогу и опасность вызывает то, что было сказано здесь в связи с президентом Трампом. Не потому, что учрежденная им премия сама по себе смешна. Факт в том, что таким образом лидер демократической страны выставил прессу в самом неприглядном виде. Таково мое мнение. Поскольку у нас в стране политические партии боролись за демократию, и она еще не до конца окрепла, я обеспокоен использованием этого термина политиками: этим способом они очерняют прессу — и, с другой стороны…

— В Пакистане происходит то же самое? Кто скрывается за фейковыми новостями?

Билавал Зардари: Я не стану называть имена этих политиков, но нападки и очернение СМИ, постоянное повторение слов «подделка», «выдумка» в массовом порядке — вот что происходит.

— А кто еще стоит за этим в Пакистане?

Билавал Зардари: Как и в любом другом месте, на этот вопрос нет точного ответа. Да, за этим стоят политики. Средства массовой информации в моей стране, равно как и в других частях развивающегося мира, в гораздо большей степени ориентированы на получение прибыли, они отражают интересы крупного бизнеса, которые не ограничены так, как это происходит в Великобритании, где вы не можете быть владельцем телевизионной станции или газеты. Они преследуют собственные коммерческие интересы. Поэтому источником вполне достоверных новостей могут служить нетрадиционные платформы.

— В общем, в игру вовлечено множество участников. Джимми, Википедия, безусловно, является частью цифрового взрыва. Но вы, как бы поделикатнее выразиться, также являетесь частью проблемы фейковых новостей, потому что в Википедии довольно много неточностей.

Джимми Уэйлс: Разумеется, во всем есть много неточностей. Но важно то, что мы в Википедии всеми силами стараемся их исправлять. У нас очень высокие стандарты в отношении надежности источников. У нас очень открытая политика исправления любых попадающих к нам ошибок. Безусловно, серьезное исследование, серьезная журналистика подразумевают, что время от времени могут случаться ошибки. Но ключевой момент здесь в том, что вам просто нужно пытаться их исправить. Это главный принцип.

— И никакого злого умысла.

Джимми Уэйлс: Это действительно важно. И, вы знаете, многие проблемы с фальшивыми новостями, когда они, к примеру, распространяются в социальных сетях и так далее, не касаются Википедии, потому что наше сообщество с большой ответственностью подходит к оценке источников. И поэтому когда мы видим фейковые новости, исходящие от подростков в Македонии, или еще что-нибудь в этом роде, наши специалисты сразу определяют: так, это не настоящая газета, я никогда об этом не слышал. Они все перепроверят и никогда не допустят такую информацию в Википедию…

— Анна Белкина, в нашем коротком ролике мы слышали, как Тереза Мэй обвиняла Россию в том, что она использует информацию в качестве оружия. И, как вы знаете, в адрес RT поступает множество обвинений из самых разных источников. Я знаю, вы скажете, что дело не в этом, но вы знаете, что НАТО, президент Франции Макрон, Тереза Мэй, правительство Германии, американское правительство — все говорят, что Россия как государственный субъект причастна к созданию фейковых новостей и использует для этого станции, подобные RT.

Aнна Белкина: Эти обвинения — и я буду говорить непосредственно об RT, потому что многие из них были адресованы именно нам, — эти обвинения ложны, они, вне всякого сомнения, ложны. Я рада, что вы упомянули заявления президента Макрона. На самом деле в ходе президентской кампании RT была выбрана мишенью для распространения ложной информации.

— То есть, вы обвиняете президента Макрона в распространении ложной информации о RT.

Анна Белкина: Сотрудники его предвыборной кампании неоднократно заявляли, что RТ распространяет об их кандидате ложные сведения. Однако на протяжении всей кампании и после ее окончания они не смогли представить ни единого, ни единого примера такого рода новостного сюжета.

— Я знаю, что вы назовете это фальсификацией, но такие заявления поступают из многих мест, например, от НАТО. НАТО утверждает, что с 2014 года наблюдается значительное усиление российской пропаганды и дезинформации. Марк Цукерберг из «Фейсбука» разоблачает российские агентства по производству фейковых новостей. На самом деле я могу перечислить еще много примеров.

Aнна Белкина: Но в этом отчасти и заключается проблема — в том, что мы сталкиваем разные понятия. Такие термины, как пропаганда, ложная информация, дезинформация, в гораздо большей степени субъективны и расплывчаты, чем фейковые новости. И они используются людьми для опровержения и дискредитации любых идущих вразрез с их позицией, неудобных им мнений или даже просто фактов, любого рода сообщений. Но когда кандидат в президенты или его команда последовательно и бездоказательно предъявляют такого рода обвинения в фальсификации новостей и, вы знаете, все американские и ведущие западные СМИ с радостью спешат указать на любое заявление…

— Доказательства были предоставлены спецслужбами Германии и Франции.

Анна Белкина: Мы разными способами критикуем заявления президента Трампа и при этом не пытаемся разобраться в обвинениях со стороны президента Макрона. Фактически только одно, одно единственное средство массовой информации выступило с призывом поставить под сомнение кампанию Макрона — это было агентство «Рейтер» (Reuters). И они не получили ни одного примера ложной информации, предоставленной RT.

— Джимми Уэйлс, вы довольны тем, что только что услышали? Этой непримиримостью и категорическим отрицанием?

Джимми Уэйлс: У нас есть свидетельства из самых разных мест. Так, в Школе журналистики Колумбийского университета есть команда аспирантов, которые занимаются проектом RT Watch. И они обнаружили множество примеров абсолютно неверного истолкования событий, ложных сообщений, подставных экспертов, откровенной лжи. Просто невероятно. Этот вопрос даже не стоит считать открытым. И я также думаю, что очень важно понимать, что серьезные люди обычно не говорят: фейковые новости — это новости, с которыми я не согласен, речь не идет о подавлении тех, кто выражает противоположную точку зрения. Ведь «Уолл-стрит джорнал» (The Wall Street Journal) и «Нью-Йорк Таймс» не называют друг друга фейковыми новостями каждый раз, когда не соглашаются по какому-то вопросу. Речь идет о базовых стандартах журналистики.

Джозеф Кан: Я думаю, что в одном отношении Анна права, и Джимми упоминал об этом раньше. Существует семантическая разница между пропагандой или новостями с искаженным смыслом, которые распространяются государством или новостной организацией с какой-то политической целью и которые основаны на фактах, однако их главная задача в том, чтобы дать свою интерпретацию этих фактов в целях достижения…

— Вот президент Макрон. Ему предъявляли какие-то дикие обвинения в том, что у него секретные банковские счета, что он — тайный гомосексуалист и прочее в этом духе. Здесь нет никаких оснований для истины.

Джозеф Кан: Здесь существует целый спектр, где с одной стороны — пропаганда и манипуляция информацией, а с другой — целиком фальшивые и вредоносные фейковые новости.

— Но как раз об этом и говорят, когда обвиняют RT.

Джозеф Кан: То есть вы можете обсудить, какое место они занимают в этом спектре.

Aнна Белкина: Ни одно из этих сообщений не появлялось на RT.

— Хорошо, я прочту вам в точности, что он сказал. Эммануэль Макрон сказал, что RТ — он также упомянул веб-сайт Sputnik — были «агентами влияния, которые неоднократно распространяли обо мне и о моей компании сведения, противоречащие правде. Они ведут себя как агенты влияния и ложной пропаганды». Вот что он сказал. Разбирайтесь тогда с ним.

Анна Белкина: Мы пытались, и неоднократно.

Билавал Зардари: Выскажусь в защиту Russia Today. Политики, средства массовой информации, ангажированные СМИ, пробивная повестка дня и так далее. Но не будем забывать, что оружие массового поражения в Ираке — это тоже поддельные новости. Тереза Мэй в этом видеосюжете говорит, что Россия сегодня использует информацию в качестве оружия, но ведь и она говорит это в спонсируемых государством СМИ. Мы сидим на платформе «Би-Би-Си», которая финансируется Великобританией. Мы должны научиться это видеть. Ведь, если посмотреть со стороны, мы тоже часто не замечаем собственных недостатков и слабых сторон западной позиции.

— Смело с твоей стороны, Билавал. Однако я должна сказать, что когда мы ошибаемся, мы признаем, что мы сделали что-то не так. Наши аргументы сейчас не равнозначны. Да, вы скажете, что RT — такая же национальная телекомпания, как и «Би-Би-Си». Но за «Би-Би-Си» наблюдает независимый регулятор Ofcom, который не имеет ничего общего с правительством. И «Би-Би-Си» регулярно делает репортажи и проводит расследования в отношении правительства. Вы делаете то же самое на RT?

Aнна Белкина: Мы делаем абсолютно то же самое. Нас тоже проверяет Ofcom, все наши программы. И так же, как Джо только что описывал процесс…

Но в том и проблема, что мы меняем правила игры. Ошибки, которые совершила RT, — разумеется, мы делали ошибки в наших репортажах, и мы вернулись к ним, мы их исправили, мы опубликовали разъяснения для аудитории. Но когда речь заходит об RT или других альтернативных голосах, законных альтернативных голосах в средствах массовой информации, такого рода обвинения становятся способом исказить смысл того, что мы делаем. Тогда как другим СМИ, скажем, изданиям из разряда «Нью-Йорк Таймс» и ведущим средствам массовой информации, все сходит с рук.

— «Би-Би-Си» регулярно отстаивает свою позицию по таким вопросам, как война в Ираке и Брексит, которые правительство не любит. И правительство регулярно говорит: «Нам не нравится то, что выходит на „Би-Би-Си"», и тому подобное. Это происходит все время, без конца. Так что не стоит сравнивать.

Джозеф Кан: Я бы хотел вернуться к вопросу об Ираке. Потому что я бы не хотел, чтобы мы ушли отсюда с общим представлением о том, что участники этой дискуссии считают сообщения об ОМП в Ираке хорошим примером ложных новостей. С моей точки зрения, это отнюдь не хороший пример ложных новостей. Это пример совершенно негодной политики или политической цели, которая была агрессивно и в конечном счете неточно представлена средствами массовой информации. Другими словами, фейковых новостей там не было.

— Мы стали жертвами каких-то манипуляций.

Джозеф Кан: Журналистский процесс освещения ОМП в Ираке не был процессом злонамеренного распространения сфабрикованных ложных новостей. Поэтому я считаю, что данный случай нельзя относить к этой категории.

— Вернемся к оружию массового уничтожения, или оружию массового исчезновения, как его стали именовать позднее.

Билавал Зардари: Моя позиция такова: вне зависимости от того, что говорят на «Би-Би-Си» или в «Нью-Йорк Таймс», я уважаю честность и независимость. Но дело в том, что они протолкнули сообщения американской разведки, которые были чистой воды вымыслом. Поэтому я не знаю, как вы описываете…

Джозеф Кан: Вот именно: которые потом оказались чистой воды вымыслом. В момент их обсуждения никто не знал, что это был вымысел. Если бы мы знали, что это выдумка, мы бы не стали об этом сообщать. «Нью-Йорк Таймс», «Би-Би-Си» и другие СМИ перепроверяли свою информацию по этому вопросу, но никто не знал, что это вымысел.

— Мне показалось, что кто-то из зрителей раздраженно отреагировал на прозвучавшие здесь слова. Кстати, вы можете как-то демонстрировать свое отношение к происходящему, например, аплодировать, если вам нравится. Давайте послушаем вопросы. У нас в зале находится Иман Усман (Iman Usman) из Индонезии, самой густонаселенной мусульманской страны в мире. Вы работаете в сфере онлайн-обучения. Ваш вопрос, пожалуйста. Если можно, кратко.

Иман Усман: Многие политики злоупотребляют средствами массовой информации для собственной краткосрочной выгоды — победы на выборах. И это привело к разгулу фейковых новостей, которые, в свою очередь, спровоцировали раскол внутри сообществ. Итак, мой вопрос к участникам дискуссии: какую опасность представляют ложные новости для демократии и кто должен дать ответ на это явление?

— Мы еще вернемся к ответу. Возьмем первый вопрос. Насколько ложные новости опасны для демократии. Интересно, что в этом месяце был проведен опрос, который показал, что 73% американцев считают, что фейковые новости представляют угрозу демократии. Джо?

Джозеф Кан: Думаю, что да. Пожалуй, я подойду к этому вопросу с другой стороны. Я считаю, что чрезмерная партийность в политике — не только в США, но и во всем мире — порождает феномен фейковых новостей в противовес фейковым новостям, порождающим чрезмерную партийность. Мы находимся в среде, где люди ведут политическую жизнь, основанную на личности, где они устанавливают связи с определенным использованием информации, основанным на ее политической ценности, на том, как ее используют политические партии. Я не думаю, что ложные новости являются причиной проблемного состояния демократии. По-моему, распространение фальшивых новостей — это один из наиболее характерных признаков упадка общих ценностей и общего представления об истинном.Иман Усман: И мой вопрос к группе заключается в том, насколько большую опасность фейковые новости представляют для демократии, и кто и как… то есть, кто должен нести ответственность за это явление…

— Мы переходим к ответственности, давайте сначала возьмем первый вопрос. Насколько опасны фейковые новости для демократии? На самом деле, опрос, проведенный только вот в этом месяце, показывает, что 73% американцев считают, что фейковые новости действительно представляют угрозу для демократии. Джо…

Джозеф Кан: Я думаю, да, и я поверну этот вопрос немного по-другому. Я думаю, что гиперпартийность (сильно поляризованная ситуация, когда политические партии резко не согласны друг с другом, — прим. перев.) в сфере политики, не только в США, но и в остальном мире, — источник такого феномена, как фейковые новости, и она предполагает, что фейковые новости в свою очередь усугубляют эту поляризацию. Мы сейчас живем в такой среде, где люди основывают политическую жизнь на собственной идентичности, где они принимают определенные новости и информацию, которые соответствуют их политическим ценностям и тому, как их политические партии их используют. Я не думаю, что фейковые новости — это именно причина проблем с демократией, по моему мнению, рост количества фейковых новостей — один из важнейших симптомов упадка и зависимости от неких общепризнанных ценностей и общепризнанного суждения о том, что есть правда.

— Анна Белкина, есть ли угроза демократии, как вы думаете?

Анна Белкина: Да, я согласна с вами, Джо, что любая ложная информация потенциально может быть очень опасна не только для политических процессов, но и для любого общественного обсуждения в целом. Тем не менее было проведено несколько исследований в США и Европе, и они показывают, что хотя люди и могут быть уязвимы для фейковых новостей, лживых историй и информации, в основном они все-таки принимают политические решения на основании фактических данных, правдивой информации, которая убедительна для всех нас. Это не значит, что мы можем расслабиться, но это может быть неким маяком в этой ситуации.

— Джимми Уэйлс, я хочу обратить внимание на то, что исследование «Барометр доверия», охватившее 28 стран, показывает, что 65% людей получают новости из интернета, и в этом заключен большой потенциал для того, чтобы сеять хаос, ведь это очень много, правда?

Джимми Уэйлс: Это много, действительно. Но одна из отрадных вещей, которая стала ясна из этого «Барометра доверия», — это то, что доверие людей к новостям, поступающим из социальных сетей, существенно снизилось, а значит, люди начинают осознавать, что кое-что из того, что пропускают социальные сети, может быть правдой, но временами стоит и обратиться к источнику для проверки.

— В этом и есть самая суть, не так ли, именно в этом? Неужели люди действительно верят, что эта история о том, что папа поддерживал Дональда Трампа как кандидата, которую нам выдали какие-то македонские подростки, правда? Я имею в виду, знаете, ведь умные-то люди, они же должны подумать: папа Франциск поддерживает миграцию и так далее, это не может быть правдой. Не должны ли мы больше доверять человеческому интеллекту?

Джозеф Кан: Более миллиона людей поделились той или иной частью этой фейковой новости в «Фейсбуке», в своей ленте новостей, то есть более миллиона человек сочли ее достаточно интересной, чтобы поделиться…

— Но они не верят в нее, хоть и поделились…

Джозеф Кан: Это неясно, вы этого не знаете. Но я [знаю], что в большинстве случаев, когда люди делятся чем-то в соцсетях, это значит, что они хотят, чтобы их друзья и сообщество это увидели и поняли.

— А вы, что, думаете, если люди чем-то делятся в соцсетях, то они считают, что история правдива?

Джимми Уэйлс: Да, я думаю, что они полагают, что это либо достаточно беспокоит, либо достаточно убедительно в контексте того, что они сейчас сами чувствуют, чтобы это можно было кому-то рассказать, чтобы это вообще заслуживало прочтения или какого-то предупреждения. Я думаю, что это все весьма трудно для тех, кто зависим от чтения новостей: нужно все время держать в голове, что там могут быть новости, по которым сразу же видно, что они просто смехотворны, вроде той, что о папе, который поддерживает Трампа. Но люди, которые не так часто потребляют новости и относятся к ним более простодушно… кстати, я думаю, что в свободном обществе люди имеют право не интересоваться новостями, однако когда они все-таки получают какую-то информацию, она должна быть качественной. У них есть право на качественную информацию.

— Анна Белкина?

Анна Белкина: Я считаю, мы в первую очередь должны обратить внимание на то, почему им приходится читать и делиться новостями именно там, и я считаю, что одна из важных причин — это то, что большинство жителей Европы и США многие годы чувствовали, что их собственные СМИ не совсем выполняют свою задачу, так как видели, что они не особенно хорошо отражают их реальность. И поэтому они стали обращаться к альтернативным голосам, некоторые из которых законны и ответственны, как RT, в то время как другие — нет. И до тех пор пока господствующие СМИ не посмотрят критически на то, почему вообще изначально образовалась эта среда, до тех пор пока репортеры и колумнисты не приложат честного усилия, чтобы удовлетворить эти потребности, а не просто выдавливать законные альтернативные голоса из новостного дискурса, это проблема сохранится.

— Анна Белкина указывает на слабое место господствующих СМИ, это действительно острый вопрос: почему аудитория обращается к другим источникам информации? Потому ли, что основные СМИ не справляются со своей задачей давать населению и читателям то, что им нужно? То есть, получается, вы тоже несете часть ответственности…

Джозеф Кан: Я считаю, что наша задача заключается в том, чтобы охватить как можно больше людей нашей журналистикой, но, я думаю, нужно понимать, что большая доля читающей аудитории хочет получать информацию, которая соответствует их политическим убеждениям и предпочтениям, но «Нью-Йорк Таймс» и «Би-Би-Си» не обязаны снабжать их информацией, подтверждающей их убеждения, мы обязаны обеспечивать их публицистикой. В обществе, где царит гиперпартийность, вы сталкиваетесь с людьми, которые постоянно ищут источники информации, подтверждающие справедливость их политических убеждений. Часто в самых авторитетных СМИ им не удается это сделать, и тогда они ищут где-нибудь еще. Но в нашу зону ответственности не входит снабжать их фейковыми или вводящими в заблуждение новостями только ради того, чтобы подтвердить их политические убеждения.

— Хорошо, но многие говорят, что ответственность официальных СМИ также в том, что они потерпели неудачу в формировании каких-то стандартов, что в своем роде тоже способствовало росту количества фейковых новостей.

Джозеф Кан: Я бы с этим не согласился.

— Может быть, это не касается «Нью-Йорк Таймс», но других…

Джозеф Кан: Я, как вы понимаете, не могу говорить за всех представителей официальных СМИ, но я думаю, что официальные СМИ в основном делают все возможное, чтобы постараться улучшить свою работу. Временами они допускают ошибки, журналистский процесс по своей природе не совершенен, но мы обязаны поставлять основанную на фактах публицистику, и именно так мы завоевываем нашу аудиторию. Вы знаете, что у нас весьма значительная аудитория. Но вы не можете, смотря на мир новостей и информации в целом, винить несостоятельность официальных СМИ в том, что сейчас в интернете стали так интенсивно циркулировать мнения, обусловленные чьими-то политическими предпочтениями.

— Хорошо. Давайте обратимся к публике, у нас есть еще один вопрос. Ребекка Маккинон из Соединенных Штатов, которая занимается информационными технологиями и критериями свободы слова и конфиденциальности. Ребекка, ваш вопрос коротко, пожалуйста.

Ребекка Маккинон: Конечно… Мой вопрос связан с предыдущим, но он касается бизнес-моделей в демократии. Мы сейчас знаем из исследований процессов, которые проходили в последние годы, что информационные компании, которые появляются в социальных сетях, — это результат очень умелого использования тех функций и услуг, которые социальные медиа вроде «Фейсбука» предоставляют рекламодателям в рамках интернет-рынка. И вопрос заключается в том, не чрезмерна ли зависимость нашей медиа-экосистемы от рекламы, в особенности в том, что касается тех рекламных технологий, которые отслеживают людей по всему интернету и позволяют отправлять целенаправленные послания очень конкретным группам людей. В какой мере это угрожает существованию демократического общества?

— Да, это большая тема, давайте ограничимся обсуждением того, нужно ли нам как-то переработать нашу бизнес-модель, которая предполагает, что реклама попадает как можно более точно в цель…

Джимми Уэйлс: Да, рекламная бизнес-модель подействовала чрезвычайно разрушительно на журналистику, но один из самых обнадеживающих знаков, которые мне попадались за последние пару лет, — это невероятно индивидуализированная, исключительно цифровая подписка на «Нью-Йорк Таймс» и другие качественные издания: люди, наконец, начинают понимать, что за качественную журналистику все-таки надо платить. Особенная проблема этих рекламных технологий — в том, что куда бы я ни пошел в интернете, я везде вижу одни и те же рекламные объявления, я вижу рекламу лодок, потому что я люблю лодки. В прежние времена вы могли бы сказать: я хочу продавать лодки, я ищу мужчин лет пятидесяти в кризисе среднего возраста, потому что такие как раз обычно покупают лодки, и вы предполагаете, что они могу читать «Нью-Йорк Таймс», «Гардиан» и, например, «Уолл-стрит джорнал», так что вы там и даете рекламу. Сейчас же все не так, я могу быть на сайте Reddit, на каком-нибудь форуме, на каком-нибудь сайте из спама, где угодно, и везде будет одно и то же. Это значит, что серьезные игроки сейчас напрямую соревнуются между собой в получении долларов непосредственно за клики, что становится для всех источником неправильной мотивации.

— То есть, нам нужно переработать нашу бизнес-модель?

Джимми Уэйлс: Нам нужно переработать нашу бизнес-модель, совершенно верно. Реклама как один из элементов бизнес-модели — это хорошо, но в такой среде, где рекламные сервисы очень сильно автоматизированы, журналистика просто не может быть конкурентом, речь начинает идти только о бесконечных кликах.

— Мы еще вернемся к решению, к идее того, что можно сделать, до этого мы дойдем, а сейчас… Нам нужно переработать нашу бизнес-модель, как вы считаете?

Билавал Зардари: Непременно, я соглашусь, что не только фейковые новости, но и такая бизнес-модель представляет собой фундаментальную угрозу демократии и СМИ, особенно в таких странах, как Пакистан, хотя есть и другие примеры. Крупные бизнес-корпорации контролируют большинство или даже все СМИ в Пакистане, они доминируют везде, управляют изложением информации, и они не стесняются производить выдуманные новости, запускать выдуманную информацию в интернет-СМИ, и качество журналистики в Пакистане… То есть, позвольте заметить, что в Пакистане есть и очень хорошая журналистика, в моей стране нам удалось предотвратить три военные диктатуры благодаря некоторым храбрейшим журналистам. Но из-за этой коммерциализации, из-за того, что большая промышленность приносит деньги Пакистану и правительство раздает наличные, то, что сейчас делают на телевидении, — это больше постановки, пиар и пропаганда.

— Анна Белкина, как вы думаете, приводит ли нынешняя бизнес-модель, которая стремится лишь преуспеть в большом состязании реклам, к погоне за сенсациями и может ли она стать питательной почвой для фейковых новостей?

Анна Белкина: Я считаю, что это часть проблемы, но не основная. С моей точки зрения, ложная информация одинаково вредна и когда она порождается и распространяется чисто ради развлечения, и когда это делается ради политического влияния или с целью заработать на этом деньги. И проблема, опять же. заключается в том, как нам выработать у аудитории иммунитет против такого рода информации вне зависимости от того, зачем ее создали и распространили. И я знаю, мы до этого дойдем позже.

— И мне кажется, что это как раз подводит нас к проблеме того, считать ли медиа, подобные «Твиттеру», «Фейсбуку», «Гуглу» и так далее, издателями или социальными платформами. Если это издания, такие же, как газеты, или то же «Би-Би-Си», то они обязаны соблюдать множество правил. И они-то как раз не хотят, чтобы их так рассматривали. А вы как думаете, должны ли они нести больше ответственности, и должен ли, скажем, «Фейсбук» пересмотреть всю свою бизнес-модель и выработать новый алгоритм, который, например, будет справляться с большим количеством коммерческого контента от брендов и поставщиков новостей. Джимми Уэйлс, вы киваете, так что…

Джимми Уэйлс: Да, я считаю, очень интересно, чем занимается «Фейсбук», и мы пока не знаем точно, к чему это приведет. С одной стороны, серьезные издатели должны быть рады, что, возможно, не только благодаря завлекательным заголовкам можно получить поддержку в социальных сетях, а с другой стороны — многие беспокоятся, что это приведет к снижению трафика с «Фейсбука», и в краткосрочной перспективе эти опасения не лишены оснований, я уверен. Но я действительно думаю, что социальные платформы должны уделять внимание роли той информации, которую они поставляют потребителям, не только из соображений заботы об интересах общества — хотя, конечно, и это нужно учитывать — но и ради качества того впечатления, которое пользователи у них получают. Если будет возникать ощущение, что приходишь в «Фейсбук» или «Твиттер», на тебя там обрушиваются всевозможные бредовые истории, и ты не можешь даже разобраться, где правда, а где — нет, не исключено, что ты вообще не захочешь туда заходить, вообще перестанешь пользоваться «Фейсбуком» и скажешь: я хочу простой сервис, чтобы смотреть на фотографии детей моих друзей. И тогда все переедут в «Инстаграм», зачем им «Фейсбук». Так что смысл — в том, чтобы они отнеслись к этому серьезно.

— И вы думаете, что они пока делали недостаточно для этого.

Джимми Уэйлс: Я считаю, что они делали недостаточно для того, чтобы репутация их брендов не была запятнана.

— Но вы относите их к платформам, а не к издателям, которые обязаны следовать определенным правилам? Вы все-таки считаете, что это социальные платформы?

Джимми Уэйлс: Да, определенно, определенно. Если я хочу чем-то поделиться с другом в «Твиттере» или «Фейсбуке», я не думаю, что хоть сколько-нибудь справедливо будет утверждать, что «Фейсбук» должен отвечать за этот контент… Вы знаете, это сложный вопрос, да. Общая идея, конечно, в том, что любая платформа, на которой мы делимся друг с другом информацией, должна нести некоторую ответственность за человека, которого она приютила. Но в «Википедии» у нас просто нет такой возможности.

— Джо Кан…

Джозеф Кан: «Фейсбук» — в числе попавших в это действительно затруднительное положение, и они решительно настроены против того, чтобы их переквалифицировали в бизнес-экосистеме в статус издателя, что означало бы для них ответственность за все то, что публикуют их два миллиарда пользователей по всему миру. В конечном итоге, чтобы гарантировать точность и правдивость, им потребовалось бы нанять в штат вообще всех людей в мире, чтобы получить гарантию, что все, что публикуется на их платформе, соответствует их стандартам, как это обычно делает хороший издатель. И поэтому в случае с «Фейсбуком» буквально невозможно поменять их бизнес-модель на издательскую. В то же время они отчасти ощущают то же давление, что и издатели, потому что сами чувствуют определенную ответственность за самые злостные фейковые новости, которые могут влиять на политические дебаты. Я думаю, это объясняет, почему Марк Цукерберг объявил об этом изменении алгоритмов, чтобы в какой-то мере отступить от попытки быть основным поставщиком новостей или так позиционировать себя. И хотя это не значит, что новости больше совсем не будут появляться на этой платформе, она хочет быть социальным медиа, которое люди не используют в качестве основного источника информации.

— Но они могут столкнуться с реальным снижением дохода в результате пересмотра своей политики. Они могут просто исчезнуть.

Джозеф Кан: Это вряд ли произойдет, но на мой взгляд, их роль как источника новостей и информации может стать менее существенной, и, по крайней мере если судить по тому, что они нам говорят, они сами не будут сопротивляться тому, что перестанут считаться столь важным источником новостей и информации.

Билавал Зардари: Как решение «Фейсбука» повлияет на такие издания, как «Нью-Йорк Таймс»? Ведь когда новости активно продвигаются на «Фейсбуке», это способствует повышению количества просмотров сайта издания.

— Вы сейчас делаете мою работу!

Билавал Зардари: Прошу прощения.

— Ничего страшного. Я вам разрешаю.

Джозеф Кан: Мы пристально наблюдаем за этой ситуацией, мы обеспокоены, но мы считаем, что на нас это влияет не так, как на экосистему поставщиков фейковых новостей, стремящихся увеличить количество просмотров засчет кликбейтов рекламодателей, а мы этим никогда не занимались. «Фейсбук» никогда не обеспечивал нам дохода, достаточного для покрытия расходов на сбор информации, на репортажи и публикацию реальных новостей. Как бы то ни было, это настоящие копейки по сравнению с публикациями на нашей платформе как цифровой медиакомпании или с прямым доходом от подписки читателей. «Фейсбук» — очень небольшой источник нашего дохода.

— Значит, решающего роли это не сыграет.

Джозеф Кан: Какое-то воздействие будет, но мы надеемся, что не очень значительное.

— Анна Белкина, что вы думаете об изменении этой бизнес-модели со временем?

Анна Белкина: На мой взгляд, обсуждая роль всех этих платформ, нам не следует представлять эти три американские компании, три платформы в виде глобальных новостных цензоров. Разумеется, я не могу представить, когда собственно фейковая информация перестанет быть в центре внимания, и я надеюсь, что это произойдет, потому что это наносит ущерб всем нам. Но эти платформы не должны решать, что одна точка зрения имеет большую ценность, чем другая, что, например, «Вашингтон Пост» следует продвигать больше, чем «Нью-Йорк Таймс», «Би-Би-Си», TF1 или RT, когда они публикуют достоверные репортажи.

— Это очень ценный аргумент. Мы уже говорили, как сказал Джо Кан: нам просто может не хватить специалистов по фактчекингу, когда мы имеем дело с огромным потоком новостей и пытаемся понять, что является фейком, а что — нет.

Анна Белкина: Это вводит их в соблазн стать фактически цензорами…

— Это очень опасное заблуждение. Даже если вы найдете такое количество специалистов, кто же будет принимать решения?

Когда вы представляете себе возможные решения, это, должно быть, довольно сложно. Например, в чем преуспел «Ютьюб», так это в удалении фейковых новостей, экстремистских видеозаписей и тому подобных материалов после первого же предупреждения о том, что они не соответствуют истине. На мой взгляд, они довольно успешно с этим справляются. Какие еще могут быть способы решения этой проблемы? У вас есть проект Wikitribune.

Джимми Уэйлс: Да, Wikitribune — это моя попытка сыграть свою маленькую роль в обдумывании этой проблемы. Моя идея состоит в следующем: мы знаем, что работа в сообществе пользователей имеет огромный положительный результат, мы видим это на примере работы Википедии, разумеется, там не все идеально, но там работают хорошие люди, стремящиеся сделать все как можно лучше. Мне интересно понять, возможно ли создать сообщество в стиле Википедии, объединить его с профессиональными журналистами, получающими за свою работу деньги, и создать нечто новое в новостном пространстве.

— То есть, вы хотите совместить гражданскую журналистику с профессиональной, организовать их сотрудничество?

Джимми Уэйлс: Да, сотрудничество на равных. Понимаете, подлинная гражданская журналистика порой производила на свет интересные проекты, но она постоянно натыкается на преграды, которые неизбежны для простого сознательного человека, сидящего у себя дома и работающего в свое свободное время. Вы просто не можете бросить все и взяться за расследование какого-то сюжета, которое потребует дня три и тому подобное. В то же время мы знаем, что вдумчивые люди могут внести существенный вклад. В прошлом структура большинства новостных сайтов не произвела на свет ничего полезного для читательского сообщества. Классический пример: вот у вас новостная статья, а под ней сталкиваются самые страшные люди в мире, проклинающие друг друга. Многие журналисты именно поэтому опасливо относятся к интернет-сообществу: их опыт состоит в том, что они что-то опубликовали, а потом на них стали нападать в комментариях. Это совершенно не здорово. Эти озлобленные люди, пишущие комментарии, не представляют все человечество, в мире есть множество хороших людей.

— Значит, вы хотите создать новый сайт, где будут новости, которые люди пишут для людей. Как будет оплачиваться труд гражданского журналиста? Раз профессиональные журналисты будут получать гонорар, то было бы справедливо…

Джимми Уэйлс: Это же волонтеры, они делают это из любви к теме, из любви к новостям…

— Справедливо ли, что одним будут платить, а другим — нет?

Джимми Уэйлс: Если кто-то сочтет это несправедливым, значит, ему не стоит принимать в этом участие. Если вам это интересно, вы можете это сделать.

— Итак, это Wikitribune, скоро вы сможете ознакомиться с этим проектом, он вскоре появится в вашем интернет-пространстве.

Давайте вернемся к нашим слушателям и послушаем вопрос Зунейда Ахмеда Палака, министра информации и технологий республики Бангладеш.

Зунейд Ахмед Палак: Я благодарю выдающихся участников этой дискуссии за глубокий анализ темы. На мой взгляд, существуют два способа борьбы с фейковыми новостями. Один из них — это, разумеется, жесткая регламентация, а второй — самоцензура. Мой вопрос участникам дискуссии будет таким: что бы вы посоветовали предпринять в таком государстве, как Бангладеш, или вы бы предпочли смешанный вариант?

— Вы имеете в виду, что попытка жестко отрегулировать поток информации нанесет удар по свободе слова?

Зунейд Ахмед Палак: Да, потому что жесткие указания от правительства по регулированию фейковых новостей могут, на самом деле, нанести ущерб свободе слова и свободе прессы. Поэтому мой вопрос участникам дискуссии касается предпочтительного способа борьбы с этим явлением: что лучше, самоцензура или жесткая регламентация? Или вы предпочтете нечто среднее?

— Хорошо, благодарю вас. Как мы знаем, в Великобритании премьер-министр уже распорядилась создать новое подразделение по борьбе с фейковыми новостями. Мы также знаем, что Франция и Германия ввели регламентирующие правила, в частности, в Германии ввели весьма существенные штрафы за создание фейковых новостей. То есть мы уже имеем перед глазами пример правительственных распоряжений в отношении фейковых новостей. Я бы хотела обратиться с этим вопросом в первую очередь к Билавалу Бхутто: итак, как определить правильное соотношение в попытке регламентировать выражения ненависти и при этом сохранить свободу слова?

Билавал Зардари: Мне очень интересно, как эта ситуация будет дальше развиваться в Германии, стране, которая стремится отстаивать основополагающие демократические права. Будет очень интересно посмотреть, как там будут обстоять дела с урегулированием фальсификаций, как, впрочем, и во Франции. Но что касается вопроса министра государства Бангладеш, то я опасаюсь угроз свободе слова, особенно в молодых демократических странах, как наши, где прослеживается тенденция к авторитаризму. Именно поэтому меня очень вдохновляют такие проекты, как Wikitribune, ведь в Пакистане есть множество гражданских журналистов, которые таким образом смогут найти доверяющую им аудиторию, смогут писать по-настоящему, и это поможет им чему-то научиться. Мне нравятся такие проекты, как Africa Check или еще украинский ресурс Stopfake, где журналисты собрались вместе, как в Politifact, для того чтобы проверять фейковые новости. И, возможно, это сформирует целое сообщество, следующее к единой цели.

— Значит, вы хотите, чтобы фейковые новости проверялись снизу, а не сверху, со стороны правительства?

Билавал Зардари: Я бы сказал, что мне приятнее представлять себе что-то подобное.

— И, на ваш взгляд, этого будет достаточно? Скажем, к примеру, в Пакистане в этом году проходят выборы.

Билавал Зардари: Именно так. И я уверен, что… Мы уже сталкивались с фейковыми новостями в предвыборный период, и в Бангладеш и в Пакистане, они существуют уже давно. В этом вопросе есть одна составляющая: лично я не могу доверить своему государству задачу регламентирования информации.

— А если вы столкнетесь с подлинно пагубным и разрушительным воздействием фейковых новостей в вашей стране, например, если они станут причиной чьей-то гибели? Разве в таком случае не требуется жесткая рука государства вместо контроля добровольцев?

Билавал Зардари: Нет, я считаю, что мы упускаем один ключевой компонент — образование. На мой взгляд, мы должны пересмотреть то, как мы учим детей в школе. Я не помню, чтобы мне в старших классах что-то рассказывали о журналистике, и мне пришлось брать в университете такой факультатив. Если бы мы рассказывали детям о проверке источников, о предвзятой оценке, о том, как проводить исследование и проверять разные точки зрения, если бы мы рассказали им, как выглядят фейковые новости… Я считаю, образование — ключевой компонент в этом вопросе в таких странах, как наша.

— Анна Белкина, что вы скажете на тему фейковых новостей и угрозы свободе слова и роли правительства в регламентировании фальсификаций?

Анна Белкина: Деятельность многих традиционных информационных платформ — прессы, телевидения — уже довольно жестко регламентируется со стороны правительств, это относится как к RT, так и к «Би-Би-Си», поэтому я ни в коем случае не считаю, что дополнительное регулирование станет решением этой проблемы. Как член медиа-сообщества я считаю, что решение может быть найдено внутри самого сообщества журналистов, в области взаимной ответственности. Но это теряет актуальность, когда Дональд Трамп обвиняет кого-то в распространении фальсификаций, а СМИ воспринимают это как знак почета, и президент Макрон делает то же самое. И никто даже не проверяет эту информацию. Это может существовать только вне двойных стандартов, а не тогда, когда редакционные ошибки используются как предлог для обвинения целых организаций в фальсификациях, а чужие ошибки при этом постоянно оправдываются. Но когда существует справедливое отношение, анализ информации, когда на ошибки, которые делает наша команда, можно указать, когда они могут стать предметом конструктивного обсуждения, например, с «Нью-Йорк Таймс» и другими изданиями, но RT может отстоять свои позиции, — это и есть самый конструктивный подход, на мой взгляд.

— Джо Кан.

Джозеф Кан: И США при президенте Трампе, и российское правительство при Владимире Путине взяли на себя роль лидеров в борьбе с тем, что они называют фальсификациями, что, на мой взгляд, отражает рискованность вмешательства и надзора со стороны правительства. У российского министерства иностранных дел есть печать, большая красная печать, которую оно ставит на те сообщения, которые считает сфальсифицированными. У Дональда Трампа была награда за фейковые новости. Это не те люди, на которых более широкое сообщество должно ориентироваться, не те, кто может нам указывать, что в сфере новостей является достоверным, а что — нет. На мой взгляд, отсюда очень легко соскользнуть в авторитаризм.

— Значит, вы против регламентирования со стороны правительства?

Джозеф Кан: Я бы сказал, что я почти совсем не верю в то, что правительственное урегулирование может стать способом борьбы с фейковыми новостями. Единственное, что может быть эффективно в борьбе с фальсификациями, — это повышать качество работы в области новостей, уделять большее внимание качественным новостям, больше стремиться к качественным новостям на онлайн-платформах и, наконец, просто иметь больше информации под рукой, чтобы противостоять злостным фальсификациям.

— Это стимул таких изданий, как «Нью-Йорк Таймс». Не потому ли увеличился ваш тираж?

Джозеф Кан: Люди отдают предпочтения брендам, которым они могут доверять, и это находит подтверждение в социальных сетях в подлинных оригинальных репортажах, а со временем нам нужно только лишний раз об этом напомнить.

— Джимми Уэйлс?

Джимми Уэйлс: Особенно в странах с уязвимой демократией, где потенциально могут возникнуть проблемы давления со стороны государства на издателей, строгие меры регламентации являются чрезвычайно опасным вариантом решения проблем. Я также не считаю, что самоцензура может стать решением этой проблемы, я даже толком не знаю, что это такое, думаю, это изначально неверная дихотомия. Что нам, на мой взгляд, требуется — это крепкая экосистема, нам нужна независимая журналистика, которая может говорить правду власти, но способна при этом отличить фейковые новости и говорить об этом правду.

— Итак, министр, у вас есть целый ряд хороших вариантов, теперь, по возвращении к своей работе, вы можете составить целый проект вместе со своими гражданами.

Теперь перейдем к последнему вопросу от нашей аудитории, Виктор Ошен, молодой активист из Уганды. Пожалуйста, ваш вопрос.

Виктор Ошен: Большое вам спасибо. Я — из Африки, с континента, возможно, ставшего самой большой жертвой фальсификаций. Я хотел задать следующий вопрос: на таком континенте, как Африка, в разных ее странах, очень сильны племенные связи по отношению к политикам. Поэтому граждане не задаются вопросом, являются ли правдой новости об их политических лидерах. Хочу спросить, как, находясь внутри подобной риторики, можно попытаться изменить эту культуру, как бороться с подобными нормами?

— Джо Кан, по-моему, вы немного ранее говорили о том, что люди выискивают те мнения, которые отражают их собственные ценности, поэтому, говоря в контексте Африки и заданного вопроса, когда люди связаны племенными узами, как можно попытаться…

Джозеф Кан: Мне кажется, племенные связи распространены далеко не только в Африке.

— Да, это более общий контекст, но вопрос состоял в том, как можно начать менять подобную культуру?

Джозеф Кан: На мой взгляд, это общая проблема, и ситуация становится все хуже и хуже: она состоит в невероятной обусловленности политических дискуссий партийной принадлежностью. Я думаю, что даже факты, не обусловленные политической принадлежностью, оказываются подчинены партийной парадигме. Вы верите в то, во что должны верить, как диктует вам ваш политический лидер или представитель вашей партии. Это касается климатических изменений, процессов в области экономики, того, что происходит в вашем сообществе, угроз со стороны иммигрантов… Понятие необходимости использования независимой, фактически проверенной информации в демократической дискуссии в последнее время отошло на второй план. Племенные связи начинают играть все большую роль. И, на мой взгляд, в этом состоит огромная дилемма мейнстримовых СМИ, которые по природе своей не могут принадлежать никаким партиям, и, исходя из этого, они не могут полностью удовлетворить запрос аудитории, выдвигая на первый план партийные отношения.

— Но это касается не всех газет: так, к примеру, в Великобритании есть «Дэйли Телеграф» (Daily Telegraph), который называют Daily Torygraph, потому что она связана с консервативной партией страны, газета «Гардиан» (Guardian)…

Джозеф Кан: Но представьте, что в этом направлении будет развиваться «Википедия», Wikitribune, тогда это приведет к значительному ухудшению…

— Как бы то ни было, они не педалируют фейковые новости.

Джимми Уэйлс: Что здесь, на мой взгляд, важно: люди любят покупать, к примеру, газету «Гардиан», она соответствует их мировоззрению и так далее, и это в порядке вещей…

— Это левоцентристская газета Великобритании.

Джимми Уэйлс: Или, например, они покупают «Дэйли Телеграф», и это тоже нормально. Но «Википедия» невероятно популярна, как и «Нью-Йорк Таймс», люди это понимают, у них также есть большое стремление получить четкую фактическую информацию, недвусмысленную, как можно более нейтральную и ясную.

— Наша дискуссия подходит к концу. То есть фактически это герметичная среда и ее воздействие на фейковые новости. Анна Белкина, а потом Билавал Бхутто. Анна?

Анна Белкина: Я думаю, решением этой проблемы должно стать разнообразие точек зрения и разнообразие сюжетов, отраженных в честных, достоверных репортажах, это то, к чему стремится RT. Поиск новостей и проблем за заданными пределами, например, в США, за пределами партийного разделения, — это способ обеспечить публике доступ к как можно более широкому спектру достоверных новостей.

Билавал Зардари: Вопрос о племенных связях и обусловленности партийными мнениями очень важен, партийная принадлежность стала оказывать весьма отравляющее воздействие на основы демократии на международном уровне. Но мне интересно, что президент Трамп, учреждая эти премии, устраивает облаву и клеймит как партийные те издания, которые раньше считались объективными информационными организациями. Ненавидя вас с партийных позиций, он почти вынуждает вас отвечать в той же манере.

— Как вы считаете, фейковые новости, как бы неудачно ни было это определение, продолжат свое существование и далее? Анна Белкина?

Анна Белкина: Да, но ненадолго. Мне кажется, мы все понимаем, чем они чреваты.

Джимми Уэйлс: Я считаю, что как таковые фейковые новости, сайты спамеров, генерируемые подростками, будут отсортировываться при помощи определенных алгоритмов в «Гугле», на «Фейсбуке» и прочих ресурсах. Но останутся более глубинные проблемы с социальными сетями и их финансированием, и нам предстоит еще много работы с ними.

Билавал Зардари: Мы еще долго будем с ними сталкиваться, я лишь надеюсь, что мы научимся распознавать их и научим этому наших граждан.

Джозеф Кан: Как таковые фейковые новости распространяются все меньше, а фейковые новости в форме политической клеветы набирают все большую популярность. И в этом основная угроза на данный момент.

— На этом нам придется закончить. Большое вам спасибо. Итак, вы услышали целый спектр мнений о фейковых новостях, что, надеюсь, дало вам пищу для размышлений. Огромное спасибо участникам дискуссии и огромное спасибо нашей публике, мне кажется, мы рассмотрели все аспекты этой темы. Перед тем, как мы закончим, я быстро спрошу у Джо Кана: как, по-вашему, вы и в этом году получите премию за фейковые новости от Белого дома?

Джозеф Кан: Я хотел бы сказать, что рассчитываю на это. Если она будет выглядеть так же, как и в прошлом, я бы не возражал.

— Билавал, как вы считаете, правильно ли продолжать эту историю с премиями за фейковые новости или лучше просто искоренить их как факт, чтобы не давать лишнего повода?

Билавал Зардари: Я думаю, они заживут собственной жизнью, и нам придется просто привыкнуть к ним.

— Спасибо участникам нашей дискуссии и нашей публике на Всемирном экономическом форуме от меня, Зейнаб Бадави, и всей команды организаторов этих дискуссий.

Швейцария > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 26 января 2018 > № 2472017


США. Украина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 26 января 2018 > № 2472010 Леонид Бершидский

Как президент Украины обманул Джо Байдена

В Давосе Петр Порошенко скажет главе МВФ Кристин Лагард то, что она хочет услышать. Ей стоит отнестись к его словам скептически.

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

Либеральный миропорядок, если он еще существует, основан на правилах и принципе обусловленности: если вы выбираете путь добродетели, вы получаете помощь. Во вторник, 23 января, бывший вице-президент США Джо Байден (Joe Biden), объяснил, как обстояли дела с Украиной, когда он был спецпредставителем администрации Обамы в этом неспокойном постсоветском государстве. Рассказ Байдена должен послужить предостережением для главы Международного валютного фонда (МВФ) Кристин Лагард (Christine Lagarde), которая в среду, 24 января, встретилась с президентом Украины Петром Порошенко в Давосе, чтобы обсудить приостановку сотрудничества между МВФ и Украиной.

Байден выступил на Совете по международным отношениям в Вашингтоне. В спокойной и расслабленной манере он рассказал, как в ходе своих 12-го и 13-го визитов в Киев он убедил Порошенко и тогдашнего премьер-министра Украины Арсения Яценюка уволить генерального прокурора Виктора Шокина, при котором в стране процветала коррупция. Это стало условием для получения кредитной гарантии в размере 1 миллиарда долларов. По словам Байдена, все было так:

«Я сказал, ну что ж, я не собираюсь, то есть мы не собираемся давать вам миллиард. Они ответили — у вас нет на это полномочий. Вы — не президент. И Порошенко добавил — да, звоните президенту. Я ответил — послушайте, вы не получите миллиард. Я улетаю примерно через шесть часов. Я посмотрел на них и сказал: я улетаю через шесть часов. Если ваш прокурор не будет уволен, вы не получите денег. Итак, он был уволен. Его место занял тот, кто был самым надежным кандидатом в тот момент».

Аудитория засмеялась. «Самым надежным кандидатом в тот момент» оказался Юрий Луценко, близкий соратник Порошенко и человек, зарекомендовавший себя как агрессивный преследователь политических оппонентов президента.

В конце 2017 года Луценко был одним из тех, кто активно выступал против Национального антикоррупционного бюро Украины (НАБУ) — ключевого элемента параллельной судебной системы, которую МВФ и другие международные спонсоры Украины требовали создать для борьбы с повсеместной коррупцией. С тех пор произошло некое примирение, однако Луценко до сих пор обвиняет представителей НАБУ в том, что те нарушают закон.

Если все было так, как описывает Байден, тогда что стояло за увольнением Шокина? С точки зрения Байдена, положительные перемены настали именно благодаря действиям США.

Но что США получили в обмен на тот миллиард или, если точнее, на те 3 миллиарда кредитных гарантий, предоставленных при администрации Обамы? На самом деле они получили Порошенко, гораздо лучше вооруженного и подготовленного к тому, чтобы сопротивляться попыткам Запада искоренить коррупцию на Украине. Даже Байден сейчас не так уверен в своем успехе. «Меня чрезвычайно сильно тревожит откат Киева в вопросе борьбы с коррупцией», — сказал он на заседании Совета по международным отношениям.

И в этом смысле Байден не одинок. МВФ, Всемирный Банк и Евросоюз пытаются заставить Порошенко и украинских законодателей ужесточить формулировки законопроекта о создании специального антикоррупционного суда, который президент неохотно вынес на рассмотрение. Им хотелось бы оказывать некоторое влияние на процесс назначения судей. В ответ на это МВФ и Всемирный банк не спешат с финансированием. Между тем Евросоюз угрожает отменить для украинцев безвизовый режим, который стал одним из самых серьезных достижений Порошенко на посту президента страны.

Цель Порошенко — сделать этот антикоррупционный суд как можно менее эффективным, при этом выполнив требования Запада, которые позволят Украине получить финансовую помощь. Украинский лидер не может допустить охлаждения в отношениях между Украиной и Западом, потому что в этом случае его стране придется в одиночку противостоять давлению Кремля. Вероятнее всего, он уступит в вопросе создания антикоррупционного суда, но затем найдет способ обходить его, как он уже неоднократно делал с другими антикоррупционными механизмами, навязанными Западом.

Порошенко, чье состояние по оценке «Блумберг», составляет 914 миллионов долларов, — вовсе не дурак: он получил от Запада миллиард долларов и поставил на место Шокина человека, который будет ему верен. Именно поэтому велика вероятность того, что Порошенко убедил Лагард в искренности своих намерений — просчитав, насколько сильно он должен прогнуться под ее давлением, и прогнувшись ровно настолько, насколько было нужно. За два года подобных игр с Байденом и другими представителями Запада, Порошенко стал настоящим виртуозом в этом деле.

Американским и европейским политикам не стоит питать иллюзии: они ничего не добьются от Порошенко в обмен на свои миллиарды. Украина до сих пор остается наводненной олигархами клептократией, у которой с Россией гораздо больше общего, чем с Евросоюзом. Порошенко уже много раз доказывал, что необходимо постоянно следить за его руками, когда играешь с ним. Но если с Украиной не играть, то она неизбежно станет жертвой нападок и давления Кремля — во вторник Байден описал такой сценарий в присущей ему красочной манере:

«Россия не собирается пересекать границу и захватывать оставшиеся территории страны при помощи танков. Она собирается уничтожить вашу экономику, она вас просто похоронит, и с вами будет покончено. И именно в этот момент все покатится к чертям».

США. Украина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 26 января 2018 > № 2472010 Леонид Бершидский


Россия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 26 января 2018 > № 2472008 Дмитрий Любинский

«Санкции никому не нужны»

Андреас Скалет (Andreas Scalet), Магдалена Раос (Magdalena Raos), Vorarlberger Nachrichten, Австрия

Шварцах. Посол России Дмитрий Любинский, который находился в четверг в Форарльберге по случаю вступления в должность нового почетного консула Хуберта Берча (Hubert Bertsch) ответил во время визита в редакцию газеты Vorarlberger Nachrichten на вопросы по политике и экономике. В настоящее время в Форарльберге проживают 1 666 российских граждан. Свыше 4 000 россиян посетили в 2017 году эту землю в качестве туристов.

Vorarlberger Nachrichten: Российский министр иностранных дел Сергей Лавров сожалел, что враждебное отношение Запада к Москве стало сильнее, чем в период холодной войны. Это действительно столь драматично?

Дмитрий Любинский: Отношения между Европейским союзом и Россией действительно зашли из-за санкций в тупик. Но в последнее время мы вновь наблюдаем позитивные тенденции, например, в отношениях с Австрией, а также в экономических связях.

— Напряженные отношения связаны с ролью России в украинском конфликте. Все попытки добиться продолжительного перемирия оказались неудачными.

— Речь идет о конфликте внутри государства. Путь к его решению был определен в Минском соглашении. Нынешние правители в Киеве не выполняют эти договоренности, это однозначно.

— Крым до сих пор считается оккупированным русскими.

— Крым не оккупирован. Он является частью Российской Федерации. Это решенный вопрос.

— Несмотря на санкции, экономические отношения между Россией и Австрией стали вновь развиваться позитивно с 2015 года. Как это происходит?

— В 2017 году был отмечен рост более чем на 20%. Что я считаю особенно важным, так это усиление сотрудничества с обеих сторон в вопросе об инвестициях. В последние сложные годы ни одна австрийская фирма не покинула российский рынок. В настоящее время в России обосновалось свыше 1 200 компаний из Австрии. Эти отношения развиваются, может быть, не столь быстро, как мы бы этого хотели, однако тенденция является положительной.

— С одной стороны, Россия жалуется на санкции, а с другой, создает препятствия для западных фирм.

— Санкции не могут быть дорогой с односторонним движением. Мы приняли контрмеры, чтобы защищать интересы российских производителей. Эти санкции никому не нужны, но ведь это же было не нашим решением.

— В марте предстоят президентские выборы, и Владимир Путин с большой вероятностью вновь выиграет эту борьбу. Почему нет настоящего соперника?

— Существует свыше 50 кандидатов. Таким образом нельзя говорить, что нет никаких соперников. Естественно, что Путин —это символическая фигура, для многих россиян он является гарантом стабильности.

— Один новый российский закон предусматривает, что неправительственные организации должны зарегистрироваться в качестве «иностранного агента», если они получают деньги из-за границы. Для чего этот жесткий подход?

— Россия — не единственное государство мира, в котором финансирование неправительственных организаций из-за границы регулируется законом. Во многих странах это строго контролируется, например, в США. У российских СМИ там существуют сложные проблемы.

— Раз уж речь зашла о США, там Москву упрекают в том, что она вмешалась в выборы 2016 года.

— Ведь для СМИ проще всего говорить, что во всем виновата Россия. Возьмем выборы в Соединенных Штатах. Как утверждается, к итогу выборов причастна Россия. Возьмите Каталонию, там Россия также якобы замешана. Наверное, здесь, в стране, говорят: слава Богу, что Россия не манипулировала австрийскими выборами.

Дмитрий Любинский родился в 1967 году, после завершения учебы в МГИМО с 1989 года находится на дипломатической службе. С 2015 года он является послом Российской Федерации в Австрии.

Россия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 26 января 2018 > № 2472008 Дмитрий Любинский


Казахстан > Финансы, банки > kursiv.kz, 26 января 2018 > № 2472006 Айгуль Ибраева

Сколько заработает и потратит Казахстан в 2018 году

Айгуль ИБРАЕВА

Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев 4 декабря 2017 года подписал Закон «О республиканском бюджете на 2018–2020 годы», который вступил в действие 1 января 2018 года. Kursiv Research выяснил, из чего станет пополняться казна, на что планируется израсходовать деньги государства и сколько средств из Нацфонда будет потрачено в текущем году.

Государственные доходы

Согласно Закону РК «О республиканском бюджете на 2018–2020 годы», доходы казны в текущем году запланированы в размере 8 449,91 млрд тенге. При этом доходная часть бюджета превышает расходную на 500 млрд тенге. Относительно доходов уточненного бюджета предыдущего года, согласно Закону «О республиканском бюджете на 2017–2019 годы» (с изменениями и дополнениями по состоянию на 13.11.2017 года), показатель сократился на 12,1%.

Директор аналитического центра Ассоциации финансистов Казахстана Павел Афанасьев указывает, что сокращение доходной части бюджета связано с объемом трансфертов. Так, в Законе «О республиканском бюджете на 2017–2019 годы» в качестве доходов учитывались совокупные трансферты в размере 4,65 трлн тенге. Эксперт напомнил, что правительство в текущем году осуществило разовое целевое перечисление в АО «Фонд проблемных кредитов» в размере 2,09 трлн тенге для поддержки банковского сектора. Данная сумма учитывается в доходах республиканского бюджета (как трансферт из Национального фонда).

В новом законе на 2018–2012 годы размер трансферта в 2018 году составляет 2,92 трлн тенге, то есть на 1,8 трлн тенге меньше (-37,3%). В том числе гарантированный трансферт из Нацфонда 2,6 трлн тенге. Тем самым, доля трансфертов в общем объеме доходов республиканского бюджета будет снижена до 34,6% в 2018 году против 48,5% в 2017 году. При этом государство планирует сократить указанный ежегодный трансферт к 2020 году до 2 трлн тенге, в то время как дефицит бюджета прогнозируется к снижению до 1% от ВВП, что является достаточно сбалансированным показателем.

«Ключевые источники формирования доходов бюджета прогнозируются к увеличению на основании соответствующих проекций по налоговым и неналоговым поступлениям на фоне более благоприятной внутренней и внешней экономической конъюнктуры. Хочу обратить внимание на то, что по большинству экономических индикаторов 2017 год для Казахстана оказался лучше предыдущего. Есть основания ожидать продолжения указанной позитивной динамики», – отметил Павел Афанасьев.

В свою очередь, в Halyk Finance считают, что в 2018 году с точки зрения рядового гражданина ситуация в экономике будет незначительно лучше 2017 года – падение реальных зарплат, вероятно, уменьшится до минус 0,5–1%, инфляция замедлится. Можно ожидать постепенного увеличения средств, перетекающих из сырьевого сектора в несырьевой, что будет положительно сказываться на росте доходов и потребления населения.

По мнению аналитиков, в 2018 году экономический рост стабилизируется ввиду более скромного роста цен на сырье, более умеренного роста добычи нефти на Кашагане, постепенного сворачивания вливания госсредств в экономику, отсутствия фактора низкой базы 2016 года, который сказался на высоком росте в 2017 году.

Исходя из сохраняющихся на высоком уровне запасов нефти в развитых странах и быстрого восстановления добычи сланцевой нефти в США и возможного ее расширения в Канаде, нельзя полностью исключать вероятность падения нефтяных цен в следующем году, что может негативно отразиться на показателях экономики, в том числе поступлений в Нацфонд. Также есть риски, связанные с ужесточением западных санкций в отношении России, что может сказаться на взаимной торговле между нашими странами и негативно повлиять на налоговые поступления в бюджет. Как позитивный противовес данному риску можно рассматривать повышение экономического взаимодействия со становящимся на путь либерализации южным соседом Узбекистаном. Несмотря на постепенную стабилизацию потребительской инфляции после скачка в 2015–2016 годах, Halyk Finance указывает на потенциал для ее ускорения, чему способствует несогласованность действий в фискальной и денежной сферах.

Прогноз доходов республиканского бюджета без учета поступления трансфертов на 2018 год определен в сумме 5 528,42 млрд тенге. Согласно проекту закона о республиканском бюджете, доходы республиканского бюджета на 2018 год против оценки 2017 года увеличатся на 738,17 млрд тенге, в том числе, изменение макроэкономических показателей – на 276,45 млрд тенге, модернизация экономики страны – на 335,44 млрд тенге и улучшение налогового администрирования – на 82,35 млрд тенге. В то же время на снижение доходов республиканского бюджета 2018 года против оценки предыдущего года на 216,89 млрд тенге повлияли следующие факторы: увеличение суммы возврата НДС из бюджета на 2018 год – на 73 млрд тенге, изменение ставки ЭТП на нефть с $50 до $45 за тонну – на 46,94 млрд тенге и изменение объема облагаемого экспорта нефти – на 29,84 млрд тенге.

Доля налоговых поступлений в доходной части бюджета в 2018 году составит 64% против 50% в 2017 году. Без учета трансфертов, налоги обеспечивают 97,6% республиканского бюджета. Налогоплательщики пополнят бюджет в 2018 году на 5,4 трлн тенге, большую часть которых занимают НДС (2,15 трлн тенге), корпоративный подоходный налог (1,82 трлн тенге) и таможенные платежи (1,02 трлн тенге).

Неналоговые поступления в 2018 году составят 126,74 млрд тенге, что на 9,6% меньше, чем годом ранее (140,2 млрд тенге). Наибольший удельный вес в структуре неналоговых поступлений прогноза 2018 года приходится на: дивиденды на государственные пакеты акций, находящиеся в государственной собственности – 21,2%; поступления арендной платы за пользование комплексом «Байконур» – 30,9 %; другие неналоговые поступления в республиканский бюджет, за исключением поступлений от организаций нефтяного сектора – 11,5 %.

Стоит отметить, что поступления в бюджет за счет штрафов, пени, санкций против оценки предыдущего года сократятся почти в шесть раз, с 25,55 млрд тенге до 4,52 млрд тенге. Поступление от продажи основного капитала в 2018 году запланировано на 5,62 млрд тенге против 1,6 млрд тенге годом ранее.

Распределение бюджета

Согласно новому закону о бюджете основными приоритетами расходов проекта республиканского бюджета на 2018–2020 годы определены форсированное развитие аграрного сектора, индустриализация и развитие малого и среднего бизнеса, цифровизация экономики, развитие транспортной инфраструктуры и социальной сферы.

Бюджет 2018 года отличается социальной направленностью, наибольшую долю в структуре расходов бюджета текущего года (29,3%) займут социальная помощь и социальное обеспечение. В предыдущем году траты государства на социальные нужды были смещены на второй план, их доля составила 19,9% от совокупного объема затрат. Крупнейшей статьей расходов республиканского бюджета в 2017 году стало целевое перечисление в АО «Фонд проблемных кредитов» в размере 2,09 трлн тенге.

Расходы на выполнение социальных обязательств государства предусмотрены в размере 2 616,07 млрд тенге, что на 22,9% больше, чем в предыдущем году, и на 38% превышает показатель 2016 года. Рост государственных расходов на социальное обеспечение и социальную помощь предусмотрен в связи с увеличением размеров пенсий и пособий по случаю рождения детей, в том числе в результате пересмотра структуры прожиточного минимума и порядка назначения пенсий.

В структуре соцрасходов появились статьи, связанные с трудоустройством инвалидов и продвижением программ по социальной интеграции и инклюзии, на что будет выделено 451,98 млн тенге.

Трансферты, в том числе субвенции областным бюджетам, оказались на втором месте по объему расходов в структуре республиканского бюджета в 2018 году. Цель бюджетной программы – выравнивание уровня бюджетной обеспеченности регионов и обеспечение равных фискальных возможностей для предоставления гарантированных государством услуг. В 2018 году по данной статье расходов будет выделено 1 573,35 млрд тенге, что превышает объем 2017 года на 5,7%.

Расходы республиканского бюджета на здравоохранение в 2018 году запланированы в размере 1 063,64 млрд тенге. По сравнению с предыдущим годом медицинские расходы казны выросли всего на 4%. В июле 2017 года в Казахстане ввели в действие положение Закона РК «Об обязательном социальном медицинском страховании», в связи с чем кардинально поменялась структура госрасходов на здравоохранение.

К примеру, в 2017 году крупнейшей статьей расходов в области здравоохранения было «Обеспечение населения медицинской помощью в рамках Единой национальной системы здравоохранения» в размере 774,27 млрд тенге, а в 2018 году его заменили на «Обеспечение гарантированного объема бесплатной медицинской помощи», объем которого составит 954,85 млрд тенге. По сути, содержание затрат осталось прежним, изменится ли качество медицинских услуг – покажет время.

В рамках расходов на здравоохранение появились новые статьи, такие как «Охрана общественного здоровья» и «Обеспечение хранения специального медицинского резерва и развитие инфраструктуры здравоохранения», на что в 2018 году потратят 44,44 млрд тенге и 9,89 млрд тенге соответственно. Вышеуказанные статьи заменили статью расходов «Реформирование системы здравоохранения».

В текущем году возрастут расходы бюджета на обслуживание правительственного долга – с 458,18 млрд тенге в 2017 году до 600,26 млрд тенге в 2018 году, при этом рост расходов по данному пункту составил 31%. Цель бюджетной программы: выполнение обязательств Республики Казахстан по обслуживанию правительственного долга, недопущение факта дефолта по займам правительства Республики Казахстан.

Также рост бюджетных затрат наблюдается по таким направлениям, как «Промышленность, архитектурная, градостроительная и строительная деятельность» – на 32,1%, до 11,37 млрд тенге и «Оборона» – на 20,6%, до 517,15 млрд тенге.

Расходы казны на транспорт и коммуникацию, напротив, урезаны на 18,9% по сравнению с предыдущим годом. По данной бюджетной программе в текущем году государством выделено 548,67 млрд тенге против 676,47 млрд тенге годом ранее. Наибольшее сокращение расходов предусмотрено по целевым трансфертам на развитие города Астаны, на увеличение уставного капитала юридических лиц для реализации проекта «Новая транспортная система» по строительству столичного LRT от аэропорта до нового железнодорожного вокзала с 69,46 млрд до 9,06 млрд тенге, по пункту «Выполнение обязательств по договору доверительного управления государственным имуществом» с 50,11 млрд тенге до 18,92 млрд тенге, в рамках которого предусматриваются работы по строительству и реконструкции автомобильных дорог республиканского значения.

При этом финансирование будет увеличено по таким бюджетным программам, как «Обеспечение сохранности и расширения использования космической инфраструктуры» (с 3,36 млрд до 6,93 млрд тенге), «Субсидирование железнодорожных пассажирских перевозок по социально значимым межобластным сообщениям» (с 23,57 млрд до 26,60 млрд тенге) и «Обеспечение развития городского рельсового транспорта» (с 7,69 млрд до 9,04 млрд тенге) по строительству линии метро в Алматы.

Затраты на государственные услуги общего характера в 2018 году сокращены на 17,3% относительно показателей предыдущего года, до 384,59 млрд тенге. При этом в бюджете 2018 года отсутствуют такие программы, как «Представление интересов Республики Казахстан за рубежом», «Выплата компенсаций по вкладам в жилищные строительные сбережения» и «Обновление парка автомашин для государственных органов», на которые в 2017 году было выделено 47,29 млрд тенге, 11,5 млрд тенге и 3,24 млрд тенге соответственно, значительно сокращены расходы на услуги по обеспечению деятельности главы государства, премьер-министра и других должностных лиц государственных органов – с 91,2 млрд тенге в 2017 году до 43,39 млрд тенге в 2018-м.

На образование в 2018 году планируют потратить 375,32 млрд тенге, по сравнению с аналогичными тратами государства в 2017 году (458,64 млрд тенге) показатель сократился на 18,2%. При этом значительно сокращен целевой вклад в АОО «Назарбаев Университет» (с 53,85 млрд тенге до 4,53 млрд тенге), урезаны расходы по обеспечению доступности качественного школьного образования (с 135,45 млрд тенге до 83,98 млрд тенге) и затраты на повышение квалификации и переподготовку кадров государственных организаций среднего образования (с 11,55 млрд тенге до 6,86 млрд тенге). Расходы на строительство и реконструкцию объектов образования в 2018 году вовсе не предусмотрены.

В то же время увеличено финансирование по таким пунктам в области образования, как «Обеспечение кадрами с высшим и послевузовским образованием» – с 146,47 млрд тенге до 162,53 млрд тенге, «Подготовка специалистов с высшим и послевузовским профессиональным образованием» – с 8,44 млрд тенге до 9,68 млрд тенге. К тому же в составе бюджетной программы появились такие статьи расходов, как «Стимулирование продуктивных инноваций» и «Модернизация среднего образования», на что государство планирует потратить в 2018 году 11,86 млрд тенге и 3,96 млрд тенге соответственно.

По программе «Повышение квалификации и переподготовка кадров государственных организаций высшего и послевузовского образования» в 2018 году будет выделено 540,78 млн тенге, в рамках данной программы по проекту «Модернизация общественного сознания» будет повышена квалификация 1 400 филологов (ежегодно по 700 человек) для обеспечения перехода на латиницу.

Затраты бюджета на сельское, водное, лесное, рыбное хозяйство, особо охраняемые природные территории, охрану окружающей среды и животного мира, земельные отношения в 2018 году запланированы в размере 182,38 млрд тенге. В 2017 году по уточненному бюджету госрасходы по данному направлению составили 234,07 млрд тенге, тем самым в текущем году финансирование бюджетной программы сократилось на 51,69 млрд тенге, или 22,1%.

Законом РК «О республиканском бюджете на 2018–2020 годы» от 30 ноября 2017 года расходы МСХ РК на 2018 год составили 277,33 млрд тенге, что на 17% ниже уточненного бюджета на 2017 год.

В Министерстве сельского хозяйства РК на счет сокращения финансирования разъяснили, что изначально, в соответствии с Законом РК «О республиканском бюджете на 2017–2019 годы» от 29 ноября 2016 года, расходы министерства в 2017 году составляли 254,05 млрд тенге. Однако при уточнениях бюджета из республиканского бюджета были выделены дополнительные средства в размере 79,85 млрд тенге на реализацию следующих мероприятий: субсидирование развития племенного животноводства, повышение доступности финансовых услуг, эффективное управление водными ресурсами, увеличение уставного капитала АО «НУХ «КазАгро» и др. В итоге бюджет министерства в 2017 году вырос до 333,90 млрд тенге, соответственно расходы казны на сельское, водное, лесное, рыбное хозяйство, особо охраняемые природные территории, охрану окружающей среды и животного мира, земельные отношения также были увеличены при уточнении бюджета предыдущего года, что может произойти и в текущем году.

На жилищно-коммунальное хозяйство в 2018 году государство потратит 168,55 млрд тенге. По сравнению с уточненным бюджетом предыдущего года показатель сократился на 13,5%. Расходы на культуру, спорт, туризм и информационное пространство в текущем году составят 117,38 млрд тенге против 139,22 млрд тенге в 2017 году.

Финансирование затрат на топливно-энергетический комплекс и недропользование в текущем году сократится почти на треть – с 89,18 млрд тенге в 2017 году до 62,38 млрд тенге в 2018 году. Здесь сокращение бюджета будет в основном по бюджетной программе «Развитие тепло-электроэнергетики», куда в новом бюджете было выделено 37,88 млрд тенге против 61,16 млрд тенге в предыдущем году. Данные расходы будут направлены на завершение и продолжение ранее начатых 15 проектов.

На прочие расходы согласно новому закону о бюджете в 2018 году выделено 191,78 млрд тенге. В том числе резерв Правительства Республики Казахстан – 117,49 млрд тенге, целевое перечисление в АО «Администрация Международного финансового центра «Астана» – 20 млрд тенге и целевое перечисление в АО «Национальная компания «Астана ЭКСПО-2017» – 13,51 млрд тенге.

Казахстан > Финансы, банки > kursiv.kz, 26 января 2018 > № 2472006 Айгуль Ибраева


Казахстан > Финансы, банки. СМИ, ИТ > kursiv.kz, 26 января 2018 > № 2471988

КазФинТех ответил на критику депутатов по онлайн-займам

Ольга КУДРЯШОВА

В Казахстанской ассоциации ФинТех подробно прокомментировали вопросы депутата Сената РК Сергея Ершова на предмет законности деятельности рынка онлайн-кредитования. По его словам, с просьбой решить вопрос законодательного регулирования деятельности онлайн-компаний, предоставляющих займы, Ассоциация финансистов Казахстана (АФК) обратилась в Комитет по социально-культурному развитию, науки Сената. Однако в АФК данную информацию опровергли.

«Ассоциация финансистов Казахстана не выступает против онлайн-кредитования и не обращалась с инициативой проверки компаний, выдающих онлайн-займы», - сообщается в официальном ответе АФК.

Более того, в прошлом году АФК и Казахстанская ассоциация ФинТех инициировали обсуждение совместно с Национальным банком РК касательно возможности проработки регулирования рынка онлайн-кредитования.

«Почему к рынку возникли вопросы? - комментирует исполнительный директор Казахстанской Ассоциации ФинТех Ерлан Смайлов - Тут есть несколько причин. Рынок онлайн-кредитования пока не регулируется никакими специальными законами, только Гражданским кодексом, и рано или поздно такие вопросы должны были прозвучать. Дело в том, что на рынке действуют как добросовестные «белые» игроки, так и недобросовестные – «черные» и «серые» кредиторы и именно их деятельность вызывает основную массу вопросов. Мы, как ответственные участники рынка, безусловно, разделяем позицию сенатора Сергей Ершова в части необходимости защиты населения страны от недобросовестных, серых, черных, криминальных ростовщиков. Но при этом важно объективно понимать ситуацию и разделять законопослушные легально работающие компании от нелегального долгового рынка и недобросовестных фирм и дельцов. Если сейчас клеймить весь рынок в целом, то можно с водой выплеснуть и ребенка, и из-за действий недобросовестных игроков пострадает добросовестный бизнес, который предоставляет гражданам востребованный ими продукт, защищает их права, создает рабочие места и платит налоги в казну», - сказал эксперт.

КазФинТех предоставила подробные комментарии по заявлениям депутата сената:

Сергей Ершов: «В последнее время казахстанское общество столкнулось с таким явлением, как онлайн-займы, предоставляемые небольшими компаниями населению от 700 до 1 000% годовых. Данные займы не ограничены по процентным ставкам, размерам штрафов и пени».

Комментарий КазФинТех: «Компании, предоставляющие онлайн-займы, выдают так называемые «займы до зарплаты», то есть на короткий срок. Средняя сумма займа – 37 000 тенге, средний срок кредита – 23 дня (данные ПКБ за 9 мес. 2017 года). Это даже не месяц, соответственно, о годовых займах речи не идет. Поэтому применять к рынку понятие годовых процентов – некорректно, речь идет о дневной ставке», - поясняют в Ассоциации.

При этом дневная ставка составляет 1-2% в день. Значение ставки продиктовано экономической моделью рынка: организация небольшого кредита на малый срок для компании стоит столько же, сколько для банков организация кредитов на миллионы и месяцы. Также свою стоимость имеют деньги, привлекаемые компаниями.

Сергей Ершов: «Данные займы не ограничены по процентным ставкам, размерам штрафов и пени».

Комментарий КазФинТех: Компании, составляющие порядка 10% рынка онлайн-кредитования, не входят в Ассоциацию КазФинТех и не придерживаются ее отраслевых ограничений. Но компании-члены Ассоциации (а это 90% рынка) придерживаются стандартов, которые ограничивают и ставку, и штрафы, и пени. У членов Ассоциации имеется собственная Дорожная карта развития, которая предполагает дальнейшую работу по принятию ограничительных мер для субъектов рынка.

Соблюдая приоритет защиты потребителя, с 1 января 2018 года компании-члены Ассоциации Казфинтех ограничили требования по просроченным займам коэффициентом в 3,5 тела основного долга. Т.е. если потребитель взял кредит в 10 000 тенге, не смог вовремя погасить и ушел на просрочку, то максимальные начисления и требования к нему по кредиту составят основной долг в размере тех же 10 000 тенге плюс 250% - т.е. 35 000 тенге и более этой суммы к нему требований не будет.

Сергей Ершов: «Идентификация клиента осуществляется поверхностно. Кредит может получить любой гражданин, в каком бы состоянии он не находился: в состоянии алкогольного, наркотического опьянения, или под принуждением».

Комментарий КазФинТех: Онлайн-компании не выдают займы всем подряд, тем более лицам в неадекватном состоянии. Из 10 обратившихся за кредитом заем получают порядка 2-3 человек. Сервисы действительно стремятся к простоте и удобству для своего потребителя. Это законно на основании статьи 152 ГК РК – договор, заключенный в интернете приравнивается к письменному договору.

Сергей Ершов: «То есть онлайн-компании по предоставлению займов находятся вне законодательного и государственного регулирования. И их деятельность не регулируется соответствующими уполномоченными органами».

Комментарий КазФинТех: Рынок не регулируется, но он абсолютно легален. Правовыми рамками для деятельности компаний служат статьи Гражданского Кодекса (в части: статьи 2 (свобода договора), статьи 715 (договор займа), статьи 718 (вознаграждение по займу), статьи 716 (форма договора займа), статьи 722 (возврат предмета займа), статьи 152 (письменная форма сделки).

Поэтому, очевидно, нельзя сказать, что рынок находится вне законодательного регулирования, иначе он не смог бы функционировать и развиваться в течение почти четырех лет (первый онлайн-заем был выдан в Казахстане в 2014 году).

Кроме того, компании, которые хотят работать на цивилизованном рынке, добровольно и дополнительно ограничили себя еще и отраслевыми стандартами, разработанными и принятыми в рамках Ассоциации КазФинТех.

«В январе 2018 года Ассоциация обратилась к Национальному банку с предложением ввести регулирование рынка в целях его дальнейшей стабилизации и институционализации, то есть рынок нацелен занять долгосрочные позиции в финансовой системе и стать одним из ее регулируемых институтов», - комментирует КазФинТех.

«Мы понимаем, что рынок онлайн-кредитования новый, растущий, вопросы и проблемы возникают и их надо последовательно решать. Не все сразу получается, но мы это делаем.

В целом, о восприятии населением рынка онлайн-кредитования нагляднее всего говорят цифры: если в 2015 году онлайн-кредитов было выдано за сумму 2,5 млрд тенге, то в 2017 году прогнозно было выдано свыше 36 млрд тенге. Спрос рождает предложение – динамика роста рынка говорит о том, что продукт востребован десятками и сотнями тысяч казахстанцев, которые пользуются новой цифровой финансовой услугой, решают свои актуальные проблемы и вовремя выполняют свои кредитные обязательства», - резюмировал Смайлов.

Казахстан > Финансы, банки. СМИ, ИТ > kursiv.kz, 26 января 2018 > № 2471988


Россия > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 26 января 2018 > № 2471980 Михаил Фридман

Миллиардер Михаил Фридман рассказал, что получает удовольствие от риска

Фридман Михаил

председатель совета директоров LetterOne Holdings и наблюдательного совета «Альфа-Групп», №2 в списке Forbes

Ощущение вызова заставляет идти на работу и делает каждый день увлекательным и незабываемым

Фундаментальной базой успеха в бизнесе является человеческая состоятельность и зрелость, которая помогает добиться успеха и в жизни в целом. Потому что успех в бизнесе — это частный случай успеха в жизни. Механизм успеха в жизни опирается на проверенные тысячелетиями, вполне простые и понятные, но тем не менее иногда трудно достижимые морально-нравственные принципы и ценности. Чтобы стать успешным, человеку нужен определенный уровень образования, интеллекта, упорства, последовательности, воли и прочих качеств. Для успеха в бизнесе это необходимые, но недостаточные условия.

Предприниматель — это человек, который готов и любит принимать решения, связанные с материальными интересами. Большинство людей, как правило, либо не умеют это делать и ошибаются, либо не хотят, боятся это делать, потому что ошибиться действительно нетрудно. Та небольшая группа людей, которая умеет принимать решения и получает удовольствие от принятия такого вида рисков, существует в любом обществе и составляет когорту успешных бизнесменов.

Я люблю и получаю огромное удовольствие от этого вызова, рисков, которые мне приходится на себя брать, от необходимости глубоко понять скрытые пружины, приводящие в движение всю совокупность обстоятельств проекта и компании. Это ощущение вызова и успеха от этого риска создает огромный драйв, который не просто заставляет меня идти на работу, а делает каждый мой рабочий день неповторимым, увлекательным, незабываемым.

Мне кажется, что этот образ жизни предпринимателя и принятие подчас очень непростых, противоречивых и даже опасных в чем-то решений запускают в организме какие-то химические процессы, и ты испытываешь временами ощущение подъема, прилив адреналина. Успех всегда увеличивает желание, вдохновляет и окрыляет. А в случае неудачи ты ощущаешь удар.

Эти перепады, которые я условно называю адреналиновой зависимостью, формируют в организме определенную, почти наркотическую зависимость. И когда выходишь из этого режима и перестаешь этим заниматься, принимаешься дома читать книжки или смотреть фильмы (что тоже очень интересно и здорово), то через некоторое время начинаешь испытывать «ломку». Когда я по каким-то причинам отключаюсь от этого информационного потока, который ежедневно проходит через мою голову, я начинаю ощущать, что, если мне немедленно не поступит вся информация о том, что происходит в том или ином деле, которым я занимаюсь, я могу умереть.

Уверен, это характерно не только для бизнесменов. Наверняка похожее ощущение испытывают художники, которым не дают красок, или ученые, которых по каким-то причинам не пускают в лабораторию. Мне кажется, что это вообще такое свойство организма человека, ставшего профессионалом и достигшего успеха в своем деле.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 26 января 2018 > № 2471980 Михаил Фридман


Россия > Авиапром, автопром > forbes.ru, 26 января 2018 > № 2471979 Владимир Синельников

Выход на «конечников»: зачем «Алроса» и другие производители открывают интернет-магазины

Владимир Синельников

Управляющий партнер ecommerce-агентства Aero

За последние полгода запуском ecommerce-платформы заинтересовались металлургические и агропромышленные компании, международные FMCG-сети, алкогольные и табачные корпорации. Все они в следующем году начнут осваивать электронную коммерцию, ориентируясь на b2b- и b2c-рынки

Цифровые технологии открыли для производителей путь к конечному потребителю. В этом году именно такие проекты станут главным драйвером электронной коммерции. Причем продавать в интернете начинают уже не только производители сегмента fashion или FMCG, но и тяжелая индустрия. «Северсталь» уже продает через интернет около 10% своей продукции, запустила интернет-магазин ТМК, в начале 2018 года принимать онлайн-заказы на своей электронной площадке обещает НЛМК. «Алроса» проводит тендер на создание интернет-магазина бриллиантов. Что дает производителям онлайн-канал, и о чем нужно знать при его запуске?

Покупатель ближе, маржа выше

На встрече в одной из крупных металлургических компаний прозвучала сакраментальная фраза, достойная стать новым мемом: «нам нужен выход на конечников». Ритейлеры уже давно признали в онлайн-торговле стратегический потенциал для роста бизнеса и развития новых направлений. В этом году до реальных шагов в сторону онлайна дозрели и многие производители. Работающие проекты пока запустили единицы, но в 2018 году это уже будут десятки, а еще через год, возможно, сотни.

Большим сегментом электронной коммерции неожиданно стала черная металлургия. Сбытовая цепочка в металлургии, как и в большинстве традиционных b2b-отраслей, сегодня крайне неэффективна. Наценка на товар формируется в каждом звене перепродажи товара: от производителя к трейдеру, далее к крупному оптовику, затем к мелкому, затем в магазине. Иногда звеньев бывает больше, и каждое отнимает у производителя часть маржи.

Производители не управляют спросом на свой товар, не знают своих клиентов, их потребностей и ожиданий. Многочисленные разрывы в мутном информационном потоке от покупателя к производителю и обратно ведут к тому, что на всех звеньях цепочки поставок накапливается чрезмерное количество товара. Без сквозного цифрового заказа адекватно прогнозировать спрос и управлять им невозможно. А пока в большинстве своем сделки по-прежнему совершаются по телефону, факсу или электронной почте.

Сегодня процесс спрямления сбытовых цепочек идет по всем индустриям со сложными каналами реализации. Но не только стремление больше заработать толкает производителя навстречу покупателю. Построение системы прямых цифровых продаж позволяет выиграть в долгосрочной конкурентной борьбе, где важны лояльность и LTV (Lifetime Value) покупателей. Еще одна новая возможность для бизнеса, которую открывает создание интернет-магазина — выход на новые географические рынки, в том числе поставки на экспорт.

Но надо отдавать себе отчет, что развитие цифрового канала продаж — не просто запуск очередного направления. Чтобы начать работать с конечным потребителем, компании придется кардинально трансформировать множество бизнес-процессов и понимание своего бизнеса в целом. Критически важно осознавать это на старте проекта.

Индустрия на развес

Конечные покупатели — это розничные продажи. Для производителей спрямление сбытовой цепочки фактически означает переход от b2b-модели к b2c. Для металлургических компаний розничный клиент — это, прежде всего, строительные компании. При этом «Северсталь» уже продает онлайн свою продукцию индивидуальным предпринимателям и не исключает, что в ближайшие годы начнет работать с физическими лицами. Для производителей FMCG новая аудитория — это небольшие магазины у дома, так называемые modern trade. В отличие от traditional trade — крупных сетей, таких как «Перекресток» или «Лента», маленькие магазины сейчас пополняют запасы на рынках или мелкооптовых базах или офлайн-маркетплейсах типа «Фуд Сити».

Интернет-продажи «конечникам» предъявляют к производителям целый ряд новых требований. Пожалуй, самое сложное из них — логистика. Работа с конечным потребителем потребует ее полной перестройки, а для многих компаний и выстраивания логистической системы с нуля. Возникают новые потребности в упаковке продукции, краткосрочном адресном хранении, легких системах погрузки и транспортировки. Если заводы привыкли отгружать продукцию вагонами или многотонными фурами, то конечным покупателям это не подходит – недостаточно гибко и дорого. Возникает потребность в сборных заказах.

Еще одно новое требование и головная боль — это внедрение системы управления отношениями с клиентами и построение программ лояльности для розничных покупателей. B2b-модель предполагает, например, скидки на отгрузки от 20 тонн металла. Строительные компании покупают несколько десятков труб. Это не только другая «весовая категория», но и новая для завода единица измерения. Что уж говорить про реферальный маркетинг и онлайн-инструменты для привлечения покупателей в интернет-магазин.

Наконец, новая аудитория часто требует особого подхода и другого языка: нового позиционирования, tone of voice, других обещаний и преимуществ, которые свойственны розничным брендам. А брендинг крупных производителей для этих целей не подходит, так возникает потребность создания новых, розничных брендов.

Казалось бы, FMCG-компании ближе всего к конечному покупателю, но на самом деле у них тоже немало проблем. Производители не всегда известны конечным клиентам. Это неожиданная ситуация, требующая новых коммуникационных подходов.

Вместе с розничными брендами возникает новое понимание конкуренции. Если раньше заводы соревновались с заводами, то сейчас их конкуренты — крупные розничные сети, мелкооптовые торговцы или даже палатки на рынке. Это требует серьезной перестройки маркетинга в компании, как правило — построение целых подразделений с нуля.

Интернет-альтернативы

Интернет-магазин — основная, но не единственная модель онлайн-продаж, которую могут использовать производители. Самые продвинутые из них даже в России уже задумываются о маркетплейсах, на которых будет представлен не только их собственный товар, но и продукция смежников. Маркетплейс — классический пример клиентоцентричного бизнеса, который позволяет удовлетворить целый комплекс потребностей покупателя. Чем больше необходимых товаров и услуг в рамках платформы вы предлагаете, тем крепче вы можете привязать покупателя, тем больше данных о его потребностях и поведении можете собрать, персонализировать предложение, и, в конечном счете, получить большую лояльность.

Тимур Махалин, руководитель проекта ecommerce «Северсталь», уже говорит о создании экосистемы для удовлетворения потребностей клиента, формировании прозрачных цен и создании дополнительных сервисов. В компании уже столкнулись с характерными для маркетплейса задачами, объединяя в рамках одной интернет-платформы подразделения с разными бизнес-процессами, ценовой политикой, порядком формирования контрактов, условиями доставки и тд.

Показательна в плане цифровизации стратегия немецкой металлургической компании Klöckner & Co. Доля интернет-продаж компании в третьем квартале 2017 года достигла 16%, а к началу 2020 года компания рассчитывает генерировать более половины продаж (в том числе экспортных) по цифровым каналам. Klöckner & Co уже подключила к своему интернет-магазину новых поставщиков, предложив своим покупателям более широкий ассортимент. Но немецкая группа уже пошла дальше. Компания обещает запустить отраслевую платформу, открытую даже для прямых конкурентов. Отраслевая платформа будет нацелена на наиболее чувствительных к цене клиентов со специфическими требованиями к продукту. Основу бизнес-модели маркетплейса Klöckner & Co составят покупательские сервисы (лазерная резка, профилирование металла, обработка поверхности и т.д.) и услуги по доставке и хранению.

Для некоторых производителей, например, в FMCG, стоимость доставки может превышать стоимость продукции, поэтому компании ищут новые бизнес-модели. Это могут быть партнерские продажи, например, на Ozon, или на сторонних маркетплейсах, позволяющих делать сборные заказы. Если в металлургии покупатели готовы заказывать трубы в одном месте, а фиттинги в другом ради нескольких процентов экономии, то в продовольственных товарах важно выстроить продажи всей корзины. К примеру, «Мираторг» может построить прямые продажи, так как мясо является «корзинообразующим» товаром.

У производителей, как правило, нет экспертизы для организации прямых продаж, они мало знают о клиентском сервисе и имеют очень смутное представление об электронной коммерции. Научиться всему этому можно, если в компании четко осознают потребность в изменениях.

Россия > Авиапром, автопром > forbes.ru, 26 января 2018 > № 2471979 Владимир Синельников


Россия. СФО > Образование, наука. Медицина > fano.gov.ru, 26 января 2018 > № 2471959

Красноярские ученые нашли способ адресного разрушения раковых клеток

Ученые Федерального исследовательского центра Красноярский научный центр СО РАН, подведомственного ФАНО России, совместно с российскими и иностранными коллегами разработали способ адресного разрушения раковых клеток с помощью наночастиц золота и теплового воздействия.

Доставку терапевтических наночастиц к опухоли осуществляют специальные молекулы. Под воздействием лазерного облучения частицы нагреваются и разрушают злокачественную ткань опухоли, оставляя здоровые ткани нетронутыми. Метод подходит для случаев, когда хирургическое удаление опухоли является сложной задачей.

В последние годы для решения проблем, связанных с терапией онкологических заболеваний, стали разрабатываться нестандартные средства, основанные на нанотехнологиях. Положительный результат новых подходов обусловлен сочетанием биологических и физических методов. Биологические молекулы обеспечивают адресную доставку действующих веществ к зараженным клеткам, где они уничтожаются различными физическими воздействиями. Для адресной доставки обычно используют аптамеры – это «молекулы-поводыри», искусственные одноцепочечные последовательности ДНК или РНК, которые благодаря своей структуре способны с высокой специфичностью связываться с нужными клетками.

В экспериментах с лабораторными животными красноярские ученые установили, что наночастицы золота могут быть использованы для уничтожения раковых клеток. Дело в том, что при облучении лазером такие частицы нагреваются. Если доставить наночастицы к раковой клетке, а после воздействовать на них зеленым светом, то они поглощают излучение, что создает локальный нагрев ткани и разрушение злокачественных клеток.

Чтобы удалить злокачественные клетки карциномы Эрлиха у лабораторных мышей, ученые вводили в организм животных наночастицы с аптамерами, а затем нагревали их лазерным светом. Время обработки не превышало 5 минут. Благодаря гипертермии (перегреванию) раковые клетки разрушались. Для подтверждения эффективности ликвидации опухоли в Центре ядерной медицины ФМБА ученые использовали позитронно-эмиссионную томографию и компьютерную томографию с анализом раковой ткани. Результаты такой диагностики позволяют с высокой достоверностью отличить доброкачественное образование от злокачественного.

По словам ученых, чтобы добиться результата пришлось объединить усилия специалистов из нескольких областей: физики, химики, биологи, медицины, математики и инженерии. Ученые установили механизмы теплового воздействия, сделали теоретические обоснования и показали на животной модели возможность применения метода лечения в условиях организма, а не только на клеточных культурах.

Отмечается, что пока междисциплинарный подход позволил достичь устойчивого результата только на животных. Для дальнейшего использования в клинике надо провести полные доклинические и клинические испытания препарата.

В исследовании также приняли участие сотрудники Красноярского государственного медицинского университета им. В.Ф. Войно-Ясенецкого, Федерального научно-клинического центра ФМБА России, Сибирского федерального университета и Университета Оттавы (Канада).

В настоящее время коллектив ученых ведет исследования по разработке частиц для более глубокой обработки опухолей.

Россия. СФО > Образование, наука. Медицина > fano.gov.ru, 26 января 2018 > № 2471959


Россия > Образование, наука. Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > bfm.ru, 26 января 2018 > № 2471773 Анна Кузнецова

Детский омбудсмен: осужденным не место в школах и детсадах

После нападения в улан-удэнской школе Анна Кузнецова считает необходимым запретить направление осужденных на исправительные работы в образовательные учреждения. Об этом она заявила в интервью Business FM

Детский омбудсмен Анна Кузнецова потребовала запретить направлять осужденных на исправительные работы в образовательные учреждения. Уполномоченного по правам ребенка возмутил тот факт, что в школу в Улан-Удэ, где 19 января произошло нападение на класс, направили осужденного.

Есть ограничение, согласно которому окончательное решение о том, годится ли осужденный для работ рядом с детьми, принимает комиссия по делам несовершеннолетних. Но это ограничение постоянно нарушается в регионах. Под угрозой безопасность школьников, заявила Анна Кузнецова в интервью Business FM.

Анна Кузнецова: В Бурятии был выявлен факт нахождения в общеобразовательном учреждении осужденных на время по приказам УФСИН. Мы сразу же связались с руководством УФСИН и постарались разобраться в этой ситуации. К сожалению, мы увидели еще в ряде регионов РФ перечень учреждений, в том числе общеобразовательных, дошкольных, куда могут быть направлены для прохождения обязательных работ осужденные. На мой взгляд, это принципиально недопустимо. Законодатели предполагают направление в общеобразовательное учреждение только после решения правительственной комиссии по делам несовершеннолетних. Эти нормы не соблюдаются. Если их не хватает, то необходимы новые меры. Будут даны четкие рекомендации о ненаправлении туда осужденных. Следующим шагом, безусловно, будет работа с законодателями.

Вы хотите, чтобы вообще любые осужденные не попадали в образовательные учреждения, потому что то, что сейчас прописано в законе, не работает?

Анна Кузнецова: Это, к сожалению, не соблюдается. Да, законодательством выстроены ограничения, когда специальный орган принимает решение о том, можно ли в конкретном случае направлять. Школа принимает того, кого ей направили, поэтому здесь необходимо выстроить эти ограничения.

Как такое могло произойти, что обошли комиссию по делам несовершеннолетних?

Анна Кузнецова: Этим делом сейчас занимается прокуратура. Не важно, общались с детьми или не общались совсем. В каждом конкретном случае мы не можем проследить, в какой форме это происходит в детском учреждении. Это нужно в принципе исключить.

По словам Анны Кузнецовой, в Бурятии, Московской и Нижегородской областях сразу несколько школ и детских садов попали в реестр мест для отбывания наказания осужденными в виде исправительных работ.

По закону для этого вида наказания разрешены любые госучреждения, но в детские учреждения направляют, как правило, только в крайних случаях, говорит ответственный секретарь Общественной наблюдательной комиссии Москвы Иван Мельников. «Административная комиссия обычно смотрит потребность, — объясняет он. — Например, в детский сад необходим дворник. Далее смотрят, насколько адекватный этот человек. Он может быть осужден первый раз или уже неоднократно осужденный, то есть здесь необходимо оценивать характеристики личности. С несовершеннолетними, в частности с детьми из детских садов, не должны работать отъявленные рецидивисты, потому что это может привести к опасным последствиям. Все-таки чаще практикуются исправительные работы в сфере ЖКХ, когда убирают снег, метут улицы, красят лавки и так далее».

Как поясняют юристы, сейчас проходить исправительные работы в школах запрещено только тем, кто был привлечен к ответственности за совершение тяжких преступлений, например против жизни и здоровья, несовершеннолетних, безопасности государства. Как правило, этот вид наказания назначают лицам, исправление которых возможно без изоляции от общества.

Россия > Образование, наука. Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > bfm.ru, 26 января 2018 > № 2471773 Анна Кузнецова


Россия > Агропром > zol.ru, 26 января 2018 > № 2471322 Аркадий Злочевский

Аркадий Злочевский: «В этом сезоне с увеличением урожая мы поторопились»

Президент Российского зернового союза о том, нужен ли России сбор зерна в 200 млн тонн

Эксперт прогнозирует, что экспорт зерна достигнет 50 млн тонн

Урожай зерна в России в перспективе может вырасти до 200 млн т в год, заявил вице-премьер Аркадий Дворкович на международном экономическом форуме в Давосе в четверг. По его словам, такого показателя удастся добиться за счет более эффективного использования земли и внедрения современных технологий. При этом вице-премьер отметил, что в этом сельскохозяйственном году экспорт зерна будет очень высоким, а «проблемы с вывозом будут решены». О том, сможет ли Россия справиться с урожаем в 200 млн т, и как решаются проблемы транспортировки, «Агроинвестору» рассказал президент Российского зернового союза Аркадий Злочевский.

— На ваш взгляд, может ли Россия взять планку в 200 млн т зерна?

- Увеличение сбора до 200 млн т само по себе не является проблемой — здесь лишь вопрос инвестиций в технологии, расширение производства. Поэтому по большому счету для страны с учетом ее территории это невысокая потенциальная планка. Другое дело, что нынешний урожай [по предварительным данным Росстата, он составил рекордные 134,1 млн т] показывает, что даже такой объем нам пока не нужен — на территории страны практически не развита глубокая переработка, поэтому с учетом ограниченной емкости мировых рынков сбыта урожай в 200 млн т приведет просто к плачевным последствиям, особенно если это произойдет резко и неожиданно. Мы обрушим внутренний рынок, и каждая тонна будет просто в убыток обходиться крестьянскому карману, и на этом все инвестиции и свернутся. Поэтому наращивать производство необходимо постепенно, и ни в коем случае не торопясь. Вот в этом сезоне поторопились, в результате рынок упал на 30%, притом что многие ресурсы существенно подорожали, например, топливо, выросшее в цене на те же 30%. Все это негативно влияет на производственную экономику.

— То есть сами аграрии сейчас не готовы увеличивать производство с учетом падения цен?

- Конечно. Зачем им наращивать убытки?

— Какие инвестиции необходимы для роста производства до 200 млн т?

- Нужны вложения и в инфраструктуру, и в переработку. Но это очень дорогие проекты, которые невозможно реализовать за пару лет. К тому же они не могут быть ориентированы лишь на внутренний сбыт — нужна диверсификация и ориентация на внешние рынки, а это значит, что придется конкурировать с другими странами, в том числе с Китаем, где глубокая переработка налажена. Я уж не говорю про европейских и американских производителей.

— А какой задел есть у России в наращивании экспорта зерна и снижении стоимости его перевозки?

- Резерв сокращения стоимости железнодорожной перевозки по большому счету только один — волевое решение властей, то есть некая компенсация из бюджета для «Российских железных дорог». Во всех других случаях сокращение стоимости перевозки практически нереализуемо с учетом огромной территории страны. Даже если в России тарифы на каждый километр перевозки удастся привести в соответствие со странами-конкурентами, то все равно из-за больших расстояний возить мы будем дороже. В то же время есть определенный резерв по сокращению стоимости перевалки в портах. Сейчас идет увеличение мощностей портовых терминалов, благодаря чему должна повыситься конкуренция. Однако прежде всего это резерв для того, чтобы повысить внутренние закупочные цены, а следовательно, влиять на увеличение производства зерновых как таковых.

— Сможет ли Россия решить в этом году транспортные проблемы?

- Их невозможно решить без принятия системных мер, которые быстро реализовать не удастся. Пока же речь может идти только о временных мерах, однако я не вижу, чтобы и здесь мы как-то продвинулись. Я просил правительство дать поручение РЖД обеспечить приоритет для зерновых грузов. Так решалась проблема перевозок в 2014 году во время олимпийской стройки: когда строительные грузы не успевали доставить для строительства объектов Олимпиады, им дали зеленый свет по отношению к остальным грузам. Я просил о таких же мерах для зерна в этом сезоне, однако такого поручения до сих пор нет. Поэтому мы очень медленно ездим из-за ограниченности самой инфраструктуры, нехватки маневровых тепловозов и т. д.

— Минсельхоз прогнозирует в этом сезоне рост экспорта зерновых до 45−47 млн т. Вы согласны с этим прогнозом?

- О 47 млн т мы говорили еще осенью. Сейчас мы рассчитываем, что вывоз будет под 50 млн т.

Россия > Агропром > zol.ru, 26 января 2018 > № 2471322 Аркадий Злочевский


Россия > Финансы, банки > banki.ru, 26 января 2018 > № 2470781

Пошлют по имени

В России могут отменить сберегательные сертификаты и сберкнижки на предъявителя. Зачем?

Госдума решила «стереть» с лица финансового рынка анонимные сберегательные сертификаты

На прошлой неделе Госдума дала ход законопроекту об отмене сберегательных сертификатов и сберкнижек на предъявителя, предложенному правительством РФ. Банки.ру разбирался в нюансах новеллы и причинах необходимости ее принятия.

Чем опасен «анонимный» сберсертификат

17 января 2018 года Госдума наконец рассмотрела законопроект, предполагающий отмену в России сберегательных книжек и сберегательных (депозитных) сертификатов на предъявителя. И если сберкнижки на предъявителя и так не в ходу в нашей стране, то подобных сберсертификатов в России выдано в общей сложности на полтриллиона рублей. Важное замечание: голубых сберкнижек Сбербанка, к которым мы так привыкли, новелла не касается — они относятся к именным.

Законопроект был внесен правительством РФ еще в феврале 2016 года, но до рассмотрения добрался лишь год спустя и был принят в первом чтении (из трех).

В пояснительной записке к новелле сказано: «С точки зрения законодательства о противодействии коррупции, а также легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма сертификаты и сберегательные книжки на предъявителя имеют серьезные недостатки, поскольку позволяют идентифицировать только лицо, которому был выдан сертификат или сберегательная книжка, и предъявителя к погашению, но не иных лиц, участвующих в обороте».

Таким образом, считают в правительстве, при представлении к оплате сберегательного сертификата на предъявителя лицо может действовать по указанию или с согласия действительного владельца сберегательного сертификата, установить личность которого может быть крайне затруднительно.

Более того, известна следующая мошенническая схема. Первоначальный владелец отчуждает сберегательный сертификат на предъявителя добросовестному приобретателю (за определенную плату), а впоследствии заявляет о его утрате и добивается недействительности сертификата в судебном порядке. Приобретатель в таком случае лишается права на получение денежных средств по этому сертификату.

Ситуацию здесь осложняет тот факт, что существующее положение «О сберегательных и депозитных сертификатах кредитных организаций» хотя и запрещает использовать такие инструменты в качестве расчетного или платежного средства, но отследить соблюдение этого запрета крайне сложно. В частности, как сказано в записке к законопроекту, «доказать, что владелец сберегательного сертификата, являющийся физическим лицом, получил его в качестве платежного средства, практически невозможно, что влечет за собой уклонение от уплаты налога на доходы физических лиц гражданином, получающим доход в виде вклада, удостоверенного таким сертификатом».

«Сберегательный (депозитный) сертификат является ценной бумагой, удостоверяющей сумму вклада, внесенного в кредитную организацию, и права вкладчика (держателя сертификата) на получение по истечении установленного срока суммы вклада и обусловленных в сертификате процентов в кредитной организации, выдавшей сертификат, или в любом ее филиале».

Из положения «О сберегательных и депозитных сертификатах кредитных организаций»

Не исключает правительство РФ и того, что до наступления страхового случая по конкретной кредитной организации (отзыв лицензии, установление моратория на удовлетворение требований кредиторов) финансово неустойчивые банки «могут прибегать к неправомерному переоформлению незастрахованных вкладов, удостоверенных предъявительскими сертификатами, в застрахованные». А это, в свою очередь, прямой путь к росту страховой ответственности Агентства по страхованию вкладов, причем не оплаченной банками. Ведь кредитные организации не уплачивают взносы АСВ по сберсертификатам.

В качестве дополнительного доказательства необходимости отказа от неименных сберкнижек и сберсертификатов в пояснительной записке приводится исследование Группы разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег (ФАТФ) под названием «Отмывание денег и финансирование терроризма в секторе ценных бумаг». В исследовании отмечается, что ценные бумаги на предъявителя позволяют совершать операции с финансовыми ресурсами без каких-либо механизмов учета совершаемых с ними сделок и соблюдения требований к идентификации клиентов.

«В то же время анализ международной практики позволяет сделать вывод, что сберегательные (депозитные) сертификаты могут стать привлекательной формой размещения средств населения и временно свободных ресурсов компаний на современном этапе развития финансовой системы России, а также стать источником формирования устойчивой части пассивов банков. Для этого необходимо усовершенствование нормативной базы регулирования этого инструмента», — говорится в пояснительной записке.

Какими будут сберсертификаты

В случае принятия предлагаемого законопроекта и при условии, что он не будет значительно модифицирован в последующих чтениях, рынок сберегательных сертификатов ждут как минимум пять важных изменений.

В качестве сберегательных (депозитных) сертификатов будут признаваться только именные ценные бумаги, выданные в документарной форме.

Сберсертификаты будут включены в систему страхования вкладов физических лиц (ССВ).

Планируется предусмотреть возможность выдачи банком сберегательных (депозитных) сертификатов с условием отказа вкладчика от права на получение вклада по первому требованию.

Кредитная организация, выдающая сберегательные (депозитные) сертификаты, должна будет вести их учет и переход прав на них — таким образом удастся идентифицировать не только первичного покупателя и предъявителя сертификата к погашению, но и всех других лиц, так или иначе участвующих в его обороте.

Сберегательные сертификаты будут обращаться только между физлицами (в том числе являющимися индивидуальными предпринимателями), а выпускаться — только банками, имеющими лицензию на выдачу вкладов физлицам; депозитные сертификаты будут обращаться только среди юридических лиц, а выпускаться — только банками, имеющими лицензию на выдачу депозитов юрлицам.

На пленарном заседании Госдумы законопроект представлял заместитель министра финансов РФ Алексей Моисеев. Он рассказал депутатам, что на текущий момент в России нет ни одной действующей сберкнижки на предъявителя. Между тем заметен определенный спрос на сберегательные (депозитные) сертификаты на предъявителя. Таких сертификатов в стране выпущено на сумму порядка 490 млрд рублей. Он обратил внимание на то, что основной объем действующих сертификатов на предъявителя — это сберегательные сертификаты Сбербанка.

По словам Моисеева, налоговое регулирование сберегательных (депозитных) сертификатов не будет отличаться от обычных депозитов. Однако обновленное законодательство по таким сертификатам будет предполагать их предложение в различных валютах (сейчас сертификаты номинированы только в российских рублях, выпуск сертификатов в валюте не допускается). Отвечая на вопросы депутатов, замминистра пояснил, что указанные инструменты будут выпускаться «в той валюте, в которой банк предложит, а гражданин захочет».

Частично то, что предлагается в законопроекте о сберсертификатах, уже было внесено в Госдуму и одобрено ею к вступлению в силу с 1 июня 2018 года. Дублирующиеся части планируется вычеркнуть из рассматриваемого законопроекта ко второму чтению.

Так ли нужен новый законопроект

Финансовый советник Ксения Воронина считает, что основные посылы предлагаемого законопроекта — вывод денег из теневого оборота, закрытие лазеек для получения серых доходов, максимальная прозрачность всего объема финансовых трансакций на каждом этапе движения денег.

«Сейчас сберсертификаты на предъявителя — это удобный инструмент передачи денег без обозначения цели передачи, а цели могут быть совершенно разные: невинный подарок на свадьбу другу или получение выручки без уплаты налога, оплата за незаконные товары и услуги, передача взятки. И у каждой из них разные налоговые, а то и уголовные последствия», — указывает Воронина.

Она обращает внимание, что в последние несколько лет тенденция к росту степени прозрачности трансакций только набирала обороты: были введены серьезные ограничения на анонимные электронные кошельки (в основном они стали именными), предлагался даже ввод ограничений на оборот наличных денежных средств.

«Данный законопроект находится в русле этой тенденции, которая в итоге должна привести к тому, что по любому движению денег будут известны не только отправитель и получатель, но также цель платежа и соответствующие ей налоги, штрафы и, самое главное, законность такой цели и возможные юридические последствия ее отсутствия», — рассуждает финансовый советник.

По словам банкира, пожелавшего остаться неизвестным, вопрос о том, насколько сберсертификаты на предъявителя действительно задействованы в теневом обороте денежных средств, до сих пор остается дискуссионным. Более того, указывает собеседник Банки.ру, в свое время сам Сбербанк, который и представляет собой во многом рынок сберсертификатов, спорил с подобной позицией Минфина по данному финансовому инструменту.

«Однако не думаю, что мнение даже такого гиганта, как Сбербанк, здесь может на что-нибудь повлиять. В конце концов, и ФАТФ последовательно несколько лет уже «ведет» линию против таких инструментов, как неименные сберсертификаты, — сетует банкир. — Впрочем, лично я ничего плохого в них не вижу. По сравнению с общим объемом размещенных в банках розничных депозитов доля таких сертификатов просто мизерна и не стоит слишком жесткого регулирования, тем более полного «изъятия» такого инструмента с банковского рынка. Как бы то ни было, этот инструмент дает гражданам заработать, причем чуть больше, чем на вкладах».

По мнению начальника управления развития депозитных и комиссионных продуктов Бинбанка Дмитрия Амирова, на интерес граждан к традиционным вкладам законопроект в случае его принятия никак не повлияет.

«Что касается именных сберсертификатов, то каких-либо предпосылок к росту их популярности я тоже не вижу, — говорит он. — Если они входят в систему страхования вкладов и банки делают по привлекаемым с помощью них средствам такие же отчисления, как и по вкладам, то никакого экономического обоснования для установления по этим бумагам повышенных процентных ставок (что было свойственно сертификатам на предъявителя) не появится. Соответственно, пока сложно представить, чем этот инструмент сможет в будущем заинтересовать вкладчиков и какие у него будут преимущества перед открытием классического вклада, так как разница между ними будет по форме, но не по экономическому содержанию. Единственная возможность придать этому инструменту дополнительный смысл заключалась в обсуждаемой много лет идее сделать сберсертификаты неотзывными. То есть лишить их владельцев существующего для вкладчиков права получить свои средства по первому требованию до истечения договорного срока размещения средств. В этом случае банки действительно могли бы пересмотреть свое отношение к таким инструментам и устанавливать по ним более высокие процентные ставки, что, в свою очередь, могло бы сформировать интерес к такому инструменту со стороны населения. Однако, насколько можно понять, в принятом законопроекте безотзывность именных сберсертификатов не предусмотрена».

Где взять неименной сберегательный сертификат, пока еще можно

Следует отметить, что сейчас право выдавать сберегательные (депозитные) сертификаты имеют банки, которые соблюдают целый ряд условий: как минимум два года занимаются банковской деятельностью, публикуют годовую отчетность (в частности, баланс и отчет о прибылях и убытках), подтвержденную аудиторской фирмой, выполняют обязательные экономические нормативы, имеют резервный фонд (балансовый счет 10701) в размере не менее 15% от фактически оплаченного уставного капитала и выполняют обязательные резервные требования.

На рынке в принципе не так много предложений любого вида сберегательных сертификатов. Те же, которые есть, традиционно «исходят» от крупных банков и являются именно сертификатами на предъявителя, которые планируется запретить. Впрочем, эксперты считают, что для держателей таких сертификатов, получивших этот продукт до принятия закона о его отмене, будет введен переходный период. Он позволит расстаться с сертификатом в течение определенного времени и после вступления соответствующего закона в силу.

Юлия Прошина, руководитель направления аналитики вкладов и депозитов Банки.ру:

— Именные сертификаты менее удобны для клиентов, так как права пользования по ним приходится оформлять через цессию (переуступку прав). Банки, как правило, предлагают оформить только неименные сертификаты на предъявителя.

Ставки по сберегательным сертификатам обычно превышают ставки по вкладам на несколько процентных пунктов. Например, в Сбербанке максимальная доходность по сберегательному сертификату на сегодняшний день достигает 7,1%, а по вкладу — 5,5% годовых. Этот немаловажный аспект влияет на выбор вкладчика в пользу первого. Но стоит учитывать, что сберсертификаты аналогичны по условиям простому сберегательному вкладу, то есть их нельзя пополнять и частично расходовать, а проценты выплачиваются только в конце срока. Кроме того, сберегательный сертификат на предъявителя является удобным инструментом для дарения денежной суммы близкому человеку.

Кроме Сбербанка, сберегательный сертификат на предъявителя можно оформить в ряде других банков. Например, «Ак Барс» предлагает сертификаты на суммы от 1,5 млн рублей с доходностью до 9% годовых. В Уральском Банке Реконструкции и Развития эту ценную бумагу можно оформить на сумму от 10 тысяч рублей, максимальная ставка достигает 7,9%. В ББР Банке минимальная сумма по сберегательному сертификату составляет 100 тысяч рублей, максимальная ставка — 8,8%.

Так как сберегательный сертификат не участвует в системе страхования вкладов, то вполне очевидно, что, выбирая этот вариант для хранения денежных средств, вкладчики идут в Сбербанк.

Анна ДУБРОВСКАЯ, Banki.ru

Россия > Финансы, банки > banki.ru, 26 января 2018 > № 2470781


Россия. Швейцария. Весь мир > Химпром. Электроэнергетика > rusnano.com, 25 января 2018 > № 2486784 Анатолий Чубайс

Анатолий Чубайс: мир масштабным образом пошел в возобновляемую энергетику.

Автор: Николай Корженевский

Ведущая: Ну а сейчас швейцарский Давос, который на эти дни становится центром политических и финансовых новостей. Там продолжается Международный экономический форум. В этом году он посвящен созданию общего будущего в разобщенном мире. В Давосе работает мой коллега, Николай Корженевский. Сейчас он присоединяется к нам с одним из гостей форума — Председателем Правления Группы РОСНАНО Анатолием Чубайсом. Коля, передаю тебе слово.

Корр.: Спасибо, большое, Мария. Да, рядом со мной сейчас Анатолий Борисович Чубайс. Анатолий Борисович, здравствуйте.

Анатолий Чубайс: Здравствуйте.

Корр.: Давайте, начнем с Вашей повестки на Давосском форуме. В России в инвестиционных кругах есть такая поговорка: «Куда идет Чубайс, туда обязательно придут деньги инвесторов». Успешно Вы это делали еще со времен реформы электроэнергетики. Что Вы обсуждаете сейчас здесь, в Давосе? Какие сделки и какие отрасли?

Анатолий Чубайс: Вы мне немного льстите. Не всегда так получается, к сожалению. Я Вам честно скажу, для меня в этом смысле Давосский экономический форум необычный. Я не очень погружаюсь в геополитическую тематику, даже не очень погружаюсь в экономическую тематику, потому что там все ясно по-крупному. Меня очень интересует энергетика. Энергетика в целом, возобновляемая энергетика, причем, как глобальная (тренды здесь), так и в целом для нашей страны.

Корр.: Что в возобновляемой энергетике? Потому что эта история, которую периодически обсуждают очень интенсивно. Особенно, когда цены на нефть растут, все вспоминают о возобновляемой энергетике.

Анатолий Чубайс: Именно в этом смысле картинка изменилась, с моей точки, зрения радикально. Когда о больших национальных проектах возобновляемой энергетики рассказывают Германия, Австралия или Новая Зеландия, это в общем понятно. Но когда про большие национальные проекты вместе с ними рассказывает Замбия, Эфиопия, то можно для себя сделать простой и ясный вывод: развилки «за» или «против» [ВИЭ] нет. Она завершилась. Мир масштабным образом пошел в возобновляемую энергетику. Подтверждают это, в том числе, цифры, которые показывают, что уже второй год объемы ввода возобновляемой энергетики в мире больше, чем объемы ввода обычной энергетики. В этом смысле картинка развернулась, и в моем понимании, этот поворот необратим, и он много чего означает для нашей страны.

Корр.: Перейдем обязательно к нашей стране. Какие типы возобновляемой энергетики? О чем именно идет речь?

Анатолий Чубайс: Конечно, речь идет, прежде всего, про ветер и солнце как базовые виды возобновляемой энергетики. При этом понятно, что солнце сейчас по цене прямо конкурирует с атомной энергетикой и начинает цеплять угольную энергетику. Поскольку всем ясно, что потенциал технологического апгрейда у солнца больше, чем потенциал технологического апгрейда у существующей 50 или 100 лет атомной или угольной энергетики, то, в общем, ясно, что, конечно же, солнце догонит и перегонит, и солнечная энергетика уже при нашей жизни станет дешевле, чем классические виды энергетики.

Корр.: То есть, бояться нужно не сланцевой нефти?

Анатолий Чубайс: Нет, она в этом смысле никак не изменят картину. Все, что она могла сделать, уже сделала. Американцы из импортеров стали экспортерами, изменения в мире уже произошли.

Корр.: Теперь давайте по поводу нашей страны. Вы сказали, что это прямо скажется на России. Каким образом? И можем ли мы извлечь выгоду из этих процессов?

Анатолий Чубайс: Есть два важных вывода для России. Вывод номер один. Это колоссальная удача, что буквально в прошлом году, а в этом году можно теперь уже с уверенность заявить, что десятилетние усилия по созданию в России предпосылок для российского национального проекта возобновляемой энергетики увенчались успехом. Российская солнечная энергетика состоялась, включая не только построенные около 20 станций, включая российского уникального производителя солнечных панелей, компанию «Хевел».

Теперь уже ветер. Потому что первая российская ветростанция в России допущена на опт. Сейчас мы масштабно локализуем в России основные производства. Мы ведем 4–5 крупных проектов строительства заводов — по производству лопастей, по производству башен, и так далее, и так далее. Это означает, что Россия вступила в мировой клуб стран, строящих у себя возобновляемую энергетику.

Корр.: О каких масштабах рынка идет речь? Чем мы вообще оперируем? Может, быть, в производственных показателях, может быть, лучше даже в денежных, это всегда понятнее людям, далеким от энергетики. И каковы наши перспективы с глобальной точки зрения в этом бизнесе?

Анатолий Чубайс: Конечно, если нас сопоставить с Китаем или с Германией по возобновляемой энергетике, то мы не очень видны пока на этой карте даже в увеличительное стекло. Но, тем не менее, важно начать, и это произошло. Цифры, в общем, известны. Утвержденная программа в России — это 6 гигаватт. Это серьезная цифра. В деньгах, мы посчитали объемы, речь идет о совокупных инвестициях в этот рынок составят 1 триллион рублей. Это означает, что для российского ВВП проект возобновляемой энергетики даст по серьезным расчетам от 0,1 до 0,5% прироста ВВП. А, поскольку у нас в целом прирост 1,5–2% [ВВП в год], то в общем для страны это очень даже неплохо.

Корр.: РОСНАНО как-то в этом процессе будет участвовать?

Анатолий Чубайс: РОСНАНО, извините за свойственную мне нескромность, является лидером этого процесса. Мы сегодня игрок номер один в ветроэнергетике по объему мощностей, мы сегодня игрок номер один в солнечной энергетике. Да и, собственно говоря, весь проект возобновляемой энергетики в части поддержки государственной основан на том, что заложено нами в реформу энергетики в 2007-м году. Если Вы почитаете закон «об электроэнергетике», который мы создали в 2007-м году, тогда впервые появилась фундаментальная экономическая база для того, чтобы государство могло поддержать этот проект. Ну, а теперь Правительство, Минэнерго, Минпром, прямо скажу, гигантскими усилиями довели закон до реально работающего механизма.

Корр.: Откуда будут поступать эти инвестиции? Нужно потратить триллион. РОСНАНО, я смотрел последние цифры, [РОСНАНО] начинает быстрее привлекать деньги. По-моему, около 50 млрд уже привлечено от частных инвесторов. Что дальше? Кто будет финансировать такие проекты? Есть ли интерес частных денег?

Анатолий Чубайс: Ну, мы действительно увеличили объем привлеченного капитала [в новые инвестиционные фонды] за прошедший год с 20 млрд до 48 млрд. Плюс 28 млрд за год в условиях санкций, это, конечно, результат очень сильный. Кстати говоря, значительная часть этого результата — это возобновляемая энергетика, конкретно проект «ветер» — 15 млрд в этот проект вкладывает компания Fortum. У меня здесь были очень серьезные переговоры по продолжению этой работы. В этом смысле возобновляемая энергетика, конечно же, привлекает и иностранных инвесторов, и российских инвесторов. Но что для меня еще более важно, это не наши героические успехи, а то, что в эту сферу пошли частные бизнесы, не имеющие к нам никакого отношения. Буквально на днях в Подольске построен второй завод по производству солнечных панелей — российский частный инвестор вместе с китайским частным инвестором. Россия становится производителем солнечных панелей при том, что сегодня качество этих панелей находится на мировом уровне.

Корр.: Анатолий Борисович, в начале нашей беседы Вы сказали о том, что с экономикой Вам все понятно, с санкциями Вам тоже все понятно. Но не всем все понятно пока еще с экономикой и санкциями. Вот по поводу санкций, Вы говорили, что американская дочка РОСНАНО начинает ощущать на себе это влияние. Сейчас мы все здесь находимся в ожидании нового раунда санкций. Каким он будет? Что он будет в конечном итоге представлять? В чем Вы видите проявление уже существующих санкций? И вот эти новые санкции? Какого их потенциальное влияние?

Анатолий Чубайс: Ну, мы, конечно же, ощущаем на себе санкции. Если коротко, то проявляются они в том, что в нашей сфере есть классические источники привлечения капитала в фонды. Так вот все эти источники, европейские и американские, включая негосударственный пенсионный фонд, все эти источники де-факто сегодня закрыты для России. Это, конечно, очень серьезно осложняет привлечение инвестиций, но, тем не менее, какие-то инвестиции мы находим. Если говорить в более широком смысле, все, естественно, ожидают новых санкций. Насколько мне известно, речь идет о достаточно жестких мерах с еще более жестким продолжением. Посмотрим, что произойдет.

Корр.: А каково отношение к российским проектам экономики здесь, в Давосе? Как оно эволюционирует? Вы в Давосе часто появляетесь, как сейчас смотрят инвесторы, уже отчасти привыкнув к этим санкциям, на работу в России?

Анатолий Чубайс: Я, в отличие от некоторых моих коллег, не выскажу оптимизма на этот счет. Были разные этапы на разных Давосах, были плохие, были хорошие были средние. Сейчас мы, конечно же, находимся в нижней точке. Да и в целом по политике, естественно, это не может не сказаться на экономике. Другое дело, что даже это не означает тупика или катастрофы. Еще раз сошлюсь на пример, мы привлекли в проекте ветроэнергетики авторитетнейшие европейские компании, такие как Fortum, такие как Vestas, для которых российский рынок становится ключевым. Только что у меня была встреча с президентом компании Vestas — это лидер мировой по ветроэнергетике, и мы договорились о продолжении наращивания сотрудничества.

Корр.: Анатолий Борисович, спасибо Вам большое за Ваши ответы. Удачи Вам. Напомню, со мной здесь в Давосе был Анатолий Чубайс, Председатель Правления компании РОСНАНО.

Россия. Швейцария. Весь мир > Химпром. Электроэнергетика > rusnano.com, 25 января 2018 > № 2486784 Анатолий Чубайс


Россия. ПФО > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки > tpprf.ru, 25 января 2018 > № 2483677 Шамиль Агеев

Шамиль Агеев: «Война войной, а купцы всегда должны работать»

Online-конференция c Шамилем Агеевым, председателем Торгово-промышленной палаты РТ.

Почему нужно готовиться ко второй волне проблем из-за банковского кризиса, зачем федеральным министрам нужно чаще бывать «в полях» и как стране сохранять международные контакты в условиях санкций, рассказал глава Торгово-промышленной палаты Татарстана Шамиль Агеев на online-конференции «Реального времени».

Деловой климат

Мы имеем то, что имеем, заявил Шамиль Агеев на вопрос «Ухудшается и деловой климат в стране и Татарстане в частности». По мнению главы ТПП, все относительно. Можно сравнивать положение дел 10 лет назад, год назад и сейчас. А можно сравнивать разные регионы — Татарстан и Ульяновскую область, например.

— Я не могу сказать, что в целом деловой климат ухудшается. Ожидания были больше. Человек готов идти на рекорд — а у него не получается. Когда бизнес слышит от властей, что улучшается инвестиционный климат, сокращаются проверки, но по факту банковская система не стабильна, а налоговый пресс увеличивается. В целом можно сказать так: ожидания бизнеса власти не оправдали, — заметил Агеев.

Одна из проблем — проверки. Сейчас есть структуры, которые, «не отвечая ни за что», могут в два счета закрыть бизнес. По мнению Агеева, контролирующие органы все еще предпочитают штрафовать бизнесменов. До сих пор они не настроены на профилактику или вынесение предупреждений.

В целом можно сказать так: ожидания бизнеса власти не оправдали

— Ну хорошо. Ты их закроешь, а что делать с людьми, [которые потеряют работу]? Ты их трудоустроишь? Но да, формально он прав, не придерешься, — добавил Агеев.

К тому же сокращается число тех, кто хочет быть предпринимателем. А значит, властям нужно повернуться к ним лицом и оказать больше помощи. Агеев надеется, что его коллегам удастся донести до кандидатов в президенты России, что в первую очередь в стране нужно поддерживать собственное производство и больше думать о населении.

Бизнес vs АСВ

Другая большая проблема — чистки банковского сектора, которые сказываются на предпринимателях разного уровня. По словам Агеева, ТПП до сих пор консультирует бизнесменов по ситуации с ТФБ.

— Последствия краха «Татфонда» будут еще бОльше. Потому что АСВ начинает выдвигать иски тем, кто успел забрать свои деньги из банка в последние месяцы его работы. Допустим, агрегатный завод взял 14 млн на зарплату. И теперь получается [из-за иска АСВ], им нужно эти деньги у рабочих забрать и вернуть.

Я думаю, и органы власти еще не до конца осознают эти последствия [после краха банков]. Если сейчас пойдет практика возвратов, мы получим такой протестный слой… — заключил Агеев.

Центробанк вел проверки, должен был знать о положении дел в проблемных банках, но почему-то никаких действий не предпринимал, говорит Агеев

Глава ТПП заметил, что сейчас претензии у АСВ могут возникнуть и к физическим лицам, которые брали в «Татфонде» кредиты, покупали квартиры. «Что им теперь, квартиры продавать?» — удивлялся гость редакции.

К тому же Центробанк вел проверки, должен был знать о положении дел в проблемных банках, но почему-то никаких действий не предпринимал. «Может, тогда глава ЦБ должна нести ответственность?» — задался вопросом Агеев.

Сейчас ТПП продолжает поддерживать пострадавших клиентов. Бизнесмен может обратиться в Торгово-промышленную палату за консультациями.

Санкции и отношения с другими странами

Антироссийские санкции продолжают влиять на бизнес-климат в России. Но отечественным компаниям нужно действовать по примеру американских коллег: выносить жизненные уроки и искать в этих ограничениях новые лазейки и точки роста, считает Агеев.

По мнению Агеева, в этой ситуации властям регионов нужно самим выходить на прямой контакт с властями и бизнесом перспективных иностранных регионов. Например, Татарстан активно наращивает сотрудничество с Китаем, Вьетнамом, странами Европы и бывшего СССР, улучшаются контакты с Прибалтикой и США.

С импортозамещением все не так просто и радужно, как могло показаться. Потому что в этом процессе, по словам Шамиля Агеева, важны не деньги, а люди

— С точки зрения отношений, подходов — везде мы встречаем хороший отклик. Вопросы возникают, когда контракты достигают крупных сумм, — заметил Агеев. И добавил: — Нельзя обрывать бизнес-контакты. Война войной, а купцы всегда должны работать! После любой драчки наступает мир, и бизнес должен быть к этому готов.

С импортозамещением все не так просто и радужно, как могло показаться. Потому что в этом процессе, по словам Шамиля Агеева, важны не деньги, а люди. Можно сколько угодно вливать финансы в самолетостроение, но если нет специалистов, которые могут придумать новый двигатель, — ничего не получится.

Москвичей бы «в поле»

Еще одна важная тема, по мнению Агеева, — оторванность федеральных чиновников от российской реальности. Прямого контакта с населением и бизнесом в первую очередь не хватает министрам финансового сектора.

— А то на [Гайдаровском] форуме слышим — рост экономики. А фактически его не ощущаем. Приди в магазин, госпожа Набиуллина. Приди на базар. Когда на базаре в последний раз была? Когда на производстве? Работать с людьми, в коллективе — это совсем другое, — говорит Агеев.

Так что площадку всероссийских экономических форумов, по его мнению, нужно использовать как место, где можно донести реальное положение дел до федерального центра.

Россия. ПФО > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки > tpprf.ru, 25 января 2018 > № 2483677 Шамиль Агеев


Россия. ПФО > Образование, наука. Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > kremlin.ru, 25 января 2018 > № 2477789 Минтимер Шаймиев

Встреча с Минтимером Шаймиевым.

Перед посещением Казанского авиационного завода Владимир Путин и президент Татарстана Рустам Минниханов навестили в больнице экс-главу региона Минтимера Шаймиева.

Минтимер Шаймиев должен был принять участие во встрече с представителями мусульманских религиозных организаций и руководством Болгарской исламской академии, состоявшейся накануне, но в связи с болезнью не смог присутствовать. В.Путин и Р.Минниханов рассказали о вчерашней встрече, а также поблагодарили М.Шаймиева за работу по благотворительности, которую он возглавляет. Владимир Путин дал высокую оценку атмосфере сосуществования религий, которая создана в республике.

* * *

В.Путин: Мы вчера с Рустамом Нургалиевичем [Миннихановым] посмотрели, как реализуется наш с вами проект по созданию Исламской академии. Сердце радуется, очень красиво всё и своевременно, идёт так, как мы и планировали. Кадры появляются хорошие.

М.Шаймиев: Впервые в истории России.

В.Путин: Люди учатся уже. И будем, конечно, думать над тем, как расширять этот проект.

Вы знаете, я в Уфе был, и там тоже академия создаётся, на Кавказе есть. Но этот центр, конечно, уникальный.

М.Шаймиев: Да, это уже магистратура, высшее образование. Сейчас медресе ведь работают.

Р.Минниханов: Здесь докторантура и магистратура.

М.Шаймиев: Но главное, за один год сделали.

В.Путин: Надо только, чтобы те, кто медресе заканчивают, ехали работать куда нужно, а не в какую-то другую сферу переходили.

М.Шаймиев: Мы об этом думали, об этом тоже говорили. В исламе же много течений, Вы прекрасно знаете. И то, что сейчас создаётся [Исламская академия] на месте добровольного принятия ислама на нынешней территории Российской Федерации, это закрепляет прежде всего духовенство, религию. Это прекрасный настрой.

В.Путин: Очень хорошо, что Вы здесь развиваете, поддерживаете все направления. С Рустамом Нургалиевичем сейчас разговаривали об этом. Случайно сегодня по телевизору смотрел программу про Татарстан, видел Лутфуллу Шафигуллина. Я так порадовался: такой простой человек, всё по-простому излагал. Это значит, что у Вас создана хорошая атмосфера.

М.Шаймиев: Вы бы знали – даже маленькие деревни взялись изучать свою историю.

И потом, Владимир Владимирович, судьба нашего народа, даже если взять эти сто лет с революции 1917 года, посмотреть: через что только люди не прошли! Для нашего народа обретение и возрождение духовности через такие дела – важнейшая задача.

Я у Вас был на встрече, Вы поддержали, начались Болгар и Свияжск. Должен сказать, за это время сбоя не было ни в какой форме. Тогда говорили, что паритет, что объекты федерального значения – град Болгар и град Свияжск. Ни одного сбоя не было и в части финансовой поддержки. Но в то же время мы приближаемся к 100 тысячам благотворителей разных мастей, начиная, как говорится, от новорождённого ребёнка – семьи вносят в портфель благотворительного фонда, и самый старший [благотворитель] у нас – это женщина, 103 года. И российские меценаты, компании, и из-за рубежа тоже, я должен сказать, огромный вклад.

В.Путин: Но в основном наши всё же, я надеюсь.

М.Шаймиев: Конечно. Но представьте себе, академия (потому что структура составлена) быстро строится, но это один из проектов, ведь есть ещё Казанский кремль. После Бориса Николаевича Ельцина Вы же возглавили эту комиссию. И он в списке ЮНЕСКО, Болгар и Свияжск в [списке] ЮНЕСКО. В этом году программа заканчивается, расписали последний год – Министерство культуры Российской Федерации в установленном порядке, Минфин, – и в этом году программа Болгар – Свияжск закрывается.

У нас программа была – то, что уже Рустам Нургалиевич подписывал, – строительство академии и восстановление собора Казанской иконы Богоматери. И должен Вам сказать, если Вы видели, как, с магической силой, что ли, быстро восстанавливается храм.

Р.Минниханов: Все фундаменты оказались в очень хорошем состоянии, на фундаментах был обнаружен пещерный храм целый.

В.Путин: Один из самых древних православных храмов.

М.Шаймиев: Казанская икона Божьей Матери – одна из самых почитаемых в христианском мире.

Р.Минниханов: Пригласим на открытие.

В.Путин: Хочу сказать, что благодаря вам создана очень правильная атмосфера взаимоотношений между людьми.

М.Шаймиев: Взаимопонимание – только через это. Искренне говорю. Без этого невозможно, это люди видят.

Очень много слов благодарности от людей. Отношение людей меняется, да и сами люди меняются. Я вам должен сказать, даже проходя через Казанский кремль, который тоже включили в список ЮНЕСКО (там Благовещенский собор, мечеть Кул-Шариф), видишь, как сильно особенно дети меняются – по-другому разговаривают, лица меняются.

Р.Минниханов: Три миллиона сто тысяч туристов в Татарстане было в прошлом году. Это целый бизнес.

М.Шаймиев: Туризм хорошо пошёл. И новый проект, Вы ещё не видели, наверное, – строительство гостиничного комплекса в Болгаре.

В.Путин: Видел, мне Рустам Нургалиевич показал проект – шикарный.

Россия. ПФО > Образование, наука. Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > kremlin.ru, 25 января 2018 > № 2477789 Минтимер Шаймиев


Россия. ПФО > Образование, наука. СМИ, ИТ > kremlin.ru, 25 января 2018 > № 2477788 Владимир Путин

Телемост с ведущими российскими вузами.

В ходе посещения Института фундаментальной медицины и биологии Казанского федерального университета Владимир Путин провёл телемост с ведущими высшими учебными заведениями страны.

В.Путин: Добрый день, уважаемые коллеги!

Сейчас только имел удовольствие поздравить с Татьяниным днём представителей студенческих клубов, которые собрались здесь, в Казани, практически со всей России. И хочу эту нашу встречу тоже начать с поздравлений. Поздравляю всех вас и всех, кто нас видит, слышит, с Днём студенчества. Хочу пожелать всем вам успехов – всем студентам, вашим наставникам, преподавателям.

Вся наша работа по развитию образования, по поддержке талантов, творчества, общественных, научных, деловых инициатив направлена на то, чтобы молодёжь могла реализовать себя, добиться успехов в своей собственной жизни и посвятить значительную её часть нашей стране, России. Потому предлагаю сегодня предметно поговорить о положительном опыте, который имеется у федеральных университетов, о подходах, которые важно распространить на всю систему высшего образования.

Мы только что посмотрели площадки Казанского, или теперь уже Приволжского федерального университета. Безусловно, это один из примеров того, как вуз с историей, с хорошими традициями, с выдающимися научными школами может отвечать на вызовы времени и идти вперёд. Как ректор сказал, у нас теперь две даты основания университета: совсем старинная, 1804 год, и 2010 год, когда нему были присоединены несколько площадок, когда институт, теперь уже университет, получил новое дыхание.

Напомню, что у нас создана целая сеть федеральных университетов: Сибирский (Красноярский), Южный (Ростов-на-Дону), Северный, или Арктический (Архангельск), Казанский (Приволжский), Уральский (Екатеринбург), Дальневосточный (Владивосток), Северо-Восточный (Якутск), Балтийский (Калининград), Северо-Кавказский (Ставрополь), Крымский (Симферополь). Именно так стремятся работать, как я уже говорил применительно к тому университету, где мы находимся, стремятся работать все наши 10 федеральных университетов.

Мы начали, напомню, формирование этой сети в 2006 году с создания Сибирского и Южного федеральных университетов. Это был проект, в полном смысле устремлённый в будущее, нацеленный на решение долгосрочных задач. Федеральные университеты призваны стать флагманами промышленного, социального, технологического развития целых территорий России, ну и соответственно целых отраслей; должны содействовать освоению огромных пространств нашей страны, в том числе таких стратегически важных для России, как Арктика, Сибирь и Дальний Восток. Именно поэтому мы направили на развитие наших образовательных центров значительные финансовые ресурсы, продолжили эти программы и в непростой период глобального экономического кризиса. И сегодня можно с уверенностью сказать, что этот проект состоялся.

Финансирование проекта (и для тех, кто в этой аудитории собрался, и для тех, кто нас будет слушать и видеть с помощью средств массовой информации) в 2016–2017 годах из федерального бюджета составило 52 миллиарда рублей, со стороны самих университетов и тех, кто их поддерживал, регионов, – 22 миллиарда рублей. В 2010–2016 годах на формирование современной научной структуры федеральных университетов было дополнительно направленно 40,7 миллиарда рублей. За этот же период времени за счёт научно-исследовательской деятельности федеральные университеты заработали, сами заработали 38 миллиардов рублей.

Федеральные университеты стали центрами притяжения для талантливых людей, талантливой молодёжи, сильных учёных и исследователей, в том числе тех, кто действительно определяет ход развития современной науки. Напомню, уважаемые друзья и коллеги, что с 2010 по 2017 год в федеральных университетах в рамках так называемого проекта мегагрантов работало 18 учёных мирового уровня. Мы специально распредели их практически по всей территории России. Из них 11 иностранцев, это учёные с мировым именем, лидеры в своих отраслях, два российских, мы выбирали их по конкурсам, и пять наших соотечественников, которые в своё время уехали работать за границу, вернулись и работали здесь. Уже непонятно, где они больше работали, за границей или здесь.

Концентрация интеллектуального потенциала, наличие современной научной инфраструктуры позволяет готовить высококлассные кадры, создавать передовые решения в интересах отечественной экономики. Причём речь идёт о таких важнейших перспективных направлениях, как искусственный интеллект, разработки в сфере биологии, медицины, сельского хозяйства, технологии добычи и переработки полезных ископаемых. В этом смысле федеральные университеты стали одним из механизмов повышения технологической конкурентоспособности и состоятельности нашей страны.

Отмечу и тот важный факт, что нам удалось серьёзно укрепить единое образовательное и научное пространство России. Запущены совместные программы академической мобильности. Студенты и преподаватели получили большую возможность перемещаться между университетами, подбирать себе образовательные курсы, вести общие проекты, а также использовать современное учебное и исследовательское оборудование, в том числе в так называемых центрах коллективного пользования. Кстати, у нас за это время создано 30 таких центров, центров коллективного пользования. В них сконцентрировано современное дорогостоящее исследовательское оборудование. Пользоваться им могут учёные и научные коллективы из любых организаций.

Подчеркну, сегодня федеральные университеты задают тот уровень, к которому должна стремиться вся система высшего образования, чтобы выпускники всех российских вузов могли успешно начать карьеру, реализовать свой потенциал.

Уверен, эта тема – важнейшая для наших студентов. Поэтому давайте сегодня поговорим об этом поподробнее, поделимся опытом. Тем более что сегодня в нашем разговоре будут участвовать и ректоры Московского и Санкт-Петербургского университетов. У этих вузов традиционно сильно выстроенная системная работа по профессиональной ориентации и трудоустройству выпускников, а дипломы являются надёжной путёвкой в жизнь.

У нас на связи практически все федеральные университеты. Давайте приступим к работе.

Д.Валеев: Добрый день, уважаемый Владимир Владимирович, добрый день, уважаемые участники телемоста. Меня зовут Валеев Динар, я являюсь аспирантом юридического факультета Казанского федерального университета.

Владимир Владимирович, мы очень Вам благодарны, что именно в этот день, День российского студента, Вы смогли найти возможность посетить наш Казанский федеральный университет и объединить на базе нашей альма-матер университетское сообщество ведущих вузов России.

Сегодня с нами на связи Московский государственный университет имени Ломоносова, Санкт-Петербургский государственный университет, Балтийский федеральный университет имени Иммануила Канта, Уральский федеральный университет имени первого Президента России Бориса Ельцина, Крымский федеральный университет имени Вернадского, а также Северо-Кавказский, Северный (Арктический) и Южный федеральные университеты.

Думаю, что многие со мной согласятся, что для современного студента академическая мобильность стала необходимостью, как Вы верно отметили. Она позволяет нам, студентам, расширить свои компетенции и навыки, получить незабываемый опыт и стать конкурентоспособными.

Сегодня во многих вузах России реализуется программа академической мобильности по международной и внутрироссийской системе на международном или внутрироссийском уровнях. Широко развиты такие формы, как программы двойных дипломов, программы сетевого взаимодействия, языковые школы, научные командировки, стажировки, различные конкурсы и фестивали. Надеемся, что участники нашего телемоста поделятся своим опытом в организации программ мобильности.

И нам тоже есть что рассказать. В Казанском федеральном университете существует более 60 программ обмена и стажировок. Наиболее популярной среди них является программа под названием «Алгарыш». Её особенность заключается в том, что она позволяет студенту полностью возместить все его расходы, которые произошли за время его поездки.

Наша республика заинтересована в квалифицированных специалистах. И после обучения каждый участник программы обязан вернуться в нашу республику и отработать в организациях и на предприятиях не менее трёх лет.

Наш университет также богат опытом по взаимодействию с университетом города Канадзава и Институтом химических и физических исследований RIKEN в Токио и Йокогаме. 25 лет сотрудничества нашего университета с Японией позволили нам выиграть грант правительства этой страны по программе подготовки лидеров будущего. И уже в следующем году мы будем отправлять в Японию 70 наших студентов и принимать 100 студентов японских университетов.

Наш Казанский университет традиционно открыт для учёных и исследователей разных стран мира. Приглашённые специалисты ведущих мировых университетов с богатым именем раздвигают границы нашего профессионального пространства в сфере образования.

Наш университет является участником программ сетевого взаимодействия, реализуемых федеральными университетами. Это очень перспективное направление. На наш взгляд, следует большее внимание уделять программам академической мобильности внутри страны, так как они позволят нам создать условия для обмена лучшими академическими образовательными практиками, которые существуют на территории нашей страны.

И на сегодняшний день очевидно, что есть ещё много путей для совершенствования программ академической мобильности.

Уважаемый Владимир Владимирович! Предлагаем присоединиться к обсуждению данной темы участникам телемоста.

В.Путин: Спасибо, Динар. Вы сказали, у вас существует программа «Алгарыш», да?

Д.Валеев: Да.

В.Путин: Не путать со словом «магарыч», даже в Татьянин день.

Д.Валеев: Позвольте предоставить слово представителю Северного (Арктического) федерального университета.

Архангельск, добрый день!

А.Чункевич: Здравствуйте Владимир Владимирович!

Коллеги!

Меня зовут Альберт Чункевич, я председатель совета студенческого самоуправления университета.

Мне очень приятно от всего коллектива САФУ имени Ломоносова поздравить вас с нашим общим праздником – Днём российского студенчества.

Спасибо, Динар, ты поднял суперактуальную тему. Как студент я знаю, что для развития образовательной, исследовательской и будущей профессиональной траектории очень важно участвовать в программах академического развития. Кстати, наш великий земляк, учёный-энциклопедист Михаил Ломоносов, был не только основателем университетского образования в России, он в своё время активно, если говорить на современном языке, участвовал в программах академической мобильности. Он постигал науку в Москве, Киеве, Санкт-Петербурге, а также в вузах Германии.

В 2013 году федеральные университеты объединились в «Клуб десяти» – сеть федеральных университетов, и договорились об обмене лучшими практиками и реализации сетевых проектов. Эта программа даёт свои положительные результаты. Сегодня совместно реализуется более 20 сетевых образовательных программ уровня бакалавриата и магистратуры.

Например, программа «Реклама и связи с общественностью». Студенты САФУ, Балтийского, Северо-Восточного федеральных университетов совместно работают над проектами, обучаются очно и дистанционно. У них есть возможность изучать дисциплины у передовых преподавателей, узнавать культуру и традиции регионов России. В прошлом году 115 студентов САФУ обратились в другие вузы по сетевым программам, а наш Арктический университет принял к себе студентов из пяти субъектов Российской Федерации. В рамках Национального арктического научно-образовательного консорциума, который сегодня объединяет 33 организации, у студентов есть возможность не только изучать отдельные дисциплины в вузах-партнёрах, но и пройти стажировку или практику на 12 уникальных стационарах в Арктике.

Академическая мобильность важна и в научных проектах. Уникальные компетенции и практические навыки получают участники известного в стране экспедиционного проекта «Арктический плавучий университет». САФУ организует совместно с Росгидрометцентром и Русским географическим обществом. Уже состоялось девять морских экспедиций. Подготовку прошли более 500 участников из разных вузов и научных организаций России, а также из зарубежных стран. В июле этого года состоится юбилейная, десятая экспедиция.

Я уверен, что каждый студент захочет поучиться, например, в течение семестра в университете-партнёре, при этом у него в дипломе появятся дисциплины, изученные в другом вузе. Он послушает лекции известных учёных, которые живут и работают в другом городе. Академическая мобильность способствует разностороннему развитию студентов и дальнейшему трудоустройству выпускников.

В САФУ, как и в других университетах, есть все условия для того, чтобы принять гостей: уникальные образовательные программы, интеллектуальные центры, современные учебные корпуса, центры коллективного пользования научным оборудованием, общежитие и спортивные сооружения.

Для повышения эффективности академической мобильности нужно расширить возможности студентов по участию в академических обменах, объединить информацию о том, в каком вузе есть специализированное оборудование, кто из преподавателей готов с нами поработать.

Совместно с другими федеральными университетами мы планируем сформировать пул экспертов по проектированию и реализации совместных образовательных и научных программ, в том числе готовы участвовать в совершенствовании нормативной базы внутрироссийской академической мобильности.

Чтобы студенту расширить свои возможности получить знания, опыт и практику, совсем необязательно ехать учиться за границу. Ведь мы хотим жить и работать в нашей большой многонациональной и прекрасной стране.

Спасибо за внимание.

В.Путин: Альберт продолжил тему студенческой мобильности и сослался на Ломоносова. Мы все знаем, что это была очень своеобразная мобильность. Как известно, если это, конечно, не легенда, Ломоносов пешком из Архангельска добрался. Но это до сих пор для всех нас остаётся самым лучшим примером стремления к знаниям и к реализации своей мечты, поэтому мы, безусловно, должны это помнить всегда. А в современном мире, конечно, это связано с организацией самого процесса. Поскольку нас слышат ваши наставники и руководители вузов, очень важно, чтобы и Министерство поддерживало вот эту, на мой взгляд, очень важную составляющую современного образования, и руководители вузов тоже имели в виду, что от этого не страдает сам университет, если студенты или аспиранты на какое-то время перебираются в другие вузы, а наоборот, только повышает общую конкурентоспособность российского образования. Вот здесь Альберт, безусловно, прав: нет ничего зазорного поучиться и за границей. Но в целом, если пользоваться возможностями российской образовательной системы, то, действительно, часто и такой необходимости не будет возникать. Во всяком случае, это точно расширяет возможности подготовки высококлассных специалистов.

Спасибо.

Д.Валеев: Альберт, спасибо большое за Ваш опыт.

Очевидно, что академическая мобильность и дальнейшее трудоустройство выпускников очень связаны между собой. Хотелось бы больше услышать по теме трудоустройства, так как она требует более подробного освещения.

Хочу предложить Уральскому федеральному университету поделиться своим богатым опытом. Екатеринбург, добрый день. Аслан, Вам слово.

А.Кагиев: Добрый вечер, Владимир Владимирович!

Добрый вечер, дорогие участники телемоста!

Меня зовут Аслан Кагиев, я председатель союза студентов Уральского федерального университета.

Говоря о трудоустройстве, очень важно подчеркнуть его значимость, ведь после окончания университета у студента открываются колоссальные перспективы, и очень важно найти ему хорошее место работы. А что такое хорошее место работы для студента? Это то пространство, где он может реализовать свои амбиции, чтобы были востребованы его компетенции, а работодатель, со своей стороны, ищет хорошего сотрудника. В свою очередь, для него хороший сотрудник – это человек, который стремится к новым свершениям и, конечно, заинтересован в развитии корпорации. Таким образом, трансформировался подход работодателей к университетам. Ведь сегодня они интересуются не только вопросами, которые связаны с наличием диплома о высшем образовании, их в большей степени интересует, насколько студент был вовлечён в волонтёрскую работу, насколько он умеет управлять проектами, его коммуникативные навыки и в целом всё то, что мы называем дополнительными компетенциями: так называемые Soft и Digital Skills.

Университет столкнулся, действительно, с реалиями, и важно было ответить на этот вызов. Таким образом, мы стали пионерами построения нового уровня взаимоотношений с работодателями, ведь сегодня в университете разработан целый ряд уникальных проектов, которые позволяют развивать мягкие навыки и, в свою очередь, фиксировать результаты.

Ярким примером является общий рейтинг студентов, который, с одной стороны, показывает всю учебную и научную составляющую, а с другой – всё то, что интересует работодателя, так называемая внеучебная сфера. Это в первую очередь умение работать в команде, волонтёрский опыт, коммуникативные навыки, в том числе на иностранном языке, весь лидерский потенциал. А самое главное, что при завершении университета студент получает приложение к диплому от союза студентов, что, конечно же, немаловажно и характеризует всю палитру красок его студенческой жизни.

Важно, чтобы наша модель была конкурентоспособной, поэтому мы выстроили конструктивные, профессиональные взаимоотношения с Гарвардским университетом с одной стороны, а с другой стороны – с университетом Наварры. Это лидеры международных рейтингов в теме трудоустройства. И самое главное – в рамках Всемирного фестиваля молодёжи и студентов мы провели целый ряд глобальных проектов. Важно подчеркнуть, что наш опыт во многом уникален.

Самое ценное из всего того, что я сказал, – мы готовы транслировать наш опыт в другие российские университеты. Мы искреннее верим, что эта инициатива послужит формированию площадки для дальнейшего развития офисов карьерного сопровождения.

Спасибо большое, друзья, за внимание.

Владимир Владимирович, ждём Вас в гости в Уральском федеральном.

Спасибо.

В.Путин: Спасибо большое, Аслан, или господин председатель, такой начальник большой. То, что Вы занимаетесь изучением опыта того, что происходит в других странах, – это очень важно, это нужно. Надо смотреть, как у них там организовано, и наилучшие практики переносить на нашу почву.

Но в то же время ещё важнее, если Вы как председатель и Ваши коллеги, соученики, студенты, аспиранты напрямую будете работать с ключевыми работодателями России. Даже не нужно ждать здесь какой-то инициативы, то есть она должна быть, но не нужно только уповать на инициативу руководства самого университета. Студенты сами должны озаботиться своим трудоустройством, не забывайте об этом. Если у вас есть такая уважаемая структура, как союз студентов, никто не запрещает вам напрямую работать с будущими работодателями, причём с первых курсов можно это делать. Студенту в одиночку, наверное, это трудновато, но организации союза студентов, мне кажется, это вполне по плечу.

Можно и нужно установить прямые контакты с работодателями, добиться, ведь вы энергичные люди, добиться профессиональных связей, добиться того, чтобы студенты попадали на практику вовремя. Ведь организация практики – это очень существенная вещь в будущем трудоустройстве. Как вы уже мне сказали: с одной стороны, с другой стороны. Так вот, с другой стороны, нельзя превращать эту практику в чисто формальное дело – получение справочек и бумажек, потому что если вы ограничитесь получением справочек и бумажек, причём подчас липовых, никакого приличного трудоустройства не будет, и тогда нечего будет на зеркало пенять в виде администрации университетов, которые якобы не заботятся о вашем трудоустройстве. Нужно самим активно этим заниматься, и вы точно сможете это сделать, тем более что работодатели заинтересованы в таком контакте.

Руководители вузов увлечены текущим процессом подготовки специалистов, руководители предприятий – им нужно выдавать на-гора результаты практической работы, а вам нужно трудоустроиться. Но, правда, и вузам нужно вас трудоустроить, чтобы поднять свой рейтинг, что вы все, 100 процентов, трудоустроены. А работодатели заинтересованы получить хороших специалистов. Сведите всё в одну точку, объедините усилия всех в этом направлении. Но больше всего заинтересованы вы сами, берите это в свои руки. Вот это совершенно точно можно брать в свои руки.

А.Кагиев: Да, Владимир Владимирович, мы именно этим и занимаемся. Та база, о которой мы говорим, состоит из информации, которая конкретно основана на показателях: в каких мероприятиях студент принимал участие, на какой роли, какие проекты он реализовал, весь его волонтёрский опыт, который в дальнейшем мы и даём работодателю, потому что они и есть заказчики, для них мы и работаем. В этом смысл всего этого портфолио и в принципе темы приложения к диплому.

В.Путин: Здорово, удачи Вам, Аслан. Спасибо.

Д.Валеев: Аслан, спасибо.

В развитие темы студенческого портфолио позвольте предоставить слово студенту Санкт-Петербургского государственного университета. Здравствуйте, ребята, вас приветствуют участники телемоста из Казани.

Д.Михеев: Здравствуйте. Спасибо, Динар. Добрый день, уважаемый Владимир Владимирович, добрый день, дорогие участники телемоста.

Меня зовут Михеев Денис, я являюсь студентом второго курса магистратуры по направлению «Социология».

Когда я поступал в университет на программу бакалавриата в 2012 году, я уже понимал, что тот диплом, который я получу по итогам, будет существенно отличаться от дипломов всех выпускников других вузов, в частности, тем, что он выдаётся на двух языках – на русском и на английском. В 2016 году я защитил свою выпускную работу перед государственной экзаменационной комиссией, которая полностью состояла из работодателей. В том году в работе таких комиссий в нашем университете приняло участие более 1,5 тысячи человек.

Получив свой диплом, я увидел, что в него была внесена информация о том, кто из преподавателей читал те или иные лекции, где я проходил практику и стажировку, кто из работодателей конкретно входил в состав государственной экзаменационной комиссии.

Однако этот диплом изменился ещё и за счёт того, что в него был добавлен такой уникальный элемент, как QR-код. Сегодня при помощи своего смартфона, просканируя этот замечательный и очень небольшой код, любой работодатель может получить доступ к портфолио студента, к электронной копии его диплома, к отзывам научного руководителя и рецензента на его выпускную работу, а также к информации о том, обучался ли студент за рубежом, как раз к вопросу об академической мобильности, о чём мы говорили ранее.

Замечу, что с 2014 года те наши студенты, которые отправляются на обучение, включённое обучение за рубеж в один из университетов, входящих в топ-300 по международным рейтингам, имеют возможность автоматически зачесть те результаты включённого обучения, которые они получили за рубежом, здесь без сдачи дополнительных экзаменов за пропущенную сессию.

Также такой код открывает доступ к портфолио студента, в которое вносится информация о том, были ли у студента поощрения и благодарности, именные стипендии, какие у студента имеются учебные и внеучебные достижения, а также, что очень важно, это информация о том, была ли тема выпускной работы у студента одобрена или предложена работодателями.

Например, тема моей выпускной работы была одобрена Социологическим институтом Российской академии наук. А сегодняшние студенты уже могут выбирать темы для своих работ из электронного реестра, в который входят более пяти тысяч самых разных тем, которые были предложены самими работодателями. И таких работодателей, с которыми мы напрямую сотрудничаем, у нас в университете более двух тысяч.

Однако каждый студент, который получает такой диплом, понимает, что в него может быть внесена информация совершенно другого рода, например, о том, были ли задолженности, дисциплинарные взыскания, вовремя ли были сданы книги в библиотеку.

Тот диплом, который я планирую получить уже в этом году, диплом магистра, также будет отличаться от того диплома, который я имею сейчас.

Наш университет активно работает в цифровой среде, и поэтому выпускник СПбГУ 2018 года может заметить в своём дипломе запись о том, какие онлайн-курсы он успешно прошёл в нашем вузе или в других университетах. Это оказалось возможным благодаря тому, что сами студенты предложили такие изменения, что, в свою очередь, оказалось возможным благодаря тому, что в каждом приказе, который издаётся в нашем университете, есть особый пункт, который говорит о том, кому, какому должностному лицу и по какому адресу направлять обратную связь и предложения по изменению этого самого приказа.

Поэтому в будущем году мы можем ожидать ещё какие-то изменения в нашем дипломе. Университет, конечно же, не будет стоять на месте и будет идти в ногу со временем.

Такой диплом, на наш взгляд, и такие возможности, которые идут вместе с ним, должны быть у любого выпускника вуза. Поэтому сегодня мы предлагаем ведущим российским университетам обратиться к опыту Санкт-Петербургского государственного университета и вносить в дипломы QR-код, а на своих порталах обязательно размещать портфолио выпускников.

Спасибо.

В.Путин: Что же, правда, всё по максимуму, то, что можно внедрять в систему образования из информационных технологий, нужно делать. Сейчас не буду их перечислять, возможности колоссальные. Но то, чем Вы, Денис, занимаетесь, и то, что у вас в моём родном университете происходит, меня радует в той части, на которой Вы сейчас остановились. Конечно, это будет способствовать трудоустройству, если будущий работодатель, будет иметь полную информацию о своём потенциальном кандидате на работу.

Но, конечно, нужно попросить и руководство университетов о том, чтобы о возможных работодателях было как можно больше информации, в том числе в электронном виде, у будущих специалистов. Это позволит им на более ранней стадии сориентироваться с точки зрения выбора специализации и потом, может быть, более целенаправленно стремиться к контактам с той или другой организацией, прохождению там практики и так далее. Это тоже лишним бы не было. А в целом, конечно, очень правильные вещи. Хочу тоже пожелать вам успехов.

Николай Михайлович, Вы хотите что-то сказать?

Н.Кропачев: Для обеспечения такого контакта мы создали советы образовательных программ, по всем программам – советы образовательных программ. При этом в эти советы входят только работодатели. Этот контакт появляется с момента появления этого совета. Он очень тесный, потому что работодатели участвуют и в научных комиссиях, и в методических комиссиях. Советы образовательных программ определяют требования к поступающим, требования к преподавателям, определяют саму образовательную программу и, следовательно, участвуют в учебном процессе от начала до его завершения. Как сказал наш выпускник, 1700 работодателей потом ещё принимают экзамены, частично принимают экзамены и защиты дипломов, которые они сами рекомендовали.

В.Путин: Спасибо, Николай Михайлович.

Д.Валеев: Спасибо большое.

25 января 1755 года российская императрица Елизавета Петровна подписала Указ об учреждении Московского университета. Этот день является Днём памяти святой мученицы Татьяны, которая с тех пор является покровительницей всех российских студентов.

В этот праздник студенчества мы передаём слово ректору старейшего университета России – Московского государственного университета – Садовничему Виктору Антоновичу.

Добрый день, Виктор Антонович, приветствуем Московский государственный университет.

В.Садовничий: Здравствуйте, уважаемый Владимир Владимирович, здравствуйте, дорогие студенты.

Сегодня день рождения Московского университета, Татьянин день. Очень хорошо, что эта традиция рождалась в этом здании, построенном Казаковым, напротив Кремля. Казаков вместе с Баженовым строил Екатерининский дворец, залы в Кремле и затем построил первое здание для университета в России.

Здесь много было пройдено выдающегося. Здесь читал стихи Пушкин, учился Лермонтов, учился Тургенев, Грибоедов, Чехов. Была ещё одна страница подвига наших студентов в истории. 22 июня 1941 года 5 тысяч студентов Московского университета, впрочем, как и других университетов, записались на фронт. Из пяти вернулось две тысячи. Конечно, мы чтим этот подвиг.

Татьянин день всегда праздновался студентами, всегда отмечался, потому что студенты намечали в этот день свои перспективы и подводили итоги того, что удалось за год сделать.

Мы благодарны Вам, Владимир Владимирович, что 25 января 2005 года Вы встретились со студентами Московского университета в библиотеке и поддержали их просьбу сделать этот праздник праздником всего российского студенчества.

На самом деле это праздник всех, потому что все мы были студентами, мы все вспоминаем свои студенческие годы, но, конечно, это праздник этих молодых ребят, которые сейчас учатся в наших университетах.

Мы обсуждали заранее много тем. Я очень поддерживаю все те идеи, которые сказали университеты, выступая, но две мысли, Владимир Владимирович, хотелось бы подчеркнуть. Наше образование всегда было сильным и всегда было фундаментальным. Фундаментальность образования отличала всегда нашу систему образования. Поэтому наука университета, безусловно, очень важна. И нужна связь науки с технологиями, с высокими технологиями, Вы сказали о них в своём слове.

Московский университет выступил инициатором принятия закона, который Вы поддержали, он принят, о научно-технологических долинах. Сейчас этот закон реализуется. Он не только для Московского университета, он для всей страны, для других университетов. Его реализация предполагает, что прежде всего в этих долинах университетская наука, работы студентов, аспирантов будут связаны с промышленностью, с госкорпорациями, с высокими технологиями. Думаю, что это новое слово в наших университетских делах – создание таких кампусов, долин, инновационных центров при университетах.

Я ещё об одной идее хочу сказать. Учёные Московского университета разработали идею «Транссибирского пояса». Это относится к связанности территорий, которые относятся к стратегическим направлениям. Мы даже просчитали экономическую сторону и сроки исполнения. Этот пояс должен захватить огромную часть северной территории нашей страны – от Европы до Аляски. Мы такие предложения делаем и хотим их вынести на широкое обсуждение.

Мы сегодня о студентах, Владимир Владимирович. Я хотел об одной идее рассказать. В Сочи прошёл Всемирный фестиваль молодёжи и студентов. Мы участвовали большой делегацией, и мне выпала честь вести секцию «Наука и образование». И там студенты всех стран согласились, что надо создать международный союз молодых учёных. База для этого есть хорошая, мы проводим 25 лет форум «Ломоносов», на него приезжает около 10 тысяч студентов из 40 стран, и поэтому мы имеем хорошее основание. Сейчас мы все заняты тем, чтобы такой мировой, международный форум молодых учёных создать, с тем чтобы ребята более широко смотрели на мир, на сотрудничество, на будущее. Это, на наш взгляд, очень важно.

Ещё одно очень приятное событие или вектор в системе образования. Мы посмотрели и исследовали число иностранных студентов, которые учатся сейчас в России, такого числа не было за всю историю образования. Очень большой рост. В Московском университете – 9,5 тысячи иностранных студентов. Это больше, чем в Кембридже, в Оксфорде, в MIT, в Стэнфорде, в два раза больше.

Владимир Владимирович, здесь присутствуют ребята из Чада, Уганды, Китая, Кубы, других стран. Они учатся в Московском университете, получат эти дипломы и будут нашими друзьями, а наши ребята шире посмотрят на мир и будут сотрудничать.

Поэтому идея поддержки престижа российского образования, конечно, связана и с этой работой – по возможно большему привлечению к нам на обучение ребят из других стран. Мы доказали, что мы сильны.

Китайская Народная Республика создала впервые в истории образования совместный университет: Московский и Пекинский политехнический. Он работает, там идёт учёба, там ждут Вас, Владимир Владимирович, его открыть. Китайская сторона построила здание для этого университета – копию высотки МГУ – за один год. То есть Китайская Республика придаёт большое значение качеству российского образования.

Владимир Владимирович, сегодня Татьянин день, студенты веселятся, они радуются: они сдали сессию без хвостов и, конечно, ждут медовухи. Она обязательно будет. Спасибо Вам за тот подарок, который Вы сделали, – сделали День российского студенчества.

Спасибо.

В.Путин: Виктор Антонович, я, разумеется, поздравляю всех студентов страны с Днём студента, с Татьяниным днём. Не могу не поздравить и Московский университет, поскольку с него всё началось. Так что я Вас поздравляю: и Вас, и всех студентов, аспирантов, преподавателей.

По поводу технологических долин – это была Ваша идея, мне очень приятно, что она реализуется, развивается, и приняты соответствующие нормативные акты по этому вопросу. Очень важно, мне кажется, это очень важное направление. Нужно добиться, чтобы этот проект был обкатан в Москве и потом тиражировался там, где это возможно и будет эффективно функционировать.

Что касается объединения студентов, то, конечно, если нужна какая-то поддержка от федеральной власти, мы с удовольствием эту поддержку окажем.

Д.Валеев: Виктор Антонович, спасибо большое.

Владимир Владимирович, мы понимаем, что, к сожалению, Ваше время ограничено. Наверное, можно было бы ещё много говорить на тему трудоустройства, академической мобильности, но мы вынуждены предложить начинать заканчивать наше мероприятие.

В.Путин: Знаете, всё-таки у нас на связи есть Калининград, Ростов-на-Дону, Симферополь, Ставрополь. Попросим коллег очень коротко сказать что-то, что они считают важным для нашей совместной работы. Давайте начнём с Калининграда.

П.Чечко: Уважаемый Владимир Владимирович, уважаемые участники телемоста, приветствуем вас с самой западной точки России. Меня зовут Чечко Павел. Я студент 1-го курса магистратуры по направлению «Радиофизика».

Говоря о мобильности, для нас важно привлечение студентов, специалистов из других вузов страны. Нам важно направлять студентов не только за рубеж, но и также в другие регионы нашей Родины.

Так как мы, можно сказать, являемся оплотом России и российской культуры в центре Европы, то иностранные студенты в первую очередь обращают внимание на наш университет. Это не только студенты близлежащей Европы, но также стран дальнего зарубежья, таких как страны Латинской Америки, страны Азии.

Силами студенческих организаций мы всячески организуем большое количество мероприятий, направленных на популяризацию российской культуры и России в целом. Также эти международные студенты принимают активное участие в этих мероприятиях. За последние два года в нашем университете количество иностранных студентов увеличилось в два раза. Так как они принимают участие, им также становится интересен не только наш регион, но и другие регионы России. Они интересуются различными стажировками, обучающими программами, которые мы можем предоставить в рамках различных активных мероприятий.

Также хотелось бы ещё обратить внимание на то, что большое внимание иностранных студентов к нашему городу, к нашему университету обращено за счёт того, что мы являемся одним из городов – организаторов чемпионата мира по футболу.

И ещё хотел обратить внимание на предложение Альберта и Динара по поводу запуска федеральной программы поддержки внутрироссийской студенческой мобильности. И также к этому привлекать не только российских, но и иностранных студентов.

Спасибо Вам большое за внимание. И также поздравляем всех с праздником.

В.Путин: Спасибо за предложения. Будем реализовывать.

Вы студент первого курса?

П.Чечко: Да, первый курс магистратуры, радиофизика.

В.Путин: Хорошо. Спасибо большое.

Пожалуйста, Ростов-на-Дону.

А.Бугаев: Здравствуйте, Владимир Владимирович. Здравствуйте, уважаемые члены и наши коллеги, участники телемоста.

Меня зовут Бугаев Арам, я – аспирант четвёртого курса физического факультета Южного федерального университета. Спасибо всем за то, что сегодня вы подняли такие актуальные темы для студентов. В частности, это тема трудоустройства в первую очередь, тема мобильности.

Но я хотел бы добавить, что для многих студентов, в частности для меня, выбравших для себя путь науки, первым работодателем может быть как раз университет. В науке тема мобильности очень актуальна. Мы должны обмениваться опытом, мы должны посылать своих студентов и за рубеж, и по России. Я не был исключением, я окончил аспирантуру Туринского университета в Италии, получил степень PhD и вернулся в свой родной университет.

Вернулся я не потому, что я подписывал какой-то контракт. Динар говорил, что есть замечательная программа, по которой нужно вернуться и отработать три года в своей республике, но вернулся я прежде всего потому, что дома меня ждала современная лаборатория, оборудованная по последнему слову техники, которую, к слову сказать, поддержал мегагрант Правительства Российской Федерации. Меня ждал прекрасный коллектив, достойная зарплата, хорошие условия труда. И я сам вернулся тоже не с пустыми руками, я привёз с собой новые контакты, новые компетенции, которыми сейчас делюсь со своими молодыми коллегами.

Поэтому, поскольку сегодня Татьянин день, я хотел бы пожелать всем нам побольше таких лабораторий. Я знаю, что в нашей стране таких лабораторий очень много, я сам был во многих из них и надеюсь, что наше Правительство будет дальше выступать гарантом того, что будут в нашей стране такие научные центры, в которые студентам, в том числе студентам, прошедшим стажировки за рубежом, будет приятно возвращаться, и посредством таких студентов мы и будем осуществлять диалог между научными центрами и между университетами и наукоёмкой индустрией. Спасибо большое.

В.Путин: Что могу сказать? Что Ваш пример – это очень хороший пример профессионального развития, и в хорошем смысле этого слова преданности вузу, своей стране, своему Отечеству. Я хочу пожелать Вам профессиональных успехов, надеюсь, что у Вас всё получится. Удачи!

А.Бугаев: Спасибо.

В.Путин: Симферополь, пожалуйста.

К.Слуцкая: Здравствуйте, уважаемый Владимир Владимирович, здравствуйте, уважаемые участники телемоста. Меня зовут Слуцкая Ксения, я аспирантка Крымского федерального университета.

Несмотря на некоторые сложности геополитические, с которыми сталкивается сегодня Крым, международная деятельность является неотъемлемой составляющей жизни Крымского федерального университета и практически каждого из нас. В нашем университете учатся практически 3 тысячи иностранных студентов более чем из 50 стран мира. Ежегодно мы проводим и выступаем соорганизаторами более чем 100 международных мероприятий, принимаем многочисленные иностранные делегации, а также развиваем проекты международной академической мобильности.

Именно международная академическая мобильность не только представляет собой особую важность в вопросе повышения личной компетенции студента, расширении его кругозора, но и несёт в себе более глобальный характер и значение. Ведь, будучи за границей, российский студент, крымский студент, студент Крымского федерального университета, является послом нашей страны за рубежом. В личном общении он доносит некоторую информацию, заводит новые контакты и друзей. Для Крыма это особо актуально, ведь именно это является примером проявления той самой общественной народной дипломатии, о которой мы неоднократно говорили и которая действует тогда, когда дипломатические официальные каналы заблокированы. Ведь образование и наука не имеют никаких границ и преград. Спасибо за внимание. С праздником!

В.Путин: Благодарю Вас за информацию. Вы сказали об известных геополитических трудностях. А когда, собственно, было так спокойно в Крыму? Если посмотреть, как развивались события во время Вернадского, в 20-е годы, как было тяжело, – гражданская война шла, а университет жил. Не просто жил, а он был центром, в известном смысле, тогдашнего Крыма и оставался центром науки и образования всей страны.

Вот это очень яркий, если не сказать блестящий, пример того, насколько важно образование в любой ситуации. А сегодня не думаю, что ситуация вокруг Крыма является драматичной, напротив, уверен, что всё будет постепенно стабилизироваться. Вы знаете, как идёт развитие. И после решения ряда инфраструктурных вопросов и проблем, уверен, это развитие только будет набирать темп, причём и в социальной сфере, и в сфере науки, в сфере образования, и в сфере производства по различным направлениям. Я желаю Вам успехов. Спасибо.

Ставрополь.

Л.Кирюхина: Добрый день, Владимир Владимирович. Добрый день, уважаемые участники телемоста. Вас приветствует Северо-Кавказский федеральный университет, город Ставрополь. Меня зовут Кирюхина Людмила, студентка первого года обучения магистратуры, будущий юрист.

Что хотелось бы отметить в первую очередь, Владимир Владимирович. Сегодня, благодаря созданию федеральных университетов, у студентов появились невероятные возможности, о которых раньше мы даже не могли мечтать, в том числе и в сфере академической мобильности, о которой сегодня так много говорят мои коллеги.

На сегодняшний день у нас в университете обучаются студенты из 69 регионов Российской Федерации, что действительно показывает статус федерального университета. Совсем недавно на базе нашего вуза прошла презентация навигатора профессий, которые будут востребованы в ближайшие годы на Дальнем Востоке для развития экономики и социальной сферы этого региона.

В рамках этой недели нам была дана информация не только относительно вакансий, которые могут быть предложены, но и льгот, которые могут быть предложены, собственно, будущим молодым специалистам. Эта информация была интересна как студентам с Дальнего Востока, которые также обучаются у нас в Северо-Кавказском федеральном университете, так и ребятам из других регионов, которые готовы после окончания университета отправиться на работу на Дальний Восток, а также помогать в освоении Сибири, как это было ранее, в лучших традициях отечественного образования.

Напоследок хотелось бы сказать, что всё студенчество Северо-Кавказского федерального университета благодарно Правительству Российской Федерации и Вам, Владимир Владимирович, за те возможности, которые Вы сегодня для нас открываете. Эти возможности действительно помогают нам расширить наши профессиональные знания, а также, что самое главное, изучить лучший опыт отечественных и зарубежных образовательных центров. Большое спасибо. Ещё раз всех с праздником.

В.Путин: Спасибо Вам. Спасибо всем участникам нашей сегодняшней встречи.

Хотел бы в завершение вот что сказать. Мы сейчас участвовали в таком большом, по сути, общенационального характера событии, отмечали Татьянин день, но в рабочей обстановке и на связи практически со всеми федеральными университетами. Их, напомню, десять. Но кроме федеральных университетов у нас ещё создана сеть исследовательских университетов. И хотел бы заметить, что и другие высшие учебные заведения страны, средние учебные заведения, они никогда не будут оставаться на какой-то периферии.

Мы, когда создавали систему федеральных университетов, а затем и исследовательских университетов и институтов, исходили из того, что должны быть какие-то примеры того, как можно развиваться, к чему можно стремиться. Но я знаю по опыту других отраслей, кроме образования, что как только эти точки роста появляются, к ним сразу стремятся приблизиться все остальные учреждения в любых сферах, в том числе и в образовании.

Я не сомневаюсь нисколько и хочу вас со своей стороны заверить, тех студентов, которые учатся в других университетах, не в федеральных университетах – не в московском, не в питерском, не в исследовательских институтах и университетах, что, как в таких случаях говорят, никто не будет забыт. Мы прекрасно понимаем и отдаём себе отчёт в том, что система образования в России – это гораздо более широкая система, чем 10 федеральных и ещё сеть исследовательских университетов, совсем нет. Мы будем уделять внимание всей системе образования. И только так мы сможем добиться нужного нам результата. А нужный результат – это развитие университетской науки и подготовка нужных экономике страны и социальной сфере, вообще нужных стране кадров. Поэтому я желаю успехов всем студентам и всем преподавателям, особенно в сегодняшний праздничный день – в Татьянин день.

Всего вам самого доброго! Уверен, что у вас всё будет получаться так, как получается до сих пор.

Россия. ПФО > Образование, наука. СМИ, ИТ > kremlin.ru, 25 января 2018 > № 2477788 Владимир Путин


Россия. ПФО > Нефть, газ, уголь. Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 25 января 2018 > № 2477773 Рустам Минниханов

Владимир Путин провёл рабочую встречу с президентом Татарстана Рустамом Миннихановым.

Перед началом встречи Президент по видеосвязи дал команду к началу работы новых установок по гидроочистке нафты и изомеризации на Нижнекамском нефтеперерабатывающем комплексе компании «ТАНЕКО».

Пуск установок – первая ступень для реализации компанией «ТАНЕКО», входящей в группу компаний «Татнефть», полномасштабной схемы производства автобензинов, соответствующих экологическому классу «Евро-5».

* * *

Р.Минниханов: Уважаемый Владимир Владимирович, проект, к которому мы приступили в 2006 году по Вашему поручению, – 307 миллиардов инвестиций, глубина – 99,2, проектная мощность вместо 7 миллионов – 8,7 миллиона. Сегодня мы завершили и, если будет Ваша команда, [запустим] установку гидроочистки нафты и установку изомеризации общей совокупностью 200 миллионов долларов, работа продолжается.

Если Вы дадите команду, мы сейчас соединились с Нижнекамском, генеральный директор доложил бы коротко.

В.Путин: Приступайте.

Н.Маганов: Добрый день, уважаемый Владимир Владимирович, уважаемый Рустам Нургалиевич.

Владимир Владимирович, Ваше поручение по углублению переработки нефти, произведённой на территории Российской Федерации, нами выполнено. При этом должен отметить, Правительство приняло все необходимые решения по стимулированию нефтепереработки для отрасли, расширению частно-государственного партнёрства, развитию инфраструктуры и налоговому стимулированию. В итоге в Нижнекамске построили новый нефтеперерабатывающий комплекс абсолютно нового технологического уровня с максимально глубокой переработкой. На сегодняшний день у нас ноль выпуска тёмных, только светлые нефтепродукты.

За время реализации проекта компания вложила 307 миллиардов рублей, создано 3,5 тысячи рабочих мест, на сегодняшний день переработано уже более 50 миллионов тонн нефти. В пик на стройке работало свыше 10 тысяч строителей, это не считая тех, кто занимался машиностроением, проектированием, обеспечением производства. Там уже на порядок больше.

За время реализации проекта нашими машиностроителями было разработано, мы фактически внедрили здесь у себя 25 новых групп оборудования: и реакторное оборудование, и электронику, и автоматику, и насосное, компрессорное оборудование. Часть из этого раньше в Российской Федерации не выпускалось.

С нами на площадке присутствует генеральной директор «Объединённых машиностроительных заводов» Смирнов Михаил Александрович. Не случайно именно с «ижорцами» мы реализовывали первый уникальный для отечественной нефтепереработки проект. Сейчас он приехал с нами смотреть наши дальнейшие планы.

Как сказал уже Рустам Нургалиевич, проект продолжает развиваться. У нас до 2025 года принято решение развиваться по тем объектам, которые мы будем строить. Сегодня на стройке работают 6 тысяч человек, стройка продолжается.

Сейчас у нас готовы к запуску два новых производства: это производство по гидроочистке нафты на 1 миллион 100 тысяч тонн и производство по изомеризации на 420 тысяч тонн в год. Причём должен отметить, что производство по изомеризации – это тоже полностью отечественная разработка, отечественные машиностроители, и мы применяли впервые для отечественного строительства сборку укрупнённых технологических блоков.

Владимир Владимирович, было бы для нас большой честью и было бы справедливостью, – потому что с конца 1970-х годов никто не строил нефтеперерабатывающие заводы, пока не было принято решений об углублении нефтепереработки и не были созданы соответствующие условия, – чтобы Вы дали команду на запуск этих установок.

В.Путин: Начинайте.

Н.Маганов: Спасибо, Владимир Владимирович.

Начинаем.

Владимир Владимирович, большое спасибо. Мы приступили к пуску.

В.Путин: Наиль Ульфатович, я поздравляю Вас, весь ваш большой коллектив, строителей, инженеров. Это действительно большая работа и замечательный результат. Желаю вам дальнейших успехов.

Н.Маганов: Спасибо. И вам дальнейших успехов, Владимир Владимирович.

* * *

Р.Минниханов: Владимир Владимирович, итоги работы республики я Вам коротко докладывал. Хотел бы сегодняшнюю встречу нацелить на дальнейшее развитие. Конечно, те меры, которые были приняты в последние годы, дают возможность для реализации крупных инвестиционных планов.

Хотел бы сегодня обратиться к Вам. Мы отработали с федеральными структурами, особенно с Минфином, вариант СПИК 2.0 – специнвестконтракт, который позволяет реализовывать большие проекты. Он уже находится в Правительстве, Минфин его согласовал, нужно на весенней сессии его принять.

Этот документ позволит нам реализовать большие, крупные проекты, расширяет специнвестконтракт. Он только в обрабатывающей, но здесь и транспортные, и другие возможности появляются. На уровне Минфина он прошёл согласование.

В.Путин: Хорошая инициатива. Давайте обсудим поподробнее, но в принципе, конечно, мы это поддержим.

Россия. ПФО > Нефть, газ, уголь. Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 25 января 2018 > № 2477773 Рустам Минниханов


Казахстан. Евросоюз. СНГ. ЕАЭС > Внешэкономсвязи, политика > dknews.kz, 25 января 2018 > № 2471074 Тулеген Аскаров

Внешняя торговля идет на пользу тенге

Как следует из данных статистиков, последний месяц прошлогодней осени ознаменовался опережающим увеличением объемов экспорта по сравнению с импортом, предвещая весьма позитивный итог и в целом по ушедшему году.

Тулеген АСКАРОВ

Так, по сравнению с октябрем ноябрьский экспорт увеличился на 13,9% до $4 млрд 573,9 млн, тогда как импорт прибавил лишь 3,9% до $2 млрд 765,1 млн. В целом же за 11 месяцев прошлого года объем поставок казахстанских товаров за рубеж вырос на 31,6% до $43 млрд 65,2 млн, тогда как ввоз импортной продукции в нашу сторону увеличился на 15,8% до $26 млрд 384,9 млн. Разница же между экспортом и импортом, то есть сальдо внешней торговли, сложилось положительным в $16 млрд 680,3 млн и увеличилось по сравнению с январем-ноябрем 2016 года в абсолютном выражении на впечатляющие $6 млрд 738,5 млн, или в 1,7 раза. А это в свою очередь усиливает значительную поддержку обменному курсу тенге к доллару, что и наблюдалось в конце минувшего года.

При этом основная часть нашего экспорта идет в Европу, на которую приходилось 56,7% от его общего объема, в том числе на страны Европейского союза – 50,7%. В целом же доля государств так называемого дальнего зарубежья по итогам 11 месяцев составила в казахстанском экспорте 83,1%, тогда как на импорт из них пришлось 52,7% при доле стран Старого Света в нем 20,1%, ЕС – 19,3%. В абсолютном же выражении поставки отечественных товаров в дальнее зарубежье увеличились на 32,0% до $35 млрд 786,0 млн, а импорта оттуда – на 9,2% до $13 млрд 909,7 млн. Как нетрудно подсчитать, положительное сальдо в нашу пользу составило $21 млрд 876,3 млн, тогда как в позапрошлом году за этот же период было $14 млрд 371,7 млн.

Но значительную часть этого позитивного результата по давней традиции«съело» традиционное отрицательное сальдо, складывающееся у Казахстана в торговле со странами СНГ. На этот раз оно составило минус ­

$4 млрд 429,3 млн при росте нашего экспорта на этом географическом направлении на 29,3% до $7 млрд 279,2 млн, а импорта из этих государств – на 24,0% до

$12 млрд 475,2 млн. Гораздо больший негатив сложился у Казахстана и в торговле с партнерами по Евразийскому экономическому союзу на уровне в минус ­

$6 млрд 398,6 млн, хотя и здесь экспорт из Казахстана рос более быстрыми темпами по сравнению с импортом – соответственно на 31,3% до $4 млрд 600,3 млн и 26,7% до $10 млрд 998,9 млн.

Причиной этого явления по-прежнему выступает несбалансированная торговля с Россией, нашим ключевым партнером на постсоветском пространстве. Хотя казахстанский экспорт в эту страну и вырос на 33,0% до $4 млрд 74,2 млн, этого еще очень мало для того, чтобы перевесить огромный объем российского импорта, увеличившегося к тому же на 26,4% до $10 млрд 319,8 млн. Такая динамика в свою очередь указывает на то, что значительное укрепление рубля к тенге после девальвации 2015 года не особо мешает экспансии российских производителей в Казахстан. Аналогичный негатив сохраняется и в торговле с Беларусью и Арменией, а исключением среди стран ЕАЭС остается Кыргызстан, куда экспортируется гораздо больше товаров, чем ввозится оттуда. Кстати, наш южный сосед среди этой группы государств занимает второе место по объему внешнеторгового оборота с Казахстаном, опережая Беларусь.

Казахстан. Евросоюз. СНГ. ЕАЭС > Внешэкономсвязи, политика > dknews.kz, 25 января 2018 > № 2471074 Тулеген Аскаров


Украина > Недвижимость, строительство > interfax.com.ua, 25 января 2018 > № 2471046 Игорь Никонов

Игорь Никонов: Покупка жилья является инвестицией в экономику Украины

Эксклюзивное интервью почетного президента KAN Development Игоря Никонова агентству "Интерфакс-Украина"

- Поделитесь, пожалуйста, результатами работы компании в 2017 году. Сколько построили, сколько квадратных метров продали? Улучшилась ли динамика по сравнению с 2016 годом?

- В прошлом году компания KAN Development продала порядка 70 тыс. кв. м жилья в своих проектах. Могу сказать, что динамика продаж по сравнению с 2016 годом улучшилась. Построили мы в 2017-м порядка 80 тыс. кв. м и, с учетом запуска новых проектов. Планируем в этом году нарастить темпы строительства до 200 тыс. кв. м.

- В прошлом году вы вывели на рынок достаточно масштабный для Киева проект ЖК "Файна Таун". Каковы первые результаты продаж?

- Первые месяцы продаж превысили все наши ожидания (уже продано порядка 60% квартир первой очереди). Людям нравится район и концепция. Во втором квартале 2018 года начинаем продажи второй очереди (порядка 30 тыс.кв. м.). Мы уже начали ее строительство. К счастью, имеем возможность ускорить темпы реализации проекта. Если все так пойдет и далее, думаю, завершим проект за 5-6 лет. Строительство ТРЦ c фитнес-клубом мы также начнем к концу этого года. А детский сад, начальную школу и огромное спортивное ядро планируем строить вместе с третьей очередью. Думаю, за 1,5 года садик уже будет готов.

- Планируете ли начать в этом году новые проекты?

- Да, мы уже начали новый масштабный проект ЖК "Республика". Этот проект мы ранее реализовали в качестве девелопера и генерального подрядчика. Через четыре года после того, как финансирование проекта было остановлено, мы все-таки нашли возможность инвестировать в земельный участок, на котором изначально предусматривалось строительство жилья, и восстановили проект в той же концепции. Как и было запланировано, проект включает развитую инфраструктуру с детским садом, школой, медицинским центром, общественными площадями, зонами барбекю, спортивными площадками, в том числе новыми для Украины кортами для Paddle-Tennis. "Социалка" строится параллельно с проектом, а не когда-нибудь, потом. Это будет жилье комфорт-класса, концепцию которого мы сохранили, немного "осовременив". Площадь участка составляет 22 га, на котором будет построено порядка 250 тыс. кв. м жилья. В планах – реализовать проект за 4-5 лет.

Надеюсь, найдется инвестор для достройки ТРЦ "Республика", который находится рядом. Порядка 7-8 компаний общались с нами как с девелопером, изучая возможность достройки этого проекта, оценивая необходимый объем инвестиций и время для завершения проекта, но в последний раз такие разговоры велись полгода назад. Мы, несомненно, очень заинтересованы, чтобы инвестор нашелся и ТРЦ будет открыт.

- Изменилась ли структура покупок? У вас много договоров по ипотеке?

- Мы никогда не продаем с "нуля"- всегда доводим объект до определенной готовности перед запуском продаж. В целом ничего не изменилось, у KAN Development люди покупают квартиры и на начальном этапе строительства. Мы работаем с Ощадбанком, который кредитует "первичку" в ипотеке. Ипотеку берет 10-12% покупателей, в основном на 3-5 лет. Хотя Ощадбанк дает кредит на 20 лет, большинство граждан пытается максимально быстро погасить все задолженности по кредитам. Также часть наших покупателей использует рассрочку от застройщика.

- В прошлом нашем интервью вы рассказали о планах построить многопрофильную больницу на участке площадью 2 га недалеко от метро "Выдубичи". Как сейчас продвигается этот проект, возможно, решили построить что-либо другое?

- Я очень хочу ее построить, но меня немножко расстроила медицинская реформа. У нас все как всегда: шаг вперед - три назад. Эта реформа половинчатая. В моем понимании, услуга должна быть оценена и оплачена государством (должен существовать перечень гарантированно предоставляемых государством услуг). Если ты получаешь услугу в частной клинике, ты должен доплатить разницу по сравнению с государственной, например. Мы сделаем проект, я уже смирился с понесенными затратами на проектирование, но дальше – нужно анализировать. Буду смотреть, как развивается реформа. Ведь у нас уже есть договоренность с банком о финансировании и деньги потом нужно отдавать, и нужно это делать с бизнеса, а не из кармана.

- Кстати, недавно на Выдубичах "Киевгорстрой" начал строить масштабный ЖК Svitlo Park. Но первое название проекта заявлялось как "Комфорт Таун Правобережная". Вы имели к нему отношение? Больница ведь где-то рядом планировалась?

- Да, участок под больницу у нас на Столичном шоссе, прямо внутри площадки "Киевгорстроя". И мы, действительно, помогали им на начальном этапе подготовки проекта. Но в дальнейшем в этот проект не пошли.

- Когда планируете завершить строительство школы в "Комфорт Таун"?

- В июле здание будет готово. С 1 сентября дети пойдут в современную большую школу.

- Говорят, в ваши садики и школы уже стоят очереди. Это стимулирует вас к развитию подобных учебных учреждений в других проектах?

- Да, спрос превышает предложение. Наши социальные объекты сделаны очень современно и качественно. Дети действительно получают удовольствие от образования в сети "Академии А+". Но по объемам строить больше, чем положено по нормам, у нас пока нет возможности. С точки зрения бизнеса такие проекты себя не оправдывают. Мы, конечно, и далее будем создавать необходимую социальную инфраструктуру в наших объектах, но о создании сети садиков и школ в качестве отдельного работающего бизнеса говорить пока не приходится.

- Как, по вашему мнению, изменилось поведение покупателей жилья?

- Увеличилось время, которое менеджер по продажам тратит на одного покупателя. Люди задают очень профессиональные вопросы, четко понимают, чего хотят, и требуют гарантий. Я очень рад, когда люди поднимают планку ожиданий – это вынуждает девелоперов больше думать над своими проектами, конкуренция становится более интересной - теперь борьба идет не только за цену.

Большой проблемой для рынка является отсутствие идентификации реального бенефициара компании-застройщика, который бы отвечал за деньги инвесторов. Я не понимаю, почему у девелоперов нет такой регуляции, как у банков. Каждый, кто каким-то образом получил землю, может начать строительство, но если завтра что-то произойдет, он не достроит. Нужно на законодательном уровне ввести финансовую гарантию застройщика. Я бы также ввел какой-то крупный депозит в государственном банке - в зависимости от бюджета строительства. Или же банк должен дать свою гарантию за этого человека. Покупатели должны иметь хоть какую-то уверенность, что в случае падения рынка они не останутся наедине с недостроенным объектом.

Есть еще одна проблема. Все чаще мы встречаемся с тем, что простые люди не могут купить жилье из-за жестких требований финмониторинга. Когда необходимо провести банковскую операцию, возникает необходимость доказать, откуда деньги на покупку жилья. Многие говорят: а у нас нет такой возможности. Мы собирали деньги всю жизнь, раньше никто этого не требовал, а теперь банк более 150 тыс. грн не пропускает. При предъявлении этих требований банков все озадачиваются, многие отказываются от покупки квартиры.

Покупка жилья является инвестицией в экономику страны, и я считаю, что требование доказывать происхождение денег должно быть введено постепенно. Много денег украинцев лежит под матрасами или в иностранных банках. Мы берем деньги в кредит в МВФ, вместо того чтобы дать возможность украинцам инвестировать в нашу страну. Должна быть принята нулевая декларация. В 2019 году все банки мира раскроют данные о своих клиентах. Украинцы, которые держат средства за границей, тоже будут вынуждены показать свои активы. И тогда почему бы им сюда их не инвестировать? Ведь это единственная страна, которую они понимают, знают, как здесь работать. За счета в евро, фунтах и франках нужно еще платить деньги. За доллары тоже скоро будут брать сервисные, и люди будут вынуждены вкладывать. И куда им вкладывать? В Украину. Для этого нужен рынок земли, нужно объявить приватизацию. Это миллиарды долларов, которые никуда не инвестируются. Я поражаюсь, когда народ радуется, что арестовали у кого-то $50 млн в Латвии. А что нам от этого? Деньги происхождением из Украины были списаны в бюджет Латвии. Весь мир движется к тому, что держать деньги за границей будет невыгодно, да и небезопасно. Поэтому нужно срочно создать условия для безопасного инвестирования в Украину.

- Насколько сильно ваша компания ощущает кадровую проблему в связи с массовой эмиграцией рабочих?

- Поляки просто "выгребают" наших рабочих. В Украине люди действительно очень профессиональны - квалифицированы, дисциплинированы, особенно из Западной Украины. Все польские рабочие уже в Германии, а украинские - в Польше. С каждым днем их все меньше и меньше. Дело не только в "безвизе", а и в том, что мы должны срочно создавать лучшие условия для бизнесменов, которые будут создавать рабочие места. Сегодня снижается квалификация рабочих, большая текучка кадров, сложно найти хороших специалистов.

- Какими способами вы пытаетесь удержать работников?

- Приходится повышать зарплаты, укорачивать рабочий день, не работать на выходные. Вводить каникулы на праздники, о которых раньше никто и не слышал (смеется).

- Как, по вашей оценке, изменилась себестоимость строительства в 2017 году?

- За последние полгода выросла примерно на 15-20%. При этом строительные материалы дорожают не так быстро, а вот в заработные платы серьезно двигаются вверх. Цены на недвижимость в 2018 году точно будут расти. Топливо, электрика, коммуналка растут, люди требуют большие зарплаты, дорожает арматура, цемент - тут никуда не денешься.

- В 2017 году на рынке отмечалась достаточно острая конкуренция между застройщиками. Как будет развиваться ситуация в 2018 году?

- Думаю, конкуренция будет усиливаться. На рынке множество сделок с землей. Получить разрешение на строительство сейчас гораздо легче, чем в большинстве европейских стран.

Много некачественных проектов выходит на рынок. У КМДА мало рычагов для контроля архитектурного уровня строящихся объектов. Давно пора на законодательном уровне ввести обязательную 3D-визуализацию в публичном паспорте проекта. Этот проект должен одобрить главный архитектор города. Сейчас у него очень мало влияния, и это неправильно. Поскольку, будучи профессионалом своего дела, он должен оценить проект застройки и решить, вписывается ли он в ансамбль города.

Украина > Недвижимость, строительство > interfax.com.ua, 25 января 2018 > № 2471046 Игорь Никонов


Россия > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 25 января 2018 > № 2470834 Ольга Герасимова

Засланный казачок. Иностранцам все реже доверяют управлять розничными продажами

Ольга Герасимова

Генеральный директор сети магазинов Modi

Зарубежный опыт полезен не всегда — например, ежедневные отчеты продавцов о проделанной работе, принятые на Западе, никак не способствуют повышению производительности труда и улучшению продаж в России

Российские ретейлеры стали все реже приглашать на ключевые позиции экспатов. И дело вовсе не в кризисе, который заставляет компании экономить на дорогих управленческих кадрах.

Не просят надбавки и не уходят

До сих пор экспаты были востребованы как знатоки уникальных технологий в ретейле. Они могли организовать омниканальные продажи и повысить долю интернет-торговли в любой розничной сети. Впрочем, их ценность не только в этом, выяснила кадровая компания Antal Russia, которая с марта по июль прошлого года проводила опрос 8000 менеджеров и специалистов из России, работающих в Москве и в регионах. 146 респондентов оказались экспатами, их ответы компания изучила отдельно. Оказалось, что экспаты более лояльны работодателю, чем их российские коллеги. Так, каждый пятый иностранный сотрудник не рассматривает возможность смены работы, тогда как среди российских менеджеров не планируют менять работу лишь 15%.

Выяснилось также, что за последние годы иностранцы снизили свои ожидания по зарплате. Если в 2015 г. лишь у 36% экспатов доход был привязан к местной валюте, то в 2017 г. рублевую зарплату получает большинство иностранных сотрудников (52%) и, по данным компании «Контакт» (InterSearch Russia), в таком же размере, что и российские топы — в среднем это 600 — 700 000 руб в месяц. Кстати, большинство экспатов (38%) едет в Россию из-за интересных задач, а каждый пятый — из-за более выгодной финансовой мотивации.

Расчеты и просчеты

За последние 10 лет иностранных менеджеров приглашала каждая вторая крупная российская розничная сеть. На ключевые должности иностранцев нанимали сети «Азбука вкуса», X5 Retail Group, «Мосмарт», «Эльдорадо», «О’Кей» и многие другие ретейлеры. Российские акционеры рассчитывали на то, что экспаты повторят профессиональные подвиги и принесут с собой успех компаний, в которых работали раньше. Например, в последний кризис в розничной торговле стало актуально развивать популярную в Европе модель дискаунтеров. Не случайно президентом группы «Дикси» в марте 2016 г. стал португалец Педро да Сильва, который до этого 10 лет работал управляющим директором в польской сети дискаунтеров Biedronka.

Его опыт казался неоценимым, на него возлагались большие надежды. Но оправдать их он не смог: уже к концу 2016 года, в декабре, розничные продажи сети упали, и с Педро да Сильва досрочно расторгли контракт. Должность после его ухода вообще сократили. Та же участь постигла и другого иностранного менеджера — главного исполнительного директора сети «М.видео» Майкла Тача. Из компании он ушел в 2016 году, проработав в ней всего четыре месяца. А до этого семь лет возглавлял сеть салонов связи «Связной», в которой развивал инновационные проекты. Оказалось, что в «М.видео» его опыт не слишком вписывался в управленческую модель компании — немного консервативную, основанную на анализе и расчетах, не предполагающую рискованных решений и быстрых изменений. Так зачем же компании понадобился экспат с навыками и опытом, не применимыми в ее бизнес-модели?

Возможно, отечественные работодатели и сами стали чаще задумываться над тем, насколько им может оказаться полезным тот или иной иностранный опыт. Так, по данным кадровой компании ManpowerGroup, за последние два-три года она получила не более пяти запросов на подбор экспатов, да и те — в основном на инженерные и IT-позиции в сфере высокотехнологических разработок. Работодатели начинают осознавать, что экспат — не панацея.

Но даже если компания и решилась позвать иностранного специалиста, то лучше заранее обсудить с ним все те новшества, которые он намерен реализовать. В частности, будет не лишним, если эффективность его планов, то есть то, насколько они соответствуют российским реалиям, оценит сторонний эксперт. В ритейле, например, иностранцы любят внедрять фотоотчет рабочего времени, полагая, что это дисциплинирует сотрудников. И не учитывают при этом местные нюансы. В западных розничных сетях штаты продавцов — это 20 и больше человек на 500 кв.м. Там, пока одни сотрудники заполняют таблицы и протоколы, другие работают. А в России, особенно в регионах, директор магазина чаще всего и продавец: если он каждый час будет отвлекаться на отчет о проделанной работе, продажи встанут.

Трудности перевода

Немногие экспаты могут поддержать даже обычную беседу с подчиненными на русском языке. Есть, конечно, и те, кто, приезжая в Россию, берется за изучение языка и уже через год-два осваивает его. Однако таких иностранцев единицы. Языковой барьер — серьезная проблема, особенно в рознице, где экспату приходится общаться не только с руководителями отделов, но и с большим количеством рядовых сотрудников — продавцами, кассирами, работниками торговых залов. Даже если в компании в качестве корпоративного языка используется английский, линейный персонал, как правило, им не владеет.

В 2002-2004 годах я была директором розницы сети магазинов «Модный базар», где многие ключевые позиции занимали иностранцы. Некоторые из них общались с подчиненными через переводчика, но их поручения быстро забывались и не выполнялись. Переводчик — не сотрудник конкретного отдела, он может не придать значения тому, что кажется важным, например, менеджеру по продажам или бухгалтеру. Чтобы избежать подобных ситуаций, я бы посоветовала работодателям включать в контракты условия, обязывающие экспата выучить в течение определенного времени русский язык. Это серьезно облегчит жизнь и руководству компании, и самому иностранцу.

Заменить экспатов

Экспаты все чаще приравниваются в доходах к местным сотрудникам, но они по-прежнему имеют более привлекательные соцпакеты. Иностранным сотрудникам, например, компенсируют расходы на жилье, автомобиль и обучение детей, предоставляют медицинскую страховку для всех членов семьи и акции компании, а некоторые компании даже доплачивают им за сложные условия работы в России. За примерами далеко ходить не надо — тому же Педро да Сильва руководство «Дикси» выплатило большой приветственный бонус перед вступлением в должность.

Во многих случаях такая щедрость работодателей не оправдана. Особенно в розничной торговле, где в кризис из-за урезанных расходов многие менеджеры вынуждены совмещать несколько должностей. Экспаты быть универсалами, как правило, не готовы. И, кстати говоря, с большим вниманием относятся к тому, что написано в должностной инструкции. Выполнять они будут только то, о чем вы с ними договорились «на берегу» — не более. Подготовьтесь к этому заранее. Взвесьте все «за» и «против» и хорошенько подумайте: что лучше — иметь дело с педантичными и дорогими иностранцами, пусть даже и редкими специалистами, или все-таки с российскими менеджерами, которые, между прочим, за долгие годы общения с экспатами уже много чему научились и по своей квалификации ничуть не уступают им.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 25 января 2018 > № 2470834 Ольга Герасимова


Сирия. Турция. РФ > Армия, полиция > inosmi.ru, 25 января 2018 > № 2470779

У войск Путина нет шансов против любой современной армии — израильский политолог

Специалист по Ближнему Востоку о позициях главных игроков в Сирии и слабости армии РФ

Александр Куриленко, Апостроф, Украина

Израильский политолог, специалист по Ближнему Востоку, раввин Авраам Шмулевич в интервью «Апострофу» рассказал, что Россия делает в Сирии и как скрывает свои потери, зачем Турция начала операцию против курдов в районе Африна и чему бы стоило поучиться Украине у турецких элит.

— Турецкая армия начала наземное наступление против курдских формирований в районе города Африн на севере Сирии. Чем это мотивировано, учитывая поддержку курдов американцами?

— В первую очередь нужно разобраться с тем, что есть. Для понимания читателей, не существует курдов как таковых. Курды — огромный массив людей от 25 млн до 45 млн. Только в Турции официально существует два курдских языка, которые достаточно удалены друг от друга. Говорить о курдах как о едином целом — то же самое, что говорить о единых славянах или семитах. Среди курдов распространены как минимум четыре крупные религии — шиизм, суннизм, езидизм и алевиты, которые близки к алавитам Сирии. Плюс еще есть различного типа марксисты, как те, против кого сейчас воюет Турция.

Все современные нации — продукт индустриальной эпохи и государств индустриального типа. Проблема курдов в том, что в государствах, где они жили, они не прошли стадию индустриального развития. Нельзя сказать, что у курдов сформировалась нация такого типа, какие существуют сейчас. У них сильна роль кланов, что больше похоже на восточный феодализм.

Между курдами существуют серьезные противоречия. Например, иракские и сирийские курды разные, они даже воюют между собой, сирийские курды обвиняли иракских в геноциде в лагерях беженцев.

На территории Сирии возле границ с Турцией существует анклав Рожава (Сирийский Курдистан), по имени главного города. До войны там жило порядка 500 тысяч человек, но так как прибыло много беженцев, в 2014-2015 годах уже говорили об 1 миллионе человек.

Курды, которые находятся в районе города Африн, часть Сирийского Курдистана, идеологически близки к курдам из Курдской рабочей партии — организации, которая борется с турецким правительством на территории уже Турции. Опять же, в Турции много разных течений курдов. Есть курды, входящие в руководство Турции. Говорят, что проповедник Фетхуллах Гюлен (которого власти Турции обвиняют в попытке госпереворота в стране в 2016 году, — «Апостроф») является курдом. Есть курды среди сторонников Ататюрка, а его идея была в том, что курды и все национальные меньшинства Турции должны создать единую политическую турецкую нацию, курдов они называют «горными турками», хотя курды — иранцы, а не тюрки.

Есть курды, которые выступают за РПК, а она — смесь восточного феодализма и марксизма. Главный их идеолог Мюррей Букчин — потомок евреев из Украины, которые выехали в США. Он — влиятельный левый интеллектуал на Западе, анархист, как еще его называют, либертарный социалист. Немецкая партия «зеленых» объявила его своим идеологом. Он говорил, если вкратце, о самоуправлении общин, что не нужно мощное государство, видел государство как объединение муниципальных общин.

Курды Сирии — это смесь Востока и передовых идей европейского социализма. В этом смысле даже жалко будет, если турки покончат с этим анклавом, так как там социальный эксперимент более интересен, чем то, что строит ИГИЛ (запрещено в России — прим. ред.).

Однако так как турецкая РПК выступает за отделение от Турции и использует силовые методы, турки обоснованно считают их террористами. Курды нападают преимущественно на военных и полицейских, но и гражданские иногда тоже гибнут. Турки считают курдов РПК террористами, а сирийские курды — их партнеры, у них сотрудничество, одна идеология. Турки, естественно, опасаются, что непризнанное государство Сирийского Курдистана превратится в базу для турецкой РПК в борьбе против Турции. Турки никогда не скрывали, что они не потерпят создания такого государства.

— Американцы с курдами Сирии — союзники?

— Во-первых, американцы заключили с сирийскими курдами союз. Оказалось, что из всех военных сил в Сирии курды наиболее боеспособны. Курды действительно противостояли ИГИЛ. Курдские силы заняли районы, которые контролировало ИГИЛ. Надо сказать, что ИГИЛ курдов просто уничтожало, они не считали их народом Книги. При таком исламе евреи и христиане еще могут кое-как существовать, а все остальные должны быть уничтожены. Курдов-езидов не считали людьми. Курды оборонялись, при помощи американского оружия и советников они смогли потеснить ИГИЛ. Американцы это объявили победой над ИГИЛ. Хотя ИГИЛ вполне себе существует и без территории, нападают на кого захотят. Но так как основные города заняты, можно говорить о победе, [президент США Дональд] Трамп может поставить себе галочку.

Во-вторых, даже когда американцы начинали сотрудничать с сирийскими курдами, они говорили, что это — временное сотрудничество. Теперь американцы хоть и требуют прекращения операции Турции, но они понимали, что турки рано или поздно возьмутся за этот регион. [Президент Турции Реджеп Тайип] Эрдоган заявил, что у Турции цель — создание 30 км зоны безопасности на границе с Турцией, где никаких сил курдов не должно быть. Примечательно, что в турецком наступлении участвуют не только турецкие силы, но и курды, которые враждебны левым курдам из Рожавы. Турецкая пресса называет их демократическими курдами. Это еще одно свидетельство того, что между курдами никакого единства нет.

— Чем это может закончиться?

— Первое: достаточно впечатляюще работали турецкие ВВС. Теперь началась наземная операция. Турки говорят о победах, но пока нельзя говорить, что они сильно продвинулись. Есть движение, но до ликвидации анклава еще далеко. По фотографиям очередей в военкоматах в Рожаве видно, что курды готовятся защищаться, у них есть оружие.

Второе: так как это левое движение, современный анархизм, в Европе у них мощная поддержка. В швейцарских городах уже прошли демонстрации в их поддержку. В Европе начинается движение в их поддержку. В отличие от США, в Европе левые имеют достаточное влияние, например, «зеленые» партии.

Третье: еще одна проблема для Эрдогана — сама Турция. Поскольку часть турецких курдов поддерживает Рожаву, то можно сказать, что каждый убитый турками курд в Сирии будет провоцировать курдов в Турции если не брать оружие в руки, то выходить на улицу. Эрдоган и министр внутренних дел Турции уже заявили, что турецкие власти не потерпят никаких протестов. Каждый, кто выходит на митинг, — террорист. Например, вы вышли на улицу с плакатом «Остановить бойню в Африне» — вы террорист! Это официальная позиция Анкары.

Четыре года назад другой курдский анклав Кобани, входящий в Сирийский Курдистан, был осажден ИГИЛ. Были большие жертвы среди мирного населения, Анкара ничего не сделала, чтобы им помочь. Турецкая армия, как советская армия во время восстания в Варшаве в 1944 году, стояла и смотрела. По всей Турции тогда прошли мощные курдские демонстрации, где только по официальным данным был 31 погибший. Тогда протестовали против бездействия Турции. Какие будут протесты уже против действий — открытый вопрос. Кстати, этнические турки левых взглядов тоже поддерживают Рожаву, даже участвуют в боевых действиях.

Четвертое: длительность войны. Есть вопрос: насколько Эрдоган заинтересован в длительной войне? Тут есть риски, но моя гипотеза заключается в том, что у Эрдогана есть основания входить в затяжной конфликт. Дело в том, что турецкая армия пережила полный кадровый разгром, сравнимый с чистками 1937 года в СССР. Как я уже писал, Эрдоган уничтожил самую крупную армию НАТО после США. В армию пришло новое руководство. Думаю, что для Эрдогана важно было бы создать лифт для молодых офицеров, которые будут обязаны продвижением по карьерной лестнице исключительно ему и его режиму. В кадровом смысле война для власти Эрдогана была бы очень хороша, она позволила бы ему завершить кадровую революцию в армии, наводнить ее своими выдвиженцами. Но даже если это и не так, то понятно: если турки действительно решат захватить анклав Африн, то это будет долгая и кровопролитная война для курдов и турецкой армии.

Кстати, если курды посчитают, что американцы их бросили, они могут пойти на союз с ИГИЛ. Тогда, конечно, ИГИЛ снова воспрянет.

— Какова позиция еще одного участника конфликта — России?

— Операция в Сирии показала полную недееспособность российской армии. Единственное, что держит репутацию российской армии на плаву — Украина. В России устаревшие самолеты, процент применения высокоточного оружия, современных бомб или ракет мизерный, даже меньше, чем во время войны с Грузией, где было 8%. Во время «Бури в пустыне», более чем за десять лет до войны РФ против Грузии, у американцев высокоточных современных бомб и ракет было под 90%. Но Украина держит репутацию России. Именно украинское военно-политическое руководство постоянно рассказывает о военной силе России, мол, она такая страшная, какая у РФ мощная авиация, что украинцы даже войну не объявляют, иначе Россия эту авиацию применит. Реально же против современной армии, например, Израиля или США, вооруженные силы РФ небоеспособны. Да и против Украины, которая все делает, чтобы не модернизировать свою армию, тоже не все получилось.

Российские силы находились в Африне, но по первому требованию Анкары они снялись и ушли. Русские сделали еще одну некрасивую вещь — предложили курдам полную капитуляцию, отказаться от своей государственности, перейти под власть [президента Сирии Башара] Асада. Мол, тогда русские гарантируют, что турки не войдут в Африн. Это подлое предложение, они шантажировали курдов турками, на которых они не имеют никакого влияния. Курды объявили Россию причастной к вторжению. Они сказали, что Россия — такой же преступный соучастник этой операции, как и Турция, ответственность за жизни мирных курдов лежит и на российском режиме. Помните, когда турки сбили российский самолет, Путин сказал: «Помидорами не отделаетесь»? Россия просто надувает щеки, но никакой роли не играет.

С другой стороны, Турция — это прекрасный пример государства, которое защищает свои национальные интересы. Американцы, конечно, недовольны решением Анкары. Турки почти прямым текстом сказали, что, если американцы будут поддерживать курдов, турки будут вести огонь по всем, включая американцев. Государство, которое хочет отстаивать свои интересы, делает это даже вопреки мнению великой державы США и тем более вопреки мнению России. В этом смысле другие элиты должны поучиться у турецкой элиты. Ведь в некоторых странах считают, что нужно руководствоваться даже не заявлениями, а просто намеками своих партнеров. Это я в первую очередь говорю про Крым. Когда современная украинская власть говорит, что им кто-то позвонил и намекнул, что Крым нужно оставить, они и оставили… А если я как пранкер позвоню [президенту Украины Петру] Порошенко и потребую отдать Киев?

— Какая в Турции концепция турецкой нации, как они представляют свою нацию?

— Была Османская империя. Но в ХХ веке Ататюрк заявил, что все те жители, которые живут на территории нынешней Турции, которая осталась от Османской империи, являются турками. Понятие «турок» было введено им. В Турции жили группы тюрков, которые говорили на разных диалектах. В Центральной Анатолии были кочевые племена, была городская тысячелетняя культура Стамбула, были турки на европейской территории. Мустафа Кемаль заявил, что все они — единая нация. Был разработан единый литературный турецкий язык, который сильно отличался от литературного языка Османской империи. Благодаря общему образованию этот язык стал языком общения всей Турции.

Кроме тюркоязычных племен и народностей, живших в Турции, были и меньшинства, которые говорили на языках других групп: курды, черкесы и другие кавказцы, греки и армяне, которых большей частью изгнали, евреи. Всем меньшинствам было запрещено говорить на своих языках. Человек, говорящий по-черкесски или по-курдски на улице в 1930-х, мог быть арестован. Нельзя было использовать другие языки в общественных местах, государственных учреждениях и так далее. Кстати, только при Эрдогане, который является этническим аджарцем, то есть грузином-мусульманином, это было отменено. Но турецкая нация при Ататюрке была создана из тюркских элементов и частично ассимилированных других нацменьшинств. Но эту ассимиляцию не удалось провести до конца, что стало причиной противостояния с курдами Турции.

— А Иран как отнесется к активности Турции в Сирии, учитывая неспокойную ситуацию в иранских городах?

— Пока Иран никак не реагирует, это его никак не задевает. Одно из требований протестующих в Иране — сворачивание иранского присутствия в Сирии. Даже из внутриполитических соображений Ирану не нужно акцентировать внимание своего населения на происходящем в Сирии. Кроме того, левая идеология Рожавы весьма подозрительна для иранских аятолл. Мало кто помнит, что шаха в Иране сбросили именно левые, были созданы советы даже при мечетях, были «красные» муллы, которые хотели совместить ислам и социализм, но аятолла Хомейни это все дело прекратил железной рукой — кого-то выдавили из страны, кто-то оказался в могиле. Поэтому они не будут ничего делать. Насколько можно понять по событиям в иракском Курдистане, когда курды без боя сдали Киркук, было какое-то соглашение между Анкарой и Тегераном о разделе сфер влияния. Возможно, оно касалось и сирийской территории. Во всяком случае, интересам Ирана ничего не угрожает, пока он будет наблюдать, но отказываться от своего влияния в Сирии иранцы не будут.

— Как россияне прячут свои потери в Сирии, и что они там делают?

— В РФ, согласно закону, потери являются военной тайной, запрещено их публиковать. Кроме того, действуют так называемые ЧВК (частные военные компании, — «Апостроф»), что позволяет менять принадлежность солдат с государственных на частных наемников. Еще есть такой механизм, когда потери не регистрируются, а зарплату погибшего наемника получает его начальство. В России эту информацию контролирует ФСБ. Оказывается давление на родственников убитых, чтобы они держали язык за зубами. Помогает скрывать потери и то, что многие наемники часто не из больших городов, а из провинции, где информацию утаить легче.

Что они там делают? Это большая тайна для всех. Единственное разумное объяснение дал Путин, он часто говорит, что будет делать, просто его не слушают. Он сказал примерно так: мы готовимся к войне, это полигон для учений. На мой взгляд, есть и коррупционная составляющая. Иранцы и режим Асада могут платить за участие русских в войне.

Сирия. Турция. РФ > Армия, полиция > inosmi.ru, 25 января 2018 > № 2470779


Россия. Литва > Армия, полиция > inosmi.ru, 25 января 2018 > № 2470773 Саулюс Сквернялис

Премьер-министр Литвы Сквернялис: «Путин провел учения с применением атомного оружия»

Юлиан Рёпке (Julian Röpcke), Bild, Германия

Премьер-министр Литвы Саулюс Сквернялис (Saulius Skvernelis), 47 лет, находится в сложной ситуации. Глава правительства, занимающий эту должность с декабря 2016 года, надеется на европейские инвестиции для своей страны с тем, чтобы остановить отток населения из Литвы. Литва граничит одновременно как с российской Калининградской областью, так и с Белоруссией, в которой Россия в прошлом году провела крупные военные учения. Частью сценария был захват Литвы. Поэтому вопросы безопасности наряду с экономической ситуацией были самыми главными в списке забот 47-летнего политика. BILD беседовал со Сквернялисом о самых насущных проблемах и вызовах для его страны. При этом литовец похвально отозвался о военных действиях Германии в рамках НАТО и подверг критике германо-российский сепаратный проект «Северный поток — 2».

BILD: Начнем с экономической ситуации. Насколько могут инвестиции в размере 95 миллионов евро немецкого производителя автокомпонентов Continental воспрепятствовать продолжающемуся оттоку населения в вашей стране?

Саулюс Сквернялис: Для нас чрезвычайно важно получать иностранные прямые инвестиции. Не только потому, что мы хотим раскрутить нашу экономику, но и для того, чтобы воспрепятствовать оттоку населения из нашей страны. Что касается прямых иностранных инвестиций, то Германия является третьей по важности страной ЕС, и мы весьма рады, что в последнее время были задействованы инвестиции в промышленность. Здесь следует прежде всего назвать фирму Continental. До сих пор мы получали преимущественно инвестиции в сферу услуг, однако такие инвестиции весьма ненадежны и могут быть в любой момент переадресованы. Поэтому завод автомобильной электроники фирмы Continental столь важен для литовской экономики, и мы высоко ценим все немецкие вложения. Позвольте мне использовать эту возможность и пригласить в Литву и других немецких инвесторов. Наше правительство готово предлагать индивидуальные пакеты для каждого кредитора.

— В Литве появляются с недавнего времени не только немецкие инвесторы, но и немецкие солдаты. Россия считает почти 600 мужчин и женщин в военной форме «провокацией». А как бы это назвали вы?

— Что касается безопасности, то решение НАТО об усилении передовых позиций является очень важным, и Германия стала в рамках этой миссии в Литве ведущей страной. Я особенно рад этому и лично посетил немецких солдат в Рукле. Германия — это ведущая страна НАТО, которая обеспечивает безопасность и стабильность нашей страны. Речь ни в коем случае не идет о «провокации», а об ответе на возможные провокации другой стороны. И хотел бы заметить: 80% литовского населения поддерживают эту миссию.

— Имеете ли вы в виду под провокациями другой стороны также российские учения «Запад-2017» в сентябре прошлого года? Ведь официально Россия провела вдоль вашей границы «антитеррористические учения».

— Такого рода учения проводятся постоянно, так что это был не первый случай, когда такое происходило вдоль нашей границы. Однако согласно нашей информации, впервые разыгрывался не оборонительный сценарий, а сценарий наступательного характера. Он включал в себя также возможное использование атомного оружия. Речь шла однозначно не об «антитеррористических учениях». В то время как белорусская сторона действовала открыто, с российской стороны мы не видели этой открытости.

— Другой экономической темой является проект трубопровода «Северный поток — 2». Германия и Россия непременно хотят этого, но многие страны побережья Балтийского моря отклоняют его. А какова ваша позиция по этому вопросу?

— Мы рассматриваем «Северный поток — 2» скорее как политический, а не экономический проект. Его главная цель заключается в том, чтобы поставлять российский газ в Западную Европу в обход Украины. Россия делает это для того, чтобы нарушить конкуренцию и расшатать экономический фундамент других стран. Поэтому этот проект противоречит целям Европейского энергетического союза. Кроме того, этот проект повысит зависимость Германии от единственного поставщика. Вместо этого нам надо осуществлять совместные проекты, которые привели бы к диверсификации наших источников энергии и не привязывали бы нас к одному поставщику и одному маршруту. Литва хорошо знает, что означает быть зависимым от единственного поставщика, а именно от Газпрома.Только после того как мы создали альтернативные источники для нашего снабжения, мы вновь смогли нормально вести дела с Россией.

— Последний вопрос на тему АЭС Островец, строящейся Россией атомной электростанции лишь в 50 километрах от вашей столицы. Что еще может сделать Европа для того, чтобы воспрепятствовать ее подключению к сети?

— По этому поводу у меня было много встреч с главами государств различных стран-членов ЕС, в том числе с канцлером Меркель и президентом Европейского союза Жан-Клодом Юнкером. И на всех этих встречах я поднимал вопрос о том, что Островец строится при недостаточном учете всех международных стандартов по вопросам безопасности и международных правовых норм. Наша позиция однозначна: эта проблема касается не только Литвы и Белоруссии, ею должна заняться Европейская комиссия. Важно, чтобы европейские лидеры и Еврокомиссия понимали, что эта атомная электростанция строится в нарушение всех международных норм. А если это так, то мы должны сделать все, чтобы воспрепятствовать ее вводу в эксплуатацию — и мы делаем это.

Россия. Литва > Армия, полиция > inosmi.ru, 25 января 2018 > № 2470773 Саулюс Сквернялис


Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 25 января 2018 > № 2470762 Мария Снеговая

Выборы в России: новые лица, но никаких новостей

По всей видимости, тактика Кремля заключается в том, чтобы увеличить число кандидатов, которым разрешено баллотироваться в президенты, но при этом не поставить под угрозу итоги выборов

Мария Снеговая, The National Interest, США

Очередной раунд «перевыборов» Путина (именно так стали называть президентские выборы россияне) назначен на 18 марта 2018 года. Хотя в том, кто в них победит, не будет ничего удивительного, Кремль изо всех сил старается вызвать интерес к этим выборам и внести в них элемент зрелищности.

Российские власти хорошо усвоили урок 2011-2012 годов, когда общественное недовольство, вызванное отсутствием перемен, привело к серии масштабных демонстраций по всей стране. Для начала власти провели некоторую либерализацию формальных правил проведения выборов. Среди прочего они разрешили увеличить число кандидатов на выборах президента. Поправки к законам сделали возможным формирование большего числа партий: в 2017 году право участвовать в выборах получили 14 партий, тогда как в выборах 2011 года формально могли принять участие только семь партий. Поскольку партии имеют право выдвигать своих кандидатов в президенты, ожидается, что число участников выборов 2018 года тоже вырастет по сравнению предыдущими президентскими выборами, когда официально было зарегистрировано всего пять кандидатов.

Помимо увеличения числа малоизвестных кандидатов, Кремль также настоял на смене кандидатов от традиционных «системных» партий. При Путине российская политическая арена характеризовалась удивительной стабильностью партий и лиц. Одни и те же партии, возглавляемые одними и теми же лидерами — «Единая Россия», Коммунистическая партия, «Справедливая Россия» и Либерально-Демократическая партия России — соперничали друг с другом на трех последних выборах. Поэтому выборы в России часто напоминают визит к родственникам — те же люди, те же разговоры.

Одним из таких хорошо знакомых лиц в Коммунистической партии является Геннадий Зюганов, который был председателем партии на протяжении 23 лет и который принимал участие во всех президентских выборах начиная с 1996 года (кроме выборов 2004 года). Поэтому многие удивились, когда Павел Грудинин вдруг заявил о том, что именно он будет баллотироваться в президенты от Коммунистической партии. Грудинин — успешный бизнесмен, работающий в сфере сельского хозяйства, который, по слухам, имеет тесные связи с московским правительством — не является членом Коммунистической партии, ему принадлежит компания «Совхоз имени Ленина», и внешне он напоминает Иосифа Сталина. Прежде Грудинин работал в Московской областной думе как депутат от «Единой России» (которая формально является соперницей Коммунистической партии) и был доверенным лицом Владимира Путина на президентских выборах. Потом он наладил отношения с левым крылом. Связанные с Кремлем обозреватели намекают, что кандидатуру Грудинина протолкнул Кремль, несмотря на все возражения Коммунистической партии. Кандидатура Грудинина — это продолжение попыток Кремля добавить разнообразия в список традиционных кандидатов в президенты.

Кремль также поработал и на правой стороне политического спектра. Несколько небольших политических партий традиционно претендовали на то, чтобы представлять либеральное правое крыло в России, включая социал-демократическую партию «Яблоко» и партию «Правое дело». Эти партии играют по правилам Кремля, и они уже несколько раз потерпели поражение в попытке пробиться в российский парламент. Но в этом году появилась новая фигура. Светскую львицу, телеведущую и дочь популярного российского политика 1990-х годов Ксению Собчак часто называли «российской Перис Хилтон». В 2011 году Собчак ненадолго присоединилась к протестам оппозиции. В октябре 2017 года она внезапно объявила о своем намерении стать кандидатом на президентских выборах — «кандидатом против всех» — пообещав начать обсуждение того, что не так в современной России. Решение Собчак баллотироваться, по слухам, тоже является делом рук Кремля: Ксения объявила об этом после личной встречи с Владимиром Путиным. Возможно, ее кандидатура должна была привлечь сторонников Алексея Навального — лидера российской оппозиции, который инициировал протесты по всей России в 2017 году и которому запретили принимать участие в президентских выборах. Если Собчак все удастся, она сумеет расколоть движение Навального, а ее собственная двусмысленная репутация помешает ей привлечь слишком много россиян.

По всей видимости, тактика Кремля заключается в том, чтобы увеличить число кандидатов, которым разрешено баллотироваться в президенты, но при этом не поставить под угрозу итоги выборов: Владимир Путин должен одержать победу убедительным большинством голосов. Этот подход подразумевает необходимость запретить участие в выборах тем кандидатам, которые могут представлять серьезную угрозу для Путина (к примеру, Навальный) и обеспечить достаточно высокую явку избирателей. Обеспечение относительно высокой явки является одной из главных задач Кремля. Интерес к предстоящим выборам сейчас достиг рекордно низкого уровня: только 58% россиян собираются голосовать в день выборов. В последнее время явка на президентских выборах в России снижалась. На выборах 2012 года явка составила 65,34%. А рекордно низкого значения она достигла на парламентских выборах 2016 года, когда только 47,88% избирателей воспользовались своим правом проголосовать.

Нежелание россиян идти на избирательные участки может поставить под сомнение статус Путина как популярного лидера, равных которому нет. В конце 2016 года чиновник президентской администрации Сергей Кириенко заявил, что «основному кандидату» необходимо набрать не менее 70% голосов в том случае, если явка избирателей составит меньше 70%. Чтобы достичь этой цели, Кремль разработал тактику, направленную на повышение явки на предстоящих выборах. Идея заключается в том, чтобы сделать из выборов своего рода праздник для россиян. В рамках одного из проектов — «Фото на выборах» — голосующих призывают делать селфи в пунктах для голосования, выкладывать фотографии в соцсети и получать призы. В рамках другого проекта предлагается в день выборов проводить опросы общественного мнения по важным для людей вопросам — где построить гаражи и разбить парк.

Между тем предвыборный штаб Навального обратился к своим сторонникам с призывом бойкотировать выборы в надежде на то, что неявка россиян на выборы 18 марта докажет непопулярность Путина и отсутствие легитимности. Навальные и его сторонники планируют организовать по всей стране серию акций протеста против выборов — самая первая акция намечена на 28 января. Но многие представители оппозиции сомневаются в том, что этот бойкот будет успешным. Его противники указывают на то, что в других странах подобные бойкоты редко приносили пользу оппозиции и что низкая явка сторонников оппозиции только увеличит процент голосов, отданных за Путина. Но действия российских националистов — которых многие считают посредниками властей, которые громили предвыборные штабы Навального по всей стране и которые угрожают бороться с призывами к бойкоту выборов — указывают на то, что Навальный во многом прав.

В конечном итоге ответ на вопрос о том, получится ли у Кремля увеличить явку избирателей и удастся ли Навальному ее снизить, остается единственной интригой в приближающихся мартовских выборах президента.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 25 января 2018 > № 2470762 Мария Снеговая


Россия > Финансы, банки > forbes.ru, 25 января 2018 > № 2470738 Наталья Смирнова

Расширение границ. Что изменится для владельцев зарубежных счетов в этом году

Наталья Смирнова

гендиректор компании «Персональный советник»

В этом году вступают в силу важные изменения в валютном законодательстве, которые способны облегчить жизнь частным инвесторам. Надо лишь знать закон и безукоризненно его соблюдать

Прошлые годы были насыщены новостями о том, что с сентября 2018 года Россия присоединяется к системе автообмена финансовыми данными между налоговыми органами CRS (Common Reporting Standard). В этой связи ряд инвесторов начали пристально следить за валютным законодательством, чтобы понять, не совершают ли они запрещенных операций по своим зарубежным банковским счетам. Можно предположить, что многие были в шоке от количества ограничений.

С 2018 года все становится несколько проще, поэтому в отношении многих моментов можно вздохнуть с облегчением. Итак, что нового?

Перемены к лучшему

Во-первых, с 2018 года валютными резидентами нашей страны считаются постоянно проживающие в ней граждане России, а также иностранные граждане или лица без гражданства, проживающие на основании временного вида на жительство.

При этом если резиденты находятся на территории России менее 183 дней в году, то с них снимается обязанность уведомлять страну о зарубежных счетах. Кроме того, к ним не применяются ограничения по операциям с валютными счетами, о которых речь пойдет ниже.

Во-вторых, расширился перечень операций, которые можно совершать в отношении своих зарубежных банковских счетов в странах организации экономического сотрудничестваи развития (ОЭСР) и группы разработки финансовых мер по борьбе с отмыванием денег (ФАТФ).

Теперь можно перечислять на свой зарубежный банковский счет — неважно, открыт он в стране ФАТФ и ОЭСР или нет — средства от следующих видов операций:

заработная плата и иные выплаты, связанные с выполнением физическими лицами-резидентами за рубежом своих трудовых обязанностей по заключенным ими с нерезидентами трудовым контрактам;

оплата и/или возмещение расходов работающим физическим лицам-резидентам, связанных с их служебными командировками;

наличные денежные средства, вносимые на счет или депозит;

денежные средства, полученные в результате совершения конверсионных операций за счет средств, зачисленных на такие счета или на вклады;

пенсии, стипендии, алименты и иные выплаты социального характера;

страховые выплаты, осуществляемые страховщиками-нерезидентами;

начисленные проценты на остаток средств по банковским счетам или вкладам;

денежные средства в виде минимального взноса, требуемого правилами соответствующего банка при открытии счета или вклада;

выплаты по решениям судов иностранных государств, за исключением решений международного коммерческого арбитража;

возврат денежных средств, включая возврат ошибочно перечисленных денежных средств, возврат денежных средств за товар, услуги.

Как обойти ограничения

Как быть, если вы хотите вывести доходы от продажи ценных бумаг, доверительного управления и зарубежного имущества не в России, но банковского счета в странах ОЭСР и ФАТФ нет? Здесь помогает британский метод инвестиций — зарубежные полисы долевого страхования жизни (unit-linked), поскольку из зарубежной страховки средства можно вывести на любой счет, даже не в ОЭСР и ФАТФ.

При этом в сам полис инвестиционного страхования жизни можно завести средства из разных источников, а внутри полиса вполне можно вложить их в акции, облигации, фонды и иные инвестиционные инструменты без каких-либо ограничений. Нужно только выбирать подходящие зарубежные компании, чтобы минимальный порог полиса, начиная с которого вы можете инвестировать во что угодно, был для вас комфортен, равно как и минимальный неснижаемый остаток.

Альтернативно, вы можете вести деятельность через контролируемую иностранную компанию (КИК), для которой ограничения по счетам вне ОЭСР и ФАТФ не распространяются.

Если банковский счет открыт в стране ОЭСР и ФАТФ, то, помимо указанных выше операций, на него можно зачислять:

— суммы кредитов и займов в иностранной валюте, полученные по кредитным договорам и договорам займа с организациями-нерезидентами, являющимися агентами правительств иностранных государств, а также по кредитным договорам и договорам займа, заключенным с резидентами государств — членов ОЭСР или ФАТФ на срок свыше двух лет;

— доходы от сдачи в аренду нерезидентам расположенного за пределами России недвижимого и иного имущества физического лица-резидента;

— суммы грантов;

— накопленный процентный/купонный доход, выплата которого предусмотрена условиями выпуска принадлежащих физическому лицу-резиденту внешних ценных бумаг;

— иные доходы по внешним ценным бумагам (дивиденды, выплаты по облигациям, векселям, выплаты при уменьшении уставного капитала эмитента внешней ценной бумаги);

— с 01 января 2018 — доходы от продажи транспортного средства за рубежом;

— с 01 января 2018 — доходы от продажи зарубежной недвижимости, но только при условии, что она зарегистрирована на территории иностранного государства — члена ОЭСР или ФАТФ, которое присоединилось к CRS или имеет с Россией иной международный договор, предусматривающий автоматический обмен финансовой информацией. При этом счет или вклад гражданина- резидента открыт в банке, расположенном на территории такого иностранного государства. То есть доход от продажи недвижимости в Германии можно зачислить только на счет в Германии, а не в какой-то другой стране;

— с 01 января 2018 — денежные средства от продажи внешних ценных бумаг, прошедших процедуру листинга на российской бирже, либо на зарубежной площадке, входящей в перечень иностранных бирж, указанный в Федеральном законе «О рынке ценных бумаг». Речь идет о таких биржах, как New York Stock Exchange, Nasdaq, London Stock Exchange, Tokyo Stock Exchange Euronext Amsterdam, Euronext Brussels, Euronext Lisbon, Euronext Paris, Deutsche Borse, BME Spanish Exchanges, Shanghai Stock Exchange, Borsa Italiana, OMX Nordic Exchange, Swiss Exchange, Toronto Stock Exchange, Shenzhen Stock Exchange, Hong Kong Stock Exchange, Korea Exchange, Australian Stock Exchange, Taiwan Stock Exchange Corp., Oslo Bors, American Stock Exchange, National Stock Exchange India, Sao Paulo Stock Exchange.

Если вы решили купить бумагу, которая не обращается на этих биржах, то можете приобрести ее через зарубежный полис unit-linked или брокерский счет, оформленный на вашу КИК.

Преступление и наказание

Что будет, если вы нарушите валютное законодательство и перечислите на свой счет сумму, на которую не имеете права? Штраф 75-100% от запрещенной операции (ст. 15.25 КоАП РФ).

Кроме того, раз мы говорили о КИК как о решении, помогающем избежать ограничений валютного законодательства, то нужно помнить, что за неуплату налогов за 2018 год уже начинается ответственность в виде штрафов. Но за 2015-2017 годы штрафов за неуплату налогов не предусмотрено. Иными словами, применение КИК не означает абсолютную безналоговость, а лишь дает льготы.

Будет ли либерализация законодательства в будущем? В свете CRS смысл запрета отдельных операций постепенно сойдет на нет, поскольку все будет максимально прозрачно, по крайней мере, в отношении счетов в странах-участницах автообмена. Мир меняется, тренд на либерализацию очевиден. Остается следить за законодательством и, конечно же, его безукоризненно соблюдать.

Россия > Финансы, банки > forbes.ru, 25 января 2018 > № 2470738 Наталья Смирнова


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter