Всего новостей: 2492012, выбрано 34741 за 0.225 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Испания > Армия, полиция > gazeta.ru, 5 мая 2018 > № 2596577 СергеЙ Хенкин

«Они держали в страхе всю Испанию»

Баскские сепаратисты из ЭТА объявили о самороспуске группировки

Ольга Шерункова

На этой неделе одна из старейших террористических организаций в мире — баскская ЭТА («Страна басков и свобода») — объявила о своем роспуске. Движение возникло в Испании в 1959 году в ответ на диктатуру Франсиско Франко. «Газета.Ru» поговорила с автором книги «Феномен сепаратизма: опыт Испании», профессором МГИМО Сергеем Хенкиным об ущербе, нанесенном террористами, причинах былой популярности и их политическом будущем.

— Почему ЭТА официально распускается именно сейчас, ведь они и ранее не раз заявляли о разоружении? Можно ли выделить переломный момент?

— Между отказом ЭTA от вооруженной борьбы в октябре 2011 года до ее самороспуска в мае 2018 года прошло шесть с половиной лет. В 2011 году ЭTA отказалась от оружия по нескольким причинам.

Во-первых, испанские и французские силы безопасности нанесли по ней ощутимые удары, были арестованы многие руководители и активисты, конфискованы тайники с оружием. В результате ЭTA стала такой слабой, какой не была никогда в своей более чем 50-летней истории.

Второе обстоятельство: в Испании и в Стране Басков отношение к этаровцам принципиально изменилось: в годы франкизма в них видели героев, которые сражаются против диктатуры, организация была окружена ореолом романтики. В первые десять лет демократии инерция такого отношения сохранялась.

Но постепенно людям становилось все очевиднее, что боевики борются против демократии с не меньшим ожесточением, чем против франкизма. Потому что главным для ЭTA был не характер политического режима, а независимость Страны Басков.

Есть и третье обстоятельство. В лагере «левых баскских патриотов» — Движении за национальное освобождение басков (полулегальная сетевая структура, включающая ряд партий, общественных организаций и групп), ЭTA всегда была неформальным лидером, слово ее руководителей было законом. Так вот, в этом лагере произошли принципиальные сдвиги: ряд организаций впервые проявили непослушание и призвали этаровцев прекратить вооруженную борьбу.

И последнее: давление международного сообщества. Европарламент и некоторые политические деятели обратились к ним с призывом прекратить террор. Я не вижу какого-либо переломного момента в принятии решения о самороспуске, на мой взгляд, все эти факторы действовали на протяжении шести с половиной лет и влияли на настроения боевиков.

— И они не собираются выходить на легальный путь политической борьбы?

— В своем письме они говорят, что ЭTA перестает быть политическим актором. Вместе с тем, говорится, что бывшие члены ЭTA могут продолжать борьбу за независимую социалистическую Страну Басков, но в других формах. Они не отказываются от своей цели, а борьбу могут продолжать в других мирных формах.

— Сколько сейчас таких «бывших членов», которые могут продолжить дело ЭTA? и кто эти люди?

— Их осталось немного — по имеющимся данным, это несколько десятков активных боевиков. За эти шестьдесят лет менялись поколения, кто-то уходил, кто-то попадал в тюрьму, кого-то убивали силовики, приходили молодые. Шла постоянная ротация.

Как было заявлено, решение о самороспуске было принято всеми остающимися на свободе членами организации.

— А власти Испании и Франции могут их признать? Группа ведь признана террористической.

— У ЭТА много лет был политический представитель — партия «Батасуна» [запрещена испанскими властями в 2003 году].

Сейчас интересы «левых баскских патриотов» представляет партия «Бильду», которая занимает видное место в баскском парламенте [На выборах 2016 года партия получила 18 мест в региональном парламенте — «Газета.Ru»].

Эта партия борется за независимость легальными средствами, отказываясь от насилия.

— В чем же главная претензия басков к Мадриду, из-за которого они не согласны на автономию и хотят отделиться?

— От остальных народов, населяющих Испанию, баски отличаются характером, нравами и обычаями. У них своя устная литература, свой музыкальный фольклор, свои праздники и игры. Проживая обособленно в горных районах, они сохранили свой самобытный язык, который с давних времен стал основным элементом их национальной самоидентификации. При всем этом большинство басков не хотело и не хочет выходить из состава Испании.

Сепаратисты же преувеличивают и абсолютизируют баскскую специфику. Они утверждают, что Испания — угнетатель. Между тем Страна Басков, как и Каталония — отнюдь не бедные регионы, а одни из самых богатых в Испании.

Отмечу также, что исторически у радикальных баскских националистов сложилось представление, что нужно соединить провинции, населенные басками, в Испании и на юге Франции, и создать независимое баскское государство. Это, конечно же, означало бы перекройку политической карты Европы.

— Какова вероятность, что при крахе ЭTA ее цель все равно в итоге будет достигнута? Ведь сепаратистские настроения сейчас актуальны.

— Они актуальны, да. Данные опросов говорят о том, что сейчас примерно 17-20% басков хотят независимости. Это активное, достаточно влиятельное меньшинство, включающее целый ряд баскских интеллектуалов, писателей, журналистов. Но все-таки это меньшинство, значительно уступающее по численности баскам, стремившимся к независимости два-три десятилетия назад ( до 40%).

— Можно ли верить в искренность сепаратистов? Ведь они уже много раз делали подобные заявления.

— Вы знаете, ЭTA постоянно не выполняла свои обещания. Неоднократно боевики садились за стол переговоров с властями, а потом снова начинали вооруженную борьбу.

Замечу также, что в документах, распространявшихся ЭТА в последние годы, террористы стараются обелить себя, выглядеть достойно в глазах испанской и международной общественности.

Они говорят о «двух сражавшихся сторонах», по-существу ставя себя на одну доску с жертвами своих преступлений. Между тем для многих испанских демократов в данном контексте есть только одно деление — палачи и их жертвы.

— Вы сказали об ущербе — а как его можно оценить cейчас?

— По официальным данным, 853 убитых, более двух тысяч раненых, 100 тыс. человек — это примерные цифры — которые уехали из Страны Басков, потому что им угрожали этаровцы. Это что касается только Страны Басков.

Между тем ЭТА держала в напряжении всю Испанию, дестабилизировала обстановку, создавала перманентные политические кризисы. Трудно измерить тот материальный ущерб, который нанести теракты.

— Совсем недавно Испания столкнулась с сепаратизмом в Каталонии: если сравнивать эти сепаратистские движения — одно из них мирное, организовавшее недавний референдум, а второе — силовое, но в обоих случаях сепаратисты потерпели неудачу. Можно ли считать это победой испанских властей?

— Здесь я не соглашусь, каталонский конфликт не ликвидирован, сепаратизм остается там влиятельной силой, которая дестабилизирует обстановку и в Испании, и в ЕС. У сепаратистов большинство в парламенте, и отношение населения Каталонии к независимости делится примерно пополам, с легким перевесом у сторонников единой Испании. Там конфликт продолжает развиваться, хотя его острая фаза миновала.

Из Испании Каталония в ближайшее время не выйдет. Что же касается Страны Басков, то там испанское государство действительно одержало победу.

Испанская демократия победила — ЭTA разгромлена, она ни на йоту не продвинулась в своей цели создать независимое баскское государство.

— А с чем связан, скажем, «предварительный» успех каталонского сепаратистского движения?

— Успех в том, что оно увлекло за собой примерно два миллиона человек, которые хотят отделиться от Испании. Кстати, в Стране Басков в прошлом десятилетии тоже развивалось сепаратистское движение в мирных формах, и там оно проиграло.

— В 1976 и 2006 годах испанское правительство шло на переговоры с сепаратистами. Позже, в 2012 году, власти Испании отказывались вести диалог с их лидерами. Как вы можете охарактеризовать поведение властей Испании и Франции?

— 12 раз ЭTA объявляла перемирие, несколько раз представители испанских властей и этаровцы садились за стол переговоров. На переговорах стороны стремились к разным целям: власть — к тому, чтобы ЭТА сложила оружие, террористы — к уступкам Мадрида по части создания независимого баскского государства. На основании таких абсолютно разных платформ достичь соглашения было невозможно.

— Как вы считаете, испанский народ будет долго отходить от такой длительной и кровавой деятельности сепаратистов?

— Да. И, прежде всего, баски. Много ран, которые еще долго будут заживать. Баскское общество остается глубоко разобщенным. Взять, например, отношение к заключенным этаровцам в тюрьмах Испании и Франции. Радикальные националисты требуют, чтобы заключенных перевели поближе к дому, а родственники жертв террористов и масса людей, которые им сочувствуют, высказываются против и требуют справедливого суда над террористами, остающимися на свободе, требуют покаяния этаровцев в совершенных преступлениях.

Таким образом, позиции полярные, они затрудняют примирение.

Общественное сознание части населения в Стране Басков стало деформированным из-за того, что люди несколько десятилетий испытывали чувство страха.

Само ее [организации — «Газета.Ru»] присутствие и угрозы в адрес тех, кто не разделяет их взгляды, серьезно влияли на сознание. До сих пор многие люди скрывают свои истинные взгляды, держатся достаточно настороженно и обособленно.

Испания > Армия, полиция > gazeta.ru, 5 мая 2018 > № 2596577 СергеЙ Хенкин


Финляндия. Эстония. Швеция. Весь мир > Экология. Медицина > prian.ru, 5 мая 2018 > № 2595718

Названы страны с самым чистым воздухом в мире

Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) признала лучшими по качеству воздуха Финляндию, Эстонию и Швецию.

По данным отчета ВОЗ, хуже всего ситуация с качеством воздуха обстоит в Азии и Африке. В целом же, в мире девять из 10 человек дышат загрязненным воздухом. “Ежегодно 7 млн человек умирают от последствий загрязненной среды”, - говорится в заявлении организации, пишет Estonian World.

Аналитики отмечают, что самыми экологичными являются страны с высоким уровнем дохода населения, особенно в Европе и Америке. Пиа Анттила из Метеорологического института Финляндии в интервью YLE объясняет, что низкий уровень загрязненности воздуха в Скандинавии, Канаде и Эстонии связан с низким уровнем промышленных выбросов в атмосферу.

А ведь еще в 2016 году на вершине рейтинга находились американские города.

ТОП-5 стран с самым чистым воздухом в мире:

1. Финляндия

2. Эстония

3. Швеция

4. Канада

5. Исландия

ТОП-5 стран с самым загрязненным воздухом в мире:

1. Уганда

2. Монголия

3. Катар

4. Индия

5. Камерун

Финляндия. Эстония. Швеция. Весь мир > Экология. Медицина > prian.ru, 5 мая 2018 > № 2595718


Россия. ЦФО > Транспорт > stroi.mos.ru, 5 мая 2018 > № 2595684

Станцию «Нижняя Масловка» Большой кольцевой линии (БКЛ) метро планируется открыть до конца этого года, сообщил журналистам в субботу заместитель мэра Москвы по вопросам градостроительной политики и строительства Марат Хуснуллин.

«Станция построена, сейчас мы готовим ее к приему пассажиров. По нашим оценкам, «Нижняя Масловка» может быть открыта в середине декабря», – сказал М. Хуснуллин.

Он отметил, что на этой станции работают оборотные тупики, на которых разворачиваются поезда, курсирующие по первому участку Большого кольца от станции «Деловой центр» до «Петровского парка».

«Эта станция важна и для будущего транспортно-пересадочного узла, который объединит новую станцию метро и Савеловский вокзал», – добавил заммэра.

«Нижняя Масловка» расположена под площадью Бутырской заставы, выходы ведут на обе стороны ул. Бутырская и к платформам Савеловского вокзала.

Ранее сообщалось, что на площади Савеловского вокзала сформируют один из крупнейших в столице транспортно-пересадочных узлов с пассажиропотоком около 265 тыс. человек в сутки.

Большая кольцевая линия вводится участками, а не отдельными станциями. С одной стороны, это позволяет эффективнее решать транспортную проблему, с другой – рационально выстраивать рабочий процесс и распределять ресурсы. Сегодня работы развернуты на всех участках кольца.

Пять станций Большой кольцевой линии метро «Деловой центр», «Шелепиха», «Хорошёвская», «ЦСКА» и «Петровский парк» открыли 26 февраля 2018 года.

Замкнуть новое кольцо планируется в 2022 году. Большая кольцевая линия протянется на 69 км, она будет иметь 31 станцию и два электродепо. Таким образом, она может стать самой большой в мире, обогнав нынешнего чемпиона – вторую кольцевую линию пекинского метро (57 км).

Россия. ЦФО > Транспорт > stroi.mos.ru, 5 мая 2018 > № 2595684


США. Германия > Авиапром, автопром. СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 5 мая 2018 > № 2595172

Американские власти выдали ордер на арест бывшего главы немецкого автоконцерна Volkswagen Мартина Винтеркорна (Martin Winterkorn). Это подтвердил представитель суда города Детройта в пятницу, 4 мая. По мнению Минюста США, Винтеркорн по-прежнему считается скрывающимся от правосудия. В рамках "дизельного скандала" экс-управленец обвиняется в сговоре с другими руководителями и сотрудниками VW с целью обмана властей США и американских клиентов. Официальное обвинение было предъявлено Винтеркорну 3 мая прокуратурой восточного округа штата Мичиган.

При этом никаких особых последствий решение суда в США не имеет. По данным Министерства юстиции ФРГ, 70-летнему Винтеркорну депортация не грозит до тех пор, пока он будет находиться на территории Германии. Руководство Volkswagen никак не прокомментировало выдачу ордера. Как заявила представительница автоконцерна, VW сотрудничает с ведомствами.

В результате инициированных властями США в сентябре 2015 года расследований VW вынужден был признать, что во всем мире было продано 11 миллионов автомобилей, на которые было установлено программное обеспечение, позволявшее манипулировать тестами на соответствие моторов экологическим стандартам. В действительности загрязнение отработанными газами дизельных автомобилей VW в 40 раз превышало допустимые нормы. Скандал вызвал массовый отзыв продукции концерна с рынка для устранения технических фальсификаций. VW достиг с властями США соглашения о штрафных и компенсационных выплатах на общую сумму более 18 миллиардов долларов в рамках урегулирования скандала.

США. Германия > Авиапром, автопром. СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 5 мая 2018 > № 2595172


Финляндия > Транспорт > yle.fi, 5 мая 2018 > № 2594974

С начала июля сферу такси ожидают большие изменения. Упростится возможность заниматься перевозками, изменятся правила заказа такси и поменяются принципы ценообразования. От клиентов это потребует внимательности и готовности сравнивать цены разных игроков рынка.

Через два месяца, первого июля, в силу вступит новый закон о предоставлении транспортных услуг. Финляндия откажется от строгого регулирования этой сферы и перейдет на рыночные правила, знакомые по многим другим странам.

В будущем количество такси, их качество и цену будут определять только законы рынка. Предполагается, что после изменения около 90 процентов поездок будет заказываться через приложения на смартфонах, а сравнение цен станет задачей потребителя.

Олли-Пекка Рантала из министерства транспорта Финляндии ответил на десять основных вопросов, которые возникали в связи с нововведением.

Как изменится тарификация в такси?

До этого момента система такси строго регулировалась. Максимально допустимые цены на проезд были одновременно и фактическими ценами. Теперь же тарифы будут более гибкими. Для потребителей это может означать более выгодные цены по сравнению с нынешней ситуацией благодаря конкуренции. У потребителя увеличится свобода выбора.

Как в будущем клиент сможет найти всех поставщиков услуг? Можно ли будет по-прежнему позвонить в какой-нибудь колл-центр или все заказы будут осуществляться через смартфоны?

Наверняка оба варианта будут доступны. Колл-центры, которые направляют заказы конкретному такси, будут существовать и в дальнейшем. Они же будут сообщать цену поездки. При заказе через приложение поездка будет обычно оплачиваться заранее, и стоимость будет фиксированной. Цену и принцип тарификации необходимо ясно сообщать клиенту еще до поездки.

Откуда клиент сможет узнать, какие вообще есть предложения на рынке?

Как и в других сферах бизнеса, компании и агрегаторы сами будут себя продвигать и рекламировать. В их интересах сообщить клиентам, кто они такие и чем занимаются. Каждый колл-центр не обязательно будет работать со всеми компаниями, работающими на рынке такси.

Если клиент спешит, будет ли у него время, умение и возможность сравнить разные предложения на рынке?

Если позвонить в крупный колл-центр, то у них, скорее всего, будет ясный и понятный прайс-лист.

Будут ли цены меняться в зависимости от спроса?

Гибкости в ценообразовании будет больше. Компании наверняка постараются с помощью цен распределить клиентов равномерно по разным временным отрезкам, в том числе по наименее загруженным. Когда снизится порог выхода на рынок и увеличится количество такси, работающих на временной основе, например, в часы пик, то увеличившийся спрос повлияет на цены.

Какое количество новых такси появится на рынке?

Не берусь предсказать точно, каким будет число машин после начала июля. Когда выход на рынок будет упрощен, могут появится частично занятые таксисты, к примеру, студенты или в сельской местности предприниматели, работающие сразу в нескольких сферах бизнеса.

Что будет вместо обязательного курса подготовки для таксистов?

Останется экзамен и проверка здоровья и судимости. Поездка на такси и в будущем останется безопасной. И останется необходимость иметь лицензию на вождение.

Что будет происходить в будущем на стоянках такси? Можно ли начать сравнивать цены у разных таксистов, если за тобой стоит длинная очередь?

Пока цена у всех была одна, такой вопрос не вставал. Но клиент точно выиграет от того, что будет больше вариантов и ценовой конкуренции. В других странах большинство поездок уже заказывается заранее, но и стоянки до сих пор существуют.

Как будет клиент договариваться с водителем о цене, если счетчик теперь не будет обязательным в машине?

Цена или основание для тарификации должны быть предоставлены клиенту до начала поездки. Если цена не зависит от времени суток, это может быть наклейка или экран в машине. Агентство транспортной безопасности Trafi также определило, что если поездка стоит более ста евро, об этом необходимо отдельно договориться с клиентом до начала поездки. Высокая итоговая стоимость не должна стать неприятным сюрпризом.

Можно ли и в дальнейшем остановить такси просто на обочине?

В будущем отличительные признаки такси не будут обязательными. Однако те предприниматели, которые хотят брать клиентов на обочине, захотят и визуально быть узнанными как такси. При этом даже в этом случае до поездки клиент должен иметь возможность ознакомиться с правилами тарификации.

Финляндия > Транспорт > yle.fi, 5 мая 2018 > № 2594974


Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 4 мая 2018 > № 2608605 Максим Козлов

Рыбацкий Сахалин поддерживает базовые принципы отрасли.

Успешное прохождение процедуры перезаключения договоров на 15 лет – важнейшая задача для Ассоциации рыбопромышленных предприятий Сахалинской области, отмечает руководитель объединения Максим Козлов. О волнующих рыбаков вопросах он рассказал в интервью журналу «Fishnews – Новости рыболовства».

– Максим Георгиевич, 26 февраля вы выступали на Съезде работников рыбохозяйственного комплекса РФ. Каковы впечатления от съезда? Обсуждалась важность сохранения исторического принципа, работа по распределению квот на 15 лет, налоговое регулирование и многие другие темы. Какие вопросы вы бы выделили?

– Хочется отметить, что съезд получился насыщенным, рыбаки были настроены на откровенный диалог с властью, рассчитывали получить ответы на волнующие вопросы. Красной нитью в выступлениях проходила тема исторического принципа распределения квот. Я также остановился на важности сохранения этой системы. Предложение вернуть аукционы вызвало бурное обсуждение в рыбацкой среде. Такие встряски в отрасли ни к чему хорошему не приводят, они дестабилизируют работу рыбохозяйственного комплекса – об этом сказал на съезде практически каждый.

Вице-премьер Аркадий Дворкович, к чести его, от ответа на вопросы не ушел. Еще в самом начале съезда он остановился на темах, волнующих рыбаков. Зампред правительства подтвердил, что предложение по аукционам поступало. Ведомствам поручено подготовить расчеты последствий реализации этой инициативы. Вице-премьер согласился с тем, что, конечно, нельзя в рамках закрытых, кулуарных обсуждений решать столь стратегические для отрасли вопросы, да и вообще вырабатывать общий подход к системе регулирования, выстраивания отношений между государством и рыбаками. Рыбопромышленникам пообещали, что будут проанализированы все возможные факторы риска, с рыбацким сообществом открыто вступят в беседу.

– Стоит отметить, что в регионах очень активно отреагировали на предложения об изменении принципа распределения квот. Ассоциация рыбопромышленных предприятий Сахалинской области оперативно обратилась по этому вопросу в региональную Думу и предупредила о последствиях таких встрясок широкую общественность.

– Если говорить о Сахалине, то возможные инвестиционные потери в случае перехода к крабовому аукциону мы оцениваем примерно в 17 млрд рублей. Под угрозой в этом случае оказываются вложения компаний в проекты по строительству судов и береговых заводов. Такие изменения принципа распределения квот ставят под удар и социальные проекты, которые реализуют наши рыбаки. Это инициативы в сфере поддержки спорта, талантливой молодежи, проекты в сфере развития туризма, гостиничного бизнеса и т.д.

«Крабовые новации» затрагивают судьбу 2 тыс. человек, работающих непосредственно на флоте, а с семьями и сменными экипажами – около 5 тыс. человек. Но это как минимум. Никто не гарантирует, что компании, которые могли бы получить крабовые квоты на аукционах, имели бы отношение к Сахалинской области – возникают риски для пополнения бюджета региона.

В своих обращениях к регулятору, к депутатам областной Думы мы постарались акцентировать внимание на том, что вопрос касается не только отдельных компаний, занимающихся промыслом крабов. Это важная тема для населения прибрежных субъектов РФ в целом. Даже те, кто не имеет прямого отношения к рыбной отрасли, могут почувствовать на себе негативные последствия ухудшения инвестиционного климата.

Мы провели пресс-конференции, объяснили свою позицию. Областные депутаты поддержали нас, направили обращение спикеру Госдумы Вячеславу Володину: парламентарии попросили в случае обсуждения вопроса о пересмотре существующего порядка закрепления долей квот учесть интересы Сахалинской области и сохранить базовый принцип предоставления прав на вылов. Хочется поблагодарить областную Думу за поддержку.

– На аргумент о потере рабочих мест может прозвучать возражение, что, даже если доли квот перейдут в другие руки, объемы все равно должен будет кто-то осваивать, содержать флот.

– Но однозначно есть риск потери налоговых отчислений от предприятий отрасли, зарегистрированных на территории прибрежных регионов. Кроме того, как показывает практика, со сменой хозяина однозначно меняется общая политика ведения бизнеса. И если доли квот перейдут к другим пользователям, то они задействуют свой флот, свои кадры. У нас суда зарегистрированы в портах Сахалинской области – Корсакове, Невельске. Речь идет о большом комплексе, разрыв связей внутри которого неизбежно приведет к социальным потерям, высвобождению рабочих мест.

– По распределению квот на следующие 15 лет посыл прозвучал следующий: к заявительной кампании необходимо подойти с четкой правовой базой, понятными механизмами.

– Действительно, на съезде заместитель министра сельского хозяйства – руководитель Росрыболовства Илья Шестаков заверил, что все вопросы до 1 апреля (до начала приема заявок о закреплении долей квот – прим. корр.) будут сняты. На мой взгляд, эта задача выполнена.

Из правил распределения квоты, утвержденных постановлением Правительства от 30 января 2018 года № 88, убрали подпункт «д» пункта 24. Это основание для отказа в закреплении доли квоты вызвало серьезное беспокойство, ведь под угрозу ставилось заключение договоров с компаниями, получившими право на добычу в результате реорганизации на основании универсального правопреемства. Потери могли быть огромные.

Прозрачность процедуры, на наш взгляд, поможет обеспечить привлечение к рассмотрению заявок представителей бизнес-сообщества. Я, как руководитель ассоциации, также приму участие в этой работе.

– Я так понимаю, ассоциация активно включилась в процесс и готова оказывать содействие предприятиям, если у них возникнут вопросы?

– Конечно. На данном этапе мы постарались максимально помочь пользователям в подготовке документов для перезаключения договоров.

– Вы упомянули прибрежное рыболовство: с 2019 года оно фактически перейдет на новые правила. Здесь есть вопросы у предприятий или эта тема в связи с инвестиционными квотами, в связи с заявительной кампанией отошла пока на второй план?

– Вопросы есть. Вообще выходит такое количество нормативно-правовых актов, что не всегда получается быстро среагировать на риски. К тому же сразу понять, где узкие места документа, можно только по прошествии времени, когда он уже начнет действовать.

В частности, есть опасения, связанные с переоформлением рыбопромысловых участков для добычи тихоокеанских лососей. По закону, с 2019 года договоры о предоставлении в пользование рыбопромыслового участка для прибрежного рыболовства в отношении анадромных видов рыб без торгов переоформляются на договор пользования рыболовным участком для осуществления промышленного рыболовства. Однако ничего не сказано о том, как быть с договорами на РПУ для промышленного рыболовства в отношении анадромных видов рыб. На Сахалине таких участков немного, но они есть, и ситуация нуждается в осмыслении.

– Инвестиционные квоты – по области на них заявилось не так много компаний. Однако тема для отрасли важная, нельзя ее обойти.

– Мы видим, что на Дальнем Востоке самым востребованным оказался ресурс, который выделяется на строительство береговых заводов. Механизм запущен, посыл, видимо, верный. Люди начали строить предприятия, появятся новые рабочие места, будет приток ресурса. И, конечно, это скажется на развитии береговой переработки и на развитии региона в целом.

По понятным причинам не так много компаний заявилось на получение инвестквот под постройку судов. Это дорогостоящие проекты, и рыбаки, скорее всего, видят существенные риски строительства флота на российских верфях. Очень давно ничего здесь не строилось, нет пока четких, современных проектов. Не менее важно и то, что техническое оснащение судна будет зарубежным, комплектующие будут привозными. А это дорого. Поэтому экономическая отдача от вложений будет более длительной, чем от строительства берегового завода. Но как показала практика, рыбаки включились в работу, увидели перспективу и процесс идет.

– Впереди лососевая путина. Прогнозы науки на этот год вроде бы дают поводы для оптимизма.

– Да, осенняя съемка, проведенная учеными в Охотском море, показала рекордное количество горбуши. Большая часть этой рыбы, по данным специалистов, пойдет на Камчатку, но мы надеемся, что и путина в Сахалинской области будет успешной. Информация от рыбаков позволяет предположить, что предстоящий промысловый сезон будет аналогичен путине 2016 года.

В принципе, она была неплохой для Сахалина, говорить, что произошла катастрофа, как некоторые утверждают, нельзя. Сейчас мы готовимся к промыслу.

По поручению заместителя председателя Правительства РФ Аркадия Дворковича была создана рабочая группа по вопросам лососевого хозяйства Сахалинской области. В ее состав вошли представители федеральных ведомств, руководства региона, отраслевых объединений, науки. Уже прошло несколько обсуждений, надо отдать должное руководству Росрыболовства – оно глубоко погрузилось в наши местные вопросы. Думаю, какие-то моменты к путине исправим.

Маргарита КРЮЧКОВА, журнал « Fishnews – Новости рыболовства»

Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 4 мая 2018 > № 2608605 Максим Козлов


Украина > Медицина > interfax.com.ua, 4 мая 2018 > № 2603658 Ирина Садовьяк

Главврач "Охматдета": Я хочу поменять менталитет врачей и медперсонала

Эксклюзивное интервью главного врача больницы "Охматдет" Ирины Садовьяк агентству "Интерфакс-Украина" о ситуации с лекарственным обеспечением и о планах развития клиники

Главный врач больницы "Охматдет" Ирина Садовьяк считает абсурдной ситуацию, когда руководители отделений клиники не доносят до родителей пациентов информацию о наличии на складах препаратов и заставляют их покупать эти препараты за собственные средства. В соответствии со своими должностными обязанностями руководители отделений обязаны информировать родителей о наличии лекарств на складе. Однако, по словам главврача, далеко не все руководители это делают.

- Должны ли руководители подразделений доносить пациентам, их родителям информацию о наличии лекарственных средств, закупленных за средства бюджета?

- Да, это предусмотрено нашими приказами. И они все об этом знают. Это прямая обязанность - обеспечить и организовать работу своего отделения, работу с родителями или с пациентами, чтобы они были об этом осведомлены. Нашими приказами предусмотрено, что информация о наличии лекарств на складе должна обновляться каждую неделю, не говоря уже о прямом общении врача с родителями пациентов.

Мы постоянно анализируем ситуацию с лекарственным обеспечением наших пациентов. Вся информация, которую я получила до сих пор, поступила от тех работников, которые занимались этими вопросами. Сейчас я поняла, в чем могут быть риски, в чем могут быть проблемы, и мы с новой командой стараемся сделать все для того, чтобы понять, что происходит на самом деле.

Я пришла в Охматдет восемь месяцев назад, но я пришла одна, без своей команды, мне нужно было время, чтобы подобрать людей, которым я буду доверять. На сегодняшний день у нас уже три новых заместителя – новый заместитель главврача по медицинской части Юрий Довбня, заместитель по развитию Олег Полозенко и заместитель главврача по техническим вопросам Виталий Шамрай. Я доверяю этим людям, я доверяю сообщаемым ими фактам, я доверяю их анализу. И нам прямо сейчас легче стало совместно работать. На самом деле очень трудно подбирать кадры: заработная плата в государственных учреждениях невысокая, а проблем здесь очень много. Но люди, которые все-таки появляются в клинике, я уверена, искренне верят в то, что мы вместе можем что-то изменить, исправить ситуацию.

- Существует ли в "Охматдете" учет лекарственных средств?

- Учет вести очень сложно, хотя бы из-за того, что в "Охматдете" нет единой информационной системы, вся информация существует на бумажных носителях, это очень сложно. Нельзя зайти в систему и посмотреть наличие препаратов на конкретный момент, вся информация находится в бумажных накладных, которые предаются со склада в отделения, оттуда в бухгалтерию, затем опять на склад…

Мы сейчас вводим электронную систему учета. Надеюсь, что она заработает месяца через два. Оказалось, что создать такую систему непросто. Во-первых, в "Охматдете" не было для этого необходимого количества компьютеров, но сейчас спонсоры подарили нам 40 компьютеров, которые мы используем для новой системы. Компьютеры будут установлены для каждой старшей медсестры каждого отделения и каждого центра, для бухгалтерии, для склада. Конечно, этого недостаточно для полноценной работы системы, но это только начало.

Кроме того, у нас недавно произошло важное событие, без которого система электронного учета не была возможна – были закуплены и установлены в новопостроенном корпусе серверы. Сейчас мы налаживаем сетевое обеспечение между корпусами. У нас есть четкий план действий, нам нужно еще максимум до двух месяцев, чтобы запустить систему электронного оборота лекарств. Когда она появится, будет намного проще.

Еще легче вести учет лекарств станет, когда мы запустим электронную форму истории болезни стационарного пациента. То есть, мы будем знать не только о количестве препаратов, которые пришли и распределены по отделениям, но и сколько и каких лекарств идет на конкретного пациента.

- Насколько сегодня больница обеспечена лекарствами за счет закупок международных организаций?

- Мы оказались перед проблемой, о существовании которой трудно было догадываться. Дело в том, что полная потребность больницы в лекарствах, которые входят в Национальный перечень основных лекарственных средств, и закупки которых, согласно законодательству, должны проводиться в первую очередь, составляет около 54 млн грн, и это 100%-ная потребность больницы в лекарственных средствах по заявкам руководителей отделений больницы. В настоящее время клиника уже провела тендеры на общую сумму 49 млн грн, и эти препараты поступают на наши склады.

Однако мы обнаружили, что в процессе формировании заявки, а значит, и плана закупок лекарств, некоторые руководители подразделений, в том числе отделения трансплантации костного мозга, ставили нули. То есть, они эти препараты не заказывали, но активно их используют за счет заказов других отделений, которым этих препаратов не хватает. В результате больница к концу года в целом испытывает нехватку этих препаратов.

Конечно, мы сможем исправить ситуацию, так как в процессе закупок мы сэкономили и деньги есть, но возникает вопрос: почему ситуацию нужно исправлять? Почему она возникла?

Сейчас, мы активно анализируем номенклатуру закупок и стараемся обеспечить полное лекарственное обеспечение лечебного процесса. В настоящее время собственный бюджет "Охматдета" на закупку лекарственных средств составляет 129,1 млн грн. Кроме того, лекарства для нас закупаются за счет государственных программ. Еще мы получаем лекарства от благотворителей (наибольшим благотворителем по лекарствам для "Охматдета" является фонд "Таблеточки").

Кстати, мы недавно изменили механизм работы с благотворительными фондами: если раньше фонды предоставляли помощь напрямую родителям, то сейчас мы, обсудив эту ситуацию, пришли к решению, чтобы помощь шла непосредственно в больницу на конкретного ребенка. К сожалению, некоторые руководители наших подразделений не привыкли к тому, что заказы, закупки и использование препаратов подконтрольны. Я в самом начале своей работы на этой должности предупреждала, что контроль будет.

- Как вы в целом оцениваете лекарственное обеспечение клиники?

- Мы постоянно анализируем информацию, знаем, какие проблемы существуют с государственными поставками. Мы работаем с Минздравом и Программой развития ООН (ПРООН, UNDP) – они постоянно нас информируют, когда будут поставки. Нам очень много помогают волонтеры, общественные организации, и если мы понимаем, что у нас нет тех или иных лекарств, то обращаемся к ним. Мы понимаем, что лекарственное обеспечение лечебного процесса во многом зависит от слаженного взаимодействия всех наших подразделений.

К сожалению, с некоторыми подразделениями у нас отсутствует взаимодействие в этом вопросе. В частности, речь идет о Центре детской онкогематологии и трансплантации костного мозга.

- Чем занимается центр трансплантации костного мозга, если пациенты на такое лечение отравляются за рубеж?

За рубеж отправляются на лечение только те пациенты, которым необходима трансплантация от неродственного HLA-совместимого донора, так как данный тип трансплантации в нашем отделении не проводиться ввиду отсутствия доступа к международным регистрам доноров костного мозга, а полноценно функционирующего донорского регистра в Украине сегодня нет. В отделении в настоящее время выполняются Ауто-ТКМ (аутологическая трансплантация костного мозга), а также Алло-ТКМ (аллогенная трансплантация костного мозга), от полностью HLA- совместимого родственного донора и частично совместимого родственного донора (Гапло-ТКМ). К сожалению, ситуация сложилась таким образом, что руководство центра не проявляет никакого интереса к тому, что закупает больница, перекладывая все лекарственное обеспечение лечения на родителей пациентов. Это ненормально. Я очень хочу поменять менталитет врачей и медперсонала, - они должны любить своего пациента. В данном случае я не увидела такого подхода к пациентам. Кроме того, мы были очень удивлены, когда выяснили, что препараты, которые родители пациентов покупают за свои деньги, закупает и больница, и Минздрав, и эти препараты есть на складе.

Мы ведем очень серьезную работу с врачами и руководителями подразделений относительно номенклатуры закупок, призываем их к участию в ее формировании. Более того, руководитель подразделения обязан подавать заявки на препараты, которые нужны в этих подразделениях. Напомню, что в настоящее время в первую очередь закупаются препараты, которые входят в Нацперечень основных лекарственных средств. Это препараты, подтвердившие свою эффективность и обоснованность применения. Но мы выяснили, что в отдельных подразделениях в заявках на закупку этих препаратов руководители проставляли нули. Так произошло в том же центре трансплантации костного мозга. Некоторые врачи являются оппонентами национального перечня, считают, что там устаревшие препараты. Возможно, в этом отделении предпочитают лечить другими препаратами?

Мы не можем безосновательно выступать оппонентами по отношению к каким-то вещам. Если у врача есть претензии и вопросы к какому-то препарату, он должен сообщить об этом, донести информацию до соответствующих госорганов и руководства больницы. Производители лекарств, которые выигрывают тендеры, в том числе наши, имеют все соответствующие документы и сертификаты. Если врач видит, что по каким-то причинам эти препараты неэффективны, или же дают не тот результат, на который рассчитывает врач, об этом нужно информировать. Мы об этом с нашими врачами говорим постоянно. Есть специальный протокол, который ведется в отношении каких-то побочных действий или эффективности препаратов, врач должен описать проблему. На сегодняшний день ни одного письменного замечания ни по одному препарату мы не имеем.

- Почему? Врачам все равно или они не верят в эффективность таких обращений?

- Я не могу сказать, что это равнодушие, скорее, это лишняя работа для врача. Но, с другой стороны, когда они говорят о неэффективности препарата, то их слова ничем не подтверждены.

И у нас есть случаи, когда большинство врачей пользуется закупаемыми препаратами, но некоторые не хотят ими пользоваться. Тем более странно, если врач отказывается использовать какой-то препарат, когда он уже закуплен за счет бюджета, но рекомендует родителям пациента самостоятельно купить его аналог.

- В социальных сетях есть информация о том, что некоторые врачи "Охматдета" рекомендуют родителям пациента приобретать незарегистрированные в Украине препараты. Как вы прокомментируете такие случаи? Часто ли так бывает?

- Препараты, которые не зарегистрированы в Украине, не могут быть закуплены за средства бюджета. Мы проанализировали использование таких препаратов в лечебном процессе. Есть случаи, когда препараты, например, не показаны по протоколу для лечения детей…

- В "Охматдете" лечатся дети, которых не смогли вылечить согласно протоколам. Это сложные и не всегда стандартные случаи, возможно, они требуют какого-то особого подхода, изменения протокола, каких-то новаций в лечении? Может именно поэтому врачи не используют то, что предусмотрено по протоколу?

- Протокол основан на доказательной базе. Это не экспериментальное лечение, это не клиническое испытание.

- Мы помним, что руководство Центра онкогематологии было очень активным оппонентом международных закупок лекарств и активно выступало против. Сейчас эта позиция не изменилась?

- Не изменилась. И она не обоснована.

- Планируете ли вы какие-то кадровые изменения, чтобы сократить количество ваших оппонентов на руководящих должностях в клинике?

- Когда я пришла на должность, от меня все ожидали очень серьезных кадровых изменений, особенно в части тех лиц, которые были причастны к руководству и имели доступ к формированию номенклатуры, к закупкам. Я для себя решила, что сначала хочу разобраться. Я дала себе время и дала время этим людям для того, чтобы не было необоснованных обвинений. У меня на это ушло много времени, но, к сожалению, я убедилась только в том, что проблема существует. Например, мы проанализировали номенклатуру заказов лекарств прошлых лет, и увидели, что какие-то препараты заказывают в необоснованно большом количестве, на следующий год их не заказывают вообще, а затем опять крупный заказ. Чем обоснован такой подход? На каких протоколах он основан? Я вижу, что подход таких руководителей ни к пациентам, ни к их родственникам, ни к профессии не изменился.

- Как вы оцениваете рекомендации применять для лечения незарегистрированные препараты? Каким образом препараты, которые не зарегистрированы в Украине, могут попасть в рекомендации врача?

- Я могу высказать свою позицию руководителя: незарегистрированные в Украине препараты могут применяться в нашей клинике при наличии научно обоснованной базы (международный протокол). Мы несем ответственность за своих пациентов. Врач, который назначает незарегистрированные в Украине препараты, должен понимать, что он тоже берет ответственность на себя.

- Были ли такие случаи, когда при использовании незарегистрированных препаратов у пациентов возникали осложнения?

- Есть один важный момент: если такое лечение успешно, то никто не задается вопросом, насколько врач имел на него право, но как только возникает проблема, то все сразу интересуются нормативной базой. Я хочу сказать, что всем надо обратить внимание на законы, которые существуют в Украине, и протоколы, которыми пользуются в Украине и во всем мире. Для того чтобы что-то в них изменить, нужно быть более активными, в том числе и врачам. Врачи должны доказывать необходимость применения того или иного лекарства, тем более, если препарат новый на рынке. А в случае, если препарат не эффективен или имеет побочные действия, врач должен доносить информацию об этом.

- Сейчас Министерство здравоохранения начинает очередной этап консультаций и семинаров по закупке лекарств, входящих в Нацперечень. Будут ли специалисты "Охматдета" проходить такое обучение, чтобы правильно рассчитать потребность в препаратах?

- Я как руководитель клиники еще осенью прошлого года пригласила специалистов Государственного экспертного центра (ГЭЦ) провести такое обучение в "Охматдете". У нас были представители из ГЭЦ, которые рассказали все о Национальном перечне, о методике расчета, о вариантах расчета, что и по какому принципу включалось в Нацперечень. Они выслушали также предложения по расширению Нацперечня, по включению в него препаратов. Все врачи и руководители подразделений "Охматдета" прошли такое обучение.

- Следует ли ожидать каких-то кадровых решений?

- Не отреагировать на эту ситуацию я не могу. Считаю, что в ситуации с лекарственным обеспечением "Охматдета" присутствует, в том числе, халатность некоторых руководителей подразделений клиники.

- Недавно в "Охматдете" была открыта первая очередь нового корпуса. Когда она начнет принимать пациентов?

- Новый корпус уже работает. В первой очереди нового корпуса начали работать диагностические службы. В течение нескольких недель уже работает кабинет УЗИ, где ежедневно проходит обследование около 10 детей.

Уже работает аппарат МРТ, который принимает 8-10 плановых пациентов в день. МРТ – это наша большая радость, ведь центральная детская больница страны до сих пор не имела аппарата МРТ, и мы наших детей отправляли на обследование в другие учреждения, родители платили деньги за них. Сейчас это обследование можно сделать на месте. Кроме того, наш аппарат МРТ единственный в Украине со специальным программным обеспечением именно для детей и с опциями, которые позволяют комфортно проводить исследования для разных возрастных категорий, даже новорожденных.

Мы также запустили линейный ускоритель, который в мае заработает в плановом режиме. Пока пациенты и врачи готовятся. И, кроме того, необходимо еще несколько дней для запуска центра службы крови в новом корпусе. Здесь также заработала лаборатория крови с уникальным современным оборудованием, которого нет ни в одной службе крови в Украине. Сейчас проводится настройка и тестирование этого оборудования.

- Когда можно ожидать запуска второй очереди нового корпуса и что там будет?

- Средства на строительство второй очереди выделены, тендер уже состоялся, подрядчик будет тот же. Считаю, что это хорошо. Мы имеем горький опыт, когда начинали одни, а другие дорабатывали. Несмотря на все проблемы, возникающие со строительством, и наша команда, и команды Кабмина и Минздрава, и подрядчик сделают все, чтобы открыть этот корпус. Нам он необходим, как воздух.

Во второй очереди будет операционный блок с 11 операционными, двумя реанимационными отделениями. Сейчас у нас реанимация полностью занята, поэтому мы вынуждены отказывать многим пациентам; у нас просто физически нет мест для того, чтобы обеспечивать реанимационные мероприятия. Благодаря новому корпусу мы сможем принять большее количество пациентов хирургического профиля.

Украина > Медицина > interfax.com.ua, 4 мая 2018 > № 2603658 Ирина Садовьяк


Россия > Рыба > fish.gov.ru, 4 мая 2018 > № 2600870 Илья Шестаков

Илья Шестаков: надеемся на рост темпа вылова рыбы в России в 2018 году.

Вылов рыбы в России в нынешнем году пока ниже, чем в прошлом. Однако в Росрыболовстве надеются, что он активизируется, а его итоговые объемы в нынешнем году будут сопоставимы с рекордным прошлым годом. Об этом, а также о проекте добровольной маркировки икры, стимулировании ее производства в России и борьбе с браконьерством в интервью корреспонденту РИА Новости в Брюсселе рассказал глава ведомства Илья Шестаков.

— Вы говорили ранее, что объем вылова рыбы в этом году в России ожидается на уровне рекордного прошлого года. Глядя на последнюю динамику вылова, эта оценка сохраняется?

— Пока мы идем со снижением к прошлому году. Добыто более 1,7 миллиона тонн, недолов незначительный — около 2%. Снижение наблюдается практически по всем бассейнам, за исключением северного и западного. Но наши ожидания сохраняются. В северном бассейне, например, прибавка почти 40% на данный момент, возобновили промысел мойвы после двухлетнего запрета, по треске хорошая динамика. Надеемся, что сможем нарастить темпы вылова в этом году.

— Ранее на заседании правкомиссии по развитию рыбохозяйственного комплекса РФ рыбаки подняли вопрос по крабам. Ранее вы говорили, что механизм распределения квот между рыбаками на вылов краба пока не определен. Есть ли какой-то срок, когда это может произойти?

— Уже есть. Заместитель председательства правительства Аркадий Дворкович поручил по итогам заседания предоставить информацию об экономических последствиях проведения торгов к середине мая. При этом параллельно мы работаем над постановлением правительства по распределению инвестиционных квот на крабов. По сути дела, должен быть принят либо тот, либо другой вариант.

— Министр сельского хозяйства РФ Александр Ткачев сообщал, что постановление по механизму распределения инвестиционных квот крабов под строительство краболовов должно быть внесено в правительство к 1 июня. Это реально?

— Да, постановление полностью готово. Есть ряд разногласий с другими ведомствами, например, где и в каком количестве должны строиться краболовные суда для нужд дальневосточного бассейна. Сейчас подпишем протокол по разногласиям, оформим их, и, думаю, в начале мая сможем внести постановление в правительство.

— По поводу красной и черной икры. Когда может быть введена маркировка или хотя бы запущен пилотный проект?

— Пока не можем говорить о сроках. К сожалению. Конечно, нас не совсем устраивает это промедление. Но форсировать события мы не можем. За внедрение всей системы, не только по рыбной продукции, ответственный Минпромторг. И окончательного понимания, как вся система должна будет выглядеть, нет. Нет не только по икре, а по всему перечню продукции.

— Может быть, стоит ждать каких-то пилотных проектов?

— Сейчас прорабатывается возможность проведения добровольного эксперимента с Союзом осетроводов. Мы провели работу, собрали и включили в реестр предприятия, которые занимаются производством осетровой продукции. Это необходимо, чтобы понимать, какой объем легальной продукции они могут производить в течение определенного периода времени. На итоговом заседании 2017 года госкомиссией принято решение о проработке с бизнес-сообществом конкретных предложений по маркировке товаров в приоритетных отраслях. Эксперимент будем готовить. Но он добровольный, ни к чему не обязывающий — можно сказать, предварительный набросок этой системы.

— Когда предложение о добровольном эксперименте может появиться?

— С основными ассоциациями и участниками рынка договоренность достигнута. Думаю, что до конца лета закончим подготовительную работу и приступим непосредственно к реализации.

— А как участники отрасли реагируют на это предложение?

— Конечно, есть компании, не заинтересованные в системе. Но нам это может дать дополнительное видение того, какова доля на рынке предприятий, которые либо легализуют китайскую продукцию под видом своей, либо мешают продукцию с браконьерской.

— Рассматривает ли Росрыболовство возможность предложить правительству РФ субсидировать из бюджета либо иным способом простимулировать рыбаков и производителей рыбной продукции на создание собственных точек продаж, чтобы снизить число спекулянтов?

— Абсолютно нет. Нам кажется, что торговля может нормально развиваться и без субсидий. Мы не видим среди наших задач сделать так, чтобы рыбаки создавали свои магазины. Нацеливаем их на прямые контакты с розничными операторами — это правильно с точки зрения ликвидации лишних посредников и формирования прозрачного ценообразования. Вместе с тем есть случаи, когда предприятия начинают по собственной инициативе развивать моно-магазины, и всячески это приветствуем. Дополнительный канал сбыта еще никому не повредил, опять же это инструмент маркетинга, продвижения и популяризации отечественной рыбной продукции.

— Обсуждается ли вопрос выделения субсидий из бюджета на перевозку рыбной продукции, в том числе железнодорожным транспортом?

— Нет. Он в свое время обсуждался и был признан нецелесообразным. Регулируемый тариф составляет порядка 6-7 рублей, поэтому он не является серьезным обременением для конечной стоимости рыбы на прилавках магазинов. В рамках рабочей группы с ОАО "РЖД" нам удалось о многом договориться. Смогли добиться того, чтобы во время пика сезона добычи рыбы на Дальнем Востоке тарифы перевозки до центральной части России не росли, а также запустили маршрутные ускоренные поезда.

Сейчас обсуждается другой вопрос, который связан со стратегией в области доставки скоропортящихся продуктов. Есть понимание, что необходимо переходить к более прогрессивным методам перевозки — рефрижераторными контейнерами. Поэтому рассматривается вопрос понижения тарифа именно на перевозку рефрижераторными контейнерами до уровня стоимости (перевозки — ред.) универсальными контейнерами. Этим занимается Федеральная антимонопольная служба, но, насколько мне известно, обсуждение идет к концу, близится решение.

— Правильно ли я пониманию, что тут речь идет не только о снижении тарифа, но и о дополнительном субсидировании?

— Нет, только о снижении железнодорожного тарифа. Таким образом государство стимулирует логистические компании к переходу на перевозки рефрижераторными контейнерами.

— Когда может произойти изменение этого тарифа?

— Насколько мне известно, этот вопрос находится на финальной стадии.

— В июне прошлого года вы говорили, что России к 2030 году необходимо выйти на уровень производства черной икры в 180 тонн в год. Это по-прежнему реально?

— Ну да. Этот показатель заложен в стратегию развития рыбохозяйственного комплекса до 2030 года, которую мы просчитывали, обсуждали с отраслевым сообществом.

— Что нужно начинать делать уже сейчас, чтобы за эти годы столь серьезно нарастить производство?

— Если мы внедрим систему поддержки аквакультурных предприятий за счет субсидирования капитальных затрат, так, как это сделано по ряду направлений в сельском хозяйстве, я думаю, это может дать толчок развитию данного сектора. Для таких капиталоемких проектов с высокими сроками окупаемости, как осетроводство, подобные программы (государственной поддержки — ред.) имеют очень важное значение.

— Вы говорили, что уже было распределено под аквакультуры 500 тысяч гектаров. Сколько планируется выделить в этом году?

— Сейчас в пользовании находится более 456 тысяч гектаров — 3,4 тысячи участков. При этом общий фонд рыбоводных участков, с учетом сформированных, но еще не распределенных, составляет 543 тысячи гектаров, то есть до конца года планируем распределить около 87 тысяч гектаров. Например, на начало июня запланирован электронный аукцион в Приморье, где в свободном фонде находится 80 рыбоводных участков. Приморский край — очень перспективный регион для развития марикультуры, уже распределены 204 участка общей площадью более 41 тысячи гектаров.

— Какова сейчас ситуация с браконьерством? Наблюдается ли сокращение объемов такой деятельности?

— Вопрос сложный, потому что оценить масштабы браконьерской деятельности непросто. Мы прикладываем большие усилия во время проведения лососевой путины, важным направлением является и работа по пресечению нелегального вылова осетровых и оборота продукции из особо ценных видов рыб.

Объем задержаний (браконьеров — ред.) за 2017 год вырос, динамика повышающая. Говорит ли это только о том, что повышается эффективность работы рыбоохраны или это говорит и о том, что появляется больше нарушителей, сказать однозначно сложно. Однако в целом, конечно, мы понимаем, что с учетом экономической ситуации количество браконьеров меньше не становится.

Мы, конечно, не сидим сложа руки. В условиях острой нехватки инспекторов рыбоохраны разработаны схемы взаимодействия с другими ведомствами, объединяем усилия. Заключены и реализуются соглашения и планы взаимодействия с МВД, Пограничной службой ФСБ России, в прошлом году к работе по противодействию незаконному промыслу подключилась Росгвардия. Уже готовы поправки в законодательство о перекрестных полномочиях инспекторов рыбоохраны с сотрудниками лесоохраны и охотнадзора. Кроме того, мы разработали концепцию совершенствования и развития органов системы охраны водных биоресурсов, которая, как ожидаем, будет утверждена летом. В числе ее основных направлений — увеличение штатной численности инспекторов рыбоохраны и улучшение их технического оснащения.

Россия > Рыба > fish.gov.ru, 4 мая 2018 > № 2600870 Илья Шестаков


Россия > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > carnegie.ru, 4 мая 2018 > № 2598621 Константин Гаазе

Такого, как Путин. Почему России нужен независимый премьер

Константин Гаазе

Президента устраивает слабое правительство с сильными министрами. Или, говоря иначе, президента устраивает модель коллективного премьера. Но такая схема не приближает ни нас, ни президента Путина к формально неизбежному, но все более сомнительному транзиту. Еще несколько лет без правительства приведут к распаду верхнего этажа исполнительной власти. Часть реальных функций правительства утечет к спецслужбам, другая – к Банку России, кое-что достанется Госдуме и экспертным институтам. Но правительства как такового уже не будет

События, происходящие с российским правительством в эти дни, – ключ к пониманию новой путинской шестилетки. Мы видим, как власть буквально истекает из здания на Краснопресненской набережной. Премьера Медведева из Кремля попросили помолчать в майские праздники, чтобы не сбивать нацию с торжественной ноты накануне инаугурации президента Путина.

Антисанкционный пакет, придуманный в Госдуме и погрузивший правительство в состояние глубокого шока, имеет все шансы стать законом, хотя две недели назад казалось, что это попросту невозможно: Россия сама себя выкидывает с перспективных экспортных рынков. Общие контуры и конкретные детали грядущих реформ и преобразований обсуждают где угодно – в Кремле, Центре стратегических разработок, Высшей школе экономики, но не в правительстве.

Дело не только в том, что правительство перестало быть центром власти, оставаясь формально центром управления. В конце концов, это началось не вчера. «Парадокс правительства» заключается в том, что для транзита власти Владимиру Путину, заступающему на последний законный президентский срок, не нужно ничего изобретать, не нужно переписывать Конституцию, не нужно вообще совершать лишние движения – достаточно назначить сильного и независимого премьера в 2018 году, чтобы через несколько лет уступить ему власть.

Но речь об этом не идет. И именно это делает сомнительной саму возможность какого бы то ни было транзита. Формулируя немного иначе, можно сказать, что до тех пор, пока идея назначения сильного премьера по той или иной причине вытесняется Путиным и его окружением, любые разговоры о транзите будут ложными целями или операцией прикрытия перед финальным актом ориентализации российской политической системы по центральноазиатским образцам.

Премьер на все сто

Никто не знает, на что способен председатель правительства России, лучше, чем Владимир Путин. Можно сказать, что Путин, сидя в Белом доме с 2008 по 2012 год, использовал потенциал своего поста на 120%. А Медведев, сидя там же с 2012 по 2018-й, примерно на 50%.

Оглашение списка идей президента Медведева, которые премьер Путин не захотел и не стал воплощать в жизнь, займет целый день. Не соглашаясь с идеей масштабной приватизации, Путин трижды – в 2010, 2011 и марте 2012 года – выносил пакет документов о приватизации из правительства. Сначала руками перепуганных министров, затем руками Игоря Сечина.

Премьеру Путину не нравилась идея президента Медведева подчинить внешнюю политику интересам экономического развития страны, вменить МИДу KPI по экономической эффективности. Путин поручил заниматься написанной с подачи Кремля «Программой эффективного использования на системной основе внешнеполитических факторов в целях долгосрочного развития Российской Федерации» первому вице-премьеру Зубкову, который успешно эту программу саботировал, а затем и похоронил.

Переворачивая вопрос, можно сказать, что Медведев за время президентства всего трижды одерживал верх на Путиным. Путин, одобрив секвестр бюджетных расходов, предложенный Алексеем Кудриным в декабре 2008 года, в конце концов отозвал свое согласие и поддержал Медведева, предлагавшего расходы увеличить. Путин согласился с идеей Медведева (и его помощника Дворковича) увеличить пенсии в 2009–2010 годах, чтобы ускорить посткризисное восстановление экономики, хотя Кудрин сначала уговорил Путина этого не делать. И Путин не стал мешать Медведеву, когда тот помог Владимиру Евтушенкову приобрести лицензии на последние крупные нефтяные месторождения Западной Сибири. В 2016 году все это у Евтушенкова забрал Игорь Сечин.

Но почему 120%, а не просто 100%? Премьер Путин позволял себе такое, чего не позволял ни один премьер до него. Те самые 20% – это истории, когда Путин, возможно, выходил за рамки своих конституционных полномочий. От имени РФ премьер Путин подписал гарантии ФИФА, связанные с проведением чемпионата мира по футболу, который стартует через несколько недель. Среди прочего Путин гарантировал особые условия обеспечения безопасности во время ЧМ, хотя безопасность, по Конституции, находится в исключительном ведении президента.

В ноябре 2010 года президент Медведев начал атаку на «переобеспеченные», по мнению Кремля, запасами нефти и газа государственные «Роснефть» и «Газпром». Президент собрал расширенный Совбез, где министр природных ресурсов Юрий Трутнев на пальцах объяснил, почему обе компании сидят на российском шельфе, как собака на сене, почему они не могут освоить арктический шельф и почему их лицензии нужно передать частным компаниям, в том числе иностранным. По итогам Совбеза президент дал несколько недвусмысленных поручений, которые премьер просто отказался выполнять, отправив в Кремль на имя Медведева соответствующее официальное письмо.

Медведев и пустота

Миф о зависимости, слабости поста председателя российского правительства ни на чем не основан, как можно убедиться, разбирая историю путинского премьерства. Об этом же говорит и вся новейшая история страны. Ни одна из «терминальных» статей Конституции, связанных с конфликтами вокруг правительства (ст. 111, п. 4; ст. 117, п. 3), ни разу не применялась на практике. Вотум недоверия правительству удалось вынести всего один раз – летом 1995 года в связи с терактом в Буденновске, но повторное голосование, необходимое для отставки правительства, не состоялось.

Потенциально премьер – не более слабый политический игрок, чем президент, как ни парадоксально это звучит. И гарантии премьерской силы состоят не только в поддержке курса правительства парламентским большинством, как принято считать с 2007 года. Конструкция, созданная тогда по случаю транзита власти от Путина к Медведеву, вовсе не является единственным возможным вариантом квазиконституционного дизайна, обеспечивающего гарантии как премьеру, так и президенту.

Пресловутое право законодательной инициативы, которое якобы правительство не сможет реализовывать, если его главой не будет лидер парламентского большинства, не так уж и необходимо для реформ и проведения нужных стране политик. В России переизбыток, а не дефицит законов; по большому счету, правительству нужно лишь уметь проводить через парламент бюджет.

Если говорить о надзорной реформе, то для отмены значительной части контрольных полномочий ведомств согласие Госдумы не требуется, достаточно переписать положения о министерствах, агентствах и службах. То же касается и финансово-экономической политики: чем меньше правительство, а значит, и Госдума будут вмешиваться в нее, тем более последовательной она будет, тем свободнее будет ЦБ в реализации своих полномочий.

Без разрыва связки «правительство – Госдума» не выйдет и пенсионная реформа. Кремль и правительство, если мы правильно понимаем слова премьера Медведева, будут форсировать эту реформу, действуя в логике «окна возможностей», сформулированной недавно Кудриным. Госдуме выгодно, напротив, ее оттягивать, это укладывается в логику автономизации парламента, избранную спикером Володиным. От такой партии все могут получить солидную выгоду, но при одном условии: премьеру больше не нужно быть лидером «Единой России».

Речь не идет о том, что Дмитрий Медведев не станет или не должен стать следующим премьером. Хотя это могло бы помочь политической системе, почти до основания разрушенной триумфальной победой Путина в марте 2018 года. Но это, к сожалению, маловероятно. И не обязательно. Речь о другом. Правительство, как Госдума ранее, может и должно взять курс на автономизацию, иначе оно просто прекратит свое существование, превратившись в площадку для встреч ростовых кукол, которыми тем или иным способом манипулируют силовики и путинское окружение. Понятно, что это одновременно и наиболее вероятный, и наиболее пессимистический сценарий развития событий, но он вовсе не неизбежен.

Транзит реальный и мнимый

В течение ближайших нескольких лет президент Путин будет убеждать нас (и себя), что готов уйти в 2024 году, что собирается уйти, что ищет преемника. Но, к сожалению, все эти разговоры, слухи, многозначительные намеки будут лишь дымовой завесой. Это уже понятно по тому, как президент ведет себя с членами правительства во время обсуждения реформ и сценариев развития страны.

Президент буквально противоречит сам себе. С одной стороны, он требует от министра финансов, министра экономики и вице-премьеров «консолидированной» позиции по вопросу повышения налогов или повышения пенсионного возраста. Зачем вы здесь спорите, как бы говорит чиновникам президент. С другой – он собирает министров в отсутствие их непосредственного начальника, того самого «консолидатора», который один может говорить от имени правительства, – в отсутствие премьера.

Из этого прямо следует, что разговоры о «консолидированной» позиции – не более чем блеф. Президент мог бы дать поручение премьеру прийти к нему и доложить эту позицию от имени правительства, а не собирать у себя плохо подготовленные совещания. Но именно этого президент и не хочет – ему не нужно правительство, от имени которого может и должен говорить только сильный и независимый премьер, связанный с президентом набором четких договоренностей и автономный как на словах, так и на деле от парламентского большинства.

Президента устраивает слабое правительство с сильными министрами. Или, говоря иначе, президента устраивает модель коллективного премьера. С 2012 по 2018 год таким премьером был Минфин, монопольно определявший курс развития экономики страны. Вероятно, после 2018 года таким премьером станет ВПК или, шире, большое «министерство промышленности», включающее в себя и Минпром, и Ростехнологии, и губернаторов промышленных регионов, и инноваторов из технокластеров со всей страны.

Понятно, что такая схема не приближает ни нас, ни президента Путина к формально неизбежному, но все более сомнительному транзиту. Но это не единственная проблема слабого и зависимого премьера. Еще несколько лет без правительства приведут к распаду верхнего этажа исполнительной власти. Часть реальных функций правительства утечет к спецслужбам, другая – к Банку России, кое-что достанется Госдуме и экспертным институтам. Но правительства как такового уже не будет. Будет ли страна жить без исполнительной власти – вот вопрос, на который президент Путин ответит нам в ближайшие недели.

Россия > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > carnegie.ru, 4 мая 2018 > № 2598621 Константин Гаазе


Россия. США > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > carnegie.ru, 4 мая 2018 > № 2598614 Андрей Мовчан

Антисанкции против США. Как сделать их эффективными

Андрей Мовчан

Предлагаемые действия будут выглядеть совсем не как симметричные меры, не как санкции. И кто-то даже сможет сказать, что Россия испугалась. Но давайте не будем забывать о нашей конечной цели – преодолеть катастрофическое отставание от развитых стран и получить основания для ведения с ними диалога на равных. А для этого придется учиться у Запада, перенимать их технологии и методы работы, забирать у них лучших ученых и менеджеров, бизнес и наработки

В ближайшее время Госдума рассмотрит законопроект об ответных мерах на последний пакет американских санкций, ударивший (правда, не сильно) по алюминиевой промышленности России. Законопроект уже подготовлен и опубликован. Он выдержан в соответствии с лучшими традициями семейной ссоры – законодатели постарались внести все предложения, которые максимально навредят обеим сторонам, при этом отказавшись принимать окончательные решения и предлагая правительству РФ сделать за них выбор из предложенного токсичного ассортимента.

Основная идея пакета – разорвать экономические отношения с США по большому числу направлений. В принципе, наши отношения со Штатами и так весьма ограничены – наш товарооборот составляет всего 4% объема внешней торговли России и 0,4% внешней торговли США. К тому же структура торговли несимметрична: мы поставляем в США в основном сырье и биржевые товары (исключение составляют реактивные двигатели примерно на $300 млн в год), в то время как США поставляют нам технологии и оборудование, машины и электронику, лекарства, табак, алкоголь, продукты питания.

Обратная уязвимость

Предлагаемые антисанкции и в силу структуры товарооборота, и в силу десятикратной разницы в доле партнера в общем объеме торговли намного сильнее ударят по самой России. Как бы ни были важны поставляемые Россией минеральные продукты (надо признать, что Россия является ключевым поставщиком кобальта, сурьмы, молибдена и, конечно, титана для США), им найдется замена на мировом рынке. России будет сложнее найти сбыт для своего сырья, чем США – заменить поставщика.

Особенно курьезно будет обстоять дело с попыткой ограничить экспорт российского титана в США. Во-первых, на поставки с «ВСМПО-Ависма» завязан концерн Boeing, который обеспечивает около 40% российского летного парка (видимо, в ответ он прекратит не только поставки новых, но и обслуживание уже имеющихся самолетов). Во-вторых, вокруг СП ВСМПО с Boeing сегодня строится школа российских инженерных кадров и поддержка мирового уровня технологий в самолетостроении. И наконец, 85% ильменита для производства титана мы получаем с Украины – не хотим же мы, в самом деле, одновременно лишить сбыта одно из наиболее продвинутых технологических предприятий в России, оставить отечественное авиастроение без источника кадров и технологий и параллельно дать шанс не любимой Кремлем Украине заполучить все это себе?

Также нет большого смысла вводить запрет на поставки в США ракетных двигателей. Американцы покупают их не из-за уникальности, а из-за дешевизны. Отказ от поставок лишит наше двигателестроение требовательного заказчика, валютной выручки и стимула развиваться; американцев он заставит перейти на других поставщиков, возможно – развить свое производство, попутно пригласив еще пару сотен наших специалистов на работу – и каждый из них станет создавать добавленную стоимость Америке, а не нам.

Примерно так же обстоят дела и с запретом на ввоз американских товаров. Да, соблазнительно закрыть ворота перед бурбоном, американским пивом и сигаретами, едой (качество которой значительно ниже, чем в ЕС). Но американские поставщики, в чьем обороте российский рынок едва ли составляет 1–2%, не заметят такой грозной меры (собственно, даже европейские поставщики продовольствия на российский рынок, который занимал у них более 10%, не заметили антисанкций и нарастили объемы выручки и продаж в год их введения). А вот российские потребители, привыкшие к американским товарам, пострадают – справедливости ради, тоже не слишком сильно, но какой смысл это вообще затевать?

Особые проблемы будут с запретом на импорт американских лекарств. Нет сомнения, что американская фармацевтика является лидером мировой индустрии; множество лекарств, производимых американскими компаниями, уникальны, большинство других действуют на порядок эффективнее своих дженериков, особенно (как ни грустно это признавать) произведенных в России.

Нашей фармацевтике еще долго расти до уровня лидеров – в этих условиях введение ограничения на ввоз лекарств будет означать удар по своим же гражданам. Американские фармацевтические компании легко переживут потерю – их рынок превышает пять миллиардов человек и составляет около $450 млрд. 145 млн россиян и $600 млн в год, на которые в Россию ввозится американских лекарств, – это 0,41% их рынка, в 10 раз меньше среднегодовой волатильности продаж.

Остальной букет предложений даже не хочется обсуждать. Чего стоит, например, идея «выдворить» из страны граждан США, работающих в российской науке и бизнесе? Интересно, задавали ли себе вопрос депутаты, почему конгрессмены в США не додумались до выдворения граждан России, работающих в Кремниевой долине или банках Нью-Йорка? Пора бы понять, что в современной экономике сотрудников нанимают, если они приносят пользу. Ответить на санкции США нанесением самим себе вреда, изгнав приносящих пользу специалистов, – весьма своеобразная мера.

Максимизировать зависимость

Атаковать страну, чей экономический потенциал в 15 раз, а объем международной торговли в 10 раз больше, страну, которая участвует в мощнейших экономических блоках и является членом всех ведущих цепочек создания стоимости, методом эмбарго не только неэффективно, но и вредно для самих себя. Фактически такая атака будет продолжением американских же санкций – по крайней мере в том, что касается эффекта.

В соревновании (борьбе, конкуренции – как угодно) с США задачей России сегодня не может быть «навредить противнику» – это невозможно в принципе, и даже малый вред США обернется большим вредом себе. Задача должна быть прямо противоположной – максимизировать свою пользу, по возможности за счет США, но в крайнем случае – совместно с США.

Начать стоит с того, чтобы сделать потенциальные санкции США против России в будущем существенно менее вероятными и значительно более ограниченными. США до сих пор тщательно обходили (и будут обходить – у них демократия) любые меры, которые рикошетом ударят по американскому бизнесу или потребителям. Потребителю в Америке мы мало что можем предложить. Значит, надо максимально завязать американский бизнес на Россию.

Начать можно с попытки привлечь крупнейшие американские корпорации и корпорации ближайших союзников США в российский бизнес через продажу им крупных пакетов акций. Конечно, чтобы, например, Alcoa купила 24,9% «Русала», а BHP Billiton или Xstrata – 24,9% «Норильского никеля», потребуется совершать сделку по британскому праву и в рамках холдинга, расположенного вне России, возможно – в США. Не будет достаточно таких условий? Дадим государственные гарантии защиты собственности новых миноритариев по международному праву – в конце концов, мы держим почти $100 млрд в американских бумагах, пусть они будут обеспечением. Почему нет?

Эти условия позволят улучшить корпоративное управление внутри России, компании получат доступ к последним технологическим инновациям и обеспечат себе преференционные рынки сбыта, им больше не будут угрожать санкции и торговые барьеры. Кроме того, легко можно сделать так, что средства от продажи пойдут в бюджет России почти полностью – наши олигархи всегда были готовы делиться со страной.

За 24,9% «Норильского никеля» можно выручить сегодня более 400 млрд рублей – на 30% больше размера федеральных ассигнований на науку в России в год. Если сделать 10–15 подобных сделок, то мы не только обезопасим свою промышленность и привлечем в нее лучшие современные технологии, мы получим удвоенное финансирование науки на 15–20 лет вперед и сможем кардинально продвинуть свой уровень разработок и свое положение в современном научном мире.

Помимо этого, можно предложить американским и европейским компаниям идеальные условия для размещения сборочных и инженерных центров (Boeing – отличный пример, как это можно делать в России), создать совместные логистические хабы и транспортные узлы (о пресловутом северном шелковом пути можно даже не говорить, это малоосуществимая мечта; но достаточно создать условия для транспортировки по коридорам между Балтийским и Черным и Белым морями).

Можно попробовать втянуть американцев и европейцев на свою территорию для первичной переработки сырья, поставляемого нами в Европу и США; можно локализовать не только производство Ford и General Motors, но и всех корпораций, поставляющих в Россию и близлежащие страны машины и оборудование, лекарства и технологии, например, воспользовавшись индийским принципом: хочешь продавать в России – оставляй 30% в качестве инвестиций. При этом, повторюсь, правильно будет услышать и выполнить требования иностранцев по защите их прав и оптимизации законодательства – это даст мощный толчок развитию собственного правового поля.

Не стоит думать, что американские компании не воспользуются предоставляемой возможностью – бизнес циничен, перед Второй мировой войной американские сталепроизводители полулегально продавали сталь в Японию, невольно готовя ее агрессию против США. Более того, можно быть уверенными, что Россия обретет в лице крупных промышленников США и Европы верных лоббистов – не надо будет вмешиваться в американские выборы и тратить миллиарды на вещание RT, все будет сделано за нас.

Обучение у противника

Разумеется, и США, и Европа будут относиться к России тем лояльнее, чем больше их граждан будет находиться на российской территории. В этом смысле необходимо не только в одностороннем порядке принять решение о безвизовом въезде в Россию граждан ЕС и США и бессрочном их праве на пребывание на основе простого уведомления, не только инвестировать большие средства в создание туристической инфраструктуры и рекламу туризма в Россию, но и полностью открыть рынок труда для граждан этих стран (а также Канады, Австралии, Великобритании, Норвегии) – отменить разрешение на работу и квоты полностью.

Весь смысл таких квот и разрешений – в защите собственного рынка труда от более дешевой внешней рабочей силы. Но в упомянутых странах зарплаты выше – если уж российский работодатель станет приглашать на работу американца, значит, польза от него перевешивает переплату. Российский рынок труда можно и нужно сделать привлекательным для специалистов из развитых стран – в частности, следует удерживать налоговую нагрузку на них на низком уровне.

Задачей номер один надо видеть создание в России современной информационной индустрии с домицилиацией крупнейших компаний из области информационных технологий, привлечением ведущих специалистов и инвесторов. Для этого нужно не только создавать инфраструктуру, но и обеспечивать компаниям комфортные условия работы и защиту. Можно создать для всех компаний из сектора особые (крайне упрощенные, не допускающие толкований и льготные) условия налогообложения, а контроль за ними вывести в отдельное специализированное подразделение ФНС; принять закон о статусе иностранного менеджера/инвестора, предусматривающий иммунитет, кроме случаев особо тяжких преступлений против личности, защиту интересов на уровне международного права, государственные гарантии инвестиций и прочее.

Очень важно создать в России систему международного научного сотрудничества. Часть средств на финансирование науки и образования надо потратить на предоставление беспрецедентных льгот университетам из числа ста ведущих в мире при открытии ими своих кампусов в России. Бесплатно должна предоставляться недвижимость, деятельность должна быть освобождена от налогов, для ввоза оборудования и материалов должен быть установлен режим fast track, проживание иностранных специалистов должно субсидироваться.

В случае создания интеллектуальной собственности на территории России государство должно выплачивать создателям бонус. На крупных ученых в США и Европе необходимо начать масштабную охоту, поставив себе целью в течение десяти лет привлечь в страну, не жалея средств, не менее ста крупных ученых с мировым именем и передовыми разработками в каждой значительной области современной науки. Разумеется, это будет означать инвестиции в строительство лабораторий; разумеется, это невозможно без полной свободы интернета и особого статуса приглашенных ученых – но уже через несколько лет инвестиции многократно окупятся.

Крайне важным ответом на санкции США будет не увеличение количества запрещенных сайтов и социальных сетей в интернете, а, наоборот, объявление режима полной открытости и предоставление комфортных условий для всех создателей интернет-приложений. Мы не только не должны блокировать Telegram, провоцируя своих граждан уходить в VPN, мы должны открыто пригласить в Россию авторов Wikileaks и подобных сайтов, создателей секретных чатов, разработчиков систем поиска, сбора и публикации информации, в том числе компрометирующей, открывающей реалии западного мира.

Нам нечего бояться – объем и так известного компромата на российскую власть огромен, а на ее рейтинг он не оказывает никакого влияния. Другое дело – власть в западных, демократических странах. Если Россия станет столицей свободного интернета, западные демократии будут с тревогой следить за тем, что делают свободные расследователи из Москвы или Петербурга и какую информацию им удастся добыть.

Да, предлагаемые действия будут выглядеть совсем не как «симметричные» меры, совсем не как санкции – и кто-то даже сможет сказать, что Россия испугалась. Но давайте не будем забывать о нашей конечной цели – преодолеть катастрофическое отставание от развитых стран и наконец получить основания для ведения с ними диалога на равных, а где надо – и с позиции силы. А для этого придется учиться у Запада, перенимать их технологии и методы работы, забирать у них лучших ученых и менеджеров, бизнес и наработки.

Это будет напоминать традиционную российскую тактику – исторически Россия всегда была не готова к большой войне (так же как мы сейчас – к конкуренции с США), всегда пускала врага далеко на свою территорию (а 200 лет назад была сдана даже Москва), всегда тратила много времени и сил на то, чтобы перестроиться, перевооружиться, научиться воевать, научиться в первую очередь – у врага. И только потом переходила в наступление и выигрывала войну. Нам пора забыть про попытки бросаться с шашками на танки и вспомнить, как играть вдолгую, рассчитывая на стратегический успех. А об антиамериканских санкциях поговорим, когда наши ВВП хотя бы сравняются.

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > carnegie.ru, 4 мая 2018 > № 2598614 Андрей Мовчан


Сирия. Россия. УФО > Армия, полиция > redstar.ru, 4 мая 2018 > № 2597818

В нас встроен ген победителя

В борьбе с международным терроризмом на территории Сирии бесценный боевой опыт получили более 8 тысяч военнослужащих Центрального военного округа. Войсковой профессионализм более 3 тысяч из них отмечен государственными наградами. Об этом командующий войсками Центрального военного округа генерал-лейтенант Александр Лапин рассказал в ходе встречи с трудовым коллективом Уральской горно-металлургической компании, сотрудниками акционерного общества «Уралэлектромедь» и студентами технического университета УГМК.

Город-спутник Екатеринбурга Верхняя Пышма стал первой площадкой, где в диалоге с представителями местных трудовых коллективов и учащимися вузов командующий войсками ЦВО генерал-лейтенант Александр Лапин простыми и понятными словами участника событий рассказал о практическом вкладе российских Вооружённых Сил в борьбу с международным терроризмом. Генерал-лейтенант Александр Лапин сразу напомнил, что решение руководства Российской Федерации о размещении группировки войск на территории Сирии было принято в ответ на просьбу законного правительства Сирии об оказании военной помощи в борьбе с формированиями международных террористических организаций. Генерал Лапин был в составе первого прибывшего в Сирию контингента войск: «В Сирии мы столкнулись не с простыми «бородачами», а хорошо обученным, мотивированным и подготовленным противником. Противостоящие нам лидеры террористических формирований проходили подготовку в специальных лагерях под руководством опытных инструкторов. В их отрядах действовали военные советники из стран Ближнего Востока и ряда западных стран».

По словам командующего, бандформирования террористов были хорошо вооружены не только стрелковым оружием, но и военной техникой: «У них не было недостатка в боеприпасах и запасах материальных средств. Помимо террористических способов боевики применяли войсковую тактику: действовали грамотно и нешаблонно, особенно в городских условиях».

В логове «зверя» Российское военное руководство, как отметил генерал Лапин, прекрасно понимало, какому «зверю» доведётся противостоять. Поэтому непосредственному проведению операции с развёртыванием авиационной группировки на аэродроме Хмеймим и отряда боевых кораблей в акватории Средиземного моря предшествовали тщательное планирование и всесторонняя подготовка. Сосредоточение российских сил и средств было осуществлено, по его словам, настолько скрытно, что явилось неожиданностью не только для боевиков, но и так называемых партнёров, находившихся в тот момент в регионе событий.

Генерал Лапин напомнил участникам встречи, что активная фаза оказания помощи Сирии началась 30 сентября 2015 года: «Только за первый месяц операции российская авиация совершила более 1,5 тысячи боевых вылетов, в результате чего было уничтожено около 2 тысяч объектов террористов, в том числе свыше 250 различных пунктов управления, узлов связи и 51 тренировочный лагерь. К концу ноября был восстановлен контроль над стратегическими транспортными артериями, соединяющими Дамаск с Хамой и Алеппо, деблокирован находившийся несколько лет в осаде аэропорт Квайрес. Город Хомс перешёл под полный контроль сирийской армии. Результатом активного наступления сирийских правительственных войск при поддержке Воздушно-космических сил России стало освобождение 27 марта 2016 года Пальмиры, представлявшей собой сильно укреплённую, заминированную со всех направлений крепость».

Сирийский Сталинград Отдельной страницей сирийской эпопеи генерал Лапин обозначил блестяще проведённую спецоперацию по освобождению крупнейшего политического, промышленного и научного центра Сирии – города Алеппо. За стойкость пребывавших в окружении мирных жителей и самоотверженность правительственных сил, проявленную в ходе операции по освобождению Алеппо, город нередко называли «сирийским Сталинградом». «Освобождение Алеппо проходило не по классической военной схеме, – вспоминает Александр Лапин. – Чтобы не допустить жертв среди мирного населения и уберечь город от разрушения, при участии военнослужащих российского контингента была проведена беспрецедентная гуманитарная операция, в ходе которой из восточной части Алеппо удалось вывести более 130 тысяч человек, в том числе около 31 тысячи боевиков и членов их семей. Эвакуация боевиков проходила под личные гарантии российских офицеров».

Полученный в Алеппо опыт проведения гуманитарной операции позже блестяще удалось повторить уже в Восточной Гуте. В сжатые сроки из района конфликта при содействии российского Центра по примирению враждующих сторон удалось вывести более 170 тысяч человек. Одновременно в адрес нуждающегося местного населения российские военнослужащие поставили более 500 тонн продовольствия и воды. «Аналогов такой операции, – отмечает командующий войсками ЦВО, – в истории человеческой цивилизации ещё не существовало».

«Аналогов такой операции, – отмечает генерал Лапин, – в истории человеческой цивилизации ещё не существовало»

Толпа разрушителей

На фоне успехов в освобождении сирийских городов и территорий от международных террористов при участии российских военнослужащих результаты действий возглавляемой США «западной коалиции», особенно в ходе так называемого освобождения городов Ракки и Мосула, тактично выражаясь, обескураживают. Генерал Лапин апеллирует к цифрам: «Характерной чертой «коалиционной активности» было нанесение неизбирательных авиационных бомбовых ударов, основными жертвами которых становилось мирное население. По предварительным данным, около 40 тысяч человек погибли в Мосуле и свыше 60 тысяч – в Ракке. Ракку просто сравняли с землёй, уничтожив 90 процентов всей инфраструктуры. Этапом эвакуации мирных жителей командование коалиции себя не утруждало».

В настоящее время город, по словам командующего, переживает гуманитарную катастрофу. В руинах до сих пор находится большое количество неразорвавшихся боеприпасов. От их разрывов ежедневно гибнут или получают увечья мирные жители. Хуже того, под завалами строений до сих пор остаются останки погибших людей, что усугубляет и без того непростую санитарно-эпидемиологическую обстановку.

Характерной чертой «коалиционной активности» стало нанесение неизбирательных авиационных бомбовых ударов, основными жертвами которых становилось мирное население

Когда совет дороже золота В выступлении командующий войсками ЦВО сделал акцент на том, что ведущая роль в планировании и организации специальных операций против боевиков в Сирии была возложена на российских военных советников, находившихся в каждой группировке правительственных сил. Весомая заслуга в прекращении боевых действий принадлежит созданному в феврале 2016 года российскому Центру по примирению враждующих сторон. Так, благодаря выверенным расчётам российских советников весной 2017 года силам сирийской армии удалось освободить от бандформирований ИГИЛ (организация, запрещённая в России – Ред.) важные в стратегическом плане нефтегазовые поля Хаян, Джизель, Шаэр и другие. В августе 2017 года правительственным войскам также удалось окружить террористов в районе Акербата, после чего был ликвидирован самый крупный очаг сопротивления ИГИЛ в центральной части Сирии. Кроме того, сирийская армия овладела важным населённым пунктом Эс-Сухне, продолжив наступление на Дейр-эз-Зор сразу по двум направлениям: вдоль правого берега Евфрата и из района Пальмиры. «Причём, – замечает генерал Лапин, – в Дейр-эз-Зоре наступательной группировке противостояло до 4 тысяч игиловцев, имевших на вооружении два десятка танков, 180 орудийных стволов, до сотни установок ПТУР и 20 зенитных установок». Район обороны боевики заблаговременно оборудовали в инженерном отношении. Промежутки между флангами прикрывались минно-взрывными заграждениями и миномётным огнём. Кроме того, в ходе боёв против правительственных сил международные террористы активно использовали боевиков-смертников и применяли «джихад-мобили».

В свою очередь, российские военные советники ответили наработками по введению противника в заблуждение. В частности, был создан фон о «главном направлении удара», что, в свою очередь, позволило штурмовым отрядам группировки правительственных войск совершить бросок на 40 км и деблокировать Дэйр-эз-Зор с северо-запада. В то же время авиация ВКС России в течение восьми часов выполнила 37 боевых вылетов, уничтожив бомбовыми ударами 193 объекта боевиков. В итоге группировка боевиков была расчленена и к середине сентября уничтожена. Месяц спустя освобождение праздновал Меядин. Через три недели – Абу-Кемаль, служивший последним оплотом ИГИЛ.

Итоги совместных действий

Генерал-лейтенант Александр Лапин подчёркивает, что за период борьбы с боевиками сирийскими правительственными войсками при поддержке российской группировки от господства незаконных вооружённых формирований было освобождено около 113 тысяч квадратных километров территории с 1245 располагавшимися на них населёнными пунктами. Ликвидировано около 65 тысяч боевиков. Уничтожено более 8235 единиц бронетехники и пикапов с крупнокалиберным вооружением. Выведено из строя 718 заводов и мастерских по изготовлению оружия и боеприпасов, 37 кустарных предприятий, занимавшихся выпуском «джихад-мобилей», и четыре завода по изготовлению «джихад-танков». Расчищено от мин и взрывоопасных предметов порядка 6,5 тысячи гектаров земли, более 1,5 тысячи километров дорог и около 17 200 зданий и сооружений. Российскими военнослужащими в места назначения доставлено более двух с половиной тысяч тонн гуманитарных грузов и обеспечена проводка 263 гуманитарных конвоев ООН.

Генерал Лапин: «В Сирии мы столкнулись не с простыми «бородачами», а с хорошо обученным, мотивированным и подготовленным противником…»

Честь, долг, мужество – кредо наших военнослужащих Командующий войсками ЦВО не стал скрывать, что не раз выслушивал разговоры о том, что не стоило нам ввязываться в «чужую драку». Мол, участие в сирийской кампании и россиянам «аукнется», причём не только материальными потерями: «К сожалению, вооружённого противостояния без потерь не бывает, – констатировал боевой генерал. – Но такие понятия, как честь, долг, мужество, присущи не только нашим предкам, но и сегодняшнему поколению российских военнослужащих. Видимо, в нас встроен ген победителя. Мы с ним живём. Правда, в буднях его не ощущаем. Но в самый главный в жизни момент он вдруг раскрывается, да так, что Героям потом памятники ставят!» О таких Героях генерал Лапин знает не понаслышке: пилот сбитого 24 ноября 2015 года бомбардировщика Су-24 подполковник Олег Пешков; авианаводчик старший лейтенант Александр Прохоренко, принявший неравный бой в районе Пальмиры, вызвав огонь на себя; лётчик сбитого штурмовика Су-25 гвардии майор Роман Филипов, который предпочёл плену смерть. Особую страницу в жизни генерала Лапина занял ещё один Герой – капитан Марат Ахметшин. Командующий в подробностях рассказывал то, о чём мало кто знает. Всё потому, что сам был участником тех событий. 3 июня 2016 года капитан Марат Ахметшин выполнял боевую задачу в районе Пальмиры. В момент атаки боевиков он оказался один против 200 игиловцев. У них – пикапы с крупнокалиберными пулемётами, а у него – гранаты и автомат. Но даже в этой неравной схватке офицер дал бой атаковавшим его боевикам, подбил несколько единиц вражеской техники. Сам при этом получил несколько тяжёлых ранений. Александр Лапин вспоминает: «Как только прошла информация о том, что игиловцы совершили атаку на населённый пункт, я немедленно поднял бронегруппу – выдвинулись в район боя. Под плотным встречным огнём прорвались на огневую позицию Ахметшина. Он был ещё жив. Истекающий кровью офицер крепко сжимал в руке гранату без чеки. Он непременно её бы использовал, если бы игиловцы приблизились…» С военмедом перетащили раненого в безопасное место, оказали первую доврачебную помощь. Дальше капитана надо было вытаскивать из боя. Но как, когда атаки противника идут одна за другой? Враг находился на удалении 100–150 метров. Просить об огневой поддержке авиацию или артиллерию нельзя – боевики были слишком близко. В той ситуации генерал Лапин принял единственно верное решение – отбросить атаку игиловцев своими силами: «Вооружившись гранатами и под прикрытием «брони», – продолжает генерал, – с русским «Ура!» мы рванули к валу, за которым укрылись игиловцы. Расчищая путь автоматным огнём, добрались до земляного вала, забросали противника гранатами. Боевики не ожидали столь яростного натиска с нашей стороны, дрогнули и, оставляя своих раненых и убитых, покинули занимаемые позиции. Мы обошлись без потерь… Капитана Марата Ахметшина эвакуировали.

Однако полученные капитаном Ахметшиным раны оказались, говоря медицинским языком, несовместимы с жизнью. «Военные медики до последней секунды боролись за его жизнь, – вспоминает генерал. – Не удалось. Я представлял капитана Ахметшина к званию Героя Российской Федерации. И он был его удостоен».

ИГИЛ меняет прописку? Командующий войсками ЦВО не стал скрывать, что после разгрома международной террористической организации уцелевшие члены бандформирований из Сирии уже присмотрели для себя новые регионы. Особое внимание, по его словам, боевики уделяют странам Центральной Азии.

Генерал Лапин подчеркнул, что анализ развития военно-политической обстановки в Центрально-Азиатском регионе говорит о том, что последовательное укрепление позиций сторонников международного терроризма сейчас происходит в Афганистане. «По нашей оценке, на территории Афганистана уже сосредоточено до 10 тысяч игиловцев. Их эмиссары ведут непрерывную работу по вербовке местного населения в свои ряды. В этой связи военно-политическим руководством России принимаются всеобъемлющие меры для обеспечения безопасности своих граждан. И в этом ключевая роль отведена Центральному военному округу», – заключил командующий.

Нам есть чем ответить По данным командующего, в 2017 году в войска округа поступило свыше тысячи новых и модернизированных образцов вооружения. Два соединения полностью перевооружены на оперативно-тактический ракетный комплекс «Искандер-М». В армию ВВС и ПВО поставлены самолёты нового поколения Су-34, модернизированные Су-25СМ и вертолёты Ми-8АМТШ. Соединения ПВО успешно осваивают новейшие зенитные ракетные системы С-400 и зенитный ракетно-пушечный комплекс «Панцирь-С1». В танковые соединения поставлены глубоко модернизированные танки Т-72Б3. Мотострелковые соединения перевооружены на БТР-82А. В подразделениях беспилотной летательной авиации находятся БПЛА «Форпост» и «Орлан-10». Этими и целым рядом иных средств противодействия войска ЦВО располагают в интересах лишь одной, но самой главной идеи – обеспечения безопасности российских рубежей.

…По окончании встречи командующий войсками ЦВО генерал-лейтенант Александр Лапин ответил на вопросы участников мероприятия.

Юрий БЕЛОУСОВ, «Красная звезда»

Верхняя Пышма

Фото автора

Сирия. Россия. УФО > Армия, полиция > redstar.ru, 4 мая 2018 > № 2597818


Великобритания. Россия > СМИ, ИТ > bbc.com, 4 мая 2018 > № 2597230 Лев Додин

Лев Додин: Россия была и остается неотрывной частью Европы

Александр Кан

обозреватель по вопросам культуры

Лев Додин - один из самых известных и признанных во всем мире современных российских театральных режиссеров. Возглавляемый им петербургский Малый драматический театр пользуется блестящей репутацией, огромным авторитетом и высоко востребован в театральном мире.

МДТ - нередкий гость и в Лондоне. На начинающиеся 8 мая очередные гастроли в британской столице театр привез два спектакля: "Жизнь и судьба" и "Дядя Ваня".

Накануне гастролей Лев Додин согласился ответить на вопросы Русской службы Би-би-си.

Александр Кан: Из обширного репертуара театра для этих лондонских гастролей вы выбрали два спектакля. С одной стороны, самая что ни на есть русская классика - чеховский "Дядя Ваня", а с другой стороны - "Жизнь и судьба" по Василию Гроссману. Роман, который вошел в обиход русской культуры относительно недавно, но тем не менее уже тоже заслуженно считается классикой. Чем определялся ваш выбор?

Лев Додин: Ну, во-первых, банально желанием тех, кто приглашает. А второе - может быть, главное, конечно, - нам очень хотелось сыграть в Лондоне "Жизнь и судьбу". Это не просто классика, это, я думаю, один из великих русских романов. Может быть, один из немногих, если не единственный, великий русский роман XX века.

"Жизнь и судьба"

Роман с трагической судьбой - не только автора, но и самой книги, самой рукописи. Сейчас мы знаем, что она долго была арестована и уничтожена в 1964 году. Редчайший случай, когда арестовывают не автора, а рукописи - и тем самым, по сути, смертельно казнят автора.

Этот великий роман, который действительно можно считать классическим, сегодня кажется абсолютно современным - и, к сожалению, становится все более актуальным, судя по тому, что происходит в мире. А в мире мы видим все больше национализма всякого рода, фундаментализма всякого рода - всего то, что делает мир античеловечным.

Есть ощущение, что, как всякий великий писатель, Гроссман обладал огромным аналитическим даром - даром не только видеть прошлое и настоящее, но и пророчествовать будущее. Для нас очень важно играть этот спектакль дома, в России. И не менее важно показать его в Англии, где он не слишком известен.

Хотя я знаю, что был спектакль, радиоспектакль на Би-би-си, который пользовался большим успехом. Что неудивительно - тема эта сегодня общая, общечеловеческая, мировая.

Но и спектакль "Дядя Ваня", который мы много-много лет назад играли в Лондоне и который вызвал большой интерес зрителей, мне хотелось показать. Показать, во-первых, как живет репертуарный театр, когда одни и те же артисты практически одновременно играют абсолютно разные роли. Во-вторых, показать английскому зрителю, который уже отвык от репертуарного театра, как с годами развивается спектакль, который родился давно, но который, я надеюсь, развивается во времени и вместе со временем.

А.К.: О репертуарном театре мы с вами еще непременно поговорим. Я хотел бы немного поподробнее остановиться на "Жизни и судьбе". Говоря о проблематике романа, вы как-то сказали, что она перешла из века ХХ в век ХХI. Я хотел спросить, что вы имеете в виду, хотя отчасти - упомянув фундаментализм, национализм - вы уже ответили на этот вопрос.

Л.Д.: В мире существует еще более нарастающее стремление если не к тоталитаризму (хотя не исключено и это), то к авторитаризму и межгосударственной, межнациональной и межчеловеческой разобщенности. Все это и влечет за собой то, о чем пишет Гроссман.

Такое ощущение, что человечество снова довольно быстро забывает свое прошлое, забывает трагедии прошлого, привыкает к сравнительно благополучной жизни, и ему становится скучно. Оно забывает, что бывает, когда становится нескучно.

А.К.: Жизнь и судьба - огромный, монументальный роман. Как вы решили проблему переноса его в один спектакль? В свое время, когда вы ставили не менее монументальный роман "Бесы" - я тогда жил еще в Петербурге, - мы прибегали на спектакль к 12, по-моему, часам дня, и уходили в 10 часов вечера: целый день с двумя большими перерывами. Здесь же вы сумели все вместить пусть и в большой, трехчасовой, но все-таки обычный спектакль. Как вы решали эту проблему?

Л.Д.: В данном случае хотелось не столько эпического рассказа обо всем происходящем, исторических событиях, сколько сконцентрироваться на определенных - на мой взгляд, самых главных - темах Гроссмана, на философской и психологической составляющей романа. Поэтому, начав работу над целым романом, мы затем выжимали, выжимали…

Я иногда сравниваю нашу работу с превращением молока в сыр. Выжимается все самое важное, и остается, говоря математическим языком, необходимое, но достаточное. Насколько необходимое и насколько достаточное - это уже скажет зритель. Но для нас все оказалось возможно сконцентрировать на таком пространстве одной сцены и одного времени.

Еврейская тема

А.К.: Я еще не видел спектакль, поэтому пока могу судить о нем лишь по краткому синопсису, который мне передали. В романе, как известно, множество тем, множество линий. Из того синопсиса, который я прочел, мне показалось, что из этих линий вы на первый план выдвинули тему еврейства, его судьбы и в Западной Европе, которая выразилась, конечно, в трагедии Холокоста, и в СССР, где она выразилась в сталинском антисемитизме. Так ли это, и, если так, то чем вы руководствовались в своем выборе?

Л.Д.: Это одна из важнейших тем. Мне кажется, что Гроссман в свое время был одним из первооткрывателей этой темы. Он как военный журналист с первыми частями вошел в Треблинку, в концентрационный лагерь и своими глазами увидел весь ужас, который тогда еще не могли себе представить. Его мать погибла в гетто, и он всю свою жизнь чувствовал вину за то, что не сумел забрать ее вовремя, не дать попасть в оккупацию.

Эта тема была для него исповедальной и автобиографической. И он один из первых соединил вроде бы совсем разные виды антисемитизма в одну общую проблему. Но у него проблема всяческого антисемитизма подчинена проблеме тоталитаризма самых разнообразных видов, проблеме уничтожения человеческого в человеке. А значит, и проблеме "края" человечества.

Гроссман замечательно, фантастически мощно рассказывает о войне, как до него в советской литературе, да и после не рассказывал никто. Он сам прошел через все горнила войны. Тема фашизации общества, тема взаимоуничтожения, тема зла, таящегося в природе человека, так легко вырывающегося наружу в самых разных видах, самых разных географических и государственных пространствах - это главная тема и главное открытие Гроссмана. Никто об этом в 1964 году, об этих общих проблемах человечества, человеческой природы, человеческой истории не задумывался. И до сих пор задумываются очень мало.

Путешествие за потрясением

А.К.: Как и других ваших самых знаменитых спектаклях - "Братья и сестры", "Гаудеамус", "Клаустрофобия" - при создании "Жизни и судьбы" вы опирались на своих студентов. Что дает вам такой подход?

Л.Д.: Это для меня принципиально с точки зрения педагогической. Каждый раз, набирая новый курс, думаешь, чем с ними заниматься. Не только с точки зрения обучения профессии - это вещь всегда спорная. Прежде всего, с точки зрения формирования художественной личности. "Братья и сестры", "Стройбат", который вырос из "Гаудеамуса", "Старик" трифоновский, и вот "Жизнь и судьба".

Первое задание, которое я дал только что поступившим студентам - прочитать "Жизнь и судьбу". Это было для них как гром среди ясного неба, потому что, конечно, никто из них этого романа не читал, а большинство вообще целиком не читало больших романов, как это бывает обычно с бывшими школьниками.

Мне хотелось, во-первых, их потрясти. С этого начинается художник. Может быть, этим и заканчивается. Во-вторых, мне хотелось их и себя погрузить в историю страны, которую они практически не знали, которую сегодня вообще мало кто знает. Незнание истории влечет за собой огромное количество проблем настоящего, а значит, и будущего.

И, наконец, мне хотелось, чтобы они в прозе пропитались той внутренней жизнью, которую в пьесе надо открывать самим, а для начинающих это очень трудно, а в прозе видно, как за каждым словом огромный пласт жизни, и насколько мощно автор знает эту жизнь.

Артисты чаще всего играют то, про что не знают. Мы не просто репетировали, хотя мы много раз сыграли весь роман. Мы погрузились в архивы, стали читать другие книги - Солженицына, Кестлера, Оруэлла, которого ребята, конечно, не знали - это не самая популярная литература сегодня в России. Боюсь, что и в мире.

Мы поехали в Норильск, город, который стоит на костях тысяч советских политзаключенных. Находили остатки гулага. К сожалению, только остатки, потому что ничего из этого не музеифицировано, в отличие от немецких концлагерей. Летали над тайгой. Встречались с теми немногими, кто остался жив с тех пор и живет в Норильске.

Затем мы совершили путешествие в Освенцим. И испытали еще одно потрясение. Нам даже разрешили провести одну ночь в одном из бараков, заперев нас. Это трудно назвать репетицией, и нехорошо называть репетицией, но это был некий чувственный опыт, который очень хорошо и важно испытывать и молодым артистам, и артистам вообще.

Я убежден, что главное в театре, может быть единственно важное - это потрясение, которое способен испытать зритель. А, чтобы вызвать это потрясение, самому артисту надо испытать потрясение. Надо не терять возможности быть потрясенным. Так что это было своего рода путешествие за потрясением.

А.К.: Для молодых людей, ваших студентов такое погружение не только в атмосферу романа, но и всей той жизни, которая вызвала роман и, вслед за ним, ваш спектакль было, конечно, чрезвычайно важно. А что вам самому - вы опытный режиссер, у вас на руках театр - что вам дает преподавательская деятельность?

Л.Д.: Тот театр, который я себе представляю, которым мне интересно заниматься, - это театр некоей общей художественной души, потому что театр не создается одним режиссером, артистом или автором. Для этого артисты должны быть озарены или возбуждены определенным представлением о театре и неким общим представлением.

Когда имеешь дело с молодыми людьми "театральных младенческих лет", удается что-то большее, чем когда уже знакомишься с ними, ставшими профессионалами. Большая часть театра состоит из учеников, начиная с выпусков очень давних лет. Очень интересно, как поколение связывается с поколением, как оно развивается и вырастает во что-то единое.

Часто поколения противопоставляются друг другу. Мне кажется, что очень важно единство и непрерывность развития - художественного и человеческого. И второе, что для меня не менее важно - встречаясь каждый раз с новыми молодыми, ты каждый раз (может быть, это кажется) молодеешь и ищешь что-то новое - сделать с этими молодыми не так, как было сделано что-то с предыдущими. Таким образом ты многому учишься, и каждый курс для меня - это следующий этап обучения. Никогда не знаешь, кто больше научается - те, кого ты вроде бы учишь, или ты сам, и тебя учат те, кого ты вроде бы учишь.

Авторский театр

А.К.: Говоря о непрерывности. Вы возглавляете театр с 1983 года, вот уже 35 лет.

Л.Д.: Кошмар какой!

А.К.: Поэтому Малый драматический смело можно назвать театром одного режиссера. Эта очень привычная модель для послевоенного советского театра, она дала немало прекрасных результатов: Таганка Любимова, "Ленком" Захарова. Однако такая структура, зацикленность на одном, пусть и блестящем мастере, несет в себе опасность. И то, что произошло с Таганкой после ухода Любимова, тому лучший пример. Вы задумываетесь над этой проблемой?

Л.Д.: В данном случае идет речь об авторском театре, театре не только одного режиссера, а одной большой, непрерывно развивающейся группы артистов. Сам режиссер в такого рода театре способен решить немногое. Пример с Таганкой, который вы приводите, доказывает…

Юрий Петрович [Любимов] вошел в конфликт не с тем театром, который он создавал, а с той выжимкой, которая осталась, и, по сути, не имела уже никакого отношения к тому поколению, к той авторской компании, которая рождала Таганку и с которой это название ассоциировалось. Это трагично, но абсолютно закономерно.

Человек смертен, и театр, если это живой организм, тоже смертен. Он развивается, уходит один из главных авторов театра, и авторский театр этого автора или авторов исчезает. Это все печально, но абсолютно закономерно, и надо спокойно это знать.

Когда мы сегодня говорим Московский художественный театр, говорим о его великих традициях, это все немножко слова, потому что Московский художественный театр, который мы имеем в виду, - это театр Станиславского и Немировича-Данченко. Как только их не стало, Московский художественный театр как таковой исчез. Сегодня это название и адрес.

Так же происходит со всеми театрами.

Авторский театр совсем не только российская или советская практика. Авторский театр утверждается в мире всю жизнь Питером Бруком, есть авторский театр Пискатора [Эрвин Пискатор - один из крупнейших немецких театральных режиссеров XX века], авторский театр Брехта. Я не знаю если не великого, то большого театра, который был бы не авторским. Во всяком случае, в ХХ веке. Это и есть великое открытие Станиславского. Не только его актерская система, а обнаружение искусства театра как абсолютно самостоятельного искусства.

Когда-то долгие годы был театр драматурга - ходили смотреть пьесы, затем возник театр актера, который часто становился важнее драматурга. А затем пришел не просто режиссерский театр, а театр как особое искусство, где все искусства соединены единой художественной волей - это воля режиссера и компании, которая с ним работает: художника, артистов и так далее.

Возникает абсолютно новое произведение искусства, которое самостоятельно и по отношению к литературному первоисточнику, и даже по отношению к актерскому творчеству, и по отношению к творчеству художника. Это все что-то новое и иное. Можно вынуть одну часть, и целое рухнет. С другой стороны, ни одна часть не становится единственно важной.

Репертуар против антрепризы

А.К.: Настало время поговорить о проблеме, которую вы уже затронули - репертуарный театр. Малый драматический прочно укоренен в традициях русского репертуарного театра в противовес действующей, как вы правильно сказали, в Британии, и ставшей популярной в России в последние годы, антрепризе. В одном из интервью вы говорите, что репертуарный театр нуждается в реформировании. Что вы имеете в виду?

Л.Д.: Я не люблю термин "русский репертуарный театр", потому что репертуарный театр - не открытие России. Все началось до Станиславского, с театра герцогства Мейнингенского, который к России имел малое отношение.

Репертуарный театр долгие годы жил в Европе и развивался в Европе. Сегодня в одной из самых театральных стран Европы - Германии - он продолжает существовать, и, может быть, поэтому это одно из самых современных театральных пространств Европы. Это принципиальный опыт авторского театра, который создает постоянно развивающаяся группа авторов - режиссера, актера и так далее.

Скорее, американская система, которая пришла в Европу и смела репертуарный театр, может, я обижу кого, но это театр разового употребления. На шесть-восемь недель собирается новая, не знающая друг друга группа артистов, с новым режиссером, который тоже не знает актеров. Спектакль делается эти восемь недель, затем еще месяца два-три, в зависимости от успешности, он существует, и - исчезает в воздухе.

Театр, конечно, явление эфемерное, но не настолько. Театр, который хоть в какой-то мере пытается быть произведением искусства, должен и имеет право существовать гораздо дольше, потому что любое произведение искусства развивается во времени, если оно живое. Это очень интересный процесс, поэтому для меня репертуарный театр отнюдь не русское явление.

Сегодня Россия с одной стороны Запад во всем критикует, с другой стороны готова все время что-то перехватить от Запада, причем чужда лучшему и готова перехватить самое худшее. Тенденция к антрепризному театру, проектному, говоря более красиво, во многом для театра становится губительной.

Что касается реформирования репертуарного театра, это, прежде всего, касается устоявшейся, забюрокраченной организационной системы. Когда труппа сохраняется в неизменном состоянии, когда она уже труппой давно перестала быть. Когда артист становится штатным государственным служащим, с ним уже ничего не поделаешь, независимо от того, артист он еще или нет. Когда искажены отношения приходящего режиссера с труппой, которая иногда способна уничтожить этого режиссера.

Необходимо соединение репертуарной традиции с тем лучшим, что есть в проектном театре. Репертуарный театр должен быть намного подвижнее, живее и легче меняться, свободнее развиваться. К сожалению, одно с другим очень трудно соединимо. Зависимость большого репертуарного театра, который субсидируется государством, и без этой субсидии не может существовать, ставит театр в большую зависимость от государства, причем не только в России. В Германии недавно один из крупнейших режиссеров был лишен своего театра только по воле одного сенатора по культуре. Сенатора, правда, убрали, потому что это вызвало огромное возмущение. Но театр уже разрушен.

Москва и Петербург: темп и ритм

А.К.: Хочу чуть-чуть поговорить о взаимоотношении двух российских культурных столиц. Вы всю жизнь работаете в Петербурге и, в отличие от многих театральных коллег, избежали соблазна переехать в Москву. Каково сегодня соотношение между театральным Петербургом и театральной Москвой?

Л.Д.: Я, честно говоря, об этом не думаю. Всякие разделения и противопоставления: русский театр - европейский, московский театр - петербургский чрезвычайно относительны. Сегодня многие режиссеры ставят и в Москве, и в Петербурге. Сегодняшний день отзывается и там, и там.

По традиции Петербург несколько более строгий, бывший имперский город, город, как писал Достоевский, самый умышленный. Строгость линий и ответственность перед законами искусства в Петербурге, может быть, несколько больше. С другой стороны, Москва - город гораздо больший, чем Петербург. Москва дает больше возможностей, больше разнообразия: по направлениям, по количеству режиссеров, по количеству спектаклей. Чем больше спектаклей, тем больше разнообразия. Поэтому темп театральной жизни в Москве гораздо активнее, чем в Петербурге.

У Станиславского есть такое понятие: темп и ритм. Темп - это с какой скоростью мы все делаем, а ритм - это с каким внутренним напряжением. Темп в Москве гораздо активнее, а с ритмом дело иногда обстоит хуже, чем в Петербурге. Но это опять же касается лишь чуда, потому что настоящий театр - это чудо. Плохой спектакль - это норма, средний - это чудо, а хороший спектакль - чудо из чудес, оно происходит очень редко.

Мы очень нетребовательны и к себе самим, и к чужим [работам]. Я воспитывался и на питерской культуре - театр Товстоногова, старый Пушкинский театр - и, конечно, воспитывался на замечательных московских - "Современнике", [Анатолии] Эфросе, Таганке. Тогда, в советские годы, Москва была более свободным городом и опережала Петербург по театральной свободе и количеству театральных поисков. Сегодня все как-то уравновесилось.

Что касается того, что я не поддался на соблазны, то связано это не только с тем, что мне не хочется переезжать из Петербурга в Москву. Просто я пытался сотворить из крошечного областного театра, который мне удалось возглавить, какой-то большой общий дом, и менять этот дом на любое другое государственное учреждение с самыми пышными названиями, самыми золотыми ложами мне не хочется - неинтересно. Все определяет не название театра, и не адрес театра, как я уже говорил, а те, кто в нем работает.

А.К.: Интересно, что этот маленький и, как вы его назвали, областной театр стал первым российским театром, который удостоен почетного титула "театр Европы". Что это означает для вас, и дает ли какие-нибудь преимущества?

Л.Д.: Означает признание того, что мы делаем, в европейском масштабе. Мы стали театром Европы довольно давно, когда Союз театров Европы составлял всего лишь восемь театров. Нас пригласил в Союз [его основатель] Стрелер [Джорджо Стрелер - выдающийся итальянский театральный режиссер и актер], и затем как-то получилось, что мы получили этот статус. Это скорее почет и самоудовлетворение, потому что в России никаких особых преимуществ это не дает. Миланский "Пикколо-театр" Стрелера вместе со статусом получил отдельную строчку в государственном бюджете. У нас отдельной строчки бюджета нет, наша строчка далеко не самая первая, поэтому мы довольствуемся моральным удовлетворением.

Театр Европы и европейские ценности

А.К.: Раз уж мы заговорили о Европе, я не могу не задать вам вопрос, который сейчас волнует многих. Это нарастающее в российском обществе противостояние ценностей. С одной стороны, вроде бы русских ценностей, так называемых духовных скреп, а с другой стороны - европейских западных. Что вы можете сказать по этому поводу?

Л.Д.: Для меня Россия, в которой я живу, и в которой я работаю, всегда была и остается неотрывной частью Европы. Для меня в этом нет никаких сомнений, и, я думаю, для большинства интеллектуальной части населения России, той, что по-русски называется интеллигенцией, так всегда было, и так остается. Все разговоры об особом пути, о чисто русских традиционных ценностях, это чаще всего некие спекуляции, которые мало на чем основаны, кроме, может быть, того, что исторически Россия развивалась по отношению к Европе с некоторой задержкой.

Это наглядно видно, когда оказываешься в Оксфорде и видишь колледжи, которым 800 лет, и понимаешь, насколько далека в то время Россия была от колледжей и университетов. У России, может быть, по-своему особо трагическая история развития. И поэтому, когда Россия переживает трудные дни, то возникает обманчивая тенденция сосредоточиться только на себе и отделиться от других. И тогда недостатки выдаются за достоинства.

Мы не первый раз это переживаем, я еще застал, будучи ребенком, борьбу с космополитизмом в СССР, доходившую до абсурда. Я ребенком помню, как печенье "Ланч" переделали в печенье "К чаю", как было запрещено название пирожных эклер и буше.

Поэтому, да, круг истории часто повторяется. Иногда в более фарсовом виде, иногда в более трагическом. Тут я с Марксом не совсем согласен. Трагедия иногда превращается не в фарс, а в еще большую трагедию. Что сегодня будет, посмотрим. Мы живем в очень быстро меняющемся мире. Несколько лет назад нельзя было предсказать то, что будет сегодня.

"У нас то же самое"

А.К.: Как воспринимают театр за пределами России? Вы ведь часто гастролируете. Вы не чувствуете барьера? Я говорю не столько о языковом барьере, сколько о культурном. И чего вы ожидаете от лондонских гастролей?

Л.Д.: Мы действительно объездили все континенты, кроме, может быть, Антарктиды, и нигде не чувствуем ни малейшей стены непонимания. Путешествия театра обнаруживают, что мы гораздо больше, несравненно больше похожи друг на друга, чем это нам кажется. И все разделения культур удивительно, ужасающе условные понятия. В одних и тех же местах во всех странах смеются, в одних и тех же местах спектакля во всех странах плачут.

И, когда мы играем "Жизнь и судьбу" или даже "Братьев и сестер", вроде сугубо российский материал [спектакль МДТ "Братья и сестры" Лев Додин поставил по одноименному произведению "деревенщика" Федора Абрамова - АК], то, приходя к нам после спектакля, люди почти не говорят о российской истории. Гораздо больше говорят о себе самом, о своей истории.

"У нас то же самое" звучит так часто, что первое время мы удивлялись, когда мы играли "Стройбат", скажем, про довольно унизительное существование человека в Советской армии, и к нам приходили во Франции, или даже в Англии и говорили: "У нас то же самое". Мы были очень растеряны, потому что мы понимали, что не совсем то же самое. А потом я понял, что везде, в той же армии, так или иначе человек обезличивается, человек унижен. А более страшно он унижен, или менее страшно, для него разницы нет. Он унижен.

Кому будут непонятны страсть, любовь, голод, холод, несбывшиеся надежды, неудовлетворенные иллюзии и так далее? Это вечные библейские, человеческие темы.

Если речь идет о большой литературе - а мы занимаемся большой литературой, - то мне иногда кажется, что, когда мы играем, весь зал понимает по-русски. Я даже часто вижу, как многие перестают смотреть на экран, где идут титры, и просто слушают интонацию, музыку.

Театр же - это музыка, может быть, прежде всего. Втянутый в эту музыку человек начинает слышать то, что он даже не знает, что он может слышать. В этом и есть мощь театра, о которой слишком многие не подозревают.

А.К.: И последний вопрос. Наверное, наименее значимый. Хотите - не отвечайте. Некоторое время назад всех переполошили появившиесябыло в прессе сообщения о выявленных вокруг театра финансовых нарушениях. Вскоре было прояснено, что непосредственно творческой группы это не касается. Могли бы вы прояснить, в чем там дело, и повлияло ли это расследование на работу театра?

Л.Д.: Это не только творческой группы не касается, это и театра как такового тоже не касается. Было сделано неточное заявление в прессе. Речь идет о финансовых нарушениях при строительстве новой сцены театра, которое уже длится очень давно, и которое пока не слишком двигается.

Театр к строительству не имеет никакого финансового отношения, к счастью, так что это заблуждение, которое продлилось два часа, и все это забыто. Ни на репутации театра, ни на репутации каждого из нас пока, к счастью, это не отразилось.

Великобритания. Россия > СМИ, ИТ > bbc.com, 4 мая 2018 > № 2597230 Лев Додин


Россия > Таможня. Легпром. СМИ, ИТ > bfm.ru, 4 мая 2018 > № 2596701

И тебя промаркируют

Правительство утвердило обширный список товаров, которые будут подпадать под обязательную маркировку. Кто может выиграть в борьбе за белый рынок?

В борьбе с контрафактом новый виток: в России прочипируют даже кухонные полотенца. Правительство утвердило товары, которые подлежат маркировке. Список получился разнообразным.

В нем, например, оказались табачная продукция, духи, шины и покрышки, обувные товары, постельное и кухонное белье, фотокамеры, верхняя одежда.

Мнения экспертов по нововведению разделись четко на «за» и «против». Одни воодушевились: пить чай из чашки настоящего китайского фарфора приятнее, чем из подделки. Другие переводят инициативу в цифры.

Система маркировки на десять групп обозначенных товаров обойдется в 30 млрд рублей, посчитал РБК. Следующие в очереди на маркировку — лекарства, плюс еще 14 млрд. На установку меток каждому предприятию нужно будет потратить от 35 до 100 тысяч рублей.

Как стало известно изданию The Bell, оператором Единой национальной системы маркировки станет Центр развития перспективных технологий. Эта компания — совместный проект USM Holdings миллиардера Алишера Усманова, «Ростеха» и «Элвис-Плюс Групп» инвестора Александра Галицкого. Наверное, этому бизнесу чипирование выгодно, а вот что потребителю?

Покупатель проиграет и в цене, и в ассортименте, уверен руководитель комитета по экономике Московского отделения «Опоры России» Алексей Каневский:

«В конечном итоге потребитель только проиграет, потому что ситуация, связанная с маркировкой, потребует дооснащения любого вида производства. Эти затраты очень варьируются, но будут чувствительны и транслированы, безусловно, на полку. Это первое. Второе — наличие маркированного товара нужно будет потом администрировать. Борясь с некой, например, конкуренцией с Запада, мы лишаем в конечном итоге потребителя какого-то там ассортимента».

В нелегальном обороте находится треть товаров легкой промышленности в России. Высшая школа экономики оценивает его в 2,5 трлн рублей. Официально принятое решение должно снизить число контрафакта, но председатель наблюдательного совета ОАО «Пушкинский текстиль» Дмитрий Филиппов считает, что правительство ставит перед собой другую задачу:

«Да, это протекционистская мера для отечественного производителя, потому что на сегодняшний день многие отечественные производители, мягко говоря, недозагружены».

В России эксперимент с маркировкой начали с дорогих товаров. Первыми в 2016 году прочипировали шубы. Меховые изделия практически полностью были на серой стороне рынка, нелегально продавалось около 80%. Эксперимент с маркировкой стал удачным, считает президент Пушно-мехового союза России Сергей Столбов:

«Выход оборота товара из тени возрос в десять раз, мы вывели примерно 50%. Не показывают официально оборот в основном предприятия, которые связаны с оптовыми рынками типа «Садовод», новый Черкизон и так далее».

После эксперимента с шубами Минпромторг воодушевился и заявил, что будет настаивать на чипировании как можно большего числа товаров легкой промышленности. В итоге в списке оказались и табак, и духи, и шины, и постельное, и кухонное белье.

В общем замысел масштабный, но есть нюанс. Важно, кто будет вести реестр товаров, говорит генеральный директор Национального фонда защиты потребителей, академик РАЕН Александр Калинин:

«Сегодня у нас все эти проблемы ведет Роспотребнадзор, но на это претендует министерство промышленности и торговли. Если министерство занимается торговлей, в общем-то логично, что и они могут вести такой реестр. Если этот реестр будет вести «министерство околовсяческих проблем», у нас есть сейчас такое в кабинете министров, ну тогда будет плохо».

Чипирование каждого товара добавляет около 20 рублей к его стоимости. При покупке шубы за несколько сотен тысяч это вряд ли будет заметно, в отличие от кухонного полотенца.

Ирина Яковлева

Россия > Таможня. Легпром. СМИ, ИТ > bfm.ru, 4 мая 2018 > № 2596701


Россия > Агропром. Госбюджет, налоги, цены > agronews.ru, 4 мая 2018 > № 2595948 Александр Петриков

Комментарий. Почему сельское хозяйство развивается, а село остается социальной пустыней.

Сельское хозяйство Россия успешно развивается, отрасль сейчас все хвалят. Принято хвалить за высокий урожай зерна, за рост мясного производства, за молочный сектор чуть-чуть. Но почему-то замалчивается тот факт, что из села продолжают уезжать люди, что в селе очень мало водопроводов, почти нет канализации, мало у кого в доме есть газ. Почему так происходит и почему эта проблема остается в тишине?

Эти и другие вопросы обсудили в беседе издатель портала «Крестьянские ведомости», ведущий программы «Аграрная политика» Общественного телевидения России – ОТР, доцент Тимирязевской академии Игорь АБАКУМОВ и Александр ПЕТРИКОВ – академик РАН, директор ВНИИ аграрных проблем и информатики, председатель общества «Энциклопедия российских деревень».

— Александр Васильевич, очень невыгодная тема сегодня для вас. Я бы с удовольствием послушал, чтобы вы нам рассказали исключительно о победах. Но хотелось бы, чтобы как специалист вы рассказали о сельских территориях. Почему они пустеют на фоне этих побед и по какой причине у побед есть оборотная сторона?

— Действительно, почему экономический рост, который мы наблюдаем в сельском хозяйстве с 1999 года и который прекращался только в острозасушливые три года, не перевоплощается в успешное решение сельских социальных проблем? Это одна из загадок нашей аграрной политики. Но смею высказать несколько версий.

Первое. Конечно, мы должны не забывать о том, что социальные проблемы в нашей деревне копились исторически. Деревня всегда была донором города, из нее выкачивались людские и финансовые ресурсы. Раньше за социальное обслуживание, скажем, сельских территорий отвечали сельскохозяйственные организации. Это центральные усадьбы, там располагались офисы колхозов, совхозов.

В начале 90-х годов вся социальная инфраструктура, которая принадлежала колхозам и совхозам, было передана местным органам власти.

— Муниципалитетам.

— Но этим местным органам власти не дали ресурсов для содержания территорий. Сейчас, по данным Общероссийского конгресса муниципальных образований, только 20% сельских муниципалитетов имеют бездотационные или низкодотационные бюджеты, а четыре пятых его не имеют. Это первая существенная причина.

Вторая – количество сельхозорганизаций сократилось. Недавно мы обсуждали тему итогов Всероссийской сельскохозяйственной переписи. С 2006 по 2016 год 23 тысячи сельхозорганизаций исчезло с сельскохозяйственной карты нашей страны.

— Они исчезли или их укрупнили, и они влились во что-то?

— Они исчезли как юридические лица. А из оставшихся четыре пятых работают на грани рентабельности. Они считаются формально прибыльными, но этой прибыли не хватает на социальное обустройство села

— То есть хватает на зарплату, на технику, на горючее.

— А те успешные высокорентабельные производства – агрохолдинги, агрофирмы – думаете они зарегистрированы на центральных усадьбах?

— Нет.

— В лучшем случае они зарегистрированы в областных центрах, а в худшем – в оффшорных зонах. И до сельского развития у них не доходят руки. Я в одной из областей спрашивал у председателя сельской администрации, на территории которой работает крупный агрохолдинг: «Когда руководитель этого агрохолдинга был у вас в последний раз?» Он на меня так удивленно посмотрел и говорит: «Его вообще за 20 лет мы здесь не видели». Это еще одна причина.

Теперь о фермерах, на которых мы очень надеялись. Посмотрите на динамику их развития: в России за последние десять лет численность фермерских хозяйств сократилась на 110 тысяч.

— Александр Васильевич, это не совсем точная цифра, как мне кажется. По моим данным, они перерегистрировались в ЛПХ, чтобы платить поменьше налогов. То есть они физически не исчезли.

— Да. Но они ведут, скажем так, незарегистрированный бизнес и не платят доход в местные бюджеты. Да, многие из них в порядке сельской взаимопомощи оказывают услуги, но это не решает проблемы.

Наконец, есть еще одна причина. Все ведомства, которые отвечают, скажем так, за низовую образовательную школьную сеть, за сельские медицинские учреждения, за культурные учреждения, – в их бюджетах нет «сельской строчки», то есть они отвечают за ситуацию в целом. И это является существенной причиной такого положения дел.

Следует упомянуть также недофинансированность специальной программы устойчивого развития сельских территорий, которая, как вы знаете, сейчас и федеральной целевой программой уже не является. Она утратила этот статус. Теперь это подпрограмма государственной программы развития сельского хозяйства. Но если взять ее бюджет, то это только 5% от аграрного бюджета страны. В Европе, где деревня не в пример нашей обустроена, на это тратится 20%. И никто не собирается этот бюджет сокращать.

И еще одна важная причина. Я считаю, о ней тоже надо наконец сказать. Посмотрите на показатели оценки деятельности руководителей исполнительных органов власти субъектов Российской Федерации – губернаторов. Губернаторы отвечают за инвестиционный климат в целом по региону, за состояние безработицы в целом по региону, за доходы в целом по региону, но нет разделения в этих показателях оценки работы губернаторов на основании ситуации в городе и в сельской местности. И можно иметь хорошую картинку в целом по региону за счет экономии на сельских расходах.

Совокупность этих причин наталкивает меня на мысль о том, что существует какая-то и общая предпосылка. И она очень существенная, хотя о ней тоже мало говорят. В нашем обществе еще нет серьезного консенсуса по отношению к тому, что деревню надо развивать, что, в конце концов, речь идет не о нашей деревне, а о нашей России. Потому что представлять, что только городская Россия будет конкурентоспособной за счет деревни – это неправильная точка зрения, потому что это противоречит и нашему опыту, и опыту ведущих стран. Только в гармонии развития городских и сельских территорий возможно решение общенациональных проблем.

И вот складывается такое положение, потому что этого консенсуса нет – отчасти и потому, что нет серьезной дискуссии на эту тему, в том числе и в СМИ. Именно совокупность этих причин и создает такое положение. И я думаю, что после того, как будет сформирована новая власть после инаугурации президента России, нужен серьезный разговор на эти темы.

— Вы имеете в виду новое Правительство, которое будет сформировано в мае?

— Да, нужен серьезный разговор на эту тему – и не только с Правительством, но и с экспертным сообществом, с научным сообществом. Мы наконец должны превратить экономический рост в сельском хозяйстве в улучшение жизни сельского населения, сельских тружеников, чтобы дивиденды от этого экономического роста доставались не узкой группе сельскохозяйственных организаций (агрофирм, агрохолдингов), а распределялись каким-то другим способом.

— Александр Васильевич, вы говорите очень правильные вещи. А кто это все будет выполнять, делать практически и формулировать задачи, кто возьмется переделать федеральный бюджет? Ведь у нас в стране нет денег у муниципалитетов, у них нет денег по земельному налогу, у них предприниматели не платят в их бюджет, они все платят в район, в городские формирования. Это же все городские формирования нужно переделать.

Посмотрите просто результаты переписи. Мы уже как-то с вами говорили об этом. У меня пчелы, у меня кусты, у меня сад. И если в ходе прошлой переписи ко мне приходили и буквально всего меня вымотали вопросами, обмеряя мои насаждения на участке, то в прошлом году никто не пришел. Это в 2016-м, в ходе прошлой переписи, потому что там, где я живу сейчас, уже не деревня…

— …а городское поселение. И когда у нас зашкалит уровень пробок в крупных мегаполисах – вот тогда мы задумаемся над тем, что должно быть немного другое распределение населения по территории страны, по всей территории России, а не только концентрация этого населения в крупных мегаполисах.

Сейчас, между прочим, Минэкономразвития разработало Стратегию пространственного развития России. И там, к сожалению, сформулирован главный акцент на развитие городских агломераций, а сельские районы планируется развивать только в привязке к крупным мегаполисам. Я думаю, что это неправильный подход, его надо пересматривать. Жаль, что такую позицию отстаивают наши крупные эксперты, в частности Центр стратегического развития. Алексей Леонидович Кудрин об этом заявил, что надо…

— Александр Васильевич, у них одна либеральная школа. У тех, кто разрабатывал это, и у тех, кто это поддерживает — одна школа. Это одна такая научная каста, будем так говорить. Другую касту никто не слышит и слышать не хочет.

— Ну, если говорить о либеральном подходе, то, например, в Европе подход иной, чем, скажем, в Америке. Если в Америке поддерживаются центры экономической активности, то в Европе поддерживаются не только центры экономической активности, но и вся территория. И нам ближе по нашему российскому менталитету именно европейский подход.

Потом, никто не снимал ответственности и с Министерства сельского хозяйства Российской Федерации. Именно оно должно инициировать этот подход.

— Александр Васильевич, у них это записано в их обязанности.

— Думаю, когда настанет черед пересмотра государственной программы развития сельского хозяйства, ее надо назвать государственной программой развития российской деревни, а внутри должно быть выделено — сельское хозяйство. Это первый шаг, который надо сделать.

Второй шаг. Для координации деятельности федеральных органов власти субъектов Российской Федерации и муниципалитетов в этой области надо создать, как созданы во многих странах, Агентство сельского развития, а при нем центры компетенций. Подключить к этому Российскую академию наук, научные организации ФАНО и совместными усилиями прописать эти общие другие подходы.

И затем все-таки… Скажем, если взять аграрную политику. Посмотрите, у нас в основном поддерживаются именно крупные, крупнейшие сельскохозяйственные организации – агрофирмы и агрохолдинги. Я посмотрел последние данные, кому достались льготные краткосрочные инвестиционные 5-процентные кредиты. Соотнес количество заемщиков, которым выплатили 5-процентные кредиты в 2017 году, с количеством сельскохозяйственных организаций, которые вели хозяйственную деятельность в 2016-м. И знаете, что обнаружилось?

— И что же обнаружилось?

— Что таковых всего 7%. А если взять фермеров, то там 2,6%. И я считаю, что естественным шагом должно быть не только увеличение государственной поддержки, но и увеличение государственной поддержки малых и средних сельхозорганизаций и фермеров, которые больше привязаны, как мы уже с вами говорили, к сельским территориям, руководители которых будут ходить к председателю сельского муниципалитета, а не сидеть где-то.

И я считаю, что эта мера вполне объективна для такой реформы нашего аграрного бюджета. Плюс, конечно, должно быть ограничение максимальной суммы, которая идет одной организации, потому что те деньги, которые выделяются на сельское хозяйство, надо распределять более равномерно.

— Все-таки такая практика в мире есть. По-моему, в США больше определенной суммы ты не получишь.

— В США ограничение есть. Для наглядности переведём сумму в рубли. Так вот, если у вас объем реализации более 54 миллионов рублей, вы ни цента не получите из бюджета в виде поддержки. В Европе в разных странах другие ограничения, но таковые есть. Поэтому есть конкретные управленческие и политические механизмы, которые надо запустить в дело. И я думаю, что после мая их надо запускать.

— Александр Васильевич, а есть ли кому запускать? Теперь ставлю второй вопрос. Это знаете вы, знают еще несколько десятков человек, но этого мало для аграрного блока в Правительстве. Просто в начале 90-х таких людей было много – тех, кто понимал, что надо делать. Некоторые уже состарились, некоторые, к сожалению, уже ушли от нас.

— Думаю, что запустить, скажем, приоритетный национальный проект и государственную программу удалось, потому что в этом был убежден президент нашей страны Владимир Владимирович Путин.

— Но его убедил тогда министр сельского хозяйства Гордеев.

— Да. Я думаю, что сейчас тоже можно убедить, я уверен в этом. И заметьте, что в России сельское хозяйство, да и наша деревня развивалась только тогда, когда этим делом занимались первые лица государства. Мы знаем их всех. Я оптимист, и меня не оставляет надежда.

— Я тоже оптимист, но есть международные обстоятельства. Первое лицо не может сейчас заниматься всем, он должен заниматься чем-то одним – обороной, например.

— Да. Но вы не забывайте, Игорь Борисович, что есть такое понятие «продовольственное оружие». Придумали его, скажем, американцы…

— Логично, логично. Принимается. Но как все-таки заставить крупные агрофирмы и холдинги заниматься территориями, на которых они работают?

— Думаю, тут может быть такой рецепт. Те крупные предприятия (агрофирмы, агрохолдинги), которые получают большие бюджетные ассигнования, должны взять на себя и социальные обязательства. В принципе, таким образом можно обременить их.

В принципе, такое обременение вполне возможно. Наш институт в прошлом году проводил социологический опрос руководителей сельхозорганизаций, по представительной выборке для всей территории страны. Согласны взять на себя социальное обслуживание только порядка 15% руководителей. Это очень мало, конечно. И надо цивилизованным способом их заставить. Если они получают гигантскую государственную поддержку, они должны взять на себя такие обязательства. Некоторые представители крупного агробизнеса говорят: «Мы платим налоги, и все. Это дело государства». Но я думаю, что это неправильный подход.

— Александр Васильевич, мне кажется, кто-то наверху должен ясно сказать, проартикулировать, что фундаментальная основа развития нации – это сельская территория, не городская территория, а именно сельская территория. Мне кажется, что, если это будет произнесено, то соответственно будет строиться и государственная политика в отношении села. Кто это должен сказать?

— Если вы внимательно почитаете речь Владимира Владимировича Путина в Коломне на совещании по малым городам и сельским территориям, то увидите, что такой подход уже был артикулирован. И мы надеемся, что он получит дальнейшее развитие.

— Если резюмировать наш разговор, то получается, что нужен некий центр аграрных реформ. Точнее – сельских реформ. Центр развития сельских территорий нужен как отдельная институция, где соберутся лучшие мозги с полномочиями и, что самое главное, с деньгами. Часть аграрного бюджета должна быть направлена туда. А как это технически сделать?

— Технически – это просто создание Агентства по сельскому развитию в Российской Федерации при Министерстве сельского хозяйства или при Министерстве экономического развития и подготовка государственной программы развития российской деревни.

— То есть получается, что Министерство сельского хозяйства останется министерством крупного агробизнеса?

— Оно должно, как и в Европе, быть министерством сельского развития и продовольствия. Сейчас это пока что только сельское хозяйство. Отчасти это администрирование федеральной целевой программы устойчивого развития сельских территорий, которая сейчас стала подпрограммой. Должно быть все наоборот.

— Вы ожидаете, что это будет в мае? Вы что-то знаете или вы это предчувствуете?

— Нет, я давно не занимаюсь политическим прогнозированием. Я только надеюсь, что вне зависимости от имен, это надо делать для России, как вы правильно сказали. Я с вами согласен. Даже не для села, а для России это надо делать, чтобы наши сельские территории не представляли из себя социальные пустыни.

— Вы верите, что этот процесс можно остановить?

— Я оптимист, потому что наша деревня переживала и худшие времена. А мы живем, и будем жить. И всегда деревня вносила достойный вклад в развитие страны. И я думаю, что эта традиция нашего российского общежития обязательно будет продолжена в новых условиях на новой технологической базе. Я в этом уверен.

Россия > Агропром. Госбюджет, налоги, цены > agronews.ru, 4 мая 2018 > № 2595948 Александр Петриков


Россия > Агропром > premier.gov.ru, 4 мая 2018 > № 2595728

Об обеспечении контроля качества экспортной сельскохозяйственной продукции.

Совещание.

Вступительное слово Дмитрия Медведева:

Добрый день, коллеги.

Сегодня обсудим вопросы контроля качества сельхозпродукции, которая идёт на экспорт. Тема очень важная именно потому, что у нас экспорт существенно вырос. Мы эту тему затрагивали на совещании по поддержке международной кооперации и экспорта, которое было на прошлой неделе. А вообще агроэкспорт – это очень хорошая доходная статья внешней торговли. Напомню, в прошлом году мы вывезли за рубеж сельхозпродукции и продовольствия почти на 21 млрд долларов. Неоднократно говорили о том, что у нас агроэкспорт уже превышает объём военно-технического сотрудничества. По данным на конец апреля, поставки зерновых выросли более чем на 42%.

Чтобы бизнес активнее двигался на внешние рынки, мы оказываем ему поддержку в рамках приоритета «Экспорт продукции АПК». Проект работает уже второй год, очевидно, что надо усилить работу по некоторым направлениям. Чтобы успешно продавать за рубеж, надо и производить, и перерабатывать по стандартам стран-импортёров – а они, кстати, разные, есть специфика в зависимости от того, на какой рынок мы пытаемся зайти, – учитывать их требования по качеству и безопасности сельхозпродукции, а иногда просто традиции, включая религиозные. Надо предусмотреть всё это в качестве условий в нашем законодательстве. Причём сделать новое экспортное регулирование удобным и понятным для сельхозпроизводителей, чтобы оно стимулировало агробизнес зарабатывать на внешних рынках.

Несколько важных задач в этой сфере, которые надо решить как можно быстрее. Первое – надо законодательно урегулировать механизм аттестации российских предприятий-экспортёров. При экспорте товаров, которые подконтрольны госветеринарному надзору, надо выполнять ветеринарные требования страны-импортёра. Включение предприятия в реестр экспортёров означает, что его продукция производится с их учётом. Такая практика применяется в Европейском союзе, Америке, Австралии, Японии, в общем, практически в большинстве развитых экономик.

Есть разные позиции, как формировать реестр предприятий – экспортёров продукции, мы обсуждали не так давно эту тему тоже. Но в любом случае этот реестр не должен превратиться в новый административный барьер. Поэтому предприниматель должен сам иметь возможность добровольно решать, хочет он быть включённым в такой реестр или нет. Тем не менее определённые квалификационные возможности с этим реестром должны быть связаны.

Второе важное направление работы – это создание открытой, прозрачной системы ветеринарного контроля за качеством сельхозпродукции, причём как внутри страны, так и извне. Ветеринарные службы тех стран, куда мы поставляем сельхозпродукцию, регулярно посещают Россию. Это нормальная практика, мы тоже следим за качеством импорта, который поступает в нашу страну. Поэтому возможность проведения внезапных проверок предприятий-экспортёров должна быть предусмотрена в нашем законодательстве.

Нужно усилить контроль за производством сельхозпродукции и в регионах нашей страны. У нас очень интенсивно за последнее время развивается производство и мяса, и молока. Это очень хорошо и отрадно, но мы должны минимизировать риск распространения болезней, которые опасны для животных и для человека и вспышки которых могут появиться сразу в нескольких регионах. Здесь есть известное предложение – конкретизировать полномочия Россельхознадзора по контролю за работой ветеринарных служб на местах.

Третье направление работы – это создание современной системы контроля, через которую мы могли бы видеть всю картину, то есть движение сельхозпродукции от поля до прилавка, как принято говорить, чтобы в перспективе можно было найти информацию о каждом этапе производства агропродукции, выяснить, где она была произведена, отгружена, где продана каждая бутылка молока, упаковка рыбы или мяса, тонна зерна и так далее. Причём вводить этот контроль нужно с первого этапа. Внедрение этой системы – задача непростая, которая потребует определённого времени и определённых подходов. Здесь нужно окончательно определиться, что делать, чего не делать, какие административные механизмы использовать и кто чем занимается.

Давайте обо всём этом поговорим.

Россия > Агропром > premier.gov.ru, 4 мая 2018 > № 2595728


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Образование, наука > kremlin.ru, 4 мая 2018 > № 2595674 Светлана Чупшева

Встреча с гендиректором АСИ Светланой Чупшевой.

Состоялась встреча Владимира Путина с генеральным директором Агентства стратегических инициатив (АСИ) Светланой Чупшевой. Обсуждались различные направления деятельности организации.

В.Путин: Светлана Витальевна, Агентство продолжает активно работать по целому ряду направлений – это поддержка предпринимательства, работа над улучшением делового климата, над социальными проектами. Знаю, что у Вас есть намерения рассказать и о каких-то новых направлениях, которые Вы считаете приоритетными на данный момент времени. Пожалуйста.

С.Чупшева: Безусловно, Владимир Владимирович, мы для себя определили основные направления, которые Вы обозначили в Послании Федеральному Собранию. В Агентстве сегодня сформированы и компетенции, и практики, и проекты, которые могут быть использованы и по масштабированию проектов по подготовке квалифицированных кадров, и по технологическому прорыву, который мы должны обеспечить в ближайшее время в нашей стране.

Это и проект «Национальная технологическая инициатива» [НТИ], и такое движение, успешно стартовавшее, как WorldSkills (подготовка молодых профессионалов). Мы видим основную, наверное, нашу задачу – ближе работать с регионами, потому что именно в регионах мы сегодня формируем среду, сообщество, которое готово инициировать такие проекты, внедрять их и участвовать в их реализации.

В части регионального развития видим основной приоритет в формировании комфортной городской среды, о чём Вы тоже сказали в своём Послании. Мы готовы будем сформировать тысячу проектных команд в нашей стране за ближайшие 3–4 года, подготовить 100 проектов для городов, связанных и с благоустройством, и, действительно, с формированием таких точек притяжения.

Вы были в Петрозаводске, «Точка кипения» – это такой формат, когда действительно жители, активные люди могут сами инициировать проекты, участвовать в реализации проектов городского развития.

У нас уже есть успешные проекты в Пензенской области, где мы вместе с «Росатомом» для города Заречный такой проект реализовали. Это, по сути, некий стандарт, который может быть сегодня тиражирован в масштабах всех муниципалитетов, и подготовка команд, которые будут с этим работать.

В части технологического прорыва, здесь у нас уже есть проектный офис РВК [Российской венчурной компании], где мы реализуем «дорожные карты» по НТИ. У нас запущена олимпиада Национальной технологической инициативы, кружковое движение.

Мы готовы сегодня уже запускать акселерацию таких технологических стартапов, формировать и искать спрос у крупных компаний, промышленных предприятий на такие технологии, по сути, помогать этим стартапам быть использованными и внедряться уже в большие технологические проекты в промышленности и на крупных производствах. Можно это назвать «национальный инновационный стандарт».

Мы надеемся, что в ближайшей перспективе в части стратегии развития Агентства у нас 1000 компаний будут вовлечены в эту деятельность, которые будут использовать порядка 100 технологических решений. Сегодня формируем «витрину» технологий, которые могут использоваться и на уровне регионов, и на уровне предприятий.

Социальный блок, безусловно, это тоже одно из ключевых направлений для Агентства стратегических инициатив, и в Послании Вы особо выделили повышение качества жизни людей, повышение уровня жизни и активного долголетия для наших пожилых граждан.

Мы готовы будем тоже Вам представить новый проект системы долговременного ухода, активное долголетие, который сегодня готовим вместе со Сбербанком, Внешэкономбанком и с благотворительными фондами.

У нас уже отобраны шесть пилотных регионов, которые готовы будут эту модель внедрять. О чём идёт речь? Это абсолютно новый подход по уходу за пожилыми людьми и в стационарных, и не в стационарных учреждениях.

А самое главное – формирование таких точек активного долголетия, где люди смогут получить необходимые программы реабилитации, где они могут провести свой культурный досуг, провести или пройти интересные для них программы и социальной адаптации, и психологической поддержки.

Это будут абсолютно современные площадки, как те же самые технопарки для детей, где детям интересно и они вместе работают в команде. То же самое мы хотим сделать для наших пожилых людей, где они чувствовали бы себя востребованными, нужными и, действительно, могли активно вести свой образ жизни и общаться с друзьями, коллегами, партнёрами.

Этот проект тоже планируем в течение трёх лет реализовать по всей стране, во всех регионах, и привлечь частные инвестиции на инфраструктуру в социальной сфере. И самое главное, о чём Вы тоже говорили на Госсовете по конкурентоспособности, – привлечь сюда, безусловно, негосударственных поставщиков, обучить их, сформировать для них понятные стандарты оценки качества. Самое главное, чтобы люди действительно получали качественную услугу, и все, кому требуется и кому она нужна, могли её получить в своём регионе.

Образование для нас тоже ключевой приоритет, подготовка кадров для промышленности. Вы поддержали проект масштабирования, у нас с этого года все 85 субъектов присоединяются к этой работе. По сути, губернатор формирует стратегию подготовки кадров исходя из запроса предприятий и инвестиционных проектов, которые [в регионе] реализуются. И уже включается вся база – от школы до вузов, которые работают с ребятами, исходя, опять же, из тех приоритетов, которые нужны и требуются экономике именно данного региона.

Запустили проект «Кадры будущего для регионов». В этом году – шесть пилотных регионов. Думаю, что со следующего года все 85 тоже будут готовы принять участие. Отбираем в каждом субъекте по 500 ребят, активных, высокомотивированных, участников олимпиад, которые в «Сириусе» проходили [обучение] или хотят, наоборот, туда попасть.

В.Путин: Какие регионы?

С.Чупшева: Тульская, Тюменская, Московская области, Пермский край и Татарстан.

Уже запущен отбор, очень много заявок. Для каждого ребёнка будет предложена индивидуальная программа развития. Если ему интересна математика, либо естественные науки, либо какие-то спортивные достижения, мы здесь формируем для него интересную траекторию, чем уже в течение года он будет заниматься, и уже форматы групповых работ, смен.

Мы договорились с Еленой Шмелёвой – центр «Сириус» участвует здесь как федеральный центр. И все профили ребят, талантливых ребят, они будут формироваться тоже на площадке «Сириуса». По сути, мы будем знать, и губернаторы будут знать, какие у них ребята, какие таланты, что им нужно, как они развиваются и кто является у них наставниками.

Здесь мы «приземляем» систему и дуального образования, и профстажировок, и целевые наборы, и отсроченные трудовые контракты. А задача, которая сформирована и губернаторами, и молодёжью (ребятами), – мы хотим быть востребованными в регионе, там, где мы живём, мы хотим, чтобы нас слышали, хотим участвовать в жизни региона, хотим работать в своём регионе. Считаем, что эту задачу в рамках этого проекта нам удастся реализовать.

В.Путин: Хорошо.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Образование, наука > kremlin.ru, 4 мая 2018 > № 2595674 Светлана Чупшева


Россия. ЦФО > Транспорт > stroi.mos.ru, 4 мая 2018 > № 2595673

Начался основной этап строительства станции «Мневники» Большой кольцевой линии (БКЛ) метро, сообщил руководитель Департамента строительства Москвы Андрей Бочкарев.

«Строители завершают устройство ограждающих конструкций котлована станции, выемка грунта выполнена на 50%», – сказал А. Бочкарев.

Станция расположена в северной части Мневниковской поймы. Она входит в западный участок БКЛ длиной 5,5 км от «Хорошевской» до «Мневников». Строительство планируется завершить в 2020 году.

«Мэр столицы Сергей Собянин отмечал, что Большая кольцевая линия будет перевозить как минимум в два раза больше пассажиров, чем Московское центральное кольцо. Появятся поперечные связи между многими районами Москвы. По некоторым направлениям в два-три раза сократится время в пути», – отметил А. Бочкарев.

Как ранее заявил заместитель мэра Москвы по вопросам градостроительной политики и строительства Марат Хуснуллин, строительство Большого кольца метро планируется завершить в 2021-2022 годах.

Большая кольцевая линия – крупнейший в мире проект в метростроении. На ней откроют 31 станцию с 21 пересадкой. Ее длина, включая действующий участок «Каховская» – «Каширская», превысит 69 км.

Большое кольцо метро может стать самым длинным в мире, обогнав нынешнего чемпиона – вторую кольцевую линию пекинского метро (57 км).

В феврале 2018 года мэр Сергей Собянин открыл первый участок БКЛ от станции «Петровский парк» до станции «Деловой центр». Самыми популярными станциями стали «Деловой центр» и «ЦСКА».

До конца этого года планируется открыть станцию метро «Нижняя Масловка».

Сейчас Большое кольцо метро строят семь тоннелепроходческих комплексов. Скоро к ним добавят еще 12 щитов.

Россия. ЦФО > Транспорт > stroi.mos.ru, 4 мая 2018 > № 2595673


Израиль. Индия > Армия, полиция > 9tv.co.il, 4 мая 2018 > № 2595479

Израильский ВПК поставил рекорд в экспорте вооружений

Израильский ВПК продолжает наращивать поставки вооружений в зарубежные страны, ений в зарубежные страны, сообщает израильское издание "Израиль сегодня" ("Исраэль ха-Йом").

В 2017 году общий объем экспорта вооружений Израиля достиг рекордной отметки — 9,2 млрд долларов. Для сравнения: в 2016 году этот показатель составлял 6,5 млрд долларов, в 2015 — 5,7 млрд долларов.

Главным источником роста в минувшем году стал контракт с Индией на поставку системы ПВО.

Ракеты и системы ПРО составляют большую долю израильского экспорта — 31%, 17% в нем занимают радарные установки, 14% — контракты на модификацию систем авионики. Оборудование и вооружение для сухопутных войск, системы наблюдения и разведки составляют 10% израильского экспорта вооружений.

58% продукции израильского ВПК экспортируется в азиатские страны, 21% приходится на Европу, 14% поставляется в Северную Америку, 5% — в африканские страны и 2% — в страны Латинской Америки.

Израиль. Индия > Армия, полиция > 9tv.co.il, 4 мая 2018 > № 2595479


Россия > Агропром. СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 4 мая 2018 > № 2593599 Андрей Толмачев

Лакомый кусочек: как в России меняется представление о покупке продуктов

Андрей Толмачев

Генеральный директор приложения по срочной доставке продуктов golamago

Только за прошлый год россияне дистанционно заказали продуктов на 22 млрд рублей. Победит тот, кто разработает технологическую платформу для доставки продуктов, снижающую влияние человеческого фактора

Рынок e-commerce меняется. И это не эволюционные изменения, а революция: изменения происходят так стремительно, что не все за ними успевают. Мы только привыкли к явлению онлайн-торговли, как вдруг ее рост снизился и вышел на плато. Теперь основным его драйвером становится e-grocery, продажа товаров повседневного спроса через интернет и их доставка. В 2017 году рост e-commerce составил только 13%, подсчитала Ассоциация компаний интернет-торговли. Тогда как доставка еды и продуктов будет расти +26% ежегодно, считают аналитики инвестбанка UBS. Люди научились покупать через интернет непродовольственные товары и готовы покупать продукты онлайн. Так ответило 47% российских онлайн-покупателей в опросе Nielsen.

За прошедший год отечественные потребители дистанционно заказали продуктов на 22 млрд рублей. Это всего 0,2% всех трат на еду. И это несравнимо меньше, чем в других странах. По исследованиям Mintel, в Англии e-grocery — это 7% от всех продаж FMCG (Fast-moving consumer goods). Российский рынок онлайн-продаж FMCG имеет огромный потенциал для роста.

Если посмотреть мировые данные, то покупка продуктов онлайн растет стремительными темпами везде. 2017 год — рекордный, рост по миру составил 36%. Такие цифры указаны в исследовании компании KANTAR. Но, что интересно, лидерами по ежегодному росту являются развивающиеся страны: рост рынка в Таиланде плюс 104%, в Малайзии — плюс 88%, во Вьетнаме — плюс 69%.

Что вызвало резкий рост рынка

Предложения по онлайн-покупке продуктов были и раньше. На мой взгляд, этому способствует два глобальных изменения, которые произошли за последние несколько лет. Во-первых, это доступность смартфонов. Во-вторых, это проникновение пластиковых карт и рост безналичных платежей. По исследованию Data Insight и PayPal, рост e-commerce и рост безналичных платежей прямо связаны. Я думаю, это же касается и e-grocery.

В 2017-м, согласно данным WEB-Index, мобильный трафик превысил десктопный. Это означает, что люди стали больше пользоваться телефонами, особенно для решения бытовых задач и задач, которые не связаны с работой. Растет и аудитория mobile only — людей, которые вообще пользуются только смартфонами для выхода в интернет. Таких в России уже 20 млн человек.

Всего за пять лет смартфоны стали необходимостью и поменяли наше поведение: мы сами стали мобильнее, быстрее и нетерпеливее. Мы ищем мгновенное решение всех задач с помощью телефона: заказ такси, поиск работы, поиск адреса, покупка чего-либо, бронирование отеля, планирование отпуска и т. д. И продукты в этом смысле не стали исключением: по сути, их приобретение не так уж сильно отличается от покупки чего-то другого.

Таким образом, смартфон меняет в нас главное. Он рушит наши старые паттерны поведения и открывает новые возможности. После 5-6 заказов продуктов через интернет человек уже не пойдет магазин. Точно так же, как человек, который уже несколько раз заказал такси через приложение, не пойдет на дорогу с протянутой рукой для того, чтобы поймать попутку и не будет звонить и заказывать такси по телефону.

За кем будущее

Сейчас рост отрасли e-grocery ограничен не спросом, а наличием предложения: на рынке мало игроков, которые готовы предложить покупку продуктов онлайн и быструю качественную доставку. Продажа продуктов — это низкомаржинальная вещь, здесь можно зарабатывать только на объеме. А еще добавьте затраты на сборку и доставку заказа. Только разработанная технологическая платформа может позволить сделать экономическую модель прибыльной.

Технология, которая сводит к минимуму человеческий фактор и труд. Которая говорит сборщику «возьми в третьем ряду макароны, дальше в четвертый ряд за молоком». Которая сама определит наиболее близкого к вам курьера, поймет, как быстрее и удобнее доставить заказ, построит маршрут до клиента и сама возьмет у вас деньги при подтверждении получения заказа. И в конце концов технология, которая в следующий раз напомнит вам, что, возможно, у вас закончилось молоко, и предложит персональную скидку.

Рынки такси и доставки очень близки. Теперь подумайте, что изменило рынок такси за последние годы? Стоимость поездки? Нет. Скорость подачи. Когда такси приедет к вам через пять минут — это удобство совершенного другого уровня, чем просто заказ такси. У вас не возникает сомнений — на такси или своим ходом? Такси, определенно, быстрее и удобнее. Так же и в доставке продуктов — победит именно тот, кто предложит быструю доставку сегодня, фактически — прямо сейчас.

Скажите нет своей логистике. Покупка продуктов — это процесс с ярко выраженными пиками, например вечером или в выходные. Зачем в остальные дни оплачивать простаивающих курьеров и как обрабатывать пики?

Скажите нет своему складу и своим закупкам. Это, безусловно, компетенция крупных сетей, которые получают лучшие цены от производителей. Конкурировать здесь бессмысленно.

Победит тот, кто строит собственную технологичную платформу, научится подключать к платформе сторонних водителей и курьеров и сделает передачу заказа максимально независимой от курьера. Пусть он просто возьмет закрытый опломбированный ящик с продуктами, вовремя доставит его клиенту, сразу получит свои деньги за доставку и едет в следующий магазин.

По мнению Data Insight, вход в российский топ-100 e-commerce составляет более миллиарда рублей оборота. Вход в рынок e-grocery тоже дорогой. Однако дальнейшая капитализация может составить x100, а это возможность стать новым Uber. В Америке есть стартап Instacart, который стартовал в 2012 году с моделью по быстрой доставке продуктов из гипермаркетов. Сейчас компания оценивается в $4,4 млрд. Доставка продуктов питания — это лакомый кусок рынка. И сейчас лучший момент для выхода на него.

Россия > Агропром. СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 4 мая 2018 > № 2593599 Андрей Толмачев


Россия > Образование, наука > forbes.ru, 4 мая 2018 > № 2593595 Александр Лейбович

Работают профессионалы: зачем России нужна национальная система квалификаций

Александр Лейбович

генеральный директор Национального агентства развития квалификаций

Потери экономики из-за плохого качества работ и низкой производительности труда будут продолжать расти, если не ввести обязательную сдачу экзаменов работниками различных профессий

В январе 2016 года в московском элитном жилом комплексе «Алые паруса» произошла трагедия. Из-за резкой остановки лифта у него отвалилось дно кабины, и находившаяся к ней женщина упала в шахту с седьмого этажа и погибла. Проблемы с этим лифтом были, по свидетельству жильцов, с 2012 года, и суд, рассматривавший это дело, пришел к выводу, что виноват был электромеханик обслуживавшей лифт компании. Выяснилось, что электромеханик, хотя имел образование по обслуживанию лифтов, специальных учебных курсов для работы именно с той моделью, с которой произошла авария, не заканчивал.

«Свидетельство о профессиональной подготовке ему просто принесли прямо на рабочее место», — рассказывал первый вице-президент Национального лифтового союза Алексей Захаров. По статистике союза, за прошлый год в лифтах убито и покалечено 70 человек. «Руководство эксплуатацией лифтов не заинтересовано в профессиональной подготовке кадров», — считает Захаров.

В нынешнем году вступили в силу новые правила эксплуатации лифтов, которые должны сделать их безопаснее и сократить число аварий. По этим правилам квалификация персонала, монтирующего или демонтирующего, обслуживающего лифты, должна соответствовать требованиям профессиональных стандартов. И Совет по профессиональным квалификациям в лифтовой отрасли, сфере подъемных сооружений и вертикального транспорта стал одним из самых активных среди отраслевых советов. Они создали по всей стране 37 центров оценки и приняли экзамены у 6000 специалистов. Такие центры независимой оценки квалификации проводятся во многих отраслях.

Льготы на учебу

Перечень существующих на рынке квалификаций с подробными описаниями до недавнего времени использовался лишь в некоторых секторах — в основном применительно к рабочим профессиям. В СССР единственным работодателем было государство, и ему в этих вопросах не нужно было ни с кем договариваться — ни формально, ни неформально.

В рыночной экономике появилось множество независимых друг от друга агентов. Они должны договориться между собой о правилах игры — для этого в развитых странах создаются национальные системы квалификаций. Наиболее полное описание квалификаций, необходимых тому или иному специалисту, дает профессиональный стандарт. Как правило, это документ, охватывающий разные этапы развития профессионала. Человек обычно не может вдруг овладеть всеми компетенциями, которые в нем записаны. Но он может подтвердить имеющуюся квалификацию из числа тех, которые лежат в основе профессионального стандарта. Для этого нужны доступные образовательные программы, позволяющие получить или обновить квалификацию и независимые центры оценки квалификаций для сдачи экзамена. Несмотря на то, что законодательная база российской Национальной системы квалификаций (НСК) заработала всего год назад и действует фактически в пилотном режиме, уже утверждено и внесено в Реестр более 1300 квалификаций для специалистов с высшим и средним профессиональным образованием.

Более 200 экзаменационных центров во всех федеральных округах начали принимать профессиональные экзамены как по направлениям работодателей, так и по инициативе самих граждан. Создан Национальный совет по профессиональным квалификациям при Президенте России под руководством президента Российского союза промышленников и предпринимателей Александра Шохина. В совет входят представители самых разных организаций, имеющих отношение к рынку труда, в том числе чиновники, крупные работодатели, руководители образовательных организаций, представители профсоюзов. Национальный совет утверждает состав отраслевых советов по профессиональным квалификациям — их уже тридцать, и этот показатель продолжает расти. Мы не гонимся за количеством, но стремимся к тому, чтобы у каждого совета был максимально широкий спектр полномочий, и это позволит принимать взвешенные и полезные решения.

Уже заработала система налоговых льгот для работодателей, пользующихся сервисами независимой оценки квалификаций для управления персоналом, поддерживающих высокую репутацию своих компаний: одновременно с ФЗ «О независимой оценке квалификации» были внесены изменения в Налоговый кодекс — при расчете налога на прибыль работодатель может учесть затраты на оценку квалификации работников и уменьшить налогооблагаемую базу. На эти расходы не должны начисляться страховые взносы в ПФР, ФСС, ФОМС. До сих пор работодатель, который хочет провести оценку претендента на соответствие вакансии, вынужден оплачивать эти расходы из прибыли и начислять взносы. Национальное агентство развития квалификаций работает над этим вместе с Минтрудом и Минфином.

В переходе не купишь

Тем не менее в обществе постоянно идет дискуссия, хорошо или плохо готовят кадры вузы и профессиональные колледжи. Объективные выводы сложно делать, потому что нет как общепринятых критериев, так и ответа на вопрос «а судьи кто?». Не могут же быть судьями те или иные публичные люди, высказывающие свои субъективные мнения. Представители образования не раз заявляли, что работодатели лишь примерно понимают, какие работники им нужны, но не могут внятно высказать свои требования. Благодаря Национальной системе квалификации (НСК) — системе «маяков», на которые ориентируется образование и которую начали создавать в России пять лет назад, ситуация начинает меняться.

Теперь работодатели могут зафиксировать в профессиональных стандартах и других документах требования к специалистам, которых хотят получить от системы образования. Исходя из требований профессиональных стандартов разрабатываются образовательные стандарты, примерные программы по многим направлениям и специальностям высшего и среднего профессионального образования. В некоторых отраслях программы дополнительного образования уже ориентированы на требования квалификационных экзаменов. Молодые специалисты выходят на рынок труда с дипломами, но этого в ряде случаев недостаточно — они должны иметь подтвержденную квалификацию. И это для них новый стимул: сдав квалификационный экзамен и попав в реестр Национального агентства развития квалификаций, человек расширяет свои возможности на рынке труда. Одновременно Национальная система квалификаций — это фильтр, который убирает непрофессионалов с рынка труда.

В реестре сведений о проведении независимой оценки квалификации содержится информация обо всех официально утвержденных квалификациях, выданных документах, подтверждающих квалификацию. Их подлинность может проверить любой работник и работодатель. Свидетельство бесполезно покупать в подземном переходе — если его нет в реестре, то и смысла в нем нет. Национальная система квалификации нужна не только работодателям и работникам. У нее есть социальный и даже общечеловеческий аспект. Ведь все мы являемся потребителями товаров и услуг, и мы хотим покупать качественные товары, хотим, чтобы услуги нам оказывали высококвалифицированные специалисты. Чтобы машина была отремонтирована, чтобы штукатурка в доме не отваливалась, чтобы учитель хорошо учил детей. Наличие у специалиста квалификации — главное основание доверия его профессионализму.

Поэтому вопросы формирования системы квалификаций, независимой оценки нужно рассматривать в интересах потребителя (предприятий, граждан, которые покупают продукцию или услугу). Конечно, когда мы сами выступаем в качестве работников, то не очень любим, когда нас оценивают, предпочитаем обойтись без сдачи экзаменов — многие из тех, кто сейчас работает и считается специалистом в своей области, последний раз делали это по окончании вуза или профессионального колледжа. Бессмысленно ожидать, что люди по своей инициативе будут занимать очередь на профессиональные экзамены. Для этого нужны узаконенные правила, защищающие рынок труда от некомпетентных «специалистов». Здесь нужно сочетание рыночных механизмов и государственного регулирования. Иначе потери экономики из-за плохого качества работ и низкой производительности труда будут продолжать расти.

Россия > Образование, наука > forbes.ru, 4 мая 2018 > № 2593595 Александр Лейбович


Россия. США > Металлургия, горнодобыча. Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 4 мая 2018 > № 2593593 Игорь Клюшнев

Алюминиевые войны: кому достанется доля UC Rusal на американском рынке

Игорь Клюшнев

начальник департамента торговых операций ИК «Фридом Финанс»

Потенциальный уход UC Rusal c алюминиевого рынка может изменить расстановку сил в отрасли. Для частного инвестора это повод присмотреться к компании, которая заменит металлургического гиганта из России на мировой арене

Почти месяц назад, 6 апреля, Минфин США ввел крайне жесткие санкции против России. Среди компаний, попавших под ограничительные меры, самый сильный удар пришелся на UC Rusal Олега Дерипаски F 19— второй по величине производитель алюминия в мире. После введения санкций акции головной для UC Rusal компании En+ за два дня упали больше чем на 50% и до сих пор торгуются у исторического минимума.

А вот цены на алюминий с этого дня выросли более чем на 13%, при этом в апреле их рост превышал 25%. Цена по трехмесячному форварду поднималась выше $2500 впервые с 2011 года. Такая динамика обусловлена тем, что американские санкции могут серьезно изменить структуру мирового алюминиевого рынка — доля компании Олега Дерипаски на нем сейчас оценивается в 6%. В 2017 году UC Rusal заработала в США почти $1,5 млрд, или 1% от всех доходов алюминиевой отрасли, а в 2018 году эти деньги достанутся кому-то еще.

Алюминиевый век

Конъюнктура рынка алюминия и без санкций в 2018 году складывалась благоприятно для его участников. Объем всего алюминиевый рынок оценивается более чем в $150 млрд. К долгосрочным драйверам повышения цен на металл можно отнести широкое применение алюминия в автомобильной промышленности и энергетике. Рост мировой экономики до 4% в ближайшие два года также позитивен для металлургии.

Алюминий будет дальше дорожать, в том числе и из-за ситуации в Китае. Государство меняет производственные циклы своих заводов из-за ухудшающейся экологической обстановки. Расположенные вокруг Пекина предприятия отрасли сократят производство зимой, что уменьшит предложение алюминия в мире.

Совсем недавно стало известно о снижении запасов этого металла и в Японии на 9,8%, что подтверждает опасения инвесторов и подогревает цены на алюминий. Цена этого металла в ближайшие три месяца может закрепиться на отметке выше $2500 за тонну.

Триумф гиганта

Возможным бенефициаром может стать американская алюминиевая компания Alcoa, лидер по доле рынка в США, где она зарабатывает 46% выручки. Alcoa — одна из старейших алюминиевых компаний в мире, образованная еще в 1888 году. В 2016 году она разделила бизнес на перерабатывающее и добывающее направления, после чего продажи упали на 16%, однако негативный тренд удалось переломить благодаря реструктуризации. Рост выручки Alcoa восстановился, и в 2017 году он составил 25% год к году. Положительной динамике этого показателя способствовало повышение цены на алюминий на 33%. В структуре доходов Alcoa, составивших в прошлом году $11,65 млрд, на производство алюминия пришлось 69,8%.

Санкции в отношении Дерипаски открывают перед американским алюминиевым гигантом огромные перспективы. Во-первых, благодаря ним растут цены на металл, во-вторых, компания может расширить долю в США за счет ухода крупного конкурента. Кроме того, с марта текущего года действуют пошлины на импортный алюминий в размере 10%, что дает преимущество внутренним производителям на американском рынке.

Можно с уверенностью прогнозировать, что Alcoa в полной мере воспользуется новыми возможностями, которые дают ей антироссийские санкции и протекционистские тарифы. У компании есть все шансы нарастить в этом году выручку на 20%, до $14,5 млрд. Отсутствие существенной долговой нагрузки и наличие свободных денежных средств позволяет компании выкупить активы UC Rusal в Южной Америке по низкой цене, учитывая непростое положение Дерипаски и его бизнеса.

Неудивительно, что акции Alcoa растут больше чем на 10% с начала года, тогда как индекс S&P500 остается практически в нуле. Компания хорошо отчиталась за первый квартал текущего года и повысила свой прогноз по выручке, и на этом фоне ее бумаги прибавили в цене 1,4%, превысив $60, на следующий после выхода отчета день — 19 апреля. По нашим оценкам, акции компании Alcoa имеют потенциал роста до $72,96, что означает повышение ее котировок на 37,6% от текущего уровня.

Россия. США > Металлургия, горнодобыча. Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 4 мая 2018 > № 2593593 Игорь Клюшнев


Россия. Сирия. Ближний Восток > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 4 мая 2018 > № 2593572 Николай Кожанов

Чего добивается Россия на Ближнем Востоке?

Николай Кожанов (Nikolai Kojanov), Le Monde diplomatique, Франция

Военное вмешательство России в Сирии не было чем-то само собой разумеющимся. В течение первого года конфликта (2011-2012) в Кремле полагали, что режим Башара Асада сможет совладать с разразившейся бурей, если его удастся защитить от внешнего вмешательства. Эта иллюзия развеялась по мере усиления накала столкновений. Тогда в Москве попытались поспособствовать компромиссу между Дамаском и «международным сообществом». Российское руководство начало с того, что провело черту между Асадом и сирийским государством. Оно не забыло о развале Ливии после свержения режима Муаммара Каддафи в 2011 году и поставило для себя приоритетом защиту сирийских институтов. В то же время оно сохранило веру в то, что только Асаду по силам не допустить распада сирийского государства. Хотя это, разумеется, не означало, что оно собирается вечно держаться за его персону.

Российские власти никогда полностью не доверяли Асаду. Они не забыли, что после прихода к власти в 2000 году он предпринял попытку сближения с Европой и в частности с Францией. В сторону России же он повернулся только после провала этой попытки, который была в частности связан с сирийским присутствием в Ливане. Не забыла Москва и о том, что в 1990-х и 2000-х годах Дамаск не выполнил ни одно из ее требований касательно чеченских мятежников, которые бежали в Сирию после терактов против российских военных и мирных жителей. Все это подталкивало Россию к осторожности. В выступлении в июле 2016 года Владимир Путин заявил, что не собирается доверять режиму, который может с легкостью поменять союзников, то есть повторять ошибку СССР в отношениях с Египтом: в июле 1972 года Анвар Садат выдворил из страны несколько сотен военных советников, чтобы подчеркнуть разрыв отношений с Советским Союзом.

В сентябре 2015 года опасения Кремля насчет выживания сирийских властей обострились из-за усиления радикальных настроений в оппозиции и расширения ее территории. Возникла угроза неминуемого краха режима.

Путин считал, что предоставленная сирийской власти военная, техническая и экономическая помощь только продлит ее агонию, но не сможет спасти ее. Таким образом, прямое и долгосрочное военное вмешательство было для него предпочтительнее двух следующих сценариев: поддержка Башара Асада точечными и дорогостоящими операциями и принятие краха его режима. Российское руководство вновь мотивировало свое решение прецедентами Ливии и Ирака, где, по его мнению, свержение режимов не привело ни к чему хорошему. Оно не хотело превращения Сирии в новый очаг джихадизма в регионе.

Кремль предупреждал международное сообщество о такой угрозе задолго до сентября 2015 года. Сначала заявления были частью информационной кампании, которая представляла Запад в качестве зачинщика смуты на Ближнем Востоке. Как бы то ни было, эта угроза стала вполне реальной в 2015 году, когда в ряды «Исламского государства» (запрещенная в России террористическая организация — прим.ред.) и прочих исламистских групп в Сирии и Ираке влилось большое число иностранных боевиков из Европы, России, Средней Азии и Кавказа. По данным российских спецслужб и независимых экспертов, в 2015 году порядка 12 000 русскоязычных боевиков с Северного Кавказа, из остальной части России и чеченской диаспоры за границей сражались в Сирии в рядах различных джихадистских групп вроде «Джабхат ан-Нусра» и «Ахрар аш-Шам» (террористические организации запрещены в РФ — прим.ред.). Кроме того, в этих вооруженных группах состояли бойцы из Азербайджана и среднеазиатских республик бывшего СССР вроде Таджикистана и Узбекистана. Не все из них поддерживали идеи ИГ или «Джабхат ан-Нусра»: для некоторых все это было лишь подготовкой к борьбе в их собственных странах.

Одной из главных задач российского вмешательства в Сирии было восстановить военно-политические возможности режима. Поэтому целью авиаударов сразу же стали все группы, которые представляли серьезную угрозу для Дамаска, в том числе те, кто не относились к радикальному исламизму и не считались «террористическими» на Западе. Кремль же до сих пор этого не признал и по-прежнему утверждает, что бил исключительно по террористам, в том числе ИГ.

Развернутой российской авиации быстро удалось выполнить две задачи. Во-первых, она увеличила шансы на выживание режима в долгосрочной перспективе. Во-вторых, она сделала невозможным формирование Западом бесполетной зоны и крайне маловероятным его прямое вмешательство против сирийских войск. Кроме того, с помощью обмена информацией и попыток скоординировать военные усилия с другими странами (в том числе США) Кремль продвигал идею широкой коалиции против ИГ с участием сирийского режима, что положило бы конец международной изоляции Асада. К тому же, размещение военно-воздушных сил на базе Хмеймим к юго-востоку от Латакии укрепило дипломатические позиции России и означало, что ни одно решение по Сирии не могло быть принято без ее участия.

Она ставила перед собой куда более масштабную цель, чем просто спасение власти. По ее словам, она стремилась в первую очередь к прекращению войны с помощью национального диалога режима и оппозиционных сил (за исключением радикальных исламистов и иностранных боевиков). В то же время она стремилась запустить этот процесс на собственных условиях, включавших в себя сохранение территориальной целостности Сирии и формирование коалиции против ИГ, о чем говорил Путин во время выступления на Генеральной ассамблее ООН в сентябре 2015 года. Москва добивалась сохранения сирийских госструктур и допускала изменение режима лишь в рамках существующих конституционных механизмов. В 2016 году Путин напирал на мирный процесс с чем-то вроде разделения властей между режимом и «здравыми» элементами оппозиции. Уход Башара Асада больше не мог быть предварительным условием начала национального диалога.

Взятие Алеппо в декабре 2016 года дало России уверенность в том, что она может направлять ход событий в Сирии и регионе. На эту убежденность не повлияло даже изменение картины американской политики после избрания Дональда Трампа. В 2017 году в Москве считали, что достигли одной из главных целей: спасли режим и позволили ему вернуть контроль над определенными частями территории. Как бы то ни было, дело еще не было сделано. Российские войска могли уйти лишь в случае успеха пока еще гипотетических политических переговоров.

Новая роль Кремля

В такой перспективе была предложена идея о формировании новой переговорной платформы, которая получила название «Астанинский процесс» и позволила договориться о прекращении огня между Дамаском и оппозицией в обход идущего в Женеве ооновского процесса. Подключение к прямому диалогу Ирана и Турции (эти значимые региональные игроки раньше не участвовали в переговорах) укрепило идею мирного урегулирования конфликта.

Российская стратегия изменилась в конце 2017 года с падением главных оплотов ИГ. В декабре Путин даже распорядился провести новый частичный вывод войск. Как бы то ни было, в Кремле не строили иллюзий и понимали, что ИГ не было полностью уничтожено, что гражданская война не окончена и что для сохранения Асада у власти еще потребуется военная поддержка. В такой обстановке Москва решила сохранить военное присутствие в стране, тем более что нынешняя фаза конфликта не требует большого числа солдат. Хотя часть войск действительно вернулась на родину, речь идет, скорее, о ротации для адаптации военного присутствия к реальным потребностям. Кроме того, предыдущие заявления подобного рода показали, что российская армия всегда может расширить свой контингент, если того требует обстановка.

Сообщение о выводе войск носило, скорее, политический, чем военный характер. Накануне президентских выборов в марте 2018 года Путину нужно было подчеркнуть свои достижения на международной арене. На фоне усиления санкций западных стран против России в связи со статус-кво на Украине, Ближний Восток был одним из немногих регионов, где Кремль мог похвастаться плодотворной политикой. Москва всячески подчеркивала временный характер присутствия своих войск и создавала себе красивый образ параллельно с тем, как госсекретарь США Рекс Тиллерсон (Rex Tillerson) планировал долгосрочное сохранение американского военного присутствия на северо-востоке Сирии.

Сейчас российские дипломаты общаются напрямую с коллегами из тех стран, которые обладают непосредственным влиянием в Сирии, в частности из Ирана, Турции и Саудовской Аравии. Во время визита в Москву саудовского короля Салмана ибн Абдул-Азиза аль-Сауда в октябре 2017 года Россия подтолкнула его к формированию объединенной группы оппозиции, которая бы представила силы противников Асада на переговорах в Женеве. Параллельно Кремль стал наращивать консультации с Тегераном и Анкарой по Африну и Идлибу, а также будущим зонам деэскалации. Москва также стремилась успокоить две этих столицы, у которых были сомнения насчет ее обязательств перед партнерами. 14 ноября 2017 года министр иностранных дел Сергей Лавров отметил легитимность военного присутствия Ирана в Сирии, что стало для Тегерана сигналом того, что сотрудничество с Ираном значит для России не меньше партнерства с Израилем.

На официальном уровне Россия осудила начатую Турцией в январе 2018 года операцию против арабо-курдских сил в районе Африна. На самом же деле она открыла небо для турецких самолетов и дала на нее добро по молчаливому соглашению с Анкарой: та получает свободу действий в Африне, но не оспаривает в обмен действия режима в Идлибе и в Гуте, последнем оплоте мятежников в пригороде Дамаска. Кроме того, эта операция еще больше отдаляла Турцию от США и прочих стран НАТО, которые поддерживали арабо-курдские силы.

Операция наемников

Несмотря на удары США, Великобритании и Франции по сирийским военным объектам в апреле 2018 года, Москва считает, что ни США, ни Европейский союз не играют там решающей роли. Российские стратеги полагают, что те не продемонстрировали настоящей готовности участвовать в сирийских делах. Во время встречи с Трампом во Вьетнаме в ноябре 2017 года Путин добился того, чего хотел: признания американцами Асада в качестве легитимного президента Сирии, уважения к принципу территориальной целостности и снятия напряженности между воюющими сторонами, поддержки Женевского процесса. В обмен Путин подыграл американскому коллеге, который поставил борьбу с терроризмом в регионе в число приоритетных задач. В совместном заявлении Россия подтверждает готовность сражаться с ИГ до полной победы при поддержке США.

До настоящего времени Россия и США старательно избегают прямой конфронтации в Сирии. Как бы то ни было, придерживаться этого курса становится все сложнее. Так, в феврале 2018 года российские наемники и сирийские силы попытались взять под контроль нефтедобывающий комплекс компании «Коноко», который находился в руках курдов неподалеку от города Дейр-эр-Зор. В Кремле утверждают, что не давали добро на эту операцию, которая была инициативой Дамаска и российской компании «ЕвроПолис», имеющей отношение к Евгению Пригожину. По данным российской прессы, это предприятие подписало договор с Дамаском на освобождение местных месторождений силами наемников в обмен на контракты в нефтяной сфере: речь шла о четверти добываемой нефти.

Как бы то ни было, в Москве не могли не знать о готовящейся атаке. Российские военные в Хмеймиме получили от курдов и американцев сведения о скоплении ополченцев, наемников и сирийских сил неподалеку от месторождения. Тем не менее там ничего не предприняли для предотвращения операции, что может объясняться, как минимум, тремя причинами: они хотели проверить реакцию американцев в Сирии, испытать курдские военные возможности и, в случае успеха, укрепить позиции Дамаска с помощью возврата месторождения.

Американская авиация поддержала курдов и положила конец наступлению, в результате чего погибли несколько десятков россиян.

Успешная контратака США была призвана продемонстрировать России, что в отличие от правительства Обамы администрация Трампа готова отстаивать свои интересы. Кстати говоря, не случайно, что с февраля 2018 года Россия избегает любых провокаций по отношению к американцам, пусть даже Москва и согласилась поставить Дамаску комплексы С-300. В такой перспективе удары США, Великобритании и Франции, которые были представлены в апреле как ответ на предполагаемое нарушение Сирией «красной линии» применения химического оружия, должны были также напомнить России, что она — не единственная сила, способная изменить развитие ситуации в стране.

Россия. Сирия. Ближний Восток > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 4 мая 2018 > № 2593572 Николай Кожанов


Россия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 4 мая 2018 > № 2593570 Сергей Лавров

Интервью с Сергеем Лавровым: «Хотите мира — не ведите войну»

редакционная статья, Panorama, Италия

В эксклюзивном интервью «Панораме» 3 мая российский министр иностранных дел Сергей Лавров, вот уже 15 лет близкий соратник Путина, обвиняет США, Великобританию и группу «маленьких, но очень агрессивных» европейских стран-русофобов. Они должны смириться с тем, что мир им больше не принадлежит. Также он дает свою версию отравления в Солсбери и применения химического оружия сирийским режимом. «Большая семерка уже неадекватна, модель будущего — это соглашение между Москвой и Пекином».

Лавров высказывается по всем темам, в которых Россия в последние месяцы была главным действующим лицом, — от отравлений шпионов в Англии до Сирии, от Соединенных Штатов до отношений с Европой.

«Панорама»: Возможно ли в действительности вооруженное столкновение между Россией и какими-то странами Запада?

Сергей Лавров: Очевидно, что ситуация в мире, к сожалению, становится все более напряженной и менее предсказуемой. Мы неоднократно отмечали, что такое положение дел — прежде всего результат непрекращающихся односторонних действий США и подмятых ими под себя некоторых западных государств. Речь идет о малой группе стран, не представляющих значимой доли человечества, но пытающихся сохранить средневековое доминирование в мировых делах, тормозящих объективный процесс формирования полицентричной системы международных отношений.

Они нагнетают конфронтацию, создают атмосферу недоверия и стратегической неопределенности, замораживают каналы диалога. Создают ситуации, когда цена блефа или ошибки может стать глобальной.

Россия хотела бы полагаться на торжество здравого смысла «с той стороны». Ведь при всем расхождении позиций мы несем совместную ответственность за благополучное будущее всего человечества, за эффективное решение ключевых проблем современности.

Но этот «здравый смысл» подразумевает способность лидеров коллективного Запада действовать ответственно и предсказуемо, неукоснительно соблюдать международное право, опираясь на Устав ООН. В этой способности мы в последнее время все больше вынуждены сомневаться.

— Кого из лидеров западных стран Россия считает наихудшим партнером?

— Российская дипломатия не рассматривает происходящее на международной арене в таких категориях. Взгляд на двусторонние отношения через призму отрицания отторгает вся наша внешнеполитическая философия.

Готовы к кропотливой работе со всеми в интересах укрепления международной и региональной безопасности и стабильности, продвижения положительной двусторонней повестки дня.

Понятно, что с некоторыми вести дела непросто. Особенно трудно с теми, кто отрицает верховенство международного права и делает выбор в пользу шантажа, угроз и провокаций. От этого проблемы в межгосударственных отношениях множатся, а пространство для конструктивного взаимодействия сужается.

Международная жизнь — «улица с двусторонним движением». Игра в одни ворота с Россией бесперспективна. Надеемся, что это рано или поздно осознают. Прежде всего в США.

— Как вы прокомментируете инциденты с применением химических отравляющих веществ в Думе (Сирия) и в Солсбери?

— Что касается Думы, никакой химатаки 7 апреля там не было. Была очередная нечистоплотная провокация, состряпанная теми, кто не заинтересован в установлении мира в Сирии.

Никого не призываем верить нам на слово. Поэтому изначально открыто выступали за расследование случившегося силами Организации по запрещению химического оружия. К нему могли бы подключиться и национальные эксперты из США и Франции.

Вместо этого в тот момент, когда группа ОЗХО уже находилась в Бейруте и была готова выехать в Дамаск и далее в Думу, в отношении Сирии — суверенного государства, члена ООН — был совершен акт агрессии.

Не можем принять логику тех, кто выдает произвольное наказание за лучшее доказательство вины. Это нонсенс. Абсурдны и последующие обвинения в том, что российские военные якобы затянули выезд экспертов, а сами тем временем «зачистили место». Любой специалист подтвердит: уничтожить следы химической атаки в условиях разрушенной застройки невозможно — вещества проникают глубоко в почву, в стены зданий.

21 апреля в Думе наконец-то побывали эксперты ОЗХО. Взяли необходимые пробы. 25 апреля они вновь посетили Думу. Ожидаем, что результатом их поездок станет объективное независимое расследование, включая посещение всех объектов, имеющих отношение к утверждениям о химатаке и к деятельности экстремистов по производству отравляющих веществ. Со своей стороны мы, как могли, содействовали работе экспертов.

Мы отыскали свидетелей провокации и невольных участников устроенной «Белыми касками» инсценировки — мальчика Хасана Дияба и других жителей Думы. 26 апреля в штаб-квартире ОЗХО они рассказали о том, как на самом деле снималось постановочное кино про химатаку.

4 марта на территории Великобритании произошел трагический инцидент с Сергеем и Юлией Скрипалями. В Лондоне утверждают, что было применено боевое нервно-паралитическое вещество. С момента происшествия британская сторона — подчеркну, в нарушение своих международных обязательств — отказывается информировать нас об оказываемой помощи пострадавшим, ходе расследования, не предоставляет нам консульский доступ, который необходим, когда речь идет о российских гражданах.

Более того, Лондон пренебрег нормами не только международного права, но и элементарной этики, да и просто здравого смысла. Не предъявляя доказательств и даже не дожидаясь завершения британского расследования по линии Скотланд-Ярда, выяснения конкретной картины, правительство Великобритании обвинило Россию, развернуло масштабную антироссийскую политическую и информационную кампанию. Наши предложения о совместном расследовании, законные требования предоставить факты, включая образцы примененного вещества, были проигнорированы.

Поведение британских властей вызывает множество вопросов. В частности, замалчивается информация о деятельности расположенной недалеко от Солсбери секретной лаборатории в Портон-Дауне. Сами пострадавшие упрятаны британскими спецслужбами.

Российскую сторону прежде всего беспокоит состояние здоровья и положение Скрипалей, втянутых англичанами в эту провокацию. Отказ властей Великобритании в консульском доступе дает основания рассматривать происходящее как похищение или преднамеренную изоляцию. Это абсолютно неприемлемо.

Лондон подменяет профессиональную работу экспертов в рамках соответствующих международных механизмов пустыми заявлениями и «мегафонной» дипломатией.

Еще раз: мы готовы к предметному взаимодействию с британской стороной. Призываем Лондон честно сотрудничать в рамках возбужденного Следственным комитетом России 16 марта уголовного дела по факту покушения на умышленное убийство и направленных британской стороне соответствующих запросов Генпрокуратуры России.

— Можно ли считать, что война с Украиной — это как «первородный грех», который стал причиной всех последующих проблем?

— Прежде всего хотел бы обратить внимание на принципиальный для понимания происходящего момент: никакой войны Россия с Украиной не ведет. Войну против собственного народа развязали пришедшие к власти в феврале 2014 года в результате государственного переворота националисты, которые не приемлют инакомыслия и хотят с помощью силы насаждать свой «порядок». Идет война между Киевом и собственно украинскими регионами.

Внутриполитический кризис на Украине был инспирирован извне группой западных государств во главе с США, считающих весь мир сферой своего влияния, замахнувшихся на исключительность, делящих народы на «свои» и «чужие».

Показательно, что члены ЕС Германия, Польша и Франция, засвидетельствовав в феврале 2014 года соглашение об урегулировании кризиса между правительством и оппозицией, мгновенно отказались от своих гарантий под этим документом, как только радикалы его растоптали. А НАТО, которая до переворота призывала действующего президента Украины не применять армию против протестующих, после госпереворота резко изменила тон и стала призывать незаконно захвативших власть путчистов использовать силу в отношении несогласных с ними регионов «пропорционально».

В линии Запада в этом сюжете нет ничего проукраинского, все — антироссийское. Мы видим, что для США и ряда их сателлитов разговоры о создании в Евроатлантике единого пространства мира, безопасности и стабильности были ширмой, прикрытием для продолжения архаичной практики захвата геополитического пространства, передвижения разделительных линий на восток — как через расширение НАТО, так и в рамках реализации программы ЕС «Восточное партнерство». В течение многих лет Киев пытались заставить сделать ложный выбор «с нами или против нас», между развитием сотрудничества на Востоке или на Западе, что в конечном итоге привело к коллапсу украинской государственности, никогда и так не отличавшейся крепостью. Итог на сегодня — де-факто потеря независимости, страдания людей, развал народного хозяйства страны, которая имела все возможности стать в Европе одной из наиболее стабильных и экономически крепких.

Очевидно, что устойчивое урегулирование ситуации на Украине возможно лишь путем полного и последовательного выполнения минского «Комплекса мер». Альтернативы нет. Должны быть приняты законы об особом статусе, о проведении в Донбассе местных выборов, об амнистии, реализована конституционная реформа. Эти аспекты имеют ключевое значение для достижения внутриукраинского мира. Необходимо, наконец, чтобы Киев установил прямой диалог с Донецком и Луганском для совместного поиска компромиссов, согласования вариантов решения имеющихся проблем.

К сожалению, в Вашингтоне, Лондоне, ряде других западных столиц так и не сделали правильных выводов из украинской трагедии. В различных регионах мира продолжаются сомнительные геополитические игры с «нулевой суммой». Наращиваются подрывающие стратегическую стабильность усилия по развертыванию глобальной системы ПРО, укрепляется потенциал и растет военная активность НАТО, не адекватная нынешним реалиям в Европе и ведущая к фрагментации европейского пространства безопасности. Самое глубокое беспокойство вызывает открытое пренебрежение со стороны США и их союзников к международному праву, к Уставу Организации Объединенных Наций, вмешательство во внутренние дела государств — вплоть до попыток свержения там правительств.

Наглядным проявлением такой деструктивной линии стали нанесенные 14 апреля под абсолютно сфальсифицированным предлогом ракетные удары по территории Сирийской Арабской Республики. Этот акт агрессии против суверенного государства негативно повлиял на международную и региональную стабильность, сыграл на руку террористам. Закоперщики подобных акций должны, наконец, осознать, что такое безответственное поведение чревато самыми серьезными последствиями для глобальной безопасности. И тем, кто сегодня играет с огнем в различных регионах, пытается прикармливать террористов для использования в геополитических играх, завтра придется за это расплачиваться у себя дома. От таких угроз, как террор, не укрыться на «островах безопасности» для избранных.

— Даже последние итальянские выборы показали, что «ветер популизма веет над Европой». Не считаете ли вы, что этот ветер — в пользу России? Или, возможно, в настоящий момент Европа, создавая образ врага из далекой России, таким образом пытается решить свои внутренние проблемы, связанные с популизмом и экономическим кризисом?

— Что касается нынешних политических тенденций в Европе, то вопрос следует скорее задавать самим европейцам.

Со своей стороны хотел бы лишь отметить, что мы не вмешиваемся в ведущиеся внутриполитические дискуссии, не выражаем предпочтения относительно результатов выборов в различных государствах Евросоюза. Искренне желаем европейским странам успешно преодолеть имеющиеся проблемы. Готовы взаимодействовать с любыми политиками, которые проявляют встречный интерес и нацелены на развитие прагматичного диалога с нашей страной.

К сожалению, вынуждены констатировать, что внутри Евросоюза активно действует немногочисленная, но крайне агрессивная группа стран-русофобов, всеми силами препятствующая возвращению связей России и ЕС на траекторию поступательного развития и разыгрывающая антироссийскую карту для решения узкокорыстных задач. Такая линия не способствует оздоровлению ситуации на нашем общем континенте, мешает сопряжению усилий по эффективному решению общих для России и для ЕС проблем.

Надеемся, что партнеры из Евросоюза смогут преодолеть «инерцию мышления» и будут самостоятельно определять свои приоритеты, без оглядки на внерегиональных игроков, а также не идти на поводу у упомянутого антироссийского меньшинства. Убеждены, что подавляющее большинство европейцев заинтересовано в мирной и процветающей Европе, не желает возвращения к конфронтации времен холодной войны, к которой их упорно пытаются подтолкнуть.

— Почему в мире все больше обособленных в своем роде стран-лидеров (Китай, Турция, Россия, Египет и даже США)? Не считаете ли вы, что государства становятся все более авторитарными?

— Сегодня мы, как я уже отметил, — свидетели процесса формирования полицентричной системы мироустройства. Появляются и укрепляются новые центры экономической мощи и политического влияния, но новой многополярной конструкции еще только предстоит придать устойчивость.

В наших общих интересах, чтобы действия всех международных игроков носили не деструктивный, а созидательный характер, опирались не на силу, а на международное право. Только путем сложения потенциалов с опорой на авторитет ООН возможно эффективное решение многочисленных проблем современности. Иными словами, полицентричность должна способствовать налаживанию взаимовыгодного сотрудничества и плодотворного партнерства на основе взаимного движения интересов.

Что касается России, то наш внешнеполитический курс нацелен на продвижение положительной, объединительной повестки дня в интересах недопущения скатывания международной жизни к хаосу и конфронтации, обеспечения политико-дипломатического урегулирования многочисленных кризисов и конфликтов. Мы никогда не использовали и не используем свои естественные преимущества в ущерб другим. Как ответственное государство и постоянный член Совета Безопасности ООН выступаем гарантом глобальной стабильности, препятствуем принятию решений Совета Безопасности, задуманных в оправдание планов одностороннего применения силы против неугодных «режимов» в нарушение Устава Объединенных Наций.

С удовлетворением констатирую, что мы не одиноки в своих усилиях. В частности, хотел бы особо отметить важную роль российско-китайского всестороннего взаимодействия, служащую образцом для отношений держав в XXI веке. Тесно сотрудничаем с союзниками и единомышленниками — как по двусторонней линии, так и в рамках различных многосторонних форматов, таких, например, как ЕАЭС, ОДКБ, БРИКС, ШОС.

Выделю также «Группу двадцати», где на основе равноправия согласовывают консенсусные договоренности члены «семерки» (которая уже не в состоянии в одиночку решать многие проблемы) и члены БРИКС, поддерживаемые единомышленниками. В принципе, деятельность «двадцатки» — прообраз института справедливого глобального управления, опирающегося не на диктат, а на поиск баланса интересов.

— Разрыв между действиями и риторикой Дональда Трампа по отношению к России несколько раз показал свою противоречивость. Как это воспринимается в России?

— Конечно, плохо, если слова расходятся с делами. К сожалению, мы часто сталкиваемся с ситуацией — причем применительно не только к российско-американским отношениям, но и к другим международным темам, — когда звучащие в Вашингтоне заявления не соответствуют реальным действиям. Взять, к примеру, сирийскую проблематику. Хотя в Госдепартаменте США и Белом доме клятвенно заверяли, что их единственная цель — изгнать из этой страны террористов, на практике США сейчас активно обустраиваются на восточном берегу Евфрата, фактически ведут курс на развал Сирии. Такой курс поощряют и отдельные союзники США.

Мы неоднократно говорили, что положительно оцениваем слова президента Дональда Трампа о желании наладить нормальный диалог между нашими странами. Более того, полностью разделяем такой настрой и готовы пройти свою часть пути для выведения двусторонних связей из искусственного тупика, в который их завела администрация Барака Обамы. Однако судить о реальной заинтересованности партнеров в конструктивном взаимоуважительном сотрудничестве мы будем только по практическим шагам.

Пока ситуация в отношениях продолжает деградировать. Если от президента США и исходят какие-то позитивные импульсы, то они полностью нивелируются зашкаливающей русофобией в американском истеблишменте, где нашу страну выставляют угрозой, выступают за «системное сдерживание» России с использованием санкций и других инструментов давления. Все это, понятно, рождено внутриполитическими разборками в Вашингтоне и не имеет ничего общего с реальностью.

Очередным провокационным выпадом стало решение властей США от 26 марта выслать 60 сотрудников наших представительств и закрыть генеральное консульство в Сиэтле. Формальный предлог высылки и лишения нас консульского учреждения — мнимая причастность России к отравлению Сергея и Юлии Скрипалей — не выдерживает никакой критики. Разумеется, мы не могли оставить эту враждебную акцию без ответа. Примечательно, что Вашингтон предпринял ее вскоре после телефонного разговора президентов, который носил конструктивный характер. Дональд Трамп звонил Владимиру Путину 20 марта, чтобы поздравить с победой на президентских выборах, и вновь подтвердил стремление найти точки соприкосновения по широкому спектру вопросов. Предлагал как можно скорее провести встречу на высшем уровне, приглашал в Белый дом, говорил о желании наладить координацию усилий на международной арене, вместе заняться обузданием гонки вооружений.

Пока многие в Вашингтоне продолжают погружаться в самовоспроизводящуюся русофобию, взаимодействие по важным вопросам глобальной повестки пробуксовывает. Это негативно сказывается на обстановке в мире, где накопилось слишком много вопросов, которые попросту невозможно решать без сотрудничества между Россией и США.

Надеюсь, что здравый смысл со временем возьмет верх в вашингтонских коридорах власти. Мы хотели бы установления нормальных, предсказуемых, даже, если хотите, дружественных отношений с США. Но не ценой торговли принципами и национальными интересами России.

— Во что обходятся России санкции и чего это стоит Европе? Неужели все, что мы делаем в Европе, — ошибочно, а что вы — правильно?

— Существуют различные оценки ущерба. Называются различные цифры. При этом главная потеря, на наш взгляд, заключается в утрате доверия, восстановить которое будет весьма непросто.

Любые односторонние меры экономического давления не только нелегитимны с точки зрения международного права, но, как показывает практика применения, нерезультативны. Инициированные американской администрацией и подхваченные Брюсселем как инструмент оказания долгосрочного давления на Россию, они не привели к смене нашего внешнеполитического курса. Не заставили нас отказаться от того, что мы считаем правильным и справедливым. Но при этом мы никогда — в отличие от лидеров некоторых западных стран — не претендуем на истину в последней инстанции. Из Брюсселя — от НАТО и ЕС — мы слышим заверения в готовности к диалогу с Москвой, но только если Россия покается и признает себя виноватой во всем, в чем ее обвиняют. Мы так никогда не поступаем, всегда подчеркиваем готовность к компромиссам, к признанию законных интересов любых партнеров, которые в ответ признают интересы России и хотят договариваться с позиций прагматизма, а не в русле логики игр с нулевым результатом.

Российская экономика адаптировалась к санкционному давлению. Более того, его последствия удалось обратить нам на пользу. Оздоровление проходит банковский сектор. Значительно снизилась инфляция. Уменьшается зависимость бюджета от нефтяной конъюнктуры. Одновременно мы использовали создавшуюся ситуацию для поиска новых точек экономического роста, наращивания производства собственной продукции, а также расширения торгово-экономических связей с теми государствами, которые открыты честному, взаимовыгодному сотрудничеству. А таких в мире — подавляющее большинство.

Не секрет, что значительная часть антироссийских установок генерируется из-за океана, а потом насаждается в Европе под аккомпанемент заклинаний о необходимости крепить «трансатлантическую солидарность». Насколько это соответствует европейским интересам? При том, что США потерь для себя не несут. Выиграет ли Европа от раскручивания санкционной спирали, учитывая, что на смену европейским на российский рынок приходят производители из других регионов мира? На этот вопрос могут ответить только сами граждане стран Евросоюза.

Россия себя от Европы не отделяет, не закрывается. Думаю, что время объективно работает на восстановление связей Россия-ЕС на благо наших народов, во имя стабильности и процветания европейского континента.

— Позвольте мне задать несколько циничный вопрос о войне в Сирии: все используют курдов, а затем «сливают» их. Почему?

— Мне трудно согласиться с такими обобщениями. Далеко не все. Россия, например, в ходе конфликта в Сирии никого не использовала и не использует в узкокорыстных целях. Российские военные, находясь на сирийской территории по приглашению законного правительства этой страны, всемерно способствовали ликвидации военно-политического очага терроризма в лице ИГИЛ (запрещенная в РФ террористическая организация — прим. ред.).

Свой вклад в общие усилия по разгрому терроризма внесли и курдские отряды народного ополчения, защищавшие свои дома и свою родину — Сирию. Они действовали как неотъемлемая часть сирийского общества, как граждане своего государства.

Россия последовательно выступает за то, чтобы в определении постконфликтного будущего Сирии курды участвовали наравне с другими этнорелигиозными составляющими народа этой страны. Это, в частности, вновь подтвердил президент Путин в ходе пресс-конференции в Анкаре 3 апреля.

Спрашивать про использование и «слив» курдов следует не нас, а тех, кто разжигает сепаратистские настроения, притворно обещая свое покровительство, кто препятствует восстановлению контроля законного правительства САР над обширными частями страны, кто поощрял курдов к объявлению в одностороннем порядке «федерации» и занимался формированием ее силовых структур с функциями, входящими в исключительную компетенцию сирийского государства.

— Моя дочь спрашивает меня: почему так трудно достичь мира во всем мире? Что бы вы ей ответили?

— Наверное, потому что мир сложнее, чем кажется. Международные отношения становятся все более многокомпонентными, складываются из взаимоотношений множества субъектов — государств, наднациональных институтов, неправительственных структур. Все они очень разные и не всегда ведут себя последовательно и рационально.

Но добиться мирного сосуществования и устойчивого развития все-таки возможно. Для этого следует отказаться от философии гегемонизма, вседозволенности и собственной исключительности, от нелегитимного использования силы, от послушного подчинения блоковой дисциплине в ситуациях, когда вам пытаются навязать подходы, противоречащие вашим национальным интересам. Необходимо, наконец, вспомнить о зафиксированных в Уставе ООН основополагающих принципах международного общения, включая суверенное равенство государств, невмешательство в их внутренние дела, разрешение споров мирными средствами. Если совсем просто — уважать друг друга. Любой другой путь по определению ведет в тупик.

Россия — при любых обстоятельствах — продолжит энергично работать над сохранением и развитием здоровых начал в мировых делах, способствовать поиску развязок стоящих перед всем человечеством проблем.

Россия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 4 мая 2018 > № 2593570 Сергей Лавров


Россия. Украина. Сирия > Армия, полиция > inosmi.ru, 4 мая 2018 > № 2593561 Слава Рабинович

Путин, жги: почему Россия терпит военные неудачи

О военных неудачах Путина в Сирии и поражении на Украине.

Слава Рабинович, Апостроф, Украина

В Сирии 3 мая разбился очередной российский истребитель — и в очередной раз даже без огневой атаки. Российский блогер и финансист Слава Рабинович рассказал «Апострофу», зачем Москве продолжать играть мышцами, если ее сопровождают регулярные нелепые неудачи, куда Владимира Путина заведут его военные авантюры и почему он терпит в них неудачи.

— По-моему, уже школьники знают, что Путину необходима война. Она необходима для ощущения внешнего врага, чтобы народонаселение смогло сплотиться вокруг вождя, и для всех других подобных трюков, которые вытворяет путинская пропаганда в своих средствах массовой агитации.

Путину необходимы какие-либо победы — политические, геополитические, военные… Когда Путин потерпел сокрушительное поражение со своими лозунгами и речами о «Новороссии», когда отхватил Крым, как чемодан без ручки, без сухопутного коридора через Мариуполь, когда санкции, международное давление и сопротивление украинской армии остановили Путина на Востоке Украины, то план «Новороссия» по образу и подобию гитлеровских планов провалился.

Для отвлечения внимания народонаселения от полного поражения на Украине ему пришлось замутить другую войну — в Сирии. Он думал, что будет там хозяином положения — как в 2013-м, если я не ошибаюсь, году, когда президент [Барак] Обама неосмотрительно прочертил некую «красную линию» для [Башара] Асада. Эта линия была применением химического оружия, и Асад ее в который раз пересек. Америка под руководством Обамы ничего не сделала, и Обама начал терять лицо. И Путин как бы спас лицо Обамы некой сделкой по химическому оружию, в очередной раз возомнив себя властелином мира.

С тем же самым чувством он влез в Сирию в 2015 году и вытворяет там то, что вытворяет, уже не первый год. И все пошло как-то не так: оказалось, что там есть коалиция, возглавляемая США и состоящая из нескольких десятков стран, и еще одна, которая возглавляется Саудовской Аравией и находится в союзе с первой. Оказалось, что там много чего есть…

В Кремле даже по сравнению с советской властью не имеют больше экспертного мнения, специалистов, которые являются экспертами.Без них (экспертов) Путин влез еще и в Сирию. Конечно, эта история очень отличается от истории с Украиной, но все-таки она чем-то похожа. И если псевдоэкспертами при начале агрессии против Украины являлись такие шарлатаны, как Сергей Глазьев, и такие головорезы, как Гиркин-Стрелков, то в Сирии, я уверен, у них был примерно тот же уровень «экспертизы». Ее плоды пожинаются все это время. И даже, можно сказать, по нарастающей.

Мы только можем наблюдать это и говорить: «Больше ада!», «Путин, жги!», «Чем хуже, тем лучше», «Быстрее начнем — быстрее кончим».

(Публикуется с небольшими сокращениями).

Россия. Украина. Сирия > Армия, полиция > inosmi.ru, 4 мая 2018 > № 2593561 Слава Рабинович


Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 4 мая 2018 > № 2593560 Элен Каррер д'Анкосс

«Санкции против России ничего не приносят»

Кто такой Владимир Путин? Что им движет? Интервью с историком Элен Каррер Д'анкосс (Hélène Carrère d'Encausse).

Basler Zeitung, Швейцария

Basler Zeitung: Г-жа Элен Каррер Д'анкосс, Россия — европейская страна?

Элен Каррер Д'анкосс: Да, однозначно.

— Почему?

— На протяжении всего своего существования Россия являлась христианской страной. Хотя на некоторое время Европа ее лишалась — с XIII по XVI век из-за татар, а с 1917 по 1991 год — из-за коммунистов. Но большая часть россиян являются христианами, и это имеет решающее значение.

— Можно ли свести европейскую идентичность к христианству? Существует греко-римское наследие, существуют ценности Просвещения…

— Христианство играло ведущую роль в Европе на протяжении веков, практически без исключения. Это уникально и объединяет весь континент. Ценности Просвещения, о которых Вы говорите, то есть свобода, равенство и братство, намного моложе и распространялись не на всю Европу. В России они закрепились в меньшей степени, за исключением братства. Существует сильное чувство солидарности в российском обществе. Но свобода и равенство? Скорее нет.

— Как Вы это объясните?

— Когда в Западной Европе началась эпоха Возрождения, наступало время Просвещения, в России властвовали татары. А когда в Западной Европе началась демократическая эпоха, Россия была во власти Сталина. Всегда были периоды, когда Россия отчуждалась от Европы. Но она была и остается европейской страной. Ее история по сравнению с другими европейскими странами зачастую обычна, но затем она становится совершенно необычной, причем в ключевых обстоятельствах. Это и делает ее такой интересной.

— Вы можете привести пример?

— Возьмите восхождение и падение Российской империи. После того как были изгнаны татары, династия Романовых построила на российской земле великую державу. Но царской империей Россия стала только в XVIII веке, так же, как и Германия, Франция или Австрия в XIX веке. Параллели существуют. Однако Российская империя пережила мировые войны, она продолжала жить в форме Советского Союза, чтобы затем «взорваться» в 1991 году. Германская и французская империи пали в результате применения военной силы, российская — в результате решения двух людей.

— Михаила Горбачева и Бориса Ельцина?

— Да. Они объявили о распаде СССР и независимости союзных республик. Не было настоящих восстаний, битв, ничего. Это крайне необычный конец империи, имевшее последствия, которые мы наблюдаем по сегодняшний день.

— Владимир Путин назвал распад СССР «крупнейшей геополитической катастрофой XX века».

— Вуаля. На Путина очень сильно повлияли 90-е годы, когда правил Ельцин, и Россия погрязла в хаосе. Россию тогда игнорировали, это была страна в разрушении. Вы помните бомбардировки Белграда силами НАТО?

— Да, в 1999 году, в ходе войны в Косово.

— Россия в 1991 году унаследовала от СССР постоянное членство в Совете Безопасности ООН. Когда НАТО решила начать бомбардировки Белграда, необходимо было, собственно, подключить Совбез. Страны НАТО отказались от этого, и для Путина, который тогда, весной 1999 года, руководил ФСБ, это стало поворотным моментом. Он как-то сказал, что они хотели показать России, насколько она неважна. Некоторое время спустя он стал премьер-министром и президентом. Его цель была проста — не допустить, чтобы Россию еще когда-либо проигнорировали.

— Кто такой Путин?

— Он продукт советской системы. Решающее влияние на формирование его характера оказала идея, что Россия — великая держава. Когда он пришел к власти, он хотел остановить распад и с этой целью создал сильный центральный аппарат. Кстати, это константа российской истории. В России проживает 100 народов. Без сомнения, ей нужно сильная власть.

— Этническое многообразие возможно и в федеральном государстве.

— Легитимная оговорка. Возможно, все могло бы бить и по-другому, но это ведь очень неточно. Россия — огромная страна с 11 часовыми поясами, ей нужно определенное единство. И потом все эти народы…

— Ленин однажды назвал Россию «тюрьмой народов».

— Ленин говорил о Российской империи. Но когда он после Русской революции понял, что не будет мировой революции, он начал восстанавливать империю — то есть снова закрывать тюрьму. Путин более умелый.

— В чем это выражается?

— В России есть большое мусульманское меньшинство — зачастую образованные люди, не экстремисты, но с собственными ценностями. Однажды я спросила президента Татарстана, в его республике действует российское право или законы шариата. «Теоретически, российское право», — сказал он. «А практически?» — спросила я. «Вы знаете ответ», — сказал он.

— Но можно ли это принять — что государство последовательно не продвигает свое право?

— Вы не можете сохранить такую огромную страну без компромиссов. Нужно находить пути для мирного сосуществования. Мусульмане в России живут в своей среде. Они не беженцы, издавна живут в стране, и даже некоторое время правили ей. Вы это видите в Казани, столице Татарстана. Это не окраина — как, например, во Франции, — а культурный центр, своего рода священный город, где сосуществуют христианство и ислам. Там есть соборы, но также и большая мечеть. Путин поддерживает это. Некоторое время назад в Москве была построена огромная мечеть — знак того, что есть желание жить вместе.

— Как выглядит ситуация в Чечне?

— Там Путин поставил у власти своего заместителя — Рамзана Кадырова, который является убийцей; он подтолкнул многих чеченцев в объятия ваххабитов под саудовским влиянием. Это опасно, потому что это укрепляет ислам, который не характерен для России. Но в целом Путин проводит разумную религиозную политику. Он знает, что сосуществование возможно — этому учит российская история. То есть он поддерживает тот ислам, который на протяжении веков является частью России.

— Вы Путина рассматриваете довольно позитивно.

— Я просто пытаюсь оценить его справедливо. Он, конечно, парень не любезный, иначе он не находился бы так долго у власти. Но он любит свою страну и делает, что считает правильным, чтобы сохранить ее единство и защищать. Это причина его популярности среди населения: россияне любят свою страну — это относится к любой эпохе российской истории, — и Путин служит этому патриотизму своей политикой.

— Не если говорить о моральных аспектах его господства, Вы считаете, что политика, которую он проводит, может быть успешной в долгосрочной перспективе?

— Выстоит ли Путин перед историей, мы, конечно, не знаем. Но пока что у него определенный успех. Я с 90-х годов много работала в России, у меня был доступ к архивам, которые тогда только начали открываться. Я видела, как отдельные страны не хотели больше ничего знать о Москве и стремились к самостоятельности. Это Путин изменил. Он тем самым спас целостность России — и построил эффективную систему управления. Это что-то значит.

— Какая его самая большая ошибка?

— Он упустил возможность обуздать коррупцию и развить экономику. Возможно, он и не мог, кто знает. Я помню, как он однажды в ответ на вопрос о правильной цене на нефть сказал, что она не должна быть слишком высокой, потому что тогда не будет давления, необходимого для реформирования экономической системы. Вот, цена на нефть долгое время была очень высокой, а Россия все еще живет благодаря своим ресурсам. Практически невозможно без здоровой экономической основы сохранить статус великой державы. С этим у Путина есть проблема.

— Как выглядит ситуация с аннексией Крыма и конфликтом на Украине? Не получил ли он заодно огромную проблему?

— Конечно, это его крупнейшая проблема, но не просто его ошибка. Вы знаете раннюю историю Крыма?

— В общих чертах.

— Никита Хрущев в 1954 году вывел его из состава России и интегрировал в украинскую ССР. Это был жест российско-украинской дружбы и символический акт, потому что, в конце концов, Россия и Украина были в СССР. Никто не мог себе представить, что это когда-либо изменится. Когда СССР затем распался, встал вопрос о том, что будет с Крымом.

— Что тогда произошло?

— Ельцин сидел вместе с Леонидом Кравчуком, украинским президентом, в белорусском охотничьем домике, склонившись над картой. Его советники подталкивали его к тому, чтобы он добился исторического права России на Крым, что было политически возможно. Но Ельцин отказался от этого ради хороших соседских отношений.

— И это была ошибка?

— Тем самым он создал почву для сегодняшнего конфликта. Русские, как я уже сказала, очень патриотичный народ, они всегда считали Крым российской территорией. Когда украинцы начали провоцировать россиян, например, провозгласив украинский язык единственным языком в Крыму, нужен был только такой президент как Путин, который очень чувствителен, когда речь идет о российской национальной гордости — и наступила эскалация.

— Задета национальная гордость или нет, но это же не оправдывает нападение на суверенное государство?

— Путин осуществляет внешнюю политику, как политику интересов и власти — как и Америка или Китай, или другая великая держава в любое время. На Украине, не только в Крыму, есть много этнических русских, которые в случае сомнений поддерживают Россию. Украина — искусственное формирование, созданное СССР, с регионами, которые исторически слабо связаны друг с другом. Этого Запад никогда не хотел толком понять. Когда Путин пришел к власти в 2000 году, он ориентировался на Европу, у него была программа сотрудничества с ЕС. Ситуация изменилась в 2004 году, когда Запад поддержал оранжевую революцию на Западе и задел русских. Это была также политика власти, хотя и более деликатная. Но нельзя давать себя обманывать.

— И что теперь? Что Вы посоветовали бы Эммануэлю Макрону, Терезе Мэй или Ангеле Меркель?

— Слава Богу, я не нахожусь на их месте! Ну, хорошо, им следует сесть за стол с Путиным и честно взвесить интересы. Путин — не иррациональный человек, с ним можно разговаривать. Санкции Западу ничего не приносят, скорее, наоборот. Теряют партнера, который может быть полезным в других вопросах. А санкции вынуждают россиян наконец-то реформировать свою экономику. В итоге Россия может выйти из кризиса, укрепив вдобавок свои силы.

— Отменить санкции означало бы признать аннексию Крыма.

— Ни один путь не ведет мимо переговоров. Есть не только легитимные интересы стран, но и народов. Это касается каталонцев в Испании так же, как и русских на Украине. Европейцы должны задаться вопросом, что для их континента лучше всего. Они не должны просто следовать геополитическим интересам американцев. НАТО сегодня подошла к российским границам. Действительно ли это так полезно для европейцев, которые тесно связаны с Россией? Или это прежде всего полезно для американцев, которые издалека конкурируют с Россией в области политики власти?

— НАТО гарантирует безопасность Европы.

— Но американцы тем самым преследуют в первую очередь собственные интересы. Я сама видела в 1996 году, как они организовали переизбрание Ельцина. Это были не европейцы. Когда Путина сегодня упрекают в том, что он вмешался в американские выборы, я могу только посмеяться. Это политика власти. Не нужно изображать Путина более великим, чем он есть. Он не ангел, определенно, но и не демон, у которого есть средства, которых нет у других.

— Что случится, если Путин завтра умрет?

— Будут выборы, на которых появятся новые лица. Путин поддерживал некоторых молодых губернаторов, которым сегодня примерно по 35 лет. Они придут к власти в не столь отдаленном будущем. Политическая система, которую создал Путин, работает. Институты стабильны. Если русские чего и не хотят, так это хаоса.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 4 мая 2018 > № 2593560 Элен Каррер д'Анкосс


Казахстан > СМИ, ИТ. Госбюджет, налоги, цены > kursiv.kz, 4 мая 2018 > № 2593534

Ануар Омарходжаев: «Оцифровывая услуги холдинга "Байтерек", мы идем в авангарде цифровизации страны»

Глава государства в своем ежегодном послании поставил конкретные задачи перед правительством по цифровизации всех ключевых отраслей, включая промышленность, АПК, транспорт и логистику, строительство и ЖКХ, финансовый сектор, образование и здравоохранение, а также государственное управление. Скачок в «цифре» планируется осуществить в рамках масштабной государственной программы «Цифровой Казахстан». По предварительным данным Министерства информации и коммуникаций РК госпрограмма к 2025 году позволит создать добавочную стоимость порядка 2 трлн тенге, обеспечив возврат от инвестиций в 4,8-6,4 раза к общему объему инвестиций с учетом частных.

Какой эффект от цифровизации экономики ожидают институты развития и какие комплексные меры предпринимаются ими в рамках цифровой трансформации, рассказал в интервью Къ заместитель председателя правления АО «НУХ «Байтерек» Ануар Омарходжаев.

- Ануар Сагыналиевич, спасибо, что согласились на интервью. Как Вы знаете, в последнее время очень много хайпа вокруг цифровизации. По Вашему мнению, цифровизация – это просто модный тренд или действительно важный шаг для каждого из нас? Что по этому поводу думают в «Байтереке»?

- Спасибо за вопрос. Цифровизация не только экономики, но и всех сфер жизнедеятельности это серьезный вызов, который стоит перед нами. И в целом, если смотреть глобально, состоимся ли мы как успешная страна в будущем, напрямую зависит от того, сможем ли мы сегодня перейти на цифровую модель экономики.

По прогнозам аналитиков, автоматизация производства, большие данные и искусственный интеллект могут повлиять на 50% мировой экономики. Более миллиона профессий могут быть автоматизированы с использованием современных технологий. Вторая эра машин одновременно несет в себе, как и неограниченные возможности, так и взрывные социальные риски.

Сегодня мы видим, что практически все передовые страны мира так или иначе выдвигают вопросы цифровизации, как приоритетные в своем развитии. Есть национальные программы цифровизации, которые на сегодняшний день реализуют более 15 стран мира. Из них, по цифровизации национальных экономик, лидируют Китай, Сингапур, Новая Зеландия, Южная Корея и Дания. Китай интегрирует цифровые индустрии с традиционными, Сингапур уже завершает формирование «Умной экономики», Дания виртуализирует госсектор. Все программы цифровизации, так или иначе, основаны на распространении достижений информационно-коммуникационных технологий во все отрасли жизнедеятельности, начиная от экономики, логистики, образования и медицины до интернета вещей. И это уже далеко не хайп, а реальность, перед которой мы стоим.

Я считаю, что глава государства своевременно поставил задачу по цифровизации и, если государственная программа «Цифровой Казахстан» будет успешно реализована, у нас будет шанс войти в клуб эффективно оцифровавших себя стран. Если говорить о Холдинге «Байтерек», мы начали собственную цифровую трансформацию еще до принятия государственной программы по цифровизации, так как осознавали важность предстоящих глобальных изменений. В результате принятых мер, сейчас мы видим цифровую трансформацию основной своей программы развития и активно идем к тому, чтобы полностью оцифровать свою деятельность.

- Ануар Сагыналиевич, есть ошибочное мнение, что цифровизация затронет только государственные органы. При этом квазигосударственный и частный сектора не будут вовлечены в масштабный процесс.

- Мнение действительно ошибочное. Как раз-таки частный и квазигосударственный сектор должны стать локомотивом цифровой трансформации экономики. Имея ввиду цифровизацию промышленности, агропромышленного комплекса, сфер транспорта и логистики, мы должны не забывать, что внедрять элементы Индустрии 4.0 в производственный процесс будут в основном предприятия с частной формой собственности. Квазигосударственный сектор, институты развития также полностью вовлечены в процесс цифровизации. Если говорить о Холдинге «Байтерек», то мы видим цифровую трансформацию основой своей программы развития. Мы активно идем к тому, чтобы полностью оцифровать свою деятельность.

- Какие промежуточные результаты цифровизации Вы могли бы на сегодня озвучить? Есть ли успешные примеры?

- Работа в рамках цифровизации нами ведется комплексно. В конце прошлого года была утверждена актуализированная стратегия цифровизации холдинга на 2018 – 2023 годы. В ней четко прописаны наши цели и задачи в рамках цифровизации и ожидаемый эффект от реализации.

На сегодня мы оцифровываем одно из основных направлений нашей деятельности – меры государственной поддержки бизнеса. Проект называется «Digital Baiterek» - это цифровая витрина услуг холдинга. Основная идея заключается в обеспечении комплексного подхода при поддержке бизнеса. Если раньше предприниматели обращались за каждой услугой по отдельности, то сейчас мы движемся к тому, чтобы обеспечить полную синергию услуг дочерних организаций. Мы планируем, что через «Digital Baiterek» МСБ может обратиться к программам Фонда «Даму», если необходима поддержка по экспорту продукции, мы предложим услуги АО «KazakhExport», если есть проекты крупного бизнеса, их может профинансировать Банк развития Казахстана. Также есть программы лизинга от «БРК Лизинг» и поддержка в разработке проектной документации от ТОО «Kazakhstan Project Preparation Fund», выдача грантов от АО «НАТР».

- Что уже реализовано в «Digital Baiterek» и что еще осталось сделать?

- На сегодня в «Digital Baiterek» автоматизированы 19 услуг холдинга и его шести дочерних организаций. По линии АО «Байтерек девелопмент» предприниматель, не выходя из дома или офиса, может подать заявку на финансирование проектов жилищного строительства, выслать документы на оплату по актам выполненных работ, по линии АО «Экспортная страховая компания «KazakhExport» можно подать документы на страхование кредита экспортера, страхование финансового лизинга, по линии АО «Банк Развития Казахстана – Лизинг» подать заявку на предварительное рассмотрение бизнес-предложений в рамках лизингового финансирования, по линии АО «Фонд гарантирования жилищного строительства» можно подать документы по проекту строительства жилого дома для заключения договора о предоставлении гарантии, подать проект на инвестирование или заявление на участие в инвестировании в ТОО «Kazakhstan Project Preparation Fund». Вместе с этим, проведена большая работа по автоматизации услуг АО «Национальное агентство по технологическому развитию». В результате уже сегодня можно подать заявление на получение гранта через «Digital Baiterek», что существенно упрощает процесс получения грантов для предприятий, ученых и инноваторов.

До конца 2018 года планируем автоматизировать услуги в остальных дочерних организациях холдинга.

В конце прошлого года нами был подписан трехсторонний меморандум о сотрудничестве с Министерством национальной экономики и Национальной палатой предпринимателей «Атамекен». В рамках меморандума мы движемся к созданию Единой цифровой платформы для малого и среднего бизнеса по принципу «одного окна». И все это является неотъемлемой часть реализации программы «Цифровой Казахстан».

Также в этом году мы будем интегрировать «Digital Baiterek» с информационными системами «электронного правительства» с целью снизить количество запрашиваемой информации у клиентов при регистрации заявлений на получение услуг.

- Какой итоговый эффект вы ожидаете от реализации проекта?

- Положительный эффект от цифровизации почувствуют все - предприниматели, холдинг и его дочерние организации. Мобильность, то есть возможность подачи заявки из любой точки мира через интернет в разы сократит временные затраты заявителя. Повышается эффективность работы сотрудников холдинга и дочерних организаций. Работа в едином информационном пространстве позволит ускорить согласование документов и принятие решений, повысит исполнительскую дисциплину. Автоматизация процессов уменьшает число непродуктивных действий и высвобождает рабочее время, налицо рост производительности труда.

- «Digital Baiterek» единственный проект холдинга в рамках цифровизации или параллельно ведутся работы в других направлениях?

- Государственная программа «Цифровой Казахстан» предусматривает стимулирование внедрения элементов Индустрии 4.0 в промышленности, то есть создание финансовых, фискальных и иных стимулов для предприятий к внедрению технологий Индустрии 4.0. В данном направлении ведется работа государственными органами (МИР, МИК, МФ, МНЭ) совместно с Холдингом и Национальной палатой предпринимателей «Атамекен».

В свою очередь Холдинг предлагает широкий спектр инструментов, таких как кредитование предприятий, субсидирование процентной ставки, гарантирование, сопровождение проектов государственно-частного партнерства, а также предоставление инновационных грантов.

Казахстан > СМИ, ИТ. Госбюджет, налоги, цены > kursiv.kz, 4 мая 2018 > № 2593534


США. Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > bfm.ru, 4 мая 2018 > № 2593159 Георгий Бовт

Особенности национального законотворчества. Комментарий Георгия Бовта

Страшилка или все по-настоящему? Правовое управление Госдумы поддержало концепцию законопроекта об ответных мерах на санкции США, но указало, что в документе серьезные проблемы с терминологией

Правовое управление Госдумы поддержало концепцию законопроекта об ответных мерах на санкции США, однако сделало к нему целый ряд замечаний. Одновременно концепцию поддержал и комитет Думы по международным делам. Но в специальном заявлении данный комитет выразил обеспокоенность тем, что запрет на ввоз зарубежных лекарств плохо отразится на положении людей, страдающих тяжелыми хроническими заболеваниями.

Как на основании этого можно прогнозировать прохождение документа через Думу полного состава? С комментарием — Георгий Бовт.

Первое чтение законопроекта об ответных санкциях России в адрес США и других стран, поддерживающих санкции против нас, намечено на 15 мая. Законопроект был внесен пару недель назад. Многие ожидали, что его рассмотрение будет стремительным.

То, что рассмотрение было отложено на целый месяц, некоторыми было воспринято как знак того, что с Америкой ведется некий закулисный торг, поэтому с антиамериканским законом решили не спешить. Теперь, впрочем, более обоснованной видится другая версия: рассмотрение законопроекта просто отложили до момента формирования нового правительства. Тем более что, согласно концепции данного проекта, конкретные списки товаров и услуг, подлежащих контрсанкциям, будет составлять кабинет министров, а Дума лишь составит рамочный закон.

Наибольшие возражения вызвало намерение парламентариев наложить эмбарго на американские и другие западные лекарства. Теперь думцы вроде бы реагируют на эту обеспокоенность, что, впрочем, не отрицает того, что в той или иной форме возможность запрета лекарств под предлогом якобы наличия у них полноценных отечественных аналогов будет в законопроект включена.

Что касается заключения правового управления Думы, то этот рутинный документ, сопровождающий обычно любой законопроект, рассматриваемый в парламенте, на сей раз может показаться любопытным даже стороннему обывателю. То, что правовое управление одобрило концепцию законопроекта, который был внесен от имени всех четырех думских фракций и поддержан лично спикером нижней палаты Вячеславом Володиным, совершенно не удивительно. Дума под руководством нынешнего председателя работает, как большое и слаженное министерство, подчиненное единому руководству. Поэтому ожидать, что одно из управлений министерства будет перечить министру по сути предлагаемых им мер, было бы странно.

В то же время заключение правового управления содержит такие замечания, которые наглядно показывают, каким образом у нас пишутся законы. В частности, управление попросило уточнить терминологию, поскольку ряд терминов, употребленных в законопроекте, не используется в российском законодательстве, то есть это юридически неопределенные термины. Они могут быть истолкованы по-разному в зависимости от намерений исполнителя. В частности, законопроект не раскрывает такие термины, как «экономические санкции», «ракетно-двигательная отрасль», «умаление территориальной целостности», «безопасность России», «экономическая дестабилизация», «аналог лекарственного средства или лекарственного препарата».

В принципе, для парламента, если он намерен создавать закон, который применяется в жизни без того, чтобы к нему исполнительная власть писала регламенты и подзаконные акты, такое небрежение терминологией недопустимо. Так неряшливо можно писать политические декларации, и то не все. Законы так в принципе не пишутся.

То, что общественность обратила внимание на намерение легко и непринужденно запретить ввоз иностранных лекарств, это лишь часть айсберга под названием «законотворческая деятельность». Политического творчества в ней хоть отбавляй. А вот за то, как на практике будет работать та или иная законодательная новелла, депутаты вроде как не в ответе.

Однако проблема в том, что такие творческие, так сказать, документы воспринимаются как в России, так и во внешнем мире вполне серьезно. Впрочем, может быть, основная цель данного законопроекта заключается вовсе не в том, чтобы быть примененным на практике дословно, а в том, чтобы стать своего рода страшилкой. С этой задачей он вполне справится.

Впрочем, как показывает опыт применения законов из известного «пакета Яровой» касательно попыток заблокировать мессенджер Telegram на основании технически неисполнимого условия предоставить ключи шифрования, и с данным законопроектом может создаться такая же ситуация — когда страшилки, вроде бы не предназначенные для прямого применения, ретивые исполнители все равно будут пытаться применять. Посему, как говорил известный сатирик, тщательне?е надо тексты законов писать.

США. Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > bfm.ru, 4 мая 2018 > № 2593159 Георгий Бовт


Украина > Транспорт > interfax.com.ua, 4 мая 2018 > № 2592638 Денис Костржевский

Д. Костржевский: В следующем году аэропорт "Киев" удвоит свои мощности (I часть)

Эксклюзивное интервью главы совета директоров международного аэропорта "Киев" Дениса Костржевского агентству "Интерфакс-Украина"

- Вы являетесь главой совета директоров аэропорта уже несколько лет. Как этот период проходил непосредственно для вас? Какие возникали проблемы?

- Это длинная история. Я занимаюсь проектом развития аэропорта "Киев" с 2010 года. Интересно было всегда, а тяжело только в начале, когда было полное запустение, ничего не летало, в пожарных гидрантах отсутствовала вода, аэродром находился в стадии реконструкции. Содержать коллектив неработающего предприятия и платить зарплаты было труднее всего.

В 2012 году компания "Мастер-Авиа" построила и открыла терминал "А" для международных рейсов, в 2013-м - терминал "D" для внутренних рейсов и бизнес-терминал "B" для бизнес-авиации и частных рейсов. Столичный аэропорт возродился и сегодня это второй аэропорт Украины по пассажиропотоку, а коммунальное предприятие "Международный аэропорт "Киев" - на втором месте в списке крупнейших налогоплательщиков столицы.

В ближайшие несколько лет мы прогнозируем рост пассажиропотока и с этим связана новая масштабная реконструкция, которую ведет в аэропорту компания "Мастер-Авиа". В 2019 году мощности аэропорта на прилет и вылет будут увеличены вдвое. К настоящему времени переоборудована и увеличена зона прилета международных рейсов. В середине мая этого года в аэропорту начинается масштабная реконструкция международного терминала "А".

- Что конкретно делается? Каковы сроки и стоимость работ?

- Раньше аэропорт использовал терминал "D" только для обслуживания внутренних рейсов. К сожалению, внутренний пассажиропоток значительно сократился, практически сошел на нет. Было принято решение переоборудовать часть мощностей для обслуживания прилетающих пассажиров международных рейсов. Точную стоимость реконструкции я назвать не могу, так как мы в процессе, - это примерно 20 млн грн.

Мы построили две галереи, которые соединили терминалы "D" и "А", удвоили количество стоек паспортного контроля, значительно увеличили площадь для пребывания пассажиров, вдвое увеличили количество лент выдачи багажа.

К терминалу "А" планируется пристроить порядка 9 тыс. кв. м дополнительных площадей, что позволит вдвое увеличить количество стоек регистрации – до 40. Также вдвое возрастет количество стоек паспортного контроля, пунктов контроля авиабезопасности. В итоге количество одновременно обслуживаемых пассажиров вырастет в 2,5 раза. Сейчас это около 700 пассажиров в час, в планах довести до 1,5 тыс.

- По вашему мнению, лучше управлять частным или государственным аэропортом, например, таким как аэропорт "Борисполь"?

- Я не имею опыта управления государственным объектом, но, по моему глубокому убеждению, государство не должно управлять бизнесом. Во всех развитых странах государство ограничивается функцией обеспечения равных конкурентных условий для бизнеса и не вмешивается в него.

Если госпредприятие управляется государственными менеджерами, то это уже неравные конкурентные условия для остальных. Государство всегда будет иметь на своих предприятиях конкурентное преимущество с наличием фискальных, силовых и любых других рычагов влияния на конкурентную среду.

Я убежден, что государство не должно заниматься бизнесом. Функция государства - регулирование, перераспределение государственных средств в развитие инфраструктуры, а бизнес – это не к государству.

На примере "Борисполя" мы видим вмешательство государства в ценовую политику, я бы даже сказал - попытки давления путем демпинга, а это в принципе неконкурентно. Ну и управлять такими предприятиями тяжело, так как менеджер должен соответствовать критериям бизнеса, а с другой стороны - критериям госчиновника, а это две несовместимые функции. Либо ты бизнесмен, либо чиновник, который призван регулировать бизнес. В этом сложность.

Возвращаясь к развитию аэропорта "Киев". Следующим этапом увеличения пассажиропотока, прибыли и платежей в бюджет станет реконструкция взлетно-посадочной полосы и аэродрома. ВПП на сегодняшний день эксплуатируется порядка 10 лет и постепенно приходит в негодность. Для обеспечения безопасности полетов необходимо в ближайшие два-три года провести капремонт взлетно-посадочной полосы с закрытием аэропорта на год.

Здесь мы сталкиваемся с тем, что ВПП сегодня принадлежит коммунальному предприятию, то есть общине города, и только такое предприятие может осуществлять ее реконструкцию. Для того чтобы привлечь частное финансирование в реконструкцию полосы (а это логично) необходимо решить вопрос передачи ВПП либо в концессию, либо в аренду частному инвестору на условиях проведения реконструкции. Это задача стоит перед нами на последующие два-три года: обеспечить реконструкцию полосы либо за счет муниципального бюджета, либо с привлечением частного инвестора.

- В продолжение: как обстоит работа с госчиновниками? Часто ли удается разъяснить им все, что необходимо?

- Чиновники – это большая масса людей, которые работают во многих отраслях. В каждом из ведомств десятки чиновников, с которыми нам приходится контактировать. Сказать, что со всеми получается или нет, нельзя. Где-то получается лучше, где-то хуже, где-то заходим в тупик, но, тем не менее, достигаем компромиссов, ставя во главу угла целесообразность и здравый смысл. Общение идет.

- Сколько раз вам хотелось уйти с должности в классический частный бизнес?

- Ни разу. У нас ведь бизнес частный. Не возникало у меня желания бросить аэропорт.

- Относительно работы с лоу-костами. Еще год назад, когда была попытка первого захода Ryanair, вы выдвинули абсолютно противоположные тезисы, объяснив, что экономически нецелесообразно идти на ряд уступок. С точки зрения дня сегодняшнего вы считаете ту позицию выигрышной?

- На тот момент, когда ирландский Ryanair вступил в переговоры, в нашем аэропорту уже работало шесть лоу-кост компаний, которые обеспечивали абсолютно понятную ценовую политику в сегменте дешевых авиаперевозок. Сейчас мы ведем переговоры еще с двумя-тремя компаниями, которые выходят на рынок.

Есть цена, которую платит авиакомпания за одного пассажира, вылетающего из аэропорта. Она сформирована не с потолка, а в результате детальных экономических расчетов и утверждается государственными органами. Это аэропортовые сборы. Госчиновник проверяет правильность экономических расчетов, не позволяя закладывать сверхрентабельность, прибыльность составляет порядка 15%, остальное - себестоимость. Эта цена утверждается. В аэропорту "Киев" такая цена составляла порядка $24 на одного пассажира и все авиакомпании, которые у нас летают, эта цена устраивает. При этом предусмотрена прозрачная система скидок – чем больше авиакомпания летает, тем меньше она платит. При больших объемах перевозок цена может снизиться практически вдвое, и это логично.

Когда приходит новая авиакомпания, которая не сделала ни одного рейса и просит предоставить скидку с $24 до $7, мы понимаем, что аэропорту это экономически невыгодно. Наш аргумент был прост – нельзя купить за $7 то, что стоит $24. Да, можно купить дешевле, но через систему скидок, показав значительный пассажиропоток. Ryanair это не устроило, они хотели с первого дня получить $7 на пассажире, а мы не могли пойти на эти условия.

То, что происходило в "Борисполе" – это как раз яркий пример давления государства на бизнес в угоду политическим амбициям. И то, что принято в этом аэропорту, мы расцениваем как демпинг по отношению к другим участникам рынка, потому что $7 не обеспечивают компенсации затрат предприятия.

- В таких условиях менеджеру действительно нелегко. Скажите, если бы вам предложили возглавить "Борисполь" или подобный государственный объект, вы бы согласились?

- Я не работаю на государственных должностях и всегда открыто это говорю. Мне это неинтересно.

- А считаете ли нужным изменить что-то в управлении аэропортом "Киев"?

- Поскольку растет пассажиропоток, то увеличивается нагрузка на все службы аэропорта. С увеличением нагрузки возникают всевозможные варианты оптимизации технологических процессов. Можно пойти двумя путями. Первый – увеличение персонала пропорционально увеличению количества пассажиров. Второй – внедрение новых технологических решений, которые позволяют обеспечить большее количество услуг с тем же количеством сотрудников. Это касается стоек электронной саморегистрации, устройств автоматического приема багажа и других технологических усовершенствований. Это бесконечный процесс.

- По вашему мнению, оправдана инициатива вложения денег в аэропорты Белой Церкви, Гостомеля и т.д.?

- Построить можно все, главное, чтобы в этом был экономический смысл. Если в процессе развития какой-то отрасли участвует бизнес, то он всегда просчитывает возможные затраты и возможные прибыли, чтобы понять окупаемость. Когда процессом инвестирования занимается государство, то вопрос окупаемости в принципе стоять не должен. Государство должно строить инфраструктурные объекты – дороги, порты и аэропорты, но управлять ими должен частный бизнес, тогда это будет экономически оправдано.

Если говорить о перспективах развития аэропортов в 40-60-километровой зоне от Киева на правом берегу Днепра, то я считаю, что современный большой аэропорт таких параметров, как "Борисполь", необходим. Где его разместить – вопрос скорее маркетинговый. Конечно, там, где лучше логистика, где лучше обеспечена геометрия движения воздушных судов. Такой аэропорт нужен, вопрос - за чьи деньги он будет строиться. Если это будут государственные деньги, это хорошо, но важно получить не второй "Борисполь", а аэропорт, который работает на конкурентных основах и управляется частным бизнесом.

Украина > Транспорт > interfax.com.ua, 4 мая 2018 > № 2592638 Денис Костржевский


Украина > Агропром > ukragroconsult.com, 4 мая 2018 > № 2592267

Из-за деградации земель Украина теряет 20 млрд гривен в год

От деградации почв Украина несёт как экономические, так и экологические потери. Об этом на заседании Координационного совета по вопросам борьбы с деградацией земель и опустыниванием заявил Остап Семерак, министр экологии и природных ресурсов Украины.

"В зависимости от степени деградационных процессов, убытки только от недополучения сельскохозяйственной продукции считаются как более 20 млрд гривен в год",- сказал он.

Кроме того министр подчеркнул, что около 6 млн га земель страдают от ветровой эрозии, до 20 млн га - от пылевых бурь, около 10 млн га пахотных земель подвержены влиянию водной эрозии.

При этом около 20% украинских земель считаются загрязнёнными.

"По оценкам экспертов на планете в целом деградированными являются около 2 млрд га земель",- добавил Семерак.

Стоит сказать, что в Украине под сельскохозяйственные нужды задействовано 32,5 млн га. Примерно 54% территории страны распахано, это один из наивысших показателей в мире. В стране насчитывается более 25 млн землепользователей и собственников земли.

Украина > Агропром > ukragroconsult.com, 4 мая 2018 > № 2592267


Россия > Финансы, банки > banki.ru, 4 мая 2018 > № 2592141 Альберт Кошкаров

Рубледиада: антиутопия Банки.ру

Что будет, если доллар продолжит дорожать

По мере роста курса доллара в России традиционно растет рейтинг гречки

Рубль преподнес россиянам «подарок», упав накануне майских каникул. Дорожавшая нефть не помогла. Сколько будут стоить доллар и евро завтра, предугадать невозможно. А что, если 80 рублей? А если 100?

Доллар по 65 рублей: «В Минфине довольно потирают руки»

Достижение долларом курса в 65 рублей не кажется таким уж невероятным. В последние дни апреля американская валюта уже разгонялась до 63 рублей. И, похоже, только упорно держащаяся выше отметки в 73 доллара за баррель нефть и российский ЦБ, отказавшийся снижать ключевую ставку, удерживают рубль на месте. Впрочем, если доллар поднимется к отметке 65 рублей, это отнюдь не обеспокоит Минфин или профессиональных участников рынка.

- 65 — хороший курс, устраивающий в целом и экспортеров, и импортеров, и бюджет, заметную долю доходов которого составляют валютные поступления. В Минфине довольно потирают руки: там помнят, что бюджет сверстан с гораздо более низким курсом рубля.

- Центробанк удерживает низкие процентные ставки, не особо заботясь об инфляции. Это позитивно для компаний, поэтому фондовый рынок продолжает расти, а инвесторы вкладываются в дивидендные стратегии.

- Минфин снова прекращает покупать валюту на рынке.

- Финансовые власти рассуждают на тему макроэкономической стабильности и свободного плавания рубля. Одновременно раздаются голоса лоббистов с просьбой поддержать банки и компании в случае необходимости. Но госбанки и так не переживают, ибо на их стороне печатный станок.

- Граждане занимают очереди в обменных пунктах валюты, банки увеличивают разницу курсов покупки и продажи валюты. Некоторые покупают телефоны и компьютеры в ожидании роста цен на технику. Слухи о подорожании распускают сами продавцы, чтобы увеличить спрос.

- Сильного роста цен на товары и услуги нет: в первую очередь из-за слабого потребительского спроса. Производители экономят на марже, чтобы сдержать рост себестоимости товаров.

Доллар по 70 рублей: «Экономический рост — около ноля»

Такое мы уже тоже проходили. Последний раз столько за американскую валюту давали в феврале — марте 2016 года. Баррель нефти тогда стоил около 40 долларов. Если ситуация повторится, то финансовым властям придется действовать более активно. Например, ЦБ может вернуться к практике раздачи валюты банкам через РЕПО.

- Фондовый рынок не растет. Продвинутые инвесторы перераспределяют структуру портфеля в сторону еврооблигаций и западных акций. Иностранцы продают ОФЗ, их замещают банки, которые проводят операции carry trade на средства, полученные от регулятора.

- Профицит бюджета растет, отчисления в резервы тоже. Правительство пока спокойно, так как «и не такое переживали». Министр иностранных дел загадочно улыбается, поскольку понимает, что скоро расскажут Трампу на совещании по торговым вопросам.

- Экономисты рассуждают о падении внутреннего спроса. Про снижение ставок уже никто не вспоминает.

Экономический рост — около ноля. Или даже «в минусе» (это результат долларовой переоценки «рублевых» компонентов ВВП). Экспортеры радуются: их доходы растут. А вот в рознице (торговля, связь, транспорт), напротив, пессимизм, поскольку денег у населения все меньше.

- Китайские и корейские компании устраивают акции и скидочные программы, чтобы увеличить продажи на российском рынке.

- Инфляция начинает понемногу разгоняться. Не только из-за слабого рубля, но и из-за спекулятивного роста спроса (в ожидании еще большего роста цен граждане начнут скупать товары). Однако официальный курс инфляции останется в пределах 4%. Цены на недвижимость немного растут, для многих это хороший способ защитить сбережения. Россияне предпочитают ездить на природу, на шашлыки, по маршрутам туристических походов.

Доллар по 80 рублей: «Спекулянты в восторге»

И такое в новейшей российской истории уже бывало — в январе 2016-го. Кто тогда не вспоминал слова экономистов, жалеющих тех, кто купил валюту выше 35 рублей? А жители столицы наверняка помнят марши и пикеты валютных ипотечников. Чтобы спасти тонущий рубль, ЦБ сохранял двузначную ключевую ставку и раздавал банкам валюту, а из Кремля пристально следили за поведением экспортеров, которые обещали поддержать отечественный рынок.

- Индекс Мосбиржи добрался до 1 500 пунктов. На рынке давно уже не видят иностранных инвесторов.

- Министр финансов в эйфории, ибо профицит бюджета продолжает расти. Правительство разрабатывает очередной антикризисный план, а в Кремле требуют от чиновников повысить выплаты незащищенным социальным слоям населения.

- ЦБ РФ принимает решение повысить ключевую ставку до 9—10%, чтобы сдержать дальнейшее ослабление рубля. Спекулянты в восторге, ибо им вернули любимую игрушку — carry trade.

- Банкиры спокойны: накопленных резервов достаточно, качество портфелей позволяет не допустить резкого роста просроченной задолженности. На плаву почти все банки. Граждане несут валюту на депозиты (ставки по ним снова начали расти), банки «под зонтиком» ЦБ продолжают спокойно работать.

- В правительстве довольны тем, что не придется помогать металлургам. Экспорт российской продукции вновь растет, поскольку слабый рубль свел на нет американские заградительные пошлины. Чиновники перешли к активным «словесным интервенциям».

- Официальный рост цен составляет 5—6%. Дорожают автомобили (как иностранные, так и отечественные), подорожали туры и техника. В торговых сетях массовые акции, чтобы хоть как-то стимулировать спрос. Samsung, LG и некоторые «китайцы» задумались о переносе производства в Россию, поскольку китайские и корейские рабочие обходятся очень дорого.

Доллар по 90 рублей: «Все понимают, что дно уже близко»

Этот сценарий большинство опрошенных Банки.ру аналитиков считают маловероятным. Тем не менее в нашей жизни все всегда поначалу случается в первый раз. Безусловным плюсом такого курса будет рост доходов бюджета и повышение конкурентоспособности российских товаров, однако расплачиваться за это придется высокой инфляцией. Не исключено, что Минфину придется прибегнуть к существенной индексации пенсий.

- ЦБ РФ повышает ставку до 15%, чем приводит иностранных инвесторов в полный экстаз. Все бегут покупать ОФЗ. Они толкают вверх фондовые индексы. А вот отечественные инвесторы уходят с рынка: депозиты выгоднее.

- Все понимают, что дно уже близко. Печатный станок включен, теперь его обороты существенно увеличены.

- Инфляция вернулась на уровень двузначный уровень. А вот уровень фактически рассчитываемой Росстатом инфляции находится в диапазоне 6—9%. Падение реальных располагаемых доходов населения ускоряется, но правительство пока не предпринимает шагов по налоговым маневрам и ужесточению фискальной политики.

- Банки переживают, что снижаются объемы выданных кредитов. Спрос в рознице падает, что заставляет производителей снижать цены.

- Экспортеры радуются слабому рублю. Они начинают экспансию на западные рынки, постепенно захватывая их сверхдешевыми товарами, Китай пытается ввести пошлины на ввоз российских продуктов питания.

Доллар по 100 рублей: «Граждане с трудом переваривают гречку»

Сразу вспоминается 2008 год: резкий скачок доллара, банкротства крупных компаний и массовые сокращения, резкое падение фондового рынка (индексы РТС и ММВБ упали на 70%) и сообщения правительства о начале «ползучей девальвации рубля». Капитализация российских компаний снизилась за сентябрь — ноябрь 2008 года на три четверти, а золотовалютные резервы сократились на 25%. Кризис на межбанке привел к банкротству нескольких крупных игроков. Регулятору пришлось помогать госбанкам, выделяя астрономические суммы. Ситуация может повториться, если доллар уйдет за 100 рублей. Особенно пострадают небольшие банки.

- Индекс Мосбиржи уходит к 1 000—1 200 пунктам, в лидерах падения — компании с большим валютным (внешним) долгом. Некоторые продвинутые инвесторы скупают подешевевшие акции.

- ЦБ объявил о повышении ставки свыше 15% и ждет реакции рынка. Минфин США обращается в конгресс, чтобы снять часть санкций с РФ и позволить американским банкам воспользоваться сложившейся ситуацией.

- Из-за роста проблемных кредитов начинается падеж мелких банков, проблемы и у крупных. Регулятор смягчает требования по выполнению обязательных нормативов, активизирует операции валютного РЕПО на длительные сроки. Некоторые россияне потянулись в обменные пункты, чтобы сбросить свою валюту и положить ее на выгодные депозиты, но в основном деньги утекают под матрацы.

- В строительстве полный хаос: из-за роста проблемных ипотечных займов. Необходимость реализации залоговой недвижимости по просроченной ипотеке полностью останавливает рост рынка недвижимости. Начатые объекты замораживаются.

- Фактическая инфляция выше 10%, но граждане говорят о росте цен на 20% и выше. Сильно вырос в цене бензин. Власти поднимают акцизы (кроме акцизов на водку и сигареты — они, наоборот, снижаются), равно как и налог на добычу полезных ископаемых. Усиливается борьба с уходом от уплаты налогов. Правительство готово выделить триллионы рублей для помощи особо пострадавшим крупным банкам и компаниям. Объявлено о повышении пенсионного возраста.

- Граждане с трудом переваривают гречку, рис и прочие продукты, которые накупили при курсе 65—70 рублей за доллар. Слесарь Петрович вовсе не заметил кризиса, так как у него ремонт оценивается в «жидкой валюте».

Альберт КОШКАРОВ, Banki.ru

Благодарим за помощь в подготовке материала экспертов из ИК «Фридом Финанс», компанию «Альпари», ИК «Финам», «Открытие Брокер», ИФК «Солид».

Россия > Финансы, банки > banki.ru, 4 мая 2018 > № 2592141 Альберт Кошкаров


Россия > Агропром > oilworld.ru, 3 мая 2018 > № 2600718 Олег Колташов

На российском зерновом рынке происходят «тектонические» изменения - Олег Колташов.

В последние несколько сезонов на российском зерновом рынке отмечается наращивание производства пшеницы и значительное увеличение ее экспортных поставок. Согласно прогнозам экспертов USDA, по итогам 2017/18 МГ на мировые рынки будет поставлено 38,5 млн. тонн пшеницы российского происхождения, что практически на 10,7 млн. тонн больше, чем сезоном ранее. Однако на фоне повышательной экспортной динамики текущего МГ участники рынка столкнулись со значительными логистическими сложностями.

Об основных тенденциях уходящего сезона и перспективах 2018/19 МГ на российском рынке зерновых культур на внутреннем и экспортном направлениях в интервью с Олегом Колташовым, владельцем компании ИП Колташов О.А

- Олег Анатольевич, расскажите, пожалуйста, немного о Вашей компании.

- Наша компания является одним из ведущих предприятий Курганской области в сфере хранения, подработки и оптовой торговли зерновых и масличных культур. На сегодняшний день компания состоит из двух элеваторов и одного хлебоприемного предприятия общим объемом хранения зерновых и масличных культур до 90 тыс. тонн, а также располагает собственным железнодорожным подвижным составом в количестве 45 вагонов-зерновозов марки 19-6870.

- Как Вы оцениваете 2017/18 МГ в секторе основных зерновых и масличных культур? Какие особенности могли бы выделить?

- В текущем сезоне на российском рынке происходят «тектонические» изменения, и очень много факторов, которые вмешались в работу участников зернового и масличного рынков. Во-первых, налоговая хартия и проблемы с подвижным составом. Так, по некоторым данным, около 30% вагонов-зерновозов в течение сезона выбыли из общего оборота. Во-вторых, смещение акцента инструментов государственной поддержки: интервенции с рынка практически нивелированы, а основным инструментом формирования ценовой конъюнктуры стал механизм субсидирования ж/д тарифа. К примеру, выбирается определенный регион, и ему предоставляется льгота в части груженого рейса в размере прейскуранта 10-01 по транспортировке груза по территории РФ.

И, конечно же, один из общих факторов, который влиял на ценовую ситуацию в текущем сезоне, – высокое мировое производства зерновых культур.

- Какие факторы оказывают ключевое влияние на формирование цен в секторе основных зерновых культур?

- Для анализа ценовой конъюнктуры будущих периодов я опираюсь на три ключевых индикатора. В первую очередь, это коэффициент stocks-to-use – соотношение конечных мировых запасов к сумме потребления на текущий МГ. Данный коэффициент определяет вектор развития мирового зернового рынка, неотъемлемой частью которого является российский зерновой рынок. Второй, и не менее важный фактор – это курс национальной валюты, который формирует цены как на внутреннем, так и экспортном рынках. Третий инструмент – государственная поддержка и регулирование зернового рынка. При этом третий индикатор является наименее прогнозируемым.

- С какими проблемами пришлось столкнуться Вашей компании в текущем сезоне?

- Основная проблема, с которой в текущем сезоне столкнулись трейдеры, зернопроизводители и агрохолдинги, – это дефицит подвижного железнодорожного состава. Элеваторы в течение сезона в большинстве случаев были переполнены, свободных складских помещений также не хватало, а для того чтобы вывезти рекордные объемы зерна, вагонов было критически недостаточно. При этом если в Южном и Центральном федеральных округах России ситуация с логистикой сейчас не столь критична, то в Уральском федеральном округе, а также в Новосибирске и Омске логистические проблемы сохраняются и на данном этапе. Естественно, эта ситуация оказывает негативное влияние на ценовую конъюнктуру, и маржа сельхозпроизводителей остается низкой.

- С 1 июля 2017 г. в РФ вступила в силу хартия в сфере оборота сельскохозяйственной продукции. Насколько она повлияла на работу рынка в текущем сезоне ?

- Как участник зернового рынка я приветствую данную хартию. Однако очень долгое время добросовестные трейдеры, которые обладают огромными зерновыми комплексами, подвижными составами и являются только трейдерами, а не сельхозтоваропроизводителями, находились в юридическом вакууме. С ними никто не хотел заключать контракты, так как боялись налоговых последствий. На сегодняшний день все формализовалось в виде определенных требований к посреднику, и мы можем наблюдать, что недобросовестные игроки постепенно уходят с рынка. Потому что на данном этапе, чтобы быть посредником между сельхозпроизводителем и конечным потребителем, нужно иметь на балансе мощности, сформированный коллектив и НДС декларации без разрывов.

Конечно, шлифовкамеханизмов работы хартии потребовала достаточно длительного периода времени, однако в будущем это полностью очистит рынок, и работа станет прозрачной, в том числе для статистики.

- С 1 июля 2018 г. в России вступает в силу новый стандарт на пшеницу ГОСТ 9353-2016 «Пшеница. Технические условия». Повлечет ли это за собой изменения в работе зернового рынка в сезоне-2018/19?

- Во-первых, данный обновленный ГОСТ предназначен для стран Таможенного союза, а также для тех стран, которые находятся возле ТС. К примеру, в прошлой версии стандарта у Казахстана был ГОСТ, имевший отличия от российского, что усложняло работу участников зернового рынка.

С нового сезона ГОСТ будет единый, что значительно облегчит работу рынка. Были унифицированы требования относительно качественных характеристик пшеницы. Если ранее такой показатель качества, как протеин, на территории РФ не имел основополагающего значения, то сегодня это одна из главных категорий, классифицирующих пшеницу. С нового сезона вся территория Российской Федерации будет классифицироваться как экспортно-ориентированная. При этом единственная проблема, которая может возникнуть у участников рынка в связи с такими нововведениями, состоит в оборудовании, квалифицированно проверяющем протеин, так как оно достаточно дорогостоящее. К сожалению, на сегодняшний день не все компании могут себе это позволить, в особенности мелкие предприятия. Однако самое важное, что с нового сезона пшеница будет идентифицирована по экспортным показателям.

- Как Вы можете охарактеризовать тарифную политику в РФ на ж/д, автоперевозки в 2017/18 МГ по сравнению с предыдущим сезоном? Какие факторы на сегодняшний день влияют на формирование тарифных ставок для ж/д транспорта?

- Так как российские железнодорожные дороги являются монополистами, все тарифы в РФ регулирует антимонопольный комитет, в частности специальный департамент, который утверждает тарифную ставку. В сезоне-2017/18 тарифы незначительно растут, но есть механизмы, которые микшируют рост этих тарифов. К примеру, программы льготных перевозок, а также Российского экспортного центра. Вышеуказанные программы призваны для того, чтоб контролировать существующий разрыв на логистическую составляющую для сельхозпроизводителей, находящихся в центральных регионах страны, и тех, которые находятся на выгодных экспортных территориях. В перспективе говорить о том, что аграрии не захотят выращивать пшеницу в Сибири ввиду высокого ж/д тарифа и отсутствия значительной прибыли, станет неактуально.

- Как Вы оцениваете перспективы развития российского экспортного рынка зерновых в условиях значительного мирового производства и высокой конкуренции на внешнем и внутреннем рынках?

- Пшеница российского происхождения имеет большой потенциал как на восточном рынке, так и в южных направлениях. Конечно же, основными задачами остаются развитие инфраструктуры на Дальнем Востоке, а также на станциях переходов с Китаем. При этом, учитывая качественные характеристики российской пшеницы, мы имеем все шансы конкурировать как в Юго-Восточной Азии, так и в странах Средиземноморского бассейна, а также в Африке. Будут разрабатываться такие программы, которые смогут полностью устранить логистическую составляющую, которая на данном этапе является самой весомой в структуре экспортной цены, конечно же, помимо стоимости самой пшеницы.

- Одной из проблем рекордного урожая зерновых культур является дефицит мощностей для хранения. Как Вы можете прокомментировать ситуацию с мощностями для хранения в текущем сезоне.

- Если сравнивать с европейскими странами и европейской статистикой, то там всегда количество мощностей на 40% превышает максимальный уровень оборота сельхозпродукции. Ситуация полностью противоположна нашим реалиям: европейские участники рынка ищут клиентов для того, чтоб загрузить мощности для хранения. Наша ситуация совершенно другая, и необходимо стремиться к тому, чтобы количество экспортных инфраструктурных объектов росло. На данном этапе рассматривается строительство большого терминала в Ленинградской области с объемом перевалки около 5 млн. тонн, Дальневосточного терминала, а также активизация экспорта через Беларусь и Китай. Если все эти направления будут активно работать, то мы сможем экспортировать излишки пшеницы, которые в сезоне-2017/18 бьют новые рекорды.

- Благодарю Вас за содержательную беседу и прошу в завершение сказать несколько слов о перспективах в новом зерновом сезоне и планах Вашей компании на 2018/19 МГ.

- Относительно перспектив на новый сезон делать долгосрочные прогнозы пока достаточно сложно, многое будет зависеть от погодных условий. Изначально в нашем регионе была проблема недостаточного снежного покрова, что могло оказать негативное влияние на состояние посевов озимых культур. Сейчас мнения традиционно разделились: ряд участников рынка говорит о недостаточной влаге в почве, а некоторые операторы рынка информируют о том, что вегетация растений проходит в оптимальном режиме.

Что касается планов компании, то на сегодняшний деньмы уже можем формировать ядро поезда. Мы заключаем договор с железной дорогой, формируем на своих базисах поезда, и один локомотив везет вагоны только нашей компании. Это позволяет в 2 раза сократить доставку, и будет прямая дорога с наших элеваторов до Новороссийского порта и портов Азовского моря. В будущем сезоне мы планируем активнее присутствовать на рынках Черноморского и Азовского бассейнов. На сегодняшний день экспортное направление стратегическое, и подавляющее количество профицитной зауральской пшеницы в будущем сезоне отправится на экспорт.

Кроме того, наша компания реализует инвестиционный проект по строительству мукомольного завода. Производительность объекта составит 300 тонн муки в сутки. Оборудование будет закуплено у лучшего поставщика – швейцарской фирмы Buhler.

Беседовала Полина Калайда

Россия > Агропром > oilworld.ru, 3 мая 2018 > № 2600718 Олег Колташов


Россия. ДФО > Леспром > bumprom.ru, 3 мая 2018 > № 2596954

Полпред Президента РФ Юрий Трутнев: «Ситуация в лесопромышленном комплексе Дальнего Востока не удовлетворительна»

Вице-премьер - полномочный представитель Президента РФ на Дальнем Востоке Юрий Трутнев заявил, что общая ситуация в лесопромышленном комплексе на Дальнем Востоке остается не удовлетворительной.

«Если говорить об общей ситуации, то она по-прежнему остается не очень хорошей, по-прежнему доля лесного комплекса в экономике Дальнего Востока составляет около 1,5% - это в разы ниже, чем в странах, где имеются аналогичные лесопромышленные комплексы», - указал Юрий Трутнев на совещании по проблемам отрасли а Хабаровске.

«Все, что касается переработки (леса), все не очень хорошо», - подчеркнул вице-премьер. Он добавил, что решения, принятые в части увеличения экспортных пошлин на круглый лес - с 2019 года с 25% до 40%, в 2020 году - до 60%, а в 2021 году - до 80% - могут поспособствовать росту инвестиционной активности в сфере переработки леса.

Полпред президента увидел признаки коррупции в ситуации, когда должностные лица не расторгают соглашения с «нерадивым лесопользователем». «Надо подготовить такой порядок взаимодействия, такой порядок правоотношений в лесном комплексе, чтобы <...> в рамках законодательства, в рамках нормативных актов мы понимали, что человек, который предлагает предприятие с более высоким уровнем переработки, точно получит лес, а тот, кто не предлагает, точно его лишится», - подчеркнул Юрий Трутнев добавив, что ответственность за это лежит на Рослесхозе и Министерстве промышленности и торговли.

Вице-премьер также обратил внимание на то, что если рациональное использование лесных ресурсов четко не прописано, то это можно считать методологической ошибкой Рослесхоза.

Россия. ДФО > Леспром > bumprom.ru, 3 мая 2018 > № 2596954


Россия > Рыба > fishnews.ru, 3 мая 2018 > № 2596225

«Рыбные» поручения Дмитрия Медведева.

По итогам совещания, состоявшегося 20 апреля в Мурманской области, глава Правительства Дмитрий Медведев дал целый ряд поручений – по механизмам распределения квот, развитию переработки, электронной ветсертификации и другим вопросам.

Напомним, что в совещании по развитию рыбоперерабатывающей промышленности участвовали вице-премьер Аркадий Дворкович, глава Минсельхоза Александр Ткачев, замминистра сельского хозяйства – руководитель Росрыболовства Илья Шестаков, руководство других федеральных ведомств, главы регионов, руководители отраслевых объединений.

О рыбопереработке и квотах

Целый блок поручений премьер дал по стимулированию рыбопереработки, сообщает корреспондент Fishnews. Для развития потенциала российской рыбоперерабатывающей промышленности могут предложить специальную концепцию. В том числе с мерами по продвижению отечественной рыбопродукции в России и за рубежом. Ответственные за подготовку – Минпромторг, Минсельхоз и другие заинтересованные федеральные ведомства с участием рыбохозяйственных союзов и ассоциаций.

Вновь власти вернулись и к теме применения ЕСХН для рыбопереработки. До 15 июня Минсельхоз, Минфин и Минэкономразвития должны представить в правительство предложения по этой и другим мерам поддержки предприятий рыбохозяйственного комплекса. В частности, предполагается задействовать механизм ставок сбора за пользование водными биоресурсами.

Министерство сельского хозяйства совместно с другими заинтересованными федеральными ведомствами должно предоставить в правительство предложения по изменению механизма распределения квот, а также по целесообразности перерасчета квот с учетом объемов переработки в России либо поставки на экспорт. Здесь также предусмотрено участие в обсуждении отраслевых объединений. Срок – до 4 июня 2018 г. Предложения должны быть рассмотрены на заседании профильной правкомиссии.

О ветеринарной сертификации

Острая для отрасли тема – введение электронной ветсертификации. Дмитрий Медведев поручил Минсельхозу, Россельхознадзору и Росрыболовству принять в полном объеме меры по переходу на оформление с 1 июля 2018 г. ветеринарно-сопроводительных документов на уловы водных биоресурсов в электронном виде. Доклад по этому вопросу в правительстве ждут до 5 июня. В выполнении поручения должны принять участие власти регионов.

О производстве оборудования

Илья Шестаков озвучил на совещании предложение о подготовке практического плана локализации производства оборудования для отрасли в России. Соответствующее поручение глава правительства дал Минсельхозу и Минпромторгу совместно с другими заинтересованными ведомствами. Предполагается, что дорожная карта будет внесена в кабмин до 4 июня.

Еще одно предложение, с которым выступил на совещании глава Росрыболовства, – по стимулам для строительства малого флота, ведь не везде есть возможность задействовать механизм инвестиционных квот. По поручению премьера, Минпромторг, Минсельхоз и Минфин должны до конца мая направить предложения по поддержке обновления малотоннажного флота, который используется в прибрежном рыболовстве. К выработке возможных мер должны быть привлечены отраслевые объединения.

О перевозках и рыбной торговле

Глава правительства также поручил ведомствам сформулировать предложения по установлению нормативных требований о том, чтобы подтверждалось соблюдение температурных условий при перевозке рыбы. Речь идет об использовании системы «ЭРА-ГЛОНАСС».

Ряд поручений дан по вопросам реализации рыбопродукции. Так, Министерство сельского хозяйства РФ совместно с другими ведомствами должно проанализировать влияние поставок импортной консервированной рыбопродукции и представить в правительство предложения по повышению доли отечественного товара.

О работе пограничников

Вновь в протокол руководства страны попала тема государственного контроля в отрасли. Минэкономразвития, министр РФ Михаил Абызов и ФСБ должны проработать вопрос л целесообразности риск-ориентированного подхода при осуществлении госконтроля в области охраны морских биоресурсов. Схожее поручение глава правительства давал по итогам августовской встречи с представителями рыбной промышленности на Сахалине.

Об инвестиционных квотах

Одна из задач – в сфере реализации программы инвестиционных квот, запущенной в этом году. Руководству регионов рекомендовано обеспечить рыбоперерабатывающие заводы, которые будут построены под получение долей, необходимой инфраструктурой. Как отмечали участники совещания, это важная поддержка.

Россия > Рыба > fishnews.ru, 3 мая 2018 > № 2596225


Бельгия. Россия. Весь мир > Рыба > fishnews.ru, 3 мая 2018 > № 2596222

«Русскую рыбу» запустят на новый круг.

Росрыболовство планирует в мае провести с рыбаками совещание об учреждении некоммерческой организации «Русская рыба» для продвижения отечественной рыбной продукции и увеличения потребления рыбы внутри страны.

Пути повышения спроса на продукцию отечественных рыбаков и ее стоимости в оптовом звене обсуждались на круглом столе, организованном на российском стенде в рамках выставки Seafood Expo Global / Seafood Processing Global в Брюсселе. На встречу были приглашены представители компаний – участников экспозиции, в том числе НБАМР, Русская рыбопромышленная компания, «Норебо», «Иня», ФОР, «Антей», ФЭСТ, «Дикий улов», Южно-Курильский рыбокомбинат.

Замруководителя Росрыболовства Петр Савчук представил проект по созданию некоммерческой организации «Русская рыба». В ее задачи должен входить анализ рынков, популяризация рыбной продукции и повышение культуры потребления рыбы в России, стимулирование сбыта на внутреннем рынке, а также решение маркетинговых задач для экспортеров.

«Цель этого проекта – это увеличение стоимости оптовых продаж российской рыбной продукции на внутреннем и внешнем рынке. На наш взгляд, мы должны достигнуть показателя не менее 5% в год роста, начиная с 2019 года», – заявил представитель рыбного ведомства. В качестве примера он сослался на положительный опыт таких стран, как США и Норвегия.

С точки зрения регулятора, учредителями некоммерческого партнерства могли бы выступить 15-20 крупнейших рыбопромышленных групп, объединяющих как добывающие, так и перерабатывающие предприятия. Как сообщает корреспондент Fishnews, сфокусироваться предложено в первую очередь на четырех секторах рыбного рынка – белая рыба (тресковые), лососевые, пелагические виды и морепродукты.

Одной из важнейших проблем остается отношение к рыбе внутри страны. «С нас спрашивают, как с Росрыболовства: ловим много, а народ-то не ест рыбу. К сожалению, она у нас еще и дорогая», – признал Петр Савчук. Он подчеркнул, что речь идет не о том, чтобы вся рыба поставлялась внутрь страны, а только о создании условий, «чтобы эта рыба появилась на нашем внутреннем рынке».

По словам замглавы Росрыболовства, после перехода на обязательную электронную ветсертификацию вся продукция будет отслеживаться и компании, которые осуществляют поставки на внутренний рынок, будут «материально стимулироваться». В проекте также планируется участие ФГУП «Нацрыбресурс» – особенно в части логистики – и ВНИРО, которому, как и другим научным институтам, будет поставлена задача по разработке современных продуктов из водных биоресурсов.

«Мы 30 лет работаем по филе, по фаршу сурими, ничего нового больше не придумали. А нужно придумывать, нужно совершенствоваться и дать такие продукты, которые бы были в нашем обществе востребованы», – обратил внимание Петр Савчук. Не меньше внимания, по его мнению, потребуется уделять качеству, логистике и автоматизации процессов. К работе с населением ведомство намерено также подтягивать торговые сети и рестораны.

Участники встречи в целом поддержали предложение, высказавшись за объединение маркетинговых усилий и выработку единой стратегии для продвижения рыбной продукции. Бизнес интересовали конкретные вопросы – по финансированию, организационной структуре будущего партнерства, наполнению маркировки, поддержке государства и преимуществах, которые дает участие в программе.

Петр Савчук напомнил, что в двадцатых числах мая запланировано совещание с представителями ФНС по очищению рыбного рынка от «серых схем», и предложил рыбопромышленникам сразу после этого провести учредительное собрание по «Русской рыбе».

Напомним, что в крупнейшей отраслевой выставке Seafood Expo Global / Seafood Processing Global 2018 участвовали компании из 79 стран мира. Оператор российского национального стенда – компания Expo Solution Group. Fishnews – ее генеральный информационный партнер.

Бельгия. Россия. Весь мир > Рыба > fishnews.ru, 3 мая 2018 > № 2596222


Россия. ЕАЭС > Таможня > fishnews.ru, 3 мая 2018 > № 2596217

Россия обновляет таможенное законодательство.

Правительство внесло в Госдуму проект федерального закона «О таможенном регулировании». В документе содержится целый ряд прогрессивных решений, заявил премьер Дмитрий Медведев.

Новый закон потребовалось подготовить в связи со вступлением в силу с 1 января 2018 г. Таможенного кодекса Евразийского экономического союза. ТК ЕАЭС содержит отсылочные нормы, согласно которым особенности нормативно-правового регулирования в области таможенного дела определяются национальным законодательством, рассказали Fishnews в пресс-службе Правительства РФ.

Законопроект подготовило Министерство финансов РФ. Цель документа – установить особенности таможенного регулирования в России, а также привести российское законодательство в сфере таможенного регулирования и таможенного дела в соответствие с положениями права ЕАЭС.

«В документе содержится немало прогрессивных решений как в части таможенного администрирования, так и в части упрощения операций», - охарактеризовал проект Дмитрий Медведев.

Так, власти указывают на переход к «электронной таможне», сокращение срока ряда операций, упрощение правил и процедур.

Премьер-министр также обратил внимание на то, что при неоднозначности правил в таможенной сфере, «они будут трактоваться в пользу декларанта или заинтересованного лица».

Россия. ЕАЭС > Таможня > fishnews.ru, 3 мая 2018 > № 2596217


Россия. ДФО > Рыба > agronews.ru, 3 мая 2018 > № 2595933 Александр Дупляков

Нам не по карману: почти все российские крабы идут за границу.

Добыча крабов – выгодный бизнес, рентабельность которого доходит до 60-70%. О том, что происходит с этой отраслью в России, рассказал в интервью ПРОВЭД президент Ассоциации добытчиков краба Дальнего Востока Александр Дупляков.

– Каков сегодня объем добычи крабов?

– По итогам 2017 года в России добыто 87,5 тысячи тонн крабов. Краб добывается на Дальнем Востоке и в Баренцевом море. Добывается девять видов крабов в 12 промысловых районах. Если говорить о доле в общероссийской добыче водных биологических ресурсов, то она небольшая – 1,8%, то есть всего в Российской Федерации в 2017 году добыто (водных биологических ресурсов – прим. ред.) 4,9 млн тонн.

– Если перевести все это в денежный эквивалент, то какая будет цифра?

– Краб – ценный промысловый объект, и, несмотря на незначительный объем вылова, объем выручки крабового сегмента составил в 2017 году 47,5 млрд рублей. Это примерно 15% общеотраслевого оборота.

– Есть ли какая-то динамика, скажем, за последние 10 лет – растет ли добыча? Каковы причины?

– За последние 10 лет вылов краба показывает положительную динамику. На 2018 год величина общего допустимого улова (ОДУ) крабов установлена на максимальном уровне за всю историю освоения этого ресурса. Это связано, во-первых, с тем, что многие негативные процессы, существовавшие на промысле, в первую очередь, браконьерство, успешно побеждены. Во-вторых, сложились благоприятные природные условия. Но все-таки можно говорить, что по многим объектам промысла мы достигли максимума, и в перспективе стоит ожидать снижения ОДУ. Природа в этом отношении циклична, и так было всегда.

– Какие объемы краба уходят за границу?

– Краб всегда, с советских времен, был экспортно-ориентированным объектом промысла. Сейчас до 95% всей крабовой продукции уходит на зарубежные рынки. При этом дефицита крабовой продукции на внутреннем рынке нет.

Краб – деликатесный продукт с высокой стоимостью, и покупательский спрос на него ограничен. Но он всегда есть на прилавках, а также в интернет-магазинах морепродуктов. Мы стараемся развивать внутренний рынок, поставляем крабовую продукцию в различном виде, от живого краба до крабовых консервов, строим заводы для производства крабовой продукции, удобной для потребления конечным покупателем.

Есть ряд проблем, сдерживающих развитие внутреннего рынка. Например, условия хранения крабовой продукции. В первую очередь, я имею в виду варено-мороженую продукцию, условия хранения которой более жесткие по сравнению с рыбой. Не всегда торговые точки могут соблюдать этот режим, а это сильно портит товарный вид, да и просто опасно для потребителя. Также не всегда посредники готовы брать на себя риски, связанные с продвижением товара на рынок, попросту не способны покупать достаточно крупные партии товара и заниматься их дистрибуцией. Делать это самостоятельно также готовы далеко не все рыбаки. В этом плане зарубежные рынки более привлекательны для рыбаков.

Россия. ДФО > Рыба > agronews.ru, 3 мая 2018 > № 2595933 Александр Дупляков


Россия. ЦФО > Транспорт > stroi.mos.ru, 3 мая 2018 > № 2595644

В аэропорту Шереметьево открылся новый терминал

Новый пассажирский терминал В заработал в аэропорту Шереметьево. Его пропускная способность составляет 20 млн пассажиров в год, или 4,1 тыс. в час.

В терминальный комплекс поэтапно переведут рейсы федеральных направлений. Первый самолет отправит «Аэрофлот». До 1 июня компания переведет туда 46 рейсов.

Терминал В начинает работу в рамках подготовки к Чемпионату мира по футболу 2018 году. Он станет первой частью Северного терминального комплекса аэропорта и будет ориентирован на внутренние рейсы.

Площадь здания нового терминала превышает 109 тыс. кв. м. Здесь организовали два бизнес-зала на 400 мест каждый и просторный VIP-зал.

Во время проведения ЧМ-2018 во всех терминалах Шереметьево оборудуют фан-зоны, где можно будет посмотреть трансляции матчей.

В аэропорту благодаря терминалу и новой автоматизированной системе работы с багажом смогут обрабатывать до 4,8 тыс. единиц багажа в час.

Кроме того, терминал B должны оснастить системой iBeacon для онлайн-навигации пассажиров по всему аэропорту.

Сообщение между терминалом В и южным терминальным комплексом (терминалы D, E, F, «Аэроэкспресс») организуют с помощью курсирующих автоматизированных поездов. Они будут отправляться каждые 4 минуты.

Как сообщает «Комсомольская правда», официальное открытие терминала запланировано на 7 июня 2018 года. До этого времени он будет работать ежедневно.

Сегодня, 3 мая, отправлен первый рейс «Москва – Саратов». Самолет авиакомпании «Аэрофлот» взлетел в 9.55. Сегодня же отправится еще один рейс в Саратов в 16.55, также в новом терминале встретят первых пассажиров из Саратова, которые прилетят в 14.05 и 21.50.

Накануне в новом терминале проходили тестирования с помощью 600 волонтеров, также готовность оценила комиссия Контрольного Управления Президента РФ, Минтранса России и Росавиации.

Россия. ЦФО > Транспорт > stroi.mos.ru, 3 мая 2018 > № 2595644


Казахстан > Медицина. Приватизация, инвестиции > kapital.kz, 3 мая 2018 > № 2594281 Аскар Айтелиев

Алматинец займет нишу востребованных медизделий

В Казахстане открылся уникальный завод

Елена Тумашова

«Вот сюда нужно обязательно наступить», — Аскар Айтелиев показывает на синий прямоугольник сразу за дверью. Наступаю. Подошва прилипает, на специальной поверхности остаются два следа от ботинок. Это нужно для чистоты и безопасности, на производстве стерильных изделий медицинского назначения без этого — никак. Идем дальше. «Вот это — промышленный стерилизатор, купили за 1 млн евро. Обычно такие производства, как наше, отдают свою продукцию на стерилизацию на аутсорсинг. Мы будем делать это сами», — рассказывает Аскар. Он открыл в Алматинской области завод CleverMedical, где будет выпускать востребованную в Казахстане, но пока исключительно импортируемую высокотехнологичную медицинскую продукцию. Какую — об этом отечественный производитель рассказал деловому еженедельнику «Капитал.kz». Также — о том, как он планирует сделать завод автономным и экономически успешным.

Зачем возить дорогущий воздух?

В 2010 году Аскар Айтелиев открыл компанию, которая занималась дистрибуцией изделий медицинского назначения. «Когда начал импортировать, столкнулся с тем, что вожу в Казахстан дорогущий европейский воздух: фура с продукцией весила четыре тонны, и сама продукция была настолько объемной, что занимала очень много места. Стоимость доставки из Братиславы – от 6 до 10 тыс. евро, при этом себестоимость медизделий, которые я возил, не столь высока. Понял, что вся прибыльность остается у производителей бензина и перевозчиков», – рассказывает собеседник.

Более того, заказывать медицинскую продукцию за рубежом оказалось делом неудобным и негибким: пока заказ изготовят и привезут, он либо становится неактуальным, либо приходит слишком поздно.

Как найти продукцию, которая крайне необходима?

Проблема и в том, что не каждый зарубежный производитель может выпустить продукцию по индивидуальным параметрам. Например – ангиографические наборы, которые завод Clever Medical будет производить в Казахстане первым.

«Раньше в Казахстане, как сейчас в России, пользовались многоразовым бельем – страшными промокающими тряпками, их крючками пришивают прямо к коже пациента. Я первым стал привозить готовые наборы в Казахстан. Теперь мы будем выпускать их сами», – рассказывает Аскар.

Ангиографические наборы – это наборы для операций. Они особенно нужны для экстренных случаев. Поступает в больницу пациент, например, с острым коронарным синдромом, это инфаркт миокарда. С того момента, как человека привезли в клинику, до устранения причины инфаркта должно пройти 20 минут – не больше. Иначе пациент умрет или останется инвалидом. Как уложиться в это время, если под рукой нет всего необходимого для того, чтобы тут же приступить к операции? Ангиографический комплект можно развернуть за минуту, внутри – все, что нужно для проведения операции, вплоть до пакета для дальнейшей утилизации.

«Вот такие наборы надо делать для каждой клиники индивидуально. Это зависит от конфигурации операционной (они разные, потому что какие-то клиники строились 50 лет назад, какие-то – 10), от техники работы хирурга, от того, с какой стороны к столу он стоит. Невозможно закупать для всех стандартные наборы», – поясняет Аскар. Поэтому он и хочет производить такие комплекты здесь, в Казахстане.

Сколько средств понадобилось для открытия?

К идее открыть завод по производству стерильных изделий медицинского назначения Аскар Айтелиев шел долго. «Сначала был период накопления капитала. Мои родители рядовые врачи, я сам по образованию кардиохирург (поэтому и разбираюсь хорошо в этой продукции). Так поучилось, что мне нужно было заниматься зарабатыванием денег. Быть просто дистрибьютором само по себе тоже неплохо, но в какой-то момент мне захотелось стать производителем – выпускать хороший продукт и донести его до конечного пользователя», – рассказывает собеседник.

В создание завода вложили 1 млрд тенге (со временем, когда начнется выпуск медицинских катетеров, сумма увеличится до 2 млрд тенге). Банковскими займами не пользовались. «Вы можете себе представить получение кредита при рентабельности 20%? Доступа к зарубежному финансированию тоже не было. Поэтому решили обойтись своими силами: я и мой соучредитель – Тимур Манашов, сооснователь и владелец частной кардиохирургической клиники «Журек» в Таразе – вложили собственные средства», – поясняет Аскар.

Кстати, 20% рентабельности – это очень мало, обычно медицинские производители работают минимум при 50%. Очень много денег уходит на внедрение всевозможных процедур качества и контроля, валидацию – все приборы на заводе, с помощью которых выпускается продукция, необходимо периодически проверять, а услуги лабораторий стоят дорого.

Какая продукция нужна?

Второй вид продукции, которую завод будет производить, помимо ангиографических наборов, – это линии для введения лекарственных веществ, на 2020 год запланирован выпуск медицинских катетеров (процесс подготовки к этому уже начался, и он требует много времени).

В Казахстане, как и на территории СНГ, нет производителей медицинских катетеров. В мире их всего шесть. Это очень востребованная продукция, такие катетеры используют во время операции с диагностической и лечебной целью для лечения инфарктов и инсультов – вводятся в сердце, в мозг мини-инвазивным способом. «Выпускать простые катетеры, которые используют, когда ставят пациенту систему, экономически невыгодно. И неинтересно. Это очень простой продукт, та же Индия производит его в гигантских количествах. Нет смысла делать то же самое в Казахстане», – поясняет Аскар.

Третий запланированный вид продукции – инвазивные датчики давления. Они необходимы для измерения давления в артерии во время операции. Показатели давления передаются от датчика на специальный сенсор, который подключается к реанимационному монитору, где цифра давления показывается непрерывно. И опять же производителей таких датчиков нет ни в Казахстане, ни в России, ни во всем СНГ. Clever Medical будет закупать только сенсоры, это треть в стоимости продукции, все остальное будет производить самостоятельно.

Как сделать завод бизнес-успешным?

Три вида продукции, которую будет выпускать завод, в настоящее время в Казахстан полностью импортируются. «В правилах закупки медицинских изделий государственными клиниками указано, что если в тендере принимает участие отечественный производитель, он, безусловно, выигрывает. Это то, на что мы рассчитываем, – у нас будет хороший сбыт», – говорит собеседник.

По его расчетам, 70-80% продукции будут покупать государственные учреждения, остальное – частные клиники.

Дальше – импорт в Россию и Узбекистан. Узбекистан Аскар рассматривает как очень перспективный рынок: 35 млн человек, близкое расположение страны к Казахстану, активное развитие медицины, которое там сейчас происходит (увеличивается количество специфичных операций, для проведения которых и предназначена продукция завода).

В 2019 году, когда завод получит регистрацию в Казахстане, начнет процесс получения регистрации продукции в Узбекистане и России. Как поясняет Аскар, завод технически уже готов к запуску, но в случае медицинских производств необходимо пройти регистрацию и сертификацию, различные испытания – токсикологические, клинические и пр. Это занимает время – такова процедура. Только после этого завод сможет выпускать коммерческую продукцию, пока же – опытные образцы.

Насколько продукция экономически привлекательна?

Аскар Айтелиев подсчитывает: средняя стоимость импортного ангиографического набора – 24 тыс., при изготовлении в Казахстане она будет немного дешевле. Для страны с населением 17 млн человек потребность – 60 тыс. штук в год, только одного вида, а их несколько. Таким образом, это составит 1,4 млрд тенге в ценах конечной продукции. «Сейчас больше половины этих денег мы отправляем поставщикам за рубеж. А когда наш завод начнет работать, за рубеж мы будем отправлять в лучшем случае 20-25%, соответственно, 75-80% суммы останутся в Казахстане и будут облагаться налогами здесь. И это только один каталожный код, один продукт, который мы собираемся производить», – говорит спикер.

Диагностические катетеры – в Казахстане потребность в них составляет 80 тыс. штук в год. При средней цене 9 тыс. тенге за одну штуку получается 720 млн тенге. «Это деньги, которые сейчас практически полностью уходят за рубеж. Когда будем выпускать их мы, только 30-40% от себестоимости – это то, что будет тратиться на зарубежное сырье», – приводит цифры Аскар.

План – в течение первого года выпустить продукции в конечных ценах на 2 млрд тенге, через три года только в Казахстане выйти на 5 млрд тенге. После получения регистрации в России и начала импорта в эту страну амбициозная цель – генерировать $20-25 млн в ценах завода в год.

Как оптимизировать производство?

Стоимость доставки сейчас, при импорте, – это 20% себестоимости конечной продукции. Многие компоненты для выпуска продукции завод планирует закупать у местных поставщиков. «Например, мы уже нашли пару заводов в Казахстане, которые могут выпускать медицинский пластик. Сейчас к ним поедем и будем договариваться о том, чтобы они производили чашки для нас. Это и им выгодно. Если бытовую чашку они выпускают за доли цента, то когда эта чашка станет медицинской, она будет стоить уже 20 центов. Единственное, нужно, чтобы эти заводы соблюдали стандарты чистоты», – рассказывает Аскар.

Сейчас у завода уже есть договоренности о поставках от местных производителей картона для упаковки. «Еще нам нужна медицинская трубка ПВХ – много. В Казахстане выпускают, например, водопроводные шланги, но такие медицинские трубки пока никто не производит, придется их импортировать. Текстиль тоже можем локализовать. Сейчас в страну необходимые для медицины текстильные изделия везут из США, Индии, Бельгии, Словакии. Но как только у нас появятся объемы, возможно, какому-то швейному производству захочется сделать для нас простыни. Мы, конечно же, согласимся сотрудничать», – говорит основатель завода.

Требование, которое он будет предъявлять потенциальным партнерам, – качество не ниже, чем у импортной продукции. «Я не готов пойти на импортозамещение в ущерб качеству. Качество – это самое главное, что мы будем делать на этом заводе. Не обещаю, что будем выпускать дешевую и массовую продукцию, но очень качественную, которой при экспорте за пределы Казахстана можно будет гордиться, – обещаю», – говорит Аскар Айтелиев.

Почему система будет автономной?

Как говорит собеседник, он будет строить систему таким образом, чтобы она была работающей и абсолютно независимой. Выпускать на заводе Clever Medical некачественную продукцию будет невозможно, кто бы ни руководил производством. Например, в контрактах специалистов по качеству прописано, что руководство не может их уволить, это может произойти только в случае банкротства либо если человек захочет уйти по собственному желанию. Это необходимо для исключения рычагов воздействия на специалистов по качеству. Такой подход, когда они полностью независимы, – это международная норма в области качества медицинских изделий.

Кроме того, завод пройдет сертификацию по международному отраслевому стандарту ISO13485, работа в этом направлении уже начата. «Мы будем работать по международным стандартам, они в любом случае превосходят действующие казахстанские. Казахстанские – это те же международные, но они приходят к нам с опозданием. Например, сейчас в стране действуют стандарты от 2011 года, система, которая у нас уже внедрена, построена на стандарте ISO редакции 2016 года», – заключает спикер.

Казахстан > Медицина. Приватизация, инвестиции > kapital.kz, 3 мая 2018 > № 2594281 Аскар Айтелиев


Россия. Иордания. ООН > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 3 мая 2018 > № 2593893 Сергей Лавров

Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции по итогам переговоров с Министром иностранных дел и по делам эмигрантов Иорданского Хашимитского Королевства А.Сафади, Сочи

Уважаемые дамы и господа,

Мы сегодня обсудили состояние и перспективы наших двусторонних отношений с прицелом на их дальнейшее развитие в русле достигнутых договоренностей между Президентом России В.В.Путиным и Королем Иордании Абдаллой II.

Особое внимание мы уделили необходимости активизировать наше торгово-экономическое сотрудничество. В этой связи мы придаем большое значение подготовке к четвертому заседанию Межправительственной комиссии по развитию торгово-экономического и научно-технического сотрудничества, которое намечено на третий квартал этого года.

Обсудили также перспективы развития нашего взаимодействия в сфере мирного использования ядерной энергии и сотрудничества в образовательной и гуманитарной областях. Мы исходим из того, что эти планы, которые у нас сейчас вырисовываются, будут претворяться в жизнь.

Из международной проблематики, по понятным причинам, основное внимание мы уделили сирийскому урегулированию. Мы солидарны в том, что усилия по запуску политического процесса должны сочетаться с борьбой с остатками террористических группировок. Россия и Иордания исходят из необходимости нацеливать все усилия, предпринимаемые по завязыванию межсирийского диалога, на выполнение задач, поставленных в резолюции 2254 СБ ООН. Мы сотрудничаем в рамках астанинского процесса, где Иордания участвует в качестве наблюдателя. Мы взаимодействуем по поддержанию режима зон деэскалации на юго-западе Сирии вблизи границы с Иорданией. Сегодня мы договорились продолжать сотрудничество по этой важной теме как на двусторонней основе, так и в формате трехстороннего, с участием американцев, мониторингового центра.

Нас тревожит ситуация в палестино-израильском урегулировании. Мы исходим из необходимости руководствоваться теми решениями, которые принимались в ООН. Выступаем за скорейшее возобновление на этой основе прямого диалога между палестинцами и израильтянами. Напомню, что в свое время Россия пригласила к себе лидеров Палестины и Израиля для организации прямого диалога без предварительных условий. Это предложение полностью остается в силе.

При рассмотрении других проблем ближневосточного региона, в частности, ситуации в Ираке, мы высказались за безальтернативность урегулирования всех кризисных ситуаций через инклюзивный диалог с участием всех этнических и конфессиональных групп.

Мы подтвердили нашу высокую оценку роли, которую Иордания играет в региональных делах, в том числе в отношении судьбы Иерусалима, который должен оставаться столицей для всех трех мировых религий.

В целом я считаю, что у нас были очень полезные переговоры. Я благодарю моего коллегу и друга Министра иностранных дел и по делам эмигрантов Иорданского Хашимитского Королевства А.Сафади за тесное сотрудничество. Мы будем продолжать эти контакты на регулярной основе.

Вопрос: Отразится ли процесс урегулирования в двух зонах деэскалации в Восточной Гуте и под г.Хомс на третьей зоне деэскалации на юге Сирии? Как он может отразиться в целом на политическом урегулировании ситуации в САР?

С.В.Лавров: Зоны деэскалации создавались на временной основе исходя из того, что после того, как задачи, поставленные перед этими зонами, будут решены, и когда можно будет возвращаться к мирной жизни, они прекратят своё существование. При этом режим деэскалации, конечно же, не распространяется на террористов, которые в соответствии с решениями СБ ООН должны быть уничтожены. В Восточной Гуте эта проблема была в основном решена, поскольку те группировки, которые либо консолидировались с «Джабхат ан-Нусрой» и прочими террористическими отрядами, либо сами нарушали режим прекращения боевых действий, были по большей части ликвидированы или выведены оттуда. Соответственно, сирийское Правительство восстановило контроль над Восточной Гутой и выполнило свою миссию в зоне деэскалации в этой части Сирийской Арабской Республики. Надеемся, что и в южной зоне деэскалации задачи ликвидации угроз и восстановления мирной жизни тоже будут выполняться. Мы договорились с нашими иорданскими друзьями о продолжении диалога как по двусторонней линии, так и с участием американцев в Аммане, где создан специальный мониторинговый механизм для контроля за выполнением договорённостей о южной зоне.

Ясно, что вопросы, касающиеся урегулирования ситуации в этой части Сирии, должны рассматриваться комплексно, в том числе с учётом происходящего в Ат-Танфе, где американцы в одностороннем порядке объявили большую территорию радиусом в 55 км в качестве своей «вотчины», а также с учётом ситуации, о которой уже говорил мой коллега, в лагере беженцев «Рукбан». В этом районе, где американцы в одностороннем порядке объявили своей зоной территорию вокруг Ат-Танфа, и в лагере беженцев «Рукбан» происходят очень странные вещи, включая подготовку боевиков, которая там ведётся для того, чтобы они продолжали боевые действия вопреки договорённостям о прекращении огня.

Что касается лагеря беженцев «Рукбан» с точки зрения доставки гуманитарной помощи, то очень долго американцы отказывались предоставить туда доступ для гуманитарных конвоев, ссылаясь на то, что якобы сирийское Правительство не даёт разрешения. Это не так. Все вопросы между сирийским Правительством и гуманитарными учреждениями решены. Сейчас, по сути дела, США не дают достаточных гарантий безопасности для доставки гуманитарных грузов в этот лагерь. Американцы предлагают доставлять гуманитарные конвои до границы лагеря «Рукбан», а внутри лагеря распределением помощи займутся сами его обитатели. Мы уже не раз наблюдали, в том числе в Восточном Алеппо и Восточной Гуте, как доставляемая таким образом гуманитарная помощь либо «приватизировалась» боевиками, либо перепродавалась втридорога. Поэтому это не выход, не решение проблемы. Ещё раз подчеркну, что весь комплекс вопросов, который связан с нормализацией обстановки на юге Сирии вблизи от иорданской границы, требует комплексного и взаимосвязанного рассмотрения.

Вопрос: На этой неделе Премьер-министр Израиля Б.Нетаньяху заявил, что израильской разведке удалось добыть данные о наличии у Тегерана планов по развитию области ядерного оружия. Как Россия воспринимает подобные заявления израильского Премьер-министра? Какова будет реакция Москвы, если 12 мая Президент США Д.Трамп объявит о выходе США из СВПД?

С.В.Лавров: Если Израиль или кто-либо ещё получил документы, которые, как утверждается, доказывают сохранение в Иране планов развития ядерного оружия, то они должны быть незамедлительно переданы в МАГАТЭ, отвечающее за реализацию Совместного всеобъемлющего плана действий.

Комментарий, который я слышал от специалистов, участвовавших в переговорах по подготовке этого плана действий, говорит о том, что вполне вероятно эти документы относятся к прошлой деятельности, которая была уже учтена в инспекциях МАГАТЭ. Напомню, что Иран сейчас подвержен самому интрузивному режиму инспекций по линии МАГАТЭ.

Что касается самого Совместного всеобъемлющего плана действий, то, как не раз подчёркивал Президент России В.В.Путин, в том числе по итогам телефонного разговора с Премьер-министром Израиля Б.Нетаньяху, эта договорённость должна неукоснительно выполняться всеми, заключившими её сторонами, тем более что она была затем одобрена Советом Безопасности ООН без каких-либо изменений. Если США, как не раз объявлял Президент Д.Трамп, заявят о выходе из этой договорённости, то мы все – международное сообщество потеряем один из важнейших инструментов, который способствует обеспечению режима нераспространения оружия массового поражения.

Вопрос: Глава МИД Великобритании Б.Джонсон и Генеральный секретарь ООН А.Гутерреш обсудили вчера реформирование ООН. Как Вы считаете, почему все чаще слышны разговоры о такой реформе? Согласны ли Вы с мнением Генерального секретаря ООН А.Гутерреша о том, что СБ ООН не отражает на сегодняшний день баланс сил в мире?

С.В.Лавров: СБ ООН, конечно же, нуждается в обновлении. Согласен с тем, что нынешний его состав, композиция этого важнейшего органа уже не отражает тех реальных соотношений сил, которые сложились сегодня в мире. В рамках процесса формирования многополярного мира появились новые центры экономического роста, финансовой мощи и политического влияния.

Сегодня из пятнадцати членов СБ ООН (пять постоянных и десять непостоянных) треть принадлежит западной группе стран, у которой три постоянных и два непостоянных места. Конечно, это неадекватно отражает те реальности, которые существуют в мире.

Главной проблемой является преодоление ситуации, когда развивающиеся регионы мира существенно недопредставлены в этом органе ООН. Мы последовательно выступаем за то, чтобы эта несправедливость была преодолена, и СБ ООН пополнился представителями развивающихся стран Азии, Африки и Латинской Америки. Не раз официально заявляли, что такие страны, в частности, как Индия и Бразилия, являются сильными претендентами на постоянное членство в СБ ООН, когда будет принято решение о расширении Совета. Безусловно, одновременно ряды Совета должны пополниться и представителями Африки. Это тоже обязательное условие справедливой реформы.

Россия. Иордания. ООН > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 3 мая 2018 > № 2593893 Сергей Лавров


Россия. Италия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > mid.ru, 3 мая 2018 > № 2593892 Сергей Лавров

Интервью Министра иностранных дел России С.В.Лаврова итальянскому журналу «Панорама», опубликованное 3 мая 2018 года

Вопрос: Может ли в действительности быть вооруженное столкновение между Россией и какими-то странами Запада?

С.В.Лавров: Очевидно, что ситуация в мире, к сожалению, становится все более напряженной и менее предсказуемой. Мы неоднократно отмечали, что такое положение дел – прежде всего, результат непрекращающихся односторонних действий США и подмятых ими под себя некоторых западных государств. Речь идет о малой группе стран, не представляющих значимой доли человечества, но пытающихся сохранить средневековое доминирование в мировых делах, тормозящих объективный процесс формирования полицентричной системы международных отношений.

Они нагнетают конфронтационность, создают атмосферу недоверия и стратегической неопределенности, замораживают каналы диалога. Создают ситуации, когда цена блефа или ошибки может стать глобальной.

Россия хотела бы полагаться на торжество здравого смысла «с той стороны». Ведь при всем расхождении позиций мы несем совместную ответственность за благополучное будущее всего человечества, за эффективное решение ключевых проблем современности.

Но этот «здравый смысл» подразумевает способность лидеров коллективного Запада действовать ответственно и предсказуемо, неукоснительно соблюдать международное право, опираясь на Устав ООН. В этой способности мы в последнее время все больше вынуждены сомневаться.

Вопрос: Кого из лидеров западных стран Россия считает наихудшими партнерами?

С.В.Лавров: Российская дипломатия не рассматривает происходящее на международной арене в таких категориях. Взгляд на двусторонние отношения через призму отрицания отторгает вся наша внешнеполитическая философия.

Готовы к кропотливой работе со всеми в интересах укрепления международной и региональной безопасности и стабильности, продвижения положительной двусторонней повестки дня.

Понятно, что с некоторыми вести дела непросто. Особенно трудно с теми, кто отрицает верховенство международного права и делает выбор в пользу шантажа, угроз и провокаций. От этого проблемы в межгосударственных отношениях множатся, а пространство для конструктивного взаимодействия сужается.

Международная жизнь – «улица с двусторонним движением». «Игра в одни ворота» с Россией бесперспективна. Надеемся, что это рано или поздно осознают. Прежде всего в США.

Вопрос: Как Вы прокомментируете инциденты с применением химических отравляющих веществ в Дума (Сирия) и в Солсбери?

С.В.Лавров: Что касается Думы, никакой химатаки 7 апреля там не было. Была очередная нечистоплотная провокация, состряпанная теми, кто не заинтересован в установлении мира в Сирии.

Никого не призываем верить нам на слово. Поэтому изначально открыто выступали за расследование случившегося силами Организации по запрещению химического оружия. К нему могли бы подключиться и национальные эксперты из США и Франции.

Вместо этого, в тот момент, когда группа ОЗХО уже находилась в Бейруте и была готова выехать в Дамаск и далее – в Думу, в отношении Сирии – суверенного государства, члена ООН – был совершен акт агрессии.

Не можем принять логику тех, кто выдает произвольное наказание за лучшее доказательство вины. Это нонсенс. Абсурдны и последующие обвинения в том, что российские военные якобы затянули выезд экспертов, а сами тем временем «зачистили место». Любой специалист подтвердит: уничтожить следы химической атаки в условиях разрушенной застройки невозможно – вещества проникают глубоко в почву, в стены зданий.

21 апреля в Думе наконец-то побывали эксперты ОЗХО. Взяли необходимые пробы. 25 апреля они вновь посетили Думу. Ожидаем, что результатом их поездок станет объективное независимое расследование, включая посещение всех объектов, имеющих отношение к утверждениям о химатаке и к деятельности экстремистов по производству отравляющих веществ. Со своей стороны, как могли, содействовали работе экспертов.

Мы отыскали свидетелей провокации и невольных участников устроенной «Белыми касками» инсценировки – мальчика Хасана Дияба и других жителей Думы. 26 апреля в штаб-квартире ОЗХО они рассказали о том, как на самом деле снималось постановочное кино про химатаку.

4 марта на территории Великобритании произошел трагический инцидент с Сергеем и Юлией Скрипаль. В Лондоне утверждают, что было применено боевое нервно-паралитическое вещество. С момента происшествия британская сторона – подчеркну, в нарушение своих международных обязательств – отказывается информировать нас об оказываемой помощи пострадавшим, ходе расследования, не предоставляет нам консульский доступ, который необходим, когда речь идет о российских гражданах.

Более того, Лондон пренебрег не только нормами международного права, но и элементарной этики, да и просто здравого смысла. Не предъявляя доказательств и даже не дожидаясь завершения британского расследования по линии Скотланд-Ярда, выяснения конкретной картины, правительство Великобритании обвинило Россию, развернуло масштабную антироссийскую политическую и информационную кампанию. Наши предложения о совместном расследовании, законные требования предоставить факты, включая образцы примененного вещества, были проигнорированы.

Поведение британских властей вызывает множество вопросов. В частности, замалчивается информация о деятельности расположенной недалеко от Солсбери секретной лаборатории в Портон-Дауне. Сами пострадавшие упрятаны британскими спецслужбами.

Российскую сторону, прежде всего, беспокоит состояние здоровья и положение Скрипалей, втянутых англичанами в эту провокацию. Отказ властей Великобритании в консульском доступе дает основания рассматривать происходящее как их похищение или преднамеренную изоляцию. Это абсолютно неприемлемо.

Лондон подменяет профессиональную работу экспертов в рамках соответствующих международных механизмов пустыми заявлениями и «мегафонной» дипломатией.

Еще раз – мы готовы к предметному взаимодействию с британской стороной. Призываем Лондон честно сотрудничать в рамках возбужденного Следственным комитетом России 16 марта уголовного дела по факту покушения на умышленное убийство и направленных британской стороне соответствующих запросов Генпрокуратуры России.

Вопрос: Можно ли считать, что война с Украиной – это как «первородный грех», который явился причиной всех последующих проблем?

С.В.Лавров: Прежде всего, хотел бы обратить внимание на принципиальный для понимания происходящего момент – никакой войны Россия с Украиной не ведет. Войну против собственного народа развязали пришедшие к власти в феврале 2014 года в результате государственного переворота националисты, которые не приемлют инакомыслия и хотят с помощью силы насаждать свой «порядок». Идет война между Киевом и собственно украинскими регионами.

Внутриполитический кризис на Украине был инспирирован извне группой западных государств во главе с США, считающих весь мир сферой своего влияния, замахнувшихся на исключительность, делящих народы на «свои» и «чужие».

Показательно, что члены ЕС – Германия, Польша и Франция, засвидетельствовав в феврале 2014 г. соглашение об урегулировании кризиса между правительством и оппозицией, мгновенно отказались от своих гарантий под этим документом, как только радикалы его растоптали. А НАТО, которая до переворота призывала действующего президента Украины не применять армию против протестующих, после госпереворота резко изменила тон и стала призывать незаконно захвативших власть путчистов использовать силу в отношении не согласных с ними регионов «пропорционально».

В линии Запада в этом сюжете нет ничего проукраинского, все – антироссийское. Мы видим, что для США и ряда их сателлитов разговоры о создании в Евро-Атлантике единого пространства мира, безопасности и стабильности были ширмой, прикрытием для продолжения архаичной практики захвата геополитического пространства, передвижения разделительных линий на восток – как через расширение НАТО, так и в рамках реализации есовской программы «Восточное партнерство». В течение многих лет Киев пытались заставить сделать ложный выбор «с нами или против нас», между развитием сотрудничества на Востоке или на Западе, что в конечном итоге привело к коллапсу украинской государственности, никогда и так не отличавшейся крепостью. Итог на сегодня – де-факто потеря независимости, страдания людей, развал народного хозяйства страны, которая имела все возможности стать в Европе одной из наиболее стабильных и экономически крепких.

Очевидно, что устойчивое урегулирование ситуации на Украине возможно лишь путем полного и последовательного выполнения Минского «Комплекса мер». Альтернативы нет. Должны быть приняты закон об особом статусе, о проведении в Донбассе местных выборов, об амнистии, реализована конституционная реформа. Эти аспекты имеют ключевое значение для достижения внутриукраинского мира. Необходимо, наконец, чтобы Киев установил прямой диалог с Донецком и Луганском для совместного поиска компромиссов, согласования вариантов решения имеющихся проблем.

К сожалению, в Вашингтоне, Лондоне, ряде других западных столиц так и не сделали правильных выводов из украинской трагедии. В различных регионах мира продолжаются сомнительные геополитические игры с «нулевой суммой». Наращиваются подрывающие стратегическую стабильность усилия по развертыванию глобальной системы ПРО, укрепляется потенциал и растет не адекватная реалиям военная активность НАТО в Европе, ведущая к фрагментации европейского пространства безопасности. Самое глубокое беспокойство вызывает открытое пренебрежение со стороны США и их союзников к международному праву, к Уставу Организации Объединенных Наций, вмешательство во внутренние дела государств – вплоть до попыток свержения там правительств.

Наглядным проявлением такой деструктивной линии стали нанесенные 14 апреля под абсолютно сфальсифицированным предлогом ракетные удары по территории Сирийской Арабской Республики. Этот акт агрессии против суверенного государства негативно повлиял на международную и региональную стабильность, сыграл на руку террористам. Закоперщики подобных акций должны, наконец, осознать, что такое безответственное поведение чревато самыми серьезными последствиями для глобальной безопасности. И тем, кто сегодня играет с огнем в различных регионах, пытается прикармливать террористов для использования в геополитических играх, завтра придется за это расплачиваться у себя дома. От таких угроз, как террор, не укрыться на «островах безопасности» для избранных.

Вопрос: Даже последние итальянские выборы показали, что «ветер популизма веет над Европой». Не считаете ли Вы, что этот ветер в пользу России? Или, возможно, в настоящий момент Европа, создавая образ врага из далекой России, таким образом пытается решить свои внутренние проблемы, связанные с популизмом и экономическим кризисом?

С.В.Лавров: Что касается нынешних политических тенденций в Европе, то вопрос следует, скорее, задавать самим европейцам.

Со своей стороны хотел бы лишь отметить, что мы не вмешиваемся в ведущиеся внутриполитические дискуссии, не выражаем предпочтения относительно результатов выборов в различных государствах Евросоюза. Искренне желаем европейским странам успешно преодолеть имеющиеся проблемы. Готовы взаимодействовать с любыми политиками, которые проявляют встречный интерес и нацелены на развитие прагматичного диалога с нашей страной.

К сожалению, вынуждены констатировать, что внутри Евросоюза активно действует немногочисленная, но крайне агрессивная группа стран-русофобов, всеми силами препятствующая возвращению российско-есовских связей на траекторию поступательного развития и разыгрывающая антироссийскую карту для решения узкокорыстных задач. Такая линия не способствует оздоровлению ситуации на нашем общем континенте, мешает сопряжению усилий по эффективному решению общих и для России, и для ЕС проблем.

Надеемся, что есовские партнеры смогут преодолеть «инерцию мышления», самостоятельно определять свои приоритеты без оглядки на внерегиональных игроков, а также не идти на поводу у упомянутого антироссийского меньшинства. Убеждены, что подавляющее большинство европейцев заинтересовано в мирной и процветающей Европе, не желает возвращения к конфронтации времен «холодной войны», к которой их упорно пытаются подтолкнуть.

Вопрос: Почему в мире все больше обособленных в своем роде стран-лидеров (Китай, Турция, Россия, Египет, и даже США)? Не считаете ли Вы, что государства становятся все более авторитарными?

С.В.Лавров: Сегодня мы, как я уже отметил, – свидетели процесса формирования полицентричной системы мироустройства. Появляются и укрепляются новые центры экономической мощи и политического влияния, но новой многополярной конструкции еще только предстоит придать устойчивость.

В наших общих интересах, чтобы действия всех международных игроков носили не деструктивный, а созидательный характер, опирались не на силу, а на международное право. Только путем сложения потенциалов с опорой на авторитет ООН возможно эффективное решение многочисленных проблем современности. Иными словами, полицентричность должна способствовать налаживанию взаимовыгодного сотрудничества и плодотворного партнерства на основе взаимного движения интересов.

Что касается России, то наш внешнеполитический курс нацелен на продвижение положительной, объединительной повестки дня в интересах недопущения скатывания международной жизни к хаосу и конфронтации, обеспечения политико-дипломатического урегулирования многочисленных кризисов и конфликтов. Мы никогда не использовали и не используем свои естественные преимущества в ущерб другим. Как ответственное государство и постоянный член Совета Безопасности ООН выступаем гарантом глобальной стабильности, препятствуем принятию решений Совета Безопасности, задуманных в оправдание планов одностороннего применения силы против неугодных «режимов» в нарушение Устава Объединенных Наций.

С удовлетворением констатирую, что мы не одиноки в своих усилиях. В частности, хотел бы особо отметить важную роль российско-китайского всестороннего взаимодействия, служащую образцом для отношений держав в XXI веке. Тесно сотрудничаем с союзниками и единомышленниками – как по двусторонней линии, так и в рамках различных многосторонних форматов, таких, например, как ЕАЭС, ОДКБ, БРИКС, ШОС.

Выделю также «Группу двадцати», где на основе равноправия согласовывают консенсусные договоренности члены «семерки» (которая уже не в состоянии в одиночку решать многие проблемы) и члены БРИКС, поддерживаемые единомышленниками. В принципе деятельность «двадцатки» – прообраз института справедливого глобального управления, опирающегося не на диктат, а на поиск баланса интересов.

Вопрос: Разрыв между действиями и риторикой Д.Трампа по отношению к России несколько раз показал свою противоречивость. Как это воспринимается в России?

С.В.Лавров: Конечно, плохо если слова расходятся с делами. К сожалению, мы часто сталкиваемся с ситуацией – причем применительно не только к российско-американским отношениям, но и к другим международным темам, – когда звучащие в Вашингтоне заявления не соответствуют реальным действиям. Взять, к примеру, сирийскую проблематику. Хотя в Госдепартаменте США и Белом доме клятвенно заверяли, что их единственная цель – изгнать из этой страны террористов, на практике США сейчас активно обустраиваются на восточном берегу Евфрата, фактически ведут курс на развал Сирии. Такой курс поощряют и отдельные союзники США.

Мы неоднократно говорили, что положительно оцениваем слова президента Дональда Трампа о желании наладить нормальный диалог между нашими странами. Более того – полностью разделяем такой настрой и готовы пройти свою часть пути для выведения двусторонних связей из искусственного тупика, в который их завела администрация Б.Обамы. Однако судить о реальной заинтересованности партнеров в конструктивном взаимоуважительном сотрудничестве будем только по практическим шагам.

Пока ситуация в отношениях продолжает деградировать. Если от президента США и исходят какие-то позитивные импульсы, то они полностью нивелируются зашкаливающей русофобией в американском истеблишменте, где нашу страну выставляют угрозой, выступают за «системное сдерживание» России с использованием санкций и других инструментов давления. Все это, понятно, рождено внутриполитическими разборками в Вашингтоне и не имеет ничего общего с реальностью.

Очередным провокационным выпадом стало решение властей США от 26 марта выслать 60 сотрудников наших представительств и закрыть Генеральное консульство в Сиэтле. Формальный предлог высылки и лишения нас консульского учреждения – мнимая причастность России к отравлению Сергея и Юлии Скрипалей – не выдерживает никакой критики. Разумеется, мы не могли оставить эту враждебную акцию без ответа. Примечательно, что Вашингтон предпринял ее вскоре после телефонного разговора президентов, который носил конструктивный характер. Д.Трамп звонил В.В.Путину 20 марта, чтобы поздравить с победой на президентских выборах, и вновь подтвердил стремление найти точки соприкосновения по широкому спектру вопросов. Предлагал как можно скорее провести встречу на высшем уровне, приглашал в Белый дом, говорил о желании наладить координацию усилий на международной арене, вместе заняться обузданием гонки вооружений.

Пока многие в Вашингтоне продолжают погружаться в самовоспроизводящуюся русофобию, взаимодействие по важным вопросам глобальной повестки пробуксовывает. Это негативно сказывается на обстановке в мире, где накопилось слишком много вопросов, которые попросту невозможно решать без сотрудничества между Россией и США.

Надеюсь, что здравый смысл со временем возьмет верх в вашингтонских коридорах власти. Мы хотели бы установления нормальных, предсказуемых, даже, если хотите, дружественных отношений с США. Но не ценой торговли принципами и национальными интересами России.

Вопрос: Во что обходятся России санкции и чего это стоит Европе? Неужели все, что мы делаем в Европе – ошибочно, а что вы – правильно?

С.В.Лавров: Существуют различные оценки ущерба. Называются различные цифры. При этом главная потеря, на наш взгляд, заключается в утрате доверия, восстановить которое будет весьма непросто.

Любые односторонние меры экономического давления не только нелегитимны с точки зрения международного права, но, как показывает практика применения, – нерезультативны. Инициированные американской администрацией и подхваченные есовским Брюсселем как инструмент оказания долгосрочного давления на Россию, они не привели к смене нашего внешнеполитического курса. Не заставили нас отказаться от того, что мы считаем правильным и справедливым. Но при этом мы никогда – в отличие от лидеров некоторых западных стран – не претендуем на истину в последней инстанции. Из Брюсселя – от НАТО и ЕС – мы слышим заверения в готовности к диалогу с Москвой, но только если Россия покается и признает себя виноватой во всем, в чем ее обвиняют. Мы так никогда не поступаем, всегда подчеркиваем готовность к компромиссам, к признанию законных интересов любых партнеров, которые в ответ признают интересы России и хотят договариваться с позиций прагматизма, а не в русле логики игр с нулевым результатом.

Российская экономика адаптировалась к санкционному давлению. Более того, его последствия удалось обратить нам на пользу. Оздоровление проходит банковский сектор. Значительно снизилась инфляция. Уменьшается зависимость бюджета от нефтяной конъюнктуры. Одновременно использовали создавшуюся ситуацию для поиска новых точек экономического роста, наращивания производства собственной продукции, а также расширения торгово-экономических связей с теми государствами, которые открыты к честному, взаимовыгодному сотрудничеству. А таких в мире – подавляющее большинство.

Не секрет, что значительная часть антироссийских установок генерируется из-за океана, а потом насаждается Европе под аккомпанемент заклинаний о необходимости крепить «трансатлантическую солидарность». Насколько это соответствует европейским интересам? При том, что США потерь для себя не несут. Выиграет ли Европа от раскручивания санкционной спирали, учитывая, что на смену европейским на российский рынок приходят производители из других регионов мира? На этот вопрос могут ответить только сами граждане стран Евросоюза.

Россия себя от Европы не отделяет, не закрывается. Думаю, что время объективно работает на восстановление связей Россия-ЕС на благо наших народов, во имя стабильности и процветания европейского континента.

Вопрос: Позвольте мне задать несколько циничный вопрос

о войне в Сирии: все используют курдов, а затем «сливают» их. Почему?

С.В.Лавров: Мне трудно согласиться с такими обобщениями. Далеко не все. Россия, например, в ходе конфликта в Сирии никого не использовала и не использует в узкокорыстных целях. Российские военные, находясь на сирийской территории по приглашению законного правительства этой страны, всемерно способствовали ликвидации военно-политического очага терроризма в лице ИГИЛ.

Свой вклад в общие усилия по разгрому терроризма внесли и курдские отряды народного ополчения, защищавшие свои дома и свою родину – Сирию. Они действовали как неотъемлемая часть сирийского общества, как граждане своего государства.

Россия последовательно выступает за то, чтобы в определении постконфликтного будущего Сирии курды участвовали наравне с другими этнорелигиозными составляющими народа этой страны. Это, в частности, вновь подтвердил Президент В.В.Путин в ходе пресс-конференции в Анкаре 3 апреля с.г.

Спрашивать про использование и «слив» курдов следует не нас, а тех, кто разжигает сепаратистские настроения, притворно обещая свое покровительство, кто препятствует восстановлению контроля законного правительства САР над обширными частями страны, кто поощрял курдов к объявлению в одностороннем порядке «федерации» и занимался формированием ее силовых структур с функциями, входящими в исключительную компетенцию сирийского государства.

Вопрос: Моя дочь спрашивает меня: почему так трудно достичь мира во всем мире? Что бы Вы ей ответили?

С.В.Лавров: Наверное, потому что мир сложнее, чем кажется. Международные отношения становятся все более многокомпонентными, складываются из взаимоотношений множества субъектов – государств, наднациональных институтов, неправительственных структур. Все они очень разные и не всегда ведут себя последовательно и рационально.

Но добиться мирного сосуществования и устойчивого развития все-таки возможно. Для этого следует отказаться от философии гегемонизма, вседозволенности и собственной исключительности, от нелегитимного использования силы, от послушного подчинения блоковой дисциплине в ситуациях, когда вам пытаются навязать подходы, противоречащие вашим национальным интересам. Необходимо, наконец, вспомнить о зафиксированных в Уставе ООН основополагающих принципах международного общения, включая суверенное равенство государств, невмешательство в их внутренние дела, разрешение споров мирными средствами. Если совсем просто – уважать друг друга. Любой другой путь по определению ведет в тупик.

Россия – при любых обстоятельствах – продолжит энергично работать над сохранением и развитием здоровых начал в мировых делах, способствовать поиску развязок стоящих перед всем человечеством проблем.

Россия. Италия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > mid.ru, 3 мая 2018 > № 2593892 Сергей Лавров


Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > stroygaz.ru, 3 мая 2018 > № 2593095 Владислав Яблонских

Вопреки всему.

Как «КОРТРОС» адаптируется к новым реалиям рынка, продолжает строить планы, а главное - реализовывать их.

Экономическая ситуация и законодательные новшества на рынке новостроек привели к тому, что большинство российских девелоперов, подводя итоги прошлого года, констатировали падение объемов продаж в своих проектах. На фоне пессимистических настроений группа компаний (ГК) «КОРТРОС», вопреки общей тенденции, продемонстрировала рост по ряду ключевых показателей. Что помогает компании развиваться в непростые для отрасли времена? Каково в целом нынешнее состояние и перспективы жилищного строительства в России? Об этом и многом другом – «СГ» поговорила с главным финансовым директором ГК «КОРТРОС» Владиславом ЯБЛОНСКИХ.

«СГ»: 2017-й год был непростым для строительной отрасли: объемы жилищного строительства снизились, нормы регулирования стали жестче. «КОРТРОС» один из немногих, кто в этих условиях, называет его удачным. Чем это объясняется?

В.Я: Действительно, несмотря на сложную ситуацию в экономике, основные проекты ГК демонстрировали положительную динамику цены квадратного метра, так, например, на московском рынке рост цены по итогам 2017 года составил 82% по отношению к 2016 году, а рост объемов проданного жилья в квадратных метрах 4%. Повышение маржинальности в текущей рыночной ситуации (опережающий рост цены «квадрата» относительно объемов контрактации в метрах) в первую очередь было достигнуто за счет того, что рынку был предложен в каждом из реализуемых проектов уникальный по своим качествам продукт позволивший аккумулировать платежеспособный спрос. По большому счету, прошлый год во многом стал знаковым для нас, так как ознаменовал собой некое переформатирование нашего девелоперского портфеля, став новым эволюционным этапом компании. Что я под этим имею в виду? Прежде всего – это вхождение в активную фазу реализации нашего амбициозного проекта в сфере элитной недвижимости в Санкт-Петербурге - комплекса Royal Park на Петровском острове. Там будет даже построена внутренняя марина — и яхты смогут подходить прямо к домам, что, заметьте, для России большая редкость. К слову, до этого элитной сферой «Кортрос» не очень-то и занимался. В этом сегменте у нас есть только один реализованный проект в Перми — жилой комплекс (ЖК) «Астра», построенный на месте известной табачной фабрики.

Отдельно стоит отметить и дальнейшее развитие нашего базового, масштабного проекта комплексного освоения территории «Академический» в Екатеринбурге. Речь идет о запуске там продаж по договорам долевого участия (ДДУ), что позволило нам существенно расширить «воронку продаж». Если раньше здесь продавалось только готовое жилье, то теперь за счет ДДУ мы смогли привлечь новых покупателей. Это, в частности, позволило нам занять с этим проектом по итогам года около 25% местного рынка новостроек. В 2018-м и далее, рост объема контрактации в метрах, по нашим оценкам, продолжится, и в потенциале мы видим минимальную планку продаж в «Академическом» на уровне 150 тыс. «квадратов» в год. Помимо 8% роста в Екатеринбурге, в прошлом году нам удалось еще и значительно нарастить свое присутствие на наиболее маржинальных рынках страны - Москвы и Санкт-Петербурга (рост к 2016 году 118% (с учетом проектов fee development) и 92% соответственно), в том числе за счет реализации новых знаковых для рынка проектов. В целом по результатам 2017 года объем поступлений денежных средств от продаж жилой недвижимости по сравнению с 2016 годом увеличился по всей ГК на 8% (а с учетом проектов fee development на 22%).

«СГ»: Тогда как объяснить, что на этом позитивном фоне вдруг появляется информация чуть ли ни об отзыве у компании рейтинга S&P Global Ratings?

В.Я: Во-первых, в сообщении агентства (имеется в распоряжении «СГ») говорится лишь о приостановке «рейтинговых действий» по причине введенных санкций и подтверждения рейтинга на текущем уровне. Однако российские журналисты использовали некорректный перевод. Верный термин по-русски звучит «приостановило» (suspension), а отзыв рейтинга обозначался бы withdrawal. Во-вторых, все мы понимаем, что это чистая политика. После введения известных санкций, S&P - как американское рейтинговое агентство – просто вынуждено было совершить в отношении нас некое ухудшающее действие, что отражало бы их видение на возможные последствия этих ограничений. При этом в самом S&P понимают, что бизнесу «КОРТРОСа» ничего не угрожает – хотя бы потому, что мы является рублевой компанией, и ведем свою деятельность только на территории РФ. В релизе S&P, кстати, четко прописано, что «группа не имеет валютных долговых обязательств и какой-либо существенной зависимости от зарубежных контрагентов. Компания не испытывает сложности с обслуживанием и погашением по текущей долговой нагрузке, а доступные источники ликвидности более чем в два раза превышают уровень долга». Ну, а «приостановка» рейтинга – это не потому, что S&P что-то смущает, а потому, что они, повторюсь, как американская организация, не имеют права иметь каких-либо деловых отношений с лицом, попавшим в SDN List. Кстати, агентство, завершая свое сообщение, пишет, что они с удовольствием возобновят с нами сотрудничество, как только санкции будут сняты.

«СГ»: С этим понятно. Давайте тогда вернемся к российским реалиям. В частности, к происходящим сейчас в стране законодательным изменениям, касающихся долевого строительства, и возможному полному переходу от «долевки» к проектному финансированию. Что вы об этом думаете?

В.Я: Пока мы живем в прежней законодательной парадигме. Каких-либо реальных механизмов замены долевого строительства банковским финансированием еще даже не представлено. Как нет и конкретных дат для начала столь радикальных изменений. А вот с 1 июля 2018 года – со вступлением в силу ряда ключевых поправок в 214-ФЗ, вводящих новые требования к застройщикам - правила игры для большинства игроков рынка могут действительно сильно поменяется. Хотя мы от этого не ожидаем серьезного эффекта на деятельность компании. Объясню, почему. Потому что во всех своих проектах мы либо уже получили разрешение на строительство, либо сейчас получаем их с запасом, что позволит нам как минимум 2018-2019 годы работать без учета влияния этих законодательных поправок.

А если говорить в целом, то «КОРТРОС», по большому счету, всегда жил в логике проектного финансирования. Даже те проекты, которые мы строили по ДДУ, мы всегда реализовывали имея кредитные линии по проектному финансированию. Да еще и не во всех проектах мы этими линиями воспользовались. У нас есть ряд проектов, в которых такой потребности просто не было в силу того, что мы очень четко угадали с продуктом и с целевой аудиторией. Взять хотя бы наш пермский ЖК «Гулливер», который мы запустили в 2015 году, сделав под него изначально проектное финансирование, но так ни разу им и не воспользовались. Второй пример – строящийся ЖК «Серебряный Бор» в Москве. На этот проект также существовала кредитная линия, которая в итоге нам не потребовалась, потому что продажи здесь идут опережающими темпами. Притом, что это объект на Живописной улице еще и является одним из лидеров на московском рынке по темпам роста стоимости квадратного метра. Когда мы только начинали его продавать стоимость «квадрата» составляла 180-186 тыс. рублей, а сейчас его средняя цена – более 300 тыс.

Что касается проектного финансирования как такового, то давайте для начала разберемся - к чему может привести отмена ДДУ. В случае стопроцентного проектного финансирования маржа отрасли частично будет смещаться в пользу банков. Потому что они, по сути, частично возьмут на себя функцию технического заказчика. Плюс увеличатся объемы финансирования, поскольку денег от дольщиков уже не будет. При этом, на мой взгляд, для развития отрасли было бы правильно соблюсти некий баланс, чтобы денежный поток не просто перераспределился в пользу финансового сектора от реального сектора экономики, но и последний тоже какие-то плюсы получил. Какими инструментами этого можно было бы добиться? Наверно, если говорить о земельных отношениях, то здесь было бы уместно говорить о каких-то механизмах рассрочки платежей. Особенно в длинных, масштабных проектах. Опять же в проектах комплексного развития территорий (КОТ), где большой объем ввода, и на балансе застройщика может оставаться много (и надолго) готовых квартир - было бы, конечно, здорово, если бы государство изыскало возможность применения хоть какой-то льготы -- ну, не знаю, на год-полтора, чтобы введенный недавно налог на непроданные квартиры снизить либо вообще свести его в ноль. Также было бы правильно с точки зрения налогов в целом более широко трактовать затраты на вход в проект. Девелопмент - это ведь мультиплицирующая отрасль, и ее устойчивое развитие полезно для экономики в целом, потому что она слишком много рабочих мест создает. Само собой, ждем мы и уже обещанной властями поправки, касающейся правила одного SPV, в части применения ее для КОТов. Тогда у проектов, попадающих под определение комплексных, появится возможность получать одним застройщиком разрешение на разные очереди. Чтобы вновь заработал конвейер последовательной реализации.

«СГ»: Работать в отрасли становится сложней - это видно невооруженным взглядом. Конкуренция усиливается, на рынке активно идет процесс укрупнения… Все это объясняется лишь регуляторикой?

В.Я: С точки зрения законодательства рынок становится более профессиональным и цивилизованным. А вот что касается тенденции на укрупнение отрасли, она особо не зависит от градостроительного регулирования. Хотя бы по одной простой причине, что девелопмент на сегодняшний момент - это, наверное, одна из последних отраслей в российской экономике, в которой большое количество денег и они еще очень сильно диверсифицированы по множеству компаний. Достаточно посмотреть на нефтянку, металлургию, телеком и т.д. - где всего четыре-пять игроков, из которых половина — государственные или окологосударственные. И только поэтому в девелопменте еще пока очень сильна конкуренция. Хотя и укрупнение - это нормальный эволюционный этап для отрасли - с одной стороны. С другой - та регуляторика, о которой мы говорим, она, конечно, преследует благие цели со стороны государства — защитить граждан, не допустить появления новых обманутых дольщиков. Но, как мне кажется, основная проблема-то — как раз с теми застройщиками, которые не по ДДУ строят. С теми, которые до сих пор используют какие-то обходные,и порой, мошеннические, истории. Хотя сам по себе механизм ДДУ - он не такой уж и плохой, и он очень хорошо защищает права частных соинвесторов. Вопрос, мне кажется, в применении этого механизма. И здесь, наверно, тоже нужен какой-то разумный баланс. Потому что зарегулировать отрасль, оставить две-три большие компании - в этом тоже не будет ничего хорошего. Будет минус в конкуренции, что, в конечном итоге, наверное, сузит возможность выбора для для рядового покупателя. Именно поэтому так важно не перейти в олигопольный или в монопольный рынок. Потому что отсутствие здоровой конкуренции - это в результате потеря в качестве продукта и в его разнообразии.

«СГ»: В сложившихся условиях большинство девелоперов предпочитают не запускать сейчас новых проектов, некоторые - фактически «замораживают» свое развитие. «КОРТРОС» от своих планов на будущее не отказывается?

В.Я: Логика появления новых площадок и развития компании у нас следующая: мы ставим себе задачи иметь сбалансированный проектный портфель. Что я под этим подразумеваю? Это, во-первых, присутствие в нескольких регионах - это однозначно Москва и Санкт-Петербург, как наиболее маржинальные рынки. Это Екатеринбург и Пермь - как наши базовые города. Это в текущей ситуации уже и Ростов-на Дону — вы сами недавно писали о проекте с нашим участием по строительству жилого массива на месте бывшего городского аэропорта. Потенциально смотрим и на другие регионы, где нам было бы интересно с точки зрения развития поприсутствовать. При этом в «КОРТРОСе» существует еще и перпендикулярный взгляд на свой девелоперский портфель, его сбалансированности с точки зрения представленных в нем типов проектов. Мы считаем, что для компании очень важно иметь долгосрочные, масштабные проекты типа «Академического» и при этом удачно сочетать их с точечными проектами, такими как «Серебряный бор». При подобной диверсификации по срокам реализации проектов становится очевидно, что более длинный проект может быть менее маржинальным, чем короткий, а, соответственно, на коротком вы зарабатываете больше, но он небольшой - год-два, и все — закончился.

Ну и наконец, третий вид диверсификации - это по сегментам рынка. Мы видим себя в комфорт- и бизнес-классе, которые мы считаем для себя приоритетными. Что касается «элитки» здесь уже надо case-by-case смотреть. Это все-таки тот сегмент, на который в каких-то кризисных ситуациях негативный эффект сразу проявляется, при том, что во всех остальных сегментах кризисные явления гораздо менее заметны. Особенно если вы изначально правильно позиционировали этот проект с точки зрения потенциальных потребителей и платежеспособного спроса. Если вы еще на старте проекта уделяли ему должное внимание, понимали, для кого вы это строите и кому вы это будете продавать, то спрос никуда не денется, ваша задача просто его собрать. Но не стоит при этом еще и забывать о том, покупательские предпочтения ведь тоже могут меняться. Смотрите, если раньше можно было бы построить «панельку», условно, посреди поля, и вы бы ее все равно точно продали, то сейчас люди за свои деньги хотят получить максимально качественный продукт. И его оценка качества сейчас многокритериальна: помимо цены, это и уже может быть и планировка, и квартирография, и отделка мест общего пользования, и благоустройство территории, и «социалка» и т.д. И здесь очень важно предлагать людям какое-то комплексное решение, причем оно везде может быть разным. Если в проектах комплексного освоения территории на первое место выходит инфраструктура, то в каких-то точечных историях это, прежде всего, локация, соотношение цена/качество. Все это то, что и позволяет как раз «притянуть» тот самый платежеспособный спрос.

Взять хотя бы наш другой столичный проект - ЖК «Люблинский» на юго-востоке Москвы. Казалось бы - очередная точечная застройка. В чем его уникальность? Да хотя бы в том, что когда мы его запускали, вокруг практически не было никаких новых объектов моложе конца 70-х годов. Сплошная старая застройка, а при этом очень удачное расположение и сложившаяся инфраструктура. За абсолютно разумные деньги люди получили современный продукт уровня, как минимум, «комфорт-плюс», при этом совершенно другого потребительского свойства, чем все, что находится по соседству.

Возвращаясь к нашим планам — добавлю, что мы, к примеру, в конце второго полугодия 2018 года собираемся совместно с партнерами из Capital Group уже выйти на стройку по еще одному интересному проекту в Останкинском районе столицы. Это бывшая промзона, где ранее располагался Калибровский завод, при этом расположенная относительно близко к центру города.. Там появятся пять домов переменной этажности — от 10 до 35 этажей, суммарной поэтажной площадью под 300 тыс. «квадратов».

Справочно:

Группа компаний «КОРТРОС» является признанным лидером российского рынка по вводу жилья. Проектные офисы ГК расположены в Москве, Cанкт-Петербурге, Екатеринбурге, Перми, Ярославле и Краснодаре. Под управлением холдинга сейчас находится портфель проектов на более чем 16 млн кв. метров.

Автор: Сергей ЛАНЦОВ для СГ-ОНЛАЙН

Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > stroygaz.ru, 3 мая 2018 > № 2593095 Владислав Яблонских


Россия > Недвижимость, строительство > stroygaz.ru, 3 мая 2018 > № 2593092 Виктор Прядеин

Каков настрой?

Чем запомнится первый год реформы системы саморегулирования в строительстве.

В прошлом году строительная отрасль начала работать по новым правилам. С 1 июля 2017 года вступили в силу сразу несколько важных законов, в их числе и ряд новелл закона № 372-ФЗ, кардинально изменивших условия деятельности саморегулируемых организаций (СРО) в строительстве. Уже почти год отрасль работает по новым правилам, этого времени достаточно, чтобы оценить первые результаты. О том, какие цели реформирования системы саморегулирования уже достигнуты, а на каких направлениях еще предстоит поработать, в интервью «СГ» рассказывает Исполнительный директор Ассоциации «Национальное объединение строителей» (НОСТРОЙ) Виктор ПРЯДЕИН.

Очищение отрасли

«СГ»: Приближается дата, когда можно будет отметить ровно год реформе строительного саморегулирования. По-вашему, достигнутые результаты стоили затраченных усилий? Что бы вы отнесли к успехам реформы?

Виктор Прядеин: Главный положительный итог реформы саморегулирования — запуск механизма самоочищения строительной отрасли от «псевдоСРО». С момента принятия закона № 372-ФЗ из государственного реестра исключены сведения о 62 саморегулируемых организациях в области строительства. Шесть из них прекратили работу в результате реорганизации и присоединения к другим СРО. Остальные 56 исключенных СРО имели те или иные нарушения обязательных требований. Надо отметить, что 12 СРО не стали дожидаться проверок Ростехнадзора и направили заявления о добровольном исключении сведений о них из госреестра. Думаю, это правильное решение, принятое в интересах строителей, ведь в этом случае процесс перехода членов в действующие СРО более предсказуемый и прозрачный.

Результаты дает и усиление контроля за компенсационными фондами СРО. На сегодняшний день установлены фактические размеры компфондов, оставшихся в распоряжении саморегулируемых организаций. Общий объем средств строителей, размещенных на специальных банковских счетах, — порядка 73 млрд рублей. Это примерно 65% всех «дореформенных» денег СРО. К сожалению, как выяснилось, значительная часть СРО, которые впоследствии были исключены, вообще не переводила в банки средства компфондов, а остальные делали это лишь частично. Так, после исключения из реестра 56 СРО на спецсчет НОСТРОЙ банки вернули всего 5% уплаченных их членами денег — 1,919 млрд рублей, хотя внесено было более 36 млрд рублей. Все деньги взыскать нам точно не удастся, но пока есть шанс вернуть хоть копейку — будем бороться до конца. С начала 2017 года НОСТРОЙ инициировал уже 28 исков к таким СРО. Мы требуем остальные средства, а также дела и реестры членов. Все это исключенные СРО обязаны передавать национальным объединениям согласно Градостроительному кодексу. Однако дела членов мы получили только от 14 исключенных СРО из 56! Многие документы были не самого лучшего качества. Одна экс-СРО даже привезла дела членов в мусорных мешках.

Деньги строителей

«СГ»: Многих заботит судьба компенсационных фондов исключенных СРО, которые банки отдают по вашим требованиям. Некоторым даже кажется, что национальное объединение обогащается на беде строителей…

В.П.: Эти средства НОСТРОЙ по закону обязан перечислить в новые СРО, куда вступили строительные организации после исключения старой СРО из госреестра. Этим мы и занимаемся. От строителя требуются соответствующее заявление и несколько документов. Подробная инструкция с примерами есть на сайте НОСТРОЙ.

Также мы должны выплачивать из этих средств компенсации в случаях причинения вреда по объектам, построенным бывшими членами исключенной СРО. Такой случай у нас уже есть. На днях Совет НОСТРОЙ принял решение компенсировать расходы застройщику, который возместил вред пострадавшим на строительстве объекта в Нижегородской области. Возмещать такой вред за счет средств компенсационных фондов — прямая обязанность СРО. В случае исключения СРО эта обязанность переходит к Национальному объединению строителей в объеме перечисленных ему средств. По сути, мы становимся гарантом возмещения вреда по таким объектам.

Как видите, хотя эти деньги лежат на нашем счете, мы ими распоряжаться в иных целях не можем. Но это если денег, оставшихся после исключения СРО, хватает. Увы, чаще возникают ситуации, когда желающих получить деньги больше, чем перечисленных в НОСТРОЙ средств. Из 56 исключенных СРО вообще ни копейки не оказалось на специальных банковских счетах у 18 организаций. Еще 16 СРО зачислили на спецсчета просто микроскопические суммы — несколько миллионов, при том, что со строителей они собирали сотни миллионов и даже миллиарды. В этих случаях все до копейки мы отдаем первым обратившимся строителям. Остальным, к сожалению, вынуждены отказывать.

Всего мы получили 5,5 тысячи заявлений на перечисление средств компенсационных фондов. Пик пришелся на ноябрь-декабрь 2017 года. Из-за нехватки денег более половины заявителей получили отказы. Средства полностью или частично были перечислены в СРО за 1713 строителей. Это почти 700 миллионов рублей, которые, по сути, вернулись в саморегулируемые организации. Еще 800 заявлений у нас сейчас в работе.

Всю информацию о работе по удовлетворению заявлений членов исключенных СРО можно найти на нашем сайте. Специальный раздел «Исключенные СРО» доступен для всех.

«СГ»: А в каком банке открыт спецсчет НОСТРОЙ?

В.П.: Это один из 13 банков, которые соответствуют требованиям, установленным правительством РФ. Я не буду сейчас его называть, чтобы не делать рекламы.

Деньги строителей мы никуда не инвестируем, как некоторым кажется. На остаток средств банк ежедневно начисляет проценты. Сегодня, когда банковские ставки снижаются, мы имеем 5% годовых. Это очень хорошая ставка, учитывая, что она начисляется именно на остаток средств, который каждый день меняется. Процентного дохода уже начислено более 20 миллионов рублей. Они также достанутся строителям.

Финансовый блок НОСТРОЙ проводит регулярный мониторинг предложений уполномоченных банков. Если мы увидим, что кто-то из них предложит более высокую ставку, то поставим вопрос о переводе нашего спецсчета в другой уполномоченный банк. Кстати, на прошедшем в декабре 2017 года Всероссийском съезде строительных СРО выступили представители трех банков, которые предлагали на тот момент лучшие условия по размещению средств компенсационных фондов. Они рассказали представителям СРО о своих условиях и продуктах. Это было необходимо, потому что некоторые СРО размещают свои компенсационные фонды по ставкам ниже рыночных.

К вам едет ревизор!

«СГ»: После 1 октября 2017 года Ростехнадзор получил право исключать СРО из реестра по результатам проведенных проверок. Свои проверки, как известно, проводит и НОСТРОЙ. Есть ли уже какие-то результаты?

В.П.: Надо сразу сказать, что органы надзора проверяли СРО и до 1 октября. Результаты всех ранее проведенных плановых и внеплановых проверок Ростехнадзор учитывает. По графику в IV квартале прошлого года было запланировано 14 проверок. В I и II кварталах 2018 года — уже 39, в их числе 18 — в строительных СРО. И дальше количество проверок будет только расти. Параллельно деятельность СРО проверяет и НОСТРОЙ. Мы согласовываем с Ростехнадзором график, чтобы не дублировать друг друга. И здесь нужно подчеркнуть, что главная цель начавшихся с 1 октября проверок — не исключение СРО, а приведение всех документов и обязательных параметров деятельности в соответствие с Градостроительным кодексом.

Мы анализируем замечания Ростехнадзора и выявляем типовые, чтобы остальные СРО могли своевременно, не дожидаясь прихода проверяющих, исправить свои документы. Кроме размера компенсационных фондов, в ходе проверок возникает много других вопросов. Уверен, что СРО, понимая, о чем их могут спросить, быстрее приведут свою деятельность в соответствие с действующим законодательством. Потом будет меньше неожиданностей.

Перечень типовых нарушений мы обсуждаем сейчас на окружных конференциях, которые проходят в преддверии XV Всероссийского съезда строительных СРО, назначенного на 28 мая 2018 года.

По регионам стоять

«СГ»: В начале реформы были споры относительно принципа регионализации, предусмотренного для строительных СРО законом. Как он работает на практике?

В.П.: Территориальное перераспределение строительных организаций дало системный эффект. С одной стороны, саморегулируемым организациям легче контролировать своих членов, если они работают в одном регионе. С другой стороны, строители теперь могут участвовать в работе органов управления СРО лично, а не через доверенности, которые раньше массово выдавали лицам, близким к руководству СРО. Саморегулирование превращается из «бизнеса» для узкой группы людей в общественно значимую деятельность по выработке общей позиции по всем сложным вопросам строительства, включая контроль СРО за своими членами, защиту интересов строителей и пр.

Стоит еще раз отметить, что введение принципа регионализации никоим образом не ограничивает право строительной компании выполнять работы на территории всей страны. Анализ контрактной базы в сфере строительства по госконтрактам показывает, что большинство контрактов — небольшие, на несколько десятков миллионов рублей. И заключаются они в том регионе, где строительная компания и «прописана». Никто за такими контрактами за тридевять земель не ездит.

«СГ»: Вы сказали про защиту интересов строителей, можете рассказать об этом чуть подробнее?

В.П.: Благодаря все той же регионализации СРО стало проще не только контролировать строительные организации, но и защищать интересы строителей, принимающих участие в конкурсах на заключение строительных контрактов для обеспечения государственных и муниципальных нужд. В рамках осуществления общественного контроля СРО имеют право инициировать проверки ФАС в отношении закупок, которые нарушают или могут нарушить права строительных компаний, гарантированные законодательством. Также СРО может защищать интересы своих членов в суде при разрешении споров с государственными и муниципальными заказчиками. Еще одним важным механизмом защиты строителей, прописанным в 372-ФЗ, стала возможность передать разрешение споров между СРО и ее членами по ряду вопросов из компетенции арбитражных судов в компетенцию Третейского суда, сформированного соответствующим национальным объединением СРО.

Работать по правилам

«СГ»: НОСТРОЙ с 2010 года занимается разработкой стандартов на процессы выполнения работ. После принятия закона данные стандарты стали обязательными для применения. Однако в этом году НОСТРОЙ решил пересмотреть принципы разработки данных стандартов. Почему?

В.П.: Основная задача стандартов на процессы выполнения работ — создать условия для повышения качества и безопасности строительства. По этой причине применение таких стандартов строительными компаниями стало обязательным предметом контроля со стороны СРО. Эти функции сегодня закреплены в Градостроительном кодексе.

По поручению Совета НОСТРОЙ НИУ «МГСУ» в 2017 году провел инвентаризацию фонда стандартов, который включал в себя 235 СТО. Прежде всего нам было важно убедиться, что эти стандарты на момент их утверждения в качестве обязательных не противоречили вышестоящим нормативно-техническим документам в области строительства (техническим регламентам, сводам правил, ГОСТам).

По результатам инвентаризации подготовлены и внесены поправки в 92 действующих стандарта НОСТРОЙ, а также предложен для утверждения перечень из 140 СТО, которые могут подлежать контролю за их соблюдением членами СРО. В последующем этот перечень был дополнен. Сегодня в нем 167 СТО.

Надо отметить, что основные члены строительных СРО, ради которых мы трудимся, — это микропредприятия и малый бизнес. И контракты они заключают небольшие. Поэтому важно, чтобы стандарты на процессы выполнения работ не только содержали ссылки на вышестоящие нормативно-технические документы, но также стали удобным инструментом, который производители работ или организаторы строительства смогут применять непосредственно на стройплощадке.

В этой связи в 2017 году Президент НОСТРОЙ Андрей Юрьевич Молчанов поручил пересмотреть подходы к разработке стандартов, усилив акцент на второй части — на их практической применимости при производстве строительных работ.

С учетом этого НОСТРОЙ совместно с саморегулируемой организацией «Союз строительных компаний Урала и Сибири» при участии НИУ «МГСУ» приступил к разработке комплекса документов по организации строительного производства. В него войдет стандарт НОСТРОЙ, а также рекомендации и методические пособия по его применению.

Кроме того, достигнута договоренность с ПАО «Северсталь» о совместной разработке СТО на монтаж крыш с кровлей из металлочерепицы. Особо отмечу, что контроль за расходованием средств на разработку стандартов усилен. Теперь решения о выделении средств НОСТРОЙ по каждой работе принимаются на заседаниях Совета после всестороннего обсуждения. Кроме СТО НОСТРОЙ мы разрабатываем также своды правил, национальные и межгосударственные стандарты. Совсем недавно в Минстрой России для утверждения передан свод правил на строительство искусственных сооружений высокоскоростных железнодорожных магистралей. Завершается разработка 8 сводов правил на строительство и ремонт магистральных трубопроводов для нефти и газа. В конце 2017 года переданы на утверждение два свода правил: один — на проектирование железобетонных пространственных конструкций, второй — на проектирование автономных источников теплоснабжения.

По заказу НОСТРОЙ разработаны и утверждены четыре ГОСТ Р на монтаж и пусконаладочные работы по внутренним инженерным сетям и системам зданий и сооружений, в том числе вентиляция и кондиционирование, отопление, холодное и горячее водоснабжение, системы управления лифтами. В заключительной стадии работы еще по 7 ГОСТам.

Совершенствование деятельности

«СГ»: Каких еще направлений деятельности НОСТРОЙ коснулись значительные изменения?

В.П.: Практически всех. Мы уже почти год живем по новому Федеральному закону № 372, который кардинально изменил систему строительного саморегулирования. Мы уже видим на практике, как работает закон, и какие в нем есть «узкие места». Поэтому в декабре прошлого года на Всероссийском съезде СРО был утвержден разработанный Экспертным Советом НОСТРОЙ перечень поправок в Градостроительный кодекс. Затем он был направлен в Минстрой России и Правительство Российской Федерации.

Работа по обсуждению перечня возможных поправок в настоящий момент продолжается совместно с Минстроем России в интересах строительной отрасли.

Мы стараемся непрерывно совершенствовать и свою внутреннюю деятельность — с 2016 года ведем системную работу, направленную на экономию, оптимизацию и сокращение издержек.

В этом нам также помогла недавно прошедшая впервые за всю историю существования национального объединения плановая документарная проверка Минстроя России. Коллеги провели большую работу, запросили и изучили множество документов, указали нам на недочеты. И мы уже начали их исправлять. Результаты проверки позволят нам усовершенствовать деятельность, повысить ее прозрачность и эффективность.

Колоссально вырос объем судебной работы. В 2017 году и в I квартале 2018 года НОСТРОЙ привлекался к участию по 836 делам, из которых в качестве ответчика — 96 дел, в качестве третьего лица — 703 дела, в качестве истца — 36 дел.

Когда суды принимают решение не в пользу нацобъединения, мы обжалуем эти решения в вышестоящих инстанциях.

У НОСТРОЙ появились и новые функции, которых прежде не было, например, формирование и ведение Национального реестра специалистов строительной отрасли.

Около 87000 строительных компаний объединяют сейчас отраслевые СРО

233 СРО состоят в НОСТРОЙ по состоянию на 25 апреля 2018 года

Кстати

В НОСТРОЙ действует Экспертный Совет по вопросам совершенствования законодательства в строительной сфере, осуществляющий экспертизу нормативных правовых актов. В 2017 году состоялось 11 заседаний Экспертного Совета, рассмотрено 29 проектов нормативных правовых актов, в том числе 18 проектов федеральных законов, утверждено 22 экспертных заключения.

Справочно

Федеральный закон № 372-ФЗ «О внесении изменений в Градостроительный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты», направленный на совершенствование системы саморегулирования в строительстве, был принят 3 июля 2016 года. Полностью документ вступил в силу 1 июля 2017 года. Главные направления реформы: региональный принцип формирования СРО; отмена свидетельства о допуске к работам; вывод «из тени» компенсационных фондов; введение дополнительной ответственности за неисполнение государственных и муниципальных строительных контрактов; расширение полномочий СРО по разработке и применению единых стандартов деятельности; формирование Национального реестра специалистов (НРС) в области строительства.

Автор: Андрей МОСКАЛЕНКО

Россия > Недвижимость, строительство > stroygaz.ru, 3 мая 2018 > № 2593092 Виктор Прядеин


Украина > Медицина > interfax.com.ua, 3 мая 2018 > № 2592665 Олег Петренко

Глава НСЗУ: Медреформа должна изменить экономические стимулы и поведение поставщика медуслуг

Эксклюзивное интервью главы Национальной службы здоровья Украины Олега Петренко агентству "Интерфакс-Украина"

- Как вы оцениваете процесс создания НСЗУ?

- В моем понимании, все могло бы происходить гораздо быстрее, но многие процессы происходят так, как они должны проходить по закону и нет оснований их ускорить. Служба уже зарегистрирована, утверждено штатное расписание, первые сотрудники приступили к работе. Сейчас многое зависит от центральных органов исполнительной власти, где четко регламентированы процедуры, каждый шаг занимает не один день. Проблема в том, что все создается с нуля. Но это не только проблема, но и возможность создать действительно дееспособный орган.

- Какой будет численность сотрудников НСЗУ?

- Граничная численность сотрудников утверждена постановлением Кабмина и составляет 1060 человек, из них 250 - центральный аппарат и 810 - территориальные подразделения, которые будут созданы в перспективе.

Мы рассчитываем, что формирования территориальных подразделений начнется не раньше второй половины текущего года. Скорее всего, это коснется тех регионов, которые будут отобраны для подготовки реформы вторичной медицинской помощи на 2019 год, где медицинские учреждения вторичного и третичного уровня будут заходить в реформу, как в этом году заходят медучреждения первички. В этих регионах будет отрабатываться определенная модель, как это должно происходить, и в этих регионах мы не обойдемся без создания территориальных подразделений и отработки алгоритмов их работы. Сейчас формируется описание каждого структурного подразделения, его функционал, модели компетенции персонала, ключевые процессы – это несколько десятков листов формата А3 со схемами.

- Вы говорите об отдельных регионах, а у нас не получится так, как было с прошлыми реформами 2011-2013 годов, где пилоты закончились и реформа закончилась?

- Тогда изменения проводились согласно закону о пилотных проектах, которые имели срок окончания. В настоящее время закон о государственных финансовых гарантиях медицинского обслуживания населения предусматривает не срок окончания, а этапность развертывания. Его переходные положения четко предусматривают: в 2018 году – изменения на первичке, в 2019 году – на вторичке и третичке. С 2020-го года - только программа медицинской гарантии, других механизмов финансирования не будет. Субвенция на финансирование учреждений здравоохранения на местах будет существовать только в течение 2019 года и то только для тех, кто не войдет в реформу. С 2020 года она не предусмотрена.

Конечно, могут быть политические решения, но мы надеемся, что отсрочки не будет. Увы, это классический украинский вариант: если нет конечного срока, то никто не торопится. Из-за отсутствия конечных сроков активно не исполняются много инициатив, тот же закон об автономизации. Его первые версии предусматривали четкие сроки реализации, но сейчас он сформулирован так, что нет конечного срока, только поощрение в виде льготного периода, чтобы перейти из статуса бюджетного учреждения в статус некоммерческого предприятия. В течение этого льготного периода определенные сложные действия не выполняются, например, не проводится оценка имущества. Но в 2019 году льготный период заканчивается.

- Как территориальные подразделения будут контактировать с местными департаментами здравоохранения (ДОЗ)?

- Они никак не будут связаны с ДОЗами, хотя мы сейчас ищем модель их сотрудничества. Это позиция, которая была высказана и ассоциацией городов, и органами местного самоуправления. Мы будем искать вариант четкого разграничения функций. Департамент здравоохранения – это все равно уполномоченный орган владельца медучреждений, хотя не везде так. Мы сейчас сталкиваемся с ситуациями, когда местный совет не передал департаменту здравоохранения право оперативного управления имуществом. Например, во Львове областной совет не передал функцию оперативного управления ДОЗу.

На самом деле, местная власть не обязана это делать, но может. Проблема в том, что на уровне областного совета достаточно трудно выполнять функции по оперативному управлению клиникой, у него и так очень много функций.

- Как вы оцениваете ситуацию в регионах? Как регионы воспринимают реформу?

- Пока регионы не особенно со мной контактируют, ведь штат НСЗУ только формируется. Но вскоре эта работа начнется.

Тем не менее, у нас было несколько встреч, в которых я уже принимал участие, и мы проговаривали этапность развертывания и реформы, и становление службы. Риски не уложиться в сроки развертывания реформы всегда есть – учреждения первичного уровня, которые начали подписывать декларации, должны быть готовы соответствовать требованиям НСЗУ, чтобы принимать выплаты по новому механизму в июле 2018.

Наша задача – провести первые выплаты для "лидеров", которые выполнили все требования. На сегодня их может быть около сотни. Механизм выплат, в котором кроме НСЗУ и медучреждения задействованы и другие органы, например, Госказначейство, сейчас отрабатывается.

- А кто сейчас в лидерах? Вы говорили, что это около 100 заведений…

- Лидеров достаточно много. Есть крупные города, скажем Мариуполь, Житомир, где уже все медучреждения практически автономизированы. К 1 июля они, скорее всего, будут готовы, и они об этом заявляют. В настоящее время есть 124 "чемпиона" - громады, где потенциал реформы можно будет реализовать полностью. В этом нам помогают наши международные партнеры. Среди этих общин есть большие, такие, как Мариуполь, где более полумиллиона жителей, а есть и маленькие, например, село в Херсонской области с населением 2400 человек. Они вошли в реформу и хотят ощутить ее преимущества. На примере этих "чемпионов" и отрабатывается модель контрактирования первички и осуществления последующих выплат по договорам с НСЗУ.

- В Киеве реформа будет?

- В Киеве в начале ситуация была непростая, в реформу можно вступить только городом. Для этого нужно, чтобы все учреждения столицы отвечали требованиям. Но Киев слишком большой, в нем много медучреждений, которые быстро двигаются, но есть и аутсайдеры. Пока эти аутсайдеры не будут готовы, никто в Киеве не сможет вступить в реформу. При этом аутсайдером можно стать не только из-за нежелания или некомпетентности, а и по объективным причинам. Например, в Киеве уже вся первичка стала коммунальными предприятиями, но есть медучреждения, которые в одном юридическом лице имеют и первичку и вторичку в пределах какого-то консультативно-диагностического центра, такая ситуация с педиатрией.

- А в чем причина не отделять вторичку? Может для этого есть чисто медицинские аргументы, чтобы было удобно обслуживать пациентов?

- Аргументов очень много, в том числе и этот. С другой стороны, есть аргумент, связанный с расширением административной функции – владельцы даже не хотят расширять, условно говоря, управляющие структуры, и ждут момента, когда они могут зайти в реформу всем учреждением. На мой взгляд, в этом нет ничего страшного, ведь мы этот процесс проходим первые. Но опыт стран Западной Европы и опыт реформы 2011-2013 годов в пилотных регионах показал, что нужна жесткая разделенность. В то же время в Польше, некоторых постсоветских странах, в Прибалтике, Хорватии пришли к тому, что ничего плохого нет в объединении первички со вторичкой, а желание механически их разделить приводит к тому, что потом нужно объединяться.

В любом случае нам нужно пережить недостатки переходного периода до 2020-го года, когда все должны будут заключать договор с НСЗУ в рамках программы медицинской гарантии, куда входят и первичная, и вторичная, и третичная помощь, экстренная помощь, реабилитация, роды и так далее.

- Что будет предусматривать договор медучреждения с НСЗУ?

- Это стандартный перечень условий, которым должно соответствовать медицинское учреждение. Для первички эти условия уже предусмотрены и касаются абсолютно базовых вещей: заведение должно иметь действующую лицензию, регистрацию в электронной системе здравоохранения (eHealth), иметь медицинскую информационную систему, подключение к интернету, компьютеры и определить уполномоченное лицо. Кроме того, медучреждение должно соответствовать табелю оснащения. Кстати, табель разделен на несколько составляющих – есть базовые требования, а есть расширенные требования. Обязательными являются только базовые требования. Также есть еще несколько сервисных требований, которые являются частью договора: возможность записаться на прием удаленно, по телефону или через интернет и базовые программы электронной очереди, информация о возможности попасть в это медучреждение – график его работы и информация о дежурных учреждениях, а также требование, чтобы в медучреждении была возможность сдать базовые анализы. Медучреждение сможет само определиться, каким образом будет проводиться сам анализ, но возможность забора крови должна быть обеспечена на месте.

- Как вы оцениваете динамику реформы? Например, динамику подписания деклараций? Насколько эта динамика соответствует динамике преобразования медучреждений в некоммерческие предприятия?

- Если пациенты активно подписывают декларации, местные власти, как правило, занимаются автономизацией и изменением статуса учреждений. Иногда мы со своей стороны подталкиваем местные власти как можем. Но первичная медпомощь - прямая ответственность местных властей, тут Минздрав или НСЗУ не властны. И если местные власти считают, что им не нужно дополнительное финансирование, которое связано с новыми условиями оплаты медуслуги, то тогда врачи и пациенты должны сказать свое слово. Минздрав свою задачу выполнил, разработал всю нормативку, Кабмин принял необходимые постановления, так как у нас сейчас очень хорошая поддержка от правительства. Оно активно промотирует реформу, активно объясняет, что без действий местных властей, только правительство, или только НСЗУ, или только Минздрав не могут реформу сделать.

- А что местная власть говорит? Вы общались с местными руководителями, руководителями областей, местными элитами?

- На местах так же, как и в генеральной совокупности, есть люди, которые активно хватаются за любые возможности воплотить положительные изменения, а есть те, которые считают, что это им не нужно. Повторю: со своей стороны мы все сделали, разработали всю необходимую нормативную базу. Базовые документы, регулирующие выполнение закона о медреформе уже разработаны, но не все из них введены в действие. Некоторые находятся на стадии прохождения в центральных органах исполнительной власти, некоторые проходят последние согласования. Иногда очень сложные. Мы реально меняем все правила игры, но, увы, на сегодня некоторые вещи вообще законодательством не урегулированы. Нам бы очень хотелось отвечать всем требованиям существующего законодательства.

Сейчас программный продукт eHealth находится в Украине на серверах компании, которая сертифицирована КСЗИ, но на субкомпоненты системы мы не можем получить полнофункциональный сертификат, потому что это не конечный продукт. Признать то, что сегодня есть, конечным продуктом мы не можем, эксперты говорят, что на его окончательную доработку уйдет лет пять, особенно в отношении вопросов, связанных с финансированием специализированной медпомощи. Нам приходится выполнять требования норм, которые сами еще находятся в разработке. Когда принимался закон о медреформе, были внесены изменения более чем в 17 законов, но выясняется, что в некоторые нужно вносить изменения еще.

Поэтому, когда будет формироваться штат НСЗУ, подразделение, которое занимается нормативно-правовой работой, будет одним из основных.

- На какие первые должности будут назначены сотрудники НСЗУ? Правда ли, что вашим заместителем будет экс-заместитель министра юстиции Андрей Вишневский?

- Я бы очень хотел, чтобы Андрей Владимирович был моим заместителем, но у него много других планов. Но мы с ним на связи, он помогает в понимании некоторых вопросов, особенно в том, как работает государственная система, ведь есть определенные правила, которые для меня иногда становятся открытием.

Что же касается первоочередных назначений, то, в первую очередь, будут назначены специалисты финансовой части, юристы, кадровики, бухгалтерия - их уже семь человек на сегодня. Я сейчас веду переговоры с некоторыми специалистами, которые могли бы быть приняты в штат НСЗУ по переводу из других госорганов. Позиций, на которые мы можем взять по переводу или не на госслужбу, не много.

Мы активно сейчас работаем с людьми, которые бы могли зайти в ключевые подразделения, связанные с договорной работой. Их не должно быть очень много, но на них лежит большая ответственность в разработке инструкций и инструментария работы с договорами.

Затем ближайшие 2-3 года, согласно требованиям закона "О государственной службе", нас ожидает сплошной конкурс, чтобы заполнить большое количество вакансий. Конкурсы на госслужбу длятся от 30 до 45 дней - чтобы набрать минимум людей надо до 45 дней. Для меня очень важно сформировать собственную конкурсную комиссию, значит, в отделе кадров должны быть, как минимум, пять человек. На сегодня такая комиссия сформирована и 2 мая объявлены конкурсы на первые вакансии.

- Когда Вы начнете объявлять конкурсы на вакантные должности в НСЗУ?

- 2-го мая стартуем, поэтому если кто-то хочет на государственной службе присоединиться к реформе – welcome.

- А уже кто-то вызвался хотя бы на уровне каких-то первичных разговоров?

Да, сейчас у меня уже проходят встречи с кандидатами на базовые должности. Они придут к нам по переводу из разных министерств, с госслужбы, чтобы не проходить конкурс.

Кроме того, у нас есть очень хорошая поддержка из-за рубежа. Я, честно говоря, даже поражен поддержкой международных организаций, технической помощью. Если мы не можем что-то сделать сами, они дают полную возможность воспользоваться лучшими юристами и экспертами.

- Международная помощь настораживает многих наблюдателей. Вас это не смущает?

- Те люди, которые работают в моем, скажем так, "бэк-офисе", это экспертная группа. Среди них есть руководители организаций, подобных НСЗУ из других стран, люди, которые руководили национальными фондами здоровья в странах Европы. Они реально знают, что такое национальный заказчик и плательщик, как это работает, как организована структура, какие вызовы стоят перед ней. Мы, и я лично, не имеем реального практического опыта работы в этом направлении. Иногда, когда опускаются руки, члены экспертной группы успокаивают, говорят, что тоже это проходили, и им тоже было сложно. Нужно по всем направлениям пройти точки невозврата, в том числе и в юридическом отношении, и дать возможность почувствовать эффективность реформы. Не только и не столько пациентам, так как они почувствуют эффект несколько позже. Реформа должна изменить экономические стимулы и поведение поставщика медуслуг. Уже сейчас мы видим, что к тому, кто лучше ведет хозяйство, идет больше людей, и тот получает больший выигрыш. А чем больше выигрыш клиник, тем больше базовых выгод для пациентов.

- Прокомментируйте, пожалуйста, уровень дохода врача. Назывались цифры до 15-30 тыс. грн - насколько такой уровень можно обеспечить в сельской амбулатории?

- Это еще один элемент изменения парадигмы. Сейчас никто никому не будет говорить, сколько платить, хотя есть определенные законом нормы. Закон предусматривает, что с момента полной реализации программы медицинской гарантии с 2020 года при расчете тарифов в части компонента зарплаты лечащего врача будет использован коэффициент 250% от среднего размера заработной платы за июль года, предшествующего расчетному периоду. То есть, тариф будет предусматривать именно такой уровень.

Если какое-то заведение неэффективно содержит множество людей, закупает то, что не нужно, не выполняет свои функции, оно будет вынуждено оптимизировать эту структуру. Если, условно, в лор-отделении есть 12 врачей, из которых пациенты идут только к двум, то, в конце концов, нормальный руководитель подумает, что, может, хватит этих двух. Как бы это ни звучало, но, думаю, оптимизация системы здравоохранения будет осуществлена, но самым экономически обоснованным способом.

- Т.е. банкротства медучреждений не избежать?

- Это не будет банкротством с точки зрения закона и Хозяйственного кодекса, оно не предусмотрено. Но местные власти смогут принять решение о перераспределении ресурсов. Например, если на данной территории нужно принимать, условно говоря, 500 родов в год, т.е. НСЗУ может закупить услуги по родовспоможению за 500 случаев, а на данной территории есть шесть родильных отделений, из которых одно делает 150 родов в год, а другое – 20, то, возможно, в конце концов, местные власти примут решение сконцентрировать родовспоможение там, где проводится 150 родов, чтобы обеспечить нормальный уровень качества услуги и транспортировку в это отделение. Если же пытаться сохранить мелкие отделения, то будет страдать качество, так как успех лечения напрямую зависит от количества пролеченных случаев. Точно также происходит со всеми другими видами медпомощи – развиваться будут те, куда идут люди.

- Но люди часто идут не туда, куда они хотят, а туда, куда их направил врач…

- С самого начала реформы мы четко увидим, куда идут люди, даже имея в руках направление. Направление будет закрыто и оплачено там, куда пойдут люди. Возможно, это даже будет дальше от места жительства, но там, где медпомощь будет эффективной. Человек имеет право выбрать. Так это происходит в Польше, в Хорватии, в других странах.

- Как вы оцениваете готовность учреждений вторичного и третичного уровня к реформированию? Какие у них настроения?

- Думаю, вы правильно разделили соответствие требованиям быть в реформе и настроения (смеется). Настроение у них "скептически-печальное", но многие начинают потихоньку готовиться. Для меня лучшим сигналом является то, что общаясь напрямую с некоторыми главными врачами, я слышу вопросы: "Что надо сделать? А как это должно быть? На что обратить внимание? Как лучше использовать средства?" То есть, постепенно экономический фактор начинает влиять на поведение поставщика медуслуги, а это и является основной задачей реформы, когда экономика определяет целесообразность.

Мы не говорим сейчас об экстренной или паллиативной медпомощи. Это сложная часть медицинских гарантий, которую всегда будет содержать глобальный бюджет исходя из количества проживающих людей, но отделения неотложной помощи, куда привезет скорая, уже будут между собой конкурировать и будут стараться улучшить сервисные условия для пациентов, повысить уровень медпомощи, закупить оборудование, освоить технологии, обучить персонал.

Увы, мы небогатая страна, поэтому не можем просто расходовать ресурсы. Хотя я, со своей стороны, считаю, что реформы делают не тогда, когда достаточно средств, а тогда, когда средств не хватает. И самая первая реформа - это научиться жить по средствам. Мы не умеем этого делать.

- Много дискуссий было относительно методик расчета стоимости медицинских услуг, в НАМНУ были даже пилотные проекты. Чем все закончилось и закончилось ли?

- Методика расчета тарифа на медуслуги – это наш основной инструмент. Мы не будем ничего особенного придумывать, возьмем за основу методику ВОЗ, которая очень проста: больница должна заниматься учетом затрат и предоставлять информацию о количестве излеченных случаев. Когда есть информация, сколько клиника тратит и сколько она оказывает помощи, можно посчитать количество затрат на случай лечения. Ясно, что эти показатели будут очень отличаться по некоторым параметрам: одна цифра в городе, другая в районе, третья в селе, будут различия региональные. Поэтому мы не можем взять одну больницу и распространить ее расчеты на всю страну. Таких больниц по расчетам ВОЗ должно быть от 3% до 10% сети. Если их будет 7-8% и они будут разбросаны в разных местах страны, этого будет достаточно, чтобы создать представление о реальной стоимости и структуре медуслуг.

Зная базовый тариф и весовые коэффициенты, мы сможем влиять на потребление услуг. Если мы хотим увеличить предложение каких-либо услуг, мы увеличим базовый тариф. Это будут экономически обоснованные решения.

Но нужно сказать, что не все больницы, которые сейчас занимаются расчетом затрат, хорошо работают в этом проекте, некоторые клиники дают не очень адекватные цифры. Важно, что референтные клиники, расчеты которых будут положены в основу тарифа, будут меняться, но их всегда будет 100-150 по Украине.

И подход к расчету всегда будет один и тот же. Мы не будем использовать так называемый подход bottom up или расчет "снизу вверх", когда берется какая-то услуга и считается, что туда входит по каким ценам. У нас будет применяться универсальный принцип "сверху вниз", используемый даже в самых богатых странах мира, когда мы считаем все услуги, которые мы должны обеспечить исходя из бюджета, который можем себе позволить, на гарантированный пакет помощи. Это как минимум справедливо.

Со временем, когда мы будем видеть реальный бюджет, правила будут более жесткими. Популисты могут говорить что угодно, но мы должны говорить: "У нас есть столько денег, и мы должны знать, на что их потратить". Многие страны, проходя через это, приходили к пониманию необходимости увеличения бюджета здравоохранения. Но это делалось без популизма, с четкими расчетами и публично.

- Каким вы видите место частных клиник в реформе?

- Много частных клиник зарегистрировалось в электронной системе, но не все активно работают с декларациями. Но если частная клиника выполнит наши условия, мы с ней легко подпишем договор и будем платить по тарифу. С их стороны нужно будет выполнять условия по оказанию первичной помощи в необходимом объеме бесплатно.

- Вы зарплату уже получаете?

- Когда я вступил в должность, мне сказали, что зарплату я смогу получить, когда у меня будет бухгалтер, делопроизводство. Поэтому я не хочу затягивать первые назначения (смеется).

Украина > Медицина > interfax.com.ua, 3 мая 2018 > № 2592665 Олег Петренко


Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 3 мая 2018 > № 2592467 Марк Галеотти

Путинская Россия: «Гангстеры могут красть, они могут мошенничать, они могут отмывать деньги, а режим это терпит»

Поуль Хёй (Poul Høi), Berlingske, Дания

Президент Путин — гениальный тактик и негодный стратег, и его сотрудничество с российским преступным миром — один из лучших примеров этого. Он использует гангстеров для вторжения в другие страны, кражи денег, они «создают действие». Но следствием этого является гангстерский режим, из которого он не может вырваться, говорит профессор Марк Галеотти в интервью «Берлингске».

Президент Путин не мог бы аннексировать Крым без гангстеров. Он не мог бы вторгнуться в Восточную Украину без гангстеров. Он не мог бы построить объекты Олимпийского Сочи без них. Путин использует гангстеров в местной политике, в геополитике, он использует их для того, чтобы зарабатывать «серые» деньги для своей службы безопасности, и он использует их, чтобы убивать.

Но зачем гангстерам Путин?

Марк Галеотти — Синяя книга

Марк Галеотти — один из ведущих экспертов по российской политике безопасности и российскому преступному миру.

Он — старший научный сотрудник Института международных отношений в Праге и профессор Карлова университета в Праге. Консультирует западные правительства, военных и полицию по поводу России. Недавно выступал перед внешнеполитическим комитетом британского парламента, когда решался вопрос о новых санкциях против России.

В его первой книге, «Афганистан: последняя война Советского Союза», проявился совершенно новаторский взгляд на советскую войну в Афганистане, в частности потому, что Галеотти посещал ветеранов войны в России и выслушивал их рассказы. Позднее он написал 14 других книг.

Он защищает их: он соглашается с тем, что они грабят, крадут, шантажируют и мошенничают, и он не боится оказывать им услуги.

Вот некоторые из сведений, содержащихся в сенсационной новой книге «The Vory», написанной профессором Марком Галеотти. Книга посвящена тому элементу российской гибридной войны против Запада, который часто игнорируется — использованию Россией гангстерской сети.

Галеотти — ведущий эксперт по симбиозу между политикой и криминальным миром в России. Berlingske взяла у него интервью в Лондоне.

Босс гангстеров

— В своей книге вы изображаете отношения между путинским режимом и российским преступным миром — а как вы могли бы вкратце описать отношения между ними?

— Гангстеры должны признавать то, что государство — самая большая и сильная банда в городе. Если они это сделают, то режим будет их терпеть и станет сотрудничать с ними. Но если же гангстеры начнут бросать вызов режиму, их настигнет его карающая рука. В качестве примера можно назвать местного гангстерского босса из Санкт-Петербурга Владимира Барсукова, который стал купаться в своей собственной власти. Тогда Кремль нанес удар, продемонстрировав, может быть, даже больше силы, чем это было нужно, и сейчас Барсуков в тюрьме.

— Барсуков был не более криминален, чем другие гангстерские боссы, но он бросил вызов режиму, вот в чем разница…

— Верно. Путин и его люди терпят гангстеров, сотрудничают с ними, но они не переносят, когда гангстеры бросают им вызов. То же самое относится и к олигархам, и клептократам, которыми окружил себя Путин. Они могут красть, они могут мошенничать, они могут отмывать деньги, и режим это терпит. Но если они вдруг идут против режима, режим наносит удар.

— Я хотел бы подробнее остановиться на двух примерах сотрудничества путинского режима с гангстерами. Первый пример из вашей книги — Эстон Кохвер (Eston Kohver).

— Эстон Кохвер работал следователем в полиции безопасности Эстонии, в сентябре 2014 года он должен был встретиться с одним из своих источников в эстонской деревне. Российские спецагенты перешли границу, применили световые гранаты и вывезли Кохвера в Москву, где его осудили на 15 лет тюрьмы за шпионаж. Кохвер — не шпион, он расследовал организованную преступность и контрабанду — особенно сигарет — через границу. Он слишком близко подошел к гангстерам и их контрабандных операциях, на которых российская служба безопасности, ФСБ, наживается по-крупному. Поэтому его необходимо было убрать.

— То есть, ФСБ пошла на риск вызвать международный кризис, только чтобы остановить расследование организованной российской преступности?

— Да, и в том числе, чтобы обеспечить свою собственную долю от этой преступности. ФСБ использует доходы от подобного рода преступности, чтобы оплачивать грязные операции, например, тайно передавать деньги своим сторонникам и популистским партиям на Западе, а также для того, чтобы оплачивать хакерские атаки и дезинформацию.

— Другой характерный пример — Джефри Делайл (Jeffrey DeLisle)…

— Делайл был лейтенантом канадского флота, продававшим секреты российской службе военной разведки, ГРУ. Его разоблачили в 2012 году, и в ходе следствия выяснилось нечто удивительное: ГРУ просило Делайла выяснить, что канадской полиции известно об определенных российских гангстерах в Канаде. Гангстеры, о которых шла речь, не были агентами разведки, это были мошенники, грабители и воры…

— Так почему же?

— По моим данным, потому что агенты ГРУ попытались сорвать банк. Если человек работает на российские власти, например, на полицию или службу разведки, он все время думает, как бы употребить то, что знает, для того, чтобы делать деньги. Агенты ГРУ хотели подобраться к сведениям канадской полиции, чтобы потом продать их заинтересованным российским гангстерам…

— Кстати, в вашей книге вы приводите еще один пример — с полковником Сергеем…

— Сергей — офицер ФСБ, я несколько раз с ним встречался. У Сергея сравнительно скромная зарплата, жена его не работает, никакого наследства никто из них не получал, но, тем не менее, они живут в огромном доме в одном из кварталов для богатых в Москве, дом отделан импортным мрамором, несколько телевизоров с плоским экраном. Он ездит на Range Rover, она — на BMW, а их домработница — на Renault. Деньги приносит побочный бизнес Сергея. Он продает файлы и другую информацию ФСБ на серый и черный рынки.

— То есть, Сергей делает свою работу в полиции и одновременно зарабатывает деньги на том, что выносит полицейскую информацию из дома. И никто ничего на это не говорит?

— Это Путинская Россия — в двух словах.

Вторжение с помощью мафии

— Сотрудничество Путина с российским криминальным миром впервые масштабно проявилось в 2014 году. Сначала он, в частности, использовал гангстеров для вторжения в Крым, а через несколько месяцев поступил так же в Донбассе, на востоке Украины. Почему он воспользовался услугами гангстеров?

— Когда Путин в 2014 году решил отобрать Крым у Украины, в Кремле возник вопрос: а какие силы у нас есть в том регионе? Обе большие гангстерские сети в Крыму были русские, и экономически они были заинтересованы в том, чтобы помогать Кремлю. Так что когда российский спецназ в феврале 2014 года вторгся в Крым, ему помогали люди, одетые в плохо сидящую на них форму, имеющие красные повязки на рукавах и новехонькое стрелковое оружие.

Это были местные гангстеры, и русские отплатили за помощь, сделав Сергея Аксенова премьер-министром Крыма. Раньше Аксенов был боссом местной банды Салем, у него постоянные тесные связи с гангстерами, и нет никакого риска, что он вдруг станет их преследовать.

Путин вновь использовал местных гангстеров и при вторжении в Донбасс в апреле 2014 года. Их в Донбассе видно повсюду. Именно они управляют регионом, а российская армия для них — заслон.

— Возможно, использование гангстеров в геополитике — хорошая тактика, но разве это не плохая стратегия? Гангстеры по определению не заинтересованы в том, чтобы помогать кому-то другому, кроме как самим себе…

— Именно. И это великолепная метафора для всей эпохи Путина. Он потрясающий тактик, благодаря ему много делается, но как стратег он — катастрофа. Потому что: вот произошло то, о чем мы говорили, и что? Ну, окопались гангстеры в Крыму и в Донбассе — и что? В Крыму гангстеры грабят местный бизнес, рэкетируют его, разворовывают гигантские суммы из путинской помощи, которая должна идти на развитие полуострова, жителям Крыма до смерти надоело гангстерское правление.

— А в Донбассе?

— То же самое. Гангстеры создали свою собственную страну, в которой царит беззаконие. Я, например, разговаривал с одним русским, который именует себя патриотом и который отправился туда, чтобы «бороться с фашистами».

Он был глубоко разочарован.

«Это ненастоящая война. Это война между бандами», — сказал он. Гангстеры воруют оружие и боеприпасы у российской армии и продают это дальше, логистическим центром войны является российский город Ростов, сегодня это, вероятно, самый опасный город во всей Европе.

А еще гангстеры — очень плохие солдаты. Когда Украина предпринимает контрнаступление, они моментально поджимают хвост, и отражать атаку приходится российской армии.

Черная экономика

— Подобного рода воровство, наверное, имеет аккумулирующий эффект: Россия — богатая, в том числе, и ресурсами, страна, но экономика ее слабее итальянской. В какой степени это объясняется тем, что Путин принимает существование гангстеров и сотрудничает с ними?

— Позвольте мне привести один пример. Зимние Олимпийские игры в Сочи в 2014 году обошлись России в 55 миллиардов долларов, строительные расходы составляли около 30 миллиардов долларов. По данным Transparency International, половину всех денег на строительство поглотила коррупция, эти деньги просто растаяли в воздухе. Это деньги, которые не были потрачены ни на что полезное, благодаря им не были созданы рабочие места, не появились новые предприятия, они просто осели на офшорных счетах. Подобное действительно имеет аккумулирующий эффект, то же можно сказать и когда 57% всех компаний говорят, что стали объектами экономической преступности.

— По некоторым международным данным, 40% российской экономики — «под землей». Это вдвое больше, чем в Греции, и лишь немногим меньше, чем в Нигерии. Это совершенно неприемлемо для любой страны. Так почему же Путин не вмешивается и не развивает экономику и не делает серую экономику белой?

— У него связаны руки. Он сам себя загнал в угол. Если он будет развивать российскую экономику, он должен будет нанести удар по гангстерам и олигархам, и он должен будет прикрыть те сферы экономики, которые являются нерентабельными. А это, во-первых, больно ударит по его друзьям, которые его поддерживают, потому что он — их человек. Во-вторых, это станет ударом для больших территорий, которые полностью зависят от старых и нерентабельных предприятий. Если ближний круг и целые регионы потеряют веру в Путина, это станет угрозой ему самому и его режиму. Так что руки у него связаны — и его ближний круг это демонстрирует. Он становится все уже и уже и сегодня состоит только из тех, кто говорит только «да», и клептократов.

Следствием этого является не только бегство капитала из России, но и бегство лучших и умнейших россиян, людей предприимчивых, которым нечего ждать от путинской России.

Три совета по поводу санкций

— По данным совершенно свежего опроса общественного мнения, поддержка Путина россиянами резко упала — сейчас его поддерживают лишь 48% граждан страны, таковы данные государственного опроса. Означает ли это, что они уже насытились путинской эпохой?

— Думаю, большинство россиян могут видеть политические и экономические проблемы. Мне кажется, большинству россиян хотелось бы, чтобы страна развивалась. А в случае Путина они разделяют человека и проводимую им политику. Им нравится Путин как человек, они вновь выбирают его, потому что он — такой отец нации.

Но они не верят в то, что политик Путин может осуществить ту перемену, которая необходима. Безо всяких личностных параллелей: это немного напоминает британцев в 1945 году. Им нравился Уинстон Черчилль как человек, но им было совершенно ясно, что, если они хотят политических перемен, им надо проголосовать за лейбориста Клемента Эттли, что они и сделали.

— В Дании чуть позже этой весной будет обсуждаться вопрос о введении так называемых санкций, связанных с Магнитским. Вы только что выступали во внешнеполитическом комитете британского парламента по поводу санкций. Если бы вы советовали и датчанам — что вы сказали бы им?

— Я сказал бы, что санкции в отношении некоторых влиятельных русских действуют. Их называют поименно, выставляют на всеобщее обозрение, они не могут ездить на Запад или отправлять своих детей в школы на Запад. Они не могут владеть недвижимостью в Марбелье и покупать ее в Лондоне. Часто их преступления впервые получают последствия для них лично.

— Но…?

— Санкции только ради санкций бессмысленны, это только наказание, и то же самое можно сказать о санкциях, касающихся русских. Они подтверждают тезис Путина о том, что мы делаем это, потому что мы «в состоянии войны» с Россией. Поэтому я бы предложил три критерия. Во-первых, санкции должны быть связаны с требованием для россиян: «если «у» сделает «х», санкции будут отменены». Во-вторых, санкции должны распространяться на всех. Если мы вводим санкции из-за грязных денег, то мы должны вводить санкции против всех грязных денег — в том числе и грязных денег, например, нефтяных государств в Заливе. В-третьих, мы одновременно с санкциями должны предпринимать положительные инициативы, например, предоставлять молодым россиянам стипендии для учебы в наших школах и университетах. Путин и его поколение потеряны для будущего, сейчас речь идет о борьбе за следующее поколение россиян.

Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 3 мая 2018 > № 2592467 Марк Галеотти


Украина > Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 3 мая 2018 > № 2592465 Майкл Макфол

Демократия на Украине: пан или пропал

Майкл Макфол (Michael McFaul), The Washington Post, США

Российский президент Владимир Путин ведет глобальную идеологическую войну против либеральных, демократических ценностей Запада. Эта схватка завуалированно продолжалась годами, а сейчас распространяется как на Западную Европу, так и, конечно же, на США, где в 2016 году Путин вмешался в президентские выборы.

Передовой этой идеологической войны между путинизмом и демократией, несмотря ни на что, остается Украина.

Проведя прошлую неделю в Киеве, я понял, почему сегодняшняя Украина пугает Путина. Эта славянская нация, которая разделяет некоторые аспекты исторического и культурного наследия с Россией, развивает демократию. Как-то в течение ланча я слушал, как члены парламента активно обсуждали плюсы и минусы одного из законопроектов. Такого больше не услышишь в России.

На другое утро я встретился с двумя десятками общественных лидеров, которые борются с коррупцией и дезинформацией. Украинское общество остается активным и независимым. Оно способно влиять на власть и видеть результаты государственной политики. Это еще немного присутствует и в России.

Как-то вечером я слышал, как украинские политики жаловались на то, что олигархам принадлежат телевизионные каналы. Но один олигарх — или одно только государство — не контролирует все украинские СМИ. Конкуренции и плюрализма больше не существует в российских СМИ.

В разговорах с украинскими официальными представителями, бизнесменами и журналистами я слышал очень разные оценки продвижения экономических и политических реформ под руководством президента Петра Порошенко и его правительства. Некоторые аплодировали новому толчку в развитии децентрализации, другие не считали его важным, третьи жаловались на медленные темпы развития. Одни славили принципиальность МВФ и его положительную роль в проталкивании реформ, другие осуждали неолиберальную «правильность» организации, убеждая, что именно это замедляет экономический рост. Но самым впечатляющим во всем этом были дебаты как таковые. И это то, что уже не так часто случается в нынешней России.

Конкурентные лидеры, фракции и партии уже готовятся доносить свои аргументы до людей, которые в следующем году придут избирать президента, а через несколько месяцев и новый парламент. Еще одна интересная вещь: никто не знает, кто выиграет. И это именно так, как и должно быть в демократических странах и совершенно противоположно тому, что происходило на президентских выборах этого года в России. Задолго до их проведения — за несколько лет до этого — каждый знал, что Путин одержит победу.

Вся эта демократическая активность справа от российских границ пугает Путина и его систему правления. Если украинцы могут заставить демократию работать, то они могут вдохновить на это и россиян. Поэтому Путин остается крайне заинтересованным в подрыве еще такой хрупкой украинской демократии. За четыре прошедших года путинские силы оккупировали часть Украины и продолжают вести войну против Киева на Востоке Украины. Россия продолжает осуществлять экономическое давление на Украину. Между тем пропагандистские усилия Кремля изобразить Украину как провалившееся и коррумпированное государство продолжаются теми же темпами — как внутри Украины, так и на Западе. Кремлевская дезинформационная кампания стала настоящим вызовом для местных общественных организаций: они хотят разоблачать коррупцию и ошибки государства, но следуя этому желанию, они в то же время подпитывают российские новости.

Следующая большая битва международной войны идей будет иметь место во время следующих президентских выборов на Украине. И речь идет о куда больших масштабах российского вмешательства, чем на выборах в США. Кремль и его ставленники будут поддерживать выгодных им кандидатов, сеять раздор внутри украинского общества и все больше ставить под сомнение народное волеизъявление и справедливость голосования. На прошлой неделе многие украинцы сказали мне, что эти выборы станут наиболее ключевыми и опасными в постсоветской истории Украины.

Путин ищет возможность использовать выборы, чтобы разжечь хаос, беспорядки и сомнения относительно существования демократии. США и наши демократические союзники должны стремиться к противоположному: мирным, законным, свободным и справедливым выборам. Мы не можем сидеть в стороне и просто надеяться на лучшее. Мы можем прежде всего финансировать эффективные антидезинформационные проекты, инициативы, направленные на обеспечение прозрачности работы госорганов и программы мониторинга выборов как внутри Украины, так и за ее пределами.

Во-вторых, Большая семерка — частью которой РФ больше не является — должна публично и заранее использовать санкции и другие меры с целью наказать Россию за вмешательство в украинские выборы.

В-третьих, западные лидеры должны решительно заявить, что они не поддерживают никого из отдельных кандидатов на украинских выборах — только сам процесс. (На этой неделе я слышал слишком много конспирологических теорий о том, как Белый дом или Брюссель выберет Украине нового президента. Эти слухи подрывают легитимность выборов.)

В-четвертых, демократические лидеры Запада должны уже сейчас совместно начать работу над новым экономическим, военным и политическим пакетом помощи, который надо будет предоставить Украине сразу после выборов. Это даст импульс новому демократически избранному президенту. Период, который наступит сразу же после раздачи предвыборных обещаний, является наиболее благоприятным для осуществления наиболее болезненных, но необходимых экономических реформ.

Ну и все эти шаги опять же следует повторить во время не менее важных парламентских выборов, которые будут иметь место несколькими месяцами позже.

Украина > Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 3 мая 2018 > № 2592465 Майкл Макфол


Россия. ЦФО > Образование, наука > минобрнауки.рф, 3 мая 2018 > № 2592406

В Ярославле обсудили разработку Концепции развития дефектологического образования

26 апреля в рамках VII международного форума «Евразийский образовательный диалог» в Ярославле прошло первое заседание рабочей группы по модернизации дефектологического образования. Председателем группы стала заместитель Министра образования и науки Российской Федерации Т.Ю. Синюгина.

На заседании рабочей группы были обсуждены актуальные вопросы, связанные с разработкой Концепции развития дефектологического образования в России и утверждением профессионального стандарта «Педагог-дефектолог (учитель-логопед, сурдопедагог, олигофренопедагог, тифлопедагог)» с целью совершенствования контроля содержания и качества профессионального образования педагогов-дефектологов.

Справочно

В настоящее время в России 153 вуза, реализующих образовательные программы по дефектологическому образованию в рамках укрупнённой группы специальностей и направлений подготовки «Образование и педагогические науки». При этом мониторинг обеспеченности и перспективной потребности в дефектологах показывает существенный дефицит регионов в указанных

В рамках работы рабочей группы Минобрнауки России проведёт анализ программ, реализуемых вузами, и кадровую обеспеченность реализации программ, планируется организовать сетевое взаимодействие вузов, обеспечивающих подготовку педагогов-дефектологов, проработать вопрос увеличения контрольных цифр приёма на эти специальности.

С целью повышения качества дефектологического образования рабочая группа займется доработкой и утверждением профессионального стандарта «учитель-дефектолог», включающего в себя специальности логопед, сурдо- и тифло-педагог, олигофренопедагог.

Россия. ЦФО > Образование, наука > минобрнауки.рф, 3 мая 2018 > № 2592406


Россия > Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 3 мая 2018 > № 2592235 Андрей Звездочкин

На свой риск: чем опасны инвестиции в собственный бизнес

Андрей Звездочкин

Партнер, член совета директоров, генеральный директор «АТОН»

Большинство состоятельных людей хотят сохранить средства и уберечь их от инфляции. Но что делать с собственными активами?

На заре своей карьеры я услышал фразу одного из лидеров нынешнего списка Forbes: есть бизнес, а есть личные активы, и эти понятия нужно разделять. Эта мысль мне кажется очень верной. Благополучные периоды не длятся вечно, и можно проснуться в какой-то момент с осознанием, что все средства были вложены в один объект и… сгорели. Жаль, многие даже не задумываются об этом.

Ключевой аспект, который люди часто недооценивают в бизнесе и переоценивают в портфельных инвестициях, — риск. Обсуждая с потенциальным клиентом целесообразность формирования личного инвестиционного портфеля, финансовые консультанты нередко сталкиваются с возражением: зачем мне это? Зачем инвестировать куда-то, если есть свой бизнес, который приносит реальный доход? Зачем рассматривать консервативные инвестиционные инструменты с ожидаемой доходностью 5% в долларах, если бизнес приносит в разы больше?

Посмотрим на статистику. Согласно единому государственному реестру юридических лиц (ЕГРЮЛ), уже два года подряд коммерческих компаний создается примерно в полтора раза меньше, чем прекращает свою деятельность (430 000 против 699 000 в 2016 году, 390 000 против 592 000 в 2017-м). По оценкам Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования, число банкротств в декабре 2017 года достигло максимального значения за восемь лет. Печальнее всего ситуация в строительной отрасли и торговле, но и в других непромышленных отраслях интенсивность банкротств растет. При этом крупных разорившихся компаний становится все больше.

К сожалению, людям свойственно переоценивать свои возможности. Кредитные риски, рыночные, контрагентские, операционные, технологические, валютные, страновые, регуляторные, а также риски наступления форс-мажорных обстоятельств и противоправных действий — все это может создать условия, при которых существование бизнеса станет невозможным, и, как следствие, привести к потере активов. Это реальность. Избежать риска не сможет ни бизнесмен, ни инвестор, однако у них есть возможность его хеджировать.

По моим наблюдениям, успешные компании часто развиваются исключительно за счет капитала владельцев. При этом многие имеют возможность привлечь долговое финансирование, заместив им собственные средства. Зачем брать взаймы, если есть свои активы? На мой взгляд, для этого есть три основные причины.

Во-первых, вы страхуетесь от полной потери своих активов. В случае неудачи у вас будет шанс «перезапустить» бизнес и позаботиться о близких.

Во-вторых, наличие заемных средств увеличивает возврат на вложенный капитал. При этом бизнес, который приносит стабильный доход, покроет проценты на обслуживание долга.

А в ряде ситуаций с помощью заемного капитала вы можете защитить свою компанию: правильное соотношение собственного капитала и долговой нагрузки может сделать бизнес непривлекательным для третьих лиц, а значит, снизить риск «недружественных действий».

Конечно, долг — это тоже риск. Но это не безусловное зло даже в ситуации, когда необходимости в его привлечении нет. Заемные средства — это банковский кредит либо корпоративный долг. В России объем кредитов, выданных банками нефинансовым организациям, в три раза больше выпущенных корпоративных облигаций. При этом за прошлый год объем корпоративных бондов в обращении вырос на 36%.

На это есть несколько причин. Во-первых, снижение инфляции и ключевой ставки ЦБ позволяет заемщикам привлекать средства под более низкий процент. Во-вторых, на руку желающим привлечь средства на фондовом рынке играет то, что банки — крупные институциональные инвесторы — испытывают профицит рублевой ликвидности и нехватку качественных эмитентов. В-третьих, у граждан появились серьезные льготы, которые подстегивают спрос на долг и увеличивают объем самого рынка: с начала 2018 года купонный доход по облигациям (выпущенным с 1 января 2017 года) не облагается налогом, так же как и по депозитам.

Не стоит думать, что фондовый рынок доступен и полезен только для крупного бизнеса. И хотя пока основными заемщиками выступают именно большие компании с высоким кредитным рейтингом (около 70% всех новых размещений в прошлом году пришлось на них), уверен, что ситуация будет меняться.

Другой вопрос: что делать с собственными активами, которые отложены в сторону? Универсальных рекомендаций нет: инструменты и способы инвестирования подбираются в зависимости от целей и того, когда вы собираетесь начать тратить свои накопления. Большинство состоятельных людей хотят сохранить средства и уберечь их от инфляции — основную часть портфеля они вкладывают в долговой рынок и инвестиционные фонды. Есть те, кто готов рисковать, — они увеличивают долю акций или высокодоходных облигаций, отыгрывают отдельные рыночные ситуации. Я вижу много портфелей состоятельных клиентов — и среди них нет одинаковых.

По моей оценке, более 55% активов богатые клиенты вкладывают в долговые инструменты, 30% — в акции, остальное — в валюту и альтернативные инвестиции. Люди начинают лучше разбираться в финансовых инструментах, поэтому готовы рассматривать хедж-фонды, private equity, венчурные фонды и отдельные проекты.

У состоятельных людей меняется взгляд на инвестиции. Если пять лет назад почти 100% средств наших клиентов было вложено в ценные бумаги, имеющие российский риск, то сегодня — уже меньше 50%. Десятая часть общего портфеля вложена в бумаги развивающихся рынков, четверть — в американский, остальное — в активы европейских, азиатских, арабских стран. Сегодня люди разумно полагают, что если они берут на себя риски ведения бизнеса в одной стране, то их накопления должны быть максимально распределены.

Правильный результат управления личными деньгами — это ситуация, при которой к моменту окончания вашей трудовой деятельности инвестиции генерируют денежный поток, которого достаточно для всех ваших нужд. Это программа минимум, и она достижима. Насколько эффективными могут быть инвестиции, можно судить и по этому рейтингу Forbes: многие лидеры списка — это владельцы публичных компаний, бумаги которых растут и приносят инвесторам выдающийся доход.

Россия > Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 3 мая 2018 > № 2592235 Андрей Звездочкин


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Армия, полиция > forbes.ru, 3 мая 2018 > № 2592204 Антон Гусев

За госзакупку — в тюрьму. Требования законодательства ужесточены

Антон Гусев

руководитель практики уголовно-правовой защиты бизнеса Bryan Cave Leighton Paisner (Russia) LLP, адвокат

Подписанный российским президентом закон расширил круг физических лиц, которым грозит уголовная ответственность при проведении госзакупок

Президент Владимир Путин недавно подписал Федеральный закон № 99-ФЗ, согласно которому под уголовную ответственность подпадает более широкий круг физический лиц, участвующий в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных или муниципальных нужд.

В соответствии со статьями 200.4 и 200.5 Уголовного кодекса преступлениями являются злоупотребления в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных или муниципальных нужд и подкуп работника контрактной службы, контрактного управляющего и члена комиссии по осуществлению закупок.

Помимо этого, в статью 304 Уголовного кодекса внесены изменения, которые устанавливают ответственность за провокацию подкупа в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных или муниципальных нужд.

С 3 мая 2018 года указанные статьи вступают в законную силу и правоохранительные органы имеют право применять их на всей территории страны.

До введения описанных изменений в уголовном законодательстве можно было выделить две группы лиц, привлекаемых к уголовной ответственности за противоправные деяния в сфере госзакупок: должностные лица (госзаказчик) и предприниматели (участники госзакупок).

Для первой категории лиц Уголовный кодекс предусматривает целый комплекс статей, указанных в главе о преступлениях против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления. Наиболее часто таких лиц привлекали к уголовной ответственности за злоупотребление или превышение служебных полномочий.

Ко второй категории можно отнести лиц, обладающих управленческими полномочиями (например, генеральный директор) в коммерческих организациях, которых, как правило, привлекали к уголовной ответственности за злоупотребление полномочиями, коммерческий подкуп, мошенничество.

Вместе с тем среди госзаказчиков существует категория лиц, не подпадающих под понятие должностного лица — гражданские служащие. В коммерческих организациях также не все сотрудники обладают управленческими полномочиями. Однако указанные лица исполняют различные функции, влияющие на осуществление госзакупок: подготовка документации, приемка товаров, работ, услуг, обработка заявок и т. д. Вместе с тем в отсутствие доказательств сговора таких лиц с должностными лицами или лицами, обладающими управленческими полномочиями, привлечь их к уголовной ответственности за допущенные нарушения было крайне сложно, поскольку они не являлись субъектами уголовной ответственности.

В то же время сложилась практика, при которой должностные лица с целью минимизации степени ответственности (уголовной, административной, дисциплинарной и т. п.) поручали организацию госзакупок гражданским сотрудникам, например, заключая договоры с компаниями на организацию конкурсов или выполнение отдельных функций, например, приемки товаров, работ, услуг.

Во многих случаях такая практика позволяла избегать уголовной ответственности должностным лицам, поскольку они не отвечали за нарушения процедур при проведении госзакупок, допущенных сотрудниками привлеченных коммерческих организаций. Сотрудники коммерческих организаций также не несли уголовной ответственности, поскольку не выполняли управленческие функции, то есть не являлись субъектами уголовной ответственности.

Вводя в Уголовный кодекс статьи 200.4 и 200.5, законодательство таким образом устраняет имеющийся пробел. Благодаря корректировке законодательства, к уголовной ответственности будет привлекаться отдельная категория граждан, не являющихся должностными лицами или лицами, выполняющими управленческие функции в коммерческой организации.

Указанная категория лиц определена законодательством так: работник контрактной службы, контрактный управляющий, член комиссии по осуществлению закупок, лицо, осуществляющее приемку поставленных товаров, выполненных работ или оказанных услуг, либо иным уполномоченным лицом, представляющим интересы заказчика в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных или муниципальных нужд.

Рассмотрим простой пример. Сотрудник, ответственный за приемку работ по строительству участка дороги, закрывает глаза на явные недостатки в работах. И это, например, обусловлено тем, что в строительной компании работает его родственник, премия которого зависит от результатов приемки. С введением описанных изменений в законодательстве указанный сотрудник может быть привлечен к уголовной ответственности в соответствии со статьей 200.4 Уголовного кодекса.

Мы полагаем, что в связи с введением указанных изменений в законодательство необходимо обратить внимание на такие формы мотивации сотрудников контрагентов, как подарки, выезды на различные курорты для проведения семинаров, походы в рестораны и т. д. Участие лиц, перечисленных в статье 200.4 Уголовного кодекса, в подобных мероприятиях может быть впоследствии расценено правоохранительными органами в контексте «личного интереса».

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Армия, полиция > forbes.ru, 3 мая 2018 > № 2592204 Антон Гусев


Россия > Образование, наука > fano.gov.ru, 3 мая 2018 > № 2592196

Распределены квоты на стипендии Президента и Правительства РФ для научных институтов, подведомственных ФАНО России

Растет количество квот на стипендии Президента и Правительства РФ, ежегодно выделяемых обучающимся по приоритетным направлениям подготовки в организациях, подведомственных ФАНО России.

На 2018/2019 учебный год Минобрнауки России утвердило Федеральному агентству научных организаций 20 квот на стипендии Президента РФ и 40 квот на стипендии Правительства России. В совокупности это больше, чем на текущий учебный год (21 и 35 соответственно).

Квоты на стипендии были распределены по отделениям РАН пропорционально численности аспирантов, обучающихся в академических институтах по направлениям подготовки, которые соответствуют отрасли соответствующего отделения (требование законодательства РФ). Например, к отделению физических наук относятся направления подготовки «Физика и астрономия» и «Ядерная, тепловая и возобновляемая энергетика и сопутствующие технологии».

Отделения РАН провели отбор претендентов на основании сведений, представленных научными организациями. ФАНО России, в свою очередь, на основании этих данных, распределило квоты между подведомственными организациями.

Важно отметить, что конкретных получателей стипендий институты назначают самостоятельно.

Россия > Образование, наука > fano.gov.ru, 3 мая 2018 > № 2592196


Россия. СФО > Агропром > zol.ru, 3 мая 2018 > № 2592119 Дмитрий Рылько

Цены на алтайскую пшеницу будут расти до августа

На фоне рекордного экспорта российского зерна цены на алтайскую пшеницу до августа слегка вырастут. Такой прогноз дал гендиректор Института конъюнктуры аграрного рынка Дмитрий Рылько на пресс-конференции с региональными СМИ. Впрочем, московского эксперта спрашивали не только об этом.

– Дмитрий Николаевич, какие виды на урожай этого года?

– Сказать что-то внятное по Алтайскому краю мы пока не можем, так как регион даже не приступал к севу, но, похоже, запасы влаги не очень хорошие, так как большая часть снега не попала в мерзлую землю, а стекла в реки. По европейской территории России прогноз достаточно благоприятный, озимые перезимовали неплохо, повреждено около 7%. Во многих местах состояние озимых лучше прошлогоднего. С учетом того, что восточная часть страны, включая Сибирь и Алтайский край, соберет средний урожай, наша осторожная оценка урожая пшеницы – 72 – 78 млн тонн. Это большой урожай, но ниже рекордного прошлогоднего, когда собрали 85 млн тонн.

– Зачем еще один большой урожай, если этот девать некуда?

– Есть два мнения относительно дальнейшей стратегии развития растениеводства. Одно – что при избытке зерна надо сокращать посевы и, соответственно, сборы. Но я придерживаюсь другой точки зрения. Под высокий урожай надо подгонять инфраструктуру, то есть строить новые зерновозы, создавать высокоскоростные элеваторы, которые бы принимали и отпускали зерно с меньшими затратами, продолжать субсидировать вывоз зерна из отдаленных регионов. И это более перспективный вариант для наших аграриев.

Я должен сказать, что экспорт зерна набрал такие обороты, что к концу сезона (июль 2018 г.) запасы будут ниже, чем в прошлом году. Излишков практически не останется. Уже сейчас есть проблемы с обеспечением фуражом наших переработчиков на юге. В центре и в Поволжье запасов больше, чем в прошлом году, но не скажу, что они чудовищные. Большие запасы, скорее всего, останутся в Западной Сибири.

– Почему у нас рыночную экономику России разделили Уральские горы на две части? Почему в Европе цена на пшеницу 9 – 11 тыс., а в Сибири – 4 – 6 тыс. рублей?

– После того как страна перешла на рыночную экономику, мы уже лет 20 видим, как очень важную роль в ценообразовании играют железнодорожные тарифы. Это серьезно отражается на экономике отдаленных регионов, и особенно Алтайского края. Но в вашем регионе всё-таки нашли некое противоядие, развив переработку до муки и круп.

В этом сезоне отдельные регионы особо сильно пострадали из-за колоссального урожая. Весь вагонный парк осенью 2017 года был занят под вывоз зерна с европейской части к портам. И как редкая птица долетает до середины Днепра, так и редкий вагон доезжал до Западной Сибири. К счастью, эта проблема частично стала решаться с началом 2018 года, после того как вступила в силу экспериментальная программа Минсельхоза, предусматривающая субсидии железнодорожникам при перевозках зерна. В соответствии с постановлением правительства № 1595 удалось купить по более-менее нормальной цене и вывезти из Новосибирской и Омской областей около 200 тыс. тонн. Алтайский край в программе, к сожалению, не участвовал. Думаю, имеет смысл распространить ее на алтайскую муку. Если бы разрешили мукомолам вывозить по субсидированным тарифам муку в обмен на повышение ими закупочных цен на пшеницу, то это сыграло бы на руку местным аграриям.

Я подчеркиваю, что тут простого решения нет, потому что как ни крути ваш край от основных рынков сбыта отделяют 3 – 4 тысячи километров, а это при большом урожае приводит к серьезным затратам на перевозку. Больше нигде в мире нет совокупности таких факторов.

– Могло бы стать выходом из ситуации строительство в крае заводов по глубокой переработке зерна?

– Когда начинаешь изучать рынки продуктов глубокой переработки зерна, то выясняется, что на них не всё так просто, они достаточно насыщены. Обычно такие предприятия производят основной продукт, но прибыльность деятельности во многом зависит от реализации огромного количества побочной продукции. И принятие решения о строительстве завода требует кропотливой маркетинговой работы и серьезной экспертизы проекта. Перспективы могли бы быть достаточно благоприятными, если бы удалось создать команду квалифицированных единомышленников, способных найти востребованную рынком номенклатуру продукции и оптимальную технологию ее производства. Это гораздо более важные задачи, чем поиск денег на реализацию проекта.

– Как вы видите дальнейшее развитие ценовой ситуации на рынке зерна в Сибири?

– В европейской части страны последние недели цена растет. Этому, с одной стороны, способствовала девальвация рубля, с другой – небольшой рост экспортных цен с $208 до $214 – 215 за тонну. Повышение достигло и Западной Сибири. И мы видим, что местные мукомолы уже покупают не по 4 – 5 тыс., а по 7,5 – 8 тыс. рублей за тонну, правда, при условии доставки пшеницы на перерабатывающее предприятие. И я думаю, что до конца сезона цены не упадут, а даже будут потихоньку расти. Летом рубль вряд ли укрепится, а дефицитность зерна западнее Урала будет увеличиваться, так как маховик экспорта не останавливается. Есть вероятность, что экспорт пшеницы с учетом теневых продаж в Казахстан составит 40 млн тонн. Это будет невиданный рекорд по сравнению с прошлогодними 27 млн тонн. Объем продаж за границу всего зерна мы оцениваем в 51 – 52 млн тонн.

Россия. СФО > Агропром > zol.ru, 3 мая 2018 > № 2592119 Дмитрий Рылько


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter