Всего новостей: 2492012, выбрано 34741 за 0.145 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > kremlin.ru, 28 апреля 2018 > № 2586389 Александр Калягин

Встреча с Александром Калягиным.

Владимир Путин встретился с председателем Союза театральных деятелей России, художественным руководителем московского театра Et Cetera Александром Калягиным.

В.Путин: Александр Александрович, мы с Вами ещё, по-моему, в 2011 году подготовили, и я ещё Председателем Правительства утвердил концепцию развития театрального дела в Российской Федерации до 2020 года.

А.Калягин: Да, совершенно верно.

В.Путин: И локомотивом, движущей силой реализации заложенных там мероприятий является Союз театральных деятелей, который Вы возглавляете. Как Вы оцениваете ситуацию на сегодняшний день?

А.Калягин: Владимир Владимирович, хорошо, что Вы вспомнили этот год. Для меня это очень приятно.

Я, конечно же, бесконечно благодарен Вам за внимание к решению проблем театрального дела. И конечно, одно из проявлений такого внимания – мне бы очень хотелось, мы всё время лоббируем, чтобы 2019 год стал Годом театра.

Понимаю: такие сложности, сякие. Но это для театра, для театральной общественности, для культуры в целом, для нашей страны, для зрителей. Потому что театр – это зрители, многомиллионная аудитория. И очень важно, что в театр ходят зрители. Помимо тех проблем, которые мы бы решили в театральный год, в Год театра, мы наметили бы какой-то путь и составили стратегический план до 2030 года.

Проблем действительно много, и если бы был объявлен Год театра, то вот, я подготовил возможные способы решения этих проблем, тут три странички, и основные подходы к формированию Года театра.

Я понимаю, что жизнь не закончится в 2019 году, в театры будут ходить. Но новая редакция Закона о культуре и изменения в Налоговом, Бюджетном, Гражданском кодексе… Большое количество театров, Вы знаете, нуждаются в капитальном ремонте. Много чего. И по образованию могли бы решить, и поднять зарплаты, и техническую базу театров улучшить, потому что по России это действительно громадное подспорье для зрителей, для людей.

В Вашем Послании [Федеральному Собранию], например, в двух словах про ДК (дома культуры), которые находились бы на каждом пятачке города. Это было бы прекрасно. Молодёжь и дети сызмальства приучаются к театру: театральные кружки, театр в школе, школа в театре и так далее и тому подобное. Это только развивает, поднимет, простите меня, Вы сами знаете, духовный уровень. Мой внук, например, потрясающий математик, на виолончели играет блестяще. Просто [надо] как японцы, они в своё время сделали, всех отправили в творческие школы, потому что это совсем другое мышление.

В.Путин: Музыка связана с математикой напрямую.

А.Калягин: Да, это верно.

В.Путин: Александр Александрович, хорошо, договорились. Знаю, что Вы эту идею вынашиваете давно. Мы с Вами говорили на этот счёт. Давайте так и сделаем. 2019 год объявим в России Годом театра.

А.Калягин: Ура!

В.Путин: И посмотрим. Проработать нужно, конечно, Ваши предложения о формировании программы этого года.

А.Калягин: Вот в этой бумаге – практически все решения. Другое дело, можно добавить. Но [Год театра] – это было бы здорово.

В.Путин: Хорошо.

А.Калягин: Вы не представляете, как театральная общественность будет счастлива, как театр будет счастлив. Это действительно очень важно.

Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > kremlin.ru, 28 апреля 2018 > № 2586389 Александр Калягин


Россия > Экология > ecolife.ru, 28 апреля 2018 > № 2586028

Минприроды просит россиян не жечь траву и камыш на майских праздниках

Минприроды России потребовало от глав регионов принять дополнительные меры по обеспечению пожарной безопасности в лесах в период майских праздников и так называемого «шашлычного сезона». В частности, население нужно предупреждать о запрете выжигания травы и об опасности разведения костров в лесах и на полянах, говорится в сообщении министерства, распространенном в пятницу.

«Напоминаем, что в целях предотвращения лесных пожаров запрещено: бросать в лесу горящие спичи, окурки, выжигать сухую траву в лесу и на полях, поджигать камыш», — говорится в сообщении.

Глава Минприроды Сергей Донской направил телеграмму главам субъектов с требованием «принять исчерпывающие меры по обеспечению пожарной безопасности в лесах». Он напомнил, что нарушение правил пожарной безопасности, несанкционированные палы сухой травы, разведение костров могут привести к гибели людей, стать причиной уничтожения жилых домов и объектов экономики.

К настоящему моменту в 58 регионах России введен особый противопожарный режим, что подразумевает категорический запрет на разведение костров в лесном массиве, вблизи населенных пунктов и на берегах водоемов. На всей территории Забайкальского края и Амурской области введен режим ЧС. «Принятые меры особенно актуальны в преддверии майских праздников и так называемого „шашлычного сезона“, после которых в лесах могут заполыхать лесные пожары», — говорится в пресс-релизе.

Регионам рекомендуется обеспечить на период с 28 апреля по 13 мая круглосуточное дежурство региональной диспетчерской службы с целью оперативного контроля за текущей лесопожарной обстановкой, обмена информацией и взаимодействия. Минприроды также напоминает населению о то, что нельзя разводить костры в густых зарослях и хвойном молодняке, под низко свисающими кронами деревьев, рядом со складами древесины, торфа, разводить костер с помощью легковоспламеняющихся жидкостей или в ветреную погоду, оставлять костровище без присмотра.

Административная ответственность за нарушение требований пожарной безопасности для граждан может составить до 4-5 тыс. рублей штрафа, для должностных лиц — до 30-50 тыс. рублей, для юридических лиц — до 500 тыс. — 1 млн рублей.

Россия > Экология > ecolife.ru, 28 апреля 2018 > № 2586028


Россия. Весь мир > Образование, наука. СМИ, ИТ > ecolife.ru, 28 апреля 2018 > № 2586027

Путин поручил подготовить новый Атлас мира

Президент поручил подготовить новый российский Атлас мира. Русские названия постепенно вытесняются с карт, стирается память о вкладе нашей страны в развитие науки, и нельзя не реагировать на искажение исторической и географической правды, заявил глава государства, выступая на юбилейном, 10-м заседании Попечительского Совета Русского географического общества (РГО) в Санкт-Петербурге.

Поддержка попечителей и медиасовета дает организации возможность быть в гуще общественной жизни страны, сказал президент, подчеркнув заметный вклад РГО в проведение Года экологии и выразив уверенность в таком же уровне участия в Годе волонтерства.

Концепция географического образования, разработанная РГО, полностью готова, объявил Владимир Путин. И в самое ближайшее время будет утверждена Минобрнауки, рассчитывает он.

Еще президент рассказал о реализации идеи названия новых улиц в честь наших великих географов и путешественников.

«Первой на эту идею откликнулась Москва, — отметил он. — Здесь, конечно, не должно быть никакой „компанейщины“… Не должно быть это продиктовано стремлением просто отчитаться. Важно не просто давать улицам, городским объектам, названия, связанные с историей, а вести действительно содержательную просветительскую работу, размещать на улицах информацию о национальных героях и славных событиях прошлого».

Сфера топонимики нуждается в особом внимании, убежден президент. «Сегодня мы сталкиваемся с ситуацией, когда русские названия, которые давали еще в прошлые века и десятилетия наши исследователи, путешественники, постепенно вытесняются с карт мира, — констатировал он. — Подчеркну, тем самым стирается и память о вкладе России в изучение планеты и в развитие науки».

По словам главы государства, особенно ясно такая тенденция прослеживается в Антарктиде, где имена, данные первооткрывателями контитента почти вышли из оборота.

«Сегодня лишь единицы знают, что историческое название острова Смит — это Бородино, что Сноу — это Малоярославец. А Ливингстон — на самом деле Смоленск. И так далее и тому подобное, — заметил президент России. — А ведь в 2020 году мы будем праздновать юбилей открытия Антарктиды. Это было сделано именно русскими мореплавателями».

Владимир Путин заметил, что подобные «замещения» названий присутствуют не только в далекой Антарктиде, есть примеры и поближе, однако конкретизировать, где именно, не стал.

«Все это стало возможным в том числе из-за отсутствия современных отечественных географических карт, — подчеркнул президент. — В свободном доступе лишь иностранные, где, как правило, фигурируют вторичные имена географических объектов».

Лидер государства отметил, что при самом активном участии РГО предлагается подготовить новый российский Атлас мира, «в котором все подобные случаи будут верно трактоваться».

«Никому ничего не собираемся навязывать, это не нужно, но попустительствовать, не реагировать на искажение исторической и географической правды и справедливости мы не вправе“, — добавил он. — Я прошу заняться созданием атласа Росреестр вместе с экспертами РГО и при участии Минобороны, которому в рамках всех необходимых процедур следует обеспечить доступность своих картографических материалов для составителей атласа и в целом для путешественников, туристов, автолюбителей, в том числе в формате современных компьютерных технологий, работающих онлайн».

Также Владимир Путин заметил, что «гриф секретности на многих картах явно устарел и выглядит просто архаично».

«Наша задача — сберечь то, что сделано нашими предшественниками, и, конечно, вписать в летопись РГО новые имена и новые яркие события», — заключил президент и объявил старт комплекса на соискание премии Русского географического общества.

На заседании подвели итоги работы организации за 2017 год и представили лучшие проекты этого года. Также состоялась церемония вручения почетных грамот и медалей. Золотую медаль имени Миклухо-Маклая получила профессор, доктор этнологии Улле Йохансен, за большой вклад в изучение истории и культуры тюркских народов Сибири.

Золотая медаль имени Сенкевича была вручена гендиректору ВГТРК Олегу Добродееву за большой вклад в развитие медиапроектов РГО. Такую же награду по праву заслужила телепрограмма «В мире животных» — за большой вклад в популяризацию природного наследия и в связи с 50-летним юбилеем выхода в эфир. Получил медаль Николай Дроздов.

Малой серебряной медали РГО были удостоены Ульяновское областное отделение РГО и отделение РГО в Якутии.

Россия. Весь мир > Образование, наука. СМИ, ИТ > ecolife.ru, 28 апреля 2018 > № 2586027


Россия. ЦФО > Экология > ecolife.ru, 28 апреля 2018 > № 2586026

Новые экологические стандарты введут в Подмосковье

Новые экологические стандарты, которые позволят на 50% сократить количество захороненных отходов, введут в Подмосковье, сообщает РИА Новости со ссылкой на губернатора Московской области Андрея Воробьева.

«Московская область первая в стране введет новый экологический стандарт, который будет предполагать совершенно уникальные современные технологии утилизации, переработки и захоронения мусора», — отметил он.

Губернатор добавил, что в Московской области будут построены комплексы по переработке отходов, которые «позволят на 50% сократить количество захороненных отходов, при этом исключить раз и навсегда возможность зловония и дурных запахов, потому что технологии, которые мы будем применять на этих полигонах, используются в самых передовых, самых современных странах».

Сейчас, по словам Воробьева, ведется работа по закрытию старых свалок и строительство, обустройство и оснащение оборудованием мест захоронения отходов.

Россия. ЦФО > Экология > ecolife.ru, 28 апреля 2018 > № 2586026


Россия > Экология. Леспром > ecoindustry.ru, 28 апреля 2018 > № 2586025

С 4 МАЯ 2018 Г. В РОССИИ ВСТУПИТ В СИЛУ НОВАЯ ЛЕСОУСТРОИТЕЛЬНАЯ ИНСТРУКЦИЯ

Приказом, зарегистрированным в Минюсте России 20 апреля 2018 г., утверждена новая редакция Лесоустроительной инструкции. Документ вступит в силу с 4 мая 2018 г.

Впервые в состав особо защитных участков лесов включены участки лесов, имеющие научное, историческое, культурное, религиозное значение, а также малонарушенные лесные территории.

Инструкция устанавливает правила проведения лесоустройства в границах лесных участков, лесничеств и лесопарков, содержащие требования к составу, методам, способам и точности проведения лесоустройства в лесах, расположенных на землях лесного фонда, землях обороны и безопасности, землях особо охраняемых природных территорий, а также на землях населённых пунктов, на которых расположены городские леса.

Лесоустроительная инструкция содержит уточненные критерии отнесения лесов к отдельным категориям защитных лесов.

Документом установлены четкие требования к материалам аэроснимков и космических снимков, используемых при проведении работ по таксации лесов.

Инструкция также устанавливает механизм проверки качества таксации лесов и проектирования мероприятий по охране, защите, воспроизводству лесов, а также порядок утверждения, хранения, учёта и использования материалов лесоустройства.

Документ предусматривает механизм выделения дополнительного типа особо защитных участков лесов как объектов Национального лесного наследия.

В лесах Национального лесного наследия не требуется вводить ограничения на охоту, рыболовство, экотуризм, использование недревесных и пищевых ресурсов – запрет налагается только на промышленное лесопользование.

Россия > Экология. Леспром > ecoindustry.ru, 28 апреля 2018 > № 2586025


Россия > Медицина. Приватизация, инвестиции > chemrar.ru, 28 апреля 2018 > № 2585841

День работников скорой медицинской помощи

28 апреля считается Днём рождения Службы скорой медицинской помощи в России. И хотя это пока не официальный праздник, но активность медработников и ряда пользователей интернета и социальных сетей направлена на то, чтобы он стал профессиональным праздником – Днём работников скорой медицинской помощи.

Каждый человек в нашей стране знаком с телефонным номером «03» – одним из номеров специальных экстренных служб, начиная ещё с советских времён. «01» – пожарная охрана, «02» – милиция, «03» – скорая медицинская помощь, «04» – служба газа.

Приоритетный статус этих номеров сохранился и до сегодняшнего дня. Позвонить на них можно бесплатно с любого телефона. Изменения коснулись их в 2014 году, когда к каждому номеру впереди добавилась цифра «1».

Таким образом, номер вызова скорой помощи стал «103». А ещё появился единый номер службы спасения – «112».

История оказания помощи обездоленным, пострадавшим от мороза или болезни, покалеченным людям, в России уходит корнями в 15 век и связана с деятельностью благотворителей, а также богаделен при церквях и монастырях.

Россия > Медицина. Приватизация, инвестиции > chemrar.ru, 28 апреля 2018 > № 2585841


США > Медицина > chemrar.ru, 28 апреля 2018 > № 2585840

Гематоэнцефалический барьер пройден: Простой анализ крови может диагностировать опухоль мозга

Найден способ диагностировать опухоль мозга без хирургического вмешательства, то есть без биопсического исследования. Ученые разработали метод, который позволяет обнаружить заболевание при помощи простого анализа крови. Результаты исследования опубликованы в журнале Scientific Reports.

Чтобы защитить нервные клетки мозга от микроорганизмов, токсинов и других опасных элементов, которые циркулируют в крови, в организме человека существует так называемый гематоэнцефалический барьер. Это своего рода фильтр, который пропускает в мозг только необходимые питательные вещества. В некоторых случаях (например, при лечении заболеваний центральной нервной системы) гематоэнцефалический барьер представляет для врачей дополнительную трудность, так как мешает лекарственным препаратам поступать в мозг.

Создатели многих лекарств смогли найти методы обхода этой «блокировки», а вот способа доставить к клеткам мозга специальный биомаркер, который может указать на развитие опухоли, до сих пор не было. Американские ученые разработали технологию, позволяющую биомаркерам преодолеть гематоэнцефалический барьер.

Для определения уровня злокачественности опухоли мозга необходимо провести биопсию – хирургическое извлечение небольшого участка опухоли для дальнейшего исследования. Для других типов рака можно определить степень злокачественности с помощью анализа крови, для опухоли мозга такой технологии не существовало.

Авторы нового исследования использовали в качестве биомаркера опухоли информационную РНК (иРНК) – макромолекулу, с помощью которой по зашифрованной в ДНК информации синтезируются белки. Ученые ввели в кровь лабораторной мыши с опухолью мозга специальное вещество наподобие пузырьков. Когда они достигают гематоэнцефалического барьера, то лопаются, нарушая структуру барьера и позволяя тем самым иРНК пройти его. Затем исследователи провели обычный анализ крови и по содержанию в ней иРНК определили особенности развития опухоли.

Как считают исследователи, новая технология не только позволит диагностировать опухоль мозга без хирургического вмешательства, но и поможет назначать более эффективное лечение.

США > Медицина > chemrar.ru, 28 апреля 2018 > № 2585840


Россия > Армия, полиция. СМИ, ИТ > redstar.ru, 27 апреля 2018 > № 2597771 Александр Кирилин

Безымянных погостов становится меньше

Наш собеседник – референт заместителя министра обороны России Александр КИРИЛИН.

В преддверии Дня Победы в редакции «Красной звезды» состоялась встреча с Александром Кирилиным, в недавнем прошлом – руководителем Управления Минобороны России по увековечению памяти погибших при защите Отечества. Он, кандидат исторических наук, генерал-майор запаса, как никто в курсе всего того объёма военно-мемориальной работы, которая проводится в военном ведомстве, знает о её проблемах и путях их решения. Надо сказать, что Александр Валентинович – не просто кладезь уникальной информации. Это живая энциклопедия военной истории России, один из наиболее авторитетных специалистов в этой сфере, причём как в нашей стране, так и за её пределами. Пообщаться с таким экспертом – журналистская удача, а для читателей газеты ещё и способ увидеть исторические события такими, какими они есть на самом деле, получить наиболее достоверную, подтверждённую реальными фактами информацию.

– Александр Валентинович, близится очередная годовщина Победы. И как всегда в этот период, словно по традиции, разгораются споры о том, какой ценой досталась нам победа над фашизмом, какие потери понесла страна. Что вы можете сказать на этот счёт?

– По этому поводу есть немало непроверенной информации, ссылок на неподтверждённые источники. Нередко откровенные жулики снабжают общественность скользкими данными, вводят её в заблуждение. К сожалению, для некоторых «специалистов» такие фальшивые цифры и «сведения» – действенный способ привлечь внимание к своей особе, заработать политические очки. Обидно, что находятся люди, которым не дорога история, память, не дорога честь государства. В действительности им не дорога и та цена, которую заплатил наш народ за Победу.

Мы руководствуемся такой цифрой общих людских потерь СССР: 26,6 миллиона человек. Эти данные были подтверждены статистическими методами на основании анализа переписей населения довоенного и послевоенного периодов с учётом сведений по естественной убыли населения. Что же касается потерь Вооружённых Сил в Великой Отечественной войне (с учётом войны с Японией), так называемых демографических, то они составляют 8 668 400 человек. Речь идёт о невосполнимых, безвозвратных людских потерях, к которым относятся убитые и умершие от ран на этапах эвакуации, пропавшие без вести, пленные, а также небоевые потери – погибшие в результате происшествий, несчастных случаев, осуждённые к расстрелу.

В конце 1980-х годов была проведена тщательная работа по установлению точного числа потерь Вооружённых Сил в годы войны. К ней был привлечён широкий круг авторитетных специалистов как из Минобороны, так и из других ведомств. Изучался огромный массив документов, к работе были привлечены учёные-демографы из Академии наук, Госкомстата, МГУ, других научных организаций и учреждений. Были рассмотрены декадные и месячные донесения о людских потерях всех фронтов, флотов, армий и флотилий, военных округов, статистические отчёты по раненым и больным Военно-санитарного управления Красной Армии. В тех случаях, когда донесения из войск не поступали, а такое было особенно характерным для первых месяцев войны, потери определялись расчётным способом. При этом использовались сведения о списочной численности личного состава соединений – до начала и к концу операций, а также архивные материалы немецко-фашистского командования, связанные с захватом пленных и нанесёнными нашим вой­скам потерями.

В соответствии с положением, существовавшим в годы войны в Красной Армии и Военно-Морском Флоте, потери личного состава подразделялись на безвозвратные и санитарные. Были разработаны формы отчётных документов по потерям, которые представлялись в Генеральный штаб штабами фронтов, армий и военных округов. В свою очередь Генштаб для доклада в Ставку Верховного Главнокомандования готовил обобщённые данные за каждый месяц и год войны. Говорить о том, что потери каким-то образом приуменьшались, нельзя. Да, были случаи, когда массовые одномоментные потери подавались в документах, можно сказать, по частям – в течение нескольких дней. Но абсолютный обман был невозможен, ведь, уменьшая в донесениях реальные потери, командир не мог рассчитывать на соответствующее пополнение своего подразделения. Кроме того, он получал довольствие на тех, кто находился в строю, а за пайки и имущество, полученные незаконно на погибших, можно было попасть под уголовное преследование, угодить в штрафбат.

– А что можно сказать о пропавших без вести? Верно ли утверждение, что всех их поголовно записывали во «врагов народа»?

– Вокруг этой темы также много инсинуаций. Высказываются мнения о том, что официальные цифры якобы можно смело умножать на два, на три. Столько без вести пропавших у нас просто быть не могло! Той же комиссией, созданной в конце 1980-х годов, было определено, что в годы Великой Отечественной войны пропали без вести и попали в плен 4 559 000 военнослужащих. Из этого числа достоверно известно об участи 3 448 500 человек: 1 836 000 вернулись из плена, 937 700 были призваны повторно из оказавшихся на освобождённой территории, 673 000 погибли в плену (по данным противника). Неизвестна судьба 1 110 500 военнослужащих. По расчётам, из этого количества около 610 тысяч умерли в плену и не вернулись на родину (в немецких документах они по разным причинам не учтены), и более полумиллиона, вероятно, погибли на поле боя, но в донесениях фронтов были показаны в качестве пропавших без вести.

Почему число пропавших столь велико? Просто командиры предпочитали указывать в документах именно такое обстоятельство: «Пропал без вести». Дело в том, что согласно приказу народного комиссара обороны от 27 июня 1941 года за семьёй такого военнослужащего сохранялось право на пособие. Это, к слову, по-своему опровергает избитый тезис о том, что все пропавшие без вести якобы поголовно записывались в предатели Родины с лишением всех прав не только в отношении них, но и их близких. На самом деле такого не было: семьи пропавших без вести получали помощь от государства. За исключением, конечно же, тех, кто сознательно встал на путь предательства, – таких как Власов, Жиленков, Трухин, Благовещенский. Их семьи лишались всяческой поддержки, и это было оправданным решением.

– Александр Валентинович, известно, что и спустя многие десятилетия после Победы, в наши дни, продолжается работа по установлению имён безвестных защитников Отечества. Насколько она результативна?

– В числе вопросов, которые решаются Министерством обороны России во взаимодействии с представителями поискового движения, – обнаружение неизвестных воинских захоронений, предание земле найденных останков воинов. Кстати, замечу, что такая работа проводилась и в первые послевоенные годы. Но, учитывая масштабы Великой Отечественной – территориальные, людские, временные, – это было крайне затруднительно. У нас ведь почти 8 тысяч городов было разрушено, сотни тысяч сёл лежали в руинах. Поэтому останки павших находят и сегодня. Где чаще всего? В труднодоступной местности, в том числе в высокогорье, в лесах, болотах. Всё это – районы, где велись наиболее ожесточённые бои, места окружений наших войск. Несколько экспедиций, к примеру, было в Приэльбрусье: там до сих пор находят останки и наших, и немецких солдат. Ведь ни похоронить их в тех камнях, ни тем более эвакуировать тела погибших к подножию гор в период боевых действий не было возможности.

Но хочу подчеркнуть: утверждение о том, что незахороненными у нас остаются «миллионы», неправда. Более того, это опять же проявление недалёкости, клевета на государство. Такого не было и не могло быть в стране, вся история которой – это военная история, где поколения людей воспитаны на уважении к памяти павших. Чуткое отношение к истории Отечества прослеживается у нас хотя бы в заинтересованном участии граждан в поисковой работе. У Минобороны России сегодня заключены соглашения о совместной деятельности с общероссийской общественной организацией «Поисковое движение России», с Российским военно-историческим обществом, с ДОССАФ. «Поисковое движение России» – крупнейшая организация, занимающаяся полевой и архивной работой. Она объединяет более 42 тысяч поисковиков всех возрастов в составе 1428 поисковых отрядов. В 2017 году проведено свыше 1,3 тысячи экспедиций, в которых приняли участие без малого 38 тысяч человек. Результатом этой работы стало обнаружение останков почти 20 тысяч бойцов и командиров.

– Найти останки важно, но ещё важнее установить имена людей, возможно, выяснить обстоятельства их гибели…

– Безусловно. В настоящее время мы устанавливаем в год от 1,5 до 2 тысяч имён. Большую поддержку мы получили с созданием таких электронных информационных ресурсов, как Обобщённый банк данных «Мемориал» (банк данных о защитниках Отечества, погибших, умерших и пропавших без вести в период Великой Отечественной войны и послевоенный период), портал «Память народа», а также электронный банк документов «Подвиг народа» – уникальный информационный ресурс открытого доступа, предоставленный Министерством обороны России и наполняемый всеми имеющимися в военных архивах документами о ходе и итогах основных боевых операций, о подвигах и наградах воинов. Отступая от темы, скажу, что имеется поручение главы государства создать такую же базу данных и по Первой мировой войне.

Перечисленные выше ресурсы позволяют нам идентифицировать захоронения, не оформленные как воинские, но созданные непосредственно в ходе боевых действий. Тогда ведь командиры подразделений составляли соответствующие доклады по команде, всё делалось на основании директивных документов. Существовала форма донесения о безвозвратных потерях (по персональному составу), в них указывались место захоронения, воинское звание, фамилия, имя, отчество, должность погибшего, партийность, место и время гибели, места проживания ближайших родственников. Не всегда всё, что полагалось, делалось строго по форме, на бланках установленного образца. Нередко использовалась какая-то вторичная бумага, иногда даже папиросная… Впоследствии у нас возникли сложности при работе с этими документами. Но это тоже документы! Мы их, кстати, по ходу ещё и реставрируем. Такая работа ведётся по сей день, она охватывает не только Центральный архив Мин­обороны России, не только донесения по количественному учёту и картотеку, созданную на основе этих донесений, но и массу других документов о погибших и пропавших без вести, которые мы также обрабатываем и устанавливаем имена.

Общее число невосполнимых, безвозвратных людских потерь Вооружённых Сил в Великой Отечественной войне (с учётом войны с Японией) – 8 668 400 человек

– Что можно сказать о деятельности поискового батальона, входящего в состав Минобороны России?

– 90-й отдельный специальный поисковый батальон, без преувеличения, уникальная воинская часть. Он был создан решением министра обороны РФ и имеет своей главной целью возвращение из небытия имён погибших, предание земле их праха и, по возможности, установление их родных и близких. Сегодня этот батальон входит в состав Западного военного округа, ведёт большую поисковую работу в районе того же Невского пятачка, Синявинских высот, где шли жестокие бои. За период с момента своего формирования (2006 год) личным составом 90-го оспб были найдены останки 8612 воинов Красной Армии, из которых удалось идентифицировать почти пятьсот. Обнаружено свыше трёхсот солдатских медальонов, 320 единиц стрелкового оружия и 305 образцов военной техники, найдено и уничтожено около 9 тысяч боеприпасов. За прошлый год найдены останки 596 защитников Отечества, 62 солдатских медальона (из них прочитано три), обнаружены и переданы останки 19 солдат вермахта. Найдены 15 фрагментов стрелкового оружия и фрагменты самолёта (кабина пилота, часть фюзеляжа и крылья без обшивки).

Стоит также отметить, что в батальоне проходят военную службу по призыву бывшие члены поисковых организаций, обладающие знаниями, умениями, навыками в проведении поиска, эксгумации останков погибших воинов и их перезахоронения. В 2017 году в батальон из поисковых отрядов были призваны 23 новобранца. Создан свой музей, налажена работа с общественными организациями. Найденные поисковиками уникальные артефакты пополняют экспозиции военных музеев, к примеру, ряд экспонатов передан в Парк «Патриот», Музей обороны Ленинграда.

– Александр Валентинович, знаю, что в составе Управления Мин­обороны России по увековечению памяти погибших при защите Оте­чества имеются представительства (представители) по организации и ведению военно-мемориальной работы за рубежом. И в этой связи не могу не спросить вас, как организована эта деятельность, как она складывается с учётом нынешней непростой политической ситуации вокруг России.

– Действительно, подразделения управления сегодня развёрнуты в Польше, Германии, Венгрии, Румынии, Чехии, Словакии, США и Китае. В Литве местные власти разрешения на открытие представительства пока не дают, а вот в Словении эта работа выходит на финишную прямую. Прорабатывается также вопрос о создании представительств в Болгарии, Сербии и Турции.

Если говорить об обстановке… Самое печальное положение дел сейчас в Польше. Вы и сами видите, что там происходит: варварски разрушаются памятники, оскверняются мемориальные объекты. Нет никаких сомнений, что это следствие оголтелой антироссийской истерии, проявление информационной войны против нашей страны, против истории.

Никому никакие доказательства при этом не нужны. Например, когда мы заявляем протест по поводу сноса очередного мемориала, нам говорят, что сносятся только памятники, имеющие отношение к коммунистическому режиму, с которым сейчас у них ведётся борьба. Кладбища же они якобы не трогают. Мы показываем документы, где указано, что должны охраняться и кладбища, и памятные знаки. Однако эти документы они трактуют совсем не так, как следовало бы, переворачивают всё с ног на голову.

У нас существует 15 межправительственных соглашений о статусе и уходе за воинскими захоронениями. Кстати, с Польшей такое соглашение было заключено одним из первых. Там постоянно находились наши сотрудники, ещё со времён Северной группы войск в период, когда ею командовал генерал-полковник Виктор Дубынин. При штабе СГВ была создана военно-мемориальная группа, которую после вывода войск сохранили при посольстве. Все послы поддерживали нашу группу – помогали автотранспортом, оргтехникой. Теперь там действует полноценное штатное представительство управления.

К счастью, в той же Польше, где людей откровенно пичкают лживой информацией, далеко не все разделяют русофобские настроения. Недавно в городке Прошовтце, в 35 км от Кракова, было восстановлено кладбище, на котором похоронены свыше шестисот наших воинов. Когда его открывали после ремонта, собрались местные жители, представители властей. Активную работу ведёт местная общественная организация «Содружество «Курск». Она занимается поисковой деятельностью, помогает в сохранении военных и исторических памятников и объектов культуры, находящихся на территории современной Польши, активно противодействует переписыванию и искажению истории, защищая память и доброе имя солдат Войска Польского и Красной Армии, погибших при освобождении польской земли от гитлеровской оккупации.

– И всё же, как нам реагировать на проявления, подобные сносу наших памятников? Может, ответить, как сейчас говорят, симметрично?

– Конечно, мы могли бы так сделать, и наш ответ был бы для польской стороны болезненным. Скажем, есть знаменитый мемориал «Катынь» в Смоленской области, созданный на основании межправительственного соглашения. Так вот, рядом с ним с недавних пор появился «мемориал» самодельный – сотни крестов с фамилиями якобы погибших там поляков. Ничего под этими крестами нет – ни могил, ни останков. Более того, на некоторых табличках указаны имена живых людей, а кресты поставлены просто как некий символ. Это профанация чистой воды, и можно смело пустить всё это под бульдозер: никаких правовых оснований сохранять подобные «объекты» у российской стороны нет. Но мы так не делаем. Становиться на те же позиции, что и варвары XXI века, лжецы, клеветники, лицемеры, мы никогда не будем. Будем действовать в правовых рамках, как это принято в цивилизованном мире.

К слову о Катыни. Нас постоянно ею укоряют. Как историк, скажу, что эта тема требует проработки. Да, мы признали и ту трагедию, и свою вину в ней. И всё же сомнения, основанные на некоторых фактах, остаются. И потом, озадачивает другое обстоятельство. В тех местах шли бои 1941 года, там погибали наши солдаты. Но их захоронения не обозначены, и сотрудники мемориального комплекса в Катыни препятствуют проведению поисковых мероприятий. А когда по решению Минкультуры России были установлены стенды, на которых рассказывалось о злодеяниях поляков по отношению к нашим военнопленным в 1918–1920 годах, Варшава закатила скандал. А ведь достоверно известно, что на польской территории существовали лагеря для пленных красноармейцев, где люди содержались в нечеловеческих условиях, гибли от голода и болезней. Сами поляки называют цифру в 18 тысяч погибших, но, по оценкам серьёзных историков, занимавшихся изу­чением этого вопроса, это число колеблется в пределах от 65 тысяч до 75 тысяч человек. Люди были умерщвлены сознательно. Поляки парируют: то было трудное время, мы сами недоедали, болели. Это позиция лицемерна. Когда тогдашний начальник военно-санитарного управления Польши проинспектировал Тухольский лагерь, он пришёл в ужас. И докладывал Пилсудскому, призывал его, как европейца, не относится к людям как к животным, срочно принять меры. Ничего сделано не было. Не делается и сегодня. К примеру, польская сторона до сих пор не даёт нам разрешения на установку памятных знаков о тех трагических событиях, всячески уходит от этого вопроса. В то же время польские делегации регулярно приезжают в Россию, привозят молодёжь в ту же Катынь, всё показывают, рассказывают. Мы же в те места, где были варварским способом безвинно умерщвлены наши соотечественники, никого не возим.

Уверен, порицание и презрение обязательно настигнет тех, кто сегодня крушит памятники в Польше. Отмечу, что в других государствах столь откровенно циничного отношения к исторической памяти нет. Есть неприятные моменты в странах Прибалтики, например. Скажем, нам до сих пор не принесены извинения за перенос Бронзового солдата в Таллине, а ведь там располагалось захоронение 11 погибших солдат. В Шауляе сейчас хотят до неузнаваемости изменить внешний облик памятника «Воинам-освободителям», связать его тематику с «оккупацией». В Чехии нашлись деятели, которые предложили возле памятника Маршалу Советского Союза Ивану Коневу установить табличку с клеветническими инсинуациями в его адрес.

Мы сосредоточиваем свои усилия на другом – на реализации межправительственных соглашений, на том, чтобы не дать повода нашим партнёрам в чём-то упрекнуть нас. Всем воинским захоронениям, находящимся на российской территории, обеспечивается уход в соответствии с действующими соглашениями. Участвуем в совместных мероприятиях с венграми, румынами, немцами, когда их делегации приезжают проведать свои захоронения на российской земле: это также определено договорами. На нашей территории расположены 22 сборных кладбища, где похоронен почти миллион немецких солдат. Всё, что предусмотрено соглашениями, при этом выполняем – даже оркестр обеспечиваем с ротой почётного караула. Но параллельно требуем, чтобы уважение оказывалось и нашим захоронениям, находящимся в других странах. И это выполняется. Недавно в Будапеште, на крупнейшем в Венгрии Мемориале советским воинам на кладбище Керепеши, где покоятся более 6 тысяч советских воинов, были перезахоронены останки 21 солдата, найденные при строительных работах в различных районах венгерской столицы. Церемония прошла с отданием всех полагающихся воинских почестей, в присутствии большого числа местных жителей.

Кстати, отмечу, что за рубежом немало людей, которые ухаживают за нашими захоронениями, в том числе одиночными, занимаются этим десятилетиями. Есть такие примеры в Австрии, в Норвегии.

Беседовали Олег ВЛАДЫКИН, Дмитрий СЕМЁНОВ, «Красная звезда»

Россия > Армия, полиция. СМИ, ИТ > redstar.ru, 27 апреля 2018 > № 2597771 Александр Кирилин


Казахстан. Россия > СМИ, ИТ > newskaz.ru, 27 апреля 2018 > № 2594217 Сергей Лукьяненко

Назарбаев был бы супергероем – о чем пофантазировал Сергей Лукьяненко

В Астану для участия в XXVI сессии Ассамблеи народа Казахстана прибыл известный российский писатель-фантаст казахстанского происхождения Сергей Лукьяненко. Корреспондент Sputnik Казахстан поговорил с известным автором об отношении к малой родине, президенте Назарбаеве и о тонкостях профессии

– Сергей Васильевич, как вам весенняя Астана?

– Астанинский ветер, я, конечно, недооценил, шею продуло. Последний раз я был в Казахстане во время выборов президента в качестве наблюдателя в Алматы. В Астане был довольно давно, лет семь назад. Приезжаю по определенным поводам, на книжные ярмарки, или когда зовут на мероприятия. В этот раз приехал на Ассамблею, в которой впервые приму участие.

– Зов Родины ощущаете?

– Ощущаю. Это большая часть моей жизни, множество воспоминаний, друзей и родственников, живущих здесь.

– Вы не частый гость на малой родине, а значит легко можете видеть то, что изменилось с момента последнего визита. Что бросилось в глаза на этот раз?

– Что видно сразу, так это то, что Казахстан строится, в Алматы и Астане это очень заметно. Они становятся очень современными. А люди больше европеизируются, несмотря на то, что географически страна находится в Азии. И для меня это приятная деталь. Казахстан остался собой, не возвращаясь назад, а идет вперед.

– Завтра вы примете участие в Ассамблее, где будет глава Казахстана. Доводилось ли до этого общаться с президентом?

– Нет, с Нурсултаном Назарбаевым я не встречался.

– Если, к примеру, после этого мероприятия вам предложат написать книгу о президенте Казахстана, согласитесь взяться за такую работу?

– Почему бы и нет. Это достаточно интересно, потому что люди, которые добились большого успеха, заняли свое место в истории – люди в любом случае фантастические.

– В каком жанре была бы эта книга? Каким героем вы видите Назарбаева?

– Это можно было бы сделать как в стиле фантастики, так и в стиле сугубого реализма. Это как повернуть, фантастика она как прием, который мы используем для того, чтобы сделать рассказ интереснее, увлекательнее, ярче. Если сюжет сам по себе ярок и необычен, тогда можно фантастику и не использовать. А Нурсултан Абишевич, наверняка был бы одним из супергероев.

– Помимо героев, в фэнтези очень важно место, в котором происходит действие. Какой населенный пункт или объект в Казахстане, на ваш взгляд, фактурно и мистично можно было бы описать в одном из ваших произведений, а после снять в кино?

– Казахстан сам по себе место очень разнообразное, яркое и красивое. Есть и великолепные горы, степи, озера и леса. И фактуры, и видов здесь достаточно. Можно подобрать пейзаж и картинку для любого сюжета. Если говорить о каких-то сильных местах, то это, безусловно, горы. Алатау и его предгорья – место, где чувствуешь себя наедине с миром, природой и небом. Там можно колоссально подпитаться энергией. Степь удивительна по-своему. Ее вид от края до края дает одновременное ощущение крошечности и единства с природой.

– Сергей Васильевич, со времен экранизации дозоров прошло более десяти лет, российское кино с тех пор изменилось. Сейчас в прокат выходит одноименный с вашим романом фильм "Черновик" − расскажете об основных отличиях в работе над фильмами? Насколько изменился подход, сделали ли кинематографисты шаг вперед?

– В целом съемочный процесс не изменился. Сейчас режиссеры смелее и проще работают со спецэффектами. Техника и технологии позволяют рисовать более обширные и более крутые пейзажи, создавать другие миры. В картине "Черновик" я снялся в одном эпизоде вместе с режиссером картины Сергеем Мокрицким, который и предложил красивую идею. Там есть сцена, где герой находится в метро, ему становится плохо, он пытается вырваться из зоны, из которой ему нельзя выходить. И ему помогают два случайных пассажира, один из них режиссер, а другой я. Помогаем ему прийти в себя, даем воды, выводим из метро. Получается, что автор книги и автор фильма спасают своего персонажа.

– А как вы относитесь к мнению, что современное кино – одноразовое. Как думаете, с чем это связано, и как часто вы пересматривали дозоры?

– Дозоры я смотрел несколько раз. Изначально на премьерных показах, потом неоднократно по телевизору. Я, наверное, не показатель смотрения этого кино, так как имею к нему непосредственную причастность, я обязан смотреть его. Однако, думаю, что дозоры хочется пересматривать и другим зрителям.

Сейчас в кино есть два основных направления. Фильмы-аттракционы, которые снимает, к примеру, кинокомпания Marvel. Кино у них веселое, захватывающее. Придя на двухчасовой сеанс, получаешь массу удовольствия. А есть фильмы, в которых меньше аттракциона, но в них больше кино, где нужно о чем-то поразмыслить, подумать, посмотреть второй раз и поймать еще одну деталь, мысль. Мне кажется, гнаться за фильмами Marvel бессмысленно, потому что мы всегда будем догонять. Нам нужно создавать кино, которое будет содержать не только зрелище, но еще и мысль.

– Можете поделиться секретом того, каким должен быть сюжет книги, чтобы его обязательно экранизировали?

– Какого-то секрета тайного нет. Есть общее понимание того, что легче экранизировать. Наши дни снять в кино куда легче, чем снять полностью нарисованный мир как в "Аватаре" или "Звездных войнах". Если книжка историческая, то шансов на экранизацию очень мало, потому что самое дорогое – это не компьютерная графика, а пошив костюмов и воссоздание исторической обстановки.

– Стара, как мир, дилемма — смотреть или читать. На ваш взгляд, молодежь сейчас не читает, а только потребляет готовый продукт в виде фильмов?

– С одной стороны вроде есть такое ощущение, но с другой стороны − не совсем. Я, общаясь с людьми из издательства, слышу от них о многотысячных тиражах. Основные читатели – молодежь, причем они читают книги, которые были написаны давно и долго не издавались. Они покупают издания попроще, в мягком переплете, но они берут книги, чтобы именно прочитать, а не для того, чтобы на полку поставить.

Также не стоит забывать, что многие сейчас читают книги в электронном виде, слушают аудиокниги, из-за чего может сложиться впечатление, что молодые люди не читают, раз дома книг нет и в книжные магазины они не ходит. Молодежь читает, просто чтение изменило свой формат.

– Сергей Васильевич, сложно ли в произведениях отражать современные проблемы, критиковать, к примеру, строй, в котором живем?

– Безусловно, такой перенос я делаю, но, как правило, не напрямую. Потому что когда начинаешь напрямую описывать какую-то реально существующую проблему, книга становится сиюминутной, политической или социальной агиткой. Проходит какое-то время, и она становится непонятной и ненужной.

– А из насущных вопросов, могут современные писатели достойно зарабатывать?

– Могут, но это очень малое количество людей. Буквально несколько топовых писателей. В России, думаю, это по пять авторов в каждом жанре.

– Какими качествами необходимо обладать, чтобы войти в этот список избранных?

– Во-первых, нужен талант. Я знаю людей, которые пишут фантастику, и их даже издают из жалости, но пишут они плохо. Второе качество – работоспособность. Начинающему писателю, чтобы быть на слуху, нужно создавать шедевры, что практически невозможно, и писать по две книги в год − работоспособность должна быть дикая. Также важна удачливость. Нужно воспитывать в себе умение не упускать удачу.

– Посоветуйте три книги, которые каждый должен прочитать.

– Если не брать духовную, религиозную литературу, а я считаю, что образованный человек просто должен знать и Библию, и Коран, по-хорошему разбираться в иудаизме − во всем. Ведь вся мировая культура так или иначе восходит к священным текстам и без этого трудно будет понять картины и другие книги. Современников брать не буду, пусть время проверит. Думаю, нужно прочесть, как минимум, одну трагедию Шекспира, роман Достоевского "Бесы" и роман Германа Мелвилла "Моби Дик" для понимания того, что такое США.

Казахстан. Россия > СМИ, ИТ > newskaz.ru, 27 апреля 2018 > № 2594217 Сергей Лукьяненко


Япония. Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство. Медицина. Внешэкономсвязи, политика > bfm.ru, 27 апреля 2018 > № 2593114 Алексей Изотов

Алексей Изотов: «Мы хотим собрать все самое лучшее, что есть в мире»

Начальник Главного управления по обслуживанию дипломатического корпуса рассказал Business FM о Медицинском центре российско-японской дружбы, который появится в Москве

Главное управление по обслуживанию дипломатического корпуса (ГлавУпДК) при Министерстве иностранных дел РФ объявило о создании в Москве Медицинского центра российско-японской дружбы, который будет построен вместе с японскими партнерами. Объем инвестиций в проект оценивается на уровне 5-6 млрд рублей, половину из которых берут на себя японские инвесторы. О деталях этого знакового проекта в эксклюзивном интервью Business FM рассказал начальник ГлавУпДК Алексей Изотов.

Алексей, если честно, российско-японский медицинский центр — это потому, что Год Японии в России? То есть был бы Год Бразилии, был бы российско-бразильский центр?

Алексей Изотов: Очень хороший вопрос. Конечно же, нет. Наш проект достаточно глубоко проработан, наши эксперты внимательно изучили опыт различных стран, и выбор был сделан в пользу Японии. Безусловно, не последнюю роль в принятии этого решения сыграли политические факторы: хорошо известно, что медицина является одной из важнейших составляющих плана российского-японского экономического сотрудничества, известного как «восемь пунктов премьер-министра Японии Синдзо Абэ».

Но ГлавУпДК не медицинская структура. Почему вдруг вы стали инициатором этого проекта?

Алексей Изотов: Позвольте с вами не согласиться. Медицинские услуги — одно из стареших направлений нашей деятельности: наш филиал, Медицинский центр, был создан в 1948 году и в марте этого года отпраздновал свое 70-летие. Сегодня это крупный клинико-диагностический центр и стационар на тысячу мест с пропускной способностью около тысячи пациентов в сутки. У нас работают более 550 высококвалифицированных специалистов-медиков, есть собственная лаборатория, служба скорой помощи и множество клиентов: это и российские граждане, и иностранные представители из 142 стран — сотрудники дипломатических миссий, международных организаций, иностранных фирм и корреспондентских пунктов.

Убедили. Создание российско-японского медицинского центра называли едва ли не главной медицинской новостью последнего времени. Не перебор? Что такого в этом центре, что заставляет говорить о нем в столь превосходных тонах?

Алексей Изотов: Я думаю, не перебор. Это, несомненно, новость, и особенно важно, что она из хороших, позитивных новостей, которых в последнее время, как мы все знаем, не так уж и много. Дан старт масштабному гуманитарному, неполитизированному проекту. А участие в нем Японии вызывает в различных кругах российского общества особый, неподдельный интерес. Ведь к Японии наши граждане еще со времен Советского Союза относятся не только с большим интересом, но и с большим доверием. Согласитесь, ведь мы именно с доверием всегда относились и к японской технике, и к различным японским разработкам, и к японским автомобилям, и ко многим вещам, которые связаны с Японией.

Что будет представлять собой новый центр, кто в нем будет работать — наши врачи, японские врачи или все вместе? Какие услуги он будет предоставлять, какая там будет техника, препараты? В общем, что будет составлять суть этого проекта?

Алексей Изотов: Давайте начнем с того, кто, как мы предполагаем, будет обслуживаться в нашем центре. По оценкам наших специалистов, это будут российские граждане, клиенты страховых компаний, и на их долю будет отводиться около 60%. Около 13-15% составят иностранные граждане: сотрудники дипломатических представительств, различных компаний и так далее. Около 15% — сотрудники ГлавУпДК, которые традиционно также пользуются услугами нашего центра, и члены их семей. И еще оставшиеся несколько процентов — это различные категории граждан, включая физлиц и многих других.

Если говорить о самом проекте, это многофункциональный медицинский комплекс, включая стационар. В нем будут работать врачи с российскими дипломами, но имеющие возможность проходить обучение в Японии и быть в постоянном контакте со своими японскими коллегами, в том числе с использованием возможностей телемедицины. Центр будет оснащен самой передовой техникой, причем — мы об этом уже договорились с нашими японскими коллегами — это будет не обязательно техника японского производства. Мы хотим собрать все самое лучшее, что есть в мире. И, естественно, препараты мы сможем использовать только сертифицированные в Российской Федерации.

Насчет сертификации всегда отдельный вопрос. Вы не предвидите здесь никаких проблем?

Алексей Изотов: Серьезных проблем, по нашему мнению, быть не должно. Более того, мы сейчас в Токио провели целую серию двусторонних переговоров и в том числе делали особый акцент на переговоры с компаниями, которые имеют большой опыт, по несколько десятков лет, по сертифицированию различных японских продуктов на территории РФ.

В посольстве Японии недавно прошла пресс-конференция, которая была посвящена этому проекту. Вы там говорили, что нам не хватает японской логистической организации процесса оказания медуслуг. Что вы имели в виду, чего нам именно не хватает?

Алексей Изотов: Японская организация — это высокая степень рациональности, большое уважение к времени пациента, максимальная автоматизация и стандартизирование всех процессов. Недаром, как мы с вами хорошо знаем, во многих российских компаниях сейчас берут на вооружение японскую систему управления кайдзен. Могу сказать по собственному опыту, что в Японии полная диспансеризация одного отдельно взятого человека занимает всего один день!

Это внушает…

Алексей Изотов: Да, и именно поэтому Япония очень гордится, что они диагностируют все сложные заболевания на ранних стадиях развития.

Уже было объявлено, что 49% финансирования проекта берет на себя японская сторона, японские компании, соответственно, 51% наш. Может быть, уже есть какие-то конкретные договоренности? Я знаю, что должны были состояться двусторонние переговоры по этому поводу.

Алексей Изотов: Конкретные двусторонние переговоры в Токио прошли. Интерес к нашему проекту проявили более 20 японских компаний. С руководством каждой из них проведены детальные переговоры, и, что самое главное, по итогам была определена компания-агрегатор, которая будет выступать от лица японской стороны. Сегодня впервые и специально для Business FM могу сказать, что это корпорация «Соджитсу» — один из крупнейших торговых домов Японии с годовым оборотом более 30 млрд долларов. Между УпДК и «Соджитсу» уже подписан меморандум о намерениях.

И в чем будет заключаться роль агрегатора?

Алексей Изотов: Он будет собирать все компании, заинтересованные в сотрудничестве с нами, и возьмет на себя роль организатора всех процессов внутри Японии. Более того, «Соджитсу» имеет большой опыт строительства именно медицинских центров за рубежом. Например, недавно они закончили очень масштабный аналогичный проект в Турции.

Раз уж мы заговорили о строительстве, не могу не спросить: кто архитектор проекта, кто будет подрядчиком, кто будет строить?

Алексей Изотов: На данной стадии говорить о генподрядчике рано. А вот архитектурный проект у нас уже есть. Он разработан российскими архитекторами и получил очень высокую оценку наших японских партнеров. Все японские ноу-хау будут использоваться во внутренних планировочных решениях — наши специалисты более восьми месяцев согласовывали их с японской стороной. Приведу очень короткий, но понятный и простой пример: если в японском госпитале есть операционная, то рядом обязательно должна быть комната, в которой родственники пациента ожидают результатов операции.

То есть не как у нас, в коридоре, все вместе?

Алексей Изотов: Да. Но у нас такого предусмотрено не было, поэтому первоначально этот огромный проект был практически весь в красных линиях, и наши архитекторы согласовывали с японцами буквально каждый квадратный метр. Опять же, например, у японцев операционная может быть меньше 13 квадратных метров, а у нас она должна быть больше 15 квадратных метров. И такие примеры я могу приводить до бесконечности.

Но сейчас проект согласован окончательно?

Алексей Изотов: Да, проект согласован окончательно.

Вы будете проводить тендер на выбор генподрядчика?

Алексей Изотов: Конечно, мы же на территории Российской Федерации, поэтому мы, соответственно, должны полностью действовать в рамках российского законодательства.

Когда примерно этот тендер может состояться?

Алексей Изотов: Я думаю, достаточно скоро, потому что времени у нас особенно нет и никто ждать и затягивать процесс не хочет.

Вы уже говорили, что если центр окажется успешным, то возможно повторение этого опыта в других городах России и странах СНГ. А что значит «успешный», как это оценить?

Алексей Изотов: Успешность проекта, естественно, так как проект коммерческий, определяется нормой прибыли. Но мы четко отдаем себе отчет, что это первый, пилотный проект и он будет самым сложным. Когда будут отточены все детали, будет определена оптимальная площадь земельного участка, этажность, планировочные решения, комплектация оборудования, штатное расписание персонала и многие другие вещи, аналогичные клиники можно будет «собирать», как конструктор, и открывать их достаточно быстро. Думаю, что многие наши губернаторы захотят иметь российско-японские медицинские центры в своих крупных городах.

То есть вы будете готовы отдать этот проект, сделав его проектом повторного применения?

Алексей Изотов: Да, абсолютно правильно.

Осталось спросить, когда планируется открытие центра.

Алексей Изотов: Скажу откровенно, наши японские партнеры крайне оптимистичны и планируют перерезать ленточку уже во второй половине 2021 года. Мы, со своей стороны, хотели бы также разделить их оптимизм.

Валерия Мозганова

Япония. Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство. Медицина. Внешэкономсвязи, политика > bfm.ru, 27 апреля 2018 > № 2593114 Алексей Изотов


Россия. ЮФО > Агропром > fruitnews.ru, 27 апреля 2018 > № 2591441 Александр Бота

Александр Бота: Если решить проблему рабочих рук, площадь насаждений земляники можно существенно увеличить

Интервью с Александром Ботой, главой крупнейшего производителя земляники в Республике Адыгея - КФХ "Ника". Материал продолжает публикацию о повышении урожайности земляники в Адыгее до 25-30 тонн с га за счет внедрения итальянских технологий выращивания.

Могли бы Вы подробнее рассказать о компаниях, внедряющих итальянские технологии по выращиванию земляники в Республике Адыгея? Многим ли удается добиться существенного увеличения урожайности?

По моим данным площадь насаждений земляники садовой в Республике Адыгея приближается к 1 000 га. Большая часть площадей имеет заявительный (декларативный) характер, то есть возделывается физическими лицами, что не позволяет с наибольшей точностью установить площадь и урожайность с площади насаждений. Но ответственный (домашний) подход к возделыванию культуры, позволяет получить высокие урожаи. Думаю, 25-30 тонн/га не предел. Итальянские партнеры, например, получают до 50 тонн/га.

Какие именно итальянские технологии применяются? Насколько они эффективны в географических, климатических и экономических условиях Адыгеи?

Не совсем верно называть эту технологию итальянской. Она скорее израильская. Впервые капельное орошение начали применять в пустыне, в условиях большого дефицита воды. Потом эта технология распространилась по Европе и миру. Мы используем не итальянскую технологию, а итальянские сорта, которые лучше отвечают нашим требованиям к качеству ягоды, потенциалу продуктивности. Раньше мы пробовали работать с сортами, которые предложили голландские производители. Потом попробовали американские сорта. Но все они нам не подошли по ряду причин: недостаточная продуктивность, низкая устойчивость к зимним температурам и многое другое.

При посадке подобранных итальянских сортов мы применяем двустрочную схему высадки растений, делаем высокую гряду - до 20-25 см, обязательное мульчирование полиэтиленовой непрозрачной пленкой и капельный полив. Самое главное – обеспечить правильную фертигацию и эффективную защиту. Данная технология эффективна не только в нашей климатической зоне, при правильном подходе это работает по всей России.

Что касается посадочного материала, то у нас широкий географический спектр поставок - от Крыма до Дальнего Востока.

Экономические условия всегда разные. Сейчас открыли поставки из Турции, и рынок среагировал снижением цены. И в Турции, и в России, себестоимость ягоды с применением данной технологии приблизительно одинаковая, но у российских производителей нет таможенных платежей и сложной, дорогой логистики. Мы в выгодном положении, однако хотим работать за 50-80% рентабельности, а турецкие производители согласны и на 20%.

Технологии каких стран вы рассматривали, перед выбором оптимальной?

Голландские сорта менее продуктивны. Калифорнийские неустойчивы к нашим морозам зимой. Мы уже провели испытания примерно на 30 различных сортах и продолжаем работу в этом направлении. На товарные плантации мы высаживаем только проверенные растения.

Какие сорта земляники входят сейчас в ассортимент КФХ «Ника»?

Работаем с сортами: Азия - среднего срока, Альба - раннего срока, Роксана – позднего срока. Разница в сроках созревания небольшая, всего 5 дней, но при выращивании на больших площадях, это позволяет с наименьшим риском убрать урожай, пока ягода не переспела. А при возвратных, весенних заморозках, избежать большой гибели урожая во время цветения. В этом году мы передали на испытания сорта короткого дня (Фрагораурела, Теа и Олимпия) и фитонейтрального дня (Малга). Результаты узнаем уже в этом сезоне.

Какую часть рассады Вы используете для собственного выращивания ягоды, а какую поставляете на продажу?

Мы являемся официальными представителями компании «Нью Фрутс». Посадочный материал репродуцируем в соответствии с контрактом. Наш питомник зарегистрирован в Россельхозцентре России. Перед посадкой и выкопкой, посадочный материал проходит необходимые проверки с выдачей соответствующих документов. На сегодняшний день мы производим рассаду, подготовленную по технологии «фриго», а также «зеленую рассаду». С этого года приступаем к производству рассады с закрытой корневой системой, в кассетах. Для своих нужд мы используем порядка 7-8% выращиваемой рассады земляники, остальная, предназначена для реализации.

Как осуществляется реализация посадочного материала?

В течение сезона, мы принимаем предварительные заявки на посадочный материал. В июне-июле уже готов для поставок посадочный материал с закрытой коневой системой. В конце августа-начале сентября начинаем поставки «зеленой рассады» с открытой корневой системой. С октября месяца, заключаются фактические договоры и прием оплаты на рассаду «фриго». Со второй половины января, мы готовы поставлять рассаду «фриго» покупателям. Хранение, оплаченной покупателем рассады «фриго», предусмотрено договором до 31 июля.

Консультируете ли Вы производителей земляники, приобретающих у Вас посадочный материал? Как разрабатываются рекомендации, которые КФХ предлагает своим клиентам?

Да, мы ведем технологическое сопровождение проекта при приобретении у нас посадочного материала независимо от объема. Чем больше объем, тем больше информации мы готовы предоставить. Рекомендации включают все аспекты данного проекта от подготовки почвы до технологии высадки, фертигации, защиты и уборки урожая. Также мы предлагаем все сопутствующие проекту материалы, контакты поставщиков удобрений и систем полива. Помимо этого, мы предоставляем готовые пленочные парники по выгодной цене.

Какова текущая площадь Ваших насаждений земляники? Планируется ли расширение или сокращение посадок этой культуры? Под влиянием каких факторов Вы приняли такое решение?

На сегодняшний день наши насаждения состоят из закрытого и открытого грунта. Площадь пленочных парников составляет 5 га, площадь открытого грунта - 3 га. Участки ограничены возможностями привлечения рабочих рук на сбор урожая. Здесь необходимо 100 -150 человек в день. Если решить проблему рабочих рук, при хорошем менеджменте площадь насаждений можно существенно увеличить.

Какие перспективы Вы видите, с какими трудностями сталкиваетесь?

С каждым годом, площади насаждений земляники садовой в моем регионе увеличиваются, это неизбежно приведет к дефициту рабочих рук в период сбора урожая, затоваренностью на рынке сбыта и существенным снижением реализационной цены. Нужно уходить в другие временные рамки с данным видом продукции. Мы интенсивно работаем над этим.

Россия. ЮФО > Агропром > fruitnews.ru, 27 апреля 2018 > № 2591441 Александр Бота


Россия > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > economy.gov.ru, 27 апреля 2018 > № 2591053

Максим Орешкин: внедрение новых технологий в систему госуправления - приоритет цифровой повестки в регионах

Министр экономического развития РФ Максим Орешкин рассказал на заседании Совета законодателей РФ в Санкт-Петербурге о результатах внедрения новых технологий в систему государственного управления и перспективах развития цифровой экономики.

«Платформенные решения для работы с обращениями граждан, которые созданы в Москве и в Пермском крае, использование дронов для увеличения качества кадастровой оценки и выявления неучтенных объектов в Татарстане и Тульской области, контроль за транспортом и техникой с помощью ГЛОНАСС, телемедицина - это реальные технологии, которые уже сейчас используют регионы», - сообщил министр. Он отметил, что для качественного изменения системы госуправления необходимо сосредоточиться на трех направлениях.

Первое – это оказание государственных услуг. За последние 10 лет эта сфера кардинально изменилась. Создана сеть многофункциональных центров, многие услуги переведены в электронный вид. Однако большинство операций внутри системы, от сбора данных до обмена информацией между ведомствами, до сих пор происходят в ручном режиме.

«Нам катастрофически не хватает юридически значимых данных, на основе которых решения могли бы приниматься в онлайн режиме без человеческого участия. Перевод всех данных государственных реестров в категорию юридически значимых, а также построение алгоритмов автоматизированного сбора необходимых данных и принятия на основе их анализа решений, позволит сэкономить регионам огромные человеческие и финансовые ресурсы, а главное сбережет время граждан», - подчеркнул Максим Орешкин. Он сообщил, что уже есть пилотный опыт в Тюменской области, где полностью оцифрована услуга по получению транспортной карты социально незащищенными категориями граждан.

Второе направление работы – внедрение системы умного контроля. Глава Минэкономразвития заявил о необходимости создать принципиально новую модель государственного контроля, которая позволит использовать дистанционные технологии контроля, получать информацию с камер и измерительных датчиков. Максим Орешкин подчеркнул, что для внедрения системы умного контроля необходимо принять базовый закон «О государственном и муниципальном контроле», в работе над которым активно участвуют представители Госдумы и Совета Федерации.

Третьим направлением работы является совершенствование системы нормотворчества. Среди основных проблем в этой сфере министр выделил длительность процессов согласования документов. «Требуется специальная платформа разработки нормативных актов, в которой можно совместно работать над документом, привлекать экспертов, готовить заключения и согласования, экспериментировать с переводом норм в алгоритмы, применять принципиально новые аналитические инструменты, например, искусственный интеллект. Работы по ее созданию мы уже начали», - отметил Максим Орешкин.

По словам министра, цифровая экономика дает большие возможности для повышения эффективности работы региональных и муниципальных властей. Для реализации этого потенциала Минэкономразвития разрабатывает новую главу программы «Цифровая экономика», посвященную государственному управлению.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > economy.gov.ru, 27 апреля 2018 > № 2591053


Казахстан > СМИ, ИТ > camonitor.com, 27 апреля 2018 > № 2590653 Бауржан Шукенов

Казахстанский кинопрокат: почему на экране мало отечественных фильмов?

У нас масса претензий к прокату. Почему он пренебрегает нашим родимым кино? Почему мы так редко видим его в кинотеатрах? Прокатчики как бы отмахиваются: ну не хочет зритель смотреть такие фильмы. А какие он хочет? Стоит ли снимать дорогостоящие полотна, на просмотр которых приходят два с половиной человека? Пора бы понять, что прокат – это бизнес, именно поэтому кинозалы переместились в торговые центры. Большинство людей смотрят кино по телевизору. Есть ли у нас потенциальная аудитория, которая придет в кинотеатр смотреть те фильмы, на которые государство тратит деньги? И вообще – насколько обоснованны наши претензии к прокатчикам?

Прокат как часть киноиндустрии

Все эти непростые вопросы мы задали человеку, который знает прокат от «А» до «Я», которому ведомы все его внутренние закономерности и движущие пружины, который держит руку на пульсе современного кинопроцесса. Наш собеседник – Бауржан Шукенов, исполнительный директор киноцентра «Арман».

– Начнем с того, что проката, как мы его понимали в советские времена, сегодня не существует, – вносит он свои коррективы. – Сейчас правильнее было бы говорить о киноиндустрии, которая имеет несколько составляющих. Это, во-первых, производство фильма; во-вторых, его дистрибуция, эффективное распределение по всей сети сбыта, т.е. здесь уже речь идет о тех, кто выводит фильм в свет, кто его продает. И, в-третьих, кинопоказ, продажа фильма непосредственно кинозрителю.

Есть еще вторичная продажа фильма – это телевидение, Интернет, кино в самолетах, отелях. Таким образом мы собираем деньги, возвращаем их дистрибьютору, он оставляет себе свой процент и отдает производителю ту долю, которая осталась от этой продажи. Причем речь идет обо всем разнообразии жанров – от комедий до фильмов предельно серьезных, все они необходимы зрителю.

– А если в зал пришли два с половиной человека?

– Значит, такова потребность в этом фильме. Но эти два с половиной человека заплатили свои деньги.

– Так ведь вам-то это невыгодно?

– Но эти два с половиной человека приведут за собой еще столько же. Здесь не надо ждать быстрого результата: приобщение зрителя к настоящему кино – процесс долгий. Знаете ли вы, что, к примеру, во Франции половина из пяти тысяч кинозалов имеют официальный статус артхаусных? И залы эти не пустуют, зритель у таких картин есть. Вот мы, например, проводим у себя два-три раза в год фестивали сложного авторского кино, и популярность таких фестивалей – и таких фильмов! – год от году растет. Зритель – и молодой, и немолодой – к нам тянется. Мы знаем, что такая категория людей существует, у них есть потребность в фильмах не развлекательных, а именно в авторских, не очень простых для понимания. Пренебрегать этим зрителем нельзя, нам надо на него работать!

– Мы не самообольщаемся?

– Мы говорим о том, что реально существует, пусть и не везде. Только в этом году два фильма Адильхана Ержанова были отобраны для участия в кинофестивалях класса «А» – Каннском и Московском. Наш зритель хочет эти фильмы видеть. Вы что, прикажете нам самоустраниться от этого зрительского желания? И скажите мне, в какой еще центрально-азиатской стране кинематограф имеет подобные достижения? Это говорит о том, что у нас достаточно зрелая киноиндустрия, раз уж она порождает режиссеров, фильмы которых востребованы на фестивалях самого высокого уровня.

– И все же: по зубам ли такие фильмы нашему попкорновому зрителю? А именно он сейчас в основе своей заполняет кинозалы...

– Вы однозначно неправы в оценке кинозрителя. Наши кинофестивали, о которых я говорил чуть выше, наглядно показывают, насколько интеллектуальна молодежь, которая приходит смотреть фестивальные фильмы. Ее духовные потребности много шире, чем это вам представляется, она ищет ответы на непростые вопросы, которые можно найти лишь в авторском кино. Таких зрителей очень много, их нельзя оставлять без внимания, с ними надо работать, им надо давать пищу для размышлений. Взрастить интерес к настоящей литературе – дело нелегкое, равно как и культивировать интерес к авторскому кино, пробуждающему в человеке глубокие эмоции. Но ведь именно в этом предназначение кино как искусства.

От количества – к качеству

– Продукция нашего казахстанского кинопроизводителя отвечает вашим ожиданиям или нет? И если да, то насколько?

– Моим ожиданиям, может, не все отвечает. Почему? Потому что наша киноиндустрия только-только становится на ноги, а это неизбежно связано с тем, что она должна одолеть все детские болезни роста. Наше кино должно быть достаточным в количественном отношении. Прошлый год был переломным в этом плане. Около 40 отечественных картин, созданных и на государственные, и на частные деньги, были представлены на нашем рынке. Мы показали казахстанскому зрителю около трехсот картин, из них десять процентов – наши фильмы. На этот год заявлено уже почти шестьдесят казахстанских картин. Представляете, какой скачок?! То же самое касается зрительской аудитории, денег. Выручка от кинопоказов составила порядка сорока миллионов долларов, и десять процентов этой суммы дали наши фильмы. Доля иностранного кино снизилась до 83, российского – до семи процентов. То есть наша кинопродукция занимает уже вполне серьезную нишу. Количественный рост произошел, теперь мы должны ждать качественного роста.

– А каковы взаимоотношения проката с государством? Прежде кино, являясь важнейшим из искусств, было идеологическим инструментом. Оно осталось таковым, или же главным стал чисто развлекательный момент?

– Вопрос непростой. Регулировать искусство достаточно сложно, да и малоэффективно. Чиновник не может создать произведение искусства. А художник, получил он деньги от государства или от частного инвестора, в любом случае останется верен себе, своей художнической индивидуальности, как бы мы ни старались его регулировать. Государство, конечно, хотело бы, чтобы художник был проводником его идеологии, но... У кино свой язык, который все время обновляется, он не подлежит диктату свыше. Даже историческое кино, которое снимают сегодня, очень сильно отличается от того, что было лет 30-40 назад. Возьмите «Гибель Отрара» Ардака Амиркулова и тот же «Алмазный меч» Рустема Абдрашева – это совершенно разные фильмы с точки зрения подачи материала, философии, техники съемок, внутренней динамики, художественных приемов. Их невозможно привести к единому знаменателю. Сегодня государство не навязывает свою волю кинематографу. Тот же «Амре» – фильм, казалось бы, тоже исторический, но снят по голливудским лекалам, хотя по большей части здесь было государственное финансирование. Конечно, задача стояла достаточно простая: молодежь почти не знает Амре, а это уникальная личность. Да, в фильме много моментов далеко не бесспорных, даже по фактологии. Встречался Амре с Гершвином или не встречался, в конце концов, не суть важно, но сама возможность такой встречи крайне интересна. После просмотра фильма очень многие стали гуглить: кто это на самом деле – Амре Кашаубаев? Какую он жизнь прожил? Какие песни пел? И как пел? Слава Аллаху, остались семь-восемь записей на фонографе, которые были сделаны в Париже. Крайне важно то, что фильм никого не оставил равнодушным. Да, не все согласны с той интерпретацией образа Амре, что дана в картине, но мы не можем регулировать процесс творчества, навязывать свою волю создателям фильма. Амре – живая личность во всей ее сложности, что, быть может, и есть самое главное.

– Исходя из этого, наверное, очень сложно говорить о том, что кино – только бизнес? Если бы подход к нему был бы только таким, кино давно бы уже вымерло...

– Вот именно! Сколько мы знаем кинематографистов, фильмы которых не заработали никаких денег, но без этих фильмов кино утратило бы смысл. Даже Голливуд в последнее время понял, что кино не может быть только развлекательным, оно должно заставлять человека переживать глубокие эмоции. Чем они глубже и разнообразнее, тем шире зрительская аудитория. Вопреки разнообразию киноиндустрий, человеческие эмоции универсальны. Потому-то нам в равной степени интересны перипетии чувств американцев, европейцев, жителей Гонконга, Южной Кореи, Ирана...

Своя рубашка ближе к телу?

– А наше кино – свое, родное? Насколько оно конкурентоспособно?

– У нас огромный интерес к своему кино, и оно дает на то основания. Быть может, в глобальном мире оно конкуренции не выдерживает, но на внутреннем рынке однозначно очень серьезно соперничает со всем остальным, что мы сегодня показываем. Конечно, нужно принимать меры, чтобы диктат иностранного кино у нас уменьшался по всем параметрам, в том числе и по количеству сеансов в кинотеатрах. Почему? Да просто потому, что мы стали зарабатывать на показе наших фильмов. Причем зарабатывать серьезные деньги. Смотрите, у меня в руках журнал «Бюллетень кинопрокатчика», здесь все разложено по полочкам. Я чуть выше уже называл эти цифры, но с удовольствием приведу их снова. Вот иностранное кино, сегодня оно занимает у нас 83 процента, казахстанское – 10, российское – 6,6. Смотрим в деньгах: иностранное кино у нас собрало 12 миллиардов тенге, отечественное – 1 миллиард 523 миллиона. Вот эти полтора миллиарда остались у нас, они так или иначе будут стимулировать развитие нашей киноин дустрии. А вот здесь приведен «топ-20» фильмов, которые собрали наибольшее количество денег в казахстанском прокате. Две наши картины входят аж в пятерку топовых – дебютный полнометражный фильм Ернара Нургалиева «Брат или брак» и комедия Нурлана Коянбаева «Бизнес по-казахски» (реж. Женисхан Момышев). Комедии сняты по голливудским лекалам, но на местном материале, на местном сленге, на наших узнаваемых героях. Принцип продажи такого материала абсолютно универсальный, работает безотказно и дает стопроцентный результат.

– Словом, у нас есть способные ученики?

– Да. Пока это комедии, но процесс идет вглубь. Нуртас Адамбай, начинавший с «Келинки Сабины», снял достаточно серьезный фильм «Тараз», а сейчас ведет съемки следующей не менее серьезной драмы «Лифт». То есть от жанрового кино он перешел к фильмам, которые заставляют зрителя думать. Все идет в очень динамичном развитии, и это, пожалуй, самое главное.

Конечно, проблем много. И прежде всего со сценарной грамотностью, со сценарным обеспечением фильмов. Ведь крайне важно, как изначально прописан в сценарии сюжет. Но это уже зависит от степени образованности той творческой единицы, которая подключена к созданию фильма. Нужна хорошо рассказанная киногеничная история с учетом законов кино. Здесь у нас катастрофический пробел. Конечно, было бы прекрасно, если бы наши литературные корифеи вроде Дулата Исабекова, которые глубинно знают этот процесс, непосредственно подключились бы к кинопроизводству. К сожалению, сейчас в кино пришло очень много людей, которые работали в КВН, а законы КВН несколько иные. Там в короткий промежуток времени надо выдать на-гора максимальное количество смешного, но это совсем не то, что требуется при создании фильма. Кино требует глубокого осмысления жизни, разработки характеров, умения длительное время держать зрителя в напряжении.

– Вообще-то немало наших молодых кинорежиссеров прошли выучку в Нью-Йоркской киноакадемии. Слово, наверное, за ними?

– Наверное. Только вот ожидание затянулось. И все-таки наше кино в динамике, оно развивается, рынок становится все более прозрачным, соревновательным, мы уже видим отдельные личности, которые работают в киноиндустрии. Это ведь не только актеры и режиссеры, но еще и продюсеры, организаторы этого процесса.

– Скажите, а что государство могло бы сделать для дальнейшего развития киноиндустрии?

– На сегодняшний день самое важное, что может сделать государство в этой сфере, – предельно ускорить принятие закона о кино. Его проект после многочисленных обсуждений и доработок находится в мажилисе. Появление такого закона позволит упорядочить многосложный процесс кинопроизводства, внесет ясность во все аспекты киноиндустрии и во взаимоотношения этой отрасли с государством. Там заложено много революционных и при этом правильных вещей, связанных с инвестициями, с финансированием, с протекцией национального кино и т.д. и т.п.

– Есть ли в парламенте люди, компетентные в этой отрасли?

– Таких людей вообще мало, но парламент активно привлекал и привлекает к разработке законопроекта настоящих профессионалов киноиндустрии. Закон вот-вот должен пойти на утверждение в сенат. Собственно, это и делает сегодня государство, кроме того, что оно финансирует киноотрасль и намечает это финансирование увеличить.

Автор: Адольф Арцишевский

Казахстан > СМИ, ИТ > camonitor.com, 27 апреля 2018 > № 2590653 Бауржан Шукенов


США > Медицина > forbes.ru, 27 апреля 2018 > № 2590630 Виктор Дмитриев

Нездоровая атмосфера: к чему приведет запрет на импорт лекарств из США

Виктор Дмитриев

Генеральный директор Ассоциации российских фармацевтических производителей (АРФП)

В Россию ввозят американские лекарства на сумму около 82 млрд рублей в год. Совокупная стоимость препаратов, которые не имеют аналогов, составляет 37 млрд рублей. Российская индустрия не в состоянии производить такие лекарства

Законопроект «О мерах воздействия (противодействия) на недружественные действия США и (или) иных иностранных государств», внесенный руководителями всех фракций Госдумы и ее спикером Вячеславом Володиным, предусматривает ограничительные меры в отношении товаров США. В частности, проект может ограничить поставку лекарств из этих стран.

Прежде всего нужно дождаться окончательного текста документа: многое будет зависеть от итоговых формулировок. В нынешней редакции запрет не распространяется на лекарства, аналоги которых не производят в России или других странах — например, в Индии или Китае.

Таким образом, азиатские компании могут оказаться главными выгодоприобретателями российских контрсанкций.

Если говорить подробнее о безаналоговых средствах, то речь идет об оригинальных препаратах для лечения ВИЧ, онко- и орфанных заболеваний. Эти препараты не производятся в России и запрещать их ввоз в страну Госдума пока не планирует. Сейчас из США в Россию поставляется 1019 лекарственных препаратов из США, из них 90 наименований не имеют аналогов. Оставшиеся 929 препаратов имеют аналоги и производятся либо в России, либо в других странах, которые не вводили санкции. Кроме того, в России есть собственные уникальные препараты, не имеющие аналогов в мире; в их числе 27 онкологических лекарственных средств.

Детали в цифрах

Если речь идет о том, что российские власти перекроют кислород только тем препаратам, которые производятся на территории США и их союзников, то, на мой взгляд, нам это ничем не грозит. По оценке аналитической компании RNC Pharma, в Россию ввозятся американские лекарства на сумму около 82 млрд рублей в год, из них на 45 млрд рублей импортируют препараты, имеющие аналоги. Таким образом, после введения санкций трансграничный рынок сожмется до 37 млрд рублей.

Суммарно в 2017 году в Россию импортировали лекарства на сумму 621 млрд рублей, сообщает RNC Pharma. Практически 85% от этой суммы приходится на поставки готовых лекарственных средств. Ключевым торговым партнером для России в отношении поставок из-за рубежа является Германия, откуда ввезли 22,8% всего денежного объема препаратов, поставлявшихся в Россию. Из Германии импортируется как продукция собственно немецких производителей, таких как Boehringer Ingelheim или Bayer Healthcare, так и препараты, принадлежащие французским, американским и другим компаниям, чьи предприятия функционируют на территории страны (в частности, предприятия Sanofi во Франкфурте-на-Майне или Pfizer во Фрайбурге). Вторая строчка у компаний из Франции, но объем поставок здесь почти в 2,5 раза меньше.

Как отмечает аналитическая компания RNC Pharma, ввоз готовых лекарств из Великобритании в Россию в 2017 году увеличился на 26%. Здесь отличились компания Reckitt Benckiser (+40%) за счет роста поставок таких популярных препаратов Nurofen и Strepsils. На 32% выросли результаты The Procter & Gamble Company. Замыкает пятерку лидеров-импортеров Швейцария: по данным RuStata, импорт фармацевтической продукции из этой страны составил $1,02 млрд.

Без оглядки на Европу

Производство лекарственных препаратов по принципу полного цикла в России интенсивно растет. На сайте Минпромторга России указано, что за 20 лет с 1992 года выпуск в России субстанций сократился в 18 раз, а начиная с 2012 года отечественная индустрия, напротив, увеличила объем производства субстанций на 87%. Отчасти благодаря этому ввоз в страну импортных аналогов, согласно расчетам DSM Group, уменьшился на 5%.

При этом важно понимать, что сейчас большинство американских фармацевтических производителей — транснациональные компании. Они владеют производственными подразделениями в нескольких странах, а значит, юридически американскую продукцию мы можем получать и из других стран, что не противоречит закону. Иными словами, в ситуации с импортом американских лекарств и медицинских изделий мы можем столкнуться с тем же, с чем столкнулось сельское хозяйство несколько лет назад: ввоз в Россию вроде бы запрещен, но фактически санкционные товары все равно можно достать.

С другой стороны, если поправки коснутся и самих производителей без привязки к территории, то проблемы могу возникнуть уже у российской стороны. К примеру, недавно в Белгородской области открылась новая производственная линия крупной американской компании. Получается, что, исходя из поправок, ее нужно сворачивать, а это повлечет за собой прямые финансовые потери для российского бизнеса.

Если рассматривать ситуацию в целом, то, по большому счету, в России уже воспроизвели то, что нужно населению в повседневной жизни на 100%, а у страны достаточно площадок для реализации новых проектов. У российских игроков налажены хорошие связи с Индией и Китаем, а сегодня это основные лидеры по производству фармсубстанций.

В исследовании компании GlobalData говорится, что индийский фармацевтический рынок, оценивавшийся в 2016 году в $20 млрд, к 2020 году возрастет в несколько раз. А фармацевтическая промышленность Китая на сегодняшний день обладает наибольшими производственными мощностями в мире: там производится более 4500 западных лекарственных препаратов в 60 лекарственных формах. По данным аналитического агентства DSM Group, Китай занимает первые места по поставкам субстанций в Россию в натуральном (60,7% от общего импорта) и денежном (27,1%) выражениях.

Медицинский туризм

За последнее время в России стало меньше людей, которые уезжают лечиться за границу. Я не думаю, что вводимые ограничения подтолкнут россиян пользоваться этим направлением туризма. По статистике, выезжающих из страны по турпутевкам не более 10–15%, из них медицинским туризмом пользуются лишь 10% из этих 10%. Как отмечает Ассоциация медицинского туризма России, если в 2015 году число выездных медицинских туристов доходило до 100 000, то в 2016 году их число составило 60 000–70 000, а в 2017 году упало до 50 000 человек. При этом основные страны, куда едут туристы за медицинскими услугами, это не США, а Израиль и Германия, причем Израиль в большей степени.

Это могло бы стать отличным поводом для развития медицинского туризма в другие страны, дружественные России, например в Сербию. Там есть возможность вести расчеты в рублях, исторически хороший уровень медицины и прекрасные климатические условия. Сербия славится уровнем оказания медицинских услуг в травматологии и ортопедии. Почему бы в сложившейся ситуации не попытаться развить это перспективное направление?

В последнее время мы видим и обратный процесс: в Россию приезжают лечиться из-за рубежа. Не меньше 20 000 официальных медицинских туристов получила Россия за 2017 год. В первую очередь турпоток генерируют страны Юго-Восточной Азии и Китай: число туристов из этих регионов более чем удвоилось. Еще одна интересная тенденция — рост внутреннего медицинского туризма на 35% за год. За первую половину 2017 года в России оказалось почти 8 млн человек, путешествовавших по стране с целью медицинского туризма.

Наконец, необходимо помнить, что Россия входит в Евразийский экономический союз, где предполагается свободное обращение лекарств. Вводимые ограничения, возможно, подтолкнут «челноков» активнее действовать — например, тех, кто под видом лекарств для собственного применения ввозит медицинские средства «в чемоданах» для аптечных сетей. Нельзя исключить того, что они поедут в те страны, куда еще можно ввозить лекарства «чемоданами» (например, в Кыргызстан), а уже оттуда местный игрок сможет более мелкими партиями развозить товар в другие страны, в том числе в Россию. Этот момент сделает думские контрсанкции еще менее эффективными.

США > Медицина > forbes.ru, 27 апреля 2018 > № 2590630 Виктор Дмитриев


Россия. Кипр > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 27 апреля 2018 > № 2588814 Сергей Лавров

Выступление Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции по итогам переговоров с Министром иностранных дел Республики Кипр Н.Христодулидисом, Москва, 27 апреля 2018 года

Уважаемые дамы и господа,

Мы провели конструктивные и доверительные переговоры с моим коллегой Министром иностранных дел Республики Кипр Н.Христодулидисом.

Кипр – важный партнер России в Восточном Средиземноморье и в целом на Европейском континенте. У нас действительно очень добрые и дружественные отношения, опирающиеся на исторические связи и духовную близость.

Приветствовали динамичное развитие связей в политической, торгово-экономической, культурно-гуманитарной, правоохранительной областях. Предметно проанализировали ход выполнения договоренностей, достигнутых в ходе визита Президента Республики Кипр Н.Анастасиадиса в Российскую Федерацию в октябре прошлого года.

В частности, отметили продолжающийся рост товарооборота благодаря активной работе Межправительственной комиссии по экономическому сотрудничеству. Говорили о том, что подписанная в ходе визита Президента Республики Кипр Н.Анастасиадиса Совместная программа действий между Российской Федерацией и Республикой Кипр на 2018-2020 гг. также способствует активизации практических результатов межведомственных контактов.

У нас активно пополняется договорно-правовая база. Целый ряд подписанных договоров и соглашений вступили в силу, а над другими работа продолжается.

Мы подробно обсудили перспективы возобновления переговоров по кипрскому урегулированию. Россия привержена выполнению всех резолюций СБ ООН, которые были приняты с целью найти выход из этого затянувшегося конфликта.

В ходе переговоров мы отметили, что существующую систему внешних гарантий безопасности Кипра считаем устаревшей, не отвечающей современным реалиям и нынешнему международно-правовому статусу Республики Кипр. По нашему мнению, наиболее эффективными мерами обеспечения независимости, суверенитета и территориальной целостности объединенного Кипра были бы гарантии со стороны Совета Безопасности ООН.

С обеих сторон была подтверждена приверженность сохранению мандата и параметров действий Вооруженных Сил ООН на Кипре, в том числе в связи с предстоящим летом этого года очередным продлением мандата этой миротворческой операции.

Мы также обсудили целый ряд других вопросов, включая нынешнее состояние отношений между Россией и Европейским союзом, которое ни нас, ни киприотов не удовлетворяет. Мы ценим позицию Никосии в пользу нормализации этой ситуации.

В отношении украинского кризиса. Нет другой альтернативы кроме добросовестного и последовательного выполнения Минских договоренностей, которые были закреплены резолюцией СБ ООН. Мы в очередной раз подтвердили нашу заинтересованность в том, чтобы лидеры Евросоюза, прежде всего, Германии и Франции как участники «нормандского формата» оказали соответствующее воздействие на киевские власти.

По Сирии у нас общая позиция – необходимо выполнять резолюцию 2254 СБ ООН. Мы рассказали об усилиях, которые Россия вместе с Ираном и Турцией предпринимает в рамках астанинского процесса в контексте недавнего проведения Конгресса сирийского национального диалога в Сочи, чтобы создать максимально благоприятные условия для начала выполнения этой резолюции. Эти усилия направлены на начало выполнения решений СБ ООН, которые были серьезно затруднены в результате неправомерных, нарушающих международное право ударов, которые нанесли США, Великобритания и Франция 14 апреля по Сирии под предлогом применения химического оружия сирийским Правительством. Мы за то, чтобы любые обвинения в применении химического оружия где бы то ни было рассматривались на прочной международно-правовой и юридически обязывающей основе, в частности, в ОЗХО. В этой связи, как вам известно, обвинения, которые некоторые наши западные коллеги выдвинули в адрес сирийского Правительства в связи с якобы примененным им химическим оружием 7 апреля в Восточной Гуте в г.Дума, были предметом вчерашнего брифинга в Гааге, организованного российской и сирийской сторонами с участием живых свидетелей тех событий, подтвердивших их постановочный характер. Мы признательны тем странам Евросоюза, среди которых была Республика Кипр, которые направили своих представителей на этот брифинг.

У нас с Кипром общая заинтересованность в урегулировании и других конфликтов в регионе Ближнего Востока и Северной Африки, в том числе, чтобы нормализовать и стабилизировать ситуацию во всем этом регионе, создать условия для активного торгово-экономического сотрудничества, в частности, в Восточном Средиземноморье.

Я очень доволен переговорами. Уверен, что они помогут нам двигаться поступательно по пути реализации всех договорённостей, достигнутых на высшем уровне.

Россия. Кипр > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 27 апреля 2018 > № 2588814 Сергей Лавров


Армения > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 27 апреля 2018 > № 2587719 Энн Эпплбаум

В Армении сработала власть народа. Но не везде такое возможно

Энн Эпплбаум | The Washington Post

"Когда я увидел там толпы граждан Восточной Германии, я понял, что они правы", - так подполковник Харальд Егер объяснял в свое время решение открыть ворота и пропустить сограждан через Берлинскую стену. "Я вспоминала о Егере на этой неделе, когда премьер Армении, удивив свою страну, ушел в отставку", - пишет колумнистка The WashingtonPost Энн Эпплбаум.

Серж Саргсян был президентом Армении десять лет. Предвосхищая свой уход, он изменил некоторые законы, укрепил власть премьер-министра и устроил так, чтобы парламент избрал его на эту должность. "Армяне это раскусили", - пишет журналистка. На протяжении 11 дней огромные толпы протестовали против этого вероломного захвата власти, и тогда Саргсян неожиданно ушел в отставку.

"Я был неправ, - заявил Саргсян. - Уличное движение выступает против моего пребывания на этой должности. Я выполняю ваше требование".

По мнению Томаса де Ваала, автора нескольких книг об Армении, на Саргсяна повлияло то, что Армения - "маленькая страна с обостренным чувством национальной солидарности". "Другой возможный фактор - в последний раз, когда армяне устраивали массовые протесты (в марте 2008 года), в результате разгона полицией погибли 10 человек. Возможно, Саргсян "не хотел повторить этот опыт", пишет Эпплбаум.

Как бы то ни было, демонстрации в Армении возымели эффект по той же причине, что в Берлине в 1989-м и в Киеве в 2014-м, считает автор статьи: они побудили принципиально важного человека усомниться в легитимности режима, даже своего собственного.

"К сожалению, так бывает редко. На каждую успешную уличную демонстрацию в поддержку демократии я могу привести столько же неудачных. Москва в 2012-м. Гонконг в 2014-м. Варшава в 2015-м. Венесуэла в 2014, 2015, 2016 и 2017-м", - перечисляет журналистка.

"В большинстве случаев они проваливаются, потому что нет Егера, нет Саргсяна, и режим отказывается слушать. Правитель с успехом очерняет протестующих как людей, никого не представляющих, непатриотичных или подкупленных иностранцами", - указывает колумнистка.

Когда демонстрации, марши и "оккупай"-движения не вызывают у людей отклика, их недостаточно, подчеркивает Эпплбаум. Она пишет: "Движение должно присоединиться к политической партии или стать ею, уличные лидеры должны стать политиками. В демократиях им нужно побеждать на выборах. В диктатурах им необходимы иные средства, чтобы сократить поддержку правящей партии. В политическом вакууме, как сейчас в Армении, им нужна стратегия".

"Трансформировать желание перемен в более справедливое общество - это длительный проект, для которого требуется, чтобы люди много лет трудились, а не показались на пару часов" на площади, добавляет Эпплбаум.

Армения > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 27 апреля 2018 > № 2587719 Энн Эпплбаум


Россия > Таможня. Внешэкономсвязи, политика > customs.ru, 27 апреля 2018 > № 2585887

Таможенный постконтроль в первом квартале 2018 года. Цифры и факты.

За первые три месяца 2018 года подразделения таможенного контроля после выпуска товаров провели 1722 проверочных мероприятия. По результатам этой работы доначислено 4,6 млрд рублей (на 30 % больше, чем за аналогичный период 2017 года) таможенных платежей, пеней и штрафов, взыскано 2,3 млрд рублей (на 59% больше, чем за аналогичный период 2017 года).

На одну штатную единицу в среднем взыскано 2.6 млн рублей (на 57% больше, чем за аналогичный период 2017 года).

Возбуждено 1463 дела об административных правонарушениях и 56 уголовных дел.

Во взаимодействии с контролирующими и правоохранительными органами проведено 554 проверочных мероприятия и 52 скоординированных контрольных мероприятия.

Мобильными группами ФТС России в первом квартале 2018 года проверено 30 887 транспортных средств, из них в 809 обнаружены нарушения. Выявлено 10,7 тыс тонн товаров, запрещённых к ввозу в Российскую Федерацию (в том числе 1,3 тыс тонн санкционных товаров). В сопредельные государства возвращено 8 тыс тонн товаров, уничтожено 1,8 тыс тонн товаров. В отношении перевозчиков возбуждено 108 дел о административных правонарушениях и 3 уголовные дела.

Россия > Таможня. Внешэкономсвязи, политика > customs.ru, 27 апреля 2018 > № 2585887


Украина > Армия, полиция. Приватизация, инвестиции > interfax.com.ua, 27 апреля 2018 > № 2585044 Альгирдас Шемета

Количество жалоб на правоохранительные органы постоянно растет - бизнес-омбудсмен

Эксклюзивное интервью бизнес-омбудсмена Альгирдаса Шеметы агентству “Интерфакс-Украина”

Недавно состоялось первое заседание межведомственной комиссии по вопросам соблюдения правоохранительными органами прав бизнеса. Каковы ее результаты?

Вместе с принятием закона "маски-шоу – стоп" были приняты изменения в законодательство, предусматривающие создание такой комиссии. Ее задача – мониторить выполнение этого закона, однако полномочия ее шире. Она может охватывать и другие нарушения правоохранительных органов. Мы ее видим как дополнительный инструмент, который позволит добиться лучших результатов для наших жалобщиков.

На учредительном заседании мы утвердили регламент, согласно которому поступающие на комиссию жалобы будут передаваться нам для дальнейшего их рассмотрения. Результаты будем представлять на комиссии. Ее возглавляет премьер-министр, и это также можно расценивать как превентивный эффект. Постараемся использовать эту комиссию для привлечения к ответственности конкретных правоохранителей. Часто сталкиваемся с такой ситуацией, что после нашего вмешательства сама проблема решается – возвращается имущество, снимают аресты со счетов, закрывают уголовные производства, однако конкретные сотрудники, принявшие то или иное неправомерное решение, не несут за это ответственности. На первом заседании комиссии я обратил на это внимание. Более того, министр юстиции Павел Петренко сообщил, что в дальнейшем Минюст будет разрабатывать законодательные изменения для установления такой ответственности правоохранителей. Потому я прогнозирую пользу от этой комиссии, а как будет на практике – увидим.

Как вы оцениваете эффект закона "маски шоу – стоп" в контексте недавних нашумевших обысков в нескольких больших компаниях?

Сам закон вносит положительную лепту во взаимоотношениях с государственными органами, очень дисциплинирует правоохранителей в регионах, на местах. Но он ориентирован на самые грубые нарушения: если в офис врываются правоохранители в "балаклавах" с автоматами и кладут всех на пол, изымают технику… Грубейшие нарушения этот закон действительно устраняет, но, конечно же, не служит панацеей от всех проблем, возникающих во взаимоотношениях бизнеса и правоохранительных органов. Например, он не решает проблему непропорциональных арестов многомиллионных счетов, когда проблема – на один, а также невозвращение имущества, необоснованного открытия уголовных производств. Эти проблемы не регулируются данным законом. Но с точки зрения решения вопроса несанкционированных обысков первые впечатления таковы: ситуация улучшилась. Даже сама "Новая почта" нам подчеркнула, что с точки зрения закона "маски-шоу – стоп" они не видели нарушений. Хотя мы здесь пока разбираемся, поскольку только получили от них жалобу. За время действия закона (с 7 декабря 2017 года – ИФ) относительно его нарушения к нам поступила только одна жалоба. Сейчас по ней разбираемся совместно с прокуратурой.

Как оцениваете законопроект о Национальное бюро финансовой безопасности (НБФБ) – решит ли предлагаемый орган такие проблемы?

Давно агитируем за создание такой службы, которая бы взяла на себя расследования экономических преступлений, забрав эту роль у других правоохранительных органов. Так что мы приветствуем идею создания такого органа, однако есть ряд замечаний в отношении самого законопроекта.

Мы проработали совместную позицию с бизнес-ассоциациями. То есть мы думаем, что, доработав законопроект с учетом ряда замечаний, можно получить положительный результат. Особенное внимание обращаем на регулирование отбора кадров и руководства будущего органа. Очень важно, чтобы службу наполнили добропорядочные люди. Это, с нашей точки зрения, - первый критерий, второй – профессионализм. Дальше мы видим важность урегулирования переходных положений. По законопроекту не совсем понятно, сколько времени будет длиться рассмотрение уголовных производств ныне ответственными правоохранительными органами. Предлагаем ввести четкий срок, в течение которого дело должно или закрыться, или быть передано в суд. Есть несколько других замечаний, связанные с запросами, которые НБФБ может сделать предприятиям, с защитой персональных данных, введением новой статьи в Уголовный кодекс по мошенничеству с налогом на добавленную стоимость. Тот же момент с использованием силовых подразделений – закон должен четко регламентировать, что это возможно только при наличии угрозы жизни для правоохранителей… Мы пытаемся конструктивно подойти к этому вопросу. Считаем, что нужно как можно быстрее прийти к компромиссу по этому законопроекту. Чтобы закон устроил все группы интересов, это можно бесконечно дискутировать. Однако такие длительные дискуссии не совсем полезны, потому что в это время ничего не меняется.

Для вас непринципиально, кому подотчетен будет новый орган?

В мире по-разному решается вопрос подотчетности такого органа. Самое важное – создать независимый орган. Чтобы никто не мог влиять на его работу. Чтобы руководство принимало решения самостоятельно, а не по указанию, кого нужно "потрясти".

Как достичь того, чтобы в такой орган попали, как вы выразились, добропорядочные сотрудники?

Мы внесли конкретные предложения. Важно привлечь международных экспертов в комиссию по отбору руководителей. Успех такой службы в значительной мере зависит от того, кто будет во главе ее. Предлагаем также увеличить значение общественного мнения при отборе. Возможно, общественность не так разбирается в профессионализме, но вот в отношении добропорядочности, у общественности будет что сказать, если претендент будет иметь проблемы с добропорядочностью.

У вас есть понимание, что произошло с "Новой почтой"?

Детали не могу комментировать, так как у нас сейчас проходит расследование. Мы получили официальную жалобу от "Новой почты", где они указали возможные нарушения как законодательных, так и подзаконных актов, связанных с деятельностью правоохранительных органов. Мы на стадии проверки этих фактов. Ждем ответа от другой стороны, тогда уже будем принимать решения, что дальше делать с этим кейсом.

Какова динамика таких жалоб от других компаний, менее известных и попросту меньших?

Это один из главных вопросов, которым занимается наш офис. Второй, после налоговых. Количество жалоб на правоохранительные органы постоянно растет. Из положительного можно отметить, только сокращение темпов этого роста.

Если в четвертом квартале 2017 года количество таких жалоб выросло на 30%, то в первом квартале этого года – на 13%. При рассмотрении жалоб мы видим частые нарушения со стороны правоохранителей. Однако украинская экономика отличается большой долей теневой экономики – 35-40% находится в тени. Нас волнует, что по поступающим к нам жалобам мы видим больше внимания к честному бизнесу, которые работает в правовом поле и платит налоги, много иностранного бизнеса под это попадает. В то время как остается не совсем понятным, достаточно ли внимания уделяется тому, что происходит в тени. Тут важно сместить акценты, чтобы правоохранители сконцентрировались на тех, кто увиливает от уплаты налогов, нарушает права интеллектуальной собственности, нелегально торгует акцизными товарами. Это поле, которое следует всеми усилиями сокращать.

Какова ситуация с жалобами на блокировку налоговых накладных, учитывая, что новая система заработала несколько недель назад и представители Офиса принимали участие в рабочей группе по разработке критериев блокировки?

Выводы делать слишком рано, однако есть повод предполагать, что система начала работать более таргетировано. По первым откликам, не видим наплыва жалоб по блокировке налоговых накладных, тогда как в начале июля прошлого года, когда они были введены, таких была масса.

Однако нас волнуют другие налоговые вопросы – особенно в части проверок. Здесь нет роста жалоб, но, к сожалению, по налоговым проверкам Государственная фискальная служба довольно часто не прислушивается к нашим аргументам и оставляет решение без изменений.

Апелляция в ГФС – это последний этап, где мы можем подключиться, дальше – суд. Но мы мониторим, как проходит судебное разбирательство по тем вопросам, которые мы рассматривали. Чаще всего суды поддерживают нашу позицию, принимают решения в пользу жалобщика. Поэтому есть смысл ГФС прислушиваться к нашим аргументам. Подчеркиваю, мы не защищаем каждого жалобщика: если видим неподтвержденные факты, закрываем расследование или отклоняем жалобу. В фискальную службу выносим те жалобы, которые, по-нашему, заслуживают пересмотра. Надеемся, что ситуация с налоговыми проверками улучшится, так как речь идет о крупных суммах и значительном вреде бизнесу. Поэтому ожидаем сотрудничества в этом вопросе от ГФС. Хотя в целом процент выполнения рекомендаций ГФС довольно высок.

Как оцениваете предложения ГФС внести изменения и сократить количество отсекающих этапов?

Ведется дискуссия по этому вопросу. Важно, чтобы ГФС концентрировалась на вопросах, где действительно есть риск серьезных потерь для бюджета, ведь эти отсекающие критерии отбрасывают мелкие накладные. ГФС аргументирует, что "скрутчики" подстраиваются под эти критерии и размельчают свои операции, чтобы быть отсеченными. Можно дискутировать, как калибрировать эти критерии, но, с другой стороны, общая система оценки рисков позволяет при наличии рисковых факторов провести налоговую проверку и оценить ситуацию "на месте". Если все подпадет под фильтр, система сама захлебнется информацией, а крупные рыбы сумеют каким-то образом проскользнуть. Думаю, следует дать время системе поработать, а потом проанализировать недостатки. Не стоит вводить новшества, эффект которых сомнителен.

Изменилась ли картина за последнее время относительно того, какие органы больше, какие меньше прислушиваются к вашим рекомендациям?

По сравнению с первыми годами нашей работы, выполнение рекомендаций улучшили все государственные органы. Та же Нацполиция подняла этот показатель с 58-60% до 88-90%. А общий процент вырос до 93% выполнения рекомендаций. То есть, когда мы вмешиваемся, ситуация разрешается. Другое дело, что мы бы хотели, чтобы причин вмешиваться было меньше.

При этом мы продолжаем получать такие жалобы, которых можно было бы избежать при нормальном администрировании: не придерживаются сроков, не собирается комиссия, которая принимает решение. Государственные регуляторы остаются среди лидеров по поступлению жалоб наряду с налоговыми, таможенными вопросами и жалобами на правоохранителей. В первом квартале значительно меньше жалоб получили на органы местной власти. По остальным – практически ситуация не изменилась.

Законопроект об институте бизнес-омбудсмена (№4591) "завис" между первым и вторым чтением. Как это влияет на вашу работу?

В мае исполнится два года, как этот проект подготовлен ко второму чтению. Он множество раз включался в повестку дня, но был далеко не первым и не доходил до парламентских дебатов. Конечно же, его принятие увеличило бы эффективность нашей работы. Самое элементарное – доступ к служебной информации. Нам жалуются на Министерство обороны или другие органы, работающие с грифом "секретно", а мы не можем получить информацию для оценки ситуации. Законопроект устанавливает обязательное сотрудничество представителей госорганов с институтом бизнес-омбудсмена и предусматривает санкции в случае отказа. Предлагает обязать госорганы отвечать на запрос с указанием мотивации. Предусматривает усложненную процедуру привлечения к уголовной ответственности представителей института. Ведь мы же рассматриваем жалобы, в том числе, и на правоохранительные органы. Чем быстрее проект закона будет принят, тем эффективнее мы сможем помогать бизнесу защищать свои законные права.

Но он определен премьер-министром в числе 35 законопроектов, которые должны улучшить бизнес-климат…

Да, но пока, по предварительным оценкам, не набирается достаточное количество голосов. Есть группы в парламенте, которые считают, что некоторое, даже несущественное, усиление полномочий института бизнес-омбудсмена может негативно повлиять на эффективность работы. Считают, что представители разных групп интересов могут начать оказывать давление на нас. С нашей точки зрения, это странная позиция. В разработке законопроекта мы руководствовались лучшими мировыми практиками и не придумывали ничего нового. Однако я надеюсь, что усилиями комитета по вопросам промышленной политики и предпринимательства, правительства, международных институций, которые на каждой встрече напоминают о необходимости принятия этого законопроекта, он пройдет в парламенте.

Всеукраинская сеть добропорядочности и комплаенса (UNIC) насчитывала полгода назад 42 компании – каковы сейчас тенденции? "Новая почта" заявила, что важно быть членом UNIC…

"Новая почта" только вступает в сеть UNIC – проходит соответствующие проверки. Они были инициаторами самого проекта, однако потом не выполнили все процедуры для членства в сети, как другие компании. Однако я рад, что они все же сделали этот шаг. В целом у нас 55 членов организаций, которые объединяют более 62 тыс. работников в 42 городах Украины. Сеть развивается. Но требования к претендентам довольно высоки, потому эта цифра не очень стремительно увеличивается. Другой важный момент – мы завершаем процедуру отбора компаний, которые смогут сертифицировать членов UNIC. То есть они смогут использовать логотип организации для маркетинга, это одно из преимуществ участия в сети. Сеть разработала целый ряд инструментов: типичный отчет для оценки рисков, завершили работу над Кодексом поведения компаний-членов. В середине мая мы запланировали неделю, посвященную вопросам добропорядочности в сфере бизнеса. Активно распространяем эту идею среди украинского бизнеса.

Кабмин включил вас как бизнес-омбудсмена в номинационный комитет по отбору кандидатов в члены наблюдательных советов госкомпаний. Каковы ваши прогнозы относительно эффективности новой процедуры?

Работа номинационного комитета зависит от того, как ему предоставляют материал для рассмотрения. Утверждение критериев двух компаний. На их основе объявлен отбор кандидатов в набсоветы этих компаний. Сам механизм, что отбирать кандидатов будут международные рекрутинговые компании, оцениваю положительно. Надеюсь, удастся сдвинуть этот процесс с мертвой точки, так как длительное время даже заседания номинационного комитета вообще не проводились. Однако четко прогнозировать что-то сложно. Возможно, в течение месяца или двух уже появятся кандидатуры.

Как приближение выборов отражается на бизнес-климате в Украине?

Сложно сказать. И сейчас принимаются решения, направленные на улучшение бизнес-климата. Часть из оглашенных правительством приоритетных 35-ти законопроектов уже принята. Хотелось бы, чтобы вопросы, связанные с бизнес-климатом, продолжали решаться и в ходе предвыборного периода. Не должно быть противоречий, когда речь идет об улучшении бизнес-климата в Украине.

Украина > Армия, полиция. Приватизация, инвестиции > interfax.com.ua, 27 апреля 2018 > № 2585044 Альгирдас Шемета


Россия > Агропром. Экология > agronews.ru, 27 апреля 2018 > № 2584891 Илья Калеткин

Комментарий. Илья Калеткин: органика – удел фермеров, а не холдингов.

«Крестьянские ведомости» постоянно держат в поле зрения деятельность органик-движения в России, которое в последнее время набирает удивительные обороты и выходит уже на международный уровень. На днях исполнительный директор Национального органического союза Олег Мироненко прислал в «КВ» интервью с Ильей Калеткиным – одним из пионеров органик-движения в стране, главой холдинга «Аривера», руководителем международного направления в Национальном Органическом Союзе (НОС).

— Илья Олегович, в апреле состоялась ваша поездка в Нижнюю Саксонию. Каковы итоги встречи с представителями немецкого бизнеса?

— В поездке, которая состоялась по приглашению немецкой стороны, участвовало шесть представителей России, это — производители продуктов питания, представители крупных продуктовых дистрибьюторов и ритейлеров, представитель Руспродсоюза. Мы представляли Россию в этом качестве на рынке органики. Немецких коллег заинтересовал мой рассказ о российском органическом сельском хозяйстве и о деятельности НОС (Национального Органического Союза).

Я пытался убедить немецких коллег в том, что мы заинтересованы в поиске немецких партнеров, которые могли бы инвестировать в создание перерабатывающих предприятий органического сырья в России. Если Германия проявит интерес к этому, я уверен, это будет способствовать их успешному вхождению на российский рынок. Это будет правильная стратегия. Собственно, конференция и была посвящена поиску правильных стратегий для входа немецких предпринимателей на российский рынок.

— В этом году Россия приняла участие в крупнейшей в мире выставке органической продукции BioFach-2018. Из 179 стран-участниц IFOAM в BioFach-2018 участвовали 80, в том числе и Россия. Наблюдаете ли вы рост интереса к России как к стране органического земледелия?

— Интерес к России был и есть. Россия, конечно, обязана присутствовать на таких выставках, если мы хотим играть важную роль на рынке органики в мировом масштабе. Потенциал у нас в этом вопросе огромный.

Интерес к стенду России был большой. Гости нашего стенда интересовались возможностями продажи в России своей органической продукции и закупкой сырья в России. Это естественно, ведь многие страны заинтересованы в том, чтобы продавать свой конечный продукт в другие страны. В том, как мы сами сотрудничаем с зарубежными странами в органике, мы не сильно отличаемся от других государств бывшего СССР: в нашем экспорте доминирует сырье, в импорте – конечный продукт. Собственно, так же это происходит и в традиционном сельском хозяйстве.

На российском стенде было представлено 8 участников: трое производителей, занимающихся дикоросами, — ТПК «САВА», «Кедр Экспорт» и «АЮ Групп», два крупных поставщика сырья «Сибиопродукт» и «Юфенал-Трейд», один — производитель проращивателей для семян ООО «СГК» и два производителя конечной продукции – холдинг «Аривера» и «Савинская Нива». Конечно, это было не полное представительство наших органических производителей.

— Каковы итоги нашего участия в BioFach-2018? Надо ли нам участвовать и дальше в подобных мероприятиях?

— Безусловно, для нас очень важно, что мы участвовали на BioFach с собственным российским стендом, представив наше органическое сельское хозяйство. К российскому павильону подходили многие участники, заинтересованных нашей продукцией было много. Уверен, что для наших сырьевиков участие прошло на пять баллов. Участие России в BioFach можно назвать успешным. И с точки зрения экономической успешности и поиска контрагентов для наших органических производителей, и с точки зрения декларирования России как полноправного участника органического мира. И, конечно, нам обязательно нужно принимать участие в подобных форумах. Это способствует развитию взаимоотношений с другими странами-производителями органики и повышает наш авторитет в мире.

— Россия налаживает взаимодействие с IFOAM (Международная федерация движений за органическое земледелие). Как продвинулись отношения?

— Цель НОС — представлять нашу страну в таком крупном объединении стран-производителей органики в мире. Нам важно не просто наше упоминание. Мы хотим быть активными участниками этого международного движения развития органического сельхозпроизводства. И мы деятельно участвуем во всех мероприятиях IFOAM.

Последние четыре года мы активны в этой деятельности. Мы участвуем в инициативной группе IFOAM action groop, которая ежегодно на BioFach встречается и обсуждает перспективы развития органики, миссию IFOAM в продвижении органики во всем мире. На этих встречах я представлял Россию. Мы дискутируем о том, каково наше видение органического мира в будущем.

Это частная инициатива с нашей стороны. Неприсутствие России в таком крупном объединении органиков было бы позором. Для нас это и общение, и обмен мнениями. Но самая главная миссия нашего присутствия в IFOAM – это своего рода наше заявление о том, что в России органическое производство существует. Да, органика пока не набрала в России свою критическую массу. Пока мы не знаем, когда это случится, учитывая тот текст законопроекта, который принят сейчас Госдумой в первом чтении. Очень надеюсь, что поправки ко второму чтению, которые мы помогаем готовить заинтересованным в этом депутатам, помогут изменить этот законопроект в лучшую сторону.

Мы участвовали в конгрессе IFOAM в Турции и в Индии. В том числе заявлялись как страна-кандидат на проведение следующего конгресса в нашей стране. К сожалению, нам не удалось этого добиться, но это и не удивительно. Пока на органической карте мира Россия занимает небольшую площадь с точки зрения количества участников рынка, оборота, информированности потребителей. Может быть, за исключением площади сертифицированной земли: мы декларируем почти 400 тысяч гектаров, занятых в производстве органической продукции.

Хотя, правда, мы не на 100% знаем о статусе этой сертификации (сюда входят земли, сертифицированные не только по признанным IFOAM стандартам). К тому же у нас наблюдается крен в сторону крупных производителей органики, что не совсем типично для остального мира. Обычно органика — это небольшие и средние производители-фермеры или средней величины хозяйства, что дает необходимое разнообразие и диверсификацию. Переплетение таких небольших хозяйств и их объединение в союзы дает усиление и развитие и самим этим фермерам, и таким союзам.

— Уже три года действует IFOAM Евразия, Национальный Органический союз стоял у истоков создания этой структуры. Каковы наши планы в сотрудничестве с русскоговорящими странами-производителями органики? Работает ли реально этот орган, и влияет ли наше участие в таких объединениях на развитие органики в России и других русскоязычных странах?

— Осенью 2014 года была создана IFOAM Евразия, которая объединила органиков из Кыргызстан, России, Грузии, Казахстана, Таджикистана, Азербайджана, Украины, Армении, Молдовы, Узбекистана, Беларуси. Мы объединились по принципу русскоязычности органических производителей и общих истоков — из советского сельскохозяйственного прошлого. Кроме нашего есть еще 10 региональных объединений: европейское, азиатское, где доминирует Китай, есть IFOAM Латинской Америки, Северной Америки, Южной Африки, и объединения по странам.

Наше присутствие в IFOAM Евразия мы рассматриваем как драйвер развития органического земледелия в России и русскоязычных странах. Ведь участники IFOAM Евразия — это в том числе страны-члены ЕАЭС, которые имеют прозрачные таможенные границы. Это важно с точки зрения и обмена компетенциями, и торговли. Мы можем взаимно обогатить друг друга. Такие связи присутствуют, и, хотя пока их немного, это должно дать огромный толчок к развитию органики и в России, и в странах бывшего СССР, входящих в эту структуру.

Органика, конечно, развивается разными темпами в наших странах, неравномерно. Например, в России это пока происходит не так быстро, как хотелось бы. На Украине, например, более серьезные темпы – в том числе потому, что там присутствует пусть квотируемая, но беспошлинная торговля, в том числе органической продукцией с Европой. У Украины и логистически более выигрышная ситуация, чем у наших производителей, и климат, в среднем, лучше, и достаточно сильное сплоченное органическое сообщество. Казахстан, опять же, стартовал позже в органике, чем мы, но развивается уже опережающими темпами. Можно выделить Армению – у них большое количество небольших органических производителей, действует сертификационный орган, который имеет аккредитацию в Европейском союзе на право проводить инспекции и выдавать сертификаты европейского образца.

Стоит ли сейчас нам активно говорить о сосредоточении этой организации в России? Сейчас официальный центр IFOAM Евразия в Бишкеке. Киргизии лидером здесь быть непросто и материально, и организационно, но так сложилось исторически. Мы не хотим никакого давления с нашей стороны на соседей-партнеров, хотя, возможно, было бы удобнее, чтобы таким центром была Москва, но мы деликатно ждем, пока ситуация дозреет сама. Стоит отметить, что производители органики наших стран – это, в хорошем смысле, космополиты. Мы равноправные партнеры, мы объединены нашей «органической» солидарностью, и стремления к доминированию ни у кого нет. Нужно просто принять оптимальное решение с точки зрения суммарных затрат.

— Вы как представитель НОС участвуете в переговорах с FIBL (научно-исследовательский институт развития сельского хозяйства). В феврале FIBL представил новый справочник органического сельского хозяйства, но Россия в нем не указана. Последняя информация о рынке органики в России в данных FIBL датируется 2012 годом. Каковы итоги переговоров с этим институтом, будет ли когда-то оперативная и достоверная информация о России представлена для международного сообщества?

— FIBL с удовольствием будет сотрудничать с нами с точки зрения сбора статистических данных по России и публикации этих данных на своих ресурсах. Мы ведем по этому вопросу переговоры с представителями Минсельхоза, чтобы в FIBL попадали эти данные. НОС частично аккумулирует у себя статистические данные, но этого недостаточно. В данный момент нужна работа по присваиванию кодов органическим товарам как отдельной группы, чтобы мы имели релевантную статистику — какой объем мы производим, какой экспортируем и импортируем. Пока у нас нет градации импортируемых и экспортируемых товаров на органические и обычные, поэтому нет и точной статистики.

Если передавать данные, то мы должны нести ответственность за их точность. А у нас пока нет в стране таких безупречно точных данных по органике. Ведь есть производители, которые, например, не афишируют, что они органические. Они уже нашли своих партнеров, контрагентов, работают с ними, и не хотят громко заявлять о себе. Чтобы производителям выходить из тени, они должны видеть, что государство заинтересовано в их дальнейшем развитии, и что российский потребитель заинтересован в них.

А пока условия работы для органических производителей в России достаточно сложные. В первую очередь из-за фальсификаторов, для которых слова «органик», «эко» и «био» — просто рекламный ход. Такие производители эксплуатируют желание потребителей покупать действительно настоящие биопродукты. А потребители, узнавая, что их обманывают, настраиваются нигилистически по отношению к любым продуктам, имеющим соответствующие слова на упаковке. Страдают при этом и настоящие производители органики, и потребители.

Поэтому крайне важно, чтобы в законе об органике эти три слова были защищены и могли быть использованы только на упаковках сертифицированных (только уполномоченными сертификационными агентствами) в соответствии с принятыми на государственном уровне стандартами продуктов. Так это работает на цивилизованных рынках. При этом, конечно, многое будет зависеть от правоприменительной практики. Мы заинтересованы в очищении рынка от псевдоорганики, в честном информировании потребителя. Если наш закон об органическом производстве даст эти возможности, и этот сегмент рынка начнет развиваться, у нас может, наконец, появиться и точная статистика.

Россия > Агропром. Экология > agronews.ru, 27 апреля 2018 > № 2584891 Илья Калеткин


Россия. ЮФО > Госбюджет, налоги, цены. Экология > premier.gov.ru, 27 апреля 2018 > № 2584834 Андрей Бочаров

Встреча Дмитрия Медведева с губернатором Волгоградской области Андреем Бочаровым.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Я знаю, что у Вас есть определённые проблемы с паводковой ситуацией. Доложите, пожалуйста, как обстоят дела, какие меры принимаются для того, чтобы эти проблемы ликвидировать.

А.Бочаров: На территории Волгоградской области продолжает действовать режим чрезвычайной ситуации в связи со сложной паводковой ситуацией. Но мы наблюдаем стабилизацию ситуации и хорошую, положительную динамику по снижению паводковой ситуации в целом. Хотя на отдельных участках рек Медведица, Иловля и Хопёр мы наблюдаем повышение уровня воды от 20 до 40 см. Но в целом ситуация контролируется.

Д.Медведев: Это высшие нормы для нынешнего периода времени?

А.Бочаров: Да. Мы паводковую ситуацию такого уровня наблюдали только в 1964 году. На территории 12 муниципальных образований, которые попали в зону паводка, проживает порядка 360 тысяч населения. Из этих 12 муниципальных образований в настоящее время только одно находится в подтоплении. И из 81 населённого пункта только два населённых пункта находятся в подтоплении. 868 человек мы эвакуировали из зоны подтопления. В настоящее время в пунктах временного размещения ни одного человека нет. Сегодня в двух населённых пунктах в подтоплении находится 30 дворовых территорий, вода уже ушла из домов.

Д.Медведев: Школы, медицинские учреждения работают?

А.Бочаров: Все учреждения социальной направленности работают в полном объёме. Системы жизнеобеспечения также работают в полном объёме. На всей территории, которая подвержена подтоплению, проведены аварийно-восстановительные работы. И сегодня продолжается работа по ликвидации ущерба. Кроме всего этого, мы оказываем необходимую помощь людям, оказавшимся в сложной жизненной ситуации, работают комиссии во всех муниципальных образованиях по дворовым территориям с целью определения возможного ущерба и оказания содействия.

Д.Медведев: Нужно довести всю эту работу до конца, чтобы люди получили причитающиеся выплаты, ну и просто под контролем держать ситуацию.

А.Бочаров: Дмитрий Анатольевич, необходимо отметить слаженную работу всех сил и средств, которые здесь применялись, это позволило уйти от более серьёзного ущерба, который в настоящее время есть, но не такой значительный.

Д.Медведев: Если это впервые за 50 с лишним лет, то это, конечно, серьёзное испытание для области. Держите меня в курсе.

Россия. ЮФО > Госбюджет, налоги, цены. Экология > premier.gov.ru, 27 апреля 2018 > № 2584834 Андрей Бочаров


Италия. Весь мир > Агропром > ukragroconsult.com, 27 апреля 2018 > № 2583831 Дмитрий Приходько

До 2026 года в мире прогнозируется существенный рост потребления животноводческой продукции, в частности, мяса.

Такой прогноз озвучил ведущий экономист Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН (ФАО) Дмитрий Приходько, передает Сегодня.

По его словам, рост потребления мяса птицы на глобальном рынке ожидается на 12%. Больше всего оно возрастет в странах африканского континента: Судане, Нигерии и Эфиопии. Кроме этого, потребление говядины в мире за восемь лет увеличится на 10%, свинины – на 9%, а молочных продуктов – на 20%.

"Такой рост спроса на мясо и молочную продукцию приведет к росту спроса на кукурузу", - отметил Приходько, имея ввиду необходимость содержания скота и птицы.

По прогнозам ФАО, страны азиатского региона и северная Африка увеличат потребление кукурузы на 16%, а страны Латинской Америки, прежде всего Бразилия и Аргентина – на 20%.В Европе тоже ожидается рост потребления кукурузы на 12%.

В ФАО уже отмечали, что в мире дорожает еда. Средние цены на продовольствие в 2017 году выросли на 8,2%, по сравнению с 2016 годом. Таким образом, стоимость продуктов достигла самого высокого показателя за последние четыре года.

Италия. Весь мир > Агропром > ukragroconsult.com, 27 апреля 2018 > № 2583831 Дмитрий Приходько


Россия > Химпром. Приватизация, инвестиции > rusnano.com, 26 апреля 2018 > № 2602843 Борис Подольский

Исполнительный директор УК «РОСНАНО» Борис Подольский: «Инвестиции — это немного искусство, немного математика, немного религия».

Автор: Екатерина Дробинина

Венчурный рынок во всем мире растет (по некоторым данным, за 9 месяцев 2017 года — на 17%), а наиболее инвестиционно привлекательным его сегментом остается ИКТ. Тем ценнее возможность принять участие в конкурсе, который отдает предпочтение промышленным проектам — в области робототехники, энергоэффективности, нефтегазовой отрасли или агротеха. Hard Tech Round — как раз такой конкурс, с серьезными организаторами (фонд Rusnano Sistema SICAR при поддержке Группы АФК «Система», Группы РОСНАНО и ПАО «МТС») и солидным главным призом (инвестиции до $10 млн). Чтобы его получить, нужны инновационная идея с экспортным потенциалом, промышленный прототип с возможностью масштабирования (для визионеров есть отдельная номинация с призом в 1 млн рублей) — и крутая команда. Исполнительный директор УК «РОСНАНО» и член жюри конкурса Борис Подольский рассказал Inc., как жюри выискивает среди заявок стоящие проекты, почему не рассматривает гениальные идеи на предпосевной стадии, каким проектам для создания прототипа не хватит даже $10 млн и почему каждый, кто примет участие в HardTech Round, останется в выигрыше.

О проектах

Непросто найти проект, в который поверишь и который полюбишь. На рынке не так много инвесторов, но даже им сложно найти достаточно хороших проектов, особенно на той стадии, которая нас больше всего интересует, — когда команда прошла путь до создания промышленного образца и готова к масштабированию бизнеса. Такие проекты в секунду не появляются. РОСНАНО работает на российском инновационном рынке 10 лет, наши партнеры по Фонду Rusnano Sistema SICAR — АФК «Система» — еще дольше. За это время мы научились неплохо ориентироваться в этом сегменте, но все, что лежало на поверхности, уже разобрали.

Технологии развиваются быстро, постоянно появляются новые команды — но приходится прилагать больше усилий, следить за стартапами на более ранней стадии, постоянно мониторить рынок. Так что конкурс для нас — это, как минимум, возможность собрать сразу большое число команд в одном месте и посмотреть, кто над чем работает и в какой стадии готовности эти проекты находятся.

Самая распространенная ошибка проектов — слабая проработка материалов: команды приходят к инвесторам, не выяснив, какие критерии важны для них на той или иной стадии. Проекты могли бы избегать ее, проведя домашнюю работу и выяснив какие критерии важны для венчурных фондов при рассмотрении проектов на различных стадиях. Эти критерии упоминаются в открытых источниках и выяснить их абсолютно несложно. Первичный отсев проходят те, кто готовит материалы по этим ключевым критериям (их несложно найти в открытых источниках), а не надеются, что венчурный фонд проголосует за проект, покоренный одной только идеей.

Первое, на что мы смотрим, — это уникальность технологии. Если она не уникальна, то хотя бы должна предлагать усовершенствование существующей технологии (это возможность коммерциализации) или быть ей комплементарной. Кто-то изобретает VR-очки, кто-то делает для них софт. Кто-то придумывает уникальный композит, кто-то — дешевый способ его производить. При этом узконишевые проекты нас не очень интересуют — важно, чтобы проект поддавался масштабированию, предлагал решение, в котором заинтересовано большое количество потенциальных потребителей. Остальные ошибки — это недопонимание реальной картины мира в остальных критериях.

На маленьком рынке даже при большой добавленной стоимости сложно много заработать — с другой стороны, чем больше на рынке запрос на технологии, тем выше там конкуренция. На большом рынке у бизнеса с большей вероятностью будет потенциальный покупатель, потому что никто не хочет остаться с проектом, который никому нельзя продать. Но есть рынки, которые кажутся менее привлекательными, — зато там меньше конкурентов и выше шанс занять нишу. Рынки меняются: сто лет ездили на машинах с двигателем внутреннего сгорания, а потом всего за 10 лет появились электромобили. А для рынка самоуправляемых машин понадобилось еще меньше времени.

Оценка масштабируемости проекта — это комплексная задача. Во-первых, надо ответить на вопрос о рынке — его сегментации, величине на локальном и глобальном уровне, темпах роста, барьерах и конкуренции. Важно понимать, за счет каких конкурентных преимуществ и компетенций проект поборет конкурентов и субституты — либо создаст новую нишу и удержится в ней. Во-вторых, важна экономика проекта. Если у проекта незначительная часть фиксированных издержек и он может создать конкурентам барьеры для входа на рынок, например патентами, то это хорошая хорошая стартовая точка для масштабирования.

Инвестиционный фокус фонда — технологический сектор. Нам не интересен финтех — криптовалюты, платежные системы и т.п.; нам интересны технологические разработки. Диапазон максимально широкий — это и ПО (скажем, инженерные приложения для VR или сложная видеоаналитика для систем безопасности), и инновационные материалы (вроде боросиликатных микросфер или теплопроводных композитов для LED-индустрии), и робототехника с агротехом. Направления, которые мы считаем на сегодня наиболее перспективными и, одновременно, бурно развивающимися в мире, мы заявили еще на старте конкурсе: робототехника, микроэлектроника, энергоэффективность, системы хранения энергии, «зеленая» химия, инновационные материалы, разработка программного обеспечения для B2B-рынка; инновационные решения для нефтегазовой отрасли, комплексные системы безопасности, IoT-решения, коммуникационное оборудование, средства и системы специальной связи.

По большому счету, прийти к нам может кто угодно откуда угодно. Но у него должны глаза блестеть, потому что если они грустные и потухшие, мы денег не дадим. Команда — это механизм, который позволяет проекту расти. Неполадка или отсутствие одного компонента ведет к поломке всего механизма. Насколько хорошо едет грамотно спроектированный и построенный автомобиль, настолько плохо передвигается автомобиль на квадратных колесах (или вообще без них).

Что такое HardTech Round

HardTech Round — конкурс технологических проектов для промышленности, который проводит фонд Rusnano Sistema SICAR. Прием заявок от проектов на стадии от коммерческого прототипа до этапа стартовал в начале марта и был продлен до 18 мая 2018 года, чтобы дать возможность принять участие всем желающим. Заявку можно подать на сайте: www.gotech.vc/hard.

Победитель сможет претендовать на инвестиции от фонда в объеме до $10 млн. Автор проекта из числа российских резидентов с наибольшим визионерским потенциалом получит денежный приз в размере 1 млн рублей. Есть специальная номинация «Smart-технологии для smart-городов» от МТС — победитель сможет претендовать на оплачиваемый пилотный проект. Все финалисты смогут представить свои проекты в рамках Московского международного форума «Открытые инновации».

Об инвестициях

HardTech Round в цифрах:

– $10 млн инвестиций получит победитель

– 270 заявок подано за первый месяц

– 105 проектов уже генерируют выручку

– 90 проектов привлекали внешнее финансирование

Инвестиции — это немного искусство, немного математика, немного религия. Всем инвесторам в первую очередь интересно, во сколько раз можно увеличить вложенную сумму. У любого венчурного фонда задача — заработать денег на порядок больше, чем можно было бы заработать на альтернативных рынках.

Разные инвесторы на разных стадиях вкладывают разные суммы. Есть бизнес-ангелы: к такому прибегает сумасшедший ботаник, показывает что-то на ноутбуке и просит $1 тыс., чтобы купить ПО и нарисовать фотонный ускоритель. Из тысячи таких инвесторов, которые дали по тысяче долларов, у одного может «выстрелить», и он действительно создаст свой фотонный ускоритель. Когда ты доказал работоспособность своей сумасшедшей идеи, инвесторы соглашаются помочь дойти до рабочей модели. Когда заработает модель, приходят люди, которые дают деньги на запуск производства. На разных стадиях действуют разные институты развития и разные схемы поддержки.

Мы в РОСНАНО не можем себе позволить инвестировать на ранних стадиях — мы государственная компания, у нас четкий инвестиционный мандат. Государство нам поставило определенные задачи и KPI — компании, в которые мы инвестируем, должны произвести определенный объем нанопродукции, совершить платежи в виде налогов, создать рабочие места. У фонда Rusnano Sistema SICAR более широкий инвестиционный мандат (в частности, не все проекты обязаны иметь наносоставляющую), но по стадии проектов ситуация близкая к РОСНАНО. Поэтому и конкурс организован таким образом, чтобы сделать его интересным именно для тех, кто дорос до нужного размера. Мы не раздаем гранты — мы инвестируем на более продвинутых стадиях. Из 270 проектов, подавших заявки, 105 уже генерируют выручку, 90 привлекали внешнее финансирование.

О конкурсе

Победитель конкурса не получает деньги безвозмездно, но мы точно не заинтересованы в том, чтобы приобретать контроль

Мы продлили прием заявок по просьбе команд, которые не успевали подготовить их вовремя. Те, кто уложились в срок, получили преимущество первыми представить свои разработки на суд экспертов. И количество, и качество проектов превзошли наши ожидания, тут действительно есть из чего выбрать, поэтому, помимо 9 уже прошедших в следующий тур проектов, мы рассчитываем отобрать еще столько же.

Участие дает командам шанс получить инвестиции гораздо быстрее, чем когда они ищут инвестора сами. От момента, когда вас заметили в многотысячной толпе, до момента, когда вы сидите напротив инвестора, здесь проходит минимум времени.

Победитель конкурса не получает деньги безвозмездно, но мы точно не заинтересованы в том, чтобы приобретать контроль, — он должен быть у фаундеров. Мы хотим, чтобы к нам прислушивались при выстраивании бизнес-процессов, но это как с детьми: ты помогаешь им, чем можешь, но стараешься не перейти границу, когда все решения принимаешь сам, за них.

Не для каждого бизнеса $10 млн — большая сумма. Например, самолет вертикального взлета на эти деньги построить можно, а медицинскому проекту их не хватит даже на то, чтобы завершить первую стадию испытаний продукта. Но бизнес может искать дополнительные источники финансирования — у нас, на стороне, в Кремниевой долине.

Главное, что участие в конкурсе может дать всем, независимо от результатов, — нетворкинг. Есть много компаний, которым надо просто поговорить с кем-то. Можно за 2 года на MBA ничего не узнать, а потом за 20 минут познакомиться с нужными людьми и понять для себя все самое важное. Конкурс дает много возможностей засветиться и рассказать о себе, посмотреть, как действуют другие, попытаться проанализировать свои недочеты. В конечном итоге, хорошо проработанные, стоящие проекты, за которыми стоит прорывная идея и грамотная команда, без инвестиций не останутся, даже если главный приз на конкурсе выиграет кто-то другой.

Россия > Химпром. Приватизация, инвестиции > rusnano.com, 26 апреля 2018 > № 2602843 Борис Подольский


Казахстан. Весь мир > Госбюджет, налоги, цены > dknews.kz, 26 апреля 2018 > № 2591065 Андрей Зубов

Счастье в отличие от оргазма симулировать бессмысленно

Андрей ЗУБОВ

Эта весна ознаменовалась приятным сообщением. Казахстан занял седьмое место во Всемирном индексе счастья. Довольнее нас на свете только папуасы, вьетнамцы, мексиканцы, филиппинцы, колумбийцы и фиджийцы. Самыми несчастными признаны граждане Ирана, Ирака, Украины, Греции, Молдовы, Бразилии. В два раза меньше удовлетворены жизнью, чем мы, жители Германии, Чехии и Англии.

Поясню, на чем такие выводы основаны. Уже не первый год старейшая и международная социологическая сеть Gallup International определяет на базе опросов в различных странах Глобальный индекс счастья. Методики измерения и расчета просты. Респондентам задается вопрос, считают ли они себя очень счастливыми, просто счастливыми, несчастливыми. Из выраженной в процентах суммарной доли очень и просто счастливых вычитается доля несчастных и очень несчастных.

Резонный вопрос: почему развитые британские островитяне в три раза несчастнее островитян с Папуа-Новой Гвинеи? Отчасти на этот вопрос отвечу я, отчасти – признанный мастер социологии.

Итак, мое объяснение. Несколько лет назад мне довелось побывать в Индонезии (8-е место в Индексе счастья, сразу за Казахстаном). Причем я был и на более-менее цивилизованном Бали и в диких местах Суматры и Явы. Как раз на Яве, вдоволь пресытившись созерцанием буддийских и индуистских храмов, я попросил устроителей поездки организовать мне хотя бы один денек в обычной индонезийской семье. Мне было интересно, как живут простые люди: что едят на обед-ужин, как провожают детей в школу, какие газеты читают, что за телепередачи смотрят…

И меня поселили в типичную индонезийскую семью (дед с бабушкой, мать с отцом и четверо детей). Из экзотических подробностей запомнилось кормление священного мангуста, живущего в клетке под ванильным деревом, почитание богов в домашнем алтаре и приготовление еды в глиняной печке, которую я топил манговыми ветками.

Из всего остального я запомнил: отсутствие дверей в домах, абсолютно одинаковые мопеды и велосипеды у всех жителей деревни, идентичные серебряные украшения и однородную одежду (сандалии, каин, рубашка). Естественно, что при такой схожести во всем ни у кого не возникнет и мысли о воровстве. Зачем мне красть велосипед/браслет/обувь соседа, если у меня есть все точно такое же? Там, в индонезийской деревне, воистину понимаешь, что счастье не в деньгах. Ведь более богатые ощущают радость, только сравнивая себя с более бедными. Сравнивая себя с еще более богатыми, они несчастны. Индонезийская же деревня живет по принципу старика Агдамыча из пьесы Рощина. «А у меня все есть!». «А что у тебя есть?» «А вот что надо, то и есть». «А что тебе надо?» «А вот что есть, то и надо»

Это было мое объяснение. Послушаем теперь мэтра казахстанской социологической науки Леонида Гуревича. Дело в том – считает социолог, что общественные настроения определяются сложным комплексом причин. Старая народная мудрость, гласящая, что счастье не в богатстве, вполне подтверждается составом лидирующей десятки. Наряду со странами с низким по международным классификациям доходом на душу населения – Фиджи, Индонезией, Индией, Филлипинами, Папуа-Новой Гвинеей, в верхних строчках рейтинга присутствует только одна страна «среднего достатка» – Аргентина. А богатых стран мы в этой группе не обнаруживаем. Где же они? На разных позициях: Нидерланды – на 11-м месте, Австрия – на 18-м, Япония – на 19-м, США – на 26-м, Швеция – на 32-м, Франция – на 36-м, Италия – на 37-м, Великобритания – на 39-м, Германия – на 41-м.

Объяснимо выглядит и пребывание в последние годы в группе самых несчастливых стран тех государств, которые пережили/переживают войну или масштабные гражданские столкновения – Турции, Украины, Ирака. Вполне закономерно пребывание, причем не первый год, в «аутсайдерах» счастья Греции, которую не перестает лихорадить экономический кризис, а также беднейшей страны СНГ Молдовы и «новых» стран ЕС – Болгарии и Латвии, не сумевших долго поддерживать у своих сограждан эйфорию интеграции в единую Европу. Так что, пример США, Германии, Австралии и прочих демонстрирует, что высокий уровень экономического развития может иметь обратное соотношение с уровнем социального оптимизма.

Действительно, как сказал когда-то великий Бенджамин Франклин: «Для счастья надо либо уменьшить желания, либо увеличить средства».

От себя же еще добавлю некоторые наблюдения, характеризующие понятие счастья. Понятно, что стандарты жизни в тех же западных странах резко возросли, а счастье не выросло совсем или даже уменьшилось. Так что про деньги забудем. Но есть вещи, просто совершенно необходимые для счастья, которые не меняются тысячи лет. Это, во-первых, родственники и друзья. Дружба оказывает гораздо большее влияние на уровень счастья, чем доход. Радио ВВС недавно привело слова британского экономиста, профессора Освальда из университета Уорика. Профессор подсчитал, сколько денег нужно человеку, чтобы компенсировать отсутствие друзей. Оказалось – почти $90 тысяч за потерянного друга. Сомнительные утверждения, потому что я, например, отдал бы и больше, чтобы воскресить моего лучшего друга, ушедшего от меня несколько лет назад.

Второй важной составляющей счастья является крепкий брак. Говорят, что хорошая семья добавляет мужчине семь лет жизни, а женщине – около четырех. Третий элемент – наличие смысла жизни, вера во что-то большее, чем ты сам (это – или религия, или определенная жизненная философия). Характерно, что показатель счастья у атеистов существенно ниже, чем у верующих. Из тех опрошенных, кто заявил, что не придерживается рамок какой-либо религии, счастливы лишь 27%. Более счастливыми себя чувствуют христиане (54%), иудеи (50%) и мусульмане (42%). Наконец, четвертый «ингредиент» счастья – это долгосрочные цели, над достижением которых нужно работать, продвижение к которым доставляет удовольствие.

А знаете, как оценивают свое счастье дети Казахстана? Не так давно один наш исследовательский институт опрашивал детишек из Южного Казахстана. Так вот, наши дети под счастливой жизнью в первую очередь понимают крепкое здоровье, на втором месте – любящих родителей, на третьем – хорошую школу. Если хотите, я продолжу тему детского счастья в следующем материале.

В общем, подытоживая все сказанное, как всегда, перехожу к афоризмам. «Хороший способ испортить себе счастье – начать сравнивать», – сказал французский писатель и психолог Франсуа Лелорд. Его тезка, Франсуа де Ларошфуко, почти 500 лет назад, сказал о предмете разговора так: «Обычно счастье приходит к счастливому, а несчастье — к несчастному». И, наконец, великий Эйнштейн заметил: «Я рожден, и это все, что необходимо, чтобы быть счастливым!» Да будет так.

Казахстан. Весь мир > Госбюджет, налоги, цены > dknews.kz, 26 апреля 2018 > № 2591065 Андрей Зубов


Казахстан > Финансы, банки > dknews.kz, 26 апреля 2018 > № 2591003 Тулеген Аскаров

Призрак дуополии бродит по страховому рынку

В отличие от банковского сектора отечественные страховщики завершили минувшую зиму уверенным подъемом всех ключевых показателей деятельности.

Тулеген АСКАРОВ

Так, совокупные активы страховщиков выросли за последний зимний месяц на 0,2% до 935,8 млрд тенге, в абсолютном выражении – на 1,9 млрд тенге. При этом расстановка ведущих участников рынка не изменилась. Лидирует по размеру активов «Евразия» с 234,2 млрд тенге на 1 марта, правда, у этой компании они слегка снизились за февраль – на 0,3%. Для сравнения: занимающая вторая место «Евразия» располагала активами лишь в 83,2 млрд тенге, к тому же и у нее произошло их снижение на 0,3%. С другой стороны, если принять во внимание переход страховых «дочек» Казкоммерцбанка под контроль группы Народного банка Казахстана, то, конечно же, нужно признать, что последней вполне по силам потягаться здесь с «Евразией». Ведь в ее состав входят теперь «Halyk-Life» (66,4 млрд тенге), «Казкоммерц-Life» (63,5 млрд тенге), «Халык-Казахинстрах» (52,2 млрд тенге), «Казкоммерц-Полис» (38,7 млрд тенге). Заметим, что все эти страховщики входят в первую десятку по размеру активов и суммарно располагают мощью в 220,8 млрд тенге. Кроме них и «Евразии», в эту десятку к началу весны входили «Номад-Life» (68,3 млрд тенге), «KazakhExport» (46,5 млрд тенге), «КСЖ Государственная аннуитетная компания» (34,6 млрд тенге) и «Казахмыс» (26,7 млрд тенге).

Как нетрудно подсчитать, концентрация рынка по активам весьма велика, так как общая доля «Евразии» и страховщиков группы «Народного» к началу весны составляла 48,6%. Схожая ситуация сложилась и по собственному капиталу, по размеру которого доминирует «Евразия», «весившая» на 1 марта 115,2 млрд тенге и прибавившая за февраль 3,4%. Второе место здесь также занимает «Виктория» с незначительным увеличением капитала на 0,3% до 76,5 млрд тенге, а третьей идет «KazakhExport» (0,3% до 42,3 млрд тенге). Если добавить к этому триумвирату еще двух страховщиков, сумевших пересечь 20-миллиардную планку, – «Халык-Казахинстрах», потерявший 4,7% до 22,6 млрд тенге, и «Казкоммерц-Полис» с приростом на 1,4% до 20,7 млрд тенге, то на долю этого квинтета приходится 67,0% от совокупного собственного капитала страхового сектора. Кстати, последний за февраль увеличился на 0,8% до 413,7 млрд тенге, в абсолютном выражении – на 3,4 млрд тенге.

Уверенный позитив излучал и общий финансовый результат деятельности страховщиков – их прибыль (нераспределенный доход). За февраль она выросла в 18,2 (!) раза до 6,2 млрд тенге, в абсолютном выражении – на 5,9 млрд тенге, что, конечно же, способствует дальнейшему росту устойчивости страхового сектора в целом. Концентрация по этому показателю также высока – ведь планку в 1 млрд тенге сумели пересечь к началу весны лишь два страховщика! Доминирует и здесь на рынке «Евразия» – ее прибыль увеличилась за февраль почти в 5 раз до 4,0 млрд тенге, а в абсолютном выражении – на 3,2 млрд тенге. Второй идет «Номад Life» с ростом в 2,3 раза до 1,2 млрд тенге. Как нетрудно подсчитать, доля этого дуэта в суммарной прибыли страхового сектора составила 83,9%!

Отметим также, что согласно данным регулятора более трети страховщиков завершили первые два месяца года с убытками. В группу аутсайдеров к началу весну попали 9 участников рынка – «Халык-Казахинстрах» (минус 0,5 млрд тенге), «Виктория» (минус 0,2 млрд тенге), «КСЖ Государственная аннуитетная компания» (минус 0,2 млрд тенге), «Номад Иншуранс» (минус 0,4 млрд тенге), «Коммеск-Өмiр» (минус 0,5 млрд тенге), «Лондон-Алматы» (минус 0,08 млрд тенге), «Сентрас Иншуранс» (минус 0,07 млрд тенге), «Азия-Life» (минус 0,04 млрд тенге) и «Нурполис» (минус 0,1 млрд тенге).

Значительно увеличился за февраль и совокупный объем собранных страховщиками премий – в 1,6 раз до 77,6 млрд тенге, в абсолютном выражении – на 29,3 млрд тенге. Безусловным лидером и здесь выступает «Евразия», у которой за последний месяц зимы прирост составил 19,8% почти до 22 млрд тенге. С большим отрывом от нее идет занимающая второе место «Халык-Казахинстрах», но у этого участника рынка рост оказался более впечатляющим – в 2,6 раза до 11,6 млрд тенге. Другим же страховщикам не удалось пересечь 10-миллиардную планку по этому показателю. В итоге на долю упомянутого тандема пришлось 43,3% от всех собранных премий, что также указывает на высокую концентрацию рынка.

Аналогичный расклад сложился и по расходам на осуществление страховых выплат. Здесь уровень в 1 млрд тенге преодолел все тот же тандем «Евразии» и «Халык-Казахинстраха». У первой компании в феврале сложился рост по выплатам в 2,6 раза до 3,7 млрд тенге, а у второй – почти втрое до 1,5 млрд тенге. С учетом того, что совокупный объем расходов по этой статье достиг к началу весны 15 млрд тенге с ростом за последний месяц зимы в 2,2 раза, то доля этих двух страховщиков составила 34,7%. А если добавить к ним еще и данные по другим «дочкам» группы Народного банка Казахстана, то фактически на страховом рынке наметилась вполне зримая дуополия!

Казахстан > Финансы, банки > dknews.kz, 26 апреля 2018 > № 2591003 Тулеген Аскаров


Россия. СЗФО > Судостроение, машиностроение. СМИ, ИТ. Армия, полиция > flotprom.ru, 26 апреля 2018 > № 2586323 Александра Клименко

Интервью с Александрой Клименко: "Нужно переходить к экономическому детерминизму в торговле оружием".

Реалии оборонного бизнеса XXI века – борьба за международные контракты с использованием технологий конкурентной разведки и аналитики Big Data. О военно-техническом сотрудничестве с Индией, роли женщин в ВПК и выходе российских предприятий на IPO главный редактор Mil.Press поговорил с замначальника отдела рекламно-выставочной деятельности "Гранит-Электрона" Александрой Клименко. Мнение спикера может не совпадать с официальной позицией концерна.

Александра, здравствуйте. В "Гранит-Электроне" вы работаете уже более шести лет. Какие ключевые достижения вы можете вспомнить на этой должности и какие вызовы перед вами стоят в перспективе?

Да, в концерне - более 6 лет, в ВПК - почти 10 лет. За этот срок проведены более 100 мероприятий, в том числе международные выставки, форумы, индийско-российские межправительственные комиссии по военно-техническому сотрудничеству, приемо-сдаточные испытания в России и за рубежом.

Вызов №1

Во времена министра обороны Сердюкова, когда действовала программа закупки вертолетоносцев "Мистраль", я участвовала в российско-французском проекте в области радиолокации. Это была работа с глобальным брендом Thales (Франция), компания выступала исполнителем контракта от французской стороны. В этом проекте стало понятным, что такое абсолютная конкурентоспособность, агрессивный маркетинг, западное ценообразование, где до 70% стоимости изделия составляют нематериальные активы - бренд и интеллектуальная собственность.

В российских реалиях руководство среднего звена в ВПК (операционный/финансовый, а не стратегический менеджмент) инертно к понятиям брендинг, интеллектуальный, инновационно-инвестиционный актив, технологический маркетинг и PR. Больше времени уходит не на реализацию проекта, а на просвещение руководства среднего звена, доказательства, борьбу с системой, тогда как это очевидные в XXI веке задачи.

Вызов №2

Имея профессиональную подготовку в области международных отношений, глубоко изучая влияние научно-технической революции, перспективных образцов военной техники на внешнеполитический курс России и западных стран, я старалась придать новый вектор коммуникационной стратегии концерна. Каждое мероприятие и каждый месседж концерна на этих мероприятиях должны быть в контексте современных теорий войн, военных стратегий, теории международных отношений, где главным понятием является "баланс сил".

В своих таргетированных пресс-релизах, докладах, концепциях я старалась сделать так, чтобы реклама вооружения, продукции двойного и гражданского назначения отражала динамику научной революции, смену научных парадигм (сетецентризм, "умное оружие", искусственный интеллект, цифровизация, промышленная революция 4.0). Этот подход работает в GR, так как научные парадигмы лежат в основе государственных военных стратегий и государственной идеологии. На них есть запрос государства. Именно это важно в сегменте B2G, а не цветистые пресс-релизы с голословными "лучше - выше - сильнее". Посмотрите на пресс-релизы предприятий - это универсальные бюрократические шаблоны. Замените наименование предприятия и дату основания на любую другую - вас не обвинят в плагиате.

Вызов №3

Сейчас я координатор-руководитель проекта на поставку изделий для Индии. Это тендер, о котором мы впервые услышали, когда уже успешно прошел первый этап. Выиграла датская компания Therma. Она же - наш прямой конкурент по другим проектам, который выигрывает один тендер за другим на ошеломительные суммы и объемы поставок.

Мы ничего не знали о предстоящих тендерах, о требованиях и пожеланиях индийской стороны, о длительном переговорном процессе сторон, к которому ни нас, ни "Рособоронэкспорт" не привлекали. У нас прекрасно работает контрразведка, но отсутствует один из главных бизнес-активов - конкурентная разведка, глубокая аналитика. Невозможно сформулировать уникальное торговое предложение, не зная конкурентов. Мы не оцениваем конкурентов всех весовых категорий, ограничиваясь общими знаниями об американских и европейских монополистах (Northrop Grumman, Raytheon, Thales).

Если я не ошибаюсь, вы – единственная российская женщина за последние семь лет, принимавшая участие в боевых испытаниях индийских кораблей. Расскажите об этом опыте.

В Индии я была 12 раз, работала в подгруппах индийско-российской межправительственной комиссии по военно-техническому сотрудничеству, участвовала в технических переговорах, международных выставках. Одна из самых интересных задач - приемо-сдаточные испытания на индийских кораблях.

Корабли и системы на них проходят 3 вида испытаний: заводские, швартовные, ходовые с применением оружия. Я проходила все виды. Отношение ко мне было великолепное. У Индии корабль женского рода, поэтому женщине, которой выпала честь взойти на борт, даже военные отдают официальное приветствие. У них раздельные каюты: женские и мужские. Создавалось впечатление, что это не корабль, а яхта, нашпигованная вооружением.

Продолжая тему роли женщин в оборонной промышленности. Я навскидку не могу припомнить ни одной женщины-руководителя предприятия в нашей отрасли. Как вы считаете, почему так происходит?

В Минобороны есть женщины – заместители министра. Если говорить о наших контрагентах, малых предприятиях, то там встречаются женщины-руководители. Петровским электромеханическим заводом "Молот", который входит в состав концерна "Гранит-Электрон" и производит составные части для систем вооружения, руководит Ирина Зайцева. В НПП "Техпласт" (металлообрабатывающее производство) - Татьяна Гарусова. Каждый карьерный случай - индивидуален. Однако в крупных концернах, таких как "Гранит-Электрон", "Калашников" (ранее Военное.РФ опубликовало интервью с директором по внешним коммуникациям концерна Софией Ивановой – ред.), занимая руководящую должность, приходится ломать стереотипы и демонстрировать незаурядные способности.

Менее чем за пять лет я прошла все ступени развития – от студентки-специалиста второй категории до руководящей должности с безупречной репутацией. У военных, инженеров и гениев-конструкторов значение имеют пол и компетентность.

Как раз эти мужчины научили меня грамотному технико-экономическому обоснованию своих проектов. Они говорят только по факту: обоснуй, докажи, покажи эффект своего проекта!

Амбициозные специалисты поняли: интересные для себя задачи сверху не спустят, необходимо генерировать идеи снизу и грамотно их обосновывать для первых лиц компании. Сегодня мы предлагаем амбициозные проекты на российском и международном рынках, позволяющие позиционировать наши предприятия в новом информационном пространстве.

Знаете еще почему все меняется? Сейчас, в XXI веке, многие военные предприятия перешли столетний рубеж. Они создавались до русско-японской войны, поэтому мы наблюдаем каскад юбилеев в Санкт-Петербурге и Москве. Руководителям нужно оставить исторический след в виде, например, монографий. А какие у нас сейчас книги? Это литература, которая воздает почести ветеранам. Это в лучшем случае справочник по направлениям деятельности предприятия, чаще - воспоминания сослуживцев, дорогие для родственников ветеранов.

Если вы хотите отметить роль выдающихся людей, благодаря которым компания конкурентоспособна сегодня - нужно рассказывать историю успеха. Книга должна вдохновлять ученых, молодых специалистов и будущих лидеров. Такая литература имеет колоссальный потенциал как инструмент лояльности.

То есть, чтобы писали как про Илона Маска, например?

Да, сейчас это востребовано рынком. Практические советы, руководства, мотивация, вдохновение. А не простое изложение фактов. Вспомните историю успеха крупнейшего в России издательства деловой литературы "Манн, Иванов и Фербер". Они издают максимально полезные книги. "Книги, меняющие жизнь" - их слоган.

Руководство оборонными предприятиями – вопрос дискуссионный. Я ощущаю в отрасли переломный момент, когда технарей постепенно сменяют профессиональные менеджеры. Долгое время по инерции мы жили в условиях планового ВПК, где руководителю приходилось думать только об одном – о повышении обороноспособности страны. Задачи выживать в условиях конкурентного рынка не стояло. И обычно генеральный директор одновременно был и главным конструктором. А сейчас мы видим, как во главе заводов встают люди с экономическим образованием или степенью MBA. Как вы относитесь к этому процессу?

Я принадлежу к числу людей, которые считают, что руководитель оборонного высокотехнологичного предприятия должен владеть техникой, научной интуицией. Хорошо, если это конструктор или визионер. Менеджер преследует краткосрочные цели, а здесь необходимо стратегическое планирование, потому что конструкторские решения, облик военной техники влияют на тактику боя, военную стратегию, которая актуальна, как правило, в течение 5-25 лет, то есть на период жизненного цикла изделия.

Далее, вопрос авторитета в военных компаниях стоит остро, так как большая часть сотрудников - это 60+ и офицеры в отставке. Это внутрикорпоративная армия.

Феномен успеха Илона Маска, который является менеджером и которого многие обвиняли в некомпетентности, состоит в трех факторах, по моему мнению. Во-первых, он визионер, и только потом менеджер. Во-вторых, абсолютное большинство сотрудников в Space X - это молодые специалисты, свободные от армейских уставных отношений и бюрократии. И, наконец, Илон Маск разработал сложнейшую технику за рекордные сроки, продемонстрировав реальные результаты.

Давайте плавно перейдем к теме маркетинга продукции военного назначения. На мой взгляд, есть две причины, почему это направление в России относительно наших зарубежных конкурентов находится в зачаточном состоянии. Первая – большое количество монополистов, исторически не имевших конкурентов на внутреннем рынке. Вторая – минимум вышедших на IPO предприятий. Когда акции компании начинают торговаться на бирже, это подстегивает и стимулирует работу над имиджем и продвижением продукции. Насколько вы согласны с этими утверждениями?

Согласна со вторым утверждением. Мы видим феномен "Ростеха", который планировал к 2018 году выйти на IPO. Они вкладывались в развитие бренда, под руководством Тины Канделаки провели ребрендинг.

По первому тезису не совсем согласна. В СССР создавались дублирующие друг друга предприятия - вспомните конкурентную борьбу Челомея и Королева, Туполева, Мясищева и Микояна. Далее, после распада СССР была создана организация "Росвооружение", которая со временем преобразовалась в "Рособоронэкспорт" - единственного государственного посредника в вопросах экспорта российского военной техники за рубеж. Одна из главных целей создания этой организации - недопущение конкуренции среди российских предприятий на международном рынке.

Но есть еще одна причина того, что маркетинг находится в зачаточном состоянии – юридические ограничения. Статья 26 ФЗ №38 от 13.03.2006 запрещает рекламу продукции военного назначения, за исключением рекламы такой продукции в целях осуществления военно-технического сотрудничества России с иностранными государствами. В федеральном законе от 1998 года (Федеральный закон от 19 июля 1998 г. N 114-ФЗ "О военно-техническом сотрудничестве Российской Федерации с иностранными государствами") говорится, что "приоритетной целью России на международном рынке вооружений является укрепление военно-политических позиций России в различных регионах мира".

Таким образом, на законодательном уровне закреплен главный признак российской системы военно-технического сотрудничества - это военно-политический детерминизм. Фактически, переговорная позиция России состоит в том, чтобы партнеры по ВТС проявили готовность присоединиться к военно-политической коалиции с участием России. В условиях многополярного мира такое партнерство сопряжено с высокими политическими, экономическими и имиджевыми рисками,в том числе для Китая, Индии. Никто не желает открытой конфронтации с США.

Нужно менять эту парадигму, этот закон, отходить от политического детерминизма в торговле оружием. И переходить к экономическому детерминизму.

В 1995 году издана директива Администрации президента США Клинтона, которая определяла приоритетной целью ВТС обеспечение экономических интересов США в международной торговле оружием. К 2000 году американская модель ВТС эволюционировала от приоритета национальной безопасности в направлении экспансии военного экспорта. После теракта 11 сентября 2001 года в США принят закон "О патриотизме", статья 215 расширила полномочия АНБ. Американские и европейские военные компании - производители систем радиоэлектронной разведки и IT-платформ - получили колоссальную административную и финансовую поддержку руководства для их встраивания в глобальные научно-технические, политические, военные связи. К середине 2000-х годов капитализация этих компаний была сопоставима с ВНП отдельных стран. Капитализация IBM в 2015 составила около 140 млрд долларов США.

Какие еще есть принципиальные отличия между российским и западным подходами к экспорту продукции военного назначения?

Еще одно отличие - это новые методы продвижения. На современном этапе финансово-экономической глобализации сетевые субъекты играют беспрецедентную роль в продвижении продукции и в процессе принятия решений. Решения принимаются не в министерстве обороны.

Имеете ввиду политиков или бизнесменов?

Это представители инвестиционно-финансовых холдингов, которые имеют максимально диверсифицированный портфель инвестиций.

То есть это связано с практикой заключения офсетных сделок?

Офсетные сделки с Индией заключаются с традиционными участниками рынка, то есть заводами-изготовителями, в том же сегменте экономики. Например, офсетные условия при поставке СУ-30МКИ - это лицензионное производство техники в Индии с правом реэкспорта в другие страны. Офсетные требования также предусматривают послепродажное обслуживание, трансфер технологий, - все что сейчас актуально в рамках объявленной Нарендрой Моди инициативы "Сделай в Индии". Нарендра Моди максимально либерализовал режим привлечения прямых иностранных инвестиций в традиционно закрытые секторы экономики (оборона, IT, железнодорожная инфраструктура). Появился новый игрок - инвестор. И одним из влиятельнейших инвесторов на рынке вооружений Индии является компания Reliance.

С 1996 до 2012 года в портфеле инвестиций компании Reliance отсутствовали активы в секторе ВПК. Интересы компании были сосредоточены в нефтегазовом секторе, энергетике, химическом производстве. И в 2012 году создается дочерняя компания Reliance Aerospace Technologies во главе с Vivek Lall - экс-сотрудником НАСА, Raytheon, Boeing. В 2013 году индийская компания Reliance подписывает меморандум о взаимопонимании с Boeing на поставку самолетов ДРЛО P8I "Посейдон" для ВМС Индии. С этого момента Reliance становится стратегическим партнером США на индийском рынке вооружений.

Есть же еще фактор того, что сам рынок диктует условия поставок. Существует курс на диверсификацию закупок вооружений.

Кстати, международная выставка Defexpo-2018 в Ченнаи продемонстрировала новый вектор программы "Сделай в Индии". О диверсификации закупок вооружений никто не говорил. Выставка проходила под слоганом "India is emerging defence manufacturing hub". Индия желает стать экспортером вооружений, составив конкуренцию Китаю, России. Требование министерства обороны Индии при сотрудничестве с иностранными партнерами - поставщиками военной техники: приобретать только ту продукцию и только те технологии, которые имеют высокий экспортный потенциал для Индии.

Инициатива премьер-министра Индии "Make in India" имеет несколько измерений, которые корректируются в зависимости от рыночной и политической конъюнктуры.

Диверсификация закупок вооружений - это в большей степени идеология и риторика, то есть упаковка для конъюнктурных соображений. Эти соображения у стран БРИКС практически идентичны. Обратите внимание: в Индии объявлена программа "Сделай в Индии", в России - национальная технологическая инициатива. Цель этих инициатив - либерализация режима привлечения прямых иностранных инвестиций. Это сейчас актуально и для Бразилии, и ЮАР, и Аргентины. Это приход частного капитала в традиционно закрытые и чувствительные отрасли экономики. Государство уступает частным инвесторам. В сущности, это приватизация. Именно это объясняет логику выхода ГК "Ростех" на IPO.

Пока этот процесс больше похож на возрождение министерства оборонной промышленности.

Вам кажется, что это похоже на национализацию и консолидацию. Но нет. Следующий этап – вторая волна приватизации высокотехнологичного сектора. Задача "Ростеха" – повысить собственную капитализацию перед выходом на IPO. Капитализация увеличивается за счет активного брендинга, выпуска технологичной продукции двойного и гражданского назначения, продукции с высоким экспортным потенциалом. "Ростех" позиционирует себя не как оборонная компания, а как высокотехнологичная.

Когда, на ваш взгляд, произойдет IPO "Ростеха"?

График сдвигается вправо. Я думаю, пять лет еще нужно.

До нашей сегодняшней встречи вы упоминали, что международный рынок вооружений – это рынок с асимметричной информацией. Что вы вкладываете в это понятие?

Участники рынка вооружений не владеют достаточной информацией, необходимой для глубокой аналитики и принятия решений.

Данные об оружейных сделках, конечном пользователе, дилерах, комплектации и параметрах систем - это секретная информация. Любая попытка получения такой информации пресекается разведслужбами.

Далее, сегодня я сталкиваюсь с проблемой цифрового неравенства. У меня отсутствует доступ к информации, которая размещается на официальных сайтах компаний-конкурентов из Израиля, Индии (в частности, IAI, Alpha Design). Эти компании устанавливают селективные вирусные программы, атакующие наши ПК, и наши системы защиты автоматически блокируют сайты конкурентов.

Рынок вооружений крайне политизирован и непрозрачен. Торговля оружием - это политика, геополитика, где решающее значение имеют совсекретные сведения, инсайдерская информация. Оперативный количественный и качественный анализ системы ВТС затруднен или невозможен. Это рынок с асимметричной информацией.

В этих случаях возрастает роль экспертных систем поддержки принятия решений, систем анализа больших данных (Big Data).

Как в идеале должно выстраиваться взаимоотношение между оборонными предприятиями и органами госбезопасности, аналитическими агентствами, чтобы это играло на руку нашему экспорту вооружений?

Сегодня есть ФСВТС, которая за серьезные деньги предлагает подключиться к новостной RSS-ленте, чтобы мы знали, какие пресс-релизы публикуют наши контрагенты и конкуренты. Зачем нам это? Необходима упреждающая проактивная маркетинговая политика, основание которой - глубокая аналитика. Помогите организовать сильный аналитический отдел, который даст информацию, кто в каких тендерах участвует, какие группы интересов инициируют тендерные процедуры.

На сайте ФСВТС есть раздел "информация о зарубежных тендерах", но она закрыта, к ней имеют доступ только субъекты внешнеэкономической деятельности. Процедура получения субъекта в нашем случае длилась более четырех лет. В течение этого переходного периода мы не имели доступ к информации о зарубежных тендерах. Мы проиграли в двух тендерах стоимостью сотни миллионов долларов, потому что не были проинформированы о них. Где реальные рабочие инструменты - глубокая аналитика, оперативное информирование, конкурентная разведка? В этих вопросах издание Jane’s демонстрирует большую продуктивность, чем федералы. Будущее – за цифровой аналитикой и "гибридным" сотрудничеством СМИ, аналитическими отделами компаний, которые используют программы анализа больших данных и экспертные системы поддержки принятия решений.

Асимметричная информация присутствует только на рынке военной продукции или в принципе высокотехнологичной?

Я слежу за экономическими документами США. С 1990-х годов произошла переориентация разведки с политических задач на экономические цели, в частности, на сохранение американских компаний-монополий. Во многом это обусловлено тем, что в 1980-х годах Япония ликвидировала монополию США на мировом рынке интегральных микросхем. Благодаря экономическому и промышленному шпионажу Япония получила порядка 70% секретной информации, технической документации, ноу-хау технологических процессов изготовления интегральных схем.

Затраты на проведения НИОКР в самых перспективных отраслях науки (космос, кибер-физические системы, микроэлектроника, материаловедение, биохимия) так велики, что экономически целесообразным является промышленный и экономический шпионаж.

Стоимость инноваций и интеллектуальной собственности США составляет около 45% ВНП, поэтому США – главный объект международного экономического и промышленного шпионажа. Государственные отчеты США содержат следующие цифры: 30% случаев шпионажа связаны с военно-политической повесткой дня, 70% - это попытки получить сведения по перспективным научным разработкам в различных сегментах экономики.

Как ведут конкурентную разведку в США, странах Европы?

Это целая инфраструктура, изучению которых посвящены монографии. У США, Франции, Швеции, Японии практики конкурентной разведки отличаются. Для обеспечения конкурентных преимуществ в тендерных закупках США любят коррупционные скандалы вокруг сделки.

Европа и Азия для обеспечения конкурентных преимуществ сообщают об утечке данных, что свидетельствует об уязвимостях в системах безопасности конкурентов.

Универсальное правило действует для всех – в бизнес-поездках в гостиничных номерах не обсуждать деловые и научно-технические вопросы.

Вы пошли по другому пути и использовали методы Big Data для получения информации о структурах, которые принимают решения по закупкам вооружений. Расскажите об этом подробнее.

Я использовала швейцарскую базу данных с информацией о 25 млн организаций, из них 4 млн – исполнители военных контрактов на международном рынке. Компьютерный анализ взаимодействий выявил устойчивые связи между компаниями.

Индийский, американский и европейский рынки взаимосвязаны через узлы, проводящие военные сделки. При описании патента на эту технологию я дала конкретные рекомендации: обращайтесь к этим узлам, проводите через них сделки и они с 90% вероятностью пройдут, потому что есть прецеденты.

Метод позволяет указывать на компании или конкретных лиц?

На компании и конкретных лиц. В Индии это Мукеш Амбани (председатель совета директоров Reliance Industries Limited – ред.). Вы можете обратиться к нему, защитив свой инвестиционный проект.

Речь идет о создании производств на территории Индии?

Да. Вы описываете, сколько средств нужно для входа на рынок, когда планируете их окупить, какая у вас команда. Как правило, это проекты на 5-10 лет, высокорентабельные производства.

Правильно ли я понимаю, что все узлы вашей сетевой структуры – крупные инвестиционные фонды?

Это многопрофильные холдинги, которые ранее могли даже не держать в своем портфеле военных активов.

В России таким узлом окажется "Ростех"?

Я думаю, АФК "Система". Через "Ростех" можно инициировать сделку. Но, полагаю, сократить цикл продаж позволит АФК "Система".

Помогла ли эта методика продать какие-либо вооружения?

В открытом доступе размещена информация о том, что концерн "Алмаз-Антей" и Reliance Defense Ltd. подписали соглашение стоимостью 6 млрд долларов США.

Вы участвуете в российско-индийском проекте "БраМос". Расскажите, как организуется маркетинг проектов, в которых участвуют несколько государств.

В российских публикациях, на брифингах, в печатной продукции сообщается о совместном индийско-российском предприятии BrahMos Aerospace как беспрецедентном примере стратегического партнерства и успешного трансфера технологий. Мы рекламируем отношения и широту русской души, научно-технологическую щедрость.

В индийских публикациях, пресс-релизах, информационных материалах, продемонстрированных на выставке Defexpo-2018, отсутствует информация о российском участии в проекте. Рекламируются исключительные характеристики лучшей в мире ракеты, произведенной в Индии.

Работая в концерне, я рекламирую BrahMos как бизнес-кейс, а именно: как сотрудничество с Россией и АО "Концерн "Гранит-Электрон" поможет вашей компании стать глобальным брендом с продуктовой линейкой, не имеющей аналогов в мире.

Интересно, потому что нам, как средству массовой информации, представители "БраМоса" кажутся очень открытыми в общении. Не боятся разговаривать с прессой, в отличие от многих российских оборонщиков.

Доброжелательность и кооперационная модель отношений со СМИ – это то, что характеризует глобальные бренды.

Правильно ли я понимаю, что зарубежные заказчики предпочитают закупать продукцию, обкатанную в вооруженных силах страны-экспортера?

Когда мы участвуем в переговорах, одно из главных пожеланий потенциального заказчика – получить подтверждение успешного применения систем в реальных боевых условиях и/или приемки на вооружение в России. Это условие становится актуальным и для продукции двойного и гражданского назначения. Требуются сертификаты о поставках, наработке на отказ и отзывы от paramilitary-служб – непосредственных эксплуатантов этих систем.

В этом плане проект 11356 – уникальный и исключительный, заслуживающий целой монографии (фрегаты проекта "Тальвар" поставлялись ВМС Индии раньше, чем началось строительство аналогичных кораблей для ВМФ России - ред.).

Еще одной преградой экспорту продукции военного назначения российские оборонщики называют долгий цикл согласований для вывоза техники на сравнительные испытания за рубеж. Сталкивались ли вы с подобными проблемами?

У наших потенциальных конкурентов в этом отношении есть преимущество: они имеют представительства во многих странах мира, даже если бизнес там не развит. У них больше военных баз. В 1980-е и 1990-е годы они обращали больше внимания на послепродажное обслуживание и логистику. Мы этим не занимались, поэтому сейчас испытываем проблемы.

Как влияют санкции на маркетинг продукции военного назначения?

Негативно. Стало обязательным согласование контент-плана, пресс-релизов по любому поводу с ФСВТС. Все это занимает время и, как правило, такой информационный продукт не отвечает маркетинговым задачам, не несет пользы. В информационном сообщении, как правило, запрещено указывать тему переговоров, достигнутые договоренности, и все чаще иностранного партнера. Отношения с Россией – это имиджевые и политические риски для потенциальных партнеров.

Сравнивать продукцию конкурентов – возбраняется. Это неэтично. Говорить о подозрительном характере сделки с откровенно слабой и коррумпированной компанией-конкурентом – неэтично и скандально.

При этом альтернативные рабочие инструменты продвижения не предлагаются. Предлагается на переговорах упоминать недобросовестных поставщиков – Францию, которая не поставила России "Мистраль", и США – которые в любой момент могут применить санкции. Только этот инструмент не работает.

Индия находилась под санкциями США с 1998 до 2011 года (из-за испытаний собственного ядерного оружия). В 2011 году США сняли санкции с индийской госкомпании DRDO и ее лабораторий. В этом же году Эштон Картер заявил, что Индия может принять участие в программе разработки перспективного истребителя-бомбардировщика пятого поколения Lockheed Martin F-35 Lightning II. На этот истребитель планировалось устанавливать изделие Block 4. Данное изделие позволяет применять управляемые ядерные бомбы B61-12.

В 2012 году Индия произвела испытательный пуск межконтинентальной баллистической ракеты Agni-V. Масса ядерного боезаряда составила почти 1 тонну. Испытав МБР Agni-V, Индия вошла в элитный клуб держав, обладающих ядерной триадой стратегических вооружений, наряду с США, Россией и Китаем. Разработчиком МБР Agni-V является DRDO.

При этом до сих пор актуальна резолюция СБ ООН № SR/1172 (1998), которая призывает "все государства не допускать экспорта оборудования, материалов или технологий, которые могут каким-либо образом помочь Индии или Пакистану в их программах разработки ядерного оружия".

Упоминая санкции США в отношении Индии, нам легко могут парировать – США помогли нам стать ядерной державой.

Давайте поговорим про санкции в отношении поставщика вооружений. Если Россия сейчас открыто начнет работать с какой-то коммерческой структурой за рубежом, то последняя рискует также попасть под санкции.

Поставка C-400 в Индию под угрозой из-за санкций. Санкции, безусловно, носят экономический характер. Их задача – избавиться от конкурента на прибыльном рынке вооружений.

С-400 – это тип вооружений, который меняет геополитическую расстановку сил в регионе, поэтому поставка и санкции в этом контексте – это вопрос военно-политический, который необходимо решать с субрегиональными державами, приграничными государствами. Это многоуровневый переговорный процесс с множеством заинтересованных лиц, группировками и лобби. Это не маркетинг.

Как вы оцениваете сотрудничество с "Рособоронэкспортом" по продвижению вашей продукции на внешние рынки?

В нашей отрасли не внедрена система KPI. "Рособоронэкспорт" решает операционные задачи по заключенным контрактам: парафирование и подписание контрактов, разрешительная документация и лицензии, отгрузочная документация, страхование. Из-за высокой загруженности операционкой "Рособоронэкспорт" делегировал часть этих функций нам, субъектам внешнеэкономической деятельности, но только в части ЗИП и послепродажного обслуживания.

Самым эффективным продвижением техники занимается президент в ручном режиме и армия, которая демонстрирует системы в боевых условиях.

Возвращая нашу беседу на внутренний рынок, я хотел бы обсудить наиболее дискуссионный вопрос маркетинговой политики крупных концернов. В каких пределах дочерние предприятия могут проявлять автономность в продвижении продукции?

Наш концерн объединяет в себе очень сильные предприятия, которые, что важно, производят конечный продукт. Например, компания "Равенство", которая входит в ТОП-5 мировых производителей роботизированных медицинских комплексов для лечения онкологических заболеваний. "Равенство" создает новый сегмент рынка в России – кибермедицину. Но политика интегрированных структур такова, что все должно быть под общим брендом "Гранит-Электрон".

А если говорить о более локальных вопросах, которые "болят" у предприятий, но которыми никому не интересно заниматься в концернах и корпорациях?

Отсутствует правильная и справедливая система мотивации персонала. В коммерческих компаниях, если PR-специалист опубликовал статью в Forbes, активно продвигает продукцию, он получает процент с заказа. Процент с заказа оговаривается сразу. Специалистам в виде премий выдают акции. В нашей отрасли этого нет.

Давайте вернемся к теме военных выставок. Зачем нашим предприятиям, которые не владеют навыками конкурентной разведки, участвовать в них?

Участвовать в конференциях, активно формировать повестку дня. Выступать в качестве спикеров с визионерскими докладами для обучения и формирования спроса у министерства обороны, разработчиков на "правильную" продукцию.

То есть создаем не продукцию, а ценность?

Верно, социально значимую ценность в контексте научно-технического прогресса, а не просто обороноспособности страны.

Получается переупаковка смысла.

Да.

Это как раз то, о чем мы говорили во время интервью с Софией Ивановой из концерна "Калашников". По выставкам есть еще один вопрос. На таких мероприятиях организаторы обычно выпускают свой журнал, который раздают при входе. Был ли у вас опыт публикации в такой прессе и какой отмечали эффект?

Я борюсь с этим на предприятии. Это нужно для скучающих людей, которые всю выставку сидят на стенде, ничего не делают и просто листают этот журнал. Бессмысленная трата денег.

Это касается только российской практики или за рубежом то же самое?

Одинаково. Я не видела ни одного лица, принимающего решения, который бы это читал.

А какие журналы эффективны? Если российское предприятие обратится в тот же Jane’s, они опубликуют рекламу?

Я знаю, что Jane’s у нас собирал информацию для своего справочника. У них качественная информация, но она необходима скорее для конструкторов, которые при проектировании своей техники смотрят на типичные проекты. Энциклопедия хороша для статуса. Но публиковаться нужно в таких СМИ, которые представлены в цифровой среде, имеют несколько информационных каналов продвижения для целевой аудитории на разных языках, имеют высокие рейтинги цитирования. Это те СМИ, которые формируют общественную повестку дня. СМИ, которые повышают информированность. Реклама должна быть грамотно вплетена в качественный информационный продукт – аналитическую статью, рейтинги, сравнительный анализ с конкурентами и так далее.

Давайте приведем примеры таких изданий в России.

Мне нравится Mil.Press, я этого не скрываю. Также это "Новый оборонный заказ", Forbes, РБК, "Российская газета".

А за рубежом?

Bloomberg.

Российским оборонным предприятиям реально попасть на страницы Bloomberg?

Не оборонные предприятия попадают за счет качественного контента.

Часть из того, что вы назвали выше – это хорошая деловая пресса. То есть мы можем говорить, что ее читают не только гражданские бизнесмены, но и представители оборонной отрасли?

Везде есть категории "Технологии", "Будущее", "Космос". У Bloomberg хорошая цитируемость, поэтому можно через них попасть в другие информационные издательства.

Как вы считаете, станут ли в оборонной отрасли востребованы современные digital-форматы продвижения? К примеру, мы предлагаем предприятиям съемки 3D-туров, благодаря которым можно удаленно показать заказчикам свое производство или пригласить виртуально заглянуть в кабину самолета. Пока наши партнеры относятся к этому жанру с осторожностью.

Может прозвучит странно, но наш министр культуры Мединский совершил огромный прорыв в области потребления искусства. Искусство стало массовым. Быть интеллектуальным стало модным. Благодаря 3D-турам, шоу, блокбастерам в области искусства в музеи стоят очереди. Нам нужно ориентироваться на сложные проекты в fashion-, арт-, lux-auto-индустрии, Необходимо внедрять их опыт в оборонку и делать ее искусством. Тот же фильм "Крым" или "Агент 007" можно критиковать по разным причинам, но посмотрите, как они рекламируют технику! Минобороны и наши компании должны вписываться в арт-проекты, чтобы делать шоу при участии СМИ. Успех форума "Армия" состоит в том, что это шоу.

Если говорить о высокотехнологичных и IT-компаниях, то там много элементов продвижения завязано на личный бренд руководителя. Тот же Илон Маск, Олег Тиньков в России. Нужно ли оборонному предприятию развивать не только корпоративный, но и личный бренд?

Все строится на личном бренде. Я считаю, что пиар организации невозможен без PR ее экспертов.

Беседовал Сергей Сочеванов

Россия. СЗФО > Судостроение, машиностроение. СМИ, ИТ. Армия, полиция > flotprom.ru, 26 апреля 2018 > № 2586323 Александра Клименко


Россия > Экология > mnr.gov.ru, 26 апреля 2018 > № 2585999

Грунт со дна водных объектов будут использовать для предотвращения паводков

Подготовленные Минприроды России изменения в Водный кодекс РФ одобрены по итогам заседания Правительства РФ 26 апреля 2018 г.

О целях и основных положениях законопроекта на заседании доложил глава Минприроды России Сергей Донской.

В соответствии с законопроектом Правительство РФ предлагается наделить полномочием по установлению порядка использования извлеченного грунта по аналогии с нормами Федерального закона «О внутренних морских водах, территориальном море и прилежащей зоне Российской Федерации». Тем самым будет урегулирован вопрос использования для предотвращения негативного воздействия вод донного грунта, попутно извлеченного при осуществлении, например, дноуглубительных работ.

Проект федерального закона «О внесении изменений в статью 521 Водного кодекса Российской Федерации» направлен на установление возможности использования донного грунта в целях создания и содержания в надлежащем состоянии внутренних водных путей РФ, поддержания необходимого санитарного состояния водных объектов.

По словам С.Донского, изменения позволят решить проблему использования донного грунта, зачастую имеющего характеристики нерудных полезных ископаемых, извлеченного при проведении работ, связанных с изменением дна и берегов водных объектов.

Представленный к рассмотрению проект федерального закона подготовлен во исполнение поручения Председателя Правительства РФ Дмитрия Медведева по итогам состоявшегося в августе 2017 г. совещания в г. Волгоград.

Кроме того, предлагаемые изменения в Водный кодекс в дальнейшем будут способствовать увеличению общей протяженности участков расчистки русел рек, восстановлению экосистем водных объектов и пропускной способности и, как следствие, повышению безопасности судоходства.

Россия > Экология > mnr.gov.ru, 26 апреля 2018 > № 2585999


Китай. Словения > Авиапром, автопром > chinapro.ru, 26 апреля 2018 > № 2585869

Словенский производитель ультралегких самолетов Pipistrel построит в восточно-китайской провинции Цзянсу свою производственную базу. Инвестиции на эти цели запланированы в объеме 5 млрд юаней ($800 млн).

Проектом предусматривается строительство производственной линии, аэропорта, школы авиационной подготовки, выставочного и логистического центров. Все это будет создано на базе авиапромышленного парка города Цзюйжун к 2024 г.

Производственная мощность нового завода составит 300 самолетов с электрической и гибридной силовой установкой ежегодно.

Компания Pipistrel была создана в 1989 г. Четыре модели самолетов этого предприятия уже прошли квалификацию Китайского управления гражданской авиации.

Напомним, что В ближайшие 20 лет Поднебесная станет крупнейшим рынком гражданской авиации. К 2034 г. спрос на самолеты в Китае достигнет 6020 единиц. Их суммарная стоимость составит $870 млрд. По количеству сданных в эксплуатацию самолетов и рыночной стоимости Китай займет более 16% мирового рынка.

Китай. Словения > Авиапром, автопром > chinapro.ru, 26 апреля 2018 > № 2585869


Россия > Медицина > chemrar.ru, 26 апреля 2018 > № 2585849

В России начнут производить сильнейший наркотический анальгетик — первое целиком отечественное обезболивающие для паллиативных больных

В России начнут выпускать один из сильнейших опиоидных анальгетиков из собственного сырья. Для этого Минздрав подготовил документы о расширении государственных квот на производство средства Ремифентанил. Препарат по силе значительно превосходит морфин и позволит облегчить страдания паллиативным больным.

Первые 10 тыс. флаконов планируется выпустить на рынок в 2022 году. Пока что обезболивающие ввозят из-за границы или делают из импортного сырья, и страна зависима от зарубежных поставок.

Минздрав разработал проект постановления правительства (есть в распоряжении «Известий») о расширении государственных квот на производство наркотического обезболивающего средства Ремифентанил. Документ предлагает внесение изменений в раздел «Наркотические средства» приложения к постановлению правительства «Об утверждении государственных квот, в пределах которых ежегодно осуществляются производство, хранение и ввоз (вывоз) наркотических средств и психотропных веществ». Раньше такого вещества было разрешено использовать не более 1,1 г в год, теперь предполагается расширить допустимое количество до 500 г.

«Предлагаемая государственная квота на Ремифентанил определена в соответствии с расчетами, представленными ФГУП «Московский эндокринный завод» (МЭЗ)», — указано в пояснительной записке к документу.

МЭЗ — государственное предприятие, которое занимается производством наркосодержащих препаратов. Представители МЭЗ подтвердили, что на заводе уже приступили к разработке жидкой формы Ремифентанила. Выход препарата на фармацевтический рынок запланирован на 2022 год. Первая партия инъекций для внутривенного введения может составить 10 тыс. флаконов.

— Внедрение данной лекарственной формы необходимо для дальнейшего использования в общей анестезии. Ремифентанил является синтетическим опиоидным анальгетиком, значительно превосходящим морфин. Предлагаемой квоты в 500 г достаточно для разработки состава и технологии производства препарата, получения и наработки образцов, а также выпуска промышленных серий для процедуры государственной регистрации, — отметили в Минздраве.

В ведомстве не смогли ответить, скольким гражданам РФ могут понадобиться наркотические медикаменты. Главный внештатный специалист Минздрава по паллиативной помощи Диана Невзорова пояснила «Известиям», что в первую очередь такие препараты нужны онкологическим больным и пациентам, нуждающимся в паллиативной помощи. Ее оказывают людям с заболеваниями в тех стадиях, когда исчерпаны возможности радикального лечения. Таким пациентам необходимо облегчить состояние с помощью обезболивающих. Только паллиативных больных в России порядка 700–800 тыс. человек.

Пока что пациенты, нуждающиеся в сильном обезболивании, в основном принимают импортные наркотические лекарственные препараты или же отечественные, но с действующим веществом зарубежного производства, рассказал директор по развитию фармацевтической компании RNC Pharma Николай Беспалов. В 2017 году в страну импортировали таких субстанций на 61 млн рублей. Также в страну ввезли 1,9 млн упаковок готовых импортных лекарств на 623,9 млн рублей, добавил он.

Как рассказала основной эксперт Минздрава по этому вопросу Елена Неволина, проект о расширении квоты на Ремифентанил предложен в рамках «дорожной карты» «Повышение доступности наркотических средств и психотропных веществ для использования в медицинских целях». Она пояснила: в России стремятся к тому, чтобы выписывать наркотические лекарства при необходимости, так же как и в развитых зарубежных странах.

Если пациенту нужна специализированная помощь с использованием наркотических лечебных препаратов, врач может выписать такие лекарства в соответствии с законом «О наркотических средствах и психотропных веществах». Однако, как отметила Елена Неволина, медики порой опасаются назначать эту категорию лекарственных средств, потому что в России еще недостаточно распространена такая практика.

Россия > Медицина > chemrar.ru, 26 апреля 2018 > № 2585849


Китай > Миграция, виза, туризм. Образование, наука > chinapro.ru, 26 апреля 2018 > № 2585845

В 2017 г. объем рынка образовательного туризма Китая превысил 20 млрд юаней ($3,17 млрд). В прошлом году к услугам образовательного туризма в КНР прибегли 860 000 человек. Таковы официальные данные.

Как ожидается, в 2018 г. данный вид туризма в Поднебесной привлечет 1,05 млн человек. Государственные и частные школы страны занимают 70% этого рынка.

До 57% туристов платят за услуги образовательного туризма в КНР 30 000-50 000 юаней, более 20% клиентов – 20 000-30 000 юаней, 16,4% – не более 20 000 юаней. Лишь 6,3% туристов смогли заплатить более 50 тысяч юаней.

Напомним, что в 2017 г. граждане Китая совершили 130,51 млн туристических поездок за рубеж. Это на 7% больше, чем в 2016 г. В прошлом году объем внутреннего туризма в КНР составил 5 млрд человек. Данный показатель вырос на 12,8% в годовом сопоставлении. Объем въездного и выездного туризма в стране за 2017 г. достиг 270 млн человек с приростом на 3,7%. В частности, въездной туризм увеличился на 0,8% в годовом сопоставлении и достиг 139,48 млн человек.

По итогам прошлого года, доходы Поднебесной от туризма составили 5,4 трлн юаней ($860 млрд). Это на 15,1% больше, чем годом ранее.

По предварительным подсчетам, на долю индустрии туризма приходится 11,04% от общего объема внутреннего валового продукта (ВВП) страны. В туризме и связанных с ним сферах заняты в общей сложности 79,9 млн китайских граждан. На долю этого показателя приходится 10,28% от общей численности занятого населения Китая.

Китай > Миграция, виза, туризм. Образование, наука > chinapro.ru, 26 апреля 2018 > № 2585845


Россия > Недвижимость, строительство > minstroyrf.ru, 26 апреля 2018 > № 2585774 Никита Стасишин

Интервью замминистра Никиты Стасишина: об ипотеке и долевом строительстве 

Граждане должны видеть, из-за чего власти региона решили сдать дом с опозданием

ЕСЛИ ОСНОВАНИЯ НЕУБЕДИТЕЛЬНЫ, ТО ГРОШ ЦЕНА ТАКОЙ ВЛАСТИ

Основной механизм приобретения жилья в России – ипотека. Первоначальный взнос, как правило, составляет около трети всей суммы кредита, а просроченная задолженность низка и продолжает снижаться. Тем обиднее людям, которые копили и потом исправно платят кредит, но квартиры не получили из-за недобросовестности застройщика. О том, что нужно сделать, чтобы проблема обманутых дольщиков навсегда ушла в прошлое, порталу "Интерфакс-Недвижимость" рассказал заместитель министра строительства и ЖКХ России Никита Стасишин.

Обманутые дольщики: сколько их у нас?

Мы считаем, что необходимо вести учет не по реестру пострадавших граждан, а по количеству объектов, поскольку реестр носит заявительный характер. В прошлом году были утверждены региональные "дорожные карты" решения проблем обманутых дольщиков. И вот по ним, по состоянию на 1 января, к проблемным относятся 836 объектов. Это 1101 дом. Поясню, объект – это не один дом, а количество выданных разрешений на строительство. Где-то субъекты выдают на каждый дом разрешение, где-то – в рамках проекта планировки территории. Мы в Минстрое считаем, что подсчет граждан на основании реестра не вполне корректен. Сегодня в нем чуть более 30 тыс. человек. При этом мы понимаем, сколько в этих 836 проблемных объектах зарегистрировано договоров долевого участия (ДДУ), то есть, каково максимальное число пострадавших людей может быть в этих домах. Это около 81 тыс. договоров.

Как Минстрой следит за работой регионов с обманутыми дольщиками?

Мы еженедельно проводим селекторные совещания с регионами, где рассматриваем дорожные карты решения проблем дольщиков. Их создание в конце прошлого года позволило нам взять под контроль реальный ход восстановления прав граждан. Мы также оцениваем активность инициативных групп в соцсетях, обращения граждан в Минстрой. Работаем со всем объемом информации: не только от чиновников, региональных властей, но и от граждан. Они знают мои телефоны, "Твиттер", Фейсбук, ходят на личные приемы. Подчас наше общение с дольщиками, увы, намного ближе, чем общение с ними региональных властей. Мы сейчас кардинально меняем этот вектор в сторону местных чиновников. Также в дорожных картах есть конкретные сроки, конкретные меры и этапы реализации. Если они не выдерживаются, то они должны корректироваться.

Почему не соблюдаются заявленные сроки?

До 15 апреля мы собирали скорректированные планы от регионов с новыми сроками и обновленными перечнями объектов. Это будет новый предмет для обсуждения. Дело в том, что многие субъекты не хотели показывать нам реальную картину, и мы выявили новые проблемные объекты, не отображенные в "дорожных картах". Такие объекты будут дополнительно проверены региональными отделениями партии "Единая Россия", и по результатам проверки перечень проблемных объектов может быть расширен. Нам необходимо, чтобы регионы начали понимать свою ответственность. И теперь, например, если в планах-графиках сроки решения проблем дольщиков сдвинуты вправо, регионы должны объяснить, с чем это связано. Эти обоснования мы будем, не стесняясь, размещать в интернете. Чтобы граждане видели, из-за чего министр строительства конкретного региона решил сдать дом позже, чем собирался. Что он сделал, или, наоборот, не сделал, чтобы решить эту проблему.

Насколько вескими бывают основания для переноса сроков?

Скоро увидим. Мы сейчас это проанализируем после изучения скорректированных графиков, и поделимся информацией. Вообще же мы добавили требование обосновать причины переноса сроков не только для того, чтобы понять, насколько вескими могут быть эти самые причины. Но и для того, чтобы регионы дисциплинировались и не переносили сроки. Если обоснования будут неубедительными, в духе "так получилось, извините", то грош цена такой власти, ответственной за решение этих проблем. По таким случаям мы будем готовить доклады в правительство.

А в целом насколько ответственны регионы по отношению к дольщикам?

С учетом того, что на эту проблему очень пристальное внимание обращает президент Владимир Путин, и что эта тема постоянно обсуждается у первого вице-премьера Игоря Шувалова, а министр Михаил Мень регулярно докладывает о ситуации на более высокие уровни, то, конечно, отношение меняется. Большинство проблем сложилось оттого, что в регионах кто-то на что-то закрывал глаза, недостаточно контролировал или просто не обращал должного внимания. При этом наши граждане были не настолько подкованы юридически, чтобы оценить ситуацию. Они думали: вот мы зарегистрировали ДДУ, оформили страховку, все нормально. А страхование тем временем не заработало.

Почему страхование не заработало?

Почти по каждому проблемному объекту есть факт мошенничества, вывода средств или еще что-то. Возбуждается уголовное дело, а это уже значит, что страхового случая не будет, и компенсацию никто не выплатит. Или, например, были факты, когда страховые полисы прикладывались к регистрационным документам, но не оплачивались застройщиком. И такие компании уже обанкротились.

В прошлом году был создан Фонд защиты прав дольщиков. Прошло полгода с момента его основания. Как вы оцениваете его работу?

Фонд эффективно работает. Минстрой совместно с Дом.рф (ранее АИЖК – ИФ) запустили информационную систему, где проблемные объекты видны, как на ладони. На сайте Минстроя мы открыли единое окно подачи проектных деклараций. Это идет в одной связке с выдачей заключения о соответствии застройщика (ЗОС) на привлечение средств граждан, с фактом регистрации ДДУ в Росреестре. Сейчас мы максимально обезопасили дольщиков от мошеннических схем. Того, что было раньше, точно быть уже не может. Так что фонд работает как часы, с минимальным количеством сотрудников и с применением новейших информационных технологий.

Что касается тарифа, то, когда мы в прошлом году его устанавливали, отталкивались от среднего тарифа страховых компаний. Он равнялся 1,2% (от цены ДДУ – ИФ). Конечно, его нужно корректировать, это все обсуждается. Нам необходимо, чтобы жилье оставалось при этом доступным, а объемы строительства увеличивались. К 2024 году мы должны выйти на ввод 120 млн кв.м жилья. Это реальная, но очень амбициозная задача, которую поставил президент.

А какие есть механизмы достройки проблемных объектов?

Пошел третий год санации кампании СУ-155, мы на этой истории набили очень много шишек, но в то же время наработали большой опыт достройки объектов в процедуре банкротства. Что такое спецсчета, как формировать объекты незавершенного строительства, как правильно сформировать реестр и войти в процедуру конкурсного производства – все теперь отработано. С 1 января этого года мы ввели новый порядок: если есть хоть один обманутый дольщик и начата процедура банкротства, то сразу объект уходит в конкурсную массу. Появляется спецсчет, объект незавершенного строительства можно "достать" из конкурсной массы, сформировать реестр пострадавших граждан. На заседании комиссии Минстроя, которую я возглавляю, мы рассматриваем заявки застройщиков, желающих достроить дом или жилой комплекс. Как правило, нам приходят ходатайства от регионов с просьбой передать объект через суд другому застройщику, очистив его от иных кредиторов кроме дольщиков.

Добавьте к этому масштабные инвестиционные проекты с компенсацией земельных участков. Где-то регионы выделяют деньги на строительство инженерной, транспортной, социальной инфраструктуры. Где-то незавершенные объекты достраиваются за бюджетные деньги, как это будет сейчас в Москве. Все эти меры согласуются с нашей ведомственной комиссией. Какой именно способ будет выбран, зависит от экономики проекта, от возможности увеличения технико-экономических показателей проекта, от цены квадратного метра в том или ином субъекте.

На горизонте переход к проектному финансированию. Какие вопросы остаются?

Проектное финансирование не исключает долевого строительства: оно должно остаться, просто механизм привлечения денег граждан должен стать цивилизованным, с участием банка, чтобы снять риски с покупателя. Конечно, идет обсуждение, можно ли полностью снять риск, учитывая, что гражданин покупает квартиру на этапе строительства и со значительной скидкой, но это другой разговор.

Что касается перехода в цивилизованную плоскость: мы постепенно меняем законодательство. С 1 июля этого года планируем ввести банковское сопровождение, которое станет "первой ласточкой" очищения компаний. Это системные решения, позволяющее уйти от так называемого котлового метода привлечения средств застройщиком через техзаказчиков, и максимально обезопасить использование средств граждан. Чтобы на них не покупались газеты, заводы и пароходы. Я говорю даже не о краже денег, а просто о непрофильном, не относящемся к жилищному строительству использованию средств. Можно, конечно, тратить деньги на детские сады и школы, но это должно происходить внутри проекта, на который привлекаются средства дольщиков.

Первая задача, требующая решения при переходе к проектному финансированию: готовность инфраструктуры банков участвовать в таком объеме привлечения средств, а это от 1,4 до 1,7 трлн рублей ежегодно. И этот показатель будет только расти с учетом повышения доступности ипотеки.

Второе — цена вопроса, под какой процент банки будут готовы кредитовать застройщиков. Мы не можем допустить, чтобы это сильно повлияло на стоимость жилья, и оно стало недоступным. Третье. Нужно понять, какие сроки будут определены для принятия решения по конкретным проектам. Наконец, самое главное — механизм действия. Мы планово над этим работаем, у нас есть три года на то, чтобы подготовить инфраструктуру банков.

Мы уже коснулись темы доступности ипотеки, которая, безусловно, растет в последнее время. Обычно в связи с этим часто вспоминают об "ипотечном пузыре". Он может появиться?

В кризисное время 2014-2015 годов у нас была программа по субсидированию ставок ипотеки, и она была очень эффективной. Нам часто предлагали подумать о субсидировании не процентов, а первоначального взноса, но мы этого не сделали и не будем делать. Сегодня покупательская и платежная дисциплина ипотечного заемщика значительно выше, чем у обладателей других видов кредитов. Просрочка невысокая, а средний первоначальный взнос составляет 30-34%. Это означает, что появление "ипотечного пузыря", который был в США, связано не с объемом выдачи ипотеки, а с подходами к андеррайтингу и оценке рисков. Даже если риск оценивался грамотно, люди уходили от первоначального взноса. А первоначальный взнос – это накопления семьи, которые они боятся потерять, иначе они не могут в полной мере оценить ответственность за решение взять ипотеку. Это очень важно. У нас ипотечная система в принципе работает по-другому и достаточно жесткий андеррайтинг. Например, мы не поддерживаем субсидирование первоначального взноса. Потому что человек, который берет ипотеку, должен понимать, на что он будет ее содержать, сколько он готов вложить. Это как с рождением ребенка — нужно все просчитывать и планировать. В США не планировали – в итоге получилось, что получилось.

Тем не менее, и у нас есть заемщики, попавшие действительно в трудную ситуацию. В том числе, люди, бравшие ипотеку в иностранной валюте. Как помогают им?

У нас действует комиссия по принятию решений о выделении помощи заемщикам, оказавшимся в сложной финансовой ситуации. По состоянию на 10 апреля мы рассмотрели 3290 заявок. Уже сейчас помощь получили свыше 1116 семей, а по более чем 813 заявкам приняты положительные решения и в ближайшее время ожидается оформление банками со своими заемщиками необходимых документов. Таким образом, общее количество ипотечных заемщиков – участников обновленной программы помощи может составить до 2 тыс. человек, из которых около половины составят граждане, которые ранее оформили ипотечные кредиты в иностранной валюте.

В какой перспективе возможно достижение ставки в 7%, о которой говорил президент?

Уже сейчас для некоторых категорий граждан ставка составляет 6% — речь идет о семьях с двумя и более детьми. В целом же все зависит от позиции Центробанка и от ключевой ставки. Мы надеемся, что сейчас выйдут новые указы, там будет пункт об ипотечной ставке, и это станет национальным приоритетом в области развития жилищной политики. Еще одна тенденция, которая напрямую связана с ростом доступности ипотеки – люди стали покупать квартиры большей площади. Это значит, что наша экономика все же оздоравливается, а развитие жилищного строительства – прививка от различных экономических заболеваний.

Россия > Недвижимость, строительство > minstroyrf.ru, 26 апреля 2018 > № 2585774 Никита Стасишин


Иран. Индия. Азербайджан. РФ > Транспорт. Авиапром, автопром > iran.ru, 26 апреля 2018 > № 2585371

По международному транспортному коридору Север-Юг пройдет авторалли

Водители из Ирана, Индии, России и Азербайджана примут участие в Международном автопробеге Дружбы по транспортному коридору Север-Юг, чтобы содействовать продвижению коридора в своих странах, а также в мире, рассказал директор Бюро международных коридоров, связанного с Министерством дорог и городского развития Ирана.

"Ралли, предложенное Индией, должно быть начатов Бендер-Аббасе 29 апреля. Маршрут из Бендер-Аббаса в Санкт-Петербург и обратно из Санкт-Петербурга в Чабахар охватывает 5000 километров и 5500 километров, соответственно", - рассказал Амин Тараффо, сообщает Financial Tribune.

Чиновник добавил, что участники проедут через Шираз, Исфахан, Тегеран, Казвин, Решт до порта Астара на иранской территории и по маршруту далее. Гонщики поедут через Астару, Решт, Тегеран, Йезд, Керман, Систан-Белуджистан и Чабахар на обратном пути по Ирану.

"Мероприятие было организовано совместно Федерацией грузовых экспедиторов Индии и спортивным клубом "Kalinga Motor". Иранскими органами, участвующими в организации гонки, являются министерства иностранных дел и дорожного хозяйства, Федерация мотоциклов и автомобилей и Таможенное управление Исламской Республики Иран".

В этом ралли, которое займет около месяца, будут соревноваться 18 автомобилей. Иран, Россия и Азербайджан планируют представить по одному автомобилю, а остальные 15 автомобилей будут принадлежать индийским командам. Конкуренты - профессиональные гонщики.

Тараффо отметил, что это мероприятие может послужить прелюдией к форуму министров стран-участников Международного транспортного коридора Север-Юг (INSTC), который планируется провести в конце сентября в Тегеране.

Проект INSTC, по словам Тараффо, имеет трех первоначальных основателей, а именно Индию, Иран и Россию. Контракт на осуществление этого проекта был подписан этими странами в мае 2002 года.

Сегодня, кроме основных государств-членов и Болгарии в качестве члена-наблюдателя в состав INSTC также входят Турция, Азербайджан, Казахстан, Армения, Беларусь, Таджикистан, Кыргызстан, Оман, Украина и Сирия.

INSTC является основным транзитным маршрутом, предназначенным для облегчения транспортировки грузов из Мумбаи в Индии до Хельсинки в Финляндии, используя иранские порты и железные дороги, которые Исламская Республика планирует соединить с Азербайджаном и Россией.

Коридор соединит Иран с российскими Балтийскими портами и предоставит России железнодорожное сообщение как с Персидским заливом, так и с индийской железнодорожной сетью.

Это означает, что товары могут быть перевезены из Мумбаи в иранский порт Бендер-Аббас и далее в Баку. Затем они могут пересечь российскую границу и прибыть в Астрахань, прежде чем отправиться в Москву и Санкт-Петербург, прежде чем въехать в Европу.

INSTC существенно сократит время в пути для всех товаров.

Мультимодальный маршрут, по оценкам, сократить время и стоимость перевозки грузов между Индией и Европой с 40 до 15 дней. Коридор имеет потенциал привлечь до 10 млн. тонн торговли между Индией и Европой.

Ожидается, что после завершения строительства, INSTC увеличит объем торговли товарами между Ираном и Азербайджаном с 600 000 тонн до 5 миллионов тонн в год, резко увеличив двустороннюю торговлю с нынешних 500 миллионов долларов в год.

Иран. Индия. Азербайджан. РФ > Транспорт. Авиапром, автопром > iran.ru, 26 апреля 2018 > № 2585371


Иран > Нефть, газ, уголь > iran.ru, 26 апреля 2018 > № 2585370

Иран обнаружил большое количество запасов сланцевой нефти в Оманском заливе

Исследовательский институт нефтяной промышленности Ирана (RIPI) обнаружил большое количество запасов сланцевой нефти в Оманском заливе, рассказал глава RIPI.

"Знаменательное открытие нефтяных и газовых месторождений в регионе, проведенное в сотрудничестве с разведочным управлением Национальной иранской нефтяной компании, является крупным прорывом, достигнутым благодаря использованию отечественных передовых баз данных и геологических изысканий", - заявил Джафар Тофики, сообщает Financial Tribune в среду.

По словам чиновника, второй этап обширных исследований проводился для выявления большего количества нетрадиционных нефтяных резервуаров не только в Оманском заливе, но и в провинции Лурестан в западном Иране.

"Однако изобилие традиционных ресурсов страны означает, что разведка сланцев вряд ли сможет выйти за рамки разведки и идентификации без каких-либо планов производства", - сказал Тофики.

Это подтверждается тем фактом, что добыча обычной нефти в Персидском заливе обходится Ирану почти в 25 долларов США за баррель против 40-80 долларов США за сланцевую нефть.

Сообщается, что запасы сланцевой нефти уже подтверждены в иранском регионе гор Загрос и близ Алигударза в Лурестане.

В июле 2015 года IRNA процитировала неназванный источник, заявив, что предварительные исследования обнаружили три или четыре сланцевых бассейна вблизи города Керман и в провинции Семнан.

По словам чиновников разведочного отдела, запасы сланцевого газа также были обнаружены в провинции Лурестан недалеко от гор Загрос.

"Разведка в настоящее время проводится в четыре этапа, однако Ирану не нужно будет переходить к своим сланцевым месторождениям из-за более высоких затрат", - сказал Тофики.

Иран > Нефть, газ, уголь > iran.ru, 26 апреля 2018 > № 2585370


Иран > Легпром > iran.ru, 26 апреля 2018 > № 2585365

Из Ирана было экспортировано 5400 тонн ковров ручной работы за год

В прошлом 1396 иранском финансовом году (закончившемся 20 марта 2018 года) из Ирана было экспортировано 5400 тонн персидских ковров ручной работы на сумму 424 млн. долларов США, что на 18,11 % больше по сравнению с предыдущим годом.

Об этом гласят статистические данные Таможенной администрации Исламской Республики Иран.

Персидские ковры ручной работы экспортируются примерно в 80 стран. Традиционными покупателями иранских ковров являются США, Германия, Италия, Великобритания, Швейцария, Ливан, ОАЭ, Кувейт, Катар и Япония.

Председатель Национального центра ковровых покрытий Ирана Хамид Каргар сказал, что в последние годы появились новые клиенты, а именно Китай, Россия, Южная Африка и некоторые страны Латинской Америки, сообщает IRNA.

По словам Каргара, в Иране ежегодно ткут более 3 миллионов квадратных метров ковров ручной работы, две трети которых экспортируются, а остальные поставляются на внутренний рынок.

Иран > Легпром > iran.ru, 26 апреля 2018 > № 2585365


Иран. Китай > Металлургия, горнодобыча > iran.ru, 26 апреля 2018 > № 2585364

В Иране скоро запустят новый алюминиевый завод "Salco"

Иран находится на пути к запуску нового алюминиевого завода в начале следующего года, который увеличит производство алюминия в стране на 70%, сделав ее самодостаточной в этом виде металла.

"На заводе "South Aluminum Corp" [Salco] ведется строительство цехов для производства 300 000 тонн алюминия в год на первом этапе", - рассказал заместитель министра промышленности, горнодобывающей промышленности и торговли Ирана Мехди Карбасян на конференции "CRU Aluminium" в Лондоне во вторник.

Карбасян также является председателем государственной Иранской организации развития и реновации шахт и горнорудной промышленности (IMIDRO), которой принадлежит 49 % завода "Salco". Иранская инвестиционная компания "Ghadir" владеет 51%, сообщает Reuters.

"В то время как Иран в настоящее время производит около 400 000 тонн алюминия в год, потребление составляет около 600 000 - 700 000 тонн", - сказал Амир Мирчи, управляющий директор канадской консалтинговой компании "Auryce", которая консультирует "Salco".

"Salco" строится в специальной экономической зоне Ламерд на юге Ирана вблизи Персидского залива, где также строится глубоководный порт.

Объект стоимостью $ 1,2 миллиарда строится китайской компанией "Nonferrous Metal Industry’s Foreign Engineering & Construction Company" (NFC).

"Завод "Salco" первоначально должен был стать совместным предприятием с канадской фирмой "Alcan", в настоящее время принадлежащей "Rio Tinto", которая покинула страну после введения санкций США", - рассказал Мирчи, бывший исполнительный директор "Rio Tinto".

По словам Карбасяна, на заводе будут использовать энергию от газовой электростанции, и Иран возлагает большие надежды на дальнейшее расширение индустрии металлов за счет использования огромных запасов газа Ирана, которые наряду с Россией являются самыми большими в мире.

"Ожидается, что завод "Salco" увеличит производство до 1 млн. тонн к 2025 году, а иранский металлургический сектор планирует увеличить производство до 55 млн. тонн к тому же году с 31 млн. в настоящее время", - сказал он.

Мирчи отметил, что наличие газовых мощностей также поможет снизить затраты на производство на заводе "Salco".

"Я вижу, что затраты на производство на заводе "Salco" будут ниже 1200 долларов (за тонну)", - сказал он.

Эталонная цена алюминия на Лондонской бирже металлов во вторник составила около $ 2 230 за тонну.

Согласно последнему докладу IMIDRO, три основных производителя алюминия в Иране произвели в общей сложности 337 608 тонн алюминиевых слитков в прошлом 1396 иранском году, до 20 марта 2018 года, чтобы меньше на 1% по сравнению с предыдущим годом.

"Iran Aluminum Company" произвела 170 292 тонны, алюминиевая компания "Almahdi" - 61 669 тонн и алюминиевая компания "Hormozal" - 105 647 тонн.

Компания "Iran Alumina Company" произвела 240 167 тонн порошка глинозема, увеличив производство на 2 %.

Иран. Китай > Металлургия, горнодобыча > iran.ru, 26 апреля 2018 > № 2585364


Украина. Германия. Франция. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > interfax.com.ua, 26 апреля 2018 > № 2585095 Эрнст Райхель, Изабель Дюмон

Послы Германии и Франции: Антикоррупционный суд должен стать ключевым элементом системы борьбы с коррупцией в Украине

Эксклюзивное интервью послов Германии и Франции в Украине Эрнста Райхеля и Изабель Дюмон агентству "Интерфакс-Украина"

Каких результатов стороны хотели бы достичь в рамках "нормандской четверки" до выборов президента Украины?

Изабель Дюмон: По нашему мнению, очень важно достичь соблюдения режима прекращения огня как базового пункта Минских соглашений, так же, как и отведения тяжелого вооружения. Эти процессы должны начаться. У нас уже есть важные достижения в рамках "нормандской четверки", и я хочу отметить, в частности, обмен пленными в декабре 2017 года. Это один из конкретных результатов переговоров "нормандского формата", но работа должна продолжаться, поскольку мы видим, что соглашения о прекращении огня не соблюдаются. А это первое условие, которое должно быть выполнено. Мы точно знаем из примеров прошлых лет, что это возможно и, конечно, должно быть выполнено.

Эрнст Райхель: Я не верю в то, что иногда говорят: когда мы входим в горячую фазу избирательной кампании, ничто не может быть достигнуто политически. Я не думаю, что это правильно, в общем смысле. Я считаю, что мы должны продолжать пытаться достичь как можно более полной имплементации Минских соглашений. Это означает, в первую очередь, как уже говорила Изабель, первый важный шаг по соблюдению режима прекращения огня и отведения тяжелого вооружения от линии соприкосновения, которое уже согласовывалось так много раз. Это не высшая математика. Это не что-то невозможное, нужна лишь политическая воля сделать это.

Что касается Минских соглашений. Согласован ли вопрос "дорожной карты" имплементации этих договоренностей с российской стороной? Как продвигается этот процесс?

Э.Райхель: В "нормандском формате" было достигнуто соглашение работать по вопросу "дорожной карты". "Дорожная карта" являлась средством, чтобы сфокусироваться на том, что разделяет две стороны в подходе к имплементации Минских соглашений. Им было что обсудить, а не только обменяться позициями. Однако, как и следовало, пожалуй, ожидать, дискуссии по проекту "дорожной карты" показали, что есть базовые разногласия, в частности, относительно последовательности действий. У нас есть Украина, и Франция, и Германия, которые говорят: сначала прекращение огня и отведение тяжелого вооружения. Россия же настаивает на политических аспектах, заложенных в Минских договоренностях. Обсуждаем ли мы их в рамках проекта "дорожной карты" или нет - оказалось, что противоречия остаются, поэтому согласованного текста "дорожной карты" нет.

И.Дюмон: Я бы хотела добавить, что "дорожная карта" имела под собой намерение достичь конкретных результатов для населения. Это не просто философская дискуссия, это для людей.

Как переговорный процесс по вопросу "дорожной карты" соотносится с форматом переговоров Россия - США?

И.Дюмон: Каждый раз, когда спецпредставитель США по Украине Курт Волкер ведет переговоры по вопросу Украины, имеют место консультации с французскими и немецкими официальными представителями. У нас очень тесное сотрудничество между США, Францией и Германией. Мы двигаемся в одном направлении, нет существенных различий в видении цели, которой является имплементация Минских договоренностей, прекращение огня и т.д. Хочу сказать, что наши столицы находятся в постоянной связи друг с другом.

Как в таком случае вы оцениваете возможность расширения переговорного процесса в "нормандском формате" за счет привлечения других участников?

Э.Райхель: Правило, вынесенное из опыта, заключается в том, что чем больше участников вовлечены в переговоры, тем более сложными они становятся. Поэтому, я думаю, хорошо иметь такой формат, какой есть. По факту не было предложений, к примеру, от США примкнуть к формату. Также учитывайте, что главным уровнем переговоров являются переговоры на уровне глав государств и правительств. Поэтому, если вы хотите больше участников, то вы должны убедиться, что это государство отправит главу государства или правительства на переговоры. Я считаю, что с практической точки зрения вопрос заключается в том, есть ли выигрыш, который должен быть достигнут от включения других стран, а тот факт, что мы не достигли прогресса, по моему мнению, не имеет никакого отношения к тому, как формируется формат. Как мы уже говорили, между Россией и Украиной существуют принципиальные разногласия.

И.Дюмон: Я абсолютно согласна. Другими словами, формат – это не цель, а средство. Мы должны помнить об этом. А цель ясна – это мир, а до тех пор, пока цель является проблемой, как и сказал мой немецкий коллега, смена инструмента не поможет. Напротив, сейчас этот инструмент работает, люди знают друг друга и встречи имеют место. Лучшим выходом будет максимальное использование этого формата.

Можно ли говорить о прогрессе в процессе согласования позиций по миротворческой миссии ООН на Донбассе?

И.Дюмон: Миротворческая миссия ООН также является одним из потенциальных средств. Но для того, чтобы она существовала, по определению нужен мир, чтобы с чего-то начать. Сейчас это не так. Затем необходимо определить параметры этой миссии. Вы должны избежать ситуации, когда ООН будет способствовать замораживанию конфликта. Это то, с чем мы должны быть особенно осторожны. Вот почему сейчас проводится важная работа по сути вопроса: какой вид миротворческой миссии? с какими параметрами? И речь не только о ее численности. Сегодня нет согласия между Украиной и Россией относительно этих параметров. Вопрос не сводится к цифрам и национальностям, а имеет более фундаментальную постановку о том, что должна представлять собой миссия. Это то, над чем мы тесно работаем с США в рамках Совбеза ООН.

Э.Райхель: Мы убеждены, что миссия ООН может быть важным инструментом в имплементации Минских договоренностей, но по этому вопросу также есть фундаментальные разногласия. И каждый раз, когда на переговорах обсуждаются разные вопросы, возникают те же фундаментальные разногласия. Тем не менее, такой тип дискуссии необходим и полезен, поскольку мы должны быть терпеливы и выждать момент, когда позиции сторон конфликта изменятся и появится реальный шанс. Мы должны не переставать пробовать, чтобы увидеть момент, когда случай подвернется. Вот почему наши переговоры по миротворческой миссии, которые были проведены и ведутся, полезны. Пока наши попытки не показали никаких изменений, но мы продолжаем. К примеру, после президентских выборов в РФ некоторые говорят, что появилось окно возможностей. Что ж, посмотрим.

Если часть Минских соглашений будет реализована, но другие части не смогут быть осуществлены, будет ли конфликт заморожен?

И.Дюмон: Поскольку наши две страны являются участниками "нормандского формата" с самого начала, могу сказать вам чётко, что нашей целью является избежать замораживания конфликта. Минские соглашения были созданы изначально для того, чтобы остановить эскалацию и избежать возникновения еще одного замороженного конфликта. Все меры, которые были приняты за четыре года и принимаются каждый день нашими столицами, направлены как раз на это.

Я понимаю, что у некоторых есть ощущение, что ничего не происходит. Поверьте, наши усилия совсем не уменьшились. Постоянно проходят переговоры, обсуждения в формате встреч, телефонных контактов. Эти процессы не очень видимы, но они постоянны. Все направлено на то, чтобы избежать замороженного конфликта. "Дорожная карта", которую упоминал Эрнст Райхель, также преследует эту цель.

Э.Райхель: Тут, очевидно, есть опасность замораживания конфликта, но реальная ситуация говорит о том, что никакого замороженного конфликта нет, потому что режим прекращения огня нарушается. Поэтому нужно задать вопрос о том, является ли интересом, в частности, России, в данном конкретном случае замораживание конфликта, ведь если бы они хотели, они бы этого уже добились. Мы с нашей стороны, и это включает Украину, настаиваем на том, что после установления режима прекращения огня политический процесс должен продолжаться. И вся программа Минских соглашений, начиная с прекращения огня до восстановления полного суверенитета Украины над территориями, должна быть пройдена, как и сказала Изабель.

По вашему мнению, необходимо ли и когда нужно ввести международную переходную администрацию на Донбассе? Каковы должны быть ее функции?

Э.Райхель: Это немного гипотетический вопрос, поскольку Минскими соглашениями не предусмотрена администрация ООН и он не обсуждался в существующих форматах. Мы все согласны с тем, что для начала необходим режим прекращения огня. Мы сейчас не можем заняться этим вопросом, но нам стоит его рассмотреть. Есть много прецедентов с различными миротворческими операциями ООН, прежде всего на Балканах, но в данный момент вопрос, который из этих прецедентов действительно подходит и приемлем для всех вовлеченных сторон, остается открытым.

Повлияют ли на развитие конфликта поставки вооружений, например, из США в Украину?

И.Дюмон: Желание украинских властей получить оружие для обороны является абсолютно понятным в такой сложной ситуации. С другой стороны, в любом конфликте предоставление большего количества вооружения не помогает в его разрешении. Чем больше у вас оружия, тем выше риск, что оно будет использовано. Из этих соображений мы, со своей стороны, не поставляем оружие. Оборона – это одно, и Украина, очевидно, должна иметь возможность защитить свой суверенитет.

Э.Райхель: Нужно принять во внимание, что упомянутое оружие из США – это вооружение, которое не имеет прямого отношения к боевым действиям на Донбассе. Наиболее упоминаемое – это противотанковые ракетные комплексы "Javelin", но на Донбассе нет танковых боев. Соответственно, поставка этого вооружения является символичной и мерой предосторожности на случай возможной более массивной атаки. Это не является вкладом в непосредственное разрешение конфликта на Донбассе. Что касается Германии, то у нас десятилетия назад сложилась политика, и это дело принципа, не предоставления вооружения в зоны нестабильности, поскольку мы бы не хотели, чтобы наше оружие использовалось в зонах конфликтов, где гибнут люди.

И.Дюмон: Подытоживая, могу сказать, что решение ситуации на Донбассе может быть только политическим. Все, о чем мы говорим, – это наличие политической воли, чтобы положить конец конфликту.

Мы видим политическую конфронтацию в мире, например, в Сирии и в Солсбери. Как эти ситуации влияют на конфликт на Донбассе?

Э.Райхель: В практическом плане, конечно, эти события не могут быть четко отделены друг от друга. С другой стороны, я не вижу ни одного реального доказательства влияния сирийского вопроса или атаки в Солсбери на работу в "нормандском формате". Это не так, что "нормандский формат" перестал быть дееспособным из-за этого.

И.Дюмон: Понятно, что сейчас не лучшая атмосфера с Россией, это не секрет ни для кого, но мы продолжаем говорить с ними, поскольку это важно, как для сирийского конфликта, так и для войны на Донбассе, отдельно друг от друга. Диалог сложный, но он у нас есть по этим и другим необходимым вопросам.

По вашему мнению, учитывая ситуацию на Закарпатье, необходимо ли там постоянное присутствие миссии ОБСЕ?

И.Дюмон: Мандат миссии ОБСЕ распространяется на всю территорию Украины. В силу этого, миссия ОБСЕ уже присутствует на Закарпатье. Поэтому тут нет проблемы – существует мандат, включающий Закарпатье.

Как вы считаете, партнеры Украины могли бы вмешаться в ситуацию, сложившуюся между Украиной и Венгрией, для ее разрешения?

Э.Райхель: Я думаю, что это вопрос украинского законодательства, которое вызвало дипломатические сложности между Украиной и Венгрией. И это дело Украины, какие законы она принимает. Украинское государство также получило рекомендации Венецианской комиссии, которые пообещало выполнить. Я думаю, что это поможет немного снизить градус этого вопроса. И я не уверен, что если бы была дипломатическая инициатива от Франции и Германии быть посредниками между Венгрией и Украиной, это бы помогло снизить напряженность в данном вопросе. Есть другие способы взять под контроль эту ситуацию, чем с помощью нас.

Как, по вашему мнению, ситуация с руководителем САП Назаром Холодницким отразится на борьбе с коррупцией?

И.Дюмон: Очевидно, это не очень хорошо для борьбы с коррупцией. Институции, которые были созданы для борьбы с коррупцией, очень важны. Это было одним из главных требований протестов на Майдане - изменить ситуацию с коррупцией в стране. Конечно, нехорошо, когда антикоррупционные органы воюют друг с другом. Мы следим за этой ситуацией с озабоченностью. Но что, на наш взгляд, более всего необходимо, так это помощь институциям, которые борются с коррупцией.

Оправдали ли ожидания международных партнеров антикоррупционные органы в Украине?

Э.Райхель: Да, я думаю, в целом, да. Вы должны учитывать, что они должны были быть учреждены с нуля. И они проделали важную работу. Мы должны принимать во внимание то, что архитектура специализированных антикоррупционных институций не завершена, поскольку Антикоррупционный суд, с созданием которого можно надеяться на существенный рост эффективности всех антикоррупционных органов, еще не создан. Вот почему мы, международное сообщество, так сильно настаиваем на том, чтобы закон об Антикоррупционном суде был принят в редакции, соответствующей рекомендациям Венецианской комиссии.

Бытует мнение, что в Украине слишком много структур по борьбе с коррупцией, что, собственно, и приводит к тому, то они воюют друг с другом. Возможно, Украине нужна более простая структура?

И.Дюмон: Нам тоже приходится слышать, что такие структуры не существуют в западных странах, что частично правда, а частично - нет. Суть в том, что Украина находится в особой ситуации. Вы знаете лучше меня, сами украинцы говорят о том, что коррупция есть на всех уровнях. Поэтому сравнения не всегда уместны. Эта особая ситуация, в которой, к сожалению, находится Украина, требует особых подходов. Мы снова говорим о политической воле: все эти органы должны усиливать друг друга, чтобы дать достойный бой коррупции.

Я бы также хотела поддержать то, что уже сказал мой коллега об Антикоррупционном суде, который совершенно необходим, по нашему мнению. У вас могут быть все агентства, но если система правосудия не будет делать свою работу, то все будет впустую. Все усилия, которые были вложены в расследования, должны найти свое завершение в судах.

Э.Райхель: Вся антикоррупционная система похожа на нефтепровод. Вы начинаете с расследования, затем обвинения, в конце – суд, но если последний кусок такого нефтепровода отсутствует, тогда нефть разливается повсюду.

И.Дюмон: Это чрезвычайно болезненный вопрос, в первую очередь для украинского общества. Я постоянно думаю о тех молодых людях, которые вышли на Майдан, о Небесной Сотне, которая погибла, во многом, именно за это. Давайте не забывать о людях, погибших за новую Украину, включая и этот аспект. Это очень важно для украинского общества, но также и для нас – доноров, для Франции и Германии, для стран G7. Мы активно помогаем этой стране, в широком смысле – и финансово, и технически. И очень важно видеть результаты в данной сфере.

Э.Райхель: О вопросе борьбы с коррупцией можно говорить долго, но я бы хотел сделать одно замечание. Коррупция в Украине – это не только брать или давать взятки, это высокопоставленные лица в бизнесе и политике, которые используют институциональное устройство для манипуляций в свою собственную пользу. Существует много случаев, касающихся не только взяток. И нужно избегать культуры безнаказанности, потому что она уже послужила причиной широко распространенного цинизма в вопросе коррупции. Следовательно, нужны новые незапятнанные институции, которые бы работали с этим аспектом украинского развития. Это наше убеждение.

Правильно ли я понимаю, что вы говорите о необходимости разделения бизнеса и политики?

И.Дюмон: Во Франции это называют "конфликтом интересов", думаю, как и в Германии. Это не означает, что политик не может иметь бизнес, но это значит, что использование своего политического веса для ведения бизнеса должно быть невозможным. Иногда это представляет проблему в Украине.

Э.Райхель: По-другому отвечая на ваш вопрос, конечно, в наших странах бизнес имеет влияние на политику и наоборот, но есть границы допустимого. К сожалению, в течение десятилетий в Украине не было ограничений в этом.

Допускаете ли вы, что после президентских выборов в Украине может произойти откат назад в процессе реформ?

И.Дюмон: Всегда есть риск, даже очевидно, что такой риск существует. Вопрос в том, действительно ли такой риск может стать реальностью. По сути, ваш вопрос о точке невозврата. И это вопрос, которым мы все задаемся в течение последних лет: была ли уже пройдена точка невозврата? Думаю, к сожалению, пока нет.

Э.Райхель: Украина как паровоз, который поднимается в гору. Он получил сильный толчок от Майдана в 2014 году и поднимается. Вопрос в том, сможет ли он, перевалив вершину горы, начать движение самостоятельно, например, посредством новых институций. Или же он остановится, не достигнув вершины, и начнет медленное движение вниз. Есть люди, которые подбрасывают уголь в топку, а есть те, кто создает препятствия на пути этого паровоза.

Что касается выборов, скажу, что нам стоит подождать результатов, мы бы не хотели заниматься домыслами. Нам придется подождать и посмотреть, и постараться добиться лучшего из того, что будет.

Сейчас население не удовлетворено реформами, поскольку стандарты жизни снизились. Что следует сделать властям для решения этого вопроса?

И.Дюмон: Скажу две вещи. Первое: я понимаю, о чем вы говорите, но так - во всех странах, также и в наших странах это занимает время, прежде чем результаты становятся видны и ощутимы для населения. Мы знали об этом с самого начала. Людям нужно видеть результаты. Второе: украинцы очень умны. Они знают и понимают. Они интересуются политикой, и им понятно то, о чем мы говорим. Они видят, что Украина еще не прошла точку невозврата. И это пугает. Они не видят улучшений в повседневной жизни, но знают, что ситуация может и ухудшиться. Вот почему эти последние реформы так важны, особенно Антикоррупционный суд, чтобы показать: да, мы действительно достигнем этого.

Э.Райхель: Третье: мы просто должны сказать, что каждый человек в Украине, за исключением нескольких людей, понес финансовые потери, во-первых, из-за конфликта с Россией, поскольку когда она прекратила торговлю с Украиной, экономика начала падение, во-вторых, из-за более ранних ошибок украинских лидеров. Вспомните время лет 10 назад, когда у всех были валютные кредиты, и люди потеряли много денег из-за этого. Фундаментальные ошибки руководителей, совершенные тогда, имеют большой эффект до сегодня. Сейчас же мы в ситуации, когда люди должны понимать и понимают, что нужно пройти через сложную фазу, чтобы ситуация улучшилась в будущем. Если вы переходите реку, то нужно пройти на другой берег, нельзя останавливаться посреди реки. И те, кто предлагает простые решения, переходя реку, не оказывают услугу будущему страны.

Если говорить о реформах энергетического сектора, возможно ли участие европейских компаний в управлении ГТС Украины?

И.Дюмон: В принципе, все возможно. Определяющим для них в принятии решения будет доверие по отношению к украинским институциям, условиям бизнес-климата, прозрачность и понятность предложений по приватизации. Будет учитываться множество показателей. Это касается любого процесса приватизации. В нефтегазовом секторе многого удалось добиться с реформой "Нафтогаза". Это один из главных позитивных шагов за последние годы в Украине. Мы не можем говорить за наши компании, именно они будут принимать решение. Но, говоря о французских компаниях, я постоянно слышу от них, что для значительных инвестиций им необходимы понятные и прозрачные условия работы и благоприятный бизнес-климат.

Э.Райхель: Конкретно о ГТС, мы верим, что участие и инвестиции международных компаний могли бы сыграть большую и позитивную роль в повышении конкурентоспособности ГТС. Мы вступаем в фазу, где вероятность большей конкуренции за украинскую ГТС возрастает, поэтому газотранспортная система Украины нуждается в инициативах, чтобы сделать ее более жизнеспособной и рентабельной. Международные инвестиции и участие в управлении могут сыграть важную роль. Еврокомиссия также вносит свои предложения по этому поводу.

По вашему мнению, возможно ли сделать проект "Северный поток-2" выигрышным и для Украины?

Э.Райхель: Исходя из предположения, что "Северный поток–2" будет завершен, то практической целью должно стать достижение эффекта, который "Северный поток–2" может иметь для Украины, не такого, которого опасаются его противники. Возражения, которые, в частности, есть у Украины, касаются того, что он может сделать ненужным транзит через ее территорию. Так что, если мы сможем избежать этого последствия, это может сделать будущее Украины лучше. Это то, к чему мы стремимся. И инвестиции иностранных компаний в украинскую ГТС являются частью этого. Но, как и сказала канцлер Меркель (федеральный канцлер Германии Ангела Меркель – ИФ), нам нужна ясность и со стороны России, что они будут продолжать использовать украинскую ГТС. Дискуссия по этому поводу, как вы можете представить, продолжается. Канцлер Меркель сообщила президенту Порошенко (президент Украины Петр Порошенко – ИФ) во время его визита в Берлин 10 апреля, что у нее были разговоры с Путиным (президентом РФ Владимиром Путиным – ИФ) по этому вопросу. Нужно подождать, что из этого последует, какую реакцию мы получим от России.

Разве проблема не в отсутствии доверия между Европой и Россией?

Э.Райхель: Да, вы правы в своем тезисе об отсутствии доверия. Это должно учитываться в дискуссии с Россией. И термин, который канцлер Меркель использовала в своем недавнем заявлении, - "ясность". Должны быть гарантии, на которые можно положиться. В какой форме это будет сделано, нужно будет посмотреть.

Допускаете ли вы возможность санкций со стороны США в контексте строительства проекта?

Э.Райхель: Думаю, то, о чем мы говорим, - это санкции не против стран, а против компаний, которые принимают участие в проекте. Потому что это компании принимают участие в проекте "Северный поток-2", а не страны. Германия как страна не принимает участие в проекте "Северный поток-2" - это общее неправильное понимание. Именно фирмы из разных европейских стран финансируют "Северный поток-2" в определенной степени: в частности, две немецкие компании, французская компания, британско-голландская компания, Shell и австрийская компания.

Разумеется, это было бы очень необычно для друзей и союзников, если бы санкции были введены США против компаний, которые занимаются бизнесом за пределами США и которые базируются в странах-союзниках, например, во Франции и Германии. Пока не будет доказано обратное, я бы исходил из того, что эта возможность, предусмотренная законодательством США, не будет использована администрацией США. Я по-прежнему уверен, что этого не произойдет в конечном счете, и мы придем к решению, которое уважает легитимные интересы Украины по продолжению транзита газа и, возможно, сделает дискуссию более рациональной, чем это было в прошлом.

Было объявлено о том, что главы МИД Германии и Франции совместно посетят Украину…

И.Дюмон: Мой министр объявил об этом, когда приезжал с визитом 22-23 марта 2018 года. Он сказал, что вернется со своим немецким коллегой. У нас еще нет даты. Наши столицы обсуждают это между собой, но они бы хотели приехать вместе.

Э.Райхель: Это намерение не исключает того, что мой новый министр также приедет с визитом в Украину самостоятельно. Он посещает разные столицы, самые важные из них, в начале его пребывания в должности. И поэтому понятно, что он также захочет приехать в Киев. Это не исключает возможности совместного визита.

Будут ли министры иностранных дел Германии и Франции посещать Донбасс?

Э.Райхель: Посещение Донбасса имеет большое значение. Поэтому, если вы вспомните предыдущие визиты, оно всегда было частью программы.

Украина. Германия. Франция. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > interfax.com.ua, 26 апреля 2018 > № 2585095 Эрнст Райхель, Изабель Дюмон


Казахстан. Узбекистан. Белоруссия. ЕАЭС > Агропром > oilworld.ru, 26 апреля 2018 > № 2584881 Евгений Ган

"Посыпать голову мукой: Казахстану объявили торговую войну", "Караван".

Казахстану объявили войну. И она в разгаре уже семь лет. Проигравшая сторона – перерабатывающая промышленность нашей страны. Все эти годы отрасль несет потери. На пике развития работало 350 мукомольных предприятий, сейчас, в 2018 году, – около 100. Остальные 250 крупных и малых мельниц и комбинатов – это жертвы тарифной политики соседей. В живой силе это более 30 тысяч человек. Две дивизии полного состава.

В этом году экспорт муки из Казахстана сократится на 300–500 тысяч тонн.

Потери нашей экономики могут составить 9 миллиардов тенге. Работы лишатся около тысячи человек. Закроется примерно 20 мельниц. Они теперь не нужны.

Еще около 10 тысяч казахстанцев, работающих в инфраструктурных отраслях, пострадают, так как работы для них будет меньше.

– Мы прямым текстом говорим, что мукомольной отрасли плохо. В этом году она потеряет четверть нашего экспорта. Если это случится, то предприятия станут банкротами, – рассказал “КАРАВАНУ” президент Союза зернопереработчиков Казахстана Евгений ГАН.

Мукомолов активно вытесняют с их традиционных рынков: Узбекистана, Таджикистана и Киргизии. Причем вытесняют строго по графику. Бьют по самому больному месту – по ценам.

Для казахстанских экспортеров установлен НДС в 18 процентов плюс акциз 5 процентов. Также применяются разные железнодорожные тарифы на провоз. Для муки больше, для зерна – меньше.

Так, Ташкент подталкивает бизнес ввозить в страну не готовый продукт, а сырье.

– Основным нашим покупателем всегда был Узбекистан, – рассказал генеральный директор мукомольного комбината “Мутлу” Досмукасан ТАУКЕБАЕВ. – Но затем правительство этой страны поменяло политику ведения бизнеса. Там поставили очень много мельниц. Переработчики покупают наше зерно и продают муку у себя. Они полностью освобождены от уплаты налогов. Более того, если мельница продает свою муку за рубеж, то для нее применяется толлинговая схема: она заявляет о покупке импортного зерна и обязуется полученный продукт экспортировать. После вывоза компания получает весь НДС обратно.

Примерно так же действует и Таджикистан. Душанбе просто установил разный НДС: на муку – 18 процентов, на зерно – 10 процентов.

Справка “КАРАВАНА”

Страны Центральной Азии последовательно уменьшают импорт муки и переходят на закуп зерна. В 2012-м Узбекистан брал 1,2 миллиона тонн муки и в два раза меньше зерна. В прошлом году – всего 627 тысяч тонн муки, но 1,6 миллиона тонн зерна. Таджикистан в 2010 году купил 463 тысячи тонн муки и 367 тысяч тонн зерна. В прошлом году всего 53 тысячи тонн муки, но больше 1 миллиона тонн зерна. То есть этот рынок мы уже потеряли.

Для обеих стран хлеб из Казахстана – товар стратегический. Например, в Таджикистане это более половины всего каравая. Для Узбекистана – четверть. Страны зависят от импорта. Своего зерна им не хватает. Наше положение на этих рынках всегда было твердым. Мука из казахстанской пшеницы – бренд, который мы теряем. Но его подхватывают местные мукомолы.

Во время своего выступления на форуме “Хлебопродукты-2018” в Алматы Евгений Ган показал фото мешков муки узбекского производства, на которых без ложной скромности было написано “Kazakhstan” и “Произведено из казахстанской пшеницы”.

Ситуация с экспортом постепенно усугуб­ляется. В ближайшие годы наши комбинаты могут потерять и афганский рынок. В прошлом году мы поставили в эту страну 1,5 миллиона тонн муки. Теперь это наш единственный крупный рынок сбыта. Но соседи поджимают нас уже и оттуда.

– За транзит тонны муки Узбекские железные дороги берут 65 долларов. У своих мукомолов просят на 22 доллара меньше. Для них действует внутренний тариф. Эти 22 доллара играют очень большую роль. Особенно на таком рынке, как Афганистан. Если мы поставляем условно 1 000 тонн, то 500 тонн поставляют уже узбеки, – рассказал директор “Мутлу” Досмукасан Таукебаев.

– Фактически то, что происходит с мукомольной промышленностью сегодня, – это тренировка, как будут встречать другие казахстанские экспортные товары в будущем, – уверен Евгений Ган. – Так получилось, что мы опередили в развитии другие отрасли. Их будут точно так же ограничивать, пытаться выдавить.

У всех стран есть заинтересованность в покупке сырья и организации производства из него своего продукта. Поэтому мы должны строить свою экспортную политику так, чтобы нашим парт­нерам было интересно покупать не сырье, а продукт.

Ответные меры могут быть зеркальными – снизить тарифы на экспорт муки, поднять на зерно. Или использовать опыт Китая. НДС в Поднебесной составляет 13–17 процентов. При экспорте сельхозпродукции возврат НДС составляет 0 процентов, при вывозе переработанной продукции – 100 процентов. Никто не заинтересован вывозить сырье.

Справка “КАРАВАНА”

Торговые конфликты – нормальная и обычная ситуация. Даже в рамках Таможенного союза. Например, в феврале Россия запретила ввоз из Беларуси 500 видов молочной продукции. Киев и Москва начали антидемпинговое расследование в отношении Минска, который активно поставлял ржаную муку на рынки соседей. Тем не менее Беларусь и Россия остаются ближайшими партнерами и союзниками.

Мы должны приходить к этому же. Тем более у Казахстана уже есть опыт по защите своих интересов в отношениях и с Узбекистаном, и с Киргизией.

Но лучше должны быть системные меры, направленные на развитие экспортного потенциала в целом, а не только муки. Мука – это только пазл в системе, уверен глава ассоциации. Однако минсельхоз и министерство нац­экономики работают не от продажи товара, а от производства. Поэтому они не понимают таких проблем.

– Наша задача сегодня – изучение товарных рынков и изменчивость на перспективу. Что будут есть китайцы через 3–5 лет? Откуда они это будут брать? Как будут меняться потребительские привычки в Узбекистане? Может быть, они “уйдут” в макароны и будут меньше есть хлеба? Это главное, – считает Евгений Ган. – В 2010 году я был на конференции во Франции. И первая презентация была об изменении потребительских привычек населения.

Что будет востребовано через десять лет: французская булка с хрустящей коркой или английская с мягкой? Я сначала смотрел на них широко раскрытыми глазами, сомневался в их адекватности. А потом до меня дошло: они говорят о рынках! Что будут покупать и к чему надо готовиться.

Два дня была конференция. Два дня я не выходил из зала. Мне было интересно всё! Например, развитие сети французских кофеен в Японии. Какие они должны использовать цветовые гаммы. Какой высоты должны быть стулья. Это на две головы выше наших проблем. У нас всё по-другому.

У нас вся информация – коммерческая тайна. Делиться знаниями никто не хочет.

Поэтому я думаю, что у МСХ должна быть крупная аналитическая служба, которая должна понимать, как будут формироваться потребительские предпочтения на перспективу. Исходя из этого, рекомендовать, сколько надо засеять пшеницы, сколько кукурузы и сколько гречихи.

Справка “КАРАВАНА”

Идеал такой системы – минсельхоз в Штатах. Его прогнозами пользуются все производители продуктов питания в мире. Вне страны работает Иностранная сельскохозяйственная служба. Глобальная сеть охватывает 171 государство. В их офисах работают сельскохозяйственные атташе. На основе своих прогнозов МСХ США рекомендует, что и сколько надо вырастить фермерам. Система выстроена так, что тех, кто выращивает лишнее, накажут, а тем, кто работает согласованно с минсельхозом, помогают субсидиями. Мы до этого не доросли.

Для этого надо выстраивать экспортную политику от целей и задач правительства до работы отдельного фермера. И расписать функционал игроков в системе, чтобы каждый занимался своим делом: кому выращивать хлеб, кому его перерабатывать, кому продавать, а кому следить, чтобы все получали прибыль.

Но прежде всего – определить один государственный орган, который мог бы курировать отрасль. В идеале это должно быть самостоятельное агентство, отвечающее за экспорт казахстанской продукции.

– Две недели назад меня пригласили на выставку турецкого мукомольного оборудования, – рассказал Евгений Ган. – И говорят: мол, мы вас пригласили, оплатили проживание в гостинице, поэтому настоятельно вам рекомендуем лететь турецкими авиалиниями. Где мукомолы и где самолеты?! В билете читаю, что мне можно провезти самолетом не 10, а 30 килограммов. Понятно, что это 20 килограммов тех товаров, что я куплю в Турции и вывезу в Казахстан! Вот это и есть цельная национальная стратегия плюс элементарный патриотизм.

Казахстан. Узбекистан. Белоруссия. ЕАЭС > Агропром > oilworld.ru, 26 апреля 2018 > № 2584881 Евгений Ган


Россия > Экология > ecoindustry.ru, 26 апреля 2018 > № 2584479 Юрий Чайка

ИЗ ДОКЛАДА ГЕНЕРАЛЬНОГО ПРОКУРОРА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Ю.Я. ЧАЙКИ НА ЗАСЕДАНИИ СОВЕТА ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОГО СОБРАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Об экологии

В прошедший Год экологии прокурорами комплексно проверено исполнение законодательства, регулирующего вопросы охраны окружающей среды.

На особом контроле находились проблемы ликвидации накопленного вреда в Арктике.

В связи со сложной пожароопасной обстановкой уделялось внимание предупреждению, локализации и ликвидации пожаров в лесах. Всего в 2017 г. выявлено свыше 22 тыс. нарушений законов, которые были связаны с бездействием органов власти, местного самоуправления и лесопользователей. За это к административной и дисциплинарной ответственности привлечено более 5 тыс. лиц.

Несмотря на то, что особо охраняемые природные территории должны находиться под пристальным вниманием, нарушения законов в этой сфере многочисленны.

Повсеместно выявлены случаи нецелевого использования заповедных территорий, незаконного строительства.

На сегодняшний день не обеспечено принятие правовых актов о 4 тыс. уникальных природных комплексах. На кадастровый учет не поставлено более 5 тыс. памятников природы, что в ряде случаев приводит к незаконному захвату их земель.

Особую обеспокоенность вызывает положение дел с захоронением отходов.

Мы реагировали на факты несоблюдения установленных запретов на размещение отходов в границах населенных пунктов, осуществление деятельности по их сбору и утилизации без лицензии.

Даже на Байкальской территории установлены многочисленные нарушения законодательства в этой сфере. В Иркутской области полигоны не отвечают предъявляемым требованиям, а в Республике Бурятия муниципальными образованиями проекты на строительство 11 полигонов разработаны только после прокурорского реагирования.

В 2018 г. органы прокуратуры продолжат надзорные мероприятия в целях обеспечения экологической безопасности и прав граждан на благоприятную окружающую среду.

О контроле и защите прав предпринимателей

Продолжалась и последовательная работа по защите прав предпринимателей, снижению административных барьеров для бизнеса.

Особое внимание уделялось вопросу погашения задолженности по государственным и муниципальным контрактам. Наибольший ее размер зафиксирован в строительной отрасли, образовании и медицине.

Системный надзор органов прокуратуры в тесном контакте с главами регионов, бизнес-сообществом позволил в прошлом году выплатить предпринимателям около 46 млрд. руб. Однако совокупный объем долга на конец года зафиксирован в размере 24 млрд. руб., в связи с чем надзорные мероприятия продолжаются.

При реализации инвестиционных программ остаются вопросы затягивания сроков, а также необоснованного отказа предпринимателям, вкладывающим средства в развитие промышленного и сельскохозяйственного производства, социальные, инфраструктурные проекты в предоставлении земельных участков.

В прошлом году сохранялась проблема избыточного контроля бизнеса. Прокурорами не согласовано 42 % внеплановых проверок. За допущенные нарушения к ответственности привлечено почти 13 тыс. должностных лиц контролирующих органов.

Не устранены факты необоснованного вмешательства правоохранительных органов в предпринимательскую деятельность. В 2017 г. прокурорами отменено почти 370 решений о возбуждении уголовных дел в отношении бизнесменов и постановлений о предъявлении им обвинений.

Однако, предприниматели должны отчетливо понимать, что мы не сможем принимать меры по их защите, если они ведут свой бизнес с грубейшими нарушениями закона, от которых страдают люди.

Трагические события в Кемерово показали, что в погоне за прибылью проигнорированы обязательные требования безопасности, а контролирующие органы, прикрываясь «надзорными каникулами», не исполняли свои прямые обязанности.

Хочу подчеркнуть, что для недопущения подобных чрезвычайных происшествий действующим законодательством предусмотрен риск-ориентированный подход к проведению проверочных мероприятий.

На тех объектах, где с учетом присвоенной категории риска имеется высокая вероятность несчастных случаев, причинения вреда здоровью людей, проверки проводить не только разрешено, но и необходимо.

Кроме того, уже год действует норма, прямо предписывающая контролерам осуществлять мероприятия по профилактике нарушений.

Мною поручено прокурорам давать принципиальную оценку фактам бездеятельности контрольных служб, особенно в тех сферах, где высока опасность возникновения чрезвычайных ситуаций.

Россия > Экология > ecoindustry.ru, 26 апреля 2018 > № 2584479 Юрий Чайка


Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 26 апреля 2018 > № 2583994 Александр Сайфулин

На больших глубинах скрыты огромные перспективы для отрасли.

Уже 15 лет АО «Рыболовецкий колхоз «Восток-1» целеустремленно занимается освоением глубин Тихого океана и его морей, организовав за эти годы устойчивый промысел крабов и рыбы на глубинах 1,2 км.

Недавно озвученные академической наукой предположения об огромной биомассе на больших глубинах подтверждает практическая работа судов «Востока-1». Годы усилий, огромные вложения в проведение исследований совместно с отраслевой наукой – ТИНРО-Центром, модернизация судов и большая концентрация рыбы и краба на уже освоенных глубинах 1,2 км дали компании прекрасную экономику. Предприятие увеличило флот, создало новые рабочие места, в разы повысило налоговые отчисления в бюджет. Такие результаты подтвердили оправданность работы на больших глубинах и верность выбора этого направления для развития.

Пробные постановки орудий лова на глубинах до 2,5 км показали еще более значительные запасы гидробионтов, которые открывают принципиально новые возможности для отечественного рыбного хозяйства. И РК «Восток-1» приступил к следующему этапу - освоению и организации промысла на глубине 2,5 км. Опыт «Востока-1» будет, безусловно, полезен для всех рыбодобывающих организаций Дальневосточного бассейна, отмечают в компании.

О том, как «Восток-1» осваивает новейшее направление развития отрасли, Fishnews рассказал генеральный директор компании Александр Сайфулин.

НОВЫЙ ПУТЬ

– Александр Николаевич, насколько перспективны сейчас глубоководные промыслы?

– Судя по полученным фактическим экономическим результатам, это огромная перспектива для отрасли. Она позволяет уже не только нам, пока единственной компании, действующей в диапазоне больших глубин, но и всем остальным рыбацким компаниям Дальневосточного бассейна значительно улучшить свою экономику. Эта тема ранее никого, кроме «Востока-1» и ТИНРО-Центра, не интересовала, но в этом году она замечена, обсуждение вышло на высочайший уровень, что нас, безусловно, радует.

В феврале во Владивостоке состоялась конференция, на которой был представлен проект комплексной целевой программы научных исследований для рыбного хозяйства с перспективой до 2030 года. На встрече ученые выразили общее мнение: обозначили как одно из наиболее перспективных направлений для страны глубоководные исследования и организацию промысла. О важности глубоководных промыслов говорили и на отчетной коллегии Росрыболовства.

Расскажу подробнее о роли этого направления для отрасли. Прежде всего, мы получаем абсолютно нетронутый пласт объектов – рыб и беспозвоночных. До настоящего времени промышленность была занята уже известными и понятными делами – по вылову, переработке и реализации гидробионтов, добываемых в традиционных районах промысла. Предприятия направляли усилия только на то, чтобы выжать из давно освоенного ресурса максимальную прибыль. Водные биоресурсы на небольших глубинах континентального шельфа просто и привычно ловить. В этом заложен риск для всей отрасли: нельзя постоянно идти по проторенному пути, наращивая отдачу от одного запаса и, по сути, нещадно его эксплуатируя.

Наше рыбное хозяйство уже знакомо с взлетами и падениями численности основных объектов промысла, ситуация неминуемо повторится в будущем, возможно, в недалеком. Однако природа всегда предлагала рыбакам варианты. Например, 50 лет назад такой альтернативой стал минтай, который до того времени считался сорной рыбой, не пригодной в пищу. Сейчас это приоритетный объект.

Чтобы не подвергать отрасль очередному сырьевому кризису и не сталкивать рыбаков в борьбе за имеющиеся лимиты, можно пойти по новому пути. Направить усилия на глубоководный промысел и тем самым ослабить пресс на активно используемые биоресурсы и обеспечить их сохранение.

Конечно, как и все новое, это направление, по опыту РК «Восток-1», требует значительных инвестиций, интеллектуальных вложений и научно-технических усилий. Только от одного упоминания глубины дух захватывает – два с половиной километра! Такая цифра сегодня для многих предприятий выглядит недостижимо, но если подумать – что важнее: выложить сотни миллионов и получить право на облов уже жестко эксплуатируемого запаса либо направить те же средства в переоснащение или обновление флота, в получение нового опыта и в современные технологии? Еще десять лет назад эти рассуждения больше подходили бы для фантастического романа, а сегодня благодаря реальным результатам нашей компании по освоению больших глубин о таком промысле можно говорить как о реальной перспективе. Мы получили недорогие объекты, продукция из которых доступна людям со средним достатком. Это большой социальный и маркетинговый плюс для реализации гидробионтов больших глубин. Мы добываем таких объектов на промысловое усилие значительно больше, и в этом экономическое преимущество работы на значительных глубинах.

КАК ПОКОРЯЛИСЬ ГЛУБИНЫ

– Расскажите, как «Восток-1» приобретал такой опыт?

–В начале века, накопив средств, компания начала практическую проработку совершено нового для России направления – глубоководной добычи рыбы и краба. И годы работы в этом направлении, безусловно, дали нам бесценный опыт. Важнейшим фактором успешности этого эксперимента стала научная поддержка со стороны нашего отраслевого института – ТИНРО-Центра. Именно его материалы легли в основу организации промыслов макруруса и крабов-стригунов красного и ангулятуса на глубинах до 1-1,2 км.

В 2001 – 2002 годах «Восток-1» в невероятно тяжелой и затратной борьбе приобрел на аукционах доли квот этих объектов, взвалив на плечи кредиты в объеме более 12 млн долларов.

Последующие четыре года прошли в борьбе за выживание. Несмотря на долговую кабалу, компания смогла провести первую модернизацию судов, чтобы начать эффективно работать на глубоководных объектах.

В 2008 году в отрасли произошло, пожалуй, самое приятное событие за всю историю современного российского рыболовства – распределение долей квот по историческому принципу. Предприятие получило мощный толчок для развития, устойчивую перспективу на 10 лет. От ощущения стабильности появилось чувство уверенности и желание приложить все усилия для освоения глубоководного промысла. Мы начали пополнять флот и провели вторую модернизацию судов, которая позволила нам уверенно работать на глубинах до 1,2 км.

В 2013 году, наконец, пошла отдача от глубоководного промысла в целом: прибыль стала приносить и добыча ранее убыточного макруруса. Мы приступили к гашению кредитов, «висевших» на нас с аукционов 2001 - 2002 годов, выплатив их полностью к 2016 году. Конечно, этот опыт – по освоению нового направления – обошелся в сотни миллионов, но предприятие готово поделиться им со всей отраслью.

КРАБ ПРИВЕЛ К УСПЕХУ

– Вы упомянули целых две модернизации флота. За счет каких средств удалось их провести?

– Эти средства были получены от реализации краба. Именно крабовый промысел дает нам финансовые возможности для реализации перспективных и стратегически важных проектов. Красный краб-стригун и краб-стригун ангулятус недороги по сравнению с опилио и камчатским, но последние три года они дают «Востоку-1» 46% выручки – 16,4 млн долларов в год.

Условная тонна крабовой продукции приносит нам 3,4 тыс. долларов, а рыбной – лишь 1,2 тыс. долларов, то есть втрое меньше. Но даже эти скудные средства позволяют компании инвестировать в развитие глубоководного промысла.

Отмечу: только благодаря лову краба мы смогли освоить глубоководный промысел не только крабов, но и макруруса, что ранее, как я уже говорил, было убыточно. Когда мы начинали заниматься его добычей, эта рыба стоила всего 600-800 долларов за тонну, только недавно цены выросли до 1100-1400 долларов. «Восток-1» почти 10 лет работал по макрурусу в убыток, компенсируя расходы прибылью от краба. Ведь макрурус представляет собой существенный потенциал для промышленности. Это подтверждает наука: на глубинах до 2,5 км обнаружены огромные запасы черного макруруса.

Вот так компания многие годы, невзирая на растущие цены на топливо, долги и другие проблемы, развивала глубоководный промысел, наращивала и модернизировала флот. Со временем затраченные усилия переросли в качество, и сегодня мы можем смело заявить, что добились успеха.

– В чем выражен этот успех? Можете вкратце перечислить основные достижения «Востока-1»?

– За 10 лет наш флот вырос до 17 судов (обновление и пополнение – на 65%), их суммарный тоннаж увеличился с 10 тыс. тонн до 17 тыс. тонн. Инвестиции по этому направлению составили почти 30 млн долларов США.

Общий вылов РК «Восток-1» увеличился вдвое – с 15,7 до 31,2 тыс. тонн. Уловы глубоководных крабов возросли с 4 до 8 тыс. тонн, а макруруса – с 2,8 до 15 тыс. тонн – в 5 раз.

Создано 400 новых рабочих мест, теперь в компании трудится 900 человек. Выручка увеличилась впятеро: с 660 млн до 3,5 млрд рублей. Чистая прибыль выросла в 50 раз: с 11 до 564 млн рублей. Увеличились и совокупные фискальные сборы – с 60 до 500 млн рублей в год.

За эти годы на государственных аукционах предприятие приобрело 7 тыс. тонн рыбных квот почти на 100 млн рублей. А вот на торгах по квотам глубоководных крабов у нас не хватило средств конкурировать с компаниями, имеющими огромные кредитные ресурсы.

Таким образом, только благодаря увеличению вылова даже самого дешевого глубоководного краба мы смогли реализовать целый комплекс программ и стратегически важных мероприятий. Освоен промысел краба и рыбы на глубине до 1,2 км, открыт перспективный и огромный по запасам объект – черный макрурус, флот компании пополнился специализированными судами для глубоководного лова.

Более того, «Восток-1» продолжит промысловое «погружение»: пройдя уже две значимые отметки – 1 и 1,2 км – предприятие поставило задачу освоения глубин в 2,5 км. Для этого требуется провести уже третью целевую модернизацию промыслового флота, в рамках соответствующей программы одно судно уже модернизировано. Предварительная оценка объема инвестиций по этой третьей модернизации – 6,9 млн долларов.

АМБИЦИОЗНЫЕ ПЛАНЫ

– Значит, останавливаться на достигнутом не собираетесь?

– Конечно. В 2016 году, делая пробные постановки ярусов и порядков, наши капитаны обнаружили следующее: запасы биоресурсов на бОльших глубинах на порядок выше, чем в традиционных районах промысла. Подтверждаются предположения академической науки. Были достигнуты рекордные суточные выловы: по крабу – до 17 тонн, а по макрурусу – до 47 тонн, и это при добыче судами среднего тоннажа. Такие результаты нас очень вдохновили, и компания занялась новой модернизацией судов.

Совместно с нашим предприятием ТИНРО-Центр разрабатывает программу оценки запасов на сверхбольших глубинах. Ведь сегодня только суда РК «Восток-1» имеют специальные технические комплексы и способны вести промысел на глубинах, превышающих 1,2 км. Расчеты специалистов Дальрыбвтуза показали, что нагрузки, которые действуют на промысловое вооружение на большой глубине, совсем иные, чем на традиционных глубинах. Расчеты подтверждены математически и уже проверены практикой.

Наша программа освоения глубин в этом году была замечена органами власти и совпала с задачей, которую обозначила РАН и поддержал президент Владимир Путин: масштабное изучение глубоководных ресурсов и их практическое освоение и применение.

По факту 2,5 км – это почти неизведанные глубины. Мы по собственной инициативе закупили и оснастили свои суда импортным видеооборудованием для подводных съемок. Также компанию очень заинтересовала информация об автономных глубоководных роботах академии наук. Мы рассматриваем возможность аренды такого устройства или даже заказов специализированных роботов для промысловой разведки на большой глубине. Такой аппарат помог бы изучать запасы, визуально определять поведение гидробионтов. Это даст возможности совершенствовать орудия лова.

Кроме того, совместно с ТИНРО-Центром мы готовим комплексную программу исследований глубоководных ресурсов российского Дальнего Востока, разработки методов оценки этих запасов и их прикладного освоения в рамках проекта «Глубоководный пояс дальневосточных морей».

Еще один важный вопрос, которым мы начинаем заниматься в этом году – активное включение России в промысел в конвенционной зоне северной части Тихого океана. Будем проводить совместное исследование с ТИНРО-Центром. Компания выделит для этой работы ярусолов «Восток-7», успешно освоивший промысел черного макруруса на глубинах 1,5-2,1 км. Уже намечен район - горы Императорского хребта Тихого океана. Затраты будут существенными, но задача – государственной важности, поэтому мы решились на ее исполнение.

В долгосрочной перспективе наш опыт и проекты – это фундамент, который позволит Россия занять и сохранить лидерство в освоении глубоководных ресурсов Мирового океана.

– Являясь пионерами в перспективном направлении, пользуетесь ли вы господдержкой?

– Власть должна стимулировать такие новации, как развитие глубоководного промысла, ведь отдачу от них для всей отрасли трудно переоценить. Однако наше предприятие шагнуло в этом направлении настолько далеко вперед, что оказалось вне сферы действия существующих мер господдержки. «Востоку-1» не помогает даже такой передовой инструмент, как закон «О свободном порте Владивосток», предусматривающий особый режим для реализации инвестпроектов начиная с суммы вложений в 5 млн рублей.

А между тем компания уже вложила в развитие глубоководного промысла более миллиарда рублей, но в статусе резидента СПВ «Востоку-1» отказали. Мотивировка – мы не новое предприятие.

Единственной реальной поддержкой государства для нас стала льгота при оплате сборов за пользование ВБР. Это позволило на пару лет ускорить процесс освоения глубин 1,2 км. И мы питаем надежду, что предприятиям, работающим по очень затратному направлению освоения глубоководных объектов, оставят эту льготу. В нашем случае она позволит в более короткие сроки организовать промысел на глубинах 2,5 км.

РАЗРУШИТЬ ВСЕ – ЛЕГКО

– Существуют ли какие-либо существенные проблемы, которые могут помешать вашим амбициозным планам?

– Увы, да. Сейчас вполне реальной стала перспектива распределения крабовых квот на аукционах. Как когда-то призрак коммунизма по Европе, призрак крабовых аукционов ходит по самым высоким кабинетам власти и грозит материализоваться в очередной отраслевой передел.

Выставление лимитов на торги потребует огромных средств для покупки. А у нас просто нет свободных финансов: все деньги идут на третью модернизацию флота. Так что квоты на аукционах приобретут новички, имеющие капитал и доступ к кредитам.

Также есть опасность того, что глубоководных крабов выставят на торги вместе с обычными шельфовыми крабами. В этом случае – прощайте глубоководные перспективы страны. Новые пользователи не умеют вести промысел на больших глубинах, а наш опыт показал: чтобы организовать устойчивую добычу краба хотя бы на глубине 1,2 км, понадобится не менее десятка лет.

И это не голословные утверждения: в 2008 году квоты глубоководного красного краба-стригуна (японикуса) имели 34 компании, сейчас - всего 15, причем большинству из них мы помогаем осваивать этот ресурс. Сейчас краболовный флот нашей компании добывает более 90% от всего вылова японикуса на бассейне. В случае аукционов РК «Восток-1» лишится средств для развития программы по глубинам до 2,5 км.

Также нам придется прекратить освоение хотя и имеющего огромную биомассу, но пока низкорентабельного макруруса. Придется свернуть важные для страны исследования на большой глубине, потому что ни ТИНРО, ни кто-либо из рыбопромышленников, кроме нас, не имеет судов, способных работать на глубине 2,5 км. Компанию вынудят просто распродать ярусный флот и отказаться от глубоководной программы по макрурусу, которая дотируется из средств, получаемых от продажи глубоководного краба.

– То есть эта перспективная ниша глубоководных промыслов так и останется незанятой?

– Отнюдь. Приоритет освоения глубоководного промысла однозначно перейдет к Соединенным Штатам, ведь в их водах на больших глубинах обитают те же или похожие виды крабов и рыб. Средства массовой информации США следят за деятельностью именно РК «Восток-1» и призывают американские компании следовать нашему примеру. И наших специалистов по глубоководному промыслу примут за рубежом с распростертыми объятиями.

– Что же делать?

– Решение весьма простое: не выставлять на аукционы лимиты крабов, тем более глубоководных. Такие торги не только разрушат наше предприятие с 27-летней историей, но и подорвут развитие отечественного глубоководного лова, усложнят вход России в «свободные» воды Мирового океана.

А введение в промысел краба и рыбы на больших глубинах – до 2,5 км – даст государству огромный дополнительный биологический ресурс. Подсчитать эффективность этого несложно, учитывая размеры запасов, и отчисления в бюджет, несомненно, кратно превысят разовый доход от аукционов. Биомасса глубоководных крабов огромна. По данным российских и японских ученых, она со временем превысит ОДУ всех крабов Дальневосточного бассейна в 60 тыс. тонн.

С глубоководным макрурусом ситуация аналогичная. Судя по уловам судов среднего тоннажа – 40 с лишним тонн за сутки – его биомасса наверняка в дальнейшем превысит запасы минтая.

Надеюсь, что государство, оценив ситуацию, примет верное решение, основанное на здравом смысле, а не на желании получить кратковременную выгоду.

По крайней мере, для РК «Восток-1» - единственной компании в отрасли, реально работающей над развитием глубоководной программы Дальневосточного бассейна, и ведущей эту деятельность за счет доходов от глубоководного краба - конечно, выставление на аукцион 40% его квот разрушает все «глубоководные» планы.

И, как я уже упоминал, государственная поддержка в виде льготы по оплате за ВБР, безусловно, ускорила организацию устойчивой работы на глубинах 1,2 км. Мы благодарны за это государству, и очень надеемся, что эта мера поддержки для компании сохранится, учитывая нашу реальную работу по глубоководной программе.

Алексей СЕРЕДА, Fishnews

Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 26 апреля 2018 > № 2583994 Александр Сайфулин


США > Нефть, газ, уголь > forbes.ru, 26 апреля 2018 > № 2583471 Константин Симонов

Новое рождение: надолго ли сланцевая революция продлила век нефти

Константин Симонов

Генеральный директор Фонда национальной энергетической безопасности

Современная нефтянка — это высокотехнологичная индустрия, или та самая современная экономика, которую мы с лупой ищем у себя в стране.

Сланцевая индустрия в США уже несколько лет играет роль game сhanger в мировой нефтяной индустрии. Штаты за короткий срок сумели почти вдвое нарастить добычу, и это не могло не сказаться на мировом нефтяном балансе. Если основной «бензобак» мира наращивает импортозамещение нефти, это плохие новости для традиционных поставщиков. И прежде всего для Саудовской Аравии. Отсюда и то колоссальное внимание, которое приковывают к с ебе сланцевые проекты в Северной Америке.

Сразу надо оговориться, что слово «сланец» часто используется как синоним словосочетания «нетрадиционная нефть». Хотя с геологической точки зрения это неверно. Нетрадиционная нефть — более широкое понятие, оно включает в себя ряд других видов нефти, прежде всего tight oil — нефть низкопроницаемых коллекторов. В классическом понимании сланцы (shale rock) — породы с чрезвычайно низкой проницаемостью (до 100 нано-Дарси) и пористостью (от 3% до 10%). Слабопроницаемые (tight rock) — это породы, в основном песчаники, с крайне низкой проницаемостью — до 0,1 милли-Дарси и пористостью уже до 12%. Поэтому, говоря о сланце, на самом деле анализируют более широкую категорию нефтяных проектов.

Их роль велика не только с точки зрения переформатирования рынка. Сланец действительно дал новое рождение всей нефтяной индустрии, продлил век нефти. Совсем недавно доминировали теории об ограниченности и конечности нефтяных запасов, сеявшие панику среди западных обывателей и ставшие страшилкой в руках теоретиков альтернативной энергетики. Cланец же показал, что запасы нефти еще велики и, что не менее важно, они есть и у стран политического Запада.

Взгляды Трампа на энергетику — в чистом виде продукт именно сланцевой революции. Не будь ее, он бы не смог так лихо отмахиваться от зеленой энергетики, считая ее чепухой.

Кроме того, сланец показал, что современная нефтянка — это высокотехнологичная индустрия. Это как раз и есть та современная экономика, которую мы с лупой ищем у себя в стране. Это в чистом виде цифровая индустрия: добыча сланцевой нефти была бы невозможна без математического моделирования пластов. Технология требует постоянного бурения, и принципиально важно повысить продуктивность этого бурения, для чего и используется big data.

Это хороший кейс для российских любителей противопоставить сырьевой комплекс и цифровую экономику, почему-то рисуемую через отрицание добычной индустрии. А ведь понятия эти на самом деле не взаимоисключающие, а взаимодополняющие.

В 2017 году добыча нефти в Соединенных Штатах составила в среднем 8,9 млн бар­­релей в сутки, что побило прежний рекорд 2015 года. Добыча нетрадиционной нефти США в последние годы росла двузначными цифрами, за исключением 2016 года. При этом разработка месторождений Аляски и шельфовая добыча идут на убыль. Согласно отчету Фонда национальной энергетической безопасности о сланцевых проектах в США, доля добычи нетрадиционной нефти в 2017 году достигла 50% против 15% в 2010 году. Колоссальный рывок!

Главный вопрос, связанный со сланцевыми проектами, — себестоимость. Добыча традиционной нефти в Персидском заливе или Западной Сибири существенно дешевле, чем сланцевой. В сланцевых проектах весьма высокие операционные затраты: в среднем от 30% до 40% — это расходы на бурение, включая аренду буровых, закупку труб, буровые растворы, и это без учета заканчивания скважин. А вот капитальные затраты по сравнению с традиционными проектами относительно низкие. Именно поэтому сланцевое производство очень волатильно к ценам на нефть. Если цена оказывается выше себестоимости — моментально идут инвестиции и добыча растет. Ну а если ниже — сокращается. При этом рост добычи тут же оказывает давление на мировые цены — они постепенно начинают снижаться. И в свою очередь тут же влиять на уровень инвестиций в сланцевую индустрию.

При этом уровень безубыточности производства на различных формациях сильно различается. Многие американские, да и российские коллеги «забывают» об этом, довольствуясь указанием какой-то одной цифры, характерной лишь для конкретной формации, пусть даже и ведущей, то есть той, которая дает наибольший вклад в сланцевую добычу нефти или газа.

Самыми низкими показателями себестоимости могут похвастаться субформации нефтяной формации Permian в США: в среднем по трем основным формациям себестоимость добычи одного барреля нефти составила около $37, но разброс очень велик — от $23 до $58 за баррель. Себестоимость добычи нефти на Eagle Ford также различна в зависимости от участка: от $22 за баррель на DeWitt до $58 на Dimmit. Субформации Bakken отличаются хорошими геологическими характеристиками: скважины дают хороший начальный дебит, «живут» дольше остальных. Себестоимость с такими характеристиками в целом близка к Eagle Ford: в среднем составляет порядка $40–40,5 за баррель, хотя весь диапазон в зависимости от субформаций находится между $22 и $56,5 за баррель в зависимости от того, насколько хорошо или плохо «ведут себя» скважины на участке.

Наши расчеты показывают, что для поддержания добычи нетрадиционной нефти на уровне не менее 4 млн баррелей в сутки необходима цена на нефть в пределах $40–45 за баррель сорта WTI. Но надо понимать, что существуют очень разные оценки извлекаемых ресурсов месторождений, которые к тому же постоянно меняются. И это тоже сказывается на себестоимости. Да и для расширения ресурсной базы необходимо и далее изучать новые участки. Однако цена для сланца $50–55 все же выглядит относительно комфортной. Цены сейчас выше, а значит, рост добычи в Северной Америке будет продолжен. И игнорировать это обстоятельство было бы наивно.

США > Нефть, газ, уголь > forbes.ru, 26 апреля 2018 > № 2583471 Константин Симонов


Россия > Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 26 апреля 2018 > № 2583470 Дмитрий Костыгин

Дмитрий Костыгин рассказал, чем опасна харизма для бизнеса

Дмитрий Костыгин

Председатель совета директоров «Юлмарт»

Участник списка Forbes, совладелец «Юлмарта» Дмитрий Костыгин о том, почему харизматичный лидер может навредить бизнесу, а первыми из проблемной компании бегут «белые воротнички»

Зависимость компании от харизматичного бенефициара — слабое место для бизнеса. В самый неожиданный момент может оказаться, что он больше не может рулить компанией. Кто мог подумать, что расхождение с инвесторами во взглядах на развитие «Магнита» приведет к отставке Сергея Галицкого F 28? Я сам из-за конфликта с партнером-миноритарием провел несколько месяцев под домашним арестом. И от подобных рисков не застрахован ни один владелец, особенно в наше время. Как говорится, от СИЗО и делистинга не зарекайся.

В таких ситуациях сразу становится видно, какой ты предприниматель: как живет без тебя компания, как держит удар команда. Это своего рода проверка, правильно ли ты выстроил свой бизнес.

Большой плюс — это прозрачность бизнеса. В случае любых акционерных разборок, когда активы компании рассматривают под микроскопом, у проверяющих органов не должно быть к вам претензий. Некоторые бизнесмены действуют независимо: финансово и юридически активы не связаны, компании никогда не поручались друг за друга. Такую модель можно сравнить с подводной лодкой с герметичными отсеками, и, пока решается проблема в одном месте, других активов это не касается. Вспомните историю с «ВКонтакте». То ли Павел Дуров не понял инвесторов, то ли они его не поняли, но в итоге основатель после затяжного конфликта ушел из созданной им компании, а вслед за ним — и ключевые управленцы, и «технари». Правда, Павел продолжал делать Telegram, который теперь опять вполне успешно справляется с вызовами. Вот это масштаб личности.

Устойчивость бизнеса к рискам зависит от того, правильный ли у тебя продукт (в случае с ретейлом это формат). Как только возникают проблемы, окружающие и инвесторы сразу винят бизнес-модель в целом. С подобным, например, сталкивалась Apple. В 1997 году компания была на грани закрытия, но в перспективы единства софта и железа поверил их главный конкурент Билл Гейтс. Он инвестировал тогда в Apple около $500 млн и до сих пор держит акции компании, ведь продукт у Apple как раз и был правильный. Российский пример — FMCG-сеть «Лента», которая могла бы уже быть триллионной компанией, но, пока внутри был конфликт, конкуренты ушли далеко вперед. Только сейчас сеть постепенно наверстывает упущенное, за 2017 год выручка ретейлера выросла почти на 20%.

Любые эпические битвы дают примеры подлости, предательства и героизма. Когда в «Юлмарте» начались проблемы, первыми бежали «белые воротнички», которые щепетильно относятся к стерильности своего CV (Curriculum vitæ, краткое описание жизни и навыков), «которые любят не бизнес в себе, а себя в бизнесе». К увольнению этой категории персонала владельцу бизнеса всегда нужно быть готовым психологически. Вспомните, как топ-менеджеры уходили из металлургического «Мечела», когда у него начались проблемы, хотя компания жива и реструктурирует кредиты.

При этом есть несколько десятков супергероев и сотни героев, кто прекрасно себя проявил, осознавая, что за одного битого дают двух небитых и конфликт всегда помогает развиваться, дает новый опыт. Помните, важно установить диалог с менеджментом, это позволит эффективно переживать сложные времена в компании. X5, например, до того как нашла нынешнего гендиректора «Перекрестка», за пять лет поменяла шестерых, ни один не продержался больше года. У Lego было затяжной кризис. В 1999 году она призвала антикризисного менеджера, который очень энергично начал – уволил 1000 сотрудников, наняв новых и более деятельных. Однако вскоре оказалось, что большинство внедренных им инноваций не востребованы покупателями и стоят слишком дорого. Выйти на стабильный рост компании удалось лишь после назначения Йоргена Кнудсторпе.

Найти правильных людей на руководящие должности всегда сложно, но если это уже сделано, то не мешайте своему управленцу, дайте ему свободу в принятии решений. Помните, он и так вынужден работать в экстремальных условиях: между всеми вызовами текущей бизнес-среды как канатоходец. Подталкивать его значит расшатывать компанию. Например, с тех пор как Амансио Ортега, основатель Inditex, доверил компанию наемнику Пабло Ислу, Zara выросла вдвое, капитализация группы увеличилась в семь раз, превратив Inditex в самую дорогую компанию Испании. Сам Ортега, кстати, с 2013 года входит в тройку богатейших людей мира.

Я сам сторонник формы собственности, при которой бенефициары один раз выбирают совет директоров и отходят от дальнейшего управления бизнесом, а следующий совет директоров выбирается только членами этого совета директоров. Из теории управления знаниями: чтобы принимать адекватное решение по бизнесу, надо быть в контексте, то есть как минимум быть в совете директоров. Управление должно быть ротационное и «по осям», то есть по направлениям. Система напоминает ту, что использовал советский педагог Антон Макаренко, в ней есть понятная иерархия (секретарь совета командиров, дежурный санитарной комиссии, командиры отрядов и т. д). Такая конструкция вкупе с ротационной системой дает лучшую динамику, чем статичная. Когда удастся реализовать эту систему на практике, совершенно точно получится не вмешиваться в управление своим бизнесом.

Россия > Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 26 апреля 2018 > № 2583470 Дмитрий Костыгин


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 26 апреля 2018 > № 2583460 Андерс Фог Расмуссен

Трамп возглавил борьбу с Россией

Андерс Фог Расмуссен | The Wall Street Journal

По мере того, как Москва наращивает стратегию глобального разрушения, еще больше европейских стран должны поддержать США в усилении давления на Владимира Путина и его приспешников, призывает в статье для The Wall Street Journal датский политик, бывший генсек НАТО Андерс Фог Расмуссен.

Начиная с вторжения на Украину и заканчивая отравлением Сергея Скрипаля, Россия превратила Европу в театр гибридной войны, пишет Расмуссен. Однако реакция Европы по большей части не менялась с того момента, как Россия впервые осуществила агрессию против Украины в 2014 году. Самый сильный ответ на химатаку в Британии дали США: администрация Трампа выслала 60 российских дипломатов и наложила новые санкции на олигархов и чиновников из окружения Путина.

"Когда в 2014 году союзники США впервые ввели санкции в ответ на российскую агрессию на Украине, они надеялись усадить Москву за стол переговоров. Но Россия продолжила не только вести войну на Украине и в Сирии, но и атаковать врагов и подрывать выборы в Западной Европе. Это требует более жесткого ответа со стороны противников России", - пишет Расмуссен.

"Для начала ЕС должен усилить свои санкции в отношении России, - предлагает политик. - Один из мощных вариантов - ввести санкции, соответствующие американским, хотя сплотить все 28 государств-членов ЕС для принятия столь жестких мер может быть непросто. Как минимум, лидеры ЕС должны продемонстрировать свою решимость, продлив срок действия нынешних санкций с шести месяцев до года. В то же время ЕС может всерьез взяться за российские деньги в Европе, полученные коррупционным путем".

"Европе следует также объединиться, чтобы противодействовать расширению газопровода "Северный поток", - добавляет Расмуссен. Он рекомендует лидерам ЕС, по меньшей мере, потребовать, чтобы на трубопровод распространялось действие энергетических директив Евросоюза, что сделает проект менее привлекательным для инвесторов.

"Аргумент о том, что жесткая реакция только обострит конфликт с Россией, опровергается реальным положением дел. Россия обостряет ситуацию как ей вздумается и где пожелает: на Украине или в Сирии, в Twitter и Facebook, на улицах и в демократических институтах Европы. На деле вопрос в том, сможет ли Европа проявить волю и дать ответ без возвышенных заявлений и символических действий", - подчеркивает Расмуссен.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 26 апреля 2018 > № 2583460 Андерс Фог Расмуссен


Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 26 апреля 2018 > № 2583455 Александр Турчинов

Турчинов: Страшная смесь ордынской жестокости, таежного хамства и многовековой рабской озлобленности и создала феномен российского народа

Секретарь Совета национальной безопасности и обороны Украины Александр Турчинов написал в своем эссе, как классики литературы помогают понять русскую душу и сущность самого российского государства, чтобы в конечном итоге одержать победу над ним.

Александр Турчинов, Гордон, Украина

Представители российского политического и интеллектуального бомонда очень нервно и неоднозначно смогли пережить «непатриотический» выпад русского классика Михаила Юрьевича Лермонтова. «Прощай, немытая Россия…» — особо часто цитируемая в Украине строчка очень больно ударила по самолюбию российского народа, взрощенного на лучших традициях мировой литературы. Попытки объяснить, что все-таки имел в виду Лермонтов, даже с привлечением «особо тонко чувствующего его бунтарскую натуру» дальнего родственника, не позволили имперским пропагандистам убедительно «отмыть» отечество на фоне построения целостной картины величия и вселенского мессианства российского народа.

Общепризнанного классика трудно обвинить в предательстве и русофобии. Михаила Юрьевича сложно даже с большой натяжкой назвать националистом, фашистом или хотя бы бандеровцем…

Буду неоригинален, но ничто так не раскрывает суть русской души, как русская классическая литература. Сложно спорить о сути российской ментальности, к примеру, с такой глыбой, как Лев Николаевич Толстой. Отрывок из его «Хаджи-Мурата» и сегодня звучит как приговор.

«…Садо, у которого останавливался Хаджи-Мурат, уходил с семьей в горы, когда русские подходили к аулу. Вернувшись в свой аул, Садо нашел свою саклю разрушенной: крыша была провалена, и дверь и столбы галерейки сожжены, и внутренность огажена. Сын же его, тот красивый, с блестящими глазами мальчик, который восторженно смотрел на Хаджи-Мурата, был привезен мертвым к мечети на покрытой буркой лошади. Он был проткнут штыком в спину. Благообразная женщина, служившая во время его посещения Хаджи-Мурату, теперь в разорванной на груди рубахе, открывавшей ее старые, обвисшие груди, с распущенными волосами, стояла над сыном и царапала себе в кровь лицо и не переставая выла. Садо с киркой и лопатой ушел с родными копать могилу сыну. Старик дед сидел у стены разваленной сакли и, строгая палочку, тупо смотрел перед собой. Он только что вернулся с своего пчельника. Бывшие там два стожка сена были сожжены; были поломаны и обожжены посаженные стариком и выхоженные абрикосовые и вишневые деревья и, главное, сожжены все ульи с пчелами. Вой женщин слышался во всех домах и на площадях, куда были привезены еще два тела. Малые дети ревели вместе с матерями. Ревела и голодная скотина, которой нечего было дать. Взрослые дети не играли, а испуганными глазами смотрели на старших. Фонтан был загажен, очевидно нарочно, так что воды нельзя было брать из него. Так же была загажена и мечеть, и мулла с муталимами очищал ее. Старики хозяева собрались на площади и, сидя на корточках, обсуждали свое положение. О ненависти к русским никто и не говорил. Чувство, которое испытывали все чеченцы от мала до велика, было сильнее ненависти. Это была не ненависть, а непризнание этих русских собак людьми и такое отвращение, гадливость и недоумение перед нелепой жестокостью этих существ, что желание истребления их, как желание истребления крыс, ядовитых пауков и волков, было таким же естественным чувством, как чувство самосохранения…»

Л. Н. Толстой «Хаджи-Мурат», гл. ХVII

Эта страшная смесь ордынской жестокости, таежного хамства и многовековой рабской озлобленности и создали феномен российского народа. Он опасен и разрушителен, склонен к агрессии (бессмысленной и беспощадной). Тоталитарная форма государственности для него является необходимой системой сдерживания и укрощения. Война стала для русских формой самореализации, когда не сдерживают, когда можно проявить свое нутро.

Оккупация Кавказа, Западной Украины, Восточной Европы, Крыма, Донбасса… Все эти события похожи как по форме, так и по содержанию.

Чтобы победить врага, нужно знать его сущность. И в этом русские классики оказывают нам неоценимую услугу.

У каждого народа во все времена есть свои классики. Их отличает от сотен тысяч современников не просто талант. Этого мало. Есть огромное количество талантливых конъюнктурщиков, умеющих высокопрофессионально облизывать сильных мира сего или наотмашь бить их по лицу, если за спиной стоят еще более сильные «грантодатели».

Классик не льстит толпе и власти. Для него правда важнее признания. Его могут бросить за решетку, убить, отлучить от церкви, ему могут плевать в лицо, но он не разменяет свои убеждения, свой талант, свою правду на гонорары и аплодисменты. Он — классик, он творец для вечности.

Как же нам сегодня не хватает классиков в литературе, в журналистике, в политике и в жизни.

Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 26 апреля 2018 > № 2583455 Александр Турчинов


Иран. Китай. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 26 апреля 2018 > № 2583450

Иран будет вынужден сильнее сблизиться с Китаем и Россией

Хотя Тегеран выступает категорически против любой альтернативы текущему соглашению по его ядерной программе, он не исключает переговоров по своей региональной политике, считает эксперт Мухаммад-Реза Джалили.

Гаидз Минасян (Gaïdz Minassian), Le Monde, Франция

Мухаммад-Реза Джалили — почетный профессор Института высших международных исследований и развития в Женеве. Недавно он выпустил совместно с Тьерри Келльнером (Thierry Kellner) обновленную версию книги «Иран в 100 вопросах».

«Монд»: Президенты Макрон и Трамп не скрывают разногласий насчет соглашения с Ираном от 14 июля 2015 года. Они упоминали «новый договор с Ираном», но смогут ли они, по вашему мнению, выработать общую позицию?

Мухаммад-Реза Джалили: Если судить по имеющейся в настоящий момент информации о беседе двух президентов и их совместному заявлению, скорее всего, именно президент Франции сблизил свою позицию с позицией Трампа, выступив за «новый договор», хотя и утверждал в интервью «Фокс Ньюс», что у него нет плана «Б».

— Президент Роухани оспорил легитимность потенциального нового договора. Иран перечеркнул возможность дополнительных переговоров?

— Да, президент Роухани сразу оспорил легитимность нового соглашения по ядерной программе. Он категорически против любого пересмотра соглашения, которое было подписано по итогам нескольких лет переговоров между Ираном, пятью постоянными членами Совбеза ООН и Германией. Как бы то ни было, это не означает, что Исламская Республика раз и навсегда перечеркивает возможность дискуссии по ее региональной политике.

— Мысль о расширении переговоров с Ираном на мир в Сирии кажется вам осуществимой?

— Я считаю это невозможным в текущих условиях, потому что за сирийскую политику в иранском режиме отвечают в первую очередь стражи революции, которые считают, что находятся в позиции силы на Ближнем Востоке и что менять курс в Сирии не в их интересах. При этом стоит отметить, что эта политика чрезвычайно непопулярна в иранском общественном мнении.

— До 12 мая остается меньше трех недель. Как вам кажется, сможет ли президент Макрон спасти договор, особенно на фоне заявлений России о его безальтернативности?

— Москва, Брюссель и, скорее всего, Пекин выступают за безальтернативность соглашения от 14 июля 2015 года. Я не уверен, что президент Макрон сможет спасти договор, но точный ответ мы узнаем только 12 мая. «Посмотрим, что я решу 12 мая». Такими словами президент Трамп сохраняет неопределенность вокруг своего решения.

В любом случае, даже если он сохранит договор, на его решении могут сказаться другие факторы помимо давления Франции: речь идет о давлении Германии и Великобритании, а также его политике по отношению к Северной Корее, с которой он хочет подписать соглашение по ядерной программе. КНДР может усомниться в слове США, если они захотят начать переговоры на фоне одновременного отказа от соглашения с Ираном.

— В чем был бы смысл соглашения со всеми участниками, кроме США?

— Для принятия Исламской Республикой ядерного соглашения после выхода США необходимо выполнение двух условий. Остальные пять стран-участниц должны отстаивать общую жесткую позицию по отношению к американской администрации и оказывать противодействие экстратерриториальным американским санкциям, которые становятся серьезным препятствием для развития их экономических связей с Ираном.

Не стоит забывать, что для Ирана главной целью подписания договора был подъем его экономики. Если эта задача не будет выполняться, Тегеран не увидит смысла в сохранении договора. В таких условиях он будет вынужден еще больше сблизиться с Китаем и Россией.

— Какую роль играют в этом дипломатическом процессе Израиль и Саудовская Аравия?

— Противостояние Ирана с Саудовской Аравией после основания Исламской Республики вышло на новый уровень в последние годы после свержения Саддама Хусейна в 2003 году и арабской весны 2011 года. В конечном итоге все это привело к разрыву дипломатических отношений двух стран в январе 2016 года. Именно в такой обстановке был подписан договор о ядерной программе.

До прихода к власти администрации Трампа Эр-Рияд, судя по всему, нехотя принимал соглашение, однако с того момента в саудовских и американских позициях по этому вопросу наблюдается очень серьезное сближение. Что касается Израиля, правительство Нетаньяху всегда выступало против договора и пыталось настроить против него американскую общественность. Но в отличие от Саудовской Аравии в Израиле существуют деятели (в основном бывшие сотрудники спецслужб), которые поддерживают соглашение.

Иран. Китай. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 26 апреля 2018 > № 2583450


США. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 26 апреля 2018 > № 2583446 Стивен Коэн

Забытые истины: о необходимости сотрудничества с Россией

Для американской национальной безопасности сотрудничество с Москвой остается жизненно важным, но обвинения по делу «Рашагейт», систематизированные в иске Национального Комитета Демократической партии США, превращают десятилетние стремления в преступление.

Стивен Коэн (Stephen Frand Cohen), The Nation, США

Стивен Коэн, почетный профессор российских исследований в Нью-Йоркском и Принстонском университетах, и Джон Бэтчелор продолжают обсуждение новой американо-российской холодной войны.

Коэн отмечает, что в течение более десяти лет Россия — государство и его руководство — подвергается все большей демонизации, а, следовательно, и делегитимизации со стороны американского политико-медийного истеблишмента. Все началось с очернения лично президента России Владимира Путина, а затем переросло в общее русофобское обвинение всей страны в целом и любого из ее граждан. Из не стихающих на протяжении практически двух лет обвинений по делу «Рашагейт», которые все еще остаются недоказанными, следует, что «контакты» с кем-либо, «связанным» с российскими правящими кругами, будь то прямо или косвенно, по природе своей как минимум подозрительны, а то и расцениваются как предательство. (Обратите, например, внимание на заявления Джона Бреннана и Джеймса Клэппера.) По словам бывшего вице-президента (и потенциального президента) Джозефа Байдена, современная Россия, которая «беспардонно покушается на самые основы западной демократии по всему миру», представляет, по-видимому, не менее гнусную угрозу, чем коммунистическая советская Россия.

Совсем недавно приписываемые Кремлю «преступления» в Великобритании и Сирии (также еще не доказанные) вывели масштаб порицания за пределы привычных обвинений против СССР. Таким образом, министр иностранных дел Великобритании, вторя Вашингтону, обвиняет сегодняшнюю Россию в ее «злонамеренном поведении во всех его проявлениях… будь то кибервойна, дезинформация или попытки покушения». 20 апреля Национальный Комитет Демократической партии США пошел еще дальше, подав в суд на российское правительство за сговор с предвыборным штабом Трампа с целью лишения Хиллари Клинтон ее законной победы на президентских выборах 2016 года. Центральные фигуры этого «акта беспрецедентного предательства» — лишь немногие иные деяния могут считаться более тяжкими преступлениями — считаются связанными с Россией.

Из этого, конечно, следует, что такая преступная Россия — часто ее называют «мафиозным государством», что тоже неправильно — не может иметь никаких законных национальных интересов нигде, даже на собственных границах, а, возможно, даже внутри собственной страны. С таким государством не пристало иметь никаких гражданских отношений, в том числе дипломатических, только военные. В этих широко распространенных рассуждениях забывается или не учитывается то, почему в течение 40 лет эпохи холодной войны Россию считали столь существенным для национальной безопасности США фактором, что результатом стали бесчисленные формы сотрудничества и даже официальные эпизоды разрядки, которые не дали опасному конфликту перерасти в нечто гораздо более страшное. Причины относятся также и к современной России. Изложим их кратко:

— Наиболее экзистенциальную причину наверняка знают даже школьники. Россия, подобно Соединенным Штатам, обладает огромными арсеналами оружия массового уничтожения, в том числе ядерного. Война между этими странами с применением обычных вооружений — на грани которой обе стороны балансируют в Сирии и которая вскоре может начаться на Украине или в Балтийском регионе — может легко скатиться к ядерной войне. В этой связи на недавнем заседании авторитетного вашингтонского Центра национальных интересов несколько осведомленных экспертов сочли, что на сегодняшний день по шкале от одного до десяти шансы на войну с Россией оцениваются в 5-7. Единственной гарантией является, конечно, наивысшая форма сотрудничества: дипломатия. Более того, нынешняя холодная война несет в себе новую экзистенциальную опасность в виде международных террористов, гонящихся за радиоактивными материалами с целью совершения неизмеримо более разрушительных нападений и их долговечных последствий. (Представьте, например, что 11 сентября на борту самолетов находились бы радиоактивные материалы.) Полномасштабное антитеррористическое сотрудничество с Россией, которая пережила множество террористических атак и создала особую разновидность разведки, является важной мерой предупреждения против такого рода бедствий.

— Не менее важной является причина, которую обычно называют «геополитической». Даже после распада Советского Союза Россия остается крупнейшей страной мира и обладает непропорционально большой долей природных ресурсов планеты: от энергии, железной руды, никеля, древесины, алмазов и золота до пресной воды. Также она является одним из ведущих мировых экспортеров оружия и к тому же находится непосредственно между двумя конфликтующими цивилизациями Востока и Запада, являясь при этом частью обеих. Много месяцев назад Коэн поднял вопрос о возможности того, что Россия может «покинуть Запад», движимая новой холодной войной или собственным выбором. Такая возможность, по словам одного из ведущих кремлевских советников и идеологов, неизбежна. В этом заключается еще одна ошибка, постоянно повторяемая американскими СМИ: находящаяся под санкциями Россия «изолирована от международного сообщества». Но это лишь англо-американо-европейские фантазии. Многоплановые отношения между «путинской Россией» и незападными странами вроде Китая, Ирана, Индии и других стран БРИК, процветают. А ведь именно там располагается бóльшая часть мировых территорий, людей, ресурсов и развивающихся рынков. Говоря простым языком, если бы Россия покинула Запад, разговоры о «глобальном лидерстве» Америки стали бы еще более пустыми. Какой стала бы «глобализация» без России и ее партнеров?

— Учитывая все ведущиеся в американском политико-медийном истеблишменте разговоры о войне, необходимо помнить также об обновленном военном потенциале России или, как любят говорить стратеги, ее «способности демонстрировать свою мощь». Нет никаких оснований сомневаться в том, что 1-го марта Путин провел опись новых систем вооружения. Односторонняя отмена США договора по противоракетной обороне в 2002 году спровоцировала новую гонку ядерных вооружений, и Москва, скорее всего, вышла из нее победителем. Даже если это не так, Россия продемонстрировала более чем равные военные возможности, лишив ИГИЛ (запрещена на территории РФ) контроля над Сирией после вмешательства в сентябре 2015 года, хотя многие американские и другие эксперты ошибочно утверждают, что это было американским достижением. В условиях военного паритета между Вашингтоном и Москвой, как было во время предыдущей холодной войны и как происходит сейчас, наступает время сотрудничать. В противном случае, как любил говорить решивший пойти навстречу Кремлю президент Рональд Рейган, победителей не будет вообще.

— С положительной стороны, однако, находятся возможности Москвы по урегулированию конфликтов, включая (но не только это) ее голос в рамках Совета Безопасности ООН, где должно иметь место абсолютное дипломатическое сотрудничество. Примеры можно приводить самые разнообразные, но помните о существенной роли России в соглашении по ядерному оружию с Ираном; ее сегодняшней закулисной роли в попытках разрешить конфликт с Северной Кореей; ее потенциале как ключевого партнера в установлении мира в Сирии; и той роли, которую она, вероятно, сыграет, когда Соединенные Штаты решат, наконец, покинуть Афганистан. При наличии возможности Россия может стать жизненно важным миротворцем, и есть все основания полагать, что Кремль к этому готов, если Вашингтон снова пойдет ему навстречу.

Во время первой холодной войны, когда Коэн впервые развил «отношения» и «связи» с российским обществом и даже с кремлевскими чиновниками, он часто говорил, что «дорога к американской национальной безопасности проходит через Москву». Данное утверждение не потеряло своей актуальности и сегодня. По часто обсуждаемым им причинам новая холодная война опаснее своей предшественницы. Между тем, американо-российское сотрудничество кажется более чем маловероятным, особенно на фоне столь безжалостного отношения к России со стороны американской политико-медийных элиты. С другой стороны, 24 апреля посол президента Трампа в России Джон Хантсман публично заявил следующее: «Мой президент неоднократно говорил, что стремится к тому, чтобы между нашими странами были более эффективные отношения. Он хочет лично взаимодействовать с Владимиром Путиным… Можете называть это стремлением к разрядке». Если это так, то инициативу президента поддержать необходимо, пусть даже только эту.

США. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 26 апреля 2018 > № 2583446 Стивен Коэн


Россия. Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 26 апреля 2018 > № 2583444 Владимир Огрызко

Новый аргумент против РФ

Коррупционный скандал в ПАСЕ будет иметь продолжение. И последствия для России.

Владимир Огрызко, Новое время страны, Украина

Задача ПАСЕ заключается в том, чтобы фиксировать ту или иную правовую ситуацию и давать ей политическую оценку. С этой точки зрения, принятие резолюции о «фактическом управлении» РФ на оккупированной территории Донбасса на самом деле имеет довольно большое значение.

Для нас это очередной аргумент в международных судах, где со временем будут рассматривать наши иски к России. Мол, вот посмотрите, господа судьи: такая уважаемая в области прав человека организация, как ПАСЕ, четко и ясно зафиксировала, что Россия несет ответственность за все, что происходит на оккупированных территориях.

При беспристрастности международных судов (а мы надеемся именно на это), такой аргумент будет невозможно проигнорировать.

Поэтому, на мой взгляд, принятие резолюции свидетельствует о положительном результате работы нашей дипломатии.

Другой вопрос, что было бы правильно и целесообразно поставить следующим — исключать ли Россию из Совета Европы? Все то, что в последнее время делает эта страна, противоречит ее обязательствам в этом органе.

Если говорить о правовой стороне дела, то Россия нарушает статус Совета Европы уже потому, что как минимум не платит взносы. И это уже основание для рассмотрения вопроса об исключении.

С другой стороны, может даже более важной с точки зрения соблюдения устава — Россия грубо нарушает права человека как в собственной стране, так и на оккупированных частях Донбасса и в Крыму.

Дальнейшее влияние на развитие этой ситуации будет иметь скандальная история с подкупом депутатов ПАСЕ. Так, сейчас она взорвалась проблемой для Азербайджана. Но, если копнуть глубже, то, безусловно, вылезет и Россия.

Потянули за одну ниточку. А значит очень скоро всплывут и другие факты. Я не думаю, что те методы и способы коррупционных действий, к которым прибегли в Азербайджане, слишком серьезно отличаются от российских.

Скорее всего, именно у русских азербайджанцы их и скопировали. Поэтому можно с определенной долей предсказуемости сказать, что этот коррупционный скандал будет иметь продолжение. И, при условии дальнейшей беспристрастной работы международных институтов, очень быстро будет иметь последствия для России.

Россия. Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 26 апреля 2018 > № 2583444 Владимир Огрызко


Чехия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 26 апреля 2018 > № 2583408

Нам кажется, что мы должны быть либо с Западом, либо с Востоком. Но мир не черно-белый!

Parlamentní listy, Чехия

Любой политик к западу или востоку от нас ставит свою страну на первое место, отмечает бывший кандидат в президенты и президент Союза оборонной промышленности Йиржи Гинек (Jiří Hynek). «Нашим политикам стоит вести себя так же, то есть на первое место ставить интересы граждан нашей страны. Их выбирают не американцы и не россияне, а наши местные люди, поэтому политики несут ответственность перед ними и ни перед кем другим», — заявил в интервью ParlamentníListy.cz Йиржи Гинек.

ParlamentníListy.cz: В связи с ударом США, Великобритании и Франции по Сирии, который стал ответом на химическую атаку в городе Дума, выяснилось, что внешняя политика Чешской Республики несколько неопределенна. Дело в том, что часть политиков (оппозиционеры, а также министры иностранных дел и обороны в отставке Мартин Стропницкий и Карла Шлехтова) приветствовала вмешательство наших союзников, а вторая часть политиков, включая президента Милоша Земана, довольно резко осудила этот удар. Как Вы смотрите на этот странный раскол в чешской политике?

Йиржи Гинек: Положение странное. Я уже говорил перед выборами, что Чешская Республика должна занимать одну четкую позицию. Сегодня согласия нет даже между министрами одного кабинета. Один министр говорит, что знал об ударе, а другой, что не знал. Это плохо. Я думаю, что, учитывая исторические связи, мы должны занимать в сирийском вопросе нейтральную позицию. Кроме того, там работает наше посольство, и у нас очень хорошие взаимоотношения с Сирией. Никакой внешний военный удар вообще не может улучшить ситуацию, а тем более в Сирии.

— Но не был ли он, скорее, предупреждением? Ведь удар был в целом символическим. Жертв не было. То есть Россию, несомненно, тоже заранее предупредили, чтобы США избежали столкновения с российскими вооруженными силами.

— Вы правы, но не стоит ли соблюдать Устав ООН, согласно которому все операции подобного типа должны быть согласованы на уровне этой организации или как минимум обсуждаться заранее. Несмотря на то, что в операции приняло участие несколько стран-членов НАТО, она была индивидуальной. А Сирию мы должны по-прежнему воспринимать как суверенное государство. Даже если случается такое, что режим подозревается в применении химических веществ, то первое, что нужно сделать, это все детально расследовать. Только после этого могут последовать какие-то санкции или иные шаги.

— Вы упомянули Устав ООН, но, как выясняется, Совет Безопасности ООН порой оказывается парализован из-за права вето некоторых стран, к примеру России. Так было и в данном случае. Кроме того, россияне и сирийская армия долгое время не позволяли независимой следственной комиссии попасть в Думу и выяснить, применялось ли там химическое оружие. Не сложно ли в такой ситуации найти убедительные стопроцентные доказательства?

— Конечно, это трудно. В жизни все непросто. Это то же самое, что осудить подозреваемого без суда и следствия. Мы тоже можем сказать, что кое-кто затягивает суды, придумывает уловки, но все-таки существует некая процедура, и ее надо соблюдать. Иначе возникает недоверие. Действительно ли там применялось химическое оружие? Не был ли инцидент только предлогом? Вопросов масса. И я говорю не лично о себе, а об общественности. Из-за того, что не были представлены доказательства, и что речь шла только о подозрениях, люди перестают верить как западным политическим лидерам, так и нашим. И это плохо. Так складываются благоприятные условия для роста разных экстремистских партий, и обстановка дестабилизируется. Доверие — один из важнейших столпов демократии, а когда его нет, общество само разлагается.

— Однако доверие также является важнейшим столпом союзничества. Так не должны ли мы доверять нашим союзникам: Соединенным Штатам, Великобритании и Франции — и поверить, что у них были достаточные основания для нанесения военного удара? Если мы не будем верить даже своим союзникам по Североатлантическому альянсу, с которыми связываем свою безопасность, то кому же нам еще верить?

— Хорошо, но я говорю об общественности. Любой подобный удар и то, что наша политика не едина и не понятна, приводит к тому, что люди у нас и на Западе перестают доверять политикам.

— То есть, по-Вашему, вместо того, чтобы доверять союзникам, нам следовало бы дождаться результатов расследования того, что на самом деле произошло в сирийской Думе? Вы думаете, что будет убедительно доказано, кто применил химическое оружие? Другая сторона все равно будет все отрицать. Вспомните, как, например, Россия отрицала участие своих вооруженных сил в событиях в Крыму и на востоке Украины, как ставились под сомнение результаты расследования крушения малазийского боинга над Украиной. Или вспомните хотя бы дело об отравлении агента Скрипаля. Не получится ли так, что тот, кто не захочет, все равно не поверит даже представленным доказательствам?

— Я снова возвращаюсь к тому, что важно. И западные, и наши политики должны уметь представлять общественности достаточные доказательства, поскольку если какие-то действия будут предприниматься, только исходя из подозрений, то людей это не убедит, и таким образом мы просто подорвем собственную систему. Неважно, правда это или нет, но важно, чтобы общественность кто-то умел убеждать. Когда я разговариваю с людьми, то мне кажется, что никто не верит в атаку. Ведь нам сказали: «Да, применялось химическое оружие», — и немедленно был нанесен удар. Было бы интересно, если бы кто-нибудь провел серьезное исследование на тему общественного мнения на этот счет…

— Отношения с нашими союзниками обсуждались в Палате депутатов, где прошло голосование о предложении, выдвинутом главой депутатского клуба партии ТОР09 Мирослава Калоусека. Он потребовал, чтобы правительство уверенно поддержало союзников. Как Вы относитесь к тому, что от правительства требуют чего-то подобного, и к тому, что депутаты отклонили это предложение?

— Я думаю, что Мирослав Калоусек ведет свою политическую игру, делает себе хороший PR. Я не могу себе представить, чтобы я выдвигал такие предложения в Палате депутатов. Тут, скорее, речь идет о публичном шоу.

— По-Вашему, эта постоянно растущая напряженность, постоянное обострение конфронтации между Западом и Россией приведут к холодной войне или даже к мировому вооруженному конфликту?

— На самом деле холодная война никогда не заканчивалась. У нее просто бывает разная интенсивность. Возможно, сейчас она растет, однако самой большой угрозой западной цивилизации является она сама. Она угрожает себе тем, что отрицает традиционные ценности, уничтожает патриотизм; люди уже не хотят отдавать жизнь или что-то делать для своей страны; недооценивается оборона и безопасность. А ведь может появиться некий враг. Он может быть сильным, непредсказуемым, но Запад будет не готов к встрече с ним. Мы относимся как раз к этому неподготовленному Западу. Вот так.

— А не повышает ли нашу готовность то, что мы постоянно лавируем между Западом и Востоком? Ведь мы являемся частью евроатлантических структур, таких как ЕС и НАТО, однако некоторые политики, даже наш президент, тянут нас обратно на Восток.

— Нам все время кажется, что мы должны относиться либо к Западу, либо к Востоку. Но мир не черно-белый. Мы входим в НАТО, но, возможно, стоит почитать, к примеру, Североатлантический договор. Лучше всего — преамбулу и первую статью, где говорится о том, что все конфликты нужно решать мирным путем. Я думаю, что высокопоставленным руководителям западных стран тоже стоит прочитать то, что когда-то они подписали. Мы живем в Центральной Европе и должны заботиться о собственной безопасности. Мы должны стараться и поддерживать хорошие отношения с нашими соседями, поскольку с ними мы переживаем и хорошее, и плохое. То, что мы являемся буферной зоной между влиянием России и таких крупных держав, как Германия, Франция, Великобритания и Америка, с другой стороны, может стать нашим преимуществом или недостатком. Все зависит от нас самих. От наших политиков зависит, чтобы наше положение внутри буферной зоны было выгодным для нас. Мы должны понять, что (так всегда было и будет) у держав никогда не бывает друзей — у них только сферы их интересов. Поэтому мы должны делать то, что будет выгодно для наших граждан.

— Нечто вроде «Чешская Республика прежде всего»?

— Конечно. Любой политик к западу или востоку от нас ставит свою страну на первое место, и только мы не понимаем, что нашим политикам стоит вести себя так же. То есть на первое место они должны ставить интересы граждан нашей страны. Все остальное — вторично. Наше руководство выбирают наши местные люди, а не американцы и не россияне. Поэтому политики несут ответственность перед нашим народом и ни перед кем другим.

Чехия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 26 апреля 2018 > № 2583408


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 26 апреля 2018 > № 2583395 Слава Рабинович

США больно ударили по Путину, и это только цветочки

Какие санкции ждут Путина за два чудовищных преступления.

Слава Рабинович, Апостроф, Украина

Санкции США против России, решение о которых было опубликовано 6 апреля, нанесли удар окружению президента РФ Владимира Путина и негативно сказались на российской экономике. Но Кремль ждет гораздо более жесткое наказание еще за два преступления путинского режима. Такое мнение высказал «Апострофу» российский блогер и финансист Слава Рабинович.

Во-первых, те санкции, которые были введены 6 апреля, по классификации многих экспертов еще не запущены на 100%. Все в мире наблюдают за тем, как они будут работать. И я уверен, что в даже рамках этого раунда санкции еще не запущены. Почему? Потому что эти санкции экстерриториальны, США будут преследовать угрозами санкций или самими санкциями третьи страны, третьи компании, третьих лиц, которые будут уличены в сделках и сотрудничестве с теми российскими компаниями или людьми, которые попали под санкции 6 апреля. Поэтому я думаю, что еще кто-то попадет под санкции из географических зон типа Китая, Индии или даже в Европе.

Во-вторых, с течением времени санкции должны вводиться или отменяться в зависимости от того, какой прогресс или регресс будет во внешней политике России.

В-третьих, мы еще не видели то, что называется санкциями, за как минимум два чудовищных путинских преступления: отравление Скрипалей в Солсбери, когда будет закончено следствие, и сбитый Боинг рейса MH-17 в июле 2014 года, по которому скоро начнется трибунал, который не удастся отменить ни за какие деньги.

Так что действующие санкции — это цветочки, если смотреть в контексте террористических атак и военных преступлений Путина и его ОПГ.

Какие санкции получит Кремль за эти преступления? Прежде всего, закона, принятого 2 августа 2017 года, на основании которого был сделан доклад Конгрессу 2 февраля 2018 года и на основании которого был введен первый эшелон санкций 6 апреля, вполне достаточно для того, чтобы вбить российскую экономику в бетонную стену достаточно быстро. Но если будут нужны более жесткие меры, то потенциально могут принять гораздо более строгие санкции по типу эмбарго на энергоносители или фактическое отключение всей российской финансовой системы от внешнего мира.

Этот сценарий не мог быть введен в действие в 2014 году без чудовищных последствий для международной финансовой экономической системы и без каких-то потрясений, учитывая, что российские компании на момент аннексии Крыма имели в совокупности 750 миллиардов долларов валютных долгов, держателями которых являлись западные инвесторы и финансовые институты. Плюс Россия снабжала большую часть Европы газом. Также Россия являлась одним из самых больших игроков на нефтяном рынке. Но во всех вышеперечисленных областях через четыре года это становится менее важным, потому что весь мир учится жить без участия России в мировой экономике и финансах.

Россия уже стала токсичным направлением для международного инвестиционного капитала, а те иностранные инвесторы, которые продолжают держать долги российских компаний, прекрасно знают свои риски и значительно уменьшили процент российских бумаг в своих портфелях. За четыре года эти риски превратились в хорошо управляемые. Все большая часть Европы, в том числе при помощи Штатов, снимается с российской газовой трубы. И, конечно же, мировой рынок нефти тоже не будет подвергнут исторически огромному катаклизму, если будет наложено эмбарго на российскую нефть.

За четыре года мир научился обходиться без России. И механизм насильственного отключения России при помощи санкций по иранскому сценарию может быть приведет в действие, если Россия совершит еще что-то чудовищное, такого же масштаба, как она совершала против Украины в 2014-2015 годах. Если же деяний чудовищного масштаба не будет, то, скорее всего, закона Конгресса и последующих санкций будет вполне достаточно. И новых эшелонов санкций по этому закону может быть сколько угодно. 6 апреля мы увидели первый эшелон санкций, а кто сказал, что он последний?

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 26 апреля 2018 > № 2583395 Слава Рабинович


Сирия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 26 апреля 2018 > № 2583391 Владимир Чижов

Кто должен платить за восстановление Сирии?

Постоянный представитель России при ЕС Владимир Чижов в интервью телеканалу АРД (ARD) отметил, что большую часть расходов должен взять на себя Евросоюз. По его словам, ЕС должен переосмыслить свою позицию.

ARD, Германия

ARD: Сколько денег нужно на восстановление Сирии?

Владимир Чижов: Я осторожен в определении цифр. Точно потребуются сотни миллиардов евро.

— Как должно проходить восстановление?

— Правда, есть широкий консенсус по гуманитарной помощи. Но когда речь заходит о восстановлении, позиции сильно разнятся. Есть направление — к нему относится и ЕС, — которое считает, что восстановление может начаться лишь после определенных политических процессов в Сирии (прим. ред. — свободных выборов).

Мы все знаем, насколько раздроблено сирийское общество. Все еще есть регионы, где присутствуют террористы, есть разногласия между различными сообществами в стране. Любой политический процесс требует времени — а в это время страдает простое население.

«Я надеюсь, что разум возобладает»

— То есть вы говорите, что, если ЕС захочет ждать политических изменений в Сирии, то быстрого восстановления не будет?

— Это официальная позиция ЕС. Я надеюсь, что разум, в конце концов, возобладает. И что ЕС найдет пути для преодоления этой тупиковой позиции.

— Что же хочет сделать Россия для восстановления?

— Россия предоставила по двустороннему каналу ряд технических средств, чтобы расчищать завалы, восстанавливать дома, электро- и водоснабжение. Посмотрите на Алеппо. Алеппо возвращается к жизни. И это происходит — в том числе, конечно, и благодаря усилиям самих сирийцев — при поддержке российской стороны.

«ЕС должен переосмыслить позицию»

— Чего вы ожидаете от ЕС?

— Я надеюсь, что настанет момент, когда ЕС переосмыслит свою позицию: гуманитарная помощь — да, восстановление — нет, пока не будет политических изменений в Сирии. Мне кажется, в настоящий момент это тупиковая позиция. Поскольку ЕС придется очень долго ждать, когда начнется такой процесс. В настоящий момент разногласия между различными сторонами конфликта довольно велики. Позиция ЕС сегодня наносит ущерб обычным людям.

— Но ущерб был причинен российскими самолетами, которые сбрасывали бомбы. Как можно объяснить европейской общественности, что Европе теперь нужно заплатить за ущерб?

— Конечно, мы оказывали воздушную поддержку наземным операциям сирийской армии. Да, российские ВКС разрушили базы террористов, в том числе их опорные центры, военные сооружения, туннели — такие вещи.

— Но и больницы.

— Нет.

— Российские самолеты попадали по больницам.

— Нет.

— Что это тогда были за здания?

— Единственными зданиями, которые были целями — и я могу вас заверить, у нас достаточно разведданных и источников, чтобы не попадать по ложным целям — итак, единственными целями были объекты, относящиеся к террористическим организациям.

«Мы не упрашиваем, чтобы ЕС принял участие»

— Вы можете объяснить, в чем должен заключаться интерес ЕС для участия в восстановлении?

— Потому что вы сами всегда довольно громко говорите, что вы должны быть вовлечены в усилия по урегулированию сирийского конфликта. Это ваше собственное желание, ваша позиция. Мы не упрашиваем, чтобы ЕС участвовал. ЕС хотел бы участвовать.

— Но вы понимаете, что это выглядит довольно дерзко, когда вы говорите: ЕС должен платить, хотя он, в отличие от России, не сбрасывал бомбы?

— Я глубоко убежден в том, что ЕС сам должен быть заинтересован в том, чтобы находиться на вершине международных усилий по урегулированию сирийского конфликта. К этому относится и участие в восстановлении страны.

«Любой шаг улучшает общий климат отношений»

— Вы рассматриваете вопросы восстановления также и как своего рода мост для улучшения отношений с Россией в других спорных областях?

— Любой положительный шаг улучшает и общую атмосферу отношений. Но в первую очередь, конечно, это улучшит имидж ЕС на Ближнем Востоке, который пока что был неидеальным.

— Почему вы сейчас заботитесь об имидже ЕС на Ближнем Востоке? В чем заключается ваша проблема, если Сирия не будет восстановлена?

— (смеется) Моя проблема — в том, что если Сирия не будет в достаточной мере восстановлена, тогда в подобных тяжелых ситуациях возникнет зародыш последующих конфликтов. И то, чего мы все хотим избежать — продление конфликта в Сирии, этнического, культурного и религиозного раскола.

Сирия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 26 апреля 2018 > № 2583391 Владимир Чижов


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 26 апреля 2018 > № 2583390 Андерс Фог Расмуссен

Трамп возглавил действия против России

Санкции США сегодня сильнее, чем у Евросоюза

Андерс Фог Расмуссен (Anders Fogh Rasmussen),The Wall Street Journal, США

Российский министр иностранных дел Сергей Лавров недавно заявил, что отношения между Россией и Западом сегодня хуже, чем во времена холодной войны. Но он забыл упомянуть, что причиной тому — действия России. В последние месяцы США и их ближайшие европейские союзники продемонстрировали свою готовность противостоять российской агрессии. Но поскольку Москва наращивает свои подрывные действия во всем мире, европейские страны должны присоединиться к США и усилить давление на Владимира Путина и его ближайшее окружение.

Россия превратила Европу в театр своей международной гибридной войны. Примеров тому — множество, начиная с вторжения на Украину и кончая отравлением в Британии бывшего двойного агента Сергея Скрипаля. Однако ответ Европы на эту агрессию, который сводится к символическим жестам и заявлениям о солидарности, не претерпел почти никаких изменений с тех пор, как Россия в 2014 году начала агрессию против Украины.

Самый мощный ответ на мартовскую химическую атаку в Британии дали США. Всего несколько месяцев назад они думали о смягчении санкций против России, но теперь администрация Трампа выдворила 60 российских дипломатов и ввела новые санкции против ближайшего окружения Путина, куда входят олигархи и правительственные чиновники.

В этом месяце Соединенные Штаты ввели санкции против алюминиевого магната Олега Дерипаски, зятя Путина Кирилла Шамалова и других людей. Такой соразмерный ответ — положительная тенденция. Когда союзники США впервые ввели санкции в 2014 году в ответ на агрессию России против Украины, они надеялись усадить Москву за стол переговоров. Но Россия продолжила не только войны на Украине и в Сирии, но и удары по своим врагам, а также действия по подрыву избирательных процессов в странах Западной Европы. Это требует более решительного и жесткого ответа со стороны противников России.

Для начала ЕС должен ужесточить свои антироссийские санкции. Один из наиболее действенных вариантов — принять санкции, не уступающие по силе своего воздействия американским. Правда, сплотить все 28 стран-членов ЕС и подтолкнуть их к принятию столь жестких мер будет трудно. Как минимум лидеры ЕС должны продемонстрировать свою решимость, продлив действующие санкции с шести до 12 месяцев. В то же время ЕС может всерьез заняться коррупционными деньгами России в Европе. Ужесточение законов против отмывания денег может оказаться не столь эффективным, как дополнительные санкции, однако эта мера существенно ограничит возможности России проникнуть в европейскую экономику и политику.

Европа должна также объединиться против расширения осуществляемого под руководством России газопроводного проекта «Северный поток». Москва намерена использовать этот газопровод для усиления своего геополитического влияния на Европу, но некоторые лидеры ЕС по-прежнему поддерживают этот проект, утверждая, что он даст им доступ к дешевым энергоресурсам. Но на самом деле снижение спроса на природный газ во всей Европе означает, что этот трубопровод приведет лишь к перенасыщению регионального рынка. Выступая в этом месяце на пресс-конференции, канцлер Германии Ангела Меркель ужесточила свою позицию по газопроводу, впервые признав, что в проекте есть «политические соображения». Ей вместе с другими лидерами ЕС следует рассматривать данный проект в контексте общих отношений с Россией, и они как минимум должны потребовать, чтобы трубопровод соответствовал директивам ЕС по энергетике, в силу чего данный проект станет менее привлекательным для инвесторов.

Доводы о том, что чрезмерно сильная реакция приведет лишь к эскалации конфликта с Россией, опровергаются действительностью. Россия проводит эскалацию, где и когда пожелает — на Украине, в Сирии, в Твиттере, в Фейсбуке, на улицах и в демократических институтах Европы. Вопрос — в том, хватит ли Европе силы воли для того, чтобы пойти на реальные действия, не ограничиваясь высокопарными заявлениями и символическими жестами.

Для Европы отреагировать на подрывную кампанию России — это нечто большее, чем следовать в кильватере Америки. Разделить бремя трансатлантической обороны крайне важно, однако российская агрессия также все чаще угрожает коренным интересам самих западноевропейских стран. Путин понимает язык силы и власти, и он неоднократно показывал, что диалог без твердой руки для него означает слабость. Если Европа не присоединится к США и не докажет свою готовность и желание наказать Россию, совершенно ясно, какие выводы сделает из этого Путин.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 26 апреля 2018 > № 2583390 Андерс Фог Расмуссен


Франция. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 26 апреля 2018 > № 2583376 Эммануэль Макрон

Речь Макрона в Конгрессе США

ELYSSE Presidence de la Republique, Франция

Г-н Спикер,

Г-н Вице-президент,

Уважаемые члены Конгресса Соединенных Штатов Америки,

Дамы и господа,

Для Франции, для французского народа и для меня лично это большая честь, поскольку нас принимают в святилище демократии, где написана большая часть истории Соединенных Штатов.

Сегодня нас окружают изображения, портреты и символы, которые напоминают нам о том, что Франция с энтузиазмом участвовала в создании истории этого великого народа. С самого начала.

Мы сражались плечом к плечу во многих битвах, начиная с тех, в результате которых появились Соединенные Штаты Америки.

С тех пор мы разделяем общее видение человечества. Наши народы взросли на одной почве, на одних и тех же идеалах американской и французской революций. Мы вместе работаем над общими идеалами свободы, терпимости и равноправия.

Однако это касается и наших человеческих, крепких личных связей на протяжении всей истории.

В 1778 году в Париже встретились французский философ Вольтер и Бенджамин Франклин. Джон Адамс рассказывает о том, что, пожав друг другу руки, «они обнялись и, держа друг друга в объятиях, расцеловали друг друга в щеки».

Наверное, это вам о чем-то напоминает!

И сегодня утром я стою и чувствую на себе покровительственный взгляд Лафайета, прямо за моей спиной. Этот храбрый молодой человек сражался бок о бок с Джорджем Вашингтоном и, испытывая к нему уважение и любовь, наладил с ним тесные отношения. Лафайет называл себя «сыном Соединенных Штатов». А в 1792 году Джордж Вашингтон стал сыном Америки и Франции, когда наша первая Республика предоставила ему гражданство.

Мы находимся здесь, в вашей прекрасной столице, план которой разработан французским архитектором, Шарлем Ланфаном.

Волшебство отношений между Соединенными Штатами и Францией заключается в том, что мы никогда не теряли эту особую связь, глубоко укоренившуюся не только в нашей истории, но и в нашей плоти.

Именно поэтому в прошлом году я пригласил президента Дональда Трампа на первый во время моего президентства парад в честь Дня Бастилии 14 июля. Сегодня решение президента Трампа пригласить президента Франции нанести свой первый государственный визит в Вашингтон имеет особое значение, поскольку это символизирует преемственность нашей общей истории в этом неспокойном мире. И позвольте мне поблагодарить вашего президента и первую Леди за это замечательное приглашение, направленное нам с супругой.

Я также очень признателен и хотел бы также поблагодарить вас, Дамы и Господа, за тот прием, который вы оказали мне по этому случаю.

И я хотел бы особо поблагодарить за приглашение вас, господин спикер. Я хочу, чтобы вы знали, как я ценю этот особый жест. Благодарю вас, сэр!

Сила наших связей является источником наших общих идеалов.

Именно это объединяло нас в борьбе с империализмом во время Первой мировой войны. А затем — в борьбе с нацизмом во время Второй мировой войны. Именно это вновь объединило нас в эпоху сталинской угрозы, и теперь мы опираемся на эту силу в борьбе с террористическими группировками.

Давайте на мгновенье перенесемся в прошлое. Представьте, что сейчас четвертое июля 1916 года. Тогда Соединенные Штаты не вступили в Первую мировую войну. Но один молодой американский поэт вступил в ряды нашего иностранного легиона, потому что он любил Францию и был предан делу свободы.

Этот молодой американец сражался и погиб в День независимости в Белуа-ан-Сантер, недалеко от Амьена, моего родного города. А перед этим он написал эти слова: «У меня встреча со смертью». Этого молодого американца звали Алан Сигер. В Париже в его честь установили памятник.

А с 1776 года, у нас, у американского и французского народов — встреча со свободой.

А с ней — и жертвы.

Поэтому для нас большая честь, что здесь сегодня присутствует Роберт Джексон Эвальд, ветеран Второй мировой войны. Роберт Джексон Эвальд принимал участие в высадке союзников в Нормандии. 74 года назад он боролся за нашу свободу. Сэр, благодарю вас от имени Франции. Я преклоняюсь перед вашим мужеством и преданностью.

В последние годы наши страны несли ужасные потери исключительно из-за наших ценностей и нашей любви к свободе. Потому что эти ценности — это именно то, что террористы ненавидят.

К сожалению, 11 сентября 2001 года многие американцы неожиданно встретились со смертью.

За последние пять лет моя страна и Европа также перенесли страшные теракты.

И мы никогда не забудем этих невинных жертв и невероятное сопротивление нашего народа после этих терактов. Это ужасная цена, которую мы платим за свободу и демократию.

Поэтому мы выступаем заодно в Сирии и в Сахеле. Сегодня мы вместе противостоим этим террористическим группировкам, которые хотят уничтожить все, за что мы выступаем.

Мы не раз встречались со смертью, потому что мы не можем жить без свободы и демократии. Как было написано на флагах французских революционеров: «Жить свободно или умереть».

К счастью, свобода — это источник всего того, ради чего стоит жить. Свобода — это призыв мыслить и любить. Это призыв к нашей воле. Поэтому в мирное время Франция и США смогли наладить нерушимые связи на пепле горьких воспоминаний.

Самые нерушимые, самые мощные, самые важные связи между нами — это то, что позволяет двум нашим народам двигаться вперед по пути, как говорил Авраам Линкольн, «незавершенного дела демократии».

В самом деле, наше общество встало на защиту всеобщих прав человека, наши страны вступили в постоянный диалог, чтобы довести это незавершенное дело до конца.

В этой Ротонде Капитолия бюст Мартина Лютера Кинга, убитого 50 лет назад, напоминает нам об устремлениях афроамериканских лидеров, художников, писателей, которые стали частью нашего общего наследия. Среди них мы чествуем Джеймса Болдуина и Ричарда Райта, которых Франция принимала на своей земле.

У нас общая история гражданских прав. Симона де Бовуар из Франции стала уважаемой фигурой в движении за гендерное равенство в Америке в 70-е годы. Права женщин уже давно являются основополагающим фактором для наших стран, расположенных по обе стороны Атлантики. Именно поэтому движение #MeToo в последнее время имеет такой большой резонанс во Франции.

Демократия состоит из повседневного диалога и взаимопонимания между гражданами.

Это происходит легче и более полно, когда у нас есть возможность говорить на языке друг друга. Сердце франкофонии бьется и здесь, в Соединенных Штатах — от Нового Орлеана до Сиэтла. Я хочу, чтобы это сердце билось еще сильнее в американских школах по всей стране.

Демократия опирается также на способность свободно говорить о настоящем и способность создавать будущее. Это возможно благодаря культуре.

Тысячи примеров приходят на ум, когда мы думаем нашем культурном обмене на протяжении веков. От Томаса Джефферсона, который был послом во Франции и построил свой дом в Монтичелло, взяв за основу то здание, которое ему нравилось в Париже, до романа Хемингуэя «Праздник, который всегда с тобой», посвященный столице Франции. От нашего великого французского писателя XIX века Шатобриана, познакомившего французов с мечтой об американских просторах, лесах и горах, до романов Фолкнера, написанных далеко на юге, но впервые прочитанных во Франции, где они сразу же получили высокую литературную оценку. От джаза из Луизианы и блюза из Миссисипи, имеющих во Франции восторженных поклонников, до американского увлечения импрессионистами и французским современным искусством. Этот культурный обмен заметен во многих областях — от кино до моды, от дизайна до высокой кухни, от спорта до изобразительного искусства.

Медицина и научные исследования, а также бизнес и инновации также являются важной частью нашего общего пути. Соединенные Штаты являются основным партнером Франции в области науки.

Благодаря нашим экономическим связям создаются сотни тысяч рабочих мест по обе стороны Атлантики.

История Франции и Соединенных Штатов — это история бесконечного диалога, основанного на общих мечтах, общей борьбе за достоинство и прогресс. Это лучшее, что было достигнуто в области наших демократических принципов и ценностей.

Это очень особые отношения.

Но мы должны помнить, о чем предупреждал президент Теодор Рузвельт: «Свобода существует не дольше, чем живет одно поколение. Мы не передали ее своим детям по крови. За нее нужно бороться, защищать ее, передавать ее, чтобы они сделали то же самое».

Это действительно своевременное напоминание. Потому что сейчас, выходя за рамки наших двусторонних связей, за рамки наших особых отношений, Европа и Соединенные Штаты должны вместе противостоять глобальным вызовам этого столетия. И мы не можем принимать нашу трансатлантическую историю и наши связи как должное. В сущности наши западные ценности, сами находятся в опасности.

Мы должны добиваться успехов в решении этих проблем, но мы не сможем этого добиться, забыв о наших принципах и нашей истории.

На самом деле, XXI век принес ряд новых угроз и новых вызовов, которых наши предки, наверное, и представить себе не могли.

Наши самые сильные убеждения подвергаются сомнению в результате появления нового, еще не известного мирового порядка. Наши страны обеспокоены будущим своих детей.

На всех нас, собравшихся здесь, в этом прекрасном зале — на всех нас, избранных должностных лицах — лежит ответственность за то, чтобы продемонстрировать, что демократия остается наилучшим ответом на возникающие сегодня вопросы и сомнения.

Даже если основы нашего прогресса будут подорваны, мы должны твердо стоять и бороться за то, чтобы наши принципы возобладали.

Но на нас лежит и другая ответственность, унаследованная от нашей коллективной истории. Сегодня международное сообщество должно активизировать нашу совместную работу и создать новый мировой порядок XXI века, основанный на неизменных принципах, которые мы выработали вместе после Второй мировой войны.

Верховенство права, основополагающие ценности, на которых мы обеспечивали мир на протяжении 70 лет, сейчас ставятся под сомнение по причине возникновения неотложных вопросов, требующими наших совместных действий.

Вместе с нашими международными союзниками и партнерами мы сталкиваемся с неравенством, порождаемым глобализацией; угрозами нашей планете, нашему общему благу; нападками на демократические страны в результате роста антилиберализма; и дестабилизацией нашего международного сообщества в результате действий новых держав и преступных государств.

Все эти риски вызывают беспокойство у наших граждан.

Как в США, так и в Европе мы живем во время озлобленности и страха, связанных с этими современными глобальными угрозами.

Но на этих чувствах невозможно ничего создать. Можно какое-то время игнорировать страхи и озлобленность. Но они ничего не создают. Озлобленность лишь делает нас безразличными и ослабляет нас. И, как сказал Франклин Рузвельт во время своей первой инаугурационной речи, «единственное, чего мы должны бояться — это самого страха».

Поэтому я хотел бы сказать, что у нас есть два возможных пути вперед.

Мы можем выбрать изоляционизм, обособленность и национализм. Это один из вариантов.

Это может показаться нам заманчивым как временное избавление от наших страхов.

Но если мы закроем окно в мир, это не остановит эволюцию мира. Это не потушит, а воспламенит страхи наших граждан. Мы должны смотреть на мир широко открытыми глазами, прекрасно зная о новых рисках, стоящих перед нами.

Я убежден, что если мы решим открыть глаза шире, мы будем сильнее. Мы преодолеем опасности. Мы не позволим безудержному крайнему национализму пошатнуть устои мира, полного надежд на великое процветание.

Это критический момент. Если мы не будем действовать безотлагательно как глобальное сообщество, я убежден, что международные институты, включая ООН и НАТО, больше не смогут выполнять свои обязанности и упрочить свое влияние. Тогда мы неизбежно и серьезно подорвем либеральный порядок, который мы построили после Второй мировой войны.

Тот вакуум, который мы оставим, заполнят другие державы — с более сильной стратегией и амбициями.

Другие державы, ни секунды не колеблясь, будут отстаивать свою собственную систему и формировать мировой порядок XXI века.

Если вы спросите меня, лично я не разделяю восхищения новыми сильными державами, отказом от свободы и иллюзией национализма.

Поэтому, уважаемые члены Конгресса, давайте отложим все это в сторону, напишем свою историю и создадим такое будущее, которое нам нужно.

Мы должны выработать общие ответы на стоящие перед нами глобальные угрозы.

А это значит, что единственный выход — укрепить наше сотрудничество. Мы можем построить мировой порядок XXI века, основанный на новом принципе многосторонних отношений. Порядок, основанный на многосторонних отношениях более эффективных, ответственных и ориентированных на результаты. Прочных многосторонних отношениях.

Для этого, как никогда, необходимо участие Соединенных Штатов, поскольку ваша роль была решающей для создания и сохранения сегодняшнего свободного мира. Соединенные Штаты разработали этот многосторонний подход. Именно вы должны сейчас помочь сохранить и переосмыслить его.

Эти прочные многосторонние отношения не затмят национальную культуру и национальную самобытность наших стран. Как раз наоборот. Прочные многосторонние отношения позволят уважать наши культуры и самобытность, защищать их и свободно процветать вместе.

Почему? Потому что по обе стороны Атлантики именно наша собственная культура основана на этой уникальной любви к свободе, на этой уникальной приверженности свободе и миру. Эти прочные многосторонние отношения является уникальным вариантом, подходящим для наших стран, соответствующим нашей культуре, нашей самобытности.

Вместе с президентом США, при поддержке каждого из 535 участников этой встречи, представляющих всю американскую нацию, мы можем вместе активно сотрудничать и вносить активный вклад в построение мирового порядка XXI века для наших людей.

В этом отношении Соединенные Штаты и Европа играют историческую роль, поскольку это единственный способ защитить то, во что мы верим, продвигать наши универсальные ценности, решительно заявить, что права человека, права меньшинств и общая свобода являются истинным ответом на нестабильность в мире.

Я верю в эти права и ценности.

Я считаю, что против невежества у нас есть образование. Против неравенства — развитие. Против цинизма — доверие и добрая воля. Против фанатизма — культура. Против болезней и эпидемий — медицина. Против угроз на планете — наука.

Я верю в конкретные действия. Я верю, что решение — в наших руках.

Я верю в освобождение личности и в свободу и ответственность каждого за построение своей жизни и погоню за счастьем.

Я верю в силу рыночных экономик, которые регулируются разумным путем. Мы испытываем позитивный эффект нынешней экономической глобализации с инновацией и созданием рабочих мест. Однако мы видим злоупотребления глобализованным капитализмом, нарушениями в цифровой сфере, которые угрожают стабильности наших экономик и демократий.

Я верю, что решение этих проблем требует действий, противоположных массовой дерегуляции и крайнему национализму. Торговая война не является правильным ответом на эту эволюцию. Нам, конечно же, нужна свободная и честная торговля. Торговая война, в которой сталкиваются союзники, не соответствует нашей миссии, нашей истории и нынешней приверженности международной безопасности. В конце концов она уничтожит рабочие места, поднимет цены, а платить за нее придется среднему классу.

Я верю, что мы можем найти правильные ответы на закономерные вопросы, касающиеся нарушений баланса торговли, излишков и чрезмерных возможностей, путем обсуждения во Всемирной торговой организации, а также поиске решений путем сотрудничества. Мы написали эти правила, мы должны им следовать.

Я верю, что мы можем разрешить обеспокоенность наших граждан, касающихся частной жизни и личной информации. Недавние слушания по поводу Facebook подчеркнули необходимость защитить цифровые права наших граждан по всему меру и защитить их уверенность в сегодняшних цифровых инструментах жизни.

Евросоюз принял новые правила для защиты данных. Я верю, что США и Европейский Союз должны сотрудничать, чтобы найти нужный баланс между инновациями и этикой и вынести лучшее из сегодняшних революций в сфере цифровых данных и искусственного интеллекта.

Я верю, что борьба с неравенством должна заставить нас улучшить координацию политики в рамках G20 для сокращения финансовых спекуляций и создания механизмов для защиты интересов среднего класса, потому что средний класс — это основа наших демократий.

Я верю в построение лучшего будущего для наших детей, что требует, чтобы мы оставили им планету, на которой через 25 лет все еще можно жить.

Некоторые люди думают, что поддержка нынешней промышленности — и рабочих мест — более важна, чем изменение наших экономик для того, чтобы справиться с глобальной угрозой изменения климата. Я слышу об этой тревоге, но мы должны найти путь гладкого перехода к экономике с низкими выбросами.

Ведь что на самом деле — цель нашей жизни, если мы работаем и живем, уничтожая нашу планету, при этом принося в жертву будущее наших детей?

Каков смысл нашей жизни, если наше решение — наше сознательное решение — заключается в сокращении возможностей для наших детей и внуков?

Загрязняя океаны, не компенсируя выбросы углекислого газа и уничтожая биоразнообразие, мы убиваем нашу планету. Давайте напомним себе: другой планеты у нас нет.

Возможно, по этому вопросу между США и Францией есть разногласие. Это случается, как во всех семьях. Но для меня это краткосрочные разногласия. В долгосрочной перспективе мы все столкнемся с одинаковой реальностью.

Мы — жители одной планеты. Нам нужно это осознать. Помимо краткосрочных разногласий, нам нужно работать вместе.

Вместе с бизнес-лидерами и местными сообществами, чтобы сделать нашу планету снова великой, создать новые рабочие места и новые возможности, при этом защищая нашу Землю. И я уверен. Что однажды США вернутся и присоединятся к Парижскому соглашению. И я уверен, что мы сможем работать вместе, чтобы выполнить требования инициативы Глобального договора (ООН) по вопросам окружающей среды.

Дамы и господа.

Я верю в демократию.

Многие наши предшественники были убиты за дело свободы и прав человека. Вместе с этим великим наследием они возложили на нас ответственность продолжать их миссию в этом новом веке и поддерживать вечные ценности, переданные нам, чтобы убедиться, что сегодняшние беспрецедентные инновации в науке и технологии остаются на службе свободы и защиты нашей планеты для следующих поколений.

Чтобы защитить наши демократии, мы должны бороться с постоянно растущим вирусом фейковых новостей, которые порождают у наших людей иррациональные страхи и заставляют их верить в несуществующие угрозы. И позвольте мне напомнить, кто был автором выражения «фейковые новости», особенно в этом контексте.

Без разумной мысли, без правды настоящая демократия существовать не может, потому что демократия связана с настоящим выбором и рациональными решениями. Фальшивая информация — это попытка разрушить сам дух наших демократий.

Нам также нужно бороться с террористической пропагандой, которая распространяет свой фанатизм через интернет. Она захватывает в сферу своего влияния некоторых наших граждан и детей. Я хочу, что бы эта борьба была частью наших совместных усилий. Мы с вашим президентом обсуждали возможность такой повестки.

Я хочу, чтобы это стало частью повестки G7, потому что это глубоко вредит нашим правам и общим ценностям.

Террористическая угроза еще более опасна, когда она сочетается с угрозой распространения ядерного оружия. Поэтому мы должны быть строже, чем когда-либо, со странами, которые пытаются получить ядерную бомбу.

Поэтому Франция полностью поддерживает США в попытках привести Пхеньян путем санкций и переговоров к денуклеаризации Корейского полуострова.

Что касается Ирана, то наша цель предельно ясна: Иран никогда не должен получить ядерного оружия. Ни сейчас, ни через пять лет, ни через десять лет, никогда! Но эта политика ни в коем случае не должна привести нас к войне на Ближнем Востоке. Мы должны обеспечить стабильность и уважать суверенитет государств, в том числе суверенитет Ирана, представляющего великую культуру. Давайте не повторять ошибок прошлого в этом регионе, давайте не будем наивными, с одной стороны, и не будем сами плодить войны, с другой стороны. Существует действующая конструкция под названием «Совместный всеобъемлющий план действий», созданная, чтобы контролировать ядерную деятельность Ирана. Мы подписали его по инициативе США. Подписали договор и США, и Франция. Поэтому мы не можем говорить, что следует взять и отказаться от него. Безусловно верно, что это соглашение, возможно, не дает ответа на все опасения, и очень серьезные опасения, это так, но мы не должны отказываться от него, не предложив чего-то гораздо более существенного взамен. Такова моя позиция. Поэтому Франция не выйдет из Совместного всеобъемлющего плана действий, ведь она его подписала.

Ваш президент и ваша страна должны будут в ближайшее время взять на себя ответственность за решение этого вопроса. Но что я хочу сделать и что мы решили вместе с вашим президентом: мы можем разработать более всеобъемлющий договор, в котором будут освещены все опасения. Поэтому мы должны разработать такой договор, который будет основан, как мы обсуждали с президентом Трампом вчера, на четырех столпах: на существе действующего договора, особенно, если вы решите выйти из него, периоде после 2025 года, чтобы обеспечить гарантии, что мы не столкнемся с разработками ядерного оружия в Иране, сдерживании военного влияния иранского режима в регионе и мониторинге разработки баллистических ракет. Я думаю, в этих четырех основах, о которых я говорил, выступая на Генеральной ассамблее ООН в сентябре прошлого года — говорится обо всех вполне обоснованных страхах как США, так и наших союзников в регионе.

Я считаю, что мы должны начать сейчас работать на этих основах, чтобы выстроить этот новый всеобъемлющий договор, и быть уверенными, что, каково бы ни было решение США, мы не позволим ситуации скатиться до условий отсутствия правил, мы не дадим разгореться конфликтам на Ближнем Востоке, мы не будем накалять атмосферу и доводить дело до потенциальной войны. Это моя позиция, и я считаю, что мы можем сотрудничать, чтобы разработать это всеобъемлющее соглашение для всего региона, для нашего народа, потому что я думаю, что это станет решением беспокоящих нас вопросов. Вот моя позиция.

Это сдерживание — как я упоминал в одном из этих аспектов — необходимо в Йемене, в Лиане, в Ираке и также в Сирии.

Построение устойчивого мира и объединенной Сирии требует, конечно, того, чтобы все страны в регионе уважали суверенитет ее народа и многообразие ее сообществ.

В Сирии мы очень плотно работаем вместе. После того, как в отношении мирных жителей режимом Башара Асада две недели назад было использовано запрещенное оружие, США и Франция вместе с Великобританией приняли меры, чтобы уничтожить химические лаборатории, а также восстановить доверие к международному сообществу.

Эти действия были одной из лучших демонстраций этих сильных многосторонних отношений. И я хочу выразить особую благодарность нашим солдатам, потому что они выполнили отличную работу в регионе в этом случае.

Помимо этого мы будем работать вместе в поисках краткосрочного гуманитарного решение, а также активно искать долгосрочное политическое решение, чтобы положить конец этому трагичному конфликту. Я думаю, что одно из очень важных решений, которые мы приняли вместе с президентом Трампом, заключается в том, чтобы включить Сирию в общий план действий для всего региона, и работать вместе над этим политическим планом для Сирии и сирийского народа даже после нашей войны с ИГИЛ (запрещенная в России террористическая организация — прим. ред.)

В Сахеле, где террористические сети распространились на территории, которые по размеру равны Европе, французские и американские войска сражаются с одним и тем же врагом и вместе рискуют своими жизнями.

Сейчас я хочу выразить особую благодарность солдатам, которые осенью погибли в регионе, а также их французским товарищам, которые ранее в этом году лишились жизни в Мали. Наши войска лучше, чем кто-либо, как я думаю, знают, что означают альянс и дружба между нашими странами.

Я верю, что, столкнувшись со всеми этими трудностями, страхами и гневом, мы должны — это наша обязанность и судьба — работать вместе и строить новые, сильные многосторонние отношения.

Уважаемые члены Конгресса. Дамы и господа.

25 апреля 1960 года генерал де Голль заявил в этом зале, что для Франции нет ничего важнее «мышления, решимости и дружбы великого народа США».

Ровно 58 лет спустя я приехал сюда, чтобы выразить самые теплые чувства французской нации и сказать вам, что наш народ ценит дружбу с американским народом столь же сильно, как и раньше.

США и американский народ — неотъемлемая часть нашей уверенности в будущем, веры в демократию, в то, что женщины и мужчины в этом мире могут достигнуть, когда ими руководят высокие идеалы и нерушимая вера в человечество и прогресс.

Тот вызов, с которым мы столкнулись сегодня, это вызов из истории. Это время решимости и смелости. На кону — то, что мы ценим. То, что мы любим, — в опасности. У нас нет выбора, кроме как одержать победу.

И вместе мы ее одержим.

Франция. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 26 апреля 2018 > № 2583376 Эммануэль Макрон


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter