Всего новостей: 2659937, выбрано 39581 за 0.131 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное ?
Личные списки ?
Списков нет

Россия > Транспорт > premier.gov.ru, 8 ноября 2018 > № 2785133 Евгений Дитрих, Олег Белозеров

Брифинг Евгения Дитриха и генерального директора – председателя правления ОАО «РЖД» Олега Белозёрова по завершении заседания

Из стенограммы:

Вопрос: Одобрило ли Правительство инвестпрограмму на 2019 год и ближайшие два года?

Е.Дитрих: Решение Правительства, которое было подготовлено и сегодня обсуждено, состояло в том, чтобы одобрить инвестиционную программу и финансовый план ОАО «Российские железные дороги» на 2019 год и плановый период 2020 и 2021 годов.

Объём инвестиционной программы определён в сумме 2,25 трлн рублей на три года. Значительную часть этой инвестиционной программы составляют проекты, которые выполняются во исполнение поручений Президента и Правительства. Объём финансирования таких проектов на три года – 812 млрд рублей. Уделяется внимание восстановлению сети для ускорения участковых скоростей и ускорения движения грузов. Значительная часть средств направляется на обновление подвижного состава и на проекты развития.

Вопрос: Олег Валентинович, анонсированы некоторые тарифные решения, которые должны предоставить «РЖД» определённый объём дополнительного финансирования. Можете ли Вы назвать общую сумму, которая будет получена до 2025 года за счёт этих тарифных решений для финансирования ДПР (долгосрочная программа развития)? И можно разбить по категориям, то есть экспортная надбавка, повышение тарифов?

О.Белозёров: По ряду направлений решения были приняты. Вместе с тем есть уточнения, на которые отведено порядка 10 дней, для того чтобы цифры можно было сбалансировать и уточнить. В зависимости от этих решений будут понятны цифры. Вы задали вопрос, как их разбить, на какие направления. Ключевое направление – это 8-процентное повышение на экспорт и, как мы говорили, увеличение платежей за порожний пробег, в том числе для того, чтобы улучшить оборачиваемость вагонов на сети. Эти доходы – от увеличения – должны полностью сбалансировать инвестиционную программу до 2025 года.

Вопрос: А понижающие коэффициенты?

О.Белозёров: Понижающие коэффициенты для алюминия и нефтепродуктов – не понижающие коэффициенты, а неповышение – такое решение тоже принято. Соответственно, в рамках деятельности нам поставлена чёткая задача – внимательно следить за тем, что будет происходить на рынках, и вместе с грузоотправителями реагировать на изменяющуюся конъюнктуру. Если цены будут неблагоприятными, мы с грузоотправителями будем искать компромиссные варианты.

Я подписал решение правления «Российских железных дорог». Мы рассматривали буквально два дня назад 14 вопросов. Мы пролонгировали скидки на 3 млн т грузов. Ряд скидок продлили только на 2019 год, но за счёт того, что нам предоставлено сейчас право давать и долгосрочные скидки, рассматриваем скидки до 2025 года.

Е.Дитрих: Хотел бы добавить, что и на этапе подготовки сегодняшнего мероприятия, и на этапе обсуждения инвестпрограммы совместно с Министерством экономики, Федеральной антимонопольной службой рассмотрели вопрос подходов к формированию инвестпрограммы и долгосрочной программы развития ОАО «Российские железные дороги», которую поручено доработать к 1 декабря. Подходы связаны с тем, что проекты развития по отдельным участкам, направлениям должны реализовываться «Российскими железными дорогами» при условии, если экономические параметры таких проектов будут для «РЖД» прибыльными. Обсуждали и совместно обговаривали такие условия. Срок окупаемости таких проектов для «РЖД» не должен превышать 20 лет, а внутренняя норма доходности таких проектов не должна быть ниже 10%. Под эти условия, собственно говоря, и будут тарифными решениями, индивидуальными, локальными, или другими параметрами балансироваться проекты развития. Важно, чтобы на грузоперевозки «РЖД» имело возможность привлекать средства и для этого показывать прибыльность таких проектов на будущее.

Вопрос: Хотел уточнить про 8-процентную экспортную надбавку. Она будет заложена в прейскурант 10.01? Или это будет коридор, то есть право «РЖД» давать скидки или надбавки?

О.Белозёров: Нет, это не право, это увеличение. В прейскурант пока заложено не будет. Будет именно в виде надбавки. При этом до 30 апреля на основании письма, о котором сказал Евгений Иванович, на основе договорённости регуляторов, органов исполнительной власти, необходимо продумать систему сбалансированного погружения такой надбавки, прежде всего исходя из интересов экономики, для того чтобы, как Федеральная антимонопольная служба отмечает, уйти от дисбалансированности, которая на сегодняшний момент зашита в прейскурант 10.01.

Вопрос: То есть это решение ещё не принято по 8-процентной надбавке, потому что будут точечные решения?

О.Белозёров: Решение принято. Это как уравнение: в итоге есть единица, а внутри – механизм расчёта, он может уточняться. Соответственно, на уточнение дано несколько сроков, для того чтобы выверить эти позиции.

Вопрос: Евгений Иванович, Вы сказали о параметрах окупаемости, которые должны быть применены к этой программе. Есть ли какие-то титулы инвестпрограммы, которые в эти параметры уже очевидно не укладываются?

Е.Дитрих: Есть ряд позиций в инвестпрограмме, которые не соответствуют этим параметрам по окупаемости, которые рассчитаны из более, условно, социальных условий их реализации. То есть для «РЖД» они выгодными и прибыльными не являются. Чтобы сбалансировать такие проекты, в том числе и для этого, сегодня были рассмотрены инвестпрограммы и предложены решения и подходы, которые могли бы эти проекты сделать для «РЖД» прибыльными.

Мы с вами понимаем, что если внешнеэкономическая конъюнктура и рост экспорта сегодня позволяют говорить о том, что объём вывоза грузов на экспорт растёт и на этом, собственно говоря, отрасли серьёзно зарабатывают, то часть этих средств могла бы быть направлена в финансирование проектов по развитию железнодорожной инфраструктуры. На мой взгляд, это было бы справедливо.

При этом мы чётко понимаем, что сегодня механизм в случае обратного движения внешнеэкономической конъюнктуры, связанный с тем, чтобы не душить отрасли, если, допустим, внешние цены падают, – он тоже сегодня существует: механизм, связанный с предоставлением «РЖД» скидок по отдельным направлениям движения. И сбалансированное применение этих механизмов позволит вывести деятельность на окупаемость и не нанести вреда экономике.

О.Белозёров: Добавил бы, что механизм расчёта включает как внутренние факторы в том числе и бюджетную эффективность, прежде всего в рамках расчёта развития пассажирского движения. Соответственно, эффекты тоже будут засчитываться, рассчитываться в определённых параметрах и приниматься как окупаемость проекта.

Вопрос: Когда Дмитрий Анатольевич выступал, он упомянул, что у китайских коллег были определённые вопросы по формированию долгосрочных программ развития «РЖД». Можете сказать пару слов, что их занимало?

Е.Дитрих: Если позволите, как участник этих дискуссий могу сказать, что вчера на площадке министерства транспорта КНР и государственного комитета по развитию КНР я провёл ряд встреч. В основном нашу делегацию интересовали параметры строительства высокоскоростных железных дорог в Китайской Народной Республике – условия, когда такие решения принимаются, окупаемость такого рода проектов, востребованность и спрос со стороны пассажиров.

Коллеги часть информации, связанной с общей работой по этому поводу, нам предоставили. В конце ноября приедут к нам, и мы обсудим эти вопросы. Думаю, до конца года мы сложим сводную картинку по поводу того, как это происходит у них, чтобы можно было понять, насколько наши проекты по высокоскоростным магистралям сравнимы с тем, что делают наши китайские партнёры. Для них важен эффект масштаба. У них сегодня порядка 25 тыс. км высокоскоростных железнодорожных магистралей уже работает. На этой сети можно работать, собственно говоря, примерно так, как ОАО «РЖД» оперирует на российской сети параметров 1520.

Нам при принятии решений о том, как, когда и каким способом мы идём в проекты высокоскоростных магистралей, нужно тоже себе представлять эти проекты с учётом эффекта масштаба. Это не просто участок от Москвы до Казани, это существенно большие и масштабные проекты, которые в будущем могут нас продвинуть и с технологической точки зрения. И понять, идём мы туда или нет, нужно, взвесив все параметры.

Вопрос: По экспортной надбавке. Там исключения – алюминий и нефтепродукты. Может быть такой вариант, что после 2019 года добавятся ещё какие-то исключения?

О.Белозёров: После 2019 года посмотрим. Задача стоит следующим образом: гибко реагировать на изменяющиеся условия. Не уверен, что будет отменена, включена в таком виде отмена увеличения, а вот в качестве скидки к уже принятому решению – да, такое возможно.

Вопрос: Вы сказали, на некоторые виды грузов дали скидку до 2025 года. Какие это виды грузов?

О.Белозёров: Более детальную информацию, поскольку это большое количество вопросов, вам предоставят, с разбивкой – как принимались решения и из чего исходили.

Более того, могу сказать, что в ближайшее время мы рассмотрим ещё порядка 25 предложений, связанных в том числе с продлением определённых решений, которые дают нам возможность привлекать более 25 млн т грузов на железную дорогу.

Вопрос: А на десятилетние скидки ещё нет заявок?

О.Белозёров: Есть разные заявки. Пока мы рассматривали варианты предоставления скидок в увязке с долгосрочной программой. Поэтому мы считаем, что это не просто скидка ради скидки, а для того, чтобы все вопросы были взаимоувязаны.

Вопрос: По продлению экспортной надбавки на 8%. То есть все грузы, кроме нефтянки и алюминия, автоматически вырастут на 8%, и потом, как Вы говорите, будут снижаться за счёт скидок?

О.Белозёров: Нет, они будут увеличены на 8%. Я хочу сделать, может быть, ещё один акцент. Когда говорили о принципе формирования индексации, у нас тариф на будущий год проиндексирован на 3,5%. В следующем году должна была произойти отмена 8-процентной экспортной надбавки, и, соответственно, тариф бы в следующем году вырос не на 3,5, а на 2,5%. И если мы говорим о справедливости, а мы так договаривались с нашими грузоотправителями, соответственно, эта 8-процентная величина должна была бы быть учтена в тарифе. Она сейчас будет учтена в экспорте. А дальше изменение и форма изменения – это не факт, что это снижение, а изменение, отражение в прейскуранте… Вот Вы говорите: наценка, – там просто сложная система формирования тарифных решений, поэтому цифра конечная будет одна, а механизм её реализации может уточняться. При этом если в следующем году будет ухудшаться какая-то ситуация, не знаю, по каким-то группам экспортных товаров, то тогда «Российские железные дороги» должны будут рассмотреть вместе с коллегами при изменяющейся ситуации возможность предоставления скидок, для того чтобы сохранить возможность экспортирования товаров, чтобы не ухудшать ситуацию.

Вопрос: А на порожний пробег какая индексация будет?

О.Белозёров: Пока планировали в районе 6% на полувагоны, все типы полувагонов.

Россия > Транспорт > premier.gov.ru, 8 ноября 2018 > № 2785133 Евгений Дитрих, Олег Белозеров


Россия > Агропром. Госбюджет, налоги, цены > agronews.ru, 7 ноября 2018 > № 2794351 Игорь Абакумов

Комментарий. В России давно пора вводить продовольственные карточки.

Как и предсказывали некоторые эксперты, все непопулярные экономические меры в построении развитого капитализма свалятся на наши головы аккурат сразу после выборов президента. Так оно, собственно, и произошло. Удар за ударом — и все по нашему карману. Пенсионный возраст, взбесившиеся цены на бензин…

Одна радость и свет в окошке оставались — отечественное село с его программой импортозамещения. Как писал Александр Твардовский, «земля в длину и в ширину кругом своя, посеял бубочку одну — и та твоя…» Нашим-то продуктам с чего дорожать?! Но и пекари поддались общему ажиотажу: цены на хлеб поползли вверх. Что дальше? Больше?..

Об этом мы беседуем с доцентом Тимирязевской сельхозакадемии, ведущим телепередачи «Аграрная политика» на канале ОТР Игорем АБАКУМОВЫМ.

Не хлебом единым

— Игорь Борисович, теперь уже можно не гадать на кофейной гуще, слухи подтвердились: хлеб таки дорожает. Некоторые горячие головы прогнозируют аж по 35 рублей за батон — при нынешних 20.

— На мой взгляд, хлеб сегодня не является продуктом жизненной необходимости…

— Не рискуете повторить «подвиг» саратовского министра с ее «макарошками»?

— Об этой даме вообще говорить не хочу: совершенно отмороженная чиновница с отсутствием элементарного уважения к людям. Даже если в голову и лезут подобные мысли, их надо испугаться и гнать от себя, закрывая рот обеими руками.

Я о том, что малоимущие слои населения сегодня имеют возможность диверсифицировать пищевой баланс в сторону овощей, курицы, свинины, растительных масел. Набирать суточный баланс калорий и белка. Не думаю, что наши сограждане сильно взволнуются от подорожания буханки или батона на 10–15%. С советских времен его цена оставалась незыблемой годами и десятилетиями. С 20-х годов прошлого века считалось, что дорожать может все на свете, только не хлеб. Мне кажется, это ошибочная точка зрения: уже давно хлеб даже для самых бедных слоев населения не является основным продуктом питания. Никто уже исключительно хлебом не питается.

Странно, что особо по этому поводу возмущаются некоторые политические круги. Видимо, сказываются фантомные боли от рассказов дедушек и бабушек, как им доставался хлеб, как крошки со стола смахивали — и в рот… Это наша история, которую нужно помнить и чтить. Я не говорю, что можно наплевательски относиться к хлебу, — ни в коем случае! Он действительно всему голова, достается тяжело. Но в условиях инфляции дорожают электроэнергия, транспорт, топливо. Почему хлеб не должен дорожать? Здрасьте!

Чтобы вырастить пшеницу или рожь, кроме армии земледельцев нужны селекционер и селекционная станция — она размножит семена. Нужны элеваторы, где хранятся урожай, логистика… В процесс выращивания и хранения урожая вовлечены сотни тысяч человек!

Учтем, что крупные хлебопекарные комбинаты несут еще и другую нагрузку: в «час икс» они должны так перезапустить производство, чтобы в течение суток поставить на поток выпуск ржаного хлеба. Именно буханок и именно ржаных. Они дольше хранятся, и их «кирпичики» удобнее упаковывать и перевозить. Сама эта форма родилась накануне Русско-японской войны, чтобы оперативно поставлять хлеб в войска. На хлебокомбинатах сохраняют и поддерживают этот мобилизационный ресурс. Тоже затраты — на обновление оборудования, кадры, расходный материал.

— Наш бронепоезд стоит на запасном пути?..

— Разумеется. И этим предприятиям никто не компенсирует затрат — ни МЧС, ни Минобороны, ни правительство. Все только контролируют и контролируют.

«Час икс» — не обязательно война: любое стихийное бедствие. В разрушенный сильнейшим землетрясением Спитак в 1988 году самым первым спасателем прибыли составы с ржаным хлебом. Мелкие хлебопекарни, при всем уважении к малому бизнесу, такой поток организовать физически просто не в состоянии.

Отечественным политикам нужно открыто признать, что хлеб — дорогой продукт. Но он при этом должен быть доступным всем слоям населения. И что не хлебом единым мы живы. Говорить сегодня нужно о здоровом, сбалансированном питании всех россиян. Чтобы в рационе были и мясо, и рыба — пускай не красная…

Наша карта бита

— Как это обеспечить — вот в чем вопрос. Скатерти-самобранки у нас ведь нет.

— Вот с экономическим инструментарием действительно в России хуже. Со времен Великой депрессии в США появились продовольственные карты для малоимущих — фудстемпы. Сегодня это обычная магнитная карта, куда власти переводят пользователю — малоимущему и безработному — энную сумму на пропитание (в среднем 120 долларов в месяц). Ее он может потратить только на еду, преимущественно отечественного производства. Виски или сигареты, импортное продовольствие по этой карте в супермаркете не отпустят. Фудстемпами пользуются более 23 миллионов американцев.

— В России такие разговоры тоже ведутся, и уже давно!

— Лет 15–20. Предлагались магазины для бедных, но это, согласитесь, вещь страшно унизительная. В некоторых крупных городах такие дискаунтеры даже открывались. Цены там, прямо скажем, были не копеечными, но продукты — без слез не взглянешь: сыр — не сыр, молоко — не молоко. Бр-р-р!..

Такая социальная поддержка может обойтись российскому бюджету в 250–300 миллиардов рублей. Правда, в расчетах до 2014 года, когда малоимущих было поменьше, чем сегодня. Карты намеревались вводить в 2017 году, потом сроки сдвинулись на 2018-й. Сейчас о них даже не вспоминают.

Причины и следствия

— Ваше мнение по урожаю-2018, по его недобору? Мы уже привыкли быть впереди планеты всей по экспорту зерновых. А нынче в закрома Родины засыплем на 30 млн тонн меньше. Виноват климат, засуха? Или новый министр сельского хозяйства решил выдавать сведения без приписок?

— В нынешнем году ничего страшного не произошло, и погода не была экстремальной. Вот что будет лет через десять? По прогнозам ВНИИ экономики сельского хозяйства, озвученным совсем недавно, из-за глобального потепления засухи станут происходить все чаще, Юг России превратится в аграрную пустыню — там нужно уже сейчас менять технологии и переносить основное производство зерна в Центральный федеральный округ. Впрочем, сигналов SOS пока никто не слышит. Ведь у нас все нормально. Объем экспорта тоже значительный, Новороссийский порт не успевает отправлять баржи с зерном за рубеж…

Разрыв урожайности в России мог быть меньшим, если бы государство сглаживало пики цен на продовольствие. Что на практике? То падение закупочных цен, то рост. Из одной крайности — в другую. Когда они сильно снижаются по причине большого урожая, у селян нет возможности ни выплатить зарплату, ни погасить взятые кредиты. Кредиты брали, чтобы получить большой урожай, это требовало правительство и местные власти. Вопрос: зачем, если цены рухнули? В результате с кредитами не рассчитались, средства защиты растений под посевную-2018 покупали подешевле (что-то разлитое в гараже), семенами пользовались попроще, от обновления парка отказались. И вот — закономерный финал.

В общем, нынешний урожай — следствие того, что закладывалось год назад, когда мы рапортовали об очень высоких достижениях и когда закупочные цены были в 1,5 раза ниже сегодняшних.

Что касается приписок, то они были всегда. У нас как таковой системы сельхозстатистики нет, в Росстате этим занимаются несистемно. В США департамент сельхозстатистики действует больше 150 лет, скрупулезно собираются сведения от всех фермеров. Им сообщать неточные данные о своем хозяйстве смысла нет: государство нивелирует закупочные цены при перепроизводстве или наоборот — при форс-мажоре, на «голодном пайке» своих крестьян не оставляет. Мы же точно не знаем ни среднюю урожайность с гектара по регионам, ни валовые сборы. Прогнозировать сложно.

— Недавно разговаривал с крестьянами со Ставрополья, из Невинномысска. Говорят, в крае все распахано и все засеяно пшеницей. Все: пастбища, где раньше пасли скот, придорожные территории… В итоге на личных подворьях число коров уменьшилось: нечем кормить. А мы гордимся, что первые в мире экспортеры хлеба. Нужен нам такой экспорт?..

— О чем и речь! Многие обрабатывают площади, которые им не принадлежат. В стране 80% всех сельхозземель — государственные, они не стоят в кадастре. 20% — стоят, а 80 — нет.

Пока они не числятся в кадастре, местные власти втихаря сдают землю в аренду, официально не заключая договор. Арендатор с них получает урожаи. Отсюда — дополнительное зерно и «рекордная» урожайность по 70–90 центнеров с гектара. А если ее «размазать» на все неучтенные массивы, то, возможно, получится и 15, и 20 центнеров с га…

Нет планирования зернового хозяйства. Президент Путин только в нынешнем году дал такое поручение Минсельхозу.

О бедных крестьянах замолвите слово

— Новый министр сельского хозяйства Дмитрий Патрушев заступил на вахту в мае нынешнего года. Что-то решительное уже предпринял?

— Говорить пока рано. Дмитрий Николаевич — из технократов, эта категория чиновников — в фаворе у президента. Но он слабо знает сферу мелкого и среднего бизнеса. Россельхозбанк, который он возглавлял, в основном работал с агрохолдингами. Но мелкий бизнес и есть фундамент сельских территорий. Будет ли у министра время познакомиться с этими проблемами или ему «насвистят» так, что мама не горюй, мы пока не знаем. Но ему досталось непростое наследство…

— Вот тебе и раз! Село на подъеме, при Ткачеве доходы от экспорта АПК превышали поступления от продажи вооружений… Скорее, новый чиновник пришел на тепленькое местечко!

— Александр Ткачев был специалистом больше в области пиара: как говорится, шашки наголо, а после нас хоть потоп… Не смог избавиться от психологии директора крупного агрохолдинга, на мой взгляд, не стал министром всей страны. Каким он был, таким он и остался. При всем своем сельском происхождении с крестьянством боролся всеми способами.

Свинья в деревне — больше, чем свинья

— То есть?

— Александр Николаевич всегда подчеркивал, что выступает за развитие личных подсобных и фермерских хозяйств. Говорил правильные слова, что это наши корни, история, скрепы… Но при этом в деревнях был запрещен подворный забой скота. Жалко! Всю жизнь в сарайчике крестьянин держал кабанчика или бычка. Специально обученный человек приходил, чтобы сделать свое черное дело — скажем, заколоть свинью. Это был праздник для целой улицы: мужчины собирались «на свежину», женщины готовили домашние колбасы… Так было веками. И никто никогда не отравлялся — разве что от большого количества выпитого самогона.

Теперь — запрещено. Теперь огромного и сильного хряка нужно поймать, связать, упаковать, погрузить в машину и отвезти на мясокомбинат, где его забьют. Тушу можно продать предприятию по цене, которую оно предложит. Или забрать себе, уплатив мясокомбинату за оказанную услугу. Это недешево — раз, затраты на транспорт в оба конца — два; наконец, бедная хрюшка, пока ее везут на бойню, похудеет процентов на 20…

Атмосферы праздника в деревне уже нет. Поуменьшилась и численность поголовья на частных подворьях. Только в Краснодарском крае 10 лет назад ЛПХ производили половину свинины, сегодня — меньше одного процента.

Формально запрет приняли под лозунгом борьбы с африканской чумой свиней. На деле этот рынок захватили агрохолдинги-монополисты. Хотя по качеству домашняя свинья и промышленная — это совсем разные истории. Домашняя точно выращивалась на натуральных кормах и уж точно без всяких антибиотиков. Жителям предложили разводить уток, которые не болеют африканской чумой. Но у нас нет культуры потребления утиного мяса, да и куда его пристраивать, если все переключатся на уток?..

Свинья в деревне — больше, чем свинья. Она всегда считалась копилкой на черный день.

Делиться надо?

— Второй момент — запрет фермерам строить дом на своей земле. Гражданские суды в городах и весях завалены такими исками. Опять же сошлюсь на Америку. В США еще при Линкольне был принят закон: фермер должен построить дом на своем ранчо — да и как иначе?! Это и родило феномен фермерской Америки, которая стала крупнейшим производителем продовольствия на планете.

Что у нас? Тоже закон. Раз землю выделяли под ведение сельского хозяйства, то из построек там может быть только вагончик, где хранятся лопаты и тяпки. Такой порядок тоже не способствует конкуренции мелкого земельного собственника с промышленными гигантами.

Ну и последняя «фенька» — патентная система обложения самозанятых. Если ты что-то производишь — должен купить у государства патент. Закон уже обсуждают в первом чтении в Госдуме. Как ни странно, его поддержал и главный фермер страны, президент АККОР Владимир Плотников.

Даже для пчеловодов предусматривается отдельный сезонный патент. Чушь какая-то! Во всем мире пчеловоды от налогов освобождены: пчелы опыляют 85% растений, которые идут в пищу человеку. Не будет пчел — не будет и растений. А нашему пчеловоду говорят: делиться надо!

С 60-х годов прошлого века с личных подворий у нас в стране налогов не брали вообще. Это такой негласный общественный договор: мы не берем налоги, а вы не стонете от отсутствия канализации и водопровода.

— Ничто не вечно под Луной…

— Вот я и спрашиваю себя: что такого случилось, что вспомнили про ЛПХ? Война, что ли?..

— Наверное, деньги под выполнение майских указов президента нужно собирать…

— Согласен, сейчас соберем. Но кто завтра останется в деревне? Этот вопрос себе мы не задаем. Если в деревне жить невыгодно, там никто жить не будет. Хоть это и родина, и могилы предков, и дым Отечества. Кто часто ездит по стране, видит: кладбище есть, а села уже нет. Уехали люди, бросили…

Так вот, считаем: подворный забой — раз, налог — два, запрет фермерам жить на своей земле — три. Такие маленькие и вроде бы не связанные между собой моментики — запрет одного-второго-третьего — выстраиваются в одну линию, и совсем не в пользу крестьянина. Как ни печально, это государственная политика. Хотя все заявляют, что это наш фундамент, базис, традиции, скрепы — няня Арина Родионовна, словом.

С 2006 по 2016 гг. — от сельхозпереписи до сельхозпереписи — количество фермеров в стране сократилось на 46%. Было 300 тысяч — осталось что-то около 150 тысяч.

— Но при всех проблемах программа импортозамещения дала добрые всходы. Президент Путин недавно заявил, что государство и дальше будет поддерживать АПК, хотя крестьяне должны быть готовы к конкуренции. Это что — первый звонок к возврату «окорочков Буша»?

— Программа импортозамещения свернулась, не достигнув своего апогея. Она была неверна изначально: надо было сразу ставить задачу экспорта продовольствия.

Уже названа сумма: 45 млрд долларов к 2025 г. Мне она кажется подозрительной. В 2013 г., до «войны санкций», мы импортировали еды на 45 млрд долларов в год — видимо, эти цифры в чьих-то головах прочно застряли. Такое впечатление, что эти деньги кому-то должны вернуться в оборот, только уже в виде экспорта.

А что мы можем экспортировать? 30–40 млн тонн зерна, некоторое количество птицы, свинины. Но производить зерно на экспорт — все равно что качать туда сырую нефть. Бензин нужен. А в нашем случае — мука, биоэтанол, аминокислоты и пр. Добавленную стоимость нужно оставлять у себя, а не отдавать покупателю!

Мир уже перешел на другие уровни переработки сырья. Из зерна не только муку делают или топливо — крылья для автомобилей, строительные материалы, растительный пластик, продукты химии… Мы в этом плане сильно отстаем.

Но если откроют рынок — нашему селу будет туго. Большая политика считается важнее интересов аграриев. Продали Индонезии истребители — получили в ответ пальмовое масло. Помирились с Турцией — получили в ответ помидоры. А ведь рынок страдает от молочного фальсификата, да и тепличники вложились в строительство — ведь им обещали, что санкции не отменят… Так что отмену санкций и последствия надо иметь в виду, ведь вопрос доверия между агробизнесом и властью — штука обоюдоострая.

Источник новости: mk.ru

Россия > Агропром. Госбюджет, налоги, цены > agronews.ru, 7 ноября 2018 > № 2794351 Игорь Абакумов


Украина. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 7 ноября 2018 > № 2791656 Андерс Ослунд

Atlantic Council (США): осмысление новых драконовских санкций России в отношении Украины

Комментируя введение Россией ответных антиукраинских санкций, постоянный обозреватель «Атлантик каунсил» в привычной для себя антироссийской манере рассуждает о последствиях введения Россией ограничений. По его мнению, действия России не будут иметь значительного экономического влияния, но политические последствия будут довольно жесткими.

Андерс Ослунд (Anders Åslund), Atlantic Council, США

Первого ноября правительство России объявило, что облагает санкциями 322 граждан Украины и 68 украинских компаний. Это самые широкие ограничения, введенные любой страной в ходе конфронтации между Кремлем и Западом после российской агрессии против Киева.

Российский «черный список» можно читать как справку о том, кто есть кто среди украинских элит. В него попали лидеры партий, которые заявляют о своем проевропейском курсе, а также либеральные депутаты, члены правящей партии «Блок Петра Порошенко» и люди из близкого окружения украинского президента. Хотя имени самого президента в нем нет. Единственная политическая сила, которую Москва фактически обошла — это «Оппозиционный блок».

Больше удивляет деловая составляющая российского списка, которая стала копией рейтинга самых богатых украинцев по версии «Форбса». Интересным стало то, что в «черный» список Кремль занес российского бизнесмена Павла Фукса, который живет в Москве, партнера Дмитрия Фирташа — Ивана Фурсина, а также Константина Григоришина, который был до недавнего времени гражданином России. Исполнительный директор Нафтогаза Андрей Коболев тоже под российскими санкциями. Это может означать, что Газпром больше не хочет вести переговоры с украинской компанией.

Список компаний, на которые распространяются российские ограничения, составлен на основе того, как Москва обошлась с их владельцами. В него попали многочисленные шахты и металлургические компании, агрохолдинги и крупные производители удобрений, а также крупнейшие украинские ритейлеры. Но Кремль обошел стороной олигарха Рината Ахметова и Вадима Новинского, а также компании, которые им принадлежат. «Рошен» и другие компании, которые принадлежат президенту Петру Порошенко, тоже не попали в российский список.

Действия России не будут иметь значительного экономического влияния. Объем торговли между странами упал на 80% в период с 2012 до 2016 года. Теперь лишь 12% внешней торговли Украины приходится на российский рынок. Но еще треть украинского экспорта в РФ, в том числе продовольственных товаров и продуктов металлургии, вероятно тоже теперь исчезнут. С сокращением двусторонней торговли Киев будет становиться все более устойчивым к российским санкциям.

Политическое влияние будет гораздо жестче. Несмотря на то, что российское правительство выставило свои санкции как противодействие против ограничений, введенных США и Украиной, они слишком масштабны. А основание для их оправдания очень неубедительно и сводится лишь к фразе: «За недружественные действия». Поэтому из-за них любому на Украине, кто захочет продвигать более лояльную к России политику, будет трудно. Учитывая то, что до президентских выборов осталось всего 5 месяцев, пророссийские кандидаты на Украине не смогут продвигать свою политическую платформу. Другой вопрос: отреагируют ли США и Европа на российское давление введением новых санкций против России.

Украина. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 7 ноября 2018 > № 2791656 Андерс Ослунд


Россия > Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 7 ноября 2018 > № 2789784 Андрей Гольцблат

Почему наследственным фондам не удастся заменить иностранные трасты

Андрей Гольцблат

Управляющий партнер юридической компании Goltsblat BLP

У россиян появилось право создавать наследственные фонды, которые будут действовать после их смерти. Упростит ли этот инструмент передачу активов в наследство?

Вступивший в силу 1 сентября 2018 года закон разрешил россиянам создавать наследственные фонды, которые будут действовать после их смерти. По сути, российские законодатели пытаются внедрить новый правовой институт, позволяющий россиянам структурировать активы так, чтобы их имущество, с одной стороны, было бы защищено, а с другой — могло быть легко передано наследникам после смерти наследодателя.

По закону создание наследственного фонда возможно только после смерти наследодателя. С юридической точки зрения эта структура является одним из наследников по завещанию. То есть при жизни владелец капитала может вписать в завещание наследственный фонд как одного из наследников наряду со всеми остальными либо только наследственный фонд как единственного наследника. При этом у собственника активов есть возможность передать в наследственный фонд все свое имущество или только его часть.

Отличия от траста

Таким образом, российский наследственный фонд — это своеобразный суррогат траста, излюбленного инструмента владельцев крупного капитала по всему миру. Траст в классическом понимании — это специальная структура для управления активами, которая, как правило, регистрируется в офшорных безналоговых юрисдикциях. В отличие от российского наследственного фонда в разных странах трасты могут создаваться как при жизни, так и после смерти владельца капитала. Управляющие трастом могут находиться в любых странах с развитым рынком финансовых услуг, например в Швейцарии, Люксембурге или Великобритании.

Пожалуй, именно управляющий является ключевым элементом всей системы траста. Само слово «траст» (trust) переводится как «доверие», и это понятие можно назвать фундаментом такого института наследования. Устоявшиеся в зарубежных юрисдикциях традиции позволяют состоятельным гражданам действительно доверять управление своими активами стороннему человеку. Получат ли такую же степень доверия российские управляющие наследственными фондами? Вопрос открытый.

Безналоговый статус самого траста — одно из его главных преимуществ, тогда как вопрос налогообложения деятельности российского наследственного фонда до конца не ясен. Наследственный фонд, согласно закону, — некоммерческая унитарная организация (НКО). При этом законом для этой структуры не предусматривается специальный режим налогообложения. Отсюда следует, что в отношении наследственного фонда применяется общий режим налогообложения НКО.

Как известно, НКО не платят налог на прибыль от уставной некоммерческой деятельности. И здесь возникает вопрос: а какова некоммерческая уставная деятельность наследственного фонда? Ведь он должен в соответствии с ГК РФ «управлять полученным в порядке наследования имуществом», то есть сохранять и приумножать активы в интересах бенефициаров. Выходит, что если фонд инвестирует средства и получает доход, есть риск, что его заставят заплатить налог на прибыль.

Еще интереснее обстоят дела с НДС. НКО платят этот налог как обычные налогоплательщики (с учетом льгот при передачи имущества в благотворительных целях и т. п.). Для передачи имущества наследственным фондом в пользу выгодоприобретателей специальных льгот по НДС не установлено. И если эта структура получила недвижимость при создании, а потом решила продать ее или передать бенефициару (выгодоприобретателю), то такая сделка облагается НДС. В то же время, если передаются деньги и доли/акции, то обязанности платить НДС не возникает.

Другой вопрос, нужно ли уплачивать НДФЛ. При получении от наследственного фонда выплат или имущества у выгодоприобретателя, если он налоговый резидент России, возникает обязанность по уплате НДФЛ, а у нерезидента — нет. Без сомнения, это будет стимулировать выгодоприобретателей переезжать за границу. Возникает вопрос: как это будет облагаться налогами в стране резидентства за рубежом. Однако это уже совсем другая история.

Дьявол в деталях

Сама идея наследственного фонда, безусловно, прогрессивна. В существующем российском институте наследования очень много нюансов. К примеру, несовершеннолетние дети по российскому законодательству имеют право на обязательную долю — так же, как и иные нетрудоспособные наследники. В итоге в некоторых случаях взрослые дети и супруги могут получить в наследство меньше, чем несовершеннолетние дети, которые при достижении 18 лет обретают право начать немедленно распоряжаться огромными состояниями. Это может привести к негативным последствиям как для самих детей, так и для всех остальных родственников. Поэтому очень важно, чтобы они хотя бы частично были ограничены в возможности распоряжаться этими средствами.

Траст как раз решает эту проблему. Российский наследственный фонд тоже призван ее решить, но обязательную долю он не умаляет. Несовершеннолетний наследник может отказаться от доли в том случае, если он будет выгодоприобретателем в наследственном фонде. Если же он выгодоприобретатель в наследственном фонде по завещанию, но не согласен с этим статусом, то сможет от него отказаться и наследовать обязательную долю по закону. Тогда вся конструкция начинает сыпаться.

К сожалению, сегодня есть огромное количество состоятельных людей, которые до сих пор не озаботились этой проблемой. Зачастую они оставляют простое завещание и думают, что на этом вопрос решен. Но завещание не решает массу других проблем. Например, в России нет налога на наследство, а в других юрисдикциях он есть. Если ваши активы находятся, например, в английских компаниях, то наследники должны будут заплатить налог на наследство в 40%. Так что закон о наследственных фондах необходимо дорабатывать, а также создавать и другие инструменты. Нельзя внести в правовую систему одну главу о наследственном фонде и думать, что она удовлетворит все нужды российских владельцев капиталов.

Россия > Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 7 ноября 2018 > № 2789784 Андрей Гольцблат


Россия. США. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 7 ноября 2018 > № 2789780 Станислав Новиков

Насколько опасны для России новые санкции

Станислав Новиков

Член правления ФГ БКС, с 2010 года курирует розничный блок Группы, включая направления «БКС Ультима Private Banking» и «БКС Премьер».

Влияние будущих санкций США уже на 50-70% отыграно котировками рублевых активов — инвесторы боялись даже намеков на введение новых ограничительных мер. Что же будет с российским рынком, когда американцы перейдут от угроз к делу?

Подходящий к концу 2018 год уже сейчас можно охарактеризовать «вспыльчивостью» рыночных движений. При этом сектор развивающихся рынков фактически стал эпицентром мировой финансовой турбулентности. Слабость развивающихся рынков в этом году в основном была связана с реализацией внутренних негативных факторов как политического (например, кризис в отношениях Турции и США), так и экономического характера (угроза дефолта Аргентины). Российская экономика из-за санкционных ограничений стоит особняком, но даже в этих условиях растет. Может ли вернуться рецессия в случае введения властями США новых антироссийских санкций?

Дамоклов меч

Движение на рынках одних стран вызывает цепную реакцию на рынках других стран группы emerging markets, определяя каскадный эффект спада. России в этом году удалось сохранить свой особенный статус — отечественный рынок зачастую оставался вне сильной зависимости от динамики на других площадках, а влияние цепных реакций на российские фондовые индексы довольно быстро нивелируется.

Тем не менее особый статус России в секторе развивающихся рынков, к сожалению, не гарантирует стабильности курса рубля и устойчивости российских рынков в целом. Своеобразной расплатой за это отличие страны от других развивающихся рынков стала перманентная угроза санкций — дамоклов меч российской экономики. На наш взгляд, наиболее вредоносной особенностью санкций является их гибкость. Западный истеблишмент время от времени меняет уровень давления, тем самым лишая инвесторов возможности прогнозировать ситуацию на российских рынках даже в перспективе ближайшего года.

В течение 2018 года наиболее опасные для России санкции со стороны США оставались на бумаге, однако российские рынки лихорадило от одних лишь новостей об изменении того или иного рамочного документа в отношении страны. Можно предположить, что по итогам 10 месяцев этого года давление США на российский рынок уже в существенной мере реализовано — по нашим оценкам, на 50-70%. Стоит посмотреть на динамику курса рубля, который за этот период ослабел на 12,4%, до уровня конца октября в 65,77 рубля за доллар. Масштабное удешевление рублевых активов происходит при сохранении в бумажном виде «химических санкций» к России и санкций «за предполагаемое вмешательство в выборы президента США».

Санкционные угрозы привели также к масштабному бегству капитала из России. Так, по данным ЦБ, чистый отток капитала из страны в январе-сентябре составил $31,9 млрд против $13,7 млрд за аналогичный период прошлого года (превышение в 2,3 раза). Прямые инвестиции нерезидентов в отечественные экономические субъекты снизились в 11 раз, до уровня $2,4 млрд. Также сократилась доля нерезидентов в российских ОФЗ — в сентябре до уровня 25,8%, что довольно близко к показателям 2016 года.

Другими словами, мы наблюдаем, как еще не принятые санкции наносят удар за ударом по российским рынкам. В этом свете особенно важно ответить на вопрос: чего следует ожидать России, когда американские санкции покинут бумажный носитель и перейдут в формат реальных ограничений.

Запас прочности

Безотносительно к влиянию санкций следующий год для российской экономики, скорее всего, выдастся непростым за счет действия как внешних, так и внутренних факторов. Основным негативным фактором станет сужение потребительского спроса, то есть один из главных драйверов экономики в виде потребительских расходов будет ослабляться. Это ослабление будет вызвано ожидаемым снижением благосостояния населения на фоне спада или как минимум стагнации реальных располагаемых доходов, которые по итогам сентября вернулись в отрицательную зону, сократившись на 1,5% год к году.

Также стоит отметить возросшие инфляционные риски, связанные с ослаблением рубля и повышением ставки НДС до 20%. Окажет давление на потребительский спрос и реализация пенсионной реформы, которая будет подталкивать граждан «затянуть пояса». С ослаблением потребительской активности будет связано и замедление роста экономики в следующем году: мы ожидаем, что ВВП вырастет лишь на 1,3-1,6%. В то же время, даже с учетом столь существенных негативных тенденций, траектория роста сохранится.

Прочность экономики России как системы фундаментальных показателей на сегодняшний день весьма велика. Высокие цены на нефть (таковыми можно считать котировки на уровне $60 за баррель) формируют колоссальный профицит торгового баланса. По итогам 9 месяцев этого года он вырос в 1,7 раза в сравнении с аналогичным периодом 2017 года до уровня $136,3 млрд.

Похожая ситуация наблюдается и по счету текущих операций, который в январе-сентябре 2018 года показал рост до уровня $75,8 млрд, или в 3,8 раза в сравнении с аналогичным периодом прошлого года. Консервативная финансово-экономическая политика при сохранении бюджетного правила по результатам трех кварталов текущего года формирует также и бюджетный профицит в размере 3,5% от ВВП. Внешний долг России сегодня почти полностью покрывается золотовалютными резервами и демонстрирует непрерывное снижение — по итогам третьего квартала 2018 года его размер составил $467,1 млрд.

Политика Банка России остается весьма рациональной, инфляционные процессы пока проходят в рамках прогнозной траектории регулятора. Весь этот набор позитивных факторов позволяет оценивать фундаментальный курс рубля в диапазоне 55-60 рублей за доллар.

Сценарии разной жесткости

Если говорить о наиболее реалистичном из возможных санкционных сценариев, то в конце ноября ограничения могут быть применены в отношении новых выпусков госдолга России, также под запрет могут попасть долларовые расчеты нескольких российских банков. При реализации такого сценария мы ожидаем, что курс рубля ослабнет до уровней 67-68 рублей за доллар (это будет означать, что уже сейчас, в начале ноября, эффект санкций заложен в курс российской валюты почти на 70%).

Столь умеренное ослабление рубля может быть обеспечено рациональной политикой монетарных властей. Среди инструментов стабилизации: продление «заморозки» покупок валюты для реализации бюджетного правила, выход регулятора на рынок с покупками ОФЗ, повышение ключевой ставки и так далее.

Менее реалистичным, но возможным является сценарий, при котором ограничения коснутся всего суверенного долга России, включая и старые выпуски ОФЗ, а ограничения в расчетах для банковского сектора будут более масштабны и затронут большое число крупных госбанков. В этом случае курс рубля может перейти к более глубокой девальвации до уровней 70-73 рубля за доллар (это будет означать, что в начале ноября санкции заложены в курс рубля лишь на 45-55%).

Однако существует еще более пессимистичный сценарий развития событий. При его реализации Россия окажется под полноценным воздействием американских санкций, а западная риторика сместится к дальнейшему ужесточению санкционного давления в отношении как банковского сектора (отключение от системы SWIFT), так и энергетического комплекса (действия по ограничению российского экспорта энергоносителей).

На сегодняшний день вероятность реализации такого сценария весьма низкая. Но если это случится, то курс национальной валюты вряд ли сможет удержаться даже в диапазоне 75-80 рублей за доллар. Действия монетарных властей в таком случае, вероятно, будут носить внеплановый характер — например, резкое повышение ключевой ставки. Российская экономика при реализации столь пессимистичного сценария, скорее всего, вернется к рецессии.

Приходится констатировать, что экономика России остается чувствительной к санкционному давлению. Для повышения прочности требуются структурные реформы, способные поменять характер роста экономики с экстенсивного на интенсивный. Экономика должна получать качественные стимулы за счет как инвестиционного и потребительского спроса, так и экспортной составляющей. А в нынешних условиях можно надеяться лишь на сохранение позитивной динамики экспорта, а также на реализацию «экономического рывка» за счет крупных государственных инфраструктурных проектов.

Россия. США. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 7 ноября 2018 > № 2789780 Станислав Новиков


Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 7 ноября 2018 > № 2789777 Александр Смирнов

Как большие данные меняют большой спорт

Александр Смирнов

руководитель практики Data Science Teradata Россия

Профессиональный спорт — серьезный бизнес, поэтому ожидаемо коммерческое применение в нем больших данных. Но, позволяя значительно улучшать спортивные результаты спортсменов и команд, они заставляют принимать во внимание и новые риски

На сегодня сегмент систем мониторинга и аналитики в спорте оценивается в $764,3 млн, а к 2023 году ему предрекают рост до $15,5 млрд. У больших данных в спорте есть серьезный потенциал, но это игра вдолгую: ценность аналитики данных растет с их накоплением.

Для игровых видов спорта лучше всего подходят системы аналитики объемных массивов статистической информации, позволяющие обнаруживать скрытые паттерны в действиях команды по ходу сезона и корректировать тактические схемы, выявлять незаметные слабые и сильные места игроков, а также разбирать игру соперника на ближайший матч.

Данные дают результаты

Практически в каждом игровом виде спорта сегодня используются свои показатели и коэффициенты эффективности действий игроков и команды в целом, которые ранее аналитики попросту не выявляли и не использовали.

Так, показатель CORSI в хоккее (соотношение бросков: в створ ворот, мимо ворот и заблокированных игроками соперника) помогает менеджменту команды выявлять наиболее эффективных игроков в составе, составляя из них оптимальные сочетания, что приводит к повышению результативности клуба. Также выявляются и самые слабые — при этом вовсе не обязательно очевидные — звенья в игровой схеме команды в перспективе будущих корректировок (перевод игрока на другую позицию, подбор новых партнеров или обмен).

Одним из адептов применения CORSI в практике управления клубом в НХЛ стала команда «Торонто Мэйпл Лифс», совсем недавно начавшая попадать в плей-офф после долгого перерыва. В этом году ее и вовсе называют одним из претендентов на победу в Кубке Стэнли.

По такому же принципу работает футбольный показатель xG — «ожидаемые голы». Это система, позволяющая оценивать каждый удар по воротам с максимальной детализацией, принимая во внимание все составляющие, которые привели к нанесению удара (позиция бьющего относительно ворот, какой частью тела бил игрок, из какой части поля он получил передачу, точность удара, результат — гол, аут, угловой, продолжение игры — и т. д.).

Анализируя xG команды по итогам игры, тренерский штаб получает максимально объективную картину действий своих игроков. Выявляются эффективные и неэффективные игровые паттерны, связки игроков, закономерности, очевидные при более «грубом» анализе, — например, «удары в створ ворот». Аналогичную роль в баскетболе играют показатели Win Shares и VORP, в бейсболе — саберметрика.

Детальный разбор игровых действий каждого игрока, различных линий (обороны, атаки) команды и коллектива в целом в сопоставлении с данными о тренировках и восстановлении открывают новые горизонты развития спорта.

Будущее, которое уже наступило

Собственно, большие данные в спорте уже используются, и большой тайны в этом нет. Все помнят полуфинал Кубка мира по футболу 2014 между Бразилией и Германией (1:7). Немецкая федерация футбола после сенсационного разгрома охотно делилась вкладом продвинутого анализа игры. Дескать, никакого чуда, мы просто их просчитали, отталкиваясь от игры.

Прежде всего, анализ игры с помощью инструментов big data позволил существенно увеличить скорость перепасовки в центре поля — по ходу турнира команда повышала этот показатель, и к полуфиналу с Бразилией со средних 3,4 с на одну передачу научилась тратить всего 1,1 с.

Воспользовавшись перекосом состава бразильцев в пользу атакующей линии в ущерб середине поля, а также рядом неочевидных кадровых решений тренерского штаба латиноамериканцев (защитник Марсело играл под нападающими), немцы буквально растерзали хозяев чемпионата мира.

Бейсбольные «Оклендс Атлетикс» в середине 2000-х показывали невероятную эффективность. С помощью глубокого анализа больших данных они собирали сверхдешевые составы из никому не известных или всеми забытых игроков и выходили в плей-офф 4 раза подряд, а всего — 5 раз за 7 сезонов.

Клуб английской футбольной Премьер-лиги «Лестер» сотворил настоящую футбольную сенсацию в 2016 году, став впервые в своей истории обладателем почетного титула. Это произошло во многом благодаря внедрению в тренировочный и игровой процесс многокомпонентной системы digital-инструментов сбора и обработки информации, описывающей различные параметры игры.

Отметим, что одним из пионеров научного data-ориентированного подхода к тренировочному процессу, развитию игроков и созданию тактического рисунка под конкретного противника был СССР, где комплексную аналитическую работу с помощью ЭВМ проводили еще на стыке 70-80-х годов прошлого века.

Большие данные решают не все

Несмотря на осязаемые результаты применения Big Data в большом спорте, а также вполне реальные перспективы их использования в новых областях, возникают и новые угрозы.

Во-первых, чем больше в профессиональном спорте зависит от данных, тем большую ценность они представляют и тем большие риски возникают при их утечках. В индустрии используются все больше датчиков и носимых устройств, данные с которых чрезвычайно важны.

Производители таких устройств пока мало заботятся о кибербезопасности, допуская риск взлома и кражи ценных сведений. Так, в 2018 году данные 150 млн пользователей фитнес-трекеров MyFitnessPal оказались скомпрометированными в результате утечки — по сути, аналогичные носимые устройства используются профессиональными командами во всех игровых видах спорта.

Ряд спортивных состязаний завязан на данных. Например, гонки «Формулы-1» — здесь ущерб от взлома, утечки или подмены информации станет катастрофическим, вплоть до летальных исходов, если исказить отчет о работе двигателя или ходовой болида.

Во-вторых, важнейший и пока еще плохо осознаваемый тип угроз от Big Data в спорте — переоценка возможностей ИИ, а также недооценка традиционных для большого спорта компонентов: психологии победителя, факторов травмы ведущих игроков по ходу турнира или матча, низкий уровень настроя фаворита в матче с аутсайдером.

Знаменитый Moneyball одного из апологетов спортивной аналитики Билли Бина в итоге не сработал. Несмотря на чудеса оптимизации соотношения «состав/результат», «Окленд» в 2000-х ни разу не выходил в финал чемпионата лиги. Победы продолжают одерживать клубы с суперзвездами за сотни миллионов долларов в составе.

Можно предположить, что в хоккейном финале Олимпиады-2018 Россия победила Германию не благодаря продвинутой системе аналитики игры и тонко продуманной тактической схеме, а в первую очередь за счет выдающейся индивидуальной игры Никиты Гусева.

Наконец, в свете успеха на чемпионате мира 2014 можно не сомневаться, что сборная Германии к первенству 2018 года в России готовилась по тем же лекалам и на основе тех же умных технологий, которые принесли ей триумф в Бразилии. Однако никакой ИИ не научил «манншафт», как не проиграть 0:2 Южной Корее в решающей игре.

Анализ Big Data в большом профессиональном спорте, скорее всего, никогда не станет волшебной палочкой, взмах которой принесет гарантированную победу в Лиге чемпионов, на Кубке мира или Олимпиаде. Спортивным менеджерам еще только предстоит понять, что именно за инструмент оказался в их руках и на что они могут рассчитывать при его применении.

Однако командам, обладающим сравнимыми ресурсами, необходимо учиться работе с большими данными: сегодняшние отличники в этой области подготовки, скорее всего, завтрашние чемпионы.

Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 7 ноября 2018 > № 2789777 Александр Смирнов


Россия > Финансы, банки > minfin.ru, 7 ноября 2018 > № 2787632 Сергей Сторчак

Заместитель Министра финансов Сергей Сторчак принял участие в пресс-конференции в рамках V Всероссийской недели сбережений

Сторчак Сергей Анатольевич

Заместитель Министра финансов Сергей Сторчак принял участие в пресс-конференции «Долговая нагрузка населения: пути предотвращения избыточной закредитованности» в рамках V Всероссийской недели сбережений. В пресс-конференции также приняли участие директор по маркетингу Национального бюро кредитных историй Алексей Волков, член Центрального штаба ОНФ, руководитель проекта ОНФ "За права заемщиков" Виктор Климов, заместитель директора Национального центра финансовой грамотности Сергей Макаров.

Открывая мероприятие, замминистра отметил, что «без хороших знаний и понимания того, как идут процессы нарастания долга, его списания или аннулирования, воспитать цивилизованного заемщика достаточно сложно, если вообще возможно».

В рамках мероприятия Алексей Волков представил результаты исследования по долговой нагрузке жителей России по результатам последних 12 месяцев, подготовленного Национальным бюро кредитных историй. Он отметил, что в структуре задолженности российских заемщиков больший вес стали приобретать «длинные» кредиты. «Этот тренд создает более комфортную ситуацию с обслуживанием текущего долга, но при этом предъявляет больше требований к заемщикам, которые должны планировать ведение своего домохозяйства на годы вперед», – заявил эксперт. – За последние несколько лет доля залоговых займов достигла практически половины портфеля всех кредитных организаций, а доля ипотеки выросла до 44%».

Комментируя представленные данные, Сергей Сторчак напомнил, что кредиты по-прежнему остаются одними из самых сложных для понимания финансовых инструментов, а многие россияне не вполне осознают риски невозврата кредита, что создает угрозу для их собственного материального благосостояния. «По информации Национального агентства финансовых исследований, с которым сотрудничает Проект Минфина по финансовой грамотности, 24% россиян считают допустимым невозврат кредита, а 40% не воспринимают как проблему небольшую задержку выплат по займам», – отметил он.

Руководитель проекта ОНФ «За права заемщиков» Виктор Климов подчеркнул важность создания механизма, который гарантированно бы обеспечил заемщику право на реструктуризацию долга при возникновении временных трудностей. «Мы обратились в Банк России с предложением – минимум на шесть месяцев снизить ежемесячный платеж не менее чем на 50%. Пусть это будет один раз в период ипотечного кредита, но это нужно сделать. Сейчас также обсуждается стандарт ипотечного кредитования. Одной из важных его составляющих должно стать обучение заемщиков, поскольку многие не понимают, что кредиты – это дорого. Люди должны четко понимать, на что они идут, когда берут ипотеку», – подчеркнул Климов.

О способах, как не попасть в долговую яму, и что делать, чтобы из нее выбраться, рассказал Сергей Макаров. «Для того чтобы обезопасить себя в будущем, есть как минимум два надежных инструмента. Первый – подушка безопасности сроком на 3-6 месяцев. Другой, как ни странно, – это использование страхования. Мы знаем случаи, когда люди брали кредиты на автомобиль и при этом его не страховали, затем попадали в аварию, лишались машины, а кредитная нагрузка оставалась», – пояснил он.

Россия > Финансы, банки > minfin.ru, 7 ноября 2018 > № 2787632 Сергей Сторчак


Россия. Китай > Авиапром, автопром > ria.ru, 7 ноября 2018 > № 2786692 Максим Литвинов

Объединенная авиастроительная корпорация и китайская корпорация COMAC на Чжухайском авиасалоне впервые презентовали полномасштабный макет российско-китайского совместного широкофюзеляжного дальнемагистрального самолета CR929. О том, на какой стадии находится проект, с каким организационными и техническими сложностями сталкиваются стороны, влияют ли на работу западные санкции, а также о том, как российская сторона будет защищать свои технологии от копирования, в интервью корреспонденту РИА Новости Жанне Манукян рассказал главный конструктор самолета Максим Литвинов.

— ОАК и COMAC на этом салоне впервые презентовали полномасштабную модель самолета CR929. На какой стадии сейчас находится реализация проекта?

- Макет представлен в размерах 1:1. Это демонстрационная версия, потому что она включает в себя кабину экипажа и, соответственно, три класса компоновки пассажирского салона. Что касается стадии, на которой находится проект. Мы следуем технологиям, которые взяты на вооружение ОАК, то есть технологии прохождения контрольных рубежей Stage-Gate, которыми пользуются Boeing, Airbus и другие крупные авиастроительные компании.

Сейчас мы находимся на стадии Gate 3, то есть мы прошли Gate 2 — контрольный рубеж два и двигаемся к контрольному рубежу три. Если проецировать на то, что было раньше в авиационной промышленности, это стадия эскизного проектирования. На этой стадии мы осуществляем ряд экспериментальных работ для того, чтобы подтвердить или исследовать вопросы, связанные с аэродинамическими характеристиками, с характеристиками управляемости самолета. Далее — экспериментальная работа, связанная с обоснованием выбора конструкционных материалов. Так как в проекте мы вместе с китайскими партнерами решили использовать максимальное количество элементов конструкции из композиционного материала, которые ни у нас, ни у наших китайских коллег ранее не встречались, поэтому здесь очень большие экспериментальные, исследовательские работы. На этом этапе мы осуществляем работу с потенциальными поставщиками систем и авиационных компонентов, это так называемая стадия RFP — запрос предложения, на котором мы общаемся со всеми потенциальными поставщиками, которые откликнулись на предыдущую стадию — запрос на информацию. И прорабатываем с ними вопросы, что они хотят предложить, что мы хотим, чтобы они предложили. На этой фазе мы будем готовить большой документ. В принципе, мы находимся в завершающей стадии подготовки таких документов, их больше 50 пакетов, которые включают в себя не только технические требования, но также и вопросы, связанные с графиком программы, коммерческая составляющая, требования к послепродажной поддержке, вопросы, связанные с сертификацией и верификацией, потому что для гражданского самолета вопрос сертификации это вопрос первостепенный. Мы планируем завершить эту фазу завершением ряда экспериментально-исследовательских работ и анализов ответов на RFP от наших потенциальных поставщиков.

— Каким поставщикам будет отдаваться приоритет? Из каких стран?

— В первую очередь нам хотелось получить те компоненты, которые прежде всего отвечали бы нашим требованиям, а также имели бы лучшие характеристики в своем сегменте, потому что задача от наших маркетологов стоит достаточно жестко.

Конечно, прежде всего мы будем отдавать предпочтение в выборе поставщиков тем, кто удовлетворяет всем критериям, связанным с техникой, с качеством, с наличием процедур сертификации. При прочих равных в первую очередь приоритет, конечно же, будет отдаваться российским и китайским поставщикам. Во вторую очередь компаниям, которые являются российско-китайскими предприятиями, их мы рассматриваем как основных поставщиков или поставщиков второго уровня. И в третью очередь это, конечно же, поставщики компонентов и систем, которые находятся в Европе и в США.

— Не повлияют ли санкции на поставщиков из Европы и США?

— Влияют, и очень серьезно. Помимо того, что у нас санкционная война, между Китаем и США идет торговая война. Естественно, что мы в своей работе это все учитываем и поэтому держим руку на пульсе, потому что мы должны очень быстро внести какие-то поправки в наш график и в нашу работу.

Но хочу отметить, что поставщики из Европы и США сами стараются как-то нивелировать те политические аспекты, которые существуют между странами, и достаточно конструктивно работают, сами ищут различные предложения, различные схемы. Мы, соответственно, со своей стороны предлагаем, как поступить в том или ином случае.

— Реализация совместного проекта требует очень тесного контакта с китайскими партнерами. Возникают ли сложности при коммуникации? Тяжело ли работать с ними? Что самое сложное в организационном плане и что самое сложное с технической точки зрения?

— Скажу так: с коллегами работать очень непросто. Но мы пытаемся найти подходы, различные схемы. Работа сейчас проводится в рамках команд российской и китайской, мы собираемся на такие достаточно длительные jet-сессии (join engineering team session), которые проходят в Москве и в Китае длительностью три-четыре недели.

В этом году у нас было четыре таких сессии: две в Москве, две в Шанхае. В конце ноября — начале декабря будет следующая сессия уже в Москве. В них участвует порядка 200 человек с обеих сторон. Это в основном ведущие специалисты, потому что мы находимся на стадии закладки самолета, то есть мы решаем идеологические вопросы. Во время этих сессий мы стараемся в работе над документами либо над какой-нибудь задачей найти общие точки соприкосновения и согласовать их друг с другом. По каким-то направлениям это идет достаточно быстро, по каким-то несколько медленнее. Конечно же, если бы мы занимались сами, время было бы немножко короче в нашей работе, но здесь такие нюансы.

Что самое тяжелое? То, что надо учитывать, как вообще в китайской команде принимаются технические решения. Я, например, как главный конструктор делегирую ряд полномочий специалисту по аэродинамике самолета, по гидравлической системе, он может сам без меня принимать какие-то тактические и даже стратегические решения, если у него на это есть разрешение с моей стороны. У китайских партнеров все немного не так, то есть они должны пройти полный цикл согласования от подчиненного к начальнику, от начальника к следующему начальнику — до главного конструктора.

Мы, конечно же, находим общий язык. Главный конструктор с китайской стороны достаточно грамотный и умный специалист. В принципе, мы договариваемся не так быстро, как хотелось бы, но здесь вопрос в том, что две разные компании, две совершенно разные страны пытаются за очень короткое время, помимо разработки, производства, испытания и запуска такого технически сложного объекта, еще и наладить бизнес-процесс. У Airbus было гораздо больше времени, тем более в странах с одинаковым менталитетом, поэтому здесь у нас стоит сложная задача. Я думаю, что здесь сложности такие же, как у всех, кто ведет дела с китайскими коллегами. Это просто учитывается, это нужно принимать как есть, и, конечно же, не забывать о своих интересах.

— Вы сказали, что требуется больше времени, чем хотелось бы. Проект реализуется в соответствии с графиком?

— Пока мы двигаемся в том интервале дат, который мы наметили. Конечно же, учитывая все возможные риски, которые существуют у программы — и политические, и возможные экономические, а также какие-нибудь другие, которые могут возникнуть, — естественно, они как-то могут влиять, но не только на движение сроков вправо, но и в другую сторону. Это такой достаточно живой процесс, но в интервале мы пока удерживаемся.

— Китай постоянно обвиняют в краже интеллектуальной собственности. Есть ли у российской стороны какие-то обеспокоенности по этому поводу и как вы будете защищать свои технологии?

— Этот вопрос поднимается на самом высоком уровне ОАК, в том числе на заседаниях у замминистра. Очень непростой вопрос, потому что у наших китайских коллег поставлена совершенно четкая задача на трансфер технологий. Мы отдаем себе отчет в этом, но также мы понимаем, что какими-то вопросами нам придется поделиться, потому что они все-таки наши партнеры, а какие-то вопросы нам необходимо оставить в своей компетенции, потому что это наше конкурентное преимущество в работе с китайскими партнерами.

Я думаю, что вы сами прекрасно знаете, что Китай работает со всеми. У него нет каких-то преференций. Если удобно работать с одними, можно также работать и с другими. Мы понимаем, какие сложности у нас могут быть, поэтому у нас налажена система контроля за интеллектуальной собственностью, то есть мы всегда оговариваем перед всеми встречами, о чем мы будем говорить, какую информацию мы будем передавать. Если это внутри компании, то это проходит через ведущих специалистов, через службу безопасности и через меня.

Если это внешний партнер с российской стороны, то, конечно же, при нашем участии осуществляется контроль той информации, которая может быть передана или передается. Например, по одному элементу в аэродинамической трубе в ЦАГИ (Центральный аэрогидродинамический институт имени профессора Н. Е. Жуковского) проходила проверка, которая показала, что ничего секретного нет, информация об этом устройстве уже опубликована в открытой литературе, поэтому нет никаких возражений, чтобы передать по ней информацию. ЦАГИ — это центр экспериментальных работ, у нас их несколько. В принципе, самолеты могут разрабатывать страны, у которых есть экспериментальная база. У нас она есть. Эта база копилась не просто годами, а десятилетиями.

— Как вы оцениваете экспериментальную базу Китая?

— У китайских коллег сейчас она находится в таком зарождающемся состоянии. Они, конечно же, вкладывают огромные средства, там очень интересное оборудование. Оно современное, больше по размерам, в нем можно проводить больший спектр испытаний. Но вопрос в том, что любую экспериментальную установку надо верифицировать, и у наших партнеров впереди еще определенный путь к тому, чтобы испытания, которые они проводят на своих установках, методы, которые они применят для анализа, были бы наиболее приближены к реальности.

— Будет ли какой-то контроль за качеством работ, произведенных китайской стороной?

— В авиации достаточно жесткий контроль качества. Он многоуровневый. Мы сейчас работаем над стандартами, которые регламентируют вопросы, связанные с качеством продукции, качеством самих процессов. Это будет на уровне совместного предприятия, а далее будет спускаться в дочерние предприятия или в кооперационные связи со стороны ОАК и COMAC. Кроме того, это уже контроль самих предприятий на местах, и, конечно же, это сертификация.

Авиационные власти будут проводить работы, не только связанные с получением сертификата типа самолета, но и с получением сертификата производителя. Соответствие требованиям норм будут проверять эксперты авиационных властей — как наших, так и китайских. Если мы будем получать одобрение сертификата нашего типа в Европе, соответственно, их эксперты тоже будут отслеживать соответствие. Я скажу, что процесс сертификации — это достаточно трудоемкий длительный процесс.

— Одна из причин, почему Россия решилась на создание совместного самолета, это большой рынок Китая. Китай параллельно разрабатывает еще один самолет — C919. Он отличается по своему классу от CR929, но тем не менее можно ли его рассматривать в качестве конкурента?

— Нет, C919 — это самолет другого класса. У него отличается пассажировместимость и дальность полета. Он, скорее всего, конкурент МС-21. Что касается CR929, этот самолет в классе Boeing 787, Airbus-330, Airbus-350. И как раз это ниша больших широкофюзеляжных самолетов. Я не думаю, что он будет конкурировать. Это больше зависит от оператора, авиакомпании. Если самолет будет летать незагруженный, то он не будет неэффективным, поэтому это вопрос планирования организации полетов.

В России и странах СНГ спрос на такие самолеты небольшой, соответственно, мы рассчитываем на спрос в Юго-Восточной Азии, в Китае. Нам этот проект больше интересен как раз по этой причине. И кроме того, все-таки он позволяет сохранить и закрепить компетенцию российской авиационной промышленности в области интеграции такого сложного технического объекта, а также развить некоторые технологии, которые у нас либо были утеряны в связи с распадом СССР, либо которых у нас еще нет, либо которые мы хотим модернизировать. У Китая совершенно четкая задача — иметь компетенции во всех областях. У нас, в принципе, она такая же. Это очевидно, что у каждого есть свои интересы, свои цели.

— Китай может создать такой самолет без помощи России?

— Может, но не так быстро. Я считаю, что без нас китайским коллегам потребуется несколько больше времени. Да, со временем, но не так быстро, как бы они хотели.

— Вы верите, что это будет успешный проект?

— Я смотрю достаточно трезво на всю нашу работу, поскольку есть очень много рисков. Я, конечно же, надеюсь, что нам удастся решить все наши технические вопросы, организационные вопросы, удастся построить самолет, сертифицировать его. Но я трезво оцениваю риски, которые есть. Работа очень многогранная. Общение и с руководством нашей компании, и работа с нашими китайскими партнерами постоянно анализируется, и нужно иметь в виду, как меняется обстановка. Обстановка может меняться очень быстро.

Я, конечно же, надеюсь, я даже хочу, чтобы самолет был построен, поднялся в воздух, потому что это мечта любого конструктора, а я инженер-конструктор и по образованию, и по своему опыту.

У меня уже есть один самолет — "Сухой Суперджет". Я хочу еще один, потому что цикл проектирования и изготовления самолета очень длительный. Это мировая практика и даже современная мировая тенденция. Это занимает порядка 10-12 лет. Редко кто из инженеров в авиационной отрасли может похвастаться, что он сделал один-два самолета. Время таких постоянно появляющихся новых продуктов проходит. Сейчас на повестку ставится вопрос о необходимости производить продукт, который будет проще производить, будет дешевле, безопаснее, удобнее для заказчика, удобнее для пассажира.

Все эти процессы длительные и хочется, чтобы за жизнь таких объектов было бы больше. Вот если будет два, я считаю, что государство, которое потратило деньги на мое образование, уже отбило эти деньги (смеется).

Жанна Манукян.

Россия. Китай > Авиапром, автопром > ria.ru, 7 ноября 2018 > № 2786692 Максим Литвинов


Россия. СЗФО > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 7 ноября 2018 > № 2786691 Александр Цыбульский

Губернатор самого малонаселенного — Ненецкого автономного округа России — Александр Цыбульский через год испытательного срока с приставкой врио официально вступил в должность. О том, на какие крупные инфраструктурные проекты сегодня делает ставку округ, какие изменения необходимы в главной отрасли региона — оленеводстве, когда будет построена дорога на Большую землю, какой неожиданный подарок он получил в оленеводческой общине и как родители отнеслись к тому, что сын решил променять комфортное кресло замминистра в Москве на губернаторское на Крайнем Севере, 39-летний глава региона рассказал в интервью РИА Новости. Беседовала Анастасия Яконюк.

— Александр Витальевич, экономика Ненецкого округа, как и многих северных регионов, зависит от масштабных инфраструктурных проектов. В последние годы активно обсуждались перспективы порта Индига, однако, похоже, с его реализацией возникли сложности. Какие сегодня возможности у Индиги?

— Да, действительно, порт Индига — замечательный проект, о нем много говорилось, были сделаны определенные шаги по его оформлению. Он разрабатывался под проект Роснефти, связанный с построением завода по транспортировке сжиженного газа. Насколько я понимаю, компании не удалось получить разрешение на экспорт сжиженного газа, и Роснефть, как все знают, приняла решение о выходе из этого проекта. Я считаю, что вопрос по Индиге остается открытым, другое дело, что потенциальный инвестор будет уточняться.

— Это был болезненный удар по планам развития региона?

— Это был сильный удар, но в целом ожидаемый. Когда я уже понимал, что нет договоренностей по экспорту сжиженного газа, то стало очевидно, что проект в своем прежнем виде уже не мог играть ту роль, которая ему отводилась. Но для развития региона это абсолютный приоритет, поэтому я уверен, что проект будет — не этот, так другой.

Как известно, президент поставил задачу по ускоренному развитию Севморпути, и грузопоток на этой артерии к 2024 году должен достичь 80 миллионов тонн. Очевидно, что этого можно добиться в первую очередь за счет экспортных поставок с территории РФ, как неоспоримо и то, что в ближайшее время нашу экономику будет во многом определять экспорт ресурсов.

Что касается нашего региона, пока могу сказать, что уже есть крупные инвесторы, которые сегодня рассматривают территорию округа для выхода на Северный морской путь и построения новых портовых мощностей. Территориально — в том же районе Индиги, потому что он является наиболее благоприятным по всей территории арктической зоны — там хорошие глубины, незамерзающий порт и легкая ледовая обстановка фактически круглый год. Так что суда могут заходить туда без серьезной ледокольной проводки и дальше уходить на траекторию СМП.

Кроме того, с учетом расположения округа — это удобная территория, куда можно подвести железнодорожную ветку небольшой протяженности за не очень большие деньги. С одной стороны, этот проект будет рассчитан на вывод на экспорт российских углей из этой части нашей страны, сюда могут "подтянуться" удобрения из Пермского края и лес из Коми. По сути, это были те же составляющие проекта, которые мы рассматривали при порте Индига, добавляя туда же экспорт газа.

— Как еще округ может использовать преимущества географического расположения относительно Северного морского пути?

— Сегодня, когда мы понимаем, что Севморпуть активно развивается, у нас встает несколько проблем. Первая — экологическая. Сегодня есть инициатива максимально переводить российский ледокольный флот либо на атомные ледоколы, которые с нулевым выбросом проходят по арктическим водам, либо на сжиженный природный газ. И сегодня "Новатек" уже запустил ледоколы на сжиженном газе, и они доказывают свою эффективность.

Ситуация складывается так, что в ближайшее время большая часть ледокольного флота будет постепенно переходить на сжиженный газ. А любая морская артерия в первую очередь это бункеровка: у нас на протяжении всего пути от Мурманска до Владивостока бункеровочных пунктов почти нет, корабли вынуждены загружаться топливом по полной программе, чтобы проходить по Севморпути. С другой стороны, у нас есть месторождения газа, находящиеся практически на побережье, которые за счет небольших мощностей могут быть использованы для создания такого рода завода, И они могли бы взять на себя функцию бункеровки этих судов на территории округа.

Кроме того, можно было бы создать логистический центр и разводить этот газ по другим бункеровочным пунктам, чтобы создавать экономику СМП.

— На какой стадии находится сейчас этот проект?

— Пока на стадии формирования пула инвесторов. Это проект высокой степени проработки, пока рано говорить. Инициатива идет прежде всего со стороны бизнеса, а мы ее поддерживаем. Надеюсь, в ближайшие пару месяцев они сочтут возможным публично о нем заявить. В любом случае, я думаю, это будет мощный проект с точки зрения изменения структуры экономики округа.

Не надо питать иллюзий, что у северных территорий большое количество возможностей для диверсификации экономики. Это территории, на которых могут реализовываться только крупные мегапроекты.

— Какую роль в экономике округа играет оленеводство, что отрасль ждет от власти и наоборот — власть от оленеводов?

— Это та отрасль, которая будет развиваться при любых условиях — даже исходя из исторических реалий, мы не можем от нее отказываться. Это традиционный вид хозяйственной деятельности для большого количества населения нашего округа, но наша задача в том, чтобы эта деятельность начала им приносить большую отдачу в современной жизни.

Сегодня мы поддерживаем эту отрасль максимально: здесь есть субсидии, льготы и так далее. Другое дело, что эффективность ее работы нужно повышать. Речь идет о тех предпринимателях, которые на оленьем мясе пытаются делать бизнес. Важно, чтобы оленеводы не встречали на своем пути проходимцев, которые их обманывают, забирают мясо и не платят денег. Нужно сделать так, чтобы у них была гарантированная возможность сбывать этого оленя в конкретных местах по конкретной ставке, чтобы они были уверены, что это не одноразовая акция, а то, что будет иметь прогнозируемые перспективы.

Сегодня у нас стадо оленей 182 тысячи голов — но это учтенные олени хозяйств, которые имеют коллективную форму собственности. Но есть еще огромные личные стада, которые оленеводы держат для себя. А психологически для тех, кто занимается этим много лет, олень — это инвестиционный ресурс, на который они делают ставку в будущем. Если мы сможем показать людям, что мы будем у них гарантированно принимать мясо и это войдет в систему, они будут держать то количество оленей, которое им будет необходимо.

И если говорить по-честному, надо чтобы у этой отрасли появился хороший хозяин — я имею в виду и переработку. У нас есть замечательный мясокомбинат, который производит прекрасную продукцию, но я убежден, что управленцы всех форм государственной собственности — не самые эффективные. Они не заинтересованы в том, чтобы оптимизировать процесс производства, удешевить его, улучшить качество продукции. Что удивительно — они даже не заинтересованы в том, чтобы выходить на внешние рынки, даже региональные. Нарьян-Мар им кажется пределом возможностей.

Я убежден, что это не так — надо выходить и осваивать новые рынки и в России, и за рубежом. За рубежом, может быть, не столько для финансовой выгоды, сколько для имиджа. Олень — уникальный объект для получения дополнительной стоимости: можно использовать все — мясо, шкуры, эндокринные продукты, рога, панты. Все это востребовано в разных отраслях — от фармацевтики до высокой моды. Это нужно выгодно использовать, но это никогда не сделает государство. Должен найтись человек, который будет заниматься этим как собственным бизнесом. Боюсь, мы здесь пока такими компетенциями не обладаем.

— Познакомившись с округом, вы заявили, что одним из приоритетов на посту главы региона считаете решение проблемы транспортной доступности. Что сегодня делается в этом направлении в регионе, где до сих пор нет постоянной дороги на Большую землю?

— Конечно, если мы говорим сегодня о нормальном качестве жизни в XXI веке, нам нужна связь с Большой землей. Этот вопрос решается с 1992 года. Большое количество руководителей заявляли в качестве приоритета решение этой проблемы, я не исключение. Но я надеюсь, что сейчас мы взяли реальные темпы строительства дороги Нарьян-Мар — Усинск. Пока я не вижу рисков того, что к 2022-му году мы ее не запустим. Я в это верю, все делаю, чтобы сроки не сорвать.

Эта дорога нас свяжет с федеральной сетью автодорог. Для обычного жителя Нарьян-Мара это означает, что можно будет сесть за руль и поехать куда-то дальше деревни Красное (40 километров от Нарьян-Мара — ред.). Сейчас такая возможность есть только зимой — по так называемому зимнику. Переезд будет занимать часов пять.

Дорога не самая передовая — грунтовая, но для нас и это будет прорыв, дальше можно будет думать про ее улучшение. Дело в том, что процесс строительства в тундре очень специфический — я раньше не понимал, почему такие сроки, но теперь вижу — если вы в этом году делаете хоть одну ошибку, вы платите за нее в следующем. К сожалению, подрядчики такую ошибку сделали и опережающими темпами они пойти не смогли.

Сейчас же, пока нет дороги, мы можем сделать еще одну вещь для жителей округа — субсидировать большее количество мест на каждом авиарейсе, чтобы снизить финансовую нагрузку на потребителей. И мы начнем это делать со следующего года, хотя и сегодня мы часть расходов компенсируем.

— Еще одна проблема, которая связана во многом с историческими причинами, — ветхость жилья и социальных объектов. Как быстро можно ее решить?

— Действительно, так исторически сложилось, что у нас высокий износ социальной и коммунальной инфраструктуры: когда-то, еще в советские годы, по всему Северу строились дома временного типа, и сегодня множество объектов пришли в абсолютную негодность. И проблема сегодня требует незамедлительного решения, чтобы людям обеспечить качество жизни, которое человек достоин иметь в XXI веке. Мы, конечно, большое количество проблем решаем за счет собственного бюджета — мы ускорили темпы жилищного строительства, вводим в эксплуатацию школы, взялись за недострои.

Но одномоментно выделить необходимые на все средства у нас нет возможности, даже с учетом высокой бюджетной обеспеченности на душу населения. У нас есть два пути — либо кредитоваться в коммерческих банках, что я на прошлой работе (замглавы Минэкономразвития РФ — ред.) призывал регионы не делать, потому что в какой-то момент бюджет начинает работать на погашение обязательств.

Второе — растянуть по времени. Но чтобы решить все накопленные проблемы в строительстве, потребуется 10 лет. Если нам сейчас поможет федеральный бюджет, то мы эти проблемы решим за 4-5 лет, об этом я просил президента России, и он поддержал нас. За счет этих средств мы сможем построить современную больницу, которая будет выполнять диагностические функции — из-за малочисленности населения нам нет смысла строить высокотехнологичный лечебный центр.

Сегодня нам нужен диагностический центр, чтобы на ранних стадиях выявлять проблемы и за счет бюджета отправлять в разные клиники России, немногие регионы могут этим похвастаться. С другой стороны, я хотел бы, чтобы у жителей была возможность получать медицинскую помощь в рамках обязательного медицинского страхования не только в одном учреждении города Архангельска, а чтобы они могли получить лечение в лучших клиниках Петербурга и Москвы.

Мы в конце этого года — начале следующего заключим несколько соглашений с ведущими медицинскими центрами, которые по столичному уровню находятся на первом месте, где собраны лучшие специалисты. А мы на себя будем брать расходы по обязательному медстрахованию, транспортировке и так далее.

Это наш приоритет.

— В образовательной сфере, наверное, схожие проблемы?

— К сожалению, в отдаленных селах школы находятся в сильно изношенном состоянии, и здесь мы тоже должны делать прорыв. Но не это основная проблема. Построив прекрасные школы, оснастив их, мы не можем найти для поселка, где живут, например, 200 человек, такое количество профессиональных учителей, которые могли бы дать нашим детям шанс на хорошее образование.

Так что здесь встает вопрос дистанционного образования. На сегодняшний день это наиболее реальный шанс дать нашим детям возможность, приехав в серьезные учебные заведения, на общих основаниях быть конкурентоспособными абитуриентами. Мы активно работаем над этим, и в начале следующего года запустим проект, который будет включать в себя три направления: переподготовка учителей, которые могут дистанционно повышать квалификацию, подготовка выпускников к ЕГЭ, дистанционные уроки для детей из сел в школах Нарьян-Мара, а в учебных заведениях столицы округа можно было бы получать дистанционно знания у лучших преподавателей других регионов.

— Видите ли вы смысл создавать в округе вуз, ведь возможностей для получения очного высшего образования в регионе нет?

— Особой целесообразности открывать здесь большой вуз я не вижу — у нас здесь недостаточное количество студентов. Но тем не менее образование сегодня трансформируется, в том числе дистанционное, я считаю, что нам надо это учитывать. Более того — с САФУ мы подписали соглашение, и сейчас мы будем возвращать компетенцию по высшему образованию.

Это будет модернизированный проект, связанный с внедрением цифровых технологий, но мы постараемся за ближайшие год-два его реализовать. Если бы речь шла о том, чтобы открыть здесь филиал вуза, я бы не настаивал, потому что Архангельск недалеко отсюда — долететь до него иногда быстрее, чем доехать из одного конца Москвы в другой.

Но мы смогли разработать интересную идею — арктического научно-студенческого центра. Небольшую часть мы отдадим под классическое высшее образование, а остальное — полевые исследования, связанные с экологией, недропользованием. Центр может стать полигоном для практической научной работы на территориях со сложным климатическими условиями.

Мы в этот контур смогли включить МФТИ, МГТУ им. Баумана, Сколково. Необходимо создать научно-образовательный центр компетенций, который может стать центром научного притяжения в России.

— Но если особые северные условия могут привлечь в регион ученых, туристов они пока скорее настораживают. По официальным данным, турпоток в регион составляет около двух тысяч человек в год. Нужен ли вам массовый туризм?

— Скажу вам откровенно — год назад я приехал сюда приверженцем идеи того, что туризм может приносить деньги. Но это касается только традиционных общепринятых мест массового отдыха — пляжи, горы. Но в северных регионах нет таких притягательных мест для массового туриста, и создавать мощную инфраструктуру — это выбросить деньги на ветер. Здесь скорее есть условия для эксклюзивного туризма — для тех, кто любит экстремальные условия, охоту, рыбалку, сплавы по рекам, пешие походы.

Так что за туриста, который готов приехать издалека и заплатить приличные деньги, надо бороться, для него надо делать эксклюзивные продукты, которым должен заниматься малый и средний бизнес. Он этим и занимается, правда, в основном эта деятельность идет в серой зоне и пока в казну это не приносит больших денег.

— Каким вы видите бренд региона?

— Мы им давно занимаемся и разработали бренд, который вызывает огромные споры у населения. Это значит, мы попали в точку, потому что если бы он прошел незамеченным, я бы считал, что мы сделали плохую работу. Это символ региона — яркий, вызывающий, бросающийся в глаза — в этом была основная идея, потому что НАО не серый регион, нам есть, что показать, у нас замечательные люди, яркие цвета, которые символизируют весеннее яркое солнце, северное сияние, чистейшие реки.

Сама по себе тундра потрясающе красива. Если ты здесь не прожил год, этого не понять: в каждое время года здесь своя красота. Я летаю в командировки и вижу, как за две недели тундра совершенно меняется — ярко-зеленые насыщенные цвета переходят в песочные оттенки, фантастические виды открываются с самолета: иногда пейзажи кажутся космическими — кратеры вулканов, вкрапления неземных красок, такого нет нигде. Здесь можно бесконечно наслаждаться красотой природы и энергетикой тундры: если у вас есть негативные эмоции, она у вас их заберет.

— Когда вы ехали на Север, было ли опасение, что он, как говорится, вас не примет?

— Они до сих пор у меня остались. Мне кажется, Север — это территория, которая не признает фальши и настороженно относится к приезжим. Здесь в силу условий жизни все на виду, ты никого не сможешь обмануть. Ты либо приедешь и станешь частью этого места, либо оно тебя отторгнет.

Конечно, я очень опасался — я никогда не жил на Севере, не представлял, что это такое. Но опасения не оправдались. Здесь люди другие — очень требовательные, они никогда не верят сразу: ты должен им доказать, что тебе можно верить. Здесь нельзя сказать и не сделать. Может быть, влияет история — ведь это уникальная территория, где не было крепостного права, ненцы всегда жили родовыми общинами, здесь были староверы, покорители Севера — ценности были такие, что все были равны.

Здесь иерархия "начальник-подчиненный" не работает, никто не будет перед тобой заискивать. С любым человеком мы общаемся на равных, и нужно еще постараться заслужить доверие. Мне кажется, я таких отношений нигде не встречал.

— Наверное, вам все же удалось заслужить доверие, иначе бы вам вряд ли подарили бы оленя в одной из общин…

— Кстати, надо бы узнать, как он поживает. Да, ситуация оказалась неожиданная, она не была запланирована или согласована протоколом. Мы провели замечательно время в общине, я проникся к этим людям — искренним, настоящим. И потом вдруг глава общины подарил мне оленя. Было неловко, потому что у меня в ответ не было подарка той же ценности. У меня очень красивый олень. По-моему, это лучший олень в стаде. Мне хочется верить, что этот жест — проявление уважения.

— Вы провели в округе год в должности временно исполняющего обязанности, совсем недавно совет избрал вас официально губернатором. Не хотелось поучаствовать в прямых выборах?

— Для меня прямые выборы были бы проще. Я возглавлял список партии "Единая Россия" — для меня это была легитимация того, что я хочу сделать. Когда я шел на выборы, то таким образом представил свою программу. Для меня это было важно, я бы с удовольствием участвовал в прямых выборах. Это мне бы сегодня не давало сомнения в том, что в этой победе мог быть больше ресурс партии.

— Как отнеслись родители к тому, что вы отправились из комфортной Москвы на суровый Крайний Север?

— Мама выражала опасения, что я еду на Север, говорила, ты тут сидишь в Москве, ты заместитель министра, зачем тебе это нужно? Но поскольку у меня семья военных, родители понимают — здесь не принято спрашивать. Я сказал — задача поставлена, я еду ее выполнять. Мои родители сами научили меня этому. Они дали мне довольно жесткое воспитание, которое не позволило наделать глупостей, и заложили основу, которая до сих пор меня держит.

Помимо того, что они дали мне все, что составляет счастливое детство любого человека, они дали понять главное — ценно только то, чего ты добиваешься сам.

Когда я оставил военную службу, мои родители были категорически против, не поддерживали меня. Но я знал, что я сам принимаю решения, понимаю их цену и осознаю ответственность, я взял на себя все риски. Я всегда говорю, что сделаю все так, чтобы они могли мной гордиться. Надеюсь, что еще успею это доказать.

Анастасия Яконюк.

Россия. СЗФО > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 7 ноября 2018 > № 2786691 Александр Цыбульский

Полная версия — платный доступ ?


Македония. Россия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 7 ноября 2018 > № 2786124 Анна Немцова

Встречайте: человек Москвы в Македонии, один из многих приятелей Путина, разрушающих Европу

Анна Немцова | The Daily Beast

"Янко Бачев, бывший агент македонской спецслужбы, теперь возглавляет все более мощную оппозицию в стране. Он довольно-таки раболепно списал себя с президента России Владимира Путина: его политическая партия "Единая Македония" настолько подражает "Единой России", что ее эмблема выполнена в российских мотивах и цветах, но медведь заменен львом", - пишет журналистка The Daily Beast Анна Немцова.

"В скудно обставленных рабочих помещениях Бачева в центре македонской столицы ковровое покрытие на ступенях, может, и облезает, но российский государственный флаг гордо украшает угол конференц-зала. Позвоните Бачеву на мобильный телефон, и вы услышите российский гимн", - повествует Немцова.

"Наше будущее - с Евразийским союзом Путина, это альянс намного более подходящий, чем НАТО", - заявил Бачев журналистке. По его словам, Россия привлекает его православием и традиционными ценностями, и его не волнует, что критики его называют агентом Кремля.

"В Скопье полно американцев и европейцев, которые давят на наш парламент, а наша спецслужба их не останавливает! - воскликнул Бачев. - Если Соединенные Штаты и дальше будут втягивать Македонию в НАТО, Путин вмешается и на Балканах начнется третья мировая война".

Пока что Путин убедил вступить в Евразийский союз только пять стран, но Москва усердно старается подорвать политику США по интеграции Запада и укрепить влияние России в Центральной Азии, на Балканах и в Восточной Европе. Среди союзников Путина - Бачев, лидер Республики Сербской Милорад Додик, президент Сербии Александр Вучич и венгерский лидер Виктор Орбан, отмечается в статье.

В январе в Скопье приезжал неофициальный советник Путина Александр Дугин, ключевой идеолог прокремлевского восстания на востоке Украины. "Всякому, кто хочет за пару недель дестабилизировать какой-нибудь регион, следует обратиться к Дугину: он эксперт", - пишет Немцова.

В недавней "Директиве" на YouTube Дугин зловеще провозгласил: "Над небольшой православной славянской страной Македонией сгущаются тучи. Если кто-то намерен еще раз взорвать Балканы, начать следует именно там". По его словам, война "разразится там или в соседней Боснии, где ситуация накаляется все больше. И Россия сейчас сосредотачивается, что дает нам больше поводов для оптимизма... Восточная Европа сама падает нам в руки - пора создавать лигу православных государств".

Лидер российской оппозиции Дмитрий Гудков вместе с тем считает: "У Путина нет идеологии, которую он мог бы предложить. Он пытается купить побольше союзников за оставшиеся у него деньги".

"Европейские популисты, выступающие против истеблишмента, противопоставляют Евразийский союз Европейскому, требуя больше денег у них обоих. Это каверзная игра, и им следует помнить, как украинский лидер Виктор Янукович перестарался, разыгрывая эту карту", - отмечает автор статьи.

"Евросоюз означает прогрессивное будущее, тогда как дорога в Евразийский союз - это путь в прошлое, сконструированное бывшим агентом КГБ Путиным, - заявил Гудков. - Выбирая Евразийский союз, пропутинские лидеры должны быть готовы стать мучениками и отправиться вместе с нами в рай, поскольку это единственный конечный пункт, который предполагает политика Путина".

Македония. Россия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 7 ноября 2018 > № 2786124 Анна Немцова


Китай. Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 7 ноября 2018 > № 2785130 Дмитрий Медведев

Пресс-конференция Дмитрия Медведева

Председатель Правительства ответил на вопросы российских журналистов по итогам визита в Китай.

Из стенограммы:

Вопрос: Завершается Ваш визит в Китай. Вы приняли участие в первой выставке импортных товаров в Шанхае, где Россия получила статус страны-партнёра. Также приняли участие в очередной встрече глав правительств России и Китая, подписали ряд двусторонних документов. Какие направления Вы могли бы выделить в дальнейшей совместной работе? В каких отраслях, на Ваш взгляд, она наиболее перспективна? В частности, удалось ли договориться о масштабном росте сельхозэкспорта в Китай?

Д.Медведев: Вы все были свидетелями того, что происходило в Шанхае и Пекине. Сначала по поводу Шанхая. Это действительно интересная инициатива наших китайских партнёров – проводить регулярно, ежегодно выставку по импорту. Особенно интересно, что это китайская инициатива. Китай известен своими экспортными возможностями, он поставляет товары во все страны мира на огромные суммы. И тем не менее является огромным и очень ёмким рынком, который, как говорят наши партнёры, открыт для того, чтобы на этом рынке присутствовали товары из разных стран. Наши компании тоже приехали. Я посмотрел спектр того, что представлено: это действительно наиболее интересные для китайского рынка группы товаров, включая сельхозтовары и продукты питания. Население Китая, как известно, очень большое, Китай значительный импортёр продовольствия. И наша страна как одна из ведущих аграрных стран в этом смысле должна свои компетенции наращивать.

Поэтому плавно перехожу ко второй части Вашего вопроса: мы действительно обсуждали и в ходе встречи с Председателем КНР Си Цзиньпином, и в ходе переговоров в узком составе с Премьером Госсовета КНР Ли Кэцяном, и в ходе межправительственных консультаций, то есть 23-й встречи глав правительств, тему аграрных поставок. До последнего времени существовали определённые ограничения, они касались ввоза мяса птицы, молочных продуктов. Постепенно вместе с китайскими партнёрами мы эти ограничения снимаем. Сегодня на эту тему было подписано два протокола. С нашей стороны протокол был подписан Россельхознадзором. Это даст возможность нашим аграрным производителям выходить на китайский рынок. В Китае стали активно потреблять молочные продукты, раньше этого не было. Очень много потребляют мясных продуктов. Поэтому открытие этих сегментов очень важно. Хочу подчеркнуть, речь идёт о том, что там задействованы региональные поставщики – с учётом того, что существуют санитарно-эпидемиологические требования и мы выбрали принцип регионализации для того, чтобы наращивать поставки наших сельхозпродуктов на китайский рынок.

Есть и другое очень важное направление, о котором говорили все китайские руководители. Речь идёт о поставках сои. Соя – культура, очень востребованная в Китае. Китайский рынок огромный, порядка 95 млн тонн сои они импортируют ежегодно. Из них 30 млн, даже больше, – из Соединённых Штатов Америки. С учётом торговых проблем, которые возникли во взаимоотношениях между этими странами, – скажем прямо, протекционистского курса, который сейчас проводят Соединённые Штаты Америки в отношении Китая и целого ряда других стран, европейских стран и нашей страны тоже, – определённая часть соевого сегмента высвободилась. Мы договорились с китайскими партнёрами о том, чтобы более активно присутствовать именно в этом сегменте, что для нас неплохо. Это даёт возможность, с одной стороны, выйти на китайский рынок с нашими продуктами, включая сою, а с другой стороны – нарастить производство сои в нашей стране, прежде всего на Дальнем Востоке. Именно в этом регионе соя выращивается, и под эту культуру надо готовить поля, чтобы больше её производить.

Так что результаты очень неплохие. Подписаны документы и в других сферах. Они касаются в том числе высокотехнологичного сегмента, высокотехнологичного сотрудничества, включая космос, энергетику и целый ряд других направлений, по которым мы взаимодействуем. Как обычно, по итогам этих консультаций подписан итоговый протокол – его подписывают Премьер Госсовета Китая и Председатель Правительства Российской Федерации, – где отражены результаты и в конечном счёте, по сути, содержатся поручения ведомствам о том, как работать дальше. Результаты вполне благоприятные. Мы надеемся, что они воплотятся в новые достижения нашего партнёрства с Китаем.

Вопрос: Две недели назад Вы дали поручение курирующему вице-премьеру и Министру энергетики принять дополнительные меры по стабилизации цен на топливо на внутреннем рынке. Удовлетворены ли Вы полученными результатами или необходимо сделать что-то ещё?

Д.Медведев: Тема довольно острая, появляются всякие комментарии: что выросло, что обратно вниз ушло. Я только что подписал постановление Правительства о соглашениях между федеральными органами исполнительной власти и хозяйствующими субъектами. На базе этого постановления Министерству энергетики вместе с антимонопольной службой вменяется обязанность заключить с хозяйствующими субъектами соглашения о принятии мер по стабилизации и развитию внутреннего рынка нефтепродуктов.

Да, они договорились по моему поручению, потому что альтернатива была простая: или будут эти соглашения, или введут запретительные пошлины, то есть ограничительные меры по поставкам на экспорт. Нефтяные компании эти аргументы услышали и согласовали такой режим. На базе этого документа – а он вступает в силу с момента подписания – соглашения с этими компаниями будут заключены. Есть перечень компаний. Я все перечислять не буду, но здесь крупнейшие: «Газпромнефть», «Лукойл», «Роснефть», «Русснефть», «Сургутнефтегаз», «Татнефть» и так далее. Я думаю, что таким образом мы эти отношения поставим на легальную основу.

Правительство будет следить, как эти соглашения исполняются. Если я увижу, что соглашения не действуют или размываются (неважно, какая компания это будет делать, в конечном счёте это всё равно будет видно по ценам, которые будут складываться у продавцов, покупателей, а самое главное – на бензоколонках, потому что именно эта цена волнует потребителей), тогда придётся принять решение, о котором я сказал, и подписать постановление о введении заградительных экспортных пошлин. Надеюсь, что до этого не дойдёт и что эти соглашения будут выполняться надлежащим образом. Вице-премьер Козак и министр Новак должны будут следить за исполнением этих соглашений.

Вопрос: На днях США ввели санкционный режим в отношении Ирана. Говорят о втором пакете санкций в отношении российских компаний. Какова позиция Правительства в части сотрудничества с иранскими партнёрами? Будет ли Правительство оказывать поддержку российским компаниям в случае, если на них будут распространены дополнительные санкции?

Д.Медведев: Такое ощущение, что, чем яростнее разгорается политическая борьба в Соединённых Штатах Америки, тем с большим остервенением они плодят какие-то санкции в отношении самых разных суверенных участников международного сообщества. Сегодня там состоялись выборы с определёнными результатами, которые можно по-разному рассматривать, но это их внутреннее дело. Очевидно, что всякого рода санкции, разговоры о санкциях в отношении Ирана, Российской Федерации, ограничениях по поставкам и введении пошлин и квот в отношении Европейского союза, Китайской Народной Республики – всё это делается для того, чтобы решить внутриполитические задачи, связанные с выборами в Конгресс, то есть в Сенат и Палату представителей, и получить заделы на будущее. Я сейчас даже не имею в виду конкретных участников политической борьбы, но это очень плохо, потому что это расшатывает международный режим. Об этом мы говорили здесь, в Китайской Народной Республике, об этом говорил Председатель КНР Си Цзиньпин. Об этом говорил я, выступая с трибуны, – о том, что в настоящий момент, по сути, заложена мина замедленного действия под режимы ВТО. Об этом говорили руководители ВТО и Всемирного банка, Международного валютного фонда. Потому что это очень плохо.

Теперь в отношении конкретных мер. Если говорить об Иране, никаких доказательств нарушения Ираном режима так называемой ядерной сделки не было и нет. Об этом говорил Президент нашей страны Владимир Владимирович Путин, об этом говорили другие участники международных отношений в этой сфере, об этом говорили европейцы. Тем не менее было принято это решение. К чему это приведёт? Совершенно понятно. То, что с таким трудом было сделано, может быть пущено под откос. Как я понимаю, терпение иранцев не беспредельно. Там эти решения вызывают народный протест. То, к чему мы так долго стремились, может быть разрушено буквально росчерком пера. Притом что, ещё раз подчёркиваю, никто, ни Соединённые Штаты Америки, ни наши партнёры в Израиле, доказательств того, что Иран ядерную сделку нарушил, не предъявили.

Санкции в отношении нашей страны я неоднократно комментировал. Здесь мне добавить нечего. Мы приспособились к различного рода ограничениям, они даже дают нам определённый простор для того, чтобы совершенствовать свою экономику, создавать новые хозяйственные механизмы. Поэтому ничего критичного не произойдёт, я в этом уверен. Но всё это неприятно и, конечно, заставит нас определённые решения принимать в случае необходимости, в том числе и по поддержке отдельных крупных компаний, если они окажутся под подобного рода санкциями. Безусловно, мы всё это выдержим, просто жалко, что на это приходится тратить силы.

Китай. Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 7 ноября 2018 > № 2785130 Дмитрий Медведев


Китай. Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 7 ноября 2018 > № 2785129 Дмитрий Медведев, Ли Кэцян

23-я регулярная встреча глав правительств России и Китая

Д.Медведев: «Китайская Народная Республика сегодня является крупнейшим внешнеторговым и инвестиционным партнёром нашей страны. В этом году мы выйдем на уровень 100 млрд долларов торгового оборота, который ещё лет 10–12 назад казался нам фантастическим. А сейчас мы уже говорим о других рубежах – о возможности выхода на 200 млрд долларов торгового оборота».

Выступление Дмитрия Медведева на 23-й регулярной встрече:

Уважаемый Премьер Государственного совета Китайской Народной Республики Ли Кэцян! Уважаемые коллеги, друзья!

Ещё раз сердечно всех приветствую на 23-й встрече глав правительств наших стран. Этот формат зарекомендовал себя очень хорошо. Он постоянно развивается и позволяет обсуждать самые разные вопросы. Как Вы справедливо сказали, это первая наша встреча после обновления составов правительств, поэтому коллеги, которые не были знакомы, познакомились и установили прочные отношения.

Сопредседатели комиссий доложат сегодня, что было сделано за год. Результаты хорошие. Действительно, наш товарооборот растёт. И, по всей вероятности, мы впервые за всю историю российско-китайских отношений преодолеем отметку в 100 млрд долларов торгового оборота. Но, как Вы только что справедливо сказали, это не финал, это явно не тот результат, на который мы должны ориентироваться как на заключительный. Мы способны нарастить товарооборот очень существенно, и такая цель поставлена. Мы можем говорить как минимум об удвоении торгового оборота.

Китай по-прежнему является для России самым крупным торговым партнёром. И мы это качество считаем определяющим для развития наших отношений. Результаты торгового взаимодействия, инвестиционного взаимодействия весьма неплохие, что особенно важно в контексте сложностей, с которыми сталкиваются наши экономики ввиду недружественных действий ряда стран, ввиду протекционистских решений, которые в последнее время принимаются отдельными государствами, и попыток разрушения международного торгового порядка. Нам нужно соединить усилия для того, чтобы международное регулирование в этой сфере сохранялось. Более того, оптимизировалось, развивалось.

Для этого наши ведомства будут работать, сотрудничать. Об этом мы говорили и в ходе прошедшей выставки импортных товаров в Шанхае. По каждому из направлений наши коллеги сейчас сделают соответствующие доклады.

Документы, подписанные по завершении 23-й регулярной встречи глав правительств России и КНР:

- Совместное коммюнике по итогам 23-й регулярной встречи глав правительств России и Китая;

- Протокол 19-го заседания Российско-Китайской комиссии по гуманитарному сотрудничеству;

- План развития сельского хозяйства Дальнего Востока и Байкальского региона России и Северо-Востока Китая;

- Меморандум о взаимопонимании между Министерством экономического развития Российской Федерации и Министерством коммерции Китайской Народной Республики по сотрудничеству в области торговли услугами;

- Меморандум между Федеральной таможенной службой (Российская Федерация) и Главным таможенным управлением Китайской Народной Республики о совершенствовании порядка проведения таможенных операций (таможенного оформления) и таможенного контроля в отношении товаров, перемещаемых в рамках международной электронной торговли;

- Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Китайской Народной Республики о сотрудничестве в области применения глобальных навигационных спутниковых систем ГЛОНАСС и «Бэйдоу» в мирных целях;

- Протокол между Федеральной службой по ветеринарному и фитосанитарному надзору (Российская Федерация) и Главным таможенным управлением Китайской Народной Республики о ветеринарно-санитарных требованиях при взаимных поставках молочной продукции между Россией и Китаем;

- Протокол между Федеральной службой по ветеринарному и фитосанитарному надзору (Российская Федерация) и Главным таможенным управлением Китайской Народной Республики о проведении инспекционного, карантинного, ветеринарно-санитарного контроля в отношении взаимных поставок замороженного мяса птицы между Россией и Китаем;

- Соглашение между Государственной корпорацией по космической деятельности «Роскосмос» и Китайской национальной космической администрацией о сотрудничестве в области мониторинга космического мусора и практического использования собранных данных;

Заявления Дмитрия Медведева и Ли Кэцяна для прессы:

Из стенограммы:

Ли Кэцян (как переведено): Только что мы с Премьер-министром Дмитрием Медведевым вместе провели 23-ю регулярную встречу глав правительств Китая и России. Это первая встреча после обновления состава наших правительств, она имеет очень важное связующее значение. Мы обменялись мнениями по взаимно интересующим вопросам нашего практического сотрудничества, а также международной и региональной обстановки. Определили дальнейшие приоритеты нашего сотрудничества. Выслушали доклады сопредседателей пяти межправительственных комиссий. В нашем присутствии подписан целый ряд важных документов. Можно сказать, что наша регулярная встреча прошла с продуктивно и эффективно. И мы – Китай и Россия – долгое время поддерживаем развитие двухсторонних отношений в здоровом русле. Такая регулярная встреча проводится уже в 23-й раз. Последние 22 года мы проводим эти встречи без перерыва. Это демонстрирует стабильность отношений наших стран, которые являются крупнейшими соседями. Это является благом не только для наших стран, но и для всего мира.

Наши отношения развиваются на достаточно высоком уровне. Такой уровень означает всесторонний, всеобъемлющий характер нашего сотрудничества. Но, конечно, такой беспрецедентно высокий уровень – это для нас не финал. Это говорит о том, что у нас огромное пространство для дальнейшего развития. В процессе общения мы сошлись в том, что у нас огромный нераскрытый потенциал. Китай и Россия как две крупные страны взаимодополняют друг друга. В этом году мы сможем выйти на 100 млрд долларов США двустороннего оборота торговли. Но такая цифра для нас, Китая и России, не слишком большая. Это позволяет нам ещё дальше раскрывать наш потенциал, чтобы вывести нашу торговлю и сотрудничество и двусторонние инвестиции на качественно новый уровень.

<…>

Д.Медведев: Начну со слов благодарности в адрес Премьера Госсовета КНР господина Ли Кэцяна, всех китайских друзей за гостеприимство и прекрасную организацию нашей работы на протяжении последних дней.

Мы начали с участия в первой Китайской международной импортной выставке, которая сейчас идёт в Шанхае. Это большое событие, мы рады были принять участие в этом мероприятии. Наши компании принимают участие в этой выставке. Прошли круглые столы, состоялся продуктивный обмен мнениями, в том числе по теме, которую только что затронул мой коллега. Она касается существующих международных режимов регулирования торговли, сохранения правил Всемирной торговой организации, реформирования Всемирной торговой организации и недопустимости нарушений, которые осуществляются отдельными странами путём введения необоснованных торговых барьеров, санкций или преференциальных режимов в тех случаях, когда это законом не разрешено. Здесь наши подходы едины. Как правильно было сказано, мы считаем, всё, что было сделано в этой сфере, должно способствовать глобальной торговле, глобальному обмену инвестициями, а не замыкаться в рамках отдельных стран или регионов, поскольку это препятствует развитию в целом.

Сегодня у нас была насыщенная программа. Мы с господином Ли Кэцяном провели переговоры в узком составе. И только что завершилась 23-я встреча глав правительств с участием делегаций. Подписан ряд межведомственных и межправительственных соглашений. Всё это показывает эффективность формата, который используется уже 23-й раз.

Что можно сказать по итогам?

Российско-китайские отношения находятся сейчас на подъёме, во многом благодаря уникальной системе этих контактов, активной работе наших коллег, которые практически весь год в этом направлении ведут деятельность. В результате Китайская Народная Республика сегодня является крупнейшим внешнеторговым и инвестиционным партнёром нашей страны.

Двусторонняя торговля активно растёт. В этом году мы выйдем на уровень 100 млрд долларов торгового оборота, который ещё лет 10–12 назад казался нам фантастическим. А сейчас мы уже говорим о других рубежах – о возможности выхода на 200 млрд долларов торгового оборота. Я думаю, что это вполне по силам нашим странам, если мы будем активно продвигать сотрудничество в согласованных сферах.

Мы договорились о ряде дополнительных шагов. Они касаются поддержки малого бизнеса, совершенствования электронной торговли, совершенствования системы расчётов. Конечно, мы продолжим работу по снятию барьеров в различных сферах, и не только в двустороннем формате. Очевидно, что очень важным направлением является то, что мы называем сопряжением двух проектов – Евразийского экономического союза и проекта экономического пояса Шёлкового пути. Напомню, что в этом году Евразийский экономический союз и Китай подписали соглашение о торгово-экономическом сотрудничестве.

У нас много инвестиционных проектов. Они касаются энергетики, нефти, газа, нефтепереработки, высоких технологий, включая пилотируемую космонавтику, спутниковые навигационные системы, создание новых материалов, IT, в том числе такое важнейшее направление, как создание искусственного интеллекта. Мы договорились, что обратим более пристальное внимание на такие сферы, как нефть и нефтепереработка, включая новые проекты, и на вопросы, связанные с развитием российского Дальнего Востока, включая переработку леса.

Хорошие перспективы в сельском хозяйстве. Мы увеличили экспорт российской продукции в Китай. Китайские партнёры работают в этом же направлении. Мы, конечно, заинтересованы в том, чтобы реализовать новые проекты, включая экспорт в Китай российской сои и целый ряд других направлений, имея в виду и развитие транспортно-логистических возможностей.

Гуманитарное сотрудничество развивается также по восходящей. Мы уже традиционно проводим перекрёстные годы, которые символизируют дружбу между нашими странами. За последнее время мы накопили здесь колоссальный опыт. В настоящий момент проходят годы, посвящённые межрегиональному сотрудничеству. Очевидно, что они пройдут с большим успехом и ознаменуются лучшими результатами экономического взаимодействия и взаимодействия в гуманитарной сфере.

Развиваются образовательные проекты, проекты в культурной сфере. Достаточно сказать, что сейчас в нашей стране получают образование 30 тысяч китайских студентов. В Китае – порядка 18 тысяч российских студентов. Очевидно, что в ближайшее время в таких программах студенческих обменов будут участвовать не менее 100 тысяч человек. Это хорошая цифра, это инвестиция в будущее, которую невозможно игнорировать.

Я ещё раз хотел бы поблагодарить Премьера Ли Кэцяна, всех китайских друзей за проведение этой встречи и пригласить в Российскую Федерацию для проведения 24-й регулярной встречи, которую мы планируем провести осенью следующего года.

Китай. Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 7 ноября 2018 > № 2785129 Дмитрий Медведев, Ли Кэцян


Россия > СМИ, ИТ > kremlin.ru, 7 ноября 2018 > № 2785124 Владимир Мединский

Встреча с главой Минкультуры Владимиром Мединским

Владимир Путин провёл рабочую встречу с Министром культуры Владимиром Мединским.

В.Мединский: Хотел бы начать с нескольких музейных тем, которые мы реализовываем по Вашим поручениям, – их время подошло.

Первая – Владивостокская крепость. Как Вы помните, уникальный фортификационный объект: более 800 фортов, дзотов и так далее. Строилось в основном после Порт–Артура с учётом всех выводов, которые мы делали, превращая Владивосток в неприступную крепость как с моря, так и с суши. Даже в годы Первой мировой войны строительство не прекращалось.

Забросили при большевиках, при Сталине возобновили. К сожалению, в 90–е годы опять забросили. Сейчас этот комплекс находится в сложной системе владения.

Часть – Минобороны, часть у Минкультуры каким–то образом оказалась, часть – город Владивосток, и даже несколько фортов в частной собственности. Вы поручили разобраться, что можно с этим сделать, чтобы привести это в порядок.

Что мы предлагаем? Мы предлагаем – сейчас вот как это выглядит, это лучшее, что там сохранилось, – создать на базе этой крепости по севастопольскому образцу федеральный музей-заповедник, рассказывающий об истории.

И конечно, это прекрасное место для воспитания патриотизма, тем более что вся крепость построена русскими инженерами – довольно уникальный случай.

Пока мы готовили предложения, мы нашли заброшенное здание в центре Владивостока, уже привели его в порядок за внебюджетный счёт – это и будет музейный центр.

Мы в первой половине следующего года развернём экспозицию, рассказывающую об истории крепости, истории русской военной инженерной мысли. Это будет визит–центр, откуда будут формироваться экскурсии на форты. Форты все достаточно удалённые.

Далее постепенно, один за другим начиная с 2020 года мы будем превращать эти форты в объекты туристического, экскурсионного показа. Их не надо особо реставрировать. Там надо сделать навигацию, интересную программу, экскурсии, освещение.

Пример подобный есть – это форты Калининграда. Их меньше, и они все в черте города, поэтому там полегче. Вот, например, в таком форте частный музей сделал интереснейший музейный показ. Его сдали за символическую аренду, и там сейчас тысячи и тысячи туристов. Вот примерно нечто подобное можно сделать во Владивостоке, хотя, конечно, это процесс будет непростой.

Что для этого нужно организационно? Поддержать решение о создании отдельного музея-заповедника. Так как мы здание уже привели в порядок, в первый год мы найдём средства на его запуск в рамках лимитов Министерства культуры.

А дальше такая сумма понадобится ежегодно, которая будет большей частью идти как раз на музеефикацию и освоение этих новых фортов, а не на содержание аппарата.

В.Путин: Они уже и зарабатывать что–то будут, эти объекты?

В.Мединский: Конечно. Мы хотим, чтобы эти все форты зарабатывали, это тоже принципиальный момент. Если Вы такую модель решения поддерживаете…

В.Путин: Мне кажется это интересным.

В.Мединский: Вторая история – 75 лет Победы. Одна из самых страшных в мировой истории битв – Ржев. Вот здесь рядом с трассой Москва – Рига находятся эти поля, где полегло, по имеющимся оценкам, 1 миллион 300 тысяч наших солдат.

Мы несколько лет каждый год силами Министерства обороны и Военно-исторического общества проводим там поисковые экспедиции, до 500 солдат каждый год мы достаём из–под земли, опознаём, перезахораниваем, то есть это число растёт ежегодно.

И сражение это по известным политическим причинам никогда у нас особо не афишировалось, всегда будучи в тени Сталинграда. Собственно, они взаимосвязаны, эти битвы.

Что мы предлагаем? 248 человек осталось жителей Ржева к концу сражения, представляете, из 50–тысячного города. Родилась общественная инициатива, её поддержало сначала Союзное государство, а потом уже присоединились мы: создать мемориал-памятник советскому солдату, своей грудью защитившему Москву под Ржевом.

Проводили год конкурс, родился такой интереснейший проект. Он потом прошёл общественное обсуждение, экспертизы, был вывешен в интернете, встретил, на мой взгляд, удивительную общественную позитивную поддержку.

Собственно, мы ничего не просим, кроме Вашего принципиального одобрения. Соорудим всё своими силами, привлечём внебюджетные средства, поможет, думаю, Союзное государство как инициатор этого проекта.

Если Вы поддержите, мы готовы заложить на следующей неделе камень в основание этого монумента.

В.Путин: Конечно, очень правильное, хорошее и своевременное решение.

В.Мединский: Спасибо за поддержку, Владимир Владимирович.

В.Путин: Памятник красивый, необычный.

В.Мединский: И ещё одна Ваша идея, которая подошла к степени реализации. Вы когда–то, года три назад, обратили моё внимание на разрушенную усадьбу в самом центре Москвы. Она была в таком состоянии…

Это её первый этаж, его просто не было, провал. Все просили бюджетных денег на её восстановление и превращение в какой–то очередной бюджетный объект.

Мы тогда предложили сделать из неё образцовый общественный музей, который бы содержался за счёт средств общественной организации и был бы примером неформального, неогосударствлённого подхода к музейной и популяризаторской деятельности.

Родилась идея создания на базе этой усадьбы музея военной формы, тем более в этой усадьбе исторически жили поколения офицеров. Сейчас она уже в таком виде, за эти два с небольшим года.

В.Путин: Красивая усадьба.

В.Мединский: Мы планируем к маю оборудовать музейное помещение, это будет первый в мире музей, рассказывающий всю историю нашей русской военной формы от кольчуги до формы спецназа ГРУ.

Конечно, мальчишка, придя туда, должен понимать, что это не только почётно – служить в армии, но и красиво. Это действительно здорово.

В.Путин: Думаю, что желающих будет много.

В.Мединский: Знаете, когда наши французские коллеги узнали об идее такого музея, они тут же предложили образцы французской военной формы туда привезти и показывать на выставках, и даже именную шпагу графа де Тревиля хотят у нас экспонировать – он всё–таки маршал Франции.

Владимир Владимирович, я бы Вас пригласил, если Вы найдёте время в графике, где–то поближе к 9 мая, на торжественное открытие музейной экспозиции.

В.Путин: Очень интересно, спасибо большое.

Россия > СМИ, ИТ > kremlin.ru, 7 ноября 2018 > № 2785124 Владимир Мединский


Россия > Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 7 ноября 2018 > № 2785123 Алексей Репик

Встреча с главой «Деловой России» Алексеем Репиком

Владимир Путин провёл рабочую встречу с президентом Общероссийской общественной организации «Деловая Россия» Алексеем Репиком.

В.Путин: Добрый день, Алексей Евгеньевич!

«Деловая Россия» – одна из наиболее авторитетных организаций, объединяющих предпринимателей.

Вы знаете, что совсем недавно я был на «Опоре России». Повторять некоторые вещи бессмысленно, а вот послушать Вас по поводу того, что обсуждается, как обсуждается, какие ожидания есть у Ваших коллег в отношениях с органами власти, – это было полезно и интересно.

Мы с Вами в постоянном контакте, тем не менее всегда возникают какие–то вопросы наиболее актуальные, наиболее важные на данный момент времени.

А.Репик: Уважаемый Владимир Владимирович!

Мы готовились к XIV съезду и в процессе подготовки провели серьёзную череду консультаций, пытаясь определить возможную роль бизнеса в реализации национальных целей, поставленных Вами майским Указом. И заодно посмотреть, какие есть барьеры, для того чтобы максимально эффективно использовать именно потенциал предпринимателей, делового сообщества, пытаться делать нашу страну сильнее, конкурентоспособнее, лучше.

В этой части «Деловая Россия» проработала целый набор инициатив. Хотел бы ряд из них Вам сегодня изложить, послушать Ваши комментарии по этому поводу.

Во-первых, хочу сказать, что сама идеология, заложенная в национальных целях, а также беспрецедентный размер ресурса, который направляется именно на то, чтобы наша страна стала сильнее, на будущее, сама по себе требует максимально эффективной, собранной работы как со стороны государства, так и со стороны бизнеса. В этой части мы очень ответственно относимся к своему вовлечению в этот процесс.

В первую очередь это касается возможности государству эффективно расходовать бюджетные средства через повышение конкуренции и более активное участие именно российских компаний в реализации национальных целей.

На сегодняшний момент, к сожалению, мы считаем, что система могла быть более эффективной при условии более чёткого планирования долгосрочных задач – тем более у нас система национальных проектов это подразумевает – и заблаговременного осуществления всех необходимых процедур.

Например, конкурсных процедур, для того чтобы компании могли, в том числе с помощью институтов развития, Корпорации по поддержке малого и среднего предпринимательства, очень активно сейчас работающей, Фонда развития промышленности, обновить свою производственную базу, построить технологические процессы. И, соответственно, сами участвовать в реализации государственных задач, а не отдавать этот очень важный и конкурентный рынок зарубежным компаниям.

В этой части, если разнести процедуру заключения контрактов, конкурсные процедуры, и срок начала реализации хотя бы на шесть месяцев, там, где это несрочные закупки, больше российских компаний будет вовлечено в процесс. И мы сможем в том числе приблизиться к задаче по росту нашей экономики и, соответственно, вхождению в пятёрку ведущих мировых экономик.

Второй блок – и я считаю, что это не менее важно, и об этом сейчас говорит бизнес всё громче и громче – это предсказуемость условий ведения бизнеса, в том числе предсказуемость такой важной меры, как государственная поддержка.

Потому что и в промышленности, и в туризме, и в сфере услуг государство стимулирует предпринимателей больше вкладывать в новые производства, в новые рабочие места.

В то же время это эффективно, это по–настоящему работает только в одном случае: если эта поддержка стопроцентно гарантирована. Потому что если ты не можешь в своём бизнес–плане учесть те самые обещанные меры поддержки, ты по большому счёту на них не ориентируешь уже свой процесс, и в подобном случае вся эта государственная поддержка фактически окажется бесцельной, лишней тратой бюджетных средств.

В этом плане сейчас у нас есть целый ряд сигналов, что обещанные, скажем, меры поддержки как в области сельского хозяйства, так и в области промышленности, поддержки экспортёров, которые начали в том числе нашу машиностроительную продукцию продавать на внешние рынки…

Поскольку меры поддержки пересматриваются или выполняются не в полном объёме, нам нужно настроить систему таким образом, чтобы то, что обещано, реализовывалось, и тогда под это будут в большей степени ориентироваться и финансовые институты, и сами предприниматели больше инвестировать в новые проекты.

Ещё один очень, мне кажется, положительный фактор, про который мы говорили при подготовке к съезду, – это новые сферы, в том числе и экспортные. В первую очередь хотел бы обратить внимание на туризм.

Вы очень часто в выступлениях упоминаете успехи нашего сельского хозяйства, агропромышленного комплекса. Кстати, «Деловая Россия», по крайней мере наши представители именно агропрома передают Вам за это всегда благодарность. Их успехи действительно видны. Вы говорите часто, что экспорт сельскохозяйственной продукции у нас превысил экспорт вооружения.

Хочу сказать, что следующая большая вещь в этом плане – это въездной туризм. После чемпионата мира уже сейчас девять миллиардов долларов – это объём въездного туризма. Мне кажется, что он посоревнуется и посоперничает и с нашими сельхозпроизводителями, и с нашими технологическими компаниями.

Здесь важно что? Здесь нужно, конечно, учитывать при планах развития инфраструктуры необходимость тех задач, которые стоят именно по удобству, транспортному и вообще инфраструктурному, использования объектов, нужно с бизнесом согласовывать градостроительные планы, нужно чётко понимать, где что можно, а где что нельзя.

В конечном счёте вполне справедливо также субсидировать процентные ставки по кредитам, которые направляются на строительство новых интересных туристических рекреационных объектов, потому что всегда мы говорим, что есть льготные кредитные ставки и дешёвые деньги для строительства фабрик, а ведь хорошая гостиница или хороший концертный зал – такая же фабрика, просто услуг, и, в общем–то, не меньший генератор успешных экспортных проектов.

Наряду с туристической сферой очень большим блоком мог бы быть вообще экспорт услуг. У нас сейчас, к сожалению, не определён в Налоговом кодексе, пока нет чёткой дефиниции, экспорт услуг в отличие от наших конкурентов – европейских стран, даже ряда стран БРИКС.

И в этой части получается, что в отличие от экспорта товаров мы становимся менее конкурентоспособны, потому что, например, налог на добавленную стоимость, к сожалению, взимается как за границей, так и здесь, дома, а вычет по НДС применять компании российские не могут. И я бы тоже просил Вас от лица наших предпринимателей на этом заострить внимание Правительства, посмотреть, поручить проработать.

Ещё хотели, конечно, обрадовать Вас, что в России всё больше и больше становится интересных проектов, связанных с НИРами, НИОКРами, появлением продуктов интеллектуальной деятельности – это хороший знак. Это говорит о том, что наконец появляется эта смычка между наукой и предпринимателями, и экономикой.

Но в этом контексте, конечно, очень важно не допустить здесь офшоризации, перевода этих прав интеллектуальной собственности во всякие льготные и, скажем так, безналоговые юрисдикции.

Для этого предлагаются различного рода эксперименты, в том числе эксперименты, связанные с льготными ставками обложения экспорта результатов интеллектуальной деятельности при условии, что он находится в России. Но сейчас, в общем–то, этот экспорт, к сожалению, ведётся из офшорных юрисдикций.

Мне кажется, что если мы посмотрим на опыт других стран – Соединённых Штатов, Европейского союза – в части использования такого инструмента, как так называемый patent box, «патентная коробка», может быть, это позволит нам получить дополнительные доходы бюджета уже сейчас.

Эти инициативы и ряд других у нас сейчас на повестке. Наверное, больше всего, если говорить количественно, при подготовке съезда активность проявляли представители строительного сектора.

Все нелегко переживают переход на новую форму финансирования, уход от долевого финансирования к проектному. В этом контексте одной из важных для них мер является возможность учитывать в составе своих расходов объекты инфраструктуры, безвозмездно передаваемые государству, потому что хочется делать хорошо, хочется строить и социальную инфраструктуру, и инженерную на высоком уровне.

Доходность у застройщиков, конечно, резко упадёт, и придётся поделиться с банками в рамках перехода на проектное финансирование. В этой части, по крайней мере на переходный период, просили бы Вас посмотреть на этот вопрос с точки зрения возможной поддержки наших застройщиков.

В.Путин: Прежде всего хотел бы Вас поблагодарить за то, что Вы выбрали такую тему, как поддержка и совместное участие в реализации национальных проектов, потому что, только объединяя усилия, – я уже об этом говорил, в том числе публично – мы можем добиться нужного всем нам результата, именно всем нам: и бизнесу, и государству в целом. То, что Вы сосредоточили своё внимание именно на этих направлениях, это чрезвычайно важно, и считаю, что это ценно, и хочу Вас за это поблагодарить.

Теперь по конкретным направлениям, мы сейчас поговорим подробнее, но согласен с Вами в том, что если государство обещает какую–то поддержку, то оно должно свои обещания выполнять. Иначе мы ставим бизнес в очень сложные условия.

Дело даже не в том, что чего–то недодали, а дело в том, что проект разваливается в этой связи. Ведь эта поддержка связана с тем, что люди, имея в виду, что она будет, берут кредитные ресурсы, выстраивают свои бизнес–планы, а когда она исчезает, рассыпается весь бизнес–проект. Я это прекрасно понимаю, уже неоднократно с этим сталкивался, люди об этом говорят.

Что касается другой важной темы – строительства: чрезвычайно важная вещь, очень тонкая и чрезвычайно чувствительная и для экономики в целом, и для строительной отрасли в частности, и для людей.

Нам нужно добиться того, чтобы у нас не было серьёзных сбоев в объёмах строительства – это задача номер один.

В то же время нам нужно обеспечить безусловные интересы граждан, которые не должны страдать от различных схем или даже от отсутствия таковых, от того, с чем связаны риски долевого строительства. Нам нужно от этого уходить и переходить, безусловно, к современным рыночным способам регулирования в этой сфере.

Здесь тоже важна поддержка государства, здесь нужны понятные, прозрачные процедуры, объёмы этой поддержки и способы её доведения до отрасли должны быть понятны. Об этом, надеюсь, ещё предстоит серьёзный разговор с Правительством. Но хочу, чтобы Вы знали: я настроен именно на такую совместную работу.

Россия > Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 7 ноября 2018 > № 2785123 Алексей Репик


Россия > СМИ, ИТ > comnews.ru, 7 ноября 2018 > № 2784185

5G-сети в РФ получили план развития

Леонид Коник

Рабочая группа "Информационная инфраструктура" АНО "Цифровая экономика", которую возглавляет операционный директор ПАО "МегаФон" Анна Серебряникова, одобрила Концепцию создания и развития сетей 5G/IMT-2020 в Российской Федерации. Этот документ, представленный российским Союзом операторов мобильной связи LTE (LTE Union), подготовило ООО "Спектрум Менеджмент".

Время для появления концепции создания и развития сотовых сетей пятого поколения в России - самое горячее: 5G - уже не технология будущего, а четко описанный стандарт. В июле 2018 г. международное партнерство 3GPP, которое объединяет семь органов стандартизации из Европы, США, Китая, Японии, Кореи и Индии, финализировало спецификацию LTE Release 15, которая является первым стандартом 5G и обеспечивает усовершенствованный высокоскоростной интернет (eMBB), а летом 2019 г. намерено представить полноценный стандарт 5G (LTE Release 16), включающий сверхмалые задержки в передаче сигнала (URLLC) и поддержку большого количества подключенных устройств (mMTC).

Выступая на конференции 4G/5G Summit 22 октября 2018 г. в Гонконге, президент Qualcomm Inc. Кристиано Амон заявил: "Первые коммерческие сети 5G станут реальностью уже в 2019 г. - это произойдет в США, Южной Корее, Японии, Австралии и нескольких странах Европы. Я говорю всем регуляторам в мире: отдайте все частоты, какие только можно, под сети 5G - от полос ниже 6 ГГц до миллиметрового диапазона, до 26-28 ГГц, 40 ГГц и выше. Эти сети нужны для других индустрий, а вовсе не только для работы мобильных телефонов".

Все участники глобальной сотовой индустрии сошлись во мнении, что для сетей пятого поколения необходимы полосы радиочастот в трех разных диапазонах - ниже 3 ГГц (для обеспечения широкого покрытия), 3-6 ГГц (для покрытия и емкости сети, прежде всего в крупных городах) и выше 24 ГГц (в так называемом миллиметровом диапазоне, для большой емкости сети и точечного покрытия). В соответствии с этой общей схемой в Европе и многих других регионах мира регуляторы уже выделяют частоты в диапазонах 700 МГц, 3,4-3,8 ГГц и 26-28 ГГц. Однако в России с большинством из этих диапазонов существуют проблемы.

В Концепции создания и развития сетей 5G/IMT-2020 в РФ указано, что диапазон 790-862 МГц хотя и выделен для сетей LTE-Advanced, но на практике почти не доступен для использования из-за действующих в нем РЭС воздушной радионавигационной службы и другого назначения. Диапазон 880-960 МГц вроде бы выделен для GSM, 3G и LTE-Advanced, но по причине работы в нем РЭС воздушной радионавигационной службы возможности развертывания широкополосных сетей в этом диапазоне существенно ограничены.

Диапазоны 1800 МГц и 2,1 ГГц в России выделены для внедрения сотовых сетей, но и в них имеются локальные ограничения - из-за работающих там радиоэлектронных средств (РЭС) фиксированной службы (радиорелейных линий), а во втором диапазоне - еще и РЭС Минобороны РФ. Использование диапазона 2,3-2,4 ГГц для сетей 5G в России ограничено применением РЭС мобильного беспроводного доступа отечественного производства (по результатам проведенных конкурсов), РЭС Минобороны и МВД. Полоса 2,5-2,69 ГГц выделена для сетей LTE-Advanced, но локальные ограничения для них создают РЭС радиолокации. И лишь миллиметровый диапазон не содержит явно выраженных обременений. При этом данные диапазоны не могут заменить полосы радиочастот ниже 1 ГГц за пределами крупных городов.

Выступая на конференции Mobile 360 - Russia & CIS, которую GSM Association провела в Москве 30-31 октября 2018 г., исполнительный директор LTE Union Гульнара Хасьянова рассказала, что еще в середине 2017 г. доля российского населения в возрасте старше 12 лет, которое пользовалось для доступа в интернет исключительно мобильными устройствами, превысило долю тех, кто применяет для этого настольные компьютеры. По данным Mediascope, к январю 2018 г. исключительно мобильные гаджеты для интернет-доступа использовало 21,6 млн россиян в возрастной категории 12+, а только настольные компьютеры - лишь 16 млн человек. Гульнара Хасьянова напомнила, что объем трафика в российских сотовых сетях в 2016 г. составил около 4 Эбайт, в 2017 г. вырос почти до 7 Эбайт, а по прогнозам на 2018 г. достигнет 10 Эбайт.

Исполнительный директор LTE Union указала, что тенденция роста объема мобильного трафика в три раза за три года сохранится и в дальнейшем: прогнозы аналитиков говорят о том, что в 2021 г. он вплотную приблизится к 30 Эбайт. "Существующие возможности увеличивать емкость сетей в разы и поддерживать высокий уровень качества обслуживания практически исчерпаны", - заявила Гульнара Хасьянова, подчеркнув, что справиться с постоянно растущим трафиком позволят только сети 5G.

В качестве еще одной важной сферы применения сетей пятого поколения Гульнара Хасьянова назвала интернет вещей (IoT). По ее словам, объем российского рынка IoT к началу 2017 г. достиг 67 млрд руб., и до 2020 г. совокупный среднегодовой темп роста в его различных сегментах составит от 3,3% (умный город) и 7,8% (в промышленности) до 15% (в торговле) и 25,2% (умный дом).

Как сообщил корреспонденту ComNews генеральный директор ООО "Спектрум Менеджмент" Игорь Гурьянов, Концепция предлагает в полосе до 3 ГГц выделять операторам каналы шириной 5-20 МГц, в полосе 3-6 ГГц - каналы 40-100 МГц, а в полосах выше 24,25 ГГц - каналы 200-800 МГц. Для наделения сетей 5G частотами во всех трех диапазонах авторы концепции рекомендуют освободить полосу 694-790 МГц от сетей цифрового эфирного телевещания стандарта DVB-T2 (перепланировав их ниже 694 МГц, с учетом отключения аналогового ТВ-вещания в 2019 г.), а в полосе 3,4-3,8 ГГц в 19 крупнейших городах перевести земные станции фиксированной спутниковой связи (С-диапазона) в диапазон Ku или вывести за пределы этих городов, с 15 декабря 2019 г. прекратить использование там радиорелейных станций, а также определиться с выводом из этого диапазона РЭС фиксированного беспроводного доступа.

В дополнение к отдельным полосам радиочастот в диапазоне 3,4-3,8 ГГц Концепция предполагает использование диапазона радиочастот 4,4-4,99 ГГц, как это планируют сделать Япония, Китай и Вьетнам. Авторы документа уточняют, что на участках спектра 4,4-4,5 ГГц и 4,8-4,99 ГГц в России действуют радиорелейные станции, но в районах крупных городов их использование не столь интенсивно. Участок 4,5-4,8 ГГц используется для фиксированной спутниковой связи (в направлении "космос - Земля"), но тоже неинтенсивно. "В силу проблем занятости полосы радиочастот 3400-3800 МГц в среднесрочной перспективе следует рассмотреть возможность использования полосы радиочастот 4400-4990 МГц", - говорится в документе.

Что касается высоких частот (24,25-27,5 ГГц), которые имеют наименьшие проблемы с занятостью, Концепция предлагает в 19 крупнейших городах страны вывести из этого диапазона земные станции спутниковой службы исследования Земли (с созданием ЦОДа для распространения данных этой службы в таких городах), радиорелейные линии и сети фиксированного беспроводного доступа (также в 19 городах с самым большим населением).

Опираясь на исследование "5G в России. Перспективы, подходы к развитию стандарта и сетей", которое компания PwC Russia выпустила в мае 2018 г., авторы Концепции совместно со специалистами PwC рассмотрели три варианта развертывания российских сетей связи пятого поколения. Два из них предусматривают использование новых и действующих диапазонов радиочастот: первый - самостоятельное развитие сетей каждым из операторов (при совместном использовании сайтов размещения оборудования, башен, волоконно-оптических линий связи), а второй - развитие на базе интенсивного совместного использования активного сетевого оборудования.

Третий вариант предполагает развитие сети только в новом диапазоне радиочастот (а именно в диапазоне 3,4-3,8 ГГц) единым инфраструктурным оператором, с ее последующим использованием всеми прочими операторами на договорной основе.

Сравнив все три варианта по набору критериев, авторы концепции подсчитали, что первый вариант является лучшим с точки зрения развития конкуренции и инноваций, наличия стимулов к повышению качества услуг, управления технологическими рисками и управления политическими рисками. Второй вариант набрал высший балл по экономической эффективности, обеспечению финансирования развития инфраструктуры, скорости разворачивания сети и проникновения услуг. Вариант единого инфраструктурного оператора ни по одному из критериев не занял первого места, а второй - только по критерию экономической эффективности (по всем остальным критериям он замыкает рейтинг). На этом основании проект Концепции отдает предпочтение второму варианту развертывания сетей 5G в России.

Вариант 1 подразумевает наибольшие суммарные инвестиции для отрасли: каждый из операторов за 2020-2027 гг. в среднем должен будет инвестировать в сеть радиодоступа и модернизацию транспортной сети для 5G по 130-165 млрд руб., а суммарные затраты отрасли составят 550-610 млрд руб. (при условии развития сетей четырьмя операторами). "Такие показатели примерно соответствуют или незначительно превышают исторически сформированные уровни капитальных вложений в разворачивание предыдущих поколений мобильной связи и составят примерно 8% от прогнозной выручки отрасли в 2020-2027 гг.", - комментирует Игорь Гурьянов.

Как указано в Концепции, при создании единой сети 5G/IMT-2020 в диапазоне 3,4-3,8 ГГц (вариант 3) имеет место высокий уровень капитальных вложений и операционных затрат, так как потребуется масштабное создание инфраструктуры (линий связи, площадок для размещения оборудования базовых станций и ЦОДов), а также внедрение ИТ-систем, обеспечивающих деятельность единой сети 5G, которая уже имеется у существующих игроков рынка. Отсутствие возможности использовать более низкие диапазоны радиочастот также увеличит капитальные затраты. "Развитие сети радиодоступа 5G и транспортной сети (без учета опорных сетей) потребует не менее 470-514 млрд руб. и увеличит суммарные операционные затраты отрасли на 12-22 млрд руб. ежегодно", - говорится в документе.

Вариант 2, который предполагает "шеринг", аналогично текущей модели совместного развития LTE в РФ, но с совместным использованием около 70% базовых станций 5G парой операторов, потребует от каждого игрока значительно меньших затрат - в среднем 110 млрд руб. (в сети радиодоступа и транспортную сеть, без учета опорной сети). Суммарные затраты четырех операторов в создание инфраструктуры 5G-сетей в этом случае составят 400-445 млрд руб. (при весьма существенном сокращении операционных затрат). "В случае консервативных темпов роста трафика - в 12 раз к 2027 г. - или при оптимизации инвестиций в покрытие за счет объединения инфраструктуры более чем двух операторов представленные уровни капитальных вложений будут ниже еще на 5-20%", - отметил глава ООО "Спектрум Менеджмент".

Так как разработка концепции создания сетей 5G предусмотрена программой "Цифровая экономика Российской Федерации", в качестве показателей и индикаторов ее реализации взяты те, что закреплены в программе. В частности, по направлению "Информационная инфраструктура" программы установлен показатель "во всех крупных городах (1 млн человек и более) устойчивое покрытие 5G и выше" со сроком достижения показателя - 2024 г.

Согласно дорожной карте программы, в 2020 г. сеть 5G должна заработать в одном городе, в 2021 г. - в двух городах, в 2022 г. - в пяти, в 2023 г. - в 10, а в 2024 г. - во всех 15 городах-миллионниках. Но это не означает, что новые мобильные технологии будут доступны только в крупнейших городах. "В отличие от предыдущих сотовых стандартов, где новое поколение сетей связи ассоциировалось только с новым радиоинтерфейсом, в будущих сетях подвижной радиосвязи технологии 5G/IMT-2020 планируется применять как новый радиоинтерфейс, получивший название New Radio (NR), так и эволюцию стандарта LTE-Advanced", - поясняет Игорь Гурьянов.

"Главным выводом, который возможно сделать по результатам рассмотрения Концепции создания и развития сетей 5G в России, является необходимость объединения всех ресурсов и усилий операторов - членов Союза LTE и государства в высвобождении необходимого радиочастотного ресурса и подготовки нормативно-правовой базы для скорейшего внедрения в России сетей 5G/IMT 2020 - основы "Экономики 4.0" в России", - резюмировал Игорь Гурьянов.

Гульнара Хасьянова уточнила корреспонденту ComNews, что в соответствии с действующей программой "Цифровая экономика РФ" Концепцию должна утвердить Правительственная комиссия по цифровому развитию, использованию ИТ для улучшения качества жизни и условий ведения предпринимательской деятельности, куда ее вносит Министерство цифрового развития, связи и массовых коммуникаций совместно с АНО "Цифровая экономика". "Утверждение Концепции планировалось до конца 2018 г., но с учетом окончания работ по разделу "Информационная безопасность" в конце года ее планируется утвердить в I квартале 2019 г.", - сообщила Гульнара Хасьянова. При этом даже утвержденная на всех уровнях Концепция еще не гарантирует операторам радиочастоты - вопросом их выделения, включая проведение аукционов, ведает Госкомиссия по радиочастотам.

"Сегодня нет полного понимания относительно доступности - незанятости другими гражданскими и специальными пользователями - частотного спектра, в котором будут создаваться сети 5G. Такие исследования уже проводятся некоторыми игроками рынка, и результаты данных тестов ожидаются к концу 2018 г. В связи с пока не разрешенной неопределенностью для объявления аукциона на частоты для развития сетей 5G одного представленного документа, скорее всего, будет недостаточно", - полагает директор по обеспечению лицензионно-разрешительной деятельности Tele2 (ООО "Т2 Мобайл") Кирилл Андрухов. При этом он с осторожностью смотрит на идею использования частот 4,4-4,99 ГГц для 5G-сетей: "Основное требование к использованию того или иного диапазона - его доступность и качественная поддержка абонентскими устройствами. Чтобы принять решение о задействовании 4,4-4,99 ГГц, прежде необходимо досконально исследовать вопрос доступности этих частот".

Руководитель по радиочастотному обеспечению ПАО "МегаФон" Павел Мамченков также призывает не торопиться с использованием нестандартных полос частот: "На фоне общих сложностей с доступом к радиочастотному спектру в базовых для 5G диапазонах любые возможные альтернативы не могут быть лишними. Но двигаться предпочтительно туда, где есть готовая экосистема оборудования, - например, в полосы 3,4-3,8 ГГц и 24,26-29,5 ГГц. В полосе 4,4-4,99 ГГц ее на данный момент нет. В любом случае, этот диапазон не будет иметь статуса глобального в рамках Международного союза электросвязи. Кроме того, от ведущих вендоров пока нет подтверждения того, что они готовы в ближайшей перспективе производить оборудование с поддержкой этого нестандартного диапазона. Поэтому процесс стандартизации и начала производства может затянуться".

Исполнительный вице-президент по корпоративной стратегии и развитию бизнеса ПАО "ВымпелКом" Александр Поповский с трибуны конференции Mobile 360 - Russia & CIS говорил: "Мы подсчитали, что для сетей 5G в диапазоне 3,4-3,8 ГГц в России для всех операторов нужен спектр шириной 600 МГц. Но пока можно говорить о доступности всего лишь десятков мегагерц спектра". При этом в беседе с корреспондентом ComNews он отметил, что из-за проблем с доступностью частот в полосе 3,4-3,8 ГГц в России имеет смысл задействовать для сетей 5G диапазон 4,4-4,99 ГГц. "В нашей ситуации важно набрать широкую полосу, и использование различных диапазонов с точки зрения девайсов будет гомогенно. Уже в 4G терминалы поддерживают все частотные диапазоны, а LTE-1800, который распространен в Китае, в России по уровню проникновения сравним с 4G-сетями в диапазоне 2,5-2,7 ГГц", - говорит Александр Поповский.

Позицию МТС по частотам для сетей 5G в ComNews передала пресс-служба компании: "В России должны сохраняться равные конкурентные условия для всех участников ИКТ-рынка. Своевременное решение по распределению частот на прозрачной аукционной основе за адекватную стоимость будет решающим в запуске первых коммерческих сетей 5G и развитии в РФ цифровой экономики. Мы заинтересованы в получении необходимого частотного ресурса - как в низких диапазонах, так и в высоких диапазонах".

Операторы спутниковой связи, занимающие часть диапазона 3,4-3,8 ГГц, не горят желанием с ним расстаться. "На вывод земных станций фиксированной спутниковой связи (ФСС) за город операторы вряд ли пойдут: это дорогое удовольствие, учитывая необходимый уровень инвестиций в новую инфраструктуру. К тому же есть перевозимые абонентские земные станции, которые по своей сути не могут быть ограничены местами размещения. Учитывая, что необходимые расстояния разноса базовых станций 5G и земных станций ФСС могут составлять десятки километров, а также отсутствие каких-либо ограничений на размещение базовых станций в пригородах, эта мера вряд ли будет действенной без разработанной регуляторики", - прокомментировал корреспонденту ComNews представитель государственной организации, эксплуатирующей спутниковые системы связи.

"Если C-диапазон будет решено использовать для сетей 5G, придется договариваться о компромиссах и компенсациях - на чем настояли западные операторы Intelsat и SES, - и не все с этим согласны, - говорит еще один представитель российской отрасли спутниковой связи. - К тому же никто не оценивал, нужно ли сотовым операторам столько частот для 5G - во всяком случае, нам таких расчетов не показывали".

Директор по вопросам радиочастотного обеспечения ФГУП "Космическая связь" (ГПКС) Иосиф Поволоцкий в беседе с корреспондентом ComNews оценил перспективы различных полос частот для использования под сети 5G. По его словам, полоса частот 694-790 МГц используется в РФ для радиовещательной службы (наземное ТВ) в соответствии с Планом GE06, в этой же полосе частот работают системы воздушной радионавигационной службы, ряд участков этой полосы относятся к категории ПР и используются исключительно для решения государственных задач. "Частот для обеспечения передачи нескольких мультиплексов по территории страны не хватает и существенное сокращение используемой полосы (примерно на треть) не вызовет понимания у вещателей и у авиации, которая до сих пор использует РСБН для воздушной навигации и передачи телеметрии. Мне представляется, что на данном этапе не видно перспектив использования рассматриваемой полосы частот для 5G", - отметил он.

Полоса частот 3400-3800 МГц, по словам Иосифа Поволоцкого, активно используется всеми отечественными системами спутниковой связи, которые полностью покрывают территорию страны. "Только у ГПКС в этой полосе в настоящее время работает 61 ствол. Емкость этих стволов используется на всей территории России. Новые КА, которые сейчас строятся и будут запущены до 2021 года, также будут использовать полосу частот 3400-3800 МГц, а общее количество стволов в рассматриваемой полосе частот возрастет до 78. Наряду с ГПКС эту же полосу частот использует ГКС, а также другие категории пользователей, поэтому освобождение полосы частот 3400-3800 МГц также представляется проблематичным. Тем более, что полоса частот, на которую претендует 5G, составляет половину выделенной для спутниковой связи полосы частот 3400-4200 МГц", - говорит Иосиф Поволоцкий.

По поводу полосы частот выше 24 ГГц директор по вопросам радиочастотного обеспечения ГПКС отметил, что с учетом того, что эти полосы частот для 5G предлагается использовать для точечного покрытия ограниченного количества пунктов, представляется что при наличии доброй воли у всех заинтересованных сторон в Ка-диапазоне вполне можно выработать принципы совместного использования частот с иными службами.

По данным ComNews, на 23 ноября 2018 г. назначено заседание российской Госкомиссии по радиочастотам (ГКРЧ), которая, как ожидается, откроет исследования различных частотных диапазонов на предмет доступности и применимости для сетей пятого поколения.

Россия > СМИ, ИТ > comnews.ru, 7 ноября 2018 > № 2784185

Полная версия — платный доступ ?


Россия. США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 6 ноября 2018 > № 2791701 Сергей Лавров

Лавров: Договоры о разоружении являются заложниками внутриполитических потрясений в США (El Pais, Испания)

Санкции Евросоюза против России из-за ее политики в отношении Украины являются близоруким решением и введены по прямому указанию Вашингтона, сказал министр иностранных дел России Сергей Лавров в интервью испанской газете «Эль Паис» накануне своего визита в Мадрид. Он также подчеркнул, что Дональд Трамп, будучи прагматиком, способен понять, что стабильное сотрудничество с Россией более выгодно для самих американцев, чем продолжение никому ненужной конфронтации.

El Pais, Испания

«Эль Паис»: Как Вы оцениваете состояние двусторонних российско-испанских отношений, и каковы приоритетные темы, которые Вы намерены обсудить во время своего визита в Мадрид?

Сергей Лавров: Сегодня Мадрид — наш важный партнер в Европе. Поддержанию доброжелательной атмосферы в двусторонних связях способствует регулярный политический диалог на высшем уровне. Устойчиво растет товарооборот, который по итогам прошлого года увеличился на 20,6%, достигнув 5,3 миллиарда долларов. Положительная динамика сохраняется и в нынешнем году. Плодотворно работает Межправительственная смешанная комиссия по экономическому и промышленному сотрудничеству, очередное, десятое заседание которой должно состояться в ближайшее время.

Укрепляется гуманитарное взаимодействие. С большим успехом в 2015-2016 годах прошел Год русского языка и литературы на русском языке в Испании и Год испанского языка и литературы на испанском языке в России. В настоящее время продолжается совместная работа по наполнению программы запланированного на 2019-2020 годы перекрестного Года образования и науки. Продвигаются туристические обмены. Этому во многом способствовало успешное проведение в перекрестного Года туризма (2016-2017). Ежегодно вашу гостеприимную страну посещает более 1 миллиона россиян. С удовлетворением констатирую постепенное увеличение испанских туристов в России. Их количество в минувшем году составило порядка 120 тысяч человек.

Достаточно интенсивный характер носят контакты по линии внешнеполитических ведомств. За последние годы мои испанские коллеги дважды посещали Москву. Мы также встречались на различных многосторонних площадках. Буду рад возможности познакомиться с новым министром иностранных дел, по делам Европейского союза и сотрудничества Испании господином Ж.Боррелем, с которым я планирую предметно обсудить ключевые вопросы двусторонней, европейской и международной повестки дня.

— Экономическое сотрудничество между Россией и Европейским союзом серьезно пострадало из-за Украины и Крыма, что привело к санкциям и контрсанкциям. Что должна, что хочет и что может сделать Россия, по Вашему мнению, чтобы выйти из состояния конфронтации?

— Нынешнее состояние отношений между Россией и ЕС не может считаться нормальным. Думаю, что с этим согласны и наши испанские партнеры. Мифическая «российская угроза» навязывается европейцам, по большей части, извне. Основным раздражителем остается недальновидное решение Евросоюза ввести против России — по прямой указке Вашингтона — односторонние ограничения. Примечательно, что сами американцы при этом убытков не несут. По инерции брюссельская бюрократия «заморозила» и большинство доказавших свою эффективность диалоговых механизмов практической кооперации.

Наиболее близки к объективной оценке ситуации деловые круги в Европе. Весьма показателен в этом плане августовский доклад Восточного комитета германской экономики, в котором содержится призыв пересмотреть стратегию ЕС в отношении нашей страны, приступить к развитию полноформатного экономического сотрудничества.

Цифры потерь государств Евросоюза от санкций называются различные. По некоторым оценкам, речь идет о сумме, значительно превышающей 100 миллиардов евро. Важно, чтобы это понимание пришло, наконец, к европейским политикам. Мы неоднократно говорили о готовности отменить контрмеры. Но первый шаг в этом направлении должен сделать именно ЕС, который пошел на раскручивание санкционной спирали. Рассчитываем, что здравый смысл в итоге возьмет верх. Ведь объективно санкции не выгодны ни России, ни Евросоюзу.

— В 2015 году Россия и Израиль достигли соглашения о совместных действиях по обеспечению безопасности полетов над Сирией. Это соглашение эффективно действовало на протяжении трех лет. Будет ли оно действовать в дальнейшем? В случае если оно будет поддерживаться, будет ли оно откорректировано?

— Действительно, в свое время президент России Владимир Путин и премьер-министр Биньямин Нетаньяху пришли к пониманию необходимости сотрудничества в предотвращении воздушных конфликтов между действующей в Сирии группировкой ВКС России и ВВС Израиля. Речь идет именно о понимании, а не каком-либо письменно оформленном соглашении по образцу, например, подписанного в октябре 2015 года российско-американского Меморандума о предотвращении инцидентов и обеспечении безопасности полетов авиации в ходе операции в Сирии.

К сожалению, израильская сторона не всегда четко выполняла обязательства, прежде всего в части, касающейся предупреждения российских военных о боевых операциях, осуществляемых на сирийской территории. В ряде случаев это ставило под угрозу жизнь и здоровье находящихся в Сирии наших военнослужащих — например, при бомбардировке израильскими самолетами объектов в районе Пальмиры в марте 2017 года.

Мы предупреждали о том, что подобное отношение может привести к трагическим последствиям — такие сигналы доводились по всем каналам и на самом высоком уровне. Одновременно подчеркивали, что силовые акции не способны решить вопросы израильской обеспокоенности в сфере безопасности, а лишь способствуют росту региональной напряженности. Тем не менее, практика нанесения ударов по целям на территории Сирии продолжалась. Именно это привело к трагической гибели российского самолета-разведчика Ил-20 с 15 офицерами на борту. Не буду вдаваться в подробности трагедии. Они известны. А причины хорошо понятны специалистам. После инцидента 17 сентября мы не могли оставить все как есть. Реакция России была сдержанной, но решительной.

— В Сирии союзниками России являются президент Башар Асад, Иран и Турция. Но на территории Сирии действуют военные США, европейских стран НАТО и вооруженная оппозиция. Возможно ли объединение всех этих сил для борьбы с радикальными исламистами ради установления мира в Сирии?

— С нашей точки зрения, это было бы идеальным решением, к которому мы неоднократно призывали. Терроризм — глобальный вызов и нейтрализовать его можно только сообща, на прочной основе международного права.

Соответствующую инициативу о формировании широкого антитеррористического фронта под эгидой ООН выдвинул с трибуны ее Генеральной Ассамблеи президент России Владимир Путин еще в сентябре 2015 года. К сожалению, она не получила поддержки западных партнеров. Это вызывает сожаление, поскольку террористы угрожают всем без исключения членам мирового сообщества. Отсидеться «в тихой гавани» больше никому не удастся.

Попутно отмечу, что статус вооруженного присутствия упомянутых Вами государств в Сирии далеко не равноценен. Например, российские военные находятся на сирийской земле в соответствии с обращением и по приглашению законных властей этой страны. При этом нахождение там американцев — без согласия ее руководства — противоречит международному праву, являясь по сути оккупацией части территории суверенного государства.

— Верите ли Вы в стремление президента CШA Дональда Трампа улучшить отношения между двумя странами? Если верите, то на чем основано Ваше доверие?

— Дональд Трамп и в публичных комментариях, и на двусторонних встречах не раз говорил о стремлении к нормализации российско-американских отношений. Думаю, что он действительно хотел бы изменить к лучшему атмосферу диалога, найти точки соприкосновения по различным вопросам, причем вовсе не из-за каких-то особых чувств к нашей стране. Нынешний президент США — прагматик и интересы Америки для него, разумеется, стоят на первом месте. Но он понимает, что стабильное и предсказуемое сотрудничество с Россией, безусловно, выгоднее самим американцам, чем продолжение бесплодной конфронтации.

В мировых делах слишком много проблем, где интересы России и США пересекаются. Как обладатели крупнейших ядерных потенциалов мы вместе несем особую ответственность за поддержание стратегической стабильности и глобальной безопасности. Есть и другие сферы, где нам в любом случае предстоит работать — от борьбы с терроризмом и другими опасными вызовами до урегулирования региональных кризисных ситуаций, развития торгово-экономических связей, вопросов экологии, климата.

Не секрет, что США сейчас проходят непростой этап внутреннего развития и это мешает нормальному взаимодействию. В вашингтонских политических разборках активно используется «российская карта», искусственно подогреваются русофобские настроения. Хочется надеяться, что американские элиты в какой-то момент разберутся между собой, и их дрязги перестанут отравлять российско-американские связи. Это позволило бы восстановить полноформатное сотрудничество, в целом способствовало бы оздоровлению международной обстановки.

— В климате всеобщего недоверия, хуже которого не было со времен холодной войны, возможно ли выделить и решить конкретные проблемы в отношениях с США, например в области разоружения, несмотря на общую обстановку?

— Мы открыты к тому, чтобы в прагматичном ключе искать решения различных проблем в наших отношениях. Готовы для начала постараться наладить конструктивный диалог хотя бы в тех областях, где интересы России и США объективно пересекаются и где есть шансы добиться позитивных результатов. Однако на практике выделять и решать отдельные вопросы пока не получается из-за позиции американской стороны.

К примеру, давно предлагаем заняться устранением многочисленных «раздражителей» в двусторонней сфере отношений — будь то неприемлемая ситуация с арестами наших граждан по американским запросам в третьих странах или положение усыновленных из России детей в США. Многие из них вполне можно было бы урегулировать при наличии доброй воли с обеих сторон. Однако в Вашингтоне последовательно уклоняются от поиска развязок, ссылаясь на общую неблагоприятную атмосферу отношений, ситуацию на Украине, в Сирии и др.

Совместной работе сильно мешают внутриполитические неурядицы в США. К сожалению, их заложниками становятся даже важные для поддержания глобальной стабильности договоры между нашими странами о разоружении. Симптоматично, что республиканская администрация объявила о намерении выйти из Договора о РСМД именно накануне промежуточных выборов в Конгресс 6 ноября. Видимо, она не в последнюю очередь рассчитывала таким образом подкрепить позиции однопартийцев накануне голосования.

— Во времена холодной войны главной причиной конфронтации между СССР и Западом была идеология. Могли бы Вы сформулировать главную причину расхождений между Россией и Западом сегодня?

— Основная причина заключается в стремлении ряда государств Запада сохранить любой ценой лидирующие позиции на международной арене, продолжать навязывать всем и повсюду свою волю и ценности, решать свои узкокорыстные проблемы за счет других членов мирового сообщества.

Особенно сильны эти настроения в американском политическом истеблишменте, где упорно отказываются признавать объективные реалии формирующегося полицентричного мироустройства, по-прежнему рассматривая США в качестве мирового гегемона, по указке которого должны действовать все остальные.

Соответственно, в независимой внешней политике России, в нашей самостоятельной позиции по ключевым проблемам современности видят угрозу американскому, в целом западному глобальному доминированию. В этой связи против нас энергично применяют односторонние экономические санкции, другие инструменты сдерживания — от наращивания военной активности вблизи наших границ до беспрецедентной по размаху антироссийской информационной кампании.

Хочется надеяться, что в западных столицах со временем осознают, что это тупиковый путь. Со своей стороны мы были и остаемся открыты к тому, чтобы вести конструктивный прагматичный диалог, выстраивать отношения, основанные на принципах международного права, взаимного уважения и учета интересов друг друга.

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 6 ноября 2018 > № 2791701 Сергей Лавров


Россия. США. Китай > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 6 ноября 2018 > № 2791692

Stratfor (США): общие антиамериканские интересы укрепляют российско-китайскую дружбу

Частная американская разведывательно-аналитическая компания представила оценки на ближайшую перспективу развития отношений России и Китая в связи с усилением политического и экономического давления на эти страны со стороны Соединенных Штатов. Главный вывод, к которому пришли аналитики «Стратфор»: в 2019 году продолжится стратегическое сближение между РФ и КНР — так же, как и их соперничество с США.

Основные моменты, Stratfor, США

Стратегическое сближение между Россией и Китаем идет по многим направлениям и является продолжением долгосрочной тенденции, поскольку обе державы стремятся ослабить господство США в мировом порядке.

Если не считать энергетику, потенциал экономических отношений России и Китая используется не на полную мощность. У Москвы и Пекина не совпадают взгляды на геоэкономику из-за существенной разницы в их интеграционных инициативах.

Сближение между двумя державами продолжится и в 2019 году. Важнее всего то, что они будут укреплять сотрудничество в сфере безопасности, отчасти из-за того, что Вашингтон усиливает давление как на Россию, так и на Китай.

_________________________________________________________________________

Российско-китайские отношения очень важны для мирового порядка, поскольку великодержавное соперничество между США, Россией и Китаем усиливается. Для оценки тенденций этих взаимоотношений на предстоящий год необходимо проанализировать все их многочисленные аспекты: экономический, политический и военный.

Несовпадение геоэкономических устремлений

После военного вторжения на Украину в 2014 году и введения экономических санкций Соединенными Штатами и Европой Россия удвоила усилия по привязке к Азии. Ее цели при этом заключались в наращивании двусторонней торговли и привлечении инвестиций. Что касается Китая, то главным результатом российского разворота в сторону Азии стало развитие отношений в энергетической сфере. Благодаря строительству нефте- и газопроводов Россия быстро превратилась в главного поставщика энергоресурсов в Китай, а Пекин существенно увеличил капиталовложения в российскую геологоразведку и добывающие отрасли, а также в перерабатывающие мощности ее энергетического сектора. К концу 2019 года будет завершено строительство крупного газопровода в Китай под названием «Сила Сибири».

Другие сферы экономических отношений развиваются не так быстро и результативно, как энергетика. Российская экономика намного меньше китайской, а ее база намного уже. Оружие и сырье — это единственные серьезные экспортные предложения Москвы. России не удается привлечь крупные китайские инвестиции в свой дальневосточный регион. Да, осуществляются некоторые транспортные проекты, цель которых заключается в том, чтобы связать две страны соответствующей инфраструктурой. Китайские фирмы также вкладывают деньги в российский агробизнес (это указывает на то, что экономические интересы в России взяли верх над ее страхами по поводу увеличения китайской миграции на Дальний Восток). В сентябре участники ежегодного Восточного экономического форума подписали во Владивостоке 175 соглашений на общую сумму около 42 миллиардов долларов. Большую часть сделок Россия заключила с Китаем, хотя пока неясно, сколько из них будет реализовано на самом деле. Российские условия зачастую оказываются непривлекательными для инвесторов, да и практика работы Москвы по осуществлению заключенных сделок, по мнению Пекина, оставляет желать лучшего.

Больше всего эти нестыковки проявляются в сфере геоэкономики. Главными проектами в этой области являются китайская инициатива «Один пояс, один путь» и российский Евразийский экономический союз. Стороны громко говорят о «гармонизации» этих двух проектов. Но хотя цель этих инициатив заключается в том, чтобы дать стратегические преимущества их спонсорам, у двух стран очень разные подходы к достижению этой цели. Инициатива «Один пояс, один путь» — это глобальный проект по развитию транспортной инфраструктуры, способный принести немалые выгоды многим его участникам. А Евразийский экономический союз нацелен на то, чтобы закрепить российскую сферу влияния. Еще одним препятствием для интеграции является то, что данные инициативы недостаточно закреплены в законодательном плане.

Проворство и сноровка как фактор влияния на регион

Центральная Азия является тем местом, где интересы России и Китая во многом совпадают. Этот регион богат природными ресурсами, примыкает к России и Китаю и является мостом в такие страны как Афганистан, который вызывает значительную обеспокоенность у Москвы и Пекина в плане безопасности.

Китай и Россия установили в Центральной Азии некий модус вивенди, или схему сосуществования. Она включает разделение труда, в рамках которого Россия занимается прежде всего обеспечением безопасности, а Китай стал в этом регионе ключевым экономическим игроком. Шанхайская организация сотрудничества (это региональная организация, в которой доминирует Пекин) обеспечивает организационную базу, а ее недавнее расширение увеличивает шансы на то, что российско-китайское сотрудничество в Центральной Азии в ближайшей перспективе будет расширяться.

Но стремление к соперничеству присутствует здесь неизменно. Например, и Россия, и Китай поставляют в этот регион оружие. Такое соперничество пока не оказывает пагубное воздействие на выработанный Москвой и Пекином практический компромисс, однако увеличение количества китайских сделок с центральноазиатскими странами в военной сфере устойчиво подрывает традиционные господствующие позиции России в области торговли оружием. Китай планирует создать военную базу в граничащей с Таджикистаном афганской провинции Бадахшан, и это может стать началом наращивания китайского военного присутствия в регионе, что серьезно тревожит Россию.

Потенциальные точки напряженности распространяются и на Индию, которая является соперницей Китая и издавна поддерживает тесные связи с Россией. Россия сыграла ключевую роль в принятии Индии в Шанхайскую организацию сотрудничества, уговорив Китай, хотя Пекин в ответ добился включения в состав ШОС Пакистана. Однако оттепель в российско-пакистанских отношениях и продолжающаяся перезагрузка в отношениях Индии и Китая означает, что Россия и КНР сегодня могут оказывать влияние на Южную Азию в сотрудничестве, а не как противники, усиливая соперничество между заклятыми врагами Индией и Пакистаном. То же самое можно сказать и о Вьетнаме, поскольку российские поставки оружия в эту страну не изменили в корне баланс сил в Азии. Вьетнам — это та страна, где Москва и Пекин могут просто согласиться не соглашаться, не меняя при этом свою стратегическую динамику.

Россия традиционно претендует на господствующее положение в Арктике, но и там ей приходится считаться с растущими китайскими интересами. Пока интерес Китая к этому региону ограничивается исследовательскими экспедициями, налаживанием цифровой связи и незначительными инвестициями в энергетику, скажем, в проект СПГ на Ямале, который Пекин осуществляет в сотрудничестве с Москвой. Россия и Китай также заявили о своем намерении сотрудничать в рамках проекта «Полярный шелковый путь», который станет составной частью инициативы «Один пояс, один путь». Китайско-российские трения в Арктике не приведут к силовому соперничеству двух стран в данном регионе, хотя определенное политическое соперничество здесь налицо. Арктика в гораздо большей степени находится в российской сфере влияния, чем в китайской; да и в любом случае Китаю будет очень трудно перебросить туда значительные военные силы и средства с учетом того, что в Азии у него более важные и неотложные приоритеты в сфере безопасности.

Дух товарищества за столом переговоров

Российско-китайское сотрудничество является самым развитым и продвинутым в сфере глобальной политики и дипломатии. У двух стран близкие взгляды на большинство важных вопросов, касающихся мирового порядка. Они совместно накладывают вето в Совете Безопасности ООН на резолюции об американских интервенциях на Ближнем Востоке и стремятся к усилению своего влияния на международные финансовые институты, резко критикуя Соединенные Штаты в вопросах киберуправления и ПРО.

Болезненно относящийся к вопросу суверенитета Китай воздерживается от критики в адрес России из-за ее интервенции на Украине. А Россия демонстрирует молчаливую поддержку Китаю в его морских спорах, проводя с ним совместные военные учения в Южно-Китайском и Японском морях. Две страны издавна занимают общую позицию по Северной Корее, поддерживая принцип «двойного замораживания» (в соответствии с ним Северная Корея замораживает свои ядерную и ракетную программы в обмен на замораживание США и Южной Кореей совместных военных учений — прим. ред.) и выступая против развертывания в этом регионе американской системы ПРО. Но на Корейском полуострове Россия находится на вторых ролях, уступая первенство Китаю. Недавно Москва попыталась сблизиться с Южной Кореей, стараясь играть более существенную роль в инфраструктурных проектах на полуострове. Это можно расценивать как ее попытку усилить влияние в этом регионе.

Усиление напряженности между США и Ираном, ставшее важнейшей глобальной проблемой, которая может обостриться в 2019 году, также играет ключевую роль в сближении Москвы, Тегерана и Пекина. Если Соединенные Штаты предпримут военные действия против Ирана, чего нельзя исключать, то Москва и Пекин попытаются сформировать коалицию с Европейским союзом, дабы изолировать Соединенные Штаты в сфере дипломатии и сформировать соответствующее мировое общественное мнение об этой стране.

Россия стала главной союзницей Ирана на Ближнем Востоке. Две страны проводят длительную совместную операцию в Сирии, гарантируя сохранение режима президента Башара Асада. Такое сотрудничество создает возможность для более активных действий России по защите Ирана военными средствами, скажем, силами ПВО. Если иранское руководство переживет военный кризис, Москва после такого конфликта может также наладить с Тегераном вполне официальные связи в сфере безопасности. Положение Китая на Ближнем Востоке более сложное — как и его интересы. Для него главное — беспрепятственно получать нефть. Но не исключено, что Россия и Китай видят в Иране препятствие для сохранения глобального порядка, и это влияет на их действия по продвижению своих индивидуальных национальных интересов.

Россия и Китай также выступают против нынешней модели глобального киберуправления, которой отдают предпочтение США и ЕС. Они выдвигают предложения о «киберсуверенитете», закладывая в них принципы, противоречащие открытому интернету, скажем, требование о хранении данных внутри страны, о содействии слежке и об усилении государственного контроля над онлайновым контентом и над средствами аппаратного обеспечения. Главные принципы из их предложения находят все больший отклик в Азии и Африке, и эта тенденция наверняка сохранится в предстоящем году.

«Восток-2018» как важный индикатор

Обеспечение безопасности военными средствами стало той областью, где российско-китайские связи имеют самые серьезные последствия для соперничества великих держав. Недавно Россия провела военные учения «Восток-2018», которые стали самыми масштабными со времен холодной войны. В них приняли участие 300 тысяч военнослужащих, 36 тысяч танков, более тысячи самолетов и вертолетов, а также боевые корабли флотов двух стран. (Зарубежные обозреватели заявляют, что эти цифры завышены вдвое.)

В этих учениях участвовали более 3 тысяч китайских военнослужащих. Это был первый случай, когда страна, не связанная с Москвой союзническими обязательствами, отправляет в Россию на военные маневры свой крупный военный контингент. (В учениях также приняли участие монгольские войска — в небольшом количестве.) Для Китая это были также самые крупные на сегодня учения за рубежом. Сценарий маневров предусматривал не борьбу с террористическими группировками или организованной преступностью (это те области безопасности, в которых русские и китайцы сотрудничают уже давно), а боевые действия против обычных вооруженных сил неназванного государства. Из-за участия китайцев цели учений перевернулись с ног на голову. Если раньше российские военные маневры «Восток» были направлены против Китая, то в этом году Пекин из вероятного противника превратился в партнера.

Что касается поставок оружия, то Россия предложила КНР комплексы ПВО С-400 и истребители Су-35, и эти контракты были недавно реализованы. Стороны неоднократно проводили совместные военно-морские учения в таких далеких от Китая местах как Балтийское и Средиземное моря. Они также осуществляют совместные тренировки по вопросам киберобороны, хотя масштабы и содержание таких учений не до конца ясны. Стороны подписали несколько соглашений о сотрудничестве в космосе, а также проводят совместные исследования и занимаются производством тяжелых вертолетов.

Но возможностей для сотрудничества между двумя странами гораздо больше. Китай постепенно догоняет Россию в сфере разработки и производства военной техники. Пока для России имеет смысл заключать соглашения о партнерстве в этой области, делая это как можно быстрее, потому что в будущем ценность такого партнерства значительно уменьшится. Россия и Китай могут также заняться вопросами оперативной совместимости своей военной техники, в том числе, в киберобороне, делая это в интересах защиты от вполне конкретных противников.

Военное сотрудничество, особенно с целью углубления оперативной совместимости в борьбе с общими неядерными угрозами, имеет огромное значение в стратегических делах. «Восток» и прочие учения важны в стратегическом плане, поскольку являются индикатором, указывающим направление движения российско-китайского сотрудничества.

Оси асимметрии

То соперничество, в которое вовлечены три великие державы, имеет отнюдь не симметричный характер, и строится оно не по трем осям межгосударственных отношений. По сути дела, в этой борьбе Соединенные Штаты противостоят двум своим евразийским соперникам. Китай — это равный по силам вероятный противник, находящийся на подъеме, а Россия сегодня самоутверждается на мировой арене. Соединенные Штаты все более враждебно относятся к Москве, введя против нее вторичные санкции в рамках закона «О противодействии противникам Америки посредством санкций» (а также заявив о намерении выйти из Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности). Но администрация Трампа также ведет торговую войну против Китая, которая грозит превратить непростые американо-китайские отношения в открытую вражду.

У России и у Китая есть свои собственные интересы, и обычно такие раздельные интересы создают не меньше трений, чем точек соприкосновения. Но в эпоху асимметричного соперничества великих держав разногласия между ними становятся менее значимыми по сравнению с их противоречиями с Соединенными Штатами. Неудивительно, что каждый шаг Вашингтона по усилению давления на Россию и Китай приводит к укреплению стратегического сотрудничества между Москвой и Пекином. Таким образом российско-китайское сближение будет продолжаться почти во всех областях и, прежде всего, в сфере безопасности, что очень важно. По крайней мере, таковы перспективы на предстоящий год.

Россия. США. Китай > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 6 ноября 2018 > № 2791692


Россия. Йемен. Африка > Армия, полиция > inosmi.ru, 6 ноября 2018 > № 2791689 Антоний Рыбчинский

Nowe Państwo (Польша): Путин спустил с цепи псов войны

Польский журнал "Нове паньство" пишет о том, как Россия восстанавливает свое влияние в Африке: Лавров ездит с визитами, пиарщики посещают страны, где намечаются выборы, изучая перспективы создания пророссийских сил. Ведь Африка — огромный рынок сбыта оружия, она богата полезными ископаемыми, и там в стратегических точках будут созданы российские военные базы. Очередным форпостом России в Африке должна стать Ливия.

Антоний Рыбчиньский (Antoni Rybczyński), Nowe Panstwo, Польша

В начале сентября появились сообщения, что в Йемен прибыли российские «псы войны». Это, по всей видимости, связанная с ГРУ частная военная компания «Патриот». От известной «группы Вагнера» она отличается более высоким уровнем подготовки, оснащенностью и, в первую очередь, лучшей репутацией. Не исключено, что россияне таким образом откликнулись на просьбу председателя Верховного политического совета Йемена (орган мятежников-хуситов) Махди аль-Машата, который в июле призвал Путина задействовать политическое влияние России и остановить йеменскую гражданскую войну, «спровоцированную коалицией Саудовской Аравии и Вашингтона».

Официальной помощи Москва не предложила, но она могла отправить наемников. Дело не только в защите российских бизнес-проектов на острове Сокотра или многолетней традиции поддержки местного коммунистического режима (Москва начиная с 1962 года отправляла в Йемен оружие и своих советников), но и о стратегических интересах. Если Россия обретет контроль над Сокотрой и создаст базу в Судане (эту тему суданский президент Омар аль-Башир обсуждал с Путиным, в частности, год назад в Москве), она станет важным в военном плане игроком не только в Аденском заливе, но и во всем регионе Красного моря. Зачем еще Москве могут понадобиться наемники в Йемене? Чтобы помочь иранским союзникам, поддерживающим хуситов. Представляется, однако, что желание закрепиться в стратегическом регионе (через который нефть и газ из Персидского залива идут в Европу) стоит на первом месте.

Россияне ищут возможность создать военные базы не только в Судане, но и в других странах региона. Сообщения о наемниках в Йемене появились в тот момент, когда в Россию прибыла делегация высокопоставленных представителей Эритреи. Сочи посетили министр иностранных дел Осман Салех (Osman Saleh) и советник президента Йемане Гебреаб (Yemane Ghebreab). По итогам переговоров глава российского МИД Сергей Лавров сообщил, что в рамках налаживания двустороннего сотрудничества в Эритрее будет создан «российский логистический центр». Россияне хотят закрепиться в Массауа или Ассабе — портах, расположенных в стратегических пунктах на Красном море. Во втором морская база есть уже у ОАЭ. Москве пока не удалось получить разрешения на размещение своего военного объекта в лежащем в 200 километрах к югу Джибути, где находятся базы ряда государств от Франции до Китая, но, возможно, она преуспеет в Эритрее. Взамен за базу она постарается добиться отмены санкций ООН, введенных против этой страны. Есть и еще один вариант. Уже в апреле появились слухи, что Москва может признать независимость Сомалиленда (региона, который откололся от Сомали), надеясь получить взамен морскую базу на Сомалийском полуострове.

Россияне на Черном континенте

В последние годы Россия активно восстанавливает в Африке прежнее влияние, которым она обладала в эпоху холодной войны. Символом политического наступления Москвы стала весенняя поездка главы российской дипломатии, в ходе которой тот посетил пять африканских государств. Также стоит обратить внимание на сообщения, что в странах, готовящихся к выборам, стали появляться российские пиарщики. Они изучают общественно-политическую обстановку и проводят исследования общественного мнения. Как пишет газета «Коммерсант», это масштабный проект, рассчитанный на 2018-2019 годы, благодаря которому Москва хочет познакомиться с внутренней ситуацией в разных африканских государствах, чтобы оценить перспективы создания там пророссийских политических сил. Участникам проекта запрещается давать комментарии прессе, кроме того, им предписано не слишком афишировать свою деятельность.

Рост интереса к Африке можно объяснить тремя причинами. Во-первых, это огромный рынок сбыта для российских вооружений. Во-вторых, она богата полезными ископаемыми, некоторые из которых не встречаются в других местах мира. В-третьих, Россия хочет создать военные базы в стратегических точках и ограничить влияние США, Франции и Китая на африканском континенте.

Африканские страны — это крупнейшие покупатели российских вооружений. Лидерами в этой области выступают Алжир, Египет, Ангола и Судан. Рост объема экспорта российских вооружений в Африку начался в 2015 году, когда он увеличился на 113% по сравнению с 2014 годом. В 2016 году он вырос на 155% по сравнению с 2015. В 2017 этот показатель составил, однако, всего 15%. В августе на военно-техническом форуме «Армия-2018» Россия заключила соглашение о военном сотрудничестве с Буркина-Фасо. Что интересно, в этой стране уже есть военные базы США и Франции.

В последние годы россияне заключили целый ряд договоров о военном и военно-техническом сотрудничестве (включающем поставки вооружений) с разным африканскими странами. В 2018 году — с Гвинеей, Эфиопией и Танзанией, в 2017 — с Нигером, Нигерией и Чадом, а ранее — с Камеруном, Бенином, Тунисом, Руандой, Мозамбиком и Зимбабве. С традиционными партнерами, такими, как Ангола, сотрудничество ведется на основании договоров, подписанных еще в 1990-е годы.

Важная роль в российской экспансии отводится наемникам. Российские военные инструкторы, советники и сотрудники частных военных компаний ведут активную деятельность в нескольких странах юго-восточной части Африки. Одновременно россиянам движут экономические мотивы: важную роль играют интересы российских олигархов.

Частные военные компании, то есть наемники, присутствуют во многих странах мира. Проблема с российскими фирмами такого профиля состоит в том, что их нельзя назвать ни частными, ни военными, действуют они неофициально, но чаще всего обслуживают интересы России и людей Кремля, а одновременно пользуются поддержкой государственных институтов (армии, спецслужб). Москва использует ЧВК в тех местах, куда она не может послать регулярную армию. Они отправляются в зоны военных конфликтов или регионы богатые природными ресурсами защищать российские интересы и концессии. В особенности это явление заметно в Африке.

Россияне даже нашли официальное объяснение для деятельности своих наемников: в работах экспертов клуба «Валдай» вводится понятие «экспорт безопасности». Аналитики пишут, в частности, о том, что «Россия наравне с США, Китаем и ЕС несет ответственность за поддержание мира и обеспечение глобальной безопасности».

Во дворце Бокассы

В начале октября российская пресса сообщила, что министерство обороны РФ откроет свое представительство в Центральноафриканской республике. Это будет сделано на основе подписанного в августе договора о военно-техническом сотрудничестве. Из указа премьер-министра Дмитрия Медведева следует, что руководитель представительства должен получить возможность посещать военные части, на вооружении которых состоит техника российского производства. Имущество представительства будет защищено иммунитетом от ареста или реквизиции. Это решение стало очередным шагом по укреплению влияний России в ЦАР, о которых заговорили летом, когда в этой стране убили трех журналистов, изучавших деятельность наемников. Москва начала наращивать свое присутствие в охваченной гражданской войной Центральноафриканской республике в этом году. Президент Фостен-Аршанж Туадера (Faustin-Archange Touadera) имеет за пределами столицы мало власти: 80% страны контролируют разные группировки мятежников, а ситуацию не может изменить даже присутствие миротворческих сил ООН.

ЦАР — бывшая французская колония, и Париж всегда играл там важную роль, однако, французы были настолько уверены в своих силах, что в декабре 2017 года не стали протестовать против решения ООН, которое позволило россиянам начать поставки оружия. Два батальона регулярной армии ЦАР получили из России, в частности, 5200 автоматов и 900 пистолетов Макарова.

Россия начала наступление в центре Черного континента осенью 2017 года, когда Сергей Лавров встретился в Сочи с президентом Туадерой. В декабре Москва, несмотря на действующее эмбарго, получила от Совбеза ООН разрешение поставить ЦАР партию оружия. Российскую инициативу сочли элементом международного проекта по повышению боеспособности армии и вооруженных сил этой страны (в него входит также отправка в республику военных инструкторов из ЕС). Позже россияне сообщили ООН о начале миссии по военному обучению местного персонала: в ЦАР планировалось отправить 175 «инструкторов (170 гражданских и пятерых военных). Россияне должны были заняться сопровождением конвоев со строительными материалами и охраной финансируемых Россией больниц, а также обучить военных обслуживать российскую технику.

В январе 2018 года в Банги приземлился Ил-76 с обещанным оружием. «Инструкторы» уже находились на месте: они готовили свою основную базу в Беренго на территории бывшей резиденции императора-каннибала Бокассы. В реальности инструкторы были бойцами «группы Вагнера». Помимо обучения местных военных они занялись также охраной президента Туадеры, которому предоставили российского советника по безопасности. Валерий Захаров отвечает за переговоры с мятежниками на тему разоружения, демобилизации, реинтеграции, национального примирения, а также справедливого распределения доходов от добычи полезных ископаемых. Любопытно, что оплачивают деятельность россиян западные страны в рамках европейской программы по обучению бойцов армии ЦАР. В свою очередь, США выделили вооруженным силам этой страны около 13 миллионов долларов на покупку американского оружия и средств связи. Сейчас на новеньких «Фордах» по улицам Банги разъезжают россияне.

Россиян интересует на самом деле не безопасность президента и не восстановление законной власти в ЦАР, а доступ к огромным месторождениям золота, алмазов, урана и платины. Москва ведет двойную игру: на официальном уровне она помогает властям, но одновременно заигрывает с лидерами мятежников. В отношении двоих из них, бывшего президента Мишеля Джотодии (Michel Djotodia) и лидера мусульманской группировки «Возрождение Центральноафриканской республики» Нуреддина Адама (Noureddine Adam), ООН и США ввели санкции.

Мятежники контролируют большую часть территории страны, в том числе районы, в которых находятся месторождения полезных ископаемых. В марте россияне провели переговоры с Джотодией на тему получения доступа к платине и ртути. Упоминавшийся выше Захаров, пользуясь своими официальными полномочиями (ведение мирного диалога с мятежниками от имени правительства), обсуждает с врагами президента возможность использования природных ресурсов.

Москва уверяет, что все ее действия (поставка оружия армии, миссии по обучению военных) направлены на установление мира. «Российское содействие осуществляется в русле общих усилий международного сообщества по укреплению национальных силовых структур ЦАР», — подчеркивал 22 марта представитель российского МИД. При этом россияне не скрывают, что их интересуют природные ресурсы республики. Процесс выдачи концессий на добычу полезных ископаемых начался в 2018 году, но уже 25 октября 2017 года в Банги была зарегистрирована российская горнодобывающая компания «Лобайе инвест», а 7 ноября — фирма «Сева Секьюрити Сервисес», специализирующаяся на охране промышленных объектов.

Обе компании ведут тесное сотрудничество и находятся под контролем одного и того же человека — друга Путина и, что самое важное в нашем контексте, спонсора ЧВК «Вагнер», Евгения Пригожина. «Лобайе инвест» связана с компанией «М-Инвест», которая работает также в соседнем Судане, а под вывеской «Сева Секьюрити Сервисес» просто действуют «вагнеровцы». Они занимаются перевозкой горнодобывающего оборудования из столицы на рудники и его охраной, в свою очередь, сотрудники «Лобайе инвест» контролируют недавно возобновленную добычу алмазов неподалеку от Беренго. Кроме того, россияне присутствуют на золотых приисках в городе Ндассима, находящихся в 50 километрах от Бамбари. Ранее те принадлежали канадской компании «Эксмин», но в 2013 году их захватили мятежники, которые сейчас неофициально пустили туда россиян, по всей видимости, обещавших поделиться выручкой.

Золото и «черное золото»

Россия пошла в наступление не только в Центральноафриканской республике, но и в Судане. Там ими также движут не только геополитические, но и экономические мотивы, и вторые, по всей видимости, стоят на первом месте. В 2016 году Судан занимал третье место в Африке по добыче золота: объем его производства составлял 90 тонн в год. В 2017 году суданцы планировали довести этот показатель до 100 тонн и войти в десятку мировых лидеров отрасли (в итоге план даже удалось перевыполнить).

В ноябре 2017 года в Сочи (россияне принимают африканских гостей в основном там) прилетел президент Судана Омар аль-Башир. Сначала он обсудил с Владимиром Путиным и министром обороны Сергеем Шойгу перспективы появления российской военной базы на берегу Красного моря, а потом встретился с премьером Дмитрием Медведевым. Среди подписанных договоров было, в частности, разрешение на добычу золота в Судане, которое получила «М-Инвест». Ее дочерняя компания «Мероэ Голд» уже приступила к разведке на пяти участках, к работе привлечено около 50 специалистов.

Компания «М Инвест» была зарегистрирована в феврале 2017 года в Петербурге, ее глава и владелец Андрей Мандель ранее руководил связанной с Пригожиным компанией «Еврогруп». Второй владелец — Евгений Ушаков. Он связан с собственниками компании «Мегалайн», половина которой до 2011 года принадлежала «Конкорд менеджмент и консалтинг» Евгения Пригожина.

Судан таким образом стал очередной (после Сирии и ЦАР) страной, где друг Путина надеется заработать на добыче полезных ископаемых. Охраной его компаний там тоже занимаются «вагнеровцы». Они отправились вместе с геологами в Судан уже в декабре 2017 года. В феврале 2018 Омар аль-Башир заявил, что Москву и Хартум связывает программа по развитию потенциала безопасности Судана. В ее рамках российские наемники (их в этой стране официально около 100) обучают суданских военных.

Добычей золота в Судане занимается также российская компания «Куш фор эксплорейшн энд продакшн», которая получила разрешение на геологоразведку в ноябре 2017 года. До 2016 года ее контролировал «Газпромбанк». С 2013 года она вложила в разведку и подготовку месторождений к разработке 80 миллионов долларов, и добыла 2,5 тонны золота. В 2013 году та же самая компания в присутствии Сергея Лаврова торжественно открыла в Хартуме Центр изучения русского языка имени Пушкина.

Очередным российским форпостом в Африке должна стать Ливия, в которой с 2011 года, когда началось поддержанное НАТО вооруженное восстание и был убит диктатор Муаммар Каддафи, воцарился хаос. Эта богатая нефтью страна с 2014 года поделена между конкурирующими политическими и военными группировками. Кремль поддерживает Халифу Хафтара — командующего Ливийской национальной армией, то есть военным крылом правительства в Бенгази, которое существует параллельно с правительством национального единства в Триполи (оно пользуется поддержкой мирового сообщества).

Недавно после переговоров с Лавровым в Москве глава итальянской дипломатии Энцо Моаверо-Миланези (Enzo Moavero Milanesi) поделился новостью, что Рим пригласил Путина в Палермо на ноябрьскую конференцию, которая будет посвящена ливийской тематике. Между тем британская пресса пишет, что Кремль планирует разместить в восточной Ливии военных и ракеты, чтобы получить контроль над миграционным маршрутом, ведущим в Европу. Как сообщила Терезе Мэй разведка, Путин в рамках противостояния Западу собирается превратить Ливию в «стратегический бастион», который станет для него «второй Сирией». Британским СМИ вторит российский РБК. Ссылаясь на источник, связанный с министерством обороны, газета рассказывает, что в последние месяцы Москва начала переброску военных в Ливию, а ее военное присутствие в этой стране связано с интересами в нефтегазовой отрасли.

Важную роль в российской стратегии в отношении Ливии играют наемники. В Бенгази и Тобруке на северо-востоке страны уже функционируют две базы, формально принадлежащие ЧВК «Вагнер». Следует отметить, что разведкой на ливийской территории раньше занимались другие частные военные компании. Среди самых известных можно назвать основанную бывшими сотрудниками ГРУ и ФСБ компанию «РСБ-Групп», которая хвалится тем, что ведет действия в политически нестабильных регионах мира исключительно по договоренности с законным руководством той или иной страны. Остается вопрос, какое руководство считать законным. В Ливии на эту роль претендуют две команды. Международное сообщество признает правительство в Триполи, а «РСБ-Групп» заключила договор с генералом Халифом Хафтаром, сотрудничающим с Москвой. Он командует вооруженными силами, которые принадлежат правительству, контролирующему восточную часть Ливии, где находится большинство месторождений нефти и газа. В 2017 году разминированием объектов нефтяной инфраструктуры в Бенгази занимались сто саперов из «РСБ».

Россия. Йемен. Африка > Армия, полиция > inosmi.ru, 6 ноября 2018 > № 2791689 Антоний Рыбчинский


Россия > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 6 ноября 2018 > № 2790514 Татьяна Становая

Иллюзия контроля. Как Кремль готовится к падению популярности режима

Татьяна Становая

Путинский режим, каким бы высоким ни казался его запас прочности, не готов и не готовится к возможным снижениям рейтингов, за которыми могут посыпаться не только отдельные губернаторы и «Единая Россия». В Кремле не верят в падение популярности Владимира Путина и власти в целом, а наблюдаемое снижение уровня поддержки считают естественным и управляемым следствием пенсионной реформы

Падение популярности власти постепенно превращается в одну из главных проблем для режима Владимира Путина в условиях, когда рейтинг любого государственного института и легитимность всей системы напрямую зависят от уровня поддержки главы государства. После того как Кремль фактически проиграл четыре губернаторские кампании, возникла интрига – как администрация президента, да и сам президент, намерены адаптироваться к новым условиям? Ждет ли Россию очередная политическая реформа? Или российские власти сделают какой-то иной, неожиданный ход, способный вернуть им былой уровень народной поддержки, как это было в свое время с Крымом?

Без паники

Прежде чем прогнозировать дальнейшие действия Кремля, стоит признать, что нынешнюю ситуацию с падением рейтингов и поражениями на губернаторских выборах там не воспринимают как исключительную. Случившееся там списывают не на изменения в общественных настроениях, а просто на просчеты в кадровой политике.

Из четырех губернаторских провалов только в случае Приморского края Кремль признает серьезность ситуации, но и там связывает проблемы не столько со сложной федеральной повесткой (пенсионная реформа, падение реальных доходов населения и так далее), сколько с региональной спецификой. В остальных регионах проигрыши объясняют моральным износом действующих губернаторов, которые разучились вести диалог с обществом и слишком привыкли к тому, что президентская поддержка и отсутствие реальной конкуренциии обеспечивают им автоматическую победу.

Такое восприятие позволяет сместить акцент с падения популярности Владимира Путина (система отказывается признавать это как существующую опасность) на проблему кадровой ротации. Отсюда вытекают и соответствующие решения: вместо того чтобы использовать политические инструменты (партии, выборы, конкуренция и прочее), предпочтение отдали новым назначениям.

Подтверждение этому последовало сразу после выборов – с постов губернаторов убрали тех, кто выглядел засидевшимся и неспособным к переизбранию. Новых губернаторов подбирают исходя из логики корпоративной вертикали – менеджеров-технократов без особого политического опыта и тем более амбиций. А избирать их намерены с помощью популистской повестки и политтехнологий. Губернатор тут не субъект политического процесса, а часть обезличенного механизма корпоративного управления.

Такая реакция показывает, что в Кремле не верят в падение популярности Владимира Путина и власти в целом, а наблюдаемое снижение рейтингов считают естественным и управляемым следствием пенсионной реформы. Тезис «Нет никакой катастрофы» суммирует общее настроение в администрации президента. Все это строится на убежденности, что Путин безальтернативен и его рейтинг не может серьезно снижаться.

Это также отражает и то, что путинское окружение все больше ориентируется на ожидания самого президента, на его ощущение собственной исторической исключительности, надежно защищающей его от любой конкуренции. Альтернативой Путину может быть только преемник Путина – эта логика лежит в основе всех политических решений последних лет. И если снижение рейтинга продолжится, то можно не сомневаться, что Кремль будет видеть в этом все, что угодно, но только не политическую слабость президента.

Поэтому не стоит ожидать отмены прямых губернаторских выборов, о возможности которой заговорили в последнее время. Российская власть не готова к такому решению, что видно по недавним президентским выступлениям – на встрече с членами ЦИК он хвалил избирательную систему и подчеркивал значимость института выборов для населения. Причина столь трепетного отношения к выборам связана вовсе не с остатками демократичности российского президента, а с абсолютной убежденностью, что власть сейчас не может не выигрывать выборы просто в силу справедливости ее повестки и правильности проводимого курса.

Отменить прямые выборы – значит расписаться в собственной непопулярности, то есть признать легитимность протестных настроений. В то же время муниципальный фильтр будет сохранен, что показали недавние слова Путина о «демократичности» этого инструмента. Логика президента тут проста – раз муниципальный фильтр не помешал избранию оппонентов власти, значит, он не такой уж и жесткий.

Кремль сейчас вообще не настроен на кардинальные перемены политической системы. Изменения если и будут происходить, то это будет связано с процессом транзита власти, а не с адаптацией к снижению рейтингов поддержки.

Ужесточение или плюрализация

Такая недооценка Кремлем надвигающихся политических рисков, очевидно, следствие вовсе не глупости или недальновидности, а слишком выраженной ориентированности на настроения Путина. Нынешние кураторы в отличие от своих предшественников работают не столько с политической системой, сколько обслуживают личные политические потребности президента, гарантируя ему комфорт. Прежней свободы политического творчества и интриг, как у Владислава Суркова или Вячеслава Володина, нет и уже быть не может. Вероятно, именно поэтому «администраторы» оказались сегодня более востребованными, чем политические кураторы.

Путинский режим, каким бы высоким ни казался его запас прочности, не готов и не готовится к возможным снижениям рейтингов, за которыми могут посыпаться не только отдельные губернаторы и «Единая Россия». Что будет при таком снижении, мы видели в конце 2011 года, когда на Болотную потянулась и часть системной оппозиции от КПРФ и «Справедливой России», и видные представители истеблишмента, например Алексей Кудрин и Михаил Прохоров.

Для поддержания стабильности в распоряжении Кремля на сегодня остается всего два потенциально действенных механизма – искусственное накачивание рейтинга через информационные рычаги и институциональное ужесточение режима, сворачивание остатков реальной конкуренции.

Этот вариант выглядит гораздо реальнее другой, очень пугающей Кремль альтернативы – либерализации режима, которую значительная часть российской элиты, особенно силовая, воспринимает как капитуляцию перед Западом. Режим встает на рельсы формирования корпоративного государства, где интересы корпорации автоматически возводятся в ранг народных, а население утрачивает последние политические права. Наверное, только нерешительность «администраторов» и отсутствие политического заказа на закручивание гаек сохраняет шансы на плюрализацию, исходить которая, однако, будет не из Кремля, а снизу.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 6 ноября 2018 > № 2790514 Татьяна Становая


Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 6 ноября 2018 > № 2788254 Айгуль Омарова

Гендерный шовинизм. Почему среди глав регионов Казахстана нет женщин?

«У нас 10 процентов политических должностей занимают женщины, но мы не видели ни одну женщину - акима области. Очень мало их на уровне районных акимов, хотя статистика показывает, что казахстанские женщины - это высокообразованные и компетентные специалисты». Такой вывод озвучила недавно ассистент-профессор Высшей школы государственной политики «Назарбаев Университета» Салтанат Джаненова. В причинах этого мы попытаемся разобраться вместе с политологом Айгуль ОМАРОВОЙ.

Мужской круг

- Айгуль, может ли, на твой взгляд, женщина в Казахстане возглавить регион?

- Конечно, может. У нас есть успешные примеры женщин-министров, и я не вижу причин, мешающих женщине возглавить область.

- Но далеко не все представительницы слабого пола, занимавшие высокие посты, проявили себя с хорошей стороны…

- Женщины у нас в основном назначаются в ведомства, курирующие социальную сферу - трудоемкую и зачастую невыигрышную с карьерной точки зрения. И, надо заметить, они в целом справляются с поставленными перед ними задачами. Возьмем, к примеру, Тамару Дуйсенову, которая в недавнем прошлом возглавляла Министерство труда и социальной защиты населения. Она – трудяга. И даже те, кто любит критиковать представителей власти, признают, что Дуйсенова была на своем месте. Она знала каждую букву закона, как рыба в воде, ориентировалась в нормативно-правовых актах, имеющих отношение к курируемой ею отрасли, до копейки вникала в бюджет, а главное – могла спокойно разъяснить всем и каждому причины и последствия тех или иных новшеств и изменений. Как раз таки этого умения не хватает большинству наших чиновников, и потому многие шаги, предпринимаемые властью, не находят должного отклика у населения. А еще главы министерств и ведомств разучились проводить имиджевую политику. Дуйсенова ею, конечно, тоже не занималась, но у нее была заместитель – Светлана Жакупова, которая с этой задачей справлялась на все сто процентов. И дуэт двух женщин давал неплохие результаты.

- Но Дуйсенова, как мы знаем, не удержалась в кресле министра, а другую столь же ответственную должность ей уже не предложили…

- Увы, это обычное дело не только в нашей стране, но и на всём постсоветском пространстве, а, может, и в мире. Если человек не просто добросовестно исполняет свои обязанности, но и выводит курируемую отрасль на надлежащий уровень, то его сразу переводят на другую должность. А надо бы, чтобы человек лет пять проработал, закрепил всё, что сделал. Может быть, я ошибаюсь, но, скорее всего, Тамара Дуйсенова стала жертвой очередных клановых войн, когда понадобилось найти «стрелочника». Естественно, под удар попала женщина. Гендерный шовинизм у нас, ох, как процветает. Возможно, вы скажете, что в моих словах отсутствует логика: дескать, одну женщину сменила другая. Но посмотрите: пришедшая вместо нее Мадина Абылкасымова не имеет опыта работы именно в этой сфере, соответственно рано или поздно ей тоже могут предъявить претензии. То есть, позиции нового министра изначально шаткие.

- Но ведь на самом деле можно привести массу примеров, когда КПД женщин на руководящих постах вызывает вопросы…

- Не спорю. Даже на примере одного ведомства можно увидеть, что одни успешно справляются с возложенными на них обязанностями, а другие – нет. Взять ту же Мадину Абылкасымову. Ничего дурного сказать про нее не хочу, но, очевидно, что она даже не может внятно объяснить то, чем занимается. Но это вовсе не повод ограничивать женщин в их продвижении по карьерной лестнице – в среде мужчин-руководителей ситуация точно такая же: одни «горят на работе», другие просто «отсиживают срок».

Что главное, например, для акима? Грамотно и эффективно использовать денежные средства, соблюдая режим адекватной экономии. Но ведь именно женщины знакомы с этими премудростями чуть ли не с пеленок. В подавляющем большинстве случаев именно они рулят семейными бюджетами, умудряясь даже при небольших ежемесячных доходах сводить дебет с кредитом – кормить и лечить домочадцев, одевать их, оплачивать коммунальные услуги. Такому в зарубежных вузах вряд ли научат… Вот и получается, что у нас чуть ли не каждая представительница прекрасного пола – талантливый менеджер.

Время выдвигать

- Но не бюджетом единым жив аким…

- Прежде всего, он должен знать нужды народа, оперативно реагировать на поднимаемые им вопросы. Но дело в том, что у нас гражданское общество не развито, обратная связь с населением у власти практически отсутствует. Причем многие акимы не понимают важности и необходимости налаживания такой связи, что является их стратегической ошибкой. Рано или поздно накапливаемое сегодня в народе недовольство прорвется наружу. Смикшировать его, снизить накал страстей под силу опять-таки именно женщинам. Поэтому сейчас самое время выдвигать их на должности акимов, да и не только акимов.

Я вовсе не собираюсь пропагандировать матриархат, но все же в нашей стране женщин больше, чем мужчин, и пора дать им возможность принимать решения, причем не только в социальной сфере. А то получается, что мы со своими представлениями об их неспособности руководить регионами и отраслями не можем догнать даже Иран. Это лишь досужие разговоры, что женщины там никто. На самом же деле представительницы прекрасного пола в Иране заседают в парламенте, занимают высокие должности, а три из них являются вице-президентами страны. У нас же, стыд и позор, в 146 акиматах районного значения должность акима занимают всего три женщины.

- Но вернемся к нашим реалиям. Каким же образом женщины, заняв посты акимов, смогут остановить волну накопившего в обществе раздражения?

- Благодаря житейской мудрости и смекалке. Приведу такой пример. Одна моя знакомая, человек по натуре резкий и за словом в карман не лезущий, ради дела сумела наладить отношения с так называемыми «хозяевами жизни» - снобами и хамами. Когда я поинтересовалась, как ей это удалось, она ответила: «Я включаю в разговоре с ними материнский тон». И это работает, я сама видела. Если женщина-аким в процессе выстраивания взаимоотношений, как с населением, так и с центральными органами власти, будет умело использовать этот самый материнский тон, она горы свернет. Она будет стараться найти свой подход к каждому человеку, к каждой проблеме. И, поверьте, найдет.

- А если не справится?

- Не справится – наказывайте. И спрашивать с них надо точно так же, как с мужчин – тут тоже не должно быть деления. Вот и все. Хватит проявлять гендерный шовинизм! А он у нас сплошь и рядом. Буквально на днях наблюдала ситуацию, когда мужчина – модератор «круглого стола» - не останавливал выступления мужчин даже тогда, когда они несли откровенную пургу, зато если женщина хоть на секунду превышала временной регламент, он в грубой форме прерывал ее. Гендерный шовинизм глубоко засел в наших чиновниках.

- Но только ли он всему виной? Может, подавляющему большинству женщин борьба за власть неинтересна в принципе и у них другие карьерные предпочтения?

- Конечно, есть женщины, как, собственно, и мужчины, которым претит работа на госслужбе. Но немало и тех, кто готов попробовать себя на этом поприще. Почему бы им не дать такой шанс? Вспомните, кто в постсоветский период организовал в Казахстане первую партию по классическому образцу? Женщина. Кто тот единственный из бывших министров здравоохранения, кого казахстанцы вспоминают сегодня добрым словом? Опять же женщина – к сожалению, ныне покойная. И таких примеров немало. Но эти примеры свидетельствуют и о другом - о том, насколько для толковых и деятельных женщин со здоровыми амбициями опасно проявление какой-либо инициативы. Они рано или поздно встают поперек горла у мужчин.

- И что, женщинам всю жизнь придется отсиживаться в кустах?

- Сама собой ситуация, конечно же, не рассосется. Вода под лежачий камень не течет, поэтому женщинам самим нужно проявлять инициативу и активность. По мере развития гражданского общества, увеличения числа женских организаций, защищающих интересы прекрасной половины (хотя я и противник разделения по гендерному принципу, но в данном случае это необходимость), отношение к женщинам и их начинаниям будет меняться. Но нужна смелость для того, чтобы сегодня сделать первый шаг.

Инстинкт самосохранения

- Хорошо, давайте поговорим о другом. Что способна дать региону женщина, занявшая пост акима? Как она может повлиять на его развитие?

- Приход женщины на такую должность, как бы это ни показалось смешным, может напрямую повлиять на демографическую ситуацию в регионе. Как мать (состоявшаяся или будущая) она будет акцентировать внимание, прежде всего, на здравоохранении, образовании, культуре, вопросах социальной поддержки населения, что продиктовано самой женской природой. В приоритете будут семья, ее достаток. А это, как ни крути, и есть та самая стабильность, отсутствие которой зачастую препятствует росту рождаемости.

- Недавно одна из казахстанских социологов заявила, что ВВП и уровень коррупции в стране напрямую коррелируют с количеством женщин-управленцев. Не напоминают ли такие параллели сравнение мухи с вертолетом?

- Что касается зависимости между гендерным равенством и размером ВВП, то она вряд ли существует. А вот относительно снижения уровня коррупции от присутствия женщин на руководящих должностях, то тут, пожалуй, соглашусь. Конечно, они тоже могут брать взятки и пользоваться служебным положением для извлечения личной выгоды, но у них в большей степени, чем у мужчин, развиты инстинкт самосохранения и чувство ответственности за будущее своих семей. И прежде всего за детей, которые могут остаться без матери, если она преступит закон, и ее поймают за руку. Этот фактор всегда будет удерживать женщин-руководителей от опрометчивых шагов.

- Не просядут ли при акиме-женщине экономические показатели?

- С чего это? У нас практически везде работают преимущественно заместители, а первые лица госорганов осуществляют лишь общее руководство. Почему с приходом женщины что-то в этой схеме должно измениться? Аким – стратег, а его заместители – управленцы, реализующие стратегию. Но, конечно, выдвигать женщин на должности акимов нужно, исходя исключительно из их деловых качеств и уровня компетенции.

- Кто из наших женщин, на ваш взгляд, может хоть завтра возглавить какой-либо регион?

- Очень жаль, что по возрасту не может стать акимом Айткуль Самакова. Для меня это кандидатура номер один. По-разному можно относиться к Загипе Балиевой, но деловые качества и опыт работы тоже делают ее потенциальным кандидатом на такой пост. Не могу не упомянуть и Даригу Нурсултановну, хотя многие и расценят это как подхалимаж. Еще одна достойная, на мой взгляд, женщина – депутат мажилиса Гульнара Иксанова. Добавлю в этот список мажилисмена Майру Айсину. Все они, как мне кажется, способны не только возглавить регионы, но и вывести их в число передовых.

- Но не логичнее будет привлечь на эти посты женщин из бизнеса, таких, как Умут Шаяхметова? Думается, они быстрее и легче справятся с задачами, стоящими перед акимами…

- Не соглашусь. Такие предположения хороши лишь в теории, практика же изобилует фактами, говорящими об обратном. Как я могу ратовать за то, чтобы Шаяхметова возглавила какую-либо область, если возглавляемый ею банк при всех тех ресурсах, которые в него вливаются, не блещет ни сервисом, ни качеством банковских продуктов? Она - красивая, обаятельная и, очевидно, умная женщина. Это важно, но недостаточно для того, чтобы занять ключевой пост в системе государственной власти.

Выловить для госcлужбы «золотых рыбок» из бизнес-среды, честно говоря, непросто. Кроме госпожи Молдахметовой, которая давно работает в России и действительно могла бы управлять регионом, пожалуй, и назвать некого.

Автор: Асель Омирбек

Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 6 ноября 2018 > № 2788254 Айгуль Омарова


Россия. Китай > Авиапром, автопром > ria.ru, 6 ноября 2018 > № 2786694 Виктор Кладов

Один из крупнейших авиакосмических салонов в мире открывается во вторник в Джухае (Китай). Россия традиционно участвует в его работе, представляя весь спектр своих достижений в области военной и гражданской авиационной и космической техники.

Актуальность этого салона для России особенно важна сегодня, так как из-за санкций было принято решение ограничить российское участие в авиакосмических салонах, которые проходят в Европе, в частности, в Фарнборо (Великобритания) и Бурже (Франция). Поэтому Россия привезла на выставочную площадку в Джухай не только передовые образцы военной и гражданской авиационной и космической техники, но и новые предложения по сотрудничеству с зарубежными партерами в различных сферах, в том числе военно-технической.

О том, что это за предложения, какие вопросы российские представители будут обсуждать на форуме в Китае, руководителю профильной редакции МИА "Россия сегодня" Сергею Сафронову рассказал глава делегации Ростеха, директор госкорпорации по международному сотрудничеству и региональной политике Виктор Кладов.

— Виктор Николаевич, какой на сегодня портфель заказов Рособоронэкспорта?

— По итогам 2017 года объем военно-технического сотрудничества по линии Росооборонэкспорта составлял 13,4 миллиарда долларов. Портфель заказов достиг 45 миллиардов долларов. Год еще не заканчивается, но портфель заказов продолжает увеличиваться. Сейчас цифры больше 50 миллиардов. Сегодня Россия, во многом благодаря проактивной работе Ростеха, уверенно держит второе место в мире по объемам военно-технического сотрудничества.

— Можно предварительно сказать, какой будет объем продаж российского оружия по итогам этого года?

— Мы надеемся на то, что на конец года мы выйдем на показания прошлого года. То есть 13,4 миллиарда долларов.

— Насколько динамично развиваются сейчас отношения между Россией и Китаем? Как на них повлияли американские санкции?

— Между двумя странами идет масштабное военно-техническое сотрудничество в рамках наших отношений стратегического партнерства, которое укрепляется год от года, день ото дня.

Динамично развиваются контакты и по военно-технической линии. Это не пустая фраза. Вы спрашиваете, как повлияли санкции? Я был очень приятно удивлен, они, я бы сказал так, раззадорили, по-спортивному разозлили наших китайских партнеров. Нельзя с такой большой, великой страной, с крупным игроком на мировой арене разговаривать языком давления, угроз, ультиматумов.

Я недавно вернулся из Пекина. На всех уровнях звучала одна мысль: нашим ответом на санкции должно стать еще более тесное, более глубокое сотрудничество. Мы должны с Россией быть плечом к плечу, спина к спине, как они сказали. Знаете, как в голливудском боевике, спина к спине. И ответом на эти вызовы должно быть военно-техническое сотрудничество и в сфере совместных разработок, и в сфере поставок, и в сфере создания и налаживания производства новых образцов.

— Виктор Николаевич, можете привести конкретные примеры этого сотрудничества за последнее время?

— Мы ведем активное сотрудничество с КНР во всех средах военно-технического сотрудничества – земля, воздух и вода. Помимо успешной реализации двух контрактов по С-400 и Су-35 у нас есть масса других проектов. Я бы не хотел углубляться в детали, но скажу, что мы буквально недавно подписали еще три контракта с китайской стороной.

— Сохраняются ли даты окончания реализации контрактов по поставкам в Китай истребителей Су-35?

— Сохраняются, все идет в соответствии с согласованными сроками. И реализован контракт будет в срок.

Попутно хотел бы заметить, что истребители Су-35 вызывают самый позитивный отклик у китайских летчиков. Машины полюбили, хвалят за отменные тактико-технические характеристики, легкость в управлении, маневренность. В общем, понравились эти машины. И мы этим гордимся.

— Обсуждаем ли мы с Китаем схему расчетов в национальной валюте?

— Да, мы обсуждаем этот вопрос, поскольку мы хотели бы, чтобы наше сотрудничество с Китаем не зависело от капризов, прихотей, скажем так, третьих сторон. Поэтому соответствующий механизм обсуждается и создается.

— Вернемся к новым проектам сотрудничества. Чем еще можете похвалиться?

— Завершаются работы и вот-вот будет подписан контракт на совместную разработку тяжелого вертолета для КНР: это будет машина тяжелее Ми-17, но легче Ми-26.

Хочу особо отметить, что это чисто гражданский проект, как и проект создания ШДМС (широкофюзеляжного дальнемагистрального самолета — ред.), яркий пример российско-китайского сотрудничества в высокотехнологичной сфере. Область применения этого "передового тяжелого вертолета" — гражданские перевозки и спасательные работы в высокогорье. Ведь большую часть территории Китая составляют горы и высокогорные плато.

— Перейдем к вопросу о ВТС со странами Азиатско-Тихоокеанского региона. Некоторые СМИ сообщают о проблемах с реализацией недавно заключенного контракта на поставку в Индонезию 11 истребителей Су-35. Отложено ли его исполнение?

— Нет, не отложен. Но для того, чтобы он вступил в силу, необходимо решить некоторые технические вопросы.

— Значит тема поставки БТР-3Ф до сих пор актуальна?

— Да, эта тема остается актуальной. Эти машины поставлялись несколькими партиями, и они очень хорошо себя показывают в условиях Индонезии. Но что поставлено, то поставлено. В будущем кроме БМП-3Ф будут поставляться и новые БТР-3Ф.

Кроме того, проведены предварительные консультации специалистами дочернего холдинга Ростеха – "Техмаша" по локализации в Индонезии производства боеприпасов для этих боевых машин. Это было бы логично. Но пока переговоры не велись. Существует пока только проект. Опять-таки сроки зависят от воли, а также наличия финансирования. Мы готовы к продолжению обсуждения этой темы.

— В ходе визита министра обороны РФ Сергея Шойгу в Мьянму была достигнута договоренность о поставке в эту страну шести истребителей Су-30СМ. Подписан ли контракт?

— Да, подписан в этом году и уже реализуется.

— Мьянма закупила в России 10 учебно-боевых самолетов Як-130. Но была еще договоренность об опционе на шесть машин. Какова судьба этой договоренности?

— Действительно, мы поставили 10 самолетов, и сейчас реализуется опционная поставка еще шести машин.

— На каком этапе находится реализация контракта на поставку во Вьетнам партии из 64 танков Т-90С и Т-90СК?

— Идут отгрузки имущества, большая часть техники уже на месте.

— Сейчас идут активные контакты по линии ВТС с Филиппинами. Что сейчас обсуждают стороны?

— Эта страна десятилетиями закупала американскую военную технику. Но что делали американцы? Чтобы не везти обратно на континент оружие, они все передавали филиппинцам. Поэтому у них сейчас в большом объеме старое американское оружие, которое нуждается в ремонте и даже замене. Они разработали программу модернизации, есть планы вооружения. Одновременно президент Дутерте убедился, что он не может полагаться на заокеанских партнеров, поскольку они ведут себя некорректно. Например, они подписали контракт на поставку канадско-американских вертолетов. А канадский премьер Трюдо заявил, что мы еще подумаем, поставлять или не поставлять, мол, не все в порядке с правами человека у вас. Был скандал большой. Дутерте ответил в том духе, что мы не можем иметь дело с людьми, которые сначала получили аванс, а потом сказали, мы посмотрим на ваше поведение. И разорвал этот контракт на поставку вертолетов.

Соответственно, огромный интерес у филиппинского руководства к российскому вооружению. Огромный. Мы это видим. Очень представительные делегации были у нас на "Армии" в Кубинке. И есть интересы к вертолетной технике, и есть интерес к подводным лодкам. Мы знаем, что у них в планах строительство подводного флота. Поэтому, да, интерес имеется. Мы будем активно участвовать во всех тендерах, которые будут объявляться.

В этом году мы направили представительную делегацию на выставку в Манилу, мы в ней впервые участвовали.

Кстати, есть планы закупки вертолетов в варианте "спасателя" и у береговой охраны Филиппин. Для них это важно, потому что Филиппины расположены в зоне, где очень часто случаются тайфуны, смерчи, ураганы.

— Одним из главных, если не главным, покупателем российского оружия является Индия. Что сейчас стоит в повестке дня переговоров по линии ВТС? Какова судьба договоренности о закупке Индией 48 вертолетов Ми-17В5?

— Контракт не подписан, у индийской армии изменились приоритеты. Заключен крупнейшей в новейшей истории России контракт на поставку в Индию С-400. Соответственно сначала будет реализован этот контракт.

Затем идет активная работа по реализации проекта на совместное производство в Индии вертолетов Ка-226. Уже создано совместное предприятие, где индийской стороне принадлежит 50,5% акций, российской стороне – 49,5%. Оно заработало, идет активная проработка вопросов с министерством обороны Индии.

— Когда можно ждать начало производства?

— До конца года, я думаю. СП подготовило технический коммерческий проект, предложение к конечному пользователю, то есть к Минобороны. Сейчас Минобороны, как получатель продукта, уточняет детали. Затем оборонное ведомство должно заключить контракт с СП. Дальше юридическим лицом этого проекта выступает СП. Оно будет подписывать контракты, закупать оборудование, направлять средства и так далее.

— Осталась в силе договоренность о том, что из 200 машин 60 будут собраны в России, 140 в Индии?

— Да, пока так. Так это записано в "дорожную карту" проекта.

— Как развивается ВТС с Пакистаном? Заинтересован ли Исламабад в продолжении закупок российской вертолетной техники?

— Действительно, "Вертолеты России" поставили Пакистану четыре вертолета Ми-35М. Они крайне необходимы Пакистану для борьбы с терроризмом. Исламабад изначально хотел взять до 12 машин, но пока, в силу очевидно финансовых ограничений, закупил только четыре.

Хочу особо подчеркнуть, что эти вертолеты очень нужны Пакистану для борьбы с террористами в условиях горной местности, особенно на границе с Афганистаном. И в этом вопросе мы с Пакистаном союзники, это для нас общая угроза. Если от Пакистана будут дополнительные заявки, мы их рассмотрим.

Сергей Сафронов.

Россия. Китай > Авиапром, автопром > ria.ru, 6 ноября 2018 > № 2786694 Виктор Кладов


Казахстан. МВФ > Финансы, банки > kt.kz, 6 ноября 2018 > № 2782754 Олег Смоляков

На 2019 год инфляционный коридор установлен в диапазоне 4-6% - Нацбанк РК

На 2019 год инфляционный коридор установлен и диапазоне 4-6%, сообщил заместитель председателя Национального банка Казахстана Олег Смоляков выступая на презентации очередного доклада Международного валютного фонда "Перспективы развития региональной экономики: Кавказ и Центральная Азия", состоявшейся сегодня в Алматы, передает Kazakhstan Today.

В своем выступлении он рассказал о проводимой финансовым регулятором денежно-кредитной политике, ситуации на валютном рынке Казахстана и перспективах развития региональной экономики.

О. Смоляков отметил, что являясь членом МВФ, Казахстан принимает во внимание рекомендации и передовой опыт Международного валютного фонда в проведении монетарной и бюджетной политик.

Он подчеркнул, что усилия регулятора направлены на достижение своей основной цели - обеспечение стабильности цен в стране, что подразумевает фиксирование инфляции на низком уровне и снижение ее волатильности. "Режим свободноплавающего обменного курса - неотъемлемая часть инфляционного таргетирования, помогающая абсорбировать внешние шоки", - отметил О. Смоляков.

По его словам, в среднесрочной перспективе Национальным банком планируется дальнейшее снижение инфляции до 4% к 2020 году. "Годовая инфляция снизилась с 8,5% в декабре 2016 года до 7,1% в декабре 2017, находясь в целевом диапазоне в течение года. Инфляция продолжила снижение в 2018 до отметки 6,1% в сентябре, что соответствует коридору 5-7% в текущем году. На 2019 год инфляционный коридор установлен и диапазоне 4-6%", - отметил он.

О. Смоляков напомнил, что в настоящий момент базовая ставка находится на уровне 9,25% с процентным коридором +/-1%. "Мы определяем процентную ставку, опираясь на управление ликвидностью и сохранение ставок на денежном рынке на уровне базовой ставки. Также, решения по базовой ставке принимаются согласно анализу макроэкономических показателей, соответствия показателей ожидаемой инфляции с инфляционным коридором, экономической ситуации, а также трендов на местном и зарубежных рынках. В перспективе, денежно-кредитная политика будет формировать рациональные ожидания игроков на рынке касательно процентных ставок в будущем", - проинформировал представитель Национального банка Казахстана.

Кроме того, заместитель главы Нацбанка рассказал о законодательном усилении регуляторного и надзорного мандата. "Национальный банк Казахстана перешел к принципам риск-ориентированного надзора финансовых организаций с возможностью применять надзорное суждение о состоянии финансового института, а также превентивно применять адекватные меры, включая ограничение активных и пассивных операций", - проинформировал он.

В заключение своего выступления О. Смоляков отметил значительную поддержку и неоценимый вклад МВФ в развитие и реализацию стратегий, необходимых для проведения экономических, фискальных и монетарных реформ в странах Центральной Азии и Кавказа. "Я надеюсь, что данное мероприятие послужит эффективной площадкой для обмена мнениями по ключевым вопросам экономического развития нашего региона", - сказал он.

Казахстан. МВФ > Финансы, банки > kt.kz, 6 ноября 2018 > № 2782754 Олег Смоляков


Украина. Германия > Авиапром, автопром > interfax.com.ua, 6 ноября 2018 > № 2782700 Йозеф Граф

Директор "Порше Украина" Й.Граф: В следующем году мы ожидаем прирост рынка новых легковых авто на 18-25%

Блиц-интервью генерального директора ООО "Порше Украина" Йозефа Графа агентству "Интерфакс-Украина"

Для начала проанализируйте, пожалуйста, рынок новых легковых и легких коммерческих авто текущего года и свои позиции на нем. Многие эксперты ожидали его прироста в этом году, аналогичного прошлогоднему – примерно 20%, но по факту за 9 месяцев он значительно меньше. Каковы позиции ваших брендов?

Наше присутствие на рынке в этом году можно оценить как достаточно позитивное. За январь – сентябрь компания нарастила продажи легковых автомобилей почти на 12% по сравнению с таким же периодом 2017 года – до 7,364 тыс. Показательно, что компании удалось нарастить долю на рынке легковых авто – с 11,6% в прошлом году до 12,4% в 2018-м.

Коммерческих автомобилей Volkswagen за три квартала реализовано 811 ед., или 10,9% рынка коммерческих авто. Основными покупателями коммерческой техники являются юрлица и частные предприниматели (70% продаж этих авто).

Мы ожидаем по итогам года, как минимум, сохранить свои доли на рынке. В целом рынок легковых авто в этом году растет не очень быстро – сейчас около 5%, и к концу года продажи в целом могут составить 80–85 тыс. ед. (в 2017 году они превысили 80 тыс.), т.е. все-таки надеемся на небольшой прирост.

Большим нашим преимуществом является широкая линейка автомобилей, рассчитанная на любого покупателя.

Вы импортируете три достаточно мощных бренда. Как бы вы охарактеризовали ключевые отличия в их продвижении на отечественном рынке (между собой, а также в сравнении с продвижением на других рынках)?

Украинский рынок имеет свою специфику, поэтому продвижению брендов присущи индивидуальные особенности. Audi – это премиум-бренд, основные аспекты работы с ним – это премиальность во всем: в качестве продукции, уровне обслуживания, сервисе и индивидуальном подходе к клиенту. Массовый ("народный") бренд Volkswagen имеет очень широкую линейку для любой аудитории: от хэтчбека Volkswagen Polo до флагманского внедорожника Touareg. Бренд SEAT фокусируется на более молодом и социально активном сегменте покупателей, т.е. это более узкая аудитория. Но сейчас данный бренд ориентируется на внедорожники, а в Украине автомобили SUV–сегмента пользуются достаточно высоким спросом – у нас люди любят большие авто.

Кроме того, мы делаем ставку на сотрудничество с корпоративными клиентами.

Были ли крупные корпоративные клиенты в последнее время?

Основная доля корпоративных продаж – коммерческие автомобили Volkswagen.

Как известно, корпоративные контракты – это некий индикатор экономической ситуации в стране: когда экономика в стране идет вверх – растет покупательная способность юрлиц, этот спрос сказывается на коммерческих продажах, мы можем спрогнозировать динамику продаж следующего года. Если говорить о последних крупных контрактах – это поставка 92 автомобилей SEAT Ibiza компании Coca-Cola.

Считаете ли вы сегодняшние показатели продаж достаточными? Насколько перспективен отечественный рынок для иностранных автоконцернов? Насколько может вырасти рынок в следующем году?

Сложный вопрос. Если посмотреть долгосрочную перспективу, то мы видим высокий потенциал рынка. Оценка потенциала – это сравнение уровня моторизации (автомобилизации) в различных странах. Например, в Германии – это около 550 автомобилей на 1000 человек населения, а в Украине – только 200 автомобилей, т.е. это по-прежнему большая страна с высоким потенциалом.

На самом деле худшая ситуация с продажами была после кризиса в 2014 году (понятно почему), когда было зафиксировано практически двукратное падение (цифры разнятся в зависимости от конкретных сегментов). Но начиная с 2015 года, рынок постепенно растет – медленно, но уверенно. Если наш прогноз на этот год около 80–85 тыс. новых легковых автомобилей, то в следующем году ожидаем 100 тыс. авто.

В секторе коммерческих автомобилей ситуация схожая – с 2016 года рынок медленно растет. Считаем, что в 2018 году в Украине будет зарегистрировано около 11 тыс. машин, а в 2019-м – 12 тыс.

Ситуация в Украине улучшается, отмечается рост доходов и покупательной способности, именно поэтому мы прогнозируем положительную динамику.

Расскажите о том, как компания смогла допустить ошибки в сертификации партии автомобилей Volkswagen Golf Sportwagen (Variant)? Почему хорошая идея – поставить украинским потребителям по доступной цене автомобили, изготовленные для американского рынка – обернулась проблемами для собственников транспортных средств? Что сегодня предпринимает "Порше Украина" для того, чтобы разрешить проблему и минимизировать моральные и материальные убытки клиентов?

Действительно, произошла такая ситуация – в середине апреля стало известно, что в процессе оформления сертификата на 2800 автомобилей Volkswagen Golf Sportwagen (Variant) были обнаружены несоответствия. Мы эту проблему анализировали и в первую очередь думали о том, как избежать затруднений для владельцев этих автомобилей. Но важно сказать, что после выявления проблемы мы сами уведомили об этом владельцев данных авто, вышли на открытый диалог с ними и сообщили об этом в СМИ. И сегодня продолжаем придерживаться данной стратегии.

Решение состоит из двух этапов. Первый – проведение индивидуальной сертификации, после чего необходима регистрация автомобиля. Индивидуальная сертификация началась 15 августа, и почти 80% авто уже сертифицированы.

Сейчас мы работаем над вторым этапом – регистрацией этих автомобилей. Эту процедуру мы также начали, первые пилотные авто зарегистрированы. Все наши усилия направлены на то, что после того, как этот этап протестируют, будет проведена регистрация общего количества авто.

Наша компания с помощью дилерской сети сопровождает каждого клиента на каждом этапе и покрывает все расходы, возникающие на прохождении этих этапов. После прохождения всех этапов клиент получает сертификат от нас, своего рода компенсацию моральных неудобств – это ваучер на 6 тыс. грн.

И уже есть клиенты, которые получили такой ваучер? Они удовлетворены суммой?

Да, есть. И мне не известны случаи возражений. В процессе диалога, конечно, возникали вопросы о самом процессе, которые мы должны разъяснять, но мы стараемся максимально оградить клиента от возможных неудобств во время прохождения этих процессов.

То есть можно сказать, что репутационные риски были сглажены?

Мы делаем все, чтобы вести открытый диалог и таким образом нивелировать репутационные риски. Открытый диалог с клиентами и СМИ позволяет это осуществить, но в то же время, это неприятная ситуация, побывать в которой не пожелаешь никому. Однако мы стараемся и должны ее решить.

Насколько, по вашему мнению, может коснуться Украины европейская тенденция сокращения и постепенного отказа от дизельных двигателей?

Я не вижу здесь большой проблемы, потому что автопроизводители ориентируются на потребительский спрос. В Украине есть спрос на авто с дизельным типом двигателя, и у нас большой выбор таких авто.

Думаю, что в перспективе Украина будет следовать европейским тенденциям, и мы уже наблюдаем интерес к альтернативным типам – постепенно спрос на авто с ДВС и дизелями будет падать.

По оценке экспертов, основные факторы, тормозящие рост рынка новых авто, – это ввоз подержанных автомобилей по льготным ставкам акциза и засилье "евроблях" с учетом пока так и не разрешенной на законодательном уровне проблемы. Как вы оцениваете влияние этих факторов, в том числе на продажи ваших брендов?

Что касается так называемых "евроблях", мы здесь не видим большой проблемы для рынка новых авто и не стали бы смешивать эти два рынка – это разные целевые аудитории и, скорее, количество "евроблях" влияет на рынок подержанных авто, где есть соприкосновение интересов.

А вот что действительно влияет – это импорт подержанных авто по сниженным ставкам акциза. Мы наблюдаем и ощущаем его влияние – наши продажи немного проседают. И если на 2019 год льготные ставки не продлят, рассчитываем на рост продаж за счет этого фактора.

Что мы еще стараемся делать для удержания позиций – это следовать тенденциям рынка. Например, электромобили во всем мире являются трендовым сегментом. Украина не исключение, чему в немалой степени способствовали законодательные преференции, относительно быстрое развитие соответствующей инфраструктуры, рост цен на традиционные виды топлива, а также растущая экологическая сознательность украинцев.

"Порше Украина" не может оставаться в стороне от перспективной тенденции, и в 2019 году мы планируем презентовать в Украине первый полностью электрический автомобиль Audi e-tron. Конечно, мы не ожидаем, что в 2019 году будет большой объем продаж таких авто, но это своего рода заявление от имени бренда.

Но на этом рынке в Украине бума пока не наблюдается, несмотря на отмену для электромобилей ввозной пошлины, акциза и НДС. Как вы считаете, это из-за дороговизны авто, отсутствия достаточной зарядной инфраструктуры?

Здесь вы правы – тормозят и дороговизна, и отсутствие инфраструктуры. Но это не только в Украине, так во всем мире. Хорошие условия для развития рынка электромобилей будут там, где это регулируется властями – примером может служить Скандинавия.

Мы зависим от стратегии Концерна по производству и выводу автомобилей на рынок. Недавно был представлен полностью электрический автомобиль Audi e-tron, именно этот автомобиль выводится и на украинский рынок. У Volkswagen уже есть модель электромобиля – e-Golf, но в Украине мы его не представляли из-за отсутствия инфраструктуры. Согласно концепции бренда планируется замена линейки электромобилями серии ID, которые также будут представлены в Украине.

"Порше Украина" планирует в нашей стране инвестировать в собственную зарядную инфраструктуру?

Не планируем, но будем предлагать свое решение для подзарядки – например, это будет небольшая подстанция, которую можно поставить дома и заряжать авто.

Не могу не спросить о новинках, которые будут представлены на рынке в 2019 году

Мы представим сразу несколько новинок. В линейке Volkswagen – это компактные кроссоверы T-Roc, T-Cross, обновление текущей генерации Passat и абсолютно новый Golf. Также мы планируем расширить еще больше наше предложение на рынке Украины по бренду SEAT: модельный ряд пополнится семиместным A+ SUV представителем – Tarraco. Что же касается Audi, то 2019 будет годом новинок и передовых технологий: помимо полностью электрического Audi e-tron будет представлено новое поколение модели А6, новое поколение Q3, а также ряд спортивных новинок. В общей сложности бренд Audi порадует украинских автолюбителей восьмью новинками.

Оптимальна ли сегодня дилерская сеть компании, планируется ли ее количественное расширение либо качественная перестройка?

С учетом тех продаж, которые есть, сеть полностью соответствует спросу по количеству и качеству. Сегодня у Volkswagen – 26 дилерских предприятий плюс 4 сервисных партнера, у Audi – 9 дилеров плюс 2 сервисных партнера, у SEAT – 8 дилерских центров плюс 17 сервисных партнеров. А о расширении можно говорить только при росте продаж. Но мы постоянно инвестируем в качество сети. Хотя тут есть разница между брендами, например, есть потенциал развития дилерской сети у бренда SEAT.

У вас есть собственная финансовая компания – "Porsche Finance Group Ukraine". Насколько активно ее инструментами пользуются украинцы, проявляют ли больше интереса к лизингу, популярность которого по-прежнему невысока?

Не могу говорить от имени компании Porsche Finance Group Ukraine, которой не управляю. Нам очень повезло, что в рамках группы есть структура, инструменты которой мы можем предлагать. Если не ошибаюсь, общее количество авто, которые покупают посредством финансирования, – около 20%. И сильная сторона Porsche Finance Group Ukraine – это как раз лизинговые предложения, компания хороший игрок на этом рынке. Но, конечно, если взять общий финрынок, то лизинг играет совсем маленькую роль – по сравнению с европейскими рынками Украина все еще на начальном этапе.

В Европе лизинг – обычный инструмент даже для физлиц, а в Украине на него больше нацелены юрлица.

Мы говорили о значительном влиянии на продажи импорта подержанных авто, тем более что самым популярным б/у авто остается Volkswagen. А ваша компания как-то присутствует на вторичном рынке?

Мы уже три года работаем на вторичном рынке. "Порше Украина" – единственный импортер на рынке, который развивает программу продажи и обслуживания автомобилей с пробегом (всех наших брендов) в соответствии со стандартами концерна Volkswagen (DasWeltAuto). Ее преимущество в том, что клиент приобретает подержанное авто с гарантией, т.е. может не бояться, что авто выйдет из эксплуатации в следующем году.

Сегодня эту программу предлагают 14 наших дилерских предприятий. Дилеры, которые по ней работают, должны соответствовать определенным критериям.

Вторичный рынок в Украине очень большой, в основном, это операции купли-продажи между частными лицами, т.е. без всяких гарантий.

И последний вопрос – каковы финансовые показатели "Порше Украина?

К сожалению, не могу давать такие данные. Но можно сказать, что прибыльность, в общем, достаточно хорошая, хотя в этом году немного снизилась из-за ситуации с автомобилями Golf Sportwagen, из-за наших инвестиций в ее решение.

Украина. Германия > Авиапром, автопром > interfax.com.ua, 6 ноября 2018 > № 2782700 Йозеф Граф


Россия > Нефть, газ, уголь > forbes.ru, 6 ноября 2018 > № 2782253 Александр Пасечник

Диктатура государства. Чем закончится топливная драма

Александр Пасечник

Руководитель аналитического управления Фонда национальной энергетической безопасности

Нефтекомпании не станут рисковать экспортным бизнесом: иначе их ожидает совсем другой уровень потенциальных потерь, если государство введет заградительные экспортные пошлины на нефть и нефтепродукты

Драма, развернувшаяся на российском топливном рынке и длящаяся более полугода, завершена. Или как минимум поставлена на паузу. 29 октября премьер-министр Дмитрий Медведев поставил ультиматум нефтяным компаниям о введении заградительных экспортных пошлин на нефть и нефтепродукты в случае, если с их стороны не последуют шаги по сдерживанию цен на моторное топливо в стране. Ультиматум всерьез напугал поставщиков горючего. Буквально через день, 31 октября, на совещании кабмина глава правительства продублировал свой посыл нефтяной отрасли и поинтересовался, есть ли решения.

Ответ не заставил себя ждать. Уже вечером вице-премьер Дмитрий Козак провел совещание с руководителями нефтяных компаний, итогом которого стал консенсус. Сторонам удалось договориться о фиксации оптовых цен на бензин и дизельное топливо на уровне июня до конца 2018 года. «Стороны договорились о том, чтобы все вертикально интегрированные компании, а также все независимые нефтеперерабатывающие заводы приняли на себя обязательства по поставкам бензина и дизеля в объемах, которые зафиксированы по состоянию на соответствующий месяц 2017 года, плюс 3%. А оптовые цены должны быть зафиксированы на июнь 2018 года. Мы зафиксировали оптовые цены, они взяли на себя обязательства», — подытожил он.

Соглашение начинает работать с 1 ноября, срок его действия — до 31 марта 2019 года. При необходимости оно может быть продлено. При этом акцизы на топливо в следующем году будут расти, согласно плану.

Эта удивительная история примечательна несколькими противоречиями. Во-первых, сложившаяся ситуация вызвана преимущественно несовершенством трансформации фискальной системы для нефтяной отрасли. Так называемый принятый к реализации налоговый маневр был всецело согласован с нефтекомпаниями: принципиально одобрены его ключевые параметры — обнуление экспортных пошлин на нефть и производные в период до 2024 года с индексацией акцизов и синхронным ростом ставок налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ).

Было понимание, что всех все в целом устраивает. Учитывался и тот факт, что затеянная фискальная реформа серьезно подрывает потенциал развития сегмента нефтепереработки. Отсюда внедрение компенсационных механизмов, которые усложняются чуть ли не в еженедельном режиме. И хотя нефтяники выбивают себе некоторые бонусы, но их все равно недостаточно, чтобы выстраивать сбалансированную политику по обеспечению страны топливом (ведь все больше продукции уходит за периметр, где продавать выгоднее). Это в принципе признают регуляторы — в частности, Минфин и Минэнерго. То есть в фискальном поле все равно наступят перемены — базис «маневра» будет меняться, так как ни у кого нет четкого понимания конъюнктуры на мировых рынках «черного золота» на горизонте грядущих пяти лет. Всплески же волатильности на мировых площадках будут провоцировать к пересмотру налоговой модели.

Во-вторых, весьма любопытно, что речь идет именно об оптовых котировках, а не розничных (что практиковалось при прежних мораториях). В этом новация. Но если в контрактных поставках ценники на моторное топливо предстоит заморозить как минимум на I квартал 2019 года, то как быть биржевой составляющей продаж? Ручной режим регулирования и биржа — понятия взаимоисключающие. И в этом курьез — ведь государственный диктат цен противоречит самой сути биржи. Но в то же время власти давно и неустанно стремятся стимулировать развитие биржевой торговли нефтепродуктами. В этом свете контрход на уничтожение задатков рынка несколько неожиданный. Биржа в некоторой мере оттеняла лютую (в понимании потребителя) олигополитическую среду нефтепродуктового сегмента.

Сработает ли сама договоренность? Скорее всего — да. Рисковать экспортным бизнесом нефтекомпании не станут, иначе их ожидает совсем другой уровень потенциальных потерь, если последуют ограничения. Важна и объявленная коллегиальная ответственность за исполнение соглашения. Здесь все как в строке из небезызвестной песни «скованные одной цепью»: оступится один игрок, потянет за собой всех. Власть же, в случае срыва ценового моратория, несомненно, пойдет на внедрение заградительных пошлин.

Россия > Нефть, газ, уголь > forbes.ru, 6 ноября 2018 > № 2782253 Александр Пасечник


США. Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 6 ноября 2018 > № 2782250 Никита Цаплин

Герои против Facebook: как ИТ-романтики проигрывают корпорациям

Никита Цаплин

Управляющий партнер и основатель российского хостинг-провайдера RUVDS

Анархисты и романтики хотели разрушить монополию ИТ-монстров, а в итоге своими руками создали новые корпорации. Но не всегда основатели приживаются в своих же компаниях

В поиске новых источников роста ИТ-гиганты превратились в конвейер по скупке перспективных стартапов и переводу их на жесткие бизнес-рельсы. Как правило, этому не очень рады основатели-романтики, которые все чаще не находят себе место в столь агрессивной среде. В прошлый раз мы рассказывали о тех, кто смог обуздать систему и сохранить руководство своими корпорациями. Но часто они погибают в жерновах конвейера. Один из примеров «жерновов» — компания Facebook Марка Цукерберга, о выходцах из которой и пойдет речь.

Ян Кум и Брайан Эктон

Чтобы понять идеалистический настрой основателя WhatsApp Яна Кума, достаточно привести его фразу: «Я хочу сделать всего один проект, но сделать его хорошо». Все началось в октябре 2009 года, когда друг и бывший коллега Кума по Yahoo Брайан Эктон собрал $250 000 в качестве стартового капитала для WhatsApp.

Эктон и Кум в первую очередь хотели сделать сильное, свободное от набившей оскомину в Yahoo рекламы средство общения, и долгое время избегали венчурного капитала, опасаясь того, что им придется пойти на компромиссы. Наряду с отсутствием рекламы, групповыми чатами и обменом файлами одной из основных ценностей нового проекта стала конфиденциальность.

Эктон и Кум, являясь приверженцами защиты частной жизни, пообещали сохранить неприкосновенность WhatsApp, когда они объявили о своей продаже Facebook за впечатляющие $22 млрд четыре года назад. Дуэт не планировал интегрировать продукт с учетной записью пользователя Facebook. Следуя своим принципам, в 2016 году WhatsApp внедрил сквозное шифрование и, несмотря на давление правоохранительных органов, отказался создать бэкдор — доступ к зашифрованным данным.

Однако продажа сервиса Facebook была «бомбой замедленного действия». Конфликт был неизбежен с самого начала: социальной сети нужно было найти способ заработать деньги на приложении и окупить дорогостоящие инвестиции. Реализовать свою бизнес-модель социальная сеть могла лишь путем сбора пользовательских данных для таргетирования рекламы.

Практически одновременно с внедрением сквозного шифрования WhatsApp добавил в пользовательское соглашение пункт о передаче данных Facebook для осуществления таргетинга рекламы, выполнения мер безопасности и сбора бизнес-аналитики. Это вызвало шквал недовольства среди европейских регуляторов. Подобное столкновение двух культур заставило идеалистов-вдохновителей весной этого года покинуть свою компанию с интервалом в один месяц.

«Настало время», — провозгласил Брайан Эктон и продемонстрировал приверженность своим принципам, добавив к своему сообщению в Twitter хештег #deletefacebook и вложив $50 млн в шифрованное приложение для обмена сообщениями Signal.

Кевин Систром и Майк Кригер

Пара бывших однокурсников Стэнфорда работали над геолокационной социальной сетью Burbn, когда обнаружили, что именно фильтры для обработки фотографий были, безусловно, самой популярной частью приложения. Объединив инструменты, превращающие зернистые фотографии смартфонов того времени в безупречные снимки, с социальными каналами для их обмена, Instagram стал, пожалуй, самым успешным мобильным приложением в мире.

Популярность приложения стала волновать Facebook настолько, что социальная сеть Марка Цукерберга потратила $715 млн на приобретение стартапа и его аудиторию в 30 млн пользователей в месяц. Теперь, когда Bloomberg Intelligence оценивает приложение в $100 млрд с ежемесячной аудиторией в 1 млрд человек, можно сказать уверенно: опасения Facebook не были напрасными, а покупка Instagram стала, возможно, самым успешным приобретением социальной сети.

Пока Facebook переживал скандалы, связанные с конфиденциальностью, фейковыми новостями и вмешательством в выборы, бренд Instagram оставался незапятнанным и продолжал набирать аудиторию. По данным аналитической компании SimilarWeb, в июне пользователи Android в среднем проводили в Instagram 53 минуты в день — это всего на пять минут меньше, чем на Facebook. Instagram находится на пути к тому, чтобы приносить Facebook до $20 млрд прибыли к 2020 году, примерно четверть всей выручки корпорации.

Сделав ставку на молодую аудиторию, которая бежит из Facebook, устав от политических прений и скандалов из-за нарушения конфиденциальности, Кевин Систром и Майк Кригер оказались заложниками своего успеха. Теперь, когда социальная сеть-гигант с аудиторией 2,23 млрд человек испытывает трудности с привлечением аудитории, Марку Цукербергу приходится возлагать особые надежды на Instagram с его молодыми пользователями и брать управление на себя.

Закат 6-летней автономии Instagram в рамках Facebook начался символично — с отставки в начале года менеджера по конфиденциальности Николь Джексон Колако, проработавшей в компании с момента основания, и закончился уходом основателей Кевина Систрома и Майка Кригера в сентябре.

Брендан Айриб

В 2012 году, когда Палмеру Лаки исполнилось 19 лет, Айриб услышал о том, над чем он работал. С его друзьями Нейтом Митчеллом и Майклом Антоновым он помог Лаки превратить их прототип шлема виртуальной реальности в бизнес-идею, проведя успешную кампанию на Kickstarter и представив устройство для публики.

Лаки было отведено играть роль изобретателя-вундеркинда с убедительной историей в лучших традициях «гаражного предпринимательства» Кремниевой долины, в то время как Айрибу предстояло занять место генерального директора для того, чтобы сделать мечты реальностью. Ребята отлично справились со своими ролями, и уже через год к ним присоединился сам Джон Кармак, основоположник легендарных игр-«стрелялок»: Wolfenstein 3D, Doom и Quake. Мимо такой команды просто не мог пройти конвейер Марка Цукерберга, и уже в 2014 году состоялась сделка ценой $2 млрд.

Впрочем, новоиспеченные миллионеры довольно быстро разочаровались в бизнес-принципах ИТ-гиганта Facebook. Не желая приносить в жертву комфорт пользователей и производительность ради краткосрочного роста пользователей сырой технологии, Брендан Айриб через год вслед за Лаки Палмером, о котором мы говорили в предыдущей колонке, покинул компанию. Брендана не устроила «гонка ко дну» в плане производительности, к которой подталкивала проект материнская компания Facebook. Дело шло к тому, чтобы отказаться от передовых устройств виртуальной реальности в пользу чего-то более простого и дешёвого, а именно, шлема Oculus Quest, спроектированного по принципу «все в одном», вместо возглавляемого Айрибом проекта Rift2.

Недовольство Марка Цукерберга и смену стратегии понять можно: помимо того, что продажи устройств Oculus Rift составили всего 1% от запланированных, Facebook оказался втянутым в судебное разбирательство по иску на $500 млн о нарушении авторских прав основателями теперь уже дочерней Oculus VR.

США. Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 6 ноября 2018 > № 2782250 Никита Цаплин


Россия > Транспорт > forbes.ru, 6 ноября 2018 > № 2782249 Петр Шкуматов

Приехали. Рынок такси выходит из-под контроля

Петр Шкуматов

координатор российского общественного движения Общество синих ведерок

Отсутствие контроля за развитием агрегаторов сделало российское такси опасным: участились аварии и нападения на пассажиров. Как реформировать рынок?

Во всем мире уже который год лихорадит рынок такси. В Нью-Йорке за непродолжительное время покончили с собой шестеро таксистов по причине резкого падения доходов и невозможности обслуживания долгов. В Лондоне в прошлом году суд потребовал от Uber признать водителей работниками с соответствующими трудовыми правами, что привело к грандиозной череде судебных процессов. В России с такси происходит то же самое, только в еще худшем виде.

Недавно на публичных слушаниях по реформе ОСАГО в Государственной думе была озвучена справедливая стоимость полиса обязательного автострахования для такси. Цифра поразила практически всех — 60 000 рублей в год. Но о чем это говорит? О том, что аварийность в российском такси зашкаливает. Почему? И главное, что с этим делать?

Для начала надо понять, что сама услуга легкового такси в результате технологического развития теперь представляет из себя микс из трех услуг: непосредственно такси, которое имеет соответствующее разрешение, сервисы ride-hailing, «кликни и езжай» (в это понятие входят как убер-подобные приложения с водителем, так и привычный москвичам каршеринг), а также ride-sharing-сервисы, когда вы являетесь попутчиком. Наиболее известный пример — BlaBlaCar.

Дискуссия идет вокруг ride-hailing — сервисов такси с водителем, в России их называют агрегаторами. Вопрос звучит так: ближе ли они по сути к легковому такси, то есть требуют соответствующего лицензирования, или все-таки они более близки к ride-sharing-сервисам и, значит, не требуют вмешательства государства? В ближайшее время на этот вопрос будет отвечать Апелляционный суд Англии и Уэльса. Но каждая страна должна будет ответить на этот вопрос самостоятельно, если не хочет получить последствия в виде резкого роста аварийности на дорогах.

Логика предыдущих судебных решений в разных странах заключалась в том, что если водитель автомобиля, подключенный к ride-hailing-сервисам, зарабатывает себе этим на жизнь, то это означает юридическую близость этих сервисов к легковому такси. Водители ride-sharing-сервисов не зарабатывают себе этим на жизнь, лишь компенсируют стоимость топлива, поэтому и не подлежат государственному регулированию. Сами водители ride-hailing-сервисов подтверждали, что это именно работа, просто без оформления официальных трудовых отношений, что приводит к чудовищным нарушениям здравого смысла. Например, в Великобритании одним из аргументов против Uber является то, что «водители работают по 80/90 часов в неделю, спят в своих автомобилях, но все равно не зарабатывают минимальный уровень дохода».

В России сложилась та же ситуация. График работы 6 дней по 12 часов (суммарно 72 часа в неделю), без больничных, отпуска и иных социальных гарантий, распространен повсеместно. Работая 40 часов в неделю, водитель не будет зарабатывать ничего. Но на смену графику «6х12» пришел график «сутки через сутки» — так автомобиль используется максимально эффективно. Водитель заступает на суточную смену, после её окончания он передает машину напарнику и идет спать. Проснувшись, он вынужден заступать через несколько часов на новую смену, и так до бесконечности. А в реальности — до тяжелого ДТП, когда проявляются физиологические пределы уставшего организма.

Если ride-hailing-сервисы будут признаны сервисами такси, то цены на поездки серьезно вырастут — этот аргумент часто приводят сторонники полного дерегулирования отрасли. Но может ли стоимость поездки быть важнее безопасности пассажира, самого водителя, а также других участников дорожного движения? По моему искреннему убеждению — нет. Что можно сделать для того, чтобы соблюсти интересы как сторонников дешевых поездок, так и тех, кто выступает за безопасность дорожного движения? Выход есть.

Решением данной проблемы является перенос разрешения на работу в такси с автомобиля на водителя. Сегодня разрешение выдается на автомобиль, и делается это крайне неэффективно. Например, в Excel ведутся реестры разрешений в 63 регионах Российской Федерации, а 8 реестров вообще имеют формат, который не может быть прочитан автоматизированным способом. Выдача разрешения на автомобиль приводит не только к тому, что любой желающий может сесть за руль и возить пассажиров, но и к появлению прослойки посредников, сдающих автомобили, имеющие разрешения для работы в такси, в аренду всем подряд. То есть никакого смысла в ведении подобных реестров нет. Очевидно, что на безопасность дорожного движения реестр транспортных средств никакого влияния не может оказывать в принципе.

Выдача персональных разрешений на перевозку пассажиров в легковом транспорте решит проблему искусственного разделения такси и ride-hailing-сервисов, так как оба сегмента будут работать непосредственно с субъектами лицензирования — с водителями. В результате переноса лицензирования на водителя и такси, и ride-hailing сольются в один большой сегмент: городских перевозчиков пассажиров.

У подобной реформы есть еще ряд плюсов:

  • Водитель является не только лицензиатом, но и субъектом налогообложения, что позволит нормализовать вопрос с «самозанятыми» водителями.
  • Становится возможным контролировать режим труда и отдыха с помощью автоматизированных средств, таких как персональный тахограф.
  • К водителям можно предъявлять дополнительные квалификационные требования, исключающие попадание за руль тех, кто находится в группе риска.
  • Прямые взаимоотношения между сервисами по заказу такси и исполнителями этих заказов устранят целую прослойку посредников, которые сейчас резко снижают заработок в этом сегменте.
  • Появляется возможность страхования в реальном времени как пассажиров и водителя, так и гражданской ответственности.

Подобная реформа оздоровит рынок пассажирских перевозок в России, увеличит безопасность на дорогах и предоставит дополнительные социальные гарантии водителям, которые сейчас представляют собой что-то вроде биороботов, работающих за еду. Будет ликвидирован и искусственный разрыв между ride-hailing-сервисами (агрегаторами) и службами заказа легкового такси — это будет единый организм. Компании ride-sharing, организующие совместные поездки, не пострадают. Цены на поездки вырастут незначительно — за счет ухода с рынка целого конгломерата посредников между клиентом и водителем. Дело теперь осталось за малым: чтобы эту идею услышали депутаты Государственной думы.

Россия > Транспорт > forbes.ru, 6 ноября 2018 > № 2782249 Петр Шкуматов


Россия > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 6 ноября 2018 > № 2782248 Алексей Потапов

Почему состоятельные россияне не возвращают деньги на родину

Алексей Потапов

директор инвестиционного департамента UFG Wealth Management

Недоверие владельцев крупного капитала к российской юрисдикции сохраняется, несмотря на попытки властей улучшить инвестиционный климат в стране

Как известно, российские долларовые миллионеры предпочитают держать большую часть своих финансовых активов (а зачастую и бизнес-активов) за пределами родины. Более того, многие для этих целей меняют если не гражданство, то налоговое резидентство, что предполагает необходимость физически находиться за пределами России больше половины календарного года.

Тем не менее за последние пять лет как в экономической, так и в политической сфере происходили стремительные изменения. В СМИ часто высказывались предположения, что ситуация с движением капитала, возможно, начала меняться. И действительно, такие явления, как возросший контроль и прозрачность, борьба с офшорами, автоматический обмен информацией, наконец, появление так называемых санкционных рисков и запущенный российским правительством процесс амнистии капиталов и деофшоризации, по идее, должны были способствовать возврату денег в российскую финансовую систему. Но так ли это на самом деле?

Исходя из своего опыта, я бы ответил, что скорее нет. Действительно, некоторые состоятельные люди забрали в последние 2-3 года денежные средства из зарубежных банков и перевели в российские. Как правило, их свободный финансовый капитал не превышал $1-3 млн, и они столкнулись со снижением уровня сервиса в крупных западных банках, которым стали невыгодны такие «маленькие» клиенты при достаточно высокой стоимости обслуживания. Для российских банков такие клиенты являются достаточно крупными и желанными, им готовы предоставить хороший сервис и, разумеется, более низкий уровень комиссий на услуги Private Banking.

Но те, у кого капитал существенно больше, такого рвения не проявляли. Даже переведя капитал в российский банк с целью воспользоваться российской налоговой амнистией, они затем возвращали его обратно в одну из европейских юрисдикций.

Всколыхнувшее российское медиапространство исследование компании Frank RG «Private banking в России 2018: Мифы и реальность» в целом лишь подтверждает мои личные наблюдения. Сама по себе оценка компании, согласно которой всего 31% активов российские миллионеры держат в России, не сенсационна, — по данным самой Frank RG, такая картина сложилась уже очень давно.

К сожалению, традиционное недоверие владельцев крупного капитала к российской юрисдикции сохраняется, несмотря на попытки властей улучшить инвестиционный климат в стране. Угрозы введения санкций в отношении крупнейших российских банков только усиливают страх. Например, в этом году мы наблюдаем возросший интерес к перемещению ликвидных активов в зарубежные банки со стороны состоятельных людей из российских регионов. Основными причинами такой динамики послужили увеличение санкционных рисков в отношении российских банков и неожиданное на фоне высоких цен на энергоресурсы ослабление курса рубля, а также пример друзей и бизнес-партнеров, которые уже имеют такие зарубежные «подушки безопасности».

Так что явных тенденций, которые указывали бы на разворот частного капитала в сторону России, мы не наблюдаем. Валютная структура клиентов российского рынка Private Banking и ее динамика, исходя из данных Frank RG, косвенно подтверждают это: если сейчас доля рублевых инструментов составляет 40% (и, скорее всего, снизится в ближайшие месяцы до 35%), то еще года три назад она составляла большую часть инвестиций. Очевидно, это свидетельствует о снижении доверия к российской валюте. Учитывая, что какая-то часть рублей используется для текущих трат и «на всякий случай», выходит, что сокращается прежде всего инвестиционная составляющая. Несмотря на это, я наблюдаю определенный рост интереса к российскому фондовому рынку, что могло бы способствовать возвращению частного капитала. Однако пока этот интерес слишком мал, чтобы превратиться в тенденцию.

Смена поколений российских миллионеров, если мы говорим о передаче существующих состояний наследникам, также вряд ли сама по себе изменит устоявшуюся систему. Многие наследники получили зарубежное образование, связывают себя с другими странами и/или опять же уже имеют нероссийское гражданство. Вряд ли у них вдруг появятся достаточные внутренние стимулы для возврата в Россию.

Кто же виноват и что делать? Ответ на первый вопрос оставим политикам, а вот на второй, на мой взгляд, ответ очевиден. Стране нужно новое поколение миллионеров, которые заработают свои капиталы в наше время и в той институциональной среде, которая не будет способствовать мыслям о переводе кровных за рубеж. А для этого нужно продолжать планомерную работу по улучшению бизнес-среды и инвестклимата, а также возвращать высокий экономический рост. А там, глядишь, и нынешнее поколение возьмет пример с молодых.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 6 ноября 2018 > № 2782248 Алексей Потапов


Россия > СМИ, ИТ > rosbalt.ru, 6 ноября 2018 > № 2781845 Карен Казарян

Напомним, закон, который обязал мессенджеры идентифицировать пользователей по номеру мобильного телефона, приняли прошлой осенью. Он вступил в силу еще 1 января 2018 года. Согласно документу, если администрации ресурса не удалось подтвердить личность юзера по абонентскому номеру у оператора сотовой связи, его должны заблокировать. Иначе компании грозит штраф — от 800 тыс. до 1 млн рублей. С момента принятия закона прошел почти год, но он так и не заработал. Есть ли у него шанс с принятием новых правил идентификации, и как эта процедура будет выглядеть на практике, «Росбалту» рассказал ведущий аналитик Российской ассоциации электронных коммуникаций (РАЭК) Карен Казарян.

— Закон об идентификации пользователей мессенджеров принят прошлой осенью, но до сих пор не работает. Новые правила, которые принял кабмин, это изменят?

— Нет. Кроме правил нужно принять еще ряд подзаконных актов, которых до сих пор нет.

— Идентификацию должны будут пройти все пользователи или только новые?

— Этот закон обратной силы не имеет. Значит, тех, кто уже пользуется мессенджерами, идентификация не коснется. Она затронет только новых пользователей, которые будут регистрироваться после вступления закона в силу.

— По новым правилам, после регистрации в мессенджере пользователь должен будет «совершить действие с использованием абонентского номера, позволяющее достоверно установить, что сообщенный абонентский номер при регистрации в сервисе обмена мгновенными сообщениями используется пользователем». О чем идет речь?

— Ну, у каждого мессенджера своя процедура подтверждения: кто-то просит ввести код из смс, кто-то — сделать звонок на определенный номер. Не очень понятно, как это будет выглядеть в будущем, поэтому формулировка в законе довольно размытая.

— Правильно ли я понимаю, что уже после этой процедуры администрация мессенджера направляет запрос сотовому оператору?

— Да.

— Как это будет? Вот я регистрируюсь в мессенджере, указываю свой номер телефона, подтверждаю его. Дальше администрация ресурса отправляет запрос оператору связи, чтобы подтвердить, есть ли я у них в базе. Что конкретно должен подтвердить оператор? Зарегистрирован ли вообще такой номер в сети? На кого именно он зарегистрирован? Значит ли это, что при регистрации в мессенджере я должна буду указывать реальные имя и фамилию, а может и паспортные данные, чтобы потом администрация ресурса могла сверить все это с базой сотового оператора?

— Об этом ни в самом законе, не в правилах идентификации нет ни слова. Никаких разъяснений о том, какую именно информацию просят у сотовых операторов мессенджеры, нет.

— Не знаю, есть ли теперь смысл задавать этот вопрос, но все же спрошу: по новым правилам, у сотового оператора есть 20 минут, чтобы ответить администрации мессенджера. Если он ответит, что в базе нет данных о таком абоненте или не ответит вовсе, то идентификация считается не пройденной. По закону, мессенджер в таком случает должен пользователя заблокировать. В том числе просто потому, что оператор сотовой связи не ответил.

— Это еще одна проблема, по которой закон об идентификации не будет работать. Нигде не прописано, что сотовый оператор обязан сотрудничать с мессенджерами и предоставлять им какую-то информацию. И наказания за то, что он просто не ответит, нет. Кроме того, до сих пор непонятно, кто будет платить за идентификацию, на что указывал Минэкономразвития в своем отзыве на законопроект. Ведь мессенджеры и сотовые операторы должны будут вести определенную работу. И сами смс тоже чего-то стоят.

— На какие мессенджеры распространяется действие закона? Ведь во ВКонтакте и Facebook тоже есть возможность обмениваться мгновенными сообщениями.

— Роскомнадзор ведет так называемый реестр «Организаторов распространения информации (ОРИ)», на которых распространяется действие закона. Сейчас из известных в России ресурсов в нем только Telegram и ВКонтакте, а также Snapchat, WeChat, Line Chat. Ни WhatsApp, ни Viber, ни Facebook Messenger, ни даже «Там Там» в этом списке нет.

— Как так получилось?

— Для компаний есть два пути в реестр Роскомнадзора: либо они сами подают заявку, либо их включают в этот список принудительно — по решению органов национальной безопасности. Поскольку в отношении WatsApp или Viber они этого не сделали, значит, в этом пока нет необходимости.

Что касается добровольности, формально все компании, которые предоставляют пользователям возможность обмениваться мгновенными сообщениями, действительно, должны были сами подать заявки в Роскомнадзор для включения их в реестр. Но никаких санкций за то, что они этого не сделают, не предусмотрено.

— Правильно ли я понимаю, что весь этот закон об идентификации завязан на реестр Роскомнадзора, и спрос только с тех, кто в нем числится?

— Так, наверное, неправильно говорить. Формально в законе есть конкретное юридическое определение понятия «организатор распространения информации». Другое дело, что правоприменение, действительно, завязано на включении таких компаний в реестр.

На сайте Роскомнадзора нет возможности посмотреть весь список компаний, которые входят в перечень организаторов распространения информации. Можно только проверить по названию конкретной компании, есть она там или нет.

По состоянию на 10 августа 2017 года в реестре было 89 компаний. Как писал РБК, среди них на тот момент были почтовые клиенты Mail.Ru Group и «Яндекса», облачный сервис «Яндекс.Диск», соцсети «Мой мир», «Мой круг», «ВКонтакте», сервисы знакомств Mamba, Badоo, мессенджеры «Агент@Mail.ru». «Из-за нежелания предоставлять данные для включения в реестр в России была заблокирована онлайн-рация Zello, сайты мессенджеров BlackBerry, Imo. Представитель Zello называл требования ведомства «абсурдными и невыполнимыми», — отмечало издание.

Позднее Роскомнадзор заявил, что ведет переговоры с крупнейшими международными IT-компаниями вроде Facebook, WhatsApp, Viber, Apple, Twitter, которые находятся в процессе принятия решения о вхождении в реестр ОРИ. «Мы уважаем право компаний на конфиденциальность переговоров, поэтому не выносим в публичное поле результаты их промежуточных этапов. Нужно понимать, что это глобальные корпорации со сложной системой управления и согласования юридически значимых действий. Но для нас важно стремление компании к сотрудничеству. Если оно явно обозначено, у нас есть процедурные возможности для того, чтобы предоставить сервису дополнительное время, необходимое для согласования итогового решения», — сказал замглавы Роскомнадзора Олег Иванов «Российской газете» еще в апреле 2018 года. С тех пор в публичном поле не было никакой информации о вхождении WhatsApp, Viber или Facebook в реестр.

Анна Семенец

Россия > СМИ, ИТ > rosbalt.ru, 6 ноября 2018 > № 2781845 Карен Казарян


Россия. Весь мир > Армия, полиция > kremlin.ru, 6 ноября 2018 > № 2781441 Владимир Путин

Заседание Комиссии по вопросам военно-технического сотрудничества России с иностранными государствами

Владимир Путин провёл заседание Комиссии по вопросам военно-технического сотрудничества Российской Федерации с иностранными государствами.

В.Путин: Добрый день, уважаемые коллеги!

В мае этого года мы с вами отметили 65-летие сотрудничества с иностранными государствами в области военно-технического взаимодействия. Хотел бы на заседании Комиссии по вопросам ВТС ещё раз поздравить всех разработчиков, производителей вооружений, учёных, инженеров, рабочих, ветеранов российской оборонки с этой знаменательной вехой. Именно благодаря их самоотверженному труду Россия не только сохранила, но и упрочила лидерские позиции на мировом рынке вооружений, прежде всего в его высокотехнологичном сегменте, в конкурентной среде.

Опираясь на накопленный богатый опыт, необходимо и далее последовательно наращивать военно-техническое сотрудничество с иностранными государствами. Имеющиеся возможности в сфере ВТС важно использовать для модернизации и обновления всей отечественной промышленности, поддержки нашей науки, для формирования мощного технологического потенциала в интересах динамичного развития страны.

Уважаемые коллеги! На повестку дня сегодняшнего заседания Комиссии по военно-техническому сотрудничеству с иностранными государствами вынесены несколько вопросов, а также запланировано обсуждение мер по развитию ВТС.

В последние годы объём экспортных поставок продукции военного назначения находится на стабильно высоком уровне, составляет порядка 15 миллиардов долларов.

Имеющиеся возможности в сфере ВТС важно использовать для модернизации и обновления всей отечественной промышленности, поддержки науки, формирования мощного технологического потенциала в интересах динамичного развития страны.

Преимущество российских производителей – это неизменно высокое качество продукции, которая по своим боевым и техническим характеристикам не имеет аналогов. Россия дорожит репутацией добросовестного и ответственного участника ВТС. Мы строго соблюдаем международные нормы и принципы в этой сфере. Поставляем вооружение и военную технику исключительно в интересах безопасности, обороны и борьбы с терроризмом. В каждом конкретном случае детально оцениваем обстановку и прогнозируем развитие ситуации в том или ином регионе мира. При этом заключаемые двусторонние контракты никогда не направлены против третьих стран, против интересов их безопасности.

Существенно меняющиеся условия, в которых приходится вести торговлю военной техникой, требуют переналадки привычных подходов и разработки новой комплексной стратегии действий на перспективу.

Конечно, мы продолжим пристально следить за тенденциями мирового рынка вооружений, предлагать нашим партнёрам новые гибкие, удобные формы сотрудничества. Это тем более важно в нынешних условиях, когда наши конкуренты прибегают часто к недобросовестным методам борьбы: пытаются давить, шантажировать покупателей, в том числе с использованием санкционных мер политического характера, чтобы навязать свою военную технику, даже если она выше по цене и уступает нашей технике по качеству.

Новым моментом является и растущая заинтересованность иностранных заказчиков в современных научно-исследовательских и опытно-конструкторских работах, а также в локализации производства военной продукции на своей территории. Мы, разумеется, это учитываем. Так, за последние пять лет объём совместных НИОКРов с целью модернизации и разработки новых образцов вооружений вырос на 35 процентов.

Вместе с тем существенно меняющиеся условия, в которых приходится вести торговлю военной техникой, требуют переналадки привычных подходов и разработки новой комплексной стратегии действий на обозримую перспективу. Словом, в сфере ВТС у нас есть и серьёзные достижения, и понимание стоящих перед нами масштабных задач.

Сегодня обсудим эти конкретные вопросы на важнейшем направлении нашего взаимодействия и примем необходимые решения.

Россия. Весь мир > Армия, полиция > kremlin.ru, 6 ноября 2018 > № 2781441 Владимир Путин


Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > camonitor.com, 5 ноября 2018 > № 2788251 Алуа Жолдыбалина

Как изменится сознание госслужащих в Казахстане?

Модернизация общественного сознания, обозначенная в программной статье Нурсултана Назарбаева «Болашаққа бағдар: рухани жаңғыру», касается также изменения сознания представителей государственных органов. Эта мысль уже более детально была продолжена главой государства в октябрьском послании народу Казахстана. О том, как именно планируется реализовать эту реформу, мы беседуем с руководителем отдела социально-политических исследований Казахстанского института стратегических исследований при Президенте РК Алуа Жолдыбалиной.

– Алуа Сериковна, что, по-вашему, необходимо изменить в сознании госслужащих в первую очередь?

– В первую очередь, кардинальное повышение эффективности деятельности государственных органов требует от госслужащих новой формации современных навыков и компетенций. Характеристиками новой управленческой элиты должны стать готовность и способность к диалогу, к нетривиальному ответственному выбору, патриотизм, высокая общая культура, сотрудничество с аналитиками-экспертами, умение работать в команде.

Новые управленцы должны быть специалистами в разных областях знания (это одновременно означает, что они не должны быть узкими специалистами). Такая специализация закрывает, а иногда и исключает возможность поиска альтернативных решений, основанных на компромиссе интересов, консенсусе различных социальных сил.

К тому же новым управленцам следует учитывать специфику различных сфер управления не только по уровням (региональный, местный), но и по функциям (управление стратегическое, управление информацией, финансами, человеческими ресурсами и т. д.), и по структурам (государственное управление, коммерческое управление, управление общественными организациями).

– Какими в итоге вы видите руководителей новой формации?

– Руководители новой формации – это служащие, которые сами выступают в роли проводников социально-экономических реформ. Они обладают широтой взглядов и стратегическим мышлением. В достаточной степени понимают содержание и значение основных программных документов страны. В своей деятельности не ограничиваются исполнением поручений вышестоящих госорганов и должностных лиц. Понимают взаимосвязь осуществляемой ими работы с общестратегическими целями государства. И, конечно, способны предложить смелые, нестандартные идеи.

– А как изменятся зарплаты госслужащих? Как известно, президент поручил уделить этому вопросу особое внимание.

– Интересно, что ежемесячная заработная плата госслужащих теперь будет зависеть от характера и сложности работы (традиционная система учитывала только уровень их должности и стаж работы). В пилотном режиме новая система оплаты труда уже внедрена в акимате города Астаны, акимате Мангистауской области, Министерстве юстиции и в Агентстве по делам государственной службы и противодействию коррупции.

Напомню, что при старой тарифной сетке работники министерств получали значительно больше служащих акиматов, а оклад любого руководителя был выше, чем у исполнителя, вне зависимости от содержания работы каждого. Это приводило к необоснованной диспропорции в оплате труда и не дифференцировало должности с учетом их значимости для госоргана.

– И все-таки, каково главное отличие новой системы оплаты труда от старой?

– На мой взгляд, главное отличие новой системы оплаты труда в том, что она учитывает круг возложенных обязанностей и результативность госслужащего. Его доход будет формироваться из двух частей: гарантированный должностной оклад на основе факторно-балльной шкалы и бонусов.

Новая система основана на так называемой факторно-балльной шкале, согласно которой все должности оцениваются с учетом трех факторов:

– каков уровень знаний, компетенций и опыта работы необходим для эффективного осуществления должностных обязанностей;

– степень сложности поставленных перед должностью задач;

– степень ответственности за недостижение результата.

По каждому из факторов выводится балл, а их совокупность определяет место должности в новой сетке оплаты труда. В результате оценки всех должностей они были сгруппированы по четырем блокам: высший управленческий состав, куда вошли ответственные секретари, руководители аппаратов и председатели комитетов; основной (должности отраслевых подразделений); содействующий (должности, ответственные за юридическое, финансовое, кадровое, информационно-технологическое сопровождение, связь с общественностью); вспомогательный (должности, ответственные за административно-хозяйственную деятельность).

– А как насчет сокращения диспропорции в окладах госслужащих регионов и центра?

– Действительно, это еще один значимый положительный аспект внедрения новой системы. К примеру, если раньше главный специалист акимата в среднем получал на 70 процентов меньше (115 тыс. тенге), чем главный эксперт в центральном госоргане, то сейчас разница будет составлять в среднем 10 процентов (210 тыс. тенге).

Так, на областном уровне минимальный размер заработной платы на низовой должности повысится с 62 тыс. до 117 тыс. тенге. В центре – с 84 тыс. до 136 тыс. тенге. По завершении пилотного проекта будет принято решение о сроках внедрения проекта в масштабе республики.

Как известно, большинство организаций, в том числе государственных, частных, международных (ООН, Всемирный банк, Азиатский банк развития и т.д.), при оценке должностей полагаются на факторно-балльную оценку. В государственных органах США, Сингапура, Малайзии, Новой Зеландии и других экономически развитых стран работа служащих оценивается таким же образом.

И, наконец, касательно новой системы премирования. Во-первых, изменено само понятие «премий» на «бонусы». Во-вторых, они будут выплачиваться только в зависимости от результатов работы государственных служащих по итогам года.

Автор: Светлана Борисова

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > camonitor.com, 5 ноября 2018 > № 2788251 Алуа Жолдыбалина


Китай. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > premier.gov.ru, 5 ноября 2018 > № 2782018 Дмитрий Медведев

Онлайн-конференция Дмитрия Медведева в Шанхае

Председатель Правительства ответил на вопросы в режиме «онлайн» на площадке Шанхайской медиагруппы.

Онлайн-конференция Дмитрия Медведева с китайскими интернет-пользователями прошла в штаб-квартире Шанхайской медиагруппы. Для российских интернет-пользователей была организована трансляция конференции на портале международного информационного агентства «Россия сегодня».

Из стенограммы:

Юань Мин (как переведено): Сегодня утром в Шанхае состоялось открытие первой Китайской международной импортной выставки. Россия приняла участие в выставке в качестве одного из 12 почётных гостей. Премьер-министр Российской Федерации прибыл в Шанхай во главе российской делегации и принял участие в открытии выставки. Сегодня мы рады приветствовать Премьер-министра в студии Шанхайского медиацентра. Благодарим Вас за то, что Вы согласились принять участие в онлайн-конференции и ответить на вопросы интернет-пользователей.

Добро пожаловать!

Д.Медведев: Ni hao! Здравствуйте!

Вопрос (как переведено): Премьер-министр, в 2010 году в Шанхае проходила Всемирная выставка «ЭКСПО», и Вы были на ней с визитом. И вот спустя восемь лет Вы снова приехали в Шанхай. Позвольте спросить, что интересного из сделанного в России российское Правительство и предприятия привезли на этот раз на импортную выставку?

Д.Медведев: Во-первых, хочу сказать, что идея выставки сама по себе очень правильная и интересная. В мире не так много подобного рода выставок, где рассматриваются вопросы, связанные с импортом. В данном случае речь идёт о большой, полноценной выставке, куда приезжают предприятия из самых разных стран мира. И сегодня в открытии выставки участвовали главы государств и правительств. Это было масштабное мероприятие с открытием, которое осуществил Председатель Си Цзиньпин, а затем выступали другие коллеги.

Мы говорили о том, что в мире много уделяют внимания экспорту, но «ЭКСПО», которая была бы посвящена непосредственно импорту – во всяком случае, на такой системной основе, – появилась впервые. И мы рады принять участие. Хотел поблагодарить ещё раз наших китайских друзей за то, что нас пригласили в качестве страны-партнёра.

На эту выставку приехали представители приблизительно 50% регионов нашей страны. Это большие делегации, которые представлены региональным бизнесом и которые привезли на выставку свои продукты, свои идеи, свои предложения.

Я осмотрел вместе с другими коллегами павильоны, которые были посвящены отдельным государствам, а после этого – уже непосредственно нашу часть выставки и обратил внимание, что там большое количество самых разных товаров. Это и продукты питания, и техника, и аграрные технологии, и вообще много всего, что может быть интересно потребителям в Китайской Народной Республике и, наверное, в других странах.

Площадка хорошая. И то, что выставка будет проходить каждый год, на ней будут встречаться представители бизнеса каждый год, это само по себе весьма и весьма неплохо. Так что я хочу поздравить наших китайских друзей с очень важным событием.

Вопрос (как переведено): Вы отметили, что в будущем несырьевой неэнергетический экспорт России должен вырасти до 250 млрд долларов. Как Вам кажется, какие новые точки роста экономики и торговли в сотрудничестве России и Китая может принести эта импортная выставка?

Д.Медведев: Именно в этом направлении, как мне представляется, и должно проходить наше сотрудничество. Мы очень неплохо научились сотрудничать в сфере энергетики – наши китайские партнёры покупают в Российской Федерации и газ, и нефть. Но это традиционные направления сотрудничества, хотя и очень большие. Кстати сказать, совсем скоро в Пекине будет проходить и большой энергетический форум между нашими странами. Если говорить об этой выставке, то это совершенно другое направление. Это несырьевое и неэнергетическое направление, это то, что для нашей страны очень важно, – сельское хозяйство, продукты питания, высокие технологии, различного рода технологические сервисы, цифровая экономика. Это то, что будет определять уровень развития наших стран в XXI веке. Мы очень рассчитываем, что при помощи этой выставки и ввиду наших разветвлённых экономических связей с Китайской Народной Республикой удельный вес именно такого, несырьевого экспорта будет в нашем товарообороте расти. Это будет на пользу и нашим экономикам, которые получат дополнительные драйверы развития, и нашим компаниям, которые этим занимаются.

Перед нашей страной стоит задача – изменить структуру товарооборота. Россия очень большая страна и поставляет большое количество энергоресурсов, сырьевых товаров. Но мы понимаем, что будущее за другим – за высокими технологиями, современными цифровыми решениями. И мы стараемся свой экспорт поменять. В настоящий момент уже более 50% доходов, которые получает российский бюджет, создаётся не за счёт нефти и газа, не за счёт поставки электроэнергии или какого-то иного сырья, а за счёт других решений. Я уверен, что наше сотрудничество в этой сфере будет помогать в решении этой задачи.

Вопрос (как переведено): Сегодня утром Вы отметили, что в Шанхае должно быть открыто представительство Российского экспортного центра при поддержке Внешэкономбанка. Это очень интересная новость для Шанхая. Вы ранее также неоднократно упоминали, что создание цифровой экономики является государственной задачей России. Какое пространство для взаимодействия наших стран существует в области цифровой экономики?

Д.Медведев: Во-первых, по поводу Российского экспортного центра. С учётом масштабов сотрудничества между Россией и Китаем совершенно очевидно, что представительство этого центра в Китайской Народной Республике должно быть. И оно будет создано в Шанхае. Это структура, которая занимается поддержкой экспорта российских компаний, чтобы они могли на нормальных условиях выйти на иностранные рынки, в том числе на такой большой рынок, как рынок Китайской Народной Республики. Поэтому мы приняли решение создать здесь подразделение Российского экспортного центра. Мне кажется, это очень важно. Сегодня я проходил по выставке, там были российские бизнесмены, и они нас за это благодарили, потому что это помогает им работать на китайском рынке.

Что касается «цифры», то цифровая экономика – это будущее. Это понимают все, это понимаем мы и наши друзья в Китайской Народной Республике. Мы будем делать всё для того, чтобы подобного рода технологии развивались. Ведь «цифра» сейчас везде. Мы с вами общаемся – сигнал через «цифру» уходит наверх, на спутники, после этого нас видят по телевидению, смотрят в интернете. Если бы не цифровые технологии, то никто бы ничего не услышал и не увидел. «Цифра» сегодня становится частью управления – и государственного управления, и коммерческого управления. Цифровые технологии проникают на бытовой уровень.

Сейчас в нашей стране очень распространены сервисы, позволяющие людям напрямую получать ответы из государственных структур. Не обращаться туда, а, находясь за своими компьютерами, открывать личные кабинеты, заполнять соответствующие формуляры и получать ответы. «Цифра» – это масса очень удобных бытовых вещей.

Наконец, цифровые технологии будут способствовать созданию того, что мы называем искусственным интеллектом, а искусственный интеллект, совершенно понятно, определит развитие стран в текущем столетии.

По всем этим направлениям мы готовы работать вместе с нашими друзьями из Китайской Народной Республики. Тем более что эта сфера очень конкурентоспособна. В ряде случаев нас пытаются «отжать», не допуская к тем или иным сервисам, программам, упрекая в том, что мы нарушаем в той или иной степени чьи-то права. Иногда, наверное, это тоже происходит, и с этим нужно разбираться. Но в любом случае попытки недобросовестной конкуренции в этой сфере присутствуют. И в этом смысле очень важно, чтобы мы в ряде направлений выступали совместно, включая, кстати, и решения, связанные с будущим торговых отношений, международных торговых отношений, Всемирной торговой организации, о чём, кстати, сегодня в своём выступлении говорил и Председатель Си Цзиньпин, и определённые вопросы в этой сфере также были затронуты мной в выступлении.

Вопрос (как переведено): Пять лет назад Китай выступил с инициативой «Один пояс – один путь», эта инициатива значительно расширила сферы сотрудничества Китая с Россией. Также происходит сопряжение инициативы «Один пояс – один путь» с продвижением Евразийского экономического союза. Как Вы можете прокомментировать тенденцию развития сотрудничества в этой сфере, учитывая всемирный торговый протекционизм?

Д.Медведев: Про протекционизм я уже начал говорить, и ещё раз хочу сказать: протекционизм – это, безусловно, плохое явление мировой экономики. Протекционизм был всегда. Но всё-таки в основном в предыдущие годы большинство стран придерживалось тех правил, которые удалось выработать в рамках Всемирной торговой организации.

И мы сейчас продолжаем считать, что ничего лучшего человечество в этой сфере не выработало. Насколько я знаю, такова позиция и руководителей Китайской Народной Республики.

Да, эта система не идеальна, но она работает и обеспечивает конкуренцию в мире, свободное развитие экономик и соответствующих стран.

К сожалению, в последнее время были предприняты действия, направленные на то, чтобы эту конкуренцию задушить, а систему свободного обмена товарами и услугами поставить под очень жёсткий контроль. Это, собственно, и называется протекционизмом – когда одни страны пытаются отгораживаться от других стран.

Такого рода политику ведёт ряд государств. Наверное, самое крупное из них – Соединённые Штаты Америки, которые вводят всякого рода ограничения, пошлины в отношении Китайской Народной Республики, Европейского союза и нашей страны. В конечном счёте, я уверен, от этого пострадает и американская экономика. Всё это в настоящий момент сказывается на темпах развития мировой экономики и на развитии наших стран. И поэтому сегодня, выступая на эту тему, практически все говорили о ценности сохранения режима, который даёт Всемирная торговая организация, и необходимости его развития, реформирования в особых случаях.

Идея, заложенная в проекте «Один пояс – один путь», безусловно, полностью противоположна протекционизму. Она направлена на то, чтобы развивать глобальные процессы в экономике, связывать различные страны, имея в виду и торговые, товарные потоки, и возможности логистического порядка, развивать различные сервисы, в конечном счёте развивать все страны, которые и образуют «Один пояс – один путь».

Эта идея возникла, как Вы правильно сказали, пять лет назад, и мы в той или иной степени обсуждали её с нашими партнёрами на протяжении всего этого периода. В определённый момент возникла идея так называемого сопряжения Евразийского союза и концепции «Один пояс – один путь». Как мне представляется, сейчас мы находимся в ситуации, когда нужно проанализировать, каким образом такого рода соединение может помочь нашим экономикам, какой дополнительный, добавленный эффект эта идея может принести народам наших стран.

Это не абстрактный разговор, не общие рассуждения, а вполне конкретные истории, связанные, например, с торговыми соглашениями, которые мы в настоящий момент обсуждаем с Китайской Народной Республикой. С одной стороны – Евразийский союз, то есть пять стран, а с другой стороны – Китайская Народная Республика. Это создаёт дополнительные торговые возможности, это создаёт возможности по поставкам товаров, услуг, работ в упрощённом порядке. А стало быть, наши компании смогут лучше и быстрее быть представленными на территории и в экономике Китая и, соответственно, китайские компании смогут активнее взаимодействовать с компаниями из Евразийского союза.

Поэтому, мне кажется, это хорошее направление нашего взаимодействия. Мы будем этим заниматься.

Вопрос (как переведено): Вы отмечали, что в последнее время Россия сталкивается с определённым давлением из-за снижения цен на нефть и западных санкций. Но двухлетний период отрицательного роста российской экономики закончился, рост составил 1,5%. Также Россия выросла в рейтинге Всемирного банка, находится на 40-м месте. Каким образом Россия справляется с этим давлением и улучшает свой экономический климат?

Д.Медведев: Всякое давление создаёт и проблемы, и определённые перспективы.

Действительно, наша экономика вначале столкнулась с ситуацией, которая была связана с понижением цен на нефть, а для нашей страны это важный фактор. Но в настоящий момент, скажем прямо, цены выровнялись. И мы никогда не были заинтересованы в том, чтобы цены были максимально высокими. Это грозит как раз остановкой развития экономики, и мы это прекрасно понимаем. Для нас не являются выгодными цены, которые запредельно высоки. Нам нужны разумные цены, и сейчас с этим всё в порядке. А другой фактор, который, безусловно, влиял на развитие нашей экономики и влияет сейчас, – это пресловутые санкции, которые были введены рядом государств и в той или иной степени ограничивали наше развитие. Но в этих ограничениях мы и нашли источник самореализации, источник нашего собственного развития. Потому что когда нам сказали «мы не будем вам поставлять это и это», мы сказали: хорошо, если вы нам не будете поставлять такого рода технику или технологии, мы займёмся этим сами. И в результате мы стали развивать импортозамещение, у нас возникли целые вполне конкурентоспособные направления в промышленности, высоких технологиях. Если говорить о сельском хозяйстве, то, по сути, введение этих санкций (а мы ввели потом ответные меры в отношении Соединённых Штатов, Европейского союза) привело к тому, что наше сельское хозяйство стало развиваться просто ударными темпами. Мы теперь являемся крупнейшим производителем пшеницы и зерновых, поставляем их практически в любые регионы, где это необходимо, естественно, мы имеем очень добрые отношения с нашими партнёрами в этой сфере. Сегодня, кстати сказать, мы обсуждали вопрос о том, чтобы развивать сотрудничество по поставкам сои, например, в Китайскую Народную Республику. В общем, то место, которое в силу географических, природных условий, по сути, было предназначено нашей стране, мы сейчас, как мне кажется, достаточно неплохо используем. И за это мы должны поблагодарить тех, кто ввёл санкции в отношении нашей страны, – если бы они это не сделали, может, мы и дальше бы просто поставляли нефть и газ и не думали о том, чтобы развивать сельское хозяйство. Так что в каждом ограничении есть источник развития.

Юань Мин (как переведено): Сказано прекрасно. Знаете, как мы называем русских? Воюющая нация. Я услышала это и сразу поняла, что это выражение верное.

Д.Медведев: Мы стараемся воевать мирными средствами. Только когда что-то совсем тяжёлое происходит, мы, конечно, отвечаем так, как следует, а так мы стараемся конкурировать на экономической площадке.

Вопрос (как переведено): Россия и Китай также сотрудничают в сфере безопасности и противостоят новым, нетрадиционным угрозам. Каким образом можно укреплять и углублять сотрудничество России и Китая в сфере безопасности?

Д.Медведев: Мы давние партнёры в сфере безопасности. Наши страны, и Россия и Китай, являются постоянными членами Совета Безопасности ООН. Стало быть, у нас особая миссия при принятии решений, которые имеют значение для всего человечества, на площадке Организации Объединённых Наций. Наши страны исходят из того, что единственной всеобъемлющей площадкой для разрешения международных споров, проблем является именно Организация Объединённых Наций, а не какие-то суррогаты или придуманные виртуальные организации, где что-либо рассматривается. Поэтому мы уже очень давно сотрудничаем в сфере безопасности.

Но, конечно, сейчас появляются новые угрозы. И мы сотрудничаем и по этому направлению. Мы с вами сегодня говорим о цифровом развитии и компьютерных технологиях. Кстати, для понимания, только объём электронных сделок между гражданами, компаниями нашей страны и Китайской Народной Республики в настоящий момент уже составляет где-то 3 млрд долларов в год. Эта цифра, конечно, будет расти с учётом развития сервисов системы e-commerce, то есть электронной коммерции, и всё это будет развиваться. Но у цифрового развития и компьютерных технологий есть и оборотная сторона – это киберпреступность. Сегодня с этим явлением сталкиваются все страны. Есть обычные мошенничества, которые связаны с тем, что большое количество денег оседает в карманах мошенников в результате различного рода виртуальных манипуляций. Это трансграничная преступность, она может быть локализована где угодно.

Есть и ещё более опасная киберпреступность и технологии, которые пытаются использовать террористы. В этом смысле между нашими странами существует несколько важных соглашений, по которым осуществляют взаимодействие правительства наших стран, спецслужбы наших стран. Это работа тихая, но очень важная, и ей нужно заниматься постоянно.

Китай. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > premier.gov.ru, 5 ноября 2018 > № 2782018 Дмитрий Медведев


США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 5 ноября 2018 > № 2781317

Последний государственный муж: сумеет ли Хантсман сохранить искусство дипломатии в эпоху Трампа? (Deseret News, США)

Американский журналист разбирается в том, насколько сложно быть послом США в России, кто написал анонимную статью в «Нью-Йорк Таймс» и как выглядит закулисная жизнь дипломатического работника. В ходе нескольких бесед Хантсман рассказал, что случилось сразу после саммита в Хельсинки, о напряженности в отношениях между Россией и США и о своем взгляде на президента Трампа.

Джесси Хайд (Jesse Hyde), Deseret News, США

Получив редакционное задание «Дезерет Ньюс» взять эксклюзивное интервью у американского посла в России Джона Хантсмана, репортер Джесси Хайд (Jesse Hyde) и фотожурналист Рейвелл Колл (Ravell Call) отправились в Москву. В ходе нескольких бесед Хантсман рассказал, что случилось сразу после саммита в Хельсинки, о напряженности в отношениях между Россией и США, и о том, как проблемы со здоровьем заставили его задуматься о своей жизни и карьере.

Москва — Рано утром 17 июля посол США в России Джон Хантсман-младший сел в самолет, летевший в Брюссель. Незадолго до этого он покинул саммит в Хельсинки, который стал первой официальной встречей между президентами Дональдом Трампом и Владимиром Путиным. Хантсмана отправили на встречу с представителями 28 стран в НАТО, поставив перед ним задачу успокоить их.

Накануне саммита Хантсман, работавший губернатором штата Юта, а также послом в Сингапуре и Китае, попытался умерить ожидания от этой встречи. Выступая на канале «Эн-Би-Си» в программе «Встреча с прессой», он заявил, что в действительности это никакой не саммит, потому что у встречи нет повестки, и там не будет государственного обеда. Он также заявил, что не до конца уверен, какие вопросы будут обсуждать Трамп и Путин. Однако посол выразил уверенность, что на встрече будет поднят вопрос о вмешательстве Москвы в выборы, которое было документально подтверждено.

Хантсман думал, что день прошел хорошо, хотя ему не было известно, о чем беседовали Трамп и Путин во время двухчасовой встречи с глазу на глаз в присутствии переводчиков. Посол сказал, что он вместе с группой высокопоставленных членов администрации, включая госсекретаря, руководителя аппарата Белого дома и советника по национальной безопасности, подготовил президента к последующей пресс-конференции, на которой два мировых лидера должны были впервые отвечать на вопросы вместе.

Путин выступал первым примерно 10 минут, после чего слово взял Трамп. Он не сказал ничего такого, что могло бы вызвать фурор в США. Затем стали задавать вопросы вопросы. Один репортер спросил Путина, хотел ли он, чтобы Трамп победил на выборах в 2016 году, и давал ли он распоряжения своим чиновникам об оказании ему содействия.

«Да, хотел, — сказал Путин. — Потому что он говорил о нормализации российско-американских отношений».

Несколько минут спустя Джонатан Лемайр (Jonathan Lemire) из «Ассошиэйтед Пресс» спросил Трампа, верит ли он Путину, который утверждает, что Россия не вмешивалась в выборы 2016 года, или он верит собственной разведке. В своем невразумительном ответе Трамп заявил, что доверяет Путину, усомнился в порядочности ФБР и поразмышлял о том, куда могли деться пропавшие электронные сообщения Хиллари Клинтон.

Фотограф «Нью-Йорк Таймс» запечатлел реакцию главных помощников Трампа, которые сидели в первом ряду. Госсекретарь Майк Помпео закрыл глаза и начал чесать в затылке, склонив голову набок. Хантсман тоже закрыл глаза. Подбородок у него прижат к груди, плечи понуро опущены. Непонятно, моргает он, гримасничает или вздыхает в отчаянии. Дочь Хантсмана Лидди написала позже в Твиттере, что выражение лица у ее отца было такое, как несколько лет назад, когда она вернулась домой, сбежав из школы. Потом этот твит был удален.

Реакция на эту пресс-конференцию последовала незамедлительно и оказалась исключительно негативной. Политический идол и близкий друг Хантсмана сенатор Джон Маккейн заявил, что до Трампа ни один президент «не унижался столь постыдно перед тираном». Бывший политический соперник Хантсмана Митт Ромни назвал комментарии президента «позорными и вредными для наших демократических принципов». А бывший директор ЦРУ Джон Бреннан назвал действия Трампа просто-напросто предательством. Даже дочь Хантсмана Эбби, которая в то время работала ведущей на «Фокс Ньюс», высказалась в Твиттере: «Никакие переговоры не стоят того, чтобы бросать свой собственный народ и страну под поезд».

Поскольку Хантсман информировал представителей о саммите в закрытом и защищенном помещении, телефонные звонки до него не доходили, и он не знал, какой скандал и шумиха возникли в США. Некоторые представители были встревожены последствиями встречи Трамп-Путин, и хотели получить заверения в том, что блок НАТО по-прежнему прочен.

После брифинга Хантсмана отвезли в бронированном автомобиле в дом американского постоянного представителя при НАТО Кэй Бэйли Хатчисон (Kay Bailey Hutchison), носящий название Трумэн-Холл. Он находится во Фландрии в сельской местности на территории в 11 гектаров, и к нему ведет извилистая, мощеная булыжником дорога, по краям которой растут деревья. Там есть сады, луга и невысокие холмы. Это было идеальное место для отдыха после долгого и напряженного дня в Хельсинки.

В тот вечер Хантсман ужинал с Хатчисон и верховным главнокомандующим объединенными вооруженными силами НАТО в Европе генералом Кертисом Скапаротти (Curtis Scaparroti). Когда они сели за стол, послу начали звонить. Это были звонки по защищенной линии.

Позвонил советник по национальной безопасности. Потом вице-президент США.

Они задали один и тот же вопрос. Не собирается ли Джон Хантсман-младший подать в отставку?

Встреча в Москве

В начале августа, спустя несколько недель после саммита в Хельсинки Хантсман согласился встретиться со мной в Москве. Я почти год надоедала ему по электронной почте просьбами о подробном интервью. «Моя жизнь не такая уж и гламурная, я решаю вопросы, полные сурового реализма, занимаюсь самыми сложными проблемами, такими как Сирия, КНДР, Украина, контроль вооружений и так далее, — написал он, отвечая на один из моих запросов. — Это обыденная и вполне конкретная дипломатия в нашем реальном мире».

Я всего один раз коротко поговорила с ним по телефону, а лично мы не встречались никогда. Свои впечатления о Хантсмане я формировала всецело на основе личных наблюдений и информации о его репутации. Я слышала, что он всю жизнь пытался выйти из тени своего отца-миллиардера, покойного Джона Хантсмана-старшего. Наверное, именно этим объясняется тот факт, что этот человек ушел из школы в старших классах, чтобы создать рок-группу. Этим также можно объяснить, почему он решил делать карьеру на государственной службе вместо того, чтобы посвятить всего себя семейному бизнесу в области нефтехимии, как это сделали его братья. Он хотел быть самим собой.

Мне это стало совершенно очевидно, когда я начала читать его биографические справки и анкеты. Он беседовал с репортерами у прилавков, где продавали мексиканские закуски тако, нарочито носил джинсовые куртки вместо костюмов, говорил, что ведет свою родословную от Филлмора (Миллард Филлмор, тринадцатый президент США, сын небогатого фермера — прим. перев.) и часто подчеркивал свою любовь к мотоциклам.

Критики Хантсмана из числа правых называли его «республиканцем в тренде», который поддержал права геев и смягчил в штате Юта законы о продаже спиртного, чтобы повысить свою популярность среди американского электората.

Но у меня возникало немало вопросов по поводу его характеристик. В равной степени вероятным мне показалось то, что поскольку Хантсман внешне привлекателен, богат и является выходцем из знатной семьи штата Юта, его всю жизнь недооценивали и сбрасывали со счетов. «Многие люди ошибаются в своих оценках Джона, потому что он такой лощеный, и недооценивают его, хотя у этого человека очень высокий коэффициент умственного развития, — сказал мне один политтехнолог из Юты. — Откровенно говоря, некоторые его поступки и действия в должности губернатора, например, его позиция по правам геев, были не очень разумны с политической точки зрения. Он поступал так в соответствии со своими убеждениями, даже если это причиняло ему политический вред».

В 2012 году Хантсман отказался от президентских амбиций, когда занял третье место на первичных выборах Республиканской партии в Гэмпшире, и возглавил вашингтонский аналитический центр Атлантический совет. Потом он принял участие в создании комитета политического действия под названием «Никаких ярлыков». Эта центристская организация поставила перед собой непростую задачу по преодолению межпартийных разногласий, которые создают тупиковую ситуацию. Хантсман подумывал о борьбе за место в сенате, но потом отказался от этой идеи. Как политик этот человек казался человеком без родины.

Политическая элита Юты не могла понять, почему он согласился стать послом при Трампе. Это совершенно разные люди. Хамоватый Трамп кичился своим богатством и летал на частном самолете, украшенном его именем. Хантсман был человеком сдержанным и спокойным. («Чрезмерно мягкий и скромный», — написал о нем республиканский рекламщик Фред Дэвис (Fred Davis) в своем журнале во время президентского гонки 2012 года.) Что самое важное, взгляды Трампа и Хантсмана на внешнюю политику казались диаметрально противоположными.

Хантсман говорит, что на его мировоззрение повлиял четырехтомник Уинстона Черчилля, «Демократия в Америке» Алексиса де Токвиля и две книги основателя Сингапура Ли Куан Ю. Будучи губернатором, он не знал, где в Юте находится Спрингвилл, однако беседовал с руководителем своего аппарата, а ныне сенатором Майком Ли (Mike Lee) о каких-то малопонятных столкновениях на Кавказе. В разговоре он правильно произносит такие слова как Чили и Гамбург. Хантсман кажется прирожденным дипломатом.

С другой стороны, Трамп демонстрирует пренебрежение к традиционным нормам дипломатии. Президент не заботится об укомплектовании американских посольств кадрами либо преднамеренно пытается демонтировать «административное государство» или «государство в государстве», как он иногда выражается. В первом проекте бюджета, который администрация Трампа представила в конгресс, предлагалось на 27 процентов сократить финансирование Госдепартамента, наполовину урезать ассигнования США на миротворческие миссии ООН и даже изменить формулировки основных задач Госдепартамента, убрав оттуда такие слова как «справедливость» и «демократия», которые США отстаивают и защищают по всему миру. Об этом говорится в книге Ронана Фэрроу (Ronan Farrow) War on Peace (Война с миром).

Когда Хантсмана назначили послом в Россию, более 30 должностей послов были вакантны, в том числе, в Саудовской Аравии и Пакистане. Более того, пустовали места 20 или 22 помощников госсекретаря. А ведь эти люди являются первой линией контакта послов с Белым домом. В их отсутствие послам приходится обращаться за указаниями к госсекретарю либо действовать самостоятельно без каких-либо инструкций. Когда в этом году ушла со своей должности посол США в Мексике, она написала, что ей редко удавалось связаться с тогдашним госсекретарем Рексом Тиллерсоном для получения указаний по переговорам о Североамериканской зоне свободной торговли НАФТА и ответов на вопросы мексиканского президента о планах США. Она написала, что пыталась связываться с высокопоставленными коллегами из Офиса торгового представителя США и из Министерства торговли, однако они тоже были в полном неведении. Покинувший свой пост в декабре прошлого года посол в Панаме заявил, что внешняя политика Трампа «извратила и предала» традиционные ценности США за рубежом.

После утверждения Хантсмана в должности он с Трампом находится как бы на разных полюсах во всем, что касается России. Хантсман полностью уверен в том, что русские вмешивались в выборы 2016 года, и активно поддерживает введенные за это санкции. Он также поддержал расследование Мюллера.

Все это создает небольшую путаницу в вопросе о том, кому предан Хантсман и почему он поехал в Россию, чтобы служить президенту, которого он как-то раз назвал несоответствующим должности. После выступления Трампа в Хельсинки Хантсмана начали призывать подать в отставку. В частности, такую идею высказал республиканский политтехнолог Джон Уивер (John Weaver), возглавлявший штаб Хантсмана во время президентской кампании 2012 года. «Если у тебя есть хоть какая-то гордость, подавай в отставку», — написал он в Твиттере.

Потом в Москву приехал сенатор-республиканец Рэнд Пол (Rand Paul), заявивший, что он привез письмо Трампа Путину с предложением возобновить переговоры о контроле вооружений. Позднее Белый дом опроверг это заявление, но вначале казалось, что Трамп использует Пола в качестве посыльного, из-за чего Хантсман оказался не нужен.

«Если он начнет вдруг выражать Путину или кому-нибудь из его министров протест в связи с нарушением прав человека в России, со зверствами в Сирии или еще с какими-то недопустимыми действиями, русские смогут с достаточным основанием отмахнуться от его претензий, назвав их пустой болтовней, — написал обозреватель Фред Каплан (Fred Kaplan) из интернет-издания „Слейт" (Slate). — Трамп показал им, что когда дело доходит до реальных сигналов и посланий из Белого дома, он не обращается к Хантсману как к своему человеку, а следовательно, тот в Москве бесполезен».

За несколько недель до моего приезда в Москву в «Нью-Йорк Таймс» появилась анонимная статья. Ее написал высокопоставленный чиновник из администрации, заявивший о существовании в Белом доме скрытого сопротивления президенту, которое действует кулуарно и пытается сдержать худшие позывы Трампа. Статью опубликовали спустя несколько дней после того, как вышла книга журналиста «Вашингтон Пост» Боба Вудворда (Bob Woodward) Fear: Trump in the White House (Страх. Трамп в Белом доме). Она как будто подтверждала нарисованную Вудвордом картину хаоса и неработоспособности в Белом доме, где сотрудники аппарата порой убирают документы с письменного стола президента в попытке защитить страну.

В статье было уделено немало внимания России. Автор отметил, что президент отдает предпочтение деспотам и диктаторам типа Путина и Ким Чен Ына, и отталкивает от себя союзников, а также выразил недовольство в связи с нежеланием Трампа вводить санкции против России.

Обозреватель «Слейт» Уильям Салетан (William Saletan) назвал эту статью «яркой, эрудированной и правильной», а также достойной человека, который, как он думал, ее написал. Он отметил ряд слов, которые Хантсман регулярно использовал в своих речах и интервью (например, «злонамеренная деятельность»), и тему «Государство прежде всего», которую Хантсман использовал в качестве предвыборного лозунга, когда баллотировался в президенты.

Близкий друг покойного отца Хантсмана Гленн Бек (Glenn Beck) тоже предположил, что статью написал именно он. Такое же мнение высказал адвокат бывшего заместителя директора ФБР Марка Фелта (Mark Felt) (прославившегося во время Уотергейтского скандала под псевдонимом «Глубокая глотка») Джон О'Коннор (John D. O'Connor).

Пресс-секретарь американского посольства в России Андреа Калан (Andrea Kalan) написала в Твиттере опровержение от имени Хантсмана: «Вам следует знать, что работая американским послом в Москве, ты являешься удобной мишенью со всех сторон. Все, что я пишу и отсылаю, уходит за моей подписью. Я с самого начала усвоил важный политический урок: никогда не писать анонимные статьи».

Тем не менее, предположения и слухи о Хантсмане как об авторе статьи не утихали. И продолжали звучать вопросы о том, уйдет он в отставку или нет.

Спасо-Хаус

Официальная резиденция американского посла в России Спасо-Хаус находится в паре километров от Кремля в районе, который в Российской империи занимали царские псари и сокольники. Сегодня здесь живут далеко не бедные люди, которые ездят на «БМВ» и выгуливают маленьких собачек в соседнем парке в нескольких кварталах от торгового центра класса люкс, где продают британские выходные сорочки.

Спасо-Хаус выкрашен в пастельно-желтый цвет и похож на пасхальное яйцо со своими римскими колоннами и большим газоном. Дом окружен высокой стеной, в которой есть железные ворота. Все входящие туда люди должны сначала показать свои документы двум охранникам, дежурящим в небольшом помещении на входе.

Внутри дома находится мраморная лестница, покрытая красной ковровой дорожкой. Первый этаж похож на музей, поскольку там есть величественный зал длиной около 30 метров с высоким сводчатым потолком и люстрой, изготовленной поставщиками царского двора. Там стоят бюсты Линкольна и Франклина, есть черно-белые фотографии Киссинджера и Джона Кеннеди, снимки Рейгана с Горбачевым. Я бывала там на вечерних приемах, и когда общалась с европейскими и южноамериканскими дипломатами, у меня возникало впечатление, что я перенеслась в фильм о Джеймсе Бонде, где официанты, подающие фаршированные яйца на серебряных тарелках, вполне могут оказаться шпионами из КГБ.

Хантсман сказал мне, что по его мнению, Спасо-Хаус прослушивают. Наверху, в жилом помещении, куда он не пускает никого, кроме членов своей семьи, раньше на стене висел герб США. Его подарили российские школьники. Когда у американцев появилась аппаратура для обнаружения подслушивающих устройств, они нашли там «жучок». Его вмонтировали в глаз орла, провисевшего в частном помещении американского посла как минимум 10 лет.

Хантсман рассказал мне, что когда ему надо поговорить с женой на конфиденциальные темы, или когда он начинает с ней спорить, они идут 10 минут до посольства и поднимаются в лифте на этаж, защищенный от подслушивающих устройств. Эта вездесущая слежка похожа на смирительную рубашку, которую не снимают никогда. «За тобой следят, тебя подслушивают так же агрессивно, как в любой другой стране. Кому-то кажется, что это очень агрессивная слежка, — сказал Хантсман. — Люди, сидящие за соседним столом, они дают понять, что находятся там специально для этого».

«Осложнить человеку жизнь можно самыми разными способами. Это было раньше, это продолжается и сейчас, — объяснил посол. — Могут убить домашнего питомца, проколоть шины, оставить у тебя дома какие-нибудь вещи как напоминание о том, что ты под колпаком. Это создает дополнительную психологическую нагрузку, и ты начинаешь чувствовать себя уязвимым».

Хантсман признался, что некоторые его друзья и знакомые недоумевали, узнав о его решении согласиться на должность посла в России. Трамп в Юте вызывает неоднозначную реакцию и является анафемой для умеренного крыла Республиканской партии, к которому Хантсман близок по своим идеологическим взглядам.

Но приезд в Москву не был политическим шагом. Все было как по шаблону. Хантсман рассказал мне, что друзья недоумевали и тогда, когда он решил стать торговым представителем США при Джордже Буше. «Они говорили, что Ирак это катастрофа, что Буш запятнал себя и все такое». Когда он при Обаме согласился поехать послом в Китай, политическая пресса увидела в этом гениальный ход демократов по выведению из игры республиканского кандидата, которого помощники Обамы считали самой большой угрозой для себя в 2012 году.

«Когда я поехал в Китай, мне неоднократно говорили: „Ты что, собираешься работать на демократа? Тебе конец. В политику можешь больше не соваться"». Хантсман засмеялся: «Может, они были правы».

«То же самое было, когда я согласился работать при президенте Трампе. Мне говорили: „Ты что делаешь? Опять собираешься работать при новой администрации, которая даже не сформировала в полной мере свое мировоззрение?"»

Он вырастил двоих сыновей, которые окончили военно-морскую академию и сегодня служат в ВМС. Один водолаз, а второй летает на истребителях. Жена Хантсмана Мэри Кэй (Mary Kaye) сказала, что прошлой ночью не могла заснуть, беспокоясь о своем сыне-летчике.

«Вы можете себе представить, каково это — сажать F-18 на палубу авианосца ночью в сплошной темноте посреди бушующего Атлантического океана?» — спросил Хантсман. Жена испуганно посмотрела на него. «Я ночами не сплю, волнуюсь», — сказала она.

«Наши сыновья не в том положении, чтобы говорить: „Так, из какой партии наш президент? Я сначала подумаю, согласен я с ним или не согласен, а уже потом буду принимать решение, служить или нет". Мы поступаем иначе, — сказал Хантсман. — Мы отдаем честь тому, кто законно избран, и стараемся наилучшим образом служить своей стране. Все очень просто».

Чем больше Хантсман говорил, тем легче было представить его в качестве президента. Для начала, он выглядел как президент, особенно когда надевал солнцезащитные очки-авиаторы, чтобы прогуляться по району со своей собакой Сэмми.

Когда мы покинули территорию Спасо-Хауса, я спросила Мэри Кэй, не расстраивается ли она из-за того, что ее уравновешенный, добрый, порядочный и элегантный супруг не президент. Она косо посмотрела на меня, а потом лукаво улыбнулась и сказала: «В наши дни его ни за что бы не избрали».

«Почему?» — спросила я.

«Он недостаточно сумасшедший».

Российское вмешательство

На следующий день Хантсман пригласил меня прогуляться вместе с ним до работы, чтобы я смогла понять, каковы масштабы деятельности посольства, и как оно работает. В отличие от Спасо-Хауса, который был построен в 17 веке, здание посольства новое, там много металла, и оно чем-то напоминает крепость. Когда мы проходили по лабиринту его зданий, Хантсман сказал, что иногда он чувствует себя как мэр небольшого города. На территории посольства есть парикмахерская, почта, плавательный бассейн олимпийского размера и даже паб. Старшие сотрудники посольства живут на его территории, и когда мы подошли к расположенному между домами внутреннему двору, посол показал на велосипеды, брошенные утром детишками, которые уехали в школьном автобусе на учебу.

После выборов Россия и США вступили в противоборство, зеркально отвечая на недружественные действия друг друга в духе холодной войны, что не могло не отразиться на работниках посольства. Все началось на шестом месяце президентства Трампа, когда конгресс ввел масштабные санкции против России за вмешательство в американские выборы.

Россия в ответ выдворила 755 американских дипломатов. После этого США закрыли российское консульство в Сан-Франциско и Сиэтле. Хантсман рассказал мне, что закрытие консульства в Сан-Франциско имело особое значение, поскольку оно находилось неподалеку от Кремниевой долины и, как предполагают американцы, являлось эпицентром российского кибершпионажа против США.

Недавно Россия выслала еще 60 высокопоставленных дипломатов, нацелившись прежде всего на руководителей отделов, которые долгое время изучали советскую и российскую историю, и накопили обширные знания и опыт в своей области.

«Они специально выбирали семейные пары и разлучали их. У нас есть такие пары, работающие в тандеме, а они говорили: „Эта останется, а этот уедет", — сказал Хантсман. — Они прекрасно понимали, что это сильный удар по их профессиональной жизни».

Закрытие консульства в Санкт-Петербурге стало зловещим знаком. «Я даже не помню, когда в последний раз закрывалось консульство Соединенных Штатов, за исключением военного времени, — сказал Хантсман. — Так не поступают. Нельзя снимать американский флаг с дипломатического представительства, это недопустимо».

Госдепартамент в своей деятельности руководствуется идеей о том, что для поддержания порядка в мире дипломатия важна так же, как и военная сила. Поэтому он старается быть на равных с Пентагоном. По этой причине в Госдепартаменте есть специальная таблица, показывающая, какое звание было бы, скажем, у руководителя коммерческой службы, если бы внешнеполитическое ведомство являлось военным учреждением. В этой таблице ранг посла соответствует званию четырехзвездного генерала.

Когда я спросила Хантсмана, кому он служит, президенту или стране, он ответил, что не проводит между ними различий. «Президент это продолжение страны, и он представляет волю народа», — заявил дипломат.

Хантсман сказал, что голосовал за Трампа, и что я ошибаюсь, полагая, будто у них противоположные взгляды на Россию. Он реализует политику и планы всей администрации, а его комментарии о вмешательстве России в выборы и о привлечении ее к ответственности «получили межведомственное одобрение». По словам Хантсмана, президент говорил «правильные вещи» о вмешательстве в выборы.

«Похоже, что когда он говорит это, никто не обращает внимания», — заявил он.

Я спросила, призывал ли президент Россию к ответу за вмешательство в выборы на встречах за закрытыми дверями в Хельсинки, которая состоялась спустя буквально пару дней после того, как Министерство юстиции выдвинуло обвинения против 12 российских руководителей из разведывательных служб за хакерский взлом серверов Национального комитета Демократической партии во время кампании 2016 года.

«Да, это было на каждой встрече. На каждой. Я участвовал во всех. Вопрос о вмешательстве в выборы поднимался каждый раз».

«Его поднимал президент?»

«Госсекретарь, советник по национальной безопасности. Но да, президент тоже говорил обо всех этих вопросах на закрытой встрече с президентом Путиным, где они были одни. Я полагаю, что этот вопрос поднимался, потому что они весьма последовательно говорили об этом. И безусловно, эти вопросы обсуждались за обедом».

«Очень часто дипломатией занимаются за закрытыми дверями, — продолжил Хантсман. — Звучат резкие заявления. Никто не сомневается в важности этого вопроса. Я не могу себе представить ни одного человека в высшем российском руководстве, кто бы мог подумать: вот здорово, мы сможем снова этим заняться!»"

Я спросила, насколько важным он считает российское вмешательство в выборы в 2016 году, отметив, что Маккейн назвал его актом агрессии.

«Это очень серьезное нарушение нашего политического суверенитета. Я говорю о политическом суверенитете, потому что это сердце и душа наших ценностей, основа системы наших убеждений как нации. И здесь неважно, республиканец ты или демократ, — ответил Хантсман. — Речь идет о вере, о доверии к нашей демократии, к нашей системе. А когда кто-то начинает подрывать это доверие, создавать разногласия и вести пропаганду, это вносит раскол в общество, люди занимают радикальные позиции по таким вопросам как право на ношение оружия и межрасовые отношения. Все это может оказать тлетворное воздействие на благополучие нашего гражданского общества».

Киберактивность, сказал он, это новая форма войны. Мы живем не в ту эпоху, когда на границе сосредотачиваются войска, а самолеты сбрасывают бомбы на стратегические объекты. По крайней мере, это касается агрессии между сверхдержавами.

«Мы до сих пор не знаем, как защититься от кибератак, — продолжил посол. — Можно сконцентрировать усилия, получить более современные технологии, осуществить более действенные профилактические меры. Но у того, кто хочет атаковать вас, всегда есть преимущество, каким он не обладает в других формах войны».

Я спросила, что произойдет, если Россия попытается вмешаться в предстоящие выборы.

«Мы не хотим предвосхищать то, что может случиться, — ответил Хантсман. — Но последствия могут быть очень драматичные».

О Трампе и о власти

Чем больше времени я проводила с Хантсманом, тем больше сомневалась в том, что правильно его понимаю. Мне казалось, что он искренне симпатизирует и восхищается Трампом, который, по его словам, напоминает ему умершего недавно отца. Хантсман заявил, что поскольку Трамп приобрел немалый опыт работы в агрессивном и беспорядочном мире нью-йоркской недвижимости, он рефлекторно понимает динамику власти. Это дает ему уникальное преимущество над прежними президентами во время переговоров с такими людьми как Путин.

Он также сказал мне, что Трамп предан своей семье, умеет слушать других людей и имеет утонченное представление о сегодняшнем мире.

Я попросила его разъяснить мне, почему сказанное им никак не стыкуется с тем, что рассказывают о Трампе СМИ, что он говорит на телевидении и пишет в Твиттере. Хантсман пожаловался на состояние дел в журналистике и сказал, что скучает по эпохе первого шефа корпункта «Нью-Йорк Таймс» в Москве Гаррисона Солсбери (Harrison Salisbury), когда журналисты «просвещали и разъясняли».

В то же время, мне было непонятно, как часто Хантсман контактирует с президентом. (Он сказал, что говорит с ним регулярно, но не добавил ничего конкретного.) Посол не согласился с характеристиками, даваемыми администрации Трампа, в которых говорится, что ей наплевать на дипломатию, что при ней посольства не укомплектованы кадрами, а должности послов пустуют. «Это вздор», — заявил он. Хантсман повторил, что он с Белым домом «на одной волне», и сказал, что полученные им президентские инструкции «улучшать отношения» с Москвой остаются без изменений.

Но для меня остается загадкой, что именно сделал Хантсман для улучшения этих отношений, если не считать приемы в Спасо-Хаусе и церемонии приветственных рукопожатий, свидетельницей которых я стала. Он сказал мне, что большая часть его работы носит секретный характер.

«Какая именно часть?» — спросила я его.

«90 процентов», — ответил Хантсман, но потом сказал, что это шутка.

Та большая работа, которую Хантсман надеялся осуществить по приезде в Москву, скажем, подготовка нового соглашения по ядерному оружию, остается незавершенной. Посол сказал, что на то есть две причины. Первая причина — Вашингтон. Важные вопросы дипломатии требуют утверждения в сенате, но это невозможно, пока продолжается расследование Мюллера и остаются без ответа вопросы о российском вмешательстве в выборы. Вторая причина — это Кремль. Когда я спросила Хантсмана, что больше всего удивило его в русских, он помрачнел. «То, какими они могут быть несговорчивыми», — услышала я его ответ. Сейчас не совсем холодная война, но если не считать явно дружественные отношения между Путиным и Трампом, все, что исходит из Вашингтона и Москвы, говорит о взаимной напряженности и враждебности.

В мой последний вечер в Москве Хантсман пригласил меня в Спасо-Хаус. Он устраивал концерт для работающих в России дипломатов и спросил, не могу ли я приехать за несколько минут до начала концерта. Он хотел мне что-то сказать.

Когда я приехала в Спасо-Хаус, было темно и сыро. К воротам резиденции подъезжали черные лимузины с послами. Флаги их стран трепал холодный ветер, а свет фар прорезал мрак туманного вечера. Я предъявила свой паспорт охраннику у ворот, и он пропустил меня внутрь.

Прием шел полным ходом. Зал гудел от голосов беседовавших людей. Я услышала французскую, немецкую и русскую речь, звон бокалов и посуды. Хантсман и Мэри Кэй встречали гостей, обмениваясь с ними рукопожатиями. Хантсман посмотрел на меня, а его помощник показал мне рукой в сторону библиотеки.

Хантсман в сопровождении пресс-секретаря и Мэри Кэй вошел вслед за мной в комнату и закрыл за собой двери. Он выглядел озабоченным, и я заметила у него на лбу маленькие капли пота. Для начала посол попросил меня не публиковать ничего из того, что он мне скажет. Послы не могут делать политические заявления, сказал он. А затем он сообщил мне, что у него рак.

«Сейчас только первая стадия, — пояснил Хантсман. — Поэтому наверное мы справимся, и все будет прекрасно».

Хантсман объяснил, что летом, во время поездки домой в Юту он заметил у себя за ухом небольшое черное пятнышко, а потом еще одно на бедре. Он заехал в Институт исследования раковых заболеваний имени Хантсмана, и врачи обследовали его.

Неприятные новости он узнал уже после возвращения в Россию. Хантсман сказал мне, что через неделю снова полетит в Юту, чтобы пройти курс лечения. Я была потрясена.

«Это заставляет задуматься», — сказал посол.

Это был очень непростой год, продолжил он. В феврале от рака скончался его отец. В тот же день ему позвонили и сказали, что скончался его друг детства. А еще звонили репортеры, заявлявшие о наличии у них официальных подтверждений того, что он автор статьи, и что он передал ее в редакцию, когда приехал в США на похороны Маккейна. Хантсман продолжает отрицать свое авторство. «Со временем учишься тому, на что надо обращать внимание, а что лучше игнорировать», — заявил он.

Концерт должен был начаться с минуты на минуту. Мы заняли места в актовом зале, и свет потускнел. Из Нью-Йорка прилетел квартет виолончелистов, который специализируется на исполнении композиций из классической музыки Моцарта и Дворжака в смеси с поп-хитами Леди Гаги и Адели.

Когда они начали играть, я посмотрела вокруг. В зале сидели дипломаты из крохотных прибалтийских стран и государств-союзников, таких как Германия и Австрия. Я представила себе, как они трудятся в своих посольствах, выдавая визы и помогая экспатам разбираться в умопомрачительной головоломке российских правил и нормативов для иностранных компаний.

Как писал мне Хантсман в одном из своих первых писем о России, работа посольств в большинстве своем отнюдь не гламурная и не увлекательная. Она зачастую скучная и утомительная. У меня возникло впечатление, что собравшиеся в зале зрители рады короткой передышке после долгой рабочей недели. Кто знает, за кем из них следили так же, как за Хантсманом. Но здесь они могли расслабиться, и я заметила, что многие улыбаются, а кое-кто напевает под знакомую музыку.

Я посмотрела на первый ряд, где сидел Хантсман. Он получил классическое музыкальное образование и одно время подумывал о карьере в мире музыки, создав рок-группу под названием «Визард» (Чародей). Хантсман рассказывал мне, как в 1970-х играл в клубах Солт-Лейк-Сити и ездил по городу в минивэне «Форд Эконолайн» вместе со своей группой, которая сидела в машине на складных металлических стульях и падала на пол всякий раз, когда он слишком резко поворачивал.

Позавчера он вышел на сцену московского Парка Горького, чтобы сыграть на синтезаторе вместе с российскими музыкантами, исполнявшими произведения группы «Чикаго». Мэри Кэй показала мне видео того выступления, которое она разместила в Инстаграме.

Я думала, что Хантсман будет улыбаться и даже топать ногой в такт музыке. Но он был серьезен. Глаза у него были закрыты, лицо напряжено. Он не знал, что я наблюдаю за ним, и я впервые явственно ощутила, каково это — быть в шкуре посла.

Солт-Лейк-Сити

Спустя неделю я набрала код у ворот, ведущих к дому Хантсмана в Солт-Лейк-Сити, и поехала по извилистой дороге. Его дом находится на холме прямо над университетом штата Юта. Из него видна вся долина.

Хантсман и Мэри Кэй прилетели в Америку без предупреждения. Они не хотели, чтобы кто-то в Москве знал о раковом заболевании Хантсмана, беспокоясь из-за того, что это может ему навредить. Российские государственные средства массовой информации и без того постоянно распространяли пропаганду о его деятельности в России. Он понятия не имел, как может пригодиться русским его диагноз, и выяснять это ему совершенно не хотелось. (Он попросил меня не писать о его болезни до публикации этой статьи.)

Мэри Кэй сидела на кушетке в большой комнате рядом с кухней. Ее окна выходили на долину. На стене висела надпись китайскими иероглифами. Это был какой-то афоризм. Возле телевизора стоял игрушечный жираф, и лежали детские игрушки для внуков.

Мэри Кэй включила телевизор, чтобы посмотреть программу «Взгляд». Дочь Эбби недавно стала ведущей этой передачи, и Мэри Кэй впервые получила возможность увидеть ее в прямом эфире. Она сказала мне, что Джон ушел на прогулку, отметил, что это не самая лучшая затея. За несколько дней до этого ему сделали операцию по удалению меланом, которая длилась довольно долго, и раны еще не зажили.

Я увидела, как он приближается к дому, поднимаясь вверх по склону холма. Он был одет в белую футболку с надписью «Хантсман» на груди, в черные шорты и горные ботинки. Посол показал мне неровный шрам за ухом длиной сантиметров 15 и разрез на ноге, от которого осталась красно-синяя гематома.

Мы побеседовали об операции, и он рассказал, что поскольку врачи увидели меланому на ранней стадии и удалили ее, с ним все будет хорошо. Теперь ему предстояло в течение года каждый месяц проходить проверку у врачей, чтобы вовремя заметить опухоль в случае ее распространения. Хантсман вспомнил, что сенатор Маккейн тоже умер от рака, который дал метастазы в головной мозг.

Мы вернулись к вопросу о том, не думает ли он об отставке. Хантсман еще раз сказал, что год был для него трудным. Он потерял отца, умершего от рака. От этой же болезни скончался его политический идол Маккейн, а теперь рак нашли и у него самого. У него большой и удобный дом над долиной, где можно смотреть телевизор и наслаждаться жизнью. Не лучше ли остаться здесь, смотреть, как его дочь ведет «Взгляд», играть на полу с внуками, ездить на мотоцикле по национальным паркам Юты? Ведь у него миллионное состояние, и с такими деньгами он может делать все, что пожелает. А в Москву скоро придет зима с короткими пасмурными днями.

Он потер свой длинный шрам за ухом. Рак диагностировали вовремя. С ним все будет в порядке. Он вспомнил кадровых дипломатов, с которыми работал в посольстве в России. Они служили независимо от того, какая администрация у власти. Когда я была в Москве, Мэри Кэй рассказывала мне, что она близко сошлась с некоторыми сотрудниками посольства, которые всю свою взрослую жизнь проработали на дипломатической службе за границей. Она понятия не имела, республиканцы эти люди или демократы. Если бы Хантсман ушел в отставку после саммита в Хельсинки, это было бы равноценно тому, что четырехзвездный генерал покидает поле боя, так как ему неловко от президентских твитов. А после всех этих высылок дипломатов и закрытия консульства в Санкт-Петербурге его отъезд мог бы пагубно отразиться на моральном состоянии людей.

Его беспокоит вопрос о том, уходить или нет. Его беспокоит и нынешнее состояние Америки. «Иногда человек побеждает, иногда проигрывает, но надо стараться работать с победителями, делая это наилучшим образом, — сказал он о выборах 2016 года. — Сейчас мы вступили в худшую фазу и четыре года будем пытаться снять скальп с человека, который победил, вместо того, чтобы сказать: „Как мы можем способствовать его успеху в тех областях, которые сделают нашу страну лучше и сильнее?"»

Хантсман вместе с Мэри Кэй быстро показал мне дом, отмечая висящие на стенах картины, которые они приобрели во время пребывания в Китае. Он также показал мне курсантскую фуражку одного из своих сыновей, которую тот носил в военно-морской академии, и письма от президентов, под началом которых работал.

Когда я уезжала, мы остановились в комнате возле входа. Это был кабинет Хантсмана. На полках стояли книги по иностранным делам и сувениры, собранные во время работы губернатором. Но заметнее всего были флаги тех стран, где он работал послом, флаг штата Юта, флаг ВМС, где служат его сыновья, и стоящий в центре флаг США.

Он крепко пожал мне руку и пожелал всего самого лучшего. Ему надо было успеть на самолет в Москву.

Постскриптум. На прошлой неделе Госдепартамент наградил Джона Хантсмана-младшего премией имени Сью Кобб за 2018 год за образцовую дипломатическую службу. В сопроводительном письме говорится, что кандидатура Хантсмана прошла отбор благодаря его «сильным лидерским качествам, позволяющим ему умело руководить своей командой в условиях нынешнего сложного кризиса, отстаивая американские ценности и эффективно поддерживая двусторонние отношения». Об этом заявила пресс-секретарь американского посольства в Москве Андреа Калан.

США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 5 ноября 2018 > № 2781317

Полная версия — платный доступ ?


Россия > Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 4 ноября 2018 > № 2782927 Наталия Зверева

Социальный бизнес остро нуждается в поддержке

Наталия Зверева

директор фонда региональных социальных программ «Наше будущее»

Как закон о социальном предпринимательстве поможет государству сэкономить миллиарды рублей

Сообщество социальных предпринимателей ждет принятия профильного законопроекта, разработанного Минэкономразвития, для возможности расширения своей деятельности и получения льгот. Закон вот-вот будет принят, но это «вот-вот» слегка затянулось. На днях Владимир Путин, выступая на ежегодном форуме «Опора России», напомнил парламентариям о том, что еще в прошлом июле он поручил им принять его в ускоренном порядке. «Заканчивается 2018 год, а воз и ныне там», — констатировал президент и потребовал выполнить его поручение до конца декабря.

Не думаю, что на этот раз причина промедления — бюрократическая волокита. Парламентарии не дремлют, работа над законом идет полным ходом, просто на этот раз речь идет о действительно очень непростом явлении, которое загнать в рамки сухих юридических формулировок невероятно сложно. Депутатам в этом смысле не позавидуешь.

Принимая закон о социальном предпринимательстве, очень важно не сбить прицел и принять закон именно о социальном предпринимательстве, а не о чем-то другом. Даже экономисты не всегда могут точно сформулировать, что же это такое. Путают наших подопечных, например, с НКО. Думаю, нелишним будет еще раз напомнить, что социальное предпринимательство — не благотворительность. Это самая что ни на есть коммерческая деятельность, которая в первую очередь должна быть эффективной, приносить прибыль и работать по всем законам современного бизнеса. Но кроме прибыли социальный предприниматель производит еще и явную общественную пользу. Его миссия — решать социальные проблемы бизнес-методами. Как это делают, например, Наталья Гаспарян и Мария Бондарь из Санкт-Петербурга, которые основали специализированную туристическую компанию для людей с ограниченными возможностями. Или Сергей Николаенко из Красноярска, который научился не хуже немцев производить современные лицевые протезы и тем самым подарил нормальную жизнь сотням людей, получившим страшные увечья. Или архангельская компания «Листик», которая нашла удивительную нишу — производство одежды для недоношенных детей. Оказывается, это реальная проблема, которую до сих пор никто не замечал. Всего в нашей орбите более 200 таких проектов, которым мы помогаем знаниями и беспроцентными кредитами.

Еще одна аббревиатура, которая не имеет к социальному предпринимательству никакого отношения, — КСО. Корпоративная социальная ответственность бизнеса. Да, сейчас почти все крупные компании выделяют часть своей прибыли на благие дела, и это замечательно. Но сама модель, по которой действует социальный предприниматель, принципиально иная. Он никому не дает деньги ради решения общественных проблем, он решает их самим своим существованием. Это не акула, которая по необходимости делится частью добычи, а скорее дельфин — тоже хищник, но с врожденными навыками альтруизма. Не случайно книга о наших героях, которая недавно вышла в издательстве «Манн, Иванов и Фербер», так и называется — «Дельфины капитализма»

В защиту депутатов я могла бы напомнить еще и о том, что в мире вообще не так уж много стран, где есть закон о социальном предпринимательстве. И где существует само явление, которое он регламентирует. Можно пересчитать такие страны по пальцам двух рук. То, что Россия вошла в их число, — это уже хорошая новость.

Самый передовой опыт демонстрируют две страны: Великобритания и Южная Корея. Причем подход к социальному предпринимательству у них принципиально разный, но одинаково эффективный. В Англии есть особая организационно-правовая форма — CIC (Community Interest Company), то есть компания, действующая в интересах местного сообщества. Этот статус предусматривает как льготы, так и ограничения, которые делают его непригодным для тех, кто хотел бы мимикрировать под CIC ради ухода от налогов. Государственно-частное партнерство с такими компаниями осуществляется через инструмент социальных облигаций (Social Impact Bonds). Под тот или иной социальный проект государство выпускает ценные бумаги, которые покупают инвесторы, финансируя таким образом CIC. А чтобы они работали эффективно, доход по этим облигациям привязан к результату проекта, тем самым власти делают «бесплатными контролерами» над социальными предпринимателями их собственных инвесторов. Всего в Великобритании 80 000 таких предприятий. Если экстраполировать эту цифру на масштабы России, то у нас их должно быть порядка 200 000. Допустим, что у каждого в среднем будет хотя бы 10 сотрудников. Это 2 млн рабочих мест! Причем не где-нибудь, а в глубинке, куда государству и крупному бизнесу дотянуться труднее всего.

Но наши законодатели ориентируются скорее на опыт Южной Кореи. Там к разработке аналогичного закона подошли максимально широко и вдумчиво, предусмотрели фактически все возможности для работы государства с социальными предпринимателями. Это и финансовая поддержка (выдача беспроцентных кредитов), и четко выстроенная система обучения, и бесплатное консультирование, и главное — продвижение, популяризация товаров и услуг, которые производят и предоставляют социальные предприниматели. Это очень правильный, системный подход, для которого, разумеется, нужен детально проработанный закон. В Южной Корее смогли его разработать и принять. Получится ли в России?

Эффект будет заметен не сразу, но я уверена, что постепенно такой закон в корне изменит жизнь не только самих предпринимателей, но и всех граждан России. Причем изменит к лучшему.

Что произойдет сразу? Министерству экономического развития больше не нужно будет каждый год разрабатывать новые приказы о деятельности социальных предприятий, как это происходит сейчас. Новый закон (а вернее, поправки к старому закону «О малом и среднем бизнесе») развяжет руки региональным властям и позволит им формировать меры поддержки социального бизнеса с учетом специфики, которая в их регионе существует. Сейчас местным органам власти, которые хотят быть активными в этой сфере, приходится самим разрабатывать законопроекты, при этом многие боятся сделать что-то не так.

Закон активизирует и самих социальных предпринимателей, многие из которых пока даже не осознают себя таковыми. После того как само понятие обретет законченную форму, представители бизнеса смогут гораздо быстрее разобраться в том, что такое рынок социальных услуг, как он работает, какова в нем роль государства и какую долю этого рынка оно готово отдать частному сектору. Например, власти региона говорят: «Уход за пожилыми людьми мы готовы делегировать бизнесу. С нашей стороны — подушевая оплата соответствующих услуг вот по таким-то тарифам, которые мы гарантируем на ближайшие пять лет». Имея эту информацию, инвестор понимает, что вложение в социальное предприятие обеспечит ему как минимум стабильность, потому что в течение долгого времени государство будет по фиксированной цене закупать у него определенный объем услуг. Но и для государства это выгодно, потому что теперь ему не нужно вкладывать огромные средства в строительство домов престарелых, их даст сторонний инвестор. А заодно теперь у властей перестанет болеть голова о качестве услуг, эффективности трат и коррупции. Ведь бизнес сам у себя воровать точно не станет. И держать в черном теле бедных старушек тоже смысла нет: в соседних с ними палатах на тех же условиях будут жить старушки не государственные, а коммерческие, за которых платят родственники. Это обстоятельство гарантирует высокое качество услуг и для тех, и для других.

Именно по такой схеме уже работают, например, власти Югры, решая у себя в регионе насущную проблему детских садов. Но пока это скорее приятное исключение, которое может стать правилом. И чем больше будет таких успешных кейсов, тем скорее придет осознание, что социальное предпринимательство — это не только хорошо и красиво, но и очень полезно. И для людей, и для госфинансов. Может быть, поэтому президент так настойчив?

Россия > Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 4 ноября 2018 > № 2782927 Наталия Зверева


США > Финансы, банки > forbes.ru, 4 ноября 2018 > № 2782924 Дмитрий Голубков

Почему доллар потеряет свои позиции на мировом рынке

Дмитрий Голубков

глава отдела инвестиционной стратегии управления по работе с финансовыми активами Ситибанка

В ближайшие годы доля американского доллара в международной финансовой системе будет постепенно снижаться, а доля валют-конкурентов возрастать. Виной тому хронический дефицит текущего счета платежного баланса и федерального бюджета США

В настоящее время доллар США занимает лидирующие позиции в мировой финансовой системе. Согласно данным таких уважаемых организаций, как Банк международных расчетов, Международный валютный фонд, а также системы платежей SWIFT, на конец 2017 года в сфере глобальных расчетов доля доллара составляла порядка 40%, в то время как доля евро (ближайшего конкурента американской валюты) около 36%.

На валютных рынках доля доллара в обороте составляет порядка 44%, что значительно превышает долю евро (16%) и иены (11%). Более 60% всех международных долговых инструментов выпускается в долларах США (в евро чуть более 20%). И, наконец, доллар США определенно главенствует в структуре официальных международных резервов, занимая более 60% от их общей суммы (у евро лишь 20%).

Лидирующие позиции, которые занимает доллар в мировой финансовой системе, отражают место, которое на протяжении последних нескольких десятилетий занимала экономика США в мире — и продолжает по-прежнему занимать, если ВВП различных стран пересчитывать в доллары США по текущим курсам. Однако для более адекватного сравнения размеров экономик различных стран целесообразно использовать курсы паритета покупательной силы (ППС). Если ВВП различных стран пересчитать в доллары США по курсам ППС и выразить в постоянных долларах 2011 года (как это делает Всемирный банк), то можно увидеть, что по итогам 2017 года США уже не являются крупнейшей экономикой мира. На страну приходится всего 15% мирового ВВП, в то время как доля Китая составляет 18%, а ближайшего конкурента — еврозоны — около 11%.

Неутешительная статистика

Относительное уменьшение доли США в мировом ВВП в последние годы порождает все больше разговоров о снижении роли доллара в мировой финансовой системе и уменьшении его значения как главной резервной валюты. Подобные прогнозы и опасения подкрепляются статистикой о состоянии платежного баланса США и государственного бюджета страны.

С начала 1980-х годов США попадают в ситуацию хронического дефицита по текущим счетам платежного баланса. За несколько десятков лет такая ситуация привела к тому, что столь важный показатель внешнеэкономического здоровья страны, как чистая международная инвестиционная позиция, стал отрицательным и на середину 2018 года составил порядка 44,5% ВВП США. В свою очередь, хронические дефициты как федерального, так и региональных бюджетов разогнали суммарный госдолг США в 2017 году до порядка 105% ВВП.

Перспективы дальнейшего расширения дефицитов государственного бюджета и текущего счета платежного баланса вызывают справедливые опасения. В результате недавней налоговой реформы в США, призванной стимулировать темпы экономического роста и способствовать возвращению ранее выведенного за границу производства, налоговые поступления госбюджета, как предполагается, сократятся, что приведет к увеличению заимствований. По прогнозам аналитиков Citi, дефицит государственного бюджета США вырастет с 3,8% ВВП в 2017 году до 5,2% ВВП в 2018 году и до 6,2% ВВП в 2019 году. Госдолг к 2019 году достигнет 108% ВВП.

При сохранении стабильного превышения объема частных сбережений над частными инвестициями увеличение дефицита государственного бюджета приводит к ухудшению баланса по текущим счетам. Аналитики Citi полагают, что дефицит текущего счета платежного баланса США вырастет с 2,3% ВВП в 2017 году до 2,4% ВВП в 2018 году и до 3% ВВП в 2019 году. К 2022 году этот показатель, по мнению аналитиков Citi, может составить 3,7% ВВП США.

Как мы видим, будущая статистика платежного баланса и государственного сектора США вряд ли будет положительно сказываться на существующем статусе американского доллара как доминирующей валюты. В этой связи аналитики Citi прогнозируют долговременное снижение курса доллара. Индекс доллара DXY, как предполагается, понизится с текущих значений в районе 96 пунктов до 93,9 пункта к концу 2018 года, а к концу 2023 года он может уйти вниз до 76 пунктов (что равносильно снижению на 20% по отношению к текущим уровням).

Новый лидер

Сможет ли снижение курса доллара уменьшить дефицит текущего счета платежного баланса США и обернуть вспять тенденцию к сокращению чистой международной инвестиционной позиции? Этот вопрос является дискуссионным. Необходимо рассчитать, как увеличится экспорт и как уменьшится импорт США в результате девальвации доллара, как в этой ситуации будет вести себя внутреннее потребление.

В любом случае заметная девальвация доллара в реальном исчислении потребует значительной адаптации экономики США к новым внешним условиям. В свою очередь, международным инвесторам, как частным, так и государственным (включая центральные банки и органы финансовой власти), придется менять свои подходы к формированию золотовалютных резервов. Не исключено, что доля доллара в международной финансовой системе в целом, и в международных резервах в частности будет постепенно снижаться, а доля валют-конкурентов постепенно возрастать.

Если обратить внимание на еврозону, финансовые показатели этого региона выглядят вполне оптимистично, что может поддержать интерес к евро как к одной из резервных валют. По итогам 2017 года текущий счет платежного баланса региона был положительным и составил 3,2% ВВП. Дефицит госбюджета еврозоны в 2017 году составил всего 1% ВВП, причем первичный баланс бюджета (до выплаты процентов по долгу) был положительным — 1% ВВП.

В этой ситуации аналитики Citi прогнозируют постепенное снижение суммарного госдолга еврозоны с текущих уровней порядка 87% ВВП до 83% ВВП к концу 2019 года. Определенные опасения у участников рынка, однако, вызывает политика Италии. Тем не менее в настоящее время пока сложно представить, что Рим пойдет на организацию референдума относительно своего пребывания в еврозоне. Таким образом, интерес к евро как к одной из резервных валют современного мира может вполне увеличиваться.

США > Финансы, банки > forbes.ru, 4 ноября 2018 > № 2782924 Дмитрий Голубков


Россия. Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 4 ноября 2018 > № 2781334 Николай Маломуж

Апостроф (Украина): Россия не уйдет с Донбасса, но мировые игроки готовят новый сюрприз Путину

Очередная встреча спецпредставителя Госдепа Курта Волкера с помощником президента РФ Владиславом Сурковым, о которой недавно заявил Волкер, не будет играть важную роль в разрешении конфликта на Донбассе. Но эта встреча может стать началом нового этапа переговоров по Донбассу, которые уже ведут в закрытом формате ведущие мировые игроки.

Ситуацию на Донбассе может изменить только новый формат переговоров

Николай Маломуж, Апостроф, Украина

Ситуация следующая: сейчас идут глобальные переговоры по новому миропорядку. Пока этот вопрос обсуждается в закрытом режиме между США, Европейским Союзом, Китаем, Японией, Индией, Бразилией, Канадой, Россией. То есть сюда включены крупные мировые игроки.

А уже в этом формате ведутся переговоры по урегулированию сложных проблем — Украина, Сирия, Северная Корея, Иран, Афганистан, Исламское Государство. И в русле больших договоренностей идут переговоры относительно того, какая может быть модель урегулирования конфликта на Донбассе наряду с наработанными Минскими соглашениями, и какие конкретные шаги нужно сделать.

Что касается новой возможной встречи в формате Волкер — Сурков, то представитель США уполномочен вести следующую линию — чтобы идти по пунктам Минских соглашений, но при поддержке ведущих стран мира. То есть это новый формат воздействия на Россию, чтобы она вышла с Донбасса.

Однако стоит заметить: Россия сегодня не готова к эффективным действиям, которые определены Минским соглашениями. И встреча Волкер — Сурков пройдет в формате обсуждения. Во-первых, будут затронуты вопросы обмена пленными — Волкер будет настаивать на этом. Во-вторых, очевидно, будут разговоры относительно миротворческого контингента. Но здесь Россия стоит на своих условиях. Они сделают какие-то реверансы-уступки, но не позволят, чтобы миротворцы контролировали российско-украинскую границу на оккупированных территориях. Ведь на данном этапе Россия использует ситуацию на Донбассе для давления на Украину и наших партнеров. Поэтому она не откажется от этого средства в ближайшие месяцы.

Но Волкер выполнит свою миссию — проведет очередной этап переговоров с предложениями по обмену пленными, по миротворческому контингенту, о полном прекращении огня и возобновлении контроля на границе и, возможно, проработке варианта переходной администрации. И как раз следующая встреча Волкера с Сурковым может быть началом нового этапа, в котором эти пункты будут определены. Но сейчас сложно прогнозировать, как пойдет процесс, потому что Россия занимает жесткую позицию в стратегических проблемах регулирования. А что касается незначительных проблем — здесь они свои мысли озвучат. То есть будет дискуссионный формат, который пока не приведет к конкретному решению.

Что касается миротворческой операции на Донбассе, то пока никаких оживлений ждать не стоит. Россия стоит на своем (миротворцы с ограниченными функциями и только на линии разграничения), и Совет Безопасности ООН пока не может перепрыгнуть через российскую голову.

Кто может реально изменить ситуацию? Это страны-участницы, которые сейчас готовят новый пакет глобальных договоренностей, чтобы не допустить глобальных катастроф. И в этом формате мы уже можем говорить о дорожной карте по Украине. Да, возможно дорожная карта, которая будет подготовлена при участии министров иностранных дел ведущих стран мира в какой-то степени будет совпадать с Минским соглашениями. Но это будет совсем другой формат. Это реальная программа действий, которая сейчас готовится и будет утверждена в новом формате с участием в том числе России. И это будет юридически обязывающий документ и программа действий по выполнению под эгидой руководителей ведущих стран мира и их уполномоченных представителей, например, министров иностранных дел, министров обороны. То есть это тот контингент участников рабочей группы, который принимает решение в соответствии с правовой позицией стран-участниц этого формата. И только такой формат сработает.

А формат Волкер — Сурков можно назвать поддержкой Украины, которая не имеет реальных перспектив по урегулированию ситуации, поскольку Волкер не имеет тех полномочий, которые действительно позволят это сделать. Он правильно действует в пределах своих полномочий, озвучивает согласованную позицию НАТО и Евросоюза.

Новый формат

Формат с участием ведущих стран мира зреет. Но сейчас идет тяжелый процесс неофициальных переговоров. Это будет формат вроде Хельсинских соглашений, где будут приниматься все стратегические решения относительно нового миропорядка — это ограничение и контроль глобальных вооружений, недопущение глобальных контраверсионных сценариев между различными блоками, а также решение проблем стратегического, экономического, экологического характера и вопросов в сфере безопасности (выживание человечества). То есть готовится мощный формат на новом качественном этапе, который даст программы действий по каждой проблемной ситуации, включая Украину. Будут приняты юридически обязывающие документы. И самое главное, будут созданы механизмы реализации не под эгидой Трехсторонней контактной группы, которая по сути ничего не решает, а в рамках серьезного формата. И в этом формате Путин будет критически зависим от всех договоренностей, потому что там будет стоять вопрос и перспектив самой России. Поэтому это совсем другой механизм.

Россия. Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 4 ноября 2018 > № 2781334 Николай Маломуж


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 4 ноября 2018 > № 2781332 Дмитрий Тренин

Carnegie Moscow Center (Россия): стратегическая стабильность в ХХI веке. Как ее сохранить

Отношения России и США перестали быть центральным звеном глобальной стратегической стабильности. А отношения Китая и США не являются столь же определяющими для остального мира, как были американо-советские во времена холодной войны. Это показывает, что способы поддержания стратегической стабильности, принятые в XX веке, недостаточны в современных условиях.

Дмитрий Тренин, Carnegie Moscow Center, Россия

Сегодня, когда существующий мировой порядок все больше расшатывается из-за соперничества крупнейших держав, региональных конфликтов и появления новых технологий, стратегическая стабильность, казавшаяся чем-то само собой разумеющимся со времен окончания холодной войны, снова оказалась под угрозой. Недавнее заявление президента США Дональда Трампа о намерении выйти из Договора по ракетам средней и меньшей дальности — очередное свидетельство набирающего силу тренда.

О стратегической стабильности опять ведутся споры, но они слишком часто концентрируются на отношениях между Соединенными Штатами и Россией и сводятся к призывам обновить режимы контроля над вооружениями. Прибегать к решениям ХХ века для ответа на вызовы ХХI столетия, однако, едва ли продуктивно. Предлагаемая читателю статья посвящена тому, как изменилось представление о сути и основных свойствах стратегической стабильности в XXI веке, какой инструментарий доступен сегодня для поддержания стратегической стабильности и какой политики имеет смысл придерживаться заинтересованным державам.

Старые обстоятельства

Идея стратегической стабильности возникла в разгар холодной войны, после Карибского кризиса 1962 года, когда Соединенные Штаты и Советский Союз оказались на грани полномасштабного обмена ядерными ударами. Тогда стратегическая стабильность, по сути, понималась как отсутствие у соперничающих сверхдержав стимула к нанесению первого ядерного удара. Для обеспечения стабильности каждая из сторон должна была располагать убедительным потенциалом для ответного удара, делавшего первый удар бессмысленным.

Гарантированное взаимное уничтожение подразумевало, что страна, первой применившая ядерное оружие, неизбежно была бы уничтожена ответным ударом уже через несколько минут после поражения своего противника. Чтобы гарантировать, что уничтожение действительно будет взаимным, Соединенные Штаты и Советский Союз в 1972 году согласились не наращивать стратегические оборонительные вооружения и заключили Договор об ограничении систем противоракетной обороны.

Таким образом, оба противника по холодной войне имели веские причины воздерживаться от серьезной подготовки к нападению друг на друга. Стабильность поддерживалась благодаря примерному равенству стратегических ядерных арсеналов США и СССР, которого Советский Союз достиг к концу 1960-х годов. Соотношение обычных вооружений противоборствовавших сторон по ряду географических и геополитических причин было менее симметричным, но это было не столь важно, потому что обе стороны отдавали себе отчет в том, что фронтальное столкновение сил Варшавского договора и НАТО может быть неядерным не дольше нескольких часов и что ядерная война, начавшись, с большой вероятностью выйдет на стратегический уровень и приобретет глобальный характер. Советская военная доктрина подчеркнуто опровергала взгляды американских стратегов на возможность ограниченной ядерной войны в Европе, не затрагивающей территорию США.

Обе стороны, таким образом, признавали, что ядерная война, скорее всего, уничтожит весь мир и поэтому в ней нельзя победить в привычном смысле слова. Баланс сил в Европе, где были сконцентрированы наиболее крупные контингенты вооруженных сил противоборствующих блоков, оставался в общем устойчивым. На протяжении всего периода холодной войны реальные боевые действия, как правило, велись чужими руками за пределами центрального фронта противостояния — например, на Ближнем Востоке или на Юге Африки. Даже в самых серьезных конфликтах в них напрямую участвовала лишь одна из двух сверхдержав, как это было в Корее, Вьетнаме или Афганистане. После 1962 года кризисов вокруг Западного Берлина уже не было.

Разумеется, холодная война не была образцом стабильности и взаимного доверия, скорее наоборот. Страх перед первым ударом со стороны противника был тотальным. И после Карибского кризиса возникали ситуации, когда одна из сторон ошибочно полагала, что другая наносит по ней ракетный удар. Даже в периоды относительного затишья никуда не исчезали опасения, что глобальный или региональный баланс сил будет изменен и противник тем самым получит стратегические преимущества.

Безудержная гонка вооружений носила в высшей степени дестабилизирующий характер, порождая надежды и опасения, что одна из сторон может получить достаточное преимущество над другой и сумеет вырваться из «пакта о взаимном самоубийстве». Развертывание ядерных ракет средней дальности в Европе в 1983 году создавало риск «обезоруживающего» первого удара. Другими примерами острого беспокойства служили учения НАТО Able Archer в том же 1983 году и перспективы развертывания вооружений в космосе в рамках программы «Стратегическая оборонная инициатива» президента США Рейгана. С другой стороны, переговоры между США и СССР о контроле над вооружениями, которые, начавшись в конце 1960-х годов, продолжались с перерывами вплоть до окончания холодной войны, и договоренности, достигнутые в ходе этих переговоров, помогали достичь определенной степени взаимного доверия.

Таким образом, у стратегической стабильности в эпоху холодной войны были следующие основные характеристики:

биполярное устройство мира с двумя основными противниками;

взаимные ожидания того, что любая война между двумя сверхдержавами приведет к ядерным ударам и вызовет эскалацию конфликта на стратегическом уровне;

определенная степень уверенности, что перспектива взаимного гарантированного уничтожения способна удержать обе стороны от нападения друг на друга;

постоянный страх, что противник найдет способ обойти «пакт взаимного самоубийства»;

двусторонний контроль над вооружениями как метод ограничения гонки вооружений и переговоры на эту тему как способ поддержать или скорректировать стратегический статус-кво.

На протяжении четырех десятилетий холодная война оставалась действительно холодной. Несомненно, ядерное сдерживание сыграло в этом важную роль. Но оно не было гарантией стабильности: сдерживание вполне могло бы не сработать, и в некоторых ситуациях, включая Карибский кризис, человечеству просто повезло.

В XXI веке положение дел в мире радикально изменилось. Теперь на повестке дня стоят совсем другие проблемы, которые требуют новых способов обеспечения стратегической стабильности.

Новые обстоятельства

Окончание холодной войны открыло 25-летний период глобального доминирования США — ситуации, беспрецедентной в мировой истории. Отношения между Соединенными Штатами и немногочисленными великими державами были довольно дружественными. Pax Americana означал реальный мир между всеми крупнейшими державами.

Американское доминирование, однако, не привело к формированию стабильной глобальной системы, учитывающей интересы всех важных участников международных отношений. К середине второго десятилетия XXI века непродолжительный период миролюбия в межгосударственных отношениях закончился, и мир снова вернулся во времена соперничества великих держав. Стратегическая стабильность снова оказалась под вопросом.

При этом стратегическая обстановка в мире существенно изменилась. На смену жесткой биполярности холодной войны и однополярности периода Pax Americana пришло несколько самостоятельных великих держав. Среди них США по-прежнему остаются самым сильным игроком, но их доминирующее положение уже не столь безусловно, как сразу после холодной войны. США также остаются лидером союза НАТО, в состав которого входят еще две ядерные державы — Великобритания и Франция.

Вашингтон вместе с тем сталкивается с серьезным вызовом со стороны Китая и находится в конфронтации с Россией. В свою очередь Китай и Россия, которых США официально признали соперниками и потенциальными противниками, считают друг друга стратегическими партнерами. Индия, которая постепенно превращается в мировую державу, поддерживает дружеские отношения с Россией и США, но с опасением относится к Китаю. Таким образом, в мире сейчас четыре великие ядерные державы, отношения между которыми довольно запутанные.

На региональном уровне есть и другие страны, которые уже разработали и развернули ядерные вооружения: Израиль, Пакистан и Северная Корея. Если в случае Израиля считается, что ядерное оружие может быть применено им только как самая крайняя мера, то ядерные системы Пакистана нацелены на Индию, а Северной Корее ядерное оружие нужно для устрашения и сдерживания Соединенных Штатов.

Израиль — давний союзник США; Пакистан поддерживает пускай непростые, но тесные отношения с Вашингтоном, а также с Пекином, в то время как Северная Корея формально близко связана с Китаем. Однако все это не мешает каждой из этих стран громогласно заявлять о своей стратегической независимости. И действительно, эти три государства фактически выступают как самостоятельные участники ядерного клуба.

В конце второго десятилетия XXI века распространение ядерного оружия не привело к появлению десятков ядерных держав, как опасались в 1968 году те, кто подписывал тогда Договор о нераспространении ядерного оружия. За прошедшие полвека, однако, ядерный клуб существенно расширился. Ядерный полицентризм стал реальностью, и этот процесс продолжает развиваться. По сути, сейчас, как продемонстрировали Пхеньян и в известной мере Тегеран, страна с некоторыми ресурсами и сильным целеустремленным руководством может обзавестись ядерным оружием, если, конечно, она готова терпеть международное давление и возможные военные удары по своей территории.

Война США в Ираке, военная операция НАТО в Ливии и, как добавят некоторые, российская интервенция на Украине показывают, что отказ от ядерного оружия делает государства уязвимыми для внешнего вмешательства. А вот обладание ядерным оружием, как показывает опыт Северной Кореи, наоборот, может стать единственной надежной гарантией неприкосновенности режима. Иран, региональная держава Ближнего Востока, согласился ограничить свою ядерную программу в обмен на отмену санкций и реинтеграцию в мировую экономику. Но если соглашение между Ираном и международным сообществом от 2015 года окончательно развалится, то уже ничто, даже возможные военные удары США или Израиля, не помешает Ирану стать ядерной державой.

Использовать ядерное оружие в нынешних условиях могут уже не только государства. После терактов 11 сентября 2001 года опасность того, что доступ к ядерному оружию могут получить какие-то негосударственные силы, стала предметом постоянного беспокойства в национальных службах безопасности по всему миру. С точки зрения стратегической стабильности это означает, что какая-нибудь экстремистская группировка может организовать теракт, напоминающий нападение одной страны на другую, и таким образом спровоцировать ядерную войну. В условиях почти полного отсутствия доверия, например между США и Россией, докопаться до правды будет особенно трудно.

На стратегическую стабильность влияет и развитие технологий: появление стратегических неядерных вооружений, развитие кибертехнологий и искусственного интеллекта, возможное размещение вооружений в космосе. Сочетание систем, основанных на этих технологиях, с ядерным оружием может серьезно дестабилизировать стратегическую обстановку. Высокоточные неядерные системы, способные поражать цели в любой точке земного шара, позволяют ведущим военным державам наносить удары с применением обычных боеприпасов. Ядерные и неядерные системы вооружений тесно переплетаются друг с другом.

Особенно серьезную угрозу для традиционного ядерного сдерживания представляют кибератаки. Теперь с помощью кибероружия можно добиться того, что раньше можно было сделать только ядерным: оставить крупные города без электричества, вывести из строя инфраструктуру целой страны, а также парализовать центры государственного управления и военного командования. В таких условиях поддерживать стратегическую стабильность становится особенно сложно, ведь установить организаторов кибератак очень непросто, а каким должен быть ответный удар, тоже неясно.

Подводя итог, перечислим новые обстоятельства, определяющие стратегическую стабильность в XXI веке:

ядерная многополярность и связанная с ней фрагментация мировой стратегической стабильности;

возвращение четырех ведущих военных держав к стратегическому соперничеству;

повышение роли региональных держав и даже третьестепенных стран, вроде Северной Кореи;

потенциальная возможность ядерных терактов и провокаций;

появление стратегических неядерных систем, возможности которых не меньше, чем у ядерных;

тесное переплетение ядерных и неядерных вооружений, что осложняет или делает невозможным идентификацию каждого из этих двух компонентов;

распространение высокоэффективных передовых технологий, например кибероружия, которые могут использоваться в сочетании с ядерным оружием или независимо от него.

Что устарело

Перечисленные новые обстоятельства показывают, что способы поддержания стратегической стабильности, принятые в XX веке (например, контроль над вооружениями), в современных условиях недостаточны. Тем более что американо-российский контроль над вооружениями сейчас фактически отмирает. В 2002 году США вышли из Договора об ограничении систем противоракетной обороны от 1972 года, который Москва всегда рассматривала как краеугольный камень стратегической стабильности. Сейчас Вашингтон осуществляет программу противоракетной обороны для защиты территории США и их основных союзников. В обозримом будущем эта программа едва ли может подорвать имеющийся у России потенциал сдерживания, но в долгосрочной перспективе она все равно вызывает беспокойство у российских стратегов.

Еще один российско-американский бессрочный договор — о ликвидации ракет средней и меньшей дальности, подписанный в 1987 году, очевидно, вскоре будет официально расторгнут. Стороны давно обвиняют друг друга в его нарушении, а в октябре 2018 года президент Трамп заявил, что США намерены выйти из этого соглашения. Расторжение договора будет означать, что ракетно-ядерные средства одной великой державы могут быть размещены в непосредственной близости от мест расположения ключевых объектов политического и военного управления соперника.

Таким образом, время реагирования на ракетное нападение сократится до нескольких минут, что серьезно подорвет стратегическую стабильность — потенциально в Европе или Северо-Восточной Азии.

Срок действия еще одного ключевого договора — о сокращении стратегических ядерных вооружений между США и Россией (СНВ-3) истекает в 2021 году с возможностью продления на следующие пять лет. Но даже если этот договор будет продлен, традиционный контроль над ядерными вооружениями вряд ли способен играть ту же стабилизирующую роль, какую он играл в XX веке. Для этого есть несколько причин.

Во-первых, отношения США и России, которые были единственными субъектами контроля над стратегическими вооружениями, перестали быть центральным звеном глобальной стратегической стабильности, несмотря на то что Вашингтон и Москва по-прежнему контролируют около 90% ядерного оружия в мире. Кроме того, по политическим причинам в обозримом будущем ни одно новое соглашение с Россией по вопросам вооружений, даже если оно будет выработано совместно с США, все равно не будет ратифицировано американским Сенатом.

Одновременно американо-китайские отношения, имеющие гораздо большее значение для будущего миропорядка, никогда не включали в себя тему контроля над вооружениями. Пекин отвергает мысль, что его относительно скромный ядерный арсенал может быть ограничен в рамках договора с США, и эта позиция едва ли изменится. Более того, китайско-американские отношения ни в коей мере не являются столь же определяющими для остального мира, как были американо-советские во времена холодной войны.

Во-вторых, стратегическая обстановка в мире сильно фрагментировалась из-за появления региональных и локальных ядерных держав. Эти страны не находятся под контролем ни Вашингтона, ни Пекина и будут действовать самостоятельно.

В-третьих, появление новых технологий, ориентированных на превосходящие боевые возможности, делает традиционные средства контроля, основанные на количественных ограничениях, затруднительными для применения или вовсе невозможными.

Наконец, достоверно установить источник кибератак, способных парализовать системы жизнеобеспечения страны, — это крайне сложная задача.

Это не означает, конечно, что все наследие холодной войны пришло в негодность и может быть безболезненно отправлено в музей дипломатии. В отличие от соглашений по контролю над вооружениями различные меры укрепления доверия и механизмы предотвращения конфликтов имеют больше шансов на то, что они будут востребованы и адаптированы для решения проблем XXI века.

Что актуально

В новых условиях, где все больше преобладают односторонние решения и технологические вызовы, особенно важно сформировать механизмы для ограничения соперничества между США и Китаем и открытой конфронтации между США и Россией. Во втором случае надежные и круглосуточные каналы связи между военным командованием, главами спецслужб и политическим руководством двух стран, а также согласованные протоколы по предотвращению эскалации были бы особенно целесообразны для того, чтобы избежать неверного толкования событий и не допустить перерастания опасных инцидентов в серьезные столкновения.

В отличие от времен холодной войны сейчас самую большую опасность представляют не преднамеренные внезапные удары, а случайные инциденты. На деле механизмы предотвращения конфликтов уже используются США и Россией в Сирии. Эту практику нужно расширить, в том числе распространив их на отношения между Россией и НАТО.

Чтобы избежать неверного толкования действий друг друга в стратегических вопросах, руководство всех ведущих военных держав должно оставаться на связи друг с другом и иметь четкое понимание политических целей, военной доктрины, стратегии и тактики соответствующей страны. Это трудная задача, особенно в отношениях между Москвой и Вашингтоном, где почти не осталось взаимного доверия, но решить ее чрезвычайно важно. Вернуть доверие между США и Россией вряд ли возможно в обозримом будущем, но некоторая степень уверенности в действиях друг друга — это уже вполне достижимая и необходимая цель. Регулярные контакты между высшим военным руководством обеих стран должны быть дополнены диалогом руководителей советов национальной безопасности и разведывательных служб.

Этот диалог можно было организовать в рамках переговоров о продлении СНВ-3, но не обязательно ограничиваться только этим. И для американской, и для российской стороны выстраивание партнерства сейчас может показаться неудобоваримым, но у них есть большой опыт по обузданию взаимной враждебности. Многоуровневый диалог по проблемам стратегической стабильности сам по себе будет стабилизирующим фактором. В ходе такого диалога российской стороне нужно будет четче сформулировать и обосновать свою политику, чтобы скорректировать неправильное понимание и ошибочные представления о ней на Западе, что может быть опасно в условиях кризиса. Кроме того, российская и американская стороны могли бы профессионально обсуждать региональные вопросы ядерного нераспространения, особенно случаи Северной Кореи и Ирана.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 4 ноября 2018 > № 2781332 Дмитрий Тренин

Полная версия — платный доступ ?


Украина. Россия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 4 ноября 2018 > № 2781328

Френсис Фукуяма: Угроза для Украины — не только Россия, но и коррупция, слабое управление (УНИАН, Украина)

Американский философ, политолог, писатель, профессор Стэндфордского Университета Френсис Фукуяма рассказал, что не так в современной России, почему изменений в РФ стоит ждать только после ухода Путина, что мешает США и Европе изменить агрессивную позицию России и как в такой ситуации стоит поступать соседям РФ, над которыми она постоянно пытается доминировать.

Егор Куроптев, УНИАН, Украина

Американский философ, политолог, писатель, профессор Стэндфордского Университета Френсис Фукуяма прославился своей книгой «Конец истории и последний человек», выданной еще в 1992 году. В ней автор описал идею того, что распространение либеральных демократий в мире может свидетельствовать о конечной точке социокультурной эволюции человечества. И это может стать окончательной формой человеческого правительства. С тех пор разнообразные события поставили верность этой идеи под сомнение. Однако Фукуяма по-прежнему придерживается концепции конца истории.

В интервью для проекта грузинской телекомпании «STV» «Пограничная ZONA» Френсис Фукуяма рассказал, что не так в современной России, почему изменений в РФ стоит ждать только после ухода Путина и что они будут сопровождаться сильной турбулентностью, что мешает США и Европе изменить агрессивную позицию России и как в такой ситуации стоит поступать соседям РФ, над которыми она постоянно пытается доминировать.

— Недавно Владимир Путин сказал, что русские попадут в рай, как мученики, в случае ядерной войны, а потенциальный агрессор, он говорил про Запад, — «просто сдохнут, потому что даже не успеют раскаяться». Эта идеология, по которой русские — мученики, которые сражаются против некоего злого запада продолжается с первой «холодной войны» и до нынешнего момента, когда мы видим ее новый виток. Как вы определяете основы постоянной конфронтации между Россией и западным миром — это некая война цивилизаций или просто комплекс неполноценности?

— Я не думаю, что есть какая-то война цивилизаций. Я даже не уверен, какую конкурентно цивилизацию Россия считает, что она представляет в данный момент. Я думаю, все эти события больше имеют отношение лично к Путину. Я считаю, что имеет место конфликт ценностный, потому что то, что представляет из себя сегодняшняя Россия, это не какая-то другая социальная система. Я думаю, это разновидность клептократии, основанной на личных интересах элит, окружающих президента Путина. Но я не думаю, что можно говорить о борьбе социальных систем.

— Но в чем же основа постоянной конфронтации? Почему это продолжается все время — десятилетиями?

— Еще раз. Я не думаю, что есть постоянная конфронтация. Я не считаю, что у российских граждан есть постоянное, скажем, недовольство американцами. Я думаю, это больше о…

— …Может, не между людьми. Я говорю о режиме…

— Режим — да, но это уже не так, как было во времена «холодной войны», когда советский союз формировал какие-то идеи, противоположные западным. Сейчас это все-таки больше вокруг личных интересов нынешних элит в России.

— То есть, это просто инструмент пропаганды — говорить, что такая конфронтация постоянно идет?

— Нет, это не пропаганда. Это столкновение ценностей. Но режим Путина не является серьезной альтернативой Западу, каким был Советский Союз, который базировался на хорошо продвигаемой идеологии марксизма и ленинизма. Путин создал свою альтернативу только в качестве инструмента оправдания его неприятия вещей, которые делает Запад, но это не цивилизационная альтернатива.

— Но это работает, и мы поговорим об это позже. Есть теория, что Путин был готов в начале своего правления стать ответственным партнером для Запада, но западные партнеры подвели его и не относились к нему, как к равному игроку. Вы согласны, что нынешняя версия Владимира Путина была создана самим Западом?

— Я не думаю, что она была создана Западом. Я думаю, что случилось — это то, что он испугался протестов в Москве во время его переизбрания президентом. Я думаю, что он был встревожен тем, что происходило, пока Медведев был президентом. Он не противостоял западной интервенции в Ливии. Я думаю, что подобные ситуации убедили Путина, что это опасно — не действовать жестко против Запада, но все связано именно с внутренней легитимностью его власти в России.

— В вашей новой книге вы говорите о достоинстве человека, которое не учитывается в странах с диктатурой, и в результате этого режимы падут. Я русский, я из Москвы, и в России Путин сделал гениальную вещь, не хорошую, но гениальную. Он подменил личное достоинство жить в нормальной стране, достоинство человека, неким мифическим национальным достоинством уникального русского пути, особенного русского народа, ведомого величайшим российским царем Владимиром Путиным, который противостоит злому западу. Что делать в такой ситуации, когда личное достоинство подменено лживым национальным достоинством?

— Я не думаю, что он подменил личное достоинство национальным достоинством. Я думаю, что у него есть идея величия России, которая неотделима от доминирования над соседями России — как Украина, Грузия, страны Балтии, многие страны бывшего Союза. Это — реальная проблема. Россия может иметь достоинство, как страна, на основе роста экономики, культуре, которая очень богатая и глубокая или на основе российских национальных традиций. Но пока его идея основана на доминировании над соседями России, не думаю, что у них получится жить в мире с ними или странами Европы, или США.

— Но он убедил большое число людей в России, что это величие в виде постоянных войн с соседями гораздо важней, чем, например, уровень жизни самих граждан России. Как в такой ситуации теория достоинства человека работает?

— Я не думаю, что его система будет работать долгосрочно. Я думаю, что русские люди хотят процветания. У них оно было какое-то время в двухтысячных, на основе растущих цен на нефть, но Путин не создал экономику, которая бы могла расти вне зависимости от цен на энергоносители. И это — большая слабость в его режиме. Да, людям понравилась аннексия Крыма, он стал тогда очень популярен, но это не может быть основой для длительной легитимации его режима.

— Вы видите, что люди, я не хочу сказать все, но многие, не связывают такую внешнюю политику, говоря об агрессии против своих соседей, со своим собственным благополучием и уровнем жизни. Они не видят этой связи…

— Я думаю, что какое-то время они не увидят эту связь, потому что ее пока нет. Доминировать над своими соседями — это не путь, чтобы стать современной страной с диверсифицированной экономикой, которая может поддерживать уровень жизни в стране.

— Понятно. Не так давно у меня было интервью с генералом Ходжесом (Бен Ходжес — бывший командующий американскими войсками в Европе, — УНИАН), и он сказал, что всю историю России, мы, говоря о США, знали, что Россия представляет угрозу Америке. Вы верите, что, учитывая историю России, это возможно, и, более того, вообще есть спрос от общества трансформировать страну в нормальную демократию, а не суверенную. Наверное, вы знаете этот термин. С посадками людей в тюрьму за инакомыслие, возрождением понятия враг народа из советских времен и так далее. Вы верите, что вообще есть спрос на то, чтобы в России была демократия?

— Я не могу точно сказать, что русский народ хочет с этой точки зрения, но я думаю, что они, наверное, все-таки хотят какой-то стабильности, уважения, процветания. Но я сомневаюсь, что с той политикой и, прежде всего, внешней политикой Путина, он сможет привести людей к этим целям в долгосрочной перспективе.

— Какой выход вы видите? Россия — очень большая и очень богатая страна. Не очень, но богатая. Самая богатая в регионе, как минимум. Видите ли вы какой-то выход? Потому что ситуация там разрушает атмосферу во всем регионе, как и систему безопасности.

— Я не вижу выхода из этой ситуации, пока Россия сама не решит изменить свою внешнюю политику, которая не будет основана на доминировании над своими соседями. Я считаю, что это минимум для начала изменений.

— Мы говорим о России, но, в принципе, вы согласны, что весь мир, включая Запад, сейчас столкнулся с самым большим кризисом либеральной демократии в истории. Видите ли вы решение этой проблемы, если она есть? Или, возможно, система либеральной демократии просто провалилась?

— Я не думаю, что она провалилась. Она сталкивается с вызовами. Внешними вызовами от стран, как Россия или Китай, и также внутренними из-за подъема популизма в США, Великобритании и других богатых демократиях. Но я уверен, что в конце они преодолеют эти вызовы, потому что я не думаю, что есть жизнеспособная альтернатива современной либеральной демократии.

— То есть, это не гигантская проблема и она будет решена?

— Я думаю, что она будет решена.

— Вернемся к региону. Я знаю, что вы в курсе локальной ситуации, говоря о Грузии и Украине. Вы бы сказали, что у так называемого Запада (Европы, США) нет никаких конкретных инструментов или, может, политической воли, чтобы остановить агрессию России против соседей, как Грузия или Украина? Мы сейчас в Грузии. Или других стран, которые пытаются избавиться от влияния России в настоящий момент? Некоторые такие в регионе мы знаем. Эти страны просто боятся последствий — они видели Украину, видели, что случилось в Грузии — мы потеряли территории тут. Согласны ли вы, что запад просто не готов использовать все свое влияние, чтобы разрешить эти конфликты?

— Послушайте, мы живем сейчас в довольно странное время. Если вы посмотрите на внешнюю политику США в отношении России, с того момента, как Дональд Трамп стал президентом, политика США стала очень специфической. Потому что, с одной стороны, США ввели столько новых санкций, сколько не было никогда в истории против России. С другой стороны — мы видим, что наш президент, похоже, очень дружески относится к Путину по каким-то личным, видимо, причинам. Поэтому довольно сложно сказать, в чем вообще заключается политика США сейчас.

— Печально это слышать. Вы считаете, что политика США в этом регионе, постсоветских странах, а не только на Южном Кавказе, не работает в данный момент?

— Нет, я думаю, что руководство США, в общем, согласно с жесткой политикой против России. Есть только один человек, который кажется не совсем в одной лодке с остальными. Так получилось, что это президент.

— Это интересно. Вы говорите, что он не в одной лодке, но он подписывает все санкции. Следует законам. Почему он тогда не в одной лодке? Где это видно?

— Это сложно понять. Возможно, он просто не знает, как сделать так, чтобы правительство делало, что он хочет. Возможно, он чувствует, что просто не стоит даже пробовать повернуть эту государственную машину. Но это загадка для многих из нас, кто следит за внешней политикой США.

— Да, мы много слышали еще до выборов. И здесь были страхи, что президент Трамп, возможно, друг Путина. Но, в результате, спустя несколько лет, мы видим все новые и новые санкции. Все больше эффективных инструментов используется. Посмотрим… Мы не видели никаких санкций из-за Грузии в 2008 году, когда началась война. Как вы знаете, вы хорошо знаете ситуацию в Украине, президент Порошенко старается продавить на западе вопрос размещения миротворцев ООН в самой зоне конфликта. Он говорит, что это — единственный путь достичь мира и остановить гибель людей. Мы правда должны поверить, что США и, к примеру, Германия, как лидер Евросоюза, у которого есть влияние на Россию экономически и другими путями, не имеют достаточного политического веса остановить войну в Украине и заставить Россию забыть о Грузии прямо сейчас, если они используют все свое влияние, или эти конфликты не настолько важны для США и Германии, как вечный диалог с президентом Путиным?

— Не думаю, что можно склонится к одному из вариантов. Я не могу сказать, что Запад потерял волю наказать Россию за то, что они сделали. С другой стороны, я не думаю, что Россия в такой уж слабой позиции, чтобы сдаваться. Поэтому, я думаю, что эти конфликты примерно в той же форме будут продолжаться.

— Но вы не считаете, что США, как самая большая экономика мира или Германия, как самая мощная экономика Европы, без каких-либо наказаний или войн обладают достаточным влиянием, чтобы все это прекратить, если они действительно этого хотят?

— Если бы они правда этого хотели, возможно. Возможно. Но нет ясности, что это произойдет в ближайшем будущем, потому что это можно переоценить. Только то, что у тебя есть большая экономика, не обязательно означает, что ты можешь это конвертировать в необходимое политическое влияние. Я считаю, что, к примеру, что произошло в Украине — зависит от украинцев. Потому что их угроза — это не только Россия, но и коррупция, слабое управление. Только они могут решить эти проблемы. США, или Германия, или другие это сделать не смогут.

— Но когда у тебя идет война на твоей территории, немного сложновато продвигаться вперед.

— Это не непреодолимые обстоятельства. Я думаю, что они должны предпринять меры, что улучшить управление.

— Вы считаете, что Украина не двигается вперед?

— Я думаю, что они упустили момент после революции достоинства.

— Да, но Владимир Путин, к примеру, только что заявил (и это было странно слышать от него конкретно), что Украина не двигается вперед, что у них внутренние конфликты и поэтому у них много проблем с экономикой, бизнесом. Но кто создает, кто инициатор всех этих конфликтов?

— Русские абсолютно точно делали все возможное, чтобы усугубить конфликты. Но есть проблема коррупции. В России эта проблема еще более серьезная. В Украине хотя бы есть молодое поколение реформаторов, которые хотят избавиться от коррупции в Украине. Я не вижу ничего похожего в России. В этом плане, я с гораздо большей надеждой наблюдаю за Украиной.

— Вы знаете и ситуацию в Грузии. Как бы вы оценили, скажем, последние 15 лет построения демократии в Грузии (я не буду говорить, что она здесь уже построена). На каком уровне находится Грузия с вашей точки зрения?

— Я думаю, что Революция роз сыграла большую роль даже не в строительстве демократии, а в строительстве государства. У Грузии, в общем-то, не было государственности во время революции. Саакашвили сделал многое в этом плане. Я думаю, что он перестарался и это спровоцировало политическую реакцию, что привело к приостановке прогресса реформирования Грузии. Очень важно, чтобы Грузия продолжала этот процесс.

— Вы говорите, что сейчас этот процесс не продолжается?

— Я думаю, что Грузия тоже застряла в плане продвижения.

— Понятно. Ваша всемирно известная книга «Конец истории» была воспринята с надеждой всеми последователями и сторонниками либеральной демократии. Вы до сих пор разделяете подобный оптимизм?

— Очевидно, что сейчас совершенно другое время, чем было в 1991 году. Тогда было много возможностей для демократии. Мы были в середине того, что Самуэль Ханнингтон называл третьей волной, которая привела к масштабному процессу демократизации по всему миру. Сейчас мы находимся в ситуации обратной, в ситуации рецессии демократии. Но, я думаю, что в конце есть много причин, по которым мы можем надеяться, что демократия будет развиваться, потому что, в принципе, нет особой альтернативы. Россия, к примеру, — не является моделью ни для кого, как я вижу. Никто не хочет сближаться с Россией. Так что, я думаю, это дает надежду, что сейчас идет временный спад, а не глобальное отхождение от демократической системы.

— Да, но вы работаете над этой темой много. У вас множество исследований и трудов. Вы можете себе представить, что в России когда-либо будет настоящая демократия?

— Я думаю, что в России есть много молодых людей, которые не хотят жить в такой стране, в которой они живут сейчас. У них будет возможность выразить свое мнение, даже если оно будет отвергаться политически, я думаю, что будет серьезная борьба. Сейчас автократическая система укоренилась очень глубоко, но я не вижу, почему для новых поколений невозможно делать другой выбор на своем пути.

— Я поясню, почему спрашиваю про Россию все время. Мы в Грузии или мы в Украине, или мы в Армении пытаемся что-то сделать, чтобы хотя бы начать борьбу с коррупцией. Вы считаете, что однажды, до того, как нынешнее правительство в России уйдет, будет возможность поменять систему в России?

— В России? Нет, я не думаю, что это возможно с этим правительством у власти.

— Какой тогда выход? Как сменить это правительство? Когда я говорю с друзьями в России, они говорят, что невозможно устраивать митинги или действовать, потому что тебя посадят в тюрьму и люди запуганы. Где выход?

— Я думаю, единственный путь, чтобы это случилось — это смена режима. Путин не вечен.

— Но у него много друзей.

— Но он не создал институтов. Это настоящая трагедия его правления. Великие лидеры создают институты, которые не зависят от правильного царя, сидящего на троне. Он этого не сделал. После того, как он уйдет, будет хаотичная борьба за власть, результаты которой очень сложно предсказать.

— Последний вопрос. Есть ли у вас рекомендации для Грузии, что делать сейчас, чтобы достичь целей? Потому что цель Грузии сейчас, в первую очередь, вступить в НАТО для обеспечения безопасности и, конечно, вступить в Евросоюз для дальнейшего экономического роста и общего развития. Есть ли у вас рекомендации правительству и народу Грузии?

— Я думаю, это очень просто. Грузия должна придерживаться этого курса. Придерживаться курса стать частью Запада. Не пытаться снова вернуться в российскую клептократию, российскую систему.

— Вы сказали интересную вещь. На ваш взгляд, без нацеленности на вступление в эти западные институты, у постсоветских стран есть возможность сломать старую систему? Я спрашиваю из-за Армении, в первую очередь. Они говорят, что они не меняют внешнюю политику, оставляя ее прежней. Работая тесно с Россией, и стараясь работать параллельно с ЕС и НАТО. В тоже время, они хотят сломать систему, победить коррупцию, которая, собственно, была построена на советской и уже российской системе.

— Я думаю, это очень сложно — исправить внутреннюю ситуацию, не порвав с Россией.

— Спасибо за интервью.

— Хорошо. Спасибо большое вам.

Украина. Россия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 4 ноября 2018 > № 2781328

Полная версия — платный доступ ?


Китай. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика. Таможня > russian.china.org.cn, 4 ноября 2018 > № 2780942

Китай непрерывно расширяет открытость, чтобы поделиться результатами развития с другими странами мира

С 5 по 10 ноября Первое Китайское международное импортное ЭКСПО состоится в Шанхае. Будучи первым в мире ЭКСПО на тему экспорта, оно привлекает широкое внимание и ожидания со стороны всего мирового сообщества.

Прекрасная платформа для обмена опытом и расширения круга друзей

Зебрюгге в Бельгии является шестым по величине портом Европы. Торговая связь между его портовым бюро и Китаем очень тесная. На этот раз почетный вице-президент портового бюро Винсент де Саэделеер (Vincent De Saedeleer) отправляется в Шанхай для участия в Первом Китайском международном импортном ЭКСПО. Он подчеркнул: «Китайский потребительский рынок продолжает быстро расти, он обладает огромным потенциалом. Предстоящее ЭКСПО открывает нам прекрасную платформу для обмена опытом и расширения круга друзей. Мы должны использовать этот шанс, чтобы постараться воспользоваться огромным рынком Китая».

По мнению Тан Чжиминя, директора центра исследований Китая и АСЕАН при PIM (Panyapiwat Institute of Management), масштаб Первого Китайского международного импортного ЭКСПО беспрецедентен. Китай активно расширяет масштаб импорта, он своими действиями доказывает свою позицию по поддержке свободной торговли и экономической глобализации. Предстоящее ЭКСПО представляет компаниям разных стран мира хорошую возможность, чтобы продемонстрировать свои продукты и услуги на самом масштабном розничном рынке в мире – Китае. Вместе с тем, на ЭКСПО у китайских компаний будет возможность приобрести интеллектуальное оборудование и новую технику высокого уровня, это поможет удовлетворить спрос китайских потребителей и осуществить трансформацию потребностей.

Старший экономист МВФ Дин Дин сказал: «Проведение Первого Китайского международного импортного ЭКСПО демонстрирует стремление Китая к непрерывному расширению открытости, стремление поделиться результатами развития с другими странами мира».

Как считает профессор экономики Каирского университета Рашад Абду (Rashad Abdou), Китай активно открывает свой рынок для мира, он готов представить разным странам мира действующий экспортный рынок, дать им возможность развития и новые рабочие места, и этот его огромный вклад с радостью приветствуется в подавляющем большинстве стран мира.

Выдающиеся достижения сотрудничества с Китаем достойны ожидания

На ЭКСПО компания свежих цветов Субадии из Кении продемонстрирует свои цветы с фермы. Как рассказал главный менеджер компании Душа Вьяса, президент Кении Ухуру Кениата с делегацией примет участие в ЭКСПО. «В Африке существует множество хороших товаров. Мы готовы их распространять. И мы выражаем надежду на то, что эти высококачественные товары смогут еще быстрее и удобнее выходить на китайский рынок». По мнению Вьясы, Китай становится самым быстро растущим потребительским рынком для кенийских свежих цветов, в будущем Кения ожидает продолжительного укрепления торгового сотрудничества с Китаем.

Тан Чжимин, директор центра исследований Китая и АСЕАН при PIM (Panyapiwat Institute of Management), сказал, что тайские компании планируют еще шире открыть для себя китайский рынок. Они в основном фокусируются на таких направлениях, как продукты питания, сельское хозяйство, медицина и здоровоохранение, туристические услуги и т.п.

Присутствующий на предстоящем ЭКСПО губернатор штата Кентукки Метт Бевин сказал, что, для товаров, сделанных в США, Китай является огромным рынком. Производители из штата Кентукки выражают надежду на то, что их продукты, такие как машины, авиапродукция, сельское хозяйство и т.д. завоевывают популярность на китайском рынке. «Между Китаем и США существует огромной потенциал совместного развития. Мы ожидаем, что наша сотрудничество с Китаем поможет нам достичь новых высот».

Согласно статистике, опубликованной японской организацией Джетро, на этот раз в мероприятии примут участие более 380 японских компаний и организаций. Китайское международное импортное ЭКСПО привлекает внимание не только главных японских международных корпораций, таких как корпорация Panasonic, но и множества малых и средних производителей в регионе.

Китай. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика. Таможня > russian.china.org.cn, 4 ноября 2018 > № 2780942


Китай. США > СМИ, ИТ. Образование, наука > russian.china.org.cn, 4 ноября 2018 > № 2780940

Сотрудничество Силиконовой долины с Китаем позволяет больше не беспокоиться об искусственных смарт-технологиях

Американский веб-сайт CNN 18 октября разместил статью на тему «Сотрудничество Силиконовой долины с Китаем позволяет больше не беспокоиться об искусственных смарт-технологиях». Baidu уже стал первым китайским предприятием, которое участвует в Ассоциации смарт-технологий под руководством США. Этот союз включает в себя крупнейшие предприятия Силиконовой долины. Партнерство в сфере искусственных смарт-технологий было установлено в 2016 году, оно направлено на устранение предрассудков касательно освоения и применения передовой науки и техники, например, таких, как мнение, робот может быть умнее человека, что с помощью передовой науки и техники террористы могут создать хаос. Именно поэтому Фейсбук(Facebook), Амазон(Amazon), Гугл(Google), Майкрософт(Microsoft), IBM и другие научно-технические передовые предприятия США образовали данный союз. Представитель данной организации Лайонс отметил, что «мы приняли первого члена из Китая, это важный шаг на пути создания настоящего глобального партнерства».

Вызванная развитием технологий напряженность считается ключевым вопросом «торговой войны» США и Китая. Сейчас искусственные смарт-технологии все больше распространяются в повседневной жизни человечества. В этой отрасли Китай проявил себя очень амбициозным, и его нельзя игнорировать. «Любые диалоги о будущем искусственных смарт-технологий без участия Китая являются неполноценными», – сказал Лайонс.

Baidu, как оператор крупнейшего в Китае поискового портала, очень оптимистично смотрит на перспективы искусственных смарт-технологий, и хочет стать лидером в этой отрасли. Он давно уже вложил инвестиции в данные новые технологии. Правительство Китая рассчитывает оказаться в самом центре этой глобальной революции по внедрению искусственных смарт-технологий, ожидается, что, согласно плану прошлого года, в 2030 году индустрия достигнет масштаба в 150 млрд. долларов США.

Китай. США > СМИ, ИТ. Образование, наука > russian.china.org.cn, 4 ноября 2018 > № 2780940


Китай. Россия > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 4 ноября 2018 > № 2780938

Мы отмечаем укрепление тренда на увеличение взаимного товарооборота между Россией и Китаем -- глава Минпромторга РФ

"Мы отмечаем укрепление тренда на увеличение взаимного товарооборота между Россией и Китаем. Если в 2016 году мы говорили скорее о восстановительном росте после двухлетнего снижения, то сейчас можно вести речь о качественном прорыве", -- заявил министр промышленности и торговли Российской Федерации Денис Мантуров в интервью Синьхуа.

Глава Минпромторга напомнил, что по итогам прошлого года взаимная торговля России и Китая увеличилась более, чем на 30 проц, и в текущем году фиксируется схожая динамика. По его словам, наращивание товарооборота между двумя странами идет ускоренными темпами в сравнении с основными внешнеторговыми партнерами Китая /ЕС, США, АСЕАН, Япония, Республика Корея/. Тем самым, формируются устойчивые предпосылки для выхода на объем взаимной торговли, превышающий знаковую планку в 100 млрд долл. США.

"Если говорить о конкретных отраслях, то наши страны активно развивают партнерство в сфере гражданского авиастроения. Безусловно, есть вопросы, требующие дополнительных консультаций, но в целом мы можем говорить о качественно новом уровне научно-технического обмена, который уже сложился в этой части между Россией и Китаем", -- отметил Д. Мантуров .

Примером существенного прогресса в рамках программы глава Минпромторга назвал создание широкофюзеляжного дальнемагистрального самолета CR929. "Уже достигнуты соглашения по общему виду лайнера, компоновке фюзеляжа, согласованы весовые и центровочные характеристики. Проведены переговоры с рядом российских компаний, которые подтвердили готовность выступить поставщиками второго и третьего уровня или партнерами по локализации. Одновременно прорабатываются проекты по созданию российско-китайского двигателя для самолета CR929, а также перспективного гражданского тяжелого вертолета", -- сказал Д. Мантуров.

Он также подчеркнул, что настрой на поиск общих точек роста в инновационных секторах необходимо проецировать на более широкий круг отраслей России и Китая. По его словам, развивается индустриальное взаимодействие в судостроении, транспортном машиностроении, радиоэлектронике, химической промышленности, металлургии, фармацевтике.

"В этой связи хотел бы отметить подписанный "на полях" 4-го Восточного экономического форума меморандум о взаимопонимании между российским фармацевтическим лидером "Биокад" и китайской компанией "Шанхай Фармасьютикалс". В рамках партнерства планируется разработка, регистрация и вывод на рынок Китая не менее 6 препаратов, в том числе для лечения онкологических и тяжелых аутоиммунных заболеваний. Важными этапами в развитии двустороннего сотрудничества я считаю подписанные в сентябре сего года соглашения между Межгосударственной Ассоциацией Титан /Россия/ и Kunming Iron & Steel Holding Co., Ltd /Китай/, а также между АО Рудник "Западная-Ключи" и China National Gold", -- констатировал министр промышленности и торговли России.

Говоря о двустороннем инвестиционном сотрудничестве, Д. Мантуров отметил, что отдельного внимания заслуживает активная совместная работа Российского фонда прямых инвестиций с Китайской инвестиционной корпорацией через созданный в июне 2012 года ими Российско-Китайский инвестиционный фонд, который уже проинвестировал и одобрил инвестиции в объеме свыше 1,1 млрд долл. США в более чем 25 проектов. Учитывая интерес к вхождению в капитал фонда со стороны ряда крупных китайских инвесторов и финансовых институтов, в перспективе его размер может превысить 5 млрд долларов США.

Китай. Россия > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 4 ноября 2018 > № 2780938


Китай. Куба > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 4 ноября 2018 > № 2780927 Чэнь Си

Эксклюзив: традиционная дружба между Китаем и Кубой вступила в новый этап -- посол КНР на Кубе Чэнь Си

По приглашению председателя КНР Си Цзиньпина, председатель Государственного совета Кубы Мигель Диас-Канель нанесет государственный визит в Китай и примет участие в Китайской международной импортной выставке. По этому поводу посол КНР на Кубе Чэнь Си на днях дал эксклюзивное интервью корр. Синьхуа, заявив, что предстоящий визит главы Кубы откроет новую страницу особых дружественных отношений между двумя странами.

Чэнь Си отметил, что М. Диас-Канель был выбран руководителем страны в апреле этого года путем голосования Национальной ассамблеи народной власти /парламент/ Кубы. По его словам, решение М. Диас-Канеля посетить Китай с государственным визитом вскоре после вступления в должность в полной мере демонстрирует искреннее желание кубинской стороны развивать отношения с Китаем, а также показывает твердую решимость нового поколения кубинских лидеров наследовать и углубить традиционную китайско-кубинскую дружбу.

Куба -- это единственное социалистическое государство в Западном полушарии и первая страна Латинской Америки и Карибского бассейна, которая установила дипломатические отношения с Китаем. "С того момента на протяжении более полувека, как бы ни менялась международная обстановка, Китай и Куба всегда относились друг к другу с взаимопониманием и оказывали взаимную помощь. Между нами завязалась глубокая товарищеская и братская дружба", -- сказал посол Китая.

В последние годы учащаются обмены и контакты двух стран на высоком уровне, которые придают мощный импульс развитию двусторонних отношений. Между Пекином и Гаваной постоянно укрепляется политическое взаимодоверие, расширяется практическое сотрудничество, и обогащается содержание гуманитарных обменов.

Что касается экономического и торгового сотрудничества, Чэнь Си отметил, что экономики Китая и Кубы отличаются высоким уровнем взаимодополняемости. Экономическое и торговое сотрудничество между ними имеет большой потенциал и быстро развивается. Китай стал вторым по величине торговым партнером Кубы, а Куба является крупнейшим торговым партнером Китая в Карибском бассейне. Инвестиционное сотрудничество между ними неуклонно продвигается. Китайские компании принимают активное участие в сотрудничестве в области новой энергетики, биофармацевтики, инфраструктуры, и информации и коммуникации.

Глава диппредставительства заявил, что в настоящее время Китай и страны Латинской Америки достигли широкого консенсуса в отношении построения "Пояса и пути". Пекин и Гавана сталкиваются с новыми возможностями по обновлению режима взаимодействия, расширению сферы сотрудничества и осуществлению взаимодополняемости. На следующем этапе Китай будет развивать экономическое и торговое сотрудничество на основе взаимного уважения, взаимной выгоды.

В последние годы гуманитарные обмены между двумя сторонами также достигли плодотворных результатов. По словам посла, в этом году на Кубе успешно состоялось художественное выступление "Ночной Шанхай", фотовыставка в честь 40-летия политики реформ и открытости и тематическая фотовыставка на тему "Пояса и пути". Делегация библиотечной комиссии Кубы и национальная балетная труппа Кубы также приехали в Китай с визитом. Научно-техническое сотрудничество между двумя странами еще углубилось. Проекты, в особенности Центр молекулярной иммунологии и совместная биологическая лаборатория, продолжают реализовываться.

Чэнь Си подчеркнул, что Китай готов прилагать совместные усилия с кубинской стороной для продвижения китайско-кубинских особых отношений хороших друзей и хороших партнеров на новый этап в соответствии с важным консенсусом, достигнутым лидерами двух стран.

Китай. Куба > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 4 ноября 2018 > № 2780927 Чэнь Си


Китай. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > russian.china.org.cn, 4 ноября 2018 > № 2780923

Обзор: контакты СМИ Китая и России способствуют развитию двусторонних дружественных отношений

Четвертый Китайско-российский медиафорум открылся в воскресенье в Шанхае КНР. Участники мероприятия заявили, что контакты СМИ являются важным средством для содействия укреплению дружественных связей двух стран во всех сферах.

Заведующий Отделом пропаганды ЦК КПК Хуан Куньмин в своей речи на форуме отметил, что СМИ служат мостом дружбы между народами и обменов между разными цивилизациями. Китайско-российский медиафорум становится важной платформой и механизмом углубления сотрудничества и дружбы в области СМИ. Он выразил надежду, что СМИ Китая и России смогут использовать возможности позитивного и активного развития отношений двух стран, уделят большое внимание сопряжению китайской инициативы "Пояс и путь" и Евразийского экономического союза, будут всесторонне и объективно освещать развитие двух стран, продвигать двусторонние культурные обмены, сближать дружбу народов и накапливать позитивную энергию для развития китайско-российских отношений всеобъемлющего взаимодействия и стратегического партнерства.

По словам заместителя председателя правительства Российской Федерации Максима Акимова, можно с уверенностью сказать, что сегодняшний форум -- это главное событие в календаре информационного сотрудничества двух стран, а его масштаб и атмосфера товарищества и дружбы в полной мере соответствует беспрецедентному подъему российско-китайских отношений в целом. Подобная активность в российско-китайском информационном сотрудничестве -- это также повод и предмет для зависти некоторых партнеров и конкурентов.

"Одна из задач нашего форума -- это укрепление позиций в условиях глобальной конкуренции. Мы эти вопросы обсуждаем, и понимаем, что на вызовы гораздо эффективнее отвечать сообща. Если мы будем в честной, товарищеской, дружеской атмосфере обсуждать имеющиеся проблемы и разные подходы, то мы только усилим и дополним друг друга. В этой связи нужно подумать над разработкой программы китайско-российского медиа сотрудничества в цифровой сфере, для начала на 2019-2020 годы. Целью должно стать формирование общей цифровой среды, благоприятной для развития медиа двух стран, создания совместных проектов, укрепления общих позиций на глобальных рынках. Это амбициозная задача, которая нам по силам. Уверен, что наша очередная встреча является вкладом в развитие российско-китайских отношений в целом и будет примером того, как при разности подходов и разности моделей, можно честно и открыто вести диалог", -- заключил. М. Акимов.

Начальник управления президента по общественным связям и коммуникациям при Администрации президента РФ Александр Смирнов в своем выступлении отметил, что четыре года назад форум начинался с двадцати участников, а сегодня в нем принимают участие 135 человек. Китайско-российские отношения в медиасфере претерпевают значительные изменения, сейчас они находятся в высшей точке развития. Проделана огромная работа, результатом которой стали десятки и сотни контрактов между российскими и китайскими СМИ. Уже сейчас можно наблюдать за совместными продуктами, растет количество переводных изданий, выпускаются книги на двух языках.

"Перед нами есть ряд точек роста, которые мы можем использовать, важно чтобы все они привели к новым успехам развития… Мы предлагаем проработать программу медиакооперации на 2019-2020 годы, чтобы в полной мере раскрыть потенциал сотрудничества", -- заявил он.

Генеральный директор газеты "Чжэцзян Жибао" Тан Чжунсян выразил надежду, что у СМИ будет больше возможностей укрепить сотрудничество с российскими партнерами, обмениваться ресурсами или полосами, чтобы познакомить китайских читателей с Россией, а также дать возможность большему числу россиян больше узнать о провинции Чжэцзян и Китае. "Мы хотели бы обменяться с российской стороной опытом развития и инноваций в СМИ, заимствовать опыт российской прессы по коммерциализации и повышению качества новостных продуктов", -- сказал он.

Главный редактор радиостанции "Бизнес ФМ" Илья Копелевич отметил, что российским слушателям крайне интересны истории о выходе российских продуктов на китайский рынок, история и культура Китая.

"После ухудшения отношений России с Западом, Китай рассматривается как альтернатива. Но люди в России о Китае знают очень мало, их интересуют практические советы. Реальные практические советы по поводу поведенческих норм, которые помогают установить контакт с китайцами. Их интересуют достижения -- когда какой-либо из российских фирм удается заключать реальные контракты, причем не на производство в Китае, а на поставку собственной готовой продукции в Китай. Подобные факты всегда вызывают отклик и интерес у читателей и слушателей", -- заявил Илья Копелевич. В пример он привел недавнюю договоренность AliExpress и российской сети "Вкусвилл" о поставках продукции в Китай. "Подобное интересно людям, которые привыкли, что до сих пор AliExpress работал лишь в одну сторону. Это попытка на уровне частного бизнеса, частная инициатива, такие новости интересно узнавать. Мы пока мало знаем о возможностях Китая, о его рынке. Этот пробел необходимо восполнить", -- добавил он.

По мнению заместителя главного редактора газеты "Коммерсант", в нынешних условиях от СМИ требуется большой объем компетентности по отношению к культуре соседа. Необходимо талантливо разъяснять читателям про события в Китае и России. "От журналистов требуется больше таланта, изобретательности. Необходимо дружить более инклюзивно, для чего необходимо распространение знаний по социологии друг друга, т.е. рассказывать российским читателям как именно устроено китайское общество. Нужны новые культурные контакты, тщательное объяснение ценностей друг друга. Нужно объяснять. Чем больше мы будем этим заниматься, тем больше мы будем понимать, тем ближе будем становиться и сможем называть себя добрыми соседями", -- заключил он.

Китай. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > russian.china.org.cn, 4 ноября 2018 > № 2780923


Великобритания. Азербайджан > Внешэкономсвязи, политика. Финансы, банки > bbc.com, 4 ноября 2018 > № 2780874

В Лондоне по делу Замиры Хаджиевой изъяли украшения на сотни тысяч

Национальное агентство по борьбе с преступностью Великобритании (NCA) арестовало ювелирные изделия на сумму более чем 400 тысяч фунтов в рамках расследования источников богатства женщины, предположительно потратившей 16 миллионов фунтов (20,7 млн долларов) в одном только универмаге Harrods.

Речь идет о Замире Хаджиевой - жены бывшего азербайджанского банкира, которая сейчас проживает в Лондоне. Власти Британии требуют, чтобы она объяснила, где взяла деньги на приобретение в Лондоне недвижимости общей стоимостью в 22 млн фунтов (28,5 млн долларов).

Изъятые в рамках дела драгоценности проходили оценку в аукционном доме Chrisitie's. Как сообщает газета Daily Telegraph, их собирались выставить на аукцион.

Хаджиева привлекла внимание правоохранительных органов необъяснимо роскошным образом жизни. Супруга бывшего главы Международного банка Азербайджана приобрела недвижимость на 22 млн фунтов и потратила в одном лишь лондонском универмаге Harrods около 16 млн фунтов на предметы роскоши и прочие вещи.

Хаджиева, пишет газета, владеет гольф-клубом в Аскоте стоимостью около 10 млн фунтов (13 млн долларов).

Замира Хаджиева - супруга бывшего руководителя Международного банка Азербайджана Джахангира Хаджиева, который в 2016 году был заочно приговорен судом в Баку к 15 годам лишения свободы по обвинениям растрате и мошенничестве.

Джахангир Хаджиев отверг все обвинения в свой адрес. На слушаниях в Высоком суде Лондона, которые начались в июле, супруги назвали эти обвинения несправедливыми.

В начале 2018 года британские власти получили право направлять запросы об имуществе неустановленного происхождения иностранцам, владеющим активами стоимостью от 50 тысяч фунтов (65 тысяч долларов).

Речь в первую очередь идет о подозреваемых в преступной деятельности, а также о влиятельных политических фигурах из стран, не входящих в Европейскую экономическую зону.

Ожерелье за 120 тысяч фунтов

Сама Хаджиева настаивает на том, что все средства получила законным путем, и обратилась в суд с просьбой остановить расследование NCA.

Но на этой неделе стало известно, что NCA арестовало около 50 дорогих ювелирных изделий, которые проходили предпродажную оценку в Chrisitie's.

Среди прочего речь идет об ожерелье из сапфиров и рубинов Boucheron стоимостью до 120 тысяч фунтов стерлингов (156 тысяч долларов).

Перламутровое ожерелье Van Cleef & Arpels, оцененное в 20 тысяч фунтов (26 тысяч долларов), по некоторым сведениям, было куплено Джахангиром Хаджиевом в 2008 году в Сен-Морице. Драгоценности проходили оценку по просьбе дочери Хаджиевой - Лейлы Махмудовой.

NCA заявляет, что временно конфисковала эти ювелирные изделия, так как считает необходимым расследовать, откуда взялись деньги на их покупку.

Вестминстерский городской суд постановил, что в рамках расследования происхождения денег NCA может хранить драгоценности у себя в течение полугода.

Что такое запрос об имуществе неустановленного происхождения?

Закон, позволяющий делать подобные запросы, был принят для борьбы с коррумпированными иностранными чиновниками и отмыванием денег в Великобритании.

По оценке Национального агентства по борьбе с преступностью, за последние десятилетия в недвижимость в Великобритании инвестированы миллиарды грязных денег иностранного происхождения.

Однако до сих пор было чрезвычайно сложно предъявлять обвинения подобным людям или конфисковывать их имущество из-за отсутствия улик. Теперь же новый закон позволяет обязать подозреваемых самостоятельно объяснить происхождение денег.

Если же они не смогут подробно и убедительно доказать законное происхождение капиталов, Национальное агентство по борьбе с преступностью может теперь обратиться в Высокий суд с ходатайством о конфискации имущества.

Великобритания. Азербайджан > Внешэкономсвязи, политика. Финансы, банки > bbc.com, 4 ноября 2018 > № 2780874


Великобритания > СМИ, ИТ. Медицина > bbc.com, 4 ноября 2018 > № 2780873

Британец Росс Эджли стал первым в истории человеком, вплавь обогнувшим Великобританию

33-летний британец Росс Эджли стал первым в истории человеком, вплавь обогнувшим Великобританию, преодолев расстояние в 2879 километров.

В воскресенье в 9 часов по местному времени он финишировал в городе Маргейт, откуда и стартовал 1 июня.

Последние полтора километра он проплыл в компании 300 других пловцов, присоединившихся к нему, чтобы сделать финиш более зрелищным и триумфальным.

Росс Эджли хорошо известен во всем мире своей любовью к экстриму. На его счету несколько необычных рекордов. Свое новое приключение он назвал Великим британским заплывом.

Он провел на воде 157 дней, ни разу не сойдя на берег. Это самый продолжительный в мире организованный морской заплыв. Ожидается, что вскоре этот рекорд будет признан WOWSA (Международной ассоциацией плаванья на открытой воде).

Ранее смельчаки уже плавали вдоль различных отрезков британского побережья, но никто прежде не решался обогнуть остров полностью.

Со скоростью дельфина

Ежедневно Эджли проплывал примерно по 12 километров. Самый длинный единовременный заплыв составил 33,4 километра. Это расстояние было преодолено за 5 часов 25 минут.

Эджли плыл в гидрокостюме, без ласт и лопаток для плавания. Его сопровождал на своем катамаране профессиональный моряк Мэттью Найт.

По словам Найта, приливы иногда помогали Эджли плыть со скоростью 8,7 узлов. Это чуть более 16 километров в час.

"Это крейсерская скорость дельфина", - говорит Найт.

Всего пловец сжёг порядка 505 тысяч калорий. Программа питания была разработана для Эджли специалистами. Очень важную роль в рационе играли бананы, которых он съел более 500.

Ему пришлось преодолевать холодные течения и даже несколько штормов, но самым неприятным препятствием, по его собственному признанию, были укусы медуз.

Кроме того, когда Росс огибал мыс Лендс-Энд на юго-западе Великобритании, от долгого пребывания в соленой воде у него распух язык, и заплыв оказался под угрозой срыва.

Экстремал со стажем

Ступив на землю, Эджли сказал, что, несмотря на то, что ему придется вспоминать, как ходить по твердой поверхности, он не устал от плавания и вскоре придумает себе новое испытание.

"Мало где на свете люди вдруг просят тебя расписаться на банане", - шутит рекордсмен.

Имя Росса Эджли уже зарегистрировано в Книге рекордов Гиннесса: в апреле 2016 года он за 19 часов забрался по веревке на высоту равную высоте Эвереста.

За два месяца до этого он пробежал марафон, таща за собой автомобиль.

В 2017 году он затеял проплыть 40 километров между островами Мартиника и Сент-Люсия, волоча за собой бревно весом в 45 килограммов, но та попытка окончилась неудачей.

Великобритания > СМИ, ИТ. Медицина > bbc.com, 4 ноября 2018 > № 2780873


ОАЭ > Транспорт > dxb.ru, 4 ноября 2018 > № 2780827

Пассажиры Emirates теперь могут заказывать такси из самолета и зарабатывать мили

Члены программы лояльности авиакомпании Emirates из Объединенных Арабских Эмиратов могут воспользоваться новым приложением для бронирования транспорта в пункте назначения.

Авиакомпания Emirates из ОАЭ в партнерстве с компанией CarTrawler запустила приложение для бронирования транспорта Emirates Skywards Cabforce.

Члены программы лояльности авиакомпании смогут воспользоваться приложением в 27 странах и 117 городах по всему миру. Еще больше стран подключатся в будущем. Участники могут зарабатывать мили на каждой поездке, забронированной через приложение Emirates Skywards Cabforce.

С помощью приложения можно забронировать такси или взять машину и минивэн в аренду. Члены программы лояльности могут связать учетную запись Emirates Skywards с профилем в Cabforce.

Приложение также позволяет пользователям делиться своим местоположением с друзьями и семьей во время поездки.

Члены программы зарабатывают одну милю за каждые 2 доллара или эквивалент в другой валюте, потраченные во время поездки.

Источник: Arabian Business

ОАЭ > Транспорт > dxb.ru, 4 ноября 2018 > № 2780827


ОАЭ. Франция. Индия > Миграция, виза, туризм. Недвижимость, строительство. Агропром > dxb.ru, 4 ноября 2018 > № 2780826

В Дубае открывается второй отель под брендом MGallery

В Дубае появится второй отель MGallery. В нем расположится известный индийский ресторан от знаменитого шеф-повара.

Гостиничный бренд MGallery, входящий в AccorHotels, объявил об открытии своего второго отеля в Дубае. В результате ребрендинга им станет The Canvas Hotel в районе Port Rashid.

Высококлассный отель будет располагать 164 номерами и люксами, круглосуточным рестораном, тремя лаунджами, индийским рестораном Signature от всемирно известного шеф-повара Санжива Капура, а также спа-салоном.

Мирко Яда, генеральный менеджер отеля, сказал: «Мы рады открытию The Canvas Hotel Dubai MGallery by Sofitel. Он является одним из немногих пятизвездочных отелей в Bur Dubai, и мы активно работаем над тем, чтобы наполнить его духом MGallery by Sofitel, предлагая гостям превосходный уровень обслуживания и комфорта».

Он добавил, что на обновление отеля уйдет шесть месяцев.

Под брендом MGallery в мире действуют более 90 отелей в более чем 25 странах мира, включая такие престижные объекты, как Hotel Molitor Paris MGallery, Le Grand Hotel Cabourg MGallery, Santa Teresa Hotel Rio de Janeiro MGallery, Hotel des Arts Saigon MGallery.

The Retreat Palm Dubai MGallery в прошлом году стал первым заведением бренда на Ближнем Востоке, а также первым оздоровительным курортом такого типа в регионе.

AccorHotels управляет 46 объектами в ОАЭ. Еще 27 проектов находятся на стадии разработки.

Источник: Arabian Business

ОАЭ. Франция. Индия > Миграция, виза, туризм. Недвижимость, строительство. Агропром > dxb.ru, 4 ноября 2018 > № 2780826


ОАЭ. США > Транспорт. Легпром > dxb.ru, 4 ноября 2018 > № 2780825

Etihad объявила о сотрудничестве с кутюрье Дианой фон Фюрстенберг

Авиакомпания Etihad Airways празднует 15 лет со дня своего первого рейса сотрудничеством с Дианой фон Фюрстенберг.

Дубай, ОАЭ. Авиакомпания Etihad Airways, национальный перевозчик ОАЭ, празднует 15 лет со дня своего первого рейса. За эти годы компания достигла уровня одной из ведущих авиакомпаний мира. Эта важная веха в развитии авиакомпании будет отмечена рядом мероприятий и инициатив в Абу-Даби и во всем мире, которые начнутся с представления результатов эксклюзивного сотрудничества с культовым нью-йоркским кутюрье, Дианой фон Фюрстенберг (Diane von Furstenberg).

Etihad Airways начала полеты 5 ноября 2003 г. на единственном тогда Airbus A330-200, который совершил символический перелет в исторический город эмирата Абу-Даби Аль Айн. Регулярные коммерческие рейсы стали выполняться с 12 ноября этого же года из Абу-Даби в столицу Ливана Бейрут.

Сейчас национальный перевозчик ОАЭ располагает новейшим флотом из более, чем 110 современных самолетов Boeing и Airbus, совершая перелеты по 84 направлениям пассажирских и грузовых перевозок. За 15 лет Etihad Airways совершила более 840 000 пассажирских рейсов и перевезла 139 миллионов пассажиров с помощью более 22 000 человек персонала, состоящего из талантливых индивидуальностей из 150 стран.

В честь празднования годовщины Диана фон Фюрстенберг в сотрудничестве с Etihad Airways разработала дизайн лимитированной коллекции шарфов и галстуков для бортового экипажа, которые были представлены на мероприятии с участием знаменитостей в шикарном Лувре Абу-Даби. Экипаж будет носить новые стильные аксессуары в течение ноября месяца в ознаменование 15-ой годовщины и 10-летнего партнерства с организаторами Формулы 1 Etihad Airways Гран-при Абу-Даби.

Для экипажа разработаны три варианта униформы в рамках цветовой палитры авиакомпании: ярко-желтый для старших бортпроводников, лиловый для экипажа и белый для менеджеров по питанию и напиткам.

Источник: Russian Emirates

ОАЭ. США > Транспорт. Легпром > dxb.ru, 4 ноября 2018 > № 2780825


ОАЭ > Миграция, виза, туризм > dxb.ru, 4 ноября 2018 > № 2780823

Сроки визовой амнистии в ОАЭ продлены до 1 декабря

Сроки визовой амнистии в ОАЭ продлены еще на месяц, до 1 декабря 2018 года.

Дубай, ОАЭ. Федеральное управление идентификации и гражданства ОАЭ сообщило о продлении сроков визовой амнистии на один месяц, до 1 декабря 2018 года. Продление сроков связано с необходимостью обслужить большое число желающих легализовать свой статус пребывания на территории страны.

В настоящее время ОАЭ работают 9 центров визовой амнистии, спрос на услуги которых не снижается. Продление сроков даст всем желающим возможность завершить необходимые процедуры, в ходе проведения которых возникли задержки по техническим причинам.

В частности, дипломатические ведомства, задействованные в процессе, не всегда успевают вовремя подготовить необходимые документы. В связи с этим управление призывает посольства и ведомства активнее включиться в работу в целях защиты интересов граждан.

Источник: Khaleej Times

ОАЭ > Миграция, виза, туризм > dxb.ru, 4 ноября 2018 > № 2780823


США. Иран. РФ > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 4 ноября 2018 > № 2780051 Роберт Малли

Администрация Дональда Трампа совершила огромную ошибку, выйдя из соглашения с Ираном по ядерной программе, за это Вашингтону придется заплатить, уверен бывший помощник президента США Барака Обамы по Ближнему Востоку Роберт Малли, который играл ключевую роль в формировании политики предыдущей администрации Штатов по Ирану, Ираку и странам Персидского залива, а также принимал участие в переговорах "шестерки" и Ирана по ядерной программе. Выход из Совместного всеобъемлющего плана действий, по его мнению, не только изолировал Вашингтон, но и создал опасный прецедент — теперь будущие администрации также могут захотеть пересмотреть соглашения, достигнутые самим Трампом. Малли считает, что в Белом доме одержимы желанием нанести ущерб и дестабилизировать Иран, хотя открыто о смене режима никто и не говорит. О ситуации вокруг ядерной сделки и новых американских санкциях бывший высокопоставленный представитель американской администрации, а ныне президент "Международной кризисной группы" рассказал в интервью корреспонденту РИА Новости Татьяне Калмыковой.

— Сейчас в Вашингтоне говорят, что если бы сделка с Ираном по ядерной программе была оформлена как договор, то мы бы не оказались в такой ситуации. Исходя из вашего опыта, что можно было бы сделать иначе для сохранения будущих соглашений?

— То, что происходит, ужасно. Но подумайте о том, где бы мы были сейчас, если бы у нас не было сделки. Если бы у нас была администрация Трампа и Иран, который бы, соответственно, продолжал развитие своей ядерной программы без ограничений. Мы бы, скорее всего, двигались в сторону столкновения. Возможно, военного. Поэтому, я думаю, мы можем найти некое утешение и реальное удовлетворение тем фактом, что есть сделка, которая пока что сдерживает Иран, и Иран все еще уважает ее условия, несмотря на то что США из нее вышли. Я пока еще не пребываю в траурном настроении.

Надеюсь, Иран продолжит соблюдать соглашение. Во многом это будет зависеть от того, что делают Европа, Россия, Китай и другие страны. Я не уверен, что можно было еще что-то сделать (по-другому — ред.). Многие говорят: "Если бы это было договором". Но мы только что увидели, что президент Трамп может сделать с договором (выход из ДРСМД — ред.). Если бы это (Совместный всеобъемлющий план действий — ред.) было договором, то от него все равно можно было бы избавиться исполнительным указом. Не нужно никаких других шагов.

Что правда, так это то, что те, кто вели переговоры по сделке, не делали ставку на президентство Трампа. Это верно. Это одно из обстоятельств, которое не было учтено. Но любой договор, любая сделка, любое политическое соглашение в конечном счете зависит от доброй воли и приверженности вовлеченных сторон. В данном случае одна сторона решила по каким-то причинам, я думаю нам известным, что не хочет придерживаться сделки. И против этого нет защиты. Нет защиты от суверенного права или суверенного решения страны заявить, что мы планируем выйти.

— В этом случае, что бы вы посоветовали иностранным партнерам, которые обеспокоены ситуацией, при которой одна из сторон может начинать заново переговоры по сделке каждые четыре года?

— Это не частое явление. Я думаю, администрация допустила огромную ошибку. Какой бы ни была цель в отношении Ирана, это не способ ее достичь. Многие администрации, которые приходят к власти в США или других странах, даже если они не согласны с решением, принятым их предшественником или предшественниками по какой-либо международной сделке, проявляли некое уважение. Они понимали, что это создаст прецедент: если они выходят, то это значит, что другой может выйти из сделки, которую заключат они. Если завтра Трамп заключит сделку с какой-либо страной, означает ли это, что их успех будет просто эпизодом, от которого другие могут быстро отступить? Поэтому существуют закономерные ограничения в международном плане, о которых знает каждый: если выходишь из сделки, то нет никаких гарантии, что ту, которую заключишь ты, будут уважать в будущем. Поэтому, я считаю, США заплатят цену за выход из сделки.

Иран в некоторой степени имеет превосходство, которое они сами подрывают тем, что они, очевидно, сделали во Франции, а теперь в Дании (страны обвинили иранские спецслужбы в подготовке терактов на своей территории, Иран обвинения отверг – ред.). Но, по крайней мере, на протяжении некоторого времени у них было превосходство — Иран и весь остальной мир против США, а не США и весь остальной мир против Ирана. А так было до заключения ядерной сделки. И все же придется поплатиться за выход из сделки, переговоры вокруг которой велись в многостороннем формате. Также она была одобрена Советом Безопасности (ООН). Я думаю, что сигнал для всех тех стран, которые заключили сделку или которые считают, что она была хорошей, это попытаться сделать все, что возможно, чтобы она выжила вопреки и в отсутствие США.

— В интервью РИА Новости замглавы МИД Ирана Аббас Аракчи заявил, что после выхода США из сделки был нарушен баланс, и теперь Европа, Россия и Китай должны его восстановить. Считаете, возможно компенсировать то, что они потеряли?

— Невозможно полностью компенсировать (потери из-за выхода США). И я не думаю, что возможно компенсировать даже их большую часть. Другими словами, Иран будет в более плохом положении из-за выхода США, даже несмотря на то что делает Европа, Россия, Китай. Я думаю, что иранцы — и хотя они могут говорить, что хотят полной компенсации — они знают, что этого не произойдет. США являются слишком сильным игроком. Угроза санкций велика, компании уходят (с иранского рынка — ред.). Я думаю, трудность сейчас заключается в том, чтобы убедиться, что Иран получает достаточно выгод от сделки, и в его интересах ее сохранить. Несмотря на то, что эти выгоды гораздо меньше того, что они ожидали. Я знаю, что Аббас это говорит, я знаю, что другие это говорят. Я думаю, они осознают, что не смогут получить полной компенсации. Это попросту нереалистично.

— Они говорят, что если не получат этого, то тогда выйдут из соглашения. Это просто своего рода игра?

— Я не думаю, что это игра. Я думаю, что иранцы сейчас проводят политические и экономические расчеты. С экономической точки зрения, они изучают, достаточно ли тех выгод, которые они получают, находясь в сделке, даже несмотря на то, что они гораздо меньше того, на что они рассчитывали. Другими словами, если новый механизм, над которым работают европейцы и который включает сотрудничество русских, позволит Ирану продавать некоторую нефть Европе; если китайцы, индийцы продолжат покупать значительные объемы нефти — стоит ли все это, чтобы остаться в сделке. Даже несмотря на то, что объемы могут быть меньше, даже если инвестиции бизнеса меньше ожидаемых. Это один из аргументов, почему они бы остались (в сделке). Если это (продажа нефти — ред.) сократится почти до нуля и не будет различий между тем, где они находились до снятия санкций и тем, где они находятся сейчас, то это изменит их расчеты.

Другой расчет — политический. Это то, о чем я говорил ранее. С иранской точки зрения, иметь Европу и остальной мир с Ираном против Трампа — лучше, чем иметь США и весь остальной мир против них. Это помогает им политически и дипломатически. Это помогает показать им, что они не находятся в изоляции.

Я думаю, что оба расчета работают наилучшим образом в том случае, если они думают, что администрация Трампа пробудет один срок. Если они будут убеждены или побоятся, что это будет два срока, тогда расчет может поменяться. Они, вероятно, не смогут продержаться шесть лет при интенсивных санкциях США, не реагируя на это.

Я думаю, что часть их расчета заключается сейчас в том, что они все еще думают, что это продлится два года, и потом будет другая администрация. Другая администрация может быть не идеальной, но по меньшей мере с ней можно будет работать. В то же время, эта администрация, кажется, с одержимостью сосредоточена на Иране и на том, чтобы нанести им ущерб, задушить, дестабилизировать. Определенно, они сжимают их экономически. Но если это продлится только два года, то они (иранцы — ред.) могут это проглотить, сделать глубокий вдох, и посмотреть, что произойдет дальше.

— Давайте поговорим о новых санкциях, которые вступят в силу. Как вы видите развитие ситуации? Возможно ли сокращение импорта иранской нефти до нуля?

— Это невозможно. И я думаю, администрация сама уже готовится предоставить исключения из санкций до тех пор, пока имеется тенденция к сокращению (импорта нефти — ред.). Такие страны как Индия не сократят импорт до нуля, Китай точно не сократит, Япония и Южная Корея… Это может иметь большое влияние на их экономику. Это будет иметь большое влияние на стоимость нефти, даже если Саудовская Аравия попытается восполнить это в некоторой степени. Есть свидетельства, что администрация достаточно реалистично настроена в отношении того, что мы не сможем добиться сокращения (импорта иранской нефти) до нуля.

— Кому, вы считаете, они предоставят исключения из санкций?

— Идут разговоры об Индии, Турции, Китае. Я не вовлечен в эти разговоры, но я считаю, что это касается большинства стран, которые говорят, что не смогут сократить импорт до нуля. Я знаю, что Индия об этом заявила. Это просто невозможно. Некоторые из их нефтеперерабатывающих предприятий построены только для обработки иранской нефти. Это самая дешевая нефть, которую они могут получить. Готовы ли США или другие страны компенсировать эту разницу, и что они будут делать с теми перерабатывающими предприятиями, предназначенными только для иранской нефти? Я думаю, что мы увидим по меньшей мере половину стран, если не больше, которые получат исключения из санкций или же просто заявят США, что не смогут сократить импорт до нуля и будут жить с последствиями.

— Как заработают эти новые нефтяные санкции с учетом проблем с Саудовской Аравией из-за исчезновения журналиста Хашукджи? Будет ли это иметь какое-то влияние?

— Нет. Я думаю, что если это что-то и сделает, так это окажет больше давления на Саудовскую Аравию и ее руководство для удовлетворения требований США. Саудиты говорили до этого: "Мы не будем увеличивать наши поставки для компенсации потерь". Я подозреваю, и есть соответствующие сигналы, что саудиты поправили это. Они находятся под большим давлением, поскольку они ощущают себя более уязвимыми после убийства Хашукджи. Думаю, они, вероятнее всего, попытаются удовлетворить запросы США. В этом случае, это помогает усилиям США по оказанию давления на Иран.

— Значит они будут более склонны к сотрудничеству?

— Я так полагаю. Они уже в некоторой степени сотрудничают. Они, вероятно, будут сотрудничать еще больше, поскольку саудовское руководство не может позволить себе сейчас борьбу с США.

— Вы упомянули новый механизм, над которым работает Европа для обхода американских санкций. Иранцы надеялись, что он заработает до 4 ноября…

— Я не знаю, какое окажет влияние то, что случилось в Дании. Европейцы сказали мне, что они планировали представить пакет (мер — ред.) Ирану перед 4 ноября. Это было их намерением. Это могло измениться. Я не знаю, что произошло в Дании. Есть все причины полагать, что это является правдой. Почему Иран сделал это сейчас? Является ли это вопросом безразличия или уделением первостепенного внимания тому, что они считают крайне необходимым для их внутренней стабильности? Это является ложкой дегтя в бочке меда. Я не уверен, но это может возыметь эффект на то, с чем выйдут европейцы.

— Как вы представляете себе этот новый механизм?

— Насколько я понимаю — это будет сочетание параллельного финансового канала и бартерной системы. Не вдаваясь в технические детали, главное — иметь механизм, который был бы неуязвим по отношению к санкциям США. Этот механизм не включает в себя организации, деньги или все то, что касается финансовой системы США. Если это ее затрагивает, то длинная рука США может достичь их и наложить санкции. Они работают над своего рода параллельной финансовой системой, бартерными обменами. В обмен на нефть вы получаете товары. Что-то из этого работает через третьи страны, такие как Россия, и что-то может быть просто финансовым каналом, который независим или не затрагивает американский доллар.

— Считаете, что этот механизм будет действительно работать?

— Зависит от того, как вы определите слово "работать". Я не думаю, что он будет работать в той мере, что Европа сможет свободно вести торговлю с Ираном. Это будет ограничено, и это еще не было опробовано. Политический символизм, вероятно, настолько же важен, как и экономические выгоды. Опять-таки, для Ирана это доказательство того, что Европа старается, Европа готова противостоять президенту Трампу, что Европа готова проявлять изобретательность и стремиться к механизму, пусть он и не является идеальным.

— Одна из статей журнала Forbes вышла под заголовком "Санкции Трампа по Ирану отдали большую победу России". Речь идет про нефтяные санкции. Согласны ли с этим определением?

— Это поможет производителям нефти, поскольку цены начнут расти. И Россия является одним из значимых производителей нефти. Это определенно увеличит ее относительную власть на нефтяном рынке. В этом нет сомнений. В Пентагоне гораздо более заинтересованы — и, я уверен, вам это известно — в балансе между державами и конкуренцией с Россией. Борьба с Ираном для них вторична. Но для большинства в Белом доме, для советника по национальной безопасности (Джона Болтона — ред.), для госсекретаря (Майка Помпео — ред.), кажется, приоритетом является Иран — его действия на Ближнем Востоке и вне региона. Так что расплата за сдавливание и ущемление Ирана — это предоставление выгод для такой страны как Россия. Я думаю, они (в администрации — ред.) готовы это проглотить.

— Помпео заявлял, что США стремятся к тому, "чтобы Иран стал нормальной страной". Что значит — "нормальной"?

— Это является его общим обозначением 12 условий, которые он выдвинул и которые включают в себя все — от внешней до внутренней политики и прав человека. Это целый ряд вопросов, которые откровенно означают, хотя они это и не говорят… Они не говорят, что речь идет о смене режима. Но те изменения, которые они просят, настолько фундаментальны, что нельзя представить их выполнение с нынешним режимом. Никто, кого я знаю, всерьез не считает, что Иран будет смотреть на этот список (требований США — ред.) и думать: "ох, какое из них мы выполним". Это некого рода заявление в рамках общего курса — мы будем оказывать давление на Иран, чтобы нанести им урон и посмотреть, какие за этим придут изменения.

— Усилят ли эти требования США и факт выхода из сделки положение сторонников жесткой линии в Иране, а не умеренных?

— Я не думаю, что администрация хочет усиления умеренных. Это могло быть так в случае с другими администрациями. Эта администрация не видит особой разницы между так называемыми умеренными и сторонниками более жесткой линии. В их глазах они выглядят одинаково. Они считают, что такие люди как (глава МИД Ирана Мохаммад Джавад — ред.) Зариф и (президент Ирана Хасан — ред.) Роухани являются красивым лицом уродливого режима. В этой связи, усиление умеренных для них является плохим исходом, поскольку это поможет им продолжать политику, которую они всегда проводили, но при этом получать приемы в Елисейском дворце, на Даунинг-стрит, и красную дорожку везде. По большому счету, они предпочитают иметь сторонников жесткого курса у власти, поскольку для них (администрации США — ред.) — это истинное лицо Ирана. И это является своего рода странным зеркальным отображением позиции Ирана. Я думаю, что иранцы иногда предпочитают сторонника более жесткой линии в США, поскольку считают именно это истинным лицом США.

Но усилит ли это сторонников жесткого курса? Скорее всего, что курс на выход из сделки, переговоры по которой проводили более прагматичные силы, поможет тем, кто придерживается жесткой линии.

Оказание большего военного и экономического давления на Иран также усилит КСИР. Исторически санкции против Ирана помогали таким как КСИР, поскольку они лучше способны обходить санкции и искать другие пути. Будь то на политическом, военном или экономическом уровне, можно предположить, что курс США усилит силы, придерживающиеся более жесткого курса в Иране, в краткосрочной перспективе. Но я не уверен, что это то, чем вообще обеспокоена администрация.

— Означает ли это, что администрация Трампа не заинтересована в начале переговоров?

— На счет этого я не знаю. Я принимаю на веру слова президента Трампа. Я думаю, что президент Трамп действительно хотел бы, чтобы Иран вернулся за стол переговоров. Он хотел разорвать сделку и потом получить свою собственную сделку с Ираном. Это нереалистичный подход, и, вероятно, та сделка, которая у него на уме, является нереалистичной. Но я не сомневаюсь в том, что это то, что бы он хотел видеть. Думаю, такие люди как госсекретарь Помпео и Джон Болтон, вероятно, считают, что этого не произойдет. Иран не придет просить президента Трампа о другой сделке. Но я думаю, что он был бы очень рад встрече с президентом Роухани, как это было и с (лидером КНДР — ред.) Ким Чен Ыном.

— Что могут сделать иранцы для сохранения сделки?

— Если они в действительности вовлечены в террористический заговор во Франции, Дании или еще где-то в Европе, то это лучший способ разрушить сделку. Поскольку рано или поздно европейцы должны будут ввести санкции. И как только они присоединятся к санкциям, я думаю, для Ирана будет очень трудно оставаться в сделке. Я не думаю, что европейцы, Россия, Китай выйдут из соглашения. На усмотрение Ирана решить — придут ли они к выводу, что имеющиеся условия таковы, что лучше остаться в сделке или же выйти из нее. Отчасти, это будет зависеть от их действий. Если они отдалят Европу своим курсом, то думаю, мы увидим введения санкций со стороны европейцев.

— Перед началом ядерных переговоров было общее согласие, что вы не вносите в повестку такие вопросы как баллистические ракеты, ситуация на Ближнем Востоке. Уже после заключения сделки были ли разговоры о том, что пора начать подобные переговоры?

— Мы надеялись… Мы говорили иранцам, что мы готовы говорить по региональным вопросам. В действительности мы были готовы вести дискуссии по региональным вопросам по ходу (ядерных) переговоров.

— А были готовы они?

— Наполовину. У нас никогда не было систематических переговоров по региональным вопросам. Были разговоры между госсекретарем (Джоном) Керри и его коллегой по некоторым региональным проблемам. Иран участвовал в заседании Международной группы поддержки Сирии (МГПС). У нас были дискуссии по Йемену. Я думаю, было бы правильным шагом — параллельно или же после (ядерных переговоров) — начать дискуссии по всем этим вопросам.

Давайте предположим, что те в администрации Трампа, кто говорят, что это была плохая сделка, поскольку она не решает все эти проблемы, правы. Я не согласен с ними, но предположим, что они правы. Лучшим способом это сделать, было бы предложить: "давайте соблюдать сделку, и теперь начнем другие переговоры по тем вещам, которые хотим мы — баллистических ракетах, "Хезболле" и так далее". Но у США по-прежнему первичное эмбарго по отношению к Ирану. Между США и Ираном нет торговли. Даже до введения санкций велась торговля только запчастями к самолетам, коврами и фисташками. Это не помогает их экономике. Если бы у нас были переговоры, на которых бы мы сказали: "хорошо, есть и другие вопросы, которые мы тоже можем внести в повестку, но мы хотим услышать от вас некоторые вещи по вашему региональному курсу"… Я думаю, это было бы очень сложно. Это бы продлилось гораздо дольше, чем ядерные переговоры. Но иметь такую дискуссию было бы важно.

— Почему это не сработало?

— Конечно, я не являюсь беспристрастным наблюдателем, но мой анализ заключается в том, что иранцы не были готовы. Под иранцами я подразумеваю верховного лидера и тех, в чьих руках реально находится власть. Они чувствовали, что уже многое проглотили после ядерной сделки, которая оказалась противоречивой в Иране. Им нужно было взять паузу перед тем, как сделать следующий шаг. И это шаг никогда не был сделан. Опять-таки, мое мнение, они прождали слишком долго. И теперь они имеют дело с администрацией, с которой провести такие дискуссии будет гораздо сложнее. Я думаю, что рассказ с их стороны будет таков, что США не выполняли сделку добросовестно. Даже при (президенте США Бараке — ред.) Обаме у банковского сектора не было свободы. Поэтому они бы сказали, что, с их точки зрения, пока США не начнут добросовестно выполнять ядерную сделку, они не готовы всерьез начать переговоры по другим вопросам. Я думаю, это то, что бы они сказали. И я считаю, это правда. Мы не выполняли все таким образом, как они хотели.

Татьяна Калмыкова.

США. Иран. РФ > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 4 ноября 2018 > № 2780051 Роберт Малли

Полная версия — платный доступ ?


Япония > Госбюджет, налоги, цены > nhk.or.jp, 4 ноября 2018 > № 2779279

84% японских госслужащих приняли участие в кампании за более короткое рабочее время в летние месяцы

Японское правительство сообщает, что более 80% его работников приняли участие в кампании с целью раньше заканчивать работу минувшим летом.

Правительство начало эту кампанию в 2015 году, чтобы поощрить работников в летнее время заканчивать работу раньше обычного в рамках реформы стиля работы.

Проведенное правительством исследование показывает, что 37 тысяч из примерно 44 тысяч работников министерств и управлений или примерно 84% всех его работников приняли участие в этой кампании по крайней мере в течение одного дня в период между июлем и августом. Уже четвертый год подряд уровень участия работников в кампании превысил 80%.

Япония > Госбюджет, налоги, цены > nhk.or.jp, 4 ноября 2018 > № 2779279


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter