Всего новостей: 2400602, выбрано 32354 за 0.132 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Россия > Медицина > rosminzdrav.ru, 15 февраля 2018 > № 2499461 Вероника Скворцова

Министр Вероника Скворцова дала интервью "Медицинской газете"

Формируя здоровую среду будущего.

В этом Минздрав России опирается на системный подход, следование традициям, внедрение современных технологий.

Минздрав России продолжает преобразования отрасли для удовлетворения потребностей населения в качественной и доступной медицинской помощи. Идёт непроторёнными путями, хотя порой они бывают сопряжены с будоражащими выводами. Несмотря на непростое социально-экономическое положение руководители системы здравоохранения страны явственно осознают, что надо работать, преодолевать невозможное, раздвигать существующие границы, стремиться к прогрессу.

Поскольку во главе штаба отрасли стоит профессиональный врач, соответственно выстраивается и стратегия действий высшего медицинского ведомства, подразумевающая, что доктор не имеет права бояться проблем. Главное при этом - всегда помнить, ради чего начато обновление: ради пациентов и медицинских работников.

В нашей стране принято по-обывательски ругать Минздрав. Сказывается наследие недавнего прошлого: многие лучше специалистов знают, как правильно лечить, учить, руководить... Да и мы, журналисты, также прежде подмечаем промахи, не всегда утруждая себя анализом ситуации в целом. Вот и появляются скоропалительные вердикты…

С мая 2012 г. Министерство здравоохранения РФ возглавляет член-корреспондент РАН заслуженный деятель науки РФ Вероника Скворцова, профессионал международного уровня, потомственный врач в пятом поколении и четвёртая в истории России женщина-министр здравоохранения.

Суть её действий на этом посту в том, чтобы национальная система здравоохранения соответствовала лучшим международным стандартам. Результаты работы говорят сами за себя: благодаря современной организации и выверенным управленческим решениям положение неуклонно меняется к лучшему. Министр искренне заинтересована в преодолении так называемых разделительных линий в отрасли. При поддержке медицинского сообщества, в том числе Национальной медицинской палаты, В.Скворцова делает всё, чтобы наше «прекрасное далёко» не было далёким и агрессивным, но стало здоровым, наполненным любовью, добром, миром. Проводя обновление и преобразования, заботится о благополучии каждого, потому-то и призывает коллег действовать осмотрительно и терпеливо, дабы не нанести вреда людям.

Мы обратились к министру с просьбой подробнее рассказать о том, что удалось сделать за прошедшее пятилетие, о векторах, нацеленных в будущее. И Вероника Игоревна любезно согласилась ответить на вопросы «Медицинской газеты».

Напомним, что за всю историю существования Минздрава страны им руководили Мария Ковригина (министр здравоохранения СССР с марта 1954 до января 1959 г.), Татьяна Дмитриева (с августа 1996 до мая 1998 г.), Татьяна Голикова (с сентября 2007 до мая 2012 г. ) и Вероника Скворцова. На данный момент она является министром-«долгожителем» как среди мужчин, министров здравоохранения современной России (никто из них не смог продержаться на этом непростом посту свыше 5 лет), так и своих предшественниц.

Вероника Игоревна руководит Минздравом почти 6 лет. Отличница со школьной скамьи, золотая медалистка, трудоголик, что также сформировало её характер, определило лидерские качества. Вскоре после окончания медицинского вуза возглавила одну из первых в России нейрореанимационных служб. Автор почти 500 статей и научных работ, запатентовала 7 лекарственных препаратов. В ходе 70-й сессии Всемирной ассамблеи здравоохранения в 2017 г. в Женеве избрана на пост председателя ассамблеи. По-прежнему остаётся научным консультантом профильного медицинского журнала, главным редактором российской версии международного журнала «Инсульт». Из СМИ широко известно, что она не только теоретик, не раз ей приходилось подтверждать свою «профпригодность» и применять знания, оказывая первую медицинскую помощь чиновникам во время заседаний органов государственной власти или пассажирам на борту авиарейсов, когда удавалось вовремя заподозрить признаки инсульта и стабилизировать состояние пациентов. Сегодня она входит в число 100 самых влиятельных женщин России.

Действовать системно

– Вероника Игоревна, в довольно продолжительном движении полезно сделать остановку, проанализировать прошедший отрезок, наметить новые рубежи. Расул Гамзатов писал 06 этом так: «Ты сел в седло, весёлый иль угрюмый,/ Не торопись, уму не прекословь,/ На полпути остановись, подумай,/ И оглянись, и путь продолжи вновь!» Делаете передышку, хватает времени для анализа и осмысления планов на будущее?

– Нам был представлен достаточно большой период непрерывной работы и вместе с ним возможность, несмотря на «лоскутное одеяло» из текущих проблем, не сходить с генерального пути системных преобразований в отрасли. Важно то, что прежде, 4 года я работала заместителем министра Татьяны Алексеевны Голиковой. За прошедшие годы удалось во многом реализовать те приоритетные стратегические направления, которые сначала нами были идеологически выстроены, проработаны, нормативно оформлены. Конечно, очень многое ещё предстоит сделать.

Главное – иметь чётко обоснованные ориентиры и последовательно двигаться по сформированным системным векторам для их достижения, при этом, безусловно, корригируя тактические шаги. Осуществлять это необходимо при широкой поддержке медицинского сообщества и с вовлечением самих пациентов. Как только всё население включится в решение общих задач охраны здоровья, у нас не будет риска возврата в прошлое.

Всё, что мы делаем, – не для сиюминутной оценки. С обывательской точки зрения, наша работа очень неблагодарна и не несёт положительных эмоций. Потому что, сколь много не было бы сделано, из-за сохраняющихся несовершенств всегда остаются дурные примеры. И чем меньше их, тем больший резонанс они вызывают. Но это служит нам своеобразным маркёром: если люди, скажем, начинают остро реагировать на задержку скорой помощи на 5 минут, а 5 лет назад совсем не реагировали на время приезда, ведь даже в Москве её ожидали по 2 часа, значит, мы на правильном пути. Ориентируясь на реальные результаты, недопустимо бояться критики и широкого обсуждения. Для нас важно всех поднять на работу по достижению результата. Вот когда это произойдёт, независимо от того, кто будет стоять во главе организационных структур, система будет уже автоматизирована и станет самоочищаться и самосовершенствоваться. Мы очень надеемся, что со временем так и будет.

...Плюс профилактика

– Правильно ли я понял, что именно профилактика становится определяющей в оздоровлении нации?

– Это так. Профилактика является абсолютным приоритетом российского здравоохранения. Причём профилактику мы понимаем очень широко, как систему популяционных и индивидуальных мер, связанных с формированием здорового образа жизни, борьбой с деструктивным поведением, реализацией стратегии «высокого риска». Активные популяционные меры позволили значительно снизить потребление табака и алкоголя, увеличить количество людей, активно занимающихся физической культурой, правильно питающихся, расширилась вакцинация в рамках Национального календаря прививок. В 2013 г. был принят противотабачный закон, который признан в мире одним из наиболее передовых и комплексных. Совместно с общественными организациями мы ведём борьбу со злоупотреблением алкоголем, где также достигли серьёзных результатов. Вместе с Министерством спорта РФ развиваем систему массовой физкультуры и спорта. С Минсельхозом работаем в направлении здорового питания. Конечно, для того чтобы добиться изменения образа и стиля жизни людей, мало нормативных и материальных условий, очень важно прививать с детства неприятие деструктивного поведения, ответственность за своё здоровье, формировать приверженность духовным ценностям.

Не могу обойти стороной то, что в 2013 г. , впервые после распада Советского Союза, мы восстановили бесплатную широкомасштабную диспансеризацию населения. Не скрою, было много рисков и опасений, нас предупреждали об опасностях формального подхода, приписок или невозможности выполнения тех объёмов, которые мы наметили. В конце 2000-х годов проводилась диспансеризация работающего населения, однако достигалось это очень сложно: при планировании диспансеризации 500 тыс. человек в год не все её проходили. А сейчас ежегодно диспансеризацию проходят около 40 млн. Действительно, первые 1,5 года ушли на «вычистку» различных нарушений и приписок. Регламент прохождения несколько раз совершенствовался. Был утверждён обоснованный тариф ОМС на диспансеризацию. Теперь это не «общественная нагрузка» на врачей.

Первый (скрининговый) этап диспансеризации проводится с использованием тестов и диагностических методов, которые позволяют заподозрить заболевание. На втором этапе происходит уточнение диагноза с помощью необходимых современных методов. Благодаря такому подходу, мы существенно увеличили количество случаев раннего выявления заболеваний. Яркий пример тому – онкозаболевания, более 55% которых уже выявляется на I-II стадиях. А при ряде локализаций, например репродуктивной системы у женщин, – в 65-80% случаев выявляются на I-II стадиях, что, естественно, привело к значительному снижению одногодичной летальности. По результатам 2016 г. она составила 23%.

Следует подчеркнуть, что выявление и контроль факторов риска неинфекционных заболеваний, их коррекция – наиболее перспективное и эффективное направление профилактики. И в этом направлении мы активно развиваемся.

Качество и ещё раз качество!

– Какое направление стало принципиально новым?

– Впервые за всю современную историю нашей страны началось формирование системы управления качеством медицинской помощи. Что в нём принципиально важного? В нашей стране никогда не существовало единых требований к качеству медицинской помощи при конкретных заболеваниях, хотя попытки стандартизации качества предпринимались неоднократно – в конце 1990-х годов, в 2004-2005 гг. Но всякий раз это сталкивалось с препятствием: представителям, скажем, двух-трёх кардиологических школ не удавалось достигать консенсуса, ведь в стране существовало несколько оригинальных подходов к лечению одного и того же заболевания. Поэтому, прежде всего, мы начали с создания единого экспертного сообщества из лидеров, высочайших профессионалов каждого медицинского профиля, и разработали типовые модели консенсусных документов (клинических рекомендаций), которые должны были ввести обоснованные алгоритмы действий врача в конкретных клинических ситуациях. Этот процесс мы инициировали в 2012 г. , когда обновили аппарат главных внештатных специалистов Минздрава России. Затем сформировали институт главных окружных и региональных специалистов соответствующих профилей. В результате выстроили 7-тысячную армию ведущих экспертов страны. Далее была поставлена задача – разработать национальные клинические рекомендации по всем основным медицинским профилям и заболеваниям. Работа продолжалась в течение 2012-2016 гг. Мы приняли свыше 1200 клинических рекомендаций, которые всесторонне рассматривались на всех профессиональных экспертных площадках и были утверждены съездами или конгрессами.

Важно, что была отработана типовая модель клинических рекомендаций, которая включила обязательным компонентом раздел «Критерии оценки качества медицинской помощи». Эти критерии устанавливаются отнюдь не волюнтаристским путём: это те события и процессы, которые, согласно международным мультицентровым исследованиям, высокодостоверно влияют на исходы заболевания. Впоследствии критерии качества были извлечены из всех клинических рекомендаций, сведены в один нормативный документ и утверждены приказом Минздрава России. Они явились базой для разработки регламентов проведения экспертизы качества медицинской помощи, которыми пользуются страховые медицинские организации, Росздравнадзор и его территориальные подразделения. Таким образом, фактически была создана описанная в литературе «петля качества», нацеленная на его регулирование. В перспективе, с введением информационных технологий, мы разовьём это направление – внедрим доказавшую свою эффективность в мире модель электронного бенчмаркинга – автоматизированную оценку качества медицинской помощи по каждому законченному случаю лечения.

Безусловно, качество медицинской помощи напрямую зависит от квалификации медицинских специалистов. Её повышению мы уделяем особое внимание. В 2012-2013 г г. мы организовали обязательный курс усовершенствования для профессоров медицинских и фармацевтических вузов, преподающих фундаментальные биомедицинские науки: молекулярную биологию и физиологию, генетику, основы биотехнологий, биохимию, биоинформатику и др. Были обновлены все образовательные программы и учебные планы. Причём это касалось как вузов системы Минздрава, так и медфакультетов классических университетов Минобрнауки России.

Для того чтобы отрабатывать практические умения и навыки обу чающихся, в 2013 г. совместно с Советом ректоров медицинских и фармацевтических вузов была разработана и принята концепция си-муляционного образования. За последующие годы мы создали свыше 100 симуляционно-тренинговых центров с совершенно новыми программами, помогающими овладеть мастерством как в терапевтических, так и особенно в манипуляционно-хирургических специальностях, таких как акушерство и гинекология, анестезиология-реаниматология, рентгеноэндоваскулярная диагностика и хирургия, эндоскопия и многих других.

В 2013 г. также была разработана и концепция непрерывного профессионального медицинского образования. В 2015 г. создан единый портал непрерывного медицинского образования, который за 3 года наполнился компьютерными образовательными модулями и программами, тестами, ситуационными задачами. Теперь каждый врач может дистанционно, со своего рабочего места, повышать квалификацию, самостоятельно определяя свою «образовательную траекторию», осваивая новые блоки знаний. На портале работают уже более 249 тыс. врачей. Успехи каждого врача видны и учитываются в системе.

Важнейшим шагом в развитии качества подготовки медиков стало внедрение нового механизма допуска к профессиональной деятельности – аккредитации – принятого во всём мире трёхэтапного экзамена, подтверждающего необходимый уровень теоретических знаний, практических навыков и клинического мышления. Специальный федеральный методологический центр разрабатывает тесты, кейсы, автоматизированные компьютерные программы для первого этапа экзамена – медицинского ЕГЭ. Созданы специальные аккредита-ционные центры OSCE для подтверждения практических навыков и умений на втором этапе экзамена. Третий этап – это экзамен на клиническое мышление, который всегда присутствовал в российской медицине. Собственно, отечественная медицина традиционно славилась «организменным» подходом, с пониманием взаимодействия разных процессов, происходящих в органах и системах человека. И мы продолжим следовать лучшим нашим традициям. Важно отметить, что проводят аккредитацию представители профессионального сообщества по соответствующим медицинским профилям.

Стартовала аккредитация в 2016 г. , когда впервые её прошли выпускники по двум специальностям – «фармация» и «стоматология» (7,5 тыс. человек). А в 2017 г. мы аккредитовали уже 32,5 тыс. выпускников по всем базовым специальностям группы «здравоохранение и медицинские науки». В 2018 г. аккредитацию впервые пройдут выпускники медицинских колледжей. Наша задача до 2021 г. поэтапно распространить эту систему на всех выпускников ординатур, на всю армию врачей и среднего медперсонала, сделав аккредитацию регулярной, подтверждающей развитие каждого специалиста.

С системой аккредитации напрямую связаны профессиональные стандарты, разрабатываемые совместно с профессиональным сообществом, Национальной медицинской палатой во главе с Леонидом Михайловичем Рошалем и утверждаемые Министерством труда и социальной защиты РФ. В настоящее время подготовлено 39 стандартов, в 2018 г. предстоит разработать ещё 28. Профессиональные стандарты задают требования к актуализации образовательных программ и критериев аккредитации по соответствующему медицинскому профилю.

Как видите, работа по повышению качества медицинской помощи абсолютно невозможна без профессионального сообщества.

Знаковые блоки

– Расскажите, пожалуйста, о системных подходах, которые кардинальным образом влияют на улучшение ситуации в отрасли?

– Прежде всего, это – формирование региональной трёхуровневой системы оказания медицинской помощи, основанной на современной логистике, правильной маршрутизации пациентов. Впервые был создан стратегический – второй уровень системы, связанный с созданием межрайонных центров экстренной специализированной помощи при жизнеугрожающих состояниях. За несколько лет организованы 593 сосудистых центра с отделениями интенсивной кардиологии и острых нарушений мозгового кровообращения, более 1,5 тыс. травмоцентров. Это создало условия для активного внедрения современных диагностических и лечебных технологий: число больных с ишемическим инсультом, получивших тромболитическую терапию в периоде терапевтического окна (это первые 4,5 часа), увеличилось в 30 раз, число нейрохирургических операций при кровоизлияниях в мозг – в 7 раз, стентирований коронарных артерий при острых коронарных синдромах – в 3 раза. В результате смертность от инсультов снизилась на 25%, от инфарктов миокарда – на 14%, от ДТП – на 25,2%.

Значительно повысилась доступность высокотехнологичной медицинской помощи. В 2013 г. она была оказана 505 тыс. пациентов, а в 2017 г. её получили более миллиона больных. Сеть медицинских организаций, выполняющих ВМП, расширилась в 3,7 раза, что приблизило помощь к пациентам.

Среди системных мер я хотела бы также отметить создание сети национальных медицинских исследовательских центров – «головных» федеральных учреждений по соответствующим медицинским профилям. Национальные центры являются не только передовыми высокотехнологичными клиниками, но и флагманами развития медицинских научных направлений, осуществляют методическое руководство всеми профильными региональными подразделениями, мониторируют своевременность и качество оказываемой медицинской помощи при соответствующих заболеваниях, разрабатывают инновационные технологии, координируют подготовку и переподготовку медицинского персонала. С 2018 г. они начинают возглавлять создаваемые телемедицинские вертикально-интегрированные профильные системы, объединяющие в сети все профильные медицинские подразделения страны и позволяющие обеспечить консультациями высочайшего уровня любого нуждающегося пациента.

Важным направлением нашей работы явилась разработка механизма направленного инновационного развития. Создан федеральный Центр стратегического планирования и управления медико-биологическими рисками здоровью. Этот информационно-аналитический центр совместно с профильными национальными медицинскими исследовательскими центрами определяет приоритетные направления развития, формирует под каждую задачу специальный проектный офис, разрабатывает алгоритмы ускоренного достижения конкретных целей, создаёт научные группы, способные реализовать задуманное. Наша задача – существенно сократить длину «инновационных цепочек» – от идеи до практического воплощения.

Для того, чтобы все наши системные действия были максимально прозрачными и эффективными и реализовывались в ускоренном режиме, нам необходимы цифровые технологии. Поэтапно формируется Единая государственная информационная система в сфере здравоохранения. Мы нацелены на внедрение во всех медицинских организациях современных информационных систем, позволяющих с рабочего места врача выходить в информационные базы и справочники, пользоваться электронными системами помощи в принятии решений, применять телемедицину, дистанционно повышать квалификацию, плюс к этому – вести электронную медицинскую документацию, выписывать электронные рецепты и больничные листы, иметь доступ к единому архиву цифровых изображений и к единой базе лабораторных исследований. По сути, формируется глобальная сетевая база российской медицины, что позволит внедрить личные кабинеты пациентов с широкими возможностями дистанционного взаимодействия с медицинскими организациями, доступом к своим медицинским документам, независимо от места нахождения.

Цифровые технологии обеспечивают качественно новый уровень эффективности управления всеми ресурсами отрасли – финансовыми, материальными, человеческими. Так, уже разработаны и введены в эксплуатацию две информационные системы в сфере лекарственного обеспечения: одна – мониторинга и контроля государственных и муниципальных закупок лекарственных препаратов, которая рассчитывает референтные цены по различным категориям лекарств и позволяет выявлять отклонения, другая – система мониторинга движения препаратов с помощью их маркировки, которая должна помочь нам полностью избавиться от фальсификата и контрафакта, повторных вбросов в сеть закупленных за государственные ресурсы лекарств.

До самых до окраин

– Когда речь заходит о глубинке, по-прежнему невольно рисуется образ не вполне трезвого беззубого человека в треухе... Каков современный портрет так называемой сельской медицины, которая слишком долгое время оставалась наиболее проблемной? Как решаете её задачи?

– Главная наша задача в том, чтобы каждый человек, где бы он ни жил, получал медицинскую помощь, соответствующую единым требованиям качества и доступности. Многие десятилетия существовавшие различия между сельскими населёнными пунктами и городами, тем более мегаполисами, принимались как само собой разумеющееся. Даже ожидания людей, которые жили в разных регионах страны, были разными. Это неправильно. Для выравнивания доступности и качества медицинской помощи и создавалась трёхуровневая система с чёткой логистикой своевременной доставки пациента в ту медицинскую организацию, которая может оказать адекватную помощь, в соответствии с порядками и клиническими рекомендациями.

Вспомним: некоторое время назад шло очень много разговоров о крушении сельской медицины. Действительно, за предшествующий период, с 2000 по 2010 г. , фактически было разрушено 15 тыс. объектов здравоохранения на селе. Огромное количество! Имелись и иные проблемы – основательный износ участковых, районных больниц, врачебных амбулаторий, ФАПов, когда они только сохраняли своё название, а фактически там ничего больше не оставалось. Но уже в 2016 г. мы построили более 500 объектов сельской медицины, по итогам 11 месяцев 2017 г. – ещё 400. Благодаря проведённому в течение 2016-2017 гг. ремонту 1300 медицинских организаций, доля сельских ФАПов и амбулаторий, требующих капитального ремонта, сократилась более чем на 20%.

В новейшей истории очень многое изменилось, сыграл свою роль фактор урбанизации, уменьшилось количество сельских жителей, в ряде регионов снизилась плотность населения. Поэтому мы обновили все документы по требованиям к размещению медицинской инфраструктуры, которые не корректировались с советских времён. К примеру, раньше медицинский пункт создавался в населённом пункте с численностью населения более 300 человек. Теперь мы открываем медпункт в том случае, если в поселении проживают от 100 до 300 человек и при этом оно удалено от ближайшей медицинской организации более чем на 6 км. Причём, учитываем не только формальное расстояние от точки до точки по прямой, но принимаем во внимание транспортную инфраструктуру, даже сезонные её изменения.

Впервые определены и нормативно закреплены предельные сроки ожидания медицинской помощи разных видов, в зависимости от экстренности: скажем, первичная помощь должна оказываться в пределах часовой пешей доступности или 15-минутной доступности на общественном транспорте. То есть всё должно быть достаточно близко и комфортно.

Для систематизации принципов доступности и своевременности медпомощи была создана компьютерная геоинформационная система, которая включила сведения обо всех 157 тыс. населённых пунктов страны, численности проживающего в них населения, транспортной инфраструктуре, а также 75 тыс. медицинских организаций и их обособленных структурных подразделениях. Это позволило автоматизированно оценивать реальную доступность медицинской помощи жителям каждого населённого пункта. Таким образом, во всех регионах страны составлены своды поселений с рисками превышения предельных сроков ожидания медицинской помощи, затруднённой её доступностью, разработаны «дорожные карты», которые подписали главы регионов, для поэтапного устранения несовершенств. Эти «дорожные карты» активно исполняются.

Мы непрерывно обновляем и автомобильный парк скорой помощи, развиваем санитарную авиацию. Если сравнить доезд «скорой» несколько лет назад с тем, который мы имеем сейчас, – налицо очень большие перемены. Хорошо известно, что раньше доезд «скорой помощи» не был лимитирован по времени вообще. Вопрос о введении таких лимитов возникал ещё в 2009-2011 гг., однако тогда мы не решились внедрить их, поскольку существовала опасность установить неисполняемые нормы. Сегодня почти 90% бригад приезжают к пациенту в течение 20 минут, в том числе на Дальнем Востоке и в северных территориях. И если только происходят сбои, они тут же становятся поводом для точечных разбирательств, то есть все понимают, что это нарушение, а не система, как прежде.

«Санитарная авиация» – ещё один приоритетный проект, который начал действовать в 2017 г. Он дополняет существующую систему, которой мы терпеливо, из года в год, занимаемся. Объясняется это тем, что в стране 34 региона с особо сложными условиями доступности. За 5 лет количество вылетов санитарной авиации увеличилось в 2,5 раза. А благодаря реализации приоритетного проекта, к 20 тыс. ежегодных вылетов прибавились ещё 6 тыс. в особо сложных регионах, в результате чего было дополнительно эвакуировано свыше 8 тыс. пациентов (более 1,5 тыс. из которых – дети), и всем им была оказана своевременная экстренная помощь.

Что нельзя не заметить

– Каких результатов удалось достичь?

– Безусловно, интегрирующими показателями, которые позволяют оценить предпринятые нами меры, явилось увеличение продолжительности жизни россиян. Это главная цель, которая стоит перед системой здравоохранения. Почти 72,7 года – такой продолжительности жизни за всю историю страны не было. У женщин – это 77,6 года, у мужчин – 67,6. Разница в возрасте мужчин и женщин сократилась до 10 лет. А начинали мы с 13,5.

Сегодня снижается уровень смертности во всех возрастных группах населения, максимально – младенческая и материнская, поскольку выстраиванием качественной и эффективной системы охраны материнства и детства мы занимались приоритетно. Младенческая смертность, по данным 2017 г. , снизилась на 8,6% и составила 5,5 на 1 тыс. родившихся живыми. Говоря о материнской смертности, стоит отметить, что, когда мы разрабатывали стратегию-2020, к этому периоду планировали выйти на показатель 18,3 на 100 тыс., однако уже сегодня он составляет 7,3. Это серьёзное снижение, и напомню, что в отдельные периоды отечественной истории этот показатель достигал 120 на 100 тыс. Причём, хотелось бы подчеркнуть, что, по результатам 2017 г. , 34 региона имеют нулевую материнскую смертность. То есть ситуация просто кардинально изменилась. Здравоохранение вносит свой вклад в демографию не только за счёт снижения смертности, но и посредством профилактики абортов и повышения доступности ЭКО.

Информационные технологии позволяют индивидуально планировать ведение беременности каждой женщины, на основе выявленных рисков определять тактику наблюдения, время и место родоразре-шения. Особую позитивную роль сыграла реализация программы по строительству перинатальных центров, позволяющих концентрировать самые сложные случаи беременности и выхаживать детей даже с экстремально низкой массой тела. Таким образом, сегодня мы фактически сводим к нулю риски осложнений у беременных женщин с сахарным диабетом, артериальной гипертонией, врождёнными пороками сердца и т.д.

Чтобы гордились нашей профессией

– Кадры по-прежнему решают всё… Что сделано на этом направлении? Идут ли сейчас школьники в медицину, и кто они – будущие врачи?

– Нас очень порадовал социологический опрос, который был проведён в первой половине 2017 г. На вопрос, какую профессию вы желали бы для своих детей и внуков, 35% респондентов ответили – врача. Достаточно вспомнить, что в 2005 г. при подобном опросе таких ответов было только 10-12%. А сейчас мы лидируем!

В медицинские вузы сегодня поступают лучшие из лучших выпускников школ. Средний балл ЕГЭ в медвузы – один из самых высоких – 72,2, даже среди поступающих по целевому набору он выше (68,8), чем средний балл по стране в целом (68,2). И это накладывает на наши вузы особую ответственность. Когда приходят отличники, ребята с высоким потенциалом и мотивацией учиться, нужно, чтобы они сразу погружались не только в интеллектуальную профессиональную среду, задающую вектор на развитие и самосовершенствование, но и в атмосферу душевной чистоты, лучших человеческих и личностных качеств, которые необходимы для врача. Мы должны не только подготовить профессионалов, но и воспитать зрелых, ответственных, отзывчивых к чужой беде людей. С учётом стремительного развития биомедицины, высоких технологий и необходимости ориентироваться в сложных этических и общечеловеческих проблемах, как никогда важно гармоничное формирование медицинских специалистов. И этому мы придаём огромное значение. Ведь доброта, внимание, чуткость – это то, что всегда было свойственно российской медицине.

В связи с этим мы очень серьёзно относимся и к молодёжному добровольческому движению. Приветствуем, когда волонтёры-медики с первого курса занимаются благородными делами: помогают в больницах, домах престарелых, домах ребёнка, участвуют в организации донорства крови, занимаются санитарным просвещением, реализуют профилактические программы по борьбе с социальными инфекциями и вредными привычками. Такое бескорыстное соучастие облагораживает, формирует правильное отношение к своей профессии, вызывает гордость за неё. Сегодня насчитывается около 13 тыс. волонтёров-медиков. В прошлом году проведено более 2,5 тыс. профилактических мероприятий, 1,3 тыс. тренингов, почти 100 региональных образовательных программ для добровольцев по профилактике заболеваний, более 700 человек прошли обучение.

Если говорить о медицинских кадрах в целом, то здесь следует, прежде всего, подчеркнуть, что одной из острых проблем долгое время являлось наличие дисбаланса в отрасли. Налицо был профицит врачей в стационарах и по определённым, как тогда казалось, «хлебным» медицинским профессиям (стоматология, урология, гинекология, косметология). Одновременно с этим существовал дефицит врачей первичного звена, скорой помощи, ряда специалистов «узких» профилей. Чтобы устранить этот дисбаланс, нужно было действовать очень терпеливо, идти «мелкими шагами» – это же живые люди! Благодаря внедрению механизмов целевой подготовки, мы уже несколько поправили ситуацию. С 2016 г. впервые за последние 20 лет у нас началось увеличение специалистов по таким традиционно дефицитным специальностям, как онкология, рентгенология, анестезиология-реаниматология, патологическая анатомия. Изменилась и ситуация с врачами первичного звена – участковыми терапевтами и педиатрами. В 2017 г. по окончании вузов более 5 тыс. молодых специалистов, которые учились по новым федеральным государственным образовательным стандартам, достойно пройдя аккредитацию, пришли работать терапевтами и педиатрами на участок. Для поддержки их на начальном отрезке трудового пути мы развиваем систему наставничества. Уверена, что старшие товарищи и посоветуют, и поддержат, и помогут им. И, конечно же, помощь начинающим в принятии решений окажут наши информационные ресурсы и электронные системы.

Новые подходы позволили за последние годы снизить коэффициент совместительства. Если на протяжении 10 лет он оставался на уровне 1,54 и выше, то, начиная с 2014 г. , мы добились его последовательного снижения: 1,46 – 1,42, сейчас – 1,4. Причём для участковых терапевтов – 1,2, для участковых педиатров – 1,1. Ясно, что пока проблемы в разных регионах сохраняются, но положительная тенденция очевидна. Наряду с целевой подготовкой, нам, безусловно, помогает программа «Земский доктор», которая уже «привела» на село более 29 тыс. врачей. Считаю, мы вели правильную политику, расширяя допуск специалистов к единовременным выплатам. Если исходно в программу включались специалисты в возрасте до 35 лет, то сейчас – до 50. Вначале она распространялась на тех, кто приезжал работать только в сельскую местность, а впоследствии – в рабочие посёлки, посёлки городского типа, моногорода с населением до 50 тыс. человек. В 2016 г. по программе «Земский доктор» пришли работать 4,9 тыс. специалистов, в 2017 г. – более 5 тыс. То есть это реально привлекательно. Хотелось бы отметить, что 70% врачей остаются работать на своём месте более 3 лет. А для нас важен каждый человек в отрасли. С 2018 г. программа распространится и на фельдшеров, частично выполняющих на селе функции врача.

Одним из системных блоков, о котором следует непременно упомянуть, является создание справедливых условий финансового обеспечения. Когда мы начинали в 2012 г. , различия в финансировании медицинской помощи в регионах составляли до 25 раз. Настолько выраженной была межрегиональная дифференциация! Впервые с 2013 г. в базовой программе ОМС был введён единый подушевой финансовый норматив, что позволило изменить механизмы доведения субвенций до территориальных фондов ОМС и сделало территориальные программы ОМС бездефицитными. Была сформирована единая тарифная политика, разработаны и внедрены расчёты тарифов на основе клинико-статистических групп, что позволило не только их оптимизировать, но и резко сократить межрегиональные и внутрирегиональные различия.

Удалось значительно повысить зарплаты медицинским работникам, при этом сократив различия в размере зарплат у специалистов одного и того же профиля с близкой квалификацией. В 2012 г. не было рекомендуемой структуры зарплаты медицинских работников. И, соответственно, как выяснилось в ходе скрининга, проведённого в начале

2013 г. , более чем в 60 регионах доля оклада в структуре зарплаты составляла менее 30%. В некоторых территориях, где оклад был ещё ниже – 17-18%. Фактически, большая часть заработной платы была связана со стимулирующими выплатами. Это привело к тому, что, несмотря на значительное увеличение финансовых ресурсов на заработную плату, из регионов продолжали поступать сигналы о том, что люди на руки получают неадекватно мало. Оклад иногда составлял лишь 4-4,5 тыс. руб. Для решения этой проблемы мы организовали пилотные проекты в ряде регионов, чтобы посмотреть, какой должна быть оптимальная структура зарплаты, позволяющая уйти от несправедливой дифференциации, но при этом сохранить стимулирование за особые достижения. И пришли к тому, что оклад должен составлять 55-60% от общей зарплаты. Достичь этого оказалось очень непросто, несколько лет ушло на то, чтобы регионы перешли на новую систему. Путь оказался болезненным, но зато сейчас мы видим совершенно иную ситуацию. Во-первых, оклады и зарплаты увеличиваются, во-вторых, введены прозрачные и понятные критерии, на основе которых осуществляются стимулирующие выплаты. У нас осталось всего 4 региона с окладом внутри заработной платы 27-28%. И они обещали в ближайшее время поправить ситуацию.

Ещё один системный блок – государственно-частное партнёрство. Сегодня мы реализуем свыше 100 проектов ГЧП, которые привлекли в отрасль более 60 млрд руб. инвестиций. С 2011 г. доля частных медицинских организаций в программе ОМС выросла в 4 раза – с 7 до 30%. Это даёт дополнительные возможности для пациентов.

Важно подчеркнуть, что в основе системного развития лежит создание национальной системы здравоохранения, в которой максимально используется весь медицинский потенциал страны, независимо от формы собственности, на основе единых критериев качества медицинской помощи. При этом государственный, ведомственный, частный сегменты имеют не только равные права, но и равные обязанности перед пациентами и медицинскими работниками.

Вместе с медицинским сообществом

– Мне неоднократно приходилось общаться с доктором Леонидом Рошалем, который убеждён, что вы – первый министр, который столь внимательно прислушивается к медицинскому сообществу… Почему это важно?

– Потому что здравоохранение без людей, работающих в отрасли, невозможно. Организация здравоохранения должна быть направлена на создание условий, когда пациент может своевременно получить необходимую качественную помощь, а врач – может максимально реализовать все возможности современной медицины. Без смыслового наполнения, создаваемого медицинским сообществом, вся организация здравоохранения становится просто пустыми управленческими рамками. Поэтому мнение специалистов, их мысли и идеи всегда важны и желанны. Мы только в том случае построим высококачественную и эффективную систему здравоохранения, если будем единым отрядом, и при достижении всех целей и задач у нас будут общие идеология и целеполагание. И, конечно же, при реализации любых процессов модернизации и обновления нашей отрасли главным принципом должен оставаться приоритет интересов пациента. Справедливость и целесообразность всех наших решений измеряется влиянием на пациента. В этом и заключается пациенториентированный подход.

Всем миром

– Недавно в Москве прошла резонансная Первая глобальная министерская конференция по туберкулёзу. Планируете расширять международное сотрудничество? Какой опыт мы можем предложить нашим зарубежным партнёрам?

– Основанное на общечеловеческих ценностях, здравоохранение относится к наименее политизированным областям жизни. Объединив усилия всех медицинских работников, мы сможем достичь реализации целей ООН в области устойчивого развития, направленных на преобразование и оздоровление нашего мира. Безусловно, российским здравоохранением накоплен немалый опыт, который мы предлагаем зарубежным партнёрам. И наш опыт позитивно и заинтересованно воспринимается мировым сообществом и глобальным здравоохранением.

Благодаря выдвижению задачи борьбы с туберкулёзом в ранг приоритетных государственных направлений, за последние 8 лет мы снизили смертность от туберкулёза более чем на 60%, заболеваемость – на 37%. Эти результаты очень высоко оценены ВОЗ и ООН. Именно поэтому нам было предложено провести Первую глобальную министерскую конференцию «Ликвидировать туберкулёз в эпоху реализации целей устойчивого развития: многосекторальный подход», на которую приехали первый заместитель генерального секретаря ООН Амина Мохаммед и весь актив ВОЗ во главе с генеральным директором Тедросом Гебрейе-сусом. Мероприятие получилось уникальным и знаковым. Оно собрало свыше 100 министров здравоохранения и лиц с высоким политическим статусом более чем из 120 стран мира. Безусловно, для всех участников конференции признаком высокой политической приверженности явилось выступление на её открытии Президента нашей страны Владимира Путина, который призвал мировое сообщество к объединению усилий. То, что Президент России лично держит на контроле глобальную проблему социально значимых инфекций, является примером для всего мира и позволяет нашей стране добиваться успеха в борьбе с этими болезнями.

Безусловно, есть и иные достижения отечественного здравоохранения, в частности, в борьбе с неинфекционными заболеваниями (НИЗ). Нужно сказать, что Россия инициировала включение темы НИЗ и здорового образа жизни в повестку глобального здравоохранения. И на основе Московской декларации, принятой на Первой глобальной министерской конференции по НИЗ в Москве, были разработаны стратегические положения политической декларации ООН. Россия явилась активным соавтором глобальной стратегии по борьбе с НИЗ, единого плана действий и механизмов его реализации. По оценкам ВОЗ, сделанным в конце 2016 г. , мы вошли в число мировых лидеров по эффективности мер борьбы с НИЗ. Следует отметить, что у нас действительно отмечается позитивная динамика в борьбе с НИЗ. Прежде всего, достаточно резко снизилась смертность от сердечно-сосудистых заболеваний. Разработанная нами сосудистая программа, реализация которой была начата в 2008 г. , высоко оценена в мире.

Загадки мозга, загадки жизни…

– Скучаете по основной профессии? На основе последних знаний и личного опыта скажите, приблизились мы к постижению тайны инсульта, его профилактике и эффективному лечению?

– Я продолжаю жить в профессии. Расширился спектр проблем, которые необходимо решать и держать под контролем. Но, с другой стороны, открылись новые глубины понимания процессов жизнедеятельности человека, механизмов формирования болезней, старения, восстановления.

Те направления, которые мы сейчас развиваем, усиленные фундаментальной биомедициной, позволяют ускорять инновационное развитие отрасли, внедрять в российское здравоохранение современные лекарства и технологии. Да и неврологию я не оставила: мои ученики успешно продолжают те направления, которые я развивала. Безусловно, внимательно слежу за результатами исследований в области нейронаук и ишемии мозга. Скажем, в ноябре мы впервые провели в Москве Всемирный день инсульта. На открытие приехали ведущие специалисты со всех континентов. Большинство из них – мои многолетние друзья, поскольку долгие годы я руководила международным сообществом, была исполнительным директором Всемирной федерации инсульта, а до этого – генеральным секретарём Европейского совета по проблеме инсульта. Я прекрасно осведомлена, над чем работают мои именитые зарубежные коллеги, ведь мы поддерживаем партнёрскую дружескую переписку, они высылают мне свежую информацию, результаты своих исследований. Я знаю также, над чем работают отечественные учёные. И, поверьте, мы не отстаём, у нас идёт очень активное развитие.

Зов предков

– Вы из врачебной семьи, у вас «медицинские» корни. Расскажите об этом. Нужно ли поддерживать семейственные связи в медицине?

– На мой взгляд, династийность в медицине – это очень хорошо, а семейственность – плохо. Любая династия вызывает глубокое уважение. Вспоминая своё детство, когда мои родители сначала работали участковыми врачами, а потом поступили в аспирантуру, защитили кандидатские, докторскую диссертации, я могу сказать, что уже тогда на многие проблемы невольно начинала смотреть через призму медицины. Помню, как мне было интересно, когда папа рассказывал о содержании своей диссертации (он как раз тогда её писал): хотя мне было совсем мало лет, меня завораживали открываемые закономерности. В медицинском институте я была Ленинским стипендиатом, за годы обучения у меня не было ни одной четвёрки, но при этом, что бы я ни изучала, особое внимание всегда уделяла неврологии, постижению тайн мозга. Мне это было очень интересно со всех позиций, даже философских.

Вернусть к теме медицинских династий. Для того, кто приходит в профессию сызнова, порой надо прожить всю жизнь, чтобы к старости осознать многие вещи. А тем, кто родился в медицинской семье, повезло: многие истины с детства воспринимаются как само собой разумеющиеся. Поэтому, мне кажется, что династии – это чудесно.

Если говорить про моих предков, я хорошо знаю родословную с XIX века. Дедушка моей бабушки был профессором Военно-медицинской академии, учеником профессора Сергея Боткина. В 1896 г. защитил докторскую диссертацию. Затем был основателем и первым деканом медицинского факультета Нижегородского университета, возглавлял сразу две кафедры терапевтического профиля. Хотя, говорят, что прапрадед – не первый в семье врач, что его дедушка тоже был врачом. Не знаю, документального подтверждения я не видела.

Поверяя свои поступки с тем, что над нами

– Несмотря на режим работы, вы всегда в форме, прекрасно выглядите. В чём секрет?

– Конечно, нужно заботиться о здоровье, стараться вести здоровый образ жизни. Но, мне кажется, очень важно также – никогда не держать в душе зла. Даже против врагов, потому что они – очень мощный положительный фактор в жизни каждого, который посылается для того, чтобы человек мог дополнительно совершенствоваться, выковывать свои личностные качества, что-то новое понимать о жизни. Поэтому доброе отношение к людям, желание осмыслить всё, что происходит, через конкретных людей, я так думаю, и даёт некую положительную обновляющую энергию.

– На форумах, пресс-конференциях вы держитесь уверенно, спокойно, вызываете искреннюю симпатию у слушателей. Как удаётся сохранять душевное равновесие? Дайте совет читателям «МГ», своим коллегам…

– Совет очень простой. Надо пытаться служить добру. Верить в то, что добро не просто есть, оно всегда побеждает, оно – над людьми. Нужно любить окружающих. И, если есть возможность, помогать и совершать добрые дела. Обязательно. Раз вам посылается такая возможность, нельзя её не реализовать. Всё не случайно в нашей жизни…

Беседу вёл

Александр ИВАНОВ,

обозреватель «МГ».

Россия > Медицина > rosminzdrav.ru, 15 февраля 2018 > № 2499461 Вероника Скворцова


Россия > Недвижимость, строительство > minstroyrf.ru, 15 февраля 2018 > № 2498687 Андрей Чибис

«Известия»: «Ни копейки не пропало»

Замминистра ЖКХ Андрей Чибис — о том, как расходуются средства на капремонт, о регионах-аутсайдерах и коррупции в отрасли.

Отопительный сезон, несмотря на рекордные морозы в некоторых регионах, проходит хорошо — такую оценку работе коммунальных служб поставил заместитель министра строительства и ЖКХ Андрей Чибис. В интервью «Известиям» чиновник рассказал, какими темпами реализуется программа капитального ремонта, когда показания счетчиков начнут передаваться онлайн, и ответил на главный вопрос: почему в нашей стране сначала кладут асфальт, а уже потом меняют трубы.

— Как в этом году проходит отопительный сезон? Или снова зима пришла неожиданно?

— Для городских коммунальных служб зима не приходит неожиданно — мы к ней готовимся. Несмотря на аномально низкие температуры, аварийность сократилась на 20% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, хотя и тогда были сильные морозы. В большинстве субъектов федерации и муниципалитетов со своей задачей справляются. Хотя на этапе подготовки к отопительному сезону были некоторые сложности. Например, в конце осени в Приморском крае отрапортовали о полной готовности, а на деле оказалось, что топлива осталось на несколько дней. Но это единичный случай.

— Назовите, пожалуйста, регионы, где власти оказались не готовы к холодам и где отмечается высокая аварийность.

— У нас нет тех, кто не справился. Этой зимой пока не было случаев, в которых бы требовалось вмешательство центра для ручного управления ситуацией. Но важно понимать масштаб нашей отрасли — протяженность сетей водоснабжения у нас в полтора раза больше, чем расстояние от Земли до Луны. Очевидно, что аварии иногда возникают и будут возникать. Вопрос в очень четкой, быстрой и слаженной работе по их устранению. Происходящее сейчас внушает безусловный оптимизм, потому что стабильный тренд нескольких последних лет — позитивный. Аварийность в теплоснабжении с 2000 года сокращена в 18 раз.

— Какую оценку вы бы поставили коммунальным службам?

— Я бы поставил «хорошо».

— Но на «отлично» можно справиться?

— Мы будем стараться.

— Генеральная прокуратура утверждает, что по итогам прошлого года программа капитального ремонта выполнена только на 40%. В конце 2017-го ваше ведомство называло совсем другие цифры, которые приближались чуть ли не к 100%. У кого ошибка?

— Итоги капитального ремонта мы подвели буквально вчера. Коллеги из Генпрокуратуры не могли подводить итоги проверки программы за весь 2017 год раньше — она просто была не завершена. Это был определенный промежуточный этап. В начале года мы планировали, что будет отремонтировано порядка 45 тыс. многоквартирных домов, а фактический уровень выполнения — более 46 тыс.

В целом с момента старта проекта в 2014 году уже отремонтировано 16% от всех многоквартирных домов, которые в программы включены, то есть от всех домов, подлежащих ремонту. Результаты совпадают с планами, которые мы ставили перед собой в январе 2017 года. Есть субъекты, которые не выполнили план, есть те, которые его перевыполнили. Но в целом результаты превзошли ожидания.

— Возможно, хотите прокуратуре ответить?

— Для этого есть деловая переписка.

— Назовите, пожалуйста, лидеров и аутсайдеров среди регионов по капитальному ремонту.

— Есть несколько критериев: выполнение плана, масштаб, ну и конечно же, уровень собираемости взносов. Татарстан, Москва и Московская область, Башкирия — лидеры по всем обозначенным показателям. Башкирия отремонтировала более 1,2 тыс. домов, это 100% от плана, собираемость составила 97%, Москва отремонтировала более 4 тыс. домов, Московская область — свыше 3,5 тыс. при собираемости 98%.

По данным, которые у нас есть, провалили планы Ивановская, Курганская и Магаданская области, еще пара субъектов. Есть 15 регионов, которые с планом справляются, но масштаб работы должен быть больше, потому что деньги есть на выполнение большего объема задач. Они сознательно занижают планку. Хитрить они могут с семейным бюджетом, а эти деньги — инвестиции людей, неиспользование всех собираемых средств — прямое нарушение закона. Должностными лицами этих 15 регионов уже занимается Генпрокуратура.

— Расскажите подробнее о реализуемом совместно с «Роснано» проекте энергоэффективности домов.

— Коллеги из «Роснано» предложили новую технологию утепления крыш и фасадов, которая позволяет совместно с погодным регулированием подачи теплоносителя в дома экономить: возможно сокращение платежа до 40%. Ведь плата за тепло в счете — самая большая. Сейчас в Московской и в Калужской областях уже протестированы такие технологии, и мы планируем расширять число таких практик.

Еще один проект, который мы внедрили, — ускоренная замена лифтов. Всего в многоквартирных домах в стране установлено порядка 450 тыс. лифтов. Из них почти треть используется больше 25 лет. С момента запуска региональных систем капитального ремонта уже заменено порядка 30% лифтов из 41 тыс. штук, требующих замены, однако в перспективе темпы мы планируем наращивать. Цель — заменять не менее 10 тыс. лифтов в год, что позволит существенно снизить долю устаревших механизмов.

— Возвращаясь к вопросу сбережения средств, на чем еще можно сэкономить?

— В первую очередь, установив приборы учета. Счетчики на воду, электричество, а теперь и тепло (индивидуальные или общедомовые) позволяют существенно уменьшить размер платежки. Одно из наших предложений, которое сейчас в проработке — полностью отказаться от поверок счетчиков, просто менять их при выходе из строя (как это, например, происходит в Европе). Нужно постепенно переходить на дистанционные автоматизированные системы, позволяющие передавать в режиме онлайн показания, не беспокоя потребителя — это будет сделано не за его счет. Постепенный ввод и тестирование системы начнутся не раньше 2023 года, и мы предполагаем, что полноценно программа может заработать уже в 2025 году.

Мы хотим сделать установку таких систем обязательным требованием при строительстве новых домов. Четкий мониторинг потребления онлайн поможет не только предотвратить воровство ресурсов, но и быстрее обнаруживать и устранять аварии. Если где-то резко и сильно выросло потребление, например, воды, то, скорее всего, это говорит не о том, что все жители одновременно решили помыться, а произошел прорыв.

— Граждан волнует сохранность средств на капитальный ремонт. Ведь часто бывает так, что банки, где хранятся эти средства, банкротятся. Куда в таких случаях уходят деньги?

— Ни копейки не пропало. Мы перепроверяли, когда была ситуация с одним из банков, в котором, предположительно, могли быть открыты спецсчета: деньги на капитальный ремонт не пропали. Но чтобы избежать каких-либо проблем в будущем, в законодательство внесены изменения. Теперь требования к банкам будут такими: 250 млрд рублей капитала и соответствующий рейтинг от аналитического агентства. В ближайшее время будет подписано постановление правительства РФ. Это очень серьезная защита денег, в том числе на спецсчетах.

Хочу также добавить, что по итогам прошлого года собираемость взносов на капитальный ремонт составила 92%, в 2016 году этот показатель составил порядка 86%. Подавляющее большинство людей в нашей стране за капремонт платит.

— Представители правоохранительных органов называют сферу ЖКХ одной из самых коррумпированных. Согласны с ними?

— ЖКХ — это огромная отрасль, услугами которой каждый гражданин нашей страны пользуется ежедневно. Поэтому и внимание к ней огромное. Украсть, наверное, можно везде — важно, чтобы ответственность была неотвратима.

— Как реализуется опция капитального ремонта в кредит?

— В 2017 году мы запустили поддержку энергоэффективного капитального ремонта. Деньги из бюджета можно использовать на компенсацию процентов по кредиту, который берется на ремонт дома, а если дом перешел в другой класс энергоэффективности, предусмотрена даже частичная компенсация капитальных вложений в этот дом. Есть около 20 примеров в регионах, которые деньги получили и уже отдали таким домам. Мы проанализировали этот опыт и точно будем его расширять, но процедуру сделаем проще.

— Что нужно сделать жителям, у которых очередь подойдет к 2027 году, чтобы взять кредит на ремонт в 2019-м?

— Принять такое решение на общем собрании, взять кредит и получить меры господдержки. Люди обращаются в муниципалитет, муниципалитет — в регион, регион к нам в Фонд ЖКХ. Как я уже сказал выше, эту процедуру мы будем упрощать. У регионов есть лимит поддержки. По определенным правилам они могут выдавать домам, взявшим кредит на капитальный ремонт, грант либо на капитальные вложения, либо на субсидирование процентной ставки.

— Последний вопрос — философский, но относится к вашей отрасли: почему у нас в стране сначала кладут асфальт, а потом — трубы?

— Уже редко где так. 2017-й был первым годом запуска федерального проекта формирования комфортной городской среды. Мы проанализировали еще раз нормативные требования, связанные с заменой инфраструктуры, укладкой асфальта и вообще благоустройством. Они как раз предусматривают правильный порядок всех действий, и в большинстве своем люди поступают разумно.

Другое дело, что никто не знает, где и когда произойдет авария. Когда речь идет о реализации летом инвестпрограммы по прокладке труб, задача понятна: синхронизировать работу всех служб и сначала менять сети, а потом ремонтировать дороги и тротуары. Напомню, разрешение на благоустройство и раскопки дает муниципалитет — не может какая-то компания просто так начать копать землю. Проблемы возникают, когда сделали дорогу, а там прорвало коллектор. Эта ситуация требует вскрытия, но по законодательству, вскрыл — обязан после завершения ремонтных работ привести ландшафт в порядок. К сожалению, бывают случаи, когда муниципалитеты за этим не следят.

Россия > Недвижимость, строительство > minstroyrf.ru, 15 февраля 2018 > № 2498687 Андрей Чибис


Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > mirnov.ru, 15 февраля 2018 > № 2498081 Борис Есенькин

БОРИС ЕСЕНЬКИН: «БЕЗ КУЛЬТУРНОГО НАСЛЕДИЯ ЧЕЛОВЕК ТЕРЯЕТ СЕБЯ»

Б.С. Есенькин - президент ТД «Библио-Глобус», президент Гильдии книжников - самый, пожалуй, уважаемый и известный корифей книжного дела в стране, благодаря которому миллионы книг в СССР и России дошли до своего покупателя.

О деле его жизни с мэтром книгоиздания и распространения наш сегодняшний разговор.

- Борис Семенович, вы счастливый человек? Ведь книги сопровождают вас с раннего детства, их запах приносила мама домой с работы...

- Мне в жизни повезло, хотя мое детство пришлось на войну. На фронт забрали отца, дядю одного, второго... Даже овчарку нашу забрали - и собаки нужны были фронту. Помню землянки, в которых мы прятались... Недоедание, голод... Помню семейные чтения - тогда вслух читали «Тихий Дон», и мне это было очень любопытно, хотя я еще мало что понимал.

Моя мама работала на фабрике «Детская книга». Оттуда и появились мои первые книги: «Дед Мазай и зайцы», «Городок в табакерке» и другие, открывшие мне естественный многофункциональный мир.

- Почему вы поначалу выбрали рабочую специальность?

- Один мой дядя был парикмахером, свою трудовую жизнь после семилетки я начал рядом с ним. Потом были вечерняя школа рабочей молодежи, служба в армии.

Другой мой дядя, который был связан с телевидением, изменил немного мои представления, устремления в жизни. Я поступил в телевизионное техническое училище на Таганке, окончил его и стал специалистом: ходил с чемоданчиком и ремонтировал телевизоры.

Затем ушел работать в так называемый почтовый ящик, секретное предприятие, и, уже работая там, поступил заочно в Московский полиграфический институт. После 15 лет службы меня избрали председателем профсоюзного комитета большого предприятия - НИЭТИ завода «Пластик», но перед этим я организовал народный книжный магазин. Мне тогда было около сорока лет.

- Это было в 70-е годы?

- Да, это 1975-1977 годы, когда к книгам был повышенный интерес. Я уже хорошо разбирался в книгах, собирал их по мере возможности. Почему возникла идея народного книжного магазина?

У нас был 85-й магазин «Москниги» недалеко от Войковской, где располагался «почтовый ящик», я туда часто ходил, видел, чем интересуются покупатели, вот тогда мне и пришла идея создать народный книжный магазин, это было очень востребовано.

- Ваш путь активного распространителя, популяризатора, пропагандиста книги начался именно тогда?

- Да, уже позже я пришел трудиться в «Москнигу», в 1985 году начал работать в Калининском районном книготорговом объединении, где было шесть магазинов. Предстояло окунуться в происходящее, разобраться и наметить определенные шаги в улучшении обслуживания покупателей с учетом происходящих изменений в стране.

В 1988 году предприятие было признано лучшим книготорговым объединением. А в 1989 году мне предложили перейти работать в магазин №120 «Москниги», будущий «Библио-Глобус», с тех пор я и тружусь на этой площадке.

- Ваша жизнь богата на события, в том числе исторические. Сравниваете прожитые эпохи?

- Как без этого... В СССР, как я сегодня отчетливо понимаю, была пропаганда даже не книг, а была пропаганда знаний, и каждый из нас старался себя обогатить именно знаниями. И что интересно: я всегда считал, что битие определяет сознание человека. Но не битие розгами, а битие жизнью. И вот пройдя школу партийную, профсоюзную, я убедился, что жизнь не так проста, как кажется. Надо постоянно повышать свой образовательный уровень, поэтому у меня была и магистратура по книгоизданию и книгораспространению, потом - защита кандидатской диссертации по философии, докторской по экономике...

- Итак, вы пришли в «Москнигу», а затем в «Книжный мир» в переломный момент перестройки, наверняка было непросто выстроить работу в меняющихся условиях?

- Я уже работал в книжном магазине №120, когда устои СССР рухнули, образовалась, как в горах, расщелина между прошлым и будущим...

Книги, которые тогда выпускались миллионными тиражами, стали никому не нужны, книги, которые жаждал получить читатель, еще не были напечатаны. Выход из объединения «Москнига» на самостоятельную хозяйственную деятельность, приватизация, в которой участвовало более семидесяти человек, кампания по выбору руководителя и множество других событий...

Когда задачи бизнеса не подкреплялись законодательством, дефолты, когда рушилось все, созданное тобой, и еще многое-многое другое, что не способствовало созиданию. Требовалась постоянная трезвость сознания в самых неблагоприятных условиях - это способствовало укреплению веры в собственное дело, хобби, которое переросло в любимую профессию.

- Как повлияла на книжную торговлю смена эпох?

- Крах коммунистической идеологии повлек за собой и крах более чем на треть тогдашнего книгоиздания, в первую очередь трудов классиков марксизма-ленинизма, партийной и пропагандистской литературы.

Появились первые независимые магазины, издательства, стали ломаться государственные издательства. Встали вопросы: где брать книги для торговли, какие теперь будут нужны книги? Расцвели книжные ярмарки по типу черного рынка в «Олимпийском», в Люберцах да много где... Нам приходилось выживать, как и всем тогда, торговать одно время приходилось даже коврами, компьютерами, всякой модной тогда мелочевкой. А книг, хороших и нужных, еще не было, не хватало.

Надо было начинать новую жизнь, и начал я ее со списания огромной массы никому уже не нужных изданий, что поначалу привело наши финансы в минус. Но пошли уже переговоры с новыми издателями, началась работа с ними.

- Ведь тогда во многом поменялся и сам тип книжных магазинов?

- Например, ушли в прошлое прилавки, мы перестроили магазин. В этот сложный период предстояло не потеряться и выстроить себя на новом витке с определенными амбициями, стремлением к новизне.

Обширного опыта все равно не хватало. На международном книжном семинаре в Библиотеке иностранной литературы я разговорился с американцами - представителями книжного дела. Это и подтолкнуло меня поехать на стажировку в США. По приезде оттуда я написал статью в газету «Книжное обозрение» - «Мы и они - двадцать первый этаж и нулевой».

Разница в технологическом, логистическом и других отношениях была огромной. Бизнес-планирование, бюджет, почасовая оплата труда, жесткий алгоритм в построении цепочки: автор - издатель - библиотекарь - книжный магазин - вторичный рынок - потребитель. Это был другой мир, который оперативно подстраивался под постоянно меняющиеся современные технологии. Все надо было переварить, впитать, осмыслить и выработать свою собственную концепцию...

- С тех пор очень многое изменилось, вы добились огромных успехов...

- Да, сегодня мы решаем глобальные задачи, выстраиваем современную логистическую систему многофункционального информационно-культурного просветительского центра ХХI века. Мнение о падении книжного рынка, на мой взгляд, сильно преувеличено. Хотя, конечно, надо людей, особенно молодежь, настойчиво возвращать именно к печатной книге.

И здесь у «Библио-Глобуса» есть что предложить: ежемесячно к нам поступает более 4000 новинок художественной, учебной литературы по всем отраслям знаний, книг по искусству. И они неизменно находят своего читателя. И это понятно, потому что история показывает: без духовного, культурного наследия человек себя теряет. Без любви к печатному слову, навыков чтения развитая духовная личность состояться не может. А без этого каким станет наше будущее?

Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > mirnov.ru, 15 февраля 2018 > № 2498081 Борис Есенькин


Казахстан > Финансы, банки > dknews.kz, 15 февраля 2018 > № 2498026 Тулеген Аскаров

Страховщикам пора объединяться и укрупняться

Хотя концовка минувшего года на страховом рынке и обошлась без потрясений, подобных случившимся в банковском секторе, тем не менее, и здесь в декабре не обошлось без негатива.

Тулеген АСКАРОВ

Начнем с того, что в последний месяц ушедшего года вновь возобновилась тенденция к сокращению совокупных активов страховщиков, наметившаяся до этого в октябре. Правда, в ноябре они вновь начали расти, прибавив 1,6%. Однако после этого в декабре произошло их снижение почти на 1% до 926,6 млрд тенге, в абсолютном выражении – на 9,6 млрд тенге. При этом у занявшей по итогам года первое место по их размеру «Евразии» сложился прирост на 0,5% до 218,6 млрд тенге. Другие участники рынка по этому показателю значительно уступали лидеру. Занявшая второе место «Виктория» завершила год с активами в 84,5 млрд тенге, прибавив за декабрь 1,7%. Далее расположились «Номад Life» (3,7% до 67,4 млрд тенге), «Халык-Life» (1,7% до 64,8 млрд тенге), «Казкоммерц-Life» (1,1% до 61,7 млрд тенге), «Халык-Казахинстрах» (2,4% до 51,7 млрд тенге), «KazakhExport» (0,2% до 46,1 млрд тенге).

Из этого позитивного строя явно выпал «Казкоммерц-Полис» – у этого страховщика активы сократились в декабре на 12,7% почти до 38 млрд тенге, а в абсолютном выражении на 5,5 млрд тенге. Тем не менее этой компании удалось удержаться на 8-м месте, тогда как следовавший за ней к началу последнего месяца года «Казахмыс» опустился на 10-ю позицию, потеряв за декабрь 20,6% своих активов, или 8,2 млрд тенге до 31,8 млрд тенге! Кстати, акционеры этого страховщика в конце прошлого года на своем внеочередном общем собрании приняли решение о добровольном делистинге простых акций компании из официального списка KASE. А уже в этом году, точнее, с 26 января, биржевики исключили эти ценные бумаги из своего листинга. Кроме перечисленных выше участников рынка, сохранила за собой место в первой десятке по активам и «Государственная аннуитетная компания», активы которой увеличились в декабре на 2,2 до 33,7 млрд тенге.

Схожая динамика сложилась в конце прошлого года и по совокупному собственному капиталу страхового сектора. После снижения в октябре значение этого показателя немного увеличилось за ноябрь, однако в декабре вновь уменьшилось – на этот раз на 2,2% почти до 413 млрд тенге, в абсолютном выражении – на 9,3 млрд тенге. Абсолютным лидером минувшего года по размеру совокупного капитала стала «Евразия» с 109,4 млрд тенге, показавшая в декабре хоть и незначительное (0,02%), но все же его увеличение. Второе место и здесь заняла «Виктория», но она прибавила в «весе» за последний месяц прошлого года гораздо больше – 1,3% до 76,7 млрд тенге. Концентрация страхового рынка по этому показателю весьма велика, поскольку занявший третье место «KazakhExport» располагал капиталом к концу года в 42,1 млрд тенге с незначительным его снижением в декабре. 10-миллиардную планку по итогам года смогли преодолеть также «Халык-Казахинстрах» с драматическим падением более чем на четверть (26,2%) до 23,4 млрд тенге (в абсолютном выражении – на 8,2 млрд тенге), «Казкоммерц-Полис», потерявший в «весе» 16,1% до 20,2 млрд тенге, «Kaspi Страхование» (5,0% до 10,8 млрд тенге), «Халык-Life», прибавившая 4,0% до 10,8 млрд тенге, и «Казкоммерц-Life» (2,3% до 10,5 млрд тенге).

По другим ключевым показателям динамика сложилась вполне позитивной. Совокупная прибыль (нераспределенный доход) страховщиков увеличилась в декабре на вполне приличные 7,9% до 56,1 млрд тенге. «Евразия» и здесь уверенно заняла первое место с прибылью почти в 13 млрд тенге, показав ее прирост за последний месяц минувшего года на 1,0%. За лидером расположились «Kaspi Страхование» с гораздо большим увеличением на 7,9% до 6,2 млрд тенге и «Виктория» с совсем уж впечатляющей прибавкой почти на четверть (23,0%) до 5,4 млрд тенге. Другим же участникам рынка планка в 5 млрд тенге по прибыли так и не покорилась по итогам года.

Совокупный объем собранных страховщиками премий вырос за декабрь на 7,6% до 396,3 млрд тенге, в абсолютном выражении – на 28,1 млрд тенге. Интригу здесь задавал тандем «Евразии» и «Казахмыса», но второму страховщику так и не удалось обойти или хотя бы догнать лидера за последний месяц минувшего года. В итоге «Евразия» стала лидером, прибавив за декабрь 9,7% до 55,2 млрд тенге, а «Казахмыс» со скромным приростом всего на 0,8% до 45,4 млрд тенге так и остался на втором месте. В группу страховщиков, сумевших собрать премий по итогам года более 20 млрд тенге, вошли также «Халык-Life» (9,3% до 37,9 млрд тенге), «Халык-Казахинстрах» (9,1% до 26,9 млрд тенге), «Номад Life» (14,5% почти до 24 млрд тенге) и «Казкоммерц-Полис» (3,8% до 23,9 млрд тенге).

Совокупный же объем страховых выплат увеличился в декабре в большей степени по сравнению с премиями – на 12,2% до 88,7 млрд тенге, в абсолютном выражении – на 9,6 млрд тенге. Здесь концовка года ознаменовалась конкуренцией между «Евразией» и тандемом в составе «Халык-Казахинстраха» и «Казкоммерц-Полиса». К моменту публикации регулятором данных по итогам минувшего года стало известно, что единственный акционер «Халык-Казахинстраха» принял решение о добровольной реорганизации этой компании путем присоединения к ней «Казкоммерц-Полиса». У первого страховщика за прошлый год страховые выплаты составили 8,4 млрд тенге с приростом за декабрь на 7,9%, а у второго – 6,3 млрд тенге (4,6%). Таким образом, в сумме они выплатили по итогам года 14,7 млрд тенге против 16,0 млрд тенге у занявшей первое место «Евразии». Другие же участники рынка не смогли преодолеть здесь уровень в 5 млрд тенге.

В заключение отметим, что и другие страховщики готовятся к усилению конкуренции на рынке после завершения 5-летнего переходного периода с момента вступления Казахстана в ВТО в 2015 году. Напомним читателям, что с 2020 года внутренний рынок нашей страны открывается для иностранных страховщиков, которые смогут предоставлять свои услуги напрямую. Поэтому вполне логичным выглядит помимо объединения страховых «дочек», входящих в группу Народного банка Казахстана, и решение Совета директоров Нурбанка о реорганизации его дочерней страховой компании «Нурполис» путем присоединения к «Виктории».

Казахстан > Финансы, банки > dknews.kz, 15 февраля 2018 > № 2498026 Тулеген Аскаров


Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 15 февраля 2018 > № 2497892 Леонид Бершидский

Как решить проблему восточной Украины

Эксперт ООН изобрел почти идеальный план, который сработает только в том случае, если Россия и Украина верят в объявленные ими цели.

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

В урегулировании конфликтов невозможно добиться совершенства, а недостатки бумажных планов заметить чаще всего легко. Но вашингтонский аналитический центр под названием Институт Хадсона подготовил план по урегулированию тлеющего на востоке Украины конфликта, в котором нет обычных изъянов и ловушек. В случае принятия данного плана он может дать самую реалистичную надежду на успех.

Тема восточной Украины исчезла из заголовков, но спорадические боевые действия между украинскими войсками и пророссийскими силами продолжаются. Люди гибнут почти каждый день, но пока никто не придумал способ ослабить напряженность, а тем более решить лежащие в основе этого конфликта проблемы. Российско-украинские переговоры, проведенные при посредничестве Франции и Германии, привели к подписанию Минских соглашений, реализовать которые оказалось очень трудно, из-за чего весь процесс зашел в тупик. Переговоры, прошедшие недавно между кремлевским представителем Вячеславом Сурковым и спецпредставителем США Куртом Волкером, создают такое впечатление, что стороны не слушают друг друга.

В плане Института Хадсона — иной подход. Его автор Ричард Гоуэн (Richard Gowan) некогда работал в Департаменте ООН по политическим вопросам, и он совершенно правильно исходит из того, что Организация Объединенных Наций — это единственный орган, приемлемый в качестве посредника и для России, и для Украины.

План Гоуэна состоит в том, чтобы создать международный военный контингент среднего размера численностью примерно 20 тысяч военнослужащих (это половина того, что НАТО первоначально направила в Косово). Действовать он будет под эгидой ООН, но войдут в него не солдаты из стран НАТО, а опытные миротворцы из Латинской Америки, войска из бывших советских республик, скажем, из Казахстана, которые не настроены враждебно ни к Украине, ни к России, и формирование из нейтральных европейских государств, таких как Швеция, Финляндия и Австрия. Эти войска будут размещены на всей территории самопровозглашенных «народных республик», в том числе, на границе с Россией, где они будут выполнять функции сил прикрытия, сдерживая российские вылазки. Они также изолируют войска пророссийских повстанцев и их оружие на безопасных базах, и это станет первым шагом к демобилизации людей или к их переучиванию на невоенные специальности. Этот контингент будет противодействовать нападениям любых неподконтрольных сил как с одной, так и с другой стороны.

Поддержку военным будет оказывать крупный полицейский контингент, который станет обеспечивать мир во время выборов. Чтобы организовать выборы и сделать их свободными и справедливыми, а также обеспечить плавную реинтеграцию удерживаемых повстанцами районов в состав Украины, потребуется внешняя гражданская администрация под руководством специального представителя Генерального секретаря ООН.

Данную операцию следует выстроить по образу и подобию полузабытой инициативы, предложенной во время югославских войн. Речь идет о переходной администрации в Восточной Славонии, как называют регион на востоке Хорватии, который удерживали сербы. Контингент численностью пять тысяч «голубых касок» обеспечил безопасность этого района и границы с Сербией. Там были организованы и проведены выборы, после чего Восточная Славония перешла под контроль Хорватии. Все это было сделано за два года с 1996-го по 1998-й. Регион сохранил прозрачную границу с Сербией, и тысячи беженцев вернулись в свои дома, хотя некоторые жители Восточной Славонии переехали в Сербию, когда временная администрация завершила свою работу.

Конечно, ситуация в Восточной Славонии с самого начала отличалась от того, что происходит на востоке Украины. Хорваты, в отличие от украинцев, сумели одержать военную победу, в силу чего администрация ООН предназначалась главным образом для того, чтобы не допустить кровопролитный и насильственный захват власти. Со своей задачей она справилась хорошо. И хотя НАТО в то время еще не бомбила Белград, Сербия уже тогда столкнулась с вполне реальной угрозой применения силы, что России не грозит.

Предложения Гоуэна по восточной Украине основаны на простой логике. Минские соглашения предусматривают проведение местных выборов до того, как Россия восстановит контроль над границей с Украиной. Выборы не состоятся без внешнего катализатора и не будут справедливыми без участия международной администрации и полиции. Следовательно, желателен полный переход восточной Украины под международный контроль или нечто подобное. Это также единственный способ уменьшить обеспокоенность Владимира Путина, который заявляет, что его тревожит безопасность пророссийского населения, если украинцам позволят восстановить свою власть. Гоуэн признает, что такой риск существует. Международная администрация также будет выполнять роль буфера для гражданского населения, особенно для тех, кто работает в «народных республиках» (учителя, государственные служащие), обеспечивая переход к мирной жизни, в которой их не станет преследовать мстительное украинское правительство.

Самый сложный момент при создании временной администрации — решить, какими полномочиями она будет обладать. Гоуэн предлагает разделить эти полномочия. В этой ситуации администрация ООН возьмет на себя полную ответственность за решение вопросов, связанных с выборами и безопасностью, и будет обладать правом вето в других областях. После выборов функции миротворцев изменятся, но они останутся на востоке Украины, чтобы контролировать действия Киева.

Международный воинский контингент не будет заниматься отражением крупномасштабных ударов, но он станет следить за российской границей и за линией разделения сторон, помогая срывать мелкие нападения. Это разумно как минимум по двум причинам: миротворцы не должны создавать впечатление, что они угрожают Москве, да и привлечь более крупные силы из нейтральных стран будет проблематично.

«В миротворчестве, как и на войне, любой план может сорваться при первом же соприкосновении с действительностью», — признает Гоуэн. Однако важно начать с четкого понимания стратегических политических целей, а затем создать для них соответствующие средства. Именно это хочет сделать Гоуэн. Его предложение дает Кремлю возможность завершить конфликт, не отдавая повстанцев в руки мстительного Киева, а также сохранить культурные и экономические связи с восточной Украиной. А правительство в Киеве получает возможность вернуть восточные территории и границу с Россией под свой контроль.

Но самая большая проблема состоит в том, что непонятно, насколько искренне стороны говорят об этих целях.

Путин до сих пор не верит в стабильность киевского режима. Похоже, он надеется, что маятник снова качнется в сторону России, и хочет использовать «народные республики» в качестве инструмента перманентной дестабилизации, пока украинские власти враждебно относятся к России. Правительство Петра Порошенко тоже не заинтересовано в окончании конфликта. Коррумпированный киевский истэблишмент использует его для получения помощи от Запада в большем объеме, чем заслуживает его политика, и пытается предстать в образе важного союзника Запада.

Но если есть желание, выход можно найти всегда. И если план Гоуэна будет представлен на уровне ООН, то он как минимум вынудит стороны признать, что проблема для них предпочтительнее ее решения.

Содержание статьи может не отражать точку зрения редакции, компании Bloomberg LP и ее владельцев.

Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 15 февраля 2018 > № 2497892 Леонид Бершидский


Украина. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 15 февраля 2018 > № 2497884 Владимир Фесенко

Статусные игры. Зачем Порошенко звонил Путину

Владимир Фесенко, Новое время страны, Украина

В России сообщили, что президент Украины выразил соболезнования по поводу авиакатастрофы самолета Ан-148 и предложил свою помощь. Какой была цель разговора?

Выразить соболезнования об авиакатастрофе — это формальный повод. Два дня назад в Министерстве иностранных дел Германии выразили определенное недовольство тем, что обе стороны конфликта не показывают достаточных усилий в выполнении Минских договоренностей. Это были сигналы Москве и Киеву проявлять больше активности в переговорном процессе. Полагаю, что немцы посоветовали украинскому руководителю проявить инициативу.

Через несколько дней в Мюнхене должна состояться встреча министров иностранных дел стран Нормандской четверки. Фактически, речь идет о возобновлении переговоров в нормандском формате. Порошенко тоже туда едет и, наиболее вероятно, будет встречаться с немецкими и американскими руководителями.

И там будут говорить о невыполнении Минских договоренностей. Поэтому вероятно, что главной темой телефонного разговора Порошенко-Путина стал обмен заложниками. Насколько я понимаю, об этом же говорилось и на переговорах Суркова — Волкера.

Украина инициирует обмен украинских граждан, которые находятся в России. Ведь тот большой обмен, который состоялся в декабре, касался тех, кто находился в Луганске и Донецке. А тем временем количество наших граждан, задержанных в России, за последние несколько месяцев увеличилось. Там есть двое наших пограничников, плюс существует проблема Сущенко. И, насколько я понимаю, продолжаются переговоры по освобождению Сенцова и Кольченко, хотя здесь ситуация очень непростая.

Мы не знаем, как этот разговор проходил, поэтому не можем оценивать, станет ли он эффективным.

В 2015-2016 годах в отношениях Порошенко и Путина был очевидный кризис. Неизвестно, удалось ли его преодолеть и как на это все реагирует Путин. Поэтому со стороны нашего президента это был психологический прием — выразить сочувствие, а затем переходить к важным переговорным темам.

На Украине есть немало людей, выступающих против любых контактов и переговоров с русскими, тем более с Путиным. Я не разделяю такое мнение — переговоры нужно вести, особенно, если есть о чем. А у нас тем хватает.

Наша тактика правильная. Но готов ли Путин пойти на уступки, в том числе и в вопросах освобождения украинских граждан? Эту готовность невозможно оценить.

И то рамках своей избирательной кампании Путин пошел на разблокирование обмена заложниками на Донбассе, значит, окно возможностей есть. Кто знает, может накануне самих выборов Путин еще раз пойдет на подобный жест. Этот жест не только для нас, но и для Запада.

И никаких гарантий нет. Все зависит от настроений, желаний, интересов и требований Путина. К большому сожалению, в данном случае возможности украинской стороны существенно ограничены. Поэтому нельзя сказать, будет ли эффект. Следует действовать по принципу «вода камень точит». Хотя бы попробовать.

Ранее в вопросах обмена мы действовали через посредников: немцев, Волкера и так далее. Через Медведчука тоже передавали сигналы, но он свою роль в процессе разблокирования обмена заложниками по Донбассу уже сыграл. Возможно, именно немцы подали Порошенко идею с телефонным разговором. А может, Медведчук намекнул, что Путин ждет, когда ему позвонят.

Такая психология россиян — они же «большие». Иногда не надо бояться к ним обращаться. Да, в политике имеют место статусные игры: кто кому первый позвонит. Но ради результата, или хотя бы шансов на его получение, нужно преодолевать такие психологические препятствия.

Украина. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 15 февраля 2018 > № 2497884 Владимир Фесенко


Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 15 февраля 2018 > № 2497880 Юлия Смирнова

Несвободен, но силен: как Ходорковский перенес десятилетнее заключение

Михаил Ходорковский был для президента Путина бельмом на глазу — и надолго отправился за решетку. Там он разработал целую систему по противостоянию условиям в заключении. Особенно много сил ему придало одно происшествие.

Юлия Смирнова (Julia Smirnova), Die Welt, Германия

В октябре 2003 года Михаил Ходорковский превратился из самого богатого россиянина в самого знаменитого заключенного страны. Президент Владимир Путин стремился на его примере дать понять другим олигархам, что тем не стоит конфликтовать с ним. Бывший глава нефтяного концерна ЮКОС был дважды осужден за уклонение от уплаты налогов и хищение.

Целых десять лет ему пришлось провести в российских тюрьмах и лагерях: в Москве, Сибири, недалеко от границы с Китаем, а также на севере, на границе с Финляндией. В тамошнем карельском лагере «Сегежа» один день был неотличим от другого.

«После подъема у нас было десять минут на то, чтобы сложить постель и одеться, пять-десять минут на то, чтобы умыться. Если ты не брился, то у тебя могли быть проблемы. Но и побриться тоже было проблемой, потому что у раковин толпилось много людей. Потом начиналась утренняя зарядка, становившаяся настоящим мучением, когда людей выгоняли в любую погоду на мороз и заставляли размахивать руками и ногами», — рассказывает он сейчас.

Теперь 54-летний Ходорковский живет в Лондоне и лишь грустно улыбается, вспоминая лагерные завтраки. «В России на питание одного заключенного выделяется один доллар в день, а вся пенитенциарная система обогащается за счет заключенных», — говорит он.

После завтрака заключенные отправлялись на работу, которая состояла в производстве пластиковых скоросшивателей. Но работе предшествовал личный досмотр. На улице, на морозе. «Работа длилась до обеденного перерыва, потом было построение, досмотр, обед, построение, досмотр, работа, построение, досмотр, ужин. Потом мы возвращались в бараки и имели час свободного времени. Это было тяжело».

Это чем-то напоминало ему армию — с той лишь разницей, что в колонии находились мужчины в возрасте от 18 до 80 лет, имевшие всевозможные заболевания. «Иногда можно было встать, и весь день проходил без проблем, а на следующий день ты заболевал. Но это никого не интересовало».

Ходорковский с самого начала искал возможности не поддаваться окружавшим его обстоятельствам целиком и полностью. «Нормальные заключенные в России могут давать взятки тюремному начальству. Но у политических заключенных такой возможности нет, — говорит он. — У политического заключенного есть лишь одна валюта — его собственная жизнь. Если он готов поставить на кон собственную жизнь, то он может выиграть. А это возможно лишь тогда, когда он получает поддержку извне. Когда власть имущие понимают, что смерть заключенного может обойтись им очень дорого».

Ходорковский за десять лет нахождения в местах заключения пользовался этой «валютой» четыре раза, объявляя голодовки. И каждый раз выигрывал. И каждый раз ему приходилось все очень тщательно взвешивать: как сформулировать свои требования, кто будет принимать решение по его вопросу, как долго он сможет продолжать голодовку, выдержит ли он «сухую» голодовку — отказываясь от питья и нанося тем самым еще больший вред собственному организму.

«Тут ты должен понимать: если ты лишь однажды сблефуешь, всем все сразу станет ясно. И тогда ты можешь проиграть раз и навсегда. Так что каждый раз, когда ты объявляешь голодовку или вскрываешь себе вены, ты должен быть готов умереть».

В первый раз Ходорковский объявил голодовку в августе 2005 года. Тогда речь шла о жизни и здоровье его бизнес-партнера Платона Лебедева, осужденного по тому же делу, что и он сам. Больного Леюедева посадили в карцер площадью три квадратных метра. Чтобы помочь другу, Ходорковский отказывался от еды и питья на протяжении шести дней. «Никто не верил, что я выдержу так долго. На шестой день они выпустили его из карцера, потому что им не нужны были два трупа», — говорит он.

Следующий раз случился в колонии в сибирском Краснокаменске. Один из сокамерников ночью порезал ему лицо, после чего Ходорковского перевели в «безопасное место», на деле оказавшееся камерой-одиночкой. «Мне стало понятно, что в таких условиях я не смогу выжить. Поэтому мне нужно было решить проблему, пока у меня еще были силы».

Ходорковский не хотел просто надеяться, что когда-нибудь он будет освобожден. «Когда в 2006 году я узнал, что готовится второй процесс, я сказал себе: ты тут навсегда. Вся твоя жизнь пройдет за решеткой. Некоторые до конца жизни остаются прикованными к инвалидному креслу, другие попадают в еще худшие жизненные ситуации, а твоя ситуация еще не самая худшая». До самого последнего дня в неволе он не позволял себе думать об освобождении. «Очень неприятно терять надежду. Лучше ее не иметь вовсе», — говорит он.

В то же время он занял четкую позицию: «Я в тюрьме, но я здесь не живу». Он не пользовался тюремным жаргоном, не интересовался новостями лагерной жизни — а интересовался лишь тем, что происходило во «внешнем мире». Он писал статьи и книги, хотя вообще-то терпеть не может писать. В школе он, по собственному признанию, никогда не писал сочинения сам: ему всегда помогали одноклассницы. В тюрьме же ему не оставалось ничего другого.

«Я мог бороться только силой слова, а слова можно было только писать». В заключении он написал книгу о своей жизни, «потому что думал, что никогда не выйду на свободу, и потому что не знал, кто и что стал бы рассказывать обо мне моим детям».

А еще он писал истории про других заключенных. С одной стороны, это было для него возможностью заработать немного денег, которые он мог потратить на территории колонии. Потому что деньги с воли он получать просто не мог, так что ему приходилось зарабатывать самому. С другой стороны, он стал замечать, что с помощью своих рассказов — и своих адвокатов — мог облегчить жизнь других заключенных.

В свою очередь, другие заключенные помогали ему. Когда он впервые объявил голодовку, он сидел в СИЗО в одной камере с 13 другими людьми. Следователи требовали подписывать свидетельские «показания», что они якобы не видели «сухую голодовку» Ходорковского. Но все они отказались. «На людей всегда можно положиться, — говорит Ходорковский. — Если ты можешь понять людей, то в тюрьме — так же, как и на свободе — встречаешь намного больше хороших людей, чем плохих».

В качестве примера можно привести старую судью в сибирском Краснокаменске. Когда он выступил против руководства колонии — и был прав, с юридической точки зрения — она принимала соответствующие решения и признала его правоту. После этого она была освобождена от должности. Другой пример — отец Сергий, священник в Краснокаменске. Он открыто называл Ходорковского политическим заключенным и в знак протеста отказывался освящать одно из зданий на территории колонии. За это он также был лишен должности.

За годы заключения Ходорковский изменил свое отношение к религии. «Вы знаете мою биографию — я довольно прагматичный человек. Но в тюрьме Бог слышит тебя. Он действительно слышит тебя», — говорит он. При этом его голос уже не звучит холодно и рассудительно, наоборот, голос у него взволнованный. По его словам, это помогало ему всякий раз, когда приходилось принимать решение и ставить на кон собственную жизнь. «Ты хочешь сделать что-то очень нужное. И тогда ты говоришь сам с собой, и Он слышит тебя. И когда ты знаешь, что Он услышал тебя и согласился с тобой, ты больше не боишься».

В декабре 2013 года его заключение неожиданно закончилось — его заклятый враг Путин помиловал его, чтобы он смог повидаться с матерью, больной раком. Решающую роль в переговорах об освобождении Ходорковского сыграл бывший глава МИД ФРГ Ганс-Дитрих Геншер, лично встретивший освобожденного бывшего главу ЮКОСа в берлинском аэропорту Шёнефельд. Оказавшись снова на свободе, Ходорковский хочет просто забыть время, проведенное в заключении.

Он лишь нехотя говорит об этом и не хочет писать книгу, посвященную тому времени. Особенных проблем с тем, чтобы вновь привыкнуть к нормальной жизни, у него не было. «Я попал в тюрьму, потом вышел на свободу и вычеркнул эти десять лет, — говорит он. — Их просто как будто не было. И я пошел своим жизненным путем дальше».

Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 15 февраля 2018 > № 2497880 Юлия Смирнова


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 15 февраля 2018 > № 2497877

Россия боится мести США

Войчех Якубик (Wojciech Jakóbik), Biznes Alert, Польша

Руководитель отдела России варшавского Центра восточных исследований Марек Менкишак (Marek Menkiszak) рассказывает, как Россия борется с экономическими проблемами, возникшими на фоне западных санкций. Реагируют ли россияне на перспективу появления новых американских ограничительных мер и смогут ли те остановить неоднозначный проект «Северный поток — 2»?

— Biznes Alert: Цены на нефть растут, как обстоят дела у российской экономики?

— Марек Менкишак: Она продолжает опираться на сырьевую модель, экспорт нефти и газа, ей недостает иностранных инвестиций. Россия справилась с рецессией и сразу же погрузилась в стагнацию. Заметные улучшения есть: остановилось падение ВВП. По предварительным оценкам, в прошлом году рост составил 1,5%. Следует, однако, подчеркнуть, что в предварительных прогнозах речь шла о росте на уровне 2,1%, так что ожидания российских властей не оправдались. Квартальные данные показывают, что после энтузиазма первого квартала, когда рост ВВП составил 2,5%, наступил спад. Рост промышленного производства удерживается на уровне 1%, это слабый показатель.

Сбываются прогнозы независимых российских аналитиков, которые предупреждали, что проблемой российской экономики станет отсутствие сбалансированного динамичного роста. Перед Россией встала перспектива стагнации: роста ВВП на 0,2% в год. При неблагоприятном инвестиционном климате и недостаточном притоке иностранных инвестиций это перечеркнет шансы на экономическое развитие, которое бы позволило бы России поправить свое международное положение. Однако такого роста будет достаточно, чтобы обеспечить финансовую стабильность и сохранить уровень социально-экономических показателей. Российская экономика может держаться на этом уровне много лет…

— И спокойно пережить выборы.

— Именно так. Кремль делает ставку на сохранение политической стабильности. Главная угроза — это массовое обнищание населения, которое может пошатнуть стабильность. Если взглянуть на социальные показатели, можно увидеть, что доходы россиян снижаются четвертый год подряд. В 2016 году спад оставил 6%, в 2017 — 1,7%. Этот негативный тренд остановить не удалось. Примерно 40% россиян не хватает денег на повседневные нужды: покупку продуктов питания и одежды. Сбережения тают, у 70% россиян никаких денежных накоплений нет вообще. Проблема касается в первую очередь пенсионеров: рост пенсий не успевает за ростом цен на продукты и лекарства. Правительство, судя по всему, осознает серьезность ситуации, так что эта тема займет важное место в избирательной кампании. Власти предпримут какие-то шаги или постараются сделать вид, что их предпринимают.

— Какую роль играют оборонный и энергетический сектор?

— Это два ключевых для России сектора. Доходы от продажи нефти и газа составили в прошлом году примерно 190 миллиардов долларов. Половина — это экспорт нефти, 30% — нефтепродуктов и 20% — экспорт газа. Это больше, чем в 2016 году, когда объем этих доходов составил 150 миллиардов долларов, но гораздо меньше, чем в рекордном 2013, когда россиянам удалось заработать на экспорте энергоресурсов 350 миллиардов.

Начавшийся сейчас рост котировок не может не радовать Россию: в 2016 году нефть марки «Юралс» стоила 42 доллара, а в 2017 уже 53. Это помогает российскому бюджету сократить дефицит. При этом бюджет составлен на основе консервативного прогноза: в нем заложена цена в 40 долларов за баррель.

— Сейчас она дошла почти до 70 долларов.

— Да. Следующий элемент — это военно-промышленный комплекс. Здесь сложно говорить о точных цифрах, поскольку некоторые предприятия работают как для военного, так и гражданского сектора, а в федеральном бюджете доля секретных расходов составляет 25%. Факт таков, что ВПК, расходы на который в России продолжают увеличиваться несмотря на кризис, играет не только чисто военную или геополитическую роль, служа созданию имиджа мощной державы и сдерживанию противников. В него вливают деньги в том числе для того, чтобы сохранить социальную стабильность. Полтора десятка миллионов людей, которые работают в этом секторе и их семьи — это значительная часть населения.

— Появился ли в России какой-то новый средний класс?

— Зависит от того, что мы под этим понимаем. Понятие «средний класс» связано в России не столько с деньгами, сколько с притязаниями. В эту группу включают не только предпринимателей, но и представителей государственной администрации в широком смысле этого слова. В рамках такого подхода к «среднему классу» относят 20-25% россиян. Эта классификация не совсем совпадает с западной, в первую очередь по критерию доходов.

— Некоторые критики Владимира Путина возлагали надежды именно на этих людей. Могут ли санкции склонить их поднять бунт?

— С одной стороны, если взглянуть на экономические показатели, можно сказать, что экономика адаптировалась к ограничительным мерам. Это не значит, что санкции не работают, а российское руководство не заинтересовано в их смягчении. Оно совершенно справедливо не считает это смягчение необходимым условием для сохранения экономической стабильности. Санкции могут прежде всего оказать долгосрочное воздействие на потенциал оборонного и энергетического сектора. Инвесторов отпугивает сам факт того, что они продолжают действовать и существует риск их ужесточения (особенно со стороны США), а это негативно сказывается на российской экономике. Основное условие развития — приток в страну иностранного капитала. Но в России существуют проблемы с системной коррупцией, независимой судебной системой, возникают вопросы по поводу защиты прав собственности и соблюдения законов. А к этому добавляются санкции.

— Изменит ли ситуацию помощь других стран?

— Соглашение о сокращении добычи, заключенное с нефтяным картелем ОПЕК, в который входит Саудовская Аравия, привело к повышению цен на рынках. Это, конечно, оказало положительное воздействие на российскую экономику. При этом имеющиеся данные показывают, что в период, предшествовавший заключению соглашения, российские концерны резко увеличили объем добычи. Так что эффект был, скорее, психологическим, чем экономическим. Рынок всегда эмоционально реагируют на такие сигналы, но их значение не стоит преувеличивать.

Большие деньги из Саудовской Аравии пока не пришли. Переговоры продолжаются, но речь идет о «виртуальных» проектах. С Китаем все серьезнее. С одной стороны, Россия предпринимает успешные попытки постепенно диверсифицировать экономическое сотрудничество на этом направлении. Появились крупные инфраструктурные проекты, например, газопровод «Сила Сибири». Его значение также переоценивают: после запуска по нему будет поставляться всего несколько миллиардов кубометров газа в год, на проектную мощность в 38 миллиардов кубометров он будет выходить постепенно. Крупные контракты «Роснефти» на экспорт нефти в Китай призваны показать, что если Европа не хочет открыть двери для поставок из России, то россияне найдут альтернативу на Востоке. Это тоже не совсем так: в обозримом будущем основным рынком для России останется европейский.

— Об этом уже говорят сами россияне. Газпром сделал такое заявление, когда объем экспорта в Европу увеличился.

— Активность российских лоббистов, продвигающих проект «Северный поток — 2», показывает, каковы реальные приоритеты России. Китайцы до сих пор занимали довольно осторожную позицию и не спешили спасать российскую экономику. Это один из опосредованных эффектов западных ограничительных мер: китайские компании опасались сами попасть под действие американских санкций. Пекин начал инвестировать в отдельные компании, связанные с неформальными российскими элитами. Это, конечно Игорь Сечин и «Роснефть», а также Геннадий Тимченко и «Новатэк». Точечная поддержка некоторых проектов и людей, обладающих политическим влиянием, это часть изобретательной китайской стратегии. С одной стороны, Китаю не приходится нести большие расходы, а с другой — ему удается усилить политическую составляющую российско-китайского сотрудничества. Китайцы инвестируют в российские политические элиты, чтобы извлечь конкретную выгоду. В частности, Сечин известен тем, что он выступает за сотрудничество с Китаем, и это сотрудничество действительно началось. Существуют и другие сферы взаимодействия, менее известные широкой общественности, например, российско-китайское сотрудничество по обмену опытом в сфере кадровой политики, слежения за гражданами и блокирования интернета.

— Как повлиял на это сотрудничество корейский кризис?

— Оно укрепилось. Мы видим здесь своего рода «разделение труда». Китай содержал и продолжает содержать северокорейский режим. Формально, и Москва, и Пекин поддерживают санкции ООН против Пхеньяна, однако, как сообщают СМИ и говорят эксперты, имеющие доступ к источникам информации, эти санкции удается обойти. Россия действует более заметно. Появились сообщения о том, что она через цепочку подозрительных посредников поставляет в Северную Корею нефтепродукты. Эксперты полагают, что Россия и Китай действуют сообща: китайцы прячутся за спину россиян, а те готовы…

—… выступить в роли «мальчиков для битья». В чем выгода?

— Существование северокорейского режима соответствует стратегическим интересам Кремля, ведь Пхеньян — враг США. Логика тут проста. Люди, управляющие Россией, считают Соединенные Штаты своим главным противником. Россияне поддерживают каждого, кто бросает вызов Вашингтону. Их не волнует, что у Северной Кореи есть военная ядерная программа и ядерное оружие, главное — ослабить США.

— Помогает ли российская программа импортозамещения снизить воздействие санкций?

— Ситуация выглядит, скорее, негативно. Работа в России ведется в двух направлениях — это поиск новых поставщиков и развитие отечественного производства. Статистика показывает, что объем сельскохозяйственного производства растет, это объясняется, в частности, тем, что в прошлом году удалось собрать рекордные урожаи. Очередной год действия санкций повысил спрос на российскую продукцию. Проблема в том, что, как показывают официальные исследования рынка, начало снижаться качество. Какая польза от того, что место хороших продуктов занимают российские, если их цена из-за отсутствия конкуренции растет, а качество снижается из-за несовершенства технологий и желания сэкономить на производстве. На полках появилось множество продуктов, которые не отвечают российским стандартам. Заменить абсолютно все невозможно. Например, 90% высокопроизводительных станков импортировалось с Запада. Такое количество невозможно легко заменить станками российского производства, неизбежно произойдет падение качества. Появляется все больше сообщений о неполадках и несчастных случаях, происходящих из-за того, что западную технику заменили российской.

— Как выглядит ситуация в углеводородном секторе?

— У россиян есть перспективные месторождения и технологии, позволяющие начать их разработку. Некоторые технологии можно купить у стран, которые не подключились к санкциям, остается только вопрос, насколько это рентабельно. Инвестировать в новые технологии и новые источники энергии невыгодно, если традиционные методы позволяют получить дешевые ресурсы, в итоге нет и соответствующего политического импульса. Существуют программы развития возобновляемых источников энергии, но это точечные инвестиции, которые могут не стать прибыльными. В случае России их масштабное развитие не имеет особого смысла.

— А новые месторождения?

— Новые месторождения в Арктике (в том числе на суше) и Сибири — это огромные ресурсы, которые обеспечивают России свободу действий. Они остаются основной сырьевой базой. Старые истощенные месторождения, разработка которых обходится все дороже, можно заменить новыми, хотя на это требуются средства. Речь идет в основном об обычных месторождениях. Хотя россияне стараются развивать сланцевые технологии, эта задача не входит в число их экономических приоритетов. Россия хочет присутствовать на международных рынках, а разговоры о сланцах — это попытка привлечь иностранные инвестиции. Здесь мы вновь возвращаемся к теме санкций.

— Недавно издание «Политико» опубликовало статью на тему доктрины генерала Герасимова. В публикации говорится, что россияне, добившиеся относительной стабильности, оказывают влияние на события в разных уголках света. Они на самом деле пытаются изменить судьбы мира?

— Фамилию генерала Герасимова на Западе знают, пожалуй, лучше, чем в России. Конечно, россияне ведут наступательные действия, эту угрозу следует учитывать, однако, здесь нет ничего нового. История повторяется. Советский Союз тоже проводил на Западе хитроумные операции. Философия, подход, механизмы остались прежними, изменились лишь инструменты. Для агитации за Брексит использовались сотни тысяч управлявшихся из России фальшивых аккаунтов в социальных сетях, но это не значит, что россияне заставили Великобританию выйти из состава ЕС.

Москва старается использовать разные проблемы, локальные кризисы, все то, что может дестабилизировать ситуацию в западных странах, которые она считает своими соперниками. Но с другой стороны, это не она устроила Брексит или референдум в Каталонии, не она выбрала президентом США Дональда Трампа. Москва лишь использовала существующие процессы для своих диверсионных и пропагандистских операций.

Считая Россию всемогущей, мы, как ни странно это звучит, помогаем ей. Конечно, угрозы недооценивать нельзя, но Кремль больше всего боится того, что Россию начнут игнорировать. Российские власти (насколько это позволяют их возможности) пытаются показать, что они способны вести подрывную деятельность, а Москва — соперник, с которым следует считаться.

Россия хочет договориться с Западом о разделе сфер влияния. Пока Кремлю не удается начать торг, но вывода, что ему следует смягчить свою политику, он из этого не делает (хотя Россия предпринимает попытки улучить свой имидж, например, в Северной Корее, Сирии и на Украине). Напротив, российские элиты продолжают считать, что негативные инструменты доказали свою эффективность, и только благодаря им Россию начнут считать сильной державой и достойным партнером по переговорам, интересы которого следует учитывать.

— Пойдет ли Запад в 2018 году на уступки России?

— Я думаю, нет. Европейский Союз демонстрирует усталость от сложившейся ситуации. Война в Донбассе превратилась в конфликт низкой интенсивности, она все меньше интересует Европу, в особенности Западную. Появляются мысли, что пора сделать первый шаг и начать обсуждать с Россией те темы, в которых мы способны вести сотрудничество, в первую очередь экономическое. Искушение начать нормализацию отношений с этой страной есть.

США, в свою очередь, занимают исключительно прагматичную позицию. С одной стороны, они хотят наказать Россию за то, что она перешла «красную черту», вмешавшись в американскую политику в ходе выборов. С другой — американцы считают, что санкции должны склонить Москву самой выступить с предложением. Такая политика мне нравится. Это полная противоположность тому свойственному Западной Европе курсу, которого придерживалась предыдущая администрация, (особенно во время первого срока Обамы). Если Россия начинала вести агрессивные действия, США задавались вопросом: чем мы обидели россиян, что они начали так действовать? А затем размышляли: что мы можем предложить России, чтобы она изменила свою политику? Сейчас американцы действуют иначе. Они придерживаются в отношении Москвы жесткого курса и наносят ей удары своими действиями. У Кремля есть выбор: он может продолжать стремиться к конфронтации и получать очередные удары или продемонстрировать готовность к компромиссам и занять конструктивную позицию, в частности, выступить с предложением к США. Такая стратегия приносит плоды.

Россия демонстрирует жесты доброй воли не потому, что она уверена в своих силах, а, скорее, потому, что опасается расширения санкций. Это чувство неопределенности и отсутствие надежды на нормализацию, отмену санкций, изменение политики США, Франции и Германии, которая была так сильна еще год назад. Значение здесь также имеет политический календарь: 18 марта в России состоятся президентские выборы, а летом пройдет чемпионат мира по футболу, который Москва надеется превратить в свою имиджевую кампанию. Спорт в России всегда играл важную политическую роль, сейчас он служит элементом легитимизации путинского режима. В связи с этим российские власти стремятся не допустить попыток дестабилизации ситуации во время выборов. Кремль смертельно боится такого развития событий, опасаясь, что США решат провести какую-то акцию возмездия, например, информационную атаку. Поэтому если не случится ничего экстраординарного (например, американцы не пойдут на какие-то исключительно радикальные шаги), Москва не станет предпринимать никаких агрессивных действий в своем окружении.

— Что говорит о состоянии отношений между Россией и Западом ситуация с газопроводом «Северный поток — 2»?

— Это, в принципе, та же тема. «Северный поток — 2», если взглянуть на него без эмоций, плох в первую очередь потому, что он изменит рынок ЕС и на долгие годы крепко свяжет Европу с основным поставщиком газа — Россией. Германия станет главным энергетическим хабом, способствуя тем самым распространению влияния России в Европе. Волей-неволей Берлину придется все более тесно сотрудничать с Москвой. С точки зрения Польши и абстрактных европейских интересов такая перспектива выглядит негативной. Сопротивление Дании может заставить россиян изменить маршрут прокладки нового газопровода, но оно не остановит строительство.

Получить согласие на его блокирование в Европейском совете очень сложно, поскольку в проекте принимают участие крупные западные компании. Переговоры о создании так называемой ямайской коалиции в Германии провалились, так что теперь опасность для российского проекта может представлять только перспектива введения американских санкций. Ввести их сложно, поскольку это спровоцирует серьезный конфликт между США и Германией, речь идет, скорее, о том, чтобы создать ситуацию, в которой все поверят, что ограничительные меры могут появиться. С этим придется считаться европейским компаниям. Участники проекта не входят в единый консорциум, а лишь предоставляют Газпрому кредиты. Это значит, что они находятся на особом положении, а «Северный поток — 2» остается проектом россиян. Все финансовые риски берет на себя российская сторона.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 15 февраля 2018 > № 2497877


Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 15 февраля 2018 > № 2497800 Алексей Антонов

Кругом враги: как умные вещи стали лазейкой для хакеров

Алексей Антонов

директор по проектам, зам.генерального директора Digital Security

Хакеры умело похищают приватную информацию, используя для этого интернет вещей, облачные технологии и большие данные

Всего-то пару лет назад мы активно рассуждали о наступлении эры Big Data и цифровой прозрачности, а сейчас уже можем ощутить себя частью новой реальности. Нас почти не тревожит, что почти все электронные устройства собирают какие-то данные о нас и нашей жизни. Выстраивают маршруты, диагностируют проблемы со здоровьем, рекомендуют покупки, оценивают спортивные показатели и так далее.

Огромные массивы информации аккумулируются в облаке для «Анализа и улучшения качества предоставляемого сервиса». Попутно и множество других данных о нас крутятся в огромных лопастях машины Big Data. Нас успокаивают тем, что информация обезличена, но статистических данных вполне достаточно, чтобы отслеживать наши передвижения и находить различные объекты на маршрутах следования. Отличный пример: компания Strava, опубликовавшая глобальную карту использования фитнес-трекеров, раскрыла данные о местонахождении американских военных баз.

Конечно, мы никогда не хотели, чтобы в большие базы данных попадала вся информация о нас, включая приватную. Однако стоит понимать, что такая принудительная прозрачность — обратная сторона цифровых удобств. И все было бы не так уж страшно, если бы даже самые обычные вещи не таили угроз для приватности и безопасности.

Можно также вспомнить менее значимый, но не менее интересный кейс американской торговой сети Target, в котором супермаркет по определенным паттернам в совершении покупок вычислил беременность девушки и отправил ей домой скидочные купоны на товары для беременных раньше, чем она рассказала семье о своем положении.

Лазейки для злоумышленников

Но прежде всего такие «лазейки» с персональными данными о вас — отличная наводка для хакеров, которые могут получить доступ к окружающим нас умным вещам. И о них мы поговорим дальше подробнее.

Разные гаджеты легитимно собирают о нас массу различной информации, передают ее вендору для дальнейшего анализа и формирования выводов. Таким образом, производители получают огромные массивы данных о миллионах людей. При этом не только пользователи, но и даже сами вендоры не всегда отдают себе отчет в том, к каким неожиданным выводам можно прийти при анализе такой информации, особенно если что-то пошло не так и это не было предусмотрено сценарием.

Конечно, производители любят анализировать анонимные данные пользователей и строить на их основе глобальные отчеты, в том числе и публичные. Они всем интересны, их любят журналисты, а значит, они служат отличным пиаром сервисам вендоров. Помимо этого, аналитика помогает компаниям поднимать продажи за счет знания предпочтений аудитории, изменения спроса.

Но благодаря истории с публикацией данных мировой карты активности фитнес-трекеров мы получили возможность увидеть, как на первый взгляд безобидная статистика может превратиться в нечто противоположное. Давайте представим, что такими данными могут воспользоваться хакеры, причем, как показывает практика и наш опыт исследований, без особых усилий. Давайте подумаем о том, как злоумышленники без труда следят за вами с помощью фитнес-трекеров, слушают ваши разговоры благодаря уязвимостям в ПО смартфонов и других устройств, следят за вами через камеры, подключаются к управлению вашим автомобилем.

Умные вещи несут опасность

Вещи со встроенным интеллектом окружают нас. Скоро станет непросто купить «не умное» устройство. Наши дома наполнены холодильниками, микроволновками, мультиварками, выключателями с богатым функционалом. Производителям выгодно расширять покрытие такими технологиями, потому что с данными о пользователях они могут заработать больше. И скорее всего довольно скоро «умные» устройства станут стоить дешевле обычных, менее технологичных. Для того чтобы пользователи активно покупали их и применяли в повседневности. Учитывая наличие многочисленных уязвимостей в этих устройствах, можно представить, что произойдет, если злоумышленники получат к ним доступ. И однажды утром несколько тысяч чайников и микроволновок включатся одновременно, на полную мощь заработают отопительные системы, а умные замки заблокируют своих хозяев в их жилищах.

Конечно, есть и много позитивных результатов тотальной оцифровки. Имея в работе такие данные и устройства, можно определять и предотвращать различные опасные ситуации, эпидемии, катаклизмы и различные менее глобальные события, например, даже создавать целые телесериалы, как Netflix («Карточный домик»). Привычный нам мир стремительно меняется вне зависимости от нашего желания, и проникновение таких технологий неизбежно. Всепроникающий интернет вещей вкупе с облаками, большими данными и искусственным интеллектом скоро приведет нас в новую цифровую эпоху, с новыми возможностями и, конечно же, с новыми угрозами. Темная сторона этого мира — доступ к данным и их использование злоумышленниками, спецслужбами, различными террористическими организациями.

Об ответственности производителей

Поэтому задуматься о том, что технологии необходимо развивать не только с точки зрения функциональности, но и с точки зрения безопасности, необходимо не сегодня даже, а вчера. С развитием технологий приходит ответственность производителей, от которой никуда не деться. Игнорирование этого очевидного профессионалам факта может привести всех нас к катастрофе.

Новая цифровая эпоха требует пересмотра того, как мы создаем и используем технологии, как мы контролируем и внедряем их. Кстати, этому посвящен целый раздел в нашумевшей программе «Цифровая экономика», где расписывается развитие технологий на несколько лет вперед, где как раз предусматривается влияние технологии на пользователей и предпринята попытка донести до производителей, что пора заниматься безопасностью устройств.

Переломный момент уже наступил — разработаны иммунные технологии для интернета вещей, способные вызвать революцию в области безопасности. Но главное, что нам, как пользователям, необходимо доносить до производителей, что пришло время делать свои технологии не только функциональными, но и безопасными.

Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 15 февраля 2018 > № 2497800 Алексей Антонов


Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 15 февраля 2018 > № 2497788 Кристель Неан

Отправка миротворцев в Донбасс: шаг вперед и два назад

После прозвучавшего в сентябре 2017 года предложения Владимира Путина об отправке миротворцев в Донбасс для защиты наблюдателей ОБСЕ, с обеих сторон продолжают сыпаться предложения, контрпредложения и комментарии, из-за которых проект лишь еще больше буксует.

Кристель Неан (Christelle Néant), AgoraVox, Франция

Россия всегда предельно четко говорила о том, что является приемлемым для нее самой, а также Донецкой и Луганской народных республик: миссия по защите наблюдателей ОБСЕ и только после выполнения посвященной безопасности части Минских соглашений (речь идет о соблюдении перемирия и отводе тяжелого оружия от линии соприкосновения).

В свою очередь предложения Украины и США были совершенно неприемлемыми, поскольку речь шла о размещении десятков тысяч миротворцев по всему Донбассу и взятии под контроль границы с Россией (а это является последним пунктом Минских соглашений). Расширение мандата в том, что касается применения оружия, де факто превратило бы миротворцев в силы вторжения. Такое изначально недопустимое предложение, разумеется, было отвергнуто как Москвой, так и Донецком и Луганском.

Москва отстаивает ряд пунктов своего изначального предложения, подчеркивая, что они не подлежат обсуждению. Несмотря на это, США и исполнители из НАТО продолжают выдвигать проекты, которые все так же не укладываются в рамки приемлемого для России, ДНР и ЛНР.

Касается это, например, доклада Ричарда Гоуэна (Richard Gowan) из Европейского совета по международным отношениям. Он был написан по запросу бывшего генсека НАТО (а ныне советника Порошенко) Андерса Фога Расмуссена (Anders Fogh Rasmussen) и будет представлен 17 февраля на Мюнхенской конференции по безопасности.

В нем мы вновь видим предложенную Украиной безумную цифру в 20 000 миротворцев, к которым также нужно добавить 4 000 полицейских. То есть, всего речь идет о 24 000 человек. Это равняется всей армии ДНР и почти 30% общей численности миротворцев в мире (82 000 в 2017 году).

Для сравнения, миссия ООН по стабилизации ситуации в Центральноафриканской Республике насчитывает 11 200 солдат, а миссия в Южном Судане включает в себя 12 500 солдат и 1 323 полицейских. Причем речь идет о куда больших территориях и населении, чем у ДНР и ЛНР вместе взятых.

В докладе предполагается, что эти люди должны поступить из стран, которые не входят в НАТО, но в некоторых случаях могут быть членами ЕС, что напрямую касается Швеции, которая должна возглавить миссию. Только вот оборонная политика ЕС определяется НАТО и полностью зависит от нее, тогда как внешняя политика Евросоюза диктуется Вашингтоном (примером тому служат антироссийские санкции). Поэтому считать, что Россия позволит 24 000 вооруженных людей высадиться по всему Донбассу вплоть до ее собственной границы, было бы абсолютным безумием.

Я даже не говорю о предложении включить в число предоставляющих силы стран Бразилию: после смещения Дилмы Русеф она больше не может считаться в России таким же надежным партнером, как раньше.

Срок размещения этих сил ООН должен составить в общей сложности три года (год до проведения выборов и два года после). Самое невероятное во всем этом — аргумент, который используется для обоснования присутствия 4 000 полицейских в нагрузку к 20 000 солдат: риски беспорядков после выборов!

Другими словами, они ожидают, что их результаты не будут соответствовать мнению населения. Это многое говорит о том, чего будут стоить подобные выборы. В целом, Донбасс будет оккупирован силами ООН, которые должны заставить население принять неприемлемое.

Как бы то ни было, руководство России, ДНР и ЛНР — отнюдь не идиоты, которые приняли бы реализацию подобного плана. Поэтому Россия использует право вето против данного контрпредложения, которое совершенно не отвечает пожеланиям двух народных республик. Кроме того, как отметили в прошлом году в ЛНР, содержание таких огромных миротворческих сил обойдется в целое состояние. Кто будет готов за них заплатить?

В любом случае, в России подчеркнули, что пусть в СМИ и обсуждают подобные доклады и предложения, но по миротворческой миссии до сих пор не было решено ничего конкретного.

«Было бы неплохо согласовать мандат для так называемой охранной миссии ООН, это не миротворцы, это миссия по охране и обеспечению деятельности Специальной мониторинговой миссии ОБСЕ. У наших зарубежных представителей и представителей Украины совершенно противоположная точка зрения, поэтому пока здесь не о чем особенно говорить», — заявил постпред России в ОБСЕ Александр Лукашевич.

Он также напомнил о пропасти между отношением к этой миссии со стороны России (незначительное военное присутствие для повышения мобильности наблюдателей ОБСЕ) и Украины (она видит в ней средство освобождения Донбасса от «оккупации», хотя на самом деле речь будет идти об оккупации региона Киевом).

По его словам, в нынешнем виде вопрос даже не обсуждался в ОБСЕ, хотя в первую очередь миссия касается именно этой организации. Лукашевич также воспользовался случаем, чтобы напомнить, что Россия выступает за продление миссии ОБСЕ (ее срок истекает в конце марта), несмотря на все ее пробелы.

«При всем несовершенстве их докладов, они делают очень полезную работу, мы, безусловно, выступаем за продление работы этой миссии как сдерживающего фактора для горячих голов <…> все же при присутствии Специальной мониторинговой миссии вооруженные силы Украины опасаются массово применять вооружения и идти на какие-то крупные военные авантюры», — подчеркнул он.

Как мне кажется, данное заявление Лукашевича, скорее, относится к дипломатической риторике, чем отражает действительность. То же самое касается и спецпредставителя ОБСЕ на Украине Мартина Сайдика (Martin Sajdik).

«Работая в качестве специального представителя действующего председателя ОБСЕ, я глубоко убедился, что альтернативы Минским соглашениям для мирного урегулирования конфликта в восточной Украине просто нет. И я никоим образом не могу согласиться с утверждением, что Минские соглашения не выполняются и Минский процесс не работает», — отметил он.

К сожалению, отрицанием действительности проблему не решить. Господину Сайдику было бы достаточно ознакомиться с заявлениями некоторых украинских политиков вроде Олега Ляшко (он пытается убедить всех, что Украина не обязана выполнять Минские соглашения под тем предлогом, что они не были ратифицированы Радой), чтобы убедиться в нежелании Киева выполнять взятые на себя обязательства.

Пока кругом появляются все новые предложения и контрпредложения, Украина продолжает готовить наступление и вести обстрел мирных жителей, например, школы №3 в Докучаевске, которая оказалась в полдень под огнем украинской армии. При обстрелах из БТРов дети укрылись в бомбоубежище.

Донбассу и его населению не нужны миротворцы ООН, чтобы остановить войну. Им нужно, чтобы Запад перестал поддерживать и финансировать Киев, покрывать его военные преступления. Чтобы Запад перестал прятать лицо и признал факт того, чем стала Украина!

Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 15 февраля 2018 > № 2497788 Кристель Неан


Украина > Армия, полиция > inopressa.ru, 15 февраля 2018 > № 2497762 Леонид Бершидский

Как решить проблему Восточной Украины

Леонид Бершидский | BloombergView

"При разрешении конфликтов совершенство невозможно, и в написанных на бумаге планах обычно легко заметить слабые места. Однако план разрешения тлеющего конфликта на востоке Украины, разработанный Гудзонским институтом - вашингтонским аналитическим центром, - миновал все обычные ловушки. Если его внедрить, он, по-видимому, даст самую правдоподобную надежду на прорыв", - утверждает Леонид Бершидский в Bloomberg View.

"Пусть Восточная Украина пропала с первых полос газет, однако спорадические боевые действия между украинскими и спонсируемыми Россией войсками продолжаются. Люди гибнут почти каждый день, и пока никто не придумал способ разрядить напряженность, не говоря уже о решении обуславливающих ее проблем. Российско-украинские переговоры, медиаторами которых были Франция и Германия, породили трудные для выполнения и, по большей части, забуксовавшие Минские соглашения. Недавние переговоры между представителем Кремля Вячеславом Сурковым и спецпосланником США Куртом Волкером выглядят так, будто стороны не слушают друг друга", - говорится в статье.

Бершидский указывает, что план Гудзонского института, составленный Ричардом Гоуэном (бывшим сотрудником Департамента политических дел ООН), построен на предположении, что ООН - единственная организация, приемлемая и для России, и для Украины в качестве посредника.

"План Гоуэна предусматривает создание под эгидой ООН средней величины международного вооруженного формирования - в составе примерно 20 тыс. солдат (что наполовину меньше контингента, изначально отправленного НАТО в Косово). Предполагается, что набирать военнослужащих в это формирование следует не из стран-членов НАТО, а из опытных миротворцев Латинской Америки, солдат бывших советских государств, не враждебных ни к Украине, ни к России (таких, как Казахстан или Белоруссия), и контингента нейтральных европейских стран, как Швеция, Финляндия или Австрия. Эти войска были бы размещены по всем самопровозглашенным "народным республикам", в том числе по границе с Россией, где они выступали бы как "войска прикрытия", сдерживающие российские вторжения. Они бы также изолировали войска и вооружения пророссийских повстанцев "в безопасных базах, являющихся первым шагом к демобилизации или восстановлению невоенных ролей". Это вооруженное формирование позаботилось бы о любых стихийных атаках с любой стороны", - говорится в статье.

"Данное вооруженное формирование поддерживалось бы крупным полицейским контингентом, который охранял бы мир во время выборов. Организация выборов и обеспечение их свободы и справедливости, а также смягчение реинтеграции контролируемых повстанцами регионов на Украину потребовали бы, кроме того, внешней гражданской администрации, управляемой специальным представителем генерального секретаря ООН", - указывает Бершидский.

Украина > Армия, полиция > inopressa.ru, 15 февраля 2018 > № 2497762 Леонид Бершидский


Япония. КНДР > Внешэкономсвязи, политика > nhk.or.jp, 15 февраля 2018 > № 2497421

По словам Синдзо Абэ, необходима необратимая денуклеаризация Корейского полуострова

Премьер-министр Японии Синдзо Абэ говорит, что он вместе с президентом США Дональдом Трампом верит в то, что необратимая денуклеаризация Корейского полуострова является предпосылкой для значимого диалога с Северной Кореей.

Абэ побеседовал с Трампом по телефону в среду вечером.

Позже Абэ сказал журналистам, что они обменялись искренними мнениями, в основном, о ситуации на Корейском полуострове.

Абэ сказал, что мир должен взглянуть в лицо тому факту, что Северная Корея продолжает развивать свою ядерную и ракетную программы.

По словам Абэ, лидеры двух стран полностью согласились с важностью оказания максимального давления на Пхеньян до тех пор, пока он не попросит о диалоге.

Абэ сказал, что они обсудили пути достижения денуклеаризации Северной Кореи.

Как отметил Абэ, они подтвердили, что японо-американский союз никогда не дрогнет.

Япония. КНДР > Внешэкономсвязи, политика > nhk.or.jp, 15 февраля 2018 > № 2497421


Китай. Россия. Весь мир > Недвижимость, строительство. Приватизация, инвестиции > bfm.ru, 15 февраля 2018 > № 2497235

Россия на хорошем счету у китайских инвесторов

По объему инвестиций в недвижимость Россия заняла шестое место из 69 стран, вошедших в китайскую стратегию «Новый шелковый путь»

Объем китайских инвестиций в российскую недвижимость, по данным компании Knight Frank, с сентября 2013 года по октябрь 2017-го составил 170 млн долларов. В итоге Россия заняла шестое место среди 69 стран, вошедших в китайскую инвестстратегию «Новый шелковый путь». Впереди — Сингапур, Южная Корея, Малайзия, Новая Зеландия и Чехия.

Недавно партнер, руководитель отдела исследований компании Cushman & Wakefield Денис Соколов напомнил определение, которые придумали аналитики: иностранных инвесторов в России всегда обуревают два чувства — жадность и ужас. Сегодня ужас, видимо, превалирует, поэтому с точки зрения иностранных инвестиций последние годы многие игроки рынка недвижимости называют для России провальными. А шестое место нынешнего рейтинга обеспечила одна-единственная сделка — прошлогодняя покупка «Военторга» китайской Fosun Group. Остальное — не самые знаковые вложения в Дальний Восток, в том числе в игорную зону «Приморье», которую азартные китайцы явно хотят застолбить за собой.

Впрочем, по мнению главы департамента финансовых рынков и инвестиций Knight Frank Алана Балоева, российские недвижимые активы все же интересны китайским инвесторам, и сделки с их участием возможны и в текущем году, особенно учитывая то, что китайцы — из тех инвесторов, которые умеют играть вдолгую, с горизонтом инвестирования лет в 50. А старший директор отдела рынков капитала и инвестиций компании CBRE Ирина Ушакова добавляет: не китайцами едиными.

Ирина Ушакова

старший директор отдела рынков капитала и инвестиций компании CBRE

«В прошлом году мы увидели достаточно сбалансированный капитал из разных регионов. С одной стороны, мы много лет говорили, что у нас на рынке будет превалировать сугубо азиатский или ближневосточный капитал. Скорее всего, он продолжит все же разбавляться глобальным или европейским капиталом, потому что интерес сохраняется. Вероятно, произойдет дополнительный рост по объемам сделок и, соответственно, пропорции участия иностранного капитала в общем объеме».

По оценкам эксперта, в 2017 году иностранные инвестиции в российскую недвижимость составили примерно 950 млн долларов, а в 2018-м рынок рассчитывает преодолеть отметку в 1 млрд.

Валерия Мозганова

Китай. Россия. Весь мир > Недвижимость, строительство. Приватизация, инвестиции > bfm.ru, 15 февраля 2018 > № 2497235


Казахстан > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > newskaz.ru, 15 февраля 2018 > № 2496853 Анна Рыль

Драматичные истории приюта "Коргау", или Зачем женщины терпят тиранов

Руководитель фонда "Коргау Астана" Анна Рыль рассказала об "обратной стороне любви": домашнее насилие, кража невесты, психологический и экономический аспект жестокого обращения в семье. Как помочь женщинам, оказавшимся в беде? От чего страдают дети? И может ли мужчина-тиран превратиться в хорошего семьянина?

Ксения Воронина

Больше 15 лет Анна Рыль и ее команда — фонд "Коргау Астана" — помогают женщинам, оказавшимся в беде, а также жертвам торговли людьми. А в прошлом году кризисный центр для женщин, подвергшихся бытовому насилию, открылся и в Шымкенте.

День у Анны расписан по минутам. В столичном кризисном центре полно людей, поток которых значительно вырос за последние несколько лет, работы прибавилось. Тем ценнее те полтора часа, что продлили встречу корреспондента Sputnik Казахстан с Анной Рыль, этой хрупкой внешне, но невероятно сильной женщиной, излучающей спокойствие и уверенность.

"Я никогда не сталкивалась с насилием в своей семье. У нас было не принято даже повышать голос. Возможно, поэтому наша семья посвятила себя помощи людям, оказавшимся в трудной ситуации. Те жуткие вещи, с которыми приходится сталкиваться в работе с кризисным центром — это все нелегко, и я всегда очень переживаю. Но и убеждаюсь в том, что мы действительно можем изменить ситуацию и не должны опускать руки", — говорит Анна.

Отметим, что ее мать — известный детский правозащитник, руководитель общественного фонда "Право" Ольга Рыль.

Как работает кризисный центр

- Анна, сейчас в центре очень много работы, с чем это связано? Чем вы занимаетесь сейчас?

- Достаточно большой объем работы сейчас, потому что у нас наработана большая база клиентов, которым мы помогли. И люди передают друг другу информацию по "сарафанному радио". Раньше в день было на 3-4 человека, иногда 5-6, сейчас каждый день приходят до 15 человек. Нагрузка увеличилась, но технически сейчас невозможно увеличить персонал.

У меня также как и раньше работают четыре сотрудника. Кроме того, надо обработать заявления, если необходимо восстановление документов, нужно подготовить письма, запросы, переговорить с госорганами.

Кроме того, мы расширяемся. Наша организация-партнер — общественный фонд "Право" — открыл филиалы в семи городах, а мы открыли приют в Шымкенте для женщин, подвергшихся бытовому насилию.

Сейчас мы занимается еще и получением финансирования на продолжение работы кризисного центра. Если НПО без приюта может работать на голом энтузиазме, то приюту или шелтеру необходимо помещение.

Нас спасает то, что в Астане у нас собственное помещение (которое Анна и ее семья купили на свои деньги – прим.). В Шымкенте помещение предоставляет дружественная нам организация. Но содержание персонала, питание, медицинские услуги, бытовые вопросы – все это требует денег, потому что содержание приюта обходится очень дорого.

- Где вы берете деньги? Удалось ли вам найти спонсоров?

- Когда мы говорим о спонсоре, я не имею в виду спонсора как "спонсора". Я 15 лет работаю и ни разу не встречала "спонсора" в виде организаций, которые бы пришли и сказали "Что вам необходимо? Давайте мы купим".

Возможно, это связано с нашей спецификой работы. Наша тема – женщины, подвергшиеся насилию, домашнему насилию, жертвы рабства. Им неохотно помогают. Но есть положительные моменты – помощь приходит от простых людей. Когда мы проводим какие-то акции, люди приносят свои вещи для человека, историю которого мы описываем в соцсетях.

В целом у нас два источника финансирования. Мы участвуем в государственном соцзаказе, иногда получаем международные гранты. На данный момент у нас нет иностранного финансирования. Но основной стабильный третий источник – это мы сами, я и моя семья. Все, что мы зарабатываем, мы вкладываем в наш приют.

В Шымкенте мы открыли шелтер, получив соцзаказ через управление труда и соцзащиты. Два года назад я участвовала в разработке стандартов для жертв бытового насилия, жертв торговли людьми. Благодаря им были выданы гранты 16 регионам для поддержки таких центров. Единственное, что внедрение стандартов идет не так быстро.

Чтобы работать в направлении по открытию кризисных центров, нужно дополнительное обучение как неправительственным организациям, так и самим госорганам. Потому что очень много вопросов, связанных с организацией и документацией.

Вопросов много, мы по ним работаем с регионами. Потому что я очень бы хотела, чтобы во всех регионах были открыты кризисные центры, чтобы это был не соцзаказ, а грант и желательно на три года.

Больше мигрантов – больше проблем

- Почему к вам стало обращаться больше людей? Стало больше насилия? Люди нашли в себе силы обращаться за помощью?

- Мне кажется, проблем стало больше. С одной стороны, о нас узнало больше людей. С другой стороны, к нам обращается очень много мигрантов после введения института прописки. Ведь мы помогаем не только женщинам.

Сейчас появилось понятие как привлечение к ответственности принимающей стороны. Когда мигрант приезжает на работу и совершает административное правонарушение, связанное с миграционным законодательством, привлекается не только сам нарушитель, но и человек, пригласивший его на работу. Зачастую работодатель не хочет платить штраф. И мигранту, который уже оплатил штраф, не выдают карточку на выезд до тех пор, пока он не приведет принимающую сторону. И мигрант никак повлиять на это не может. Сотрудники миграционной полиции и рады бы нам помочь, но тоже не могут.

Чтобы помочь им, мы принимающей стороной написали мою сотрудницу, на мне есть два административных штрафа. Был момент, когда принимающую сторону установить было невозможно, а мы помогали мужчине, который получил инфаркт, почти не ходил, находился в тяжелом состоянии. Чтобы помочь ему вернуться на родину, я выступила принимающей стороной, на меня наложили штраф и я лично его оплачивала. Потому что иногда мы не видим другой возможности помочь.

При отсутствии прописки человек не может получать медицинские и социальные услуги. И мы решаем это вопрос, прописывая людей у себя в центре. Чтобы восстановить документы и получить ИИН, тоже нужна прописка.

В прошлом году мы восстановили 126 документов в Астане. Это и дети, и взрослые. Многие жили без документов много лет.

В последние годы у нас есть тенденция, что среди жертв домашнего насилия у нас становится больше мигрантов и женщин-мигранток, вышедших замуж за граждан Казахстана. Потому что они находятся в уязвимом положении.

"Женщин истязают и после развода"

- Не раз говорилось о том, что в Казахстане законы хорошие, но они не работают. В прошлом году обсуждалось введение аналога "охранного ордера" для женщин, подвергшихся домашнему насилию, но сейчас об этом ничего не слышно.

- У нас есть аналог охранного ордера – защитное предписание. Но оно, действительно, не работает.

Как работает охранный ордер: если в семье произошел скандал, в европейских странах есть практика, когда выдается охранный ордер, и мужчина должен покинуть жилое помещение, даже если оно ему принадлежит, потому что он совершил насилие над женой.

В Казахстане иначе – жилье покидает женщина с детьми, спасаясь от него. И у полицейских нет никаких прав. Они не могут даже открыть дверь и помочь женщине забрать личные вещи и вещи детей. В Казахстане все это решается в гражданском порядке.

Чтобы вскрыть дверь, нужно решение суда. В приюте у нас была женщина, муж которой не отдавал даже школьные вещи детей, и мы с участковым не могли их забрать до решения суда. Участковые абсолютно бесправны в этом плане.

У нас есть "защитное предписание", но по факту оно не работает. Выписывается оно после профилактической беседы и говорит о том, что мужчина не имеет права приближаться к женщине.

Но при этом мужчина не выселяется. Если они живут в одной квартире, предписание никак не исполняется. Очень мало случаев, когда мужчину за нарушение защитного предписания привлекают к ответственности. Предписание не защищает женщину.

Очень часто такое предписание выписывается после развода, но мужчина продолжает приходить, скандалить, являться на работу к бывшей жене, отбирать личные вещи. За нарушение защитного предписания должно быть строгое наказание, а его нет.

- Какая-то ответственность предусмотрена за нарушение защитного предписания?

— Предусмотрен административный арест либо штраф. Сейчас государство старается не давать арестов и идет минимизация таких моментов, чаще всего выписывается штраф, и мужчина этот штраф оплачивает.

Кроме того, есть еще один момент. За курение в неположенном месте или выброшенный мимо урны мусор у нас предусмотрено наказание в виде ареста на 15 суток. Но за избиение женщины, когда она довела дело до суда и выиграла, муж получил наказание 2 суток, несмотря на то, что почти сутки ее избивал. Это не совсем честно.

С одной стороны, практика привлечения мужчин к административной ответственности улучшилась, но сроки арестов должны быть не меньше 15 суток. Мы бы хотели и 45 суток, чтобы мужчина точно знал, что арест он получит по полной. Потому что двое суток ничего не дают − мужчина отоспался, вышел обозленный.

А еще часть преступлений против женщин совершается именно в состоянии алкогольного опьянения. У нас нет культуры употребления алкоголя, пьют до тех пор, пока не потеряют контроль.

Полиция на стороне мужчин-тиранов

- Женщины рассказывают о том, что обращаться к участковым бесполезно. Что полицейские неохотно берутся за такие дела и стараются унизить женщину.

— У нас толерантное отношение к насилию в отношении женщин. Участковые часто на стороне не женщины, а мужчины. Мы сталкивались с тем, что участковые более лояльно относятся к судимому мужчине, избившему жену, чем к женщине. Наши женщины не заслуживают такого отношения.

Качество мужчин ухудшается

- На дворе XXI век, а домашнее насилие по-прежнему процветает. В чем вы видите причину?

- Есть одна нехорошая тенденция. У нас улучшается "качество" женщин – они становятся более современными, образованными, ухоженными. А "качество" мужчин ухудшается – становятся более инфантильными.

Мужчина себя не реализовывает, он становится более агрессивным в отношении женщины, более доминантным, требовательным к жене и детям. Это порождает недовольство женщин. Женщина недовольна мужчиной, который не зарабатывает, сидит дома, употребляет алкоголь.

А мужчине в ответ сказать нечего, и вместо того, чтобы работать над собой, он физически применяет насилие.

"У нас полно своих страшных историй"

- В России прогремело несколько резонансных дел. Когда мужчина в Липецкой области выложил в Интернет фотографии забитой до смерти жены, которая ранее обращалась с заявлением в полицию, но ей ничем не помогли. В Серпухове мужчина вывез жену в лес и отрубил ей руки и сейчас продолжает угрожать, находясь под следствием…

- У нас не меньше страшных случаев. Это Канат Садуов, который поджег свою жену-учительницу в Астане. Светлана Садуова два месяца прожила в государственном кризисном центре, а когда вышла, муж ее подкараулил, облил бензином и поджег. Она умерла в больнице, осталось четверо детей.

В Шымкенте у нас был страшный случай в июне прошлого года. Мужчина начал сожительствовать с девушкой. О судимости она узнала не сразу. Он стал пить, становился очень агрессивным. Однажды, будучи пьяным, он избил ее шваброй, душил – она уже находилась на седьмом месяце беременности. Поскольку она спрятала ножи, он сломал стеклянную дверь и пошел на нее с обломком стекла. Она пыталась сбежать от него, влезла на подоконник четвертого этажа, звала на помощь, пыталась спастись. Когда поняла, что не сможет, стала просить, чтобы он втянул ее обратно. Он не помог, смотрел, как она упала.

Она потеряла ребёнка, получила разрыв матки, тяжелейшие переломы ног и челюстей. Была в больнице два месяца и участковый не принял мер, потому что муж сказал, что она сама выпрыгнула из окна. Не стал выяснять, почему у нее на шее синяки, которые явно не были получены во время падения, а нанесены, когда ее душили.

Сейчас у нее неправильно срослась челюсть, она не может есть, похудела на 12 кг. К тому же муж приходил к ней и угрожал, обещал помочь с лечением, но грозил убить, если она напишет на него заявление.

В приюте была женщина, которая много лет была жертвой бытового насилия, и муж изнасиловал ее 12-летнюю дочь.

При этом я не могу сказать, что у нас все плохо. Такое ощущение, что население разделилось на две части. Одни понимают, что домашнее насилие – это плохо, стараются помочь. Целые семьи собирают одежду, продукты для женщины, которые оказались в трудной ситуации, стараются поддержать.

Есть другая часть населения, которая говорит: это традиции, так было всегда, женщины должны терпеть.

Почему женщины не уходят от тирана

- Жертвам домашнего насилия часто ставят в укор, что они могли уйти от мужчины и не допустить издевательств. Вы можете рассказать, почему женщины не могут уйти?

- В первую очередь, это экономические причины. Раньше, создавая семью, мужчина старался ее обеспечить.

Сейчас какая-то ненормальная тенденция: мужчины вместе со своими мамами стараются отобрать у женщины и детей все, даже то, что им не принадлежит. Например, женщина продает свою квартиру, чтобы купить семейное жилье, которое муж записывает на свою маму. В результате развода женщина остается без жилья и без средств.

Сталкиваемся с тем, что все расходы контролирует муж, в том числе забирает ее зарплату, выделяя ей мизерные суммы для покупки продуктов питания.

Почему не уходят сразу? В любых отношениях бывают разлады — супруги ссорятся, и даже если мужчина поднимал на женщину руку, после этого они мирятся, она его прощает. Потом появляются дети, и если положение ухудшается, женщине еще сложнее уйти, потому что идти бывает некуда, а заставить мужчину покинуть жилье, как я уже говорила, у нас нельзя.

К тому же давление со стороны родственников, требование соблюдать традиции и "сохранять семью ради детей".

Задержка развития и "трудные дети"

- Имеет ли смыслы "сохранять семью ради детей"?

- В семьях, где есть бытовое насилие, дети часто страдают нарушениями развития. Это связано со стрессом и с тем, что женщина подвергалась физическому насилию.

Влияет и атмосфера в семье. Девиантное поведение часто наблюдается у детей и подростков, в семьях которых отец бьет мать. Бывает, что не только бьют, но и насилуют на глазах у детей – особенно если отец в состоянии алкогольного опьянения.

Все это, конечно, негативно сказывается на ребенке.

Мы в прошлом году проводили исследование среди детей, которые попадали в наш кризисный центр. Опрашивали о том, что происходит в семье. Все дети рассказали, что видели сцены насилия. Детей в таких семьях, как правило, тоже бьют. Но до детей часто "не доходят руки" и взрослые не задумываются, что испытывает ребенок. Ребенок тоже не сможет справиться с тем, что с ним происходит. Это выливается в агрессию или другие реакции.

Мы поэтому сразу стали опрашивать и детей и стали просить участковых, чтобы привлекали отца за то, что он, например, выкрутил руку ребенку. И в одном из случаев удалось получить для мужчины административный арест на пять суток.

Есть ли жизнь после развода

- Многие женщины боятся уйти от домашнего тирана, потому что не видят для себя будущего.

— Но мы видим, что женщины после развода не пропадают. Да, первое время бывает очень тяжело, но, избавившись от постоянного насилия, побоев и угнетения, женщина получает возможность себя реализовать. Дети подрастают, она выходит на работу. У нас есть примеры, когда женщины становились очень успешными. Чего нельзя сказать о мужчинах.

Мужчины, видя, что у нее все хорошо, продолжают преследовать, скандалят, требуют, чтобы она вернулась. У нас есть много моментов, когда очень сложно обеспечить безопасность женщин после развода.

Мужчина считает, что может иметь право на получение секса от нее в любое время, приходит к ней на работу, манипулирует детьми. Опять же возвращаемся к тому, что охранное предписание не работает.

Более того, если мужчина преследует женщину, постоянно звонит ей на работу, поджидает у дома, и она обращается к участковому с просьбой о защитном предписании, ей говорят, что нет оснований – ведь мужчина не вступал с ней в физический контакт. А ведь она имеет право на то, чтобы он ее не преследовал.

- Что делать женщине? Судиться?

- У нас есть уголовная статья "Истязание". Если бытовое насилие повторилось больше двух раз, то это уже приравнивается к истязанию.

Истязание – это причинение психологического или физического насилия на протяжении длительного времени. То есть если мужчина продолжает неоднократно нарушать покой женщины, в его отношении можно возбудить уголовное дело. Но для этого женщина должна писать заявления. Следователи неохотно возбуждают эту статью, но добиться этого все-таки можно.

Женщины должны четко понимать – если мужчина ударил хоть раз, нужно пойти и написать заявление. Да, споры и ссоры случаются, люди могут выяснять отношения, но они должны делать это нормально – разговаривать, идти к психологу, а не драться.

Женщины не делают этого, пытаясь оправдать своего мужа: "Он вспылил, это я его довела – не приготовила вовремя обед, я ему посмела возразить".

Но это неправильный подход к себе. Надо четко понимать, что ты у себя одна, и если он в очередной раз ударит тебя, не рассчитав силу, ты можешь остаться инвалидом, можешь погибнуть. Твои дети будут никому не нужны. Поэтому, каждый раз, когда ты стала жертвой домашнего насилия – надо идти и писать заявление, неважно, кто это — отец, муж, свекор, свекровь.

Вот такой "Зың-зың"

- Отличаются ли проблемы женщины на севере и юге Казахстана?

- Отличаются. По нашему опыту, северные женщины более смелые, больше отстаивают свои права, чаще обращаются в полицию, случаев более жестокого обращения гораздо меньше. Но и сами мужчины менее доминантные, более спокойные по характеру.

Работая на юге, мы видим, что в городах дела обстоят не так плохо, а вот в поселках ситуация хуже. В поселках — один участковый, достаточно далеко врачи. Женщинам стыдно, не хотят жаловаться, потому что боятся осуждения со стороны соседей.

У нас были моменты, когда мы ездили по селам, встречались с женщинами, пострадавшим от избиения. Женщин били просто за то, что они выходили со двора.

Есть семьи с очень строгими правилами и иерархией. Всю зарплату отдают старшим родственникам, даже пособие на детей получает не мать, а свекровь. Женщине приходится выпрашивать деньги даже на памперсы, выстраивать отношения со взрослой женщиной, которая к ней часто не очень хорошо относится.

И физически женщины больше работают, тяжелые климатические условия, много детей. Женщина вынуждена многое терпеть. И вообще образ женщины такой, что она должна быть тихая, молчаливая, покорная.

Женщины меньше жалуются, но насилие носит там повсеместный характер. Хотя бы раз-другой каждая женщина подвергалась насилию.

Но есть и положительные моменты — современные мужчины на юге стали более прогрессивными и стараются оградить жену от негативного влияния, жить отдельно от родителей – и это сохраняет им семью.

Отмечу, что поведение наших мужчин не зависит от национальности – ментальность одна у всех.

Краденные невесты

- Приходилось ли вам помогать женщинам, которых украли замуж?

- На юге первые четыре девушки, которых мы принимали в кризисный центр, как раз вышли замуж не по своей воле. Когда мы приняли их свой центр, женщины родили в браке уже и четверых, и семерых детей. Их украли, когда им было по 20 лет, сейчас им уже 30.

У наших женщин есть какая-то потребность быть замужем. Когда их украли, они надеялись, что все хорошо сложится. Двое описывали свои ощущение, как "было интересно, весело", за ними никто не ухаживал, и они решили, почему бы нет, захватила подготовка к празднику.

Еще две женщины сказали, что они были против, но согласились с волей родителей, и возвращаться им было некуда. Одна из них жалела, что ей не дали доучиться и стать врачом, у второй был возлюбленный. Но женщины почему-то "покоряются судьбе", не сопротивляются, не ропщут.

- Тогда почему они оказались в кризисном центре?

- Они рассказали, что через несколько месяцев в семье началось насилие, которое приходилось терпеть годами. Когда открылся центр – они смогли уйти к нам.

Понимаете, мужчина не будет ценить то, что досталось ему таким образом. Если он может просто пойти и украсть невесту, то относиться к женщине он будет как к вещи.

Другой пример – на севере Казахстана я знаю девушку, которая работала в городе, имела высшее образование, и ее мать очень переживала, что она до сих пор не замужем в свои 26 лет. Когда дочь приехала навестить ее в поселок, мать договорилась со своей соседкой, что они "украдут" девушку и выдадут замуж за ее сына. Ему 30 лет, он не работает, хотя семья обеспеченная. Но когда ее попытались "украсть", девушка устроила скандал, отказалась выходить замуж по выбору мамы и заявила, что больше никогда не приедет в поселок.

Надежда есть

- Где самое тяжелое положение у женщин? На юге?

- Надо отдать должное акиматам Южно-Казахстанской области и Шымкента, они очень много делают сейчас. Они единственные в Казахстане открыли социальную службу поддержки населения, даже в поселках открывают соцслужбы.

Уральск, Семей раньше считались благополучными. Сейчас многие приезжие из сел этих регионов и рассказывают об ужасном положении женщин. Старшее поколение там не считает нужным вмешиваться, считают, что украсть девушку это нормально, избил – ничего страшного. При этом требуют не выносить сор из избы, потому что позор – хуже смерти. "Перед соседями стыдно" – это способствует замалчиванию.

Надо, чтобы государство помогало открывать в сельской местности социальные службы, чтобы там работал психолог.

- Выступая на одном из видеомостов в пресс-центре Sputnik Казахстан, вы говорили о необходимости психологической работы не только с жертвами домашнего насилия, но и с абьюзерами. А есть ли положительные примеры такого опыта?

- В Астане у нас трое мужчин после работы с психологом пересмотрели свое поведение и жизненные позиции. Стали лучше относиться к женщинам и сохранили семью. И именно в сохранении семьи была мотивация. Эти мужчины не понимали, что не устраивает их жен и почему их требования справедливы.

Один случай довольно нетипичный. К нам пришла женщина, которая сбежала от очень обеспеченного мужа, который ее не бил, но сил терпеть не было. А дело было в том, что семья жила со свекровью.

В огромной квартире со всеми удобствами женщине, у которой маленькие дети, не разрешалось включать стиральную машинку без мужа. Свекровь заставляла ее стирать вручную, целыми днями убирать и готовить. По вечерам, когда женщина пыталась пожаловаться мужу, его мать начинала жаловаться в ответ. В итоге женщина сбежала в кризисный центр.

Мужчина хотел вернуть жену. В виде эксперимента он даже попробовал прожить один день жизнью своей супруги, оставшись "на хозяйстве", и пришел в ужас. В итоге муж просил прощения.

Так что надежда есть.

Казахстан > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > newskaz.ru, 15 февраля 2018 > № 2496853 Анна Рыль


Казахстан > СМИ, ИТ > camonitor.com, 15 февраля 2018 > № 2496823 Даурен Абаев

Новый Закон о СМИ, цифровизация, развитие медиасферы: Даурен Абаев в интервью «Казахстанской правде»

Новое законодательство о СМИ, развитие медиасферы, реализация государственной программы «Цифровой Казахстан», названной важнейшим приоритетом в деятельности Правительства... Об этом и многом другом «Казахстанской правде» рассказал министр информации и коммуникаций Даурен Абаев.

– Большое спасибо, Даурен Аскербекович, за то, что уделили время и согласились в преддверии расширенной коллегии ответить на наши вопросы. Начнем с нового Закона о СМИ, подписанного Президентом в канун Нового года. Практичес­ки сразу возникли проблемы с его реализацией, в частности, связанные с авторизацией при комментировании и идентификацией IMEI-кодов. Как будут эти проблемы решаться?

– На самом деле серьезных проб­лем с реализацией поправок у нас нет. Обозначенные Вами вопросы решаются в рабочем порядке и уже в ближайшее время сойдут на нет.

Например, касательно обязательной идентификации – мы встретились и переговорили с руководством практически всех «комментируемых» интернет-ресурсов. Соответствующую работу они проводят, и в скором времени ее завершат. Как правило, речь идет о регистрации через получение одноразового SMS-пароля, так как данная опция оказалась удобнее.

Что касается IMEI-кодов, то мера об их регистрации была принята еще в 2016 году в рамках пакета поправок, направленных на борьбу с экстремизмом и терроризмом.

Однако, как показала дальнейшая практика, сам по себе

IMEI-код не позволяет идентифицировать владельца мобильного устройства. Более того, на рынке встречаются сотовые телефоны с одинаковыми IMEI-кодами. Единственным действенным способом во всей этой ситуации является привязка IMEI-кода устройства к ИИН владельца и номеру абонента. Когда телефон будет зарегистрирован таким образом, кражи мобильников станут бессмысленными.

– Каков нынешний статус данной процедуры?

– Мы не хотим, чтобы повторилась ситуация с временной регистра­цией, поэтому определили на проведение этой процедуры один календарный год. Если быть точнее, то с января 2019 года услуги для незарегистрированных телефонов оказываться не будут.

Для многих этот срок может оказаться недостаточным, вдобавок ко всему есть фактор нежелания людей идти в отделения сотовых операторов. Все это вкупе может создать социальное напряжение.

Чтобы этого избежать, мы сейчас работаем над максимальным упрощением процедуры регистра­ции. Прорабатываются альтернативные методы и способы онлайн-регистрации: посредством ЭЦП, SMS или USSD-команды.

– Говоря о Послании Президента, необходимо отметить, что по большей части оно посвя­щено цифровизации – отрасли, за которую полностью отвечает Мининформации. Готово ли Ваше ведомство к реализации поставленных задач?

– Что касается содержательной части нынешнего Послания, то, как Вы правильно отметили, основным лейтмотивом является цифровизация, поэтому для Министерства информации и коммуникаций оно имеет особое значение. Тем более что у цифровизации нет альтернатив.

Прежде всего хочу отметить преемственность задач, обозна­ченных в документе. Цели и приоритеты, озвученные в Посла­нии, синхронизированы со всеми государственными программами.

Более того, это Послание является прямым руководством к действию по реализации программы «Цифровой Казахстан». В нынешнем году Правительство приступает к активной фазе ее исполнения. И первые проекты уже запущены. К примеру, в начале месяца мы дали старт акселерационной программе в рамках созданной стартап-экосистемы Astana HUB. В этом технопарке будут реализованы меры поддержки и развития отраслей цифровой экономики.

Это будет сделано за счет адаптации законодательства, создания финансовых и налоговых преференций для стартапов, совершенствования вопросов защиты интеллектуальной собст­венности и так далее.

Посетив это мероприятие, я в очередной раз убедился, что у нас формируется сообщество молодых и креативных ребят, способных производить высоко­технологичные продукты. Нашей задачей остается лишь создать необходимые условия для их работы.

– Даурен Аскербекович, можно ли сказать, что цифровизация в первую очередь начинается с предоставления качественной мобильной связи и Интернета, а не с развития ИТ-индустрии?

– Безусловно, поэтому инфраструктурные проекты являются одними из ключевых в гос­программе.

Конечно, учитывая территорию страны, ландшафтные особенности и плотность населения, обеспечить всех в одночасье Интернетом стандарта 4G не так просто. Тем не менее сегодня почти 14 миллионов человек обеспечены мобильной связью стандарта 3G. Абонентами 4G на сегодня являются почти 5 миллио­нов человек. А услугами сотовой связи 2G охвачено практически 100% населения. Уверен, это в значительной степени говорит о качестве проделанной работы.

Однако наша основная задача состоит в другом. К 2020 году мы планируем охватить высокоскоростным Интернетом свыше 1 240 перспективных сел. Этот проект имеет большую социальную значимость, предоставляя сельчанам доступ к электронным госуслугам, онлайн-торговле, различным образовательным и медицинским сервисам и так далее.

Отдельно отмечу вопрос развития цифрового эфирного и спутникового телевещания. Сегодня более 1,3 миллиона пользователей подключены к услуге OTAU TV. В ближайшее время мы планируем значительно увеличить охват населения цифровым эфирным телерадиовещанием.

– Не считаете ли Вы, что телевидение – это вчерашний день, и уделять столь пристальное внимание его развитию не стоит?

– Безусловно, сегодня Интернет отвоевывает все большую аудиторию. Однако проводимые нами социологические замеры показывают, что главным источником информации для большинства граждан по-прежнему остается телевидение. Так, 63% опрошенных респондентов заявляют, что новости предпочитают узнавать с экранов телевизоров. Если говорить об Интернете, то эта цифра находится в районе 38%.

Более того, я твердо убежден, что ошибочно противопоставлять Интернет и телевидение. Они могут развиваться конвергентно. Конечно, благодаря новым технологиям телевидение уже не будет прежним, но прогно­зы о скором его закате явно прежде­временны.

Как показывает практика, даже периодическая печать может быть вполне конкурентной в условиях цифровой трансформации.

Последние исследования City University of London показывают, что читатели The Guardian тратили 43 минуты в день на бумажную версию и только 41 секунду на онлайновую. Известный экономист Мэтью Генцков даже рассчитал, что час времени, проведенный в онлайн-версии газеты, в среднем выше и стоит ему 4,24 доллара. Для бумаги тот же показатель эквивалентен 1,57 доллара.

В связи с этим развитию телевизионного вещания мы по-прежнему уделяем особое внимание. К примеру, как я ранее говорил, порядка 600 тысяч казахстанских семей пользуются так называе­мыми серыми тарелками, а это примерно 1,5 миллиона человек. Получается, все эти люди находятся вне информационного поля Казахстана.

Я считаю, что это ненормально. Именно поэтому в новом Законе о СМИ мы закрепили норму о запрете на распространение устройств спутниковых операторов, не имеющих лицензии в Казахстане.

– Многие считают, что ахиллесовой пятой Министерства являются ЦОНы. В прошлом году все началось с ажиотажа при временной регистрации, осенью прогремел скандал с разглашением персональных данных…

– Действительно, эти вещи имели место быть. Озвученные события обнажили существующие проблемы, потребовали от нас изменить подход к их решению.

Необходимо понимать, что ежегодно 349 фронт-офисов по всей стране предоставляют порядка 37 миллионов услуг. При этом ЦОНы работают с девяти утра до восьми вечера шесть дней в неделю, без обеда и перерывов. Естественно, что при выполнении такого объема работы сущест­вует риск совершения ошибок. Человеческий фактор еще никто не отменял.

При этом, озвучивая критику в адрес ЦОНов, все забывают о том, что было 12 лет назад, когда людям приходилось ходить по госорганам и часами в очередях ожидать выдачи необходимых справок.

Сейчас мы пришли к тому, что за наиболее востребованными справками и вовсе не нужно никуда идти, госорганы самостоятельно решат этот вопрос посредством проекта Paper free. Важно уточнить, что через SMS-уведомление гражданин должен дать свое разрешение на получение той или иной справки госорганом.

Согласитесь, что это масштабная работа, о важности которой все забыли на фоне единичных инцидентов, озвученных Вами в вопросе.

Если говорить в целом, то через государственную корпорацию «Правительство для граждан» можно получить 621 услугу. Более того, мы считаем, что доступ к госуслугам должен быть абсолютно у всех граждан страны, вне зависимости от места проживания, именно поэтому работают 70 мобильных групп, которые только за 2017 год осуществили более 12 тысяч выездов к услуго­получателям.

В работе с госуслугами важно не только сделать их доступными, но и научить людей самостоятельно пользоваться ими, привить цифровую грамотность. В этих целях мы организовали работу секторов самообслуживания, где человек самостоятельно может получить необходимые ему справки. Задача сотрудников – лишь консультация.

Следующий шаг – реализация принципа Digital By Default. Он подразумевает оказание государственных услуг исключительно в электронной форме с расширением возможности самообслуживания. Первый такой ЦОН мы запустили в конце 2017 года в Астане, теперь наша цель – открытие таких структур в каждом областном центре.

Еще одним достижением в этой части я считаю открытие в Астане Центра миграционных услуг. Так, если раньше на получение разрешения о работе уходило порядка 5 дней, то теперь на все уйдет не более 60 минут. Это в значительной степени положительно влияет и на инвестицион­ную привлекательность нашей страны.

Отдельный блок – спецЦОНы, которыми только в 2017 году выдано более 360 тысяч водительских удостоверений. Всего по стране работают 14 спецЦОНов, два из которых – в Кокшетау и Семее – заработали в прошлом году. В ближайшее время спецЦОНы будут открыты в Атырау и Уральске.

– Много внимания в прошлом году уделялось реализации программной статьи Президента «Взгляд в будущее: модернизация общественного сознания». Министерство информации и коммуникаций, наверное, можно назвать пио­нером в этой работе. Вы достаточно успешно реализовали проект «100 новых лиц Казахстана». Будет ли у него продолжение?

– Уникальность этого проекта заключается в беспрецедентнос­ти его масштабов. В нем приняли участие жители всех облас­тей страны, всех возрастных категорий и профессий. Только вдумайтесь – было подано более 2 тысяч заявок. За участников проекта проголосовали порядка 340 тысяч человек.

1 декабря была организована встреча победителей проекта с Главой государства. Елбасы высоко оценил значимость меро­приятия.

В текущем году будет реализован проект Generation 100. Он раскроет казахстанцам истории успеха «100 новых лиц» и покажет лучшие примеры жизненного пути и самореализации для подрастающего поколения.

Вместе с тем на особый конт­роль Правительства взяты все предложения и инициативы, озвученные участниками как во время встречи с Президентом, так и в рамках последующих мероприятий. Мы постараемся оказать помощь каждому герою проекта «100 новых лиц».

– Есть ли какие-либо конкретные проекты?

– К примеру, предложения Альмиры Жилкашиновой и Хадичахан Рафиковой направлены на внедрение технологических инноваций в рамках «зеленой» экономики. Маулен Бектурганов планирует расширить производст­во по выпуску бионических протезов. Благодаря инициативам Гульмиры Абдрашевой, возможно, нам удастся включить волонтерские часы в образовательную программу.

– В рамках расширенного заседания Правительства Президент высказал критику относительно информационной работы по разъяснению программы «Цифровой Казах­стан». Приняты ли оперативные меры?

– С озвученной Главой государства критикой мы полностью согласны. По итогам расширенного заседания Правительства Министерством информации и коммуникаций были скорректированы подходы информационной работы с учетом особеннос­тей целевых аудиторий.

Тем не менее мы не ограничиваемся только текстовым контентом или визуальной графикой. К примеру, в 2018 году будет снят сериал о молодых стартаперах и программистах. Будет запущен цикл из 5 документальных фильмов, направленных на детальное разъяснение каждого из 5 направлений программы «Цифровой Казахстан».

Естественно, будет усилена информационно-разъяснительная работа посредством традиционных каналов донесения информации – пресс-конференции и брифинги, новостные и аналитические сюжеты с конкретными кейсами внедрения «цифры» в производство.

Процесс реализации программы «Цифровой Казахстан» только начинается, в информационной же работе важно действовать на несколько шагов вперед, так сказать, предвосхищая события. Поэтому во многом именно от качественного информсопровож­дения и разъяснения данной программы на начальном этапе зависит ее конечный успех.

Источник: Казахстанская правда

Автор: Анна Владимирова

Казахстан > СМИ, ИТ > camonitor.com, 15 февраля 2018 > № 2496823 Даурен Абаев


Россия. Ливия. Египет > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 15 февраля 2018 > № 2496794 Дмитрий Фроловский

На что рассчитывает Россия в Ливии

Дмитрий Фроловский

Учитывая действующие эмбарго на поставку оружия в Ливию и пристальное внимание со стороны ЕС и США, Москва пока не готова открыто выступить на стороне Хафтара. Поэтому первыми шагами России в этом направлении может стать усиленное взаимодействие с Каиром, который разделяет многие взгляды Кремля на будущее Ливии

Слухи о том, что Россия собирается активно вмешаться в ливийский кризис, периодически возникают уже не первый год, и заявления Москвы о выводе войск из Сирии снова сделали их актуальными. Тем более что ситуация в Ливии по-прежнему далека от стабильной: богатая нефтью страна сегодня пребывает в описанном Гоббсом состоянии «войны всех против всех», утопая в противоборстве бесчисленных группировок и племен. Во времена Каддафи масштабы сотрудничества Москвы с Триполи оценивались в миллиарды долларов, что создает немалое искушение попробовать хотя бы отчасти восстановить былые достижения, как это удалось сделать в Сирии.

Маршал и его покровители

После падения режима Каддафи в 2011 году в Ливии уже седьмой год царит анархия. Страна расколота по историческому принципу на три части. На северо-западе, в Триполи, восседает Правительство национального согласия (ПНС), возглавляемое Фаизом ас-Сарраджем. Его признали ЕС и Совет Безопасности ООН. На северо-востоке, в регионе Киренаика и в городе Табрук, расположилось Временное правительство, которое поддерживает Ливийская национальная армия во главе с маршалом Халифой Хафтаром. Третья часть – это южный регион Феццан, где хаотично воюют друг с другом бесчисленные исламистские группировки и местные племена.

Несмотря на поддержку и признание международного сообщества, ПНС мало что контролирует. В Триполи и окрестностях города то и дело вспыхивают бои, а сам ас-Саррадж слабый лидер, известный излишней терпимостью к исламистам.

В Табруке ситуация иная: маршал Хафтар, чья армия, по его собственным оценкам, насчитывает около 75 тысяч солдат, сумел привлечь на свою сторону многих офицеров Каддафи и позиционирует себя как непримиримого борца с исламистами. Триполи и Табрук придерживаются разных взглядов на будущее страны и борются за право считаться главной властью в Ливии, хотя сражения между ними ведутся в основном силами подконтрольных им группировок или племен в прокси-конфликтах.

За последние годы международное сообщество предприняло несколько серьезных попыток примирить воюющие стороны. В 2015 году были подписаны схиратские соглашения, призванные положить конец междоусобицам и создать основу для восстановления ливийской государственности. Но стороны соглашения не выполнили.

В июле 2017 года в Париже при посредничестве президента Франции Эммануэля Макрона состоялась встреча Хафтара и ас-Сарраджа, результатом которой стало соглашение о прекращении огня и проведении общенациональных выборов в 2018 году. Но процесс организации выборов буксует, и есть серьезные опасения, что они могут вовсе не состояться, а прекращение огня не всегда соблюдается. Так что главным достижением соглашения в Париже можно считать международное признание военных достижений Хафтара, что усилило его политические амбиции.

Опытный 74-летний ветеран армии Каддафи маршал Хафтар сумел добиться поддержки многих международных покровителей. Среди них Египет, ОАЭ и Франция, а в последнее время к маршалу все больше благоволят Италия и Великобритания. Первые три страны помогают Хафтару усилить военное и политическое влияние Тобрука. Сам же Хафтар научился умело лавировать между Абу-Даби, Каиром и Парижем.

Однако международную группу поддержки Хафтара не назовешь слаженной – каждый из союзников так или иначе придерживается собственных интересов и не испытывает особого доверия к остальным.

Хафтару важно усилить свое влияние в Ливии, и помощь Москвы пришлась бы тут как нельзя кстати. Пока уровень поддержки со стороны России остается намного ниже, чем в случае Египта, ОАЭ или Франции, и маршал всеми силами стремится убедить Москву внести свою лепту в усмирение его оппонентов и восстановление центральной власти. Принимая во внимание теплые отношения между президентами ас-Сиси и Путиным, Хафтар, скорее всего, рассчитывает, что Россия и Египет могли бы выступить в его поддержку единым фронтом и помочь навести порядок в Ливии.

Путь через Египет

У России не так уж мало интересов в Ливии. Приход лояльного кандидата к власти в Триполи позволил бы Москве приобрести неслыханное со времен СССР влияние в Средиземном море. Это не только упрочило бы российские позиции на Ближнем Востоке, но обеспечило бы Москве рычаг влияния на политику европейских стран, особенно Италии и Франции. Джамахирия Каддафи в свое время служила барьером, сдерживающим наплыв беженцев в Европу, а сегодняшняя Ливия – это распахнутые ворота в ЕС, где переправа мигрантов и работорговля стали прибыльным бизнесом.

Также Москва сможет приобрести доступ к одной из богатейших нефтеносных стран региона. Каддафи был одним из немногих друзей Кремля, кто платил по счетам за военную технику и прочую помощь. В его последние годы были заключены многомиллиардные военные и строительные контракты, среди которых проект скоростной железной дороги Сирт – Бенгази стоимостью 2,2 млрд евро. Дальнейшая судьба этих соглашений до сих пор неопределенна.

Однако вопреки кажущемуся изобилию выгод и возможностей Москва не спешит втягиваться в ливийский хаос. Ситуация в Ливии остается для России слишком далекой и запутанной: исторически гораздо большим влиянием там пользовались Италия и Франция, маршал Хафтар уже стар, а контролируемый им восток значительно уступает по численности населения западной части страны. В Кремле понимают, что очередная интервенция в духе сирийского сценария может не сработать и потенциальные выгоды вряд ли стоят того, чтобы вновь ставить на кон репутацию Владимира Путина и рисковать возможным обострением в отношениях с Западом.

Тем не менее полностью самоустраняться от ливийских дел Москва все же не намерена. Россия, скорее всего, попытается достичь политического разрешения междоусобиц. Вряд ли кто-то в Кремле верит, что Тобруку и Триполи удастся договориться до тех пор, пока один из них не станет явным фаворитом международного сообщества. Из двух основных кандидатов Москва ставит на Хафтара. Россия убеждена, что маршалу следует оказывать всевозможную поддержку, усиливать его военное и политическое влияние, поэтому он так зачастил в Москву, а годом ранее и вовсе общался с министром обороны Сергеем Шойгу по видеосвязи с борта крейсера «Адмирал Кузнецов» в Средиземном море.

Несмотря на солидную численность, войска Хафтара продолжают испытывать большие сложности. В их составе много наемников, хромает дисциплина, недостаточно высокий уровень военной подготовки и качественного вооружения. Очевидно, что у маршала нет ресурсов для ведения конфликта одновременно на юге и западе страны, и он нуждается в поддержке.

Учитывая действующее эмбарго на поставку оружия в Ливию и пристальное внимание со стороны ЕС и США, Москва пока не готова открыто выступить на стороне Хафтара. Поэтому первыми шагами России в этом направлении может стать усиленное взаимодействие с Каиром, который разделяет многие взгляды Кремля на будущее Ливии. Президент ас-Сиси также хотел бы видеть Ливию стабильной и прекратить постоянные вылазки террористов. Он лично симпатизирует Хафтару, разделяет его взгляды на государственное устройство, не верит в демократию и испытывает неприязнь к исламистам.

В условиях, когда российско-египетские отношения на подъеме, перспектива объединения усилий по наведению порядка в Ливии кажется весьма привлекательной. Координация действий с Египтом может стать основной тактикой Москвы по усилению Хафтара на нынешнем этапе. Подконтрольный маршалу регион Киренаика граничит с Египтом: в прошлом году египетская армия и войска Хафтара уже сражались совместно, нанося удары по исламистским группировкам.

Недавно Москва и Каир завершили текст соглашения об использовании военных аэродромов и воздушного пространства. В начале прошлого года в СМИ появлялась информация о российских военных, замеченных на египетской базе Сиди-Баррани примерно в ста километрах от границы с Ливией, и, возможно, мы увидим больше подобных сообщений в ближайшее время.

От результатов взаимодействия с Египтом будут зависеть и дальнейшие шаги Москвы. Ранее уже сообщалось о солдатах из частной российской компании «РСБ-Групп», работавших с конца 2016 года до февраля 2017-го в Бенгази, и российских специалистах, которые помогают ливийцам эксплуатировать еще советскую военную технику. Впрочем, пока нет фактов, подтверждающих, что Кремль может решиться на прямую военную поддержку Хафтара.

Еще одним способом косвенной поддержки может стать возобновление экономического сотрудничества. В прошлом году был открыт Российско-ливийский торговый дом и начали работать небольшие представительства в Бенгази, Триполи и Мисурате. Ранее Москва также помогла напечатать ливийские динары от имени Центрального банка – союзника Хафтара. В июле прошлого года «Роснефть» начала покупать нефть у ливийской Национальной нефтяной корпорации (NOC) как знак возобновления контрактов, подписанных еще при Каддафи. Такая экономическая поддержка, несомненно, поможет Хафтару повысить свою популярность и влияние.

Очевидно, что Кремлю хотелось бы восстановить отношения с Ливией и вернуться к тому сотрудничеству, которое существовало при Каддафи. Но крайняя запутанность ливийских дел, а также по-прежнему напряженная ситуация в Сирии заставляют Москву вести себя осторожно и пока занимать выжидательную позицию.

Россия. Ливия. Египет > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 15 февраля 2018 > № 2496794 Дмитрий Фроловский


Сирия. Россия. США > Армия, полиция > carnegie.ru, 15 февраля 2018 > № 2496787 Марианна Беленькая

Бесконтактные бои. Чего опасаться после гибели россиян в Сирии

Марианна Беленькая

На фоне такого недоверия между посредниками вряд ли возможно эффективно искать политическое решение конфликта. Любая провокация может стать поводом для начала военной операции коалиции против сирийского режима. Этот сценарий, отложенный на время борьбы с ИГ, снова стал актуален и активно обсуждается в СМИ со ссылкой на американские и французские источники

Главный вопрос этой недели – сколько россиян погибло в сирийской провинции Дейр-эз-Зор в результате американской атаки в ночь с 7 на 8 февраля. В том, что погибшие есть, сомнений практически не осталось, разнятся лишь данные о количестве – от четырех-пяти человек до нескольких сотен.

Но есть и еще несколько важных вопросов, которые на фоне гибели россиян отошли на второй план. Среди них – насколько Москва и Вашингтон координируют свои действия в Сирии и контролируют своих союзников.

Переправа через Евфрат

Только за первую неделю февраля в результате авиаударов по территории Сирии, по данным ООН, погибли свыше тысячи гражданских лиц. Это один из самых высоких показателей за семь лет сирийского конфликта. Также в течение недели на разных фронтах сирийского конфликта были сбиты: российский и израильский военные самолеты, турецкий вертолет и иранский беспилотник.

В связи со всеми этими событиями спецпосланник Генсека ООН по Сирии Стаффан де Мистура назвал текущую ситуацию худшей за все четыре года, которые он занимает свой пост. По его словам, эскалация боевых действий в последние недели угрожает региональной стабильности и подрывает усилия по политическому урегулированию конфликта.

Причиной боев, в результате которых погибли, как утверждают СМИ, граждане России, стала борьба за контроль над нефтегазовыми месторождениями Конико и Эль-Исба, которые в сентябре прошлого года Силы демократической Сирии (СДС) отбили у террористической группировки «Исламское государство» (запрещена в РФ). Существует версия, что шейх местного племени пообещал передать месторождение правительству Сирии или кому-то из лояльных Дамаску бизнесменов. Так ли это, или желаемое выдавалось за действительное, но проправительственные силы начали передислокацию в район, находящийся в зоне влияния СДС и международной коалиции во главе с США.

Восьмого февраля стало известно, что в ответ «на неспровоцированное нападение на штаб СДС в провинции Дейр-эз-Зор» коалиция нанесла авиаудар по проправительственным силам, в результате которого погибло свыше ста человек.

По версии американских военных, группировка в составе примерно пятисот человек переправилась на восточный берег Евфрата и начала продвижение в сторону позиций СДС в сопровождении танков и артиллерии. Как сообщил командующий операциями ВВС США в Сирии генерал-лейтенант Джефри Хэрриган, к началу атаки проправительственных сил в этом районе в небе находились истребители и беспилотники коалиции, которые выполняли рутинное патрулирование воздушного пространства.

«Мы немедленно связались с российскими представителями по спецлинии для урегулирования конфликтных ситуаций, чтобы оповестить их о неспровоцированной атаке на позиции СДС и коалиции. После этих звонков руководство коалиции одобрило нанесение ударов по вражеским силам», – сказал генерал на пресс-брифинге, организованном Пентагоном 13 февраля.

Хэрриган подчеркнул, что нападение проправительственных сил было неспровоцированным, но при этом не неожиданным. Коалиция наблюдала за наращиванием личного состава и техники в течение недели и информировала россиян о том, что в этом районе находятся силы СДС и коалиции. Инцидент произошел в восьми километрах к востоку от линии разграничения между проправительственными силами и СДС.

То, что наступление не было внезапным, подтверждают и арабские источники. Переправа через Евфрат началась как минимум за двое суток до описываемых событий, однако коалиция не вмешивалась до тех пор, пока проасадовские силы не перешли некую красную линию. По данным арабских СМИ, в наступлении участвовали различные проправительственные вооруженные группировки, в том числе поддерживаемые Ираном. События развернулись в районе населенного пункта Хашшам.

Версию об участии в инциденте нерегулярной армии поддержало и российское Министерство обороны. Правда, в изложении министерства логика событий была в корне иной, как и число жертв. В Москве утверждали, что коалиция нанесла удар по проправительственным формированиям в тот момент, когда они проводили операцию против спящей ячейки «Исламского государства» в районе бывшего нефтеперерабатывающего завода Эль-Исба в провинции Дейр-эз-Зор. В ходе операции 25 человек получили ранения. Впрочем, как подчеркнули в Минобороны, эта операция не была согласована с российским командованием. То есть сразу дистанцировались.

Подсчет погибших

Тогда же в соцсетях появились сообщения о гибели в боях под Дейр-эз-Зором русскоязычных граждан (россиян, украинцев и, возможно, других выходцев из бывшего СССР). Приводились и цифры: от 100 до 600 бойцов так называемой ЧВК Вагнера. Позднее появились аудиозаписи с рассказом о боях и сообщения о сотнях раненых, эвакуированных в военные госпитали в Москве, Петербурге и других российских городах.

Бывший сослуживец нескольких бойцов ЧВК Вагнера рассказал газете «Коммерсантъ», что общался с ранеными очевидцами боя в одном из российских госпиталей. По его словам, в тот день отряд ЧВК, подвергшийся обстрелу, насчитывал порядка шестисот человек, вооруженных стрелковым оружием, а также артиллерией и танками. Большая часть группы состояла из русскоязычных бойцов, меньшая – из охотников на ИГ (ISIS Hunters), своеобразного аналога спецназа, который формально не является частью сирийской армии.

Американские военные гибель россиян пока не подтверждают. МИД РФ назвал сообщения о десятках и сотнях погибших российских граждан в Сирии «классической дезинформацией».

Арабские СМИ активно перепечатывали информацию о гибели россиян в основном со ссылкой на русские или западные источники. И это тоже удивительно, так как местные журналисты и блогеры отслеживают буквально каждую мелочь, происходящую в регионе. В частности, издание «Евфрат пост» сообщило, что на следующий день после атаки в Дейр-эз-Зор прибыла на вертолетах группа высокопоставленных российских военных наблюдателей, которые должны были разобраться с тем, что произошло. А вот эвакуацию сотен раненых и тел погибших местные СМИ не зафиксировали.

Спустя неделю после описываемых событий стали известны имена как минимум восьми человек. Источники газеты «Коммерсантъ» подтвердили гибель одиннадцати русскоязычных граждан, а источники «Новой газеты» – тринадцати.

Также появилась информация, что бойцы ЧВК подписывали контракты с компанией «Евро полис». По данным «Фонтанки.ру», в декабре 2016 года компания заключила соглашение с сирийским правительством, согласно которому должна отвоевывать нефтяные объекты у террористов и затем охранять их. За это ей полагалось 25% добытых нефти и газа. Компания также должна была получить возмещение затрат на ведение боевых действий. Официально эта информация нигде не подтверждена. Известно лишь, что в декабре 2016 года в Москву приезжал министр нефти и природных ресурсов Сирии Али Ганем. В ходе визита обсуждались проекты российских компаний с акцентом на обеспечение безопасности их деятельности.

Возвращаясь к последним событиям в провинции Дейр-эз-Зор: информация о гибели россиян впервые появилась в источнике, который можно условно считать арабским, только поздно вечером 14 февраля. Руководитель расположенной в Великобритании Обсерватории по правам человека в Сирии Рами Абдеррахман сообщил, что пятнадцать россиян погибли в результате взрыва на складе с оружием, который принадлежал российской частной военной компании. Там же погибли семеро сирийцев.

Инцидент произошел в районе населенного пункта Табият-Джазира на восточном берегу Евфрата спустя два дня после атаки коалиции по проасадовским силам. По словам Абдеррахмана, компания «занимается охраной нефтегазовых полей, находящихся под контролем сил сирийского режима», и ее присутствие в этом районе, вероятно, связано «с попыткой режима захватить газовое месторождение Конико, которое контролирует СДС». Он же ранее называл число погибших в результате удара коалиции – 45 человек, не конкретизируя информацию об их гражданстве.

Обсерватория ведет подсчет потерям в сирийском конфликте с 2011 года, но достоверность этого источника не раз подвергалась сомнению как российскими официальными лицами, так и Дамаском.

Не исключено, что в ближайшее время могут появиться и другие детали битвы за нефтяные поля, которая, как утверждают арабские СМИ, еще продолжается.

Не договорились

Помимо вопросов об обстоятельствах гибели российских граждан в Сирии и правовом статусе ЧВК, возникают и другие. Среди них – насколько Россия может контролировать действия своих союзников по сирийскому конфликту?

В том, что проправительственные вооруженные формирования не координировали операцию с сирийским и российским командованием, нет ничего удивительного. Как правило, эти отряды финансируются местными бизнесменами и действуют в их интересах. Также самостоятельны и проиранские шиитские отряды. Это не значит, что координации нет совсем. Не всегда есть рычаги влияния и возможность договориться.

Другое дело, что, как утверждают американцы, они передавали свои предостережения российской стороне в течение недели. Была ли у Москвы возможность вмешаться? Было ли желание это делать? Насколько верно их проинформировали о своих планах сирийцы? Насколько правдоподобно звучала версия об операции против ИГ в зоне контроля коалиции?

В Москве всегда считали, что нефтегазовые поля, как и другие стратегические важные объекты, должны быть возвращены под контроль законного правительства в Дамаске. Неслучайно Минобороны, комментируя атаку коалиции, указал, что США не борются с ИГ на территории Сирии, а захватывают «экономические активы» страны.

Действия проправительственных сил в глазах российских военных могли выглядеть вполне легитимно. Но в то же время они не воспротивились удару коалиции и в целом отнеслись к ситуации гораздо спокойнее, чем можно было ожидать, подчеркивая, что с ними операция проасадовских сил не согласовывалась. Хотя дипломаты – как российские, так и американские – продолжают спорить, что это было: самооборона или неспровоцированная атака.

Спорят Москва и Вашингтон и о том, кто из них в принципе может контролировать своих союзников в Сирии. Россию критикуют за атаки проправительственных сил в Дейр-эз-Зоре и зонах деэскалации, выдвигают претензии за действия Ирана, в частности запуск беспилотника, который с территории Сирии залетел в Израиль, чуть не став поводом для открытия еще одного фронта боевых действий. Россия тоже просит американцев и других участников конфликта оказать влияние на оппозицию, чтобы она прекратила боевые действия и не устраивала провокаций.

На фоне такого недоверия между посредниками вряд ли возможно эффективно искать политическое решение конфликта. Любая провокация может стать поводом для начала военной операции коалиции против сирийского режима. Этот сценарий, отложенный на время борьбы с ИГ, снова стал актуален и активно обсуждается в СМИ со ссылкой на американские и французские источники.

Сирия. Россия. США > Армия, полиция > carnegie.ru, 15 февраля 2018 > № 2496787 Марианна Беленькая


Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 15 февраля 2018 > № 2496772 Олег Матвейчев

«Сценарий Трампа» в России. Антиутопия

Олег Матвейчев о возможном сценарии тотальной смены власти в России

Всем нам с недавнего времени знакомо выражение «brexit-эффект» или «Трамп-эффект». Это когда и общество, и СМИ, и элиты абсолютно уверены в победе определенного кандидата и в конкретном волеизъявлении людей, а на утро все просыпается, и оказывается, что волеизъявление было другим.

Нечто похожее испытали в России в 1993 году, когда либеральные силы ждали победы провластных политических партий на выборах в Госдуму. А победил с большим отрывом Владимир Жириновский и его ЛДПР. Тогда на банкете, который был собран по случаю несостоявшейся победы, громко прозвучал возглас «Россия, ты одурела...».

Точно так же кричали демократы США после победы Дональда Трампа. Потому что все были уверены в победе Хиллари Клинтон. Многие из них до сих пор не могут поверить, как такое было возможно. Шок, который все испытали в тот момент, длится уже целый год... Таким же шокирующим было решение Великобритании по выходу из Евросоюза, чего никто не ожидал…

Всё это имеет определенные причины. Социологи часто не могут предсказать результаты выборов, потому что респонденты их обманывают. Действительно, многие оппозиционно настроенные люди, или те, чьи взгляды являются, как им кажется, «непопулярными в массовом сознании» – не склонны их афишировать.

Если все газеты говорят противоположное – люди считают, что их мнение непопулярно. А значит, и молчат как партизаны о своих предпочтениях. А в кабинке для голосования – делают, как хотят.

Другие – по другим причинам голосуют не так, как все думают. Сейчас, например, распространено мнение о «сигнальном голосовании». Человек, который сигнально голосует, рассуждает так: «Я вообще-то поддерживаю власть, но поскольку у меня вчера эвакуировали автомобиль, а сегодня я узнал, что есть яхта у премьер-министра, и мне это не нравится, – я проголосую за другого кандидата. Чтобы дать власти сигнал, что «не всё в порядке». Это сигнальное голосование чревато эффектом «габровской деревни».

Напомню анекдот. Однажды габровцы, жители болгарской деревни, известные своей жадностью, решили отметить совместный праздник – а для этого наполнить бочку ракией. Каждый должен был принести от своего дома по бутылке. Когда же стали разливать ракию из бочки – обнаружилось, что в бочке чистая вода. Каждый посчитал, что «одна бутылка чистой воды не повредит бочке ракии». Благодаря такому поведению может получиться совсем не тот результат, который планируют социологи и элиты.

Сейчас вся страна уверена, что победит Путин. А представим себе такую фантастическую ситуацию, что Путин не победил. Случился «Трамп- эффект», случился «brexit-эффект», случился эффект габровской деревни с сигнальным голосованием. И к власти пришел другой кандидат. Абсолютно неважно при этом – какой это кандидат.

Что произойдет дальше? Погрузимся в антиутопию.

У нас на глазах вот уже год развиваются события после победы Трампа – и можно видеть, что происходит после выборов дальше. Демократы не сдались. Хилари Клинтон, все газеты, общественные организации, конгресс США «кошмарят» Трампа и не дают ему проводить свою политику. Что-то ему делать удается – но там, где демократы у власти, они ему не дают работать. А под демократами – много что. Тем не менее у Трампа есть республиканцы – а это половина штатов в стране, где их губернаторы. И республиканцев — большая часть в Конгрессе. Он все-таки может как-то на них рассчитывать и как-то с «пятого на десятое» свою политику проводит.

Что же будет у нас, если «все проснулись», и Путин обнаружил, что он не президент? В первый момент, конечно, будет шок – но буквально на следующий день все провластные элиты поймут, что ничего страшного-то и не произошло. Всё, что было, то и есть – оно же при нас и осталось.

За Путиным остается в первую очередь правительство, Госдума, где большинство у «Единой России». Кроме того, сама партия «Единая России», которая реально имеет огромные отделения по всей стране, все региональные парламенты и все муниципальные думы и советы. 80 губернаторов – в том числе и такие интересные руководители как Рамзан Кадыров, который считает себя «солдатом Путина». Государственные корпорации, СМИ, которые подчиняются правительству и так далее.

Для того чтобы что-то из этого у нынешней власти отобрать, надо произвести различные действия. Чтобы сделать телеканалы лояльными себе – нужно уволить людей. А чтобы уволить людей (а это акционерное общества, и они подчинены правительству, либо вообще бюджетные учреждения) – нужно уволить председателя правительства.

Уволить – отправить в отставку – председателя правительства можно. Но для этого нужно предложить другого. А его утверждает Госдума. А Дума лояльна Путину. Естественно, нужно предложить компромиссную фигуру, которая не будет в результате своих действий увольнять те же директоров телеканалов, руководителей крупнейших корпораций и многих других. Тогда за него проголосуют. По итогам компромиссной договоренности получится некий условный председатель правительства от нового президента, связанный по рукам и ногам, и ему ничего нельзя будет делать.

А телеканалы будут показывать, что обещания новый президент не выполняет, экономика рухнула... А она в этот момент действительно рухнет... В случае если Путин не переизберется, рухнет и рубль, и фондовый российский рынок. Все мировые рейтинговые агентства напишут, что Россия входит в зону нестабильности, понизят ей рейтинги... Эта неопределенность резко ударит по инвестициям в собственный капитал, по планам развития. Встанут все проекты, потому что бизнесу будет непонятно – а что, собственно, произойдет дальше. Экономика медленно начнет ползти непонятно куда. А телеканалы, политики и Госдума будет за это нового президента критиковать – а он, естественно, будет огрызаться.

Может быть такой сценарий, что новый президент решит распустить Госдуму. Это значит – огромные выборы по всей стране. Вряд ли ЕР, госкорпорации и Путин захотят сдаться и проиграть эти выборы. Начнется гигантская свалка и свара. Какая-то часть губернаторов, наверное, переметнется на сторону избранного президента. Какая-то нет. Какая-то не просто не переметнется, а начнет саботировать исполнение приказаний новоизбранного президента – он их будет отправлять в отставку. А они в нее не будут уходить. Или уходить, но регионы останутся без руководителей тогда, с неподконтрольным парламентами. Двоевластие из столицы масштабируется в регионы.

Или возьмем случай с Кадыровым, «солдатом Путина», который вообще может заявить, что он «отделяется от России» или «не подчиняется Москве». Под этот же шумок национальные республики (типа Татарстана, Якутии, Бурятии, Кавказа) прибегут в Кремль выторговывать себе огромное количество привилегий, в том числе возможность не выплачивались налоги федеральному центру... Налоги федеральному центру не выплачиваются – меньше денег в бюджете, начнутся задержки по выплатам врачам, учителям, госслужащим и т.д. Это гигантская социальная напряженность. Это люди, выходящие на площади, начинающие бастовать и т.д. Запускается масштабный экономический кризис – и все это на фоне гигантских новых выборов!

В довершении всего – международка. Понятно, что сразу же пойдет в разнос ситуация с Китаем: а нужен ли ему такой союзник или нет? Непонятно, что будет с Евразийским союзом, с Белоруссией и Казахстаном: не метнутся ли они в лапы Америки?

Когда у нас будет такая внутренняя разборка, нам будет не до Сирии, и буквально в течение одного-трех месяцев мы потеряем все завоевания в Сирии. Потому что Асада снесут.

Точно так же поступят и с Донбассом, потому что будет как бы не до него: здесь внутренняя российская гигантская война. Понятно, что когда войны идут, напряженность растет — полная дестабилизация и раскол общества, все это неминуемо скажется на экономике. Ни о каких планах «десятилеток» или даже «пятилеток» говорить уже не приходится. Из-за политического кризиса произойдет масштабная экономическая деградация – и страна погружается в 1990-е.

Что и требовалось противникам Путина, и что неизбежно предстоит...

Все, кто когда-то стоял на Майдане, думали, что «уберешь одного Януковича, от одного человека ничего не изменится – и дальше будет только лучше». А здесь – вроде бы «уберешь одного Путина, и ничего страшного не случится». На самом деле, случится. Полная и абсолютная дестабилизация, которая неизвестно когда и чьей победой закончится, и к чему приведет. Но очевидно, что это условные новые «девяностые», в которые погружаться совсем не хочется.

Эксперименты, риски, «сигнальные голосования» и прочее баловство с властью – это абсолютная безответственность, они дорого обходятся. Как дорого обошлись они Украине, украинским гражданам и избирателям, которые сломя голову бежали на все Майданы, сносили собственное государство и думали, что это ничем им не аукнется. Также вот эти игры во время выборов со всякими разными сигнальными голосованиями могут аукнуться тем, кто в эти игры безответственно играет.

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 15 февраля 2018 > № 2496772 Олег Матвейчев


Киргизия > Авиапром, автопром. Электроэнергетика. Экология > kg.akipress.org, 15 февраля 2018 > № 2496688 Сохаил Хасни

Тема экологической безопасности в Кыргызстане становится все актуальнее, а споры вокруг внедрения электромобилей — жарче.

В связи с этим Tazabek решил провести интервью с главным специалистом по энергетике Азиатского банка развития Сохаилом Хасни.

- На сегодняшний день активно обсуждается тема использования электромобилей в Кыргызстане. В связи с этим мы хотели бы узнать мнение эксперта о том, есть ли у них будущее в нашей стране, а также с чего необходимо начать их развитие.

- Буквально вчера я услышал такую информацию, что более 70% всех загрязнений атмосферы в городе приходится на автомобильный транспорт. И, конечно, сказывается тот факт, что в основном на рынке находятся не новые автомобили, а те автомобили, которые уже отслужили определенный срок — вторая, третья жизнь. Поэтому я считаю, что внедрение в Кыргызстане электромобилей — это идеальный вариант для страны. Сначала я приведу аргументы и примеры, которые могут быть интересны обычным гражданам, а потом перейду на интересы государства.

Экономия: На содержание бензинового авто нужно $5 в день, электромобиля — 20 центов

- Если говорить о простых гражданах, то ежедневно любой гражданин, который передвигается на автотранспорте, преодолевает от 30 до 50 километров. Если перевести эту цифру в расход энергии электромобилем, то это было бы от 5 до 7 кВт, для удобства возьмем 10 кВт. Если перевести это на какой-то отопительный прибор, то можно сказать, что он будет работать на протяжении 4 часов без остановки. Поскольку электроэнергия в Кыргызстане достаточно дешевая, то эти 4 часа работы обойдутся в 10-15 центов. На те же 40 км, если вы будете использовать традиционный автомобиль, потребуется около 8 литров топлива. Таким образом, ежедневно на содержание бензинового автомобиля нам потребуется 5 долларов, в то время, если бы мы использовали электромобиль, то это было бы 20 центов. Если сравнивать в денежном выражении, то это огромная экономия. Единственная проблема — высокая стоимость электромобиля. Когда цена будет приемлемой и люди смогут покупать такие автомобили, тогда мы сможем говорить о большой экономии.

Еще одно преимущество — электромобиль можно использовать как источник энергии при отключении электричества. В пользу электромобилей можно сказать, что они практически беззвучные. Кроме того, содержание обходится дешево, так как у электромобиля нет всех тех запасных частей, которые есть у традиционных авто.

Лизинг: Можно купить электромобиль в лизинг, выплачивая за счет сэкономленных на топливе средств

- С другой стороны, если бы у населения была возможность покупать электромобили в лизинг и выплачивать за счет средств, сэкономленных на топливе, то это было бы удобно. Ежедневно человек экономит около 4-5 долларов, в месяц это около 120 долларов. Единственное, необходимо разработать механизм погашения займа. К тому моменту, когда электромобиль можно будет приобретать в лизинг, у вас уже будет преимущество.

- Вы говорили, что при низких затратах можно экономить и тем самым погасить платеж за электромобиль. Но не получится ли так, что вся сэкономленная сумма будет направлена на погашение процента?

- Дело в том, что сэкономленные средства — более 4% — позволят погашать платежи, так как проценты не могут быть 90%. К примеру, они будут 10%, поэтому у людей будет возможность погашать основную сумму и выплачивать проценты: 10 центов — 5 долларов, 10 долларов — 500 долларов. Если вы берете в кредит 500 долларов, то проценты могут быть не больше 50 долларов. Пока это идеи, мы будем работать с правительством, чтобы разработать стратегию.

Отдаленные районы: Подзарядка от солнечных батарей

- Как могут пользоваться электромобилями жители отдаленных районов?

- Еще есть преимущество для людей, которые живут в отдаленных горных местностях. Имея обычных автомобиль, они должны спускаться вниз, доезжать до заправки. В случае с электромобилем можно будет купить солнечную батарею, которая будет генерировать электроэнергию и подпитывать авто.

- Насколько это выгодно в условиях Кыргызстана, так как к высокой стоимости самого автомобиля добавляется высокая стоимость солнечной батареи. Да, это удобно, но не все граждане, проживающие в отдаленных районах, могут себе такое позволить.

- Здесь аналогичная ситуация. Все упирается в нынешние расходы, которые претерпевают владельцы. В любом случае идет экономия за счет топлива. Кроме того, чтобы добраться до заправки, тоже нужно расходовать топливо. Что касается солнечных батарей, то цена на рынке постепенно падает и они становят более доступными. У нас есть один из проектов, который называется «Несетевая энергия». Там мы рассматриваем использование солнечных батарей для тех людей, которые не имеют доступа к электричеству. В рамках данного проекта мы будем рассматривать стоимость солнечных батарей.

Кроме того, возьмем обычный пример, когда мы едем по трассе Бишкек—Ош, то мы можем видеть пасечников. У них в радиусе 10 км в одну и другую стороны нет заправочных станций, но рядом у них есть реки. Мы подумали, что можно было бы генерировать электроэнергию из водных ресурсов.

Перспективы для города: Зарядка дома или в зарядном центре

- Варианты для отдаленных районов понятны. Что можно сделать для города, так как на данный момент в Кыргызстане нет заправочных станций для электромобилей?

- Объясню на примере нашего кондиционера, по-моему, его мощность 1 кВт. Если он будет работать 10 часов, то это будет 10 кВт. Думаю, вы видели кондиционеры, которые потребляют в 3 раза больше. Есть авто мощностью 10 кВт. Им надо столько же энергии, как и кондиционеру. Проще говоря, вы можете подсоединить его к обычной сети и электромобиль будет заряжаться. 80% всех пользователей заряжают свои автомобили дома. Когда я говорил о солнечных батареях, я имел в виду, что они будут наиболее полезны тем, кто проживает в отдаленных районах, либо для тех, у кого есть перебои с подачей электроэнергии. Остальные с легкостью могут заряжать автомобиль дома. Так же как вы пользуетесь сотовым телефоном, ставя его на зарядку вечером, так и с автомобилем. Если вы проехали небольшое расстояние, следовательно, ваш автомобиль зарядиться быстро, ему будет нужно меньше времени. Но в случае, если у вам предстоит длительная поездка и у вас нет времени ждать всю ночь, есть станции быстрой зарядки, такого же размера как банкомат. Их мощность составляет 8 кВт. Для того, чтобы полностью зарядить автомобиль, потребуется 20 минут. Такие зарядные центры надо установить в определенных точках.

- Выгодно ли строить у нас также заправочные станции, а также во сколько это может нам обойтись?

- На самом деле эти центры по зарядке обходятся намного дешевле, чем строительство типичных АЗС. Чтобы построить заправку, надо продумать, где хранить топливо. Баки с топливом обычно занимают большую площадь, плюс надо предусмотреть вопросы безопасности. В случае с электромобилями 80% владельцев будут заряжать авто дома, следовательно, таких заправок нужно будет меньше, чем АЗС. С технической точки зрения это простое устройство: от высоковольной линии электроэнергия подается в трансформатор, а от него в зарядное устройство. Необходимо будет сделать несколько точек, где можно будет заряжать несколько автомобилей. Если я не ошибаюсь, каждая точка для электромобиля стоит около $500-600. Устройство для зарядки дома представляет собой адаптер, который стоит порядка $120.

Плюсы для государства

- Расскажите о пользе электромобилей для общества и государства.

- Если говорить о пользе для сообщества, то, в первую очередь, это снижение уровня шума для населения, так как авто почти бесшумные. Еще большое преимущество — это экологичность транспорта, потому что вся энергия, которая вырабатывается, остается в машине. Также как и телевизор, он работает, потребляет энергию, но не производит выбросов.

Нам привели такие цифры, что в Кыргызстане есть около 1 млн автомобилей и ежегодно закупается 1,3 млн литров топлива, что в денежном выражении равняется $1 млрд. Если бы государству удалось 10% населения перевести на электромобили, то страна сэкономит порядка $100 млн за счет сокращения импорта нефтепродуктов. Эта экономия в $100 млн могла бы быть направлена на другие цели, в том числе на строительство малых ГЭС. Конечно, мои цифры не могут быть на 100% точными, но экономия будет существенная, это точно.

Важно отметить, что на авторынке много автомобилей не новых, а бывших в употреблении, поэтому у Кыргызстана есть хорошая возможность открыть производство по переделыванию традиционных автомобилей в электромобили. У вас электроэнергия дешевая и вы таким образом достигнете 2 целей: улучшение экологической ситуации и возможность стать экспортерами электромобилей в ближайшие государства.

- Сколько средств может потребоваться на создание такого предприятия? Кого мы можем привлечь для создания такого предприятия, так как, скорее всего, необходимых специалистов у нас в стране нет?

- Вопрос на миллион. Мы подумываем в качестве пилотного проекта запустить проект на грант АБР, чтобы переделать от 3 до 5 авто и показать технологии. Сама технология доступна на сегодня, можно посмотреть в различных источниках. После того, как мы сможем переделать авто, мы будем знать, сколько это будет стоить именно для КР и предложим правительству и бизнесу посмотреть на этот проект. Может, кто-то заинтересуется и сочтет, что это нужно Кыргызстану. Тогда они и смогут ответить на ваш вопрос.

- Как сильно это отразится на конечной стоимости автомобиля, потому что есть его стоимость на текущий момент, а также затраты на его переделку. Что в результате получает владелец?

- Для того, чтобы ответить на ваш вопрос, надо заглянуть немного вперед. Дело в том, что цена на электромобили из года в год будет снижаться. Кроме того, на сегодняшний день многие страны ставят перед собой цель отказаться от использования традиционных автомобилей и полностью перейти на электромобили на уровне законодательства. Следовательно, в связи с негодностью цена на эти автомобили резко упадет и их начнут поставлять в те страны, где ими еще пользуются. Есть опасность, что Кыргызстан захочет завести дешевые автомобили, из-за этого увеличится количество транспорта, будут большие пробки, а также остается вопрос экологии. Кыргызстан может воспользоваться этим случаем — взять дешевые автомобили. Если уже будет производство, то конечная стоимость электромобилей будет меньше и доступнее.

Tazabek

Киргизия > Авиапром, автопром. Электроэнергетика. Экология > kg.akipress.org, 15 февраля 2018 > № 2496688 Сохаил Хасни


Россия > Транспорт. Армия, полиция > zavtra.ru, 14 февраля 2018 > № 2497956 Леонид Ивашов

КРУШЕНИЕ

Вслед за израильским F-16 рухнул наш Ан-148 — есть ли связь?

Крушение - катастрофа, несчастный случай в пути (с поездом, самолётом, судном и т.п.). Окончательная утрата, гибель, крах.

Т. Ф. Ефремова. Толковый словарь русского языка.

11 февраля самолет Ан-148 «Саратовских авиалиний», совершавший рейс из московского аэропорта Домодедово в Орск, потерпел крушение в Подмосковье. Погибли 71 человек. На вечер 12 февраля официальных версий крушения нет.

Возможную причину назвал телеграм-канал Mash: «Сперва что-то взорвалось под крылом, и оно загорелось. После этого была еще одна вспышка, и самолет резко упал вниз. Вспышку видели все. Всё было так быстро», — рассказали очевидцы крушения.

Диспетчер аэропорта Домодедово, которого допросили следователи, сообщил: «Самолёт взлетел в штатном режиме, ему дали разрешение на подъем на 110-й эшелон. Неожиданно на 70-м эшелоне самолет начал снижение, на связь больше не выходил, на запросы диспетчера не отвечал. В пресс-службе аэропорта Жуковский также сообщили, что самолет не запрашивал посадку.

Экспертные оценки

Леонид Ивашов

Мне сегодня позвонили и попросили прокомментировать следующую версию крушения Ан-148. Версия эта исходит из того, что мог быть теракт, так как лётчики (например, майор ВВС Виталий Соколовский) уже озвучили, что никакие варианты исключать нельзя, так как экипаж не сообщил об экстренной ситуации на борту, не запросил аварийную посадку. Значит, на борту могло произойти что-то экстренное. Это абсолютно логично. А если мы принимаем допущение теракта, то не может ли то ужасное, что случилось в Подмосковье 11-го февраля, быть ответом на то, что случилось в Сирии в ночь на 10-е число, когда сирийскими ПВО был сбит израильский самолёт? Если почитать израильскую прессу, то в этом инциденте винят преимущественно не Иран, не Сирию, а Россию. А мы знаем, что законодательство Израиля уже 2,5 тысячелетия основывается на идее Талиона, то есть «око за око». Здесь имеется в виду чёткое подобие наказания — вине. То есть, если они считают, что Россия виновата в гибели их самолёта — значит, должен пострадать российский самолёт.

Не будем относить эту версию к безумным, всё возможно, тем более в этом диком мире. Посмотрите, что происходит в это же время. Ведь атака на сирийские объекты — ПВО, командные пункты — со стороны Израиля проводилась именно в тот же период, когда был нанесён мощнейший американский удар по нашему спецназу «Вагнер». И мне кажется: это Россию сейчас пытаются «поставить на место», а мы не рассчитали соотношение сил Запада со своими собственными. Тем более, что Запад — это мощные блоковые организации. Мы сегодня одиночки. И ту трагедию, которая случилась под Дейр-эз-Зором, можно связывать в единое целое с израильским налётом и крушением в Подмосковье. Отрицать теракт на борту Ан-148 нельзя.

Понимаете, нам объявлена война в рамках геополитической операции против России, которая проводится, по крайней мере, уже сотню лет. И это не просто военная акция — провели и завершили. А это бесконечное давление на Россию как главного противника. Мы видим, что Россия действительно в XX веке поменяла мир. Холодная война не прекращалась. Не нужно строить иллюзий, что в 90-е годы Ельцин с Клинтоном братались и против нас не применялись методы гибридной войны, мягкой силы. Мы всё отдавали бесплатно — зачем нас было критиковать и давить? Запад получал всё, что ему было необходимо, и всё больше затягивал на шее нашего политического и бизнес руководства удавку. А мы вдруг самостоятельно проявили себя в Крыму, на сирийском фронте и так далее. Что делать противнику? Объявлять большую войну опасно, потому что у нас всё же есть ядерный ответ, ядерный сдерживающий потенциал. А парализовать деятельность России частными, но увязанными в общую операцию действиями — вполне возможно. И мы это наблюдаем. Здесь присутствует и информационное мощное давление, и экономические санкции, и операции спецслужб. Ну и пятую колонну мощно взращивают. Поэтому мы получили то, что должны были получить.

Один момент уже давно в новой России присутствует: когда военные добивается каких-либо успехов, как это было с броском на Приштину, с Крымом, с сирийской кампанией — военные создают плацдармы для политико-дипломатического наступления. Но, к сожалению, наши политики, бизнес и дипломатия не используют эти завоёванные плацдармы для какого-либо мирного наступления. Посмотрите, что происходит в Сирии. На фоне наших успехов мы даже не созвали ни одного заседания Совбеза ООН, чтобы осудить американцев и турок, потребовать вывода их войск с территории Сирии — это суверенное государство, а они в наглую пришли, незаконно. Мы всё время извиняемся. А слабого дожимают до пола, до самой нижней точки. Наши военные демонстрируют силу, наша политика демонстрирует слабость. А экономика — наш тыл — вообще не может поддержать военных действий.

Кстати, по поводу сбитого сирийскими ПВО израильского самолёта реакция наших официальных органов была такая: выразили обеспокоенность и призвали, как кот Леопольд, всех дружить, хотя мнение может быть только одно — а что делал израильский самолёт на территорией независимого государства? Это продажная, собственно говоря, позиция.

В ситуации с авиакатастрофой есть ещё один важнейший момент. Это наша народная психология. Здесь есть черты нездоровья. Они проявляются и в СМИ через алармизм, нагнетание ужаса. Телевизор вчерашний вечер, сегодняшнюю ночь и сегодняшний день делает акценты на поиски «фрагментов человеческих тел», потрясённых свидетелей и рыдающих родственников. То же самое и в другое время, ежедневно касается крупных автокатастроф, убийств и т.д. Это от недомыслия? Вместо мобилизации, вместо той информационной системы, которая должна была бы укреплять народ, идёт запугивание народа собственными СМИ?

Наверное, где-то в теневых планах присутствует подавление пассионарности народа, чтобы мы не слишком радовались. Потому что, когда мы или слишком злы или слишком радуемся успехам, у нас появляется новая сила, духовный подъем, настрой добиваться большего. Такие настроения нужно подавить. Это присутствует и потому, что пятая колонна пронизывает от Кремля до низу все структуры и власти, и информации.

Здесь ещё присутствует непрофессионализм. Когда-то на самом высоком уровне задали штамп, особенно когда президентом был Медведев. Штамп такой: «Мы соболезнуем» — и сразу по миллиону семьям погибших. Этот штамп — драконовский, трагедия замазывается деньгами. Объявлять об этом и выплачивать компенсации надо негласно. Разбираться с каждой семьёй нужно персонально. А у нас, как что случилось, в первый же день «благодетели» вещают на всю страну: «Семьям погибших будет выплачено…» Разве это нормально и прилично? Этот штамп — от непрофессионального понимания психологического состояния пострадавших у тех должностных лиц, которые занимаются этой проблематикой.

Горе — упал самолёт. И сразу столько ненужных лиц на экранах! Ведь есть должностные обязанности и конкретных руководителей, и конкретных структур, это алгоритм, который прописан инструкциями, законами, нормативными актами. А нам выдают всё пустое. На этой трагедии, как и на любой другой, видим пляску. Разбился самолёт - и вдруг на место крушения налетели большие руководители. Чего вы там будете делать? Я знаю по армейской службе: когда большие начальники приезжают, они мешают проведению расследования, оказанию помощи. Представьте: на место трагедии заявился губернатор Московской области. Его надо встречать, провожать, рассказывать. Вслед приезжает министр транспорта — значит, опять всё нужно бросать, рапортовать и так далее. Следующий летит. Депутаты могут полезть туда со своими амбициями. Помощи никакой. Чиновник должен быть на связи, и если тебе с места происшествия позвонят профессионалы — МЧС-ники или врачи, — попросят срочной помощи, ты сиди на командном пункте и немедленно реагируй. Но всем надо на телекамеру показаться.

Конечно, глубочайшие соболезнования родным и близким погибших. Что такое подобная трагедия: это в одночасье рушится целый мир, жизненные планы, это действительно огромное горе. И все, кто рядом, должны оказать простую человеческую помощь, поддержку детям, супругам, родителям, обеспечить теплотой.

И, конечно, тем, кто более активен в политической деятельности, нужно выходить в СМИ и смело говорить, что эта модель государства, которую нам навязали почти силой, не работоспособна и не жизнеспособна. И эта модель будет вести к дальнейшим трагедиям. Поэтому нужно требовать с власть имущих, чтобы они выполняли свои обязанности добросовестно. Всем нам нужно работать на изменение государственной системы управления. Она преступна, если в мирное время массово гибнут люди на дорогах, в воздухе, в морских акваториях Повсеместно, всё время ЧП за ЧП.

Это верно, какая бы версия крушения не была приоритетной. Версия теракта? Значит, какой-то непорядок в профильных органах, спецслужбах, которые должны такие вещи отслеживать. Значит, в чём-то просчитались политики, дипломаты. Если катастрофа вызвана чисто авиационной проблематикой, то это значит, что негоден наш экономический уклад, при котором пилоты перерабатывают, самолёты могут выйти на взлётную неподготовленными. Какую версию этого крушения нам в результате не озвучат, всё равно крушение — это не та история, когда самолёт как градом побило. Нет, за этим стоят люди. И как не крути, люди, облечённые властью, не доработали. Потому что сущность власти практически всех уровней — с Кремля и до поселкового совета — не нацелена на то, чтобы делать людям добро, чтобы укреплять нашу государственность и укреплять в целом нашу страну. Мы видим: во власть идут, чтобы обогатиться, получить какие-то привилегии — и всё за счёт простого народа нашего. Вот что нужно менять: менять сущность власти. Я не говорю о персоналиях, а я говорю в целом о внутреннем содержании наших властных структур. Они обслуживают где-то личные интересы, где-то клановые, групповые. И то, что мы с вами говорили недавно про Дагестан — это, по сути дела, как бы срез всего, что происходит во всём нашем государстве и обществе. Такая страна долго прожить не может, тем более, при мощном внешнем воздействии.

Россия > Транспорт. Армия, полиция > zavtra.ru, 14 февраля 2018 > № 2497956 Леонид Ивашов


США. Весь мир > Финансы, банки > zavtra.ru, 14 февраля 2018 > № 2497954 Валентин Катасонов

ГРОМ

Сверкают первые молнии очередной грозы мирового финансового кризиса?

Гром - сильный грохот, раскаты, сопровождающие молнию во время грозы. Гремит гром. Гром среди ясного неба (о чём-нибудь неприятном и неожиданном). Гром не грянет, мужик не перекрестится (пословица о том, что спохватываются только тогда, когда приходит беда). Сильный шум, звуки ударов. Гром стоит кругом (всё грохочет). Громовые раскаты.

С. И. Ожегов, Н. Ю. Шведова. Толковый словарь русского языка.

Основные фондовые индексы США на торгах в понедельник, 5 февраля, снизились на 3,8-4,6%, сообщает РИА Новости.

Между тем обвал на фондовом рынке США вызвал цепную реакцию на мировых торговых площадках. Так, японский Nikkei потерял 4,73%, что стало худшим показателем за 18 лет. В Гонконге индекс Hang Seng опустился на 4,84%, китайский Shanghai Composite — на 3,35%.

Биржевые торги в Европе также начались с падения на 2,8% панъевропейского индекса EuroStoxx600. Немецкий DAX опустился на 2,06%, французский CAC 40 — на 2,17%, английский FTSE 100 — на 2,29%.

Во вторник основные фондовые индексы США на открытии торгов снова вошли в красную зону, однако вскоре перешли к росту и к закрытию бирж повысились на 1,8-2,3%.

В заявлении Белого дома подчеркивается, что Дональд Трамп сосредоточен на долговременном поддержании фундаментальных экономических показателей, а с ними все в порядке. «Рынки колеблются, но фундаментальные основы нашей экономики очень крепки, и мы движемся в правильном направлении», — заверил журналистов представитель Белого дома Радж Шах.

Экспертные оценки

Валентин Катасонов

В понедельник на биржах и основных новостных ресурсах началось что-то вроде паники. Типичные заголовки: «Мир ожидает нового 1929 года»; «Грядёт новый мировой кризис»… Американский миллиардер Карл Айкан убеждён в том, что обвал индексов предупреждает о будущих потрясениях, причём их последствия могут оказаться хуже, чем во времена Великой депрессии. Что же мы видим? Некие пузырьки, которые бывают на весенних лужах во время тёплого дождя, наполненные грязным, но неопасным спекулятивным воздухом, или действительно в мире надувается пузырь из ядовитого, взрывоопасного газа?

Никакой неожиданности в этом «чёрном понедельнике» нет, потому что его ожидали ещё в 2017 году. Более того, в прошлом году году ждали начала второй волны глобального финансового кризиса, первая волна которого проходила в период с 2007 по 2009 годы. Большинство аналитиков и экспертов говорили и продолжают говорить о том, что вторая волна глобального финансового кризиса будет намного более серьёзной, более разрушительной. И когда меня спрашивали: «Какие самые главные события ушедшего 2017 года?», — я говорил, что начну свой ответ с того, что назову то событие, которого ждали, а оно не произошло. А это именно вторая волна глобального финансового кризиса. И тогда я сказал, что скорее всего в 2018 году эта вторая волна и будет главным событием года.

Сказать, каким будет ли продолжение чёрного понедельника, я не берусь. Это примерно как раскаты грома. Мы можем ждать наступления грозы и молний в течение одной минуты, а может пройти ещё час, пока, наконец, не начнётся гроза с молниями, проливным дождём, ураганом и так далее. Это знает один Господь Бог. Но в целом, если судить по статистическим показателям, то сегодня ситуация даже более серьёзная, чем она была накануне первой грозы — я имею в виду первую волну глобального финансового кризиса. Такие показатели, как, скажем, капитализация рынков, сравнение капитализации отдельных компаний с прибылью, которую дают эти компании, такие показатели, как относительный уровень долга, не дают поводов для оптимизма. Сегодня относительный уровень долга в Соединённых Штатах, в Европейском Союзе, в Китае превысил 300% ВВП, а это больше, чем в 2007 году. Ну и разные показатели, которые используются в так называемом фундаментальном анализе (его обычно применяют те, кто работает на фондовых рынках), тоже сегодня превзошли уровень 2007 года.

То есть можно говорить, что пузыри надулись, можно сказать, что долговая пирамида выросла до небес, но когда конкретно, какого числа какого месяца обвалится пирамида и произойдёт схлопывание пузыря, я, конечно, сказать не могу. Но думаю, что это может произойти в 2018 году.

Предвестники новой волны кризиса проявлялись уже больше двух лет назад. В 2015 году произошла паника на фондовых площадках Китая. Тогда фондовые индексы упали в среднем на 1/3. Это потери, которые в абсолютном выражении измерялись сотнями миллиардов, даже фигурировала цифра два триллиона долларов — а это совокупная капитализация фондовых рынков нескольких средних стран. Тогда Китай, используя свои специфические административно-командные методы, сумел купировать дальнейшее развитие этого фондового кризиса. Но, тем не менее, налицо все признаки того, что гроза начинается.

Я могу, конечно, объяснить, почему именно 5 февраля возникла та ситуация, которую мы называем «чёрным понедельником». Дело в том, что Министерство торговли Соединённых Штатов опубликовало статистические показатели за январь, в том числе по занятости, по инфляции. И получилось, что за январь в экономике Соединённых Штатов возникло 200 тысяч рабочих мест — это даже больше, чем ожидалось. Дефляции никакой нет, а есть даже некоторые признаки слабой инфляции. Что это означает на языке тех, кто живёт и работает в мире финансов? Это означает: скорее всего Федеральная резервная система США в условиях относительной экономической стабилизации будет повышать ключевую ставку. И обратите внимание, что именно в понедельник, 5 февраля, был первый рабочий день нового председателя ФРС Джерома Пауэлла. Не знаю, случайно ли совпадение или это некий знак свыше? — но ни один из руководителей Федеральной резервной системы не стартовал, не начинал свою карьеру с такого события, которое произошло 5 февраля. Пауэллу не позавидуешь.

А на прошлой неделе, то есть буквально за несколько дней до «чёрного понедельника», два бывших руководителя ФРС — Гринспен и Йеллен — сделали громкие заявления о новом финансовом кризисе. Алан Гринспен обвинил Дональда Трампа в утаивании реального положения дел, сказал: «Убеждён, что ситуация будет только усугубляться, если ФРС продолжит повышать процентные ставки», и предупредил о двух пузырях — на фондовом рынке и рынке гособлигаций. А Джанет Йеллен, которая в пятницу последний день отработала на посту главы Федеральной резервной системы, также указала на опасность перегретого рынка, вот её слова: «Я не хочу называть то, что мы видим сейчас, пузырём, но я бы сказала, что в общем оценка активов завышена».

Таким образом, мы видим сплетение двух факторов? С одной стороны, есть объективные факторы, о которых я сказал вначале, а с другой стороны, есть субъективные факторы — мы видим некую информационную атаку?

Тут мы затронули очень серьёзную тему. Я могу сказать так: в принципе, любой кризис имеет относительно объективные причины, которые можно выразить с помощью каких-то статистических показателей. Но при этом спровоцировать кризис может некий субъективный фактор. И любой кризис обычно есть сочетание таких объективных и субъективных причин и факторов. Взять тот же самый обвал фондового рынка в октябре 1929 года — там было сочетание того и другого. Я даже объясню, почему так происходит. Потому что хозяева денег, как правило, не ждут, когда произойдёт самопроизвольный, стихийный обвал долговой пирамиды. Они к этому обвалу готовятся. И в какой-то момент времени они и организуют обвал. Так что здесь сочетание того и другого. Я не исключаю, что это может быть вызовом «глубинного государства» Трампу и его команде. Джером Пауэлл, конечно, человек Трамп, но при этом он очень осторожный, занимает срединную позицию. Но, тем не менее, такая осторожность и срединность не спасла Джерома Пауэлла от такого, можно сказать, шока. Формально, конечно, никто не будет приписывать Пауэллу «чёрный понедельник» — он не успел ещё даже сделать никаких громких заявлений. Но, тем не менее, это уже какие-то пятна на белом мундире нового председателя Федеральной резервной системы.

Эти американские игры могут коснуться и нас. В эти дни эксперты обсуждают последствия для России от нового витка кризиса. И аналитики разделились прямо как в анекдоте про пессимиста, который говорит, что хуже быть не может, и оптимиста, который утверждает: «Может, может, может!» Пессимисты говорят, что России ничего не грозит, потому что мы находимся на таком уровне падения, что и ожидать ничего хуже нам не приходится. Но мы помним, вообще-то, что и в 2008 году, и в 1998 году мы не были на вершине финансово-экономического успеха — тем не менее провалились и упали ещё ниже. Так правы оптимист или пессимист? Хуже быть может или хуже быть не может?

Конечно, может. Я помню: когда в Америке начался финансовый кризис, то Алексей Кудрин, тогдашний министр финансов, говорил о том, что у нас здесь в России «тихая заводь и нам ничего не грозит». Также он выражался: «Россия — остров стабильности». А потом начались обвалы на фондовом рынке. С мая по октябрь 2008 года капитализация на фондовом рынке финансовых инструментов, акций упала на один триллион долларов. Понятно, что это всё вроде бы виртуальные вещи, но за этими виртуальными вещами скрывались банкротства и увольнения десятков и сотен тысяч людей. Такая трагедия. Я думаю, что и сегодня кризис может ударить очень даже конкретно по многим отраслям, многим предприятиям и по гражданам, которые работают на этих предприятиях.

Механизм процессов заключается в том, что начинается бегство от акций. Почему всё-таки статистика Министерства торговли США оказала такой триггерный эффект на ситуацию на фондовом рынке? Да потому, что инвесторы быстро сообразили — ага, значит, будет повышение ключевых ставок. А если будет повышение ключевых ставок — значит, возрастёт доходность казначейских бумаг. По прогнозам, если будет ещё два пошаговых повышения ключевой ставки, то доходность десятилетних казначейских бумаг будет составлять 2,5% в год. Это вполне реальная доходность, причём по безрисковым бумагам, в отличие от каких-нибудь NASDAQовских бумаг, которые реально не обеспечивают такую доходность, а риски очень высокие. Грубо говоря, инвесторы начали перекладываться в государственные бумаги. И точно такой же механизм задействован и на фондовом рынке России — инвесторы начинают перекладываться в менее рисковые или безрисковые инструменты, в том числе и в казначейские бумаги Соединённых Штатов.

Когда Минфин РФ делает всё более объёмные и масштабные закупки валюты, это косвенный признак того, что рубль будет падать или обваливаться, а доллар будет расти. Вот так. Потому что если бы правительство верило в рубль, оно бы не делало таких закупок зелёной бумаги.

США. Весь мир > Финансы, банки > zavtra.ru, 14 февраля 2018 > № 2497954 Валентин Катасонов


Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > zavtra.ru, 14 февраля 2018 > № 2497952 Александр Проханов

Я с тобой, Донбасс

у России много столиц, сегодня – это Донбасс

Александр Проханов

У России много столиц. В разные времена эти столицы перемещаются. Хотя Москва остаётся первопрестольной, но бывали периоды, когда столицей становился Нижний Новгород, и оттуда шла рать спасать свою главную столицу – Москву. Была пора, когда столицей становился Сталинград, и весь народ ложился костьми, чтобы отстоять эту свою столицу на Волге.

А сегодня столица России – это Донбасс. Там происходит главное русское дело – там рождается будущая свободная цивилизация, которая основана на справедливости, на красоте, на божественной правде. Там, на блокпостах, в окопах, во время бомбардировок, во время погребений зарождается новая русская сила, новое русское сознание. Это новое сознание – оно вечное, никуда не девшееся. Его хотели замотать, замутить, превратить наше русское сознание в тряпку, в тлен, а оно прорывается. И сегодня в Донбассе делается огромное русское дело.

Иногда я испытываю сожаление и даже стыд, что я не в окопах Донбасса. Но многие мои соотечественники там – в окопах, на блокпостах. Они подвозят снаряды, ходят в контратаки, сбивают вражеские дроны, доставляют продовольствие… И во время этого русского ратного дела я с вами, дорогие братья. Не телом, но духом, сердцем – с вами. Считайте меня ополченцем, считайте человеком, который вместе с вами был под Дебальцевом, вместе сражался в Илловайском котле. Мы ещё повоюем. Убеждён, мы с вами ещё обнимемся: и на Днепре, и на Днестре, и на Дунае.

Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > zavtra.ru, 14 февраля 2018 > № 2497952 Александр Проханов


Россия. СКФО > Госбюджет, налоги, цены > zavtra.ru, 14 февраля 2018 > № 2497948

Разгром дагестанских кланов

господство в Дагестане тех, кого сегодня пачками этапируют в московские следственные изоляторы сделалось возможным из-за многолетней дисфункции российского государства

Игорь Бойков

Продолжающийся в Дагестане разгром местных властных группировок даёт нам весомые основания сделать один крайне важный в социально-политическом плане вывод. Пресловутые кавказские кланы, ещё недавно казавшиеся абсолютно неуязвимыми, при реальном столкновении с начавшей худо-бедно проворачиваться машиной российской государственности оказались слабыми и несостоятельными. За два десятилетия внушившие всем в республике ощущение безраздельности своего владычества и сами в это уверовавшие, они стремительно начали сыпаться, лишь только Москва стала наносить по ним прицельные удары. Столь длительное господство в Дагестане тех, кого сегодня пачками этапируют в московские следственные изоляторы, сделалось возможным из-за столь же продолжительной дисфункции российского государства. Именно оно на протяжении огромного срока попустительствовало творящейся в республике коррупционно-криминальной вакханалии, не имея политической воли её пресечь.

Дагестанская властная элита, сложившаяся в основе своей к середине – второй половине 90-х годов, выглядит сегодня во многих отношениях как реликтовая. Сформировавшийся тогда своеобразный пул из местных олигархов, коррумпированных чиновников и откровенных бандитов разделил республику на зоны влияния, словно апельсин на доли. Перераспределения долей происходили более-менее регулярно. Именно этим объясняется то странное на первый взгляд обстоятельство, что биографии арестованных деятелей просто пестрят названиями должностей из самых разнообразных, не связанных друг с другом, но неизменно денежных сфер. Но сам пул как целое оставался практически неизменным. Места убитых при “чёрных переделах” занимали их ближайшие родственники, члены семей. По наследству им зачастую переходили целые правительственные должности.

В остальных регионах России криминальные войны сошли на нет ещё лет пятнадцать назад, но в социально отсталом, архаизированном за постсоветский период Дагестане министры, мэры, главы районных администраций и депутаты отстреливали и взрывали друг друга вплоть до самых последних дней. Чтобы непосвящённый читатель мог себе лучше представить глубину поражения властных структур Дагестана криминалом, пусть на секунду вообразит, что печально известный “ночной губернатор” Петербурга Кумарин-Барсуков сделался реальным губернатором. И не просто сделался, а просидел в такой должности эдак полтора десятилетия. Арестовывая и предавая суду дагестанских власть предержащих, Кремль, по сути, ликвидирует один из последних в России заповедников прежней дикой эпохи.

Надо отдать федеральному центру должное: задачу ликвидации рассадника коррупции и бандитизма он решает последовательно. Начав ещё в 2013 г. вести “огонь по штабам” (арест в мае того года бессменного на протяжении 15 лет мэра Махачкалы Саида Амирова произвёл тогда в Дагестане шокирующий эффект), Москва силы и плотности огня не убавила. Последовавший в 2015 г. разгром кизлярской группировки бывшего начальника местного отделения Пенсионного фонда Сагида Муртазалиева вывел за скобки ещё одну команду тяжеловесов. Произведённые в январе-феврале аресты нового мэра Махачкалы Мусы Мусаева, исполняющего обязанности главы правительства республики и недавнего министра финансов Абдусамада Гамидова (его брат, тоже министр финансов Гамид Гамидов был убит ещё в 1996 г.), двух его заместителей и ряда других высокопоставленных чиновников – это логичное продолжение политики “разминирования” региона. Перепробовав по очереди все влиятельные местные кланы в роли опорных, Москва, очевидно, пришла к заключению о принципиальной порочности подобной линии. Практика показала, что делать ставку на сложившиеся в 90-е группировки нельзя: сущностно они неотличимы друг от друга.

Что характерно, производимая федеральной бригадой чистка не вызывает сколько-нибудь ощутимого недовольства у населения республики. Что в случае с арестом Саида Амирова, что в эти дни дагестанский люд на Интернет-форумах откровенно соревнуется в выражении злорадства. Масштаб дестабилизации, которой годами любили запугивать малосведущих в местной специфике кремлёвских чиновников и политических экспертов, на деле продемонстрировал прямую зависимость от степени могущества дагестанского мафиозного спрута. Каждая оторванная у него щупальца в реальности приводит отнюдь не к массовому возмущению или вооружённому мятежу (хотя именно этим годами стращали Москву местные мафиози и их журналистская обслуга). Напротив, она оборачивается несовершённым покушением, непрогремевшим взрывом, неукраденным из бюджета миллионом – и всё это население Дагестана в большинстве своём прекрасно осознаёт. Никакой серьёзной социальной опоры “в низах” предводители кланов не имеют – вот важнейший для России итог! За исключением крайне ограниченного круга кровных родственников и, быть может, некоторого количества лично обязанных им односельчан, никто всерьёз биться за левашинских, мекегинских, кизлярских и т.д. в Дагестане не станет. На поверку оказалось, что дагестанские кланы не превосходят по возможностям бандитские ОПГ, в своё время подминавшие под себя целые города, но рассыпавшиеся, как только правоохранители начинали с ними борьбу “без дураков”. Клановые предводители – это не народные вожди. Народ по отношению к ним отстранён и чужд. Проголосовать на выборах при полном отсутствии иных альтернатив ещё может. Бунтовать ради них – нет.

Разумеется, до подлинной нормализации социальных процессов в Дагестане ещё очень и очень далеко. Большинство сфер жизни в нём за прошедшие два десятилетия претерпели сильнейшую архаизацию, и скольжение по социальной спирали вниз ещё не остановлено. Из Дагестана происходила и продолжает происходить эмиграция в российские регионы – самая массовая и масштабная, если сравнивать с остальными регионами Кавказа. В республике выросло целое поколение, не видевшее и не знавшее жизни без мафии, религиозных фанатиков и хозяйственной разрухи. Это поколение уже во многом заполонило нижние и средние этажи власти. Пока Кремль бросает на ключевые в Дагестане посты варягов, но подготовка местного кадрового резерва уже сейчас видится как одна из первоочередных задач.

Будет ли она решена? Поживём - увидим. Но замечу, что несколько лет назад и посадки дагестанских мафиози представлялись чем-то, граничащим с фантастикой.

Россия. СКФО > Госбюджет, налоги, цены > zavtra.ru, 14 февраля 2018 > № 2497948


Россия > Госбюджет, налоги, цены > zavtra.ru, 14 февраля 2018 > № 2497947 Сергей Глазьев

Какая экономическая политика поднимет Россию?

причины стагнации российской экономики обусловлены денежно-кредитной политикой

Сергей Глазьев

Кризисное состояние нашей экономики вызвано длительным и последовательным проведением теоретически несостоятельной и практически разрушительной политики макроэкономического регулирования под методологическим руководством вашингтонских международных финансовых организаций в целях колонизации постсоветского пространства западным капиталом.

Естественным следствием проведения этой политики по правилам Вашингтонского консенсуса стали деградация, офшоризация и структурная перестройка российской экономики под потребности стран НАТО в сырьевых ресурсах и рынках сбыта конечной продукции, а также вывоз капитала и утечка умов, установление внешнего контроля над ключевыми механизмами воспроизводства экономики: денежной политикой, финансовым рынком, оценочной деятельностью, платёжными системами, инфраструктурой экспорта, правом собственности на большую часть структурообразующих предприятий.

До тех пор, пока властвующая элита стремилась к полной интеграции с Западом (вплоть до смены гражданства и перевода собственности в иностранные юрисдикции), нараставшая внешняя зависимость российской экономики не ощущалась как угроза безопасности и суверенитету государства. Господствовала наивная убеждённость в безграничных возможностях взаимовыгодного сотрудничества с западными странами. При этом игнорировались очевидная неравноправность и неэквивалентность такого «сотрудничества», в котором Россия ежегодно теряла свыше 100 млрд. долл. вывозимого капитала и десятки тысяч покидавших страну умов.

Однако, как только президентом России В.В.Путиным был взят курс на равноправное сотрудничество и евразийскую интеграцию на взаимовыгодной основе, США и их союзники по НАТО использовали своё влияние на воспроизводство экономики России, чтобы не допустить восстановления её национального суверенитета. Главным направлением удара были избраны наиболее уязвимые места: финансовый рынок, денежная политика, экспорт углеводородов. Перед этим по рекомендациям МВФ российские денежные власти полностью открыли эти сферы для внешнего удара путём перевода курса рубля в режим свободного плавания, приватизации Московской биржи в интересах финансовых спекулянтов, отказа Банка России от каких-либо валютных ограничений и эффективных мер по кредитованию экономики.

Одновременное введение финансового эмбарго со стороны западных кредиторов и резкое повышение ключевой ставки Банком России сбили российскую экономику с траектории роста в турбулентный режим функционирования с катастрофическими последствиями для производственной сферы, но с огромной выгодой для валютных спекулянтов. Усилиями Вашингтона и Банка России экономика была втянута в стагфляционную ловушку, выход из которой в рамках проводимой макроэкономической политики невозможен. Её следствием уже стали потери около 20 трлн.руб. непроизведённого ВВП, более 5 трлн. руб. несделанных инвестиций, до 10 трлн.руб. недополученных населением доходов, не считая потерь физических и юридических лиц вследствие банкротств многих тысяч предприятий и сотен банков.

Ухудшающееся положение производственной сферы имеет ощутимые социальные последствия в результате существенного падения доходов населения, роста безработицы, опускания значительной части трудоспособного населения на «социальное дно». Одновременный астрономический рост доходов, связанных с западными сетями валютных спекулянтов (по оценкам, до 50 млрд. долл. с 2014 года, полученных путём манипулирования курсом рубля), а также вывод более триллиона рублей средств Центрального Банка посредством денежной накачки финансовых пирамид «Открытия» и других приближённых к денежным властям олигархических групп указывают на бенефициаров этой политики.

Причины стагнации российской экономики обусловлены денежно-кредитной политикой. В ней почти отсутствует кредитование инвестиций в развитие производства. Подавляющую часть капиталовложений предприятия финансируют за счёт собственных средств, а доля производственных инвестиций в активах банковской системы составляет несколько процентов. Не работает трансмиссионный механизм банковской системы, обеспечивающий расширенное воспроизводство рыночной экономики посредством трансформации сбережений в инвестиции. Происходит это вследствие запретительно высоких для большинства производственных предприятий процентных ставок и чрезмерной для инвесторов волатильности курса рубля. И то, и другое находится в компетенции Центрального Банка.

Подняв в 2014 году ставку рефинансирования сверх средней рентабельности почти всех отраслей промышленности, ЦБ перевёл банковскую систему в холостой режим функционирования. Отпустив курс рубля в свободное плавание, он фактически передал курсообразование спекулянтам, манипуляции которых на валютном рынке породили гигантскую финансовую воронку. В результате этих действий третий год идёт переток денег из производственной сферы в спекулятивную. При этом ЦБ вместо того, чтобы создавать деньги для кредитования хозяйственной деятельности, изъял из экономики около 8 трлн. руб., усугубив отток 200 млрд. долл. зарубежных кредитов и инвестиций.

Очевидно, что развитие экономики требует инвестиций. Их прирост обеспечивается банковским кредитом. В успешно развивающихся странах рост производства сопровождается опережающим ростом инвестиций, которые финансируются за счёт соответствующего увеличения банковского кредита. Так, десятикратный рост ВВП в Китае с 1993 по 2016 год сопровождался ростом инвестиций в 28 раз, денежной массы и банковского кредита в производственной сфере – соответственно в 19 и 15 раз. На единицу прироста ВВП приходятся почти три единицы прироста инвестиций и около двух единиц прироста денежной массы и объёма кредита. Так действует механизмфинансирования экономического подъёма: увеличение экономической активности, измеряемое ВВП, обеспечивается опережающим ростом инвестиций, большая часть которого финансируется за счёт расширения кредита государственной банковской системы. Так поднимались все успешно развивавшиеся страны в течение последнихста лет, включая послевоенное восстановление Европы и Японии, взлёт новых индустриальных стран, современное экономическое чудо КНР, Индии, стран Индокитая. Данная закономерность подтверждает значение банковского кредита как финансового инструмента авансирования роста современной экономики. Его широкое применение стало возможным благодаря использованию фиатных денег, создаваемых государством посредством целевой денежной эмиссии, направляемой на финансирование дефицита бюджета и фондирование государственных банков и институтов развития.

В основе политики Банка России лежит устаревшее представление о природе современных денег, которое не учитывает их фиатный характер и связанные с ним функции. Следствием этого является систематическая дисфункция российской денежной системы, которая не обеспечивает нормальное воспроизводство экономики, обслуживает неэквивалентный внешнеэкономический обмен и вывоз капитала, не позволяет подняться инвестиционной и инновационной активности.

Проводимая политика таргетирования инфляции исходит из примитивного представления о деньгах как о товаре, цена которого определяется равновесием спроса и предложения. Руководствуясь этой логикой, ЦБ пытается снизить инфляцию (повысить покупательную способность) денег путём сокращения их предложения. Это автоматически влечёт сжатие кредита, падение инвестиционной и инновационной активности, вследствие чего снижается технический уровень и конкурентоспособность национальной экономики, что влечёт девальвацию рубля и новую волну инфляции. Этот порочный круг монетарной политики мы проходим уже в четвёртый раз с последовательной примитивизацией и нарастающим технологическим отставанием экономики.

Денежные власти не понимают, что современные деньги создаются под долговые обязательства в целях финансирования расширенного воспроизводства экономики. Главной целью денежной политики во всех успешно развивающихся странах является создание условий для максимизации инвестиционной и инновационной активности. В настоящее время в целях преодоления структурного кризиса и оживления экономики широкая денежная эмиссия применяется ФРС США и ЕЦБ, которые с момента начала мирового финансового кризиса в 2008 году увеличили денежную базу в 4,6 и 1,5 раза соответственно. Основным каналом этого прироста количества денег является финансирование дефицита государственного бюджета с целью обеспечения необходимых расходов на НИОКР, модернизацию инфраструктуры, стимулирование инвестиций в освоение нового технологического уклада. Китай, Индия, а также страны Индокитая эмитируют деньги под инвестиционные планы экономических агентов в соответствии с централизованно устанавливаемыми приоритетами.

Единственным фактором, ограничивающим эмиссию фиатных денег, является угроза инфляции. Нейтрализация этой угрозы требует связывания денежных потоков в производственной сфере и в трансмиссионном механизме банковской системы. В противном случае денежная эмиссия может создать питательную среду для образования финансовых пузырей и валютных спекуляций, чреватых дестабилизацией экономики. Именно к подобным последствиям привела денежная эмиссия в целях спасения банковской системы в 2008 и 2012 годах, когда банки использовали полученные от ЦБ кредиты для наращивания валютных активов вместо того, чтобы кредитовать производственную сферу.

Целевая эмиссия денег для кредитования инвестиций в успешно развивающихся странах не приводит к инфляции, так как её результатом является повышение эффективности производства и расширение объёмов выпуска товаров, благодаря чему снижаются издержки, растёт предложение товаров и повышается покупательная способность денег. По мере роста объёмов и повышения эффективности производства увеличиваются доходы и сбережения населения и частного бизнеса, благодаря чему расширяются частные источники финансирования инвестиций и значение денежной эмиссии снижается. Но как только частная инвестиционная активность падает, государство её компенсирует увеличением государственных инвестиций, в том числе за счёт эмиссионного финансирования дефицита бюджета и институтов развития. Именно это мы видим сегодня в политике количественного смягчения в США, ЕС и Японии и росте госинвестиций в КНР и Индии.

Принципиальный отказ от использования общепринятого в практике ведущих стран мира способа финансирования инвестиционных расходов за счёт целевой кредитной эмиссии обрекает российскую экономику на низкий уровень накопления, который остаётся вдвое ниже уровня 1990 года и в полтора раза ниже уровня, необходимого для её простого воспроизводства. Привязка денежной эмиссии к приросту валютных резервов подчиняет развитие экономики потребностям внешнего рынка, следствием чего становится её сырьевая специализация и хроническое недофинансирование внутренне ориентированных отраслей. Недостаток внутреннего кредита платежеспособные предприятия компенсируют внешними займами, следствием чего становится неэквивалентный внешнеэкономический обмен, офшоризация экономики, её уязвимость перед санкциями. Ещё одним следствием недостатка внутреннего кредита становится переход контроля над российской промышленностью к внешним кредиторам: более половины промышленных предприятий находятся под контролем нерезидентов.

Научно доказано, что для каждой макроэкономической системы в текущий момент времени существует оптимальный уровень монетизации, отклонение от которого в любую сторону влечёт повышение инфляции. И теоретически, и эмпирически показано, что монетаристская догма о прямо пропорциональной зависимости между количеством денег и инфляцией частично выполняется только при превышении этого оптимального уровня. Монетизация нашей экономики существенно ниже него, и дальнейшее её уменьшение не обеспечивает устойчивой макроэкономической стабильности, но автоматически влечёт падение производства, инвестиций, конкурентоспособности и технического уровня экономики.

Необходимые для вывода экономики России на траекторию опережающего развития меры давно предложены экономической наукой и подтверждены на практике в успешных странах. Они основываются на всемерном стимулировании инвестиционной активности в перспективных направлениях роста нового технологического уклада путём согласованного применения всех инструментов государственного регулирования экономики: стратегического и индикативного планирования, целевой денежной эмиссии, институтов развития, избирательного валютного регулирования, частно-государственного партнёрства, налогово-бюджетной системы, антимонопольного и технического регулирования, торговой и промышленной политики и др.

Предлагаемая научным сообществом программа опережающего развития российской экономики (далее – Программа) обеспечивает достижение поставленных главой государства целей на основе роста деловой и инвестиционной активности с темпом не менее 8% прироста ВВП и 20% прироста производственных инвестиций в год за счёт соответствующего увеличения банковского кредита. Загрузка простаивающих сегодня из-за отсутствия оборотных средств производственных мощностей, повышение производительности труда и ликвидация скрытой безработицы, активизация имеющегося научно-технического потенциала, углубление переработки сырьевых товаров позволяет рассчитывать на удвоение выпуска товаров при нынешнем состоянии факторов производства. Программа представляет собой сочетание государственного планирования и рыночной самоорганизации на основе частно-государственного партнёрства, включая совместную разработку индикативных планов и оформление взаимных обязательств специальными инвестиционными контрактами. Необходимые для их реализации инвестиции должны финансироваться за счёт предоставления Банком России целевых долгосрочных кредитов уполномоченным коммерческим банкам, которые обязаны контролировать их целевое использование и доводить до предприятий под процент, не превышающий рентабельность производства.

За счёт этих и других мер Программа предусматривает повышение нормы накопления до 35% ВВП на основе соответствующего увеличения его монетизации под реализацию стратегических и индикативных планов роста нового технологического уклада. Государственная банковская система должна работать в соответствии с этими планами, а чиновники и бизнесмены – нести ответственность за выполнение своих совместно разработанных и принятых обязательств.

Но прежде чем ориентировать банковскую систему на цели инвестиционной поддержки экономического роста и развития, необходимо вернуть Банк России к исполнению его конституционных обязанностей по «защите и обеспечению устойчивости рубля» и обязать принять необходимые для этого меры. В том числе:

- объявить среднесрочный интервал колебаний курса рубля в 1%-й окрестности целевого показателя;

- восстановить контроль Банка России над Московской биржей, устранив возможность использования инсайдерской информации финансовыми спекулянтами;

- использовать общепринятые в мировой практике методы пресечения попыток манипулирования валютно-финансовым рынком, включая введение предварительного декларирования трансграничных операций с капиталом, ограничение кредитного рычага, валютные интервенции и пр.;

- ввести налог на валютно-финансовые спекуляции (налог Тобина);

- при необходимости отражения спекулятивных атак фиксировать валютную позицию коммерческих банков и вводить полную или частичную продажу валютной выручки.

Важно также перейти от колониальной практики котировки валют метрополий на туземной бирже к общепринятой среди суверенных государств котировке единицы национальной валюты. Например, по состоянию на 30января 2018 г. котировка 100 рублей составляла 1,78 долл. и 1,44 евро.

По сочетанию объективных факторов курс рубля может быть стабилизирован (в среднесрочной перспективе) на любом разумном уровне в пределах ценовой конкурентоспособности отечественных товаров (от нынешних 60 до ранее наблюдавшихся 80 рублей за доллар). Соотношение рыночного курса к паритету покупательной способности свидетельствует о его относительной заниженности, соотношение денежной базы и валютных резервов – о его обеспеченности, баланс внешней торговли – о его надёжности. Рубль мог бы быть одной из самых устойчивых валют мира, если бы Банк России не отдал формирование его курса валютным спекулянтам. Введение перечисленных мер обеспечит стабилизацию курса рубля на среднесрочную перспективу, что является необходимым условием подъёма инвестиционной активности и вывода экономики на траекторию устойчивого роста.

В целом, необходим переход к целеориентированной многоцелевой денежно-кредитной политике, предусматривающий одновременное достижение целей экономического роста, инфляции и увеличения инвестиций, а также системное управление процентными ставками, обменным курсом, валютной позицией банков, объёмом денежной эмиссии по всем каналам и другими параметрами денежного обращения. Программа предусматривает комплекс взаимоувязанных и взаимосогласованных мер по стабилизации денежно-кредитной системы, цен и снижению зависимости от внешнего финансирования путём, в том числе, реформирования внутренних факторов развития, а также содействия повышению конкурентоспособности российских компаний. Рассмотрим ключевые из них.

Стабилизация денежно-кредитной системы:

- Развёртывание целевого кредитования производственных предприятий, сбыт продукции которых гарантирован экспортными контрактами, госзаказами, договорами с внутренними потребителями и торговыми сетями. Эти кредиты по ставке 2% должны рефинансироваться ЦБ под обязательства предприятий через подконтрольные государству банки с доведением до конечных заёмщиков по ставке не выше 4% на срок от 1 до 5 лет с жёстким контролем за целевым использованием денег исключительно на производственные нужды. Требуемый объём таких кредитов – не менее 5 трлн. руб.;

- Развёртывание целевого финансирования одобренных государством инвестиционных проектов за счёт кредитов ЦБ институтам развития по ставке 1% на 5-15 лет под облигации госкорпораций, правительства, субъектов федерации, муниципалитетов, международных организаций. Объём – не менее 2 трлн. руб.;

- Увеличение в три раза объёма льготных кредитных линий на поддержку малого бизнеса, жилищного строительства, сельского хозяйства, рефинансируемых ЦБ через специализированные институты развития федерального и регионального уровня не более чем под 2% годовых, включая ипотеку;

- Разработка и реализация государственной программыимпортозамещения в объёме не менее 3 трлн. руб. Предоставление ЦБ целевой кредитной линии на эти цели до 1 трлн. руб. Запретить импорт и лизинг за государственные средства (бюджета и средства госкомпаний) любой продукции, аналоги которой производятся в России, включая импорт самолётов, автомобилей, лекарственных препаратов, напитков, мебели и пр.

Долгосрочная стабилизация цен:

- Резкая активизация антимонопольной политики, в случае её неэффективности – временное замораживание цен на товары первой необходимости;

- Предоставление ФАС права при резком колебании цены сначала резко возвращать её на прежний уровень и только после этого расследовать обоснованность её изменения;

- Обеспечение российским товаропроизводителям беспрепятственного доступа на рынки городов, расчистка товаропроводящих сетей для свободной конкуренции;

- Недопущение повышения (среднесрочная фиксация) регулируемых тарифов, в том числе для конечных потребителей тепла и электроэнергии. Прекращение их ежегодной индексации. Пересмотр тарифов только на основании комплексного анализа эффективности ЖКХ, генерации и передачи электроэнергии. При необходимости – обратная консолидация энергосетей в руках государства, разработка и внедрение государственной программы развития энергосбытовой инфраструктуры. Обеспечение гражданам, малому и среднему бизнесу свободного доступа к товарам и услугам естественных монополий, минуя посредников.

Снижение зависимости от внешнего финансирования:

- Вывести активы государства (Резервный фонд, Фонд национального благосостояния, резервы Банка России) из обязательств стран, ведущих против России экономическую войну. Перевести их в политически-нейтральные инструменты, прежде всего – золото, обязательства стран БРИКС. Произвести преобразование Резервного фонда в Бюджет развития, средства которого должны тратиться на стимулирование инвестиций в перспективные направления роста экономики путём фондирования институтов развития, облигаций государственных корпораций, инфраструктурных облигаций;

- Деофшоризация российского бизнеса путём реализации комплексной системы мер (введение статуса национальной корпорации, прекращение взаимоотношений государства и госсектора с офшорными компаниями, введение ограничения их допуска в чувствительные сектора российского рынка);

- Законодательное включение в перечень целей государственной денежно-кредитной политики и деятельности Банка России создания условий для экономического роста, увеличения инвестиций и занятости;

- Переход на регулирование денежного предложения посредством установления ставки рефинансирования с проведением денежной эмиссии преимущественно для рефинансирования коммерческих банков (под залог кредитных требований к производственным предприятиям), облигаций государства и институтов развития.При этом ставка рефинансирования не должна превышать среднюю норму прибыли в инвестиционном комплексе, а сроки предоставления кредитов должны соответствовать типичной длительности научно-производственного цикла в обрабатывающей промышленности;

- Кардинальное расширение ломбардного списка Центрального банка, включение в него векселей и облигаций платёжеспособных предприятий, работающих в приоритетных направлениях, институтов развития, гарантий федерального правительства, субъектов федерации и муниципалитетов. При этом во избежание стимулирования вывоза капитала и валютных спекуляций приём иностранных ценных бумаг и иностранных активов российских банков в качестве обеспечения ломбардных и иных кредитов ЦБ следует прекратить;

- Многократно увеличить капитал институтов развития путём эмиссии их долгосрочных облигаций, выкупаемых Банком России и включаемых в его ломбардный список;

- Создать Государственный внебюджетный инвестиционно-кредитный фонд по образцу немецкого KFW с его рефинансированием за счёт Резервного фонда правительства и выкупа облигаций Банком России в соответствии с государственной инвестиционной программой;

- Открыть кредитную линию ЦБ на рефинансирование корпораций и банков, сталкивающихся с прекращением внешнего кредита по причине санкций на тех же условиях, что и замещаемые иностранные займы;

- Многократно увеличить финансирование институтов лизинга отечественной техники путём целевого рефинансирования ЦБ под 0,5% годовых;

- Ограничить заимствования контролируемых государством корпораций за рубежом; постепенно заместить инвалютные займы контролируемых государством компаний рублёвыми кредитами государственных коммерческих банков за счёт их целевого рефинансирования со стороны Центрального Банка под соответствующий процент;

- Ограничить предоставление гарантий по вкладам граждан в рамках системы страхования вкладов только рублёвыми вкладами с одновременным повышением нормативов обязательных резервов по вкладам в иностранной валюте;

- Создать государственное Перестраховочное общество с целью замещения зарубежных институтов перестрахования.

Содействие повышению конкурентоспособности российских компаний:

- Разработка и реализация целевой программы модернизации и опережающего развития экономики на основе нового технологического уклада;

- Одновременно с увеличением рефинансирования институтов развития введение планирования их деятельности, исходя из установленных приоритетов модернизации и развития экономики на основе опережающего роста нового технологического уклада;

- Выделение стратегически и социально значимых предприятий: в отношении первых не допускать перехода под контроль иностранного капитала или закрытия (например, ВПК), в отношении вторых – закрытия (например, градообразующие предприятия и системообразующие банки). В случае их банкротства предоставление возможности трудовым коллективам их обращения в народные предприятия с реструктуризацией обязательств;

- Проведение переписи предприятий в целях восполнения имеющихся пробелов в идентификации собственников, менеджмента, работников предприятий, но и восстановить соответствие между субъектами экономики и субъектами права. Требует расширения практика предоставления предприятиями т.н. интегрированной отчётности, позволяющей комплексно оценивать не только текущее состояние, но и перспективы функционирования предприятия в изменяющейся среде по широкому кругу показателей его деятельности.

Законодательное установление права трудового коллектива, специалистов и управляющих на создание своих коллегиальных органов (совет работников, научно-инженерный совет, совет управляющих) и избрание своих представителей в высший орган стратегического управления (совет директоров), обеспечивающий учёт интересов всех участников деятельности предприятия в сочетании с интересами развития самого предприятия как хозяйствующего субъекта.

В общем случае, если банкротство предприятия ведёт к его ликвидации и уничтожению рабочих мест, трудовой коллектив должен иметь право установления контроля над ним, в том числе в форме реорганизации его в народное предприятие.

Создание системы управления развитием экономики

Для придания системности работе по повышению устойчивости российской экономики необходимо централизовать управленческие и хозяйственные ресурсы во вновь создаваемых государственных комитетах по стратегическому планированию и научно-техническому развитию на уровне президента, перейти к системному стимулированию НТП. Об этом – следующая статья цикла.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > zavtra.ru, 14 февраля 2018 > № 2497947 Сергей Глазьев


Россия. ЮФО > Госбюджет, налоги, цены. Армия, полиция > zavtra.ru, 14 февраля 2018 > № 2497946

Зачем вновь и вновь вспоминать Сталинград?

отметили и забыли до следующего юбилея

Игорь Шумейко

Как соавтор грандиозного проекта издателя Александра Никишина, альбома-реконструкции Сталинградской битвы, вижу своими «целями» не только клеветников-фальсификаторов. А все эти «отметили и забыли до следующего юбилея. И что там может быть нового?». Да, корпус воспоминаний, документов изучен, «новым» может стать чуть иной угол зрения.

«Город имеет значение»

Доказательство от противного. В прошлом очерке говорил о значении Сталинграда, Волги – единственной «нефтяной нити». О значении Имени. План «Цитадель» (1943), известно, Гитлер рассматривал как «реванш за Сталинград». «Курская дуга», прорыв флангов, окружение – напоминало геометрию Сталинградской битвы. Но… Когда Кейтель высказался за наступление «и по политическим соображениям», генерал-полковник Гудериан резко возразил: «Как вы считаете, сколько людей вообще знает, где находится этот Курск?». Т.е. кроме опасения тяжёлых танковых потерь (что и произошло) Гудериан подметил морально-политический дефект плана: победа не компенсировала бы Сталинград.

Единственный во Второй мировой войне и, как ясно теперь, главный в мировой истории символ героизма, великих жертв и выдающейся военной победы. Даже спустя 80 лет китайцы, желая подчеркнуть значение своей победы под Уханью, называют её «Китайский Сталинград». Сирийцы, устоявшие в Алеппо, звали его своим Сталинградом. Многие присваивали это самое почётное звание в истории войн.

Второй

Паулюс – второй фельдмаршал, взятый в плен на поле боя. Через 233 года после шведского фельдмаршала Реншильда (Полтава). Этот труднейший счёт нельзя сбивать кучами французских маршалов, немецких фельдмаршалов, сдавшихся в плен при капитуляции государства. Последние (немецкие) так просто летели (как недавно челночники в Турцию за шмотками) – сдаваться американцам.

Откуда у парня сталинградская грусть

Воспоминания полковника (в Сталинграде сержанта) Г.К. Мухальченко: «После первой, или второй, или третьей атаки немцев, которые были отбиты, нам дали задачу заминировать лощины между высотой и станцией Котлубань. В это время и был ранен Рубен, сын Долорес Ибаррури. Я помню: его погрузили на телегу и отправили на Котлубань»... В тот день после гибели комбата Рубен Ибаррури взял командование на себя, поднял батальон в атаку, враг был отброшен, лейтенант Ибаррури ранен. В госпитале скончался 4 сентября 1942 г. Похоронен на Аллее Героев Волгограда. Звание Героя присвоено в 1956 г. Долорес Ибаррури не раз приезжала на могилу сына в Волгоград.

200 метров

Майкл Джонс, книга «Сталинград. Как Красная Армия выдержала немецкий натиск»: «До берега оставалось всего 200 метров, русские были на грани поражения. Германские ВВС обладали превосходством в воздухе, переброска подкреплений через Волгу среди бела дня была самоубийством. Но командир 13-й гвардейской дивизии считал, что обороняющиеся не удержат берег реки до наступления ночи и приказал переправляться: на кону стоит исход битвы, возможно – всей войны. Генерал Родимцев приказал своим войскам грузиться на баржи и начал переправу. В катер генерала попала бомба, когда он подходил к берегу. Погибли почти все, однако генерал чудом уцелел».

Антон Драган, 42 гвардейский стрелковый полк: «Больше суток вели бой в гвоздильном заводе. Боец отползал с занятой позиции только тогда, когда под ним горел пол и начинала тлеть одежда. На перекрёстке Краснопитерской и Комсомольской улиц мы заняли трёхэтажный дом. Он стал нашим последним рубежом».

«Всё смешалось в ставке фюрера»

Непосредственный начальник Паулюса фон Вейхс (группа армий «Б») доносил в ставку: «Запертые в рабочем посёлке Спартановка советские соединения уничтожены» (15 октября).

А 20 октября начальник генштаба докладывал Гитлеру: «Части 16-й танковой и 94-й пехотных дивизий («уничтоженных») проникли в западную часть Спартановки, заняли группу домов».

Гитлер в рейхстаге (конец сентября): «Мы штурмуем Сталинград и возьмём его, на это можете положиться. Если мы что заняли, нас не сдвинешь». Геббельс (беседа с турецкими журналистами): «Я всегда говорю, взвешивая свои слова, могу сказать с уверенностью: до зимы русская армия уже не будет опасной для Германии. Прошу вспомнить об этом через несколько месяцев». То были решающие дни борьбы по втягиванию в войну Турции. Получается, избежавшей участи всех союзников Гитлера – территориальных потерь – благодаря Сталинграду, интуиции собственного руководства.

Телеграмма

Мао Цзэдун (7 ноября): «С большой радостью приветствую годовщину Октября. Я уверен, эта годовщина – поворотный пункт к победе над фашизмом во всём мире»... Ведь это 12 дней до исторического контрнаступления!

Нарком на передовой

Танки, шедшие в бой прямо из проходной завода, - известны. Но в переломные дни рядом с рабочими Тракторного завода налаживал работу уполномоченный ГКО, зампредсовнаркома, нарком танковой промышленности В.А. Малышев.

Валим всё на фюрера!

Спортивно-мемуарное соревнование немецких полководцев: «Гитлер запретил Паулюсу вырваться из окружения. Погубил». Доводы генерала Чуйкова, кратко: «Паулюс мог нанести удар 23-24 ноября на прорыв. Допустим, брешь пробили, бросив всю технику, артиллерию (горючее на исходе!) вышел бы... в открытое поле. А Гитлер приковал к окружённым – пять наших армий! Они могли на оперативном просторе ударить на Ростов-на-Дону и отрезать всю группу армий «А» на Кавказе, как и армию Паулюса. Которая держалась по 2 февраля. В степи она была бы рассеяна, уничтожена, пленена в течение нескольких дней».

Увы, в мировой литературе анализ победителя, генерала Чуйкова, менее «раскручен», чем стенания побеждённых. А без учёта «висящей» немецкой группировки на Кавказе приказ Гитлера держаться в Сталинграде непонятен, обесценивает стратегические усилия нашего командования: «победили немцев из-за сумасшедшего фюрера»!

Россия. ЮФО > Госбюджет, налоги, цены. Армия, полиция > zavtra.ru, 14 февраля 2018 > № 2497946


Россия > Госбюджет, налоги, цены > zavtra.ru, 14 февраля 2018 > № 2497944

Мир накануне больших перемен

Круглый стол Изборского клуба

Редакция Завтра Александр Домрин Юрий Тавровский Василий Симчера Михаил Хазин Александр Нагорный Леонид Ивашов Сергей Глазьев Владимир Винников Владимир Овчинский Сергей Белкин

Александр Нагорный, политолог, заместитель председателя Изборского клуба.

Уважаемые коллеги! С начала нового 2018 года произошло такое количество уникальных и значимых событий, особенно в Соединённых Штатах, что впору говорить о новой ситуации не только у наших американских «друзей», но и во всём мире. Многие из этих событий были обобщены и проанализированы в работе Владимира Овчинского, опубликованной в газете «Завтра» (2018, №4), но, конечно, автор не мог охватить все темы сразу, да и плотность событийного потока за это время не уменьшилась, а, скорее, возросла. Поэтому, надеюсь, мы продолжим, расширим и углубим начатый Владимиром Семёновичем разговор — особенно в свете предстоящих президентских выборов в России. Полагаю, что пресловутый «кремлёвский доклад», представленный министерством финансов Конгрессу США, хотя и беспомощный на первый взгляд, всё-таки оказал серьёзное воздействие на умы и настроения нашей «властной вертикали» — во всяком случае сразу же состоялась поездка за океан троих высокопоставленных российских разведчиков: Александра Бортникова, Сергея Нарышкина и Игоря Коробова, потом началось ралли – сначала на американском, а затем и на других фондовых рынках.

Сергей ГЛАЗЬЕВ, академик РАН.

Как один из героев «кремлёвского списка», я не претендую на сочувствие, но прошу слова.

Находясь уже четвёртый год под различными санкциями США и их союзников, не устаю удивляться нашей властвующей элите, подавляющее большинство представителей которой до сих пор думают, что «Запад нам поможет», что всё происходящее — недоразумение, которое каким-то образом можно устранить. Эти люди сначала пытались дружить с Бараком Обамой и Хиллари Клинтон, потом они рукоплескали Дональду Трампу, а теперь «ищут подходы» к американским конгрессменам…

Говорят, Сталину потребовалось несколько дней, чтобы разувериться в дружбе с Германией после гитлеровского вторжения. А у нас уже четвёртый год после захвата Украины спецслужбами США и выращенными ими неонацистами, ежедневно убивающими и насилующими русских людей, всё «протягивают руку дружбы» нашим американским «партнёрам» — после того, как им в лицо швырнули перчатку. Думаю, даже если эти люди окажутся в американской тюрьме или у них конфискуют всё имущество — личное, а не государственное, которого им не жаль, - это не сможет поколебать их веры в «американскую мечту», ведь всё так хорошо начиналось…

Самая опасная ошибка на войне, как известно, — это недооценка противника. А если противника принимают за союзника и друга, причём старшего, такая ошибка вообще фатальна. И хотя ещё в позапрошлом веке один из русских генералов сказал, что хуже войны с англосаксами может быть только дружба с ними, наша «властная вертикаль» не желает учиться ни на прошлых, ни даже на своих собственных ошибках.

В ХХ веке эта дружба дважды приводила к краху нашей государственности с распадом страны — так Антанта погубила Российскую империю, а навязанное Вашингтоном «новое мышление» Горбачёва с Ельциным уничтожило Советский Союз. В этот раз нам, можно сказать, повезло: Трамп открыто объявил всё российское руководство врагами США. Членство в списке – это повестка на войну, уклониться от которой, заняв известную страусиную позицию, всё равно не получится.

И не нужно здесь надеяться на конфликт внутри американской властной элиты. Как бы нам ни хотелось видеть Трампа воюющим с нашими врагами, против России они выступят единым фронтом.

Это объясняется тем, что США объективно теряют мировую гегемонию в процессе смены технологических и мирохозяйственных укладов. Они проигрывают экономическую конкуренцию Китаю, ядро нового векового цикла накопления капитала смещается в Юго-Восточную Азию. Американская властвующая элита стремится удержать глобальное доминирование любой ценой, развязывая гибридную мировую войну за контроль над периферией. А в соответствии со своей геополитической традицией они воспринимают Россию как ключ к господству над этой периферией, к господству над Евразией. Так же, как британская элита дважды в прошлом веке организовывала мировые войны, сталкивая нас с Германией, чтобы сохранить своё мировое господство, американский истеблишмент разжигает войну в Европе через украинский конфликт, направляя своих марионеток в Киеве провоцировать Россию.

Уцелеть в этой войне, просто сделав вид, что нас она не касается, невозможно. Выиграть её в одиночку против многократно более сильного врага — тоже не получится. Поэтому необходимо максимально быстро создавать коалицию стран, не заинтересованных в войне и выступающих против неё. Эта коалиция должна лишить нашего противника главного источника его силы, которым является присвоенное ФРС США право эмиссии мировой валюты. Получаемый гигантский сеньоражный доход и позволяет официальному Вашингтону вести столь агрессивную политику, не считаясь с любыми тратами. В той мере, в которой мы и другие страны используем доллар, мы финансируем войну против нас. Пора прекратить эту самоубийственную политику. Главным оружием противостояния американской агрессии должен стать отказ государств антивоенной коалиции от использования доллара во взаимной торговле, совместных инвестициях и валютных резервах. Причём мы, как уже атакованная ими страна, должны сделать это первыми.

Трамп уже сделал для нас всё, что мог. Он открыто объявил врагами Америки всё правительство РФ, а Россию и Китай — главными угрозами американским ценностям. По сути, он нас предупредил: «иду на вы», да ещё и подсказал, кто наш главный союзник в этой войне. Но сделать этот союз непобедимым мы должны сами — Запад нам в этом точно не поможет.

Владимир ОВЧИНСКИЙ, доктор юридических наук.

В «кремлёвским докладе» миру, на мой взгляд, предъявили «пустышку», упрятав главное в «секретную» часть. А общая ситуация куда сложнее и многомернее. Но в основе, конечно, лежат финансово-экономические проблемы, и я обратил бы внимание коллег, прежде всего, на две речи Трампа: выступление в Давосе и послание к нации. В этих речах зафиксированы расхождения между тем, что делает 45-й президент США, и тем, что делали его предшественники, особенно Барак Обама.

Суть этих расхождений, на мой взгляд, заключается в том, что процесс глобализации современного мира — в том виде, в каком он осуществляется после событий 1991 и 2001 гг., — себя исчерпал, и Трамп его отметает, предлагая возврат к протекционизму и к новой индустриализации. Для этого он изменил всю налоговую политику, а теперь, видимо, будет добиваться изменений финансовой политики. Может, всё это случилось бы и без Трампа, но это случилось при Трампе и в результате инициатив Трампа.

Конечно, изменилась и внешняя политика США. Обаму считали скрытым мусульманином, сторонником исламских кругов. Трамп, Пенс и Тиллерсон ведут себя совершенно иначе, декларируя особые отношения с Израилем. Иные позиции занял официальный Вашингтон и в сфере торгово-инвестиционных соглашений, и по климату, и по экологии, и по мигрантам, и даже по военно-политическим союзам.

Разумеется, для проигравших президентскую гонку 2016 года «неоконсерваторов» рушится вся созданная ими на протяжении последней четверти века мировая система. Они лишаются доходов, влияния, международной клиентуры — короче, всего, что имели. Поэтому они предельно отмобилизованы, уже больше года пытаются дискредитировать Трампа и если не взять политический реванш путём ухода действующего президента в отставку, то хотя бы по максимуму отстоять свои позиции.

Как итог, ситуация в США сегодня напоминает времена Уотергейта, даже соперничество «демократического» ФБР и «республиканского» ЦРУ налицо. Но сейчас накал конфликта на несколько порядков выше, чем тогда, поскольку под вопрос ставится вся политическая, финансово-экономическая и социальная система США. На кону стоят даже не сотни миллиардов, а триллионы долларов.

Поэтому есть заказ: представить Трампа сумасбродом, идиотом, сексуально озабоченным маньяком, расистом, политическим профаном и кем угодно ещё. На самом деле это мощнейшая фигура, за которой стоят серьёзные силы в реальном секторе американской экономики, связанных с этим сектором банках, спецслужбах и так далее. В Давосе он говорил просто и по делу, двадцать с небольшим минут без всякой бумажки или суфлёра. Трамп не будет нашим другом — он будет нашим конкурентом, соперником, даже врагом. Но он — всерьёз и надолго, из этого факта и надо исходить.

То, что мощнейшей «фэбээровской» связке Коми—Мюллер, устроившей «Рашагейт» против Трампа с целью его отстранения от президентской власти, успешно противопоставлен «меморандум Нуньеса», — очень яркий пример того, какими средствами и на каком уровне ведётся сейчас в США внутриполитическая борьба и какого накала она достигает. Думаю, что в этой борьбе Трамп не только уцелеет, но и победит. ЦРУ уже получило бюджет в два раза больше, чем они ожидали, — с целью максимально расширить работу на российском и китайском направлениях, против двух главных стратегических противников США.

Михаил ХАЗИН, экономист.

Начну с того, что Трамп — представитель весьма влиятельной части американского истеблишмента, которая была отодвинута от контроля над финансовыми потоками в конце 90-х годов. В результате вся долларовая эмиссия за 20 с лишним лет, по сути, шла мимо них, исключительно в банковский сектор. США с 2008 по 2015 год напечатали «кэша» на два с половиной триллиона долларов. Почему они бросили настолько выгодное дело — ведь в Америке не было даже сколько-нибудь ощутимой инфляции? Дело в том, что в 2008 году в США был весьма высокий кредитный мультипликатор, близкий к 17, а денежная масса составляла всего 800 млрд. долл. За семь лет эта база выросла в четыре раза! И одновременно в четыре раза упал мультипликатор: с 17 до 4. То есть совокупная денежная масса не менялась — поэтому и не было инфляции, а вот соотношение наличных и кредитных денег в ней изменилось разительно. Дальше снижать мультипликатор уже нельзя, иначе в экономике начнётся то, что в России 90-х было известно как «кризис неплатежей». Тогда мультипликатор у нас был на уровне 1,2, банковская система вообще не работала.

Нынешняя банковская система убыточна по самой своей сути, ибо она изначально, ещё в 1944 году создавалась как система для легализации эмиссионных денег. Она не получала прибыли от своей деятельности — она утилизировала эмиссионные деньги. Это другой функционал, другие задачи. И когда она столкнулась с кризисом ликвидности, то вынимала деньги отовсюду, где это было возможно. Из Китая вытащили триллион долларов, из России — неизвестно сколько, официально видим 200 млрд., что-то печатает Европа, что-то — Япония, но больше денег, больше активов взять неоткуда. Поэтому в 2015 году программы «количественного смягчения» от Федрезерва были прекращены, печатный станок долларов остановили ввиду бесполезности его дальнейшей работы. Иными словами, деньги есть, но их совершенно некуда вложить с нужным уровнем прибыли.

Всё, это конец правого либерализма. Но Америка — правая страна. Поэтому она выбрала правого консерватора Дональда Трампа, а не левого либерала Берни Сандерса. Хиллари Клинтон, кстати, проиграла и тому, и другому, но если Сандерса она ещё сумела «закатать в асфальт», используя «административный ресурс» Демократической партии, то с Трампом такого ресурса у неё не хватило. Кстати, дальнейшее движение ведёт к левому консерватизму, который в истории был реализован всего однажды — в СССР. Именно по этой причине сейчас в мире бешено растёт популярность России — потому что за ней стоит фантомный образ Советского Союза. И по той же причине за границей бешено растёт популярность Путина, за которым стоит фантомный образ Сталина. Отсюда и антисталинская, антисоветская кампания, которую ведут правые либералы в нашей стране: для них левый консерватизм – это смерть, и любое движение в этом направлении они стремятся уничтожить ещё в зародыше. Но ничего не получается. Уровень поддержки Сталина в России сейчас близок к 80%, и эта цифра стабильна на протяжении уже многих лет.

Возвратимся к Дональду и Хиллари. Выбор между ними сводился к нехитрой дилемме: либо мы спасаем глобальную финансовую систему за счёт экономики США, либо мы спасаем экономику США за счёт глобальной финансовой системы. Выбор делали всё-таки американские граждане, поэтому результат оказался немного предсказуем.

Трамп выступил с традиционной республиканской программой снижения корпоративных налогов и, соответственно, повышения прибылей. И в краткосрочной перспективе, на два-три ближайших года, Америка превратится в пылесос, который втянет в себя деньги со всего мира. Трамп в Давосе сказал простую вещь: чем быстрее вы принесёте нам свои деньги, тем больше прибыли вы получите. Поэтому его встретили там аплодисментами. В 1944 году, когда создавалась Бреттон-Вудская система, США давали 52% реального мирового производства и 52% мирового потребления. Сейчас у них 35% потребления, а производства почти вдвое меньше, около 18%. Поэтому они должны или сокращать потребление, или наращивать производство, или делать то и другое вместе. Капиталы, которые придут в Америку вследствие налоговой, судебной и других реформ Трампа, пойдут в реальное производство и на восстановление экономической инфраструктуры.

Поэтому Трампу интересны не те регионы, которые что-то могут в США продать, а те, которые могут у США что-то купить. Таких регионов в мире всего два-три, вернее — один полностью, это Россия с «постсоветским пространством», и ещё два наполовину, это Латинская Америка и Индия. Вот с кем Трамп будет дружить, а всех остальных — очень сильно «гнобить», хотя слова при этом могут и будут произноситься любые. Последствия тут самые разные. Например, если Трамп начнёт «гнобить» Германию, отнимая у неё деньги, то содержать в Европе свою «зону влияния» Берлин уже не сможет. Не говоря уже про её расширение. Вся Восточная Европа это почувствовала, и сейчас видит в России больше возможностей, чем в ЕС. Поляки, кстати, уже готовы стать первыми, кто совершит «разворот на Восток».

Леонид ИВАШОВ, генерал-полковник, президент Академии геополитических проблем.

На мой взгляд, не следует забывать, что Россия никогда другом ни для мировой финансовой системы, ни для США не была и не будет. Она была для неё объектом эксплуатации, начиная, по крайней мере, со второй половины XVI века.

Всё, что у нас происходило после 1984 года, начиная с прихода к власти в СССР Горбачёва и вплоть до нынешней активности Путина, я рассматриваю в рамках единого стратегического процесса, единой геополитической операции.

Что это за процесс и что это за операция? Нам позволили выстроить эту коррупционную, офшорную пирамиду. Но конечная стратегическая установка остаётся прежней: расчленение и уничтожение. Приведу пример.

В 2011 году я по линии МИДа был направлен в Великобританию, где под Лондоном проходила конференция высокого уровня. И там ко мне проявил интерес один очень старый, кажется, 84-летний лорд, который работал в парламентской комиссии по разведке. В той беседе он мне практически всё предсказал, как будет развиваться ситуация в России и в Кремле, заявив, что каждый доллар, приходящий из нашей страны на Запад, фиксируется, и все наши чиновники, политики, олигархи и прочая «элита» — все они «сидят в мышеловке». А не «берут» их потому, что они везут деньги. Но эта мышеловка в любой момент может захлопнуться, и тогда Россия останется без денег и, соответственно, без защиты и без работающей системы управления, то есть начнётся хаос.

Чтобы понять, что происходит в США, нужно посмотреть, что происходит в мире. На протяжении почти двух тысяч лет мир представлял собой систему государств, которые были главными политическими субъектами. Теперь такими субъектами выступают транснациональные сообщества, основанные на финансовом капитале. А государства трансформируются из политических субъектов в политические объекты. В частности, проекты Транстихоокеанского и Трансатлантического партнёрств призваны были окончательно «добить» правосубъектность не только их государств-участников, но и государств вообще, по прецедентному праву.

Альтернативы не было, поскольку доллар с 1913 года эмитируется транснациональными структурами через Федрезерв, и поскольку эти структуры определяют политику самой мощной страны современного мира, США, и через неё диктуют правила поведения остальным странам мира.

Сейчас Китай и Россия, два крупнейших государства мира, предложили иной, альтернативный путь развития — и к ним начали присоединяться государства, чья субъектность была ограничена диктатом США, но не разрушена окончательно. Это Евразийский союз, ШОС, БРИКС и другие международные структуры с подчёркнутым приоритетом субъектности входящих в них государств, со своим расчётным финансовым центром. Это альтернатива транснациональному глобализму. И она была бы невозможна без России, поскольку лишь Россия сегодня способна обеспечить её безопасность, прежде всего — военную.

Конечно, этот фактор оказал серьёзное влияние на ту часть американской верхушки, которую можно назвать «национал-экономистами». Когда они увидели, что военного доминирования у США больше нет, — а это стало ясно уже после пуска наших «калибров» с акватории Каспийского моря в Сирию 7 октября 2015 года, — они запустили проект Дональда Трампа, который стоял у них «на полке» едва ли не со времён перестройки. Это вызов господству транснационального финансового капитала или, как его ещё называют, финансового интернационала, Фининтерна. И в этом отношении да, связь между Россией и Трампом для Фининтерна очевидна и не требует никаких доказательств.

Вот в чём суть идущего в США конфликта, который уже приобрёл черты «холодной гражданской войны». При этом администрация Трампа — единственная в истории, которая была сменена на 80% за первые восемь месяцев своей работы. То есть почти все, с кем Трамп шёл и пришёл во власть, были выдавлены. И сейчас там уже достигнут некий компромисс: Трампу вроде бы отдают внутреннюю политику и экономику, но внешнюю политику у него отняли, образно говоря — на президента надели наручники. Но говорить, что «национал-экономисты» проиграли «глобалистам», сегодня нельзя. Идёт перегруппировка сил, но её исход будет зависеть от того, насколько успешным окажется новый, последний удар глобалистов по России, целью которого будет наша система управления, наша финансовая система, а также наша система безопасности. Я не сомневаюсь в том, что такой удар будет нанесён в самое ближайшее время с целью ввергнуть нашу страну в гражданскую войну, в дестабилизацию и хаос, а если получится — то и разорвать её на куски.

Василий СИМЧЕРА, доктор экономических наук, директор НИИ статистики Росстата (2001-2010).

Я постоянно говорю о том, что нас заставляют жить в каком-то королевстве кривых зеркал, где всё искажено, и поэтому невозможно понять, что происходит в действительности. Это касается не только России — это касается и Америки, и Китая, и любой иной страны, и мира в целом.

Спрашивается, кому и зачем это нужно? Нужно это тем, кто извлекает из такой ситуации выгоду, кто здесь обладает властью и собственностью.

Иначе у нас не было бы столько миллиардеров при нищем населении, а зарплаты в правительстве РФ не составляли бы миллион семьсот тысяч рублей в месяц — при катастрофической недооценке и труда граждан России, и реальной, полной стоимости наших природных ресурсов, которые продаются на экспорт мало того что в полцены, но ещё и с отсрочкой платежей, а 40% этих денег вообще не попадают в российскую экономику, оставаясь в системе зарубежных банков. В результате наши реальные убытки — с учётом того, сколько денег мы отбираем у будущих поколений, наших детей и внуков — каждый год составляют, извините, почти триллион долларов. О каком экономическом росте, о каком росте народонаселения, о каком развитии можно при этом говорить? Но ведь говорят же, причём на полном серьёзе, даже какие-то цифры приводят: 1,5% роста в 2017 году, рецессия позади, ура! Да у нас сегодня — только 40% от реального, в натуральных показателях, уровня производства 1990 года. То есть не рост в 2 раза, как следует из официальной цифры ВВП, а падение в 2,5 раза.

Это одна сторона. А вот другая. Промышленность США производит товаров на 7 триллионов долларов в год, сельское хозяйство — на триллион долларов, остальные 11 с лишним триллионов их GDP, то есть ВВП по-американски, — это услуги, из которых почти 9 триллионов — «воздух». За счёт чего тогда финансируется гигантский американский бюджет, в том числе военный на 700 млрд. долл.? Задачка-то простая, для второго класса начальной школы. Не из воздуха, не из «печатного станка», а вот из этого обмена финансового «воздуха» на реальные товары и услуги. Знаете, какой должна быть сегодня мировая цена на нефть? В пять раз выше, около 300 долларов «за бочку». В 2016 году США импортировали 2,88 млрд. баррелей нефти, это нетто-импорт, по средней цене ниже 45 долларов за «бочку», это почти 750 миллиардов долларов только прямого скрытого дохода, не считая связанных с ними финансовых операций, приносящих косвенный доход, — а вы ещё спрашиваете, зачем США вроде бы безнадёжно убыточная «сланцевая нефть»?

Вся система счетов и балансов предельно искажена для того, чтобы не было видно, кто, у кого, где, когда и как изымает реальные стоимости в свою пользу. Пока мы эту систему не «выпрямим», не начнем всё считать по полной стоимости — мы из финансово-экономического кризиса не выйдем, и он в конце концов докатится до катастрофы.

Сергей БЕЛКИН, писатель.

Должен отметить, что в наших отношениях с Соединёнными Штатами существует определённая цикличность. Рейган объявлял Советский Союз «империей зла», теперь Российская Федерация снова — «враг Америки номер один». Это, несомненно, радует.

В мировой экономике мы формально никто, России нет, поскольку её доля в мировом производстве составляет меньше 2%, население — тоже меньше 2%, и все находящиеся на нашей территории ресурсы, вместе с самой территорией, уже давно были бы поделены между сильными мира сего, но тут всё действительно упирается в наш военно-стратегический потенциал, в ракетно-ядерный щит и меч, в новые подлодки, танки, ракеты, средства электронной борьбы, космическую группировку и так далее.

В каком ещё измерении Россия что-то собой представляет? Леонид Григорьевич правильно сказал, что Россия не утратила способности генерировать новые, альтернативные модели развития, и Михаил Леонидович тоже правильно сказал о призраках Советского Союза и Сталина. То есть основная борьба идёт в сфере ценностей. Когда мы приняли западные ценности, Советский Союз развалился, и никакие ядерные ракеты, никакие танки и космические корабли тут не помогли.

Этим Россия сегодня прежде всего опасна для Америки, из-за этого санкции, «кремлёвские списки» и всё остальное. Мы самим фактом своего существования вот в этом качестве суверенной страны с военно-стратегическим паритетом мешаем «коллективному Западу» во главе с США в охотку грабить остальной мир, ставим этому грабежу какие-то «красные флажки». В этом наша потенциальная сила, и это мы расплескали — хорошо, что не до конца — в ходе горбачёвской «перестройки» и ельцинских «рыночных реформ». Неудивительно, что все силы Запада были направлены на то, чтобы мы, во-первых, ненавидели и отрицали своё прошлое, как минимум с 1917 по 1991 год, желательно во всех аспектах; а во-вторых, утратили адекватное, объективное восприятие мира, и тут хороши любые средства – от разгрома системы образования и науки до наркотиков. Все наши масс-медиа, от прессы и телевидения до интернетовских соцсетей, забиты негативным контентом, другого там просто нет.

Поэтому нашему обществу, на мой взгляд, уже трудно оценить публикацию того же «кремлёвского списка». Одни считают, что он — пустышка, другие вовсю обсуждают его «секретную часть», которую в глаза не видели. А это — не пустышка. Во-первых, фигуранты списка на него реагируют, и реагируют каждый по-своему, что даёт важную информацию. А во-вторых и в главных, каждый мой соотечественник, знакомясь с этим списком, невольно задаст себе вопрос, что у него общего с такой властью — она же вот, как на ладони, — и как он лично отнесётся к тому, что перечисленные там деятели потеряют деньги и власть. Про других не скажу, но у меня сочувствие из 210 перечисленных российских лидеров вызывает только один, который ничего не приватизировал, не реформировал и не воровал, — это Евгений Касперский, которого американцы сегодня прессуют по всему миру по полной программе. Один из 210! Вот о чём этот «кремлёвский список», он не для американцев сделан, а для россиян: мол, посмотрите, граждане-товарищи, кого вы там защищаете, кто у вас власть…

Так что это — не пустышка, это — удар в самое слабое место нынешней России, по которому её действительно можно сейчас расколоть.

Теперь что касается вызовов.

Первое. Американской ядерной программы нам сейчас бояться не нужно, потому что они этот сектор не развивали с 2000 года, когда сконцентрировались на стратегии быстрого глобального удара с созданием глобальной же системы ПРО, а такую лакуну за год-два или даже за пять лет ничем стоящим заполнить не удастся. Тем более что мы теперь имеем средства и противодействия быстрому глобальному удару, и преодоления их противоракетной обороны.

Второе. Наше ядерное оружие — единственный фактор, который позволяет нам сегодня хоть в какой-то мере говорить на равных не только с Америкой, но и с Китаем. Как только китайцы получат доступ к нашим технологиям в этой сфере, будет всё так же, как уже было в авиации, в космосе и в атомной энергетике. Поэтому дружба дружбой, а табачок надо держать сухим.

Тем более что в своей речи на XIX съезде КПК в октябре 2017 года товарищ Си назвал противником Китая не США, а — внимание! — мировую систему капитализма. Вопрос на засыпку: мы сейчас в России что, собственно, строим? Ни капитализм, ни социализм, а власть олигархическая? Или что?

В-третьих, нам нужно думать и принять новую идеологическую доктрину, которая выведет нас вперёд как в отпоре американцам, так и в отношениях с КНР. Ведь в Китае очень многие считают, что у нас за Уралом — пустующие территории, которые китайцы просто обязаны заселить и облагородить, социализм им в помощь.

В-четвёртых, нам срочно нужен ещё один союзник, способный в долгосрочной перспективе уравновесить растущее влияние китайского фактора. Европа, к сожалению, по ряду причин в ближайшей перспективе отпадает, исламский мир отпадает, Япония тоже отпадает. Поэтому кто остаётся? Я, вслед за покойным Евгением Максимовичем Примаковым, отдавая должное его уму и прозорливости, вижу в этой роли Индию. Вот такие вот соображения.

Владимир ВИННИКОВ, культуролог.

Говоря о России, мы, как правило, ставим знак равенства между понятиями «Россия» и «Российская Федерация». Это примерно то же самое, что считать айсбергом только его видимую часть, оставляя вне поля зрения 9/10, находящихся «под водой». И есть основания полагать, что реальный вес «большой России» в мировой экономике соотносится с весом Российской Федерации если не в этой классической «пропорции айсберга», то хотя бы как три к одному.

Речь идёт не о том, что надо считать экономику по паритету покупательной способности, а не по обменному курсу к доллару, и не о том, что эксперты МВФ «досчитали» российской экономике 33,7% «теневой» составляющей, и даже не о том, что собственность российских резидентов за рубежом оценивается примерно в триллион долларов.

Структура там совсем другая, и трудно сказать, насколько затрагивает эту структуру секретная часть «кремлёвского доклада» министерства финансов США, представленного Конгрессу, — скорее всего, не затрагивает. А вот декабрьская неформальная встреча в Ново-Огарёве девяти лидеров стран СНГ — видимо, связанная в том числе с заморозкой части суверенного национального фонда Казахстана, - какое-то отношение к этому имеет. Но вряд ли прямое.

Если из страны постоянно и безвозвратно утекают непонятно куда за рубеж какие-то гигантские деньги, и в то же время она без всякого труда и видимых усилий непонятно где находит средства для противодействия санкциям или для системной модернизации своей армии, то, наверное, чего-то мы не понимаем — образно говоря, не умеем сложить два и два. Но, может быть, это и не нужно?

Юрий ТАВРОВСКИЙ, востоковед, профессор РУДН.

Публикацию «кремлёвского списка», на мой взгляд, можно сравнить с применением тактического ядерного оружия. Здесь уже упоминалось о том, что в новой стратегической доктрине США Россия названа главным противником Америки. Но почему-то не было сказано, что названа она так не сама по себе, а в связке с Китаем. А российско-китайский союз — это совсем другая экономическая, политическая и даже идеологическая реальность, чем РФ и КНР поодиночке.

Я только что был в Фонде Карнеги, где выступал бывший замминистра обороны США Уильям Перри, и он говорил, что после принятия этого документа возможность глобальной войны с применением ядерного оружия значительно возросла, хотя лично он в такое развитие событий не верит.

Мне кажется, в этом документе есть кое-что положительное. Ведь нас и китайцев поставили на одну доску как врагов Америки. То есть укрепили союз Пекина и Москвы, который США целенаправленно разрушали после смерти Сталина и который Путин кропотливо восстанавливал с самого начала своего президентства, а теперь получил и мощную поддержку в лице Си Цзиньпина.

Это не вопрос личных пристрастий или случайностей — это вопрос выживания двух крупнейших (России — по территории и военному потенциалу, Китая — по населению и экономике) государств современного мира. Си Цзиньпин под лозунгом «китайской мечты» основной упор делает на развитие внутреннего рынка с постепенным отказом от экспортной модели экономики, на которой строилось всё «китайское чудо» начиная с реформ Дэн Сяопина в 1978 году. Согласно его планам, к 2035 году КНР должна превратиться в «страну средней зажиточности», то есть со «средним классом» в размере почти миллиарда человек. Сбудется ли кошмар западного истеблишмента, где прекрасно понимают, что если полтора миллиарда китайцев пересядут с велосипедов на автомобили, то у них все должны будут пересесть с автомобилей на велосипеды?

Не будь России или будь Россия по какой-то причине недееспособной, нейтральной, вне союза с Китаем — вопрос решился бы новой «опиумной войной», какой-нибудь «Бурей над Янцзы». Но всем понятно, что Россия и Китай будут «рука об руку и плечом к плечу», как сказал Си Цзиньпин на торжествах в честь 60-летия Победы в Москве. И это ключевой фактор в дальнейшем развитии международной ситуации.

Но если мы и после 2018 года будем шесть лет, как выразился однажды Путин, «сопли жевать», мы перестанем представлять интерес для Китая в качестве стратегического союзника — иллюзий по этому поводу питать не стоит. Нужна реидеологизация страны, нужна мобилизационная модель экономики, нужен переход на новый шестой технологический уклад, нужна модернизация инфраструктуры, и это расстояние, как перед Второй мировой войной, нам нужно пробежать за десять лет — иначе Россию сомнут. Даже неважно, кто именно это будет: США, Китай, исламский мир или кто-то ещё.

Александр ДОМРИН, американист.

Что касается ситуации в Америке, то это, как я полагаю, не «второй Уотергейт», а скорее «анти-Уотергейт». Ричард Никсон на выборах 1972 года вынес своего соперника Макговерна, что называется, в одну калитку, победив в 49 штатах. Кажется, больше такого успеха не достигал ни один американский политик: ни Авраам Линкольн, ни Франклин Рузвельт, ни Джон Кеннеди — никто. За кандидата от «партии осла» проголосовали тогда только федеральный округ Колумбия (в Вашингтоне Никсона очень не любили) и в штате Массачусетс. И вот после этого случился Уотергейт с отставкой 37-го президента США, который к такому повороту событий явно был не готов.

За Трампа же проголосовало меньшинство избирателей, и он хорошо знал, на что идёт, какая тяжёлая борьба ему предстоит — он мог на инаугурации просто не дойти до Белого дома, угрозы убить его в этот день были вполне серьёзными. Так что отставки или импичмента президента не будет, а вот все те, кто этого добивается, могут сесть в тюрьму, то есть результат окажется прямо противоположным тому, что было в 1974 году, поэтому я и говорю про «анти-Уотергейт».

Я был в Америке 62 раза, преподавал на протяжении двадцати лет в десяти тамошних университетах и имел дело, как правило, со сторонниками демократов. И как только в августе 2015 года — не 2016-го, заметьте! — я опубликовал в газете «Завтра» статью о том, что Трамп остаётся единственной надеждой Америки, мне сразу же всё обрубили. Нет, я туда не прошусь преподавать, и въезд в США для меня не закрыли, но работать больше не приглашают. То есть всё отслеживается, конечно.

И да, официально на межгосударственном уровне США и РФ сегодня — соперники, оппоненты. Но внутри – у тех, кто в Америке за Трампа, и у тех, кто в России за Путина, есть общий враг. Это глобалисты, неоконсерваторы, неолибералы. И те, кто в Америке против Трампа, — одновременно и против Путина. А те, кто в России против Путина, — одновременно и против Трампа. Исключений тут нет или почти нет.

Кстати, а кем мы были для США при Обаме? Удивительно, но тоже — врагами. Только не вместе с Китаем, а вместе с террористами из ИГИЛ и с лихорадкой Эбола. А кто после этого победил ИГИЛ и кто победил Эболу? Вы будете смеяться, но это была Россия. Ну, разве после всего этого Обама — не гений мировой политики?! Ведь он уничтожил двух врагов Америки руками третьего врага! Сможет ли Трамп повторить этот трюк и уничтожить Китай руками России или Россию руками Китая? Шучу, конечно…

Факт заключается в том, что у Трампа в любом случае более адекватное восприятие России и отношение к России, чем у Обамы, который утверждал, что наша экономика «разорвана в клочья», или у сенатора Маккейна, который считает нас «бензоколонкой, которая только притворяется государством».

И последнее. Избирательная кампания Дональда Трампа не закончилась, она продолжается — и не только до ноября 2018 года, когда состоятся промежуточные выборы, а до 2020 года, когда он снова станет кандидатом от Республиканской партии. Так что Трамп — это всерьёз и надолго, он пришёл, как и его предшественники на президентском посту, на два срока, то есть на восемь лет, до 2024 года. В том же году, кстати, закончатся — правда, на пару месяцев позже — и полномочия действующего президента России.

Александр НАГОРНЫЙ.

Хочу поблагодарить всех участников нашего обсуждения. Конечно, мы не сумели, да и не могли, и не ставили своей задачей раскрыть все аспекты той весьма сложной и динамичной ситуации, в которой в начале 2018 года находится мир в целом и наша страна в частности.

Тем не менее, как мне кажется, в результате состоявшейся дискуссии мы вышли на следующий круг проблем.

Во-первых, Россию западный и прежде всего — американский истеблишмент, невзирая на любые перемены, воспринимает как «врага номер один», который подлежит обязательному ослаблению и уничтожению. Каким именно образом будет достигаться эта цель – прямой военной агрессией, использованием силовых «прокси-структур» типа «исламских террористов» или «цветных революционеров», финансово-экономическими санкциями и т.д. — неважно, на войне как на войне.

Во-вторых, иллюзии в отношении Трампа как потенциального «партнёра», широко распространённые на всех этажах российской «властной вертикали», могут быть использованы для уничтожения Российской Федерации точно так же, как была использована во второй половине 80-х гг. прошлого столетия для уничтожения Советского Союза связка Горбачёва и Рейгана под флагом «нового мышления» и «общечеловеческих ценностей».

Наконец, в-третьих, необходимо признать горький для всех нас факт, что Россия, несмотря на её текущие военно-дипломатические успехи, основой которых является стратегический союз с КНР, не является передовой державой мира ни в социально-экономическом, ни в научно-техническом, ни в культурно-идеологическом плане. Более того, неолиберальная модель экономического развития, на которой строится весь курс действующего правительства РФ, закрепляет её роль как «криптоколонии» глобального капитала, что ставит под вопрос не только достигнутые успехи, но и само будущее нашей страны как единого и целостного актора человеческой цивилизации, а значит, требует системной смены курса во всех сферах государственной и общественной жизни, за исключением, возможно, обороны и внешней политики. То есть время для фундаментальных перемен пришло.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > zavtra.ru, 14 февраля 2018 > № 2497944


Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > zavtra.ru, 14 февраля 2018 > № 2497943

Надежда на гармонию

«Бесконечная история» Владимира Анзельма в Крокин-галерее

Марфа Петровичева

В одной из кинокартин Феллини инженеры метро, путешествуя по древним подземельям Рима, обнаруживают закрытую пещеру со множеством ярчайших фресок. Кислород, проникший в пещеру с прибытием туда людей, сжигает драгоценные образы; отчаянные попытки их спасти оказываются бесполезны.

«Бесконечная история» Владимира Анзельма, развёрнутая в ключевых символах классицизма, — отнюдь не хрестоматийный список хрестоматийных образов. В противовес депрессии постмодернизма и всего, что прикрывается данным понятием, выставка повышенно оптимистична: перенасыщена динамикой борьбы, преодоления и победы.

Обращаясь к застывшим фигурам европейской цивилизации, Анзельм заставляет их пульсировать и звучать, переселяться из пространства в пространство, из века в век, от «Виктории» Рауха — к «Раненому» Брекера, от «Марсельезы» Рюдо — к пролетарию Шадра. На столкновении устойчивого с мятежным и возникает конфликт, улавливаемый не в яркой цветовой гамме, а на уровне смысловых интерпретаций. Конфликт, достойный музыки Вагнера, того, кто как никто другой умел зажигать внутренний огонь не только в облике призрачного Зигфрида, но и во вполне осязаемых человеческих существах.

Интерес к потенциалу классического образа в очередной раз подтверждает его неизбывную актуальность: художественное воплощение трагической судьбы человечества, извечный дискурс борьбы и страдания неизменно обрушивает иллюзорные основы гипертрофированной терпимости, категорически исключающей эту самую борьбу, — богатство представления «Бесконечной истории», безусловно, включает в себя и идеологический контекст (с его собственной системой сдержек и противовесов).

В разговоре о бесконечности, а уж тем более о подвижности и перемещаемости, формальное обращение к «корням» звучит довольно некстати: в данном случае речь идёт скорее о «вершинах», которые, перекликаясь то с водной рябью, то с волнами тумана, ненавязчиво присутствуют в каждом из восьми представленных полотен. Символ древнегерманской мифологии и аналог Мирового древа, в общей идее художника гора вызывает дополнительный смысловой ряд, зовущий зрителя в потаенные глубины зарождающегося эпоса северной Европы: предания скальдов о конунгах и богах, о великанах и карликах, героические саги обеих Эдд — и вот уже прекрасный Биврёст, мост-радуга от мира земного к миру небесному, высвечивает радужными бликами холст, играющий сотнями оттенков.

Выставка Владимира Анзельма поистине жизнерадостна: перемещаются границы, возникают и распадаются государства, а парящие в чистом горном воздухе образцы Большого стиля по-прежнему совершенны и по-прежнему глубоко дышит мир великой надеждой на преодоление самых страшных разрушений и катастроф — надеждой на гармонию и порядок.

Выставка продлится до 25 февраля 2018 года.

Адрес: г. Москва, Климентовский переулок, 9 (м. Третьяковская, Новокузнецкая) - Крокин галерея.

Посещение по предварительному звонку - 8-964-564-03-03.

Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > zavtra.ru, 14 февраля 2018 > № 2497943


Россия > Медицина. Образование, наука > newizv.ru, 14 февраля 2018 > № 2496748 Дмитрий Литвинов

Детский онколог Дмитрий Литвинов: "Лекарство от рака уже существует"

Ежегодно 15 февраля отмечается Международный день детей, больных раком. Сегодня интервью «НИ» - с главным врачом Национального медицинского исследовательского центра детской гематологии, онкологии и иммунологии им. Рогачева Дмитрием Литвиновым.

— Дмитрий Витальевич, насколько далеко продвинулась отечественная медицина в лечении онкозаболеваний у детей за последние годы?

— За четверть века - прогресс очевиден. В 1989 году выживаемость пациентов с диагнозом лейкемия не превышала 7%, а краткосрочная выживаемость составляла чуть более 20%. Сегодня эти показатели составляет от 60 до 85%. Цифры говорят сами за себя, - детская лейкемия перестала быть приговором.

- Новые препараты и новейшая техника помогли?

- Бесспорно, у нас есть теперь новейшее оборудование для лечения, мы используем современные протоколы, лекарства, но это лишь часть успеха. БОльшую ценность лично для меня представляют невероятно вовлеченные, преданные своему делу люди, которые готовы ночевать на работе, чтобы поставить пациента на ноги. Проще говоря, врачи научились лечить детей лучше, чем они это делали раньше.

— Только в Москве или повсеместно?

— Я много бываю в регионах и меня очень приятно удивляет техническое оснащение детских отделений. Я не говорю сейчас о том, что в России каждая детская больница оснащена по последнему слову техники. Это не так, конечно. Но тот прогресс, что я вижу в регионах, дает веру, что в будущем детей с тяжелыми заболеваниями смогут эффективно и своевременно лечить и на местах. Что поможет не только разгрузить центры федерального значения, но и не тратить столь ценное время на бумажную волокиту и начать лечение как можно быстрее.

Непрерывное образование врачей также является очень важным вопросом, которым нельзя пренебрегать. В нашем мире, где много разновидностей онкологических заболеваний, где постоянно происходят новые открытия, врач должен постоянно обучаться, он должен быть в курсе всего! Именно поэтому в нашем центре были созданы образовательные программы для врачей из регионов. Вместе с коллегами мы не просто консультируем сложных пациентов на местах, наша цель — передать коллегам все знания, весь опыт, что мы наработали. В России 84 региона, и только непрерывная и целенаправленная работа с каждым из них может привести к желаемому результату.

— Здесь важен комплексный подход?

— Разумеется. Например, вопрос питания онкологических пациентов. Большинство людей, когда слышат слово «онкология», думают о химиотерапии, пересадке костного мозга, операциях… Многие просто не знают, что очень часто пациенты умирают не от самого заболевания, а от осложнений, вызванных этим заболеванием или ... просто от голода! Поверьте, и в XXI веке такое до сих пор возможно… Еще несколько лет назад большинство врачей не понимало, зачем пациентам с онкологическими заболеваниями нужно специализированное медицинское питание. Сегодня существует специализированное лечебное питание, которое создано именно для пациентов с онкологическими заболеваниями, питание, которое действительно помогает уменьшить количество осложнений, а также улучшить качество жизни и помочь в реабилитации. Уверен, что наравне с медицинскими препаратами оно должно быть включено в список ЖНВЛП или какой-либо другой официальный государственный перечень.

— Есть ли подобные прецеденты по каким-то другим заболеваниям?

— Есть. Указом Президента России и постановлением Правительства дети с орфанными (редкими заболеваниями, такими, как муковисцидоз, фенилкетонурия и др.) обеспечиваются специализированными продуктами лечебного питания. И не только в условиях стационара, но и в повседневной жизни дома. Игнорируя это обстоятельство, мы, фактически, не просто теряем детей от неоправданных осложнений, но и «выбрасываем» огромные материальные и человеческие ресурсы, потраченные на суперсовременные методы терапии, так и не получив выздоровления ребенка…

— Много ли российских детей умирает сегодня из-за того, что у их родителей нет денег на лечение?

— Лечение пациентов нашего центра финансируется за счет государственного бюджета и страховой медицины. Исключение составляют иностранцы, которые лечатся за свой счет. Большая работа ведется для того, чтобы сделать медицинскую помощь максимально доступной, но, к сожалению, приходится признать, что медицина не всесильна, и иногда болезнь все равно побеждает.

— Повлияли ли на обеспеченность российских онкобольных детей лекарствами и дорогостоящими операциями санкции? Справляется ли отечественная медицинская промышленность с подобной ситуацией?

— Санкции дали нам некоторые полезные уроки. Когда организму угрожает опасность, он мобилизует все свои ресурсы на борьбу с заболеванием, то же самое произошло и с нами. Все наши ресурсы были направлены на то, чтобы, несмотря на какие-то запреты и ограничения, наши пациенты продолжали получать все необходимое для борьбы с болезнью. И я могу сказать, что нам это удалось.

— Когда, наконец, изобретут чудодейственное средство способное победить рак?

— Средство, которое способно победить рак, существует уже сегодня. И это - ранняя диагностика, комплексное лечение, питание и качественная реабилитация. В комплексе все эти мероприятия дают положительный эффект и позволяют навсегда забыть о болезни большинству наших пациентов.

Для сведения:

В целом по России ежегодно заболевает раком от 3,5 до 5 тыс. детей. При этом у детей, как и у взрослых, рак часто обнаруживается на поздней стадии. Хотя малыши посещают врачей гораздо чаще взрослых. Причина - в запоздалой диагностике раковых болезней.

В среднем от появления первых симптомов до постановки на учёт проходит 3-4 месяца. Обвинять в этом врачей сложно — нагрузка на педиатров сегодня велика, на начальных стадиях болезнь не проявляет себя, в анализе крови на дебюте заболевания отклонений нет, а снижение активности проходит незамеченным на фоне частых детских простуд. Врачи и родители обращают внимание на проблему, когда опухоль уже видна невооружённым глазом. Родителям важно знать признаки, которые могут указывать на возможную проблему.

Россия > Медицина. Образование, наука > newizv.ru, 14 февраля 2018 > № 2496748 Дмитрий Литвинов


Украина > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > interfax.com.ua, 14 февраля 2018 > № 2496682 Сергей Горбатюк

Горбатюк: Уверен, что закон о "заочке" нужно менять, иначе ЕСПЧ установит нарушения в процедуре применения заочного расследования

Интервью руководителя департамента спецрасследований Генпрокуратуры Сергея Горбатюка агентству "Интерфакс-Украина"

Саакашвили был вызван на допрос в суд по "беркутовцам" и должен был дать показания, но накануне судебного заседания его вернули в Польшу по процедуре реадмиссии. Насколько были важны для следствия его показания?

Показания Саакашвили важны, прокуратура была заинтересована в них. Мы ранее допрашивали его как свидетеля в рамках расследования фактового дела по событиям на Майдане. По данным, которые были изложены в документальном фильме итальянского телеканала о так называемых грузинских снайперах на Майдане, он дал свои пояснения. Они действительно выглядят логично, и, по моему мнению, опровергают данные, содержащиеся в фильме. Поэтому, конечно, показания были важны, и для прокуратуры неявка Саакашвили в суд – это нехорошо.

Обратите внимание, что информация о предстоящем допросе была публичной. Те, кто принимал решение о выдворении, не могли не знать о допросе и должны были учесть это. Не знаю, что бы случилось, если бы подождали день-два.

Можно ли увязывать эти два факта?

Было ли выдворение Саакашвили как-то связано с допросом – мне неизвестно, но то, что его отсутствие в Украине и, как следствие, отсутствие на судебном заседании, вредит расследованию, - это факт.

Насколько вообще серьезна версия "грузинских снайперов" на Майдане?

По моему мнению, исходя из того, что они рассказали, эти данные не соответствуют развитию событий. Но эти заявления есть, они связаны с конкретными лицами и неправильно просто взять и отбросить эту версию, мы обязаны ее проверять.

В фильме они говорят, что применяли оружие, а в заявлениях, которые адвокаты подозреваемых предоставляют суду, они утверждают, что являлись свидетелями.

В любом случае, все это следует проверить, поэтому и важны были показания Саакашвили, ведь эти люди на него ссылаются, - они предоставляют документы, которые Саакашвили мог бы и прокомментировать в суде, в открытом процессе.

Версия причастности спецслужб РФ к событиям на Майдане подтверждается доказательствами?

Пока нет данных о непосредственном участии конкретных представителей спецслужб РФ в каких-то силовых действиях. В СМИ есть информация, что кто-то видел шевроны, слышал говор, еще что-то. Но показаний свидетелей об этом нет.

Вместе с тем подтверждено, что представители ФСБ, МВД РФ приезжали и интересовались информацией по Майдану, а также проводили консультации сотрудников СБУ и МВД. И исходя из развития событий мы говорим о том, что эти консультации были направлены на силовое решение проблемы.

Но нет достаточного подтверждения того, что именно эти консультации или иные действия привели к силовому решению. Никаких официальных документов об этом "сотрудничестве" не составлялось, или же они уничтожены.

Но расследование идет, и наличие достаточных доказательств приведет к подозрению как соорганизатором или подстрекателям. Сейчас речь идет об оказании помощи, но привела ли она к совершению преступлений, следствие даст ответ.

Поставка спецсредств усиленного действия в качестве гуманитарной помощи также является косвенным доказательством, хотя и свидетельствует о подталкивании к силовому варианту.

По прошествии четырех лет с момента событий на Майдане, какое количество людей привлечены к ответственности? Общее число подозреваемых, подсудимых, находящихся в розыске и реально осужденных

Если говорить обо всех событиях, связанных с протестными акциями в Украине с 30 ноября по 21 февраля, а не только о том, что было в Киеве, то в общей сложности по этим делам уведомлены о подозрении 412 человек. В суд направлены дела в отношении 252 человек, суды вынесли 50 приговоров, и, соответственно, дела по 202 подсудимым продолжают рассматриваться в судах.

Из 50 судебных приговоров мера наказания в виде реального лишения свободы была у двоих, но отбывает наказание один человек, и то, если уже не вышел по "закону Савченко". Это по событиям января, когда "титушки" избили участника протестной акции, вывезли в автобусе и обокрали - речь идет о лишении свободы, пытках и грабеже. Один человек получил четыре с половиной года реального срока, второй – четыре года условно, еще один осужденный получил два с половиной года лишения свободы, но с учетом "закона Савченко" и после оглашения приговора он считался таким, что отбыл наказание.

В розыске сейчас находится 102 человека.

Есть ли подозреваемые по делу о применении силы по отношению к самим правоохранителям?

Есть уголовное производство, непосредственно связанное с убийствами, применением огнестрельного оружия, избиением. Оно расследуется в комплексе, потому что все это касается одних и тех же событий. По каждому эпизоду следователи устанавливают, в том числе, и обстоятельства получения ранений правоохранителями.

По событиям 1 декабря выдвинуто обвинение руководителям внутренних войск и подразделений общественной безопасности в том, что они, в нарушение инструкций, длительное время – около 4 часов - не предоставляли средства защиты для бойцов внутренних войск, которые стояли в первых рядах, вследствие чего те получили ранения. Это квалифицируется как умышленная бездеятельность руководства правоохранительных органов.

Тем, кто отдал приказ о введении АТО и согласовал его, мы инкриминируем убийство, в том числе, и правоохранителей, с непрямым умыслом. Это и бывший президент, и экс-глава СБУ, и его заместитель, и на то время министр внутренних дел, и его зам. Оснований для АТО не было, введение его в действие привело к смерти протестующих и самих правоохранителей. То есть, мы в обвинении говорим, что после утренних событий и жертв, с учетом вооружений и поставленной цели – зачистки Майдана, они осознавали, что будут потерпевшие и убитые с обеих сторон.

Недавно мы уведомили о подозрении в применении оружия в отношении правоохранителей одного человека, находившегося среди протестующих. Ему инкриминируется совершение двух убийств и одного огнестрельного ранения.

Кто этот человек?

Пока ничего не могу о нем сказать, но это необходимая процедура для установления истины, в том числе, обстоятельств убийства протестующих.

В отношении какого количества подозреваемых начата процедура заочного привлечения к ответственности?

По событиям 20 февраля в отношении 20 "беркутовцев" суд дал разрешение на начало специального досудебного расследования. Всего разрешение суда на начало заочной процедуры расследования получено по трем десяткам людей.

Почему заочное рассмотрение в отношении Януковича, Якименко, Тоцкого по расстрелам на Майдане начато только сейчас?

Это было сделано, как только было собрано достаточно доказательств, решение принимает прокурор. Но, опять же, это только начало специального (заочного) расследования, потом будет вопрос о том, готовы ли мы составлять обвинительный акт и идти с материалами в суд.

Целесообразно ли ожидать завершения судебного рассмотрения по госизмене Януковича для начала рассмотрения в суде этого дела?

Формально оба эти дела можно рассматривать параллельно. Но есть масса моментов, связанных с правами подозреваемого, они могут дать дополнительные основания заявлять о нарушениях. В том числе, и с учетом осложнения работы адвокатов после появления второго процесса.

В целом я считаю, что направлять в суд дела, начиная с лиц, подозреваемых в организации преступлений - подход неправильный, исходя из объема инкриминируемых преступлений. Подозреваемый по сути не вовлечен в этот заочный процесс, а потерпевшая сторона страдает от бесконечных явок в суд.

А если бы мы организовали судебные процессы с возможностью практически ежедневного рассмотрения по всем эпизодам в отношении исполнителей или среднего звена, то у нас бы на выходе было так называемое преюдициальное решение: суд бы установил, что, к примеру, "беркутовцы" действительно причастны к этим событиям, и потерпевшие от их действий получили ранения. И потом в процессе по самому организатору, к примеру, Януковичу, суд уже имел бы право не устанавливать фактаж, а только доказывать связь между условными "беркутовцами" и условным высшим руководством страны. То есть, в этом случае, процесс по обвинению организаторов сокращается в разы, и по всем событиям мы можем получить решения, условно говоря, за год. И при этом не страдают потерпевшие – они только один раз дают показания в суде. Могут только быть какие-то точечные исключения.

А так получается, что потерпевшие, свидетели будут ходить на один суд, на другой, на третий. И если Янукович вдруг приедет в Украину, то процесс вообще может быть начат повторно.

Вы неоднократно говорили о сомнительности юридической чистоты процедуры заочного привлечения к ответственности как таковой…

Я пытался донести своему руководству проблематику "заочки", которая прописана в УПК таким образом, что создает весомые основания для признания незаконными, вынесенными с нарушениями права на защиту, возможных приговоров в международных инстанциях. В самой процедуре заложен ряд нарушений международных конвенций и практики Европейского суда по правам человека. Соответственно, обращение в ЕСПЧ может привести к тому, что Европейский суд признает нарушения прав подозреваемого, процедуры, и это станет основанием для отмены приговора Верховным судом.

Я считаю, что в процедуре использования нынешней "заочки" практически однозначно Европейский суд потом установит нарушения.

Кто из высокопоставленных чиновников уже дал показания по "майдановским делам", кто собирается, кто обещает, но не ходит?

Есть те, кто дают показания. Но их мало. Фамилии не назову. А в целом тенденция – приходят и говорят по существу лишь единицы. Большинство говорит "не видел - не знал" или дает общие, обтекаемые показания.

Может ли судебная реформа негативно отразиться на рассмотрении "майдановских дел" в судах?

Судебная реформа осложняет всё как минимум в том плане, что ликвидация судов закладывает определенные юридические "мины", - может оказаться под сомнением легитимность судебного процесса, и все дела будут рассматриваться заново. Предлагается разрешить судье продолжать рассматривать дела, которые у него были до реформирования, но УПК такого не предусматривает и прописывает, что необходимо всё начинать сначала.

И тогда судебные рассмотрения затянутся не на годы, а на века…

Ну да. По пяти "беркутовцам" процесс по сути в суде идет уже два года, и то сейчас только подошли к окончанию допроса потерпевших, а еще есть свидетели, есть материалы дела, - то есть, суд где-то на полпути, может 2/3. Но здесь мы видим, что процесс движется, заседания проходят дважды в неделю.

Другие дела в судах рассматриваются далеко не так активно, некоторые по году-полтора не назначаются даже к рассмотрению по существу. К примеру, уже два года решается вопрос назначения к рассмотрению дела в отношении командира харьковского "Беркута" (13.02.18 назначили дело к рассмотрению). Это дело "бродило" по судам, сейчас оно находится в Дарницком райсуде Киева. А в нем потерпевших еще больше, чем по событиям 20 февраля, но в основном речь идет о фактах избиения.

Отразилось ли лишение прокуратуры функций следствия на работе Вашего департамента?

Конечно. Прошло четыре года, а к нам все равно приходят заявления от людей, получивших телесные повреждения на Майдане. Люди для себя, видимо, не считали нужным обращаться ранее, но их слова подтверждаются медицинскими документами.

Фактически следователи сейчас могут только завершать старые дела. Прокуроры регистрируют эти новые заявления и объединяют их со старыми делами. Есть вопрос: имеем ли мы право это делать? Формально мы должны регистрировать и отправлять в полицию или СБУ. Но если речь идет о проверке бывших милиционеров, то это незаконно и неправильно.

Какие законодательные изменения необходимо принять безотлагательно, чтобы если не улучшить, то хотя бы не свести на нет работу по "майдановским делам"?

Первое – возобновить полноценные полномочия следователей прокуратуры по расследованию. Полномочия прекращены потому, что должно было начать работу Государственное бюро расследований, а оно фактически не сформировано и не работает.

Мы говорим о том, что некому расследовать, а не о том, что прокуратура хочет себе вернуть полномочия.

Также должен быть переходной период для передачи дел.

Кроме того, 15 марта вступают в силу немного отретушированные изменения по "поправке Лозового". Если они вступят в силу – будет полный хаос. Эти изменения должны быть отменены. Пусть потом их совершенствуют как угодно, но их не должно быть в том виде, в котором они есть сейчас.

Как Вы сами оцениваете работу своего департамента?

Сложно давать оценку самому, это должны делать со стороны. Я вижу некоторые ошибки, сейчас понимаю, что на определенном этапе следовало бы делать много чего иначе. Но тогда в приоритете были другие моменты.

В целом, наверное, нашу работу можно назвать положительной, потому что есть результат, есть отдача. Ошибки, если они и были, то не умышленные, а из-за отсутствия опыта расследования таких дел.

Можно было бы многое более результативно сделать, если бы это была не только работа следователей и прокуроров, а работа всей государственной системы, от законодательной до судебной власти.

Украина > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > interfax.com.ua, 14 февраля 2018 > № 2496682 Сергей Горбатюк


Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inopressa.ru, 14 февраля 2018 > № 2496487 Энн Эпплбаум

Российский диссидент виртуозно троллит путинский режим

Энн Эпплбаум | The Washington Post

Колумнистка The Washington Post Энн Эпплбаум в своей статье советует посмотреть последнее видео Алексея Навального "всем желающим получить представление об информационных войнах, которые могут ждать Америку в будущем".

"Это видео настолько вывело из себя Олега Дерипаску, олигарха и антигероя видео, что он только что убедил российский регулятор в области СМИ его заблокировать", - отмечает она.

По словам Эпплбаум, видео представляет собой "сочетание журналистского расследования и развлекательного видео, серьезное разоблачение коррупции, сдобренное мемами и шутками".

"Для Навального суть дела была в коррупции: сопровождая Дерипаску на его самолете и яхте, Приходько (а за кулисами он один из тех, кто в наибольшей мере отвечает за российскую внешнюю политику), по сути, принимал взятку. Но Навальный еще и много шутит, высмеивает литературные амбиции Рыбки и подкидывает несколько предположений "на благо конспирологам", - рассказывает Эпплбаум.

"У Дерипаски, отметил он, давние отношения с бывшим главой предвыборного штаба Трампа Полом Манафортом, который сейчас находится в центре расследования спецпрокурора Роберта Мюллера", - пишет колумнистка The Washington Post. Манафорт предлагал Дерипаске личные брифинги о ходе кампании, и Навальный предполагает, что они были в интересах Приходько и его начальника Владимира Путина. "И, возможно, на яхте они были насущной темой для разговора", - добавляет Эпплбаум.

"Помимо интригующих намеков о нашем коррумпированном политическом классе, видео Навального может преподать несколько уроков американцам насчет того, как справиться с правительством, которое отрицает, мутит воду и утверждает, по яркому выражению экс-советника Трампа Стивена Бэннона, что "настоящая оппозиция - это СМИ, а способ справиться с ними - затопить дерьмом", - отмечает автор статьи.

Колумнистка указывает на то, что на видео кликнули уже более четырех миллионов человек. "Острая смесь журналистского расследования, выслеживания в цифровом пространстве, шуток, мемов и вирусного маркетинга помогла россиянам пробиться через "дерьмо". Просто потому, что это забавно, она, возможно, привлекла людей, которые не слишком интересуются политикой. Изучите это как следует, потому что вскоре нечто подобное может понадобиться и нам", - заключает Эпплбаум.

Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inopressa.ru, 14 февраля 2018 > № 2496487 Энн Эпплбаум


Россия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 14 февраля 2018 > № 2496481 Борис Райтшустер

12 подлых уловок Путина для манипуляции предстоящими выборами

Борис Райтшустер | Huffpost Deutschland

Еще Сталин сказал: "Совершенно неважно, кто будет голосовать; важно, кто будет считать голоса". Кажется, Владимиру Путину, дедушка которого был когда-то поваром Сталина, это высказывание кажется истиной, пишет на сайте Huffington Post Deutschland Борис Райтшустер, приводя далее 12 "подлых уловок", с помощью которых Путин и его команда заботятся о том, чтобы выборы не провалились.

1. От участия в выборах отстранен главный противник Путина и самый популярный представитель оппозиции Алексей Навальный.

2. Юстиция, которая, даже по признанию доверенного лица Путина и главы правительства Дмитрия Медведева, управляется политикой, регулярно отправляет в тюрьму критиков Кремля. Так, противник Кремля Навальный провел под арестом каждый пятый день своей предвыборной кампании (в целом 60 дней). К аресту постоянно приговариваются и его соратники, например Илья Яшин. В тюрьме находится и брат оппозиционера, арест которого также считается политически мотивированным. За решетку неоднократно отправляли за критические публикации и блогеров. Многие критики Кремля, такие как экс-чемпион мира по шахматам Гарри Каспаров и бывший заместитель председателя правительства России Альфред Кох, больше не могут въезжать на территорию России, говорится в статье.

3. "Тот, кто открыто критикует Путина, должен помнить не только о тюрьме: есть и другие методы запугивания - вплоть до смерти", - пишет Райтшустер. Так, Борис Немцов, один из главных противников Путина, его громкий и явный критик, был застрелен в 2015 году на мосту прямо перед Кремлем - сотрудником полиции, имеющим связи с доверенными лицами Путина и авторитарным правителем Чеченской республики Рамзаном Кадыровым. Среди других примеров автор упоминает обнародование перед парламентскими выборами 2016 года видео, где Михаил Касьянов занимается внебрачным сексом и ругает своих политических товарищей, а другой оппозиционер мастурбирует.

4. "Российский закон о порядке проведения собраний был принят еще в демократический период - между распадом Советского Союза и повторным созданием авторитарного режима Путиным. В нем говорится, что демонстрации не подлежат одобрению государством и достаточно только уведомления. (...) Однако сейчас государство систематически попирает это право. Демонстрации запрещаются вопреки предписаниям закона. Если же они все же проводятся - в соответствии с законом - власти в уголовном порядке преследуют их организаторов", - отмечает Райтшустер.

5. Крупные СМИ, в частности крупные телеканалы, насильственно приобщаются к государственной идеологии и находятся под строгим контролем Кремля, утверждает журналист. Раз в неделю ответственные представители крупных телеканалов собираются в Кремле для получения инструкций, сообщают инсайдеры. Там решают, кого поместить в черный список, каким образом сообщать о нем и сообщать ли вообще, пишет автор. При этом "Путин находится выше критики, сообщения о нем похожи скорее на культ героя, чем на журналистику", - отмечает Райтшустер. О том, что Навальный изобличил в коррупции высокопоставленных чиновников, крупные СМИ упорно молчат.

6. "Центризбирком, строго контролируемый Кремлем, оформил избирательный бюллетень таким образом, что даже люди с плохим зрением смогут очень быстро найти, где написано имя Владимира Путина. В то время как об остальных кандидатах в бюллетене написано не менее шести строк, у одного кандидата текст занимает только две строчки - так имя Путина сразу бросается в глаза", - передает издание.

7. Кандидаты на пост президента похожи на участников реалити-шоу, считает немецкий журналист. Владимир Жириновский за четверть века создал себе репутацию политического клоуна, который "в случае сомнения крепко держится за Кремль". Сергей Бабурин производит впечатление "густо напудренного" экспоната, "восставшего из музея Ленина", а Ксения Собчак, IT-girl с "визгливым голосом, тягой ко всему люксовому и максимальным "раздражающим фактором", является для большинства россиян антигероем, - пишет Райтшустер. - Насколько сильно она критикует систему, настолько же сильно она избегает критики в адрес "царя Путина".

8. В ходе прошлых выборов государство прибегало к абсурдным методам достижения желательного результата. Очень многое говорит о том, что эти методы будут использованы и на этот раз, пишет автор, напоминая о таких "классических" нарушениях, как избирательная "карусель" с голосованием одних и тех же избирателей на разных участках и массовом вбросе в урны избирательных бюллетеней с проставленными отметками.

9. Даже Вторая мировая война становится аргументом на выборах, пишет Райтшустер. Так, 3 февраля состоялся большой концерт и митинг в память о 75-летии победы России в Сталинградской битве. При этом на митинге можно было увидеть абсолютно предвыборный плакат: "Мы верим в страну, мы верим в Путина".

10. "Право на защиту полицией есть у каждого главы государства в этом мире. Но не у плакатов с их изображением. Однако именно об этом все чаще поступают сообщения со всей России: большие предвыборные баннеры президента круглосуточно охраняются полицией, чтобы их ничем не измазали, как это случалось неоднократно", - говорится в публикации.

11. "Государственное давление должно способствовать явке на выборы. Так, воспитатели одного детского сада в подмосковных Мытищах призывали в соцсетях родителей пойти на выборы - их предупреждали личным сообщением или звонком", - передает журналист. А в одном из детских садов Архангельской области перед выборами 18 марта состоится выставка детских рисунков с изображением Путина.

12. "Левада-Центр" - "единственный независимый институт изучения общественного мнения", по словам Райтшустера, - был объявлен в 2016 году иностранным агентом. "Так "Левада-Центр" получил намордник - и единственным источником опросов общественного мнения стали институты, напрямую или косвенно управляемые Кремлем", - отмечает автор. Среди них - государственный ВЦИОМ, который распространяет цифры, которые даже доброжелательным наблюдателям кажутся абсурдными: например, по его утверждению, 64% россиян верят в "открытую и честную политическую борьбу".

Россия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 14 февраля 2018 > № 2496481 Борис Райтшустер


Россия. Германия > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 14 февраля 2018 > № 2496476 Томас де Мезьер

Вы бы отстранили всех россиян от Олимпиады?

Bild, Германия

Томас де Мезьер (64 года) на этой неделе был в стане проигравших — он потерпел поражение в борьбе за свой министерский пост в новом правительстве. В интервью Bild am Sonntag пока что занимающий свой пост министр внутренних дел Германии ответил на ключевые вопросы из области политики спорта, связанные с Олимпиадой.

Bild am Sonntag: Такие звезды, как Феликс Нойройтер, критикуют Олимпийские игры за то, что у них больше нет былого шарма, речь идет только о коммерциализации и «гигантизме». Что вы скажете?

Томас де Мезьер: Насколько я помню, критические голоса раздаются перед каждой Олимпиадой. А затем, когда Игры начинаются, спорт все-таки снова всех восхищает. Для меня Олимпийские игры — это захватывающее спортивное событие, которое объединяет не только атлетов, но и вообще людей во всем мире. Где еще так сближаются победа и поражение, эйфория и разочарование, командный дух и личные амбиции? Но точно так же есть и повод для критики — нехватка устойчивого развития, гигантизм, кризис доверия в международном спорте высших достижений, допинг-скандалы. Это меня огорчает. И как министра спорта, и как болельщика. Нашей общей целью должно стать стремление вдохнуть новую жизнь в олимпийский дух. Олимпийская идея в своем первоначальном виде настолько хороша, что заслуживает всяческой поддержки.

— Что должно измениться, чтобы Олимпийские игры вновь заслуживали доверия? Существует ли опасность, что Олимпийские игры умрут?

— Я так не думаю. Нам нужно только снова сосредоточиться на истинной функции Олимпийских игр. Соревнование, результат, уважение, честная игра и, основываясь на этих ценностях, взаимопонимание между людьми абсолютно разного происхождения и говорящих на разных языках. Люди должны снова болеть за спортсменов, не думая в это время о допинговых и коррупционных скандалах. Они должны снова обрести уверенность в смысле и цели спорта высших достижений. Только так Олимпийские игры смогут вновь безгранично восхищать своими историями.

— Вы разочарованы работой Томаса Баха в качестве главы МОК?

— Томас Бах, будучи президентом МОК, запустил многие процессы. С программой реформ 2020 он задал хорошие и важные импульсы. Сейчас эта инициатива, как и борьба с допингом, должна показать себя в практической реализации и конкретных результатах.

— Эксперт по допингу Зергель недавно высказал критику: «МОК — как „Фольксваген“: они признают только то, что каждый уже и так знает». Он прав?

— Допинг ставит под сомнение целостность спорта. МОК и ВАДА выявили систематическое применение допинга россиянами в ходе зимних Олимпийских игр в Сочи и сделали из этого выводы. Процитированное вами сравнение я тем не менее не поддерживаю.

— Вы отстранили бы Россию полностью от Олимпийских игр после допингового скандала четыре года назад?

— Я всегда говорил, что в борьбе против допинга и тем самым в обращении с российским спортом я призываю к жесткости. Но так должно быть, разумеется, всегда только при должном принятии во внимание отдельных случаев. Решение МОК отстранить Олимпийский комитет России от зимних Игр было последовательным. Но с точки зрения справедливости по отдельным случаям, я считаю правильным, что чистым российским спортсменам, которые прошли допинг-контроль и чьи пробы дополнительно перепроверялись, должно быть разрешено выступать в Пхёнчхане под нейтральным флагом.

— Другие страны платят за золотую медаль на Олимпийских играх суммы до 800 тысяч евро. Почему в Германии призовые составляют только 20 тысяч евро? «Горнолыжный босс» Майер недавно потребовал вознаграждение до одного миллиона.

— С моей точки зрения, это не решающий аспект, но в то же время я должен отметить — не государство, а спортивные организации выплачивают премии. Намного важнее общественное признание спорта высших достижений и тот факт, что наши спортсмены и после окончания спортивной карьеры всячески защищены. Они тяжело тренируются ради спортивного успеха день за днем, и они представляют нашу страну на международных соревнованиях по всему миру. Вокруг них должна существовать оптимальная концепция поддержки.

И что касается экономики. Хороший задел уже имеется. И ясно, что спорт и политика и в будущем должны идти рука об руку. Путь к этому уже успешно подготовлен первыми шагами к настоящей реформе поддержки спорта высших достижений. Это основополагающая реформа, которую решили совместно провести спорт и политика и которая должна сейчас совместно реализовываться — для наших атлетов и для больших немецких спортивных успехов.

Россия. Германия > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 14 февраля 2018 > № 2496476 Томас де Мезьер


Турция. Иран. Сирия. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 14 февраля 2018 > № 2496473 Изабель Мандро

Альянс с Турцией и Ираном, созданный Россией в Сирии, ослабляется

Изабель Мандро | Le Monde

Наступление Турции на сирийских курдов и нарастание напряженности между Ираном и Израилем угрожают зданию, выстроенному Кремлем с целью найти решение по Сирии, пишет корреспондент Le Monde в Москве Изабель Мандро.

"Возникновение новой напряженности на сирийском ТВД, между Израилем и Ираном, поддерживающим Асада, ставит Москву в щекотливое положение. С одной стороны, Россия имеет тесные отношения с Израилем, с другой - у нее нет ни средств, ни желания разрывать альянс, заключенный с Ираном для сохранения режима Дамаска. Такое уравнение сделало российские власти почти бессловесными в отношении израильской воздушной операции, проведенной в субботу, 10 февраля, в Сирии", - говорится в статье.

Нетаньяху много раз проделывал путь до Москвы, чтобы предостеречь главу Кремля против "растущего влияния" своего заклятого врага Ирана в Сирии, указывает журналистка.

Не далее как 29 января израильский премьер-министр даже пришел с картами на руках, показывая, что, по мнению Израиля, на сирийской земле присутствуют иранские военные базы, говорится в статье. Тегеран это отрицает, утверждая, что располагает на месте лишь "военными советниками". "Для Москвы Иран - слишком важный союзник в Сирии. Иранские и проиранские отряды сыграли ключевую роль в боях, нацеленных на разгром сирийского восстания, и Тегеран является активным участником того политического решения, которое пытается соорудить Кремль", - пишет Мандро.

Заключенный 20 декабря 2016 года альянс между Россией, Ираном и Турцией, - крестными отцами соглашений в Астане, приведших к созданию зон деэскалации в Сирии, - сегодня расшатывается. После турецкого военного наступления на курдский анклав в Африне, навязанного России, конфронтация Ирана и Израиля - новая неприятность для Москвы.

"Нынешнее оживление напряженности было предсказуемым с самого начала, поскольку для поддержания у власти Башара Асада Россия и Иран вынуждены были оставаться на его стороне, а присутствие Ирана неприемлемо для Израиля, - подчеркивает Александр Шумилин, директор Центра анализа ближневосточных конфликтов Института США и Канады в Москве. - Кремль является заложником той ситуации, которую он сам создал. Расстаться со своими партнерами сегодня невозможно, но оставаться вместе становится все более опасным".

"Первой иллюстрацией возникших трудностей стал провал мирного саммита по Сирии, организованного 30 января в российском Сочи, что не в последнюю очередь произошло из-за турецкой несговорчивости по курдскому вопросу", - заключает Мандро.

Турция. Иран. Сирия. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 14 февраля 2018 > № 2496473 Изабель Мандро


Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 14 февраля 2018 > № 2496456 Маша Гессен

Любопытное соперничество телезвезды с Владимиром Путиным

Маша Гессен (Masha Gessen), The New Yorker, США

Когда кандидат в президенты России Ксения Собчак выступала в четверг в одном из самых больших залов Колумбийского университета, многие зрители морщились и испытывали некоторую неловкость. Волна неприятных ощущений пронеслась по залу, когда Собчак сказала, что Россия — это самая большая европейская страна, а потом добавила: «Мы — европейцы, мы не азиаты». Еще одна волна дискомфорта прокатилась, когда один из слушателей заметил, что Собчак рискует отвратить от себя избирателей, выступая на стороне ЛГБТ-сообщества и за однополые браки. Собчак пожаловалась, что российское телевидение наверняка оставит без внимания все те серьезные темы, которые обсуждались в тот вечер, и сосредоточится на несколько фривольной теме прав ЛГБТ.

Но если исключить эти моменты, Собчак понравилась аудитории. Имя этой 36-летней телеведущей появится в избирательных бюллетенях на президентских выборах 18 марта (вернее, на том мероприятии, которое сойдет за президентские выборы). Аспиранты, ученые, специалисты по России и российские эмигранты один за другим хвалили Собчак за ее смелость. Исход ритуала под названием «выборы» предопределен. Владимир Путин, находящийся у власти более 18 лет, получит очередной мандат сроком на шесть лет. Но Собчак, воспользовавшись своей предвыборной кампанией, громко заговорила на запретные темы, в том числе о российских политзаключенных. Она даже отправилась в столицу Чечни Грозный, чтобы привлечь внимание к делу правозащитника Оюба Титиева, которого арестовали по сфальсифицированному обвинению в хранении наркотиков. За это ее начали хвалить некоторые российские активисты и журналисты, ранее скептически относившиеся к кампании Собчак.

Проявлять скепсис легко и просто. Собчак — женщина, блондинка, она богата, она прославилась на реалити-шоу, а ее семья близко связана с Путиным. Ее отец Анатолий Собчак, ставший первым постсоветским мэром Санкт-Петербурга, в 1990-е годы взял к себе на работу в качестве заместителя офицера КГБ по имени Владимир Путин. Эти отношения оказались весьма прочными. Работая в тени харизматичного начальника, Путин сколотил состояние и сосредоточил в своих руках власть. Когда городской совет Санкт-Петербурга заподозрил Путина в хищении средств и потребовал провести расследование, Собчак распустил городской совет. В 1996 году Собчак проиграл на выборах, и его не переизбрали. Вскоре после этого против него было начато расследование по делу о ненадлежащем использовании финансовых средств и городской собственности. Тогда бывший заместитель Собчака помог ему уехать из страны. В 1999 году Путин внезапно обрел известность, став премьер-министром и возможным преемником действующего президента. Уже через несколько месяцев он помог бывшему боссу вернуться из эмиграции. В феврале 2000 года Собчак внезапно скончался, и Путин, исполнявший в то время обязанности президента, плакал на его похоронах. Все это хорошо известно, как и то, что без разрешения Путина в России никто не попадает в избирательные бюллетени. Самого известного его оппонента, борца с коррупцией Алексея Навального не допустили к участию в выборах, а он в знак протеста призвал их бойкотировать. Отсюда следует, что это Путин включил Ксению Собчак в списки кандидатов.

При ближайшем рассмотрении Собчак кажется более сложной личностью. Я наблюдаю за ней более 10 лет, и несколько раз брала у нее интервью. В 2011 году, когда в России вспыхнули массовые протесты, в ней как будто мгновенно проснулось политическое сознание. Это похоже на то, как у человека вырастает новая конечность. Собчак казалась удивленной, но решительной, либо смирившейся с произошедшими в ней изменениями, которые она не могла контролировать. Она отказалась от доходной карьеры на государственном телевидении. Когда закончились протесты и начались политические репрессии, ей стали угрожать, и как минимум один раз полиция провела у нее в квартире публичный и унизительный обыск. Собчак стала работать ведущей на оппозиционном телеканале, вещающем через интернет. В 2015 году, когда ей стали угрожать убийством, она была вынуждена на пару месяцев уехать из страны.

В четверг Собчак рассказала мне, что она начала работать над фильмом о своем отце. Она неоднократно просила Путина дать ей интервью, и прошлой осенью он, наконец, согласился. Воспользовавшись этой возможностью, Собчак сказала Путину, что решила составить ему конкуренцию на выборах. По ее словам, он был недоволен.

И вот здесь-то мы подходим к двум давним слухам. Первый о крещении, а второй о смерти. Существует фотография Путина с родителями Ксении, сделанная, по всей видимости, сразу после ее запоздалого крещения в 12-летнем возрасте. Ходят упорные слухи о том, что Путин — крестный отец Ксении Собчак. Она говорит, что это не так: Путин был на крестинах, но участия в них не принимал. (Она также сказала мне, что согласилась креститься исключительно для того, чтобы угодить матери.) Второй слух — об отце Ксении. Анатолий Собчак участвовал в предвыборной кампании за Путина, когда умер — по всей видимости, от инфаркта. Подробности довольно странные. Два бывших офицера КГБ, которые сопровождали Собчака в той поездке, погибли от огнестрельных ранений. Мать Ксении, работающая сенатором, говорит, что знает правду о смерти мужа, но из соображений безопасности не хочет ее раскрывать. Кое-кто считает, что Собчак был убит накануне первых президентских выборов Путина, потому что слишком много знал.

Ксения Собчак в целом с пониманием относится к Путину. «Я думаю, он патриот, — сказала она. — Я думаю, он считает, что сохраняет единство России ценой сверхчеловеческих усилий, и в то же время не позволяет ей превратиться в некое подобие военной хунты». Путин вносит поправки, новые толкования и дополнения в российскую конституцию, чтобы как можно дольше оставаться у власти, однако Собчак полагает, что после шестилетнего срока он постарается найти способ, чтобы уйти. А для этого ему нужен преемник.

Может, Собчак нацелилась на эту должность? Она возразила, заявив, что пока у нее недостаточно политического опыта. Но уже через пару секунд она оживилась. «В этом трагедия нашей страны, — сказала она. — У нас все — неопытные политики». Ксения призналась, что хочет стать таким политиком, который пользуется доверием власть имущих и тех, кто выступает против Путина.

Даже если предположить, что такая странная конструкция возможна, зачем Путину выбирать Собчак себе в преемницы? Ответ прост: Путин сможет быть уверен в том, что Собчак защитит его от судебного преследования, как он когда-то защитил ее отца. Она считает, что Путин захочет оставить свою должность только в том случае, если ему и его состоянию будет гарантирована полная безопасность.

Конечно, это свидетельствует о том, что Путин не намерен оставаться у власти неопределенно долго, и что он не отдавал приказ об убийстве отца Собчак.

Тогда как же насчет всех этих слухов? Собчак думает, что Путин не убийца. По ее мнению, те политические убийства, которые происходят в России довольно регулярно, это дело рук его ретивых сторонников, и что он не отдавал приказы о ликвидации. А в 2000 году, заявляет Ксения, у Путина еще не было таких ретивых сторонников. «Мне известны такие идеи, — сказала Собчак по поводу слухов о том, что Путин приказал убить ее отца. — Но это просто немыслимо. Если это так, то мир совсем не такой, каким я его представляю».

Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 14 февраля 2018 > № 2496456 Маша Гессен


Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 14 февраля 2018 > № 2496455 Александр Турчинов

Закон о Донбассе не исключает освобождения оккупированных территорий военным путем

Анастасия Станко, Максим Каменев, Hromadske, Украина

Секретарь Совета национальной безопасности и обороны Украины Александр Турчинов не часто выступает публично и еще реже дает интервью. Тем не менее, его влияние на принятие властью ключевых решений трудно переоценить.

В декабре 2014 года, перед назначением его на должность, украинский парламент специально расширил полномочия СНБО. Именно с совещания с Турчиновым обычно начинает рабочий день президент. По словам самого главы СНБО, их отношения с Петром Порошенко позволяют ему откровенно говорить, если он не согласен с определенными предложениями. Кроме того, Турчинов — один из немногих людей, которые фактически формируют информационную повестку дня страны. Он — автор многих громких инициатив последних лет, в том числе запрета российских социальных сетей, новых правил пересечения границы для россиян, национализации активов Виктора Януковича, закона о восстановлении суверенитета для Донбасса. И это лишь часть его идей.

В ноябре 2017 года на съезде партии «Народный фронт», одним из руководителей которой является Александр Турчинов, он пообещал дать интервью «Громадскому» и сдержал слово. Мы встретились с ним в Администрации президента, где у Турчинова есть отдельный кабинет.

Говорить о войне на Донбассе, непонимании со стороны международных партнеров и предстоящих выборах секретаря СНБО он пытается без эмоций, тем не менее, как только возникают проблемы со звукозаписью, он шутя переспрашивает, нет ли среди присутствующих российских агентов, и с улыбкой уточняет, насколько откровенный у нас выходит разговор.

О том, как на деле будет работать закон о Донбассе, насколько сейчас Украина независима, когда, по его же признанию, Турчинов говорил неправду, об отношениях с президентом Порошенко, угрозах со стороны России и рисках наступления на Украину — в эксклюзивном интервью «Громадскому».

Закон о Донбассе не дает возможности России называть себя миротворцем

«Громадское»: Закон о Донбассе уже направлен на подпись президенту. Вы были главным идеологом этого закона, как он теперь будет внедряться в жизнь?

Александр Турчинов: Это действительно очень важный закон для нашей страны. Ведь, во-первых, на уровне закона Россия признается страной-агрессором. Это сразу перечеркивает планы (Владимира) Путина по маскировке военной агрессивной операции под миротворческую. То, что он хотел сделать и то, что уже даже обсуждалось в ООН. То есть этот закон вообще не дает возможности России называть себя миротворцем, потому что нельзя быть миротворцем и агрессором одновременно.

Второе — закон четко определяет технологию защиты граждан Украины, которые остались на оккупированной территории, и также тех, кто вынужден был покинуть свои дома и сейчас находятся на Украине, но потеряли имущество, недвижимость и т.д.. В законе четко указано, что любые акты, составленные на оккупированной территории, не имеют никакого юридического смысла. Мы реально защищаем наших граждан от произвола и террора, в котором они вынуждены сегодня находиться.

Очень важна, безусловно, и составляющая закона о политике безопасности. Когда приоритет — дипломатические меры, закон четко дает возможность использовать весь потенциал силовой стороны, Вооруженных сил Украины и других силовых институтов для защиты страны, отражения агрессии, в частности, восстановления суверенитета нашей страны на оккупированной территории.

— Закон предусматривает создание оперативного штаба объединенных сил. Когда это произойдет?

— Объединенный оперативный штаб уже действует в системе Генштаба, не надо ничего с нуля создавать. Другой вопрос, что свою функцию в зоне проведения боевых действий он начнет выполнять именно после подписания закона, когда он получит все полномочия.

Важно, что создается единая политика безопасности: вертикаль, во главе которой стоят наши военные — объединенный оперативный штаб. Ему подчиняются не только подразделения Вооруженных сил, но и все силовые структуры, находящиеся на территории Донецкой и Луганской областей, которые противодействуют агрессору.

— Есть идеи, кто должен возглавлять этот штаб и будет ли это вертикаль: генеральный штаб — руководитель штаба — командующий объединенных сил?

— Нет, это отдельная вертикаль. Это единственная вертикаль Генштаба. Кроме того, такая формула, как объединенный оперативный штаб, — это исключительная система, основанная на стандартах НАТО. Генштаб, переходя на стандарты НАТО, как раз и создает подразделение, которое выполняет функции для проведения военных операций в случае необходимости. То есть стандарт НАТО должен стать стандартом для нашей страны.

— Правильно ли мы поняли, что философия закона о Донбассе предусматривает возможность вооруженного освобождения оккупированных территорий украинскими военными?

— Мы не говорим, что сегодня можем освободить территорию исключительно силовым путем. Но этот закон не исключает такого пути и создает для этого предпосылки. Чтобы не надо было принимать дополнительные законодательные акты, которые бы обеспечили правовое поле для применения силы во время противодействия агрессору.

В то же время закон не перечеркивает мирный путь, наоборот, сегодня никто не отменял Минские соглашения. Да, Россия их саботирует, она пытается их нивелировать, но дипломатический путь, согласно позиции президента, остается одним из приоритетных.

— Вы говорили, что закон обеспечивает правовой статус людей, которые живут на временно оккупированных территориях. А кто для вас эти люди?

— Очень многие люди вынуждены были покинуть оккупированную территорию и устроиться на работу в других областях Украины. Но очень многие вынуждены были остаться, и есть, безусловно, те, кто сотрудничает с оккупационными администрациями, потому что «ЛНР», «ДНР» — это фейковые названия для прикрытия именно военных оккупационных администраций РФ на оккупированной территории.

Безусловно есть те, кто сотрудничает, кто участвовал в мятежах против собственной страны, совершал военные или уголовные преступления. Таких много, но есть и те, у кого нет другой альтернативы, как остаться в тех домах и работать на предприятиях, которые сейчас работают в «слабом» режиме, но работают в Донецкой и Луганской областях, находящихся под контролем российских военных.

Наши подразделения на некоторых направлениях продвинулись на 10 км вперед

— В прошлом году вы говорили, что 2016-й — это год, когда мы не отдали ни одного клочка украинской земли. Каким был 2017-й?

— Об этом приятно говорить: и 2016-й, и 2017 годы отличались от прошлых (лет), потому что мы не отдали ни пяди своей земли. Более того, наши подразделения на некоторых направлениях продвинулись на 10 и более километров, улучшив свои позиции. Это факт. Все попытки изменить конфигурацию на линии разграничения для российских террористических войск потерпели фиаско. Они не смогли ни отбить ни один из населенных пунктов, ни продвинуться вперед.

Но есть другая проблема, очень серьезная. РФ продолжает развивать очень мощную военную инфраструктуру вдоль нашей границы, и фактически они используют так называемые «первый» и «второй» корпуса, подчиненные восьмой армии Южного военного округа РФ как первый эшелон. А второй эшелон расположен вдоль границы с нашей страной. Это мощные обновленные подразделения и, в частности, авиационная инфраструктура. К тому же, проложена дополнительная железнодорожная ветка, которая позволяет из центральной России очень быстро перебрасывать войска к нашим границам.

И такой военный потенциал, сконцентрированный вдоль границы, не нужен для каких-то мирных мероприятий. Он может использоваться только для наступательных мероприятий. Это проблема. Поэтому мы должны понимать, что по решению кремлевского руководства военная агрессия может выйти на новый опасный уровень в любой момент. В то же время мы можем прогнозировать, что к Чемпионату мира по футболу, в который Путин вложил миллиарды российских средств, они вряд ли могут перейти к активным наступательным действиям, чтобы не сорвать это мероприятие.

— Есть еще риск того, что Россия может наступать на Украину из Крыма или теперь это совершенно нереально?

— Они сконцентрировали на оккупированной территории Крыма очень мощный военный потенциал, такая концентрация войск только для обороны не нужна. На территории Крыма разместили, в частности, мощные наступательные средства, стратегическую авиацию, ракетные комплексы, которые могут нести и использовать ядерное оружие. Это серьезная опасность. Мы анализируем ситуацию и видим опасность не только на севере и востоке, но и на юге — это также факт. Соответственно, мы должны быть способны и готовы дать отпор во всех направлениях: от юга до севера.

— В прошлом году реализовали целый комплекс мер по противодействию именно методам гибридной войны. Помним и запрет российских соцсетей, и изменение правил пересечения границы, усиление экономических санкций и тому подобное. Не кажется ли вам, что такие методы в определенной степени напоминают методы путинской России?

— А именно?

— Когда речь идет об ограничении, введении запретов — это в определенной степени борьба с Россией методами России. Вы видели, какая была серьезная дискуссия в обществе о запрете социальных сетей таких как «ВКонтакте» или «Одноклассники» или определенных российских сайтов.

— То, что в обществе есть дискуссия — это очень хорошо, но когда есть гибридная агрессия и нет противодействия этой агрессии, тогда мы фактически делаем страну незащищенной. Поэтому я, как секретарь СНБО, инициировал в том числе и эти запреты, и многие санкции, а также запрет других информационных ресурсов, которые использовались не только для информационных, но и кибернетических агрессивных действий против нашей страны. Это наш долг. Более того, если сначала Европа говорила, что «ну как-то оно не очень демократично», то теперь европейцы изучают наш опыт для противодействия российской информационной экспансии.

В частности, чтобы противодействовать информационному влиянию России, которое используется для получения того или иного политического результата на тех или иных выборах. И это уже не единичные случаи. И поэтому сейчас европейские парламенты рассматривают законы, с помощью которых хотят ликвидировать информационные фейки, дезинформацию, информационную политическую пропаганду и тому подобное.

Россия превратила демократические свободы европейских стран, США и других в их слабость. Она фактически паразитировала на возможности регистрировать СМИ без ограничений, давать информацию без какой-либо цензуры и превратила это в оружие. На примере Крыма мы увидели: сначала приходят российские СМИ, а затем — российские танки. То есть, это технология, которую они отработали на Украине. И когда мы говорим о запретах, стоит упомянуть США и их действия против агрессивных информационных российских ресурсах.

— Имеете в виду закон об иностранных агентах?

— Не только, они заставили зарегистрироваться как иностранных агентов те российские СМИ, которые были якобы «американскими». Мы общались в Брюсселе с генсеком НАТО, обсуждали с коллегами по НАТО создание платформы исследования гибридных угроз и противодействия им. Именно эта платформа должна быть создана на Украине, ведь больше опыта в этом, чем у нас, пожалуй, нет ни у кого в мире.

— Согласны ли вы с тем, что в условиях гибридной войны свобода может быть ограничена ради безопасности?

— Вы партию имеете в виду или нет? (улыбается — ред.)

— Нет.

— Партию «Свобода» (известна своими националистическими взглядами — прим. ред.) никто не будет ограничивать, но граница базируется на нашей Конституции и законах. Есть закон, который позволяет в условиях военной агрессии делать достаточно серьезные ограничения.

— Имеете в виду закон о военном положении?

— Да, это тот самый закон, но у нас нет сейчас такого положения. И когда мы говорим о его необходимости, это не может быть политической мотивацией. Это может быть только мотивация к безопасности: случайная активизация военных действий и тому подобное. И Конституция, и закон четко прописывают, в каких рамках что можно ограничивать.

Что касается санкций, это элементарная технология, которая используется не только на Украине. Мы поддерживаем санкции, которые применяют ЕС, США и другие демократические страны против агрессии РФ. Было бы смешно, если бы наши партнеры вводили санкции против РФ, а мы бы говорили, что это «не совсем демократично». Нет, мы должны жестче работать и здесь не может быть никаких компромиссов. Вспомните, какие были истерические вопли со стороны российских политиков, руководства России по усилению контроля при пересечении границы.

— Даже отозвали своих офицеров из Совместного центра контроля и координации по вопросам прекращения огня…

— Да, обещали, что они не будут давать отпечатки пальцев и т.д., но это безопасность нашей страны. Теперь как те «хомячки»: спокойно пальчики дают, отмечаются без всяких вопросов и только так заходят на территорию Украины. И нас не интересуют их истерические заявления, нас интересует только безопасность страны. Чтобы не было такого, когда один и тот же человек заходит на нашу территорию под разными паспортами и разными фамилиями и фактически выполняет конкретные задачи по сбору информации. Создается картотека всех, кто пересекает нашу границу со стороны России, и здесь уже шпионам работать достаточно сложно.

— То есть это были эффективные меры?

— Я считаю, что эффективные. Значительно уменьшилось количество людей, пересекающих границу, а те, кто пересекают, уже попадают в нашу базу и их легче найти и легче идентифицировать. Давайте защищать нашу страну. Украина — это не какой-то проходной коридор, куда можно спокойно заходить и выходить. Мы должны защищать ее в том числе и от нелегальной миграции, мы должны поставить барьер и закон призван служить именно этому.

— Вы о пересечении границы говорите, но были дискуссии о социальных сетях и других сайтах. Тогда было предложение не запрещать, а объяснять людям, что «ВКонтакте» — это вредно для них, что их данные могут получить в ФСБ.

— Не могут, а уже есть.

— Да, поэтому «давайте не будем запрещать, а объясним людям, что им лучше самим не использовать это». Но мы пошли путем запрета…

— Мы видим, что используются мощные кибератаки, причиняющие миллиардные убытки. В конце 2016-го атаковали финансовую систему, государственное казначейство, потом вообще и банковский сектор, и весь экономический сектор. Используется российский программный продукт без всяких проблем: раздали по демпингу, продали, а потом вирус заблокировал весь информационный блок, который имеет то или иное предприятие или властная структура.

Кстати, киберугрозы по своим последствиям после военных стоят на втором месте, современные войны уже не могут происходить без кибернетических атак и, соответственно, кибернетической защиты. Хочу сказать, что мы год назад создали Национальный координационный центр кибербезопасности при СНБО и сделали очень много. К тому же, в рейтингах европейского информационного общества, Украина — уже в десятке стран, которые наиболее эффективно наращивают способности в кибернетической защите.

Мы обошли даже страны Балтии и сейчас в рейтинге где-то на уровне с Польшей. Хотя это не значит, что можно успокоиться. В отличие от этих стран, у нас наибольшее количество кибернетических атак, которые происходят как хаотично, так и направлено. Где-то неделю назад я открывал Центр оперативного реагирования на киберугрозы. Он построен по самым высоким международным стандартам и подключился к аналогичным центрам во многих странах. В частности, это страны блока НАТО, и нам это позволяет быстро обмениваться информацией, превентивно проводить мониторинг и разведку, находить вредоносные вирусы еще до того, как они активизируются. Благодаря этому мы можем очень быстро вычислить коды вредоносных программ и вирусов.

— В 2014 году создавалось впечатление, что вы не хотели войны. Решение о начале проведения АТО приняли только в апреле… Сегодня у вас наоборот создалась репутация «ястреба войны». Как произошла такая метаморфоза?

— Хотят войны только больные люди. Нормальные люди войны не хотят. Я всегда принимаю ответственные решения. И когда началась российская агрессия в Крыму, наши Вооруженные силы не могли дать отпор. Они не были способны выполнять приказы или хотя бы защищать места дислокации и использовать оружие для обороны. Даже этот приказ не выполнялся. Ситуация была трагическая и в стране была паника. Поэтому, если бы я вышел и пожаловался на военных, что они не способны защитить страну, начался бы массовый психоз. Я на себя брал негатив, рассказывал, что у нас сильные ВСУ, хотя это была неправда. Но я не мог говорить что-то другое и не мог рассказывать, что приказы не выполняются, что войска не могут защитить народ. А угроза была не только из Крыма.

На севере формировалась армия для вторжения на материковую часть Украины. 1 марта приняли решение о введении войск на территорию Украины. Поэтому надо было, с одной стороны, выиграть время, сковав их в Крыму, а с другой — как-то подготовить Вооруженные силы к отражению агрессии. Нам не было тогда чем Киев защитить. И в этих условиях надо было балансировать, восстанавливать оборонный потенциал, военный потенциал. Для этого нужно было во что бы выиграть время.

Когда началась война на Донбассе, а армия еще не была готова, надо было бросать в бой неподготовленные добровольческие батальоны. Многие ребята, герои Украины, погибли. Их кровь и героизм остановили врага на востоке. Уже сегодня мы можем сказать, что способны защищать страну, дать отпор врагу. Но к этому надо было дойти. А бросать детей на верную гибель — для этого не надо быть героем, надо быть просто подонком.

— Сколько времени понадобится украинской армии, чтобы восстановить контроль над оккупированными территориями Донбасса, если РФ не будет вмешиваться?

— На это уйдет несколько недель. Проблема планирования военной операции на востоке в том, что ты не понимаешь, сколько войск тебе противодействует, сколько РФ привлечет дивизий, корпусов, полков или армий. В этом, безусловно, проблема планирования военной операции, когда не знаешь реальный потенциал врага. Потенциал, который есть сегодня, это также регулярные вооруженные силы РФ.

Да, там много жителей из Донбасса, но они подчинены исключительно военному руководству, они живут по военным уставам РФ, используют российское оружие, имеют централизованное материально-техническое обеспечение российского Генштаба. Это подразделения России, с которыми мы ведем войну, несмотря на то, что там очень много предателей, украинских, которые в это вовлечены. Но эти корпуса продержатся недолго. В случае, если действительно не было бы второго эшелона, который, как я рассказывал в начале, и стоит на границе.

Кроме того, многое зависит от наших стратегических партнеров. К большому сожалению, в последнее время много новых политиков, которые приходят к власти в европейских странах, начинают рассказывать, что это проблема Украины, не понимая, что именно Украина — форпост Европы, и украинцы защищают не только независимость собственного государства, но и Европу.

Мы остановили продвижение на запад российского нашествия. Нам тогда не помогали, а именно тогда помощь была необходима, но ни патрона я тогда не смог получить. Сегодня происходит больше разговоров о помощи, но в основном это все-таки моральная, консультативная поддержка. То есть все, что касается военно-технического сотрудничества.

— А «Джавелины»?

— А «Джавелин» все приближаются и приближаются, но никак не дойдут до Украины.

— А учения НАТО?

— Мы за все благодарим: и за обучение, и за инструкторов, но мы нуждаемся в эффективном и масштабном военно-техническом сотрудничестве, ведь даже и новое оружие, которое мы делаем, могло бы быть намного лучше, имей мы возможность использовать современные разработки наших стран-партнеров. Впрочем, к сожалению, мы не можем получать ни эффективное оборудование, которое можно использовать для производства оружия, ни какие-то серьезные современные разработки наших партнеров, которые могли бы поднять наше оружие на более весомый уровень, и дать 100% результативность ее использования.

Украину воспринимают как проблему

— Почему так происходит? Международные партнеры воспринимают Украину как объект, а не субъект международной политики?

— Украину воспринимают как проблему. Заметьте, в скольких европейских странах сейчас возникают вопросы о прекращении санкций против РФ. Собственные вопросы всегда важнее, чем чьи-то другие. Меня уже четвертый год подряд спрашивают: как там вопрос по военно-техническому сотрудничеству? Я говорю, что вопрос решается, только вооружения нет.

Вопрос о наших европейских партнерах еще сложнее, и когда мы говорим о военных технологиях и сотрудничестве в военно-техническом комплексе, то говорят — нет, лучше не раздражать Россию, как-то поддержим еще полгода санкции. У наших партнеров нет ощущения, что сегодня на наших глазах происходит такое глобальное изменение воздействий.

— А где мы в этой новой парадигме? Где вы видите Украину в этом новом мироздании?

— Я вижу только один формат для Украины: это сильная экономика, сильное государство, и формат сильного национального государства — это единственный залог нашего выживания. Мы же с вами откровенно говорим. Когда мы говорим о независимости, сегодня мы не можем утверждать, что Украина независима, потому что мы экономически зависимы.

Украина сегодня зависима от внешнего кредитования, это факт. Поэтому пока мы будем зависимы, нам будут рассказывать, как нам лучше жить. Вот, например, есть кругляк, мы говорим: может, давайте мы будем шкафы сами делать, а нам говорят: нет, давайте кругляк. Никто не хочет свои леса вырубать. Такое отношение к Украине, как к кругляку, унизительное. Но вы знаете, кто платит деньги, тот может что-то заказывать. Пока мы будем зависеть от внешнего финансирования, пока мы не поднимем экономику на достаточный уровень и не продемонстрируем, что наш потенциал очень богатым — мы будем зависимы.

Прежде всего это интеллектуальный потенциал. Украинцы — это нация интеллектуалов, специалистов в ИТ-технологиях, нация людей, которые ищут свой путь. Но опять возвращаемся к истории: залог нашего выживания и роста — единство нашей нации.

— То есть: один язык, одно государство, одна нация?

— Мы же не запрещаем никому общаться на другом языке. Но нация должна состоять не из тех, кто доказывает, что у него украинское наследие, нация — это единение людей, которые живут в этом государстве, отвечают за него. Мы говорим о том, чтобы чувствовать себя украинцем и о чувстве собственного достоинства за то, что ты украинец, о чувстве ответственности за свою страну.

Страна — прежде всего

— Значит ли это, что власть должна объединиться перед выборами в пределах какого-то большого политического объединения? И правда ли, что вы уже согласились возглавлять избирательный штаб Петра Порошенко?

— Знаете, фейки так быстро распространяются и потом надо постоянно объяснять, что это не так. Во-первых, у нас еще не начались выборы. Думаю, реально избирательные кампании начнутся где-то за полгода, хотя по закону это еще более короткий срок. Сегодня я не знаю, кто создал штабы, но мне о таких штабы неизвестно. Более того, я занимаюсь безопасностью и обороной на Украине, и это очень важно. У меня есть приоритеты. Политическими штабами должны заниматься те, кто занимаются политикой. Я ею занимаюсь.

Друзья, была война, и даже в этих условиях мы провели выборы. Неужели мы теперь не сможем провести честные и прозрачные президентские, а потом парламентские выборы? Это не самый большой вызов для нас, я здесь более или менее спокоен. Другой вопрос — нельзя превращать выборы в гражданский конфликт. А у нас постоянно: как выборы, то идешь как в последний бой. Поэтому вопрос: зачем тебе власть, когда у тебя не будет страны? Поэтому страна превыше всего, это кто-то может и не поймет, но для того, чтобы иметь перспективу, у украинцев должно быть сильное, свободное и независимое национальное государство.

— То есть вам и не предлагали еще (присоединиться к штабу)?

— Еще раз хочу сказать, что избирательная кампания еще не началась. Я убежден, что у Петра Алексеевича отработана технология, он не первый раз в выборах будет участвовать. Другой важный вопрос, и я не скрываю, что выступал за это и готов это поддержать, как сказано в Библии: «Если царство разделяется — оно обречено». То есть властная команда не может конкурировать между собой, потому что таким образом она не будет заниматься реформами, экономикой, децентрализацией, а среди них будут распри и проблемы; история Украины об этом хорошо знает.

Я работал президентом. Мне не понравилось

— То есть, в президентских выборах-2019 вы ни в каком статусе участвовать не будете?

— Я работал президентом, мне не понравилось. Не спишь, колоссальная нагрузка, поэтому я не планирую участвовать в качестве кандидата в президенты и не планирую возглавлять какой бы то ни было штаб.

— Вы упоминали об объединении власти. Значит ли это, что «Народный фронт» (партия появилась после выхода части политиков во главе с Арсением Яценюком и Александром Турчиновым из партии ВО Батькивщина) тоже должен быть един с президентской командой на выборах?

— Я считаю, что объединиться должна вся команда, которая сегодня работает в коалиции, она в очень сложных условиях взяла на себя ответственность за непопулярные решения. Если почитать предложения МВФ, то у меня волосы, пожалуй, стали бы дыбом. В этом плане мне легче (улыбается — прим. ред.). Поэтому это очень непопулярное и опасное решение даже для социальных последствий.

Коалиция работает уже третий год. Ее хоронили, разгоняли, но она работает. Поэтому те, кто готов брать ответственность за страну, это не только парламентские фракции. Я считаю, что сегодня нужно объединить всех, кто способен не только давать обещания, но и заниматься конкретными делами. Не популизмом, а тяжелой и не слишком приятной работой. Все эти люди должны объединиться, как на уровне Киева, так и на уровне всех регионов Украины. Это серьезная задача, и когда она будет реализована, то мы получим шанс.

— Объединиться в одну партию, в один политический блок?

— В одну политическую силу. Будет это общественное движение, партия — это условные технологические вещи, пусть этим занимаются политические технологи. Я говорю, что должна быть единая команда. Назовите ее единственным батальоном, бригадой, корпусом или армией — на ваше усмотрение.

— Она должна быть создана после президентских выборов или к выборам?

— Что скорее, тем лучше.

Мы с президентом сделали выводы

— Охарактеризуйте свои отношения с президентом, мы помним историю ваших сложных политических отношений.

— Я считаю, что умный человек должен делать выводы, в частности, из собственного опыта. Я эти выводы сделал, думаю, их сделал и Порошенко. Я отвечаю за направления безопасности, поэтому для меня президент — это Верховный главнокомандующий. Именно в этом амплуа я принимаю его поручения и приказы.

— То есть, не партнеры, не друзья, не соратники?

— Я не разбрасываюсь такими словами как друг, но считаю, что мы работаем в одном направлении и выполняем одни задачи, которые касаются безопасности и обороны. Верховный главнокомандующий отдает приказы, а я эти приказы выполняю. Это нормальные отношения и я считаю, что безусловно есть ошибки, проблемы, но наши отношения позволяют мне сказать, что я соглашаюсь с определенным решением или нет, но когда его приняли, указ подписали, мы его будем выполнять. Президент часто прислушивается к моим советам, в то же время его опыт также очень важен для принятия правильных решений.

— Есть ли для вас среди украинцев, ныне живущих в стране, моральный авторитет?

— Что касается живого авторитета, который для меня существует, и не только на Украине — это живой Иисус Христос. Это единственный живой авторитет, который дает реальные советы, его заветы и есть программы нашей жизни, поэтому кто живет по этим программам, тот побеждает. Советую всем.

— Кем бы вы хотели остаться в истории?

— Это слишком общий вопрос. В Библии сказано «Нет пророка в своем Отечестве», и я хотел бы, чтобы люди просто знали правду. Потому что иногда чем дальше от событий, тем больше возникает сомнение, что я принимал в них участие. И чем дальше от тех или иных событий, тем больше они обрастают новыми «героями», которые рассказывают, как оно было на самом деле, новыми мифами. Знаете, правда и спасает, и очищает, и я бы очень хотел, чтобы люди знали правду про всех: кто как жил, кто как работал, кто что смог сделать.

Поэтому я за правду, я за откровенность. Но знаете, кто скажет, что он святой, то скажет неправду. Поэтому и я далек от такого образа: есть много недостатков, есть много изъянов и проблем, есть много ошибок. Но над этим надо работать, без суеты и лишнего шума.

Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 14 февраля 2018 > № 2496455 Александр Турчинов


Польша > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 14 февраля 2018 > № 2496448

Саакашвили займется в Польше созданием политического центра

Петр Чарторыски-Шилер (Piotr Czartoryski-Sziler), wPolityce, Польша

Интервью с экспертом по безопасности, главой отделения Польского геополитического общества в Жешуве Анджеем Запаловским (Andrzej Zapałowski).

— wPolityce. pl: К каким последствиям может привести выдворение бывшего президента Грузии Михаила Саакашвили с Украины в Польшу?

— Анджей Запаловский: Когда Саакашвили уволили с поста губернатора Одесской области, он начал «крестовый поход против Порошенко». Он решил создать свою политическую силу, сосредоточив внимание на теме борьбы с коррупцией. Одновременно на Украине в связи с приближающимися президентскими и парламентскими выборами решили создать национально-патриотический блок. Попытка сформировать его вокруг так называемого Национального корпуса, то есть политического крыла батальона «Азов», не увенчалась успехом. Саакашвили мог стать тем человеком, который объединит этот блок, и даже кандидатом от этих сил на президентских выборах, который бы выступил против Порошенко.

— А Юлия Тимошенко?

— Она уже растеряла свой политический капитал, и у ее лагеря нет какого-то заметного представителя. Олег Тягнибок, председатель «Свободы», тоже не может стать таким кандидатом: на последних выборах его партия не преодолела пятипроцентный проходной барьер. Я думаю, Порошенко понимал, что если Саакашвили останется на территории Украины, вокруг него начнет формироваться национально-патриотический блок, выступающий против олигархов. Так что, раз представился удобный случай, а тем более были юридические основания (незаконный въезд на Украину), самым лучшим выходом для президента было выдворение Саакашвили с украинской территории, которое позволило ослабить упомянутые силы. Я напомню, что в последнее время в Киеве прошло несколько демонстраций в поддержку Саакашвили, которые собирали по несколько тысяч человек. Это была реальная угроза. Высылка Саакашвили, на мой взгляд, была в первую очередь реакцией на эти события.

— Значит, Саакашвили прав, говоря, что выдворив его с Украины, президент Порошенко продемонстрировал свой страх и слабость?

— Думаю, да. Саакашвили еще не обладал реальной силой, чтобы угрожать президенту, но следует учитывать, что избирательная кампания на Украине только начинается. Впрочем, недавно в довольно длинном интервью основатель батальона «Азов» Андрей Билецкий прямо заявил, что руководство украинского государства уже настолько слабо, что страна может распасться в любой момент. Саакашвили говорит то же самое. Он подчеркивает, что группа олигархов во главе с Порошенко столкнулась с серьезной угрозой дестабилизации государства.

— Что вы думаете о звучащих в адрес Саакашвили обвинениях? Говорят, что он брал деньги у людей из окружения президента Януковича?

— Я уже давно слежу за украинской политикой, там много раз бывали такие ситуации, когда президенты, например, Ющенко и Янукович, обвиняли судей в том, что те получают в год несколько миллионов долларов в виде взяток и тому подобное. Такие обвинения уже не производят на Украине особенного эффекта, это «нормальный» элемент политической игры. Совершенно невероятно, чтобы Саакашвили брал деньги у этих кругов. Если его кто-то и поддерживал, то только заклятый враг Порошенко Игорь Коломойский, чей «ПриватБанк» (один из самых крупных банков на Украине) национализировали. Возможно, еще какая-то небольшая группа украинских олигархов помогает Саакашвили в его борьбе с Порошенко, но это совершенно естественно, ведь на Украине невозможно заниматься политикой, не имея больших денег. Без средств вступать в политическую борьбу там не имеет смысла.

— Вас не удивило, в каком стиле Саакашвили выдворили с Украины? Политик утверждает, что его похитили.

— Напомню, что Саакашвили пытались арестовать уже два месяца назад, схватив на крыше здания, где он пытался скрыться. Тогда из рук сотрудников украинской Службы безопасности его отбили сторонники. Сейчас Саакашвили, видимо, почувствовал себя увереннее и утратил бдительность, в результате специальному подразделению Пограничной службы удалось его задержать.

— Что будет с бывшим президентом Грузии дальше?

— В Польше он наверняка займется созданием центра, занимающегося поддержкой тех политических сил на Украине, которые считают его авторитетом. Для Варшавы это очень опасно. Саакашвили выступает представителем националистических сил, он втянет Польшу в борьбу с олигархами на их стороне. Что здесь самое опасное? Он может привлечь к этому процессу находящихся на нашей территории украинцев (а их здесь больше миллиона) и постараться создать некую политическую базу, чтобы воздействовать на Украину.

— Вы считаете, что Саакашвили останется в Польше? Он говорит, что не станет просить в нашей стране убежища.

— Политического убежища он просить не будет, но из Польши никто его высылать не станет. Скорее всего, Саакашвили будет ездить по Европе (не знаю, на каких правовых основаниях). Но я опасаюсь, что он решит создать у нас «политический центр в изгнании», стремясь повлиять на грядущие выборы. Это очень опасно, поскольку таким образом Польша окажется в каком-то смысле противопоставлена правящему украинскому лагерю. Если на Украине начнется серьезный кризис, то Польша станет участницей этого политического конфликта.

Польша > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 14 февраля 2018 > № 2496448


Россия. Украина > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 14 февраля 2018 > № 2496442 Андрей Курков

Русскому языку не нужен никакой особый статус, нужно признать его частью языковой украинской культуры

Писатель Андрей Курков в интервью программе «Бацман» на телеканале «112 Украина» рассказал, почему Россия не имеет монополии на русский язык, чем украинцы отличаются от россиян и как изменилась украинская литература за последнее время.

Алеся Бацман, 112.ua, Украина

«112 Украина»: В программе «Бацман» — писатель, сценарист Андрей Курков. Добрый вечер, Андрей. Ваше заявление о том, что русский язык является украинской культурной собственностью, и что его нужно взять под украинский филологический контроль, в России и в российских СМИ наделало много шума. Что вы имели в виду?

Андрей Курков: Прежде всего то, что Россия, Москва, Кремль не имеют монополии на русский язык. Как Париж не имеет монополии на французский. С русским языком произошло то же самое, что произошло с французским 150 лет назад, когда появилась франкофония. Когда французская культура перестала быть единственной культурой на французском языке: возникла Бельгия, Квебек, африканские страны, вышедшие из-под колониальной французской лапы. Они оставили себе французский язык как инструмент культуры. На французском пишет гораздо больше арабских или североафриканских писателей, чем на арабском. И это потому, что на арабском можно писать только Коран, а он уже написан. Все остальное — это как если использовать божественный инструмент, арабский язык, для того, чтобы писать банальные или небанальные человеческие истории. То есть это унижать язык.

По сути русский язык, русскоязычная культура рассыпалась. Русский язык стал инструментом, который не обслуживает ту страну, в которой считается государственным. Он обслуживает в каждой стране, где он используется, собственную культуру. Он используется для описания жизни не в России, на Украине пишут на русском языке об украинской жизни, в том числе пишут и на венгерском языке об украинской жизни. Практически, де-факто, мы имеем фрагментированную культуру в языковом смысле, но тематика одна и та же: украинские писатели пишут на всех своих языках о себе, о своих близких, о своей стране, о своих ситуациях. Поэтому делать вид, что язык — это как пустая бутылка, которую можно пойти сдать и забыть о ней, не получится. Это опасно и с точки зрения политической, потому что делать вид, что не существует русскоязычных, — это давать им карт-бланш на их политические решения во время любых выборов. Чем больше кого-то игнорируют, тем больше он будет делать наоборот.

— А кто и зачем сегодня на Украине лоббирует инициативы по ущемлению или запрету?

— Это не ущемление, все нормально. Государственный язык расширяет свое воздействие, расширяет свою территорию так же, как и европейская индивидуалистическая ментальность оттесняет советскую или российскую коллективную ментальность все дальше и дальше на восток. В конце концов украинский язык займет свое главенствующее положение, но языки национальных меньшинств никуда не денутся. Русский язык, к сожалению, не является языком национального меньшинства, потому что как раз, я думаю, на нем говорят меньше представители этнических россиян и больше представители других национальностей. Поэтому говорить о статусе совершенно не имеет смысла — сразу переход в драку: вызываешь огонь на себя. Но русскому языку и не нужен никакой особенный статус, нужно просто признание его частью языковой украинской культуры.

— А чем русский язык «украинский» отличается от русского языка «русского»?

— Во-первых, в нем очень много украинизмов. Синтаксис отличается. Можно отдельно говорить об одесском русском языке, харьковском — слобожанском. Он отличается, и с точки зрения филологов, там есть над чем работать. Самый простой пример: «в Украине» и «на Украине». В «украинском» русском языке — «в Украине» звучит совершенно нормально, а в «русском» русском языке…

— Это политический вопрос, скорее. Россия категорически, специально, оставляет это «на».

— Правильно. Но, на самом деле, есть такое понятие, как политическая лингвистика, и многие вещи, которые из политики приходят в язык, потом остаются и становятся нормой. Практически на Украине выражение «в Украине, в Украину» стало нормой для нашего русского языка. Но не стало нормой и не может, наверное, стать нормой для «российского» русского языка.

— Но если бы они признавали Украину независимым государством, они бы говорили «в», потому что, на самом деле, «в стране», но «на территории». Украина — это давно независимая суверенная страна.

— Я знаю, что я говорю с образованным человеком.

— Спасибо за «образованного». Как вы видите языковую политику — на телевидении нужны квоты?

— Квоты, вообще, — это довольно унизительное слово. В идеале, я думаю, должны быть украиноязычные каналы, должен быть один или два канала на русском языке и должен быть на Буковине канал на румынском. Хотя в таких местах, как Бессарабия, Закарпатье, Буковина могут быть многоязычные каналы, потому что тянуть одноязычный канал тяжело. Но если говорить о национальном телевидении, логичнее иметь одноязычные каналы — украиноязычные, и один или несколько каналов для русскоязычной аудитории.

— А обучение как вы видите?

— Университеты на государственном языке — 100%. И на английском можно. В Будапеште, например, есть два университета, где преподают на английском, в Голландии 30% преподавания в университетах на английском и 70% — на голландском или 50% — на голландском. Что касается школ, то нацменьшинства, этнические, должны иметь право обучать своих детей на родном языке, и по-настоящему сдавать государственный язык. Все должны знать украинский язык.

— Что касается государственного языка — один украинский?

— Да. Если мы говорим о государственном языке, который должен объединять людей, то он должен быть один. Два государственных языка будут разъединять людей. Бельгия от этого страдает и мучается. Там есть постоянное напряжение — среди интеллектуалов, не среди простых людей, как, в принципе, и у нас. Между валлонами и фламандцами постоянные споры. В результате у них два министерства культуры: бельгийской и фламандской культуры, бельгийской и валлонской культуры. В принципе, нам это не нужно. А прийти к такой ситуации можно, если завести два государственных языка.

— Сегодня Россия — агрессор. Как вы относитесь к позиции, что в такой ситуации русский язык — это язык врага?

— Я вижу выражение о том, что русский язык — это язык врага, только в «Фейсбуке». «Фейсбуком» не пользуется большинство населения Украины. «Срачи», споры в «Фейсбуке» не представляют собой открытые общественные дискуссии национального масштаба. Там главное устроить конфликт, спор и развесить ярлыки. Если мы посчитаем количество избирателей, которые считают русский язык своим родным, и подумаем о том, какое может быть их влияние на исход любых выборов, особенно местных, то мы увидим, что страна может очень далеко качнуться назад. И это будет своеобразный, не агрессивный протест. Но, наверное, пассивные протесты могут быть намного опаснее, чем громкие и агрессивные. Люди не интересуются своей страной, раз их считают представителями врага, им плевать на нее. Они в ней живут, но для них это неважно. Как для большинства жителей Донбасса было неважно, как называется страна, в которой они живут, — они жили на Донбассе. И такие ситуации я видел в других регионах. Задача государства Украина — интегрировать все регионы в единое политическое целое, чтобы люди ощущали, что они живут на Украине, что они соучаствуют в построении этой страны, а не просто живут на ее территории и ждут пенсии. Когда их что-то раздражает, они выражают свою реакцию голосованием, или еще каким-то образом.

— Каким образом сделать так, чтобы граждане Украины и в быту переходили на украинский язык? Методом кнута или пряника?

— Кнут не пройдет. Украина — замечательная казацкая держава. Любой кнут будет вызывать обратную реакцию разрушительной силы. Просто пряник — это мелкий царский подарок, он не будет восприниматься или будет восприниматься как заигрывание теми, кто немного лучше разбирается в политических мотивах и действиях. Должна быть стимуляция определенная, вместо пряника. Но стимуляция не материальная, хотя, я думаю, в каких-то регионах можно и доплачивать. Если человек (чиновник, например) хочет доказать, что он знает на высоком уровне украинский язык, он может пойти заказать себе экзамен в университете, и получить сертификат, что у него высокий уровень украинского языка. После этого получить добавку к своей зарплате. Это можно делать. Но, по сути, страну нужно объединить, прежде всего, не языком: нужно украинизировать сначала не языки людей, а их сознание. Чтобы они все чувствовали себя украинцами, чтобы они знали, что в стране происходит то, что они хотят, чтобы в стране происходило то, что от них зависит и т.д. То есть вовлечение, грубо говоря, каждого думающего человека в государственное строительство и в жизнь государства.

— Украинская национальная идея сегодня какая должна быть?

— Украинская национальная идея сейчас — это чтобы Украина выжила, состоялась, и чтобы счастливыми украинцами считали себя люди любого происхождения, имея в руках паспорт гражданина Украины и имея все остальные причитающиеся им блага, включая работу, доступ к культуре, образованию и все остальное.

— Как вы относитесь к запрету советских фильмов, в которых сыграли актеры, которые поддерживают политику Путина?

— Спокойно. Я телевизор не смотрю. Если хочу — покупаю видео. Все можно найти на Ютубе. То же самое с запретами книг. Можно запретить какую-то книгу, но никто не запретит человеку купить эту же книгу в электронном формате, закачать себе и читать. А можно просто поехать на Петровку и купить запрещенную книгу.

— Как вы относитесь к инициативе института Национальной памяти об отмене, замене каких-то праздников?

— У меня в последнее время возникает впечатление, что институт Национальной памяти был построен по принципу польского института памяти. В данном случае память имеет тенденцию вытаскивать только трагедии. Мне кажется, что еще ничего хорошего из государственной памяти институт не вытащил. Поэтому надо что-то с ним делать, но не моя это задача. В принципе, конфликт Украины с Польшей, последний, — это конфликт двух институтов памяти: польской памяти и украинской памяти. И в данном случае, может быть, склероз помог бы двум странам наладить отношения. Тем более, что Польша наряду с Литвой были главными нашими адвокатами в Европе.

— Почему происходит ухудшение отношений между Польшей и Украиной? Кто виноват в этом?

— Виноваты, прежде всего, инициаторы дискуссий на эту тему. История — это коллекция драм и трагедий. В конце концов, через 100 лет стороны забывают, кто победил. Каждый себя считает победителем, а для того, чтобы утвердиться, достает из памяти или из института памяти какие-то новые доказательства, потому что победитель иногда — это тот, кто больше пострадал. И победителю должны что-то вернуть за эти страдания, которые не он пережил, а его соотечественники 100-200 лет назад.

— Вятрович недавно заявил, что нужно признать весь советский период Украины периодом оккупации. И Украина должна быть правопреемницей УНР. Как вы это прокомментируете?

— Я не историк, но если по факту, то советская оккупация накрыла собой по пакту Молотова-Риббентропа территории, которые отошли к советской Украине в 1939 году. Так же, как произошла оккупация Литвы, Эстонии, Латвии. А все, что было здесь, — это была страна, часть Советского Союза, где победили большевики, коммунисты. Такая моя точка зрения.

— На каком языке издаются сегодня ваши книги?

— На 37 языках.

— Украинские тиражи на украинском языке примерно какой процент занимают?

— Небольшой. Если брать суммарные тиражи, то, может, процентов пять-семь.

— Какой запрос сегодня у читательской аудитории к украинскому книгоизданию? Какой процент книг на украинском издается и какой на других языках?

— Детские книги, в основном, покупают на украинском языке. И издают их, в основном, только на украинском. Взрослая литература, я думаю, примерно на 80% выходит на украинском языке, практически уже 100% выходит на украинском. В принципе, рост тиражей и рост названий на украинском колоссальный. Но национального рынка нет до сих пор. Никто вам не может сказать, статистически, сколько какой книги на Украине продалось, потому что единой системы учета нет. Ассоциация украинских издателей, по-моему, не занимается этим вопросом, и наверное, еще не скоро можно будет, как в Германии или в Польше, вывесить в книжном магазине афишку со списком книг, исходя из которой будет видно, какие в стране есть бестселлеры, например, за прошлую неделю. Такого у нас нет, к сожалению, и пока не планируется. А это означает, что книгоиздание до сих пор не стало бизнесом.

— Как вы зарабатываете на Украине писательским трудом?

— Я не зарабатываю на Украине писательским трудом. Правда, какие-то деньги на Украине я тоже зарабатываю. Но, на самом деле, писатели, у которых количество проданных экземпляров одного названия от 50 — 100 тысяч, они должны зарабатывать даже на Украине себе на жизнь.

— Что лично вам приносит сегодня основной доход?

— Книги, изданные за рубежом, — на немецком, английском, японском, французском языках.

— Самый большой ваш гонорар был какой и за какую книгу?

— Вопрос немножко непрофессиональный. Книжка пока живет, она продается, и роялти с продажи идут, и они могут идти два года. Есть агенты, есть субагенты, которые собирают в регионах и передают агентам, агент год собирает, считает, передает автору. Хит у меня один — «Пикник на льду», который продается уже более 20-ти лет во многих странах. Сейчас уже опять переиздание испанское, в конце месяца, недавно был новый перевод на итальянский. Это уже второй перевод. Я проехался с этим новым переводом по Италии, заехал первый раз в жизни в Палермо — увидел, что и там читают.

— За эти 20 лет сколько, примерно, вам принес «Пикник на льду»?

— Много.

— Ну, 100 тысяч долларов?

— Да, может быть, столько.

— А самый маленький гонорар за что был?

— Даже маленькие гонорары у меня не вызывали смеха. В советское время «Рабочая газета» мне заплатила 17 рублей 62 копейки за юмореску — это был мой первый гонорар, в 1978-м году. Я радовался не деньгам, а публикации. А за книги, мне кажется, меньше чем 100 — 200 евро в качестве аванса в пересчете на разные времена жизни гривны писатели не получали. А получали ли они потом что-то еще — большой вопрос. Потому что очень часто издатели только дают аванс, а потом говорят, что книжка до сих пор не продалась. Аванс — это будущие роялти. Вам дали 200 евро, а потом продают вашу книгу. Пока эта книжка 10% от минимальной стоимости не накапает в эти 200 евро, то следующие капли до вас не дойдут.

— В мире много писателей-миллионеров. Вам не обидно?

— А почему мне должно быть обидно?

— На Украине нет такого рынка. Вы популярны в мире, но родина же здесь. Здесь должен был быть основной рынок, который приносил бы вам доход.

— Должен, но его нет. А я реалист. Поэтому я радуюсь каждому шагу в сторону светлого издательского будущего Украины. Но я не плачу, если чего-то не произошло, потому что нужно работать. Жаловаться — это другая профессия.

— Сколько в день вы работаете?

— В среднем 8 — 9 часов. А когда заканчиваю роман — до 14 часов в день.

— Выходные у вас есть?

— Вот, например, сегодня я ничего не написал. Отредактировал немножко.

— Вы можете назвать себя богатым человеком?

— Я счастливый человек. Сытый человек, человек, который может позволить себе куда-нибудь повезти всю семью, в Вену на праздники, например. Человек, который откладывает что-то, чтобы у детей была гарантия нормального развития. Богатым я себя не считаю, потому что у меня нет потребностей богатого человека: мне не нужна яхта. Машина мне нужна такая, чтобы ее надо было редко чинить, и такая, чтобы ее не украли.

— На какой вы ездите сейчас?

— «Мицубиши Грандис» (Mitsubishi Grandis).

— Леонид Кучма написал книгу «Украина — не Россия». Насколько он прав оказался? Насколько украинцы отличаются от россиян?

— В принципе, ментальность совершенно другая. Натуральные, естественные украинцы — они индивидуалисты, эгоисты, то есть нормальные европейцы. Они не собираются в группы, партии, а если собираются, то тут же начинают друг другу предъявлять претензии, хотя только что были единомышленниками. Организовать из украинцев государство, где все будет работать, как часы, невозможно, потому что у каждого часы показывают его собственное время. И у каждого украинца в голове своя Украина, которую он строит или уже построил у себя дома, у себя в воображении. Русские, во-первых, любят царя. У них есть чувство коллективной ответственности за свою страну, чувство гордости за свою страну. Если они разочаровались в царе, они могут его убить и любить следующего. Но они всегда коллективны и, как сказал один из российских то ли политиков, то ли журналистов: «Если для родины нужно врать, мы будем врать всем народом». Такого «коллективизма» здесь быть не может, потому что другая культура, другая история. Опять же казацкая держава, то есть уникальная форма демократии, при которой не нужно печатать деньги, не нужно министерств, есть только военные суды. Границы не фиксированы, они могут туда-сюда ходить, но при этом есть какой-то странный порядок и замечательное сельское хозяйство.

— После Майдана что на Украине не поменялось, что должно было поменяться, на ваш взгляд?

— Поменялось то, что общество консолидировалось, впервые у людей возникло ощущение страны, потому что они поняли, что ее можно поменять. Страна была данностью, казалось, что границы никогда не будут нарушены. А оказалось, что все намного более хрупкое. Не поменялось то, что в очередной раз Майдан не выдвинул наверх новую политическую силу, новую партию, которая отличалась бы по своим моральным качествам от тех, которые уже существуют. Не выдвинул Майдан новых лидеров. Я думаю, что после того, как Майдан 2004-го года выдвинул Каськива и других, многие, наверное, уже и не особенно верили. А с другой стороны, был интересный феномен, который не стал политическим фактором, — феномен «Правого сектора», который собирался стать политической партией, имел популярность и у украиноязычных, и у русскоязычных, и мог спокойно заменить собой скомпрометированную уже «Свободу». Мог быть катализатором, провокатором изменений уже в парламенте и в политических реалиях страны. Но этого не случилось. Почему, может, знает Дмитрий Ярош или другие люди. Главное, что этого не произошло — не появилась новая политическая элита.

— Вы с Сергеем Жаданом ездили в зону АТО. Что вы там увидели?

— Я увидел и услышал то, что люди видят и слышат на войне. Но, прежде всего, я увидел и услышал местное население. Когда я ходил и специально пытался заговаривать с людьми на улице, от незнакомого меня шарахались все, кроме детей. Прежде всего, меня поразил Северодонецк. Славянск я хорошо знаю и до, и после. Я и сам потом ездил туда.

— Сколько раз вы там были?

— Два раза. Но больше всего я запомнил Северодонецк. Там в 7 км от города еще стреляли — слышны разрывы. Я подходил к людям, спрашивал, можно ли с ними поговорить, и люди просто перепугано уходили. Я тогда подумал, что этим людям все равно нужно донести какую-то информацию, но, наверное, легче ее было бы донести сообразно их отношению к жизни и их позиции. Нужно вернуть стенгазету или стенды под стеклом, куда развешивали каждое утро кнопками газеты. Вот так можно доносить информацию, потому что прямой диалог тогда не получался. Сейчас может получиться, но Украине катастрофически не хватает национального диалога, национальной дискуссии на любую тему. Когда половина населения, если не больше, молчит, то ничего хорошего не выйдет. И это молчание в разных регионах продолжается.

— А кого сейчас не слышно?

— Сейчас частично не слышно болгар Бессарабии, молдаван не слышно, азовских греков. Что вы о них знаете?А они — граждане Украины. Какова была их роль, например, под Мариуполем, во время начала военных действий? Почему они останавливали колонну украинских войск, и из-за этого не успела дойти до Новоазовска украинская армия? Вопросы остаются, их просто не задают. Но, на самом деле, это показывает, что не было у этих людей доверия к собственному государству, ощущения, что они живут в этой стране.

— Вы туда поехали. Что вы там делали?

— Мы встречались с людьми, были большие выступления: актовые залы в университете в Славянске.

— Какие вопросы вам люди задавали?

— Самые банальные: когда закончится война. Людей волнует только один вопрос — когда все закончится. Этот вопрос волновал тогда и волнует сейчас. Единственное, думаю, что многие уже бы и не задавали этот вопрос, потому что они понимают, что никто на него не ответит.

— Вы знакомы с Захаром Прилепиным?

— Да, знаком.

— Как вы оцениваете его участие в военных действиях с российской стороны, когда он приехал на украинскую территорию убивать украинских людей?

— Я был в шоке. И до сих пор пытаюсь понять, что это такое. Можно сказать, что чем-то он близок к Лимонову, по своему мировоззрению, но откуда это мировоззрение взялось? И связано ли это с тем, что он был профессиональным контрактным солдатом в Чечне, во время войны? Наверное, связано. Человек хочет воевать, а российское государство пригревает всех, кто хочет воевать за него.

— Это не коньюктура, не просто способ повышения своих тиражей и возвращения в топ, с точки зрения писателя?

— Нет. В данной ситуации это не коньюктура, это что-то другое. Это какое-то психологическое явление. На самом деле, он же подвел литературную базу под свое поведение, под свою позицию, и написал эссе о том, что все уважаемые российские писатели были вояками — они все воевали и убивали. Только поэтому они и стали великими писателями, начиная со Льва Николаевича Толстого. Насколько я знаю, в России, в основном, засмеяли это эссе, но я допускаю, что он совершенно искренне его писал, потому что он хочет себя в этом ряду видеть. Но, действительно, ни один из российских писателей, начиная с 20-х годов, в открытую так не говорил, что, мол, настоящий писатель должен быть убийцей.

— Украина устала от войны?

— От войны, прежде всего, устал Донбасс. Но об этом никто не думает, потому что действительно платит за эту усталость каждый регион. «Усталость от войны» — довольно абстрактное понятие, потому что нет ощущения, что экономика Украины буксует из-за войны. Нет очередей за хлебом, бюджетные деньги поступают на социальные нужды в районы вовремя и в полном объеме. Украина научилась экономически жить с войной, оплачивая и войну, и все остальное. Поэтому есть драма и трагедия людей, которые потеряли там своих родных, но это не усталость — это драма и трагедия.

— А Россия устала от войны?

— России война нужна. Там же главнокомандующий у власти — победы у него не получается, но войну нужно вести. В Сирии он почти победил — Асад остался у власти, американцы вывели войска. Я думаю, что Россия так привыкла к войнам, что она бы устала без войн.

— Как закончить войну вы знаете?

— Закончить войну без того, чтобы оттуда ушла Россия, невозможно. Пока она там, пока на ту территорию заезжают автотанкеры с бензином, завозится оружие — явно, что стрелять будут. Будет ли это вечной позиционной войной? Думаю, что нет. Ситуация, как в Израиле, тоже не возникнет, потому что Израиль защищает свою территорию от более слабого врага. А мы защищаем от более сильного. Поэтому я не вижу возможности военного решения, только с помощью Европы и тех же продолжающихся санкций можно вынудить Россию уйти.

— В вашем романе «Последняя любовь президента» вы написали, что Путин захочет аннексировать Крым. Это было в 2004-ом году. Какие еще были у вас пророчества, которые потом сбывались?

— В этом романе как раз за год до газового конфликта описан газовый конфликт, в этом же романе украинский президент во время перевыборов оказывается отравленным своими друзьями и единомышленниками и заболевает странным заболеванием кожи. После этого подумали, что это о Ющенко, хотя Ющенко отравили через полгода после того, как роман вышел. Потом мне пришлось отвечать на многие вопросы: два генерала СБУ пригласили меня в ресторан и спрашивали, не думаю ли я, что мой роман могли использовать как сценарий для отравления Ющенко. На что я ответил, что не могли, потому что люди, которые знают, как кого-то отравить, они читают специальную литературу, а не художественную. А, кроме того, понятно было, что уже всем надоели убийства с помощью Калашникова или снайперских винтовок, и с 98 — 99 годов началась фаза отравлений. В Москве отравили банкира греческого происхождения, потом отравили Анну Политковскую, когда она летела в Беслан.

— Ваша жена — гражданка Великобритании. А вы и ваши трое детей?

— Дети тоже граждане Великобритании. А я — гражданин Украины и отказался ото всех остальных, которые мне предлагали. Зачем мне иностранное гражданство? Я и так езжу с украинским паспортом по всему миру. Но зато я всегда возвращаюсь домой с огромным удовольствием. Именно сюда, к себе на Украину, в Киев.

— Как ваша семья устроена? В какой стране вы больше всего проводите времени?

— Семья сидит здесь все эти годы. Но сейчас старшие двое учатся в Будапеште. Дочка нашла университет в стране, где у меня меньше всего знакомых. Я хотел, чтобы она училась или во Львове, или в Вильнюсе, но она пошла своим путем. А старший сын попробовал поступить в Вильнюсе в Академию искусства — не поступил. Подал документы в Будапешт и там его приняли. Он там учится на аниматора.

— У вас никогда не было мыслей уехать из Украины?

— У семьи таких мыслей не было, а у меня, может быть, были какие-то ситуации, когда я допускал эту мысль, на самом деле, но очень быстро от нее отмахивался. Потому что самое страшное, что может с человеком произойти, — это когда он становится иностранцем. Мигрант — это иностранец. Я, в принципе, почти весь мир уже знаю. Масса друзей бывших украинцев, бывших советских.

— Что вас здесь держит? Писать вы можете в любом месте, язык знаете.

— Прежде всего — любовь к Киеву. Моя история, история моих разных семей, потому что у нас много интересного и по отцовской, и по материнской линии. И я скажу еще, что стыдно покидать родину — есть такое понятие. Покидать родину можно из-за физической угрозы жизни или из-за нищеты — экономическим беженцем становиться. У меня в жизни как бы ни то, ни другое не присутствует.

— Ваша жена вас поддерживает в вашем желании жить на Украине?

— Да. Еще перед свадьбой она знала, что я не собираюсь переезжать.

— Кем она работает сейчас?

— Она преподаватель английского языка в Британском совете, экзаменатор от Кембриджской экзаменационной комиссии по тестам, и учит наших преподавателей английского и экзаменаторов английского. Ездит по всей нашей стране, проводит семинары, курсы.

— Искусство во время войны либо расцветает, либо умирает. Наш вариант какой?

— Литература у нас изменилась почти на 100%. В принципе, украинские писатели, постсоветские, были аполитичны. Причем принципиально аполитичны, потому что, как и многие не писатели, они считали, что политика — это грязь, социальные проблемы — это чепуха, советское наследие. Будем писать про тусовки, секс, наркотики. Тем более, что литературы 1968-го года, европейской, у нас не было. А начиная с 2013-го года, вдруг активная часть ранее аполитичных писателей стала очень политизированной, возникла тема государства, возникли политические темы в текстах, возникли социальные проблемы. То есть вернулись нормальные темы в литературу. На самом деле, литература была неполной постоянно. Она писалась людьми двадцатилетними для двадцатилетних. А старики читали советскую литературу, пока им хотелось читать.

— Какую книгу вы принесли сегодня?

— Книжку, над которой я работал на протяжении четырех лет. Она является большим моим «спасибо» от имени всей Украины литовскому народу за то, что они нас поддержали во время обоих Майданов и сейчас поддерживают. Это роман о Европе, о миграции внутри Европы. О трех молодых литовских парах, которые решили уехать из Литвы, когда Литва уже была членом ЕС и вступила в Шенгенскую зону. Две пары уехали — одна в Лондон, вторая — в Париж, а третья, которая хотела уезжать в Рим, осталась вынужденно в Литве на хуторе.

— На Украине можно купить эту книгу?

— Да, везде, кроме магазинов «Є». Она вышла на русском и украинском языках. Через месяц выходит на литовском языке.

— Вы раньше сочиняли анекдоты. Какой ваш самый любимый?

— Я уже давно перепутал, что я сочинил, а что не я. Но кроме анекдотов, я писал еще «глумизмы» — я выдумал такой жанр: «Случай: однажды главный инженер Протопопов попал в камнедробильный станок. Когда его вытащили оттуда, он уже не был главным инженером».

— Спасибо вам большое.

Россия. Украина > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 14 февраля 2018 > № 2496442 Андрей Курков


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 14 февраля 2018 > № 2496439 Стивен Коэн

Рашагейт или Разведгейт?

Стивен Коэн (Stephen Frand Cohen), The Nation, США

Коэн впервые поднял вопрос о «Разведгейте» — вероятно, он сам и придумал это слово — в первой половине 2017 года. Теперь он вновь к нему возвращается.

Говоря о меморандуме, подготовкой которого занимался конгрессмен от республиканской партии Дэвин Нунес (Devin Nunes), а публикацию санкционировал президент Трамп, и о похожих еще только предстоящих докладах, Коэн, много лет занимавшийся исследованиями архивных материалов советского времени (когда-то бывших под грифом «совершенно секретно»), понимает, какие трудности возникают при пересказе этих секретных документов, особенно, когда они были созданы разведывательными агентствами. Их нужно рассматривать в более обширном временном контексте, который полностью можно понять лишь при обращении к другим источникам, в том числе и открытым. Им также могут противоречить другие засекреченные материалы, которые еще не попали в открытый доступ.

Однако «меморандум от республиканцев», как его назвали, указывает, что в течение длительного времени высокопоставленные чиновники спецслужб США проводили своего рода операцию—«расследование» в отношении сначала кандидата в президенты, а потом и президента Дональда Трампа (Donald Trump). Внимание меморандума сосредоточено на сомнительных методах, которыми пользовались при Обаме ФБР и Министерство юстиции, чтобы получить ордер, позволяющий им вести наблюдение за Картером Пейджем (Carter Page), второстепенным и недолго выполнявшим функции советника Трампа по внешней политике, и на роли, которую во всем этом сыграло антитрамповское досье Кристофера Стила (Christopher Steele), бывшего сотрудника британской разведки, специализировавшегося на России. Но в меморандуме содержится гораздо больше намеков.

Досье Стила, где высказывалось предположение, что у Кремля уже давно, за несколько лет до того, как Трамп выдвинул свою кандидатуру на президентский пост, имелся разного рода компромат на него, было основой дела «Рашагейт», по меньшей мере, с того времени, как его содержание стали сливать в американские СМИ летом 2016 года, в доклад разведывательного сообщества США в январе 2017 года (когда досье опубликовал также сайт Buzzfeed), и в том же месяце директор ФБР Джеймс Коми (James Comey) «оповестил» избранного президента Трампа об этом досье (очевидно, пытаясь запугать его) — и вплоть до сегодняшнего расследования Мюллера (Mueller).

Несмотря на то, что и один, и другой документ критиковали в связи с отсутствием поддающихся проверке доказательств, досье и последовавший за ним доклад разведсообщества остаются основными источниками для тех, кто говорит о деле «Рашагейт» и «сговоре Трампа и Путина». Меморандум и досье сейчас подвергаются пристальному анализу (пусть и внутри партии), и внимание во многом сосредоточено на том, что штаб Клинтон финансировал работу Стила через его работодателя, компанию Fusion GPS. Однако, как утверждает Коэн, не рассматриваются два ключевых и центральных вопроса: когда именно и кто начал эту разведывательную операцию в отношении Трампа? А также где Стил получал «информацию», которую он фиксировал в периодических заметках, превратившихся позже в досье? В свою защиту в ответ на обвинения, содержащиеся в меморандуме, что ФБР использовало непроверенное досье, чтобы начать расследование в отношении помощников Трампа, агентство заявляет, что основанием для него стал появившийся в мае 2016 года доклад о высказываниях другого малозначительного советника Трампа Джорджа Пападопулоса (George Papadopoulos) в ходе разговора с послом Австралии в баре в Лондоне. Даже если вынести за скобки смехотворность этого эпизода, публичные источники его не подтверждают. Выступая перед комитетом палаты представителей по разведке в мае 2017 года, Джон Бреннан (John Brennan), бывший глава ЦРУ при Обаме, с уверенностью заявил, что он и его агентство были первыми, как писала тогда газета «Вашингтон Пост» (Washington Post), кто «инициировал расследование ФБР». Безусловно, как «Вашингтон Пост», так и «Нью-Йорк Таймс» (New York Times) интерпретировали эти высказывания так. Настолько же верно и то, что Бреннан сыграл центральную роль в дальнейшем распространении дела «Рашагейт», рассказав о нем членам конгресса в частном порядке и лично передав президенту Обаме конверт со сверхсекретной информацией в начале августа 2016 года, в котором почти наверняка содержалось досье Стила. Ранее Бреннан, предположительно, делился своими «подозрениями» и идеями с Джеймсом Клэппером (James Clapper), директором национальной разведки. Директор ФБР Коми, занимавшийся делом о взломе частного сервера Клинтон во время президентской кампании, наверное, активно подключился к ним несколько позже.

Но, когда он сделал это публично, выступая в марте 2017 года в комитете палаты представителей по разведке, он стал живым воплощением Джона Эдгара Гувера (John Edgar Hoover), и говорил с позиций главного эксперта по России и ее глобальной угрозе США (хотя, когда ему задавали вопросы, он ответил, что никогда не слышал о Газпроме, российском энергетическом гиганте, который часто называют основным столпом власти Путина).

Таким образом, вопрос состоит в следующем: когда Бреннан начал свое «расследование» в отношении Трампа? В его выступлении в Палате представителей об этом не сообщается, но, как пишет газета «Гардиан» (Guardian), в конце 2015 или начале 2016 года он получал, или запрашивал доклады в иностранных разведагентствах относительно «подозрительных "взаимодействий" между людьми, связанными с Трампом и известными или предполагаемыми российскими агентами».

Одним словом, если верить этим докладам и свидетельству Бреннана, то он, а не ФБР, был инициатором и крестным отцом расследования «Рашагейт». Безусловно, его дальнейшие, частые и громкие публичные пересказы предполагаемых обвинений, содержащихся в деле «Рашагейт», против Трампа говорят о том, что он играл роль (вероятно, единственного) инициатора этого дела. И, складывается впечатление, что он играл и определенную роль в досье Стила.

Так где же, спрашивает Коэн, Стил получил информацию для своего досье? По словам Стила и его многочисленных стенографов, — к числу которых можно отнести и его американских работодателей, и представителей демократической партии, отстаивающих «Рашагейт», и мейнстримовые СМИ и даже прогрессивные издания — информацию он получил благодаря своим «глубоким связям в России», в частности, от отставных и действующих сотрудников российских спецслужб и людей, приближенных к Кремлю. С того момента, как досье начало просачиваться в американские СМИ, оно казалось крайне неправдоподобным (как могли бы понять журналисты, заглотнувшие его приманку) по нескольким причинам:

Стил не возвращался в Россию, покинув свой пост там в начале 1990-х. С тех пор в главном российском разведывательном агентстве ФСБ произошло много изменений и перестановок, особенно после 2000-го года и, в частности, в путинском Кремле и в кремлевском окружении. Неужели у Стила действительно были такие «связи» столько лет спустя?

Даже если это было так, то стали бы эти предполагаемые российские инсайдеры действительно сотрудничать с «бывшим» агентом британской разведки, под, как это часто называют, неусыпным оком беспощадного «бывшего агента КГБ» Владимира Путина, рискуя таким образом своими должностями, доходом, возможно, свободой, а также благополучием своих семей?

Изначально говорилось, что российские источники получили хороший гонорар от самого Стила. Вероятно, это могло оправдать такой риск. Но впоследствии работодатель Стила и глава Fusion GPS Гленн Симпсон (Glenn Simpson) написал в «Нью-Йорк Таймс», что «источники Стила в России…не получали никакой платы». Если цель Путина состояла в том, чтобы Трамп оказался во главе Белого дома, то зачем этим «связанным с Кремлем» источникам участвовать в антитрамповском проекте Стила, если они не получают финансовой или политической выгоды, и при этом подвергать себя серьезному риску?

Существуют другие красноречивые данные о фактических ошибках в досье, которые не могли сделать кремлевские «инсайдеры», но это тема для отдельного анализа.

Мы теперь знаем, что у Стила было по меньшей мере три других «источника» досье, о которых до этого не упоминал ни он, ни его работодатель. От иностранных разведагентств поступала информация, которую Бреннан передавал Стилу или ФБР, тоже сотрудничавшему, как мы теперь уже знаем, со Стилом. В этой информации были данные из «второго досье по Трампу и России», подготовленного людьми, приближенными лично к Хиллари Клинтон (Hillary Clinton) и делившимися своими «находками» со Стилом. Самое интересное, здесь фигурировало в том числе и «исследование», предоставленное Нелли Ор (Nellie Ohr), женой Брюса Ора (Bruce Ohr), высокопоставленного чиновника министерства юстиции, которого, по данным меморандума республиканцев, «компания Fusion GPS наняла для сбора компромата на Трампа. В дальнейшем Ор предоставил ФБР весь собранный его женой компромат». Скорее всего, он попал в досье Стила. (Госпожа Ор является опытным исследователем, специалистом по России, она получила докторскую степень в Стэнфорде, была доцентом в Вассаре. Таким образом, она, как представляется, является идеальным сотрудником Стила).

Теперь нам осталось разобраться с жизненно важным вопросом, влекущим за собой все остальные: какая часть «развединформации» из досье Стила действительно получена от российских инсайдеров, если таковая вообще там имеется? (Уже одна эта неуверенность должна остановить Шона Хэннити (Sean Hannity) c «Фокс Ньюз» (Fox News) и других, когда они заявляют, что Кремль использовал Стила — и Хиллари Клинтон — чтобы раздуть в Америке «свою пропаганду и дезинформацию». Такие протрамповские подозрения, как и само дело «Рашагейт», лишь подливают масло в новую холодную войну, которая со дня на день может превратиться в настоящую, от Сирии до Украины.)

Таким образом, Коэн делает вывод, что мы сталкиваемся с вопросами, которые вызывают еще большее количество вопросов:

— Является ли «Рашагейт» делом рук главных лидеров американского разведсообщества, а не только ФБР?

— Если да, то это самый опасный политический скандал в современной истории Америки и самый унизительный для американской демократии. А если это так, то он действительно, как утверждают рьяные сторонники расследования «Рашагейт», затмевает собой Уотергейтский скандал. (Чтобы понять больше, нам нужно больше узнать, в том числе, велось ли каким-либо из участвовавших в этом деле агентств официальное наблюдение за какими-либо еще партнерами Трампа, кроме Картера Пейджа и Пола Манафорта (Paul Manafort). И велось ли это наблюдение, чтобы подобраться поближе к самому Трампу, раз уж те находились в непосредственной близости к нему, как предположил президент в одном своем твите).

Если «Рашагейт» появился в результате сговора американских разведагентств, что теперь вполне вероятно, то почему это было сделано? Существуют разные варианты ответов. Из ненависти к Трампу? Из-за нежелания разных институтов власти выполнять его обещание об улучшении отношений — «сотрудничестве» — с Россией? Или из личных амбиций? Не стремился ли Бреннан стать главой ЦРУ? или он метил еще выше и хотел получить должность в администрации Клинтон?

Какова была роль президента Обамы? Или обратимся к вопросу Уотергейта: что он знал и когда он это узнал? И что он сделал? Те же вопросы нужно будет задать и его помощникам в Белом доме и другим назначенным им чиновникам. Каковы бы ни были полные ответы, нет сомнений, что Обама действовал, опираясь на предполагаемые обвинения, содержащиеся в деле «Рашагейт». Он ссылался на них в связи с наложенными на Россию санкциями в декабре 2016 года, что привело непосредственно к делу генерала Майкла Флинна (Michael Flynn) (не за то, что он вел какие-то дурные дела с Россией, а за то, что «солгал ФБР»), к усугублению новой холодной войны между Америкой и Россией и, следовательно, к тому, что эти опасные отношения получил в наследство президент Трамп, которому в свою очередь дело «Рашагейт» помешало попытаться улучшить двусторонние отношения через «сотрудничество» с Путиным.

Учитывая все это и полагая, что Трамп знал почти все это, был ли у него выбор, когда он увольнял директора ФБР Коми, за что в отношении него теперь несправедливо ведет расследование Мюллер? Мы можем также спросить, учитывая роль Коми во время президентской кампании Хиллари Клинтон (за что она и ее команда громогласно осудили его), не пришлось бы и ей, окажись она на посту президента, уволить его.

Почти ежедневно выслушивая, как легион бывших сотрудников американской разведки как никогда громко и упорно осуждает в СМИ людей, скептически относящихся к делу «Рашагейт», мы можем задаться вопросом, не связано ли это с их постоянно растущим опасением, что все узнают: на самом деле, дело «Рашагейт» является, по большей части, «Разведгейтом». Для этого нам потребуется новая двухпартийная сенатская комиссия Черча 1970-х годов, расследовавшая и выявлявшая нарушения американских разведагентств, что привело к важным реформам, которые уже не являются превентивными мерами против злоупотребления властью, как это задумывалось. (В идеале все участники должны быть амнистированы за нарушения последнего времени, что положит конец разговорам о «тюремных сроках» в том случае, если они будут говорить правду). Но такое всеобъемлющее расследование по делу «Разведгейта» потребует поддержки со стороны входящих в конгресс демократов, а это уже не представляется возможным.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 14 февраля 2018 > № 2496439 Стивен Коэн


Россия > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 14 февраля 2018 > № 2496436 Николас Гвоздев

Если вы хотите пристыдить Россию и повлиять на ее поведение, то одних слов недостаточно

Это опасный и нестабильный подход к ведению дел с Россией — сильная риторика, подкрепленная вялыми действиями.

Николас Гвоздев (Nikolas K. Gvosdev), The National Interest, США

По каким-то причинам международное сообщество, похоже, так и не усвоило урок из недавних попыток «пристыдить» Россию, «заставить» в большей степени придерживаться его правил и найти способ оказания давления на Кремль для изменения его поведения. На этот раз очередь дошла до Международного олимпийского комитета (МОК). Россия действовала по затасканному сценарию, отвечая на обвинения в том, что правительство страны систематически склоняло спортсменов, выступавших под трехцветным флагом, к применению запрещенных препаратов для повышения своих результатов.

Она находила все более изощренные ответы, которые использовались уже после аннексии Крыма и обвинений во вмешательстве в недавние выборы в Европе и в Америке. Сначала было абсолютное и полное отрицание любых неправомочных действий, а параллельно в качестве оправдания говорилось о том, что любая крупная держава нарушает правила, когда ей это нужно, и что только Россию выделяют из общего ряда за ее проступки. Когда рассматривался вопрос о введении санкций, Кремль и связанные с ним организации гражданского общества угрожали ввести жесткие ответные меры в случае применения каких-либо санкций с целью наказать Россию за ее мнимые нарушения, и при этом высказывалось мнение о том, что этот вопрос закрыт и «нужно двигаться вперед».

В конечном итоге — в первую очередь для внутреннего потребления — официальный ответ России был таким: жаловаться на несправедливое преследование России (с намеком на то, что успех России — аннексия Крыма, использование «мягкой силы» и подготовка способной завоевывать медали олимпийской команды — вызвал зависть и раздражение). Одновременно приветствовалось умелое использование Россией своего влияния, что позволило снизить эффективность штрафных санкций, а в случае с Олимпиадой остаться в буквальном смысле в игре.

Первоначально Международный олимпийский комитет обсуждал возможность полного отстранения российских спортсменов от участия в Зимних Олимпийских играх 2018 года. Это было бы беспрецедентным шагом. В своей риторике МОК не исключал такую возможность, однако в реальности он стал отказываться от такого рода намерений и постепенно изменял свою первоначальную позицию. Россия не сможет направить на Игры свою национальную команду, однако «Олимпийские спортсмены из России» получат такую возможность, а запрет распространился только на отдельных людей, уличенных в прошлом в нарушении антидопинговых правил.

Членам российской команды не будет разрешено маршировать под триколором и использовать государственный гимн, поскольку теоретически они участвуют в соревнованиях как «нейтральные личности». Однако ничто не мешает большому количеству российских болельщиков занять места на трибунах и размахивать флагами, давая тем самым понять, что «Олимпийские спортсмены из России» на самом деле представляют их родину. МОК даже может согласиться на то, что российские спортсмены на церемонии закрытия пройдут уже как российская команда.

Как и в случае с западными санкциями — они были введены из-за Крыма, Украины и вмешательства в выборы — Москва разрабатывает весьма креативный ответ, чтобы получить возможность обойти все штрафные санкции. Поэтому российский президент Владимир Путин имеет возможность громко жаловаться на то, что к России относятся предвзято и пытаются ее унизить. Он может подчеркнуть свое умение справляться с некоторыми из введенных ограничений, чтобы получить свои 60% голосов на выборах.

Одновременно мы можем сказать, что, несмотря на первоначальные заявления МОК и западных правительств, российские спортсмены выступают в Корее, и вот что сказал по этому поводу Рафаэль Арутюнян (Rafael Arutunyan), который в настоящее время тренирует американских атлетов: «Все будут знать, что это русские, независимо от того, есть у них флаг или нет».

Россия, судя по всему, отказывается от прямого ответа на санкции Запада в пользу стратегии жалоб и маневра, тогда как последний вариант требует более быстрых ответных действий в расчете на то, что заинтересованность некоторых западных групп (особенно компаний) позволит склонить их к минимизации санкций или даже к обходу их. Так, например, несмотря на значительное давление со стороны администрации Обамы и администрации Трампа, Германия продолжает выдавать разрешение на строительство трубопровода «Северный поток — 2», немецкие компании подписывают новые сделки с Роснефтью, находящейся под санкциями крупной российской энергетической компанией, и делается все это для того, чтобы еще больше связать российские и немецкие энергетические и нефтехимические сектора экономики.

Предпринимаемые Евросоюзом и Соединенными Штатами усилия помешать реализации российских планов по обходу Украины, не нанесли никакого смертельного удара ни по «Северному потоку», ни по связанному с ним проекту строительства «Турецкого потока». И кроме того, Россия продолжает расширять свое военное и экономическое присутствие на большом Ближнем Востоке.

Путин и другие официальные лица, возможно, в частном порядке негодуют по поводу мелких унижений, которые российские спортсмены испытывают в Корее: унылые серые спортивные костюмы, использование флага с пятью Олимпийскими кольцами. Однако, как Дон Корлеоне в «Крестном отце», они готовы пройти через все унижения, если это улучшит и укрепит их стратегические позиции.

Что касается Олимпиады, то она подтверждает для них важный стратегический урок: пока риторика Запада о привлечении России к ответственности за ее проступки значительно превосходит по масштабам его желание подвергнуть себя риску, пытаясь заставить Москву выполнять существующие правила. В каком-то смысле для МОК было бы лучше не занимать максималистскую позицию относительно российского участия в Зимних играх, поскольку за последние несколько месяцев мы не увидели никакого искреннего раскаяния России по поводу содеянного. Зато мы стали свидетелями односторонних уступок со стороны Международного олимпийского комитета, которые свели на нет последствия первоначального шока в России, вызванного возможностью полного и тотального запрета.

Это опасный и нестабильный подход в отношениях с Россией — сильная риторика, поддерживаемая вялыми действиями. Кремль, в частности, пришел к выводу о том, что Запад, похоже, не хочет вводить какие-либо карательные меры, в результате которых его стороне тоже придется заплатить значительную цену. Россия уже восстанавливает свою уверенность в том, что она может благополучно пережить недовольство Запада по поводу своей политики и что рано или поздно отношения могут вернуться к формуле «бизнес как обычно».

Поэтому и сегодня не утратил своего значения совет Уолтера Липпмана (Walter Lippman), который он дал 70 лет назад: Когда речь идет о России, у нас не может быть дисбаланса между нашими заявлениями и нашими действиями. Бессистемные санкции, военные жесты и высокопарные заявления никогда не смогут сдержать Россию и не смогут заставить ее изменить свое поведение.

Мы должны либо привести риторику в соответствие с карательными мерами, которые мы хотим применить, либо сесть за стол и договариваться — с позиции силы — о приемлемых компромиссах. Олимпийские Игры 2018 года показывают нам тщетность попыток пристыдить кого-то и заставить его изменить свое поведение, если это не подкрепляется чем-то более существенным.

Россия > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 14 февраля 2018 > № 2496436 Николас Гвоздев


Россия > Финансы, банки. Агропром > premier.gov.ru, 14 февраля 2018 > № 2496331 Дмитрий Патрушев

Встреча Дмитрия Медведева с председателем правления АО «Россельхозбанк» Дмитрием Патрушевым.

Обсуждались итоги работы Россельхозбанка в 2017 году, а также перспективы развития кредитной организации в текущем периоде.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Дмитрий Николаевич, мы недавно проводили совещание, посвящённое поддержке сельского хозяйства в текущем году, смотрели на результаты 2017 года. В значительной мере успехи сельхозпроизводителей связаны с тем, какие они используют финансовые инструменты, как получают кредиты, по какой ставке, насколько они способны их обслуживать – в общем, весь комплекс вопросов, которыми занимается возглавляемый Вами Россельхозбанк.

Каковы результаты нашего крупнейшего кредитора для сельского хозяйства – Россельхозбанка? Что сделано, каковы перспективы?

Д.Патрушев: Дмитрий Анатольевич, прежде всего хотел бы Вас поблагодарить за поддержку, которая оказывается Россельхозбанку. Однозначно могу сказать, что поддержка акционеров позволяет нашему банку исполнять установленные показатели по росту кредитования реального сектора экономики, в первую очередь агропромышленного комплекса, который является нашим основным клиентом. По кредитованию реального сектора экономики мы даже несколько опережаем рынок.

Назову несколько цифр. Общий кредитный портфель Россельхозбанка на 1 января 2018 года составил 1,9 трлн рублей. Как я уже сказал, АПК – это наш основной партнёр, основной клиент, таким он был и остаётся. Заёмщикам АПК в рамках госпрограммы развития сельского хозяйства в 2017 году нами выдано 1,1 трлн рублей кредитов. Это цифра достаточно серьёзная, она выше, чем в 2016 году, и значительно выше, чем в 2015 году.

Мы сохраняем лидерство в кредитовании сельскохозяйственных, сезонных полевых работ. В 2017 году мы на эти цели направили 270 млрд рублей. Эта цифра складывается из двух составляющих. Кредитование крупных клиентов составило порядка 220 млрд рублей, и, что очень важно, малому и среднему бизнесу на сезонные полевые работы мы выдали порядка 50 млрд рублей кредитов. То есть этот баланс мы тоже соблюдаем – кредитуем не только крупный, но и малый и средний бизнес.

Хотел бы особо отметить, что на повышение спроса на кредиты сельскому хозяйству серьёзно влияет механизм льготного кредитования, который был запущен в прошлом году и который, на наш взгляд, показывает свою эффективность. Мы полностью освоили бюджетную квоту, которая выделялась на Россельхозбанк. Через механизмы льготного кредитования мы прокредитовали своих клиентов примерно на 110 млрд рублей.

Естественно, мы не только малому и среднему бизнесу уделяем особое внимание, но и розничным клиентам – это фермеры, сельское население. У нас кредитуются порядка 300 тысяч представителей самозанятого сельского населения. По увеличению розничного кредитного портфеля мы занимаем на сегодняшний день четвёртое место.

Активно наращиваем ипотечный портфель. Мы принимали участие в льготной ипотеке. По прошлому году объём выдач по ипотечному кредитному портфелю у нас был достаточно серьёзный – 182 млрд рублей. Это почти в два раза больше, чем за последние годы.

По малому и среднему бизнесу объём нашего портфеля тоже значительный – 320 млрд рублей. Несмотря на то что он несколько снизился, мы до сих пор находимся на третьем месте по кредитованию этого сегмента.

Отдельно хотел бы отметить, что мы обеспечиваем рост операционной прибыли. Это была наша вечная проблема, тем не менее мы вышли сейчас на нормальное соотношение тех средств, которые зарабатываем. Операционная прибыль по итогам 2017 года достигла почти 70 млрд рублей. С учётом проблем, которые накопились в банке, мы вынуждены практически все эти деньги направлять на резервы. Тем не менее второй год мы прибыльны. По итогам 2017 года покажем прибыль 1,8 млрд рублей. Это лучше, чем по прошлому году.

Д.Медведев: Итоги вполне достойные.

Мы договорились о сохранении практически всех инструментов государственной поддержки, включая льготное кредитование для аграрных производителей, для села. Хотел бы, чтобы Россельхозбанк в этом смысле сохранял свою долю на рынке, оставался основным банком для кредитования и финансирования сезонных работ, то есть оперативной деятельности, и для инвестиционных кредитов, и для тех производителей, которые относятся к категории малого и среднего бизнеса на селе. Это исключительно важно.

Д.Патрушев: Будем это делать, Дмитрий Анатольевич, обязательно.

Россия > Финансы, банки. Агропром > premier.gov.ru, 14 февраля 2018 > № 2496331 Дмитрий Патрушев


США > Армия, полиция. Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 14 февраля 2018 > № 2496278 Арег Галстян

Войны лоббистов: кто купил больше влияния при президенте Трампе

Арег Галстян

американист

В ближайшие два года мы станем свидетелями интереснейшей лоббистской войны между основными титанами американского военно-промышленного комплекса. При этом другие группы влияния также готовы вкладывать миллионы в продвижение своих интересов

На прошлой неделе специальный юридический комитет сената опубликовал доклад о лоббистской деятельности в Соединенных Штатах. Параллельно профильные организации — Центр ответственной политики, Институт информирования о лоббизме и неправительственная группа Lobby Watch — напечатали большое количество аналитических записок, содержащих важные статистические данные. За прошлый год на покупку влияния было потрачено $3,34 млрд, что на $400 млн больше показателей 2016 года. Отраслевым лидером по-прежнему остается медико-фармацевтическое лобби, выделившее за год $277 млн на продвижение своих интересов. В пятерку лидеров также вошли военные ($200 млн), страховщики ($160 млн), энергетики ($125 млн) и риелторы ($100 млн). Львиная доля финансов — 81% — была направлена политикам-республиканцам, демократы получили 11%, а независимые — оставшиеся 8%.

Примечательно, что ВПК значительно снизил свои затраты на лоббизм. В период президентства демократической администрации Барака Обамы минимальные годовые затраты «военных» составляли в среднем $350 млн. Столь резкое сокращение финансирования вовсе не означает, что военно-разведывательное лобби ослабло. Победа демократов, как правило, сопровождается урезанием военного бюджета и сокращением численности офицерского кадрового состава. По мнению влиятельных «ослов» (символ партии), в меняющемся мире необходимо делать ставку на «военных менеджеров», которые обходятся дешевле «классических генералов» с огромными запросами. При Обаме ключевые позиции в Пентагоне и разведке занимали лица, не имевшие даже профильного военного образования, а на пост советника по национальной безопасности впервые за всю историю была назначена женщина — Сьюзан Райс.

Последний военный бюджет при Обаме составлял $607 млрд, а объем государственных заказов в области оборонно-технического обеспечения сократился в пятнадцать раз по сравнению с аналогичными показателями периода Буша-младшего. В подобных условиях «генеральскому» лобби и основным ВПК-подрядчикам приходилось тратить огромные средства на покупку политического влияния и продвижение выгодных решений на уровне Белого дома и Конгресса. Победа республиканца Трампа кардинально изменила ситуацию. «Слоны», контролирующие Западное и Восточное крыло, первым делом увеличили военный бюджет на $83 млрд. Более того, в бюджете нынешнего года на оборону выделено $700 млрд, а дополнительный транш в $6 млрд Конгресс направил на решение задач по сдерживанию России.

Затраты на военных

Подъем военного бюджета автоматически увеличил рост государственных военно-технических заказов, что привело к падению затрат на лоббистскую деятельность. Другая причина экономии заключается в укреплении позиций «классических военных» в Вашингтоне. Нынешний министр обороны Джеймс Мэттис продвинул своих близких друзей и армейских коллег Джона Келли и Герберта Макмастера на должности руководителя президентского аппарата и советника по национальной безопасности соответственно. Каждый из них, будучи членом единой администрации, является лоббистом различных ВПК-организаций. Мэттис имеет тесные связи с корпорацией Lockheed Martin — крупнейшим в мире поставщиком военной техники и главным подрядчиком военно-воздушных сил Соединенных Штатов. По итогам прошлого года портфель заказов данной организации достиг $100 млрд из-за высокого спроса на истребители F-35, продажа которых выросла на 43%.

Благодаря влиятельному покровителю в Пентагоне компания смогла сэкономить миллионы долларов на прямой лоббинг. В период 2014-2015 годов они выделили $13 млн, в то время как в 2016-2017 годах были потрачены рекордно низкие $5 млн (97% были направлены на лобби-агентов в Конгрессе). В свою очередь, Герберт Макмастер представляет интересы корпорации Boeing, основного конкурента Lockheed Martin. Сегодня Boeing готовится воплотить в жизнь гиперзвуковой самолет-разведчик, призванный заменить легендарный самолет-шпион SR-71 Blackbird. Функционеры Lockheed Martin пытаются блокировать этот проект, продвигая в сенате собственную модель разведчика SR-72. И, наконец, Джон Келли играет на стороне Northrop Grumman.

Американцы планируют в скором времени списать стратегические бомбардировщики B-2 и взять на вооружение проект B-21 Raider, предложенный лоббистами вышеназванной компании.

За последние три года корпорация потратила более $18 млн на покупку влияния через финансирование избирательных кампаний республиканцев ($11 млн), демократов-ястребов ($3 млн) и непрямых лобби-агентов из ведущих юридических фирм на K-Street. Иными словами, в ближайшие два года мы станем свидетелями интереснейшей лоббистской войны между основными титанами американского ВПК. Пока сложно сказать, кто из них выйдет победителем и какой проект получит полное финансирование. Однако при любом исходе главный победитель — Белый дом, Конгресс и национальные интересы США. Законодатели получат свои гонорары, генералы извлекут собственные материальные дивиденды, а конкуренция корпораций приведет к неизбежному падению цен на военную продукцию, что позволит сэкономить деньги налогоплательщиков.

Христиане против ЛГБТ

Другая захватывающая борьба пройдет на идеологическом фронте между представителями ЛГБТ и консервативных христиан-традиционалистов. Фундаментальная основа Республиканской партии построена на принципах защиты традиционных протестантских ценностей. Демократы же выступают против того, чтобы государство регулировало жизненные установки граждан. Именно столкновение республиканского традиционализма с демократическим плюрализмом позволяет сохранить ценностный баланс в американском обществе. Однако эти философские весы также качаются из стороны в сторону, реагируя на политические перестановки в Вашингтоне.

ЛГБТ по праву считается одной из наиболее могущественных групп влияния в Америке. Еще в середине девяностых годов прошлого века сложно было найти в стране республиканца, открыто лоббировавшего интересы представителей нетрадиционной сексуальной ориентации. Сегодня они сумели не только укрепить свои позиции в стане «ослов», но и найти союзников среди влиятельных «слонов».

Политический образ Трампа рисовался по образу и подобию седьмого лидера страны Эндрю Джексона, которого называют «самым консервативным из всех президентов». Соблюдение идеологических законов «джексонианства» — защита традиционных семейных ценностей и преданность религиозным учениям Священного Писания — является для Трампа строго обязательным. Любой отход от этих принципов означает электоральные потери перед грядущими выборами 2020 года. Лобби традиционалистов в администрации представлено вице-президентом Майком Пенсом, руководителем аппарата Джеймсом Келли, министром обороны Джеймсом Мэттисом, директором ЦРУ Майком Помпео и министром жилищного строительства и городского развития Беном Карсоном. Последний раз традиционалисты обладали подобным влиянием в период президентства Рональда Рейгана.

Уже в первые сто дней правления Трамп готовился подписать федеральный указ об ослаблении прав ЛГБТ-сообщества. В частности, речь шла об отмене запрета на дискриминацию сексуальных меньшинств во время приема на работу. В продвижении этих идей активно участвовали влиятельный телевизионный проповедник Пэт Робертсон ($15 млн), «Американский центр за закон и справедливость» ($11 млн), «Христианские адвокаты, проповедующие евангелизм» ($7 млн) и Регентский университет ($4 млн).

На лоббирование интересов ЛГБТ деньги выделяли правозащитные организации и крупные корпорации, среди которых следует особенно выделить Apple, Microsoft, Facebook, Bloomberg, Google и JPMorgan Chase. В Белом доме права ЛГБТ отстаивает Джаред Кушнер — зять и старший советник Трампа. Именно Кушнер и его супруга Иванка просили президента не подписывать указ против сексуальных меньшинств.

В первом лоббистском сражении победу одержали представители ЛГБТ: президент не стал подписывать новый указ и заявил, что будет защищать права всех американцев. Подобный шаг резко ударил по позициям Трампа среди консервативного электората и заставил традиционалистов усилить свою лоббистскую активность. Таким образом, в нынешнем году ожидается очередное крупное сражение, исход которого может привести к непредсказуемым последствиям. Нынешняя конфигурация говорит о том, что президенту придется принять сторону христиан-традиционалистов. Первое решение, по замыслу политтехнологов, должно было помочь закрепить рейтинг Трампа среди умеренных консерваторов (чтобы удержать центральный партийный электорат) и повысить популярность среди либералов. Однако статистика показывает, что серьезных изменений не произошло. В подобной ситуации президенту крайне важно вернуть голоса традиционалистов и ультраконсерваторов.

США > Армия, полиция. Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 14 февраля 2018 > № 2496278 Арег Галстян


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки > forbes.ru, 14 февраля 2018 > № 2496262 Александр Дунаев

Деньги на жизнь. Как микрозаймы помогают бороться с бедностью

Александр Дунаев

сооснователь ID Finance, операционный директор сервиса онлайн-кредитования MoneyMan

Одна из главных проблем России — бедность населения. Как ни странно, микрофинансовые организации могут помочь в решении этой проблемы

В ближайшие годы бедность будет одной из главных социальных проблем страны. Это достаточно давняя беда, но в последние годы ситуация усугубляется. Так, в третьем квартале 2017 года доля бедных в России достигла 13,1% от населения — это самый высокий показатель этого периода за шесть лет. По итогам года он вырос до 13,8%.

Опросы исследовательского холдинга «Ромир» показывают, что пятая часть россиян оценивает свое финансовое состояние как тяжелое или очень тяжелое, еще 46% называет его непростым.

Росстат оценивает долю россиян, находящихся в тяжелом состоянии, в 24,6%. Так или иначе, у четверти населения страны не хватает денег на жизнь, и есть ощущение, что кончится это не скоро. Почти 40% опрошенных считает, что экономическая ситуация в ближайшее время не выправится.

На разных уровнях общественной дискуссии предлагается множество способов борьбы с бедностью. Одни эксперты предлагают повысить минимальный размер оплаты труда (МРОТ) до прожиточного минимума. Другие — верят в технологические возможности решения этой проблемы. Опыт развивающихся стран говорит о том, что помимо социальных реформ в борьбе с бедностью помогает стимулирование предпринимательства.

Путь в микрофинансы

Из-за высокого уровня неформальной занятости и относительно низких доходов у граждан нет доступа к традиционным финансовым институтам. Но зато у них есть доступ к микрофинансовым организациям (МФО). Так получилось, что именно микрофинансовые организации в России накопили большую экспертизу в работе с людьми, доход которых не превышает 30 000 рублей.

У этих компаний есть огромный ресурс, инфраструктура, технологии и опыт, которыми можно воспользоваться. МФО — это уже фактически опорный финансовый инструмент для целого пласта населения России, который игнорирует банки из-за высоких рисков и низкой рентабельности мелких займов.

В декабре мы проводили исследование — узнавали, на что берут займы наши клиенты. Значительная часть займов была связана с неотложными нуждами — оплатой ЖКХ, ремонтом техники, медицинскими услугами и затратами на дорогу до родных, когда задерживают зарплату. Есть огромное количество людей, которых государство и банки, кажется, просто не замечают.

В России с помощью МФО может получить развитие индивидуальное предпринимательство. По последним данным Банка России, доля граждан в совокупном портфеле МФО составляет 80%, индивидуальных предпринимателей — 10,4%, компаний —9,6%. Но, во-первых, доля предпринимателей растет, а во-вторых, даже среди тех, кто берет заем как физлицо, много самозанятых.

Польза от займа

Механизм МФО в России продолжает эволюционировать, но он уже сейчас серьезно влияет на ситуацию. Сервисы онлайн-кредитования делают доступными финансы в любой точке мира — даже там, куда сложно добраться на внедорожнике или собачей упряжке.

Компании также открывают доступ к кредитам людям без кредитной истории или с испорченной историей и помогают исправить ее. Это, в свою очередь, со временем открывает для них доступ к банковским продуктам, таким как ипотека, автокредиты и т.д.

Еще микрокредиты повышают финансовую и техническую грамотность населения. С каждым годом растет доля заемщиков старших возрастных групп, которые пользуются исключительно мобильными приложениями для получения кредитов. У некоторых это буквально следующее установленное приложение после Viber и WhatsApp. Когда заемщики МФО переходят на следующий уровень отношений с финансовыми институтами, становясь клиентами банков, мобильный и онлайн-банкинг уже не является для них экзотикой.

Центробанк работает над внедрением показателя долговой нагрузки при кредитовании для снижения аппетита кредиторов к риску. Однако финансово-технологические компании на рынке микрофинансирования уже работают по схеме risk based pricing, оценивая потенциальный риск, но при этом не отклоняют кредитные заявки, а предлагают оптимальные условия ссуд.

Согласно данным Счетной палаты, более 20 млн россиян оказались за чертой бедности по итогам 2017 года. Это на треть больше, чем 5 лет назад. Один из уроков, которому научились граждане России за последние годы, — лучше не ждать, что ситуация когда-то улучшится сама собой. Выбор небольшой — либо надеяться на чудо и не выносить мусор вечером и не свистеть в доме, либо выбираться самому с помощью в том числе и доступных финансовых инструментов.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки > forbes.ru, 14 февраля 2018 > № 2496262 Александр Дунаев


США. Евросоюз. Корея > СМИ, ИТ. Финансы, банки > forbes.ru, 14 февраля 2018 > № 2496259 Михаил Константинов

Пистолет за биткоины. Кто на самом деле зарабатывает на криптовалютах

Михаил Константинов

Эксперт

Мир переоценил технологию блокчейн. Блестящего прорыва в этой сфере до сих пор нет, а криптовалюты активно используются разве что в расчетах на черном рынке

В январе 2018 года платежный сервис Visa без предупреждения заблокировал криптовалютные карты, выпускаемые в Евросоюзе. О том, что карты аннулированы, владельцы узнали в кассах магазинов, на автозаправках, при оплате номера в отеле на отдыхе. Неделей позже Республика Корея заявила о планах запретить на своей территории любые сделки с криптовалютой.

Сегодня эта страна занимает 20-25% мирового рынка криптовалют по объему заключенных сделок. Что на самом деле вынуждает крупнейшие платежные системы и целые государства отказываться от виртуальных денег? Попробуем разобраться.

Находка для криминала

Посмотрите ради интереса, что продается в даркнете: информация из чатов в мессенджерах Telegram и What’s App, фальшивые паспорта и дипломы, наркотики, сомнительной подлинности бланки рецептов строгого учета с печатями, оружие и многое другое, столь же уголовно преследуемое.

Основная валюта на этих анонимных просторах — биткоин, реже — другие криптовалюты. И уж совсем редко вы увидите «динозавра» — оплату через веб-кошелек. Почему? Потому что криптовалюта стала стопроцентной гарантией анонимности. Прежде на криминальных онлайн-рынках платежи шли через веб-кошельки, но платежные системы с завидной регулярностью эти кошельки блокировали. Чтобы открыть новый, нарушителям приходилось делать это с другого IP-адреса, да и пропавших на заблокированном кошельке денег не вернуть. Теперь, с появлением криптовалют, оплаты происходят легко и без лишнего риска: ты никто и нигде.

Черный рынок проголосовал за криптовалюты живым рублем, юанем или долларом: за цифровые активы поставляются товары и услуги, они стали реальным эквивалентом, а не эфемерными цифрами. Причем криптовалюта стала не ценой реального товара, а ценой анонимности при получении этого товара. Товар стоит $20, но вы покупаете его за $200, потому что делаете это анонимно.

Самый близкий пример — продажа оружия. По российским законам вы имеете право владеть оружием, но только получив разрешение на владение и зарегистрировав его, поэтому в магазине вы купите пистолет за $50. Если хотите незарегистрированный ствол, вы получите его, заплатив на черном рынке в десять раз больше. Почему? Потому что анонимность стоит дорого.

Доход для законопослушных

А теперь давайте посмотрим, сколько легальных товаров и услуг оплачиваются криптовалютой. Привести достоверную статистику нам не удастся, ее нет даже в любительских исследованиях — как раз потому, что за счет анонимности кошельков и невнятности назначения платежа такую статистику невозможно отследить.

Но знаете ли лично вы автосалон, где вам продадут Porsсhe за биткоины? Или агентство недвижимости, которое продаст вам квартиру за криптовалюту, взятую в ипотеку в солидном банке? Или, например, спецтехнику, тяжелый транспорт и машинное оборудование для вашего бизнеса? Я о таком не слышал.

Где же тогда законный стык криптовалюты, бизнеса и валюты реальной? Как на криптовалюте зарабатывают «белые» компании?

В первую очередь, за счет устройств для майнинга. Каждая видеокарта куплена у производителей не за биткоины, а за реальные деньги, с которых уплачены налоги. Во-вторых, неплохо зарабатывают компании, которые занимаются системами хранения данных, в том числе такие гиганты, как IBM, HP, EMC и др. Они продают инфраструктуру за живые доллары тем, кому надо хранить тонны информации, порождаемые распределенным реестром.

И конечно, лучше всех зарабатывают электростанции, питающие электроэнергией майнинговые фермы. Они делают это за реальные деньги, ведут отчетность и дружат с налоговиками. Их заработок прозрачен, так что анонимность им не нужна. По факту дорогая анонимность нужна только черному рынку, и Visa с корейскими властями это понимают. Более того, серьезные компании вообще не свяжутся с биткоинами — им пришлось бы серьезно постараться, чтобы задекларировать доход в криптовалюте.

Не декларировать нельзя — рано или поздно налоговые регуляторы разработают технологию, при которой взносы за криптовалюту будут начисляться по валу, по факту владения и по максимальному курсу за период владения. Налоговые службы не будут спать, видя такой потенциальный источник дохода для государства. История с взаимным декларированием доходов нерезидентами подтверждает, что налоговики во всем мире мыслят примерно одинаково — в режиме постоянного поиска упущенного государством дохода. Если налоговые службы добились от банков отчета по доходам европейских налогоплательщиков в банках других стран, где они не резиденты, то что говорить о криптовалюте?

Причем здесь блокчейн

Тренды, касающиеся криптовалют, ясно обозначены уже сейчас. Однако в вопросе блокчейна такой определенности нет до сих пор. Несмотря на ажиотаж, распределенный реестр пока не прижился массово в рознице, в корпоративном бизнесе или в финансовой индустрии. Одна из причин — распределенные реестры изначально придуманы футурологами как источник премии за вычислительную деятельность, а мы восприняли идею неверно.

Писатели-фантасты предсказывали, что валютой будущего будет энергия — джоуль, киловатт, даже литр воды, которую тоже можно воспринимать как чистую энергию, говоря о водородном топливе. Однако нам навязывают другой тренд — единицей расчетов предлагается сделать способность выполнить вычислительную работу. Но чтобы расплатиться способностью, надо превратить ее в некую единицу. Так появилась криптовалюта.

Смысл этой футурологической концепции в том, что не энергия, а способ ее утилизации для вычислений станет доминирующим. Но пока нет серьезных предпосылок перехода от реальных денег к энергии вычислений. Ведь следующий шаг после этого — отказ от денег в том понимании, в котором они существуют сейчас. Пока мы далеки от этого, а нам предлагают перепрыгнуть сразу через три этажа.

Распределенных реестров как блестящих бизнес-инструментов мы пока не видим: все то, что сейчас можно сделать с помощью блокчейна, легко реализуется и без него. Например, централизация власти — антипод распределения полномочий. В корпоративном мире, где есть вертикальная зависимость, что-то всерьез «распределить» трудно. По той же причине трудно внедрить распределенный реестр в инвестиционной деятельности — всегда есть категории инвесторов, которые входят в управление.

Блестящего прорыва до сих пор нет, все остальное — сомнительные разговоры. Например, компания заявляет: мы внедрили распределенный реестр, и вместо четырех дней сделку теперь обрабатываем за 4 часа. Но что это значит на самом деле? Компания внедрила новую технологию, поменяла регламент работы сотрудников, чтобы этапов согласования было меньше, и решения принимаются теперь быстрее. При чем тут распределенный реестр? Это обычная оптимизация. Просто под маркой внедрения распределенного реестра компания перетрясла штат, стимулировала сотрудников и увеличила скорость обработки сделки. Да, компания работает эффективнее и зарабатывает больше. Но распределенный реестр здесь ни при чем.

Мы часто слышим о пилотном внедрении распределенного реестра в отдельных проектах, но его массового использования с реальной выгодой пока нет. Может быть, это этап адаптации. Но рынок слишком долго находится в ожидании: в мире IT, где за год делаются серьезные проекты, полуторагодовое пустопорожнее обсуждение блокчейна — это плохой знак.

США. Евросоюз. Корея > СМИ, ИТ. Финансы, банки > forbes.ru, 14 февраля 2018 > № 2496259 Михаил Константинов


Киргизия > Электроэнергетика. Нефть, газ, уголь > kg.akipress.org, 14 февраля 2018 > № 2495962 Валентина Касымова

Прошло 10 лет со дня одобрения правительством Национальной энергетической программы и стратегии развития ТЭК до 2025 года

Валентина Касымова, профессор

Ровно 10 лет тому назад 13 февраля 2008 года Правительством КР была одобрена Национальная энергетическая программа Кыргызской Республики на 2008-2010 годы и стратегия развития топливно-энергетического комплекса на период до 2025 года (далее НЭП), рассмотренная на заседании Жогорку Кенешем 14 апреля 2008 года и одобренная Постановлением Жогорку Кенеша от 24 апреля 2008 года№ 346-1V.

НЭП стал первым официальным стратегическим документом государственного масштаба в начале столетия. В качестве главного приоритета энергетической стратегии КР было обозначено - рациональное эффективное использование первичных топливно-энергетических ресурсов, имеющегося технического, научного и кадрового потенциала ТЭК для обеспечения энергетической безопасности страны, устойчивого развития экономики и повышения качества жизни населения страны. За прошедшие годы с начала ее реализации была подтверждена адекватность многих ее положений реальному процессу развития энергетического сектора страны при происходящих резких изменениях внешних и внутренних факторов, определяющих основные параметры функционирования ТЭК.

Главными заданными целевыми установками НЭП и стратегии развития ТЭК -2025 были определены:

• сокращение потерь и аварийности в энергосистеме, определение путей финансового оздоровления и формирования условий эффективного, безопасного и устойчивого функционирования предприятий ТЭК;

• осуществление структурных реформ системы управления энергетического сектора, создание необходимых институциональных рамок и нормативно-правовой базы ;

• разработать методологию тарифной политики на энергоносители, покрывающей реальные затраты энергетических компаний и исключающей перекрестное субсидирование потребителей;

• разработать и осуществить практические меры по техническому перевооружению существующих и сооружению новых энергетических мощностей и сетей с привлечением инвестиций.

Как и предусматривалось в НЭП на первых этапах ее реализации приоритетом стало сокращение потерь с кризисного до предкризисного порога энергобезопасности , обеспечение энергетической независимости за счет модернизации и развития сетевой инфраструктуры ( подстанции и линия электропередачи 500 кВ Датка – Кемин и др.); началом реконструкции существующих ГЭС и ТЭЦ; технического перевооружения систем учета сбыта энергоносителей; проведение реформ управления с созданием НЭХК и регулирования ГАРТЭК при ПКР, разработки и утверждения методологии ценовой и тарифной политики; совершенствования нормативно-правой базы в том числе введения экономических механизмов для развития ВИЭ; развитие угольной и нефтегазовой промышленности с сооружением новых нефтеперерабатывающих заводов; осуществления реформы управления в газоснабжении и соответственно рост газификации населенных пунктов и объектов. Таким образом по большинству указанных мер в НЭП и стратегии развития ТЭК-2025 реально осуществлялось продвижение, кроме завершения строительства Камбар-Атинской ГЭС-2 и провалом сооружения новых Верхне-Нарынских ГЭС и ряда малых ГЭС из-за ухода внешних инвесторов. Отсутствие достаточных внутренних инвестиций на развитие объясняется продолжением проведения тарифной политики на электроэнергию, не покрывающей затраты на ее производство и доставку потребителям, что не привело к финансовому оздоровлению энергетических компаний, а низкие тарифы на электроэнергию по сравнению с другими видами топлива, обусловили рост электропотребления. Диспропорция в ценовой политике на энергоносители привела к опережению темпов роста электропотребления над темпами роста ввода новых мощностей и производства электроэнергии, а также к износу существующих мощностей в электроэнергетике и их выбытию. Это отразилось на сокращении резервной мощности в энергосистеме и к срыву надежности энергоснабжения потребителей в разные годы и к проявлению угроз энергетической безопасности и социальной напряженности в стране и регионах.

За время, прошедшее с начала реализации НЭП и стратегии развития ТЭК-2025, топливно-энергетический сектор развивался в рамках основных прогнозных тенденций, заложенных в этом документе с небольшими отклонениями.

Оценки отклонений от прогнозов в НЭП и стратегии ТЭК-2025 г. свидетельствуют о высокой устойчивости и инерционности развития ТЭК к внешним и внутренним факторам и достаточной обоснованности прогнозов в данном документе. Однако, прошло уже 10 лет, но данный документ не обновлялся ни разу, в то время как стратегические прогнозы должны обновляться на среднесрочный период каждые три года и долгосрочный период каждые пять лет.

Для предотвращения рисков и угроз энергобезопасности в соответствии с решением Совета безопасности КР от 14 марта 2014 года и пунктом 23 «Детализированного плана реализации мер по противодействию системной коррупции в энергетике» было поручено Министерству промышленности и энергетики КР подготовить проект Концепции развития энергетики на перспективу. Проект Концепции развития ТЭК КР на период до 2030 года был разработан рабочей группой согласно приказа Министра энергетики и промышленности КР №62 от 30 апреля 2015 года и с учетом замечаний и предложений в ходе его общественного обсуждения представлен в установленном порядке в аппарат Правительства КР в мае 2017 г. Данный проект неоднократно вносился в повестку дня заседаний Правительства КР и каждый раз откладывался по непонятным причинам, а в июне 2017 г. был отложен с оговоркой о необходимости его согласования с проектом готовящегося НСУР – 2040.

Изучение проекта НСУР - 2040 показывает, что отрасли ТЭК в разделе промышленность не рассмотрены вопросы перспектив развития важной экспортоориентированной отрасли как - электроэнергетика, не освещены проблемы развития угольной и нефтегазовой промышленности, а энергетика рассмотрена только как инфраструктура и в соответствующем разделе приведены отдельные предложения из проекта Концепции ТЭК-2030 по энергетической политике, а проблемы развития электрических, тепловых, газовых сетей и нефтеснабжающих организаций как инфраструктурных в стране и по регионам не рассмотрены. В разделе Безопасность не рассмотрены проблемы обеспечения энергетической и водной безопасности в условиях необходимых адаптационных мер по смягчению последствий глобального потепления климата.

С учетом изложенного Правительству КР необходимо ускорить рассмотрение Концепции развития ТЭК КР до 2030 года, с расширением временного прогноза до 2040 года в соответствии с целями и задачами проектов Национальной стратегии устойчивого развития КР на 2018-2040 годы (НСУР-2040), которая нацелена на обеспечение достойных условий жизни народа за счет последовательного экономического роста, создания и сохранения достойных рабочих мест, равномерного развития регионов, усиления конкурентоспособности и экспортного потенциала страны, улучшения качества инновационного и производственного потенциала страны.

В рамках настоящего документа, над которым я сейчас работаю, будут представлены целевое видение Концепции ТЭК-2040; основные тенденции и прогнозные оценки социально-экономического развития страны и регионов в соответствии с целями и приоритетами НСУР-2040, системного значения ТЭК при взаимодействии экономики и энергетики; перспектив спроса на энергоносители по отраслям и регионам страны в соответствии с Концепцией регионального развития КР на перспективу; основных положений государственной энергетической политики и ее важнейших составляющих; перспективы развития ТЭК, формирование и диверсификации ТЭБ за счет ВИЭ и энергосбережения; ожидаемые результаты и система реализации Концепции ТЭК-2040.

Концепция ТЭК-2040 базируется как на оценке результатов НЭП и стратегии развития ТЭК-2025, так и на анализе существующих тенденций и новых вызовов развитию энергетики и энергетической безопасности страны, учитывает возможные колебания внешних и внутренних условий обеспечения устойчивого развития экономики и социальных нужд населения, а также меры по адаптации к изменению климата и его последствий. Представленные в настоящем документе количественные параметры развития экономики и энергетики подлежат уточнению в процессе обсуждения и реализации предусмотренных им мер.

Киргизия > Электроэнергетика. Нефть, газ, уголь > kg.akipress.org, 14 февраля 2018 > № 2495962 Валентина Касымова


Венесуэла > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > newizv.ru, 14 февраля 2018 > № 2495954 Андрей Мовчан

Андрей Мовчан: почему Венесуэла из богатейшей страны превратилась в беднейшую

За пару десятилетий власти популистов Венесуэла оказалась разорена настолько, что 75% своего экспорта тратит на покрытие долга

В январе этого года в своем выступлении на телеканале «Дождь» известный экономист Андрей Мовчан рассказал телезрителям краткую, но весьма познавательную историю современной Венесуэлы, которая вполне может повториться в любой другой стране, живущей почти исключительно на торговле природными ресурсами. В том числе, и в России.

История современной Венесуэлы начинается примерно 30 лет назад, когда страна, добывавшая практически больше всех нефти на земном шаре, оказалась в руках коррумпированного правительства, которое повело страну по пути стагнации, и ВВП страны в пересчете на человека упал примерно в два раза за 15 лет.

«Произошло это в начале 90-х годов. Недовольство населения и военных привело к путчу, который закончился ничем, даже не арестом его организаторов, в числе которых был молодой офицер венесуэльской армии Уго Чавес, мечтавший изменить страну и направить её по пути процветания.

Уго Чавес тогда ещё не определился со своими взглядами. Он высказывал то правые, то левые идеи. Его сторонники были и среди коммунистов, и среди капиталистов, и среди тех промышленников, которые были возмущены коррупцией, и среди простого народа. Тогда у него и появился лозунг, который сейчас очень часто используют в мире:

«Мы здесь власть»

Это было сказано о простом венесуэльском народе, о тех людях, которые должны, собственно, управлять государством, захваченным коррумпированной хунтой, как тогда все говорили в Венесуэле.

Впрочем, всего через шесть лет после этого он придет к власти на выборах президента. Он победит достаточно представительный состав иерархов из существующей криптократии и даже одну даму, которая выигрывала конкурсы красоты в Аргентине и была «Мисс Вселенной» — Ирену Саэс.

Уго Чавес, победил с отрывом всего в 11% от своего основного конкурента, победил с помощью лозунга, который он достаточно подробно освещал перед массами, в деталях раскрывая свой план, основанный на том, что бедность и стагнация, по его мнению, происходили от коррупции в стране, и если украденное направить на социальные выплаты, на помощь гражданам и развитие промышленности, то страна станет великой и прекрасной. «Великой и прекрасной» — это его слова, слова, которые повторяла толпа вслед за Уго Чавесом.

Итак, в 1998 году он побеждает на выборах и начинает реализовывать свою программу. Начинает он её с того, что проводит конституционное собрание, меняет конституцию. Конституция становится значительно более демократической, действительно появляется настоящее разделение властей, появляется независимый суд, появляются настоящая свобода слова и её гарантии, много других более или менее важных свобод.

Надо сказать, что 88% участников референдума проголосовали за смену конституции. Подавляющее большинство членов конституционного собрания проголосовали за то же самое. Триумф был всенародным. В новую национальную ассамблею, которая пришла на смену старому парламенту, было избрано подавляющее большинство сторонников Чавеса, и это выглядело как невероятный триумф новой развивающейся демократии в стране и невероятный задел на будущее для страны, которая почти 30 лет не могла выбраться из калейдоскопа дворцовых переворотов, когда одна криптократия сменяла другую.

Большинство в национальном собрании начинает принимать законы. Первые законы о перераспределении доходов от монополии госкомпаний в пользу беднейших слоев населения, о дотациях бедным, об инвестициях в национальную медицину и национальное образование. Из других стран завезено около десяти тысяч врачей. Высокооплачиваемые специалисты должны были построить медицинскую систему в Венесуэле, деньги на это выделяются действительно серьезные.

Взята под контроль частично, а потом и полностью крупнейшая нефтегазовая компания Венесуэлы. По поводу контроля над этой компанией мы поговорим чуть позже, поскольку процесс этот был далеко не завершен в начале правления Чавеса, но тем не менее он уже пошел. Достаточно большая часть доходов этой компании уже перенаправляется в пользу неимущих и в пользу социальных программ.

Скорее всего, именно это послужило отправной точкой, потому что через четыре года после прихода к власти Чавеса в стране возникает достаточно серьезное оппозиционное движение, приведшее к путчу. В этом движении принимают участие все те, кого Чавес обидел: это и коррупционеры, и чиновники, и бизнесмены, и та часть армии, которая не пошла за Чавесом. Бизнесмены не понимают искренне, почему они должны платить деньги на социальные программы из своей прибыли, почему налоги на них становятся всё больше. Руководители государственных компаний не понимают, почему они должны быть ограничены в возможностях реинвестировать.

Произошедший путч, правда, продолжается всего 72 часа: Чавеса успевают арестовать, он успевает отречься, новый президент успевает принять присягу. За 72 часа всё заканчивается, основные части армии отбивают и президентский дворец, и самого президента. Всё возвращается на круги своя, но, видимо, эта ситуация так пугает Чавеса, что он решает — с демократией играть долго нельзя.

Очень быстро после этого меняется ситуация с верховным судом. Чавес умудряется провести закон, по которому количество членов верховного суда увеличивается вдвое, и половина его состава достается сторонникам чавеса. Среди судей верховного суда, которые были назначены до этого, идет ротация. Так что очень быстро больше 50% членов верховного суда начинают принимать решения только и исключительно в пользу президента.

В нижестоящих судах также происходит ротация. Через пару лет суд полностью под контролем Чавеса и его партии, что выглядит как прогрессивное изменение, поскольку реформы начинают идти быстрее. Появлятются новые социальные программы, в том числе программа дешевой ипотеки, раздачи жилья неимущим. На эту программу выделены огромные деньги, в основном взятые из PDVSA, из нефтяной компании, в том числе строятся новые предприятия, малые предприятия и кооперативы, которым выделяется государственная помощь. Таких предприятий появляется несколько сотен тысяч по стране в течение нескольких лет.

Ресурсы на это берутся в основном из контролируемых государственных компаний, а когда их начинает не хватать, то увеличивается государственный долг и налоговая нагрузка. Когда-же это приводит к снижению производства, его берут под государственный контроль. Национализируется также телевидение. Каналы, которые протестуют против политики Чавеса, лишаются лицензий.

И поскольку производство берется под контроль, Чавесу приходится брать под контроль и цены в государстве. Как только цены становятся контролируемыми, в государстве начинается дефицит и масштабный реэкспорт. В страну ввозятся товары из-за рубежа и тут же вывозятся в Колумбию, где цены выше.

Тем временем из страны начинают поступать всё менее и менее утешительные экономические данные. Оказывается, что, несмотря на то, что примерно 30% государственных налоговых денег передано муниципальным органам, коррупция в муниципальных органах ещё выше, чем в государственных федеральных органах Венесуэлы. Деньги растрачиваются там ещё сильнее, чем на государственном уровне.

Процент бедных, по венесуэльской статистике, продолжает падать, но процент убийств и других преступлений начинает экспоненциально расти. Нефтяной ВВП, несмотря на рост цен на нефть, продолжает стоять на месте, а инфляция достигает двузначных чисел и двигается к 30% годовых из-за контролируемых цен.

Товарный дефицит становится всеобъемлющим. На вопрос, почему товаров не хватает, частично дает ответ статистика по малым и средним предприятиям и кооперативам. Оказывается, около 50% малых и средних предприятий, которые созданы под программу Чавеса, являются всего лишь пустышками, конторами для отмывания государственных денег, которые выводятся за рубеж или прячутся в наличку.

Программа дешевого жилья срывается — ни в один год она не выполняется больше, чем на 50%. Ипотеку получают в основном мошенники. Мелкие банки, которые созданы под эту ипотеку, всё больше и больше банкротятся. Центральная банковская система тоже начинает не выдерживать подобной ситуации.

Из страны уходят иностранные предприятия — потом это будет названо бизнес-холокостом. 500 тысяч иностранных предприятий покидают Венесуэлу, в том числе авиа и топливные компании. Иностранцы перестают летать в аэропорты Венесуэлы, а сами венесуэльские компании начинают терять возможность летать из-за не поставок топлива. Страна с наибольшими нефтяным и резервами в мире не в состоянии обеспечить топливом свои самолеты.

К этому времени практически вся промышленность национализирована. И страна начинает осознавать проблему. На выборах губернаторов региональных городов, региональных штатов начинают побеждать оппозиционеры. Но Чавес сажает оппозиционеров в тюрьму, обвиняя их в коррупции, их количество таким образом не растет, а влияние не увеличивается.

Наконец на национальном референдуме, Чавес получает право на бесконечное переизбрание и, естественно, собирается этим правом пользоваться. Он переизбирается президентом через 14 лет после начала своего правления, в 2012 году. Страна уже полностью ввергнута в нищету, в страну закрыт въезд и выезд. Сторонники президента фактически контролируют все поставки, в страну и из нее, активно наживаясь на этом.

Венесуэла разорена полностью, но, несмотря на массовые протесты, и после смерти Чавеса сохраняется его режим, а его преемником становится вице-президент Мадуро. Несмотря на то, что страна 75% своего экспорта тратит на покрытие долга, власть в стране не меняется.

Увы, это некая реальность, которая связана с петрократиями. Власть в этих странах достаточно прочна. Уровень бедности населения может быть запредельным, тем не менее власть будет сохраняться. Массовые протесты могут не мешать этой власти сохраняться. Но самое неприятное, что, наверно, стоит выучить на примере Венесуэлы, это тот факт, что неважно, с какими лозунгами к власти приходит тот или иной лидер. Если этот лидер — популист, если этот лидер предлагает раздавать, передавать, распределять и делить, он вряд ли сможет провести политику, которая позволит создать что-то, что можно будет распределить и поделить в дальнейшем.

Ну и немного оптимизма напоследок

Недалеко от Венесуэлы находится другая страна. Страна, которая за последние сто лет потеряла половину своей доли ВВП в мире просто потому, что сто лет в ней правили левые правительства. Правительства, которые пытались распределять всё, что ещё осталось. Страна эта называется Аргентина. Примерно в то же время, когда Уго Чавес скончался, в Аргентине пришла к власти новая партия, называемая Cambiemos — «Перемены», правая партия, своим лозунгом выбравшая совершенно другую идею.

Движение Cambiemos пришло к власти в Аргентине под лозунгом «Создавать, а не раздавать». Этот лозунг достаточно новый для Латинской Америки, да и для мировой экономики он сегодня не характерен. Всё больше и больше в мире к власти приходит левое движение. Но тем не менее этот лозунг работает, и есть много примеров других стран, в которых именно такая политика приводила в конечном итоге к росту уровня жизни и более сбалансированной экономике...»

Венесуэла > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > newizv.ru, 14 февраля 2018 > № 2495954 Андрей Мовчан


Россия. СКФО > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 14 февраля 2018 > № 2495942 Вадим Дубнов

Есть ли у вас клан, мистер Икс? Куда приведут перемены в Дагестане

Вадим Дубнов

Наверное, удастся навести порядок в том, что известно под собирательным образом «левая инвалидность». Судя по татарстанским практикам нового главы правительства, Дагестан ждет оживление в вопросе различного рода свободных экономических зон, и мы непременно услышим что-то про дагестанскую Кремниевую долину. Словом, про все то, что обычно требует неустанного лоббирования в Москве, а в свете проходящей спецоперации понимание там, конечно, обнаружится

Направление главного удара в дагестанской спецоперации Владимира Васильева получилось символичным. Не просто заковать в наручники главу правительства, но и сковать так называемый мекегинский клан – одну из главных кузниц дагестанских руководителей, к которому, помимо премьера, принадлежали и арестованный министр образования Шахабас Шахов, и его креатура – задержанный мэр Махачкалы Муса Мусаев. Мекегинцы, может быть, и не самая мощная группировка, но уж точно одна из самых влиятельных в силу своей маневренности и договороспособности. Будто ударили и не по клану даже, а в самое средоточие балансов, то есть по системе.

Росгвардия вместо вертолета

Воцарение дагестанской законности происходит раз в пять-шесть лет. В 2007 году зачистку предпринял тогдашний замминистра внутренних дел Владимир Колесников. В июне 2013 года внезапно спикировавший из Москвы вертолет увез в небытие, оказавшееся пожизненным, всесильного мэра Махачкалы Саида Амирова, и все снова приготовились ждать революцию, гадая, кто следующий и какова концепция большого передела. Спустя еще пять лет вместо вертолета – Росгвардия, меняющая местных правоохранителей даже на постах ДПС, но с концепцией все также неясно.

Для внешнего пользования Дагестан давно предложил доступный и гармоничный имидж. Дотационный край, где не приживается никакая экономика, шантажирует центр исламизацией, уходом молодежи в «лес» и нарушением национально-кланового равновесия, которое испокон веков, как советских, так и российских, поддерживается внутренними конвенциями разной степени криминальности.

Центр не без выгоды для себя в эти игры играет, из-за чего Дагестан давно в лидерах по количеству справок об инвалидности. Без такой гарантии десяти тысяч рублей в месяц здесь неприлично выдавать девушку замуж. А когда один мой знакомый вознамерился зарегистрировать в республике Фонд борьбы с коррупцией, с него первым делом потребовали взятку.

Любой закостеневший образ превращается в миф. Даже если что-то в нем остается правдой.

Все прежние попытки дагестанских революций соответствовали бы вышеозначенным представлениям, если бы федеральный центр хоть сколь-нибудь продолжительное время настаивал на том, что он действительно бьется с кланами, корнем дагестанского зла. Между тем люди, которых когда-то привез с собой Владимир Колесников и даже посадил в вице-премьерские кабинеты, за год-полтора как-то без излишней помпы их покинули и даже вернулись в Москву, хоть и были вполне местными уроженцами.

А после вылета Саида Амирова наблюдатели, спорившие о том, кто будет следующим, быстро обнаружили, что вопрос о нем не ставится. Вскоре, когда спецоперация прошла у вовремя пустившегося в бега Сайгидпаши Муртазалиева, тогдашнего руководителя Пенсионного фонда Дагестана, пришлось признать, что речь идет о процессе ничуть не более системном, чем слияния и поглощения местно-федеральных управленческих бригад.

Гармония пирамиды

Происходящее в Дагестане соблазнительно сравнить с похожими мероприятиями в Коми или на Сахалине. Там тоже в обстановке внезапной гласности побеждали коррупцию в отдельно взятой элите, после чего ситуация начинала накапливать условия для очередного эволюционного обновления. В общем, вечные поиски гармонии управляемости, вожделенной федеральным центром, с групповыми интересами на местах.

В Дагестане с управляемостью не просто плохо – здесь плохо привычно и традиционно. И когда командированный на махачкалинские разоблачения заместитель генпрокурора Иван Сыдорук говорит о многомиллиардных долгах дагестанских предприятий ТЭК, то надо понимать, что терпение энергетических монополий действительно на исходе. Но понятно, что поехал Сыдорук в Махачкалу не по просьбе энергетиков. Да и, по совести говоря, возбужденные по результатам такой грандиозной операции 70 с небольшим уголовных дел и 433 административных – это для злых языков, а не для анализа перспектив коррупции и борьбы с ней.

Дагестан – не Коми по причине совершенно другой природы отношений, которые и по всей стране не так вертикальны, а уж в Дагестане таковыми не могут быть просто по законам социальной физики. Некоторые оптимисты склонны видеть в любом дефиците монополии на власть зачатки демократии. И в Дагестане действительно даже с прессой происходило то, что все те же оптимисты готовы были счесть формой свободы слова. Если где в России частично и сохранились остатки вольницы 90-х, то прежде всего здесь. Правда, и убивали здесь, в том числе и журналистов, тоже с пробуждением похожих воспоминаний. Дело не только в разгуле криминала, сколько в этой самой неизменности.

Дагестан – это давняя история огосударствления традиции, которую никто не стал адаптировать к империи. Возможно, потому, что с самого начала было понятно, что издержки велики и бессмысленны. Примерно то же с границами и межеванием, которых колониальные владения, как правило, не требуют. Дагестаном стало огромное пространство, не формулируемое ни концептуально, ни этнически. Дагестану, где культурно-исторические и этнолингвистические ядра, по большому счету, никогда друг с другом не конфликтовали, знали границы своих территорий и неплохо самоуправлялись, было предложено стать единой административной единицей и не слишком настаивать на том, что с практической точки зрения это ни к чему особенно их не обязывающий курьез.

Эта часть общественного договора неплохо обеспечивала традиционную колониальную модель управляемости, и в этом смысле Дагестан на просторах империи был всегда образованием особым и уникальным. Оставался он таким и в культурно-образовательном плане, поскольку мощный институт традиций, освежаемый каспийскими ветрами и духами торговых путей, для всего региона был одним из источников идей, учений и культурно-религиозных импульсов.

Искусственность этнической совокупности, которую никто и не собирался делать гармоничной системой, из проблемы превратилась, напротив, в инструмент дополнительной управляемости извне. Все знают про дагестанский опыт этнического квотирования, который как бы обеспечивает равенство всех народов перед лицом имперской судьбы.

Но прежде чем даргинец становится главой республики, а кумык – премьером, идет куда более жесткий внутриэтнический кастинг. Конфликт даргинцев, скажем, из левашинского клана, давших миру двух глав республики (отца и сына Магомедовых), и их противника Саида Амирова из уже упомянутого мекегинского клана с новой убедительностью показывает, что нет ничего более жестокого, чем конфликт внутривидовой.

Эти возмущения внутри центру были, как правило, не очень интересны, а после этого развести по разным углам ринга аварцев и даргинцев не составляло особого труда, что бы ни говорилось по этому поводу публике. О том, что пирамида рухнет, Москву предупреждали так часто, что она стала воспринимать это просто как неприятную обыденность.

Проспект имени брата арестованного премьера

На самом деле этническое в дагестанском устройстве уже давным-давно не первично. Это лишь цвет формы и рисунок на флаге. То, что называется кланами и мимикрирует под национальные местнические землячества, – не семьи и не партии, а обыкновенные группы влияния, которые в других местах образуются по какому-нибудь другому, скажем корпоративному, признаку. Вопрос тут не в признаках, а в том, на каких принципах и о чем они договариваются или, наоборот, не договариваются.

Именно эта полуравновесная система является залогом политической многополярности Дагестана, которая не вписывается в общефедеральную модель. То, что центр проделывает в Коми или Приморье, полагая это нормальным, в Дагестане воспринимается как внешнее управление. Но это отнюдь не главное объяснение того, что с революцией, скорее всего, ничего не получится. Если таковой считать, конечно, изменение системы управления.

Само по себе вмешательство приезжих никого в Дагестане не пугает. Как заметил известный дагестанский блогер и юрист Расул Кадиев, правление Абдулатипова имело чрезвычайно положительный смысл: оно довело дагестанцев до абсолютного понимания зла кланового устройства. И потому представителям старой элиты не стоит рассчитывать на всенародное негодование по поводу политической экспансии Москвы.

Не получится прежде всего потому, что желания ее устраивать у Москвы не больше, чем в прежних региональных экспериментах. Но в этом и состоит противоречие: Москва может добиться в Дагестане успеха уровня Коми, только если изменит систему, а изменить ее она не в состоянии, поскольку настроена только на цели Коми.

Поэтому сначала был Абдулатипов, главное достоинство которого заключалось в том, что у него не было оформленного клана. Это могло бы сработать где-нибудь в Поволжье. А в Дагестане это вынудило его не разрушать старое, а создавать в том же жанре свое, одновременно находя балансы с другими кланами, прежде всего с мекегинцами. Символично, что их главный представитель, арестованный глава правительства, в дагестанской власти еще с девяностых – он занял правительственный пост после убийства своего брата, Гамида Гамидова, министра финансов, отвечавшего за бюджетные потоки, главное богатство республики, именем которого незамедлительно был назван проспект в Махачкале. Поговаривали, что этот пост для брата убитого был частью урегулирования вопроса о кровной мести.

Словом, Абдулатипов не справился, но подготовил почву для решения, которое уже выглядело неизбежным – применение к Дагестану стандартной схемы, прежде на Северном Кавказе не апробированной, если не считать времен колониального управления в генерал-губернаторском жанре. Но это не совсем внешнее управление, о котором стало принято говорить.

Инвалидов станет меньше

Самая популярная версия внешнего управления, естественно, сводится к силовикам, которые теперь, как считается, захватят власть в республике, заменят собой все кланы, и это и будет тот самый демонтаж системы, на развалинах которой как-нибудь выстроится нормальная современность.

Здесь бы только определиться, что имеется в виду. Если, условно говоря, комендантский час для всего, что против наступления новой жизни, то таких силовиков на наших широтах дефицит, равно как и традиции их управления. Наши силовики привыкли, по футбольному говоря, играть вторым номером, работать пусть лобовым образом, но все же не на плацу, даже когда, как гласит известный анекдот, полковники 40-й армии под командованием генерала Громова, выйдя из Афганистана, заняли командные высоты в Московской области.

Последнее уже ближе к правде. Некоторое время они действительно могут полагать разницу между Кавказом и Подмосковьем несущественной. Нет, не в том дело, что их начнут отстреливать или народ уйдет в «лес». Это вряд ли. Пик лесной мобилизации позади, особенно в той ее части, которая не координировалась самими дагестанскими элитами. Никакой войны, скорее всего, не будет. Конечно, у варягов есть рычаги: бюджет, инфраструктура, то, чем эту инфраструктуру заполнять. Но без тех, кто контролирует ситуацию на местах, не справиться никакому Ермолову.

Поэтому только симбиоз. Как это уже не раз происходило. И если в Москве всерьез верят в геополитические проекты в жанре Шелкового пути через Дагестан в Азербайджан и Иран, – а ведь вполне могут верить, хотя бы во имя перспектив большого финансирования, – то уж тем более придется договариваться. Может быть, с теми, для кого сюжет о начиненной тротилом «шестерке», взрыв которой в 1996 году настиг Гамида Гамидова, – далекая новейшая история. Конечно, это немного оптимистичнее, но трудно поверить, что наиболее успешные из них стали таковыми без поддержки правильно себя позиционировавших отцов или дядей – мекегинцев, цумадинцев или джангамахинцев.

Наверное, удастся навести порядок в том, что известно под собирательным образом «левая инвалидность». Судя по татарстанским практикам нового главы правительства, Дагестан ждет оживление в вопросе различного рода свободных экономических зон, и мы непременно услышим что-то про дагестанскую Кремниевую долину. Словом, про все то, что обычно требует неустанного лоббирования в Москве, а в свете проходящей спецоперации понимание там, конечно, обнаружится. С неизбежным встречным предложением поучаствовать магнатам, считающимся местными. От предложения отказаться будет невозможно, да и незачем, потому что наверняка опять начнут меняться собственники, и в Дагестане, да и за его пределами всегда происходит что-нибудь интересующее сильных дагестанских людей, которые сами себе кланы. Значит, самое время поучаствовать в том, что объявлено революцией.

Россия. СКФО > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 14 февраля 2018 > № 2495942 Вадим Дубнов


Россия. СКФО > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 14 февраля 2018 > № 2495941 Константин Казенин

Как сделать борьбу с дагестанскими кланами эффективной

Константин Казенин

Жителей Дагестана, связанных с реально работающим, хотя и юридически проблемным бизнесом, гораздо больше, чем тех, чье благосостояние зависит от клановых лидеров. Поэтому для реального изменения ситуации в регионе просто удалить прежнюю клановую элиту недостаточно. За этим должно последовать повышение выгод от работы в белой зоне для местного бизнеса

Описывая последние события в Дагестане, почти все федеральные СМИ исходили из двух постулатов. Во-первых, система управления в Дагестане до сих пор самым радикальным образом отличалась от системы управления в других российских регионах, потому что была основана на кланах (любимое слово большинства пишущих о Северном Кавказе). Во-вторых, стоит лишь ликвидировать эту самую клановую систему – и дальше регион как по маслу войдет в российское правовое поле.

Сразу скажу, что нисколько не собираюсь умалять значение нынешних событий в Дагестане. Борьба с коррупцией – это то, на что действительно сегодня надеется огромная часть населения республики. Именно надежды на такую борьбу обеспечивали популярность экс-главе Дагестана Рамазану Абдулатипову в первые месяцы после его назначения в 2013 году – и стремительное снижение его популярности после того, как стало ясно, что сбыться этим надеждам не суждено.

Тем не менее не стоит думать, что само по себе удаление коррумпированных представителей местной элиты способно изменить в лучшую сторону жизнь региона. Для этого потребуется пройти еще долгий путь. И дело даже не в том, что многие проблемы Дагестана: экстремизм, внутриисламские конфликты, нарушения в работе силовиков, некоторые до сих пор оставшиеся узлы в межнациональных отношениях – если и связаны с проблемой кланов, то косвенно, и арестами членов правительства точно не решатся.

Важно другое: именно те задачи, которые федеральный центр провозглашает сегодня в Дагестане: «обеление» экономики, восстановление законности в сфере предпринимательства, – не могут быть решены одними репрессиями, пусть даже против очень влиятельных личностей. Если эти задачи ставить всерьез (а ставить их, уверен, надо), то впереди дальняя и непростая дорога.

Жизнь кланов

Вопреки распространенным представлениям, пресловутые кланы – это явление, так или иначе присутствующее практически во всех регионах России. Сплоченные неформальные группы региональных чиновников, усиленные лояльными предпринимателями и муниципалами, – это реальность общероссийская, а не только кавказская. В Дагестане такие группы, кроме закрепленного за ними названия «клан», отличаются от своих аналогов в других регионах России некоторыми особенностями.

Первая особенность – их фактическая несменяемость с 1990-х годов. В период между распадом СССР и началом второй чеченской войны федеральная власть в Дагестане присутствовала весьма относительно. Из-за событий в Чечне регион выживал в условиях, близких к транспортной блокаде. В то время фактический контроль за происходящим в республике разделили между собой несколько семейств. Это были, с одной стороны, «династии» советских чиновников, представители которых удержались на высоких должностях в 1990-е, а с другой – «неформалы», поднявшиеся в годы хаоса благодаря влиянию в нарождавшейся бизнес-среде, включая хорошо известное по тем временам «силовое предпринимательство».

Арестованный экс-премьер Дагестана Абдусамад Гамидов принадлежит как раз к семье, с нуля завоевавшей в регионе огромное влияние в 1990-е. Он родной брат Гамида Гамидова, успешного спортсмена, который в 1992 году основал один из первых коммерческих банков в Дагестане и вскоре после этого сделал стремительную карьеру в республиканской власти. Гамида убили в 1996 году, Абдусамад получил тогда от него по наследству пост министра финансов. Гамидовы образовали верхушку мекегинского клана, названного так по имени села Мекеги, откуда родом братья.

Мекегинские, левашинские, буртунайские и другие – эти сообщества родственников и односельчан, нередко распадаясь на противоборствующие группы, прошли через горнило девяностых и образуют с тех пор костяк дагестанской элиты. Не принадлежа к одной из подобных групп, ни чиновничью, ни предпринимательскую карьеру построить в республике на протяжении почти 30 лет было невозможно. Вернее, на каком-то этапе тебе мог сопутствовать успех, но чем выше ты поднимался без клановой поддержки, тем становился незащищеннее.

При этом, несмотря на такую стену между элитой и остальным дагестанским обществом, клановым лидерам удавалось обеспечить лояльность себе больших групп населения. Схемы были достаточно простые. Например, лидер возглавлял дагестанский филиал какой-то крупной госкомпании и массово назначал соплеменников в те подразделения, работа в которых приносит наибольший доход (иногда незаконный). Ярким примером такого еще в 2000-е была охрана проходящих через регион трубопроводов. Или, став главой города, где бурно росли розничные рынки, глава клана формировал из односельчан службы, занимающиеся допуском продавцов в торговые ряды. За это полагалось оказывать патрону всемерную поддержку, в крайних случаях и силовую.

В 2010-е некоторые из этих схем перестали работать. Например, госкомпании, ГУПы и прочие стали тогда постепенно освобождаться от фигур из девяностых в руководстве своих дагестанских структур. Но лидеры не бросили свои армии поддержки на произвол судьбы. Чтобы убедиться в этом, достаточно посмотреть на села, откуда родом представители региональной элиты. Многие из них выглядят заметно богаче соседних, причем речь именно о домах рядовых жителей.

Возможно, как раз представление о том, что за каждой клановой фигурой в дагестанской власти стоит значительная по численности группа местного населения, ранее тормозило многие попытки федерального центра всерьез вмешаться в ситуацию в республике. Однако страхи массовых протестов после посадок местных донов всякий раз оказывались преувеличенными. Это стало ясно еще в первой половине 2010-х, после ареста могущественного мэра Махачкалы Саида Амирова и возбуждения уголовного дела против главы республиканского отделения Пенсионного фонда РФ Сагида Муртазалиева (первый отбывает пожизненное, второй – в международном розыске). Землетрясения после этих событий не произошло. Клиентелла поверженных лидеров предпочла приспосабливаться к новой реальности, а не протестовать.

Правда, городское хозяйство Махачкалы все послеамировское время продолжает лихорадить: разобраться в крайне запутанных отношениях между оставшимися в наследство от империи Амирова частными компаниями и городскими МУПами, занимавшимися коммунальными сетями, вывозом мусора и прочим, оказалось непросто. Но, в конце концов, способность развязывать подобные узлы – вопрос технических компетенций чиновников, и можно надеяться, что после смены руководства Дагестана чиновники с такими компетенциями там появятся.

Но значит ли это, что, срезав клановую верхушку, Дагестан легко можно будет превратить в «обычный» российских регион, с поправкой лишь на культурные особенности? Увы, думать так – значит видеть лишь часть правды о сформировавшейся в регионе системе.

Жизнь остальных

Из-за непроницаемости клановой системы для простого жителя за ее пределами в Дагестане сформировались целые пласты массового предпринимательства. Это не только торговля (хотя рынки приграничного с Чечней Хасавюрта, несмотря на кризис, продолжают быть основным хабом для оптовиков всего Северного Кавказа). Это также легкая промышленность – сотни мастерских и мелких цехов, поставляющих товар далеко за пределы юга России.

Об их «обелении» неоднократно начинали разговор руководители разных уровней, но дело с мертвой точки не сдвигалось. Трудно сказать, в чем была главная проблема: это предприниматели не хотели подставляться под произвол местных проверяющих органов, или самим чиновникам выгоднее удерживать работающий и напрямую от них не зависящий бизнес в тени, в уязвимом положении, в котором у предпринимателей точно не будет шанса повести с властью диалог на равных. Поэтому «внелегально» в Дагестане работают не отдельные люди, а целые отрасли.

Еще одно живое направление бизнеса – жилищное строительство. В Дагестане оно в основном не подмято крупными компаниями: вход на строительный рынок достаточно простой, работают в основном без банков, на деньги будущих собственников жилья. Такой способ объясняется еще и тем, что на строительном рынке много предпринимателей из религиозной среды, предпочитающих следовать в бизнесе исламским канонам (при дефиците финансов во время строительства, неизбежном в таких условиях, распространен бартер, включая оплату работы подрядчиков квадратными метрами).

Работать строители вынуждены в условиях крайне непрозрачного рынка земли, где почти обычное явление – наличие у одного и того же участка нескольких владельцев или даже чудесная принадлежность одного и того же участка к землям сразу нескольких категорий. То, что земля – основной источник ренты, клановые феодалы усвоили хорошо. А в условиях, когда ни один из них не был в республике полновластным хозяином, кланы конкурировали между собой в том числе и за землю, задним числом оформляя права на участки, контроль над которыми установили когда-то силовым образом. В земельных отношениях неизбежно возникал хаос, в котором вынуждены жить и рядовые предприниматели. В Дагестане можно оспорить практически каждую сделку с землей.

При этом жители Дагестана, связанные с реально работающим, хотя и юридически проблемным бизнесом, гораздо более многочисленны, чем те, чье благосостояние зависит от клановых лидеров. О том, какой процент жителей России в целом занят в неформальной экономике, специалисты, как известно, спорят. Но в Дагестане это абсолютное большинство тех трудоспособных жителей, которые не вписались в контролируемую кланами систему потребления бюджетных ресурсов и не включились в трудовую миграцию.

Провозгласив совершенно необходимый курс на «возвращение Дагестана в Россию», федеральный центр должен найти способ открыть перед жителями региона новые перспективы, а не убить местную живую экономику нескончаемыми проверками после принудительного ускоренного обеления.

Здесь важно учитывать еще одно обстоятельство, которое становится ясным из наблюдений над регионом в последние годы: победа над кланами никоим образом не ведет автоматически к уменьшению коррупции на том самом низовом уровне, на котором с ней сталкиваются обычные граждане, включая и экономически активных.

В качестве примера можно посмотреть на Южный Дагестан – древний город Дербент и его окрестности. Основные тяжеловесы, на протяжении десятилетий контролировавшие этот регион: экс-глава Дербентского района Сеид Курбанов и его наследники, экс-мэр Дербента, а ранее прокурор Дагестана Имам Яралиев, – потеряли там свои позиции еще при Абдулатипове, начавшем против них серьезную борьбу. Как изменилась после этого реальная система управления в этой части региона, не до конца ясно. Но что можно сказать с уверенностью, так это то, что избавления от привычной коррупции местные жители там пока не отмечают.

Поэтому, если вслед за удалением прежней элиты пойдет слепое ускоренное выполнение нормативов по обелению, местные жители вряд ли увидят что-то, кроме новых (или старых) персонажей, стригущих купоны теперь уже на этом деле. И вряд ли кому-то будет важно, что эти персонажи не носят громких клановых фамилий. Кампанейщина по наведению порядка без диалога с местным населением, без укрепления его доверия к власти, без повышения выгод от работы в белой зоне недалеко уведет Дагестан от его нынешнего печального положения.

Насколько вероятно такое невеселое развитие событий? Если смотреть на опыт других стран и континентов, где в новейшее время пытались перевести неформальную экономику на более цивилизованные рельсы, то однозначного ответа дать невозможно. Там есть и истории успеха, и провалы. Очевидно лишь одно: не все необходимое для реального изменения ситуации в сегодняшнем Дагестане может быть решено в режиме спецоперации. Скорее наоборот, результат будет во многом зависеть от готовности из этого режима вовремя выйти.

Россия. СКФО > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 14 февраля 2018 > № 2495941 Константин Казенин


Белоруссия > СМИ, ИТ. Образование, наука. Внешэкономсвязи, политика > belta.by, 14 февраля 2018 > № 2495922

Экспорт услуг резидентов Парка высоких технологий в 2017 году превысил $1 млрд. Об этом сегодня на семинаре-совещании "Цифровая экономика - новые возможности развития" сообщил заместитель директора администрации ПВТ Александр Мартинкевич, передает корреспондент БЕЛТА.

Компании-резиденты парка в прошлом году оказали услуг по разработке программного обеспечения на экспорт на сумму более $1 млрд. Это около 80% в общем объеме экспорта услуг IT-компаний, зарегистрированных в Беларуси. "Порядка 45% того, что делается в ПВТ, уходит в США. Это самый крупный потребитель IT-технологий. На втором месте - рынок Евросоюза. Это такие страны, как Германия, Великобритания, Ирландия, Швейцария. Те, которые занимаются построением индустрии 4.0", - рассказал Александр Мартинкевич.

Он также проинформировал, что в ближайшее время в Гомеле заработает образовательный центр ПВТ, который будет готовить (переобучать) специалистов для IT-индустрии.

В Гомеле проходит семинар-совещание на тему "Цифровая экономика - новые возможности развития". Участие в нем принимают председатель Гомельского облисполкома Владимир Дворник, председатель Гомельского горисполкома Петр Кириченко, представители Парка высоких технологий, ведущих вузов области, предприятий, банков, деловых кругов. Целями проведения встречи является обсуждение вопросов, связанных с применением норм декрета №8 "О развитии цифровой экономики", в частности, внедрение в отечественную экономику цифровых финансовых инструментов.

Белоруссия > СМИ, ИТ. Образование, наука. Внешэкономсвязи, политика > belta.by, 14 февраля 2018 > № 2495922


Россия > Агропром. Госбюджет, налоги, цены > agronews.ru, 14 февраля 2018 > № 2495393 Игорь Абакумов

Комментарий. Поможем российскому фермеру!

Издатель портала «Крестьянские ведомости», эксперт Московского экономического форума, к.э.н. Игорь АБАКУМОВ считает, что государство должно только создавать условия для развития российского фермерства.

Как модератор круглого стола МЭФ на тему «Будущее сельских территорий России в мировой системе модерна», экономист поделился с «Регионами Онлайн» своим пониманием развития сельских территорий в России на примере опыта Англии и Дании. Почему стоит пересмотреть отношение к агрохолдингам, читайте далее.

Какое будущее ждет сельские территории России?

– Все будет зависеть от того, изменится аграрная политика или нет. Если она не изменится, люди будут избавляться от сельских территорий. Потому что в такой обстановке жить в XXI веке затруднительно. Если у кого-то нет реального дела, созданного десять-двадцать лет назад, и которое действует, то создать сейчас новое производство практически невозможно. Кредиты недоступны, ссуды недоступны. Если кто-то сейчас будет говорить об обратном, то назовут один-два-пять примеров, но это единичные случаи на тысячу. Это будет скорее исключение, чем правило.

А как же агрохолдинги? Разве они не могут способствовать развитию сельских территорий?

– Исследования показывают, что территории, которые охвачены деятельностью крупных агрохолдингов, избавляются от сельского населения гораздо быстрее, чем те, где их нет, и люди сохраняют традиционный образ жизни. Такая страна, как Россия, должна быть населена. Огромная территория не может оставаться без контроля. Любой населенный пункт – это, прежде всего, контроль над территорией, над перемещением грузов, циркуляцией посторонних непонятных людей, – я сейчас не только про террористов говорю. Но про них здесь тоже речь идет, потому что боевики устраивают свои лагеря на пустых территориях. Даже над перемещением саранчи надо думать. Кто еще, как не сельский житель, сообщит, что саранча прилетела. У нас же нет системы слежения за саранчой, а это страшный бич. Кроме шуток, а вот распространение этой волны насекомых придется как раз на чемпионат мира по футболу. Если саранча прилетит на зеленые поля, предназначенные для игр, то весело уже никому не будет.

По-вашему, государство должно озаботиться сохранением сельского образа жизни?

– Об этом говорит весь мировой опыт. Это не просто мое умозаключение. Я достаточно поездил по миру, чтобы понять, что везде стараются сохранять сельский образ жизни, крестьянам даже платят за то, чтобы они оставались жить в деревне и сохраняли ландшафты. Чтобы были луга, где овечки пасутся, козочки бегают, чтобы люди, проезжающие по шоссе, видели эту пастораль, и у них настроение было бы совершенно другое, чем оно возникает сейчас, когда смотришь на российскую провинцию. От промышленных пейзажей и промзон, бесконечных шиномантожек и строек можно и в депрессию впасть.

Я правильно понимаю, что Вы сейчас говорите о том, что наше государство сейчас ставку делает на агрохолдинги, а про фермеров и мелкое семейное хозяйство не думает и поддерживать не пытается, так?

– Безусловно. Государство держит в приоритете агрохолдинги, которые, если честно, свою роль уже отыграли. Как в 2000-2005 гг. начался их бурный рост, но где-то в 2010 году и далее их уже надо было останавливать в этом росте. Пусть бы они сохранялись, но новых создавать ни в коем случае не надо было совсем, потому что они обеспечивали продовольственную независимость в значительной степени, поскольку они системные организации, но Системную независимость по курятине, свинине, по зерну — конечно. Мы даже в некоторой степени вышли на мировой рынок. Зерно – это бесспорный наш приоритет по экспорту продукции, все остальное – это пока еще пробы. Надо еще рынки познать. Но надо понимать и то, что в Европе мы конкурируем не с агрохолдингами, а с кооперативными фермерскими хозяйствами. Это гигантские кооперативы фермерских хозяйств, в том числе и в США.

Что из себя представляют эти кооперативы фермерских хозяйств?

– Речь о целых агломерациях фермерских хозяйств. По сто, а то и триста тысяч фермеров в одном кооперативе. Есть и такие. Говорить о том, что в Европе существуют агрохолдинги, – ошибка. Более того, они законодательно запрещены. Да, там не написано, что нельзя создавать агрохолдинг, но они обложены такими налогами, что не развиваются выше определенных территорий. Скажем 10-15% от территории муниципалитетов. Все остальное обкладывается налогом. У нас такого нет. У нас в приоритете развитие агрохолдингов, а что касается мелкого и среднего агробизнеса — пущено на самотек. Хотя это и есть то, что сохраняет сельский образ жизни и что вкладывает деньги в развитие сельских школ, больниц и роддомов, магазинов и т.д. Агрохолдинг никогда этим заниматься не станет.

А почему этим не может заниматься агрохолдинг?

– Ему это не нужно. Совсем. Он для блезира построит одну площадку какую-нибудь хоккейную. Коробку собьет и скажет: «Вот мы построили». И будет это по всем каналам телевидения ходить. А не одной хоккейной площадкой село живет. Селу и театр нужен, и кинотеатр, а также школьные кружки. Детей надо развивать, а для этого нужны соответствующие условия. Такого нигде у нас в стране нет, к сожалению. Поэтому на МЭФ я и буду модератором одной из секций, посвященной как раз развитию сельских территорий. И людям есть, что сказать. Есть ученые, и есть практики.

Хотелось бы вернуться к теме кооперативной экономики в сельском хозяйстве. Вы говорите про европейские примеры. Это опыт Скандинавии?

– Да, это опыт Скандинавии. Прежде всего, это опыт Дании – маленькой страны, где свиней больше, чем людей. И что самое характерное – там нет африканской чумы свиней. Производство там идет на таком высоком уровне, что никакая зараза не проскакивает на ферму. Датские фермеры стали основателями крупнейшего кооператива Danish Crown, всем знакомой по овальным банкам с ветчиной, которые открываются ключиком. Замечательная ветчина. Мы знаем об этой ветчине давно, еще с довоенных времен. И вот сейчас этот кооператив Danish Crown является крупнейшим в мире производителем продукции из свинины. Причем эта свинина произведена членами кооператива: помимо датских, сюда входят финские, норвежские, шведские, бельгийские и частично французские фермеры. Немцы туда как-то не очень активно идут, у них свои есть.

И как выглядит этот кооператив? Чем отличается от наших агрохолдингов?

– Я был в этом кооперативе. Danish Crown – это полностью автоматизированный гигантский комплекс. Выглядит как огромная промзона со стеклами, куда водят экскурсии. По высокому подиуму через стекла видно, как свинья засыпает с улыбкой под веселящим газом. И единственный момент, который не видят посетители, – это вскрытие свиньи. Такое нельзя показывать, а дальше уже можно посмотреть любой процесс. То есть с одного конца вы видите живую свинью, а с другого конца уже наблюдаете банку с ветчиной. Человек при этом не прикасается вообще к мясу. Он ухаживает только за машинами. Все вымывается автоматически. И вот вы идете просто как по такому технологическому дворцу, где одновременно можно изучать физику, химию, механику. Очень интересно. Туда детей водят на экскурсии, не говоря уже о бизнесменах. Так вот самое любопытное, что это очень жестко контролируемая кооперативом структура. Сам кооператив Danish Crown является не законодателем, а диктатором технологий.

Что Вы имеете в виду?

– Он находится на острие диалога «производитель – потребитель». Кооператив знает, что нужно потребителю. Там сидят мощнейшие маркетологи, которые подробно изучают спрос и прогнозируют изменение вкусов, дают рекомендации фермерам: вплоть до того, как часто свинью мыть, чем кормить и какой породы она должны быть. Другими словами, это достаточно структурированная организация. Даже более структурированная, чем что-то тоталитарное. Если в тоталитарном все зависит от приказа, то здесь все зависит от денег. Если ты хочешь получать деньги, то ты должен сделать, что от тебя требуют. Если не хочешь, можешь не делать, но и свинину тогда у тебя не купят. Вот в чем история. Это уже высшая ступень самоорганизации сельского социума, когда государство отходит на второй план и занимается лишь регулированием ветеринарных, торговых правил, чтобы защитить права, как покупателей, так и производителей.

Вот чем на Ваш взгляд должно заниматься государство?

– Государство должно решать проблему с кредитами. Мы знаем, что есть минусовая ставка, когда банк фактически платит, чтобы ты пользовался его деньгами. Ты можешь взять деньги на 20 лет с кредитной ставкой в 0%, и это совершенно нормально. Дело в том, что государству это выгодно. Во-первых, увеличивается число рабочих мест, а с каждого рабочего места платятся налоги. Государство получает опосредованные доходы, которые гораздо больше, чем прямая фискальная политика. Причем в разы. Вот это и позволяет развитому государству строить хорошие дороги, иметь качественную медицину, держать мобильную армию, мощный флот, качественное образование и элитарную культуру, в которые вкладываются деньги.

Только мы можем учиться у европейских стран? Может, есть удачные практики в отдельных регионах?

– Есть хорошие примеры в Новосибирской области. Там есть представители сельской администрации, которые сопротивляются развитию агрохолдингов. Ставят им всяческие преграды, а фермерам одновременно создают наиболее благоприятный режим.

В чем опасность для сел в агрохолдингах? Как это проявляется?

– Дело в том, что фермерские дети в этих же школах учатся, поэтому фермеры и готовы инвестировать в местные учебные заведения. А руководители агрохолдингов находятся, как правило, в Москве, или крупных городах — миллионниках – сельские истории их совершенно не касаются. Они рассматривают сельское хозяйство сугубо как бизнес, а не как образ жизни. Простым людям это неприятно и обидно, и те, кто не могут уже сопротивляться, просто голосуют ногами – едут работать охранниками в те же самые мегаполисы. А в Новосибирской области на местном уровне приняты законопроекты. Дело в том, что глава этой сельской администрации достаточно авторитетный человек. Так что, есть, о чем говорить: каким образом сдерживать наступление агрохолдингов при помощи налоговой политики. И все цивилизованно. Ни у кого ничего не надо отнимать. Никакой национализации не предлагается. Просто надо сделать так, как в свое время сделано было в Англии.

А что именно предприняла Англия и когда?

– На определенные сверх нормы территории землепользования были введены прогрессивные налоги. И ленд-лорды сами искали фермеров, чтобы им передать эту землю в пользование, и готовы были задешево отдать. Фермерам даже в очереди стоять не приходилось. Это надо делать, и делать цивилизованно, чтобы без всяких революций. В Англии тогда все было культурно и спокойно. Конечно, подготовка к этому велась примерно в течение 35-40 лет. Такую политику начал еще Уинстон Черчилль после войны. А знаете, почему он ее начал? Потому что к началу войны с Германией у Великобритании практически не осталось своих фермеров. Там остались одни ленд-лорды с охотничьими хозяйствами на лис, оленей. Или из своей земли лорды делали рекреационные парки. А продовольствие Англия завозила из колоний: из Индии, Южной Америки, Африки. И когда гитлеровцы предприняли военно-морскую блокаду островов, там фактически наступил голод. Именно тогда прозвучал лозунг «Поможем британскому фермеру!», и все лужайки, включая газон перед Вестминстерским аббатством, перекопали под картошку.

И что этот случай изменил?

– Именно с этого момента наступило прозрение нации, понимание того, что лучше поддерживать фермера. Только свой фермер накормит. Черчиллю это, конечно, стоило очень больших треволнений, поскольку в конечном итоге реальные лидеры страны — победительницы вновь его избирать не стали. Понятно, что против него была проведена этакая операция ленд-лордов. Но дело в том, что маленькие фермерские хозяйства и деревушки действительно спасли нацию. Опять-таки Черчилль предложил выход, когда разведка доложила, что будут бомбить крупные города немецкие бомбардировщики и ракеты. Тогда было принято решение переселить детей в сельскую местность. Дело в том, что эту территорию очень трудно разбомбить: во-первых, трудно найти эти деревушки, а во-вторых, просто нет экономической целесообразности бомбить отдельные коровники. Я знаю много семей, которые были спасены только благодаря тому, что они вовремя переехали в село. И, кстати, гитлеровская пропаганда вещала как раз о том, что ни в коем случае нельзя переселять детей в деревню, где они погибнут от антисанитарии и т.д. Но у англичан все-таки возобладал здравый смысл, и сотни тысяч детей были буквально спасены. После этого была бомбежка Ковентри, которая снесла город до основания. Очень большая трагедия, но дети остались живы. Вот что такое населенная сельская местность. Село должно быть населено. Теперь представьте себе нынешнюю ситуацию, когда крупные города — миллионники подвержены грандиозным рискам.

Можете подробнее сказать, о каких рисках идет речь?

– Представьте себе террористический акт на коммуникациях, техногенную катастрофу, землетрясение или, не дай Бог, войну… Куда из городов — миллионников девать гражданское население? Только в сельскую местность. Но если она не населена и там нет коммуникаций, газа, дорог, телефонных линий, электричества, водопровода, канализации, то куда переселять людей? В переселенские заколоченные избы? Нет, конечно. Сельская местность должна быть населена и укомплектована всеми необходимыми коммуникациями, там должны жить люди и что-то производить. И для того, чтобы они что-то производили, должно работать государство.

А что нам мешает взять и поменять нашу политику в этом плане? И только ли проблема в поддержке агрохолдингов?

– У нас с 1991 года идет борьба между либералами и реалистами. Люди, которые занимаются реальной экономикой, живут на земле и ходят по земле, борются и всячески убеждают наши либеральные круги в том, что так делать не надо. А надо делать вот так и вот так. Я надеюсь, что сейчас, по крайней мере, надежды юношей питают, какие-то подвижки начнутся в скором времени. Если посмотреть даже на поведение нашего действующего президента Владимира Путина, то сейчас он начал посещать предприятия, к которым прежде относился с некоторой долей иронии.

Сейчас про «Ростсельмаш» речь идет, где недавно состоялся Госсовет?

– Да, я говорю про «Ростсельмаш» прежде всего. «Ростсельмаш» в принципе возник из небытия. Он же был совсем разрушен, развален и брошен фактически. Но пришла совершенно реальная команда, нелиберальная, пришли реалисты, которые сделали предприятие. Я помню серьезный упрек президента Путина Константину Бабкину (им разработана и внедрена комплексная программа стратегического развития «Ростсельмаш» — прим. ред.), когда он спросил его: что вам мешает перевести свое канадское производство тракторов в Россию, как можете называть себя патриотом? На что было сказано совершенно четко и спокойно, что невыгодно у нас производить трактора, потому что налоги и коррупция раздавят все производство. Вот прошло четыре года с тех пор, и кое-что поменялось. Пришел министр Мантуров, появилась программа дотирования покупок тракторов, и оказалось выгодно производить. Видимо, что-то меняется все-таки. Меняется к лучшему, но, к сожалению, очень медленно.

Россия > Агропром. Госбюджет, налоги, цены > agronews.ru, 14 февраля 2018 > № 2495393 Игорь Абакумов


Россия. Бельгия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 13 февраля 2018 > № 2500245 Сергей Лавров

Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции по итогам переговоров с заместителем Премьер-министра, Министром иностранных и европейских дел Бельгии Д.Рейндерсом, Москва, 13 февраля 2018 года

Уважаемые дамы и господа,

Мы провели очень содержательные переговоры с заместителем Премьер-министра, Министром иностранных и европейских дел Бельгии Д.Рейндерсом.

Мы встречались не так давно, летом прошлого года в Брюсселе. Я поблагодарил моего коллегу за гостеприимство и рад возможности принять его в Москве по случаю проведения завтра заседания Смешанной комиссии по экономическому сотрудничеству между Российской Федерацией и Бельгийско-Люксембургским Экономическим Союзом, сопредседателем которой с бельгийской стороны является Д.Рейндерс, а с нашей стороны – заместитель Председателя Правительства Российской Федерации Д.О.Рогозин.

Мы отметили давнюю и добрую историю отношений между нашими странами. Как вам известно, в апреле исполняется 165 лет с момента установления дипломатических отношений. Договорились отметить предстоящий юбилей на достойном уровне.

Ценим, и подтвердили это сегодня, настрой руководства Бельгии на развитие диалога с Россией. Приветствуем усилия бельгийских партнеров по оздоровлению ситуации в отношениях между Россией и Евросоюзом и в целом в Европе.

Мы подробно обсудили состояние и перспективы нашего двустороннего сотрудничества, прежде всего с учетом результатов недавнего визита в Москву Премьер-министра Бельгии Ш.Мишеля, его переговоров с Президентом России В.В.Путиным и Председателем Правительства Российской Федерации Д.А.Медведевым. Условились энергично работать над тем, чтобы все договоренности, о которых шла речь в ходе переговоров на высшем уровне, были выполнены.

Констатировали хорошую динамику товарооборота. По итогам прошлого года он возрос на 20,1% и составил 8,9 млрд. долл.США. Исходим из того, что завтрашнее заседание Смешанной комиссии по экономическому сотрудничеству будет способствовать закреплению этой тенденции.

Уделяем большое внимание поощрению прямых связей между деловыми кругами. Мы выразили удовлетворение, что бельгийские представители посетили в прошлом году (как это было и в предыдущие годы) Санкт-Петербургский международный экономический форум. Также в прошлом году бельгийские предприниматели приняли участие в относительно новом формате – в Восточном экономическом форуме, который третий год проводится во Владивостоке. Рассчитываем, что и дальнейшие мероприятия в Санкт-Петербурге, во Владивостоке и в других российских регионах будут представлять интерес для бельгийского бизнеса.

Приветствуем устойчивые парламентские обмены. Традиционно большой интерес у наших граждан вызывают гуманитарные связи. В прошлом году в Бельгии гастролировал ансамбль народного танца имени И.Моисеева, оркестр Мариинского театра под управлением В.А.Гергиева, молодые солисты «Большого театра». В Санкт-Петербурге в Государственном Эрмитаже большой интерес вызвала выставка современного бельгийского художника Я.Фабра.

Отметили также очень важную, по-моему, полезную и перспективную тенденцию развития прямых связей между высшими учебными заведениями. В России в прошлом году побывали делегации Свободного университета Брюсселя, Гентского университета, которые провели контакты с вузами Москвы, Санкт-Петербурга, Нижнего Новгорода, Волгограда, Петрозаводска. Такую тенденцию мы будем поощрять. Это очень важно, чтобы развивать контакты между студентами и в целом между людьми.

Достаточно подробно обсудили ситуацию в Евроатлантике, включая отношения между Россией и Евросоюзом и Россией и НАТО. Мы ценим последовательный настрой Брюсселя на преодоление нынешних проблем в отношениях между Россией и Западом, на восстановление, укрепление доверия и развития конструктивного диалога, потому что в любом случае у нас общие угрозы и вызовы.

Из конкретных кризисных ситуаций обсудили украинскую. Подтвердили безальтернативность полного и последовательного выполнения Минского «Комплекса мер». Мы рассказали о том, как работает российская сторона в Контактной группе и «нормандском формате», добиваясь решений самых острых гуманитарных проблем, прекращения противоречащим Минским договоренностям экономической блокады территорий Донецкой и Луганской областей, а также полного выполнения политического пакета «Минска-2» наряду, конечно же, со срочными шагами по укреплению безопасности и прекращению любых нарушений режима прекращения огня.

Мы выразили серьезную озабоченность линией киевских властей, которые продвигают в Верховной Раде закон о «реинтеграции» Донбасса, который идет не просто вразрез с Минскими договоренностями, а полностью их перечеркивает. Также вызывает озабоченность усиление на Украине позиций радикалов, в том числе, с откровенно неонацистским уклоном. Мы будем добиваться того, чтобы все эти тенденции были пресечены, чтобы Минские договоренности и обязательства Украины по международным конвенциям в СЕ, ОБСЕ строго выполнялись.

В частности, привлекли внимание наших коллег к тому, чтобы справедливые замечания Венецианской комиссии к закону «Об образовании», который был принят, вступил в силу на Украине и содержит дискриминационные положения в отношении всех языков меньшинств, были учтены. Пока готовности учесть замечания Венецианской комиссии со стороны Киева мы не наблюдаем.

Говоря о европейской безопасности, мы хотим продвигать конструктивную повестку дня в ОБСЕ. В Астане в 2010 г. состоялся саммит, на котором была выдвинута цель – продвигаться к созданию сообщества равной неделимой безопасности в Евроатлантике и Евразии. Сейчас, после нескольких лет застоя в ОБСЕ возрождается интерес к тому, чтобы наладить равноправный и взаимоуважительный диалог по военно-политическим проблемам. Есть такая форма работы, как структурированный диалог по проблемам безопасности. Мы приветствуем, что во главе этого диалога условились назначить бельгийского дипломата, Постоянного представителя Бельгии при ОБСЕ. Рассчитываем на то, что в своей работе он будет руководствоваться общими интересами, Хельсинкским Заключительным актом и принципом консенсуса.

У нас общие озабоченности в отношении кризисов на Ближнем Востоке и Севере Африки. Россия и Бельгия заинтересованы в поисках политического урегулирования кризисов в Сирии, Ливии, Йемене, преодолении проблем, которые сохраняются в Ираке. Конечно, все это приобретает особую значимость в контексте угроз распространения террористических боевиков за пределами этого региона, что уже происходит. Это угроза для всех нас общая.

Мы проинформировали наших коллег об итогах состоявшегося в Сочи Конгресса сирийского национального диалога, одним из главных достижений которого стало принятие Заключительного заявления, содержащего 12 принципов государственного обустройства обновленной Сирии, а также призыв создать конституционную комиссию. Считаем это очень важным подспорьем для деятельности специального посланника Генерального секретаря ООН по Сирии С.де Мистуры по выполнению резолюции 2254 СБ ООН, которая требует налаживания инклюзивного межсирийского диалога с участием Правительства и всего спектра оппозиции и согласования всех вопросов по преодолению кризиса на основе обоюдных договоренностей между Правительством и оппозицией.

У нас есть еще целый ряд других тем, которые мы сегодня обсуждали. Они все помогают лучше понять друг друга. Повестка дня нашего диалога очень насыщенная. Я считаю регулярные контакты на уровне министров иностранных дел весьма полезными.

Вопрос: Вы встречались с некоторыми Вашими европейскими коллегами. Заметили ли Вы изменение их отношения касательно санкций, которые принял ЕС в связи с украинским вопросом?

С.В.Лавров: Мы как-то никогда не интересуемся отношением наших коллег из Евросоюза, вообще из тех стран, которые ввели против нас санкции, что они думают на эту тему. Читаем оценки, которые, в общем-то, все как одна говорят о том, что санкции наносят ущерб нашим двусторонним отношениям. Есть оценки авторитетных исследовательских структур о том, что те, кто вводит санкции, страдают от этого больше. Но, как мы уже не раз говорили, не будем никого упрашивать менять эту политику. Рассчитываем, как неоднократно подчёркивал Президент России В.В.Путин, что здравый смысл возьмёт верх. Политика, преследующая идеологизированные цели, которые ставят политический, геополитический расчёт выше экономических интересов, никуда нас не приведёт. Приветствуем понимание тупиковости этой линии.

Тем временем, пока эта линия ещё не остановилась, мы, конечно, занимаемся своей экономикой, развитием своих возможностей быть независимыми от подобного рода эксцессов, потому что в западном стане есть небольшое, но агрессивное меньшинство, пытающееся не позволить нормализовать отношения с Российской Федерацией. Очень часто у этого меньшинства идут на поводу. До сих пор мы это наблюдаем. Но всегда готовы к тому, что возобновить равноправный взаимоуважительный взаимовыгодный диалог без ультиматумов, требований покаяться, извиниться. Мы все свои действия открыто объяснили на основе международно-правовых норм. Все те, кто хочет нас услышать, услышали.

Мы сегодня говорили, конечно же, про Украину, Крым. Всё больше западных политиков, включая парламентариев Бельгии и других стран Евросоюза, посещают Республику Крым и Севастополь - субъекты Российской Федерации.

Все те, кто хочет действительно понять, что там происходит, могут это сделать напрямую, поехать туда и своими глазами посмотреть, что и как, а не критиковать дистанционно. Сейчас вообще модно решать вопросы дистанционно, особенно когда касается обвинений тех или иных государств, которые не по нраву нашим западных коллегам. Такая «дистанционность» применяется и в отношении суждений о Крыме со стороны тех, кто критикует происходящее, считает произошедшее аннексией вопреки объективным фактам, заключающимся в свободном волеизъявлении крымчан. Дистанционно выносятся и вердикты по поводу того, кто применил химическое оружие в Сирии. Это вообще стало такой тенденцией. Лучше и гораздо честнее всё увидеть своими глазами и выезжать на место, о котором идёт речь. Если речь о применении химического оружия в Сирии, надо ехать на место инцидента, а не полагаться на какие-то фейковые видеосюжеты. Если речь идёт о том, нарушаются ли права в Крыму, надо ехать в Крым, а не слушать измышления, которыми занимаются некоторые государства, включая, конечно, украинское руководство.

Ответ, по-моему, понятен. Я несколько расширил сферу своего анализа, но, надеюсь, это было небесполезно.

Вопрос: Как Вы оцениваете планы Пентагона выделить 550 млн. долл. на подготовку т.н. «Сирийских демократических сил» и организацию приграничных сил безопасности? Как это отразится на политическом урегулировании в условиях существующего напряжения?

С.В.Лавров: У нас в целом, и особенно за последнее время, накопилось немало вопросов к действиям США в Сирии. Они осуществляются без приглашения, как, собственно говоря, и действия не только США, но всей возглавляемой американцами коалиции. Тем не менее, в интересах борьбы с терроризмом, как вы знаете, мы пошли на договорённости с американскими военными. Представители ВКС России имеют канал связи с ними, который позволяет прежде всего избегать непреднамеренных инцидентов, а также согласовывать действия, которые важны для нанесения поражений террористическим группировкам. На такое сотрудничество мы пошли исходя из того, что нам официально на самом высоком уровне американские коллеги, включая Госсекретаря США Р.Тиллерсона, неоднократно говорили, что единственной целью пребывания Вооружённых сил США в Сирии является нанесение поражения ИГИЛ.

Теперь уже ясно, что ИГИЛ как проект халифата не состоялся, прежде всего благодаря действиям сирийской армии при поддержке ВКС России. Но мы не отрицаем и определенный вклад американской коалиции в это достижение. Тем не менее, разгромив концепцию халифата и его зачатки, которые были созданы на сирийской земле, мы, конечно, пока не справились до конца и не уничтожили разрозненные отряды, которые растеклись по Сирии и пытаются «переползти» в соседние страны. Это важная часть работы.

Но от наших американских коллег мы теперь уже слышим другие объяснения своего присутствия в Сирии. Они говорят, что его необходимо сохранить до тех пор, пока не будут решены не только военные задачи, но и пока не завяжется устойчивый политический процесс, который должен будет завершиться устойчивым, приемлемым для всех (читай, для США) переходом власти, то есть сменой режима. А в целом по некоторым другим признакам, о которых я сейчас скажу, у нас такое подозрение, что США хотят там остаться надолго, если не навсегда.

Вы упомянули о факте создания приграничных сил безопасности, выделении крупных средств на подготовку «Сирийских демократических сил» (СДС), в основе которых курдское ополчение. Это ведь предпринималось в ситуации, когда много вопросов возникало по поводу этих планов у Турции, особенно когда было провозглашено создание зон безопасности на всем протяжении границы между Сирией и Ираком. Все мы знаем о том, как Турция относится к тем или иным подразделениям курдского ополчения. Можно по-разному оценивать эту турецкую позицию, но она является реальностью. Действовать, полностью игнорируя эту позицию, как минимум недальновидно. Результаты такой недальновидности мы сейчас наблюдаем в том числе в районе Африна. Хочу сразу подчеркнуть, что Россия с самого начала была и остается сторонницей непосредственного участия курдов во всех усилиях по сирийскому урегулированию. Курды - неотъемлемая часть сирийского общества. Резолюция 2254 СБ ООН исходит из этого, требуя наладить процесс урегулирования с участием Правительства и всего спектра оппозиции и сирийского общества. Без участия курдов мы не сможем окончательно и устойчиво урегулировать сирийский кризис. Но продвигаться к цели такого инклюзивного, с участием курдов урегулирования, нужно через формирование общего согласия, как всех сирийских игроков внутри, так и всех внешних участников процессов, которые разворачиваются в Сирии и вокруг нее.

Американцы, на мой взгляд, действуют не путем кропотливого формирования общего согласия, а через опасные односторонние шаги. Эти шаги выглядят все больше как часть линии на создание некого квазигосударства на крупной части сирийской территории на восточном берегу Евфрата вплоть до иракской границы. Это все больше напоминает линию на подрыв территориальной целостности Сирии. На этой территории создаются самостоятельные, независимые от Дамаска местные органы власти. Туда направляются финансовые средства, чтобы эти органы власти функционировали и оснащались вооружением, при поддержке американцев там возникают правоохранительные органы. Мы эти вопросы задавали не раз, но внятные ответы на них не получаем за исключением общего лозунга, чтобы мы не волновались и что они за территориальную целостность Сирии. Но на деле все выглядит иначе.

Очень рассчитываю, что ООН, которая отвечает за выполнение резолюции 2254 СБ ООН, за налаживание инклюзивного сирийского диалога, теперь, после мощного импульса, который был придан состоявшимся 30 января в Сочи Конгрессом сирийского национального диалога, в своих действиях будет в полной мере учитывать необходимость пресекать любые шаги внешних игроков, ведущих к подрыву принципов урегулирования, закрепленных в резолюции 2254 СБ ООН.

Вопрос: Вы много говорили о Сирии. Хотел бы спросить, как можно сопрягать Конгресс, прошедший в Сочи, с женевской конференцией? Это параллельные, конкурирующие мероприятия или они имеют общую цель?

Как Вы собираетесь подключить всех международных игроков, чтобы достигнуть успеха в переговорном процессе? Какую роль может играть в этом ЕС, в особенности Бельгия? Есть ли конкретные предложения к бельгийской стороне, чтобы подключить их к этому политическому переговорному процессу?

С.В.Лавров: На первый вопрос очень легко получить ответ, ознакомившись с итоговым заявлением Конгресса национального сирийского диалога в Сочи. Любому, даже не «погруженному» в эти усилия, станет ясно, какова связь между сочинским Конгрессом и женевскими переговорами. Прямо сказано, что участники сочинского Конгресса, все сирийцы просят Генерального секретаря ООН поручить С.де Мистуре оказать содействие в дальнейшей организации работы по подготовке конституционной реформы, окончательно согласовать состав конституционной комиссии, ее полномочия и порядок работы. Я думал, вы все уже ознакомились с итогами Конгресса, они размещены на сайте МИД. Не буду на этом долго останавливаться. Надеюсь, Вы после пресс-конференции поближе ознакомитесь с этим документом. Он давно уже в доступе.

Что касается подключения международных игроков, то на Конгресс мы пригласили целый ряд наблюдателей по следующим принципам. Всех постоянных членов СБ ООН по понятным причинам, всех соседей Сирии – Ирак, Иорданию и Ливан, Египет как страну, где в свое время была сформирована «каирская» группа оппозиции. Еще одна группа была сформирована в Эр-Рияде, поэтому мы также пригласили Саудовскую Аравию. Третья группа, которая упомянута в резолюции 2254 СБ ООН, это «московская». Россия, естественно, в Сочи была представлена. Также мы пригласили Казахстан как страну-хозяйку астанинского процесса.

Все приглашенные направили высоких представителей в качестве наблюдателей, кроме наших западных коллег. США, Франция и Великобритания, которые заявляли, что не присутствовали ни в каком качестве в Сочи, несколько лукавили. Все три страны направили в Сочи дипломатов своих посольств, хотя и сказали, что они не будут находиться там в качестве наблюдателей, просто будут работать в кулуарах. Но, тем не менее, такой, по-моему, достаточно логичный круг внешних игроков в Сочи присутствовал. Что будет дальше - все в руках С.де Мистуры.

Есть созданный еще давно механизм сопровождения - т.н. Международная группа поддержки Сирии под председательством России и США. Сама группа давно не собиралась на министерском уровне, но созданные ею две целевые подгруппы по соблюдению прекращения огня и по гуманитарным вопросам регулярно, еженедельно заседают в Женеве. Там присутствуют представители европейской внешнеполитической службы, целого ряда стран-членов ЕС. Я исхожу из того, что Бельгия как один их ключевых членов Европейского Союза регулярно получает информацию о том, как ваши коллеги по ЕС оценивают ситуацию в рамках этих форматов.

Безусловно, когда начнется конституционный процесс, мы будем исходить из того, что наши ооновские коллеги обеспечат его транспарентность, будут держать в курсе всех заинтересованных членов международного сообщества.

Россия в свою очередь продолжит поддерживать эти усилия, через участие вместе с Турцией и Ираном в астанинском процессе, который в конце 2016 г. позволил вывести из расслабленного состояния усилия ооновских коллег. Весь 2016 г. за исключением первых двух месяцев ооновская площадка пустовала. Но как только было объявлено о формировании астанинской площадки, ооновцы стали сразу проявлять инициативу. Я рад, что мы их простимулировали. Точно также как сейчас сочинский Конгресс простимулировал наших коллег. Мы признательны С.де Мистуре за это. Он лично участвовал в сочинском Конгрессе и получил полезный импульс для своих дальнейших усилий.

Россия. Бельгия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 13 февраля 2018 > № 2500245 Сергей Лавров


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter