Всего новостей: 2298099, выбрано 29623 за 0.124 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Китай > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 14 ноября 2017 > № 2393223 Василий Кашин

Взяли под козырек. Как китайская армия становится опорой власти Си Цзиньпина

Василий Кашин

Структура нового Центрального военного совета Китая говорит в пользу будущего повышения роли армии в политической жизни страны и ее превращения в опору политической власти Си Цзиньпина

Одним из главных итогов XIX съезда Компартии Китая (КПК) стало формирование нового Центрального военного совета партии (ЦВС). В Китае ЦВС – это высший орган управления вооруженными силами, а председатель ЦВС обладает полномочиями их главнокомандующего. ЦВС – типичное китайское «учреждение с двумя вывесками»: партийный орган одновременно имеет статус Центрального военного совета КНР, государственной структуры, прописанной в конституции. Поэтому прошедшие по итогам XIX съезда назначения должны будут формально утвердить в марте 2018 года на сессии Всекитайского собрания народных представителей. Тем не менее назначения по партийной линии гораздо важнее назначений по государственной линии – именно они дают настоящую власть.

Сам себе командир

Пост председателя ЦВС – один из трех главных постов в китайской системе власти наряду с должностями генерального секретаря ЦК КПК и председателя КНР. С начала 1990-х годов предполагается, что высший руководитель КНР, возглавляющий соответствующее поколение китайских руководителей, должен совмещать все три позиции, но никаких формальных правил по этому поводу нет.

Например, лидер третьего поколения китайских руководителей Цзян Цзэминь, сдав после двух положенных сроков у власти пост генсека ЦК КПК в ноябре 2002 года и председателя КНР в марте 2003 года, предпочел задержаться во главе ЦВС до сентября 2004 года. Тем самым он обеспечил себе сохранение значительного политического влияния и после формального ухода с высших постов в партии и государстве.

Более того, основатель современного Китая Мао Цзэдун и архитектор китайских реформ Дэн Сяопин управляли страной и партией главным образом с позиции председателя ЦВС, в то время как прочие их должности могли меняться. Например, Мао стал председателем ЦВС КПК в декабре 1936 года и занимал этот пост почти 40 лет до своей смерти в сентябре 1976-го, правда, с перерывом с 1949 по 1954 год. Пятилетний перерыв был связан с тем, что ЦВС был тогда временно упразднен и заменен Революционным военным советом Центрального народного правительства, председателем которого был, разумеется, тоже Мао.

Даже пост председателя ЦК КПК (формально упразднен в 1982 году, заменен на должность генсека) Мао занимал менее продолжительное время (1943–1976). Что касается должности председателя КНР, то она является сугубо церемониальной и реальной власти не дает. Дэн Сяопин проводил свои знаменитые экономические реформы главным образом в должности председателя ЦВС, которую он занимал с 1981 по 1989 год. Его влияние во многом основывалось на авторитете в военной среде (в прошлом он занимал должности члена ЦВС, зампреда ЦВС, начальника Генерального штаба и так далее).

Государство в государстве

Важная роль ЦВС в китайской политической системе связана с построением армии как своего рода государства в государстве. Армия имеет свою отдельную правоохранительную систему, включающую службу безопасности, прокуратуру, суды и антикоррупционные структуры. У китайской армии есть свои СМИ, имеющие общенациональное значение, свои финансовые службы и в целом своя стройная «вертикаль власти», на которую не способны повлиять никакие партийные и государственные структуры извне.

Частью системы вооруженных сил, контролируемой ЦВС, является и Народная вооруженная полиция; аналог Росгвардии), которая после недавних реформ окончательно подчинена Центральному военному совету (раньше речь шла о двойном подчинении ЦВС и Министерству общественной безопасности КНР). Еще одна часть военной машины – Центральное бюро охраны, вместе с его Центральным полком охраны. Эти примерные аналоги российских ФСО и Кремлевского полка исторически были в двойном подчинении Генерального штаба (ныне Объединенный штаб ЦВС) и канцелярии ЦК КПК и укомплектованы кадровыми военными.

Председатель ЦВС – единственный политический руководитель в Китае, способный отдать приказ о применении вооруженных сил. Ему же принадлежит исключительное право отдать приказ о применении ядерного оружия. В нормальных условиях такой приказ должен быть подтвержден начальником Объединенного штаба с его командного терминала. Но в случае гибели начальника штаба председатель ЦВС может отдать приказ о пуске ракет единолично. Должности председателя КНР и генсека ЦК КПК подобных полномочий сами по себе не предполагают.

Подчиненные ЦВС довольно многочисленные военные специальные службы играют важную роль в обеспечении руководства страны разведывательной информацией, а в некоторых случаях выполняют и весьма важные функции в поддержании внутренней безопасности. По отдельным направлениям они могут дублировать некоторые структуры входящих в состав Госсовета КНР министерств общественной и государственной безопасности.

Сицзиньпинизация армии

По заведенной практике один из главных элементов передачи власти в Китае состоял в том, что на нечетном съезде партии будущего преемника руководителя страны назначали на пост заместителя председателя ЦВС. Но вопреки традиции на прошедшем недавно XIX съезде КПК нового, гражданского заместителя председателя ЦВС не появилось. Из этого автоматически следует, что на данный момент КПК и сам Си Цзиньпин не определились ни с личностью преемника, ни с процедурой передачи власти, которую можно было бы ожидать в 2022 году.

Этим нововведения не исчерпываются. Перед съездом, по всей видимости, обострились противоречия в высшем китайском военном руководстве. В пользу этого говорит внезапный арест в августе 2017 года руководителей ключевых структур ЦВС – начальника Объединенного штаба Фан Фэнхуэя и начальника Политического управления Чжан Яна – по коррупционным обвинениям. Облик нового ЦВС существенно отличается и от появлявшихся в предшествующие месяцы утечек в прессе, и от прежней структуры.

Изменения частично связаны с проведенной в 2015–2016 годах радикальной реформой органов управления китайскими вооруженными силами. Также перемены отражают стремление к максимальной централизации военного руководства. Все члены ЦВС, кроме Си Цзиньпина, – кадровые военные в звании генерал-полковника.

Новый ЦВС, как и старый, имеет двух заместителей председателя. Один из них, Сюй Цилян, сохранил свой пост и поэтому может считаться «первым зампредом» (на практике это выражается лишь в небольших бюрократических и процедурных привилегиях). Другой заместитель председателя, Чжан Юся, в прошлом возглавлял Управление по развитию вооружений ЦВС и имеет репутацию военачальника, пользующегося личным расположением Си Цзиньпина. В нынешнем ЦВС Сюй Цилян, предположительно, курирует вопросы материально-технического обеспечения, капитального строительства, финансы. Чжан Юся, видимо, отвечает за международные связи, разведку, высокие технологии, боевую подготовку.

Хотя после реформ 2015–2016 годов ЦВС стали напрямую подчиняться целых 15 структур, в совет, помимо председателя и двух замов, входят всего четыре человека. Первый из них, бывший командующий Ракетными войсками НОАК Вэй Фэнхэ, как ожидается, будет формально назначен на пост министра обороны КНР на ближайшей сессии ВСНП в марте 2018 года.

Министерство обороны в Китае, в отличие от других стран, не занимается организацией военного строительства и не имеет никаких полномочий по управлению войсками. Оно выступает в качестве представителя Народно-освободительной армии Китая в ее отношениях с иностранными военными – например, при обсуждении вопросов военного и военно-технического сотрудничества. Другая важная функция министерства – роль посредника в отношениях между НОАК и гражданским госаппаратом. Поэтому министр обороны также входит в состав Госсовета КНР.

Также в ЦВС состоит начальник Объединенного штаба Ли Цзочэн. Объединенный Штаб – ключевая структура ЦВС, отвечающая за управление всеми видами вооруженных сил. Его создали в ходе реформ на базе старого Генерального штаба НОАК. Ли – еще один военный руководитель, имеющий репутацию политического фаворита Си Цзиньпина.

Третий участник ЦВС – начальник Политического управления Мяо Хуа. После проведенных реформ Политуправление утратило ряд важных функций, например контроль над военной контрразведкой, судами, прокуратурой. Но оно продолжает контролировать армейскую кадровую службу и имеет собственную структуру внешней разведки – Управление внешних связей, специализирующееся на операциях скрытой пропаганды и влияния.

Наконец, четвертый участник ЦВС – это секретарь Комиссии по проверке дисциплины ЦВС Чжан Шэнминь. Этот руководитель не только контролирует армейский антикоррупционный орган. Он также занимает пост заместителя председателя Центральной комиссии по проверке дисциплины КПК, что дает ему возможность участвовать в антикоррупционной политике в масштабах всей страны. Кроме того, Чжан Шэнминь, по всей видимости, является секретарем сформированной в рамках ЦВС рабочей группы, курирующей весь армейский правоохранительный аппарат. В него, помимо армейской Комиссии по проверке дисциплины, входят структуры Политико-юридической комиссии ЦВС – служба безопасности, военные прокуратура, суды и так далее.

Новый ЦВС компактен, очень централизован и нацелен на то, чтобы максимально эффективно координировать работу всех элементов китайской военной машины. Нынешняя структура ЦВС говорит о том, что роль армии в политической жизни Китая будет только расти. В долгосрочной перспективе вооруженные силы становятся одной из главных опор политической власти Си Цзиньпина.

Китай > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 14 ноября 2017 > № 2393223 Василий Кашин


Китай. Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 14 ноября 2017 > № 2391714 Айдар Амребаев

Как решения съезда Компартии Китая отразятся на Казахстане?

За недавним съездом Коммунистической партии Китая следила, без преувеличения, вся планета. Оно и понятно: в эти дни определялась стратегия развития крупнейшей – с точки зрения и численности населения, и экономического потенциала – страны мира, а значит, так или иначе, и судьба всего человечества. Пройти мимо такого события мы, конечно, не могли. О том, как итоги съезда могут отразиться на Казахстане и вообще на Центральной Азии, мы попросили рассказать руководителя Центра прикладной политологии и международных исследований Айдара Амребаева.

- Айдар Молдашович, расскажите для начала, к каким главным решениям пришла самая большая партия в мире?

- Прошедший в Пекине съезд китайских коммунистов действительно был судьбоносным как для самой Поднебесной, так и для стран-соседей. И этому есть несколько фундаментальных причин.

Во-первых, данный форум дал оценку пути, пройденного Китаем под руководством “пятого поколения руководителей” (с момента прихода к власти Си Цзиньпиня).

Во-вторых, он определил приоритеты дальнейшего развития страны.

В-третьих, съезд подтвердил приверженность эволюционному характеру преемственности политического курса, сохранению общественной стабильности и уверенности в будущем. Конституируется, дифференцируется и эволюционирует содержание доминирующего идеологического концепта “социализма с китайской спецификой”, в котором наблюдается некоторая смена акцентов: социализма становится все меньше, а китайской специфики все больше. Социалистическая доктрина становится своеобразным кодексом поведения элиты, а китайский национализм - понятным и принимаемым большинством населения алгоритмом ценностей и действий. В связи с этим постепенно происходит оформление и укрепление новой идеологемы “китайской мечты”, как возрождения величия страны.

В-четвертых, руководство КНР предложило собственную картину “эпохи”, а также места и роли в ней Китая. Страна осуществляет непростой переход из разряда развивающихся стран в число лидеров современного мира с соответствующим объемом полномочий, прав и обязанностей, а также региональных и глобальных амбиций.

В-пятых, осуществлена плановая ротация высших руководящих кадров с коллективным согласованием существующего межэлитного статус-кво и одновременным сохранением лидерства тандема Си Цзиньпинь - Ли Кэцян в управлении страной на грядущие пять лет. Вопрос о преемственности власти (передаче ее следующему поколению руководителей) отложен и находится теперь в личной компетенции “ядра партии” - Си Цзиньпиня.

В-шестых, произошла “канонизация” действующего председателя КНР как лица, сопоставимого с лидерами прошлого (Мао Цзэдун и Дэн Сяопин), определившими стратегическое направление развития Китая на долгие годы вперед. В этой связи мы наблюдаем процесс своеобразной “сицзиньпинизации” политики Поднебесной на современном этапе. А значит, стратегическое видение и планы, озвученные действующим председателем КНР, - это “всерьез и надолго”…

- А что из всего этого может напрямую или косвенно касаться отношений Китая с Казахстаном?

- Можно увидеть созвучия в планах Китая и Казахстана. Интересно, к примеру, что оглашенный генеральный план развития КНР до 2050 года по временному горизонту совпадает со стратегическими горизонтами Казахстана, который руководствуется собственной Стратегией развития до 2050 года.

В выступлении генсека ЦК КПК Си Цзиньпиня перед 2280 делегатами съезда были названы три основных этапа. На первом - к 2020 году - планируется построить общество среднего достатка с многочисленным средним классом и полной ликвидацией нищеты. К 2035 году Китай должен подняться до уровня стран-лидеров инновационного типа; будет завершено создание правового государства, сократится разрыв в уровне доходов, в том числе между городскими и сельскими жителями; планируется ликвидировать затяжной экологический кризис. Наконец, к 2050 году «Китай по совокупной национальной мощи и международному влиянию войдет в число стран-лидеров».

Что касается Казахстана, то он в настоящий период осуществляет проект модернизации общественного сознания и в соответствии с национальной стратегией развития планомерно реализует 100 конкретных шагов навстречу инновационному состоянию общества, а также ставит амбициозную цель войти в число 30 наиболее развитых стран мира.

Говоря о достижении целей развития КНР, Си Цзиньпинь назвал целый ряд принципов и подходов, в том числе в экономической политике. Во-первых, он признал, что заоблачных темпов роста китайской экономики больше ожидать не стоит. По его словам, страна перешла «от высоких темпов роста к высококачественному развитию». Как известно, темпы роста ее ВВП на протяжении уже нескольких лет подряд падают на несколько процентных пунктов ежегодно. В 2016-м они составили 6,7% — самый низкий показатель за последние четверть века. В то же время это гораздо выше показателей других ведущих стран мира. Если средние темпы роста китайской экономики за последние пять лет составили 7,2%, то глобальной — лишь 2,6%. Такая стратегия “управления” темпами роста является адекватной мерой против “перегрева экономики” и увлечения формальными показателями. То есть приоритетом становится не экстенсивное расширение экономического потенциала, а качественное улучшение экономики, соответствие ее современному уровню.

Во-вторых, Китай продолжит поддерживать ставшие уже традиционными меры экономического управления. В частности, это касается патронирования государством финансовой сферы и интенсивного инфраструктурного развития — прокладка железных и автомобильных дорог, развитие водных и воздушных путей сообщения, трубопроводного транспорта, сетей электроснабжения и логистики.

Любопытно, что Казахстан избрал сходный план поддержки инфраструктурного развития, сориентированный на участие нашей страны в китайской инициативе “Пояс и путь” - это новая национальная экономическая программа “Нурлы жол”. Особенностью стратегии КНР является ее приоритетное финансовое обеспечение. Например, только в нынешнем году Поднебесная выделила из бюджета 800 млрд. юаней на строительство железных дорог и 1,8 трлн. юаней на развитие шоссейных и водных магистралей. В Казахстане же, который ограничен возможностями внутреннего инвестирования, упор делается на оптимизацию использования бюджетных ресурсов, выделение целевых государственных инвестиций на программу “Нурлы жол” и привлечение внешних заимствований в актуальные сектора экономики, в том числе через заинтересованное участие КНР в развитии транспортно-логистического коридора из Китая в Европу через территорию РК.

В Китае также будет продолжена работа по ликвидации избыточных производственных мощностей, борьбе с кризисом перепроизводства и сокращению чрезмерной долговой нагрузки. В Казахстане, избравшем стратегию форсированного индустриально-инновационного развития, будет осуществлена совместная с КНР программа индустриального сотрудничества, в рамках которой планируется реализовать 51 проект по созданию новых и переносу сюда ряда китайских предприятий. То есть эти задачи двух стран коррелируют и даже дополняют друг друга. Вопрос в том, насколько Казахстану удастся защитить национальные интересы и приоритеты при заключении тех или иных договоренностей с Китаем?

В-третьих, в КНР подтвержден курс на ослабление государственного контроля над экономикой и передачу экономической инициативы в руки народа. Си Цзиньпинь подчеркнул, что партия и государство будут «пробуждать и оберегать предпринимательский дух, поощрять большее число социальных субъектов к инновационной и предпринимательской деятельности». В этих целях предусмотрено значительно упростить инвестиционный режим. Если сейчас большинство инвестпроектов подлежат обязательному одобрению властей, то в будущем предполагается создание «негативного списка» проектов, за пределами которого можно инвестировать во что угодно без предварительного разрешения, лишь уведомив власти о своих капиталовложениях. В настоящее время подобный режим действует лишь в 11 зонах свободной торговли на территории КНР. В докладе XIX съезду обещано, что он будет распространен на всю страну.

Для Казахстана вопрос развития свободных экономических зон, в том числе с Китаем, тоже является актуальным. Однако он требует согласования с Евразийской экономической комиссией, которая весьма скептически относится к перспективе создания СЭЗ с КНР.

- Какие новые возможности открыл съезд китайских коммунистов для казахстанских предпринимателей?

- Важным сигналом для нашего бизнеса должно стать намерение руководства КНР развивать экономическое сотрудничество с зарубежными партнерами и гарантировать права иностранного капитала у себя «дома». На съезде было продекларировано: «Открытые двери Китая не закроются, они будут распахиваться все шире. Делая упор на реализацию инициативы «Один пояс – Один путь», следует и дальше уделять внимание заимствованию извне и выходу вовне». Также в докладе отмечено: «За счет расширения внешней торговли, культивирования новых видов хозяйственной деятельности и новых моделей в сфере торговли следует интенсивнее продвигать работу по превращению Китая в полноценную торговую державу. Следует расширять доступ на рынок и открытость внешнему миру, защищать законные права и интересы иностранных инвесторов. Обеспечить одинаковое и равное отношение ко всем зарегистрированным на территории Китая предприятиям».

Этот пункт имеет важное значение для взаимовыгодного торгово-экономического сотрудничества КНР с Казахстаном и другими странами Центральной Азии, которые намерены, например, активно продвигать экологически чистую сельхозпродукцию на китайский рынок, взаимодействовать на энергетическом рынке, в туристской индустрии и транспортно-логистической сфере. Чтобы не допустить сокращения объемов торгового оборота между нашими странами, необходима целенаправленная работа правительства РК по его диверсификации, обнаружению новых “ниш” на емком рынке Китая и продвижение интересов нашей страны на политическом уровне в рамках сотрудничества по проекту “Пояса и пути”.

- Всякое сотрудничество таит в себе и риски. Что может насторожить Казахстан и другие страны Центральной Азии в планах, принятых на съезде КПК?

- Для нас прошедший съезд означает, что намеченные и осуществляемые ныне проекты взаимодействия КНР со странами региона будут в приоритете экономической политики Китая не только на ближайшие годы, но и далее. Это долгосрочный тренд. И понятно, что он несет в себе как новые возможности, так и определенные «риски» и даже «дискомфорты», которые могут стать предметом дальнейших переговоров между странами.

В частности, активность китайской стратегии в регионе и новое китайское видение международного порядка обладают своей спецификой, которая была обозначена, например, в идее формирования своеобразного пространства «стран общей судьбы». Это напрямую касается государств, участвующих в инициативе «Пояс и путь». Однако здесь существует ряд нюансов.

Авторитетный российский исследователь А.Маслов подчеркивает: «Россия не входит в число этих стран, а лишь утверждает сопряжение с Китаем по этим вопросам». Очевидно, что речь идет о странах, находящихся в орбите китайского политического, экономического и культурного влияния. К ним, согласно новой внешнеполитической ориентации КНР, относятся страны Центральной Азии, в том числе и Казахстан. Данное влияние имеет и свои издержки.

Например, отмечаются факты ограничения культурной самоидентификации малых народов Китая, живущих на приграничных территориях. В этом отношении предметом нашей озабоченности должна стать судьба казахской диаспоры КНР. Обсуждение таких вопросов на экспертном и дипломатическом уровне может способствовать позитивному разрешению конфликтных ситуаций. Важно, чтобы эти проблемы не экстраполировались обеими сторонами на перспективы углубления отношений между РК и КНР, не усугубляли существующие опасения, связанные с китаефобией в Казахстане и этническим сепаратизмом в западном Китае. Думается, предложенный китайской стороной концепт «сообщества стран общей судьбы» требует более конкретного и детального толкования с целью избежать неверных интерпретаций и кривотолков, способных вызвать новые волны недопонимания в регионе.

Говоря в целом о прошедшем съезде, следует сказать, что он на деле стал этапным, «знаковым» событием не только в политической истории самого Китая, но и в современном глобальном международном процессе. Применительно к странам Центральной Азии его решения означают как новые возможности, так и новые вызовы. Это предполагает разработку более тщательной, глубокой и взвешенной стратегии взаимодействия и сотрудничества.

Комментарий в тему

Адиль Каукенов, директор Центра китайских исследований China Center:

«Казахстану выгоден курс, намеченный Си Цзиньпинем»

- Почему этот съезд привлек к себе столь пристальное внимание мировой общественности?

- На нем решалось не только то, как будет развиваться Китай в ближайшее время, но и то, каким будет внутриполитический и внутриэлитный расклад в стране. Ранее прогнозировалось, что Ху Чунхуа станет заместителем председателя КНР (с перспективой выдвижения на председательский пост), а Сунь Чжэнцай – премьер-министром. Но прогнозы не сбылись: первый не получил соответствующего назначения и уже не сможет стать китайским руководителем, а второго еще летом арестовали за нарушение партийной дисциплины и коррупцию. Впрочем, и без того было очевидно, что действующее поколение во главе с председателем Си Цзиньпинем более чем уверенно держит бразды правления в своих руках.

Хотя китайской политике присуща преемственность, нужно понимать, что Си — фигура необычная. Это яркий и харизматичный лидер со своим своеобразным видением мира. Проводимая им линия пользуется популярностью не только среди простого народа, но и внутри элитных кланов. Это позволило ему переломить сложившуюся тенденцию и провести назначения в Центральный комитет КПК согласно своим интересам. Значит, намеченный им курс продолжится и дальше.

- Что это дает Казахстану?

- Как известно, при ныне существующем курсе Казахстан получил очень серьезный карт-бланш со стороны Китая в рамках его стратегии «Один пояс - Один путь». Это действительно наиболее перспективное для нас направление, поскольку все другие сложны как с логистической, так и политической точек зрения. Оно открывает перед нами большие возможности, способствует развитию партнерства между нашими странами. И, кстати, нужно заметить, что успех этой стратегии во многом связывают именно с Казахстаном, в частности, с активным сопряжением нашей национальной программы «Нурлы жол» и китайской инициативы «Экономический пояс Шелкового пути».

То есть Казахстану выгоден курс, намеченный председателем Си Цзиньпинем. Более того, Астана активно использует представившиеся возможности для привлечения китайских инвестиций и технологических возможностей. То, что курс председателя Си будет продолжен, - важный для Казахстана момент с точки зрения его китайского вектора. Конечно, для людей, не посвященных в политическую жизнь КНР, такие вещи могут показаться обыденными, но те, кто следит за ней, прекрасно понимают значение всех этих нюансов.

А как вы оценивается намерение Китая строить сообщество «стран общей судьбы». Несет ли оно какие-то риски для соседей, в частности, для Казахстана?

- Если честно, я не понимаю, о каких конкретно рисках идет речь. В случае, например, обострения отношений на Корейском полуострове в силу политики Дональда Трампа или Кым Чен Ына — да, еще можно вычленить риски. Но в концепции "стран общей судьбы" все изложено по-китайски осторожно и очень размыто. Это не конкретика действий, а попытка описать текущую действительность и выразить свое к ней отношение.

Основная задача концепции - показать, что Китай понимает свою связь с регионом и региональной экономикой, что он не закрывается от внешнего мира, а видит свою судьбу в общности, в совместном развитии. Причем это излагается в обтекаемых и гладких формулировках, чтобы исключить какую-либо возможность двойного толкования или принятия на себя определенных обязательств.

- Зачем Китаю вообще понадобилось выдвигать данную концепцию?

- Дело в том, что влияние китайской экономики на мир продолжает расти. Соответственно мировая общественность нуждается в понимании того, как это развитие будет идти дальше, каким видит себя Поднебесная в мировом хозяйстве, как она реагирует на собственный рост? Сообщество «стран общей судьбы», собственно, и есть китайское видение этого процесса, причем в том смысле, что КНР видит себя частью региона, подчеркивает желание совместно строить региональную инфраструктуру, но по конкретным направлениям предпочитает договариваться с каждым отдельно.

Отсюда вывод: риски можно понять и объяснить, если анализировать конкретную программу действий или политику, а она у Китая сосредоточена в двусторонних отношениях, либо в участии в международных организациях. Тогда как "сообщество стран общей судьбы" представляет собой, прежде всего, манифест, в котором изначально не закладывалась какая-либо конкретика либо обязательства (финансовые или политические). Это, а также отсутствие соответствующего плана действий не оставляет поля для анализа реальных рисков.

Автор: Сауле Исабаева

Китай. Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 14 ноября 2017 > № 2391714 Айдар Амребаев


Россия. Маврикий > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 14 ноября 2017 > № 2390491 Сергей Лавров

Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции с Министром иностранных дел, региональной интеграции и внешней торговли Республики Маврикий С.Лачминараиду, Москва, 14 ноября 2017 года

Уважаемые дамы и господа,

Мы провели хорошие откровенные переговоры, выразили удовлетворение тем, как развиваются наши дружественные связи между Российской Федерацией и Республикой Маврикий.

В марте будущего года дипломатическим отношениям исполняется 50 лет. Мы констатировали, что за эти годы наши контакты становятся все более конкретными во всех областях. Это касается политического диалога, гуманитарных, культурных связей. Отрадно, что есть позитивная динамика товарооборота, который в прошлом году увеличился почти на две трети. Эта тенденция сохраняется и в нынешнем году.

Есть хорошие перспективы в экономической сфере. Сегодня г-н Министр участвовал в российско-маврикийском бизнес-форуме. Отмечались проекты, которые могут быть взяты на реализацию в таких областях, как информационные технологии, электроэнергетика, морской транспорт, рыболовство, инфраструктурные проекты. Договорились, что по линии правительств России и Маврикия будем оказывать содействие деловым кругам в налаживании взаимополезных прямых контактов.

Также обсудили перспективы сотрудничества в сфере туризма, подготовки кадров как по гражданским специальностям, так и для правоохранительных органов.

По региональным и международным делам у нас единая позиция: необходимо уважать суверенитет, территориальную целостность всех государств, Устав ООН, не вмешиваться во внутренние дела и решать все конфликты исключительно политико-дипломатическим путем. Договорились продолжать очень тесное сотрудничество в ООН, на других многосторонних площадках с тем, чтобы эффективно бороться с общими для всех вызовами, включая терроризм, экстремизм, наркоторговлю, пиратство.

Особое внимание уделили ситуации в Африке. На этом континенте сохраняются многочисленные кризисы. У нас единая позиция в том, что для их эффективного решения необходимо уважать принцип приоритета африканских подходов. Сами африканские страны лучше других понимают, как преодолевать различные противоречия, прежде всего, конечно, это всеохватывающий национальный диалог между конфликтующими сторонами.

Будем поддерживать те рецепты, решения, которые вырабатывают Африканский союз, субрегиональные организации на Африканском континенте по урегулированию тех или иных кризисных ситуаций. Мы в целом довольны итогами переговоров (так понимаю, что это наше общее мнение), договорились о дальнейших шагах в политической, экономической, культурно-гуманитарной сферах, в т.ч. в связи с 50-летним юбилеем установления дипломатических отношений.

Благодарю г-на Министра и его делегацию за очень хорошее сотрудничество.

Вопрос (обоим министрам): В начале текущего года был отмечен всплеск пиратской активности в северо-западной части Индийского океана. Какие дополнительные меры стоит предпринять для решения данной проблемы в регионе?

С.В.Лавров: Как уже сказал г-н Министр в своем вступительном слове, тема пиратства обсуждалась достаточно подробно. Мы с озабоченностью констатировали, что после того, как весь мир обеспокоился проблемой пиратства у берегов, в частности, Сомали (это было примерно восемь лет назад), была создана Контактная группа по борьбе с пиратством у берегов Сомали, в которую вошли военно-морские силы России, западных стран, Китая, ряда других государств Азии. Она достаточно эффективно пресекала пиратские поползновения, и акты пиратства пошли на убыль. Однако за первый месяц текущего года уже зарегистрировано 12 актов пиратства. Такое количество случалось только в 2012 г., когда создавалась эта Контактная группа.

Мы, как и Маврикий, на очередной сессии стран-участниц Контактной группы по борьбе с пиратством у берегов Сомали (это была 20-я сессия, если не ошибаюсь) выступили за то, чтобы не просто сохранить эту группу (были попытки ее расформировать), а укрепить ее, расширить ее мандат как географически, так и функционально. Как г-н Министр, так и мы считаем, что помимо борьбы с пиратством вполне можно использовать военно-морские силы участвующих в этой группе государств для борьбы с наркотрафиком, нелегальной миграцией и в целом для обеспечения безопасности на море. Российское военно-морское присутствие в регионе уже позволяет решать многие важные задачи. Прежде всего, наши военные моряки обеспечивают охрану судов, доставляющих гуманитарные грузы на Африканский континент.

Здесь у нас позиции едины. Очень ценим то, что Маврикий – один из самых активных участников этой Контактной группы и поборник наращивания международного сотрудничества в этой важнейшей сфере.

Вопрос: Как Вы можете прокомментировать заявления представителей Госдепа США о том, что Россия обещала обеспечить вывод проиранских формирований из Сирии и не допустить их закрепление там? Действительно ли Москва давала какие-то обещания Вашингтону?

С.В.Лавров: Про то, что происходит на всей территории Сирии, мы с американскими коллегами пока конкретно и подробно не говорили, кроме того, что мы констатируем факт нашего и иранского легитимного присутствия по приглашению законного Правительства САР. Также констатируем факт нелегитимного присутствия коалиции, которую «сколотили» США и которая осуществляет военные действия, в том числе самостоятельные, но, прежде всего, поддерживая оппозиционные вооруженные группы на территории и в воздушном пространстве Сирии.

Что мы конкретно обсуждали с американцами, так это механизм функционирования зоны деэскалации на юго-западе Сирии. Эта договоренность открытая, вы можете ознакомиться с ее текстом, если еще не сделали этого. В ее подготовке, наряду с нами и американцами, участвовали представители Иордании и, как мы уже говорили, проводились неформальные консультации с Израилем, учитывая, что эта зона расположена в непосредственной близости от Голанских высот. В контексте конкретных решений о том, как будет функционировать эта зона и как сделать так, чтобы не было рецидивов столкновений, там действительно записано, что как внутри этой зоны, так и с внешней стороны, надо стремиться к тому, чтобы оттуда выходили несирийские вооруженные формирования. Ни о каком Иране, а тем более проиранских силах, речи не шло. Если говорить о проиранских силах, то, наверное, у кого-то возникнет искушение назвать чуть ли не всю Сирийскую армию проиранской. И что тогда, нужно капитулировать? Это похоже на стремление выдавать желаемое за действительное.

Была договоренность стремиться к тому, чтобы несирийские формирования в этом очень непростом регионе САР уходили с линии непосредственного соприкосновения, но это «улица с двусторонним движением». Если посмотреть на то, кто представляет наибольшую опасность, то это как раз подопечные США – различные иностранные террористы-боевики, которые «примазываются» к тем группам вооруженной оппозиции, которые поддерживаются США.

Вопрос: Как Вы видите политический процесс, о котором договорились президент России В.В.Путин, президент США Д.Трамп и Турции Р.Эрдоган под эгидой ООН? Означает ли это, что Конгресса национального диалога в Сирии не будет? Как в этом контексте можно понять то, что заявило Министерство обороны России, что американцы отказываются наносить удары по боевикам ИГИЛ, которые отступают от Абу Кямаля?

С.В.Лавров: Обращаю Ваше внимание, что Заявление, которое одобрили президенты В.В.Путин и Д.Трамп, действительно содержит ссылку на важность женевского процесса. В части, о которой Вы ведете речь, это заявление призывает все сирийские стороны поддержать женевский политический процесс и усилия, обеспечивающие или способствующие его успеху. А это, прежде всего, то, что делается в Астане. Надеюсь, что в попытку достичь успеха внесут свой вклад и осуществляемые сейчас приготовления по созыву Конгресса национального диалога. Работа идет как по линии организационных приготовлений, так и с точки зрения определения состава участников, который обеспечил бы максимальную представительность этого форума.

Но женевский процесс сам по себе, как показывают последние полтора-два года, может не двигаться вообще никуда. До того, как в январе нынешнего года он возобновился после почти десятимесячного перерыва, потребовались инициативные шаги России, Турции и Ирана, которые запустили астанинский процесс. Это стало триггером, чтобы и наши друзья в ООН стали более активно выполнять то, что было поручено им, а именно обеспечивать прямой, инклюзивный диалог между Правительством и оппозицией. Именно астанинский процесс и его конкретные результаты, включая создание зон деэскалации, завязывание диалога в рамках национального примирения, способствовал тому, что многие международные игроки перестали поддерживать безапелляционные, ультимативные требования смены режима до того, как начнутся политические переговоры. А такие ультиматумы, как Вы знаете, выдвигал т.н. «Высший комитет по переговорам». Мне кажется, что и сейчас, когда затянулась пауза в женевском процессе, само обсуждение выдвижения темы Конгресса сирийского национального диалога должно стимулировать наших ооновских коллег в том, чтобы использовать и этот движущий момент для активизации женевского процесса. Убежден, что Конгресс, о котором идёт речь, задуман для того, чтобы помочь женевскому переговорному треку обрести какой-то темп и ритм, которых мы сейчас пока не наблюдаем.

По поводу Абу Кямаля. Это не единственный случай, когда США щадят террористов. Мы помним, как при взятии Ракки, а до этого Мосула в Ираке, открывались фигуральные «ворота» для игиловцев, которые уходили на сирийские территории невредимыми. Много вопросов к США и в отношении того, что является их целями в САР. Госсекретарь США Р.Тиллерсон неоднократно мне торжественно говорил, что единственная цель, которую США преследуют в Сирии, это поражение ИГИЛ.

Буквально вчера я слышал заявления Министра обороны США Дж.Мэттиса о том, что США никуда из Сирии не уйдут, пока не убедятся, что политический процесс идет в правильном направлении. А правильным направлением США считают смену режима, хотя они не требуют предварительного ухода Б.Асада. Все это противоречит женевским договоренностям и заверениям со стороны руководства Госдепартамента США, которые я сейчас процитировал, что единственной целью США в Сирии является борьба с терроризмом. Мы эти вопросы поставили перед нашими коллегами. Надеемся, что они все-таки выработают открытую, честную и понятную легитимную позицию.

Вопрос: «Раша Тудей Америка» была вынуждена стать иностранным агентом по требованию Министерства юстиции США. Мы слышали, что Россия примет зеркальные меры. Насколько они будут жесткими?

С.В.Лавров: Если речь идет о зеркальных мерах, значит они будут адекватными. Можно придумать этому много синонимов. Об этом уже говорил Президент России В.В.Путин. Наша реакция будет быстрой и зеркальной, поэтому надо набраться терпения на небольшой период времени.

Вопрос: В региональных СМИ сообщалось о Вашем намерении посетить Ереван и Баку. Какой будет повестка Ваших встреч?

С.В.Лавров: Мы об этом еще не объявляли, но никакого секрета здесь нет. В самом начале следующей недели запланированы мои визиты в Ереван и Баку. Они приурочены к 25-летию дипломатических отношений между Россией и соответственно Республикой Армения и Азербайджанской Республикой. Повестка дня будет включать двусторонние отношения с каждой из этих стран. Они у нас насыщенные и богатые. Будем говорить о региональной и международной проблематике, в том числе постараемся понять, где мы находимся в рамках усилий по карабахскому урегулированию после недавней встречи президентов Армении и Азербайджана.

Россия. Маврикий > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 14 ноября 2017 > № 2390491 Сергей Лавров


Россия > Финансы, банки > forbes.ru, 14 ноября 2017 > № 2388691 Сергей Горьков

«Вызов для меня сам по себе является мотивацией». Forbes сыграл в Го с председателем ВЭБа

Николай Усков, Дмитрий Яковенко

Председатель ВЭБа Сергей Горьков рассказал Forbes о проблемах банка, его новой стратегии, игре в Го и джиу-джитсу, а также о роли Германа Грефа в своей судьбе

Каким был ВЭБ, когда вы пришли?

Это назначение было для меня неожиданным, если честно. За три недели до этого я вообще не мог представить, что буду назначен на такую должность, я никогда не думал, что окажусь в государственной организации. Я считал, что это не моя стихия. Конечно, я привык менять какие-то организации советского типа. Но все равно Сбербанк находится в коммерческом поле, и это мне более понятно. Тем не менее судьба сложилась так, как сложилась. Итак, когда я здесь появился, первое ощущение, что это pure «совок». Здание 1980-х годов, здесь сидели разные министерства и ведомства, перестроить его очень трудно. Мы вот сейчас переделываем крылья под open space, но само здание фундаментально изменить невозможно. В вестибюле стояли такие темные «стаканы», было ощущение, что ты приходишь в склеп. Председателю полагался отдельный лифт, на этаже сидел милиционер, столовой не было. И люди, и подходы, и ценности, и запахи, и атмосфера — какой-то атавизм 1980-х. Здесь даже не было мобильной связи, я уже про вай-фай не говорю.

А вас уговаривали три недели?

Вы знаете, меня, наверное, не надо было уговаривать, потому что я такой человек — принимаю вызовы. Вызов для меня сам по себе является мотивацией. Мне интересно в жизни что-то создать, сформировать, запустить что-то новое. Это был очень серьезный вызов, потому что банк находился на грани дефолта, из шести ковенантов пять было на грани пробития, поначалу невозможно было даже оценить, каков реальный масштаб проблем. Я пришел в банк, попросил посмотреть мгновенную ликвидность, а мне говорят: можно, но через неделю. Я говорю: как через неделю? Мгновенная ликвидность — это прямо на момент, на сегодняшние сутки. А они мне отвечают, что у них нет таких механизмов.

Вас называют человеком Германа Грефа.

Я очень уважаю Германа Оскаровича, он как реформатор, как макроэкономист очень многому меня научил.

А вы давно знакомы?

Мы пересекались, но близко не были знакомы до того момента, пока я не начал работать в Сбере.

Это он рекомендовал вас в ВЭБ?

Ну да, он рекомендовал меня.

Вам сам президент позвонил?

У меня была встреча с президентом, перед этим с премьер-министром. Видимо, было несколько кандидатов. И вот на нескольких встречах меня спрашивали, какая у меня мотивация, и я сказал, что меня мотивирует вызов. ВЭБ — это институт развития страны, во мне живет желание развивать страну.

На самом деле президент, на тот момент премьер-министр, Путин создавал Банк развития и говорил все те же слова про институт развития, которые произносите сегодня и вы. Что тогда пошло не так?

Ошибка банка была в том, что у нас не было фокуса. В этом особенность русской модели управления, у нас никогда не бывает фокуса, мы все время раскидываемся на многое — все надо делать, все очень быстро, все побежали и так далее. Здесь было то же самое. ВЭБ — институт развития, значит нужно развивать все: и сельское хозяйство, и любые отрасли промышленности. Но нельзя охватить необъятное. Все-таки это не гигантский банк, который, знаете, мог себе позволить иметь неограниченный капитал и неограниченное фондирование. Произошло распыление портфеля. Плюс, учтите, в то время была хорошая конъюнктура, можно было взять деньги на Западе, а размещать здесь. Внешэкономбанк привлекал средства на мировых рынках капитала по относительно низкой ставке, что позволяло развивать долгосрочные проекты в России, наращивать кредитный портфель.

Двадцать миллиардов долларов на момент вашего прихода.

Да. С 2008 года фактически изменилось все. После того как фундаментально изменилась банковская система в Америке, фундаментально изменилась и эффективность вложений в России. А прежняя модель продолжала существовать. Есть еще один нюанс. Коммерческие банки кредитуют более короткие проекты, в основном с риском на саму компанию. А в ВЭБе кредитовались проекты на SPV (special purpose vehicle). На то, чтобы их построить и запустить, нужно было где-то пять-семь лет. Это более длинные проекты с большим риском. Действующая модель этого не учитывала, а ориентировалась на опыт коммерческих банков. Взять деньги, разместить, без учета длительных сроков, плюс заемное финансирование по факту оказалось непомерно дорогим. Эти обстоятельства всю эту модель и обрушили. Наверное, система рисков в целом не была отлажена. Есть хорошие заводы, но недооценены риски. Продукция некоторых заводов не нужна ни в России, ни за границей, изменился рынок. Например, у нас есть СТЭС во Владимире, предприятие, которое производит утеплитель. И вроде бы потребителю он нужен, но на самом деле это полуфабрикат. На рынке востребован не утеплитель как таковой, а кожух с утеплителем на трубу. Другой пример — мебельная фабрика «Мекран», там установлено новейшее оборудование, лучше любой итальянской фабрики. Но она рассчитана на дорогой сегмент. Считалось, что надо замещать дорогую итальянскую мебель. Пока шла подготовка к Олимпиаде, строились гостиницы, в этом была потребность, потом рынок скукожился и оказалось, что такого продукта не требуется. И вот такой большой завод дорогой мебели оказался ненужным, мы сейчас его переформатируем в другой сегмент. То есть это стечение обстоятельств. И качество проектов, и то, что они длинные, и ситуация на рынке, и санкции — все это вместе сыграло.

ВЭБ в прежнем виде напоминал такую кубышку правительства, откуда брали деньги на что угодно.

Ну в прямом смысле все-таки нет. Кубышка — это когда там деньги есть. Дело в отсутствии фокуса, как я уже сказал. Существовали отдельные проекты, поручения, которые давались ВЭБу. Среди них встречались и неплохие. «Мираторг», кстати, был сформирован по поручению. Разве это плохой проект? Тогда в стране вообще не было отрасли по производству говядины. Это была совершенно новая идея — привезти в Брянск этих ковбоев с новой технологией. Никто в это не верил, а в результате мы имеем теперь первоклассного игрока, все полностью профинансировал ВЭБ по поручению. Но поскольку в целом фокуса не было, ВЭБ со временем перестал играть предназначенную ему роль института развития.

Какую стратегию ВЭБ выбрал для работы со старым портфелем, в первую очередь с проблемными активами?

Весь кредитный портфель ВЭБа составляет порядка 2,2 трлн рублей. Когда мы только начинали работать в прошлом году, в «черной» зоне находилось примерно 1,5 трлн рублей, из них на сегодняшний день удалось принять решение по проектам стоимостью около 1 трлн рублей.

С начала 2017 года мы реализовали только четыре актива, которые принесли нам 4 млрд рублей прибыли. По всем остальным проектам, какими бы сложными они ни были, мы приняли другую стратегию, так называемый подход turn around. Смысл в том, чтобы сначала запустить каждый из проектов и увеличить его стоимость. Потому что если предприятия не работают, продать их можно только по остаточной стоимости, а это для нас прямой убыток. Так мы сделали по целому ряду предприятий в деревообработке, сельском хозяйстве, запустили несколько промышленных площадок, например в Оренбургской области. Все они сегодня приносят доход, большинство вышло на операционную прибыль.

Тем не менее в начале октября вы начали подготовку к банкротству концерна «Тракторные заводы» (КТЗ).

Некоторые активы, действительно, не получилось запустить, по ним пришлось принять дефолтную стратегию. Это два крупных объекта, которые долго «висели» на плечах ВЭБа и требовали жесткого, но правильного и понятного решения.

Первый — как раз КТЗ. В декабре прошлого годы мы предложили его собственникам план реструктуризации, чтобы вложить дополнительно 5 млрд рублей и вытащить концерн из дефолта. Но текущие собственники КТЗ не совершили действий, установленных планом, поэтому на последнем наблюдательном совете была принята дефолтная стратегия. Это большой актив, в концерне работает порядка 20 000 человек, поэтому мы предусматриваем план, который позволит не допустить остановки предприятия.

Второй актив — «Чек-Су», проект добычи марганцевых руд в Хакасии. Еще в советское время они были определены как трудноизвлекаемые. Почти год мы вместе с ведущими российскими и международными экспертами пытались понять, можно ли с новыми технологиями разрабатывать эти месторождения. В итоге пришли к выводу, что на сегодняшнем этапе это невозможно.

Есть и другой пример — производитель индейки «Евродон». В прошлом году мы сделали реструктуризацию, но зимой случился форс-мажор, болезнь унесла 30% поголовья птицы. Мы еще раз рассмотрели этот кейс и вместе с совладельцем и гендиректором «Евродона» Вадимом Ванеевым разработали программу реструктуризации, чтобы провести очистку зараженных птичников, загрузить их и позволить компании выйти на плановые показатели — теперь уже не по заселению птичников, а по выпуску продукции.

Что сейчас происходит с олимпийскими объектами ВЭБа?

В прошлом году была принята большая реструктуризационная программа для всех объектов. Мы продлили кредиты на 25 лет по ставке 2,5% годовых. Реструктуризация позволила нормально существовать всему морскому кластеру, который сейчас работает с положительной EBITDA, несмотря на то что год оказался сложным для Сочи — большую часть турпотока забрала Турция.

По горному кластеру немного другая ситуация, по этим объектам было сделано больше капитальных вложений. Возможно, потребуются дополнительные решения, но они будут уже фрагментарными. Основной шаг сделан — на таких коротких трехлетних кредитах, какие были у олимпийских объектов, инфраструктурные проекты не делаются.

Что происходит с проектом застройки завода «Слава»?

У нас был в свое время план по застройке этой территории. Проект разрабатывался до 2014 года, когда были совсем другие цены на коммерческую недвижимость, он предполагал высокую аренду при небольшом предложении площадей. Сегодня такая модель не работает. Поэтому мы с иностранными инвесторами изучаем возможность реализовать совсем другой проект, с другой бизнес-логикой.

Как вы решили проблему с фондированием, после того как для ВЭБа фактически закрылись западные рынки капитала?

В прошлом году у нас была острая — порядка 300 млрд рублей — нехватка ликвидности. Сегодня у нас около 300 млрд рублей профицита.

Мы активно работали на российском рынке капитала, кроме того, заключены соглашения о привлечении финансирования в юанях в Китае, эквивалентного $3,5 млрд.

Но нам как институту развития нужно фондирование по ставкам ниже рыночных. Наш наблюдательный совет определил 26 отраслей, которые мы должны финансировать. Проекты в этих отраслях безубыточные и важные для экономики, но при этом не высокодоходные, в которые не заходят коммерческие банки. Сейчас у нас есть около 300 проектов, с которыми можно работать в будущем, но для этого нам нужны длинные — как минимум десятилетние — и дешевые деньги. Для этого совместно с Минэкономразвития мы реализуем фабрику проектного финансирования. Ее суть заключается в предоставлении финансирования через три транша. Есть транш, который предоставляет ВЭБ, при этом ВЭБ свою ставку субсидирует. Есть транш, под который выделяется гарантия Минфина, чтобы была возможность привлекать деньги пенсионных фондов. И есть транш, предназначенный для коммерческих банков. Зачем это надо? Банки часто говорят, что у них есть деньги, но нет проектов. Почему? Потому что риски высоки. Фабрика позволяет сделать для них приемлемой часть риска — через гарантии Минфина и субсидии. Планируем, что первые сделки можно будет заключить уже в феврале следующего года, а совокупный объем финансирования от ВЭБа через фабрику достигнет 200 млрд рублей.

В России почти сорок институтов развития. В чем вы видите уникальность ВЭБа?

В том, что он самый большой. ВЭБ — это банк, не все институты являются банками. Тем не менее ВЭБ не подотчетен ЦБ. У нас есть фактически агентская функция, которую мы выполняем для Минфина, есть экспертная история и фонд управления активами, есть задача поддержки экспорта — все вместе. Большинство институтов развития — это, как правило, фонды, инвестирующие деньги как портфельные инвестиции.

А вам не кажется, что институтов развития больше, чем самого развития?

Очень важно обратить внимание на координацию различных институтов развития. Много раков, много лебедей и много щук, тянущих в разные стороны телегу. Сорок — это много, все таки их должно быть меньше, они должны быть более сфокусированными и действовать скоординированно.

А кто, по-вашему, должен координировать, Минэкономики?

Наверное, это будет правильно. Минэкономики в связи с приходом сейчас нового, молодого, амбициозного, активного министра находится в стадии изменений. Я думаю, что для него тоже очень важно определить фокус. Мне кажется, Максим Станиславович [Орешкин] в этом смысле талантливый человек и точно сможет дать дополнительный импульс. Но всегда нужно определиться с фокусом. В ВЭБе мы с целями определились. И если ко мне сейчас обращаются с сельскохозяйственными проектами, я отправляю в Россельхозбанк, это тоже институт развития, целый банк с большими полномочиями. Конечно, те проекты, которые у нас были, мы не бросим. Но новыми проектами должен заниматься институт, специально для этого созданный. То же касается поддержки малого и среднего бизнеса. Мы им не занимаемся. Вот сейчас у нас есть 26 отраслей, и на 26 отраслей я могу составить качественную экспертизу, но я не могу сформировать ее на сто пятьдесят. Это просто невозможно. Фокусировка позволяет увеличить глубину проработки. Это принцип Парето, который работает всегда: 20% вашей активности дает 80% результата. Мы сфокусировались на том, что важно для экономики страны.

А что важно?

Мы должны сфокусироваться на прорывных технологиях, потому что догоняющие технологии важны, но в будущем они не будут определять экономику в мире. Мы считаем, что нужно строить новую экономику высоких переделов, поскольку мы сидим на низких переделах, это плохо. Если мы уже производим нефть, то сам Бог велел финансировать химию, нефтехимию и глубокую химию. Например, в Саудовской Аравии глубина переделов в нефтехимии значительно выше, чем у нас, а изначально, 30 лет назад, у них вообще не было химической промышленности.

Если мы говорим про деревообработку, ну уж точно нам нужно не просто заниматься кругляком. Мы должны идти на более высокий передел, связанный с целлюлозой, с какими-то новыми продуктами деревообработки. И да, пока мы не очень умеем делать мебель. Или бумагу. Вот у нас есть лесопилка в Красноярске. Очень пил много, качественная распилка, качество просто сумасшедшее, но разве задача России делать только это? Мы запустили этот завод, потому что до этого он стоял без дела, завод стал приносить прибыль, но мы разворачиваем второй передел. Создали свое экспертное подразделение по деревообработке и решили строить ЦБК впервые за 30 лет. Сегодня это не только бумага, сейчас древесина используется и в тканях. Этот рынок очень быстро растет. Мы думаем, что, возможно, и ткань будем производить. Нестандартная история, потому что ЦБК в мире заканчивается на четырех основных видах конечной продукции. Дальше уже подключаются текстильные предприятия. Но почему бы и нет? Для принятия окончательного решения нам нужны очень серьезные эксперты.

Едва ли такая задача под силу просто банковским служащим.

Конечно. Надо понимать глубину этой технологии. И поэтому мы сейчас в банке сформировали особое подразделение — Business Solutions. Мы прямо сказали, что до конца года по всем нашим направлениям мы соберем экспертов. Но всякое экспертное мнение сейчас быстро устаревает, слишком велики объем информации и скорость изменений. Поэтому к такому эксперту мы добавляем сетевую панель по образцу McKinsey. У них есть такая панель на 50 000 экспертов.

Особенно когда приходится работать на глобальном рынке.

Особенно на глобальном рынке, правильно. Поэтому мы берем эксперта и к нему привязываем панель. Чего раньше, в общем-то, не было здесь. Потому что коммерческий банк оценивает риски и выдает кредиты, а нам нужно оценить более широкую технологическую, рыночную составляющую и перспективу, особенно технологическую.

Вот смотрите, сейчас появились компании, которые за два-три года становятся крупными и тут же умирают. Посмотрите, сколько крупных компаний поднимается и умирает за пять лет. И вроде бизнес-модель новая, все красиво, стартуют, поднимают капитализацию и тут же падают. Почему? Потому что технологии существенно меняют в том числе и рынок. И происходит это все быстрее и быстрее. А у вас только стройка на пять лет. Только через 15 лет проект начнет отдавать. За это время может два цикла поменяться, поэтому нужна глобальная экспертиза.

У нас скоро будет лекция, которая называется: «Мультимодальные стратегии, китайская философия и игра Го». Китайцы столкнулись с этим приблизительно в I тысячелетии до н. э., в эпоху Сражающихся царств. Семь княжеств, или царств, находились в постоянном противостоянии, мир был очень подвижен, и китайцы задумались над тем, как эту мультимодальность описать. Так возникла игра Го. Первый китайский император хотел как-то подготовить своего сына к выживанию в сложном, постоянно меняющемся контексте. Фактически тогда был разработан, как я считаю, первый компьютер, который позволяет моделировать множество стратегий. В шахматах разворачивается одна игра, одно сражение. В Го множество сражений, и главная задача — понимать, как одно сражение может повлиять на другое. В свое время император запрещал людям ниже определенного уровня играть в Го и распространять информацию, как играть, потому что игра считалась стратегической, в нее должны были играть только высшие сановники. Мао Цзэдун, кстати, играл очень хорошо.

Долго учиться?

До высокого уровня — да, а так можно за месяц. Но, конечно, так быстро, как в шахматы, нельзя, нужно время. Шахматы — про атаку, победу, поражение и быстрый расчет, здесь расчет тоже есть, просто он как бы на порядок больше, поэтому компьютер только недавно смог выиграть в Го у чемпиона мира. В следующем году состоится новый поединок. Эта игра про мультимодальность, и сейчас мультимодальность в силу скорости изменений становится все более существенным фактором. Раньше все-таки были более длинные сроки.

В русском прижилось японское название игры.

Да, в Китае Го называют Вэйци. В Россию игра попала через Японию. Там, кстати, Го — главное интеллектуальное увлечение. Хотя корейцы сейчас занимают первые места, что объясняется агрессивностью их игры. Китай вводит Го в университетские курсы как основу логического мышления. Но среди руководителей китайских компаний, признаюсь, мало кто играет. Говорят, очень сложно.

В Го любая ситуация может быть обращена к победе?

У мастеров игра может идти пять-шесть часов. Конечно, есть проигрышные ситуации, но Го хороша тем, что это постоянная мультистратегия. Раньше как в бизнес-школах учили: разработайте хороший и плохой сценарий. А мир устроен по-другому. Между хорошим и плохим существует куча других сценариев, и кто вообще сказал, что плохо, а что хорошо. Мир всегда меняется. Ситуация в ВЭБе напоминает мне Го: много активов, много историй, по-разному влияющих на портфель, конечно, нужно выбирать главное, но ты не можешь не понимать, что маленькое влияет на большое.

Го не единственное ваше китайское увлечение. Я слышал еще про джиу-джитсу.

На джиу-джитсу подсадил сын Николай. Он начал в шесть, пять лет уже занимается. Сейчас у него, наверное, до 30 медалей, российских, американских, европейских. Его мечта — выиграть чемпионат мира. К сожалению, в прошлом году он проиграл финал, но готовимся к следующему году. А когда-то мы поехали с ним на кубок Европы в Швецию, и у нас заболел тренер. Я как отец сел секундантом. В детстве я занимался вольной борьбой. Но джиу-джитсу сильно отличается от вольной борьбы, и я в какой то момент понял, что кроме «давай-давай», ничего не могу сказать. А что «давай», непонятно. Там, кстати, и «давать» не всегда нужно, чаще нужно использовать ошибку противника. И когда я вернулся, то попросил тренера объяснить хотя бы базовые вещи, чтобы я давал ребенку дельные советы. И он сказал: «Ну выходи на татами!» И я вышел на татами. С тех пор я уже участвовал в трех кубках Европы — сам. Для меня это тоже был вызов — первый раз выйти.

А это когда было?

В первый раз я вышел в 2015 году в Будапеште. Теперь у меня все занимаются джиу-джитсу, кроме жены и младшей дочки, потому что младшей дочке год, и она еще просто не в состоянии. Всего у меня четверо детей. Мой старший сын, которому двадцать, был совершенно не про спорт, но вдруг тоже начал тренироваться, и моя старшая дочь, которой пятнадцать, на кубках Европы и России уже взяла серебро.

Получается, джиу-джитсу и ВЭБ начались в вашей жизни примерно в одно время?

Джиу-джитсу немного раньше. Это тоже был очень большой вызов. Мне 48 лет, а это «мастер три», я обычно выхожу на татами с соперниками на 10 лет младше, потому что редко есть идиоты, кто в таком возрасте, как я, соревнуется на реальных соревнованиях. Вот я был на кубке Европы, там максимум можно встретить три-четыре человека моего возраста в разных весовых категориях, и у тебя всегда группа на 10 лет младше. Конечно, это не футбол. Потому что в футболе можно сачкануть. На татами ты один и надеяться не на кого. Первым делом нужно оценить противника, чтобы применить ту или иную практику. Надо понять, откуда противник. Если человек больше дзюдо занимался — одна техника, если тхэквондо или ушу — другая.

Награды имеете?

В апреле на кубке Европы в Швеции взял серебро, но проиграл финал.

Наверное, еще и бегаете, как все.

Да, длинные дистанции. В этом году пробежал полумарафон. В следующем году хочу пробежать Венский марафон, готовлюсь. Полумарафон я нормально бегу, но марафон — это большие нагрузки на суставы. Я считаю, что спорт должен быть с вызовом, но все-таки про здоровье.

Ну это же элемент соревнования с самим собой, потому что однажды больше не с кем соревноваться.

Наверное, один раз в жизни надо. А так у меня в режиме дважды в неделю пробежать 10 км, и я к этому отношусь очень позитивно. Я всегда шучу, что я лучший бегун из джиу-джитсеров (а джиу-джитсеры не любят бегать) и лучший джиу-джитсер среди бегунов. Я занимаюсь и тем и тем, ищу баланс.

Россия > Финансы, банки > forbes.ru, 14 ноября 2017 > № 2388691 Сергей Горьков


Россия > Электроэнергетика > forbes.ru, 14 ноября 2017 > № 2388685 Михаил Козырев

Сети Дерипаски: что стоит за попытками ревизии энергореформы Чубайса

Михаил Козырев

Журналист

В Госдуме обсуждают возможность отмены запрета на совмещение владения сетями и генерацией. Минэнерго возражает против лоббируемых «Русалом» поправок — крупные производства, у которых своей генерации нет, неизбежно ощутят негативные последствия

В себестоимости производства алюминия доля расходов на электроэнергию достигает 30%. Именно поэтому в свое время Олег Дерипаска F 23 консолидировал не только алюминиевые заводы, но и электростанции, которые вырабатывают для них электроэнергию. Дешевое электричество с ГЭС на Енисее и Ангаре должно было обеспечивать производство дешевого алюминия. Собственно, так и происходит.

Сегодня энергометаллургический бизнес Дерипаски упакован в холдинг En+. В его составе объединены подконтрольные предпринимателю энергокомпании, а также производитель алюминия концерн «Русал». Как следует из проспекта к недавнему IPO En+, поставки электроэнергии между «энергетическими» и «алюминиевыми» предприятиями группы происходят на основе долгосрочных контрактов. Оплата льготная — уровень цен оптового рынка с дисконтом 3,5%.

Однако есть проблема: в цепочке между поставщиком электроэнергии и ее потребителем наличествует еще одно звено. Это электрические сети. И больше 20% в них, по итогам реформы электроэнергетики, проведенной Анатолием Чубайсом, частный инвестор, владеющий генерирующими активами, иметь не может. Таково требование действующего российского законодательства. В отношении активов Олега Дерипаски, основного собственника En+, оно выполняется не вполне.

Особые условия

В частности, 46% гидрогенерации и 38% производства алюминия En+ сосредоточены в пределах Иркутской области. Поставка электроэнергии от электростанций к потребителям осуществляется с использованием инфраструктуры Иркутской электросетевой компании (ИЭСК, владеет сетями на территории региона). В ней структуры Дерипаски напрямую контролируют долю 19,9%. Однако если учесть финансовые обязательства и контракты на покупку акций у «третьих лиц», то En+ имеет право уже на 52,3% в ИЭСК, говорится в проспекте IPO холдинга. На этом основании группа декларирует высокую степень операционного контроля в сетевой компании, а также консолидирует в своей отчетности активы и выручку электросетей.

Однако все может измениться, предупреждает своих будущих акционеров En+. «Существует некоторая степень неопределенности толкования законодательством этой ситуации», — написано в проспекте IPO группы. Государство может признать текущее положение дел не отвечающим требованиям закона. И тогда от акций ИЭСК придется избавляться. С точки зрения акционеров это будет означать уход 2,9% выручки и 2,6% активов. Для бизнеса в целом — утрата надежного контроля за одним из ключевых производственных процессов.

В проспекте IPO, впрочем, утверждается, что принудительное снижение доли в ИЭСК особых рисков не несет. Мол, передавать электроэнергию сети в любом случае будут, а любая дискриминация потребителей электросетевых услуг запрещена законодательством. Тем не менее идею снятия запрета на одновременное владение сетями и генерацией Дерипаска лоббирует не первые десять лет. Началось это еще в бытность Анатолия Чубайса главой РАО ЕЭС. Продолжается и сегодня.

Последняя новость с «фронта»: на прошлой неделе в Государственной Думе прошли слушания, на которых дебатировалась возможность отмены запрета на совмещение владения сетями и генерацией. Представитель «Русала» выступил в роли одного из главных докладчиков и одновременно критиков текущего положения дел. Крупным промышленным потребителям, по его словам, навязывают электроэнергию по все более дорогой цене. Виноваты и раздутые сетевые тарифы, и слишком дорогие новые генерирующие мощности, оплачивать которые заставляют всех потребителей.

Решить эти проблемы для крупных инвесторов предлагается за счет отмены ограничений на владение сетями. Это поможет собственникам более эффективно прогнозировать расходы на электроэнергию и упростит реализацию новых проектов. В частности, если говорить о «Русале» — ускорит достройку Тайшетского алюминиевого завода (расположен на территории все той же Иркутской области). Проект был заморожен в 2008 году, а в мае этого года «Русал» принял решение о его реанимации.

Доступность электроэнергии

Минэнерго возражает. Логика такова: если инвестор одновременно является собственником и генерации, и энергоемкого производства, и сетей, то он объективно заинтересован в сокращении тарифа на передачу электроэнергии. Что будет означать сокращение инвестиций в развитие инфраструктуры, не связанной с собственными генерирующими и промышленными активами инвестора. Результат: доступность услуг по передаче электроэнергии для других потребителей снизится. Те крупные производства, у которых своей генерации нет, неизбежно ощутят негативные последствия.

Спор этот продолжается, как уже говорилось выше, не первый год. Хотя, к слову, сама по себе «вертикальная интеграция», слом которой был объявлен в свое время едва ли не главной целью российской энергореформы, далеко не везде считается злом. Канадская Hydro-Quebec, одна из крупнейших гидроэнергетических компаний мира, к примеру, владеет также и электросетями, которые передают энергию от ГЭС к потребителям. И видимо, вопрос не в том, кто является акционером сетей, а в том, насколько эффективен антимонопольный контроль и соблюдение антидискриминационного законодательства.

Но, если возвращаться к российским реалиям, то представляется, что вновь обозначившийся спор (а слушания в Госдуме означают, что тема возвращается в плоскость публичного рассмотрения) стоит рассмотреть в более широком контексте, чем электроэнергетический междусобойчик.

Интересы крупного бизнеса

Глобально вопрос звучит так: насколько в новых (то есть с 2014 года) условиях крупный частный бизнес может рассчитывать на учет своих интересов?

С одной стороны, логика «осажденной крепости» требует ужесточения контроля и большего огосударствления. И в этой логике поползновения одного из частных игроков расширить сферу своего влияния должны быть пресечены. Ведь частная компания En+, акции которой торгуются на зарубежных биржах, однозначно более уязвима в условиях обострения отношения с Западом.

К тому же, действительно, если крупнейшие потребители услуг электросетей будут «окукливаться» и, по факту, избегать участия в финансировании сетевых проектов, впрямую их не затрагивающих, нагрузка на других потребителей возрастет. И уже совсем неудобным выглядит тот факт, что в роли основного выгодоприобретателя выступает один из богатейших российских предпринимателей.

С другой стороны, крупные частные компании могут рассматриваться в качестве локомотивов развития экономики. Более эффективные, чем государственные, они к тому же имеют возможность привлекать даже в нынешних условиях инвестиции из-за рубежа. Тот же En+, проведя IPO на Лондонской бирже, смог продать акции на общую сумму в $1 млрд. Как быть с тем, что развитие «чемпионов» будет происходить за счет перекладывания издержек на других игроков? Ну что же, с этим можно смириться.

Какой подход возобладает, пока сказать сложно. Но за развитием процесса стоит последить. Ровно по тем же причинам, почему стоит наблюдать за ходом разбирательств «Роснефти» и АФК «Система», коллизиями вокруг энергохолдинга «Т-Плюс» Виктора Вексельберга F 10 или реализацией недавно объявленных планов о продаже в частные руки долей в концерне «Высокоточные вооружения» (куда входит, между прочим, производитель ракетных комплексов «Искандер»).

Действующая экономико-политическая система России отнюдь не без оснований рассматривается многими как государственно-капиталистическая. Чего в ней в данный момент больше: государства или капиталистов? Чтобы получить представление о балансе, в поле зрения лучше держать сразу несколько «маркеров», желательно разного типа. Борьба Дерипаски за право владеть электросетями — один из них.

Россия > Электроэнергетика > forbes.ru, 14 ноября 2017 > № 2388685 Михаил Козырев


Южная Осетия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 14 ноября 2017 > № 2387519 Владимир Путин, Анатолий Бибилов

Заявления для прессы по итогам российско-южноосетинских переговоров.

По завершении российско-южноосетинских переговоров Владимир Путин и Анатолий Бибилов сделали заявления для прессы.

В.Путин: Уважаемый Анатолий Ильич! Уважаемые дамы и господа! Друзья, коллеги!

Мы рады приветствовать Президента Республики Южная Осетия Анатолия Ильича Бибилова и его делегацию. В ходе только что состоявшихся переговоров мы подробно обсудили различные аспекты двустороннего взаимодействия и обменялись мнениями по актуальным региональным проблемам.

Южная Осетия – важный партнёр и союзник России. Сотрудничество между нашими странами опирается на прочный фундамент дружбы и добрососедства.

Россия оказывает поддержку становлению Южной Осетии в качестве суверенного демократического государства, содействует надёжному обеспечению её безопасности. И конечно, мы стараемся всячески помогать социально-экономическому развитию республики. Большая часть наших сегодняшних переговоров была посвящена именно вопросам торговли, инвестиций, взаимодействия в социальной сфере.

Россия является основным внешнеторговым партнёром Южной Осетии. Двусторонний товарооборот в текущем году заметно подрос. В январе–сентябре он вырос почти на 50 процентов по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, причём экспорт южноосетинских товаров в Россию увеличился более чем на четверть. Вместе с Анатолием Ильичом поручили Межправкомиссии предпринять дополнительные меры по стимулированию двусторонних экспортных и импортных обменов.

Также весьма подробно обсудили ход реализации инвестиционной программы на 2015–2017 годы. Напомню, что Россия выделила на её реализацию 7,6 миллиарда рублей. Эти средства направлены на несколько десятков жизненно важных для республики проектов. Речь идёт, прежде всего, о реконструкции и модернизации транспортной и социальной инфраструктуры, повышении социальной защиты людей.

В этом контексте отмечу только что подписанное Соглашение, в рамках которого граждане России, проживающие в Южной Осетии, смогут пользоваться российской системой общего медицинского страхования.

За счёт средств инвестпрограммы ведётся благоустройство столицы республики – Цхинвала. Это касается жилищного строительства, школ. Недавно заработала и современная детская больница.

Хочу подчеркнуть, что Россия продолжит выделять ресурсы на развитие республики. Уже подготовлена новая инвестпрограмма на 2018–2019 годы, которая будет утверждена в ближайшее время. Кроме того, мы подготовили и специальный пакет льготного кредитования для населения и предприятий Южной Осетии на общую сумму более 1 миллиарда рублей. Средства выделяются в первую очередь на подъём агропромышленного комплекса, поддержку малого предпринимательства.

Россия оказывает помощь при подготовке кадров для республики, в том числе и в ведомственных учебных заведениях. В настоящий момент в российских вузах обучается более 600 граждан Южной Осетии, причём около 400 из них – на бюджетной основе, то есть за счёт федерального бюджета Российской Федерации.

Заметную роль в экономическом развитии Южной Осетии играют российские регионы. Одиннадцать субъектов Российской Федерации заключили соглашения о сотрудничестве с республикой, совместно с южноосетинскими партнёрами осуществляются проекты в таких сферах, как промышленность, сельское хозяйство.

Разумеется, обменялись мнениями по актуальным вопросам региональной проблематики, я уже об этом сказал. Договорились теснее координировать шаги в противодействии вызовам и угрозам безопасности в Закавказье, а также продолжать самое плотное взаимодействие в борьбе с терроризмом и оргпреступностью.

В завершение хотел бы поблагодарить Президента Южной Осетии, всех южноосетинских коллег и друзей за содержательный, хороший разговор. Уверен, достигнутые сегодня договорённости внесут вклад в укрепление отношений между Россией и Южной Осетией и пойдут на пользу развитию и укреплению республики.

А.Бибилов: Спасибо большое!

Уважаемые коллеги!

Думаю, Владимир Владимирович довольно-таки подробно остановился на содержательной части наших переговоров – в принципе добавить нечего.

Единственное, что я могу ещё добавить, – что за этот период подписано около ста дополнительных соглашений между Российской Федерацией и Республикой Южная Осетия. Сегодня в наших государственных министерствах, ведомствах находится ещё несколько серьёзных соглашений, которые тоже будут подписаны. Это касается и упрощенного получения гражданства Российской Федерации, и нахождения граждан на территории Российской Федерации без ограничения срока. Очень много соглашений, которые будут направлены на развитие социально-экономической составляющей Республики Южная Осетия.

В свою очередь хочу сказать, что Южная Осетия делает довольно-таки серьёзные шаги для того, чтобы увеличить и собственные доходы республики. В этом, конечно же, огромную роль играет инвестпрограмма, которая сегодня реализуется на территории Республики Южная Осетия, по развитию социально-экономической составляющей. Есть уже объекты, которые начали работать, которые будут в ближайшее время приносить доход в бюджет государства. Всё это позволяет нам уверенно говорить, что поступательное развитие Республики Южная Осетия, поступательное развитие наших двусторонних отношений может только радовать.

Спасибо Вам большое, Владимир Владимирович!

Южная Осетия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 14 ноября 2017 > № 2387519 Владимир Путин, Анатолий Бибилов


Филиппины. Россия. Азия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 14 ноября 2017 > № 2387433 Дмитрий Медведев

Дмитрий Медведев принял участие в 12-м Восточноазиатском саммите.

Темы саммита – укрепление безопасности и обеспечение устойчивого экономического роста в Азиатско-Тихоокеанском регионе, развитие сотрудничества в сферах энергетики, финансов, здравоохранения, образования.

Восточноазиатский саммит был создан в 2005 году для стратегического диалога лидеров Азиатско-Тихоокеанского региона по вопросам безопасности и экономического роста. Встречи в этом формате проводятся ежегодно в привязке к мероприятиям Ассоциации государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН) на высшем уровне.

В настоящее время участниками Восточноазиатского саммита являются 18 государств: «десятка» стран АСЕАН и её диалоговые партнёры (Австралия, Индия, Китай, Республика Корея, Новая Зеландия, Россия, США и Япония).

Темы 12-го Восточноазиатского саммита – укрепление безопасности и обеспечение устойчивого экономического роста в Азиатско-Тихоокеанском регионе, а также развитие сотрудничества в таких приоритетных сферах ВАС, как энергетика, финансы, здравоохранение, образование, чрезвычайное реагирование и взаимосвязанность.

На полях 12-го Восточноазиатского саммита состоялись встречи Дмитрия Медведева с Президентом Республики Корея Мун Чжэ Ином и Премьер-министром Вьетнама Нгуен Суан Фуком.

Пресс-конференция Дмитрия Медведева по завершении саммита АСЕАН и Восточноазиатского саммита

Из стенограммы:

Вопрос: Газета «Известия». Дмитрий Анатольевич, в конце ноября стартует Совет глав правительств стран ШОС. За последнее время организация выросла территориально, и в этом году будет проходить совещание в формате «восьмёрки». На Ваш взгляд, какие есть перспективы развития сотрудничества между ШОС и АСЕАН?

Д.Медведев: Если говорить о текущем состоянии дел в Шанхайской организации, то действительно организация развивается, там появились новые участники, а именно Индия и Пакистан. В результате, можно сказать, в состав организации сейчас входят страны, которые составляют 44% населения всей нашей планеты и которые создают приблизительно четверть валового мирового продукта. Иными словами, это страны, которые создают в масштабах всей нашей планеты четверть экономического роста. Понятно, что это пока организация, которая не является в чистом виде интеграционным объединением, это не общий рынок, это не экономический союз, тем не менее это структура, которая координирует политику крупных, очень важных государств. В этой структуре, в этой организации участвует наша страна.

Прежде всего это вопросы, связанные с обеспечением безопасности, вопросы поддержания мира, урегулирования конфликтов. И вопросы экономического развития – именно поэтому мы обсуждаем в таких форматах, как саммит глав правительств государств – участников Шанхайской организации сотрудничества, вопросы экономического развития. Такое мероприятие в составе глав правительств стран ШОС состоится в конце ноября – начале декабря в Сочи. Я с нашими партнёрами, которые были здесь, в Маниле, обсуждал некоторые моменты, связанные с организацией этого мероприятия. В частности, со своим китайским коллегой.

Но очевидно, что в формате взаимодействия с АСЕАН тоже существуют проблемы или темы, которые можно назвать перекрещивающимися и которые можно рассматривать с использованием инструментов, существующих как в Шанхайской организации сотрудничества, так и у государств АСЕАН. Тем более что это очень близкие регионы: в рамках Восточноазиатского саммита, саммита стран Восточной Азии, принимают участие и государства АСЕАН, и государства, которые входят в Шанхайскую организацию сотрудничества. В этом смысле набор вызовов, угроз, как экономических, так и политических, угроз в сфере безопасности – практически один. Это создаёт неплохие возможности для того, чтобы эти проблемы обсуждать и вырабатывать единые решения.

Приведу такой пример. Сегодня мы обсуждали на Восточноазиатском саммите вопросы, связанные с поддержанием режима безопасности в Азиатско-Тихоокеанском регионе, в том числе вопросы, связанные с ситуацией на Корейском полуострове. Совершенно очевидно, что ряд подходов, которые мы апробировали в ШОС, и я об этом сказал в своём выступлении, может быть применён здесь и скоординирован с усилиями стран АСЕАН. Поэтому я вижу в этом неплохие перспективы.

А если говорить об экономической повестке дня, то совершенно очевидно, что это может быть сделано по пути интеграции, создания различных торговых, инвестиционных режимов, начиная двусторонними договорённостями и заканчивая гипотетически какими-то полноформатными договорённостями, которые создают единое экономическое пространство, затрагивающее и Шанхайскую организацию сотрудничества, и АСЕАН. Конечно, это вопрос достаточно далёкого будущего, но определённое движение в эту сторону мы наблюдаем.

Страны АСЕАН отмечали 50-летие своей организации. Это очень важное событие, мы их с этим поздравили. И я специально сегодня сказал, что эти страны многого добились и в формате просто взаимодействия, и с учётом создания в 2015 году экономической структуры АСЕАН. Шанхайская организация сотрудничества гораздо моложе и не столь интегрирована внутри, как сообщество АСЕАН. Мы сегодня общались с участием руководства Шанхайской организации сотрудничества. Был Генеральный секретарь организации, который принял участие в обсуждении вопросов. Иными словами, контакты уже установлены как по линии глав государств и правительств, так и по линии аппаратов, что очень важно для будущего.

Вопрос: Дмитрий Мешков, «Интерфакс». Дмитрий Анатольевич, что Вы думаете о возможном наращивании торгово-экономического сотрудничества с Филиппинами, прежде всего в части агроэкспорта в эту страну? Особенно на фоне проблем с урожаем у более традиционных для этого рынка поставщиков – США, Австралии, Канады?

Д.Медведев: Если ориентироваться на сотрудничество, не нужно делать акцент только на неурожае. В этом году неурожай, в следующем году урожай. Надо просто развивать сотрудничество, кооперацию, экономические отношения с Филиппинами. В этом смысле, мне кажется, у нас очень неплохие перспективы.

Переговоры с Филиппинами, с Президентом Дутерте уже вышли на принципиально новый уровень. Мы сотрудничаем практически во всех областях, причём в тех областях, в которых, скажем прямо, ещё три-пять лет назад сотрудничество трудно было даже себе представить, включая вопросы обеспечения безопасности, военно-техническое сотрудничество. Вы, наверное, слышали: вчера Президент, когда мы вечером встречались, упомянул о помощи, которую Российская Федерация оказала в контексте антитеррористической операции, которая проводилась Правительством Филиппин в Марави. И Президент сказал прямо и откровенно, что это помогло. Но дело даже не в этом в конечном счёте, а в том, что отношения вышли на качественно новый уровень.

В чём это заключается? Это заключается в том, что у нас уже полноценная нормативная основа этих отношений. Только вчера было подписано девять соглашений на различные темы, как межправительственных, включая ведомственные документы, так и корпоративных, что, на мой взгляд, не менее важно, потому что это именно та ткань, которая соединяет экономики двух стран.

Если вернуться к аграрному сотрудничеству, то, действительно, это большой рынок, здесь живёт больше 100 миллионов человек. С одной стороны, здесь есть свои, особые продукты питания, которые наши филиппинские друзья могут поставлять и в нашу страну. Я имею в виду прежде всего тропические фрукты и продукты моря, которые здесь вылавливают в большом количестве и которые могут поставляться в нашу страну. С другой стороны, поставка зерновых, зернобобовых культур, а также мяса, включая мясо птицы, свинину, говядину была бы очень выгодна для нас. И в этом смысле мы пока только начинаем эту работу, но товарооборот вырос за последнее время, причём в значительной степени – за счёт поставок именно филиппинских товаров и продовольствия на наш рынок. Нам ещё нужно только осваивать рынок Филиппин, я думаю, это можно будет сделать в ближайшие годы. Во всяком случае, такие намерения есть у обеих сторон.

Вопрос: «Вести FM». Я хотела бы вспомнить о соглашении между ЕАЭС и Вьетнамом, которое было подписано год (может быть, чуть больше года) назад. О каких результатах можно говорить на сегодняшний день? Планируется ли подписание подобного соглашения (о ЗСТ) ещё с какими-то странами в ближайшее время? И на минувшем саммите шёл ли разговор о подобном соглашении между ЕАЭС и АСЕАН?

Д.Медведев: Нам нужно двигаться шаг за шагом. Вы справедливо упомянули соглашение о зоне свободной торговли с Вьетнамом. Я сегодня встречался с вьетнамским премьером. Мы как раз обсуждали результаты действия этого соглашения. В чём они заключаются? Наш товарооборот, несмотря на разные неблагоприятные тенденции, которые на рынке существуют, за счёт этого соглашения показывает прирост приблизительно на 20%. И это очень хороший результат. Вьетнамская цифра, кстати, не 20, а 25 (всегда существует разница в оценке таможенной стоимости, там различные товарные потоки). Тем не менее очевиден факт, что или пятая, или четвёртая часть товарооборота приросла в результате реализации этого соглашения. Причём мы не всё реализовали. Там ещё есть целый ряд позиций, которые подлежат реализации, в частности, они касаются нашего автопрома. Мы отдельно с нашими вьетнамскими друзьями это проговаривали. Это специальный протокол, я сегодня особо акцентировал внимание на необходимости его выполнения. Поэтому этот инструмент работает, он важный, интересный, благодаря ему активизируется товарообмен и инвестиционные связи, его можно тиражировать, в том числе с участием стран АСЕАН. Хотя я прямо скажу: мы ведём подобные переговоры не только со странами АСЕАН.

В рамках этого визита проблематику, связанную с подготовкой очередного, нового соглашения о зоне свободной торговли я вёл с Премьер-министром Сингапура господином Ли Сянь Луном, и мы договорились о том, что ускорим эту работу, так как это соглашение в достаточно высокой стадии готовности. Это непростая работа, потому что нужно смотреть на тарифы, на то, чтобы не оставить беззащитным свой рынок. С другой стороны, чтобы всё-таки произошла определённая либерализация торговых потоков и страны могли получить в результате этого соглашения особый, льготный или преференциальный режим для взаимных поставок. С Сингапуром такое соглашение готовится, мы обсуждаем эти вопросы и с другими странами, с Камбоджей, целым рядом других стран АСЕАН. В принципе я не исключаю вполне, что в какой-то момент мы выйдем уже и на возможность подготовки соглашения о такой свободной торговле между экономическим сообществом АСЕАН и Евразийским экономическим союзом, но для этого нужно пройти ещё достаточно большой путь. Будем двигаться от частного к общему.

Вопрос: Канал «Россия». Дмитрий Анатольевич, вопрос, касающийся наших западных партнёров. Сейчас Еврокомиссия рассматривает возможность применения новых ограничений в отношении нашего «Северного потока». Речь идёт о третьем энергопакете. Как это может повлиять на реализацию проекта и что Россия может сделать в этом случае?

Д.Медведев: Строго говоря, этот вопрос касается не только наших западных партнёров, он и нас касается, потому что это совместный проект, важный, большой проект. Действительно, в последнее время мы услышали (пока именно услышали) мнение, которое пришло из Брюсселя, о том, что надо переоценить критерии действия так называемого третьего энергетического пакета и распространить этот пакет не только на газопроводы, на трубопроводный транспорт, который идёт по территории стран Евросоюза, но и на мощности, которые идут в нейтральных зонах, включая нейтральные воды, то есть на морские газопроводы. Как минимум с правовой точки зрения это позиция весьма спорная, если не сказать абсурдная. Так можно объявить зоной покрытия любым экономическим пакетом, энергетическим или каким угодно вообще любые отношения в мире. По всей вероятности, это способ давления на нашу страну и на некоторые государства – участники Европейского союза с целью побудить отказаться от строительства второй нитки «Северного потока» или каким-то образом усложнить эту работу.

Пока комментировать дальше я не буду, кроме уже сказанного о том, что, на мой взгляд, в правовом смысле это решение абсурдно, что, кстати, подтверждали юридические ведомства самого Европейского союза в Брюсселе. Но пока решений нет. Посмотрим, как поведут себя в этом случае европейские страны, в том числе страны, которые активно заинтересованы в реализации этого проекта, и к чему в конечном счёте будет склоняться Европейская комиссия.

Одно лишь могу сказать: наш подход к реализации этого проекта остаётся неизменным. Это не политический инструмент, не средство влияния нашей страны на европейские страны, как это иногда подают отдельные государства и политики. Это совершенно другое. Это нормальный коммерческий проект, направленный на обеспечение энергетической безопасности Европы, который, конечно, выгоден и Российской Федерации, поскольку приносит нам весьма немалые валютные доходы. Именно так мы его и позиционируем.

Вопрос: Андрей Блашкевич, ТАСС. Дмитрий Анатольевич, скажите, пожалуйста, на саммите в эти дни Вам удалось пообщаться с Президентом США Дональдом Трампом? Если да, как Вы оцениваете эти контакты?

И по американской теме в целом. Как Вы оцениваете ужесточение санкций со стороны США, которые они собираются и дальше ужесточать (уже известны планы)? Может ли это привести к сворачиванию каких-то проектов, которые Россия ведёт совместно с западными партнёрами? Как Россия будет минимизировать ущерб от этих санкций?

Д.Медведев: Сначала про саммит. Всегда есть возможность пообщаться с коллегами в той или иной форме. Я впервые встретился на таком мероприятии с действующим Президентом Соединённых Штатов Америки. У нас было общение в ходе ужина, который давали в честь 50-летия АСЕАН. Поскольку Президент Дональд Трамп сидел практически рядом со мной, мы могли пообщаться.

Общее впечатление совпадает с тем, что недавно сказал Владимир Владимирович Путин на эту тему: он открытый, доброжелательный человек, с которым можно комфортно говорить на самые разные темы. В том числе мы вспоминали историю наших отношений с Соединёнными Штатами Америки, Вторую мировую войну и некоторые другие моменты. Само по себе это неплохо.

Плохо другое. Плохо, что, несмотря на наличие контактов, возможность обсуждать какие-то вопросы, наши отношения деградируют день ото дня. Они находятся в самой низкой точке за последние десятилетия. Я даже не знаю, с чем это сравнить. Я неплохо помню ситуацию, которая была в наших отношениях в конце 1970-х – начале 1980-х годов. Я, откровенно сказать, не уверен, что тогда наши отношения были хуже. Не было, например, законов, которые называются законами о распространении санкций на государства, являющиеся врагами Соединённых Штатов Америки. А сейчас такой закон действует. С недвусмысленной терминологией. Причём любопытно в этой истории то, что те же Соединённые Штаты Америки нас призывают к активному взаимодействию по ряду самых сложных мировых проблем, например, в борьбе с терроризмом или по разрешению ситуации на Корейском полуострове. С другой стороны, такими решениями объявляют нас весьма недвусмысленно не только своими оппонентами, а, по сути, врагами. Это как минимум непоследовательная позиция.

Если говорить о новом пакете санкций, то вы, наверное, знаете, что сам по себе этот закон не создаёт принципиально новых правил, но он кодифицирует исполнительные указы администрации Соединённых Штатов Америки. И если до этого закона все эти решения, все эти санкции можно было отменить актом Президента, то сейчас для этого требуется решение Конгресса. Это означает, что, по сути, происходит увековечивание всех этих решений. Если хотите, здесь можно провести параллель с поправкой Джексона – Вэника. Хотя этот закон гораздо шире, чем поправка Джексона – Вэника, поскольку для отмены этих решений потребуется новый закон. Более того, даже отложение действия этих правил требует гораздо более сложной процедуры. Я, конечно, не специалист по американскому праву, но, по-моему, там процедура даже сложнее, чем использование вейвера, который применяли Соединённые Штаты Америки, для того чтобы блокировать поправку Джексона – Вэника. Что это такое? Это означает, что, по сути, наши отношения будут подорваны на протяжении десятилетий. Другие люди уже будут управлять нашими странами, а отношения будут вот в таком состоянии. Поэтому мы считаем, что это очень плохо.

Если же говорить об экономических последствиях, то в значительной степени всё это относится к компетенции исполнительной власти Америки, то есть как раз той же администрации. Посмотрим, какие решения они будут принимать. В любом случае мы к различного рода ограничениям готовы. Во-первых, потому что они появились не сегодня, во-вторых, потому что наша экономика адаптировалась к условиям жизни как в ситуации с общеэкономическим кризисом, так и с учётом тех ограничений, которые ввели в отношении российской экономики Соединённые Штаты Америки и целый ряд других западных стран. Поэтому принципиально нового ничего не произойдёт. Но у нас есть способы влияния на эту ситуацию. Ещё раз говорю, наша экономика адаптировалась, Правительство имеет необходимый арсенал решений, которые можно будет задействовать в случае возникновения каких-то неожиданностей. Ещё раз подчеркну, само по себе это весьма прискорбно и создаёт абсолютно неприемлемый, на наш взгляд, уровень взаимоотношений с Соединёнными Штатами Америки. И это уже никак не связано ни с персоналиями, ни с чем другим.

И последнее, может быть, о чём я хочу сказать. Экономика всё равно сильнее, чем многие политические решения. Они всякие санкции вводят, пытаются нас ущемить где-то, где-то заблокировать нашу работу, но, с другой стороны – бизнес хочет этого? Если говорить о товарообороте с Америкой, то он за последнее время, несмотря на санкции, подрос. Если говорить о товарообороте с Европейским союзом, то он тоже подрос. Здесь есть и вклад углеводородов, тем не менее всё равно рост происходит.

В конечном счёте, если будут использованы отдельные инструменты этого закона, это ударит прежде всего по европейскому бизнесу, по интересам граждан Евросоюза. Будет создавать напряжение на рынке этих стран, потому что не будут реализованы новые проекты, могут произойти какие-то иные изменения, в том числе по ценам. Этот закон в известной степени превращается в инструмент конкурентной борьбы для продвижения сжиженного газа из Соединённых Штатов Америки на европейский рынок, причём с нарушением правил конкуренции. И вот этого не видеть тоже нельзя. Это действительно возмущает многих представителей бизнеса из Европейского союза, да и отдельных политиков Евросоюза, о чём они делали вполне недвусмысленные заявления.

Вопрос: «РИА Новости». Дмитрий Анатольевич, у меня вопрос экономического плана. По некоторым данным, в последнее время российская экономика выходит из своего кризисного состояния. Однако по прогнозу МВФ достичь уровня 3%, о чём ранее говорил Президент, давал поручения, удастся не за 3 года, а за 7–10 лет. Кстати, по данным Росстата, рост ВВП в III квартале составил 1,8%, что несколько ниже. Скажите, какие меры необходимо принять, чтобы изменить ситуацию и достичь поставленных целей?

Д.Медведев: Всякие прогнозы – дело достаточно сложное и зачастую неблагодарное. Вы упомянули МВФ. Ещё совсем недавно МВФ прогнозировал рост нашей экономики около 1%.

Сейчас они прогноз поменяли. Эти прогнозы должны всё-таки сверяться с реальной ситуацией. Действительно, за последнее время (и это не некоторые данные, это уже, так сказать, медицинский факт, это уже диагноз, который поставили экономические аналитики) экономика вошла в стадию роста. Я не могу сказать, что это абсолютно уверенный рост, такой, какого мы бы хотели достичь. Тем не менее рост порядка 2% – это по мировым масштабам весьма неплохой рост. Достаточно посмотреть на рост экономик так называемых развитых стран, или рост развитых экономик.

Но нам этого мало. Это действительно так, и об этом говорилось в поручениях Президента, говорится на различных экономических совещаниях. Мы не считаем удовлетворительной ситуацию в целом. Российская экономика должна развиваться гораздо быстрее, для того чтобы ускорить решение проблем, которые у нас возникли в 1990-е годы и которые связаны с кризисом 2008 года и последствиями кризисных явлений текущего десятилетия.

Что для этого делать? У нас есть антикризисные решения, которые мы пока не отменяли, которые действуют. Я ещё раз об этом скажу, хотя мы неоднократно это подчёркивали: очень важно, что у нас стабильные макроэкономические условия. Сегодня это уже понимают все, вне зависимости от экономических взглядов, предпочтений и даже идеологии. Невозможно планировать нормальный рост экономики в условиях гиперинфляции. Сколько бы ни говорили на эту тему: давайте денег напечатаем, качнём их в промышленность, в сельское хозяйство, – всё съест инфляция. В результате инфляционного таргетирования, в результате курса на снижение инфляции мы вошли в число стран с цивилизованным уровнем инфляции. И это, может быть, важнейшее достижение последних лет, если не десятилетий, – самый низкий уровень инфляции за всю историю Российской Федерации как самостоятельного государства.

У нас растёт валовый внутренний продукт. На фоне снижающихся темпов инфляции можно корректировать отдельные элементы бюджетной политики и, безусловно, можно и нужно заниматься снижением кредитных ставок в структуре коммерческих банков. Здесь индикацию даёт Центральный банк Российской Федерации, аккуратно снижая ключевую ставку, но в конечном счёте это подталкивает к тому, чтобы выходить на другой уровень кредитных ставок, а это делает кредиты гораздо более доступными для бизнеса и, что не менее важно, делает кредиты гораздо более доступными для тех, кто хочет получить ипотеку. Вы знаете, что ипотечная ставка – я имею в виду не субсидированную ставку, а простую ставку, без субсидий от государства – достигла самого низкого уровня опять же за всю нашу новейшую историю. И я уверен, что ипотечная ставка продолжит снижаться. Это означает возможность роста жилищного сектора и, конечно, решение важнейшей социальной проблемы – проблемы получения жилья, приобретения жилья.

Снижение инфляции даёт огромный позитивный эффект с точки зрения предсказуемости цен на основные продукты питания и товары – это то, что непосредственно отражается на кошельке людей, граждан нашей страны.

Все эти макроэкономические условия вкупе с небольшим бюджетным дефицитом, который тоже снижается и в ближайшие годы может выйти уже в нулевую или даже профицитную фазу, дают основания полагать, что мы сможем достичь этих показателей в достаточно короткой перспективе.

Но дело даже не в показателях и не в темпах роста. Мы должны выйти на принципиально новую структуру российской экономики. Я часто слышу упрёки: «Что же вы так медленно проводите диверсификацию? Почему так медленно модернизируется экономика?» У нас экономика очень сложная. Это экономика самого крупного по территории государства. Экономика, которая ещё совсем недавно, двадцать с небольшим лет назад, жила по законам плана. Поэтому для того, чтобы перевести её на другие рельсы, для того, чтобы добиться её диверсификации, нужно потратить значительные усилия. Тем не менее я ещё раз акцентирую внимание на том, что за последнее время мы, по сути, получаем бóльшую часть доходов уже не от торговли нефтью и газом. Это уже другие доходы. О чём это говорит? Это говорит о том, что меняется сама структура экономики. Да, пока недостаточно быстро. Но эти изменения происходят.

Очень важно сделать технологические заделы, чтобы не отстать от всего мира. Для этого подготовлена и принята программа перехода к цифровой экономике. Этим занимаются сейчас все. Если кто-то скажет, что в каком-либо государстве, даже самом высокоразвитом, эта задача решена, это будет нечестно. Цифровая экономика как явление не существует ни в одной стране мира. Мы только движемся к ней. Но это движение необратимо, и мы должны занять в этом движении достойное место. Уверен, что мы это сможем сделать.

Филиппины. Россия. Азия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 14 ноября 2017 > № 2387433 Дмитрий Медведев


Россия > Металлургия, горнодобыча > metalinfo.ru, 14 ноября 2017 > № 2386910 Игорь Малышев

Российский трубный рынок: предварительные итоги 2017 года

Какими событиями ознаменовался уходящий 2017 год для российского трубного рынка, каковы успехи трубников и что ждет отрасль в следующем году? Об этом на площадке выставки «Металл-Экспо’2017» рассказал Игорь Малышев, директор Фонда развития трубной промышленности (ФРТП).

- Игорь Александрович, расскажите об основных достижениях трубной отрасли в 2017 г. Каких успехов добились трубники?

- Главное достижение трубных компаний сегодня, на наш взгляд, — это совершенствование мощностей по производству высокотехнологичной продукции с высокой добавленной стоимостью для нефтегазовой отрасли — Трубная Металлургическая Компания (ТМК) называет это импортоопережением. В 2017 г. в отрасли реализовывались проекты по производству разрезных тройников, шаровых кранов для специальных условий эксплуатации, устьевой арматуры, пружинных предохранительных клапанов, штампосварных соединительных деталей трубопроводов с использованием наноструктурированных материалов, труб и соединительных деталей с плакирующим слоем. Эти шаги позволяют исключить зависимость от импорта, продолжить реализацию важных инфраструктурных магистральных трубопроводных проектов и освоение новых месторождений со сложными условиями добычи углеводородов.

Например, к концу 2017 г. только для проектов Газпрома создано более 200 инновационных разработок, почти на 100% замещен импорт труб большого диаметра (ТБД) для компании. По нашим данным, благодаря разработкам трубных компаний российский топливно-энергетический комплекс (ТЭК) экономит до $600 млн валютной выручки ежегодно.

Кроме того, можно говорить о заметном успехе трубников в решении кадровой проблемы: крупнейшие представители отрасли еще в начале 2000-х годов занялись подготовкой молодых профессионалов, организовав комплексное взаимодействие между промышленными предприятиями, вузами и государством. Компании взяли шефство над учебными заведениями — их сотрудники обучаются в вузах по специальным программам повышения квалификации, учитывающим современные требования к профессии. Кроме того, предприятия занимаются профориентацией школьников и создали собственные центры подготовки и повышения квалификации своих сотрудников.

Сегодня эти проекты приносят заводам неплохие результаты: например, 80% процентов участников профориентационных программ Объединенной металлургической компании для школьников выбирают учебу по техническим специальностям, а средний возраст персонала на предприятиях ТМК и Группы ЧТПЗ составляет 30 лет, тогда как в металлургической отрасли в целом — свыше 41 года.

- Каковы прогнозы ФРТП в отношении производства и потребления труб на российском рынке в 2017 г.?

- По нашим оценкам, производство и потребление труб на российском рынке сохранятся на уровне 2016 г. Наибольшего роста потребления ожидаем в сегменте нефтегазопроводных труб и OCTG, так как увеличивается протяженность нефтегазовых скважин и удельный рост объемов бурения, добыча нефти сохраняется на одном и том же уровне, развивается добыча на новых территориях с неразвитой инфраструктурой. Снизится потребление ТБД, а труб для строительства и машиностроения — вырастет.

- С какими вызовами столкнулась отечественная трубная отрасль в уходящем году?

- Один из наиболее значимых вызовов — это резкое падение спроса на трубы большого диаметра. Российский рынок ТБД, сократившийся в 2016 г. на 35% по сравнению с 2015 г., по нашим оценкам, покажет снижение и в 2017 г.

Еще один значимый вызов — резкий рост цен на сырье, необходимое для производства стальных труб: лом подорожал на 40%, графитированные электроды — почти в 10 раз, на 60% увеличилась вагонная составляющая в расходах на перевозку как сырья, так и готовой трубной продукции. При этом цены на сырье и прочие затраты за предшествующие несколько лет росли значительно быстрее, чем цены на трубы. В 2018 г. ожидается корректировка стоимости трубной продукции на величину, необходимую для компенсации выросших производственных затрат трубных предприятий.

В связи с этим важной и актуальной является работа российских трубных компаний по расширению практики заключения долгосрочных контрактов с использованием формульного ценообразования, которое учитывает стоимость сырья, курс валют и ряд макроэкономических показателей. Такой подход позволяет повысить прозрачность ценообразования, а трубным предприятиям — чувствовать себя устойчиво при резких колебаниях цен на сырье и продукцию, необходимую для производства труб, разрабатывать новые виды импортозамещающей продукции, совершенствовать качество производимых труб.

- Как в целом будет развиваться ситуация на российском трубном рынке в 2018 г.?

- Ситуация на российском рынке стальных труб в следующем году будет стабильной — сохранятся имеющиеся тренды, а производство и потребление трубной продукции останутся на прежних уровнях.

Топливно-энергетический комплекс традиционно будет одним из главных потребителей трубной продукции. Так, основной источник формирования спроса на трубы — стабильный рост объемов бурения: если в начале 2000-х годов в России бурили менее 10 тыс. км в год, то в 2016 г. показатель составил 25,6 тыс. км (данные Центрального диспетчерского управления ТЭК). При этом продолжится рост спроса на высокотехнологичную трубную продукцию в нефтегазовом сегменте на фоне увеличения объемов бурения скважин сложного профиля.

В то же время российские трубные компании будут, как и прежде, поставлять трубы на крупнейшие трубопроводные проекты Газпрома, прежде всего «Северному потоку — 2», однако спрос на ТБД в 2018 г. снизится, а точный прогноз на среднесрочную перспективу зависит от многих факторов, в том числе от политических.

- Возможен ли в ближайшей перспективе активный рост потребления стальных труб?

- Значительный рост спроса на трубы возможен при условии целенаправленной поддержки государством инвестиционных проектов, способных реализовать импортозамещение по технологическим направлениям, включенным Министерством промышленности и торговли РФ в соответствующие планы. В этом случае спрос на трубы может увеличиться в тяжелом машиностроении, нефтегазовом и сельскохозяйственном машиностроении.

Вместе с тем сегодня в сегменте ЖКХ сформирован отложенный спрос на трубную продукцию за счет снижения темпов замены изношенных сетей тепло- и водоснабжения. По данным Росстата, в замене нуждаются 100 тыс. км (29% от общей протяженности) тепловых и паровых сетей в однотрубном исчислении, для сетей водоснабжения и водоотведения показатель стремится к 43%. И при таком колоссальном износе темпы замены падают: в последние десять лет замена тепловых и паровых сетей снизилась с 3,3 до 2,2% от общей протяженности в год. Стимулировать рост потребления труб в этой сфере можно с помощью инструментов государственной поддержки модернизации систем коммунальной инфраструктуры, применимых ко всем организациям, на балансе которых находятся изношенные сети теплоснабжения и водоснабжения.

- Каковы планы ФРТП на следующий год?

- Среди значимых планов активная работа по ограничению применения бывших в эксплуатации труб. К сегодняшнему дню мы добились введения ограничений, которые предусматривают обязательный запрет использования бывших в употреблении труб для 60—70% рынка, однако не все его участники принимают во внимание этот факт. Мы намерены добиться усиления государственного контроля как за применением бывших в употреблении труб, прежде всего в сфере ЖКХ и в строительстве, так и за реставрационным производством труб, наносящим серьезный ущерб экологии. Наши инициативы поддерживают Министерство промышленности и торговли РФ, Министерство природных ресурсов и экологии РФ, Федеральная служба по экологическому, технологическому и атомному надзору (Ростехнадзор), Федеральная служба по надзору в сфере природопользования (Росприроднадзор) и др.

16 ноября в рамках выставки «Металл-Экспо’2017» мы проведем семинар «Новые правила для рынка бывших в употреблении труб и металлопроката: ограничения применения в строительстве и ответственность за нарушения природоохранного законодательства». Приглашаем участников выставки посетить мероприятие, в рамках которого будет обсуждаться проблема регулирования теневого рынка бывших в употреблении труб, новая нормативно-техническая документация, которая ограничивает повторное применение стальных труб и других видов металлопродукции в ЖКХ и строительстве, а также регламентирует процесс реставрации бывших в употреблении труб.

Россия > Металлургия, горнодобыча > metalinfo.ru, 14 ноября 2017 > № 2386910 Игорь Малышев


Россия > Металлургия, горнодобыча > metalinfo.ru, 14 ноября 2017 > № 2386907 Владимир Маркин

ОМК представит на «Металл-Экспо» новый трубный цех ВМЗ

Объединенная металлургическая компания (ОМК) – традиционно активный участник Недели металлов в Москве. Президент ОМК Владимир Маркин рассказал о ходе модернизации производства на Выксунском металлургическом заводе (ВМЗ) и о том, что они представляют в этом году на выставке.

- Владимир Степанович, какие проекты по модернизации производства и освоению новой трубной продукции компания реализует сегодня?

- ОМК недавно провела обновление трубных станов Выксунского металлургического завода, ориентированных на выпуск труб малого и среднего диаметра, продолжает развивать производства и инвестировать в модернизацию и создание новых мощностей. Сегодня мы реализуем комплексный проект по развитию дивизиона нефтегазопроводных труб на ВМЗ с общим объемом инвестиций более 40 млрд руб. Инвестпроект предусматривает полную модернизацию действующего цеха завода по производству обсадных труб, развитие новых участков в третьем цехе по выпуску нефтегазопроводных труб среднего диаметра. Продукция рассчитана на внутренний рынок.

Еще одну производственную площадку — трубоэлектросварочный цех №1 ОМК строит здесь с нуля. В новом цехе разместятся два производства: центр финишной отделки обсадных труб и линия по производству насосно-компрессорных труб. В рамках проекта планируется увеличить выпуск обсадных труб и расширить сортамент ВМЗ за счет труб диаметром 140—426 мм с толщиной стенки 6,2—14 мм, группой прочности от API 5СТ до Р110, с резьбовыми соединениями SEMI PREMIUM, PREMIUM. Проектная мощность центра финишной отделки труб — 120 тыс. т в год. Также увеличатся мощности по производству обсадных труб (114—178 мм) и насосно-компрессорных труб (60—114 мм). Мощность нового оборудования — 160 тыс. т в год. Его запустят в конце 2018 г.

Для повышения эффективности работы с клиентами в цехе, который выпускает трубы малых диаметров (12,7—133 мм) для нужд строительства и ЖКХ, планируется открыть пункт розничной торговли. В него войдут складские площади для формирования сборных заказов, участок порезки труб и стоянка для большегрузного транспорта. Планируется внедрить в производство во II полугодии 2018 г. технологию нанесения внутреннего покрытия на трубы малого и среднего диаметра, а также технологию нанесения на трубы консервационного покрытия (в конце 2018 г.).

В цехе по производству обсадных труб предполагается заменить трубный стан 114—245 (во второй половине 2019 г.), установку оборудования консервации, осуществляется модернизация установок ультразвукового контроля тела трубы. Также в рамках этого проекта планируется развить муфтовые мощности и мощности по термообработке и нормализации для обеспечения потребностей трубного производства ВМЗ.

Ожидается, что реализация комплексного проекта по развитию дивизиона нефтегазопроводных труб на ВМЗ практически полностью завершится к 2020 г. Запуск финишного центра, организацию участков внутреннего антикоррозионного и консервационного покрытий нефтегазопроводных труб, ввод в эксплуатацию стана по производству насосно-компрессорных труб планируется осуществить в 2018 г., запуск нового стана в ТЭСЦ-5, муфтового производства — во II полугодии 2019 г. Комплексный проект позволит ОМК предложить партнерам — ведущим нефтяным и газовым компаниям России обсадные, насосно-компрессорные и нефтегазопроводные трубы с улучшенными свойствами и удовлетворить их самые жесткие требования по качеству.

Также мы продолжаем реализацию проектов по созданию импортозамещающего производства шаровых кранов для специальных условий эксплуатации, для чего строим в Челябинске Уральский завод специального арматуростроения (УЗСА). ОМК уже представила ряд кранов, разработанных специалистами УЗСА, они являются аналогами зарубежных кранов и ранее в России не выпускались.

Продолжаем освоение производства трубной продукции с плакирующим слоем, которая сегодня также не изготавливается в России и закупается в странах Европы. Она применяется при сооружении газопроводов для транспортировки газа и газового конденсата, содержащего коррозионно-активные компоненты, в сложных природно-климатических условиях, в том числе для работы со сжиженными углеводородами.

Еще одно направление — создание новейших блочных автоматизированных газораспределительный станций нового поколения (АГРС-НП). Разрабатываем инновационную продукцию при поддержке нашего инженерно-технологического центра в Уфе из полностью отечественных материалов и комплектующих. Отличительная особенность АГРС-НП ОМК от действующих типовых решений — возможность ступенчатого изменения его мощности.

- Стенд ОМК на выставке в этом году принципиально отличается от экспозиций прошлых лет. Расскажите, чем и почему?

- 2017 г. для нас юбилейный: Выксунскому металлургическому заводу исполняется 260 лет, а самой ОМК — 25. Наша отрасль требует огромных интеллектуальных усилий, обширных компетенций и большой умственной энергии, а книги — это главный источник знаний. Поэтому мы решили оформить стенд в стиле текущего года — года интеллектуальной металлургии — в виде небольшой уютной библиотеки. В ней организован читальный зал, и у гостей выставки есть возможность познакомиться с книгами о металлургической отрасли, издание которых поддержала ОМК.

На нашем стенде 14 ноября в 16 часов состоится презентация книги «Железная логика России». В очерках, размещенных в ней, рассказывается об истории страны и отечественной металлургии за последние 260 лет, а также заводов, входящих в состав компании. Книга выпущена небольшим тиражом, она будет представлена профессиональному сообществу.

На экранах, установленных на площадке, любой желающий сможет полистать уже знакомую многим многотомную энциклопедию «Металлургия и время», изданную ОМК и Московским институтом стали и сплавов. Бумажные экземпляры шеститомника стали книжной редкостью, поэтому, идя в ногу со временем, мы сделали ее полноценную онлайн-версию. Напомню, в энциклопедии изложена история зарождения и развития металлургии с эпохи открытия железа до наших дней, представлено большое количество уникальных материалов и редких фактов.

Приглашаем коллег и партнеров посетить стенд ОМК!

Россия > Металлургия, горнодобыча > metalinfo.ru, 14 ноября 2017 > № 2386907 Владимир Маркин


Россия > Металлургия, горнодобыча > metalinfo.ru, 14 ноября 2017 > № 2386899 Игорь Дорожкин

И.Дорожкин: «Развитая клиентская база – диверсификация коммерческих рисков»

О стратегии развития «Мечел-Сервиса» и тенденциях рынка металлов России рассказал И.Дорожкин, коммеческий директор компании.

Игорь Валерьевич, ваша компания – давний партнер Международной выставки «Металл-Экспо», на которой вы традиционно представляете возможности компании для потребителей. На что в этом году будет сделан акцент на стенде в рамках «Металл-Экспо-2017»?

Металлургические предприятия Группы «Мечел» представят на выставке образцы своих ключевых продуктов. ЧМК покажет различные типы рельсов, двутавров, шахтные стойки, произведенные на рельсобалочном стане комбината, «Уральская кузница» – образцы специальных сплавов, штамповок (например, лонжерон крыла самолета, коленчатый вал дизельного двигателя), «Ижсталь» – прутки, стальной фасонный профиль, холоднокатаную ленту, БМК – стальные пряди, канаты и различную проволоку. От каждого предприятия будут участвовать на стенде несколько представителей – руководители сбытовых и производственных подразделений.

От «Мечел-Сервиса» на стенде посетителей будут встречать четыре наших менеджера, курирующие различные направления металлоторговли. Приглашаю наших уважаемых партнеров на стенд «Мечела» для обсуждения вопросов взаимовыгодного сотрудничества.

Каким вы оцениваете текущий год для деятельности Мечел-Сервиса? Каковы предварительные итоги работы компании? Насколько они отклоняются от запланированных на год показателей?

По итогам 10 месяцев практически по всем группам продукции наша компания увеличила объем продаж со складов по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Основной прирост произошел за счет увеличения реализации балки, рядового листа, труб, проволоки Вр-1 и метизов. Продажи балки, к примеру, мы увеличили более чем на треть по сравнению с прошлым годом. Мы по-прежнему являемся одним из ключевых игроков на рынке по объемам реализации арматуры, балки, метизов.

Мечел-Сервис принимает участие во многих крупных строительных проектах, как на федеральном, так и региональном уровне. Чему в сбытовой политике компании уделяется большее внимание: работе с крупными заказчиками или складской торговле? Что в нынешних условиях для компании является более выгодным, в том числе с точки зрения прибыльности, предсказуемости, рисков невыплаты дебиторской задолженности и т.п.?

Мы понимаем, что развитая клиентская база – это диверсификация коммерческих рисков компании. Многие покупатели работают с нами по 5 и более лет. У нас большая региональная сеть, поэтому мы имеем возможность снабжать даже самых крупных контрагентов, работающих в нескольких регионах России. Развитая складская сеть позволяет нам гибко реагировать на сокращение потребления металла в одних субъектах РФ и увеличение объема заявок в других.

В Мечел-Сервисе прошла реорганизация управления. Некоторые функции были отданы на аутсорсинг, отдельные операции централизованы в головном офисе, оптимизировано количество филиалов, изменена стратегия открытия новых региональных подразделений. На каких принципах строится новая система управления? В чем, на ваш взгляд, ее конкурентоспособность?

Еще в 2013 году мы отказались от региональных дирекций, сократили количество филиалов, укрупнив их. Сегодня в компании два уровня управления. Центральный офис сосредоточил управленческие функции, не связанные с непосредственной реализацией металлопродукции. Часть его служб в целях экономии перемещена в Челябинск и Екатеринбург. Согласно нашей долгосрочной стратегии развития, в регионах должны остаться только сотрудники, которые непосредственно общаются с клиентами, участвуют в процессе продаж и в отгрузках металлопроката.

Также мы повышаем эффективность управления за счет планомерной автоматизации ключевых бизнес-процессов: переходим на электронный документооборот как с клиентами, так и внутри группы «Мечел», автоматизируем систему ценообразования, складского учета. Это позволяет нам быть более оперативными в принятии решений, снижает влияние человеческого фактора, минимизирует управленческие ошибки.

Развиваете ли вы формат ответхранения? Если да, то на каких условиях?

Нет, не развиваем и на данный момент не предполагаем развивать. Давайте разберемся в терминах. Процесс , когда производитель отгружает металл потребителю с правом выкупа и дальнейшей реализации, это консигнация. Что такое ответхранение, в том виде, в каком сейчас все участники рынка металлов его понимают? Производитель передает металлопрокат торговой компании на ответственное хранение с правом выкупа. Выкуп металлопроката торговой компанией происходит постепенно в зависимости от потребности торговой компании и ее торговой политики. Производитель имеет возможность менять цену выкупа, а торговая компания решает – интересно ей выкупать металл по такой цене или нет. Ответхранение (консигнация) – это схема работы со своими плюсами и минусами. Какие риски для производителя я вижу в данной схеме. Во-первых, влияние торговой компании на производителя, на его ценовую политику путем «невыкупа» объемов. Во-вторых, торговля по все более низким ценам, вынуждая производителя снижать или не повышать цены выкупа. И, наконец, в-третьих, все большее количество торговых компаний, даже небольших, вовлекается в данную систему, создавая у производителя ложное чувство загруженности производства. Риск для торговой компании - практика производителей пересматривать цены.

У схемы ответхранения (консигнации) , несомненно, есть и плюсы для торговой компании. Например, наличие сравнительно большого объема металлопроката на складе и возможность полного удовлетворения потребности покупателей. Кроме того, постепенный выкуп позволяет оптимизировать бюджет закупок.

Что касается «Мечел-Сервиса», то для нас невыгодно отдавать металл просто на реализацию, без понимания сроков оборачиваемости дебиторской задолженности. К тому же наша собственная складская сеть позволяет в полной мере решать вопросы реализации металлопроката в рамках Группы «Мечел».

Что предпринимает «Мечел-Сервис» в области развития или оптимизации складской и транспортной логистики?

Наша стратегия – находить партнеров в небольших городах, где компания еще не присутствует, размещаться на их производственных площадках, минимизируя свои затраты, но развивая продажи. В таких городах потребление металлопроката недостаточно для открытия полноценных филиалов со всеми службами: коммерческими, юридическими, логистическими и т.д. По сути, такие площадки – это удаленные склады наших крупных подразделений. Они не претендуют на продажи 5-8 тыс. тонн, как в городах нашего базового присутствия. Их объем продаж – около 1-1,2 тыс. тонн в месяц, со сравнительно высокой маржой. Новые подразделения окупаются, они достаточно рентабельны в структуре «Мечел-Сервиса».

Сейчас у нас идет отладка системы планирования графиков отгрузки металла. Мы стараемся заинтересовать клиентов приезжать на погрузку в определенное время, чтобы не создавать очереди и обеспечивать равномерную работу склада. «Мечел-Сервис» первой из металлоторговых компаний в России начал активно внедрять электронную систему складского учета и штрих-кодирования металлопродукции. Сегодня большинство наших складских комплексов осуществляют продажи с ее помощью. Практически все складские комплексы оборудованы системами сбора данных.

Какую максимальную долю рынка металлов России планирует занять «Мечел-Сервис» в долгосрочной перспективе?

Наша постоянная задача – удерживать и увеличивать долю присутствия в «домашних» регионах: ПФО, УФО, Западной Сибири, используя преимущества в транспортных затратах и развитую клиентскую базу. Реализация в радиусе 1000 км от предприятий Группы дает максимальную рентабельность продаж и самые высокие цены на базисе FCA.

Как, по вашим оценкам/прогнозам, сложится 2018 г.? Стоит ли участникам рынка ждать подъема экономики?

2016 и 2017 годы были сравнительно успешными для российских металлургов. С оптимизмом мы смотрим и в 2018 г. Считаем, что он по объемам реализации и рентабельности будет не хуже 2017 г. В 2018 г. упор будем делать на развитии продаж балки и фасона ЧМК, рядового листа, труб, метизов.

Россия > Металлургия, горнодобыча > metalinfo.ru, 14 ноября 2017 > № 2386899 Игорь Дорожкин


Россия > Госбюджет, налоги, цены > bfm.ru, 13 ноября 2017 > № 2395865

В ожидании сокращений: в России грядет «исход» сотрудников?

У безработицы будет женское лицо. Такой прогноз на ближайшие десять лет сделало Агентство стратегических инициатив. По словам гендиректора АСИ Светланы Чупшевой, через десять лет отпадет надобность в бухгалтерах, юристах, менеджерах и операционистах. 80% занятых в этих профессиях — женщины, подчеркнула руководитель Агентства.

Это те профессии, которые можно описать как некие алгоритмы и четко прописать с точки зрения результативности и технологии, заявила Чупшева на дискуссии в ТАСС, посвященной работе в НКО.

Все чаще звучит тема о развитии искусственного интеллекта и постепенном вытеснении людей роботами. Замгендиректора кадрового холдинга АНКОР Татьяна Баскина пока не видит в этом угрозы:

«Довольно популярно, много говорят о том, что сейчас машины, роботы отнимут у людей рабочие места. Это не совсем так, лукавый аргумент, потому что, во-первых, вместе с тем, что высокие технологии упрощают типовые рабочие операции, одновременно они создают новые рабочие места: машины нужно программировать, управлять ими. Просто это другие профессии. Поэтому здесь разновекторное движение. И это опять-таки не станет одномоментной причиной, вот в такой-то временной точке, резоном для массовых сокращений. Это все-таки постепенные процессы».

На фоне последних событий в банковском секторе эксперты заговорили о возможных массовых сокращениях в этой сфере. Руководитель службы исследований HeadHunterМария Игнатова считает, что бояться нечего: те позиции, которые можно было оптимизировать, компании уже сократили ранее:

«Если опираться на то, что сейчас отмечают наши работодатели, то каких-то явных сокращений они не планируют в своем штатном расписании проводить, потому что все-таки у нас достаточно оптимизировано штатное расписание практически во всех компаниях. И сокращать персонал еще больше, ну, просто это нецелесообразно. Это уже будет сказываться и на производительности. Понятно, что у нас немножко трудно по-прежнему в банковском секторе. Там, конечно, будут, наверное, все-таки как-то людей либо перераспределять, либо немножечко сокращать».

По мнению представителя HeadHunter вместо «бума» сокращений, в России в следующем году ожидается рост рынка вакансий — на 5-10%. Правда, Москва и Санкт-Петербург здесь будут «не в топе».

Россия > Госбюджет, налоги, цены > bfm.ru, 13 ноября 2017 > № 2395865


США. Китай. Евросоюз. РФ > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 13 ноября 2017 > № 2393222 Сергей Гуриев

Промежуточные институты. Каковы условия и риски их работы

Сергей Гуриев

Работа промежуточных институтов невозможна без уверенности экономических агентов в том, что государство будет выполнять свои обязательства, что правила игры не зависят от прихотей конкретного руководителя. При этом государство не должно быть не только слишком слабым, но и слишком сильным. Иначе высшее руководство может стать хозяином своего слова в извращенном понимании: захотел – дал слово, захотел – взял обратно

Споры об экономическом росте в России обычно ведутся вокруг его краткосрочных аспектов: закончилась ли рецессия, будут ли темпы роста ВВП в 2017 году выше 2%, как сильно повлиял на показатели пересмотр методологии Росстата и переход ведомства под контроль Минэкономразвития. Эти вопросы, безусловно, важны, но гораздо важнее политические и экономические изменения, которые могли бы существенно увеличить долгосрочные темпы роста экономики России. Ведь большинство российских граждан собираются прожить в России не год и не два, а целые десятилетия.

Если мы в ближайшие десятилетия собираемся сократить отставание от развитых стран, спор о том, растет ли российская экономика на 1% или 2% в этом году, абсолютно не важен. Российские доходы на душу населения ниже американских примерно в три раза. И чтобы сократить отставание, например, до полутора раз за 25 лет, темпы роста России должны опережать американские на три процентных пункта каждый год. Если американские доходы на душу населения будут расти на 1,5% в год (как прогнозирует МВФ), то российские должны расти на 4,5%. А чтобы догнать США за 25 лет, российские подушевые доходы должны расти на 6% в год, примерно как это сейчас происходит в Китае.

От чего зависит долгосрочный экономический рост? Сбережения, инвестиции, производительность, инфляция, обменный курс и даже демография – все это производные четырех фундаментальных факторов, которые меняются гораздо медленнее (или не меняются вообще): человеческий капитал, экономические и политические институты, география и культура (понимаемая как совокупность ценностей, предпочтений и социальных норм). Исследователи продолжают спорить, как человеческий капитал, институты и культура влияют друг на друга и как на них влияют география и климат.

На сегодня консенсус (или, скорее, его отсутствие) проще всего сформулировать так: «все влияет на все», причинно-следственные связи работают во всех направлениях. Если реформы могут способствовать повышению международной конкурентоспособности человеческого капитала, подотчетности и прозрачности политической системы, повышению качества защиты частной собственности и политической и экономической конкуренции, формированию эффективной и независимой судебной системы, повышению доверия внутри общества и между обществом и властью, неприятия обществом коррупции, то любая из этих реформ приведет к повышению темпов экономического роста как напрямую, так и через влияние на другие фундаментальные факторы.

Как работают промежуточные институты

Один из ключевых результатов недавних исследований фундаментальных факторов долгосрочного экономического роста заключается в том, что эти факторы меняются медленно. Их взаимодействие может создавать эффект порочного круга (vicious circle), или гистерезиса (path dependence) – то, что Александр Аузан переводит на русский язык как «эффект колеи». Например, если граждане не доверяют бизнесу (считая, что бизнес заботится о своих краткосрочных эгоистичных интересах в ущерб интересам общества), то они могут одобрять вымогательство чиновниками взяток у бизнеса. Это, в свою очередь, снижает стимулы для предпринимателей инвестировать в свою репутацию, ведь им все равно никто не верит. В такой системе существует и другое устойчивое равновесие, в котором предприниматели ведут себя ответственно, а граждане доверяют им и требуют от чиновников защиты их прав.

Так как оба равновесия – и плохое, и хорошее – являются устойчивыми, перескочить из одной колеи в другую не так просто. В этом случае – как совершенно правильно указывает Аузан – целесообразно задуматься о промежуточных институтах, то есть мостике для перехода с одного края пропасти на другой в два прыжка.

Понятие «промежуточных институтов» (transitional institutions) впервые было введено в работе китайского экономиста Цянь Инъи «Институциональные основы перехода Китая к рыночной экономике» (2000). Цянь показал, как китайские реформаторы отказались от попыток сразу построить оптимальные институты и предпочли сначала создать работающие переходные институты. Он рассматривает четыре ключевых примера промежуточных институтов: бюджетный федерализм по-китайски, муниципальные предприятия (township and village enterprises), финансовый дуализм и дуальную либерализацию (dual-track liberalization).

Чтобы понять, как и почему эти институты работали в Китае, достаточно рассмотреть последний пример. Дуальная либерализация была сначала внедрена в сельском хозяйстве (household responsibility system), а затем и на промышленных предприятиях (contract management responsibility system). Основная идея заключалась в том, что предприятие было по-прежнему обязано выполнять план – поставлять заданное количество продукции по регулируемым ценам. Но продукцию, произведенную сверх плана, предприятие могло продавать по рыночным ценам. Таким образом, в Китае удалось одновременно избежать развала связей предприятий (плановые поставки продолжали работать) и создать рыночные стимулы (каждая дополнительная единица продукции оценивалась по рыночным ценам).

Необходимым условием для работы такой системы является уверенность каждого предприятия в том, что государство выполняет свои обязательства. То есть обеспечивает, во-первых, право каждого предприятия продавать сверхплановую продукцию по рыночным ценам, а во-вторых, обязательства его поставщиков поставлять плановое количество сырья по регулируемым ценам. Если не обеспечено первое правило (например, если государство забирает сверхплановую продукцию по заниженным ценам), то разрушаются рыночные стимулы. Если не обеспечено второе, то предприятие понимает, что ему надо закупать сырье на рынке (или на неформальном/бартерном рынке), и будет стараться раздобыть денег, продавая и свои плановые объемы по рыночным ценам. В этом случае дезорганизуются остатки плановой системы.

Поэтому работа промежуточных институтов невозможна без уверенности в способности государства выполнять свои обязательства. Чтобы убедить экономических агентов в том, что правила игры не зависят от прихотей конкретного руководителя, Дэн Сяопин и его преемники построили сложную систему ротации руководства КПК и меритократических принципов карьерного роста внутри партийной и государственной иерархии. После смерти Мао высшее руководство КНР менялось каждые 10 лет. При этом неукоснительно соблюдался принцип «семь вверх, восемь вниз» (в 67 лет стать членом Постоянного комитета Политбюро ЦК КПК было можно, а в 68 – уже нельзя). Кроме того, на освобождающиеся вакансии в центральном руководстве продвигали губернаторов или секретарей обкомов, чьи регионы добились более впечатляющего экономического роста.

При этом государство не должно быть не только слишком слабым, но и слишком сильным. Иначе предприятия будут понимать, что высшее руководство будет хозяином своего слова в извращенном понимании: захотел – дал слово, захотел – взял обратно. Именно поэтому в Китае правила игры завязаны не на прихоти индивидуального лидера, а на институт партии и установленные ею ограничения для своих же руководителей.

Демократия и политэкономия реформ

Промежуточные институты требуют политической системы, ориентированной на долгосрочное развитие и готовой смириться с существованием сдержек и противовесов. По разным причинам в России до сих пор нет уверенности в том, что демократическая политическая система удовлетворяет этим требованиям. Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР) всегда был уверен, что демократия и политическая конкуренция не только ценны сами по себе, но и помогают построить устойчивую рыночную экономику.

То, что демократия способствует экономическому росту, доказывается и в бестселлере Аджемоглу и Робинсона «Почему одни страны богатые, а другие бедные» (2015). Статистические данные показывают, что демократия действительно защищает инвесторов от экспроприации и произвольного изменения правил игры лучше, чем диктатура. Поэтому демократизация действительно приводит к повышению темпов экономического роста.

Демократия, и именно демократия совместима с рыночной экономикой. Миф о том, что возникающее в рыночной экономике неравенство обязательно приводит к росту популизма, связан с непониманием природы различных видов неравенства. Неравенство (как, впрочем, и равенство) бывает справедливым и несправедливым. Несправедливое равенство – это уравниловка, когда бездельники получают столько же, сколько и трудолюбивые и талантливые сотрудники. Несправедливое неравенство – это неравенство возможностей, ситуация, когда успех обуславливается не талантом и усердной работой, а происхождением, связями, взятками. В своей работе «Влияние циклов на экономический рост: человеческий капитал, политическая экономия и плохие кредиты» (2017) я описываю, как граждане отвергают рыночные реформы в тех переходных экономиках, где выше несправедливое неравенство, и поддерживают там, где выше неравенство справедливое.

Именно поэтому ЕБРР считает равенство возможностей ключевым приоритетом своей работы. Если рыночные реформы приводят к неравенству возможностей, они справедливо воспринимаются как несправедливые и отвергаются большинством избирателей. Разрабатывать и продвигать такие реформы бессмысленно и даже контрпродуктивно, так как они подрывают доверие к рыночным реформам вообще. С другой стороны, если демократические институты обеспечивают подотчетность власти большинству избирателей, а рыночная экономика приводит к росту доходов всех, а не узкого круга элиты, это и есть рецепт устойчивого долгосрочного экономического роста.

Один из рисков при создании промежуточных институтов – это появление групп интересов, которые будут стремиться сохранить статус-кво и поэтому начнут противодействовать переходу от промежуточных институтов к оптимальным. Именно в этом заключается основной механизм так называемой ловушки среднего дохода. В эту ловушку попадают не все страны. Например, в Южной Корее кризис 1998 года разрушил политическую легитимность системы, основанной на чеболях, и привел к переходу от индустриальной экономики к постиндустриальной, основанной на знаниях.

Но во многих странах промежуточные институты, которые помогают преодолеть бедность и достичь среднего уровня дохода, приводят к появлению устойчивых коалиций лоббистов, не заинтересованных в конкуренции со стороны новых предприятий. Отсутствие конкуренции, в свою очередь, приводит к стагнации – экономика попадает в ловушку среднего дохода и продолжает отставать от развитых стран.

Александр Аузан абсолютно верно замечает, что построение институтов – это дело не быстрое. Это верно и для оптимальных экономических институтов, и для промежуточных (тем более что для них необходимы сильные политические институты). Также это верно и для изменений в других фундаментальных факторах экономического роста – человеческом капитале и культуре. Но чем длиннее путь, тем скорее надо начинать движение. Впрочем, правильно выбрать направление движения еще важнее. Иначе может случиться как в известном анекдоте, где невозмутимый водитель пойманной возле города машины на вопрос «Далеко ли все-таки до города?» после двух часов езды отвечает: «Вот теперь далеко».

США. Китай. Евросоюз. РФ > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 13 ноября 2017 > № 2393222 Сергей Гуриев


США. Весь мир > СМИ, ИТ. Армия, полиция. Транспорт > trans-port.com.ua, 13 ноября 2017 > № 2392499

Чем грозят Миру уязвимости в GPS?

Система глобального позиционирования (GPS) оказалась гораздо более уязвима к кибератакам, чем считалось ранее. Под угрозой могут оказаться любые устройства с GPS-приемником — от банкоматов до самоуправляемых автомобилей.

Кроме вычисления координат и расстояния, GPS измеряет ещё и время: на каждом спутнике установлены суперточные квантовые часы, которые на основании колебаний атомов или молекул синхронизируют время между приборами, находящимися в Во­ен­но-морс­кой об­сер­ва­то­рии США. Те, в свою очередь, передают эти значения всем устройствам с GPS-приемниками.

На показателях GPSS основана практически вся важная цифровая инфраструктура. А для финансовой отрасли точность расчетов спутников — американских или каких-либо ещё — имеет критические значение. На временные отметки GNSS полагаются банкоматы, выдавая наличные, брокеры, покупая ценные бумаги на бирже, а также терминалы в магазинах: в случае запаздывания платежа хотя бы на микросекунду вся транзакция может быть воспринята как мошенническая. При этом встроить часы, например, прямо в банковскую карту нельзя, поскольку даже самая точная «земная» система отслеживания времени когда-нибудь начнет опаздывать или спешить.

Трудно найти важную цифровую инфраструктуру, которая не полагается на GNSS. Поскольку радиочастотный спектр для мобильной связи ограничен, сотовые телефоны и башни не могут просто транслироваться напрямую друг к другу; там будет сбор данных. Вместо этого эти сети эффективно используют пространство, точно определяя временные всплески связи назад и вперед, вводя слишком короткие интервалы, чтобы люди могли их заметить. Даже проводные сети должны согласовывать точное время для работы на полную мощность.

Нью-Йоркская фондовая биржа опирается на набор антенн GNSS на крыше своей серверной «фермы» в Нью-Джерси на время финансовых транзакций, в том числе автоматически выполняемых компьютерами. Инвесторы потратили миллионы, улучшив свои алгоритмы и системы связи, чтобы совершать сделки на несколько микросекунд быстрее своих конкурентов, но все это было бы напрасно, если бы они не могли договориться о том, в какое время каждая сделка произошла.

Даже современная электрическая сеть полагается на сверхточную синхронизацию, чтобы обеспечить питание в районах с высоким спросом в нужное время, чтобы предотвратить отключения электроэнергии, не вызывая опасного перенапряжения. И все это до того, как мы перейдем к более очевидному использованию технологии GNSS для управления транспортом всех видов, от автомобилей и грузовиков до самолетов и контейнеровозов.

Поскольку водители начали использовать GNSS для составления своих маршрутов в обход пробок, их работодатели поняли, что у них есть простой способ следить за рабочими и автомобилями компаний, гарантируя, например, то, что они не вздремнут на стоянке, когда они должны развозить товары. Сотрудникам не нравится быть под контролем, а технический опыт среди них обнаружил что-то интересное: относительно можно легко затормозить сигнал GNSS.

В действительности GNSS-система очень уязвима.Спутники GPS находятся на орбите свыше 19 000 км над землей и полагаются на свои собственные солнечные батареи. По выражению президента некоммерческого фонда Resilient Navigation and Timing Foundation (RNTF) Даны Говард, спутник, нависающий над Землей на высоте около 19 тысяч км., представляет собой огромную «40-ваттную лампочку, которая была включена в Нью-Йорке и видна из Калифорнии». Они на самом деле менее мощные, чем космическое фоновое излучение, известное как «космический гул». Хотя это является незаконным, для создания устройства, которое транслирует достаточно мощно на частоте GNSS, много не требуется.

В 2008 году международный аэропорт Ньюарка в США начал использовать GPS, чтобы помочь своим диспетчерам управлять воздушным движением. Почти сразу они заметили помехи от проезжающих транспортных средств на близлежащей автомагистрали. В 2012 году, после подачи жалоб на нарушение, следователь FCC обнаружил, что подрядчик с GPS-помехой работал прямо в аэропорту. Подрядчик был оштрафован на 32 000 долларов. В том же году Лондонская фондовая биржа заметила, что она теряла доступ к данным синхронизации около 10 минут в день, вероятно, из-за водителя, использующего помехи.

Эти случайные помехи не вызвали бедствия, поскольку встроенные помехи имели ограниченный диапазон. Но есть более пагубные последствия. В Великобритании преступники были признаны виновными в краже автомобилей класса люкс и использовании помех, чтобы нарушить системы слежения.

А для более сложных объектов можно выйти за пределы GNSS-помех для подмены GNSS, не блокируя сигнал, а манипулируя им для создания разных результатов. Это то, что правительства, особенно Россия и Северная Корея, оттачивают во время военных учений. В 2011 году Иран захватил американский беспилотник — использовал такой метод как спуфинг.. В то время как правительство США отрицало это, независимые эксперты говорят, что это вполне возможно.

Преступники также могут использовать спуфинг. Министерство национальной безопасности США сообщило, что наркокартели делают это, чтобы отвлечь наблюдательные дроны вдоль границы между США и Мексикой. И Тодд Хамфрис, инженер-профессор Техасского университета, полагает, что спуфинг сигналов GPS, используемых фондовыми биржами, может создать возможности для плохо полученных выигрышей и сбоев, таких как «внезапная авария» в 2010 году ».

Джае сами спутники на орбите уязвимы для космического мусора и космической погоды — большая солнечная вспышка может быть катастрофической не только для GNSS, но и для большей части электрической инфраструктуры Земли. .

Американские военные также говорят о китайском и российском противоспутниковом оружии , но у них пока есть возможность выявить эти угрозы и нанести ответный удар против них. «Кинетические атаки против созвездия GPS были бы очень плохими, но очень маловероятны», — говорит Брайан Веден, эксперт по космосу в фонде Secure World. «Гораздо легче заглушать сигналы, чем физически уничтожать спутники». Если дойдет до того, что крупные страны будут сбивать спутники друг в небе, у нас будет все больше проблем, чем прощенные вызовы и сломанные банкоматы», говорит он.

«Когда мы говорим об экономической инфраструктуре, я не думаю, что общественность понимает, в какой степени сигнал синхронизации глобальной системы определения местоположения имеет решающее значение для транзакций ATM и любых других транзакций с точки зрения продаж, проводимых в Соединенных Штатах и на территории и всего мира », — заявил недавно Майкл Гриффин, бывший администратор НАСА. «На каком основании мы уверены, что защищены, если противник может привести к разрушению всей нашей экономической системы?»

Пока-что подмена GPS-сигналов носит локальный характер и не наносит большого вреда из-за ограниченного диапазона действия. Наибольшую угрозу представляет спуфинг GPS-приемника — передача устройству ложных сигналов с целью заставить его выдавать неправильную информацию о местоположении или времени. Этим методом, например, могут воспользоваться хакеры для угона самоуправляемого автомобиля. Если не защитить GPS-сигнал, поступающий со спутника на околоземной орбите, киберпреступники смогут подделать координаты, сбить «умную» машину с начального курса или направить её к месту засады.

Такие сценарии — не просто домыслы. Ранее исследователям из Техасского университета в Остине (США) удалось передать фальшивые координаты яхте стоимостью $80 миллионов, направив судно по потенциально опасному маршруту. По словам экспертов, риски можно снизить, если объединить GPS с другими методами позиционирования — например, счислением пути или перекрестной сверкой с сетями Wi-Fi.

Подделка GPS-сигнала, по оценке RNTF, может привести к многомиллиардным убыткам и даже гибели людей. Потенциальная атака на спутниковую систему, говорит Говард, приведет к тому, что «сотовые сети начнут разваливаться, IT-сектору, финансовым биржам придется закрыться, поскольку они не смогут согласовать сделки, банкоматы перестанут работать, так как банки не смогут проверить, есть ли там деньги, в конечном счете атака затронет даже электросеть. Господь знает, как быстро это придет в норму». Чтобы противостоять атакам, эксперты предлагают в первую очередь усилить критически важную инфраструктуру — только в США на это потребуется около $500. Эта сумма, однако, несравнима с расходами на запуск одного GPS-спутника нового поколения ($547).

США. Весь мир > СМИ, ИТ. Армия, полиция. Транспорт > trans-port.com.ua, 13 ноября 2017 > № 2392499


Казахстан > Финансы, банки. Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 13 ноября 2017 > № 2391729 Данияр Ашимбаев

Данияр Ашимбаев: Ситуация с RBK — экзамен на политическую вменяемость госаппарата

Продолжение интервью с известным казахстанским политологом, главным редактором биографической энциклопедии Данияром Ашимбаевым о ситуации с банком RBK.

Первая часть:

Ашимбаев: Концентрация VIP-персон в банке RBK парализовало управленческую волю всего финансового руководства страны

- Данияр Рахманович, что вы скажете о нередко озвучиваемом сегодня предположении, что проблемы некоторых банков связаны с намерением оттеснить от управления финансовыми ресурсами некоторых высокопоставленных персон и тем самым ослабить их позиции? Достаточно вспомнить ситуацию с Казкомом, после слияния которого с Народным банком бывший вице-премьер Имангали Тасмагамбетов фактически утратил ценный ресурс в финансовой сфере. Можно быть, схожие процессы происходят и в RBK, где, как вы заметили, высока концентрация VIP-персон?

- В последнее время мы в целом наблюдаем процесс выбытия фигур из казахстанского истеблишмента. Тасмагамбетов уехал послом в Москву. Нуртая Абыкаева вывели из сената. Масимова демонстративно исключили из политсовета «Нур Отана», хотя по законодательству он утратил это место автоматически еще в прошлом году, когда перешел на правоохранительную службу. Одновременно начались судебные слушания по делу бывшего министра национальной экономики Куандыка Бишимбаева. Также на слуху ряд других коррупционных скандалов, связанных с высокопоставленными фигурами.

Все это свидетельствует о том, что, с одной стороны, градус напряженности в казахстанском истеблишменте растет, с другой — сценария дальнейшего развития событий ни у кого нет. Мы не видим государственной стратегии в этой сфере, лишь наблюдаем отдельные тактические шаги — взлеты и падения отдельных персон — наблюдаем расширение конфликтного поля в элите и массу проблем, по которым практически никто не в состоянии принять решение — многие процессы оказались пущенными на самотек.

Процессы концентрации, которые особенно характерны для банковской сферы, что ярко иллюстрирует коалиция VIP-чинов вокруг двух в принципе небольших по объему банквов — RBK и Qazaq Banki — привела к тому, что финансовый регулятор, правительство и шире — исполнительная власть — не в состоянии принять какое-либо решение.

Возможно, причины проблем в RBK были объективными, но сейчас, вероятно, кто-то пытается разыграть на основе этой ситуации политическую карту.

- Данияр Рахманович, а как вы бы оценили меры по оздоровлению банка — выведение всех проблемных кредитов в отдельную компанию и выделение средств в размере 240 млрд тенге в рамках Программы по повышению финансовой устойчивости банковского сектора? Не считаете ли вы, что таким образом в очередной раз происходит «национализация убытков»?

- Это абсолютно не новость, эта модель была выработана еще в 90-е годы во время первой волы приватизации. Тогда проблемные долги предприятий либо списывались, либо вешались на государство.

Очевидно, что государство заигралось с поддержкой крупных финансовых структур, собственники которых связаны с политической элитой. И поэтому в случае возникновения проблем просто не в состоянии предложить другой метод решения проблемы. Ситуация с RBK в какой-то степени экзамен на политическую вменяемость государственного управленческого аппарата.

Ведь что получается: когда бюджет полон, когда доходы от экспорта идут гигантские, никто не обращает внимания на проблемы с управлением. Заметьте как только была запущена Программа по повышению финансовой устойчивости банковского сектора в ней четыре казахстанских банка тотчас объявили о своем участии в ней. Причем сделали это в таких выражениях, как будто это повод для пиара, хотя речь по сути идет о признании серьезных проблем.

Нельзя также не упомянуть ситуацию вокруг БТА. Недавно была обнародована информация о том, что бизнесмен Муратхан Токмади признал свою вину в убийстве Ержана Татишева по заказу Мухтара Аблязова. В сущности, это факт, который в последнее десятилетие никто под сомнение и не ставил. Возникает вопрос: смерть Татишева вызывала массу вопросов еще в 2004 году, почему не было решения даже о непредумышленном убийстве? Ведь кто-то эту ситуацию «разруливал»? И явно это был не уровень следователя или судьи. И Аблязова вернули в БТА не просто так. И то, что ему дали беспрепятственно уехать за границу несмотря на огромные проблемы в банке, говорит о том, что в ситуации с БТА тоже не все так прозрачно. Либо Аблязов отмывал деньги больших людей, и эти деньги успел им отдать перед тем, как уехать. Либо стоит вопрос о том, то в государственном аппарате некоторые сферы откровенно криминализированы.

И сейчас та самая знаменитая, лучшая на постсоветском пространстве финансовая система, которой мы гордились на протяжение многих лет, как выясняется, продолжает подтверждать свою «замечательность», извлекая деньги из Нацфонда и бюджетных средств. Ценой политических конфликтов, по сути, угрожая в какой-то степени социальной стабильности.

Жанар Тулиндинова

Источник - ИАЦ

Казахстан > Финансы, банки. Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 13 ноября 2017 > № 2391729 Данияр Ашимбаев


США. Турция. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > camonitor.com, 13 ноября 2017 > № 2391712 Энгин Озер

Ответ на С-400. США вскоре могут ввести санкции против Анкары – турецкий эксперт

13 ноября в Сочи состоится встреча президента России Владимира Путина и президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана. Какие темы будут центральными в повестке дня, и почему США могут уже в ближайшее время ввести санкции против Анкары? Об этом «Евразия.Эксперт» рассказал ведущий аналитик Экспертно-аналитической сети «Анкара-Москва», турецкий политолог Энгин Озер.

- Господин Озер, 13 ноября в Сочи проходит встреча президентов Владимира Путина и Реджепа Эрдогана. Каковы ваши ожидания от этой встречи?

- На встрече двух лидеров обсуждение будет вестись в основном вокруг трех вопросов. Во-первых, это ливанский вопрос. На днях МИД Саудовской Аравии призвал своих граждан покинуть Ливан. Очевидно, что там начинаются военные операции против «Хезболлы», ожидаются спецоперации Египта против ХАМАС. Я думаю, что ливанский вопрос будет главной темой обсуждения на встрече президентов Путина и Эрдогана в Сочи. Это напрямую касается и ситуации в Сирии.

Что касается второго вопроса, как вы знаете, в ноябре было запущено железнодорожное сообщение Баку – Тбилиси – Карс. К этому проекту также имеет отношение железная дорога в Абхазию, которая была построена еще в советский период. Затем ж/д сообщение было восстановлено, и по нему был пущен электропоезд Сочи – Сухум. В силу известных причин железнодорожное сообщение между Грузией и Абхазией было приостановлено. Весной текущего года заявляли, что серьезное восстановление абхазского участка ж/д имеет смысл лишь в случае, если там будет организовано транзитное сообщение между Грузией и Россией.

Россия, Грузия и Абхазия уже договорились восстановить железнодорожное сообщение, и теперь осталось подписать соответствующие документы. Благодаря России, Грузия и Абхазия нашли общий язык в этом вопросе.

Российские товары по железной дороге через Абхазию пойдут в Грузию и Турцию, а оттуда в другие страны.

Третий вопрос – это карабахская тематика. Кроме того, через несколько месяцев Россия запускает новый проект, связанный с криптовалютой (крипторубль). Не исключено, что в ходе встречи может быть обсужден и этот вопрос.

- Насколько реалистичен сценарий введения санкций США в отношении Турции после закупки Анкарой у России ракетных комплексов С-400?

- Откровенно говоря, США могут ввести санкции против Турции. Американцы ясно видят, что Анкара все больше отдаляется от Вашингтона и продолжает курс по сближению с Россией, Ираном и восточным странами.

Да и союзники США недружелюбно настроены по отношению к Турции. Еще несколько месяцев назад официальный Каир выступил с призывом ввести санкции против Турции за то, что Анкара поддержала Катар. Глава МИД Египта тогда заявил, что против Турции следует принять такие же санкции, какие в свое время были приняты в отношении Катара.

Ранее турецкое правительство выступило с заявлением в поддержку нынешнего правительства Ливана и высказывалось против военной операции на этой территории, что было неоднозначно встречено в Саудовской Аравии. Поэтому есть основания полагать, что Эр-Рияд может объявить Анкару поборником интересов «Хезболлы» и ХАМАС.

Все вышеуказанные факторы американцы могут разыграть против Турции и применить санкции. Санкционный проект США могут реализовать в любое время, и мне кажется, что это случится довольно скоро.

- Какие чувствительные для Турции сферы могут затронуть санкции? Насколько действенным может оказаться давление Вашингтона на Анкару?

- Если американцы примут санкции, то это ударит по финансовой системе Турции. Первым делом поднимется курс доллара, что приведет к подорожанию продуктов питания и топлива.

Американские санкции ни к чему хорошему не приведут. Турция еще больше отдалится от США. Анкара не будет сидеть сложа руки, будет искать пути выхода из сложившей ситуации. Хотя в Турции хорошо понимают, чем все это обернется. И сегодня мы видим, как Турция усиливает торгово-экономическое сотрудничество с Россией.

Турция уже возобновила поставки томатов после снятия запрета на их импорт. С Тегераном Анкара увеличивает торговый оборот, проводятся переговоры по переходу на систему взаиморасчета в национальных валютах.

- Насколько далеко США могут зайти в противостоянии российско-турецкому сотрудничеству? Какого развития событий стоит ожидать?

- США уже применили все традиционные средства. В Сирии уже готовят войну курдских боевиков и турецкой армии. Американцы оказывают курдам военную помощь, бомбят гражданские и военные объекты в Сирии, когда им заблагорассудится, вооружают, Сегодня американцы вооружают курдских боевиков, и никто не гарантирует, что завтра они не используют это оружие против России. Гибридная война между США и Турцией идет давно, но не думаю, что она перерастет в открытое вооруженное противостояние.

- Президент Эрдоган не раз заявлял, что Турции больше не нужно членство в ЕС. Как вы думаете, чем все это закончится?

- В этой ситуации существуют три пути. Первый путь – это членство в ЕС. Второй путь – отказ от членства в ЕС. Третий путь – это своего рода привилегированное положение Турции в ЕС, то есть Анкара хочет не просто вступить в ряды этой организации, а пользоваться в ней преимущественными правами.

Турция знает, что европейцы выступают против членства Анкары в ЕС, но она хочет продолжить торговлю с Евросоюзом. Соглашения об ассоциации Турции с предшественником Европейского союза – Европейским экономическим сообществом (ЕЭС) – было подписано еще в 1963 г. И с тех пор Анкара стоит у дверей европейского дома. В этом вопросе я пока не вижу возможных сдвигов. Мне кажется, что Турция будет стремиться установить более прочные связи с ЕАЭС.

- Турция и Иран заявили о переходе на взаиморасчеты в национальных валютах. Россия и Китай тоже заинтересованы в постепенном снижении зависимости от доллара. На ваш взгляд, могут ли все эти страны создать единую валюту?

- Президенту Эрдогану предлагали присоединиться к проекту криптовалюты для ведения внешней торговли. Создание единой валюты на фоне давления США на Россию, Иран, Турцию представляет очень важное значение для наших стран.

Если этот проект задуман как единая валюта, он станет серьезным вызовом для доллара. То есть Россия, Китай, Турция и Иран могут устроить валютную «революцию» против доллара. Думаю, что Турция с удовольствием присоединится к этому проекту.

Беседовал Сеймур Мамедов

Источник – Евразия.Эксперт

США. Турция. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > camonitor.com, 13 ноября 2017 > № 2391712 Энгин Озер


Казахстан > Финансы, банки > kursiv.kz, 13 ноября 2017 > № 2386169 Айгуль Ибраева

Esentay AGRO приобрел треть акций Товарной биржи ЕТС

Айгуль ИБРАЕВА

Товарная биржа «Евразийская Торговая Система» информирует об изменениях в структуре акционерного капитала. Согласно пресс-службе компании, в рамках госпрограммы приватизации 27 октября 2017 года завершилась сделка по приобретению 37,66% государственного пакета акций акционерного общества.

По итогам проведенных аукционных торгов № 70931 от 31 августа 2017 года указанный пакет акций АО «Товарная биржа «Евразийская Торговая Система», принадлежавший ЮЛ ГУ «Комитет государственного имущества и приватизации» и находящийся в доверительном управлении Министерства национальной экономики Республики Казахстан, был реализован новому владельцу - ТОО «Esentay AGRO».

Председатель правления Биржи ЕТС Курмет Оразаев отметил: «В первую очередь мы ожидаем, что вхождение нового инвестора в капитал биржи усилит динамику развития нашего проекта и в целом положительно скажется на развитии биржевой инфраструктуры в стране».

Одновременно предправления выразил признательность прежнему акционеру – Министерству национальной экономики РК, благодаря которому Биржа ЕТС стала системообразующей структурой организованного товарного рынка Казахстана. А также уверенность в том, что министерство и дальше будет продолжать активную работу по регулированию и развитию товарного рынка страны.

«Наша компания заинтересована в развитии аграрного сектора и мы считаем, что технологии биржи ЕТС предоставляют востребованные инструменты для внутренних конкурентных торгов и для расширения торговых отношений на внешнем рынке», - прокомментировал директор ТОО «Esentay AGRO» Мухамед Конебаев от лица нового акционера Биржи ЕТС.

Cправка

АО "Товарная биржа "Евразийская Торговая Система" (Товарная биржа «ЕТС») учреждено в 2008 году. Первые торги состоялись в марте 2009 года. Товарная биржа «ЕТС» ориентирована на проведение спотовых торгов биржевыми товарами. Участники торгов - казахстанские и международные биржевые брокеры, дилеры. Биржа создана в целях совершенствования механизма государственного регулирования в сфере внутренней и внешней торговли, повышения прозрачности торговых операций, развития организованного оптового рынка в стране путем исключения посреднических звеньев. На бирже работают четыре секции спотовой торговли: сельхозпродукции, нефтепродуктов, металлов и промышленных товаров, специализированных товаров. Акционеры Товарной биржи «ЕТС» - ПАО Московская Биржа (60,8%), ТОО «Esentay AGRO» (37,7%), миноритарии – 1,5%.

ТОО «Esentay AGRO» является ритейлером смешанного ассортимента. Офис компании расположен в городе Алматы. Компания была создана в 2012 году.

Казахстан > Финансы, банки > kursiv.kz, 13 ноября 2017 > № 2386169 Айгуль Ибраева


Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 13 ноября 2017 > № 2386051 Максим Артемьев

Россия — не Москва. Почему в нашей стране одни регионы бедные, другие богатые

Максим Артемьев

Историк, журналист

Структура социально-экономической, политической и культурной жизни страны приводит к нерациональному использованию человеческих и природных ресурсов. Изменение государственного устройства должно идти рука об руку с революцией в сознании

Отличительной чертой советской жизни был резкий разрыв в уровне жизни между Москвой и остальной страной. Даже Ленинград и столицы союзных республик не могли сравниваться с главным городом страны по доступу к товарам, продуктам и услугам всех видов — от образовательных до медицинских.

Эта ситуация фиксировалась государственной политикой, делившей страну по категориям снабжения. В дефицитной экономике на всех сестер серег не хватало, приходилось жертвовать жителями провинции, в первую очередь РСФСР, для минимально приемлемого снабжения проживающих в критически важных городах.

Играли свою роль и соображения общей политики и пиара.

Из Москвы надо было делать витрину социализма, Прибалтику необходимо было «подкармливать», дабы там меньше раздражались оккупацией и т. д.

Но неравномерность охватывала не только снабжение. Она касалась всех сторон жизни. Основные образовательные, культурные и научные учреждения были собраны в Москве — «для пригляда». Еще в 1934 году в нее были переведены из Ленинграда Академия наук и ведущие исследовательские институты.

Правительство пыталось бороться с разбуханием столицы, прописку в ней все время ужесточали, принимались постановления о запрете на строительство в Москве новых заводов, КБ и НИИ, импульсивный Хрущев даже выселил в пригородный совхоз Министерство сельского хозяйства и хотел туда же отправить Тимирязевку, запретив в нее набор, но реалии жизни перемалывали даже волю главы ЦК. Ни народные артисты, ни великие ученые, ни главные конструкторы не желали ехать в тмутаракань. Образование, наука и культура в СССР по-прежнему делились на столичные и провинциальные.

У исторической России имелся шанс создать свой собственный Голливуд в Крыму. В СССР подобное было невозможно по определению. Кто бы из актеров и режиссеров рискнул покинуть московские квартиры и кто бы во власти отважился делегировать идеологический контроль за содержимым фильмов?

В этой чрезмерной централизации заключалось одно из важнейших отличий между СССР и остальным миром. В тех же США кинобизнес развивался в калифорнийском Голливуде, компьютерный — в Сиэтле и в Кремниевой долине и т. д. Лучшая медицина вовсе не была уделом Вашингтона или Нью-Йорка, самый известный кардиохирург Америки Майкл Дебейки работал в Техасе. В СССР не было таких интеллектуальных кластеров, даже в ВПК подавляющее большинство КБ и НИИ было сосредоточено в Москве и Подмосковье. Эксперимент Хрущева с Новосибирским академгородком не принес вдохновляющих результатов и был полумерой.

Итогом стали «колбасные электрички», ненависть к москвичам в армии, стремление попасть в столицу хоть в статусе «лимитчика» и уродливо перекошенная структура всей жизни.

Преодоление этого наследия являлось важнейшей задачей России. Но за 26 лет, прошедших с 1991 года — начала рыночных реформ, разрыв в уровне жизни между Москвой и периферией только увеличивался. Важнейшая задача по модернизации страны сорвана. Как объясняется этот парадокс и имеются ли шансы на его преодоление?

Центр жизни

Россия всегда развивалась как унитарное централизованное государство. Это объясняется особенностями ее истории и географии. При коммунистах она оставалась таковой в еще большей степени, несмотря на формальный статус федерации (что СССР, что РСФСР). Тут стоит отметить, что до 1917 года в России имелось две столицы — Санкт-Петербург и Москва, ни в чем не уступающих друг другу, были и другие города вполне европейского уровня, например Рига и Одесса.

Но в 1991 году, при распаде империи, прежде ничего не значившие формальные моменты неожиданно обрели статус ужасающей реальности. В соответствии с ними был разделен СССР (читай — историческая Россия), а то, что от него осталось, теперь должно было строиться как реальная федерация, при полном отсутствии к тому предпосылок. Ведь наделение наций автономным статусом происходило совершенно фантастическим образом. У бурят и ненцев, например, оказалось по три автономии; была учреждена даже Еврейская АО, где евреев под конец СССР не насчитывалось и пяти процентов.

Федерализация России вылилась в дележ власти, финансов и собственности, который базировался на мощи договаривающихся сторон.

Условно сильные регионы, например Татария, Москва, Башкирия, получили много, условно слабые — мало.

Первые проводили приватизацию по своей модели, а не «по Чубайсу», у них могли быть собственные налоговые отношения с центром и т. д. В результате те субъекты России, которые обладали изначальными преимуществами (природные ископаемые, ориентированные на экспорт производства, столичный статус), рванули резко вперед. Те же, на чью долю выпали депрессивные экономики, столь же сильно откатились назад (с показателей и без того не впечатляющих). Федерализация в этой ситуации означала разрыв солидарности между регионами и лозунг «Каждый выживает в одиночку».

Наметившийся после 1999 года откат к унитарности затронул исключительно политические аспекты жизни, но не коснулся экономики. Сильные так и остались сильными, и среди них, как и в девяностые, рельефно выделяется Москва (ее ВРП в четыре с лишним раза больше, чем у идущей за ней Московской области, в ней «крутится» до 80% российских финансов).

Часто задают вопрос — почему в больших странах, таких как США, Канада, Австралия, Китай, Индия, Бразилия, существует много центров, а в России — только один? Действительно, городская жизнь там рассредоточена. Вашингтон — вообще маленький город на фоне Нью-Йорка, Чикаго или Лос-Анджелеса, равно как Оттава на фоне Монреаля или Калгари, а Канберра в сравнении с Мельбурном и Сиднеем. В Китае Пекин уравновешивается Шанхаем и Гуанчжоу, в Индии Дели — Бомбеем и Калькуттой и т. д. Россия в этом смысле предстает исключением — при самых больших размерах территории в мире у нее только один значимый центр, на который замыкаются все аспекты жизни, — Москва.

Но этому существует естественное объяснение. В отличие от стран-колоний, таких как США или Австралия, Россия развивалась в окружении сильных соперников и постоянно была вынуждена вести войны. Это обуславливало необходимость в едином центре, удаленном к тому же от противника. Другая особенность России — малая плотность населения, притом что страна молодая (в отличие от Индии и Китая, где развитые города и торговые центры существуют уже много веков). Лавинообразное расселение русских по Евразии началось только в XVII веке. Для заселения городов не было соответствующего демографического потенциала, к тому же урбанизация запаздывала по сравнению с Европой и европейскими колониями.

Но это лишь объяснение, но не оправдание нынешнего положения. Уродливая структура социально-экономической, политической и культурной жизни страны приводит к нерациональному использованию человеческих и природных ресурсов, затрудняет доступ большей части населения к современным технологиям, в том числе в медицине и образовании.

Такой вопиющий разрыв в стандартах жизни между Москвой и периферией, какой существует в России, недопустим для государства, желающего называться современным. Почему в столице идет беспрестанная укладка асфальта и плитки, а в провинции во многих населенных пунктах — ужасающее бездорожье и обилие ветхого разваливающегося жилья, которым никто не занимается? Чем провинились живущие там люди? Справедливо ли сохранять такой подобный контраст в XXI веке? Ведь во Франции или Германии человек, проживающий в Мюнхене или Бордо, абсолютно ничем не обделен по сравнению с парижанином или берлинцем.

В России же, если хочешь проявить себя, скажем, в СМИ, — то езжай в Москву, поскольку нет ни одного серьезного общероссийского издания или телеканала, вещающего не из столицы (напомним, что резиденция CNN Теда Тернера — Атланта). То же самое касается приличного образования (не говоря про Америку, вспомним, что лучшие университеты Британии — в маленьких городках), лечения и т. д.

Больше Москвы

Нельзя сказать, что нелепость ситуации не сознается властью. Ведь даже в маленькой нефедеративной Чехии во второй по численности город Брно переведены Конституционный, Верховный, Высший административный суды, управление генпрокурора, омбудсмен, ведомство по защите конкуренции, поскольку чехи понимают всю бессмысленность сосредоточения ведомств в одной Праге.

С приходом Путина в Санкт-Петербург переехал Конституционный суд, Главный штаб ВМФ, ряд крупных компаний («Совкомфлот», «Газпром нефть») заставили зарегистрироваться в городе на Неве, но на этом все и закончилось). При этом ряд компаний, в отношении которых было объявлено, что они переезжают, так и не покинули Москвы, а с ВМФ вышла неразбериха, и часть персонала пришлось откомандировывать назад.

Говорить о том, что данное решение как-то всерьез повлияло на жизнь в стране, не приходится. Скорее, оно подчеркнуло и без того ничтожное значение Конституционного суда в нынешней политической конструкции.

Провал петербургской передислокации продиктовал решение о создании «инновационного центра» не в Томске или Новосибирске, а в Москве, в Сколково.

То есть и в без того перенасыщенную людьми и деньгами столицу решили втиснуть и доморощенную «Кремниевую долину» — к немалому смеху американцев, у которых, как известно, она находится за тысячи миль от Вашингтона и Нью-Йорка.

Более того, правительство так боялось упустить контроль за Сколково, что даже отобрало у Московской области несколько квадратных километров территории, чтобы «инновационный центр» располагался в Москве и юридически. Сколково стало откровенным признанием провала попыток рассредоточить жизнь в России более равномерно. Одновременно было принято абсолютно волюнтаристское решение о «Новой Москве» — безо всяких к тому предпосылок, анализа и консультаций с жителями.

Во всем мире проблема сосуществования мегаполиса с окружающими территориями решается через создание так называемого метро — совместных органов по управлению общими объектами, скажем, «метро» в Торонто или Портленде. Город и муниципалитеты договариваются о совместном вывозе и утилизации мусора, транспорте, совладении стадионами, театрами и т. д. Но у нас решили просто — отнять в надежде, что присоединение к Москве поможет поднять жизненный уровень новых территорий, — очередное свидетельство бессилия достичь этого иными способами.

Примерно, как с переездом в Санкт-Петербург, вышло и с попытками повысить качество жизни в отдельных регионах за счет проведения в них крупных мероприятий — Олимпиады в Сочи, саммита АТЭС во Владивостоке. Они так и остались яркими заплатами на удручающе безнадежном фоне, а после украинского кризиса и начала конфронтации с Западом будущее сочинской инфраструктуры вообще под вопросом.

Есть ли выход из тупика? Правительство, похоже, в этом разуверилось. Впрочем, его вполне устраивает ситуация, при которой большая часть страны безмолвствует и ожидает трансфертов из центра. Напротив, повышение жизненного уровня до московского чревато повышенными запросами к власти.

Из постсоветского опыта можно сделать вполне определенный вывод: никакие административные решения и бюрократические замены не способны в долгосрочной перспективе изменить ситуацию. Даже если бы в Санкт-Петербург перенесли Центробанк и Совет Федерации, ничего бы это не решило принципиально. Разумеется, децентрализация нужна, но не за счет вывода учреждений из Москвы, а за счет создания приемлемых альтернатив.

Вот сейчас проводится эксперимент с федеральными университетами. Стали они чем-то вроде Гарварда или Геттингена (не на международном уровне, а в масштабе страны)? Когда из Москвы абитуриенты начнут активно поступать, скажем, в Дальневосточный федеральный университет, причем на протяжении нескольких лет, можно будет говорить о наметившейся положительной тенденции.

Как показывает история, в том числе постсоветская, переламывать устоявшиеся тенденции — занятие чрезвычайно трудное. Это комплексная и долгосрочная задача.

Если мы посмотрим список подушевого ВРП в России, то Москва (на 2015 год) находится только на шестом месте, уступая в 4,5 раза Ненецкому автономному округу. Это говорит о том, что дело не в деньгах. Важно не просто экономическое выравнивание, но изменение в умах. Одних призывов и личных примеров (даже если Путин, выйдя на пенсию, вернется в Санкт-Петербург — хороший шаг по образцу американских президентов) недостаточно. Важно убедить население в практической пользе изменений. Никакие обещания не заставят родителей-москвичей отпускать детей в провинциальные вузы, если они не увидят для них там перспектив. Изменение структуры экономики, государственного устройства должно идти рука об руку с революцией в сознании.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 13 ноября 2017 > № 2386051 Максим Артемьев


Россия > Приватизация, инвестиции. Финансы, банки > forbes.ru, 13 ноября 2017 > № 2386022 Александр Шустов

МФО начали обгонять банки: финансисты соревнуются в сегменте малого бизнеса

Александр Шустов

генеральный директор ГК «Мани Фанни»

Драйвером развития микрофинансования могут стать займы для малого бизнеса. Регулятор стимулирует данное направление деятельности МФО, при этом со стороны предпринимателей отмечается высокий спрос на ссуды

Микрофинансирование в 2017 году продолжает обгонять банковское кредитование по темпам прироста. Согласно статистике ЦБ, за первый квартал 2017 года, задолженность по микрозаймам выросла на 9,4% по сравнению с концом 2016 года и составила 96,4 млрд рублей, а число действующих заемщиков МФО за этот же период увеличилось на 14,6% и почти достигло 6 млн. Для сравнения по данным по тому же периоду: активы банковской системы снизились на 1,1%, кредитный портфель сократился на 2,1%, в том числе, корпоративный портфель на 3,1%. Кредиты физлицам выросли всего на 0,6%.

Рынок микрофинансовых организаций последние годы переживает трансформацию: ЦБ занимается очищением и повышением прозрачности данного сегмента финансового рынка, а компании привыкают к ведению бизнеса в новых реалиях. При этом с рынка как уходят отдельные игроки, так и приходят новые компании. За первый квартал 2017 года, например, за нарушения были исключены из реестра 184 МФО (собственно, последствия «чистки»), еще 78 отказались самостоятельно от ведения деятельности, при этом появилось новых 140 МФО. В первом квартале 2017 года МФО заработали 3,3 млрд рублей прибыли, что почти в 1,5 раза больше, чем за аналогичный период 2016 года.

Рынок микрофинансирования демонстрирует гораздо более активную динамику, чем банковское кредитование, и прирост портфеля ускоряется: 9,4% за первый квартал 2017 года против 3,1% за предыдущий квартал, а в первом квартале 2016 году портфель и вовсе «просел» на 1,9%.

В общей сложности, по подсчетам Российского центра малого и среднего предпринимательства, на сегмент МСБ приходится 33% микроссуд. В первом квартале объем микрозаймов для малого бизнеса вырос по сравнению с первым кварталом 2016 года на 31,3% и составил 4,9 млрд рублей. На рост рынка МФО и, в частности, сегмента кредитования МСБ влияло несколько важных факторов. Во-первых, несмотря на некоторый разворот банковского сектора в сторону малого бизнеса, для кредитных организаций этот сегмент по-прежнему является аутсайдером. Немногие банки готовы активно выдавать ссуды предпринимателям и небольшим фирмам. Микрофинансовые организации же относятся гораздо более либерально к данной категории заемщиков. При этом у МФО нет требований по залогам к МСБ, чем они заметно упрощают процедуру оформления займа.

Во-вторых, МФО снижают ставки по всем продуктам. Статистика ЦБ это подтверждает: среднерыночная ставка по «коротким» займам на срок до одного месяца на сумму до 30 000 рублей снизилось на 14,3 процентных пункта, а по более долгосрочным (1-2 месяца) – на 7,1%.

В-третьих, положительным моментом является стимулирование активности МФО в сегменте МСБ на уровне регулятора. Так, ЦБ расширил максимальный лимит микрозайма для ИП и юрлиц. Кроме того, регулятор ввел новые требования резервирования, в рамках которых по ссудам для малого и среднего бизнеса действуют льготные нормы резервирования. Это позволит МФО нарастить объем выданных ссуд МСБ и станет важным вектором роста бизнеса микрофинансовых организаций.

Кроме того, росту объемов рынка способствовало внесение поправок в закон «О Микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организациях», согласно которым был увеличен максимально допустимый размер микрозайма для юридических лиц и предпринимателей с 1 до 3 млн рублей. Заключенных договоров, согласно статистике ЦБ, стало меньше, а вот средний размер микрозайма вырос. Для юрлиц этот показатель составил 743700 рублей (рост на 26,5%), для ИП – 658 400 рублей (рост на 12,1%).

По нашим оценкам, рынок микрофинансирования продолжит демонстрировать положительную динамику – и в связи с высоким спросом на микроссуды со стороны малого бизнеса, и в связи с экономической ситуацией и возможным дальнейшим снижением ставки ЦБ. В то же время, есть и ряд факторов, неоднозначно влияющих на развитие рынка. Например, законодательная инициатива по ограничению предельной ставки по микрозаймам для населения в 150%. Цель данного изменения – повышение прозрачности продуктов МФО для конечного потребителя, и на заемщиках МФО оно отразится однозначно положительно. В то же время, это нововведение резко понизит маржинальность бизнеса и может привести к сжатию рынка. Микрофинансирование – потому и привлекательная отрасль для возникновения новых компаний, что она характеризуется более высокой доходностью, чем банковские кредиты. При этом микрофинансовые компании, получая высокую доходность, несут и серьезные риски невозврата ссуд. Как следствие, отрасль традиционно характеризуется более высокой просрочкой, чем банковская. В результате введения ограничения по ставке, по разным оценкам, до четверти МФО могут стать убыточными и покинут рынок. В то же время, это нововведение может стимулировать МФО переориентировать бизнес в сторону малого бизнеса.

Прирост микрофинансирования в 2017 году составит около 10%, а при более активном развитии микрокредитования малого бизнеса – 12-15%. Дальнейшая динамика зависит от регулятивных изменений в отрасли. При введении ограничений по ставкам и снижении маржинальности бизнеса отрасль может сбавить темпы прироста до 3-5%. А при поддержке микрокредитования малого бизнеса государством сегмент МСБ станет точкой роста всего рынка и МФО сохранят темпы прироста на уровне 10-15% в ближайшие 2-3 года. При этом структура рынка будет постепенно меняться в сторону микрокредитования малого бизнеса: в 3-летней перспективе на долю ссуд МСБ будет приходится порядка 50% всего портфеля МФО.

Россия > Приватизация, инвестиции. Финансы, банки > forbes.ru, 13 ноября 2017 > № 2386022 Александр Шустов


Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 13 ноября 2017 > № 2386003 Алексей Панин

Инъекция для футбола: как экономить деньги регионов

Алексей Панин

Директор московского офиса консалтинговой компании Urus advisory

Финансирование российского футбола с каждым годом становится все более обременительной ношей для государства, но без этих денег самая популярная игра не выживет. Прозрачность финансирования — первый шаг, чтобы разворошить архаичное футбольное хозяйство.

Серьезная дискуссия развернулась после довольно откровенного интервью президента российского ФК «Локомотив» Ильи Геркуса Sports.ru. В очередной раз поднимается тема о тотальной зависимости российского футбола, в особенности клубного, от государства и о губительности этой зависимости. И руководитель одного из госклубов («Локомотив» содержится РЖД) вполне четко высказался на этот счет, заявив, что без государства российский футбол невозможен в принципе. И эту ситуацию невозможно изменить.

Отношение читателя к этому тезису больше зависит от отношения к государству, чем от отношения к футболу, однако с Геркусом в первой части его заявления спорить не только невозможно, но и бессмысленно. Российский клубный футбол за последние сто лет вообще ни разу не существовал автономно от государства. Особенно это заметно на примере второго по силе клубного турнира страны, Футбольной национальной лиги. Из 18 команд (за вычетом «Спартака-2» и «Зенита-2»), выступающих в ФНЛ в этом сезоне, с региональной администрацией не связана лишь одна – «Динамо Санкт-Петербург» Бориса Ротенберга. А в 17 из 18 случаев региональные власти представлены и в качестве – единственного или одного из — учредителя клуба, и полностью его финансируют. «Шинник», например, абсолютно зависим от властей Ярославской области, «Авангард» — Курской.

В РФПЛ, где играют 16 команд, ситуация, конечно, лучше – пять частных клубов («Спартак», ЦСКА, «Краснодар», «Анжи» и «Тосно»). Плюс сразу несколько клубов на балансе госкомпаний, что на полшага дальше от государства, чем региональная администрация – «Зенит», «Динамо», «Локомотив» и, судя по всему, «Арсенал». Итого, десять команд, не зависящих от регионалов – на 34 клуба. Так что оторванный от государства чемпионат России по футболу мог бы выглядеть как турнир шести или десяти команд, в зависимости от того, считать ли за государство госкомпании – или только региональные власти. Это даже меньше клубов, чем в сравнительно маленькой Швейцарии – на всю огромную Россию. Кстати, в прошлом году в ФАС говорили о том, что госсектор экономики, в основном, в лице госкомпаний, уже превышает 70% от общего объема ВВП. Это значит, что даже из соображений здравого смысла на данном этапе развития страны все клубы не могут быть полностью частными.

Вкупе с отсутствием сколько-нибудь проработанного плана по превращению клубного футбола в эффективную самоокупаемую машину (который не был бы похож на «шоковую терапию») – это фактически значит, что бесполезно обсуждать или осуждать доминирование государства в футболе. Почти настолько, насколько странно было бы жаловаться на то, что за летом всегда следует осень, а за ней – зима.

Это, впрочем, не значит, что «мы имеем тот футбол, который мы заслужили, и ничего не стоит менять». Напротив, ситуация как раз требует перемен – может, и не настолько революционных, как многим бы хотелось (причем, по обе стороны от госбюджета), но серьезных. Например, несколько заслуживающих внимания выводов можно сделать, если оценить клубный футбол как своего рода сектор экономики – и разобраться с тем, как и в какой форме функционируют, финансируются и отчитываются его участники. Если подходить с таких позиций, надо признать, что российский клубный футбол пока – одна из наиболее хаотично устроенных отраслей российского хозяйства.

Во-первых, организационная структура российских клубов. Из 34 команд РФПЛ и ФНЛ почти половина клубов – это коммерческие организации, то есть ООО (5) или акционерные общества (10). Хотя акционерные общества бывают публичными и непубличными, для нас это меняет только порядок отчуждения долей и раскрытия информации, что в конкретном случае не столь существенно. Зато оставшиеся 19 клубов существуют как некоммерческие организации в большом их многообразии: здесь есть и автономные некоммерческие организации (7), и некоммерческие партнерства (3), и ассоциации (3), и государственные или муниципальные автономные учреждения (5), и даже одна общественная организация. Фактически больше половины российских клубов организованы как НКО, а то и как бюджетные, т.е. читай, госучреждения. Кстати, с позиции какого-нибудь международного закона о коррупции, футболисты, играющие за государственные или муниципальные автономные учреждения, – вообще госслужащие. Это создает много любопытных правовых казусов.

Глобальных проблем с НКО и «бюджетниками» по сравнению с коммерческими компаниями две – непрозрачность деятельности и порядок формирования управляющих органов. Деятельность НКО, включая финансы, невозможно оценить со стороны налоговых органов. У НКО по определению не может быть собственника, так что кто управляет клубом, тот и является единственным центром принятия решений. Как сказано выше, часто единственный канал финансирования – региональные деньги. Если предельно упрощать картину: кто-то «наверху» (в администрации) принимает решение о финансировании клуба, кто-то «внизу» (в клубе) осваивает выделенные средства. Как, в каком объеме и на какие статьи расходов – выяснить практически невозможно.

Так что если выделять одну меру, которую в российском клубном футболе следовало бы реализовать как можно быстрее, то стоило бы говорить о скорейшем переводе клубов -НКО и «бюджетников» в юридический статус коммерческих компаний – ООО или АО. Совсем идеальная картина была бы, если бы все клубы существовали в форме публичных акционерных обществ (ПАО). В этом случае любой заинтересованный болельщик мог бы понять, кто управляет клубом, какой у команды бюджет, и как он тратится. Все это можно узнать из годового отчета, который ПАО обязаны публиковать. Некоторые клубы, кстати, это делают, например, «Динамо», «Урал», «Балтика» и «Кубань».

Для повышения прозрачности футбольных клубов должны быть определены четкие правила финансовой отчетности – особенно в части учета благотворительной и спонсорской помощи, с одной стороны, и собственных доходов клуба – с другой. В настоящее время спонсорские поступления, те самые вливания из бюджета, могут быть отнесены как к выручке от продаж, так и к прочим доходам. Если смотреть на отчетность клубов, доступную в Росстате, сейчас нет единой политики в этой области. В каких-то случаях клубы практически не отражают выручку от продаж, в других – прочие доходы, что в равной степени невероятно. Именно это не позволяет сделать надежные выводы даже из доступной финансовой информации. В условиях, когда большинство бюджетов клубов формируется за счет поступлений из региональных бюджетов, такая мера позволит не только повысить прозрачность клубных финансов, но и усложнит вывод денег из региональных бюджетов через футбол.

В текущих условиях клубный футбол превращается в конкуренцию госкомпаний и богатых регионов, с одной стороны, и бедных регионов – с другой. Раз большинство среднестатистических клубов финансируется в той или иной форме государством, было бы разумно уровнять их возможности – т.е. установить для них одинаковую планку годовых бюджетов. Например, могло бы существовать пропорциональное распределение финансирования между федеральным центром и регионами, или в порядке плоской шкалы (например, 70% выделяет государство, 30% — регион базирования клуба), или в зависимости от ВРП конкретного региона. Во втором случае богатые субъекты могли бы закрывать большую часть клубных расходов, получая лишь ограниченную помощь из федерального бюджета, а бедные – выделять сравнительно небольшие деньги. Уравнивание бюджетов одинаковых по своему положению клубов прекратило бы бесконечные ссылки клубных управленцев на мизерные бюджеты. Конечно, никто не станет пересматривать модель существования «Зенита» (идеологически похожую на модель «Реала» при Франко, как ее описали Купер и Шимански в «Футболономике»), равно как и останутся специфические региональные истории, вроде «Рубина» или «Ахмата». Однако выравнивание минимального годового бюджета провинциальных клубов могло бы не только сильно разбавить болото середины – нижней половины турнирной таблицы РФПЛ, но и серьезно поправить дела в ФНЛ.

Клубы в России очень плохо зарабатывают. И вновь это связано с командами, ассоциированными с региональными администрациями, практически у половины из которых нет даже титульного спонсора (например, у футболистов «Спартака» написано «Лукойл»). Неподготовленный зритель вполне может спутать фотографии с матча клубов ФНЛ (а иногда и РФПЛ) с каким-нибудь любительским турниром – часто играют две команды без опознавательных знаков на фоне пустых трибун.

Если продолжать о спонсорстве, сейчас пустуют игровые майки 12 команд, из которых четыре представляют РФПЛ и восемь – ФНЛ. Из этих 12 команд все кроме одной – клубы на дотациях региональных бюджетов (единственное исключение – «Анжи»). И если проблемы со спонсорами в ФНЛ можно понять (у какого-нибудь популярного блогера на Youtube аудитория больше, чем совокупное число зрителей матчей ФНЛ за весь сезон), то присутствие в списке практически полностью дотируемых команд трех клубов из РФПЛ необъяснимо (4-ая команда РФПЛ без титульного спонсора, «Анжи» — это частный клуб). Эта «троица» – связанные с региональными администрациями клубы из городов-миллионников: «Ростов», «Уфа» и «Амкар». Из них только «Уфа» испытывает по-настоящему серьезную конкуренцию со стороны другого вида спорта, хоккейного «Салавата Юлаева». Конечно, в российском футболе и понятие титульного спонсора сильно искривлено: он же чаще всего и владелец, а раз клуб на балансе региональной администрации, то и генеральный спонсор – она же. Однако это никак не оправдывает неспособность (или нежелание) менеджмента заработать хоть что-то самостоятельно от реализации рекламного места.

И это, пожалуй, лучший довод в пользу лимита. Но, конечно, не на поле, а в клубных хозяйствах. Известный комментатор Василий Уткин писал о том, что выпускники существующих в России программ спортивного менеджмента абсолютно не востребованы футбольными клубами – и с тех пор ничего не изменилось. И, видимо, не изменится – недавно опубликованная РФС «Стратегия-2030» предусматривает лишь «разработку программ подготовки всех категорий футбольного персонала», игнорируя уже существующие. Да, речь не только о футбольных «продажниках» (в документе РФС речь также идет, например, о стюардах), однако об активизации занятости существующих молодых специалистов не говорится ни слова. Никакой инициативы в найме таких людей сами государственные клубы, естественно, никогда не проявят – чтобы кого-то нанять необходимо кого-то уволить. Поэтому как раз здесь и были бы нужны квоты, кадровый резерв, конкурсы и другие любимые государственными деятелями инструменты. Хуже от их работы точно не станет, хотя бы потому что хуже некуда. Что бывает, когда молодые и неравнодушные занимаются, например, развитием клубного паблисити, хорошо показывает история Станислава Меркиса в ФК «Енисей».

Весь смысл этих четырех сравнительно простых шагов – в том, чтобы распаковать клубный футбол как маленькое обособленное хозяйство, своего рода клуб для своих. Хозяйство действительно незначительное – совокупные бюджеты клубов РФПЛ и ФНЛ едва превышают $1 млрд. Учитывая, на какое количество клубов распределена эта сумма, в масштабах страны футбол как отрасль можно просто не заметить. И, возможно, поэтому люди внутри (включая агентов) так дорожат текущим положением вещей. Инъекция новых людей на фоне значительно большей прозрачности и внесение ясности в архаичный порядок финансирования клубов могли бы сдвинуть дело с мертвой точки – без необходимости громких заявлений, нереализуемых стратегий и часто сопутствующих им новых бюджетных миллиардов.

Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 13 ноября 2017 > № 2386003 Алексей Панин


Россия > Агропром. Госбюджет, налоги, цены > agronews.ru, 13 ноября 2017 > № 2385758 Иван Стариков

Комментарий. Стариков: Необходимо срочно запускать систему продовольственных сертификатов.

Мы опять собрали гигантский урожай зерна, такого даже в советскую историю не было. Но у всех возникает вопрос: если большой урожай, значит, должны быть большие деньги, а крестьяне их не ощущают. Более того, не ощущают этого и потребители – платежеспособный спрос населения падает. Особенно в тяжелом положении оказываются малоимущие. Что происходит с ценами? Как помочь бедным? Правильную ли политику выстраивает Министерство сельского хозяйства?

Об этом беседуют издатель портала «Крестьянские ведомости», доцент Тимирязевской академии, ведущий программы «Аграрная политика» на телеканале ОТР Игорь АБАКУМОВ и Иван СТАРИКОВ, профессор Института экономики Российской академии наук.

— Иван Валентинович, где оседает так называемая маржа? Если у крестьян денег нет, они рыдают, у потребителей тоже денег больше не становится, и они тоже как-то не ощущают падения цен. Где это все остается, как вы считаете?

— Это все остается, как ни странно, в том самом звене, которое определяет сегодня аграрную логистику, перевалку и доставку того, что произведено.

— То есть транспорт и хранение?

— Транспорт, хранение, перевалка… Что на самом деле произошло? Буквально год назад Министерство сельского хозяйства с гордостью рапортовало о рекордном урожае зерновых. В этом году урожай больше рекордного прошлогоднего, но особых победных реляций мы не слышим. Причина в том, что большинство сельхозпроизводителей после двух таких гигантских урожаев столкнулись с беспрецедентным снижением цен в первую очередь на зерновые, с этим уже столкнулись и трейдеры.

— Трейдеры – это те, кто продают это зерно.

— Трейдеры – это те, кто продают зерно за рубеж, и по нашим оценкам порядка 9-10 миллион тонн зерна сегодня избыточного на рынке, которое давит на снижение цены, потому что в рыночной экономике действует непреложное правило: если предложение превышает спрос, то начинают падают цены. И при большом урожае мы видим разочарование и горечь большинства сельхозпроизводителей, которые просят правительство: «Делайте хоть что-нибудь!».

— Причем обращение было к вице-премьеру правительства Дворковичу.

— Да, и к вице-премьеру Дворковичу, и к первому заместителю министра сельского хозяйства Хатуову. Но вразумительного ответа сельхозпроизводители даже на таком высоком форуме, как съезд Зернового союза, не получили…

— Они спрашивали так, Иван Валентинович, я вам напомню: «Вы же сказали вырастить больше. Вы нас призывали к этому. Мы осваивали новые площади, вот мы вырастили. И куда это девать?»

— При этом заслуженные чиновники отмахивались и ссылались на сложную обстановку, на ситуацию на рынках, на то, что зерно, правда, не самого лучшего качества (так называемая «тройка» – третья мягкая продовольственная пшеница)

— Ее мало.

— Ее мало, а четвертый и пятый классы не пользуются таким спросом на мировых рынках, поэтому, мол, сами виноваты, что нам поверили.

Что порадовало? Я походил по выставке «Золотая осень», и меня приятно удивило, что появились компании – я их несколько увидел – которые, всерьез понимая, что мощностей по хранению зерна явно недостаточно в стране, перенимают опыт западных производителей – приобретают так называемые оцинкованные банки для хранения зерна. Меня, допустим, порадовала компания «Алибена», которая переехала из Украины, и которая быстро наладила производство таких быстро возводимых хранилищ. Они, безусловно, нужны: я много езжу по стране и вижу, что наиболее продвинутые, передовые производители зерна, особо не надеясь на государство, создают свою инфраструктуру хранения для того, чтобы, если еще имеется хоть какой-то финансовый жирок, дождаться весны (все равно к весне цены начнут приподниматься традиционно), и в это время его продать.

— Иван Валентинович, но людям-то деньги нужны сейчас – им нужно кредиты закрывать, лизинг платить, арендные платежи делать. Деньги нужны сейчас, а цены-то нет на зерно. Вот как внутренний спрос стимулировать внутри страны, если у нас такие узкие бутылочные горлышки для вывоза на экспорт (Новороссийский порт перегружен, Ростов перегружен, Тамань мелководный, но тоже перегружен)?

— Я думаю, что мы и вообще Минсельхоз должны отказаться от такой однобокой политики внешней торговли. Хотя я, конечно, горжусь тем, что мы стали продавать около 40 миллионов тонн зерна на экспорт.

— Да, но если крестьяне на этом не зарабатывают, если даже агрохолдинги не зарабатывают на этом, то, о чем мы говорим-то?

— Мы говорим о том, что необходимо, по всей видимости, то, что в экономике называется диверсификацией, а попросту говоря возможность искать другие варианты, где можно было бы достаточно выгодно продать зерно или конвертировать его в более глубокую переработку. В этом смысле я думаю, что нужно срочно идти по двум направлениям.

Дело в том, что есть важнейший показатель в экономике: сколько средняя семья или среднее домохозяйство тратит на продовольственную корзину. Мы приблизились к уровню в 50% от всех доходов. Это показатель бедности, причем глубокой бедности в стране. Покупку еды отложить нельзя. Если человек потратил половину своих доходов на то, чтобы прокормить свою семью, заплатил коммунальные платежи, у него денег больше ни на что не остается, и надежды правительства на увеличение, рост экономики в условиях того, что исчерпана сырьевая модель и ждать высоких цен на нефть не приходится, несмотря на все приезды королей Саудовской Аравии сюда к нам… Необходимо искать другие возможности. Возможности эти есть, поэтому я считаю, что необходимо срочно внедрять систему электронных продовольственных сертификатов.

— Это очень правильный вопрос. Я его задавал вице-министру Дворковичу ровно 5 лет назад. Тогда он сказал, что они над этим работают и в 2017 году это будет внедрено. В 2017 это не будет внедрено, это уже понятно, но это не будет внедрено и в 2018 году, как уже говорят.

— Хотя у нас каждый 7-й нуждается в помощи. При этом, заметьте, остальные, кто не попадает в черту самых бедных, тратят половину своих доходов на то, чтобы прокормить семью. Это приводит к ряду очень серьезных проблем, я скажу только об одной. Дело в том, что правительство, Центральный банк, Министерство финансов с гордостью говорили нам о том, что инфляция достигла 3,3% – это самый низкий ее уровень за всю новейшую историю России, что сущая правда. Но инфляция – это всегда налог на бедных. Так почему же у нас налог на бедных сократился, а число бедных стремительно выросло? Дело в том, что происходит сжатие платежеспособного спроса. Недавно встречался с руководителем одного из крупнейших продовольственных ритейлеров (не буду называть), и он мне говорил: «Слушай, ну как же они не понимают? Они хвалятся низкой инфляцией, а у меня средний чек по торговой сети непрерывно падает уже 4-й год подряд».

— То есть у людей нет денег, чтобы делать покупки?

— Конечно! Поэтому первое, что необходимо сделать – это задача правительства, ответственного правительства и вдумчивого – отделить бедных от богатых и эффективно помочь бедным бюджетными деньгами. Что для этого необходимо сделать? Максимум с 1 июля 2018 года нужно запустить программу помощи. То есть выпустить электронных продовольственных сертификатов порядка 22-25 миллионов из расчета, по моим оценкам, около 90 рублей в день на человека. На эти цели определить порог нуждаемости и вручить эти электронные продовольственные сертификаты тем людям, которые нуждаются. Это будет означать, во-первых, что они смогут реально улучшить качество своего питания, отказаться от подделок, продуктов на основе пальмового масла и прочих, что в конечном итоге сокращает жизнь нашего населения, с одной стороны.

С другой стороны, обязательное условие, что базовые продукты, которые будут формировать наборы этого питания для самых бедных – такая адресная продовольственная помощь – должны быть из отечественной сельскохозяйственной продукции. Что мы тогда получим? Мы с вами получим порядка 300 миллиардов рублей денег, которые будут потрачены, с одной стороны, для того чтобы адресно помочь самым бедных и эффективно, с другой стороны, сгенерировать платежеспособный спрос, гарантированный со стороны государства нашим сельхозпроизводителям. Это сопоставимо с расходами федерального бюджета. Алексей Леонидович Кудрин отстоял 0,4% в следующий цикл президентский от ВВП на поддержку сельского хозяйства. Здесь было много споров, не буду скрывать, но если вы посмотрите…

— Иван Валентинович, а что, кто-то предлагал еще меньше?

— Предлагали еще меньше в сторону обороны, в сторону безопасности.

— Поэтому если сельское хозяйство растет, надо дать тому, кто растет, надо дать тому, кто в состоянии развиваться.

— Это, с одной стороны. То есть мы адресно помогаем малоимущим, формируем платежеспособный спрос и выполняем международные обязательства России в части поддержки сельского хозяйства из так называемой зеленой корзины ВТО. Ряд стран, в том числе и Соединенные Штаты Америки, нелюбимые нами сейчас, очень эффективно используют эту программу. И второе направление – я уж скажу достаточно жестко: мне категорически не нравится дискриминационная политика Министерства сельского хозяйства…

— В России?

— Да, по отношению к мелким производителям, под которыми я имею в виду личные подворья и фермерские хозяйства. Посмотрите итоги переписи прошлогодней: число фермерских хозяйств сократилось на 40%. Вы никогда не сможете победить сельскую бедность с такой политикой. Например, в Краснодарском крае было 3 миллиона свиней 10 лет назад, сейчас осталось 300 тысяч… Что такое 3 миллиона свиней в личных подворьях? Это 3 миллиона тонн зерна, которые были бы востребованы, не оказались бы лишними и не давили бы сейчас. Во-вторых, это серьезная конкуренция с крупными аграрными холдингами, и я не побоюсь этого слова, зачастую качество этой продукции существенно выше. И здесь мы опять упираемся в вопрос восстановления сети заготконтор и заготпунктов, восстановления полноценной потребительской кооперации и проведения дифференцированной аграрной политики, когда мы поддерживаем и крупные аграрные холдинги, и доходы населения в сельской местности. Вот это то, чем необходимо будет заняться Министерству сельского хозяйства, для того чтобы нас не бросало то в жар, то в холод. Если, не дай бог, в 2018 году опять будет высокий урожай, мы уйдем с переходящими остатками 9-10 миллионов тонн лишнего зерна, это приведет к очень быстрому сбросу площадей (допустим, в 2019 году), и потом мы столкнемся с дефицитом зерна, ростом цен уже на животноводческую продукцию. Все эти шараханья то вправо, то влево ни к чему хорошему, кроме тихой нелюбви к власти и политической нелояльности населения, не приводят.

— Иван Валентинович, из тех задач, которые вы сейчас поставили, какие в состоянии выполнить Министерство сельского хозяйства в нынешнем его составе?

— Вопрос немного провокативный, я не судья Министерству сельского хозяйства. Но еще раз хочу сказать только одно: у Министерства сельского хозяйства должен присутствовать не только узкоотраслевой подход (лишь бы сегодня отчитаться, отрапортовать, а там хоть трава не расти), а дойти в конечном итоге до каждого сельскохозяйственного производителя, понять его интересы, сбалансировать эти интересы на благо и нашего общества, и потребителей, и всего сельского хозяйства.

Автор: Автор: «Крестьянские ведомости»

Россия > Агропром. Госбюджет, налоги, цены > agronews.ru, 13 ноября 2017 > № 2385758 Иван Стариков


Россия > СМИ, ИТ > kremlin.ru, 13 ноября 2017 > № 2384225 Владимир Мединский

Встреча с Министром культуры Владимиром Мединским.

Владимир Путин провёл рабочую встречу с Министром культуры Владимиром Мединским. Обсуждались итоги работы ведомства за прошедшие девять месяцев.

В.Путин: Владимир Ростиславович, уже три квартала прошли, и год близится к завершению. Чем порадуете?

В.Мединский: С Вашего позволения хотел бы начать с проблем на селе. В этом году мы впервые запустили, первые три квартала, проект поддержки строительства, реконструкции и оснащения сельских домов культуры. Вообще, такой проект на всесоюзном уровне поддерживался только в советские годы, в самые лучшие.

С чего мы начали? 1,8 миллиарда ежегодно, это уже запланированные деньги и на следующий год, идёт на строительство новых домов культуры и реконструкцию. Плюс к этому более ста ДК ежегодно будут делаться по этому проекту.

Плюсом к этому также на селе почти 1,5 миллиарда рублей ежегодно, это проект «Единой России», выделяется на оснащение и ремонт более широкого спектра ДК, уже небольшими суммами.

Во исполнение Ваших указов мы завершаем в этом году программу строительства центров культурного развития в малых городах с населением до 100 тысяч человек: 37 центров подобного рода будет построено.

Это фактически дома культуры нового поколения, XXI века. Планировалось их сделать 39, к сожалению, не все субъекты смогли справиться. У нас идёт софинансирование 50 на 50, два субъекта вернули деньги в бюджет.

Совершенно замечательнейший проект по созданию инновационных культурных центров, на базе которых есть и кинотеатры, библиотеки, хореографические студии. Два таких центра уже функционируют на Урале и в Калуге, очень успешно.

Один, к сожалению, во Владивостоке, так мы и не смогли сделать. Субъект вернул деньги в федеральный бюджет, там со стройкой определённые проблемы. Но это очень интересный, очень перспективный проект.

По поводу театральной работы за эти три квартала. Если мы сравниваем количество зрителей и продажу билетов с тремя кварталами предыдущего года, то у федеральных театров рост – плюс 22 процента. Вообще хочу отметить, что в театрах удивительная статистика.

Федеральные театры дали за последние пять лет 109 процентов прироста своих билетов, а в целом театры по стране – 69 процентов. Мне кажется, что это одна из самых быстрорастущих отраслей нашей экономики. Быстрее только музеи у нас растут.

Понимая, какой у нас сейчас спрос на хороший театр, понимая, насколько это востребовано в небольших городах и областных центрах, мы с этого года запустили программу «Театры малых городов». Эту программу очень активно поддержал Дмитрий Анатольевич.

Начиная с этого года ежегодно 670 миллионов выделяется малым городам и маленьким театрам, которые фактически сидели на самом небольшом муниципальном финансировании. На эти деньги они ставят новые постановки, покупают необходимое театральное оборудование. В общем, то, о чём они мечтали многие годы.

Кроме этого отдельно ежегодно выделяются средства, также начиная с этого года, на детские театры (220 миллионов ежегодно), кукольные театры, а программа «Большие гастроли», которую Вы инициировали ещё в 2014 году и которая позволяет федеральным театрам ездить при государственной поддержке в наши дальние регионы, областные центры, идёт просто семимильными шагами.

При незначительном увеличении бюджетных средств количество регионов колоссальное, потому что губернаторы вкладываются, бизнес активно вкладывается.

Если они видят, что есть рубль государственной поддержки, они дальше берут все расходы на себя по пребыванию театра и даже платят дополнительные гонорары.

В этом году впервые в истории страны федеральный театр побывал на Чукотке. Неохваченных регионов уже практически не осталось.

Хочу ещё отметить, что всё хорошее, что я сейчас говорю о театрах, касается в ещё большей степени, как ни удивительно, классической музыки. Музыканты называют это филармоническим бумом.

Вот статистические данные по продаже абонементов. Казалось бы: классика, тем не менее люди много и охотно покупают абонементы, идут в филармонии. Мы всё время думаем, что люди у нас забывают классику, молодёжь тянется исключительно к популярной музыке.

Это, безусловно, так, но во всём нужен хороший баланс, и всё-таки для наших людей хороший вкус – то, что их всегда отличало.

Мы разрабатываем сейчас программу реконструкции и модернизации наших филармонических площадок. Программа очень интересная, потому что спрос на это огромный. Наша филармония каждый год ставит всё новые и новые рекорды по продаже абонементов.

Не могу не сказать и о девятимесячных итогах работы нашей киноиндустрии. Вот фильмы – лидеры проката, некоторые из которых, возможно, Вы видели.

В прошлом году мы поставили рекорд по количеству зрителей и по сборам в российском кино начиная с 1991 года, и за девять месяцев этого года мы этот годовой рекорд уже побили.

Предполагаем, что в этом году доля сборов российского кино превысит 10 миллиардов рублей, а доля зрителей наконец-то станет выше 20 процентов. Всё это в условиях сверхсвободного рынка, который у нас есть. Я всегда говорю о том, что хотелось бы позаимствовать европейскую систему госпротекционизма.

Успешно работает система открытия кинотеатров в райцентрах и малых городах. На сегодняшний момент открыто уже 326 современных кинозалов. До конца года будет 437, к 2019 году мы планируем тысячу кинозалов.

Очень небольшая федеральная субсидия выделена от Фонда кино. Дальше подключается бизнес, подключаются районные муниципальные власти, и мы возрождаем то, что разрушили в 90-е годы, когда кинотеатры полностью ушли из малых городов.

В.Путин: Очень большая работа.

В.Мединский: Мы стараемся.

Владимир Владимирович, по киностудиям Вы всё знаете. Вы бывали на «Ленфильме» не так давно. С огромным удовольствием пригласил бы Вас, если Вы полчаса найдёте, заехать на «Союзмультфильм», потому что фактически эта киностудия возрождается с нуля. Вы давали соответствующие поручения.

В.Путин: Как они исполняются, кстати говоря?

В.Мединский: Они перевыполняются. Вы давали поручение обеспечить их госсубсидией – 50 миллионов рублей ежегодно. Мы выделили им существенно большие средства нашего бюджета – 200 миллионов рублей ежегодно.

Мы выделили им существенно большие средства на переезд в новое здание. Нашли это здание, очистили его от разного рода субарендаторов. Здание очень хорошее, прямо напротив телевидения.

В.Путин: Там дело было не только в деньгах непосредственно. Там у них были и другие предложения.

В.Мединский: Требовалось решить проблему и с художниками. У нас многим художникам задерживалась выплата заработной платы. Требуется огромный объём работы. Мы стараемся сейчас проделать работу по возврату прав, потому что «Союзмультфильм» раздал права направо и налево.

Вы знаете, что там с «Данон», например, заключена большая сделка, и «Трое из Простоквашино» теперь не бесплатно используется компанией «Данон» на пакетах с молоком.

В целом «Союзмультфильм» получит за это на протяжении трёх лет 500 миллионов рублей. Это, наверное, самая большая подобного рода сделка.

В.Путин: Там были специфические просьбы. Вы вернитесь к этому, посмотрите ещё раз.

В.Мединский: Посмотрю обязательно подробнее.

Вот новое здание «Союзмульфильма». Сейчас запущено шесть телесериалов, большой фильм делает «Союзмультфильм» – «Суворов». Мы надеемся, что это будет работать как полноценный комплекс. Мультипликаторы, собственно, Вам это докладывали.

Также в этом году мы завершаем реконструкцию ещё нескольких цирков, в общей сложности их у нас 13 реконструировано за эти годы, начиная с Санкт-Петербургского. Подобного темпа реконструкции не было в последние годы.

Конечно, цирковое хозяйство требует серьёзного реформирования. Мы, конечно, материальную базу создаём, но надо думать о том, как системно развивать наши цирки дальше, потому что работать по-старому здесь невозможно.

И, завершая итоги девяти месяцев, наверное, хотел бы ещё сказать буквально несколько слов о наших музеях. Открыли два новых музейных комплекса на ВДНХ. Это долгожданный Музей кино, у которого не было своего помещения 20 лет, и павильон «Книги».

Плюс 125 процентов – так выросли доходы федеральных музеев за последние пять с половиной лет, плюс 125 процентов. Посещаемость музеев – плюс 42 процента за эти годы. Люди идут в музеи – это новая, можно сказать, модная форма просвещённого досуга.

В.Путин: Активность в музеях, музыке, театрах, повышение посещаемости – это очень хороший знак.

В.Мединский: Это очень хорошо говорит о наших людях.

В.Путин: Точно, так и есть.

Россия > СМИ, ИТ > kremlin.ru, 13 ноября 2017 > № 2384225 Владимир Мединский


Филиппины. Россия. Азия > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции > premier.gov.ru, 13 ноября 2017 > № 2384220 Дмитрий Медведев

Дмитрий Медведев принял участие в Деловом и инвестиционном саммите Ассоциации государств Юго-Восточной Азии.

Тема дискуссии – «Развитие инфраструктуры для строительства будущего».

Выступление Дмитрия Медведева

Уважаемые дамы и господа!

Я искренне рад возможности выступить на таком представительном форуме – Деловом и инвестиционном саммите АСЕАН, встретиться с бизнесменами, политиками, экспертами, поговорить о том, как будет выглядеть экономика региона в ближайшие годы.

Тема этого делового саммита АСЕАН – «Развитие инфраструктуры для строительства будущего», – на мой взгляд, очень точно отражает особенности настоящего момента. Именно сейчас формируются контуры будущей глобальной экономики – экономики новых идей, новых технологий, новых материалов, которая, конечно, потребует и новой глобальной инфраструктуры, и новых механизмов регулирования.

Несмотря на бурное развитие электронной коммерции, цифровых технологий, международное регулирование мировой торговли по-прежнему существует в прежних рамках, в парадигме сорокалетней давности. Сохраняется нестабильность сырьевых рынков, растёт корпоративная и государственная задолженность, всё чаще используются методы так называемого нового протекционизма, когда экономические санкции становятся инструментом конкурентной борьбы.

Страны Азиатско-Тихоокеанского региона сталкиваются и со специфическими вызовами. Многие ресурсы экономического роста, которые ещё недавно успешно использовались, сегодня уже не дают такой отдачи. Сегодня трудно развиваться, опираясь только на дешёвую рабочую силу и низкие цены на сырьё. И всё это принципиально новая парадигма развития и для так называемых восточных драконов, которые последние 20 лет были локомотивами мирового экономического роста. А значит, это проблема и для глобальной экономики в целом.

Россия, как и другие страны, ищет пути адаптации к новой экономической реальности. Нам удалось несколько оздоровить национальную экономику, слегка изменив её текущее развитие и избавив её от чрезмерной зависимости от сырьевого экспорта. Положительные сдвиги появились в прошлом году и в этом году. У нас происходит неплохой восстановительный рост. Рассчитываем, что по итогам этого года рост ВВП превысит 2%.

В чём смысл этой экономической политики? Прежде всего в том, что мы проводили антикризисную поддержку перспективных отраслей, банковского сектора. Некоторые меры поддержки мы сохраняем и сейчас, так же как сохраняем плавающий валютный курс и режим инфляционного таргетирования. Жёстко контролируется бюджетный дефицит, чтобы обеспечить сбалансированность бюджетной системы при относительно низких ценах на нефть, которые имеют для нашей экономики большое значение до сих пор. Мы стараемся улучшать деловой и инвестиционный климат.

Выправляются структурные дисбалансы. Хорошую динамику показывают секторы экономики, которые не связаны с добычей нефти и газа. Они получили конкурентные преимущества на внутреннем рынке.

У нас в настоящий момент положительное сальдо торгового баланса. Есть тенденции к тому, чтобы наращивать международные резервы. Вполне закономерно, что интерес зарубежных инвесторов к проектам в нашей стране вырос. За первую половину этого года объём прямых иностранных инвестиций увеличился более чем на 100%. Мы и дальше будем стараться закреплять эти позитивные тенденции.

Д.Медведев: «Россия, как и другие страны, ищет пути адаптации к новой экономической реальности. Нам удалось оздоровить национальную экономику, изменив её текущее развитие и избавив её от чрезмерной зависимости от сырьевого экспорта. Положительные сдвиги появились в прошлом году и в этом году. У нас происходит неплохой восстановительный рост. Рассчитываем, что по итогам этого года рост ВВП превысит 2%».

Но этого мало. Мы, как и весь мир, понимаем, что будущее за цифровой экономикой. Перед нами сложная, нетривиальная задача: с одной стороны, нужно стимулировать международное сотрудничество в сфере информационных технологий, поощрять электронную коммерцию, трансграничный бизнес, с другой – обеспечивать национальную безопасность и защиту информации, в том числе такой информации, как персональные данные, в конечном счёте – выстроить прозрачные правила игры. Это непросто совмещаемые задачи. Россия, как и большинство других стран Азиатско-Тихоокеанского региона, готова в этой работе активно участвовать. Мы приняли специальную стратегию развития информационного общества и программу по цифровой экономике.

Россию и АСЕАН уже 20 лет связывает особая форма взаимодействия – диалоговое партнёрство. И общий настрой на активизацию взаимовыгодного сотрудничества. Напомню, что диалоговое сотрудничество между Россией и АСЕАН возникло в июле 1996 года. Прежде всего это торговля и инвестиции, хотя, скажем прямо, пока показатели взаимного товарооборота остаются достаточно скромными, особенно на фоне наших торгово-экономических связей с другими странами региона.

И по инвестициям, конечно, нам точно тоже есть чем заниматься. Возможностей для этого немало, тем более что есть необходимый инструментарий, включая механизмы взаимодействия и программные документы, и есть успешный опыт реализации совместных проектов на двусторонней основе. Но главное – мы видим реальный интерес делового сообщества наших стран к сотрудничеству в области энергетики, транспорта, сельского хозяйства, спутниковой навигации, в сфере высоких технологий, финансовых услуг, практически во всех значимых сферах это возможно. И это тем более логично, что АСЕАН сегодня по объёму экономики – шестая экономика в мире и третья в Азии.

Д.Медведев: «У нас в настоящий момент положительное сальдо торгового баланса. Есть тенденции к тому, чтобы наращивать международные резервы. Вполне закономерно, что интерес зарубежных инвесторов к проектам в нашей стране вырос. За первую половину этого года объём прямых иностранных инвестиций увеличился более чем на 100%. Мы и дальше будем стараться закреплять эти позитивные тенденции».

Российские предприниматели регулярно посещают Юго-Восточную Азию с бизнес-миссиями. Мы рассчитываем, конечно, и на ответные визиты, ваши визиты в нашу страну. Будем рады видеть вас в России.

Только в период с 2014 по 2017 год были организованы комплексные бизнес-миссии в Индонезию, Малайзию, Сингапур, Вьетнам, Камбоджу, Бруней-Даруссалам, Мьянму и на Филиппины.

Мы также готовы подключиться к инициативам АСЕАН по развитию энергетической, транспортной и информационной инфраструктуры. Мы делаем акцент на выстраивании оптимальных транзитных маршрутов, что очень важно для бизнеса. Развиваем свои морские и воздушные порты на Дальнем Востоке, создаём трансграничные нефте- и газопроводы.

Главная цель всех этих усилий, во-первых, сделать транзит грузов по маршрутам Азия – Европа максимально быстрым, экономически рентабельным. И во-вторых, сформировать на российском Дальнем Востоке мощный транспортный и индустриальный узел, который будет отвечать потребностям всего Азиатско-Тихоокеанского региона. Стараемся создавать там специальные условия для бизнеса, которые соответствуют лучшим мировым практикам.

Приятно констатировать, что этими возможностями уже активно пользуются бизнесмены из разных стран Азиатско-Тихоокеанского региона, в том числе из стран АСЕАН, Китая, Японии, Республики Корея, Индии. Многие приезжают к нам в Россию, на Дальний Восток, чтобы посмотреть, как работают инструменты развития, принять участие в наших инвестиционных форумах. Они проходят в Петербурге, Сочи, Владивостоке. Там находят и перспективных партнёров. На Дальнем Востоке уже запущено более 500 совместных инвестиционных проектов. Совсем недавно у нас на Дальнем Востоке прошёл Восточный экономический форум. Было подписано много контрактов – в общей сложности на сумму около 50 млрд долларов. Так что в этом смысле развитие происходит.

Д.Медведев: «Мы делаем акцент на выстраивании оптимальных транзитных маршрутов. Главная цель этих усилий, во-первых, сделать транзит грузов по маршрутам Азия – Европа максимально быстрым, экономически рентабельным. И во-вторых, сформировать на российском Дальнем Востоке мощный транспортный и индустриальный узел, который будет отвечать потребностям всего АТР».

Ёмкий рынок, понятное регулирование, хорошая инфраструктура – это базовые условия успешного бизнеса. Именно такую среду мы стремимся создать и в рамках нового интеграционного объединения – Евразийского экономического союза, который мы создали в рамках нашего взаимодействия с пятью государствами. Важно, что многие азиатские, ближневосточные компании это уже оценили, как и хорошие перспективы экспорта в третьи страны.

Мы с партнёрами по Евразийскому экономическому союзу заинтересованы в максимально широкой кооперации со странами АСЕАН на основе универсальных принципов и норм международной торговли. Год назад вступило в силу первое полноформатное соглашение о свободной торговле государств Евразийского союза с одной из стран АСЕАН – Вьетнамом. Недавно завершены переговоры по такому соглашению в формате Евразийский союз – Китай. И идут переговоры, мы обсуждаем создание зоны свободной торговли в многостороннем формате – ЕврАзЭС – АСЕАН. Подобные переговоры идут и с другими странами АСЕАН в отдельности.

Уважаемые друзья!

По геополитическим, историческим и экономическим причинам Россия является частью Азиатско-Тихоокеанского региона. Развитие сотрудничества со всеми расположенными здесь странами, так же как и активное участие в решении региональных проблем, – это наш стратегический курс. Мы придаём этому региону сейчас особое значение.

В этом году Ассоциации государств Юго-Восточной Азии исполнилось 50 лет. История её развития убедительно доказывает, что можно находить взаимоприемлемые решения по самым сложным вопросам, несмотря на все различия. И в современном мире такой опыт нам исключительно важен.

Я сердечно поздравляю всех вас с этим юбилеем! Желаю участникам форума интересных дискуссий. И ещё раз всех приглашаю в Российскую Федерацию.

Спасибо за внимание!

Ответы Дмитрия Медведева на вопросы участников сессии:

Джои Консепсьон (председатель Делового консультативного совета АСЕАН, модератор сессии) (как переведено): В первую очередь хотел бы поблагодарить Его Превосходительство Премьер-министра Медведева за то, что он согласился ответить на вопросы аудитории. Первый вопрос задаст член Делового консультативного совета АСЕАН от Таиланда Арин Джира.

Вопрос (как переведено): Господин Премьер-министр, меня зовут Арин Джира. Я представляю Таиланд в Деловом консультативном совете АСЕАН. Хотел бы задать такой вопрос. Российская Федерация достигла больших успехов и высокого уровня технологической компетенции в сфере инфраструктуры. Особенно сильное впечатление производит система метро в вашей стране. Какую роль могла бы сыграть Россия и что могла бы сделать ваша страна, чтобы содействовать осуществлению и ускорить темпы реализации Генерального плана по взаимосвязанности АСЕАН и наладить более тесное сотрудничество между Россией и нашим регионом в этой области? Спасибо.

Дмитрий Медведев: Спасибо большое за этот вопрос. Я уже начал, по сути, отвечать на него в своём вступительном слове. Конечно, с учётом нашей огромной территории развитие инфраструктуры имеет для России ключевое значение. И мы готовы предоставить свои инфраструктурные возможности всем государствам АСЕАН. Причём это не только аэропорты, но и морские терминалы, железная дорога, автомобильные дороги, трубопроводный транспорт, линии электропередачи и, конечно, то, что сейчас очень важно в любой стране, – высокоскоростные каналы связи. Это всё то, что создаёт единое экономическое пространство, создаёт эту самую взаимосвязанность, так сказать, connectivity, о чём Вы как раз и спрашивали. Не менее важно это для стран АСЕАН, поэтому мы считаем, что эти возможности могут быть применены и с учётом нашего перспективного сотрудничества, тем более что в последние годы реализован целый ряд крупных инфраструктурных проектов в этой сфере.

Мы готовимся к чемпионату мира по футболу, который пройдёт у нас в следующем году. Кстати, пользуясь этой возможностью, хочу пригласить всех присутствующих в этом зале посмотреть футбольные состязания, которые состоятся в нашей стране. Но мы смотрим в целом на инфраструктурные проекты максимально широко, поэтому видим большой потенциал и в развитии Северного морского пути. Мы реконструировали крупные дороги в нашей стране, такие как Байкало-Амурская и Транссибирская железнодорожные магистрали, которые также связывают Европу с Азией. Развиваем мы и международные коридоры. Все эти возможности могут быть использованы нашими партнёрами из АСЕАН. Мы приглашаем вас принять в этом участие.

Конечно, в значительной степени это будет зависеть и от активной позиции бизнеса, имею в виду и совместные проекты. Кстати, такие проекты уже есть. В частности, например, наша компания «Российские железные дороги» участвует в реализации крупного проекта по созданию на острове Калимантан в Индонезии комплексной инфраструктуры – мы считаем, что это один из хороших примеров, –там идёт строительство железнодорожной ветки, угольный терминал создаётся.

Кстати, есть примеры и обратного инвестирования, инвестирования в российскую инфраструктуру. В частности, сингапурская компания «Чанги эйрпортс» инвестирует в развитие авиахаба во Владивостоке.

Так что примеры сотрудничества в области инфраструктуры уже существуют. Конечно, мы бы хотели, чтобы их было как можно больше, и готовы предоставить все наши транзитные возможности нашим друзьям из стран АСЕАН.

Джои Консепсьон: Ещё один вопрос. Его задаст председатель Делового консультативного совета АСЕАН от Индонезии Анангга Русдьоно.

Вопрос (как переведено): Господин Премьер-министр, меня зовут Анангга Русдьоно, я из Индонезии. Вы говорили об отношениях между Россией и АСЕАН. В чём заключается стратегическая позиция России в отношении Экономического сообщества АСЕАН?

Дмитрий Медведев: Мы видим в экономическом сообществе АСЕАН (это сообщество создавалось, по сути, на наших глазах, я помню провозглашение создания сообщества в 2015 году) очень многообещающего партнёра и очень серьёзную форму региональной интеграции. Я думаю, что буквально в ближайшие годы мы увидим в регионе влиятельное объединение экономик стран «десятки».

Конечно, для «десятки» существует и целый ряд вызовов, мы их также видим. Это серьёзный разрыв в области социально-экономического развития. Страны все разные, и разным является уровень их экономической подготовленности. Существуют и сложности логистического, транспортного порядка. Есть нестабильность на рынках, нарастание протекционизма. Все эти угрозы, безусловно, влияют и на Экономическое сообщество АСЕАН. Но я уверен, что эти угрозы преодолимы, тем более что налицо воля участников этого сообщества развивать такого рода экономическую интеграцию.

Для нас это тоже исключительно важно, потому что именно в формате такого рода взаимоотношений мы видим сотрудничество между Россией и государствами АСЕАН. Хотя пока, как я уже сказал, далеко не все возможности мы сумели реализовать, учитывая потенциал, который имеем. Во всяком случае, товарооборот между Российской Федерацией и Экономическим сообществом АСЕАН, если брать в целом, пока не так велик, как мы бы хотели. Он колеблется в пределах где-то до 15 млрд долларов в год. За последний год произошло его увеличение на треть, но потенциал существенно больше. Он может быть больше в разы. Потенциально, может, даже в десятки раз. Поэтому нужно будет сделать всё, чтобы развить эти отношения на новой основе.

В мае прошлого года у нас в Сочи прошёл саммит Россия – АСЕАН. Он стал знаковым для наших отношений с ассоциацией экономик АСЕАН. Надеюсь, что это даст хороший импульс и для формирования стратегического партнёрства между нашей страной, между Евразийским экономическим сообществом и «десяткой» экономик АСЕАН. Именно в этом мы видим основные перспективы нашего сближения.

Джои Консепсьон: Следующий вопрос, пожалуйста, Мокья Эбакчир из Мьянмы.

Мокья Эбакчир (как переведено): Господин Премьер-министр, ещё раз спасибо за то, что нашли время встретиться с представителями азиатских деловых кругов. Все, кто занимается бизнесом, знают, что для развития необходим выход на новые рынки. Экономика Азиатско-Тихоокеанского региона растёт наиболее быстрыми темпами, особенно экономика небольших стран, таких как Камбоджа, Лаос, Мьянма и Вьетнам. Эти растущие экономики способны стать новыми рынками для российских компаний. Почему бы Вам как Премьер-министру не призвать российских бизнесменов обратить внимание на Азию? Как можно стимулировать их интерес к Азии и азиатским рынкам? Россия добилась неплохих результатов в Таиланде, там работают многие российские компании. Что Вы думаете о том, чтобы пригласить азиатские компании на свой рынок? Как можно мотивировать азиатский бизнес к выходу на российский рынок?

Дмитрий Медведев: Мне кажется, мы этим и занимаемся. Я за последние несколько лет побывал во всех трёх странах, которые Вы упомянули, – в Камбодже, Лаосе, Мьянме. Туда же были направлены наши бизнес-миссии. Наверное, этого мало. Надо, чтобы компании из всех стран АСЕАН и упомянутой «тройки» тоже бывали в нашей стране. Тем более что, ещё раз подчеркну, пока наши экономические связи не являются такими активными, как нам бы хотелось.

В прошлом году внешнеторговый оборот стран АСЕАН составил более 2,22 трлн долларов. Наши торговые отношения гораздо скромнее. Это касается и инвестиций. Поэтому мы заинтересованы в том, чтобы эти связи наращивать.

Естественно, по линии Правительства Российской Федерации мы придаём импульс такого рода контактам, но не менее важно, чтобы развивались прямые взаимоотношения между представителями бизнеса.

В октябре этого года был согласован российско-асеановский план действий в сфере науки, технологий и инноваций. Надеюсь, что представители бизнеса тоже найдут там своё место. Одобрена рабочая программа по развитию энергетики на период до 2020 года. У нас есть рабочая программа со странами АСЕАН по сельскому хозяйству и продовольственной безопасности, действует программа в сфере туризма. Я думаю, что все эти программы могут внести дополнительный вклад в развитие наших связей.

И конечно, очень важно, чтобы свою лепту вносили бизнес-контакты. Деловой совет Россия – АСЕАН, который собирался в мае прошлого года в Сочи, Деловой консультативный совет АСЕАН, Торгово-промышленная палата, а также деловые клубы отдельных стран – естественно, все эти контакты мы будем поощрять как по правительственной линии, так и по линии наших общественных объединений – представителей делового мира. Причём, надеюсь, всё это приведёт к активизации наших переговоров по созданию соглашений о свободной торговле.

Я напомню, что мы, я имею в виду Евразийский экономический союз, подписали пока такое соглашение одно, с Вьетнамом (из государств АСЕАН), но в настоящий момент прорабатываются договорённости с целым рядом других стран Юго-Восточной Азии, в том числе с АСЕАН в целом. Надеюсь, что здесь будет полезное движение, которое поможет всем представителям бизнеса из государств «десятки» АСЕАН и упомянутых вами трёх стран. Так что мы ждём вас у нас, и, конечно, бизнес-миссии будут и в страны АСЕАН.

Вопрос (как переведено): Господин Премьер-министр, позвольте мне задать последний вопрос. Тема АСЕАН – 2017 – «Партнёрство ради перемен, обеспечение процветания для всех». Проблема бедности остаётся актуальной для многих стран АСЕАН. В чём заключается ваша «дорожная карта» по поддержке малых предприятий в России, чтобы они могли выходить на более высокие уровни производственно-сбытовых связей и становиться средними и крупными предприятиями? На Филиппинах на малые и микропредприятия приходится 99,6% всей коммерческой деятельности. Не могли бы Вы поделиться вашим опытом поддержки малых предприятий в России?

Дмитрий Медведев: Я, когда говорил о перспективах сотрудничества с «десяткой» экономик АСЕАН, упомянул о том, что эти перспективы очень значительные, но есть и проблемы. Они заключаются ровно в том, о чём Вы только что сказали, а именно в том, что существует разница в экономическом развитии стран АСЕАН. Есть более развитые экономики, менее развитые экономики, есть проблема бедности, о которой Вы сказали, есть проблема неразвитости инфраструктуры, проблема развития образования.

Очевидно, что это вообще-то глобальные проблемы, над которыми работают практически все страны, даже те, у которых уровень развития выше, чем в странах АСЕАН. Я считаю, что мы можем совместными усилиями внести свой вклад в их решение, прежде всего за счёт совместных бизнес-инициатив, а также тех инициатив, которые мы продвигаем в сфере образования, в гуманитарной сфере и просто в сфере помощи и поддержки государств АСЕАН. Всё это, кстати, будет предметом рассмотрения на завтрашней встрече в рамках Восточно-Азиатского саммита. Мы будем говорить о том, о чём Вы сказали.

Если говорить о нашем опыте, то действительно за последнее время мы приняли целый набор мер, направленных на поддержку российского малого бизнеса, потому что мы считаем, что за малым бизнесом в значительной степени будущее нашей страны. Скажем прямо, у нас тоже здесь есть ещё определённые проблемы, поскольку мы недовольны уровнем охвата малым бизнесом наших экономических отношений. Мы полагали бы, что где-то приблизительно 50 или 60% населения нашей страны должно участвовать именно в проектах, связанных с малым бизнесом. Пока эти цифры меньше. Где-то 25% нашего населения занимается различными формами малого бизнеса. Поэтому наша задача – простимулировать развитие малого бизнеса в нашей стране. Может быть, этот опыт будет использован и в других странах.

Что для этого делается? Мы приняли целый набор законодательных актов, направленных на то, чтобы поощрять развитие малого бизнеса. Это различного рода льготы – льготы налоговые, льготы, которые связаны с арендой различного рода средств производства, поощрением инвестиционных проектов.

Мы стараемся также помогать малому бизнесу через фонды – государственные фонды, которые создаются для того, чтобы можно было реализовывать различные проекты в сфере малого бизнеса. Не так давно такой фонд у нас заработал. В его орбиту попадают сотни тысяч малых предприятий. Надеюсь, они смогут использовать возможности, которые связаны с развитием этого фонда.

Наш набор мер поддержки малого бизнеса, наверное, не уникален. Мы идём здесь по тому пути, который выбирают и другие страны. Самое главное, как мне кажется, чтобы государство, государственная власть, Правительство уделяли этому значительное внимание.

В России есть очень крупные государственные и частные компании, но не менее важно, чтобы внимание государства, Правительства было сконцентрировано на развитии малого бизнеса. Мы готовы делиться этим опытом и с нашими друзьями из АСЕАН.

Филиппины. Россия. Азия > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции > premier.gov.ru, 13 ноября 2017 > № 2384220 Дмитрий Медведев


Россия. ЦФО > Армия, полиция. СМИ, ИТ > mvd.ru, 12 ноября 2017 > № 2388526 Сергей Степанченко

Артистом стал «со второго дубля».

В гостях у редакции актёр театра и кино народный артист России Сергей СТЕПАНЧЕНКО.

- Сергей Юрьевич! Как вы попали на театральную сцену?

- Мальчишкой мечтал покорять морские просторы. Оно и понятно: отец в молодости был моряком, дядя всю жизнь бороздил моря и океаны. Но мама, узнав, что подумываю поступать в мореходку, решительно запретила. Тогда за компанию со школьными друзьями решил подать документы в Хабаровский физинститут. Но вместо учёбы попал на съёмочную площадку - заполнял массовку. Поначалу было просто интересно - поле боя, траншеи. Но после нескольких съёмочных дней понял: хочу стать профессиональным актёром. Правда, первая попытка не увенчалась успехом. Из Хабаровского института культуры отчислили. За прогулы. Только во второй раз, более серьёзно подойдя к выбору жизненного пути, поступил на актёрский факультет Дальневосточного института искусств. Можно сказать, что стал артистом со второго дубля.

- Более 30 лет вы остаётесь верны московскому театру «Ленком». Из других театров предложения не поступали?

- Это мой выбор. Когда ехал в Москву на показ, чётко знал: хочу работать только в «Ленкоме». Вот и выхожу четвёртый десяток лет на эту сцену. Здесь моя жизнь.

- С самого начала работы в театре вы много играли, в том числе и главные роли. Как относились к провинциальному молодому актёру старожилы?

- Первая большая главная роль, сыгранная на сцене «Ленкома», незабываема. В спектакле «Тиль» мне посчастливилось работать со звёздным составом театра: Инной Чуриковой, Николаем Караченцовым, Виктором Проскуриным и другими. Надо сказать, никогда не замечал за этими замечательными людьми звёздности, высокомерия. Наоборот, если что-то не получалось с первого раза, старались помочь, подсказать, поддержать. Поэтому, кроме дружественного участия, ничего не ощущал.

- А бывало, что роль не давалась сразу?

- Такое случается со всеми. Порой выходишь на сцену, а тебя что-то подламывает, будто поперёк правды существуешь. И, может, зрителю это незаметно, потому как включается накопленное годами ремесленное мастерство, а внутри тебя идёт борьба. И неважно, кого ты играешь - Бориса Годунова, Фальстафа, Гамлета либо маленькую проходную роль. Это может произойти как в процессе репетиций, так и на десятом спектакле.

- Кто из режиссёров увидел в вас киношного героя? И какая роль сделала узнаваемым?

- Если не брать во внимание эпизодические роли, то первой большой работой был фильм «Чокнутые» режиссёра Аллы Суриковой, которую считаю своей «киномамой». Мне довелось играть с замечательным киношным составом: Леонидом Ярмольником, Семёном Фарадой, Натальей Гундаревой, Николаем Караченцовым. Наслаждение от работы с такими именитыми актёрами было незабываемым. Хотя роль досталась непростая. Я играл Пиранделло - силача, романтика с большой дороги, и физическая нагрузка порой была на грани. Однажды чуть не распрощался с жизнью. По сценарию герой держал на своих плечах разрушенный мост, по которому проезжали кареты, телеги. В какой-то момент крановщик так опустил сооружение, что оно всей тяжестью навалилось мне на плечи. Ещё бы пара секунд - и…

Лёгких ролей не бывает. Каждая даётся кровью и потом. Чтобы сыграть достойно, быть настоящим, надо выстрадать внутри себя, вжиться всем своим существом в образ героя.

А по поводу узнаваемости скажу так. Фразу «Можно вас потрогать?» услышал впервые после картины «Горячев и другие». А так называемое народное признание пришло после картин «Сыщики» и «Некст».

- Телесериал «Некст» не только сделал вас народным любимцем, но и подарил возможность долгое время быть рядом с великим актёром Александром Абдуловым. Легко ли с ним было на съёмочной площадке?

- С Сашей Абдуловым мы подружились намного раньше, практически с момента моего первого появления на показе в театре «Ленком». Это был человек фантастический, совершенно не терпящий одиночества. Вокруг Саши всегда находились люди, друзья. Но мне повезло ещё в одном. В гримёрке «Ленкома» мы с Абдуловым на двоих делили один стул, стол и диван. Такая у нас с ним была закулисная жизнь. Так что радости и горести, успехи и неудачи друг друга переживали как свои.

На съёмочной площадке он фонтанировал идеями. Большое количество интересных кадров предлагал именно он. Александр был очень кинематографическим человеком.

- А что, по вашему мнению, необходимо, чтобы стать хорошим актёром?

- В начале карьеры очень важно, какие люди встретятся тебе на пути, какие книги ты прочитаешь, кто у тебя будет первым театральным или кинорежиссёром.

- В вашей творческой биографии масса самых разноплановых ролей. Каким актёром себя больше считаете: комедийным или драматическим?

- И в театре, и в кинематографе довелось попробовать себя во многих жанрах. Но, наверное, у зрителей я больше ассоциируюсь с душевным, комедийным героем, хотя, повторюсь, сыграны и довольно серьёзные роли, в том числе людей в погонах. Думаю, ни один актёр не считает себя чистым комиком или трагиком. Есть артисты, которые наделены хорошими комедийными качествами. Но это не говорит, что они не годятся для ролей иного плана. Например, Евгений Леонов был прекрасен в комедии, но потрясающе играл драматические, даже трагические роли. А вспомним выдающегося советского актёра Сергея Филиппова. Его использовали исключительно как комедийного артиста. Но уверен, если б ему предложили сыграть короля Лира, многих бы потрясло, как замечательно он это сделал бы.

- Есть ли роль, о которой мечтаете?

- Никогда не задумывался, как бы мне сыграть того же короля Лира, Ричарда Львиное Сердце или кого-то ещё. Наоборот, мне зачастую предлагают сыграть те образы, о которых я и не думал. Например, в «Нексте» негативного персонажа или контр-адмирала в кинофильме «Мины в фарватере». На мой взгляд, мечтать о ролях непродуктивно. «Делай что должен, и будь что будет», - очень верные слова.

- Вы удовлетворены тем, как сложилась ваша жизнь?

- Мне кажется, такого чувства не испытывает никто. Больше, наверное, был бы уместен вопрос: «Занимаетесь ли вы самоедством?» О да! Если услышите, что в Москве проводится конкурс на высшую степень самокритичности, то смело ко мне! Первое место обеспечено. Внутри меня живут и комплексы, и страхи, и фобии. И хотя работаю над собой уже не один десяток лет, похвастаться нечем. До сих пор очень сомневающийся в себе человек.

- За плечами долгие годы совместной жизни с супругой Ириной. Двое детей, внучка... Что ценно для вас в семье?

- Никаких рецептов я не знаю. Жизнь моя тоже не безоблачная. Бывало, и тучи сгущались. Другое дело, как преодолеваешь всё, хватает ли внутренних стержней. Если бы они были хлипкие, не удержал бы, а уж если воспитал в себе какую-то несгибаемость, то стараюсь идти вперёд и быть верным своим принципам. Думаю, многое зависит от того человека, который рядом идёт по жизни. Недаром они и зовутся в простонародье половинками!

- В преддверии Дня сотрудника органов внутренних дел что бы пожелали тем, кто обеспечивает порядок и покой граждан?

- Здоровья, уверенности в завтрашнем дне, добра и семейного благополучия.

Беседу вела Елена БЕЛЯЕВА

Россия. ЦФО > Армия, полиция. СМИ, ИТ > mvd.ru, 12 ноября 2017 > № 2388526 Сергей Степанченко


Турция. Россия > Миграция, виза, туризм > inosmi.ru, 12 ноября 2017 > № 2384536

Туризм Антальи превысил десять миллионов

Мехмет Чинар (Mehmet Çınar), Hürriyet, Турция

После худших времен, пережитых в 2016 году, Анталья с возвращением на российский рынок приняла более десяти миллионов туристов.

В прошлом году провинция Анталья, известная как «туристическая столица» Турции, пережила худший период в своей истории. Из-за запрета «чартерных рейсов» из России, которая является одним из двух важнейших для региона рынков, туристический поток был низким до октября 2016 года; на европейском рынке в силу терактов, а также некоторых экономических и политических причин тоже произошел серьезный спад. Туристическому сектору, который после урегулирования отношений с Россией вступил в процесс восстановления в сентябре 2016 года, объявленного «худшим» в истории, в последние месяцы удалось залечить эти раны. Показатели, достигнутые в 2017 году, несмотря на то, что цены и число туристов ниже, чем в 2014-2015 годы, все же вселяют в сектор оптимизм.

Общее число приезжих — 10,272 миллиона

По данным Управления аэропорта Антальи, к 5 ноября 2017 года в этот аэропорт прибыло 9,522 миллиона туристов. За аналогичный период через аэропорт Газипаша въезд осуществили 750 тысяч туристов. В результате к концу октября Анталье удалось преодолеть отметку десять миллионов.

Россиян — более четырех миллионов

Свыше четырех миллионов посетителей из всех 10,272 миллиона туристов, прибывших в Анталью до 5 ноября 2017 года, составляют россияне. По данным аэропорта Антальи, в прошлом году к концу октября регион посетило 444 тысячи российских туристов, а за аналогичный период этого года прибыло 3,663 миллиона россиян, и это на 724% больше, чем в 2016 году. Число российских туристов, прибывших в аэропорт Газипаша, составило почти 500 тысяч. Таким образом, Анталью в общей сложности посетило более четырех миллионов россиян.

Губернатор Каралоглу выиграл пари

Туризм на уровне более десяти миллионов приезжих не только посулил хорошую прибыль туристическому сектору и многим другим связанным с ним секторам, но и позволил губернатору Антальи Мюниру Каралоглу (Münir Karaloğlu) выиграть пари, которое он заключил с президентом Торгово-промышленной палаты Антальи Давутом Четином (Davut Çetin) и членом правления ICF Airport Яшаром Дёнгелем (Yaşar Döngel). В то время как в последние месяцы 2016 года представители сектора прогнозировали не более девяти — девяти с половиной миллионов, губернатор Каралоглу дал прогноз: «Мы примем больше десяти миллионов».

Турция. Россия > Миграция, виза, туризм > inosmi.ru, 12 ноября 2017 > № 2384536


Украина. Россия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 ноября 2017 > № 2384534 Эндрю Уилсон

В Украине два вида национализма, лишь один полезен в войне с Россией - западный политолог

Эндрю Уилсон об Украине, Европе и войне с Россией

Владислав Кудрик, Апостроф, Украина

Британский политолог, старший научный сотрудник Европейского совета по международным отношениям, профессор украинских исследований Университетского колледжа Лондона, автор книг об Украине ЭНДРЮ УИЛСОН во второй части интервью «Апострофу» рассказал, что действительно имеет значение для вступления Украины в Евросоюз, какой национализм идет на пользу государству, а какой — во вред, как решить языковой конфликт, о политическом цинизме и том, чем отличается отношение украинцев к Владимиру Путину и обычным россиянам.

Первую часть интервью читайте тут: Украина может сделать Путину плохо в ближайшие шесть месяцев — западный политолог

— Уже в конце ноября должен состояться саммит Восточного партнерства. Какой вопрос, связанный с Украиной, сейчас ключевой для ЕС в этом контексте?

— Если быть реалистом, нет никакого большого горшка с золотом, внутри ЕС нет большого желания проводить более широкую, хорошую и смелую политику [в отношении Украины]. ЕС имеет свои внутренние проблемы. Но можно делать больше и при нынешнем состоянии отношений — это и был такой вдохновляющий месседж моей новой статьи на эту тему для Европейского совета по международным отношениям. Я также пытаюсь привести причины, почему скептические аргументы об упадке Восточного партнерства ошибочны. Оно способствует некоторым реформам, помогает стабилизации и суверенитету государств региона. Успех или провал Украины будет ключевым. Только вот поддерживать процесс реформ в момент, когда правящая элита сопротивляется отечественным неправительственным организациям, журналистам, политическим силам, которые настаивают на реформах… При дальнейшем участии ЕС работу все-таки можно будет сделать, несмотря на то, что подталкивать к реформам сейчас сложнее, чем в 2014 году.

Один из примеров — изменение позиции [президента Украины Петра] Порошенко относительно антикоррупционных судов. В июле ЕС не обращал внимания, и это позволило ему пересмотреть процесс. Но когда ЕС вновь начал давить, Порошенко еще раз полностью изменил свою позицию — что программа еще не завершена. Это показывает, что давление, когда его правильно применить, может сдержать чиновников от, как назвал это мой друг и коллега Ярослав Грицак, «сладкой контрреволюции».

— Выглядит так, что ЕС сейчас очень боится дать Украине сигнал, что ее ждут в Евросоюзе. Такой вывод можно сделать, учитывая и декларацию относительно Соглашения об ассоциации, которую год назад приняли по инициативе Нидерландов, и дискуссии относительно формулировок в нынешней итоговой декларации саммита Восточного партнерства. Это должно беспокоить Украину?

— Знаю, что психологически это важно для Украины, но моим ответом на ваш вопрос будет — «нет», это не должно иметь такого значения, какое оно имеет. Украине не нужна какая-то особая формулировка, потому что Статья 49 [Договора о ЕС] о вступлении на самом деле вполне понятна: если вы отвечаете Копенгагенским критериям, вы — потенциальный член Европейского Союза. Поэтому я не думаю, что стоит устраивать большую символическую дискуссию о словах. Если давить слишком сильно, слишком открыто, вы рискуете отдалиться от цели, а не приблизиться к ней. Украина имеет путь к возможному членству по Статье 49. Если она будет отвечать Копенгагенским критериям, вот это будет важно, чтобы стать потенциальным членом.

Но есть потребность в теплых словах и большей солидарности [со стороны ЕС]. Не думаю, что будет очень продуктивно забыть и на этом саммите о формулировке относительно перспективы членства. Но не должно быть за пределами возможностей умных бюрократов найти другие слова, которые были бы теплыми и поддержали бы устремления Украины.

— Вы согласны, что критерии не были единственным фактором в процессе либерализации визового режима с Украиной? Когда Украина выполнила все критерии, ЕС откладывал и откладывал введение безвиза. Почему в случае с членством Украины в ЕС политические факторы не могут вмешаться так же? Конечно, не через пару лет, а значительно позже.

— Я бы сказал немножко по-другому. Вы правы, что Украина выполнила все условия Плана действий по либерализации визового режима (VLAP), и ЕС ответил отсрочкой. Если бы ЕС в итоге так и не ввел безвизовый режим, это было бы крайне плохим решением. Ведь ЕС — бюрократический, легалистический, «скучный». Если вы выполняете Копенгагенские критерии, вы становитесь потенциальным членом. То же самое с VLAP, так же визовая либерализация произошла на Балканах. И хотя эта задержка была болезненной для Украины, в конце концов визовая либерализация состоялась. Поэтому, я думаю, мы забыли о задержке и праздновали то, что результат был в итоге достигнут. Да, политика вмешалась, и если бы она сорвала процесс, это было бы полной катастрофой и ужасной тактической ошибкой ЕС. Но этого не произошло. В конце концов, Украина достигла цели — и это основное.

— Какие есть риски для Украины в споре с Венгрией относительно закона об образовании? Вы знаете, наверное, что Будапешт заявил, что заблокировал проведение в декабре заседания комиссии «Украина — НАТО». Какую позицию в дальнейшем могут занять ЕС и НАТО?

— Этот вопрос также потенциально очень опасен. Потому что большей частью отношениями между Украиной и ЕС вполне оправданно занимается Европейская комиссия. То есть это уровень Брюсселя, а не государств-членов. И Восточное партнерство в целом — это политика, полностью сформированная и управляемая Европейской комиссией. Поэтому когда Венгрия кричит и угрожает затянуть процесс, действительно ли она способна это сделать? Да, потому что иногда политика действительно вмешивается, особенно если есть экстраординарное событие, вроде нидерландского референдума.

Думаю, это очень опасно, потому что вопрос отношений между Украиной и ЕС должен решаться на уровне 28 государств-членов через Еврокомиссию. Если вы позволяете отдельным государствам иметь право вето, это играет на руку России, потому что она точно будет в состоянии использовать это. Не думаю, что ЕС в достаточной мере осознает эту опасность. Это будет альтернативным будущим, в котором вы не дойдете до момента потенциального применения Статьи 49, когда Украина сможет присоединиться к ЕС, если наделите отдельные государства-члены правом вето.

— Какая языковая политика сейчас нужна Украине?

— Это был очень странный процесс, поскольку уменьшение объема обучения на языках меньшинств [в законе «Об образовании»] произошло очень-очень поздно — это точно не хорошая политика. Думаю, в более широком плане Украина требует комплексного решения.

Украиноязычное население определенно ущемлено. На самом деле нужна новая перепись, чтобы доказать, насколько велика доля украиноязычного населения. Но с точки зрения школьного образования и даже более — медиа, газет, издательской отрасли — украиноязычные ущемлены, если вы понимаете, что я имею в виду. Однако также должны быть обеспечены права для всех языков меньшинств. Русский находится в особой позиции, являясь одновременно языком меньшинства, как определено Конституцией, но также языком многих этнических украинцев. По моему мнению, закон идет слишком далеко в попытке форсировать этот процесс, занижая статус языка меньшинства. Я понимаю аргумент украиноязычных насчет обделенности, но есть пути исправления этой ситуации лучше, чем дискриминация языка меньшинства.

— Являются ли украинцы националистами в ваших глазах, или это только то, что хочет показать российская (и не только) пропаганда?

— Есть очень интересный и очень важный феномен роста гражданского национализма с 2014 года. О важности гражданского национализма в Украине говорили на протяжении 26 лет, но всегда было что-то вроде пустой коробки — чем украинцы должны гордиться, кроме этнической принадлежности, языка, вероисповедания или чего-то другого. Но прошла Революция Достоинства, продолжается война на востоке, украинцы стали более сплоченной нацией, невзирая на язык, вероисповедание и тому подобное. У вас очень позитивное признание роли конкретных меньшинств, например, крымских татар. «Два флага — одна страна» — очень хорошая кампания.

Также заметен рост и этнического национализма. Больше как продукта войны на востоке, чем как ее причины. Когда российская пропаганда пытается изобразить Евромайдан полностью вызванным этническим национализмом, это большое преувеличение. Но война радикализирует, мы видим подъем националистических группировок. Хотя и не все из радикальных националистических группировок являются этническими националистами — ультраправыми могут быть и гражданские националисты. Такие группировки могут основываться на экстремистской идеологии, враждебной к мигрантам, исламу и так далее.

Так что с 2014 года есть рост как гражданской, так и этнической стороны украинского национализма. Но в целом я бы отметил новый гражданский национализм, который важнее.

— Насколько оправданно, по вашему мнению, использование националистических идей во время войны? Это может сыграть злую шутку с Украиной, которая стремится стать частью ЕС?

— Гордость за оборону собственного государства, гражданский вклад в эту борьбу, жертвенность украинских солдат, независимо от их происхождения, взносы волонтеров, церквей, чтобы помочь военным усилиям или внутренне перемещенным лицам — вся эта гражданская национальная гордость, также связанная с флагом и национальными символами, почти полностью хороша. Это никак не связано с Бандерой.

Если взглянуть на результаты опросов общественного мнения, украинцы совершенно правы в том, кто виноват в войне. Можно увидеть значительное изменение в отношении к Путину, российской политической системе, но немного — в общем отношении людей к русской культуре, общему украинско-российскому культурному контакту в историческом прошлом. И это очень правильно: эту войну начал Кремль, нужно винить, скорее, его, а не обычных россиян.

Конечно, кое-кто это смешивает. Возродив старые традиции, появились новые национальные группировки вроде «Азова». Все они используют очень вредные, агрессивные, шовинистические или даже неонацистские символы. Ничто из этого не является полезным. Вы можете вести эту войну с гражданских позиций — вам не надо делать ее этнической.

Запад должен существенно поддерживать Украину, потому что она является жертвой, а Россия — агрессором с империалистической и агрессивной политической культурой. Именно это Украина должна показывать, потому что это основной нарратив войны. Все, что подрывает его, вредит.

— Относительно нынешних протестов в Киеве. Вам не кажется, что они дискредитируют саму идею гражданских протестов?

— Три первоначальных требования были согласованы общественными и политическими организаторами протестов. А потом протесты себе присвоили Михаил Саакашвили и радикальные маргиналы, добавив требования отставки Порошенко и тому подобное. Не думаю, что это помогло. Были три согласованных требования, совершенных и резонных. В демократии — а Украина до сих пор является демократией, хотя и несовершенной — глупо постоянно призывать к отставке лидеров.

— Возможно, согласитесь, что сейчас в Украине достаточно разочарования в деятельности и молодых политиков, и неправительственных организаций. Как можно побороть эту проблему? Чем может помочь опыт других переходных обществ?

— Я бы отделил новые политические силы от НПО. Это было неизбежно, и все равно в значительной мере разочаровало, что столько новых людей в октябре 2014 года были избраны как народные депутаты, но оказались такими же плохими, как и старая гвардия. Не все из них, но многие. В более широком смысле это проблема системы.

Если говорить в целом о смене власти и реформировании коммунистических партий после 1989 или 1991 года, тогда было больше консенсуса относительно того, что нужно сделать, старая гвардия была значительно дискредитирована, Россия в ранние 90-е не была чем-то вроде государства-вредителя, каким она является сейчас. Поэтому в определенном смысле посткоммунистическую систему реформировать труднее, чем коммунизм. После 26 лет понятно, что коррупционный фактор очень глубоко въелся в систему. Новые политики приходят, но это в действительности не имеет значения — они принимают и адаптируются к правилам системы. Это крайне заметно и удручающе. Но есть способы противостоять этому — нужно взглянуть на механизмы самовоспроизводства системы и попытаться взломать их.

Я бы значительно осторожнее критиковал НПО, особенно потому, что в 2017 году украинская власть устроила кампанию по их дискредитации. Большинство НПО делают хорошую работу по продвижению реформ. Конечно, есть разочарование общества, в Украине это «зрада»: все коррумпировано и испорчено, все коррумпированы до костного мозга, даже новые лица. В этом есть доля правды, но опасно быть слишком циничным, поскольку Россия также использует эти настроения. С другой стороны, важно и признание повсеместной коррупции и политического цинизма. Украина реформируется, с 2014 года произошло много хорошего, но это чрезвычайно сложный процесс, именно из-за патологий, которые посткоммунизм развил за эти 26 лет.

Украина. Россия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 ноября 2017 > № 2384534 Эндрю Уилсон


Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 ноября 2017 > № 2384532 Стивен Коэн

Малоизвестный Путин: официальный антисталинист России номер 1

Президент Владимир Путин принял участие в церемонии открытия памятника миллионам жертв сталинских репрессий, вокруг которого более 50 лет бушевала ожесточенная политическая борьба. Именно его поддержка позволила, наконец, воплотить этот проект в жизнь

Стивен Коэн (Stephen Frand Cohen), The Nation, США

Пишущий редактор издания Nation Стивен Коэн (Stephen F. Cohen) и Джон Бэчелор (John Batchelor) продолжают дискутировать на тему новой холодной войны между США и Россией. (С материалами предыдущих дискуссий, которые они ведут уже четвертый год, можно ознакомиться на сайте TheNation.com.)

В ноябре 1961 года, в конце съезда Коммунистической партии, на котором преступления Сталина были подвергнуты публичному осуждению, советский лидер Никита Хрущев неожиданно призвал к воздвижению национального памятника десяткам миллионов жертв 25-летнего правления Сталина и его политики массового террора. В течение следующих пяти десятилетий между противниками и сторонниками Сталина бушевала ожесточенная политическая борьба — порой выносившаяся на публику, но чаще всего протекавшая за кулисами — вокруг того, нужно ли увековечивать память о жертвах сталинских репрессий, или же ее необходимо стереть посредством цензуры и новых репрессий. 30 октября 2017 года антисталинисты России наконец одержали победу в этой борьбе, когда Путин официально — и лично — открыл в центре Москвы огромный мемориал под названием «Стена скорби», изображающий страдания жертв. Хотя формально этот мемориал был воздвигнут в память обо всех жертвах советских репрессий, он в первую очередь посвящается тем людям, которые погибли в годы правления Сталина, с 1929 по 1953 год.

Коэн пишет, что он много лет изучал эпоху Сталина и что за это время ему удалось лично познакомиться со многими выжившими жертвами «Большого террора». Кроме того, он тщательно изучил различные аспекты борьбы за их последующее место в советской политике и истории. (Эту историю он рассказал в своей книге под названием «Долгое возвращение. Жертвы ГУЛАГа после Сталина» (The Victims Return: Survivors of the Gulag After Stalin)). В результате он и его супруга Катрина ванден Хувел (Katrina vanden Heuvel), редактор и издатель The Nation, сочли, что они просто обязаны присутствовать на церемонии открытия этого мемориала 30 октября. Получив приглашение на это полузакрытое мероприятие, на котором присутствовало около 300 человек (в том числе чиновники, представители антисталинских мемориальных организаций, состарившиеся жертвы репрессий, родственники жертв и преимущественно российская пресса), они отправились в Москву.

Коэн подробно рассказал Бэчелору об этом мероприятии, на котором выступили Путин, патриарх Русской православной церкви, а также представитель организации «Мемориал» Владимир Лукин (с которым Коэн познакомился в 1976 году, когда Лукин еще был полудиссидентом и изгоем в Москве, и который позже стал послом России в Вашингтоне). Официальная церемония началась после 5 вечера и продлилась около 45 минут. Сначала Коэну показалось, что открытие этого памятника было несколько подпорчено пасмурной, холодной и дождливой погодой, но потом он внезапно услышал, как один из приглашенных тихо сказал, что «небеса оплакивают жертв». По сравнению с антисталинскими речами других советских и постсоветских лидеров выступление Путина показалось Коэну искренним, трогательным и даже проникновенным. (Его текст можно найти на сайте Кремля.) Не называя имен, Путин отметил ту крайне важную роль, которую в антисталинской борьбе сыграли Хрущев и Михаил Горбачев — советский лидер, правивший страной в эпоху реформ 1985-1991 годов. (Коэн и ванден Хувел провели вечер накануне церемонии открытия за ужином с Горбачевым и одним из его ближайших друзей, вспоминая перестройку, которую им тоже удалось наблюдать собственными глазами.) Одна из ремарок Путина во время его выступления показалась Коэну особенно важной. Отметив, что, хотя большинство событий истории России могут становиться объектами обсуждения и споров, никаких оправданий сталинским массовым репрессия быть не может. Другие противоречивые эпизоды истории могут иметь свои плюсы и минусы, но сталинский террор и его последствия были настолько страшными и всеобъемлющими, что никаких плюсов в них быть не может. Путин подчеркнул, что именно это должно послужить главным уроком для настоящего и будущего России.

Читая российскую прессу и просматривая выпуски новостей в течение трех дней, Коэн пришел к выводу о существовании трех основных видов реакции на открытие этого монумента и на роль Путина во всем этом — по крайней мере среди представителей московской политической и интеллектуальной элиты. Одна реакция — это полное одобрение. Другая реакция — характерная для ряда диссидентов советской эпохи, большинство из которых сейчас живут за границей — заключается в том, что открытие этого мемориала в память о прошлых жертвах является «циничным» шагом по отношению к жертвам репрессий в современной России. Третья точка зрения, характерная для ультранационалистических писателей, заключается в том, что любое осуждение сталинских «репрессий» — особенно со стороны официальных властей и лично президента Путина — само по себе позорно и предосудительно, поскольку оно ослабляет стремление нации дать отпор приближению США и НАТО к российским границам и «подавить» представителей «пятой колонны» внутри российского политического истеблишмента. По мнению Коэна, эти три реакции являются отражением спектра политических убеждений общества в путинской России.

Если рассуждать в историко-политическом контексте, создание официального памятника жертвам репрессий является историческим событием — не столько запоздалой данью уважения жертвам Сталина и миллионам их родственников, сколько официальным признанием факта невероятно масштабных преступных деяний (советского) российского государства. Тем не менее, к сожалению, американская пресса осветила церемонию открытия памятника 30 октября так же, как она освещает все события, происходящие в России: она либо умалчивает о них, либо старается преуменьшить значимость этих событий из-за своего невежества или из-за потребности очернять все, что делает и говорит Путин. Заголовок статьи, опубликованной в New York Times 30 октября, стал чрезвычайно показательным: «Критики презрительно усмехаются, пока Кремль воздвигает памятник жертвам репрессий» (Critics Scoff as Kremlin Erects Monument to the Repressed). (В этой статье содержится совершенно поразительное заявление: Кремль «так и не рассекретил архивы сталинской эпохи». Любой историк, изучающий советский период, и все более или менее осведомленные журналисты, работающие в Москве, скажут вам, что эти архивы были открыты еще в 1990-х годах. Это касается в том числе архивов советской Коммунистической партии, в которых содержатся личные документы Сталина и с которыми Коэн работает во время своих регулярных поездок в Москву.)

Учитывая эту систематическую небрежность, которую американская пресса демонстрирует, освещая Россию и Путина, Коэн решил прокомментировать ряд тем, которые он обсуждает в Бэчелором:

— В результате стремления американских СМИ демонизировать Путина его регулярно позиционируют как некоего «крипто-Сталина», который продвигает идею реабилитации репутации этого деспота в России. Это не соответствует действительности. Редкие и полуположительные публичные упоминания о Сталине относятся к победе СССР над нацистской Германией, от которой невозможно отделить личность Сталина — какими бы ни были его преступления. Как бы то ни было, Сталин был лидером СССР в военные годы. 30 октября стало далеко не первым разом, когда Путин появился на публичном мероприятии в память жертв сталинских репрессий — прежде он уже делал это, будучи единственным из советских и постсоветских лидеров, делавших это. Более того, в ходе своей исследовательской работы Коэн узнал, что, несмотря на сопротивление на самом высоком уровне, Путин лично настоял не только на открытии этого нового памятника, но и на создании крупного Государственного музея истории ГУЛАГа, который несколько лет назад открылся в Москве. Действительно, историческая репутация Сталина в современной России переживает подъем. Однако так происходит в силу обстоятельств, которые Путин не в силах контролировать, по крайней мере полностью. Просталинские силы в российском политическом, медийном и историческом истеблишменте использовали свои внушительные ресурсы, чтобы представить кровожадного деспота в образе сурового, но милосердного лидера, который защищал «народ» от иностранных врагов, предателей, продажных политиков и коррумпированных бюрократов. Помимо этого, сегодня, когда Россия, по мнению многих, сталкивается с новыми угрозами из-за рубежа, Сталин предстает лидером, который сумел выдворить нацистскую военную машину за пределы Советского Союза и на пути к Берлину уничтожить ее. Неудивительно, что, по результатам недавно проведенного опроса, в рамках которого исследовалось отношение людей к значимым историческим фигурам, Сталин возглавил список. Коротко говоря, репутация Сталина менялась в зависимости от масштабных социальных процессов и событий на мировой арене. Так, в 1990-е годы, в эпоху Ельцина, когда страна переживала тяжелые экономические потрясения, репутация Сталина, которая существенно понизилась в горбачевскую эпоху, снова начала расти.

— Часто говорят, что относительное молчание Путина касательно спорных моментов в современной истории — это некая форма сокрытия или цензуры. Но сторонники этой версии упускают из виду два важных фактора. Подобно любому государству и его руководству, Россия нуждается в удобной, согласованной истории, которая поможет обеспечить стране стабильность и прогресс. Достичь общественного консенсуса касательно глубоких травм царского, советского и постсоветского прошлого крайне сложно, если это вообще возможно. Подход Путина — за несколькими исключениями — был двусторонним. Во-первых, он довольно редко выступал с резкими суждениями касательно противоречивых периодов и событий, и он всегда призывал историков, политологов и экспертов публично дискутировать и обсуждать их разногласия «цивилизованно». Во-вторых, он старался не опускаться до советской практики навязывания тех или иных интерпретаций исторических событий, для которой требовалась жесткая цензура и другие формы подавления. Этим и объясняется его отказ устраивать государственные празднования по случаю 100-летней годовщины революции 1917 года — в противовес распространенному мнению, он вовсе не «боится новой революции» — и решение отдать подобные празднования на откуп Коммунистической партии России, для которой события 1917 года остаются священными. Несомненно, Путин заслуживает уважения за то, что он не навязывает ту или иную интерпретацию исторических событий — единственным исключением является победа СССР во Второй мировой войне, в ходе которой погибло 27,5 миллиона советских граждан, но даже в этом вопросе в российских СМИ наблюдается масса противоречий.

— Кроме того, американские СМИ часто заявляют о том, что Россия никогда публично не разбиралась, «не смотрела в лицо» своему мрачному сталинскому прошлому. Это тоже не соответствует действительности. С 1956 по 1964 год Хрущев позволял публиковать откровения и суждения касательно преступлений сталинской эпохи. При его преемнике этот поток публикаций прекратился, но потом наступила горбачевская эпоха гласности — своеобразный «Нюренбергский процесс над сталинской эпохой» во всех светских СМИ. С тех пор этот процесс не прекращался, хотя его масштабы и интенсивность несколько уменьшились и он начал сталкиваться с более сильной просталинской оппозицией. Стоит напомнить американцам о том, что в Москве есть два воздвигнутых государством национальных памятника миллионам жертв сталинской эпохи — Музей ГУЛАГа и новый мемориал «Стена скорби». В Вашингтоне нет ни одного памятника, посвященного миллионам жертв рабства в Америке.

Тем не менее, заключает Коэн, новый памятник жертвам Сталина не поможет положить конец ожесточенным спорам и политической борьбе вокруг его репутации в России, которые начались сразу после его смерти 64 года назад. Эта борьба и споры продолжатся — не из-за личных предпочтений того или иного лидера Кремля, а из-за того, что миллионы родственников жертв сталинских репрессий и их мучителей до сих спорят друг с другом и продолжат спорит еще не одно десятилетие. Потому что эпоха Сталина отмечена не только огромным количеством преступлений, но и огромным количеством национальных достижений, которые даже самым подготовленным историкам крайне сложно примирить и сбалансировать. И потому что почти 30-летняя сталинская эпоха до сих пор оказывает влияние на Россию, не менее значительное, чем влияние лидера Кремля — даже если это Владимир Путин.

Стивен Коэн — почетный профессор Принстонского и Нью-Йоркского университетов и пишущий редактор издания The Nation.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 ноября 2017 > № 2384532 Стивен Коэн


Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 ноября 2017 > № 2384489 Леонид Бершидский

Путин троллит Запад — и это не просто тактика

Вмешательство в западные выборы может показаться ошибкой, но на самом деле это часть долгосрочной и мрачной игры

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

В пятницу, 10 ноября, Белый дом унизил президента России Владимира Путина, объявив о том, что президент Дональд Трамп не проведет формальную встречу с ним в рамках форума «Азиатско-Тихоокеанское экономическое сотрудничество» во Вьетнаме, несмотря на то, что Кремль несколько раз заявлял о том, что встреча этих двух лидеров состоится. Очевидно, что диалог между США и Россией нарушен в гораздо большей степени, чем предпочел бы Кремль.

Можно ли сказать, что Путин совершил стратегическую ошибку, открыто занимаясь троллингом американской и других западных демократий в тот момент, когда там проводились важные выборы в 2016 и 2017 годах?

Умные люди утверждают, что совершил.

«В тактическом смысле это была отличная работа, — отметил бывший президент Эстонии Тоомас Ильвес (Toomas Hendrik Ilves), выступая на конференции в четверг, 9 ноября. — Но в стратегическом смысле то, что они сделали, — это провал. Они сумели оттолкнуть многие из крупнейших западные стран, тех самых стран, где они отмывают свои деньги».

В своей статье, недавно опубликованной в Guardian, Марк Галеотти (Mark Galeotti) один из самых проницательных западных экспертов, пишущих сегодня о России, выдвинул сходную мысль:

Если Путин полагал, что его кампания хакерских атак, распространения дезинформации, секретной финансовой помощи определенным силам и другие подобные трюки помогут ему формировать политическую повестку дня в странах Запада, то сейчас ему стоит пересмотреть свои убеждения… Разрушительная склонность Путина к действиям, наносящим вред, по всей видимости, является продуктом его прошлого в КГБ, его возмущения в связи с утратой Россией статуса сверхдержавы и отсутствия других, более приемлемых способов продвигать интересы России. Пока Путин требует от своих шпионов, троллей, дипломатов и лоббистов пользоваться любой возможностью, чтобы сеять раскол и недоверие в странах Запада, независимо от долгосрочных последствий, он рискует превратить Россию в государство-изгоя.

Западные эксперты по России уже много лет спорят о том, что является сильной стороной Путина: стратегия или тактика? Если предположить, что кампании, направленные на то, чтобы сеять хаос и в некоторых странах продвигать популистских кандидатов на выборах, обернулись для России негативными последствиями, то Путин — это тактик, который не может не ввязываться в краткосрочные игры в ущерб более долгосрочной игре.

Я наблюдал за Путиным начиная с того времени, когда он еще не был президентом, и я бы не стал этого утверждать. В течение первых восьми лет своего президентства российский лидер пытался вести две различные долговременные игры.

В течение своего первого президентского срока Путин старался следовать правилам «Пакс Американа», стремясь к экономической эффективности, вынуждая правительство добиваться удвоения объемов производства и претендовать на высшие строчки в международных рейтингах, таких как рейтинг Doing Business Всемирного банка. Он даже говорил о возможности вступления России в Организацию Североатлантического договора. Даже если его внутренняя политика тогда не была либеральной, Путин первого президентского срока мало чем отличался от, скажем, Виктора Орбана в Венгрии, Ярослава Качиньского в Польше и Сильвио Берлускони в Италии.

В ходе второго президентского срока Путин начал постепенно уставать от западных правил и старался сделать Россию равноправным участником переговоров с США и европейскими странами. В те годы благодаря росту цен на нефть доходы России начали стремительно расти, и ее богатства распространились по всему миру, что укрепило уверенность Путина в собственных силах. Кульминацией того периода времени стала речь, которую Путин произнес на Мюнхенской конференции по безопасности в 2007 году и в которой он обвинил США в чрезмерной склонности применять силу в международных отношениях. Однако тот Путин все еще поддерживал партнерские отношения с Западом, который согласился на членство России в клубе Большой восьмерки и принял ее помощь в борьбе с терроризмом.

Пока Путин занимал должность премьер-министра с 2008 по 2012 год, он, очевидно, пришел к выводу, что стратегии, основанные на идее партнерства, не работают. Это объясняет его резкий публичный спор с тогдашним президентом Дмитрием Медведевым по вопросу о вмешательстве Запада в ливийский конфликт в 2011 году. Когда россияне вышли протестовать против нечестных выборов, а госсекретарь Хиллари Клинтон открыто поддержала протестующих, вторая долгосрочная игра Путина, которую Медведев продолжил, была окончена.

Путин почти никогда не вел себя непредсказуемо или беспорядочно. Возможно, в стратегическом смысле он вел более разумную игру, чем любой западный лидер его эпохи, и это объяснялось в том числе тем, что ему не приходилось чрезмерно волноваться по поводу победы на выборах. Поэтому он вряд ли превратится в тактика-оппортуниста во время своего третьего срока. Просто его нынешняя игра представляет собой мрачное путешествие по неизведанному, и, по всей видимости, это время от времени пугает его подчиненных, а, возможно, и самого Путина.

Многие считают, что все, что Путин делал после аннексии Крыма в 2014 году, — это серия реактивных, оппортунистических и в конечном итоге ошибочных шагов. Он захватил Крым, просто потому что он мог это сделать; он разжег войну на востоке Украины, потому что это было легко; он отправился в Сирию, потому что там образовался вакуум; провел пропагандистские кампании и кампании «активных мер» в Соединенном Королевстве, США и других западных странах, потому что они были к этому не готовы; он заставил своих подчиненных подружиться и поддержать ультраправых политиков по всей Европе, потому что им нужны были друзья и — как в случае с Марин Ле Пен — деньги. Он оказывал влияние на людей и исход, но он не сумел завести друзей: создается впечатление, что на каждом шагу он приобретал только новых врагов.

К сожалению, это, вероятнее всего, является третьей долгосрочной игрой Путина. Он не верит, что у сотрудничества с Западом есть какие-то положительные стороны. В последние несколько лет он регулярно говорит о том, что санкции против России не будут сняты, что бы она ни делала. Поэтому он стремится доказать, что Запад — в первую очередь США — настолько неустойчив, что даже слабый толчок может вывести его из равновесия. И эта демонстрация рассчитана на развивающиеся страны. Она призвана вдохновить страны Азии, Ближнего Востока и Латинской Америки на то, чтобы они бросили вызов гегемонии США — чтобы они начали рассматривать Запад как колосса на глиняных ногах. И это вполне может сработать: президент Филиппин Родриго Дутерте (Rodrigo Duterte) восхищается Путиным. Путинская демонстрация слабостей Запада, возможно, оказывает влияние даже на Китай, который, по всей видимости, отказался от идеи продолжить процесс либерализации.

Путь глобального тролля, глобального джокера, вечного оппонента — это одинокий путь, хотя он вполне соответствует русскому характеру и стремлению одерживать победу в качестве жертвы несправедливости. Создается впечатление, что Путин испытывает фантомные боли там, где прежде проходили саммиты Большой восьмерки, дипломатические встречи на высшем уровне и душевные разговоры с западными лидерами.

Окружение Путина к настоящему моменту уже смирилось с тем, что те западные активы, которые могли им принадлежать, сейчас оказались под угрозой, однако теперь, когда Россия вступает в свою новую роль, миллиардеры и главы компаний, которые еще помнят предыдущую долгосрочную игру Путина, испытывают весьма неприятные чувства, когда санкции против них ужесточаются, а прежние деловые партнеры больше не хотят с ними общаться. Эти приступы сожаления, как и отчаянные попытки Кремля сохранить видимость дипломатических контактов, могут показаться Западу признаками угрызений совести и попытками найти такой выход, который позволил бы сохранить лицо.

Но на самом деле все, возможно, обстоит иначе. Эволюция взглядов Путина необратима, а способность России переносить тяготы и невзгоды постоянно недооценивается. Путин, несомненно, считает, что она гораздо выше, чем считают его западные противники, и сейчас пока неясно, кто из них прав.

Лучший ответ Запада на игру Путина — это доказать, что демократические институты до сих пор работают, что они до сих пор позволяют людям получать то, чего они хотят от правительства, что Запад все еще может быть примером и нравственным компасом для развивающегося мира и для России. Пока США и Соединенное Королевство не проходят эту проверку. Континентальная Европа показывает более обнадеживающие результаты, хотя и у нее есть немало слабых мест. Стратегия Путина заключается в том, чтобы представить эти разногласия и недостатки в качестве проявлений экзистенциального кризиса, и пока еще рано говорить о том, что он проигрывает.

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 ноября 2017 > № 2384489 Леонид Бершидский


Китай. США. Азия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ. Образование, наука > dn.kz, 11 ноября 2017 > № 2393248 Юрий Сигов

Нужна ли Китаю «мягкая сила»?

Заставить себя уважать в мире - это не то же самое, что его себе подчинить

Юрий СИГОВ, ВАШИНГТОН

После состоявшегося недавно очередного съезда Компартии Китая чего только и самому китайскому лидеру- товарищу Си, и его ближайшим соратникам не приписывали. И некий "новый курс", который должен вывести вот-вот КНР на новые, невиданные прежде экономические рубежи. И окончательное вытеснение Соединенных Штатов из Азии, где им по чисто географическим понятиям вообще делать нечего. И возрождение велико-китайского духа, с которым теперь не совладать ни либералам, ни демократам разным из преимущественно западного толка государств.

Но как-то в стороне находится при этом, как мне видится, самый главный аспект всей той бурной политико-экономической деятельности, которую ведет нынешнее китайское руководство. Причем сравнивать ее надо не с тем, чем занимаются по всему миру американцы или другие западники, а с самой философией дальнейшего развития Поднебесной, как действительно центрального, формирующего для всей человеческой цивилизации места на карте мира.

С которого все, согласно учению великого Конфуция, все только-только начинается. А чем закончится - и когда не знает вообще никто. Ни американские с западноевропейскими китаистами, ни сами китайские товарищи-перестройщики. Но вот то, что вне зависимости от всех их желаний реально происходит в китайской политике на самом деле очень символично. А именно - Китай еще раз подтвердил, что не хочет править миром (и уж тем более биться насмерть за подобную привилегию с Америкой). И не потому, что не сможет, а потому что не знает как, и не понимает, зачем это ему может понадобиться.

Так мировая ли держава КНР? Ну, это кого об этом спросить и с чем соглашаться

Начнем вот с чего. Уже минимум лет десять в любых научных и псевдо-научных работах, посвященных Китаю, только и утверждается, что он- вставший с колен новый мировой гигант-гегемон, который уже то ли обогнал США, то ли вот-вот окончательно обгонит. Подомнет под себя неизбежно сначала Азию, потом все соседние страны по алфавиту, и наконец, приступит к единоличному правлению всей нашей планетой.

Но наряду с военной и экономической "расправляемостью плеч" Китаю якобы неплохо было бы побеспокоиться и о своем внешнем имидже. То бишь том, как его поведение и политику принимают в окружающем Поднебесную мире. И насколько этому те самые "окружающие народы-государства" будут либо сопротивляться, либо китайской экспансии всеми силами содействовать (потому что просто другого выборы им Пекин не оставит). Посему Китай только за последнее десятилетие потратил сумму в 15 миллиардов долларов исключительно на так называемую "мягкую силу". То есть на создание положительного о себе мнения за границами Поднебесной, чтобы все посторонние воспринимали КНР как друга и надежного партнера, если не союзника.

Еще в 2011 году на съезде Компартии Китая было официально заявлено, что страна будет стремиться добиваться статуса "великой социалистической культурной державы". А в 2014 году в одном из своих выступлений товарищ Си дал понять, что настал момент как можно яснее и правильнее донести до окружающего КНР мира нашу политику. Тогда же в обиходе появились легко узнаваемые нынче для любого слова и фразы по типу "китайская мечта", "мечта народов Азиатско-Тихоокеанского региона", "Шелковый путь", "Морской путь в 21-й век" и многие другие.

Кому-то может со стороны показаться, что все это - словесная шелуха, но китайские товарищи так вовсе не думают. Под привлекательные лозунги и красивую словесную упаковку Китай запустил и много чего на практике. К примеру, Банк стран БРИКС, Азиатский банк инфраструктурных инвестиций, зону свободной торговли в Азиатско-Тихоокеанском регионе. По всему свету стали открываться культурные центры Китая (с начинкой философии самых прагматичных и понятных мыслей Конфуция), которые потихоньку стали подтачивать основы навязанного всем и во всем западного миропорядка.

Под свои "новые мировые проекты" Пекин выделил немалые средства - 50 млрд. долларов в Азиатский банк, 41 млрд. долларов - для банка БРИКС, 40 млрд. долларов - под сухопутный "Шелковый путь" и 25 млрд. долларов - под его морскую составляющую. К 2025 году Пекин готов инвестировать за границами Поднебесной гигантскую сумму - 1,25 триллионов долларов. Это не под силу нынче не только США, но и всему Западному миру, если он даже на то решится.

Точно при этом никому неизвестно, сколько Китай тратит на свое "внешнее оформление", хотя западные эксперты утверждают, что ежегодно Пекин расходует около 10 млрд. долларов только на "внешнюю пропаганду". К примеру, Госдепартемент США имеет на подобные расходы в год около 600 млн. долларов, которые при нынешнем президенте страны урезаны более чем вполовину. При этом китайские лидеры, куда бы они ни ездили, всегда везут с собой не только высокие слова и речи, но и деньги. Везде и всегда. А те, кто берет китайские деньги, просто обязаны делать все так, как им велят товарищи из Пекина. И других вариантов подобной китайской "благотворительности" просто не предусматривается.

В этой связи Соединенные Штаты вообще не понимают, какая такая может быть у Китая "мягкая сила", если вся пропаганда там практически полностью подконтрольна государству? Как будто в США или других западных странах система работает как-то иначе. Но в Китае информация действительно рассматривается государством как нечто определяющее мировоззрение населения. А его нельзя "пускать на самотек", и позволять"вражеским службам" промывать мозги китайскому населению в "неправильном направлении".

Именно для этой цели в Китае и был создан Госсовет по управлению информацией. Эта организация ведает всеми выставками, публикуемыми материалами, мероприятиями в сфере массовой информации, культурными и информационными обменами. Она же проводит так называемые "Годы Китая" в зарубежных странах, а все основные достижения, имеющиеся у КНР за прошедший год, официально публикуются в специальном ежегоднике "Средства массовой информации Китая".

У этого Госсовета есть специальные подразделения, которые работают только на Тайвань, Гонконг и Макао, а также китайские диаспоры, проживающие за территорией КНР. Имеется также отдел, работающий с иностранцами, которые приезжают в Китай с познавательными целями или по обмену, иностранными журналистами, учеными и специалистами, занимающимися Китаем профессионально. Он же издает самые известные за границей китайские англоязычные газеты - "Чайна Дейли" и "Глобал Таймс".

Наш посыл - простой и точный. Только читайте и слушайте повнимательнее

Одной из главных задач, которую ставит руководство Компартии Китая - это сломать существующую медийную монополию Запада на информацию. Для этого круглосуточно работает огромное агентство Синьхуа, в котором трудится более 3 тысяч журналистов, 400 из которых находятся за границей в 170 бюро. Каждый год Синьхуа открывает новые заграничные корпункты и набирает новых корреспондентов для этой ответственной пропагандистской деятельности.

При этом перспективная задача Синьхуа- стать основным источником информации в мире и выдавить из этого сегмента таких западных гигантов, как Reuters, BBC и Associated Press. Аналогичное наступление китайцы ведут и на телевещании, соперничая со все той же BBC, каналом CNN и катарской AL Jazeera. У Синьхуа уже сейчас более 100 тысяч западных подписчиков, и планы агентства - доносить "только правдивый рассказ о жизни Китая и его граждан для иностранных потребителей".

Не отстает от Синьхуа и Центральное телевидение Китая, которое уже стало полностью всемирным. Оно вещает на шести языках, а на английском вещание идет круглосуточно(причем все американские кабельные пакеты по подписке обязательно включают в себя как минимум два китайских канала на английском языке). С 2012 года первый китайский телеканал открыл свой филиал в США и ведет передачи, предназначенные только для американского телезрителя.

Тем временем мало кому известно, но самым мощным средством внешней пропаганды Китая является Радио Пекина, созданное еще в 1941 году. Тогда китайцы вели свою радиопропаганду только на Японию, но сейчас под контроль китайского радио попал весь мир. Передачи из Пекина ведутся на 38 языках, и у радио Пекина есть 28 заграничных корпунктов. Не отстают в этой медийной работе и китайские посольства за рубежом. Их задача - публиковать платные материалы в ведущих западных газетах и журналах, устраивать встречи в университетах с китайскими дипломатами и приглашать местных корресподентов в посольство для "информационно- разъяснительной работы" по поводу очередных успехов КНР в сфере экономики, спорта и культуры.

Одновременно китайцы жестко отслеживают все публикации, касающиеся КНР, и соответствующим образом наказывают тех заграничных журналистов (просто не дают визы тем же американцам), которые ищут в Китае разные нарушения и "нестыковки" с западными понятиями свободы слова и демократии. То же касается и ученых, занимающихся Китаем. Им также "недвусмысленно" советуют быть взвешеннее при оценках того,что происходит в Китае. В противном случае их не будут приглашать в КНР на конференции или преподавать в тамошних вузах.

Уроки китайского иностранцам все равно никогда не освоить

Одним из важных элементов пропаганды китайского образа жизни и самой философии ключевых аспектов заветов великого Конфуция является обучение в КНР. Сейчас в стране учится около 320 тысяч иностранных студентов. Большая часть из них изучает китайский язык, причем 20 тысяч из них попали в КНР на стипендии китайского правительства. При этом в Китае существует огромное количество разных кратковременных курсов, на которые приглашаются иностранные дипломаты, военные, ученые, политики разных стран. И там им также доводится "правильная" точка зрения на все то, что касается китайской внешней и внутренней политики.

Хотя всего три китайских университета входят в первые сто лучших вузов мира (но учтите, что составлен этот список американцами, так что сами делайте вывод, кто и где на самом деле лучший из китайских вузов, а кто - не совсем), получение высшего образования в КНР становится все более популярным и престижным за границей, особенно у учащихся из азиатских государств.

Особое внимание уделяется китайскими властями работе так называемых Институтов Конфуция. Они вроде бы предназначены для изучения китайского языка и знакомства иностранцев с китайской культурой. Но на самом деле их функции куда глубже и перспективнее на "дальний прицел". Сейчас их насчитывается 475, и действуют они в 120 странах мира. Для сравнения: у Германии Институтов Гете 160 в 94 странах, а Британский совет имеет отделения в 49 странах, и всего их насчитывается 70 офисов.

Отдельно стоит упомянуть о продвижении за границами Поднебесной древней китайской истории, культуры, боевых искусств, исполнителей классической западной музыки китайскими музыкантами. Китайцы стали побеждать все чаще на ведущих мировых конкурсах по литературе, музыке, изобразительному искусству. Популярными в мире становятся китайские архитекторы за их умение удачно совмещать западные и восточные мотивы в сооружении самых престижных зданий на нашей планете.

Очень любят китайцы "поработать над иностранными умами" на своих многочисленных конференциях и симпозиумах. Разного рода форумы, круглые и квадратные столы для дискуссий, конференции по развитию, экономике, науке и технике - всем этим в Пекине занимаются на самом высоком уровне и придают подобному "мягкому окучиванию" иностранцев повышенное внимание. Провели китайцы уже Олимпиаду, ЭКСПО, Азиаду, саммиты "двадцаток" и прочего - и все с одной целью - поднять еще выше престиж своей страны и сделать так, чтобы с ней самым серьезным образом кругом считались.

По примеру американцев Китай в последние несколько лет резко активизировал программы обменов с зарубежными странами. Китайцы привозят к себе всех тех, кто за рубежом профессионально занимается Китаем, причем все подобные поездки оплачиваются китайским госбюджетом. А те, кто в них попадает, потом становятся невольно главными пропагандистами китайского образа жизни и политики китайского руководства (таких сейчас и ученых, и журналистов что в России, что в Казахстане полным-полно).

А ведь на подобном пропагандистском поприще очень эффективно работает еще и Министерство обороны КНР. У него есть специальный Институт международных стратегических исследований, а также Китайский фонд по международным стратегическим исследованиям. Они находятся "под колпаком" у китайских спецслужб, и их задача - привлекать к "совместной научной работе" военных и спецслужбы зарубежных государств. Они составляют ежеквартальные отчеты высшему военному и политическому руководству о своей работе. А есть еще и несколько научных центров и исследовательских институтов, которые работают как по военным, так и по политическим заказам высшего китайского руководства.

Вопрос только в том, насколько все эти усилия китайского правительства приносят реальную стране пользу(помимо освоения гигантских финансовых средств и трудоустройства сотен тысяч людей). Так вот, западные компании, исследуюшие общественное мнение, регулярно пытаются убедить всех, что Китай как был "неуважаемым" (якобы) государством в мире, так таким и остается, несмотря на все против того предпринимаемые меры. Вроде бы Китай по-прежнему негативно воспринимают не только в США и Европе (кто бы сомневался), но и на других континентах, включая и Азию.

Однако подобным "экспертным оценкам", на мой взгляд, не стоит не только доверять, но и вовсе принимать их к сведению. Дело в том, что никому сами китайцы, кроме самих себя, непонятны. То, что задумало китайское руководство, доподлинно непонятно даже самим рядовым гражданам КНР, не говоря уже о всяких специалистах по Китаю из западных стран. И уж тем более не им рассуждать, как к Китаю на самом деле кто за его границами относится. Так, в США специалисты по Китаю уверены, что он не может восприниматься в мире позитивно, потому что там нет якобы свобод, кругом царит бюрократия, коррупция и правит засилье коммунистической идеологии.

Между тем подобные объяснения свидетельствуют о полном непонимании самой сути китайской жизни, культуры взаимоотношения людей в КНР. И главное - того, какими целями руководствуются китайские лидеры на будущее. А они при всей нынешней мировой глобализации в Китае - особенные, и ничуть на классические западные непохожи. Китай ведь - это не страна, а философское измерение. И соответственно, для своего самоутверждения в мире ему нужно совсем иное, нежели то, чем руководствуются политики другой культуры с западными понятиями о свободах и демократиях.

Китай. США. Азия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ. Образование, наука > dn.kz, 11 ноября 2017 > № 2393248 Юрий Сигов


Украина. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 11 ноября 2017 > № 2384487 Олег Пономарев

Порошенко «включил заднюю»

Украина не будет разрывать дипотношения с Россией.

Олег Пономарев, Riga.Rosvesty, Латвия

Киев — 8 ноября 2017 г. депутат Верховной рады от провластной партии «Блок Петра Порошенко» Иван Винник внес в проект закона о «Реинтеграции Донбасса» поправку, которая предусматривает разрыв дипломатических отношений с Россией. Сама идея не нова. О необходимости разрыва дружбы и любых связей неоднократно заявляли украинские националисты, но дальше разговоров дело не пошло.

Например, авиасообщение с «агрессором» давно прекращено, но действует железнодорожное. Областные и местные советы время от времени устраивают демарши против российского бизнеса на Украине, но Украина продолжает покупать российский газ и уголь. Сам Петр Порошенко не раз повторял, что нам давно пора сказать России «окончательное прощай», но сам попрощаться с бизнесом в соседней стране не готов. Впрочем, не готовы к этому и простые украинцы: люди хотят нормальных отношений, люди продолжают отдыхать в Крыму и ездить в Россию, люди просто устали от популизма и пустых угроз официального Киева.

Какой-то не агрессивный получается «агрессор»

С одной стороны, на Украине немало сторонников окончательного разрыва отношений с Россией и, в большинстве своем, это т. н. «патриоты» и националисты. По словам автора скандальной поправки «в обществе есть на это социальный запрос» и по последним социологическим данным таковых на Украине большинство. Вот только, когда и кем этот «опрос» был проведен, Винник не говорит. Тем не менее, рациональное зерно в разрыве все же есть: если в законе о реинтеграции Донбасса Россия признается страной-агрессором, то и дипломатические отношения с ней выглядели бы неестественно.

«В заключительных положениях я предложу комитету обратить внимание на то, что исполнительная ветвь власти — кабинет министров — обязана будет привести наше законодательство, наше правоотношение и дипломатические отношения со страной-агрессором к практике международного права и его применения, а именно — разрыв дипломатических отношений и соответственно — рассмотреть возможность привлечения какой-то третьей стороны для осуществления отдельных представительских функций Украины в РФ, которая будет признана страной-агрессором», — заявил Винник в комментарии агентству «Интерфакс-Украина».

По словам бывшего премьер-министра Украины Николая Азарова, киевская власть вынуждена всячески поддерживать на Украины образ России, как врага, чтобы отвлечь внимание людей от нищеты и сумасшедшего курса доллара, отсутствия реформ и тотальной коррупции. А так, как все способы уже перепробованы, а украинцы по-прежнему ездят в Россию отдыхать и работать, включается «тяжелая артиллерия».

«Правые давно захватили власть в Киеве, отменили все социальные гарантии населению, дальше «праветь» уже некуда. При этом экономическая обстановка все хуже, промышленность убита, 10 миллионов украинцев покинули страну, чтобы зарабатывать копейку, а киевские власти все твердят об «агрессии России» и даже грозятся разорвать дипломатические отношения», — пишет Николай Азаров в своем Facebook.

По его словам, это очередной безответственный шаг той части украинского руководства, которая нацелена на дальнейшее осложнение между Россией и Украиной. Ситуация экономическая и социальная ухудшается, надо постоянно нагнетать образ врага. С этим же связываю недавние обстрелы центра Донецка.

Порошенко: «Вы неправильно все поняли»

Еще один член БПП — Алексей Гончаренко, еще несколько лет назад носивший георгиевские ленты и верно служивший Партии Регионов и экс-президенту Виктору Януковичу, первым заявил, что решение о разрыве дипломатических отношений «несвоевременно».

«Решение о дипломатических отношения с Российской Федерацией — это отдельное решение, которое мы можем принимать и нужно десять раз его взвесить, потому что если мы разрываем дипломатические отношения с РФ, как это отразится на Минском процессе, на защите украинцев, которые находятся на территории РФ… Там много украинцев, которые нуждаются в помощи. Как это отразится на тех тысячах украинцев, которые продолжают работать в РФ, нравится нам это или нет», — заявил Гончаренко.

Чуть позже против разрыва дипломатических отношений высказался и сам президент Петр Порошенко. Об этом заявил сам инициатор поправки Винник.

«Я могу только сказать, что президент не поддерживает идею разрыва дипломатических отношений с Российской Федерацией. Идею, которую я предложил комитету, — она остается на рассмотрении комитета», — сказал он.

Дипотношения между Украиной и Российской Федерацией были установлены в 1992 г. соответствующим протоколом. По законодательству Украины, предложения о разрыве дипотношений вносятся МИД либо другими центральными органами исполнительной власти (Кабинет министров, министерства, ведомства). Ранее МИД Украины заявлял, что также не поддерживает идею разрыва дипломатических отношений с Россией, так как считает, что это может негативно сказаться на гражданах Украины. Пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков заявил в среду, что принятие решения о разрыве дипотношений — суверенное дело и от этого, в первую очередь, пострадает сама Украина.

Грузия все это уже проходила

В ближайшее время Грузия может вернуться к диалогу о восстановлении дипломатических отношений с Россией. Об этом заявил специальный представитель премьер-министра Грузии по взаимоотношениям с Российской Федерацией Зураб Абашидзе. В свою очередь заместитель главы МИД РФ Григорий Карасин поддержал заявление своего грузинского коллеги.

Он отметил, что такое заявление можно только поприветствовать.

«Дело в том, что с 2008 года не по инициативе российской стороны произошел разрыв дипотношений с Грузией, и сейчас Россия не препятствует тому, чтобы страны восстановили дипломатические связи. Так что сроки позитивных перемен в этом вопросе зависят исключительно от Тбилиси», — заявил представитель России.

Напомним, что в 2008 г. на фоне войны в Южной Осетии и признания Москвой независимости Абхазии и Южной Осетии парламент Грузии призвал правительство страны разорвать дипотношения с Россией. За это решение единогласно проголосовали 106 депутатов. Один из авторов решения отметил, что, согласно Венской конвенции о дипломатических отношениях, их разрыв не всегда означает разрыва консульских отношений. Иными словами, окончательно дружба не разрывается все равно. Интересы стран представляли посольства Швейцарии в Москве и Тбилиси, однако в 2012 г. Грузия все же пошла первой на уступки и ввела безвизовый режим для краткосрочных поездок граждан России. В том же году российские и грузинские дипломаты впервые провели двусторонние переговоры после войны.

В октябре 2012 г. после смены власти в Грузии, новое правительство назвало одним из главных приоритетов внешней политики нормализацию отношений с Россией. На данный момент между Россией и Грузией диалог поддерживается в рамках женевских дискуссий и регулярных встреч.

«Диалог Грузии с Россией в определенной степени способствовал осуществлению успешного европейского проекта», — добавил спецпредставитель премьера Грузии по связям с РФ Зураб Абашидзе.

Данное заявление он сделал в рамках проходящей в Тбилиси конференции под названием «25 лет конфронтации и сотрудничества: грузино-российские отношения и другие модели отношений», которое проводит Центр культурных взаимосвязей «Кавказский дом» при финансовой поддержке посольства Великобритании.

«То, что у нас есть с Россией коммуникации, и мы имеем неформальный диалог, повторюсь, это в определенной части способствует осуществлению нашего европейского проекта. Наши европейские коллеги всегда нам об этом говорят», — заявил Абашидзе.

По словам политолога Федора Лукьянова, чтобы заново установить дипотношения, нужно чтобы проблемы, которые послужили причиной их разрыва, сдвинулись с мертвой точки.

«В Грузии сейчас все понимают, что дипотношения с Россией хорошо бы восстановить. Но поскольку никаких перемен ни с Абхазией, ни с Южной Осетией нет и не предвидится, то грузинская сторона при всем желании не может пойти на восстановление. Если бы Саакашвили тогда не разорвал дипотношения с Россией, а просто снизил их до минимального уровня, если бы посольства продолжали работать, (пусть даже без послов, как это сейчас происходит в посольствах России и Украины), то сейчас уровень отношений можно было бы тихой сапой поднимать. Тоже самое и с Украиной. Разорвать отношения не проблема, а вот под каким соусом их потом восстанавливать, учитывая, что вопрос Крыма не имеет решения в обозримой перспективе? Иными словами — это шаг почти необратимый. И если Украина на него пойдет, это очень осложнит ситуацию», — считает эксперт.

Украина. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 11 ноября 2017 > № 2384487 Олег Пономарев


Вьетнам. Россия. США. Азия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 11 ноября 2017 > № 2384228 Владимир Путин

Во Вьетнаме завершился саммит АТЭС.

В Дананге завершил работу 25–й саммит форума «Азиатско-тихоокеанское экономическое сотрудничество».

Во второй день на заседании лидеры АТЭС рассмотрели перспективы мировой экономики при участии директора-распорядителя Международного валютного фонда Кристин Лагард.

В ходе рабочего завтрака обсуждалось формирование Азиатско-тихоокеанской зоны свободной торговли и возможное расширение состава участников АТЭС.

Заключительная встреча участников саммита была посвящена инвестициям и новым движущим силам в международной торговле.

По итогам форума утверждена совместная декларация. Лидеры АТЭС-2017 дали оценку текущей региональной и мировой экономической ситуации, согласовали пути дальнейшего развития сотрудничества, обозначили ряд задач на следующий год.

Кроме того, в кулуарах саммита глава Российского государства общался с Президентом США Дональдом Трампом. Лидеры двух стран одобрили совместное заявление по Сирии.

По окончании работы форума « Краткая справка Азиатско-тихоокеанское экономическое сотрудничество (АТЭС) Азиатско-тихоокеанское экономическое сотрудничество» Владимир Путин ответил на вопросы российских и иностранных журналистов.

* * *

Стенограмма встречи с российскими и иностранными журналистами

Вопрос: Здравствуйте!

Завершается работа саммита АТЭС. Хотелось бы узнать подробнее, как Вы оцениваете итоги работы с лидерами, возможно, какие–то организационные моменты. И конечно же, по традиции на АТЭС принимается итоговый документ. Как шла эта работа? Возможно, были какие–то разногласия?

В.Путин: Что касается организации, то Вьетнам сделал всё, для того чтобы было работать комфортно, удобно, и очень хорошую обстановку создал, без всяких сомнений. Это первое.

Второе, что касается самой темы – тема очень актуальная. Вы знаете – здесь в основном российские журналисты, – мы в России очень много внимания уделяем цифровой экономике в разных её аспектах, ипостасях, с разных сторон рассматриваем проблемы.

И то, что Вьетнам поднял именно этот вопрос, считаю чрезвычайно важным, актуальным, потому что необходимо всем вместе некоторые вопросы не только рассматривать, но и решать. В одиночку это трудно сделать.

Имею в виду, например: все говорят о малом, среднем бизнесе или микробизнесе, но нужно понять, как его встраивать в общую систему, общую цепочку работы в современной экономике, информационной экономике.

Что для этого нужно сделать? В этой связи у России были конкретные предложения, я их изложил. Это касается самого определения понятийного аппарата: что такое цифровая экономика, что такое цифровая торговля и так далее. Это всё кажется на первый взгляд простой вещью, но на самом деле это требует изучения.

Или, например, нам нужно понять социальные последствия применения новых технологий. Одни говорят, что это опасно и страшно, поскольку высвобождает много рабочих мест, непонятно что с этим делать. Другие говорят: нет ничего страшного, будем переучивать.

Но это требует экспертной оценки, это требует работы с профсоюзами, международными экспертами и Международной организацией труда – МОТ. Это всё было предметом нашего обсуждения.

Конечно, затрагивались и другие вопросы. Так, по ходу дела, это и борьба с терроризмом, и ситуация на мировых энергетических рынках. Вот сейчас только за рабочим ланчем об этом говорили.

Говорили и о перспективах развития АТЭС. За время существования этой организации взаимная торговля выросла в разы. Это, в общем и целом, показывает эффективность объединения.

Мы говорили о необходимости дальнейшей либерализации рынков, выстраивании отношений в рамках единого свободного рынка. Хотя некоторые считают, что пока преждевременно об этом говорить, имея в виду разный уровень развития экономик стран – участниц этой организации.

Очень интересным было сообщение госпожи Лагард по поводу состояния мировой экономики, которая, как мы знаем, растёт, и в среднесрочной перспективе прогноз хороший. Но есть и риски, как она говорила, связанные с тем, что в развитых экономиках замедляется темп роста заработной платы, это снижает потребительскую способность населения.

Она говорила о необходимости проведения взвешенной бюджетной, финансовой, кредитной политики, необходимости структурных изменений в экономике. Вот это всё было предметом нашего обсуждения.

Всё это чрезвычайно интересно, важно, востребованно. И то, что мы имеем общее представление о том, куда нужно двигаться, – это имеет большое значение.

Вопрос: Одной из интриг прошедшего саммита стали Ваши возможные переговоры с господином Трампом. Насколько я понимаю, Вам всё–таки удалось поговорить, что называется, «на ногах». Расскажите, пожалуйста, о чём и, на Ваш взгляд, почему всё–таки не удалось организовать такую полноценную встречу, полноформатные переговоры?

В.Путин: Что касается отдельной встречи. Во–первых, это было связано с графиком работы господина Трампа, моим графиком и определёнными формальностями протокола, с которыми нашим командам справиться, к сожалению, не удалось. Но они будут наказаны за это.

Вместе с тем ничего страшного не произошло, мы поговорили в ходе сегодняшнего заседания, пообщались, и, в общем и целом, всё, что хотели, мы обсудили. В основном–то говорили о чём?

Говорили о том, что обсуждалось на самом саммите АТЭС, говорили о том, как использовать те новые возможности, которые предоставляет цифровая экономика для развития экономических связей. И вы знаете, мы ещё согласовали совместное заявление по борьбе с терроризмом в Сирии.

В этом смысле, имея в виду и первое, и второе, можно сказать, что работа на полях АТЭС была полезной и успешной, потому что не так просто было выйти на заявление по Сирии. Наши эксперты работали над этим заявлением в преддверии саммита, и уже вчера началась доработка этого документа.

Министры иностранных дел господин Лавров и господин Тиллерсон работали над теми вопросами, которые возникли уже после того, как этот текст был предложен экспертами, и сегодня только что мы с Президентом Соединённых Штатов этот документ согласовали. Считаю его важным, потому что он подчёркивает некоторые абсолютно принципиальные вещи.

Во–первых, продолжение борьбы с терроризмом. Это чрезвычайно важно и для Соединённых Штатов, особенно в свете последних трагических событий, которые там произошли, связанные с террористическими вылазками. Это важно для нас, для страны, которая давно сталкивается с этой проблемой. И это важно для всего международного сообщества. Борьба с терроризмом будет продолжена, причём совместными усилиями.

Что касается Сирии: чрезвычайно важным считаю, что мы подтвердили территориальную целостность и суверенитет страны. Мы договорились о том, что будем после завершения борьбы с террором, ликвидации террористической угрозы на этой территории двигаться по пути политического урегулирования под эгидой Организации Объединённых Наций. Детали этого заявления вы можете посмотреть. Оно, по–моему, уже опубликовано.

Вопрос: Владимир Владимирович, как Вы оцениваете так называемые антироссийские расследования, которые, кажется, только набирают силу в Соединённых Штатах? Министры американского правительства, их уже обвиняют в коррупционных связях с Россией, и вроде бы члены предвыборного штаба Дональда Трампа встречались с Вашей вроде бы племянницей. Как Вы оцениваете эту ситуацию? Это первый вопрос.

И второй вопрос: Владимир Владимирович, когда уже наконец? Мы уже устали ждать!

В.Путин: Вторую часть Вашего вопроса пока оставлю без ответа. Время придёт, мы поговорим на эту тему.

Что касается первой части, то я уже многократно высказывался на этот счёт. Считаю, что всё, что связано с российским так называемым «досье» в Соединённых Штатах, на сегодняшний день – это проявление продолжающейся внутриполитической борьбы.

Вот те конкретные вещи, о которых Вы сказали, конечно, они мне известны, хотя о каких–то связях моих родственников с представителями Администрации или с какими–то официальными лицами – я об этом узнал только вчера от господина Пескова. Я не знаю об этом ничего, ровным счётом вообще ничего. По–моему, это всё бредни какие–то.

По поводу министра торговли, по–моему, речь идёт о министре торговли Соединённых Штатов. Он бизнесом раньше занимался, был акционером или владельцем шиппинговой компании, причём мирового уровня, заключал контракты с отправителями грузов по всему миру, может быть, и с российскими. Но это не больше чем бизнес.

Никакого отношения к политике это никогда не имело и не имеет. Я даже фамилии его не знаю, если по–честному, только недавно, честно говоря, услышал. Поэтому здесь нечего расследовать. Но при желании можно, конечно, поковыряться в поисках каких–то сенсаций. Их там нет, никаких сенсаций нет.

Что касается господина Манафорта, то его тоже как–то связывают с Россией. Единственная связь с Россией – это то, что он, будучи руководителем и, наверное, владельцем, даже не знаю, американского пиаровского агентства, заключал контракты и тоже как бизнесмен, работающий в этой сфере, работал с Украиной, в том числе с бывшим президентом Януковичем.

Но какое это отношение имеет к России, я не понимаю. Никакого. Ровным счётом ничего здесь нет, просто пустая болтовня и желание использовать любую зацепку для борьбы с действующим Президентом США. Но это, повторяю, не наше дело, пускай они сами разбираются.

Вопрос: У Вас регулярно бывают встречи с Си Цзиньпином, но эта встреча, наверное, была особенная, потому что состоялась сразу после съезда компартии. И насколько я знаю, она была довольно долгой, и Вы даже разговаривали тет–а–тет какое–то время. Не подскажете, какие вы темы обсуждали, затрагивался ли вопрос Северной Кореи и насколько здесь близки позиции двух стран и что нам ожидать, поскольку это очень острая тема сейчас для всего мира?

В.Путин: Мы с Председателем КНР встречаемся регулярно, объём наших отношений очень большой. Это самый крупный наш торгово-экономический партнёр, свыше 60 миллиардов долларов оборот, это ещё после падения.

Мы, безусловно, достигнем той планки, которой хотели, если сохраним темпы, которые сейчас набираем, и на 100 миллиардов, конечно, в ближайшие годы выйдем. У нас много планов в сфере энергетики и атомной энергетики, углеводородной, не буду повторять все эти проекты, чтобы время не терять, это всё известно.

У нас хорошие перспективы в области освоения космического пространства, в том числе работа по дальнему космосу, авиация – широкофюзеляжный самолёт. Мы уже создали проектную организацию, и даже уже есть название этого самолёта. У нас хорошая перспектива в области вертолётостроения, тяжёлый вертолёт будем делать. То есть много направлений работы, нам всегда есть о чём поговорить.

Что касается внешнеполитической сферы, то, как любят говорить дипломаты, у нас позиции очень близки либо совпадают по очень многим вопросам, по ключевым – точно. Один из таких ключевых вопросов сегодня – это, безусловно, проблема Северной Кореи. Здесь у нас полное совпадение взглядов.

Мы считаем, что это проблема, мы не признаём ядерного статуса Северной Кореи, мы призываем в то же время снизить градус противостояния и найти в себе силы всем противоборствующим сторонам, конфликтующим, сесть за стол переговоров. Другого пути решения вопроса нет.

Россия и Китай предложили дорожную карту для решения этой проблемы, там пошагово изложено всё, что нужно сделать: вначале прекратить риторику, потом прекратить всякие проявления агрессии со всех сторон и в конечном итоге сесть за стол переговоров.

Но, как вы слышали, в последнее время звучат обнадёживающие сигналы, в том числе из администрации Соединённых Штатов, Японии, Южной Кореи по поводу того, что в целом, как бы, понимание безальтернативности такого способа решения проблемы есть у всех. Надеемся, что так оно и будет.

Потом была ещё встреча тет–а–тет действительно, в ходе которой Председатель КНР более подробно проинформировал о ходе съезда компартии, о том, какие планы перед собой Китай ставит с точки зрения развития на среднесрочную перспективу.

Это важно, имея в виду как раз то, с чего я начал, для нас важно, потому что Китай – наш крупнейший торгово-экономический партнёр. Для нас очень важно понимать, как и куда будет двигаться эта большая экономика, которая, безусловно, в ближайшие годы займёт первое место в мире.

При темпах роста в шесть с лишним процентов ежегодных, а раньше было ещё больше, это неизбежно. И нам, конечно, нужно понимать, как мы будем корректировать свою работу с Китаем, имея в виду и наши планы в развитии ЕАЭС, и состыковки этих планов с планами Китая по «Шёлковому пути» и их стратегии развития отношений с соседями.

Вопрос: Владимир Владимирович, на подобных саммитах общение на полях бывает иногда не менее важным, чем официальные встречи. Можно попросить Вас рассказать о Ваших контактах в кулуарах?

И ещё вопрос по этой же теме. Дональд Трамп известен своей своеобразной привычкой во время рукопожатия тянуть руку собеседника на себя. Но говорят, что с мастером спорта по самбо этот приём бесполезен. Пытался он делать что–то подобное, когда здоровался с Вами?

В.Путин: Вы знаете, я не знаю про его привычки, мы мало знакомы. Но Президент Соединённых Штатов ведёт себя в высшей степени корректно, доброжелательно, и у нас нормальный диалог.

К сожалению, мало времени, пока не удаётся более подробно поговорить по всему комплексу наших отношений, а там есть о чём поговорить: и в сфере безопасности, и в сфере экономического взаимодействия, которое у нас практически на нуле сегодня.

Было–то всего 28 миллиардов, стало 20 миллиардов. Это ноль, считай, для таких стран, как Соединённые Штаты и Россия, это почти ноль. Поэтому нам, безусловно, нужно будет всё–таки найти возможность и нашим командам, и на уровне президентов сесть и поговорить по всему комплексу наших отношений. Но, повторяю ещё раз, воспитанный человек и комфортный в общении для совместной работы.

Вопрос (не слышно)…

В.Путин: Вы знаете же, была встреча с Премьер-министром Японии, Президентом Филиппин, Председателем КНР и отдельная встреча с Президентом Вьетнама. Очень подробные были разговоры с лидером каждой страны.

При этом есть, конечно, своя специфика в отношениях с каждым из этих государств, имея в виду и уровень наших экономических связей, политического взаимодействия, работа в сфере безопасности, той же ВТС.

Это целый комплекс вопросов, здесь всего сразу не расскажешь. Но это было очень полезно и, думаю – даже не думаю, уверен, – будет иметь значение для нашей практической работы в страновом разрезе с этими партнёрами.

Вопрос: Здравствуйте!

Позвольте вернуться к вопросу о Сирии и узнать Вашу оценку того, что происходит сегодня в Сирийской Арабской Республике. Очевидно, что это уже не перелом ситуации, о чём говорили буквально год назад. Что происходит сегодня и каковы перспективы развития ситуации в этой стране?

В.Путин: На сегодня совершенно очевидным является тот факт, что боевая работа по ликвидации террористического очага в Сирии завершается. Последние события на юго-востоке страны как раз говорят об этом – это был практически последний оплот ИГИЛ, город на границе между Сирией и Ираком на юго-востоке, и затем зачистка восточного берега Евфрата.

Сейчас самое главное – завершить эту работу и закрепить договорённости по зонам деэскалации, закрепить режим прекращения огня, создать условия для начала политического процесса. Собственно говоря, на это сегодня направлено в том числе и наше совместное российско-американское заявление. Думаю, что это будет существенным фактором в работе по урегулированию сирийской проблемы.

Вопрос: Министерство юстиции США вынуждает наш канал [Russia Today] зарегистрироваться в этой стране как иностранный агент. А также недавно корпорация Twitter запретила нашу рекламу, несмотря на то что она проплачена и публикуется на законных основаниях. Как Вы относитесь к такому беспрецедентному давлению на российские СМИ в США и будут ли ответные меры?

В.Путин: Было бы смешно, как у нас в народе говорят, если бы не было так грустно. Потому что те, кто это делает в Соединённых Штатах, всё время били себя в грудь и говорили о том, что они записные демократы, номер один в мире. И в этой связи свобода слова всегда поднималась на щит как светоч демократии. Без свободы слова демократии не существует.

Атака на наши средства массовой информации в Соединённых Штатах – это атака на свободу слова, без всякого сомнения. Мы разочарованы, как в таких случаях говорят. Но, разумеется, по–другому быть не может. И то, что сейчас обсуждается в Государственной Думе, – я вчера это видел, – может быть, слишком резковато, но это естественно, потому что на уровне представительных органов власти часто звучат крайние оценки, резкие суждения и жёсткие предложения. Но ответ мы обязательно должны будем какой–то сформулировать, и он будет зеркальным.

Хочу обратить ваше внимание на то, что никаких подтверждений вмешательства наших СМИ в ход избирательной кампании нет и быть не может. Последние расследования в том же Конгрессе, по–моему, или в Сенате показали, что там доля рекламы была ноль целых какие–то сотые процента. Влияние на аудиторию измеряется в каких–то тоже десятых или сотых долях процента.

То есть это просто несопоставимо – 100 тысяч, по–моему, у вас была реклама, а другие американские СМИ миллионами размещают рекламу. Несопоставимо просто! Нет, и это показалось опасным, трактуется как какое–то вмешательство.

Средства массовой информации высказывают точку зрения, дают информацию, трактуют её и высказывают свою точку зрения. Можно с ними поспорить, но не путём закрытия или создания условий, невозможных к осуществлению прямой профессиональной деятельности, а путём представления своей точки зрения, доведения своей информации до аудитории. Нет, пошли по пути фактического закрытия. Ответ будет адекватным, зеркальным.

Вопрос: Владимир Владимирович, добрый день!

The Wall Street Journal писал о том, что США собираются предложить России план по размещению американских миротворцев: там указывалась цифра в заметке – 20 тысяч человек.

В.Путин: Где?

Реплика: На Донбассе, на Украине.

В.Путин: Я такого не знаю. Можете дальше ничего не говорить, потому что…

Вопрос: Вот они собирались это довести как–то до руководства. Слышали Вы об этом? И как бы Вы гипотетически отнеслись к такому предложению, если оно будет доведено?

В.Путин: Я уже ответил. Я об этом ничего не слышал, ничего об этом не знаю, поэтому комментировать это невозможно. Просто это нереально.

Когда будут сформулированы конкретные… Понимаете, ведь в практической жизни как? Предположение – это одно, а когда на бумагу кладут какое–то предложение, там часто выглядит совсем по–другому.

А комментировать то, чего нет, согласитесь… О чём я буду говорить, что я буду комментировать, если этого нет? А если будут такие предложения, посмотрим.

Вопрос: Вы разочарованы тем, что не встретились с Трампом? И что это говорит о состоянии отношений между Россией и США?

В.Путин: Это говорит о том, что отношения между Россией и Соединёнными Штатами пока не вышли из состояния кризиса. Как вы знаете, я часто и много говорю об этом, мы готовы к тому, чтобы перевернуть эту страницу и пойти дальше, смотреть в будущее, решать проблемы, в которых заинтересован и народ Соединённых Штатов, и народ Российской Федерации, думать о том, чтобы наполнить конкретным серьёзным содержанием наши экономические связи.

Смотрите, на последнем Экономическом форуме в Санкт-Петербурге американские компании были представлены самым большим числом. Больше всего на Экономическом форуме в Петербурге было американских компаний. Все хотят работать в России.

Вот взяли запретили Exxon Mobil работать в Арктике на шельфе. Лишили просто интересной, перспективной работы, которая бы повышала экономическую мощь Соединённых Штатов, создавала бы дополнительные рабочие места в Соединённых Штатах, прибыль бы приносила, налоговые сборы и так далее.

Это только один пример, а с учётом ограничений в сфере, скажем, финансирования и так далее, много других примеров. Ваше место займут конкуренты. Это неизбежно в современном мире. Но мы хотим, чтобы у нас были гармоничные отношения с Соединёнными Штатами не только в области экономики, но и в сфере обеспечения безопасности.

У нас заключён Договор по сокращению стратегических наступательных вооружений – СНВ–3. Когда заключался этот Договор, я не был Президентом России и Президент Трамп не принимал участия в подготовке этого документа. Но он существует. Там есть вопросы, которые требуют обсуждения.

Другая проблема – ракеты малой и средней дальности. Мы слышим упрёки со стороны некоторых партнёров из Штатов о том, что Россия якобы нарушает этот Договор. Но тогда нужно показать, где мы это нарушаем.

А то, что в Румынии стоят пусковые установки, которые можно использовать не только для противоракет, но и для систем Traident, а это ракеты средней дальности, размещённые на море, их можно легко перенести на сушу и использовать как ракеты средней дальности наземного базирования. Это уже прямое нарушение, на наш взгляд.

Есть и другие вопросы, которые мы можем и должны обсуждать, в том числе, скажем, борьба с терроризмом. То, что нам удаётся всё–таки даже в этих условиях хоть о чём–то договариваться – в данном случае имею в виду заявление по Сирии, – уже хорошо, но этого мало.

Вопрос: Хотел бы спросить о вчерашней встрече с Премьер-министром Абэ. Вы сказали, что победа на выборах в Японии позволит нам реализовать все наши планы. Что означает «наши планы»? План Абэ, нам известно, включает подписание мирного договора. Согласны ли Вы с тем, что этот вопрос является частью вашего совместного плана?

И ещё. Переговоры по реализации этого плана потребуют, наверное, несколько лет. Означает ли это, что Вы пойдёте на другой срок в качестве Президента?

В.Путин: Вы правильно сказали, у нас много планов, и мы уже их анонсировали неоднократно. В сфере экономики – это прежде всего планы самого Премьер-министра Абэ. Как Вы знаете, он несколько месяцев назад сформулировал свои предложения по ряду направлений. Больше того, он назначил даже специального министра, который занимается этими вопросами. Это только одна проблема.

Вторая проблема, или вторая часть проблемы, это вопросы безопасности в регионе в целом. Только что мы говорили здесь, на пресс-конференции, про проблему Северной Кореи. Мы это тоже обсуждали. Первую часть обсуждали и вторую обсуждали.

Мы, безусловно, говорили и о мирном договоре. И это, конечно, всё входит в наши общие планы. Я хочу сказать, что здесь много вопросов по мирному договору. Не секрет: мы должны здесь тоже посмотреть, какие обязательства у Японии есть с её партнёрами в сфере обороны и безопасности, как это повлияет на ход переговорного процесса по мирному договору России и Японии, какие обязательства Япония имеет и что она может, что она не может делать самостоятельно.

Это вполне естественно: если есть какие–то договорённости, то нужно эти договорённости, видимо, соблюдать. И как это отразится на наших отношениях с Японией, это всё мы должны выяснить, это большая работа. И, может быть, действительно, она рассчитана не на один год. Но есть и вопросы, которые можно решить сегодня.

Например, Премьер-министр Абэ ставил вопрос о посещении японскими гражданами южных островов Курильской гряды, для того чтобы они могли побывать на могилах своих предков, и просил нас это сделать в упрощённом порядке, в безвизовом порядке. Как вы знаете, мы это делаем.

Он затем обратился с просьбой, чтобы эти японские граждане могли побывать не только там, где они были уже раньше, но и в так называемых закрытых районах этих островов. Мы и это сделали.

Мы договорились о том, что группа японских бизнесменов может приехать на острова, для того чтобы на месте поговорить о том, что и как можно там совместно развивать. Мы тоже на это пошли, и такие поездки были совершены. То есть что–то можно делать прямо сейчас, что–то, наверное, будет рассчитано на длительный срок.

Но это не зависит от того, кто находится у власти – Абэ, Путин, ещё кто–то, – это не важно. Важен настрой наших стран, наших народов на долгосрочное урегулирование всех проблем, с тем чтобы создать благоприятные условия для развития наших отношений не на краткосрочную и даже не на среднесрочную, а на длительную историческую перспективу.

Большое вам всем спасибо за внимание.

Вьетнам. Россия. США. Азия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 11 ноября 2017 > № 2384228 Владимир Путин


Германия. США. Россия > Химпром. Агропром > bfm.ru, 10 ноября 2017 > № 2395850

Россия делает смелый шаг, но рискует остаться без западных семян

Экономисты и аграрии отреагировали на инициативу ФАС, связанную с объединением компаний Bayer и Monsanto. Перед слиянием эти иностранные корпорации обязаны получить одобрение в тех странах, где они работают. Ранее стало известно, что российские антимонопольщики поставили условие: одобрение в обмен на передачу селекционных технологий. Чем вызвана инициатива и к чему она может привести?

Кажется, это классический пример пословицы о том, чем засеяна дорога, идущая в ад. Символизма добавляет и то, что одного из участников истории — американскую компанию Monsanto еще называют «мой Сатана». Эту корпорацию покупает другой транснациональный гигант — немецкий Bayer. И теперь сделку должны одобрить все страны, где работают компании, в том числе и Россия.

И вот отечественный антимонопольный регулятор поставил условие: объединенная компания должна будет поделиться с российскими аграриями своими технологиями по селекции и цифровому земледелию, потому что в результате слияния будет создан монополист.

Bayer, помимо фармацевтики, — один из лидеров по защите растений. Monsanto — это селекция семян и генетическая модификация. Российские производители просто не смогут с ними конкурировать. И с одной стороны, инициатива кажется правильной, антимонопольщики стоят на страже отечественных аграриев и химиков, причем чуть ли не единственные в мире.

Виктор Семенов

основатель группы компаний «Белая Дача»

«Волков бояться — в лес не ходить. А если завтра они станут монополистами мировыми, не только в России, но и в мире, то мало никому не покажется. Их лоббистские возможности еще больше увеличатся, и они заставят нас есть то, что они хотят, чтобы мы ели, а не то, что мы хотим выбрать. Подход смелый, да. Не знаю, к чему он приведет, сможем ли мы удержать стойку... Но, слава Богу, хоть одна страна в мире нашлась, которая твердо заявила по этому поводу, потому что американцы уже не способны это заявить».

Но не зря Bloomberg назвал решение ФАС беспрецедентным. Компании не просто так стали лидерами в своих отраслях. Они тратили миллиарды долларов на свои научные исследования. Да, в результате они заработали и заработают куда больше. Но ведь ничто не мешает и остальным заняться тем же самым. Ведь были же и в истории нашей страны гениальные ботаники и селекционеры (а заодно и контрреволюционеры).

Сейчас же ФАС предлагает завоевавшим рынок иностранцам фактически бесплатно поделиться своими секретами. Если точнее, то за полцены, но деньги вернут, когда российские аграрии получат прибыль от использования технологий, выяснили «Ведомости». Но что будет, если Bayer не согласится? Бывший замминистра экономики Иван Стариков решение ФАС в целом поддерживает, но называет его «рискованной игрой».

«Мы попали в критическую зависимость от поставок сахарной свеклы. 75% — то, что мы получаем по импорту. Процентов на 60 мы зависим от гибридов кукурузы, процентов на 70 — от овощных культур, ну и в значительной степени сорта иностранной селекции у нас по зерновым. Если Запад примет решение окончательно разбить горшки, то введение санкций в отношении поставок семенного материала уже под посевную 2018 года создаст достаточно критичные проблемы для наших крупных агрохолдингов».

Обе компании — и Bayer, и особенно американская Monsanto — сильны своим лоббизмом. Последнюю за это и назвали Сатаной — ее обвиняют в продвижении ГМО и, вообще, во вмешательстве в природу. Хотя у компании есть множество общепризнанных научных заслуг.

Что же касается лоббистских возможностей, то стоит учесть, что иностранные санкции против России не коснулись семенного материала. И в российское эмбарго семена не вошли по причине нашей зависимости от импорта. В этой области идет работа, но мы слишком отстали. Да еще и землями у нас тоже любят распоряжаться не в пользу ученых.

А сейчас, когда политическая ситуация снова накалилась, Запад может легко оставить нас без семян. И что будет тогда с успехами в сельском хозяйстве? Это одна из немногих отраслей, которой можно по-настоящему гордиться. Причем, ставки в игре высоки: сделка Bayer и Monsanto — это 66 млрд долларов. Правда, и этим компаниям важен российский рынок, где так активно развиваются аграрии. Так что, вероятно, стороны сумеют договориться. Иначе будем искать утешение в другом русском выражении: картошка хоть и гнилая, но зато мелкая!

Михаил Сафонов

Германия. США. Россия > Химпром. Агропром > bfm.ru, 10 ноября 2017 > № 2395850


Россия. ЦФО. ПФО > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > carnegie.ru, 10 ноября 2017 > № 2393221 Андрей Перцев

Парад суверенитетов. Как российские регионы вспомнили про свои полномочия

Андрей Перцев

Перераспределение доходов в пользу центра из и так скудных региональных бюджетов вызывает мини-бунты. Понятно, что обращения депутатов и глав субъектов к центру предельно вежливы, но само их наличие демонстрирует жителям злую волю Москвы, которая отбирает последнее. Региональные власти не чешут голову и не идут в банк за очередным кредитом, а отправляют письмо в центр и умывают руки: мы вас предупреждали

По сравнению с полной покорностью региональных властей в предыдущие 10–12 лет в России разгулялся настоящий парад суверенитетов. Губернаторы и депутаты, не стесняясь, ставят перед Москвой политические и экономические вопросы. Это раньше вертикаль власти перераспределяла в пользу центра налоги, перекраивала под себя избирательное и партийное законодательство, сковывала местные влиятельные группы дисциплиной «Единой России», отменяла выборы губернаторов и мэров – все это покорно сносили. Сейчас региональные власти не готовы мириться с новой экономической и политической экспансией Москвы. Они требуют не денег, они требуют самостоятельности и ссылаются на мнение народа. Регионы вспомнили, что Россия – федеративное государство.

Крепкие старожилы

Первой ласточкой новой вольницы стала январская пресс-конференция главы Белгородской области Евгения Савченко (занимает этот пост с 1991 года). Срок его полномочий истекал, большинство других таких губернаторов были отправлены в отставку, о которой они объявляли на пресс-конференциях. Журналистов собрал и Савченко, но собрал их для того, чтобы сказать: я остаюсь и пойду на перевыборы. Губернатор перехватил инициативу у Администрации президента, где настроились уволить старожила, и выиграл.

Позже сумел отбиться от увольнения глава Кемеровской области Аман Тулеев, хотя у него возникли неприятности как с силовиками, арестовавшими его ключевых замов, так и со здоровьем. Он сохранил пост, несмотря на тяжелую операцию и реабилитацию после нее, хотя фамилии возможных преемников уже открыто обсуждались.

И Евгений Савченко, и Аман Тулеев создали в своих регионах особые системы управления. В Кемеровской области власть демонстративно помогает населению с низкими доходами, принуждает собственников крупных предприятий строить и содержать социальные объекты. Стиль управления Тулеева – сверхавторитарный, он не терпит в области ни самостоятельный бизнес, ни политических противников; после выборов любого уровня в регионе обнаруживают аномально высокое голосование за партию власти. При этом у части населения губернатор действительно популярен.

Евгений Савченко также контролирует львиную долю крупного бизнеса (за исключением металлургии в Старом Осколе) в регионе, и многие жители области его правлением довольны – дороги строятся, жилье ремонтируется. Эти схемы управления в Кремле ломать не решаются, губернаторы это чувствуют и позволяют себе самостоятельные действия.

Принуждение невовремя

На этом фоне центр пытается подвергнуть запоздалой централизации Татарстан – регион со своей особой схемой взаимодействия с центром, обладавший большей автономией по сравнению с другими субъектами, вплоть до международных контактов. Республика до лета этого года имела федеративный договор с Москвой, который Кремль отказался продлевать. Влиятельные фигуры региональной политики, в том числе спикер местного Госсовета, не раз заявляли, что жители хотят продления договора и рассчитывают на реакцию Владимира Путина.

«К сожалению или, может быть, к счастью, у нас в Конституции есть статья 123. В ней прописано, что первая статья, где записано, что мы обладаем суверенитетом в рамках делегированных полномочий и договора РФ и РТ, не может меняться парламентом, а только на референдуме», – указал спикер Госсовета Фарид Мухаметшин.

Центр на диалог не пошел – Татарстану не ответил ни президент, ни премьер, ни даже спикер Госдумы или Совета Федерации. В будущем договору отказал первый замглавы президентской администрации Сергей Кириенко, это местные элиты очень обидело. О продлении договора и недовольстве действиями Москвы статусные местные политики продолжают говорить до сих пор.

Центр тем не менее продолжает наступление. Владимир Путин поручил проверить, добровольно ли изучаются национальные языки в школах национальных республик. В Татарстане татарский язык прописан в конституции региона в качестве второго государственного. Например, президент (республика – единственный субъект РФ, где должность руководителя называется «президент») должен обязательно владеть им. Прокуратура начала рьяно исполнять поручение Путина и требовать перевода татарского языка из обязательных в факультативные предметы. Директора школ силовиков испугались, за них вступился президент Татарстана Рустам Минниханов.

«Мы зашли чересчур далеко. Мы вернулись в 90-е годы. Как можно было сделать так, чтобы общество разделить, когда у нас никаких вопросов по межнациональным отношениям не было? К директорам школ так относиться нельзя. Завтра я должен с ними организовывать выборы. Или это специально так делается, чтобы в Татарстане было плохо по отношению к нашему президенту Владимиру Путину?» – возмутился Минниханов на сессии Госсовета.

Так откровенно и прямо главы регионов давно не выступали. Тем более не делали намеков на роль учителей в организации выборов. До этого Минниханова «сделать все для спасения языка» призвали лидеры общественного мнения – татарские писатели, ученые и художники. «Ваше решение – наш последний рубеж. В зависимости от того, каким оно будет, вы получите нашу поддержку или отчуждение. Наши пути разойдутся, когда «заинтересованные» люди придут за «Татнефтью», ТАИФом или за некоторыми руководящими персоналиями. Вас некому будет поддержать. А это непременно произойдет, если гражданское общество Татарстана и его руководство не проявят решимость постоять в правовых рамках за свои позиции до конца», – указали они в открытом письме главе региона (подписали 16 тысяч человек).

Минниханов пошел навстречу требованиям. В итоге в республике складывается нечастая в России ситуация: часть общества предъявляет местной власти требования, а та их выполняет, более того, признает только высшую волю народа – референдум. Симфония удивительная. Тем удивительнее, что центр недооценивает накал страстей – на два часа изучения татарского Москва вроде бы согласилась, но это явно не те шаги, которых ждали активисты.

Налоги и сборы

Дух времени чувствуют и в других субъектах. Губернатор Мурманской области Марина Ковтун, чья фамилия фигурировала в списках на отставку, по примеру Амана Тулеева открыто обвинила местных силовиков в давлении и сохранила пост. Более того, с ней встретился Владимир Путин и пообещал поддержку региональным проектам.

Депутаты Хакасии и осудили силовиков, и попросили у правительства и Госдумы финансовой поддержки в общем размере 28,2 млрд рублей. Парламентарии поминают, что центр перераспределил долю в сборе налогов в свою пользу, и хотят, чтобы потери им вернули.

Новосибирские парламентарии обратились к центру с предложением полностью вернуть региону акцизный сбор на топливо – ранее бюджеты субъектов получали 100% этого налога, сейчас около 60%.

Сахалинское заксобрание не устроило перераспределение доходов от нефтедобычи в рамках «Соглашения о разделе продукции». Раньше области доставалось 75%, а Москве 25%, но в новом проекте федерального бюджета планировалось, что доли будут распределяться наоборот. Парламент области воспользовался подзабытым многими правом оставить отрицательный отзыв.

Помощи попросила Карелия. В случае Хакасии и Карелии депутаты прямо указали: не поможете – денег не хватит на исполнение майских указов Владимира Путина. В Новосибирске заявили, что в случае перераспределения налогов денег на ремонт и строительство дорог не хватит.

Губернаторы в этих случаях ведут себя по-разному: врио главы Новосибирской области, варяг Андрей Травников осудил парламентариев; такой же варяг Олег Кожемяко на Сахалине поддержал и поехал в Москву разбираться. В итоге доходы от нефти делятся между областью и центром 50 на 50, центр отобрал, но не столько, сколько планировал.

Еще одна наметившаяся линия противостояния – отношения региональных и муниципальных депутатов с варягами-назначенцами. Гордума Нижнего Новгорода открыто выступила против инициативы нового врио, бывшего замминистра экономразвития Глеба Никитина, перейти к назначению мэра региональной столицы (сейчас там действует двухглавая система управления – мэром считается спикер, администрацией управляет сити-менеджер). Депутаты предложили вернуть прямые выборы мэра, сославшись на мнение горожан.

Понятно, что у местных влиятельных групп – например, у экс-мэра Нижнего Олега Сорокина, который контролирует пул парламентариев, свои интересы. И теперь эти интересы они готовы отстаивать. Губернатор Никитин провел через заксобрание закон о переходе на назначение мэра, но для вступления его в силу в отставку должен уйти действующий спикер гордумы Елизавета Солонченко, которая делать это не планирует. Сюрпризы возможны и при назначении мэра – окончательное решение принимают все равно депутаты.

Горсовет Новосибирска выразил недовольство, что врио губернатора Андрей Травников до сих пор не посетил собрание.

Это Путин виноват

Регионы подают голос. К этому привела и бюджетная политика федерального центра, и новые веяния в назначении варягов. Если раньше майские указы были священной коровой, а главы регионов покорно отчитывались об их формальном выполнении (даже если исполнение требовало урезания других расходов и залезания в долги), то теперь депутаты, а где-то и губернаторы прямо говорят: на ваши игрушки денег нет, мы уже не держимся. За этим утверждением маячит продолжение: а скоро не удержитесь и вы.

Перераспределение доходов в пользу центра из и так скудных региональных бюджетов вызывает мини-бунты. Понятно, что обращения депутатов и глав субъектов к центру предельно вежливы и мягки, но само их наличие демонстрирует жителям злую волю Москвы, которая отбирает последнее. Региональные власти не чешут голову и не идут в банк за очередным кредитом, а отправляют письмо в центр и умывают руки: мы вас предупреждали.

В случае Татарстана ситуацию обостряет сам центр и получает отповедь. Старожилы Савченко и Тулеев говорят Москве: что бы вы там ни планировали, мы сами разберемся, сколько нам править и когда уходить. Cильные и статусные горсоветы требуют уважения от губернаторов-назначенцев.

У нынешнего парада суверенитетов есть важная особенность – в большинстве случаев местные власти ссылаются на мнение населения или ухудшение его положения. Они мягко напоминают Москве: Россия – по закону федерация, а губернаторы и депутаты имеют немало прав, которыми до этого не пользовались. Наконец, население имеет право диктовать власти свое мнение – на референдуме или даже опросе, а та должна его учитывать.

Пока региональное руководство демонстрирует только то, что «вспомнило» про свои полномочия, и размышляет, пользоваться ли ими. Ссылки на мнение населения тоже симптоматичны. Центр столько лет глушил высказывания «хватит кормить Москву», недовольство уходом денег из регионов копилось так долго, что теперь в руках региональных депутатов и умных губернаторов появился инструмент манипуляции Кремлем. О многом говорит и момент, когда регионы заявили о своих правах: через несколько месяцев в России будут президентские выборы.

Региональные депутаты находятся ближе к земле и знают о настроениях избирателей побольше официальных соцопросов. У сильной и популярной власти многого не потребуешь, зато власти, которая начинает терять опору, можно предъявлять требования: вы точно знаете мнение населения? А мы знаем, и оно не в вашу пользу. Президент Татарстана прямо говорит: нам еще «организовывать выборы», подумайте и отстаньте.

Это «организовывать выборы» сквозит и в других обращениях. Это путинские майские указы рискуют оказаться невыполненными предвыборными обещаниями, это Путин поручил перераспределить налоги в пользу центра, это Путин назначил губернатора, который не хочет прислушиваться к мнению жителей. Это путинские силовики треплют местных чиновников и депутатов, а уж если они треплют власть имущих, то что говорить о простых гражданах.

Все эти слова уже наполовину сказаны, и регионы ждут послаблений из центра, иначе высказывания могут стать более прямыми. Нужно ли это президенту накануне выборов – вопрос риторический. Реакцию Москвы на парад суверенитетов трудно назвать адекватной: это можно видеть по Татарстану, где ситуация продолжает накаляться, хотя регион давал стабильно высокие проценты и партии власти, и Владимиру Путину.

В ответ на требования по перераспределению налогов регионы получают дотации либо бюджетные дешевые кредиты (но все равно это кредиты). Парад суверенитетов это вряд ли остановит: регионы усилиями Москвы начали озвучивать качественно новые требования. Им нужно не увеличение дотаций, как тому же Рамзану Кадырову, им нужно возвращение отнятых налогов, возвращение не денег, а самостоятельности.

Россия. ЦФО. ПФО > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > carnegie.ru, 10 ноября 2017 > № 2393221 Андрей Перцев


Казахстан > Образование, наука > camonitor.com, 10 ноября 2017 > № 2391899 Олег Пак

НИШ: трудные уроки

В прошлом номере нашей газеты (№43 от 3 ноября с.г.) был опубликован материал «Назарбаев Интеллектуальная школа»: гладко было на бумаге…». Речь в нем шла о некоторых проблемных моментах в работе «Назарбаев Интеллектуальной школы» (НИШ), расположенной в алматинском микрорайоне «Горный Гигант». При этом мы четко оговорили, что рассчитываем на продолжение разговора, и сегодня предлагаем вниманию читателей позицию руководителя данной школы Олега Пака, который согласился ответить на наши вопросы.

– Согласны ли вы с точкой зрения, что в вашей школе практикуется потогонная система обучения? Насколько такой подход отвечает современным требованиям?

– Мы живем в постоянно меняющемся мире, в котором обучение детей по-старому становится невозможным. Система выжимания пота вообще неприменима в педагогической работе. У нас учатся мотивированные, креативно мыслящие дети, которые принимают самое непосредственное участие в школьной жизни.

В образовательном процессе используется системно-деятельностный подход, который обеспечивает академическую подготовку и развитие самостоятельности учащихся на основе сочетания учебной, проектной и исследовательской деятельности. При таком подходе ребенок не только получает знания, у него формируются навыки исследования и самостоятельного обучения.

Результаты собеседований, которые психологическая служба проводит с учащимися нашей школы, показывают, что большинство проблем возникает вследствие неправильного распределения времени и нагрузки самими школьниками. Социальные сети и компьютерные игры являются серьезной помехой в учебе, из-за них успеваемость некоторых школьников становится ниже, чем она могла бы быть. На самом деле, многие наши дети не только хорошо учатся, но и успевают принимать участие в общественной жизни школы, успешно заниматься спортом, готовиться к предметным олимпиадам.

Стоит отметить, что наша НИШ является школой полного дня, поэтому предусмотрена внеурочная деятельность: занятия в кружках и спортивных секциях, индивидуальная работа. Это позволяет соблюдать баланс между академической подготовкой и творческой разгрузкой.

Вместе с тем мы постоянно работаем над оптимизацией учебного процесса. Например, в этом году разработаны дополнительные элективные курсы, организовано обучение педагогов и учащихся стратегиям тайм-менеджмента, навыков которого не хватает нашим детям.

– Назовите количество выпускников вашей школы, которые поступили в вузы на гранты. Сколько процентов это составляет от общего числа выпускников?

– Наша школа открылась в 2014-м, поэтому первый выпуск учащихся 12-го класса (161 человек) был в прошлом году. Все выпускники поступили в высшие учебные заведения: 30 человек (18,6%) – в «Назарбаев Университет» (29 –Foundation, 1– первый курс), 93 (58 %) – в другие казахстанские вузы, 38 (23,6%) – в зарубежные вузы. 135 выпускников (84%) обучаются по гранту.

– Какие методики работы с одаренными детьми используют педагоги НИШ? Какие конкретные результаты они принесли?

– Наши учителя стремятся раскрыть интеллектуальный потенциал детей через применение казахстанского и международного опыта. Мы изучали труды казахстанских ученых Ж.Аймаутова, А.Байтурсынова, обучали учителей на тренингах CTY (Центр талантливой молодежи Университета Джонса Хопкинса, США), CITO (Центр педагогических измерений, Нидерланды), МЭСК (Международный экзаменационный совет Кембриджа). Обучать может все – техника постановки вопросов, интеграция предметов, обучение на основе концептов, нестандартно построенный урок, проектная деятельность. Главное – чтобы все предлагаемые варианты мотивировали ребенка, служили вызовом, который так необходим в обучении одаренных детей.

Одаренность не всегда «лежит на поверхности», поэтому учителям необходимо постоянно совершенствовать систему выявления, развития и поддержки талантливых мальчиков и девочек. Опора на казахстанские традиции, проведение исследования практики в действии (Action research), исследования урока (Lesson study) помогают педагогам найти эффективные методы и стратегии работы с учениками, имеющими завышенные академические потребности. С целью максимальной самореализации учеников для каждого из них просчитывается индивидуальная траектория успеха, позволяющая дифференцированно выстраивать задания, систему оценивания, цели обучения. Применяемые принципы ускорения, углубления, усложнения программы дифференцируют подходы к обучению и делают этот процесс увлекательным и творческим.

В нашей школе работает целая плеяда замечательных педагогов, имеющих богатый личный опыт работы с одаренными детьми. Среди них Кизбаева Бактыгуль Аскеровна, Кронгарт Борис Аркадьевич, Калкулов Саидхужа Бабанхужаевич, Абдрахманова Мара Кабылдиновна, Папазова Ирина Павловна и многие другие. Администрация школы заботится о том, чтобы их опыт перенимали молодые учителя.

Безусловно, использование инновационных подходов дает свои результаты.

Школе всего три года, в течение которых показатели результативности участия наших детей в различных интеллектуальных конкурсах значительно выросли. Многие из них занимаются научными исследованиями под руководством учителей НИШ либо ученых, работающих в алматинских вузах. Показателем плодотворности такой работы являются 45 призовых мест, завоеванных на различных конкурсах научных проектов республиканского и международного уровня.

По итогам республиканской предметной олимпиады школьников Казахстана мы завоевали 2 золотые и 6 бронзовых медалей. В общей сложности на олимпиадах республиканского и международного значения в прошлом учебном году наши ученики были удостоены 44-х наград. В том числе можно назвать два призовых места на ХII Азиатско-Тихоокеанской астрономической олимпиаде школьников (Ишимова Алуа, Амангелди Ислам). А Бекжан Динмухаммед стал призером IX Президентской олимпиады по естественно-математическим предметам.

Наши учащиеся добиваются успехов на различных соревнованиях по робототехнике (45 медалей), крупнейшими из которых являются IX Всероссийский фестиваль «Робофест-2017» в Москве, всемирные олимпийские игры FIRST GLOBAL Challenge в Вашингтоне.

В этом году ученик 11-го класса Қажымурат Акназар стал обладателем золотой медали на 48-й Международной физической олимпиаде в Индонезии. Всего за время учебы в нашей школе он завоевал 4 золотые, 4 серебряные и 2 бронзовые медали на олимпиадах республиканского и международного уровня. Он также является автором научных исследований по математике, с результатами которых выступал на научных конференциях в России, Германии и Гонконге.

Команда «Flash», состоящая из четырех школьниц (две из них – Дияра Бейсенбекова и Аружан Кошкарова – ученицы нашей школы), получила гран-при за разработку мобильного приложения QamCare на международном конкурсе программирования «Technovation Challenge» в Cиликоновой долине (США). Эта разработка направлена на решение одной из самых важных социальных проблем, связанных с безопасностью женщин и детей.

Задачей нашей школы является создание оптимальных условий для развития каждого ученика с учетом его индивидуальных особенностей и потребностей. Приведу только один пример. В прошлом учебном году 20 учащихся нашей школы сдавали экзамен SAT – стандартизированный американский тест по отдельным предметам. Максимально возможное количество баллов – 800 по одному предмету. Согласно статистике, лишь один человек из двух тысяч сдающих набирает 800 баллов по каждому из двух предметов. Так вот, Ахмет Гулдана набрала 800 баллов по каждому из трех предметов: математике, физике и химии. Еще девять учеников набрали 800 баллов по каждому из двух предметов. Все они благодарны учителям школы за подготовку. При этом никто из них не является олимпийцем.

Достижения наших учащихся на республиканских и международных аренах являются не только показателем работы их непосредственных тренеров, но и результатом тех подходов к обучению, которые мы реализуем в НИШ. Также несомненна заслуга в этом родителей.

– Чем можно объяснить ежегодное ужесточение оценочной системы в вашей школе? Какие при этом преследуются цели?

– Интеллектуальные школы являются экспериментальными площадками, где разрабатываются и апробируются инновационные образовательные практики. Система критериального оценивания – это абсолютно новый опыт для школ. Речь идет о совершенствовании системы оценивания на основе результатов успеваемости и качества знаний, мониторинга, исследований.

Формативное оценивание – это безотметочное оценивание, посредством которого осуществляется сбор данных в ходе обучения и преподавания, предоставление учащимся постоянной информации о том, как идет обучение, на каком этапе достижения целей обучения находится учащийся, что необходимо сделать для достижения более высоких результатов. Вместе с этим осуществляется корректировка организации учебного процесса.

Внедрение безотметочного оценивания требует переходного периода. Мы перешли от традиционного 5-балльного к критериальному оцениванию. Результаты проведенных исследований и накопленный опыт послужили основанием для постепенного совершенствования и перехода к международной практике оценивания.

Опыт формативного оценивания, полученный учащимися в НИШ, позволит им быстрее адаптироваться к обучению в высших учебных заведениях.

– Как отражаются такие подходы на морально-психологическом настрое детей?

– Наши специалисты проводят исследования среди учащихся и выпускников на предмет их удовлетворенности обучением в интеллектуальных школах. Большинство респондентов высказывают удовлетворенность и основным преимуществом называют фокусирование образовательной программы на развитии критического, междисциплинарного мышления, коммуникативных и социальных навыков. Формулирование целей перед каждым учебным разделом, по их мнению, способствует обретению навыков целеполагания и достижения поставленных задач, что очень необходимо в жизни после школы. Также учащиеся отмечают, что возможность выбора предметов и введение нового предмета «Global Perspectives», заставляющего думать критически, являются несомненными преимуществами программы. Как считают выпускники, преподавание на трех языках дает им серьезную фору перед сверстниками, способствует расширению информационного поля.

Наряду с положительными аспектами учащиеся также выделяют вопросы, требующие решения. К ним можно отнести развитие навыков программирования и тайм-менеджмента. И над этим мы уже работаем.

– Как администрация вашей школы реагирует на претензии со стороны родительской общественности? Можно ли привести примеры конструктивной реакции на критику?

– Мы оперативно реагируем на вопросы со стороны родителей, обсуждаем их и в случае необходимости принимаем решения. Мамы и папы имеют возможность участвовать в жизни НИШ через родительские комитеты, через участие в бракеражной и других комиссиях при школе.

Для мгновенной обратной связи и быстрого получения информации организована система конференций в мессенджере WhatsАpp. Участниками одной из них являются все члены административно-управленческого персонала и председатели родительских комитетов классов. Конференция не является официальной перепиской, однако позволяет быстро оценивать ситуацию и при необходимости принимать соответствующие решения.

Отвечая на данный вопрос, я бы не стал применять слово «претензии» – это всегда конструктивные предложения и дельные советы. Мы были и остаемся сторонниками открытого диалога и сотрудничества между школой и родителями. Очень важно отметить, что администрация НИШ постоянно чувствует поддержку со стороны родителей. В свою очередь, мы поддерживаем все инициативы родителей, направленные на повышение эффективности учебно-воспитательного процесса и улучшение психологического климата в школе.

Например, совсем недавно мы получили хорошие советы, касающиеся домашних заданий, по результатам рассмотрения этого вопроса разработана специальная политика. В прошлом учебном году по инициативе родителей были проведены соревнования между командами родителей и учителей по футболу, волейболу, настольному теннису и шахматам. Родительская общественность является неотъемлемой и чрезвычайно важной частью школьного сообщества.

– Какие учебные программы и методики, разработанные в стенах НИШ, уже используются в общеобразовательных школах Казахстана?

– На основе концептуальных подходов определения содержания образования Интеллектуальных школ (ценностно-ориентированный, коммуникативный, деятельностный и интегрированный подходы), рабочими группами, в составе которых были учителя общеобразовательных и интеллектуальных школ, ученые Национальной Академии образования им. Ы. Алтынсарина и вузов страны, разработаны Стандарты и учебные программы обновленного содержания образования. Согласно графику перехода на обновленное содержание образования МОН РК внедрение данных программ начато в 1, 2, 5, 7 классах всех общеобразовательных школ страны.

При этом следует отметить, что программы НИШ направлены на углубленное изучение предметов естественно-математического цикла и по содержанию значительно отличаются от обновленных программ общеобразовательных школ. Например, такие предметы, как «Глобальные перспективы», «Казахстан в современном мире», в обычных школах не изучаются. В учебный процесс НИШ внедрены различные элективные курсы, изучение второго иностранного языка (немецкий, французский, китайский) и т.д.

– Сколько детей покинули стены НИШ за последнее время? Что является основной причиной ухода детей из вашей школы?

– Согласно постановлению правительства РК, отчислению подлежат учащиеся, имеющие три и больше троек. В 2016-2017 учебном году из нашей школы по причине неуспеваемости был отчислен лишь один ученик; в связи с переездом в другой населенный пункт – 5; в связи с переездом за границу – 5; по состоянию здоровья – 2; в связи с трудностями в обучении – 3; по семейным обстоятельствам – 6. За первую четверть нынешнего учебного года выбыли 7 человек, из них трое перешли в другие школы города Алматы.

Автор: КЕНЖЕ ТАТИЛЯ

Казахстан > Образование, наука > camonitor.com, 10 ноября 2017 > № 2391899 Олег Пак


Сербия. Евросоюз. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > camonitor.com, 10 ноября 2017 > № 2391883 Миша Джуркович

Сербский политолог: Сепаратизм в Евросоюзе – последствие вторжения Запада в Югославию

Опасаясь разворота Сербии на восток, ЕС и США резко усилили давление на страну. Перед Белградом поставлен ультиматум: либо Россия, либо Запад. Директор белградского Института европейских исследований, доктор философии Миша Джуркович считает, что Запад имеет слишком глубокое влияние на сербское правительство и больше не хочет мириться с его сопротивлением. При этом нестабильная ситуация на Балканах не только демонстрирует слабость Евросоюза, но и толкуется как оправдание для нахождения в Европе войск США. Последствия наращивания давления Запада на Сербию еще только предстоит увидеть. Предыдущий раунд «активной балканской политики» – вторжение в Югославию и признание Косово – подтолкнул сепаратизм внутри ЕС.

- Господин Джуркович, в Европе на примере Испании и Италии можно наблюдать усиление сепаратизма. Чем вы можете это объяснить?

- Сегодняшние события – это логичные последствия действий Запада на протяжении последних тридцати лет. Запад последовательно уничтожал многонациональные государства, такие как СССР и Югославия, поощрял сепаратизм и местный национализм. Он дал старт идеологии антиэтатизма, завел разговор о приоритете меньшинств и прав человека над государством. Яркий пример того, во что это вылилось – так называемая гуманитарная интервенция в Югославии в 1999 г.

- Почему Запад много лет активно поддерживает националистические движения в Восточной Европе, в том числе и сегодня на Украине? При этом внутри ЕС националисты часто рассматриваются как угроза..

- Двойные стандарты – основа западной политики. «Сценарий, который несет проблемы моей стране, должен быть реализован в странах, которые я хочу ослабить». Это давняя тенденция, и особенно хорошо использовать в своих целях радикальный ислам, радикальный национализм и вообще любую радикальную идеологию получается у Великобритании. Например, в Ливии американцы и британцы работали с группировками, лидеры которых содержались на базе Гуантанамо как террористы. В Египте они поддерживали «Братьев-мусульман» (запрещенная в России террористическая организация – прим. «Е.Э»), а в Восточной Европе сотрудничают с любым антироссийским движением. Они поддерживали национализм еще во времена существования СССР и Югославии – он был инструментом победы над их сильнейшими врагами. Поэтому даже сегодня они продолжают сотрудничать с пронационалистскими группировками на Украине и в Прибалтике и готовы поддержать националистов или даже коммунистов в России.

- На ваш взгляд, какие государства могут появиться на карте Европы в ближайшие 10-15 лет?

- Это будет зависеть от того, насколько сильными покажут себя европейские страны. На примере Каталонии мы увидели, что Германия и Франция всецело поддержали премьер-министра Испании Мариано Рахоя и высказались в пользу защиты Испанией своих границ и суверенитета.

В Испании и Италии сейчас угроза сепаратизма стоит наиболее остро. Италия – региональное государство, как и Испания, и некоторые регионы – Падания, Венето – уже требуют для себя большей автономии.

Проблемы могут возникнуть и во Франции – в Бретани, Стране басков и на Корсике. В Германии можно в этом же контексте упомянуть Баварию. Бельгия уже на протяжении десяти лет является квазигосударством, и только постоянное присутствие международного сообщества предотвращает распад страны. И в Восточной Европе не все гладко – среди моравийцев в Чехии и силезийцев в Польше также легко может вспыхнуть сепаратизм.

- США и Евросоюз оказывают сильное давление на Сербию и ставят ее перед окончательным выбором: либо Россия, либо Запад. А недавно премьер-министры Болгарии, Греции и Румынии поддержали заявку Сербии присоединиться к ЕС, заявляя, что этот шаг поможет гарантировать мир и безопасность в регионе. Как, на ваш взгляд, поступит Сербия? Отвернется ли она от России?

- С 2000 г. и первых цветных революций Сербия фактически перестала быть независимой страной. Сейчас здесь состав правительства определяют страны Запада. Однако каждое сербское правительство рано или поздно вступает с ними в конфликт, поскольку Западу нужно все больше ресурсов и власти над страной.

Сербия не в том положении, чтобы самостоятельно решать такие вопросы, как вступление в ЕС, поскольку Запад способен сместить любое правительство, которое не будет идти ему на уступки.

До сегодняшнего дня Сербии удавалось сохранять особые отношения с Россией, которые абсолютно необходимы нашему народу и нашей стране. У большей части Европы, особенно у Германии, нет против такого положения дел особых возражений. Однако глубинное государство в США и структуры НАТО оказывают жесткое давление на Сербию, чтобы она вступила в Североатлантический альянс и усилила военное присутствие Запада у границ России.

Никто не знает, как долго у сербского правительства получится уклоняться от присоединения к антироссийским санкциям. Экс-премьер-министр Македонии Никола Груевский тоже не хотел их поддерживать – и в итоге был свергнут в результате иностранного вмешательства.

- Ситуация на Балканах продолжает оставаться напряженной. Может ли она выйти из-под контроля и перерасти в вооруженный конфликт?

- В 1991 г. США сыграли огромную роль в начале гражданской войны в Югославии. Тогда они достигли своей цели и сорвали европейские интеграционные проекты.

Конфликт в Югославии ясно показал, что европейцы не могут сами решать свои проблемы, что, по мнению американцев, легитимирует их присутствие в Европе.

Сейчас ситуация на Балканах опять крайне нестабильная, что идеально обосновывает нахождение американских войск в Европе. Именно с целью сохранения своего военного присутствия США не любят решать проблемы до конца – в отличие от Германии, которая стремится урегулировать любой конфликт ради достижения стабильности.

- Какие страны тратят больше всего на пропаганду на Балканах и с какими целями?

- Больше всего тратят американцы – десятки миллионов каждый год. Через так называемые проекты реформ они коррумпируют местные элиты, хотя значительная часть этих денег в итоге вновь оседает в карманах западных стран, так как тратятся на их экспертов. Затем идет Германия, которая в последнее десятилетие денежными вливаниями значительно подняла свою значимость. Великобритания действует через государственные учреждения и СМИ.

Присутствие России и Турции ощущается значительно меньше, но оно также очень важно. Хотя местные русофилы справедливо жалуются на то, что Россия инвестирует недостаточно в мягкую силу и пропаганду.

Имеет место создающее определенные проблемы присутствие Саудовской Аравии, Катара и Арабских Эмиратов, которые через свои подчас никем не контролируемые общественные организации работают в Косово, Боснии, Македонии и Албании. За сердца и умы местного населения идет жестокая борьба.

Беседовал Сеймур Мамедов

Источник – Евразия.Эксперт

Сербия. Евросоюз. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > camonitor.com, 10 ноября 2017 > № 2391883 Миша Джуркович


Казахстан > Агропром > newskaz.ru, 10 ноября 2017 > № 2387099 Александр Трегубенко

Ассоциация шеф-поваров: за 500 тенге в ресторане можно купить только хлеб

Во сколько может обойтись ужин в дешевом ресторане, рассказал глава Ассоциации шеф-поваров Казахстана Александр Трегубенко

Сергей Ким

Слова акима Алматы Бауыржана Байбека об алматинских ресторанах удивили многих казахстанцев. Цитата градоначальника мгновенно стала одной из самых обсуждаемых, а соцсети наводнили шутки о так неожиданно подешевевших ресторанах.

"Сегодня для иностранцев в ресторане можно вкусно поесть за 500 тенге. Это очень дешево, поэтому мы в рейтинге на таком высоком месте находимся", — рассказал градоначальник журналистам во время пресс-конференции в Астане, подразумевая один из рейтингов городов, привлекательных для работы и жизни.

Sputnik Казахстан побеседовал с главой Ассоциации шеф-поваров Казахстана Александром Трегубенко и попытался выяснить: можно ли поесть за 500 тенге в недорогом ресторане, заказав самое дешевое блюдо.

- Не будем обсуждать непосредственно достоверность слов Бауыржана Байбека. Больше интересует вопрос – за какие деньги можно поесть в ресторанах Алматы?

- Во-первых, даже если на дверях заведения написано "ресторан", не факт, что оно является рестораном. Если мы углубимся в терминологию… Есть такие старые добрые советские книжки, где была очень четкая классификация. Что такое ресторан 1-ой, 2-ой, 3-ей категорий, что такое кафе 1-ой, 2-ой, 3-ей категорий. У нас почему-то кто бы ни открылся, называет заведение рестораном, хотя зачастую не дотягивает даже близко. Давайте не будем называть все это ресторанами, назовем заведениями индустрии гостеприимства – кафе, закусочные, столовые, рестораны. Средний чек, если это ресторан и человек зашел покушать, если без алкогольных напитков, должен составлять как минимум 3,5 – 7 тысяч тенге. Это в ненастоящем ресторане, это в заведении, которое называет себя рестораном. В настоящем ресторане такой чек должен быть от 7 до 15 тысяч тенге.

- Вы говорите "в настоящем ресторане". Уже упомянули неразбериху с категориями заведений, но для простого человека – как ему понять, в ресторан он пришел или нет?

- Давайте начнем с того, что там должно быть подходящее помещение, дизайн, мебель, посуда. Во-вторых, меню и винная карта. Должен быть широкий ассортимент хороших дорогих вин, хорошее меню, должен быть сомелье, либо, как минимум, администратор, способный порекомендовать напитки к тем блюдам, которые вы выбрали. Должно быть авторское меню добавлено, блюдо от шеф-повара, свежие продукты. Еще должно быть что-то вроде "устричной пятницы". И мы должны знать, например: рано утром самолетом для этого ресторана привезли наисвежайшие устрицы в охлажденном виде. Музыкальное сопровождение, атмосфера, гостю должен подаваться комплемент от шеф-повара, когда он приходит. В конце концов, даже дресс-код, если уж на то пошло. Сейчас с этим тяжеловато. Но даже сейчас вы не встретите в ресторане посетителя в спортивном костюме и сланцах. Все должно быть чинно-благородно.

- Все, что не соответствует этим критериям, это не рестораны?

- Это может быть демократичный ресторан, может быть ресторан национальной кухни, может быть ресторан в стиле "хай-тек" или пивной ресторан. Каждый может назваться как угодно. Но еще раз говорю – если мы подгоняем эти истории под ресторан, есть очень много пунктов, по которым наши заведения зачастую не проходят. Легче назваться "кафе". У нас же все мечтают и обсуждают мишленовские звезды. Надо чаще заглядывать в критерии, по которым даются мишленовские звезды. Там их достаточно много. Кафе – пожалуйста. Рестораны – ну, называйтесь ресторанами. Но те, кто разбираются, все-таки понимают, что рестораны это немного другое.

- То есть когда мы видим заведения в Алматы с вывеской "ресторан", вполне может оказаться, что это кафе по сути?

— На сегодняшний день эти границы настолько размыты, что каждый может называться как угодно. Допустим, в Москве есть ресторан "Пушкин". И он называется "Кафе Пушкин", хотя на протяжении многих лет это лучшее заведение России и входит в каталоги всех гидов для путешественников. Я видел кафешку с одноразовой посудой и пластиковыми столами, которая называлась "Падишах". Вот такое несоответствие бросается в глаза.

- Когда ресторан считается дешевым?

- Думаю, когда средний чек составляет 5 тысяч тенге на человека. Я просто знаю, из чего составляется меню и готовятся блюда. Я имею в виду, если человек пришел, съел салат или закуску, заказал горячее, десерт, выпил какой-то напиток, и "влез" в 5 тысяч тенге, считаю, это очень дешево.

- А средние чеки в дорогих ресторанах?

— Это уже в среднем от 10 до 20 тысяч тенге.

- Теоретически, если человек приходит в ресторан, он же может заказать самое дешевое блюдо. Можно ли поесть на 500 тенге в дешевом, но ресторане?

- Нет. Если только заказать хлебную корзину. Я не видел ни в одном ресторане блюда в пределах 500 тенге. Даже порция маслин каких-то может стоить дороже. Но салат или закуску за 500 тенге я не встречал. Сегодня интернет бурлит на эту тему – "покажите-покажите". Я тоже хотел бы увидеть.

- То есть таких блюд просто нет?

— Знаете, в начале 2000-х годов только. Может быть, какой-то бизнес-ланч в какой-то кафешке можно найти, но в последний раз, если что и видел – в районе 800-850 тенге. За 500 тенге полноценного бизнес-ланча я не видел.

- В вашу ассоциацию входят шеф-повара только ресторанов или кафе в том числе?

— Без разницы, лишь бы был шеф-повар.

- Снизим планку. В алматинских кафе можно поесть за 500 тенге?

- Думаю, что кашу рисовую можно найти. Можно найти глазунью. Я недавно проходил мимо одной пиццерии, они мне сунули буклет – за 250 тенге кусок пиццы и напиток 0,33 литра. Но это, думаю, в честь недавнего открытия заведения. Хочется зайти и узнать – какой кусок пиццы и какой напиток они предлагают. Можно в кафе национальной кухни встретить порцию мант за 500 тенге, порцию плова.

- Но это далеко не ресторан?

— Нет, это вообще не ресторан. Но можно в закусочной условно в районе барахолки такие цены найти. Кстати, я сегодня проезжал мимо такого места, там был лагман за 450 тенге, манты — 500.

- Но если мы говорим о таких низких ценах, даже если это далеко не ресторан – можно ли говорить при этом о вкусной еде?

- Я не спорю, она может быть вкусная. Это же зависит от повара – из минимального количества продуктов можно приготовить достаточно вкусное блюдо. Другое дело, я хочу посмотреть начинку этого блюда, выход этого блюда. Можно сказать: "500 тенге за порцию лагмана". А может в маленькой пиалке она поместится или это будет голимое тесто с подливом из томата. Это надо все смотреть своими глазами. И чтобы на этом зарабатывать, надо таких порций продавать тысячу штук в день.

Если с каждой порции будет по 50 тенге прибыли, тогда худо-бедно ты оправдаешь электроэнергию и зарплату персонала. Но, вообще, 500 тенге – это не цена, а только себестоимость хорошей порции лагмана. А если ее продавать, надо вложить в нее электроэнергию, аренду, налоги, зарплату и все остальное, тогда можно будет смотреть, насколько это выгодно.

Казахстан > Агропром > newskaz.ru, 10 ноября 2017 > № 2387099 Александр Трегубенко


Казахстан. Китай > Агропром. Внешэкономсвязи, политика > zol.ru, 10 ноября 2017 > № 2384583

Казахстанская компания подписала контракт на поставку подсолнечного масла с китайской компанией Cofco

Сегодня в Урумчи проходит бизнес-форум «Казахстан-Китай», организованный АО «НК «KAZAKH INVEST", с участием 13 казахстанских производителей и около 100 китайских потенциальных покупателей. В составе казахстанской делегации представлены производители легковых автомобилей, стеклопластиковых труб, минеральных удобрений, масложировой продукции, алкогольных и безалкогольных напитков, сухого кобыльего молока, хлебной продукции, яблок.

В настоящее время Китай является крупнейшим торговым партнером Казахстана и одним из важных направлений сотрудничества является сельское хозяйство. Казахстан имеет огромный потенциал производства экологически чистых сельхоз продуктов, в том числе, мясомолочной продукции, кондитерских изделий и др.

Так, в рамках мероприятия между отечественной компанией «ЭФКО Казахстан» и китайской компанией «COFCO Xinjiang» был подписан меморандум о долгосрочном сотрудничестве и контракт на поставку 1000 тонн подсолнечного масла.

По словам представителя компании "ЭФКО Казахстан" Розыбакиева Данияра: "На сегодня COFCO это крупнейший в Китае производитель и дистрибьютор масляных и других продовольственных товаров, продукцию которого выбирает половина населения страны. Китай является нашим основным партнёром в направлении экспорта сельскохозяйственной продукции, и наша компания прилагает все усилия для активного развития казахско-китайских отношений.

Справка: China National Cereals, Oils and Foodstuffs Corporation (COFCO) – китайская национальная корпорация по производству зерновых, масел и пищевых продуктов; холдинговая компания, принадлежащая Правительству Китайской Народной Республики. COFCO является одним из 49 крупнейших государственных предприятий в Китае и входит в "ТОП-500" по рейтингу делового журнала "Fortune".

Директор Департамента «KAZAKH INVEST» Кудияров Нурлан отметил: «2017 год стал прорывным в развитии сотрудничества наших государств в сельскохозяйственном направлении. Благодаря работе Правительства Казахстана и Китая, постепенно решаются вопросы поставок казахстанской продукции. В свою очередь, «KAZAKH INVEST» готов оказывать содействие всем заинтересованным отечественным производителям в поиске потенциальных партнёров в Китае, в частности в СУАР, поскольку это основной близлежащий рынок сбыта для казахстанской продукции. В этом году мы презентовали отечественных производителей в гг.Гуанчжоу, Шанхае, Наннинь, Гонконге. По итогам начаты поставки на рынок Китая казахстанского меда, замороженного мяса, масла, мороженного и другой продукции.

В целом по итогам мероприятия заключены экспортные контракты на сумму 5,3 млн. долларов США.

На сегодняшний день это уже 7 подобное мероприятие, проводимое «KAZAKH INVEST» в г. Урумчи. По итогам прошедших торговых миссий были заключены контракты на сумму более 70 млн. долларов США.

Внешнеторговый оборот между Казахстаном и Китаем по итогам 8 месяцев 2017 года вырос на 31% и составил 6,5 млрд. долл. США. Экспорт составил 3,5 млрд. долл. США (вырос на 28%), импорт 3 млрд. долл. США (вырос на 36%).

Казахстан. Китай > Агропром. Внешэкономсвязи, политика > zol.ru, 10 ноября 2017 > № 2384583


США. Россия. Евросоюз > Армия, полиция > inosmi.ru, 10 ноября 2017 > № 2384539 Бен Ходжес

«Россия уважает только силу»

Интервью американского генерала Ходжеса. Впервые после окончания холодной войны огромные военные колонны передвигаются по Западной Европе.

Кристиан Дойчлендер (Christian Deutschländer), Ostbayerisches Volksblatt, Германия

США усиливают свое присутствие: они привезли танки и снаряжение на континент, здесь свыше 30 тысяч солдат. Цель — стратегия сдерживания России и укрепление НАТО. Командует действиями генерал-лейтенант Бен Ходжес (Ben Hodges), самый высокопоставленный американский военный в Европе. Мы встретились с Ходжесом в Мюнхене и взяли у него интервью. В конце года 59-летний военный выйдет на пенсию. И тогда кое-кто в Вашингтоне, в администрации Трампа, сможет вздохнуть с облегчением: Ходжес хорошо известен тем, что иногда очень четко и критически высказывается.

Ostbayerisches Volksblatt: Сейчас 30 тысяч американских солдат поддерживают стабильность в Европе. Что делать, если ваш президент потеряет к этому интерес?

Бен Ходжес: Президент Трамп реализует именно то, о чем заявлял Обама. На протяжении длительного времени количество солдат будет составлять 30 тысяч, возможно, несколько больше — я на это надеюсь. Я не могу представить себе причину, по которой Трамп потеряет интерес к Европе. Наше экономическое будущее тесно связано со стабильностью в Европе, это наш самый важный торговый партнер. И конгресс, каждая из партий поддерживают этот курс на 100%.

— Считает ли еще президент Трамп, что он обязан следовать принципу коллективной безопасности НАТО? Или он очень недоволен тем, что европейцы слишком мало тратят на безопасность.

— Но ведь одно не исключает другого. Президент не раз заявлял публично: мы подтверждаем приверженность принципу, закрепленному в статье 5 устава НАТО. Но мы также напоминаем нашим партнерам о статье 3: каждый член альянса должен делать все для того, чтобы оптимально обеспечить собственную защиту. Большинство стран-членов предпринимают правильные шаги по увеличению оборонных расходов, некоторые, по крайней мере, перестали их сокращать.

— Путин провел крупные учения «Запад», за которыми [на Западе] подозрительно наблюдали. Россия остается опасным соседом?

— Да, конечно. Непосредственной угрозы кризиса или нападения не существует. Однако опасность усилится, если НАТО не будет производить впечатление альянса, способного выступить единым фронтом. Россия уважает только силу. Иначе всюду, где есть возможность, Россия будет пытаться расколоть НАТО и ЕС.

— Недавно появились доклады о крупных логистических проблемах НАТО, неприятностях, связанных с границами, маршрутами подвоза, шириной железнодорожной колеи. Не является ли бюрократия крупнейшим врагом в Европе?

— Три с половиной года назад последний американский танк покинул Европу. Мы отправили домой тяжелую технику. Мы думали, что она нам больше не понадобится — это была ошибка, как мы поняли после аннексии Крыма Россией. Теперь мы возвращаемся, и нам приходится вновь приспосабливаться к инфраструктуре. Впрочем, и такие инвестиции являются частью оборонных расходов.

— В Берлине идут переговоры по проекту «Ямайка» (речь идет о формировании нового правительства — прим. ред.). Дайте совет участникам переговоров: что особенно важно в деле оборонной политики?

— Тут уж я им доверяю. Меня ободряет то, что все больше немцев готовы взять на себя международную ответственность. К настоящему моменту бундестаг 16 раз предоставлял [бундесверу] право на зарубежные операции по всему миру. Люди знают, что экономический рост — не подарок, свобода — не подарок, наоборот, их необходимо защищать, а иногда завоевывать. Это не философские дебаты, а очень конкретные понятия, если подумать об угрозе нападений, террора, дезинформационных кампаний.

— Цель НАТО состоит в том, чтобы вкладывать в оборону 2% ВВП. Германия далека от этого. Вы отнеслись бы с пониманием к тому, что мы будем просто суммировать расходы на военное дело и помощь странам третьего мира?

— То, что напрямую связано с военными, — инфраструктура для крупной переброски войск, обучение иностранных армий — может быть включено в [оборонные расходы]. Но я не могу себе представить, что мы действительно можем просто засчитать классическую помощь странам третьего мира, когда речь идет об оборонных расходах.

— Вы приехали в Германию в 1981 году — в разгар холодной войны — в звании лейтенанта. В конце 2018 года вы выйдете на пенсию в звании генерала. Стабильности в мире сегодня больше?

— Хороший вопрос. В 1981 году, когда я приехал, тоже существовал терроризм. Огромная российская армия с ядерным оружием находилась в трех часах езды от Восточной Германии. И все же у нас тогда была своего рода стабильность ввиду наличия крупных армий. Сегодня мы найдем великое множество очагов кризиса во всех уголках мира — в Иране, Корее, Сирии. Вдобавок к этому — наплыв беженцев, который в ближайшие годы очень сильно увеличится. Может быть, мы сегодня уже не сталкиваемся с прямой угрозой, как тогда, но имеем дело с еще большей нестабильностью.

США. Россия. Евросоюз > Армия, полиция > inosmi.ru, 10 ноября 2017 > № 2384539 Бен Ходжес


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 10 ноября 2017 > № 2384538 Алексис Родзянко

«Для среднего американца Россия не существует»

Эдуард Штайнер (Eduard Steiner), Die Welt, Германия

Его прадед соревновался со священником Распутиным за влияние на последнего царя. Сам Алексис Родзянко (Alexis Rodzianko) представляет сегодня экономику США в Москве. Беседа о бессмысленности санкций и почему США не смогут воспрепятствовать сооружению газопровода «Северный поток — 2».

DIE WELT: Бывают же биографии! Потомок известного советника российского царя и председателя Думы в начале ХХ века, урожденный американец, банкир высшей международной категории и теперь, во времена полной разобщенности между США и Россией, главный представитель экономики США в Москве. У вас часто бывают проблемы с идентичностью?

Алексис Родзянко: Постоянно. Но к большинству из них я привык. В США меня считают русским, в России — американцем. Что поделаешь! Я люблю Америку, в которой я вырос. Но я происхожу из русской семьи. Я хотел бы, чтобы обе страны были успешными. И я думаю, что многое из того, что создает напряженность, не является принципиальным. Наши отношения обременяет множество ненужных вещей.

— США и Россия сталкиваются в последнее время все чаще. Какой видят Россию американцы?

— Для среднестатистического американца Россия практически не существует.

— Как и Европа?

— Европа существует в немного большей степени. Все знают Англию, слышали о Германии. Россия — намного дальше и непонятна. Американцы в значительной степени согласны с Трампом в том, что было бы лучше иметь хорошие отношения. Путин считается интересным человеком, который нормально правит страной, вот и все.

— Однако Вашингтон смотрит на это по-другому…

— Да, в Вашингтоне Россия является теперь, пожалуй, главной темой. Как и в СМИ. Это внутриамериканское противоречие. Политика в Америке сейчас очень радикальна. Доля экстремистов как в демократическом, так и в республиканском лагере выросла. Возможных посредников между сторонами стало мало.

— Вы спокойно относитесь к России?

— Намного спокойнее и намного более конструктивно. В чем Россия наш враг? У нее есть ядерный потенциал. Но им обладают также Англия, Франция, Израиль и Китай. Ракеты легко перенаправить, и этот факт способствует взаимному устрашению и сдержанности. Однако ядерный потенциал считается одной из главных причин, почему Россия рассматривается в США в качестве врага.

— Нельзя ли было обойтись без санкций против России?

— Санкции объявляют, когда хотят что-то сделать. История Украины, России и Европы изменилась бы как с санкциями, так и без них. Однако санкции ожидаемого результата не дали. А прочие результаты, на мой взгляд, не являются достойными.

— С такой вашей позицией вы довольно одиноки.

— Нет, предприниматели в большинстве своем согласны со мной — не только американские, но и европейские. Но это не наше решение, и наше влияние весьма ограничено. В любом случае, нам удалось внести в новый закон США о санкциях, который был подписан в августе, некоторые послабления.

— Правда ли, что в начале введения санкций в 2014 году США оказывали большое давление на компании, заставляя их покинуть Россию?

— Я бы не сказал, что оно было большим, но со стороны администрации США реакция была очень эмоциональной. И близкие к политике главы концернов со штаб-квартирами в США почувствовали это. Российские власти, напротив, были по отношению ко мне даже более приветливыми. Они отделяли деловые отношения от политики.

— Русские охотно делают это.

— Да, и слава Богу. Российская сторона даже дала нам понять, насколько ужасно было бы, если бы мы ушли. Администрация США, напротив, объявляла каждую пару месяцев новые санкции, и мы постоянно опасались дальнейших санкций. Я и группа американских предпринимателей в 2014 году вообще больше не ездили в Вашингтон, хотя обычно мы делали это дважды в год.

— Теперь США приняли в августе закон о санкциях, который нацелен и против экспортных газопроводов в Европу. Трудно сказать, не затронет ли это скорее Европу, чем Россию.

— Я думаю, что он нацелен против всех. Так же, как и против Америки.

— Как это?

— Этот закон направлен главным образом против Трампа, потому что Сенат и Конгресс хотят ограничить возможности президента проводить независимую политику в отношении России. То, что это затрагивает также Европу, было непреднамеренно. Поборники этого закона — не дипломаты. Они считают Европу заложницей России, считают, что ей надо помочь выбраться из газовой зависимости.

— Однако это очень ловкое объяснение.

— Мне кажется, что это действительно так. Вполне возможно, что в Вашингтоне никому даже не пришло в голову, что Европе это может не понравиться.

— Возможно, я понял бы это объяснение, если бы США не начали конкурировать с Россией и экспортировать сжиженный природный газ (СПГ) в Европу.

— Американского сжиженного газа не хватит на Азию, Южную Америку и Европу. И он гораздо дороже российского.

— Во всяком случае, Газпром и его европейские партнеры ищут сейчас альтернативное финансирование для увеличения мощности балтийского трубопровода «Северный поток», которому США хотят воспрепятствовать.

— И они его найдут.

— То есть, Америка не сможет воспрепятствовать строительству трубопровода «Северный поток — 2»?

— Строительству первого трубопровода из России в Европу в 70-е годы США тоже хотели помешать. Безуспешно. А сегодня Европа гораздо сильнее, чем тогда.

— Вы считаете, что «Северный поток — 2» будет построен?

— Да. США вряд ли будут создавать трудности.

— Министр энергетики России Александр Новак сказал в интервью газете Die Welt, что в газовой сфере США опасаются конкуренции с Россией.

— Думаю, что это так. И это очень наивная политика. Это ошибка.

— Опасается ли Америка, что Европа будет слишком тесно сотрудничать с Россией?

— Если да, то закон о санкциях — худшее, что можно было сделать. Он вбивает клин между США и Европой, используя Россию как предлог. И это приведет к тому, что Европа будет действовать самостоятельнее и, возможно, быстрее договорится с Россией.

— Как долго еще будут действовать санкции США против России?

— По меньшей мере 20 лет. Согласно новому закону, президент не сможет больше отменить их, это может сделать только законодатель. А это будет очень трудно. Европе будет легче отменить санкции. И она сделает это раньше почти со 100%-ой вероятностью.

— И вы сочли бы это разумным?

— Да, конечно.

— Почему вы говорите о двадцати годах?

— В 1974 году был принят закон Джексона-Вэника, чтобы наказать СССР торговыми ограничениями, потому что тот препятствовал выезду евреев. В 1989 году СССР разрешил выезд, но этот закон просуществовал еще свыше двух десятилетий. В 2012 году он был отменен и заменен новым законом о санкциях.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 10 ноября 2017 > № 2384538 Алексис Родзянко


Польша. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 10 ноября 2017 > № 2384520

Адам Эберхард: страх и нежелание сопротивляться — для России это призыв к любым действиям

По оценке директора польского Центра восточных исследований Адама Эберхарда, польско-российские отношения за последние неполных 30 лет не удалось улучшить из-за нежелания Кремля.

Атис Климовичс (Atis Klimovičs), Latvijas Avize, Латвия

LA: Как вы охарактеризуете отношения между Варшавой и Москвой в настоящее время?

Адам Эберхард: Необходимо принимать во внимание несоответствие интересов, потому что в последние 27 лет, с позиции Польши, отношения с Россией всегда считались важными. Каждое правительство хотело их улучшить. В свою очередь, для России Польша никогда не была значимым партнером, а только частью общей политики по отношению к Западу. В связи с тем, что Польша не была так важна для России, это всегда давало русским возможность быть более эластичными по отношению к Варшаве. В польско-российских отношениях есть несколько элементов, которые после развала СССР считаются факторами напряженности. Во-первых, политика в сфере безопасности, стремление Польши к независимости, выводу Советской армии, вступлению в евроатлантические структуры, выстраиванию своей безопасности путем интеграции в Европу, НАТО, поддержанию хороших отношений с США, укреплению своей безопасности большим присутствием сил НАТО. Россию, которая считает страны Центральной Европы если не своей сферой влияния, то, по меньшей мере, буферной зоной безопасности, это раздражало. Еще один элемент, который негативно повлиял на отношения, — это энергетика. Россия как страна, экспортирующее нефть и газ, заинтересована получить больше денег и укрепить зависимость стран-импортеров, а Польша хочет уменьшить такую зависимость, и это причина для раздраженности.

— Предусматривается ли отказаться от таких поставок?

— Мы многое делаем для снижения зависимости от импорта газа, потому что газ главный элемент в нашей инфраструктуре. Необходимо учитывать, что у нас есть также свои газовые месторождения, и что построен терминал в Свиноустье, который позволяет получать газ со всего мира. Мы используем реверсные поставки газа по Ямалскому газопроводу, а также из Германии. Планируем полностью стать независимыми от российского газа в течение следующих нескольких лет. Когда я говорю об отношениях между поляками и русскими, то, во-первых, это относится к вопросам безопасности, во-вторых, к энергетике, в третьих, это соседские отношения в целом. Россия пытается подчинить себе Белоруссию, Украину — государства бывшей советской империи. В свою очередь, Польша поддерживает своих восточных соседей, с которыми ее связывает общая история. Варшава хочет, чтобы они были независимыми и свободно принимали решения по внешней политике, чтобы развивались в тех же системах интеграции, как Польша. Главным образом, это касается Украины. Польша всегда поддерживала стремление украинцев интегрироваться в Европу и во время Оранжевой революции, и во время Революции достоинства, и теперь — во время российской агрессии.

— Как на отношения двух стран влияет история?

— История — это лакмусовая бумажка, которая раскрывает отношения. Развитие польско-российских отношений в последние 27 лет проходило вверх-вниз, сейчас снова худший период, причина в агрессии России против Украины. Когда отношения ухудшались, Кремль использовал историю, чтобы сделать их еще хуже, обвинить Польшу в том, что она не готова к компромиссу. Это относится не только к Польше, а наблюдается также в отношениях с Финляндией, Венгрией. Если отношения с Финляндией хорошие, Путин может возложить венок к памятнику маршала Маннергейма; если российско-венгерские отношения хорошие, Путин может попросить прощения за 1956 год. Но если польско-российские отношения ухудшились, МИД России каждую неделю обвиняет Польшу в негативном отношении к прошлому. История — проблема в отношениях, но она имеет второстепенное значение, в отличие от основных проблем. В последние несколько месяцев Польша стала главным врагом, если обратить внимание на заявления МИДа России. Почти каждую неделю в каком-либо заявлении защищаются памятники Красной армии, которые учреждения власти Польши демонтируют. На самом деле Польша с большим уважением относится к могилам советских солдат. Ясно, что в Польше нет места памятникам, прославляющим советские войска. Мы с уважением относимся к жертвам войны, советским солдатам, погибшим на войне, но Польша суверенное государство, и это наше дело, какие памятники будут находиться у нас. Разумеется, взгляды Путина и отношение руководства России к реабилитации в последнее время не только коммунистической системы, но и сталинизма непонятны и настраивают пессимистично.

— Что для рядового гражданина Польши означает Россия?

— Средний житель Польши относится к людям из России позитивно как к народу великой истории и культуры. Во время личных встреч чувства приятные, проблемы связаны с имперской политикой Кремля. Это желание реализовать войну, пусть и не посредством оружия, но это война против Запада. Это желание подчинить Украину, государства Балтии, Центральной Европы, включая Польшу, и это негативно влияет на мнение среднего жителя Польши о России.

— Есть ли надежды на улучшение отношений с Россией?

— Россия — ревизионистское государство, которое хочет пересмотреть порядок, сложившийся после холодной войны. Это не отвечает интересам стран Центральной и Восточной Европы. Однако Россия слишком слаба, чтобы создать новую архитектуру безопасности, и поэтому она использует свой негативный потенциал. Россия — это государство, которое в последние годы концентрировалось на конфликте с Западом. Это, конечно, не настоящая война: США, НАТО и Запад в целом считаются врагами, и даже война с Украиной воспринимается как борьба против агрессии США. Думаю, что нельзя надеяться на перемены. Военная риторика — главный фактор в консолидации российского общества. Для команды Путина это служит главным элементом по удержанию власти, который позволяет продемонстрировать народу, что даже во время экономического спада Россия не стоит на коленях.

— Можем ли мы быть спокойны, думая, что это относится только к внутренней политике России?

— Да, это относится к внутренней политике, но можно отметить, что для власти в России использование силы и оружия с целью получения политических дивидендов это нечто самое обычное, даже в демократические ельцинские времена это использовалось. Вначале в 1993 году стреляли в парламент, затем последовала первая чеченская война 1994-1996 годов, потом вторая чеченская война уже во времена Путина, потом — война против Грузии, агрессия на Украине. Россия считает допустимым использование силы для достижения политических целей. Нам — Польше и государствам Балтии — с последним необходимо считаться, это во-первых. Во-вторых, Россия вовсе не так сильна, и в течение трех последних лет на Украине мы наблюдаем, что у России есть инструменты для развязывания войны, но в то же время она отнюдь не успешна в достижении своих целей. Российская война в Донбассе зашла в тупик. Цена, которую Россия заплатит на Украине, если речь идет об общественном мнении на Украине, разрыве связей, которые формировалось в течение 300 лет, будет ужасной. Что касается Польши и стран Балтии, то самая большая угроза это наша неготовность к каким-либо поворотам. Если наши западные партнеры не готовы разместить свои армейские части в странах Балтии и Польше из-за боязни реакции России, то именно это увеличивает возможность конфликта. Страх и нежелание сопротивляться — для России это призыв к любым действиям. Самое главное, чтобы Россия получила достаточно ясный сигнал — это относится к армейским частям. И в то же время нужен политический сигнал, чтобы мы ясно сказали, что страны НАТО, страны ЕС, на взгляд Запада, находятся за красной линией. Конечно, разговор стал более прямолинейным, на это повлияла украинская война, и санкции, несмотря на разногласия, сохранены. Это доказывает, что Россия, полагаясь на силу оружия, не всегда хорошо понимает, что сама подрывает свой имидж среди политиков, общественного мнения других стран.

— Достаточно ли жестко ЕС отреагировал на агрессию на Украине?

— Хотелось бы более жесткой позиции, но то, что санкции в силе, что Украина получает поддержку Запада, — это большой шаг. Три года назад я опасался, что будет хуже, что не сумеем сохранить единую позицию государств Европы.

— Европа соответствующим образом оценивает Украину?

— Для Польши важно, чтобы наши соседи участвовали в интеграционных процессах в тех структурах, в которых находимся мы. Общественное мнение и руководство Польши в последние 25 лет основательно поддерживали Украину. У Украины есть домашняя работа, никто не может осуществить реформы и модернизировать государство, побороть коррупцию и олигархов вместо украинцев. У помощи есть лимиты. Продолжение войны руководство Украины использует как предлог для того, чтобы затормозить реформы. Понимаю, что война это вызов, но одновременно она означает мобилизацию. Если бы не продолжалась война, критичная позиция общества по отношению к руководству была бы намного сильнее. Война дает дополнительные возможности для скорейшей реализации реформ. Необходимо признать, что за последние три года реализовано больше реформ, чем за все предыдущие 25 лет.

— Как понять войну на Украине, которая выглядит абсолютно нерациональной, если иметь в виду хотя бы посеянную ненависть?

— Думаю, что власти России не оценили общественный фактор. Путин многократно говорил, что украинцы и русские это один народ, это ложь, но российская элита поверила этой лжи. Начав войну против Украины с лозунгами, что это война не против украинцев, а против так называемых фашистов, власть России не оценила общественный фактор. Не учла, что Россия не в состоянии одержать политическую победу военным путем. Она получила ненависть — это ненависть украинцев, в особенности молодого поколения, к России, и в то же время создано негативное отношение жителей России к Украине. Желая восстановить империю, Россия делает возврат к империи невозможным.

— Можно ли считать, что украинцы защищают также нас?

— Это аргумент, который руководство Украины использует, чтобы обратить внимание на войну, чтобы получить помощь. Если Россия так долго не способна подчинить Украину, и, по-моему, она вообще неспособна сделать это, то потенциал дестабилизации в других регионах Европы, конечно, меньше. Но несмотря на это, Путин пытается дестабилизировать не только Украину, не только страны, расположенные ближе к России, к примеру, страны Балтии. Мы наблюдали влияние России на выборы президента США, агрессивную пропаганду российских СМИ против Германии, других государств западной Европы. Разумеется, приоритет это война против Украины. Путин эту войну считает одним из элементов в войне против Запада. В этой связи можно ожидать, что Россия будет пытаться ослабить Запад при помощи других действий.

Польша. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 10 ноября 2017 > № 2384520


Польша. Россия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 10 ноября 2017 > № 2383222 Влодзимеж Марчиняк

Посол Польши: «Мы хотели бы говорить с вами о вопросах сложных и не очень»

На вопросы ИА REGNUM отвечает посол Польской Республики в России Влодзимеж Марчиняк

ИА REGNUM Господин посол, 11 ноября ваша страна отмечает восстановление независимости Польши, которое произошло в 1918 году. Однако польская история куда более долгая. Какие еще аспекты будут затрагиваться в ходе празднования?

Этот праздник всё же в основном связан с восстановлением нашей государственности. 11 ноября 1918 года произошла передача полноты власти Юзефу Пилсудскому со стороны членов Регентского совета. И можно считать, что с того момента Польша становится суверенным государством. Но исчисляем мы свою государственность с момента принятия христианства, крещения князя Мешко, которое произошло в 966 году. Круглую дату — 1000-летие — отмечали еще при социализме, в Польской Народной Республике, есть и другие некруглые даты, которые мы тоже отмечаем. Касательно восстановления государственности могу сказать, что в следующем году будет 100 лет этому событию, начинаем мы его праздновать уже в эти дни и продолжим вплоть до 2020 года. И, безусловно, внимание сосредоточено на событиях XX века. Вместе с тем, я признателен вам за то, что вы обратили внимание — история Польши столетием не ограничивается, в 1918 году произошло лишь восстановление государственности, которая насчитывает более 1000 лет.

ИА REGNUM Государственность Польши связана с крещением. Поляки приняли христианство еще в то время, когда оно не было разделено на православие и католичество. Хотя в итоге католическая версия стала базовой для вашего народа, католичество проникло в его душу, Костел сохранял и поддерживал поляков, особенно в условиях утраты государственности. Чем сегодня является Католическая церковь для Польши, и как католичество присутствует в повседневной жизни поляка?

Когда в 966 году состоялось крещение князя Мешко в связи с браком с чешской княжной Дубравой, это не означало еще полного принятия христианства поляками. Процесс был долгим, имели место откаты в язычество, но вслед за этим Церковь снова восстанавливала свои позиции. Как вы справедливо упомянули, принятие христианства произошло до его формального раскола. Кстати, в польской историографии ведутся дискуссии по вопросу, не создавались ли на территории Польши некие христианские общины и до крещения Мешко. Есть ряд свидетельств археологического характера, что это могло быть…

ИА REGNUM Речь о Силезии?

Не совсем, есть версия, что это было на юго-востоке Польши, в Перемышле. Об этом упоминается, как о доказанном факте, в работах по истории Православной церкви, изданных под патронажем главы Польской православной церкви митрополита Варшавского Саввы. Сложно сказать, так ли это, хотя мы понимаем, что миссия братьев солунских, Кирилла и Мефодия, не могла не затронуть какие-то польские земли. И отвечая уже прямо на ваш вопрос, мне кажется, что наше вероисповедание отличается от многих европейских практик тем, что очень сильно христианство проникло в польскую культуру. То есть даже те поляки, которых нельзя назвать религиозно-активными, отмечают в семейном кругу религиозные праздники, которые стали элементом общепринятой культуры. Допустим, Рождество, Пасха празднуются всеми, это национальные праздники. Могу также привести пример со 2 ноября, которое в Польше является днем поминовения усопших, независимо от конфессиональной принадлежности, веры или неверия, когда все поляки украшают кладбища свечами. И есть еще один аспект, начало чему положило убийство в конце XI века краковского епископа Станислава Щепановского, на которого поднял руку польский король Болеслав II. Обстоятельства того происшествия не очень понятны, хроники неоднозначны. Болеслав II, насколько я помню, был внуком киевского князя Владимира Великого, крестителя Руси…

ИА REGNUM И, как пишут некоторые хронисты, подобно своему деду до принятия христианства, был слаб до женского пола, из-за чего — по одной из версий — и пострадал епископ Станислав.

(смеется) Возможно, возможно это было одним аспектом данной истории. Но гораздо важнее то, что произошло потом. Епископ в течение последующих двух столетий признается святым, одним из первых польских святых. А что случилось с Болеславом — неизвестно, он исчезает из польской истории. И важно то, как польская культура освоила этот сюжет. Героем признается епископ, и за епископом признается право осуждать государя. А государь, который посягает на епископа, становится преступником, который нарушил базовые традиции и законы. Это очень характерно для польского понимания разницы между верой и политикой, между Церковью и государственной властью.

ИА REGNUM Позвольте немного поспорить с вами. Ведь был в истории Польши и эпизод — имею в виду восстание Костюшко — когда восставшие поднимали в прямом смысле слова руку на епископов, вешали или преследовали, как это было с братом короля Станислава Понятовского, примасом Польши.

Но это относилось к личностям, персонам, а не институту. Наиболее близкая аналогия здесь — убийство Томаса Бекета (Фомы Кентерберийского) в Англии.

ИА REGNUM У Польши и России отношения долгие и сложные. Было время, когда мы мало знали друг о друге, я имею в виду период Польского королевства. Потом Польша соединилась в Речь Посполитую с Великим княжеством Литовским, которое — ВКЛ — принесло в наследство новому государству свои дрязги с Москвой. Далее Смута, на мой взгляд, скорее, гражданская война, где русские воевали с русскими, когда в определенный этап вмешалась Варшава. Разделы Польши и 123 года существования в составе Российской империи. Наконец, союзнические отношения СССР и ПНР. Есть ли во всем этом нечто, что может объединять нас сегодня, а не только разъединять?

Я сейчас на минутку задумался, потому что… Я не думаю, чтобы прошлое нас разъединяло само по себе. Скорее всего, нас может разъединять непонимание прошлого, нерациональное понимание его. Любой из сюжетов, которые вы перечислили, может являться предметом совершенно рационального разговора, в котором можно обсудить, как формировалась политика обоих сторон, почему и так далее, и тому подобное. Скажем, вы упомянули Смуту, и я согласен с вами, что это, скорее всего, была гражданская война внутри Московского государства, подрыв многих политических институтов, и мы подключились к этому конфликту по соображениям собственной безопасности. Можно анализировать, было ли это удачным шагом или нет, но я не думаю, чтобы нас могли такие обсуждения разъединять, если мы будем придерживаться цели понять и объяснить политическое мышление участников тех событий. Хотя когда — я прочитал недавно в одной газете — пишут, что Речь Посполитая в Смуту преследовала задачу выстроить империю от Балтийского моря до Тихого океана, конечно, такие суждения будут разъединять. Подобная трактовка, а не само прошлое. А так любая тема может стать предметом полезной дискуссии, двухсторонней, даже многосторонней, если она будет вестись в рамках рациональной аргументации и логического мышления.

ИА REGNUM Тогда я бы хотел привлечь ваше внимание к одному эпизоду истории в целях получения рационального объяснения ему. 11 ноября 1918 года на уровне современных польских общественных стереотипов связано в основном с личностью маршала Пилсудского. И в меньшей степени с таким человеком, как Роман Дмовский. Практически не упоминается, что и Российская империя во время Первой мировой войны готовила почву для признания польской независимости, а Временное правительство констатировало ее практически в первые недели своего существования. Почему так?

Я не знаю, действительно ли личность Дмовского уходит на второй план. Что касается даты 11 ноября, то сам выбор ее некогда был предметом больших споров в польском обществе. Например, лагерь национал-демократии долгое время не признавал. Однако сейчас в обществе сложился консенсус. Но и публичные мероприятия в этот день подразумевают возложение цветов под памятниками не только Пилсудскому, еще и Дмовскому и Винценты Витосу. Что касается того, почему не помнят Николая II, дело здесь в том, что его действия не повлекли за собой никаких последствий, император был вскоре свергнут, так что его приказ оказался немножко запоздалым с точки зрения хода развития событий Первой мировой войны. Вместе с тем обсуждение этого вопроса может стать началом для более широкой дискуссии, в которой я с большим удовольствием готов принять участие.

ИА REGNUM Раз уж мы говорим сегодня об истории, хочется затронуть ее связь с современной политикой. Среди стран Восточной Европы ваше государство стоит особняком в контексте отношений с моей страной. России могут предъявлять исторические претензии и чехи, и венгры, но диалог с ними есть, а с Польшей его нет. Что это за аномалия такая? Уважаемый польский министр иностранных дел говорит, что контакты отсутствуют, упоминая в этой связи обломки президентского самолета. Однако по вопросу транспортных перевозок Москва и Варшава находят взаимоприемлемые решения. Возможно, следует пересмотреть повестку отношений, расширить ее?

Мне тоже эта аномалия не дает покоя. Но поскольку я нахожусь только год в России, то еще не нашел ответа на вопрос, почему российская политика по отношению к Польше выстраивается подобным образом, выглядит не вполне рациональной. Однако моя задача не в том, чтобы оценивать. Я с большой надеждой воспринял слова президента России Владимира Путина, произнесенные год назад на церемонии вручения верительных грамот в Кремле. Он тогда констатировал непростую ситуацию в наших взаимоотношениях и сказал, что у России есть полная готовность работать над их улучшением, исходя из принципов взаимного уважения и прагматизма. Ожидаю продолжения именно этого курса.

ИА REGNUM А что для этого нужно? Простите, но у меня иногда складывается впечатление, что Варшава придерживается следующей позиции: отдайте нам обломки самолета, и только после этого можно будет говорить о чем-то другом.

Нет, конечно, не так, такие условия мы не выставляли. Хотя есть проблема с самолетом. То, что мы слышим, будто эти обломки нужны для проведения российского расследования, всё меньше и меньше выглядит убедительным. И решение этой проблемы значительно облегчило бы ситуацию. Но суть не в этом. Год назад в Москву приезжал наш заместитель министра иностранных дел Марек Жулковский, и тогда о таком условии не говорилось. Мы понимаем так, что тогда договорились о постепенном разблокировании различных форматов взаимных отношений. После чего уже я как посол Польской республики в России получал отказы с российской стороны и был проинформирован о нежелании возобновления различных форматов.

ИА REGNUM Так что, будем ждать прихода лучших времен?

Не обязательно, потому что, как вы упомянули, есть области, в которых наши стороны находят взаимопонимание, возможно, позиции прагматизма здесь столь сильны, что соглашения нельзя было не заключить. Есть политический диалог по некоторым вопросам международного положения и так далее. Скорее всего, надо просто — и я повторю фразу президента Путина о принципах взаимного уважения и прагматизма — решать проблемы. И мне кажется, что элементы нашего с вами сегодняшнего разговора содержат аргументы в пользу того, чтобы возобновить работу Группы по сложным вопросам или, что мы предлагали, расширить формат этого института взаимной дискуссии в пользу повестки более широкой, чем просто сложные вопросы. Например, проблем польской и российской истории прошлого столетия, которые волнуют наши общества.

ИА REGNUM Господин посол, благодарю за беседу и позвольте еще раз поздравить вас с национальным праздником.

Спасибо.

Станислав Стремидловский

Польша. Россия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 10 ноября 2017 > № 2383222 Влодзимеж Марчиняк


Греция > СМИ, ИТ > grekomania.ru, 10 ноября 2017 > № 2382992

Древнее захоронение воина на Пилосе на протяжении 35 веков скрывало уникальный шедевр

Нетронутая гробница воина, датируемая 1500 г. до н.э., и обнаруженная в районе Пилоса (Пелопоннес) два года назад, стала одним из самых больших и неожиданных археологических открытий 2015 года. Вместе с останками молодого воина богато украшенная могила содержала оружие, драгоценности и более 1000 других предметов исключительного мастерства.

В первую очередь археологи уделили внимание золотым украшениям, не подозревая, что на непримечательном кусочке камня размером всего в 3,6 см, который первоначально приняли за бусину, скрывалось одно из лучших греческих доисторических произведений искусства.

Позже, уже в ходе реставрации артефакта выяснилось, что речь идёт о печати, полудрагоценном камне (агат) с гравировкой. Постепенно раскрывая загадку камня, поражённые археологи обнаружили удивительно точную сцену сражения, нанесённую с тончайшими деталями. На камне изображён полуобнажённый длинноволосый воин без щита, убивающий противника, ещё один поверженный враг лежит у его ног.

По предположениям учёных, сцена битвы может относиться к некоторым боевым сценам, описанным в «Илиаде».

«Детали потрясают, особенно, если учитывать размер камня», - говорит Джон Беннетт, директор Британской археологической школы в Афинах. Ему вторит эксперт из нью-йоркского Метрополитен-музея Малкольм Винер, по словам которого, «изображённая сценка является одним из шедевров эгейского искусства», которую «можно сравнить с рисунками Микеладжело», и «найденный камень с печатью представляет собой наиболее исключительный образец искусства бронзового века».

Учёным предстояло дать ответы на некоторые вопросы: в каких условиях и как камень был выгравирован, и повлияла ли военная сцена, напоминающая сюжет из «Илиады», написанной на несколько веков позже, на устные традиции, которые «породили» гомерический эпос.

На первый вопрос даёт ответ дата захоронения - примерно 1450 г. до н.э. Это время, когда минойская цивилизация перемещалась из Крита в материковую Грецию, за сто лет до того, как Пилос, Микены и другие крупные центры обрели ощутимое могущество. Создание такого тонкого произведения искусства было невозможным для данного периода в материковой Греции - но это было возможно на Крите, откуда оно, вероятно, было перевезено. Скорее всего, это копия более крупной работы, возможно, фрески, и, возможно, сделанная с помощью увеличительного стекла, хотя ни на Крите, ни в материковой Греции подобного оборудования обнаружено не было. Тем не менее, очень сложно представить, как мастер мог создать столь детальную гравировку «невооружённым» глазом.

Уже в этом месяце археологи Шарон Стокер и Джек Дейвис, работающие на раскопках, представят свои находки на страницах американского журнала Hesperia. По словам Ш.Стокер, «эта печать должна упоминаться во всех новейших публикациях по истории искусства, и изменит наше восприятие доисторического искусства».

Греция > СМИ, ИТ > grekomania.ru, 10 ноября 2017 > № 2382992


Испания. Россия > Образование, наука. СМИ, ИТ > russpain.ru, 10 ноября 2017 > № 2382990

Русские школы в Испании: объединяя детей и родителей

Светлана Сметанина: 12 ноября в Мадриде состоится финал Общеиспанской олимпиады по русскому языку «Луч». Благодаря поддержке фонда «Русский мир» в этом году он будет особенно масштабным – в финале примут участие 42 юных знатока русского языка со всей страны.

О том, как развиваются сегодня русские школы в Испании, рассказывает президент Центра русского языка и культуры в Аликанте «Парус» Ольга Лаврова.

– Вы возглавляете Центр русского языка и культуры «Парус» – почему возникла потребность в его создании?

– История создания нашего центра необычна. Первоначально в марте 2011 при ассоциации иммигрантов из стран Восточной Европы в Аликанте AIPEA была основана студия «Парус» для детей-билингвов. В то время я возглавляла отдел образования ассоциации AIPEA и, совместно с Александром Чепурным (президентом ассоциации «Русский дом в Аликанте»), выступила основным организатором данного проекта.

Постепенно проект рос и становился самостоятельным, всё глубже концентрируясь на вопросах обучения, воспитания и образования детей и подростков, работе с двуязычными семьями. В июне 2016 года была открыта некоммерческая организация «Центр русского языка и культуры в Аликанте».

Ольга Лаврова

– Школа-студия при центре «Парус» – сколько детей туда ходит? Насколько для родителей важно сохранение русского языка у детей в смешанных семьях?

– Сегодня школу-студию «Парус» посещают более 60 учащихся. Основной состав – это дети-билингвы из смешанных семей и семей соотечественников. Но также есть и иностранные учащиеся. Возрастная категория – от 4 до 16 лет.

В нашей студии дети изучают, прежде всего, русский язык и литературное чтение, основы страноведения, а также музыку, рисование, окружающий мир и другие предметы. Мы стараемся адаптировать программу российской школы по русскому языку для нужд наших двуязычных учащихся.

Сохраняя материнский язык, мы стремимся помочь нашим детям максимально адаптироваться к жизни в Испании, стать людьми нового поколения, носителями двух культур, соединяя и развивая их лучшие традиции. Но достижение этого результата невозможно без участия родителей и семей наших учеников. И, к сожалению, именно здесь мы зачастую сталкиваемся с проблемами, решение которых является одной из приоритетных задач нашего объединения. В 2016 году мы запустили проект психологической помощи двуязычным семьям в Аликанте. Возглавляет проект Д. Р. Нугманова – клинический психолог, преподаватель научно-образовательного центра практической психологии, этнопсихологии и межкультурных коммуникаций «Восток – Запад» Казанского федерального университета.

– Много ли подобных школ в Испании? Даёт ли какие-то преимущества в дальнейшем знание русского языка?

– Наша школа входит в состав объединённой русской школы в Аликанте. Это центры «Олимпия», «Лад» и «Парус». Общее количество учащихся – около 136 (дети в возрасте от 2,5 до 16 лет). Школы работают по общим программам для билингвов, ориентированным на программу начальной и средней школы России.

Педагогический состав – 16 человек. Это педагоги с высшим и средним специальным образованием, с большим опытом работы и огромной любовью к своему делу.

Подбирая задания и тексты для уроков, мы учитываем особенности испанского языка и культуры, с одной стороны, и небольшое количество учебных часов – с другой. Целью обучения детей-билингвов мы видим межкультурное образование: «Становление детей российских соотечественников за рубежом как субъектов русской культуры, способных и готовых к межкультурному общению на русском языке» (А. Л. Бердичевский, З. Н. Никитенко, Е. А. Хамраева «Как преподавать русский язык двуязычным детям»).

Всего в Испании насчитывается более 30 русских детских центров дополнительного образования при ассоциациях соотечественников, в которых обучается около 1000 юных билингвов (данные предоставлены Г. Р. Щербаковой – членом КСОРС Испании, координатором деятельности детских образовательных учреждений при ассоциациях российских соотечественников).

– Как возникла идея проведения Общеиспанской олимпиады по русскому языку? Насколько этот проект оказался востребованным у школьников?

– Идея общеиспанской олимпиады зародилась именно у нас, в Аликанте, и мы очень этим гордимся! Первоначально проект был организован ассоциациями «Лад» и AIPEA, а в последние два года был поддержан Союзом учителей Испании «Русское слово». Идее организации Всеиспанской олимпиады по русскому языку предшествовала большая работа в течение нескольких лет по изучению возможности объединить учащихся различных учебных центров при ассоциациях соотечественников в Испании и провести такого рода конкурс.

Были проведены переговоры с директорами школ и учебных центров. Оказалось, что сегодня на территории Испании не проводится иных конкурсов по русскому языку, в которых могли бы участвовать дети из разных провинций и городов. Педагоги и руководители выразили активное одобрение этой идеи и своё желание участвовать на различных уровнях в проведении олимпиады по русскому языку.

Это и явилось определяющим фактором старта Общеиспанской олимпиады по русскому языку.

В этом году впервые при поддержке фонда «Русский мир» и представительства Россотрудничества в Королевстве Испания финал олимпиады пройдёт настолько масштабно – в нём примут участие 42 юных знатока русского языка и 11 преподавателей из различных уголков Испании: Мадрида, Барселоны, Валенсии, Аликанте, Майорки, Торревьехи, Альмерии, Гандии и других городов. И, конечно же, мы надеемся, что ученики школы-студии «Парус» будут в числе победителей!

– Русская община в Аликанте – можно ли назвать её сплочённой? Насколько для людей важно сохранять связь с Россией?

– Наверное, это самый сложный для меня вопрос. Однозначно могу сказать только одно: с каждым годом число соотечественников, занимающих активную жизненную позицию и в бизнесе, и в политике, и в общественной деятельности стремительно возрастает.

В этом году у нас в Аликанте появлялось новое перспективное объединение – ассоциация «МатрЁшка», которая борется за права женщин, в особенности наших соотечественниц. Активно ведут работу ассоциации «Русский дом в Аликанте», AIPEA и другие. Конечно, это жизненно важно для нас – сохранять связь с Россией. В этом году усилиями наших русских ассоциаций в Аликанте была впервые проведена акция «Бессмертный полк». Я входила в состав оргкомитета. Ощущение единения и сопричастности нашей Родине ни с чем не сравнимо.

Мне кажется, что как раз наши школы и являются сегодня базовыми центрами объединения соотечественников в Аликанте. Ведь мы проводим совместные акции, праздники и концерты. Сейчас у нас активно идёт подготовка к новогоднему празднику, который состоится уже 16 декабря.

Объединяя детей, мы как-то, вроде бы и невзначай, объединяем и их родителей, и это здорово!

– Вы также являетесь членом совета Союза учителей Испании «Русское слово». Какие мероприятия проводятся под эгидой Союза?

– Для меня большая честь быть членом Союза. Деятельность Союза направлена, в первую очередь, на координирование работы преподавателей: это методические конкурсы, семинары, распространение информации и помощь в прохождении курсов повышения квалификации и многое другое. Возглавляет Союз учителей Виктория Викторовна Царалунга – филолог, преподаватель русского языка и литературы, директор общественного центра «Знайка» в Мадриде.

В феврале 2016 года в Аликанте при активной поддержке Союза прошла первая научно-методическая конференция по детскому билингвизму в Испании для преподавателей русских детских центров дополнительного образования и педагогов испанских общеобразовательных школ, а также для родителей детей-билингвов. Среди основных результатов конференции: реализация обмена опытом между педагогами испанских общеобразовательных школ и преподавателями русских центров дополнительного образования Испании и зарубежных стран, принятие решения о начале работы над единой программой на базе «Проекта типовой образовательной программы начального общего образования для зарубежных русских школ выходного дня» для центров дополнительного образования, входящих в Союз учителей Испании.

Мы выражаем надежду, что при поддержке фонда «Русский мир» нам удастся организовать и провести вторую конференцию, это крайне необходимо как для наших учителей, так и для родителей.

Приоритетным направлением работы Союза учителей Испании является организация национальных общеиспанских конкурсов среди школ Союза, общее количество которых – 16. Это литературно-творческие конкурсы, исторические викторины, поддержка таких важных проектов, как олимпиада «Луч», конкурс «Дети-переводчики», Единый детский диктант и многое другое.

Эти проекты проходят при содействии представительства Россотрудничества и Координационного совета российских соотечественников (КСОРС) Испании.

30 апреля 2017 года силами Союза учителей Испании «Русское слово» в Валенсии состоялось первое в Испании международное сертификационное тестирование по русскому языку для детей-билингвов Государственного института русского языка им. А. С. Пушкина.

Также в этом году Союз учителей подписал долгосрочный договор о сотрудничестве с международным детским центром «Артек».

В заключении я хочу от себя лично, от учеников школы-студии «Парус», от лица преподавателей и родителей города Аликанте сердечно поблагодарить фонд «Русский мир» за поддержку проекта Общеиспанской олимпиады и оказанную нам помощь. Желаю всем участникам олимпиады больших успехов, а финалистам, конечно же, только победы!

Испания. Россия > Образование, наука. СМИ, ИТ > russpain.ru, 10 ноября 2017 > № 2382990


Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > bankir.ru, 10 ноября 2017 > № 2382880 Сергей Солонин

Индустрия 4.0: почему всем финансовым учреждениям нужно трансформироваться в финтех

Сергей Солонин, генеральный директор Ассоциации «ФинТех»

Сегодня весь мир находится в стадии глобальной трансформации экономики. Лидирующее положение в новой экономике займут не те страны, которые обладают выгодным географическим положением или богатыми природными ресурсами, а те, которые создадут лучшую среду для инноваций и образования.

Мировой тренд настоящего – цифровизация экономики. Это не что иное, как технологическая революция – индустрия 4.0. История показывает, что все технологические и промышленные прорывы были совершены в период кризисов через отрицание, неизбежность и только потом – принятие. Те, кто смог сразу работать в новых формациях, выиграли и время, и возможности. В конечном итоге это определило дальнейшее лидирующее положение нового бизнеса в развитии и становлении рынков и отраслей всего мира.

Мы знаем, что Россия всегда была сырьевой страной, ее бюджет формировался преимущественно из экспорта природных ресурсов. В условиях сложной внешнеполитической повестки с Европой и США вектор начал меняться, что, безусловно, является положительным развитием событий. Однако мгновенного изменения источников формирования бюджета страны ждать не стоит. При этом объем цифровой экономики в России с 2011 по 2015 год увеличился на 59% – на 1,2 триллиона рублей в ценах 2015 года. То есть на цифровую экономику за пять лет пришлось 24% общего прироста ВВП России.

Появление Ассоциации «ФинТех», созданной банками и регулятором для объединения финансового рынка, тоже определенный показатель успеха – значит, как минимум все стороны готовы к диалогу, а это основополагающий фактор для принятия успешных решений. Централизованное взаимодействие позволит в разы ускорить применение инновационных, высокотехнологичных решений не только в бизнесе, но и в государственной сфере. Это повысит доверие и прозрачность работы многих отраслей и структур – медицины, образования, ретейла, страхования и, конечно, всего финансового блока, включая биржи. Улучшение инвестиционного климата, которое неизбежно в рамках развитого и экономически успешного рынка, повлияет на уровень жизни населения. А это, в свою очередь, означает развитие финансово грамотного социума. По-настоящему асимметричным ответом России на современные вызовы могло бы быть упрощение регуляторных норм на всех новых и сложных направлениях, чтобы привлечь в страну молодых и грамотных специалистов финтеха со всего мира. Именно так я вижу новую мировую экономику будущего: упрощение налогообложения, разрешение на эксперименты любого рода.

В условиях санкционных ограничений мы можем развиваться очень быстро и играть на более рискованном поле. В условиях искусственных ограничений на привлечение капитала в Россию нам необходимо всеми возможными средствами удержать и поддержать развитие ICO (Initial Coin Offering, первичное размещение токенов), чтобы насытить рынок необходимым количеством инвестиций. Что, в свою очередь, положительно отразится на общеэкономических показателях и позволит рынку развиваться. И только после этого решать, какой налоговой моделью облагать данный инструмент, как его контролировать и защищать от мошеннических действий. На данный момент, с начала 2017 года, общий объем привлеченных средств через ICO уже составил более 1 миллиарда долларов. Учитывая, что венчурное финансирование у нас развито не так хорошо, как на зарубежном рынке, ICO позволило бы упростить поиск инвесторов, условия инвестиций и сняло бы ограничения по сумме – то есть проекты смогли бы получать именно ту сумму, которая им необходима, даже если она мала, что для венчурных фондов попросту неинтересно.

У нас молодая и технологически продвинутая инфраструктура. У нее огромный потенциал для развития масштабных и передовых решений. Но без необходимого сотрудничества и взаимодействия со всеми заинтересованными участниками рынка полноценно воспользоваться и раскрыть уже сложившиеся конкурентные преимущества не удастся.

Огромным плюсом является то, что мы находимся в уникальной для России ситуации, когда курс государства совпадает с тем, чего хочет бизнес, рынок и отрасль финансовых технологий. В частности, мы видим, что регулятор полностью открыт к взаимодействию с рынком, а также активно реализует задачи, поставленные правительством РФ. Насколько успешно будут реализованы в будущем проекты, не в последнюю очередь зависит от диалога между государством и бизнесом. Поэтому нам суждено становиться стратегическими партнерами друг для друга, действовать сообща.

Однако не стоит питать иллюзий и забывать о международных партнерах. В будущем тенденция международного партнерства будет только усиливаться, особенно в вопросах кибербезопасности. Локальные риски отходят на задний план, все больше начинают преобладать киберриски, которые носят международный характер. Такое направление сотрудничества видится одним из самых важных на ближайшие годы, ведь безопасность оказания финансовых услуг будет являться приоритетной.

К сожалению, сейчас объем инвестиций, полученных российским финтехом, небольшой, около 0,1% за девять месяцев 2016 года от всего мирового объема. Но давайте начистоту: молодые финтех-компании растут в инкубаторе крупных финансовых учреждений, и один из приоритетов нашей ассоциации – сформировать необходимую экосистему, которая окажет стимулирующий эффект для развития независимых финтех-проектов. Я верю именно в такой подход: он позволит ускорить развитие цифровых финансов.

Инфраструктура – ключ к цифровизации общества. Наличие передовой инфраструктуры, высокого уровня проникновения Интернета и финансовой доступности к нему, а также к мобильной связи (в том числе к мобильному Интернету) помогает не только цифровизации экономики, но и в целом трансформации финансовых услуг. Сейчас уже многие люди не могут представить свою жизнь без смартфона. Жизненные процессы все сильнее погружены в онлайн. Это, безусловно, является толчком для финансовых организаций пересматривать свои бизнес-модели и подстраиваться под потребителя, что приведет к инвестированию в соответствующую инфраструктуру.

Сейчас сохраняется провал по доступности ряда инновационных технологий в регионах, но из года в год я вижу положительную динамику. Нужно понимать, что регионы оказались, возможно, в более выигрышном положении. Дело в том, что там, где была инфраструктура, теперь ее предстоит обновлять, перестраиваться и адаптировать под технологические решения, а это всегда дорого. Зато в некоторых регионах инфраструктуры не было вовсе, поэтому зачастую мы наблюдаем, что регионы оказываются более технологически подкованными, чем жители Центрального федерального округа.

Мы должны быть прагматичны. Россия очень большая страна, мы – не Швеция, где возможно развернуть все необходимые технические решения достаточно оперативно. Однако Россия, несмотря на географический масштаб, не отстает. Но, несмотря на то что прогресс виден, работы предстоит много. И тут критически важен конструктивный диалог государства и бизнеса, а также их совместные усилия по выстраиванию необходимых «сетей».

Тренд развития и расширения инфраструктуры будет сохраняться еще долго. Для предоставления качественных финансовых услуг необходимы соответствующие мощности для их доставки. А с появлением еще более технологичных решений вчерашняя инфраструктура окажется устаревшей. Поэтому такой ход событий, на мой взгляд, будет постоянным и вряд ли потеряет свою актуальность и в 2035, и в 2055 году.

Не надо сидеть и смотреть, какие решения применяют другие страны, думая, что, имплементировав лучший, на чей-то взгляд, опыт, мы будем успешно развиваться. Нам необходимо разрабатывать и применять свои решения, не ориентироваться на других. Мы находимся в других условиях, и из этого нам нужно извлекать свой «профит», использовать предоставленные возможности, мыслить шире и не бояться экспериментировать во всем.

За последние годы и банки, и другой бизнес поняли, что с финтех-компаниями нужно дружить или покупать их. Такие компании позволяют оперативно развернуть необходимые технологические решения. Я не думаю, что традиционный банкинг к 2035 году уйдет в прошлое. Да, он изменится достаточно сильно – наиболее логичным видится его трансформация в цифровой вид. Более того, я полагаю, часть его функций отойдет финтех-компаниям. Первые кандидаты на выбывание из иерархии банковских услуг – платежи и переводы.

В той или иной степени все финансовые учреждения будут трансформироваться в финтех – все идет к тому, что все аспекты нашей повседневной жизни перейдут в цифровую плоскость. На первый план выйдут цифровые активы, которые станут востребованными и дорогими. Банки, финансовые компании должны начать следовать новым, «цифровым» правилам – иначе их ждет крах. Сейчас об этом задумываются многие и тратят большие деньги, чтобы успеть изменить бизнес-модель и бизнес-процессы. Смогут ли они это сделать, вопрос открытый.

Диджитализация развивается так быстро, что невозможно предсказать, как будет выглядеть общая финансовая и экономическая система, скажем, через 15–20 лет. Могу сказать точно: нам сейчас нужно уделить особое внимание образованию, потому что мы закладываем фундамент для развития, а по-настоящему грандиозные вещи будет создавать новое поколение.

Для действительно более динамичного развития нашего рынка очень важно создать особые условия, облегчающие регулятивную составляющую для сложных и инновационных направлений, способствующих привлечению высококлассных специалистов. Именно это и есть новая мировая экономика. Особое внимание нужно уделить упрощению налогообложения для инновационной и финтех-отрасли. А также содействовать проведению экспериментов, пилотированию решений в данной отрасли. Только так мы сможем построить конкурентный и привлекательный рынок.

Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > bankir.ru, 10 ноября 2017 > № 2382880 Сергей Солонин


Иран > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > forbes.ru, 10 ноября 2017 > № 2382855 Павел Хлебников

Cosa Nostra по-ирански. Кто хочет стать муллой-миллионером?

Павел Хлебников

Первый главный редактор Forbes

Статья первого главреда российского Forbes Павла Хлебникова об иранской религиозной элите и ее связях с террористическими организациями опубликована в американском Forbes 21 июля 2003 года

На улицах Тегерана бушуют волнения. В полночь прошлой пятницы с целью протеста на десятки улиц иранской столицы вышли тысячи студентов, скандируя продемократические слоганы и разжигая на перекрестках костры. Подобные акции проводятся здесь практически каждую ночь. Жители соседних районов, в основном представители среднего класса, на своих машинах съезжаются в определенном месте и гудками выражают бурную поддержку протестующим.

Внезапно раздается раскатистый рев. Группа из тридцати мотоциклистов с шумом проносится сквозь скопление машин, размахивая железными ломами и дубинками размером с бейсбольные биты. Они свирепо смотрят на водителей, выкрикивают им угрозы и молотят по автомобилям. Здоровые и бородатые, эти байкеры вытаскивают двоих мужчин из автомобиля и избивают их. Большинство протестующих разбегаются в разные стороны. Офицеры полиции же равнодушно наблюдают за тем, как бандиты колотят оставшихся митингующих.

Эти «Ангелы ада» входят в организацию Хезболла, укомплектованную в основном жителями сельских областей. Иранские правящие муллы всегда обращаются к ним для устрашения своих противников. Исламская республика представляет собой необычную диктатуру. Ведь здесь растущий оппозиционный блок подавляется клерикальным правительством, а режим опирается не на силы солдат или государственной полиции (многие из представителей которой поддерживают протестующих), а на наемников из Хезболлы и не менее разбойной Революционной гвардии. По словам этих властей, их легитимность утверждена самим Аллахом, однако, чтобы сохранить свои позиции в верхушке правительства, они применяют такие преступные методы, как шантаж, жестокость и убийство.

Иран, представляющий ядерную угрозу для всего мира, грабит собственный народ, лишая его возможности жить в достатке. Тогда как люди, занимающие высокие посты, увеличивают свое состояние, становясь богатыми до неприличия.

Кто сегодня управляет Ираном? Точно не реформистский парламент и не переизбранный президент Мохаммед Хатами со своими умеренными взглядами. И даже не Высший руководитель аятолла Али Хаменеи: отличающийся своей резко антиамериканской позицией, при этом неприметный духовный служитель 14 лет назад воровал, пользуясь своим религиозным саном, чтобы стать достойным преемником своего сильнейшего предшественника аятоллы Хомейни, а сейчас находится в совершенно зависимом положении. Реальной же властью обладает небольшая группа представителей церкви и их сподвижников, неофициально обладающих полным контролем над управлением государством. Благодаря сложившейся ситуации и неограниченным возможностям у них получилось порядочно разбогатеть.

Экономика страны весьма напоминает кланово-олигархический капитализм, процветавший после развала Советского Союза. В результате революции 1979 года у иностранных инвесторов и богатейших семей нации было конфисковано их имущество; нефтедобывающая отрасль стала собственностью государства, однако в действительности муллы получили контроль над всеми активами валютных банков, отелей, компаний в области химического производства и машиностроения, производства медицинских препаратов и товаров массового потребления. Отличает же Иран то, что многие из этих средств были переданы в исламские благотворительные фонды, возглавляемые церковными служителями. По словам представителей деловых кругов и бывшей администрации фондов, благотворительность сегодня служит «черной кассой», средствами, предназначенными для неофициальных расходов мулл и их сподвижников.

Помимо ядерной программы, у Ирана есть и другие «смертельные» тайны, которые сейчас стали объектом наблюдения любопытных посторонних глаз. Десятки интервью с бизнесменами, коммерсантами, экономистами и бывшими министрами, а также другими представителями верхушки правительства раскрывают картину диктатуры, проводимой теневым правительством, которое — по подозрениям США — благодаря теневой внешней политике финансирует террористические группировки за рубежом. В рамках подобной диктатуры экономика определяется теневыми «бизнес-империями», а мощь обеспечивается теневой армией правоприменительных органов.

По иронии судьбы человеком, наиболее виртуозно овладевшим искусством манипулирования структурой этих скрытых сил, является один из известнейших деятелей Ирана — Али Акбар Хашеми Рафсанджани, которому присвоили звание аятоллы, или религиозного лидера. Он занимал должность спикера парламента и в 1980-е годы был правой рукой Хомейни, затем президентом Ирана с 1989 по 1997 годы, а сейчас является председателем влиятельного Совета целесообразности, занимающегося разрешением разногласий между высшим духовенством и парламентом. В той или иной степени Рафсанджани руководит Исламской республикой на протяжении последних 24 лет.

Он поступил дальновидно, объединившись в 1960-е годы с фракцией аятоллы Хомейни и затем, после революции, принял образ предприимчивого активиста. Он смог убедить Хомейни положить конец Ирано-иракской войне и снял изоляцию страны, установив торговые отношения с Советским Союзом, Китаем, Саудовской Аравией и Объединенными Арабскими Эмиратами. В 1990-е годы он возобновил работу над Иранской ядерной программой. Он также считается отцом Иранской программы приватизации. За время его пребывания на посту президента был воскрешен фондовый рынок, некоторые государственные компании проданы своим же сотрудникам, с внешней торговли сняты ограничения, а к нефтедобывающему сектору получили доступ частные фирмы. По заявлениям занимающих особую позицию членов Иранской Торговой палаты, большая часть собственности и сделок в конечном итоге оказались в руках мулл и их единомышленников, а также, не в последнюю очередь, семьи самого Рафсанджани, которой удалось достичь таких высот, изначально занимаясь скромным мелким бизнесом по производству фисташек.

«Они не были богатыми людьми, поэтому они усердно трудились и всегда пытались помочь своей семье добиться успеха, — вспоминает Реза, историк, отказавшийся раскрыть свою фамилию. В начале 1970-х годов он учился в Тегеранском университете с одним из братьев Рафсанджани. В студенческие годы два брата параллельно с учебой зарабатывали деньги, давая частные уроки и помогая другим студентам при подготовке к экзаменам».

Бизнес-кланы Ирана

Революция 1979 года превратила клан Рафсанджани в хозяев промышленности. Один из братьев возглавлял руководство крупнейшим медным рудником страны; другой взял в свои руки управление государственным телевизионным каналом; зять Рафсанджани стал губернатором провинции Керман, в то время как кузен руководит главным предприятием Ирана по экспорту фисташек, доход от которого составляет $400 млн; племянник и один из сыновей Рафсанджани заняли ключевые позиции в Министерстве нефти; другой сын заведует проектом строительства Тегеранского метрополитена (запланированные $700 млн на реализацию которого на данный момент уже истрачены). Кроме того предполагается, что сегодня семья, распространяя свое влияние через многочисленные фонды и подставные компании, контролирует и одну из крупнейших в области нефтяного машиностроения компаний Ирана, а также предприятие по сборке автомобилей фирмы Daewoo и лучшую иранскую частную авиалинию (хотя сама семья Рафсанджани настаивает на собственной непричастности к этим активам).

Ничто из вышеперечисленного не пользуется поддержкой простого населения, чей средний доход составляет $1800 в год на одного человека. В народе распространился слух, выходящий за рамки обозримых фактов, что Рафсанджани якобы утаивает миллиарды долларов на банковских счетах в Швейцарии и Люксембурге; что в его руках сосредоточено управление обширными землями на береговой линии свободной экономической зоны Ирана в Персидском заливе, и что он является владельцем всех курортов на идиллических пляжах Дубая, Гоа и Таиланда.

Однако в печать попадает лишь малая доля критических заявлений. Некий журналист, осмелившийся навести справки о тайных сделках Рафсанджани и его предполагаемой роли в неподтвержденных решением суда убийствах диссидентов, сейчас чахнет с тюрьме. Ему повезло. Иранская политика бывает смертельно опасной. Пять лет назад Тегеран потрясла серия убийств журналистов и антикоррупционных активистов; некоторые из них были обезглавлены, другие изувечены.

Информация о какой-то части семейных богатств находится в свободном для всех доступе. Младший сын Рафсанджани, Ясер, владеет лошадиной фермой размером в 30 акров, расположенной в супермодном районе Лавазан на севере Тегерана, где один акр земли стоит более $4 млн. Откуда у Ясера такие деньги? Он бизнесмен, получивший в Бельгии образование, управляет огромной фирмой по экспорту и импорту детского питания, бутилированной воды и промышленного оборудования.

Еще несколько лет назад наиболее простым способом быстро разбогатеть было заключение сделок в иностранной валюте. Простым лишь в том случае, если у вас была возможность приобрести доллары США по субсидируемому импортному тарифу в 1750 риалов за один доллар, чтобы затем перепродать их по рыночному курсу, составлявшему уже 8000 риалов за один доллар. Вам лишь были необходимы правильные связи для получения лицензии на импорт.

«По моим подсчетам, из-за подобного рода манипуляций с обменным курсом валют за 10 лет Иран ежегодно терял от $3млрд до $5 млрд, — заявляет Саид Лейлаз, экономист и крупнейший ныне автопроизводитель Ирана. — И львиная доля этих денег была разделена между примерно 50 семействами».

Одним из таких семейств, извлекающих прибыль из системы внешней торговли, стала семья Асгаролади, представляющая собой старый еврейский род рыночных торговцев, которые несколько поколений назад приняли ислам. Асадолла Асгаролади занимается экспортом тмина, сухофруктов, креветок и икры и импортом сахара и бытовых принадлежностей; по оценкам иранских банкиров, его состояние составляет около $400 млн. Асгаролади в некоторой степени помог его старший брат Хабибулла, который, будучи в 1980-х годов министром торговли, возглавлял работу по распределению прибыльных лицензий на внешнюю торговлю. (Он также был контр-партнером впоследствии бежавшего из страны Марка Рича, предпринимателя в области торговли товарами широкого потребления, который помог Ирану обойти наложенное правительством США эмбарго.)

Благотворительность как прикрытие

Другая часть иранской экономики принадлежит исламским благотворительным фондам, составляющим от 10% до 20% ВВП страны — в предыдущем году эта сумма достигла $115 млрд долларов. Именуемые «bonyads» (означает «фонд« в переводе с персидского — Forbes), наиболее известные из таких предприятий были основаны по поручению аятоллы Хомейни в первые недели его правления — за счет имущества и компаний, конфискованных в результате революции. Миссия таких фондов заключалась в перераспределении состояния, до революции нелегитимно накопленного «вероотступниками» и «капиталистами-кровопийцами», между представителями народа, доведенного до края бедности. И примерно на протяжении первых десяти лет фонды тратили эти деньги на строительство поликлиник и жилья для малообеспеченных граждан. Но в 1989 году, после смерти Хомейни, фонды перестали выполнять свои обязательства по социальному обеспечению в пользу откровенно коммерческой деятельности.

До недавнего времени фонды были освобождены от уплаты налогов, импортных пошлин и, в большинстве своем, от правительственного регулирования. У них был доступ к субсидированной иностранной валюте и кредитам с низкой процентной ставкой. Они не были подконтрольны Центральному банку, министерству финансов или любому другому правительственному учреждению. Формально фонды находятся под юрисдикцией Высшего руководителя Ирана; фактически же они осуществляют свою деятельность без какого-либо контроля со стороны и несут ответственность лишь перед Аллахом.

Согласно мусульманской традиции шиитов, ожидается, что благочестивый набожный бизнесмен будет жертвовать 20% своей прибыли местной мечети, которая использует эти средства на помощь бедным и нуждающимся. В то же время деятельность многих «bonyards» напоминает простое жульничество с целью вымогания у предпринимателей денег. Кроме того, наиболее влиятельные национальные предприятия, а практически в каждом иранском городке есть свой «bonyard», находятся в ведении мулл. «Многие владельцы малых предприятий жалуются, что как только ты начинаешь получать хоть какую-то прибыль, к тебе придет главный мулла с просьбой внести свой вклад в местную благотворительность, — утверждает оппозиционный экономист, отказавшийся раскрыть свое имя. — Если ты откажешься, тебя обвинят в том, что ты плохой мусульманин. Тут же появятся какие-нибудь свидетели твоего оскорбительного отношения к Пророку Мухаммеду, и тебя бросят за решетку». Такая Cosa Nostra, совмещенная с фундаментализмом.

Сын торговца фруктами

Прочие благотворительные учреждения напоминают многонациональные конгломераты. Организация «The Mostazafan & Jambazan Foundation» («Фонд обездоленных и инвалидов войны») является второй по величине в стране коммерческим предприятием, после Национальной иранской нефтяной компании, принадлежащей государству. Вплоть до недавнего времени ее руководителем был человек по имени Мохсен Рафикдост. Для Рафикдоста, сына торговца фруктами и овощами на Тегеранском рынке, настоящим прорывом стал 1979 год, когда ему выпала честь везти из аэропорта аятоллу Хомейни после его триумфального возвращения из парижской ссылки

Хомейни сделал его министром Революционной гвардии, созданной с целью подавления внутренних разногласий и контрабандного ввоза оружия для Ирано-иракской войны. В 1989 году, когда Рафсанджани стал президентом, Рафикдост взял в свои руки управление фондом «The Mostazafan Foundation», который предоставляет работу до 400 тысячам работников и активы которого по всей вероятности превышают сумму в $10 млрд. В их числе: бывшая сеть отелей «Hyatt» и «Hilton» в Тегеране; пользующаяся огромным успехом компания по производству безалкогольных напитков «Zam-Zam» (ранее «Pepsi»); международная судоходная линия; фирмы, производящие нефтепродукты и цемент; сельскохозяйственные земли и городская недвижимость.

Изначально задумывалось, что «The Mostazafan Foundation» станет организацией по социальному обеспечению. К 1996 году фонд начал тратить правительственные резервы, чтобы покрыть расходы на социальные нужды; скоро организация планирует окончательно расширить круг своих социальных обязательств, оставив в прошлом исключительно коммерческий конгломерат с собственником, остающимся в тени.

Для чего существует этот фонд? «Я не знаю, спросите у мистера Рафикдоста», — отвечает Аббас Малеки, советник аятоллы Рафсанджани по вопросам внешней политики.

Ясность вносит иранский бизнесмен, который раньше занимался вопросами внешней торговли в одном из крупных фондов. По его словам, такие организации, как «The Mostazafan», служат гигантским «ящиком для хранения денег», предназначенных для подкупа сторонников мулл, даже если они представляют собой тысячи сельчан, специально привезенных для посещения религиозных демонстраций в Тегеране или же бандитов из Хезболлы, избивающих студентов. И, не в последнюю очередь, фонды становятся для своих менеджеров доходными компаниями, дающими им непрерывный приток денежных средств.

«Обычно все происходит по такой схеме, — объясняет предприниматель. — Появляется какой-нибудь иностранец и предлагает сделку. Начальник отвечает: «Хорошо. Мы согласны. Обсудите все детали с моим администратором». Тогда иностранец встречается с администратором, который заявляет:

«Вы знаете, у нас здесь две бухгалтерии — официальная и неофициальная. Если вы хотите заключить успешную сделку, вам придется сотрудничать с нами в рамках неофициальной бухгалтерии. В этом случае Вам необходимо перечислить следующую сумму на следующий заграничный банковский счет, только после этого дело сдвинется с мертвой точки».

На данный момент Рафикдост является главой фонда «Noor Foundation», которому принадлежат многоквартирные жилые дома и который предположительно зарабатывает $200 млн, импортируя фармацевтические товары, сахар и стройматериалы. Он быстрыми темпами снижает уровень собственного достатка. «Я обычный человек с нормальным достатком, — утверждает он. Затем, приняв наполеоновскую позу, он добавляет: «Однако если исламу что-то будет угрожать, я смогу снова вернуться к былым масштабам».

Подтекст: подразумевается, что он обладает доступом к тайному денежному источнику, который он, в случае необходимости, всегда может использовать. Этот смысл, возможно, вкладывал и аятолла Рафсатджани, недавно заявивший, что республике необходимо иметь крупные средства про запас. Но кто же определит, когда ислам будет находиться в опасности?

Связи с террористами

Будучи министром Революционной гвардии в 1980-е годы, Рафикдост играл ключевую роль в оказании финансовой поддержки Хезболле в Ливане — организации, которая занималась похищением иностранцев, угоном самолетов, взрывом бомб в автомобилях, торговлей героином и которая положила начало внедрению террористов-смертников. Согласно заявлениям Грегори Салливана, пресс-секретаря Бюро по делам Ближнего Востока при Госдепартаменте США, фонды являются для Ирана идеальным средством, чтобы претворять в жизнь их теневую внешнюю политику. (Один из фондов предложил дать премию в $2,8 млн тому, кто сможет выполнить религиозный приказ аятоллы Хомейни убить британского писателя Салмана Руиди.) Каждый раз, когда на Иран падают подозрения в соучастии организации терактов — в Саудовской Аравии, Израиле, Аргентине — тегеранское правительство отрицает свою причастность. Представители Госдепартамента США высказывают предположения, что подобные операции могли быть спонсированы одним из фондов и полуавтономными отрядами Революционной гвардии. Если в Иране и есть кто-то, кто мог бы поспособствовать Аль-Каиде, то в первую очередь следовало бы искать его именно там.

Иранские благотворительные фонды не контролируются другими структурами и сами себе хозяева. Крупнейшей «благотворительной» организацией (во всяком случае, с точки зрения активов компании в виде недвижимости) считается фонд с многовековой историей «The Razari Foundation», несущий ответственность за заботу об иранской наиболее глубоко почитаемой святыне — Мавзолее Имама Резы, восьмого шиитского имама, в северном городе Мешхед. Во главе фонда стоит аятолла Вайез-Табаси, приобретший славу самого жесткого и бескомпромиссного муллы, предпочитающего держаться подальше от глаз общественности, но раз от раза появляющегося на публике с призывами и подстреканием к убийству вероотступников и других противников клерикального режима.

«The Razavi Foundation» по различным городам всего Ирана владеет обширными участками с недвижимостью, ровно как и сетью отелей, заводов, объектов сельскохозяйственного производства и искусственной горной выработки. Не представляется возможным точно оценить стоимость всего их имущества, так как фонд никогда не публиковал описи своих владений, однако иранские экономисты, говоря о чистой стоимости активов предприятия, называют сумму в $15 млрд и больше. Фонд также получает щедрые пожертвования от миллионов паломников, каждый год посещающих мешхедский мавзолей.

Куда идут средства

Куда уходит ежегодный доход, исчисляемый в сотнях миллионов, а возможно даже миллиардов, долларов? Часть суммы тратится на уплату эксплуатационных расходы по техническому обслуживанию мечетей, могильников, религиозных школ и библиотек. За последнее десятилетие фонд приобрел новые предприятия и объекты имущества, основал инвестиционные банки (совместно с инвесторами из Саудовской Аравии и Объединенных Арабских Эмиратов), вложил капитал в проекты недвижимости и профинансировал крупные сделки во внешней торговле.

Непосредственной причиной такой коммерциализации фонда «The Razavi Foundation» стала деятельность сына аятоллы Табаси, Насера, который был поставлен во главе Сарахской зоны свободной торговли, находящейся на границе одной из бывших республик Советского Союза Туркменистаном. В 1990-е годы фонд истратил сотни миллионов долларов на финансирование проекта по созданию железнодорожного сообщения между Ираном и Туркменистаном; деньги уходили сплошным потоком на строительство новых дорог, аэропорта международного класса, отеля и офисных зданий. Организация даже заплатила $2,3 млн швейцарской фирме, соорудившей огромный шатер специально для торжественной церемонии самого открытия железной дороги Иран-Туркменистан.

Затем все пошло не так. В июле 2001 года Насер Табаси был уволен с поста управляющего этой зоной свободной торговли. Два месяца спустя его арестовали и обвинили в мошенничестве, которое связывали с компанием «Ал-Макасиб» с основным офисом в Дубае. Многие детали дела остаются неясными, но четыре месяца назад тегеранским судом общей юрисдикции было выпущено заявление о том, что Насер Табаси находился в неведении о нелегитимности его действий и нарушении им закона, в связи с чем он был оправдан.

Немногие в таких случаях получают хотя бы выговор или предупреждение. Редким исключением стал известный своей жесткой позицией церковник Хади Гаффари, специализировавшийся на присваивании конфискованного имущества и поселяющей его перепродаже. Так он поступил, например, с предприятием по производству эротического женского белья «Star Stockings». В начале 1990-х годов его признали виновным в хищении чужой собственности.

Мнение духовенства

Наиболее видные деятели старшего поколения верховного духовенства чувствуют по отношению к представителям так называемой «муллократии» лишь отвращение. Аятолла Тахери, бессменный организатор пятничной молитвы в городе Исфахан, несколькими годами ранее в качестве протеста ушел в отставку. «Когда я слышу, что какие-то выходцы из привилегированного рода и представители некой особой касты людей, некоторые из которых даже не носят специальные мусульманские накидки и тюрбаны, соперничают друг с другом и накапливают несметные богатства, меня всего просто бросает в жар от такого позора», — рассуждает он.

Между тем, духовная элита своим ужасным управлением загнала нацию в бедность абсурдных масштабов. Обладая 9% мировых запасов нефти и 15% натурального газа, Иран должен быть очень богатой страной. Это страна с высокообразованным молодым населением и долгой традицией ремесленничества и международной торговли. Но средний доход на душу населения сегодня фактически снизился еще на 7% по сравнению с показателями до революции. Иранские экономисты высчитали, что отток капитала (в Дубай и другие надежные зоны) составляет около $3 млрд в год.

Не удивительно, что такое количество студентов выходит на улицы с протестом. Диктаторский режим указывает им, что думать, что носить, что есть и что пить. И на протяжении многих лет он грабительски отбирает у них шанс на достойное будущее.

Перевод Яны Воробьевой

Иран > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > forbes.ru, 10 ноября 2017 > № 2382855 Павел Хлебников


Россия > Транспорт. СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 10 ноября 2017 > № 2382839 Леонид Гольдорт

Мы едем к вам. Как курьерская доставка стала драйвером интернет-продаж

Леонид Гольдорт

Генеральный директор компании СДЭК

Покупатели из США и Европы почти в 40% случаев не совершают повторную покупку в интернет-магазине, где их не удовлетворили условия доставки. Вслед за трендом растет уровень запросов и у россиян

Темп современной жизни растет, и люди все чаще не хотят ждать целый день, чтобы встретить курьера на работе или дома. Кроме того, далеко не каждый готов общаться с незнакомцем (впускать его в дом, примерять одежду, когда он рядом, и так далее), а то и вовсе предпочитают технологичные бесконтактные решения по выдаче заказов — почтоматы. Значит ли это, что скоро такая профессия как курьер станет неактуальной?

В некоторых странах курьерская доставка сейчас сдает свои позиции. Например, на Украине она почти полностью вытеснена пунктами выдачи заказов «Нова Пошты», у которой порядка 2300 отделений по всей стране, и не считая государственной «Укрпошты», у которой около 12 000 отделений. В России торопиться с прогнозами об исчезновении курьерской доставки не стоит. Порядка 45% заказов россияне получают через курьера, еще около 20% приходится на почтовые отправления, которые так или иначе задействуют почтальонов — тех же курьеров. На выдачу через пункты выдачи заказов (ПВЗ) приходится 29%, и 6% — через почтоматы.

Конкуренция B2B и B2C

Сегмент «курьерки» можно разделить на две части: для бизнеса и для конечного потребителя. Первая в России составляет порядка 55 млрд рублей. Сегодня курьерская доставка для B2B, как и сам российский бизнес, переживает не лучшие времена из-за затянувшегося кризиса. Компании сокращают издержки и ищут альтернативные способы доставки товаров. Игроков здесь достаточно много, в том числе лидеров мирового рынка, но ни у кого из них доля не превышает 10%.

Вторая часть — это доставка для интернет-магазинов (B2C), которая представляет наибольший интерес для операторов. Рынок e-commerce развивается в России сейчас очень быстро, в среднем демонстрируя рост на 20% в год. По итогам прошлого года продажи в интернете превысили 900 млрд рублей, российским покупателям было доставлено 400 млн посылок из местных и зарубежных интернет-магазинов. Получается, что на одного жителя приходится 2,8 посылки в год. В то же время в Польше на одного жителя выходит 11 посылок в год, а в Великобритании — 43, а значит России есть куда расти.

У меня нет ни малейшего сомнения, что настанет тот день, когда мы достигнем результата Великобритании. Покрытие интернетом городов РФ расширяется, доверие к интернет-магазинам растет — покупать здесь становится все дешевле и удобнее. Электронная торговля товарами и услугами, по данным Ассоциации компаний интернет-торговли (АКИТ), уже составляет 36% цифровой экономики страны.

Конкуренция сегментов B2C и B2B достаточно высокая. Хотя некоторые игроки: Major, Dimex, DHL — предпочли не распыляться и сохранить лидерство в B2B-доставке, взяв себе в партнеры курьерские службы с развитой сетью пунктов выдачи заказов и высоким уровнем клиентского сервиса.

Для интернет-магазинов доставка — это одно из ключевых конкурентных преимуществ. Она перестала быть исключительно статьей расходов и начала приносить доход. Так, по данным исследования компании MetaPack (опрошено 3589 покупателей из Европы и США), 38% не совершит повторную покупку в интернет-магазине, если их не устроили условия доставки, а 47% клиентов не стали покупать в интернет-магазине из-за неудовлетворительной возвратной политики продавца. Это значит, что интернет-магазин будет терять клиентов, если не организует доставку товаров удобным способом и не предложит ему нужные опции: возврат товара, частичный выкуп, примерку, подъем на этаж и так далее.

Правильный способ

У каждого из способов доставки есть свои особенности. Задача бизнеса — не сосредотачиваться на каком-то одном, а предлагать своим клиентам выбор, исходя из конкретной ситуации и специфики посылки. Однажды перед нами стояла задача доставить из москвы в Уфу лекарство, температурный режим транспортировки которого составляет +2/+8 градусов. Оставить такой груз в пункте выдачи заказов или почтомате невозможно, поэтому были задействованы сразу два вида доставки — авиадоставка и курьерская по городу и использовался специальный контейнер с хладокомпонентами.

Своя специфика у доставки в fashion-сегменте. Опоздания курьеров, неопрятный внешний вид или недостаточно вежливое отношение к клиентам, нежелание клиентов впускать в дом незнакомца и мерить одежду или обувь, когда он с человеком в одном помещении. Ритейлеры выходят из таких ситуаций по-разному. Например, для особо взыскательных клиентов и когда речь идет о дорогостоящих вещах, они создают специальные VIP-бригады курьеров или обязуют своих сотрудников ждать решения клиента за дверью квартиры или дома.

Доставка через ПВЗ удобна тем операторам, у которых обширная сеть по городу, где уютно и комфортно покупателю и куда можно зайти в любое удобное ему время. Хороший опыт — у крупнейшей сети книжных магазинов из Санкт-Петербурга. Ее руководство опасалось, что если начать доставлять книги в ПВЗ, люди перестанут ходить в офлайновые точки. Но этого не произошло, напротив, через пару месяцев после запуска ПВЗ, объем отправлений вырос втрое. Это произошло, в том числе, благодаря посетителям ПВЗ, которые видели, что здесь выдаются заказы, и шли в интернет-магазин посмотреть на весь ассортимент. Правда, при открытии ПВЗ важно учитывать месторасположение.

Почтоматы — относительно новый формат для России. На этом рынке пока не так много игроков, среди них: Pick Point, Pulse Express, InPost. Безусловный плюс почтомата — работа 24/7, если он находится на улице, возможное удобство расположения, а также отсутствие человеческого фактора. Популярность набирает формат «у дома», когда сеть почтоматов заключает договор с сетью продовольственных магазинов. Например, у Pulse Express есть совместный проект с «Магнитом», у TelePort — с сетью «Пятерочка».

Но есть и минусы: в почтоматах есть ограничения по габаритам посылки, невозможно частично выкупить или вернуть посылку, а преимущество 24/7 теряется, если почтомат стоит внутри здания, которое закрывается на ночь и не работает в выходные дни. Кроме того, многие почтоматы не выдают сдачу или возвращают сумму исключительно на телефон или электронный кошелек. Наконец, он просто может быть неудобно расположен для вас или оказаться сломанным (замерз, например). Так, одна из крупнейших сетей InPost прекратила свою работу из-за того, что сложные и дорогие механизмы требуют внушительных инвестиций, а сроки их окупаемости высоки.

Россия > Транспорт. СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 10 ноября 2017 > № 2382839 Леонид Гольдорт


Россия. США > СМИ, ИТ > forbes.ru, 10 ноября 2017 > № 2382832

Русские хакеры не делали этого. Касперский подтвердил подделку ЦРУ сертификатов его компании

Ангелина Кречетова

Редактор Forbes.ru

Ранее организация WikiLeaks сообщила о существовании некой платформы, созданной американской разведкой, которая рассылала вредоносные программы и маскировалась под российскую компанию

Глава «Лаборатории Касперского» Евгений Касперский F 70 заявил, что якобы созданная ЦРУ платформа, о которой сообщила организация WikiLeaks, для контроля над вредоносными программами не связана с «Лабораторией Касперского», выпущенные от имени компании сертификаты являются поддельными. В самой «Лаборатории Касперского» Forbes подтвердили, что изучили заявления, опубликованные 9 ноября в отчете Vault 8, и пришли к выводу, что сертификаты, имитирующие сертификаты компании «являются ненастоящими».

«Ключи, сервисы и клиенты «Лаборатории Касперского» находятся в безопасности и не были затронуты», — подчеркнули в пресс-службе компании.

Что произошло?

9 ноября организация WikiLeaks опубликовала на своем сайте отчет Vault 8 в котором говорилось, что американская разведка создала «скрытую платформу связи для множества вредоносных программ» под названием Hive. Платформа, в свою очередь, отправляла информацию на серверы ведомства. При этом деятельность платформы сложно связать с ЦРУ, отмечает организация. Поскольку при выявлении какой-либо организацией вредоносной программы на компьютере, поиск ее разработчика приведет не в ведомство, а укажет на создателя программ, продукцию которого имитирует вредоносное ПО.

В частности, ЦРУ, по информации организации, маскировало свои вредоносные программы таким образом, что их источниками казались другие, реально существующие организации, в том числе и «Лаборатория Касперского». В докладе указывается, что в частности были сфальсифицированы сертификаты антивирусной компании из России.

Попытки найти виновника распространения того или иного вируса путем анализа исходящего трафика приводят к ничем не примечательным доменам ( «perfectly-boring-looking-domain . com»), зарегистрированным на общедоступном сервере, говорится в докладе. Содержание сайтов, как отмечает WikiLeaks, не вызовет подозрений у обычного пользователя. В то же время вредоносные программы проходят особый алгоритм аутентификации, который позволяет им передавать похищенные данные на скрытый сервер ЦРУ «Blot» («Клякса»). Платформа также позволяла получать инструкции от операторов спецслужбы.

США и «Лаборатория Касперского»

Информация о маскировке вредоносных программ ЦРУ под продукты «Лаборатории Касперского» поступила на фоне ухудшения отношения к российской компании в США. Летом 2017 года власти США обвинили «Лабораторию Касперского» в шпионаже и связях с российскими спецслужбами. Компания опровергала все обвинения. Несмотря на это, в начале сентября министерство внутренней безопасности США запретило госучреждениям страны пользоваться программным обеспечением российской компании из-за опасений, что она «может быть связана с организованным другим государством кибершпионажем». Госучреждения США должны отказаться от продукции российской компании в течение трех месяцев.

«Лаборатория Касперского» называла выдвинутые в адрес компании обвинения в связях с российскими властными структурами неприемлемыми и голословными. В пресс-службе компании подчеркивали, что «Лаборатория Касперского» готова предоставить всю необходимую информацию американскому ведомству, чтобы доказать, что предъявленные ей обвинения беспочвенны. Директор компании Касперский в начале июля заявил в интервью Associated Press (AP) о готовности предоставить американским властям для изучения исходный код разрабатываемых ею программ, чтобы развеять возможные подозрения.

В Кремле указывали, что шаги США в отношении производителя антивируса направлены на подрыв позиций российских компаний на мировой арене. «Такие действия идут, наверное, в плоскости именно недобросовестной конкуренции, в плоскости нарушения всех международных торговых правил в области коммерции, и, конечно, они направлены на подрыв позиций конкурентных на мировой арене российских компаний, в данном случае «Лаборатории Касперского», — говорил пресс-секретарь главы государства Дмитрий Песков.

Россия. США > СМИ, ИТ > forbes.ru, 10 ноября 2017 > № 2382832


Венгрия. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 10 ноября 2017 > № 2382828 Анна Немцова

Как Путин использует Венгрию для разрушения Европы

Анна Немцова | The Daily Beast

"У российского президента Владимира Путина есть ряд ключевых союзников в ЕС. В некоторых странах это исключения из правил, даже маргинальные элементы. В некоторых, таких как Франция и Нидерланды, они сделали впечатляющие заявки на власть, но, в конечном счете, провалились. Но в Венгрии, стране с населением в 10 млн человек к востоку от Австрии, западу от Украины и к северу от Балкан, родственная душа Путина - это премьер-министр Виктор Орбан", - пишет The Daily Beast.

Как и в случае со столь многими союзниками и апологетами Путина (в том числе в США), Орбан сделал борьбу с иммиграцией главной темой своей программы. Но потом он пошел еще дальше, назвав другого венгра олицетворением злостного "либерализма", отмечает автор статьи Анна Немцова.

Миллиардер Джордж Сорос, когда-то поддерживавший Орбана, сейчас публично и повсеместно называется его врагом номер один. В недавнем публичном заявлении Орбан назвал крупнейшего в мире филантропа "Сатаной", заявив, что создатель одного из лучших университетов Венгрии хочет уничтожить Европу, впустив туда иммигрантов-мусульман, говорится в статье.

"Кремль потратил много энергии, пытаясь дискредитировать политику ЕС в Прибалтике, на Балканах и в Западной Европе, но необходимости убеждать венгерского лидера не было, поскольку Владимир Путин и Виктор Орбан мыслят одинаково, и Орбан добился значительной поддержки на местах благодаря своим идеям", - пишет Немцова.

"Мы поддерживаем тесные связи со всеми правыми идеологами в Венгрии, потому что это единственное место в управляемом из Вашингтона ЕС, где лидеры настолько отважны, чтобы открыто заявить о том, что все думают об иммигрантах и либералах", - заявил советник кремлевской администрации Сергей Марков.

Главный редактор венгерского правого журнала Demokrata Андраш Бенчик утверждает, что лидер его страны Орбан и его партия "Фидес - Венгерский гражданский союз" "храбро" использовали крайне правую риторику, несмотря на то, что только 44% зарегистрированных избирателей явились на антииммигрантский референдум в прошлом году.

Убежденный венгерский националист, Бенчик хорошо говорит по-русски, часто посещает мероприятия в российском посольстве и в особенности в Российском культурном центре, который находится непосредственно по соседству с офисом журнала Demokrata. Редактор недавно ездил в Москву вместе со своим сыном и другом, также членами правящей партии "Фидес", чтобы принять участие в конференции, посвященной проблемам международной безопасности.

"Я рад видеть, что Владимиру Путину нравится посещать Будапешт", - сказал Бенчик, широко улыбнувшись. "В этом году Путин был здесь дважды", - отмечает Немцова.

"И Орбану, похоже, тоже нравится ездить в Москву. В 2014 году он подписал с Кремлем контракт на сумму в 12 млрд долларов на расширение АЭС советских времен в Пакше", - говорится в статье.

Йозеф Петер Мартин, исполнительный директор Transparency International в Венгрии, говорит, что беспокойство вызывает потенциальная коррупция вокруг этой сделки: "Никто не сообщает нам никаких подробностей о кредите на строительство АЭС, которое официально является государственной тайной".

Антилиберальная позиция Венгрии настолько воинственна, что она, возможно, даже вдохновляет агентов Кремля как в Европе, так и внутри страны, пишет Немцова. "Мы считаем правую партию Орбана примером нашей идеальной политики, - говорит Леонид Решетников, отставной генерал-лейтенант Службы внешней разведки России. - В отличие от Венгрии, в России до сих пор не создана сильная правая партия".

Венгрия. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 10 ноября 2017 > № 2382828 Анна Немцова


Испания > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 10 ноября 2017 > № 2382824 Андрей Грачев

Соотношение между правом народов на самоопределение и соблюдением целостности государств - это квадратура круга

Андрей Грачев | Le Monde

На примере каталонского кризиса историк и журналист Андрей Грачев, бывший пресс-секретарь Михаила Горбачева и свидетель развала СССР, в рубрике обсуждений Le Monde настаивает на поиске компромисса между этими двумя нормативными принципами международного права.

"В 1917 году Октябрьская революция "потрясла мир". Перечеркивая старый миропорядок, она положила конец последней (так в тексте; на самом деле Российская империя первой в ХХ веке прекратила существование, за ней последовали Германская и Австро-Венгерская империи. - Прим. ред.) из огромных империй-континентов (так в тексте. - Прим. ред.), господствовавших в предшествующие века. Сто лет спустя события в Каталонии, похоже, заставляют нас пережить новый эпизод другой революции, еще не назвавшей своего имени, но предвещающей не менее революционную перспективу разрушения вавилонской башни международного правопорядка. Правопорядка, выстроенного из "кирпичиков" национальных государств и ведущего свое начало от Вестфальского мирного договора 1648 года, завершившего ужасную Тридцатилетнюю войну", - говорится в статье.

"Глядя со стороны, мы видим, что сигналом к началу этого переворота, одним из предполагаемых последствий которого является Каталония, стал развал СССР и его раздробление на пятнадцать независимых государств", - отмечает Грачев.

Во времена равновесия в устрашении, существовавшего между двумя большими военными блоками и идеологическими системами, в круг обязанностей государств с их армиями, военачальниками и границами входила защита субъектов/граждан. После ослабления великого страха перед мировым ядерным конфликтом - извращенной гарантии ложной стабильности - государственные рамки, в которые были заключены старые конфликты и новые противоречия, потеряли свою легитимность, считает историк.

Добавим сюда другую важнейшую характеристику современной эпохи: неудержимую экономическую и финансовую глобализацию, продолжает автор.

Вследствие этого классические национальные государства вдруг обнаружили себя зажатыми между двумя новыми силами: наднациональными структурами и региональными, вернее местными властями. Обе они все более открыто бросают вызов их авторитету, доселе считавшемуся непререкаемым. Для отдельных государств их территориальная целостность, добытая нередко ценой войн и множества жертв, оказалась оспариваемой региональными властями, которые стремятся стать политическими игроками на международном уровне, поясняет Грачев.

Тем более что некоторые регионы, такие как Калифорния, итальянская Ломбардия, бельгийская Фландрия или пока еще испанская Каталония, с легкостью могут соперничать со многими государствами мира, уточняет автор.

"Первыми под угрозой оказались наиболее уязвимые государства: те, которые держались на федеральных и многонациональных структурах. Неудивительно, что внезапное исчезновение одного из двух жандармов, следящих за миропорядком, спровоцировало развал разнородных государств, созданных победителями Первой мировой войны: Чехословакии и Югославии", - пишет эксперт.

Напомним, что фатальная пробоина в броневом корпусе Советского Союза была нанесена решением Верховного Совета РСФСР (на самом деле - Первым съездом народных депутатов РСФСР. - Прим. ред.) поставить законы, принятые республиканскими парламентами, выше законодательства федеративного советского государства. За этим решением последовал призыв российского президента Бориса Ельцина к руководителям других республик, с предложением каждому взять столько суверенитета, столько они смогут унести, передает автор статьи.

Новые хозяева Кремля захотели установить "вертикаль власти". "Две жестокие войны в Чечне и подавление чеченского стремления к независимости означали предупредительный знак для других потенциальных протестующих против абсолютистской власти Москвы", - продолжает Грачев.

"Внутри своей собственной страны российский режим, разогретый югославским сценарием, без колебаний применил силу для сохранения своей территориальной целостности. У своих соседей - бывших советских республик - этот режим стал раздувать тлеющие конфликты между центральной властью и сепаратистами, представляющими национальные меньшинства или региональные элиты. Все это делалось с очевидной целью: разделять, чтобы властвовать над стратегической зоной, которую Москва продолжает считать своим задним двором", - комментирует историк.

Так произошло с Приднестровьем в Молдавии в момент распада СССР. Была оказана поддержка абхазским и осетинским сепаратистам в Грузии, приведшая к российско-грузинской войне в 2008 году. Само собой разумеется, такова истинная причина поощрения Москвой мятежа в Донецкой и Луганской областях на Востоке Украины против центральной власти Киева, считает эксперт.

"Для оправдания своей поддержки (признанной или нет) сепаратистских движений и самопровозглашенных "республик" и государств (в том числе присоединение Крыма к России) Кремль упоминает о праве народов на самоопределение, - пишет эксперт. - Каждый из приведенных случаев особый, но все они вписываются в более глобальный процесс пересмотра старого порядка, унаследованного от прошлых веков и установленного в течение десятилетий холодной войны".

"Случай с Каталонией, со всеми колебаниями, страстями и сомнениями, снова ставит перед международным сообществом давно известный вопрос о квадратуре круга. Необходимо найти компромисс между двумя основными принципами международного права: правом народов на самоопределение и соблюдением целостности суверенных государств", - полагает историк.

"Все стороны, вовлеченные в конфликт между Мадридом и Барселоной, имеющий давнюю историю, действуют с большими предосторожностями. Любой неверный шаг способен вызвать скатывание к непоправимым последствиям - никто, ни в Испании, ни в Европе или в остальном мире, не забывает, что приостановление автономии Каталонии силовыми методами стало кульминационным моментом мрачного триумфа франкистской диктатуры над Республикой", - напоминает автор.

"От разрешения нынешнего национального кризиса в новом европейском и международном контексте в конечном счете будет зависеть ответ на вопрос: действительно ли Испания вступила в новый век и новый мир или она по-прежнему остается пленницей своего прошлого, как и сегодняшняя Россия?" - подытоживает Грачев.

Испания > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 10 ноября 2017 > № 2382824 Андрей Грачев


Россия > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > trud.ru, 10 ноября 2017 > № 2382305 Владимир Жириновский

ЛДПР: Революция - зло

Предлагаем поставить в Москве памятник жертвам всех русских революций

Столетие революции — вовсе не праздник. ЛДПР против любой революции, потому что это всегда насилие, которое будет порождать новое насилие. Наследники тех, кто был убит, будут мстить. Она уничтожает государство, армию, общество, науку, религию — все! И давайте вещи называть своими именами, не нужно прикрываться иностранными словами. По-русски революция — переворот, мятеж, бунт. И если использовать эти слова, то уже не так красиво звучит: «Мой дедушка был мятежником», «Моя бабушка участвовала в бунте», «Да здравствует переворот!»

Сейчас спорят, какой террор — белый или красный — начался первым. Какая разница? И то и другое — убийства. Не было бы революции, не было бы и террора. А так миллионы погибли в результате гражданской войны, причем лучшие.

Не могут быть оправданием для государственного переворота и трудности в стране. В любой стране есть недовольные, есть стремящиеся к власти и всегда будут богатые и бедные, между которыми нет равенства. Человечество стремится к изменениям, но они должны происходить постепенно.

Реклама 30

Кто же совершает революцию? Не те, кто борется с бедностью, а те, кто сам хочет стать богаче. Поэтому любая революция — это мошенничество. Первые большевики, может, формально и не были богатыми, но они жили в государственных квартирах, пользовались государственными санаториями, машинами, охраной и другими благами.

Что же касается простых граждан и страны в целом, то от революции всем стало только хуже. Возьмем бюджеты царской России, скажем, за 10 лет до войны, потом советские бюджеты и бюджеты современной России — самые лучшие показатели были при царе. Даже сегодня, 100 лет спустя, по некоторым параметрам царская Россия опережала нынешнюю, например, по текстильной промышленности. Если судить по меркам начала XX века, то при Николае II в России была самая лучшая социальная защита граждан в Европе. Европейские страны брали с нас пример, ведь уже было введено бесплатное начальное образование и к 1920 году планировалось бесплатное среднее образование. Сколько хлеба колхозы собрали в 1940 году? А сколько единоличники в 1928 году? Выясняется: единоличники собрали больше! Но они хотели продать, а большевики — отобрать.

Да и так называемые достижения революции — тоже мошенничество. Электрификацию страны придумали не большевики, а царские инженеры. Это все уже планировалось, а большевики просто подхватили некоторые проекты. Даже обмундирование большевистской армии — это форма царской армии, которая просто не успела поступить в войска. Сотрудники ОГПУ ходили в кожанках — это была новая форма русских летчиков. А почему чекистам отдали? Да потому что завшивела вся страна, и только кожаные куртки спасали от этой напасти.

Наконец, главным достижением считают победу над фашизмом. Но ведь если бы не революция, не было бы никакой фашистской Германии! Запад со-здал ее искусственно, специально против Советского Союза, испугавшись большевистской власти, которая расстреляла царя, рушила церкви, вешала офицеров, расстреливала зажиточных крестьян.

Но есть другая страна, которую на самом деле победила революция: наша собственная Россия. Сначала большевики насильно уничтожили Российскую империю, потом насильно собрали ее в Советский Союз, и в итоге она рухнула в 1991 году.

Так чем же тут гордиться? Что праздновать? Неужели можно гордиться революцией, из-за которой погибли миллионы? Это же страшно! Все, кто совершил революцию у нас в 1917 году, в итоге были уничтожены Сталиным в 1937-м. Он же уничтожил весь командный состав армии, потому что боялся нового бунта. А если большевики в чем-то и были правы, то почему до сих пор почти все архивы закрыты? Откройте их, и волосы дыбом поднимутся от кровавой вакханалии, которая творилась в стране.

И даже огромные жертвы, принесенные во благо революции и ее вождей, не сделали Россию передовой страной. Все равно весь мир идет другим путем. Ведь, по логике большевиков, мы были самой передовой страной. Но почему же почти все научные достижения совершались не у нас? Интернет наши ученые изобрели, но внедрили его в США. Уравниловкой мы отбили охоту чего-то добиваться, лучшие ученые уехали, и сегодня многие продолжают уезжать.

Поэтому годовщина разгрома государства не может быть праздником, а должна быть панихидой. ЛДПР предлагает поставить в Москве памятник жертвам всех русских революций: 1905 года, 1917 года и 1991 года.

Владимир Жириновский, член госсовета рф, лидер ЛДПР

Россия > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > trud.ru, 10 ноября 2017 > № 2382305 Владимир Жириновский


Китай. Вьетнам > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 10 ноября 2017 > № 2382225 Си Цзиньпин

Си Цзиньпин опубликовал авторскую статью на страницах вьетнамской газеты

Накануне своего государственного визита в Социалистическую Республику Вьетнам /СРВ/ генеральный секретарь Центрального комитета Коммунистической партии Китая /ЦК КПК/, председатель КНР Си Цзиньпин опубликовал на страницах вьетнамской газеты "Нян зан" авторскую статью "Создание новой ситуации в китайско-вьетнамских дружеских отношениях". Ниже приводится текст статьи.

По приглашению генерального секретаря Центрального комитета Коммунистической партии Вьетнама /ЦК КПВ/ Нгуен Фу Чонга и президента Вьетнама Чан Дай Куанга я в скором времени прибуду в СРВ с государственным визитом. Испытываю теплые чувства по поводу того, что вновь посещу эту прекрасную страну после моей предыдущей поездки в Вьетнам в конце 2015 года.

Китай и Вьетнам -- страны-соседи, которые граничат друг с другом и поддерживают теснейшие отношения. Народы двух государств -- близкие соседи, которые с давних пор находятся в тесной взаимосвязи.

С начала периода новой истории народы двух стран сражались плечом к плечу и поддерживали друг друга в борьбе за национальную независимость и национальное освобождение, между ними установилась особая дружба -- "товарищество плюс братство".

Вступив в новую эпоху, народы обоих государств учатся друг у друга и сообща продвигаются вперед в ходе содействия реформам и обновлению, а также строительства социализма. Мы вместе ищем социалистические пути развития, соответствующие внутренним условиям каждой из стран, творим чудеса в развитии наших стран и содействуем значительному развитию межгосударственных отношений. Отмечается непрерывное укрепление политического взаимодоверия между двумя странами и учащение контактов на высоком уровне. Моя предстоящая поездка означает, что руководители КПК и КПВ, КНР и СРВ еще раз за последние три года обменяются визитами в течение одного года. Наблюдается углубление и расширение прагматичного сотрудничества двух государств. Китай уже 13 лет подряд остается крупнейшим торговым партнером для Вьетнама, а Вьетнам стал крупнейшим торговым партнером для Китая в рамках Ассоциации государств Юго-Восточной Азии /АСЕАН/. В 2016 году двусторонний товарооборот составил почти 100 млрд долларов США. Все больше и больше китайских компаний инвестируют во Вьетнам и развивают там бизнес.

Еще более ценно то, что две страны путем дружественных консультаций разрешили вопрос демаркации границ на суше и в заливе Бэйбу, надлежащим образом урегулировали и держали под контролем разногласия, создали благоприятные условия для совместного развития обоих государств и поддержания мира и стабильности в регионе. Все это превосходно раскрывает перед нами богатое содержание и внутреннюю суть духа китайско-вьетнамских отношений всестороннего стратегического партнерства и сотрудничества.

В настоящее время две страны следуют по новому пути реформ и развития, мужественно идут к достижению собственных грандиозных целей. В прошлом месяце КПК успешно провела свой 19-й Всекитайский съезд. Он выработал общий курс и программу действий для партии и государства. Съезд принял план развития Китая до середины нынешнего века. К 2020 году необходимо всесторонне выстроить среднезажиточное общество, с 2020 по 2035 год -- завершить базовую социалистическую модернизацию. Мы энергично и уверенно ведем народ КНР к осуществлению китайской мечты о великом возрождении китайской нации. Вьетнам тоже всесторонне продвигает реформы в соответствии с курсом, принятым на 12-м съезде КПВ, стремится как можно скорее построить богатое, мощное, демократическое, справедливое, культурное государство с современной промышленностью. Нам более, чем когда бы то ни было, необходимо сотрудничать и совместно идти к осуществлению мечты о сильном государстве и богатом народе.

В настоящее время ситуация в мире и регионе изменчива. Как перед КПК и КПВ, так и перед Китаем и Вьетнамом встает множество одинаковых или схожих проблем и вызовов. Китайская народная мудрость гласит: "Трудности и лишения закаляют". Во вьетнамской пословице говорится: "Не гляди на высокие волны, а налегай на весла". Будучи добрыми соседями, хорошими друзьями, товарищами и партнерами со сходными перспективами и общей судьбой, мы должны защищать и развивать двусторонние связи, оказывать друг другу помощь в поддержании стабильности, углублении реформ и улучшении благосостояния народа, совместно продвигать дело социализма, содействовать сохранению мира и стабильности в регионе и его открытости и развитию. Я хотел бы поделиться некоторыми соображениями по этому поводу.

Необходимо твердо придерживаться курса, ведущего к достижению новых высот стратегического взаимодоверия. Нам следует поддерживать постоянные контакты на высоком уровне, своевременно обмениваться мнениями по межпартийным и межгосударственным отношениям, а также по вопросам, вызывающим взаимную обеспокоенность, крепко держать штурвал, управляя развитием китайско-вьетнамских связей. Необходимо активно обмениваться опытом управления государством и подъема страны, укреплять межпартийные контакты, совместно обогащать и развивать теоретическое и практическое содержание социалистического строительства, создать сообщество с единой судьбой, имеющее стратегическое значение.

Необходимо углубить сотрудничество для создания новой архитектоники слияния интересов. Мы должны продолжать состыковать стратегии развития двух стран, совместно продвигать развитие "Пояса и пути" и "двух коридоров и одного кольца" /экономические коридоры "Куньмин-Лаокай-Ханой-Хайфон-Куангнинь" и "Наньнин-Лангшон-Ханой-Хайфон-Куангнинь", а также экономическая зона залива Бэйбу -- прим. Синьхуа/, содействовать существенному прогрессу в двустороннем сотрудничестве в таких ключевых областях, как инфраструктурное строительство, торговля, производственные мощности, зоны трансграничного экономического сотрудничества и сельское хозяйство, чтобы принести еще большую выгоду народам двух стран.

Необходимо расширить обмены ради сближения народов. Мы должны развивать традиционную дружбу, активизировать гуманитарные обмены, укреплять сотрудничество в сферах культуры, образования, туризма, молодежи и СМИ.

Необходимо усилить координацию, чтобы добиться новых успехов в многостороннем сотрудничестве. Мы должны усилить координацию в рамках ООН, АТЭС, сотрудничества Китай-АСЕАН и взаимодействия в бассейне реки Ланьцанцзян-Меконг, чтобы способствовать открытому и инклюзивному региональному сотрудничеству, сохранить тенденцию открытости и развития региона.

Необходимо продолжить вписывать новые страницы в историю добрососедства. Исходя из устойчивого развития реформ, а также китайско-вьетнамской дружбы, мы должны урегулировать противоречия и разногласия, поддерживать дружественные консультации, искать приемлемые для обеих сторон способы фундаментального и долгосрочного решения морских проблем. Мы должны всесторонне и эффективно реализовать Декларацию о поведении сторон в Южно-Китайском море, активно продвигать консультации по Кодексу поведения в Южно-Китайском море, совместно защищать мир и стабильность в Южно-Китайском море.

В ходе визита я приму участие в 25-й неформальной встрече лидеров АТЭС в Дананге. Китайская сторона поддерживает Вьетнам в организации этого мероприятия, готова совместно с Вьетнамом и другими членами АТЭС провести под девизом "Создавая новую динамику, созидая общее будущее" практическое обсуждение углубления региональной интеграции, строительства Азиатско-Тихоокеанской зоны свободной торговли, укрепления региональной взаимосвязанности, продвижения структурных экономических реформ, содействия инклюзивному развитию, а также планирования перспектив сотрудничества после 2020 года, чтобы добиться позитивных результатов и внести вклад в совместное развитие и процветание Азиатско-Тихоокеанского региона.

Во время визита во Вьетнам я хотел бы обменяться мнениями с руководителями страны и нашими друзьями из различных кругов, чтобы выявить потенциал сотрудничества, углубить особую дружбу между двумя государствами и совместно создать новую ситуацию в китайско-вьетнамских отношениях.

Китай. Вьетнам > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 10 ноября 2017 > № 2382225 Си Цзиньпин


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter