Всего новостей: 2400602, выбрано 32354 за 0.132 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Россия. ЦФО > Медицина > mos.ru, 13 февраля 2018 > № 2498863 Алексей Хрипун

Алексей Хрипун: Нет такого вида высокотехнологичной медпомощи, который недоступен в Москве

Министр Правительства Москвы, руководитель столичного Департамента здравоохранения — о современных технологиях, важности доброжелательного отношения к пациентам и развитии самых успешных начинаний в столичной медицине.

Прошлый год стал для столичного Департамента здравоохранения временем новаторства. В городе была создана онкологическая сеть, врачей начали учить бесконфликтному общению, появились дополнительные инструменты для поощрения профессионалов — программа «Лидер.Мед» и статус «московский врач». В поликлиниках стали вести прием специалисты нового типа — врачи общей практики. Расширилась патронажная служба, ее специалисты помогают пациентам, которые с трудом могут выйти из дома, увеличилось число врачей, работающих с пациентами, имеющими несколько хронических заболеваний. Для лучших медучреждений и специалистов в области медицины Правительство Москвы учредило целый ряд грантов. Руководитель Департамента здравоохранения Алексей Хрипун рассказал о том, как будут развиваться все эти начинания, и о планах на 2018 год.

— Алексей Иванович, второй год в Москве практикуют обучение врачей бесконфликтному общению. Помогает ли это изменить их отношения с пациентами?

— Конечно, помогает, и мы продолжим обучать медицинских работников стандартам приема пациентов и навыкам бесконфликтного общения. В прошлом году обучение в центре корпоративного развития Департамента здравоохранения города Москвы прошли более пяти тысяч сотрудников поликлиник. Первыми пришли за знаниями администраторы информационных стоек, сотрудники, консультирующие посетителей у инфоматов, специалисты сестринских медицинских постов. Именно они встречают москвичей в поликлинике. Как начинается разговор, доброжелательная или нет атмосфера при этом — от этого тоже зависит общее впечатление человека о визите к врачу.

Мы стремимся к тому, чтобы посещение поликлиники для горожан было не только полезным, но и приятным событием. Работники так называемых входных групп должны вежливо разъяснить пациенту его дальнейшие действия, показать, как пользоваться системой ЕМИАС, а при необходимости помочь записаться к специалисту, узнать результаты анализов или получить выписанный рецепт. Все это, включая сам прием врача, как раз и входит в понятие пациентоориентированности.

В этом году образовательные курсы пройдут еще 50 тысяч столичных медиков — медсестер, врачей и главврачей. Занятия ведут профессиональные психологи. Для руководящего состава предусмотрена программа по повышению управленческих навыков. Полученные знания можно применить тут же на практике — в городской поликлинике № 3, на базе которой находится центр развития. Для большей эффективности моделируются сложные конфликтные ситуации, из которых нужно найти выход.

— А как намерены повышать уровень знаний врачей и медсестер?

— В этом году мы собираемся разработать обучающую онлайн-платформу для врачей. Предполагается, что это будет интернет-портал, где медики смогут найти профессиональную литературу, поделиться случаями из практики и обменяться личным опытом. Как хирург с 35-летним стажем скажу, что доброжелательное и внимательное отношение к пациенту способствует его выздоровлению. Хотя каким бы вежливым ни был врач, главное, чтобы он верно ставил диагнозы и назначал правильное лечение. Поэтому мы постоянно занимаемся повышением профессионального уровня наших сотрудников.

Это комплексная работа, которая включает в себя прохождение обязательных обучающих программ, практические занятия в медицинском симуляционном центре Боткинской больницы, стажировки за границей и подготовку к участию в профессиональных конкурсах, по итогам которых присваиваются денежные гранты.

— Один из профессиональных конкурсов — проект «Московский врач». Продолжится ли он в 2018 году?

— Каждый месяц мы присваиваем статус «московский врач» лучшим столичным медикам. На сегодняшний день его имеют уже 163 медработника, 30 из них получили статус буквально на днях. Они успешно выдержали сложные теоретические и практические экзамены. Этим врачам будет в течение пяти лет ежемесячно начисляться надбавка к должностному окладу в сумме 15 тысяч рублей. Потом им придется снова сдавать экзамены.

Пока статус «московский врач» присваивается по 15 специальностям: «терапия», «хирургия», «неврология», «эндокринология», «педиатрия», «общая врачебная практика», «лучевая диагностика», «кардиология», «акушерство и гинекология», «урология», «травматология», «анестезиология и реаниматология», «оториноларингология», «дерматовенерология» и «психиатрия». Но в федеральном перечне 64 медицинских специальности. Так что мы обязательно будем увеличивать количество специализаций.

До конца года их станет минимум 20, добавятся следующие: «онкология», «скорая медицинская помощь», «стоматология», «гастроэнтерология», «клиническая лабораторная диагностика». Вместе с доплатой за статус «московский врач» сотрудники приобретают и перспективу карьерного роста.

— А что ждет запущенную в прошлом году программу «Лидер.Мед», которая должна была помочь в поисках претендентов на административные должности? Помогла ли она выявить амбициозных профессионалов?

— Что касается программы «Лидер.Мед», мы получили более шести тысяч заявок от желающих занять управленческие посты в столичной системе здравоохранения. Претенденты прошли анкетирование, тестирование, цикл собеседований. По результатам сформирован кадровый резерв из 300 человек. Средний возраст кандидатов — от 31 года до 45 лет. То есть это специалисты, имеющие высокий потенциал. Все кандидаты отобраны исключительно по своим профессиональным качествам.

Двое уже в ближайшее время займут посты главврачей городских поликлиник. Оба имеют за плечами внушительный опыт работы в столичных медучреждениях. Остальные (в том числе и кандидаты из регионов) пройдут обучение, например в Московском городском университете управления. А потом также будут приглашены на вакантные руководящие должности. Такое предложение может поступить и в ходе обучения. Мы возлагаем большие надежды на доказавших свой высокий профессионализм специалистов — как врачей, так и управленцев.

— Весной прошлого года в столичных поликлиниках появились врачи общей практики. Сократились ли очереди к узкопрофильным специалистам после этого?

— В Москве сегодня 2500 врачей общей практики. Они работают в дежурной службе и ведут прием наряду с участковыми терапевтами. У них уже лечатся порядка 70 процентов всех пациентов столичных поликлиник. В соответствии с выделенными Правительством Москвы грантами специалисты широкого профиля получают дополнительный доход к зарплате в 20 тысяч рублей.

Конечно, появление врачей общей практики заметно повлияло на сокращение очередей к узкопрофильным специалистам. Теперь они могут сосредоточиться на более сложных больных, уделить им дополнительное время и внимание. В 2018 году число врачей общей практики, ведущих прием в столичных поликлиниках, достигнет трех тысяч. Заметьте, что еще осенью 2016 года их было всего восемь человек.

Врач общей практики — это терапевт, прошедший специальную профессиональную переподготовку. Он владеет не только общими, но и специальными медицинскими знаниями в области лор-заболеваний, офтальмологии, пульмонологии, кардиологии, неврологии, урологии, а также некоторых других областях. Такой врач способен поставить клинический диагноз самостоятельно, не направляя пациента к узкопрофильному специалисту, и выполнить простейшие манипуляции. Например, сделать отоскопию или риноскопию (осмотр наружного слухового прохода и исследование полости носа. —Прим. mos.ru), провести гинекологический осмотр или измерить внутриглазное давление.

Кроме того, в отличие от участкового терапевта, он может выписать больному направление на какое-то дополнительное исследование, например УЗИ или томографию. В кабинете врача общей практики должны быть перевязочная и манипуляционная комнаты, есть более широкий спектр оборудования, чем у рядового терапевта.

— Станет ли в ближайшем будущем больше врачей, ведущих пациентов с несколькими хроническими заболеваниями?

— В московских медучреждениях у специально выделенных лучших врачей-терапевтов сейчас лечатся по индивидуальным программам более 170 тысячи пожилых пациентов с несколькими хроническими заболеваниями. Таких докторов в каждой поликлинике минимум двое. Это, как правило, лучшие наши специалисты с большим медицинским стажем и высокой квалификацией. Многие из них прошли переподготовку по специальности «врач общей практики». Им помогают медсестры. За каждой парой медиков закреплено по 500 больных.

Дело в том, что пожилые пациенты требуют особого внимания. Врачи разрабатывают для них индивидуальный план лечения, следят за тем, чтобы они вовремя являлись на очный прием или вызывали специалиста на дом, регулярно проходили обследования и сдавали анализы. Медработники всегда на связи с пожилыми больными, звонят им, интересуются самочувствием. Благодаря такому плановому наблюдению удалось существенно снизить число вызовов скорой помощи к хроническим пациентам и сократить случаи их неожиданной экстренной госпитализации.

Пока и врачей, и медсестер для обслуживания имеющегося количества больных хватает. Но если их станет больше, то мы привлечем дополнительный персонал. Правительство Москвы ежегодно выделяет для медиков, работающих с пожилыми пациентами, гранты. Доплата врачам составляет 20 тысяч рублей в месяц, медсестрам — 10 тысяч.

— Что ждет патронажную медпомощь на дому для маломобильных горожан? Увеличится ли количество задействованных в программе медиков и расширится ли спектр услуг, предоставляемых маломобильным пациентам?

— Патронажную медицинскую помощь на дому мы оказываем 29 тысячам пациентам. Это люди, которые в силу преклонного возраста или тяжести заболевания не могут посещать поликлинику. К ним приезжает бригада, состоящая из врача и двух медсестер. Медики осматривают больного, измеряют ему давление, делают электрокардиограмму, проводят простейшие процедуры (уколы, перевязки) и осуществляют забор анализов. При необходимости они привлекают докторов какой-то узкой специальности — кардиологов, оториноларингологов, хирургов и других. Если требуется более сложное клинико-инструментальное обследование, патронажные врачи организуют транспортировку пациента в больницу.

Сейчас в патронажной службе Москвы задействовано более 100 специалистов с высшим медицинским образованием и около 250 сотрудников среднего медицинского персонала. На один врачебный участок, состоящий из одного врача и двух медсестер (фельдшеров), приходится до 400 пациентов. Если возникнет необходимость, мы увеличим количество медработников.

Кстати, патронажем, как правило, тоже занимаются врачи общей практики. У них непростая работа. Зачастую приходится иметь дело с тяжелыми или даже паллиативными больными, радикально помочь которым уже невозможно. Нужны определенные знания не только медицинского характера, но и психологического. Доброе слово пациенту, внимание и даже порой просто улыбка здесь очень важны. Выручают и навыки бесконфликтного общения.

Как правило, патронажные врачи работают в связке с соцработниками, которые помогают в быту маломобильным пациентам. Ввиду повышенной нагрузки материальное стимулирование таких медиков выше. В соответствии с еще одним грантом Правительства Москвы врачи получают дополнительно 25 тысяч рублей к окладу, медсестры — 15. Для повышения качества оказания патронажной медпомощи в этом году всех докторов службы планируем оснастить планшетами. При помощи цифровых устройств врачи смогут пользоваться всеми доступными ресурсами городской системы ЕМИАС — вести электронные медицинские карты пациентов, выписывать рецепты и так далее.

— Как планируется развивать онкологическую сеть в 2018 году? Удалось ли благодаря ей увеличить количество случаев выявления болезни на ранних стадиях?

— В онкологической сети задействованы все 46 городских поликлиник для взрослых. Они являются первым звеном сети. Именно на врачей поликлиник ложится задача обнаружить рак на ранней стадии, когда такой диагноз еще не является фатальным и заболевание можно успешно вылечить.

В прошлом году обучающие курсы онкологической настороженности прошли все медики, ведущие первичный прием пациентов. Это врачи общей практики, участковые терапевты, врачи в центрах здоровья, а также работающие в поликлиниках врачи-специалисты. Теперь при общении с больным медики обращают более пристальное внимание на симптомы, которые могут указывать на рак. А в случае подозрения заболевания назначают проведение дополнительной диагностики. К примеру, скрининговые исследования предстательной железы у мужчин и молочных желез у женщин позволяют выявить болезнь в самом начале, что в итоге приводит к полному ее излечению.

Кстати, с 2010 года врачи московских поликлиник стали на шесть процентов чаще обнаруживать начальные формы рака. Сегодня в 58 процентах случаев диагноз ставится именно на ранней стадии заболевания. За раннюю диагностику болезни у пациентов мы также поощряем поликлиники денежными грантами. В прошлом году на эти цели Мэром Москвы из городского бюджета было выделено 115 миллионов рублей.

Онкологические клинические центры образуют второе звено сети. Туда больные попадают после подтверждения диагноза. При необходимости в стационарах этих центров пациентам проводят операции, химиотерапию или лучевую терапию. В их числе 62-я онкологическая больница, 1-й онкологический клинический диспансер, Московский клинический научный центр и другие.

Третье звено — 17 онкологических отделений поликлиник и онкодиспансеры. В этих медучреждениях пациенты проходят последующее амбулаторное долечивание. Наша ближайшая задача — наладить эффективный обмен информацией между всеми звеньями сети. Для этого в системе ЕМИАС совместно с Департаментом информационных технологий города Москвы мы создаем единый регистр онкологических больных. В него войдут фрагменты электронных медицинских карт пациентов со злокачественными новообразованиями. Там будут отражены сведения о диагнозе и ходе лечения, в том числе и в условиях стационара. Медкарты онкобольных также выделят специальной отметкой. Информация в них будет не только храниться, но и постоянно обновляться.

— Планируется ли расширить объем оказания медицинской помощи онкологическим больным?

— Будет значительно увеличен объем лучевой терапии в формате 3D и 4D. Это современный метод лечения онкологии, при котором высокая доза излучения попадает точно в раковую опухоль, не поражая при этом соседние ткани и органы. Раньше такая процедура назначалась не всем пациентам, а только тем, кому это было жизненно необходимо. Пройти такую терапию бесплатно больные смогут не только в бюджетных, но и в частных клиниках, где имеется соответствующее оборудование.

Кроме того, в 2018 году, как всегда, город закупит большое количество современных препаратов для проведения химиотерапии, включая таргетную. Этот метод также является одним из передовых и самых эффективных в лечении онкозаболеваний. Потому что очень мощный лекарственный препарат воздействует именно на конкретные клетки-мишени. А их, в свою очередь, выявляют методами гистохимического исследования. Препараты доступны всем больным раком, у которых есть показания к их применению. Напомню, в нашей стране они относятся к льготным категориям граждан.

— А насколько обеспечена Москва бесплатными лекарствами для льготников? Существует ли дефицит препаратов?

— Имеющие льготы горожане получают необходимые им препараты сегодня в 99,99 процента случаев. Никакого дефицита нет, запас лекарств у нас всегда имеется примерно на 4,5 месяца. В перечне льготных медикаментов более 1000 наименований. Конечно, изредка возникают ситуации, когда пациенту не подходит выписанный по рецепту препарат, а более сильный аналог в данный момент в аптеках отсутствует. Тогда по решению лечащего врача или врачебной комиссии в кратчайшие сроки доставляют нужное лекарство. О его поступлении в аптечный пункт при поликлинике больному сообщают звонком или через СМС.

Повысить доступность льготных препаратов помогло и внедрение электронных рецептов в систему ЕМИАС. Теперь доктор может видеть, какие лекарства есть в аптеках, и назначать именно их. Напоминаю, что в городе продолжает работать горячая линия Центра лекарственного обеспечения Департамента здравоохранения: 8 (495) 974-63-65. Звонить на нее можно с 08:00 до 20:00 с понедельника по субботу. На вопросы, касающиеся бесплатного получения лекарств, также отвечают в будни по телефону: 8 (499) 251-14-55 с 08:00 до 20:00 и круглосуточно в выходные дни по телефону: 8 (499) 251-83-00. Если какого-то препарата нет в наличии, операторы связываются со специалистами, отвечающими за его поставку, а потом перезванивают пациенту и сообщают, где и когда он может получить медикамент.

— Вы упомянули, что в электронную медицинскую карту онкобольных планируется включать информацию об их лечении в стационаре. Коснется ли это нововведение пациентов других профилей?

— К концу 2019 года единая информационная система появится во всех столичных больницах. Она будет интегрирована в поликлиническую систему ЕМИАС. Врачи стационара смогут добавлять сведения в электронную медицинскую карту больного, закладывать туда рекомендации по последующему амбулаторному лечению пациента, оставлять назначения. В настоящее время совместно с Департаментом информационных технологий города Москвы мы готовим техническое задание по созданию новой информационной системы. В некоторых медучреждениях уже началось строительство структурированной кабельной сети. А пока идет внедрение, врачам стационара предоставят доступ к ЕМИАС, чтобы они могли знакомиться с электронной медицинской картой пациентов и вносить туда записи, размещать, например, выписной эпикриз.

— Повысилось ли качество оказания помощи матерям и детям после появления акушерской сети?

— Акушерскую сеть мы начали создавать осенью прошлого года. До этого женские консультации являлись частью городских поликлиник. Теперь консультации стали структурными подразделениями родильных домов и больниц. При этом территориально они остались на своих местах. Что получили пациентки от такой реорганизации? Раньше, например, беременные женщины, как правило, становились на учет в женской консультации по месту жительства. Но на лечение их в случае каких-то осложнений могли направить в совсем другое медучреждение, а рожать — в третье. Это был длительный и трудоемкий процесс. Благодаря акушерской сети дорога в родильный дом или какое-то экспертное учреждение стала гораздо короче.

Каждая женская консультация закреплена за определенным роддомом и стационаром. Врачи всех этих медорганизаций могут совместно вести пациентку на протяжении беременности или болезни: наблюдать за ней, консультироваться друг с другом, принимать оперативные меры в случае каких-то экстренных ситуаций. Словом, появилась четкая преемственная лечебно-диагностическая вертикаль: женская консультация — родильный дом — больница. Но при желании женщина может выбрать и любой другой роддом. В управление роддомов и стационаров и подчинение им мы передали 107 женских консультаций. Еще 20 консультаций уже входили в состав родильных домов.

Итоги работы акушерской сети подводить пока рано. Впрочем, о высоком качестве медицинской помощи матерям и детям в Москве говорит существенное снижение — на 32 процента — младенческой смертности в городе за последние семь лет. Это на сегодняшний день лучший показатель в России.

— Расширится ли в ближайшее время система родовспоможения в Москве?

— В среднем столичные роддома заполнены на 80 процентов, а некоторые даже меньше. Около 20 процентов коек стабильно находится в резерве. Тем не менее мы постоянно вводим в эксплуатацию новые и отремонтированные медучреждения. Например, недавно после ремонта открылся роддом № 5 (подразделение больницы № 40. — Прим. mos. ru), появился новый родильный дом на территории клинической больницы № 2. В этом году также должно завершиться строительство крупного перинатального центра при городской больнице № 67 имени Л.А. Ворохобова. Планируется открытие после капремонта бывшего 27-го роддома, который входит в состав клинической больницы № 50. Уже началось возведение перинатального центра на территории 4-го родильного дома (подразделение больницы имени В.В. Виноградова. — Прим. mos.ru). Будет роддом и в строящемся современном клиническом комплексе в поселке Коммунарка в ТиНАО.

— Когда откроются неонатальные центры? Сколько маленьких пациентов они смогут вместить? Какие уникальные медицинские услуги там будут оказывать?

— Самый современный неонатальный центр будет функционировать на базе перинатального центра при больнице № 67 имени Л.А. Ворохобова. Как я уже сказал, его должны достроить в этом году. В нем запланировано 450 мест. Второй центр откроется на территории 4-го родильного дома до конца 2019 года. В нем предусмотрено 150 неонатальных мест. Оба медучреждения станут неким экспертным звеном в области медицины для новорожденных. Хотя стоит отметить, что любой родильный дом в Москве, по сути, является одновременно и перинатальным центром, где есть специальные койки для младенцев, которые родились с какими-то патологиями, например с низкой массой тела.

В специализированные неонатальные центры будут попадать младенцы с более тяжелыми случаями. Оба медучреждения мы собираемся оснастить суперсовременным оборудованием. Там малышам будут проводить сложные высокотехнологичные операции, в том числе гибридные хирургические манипуляции на сердце и сосудах.

— Сколько столичных медицинских учреждений оказывают высокотехнологичную медицинскую помощь? Планируется ли расширить перечень высокотехнологичных медуслуг в будущем году?

— Медицина высоких технологий стала доступна уже в 48 московских больницах. Это в три раза больше, чем в 2010 году! Я не побоюсь сказать, что нет такого вида высокотехнологичной медпомощи (ВМП), который был бы недоступен в Москве. Почти полторы тысячи современных методик применяется по 20 медицинским профилям. За семь последних лет город закупил более 150 тысяч единиц высокотехнологичного оборудования. Все аппараты подключены к единой системе мониторинга, которая позволяет следить за их эксплуатационными качествами. В случае выхода прибора из строя его оперативно меняют на новый.

Объем ВМП ежегодно увеличивается. Все чаще финансирование уникальных операций идет через Фонд обязательного медицинского страхования. С 2017 года ВМП начали оказывать в онкологическом клиническом диспансере № 1, ГКБ имени братьев Бахрушиных в Сокольниках, в ГКБ имени М.П. Кончаловского в Зеленограде и в госпитале для ветеранов войн № 1, расположенном в Таганском районе. В наших стационарах делают стентирование сосудов сердца и тромбоэкстракцию сонных артерий при ишемической болезни, лечат серьезные формы сердечной аритмии эндоваскулярным способом с применением электрофизиологического картирования, осуществляют эндопротезирование крупных и мелких суставов, применяют видеоэндоскопические системы в операциях на головном мозге. Пациентам также проводят операции на брюшной полости при помощи робота «Да Винчи», делают пересадку искусственного уха и многое-многое другое.

Высокотехнологичная медпомощь доступна и в детских медучреждениях. Среди них — детская городская клиническая больница имени З.А. Башляевой в Тушине и Научно-практический центр детской психоневрологии в районе Очаково-Матвеевское. Кроме того, запланировано строительство современного радиологического центра на территории Морозовской детской городской клинической больницы. Лучевую терапию в нем смогут проходить не только дети, но и взрослые пациенты, страдающие злокачественными новообразованиями. Думаю, он откроется к концу 2020 года. Сейчас готовится техническое задание, скоро будут объявлены торги на проектирование и последующее строительство здания. В планах на ближайшее будущее — увеличить количество гибридных операционных в больницах и закупить дополнительные ангиографы, с помощью которых можно будет эффективно диагностировать сердечно-сосудистые заболевания.

— Сколько столичных медучреждений на сегодняшний день входит в инсультную и инфарктную сети? Снизилось ли число больных сердечными заболеваниями после внедрения программы? Вырастет ли количество кабинетов профилактики инфарктов и инсультов в этом году?

— В инсультную и инфарктную сети входит 29 сосудистых центров по всему городу. Это и больница имени И.В. Давыдовского, НИИ скорой помощи имени Н.В. Склифосовского, больница имени С.П. Боткина и другие. Если у человека случается сердечный приступ, сотрудники скорой помощи незамедлительно транспортируют его в одну из этих клиник. При необходимости больному экстренно проводят операцию, будь то коронография, стентирование или удаление тромбов. Все сосудистые центры оснащены новейшими аппаратами МРТ и ангиографами. Помимо инсультных и инфарктных палат, в некоторых из них есть отделения нейрохирургии. Сложные операции (например, эндоваскулярную тромбэкстракцию) делают пока только в девяти больницах, но в этом году их число вырастет.

Инсульты и инфаркты легче предупредить, чем лечить. Поэтому мы продолжаем открывать в поликлиниках кабинеты профилактики этих болезней. Сейчас работает 71 такой кабинет, и их станет больше. В них пациенты могут узнать все о рекомендованном им режиме дня и питании, пройти нагрузочные пробы, чтобы оценить свое текущее состояние, получить необходимые препараты, записаться на профилактические процедуры и многое другое.

Профилактика — реальный путь к снижению смертности от этой сосудистой катастрофы, поэтому инфарктные и инсультные кабинеты в поликлиниках играют не менее важную роль, чем собственно сосудистые центры. Такая масштабная консолидированная борьба с сердечными болезнями уже дала первые плоды. Количество инсультов у москвичей за последние четыре года снизилось на 20 процентов — с 21 тысячи до 17 тысяч случаев в год.

Россия. ЦФО > Медицина > mos.ru, 13 февраля 2018 > № 2498863 Алексей Хрипун


Украина. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 13 февраля 2018 > № 2497784 Олег Пономарев

ЕС не внес Украину в список перспективных членов до 2025 года

Олег Пономарев, Riga.Rosvesty, Латвия

Киев — Похоже, что европейской мечте Украины о скором членстве в Европейском Союзе сбыться не суждено. Евросоюз подготовил план нового расширения, согласно которому до 2025 года членство будет предложено шести странам Балканского региона, а вот только мечтающих об этом Украине, Грузии и Молдавии, в этом списке нет и близко.

Украину отстранили не только от заседаний ЕС, но и НАТО

И так, напомним, что в начале февраля Европейский Союз подготовил план нового расширения организации, в котором предложит перспективу членства для шести стран западной части Балканского полуострова. Что примечательно, Украины, Грузии и Молдавии, которые также заявляли о желании вступить в ЕС, в этом списке, скорее всего, не будет.

Как сообщает «Голос Америки» со ссылкой на еврокомиссара по вопросам расширения ЕС Иоганнеса Хана, до 2025 года Черногория и Сербия могут вступить в Евросоюз. Переговоры о вступлении в ЕС со столицами этих стран — Подгорицей и Белградом ведутся с 2012 года. Наибольшие шансы стать «европейскими странами» есть и у Македонии с Албанией. А вот Косово, Босния и Герцеговина все еще ждут предоставления им статуса кандидата. В случае принятия данного документа, это будет самая большая волна однократного расширения Европейского союза за последние 20 лет.

«2025 год может быть сроком для поступления, прежде всего, Сербии и Черногории, в то время как другие страны региона потребуют больших усилий для того, чтобы быть готовыми. Брюссель активно использует перспективу членства в ЕС, привлекательного экономическими преимуществами для бедных стран континента, как стимул для реформ. Конкретное обещание членства будет также противовесом попыткам России предлагать себя как альтернативу евроинтеграции балканских государств», — заявил ранее Иоганнес Хан.

Будущим членам ЕС Брюссель уже выдвинул жесткие требования по урегулированию политических и территориальных споров с соседними странами, особенно это актуально на фоне затянувшегося спора за границу между членами ЕС Словенией и Хорватией. Другим важным требованием является борьба с коррупцией в странах региона. Евросоюз держит под пристальным вниманием ситуацию в Румынии и Болгарии, которые вступили в ЕС в 2007 году.

Еще одним, скорее не условием, а «пожеланием» ЕС, является членство стран-кандидатов в НАТО. Но, как известно, Украине и здесь не везет. Буквально накануне заседания, назначенного на 14 февраля 2018 года, Венгрия наложила право вето на участие Украины в заседании НАТО. Реакция украинской стороны не заставила себя долго ждать и в этом решении Украина увидела явно «руку Кремля».

«В связи с этим попытки Будапешта блокировать встречи Комиссии Украина-НАТО на уровне министров обороны являются опасной практикой смешивания двусторонних гуманитарных вопросов с вопросами безопасности и обороны целого региона. Таким образом Венгрия не только опосредованно способствует ослаблению усилий НАТО по минимизации региональных рисков, но и способствует политике России с разрушения Организации Североатлантического договора изнутри «, — заявила председатель постоянной делегации Украины в ПА НАТО, народный депутат Ирина Фриз на своей странице в «Фейсбуке».

Почему Украине путь в ЕС будет закрыт еще очень долго?

Напомним, что в ходе саммита Восточного партнерства, состоявшемся в ноябре 2017 года в Брюсселе, Украине дали четко понять, что о даже перспективе членства в ЕС она может не задумываться. По мнению европейских политиков, присоединение Балкан является более привлекательным,чем Украины.

«Западные Балканы и 20 миллионов их населения — привлекательный рынок для блока, а новое государство-член не бремя, а обогащение», — заявил еврокомиссар по вопросам политики соседства Йоханнеса Хана.

Тем не менее,некоторые политики и эксперты, симпатизирующие Киеву, продолжают утверждать, что и Украины есть «окно возможностей» вступить в ЕС. Мол, Киев должен внимательно следить за процессом евроинтеграции, в первую очередь Сербии и Черногории, чтобы не совершать их ошибок в будущем. Но в ЕС даже о перспективе членства Украины и слышать не хотят. Мол, безвизовый режим уже стал для Украины подарком, причем незаслуженным.

По мнению эксперта Центра «Стратегия XXI» и Совета внешней политики «Украинская Призма» Виталия Мартынюка, шансы стать членом ЕС у Украины все же есть. Но они отдаленные и принимать одну Украину никто не будет — только «в пакете» с Грузией и Молдавией.

«Во-первых, в ЕС сейчас нет политического решения о принятии Украины, поэтому мы не можем говорить о четких перспективах. Нужно все-таки добиваться получения перспективы членства и ее документальной фиксации. Второй урок — проведение внутренних реформ. Более успешная и стабильная в плане внутреннего реформирования страна достигает лучших результатов на пути к членству в ЕС. И третий урок — ЕС, как показывает его политика, пытается принимать страны «пакетами»: сначала были страны Вышеграда, теперь Западные Балканы. То есть, возможность для перспективы членства Украины может открыться в пакете с Грузией и Молдовой и только после того, как страны Западных Балкан станут членами ЕС», — подытожил эксперт.

В споре о возможностях Украины стать «европейской страной» жирную точку вновь поставил еврокомиссар по вопросам европейской политики соседства и переговоров по расширению Йоханнес Хан, заявивший, что говорить о членстве Украины в Евросоюзе в ближайшие годы — нереалистично.

«Если вы говорите, что немедленно станете членами ЕС, то это нереалистично. Но люди хотят услышать, верить, что это случится через три года. Тогда правительство попадает под давление, а мы не хотим, чтобы правительство, которое успешно работает, находилось под давлением», — приводит слова еврокомиссара издание «Европейская правда».

Украина. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 13 февраля 2018 > № 2497784 Олег Пономарев


Россия. Ближний Восток > Армия, полиция > inosmi.ru, 13 февраля 2018 > № 2497780 Рено Жирар

Давайте сотрудничать с Россией на Ближнем Востоке

С учетом формирования новых альянсов, которые готовятся к войне на Ближнем Востоке, Россия становится ключевой фигурой, на которую нам нужно сделать ставку, чтобы умерить Анкару и Тегеран.

Рено Жирар (Renaud Girard), Le Figaro, Франция

Недавний сирийско-израильский военный инцидент — не просто злополучный срыв. Он свидетельствует об общей эскалации напряженности на Ближнем Востоке, которая чревата целой россыпью угроз в краткосрочной и среднесрочной перспективе.

Незадолго до рассвета 10 февраля в воздушное пространство Израиля проник беспилотник, управляемый с сирийской территории. Он был сразу же сбит вертолетами ЦАХАЛ, представители которого объявили наблюдательный аппарат «иранским». Некоторое время спустя израильская эскадрилья поднялась в воздух, чтобы уничтожить пункт управления на сирийской территории. Восемь истребителей F-16 со звездой Давида встретили сирийские силы ПВО, которым удалось сбить один из них. В то же время в израильских ВВС заявляют об уничтожении десятка сирийских и иранских противовоздушных батарей.

В стратегическом плане, израильтяне не могут просто так позволить иранцам прочно закрепиться на территории соседней Сирии. Их можно понять: Тегеран официально так и не отказался от политики аятоллы Хомейни, который намеревался стать лидером всего мусульманского мира с помощью жесткого курса по отношению к сионистскому государству: он не признавал за ним исторического права на существование. На самом деле ситуация просто абсурдная. Между персами и евреями никогда не было вражды. Изначальные разногласия Израиля были с арабами-суннитами, а не иранцами-шиитами. Наконец, президент-реформатор Ирана Роухани сделал исторический выбор в пользу открытости страны для Запада. Как бы то ни было, этот искусственный антагонизм, к сожалению, пустил слишком глубокие корни в головах военных стратегов в Тель-Авиве и Тегеране.

После недавнего происшествия в воздушном пространстве Биньямин Нетаньяху провел телефонную беседу с Владимиром Путиным, попросив его в частности надавить на иранцев с тем, чтобы те перестали укреплять свои военные позиции на сирийской территории по соседству с Израилем. Израильтяне поддерживают тесные дипломатические отношения с Россией и регулярно проводят встречи на высшем уровне. Они поняли, что Москва стала ключевой фигурой на Ближнем Востоке, и находятся на постоянной связи с Кремлем.

Нам, французам, следовало бы поступить точно так же. Причем не только по соображениям эффективности, но и в связи с тем, что у нас с Россией есть четыре общих интереса на Ближнем Востоке. Во-первых, мы вместе боремся с одним главным врагом, суннитским джихадизмом, который убивает наших детей на улицах наших городов. Во-вторых, мы ощущаем себя естественными защитниками восточных христиан с последнего века Османской империи. В-третьих, у нас одна позиция по курдскому вопросу: нет — независимому государству (оно совершенно неприемлемо для четырех стран, где проживают эти потомки мидийцев), да — автономии Сирийского Курдистана и возобновлению диалога Анкары с РПК, который велся с 2012 по 2015 год и был остановлен президентом Эрдоганом по предвыборным соображениям. В-четвертых, мы с Россией выступаем за сохранение подписанного 14 июля 2015 года международного соглашения о добровольном отказе Ирана от ядерной программы, которое администрация Трампа попыталась подорвать.

Американская стратегия изоляции Ирана контрпродуктивна, поскольку только подталкивает того к нарушениям. По внутренним причинам и для успешного проведения реформ, Ирану нужно вернуться в мировую торговлю и привлечь инвесторов. Америке же следует принять это, перестать сыпать финансовыми угрозами в сторону готовых сотрудничать с Ираном банков и вновь открыть посольство в Тегеране. Только так могут быть услышаны ее требования от иранцев отказаться от их антиизраильской позиции и ослабить военную хватку на Ближнем Востоке.

Означает ли сотрудничество с Россией, что нам придется одобрить всю ее внешнюю и внутреннюю политику? Разумеется, нет. Мы будем и дальше считать, что ее вмешательство на Украине не отвечает ее долгосрочным интересам, и что в Сибири у нее и так достаточно территорий для развития. Мы будем и дальше сожалеть о том, что за 17 лет у власти Путин так и не сформировал в стране правовое государство, а также подталкивать его к этому в течение шести лет его будущего мандата.

Как бы то ни было, с учетом формирования новых альянсов, которые готовятся к войне на Ближнем Востоке (ось Америка-Израиль-Саудовская Аравия против оси Турция-Иран-Россия), с перспективой эскалации напряженности вплоть до полномасштабного конфликта, Россия становится ключевой фигурой, на которую нам нужно сделать ставку, чтобы умерить антикурдскую паранойю Анкары и антиизраильскую риторику Тегерана. Этого требуют от нас реализм, стремление к миру и долгосрочные интересы.

Россия. Ближний Восток > Армия, полиция > inosmi.ru, 13 февраля 2018 > № 2497780 Рено Жирар


Россия > Транспорт > premier.gov.ru, 13 февраля 2018 > № 2496330 Олег Белозеров

Встреча Дмитрия Медведева с президентом ОАО «Российские железные дороги» Олегом Белозёровым.

Обсуждались вопросы организации льготных перевозок на железнодорожном транспорте школьников во время каникул, а также бесплатного проезда ветеранов Великой Отечественной войны в течение мая.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Олег Валентинович, мы с Вами относительно недавно встречались, Вы мне рассказывали об итогах. Теперь о том, что важное в этом году будет происходить. Одно из направлений деятельности, которой занимается компания, связано с перевозкой пассажиров в разных направлениях разными средствами железнодорожного транспорта различных категорий. И регулярно возникают вопросы о том, чтобы помочь школьникам, предоставив им льготы, чтобы они могли хорошо вместе со своими семьями отдохнуть на каникулах весенних, летних и осенних. Компания выступила инициатором такого рода программы ещё в 2016 году, потом мы её в 2017 году продолжили. Речь шла о предоставлении скидок на билеты в плацкартном вагоне, а впоследствии это было распространено и на купейные вагоны в ряде случаев. Это потребовало достаточно значительных ресурсов, которые компания смогла мобилизовать. Каковы возможности продолжения этой программы в 2018 году? Имею в виду, что потребность в таких перевозках для семей, особенно для многодетных семей, остаётся очень высокой.

О.Белозёров: Дмитрий Анатольевич, хотел бы прежде всего поблагодарить за те решения, которые были приняты Вами, Правительством – это обнуление ставки налога на добавленную стоимость и решение о долгосрочном тарифе. Комплекс этих мероприятий даёт возможность совершенствовать работу в сфере пассажирских перевозок. И благодаря этим решениям мы предлагаем одобрить в этом году продление программы и её расширение в том числе на купейные сегменты. И на плацкартный, и на купейный сегмент мы предлагаем давать скидки в течение года. Более того, мы закупаем новый подвижной состав, которым будем обеспечивать эти перевозки. В прошлом году мы купили более 400 вагонов, в этом году планируем купить почти 700 вагонов. Это будет новый состав, который обеспечит новый уровень качества. При этом со своей стороны мы обеспечиваем и различные иные элементы улучшения. Это, в частности, работа с маломобильными гражданами. Мы также подготовили предложение по перевозкам ветеранов Великой Отечественной войны в течение мая. Мы бы хотели в течение всего месяца перевозить бесплатно ветеранов Великой Отечественной войны всеми типами подвижного состава.

Д.Медведев: Сначала про первую программу. Считаю, что она действительно достигает своих целей. И если компания в результате оптимизации расходов, с учётом принятых, долгосрочных в отношении компании решений по линии тарифной политики сможет высвободить необходимый финансовый ресурс, то это будет весьма и весьма неплохо и очень позитивно будет встречено семьями, которые такого рода льготу используют.

Что же касается возможности перевозки ветеранов в период майских праздников и на протяжении, как Вы сказали, всего месяца, то, конечно, если компания к этому готова, я думаю, это было бы в моральном смысле абсолютно правильное решение. Но окончательные подходы прошу Вас согласовать и представить предложения по этому поводу.

Россия > Транспорт > premier.gov.ru, 13 февраля 2018 > № 2496330 Олег Белозеров


Россия > Рыба. Судостроение, машиностроение > premier.gov.ru, 13 февраля 2018 > № 2496329 Илья Шестаков

Встреча Дмитрия Медведева с заместителем Министра сельского хозяйства – руководителем Федерального агентства по рыболовству Ильёй Шестаковым.

Обсуждались итоги работы отрасли в 2017 году, а также перспективы развития рыбохозяйственного комплекса, в том числе ход реализации программы строительства новых рыболовецких судов за счёт инвестиционных квот.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Давайте вот с чего начнём. Доложите, как завершился для отрасли год. Каковы результаты, каковы перспективы? И в частности, есть одна важная программа, которая связана с созданием нового рыболовного флота за счёт инвестиционных квот. Мы с Вами говорили здесь, в Москве, и на выездных совещаниях, говорили с представителями отрасли, что работает, что не работает. Что удалось сделать? Мы знаем, состояние судов во многих пароходствах, у многих судовладельцев весьма и весьма среднее, если не сказать хуже. Так что это программа очень важная. Как она идёт?

И.Шестаков: Дмитрий Анатольевич, я, если позволите, вкратце сначала расскажу об общих итогах работы отрасли рыболовства за 2017 год. В целом динамика по вылову достаточно положительная. В прошлом году российские рыбаки добыли 4,9 млн тонн. Это рекорд за последние 20 лет. Динамика – плюс 1,6% к рекордному 2016 году, где динамика была ещё лучше – 7%. В этом году мы прогнозируем выйти на показатель 5 млн тонн вылова.

Может быть, не с такой положительной динамикой, но развивается производство аквакультуры. В прошлом году у нас была динамика чуть больше, в этом году чуть ниже. Здесь положительную роль сыграло принятие закона об аквакультуре, который вступил в силу с 2014 года. Пока ещё, все эти два года, мы распределяли участки. Товарная аквакультура имеет отложенный эффект. Сейчас мы ожидаем, что будет активно развиваться, и видим, что в целом динамика достаточно положительная.

Мы разыграли дополнительно порядка 150 тыс. га водных площадей.

Д.Медведев: Какова география конкурсов по водным площадям? Где в основном их берут в аренду, чтобы заниматься аквакультурой?

И.Шестаков: География абсолютно разная. Вся страна. Очень активно занимается Северо-Западный федеральный округ. Лидер по производству аквакультуры – Карелия. Краснодарский край и Крым очень активно занимаются производством марикультуры. Активно включилась в проекты Западная Сибирь. И конечно, Дальний Восток, Приморье. По наделению новыми акваториями они сейчас рекордсмены, но по объёму производства пока не так много.

Д.Медведев: Это очень важное направление. Вы правильно сказали, что оно у нас выросло за последние два года, но рост мог бы быть больше. Во всём мире сейчас этому уделяется огромное внимание. Надо и нам этим заниматься.

И.Шестаков: По экономическим показателям, Дмитрий Анатольевич, тоже в целом отрасль находится на подъёме. Растёт валовый оборот отрасли, за последний год он прирос на 7%. И если такая большая динамика от 2014-го к 2015 году была обусловлена изменением курса рубля, то сейчас динамика поступательная, она связана в том числе с тем, что наши рыбопромышленники всё больше уходят в переработку. То есть мы всё меньше поставляем непереработанное сырьё и всё больше занимаемся переработкой. Это производство филе, производство рыбной муки, даже на экспорт. Динамика ещё не такая положительная с точки зрения поставок переработанной продукции на экспорт, но постепенно мы наращиваем производство именно переработанной продукции.

В целом вклад отрасли в валовый внутренний продукт тоже увеличивается: составил плюс 5% к 2016 году – практически 230 млрд рублей.

Хотел сказать и об экспортно-импортной динамике. Объём экспорта за последний год вырос на 17% в стоимостном выражении. Эта программа по инвестиционным квотам нацелена на то, чтобы нам изменять структуру производства и именно за счёт строительства новых судов – высокотехнологичных, с переработкой – добиться изменения структуры поставок как на внутренний, так и на внешние рынки.

О квотах на инвестиционные цели. Прошла заявительная кампания, было подано всего 68 заявок в комиссию. Не все заявки, к сожалению, соответствовали требованиям. 56 заявок было отобрано. По ним будет построено 33 новых судна на отечественных верфях – 6 судов для Дальнего Востока и 27 судов для Северного бассейна. Причём если для Дальнего Востока это крупные суда – за 100 м, то для Северного бассейна (там другая специфика) это суда до 85 м.

Д.Медведев: Они идут как средние и малые суда?

И.Шестаков: Да. На всех этих судах практически предусмотрена высокотехнологичная переработка, то есть наличие линий.

Плюс 23 береговых завода.

Д.Медведев: По поводу этих судов – где строить-то будем?

И.Шестаков: Все эти суда уже законтрактованы на отечественных верфях: это Выборгский судостроительный завод, это Адмиралтейские верфи, это завод «Янтарь», на котором уже началось строительство. 7 судов уже в процессе постройки. И часть рыбопромышленников заказала на частных верфях, не входящих в систему Объединённой судостроительной корпорации, на частных заводах в Ленинградской области соответствующие суда. Объём инвестиций в целом по инвестиционным квотам мы сейчас оцениваем – порядка 140 млрд рублей будет в ближайшие пять лет.

Д.Медведев: Хорошо, но нужно эту программу довести до конца, до логического завершения, то есть до постройки самих судов и приёмки их в эксплуатацию. Рыбаки ждут эти суда. Мы с Вами неоднократно об этом говорили. Надеюсь, всё завершится успешно.

Россия > Рыба. Судостроение, машиностроение > premier.gov.ru, 13 февраля 2018 > № 2496329 Илья Шестаков


Россия. Корея > СМИ, ИТ > forbes.ru, 13 февраля 2018 > № 2496121 Наталия Калинина

Сноубордист Влад Хадарин: «Флаг России можно повесить только в комнате и только с согласия МОК»

Наталия Калинина

Обозреватель Forbes

Дебютант Олимпиады рассказал Forbes, почему живет в Италии, сколько стоит подготовка к Играм и как мотивирует спортсменов Владимир Путин

Сноубордист Влад Хадарин отметит день рождения в Пхенчхане, на своей первой Олимпиаде — 22 февраля ему исполнится 20. Влад родился и вырос в Новосибирске, еще дошкольником увлекся сноубордом, а последние 6 лет живет и тренируется в Италии, куда перебрались его родители. В 2016-м Хадарин выиграл серебро Юношеской Олимпиады в дисциплине слоупстайл (это серия акробатических прыжков трамплинах, пирамидах, контруклонах и других фигурах, последовательно расположенных на трассе), а в январе 2017-го победил на этапе Кубка мира — в биг-эйре (прыжки со специального трамплина с исполнением различных трюков в полете). Благодаря обновлениям в олимпийской программе — на Играх-2018 дебютирует биг-эйр — у Хадарина есть два шанса побороться за медали. В слоупстайле Влад не смог пробиться в финал, а соревнования в дисциплине биг-эйр начнутся 21 февраля. Накануне отъезда в Пхенчхан спортсмен рассказал Forbes, почему мечтает выиграть Олимпиаду, сколько платит тренеру и как получил первое допинг-предупреждение.

Про переезд в Италию

До 13 лет я жил в Новосибирске, пока родители не решили перебраться за границу. Сначала хотели в Америку, но возникли какие-то проблемы, а в Италии к тому моменту уже лет 10 жил брат моего отца. С его помощью мы и переехали в Комо. В Новосибирске у нас осталась квартира, папа часто бывает в городе по работе. У него с братом две типографии. Печатают этикетки, наклейки и т.д. Очень востребованное производство. Мама занимается с детьми — у меня еще младшие брат и сестра, и дает частные уроки русского языка.

Про адаптацию в новой стране

У меня не было проблем на новом месте. Во-первых, я из России, а это конкретная закалка во всех смыслах. Во-вторых, в детстве я поменял много школ и привык адаптироваться. Конечно, было обидно бросать друзей, свою компанию, но в каком-то смысле я был рад переезду – в школе, где я провел последние полгода, был не лучший коллектив, довольно жесткие ребята. Зато в Италии нас приняли очень доброжелательно, там вообще позитивные по сути люди. У меня сразу появилась компания, я пошел в хорошую школу и в первую же зиму познакомился со своим тренером.

Про самостоятельность

Первый сезон в Италии мы с дядей ездили на тренировки каждые выходные. В пятницу собирали шмотки и ехали в горы, в Мадонна ди Компильо, а в воскресенье возвращались в Комо. На второй сезон мы сняли апартаменты в маленьком городе неподалеку от курорта и стали ездить туда еще чаще, а после окончания средней школы я переселился в Мадонна ди Компильо. Сначала делил жилье с фотографом, а потом решил снимать квартиру один. Хотя в этом зимнем сезоне провел там дней 30, не больше. Так много поездок, что, кажется, сейчас мой дом в чемоданах.

Первые полгода отдельно от семьи было сложно. Как только появилась возможность хозяйничать самостоятельно, оценки в школе резко пошли вниз. Я просто не учил. Но родители отпустили меня по инициативе тренера, под его ответственность, и он, конечно, стал шпынять меня за неуспеваемость. Когда через полгода пришли оценки, мы серьезно поговорили, и я понял, что, если буду продолжать в том же духе, просто вернусь в Комо.

В бытовом плане никаких проблем не возникло. Я с детства привык и посуду мыть, и в квартире убираться, и как включить стиральную машинку, тоже знал. Сейчас мне 19, но людей это часто удивляет — думают, что мне 22-23. И тогда, в 15, я тоже чувствовал себя старше своего возраста. Единственное, в чем я мог позволить себе вольности — это питание. Вместо того, чтобы приготовить что-нибудь полезное и вкусное, мог заехать в пиццерию. Зато обходился почти без чипсов. Мой наркотик — это сладкое.

Про учебу

Труднее всего было состыковать учебу с тренировками. В Италии к спорту не толерантны. В школе всем по барабану, что ты тренируешься, выступаешь на соревнованиях. Пришлось выбрать самую обыкновенную школу, чтобы совмещать. Часто получалось так — неделю отсутствуешь, а на следующий день после приезда сдаешь 2-3 экзамена. А я же еще гиперактивный. Сесть и выучить — это для меня проблема. Но ради диплома приходилось себя заставлять.

Про расходы

Сноубордом я начал заниматься еще в Новосибирске, и все затраты на мое увлечение взяла на себя семья. Это и в детстве были немаленькие деньги, и тем более, когда я стал старше. Доска в среднем стоит €500, а в сезон я раньше использовал 2-3, теперь — штук 10. Крепления — €300, ботинки — €300-400. Плюс одежда, расходы на переезды, проживание. Сезонный ски-пасс стоит €500-1000 в зависимости от региона, заявка на соревнования – в среднем €200. И чем старше, профессиональнее ты становишься, тем больше затраты.

Например, сейчас самая большая статья расходов — это мой тренер Давидэ Чиккони. Ему 32, и у нас с ним очень тесный контакт. Он и тренер, и психолог, и брат. Пожалуй, он единственный, с кем я могу поболтать о своих проблемах. Конечно, Давидэ не может ездить со мной везде бесплатно. Поэтому мы определили сумму — €100 в день, которую я ему плачу. По сути это деньги, которые он мог бы заработать, оставаясь дома в Мадонна ди Компильо.

Про доходы

Поначалу даже затраты на экипировку были полностью на плечах родителей, но со временем тренер нашел мне технических партнеров. Теперь компании Nitro (доски, крепления, ботинки), Dakine (одежда) и Smith Optics (очки) меня обеспечивают, некоторые еще платят бонусы. Перед новым годом я подписал рекламный контракт с автомобильным брендом Citroen — на год.

Кроме того, последние два сезона есть регион, который меня хорошо поддерживает — Республика Татарстан. Плюс зарплата в Центре спортивной подготовки. Федерация сноуборда нам сейчас не платит, зато тренировки со сборной финансирует Минспорта. Плюс призовые. За победу на этапе Кубка мира можно заработать около €10 000, на соревнованиях попроще – €1000-2000. На турнирах уровня X-Games гонорары выше. Думаю, €30000-40000 за первое место. Но по сравнению с началом нулевых, когда сноуборд только вошел в моду и бренды стремились в него вкладываться, денег стало меньше. Тогда на самых крутых соревнованиях победа могла стоить €100 000.

Если сложить все источники дохода, то у меня в среднем за месяц получается около €1500. Живем хорошо, но можно жить лучше.

Про главную звезду сноуборда Шона Уайта

Его результаты – это нечто, выходящее за рамки сноуборда. Шону 31, но он остается королем. Недавно выиграл престижные соревнования, набрав 100 баллов из 100. Такое никому никогда не удавалось, а он сделал это второй раз. Конечно, у него крупные контракты со спонсорами, но большинство из них работают с ним с самого детства, когда Шон еще был никем. Бренды вложились в его будущий успех.

Но чтобы стать такой звездой, как Уайт, недостаточно быть просто профессионалом. Важно быть шоуменом, уделять время маркетингу, быть активным в соцсетях, общаться… Вот сейчас в моей дисциплине – слоупстайле – есть очень талантливый молодой парень из Норвегии. Маркус Кливленд. Ему 18, и он крутой. У него свой стиль катания, невероятная стабильность, и его с детства любят бренды. Возможно, у него есть шанс повторить звездную карьеру Уайта.

Про допинг

Когда в Сочи шла Олимпиада, я был еще совсем мальчишкой – катался в свое удовольствие, за соревнованиями особо не следил. И про допинг-скандал, признаться, узнал подробности только этой зимой. В сноуборде проблем с допингом никогда не было, к тому же у нас мегапозитивный спорт, так что никакой ненависти или презрения по отношению к нам я не чувствовал. Наоборот, все спортсмены, с которыми я разговаривал, сочувствовали нашей ситуации. Спрашивали, что за бред творится?

При этом к теме допинга я отношусь очень внимательно. С тех пор, как получил первый флажок — предупреждение — в системе ADAMS. Туда мы вводим данные о своем местонахождении, там отражаются результаты допинг-тестов и т.д.

Третий флажок означает дисквалификацию, а первый я получил на пустом месте. Тренировался в Швейцарии, пробыл там все время, отмеченное мной как слот для посещения допинг-офицеров, потом поехал в Италию повидаться с родителями. Вдруг звонок. Допинг-офицер: мы в Швейцарии, можем подъехать. Так время для посещений уже прошло. Да-да, но у нас возникли трудности по дороге. Я объясняю, что нахожусь сейчас в другом месте, но вернусь к вечеру. ОК, подъедем в другой день. По дороге назад получаю сообщение: «Мы тебя ждем, перезвони, как сможешь». А у меня, как назло, денег на телефоне нет. И никуда не заедешь позвонить — Европа, вечер, горы. Приехал домой, включил вай-фай, дозваниваюсь и слышу в ответ: «Мы уехали, лыжная федерация будет разбираться». Пришлось писать большую докладную, все объяснять. Но мне ответили, что это халатное отношение к системе ADAMS и вынесли предупреждение. С тех пор я все антидопинговые документы заполняю как следует.

Про мотивацию

Накануне отъезда в Пхенчхан мы были на приеме у президента Путина. Это один из лучших дней в моей жизни, невероятно насыщенный эмоциями и гигантской мотивацией. В час ночи вернулся домой и совершенно не хотел спать, меня зашкаливало.

В резиденции Ново-Огарево мы почти час провели в комнате ожидания, потом нас пригласили в конференц-зал. Когда президент вошел, несколько секунд была абсолютная тишина, а потом он едва заметно кивнул – и все начали аплодировать. Я смотрел только на него, боялся повернуться — вдруг президент на меня посмотрит. Он толкнул очень проникновенную речь, извинился. И сказал именно те напутственные слова, которые нам были необходимы. Я прям начал респектовать ему. В политике не особо разбираюсь, но это было вау! Потом выступили спортсмены, общая фотография, затем возникла пауза — и можно было лично пообщаться с президентом. Все по очереди делали с ним селфи. Я сначала смущался, но потом подошел: «Здравствуйте, у меня бабушка ваша фанатка, можно сфотографироваться?» «Да, конечно, как зовут бабушку? Лариса Анатольевна? Передавай привет». Рукопожатие, фотография — моя жизнь удалась. Сразу бабушке скинул и выложил в инстаграм. Там народ взорвался. Русские друзья, итальянские друзья – все в шоке. «Самый большой кинг всего мира рядом с тобой, респект».

В город мы вернулись к шести вечера. И я пошел в кино — на «Движение вверх». Разрыдался в конце. Блин, Россия — это же могучая страна. Едем на Олимпиаду и всех рвем. В общем, бешено зарядился.

Про бойкот

Есть итальянское слово sacrificio – как это по-русски? Жертвовать. Так вот люди, которые призывают к бойкоту Олимпиады, не имеют ни малейшего понятия о том, что это значит. Каждый спортсмен – еще раз, каждый – жертвует всем, чем возможно, ради результата. Просто взять и перекрыть ему кислород из-за каких-то политических проблем — неправильно. Если спортсмен заработал право поехать на эти соревнования, он вложил в это максимум – пот, падения, плохие моменты, хорошие моменты. Запретить ему туда поехать – значит обломать мечту.

Все и так будут знать, что под нейтральным флагом выступают русские ребята. А если мы, несмотря на все проблемы и отстранение лидеров, еще и надерем всех, это будет вдвойне котироваться.

Про нейтральный статус

Взбесило отношение МОК. Получается, что они применили санкции ко всем – даже к тем, кто не имеет никакого отношения к допингу. Правила поведения для российских спортсменов прочитал. Все, что касается символики олимпийского комитета России и триколора, запрещено. Произносить «Россия» или «российская команда» не имеешь права – только олимпийские атлеты из России. Флаг можно повесить только в комнате – так, чтобы снаружи не было видно, и только с согласия МОК. Можно разговаривать по-русски, но петь гимн вслух запрещено. Если беззвучно, губами? Не знаю. В правилах ничего не сказано, но МОК может посчитать это провокацией и прицепиться. Я всю жизнь стараюсь идти против правил, но в сложившейся ситуации это ни к чему хорошему не приведет. Нам остается только следовать регламенту.

Про Олимпиаду

Для сноубордиста X-Games, конечно, очень престижный турнир. Для кого-то, возможно, круче Олимпиады. Но если ты россиянин и станешь чемпионом X-Games, всем наплевать. А вот если выиграешь Олимпиаду, то получишь золотые горы и все будут об этом знать… Но нет — даже в сноуборде каждый спортсмен желает олимпийскую медаль. Она признается во всем мире.

Про гражданство

У меня безлимитный вид на жительство в Италии, и мне предлагали выступать за сборную, но я категорически отказался. Да, я там живу и моментами говорю на итальянском лучше, чем на родном языке, но все равно ощущаю себя русским.

В России мало качественных парков для экстремального сноуборда, в это никто не хочет вкладываться. Мало классных тренеров. Но в Италии финансирование спорта строится хуже, чем в России. Если ты попадаешь в сборную, у тебя нет зарплаты, оплачивается только часть переездов на сборы и соревнования. От контрактов с личными спонсорами ты обязан отдавать процент федерации. Зарплату ты можешь заработать – если покажешь высокий результат. Плюс ты поступаешь в одно из военных ведомств — полиция, таможня и т.д. И вот там можно получить зарплату — €1200-1500, если успешно выступаешь.

Россия. Корея > СМИ, ИТ > forbes.ru, 13 февраля 2018 > № 2496121 Наталия Калинина


Россия > Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 13 февраля 2018 > № 2496027 Алексей Чеснаков

«Люди не хотят терять то, что у них есть»

Кремлевский политолог — о том, как власть ищет образ будущего

Андрей Винокуров

Глава Центра политической конъюнктуры Алексей Чеснаков рассказал «Газете.Ru», почему власть пока не до конца нарисовала заявленный «образ будущего». Эксперт знает, о чем говорит — в нулевые годы Чеснаков работал в администрации президента и в аппарате партии «Единая Россия». По информации «Газеты.Ru», к советам политолога по-прежнему прислушивается внутриполитический блок Кремля.

— Еще недавно в экспертной среде много говорилось о запросе на перемены со стороны общества. Но сейчас появляется все больше информации, что курс снова взят на консервативный сценарий и стабильность. В частности, это говорилось про будущее послание президента. Почему это происходит? И что в результате с «образом будущего», которого все так ждут, но который пока не очерчен.

— Всему свое время. Избирательная кампания имеет свою драматургию, свои смысловые и эмоциональные пики и лакуны. Это относится и к сроку предъявления кандидатом образа будущего. Я бы не стал искусственно завышать требования к этой части программы, не ждал бы откровений и подробных деталей. Образ будущего как мотивирующее целеполагание для выборов — результат длительной, предварительной совместной работы власти и общества, политиков и экспертов. Так что можно не ждать Послания и начать обсуждать образ будущего исходя из того, какие сигналы власть уже послала или посылает сейчас. Путин ведь регулярно делает это. Нужно только уметь эти сигналы считывать. Смотреть на повестку продуктивно.

— Вы к тому, что некоторая программа и образ будущего должны сформироваться снизу?

— «Снизу» — не совсем точное определение. Программы верстаются не снизу. Они долго «варятся» среди людей, принимающих политические решения, и окружающих их интеллектуалов, специалистов и энтузиастов, тех, кто профессионально думает о будущем. Но на этой «кухне» роли могут меняться. Раньше цели определяли политики, а экспертов нанимали для того, чтобы они рассказывали, как их достичь.

Сегодня ситуация в развитых обществах иная. Власть приглашает общественные организации и экспертов, чтобы они говорили, что нужно делать, а как — власть знает и без них.

Другое дело, что не всегда для этого есть политическая воля и не всегда бюрократия руководствуется рациональными мотивами. Но это другой разговор. У нас пока такой «кухни» не сложилось. Наши эксперты давно перешли в разряд обслуживающего персонала. Правда, по вполне объективным причинам — большинство из них эксперты только по названию. Это то, что касается процесса.

Что касается смыслов. Путин любит конкретику. Возьмите определенную сферу и посмотрите, как его сигнал развивается от формулировки в Послании до реализации на деле. Например, цифровая экономика. Бесполезно ждать от власти ответа на важнейший вопрос: «Как цифровая экономика изменит социальные и политические институты и когда это произойдет?» Наоборот. Путин ждет ответа на этот вопрос от специалистов прежде, чем предложит свое видение, как власть будет обеспечивать безболезненный переход к такому будущему.

Путин не может выйти в Георгиевский зал и сказать: «Все завтра переведем на блокчейн. Это наше будущее». Он не любит простых пропагандистских рецептов и приятных лозунгов. Лозунги вообще не имеет смысла обсуждать.

Путин понимает, что общество должно созреть для перевода образа будущего в актуальную политическую повестку. Иначе возникнет опасный разрыв между ожиданиями и действиями. И виновата в этом разрыве окажется власть. Пока такого созревания не видно. Видны непонимание, растерянность, отсутствие видения перспективы. Это, в свою очередь, рождает страхи. Страхи усиливают патерналистские настроения и ожидания чудесных рецептов сверху. Власть это учитывает и выступает в роли психотерапевта.

Некоторые видят в этом замкнутый круг. Порочный круг. Не исключено, что так оно и есть. Но если занять позицию, что лишь власть виновата в этом круге, то вряд ли предложенные рецепты сработают.

Давайте подождем Послания. Нет смысла сейчас гадать. Могут быть неожиданные повороты.

— Данное ожидание характерно для этой конкретной кампании, или так было всегда?

— Так было не всегда. Возможно, это связано со спецификой нашего времени. Изменилась культура мышления. Даже самые опытные эксперты не всегда могут фокусироваться на решении проблем. Не говоря уже об обычных людях. Информационный перегруз.

Мы перескакиваем с одного сигнала на другой. Переключаемся с выборов на санкции, с [Павла] Грудинина на [Ксению] Собчак, с образа будущего на скрепы прошлого в поисках хоть каких-то удобных и понятных смыслов. А смыслы не находить нужно, а изобретать.

Фигуры, идеи, образы мельтешат и затрудняют выбор курса. Вместо того чтобы оценивать кампанию как логичный этап развития политической системы, мы обсуждаем мелочи, которые завтра забудутся. Ожидания от Послания всеобъясняющей и всеописывающей программы наивны. Конечно, какая-то важная часть этой программы будет объявлена. Но не стоит надеяться, что вы получите все ответы на вопросы о содержании следующего шестилетнего срока. Потому что результаты выборов тоже будут иметь значение для содержания этого срока. И облик нового правительства и администрации будут иметь значение.

Не стоит забывать, что Путин любит конкретику. Поэтому Послание — даже перед выборами — должно будет дать ориентиры для парламента и правительства на ближайший год. Сигналы, которые Путин пошлет властям, как правило, перерабатываются в конкретные решения. Если вернуться к той же цифровой экономике. В декабрьском послании 2016 года Путин говорит о программе ее развития цифровой. Потом мы видим решения правительства, работу Минкомсвязи, и где-то через полгода Медведев утверждает соответствующий документ.

Бюрократические жернова работают не быстро, но они выдают то, что обеспечено ресурсами, а не то, что кому-то хочется. Исполнительная власть — не кружок визионеров. Хотя отсутствие визионеров во власти и опасно.

Конечно, мобилизационная предвыборная функция у Послания тоже будет. Без нее никак не обойтись. Думаю, она будет обеспечена через артикуляцию сразу двух задач — сохранения стабильности и обеспечения развития страны в новых условиях беспрецедентного давления извне. При этом одна задача зависит от другой. Ни одна из них не является конечной целью. Стране нужны не стабильность и развитие сами по себе, а как процессы, обеспечивающие повышение качества жизни людей.

Путинская стабильность стала феноменом, который сыграл свою роль для достижения высокого уровня экономического роста в нулевые годы. Но серьезному изучению этот феномен так и не подвергся. Эксперты не анализировали стабильность настолько глубоко, насколько требовалось. Предпочитали фиксировать и пропагандировать. Между тем этот феномен сохраняет свое значение, и без его исследования трудно будет понять, куда и как двигаться дальше. Мы сейчас готовим специальный доклад по теме путинской стабильности, с этого года начали анализировать динамику политической стабильности в контексте избирательной кампании. Приходится пересматривать некоторые устоявшиеся представления.

С одной стороны, люди хотят изменений в стране, и это фиксируют социологи. С другой, они не хотят терять то, что у них есть. Они не готовы к переменам ради перемен. В результате у многих стресс от этого диссонанса.

Тут еще нужно учесть, что свой отпечаток накладывает постоянно меняющаяся реальность — новые технологии, разговоры о кризисе на рынке труда, появление необычных компетенций, в которых люди ничего не понимают. Новый шок от будущего, которое уже на самом деле наступило. В таких условиях тяжело делать прогноз даже на пару лет вперед, не говоря уже о десятилетии. А этот временной промежуток необходим — нужно растить детей, задумываться об их образовании, копить на это деньги, готовиться к пенсии и т.д. Отсюда и некоторые неожиданные выводы. Вот, к примеру, социологи фиксируют: многие родители предпочитают, чтобы их дети сделали карьеру в силовых структурах. Одна из причин — профессии силовиков воспринимаются как самые защищенные, потребность в которых никуда не денется, в отличие от нотариуса или бухгалтера. Патернализм порой имеет вполне рациональное обоснование.

— Возникает вопрос: а не государство к этому общество и приучило? Все сроки Путина его любили за уверенность, за то, что он дает посыл, куда идти. Не власть развратила общество?

— Власть должна быть уверенной. Кто поверит власти, которая постоянно сомневается в своих действиях? Такая власть долго не продержится.

Некоторые утверждают, что Путин сформировал в обществе запрос на стабильность. Это не верно. Путин пришел к власти в результате уже сформировавшегося в обществе запроса на порядок и стабильность. Вспомните 1998-1999 годы. Общество хотело такой власти, которая смогла бы избавить его от шараханий и экономических кризисов, приватизации, постоянно меняющихся цен. Путин стал ответом на этот запрос. Люди увидели в нем надежность, силу, способность решать вопросы, к которым прежние руководители подступиться не могли. И все последующие годы Путин соответствовал этому запросу большинства. В этом тоже заключается феномен путинской стабильности.

В обществе сохраняется запрос на сильного лидера. Плохо это или хорошо? Однозначного ответа на этот вопрос нет. Можно лишь оценивать, к чему этот запрос может в дальнейшем привести. Может еще больше усилить авторитарные тенденции? Может. Но при этом очевидно: тезис о том, что при авторитарном режиме можно более эффективно решать вопросы, связанные с краткосрочным развитием и высокими темпами экономического роста, не потерял своей актуальности.

Сильная президентская республика более подходит для рывка в будущее, чем парламентская. Другое дело, что такой выбор делает некоторые институты ограниченно ответственными, и за рывки всегда приходится чем-то расплачиваться. Это тоже следует учитывать.

Придется провести ревизию некоторых предыдущих решений. Власть не всегда была последовательной, особенно в политических вопросах. Считаю, например, серьезной ошибкой возврат к смешанной системе выборов в Госдуму. Вместе с увеличением срока полномочий парламента до пяти лет это решение, по сути, добило прежнюю партийную систему. В этом есть элемент справедливости, ведь оппозиционные партии сами себя высекли. Либерал-демократы и эсеры не могли не понимать, что смешанная система выборов обеспечит партию власти куда большим количеством мандатов. Только коммунисты немного посопротивлялись. И где сейчас ЛДПР и СР? Одна при смерти, другая умерла. Как результат, партийная система не может эффективно выполнять свои функции обеспечения представительства политических интересов части общества. Косметической реформой тут, скорее всего, не отделаться. И с этим, кстати, придется разбираться в следующие три года. Если мы хотим, чтобы такой важный институт, как парламент, играл стабилизирующую роль при транзите власти.

— У вас в ближайшее время выходит исследование по стабильности. Сейчас все начнут обсуждать это понятие, в том числе и в аспекте президентской кампании. Но я помню, что даже когда десять лет назад учился в университете, уже весь дискурс строился вокруг стабильности. Получается, ничего не меняется?

— Не нужно считать, что наличие в числе приоритетов власти сохранения стабильности делает дискурс «отсталым», а политиков, которые об этом говорят, не следует относить к числу сторонников застоя или ретроградов. Это разные вещи. Некоторые политики продолжают утверждать, что стабильность противоположна развитию и задачам роста. [Это] полная чушь. Все как раз наоборот — стабильность является условием развития. Возьмем простой пример. Бытовой. Мы ведь рассуждаем о поведении обычного избирателя? Почему в 1990-е на Запад уезжали наши ученые? Потому что там была стабильность. Когда западный ученый приходил в лабораторию, его ждали все условия, а наш — не имел никаких гарантий для продолжения работы. Его волновали не наука и теории, а личная проблема — чем накормить детей на ужин. Где тут развитие? Для общества такие проблемы имеют почти такое же значение, как и для индивида. При нестабильной ситуации приоритетом становится задача выживания, которая поглощает все остальные. Такая опасность существует и по причинам объективного характера.

Сейчас сложился консенсус вокруг того, что следующий президентский срок — это переходный период. Такие периоды воспринимаются как нестабильные. Люди волнуются.

— То есть следующий президент должен заложить систему, которая будет стабильна и после него?

— Стабильность — синонимом порядка. Нужны институциональные решения для того, чтобы заработал и был легитимирован на длительный срок — три-четыре перехода полномочий от одного президента к другому, — новый алгоритм определения преемника.

— Помимо выборов?

— Нет, конечно. В нашей системе выборы обязательно должны быть частью этого алгоритма. Но алгоритм этот должен включать в себя действия политического свойства и до выборов и после них. Поэтому так важны партии. Как часть этого алгоритма. Неотъемлемый элемент легитимации того или иного действия. Это важно потому, что

для устойчивости системы в процесс определения преемника должно быть включено довольно заметное число игроков. При этом они не должны получить возможность менять эту модель, редактировать правила игры.

Посмотрите, в таких разных странах и политических режимах, как в США и в Китае, действуют разные алгоритмы смены главы государства. Однако они понятны абсолютному большинству и признаны им. Сейчас идут разговоры, что в Китае прежняя модель может быть реформирована, и это называется в качестве одной из угроз дестабилизации в стране. Но это их проблемы. У нас должен быть свой алгоритм. И этот алгоритм должен предложить Путин во время своего следующего срока. Еще раз подчеркну: это должен быть не переходный алгоритм, не способ однократного решения проблемы транзита власти от Путина к Х, а универсальная формула, которая будет работать несколько раз, то есть десятки лет. Тогда мы будем стабильной страной.

Мы можем оказаться в ситуации, когда этот алгоритм будет испытываться на прочность разными способами и ситуациями. Вот в США Трамп сломал традиционный сценарий, который на основе бипартийного соревнования и праймериз выстраивали республиканцы и демократы. Сейчас американская политическая система испытывает турбулентность, но при этом сам алгоритм почти никто не подвергает сомнению, и это один из факторов, который обеспечивает стабильность американской модели на будущее.

Сейчас Путин гарантирует стабильное политическое будущее не только как действующий президент, но и как создатель новой системы.

Играет ли на этом власть? Да. Но ее нельзя в этом упрекнуть. Ведь это работающий аргумент. Природа власти такова, что она использует то, что работает. Это может не всем нравиться. Особенно тем, кто оказался оттеснен на периферию процесса. Политика — такая сфера, где призывы к справедливости для всех не работают. Это звучит цинично, но это лучше признать. Разумная доля цинизма нам не помешает, если мы думаем о будущем страны.

Самые большие катастрофы происходили тогда, когда мораль ставилась выше прагматики, ценности заменяли интересы, перемены были приоритетнее стабильности. Политический идеализм — опасная штука.

— Но если вы говорите о модели преемника, то это выглядит уже не как демократия, а как в лучшем случае меритократия (власть достойных). И эти достойные будут сами определять, как эту власть передать.

— Демократия — это, в первую очередь, понятная и справедливая процедура, известные и легитимные правила политической игры в интересах большинства. Эти правила могут отличаться от страны к стране, причем существенно. Важно, что они не должны быть разовыми, не должны меняться от одного избирательного цикла к другому. Сейчас вообще преждевременно говорить о преемнике. Нужно исходить из того, что в этом избирательном цикле преемником Путина будет сам Путин. А меритократия, демократия, авторитаризм — это все абстрактные понятия, оперируя которыми без привязки к конкретным странам и ситуациям, мы рискуем запутаться окончательно.

— Правильно я понимаю из нашего разговора, что сейчас стабильность привязана к Путину? И в этом проблема, что без него ее не будет?

— Да, стабильность в России персонифицирована Путиным. И без него стабильности не будет. Это факт. Путину нужно суметь воспользоваться этой стабильностью для развития страны. При этом одновременно придется озаботиться, чтобы стабильность в последующем была не столько персонифицирована им или его преемником, сколько обеспечена эффективно работающими институтами. Это будет главная и самая сложная задача следующего срока.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 13 февраля 2018 > № 2496027 Алексей Чеснаков


Россия > Транспорт > gudok.ru, 13 февраля 2018 > № 2495981 Олег Белозеров

Без людей железо работать не будет

Глава ОАО «РЖД» Олег Белозёров рассказал редакции «Гудка» о развитии компании

Генеральный директор – председатель правления ОАО «РЖД» Олег Белозёров на встрече с редакцией «Гудка» рассказал о том, как повлияет на работу внедрение цифровых технологий, как компания заботится о ветеранах, сколько железные дороги заработали в прошлом году и сколько потратят в нынешнем, а также ответил на вопрос, может ли женщина возглавить РЖД.

– Олег Валентинович, 2017 год был удачным для компании, основные производственные показатели выполнены и перевыполнены. Но все ждут от РЖД дальнейшего роста. Будут ли установленные рекорды побиты в 2018 году?

– В прошлом году нам удалось достичь действительно хороших результатов. Я вижу в этом заслугу всего коллектива. Все подразделения, работники, каждый человек участвовал в этой работе и вносил посильный вклад. Грузооборот у нас вырос более чем на 6%, погрузка достигла уровня 2012 года. Мы обычно сравниваем работу РЖД в части погрузки и грузооборота с 1988 годом, рекордным для МПС. Так вот нам до этих показателей осталось совсем чуть-чуть.

Остальные показатели за период новейшей истории компании мы уже перевыполнили. В этом году, думаю, возьмём очередную планку, превысим по грузообороту уровень 1988 года. Мы видим по итогам января, что это возможно: рост погрузки составил 3,5% (к уровню прошлого года – «Гудок») , в феврале ожидаем роста на 3%, можно сказать, идём по верхней планке оптимистичного сценария.

Прибыль компании по итогам 2017 года планировалась в размере 3 млрд руб., а составила более 16 млрд руб. Один из ключевых критериев – производительность труда – увеличен на 9,2%. Это честный трудовой результат, и мы им гордимся.

Для меня было важно через производительность труда увидеть, как работает экономика предприятия. Этот параметр мне кажется самым главным. Поскольку это результат работы всего коллектива, принято решение выплатить нашим сотрудникам единовременное поощрение. Это должно произойти до конца месяца.

Ещё один очень важный момент. Дороги традиционно работали в режиме неполного рабочего времени. В прошлом году мы ушли от этого и теперь за производительность труда боремся иными, правильными методами. Механизм был временной мерой, позволял найти определённый баланс между увольнениями и сохранением кадрового потенциала. Как нас проинформировали профсоюзы, эту ключевую проблему мы решили.

В прошедшем году мы старались чаще прислушиваться к нашему коллективу. По-моему, нам это удалось. Работники у нас профессиональные, и если они рекомендуют на что-то обратить внимание – это в большинстве случаев справедливо. В том числе и в отношении создания лучших условий работы.

– Вы сейчас говорите о производственных показателях. Но РЖД – огромная инфраструктурная компания, с большим количеством активов, которые надо поддерживать и развивать. Как исполняется инвестиционная программа?

– Инвестпрограмма в прошлом году составила свыше 470 млрд руб. Мы закупили 459 локомотивов, в этом году планируем приобрести 686. Это рекордные инвестиции и огромный объём работы – создание проектной документации, формирование трудовых коллективов и т.д. В прошлом году железнодорожники запустили все намеченные объекты, открыли досрочно – на год раньше срока – обход Украины.

Год был очень важным и с точки зрения взаимоотношений с нашими поставщиками, подрядчиками, мы выстроили – где-то ужесточили, где-то более правильно сформировали – наши отношения с ними.

– Вы говорите про производительность труда как один из важнейших показателей, но мы все понимаем, как её можно повысить – либо делать больше работы, либо делать тот же объём работы, что и раньше, но меньшим количеством сотрудников. Для компании какой путь приоритетнее?

– Варианты повышения производительности труда могут быть разными. Придерживаться какой-то одной линии в моём понимании – значит, сужать круг возможностей, что неправильно. Необходимо относиться к нашему коллективу бережно и, если есть возможность, сохранять его. В тех случаях, когда принимаются вынужденные решения по сокращению, мы не просто механически увольняем людей, а стараемся перевести их на другие места и дать новый опыт. Основным фактором роста производительности труда я считаю увеличение объёма работ. А мы в прошлом году привлекли порядка 7 млн тонн дополнительных грузов. Повышать производительность труда вот таким образом, на мой взгляд, абсолютно правильно.

– Два года назад стартовал знаковый и очень показательный проект – Московское центральное кольцо. Сейчас пришла очередь создания скоростных диаметров. Когда можно ожидать начала их работы?

– Проект МЦК – новый тренд в городских перевозках. Сегодня в мире пассажирские перевозки растут гораздо динамичнее грузовых. И основной прирост идёт в агломерациях. Мы не только идём в ногу со временем, но и в ряде случаев, по словам коллег из Siemens, а им есть с чем сравнивать, – опережаем зарубежные аналоги.

Первые диаметры планируем запустить в следующем году. В ближайшее время более чётко определимся, когда по времени, какой объём работ сможем реализовать. Первые маршруты – это Лобня – Одинцово, Нахабино – Подольск.

Осуществить такие проекты без поддержки местных властей нереально. Это должен быть совместный интерес. Есть несколько узких мест, которые надо расширять. Например, это переезд от Курского вокзала в сторону площади трёх вокзалов. Мы договорились, что Москва участвует в инвестициях в инфраструктуру. ЦППК должна закупить подвижной состав, отвечающий специальным требованиям, которые мы все вместе выработаем для удобства пассажиров. Министерство транспорта ответственно за своевременность предоставления субсидий. Мы считаем, что с запуском диаметров пассажирские перевозки в пригородах Москвы могут вырасти вдвое.

Нашим опытом интересуются в регионах – Казани, Новосибирске, Санкт-Петербурге. Конечно, в итоге решает пассажир – он либо придёт к нам, либо нет. Опыт МЦК показывает, что пассажир приходит. Людям комфортно в наземном транспорте. Думаю, что именно за ним будущее.

– Вы затронули важную тему – комфорта. Замена устаревших электричек на новые – главная проблема пригородного движения. Как этот процесс будет происходить в ближайшие годы?

– В ближайшие годы он будет происходить крайне активно. Напомню, что президент страны в прошлом году провёл Госсовет по пассажирским перевозкам. В части железнодорожного транспорта были даны чёткие поручения, которые нам предстоит выполнить. В этом году мы закупаем порядка 30 электропоездов «Ласточка» и 22 электропоезда ЭП3Д. Последних надо больше, поэтому сейчас с Минпромторгом прорабатываем механизм покупки с использованием лизинга, чтобы объём закупки увеличить в разы. В этом году на ЭП3Д потратим 5 млрд. руб. Если эти же деньги использовать как первый взнос по лизинговому платежу, можно купить существенно большее количество подвижного состава.

В дальнем следовании в этом году купим 680 вагонов. Для сравнения: в прошлом году это было 425 вагонов. Думаю, нужно выйти на цифру 800 вагонов в год. План амбициозный, но есть вопросы к производителям. Я был недавно на Тверском заводе – там, говорят, уже сварщиков не хватает. Нужно искать специалистов.

– Олег Валентинович, туалетов гравитационного типа в вагонах пассажирских больше нет?

– Пока, к сожалению, ещё есть. Мы стараемся комплектовать поезда так, чтобы по наиболее востребованным направлениям ездили вагоны новые, с современными туалетами.

– Несколько дочерних компаний РЖД занимаются логистическими операциями, транзитом, обслуживанием контейнерных перевозок. Не наступил ли момент, когда необходимо внутри холдинга ликвидировать элементы внутренней вынужденной конкуренции?

– Такие вопросы к управлению компанией будут возникать всегда. Можно, конечно, довести ситуацию до суровой конкуренции и каннибализма, а можно, понимая рынок, развести функции и упорядочить систему. Мне кажется, что мы сейчас идём по второму пути. В нашем транспортно-логистическом блоке чётко определено, кто чем должен заниматься. Скажем, Gefco не может выполнить определённую работу так, как с ней могла бы справиться «РЖД-Логистика». Предприятия взаимодополняют друг друга. Считаю, что, «дочки» в различных сегментах помогают лучше использовать нашу инфраструктуру. То есть мы для них являемся базой, а они развивают сервисы.

– Считается, что мы достигли предела грузовых перевозок и увеличения скорости пассажирских перевозок. И есть такая идея, разделить, сделать фактически две инфраструктуры – грузовую и пассажирскую. Насколько это актуально и насколько экономически целесообразно?

– Давайте немного вернёмся в начало беседы. У нас хорошие темпы роста погрузки и грузооборота. Мы должны развиваться быстрее, чем развивается экономика, чтобы не создавать проблем с перевозкой. Наш инвестиционный цикл – 5–7 лет. Другие экономические циклы гораздо быстрее. Сегодня даже предприятие можно построить за 2–3 года. Нам нужно развиваться быстрее, нужно развивать пропускные способности. Потенциал нынешней системы не исчерпан, можно добавлять в неё элементы, позволяющие увеличить грузооборот.

На ряде направлений инфраструктуру логично разделить. Пассажирские и грузовые поезда двигаются с разной скоростью, поэтому для запуска одного скоростного поезда нужно сократить несколько грузовых.

Есть и другие нюансы. В результате специализации линий мы сможем существенно оптимизировать издержки на содержание инфраструктуры, увеличить количество поездов, повысить соблюдение графика движения, надёжность и скорость доставки грузов и пассажиров.

Мы хотим запустить пилотный проект разделения линий на направлении Москва – Краснодар, которое планируется специализировать под ускоренное пассажирское движение. Для этого потребуется электрификация участков Ртищево – Кочетовка и Ожерелье – Узловая – Елец. Считаем, что это даст очень хороший экономический эффект.

– Программа «Цифровая железная дорога» реализуется в компании с прошлого года. Она предусматривает перевод технологических операций в автоматический, цифровой режим. Как реализация программы отразится на работе сотрудников РЖД?

– Хороший вопрос. Хочется вопросом на вопрос ответить: а как цифровизация отражается на вашей работе? На нашей так же отразится.

Если серьёзно, цифровизация традиционных инфраструктур даёт очень интересные эффекты. Все мы знаем, как изменились, например, сервис такси или сфера госуслуг с появлением электронных сервисов. Это же удобно и выгодно всем без исключения! Под таким углом мы и смотрим на цифровизацию железной дороги.

Более того, она идёт уже не первый год: автоматизируются системы управления, вводятся новые клиентские сервисы вроде продажи билетов на поезда и так называемой биржи вагонов. Другое дело, что системного взгляда на процесс не было, а двигаться хаотично – это не по-железнодорожному. Поэтому было принято решение разработать комплексную программу, которую мы назвали «Цифровая железная дорога». Документ содержит анализ возможных направлений внедрения цифровых технологий в отрасли.

Любая автоматизация создаёт задел по увеличению эффективности. Безусловно, повлияет она и на профессии – какие-то исчезнут, какие-то появятся. Но могу точно сказать, что ряд задач никто, кроме человека, выполнить не сможет, никакая «цифра», никакой компьютер.

– В России в этом году пройдёт чемпионат мира по футболу, пожалуй, главное спортивное событие во всём мире. И российские железные дороги готовятся принять множество иностранных гостей. Как вы оцениваете на сегодняшний день уровень подготовки железных дорог к этому событию? И как подобные спортивные события в принципе влияют на облик железных дорог?

– Подготовка к любому важному мероприятию даёт хороший, положительный эффект. И уж тем более, если речь идёт о чемпионате, на который приедут люди из разных стран! Конечно же, мы хотим всем продемонстрировать, что наш железнодорожный сервис лучший в мире.

Хочу напомнить, что Россия как принимающая сторона обязана обеспечить перевозку болельщиков и гостей чемпионата. Мы прогнозируем, что только поездами дальнего следования воспользуются более 2,6 млн болельщиков. Будет назначено 736 рейсов дополнительных поездов по 30 маршрутам.

Все работы идут в графике. Завершаем работы по подготовке вокзалов. Всего будет обновлён 31 вокзал. Причём в Нижнем Новгороде мы фактически с нуля строим новый и современный вокзал, а в Волгограде, помимо реконструкции, проводим серьёзную реставрацию. Применяем и новые технологии. Электроника системы «Умный вокзал» сама создаёт комфортную среду для пассажиров. Даже не знаю, кто кем руководить будет: начальник вокзала вокзалом или вокзал начальником, посмотрим.

Наша работа в прошлом году во время Кубка конфедераций получила высокие оценки. И мы сделаем всё, чтобы сработать на отлично и приятно удивить гостей чемпионата.

– В конце прошлого года, на итоговом заседании правления вы поручили обратить внимание на условия труда женщин в компании. Мы сейчас сталкиваемся с тем, что на местах эту задачу поняли по-разному. Что конкретно вы имели в виду, как должна происходить в холдинге эта работа, будут ли женщинам доступны новые профессии?

– Мы с коллегами уже обсудили подходы к этой работе, образован Координационный совет по совершенствованию условий труда, отдыха и социальной поддержке женщин. У меня позиция сугубо прагматичная: нужно создать такие условия, чтобы каждый человек мог себя реализовать. Да, в компании есть профессии, подразумевающие тяжёлый физический труд. По сути, мы должны дать оценку принципам разделения женского и мужского труда. При этом, конечно, у мужчин и у женщин есть особенности, которые нужно учитывать. Женщины становятся мамами, и им нужно всячески помогать.

Согласен, сложно со всей отдачей заботиться о детях и одновременно работать. Но мне кажется, сейчас можно всё успеть. Компания со своей стороны имеет все возможности создать матерям максимально комфортные условия труда. Мы обязаны дать им возможность раскрыть свой потенциал. Считаю, что среди управленцев должно быть больше женщин. И нужно как можно быстрее уйти от практики, когда женщины работают по специальностям с тяжёлыми условиями труда.

– Можете ли вы себе представить, что когда-нибудь женщина возглавит «Российские железные дороги»?

– Могу. Я даже знаю, кто бы это мог сделать. Причём это не одна женщина, их много.

– Минэкономразвития даёт прогноз, что в течение ближайших 5–6 лет ежегодно будет выбывать 800 тыс. трудоспособного населения, то есть от 4 до 5 млн человек. ОАО «РЖД» – самый крупный работодатель в стране, и эта проблема, вероятно, затронет компанию. Что сегодня происходит с кадрами и как проводится политика по удержанию и воспитанию новых специалистов, которые так необходимы холдингу?

– Что бы мы ни придумывали, работать будут люди. Без людей железо работать не будет. Поэтому не устану повторять: ключевой капитал компании – это люди.

Сегодня в компании сложилось оптимальное соотношение между разными возрастами: 30% сотрудников 25–35 лет, 30% – от 35 до 45 лет и 30% – старше 45 лет. Молодёжь придаёт динамики компании, смотрит по-новому на привычные вещи. Старшее поколение передаёт традиции, прививает вкус к работе, выступает наставниками. При этом крайне важно уделять внимание пенсионерам и ветеранам. Эта работа также требует новых подходов, и мы уже сделали практические шаги в этом направлении.

В январе мы открыли Центр пожилого человека. Эту цель мы с руководством нашей Центральной дирекции здравоохранения поставили перед собой год назад. Люди должны знать, что, работая хорошо в компании, они не останутся без внимания. Минздрав России провёл необходимую законодательную работу, а мы в тесном сотрудничестве с российскими и израильскими специалистами предприняли ряд практических шагов, чтобы этот проект был воплощён в жизнь.

Очевидно, что чувствовать себя максимально комфортно и защищённо важно каждому работнику компании. Кто-то работает до 18 часов, кто-то – до 20. Мы знаем, что школы или детские сады работают от звонка до звонка, но их звонки не всегда совпадают с нашими, а у нас не всегда возможно уйти на полчаса раньше и прийти на полчаса позже. Соответственно, нам нужны иные условия работы детских учреждений. Мы работаем в этом направлении с регионами.

– Сейчас довольно часто поднимают тему качества образования и реальной готовности выпускников вузов к работе. Что в РЖД делается для адаптации новых работников? Что вы думаете о наставничестве?

– Это ещё одно направление, на которое руководство страны сейчас обратило самое пристальное внимание. В Сочи на прошлой неделе проходил финал Всероссийского проекта «Лидеры России», в котором принимали участие семь работников компании. В феврале на ВДНХ пройдёт форум «Наставник-2018», направленный на развитие профессиональной среды наставничества.

Для нас, железнодорожников, этот вопрос не формальный. Кого следует считать хорошим руководителем? Как его оценить? Индивидуальные качества и достижения важны, но в конечном итоге главная задача – создать в коллективе работающую систему, которая способна развиваться. Иначе это будет «царство на час».

Надо заниматься развитием талантливой молодёжи, надо формировать следующее поколение, создавать им условия – такие руководители нужны компании.

За каждым новым сотрудником в ОАО «РЖД» должен быть закреплён опытный наставник. Для молодых работников важно получить более глубокое представление о железнодорожной отрасли, культуре и структуре компании, стоящих перед ней целях и задачах, это повышает их мотивацию на работу. В ответ компания будет получать дополнительные полезные инициативы от молодых работников, которые можно будет использовать. Только так РЖД получат тот темп изменений, которые определяют успешность развития современных компаний.

Мы все так или иначе являемся наставниками для наших коллег, просто не фокусируемся на этом. Внимательное отношение к младшим коллегам, уважение, иногда дружеский совет создают правильную атмосферу, а значит, и настоящий, работоспособный коллектив.

– 18 марта состоятся выборы президента страны. Компания и прежде предоставляла избирательным комиссиям возможность организовать на вокзалах голосование среди пассажиров. Будет ли такая практика реализована в этом году?

– У компании есть соглашение с Центральной избирательной комиссией, на 37 железнодорожных вокзалах будут работать избирательные участки. Мы активно участвуем в общественной жизни и создадим максимально комфортные условия для того, чтобы могли проголосовать все желающие: и пассажиры, и, конечно же, наши сотрудники. Тем более многие из них работают на отдалённых, труднодоступных участках.

Мы многое сделали, создали огромные заделы на будущее, и всё достигнутое нужно не только сохранить, но и обязательно преумножить. Нас много. Если сложить нас, работников холдинга, наши семьи, пенсионеров, ветеранов, смежников – мы, наверное, будем близки к «контрольному пакету» избирателей. То есть именно мы с вами решаем, куда и с кем пойдём дальше. Именно от нас в большой степени действительно зависит будущее страны. Поэтому очень важно прийти на избирательные участки. Уверен, мы выберем верный путь!

Россия > Транспорт > gudok.ru, 13 февраля 2018 > № 2495981 Олег Белозеров


Украина > Финансы, банки > interfax.com.ua, 13 февраля 2018 > № 2495980 Олег Бахматюк

Бахматюк: Я готов погасить все долги ВиЭйБи Банка и "Финансовой инициативы", но Нацбанк не хочет садиться за стол переговоров

Эксклюзивное интервью агентства "Интерфакс-Украина" с владельцем агрохолдинга "Укрлэндфарминг" и экс-собственником банков "ВиЭйБи" и "Финансовая инициатива" Олегом Бахматюком (I часть)

- Когда мы беседовали почти год назад, вы говорили, что надеетесь на налаживание конструктивного диалога с Нацбанком после отставки его главы Валерии Гонтаревой по поводу ваших предложений о реструктуризации долга перед выведенными с рынка банком "Финансовая инициатива" и ВиЭйБи Банком. Как сейчас обстоит дело? Ваши ожидания оправдались?

- Гонтарева до сих пор не в отставке, хотя наш разговор был в апреле прошлого года. Тогда было еще одно событие: мы выиграли Высший административный суд Украины о том, что в банк "Финансовая инициатива" незаконно была введена временная администрация. Суд доказал, что фактически произошел циничный инцидент - дисконтировали облигации государственного займа на 2 млрд грн, чем довели банк до банкротства. Однако за год судебное решение никто не исполнил. Ничего не отдали, Нацбанк даже не прокомментировал ситуацию.

- Решение ВАСУ не отменено, оно действует?

- Да, действует. Но никто не хочет его выполнять, никто ничего не хочет возвращать. Собираются банк довести до ручки. Он существует в полуподвешенном состоянии. Сейчас это вопрос уже больше справедливости, нежели экономический вопрос.

- У "Финансовой инициативы" среди других банков, в которые была введена временной администрации, особенный статус благодаря этому решению ВАСУ?

- Банк подвешенный. У нас были еще надежды этот банк спасти, но в том виде, в котором он сейчас, вряд ли можно его вообще назвать банком. Вложенные в него активы, а это - более $300 млн, вряд ли нам кто-то вернет. Поэтому суд – это больше дело принципа. Нацбанк в последний момент изменил условия и выкинул инвестора.

-- Кто сейчас руководит банком?

- Руководство назначал Фонд гарантирования. Мы к банку не имеем никакого отношения. Банк как был в Фонде, так и остается. Но мы, конечно, надеемся что ситуация как-то разрешится. В этой стране все говорят о сроках исполнения судебных решений: мы уже год не можем его выполнить. И нет никакой реакции ни со стороны Национального банка, ни со стороны Фонда гарантирования вкладов.

Но меня больше интересовала конструктивная идея, которая была предложена Нацбанку, однако не была услышана. Я готов полностью погасить все долги ВиЭйБи Банка и "Финансовой инициативы" государству, но Нацбанк даже не хочет садиться за стол переговоров.

Было сильное сопротивление руководства: Гонтарева не хотела абсолютно этим вопросом заниматься. Напомню, что мы предложили выйти на бездисконтную выплату акционером долгов банкам. Приводили четкую аргументацию: уважаемые, вы можете любить или не любить Бахматюка, однако в "Укрлэндфарминге" работают 37 тыс. человек, холдинг платит в год 2,5 млрд грн налогов, еще 2,5 млрд - это фонд зарплаты, объем производства - 1,2% ВВП. Кроме того, опыт продажи активов через Фонд гарантирования вкладов показывает, что активы не продаются даже за 5% от балансовой стоимости, тогда как мы предлагаем 100% через 10 лет. Давайте сделаем то, что поможет государству возместить потери и наполнить бюджет за разумное время, как само государство предложило сделать акционерам ПриватБанка.

А в результате против нас используется тактика "тысячи порезов", и каким бы ты не был умным и сильным, как бы ты не пояснял свою роль, такая война всегда обескровливает. За предыдущие периоды мы порядка $2 млрд сделали капитальных инвестиций: построили элеваторы и две самые крупные фабрики по производству яиц в мире. Сейчас несколько остановились: любой экономический субъект, который воюет 3,5 года, теряет способность развиваться стратегически. За три последних года мы не взяли ни копейки кредита, потому что "благодаря" усилиям Национального банка нам их не дали. Несмотря на это нам удалось сохранить активы и людей, даже выйти на новые рынки. Кроме того, нашим зарубежным партнерам мы выплатили около $500 млн. Мы собирали урожай, платили зарплату, боролись и пытались найти какой-то конструктив, у нас даже была поддержка в премьерских и вице-премьерских кабинетах, но с Нацбанком нам это никак не помогло. Наоборот, за моим обращением последовали очередные выпады Национального банка.

Думаю, они уже перешли грань. Я ведь тоже мог выступить и сказать: вот уже как год есть судебное решение от 13 апреля, где четко написано, что вина в доведении до банкротства банка "Финансовая инициатива" - на НБУ. Если когда-то Гонтарева сказала, что мне нужно давать по пять лет за один банк, то и ей за мой банк, за "Финансовую инициативу", нужно дать пять лет. Но мы этим путем не шли, потому что как участники бизнес-среды понимаем, что от любой войны выигрывает тот, кто продает оружие. Поэтому мы стучим во все двери и говорим: возьмите у нас деньги, дайте нам возможность говорить с потенциальным стратегическим инвестором. Мы открыты: есть реальные активы, и в этом уже никто не сомневается, и на эти реальные активы, в первую очередь, были потрачены зарубежные кредиты.

Казалось бы, после нашего предложения ответом должно было быть: уважаемый, давай бизнес-модель возвращения 20 млрд грн. И мы готовы ее предоставить, поскольку есть активы, есть оборот компании - $1 млрд, EBITDA - $200 млн, есть стратегия на 10 лет. Но нет, нужно включить все методы борьбы - внешние и внутренние, нанять 100 юристов, потратить серьезные деньги, и в итоге прийти к тем же активам, которые уже заложены перед иностранными кредиторами. У нас же есть пример "Мрии", когда стоимость долга снизились до 1-2%, а компания ужалась в объемах в три-четыре раза! И уже все понимают, что не за что бороться. Последствия для кредиторов - катастрофические, для государства - катастрофические. Выиграют только те, кто сможет купить активы, в которые было вложено $2 млрд за последние пять лет, за копейку.

- А эти 20 млрд грн - это реальная сумма долга перед банками?

- Около 19 млрд грн – это все задолженности по двум банкам перед Фондом гарантирования вкладов без учета того, что мы выиграли суд по "Финансовой инициативе", что НБУ должен понести ответственность за введение временной администрации.

- Если можно уточните, сколько долгов по каждому банку?

- По одному -- 9 млрд, по другому -- 10 млрд.

- Их динамика за последний год как-то изменилась?

- Около 700 млн грн было погашено.

- Вы понемногу их гасите?

- Платим процент, понемногу платим. Но сейчас ВиЭйБи Банк"уже в ликвидации…

Нужно понимать: если в процессе нет логики, то содержание теряется. Если еще в первый год были какие-то ожидания быстрого разрешения процесса, то сейчас мы год ждем нового главу НБУ.

- У вас с первым заместителем Гонтаревой Яковом Смолием, которого президент предлагает ей на смену, есть какие-то отношения?

- Нет. Я его только несколько раз видел.

- Получается, ваше предложение до сих пор находится в Нацбанке, и вы просто можете официально подтвердить, что оно все еще актуально?

- Документы направлены в Фонд гарантирования вкладов. Я лично передавал их Гонтаревой в кабинете президента. Она сказала, что никогда в жизни не сделает эту реструктуризацию. По причинам, известным одной ей. И в Национальный банк мы тоже направляли письма, но я не знаю, были ли они хотя бы прочитаны.

- А какова позиция Фонда гарантирования вкладов?

- А Фонд не может принять самостоятельного решения. На него Нацбанк оказывает сильное влияние, руководит наблюдательным советом.

Я хочу повторить: в любой нормальной стране компания с 37 тыс. сотрудников в 22 регионах, которая вырабатывает 1% ВВП, должна быть услышана. От ее уничтожения выиграют только те, кто "зашакалит" эти активы по низкой цене. Это группка лиц - 5-10 человек, которые заработают на этом $100, $200 или $300 млн.

"Укрлэндфарминг" -- раз в семь больше, чем "Мрия", и я никуда не бегу. Поэтому премьеру - вчерашнему или нынешнему – я говорю: сегодня это моя проблема, а завтра она будет вашей. Давайте сохраним компанию при условии, что мы обязуемся погасить долги без дисконтов. Ведь рано или поздно встанет вопрос, зачем в Фонд гарантирования вкладов вбросили сотни миллиардов гривень -- чтобы затем продать активы за 2%? Это называется очищением, как говорят некоторые наши партнеры? Нет - это предельный уровень цинизма.

- Возможно, в этом был смысл, если бы это было сделано быстро.

- Однозначно. Но сейчас мы четко видим двойственность подходов, затягивание процессов. Это вряд ли могло бы быть ошибкой. ВиЭйБи Банк был первым среди системных банков, который "положили", хотя акционер реально вкладывал капитал и готов был вложить еще. Можете уточнить у экс-премьера (Арсения) Яценюка, у (экс-министра финансов Александра) Шлапака. Это все было в кабинете главы администрации президента. Я привез деньги, и когда Гонтарева поняла, что мы реально выводим банк из- под удара, она, как черт из табакерки, вытянула письмо (первого замдиректора-распорядителя МВФ Дэвида) Липтона и довела ситуацию до абсурда. Нужно было взять у Бахматюка $200 млн и, в случае чего, ввести временную администрацию позже – если бы ситуация не изменилась. Тогда банк можно было бы спасти, но цель была иная.

- То есть вы подтверждаете, что готовы выплатить долг без дисконта при условии его реструктуризации на 10 лет под какую-то плавающую ставку?

- Да, но процентная ставка не может быть высокой.

- А Фонд, НБУ пытаются к вашим активам как-то дотянуться?

- Мы в судах, разных двести судов.

- Есть ли уже прецеденты, что им удалось забрать активы?

- Много имущества забрано. Но когда Фонд, а точнее - Нацбанк, забирает эти активы, они потом не знают, что с ними делать. Как результат -- огромное обесценивание имущества. Речь идет как о движимом, так и о недвижимом имуществе. И работают армии юристов - с их стороны, с нашей стороны. Вряд ли денег на оплату их услуг хватит при продаже этого имущества.

Но я продолжаю надеяться, не столько на приход нового главы НБУ, а просто на возвращение здравого смысла.

- Вы пробовали обращаться к Совету НБУ, глава которого заявляет о необходимости поддержки украинского производителя?

- Думаю, что Совет НБУ так же влияет на НБУ, как и я. Возможно, ошибаюсь. Может, далее будет иначе.

Пока же мы просто хотим быть услышанными. Если мы за последние годы заплатили кредиторам $507 млн, то это о чем говорит - что мы не собираемся бежать и хотим сохранить компанию. Ведь если верить обвинениям, то мы могли эти деньги не платить. Нам, чтобы только посеяться, нужно 5 млрд грн, не говоря уже о других процессах. И мы эти деньги находим -- из резервов, активов. Но делать это все сложнее. Чтобы завести в "Укрлэндфарминг" инвестора – на 60%, 70% (не суть важно), необходимо этот вопрос решить с Нацбанком и Фондом.

- А с внешними кредиторами вы сможете договориться, что эти 19 млрд будут на 10 лет реструктуризированы?

- С внешними кредиторами я и так веду переговоры. И без Нацбанка. Конечно, внешние кредиторы больше успокоятся, когда вопрос с НБУ будет решен. Долги внешних кредиторов обеспечены. Если так взять, то Бахматюк - нанятый менеджер у них на службе.

Поэтому моя задача -- достучаться до здравого смысла, что эта компания стоит намного больше, чем котируются сегодня ее долги. Она пострадала от кризиса, который начался в Украине четыре года назад. Нельзя сказать, что рост уже возобновился, но через год-полтора страна будет в экономическом тренде, и компании в ней получат лучшие возможности. Поэтому этот год для нас будет определяющим: если этот вопрос останется нерешенным, мы получим негативные последствия. Я не думал, что буду целый год ждать с кем сесть за стол переговоров.

- Недавно Фонд гарантирования вспомнил о прежнем акционере ВиЭйБи Банка – Сергее Максимове и о долгах его структур в 2 млрд грн, которые стали одной из причин проблем финучреждения. У вас есть своя история отношений с этим человеком?

- Конечно, это была одна из проблем, которая не была объективно отражена при аудите, когда мы покупали ВиЭйБи Банк. Кризис 2014 года ее усилил, но мы спасали этот банк. Глава НБУ заявляла, что там было 60% кредитов афилированным лицам, но их было намного меньше. Это у ПриватБанка их, как нам теперь говорит Нацбанк, было 99%, но тогда НБУ называл его чистым и прозрачным, и первым выведенным с рынка системным банком стал ВиЭйБи Банк.

- Вы тоже выдвигали претензии к Максимову. Вам удалось у него что-то отсудить?

- Ноль. И с Бароном (Петр Барон – экс-глава правления ВиЭйБи Банка) та же ситуация. Активность Фонда связана с тем, что у него начали забирать активы, которые еще были в залоге (завод пластмасс, офисы), тогда как кредиты фактически были прощены. Но сегодня это вопросы Фонда, а не мои.

- У Нацбанка к вам претензии еще и по личной гарантии.

- Мне интересно, есть еще кто-либо, с кем Нацбанк судится по личным гарантиям, кроме как с Бахматюком?!

За эти три года я с компанией прошел такой путь, пережил столько судов, дел, столько обысков, что для меня это уже вопрос репутации. Мне нужно удержать топ-менеджмент, так как люди не нанимались ходить по допросам. Надеюсь, что я не подведу свою команду и доведу до завершения эту ситуацию.

- НБУ недавно объявил об итогах форензик-аудита в ПриватБанке, отметив, что это был первый настоящий подобный аудит. Вы готовы, чтобы подобный аудит прошел по "Финансовой инициативе" и ВиЭйБи Банку?

- Да. Мы и так уже стали предметом расследования всех органов.

- Существует ли какая-то дискуссия вокруг суммы долга в 19 млрд грн?

- Суть не в дискуссии. В любых переговорах важно время. Форензик-аудит, юристы, силовики – все это делается под лозунгом вернуть деньги. Но в нашем случае за три года деньги никто не вернул, а активы проданы за копейки.

Еще раз повторюсь: разрушенная компания стоит ноль. А компания, генерирующая поток в $1 млрд и EBITDA $200 млн при нынешних рынках капитала может спокойно стоить $2 млрд. Как минимум, актив покрывает на 80% кредиторскую задолженность.

- Ваша общая задолженность более $2 млрд?

- Нет, общая задолженность – около $1,9 млрд. Но если компанию разрушить, то она и на 5% ее не покроет. Вы можете иметь форензик и 100 лондонских юристов, но гораздо эффективнее сесть за стол и договориться. Мы с Максимовым встретились в суде в Лондоне по ВиЭйБи Банку. Банк заплатил комиссионных 5 млн фунтов и получил решение ни о чем. Эти миллионы выиграла британская юридическая система, британские налогоплательщики. Дураки из бывшего Советского Союза приезжают и судятся там, потому что это так красиво звучит - Лондонский суд. Но ты там всегда чужой.

У меня еще есть сила и дух, и надежда довести эту ситуацию до логического завершения. Я готов нанять уважаемую компанию для переговоров. Пусть Нацбанк наймет другую. И они сядут за стол и сделают бизнес-модель. Я готов просто присутствовать в процессе и договариваться с международными кредиторами. Только нужно убрать эти личностные отношения и задаться целью сохранить компанию и деньги государства.

В чем меня обвиняют? Я построил огромную компанию и до конца делал все, чтобы модель была рабочей. Нам немного не хватило времени, чтобы залить в нее нормальный ресурс. Наверное, мы были агрессивны в политике кредитования. Сделал бы ли я то же второй раз? -- Да, сделал бы, но немного по-другому. Наверное, так у каждого в жизни.

Понятно, что сложно груз в $2 млрд долга вынести в состоянии галопирующей инфляции, потери 50% активов "Авангарда" в Крыму, Луганской и Донецкой областях и общего кризиса. И в состоянии, когда тебя начинают бить не столько финансово, а прежде всего репутационно. Инвесторы и деньги любят тишину и спокойствие, а нас выдавили с рынков капитала. Хотя мы и стали сильнее, но нам пришлось отступать потихоньку и что-то терять.

Поэтому хочу быть услышанным. Разговаривать не просто с новым главой Национального банка, но со здравым смыслом, который работает во всем цивилизованном мире.

(окончание о текущей ситуации в "Укрлэндфарминге" и "Авангарде" и планах агрохолдингов следует)

Украина > Финансы, банки > interfax.com.ua, 13 февраля 2018 > № 2495980 Олег Бахматюк


Украина. США > Армия, полиция > interfax.com.ua, 13 февраля 2018 > № 2495969 Стивен Сильверштейн

С.Сильверштейн: Система внутреннего контроля согласно стандартам НАТО будет введена в ведомстве до конца года, она повысит уровень доверия США и стран-доноров

Эксклюзивное интервью агентству "Интерфакс-Украина" иностранного советника от США по вопросам оборонного бюджета Стивена Сильверштейна

По оценке министра обороны Украины Степана Полторака, оборонная реформа выполняется на 90% от намеченного плана. Согласны ли вы с такой оценкой министра? Что, по вашему мнению, тормозит этот процесс?

Реформа реализуется так быстро, как это возможно. Но одно дело – практические изменения, но другое дело – изменения в плане культуры, восприятия. Каждый может сказать, что у нас есть система контроля или какие-то стандарты, но чтобы реально их внедрить, необходимо провести подготовку, обучение, также необходимо изменение культуры. На это нужно время. Министр обороны это понимает.

Я считаю, что для институционализации реформ необходимо время.

Что вы имеете в виду, когда говорите об изменениях в плане культуры? Как именно надо меняться украинцам, чтобы быстрее реализовать реформу и достичь стандартов?

Децентрализация принятия решений, предоставление больших полномочий и доступа профильным специалистам, которые принимают участие во всех процессах и процедурах, разрешение персоналу принимать решения открыто и честно в рисковых ситуациях, повышение инициативности независимо от должности и звания.

Очень важно включить все заинтересованные стороны в инициации реформ и форум, который будет способствовать открытому и честному диалогу. Очень важны вопросы культуры и форума, который способствует разным перспективным решениям проблем. Министр обороны одобряет такой диалог.

В некоторых странах на такие изменения нужна смена поколений, в некоторых странах достаточно сменить людей на должности.

Сколько времени необходимо для таких изменений в Украине?

Я не думаю, что нужна смена поколений, потому что вы уже начали практику обучения ключевых специалистов в странах НАТО.

Многие люди, с которыми я работаю здесь по Оборонному стратегическому бюллетеню, владеют английским языком. Многие провели от 3 до 12 месяцев в США и других странах НАТО, работая вместе с другими офицерами и сержантами, имели возможность увидеть, что это не люди, подметающие улицы, а костяк армии. Первая линия обороны в Афганистане состояла из сержантов.

Министр обороны Украины согласился с таким подходом и в прошлом году увеличил сержантам денежное обеспечение. Эта одна из инициатив Оборонного стратегического бюллетеня – профессионализировать армию и сержантский состав. Необходимо, чтобы украинские военные знакомились с тем, как офицеры НАТО ведут себя с сержантами: на поле боевых действий или на полигонах. Необходимо видеть, как офицеры ведут себя с солдатами уважительно.

Период таких изменений уже начался, и нужно время и опыт, чтобы полностью институционализировать эти изменения. Важным фактором есть то, что Министр обороны признал это и предпринял решительные меры, чтобы начать и институционализировать реформы.

Как вы оцениваете нынешнюю систему подготовки солдат ВСУ и младшего офицерского состава в родах войск?

В прошлом году я имел возможность посмотреть на учения военных на Яворовском полигоне (Львовская область - ИФ), как в классах, так и на полигоне. С украинскими офицерами и сержантами работают множество инструкторов из стран НАТО. Я лично общался с нашими, американскими инструкторами: они впечатлены уровнем профессиональной подготовки украинских военных, а также их способностью обучаться и адаптироваться. У нас есть разные системы, позволяющие обучить тем или иным навыкам очень быстро. Я имею в виду и военное управление, и выполнение стратегических задач.

Я считаю необходимым, чтобы как можно больше украинских военных прошли обучение по этим программам.

Есть структура, есть инфраструктура, есть инструкторы и есть международное сотрудничество. Украинские солдаты тренируются ежедневно для того, чтобы иметь возможность применять стандарты НАТО – как на практическом, так и на боевом уровне.

Насколько материально-техническое обеспечение ВСУ на сегодня соответствует приобретенным навыкам?

Кроме повышения зарплат военным, мы рассматривали вопрос улучшения жилищных условий и компенсации за съем жилья военным. Мы советовали министру обороны сделать это и он эту идею поддерживает. Это важно.

Кроме этих аспектов очень важным вопросом является улучшения качества аптечек, особенно у военных, выполняющих задачи в зоне проведения АТО, а также эффективное обучение оказания первой медицинской помощи раненым.

Кроме аптечек, каждый раз, когда украинских военных знакомят с новым видом оружия или техники, началу обучения предшествует разработка четкого плана обучения, охраны и утилизации после использования. Гражданские лица должны понимать, что в таких процессах взаимодействие иностранных специалистов с украинскими военными очень тесное.

Это все – часть стратегического планирования.

Самые важные аспекты на сегодня - это гражданский контроль, защита в киберпространстве, стратегические коммуникации, совместные учения, восстановление Военно-морских сил ВСУ, создание интегрированной медицинской системы и профессионализация всех родов войск ВСУ.

Это очень большое количество задач, но важным фактором является то, что этот комплекс задач хорошо организован, скоординирован и внедрен с помощью советников НАТО. Я весьма воодушевлен прогрессом, восприимчивостью и организованностью, с которой Министр обороны планировал успешное внедрение этого очень сложного процесса.

Вы можете назвать деятельность Минобороны прозрачной? Как вы оцениваете борьбу с коррупцией в оборонном ведомстве?

Коррупция – это враг номер один для Украины. Коррупция – это системное явление для любого правительства, даже для США. Но есть ли у вас системы недопущения проявлений коррупции? В Минобороны это должна быть система внутреннего контроля. Система направлена на выявление рисков коррупции и устранения их до того, как коррупционное деяние станет реальностью, а не после этого.

На тему введения системы внутреннего контроля мы уже неоднократно общались с Главной инспекцией и Департаментом внутреннего аудита Минобороны. Мне кажется, министр Полторак (министр обороны Степан Полторак – ИФ) готов ввести такую систему для борьбы с коррупцией. Он публично заявил о необходимости полной и открытой прозрачности и направил своих подчиненных для начала формального процесса и процедур согласно стандартам НАТО, которые усиливают эту политику.

Мы сейчас проводим анализ по многим процедурам заключения контрактов, закупок, логистики и бюджета, чтобы обеспечить надлежащий внутренний контроль для обеспечения прямого уменьшения рисков мошенничества, непроизводительных расходов и злоупотреблений.

Еще одна сложность на антикоррупционном пути министра – это то, что ему приходится иметь дело с госпредприятиями. Я понимаю, что госпредприятия должны быть, например, для производства или закупки секретных видов вооружения. Но не нужно госпредприятие для закупки берцев. Также не нужен для этого посредник, который также возьмет свою часть денег.

Необходима полная прозрачность и открытая конкуренция во всех возможных случаях, чтобы обеспечить получение товаров и услуг в лучшем качестве за лучшую цену. И не нужны никакие посредники. Украинцы достаточно умны для того, чтобы заключать честные, прозрачные контракты. Не нужно засекречивать простые закупки, например, берцы.

Если, для примера, если ВСУ нуждаются в определенном товаре, который есть у украинского производителя и иностранного, при этом у иностранного производителя цена на продукцию ниже, то кому следует отдать предпочтение?

Следует покупать у украинского производителя, так как это будет толчок для национальной экономики. В США есть инициатива по поддержке малого бизнеса. Например, нам необходимо закупить берцы, которые производят в США и в Италии. Но есть женщина, которая хочет начать производство берцев. Власти США профинансируют начало такого бизнеса, потому что в дальнейшем на этом рынке будет больше игроков, выбор берцев будет больше и будет возможность купить берцы по более низкой цене.

Я не считаю, что будет правильным закупать иностранную продукцию для украинской армии при наличии национальных производителей такой продукции потому что, на мой взгляд, очень важно поддерживать Украину, насколько это возможно.

Сколько времени может продолжаться введение системы внутреннего контроля в Министерстве обороны Украины и Генштаба?

Сама идея обсуждалась руководством Минобороны и Генштаба около двух месяцев назад. Я думаю, она будет введена до конца текущего года. Необходимо время, чтобы пересмотреть все процессы и процедуры во всех главных управлениях Вооруженных Сил Украины для того, чтобы понять потенциальные сферы финансирования и операционных рисков и обеспечить надлежащий внутренний контроль для смягчения и уменьшения факторов риска.

Важным есть то, что министра обороны проинформировали по этому вопросу, и он принял надлежащие меры для уменьшения операционных и финансовых рисков согласно стандартам НАТО. Это потрясающий пример поднятия важного вопроса иностранными советниками и когда министр обороны принимает рекомендации и быстро разработать процесс, и план для организованного и своевременного решения этого вопроса.

Как вы планируете решать кадровый вопрос?

Мы пригласили специалистов, которые уже есть в Минобороны и Генштабе, начали программу их подготовки. Но что более главное – инициатива уже включена в планирование на основании возможностей, внедряемое в Минобороны в настоящее время.

Хочу подчеркнуть, что введение такой системы повысит уровень доверия США. А также укрепит уверенность стран-доноров в том, что средства, которые они предоставляют, осваиваются правильно. Это также поможет в получении в будущем других видов помощи, в связи с увеличением уверенности, что деньги и средства используются согласно планам и по назчначению.

Уточните, какие виды помощи от США можно ожидать в этом году?

Мы хотим направить в Украину советников по кибербезопасности и стратегическим коммуникациям.

Мы внимательно изучаем Оборонный стратегический бюллетень, чтобы увидеть, какая сфера еще не прикрыта советником.

Две недели назад в Украину из США прибыл старший стратегический советник, его задача – обеспечить координацию всего процесса. Уже состоялась его встреча с генералом Петренко (заместитель Министра обороны Украины по вопросам европейской интеграции генерал-лейтенант Анатолий Петренко - ИФ).

Советник по кибербезопасности крайне необходим из-за высокой активности агрессора. Мы сейчас в процессе поиска такого советника. Это большая инвестиция в человеческий ресурс.

Министр Полторак недавно был в Пентагоне, где проинформировал военное руководство США о потребностях Украины в разных сферах. Министр смог убедить, что мы все работаем в одном направлении. Он привел конкретные примеры, в каких вопросах Оборонный стратегический бюллетень выполняется, а в каких нужна помощь – в виде советников или виде средств. Была личная встреча с Министром обороны Джеймсом Мэттисом, в ходе которой было подтверждено, что реформы продолжаются, советники и Минобороны США движутся в одном направлении.

А что касается помощи в виде вооружения и военной техники?

Я бы не хотел говорить о вооружении, потому что не хочу давать врагам дополнительной информации. Мое сердце с Украиной и не хочу навредить.

Но я уверен, что США очень ценят Украину, как партнера, знают правдивую историю Украины.

Министр Мэттис заявлял, что верит в усилия министра Полторака.

В 2018 году согласно плану реформ Минобороны Украины должен возглавить гражданский министр. Какими качествами должен обладать этот человек, чтобы оборонная реформа прошла успешно?

Министр обороны США сейчас гражданское лицо, но в прошлом это был блестящий военный, генерал Морской пехоты. Гражданский министр обороны Украины должен быть открытым человекам, с широким кругозором, он должен понимать, какие сложное и большое министерство ему подчинено. Безопасность и оборона Украины должна быть его приоритетом, однако у него должно быть понимание необходимости продолжения реформ. Армия должна быть в повышенной готовности, она должна быть сильной. Он должен хорошо взаимодействовать со всеми вовлеченными сторонами, с общественными организациями, странами НАТО, разными международными партнерами. Он должен хорошо знать историю, понимать международную политику.

Не важно, будет это человек с военными прошлым или без, важно, чтобы он умел слушать и умел доносить информацию.

Украина. США > Армия, полиция > interfax.com.ua, 13 февраля 2018 > № 2495969 Стивен Сильверштейн


Украина > Финансы, банки > interfax.com.ua, 13 февраля 2018 > № 2495968 Александр Залетов

А.Залетов: Реформа отчетности финансовых учреждений и ее аудита в 2018г. вступит в активную фазу

Эксклюзивное интервью агентству "Интерфакс-Украина" члена Национальной комиссии по регулированию рынков финансовых услуг Александра Залетова

- Реформа отчетности небанковских финансовых учреждений и ее аудита еще не завершена, но существенные изменения будут ощутимыми как для рынка, так и для потребителей финансовых услуг уже в 2018 году?

Сохранение финансовой стабильности, усиление защиты потребителей и развитие качественных финансовых услуг создают основания для повышения доверия в финансовом секторе и обеспечения роста уровня инклюзивности развития страны. Для того, чтобы сделать небанковские финансовые услуги более доступными, их стоимость необходимо уменьшить за счет повышения эффективности небанковских финансовых учреждений, а также усиления конкуренции и прозрачности в финансовом секторе. Одним из направлений обеспечения прозрачности является реформирование отчетности финансовых учреждений и ее аудита.

Закон Украины "О бухгалтерском учете и финансовой отчетности в Украине" от 5 октября 2017 года ввел новое понятие - предприятия, представляющим общественный интерес - в отношении которых устанавливаются дополнительные требования.

К таким предприятиям относятся эмитенты ценных бумаг, которые допущены к биржевым торгам, банки, страховщики, негосударственные пенсионные фонды, другие финансовые учреждения (кроме других финансовых учреждений и негосударственных пенсионных фондов, относящихся к микропредприятиям и малым предприятиям) и предприятия, которые в соответствии с настоящим законом принадлежат к крупным предприятиям.

По предварительному анализу, с 1993 небанковских финансовых учреждений, находящихся в Государственном реестре финансовых учреждений, который ведется Нацкомфинуслуг, к предприятиям, представляющим общественный интерес, по критериям, определенным законом, можно отнести пока, что только страховщиков, то есть 294 финансовых учреждения.

Закон обязывает их создать бухгалтерскую службу во главе с главным бухгалтером, в состав которой входят не менее двух человек. Это положение не распространяется на негосударственные пенсионные фонды и институты совместного инвестирования.

Главным бухгалтером предприятия, представляющего общественный интерес, может быть назначено лицо, имеющее высшее экономическое образование, стаж работы в сфере финансов, бухгалтерского учета и налогообложения не менее трех лет, не имеющее судимости за совершение преступления против собственности и в сфере хозяйственной деятельности.

- Меняются ли требования предоставления отчетности такими предприятиями?

- Согласно части третьей статьи 14 вышеуказанного закона предприятия, представляющие общественный интерес (кроме крупных предприятий, которые не являются эмитентами ценных бумаг), публичные акционерные общества, субъекты естественных монополий на общегосударственном рынке и предприятия, осуществляющие деятельность по добыче полезных ископаемых общегосударственного значения , обязаны не позднее чем до 30 апреля года, следующего за отчетным периодом, обнародовать годовую финансовую отчетность и годовую консолидированную финансовую отчетность вместе с аудиторским заключением на своей веб-странице (в полном объеме) и другим способом в случаях, определенных законодательством.

Крупные предприятия, которые не являются эмитентами ценных бумаг, и средние предприятия и другие финансовые учреждения, относящиеся к микропредприятиям и малым предприятиям, обязаны не позднее, чем до 1 июня года, следующего за отчетным периодом, обнародовать годовую финансовую отчетность вместе с аудиторским заключением в полном объеме на своей веб-странице. Данная норма вступает в силу с 1 января 2019 года.

Относительно подачи и обнародования отчетности финансовыми учреждениями и лизингодателями за деятельность в 2017 году, то здесь стоит руководствоваться требованиями действующего законодательства, в том числе нормативно-правовыми актами Нацкомфинуслуг.

Вместе с тем с целью приведения нормативно-правовых актов в соответствие вышеуказанным законом, планом работы Нацкомфинуслуг, на 2018 год предусмотрено внесение изменений в некоторые нормативно-правовые акты по вопросам составления и представления отчетности участниками рынков финансовых услуг.

Так с 1 января 2018 года вступили в действие новые правила предоставления отчетности финансовыми компаниями, финансовыми учреждениями-юридическими лицами публичного права, доверительными обществами, а также юридическими лицами-субъектами хозяйствования, которые не являются финансовыми учреждениями, но имеют определенную законами и нормативно-правовыми актами Госфинуслуг или Нацкомфинуслуг возможность предоставлять услуги по финансовому лизингу. Указанные изменения предусматривают более полное раскрытие информации о деятельности финансовых учреждений, в т.ч. о структуре их активов.

- Какие изменения в отчетности предусмотрены в году для страховщиков?

- В соответствии с распоряжением Нацкомфинуслуг "О внесении изменений в Порядок составления отчетных данных страховщиков о предоставлении актуарного отчета" от 7 сентября 2017 года внесены следующие изменения: страховщики, осуществляющие деятельность по обязательному страхованию гражданско-правовой ответственности владельцев наземных транспортных средств (ОСАГО), и страховщики, осуществляющие страхование жизни, подают актуарный отчет в Нацкомфинуслуг, начиная с годовой отчетности за 2017 год. Также за этот период подают актуарный отчет страховщики, осуществляющие деятельность по добровольному медицинскому страхованию, КАСКО, страхованию кредитов, финансовых рисков, медицинских расходов, у которых общий размер страховых резервов за исключением резерва колебаний убыточности и резерва катастроф, сформированных по всем видам страхования на отчетную дату, составляет более 6 млн грн.

Другие страховщики - начиная с годовой отчетности 2020 года.

Актуарный отчет подписывается лицом, которое в соответствии с законодательством имеет право заниматься актуарными расчетами и удостоверять их. Таких лиц в реестре, который ведет Нацкомфинуслуг, 45 человек.

В актуарном отчете актуарий или подтверждает адекватность обязательств (достаточность признанных страховых обязательств для осуществления будущих страховых выплат и/или выплат выкупных сумм по заключенным договорам страхования, и расходов, связанных с выполнением таких договоров) на отчетную дату или отмечает необходимость формированию страховых резервов для обеспечения адекватности обязательств в соответствующем размере.

- Как повлияет на рынок небанковских финансовых услуг принятие новой редакции закона Украины "Об аудите финансовой отчетности и аудиторской деятельности"?

- Сразу хочу отметить, что действие данного закона, который вступил в силу с 1 января 2018 года, начинается с 1 октября 2018 года, кроме положения, касающегося изменений в Кодекс Украины об административных правонарушениях, которое вступает в силу через 12 месяцев со дня вступления в силу настоящего закона.

Данным законом, усиленны полномочия Нацкомфинуслуг. В частности, аудитор осуществляющий аудит предприятия, представляющего общественный интерес, обязан информировать Комиссию о нарушении законодательства по вопросам, относящимся к компетенции Нацкомфинуслуг, существенной угрозе или сомнении относительно возможности предприятия продолжать свою деятельность, отказе от выражения мнения или предоставления негативной или модифицированной мысли.

Предприятия, представляющие общественный интерес, поднадзорные Нацкомфинуслуг, до подписания договора по аудиту обязаны информировать регулятора о выбранном аудиторе.

Предусмотрено также требование, по которому субъект аудиторской деятельности, предоставляющий услуги по обязательному аудиту финансовой отчетности такого предприятия обязан обнародовать отчет о прозрачности за предыдущий год не позднее 30 апреля года, следующего за отчетным. Отчет о прозрачности публикуется на веб-странице субъекта аудиторской деятельности и остается доступным на этом сайте, по меньшей мере, семь лет со дня его опубликования.

Закон также вводит право Нацкомфинуслуг устанавливать дополнительные требования к информации, касающейся аудита или обзора финансовой отчетности, которые должны обязательно отражаться в аудиторском отчете, а также требования к дополнительным отчетам субъектов аудиторской деятельности в отношении юридических лиц, подлежащих регулированию.

На сегодня Нацкомфинуслуг начала работу по разработке нормативных актов и подготовке рынка небанковских финансовых услуг в соответствии с этими требованиями.

Распоряжением №142 от 1 февраля 2018 года, в частности, утверждены Методические рекомендации по аудиторским отчетам, представляемым в Нацкомфинуслуг по результатам аудита годовой отчетности и отчетных данных финансовых учреждений за 2017 год. Этим актом Нацкомфинуслуг предложил форму и содержание отчета независимого аудитора по финансовой отчетности финансового учреждения, а также рекомендованный перечень ключевых вопросов и норм законодательных и нормативных актов при аудите такой отчетности.

К ключевым вопросам аудита финансовых учреждений могут быть отнесены такие вопросы, как оценка активов по справедливой стоимости, обесценение активов, признание дохода, полученного от инвестирования активов, операции со связанными лицами, в том числе в пределах одной промышленно-финансовой группы или иного объединения, соблюдения обязательных критериев и нормативов достаточности капитала и платежеспособности, ликвидности, доходности, качества активов и рискованности операций. Также соблюдение других показателей и требований, ограничивающих риски по операциям с финансовыми активами, судебные иски и регуляторные требования, которые существенно влияют на деятельность финансового учреждения, осуществления существенных операций с активам (существенным операцией по активам считать операцию, объем которой более чем на 10% общей величины активов на последнюю отчетную дату), дебиторская задолженность по нефинансовыми операциями, просроченные обязательства и тому подобное.

- Усиливаются ли этим законом надзорные полномочия Нацкомфинпслуг?

- Кроме возможности подачи заявлений (жалоб) на субъект аудиторской деятельности для дисциплинарного производства, подлежащих немедленному рассмотрению в соответствии с настоящим законом, Нацкомфинуслуг получила право на обращение в суд с требованием к органу управления об отстранении субъекта аудиторской деятельности при наличии фактов нарушения закона Украины "Об аудите финансовой отчетности и аудиторской деятельности".

Кроме того, внесены изменения в Кодекс Украины об административных правонарушениях относительно права Нацкомфинуcлуг рассматривать дела об административных правонарушениях, связанных с нарушением небанковскими финансовыми учреждениями порядка обнародования финансовой отчетности или консолидированной финансовой отчетности вместе с аудиторским отчетом.

Для обеспечения выполнения своих функций как регулятора рынка небанковских финансовых услуг Нацкомфинуслуг получила право делегирования своих представителей в органы управления Органа общественного надзора за аудиторской деятельностью в частности в Совет надзора и Комиссии по аттестации аудиторов.

Законом Украины "Об аудите финансовой отчетности и аудиторской деятельности" введено требование об обязательности страхования гражданско-правовой ответственности субъекта аудиторской деятельности перед третьими лицами.

- Как это будет происходить?

- Закон определяет, что субъект аудиторской деятельности, который осуществляет обязательный аудит финансовой отчетности, обязан иметь действующий договор страхования гражданско-правовой ответственности субъекта аудиторской деятельности перед третьими лицами, заключенный в соответствии с типовой формой договора страхования, утвержденной Нацкомфинуслуг, по согласованию с Органом общественного надзора за аудиторской деятельностью.

Минимальный размер страховой суммы по такому договору должен составлять 10% вознаграждения по договору о предоставлении аудиторских услуг за прошлый год, но не менее 10 млн грн, если иное не предусмотрено законом. Аудитору запрещается оказывать услуги по обязательному аудиту финансовой отчетности без такого договора страхования.

В Реестре субъектов аудиторской деятельности, имеющих право проводить аудит финотчетности, в том числе предприятий, представляющих общественный интерес, будут содержаться реквизиты договора страхования, срок действия такого договора, сведения о страховщике и страховой суммы.

Контроль наличия договора страхования, а также соблюдение субъектами аудиторской деятельности, которые предоставляют услуги по обязательному аудиту финансовой отчетности (кроме предприятий, представляющих общественный интерес) в соответствии с законом возлагаются на Аудиторскую палату Украины, наличия договора страхования - на Инспекцию по обеспечению качества.

За отсутствие договора страхования гражданско-правовой ответственности субъекта аудиторской деятельности перед третьими лицами на аудитора будет налагаться штраф в размере до 10% суммы вознаграждения за аудиторские услуги.

Украина > Финансы, банки > interfax.com.ua, 13 февраля 2018 > № 2495968 Александр Залетов


Белоруссия > СМИ, ИТ. Финансы, банки > belta.by, 13 февраля 2018 > № 2495906

Национальный банк Беларуси пояснил особенности совершения операций с криптовалютами после вступления в силу декрета №8. Об этом заявил на расширенном заседании правления Нацбанка заместитель председателя правления Сергей Калечиц. Текст выступления опубликован в январском номере журнала "Банковский вестник", сообщает БЕЛТА.

"Целый ряд положений декрета №8, особенно являющихся принципиально новыми для нашей экономики, требует значительной работы по их разъяснению общественности и субъектам экономики, а также доработки действующей нормативной базы", - пояснил зампред правления Нацбанка.

В этой связи Сергей Калечиц обратил внимание на несколько важных моментов. Во-первых, единственным законным платежным средством на территории Беларуси остается белорусский рубль. Во-вторых, сфера обращения токенов на территории страны будет ограниченной. "Декрет №8 не предусматривает возможности совершать сделки по обмену токенов на объекты гражданских прав иные, чем белорусские рубли, иностранная валюта, электронные деньги, другие токены. Запрещается также использование иностранной валюты в расчетах между резидентами Беларуси в сделках с криптовалютами, за исключением операций с операторами криптоплатформ", - отметил он.

В-третьих, декретом закреплен ряд мер, направленных на повышение правовой защищенности участников операций с токенами. Функции по контролю за деятельностью операторов криптоплатформ, операторов обмена криптовалют в части соблюдения законодательства о предотвращении легализации доходов, полученных преступным путем, возлагаются на государственные органы в соответствии с их компетенцией. "В связи с этим банкам следует регламентировать контроль за совершением операций с криптовалютами и иными цифровыми знаками в рамках законодательства о предотвращении легализации доходов, полученных преступным путем. Платежи юридических лиц за приобретаемые или отчуждаемые токены смогут осуществляться по сделкам, заключенным через резидентов Парка высоких технологий; платежи физических лиц - путем перечисления денежных средств на банковские счета или электронные кошельки владельцев токенов, операторов криптоплатформ, операторов обмена криптовалют, зарубежных торговых площадок", - рассказал зампред правления Нацбанка.

Сергей Калечиц подчеркнул, что операции с токенами по своей сути являются высокорисковыми и носят, как правило, спекулятивный характер. Риски связаны с отсутствием четкого и понятного механизма формирования их цены, надлежащих гарантий по защите прав и законных интересов держателей токенов, в частности по погашению обязательств перед ними (в том числе при покупке токенов на зарубежных торговых площадках). "Банкам следует повышать финансовую грамотность своих клиентов в данном вопросе, разъяснять им, что владельцы токенов берут на себя все возможные риски, совершая соответствующие операции", - заявил он.

Для минимизации рисков вовлечения банков в проведение подозрительных операций клиентов, защиты интересов физических лиц, осуществляющих операции с цифровыми знаками, Национальным банком подготовлен проект соответствующего постановления правления. Нормы разработанной Инструкции о требованиях к правилам внутреннего контроля банков, небанковских кредитно-финансовых организаций в сфере предотвращения легализации доходов, полученных преступным путем, финансирования террористической деятельности и распространения оружия массового поражения дополняются положениями об отнесении операторов криптоплатформ, операторов обмена криптовалют к лицам, работе с которыми банком присваивается высокий риск по профилю клиента, а систематически осуществляемые клиентами банка финансовые операции с цифровыми знаками - к операциям повышенного риска.

"Банк должен уделять таким клиентам повышенное внимание. Он должен проводить расширенные процедуры идентификации, чаще обновлять и верифицировать идентификационные данные, проводить мониторинг операций в режиме текущего контроля. Инструкция будет дополнена двумя признаками подозрительности, учитывающими особенности проведения банками расчетов денежными средствами по операциям клиентов, связанным с приобретением или отчуждением цифровых знаков (токенов)", - констатировал зампред правления Нацбанка.

Беларусь стала одной из первых стран, где начато практическое применение технологии блокчейн в работе банков. На ее основе в 2017 году реализованы прикладные задачи по ведению реестров банковских гарантий и операций с ценными бумагами на Белорусской валютно-фондовой бирже. "В текущем году сфера применения технологии блокчейн будет расширена. Одной из наиболее важных задач является внедрение в банковскую деятельность смарт-контрактов (заключение коммерческих договоров в виде программного кода)", - сообщил Сергей Калечиц.

Декрет №8 "О развитии цифровой экономики" вступает в силу с 28 марта.

Белоруссия > СМИ, ИТ. Финансы, банки > belta.by, 13 февраля 2018 > № 2495906


Япония. Корея > Внешэкономсвязи, политика > nhk.or.jp, 13 февраля 2018 > № 2494861

Японский премьер призвал президента Южной Кореи соблюдать условия соглашения, заключенного в 2015 году

Премьер-министр Японии Синдзо Абэ сообщил, что призвал президента Южной Кореи Мун Чжэ Ина соблюдать условия двустороннего соглашения, касающегося так называемых "женщин для утех".

Во вторник на заседании одного из парламентских комитетов Абэ рассказал о своей встрече с Мун Чжэ Ином. Японский премьер посетил Южную Корею для участия в церемонии открытия зимних Олимпийских игр в Пхёнчхане.

Как сообщил Абэ, он сказал Муну, что заключенным в 2015 году двусторонним соглашением две страны окончательно и бесповоротно решили проблему, касающуюся этих женщин.

В январе Мун Чжэ Ин сказал, что Южная Корея ждет дополнительных действий со стороны Японии в этом вопросе, хотя и не требует пересмотра соглашения.

Абэ также сообщил, что провел короткую беседу с председателем президиума Верховного народного собрания Северной Кореи Ким Ён Намом во время приема в Пхёнчхане. По словам Абэ, он напрямую потребовал возвращения всех похищенных японских граждан в Японию и полного решения этой проблемы.

Япония. Корея > Внешэкономсвязи, политика > nhk.or.jp, 13 февраля 2018 > № 2494861


Россия. Ватикан > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 13 февраля 2018 > № 2494622 Сергей Чапнин

Два года после встречи в Гаване. Как развивается диалог РПЦ и Ватикана

Сергей Чапнин

В Гаване патриарх Кирилл, видимо, сумел убедить папу Франциска сыграть не в старомодный экуменизм, а в новый консервативный альянс. Экуменизм как идея объединения или хотя бы даже сближения церквей не выглядит более привлекательной. После встречи ревизии подверглись принципы сотрудничества: теперь решающее значение имеет не богословие, а общие «традиционные ценности»; совместное действие – это не молитва и богослужение, а благотворительные и социальные проекты

В конце прошлого года я был на конференции в Риме, где один из сотрудников Папского совета по христианскому единству уверенно и эмоционально рапортовал об успехах в диалоге с Русской православной церковью. Помимо встречи в Гаване, он приводил только один пример – перенесение из Италии в Москву и Санкт-Петербург мощей святителя Николая. По словам ватиканского чиновника, это было значительное событие, достойное всяческих похвал. Ватикан доволен и не скрывает этого.

В зале на конференции собрались активные католики – ученые, дипломаты, общественные деятели. Они слушали ватиканского чиновника с удивлением и скепсисом: да, перенесение мощей – это хорошо, но когда начнется содержательный диалог? Вы нам рассказываете про красивую картинку, рапортуете, что мощам поклонилось два миллиона русских паломников, но в то же самое время для значительной части православных в России католики по-прежнему остаются врагами и еретиками. Другими словами, мощи святителя Николая – это отдельно, а сами католики – отдельно. Будут ли какие-то перемены? Где же здесь успехи, которыми можно гордиться?

На эти неудобные вопросы у ватиканских чиновников нет ответа. По всей видимости, они тоже понимают, что перенесение мощей – это исторический максимум. Да, в некотором роде спектакль, но другой красивой картинки, других достижений не ожидается. Все прочие контакты замкнуты на узкий круг церковных дипломатов, и не более того.

Если не богословский диалог, то что?

Есть основания полагать, что вопрос о содержательном богословском диалоге даже не стоит. И это понятно: интересы патриарха Кирилла лежат совсем в иной плоскости. Ему необходимо демонстрировать активные контакты с Западом в эпоху санкций. У РПЦ должен быть свой политический ресурс в этот трудный для Кремля период, и над формированием этого ресурса надо работать.

Константин Харчев, который в 1984–1989 годах был председателем Совета по делам религий и затем ушел на дипломатическую работу, уверенно говорит, что встреча в Гаване состоялась «при содействии Кремля» и «в этом нет ничего необычного и конспиративного».

Но тогда нет ничего необычного и в том, что богословский диалог и прочие сугубо церковные задачи, которые могли бы быть решены на встрече в Гаване или по ее итогам, не имеют особого значения. Это вишенка на торте: захотим – поставим, а не захотим – не поставим. Не поставили.

То, что и сам Ватикан видит дальнейшее развитие отношений с РПЦ и Россией именно как политическую задачу, подтверждает смена нунция. Вскоре после встречи в Гаване, в мае 2016 года нунцием был назначен талантливый ватиканский дипломат Челестино Мильоре. Он перестроил работу нунциатуры, организовал приезд госсекретаря Ватикана кардинала Пьетро Паролина в Россию и его встречу не только с патриархом, но и с президентом России.

Международная проблема, которую РПЦ и Ватикан признали общей зоной ответственности, – помощь гонимым христианам на Ближнем Востоке и в Северной Африке. И это одна из центральных тем в диалоге не только с католиками, но и с англиканами и американскими протестантами. Но вот что примечательно: об этом говорит патриарх Кирилл, митрополит Иларион и еще два-три церковных чиновника. В приходах православные практически ничего не знают о христианах Сирии, и сколь-нибудь широкой программы поддержки христиан в Сирии на уровне приходов или православных благотворительных организаций нет.

Для патриарха Кирилла помощь христианам на Западе – это прежде всего политический проект. И гуманитарную помощь из России возят межрелигиозные группы, в состав которых входят чиновники Московской патриархии. Примечательно, как на сайте Отдела внешних церковных связей сформулирован тезис об источниках финансирования одной из акций: «Значительную часть средств, собранных для закупки помощи, составил личный вклад Его Святейшества, который лично курирует проект».

Минская оговорка

На протяжении двух лет после встречи в Гаване РПЦ успешно уклонялась от богословского диалога, но достигнутый уровень отношений неожиданно вызвал в Ватикане большой энтузиазм.

В середине января священник Иоакинф Дестивель, сотрудник Папского совета по христианскому единству, в интервью Vatican News уверенно заявил: «У нас одна и та же вера во Христа и одно понимание церкви, хотя это и находит различные выражения в культурах». Культурный обмен между Россией и Ватиканом «позволяет лучше узнать друг друга и становится шагом на общем пути к единству».

Однако буквально через несколько дней митрополит минский и заславский Павел, постоянный член Священного синода РПЦ и один из самых близких к патриарху Кириллу иерархов, в телевизионном интервью делает неожиданное заявление: «Задача униатов – сказать, что у нас один бог. Извините, так у нас не один бог, друзья мои. У вас свой бог, потому что вы по-другому в бога верите. Вы по-другому его исповедуете. Бог действительно один, но у корпорации свой бог, у какой-то сектантской организации – свой. Они к нашему общему Творцу и Господу никакого отношения не имеют. Господь ведь в Евангелии говорил: «У вас чрево – Бог, у вас мамона – Бог». У язычников же также идол – бог. Но для нас, православных, это безделушка. Так вот и униаты».

Другими словами, митрополит Павел (Пономарев) отказывает униатам в праве называться христианами. Униаты – это католики восточного обряда, которые находятся в юрисдикции католической церкви. И вывод получается однозначный: если у униатов «другой бог», то и у католиков, которые с ними в одной церкви, тоже другой.

Пожалуй, давно высшие иерархи РПЦ не высказывались так откровенно. И нет сомнений, что митрополит Павел сформулировал не только свое личное мнение. За ним стоит довольно широкий круг тех, кто считает, что у католиков другая религия, другой бог. И необходимо жестко осудить любые контакты православных с католиками, особенно официальные контакты на уровне первых лиц.

Какими бы официальными комментариями ни сопровождали потом высказывание митрополита Павла, драматизм ситуации очевиден: католики считают, что ведут диалог с братьями по вере, высшая церковная власть в РПЦ пытается их в этом убедить, но значительная часть паствы держит фигу в кармане, а отдельные активные группы возражают, критикуют, сопротивляются. До последнего времени Московской патриархии эти «неудобные» настроения удавалось успешно скрывать, но как долго это продлится? Откровенное высказывание митрополита Павла может стать причиной глубокой трещины в отношении Ватикана к РПЦ. Такие обвинения долго не забываются.

Экуменизм и традиционные ценности

Но пока Ватикан продолжает считать, что РПЦ остается самой крупной и богатой среди множества поместных православных церквей, Россия и – шире – постсоветское пространство как каноническая территория РПЦ остается для Ватикана важным направлением и политической, и собственно церковной деятельности.

Однако после десятилетий «церковного возрождения» РПЦ снова переживает глубокий кризис. В последние годы в российском обществе снизилось доверие и лично к патриарху Кириллу. Это произошло как раз в 2016 году, вскоре после встречи в Гаване. В начале года патриарху Кириллу доверяли 7% опрошенных, затем рейтинг упал до критически низких 2–3%, и весь 2017 год оставался на уровне 4–5%. Другими словами, патриарху Кириллу доверяет сегодня около шести миллионов россиян из 146 млн, и в этой ситуации вряд ли можно говорить о православии как о религии большинства, а о патриархе Кирилл как о национальном духовном лидере.

Если учесть, что еженедельно приходящих в храм в России около 7%, то окажется, что патриарх Кирилл потерял популярность практически у трети своей воцерковленной паствы. За этот же период рейтинг доверия президенту не опускался ниже 49%, а в конце прошлого года держался на уровне 58–60%.

Насколько близкие отношения будет строить Ватикан с таким непопулярным в России патриархом? Вопрос открытый. При всей критике, которая звучит в адрес папы Франциска, рейтинг доверия ему значительно выше. Например, в США это 70% на начало 2017 года.

Что же произошло в Гаване? По всей видимости, патриарх Кирилл сумел убедить папу Франциска прямо и открыто сыграть не в старомодный экуменизм, а в новый консервативный альянс. Экуменизм как идея объединения или хотя бы даже сближения церквей не выглядит более привлекательной. Это были игрушки ХХ века, и патриарх Кирилл еще двадцать лет назад отказался от экуменической позиции, которую занимал в юности.

После встречи в Гаване ревизии подверглись принципы сотрудничества: 1) решающее значение имеет не богословие, а общие «традиционные ценности»; 2) совместное действие – это не молитва и богослужение, а благотворительные и социальные проекты.

Таким образом, патриарх Кирилл встраивает диалог православной и католической церкви в секулярный контекст. Даже в общении между собой церкви выступают не как христианские общины, а как общественные силы, сочетающие политическое влияние, финансовые возможности и риторику традиционных ценностей.

Россия. Ватикан > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 13 февраля 2018 > № 2494622 Сергей Чапнин


Россия > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 13 февраля 2018 > № 2494618 Андрей Перцев

Переменчивое большинство. Зачем Кремлю черный пиар и кандидаты-спойлеры

Андрей Перцев

В президентской кампании 2018 года, вопреки общему мнению, есть борьба – это борьба администрации с загадочным непутинским большинством, противостояние собственным кремлевским опасениям и тревогам по этому поводу. Грудинин, каким бы слабым кандидатом он ни был, стал для Кремля персонификацией случайной воли этого большинства: мало ли как и почему люди могут проголосовать? А вдруг за него – по приколу, из ностальгии или протеста? Поэтому президентская администрация решает задачу-минимум: непутинское большинство должно остаться просто непутинским, его голоса не должны утечь в другую сторону. Отсюда компромат и спойлеры

Центризбирком проявил невиданную доброжелательность при регистрации кандидатов в президенты. Все политики, кто после выдвижения сохранял серьезный вид, заявлял об активном сборе подписей и принес ящики с ними в ЦИК, стали официальными претендентами на главный пост в государстве.

Бюллетень-2018 будет выглядеть так: Сергей Бабурин (Российский общенародный союз), Павел Грудинин (КПРФ), Владимир Жириновский (ЛДПР), Владимир Путин (самовыдвижение), Ксения Собчак («Гражданская инициатива»), Максим Сурайкин («Коммунисты России»), Борис Титов (Партия роста) и Григорий Явлинский («Яблоко»). Это не только рекордное количество кандидатов со времен первых выборов Путина в 2000 году, но и первый случай, когда Кремль решил использовать в президентской кампании чисто политтехнологические приемы, обкатанные в регионах.

Сакральное и профанное

Поначалу казалось, что кандидатов на этих выборах будет меньше – противников Владимиру Путину подбирали в символических целях. В списке допущенных до выборов читается в первую очередь сигнал Западу – Ксения Собчак шесть лет назад митинговала на Сахарова, имеет свой взгляд на присоединение Крыма. Лидер «Яблока» Григорий Явлинский не был допущен до выборов в 2012 году, а сейчас пожалуйста. Месседж понятен – власть допускает до выборов кандидатов с самыми радикальными предложениями, посягающими на Крым, а теперь взгляните на их результат. Явлинский и Собчак – символ демократичности кампании.

В списке присутствуют представители системных КПРФ и ЛДПР – символ стабильности и крымского партийного консенсуса, а также бизнес-омбудсмен Борис Титов, который в статусе кандидата в главы государства договаривается о возвращении блудных российских бизнесменов (и их денег) из эмиграции на родину.

Списки кандидатов в президенты формировались по символическому принципу с 2004 года: традиционно в них включали представителей системных парламентских партий и какого-нибудь условного представителя либерального лагеря – например, в 2012 году Кремль уважил умеренную часть протестующих на Болотной и Сахарова, предоставив им возможность проголосовать за Михаила Прохорова.

С начала нулевых победа кандидата от власти на президентских выборах и его высокий результат не подвергались сомнению, поэтому остальные фамилии в бюллетене можно было использовать в качестве сигнальных шашек для Запада или общественных групп внутри страны. К собственно электоральному процессу в президентской кампании этот подбор никакого отношения не имел, это было скорее послание городу и миру о текущих внешне- и внутриполитических воззрениях за кремлевской стеной.

Бюллетень-2018 в истории российских президентских выборов – новинка. В нем присутствуют кандидаты, которые в России обычно встречаются только в настоящих, конкурентных кампаниях в регионах. У них нет никакой символической роли – эти политики участвуют в политической борьбе. Это коммунист с национально-имперским оттенком Сергей Бабурин, возглавляющий Российский общенародный союз, и лидер партии «Коммунисты России» Максим Сурайкин. Они классические кандидаты-спойлеры.

По закону им пришлось собрать 100 тысяч подписей (как представителям непарламентских партий). Без особого шума, за короткий срок нужное число автографов у Бабурина и Сурайкина загадочно набралось, более того, Центризбирком признал эти подписи действительными. Ранее те же «Коммунисты России» и Российский общенародный союз успехами в регистрации даже на региональных выборах не отличались: сил, сторонников, а главное – средств у этих партий очень мало.

Здесь нужна короткая оговорка: признание подписей в поддержку кандидатов (в сельские депутаты ли, в президенты – не важно) действительными целиком находится на совести избиркома. В 2012 году на выборах мэра Архангельска отказ в регистрации получил глава областной «Единой России» – человек известный и обеспеченный, который явно мог собрать качественные подписи. Но избирком был под контролем действующего мэра Архангельска, который отсек статусного конкурента и победил. На президентских выборах 2008 года целый миллион подписей волшебным образом собрал демократ-масон Андрей Богданов, набравший в итоге меньше миллиона голосов. Эти два примера показывают, что институт сбора подписей дает власти возможность сформировать нужный список кандидатов.

Если спойлеры появились в бюллетене на президентских выборах, значит, это нужно администрации президента. Зачем – можно понять, посмотрев на региональные кампании, где время от времени появляются кандидаты от этих партий. «Коммунисты России» были полезны региональным администрациям там, где работают сильные и в то же время резко оппозиционные отделения КПРФ. Спойлер отбирал у Компартии несколько процентов, но в парламент не проходил. КПРФ при этом теряла места в заксобрании, а значит, и влияние.

В особо проблемных случаях регистрируют даже двух красных спойлеров – к «Коммунистам России» прибавляется КПСС того же Андрея Богданова. Эти правила действуют и на губернаторских выборах. Там происходят трагикомичные случаи: сильного выдвиженца КПРФ из опасений проигрыша могут и не зарегистрировать по муниципальному фильтру, зато у неизвестного спойлера обнаруживаются за спиной муниципальные депутаты (как правило, единороссы). Так было, например, в Тверской области и Бурятии.

Итак, коммунистические спойлеры применяются в случаях, когда КПРФ или ее кандидат могут получить очень хорошие результаты или вовсе победить. Умные региональные власти стараются не прибегать к услугам альтернативных красных: выдвижение и регистрация заведомых спойлеров – это сигнал, что у администрации есть проблемы. Регистрация таких кандидатов и списков всегда влечет за собой скандал: помощь властей в сборе подписей обнаруживается и становится публичной.

Кремлю тем не менее такие кандидаты оказались нужны. И Бабурин, и Сурайкин по классической отработанной схеме должны отбирать голоса у выдвиженца КПРФ Павла Грудинина. И здесь возникает вопрос – неужели этот кандидат так силен, что для эффективной борьбы с ним пришлось выдвигать спойлеров, чего на президентских выборах в нулевые никогда не бывало?

Кандидат не-Путин

Возможно, первоначально в администрации президента и самой КПРФ считали выдвижение директора совхоза имени Ленина полезным шагом каждой из сторон. Для Кремля новое лицо, интернет-популист из ютьюба мог повысить явку, а Геннадия Зюганова Грудинин избавлял от возможного проигрыша Владимиру Жириновскому. Пара первых телеэфиров Грудинина подтверждали такую точку зрения: ведущие ток-шоу относились к коммунисту очень благожелательно.

Однако после новогодних каникул тональность резко изменилась. Павла Грудинина стали обвинять в сокрытии офшоров, зарубежной недвижимости и счетов. Потоки компромата полились на вроде бы согласованного кандидата отовсюду – из рейтинговых телепрограмм, со стороны конкурентов (особенно усердствует Жириновский). Один из приближенных к Кремлю политтехнологов, Олег Матвейчев в колонке на «Газете.ру» даже объяснил, что в черном пиаре и компромате нет ничего плохого: избиратель имеет право знать о кандидате все.

Сам Грудинин и КПРФ от этих атак отбиваются довольно вяло. Точно так же можно охарактеризовать и президентскую кампанию коммунистов. В соцсетях выдвижение Грудинина встретили воодушевленно, люди начали сами за него агитировать, но он не пошел навстречу своим потенциальным сторонникам. В рамках предвыборного турне выдвиженец КПРФ не проводит массовых митингов, а встречается лишь с коммунистическим активом.

Публичные выступления Павла Грудинина скорее отталкивают новых избирателей: он хвалит Сталина, включил в свою программу пункты о национализации (правда, сырьевых отраслей) – это не нравится не только либералам, но и умеренным левым. От прежних выступлений, которые прославили Грудинина в ютьюбе, не осталось и следа. Пламенного популиста, который с иронией вспоминал гонку вооружений в СССР, говорил о шведском примере, больше нет – избиратели видят классического представителя КПРФ последних лет. Рейтинги Грудинина колеблются на уровне 7–8% и примерно равны показателям Жириновского.

Есть точка зрения, что черный пиар против коммуниста запущен Кремлем с хитрой целью его раскрутить: вот какой он сильный, раз его так мочат. Но такую позицию вряд ли можно воспринимать серьезно. Черный пиар против новичка автоматически маркирует его: для большинства Грудинин теперь красный олигарх, который прячет свои деньги в офшорах.

Проект президентской администрации по поднятию явки с помощью свежей фигуры можно считать отмененным: пропаганда втолковала избирателям, что выдвиженец КПРФ – нехороший человек. Многие из тех, кто на выборы идти первоначально не хотел, а с появлением красного популиста задумался, а не сходить ли, теперь разочарован. И сам современный красный директор оказался не таким уж современным, и ТВ раскрыло все его тайны. Тем не менее атака на Грудинина продолжается, более того, против него выставлены чистые спойлеры – Сурайкин и Бабурин.

Долгое время президентские выборы были для администрации президента некоей чистой зоной сакрально-символического. Владимиру Путину должны были противостоять кандидаты с понятной смысловой нагрузкой, в победе главного кандидата никто не сомневался, поэтому она должна была выглядеть красиво. Никаких спойлеров для отъема голосов у конкурента, ведь, как недавно говорил Дмитрий Песков, конкурентов у Владимира Путина на политическом олимпе нет. Никакого черного пиара. Все чинно, стерильно и сакрально.

Кампания-2018 эти табу нарушает. Выясняется, что в президентской администрации реально опасаются популиста из КПРФ и делают все возможное, чтобы он не получил хороший результат. Защита от Грудинина выстроена по канонам, отработанным на региональных конкурентных кампаниях. Само присутствие спойлеров – доказательство опасений по поводу результатов в Кремле, восприятия выборов в администрации как потенциально конкурентных, иначе зачем спойлеры и черный пиар?

Дело здесь не в Грудинине, который не делает ничего для роста своей популярности и сам по себе опасности Владимиру Путину не представляет. Кандидат от КПРФ стал для администрации персонификацией опасений, связанных с непутинским большинством, гражданами, которые перестали ходить на выборы и поддерживать власть. Они успели себя показать на выборах в Госдуму 2016 года с явкой ниже 50%, в Москве дебют случился раньше – голосовать за кандидатов в мэры в 2013 году пришло чуть больше 30% избирателей, Сергей Собянин набрал 51%, Алексей Навальный – 27%, дело чуть не дошло до второго тура.

В президентской кампании 2018 года, вопреки общему мнению, есть борьба – это борьба администрации с загадочным непутинским большинством, противостояние собственным кремлевским опасениям и тревогам по этому поводу. Грудинин, каким бы слабым кандидатом он ни был, стал для Кремля персонификацией случайной воли этого большинства – мало ли как и почему люди могут проголосовать? А вдруг за него – по приколу, из ностальгии или протеста?

Судя по всему, президентская администрация решает такую задачу-минимум: непутинское большинство должно остаться просто непутинским, его голоса не должны утечь в другую сторону. Отсюда компромат и спойлеры. Благие намерения обеспечить явку 70% с помощью нового кандидата потихоньку привели в ад. Кампания последнего срока Владимира Путина оказалась грязной. В ней обнаружилась борьба и скрытые противоречия.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 13 февраля 2018 > № 2494618 Андрей Перцев


Россия > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 13 февраля 2018 > № 2494581 Константин Гаазе

Спасти Дерипаску. Кто выиграет от скандала с участием олигарха и вице-премьера

Константин Гаазе

Первый скандал, связанный с отношениями Дерипаски и Манафорта, разразившийся весной прошлого года, не только не повредил Дерипаске, но и принес ему определенные дивиденды. Подобным образом, кроме ожидаемого ущерба, герои нового скандала могут получить от него ощутимую выгоду

В 2012 году авторитетный предприниматель из девяностых Михаил Черной решил, что имеет право на долю в алюминиевом бизнесе своего бывшего топ-менеджера Олега Дерипаски. Черной пошел по стопам Бориса Березовского: подал против Дерипаски иск в Высокий суд Лондона. Слушания по делу начались в июле. Линия защиты Дерипаски сводилась к следующему. Черной был «крышей» – мафиозным покровителем бизнеса Дерипаски, но не его партнером.

Среди прочего защита Дерипаски ссылалась на показания бывшего менеджера УГМК Джалала Хайдарова, данные в полиции Штутгарта в 2007 году. Хайдаров, работавший на партнера Дерипаски Искандара Махмудова, утверждал, что Черной, Махмудов и покойный Антон Малевский в 90-е годы руководили измайловской ОПГ, заказывали убийства людей и совершали иные тяжкие преступления. Дерипаску Хайдаров в показаниях назвал одним из руководителей этой банды и утверждал, что он был в курсе всех злодейств. Дерипаску это не смутило: он попросил суд принять показания Хайдарова как свидетельство против Черного, но не учитывать их как свидетельство против него самого.

31 августа 2012 года судья Высокого суда Лондона Элизабет Глостер постановила, что Абрамович ничего не должен Березовскому. Этот суд фактически уничтожил Березовского, через несколько месяцев он покончил с собой. Черной и Дерипаска, отношения которых в 90-е годы были, по слухам, много драматичнее отношений Березовского и Абрамовича, решили не доводить дело до крайностей и той же осенью подписали мировую, условия которой стали известны «Ведомостям». Махмудов и Дерипаска в обмен на отказ от любых исков в их адрес согласились выплатить Черному $400 млн в течение шести лет. Если у Дерипаски и есть смертные грехи, то искать их нужно именно там, между строк его соглашения с Михаилом Черным, а не на страницах книги Анастасии Вашукевич «Дневник по соблазнению Миллиардера».

Поэтому, с одной стороны, история про отдых вице-премьера Сергея Приходько на яхте олигарха Олега Дерипаски в обществе студенток-моделей, ставшая публичной благодаря фильму Алексея Навального и книжке Вашукевич, не сказала нам ничего нового ни про Дерипаску, ни про российскую элиту. Приходько не первый и далеко не последний вице-премьер, воспользовавшийся гостеприимством Дерипаски. Если вспомнить про вечеринки олигарха в Давосе и Санкт-Петербурге, приуроченные к проходящим там экономическим форумам, то выйдет, что взятку услугами от Дерипаски хоть раз, да получили чуть ли не все члены российского правительства и половина руководителей Кремля в придачу. И это только российские чиновники, а ведь есть еще и иностранные, например африканские, которые также регулярно посещают вечеринки Дерипаски и тусуются там в сопровождении нанятых структурами Дерипаски гражданок РФ.

Но, с другой стороны, в этой истории все же есть нечто достойное обсуждения. Навальный подал скандал с Дерипаской как историю из двух частей: аморалка и внешняя политика. В фильме, кроме прочего, утверждается, что якобы Дерипаска и Приходько говорили на яхте о предложении Пола Манафорта, менеджера президентской кампании Трампа и партнера Дерипаски, регулярно рассказывать Дерипаске (а через него – Кремлю), как там у Трампа идут дела. Если моральная составляющая фильма не наделала и не наделает большого шума, то вмешательство РФ в американские выборы – может.

Однако последствия могут оказаться совсем не такими, которых ожидает публика. Кроме ущерба, автоматически сопровождающего любой публичный скандал, его герои могут получить от него ощутимую выгоду. Репутация в политическом режиме, чья борьба за изменение мирового порядка связана с ежедневными репутационными издержками, относительна. Совсем не само собой разумеется, что падение в глазах сторонников Навального или западных журналистов приводит к потерям в глазах большинства населения или политического руководства, которое видит себя очередной потенциальной жертвой нападок и расследований или уже побывало в этой роли. Скорее мы можем утверждать обратное. Фильм о Медведеве во многих отношениях укрепил аппаратное положение Медведева, а первый скандал, связанный с отношениями Дерипаски и Манафорта, разразившийся весной прошлого года, не только не повредил Дерипаске, но и принес ему определенные дивиденды.

Друг всего мира

Олег Дерипаска, сделавший состояние на алюминии и энергоактивах, не самый эффективный и не самый успешный российский олигарх и даже не самый успешный российский металлург. В кризис 2008–2009 годов он оказался одним из самых пострадавших. Кажется, что главный капитал Дерипаски – это вовсе не менеджерские, а политические навыки: умение дружить и взаимодействовать, в тяжелые девяностые – с авторитетными коммерсантами из Измайлова и Подольска, потом – с чиновниками и властями. Дерипаску можно назвать одним из самых эффективных и настойчивых российских лоббистов. По количеству обращений к государству за помощью Дерипаска опережает большинство своих коллег в бюро правления РСПП. В 2009 году журналисты Slon.ru нашли и задокументировали два с лишним десятка обращений Дерипаски или его топ-менеджеров за помощью к властям.

С тех пор просьб не стало меньше: в общей сложности речь идет как минимум о 50 письменных обращениях за 15 лет, адресованных руководству страны. В каждом из них предприниматель просил о чем-нибудь «нерыночном»: о помощи, о льготах, об особых условиях ведения бизнеса и так далее. И на большинство из его просьб власти так или иначе отвечали согласием.

В 2006 и 2007 годах, когда Путин решил потратиться на социальную политику и запустил национальный проект «Здоровье», Дерипаска, вложивший деньги в Горьковский автозавод, пролоббировал закупку у ГАЗа 11 тысяч карет скорой помощи на 6 млрд рублей, один автомобиль обошелся казне примерно в $20 тысяч. Качеством «Газелей» были недовольны многие медики, отдельная и важная претензия – гарантийное обслуживание, которое было хуже, чем даже у обычных, неслужебных автомобилей: год или 30 тысяч километров пробега. Корейские и даже немецкие производители, как говорили тогда кремлевские чиновники, предлагали правительству более выгодные условия, и по цене, и особенно по гарантии.

Осенью 2008 года, когда цены на алюминий упали в два раза, Дерипаска предложил государству в лице вице-премьера Игоря Сечина пополнить стратегические резервы цветных металлов: купить у него алюминия и никеля на баснословную сумму $12 млрд и по ценам примерно в полтора раза выше рыночных. Сечин согласился, дело было на мази, но оказалось, что у государства хватит складов только на 410 тысяч тонн металлов, а всего нужно было купить около 3 млн тонн (плюс-минус годовой объем производства алюминия «Русалом» в те годы).

В декабре 2008 года от внезапного сердечного приступа в возрасте 58 лет умер один из локомотивов сделки – глава Росрезерва, генерал-полковник Григорьев, работавший в 70-е годы вместе с Путиным в ленинградском КГБ. История заглохла, но при других обстоятельствах Дерипаска мог бы чуть ли не втридорога продать казне годовой объем своей продукции в разгар самого серьезного кризиса на глобальных сырьевых рынках.

В октябре 2009 года Дерипаска написал премьеру Путину личное письмо, в котором попросил продлить его антикризисное кредитное соглашение с ВЭБом на $4,5 млрд до 2013 года по ставке LIBOR +5%, причем таким образом, чтобы половину долга можно было погасить в рассрочку, а другую половину – разом, но в 2013 году. Причина – произошедшая в конце августа 2009 года авария на Саяно-Шушенской ГЭС, которая якобы могла ударить по бизнесу Дерипаски в Хакасии. В обмен Дерипаска обещал Путину завершить строительство Богучанской ГЭС, Богучанского алюминиевого завода и за свой счет построить Тайшетский алюминиевый завод. Путин дал отсрочку, но не на пять лет, а всего на год. Но и Дерипаска не сдержал обещание про завод: он до сих пор не построен.

В книге Эдуарда Лимонова «Охота на Быкова», опубликованной в 2001 году, о Дерипаске написано следующее: «Олег Дерипаска – любимый олигарх Путина». И тогда, и сейчас это было преувеличением, но толика правды в этом есть. Дерипаска занимает уникальное положение в российской элите: брак с дочерью ближайшего сотрудника Ельцина Валентина Юмашева Полиной обеспечил ему место в «старосемейном» ельцинском клане, а возраст, дружелюбие, общительность, бизнес-интересы – симпатии и поддержку президента Путина.

Даже если Дерипаска больше не входит в число ближайших к президенту олигархов, как это было лет десять назад, он все еще пользуется доверием Путина. Именно ГАЗ – завод Дерипаски – выбрали в прошлом декабре в качестве площадки для объявления о намерении президента Путина выдвинуться на четвертый срок.

Дерипаска против США

В мае Дерипаска пожаловался в суд округа Колумбия на Associated Press. Журналисты издания, по мнению Дерипаски, создали ложное впечатление, что он причастен к преступлениям Манафорта. Находящийся под следствием Манафорт, которого в США полагали чуть ли не главным каналом связи между Кремлем и кампанией Трампа, делал с Дерипаской бизнес, а не оказывал ему политические услуги, утверждали представители российского олигарха. Правда, вскоре AP и Дерипаска заключили мировое соглашение, а акции Дерипаски в Москве, которым, по слухам, были не очень довольны и в Кремле, и в правительстве, пошли вверх.

В конце октября Манафорту в США предъявили обвинение, в нем нет ни слова про Дерипаску. А компании Манафорта, которые использовались в сделках между ним и Дерипаской (например, Yiakora Ventures Limited) упомянуты в обвинительном заключении исключительно в двух контекстах: платежи Манафорту от украинской Партии регионов и отмывание денег.

В те же дни, когда Манафорту предъявили обвинение, Дерипаска с успехом провел IPO в Лондоне: его компания En+ привлекла миллиард долларов, а сам олигарх – еще полмиллиарда. IPO проходило при значительном содействии российского банка ВТБ и «дочки» китайской компании CEFC, которая в августе прошлого года спасла консорциум инвесторов, поучаствовавших в приватизации «Роснефти» в конце 2016 года. Тогда же, к слову, развязалась интрига с браком Дерипаски: как следует из проспекта эмиссии En+, в октябре 2017 года компания записала на Полину Дерипаску почти 7% своих акций на сумму примерно $500 млн.

Накануне Нового года Дерипаска получил еще один подарок от РФ. Наблюдательный совет ВЭБа выделил на проекты группы En+ примерно $420 млн: 18,5 млрд рублей на завершение строительства первой очереди Тайшетского завода, того самого, который олигарх обещал Путину построить еще девять лет назад, и 7,7 млрд рублей на новую прокатную линию для Красноярского металлургического завода.

Если подойти к делу без эмоций, то получится следующее. Дерипаска, который в 2016 году потерял, по мнению Forbes, $4 млрд и вылетел из первой двадцатки самых богатых россиян на 41-е место, в 2017 году, несмотря, а возможно, и благодаря скандалу с Манафортом довольно успешно возвращал себе утраченные позиции: получал деньги и помощь от крупных фракций в российском руководстве, успешно поучаствовал в назначении своего давнего знакомого Александра Усса врио губернатора Красноярского края. И даже, кажется, выгодно и без скандалов расстался со «старосемейным» кланом.

Не распугает ли амплуа тайного кремлевского агента зарубежных партнеров Дерипаски? Кажется, тоже нет. Среди друзей Дерипаски британская пресса выделяет двоих: Айвана Глазенберга из Glencore и Натаниэля Ротшильда. Глазенберг – главный и самый статусный партнер Дерипаски на Западе с начала 2000-х, когда Дерипаска, Виктор Вексельберг и Глазенберг совместно учредили компанию «Российский алюминий». Глазенберг так глубоко увяз в русских делах, что хуже от скандала ему не станет: он работает не только с Дерипаской, но и с «Роснефтью» и другими российскими компаниями и американских санкций не боится. В 2017 году Глазенберг помог Дерипаске обойти украинские санкции и продолжить получать сырье с Николаевского глиноземного комбината.

Другой партнер – Ротшильд, один из отпрысков знаменитой семьи британских предпринимателей, занимается сырьевым бизнесом с конца девяностых. Общие бизнес-интересы связывают его с Дерипаской с 2002 года, в течение десяти лет Ротшильд входил в советы директоров нескольких компаний Дерипаски. Ротшильд свел Дерипаску с Питером Мандельсоном, комиссаром ЕС по внешней торговле в 2004–2008 годах, в 2005 году они вместе гостили у Дерипаски в Хакасии и парились с ним в бане.

Еще одна задокументированная встреча Дерипаски и Мандельсона состоялась также при посредничестве Ротшильда летом 2008 года на яхте Дерипаски Queen K. Там присутствовал Джордж Осборн, теневой министр финансов от Консервативной партии, и фандрайзер консерваторов Эндрю Фельдман. Речь якобы шла о пожертвовании, которое Дерипаска мог бы сделать в предвыборные фонды консерваторов.

В 2015 году Ротшильд с потерями вышел из сырьевого бизнеса в Индонезии, летом прошлого года – из своего нефтяного бизнеса, который некогда стоил около £3 млрд, но не пережил войну c ИГИЛ (запрещено в РФ) и гражданскую войну в Сирии. Ротшильд – горячий сторонник брекзита, возможно, он вернется в совместный бизнес с Дерипаской, если юридические ограничения на контакты с Россией будут сняты хотя бы в Великобритании. Прием Дерипаски в Давосе этой зимой Ротшильд, опять же по слухам, посетил.

Ришелье на рыбалке

Понятно, что многое из вышесказанного является умозаключением по аналогии. Но от скандала с Навальным и Вашукевич Дерипаска уже получает реальный профит. Во-первых, информационную выгоду, по крайней мере тактическую. Шестого февраля газета The Telegraph со ссылкой на свои источники в разведывательном сообществе Великобритании сообщила, что у MI6 есть вопросы к размещению акций En+ в Лондоне: компания поставляет сырье на российские оборонные предприятия, возможно, на нее распространяется санкционный режим, однако никаких консультаций со спецслужбами перед размещением не было. Спустя два дня, после появления фильма Навального, о вопросах MI6 забыли, потому что Манафорт, эскорт и яхта – это, разумеется, более горячая тема, нежели юридические аспекты согласования проспекта эмиссий с британскими надзорными органами.

Во-вторых, есть выгода политическая. Дерипаска – первый российский олигарх, который умудрился получить выгодные для себя судебные решения относительно творчества Навального, при этом не судившись с самим Навальным. Ни у премьера Медведева, ни у Алишера Усманова выйти из конфликта с Навальным так изящно и в то же время так эффективно не вышло. Разумеется, ролик остается в доступе, но и у Дерипаски на руках судебное решение, которого у других не было и которое может послужить прецедентом на будущее. Говорят, что в Кремле скорость и качество атаки юристов Дерипаски на фильм Навального заметили и приняли к сведению.

Да и давний друг Дерипаски – Сергей Приходько, кажется, не остался внакладе. Без всякого ущерба для его аппаратных позиций скандал сделал из малоизвестного и далеко не самого влиятельного заместителя премьера Медведева политическую звезду первой величины, вовлеченную в самые что ни на есть деликатные аспекты российской дипломатии.

Недаром Приходько, комментируя фильм Навального, сам напомнил публике про обвинения относительно «неизвестного» ему Манафорта, хотя по законам жанра не должен был вообще комментировать это кино, а уж тем более обвинения во вмешательстве в американские выборы. Это опять же случай, когда скандал, инициированный и поддержанный противниками власти, может не столько помешать, сколько помочь начавшему уходить в прошлое чиновнику остаться на высоких позициях в новой конструкции власти после выборов, где даже пост министра иностранных дел может оказаться вакантным.

Скандал не приносит большого ущерба, зато имеет свои плюсы и для президента Путина. Во-первых, этот скандал тактично напомнит западной – особенно европейской – элите, как много ее представителей посещало яхты, самолеты и резиденции российских олигархов в последние годы и как много выгодных, а возможно, и не всегда законных сделок было заключено в такой неформальной обстановке. Для европейцев, уставших от санкций и давно потерявших нить российско-американских отношений, любое такое напоминание, с точки зрения Путина, не будет лишним.

Во-вторых, эта история позволит президенту показать, что главное достоинство российского чиновника и российского олигарха – это верность родине и патриотизм, понимаемые как готовность любыми средствами угодить начальнику, пусть даже и погрузившись по уши в бочку с навозом. А вовсе не моральный облик, скромность в быту и умение блюсти конспирацию.

Список потенциальных врагов США из российской элиты, опубликованный Минфином США в конце января, должен был подчеркнуть отсутствие различий между российскими миллиардерами разных поколений и разного происхождения, по крайней мере отсутствие у администрации США желания разбираться в этих различиях. История про Дерипаску – это наглядная иллюстрация, что такого рода индифферентность не доводит до добра: разница есть, и эта разница кое-что значит.

В настоящем списке путинских олигархов Дерипаска занимает особое место, и это место нельзя механически передать его соседям по спискам Минфина США или даже по списку Forbes. Это особенно важно помнить, учитывая тот факт, что успехами в негласном продвижении своих интересов за границей режим Владимира Путина обязан не только спецслужбам, часто неповоротливым и неинициативным, но и коррумпированной российской бизнес-элите.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 13 февраля 2018 > № 2494581 Константин Гаазе


Россия. Азия > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 13 февраля 2018 > № 2494569 Владимир Евсеев

Если в государствах Центральной Азии возникнут проблемы, никто, кроме России, им не поможет - эксперт

В начале нынешнего года тема взаимоотношений России и государств Центральной Азии вошла в повестку многих дискуссионных площадок. Актуальность ее мотивируется не только процессами, происходящими в странах региона, но и тенденцией изменения баланса сил и интересов, в том числе внерегиональных игроков. Мнением на этот счет с «IQ» поделился российский эксперт, заместитель директора Института стран СНГ Владимир ЕВСЕЕВ.

- Владимир Валерьевич, какое место, роль и значение во внешней политике России отводится взаимоотношениям с государствами Центральной Азии с учетом процессов, которые в настоящее время происходят в странах региона?

- Для России Центральная Азия, несомненно, была и остается стратегически важным регионом. Но, по моему мнению, сейчас в регионе меняется баланс сил, что России необходимо учитывать в процессе развития взаимодействия с центрально-азиатскими государствами. Очевидно усиливаются позиции Узбекистана, и в этом смысле позитивна роль президента республики Шавката Мирзиеева.

Недавние кадровые изменения в сфере безопасности фактически стали завершающим этапом транзита власти в этой стране. При этом, однако, я далек от мысли, что в обозримом будущем республика вступит в Евразийский экономический союз (ЕАЭС). Узбекистан будет и дальше проводить самостоятельную внешнюю политику, полагая, что евразийская интеграция – лишний в ней элемент.

В связи с этим России необходимо делать ставку на развитие двусторонних отношений с республикой. В то же время, если говорить о наших казахстанских коллегах, то для них противопоставить что-то усилению роли Узбекистана в регионе возможно только через усиление евразийской интеграции. В целом, если ЕАЭС не подтвердит, что может дать серьезные экономические дивиденды тем странам, которые входят в Союз, он не сможет стать привлекательным и для других государств региона. Конечно, желательно, чтобы не только Узбекистан и Таджикистан, но также и Туркменистан рассматривали возможность включения в евразийский интеграционный процесс.

Но сейчас это не совсем реально. Одновременно актуализируются внешние вызовы. Прежде всего, риски, которые исходят из Афганистана. Именно сейчас у границ центрально-азиатских государств возрастает активность не только различных близких к Талибану группировок, но и активность ИГИЛ (запрещенная в России террористическая организация. прим. ред.), с которой просто невозможно договариваться. В этих условиях угроза прорыва границы Туркменистана становится вполне реальной. И понятно, что это угроза не только для Туркменистана, а для всей Центральной Азии. Эти риски необходимо учитывать, равно, как и возможности налаживания сотрудничества с дружественными государствами на внешнем треке, в первую очередь с Исламской Республикой Иран (ИРИ), которая заинтересована в развитии экономического сотрудничества с государствами ЕАЭС и Центральной Азии в целом, подтверждает эту заинтересованность конкретными шагами.

В частности, в направлении модернизации портов на Каспии для предложения транспортных коридоров через свою территорию. И здесь вновь высвечивается особая роль Казахстана. Совершенно очевидно, что в условиях ухудшения ирано-таджикских отношений для Ирана важен партнер, способный помочь ИРИ более активно включиться в интеграционные процессы на территории Центральной Азии. Таким партнером выступает Казахстан как уверенно развивающееся государство, с которым у Ирана существуют отлаженные экономические связи в процессе поставок зерна и углеводородов. В политическом плане важно учитывать также, что именно Казахстан поддержал «ядерную сделку» с Ираном и внес значимый вклад в то, чтобы это соглашение было подписано. В отличие от некоторых коллег, я не считаю Иран нашим ситуационным партнером. Полагаю, что курс, который определили президенты Владимир Путин и Хасан Роухани, будет реализовываться через стратегическое партнерство. И для ЕАЭС в целом, и для отдельных государств Центральной Азии принципиально важно рассмотрение ИРИ в качестве государства, которое, несомненно, будет экономически усиливаться, и, соответственно, будет расти его влияние в регионе.

- Но пока осмысление роли Ирана только приходит, иные игроки уже активно действуют. Речь прежде всего о Китае…

- Действительно, и Евразийский экономический союз, и отдельные государства Центральной Азии все больше «втягиваются» в сферу влияния КНР, в том числе через мега-проект «Экономический пояс Шелкового пути». И здесь встает вопрос о том, как мы можем выстраивать отношения с позиций Евразийского экономического союза, не «подомнет» ли Поднебесная интеграционную структуру? Ведь одно дело красиво говорить о некоем «сопряжении» проектов.

Но в реальности это сопряжение не совсем в нашу пользу по одной простой причине: у Пекина больше ресурсов. С одной стороны, хорошо, когда в экономику приходят инвестиции и современные технологии. Но с другой – нам все-таки нужно обеспечивать экономическую самостоятельность Евразийского экономического союза.

Для этого в условиях нарастания китайского влияния практически во всех странах региона государствам-членам ЕАЭС необходимо проводить согласованную внешнюю политику с тем, чтобы не слишком открывать свой рынок. Чем увереннее мы будем это делать, тем большего добьемся. В настоящее время, например, беспокойство вызывает то, что Китай начинает перемещать свой так называемый «ржавый пояс» на территорию Центральной Азии. В частности, речь о Казахстане, где уже идет процесс размещения не совсем экологичных производств при возможном участии в их работе китайского обслуживающего персонала. Аналогичную тревогу вызывает заинтересованность Кыргызстана в строительстве железной дороги из Китая. Не думаю, что это такие уж «альтруистические» инициативы.

Китай при несравнимом экономическом потенциале может создавать вызовы евразийской интеграции, поскольку его экономическое влияние может трансформироваться в политическое. Поэтому Пекину и выгодно работать в двустороннем формате, где позиции сторон – и Казахстана, и Кыргызстана – несоизмеримы с китайским потенциалом. Безусловно, это очень деликатный вопрос наших взаимоотношений с коллегами, но такого рода деятельность требует хотя бы обсуждения. Считаю, что нам необходимо вести согласованную политику и работать с КНР в многостороннем формате, руководствуясь коллективными интересами.

- Говоря о влиянии внерегиональных игроков, нельзя обойти стороной Соединенные Штаты Америки. Уже сейчас понятно, что прогнозы относительно «охлаждения» интереса к Центральной Азии со стороны администрации Дональда Трампа не оправдались. Какова ваша позиция на этот счет?

- США активно работают на территории Центральной Азии. И продвигаемый ими формат С5+1, в рамках которого в прошлом году министры иностранных дел государств Центральной Азии встречались в Вашингтоне, еще одно тому подтверждение. При этом важно отметить, что фактически США ничего не предлагают в плане ресурсной поддержки, но хотели бы сохранить регион в сфере своего влияния. Было бы наивным полагать, что США забыли про Центральную Азию. Не забыли. И уходить они не собираются.

Американцы всегда уходят, чтобы остаться, руководствуясь концепцией «игры со второго ряда» – когда им самим не хватает ресурсов, они пытаются работать чужими руками. Поэтому на авансцену выходит, например, Япония, которая имеет собственную политику в отношении Центральной Азии, но частично воплощает и американские национальные интересы. Нужно четко понимать: не всегда за действиями Японии или Южной Кореи стоят только сами эти страны. Фактически США хотят оставаться в Центральной Азии за счет своих союзников. Прежде всего потому, что регион расположен между Китаем и Россией, а государства региона выступают не то чтобы разменной монетой, но их рассматривают в качестве рычага воздействия на РФ и КНР.

Беспокойство вызывает и программа НАТО «Партнерство во имя мира» – еще один фактор закрепления США на территории центрально-азиатских государств. Оптимистичным фактом в связи с этим я оцениваю закрытие транзитной базы в Манасе, это, на мой взгляд, позитивный пример стратегических взаимоотношений между Россией и Кыргызстаном. Но, с другой стороны, беспокоят темпы развития особого партнерства между НАТО и Казахстаном. Очевидно, что США очень хотят иметь доступ к военной инфраструктуре региона. Зачем? Это позволяет достаточно быстро осуществлять развертывание войск для реализации американских национальных интересов. И здесь любой «шлюз», даже такой, как аварийные посадки на разовой основе, может привести постепенно к более широкому военному присутствию.

Такое «партнерство» с НАТО иногда служит просто ширмой, за которой американцы пытаются реализовывать собственные интересы, не имеющие ничего общего с тем, что на самом деле нужно государствам Центральной Азии. Абсолютно не имеет под собой оснований американский проект «Большая Центральная Азия», причем, заметьте, при определяющей роли крайне нестабильного Афганистана.

Но это традиция США – навязывать некие схемы, для того, чтобы обеспечить себе военное присутствие в регионе. А по моему личному убеждению, военное присутствие США всегда носит дестабилизирующий характер. Возможно, в краткосрочном периоде и будут какие-то плюсы, но в долгосрочном – это всегда появление новых проблем. Конечно, для государств Центральной Азии сейчас внутренние проблемы более важны, чем внешние.

Но к деятельности США и их союзников нужно относиться с большой осторожностью, понимая, что они зачастую работают не совсем по правилам, а чаще – совсем не по правилам. Формально США не являются для нас сейчас противником, но это то государство, которое будет создавать нам проблемы и сейчас, и потом. Проблемы не только для России, но для всех государств Евразийского экономического союза.

- В контексте сказанного любопытный факт: после заявления о введении санкций против России в рамках закона «О противодействии противникам Америки» Госдепартамент США предупредил, что санкции могут распространиться и на компании в других странах, ведущих бизнес «с оборонным сектором и разведкой России». Насколько реальны такие угрозы? - Вы знаете, так называемый «кремлевский доклад» я оцениваю либо как желание Трампа переложить всю ответственность на Конгресс, либо как отписку. Но, если США расширит санкции на такие организации, как Рособоронэкспорт, например, а государства Центральной Азии в рамках ОДКБ будут закупать российские вооружения, то они, безусловно, могут попасть под санкции США.

Вообще, складывается впечатление, что в условиях, когда президентом страны является столь непредсказуемый лидер, а Конгресс представляет собой собрание русофобов, нужно быть готовыми ко всему. Согласитесь, включение в «кремлевский список» министра иностранных дел РФ Сергея Лаврова – это за гранью здравого смысла! Но, я думаю, все-таки, что преувеличивать возможности США не стоит.

Очевидно, санкции будут наращиваться. И не только для того, чтобы сдерживать Россию экономически. США будут пытаться использовать все возможные рычаги, потому что их роль в мире уменьшается. По некоторым оценкам, начиная приблизительно с 2025 года США будут терять контроль над мировыми деньгами. А в период 2025-2030 годов возникнет альтернативный глобальный финансовый рынок. То есть возможности США по времени не очень большие. Второй момент: идти напролом против всех у Вашингтона уже не очень получается. Яркий пример – та самая ядерная сделка с Ираном. Фактически и Европа уже не идет на то, чего от нее хотят Штаты.

Совершенно понятно, что США – это не супергерой, который может все. Скорее, сейчас они выступают в роли разрушителя, готового сделать все, чтобы сохранить мировое лидерство. Я считаю, что действиям и угрозам США нужно противопоставлять не какие-то одиночные контрмеры, а коллективные решения проблем, например, от имени Евразийского экономического союза, от ШОС, иных структур. Очень важно, чтобы это был именно международный формат. Чем сильнее будет международное сопротивление, в том числе и с участием европейцев, тем легче будет удержать США от тех шагов, которые могут привести к болезненным последствиям. В заключение отмечу еще один важный момент. Россия выступает за евразийскую интеграцию в любых форматах, за развитие партнерства на пространстве «Большой Евразии».

Но государства Центральной Азии должны понимать: если у них возникнут проблемы, никто кроме России им не поможет. Только Россия реально заинтересована в их стабильности, поскольку это фактор стабильности самой России. США – за океаном, им все равно, будет дестабилизация в регионе или нет. Развивая сотрудничество с другими партнерами, все элиты государств Центральной Азии, должны исходить из этого очевидного факта и, действуя в концепции многовекторности, не создавать своим соседям лишних проблем.

Автор: Ольга Казанцева

Источник: ia-centr.ru

Россия. Азия > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 13 февраля 2018 > № 2494569 Владимир Евсеев


Россия. ДФО > Металлургия, горнодобыча > kremlin.ru, 13 февраля 2018 > № 2494227 Сергей Иванов

Встреча с главой компании «АЛРОСА» Сергеем Ивановым.

Владимир Путин провёл рабочую встречу с генеральным директором акционерной компании «АЛРОСА» Сергеем Ивановым. Обсуждались результаты деятельности алмазодобывающей корпорации за 2017 год и январь текущего года, а также планы работы на перспективу. Отдельно Сергей Иванов рассказал о произошедшей в минувшем году аварии на руднике «Мир» и ликвидации последствий чрезвычайного происшествия.

В.Путин: Сергей Сергеевич, добрый день!

Что это Вы такое принесли интересное?

С.Иванов: Владимир Владимирович, в конце прошлого года добыли два уникальных алмаза. Это самые дорогие по стоимости алмазы, добытые за всю историю российской и советской алмазодобычи. Это уникальный розовый алмаз – 28 карат – уникальных цветовых характеристик.

В.Путин: Это большой считается?

С.Иванов: Да, и самое главное, розовые всегда самые дорогие на аукционах.

В.Путин: Редкие?

С.Иванов: Да, и жёлтый, очень интенсивный цвет. Это уникальные характеристики. Природа помогла нам в конце прошлого года.

В.Путин: Не скажешь даже, что это алмазы.

С.Иванов: Да, выглядят, как стёкла. Это [добыто] на наших россыпных месторождениях нашей дочерней компанией «Алмазы Анабара».

Владимир Владимирович, разрешите доложить результаты деятельности компании за 2017 год и январь текущего года. Компания вышла на рекордный уровень алмазодобычи по итогам 2017 года. Такой объём был в последний раз зафиксирован в 1990 году. Мы добыли почти 40 миллионов карат алмазов.

Компания продолжает оставаться крупнейшим налогоплательщиком в бюджет Республики Саха. Налоги в бюджеты всех уровней составили свыше 66 миллиардов рублей по прошлому году.

Компания выплатила также рекордные дивиденды: около 22 миллиардов рублей в бюджет республики, соответственно, в федеральный бюджет – тоже около 22 миллиардов рублей.

Компания продолжает создавать рабочие места. Мы запускаем наш уникальный проект – новое месторождение Верхне-Мунское. Там будет создано около 700 рабочих мест. Осенью приглашаем Вас на торжественный запуск месторождения.

Техника, автопоезда будут возить руду на нашу 12-ю фабрику в городе Удачный, 150 километров. Уже прошло опробование первой партии руды, мы перевезли 75 тысяч тонн, хорошее содержание, будет хорошая экономика, и хорошая дополнительная поддержка республике [Саха], и дополнительные мощности по «АЛРОСА».

Сегодня коллектив группы составляет более 36 тысяч человек. У нас достаточно хорошая средняя зарплата, она выше в три раза, чем в среднем по Российской Федерации. Мы продолжаем индексировать оклады в соответствии с коллективным договором.

Продолжаем инвестировать в объекты социальной инфраструктуры, наши курортные объекты, реабилитационный центр, больницы. По итогам прошлого года такого рода инвестиции составили более девяти миллиардов рублей.

В.Путин: Как удалось справиться с аварией?

С.Иванов: Для нас это было серьёзное испытание. После того как закончилась аварийно-спасательная операция, в первую очередь была оказана поддержка родственникам погибших шахтёров. Нам удалось вывести на поверхность 143 человека, восемь человек, к сожалению, остались под землёй.

После этого, в соответствии с Вашими указаниями, была немедленно организована работа по трудоустройству сотрудников, которые были заняты на руднике «Мир», более тысячи человек.

Хотел доложить, что свыше 700 человек нам уже удалось устроить в группе «АЛРОСА», мы этим занимались четыре месяца. Несколько сотен человек, которые приезжали на заработки из других регионов, предпочли получить солидное выходное пособие и вернулись в те регионы, из которых они приезжали на работу.

Сейчас у нас под вопросом остаётся трудоустройство около 50 человек. При этом в банке вакансий компании сегодня у нас более 350 вакансий, поэтому мы проблему точно решим. Плюс часть сотрудников у нас будет устроена на нашем месторождении Верхне-Мунское в IV квартале.

В.Путин: Причины аварии ясны?

С.Иванов: Владимир Владимирович, работала комиссия Ростехнадзора. С Алексеем Алёшиным мы вместе вылетели сразу после аварии. Были привлечены более 16 самых авторитетных российских экспертных организаций. Расследование шло совершенно объективно. В результате расследования единогласно все эксперты пришли к трём причинам.

Первое – это проектные ошибки, допущенные в 2000-х годах. Второе – это подтопление карьера в 2011 году, когда сломалось несколько насосов. И третье – это гидрогеологическая сложность месторождения. По всем выводам комиссии организована работа.

Мы сейчас серьёзно перестраиваем систему промышленной безопасности внутри компании, все инциденты немедленно сканируются, по ним принимается решение. Это наша основная задача на 2018 год.

В.Путин: Семьям погибших как вы помогаете?

С.Иванов: Всем семьям обеспечены выплаты: это и страховые выплаты, и прямая поддержка от компании «АЛРОСА», поддержка бюджета Республики Саха.

Там было четыре семьи, которые непосредственно проживали в Мирном, и четыре семьи белгородских подрядчиков. Губернатор Белгородской области также принял решение оказать отдельную адресную поддержку из бюджета Белгородской области.

В.Путин: Вы с ними встречались?

С.Иванов: Да, с семьями были встречи. Конечно, пока шла спасательная операция, все погибшие шахтёры были признаны пропавшими без вести, поэтому на плечи семей легла очень тяжёлая нагрузка.

В.Путин: Пропавшие без вести – это значит, что им не выплачивают соответствующие деньги.

С.Иванов: Владимир Владимирович, все вопросы были решены оперативно. Мирнинские суды в минимальные сроки приняли соответствующие решения, и мы в течение нескольких недель осуществили первые выплаты и дальше держали на контроле поступление всех оставшихся выплат. Все выплаты осуществлены.

В.Путин: Хорошо. Какие у Вас планы на ближайшее время?

С.Иванов: Запуск Верхне-Мунского месторождения. Нам также удалось увеличить пакет нашей дочерней компании в Анголе до 42 процентов; в своё время, в 90-е годы, доля «АЛРОСА» была «размыта».

В Анголе мы планируем освоение одного из крупнейших в мире месторождений – Луаше. Сейчас мы работаем над технико-экономическим обоснованием. Была встреча с Президентом Анголы. Мы движемся по графику. Уверен, что это тоже будет серьёзное подспорье с точки зрения сохранения лидерских позиций.

В.Путин: Мы договариваемся с Президентом о его визите в Россию, и сейчас, думаю, в ближайшее время, во всяком случае в этом году, это должно произойти. Будем обсуждать наверняка и тему вашей работы на ангольском рынке.

Сейчас на мировом рынке как «АЛРОСА» смотрится?

С.Иванов: Владимир Владимирович, мы остаёмся мировым лидером с достаточно серьёзным отрывом от ближайших конкурентов. Авария, безусловно, повлияет на добычу компании в ближайшие годы, но при этом мы сохраним лидерские позиции.

При этом у компании накоплен достаточно солидный объём запасов, часть этих запасов будет реализовываться в следующие годы, поэтому в части продаж «АЛРОСА» покажет небольшое снижение.

В части технологий мы внимательно следим за теми проектами, которые организуются по всему миру, имею в виду доступ ко всем новейшим технологиям.

Мы переводим часть объектов энергетики на сырую нефть, экономим тем самым на доставке дизельного топлива, мы внедряем технологии сухого сгущения хвостов. В части закупок и издержек нам удалось удержать издержки на уровне 2016 года. Отработали практически без инфляции по издержкам.

В компании запущены серьёзные программы по импортозамещению. Мы ушли на отечественные масла, переходим на отечественные насосы и заменили часть американской специальной техники, грузовиков «Катерпиллер», на белорусские «БелАЗы».

Сегодня у нас в структуре закупок около 43 процентов составляет доля субъектов малого и среднего бизнеса и около 23 процентов – это так называемые преференциальные закупки для малого и среднего бизнеса, на которые приглашаются только компании МСБ. Здесь мы являемся одной из передовых компаний и плотно работаем с корпорацией по малому и среднему бизнесу.

В.Путин: Хорошо.

Россия. ДФО > Металлургия, горнодобыча > kremlin.ru, 13 февраля 2018 > № 2494227 Сергей Иванов


Россия > Агропром > oilworld.ru, 13 февраля 2018 > № 2494206 Александр Малько

Элитные семена не могут стоить, как фураж – Россельхозцентр.

В последние годы Россия динамично наращивает объемы производства сельхозкультур, регулярно обновляя рекорды их валовых сборов. При этом Минсельхоз РФ систематически заявляет о планах сохранения данного роста в ближайшей перспективе. Но достижение новых рубежей зависит от многих составляющих, одной из которой является развитие семеноводческой отрасли.

О текущем состоянии и перспективах развития данного сегмента российского АПК изданию «АПК-Информ: ИТОГИ» рассказал директор Федерального государственного бюджетного учреждения «Российский сельскохозяйственный центр» Александр Малько.

- Александр Михайлович, начать нашу беседу хотелось с наиболее актуального в настоящее время вопроса. Насколько, по Вашей оценке, российские аграрии готовы к проведению весеннего сева в части обеспеченности семенным материалом как в количественном, так и качественном отношении?

- Прежде всего, отмечу, что в последние годы в России наблюдается динамика роста посевных и сортовых качеств высеваемых семян. За 10 лет доля кондиционных по посевным качествам яровых увеличилась на 11% и составила в 2017 г. 94,6 %, по озимым – на 3% и в целом под урожай 2018 г. составила 98,9%. Аналогично увеличение доли высева кондиционных семян по сортовым качествам составило по яровым – 15%, озимым – 11%.

Напомню также, что ФГБУ «Россельхозцентр» проводит еженедельный мониторинг потребности, наличия и качества семян яровых культур к весеннему севу в сельскохозяйственных предприятиях субъектов Российской Федерации. Так, по состоянию на 1 февраля 2018 г. в целом по стране имелось в наличии более 5,68 млн. тонн семян яровых зерновых и зернобобовых культур при потребности на уровне 5,787 млн. тонн. При этом кондиционные семена указанных культур в общем объеме проверенных составляют 79,2%, что на 0,1% выше показателя на аналогичную дату прошлого года.

В целом, можно сказать, что на сегодняшний день ситуация с обеспеченностью семенами складывается аналогично прошлым годам.

В настоящее время в хозяйствах идет активная подработка семян, формирование партий, заключение договоров. По информации ФГБУ «Россельхозцентр», только за последнюю неделю января объем готовых семян увеличился по зерновым и зернобобовым культурам на 28,3 тыс. тонн, в т.ч. яровой пшеницы – на 14,7 тыс. тонн, ячменя ярового – на 5,6 тыс. тонн, овса – на 4 тыс. тонн, гороха – на 2,1 тыс. тонн, риса – на 0,7 тыс. тонн, вики – на 0,1 тыс. тонн, гречихи – также на 0,1 тыс. тонн. Объем посевного материала сои возрос на 1,9 тыс. тонн, подсолнечника – на 0,5 тыс. тонн, кукурузы – на 0,2 тыс. тонн, свеклы сахарной – на 0,1 тыс. тонн, рапса ярового – на 0,1 тыс. тонн.

Обеспеченность и качество семян яровых культур в с/х предприятиях РФ к весеннему севу 2018 г. (по состоянию на 1.02.2018)

Наименование культуры

Потребность, тыс. тонн

Наличие, тыс. тонн

Обеспеченность, %

Кондиционность, %

2018 г.

2017 г.

2018 г.

2017 г.

Зерновые и зернобобовые, всего

5786,7

5686,7

98,3

99,5

79,2

79,1

Пшеница яровая

2653,2

2653,5

100,0

100,7

76,7

76,4

Ячмень яровой

1652,2

1636,2

99,0

99,5

83,1

85,2

Овес

716,6

662,8

92,5

92,7

70,8

70,1

Вика

22,8

19,0

83,3

89,6

78,4

87,0

Горох

366,3

363,5

99,2

103,7

88,8

84,3

Гречиха

97,8

89,8

91,8

99,4

79,9

80,2

Рис

42,1

44,2

105,0

108,1

90,3

83,7

Просо

12,1

11,4

94,2

106,0

94,8

87,7

Лен-долгунец

4,1

2,7

65,9

78,3

51,1

58,5

Сахарная свекла

3,8

0,5

13,2

13,5

100,0

80,5

Кукуруза

86,6

31,9

36,8

43,0

100,0

99,9

Подсолнечник

39,3

13,3

33,8

41,0

90,8

89,9

Соя

278,5

268,9

96,6

99,6

89,9

87,2

Рапс яровой

9,1

5,8

63,7

56,0

51,6

39,6

- Основой будущего урожая традиционно являются озимые культуры. Как бы Вы оценили в целом качество семенного материала, использовавшегося под озимый сев в 2017 году?

- Как уже отмечалось, в последние годы в России установилась динамика роста доли высева кондиционных семян по посевным и сортовым качествам. При этом качество семян озимых зерновых во все годы оставалось наиболее высоким по сравнению с другими сельхозкультурами – доля некондиционных семян не превышала 7%.

Причинами этого являются значимость возделывания озимых (производитель охотнее обеспечивает высокое качество семян независимо от затрат), а также, как правило, более благоприятные в сравнении с яровыми агроклиматические условия формирования урожая и его уборки.

Под урожай 2018 г. всего в России было высеяно 3,512 млн. тонн семян озимых культур. Кондиционность семян составила 98,9%, что на 0,5% выше уровня прошлого года. При этом наиболее качественные семена были высеяны в Южном (100%) и Центральном (99,3%) федеральных округах.

Сортовые и посевные качества семян озимых культур, высеянных под урожай 2018 г.

Регион

Высеяно всего, тыс. тонн

Элита, %

Элита + РС1-4, %

Кондиционные в 2017 г., %

Кондиционные в 2016 г., %

Россия

3512,1

14,2

88,9

98,9

98,3

ЦФО

917,6

11,4

91,8

99,3

99,2

СЗФО

10,6

16,6

71,3

95,9

95,0

ЮФО

1232,8

17,7

96,4

100,0

99,9

СКФО

393,9

15,6

95,3

98,5

99,2

ПФО

871,6

11,5

75,0

98,4

97,6

УФО

14,5

16,5

83,1

76,2

67,4

СФО

70,8

13,3

57,6

86,1

75,1

ДВФО

0,3

13,4

13,4

48,7

100,0

Также отмечу, что, по данным ФГБУ «Россельхозцентр», 94% посевов озимых культур высеваются семенами, включенными в Государственный реестр селекционных достижений, из них 89,9% являются семенами отечественной селекции. В целом, конкурентоспособность отечественных сортов озимых культур высока. Традиционно отечественные селекционеры создают сорта озимых культур с высокими показателями качества и урожайности, высокой агропластичностью и зимостойкостью. Залогом включения сорта в Госреестр является успешное прохождение испытаний в соответствующем регионе (районирование). При подборе сортов аграрии ориентируются на регионы допуска сортов для конкретных почвенно-климатических условий. Таким образом, под озимый сев в 2017 г. были использованы семена сортов, предназначенные для наших зим и хорошо к ним адаптированные.

Для примера: по пшенице озимой продолжается увеличение объема высева. Так, в 2017 г. под сев данной зерновой было использовано 3,171 млн. тонн семян, рост по сравнению с 2016 г. составил 73 тыс. тонн.

В основном указанный прирост был обеспечен за счет увеличения высева сортов-лидеров. Наибольшее распространение в 2017 г. имели сорта Краснодарского НИИСХа им. П.П. Лукьяненко – Гром (2010), Юка (2012) и Таня (2005), сорта ВНИИЗК им И.Г. Калиненко – Ермак (2001), Станичная (2002), а также НИИСХ «Немчиновка» – Московская 40 (2011), Московская 39 (1999) и Московская 56 (2008).

- В последние годы Россия заметно нарастила объемы производства зерновых культур, при этом Минсельхоз озвучил задачу продолжения данной тенденции. Сможет ли успеть за этими планами семенная отрасль?

- По оперативным данным, семена элиты, включая оригинальные, на 1 февраля составляют в общем объеме подготовленных партий семян яровых зерновых и зернобобовых 501,6 тыс. тонн, или около 9%. По озимым данные таковы: под урожай 2018 г. было высеяно 494,3 тыс. тонн элиты, или 14,2%. Этого достаточно для получения необходимого количества репродукционных семян.

- Рост валового сбора зерновых культур в РФ в последнее время обеспечивался в основном за счет увеличения их урожайности. Какой вклад в повышение данного показателя вносит семеноводческая отрасль?

- Многовековой опыт человечества свидетельствует о важности использования семян высокого качества для получения устойчивых урожаев. В частности, пословицы – кладезь народной мудрости, дошедшие до нас сквозь века, гласят: «Каково семя, таково и племя», «Что посеешь, то и пожнешь», «От худого семени не жди доброго племени» и др. То есть уровень урожайности во многом предопределяется качеством семян.

Также отмечу, что повышение эффективности использования семян сельхозкультур позволяет обеспечить высокое качество собираемого урожая, снизить прямые затраты производства растениеводческой продукции, что делает ее конкурентной на рынке.

В то же время, одной из основных причин потерь сельхозтоваропроизводителей от использования некачественных семян является высев семян с низкими посевными качествами (пониженная всхожесть, высокая засоренность). Так, снижение качества высеваемых семян зерновых и зернобобовых культур на 1% ведет к перерасходу высева семян от 50 до 100 тыс. тонн и недобору урожая до 1,5 млн. тонн.

Увеличение доли массовых репродукций в общем объеме высеваемых семян зерновых и зернобобовых культур на 1% приводит к недобору урожая от 0,7 до 1,3 млн. тонн. Высев семян с плохими показателями фитосанитарного состояния дает недобор от 1,1 до 1,5 млн. тонн зерна.

Общее несоблюдение и нарушение технологии возделывания сельхозкультур приводит к недобору до 20% урожая, или 15 млн. тонн зерна.

Подсчитано, что за счет внедрения новых сортов, т.е. в результате сортосмены, увеличение урожайности может достигать 10-15% и более. Существенная прибавка урожая происходит и за счет сортообновления. Эти резервы повышения урожайности необходимо использовать в полной мере.

- Далее хотелось бы услышать Вашу оценку текущего состояния семеноводческой базы зерновых культур. Насколько полно она обеспечивает потребности аграриев, и можете ли Вы выделить какие-то основные изменения в последние годы?

- Разумеется, проблемы в отрасли существуют, и они нам известны. Основными из них являются устаревшая материально-техническая база, дефицит кадров, нехватка в хозяйствах агрономов-семеноводов. Без технологического перевооружения семеноводства невозможно решить проблему качества семян.

В целом, на сегодня институциональные преобразования селекционно-семеноводческого комплекса России еще не завершены, однако нельзя не отметить ряд позитивных изменений, произошедших в последнее время.

В частности, Минсельхозом РФ прорабатывается вопрос о совершенствовании нормативно-правовой базы семеноводства, укрепляется международное сотрудничество в данной сфере. Активную позицию по развитию отрасли занимают саморегулируемые организации селекционеров и семеноводов. Сформирована бизнес-среда селекционно-семеноводческих компаний, создающих конкурентную среду. Государство, в свою очередь, продолжает поддерживать семеноводов: в рамках единой субсидии выделяются деньги на элитное семеноводство ряда культур, в т.ч. зерновых и зернобобовых. Также предусмотрены возмещение прямых понесенных затрат и льготное кредитование.

- Насколько в целом возросли за последние годы цены на отечественные семена зерновых в России, и не приводит ли это к снижению их доступности для аграриев?

- Непосредственно ФГБУ «Россельхозцентр» не занимается мониторингом цен на сельскохозяйственные культуры. Однако хочется заметить, что в стоимости проведения полевых работ доля семян составляет в среднем 10%. Это практически в 2 раза меньше, чем затраты на такие статьи расходов, как ГСМ, техника, удобрения, средства защиты растений и др. При этом закупочная цена на семена, с одной стороны, должна обеспечить эффективное производство и рентабельность для любых культур. С другой стороны, должна включать в себя роялти для обеспечения дальнейшего стимула развития селекции.

- Также хотелось бы узнать, каков в настоящее время уровень самообеспеченности РФ в данной сфере, и какие задачи в данном контексте предстоит решать в ближайшие годы?

- Основная масса высеваемых в Российской Федерации семян озимых и яровых зерновых, а также зернобобовых и крупяных культур производится во внутрихозяйственном семеноводстве. По оперативным данным ФГБУ «Россельхозцентр», коммерциализация рынка семян сельхозкультур составляет порядка 15-17% и практически полностью сосредоточена в сегменте элитных и гибридных семян. Практически полностью коммерциализирован рынок семян кукурузы, подсолнечника, сахарной свеклы, многолетних трав, овощных культур, сегмент рынка элитного семеноводства картофеля для сельскохозяйственных предприятий.

Также напомню, что по некоторым культурам (сахарная свекла, подсолнечник, кукуруза) уровень самообеспеченности РФ пока относительно низок. Они характеризуются высокой степенью предпосевной подготовки семян, поставка которых часто переносится на весенний период. Конечно, в ближайшие годы предстоит большая работа по развитию селекции и семеноводства этих наиболее импортозависимых культур.

- Насколько эффективно, по Вашей оценке, реализуется программа импортозамещения в данной сфере?

- В данном контексте считаю очень значимым издание Указа президента РФ от 21.07.2016 №350 об утверждении Федеральной научно-технической программы развития сельского хозяйства на 2017-2025 гг. Целью данной программы ставится обеспечение стабильного роста производства сельскохозяйственной продукции, полученной в результате применения семян новых отечественных сортов. Одной из задач является формирование условий для развития научно-технической деятельности и получение результатов для производства оригинальных и элитных семян, имеющих высокую зависимость от импорта, а также привлечение инвестиций в АПК.

Реорганизация НИИ с их селекционными центрами, которую проводит ФАНО, в настоящее время еще не закончена. Тем не менее, Минсельхоз уже проводит активную работу с селекционными центрами по импортозависимым культурам.

Также отмечу поручение президента РФ от 12 июня 2017 г., которым дано указание обеспечить «использование сельскохозяйственными товаропроизводителями в приоритетном порядке конкурентоспособного отечественного семенного и посадочного материала, технологического оборудования и материалов при принятии решений о предоставлении им мер государственной поддержки». Кроме того, в размере 20% возмещаются прямые понесенные затраты на строительство селекционно-семеноводческих центров.

Меры государственного регулирования в области семеноводства по стимулированию элитного семеноводства в регионах позволили в целом остановить негативные процессы в данной отрасли. Но на современном этапе развитияселекции необходимо опережающее продвижение биотехнологии, интенсивной селекции, что поможет ликвидировать отставание перед ведущими селекционными учреждениями мира. Также следует осуществлять модернизацию материально-технологической базы производства семян, стимулировать иностранные фирмы-производители к переносу всего цикла селекции и производства семян сортов и гибридов иностранной селекции на территорию Российской Федерации.

- Выдерживает ли продукция отечественной селекции конкуренцию с импортной? И если да, за счет чего?

- Зерновые, как уже отмечалось ранее, в данном контексте находятся в более выигрышном положении по сравнению с другими культурами. Цепочка, состоящая из таких звеньев, как селекция, а также производство от оригинальных до товарных семян, эффективно функционирует благодаря тому, что в России работают такие сильные селекционные центры, как Краснодарский НИИСХ им. П.П. Лукьяненко, Московский НИИСХ «Немчиновка», Сибирский НИИСХ, ВНИИЗК, Институт цитологии и генетики Сибирского отделения РАН и ряд других.

Другой вопрос, что необходимо ускорить размножение новых сортов для проведения своевременных сортосмены и сортообновления, проработать маркетинг и логистическую систему по продвижению семян на рынок. Хуже эта система работает по кукурузе и подсолнечнику, менее конкурентоспособна в овощах, картофеле и сахарной свекле.

Также отмечу, что рядом селекционных центров созданы перспективные сорта и гибриды, соответствующие современным требованиям, трендам, способные конкурировать с иностранными аналогами, но отсутствие налаженной системы семеноводства замедляет их внедрение в широкое производство.

- Существует ли в настоящее время на российском рынке проблема фальсификации семенного материала?

- Проблема фальсификации всегда стоит остро. Неизменно найдутся мошенники, желающие выдать фураж за семена. Но не следует забывать, что привлекательная цена контрафакта может сыграть с покупателем злую шутку.

ФГБУ «Россельхозцентр» старается помочь покупателю с выбором производителя семян. В частности, на нашем сайте регулярно обновляется список сертифицированных семеноводческих хозяйств. Региональными комиссиями на базе Системы добровольной сертификации «Россельхозцентр» по состоянию на 1 февраля т.г. было сертифицировано 1012 действующих семеноводческих хозяйств, осуществляющих производство (выращивание), комплексную доработку (подготовку), фасовку и реализацию семян растений высших категорий.

Также на сайте учреждения с 2014 г. размещен постоянно обновляемый реестр выданных сертификатов, с помощью которого можно самостоятельно оценить объемы произведенных семян и проверить подлинность сертификата СДС «Россельхозцентр».

Кроме того, в 2017 г. на базе ФГБУ «Россельхозцентр» по Краснодарскому краю совместно с Национальной ассоциацией производителей семян кукурузы и подсолнечника был заложен участок грунтконтроля семян гибридов кукурузы. В скором времени планируется заложить такой же участок по картофелю.

- И в заключение, возвращаясь к теме предстоящей посевной, могли бы Вы дать какие-то базовые рекомендации отечественным аграриям относительно выбора семенного материала?

- Прежде всего, нужно помнить, что предназначенные для сева (посадки) семена должны сопровождаться документами на сортовые и посевные качества. Если вы приобретаете семена с сертификатом соответствия СДС «Россельхозцентр», его подлинность можно проверить на официальном сайте учреждения.

При выборе семян лучше ориентироваться на проверенные сертифицированные семеноводческие хозяйства, реестр которых, как я уже говорил, также размещен на нашем сайте.

Необходимо помнить, что разрешается реализация только тех партий семян, сорта которых включены в Государственный реестр селекционных достижений, допущенных к использованию.

Слишком низкая цена на элитные семена также должна вызвать сомнения. Оригинальные и элитные семена не могут стоить, как фураж.

Беседовал Александр Прядко

Россия > Агропром > oilworld.ru, 13 февраля 2018 > № 2494206 Александр Малько


США. Швейцария. Весь мир > Финансы, банки > offshore.su, 12 февраля 2018 > № 2497348

«США догоняет Швейцарию в списке стран с наименьшей налоговой прозрачностью» — Financial Secrecy Index

Сенатор США Шелдон Уайтхаус не сдерживал свое разочарование, когда говорил о роли Америки в отмывании грязных денег в мире во вторник, 6 февраля на заседании Сената. «Наши европейские партнеры делают все возможное для борьбы с преступностью, создаваемой с помощью фирм-"однодневок" с анонимными бенефициарами. Если мы не последуем этому примеру в самом ближайшем будущем, я боюсь, что мы рискуем потерять свой статус эталона правосудия во всем мире », - сказал он на слушании в Судебном комитете Сената.

На прошлой неделе США были признаны второй худшей юрисдикцией в мире из-за отсутствия финансовой прозрачности в структуре налогового правосудия (TJN). По данным Индекса финансовой тайны 2018 года Сообщества по борьбе с коррупцией, страной, которая опережает Соединенные Штаты в этом списке является Швейцария.

США предоставляют все более значительную часть офшорных финансовых услуг в мире, особенно в таких штатах, как Делавэр, Невада и Вайоминг. Как уже писал Quartz, в одном из академических исследований в 2012 году - легче создать компанию-"однодневку" в США, чем в Панаме.

Несмотря на то, что годами американские офшорные компании используются для незаконной деятельности, США не смогли изменить эту ситуацию. Фактически, страна заняла третье место, согласно последнему исследованию TJN, которое закончилось в 2015 году, а доля США на офшорном рынке выросла с 19,6% до 22,3%. Индекс рассчитывается на основе сочетания секретности и доли рынка каждой юрисдикции.

Правительство США «отказывается участвовать в международных инициативах по обмену налоговой информацией с другими странами и не смогло положить конец использованию анонимных компаний и трестов, агрессивно продаваемыми некоторыми штатами США», - говорится в докладе. «В настоящее время существует реальная озабоченность по поводу ущерба, нанесенного этой пропагандой незаконных финансовых потоков для мировой экономики».

Несмотря на то, что в Европе территориально находятся три из десяти самых непрозрачных налоговых юрисдикций в мире, правительства стран Евросоюза прилагают серьезные усилия для повышения прозрачности. Главный исполнительный директор TJN Алекс Кобхем подчеркивает тот факт, что ряд европейских стран создал реестры конечных владельцев компаний. Эти реестры еще не опубликованы, но после прошлогодних откровений «Paradise Papers» ЕС в целом согласился создать полностью открытый реестр к 2020 году. В электронном письме Кобхем назвал это «крупным прорывом» в области борьбы с уклонением от уплаты налогов.

Великобритания опустилась с 15-го на 23-е место списка, внедряя сильные внутренние меры, такие как публичный реестр бенефициарных владельцев. Тем не менее, страна имеет значительную долю (17,4%) офшорного банковского рынка; в сочетании с такими территориями, как Каймановы острова и Британские Виргинские острова и Британские Заморские территории, такие как Гернси и Джерси, Великобритания занимает первое место в индексе непрозрачности стран.

Общая сумма, спрятанная на оффшорных банковских счетах, по разным источникам оценивается от 21 триллиона долларов до 32 триллионов долларов или 10% мирового богатства. Общая цель индекса финансовой тайны - показать, «насколько далек мир от прозрачной финансовой и налоговой системы и о том, как важно привлекать влиятельных экономических и политических субъектов к ответственности и обеспечивать справедливую рыночную конкуренцию».

США. Швейцария. Весь мир > Финансы, банки > offshore.su, 12 февраля 2018 > № 2497348


Россия > Недвижимость, строительство > bfm.ru, 12 февраля 2018 > № 2497328

Новый вектор городского развития

Действующие нормы проектирования сдерживают архитекторов, считают в АИЖК. Агентство вместе с Минстроем разрабатывает новые градостроительные стандарты

Агентство ипотечного жилищного кредитования в ближайшее время будет готово представить новые стандарты развития городских территорий, которые сейчас прорабатывает совместно с Минстроем. А в течение трех месяцев мы подойдем к изменению нормативной базы, заявил на деловом завтраке РБК глава АИЖК Александр Плутник.

Как считают в агентстве, действующие нормы градостроительного проектирования существенно сдерживают архитекторов и градопланировщиков в подходах, которые используются во всем мире. Сегодня Минстрой, АИЖК и КБ «Стрелка» создают стандарты качества городской среды. Александр Плутник подчеркнул, что документ должен пройти общественное обсуждение и стать обязательным к исполнению. А чтобы задать новый вектор городского развития, конечно, нужны новые нормативы — СНиПы, ГОСТы и так далее.

Впрочем, профессионалы отрасли неожиданно призывают разработчиков к осторожности, ведь нормы и правила — это квинтэссенция градостроительного опыта, отображение знаний о климате, демографии, об архитектурных традициях той или иной территории, о том, как вообще она привыкла жить и развиваться. По мнению председателя правления Ассоциации проектировщиков Московской области Ильи Машкова, над каждым нормативом стоит десять раз подумать:

«Как вам известно, в апреле прошлого года уже было изменение норм инсоляции, в СанПиН было внесено изменение. Конечно, я к нему отношусь не очень хорошо, и, когда говорят о том, что архитектору и объемщику мешает проектировать инсоляция, я с этим абсолютно не согласен, ничего не мешает. Инсоляция не позволяет переуплотнять застройку, это была ее положительная роль».

Ничего плохого не случилось, но надо посмотреть, какие дополнительные нормы сейчас собираются менять, отмечает Илья Машков.

Валерия Мозганова

Россия > Недвижимость, строительство > bfm.ru, 12 февраля 2018 > № 2497328


Белоруссия. Китай > Приватизация, инвестиции > belta.by, 12 февраля 2018 > № 2495843 Кирилл Коротеев

Более 20 резидентов, ввод инфраструктуры и переезд из Минска в пригород: итоги 2017 года в парке "Великий камень"

Кирилл Коротеев Первый заместитель генерального директора СЗАО "Компания по развитию индустриального парка"

-Прошлый год в "Великом камне" был насыщен событиями: то и дело проходили подписания договоров с новыми резидентами, закладывались камни в основания производств, а управляющая компания и вовсе стала новоселом - переехала в административное здание, построенное на территории парка. Об этих и других итогах работы в 2017 году, а также планах на год текущий корреспонденту БЕЛТА рассказал первый заместитель генерального директора СЗАО "Компания по развитию индустриального парка" Кирилл Коротеев.

- Кирилл Юрьевич, 2017 год был насыщен событиями, касающимися парка "Великий камень". Назовите те из них, которые, по вашему мнению, были наиболее значимыми.

- В прошлом году мы официально ввели в эксплуатацию инфраструктуру. Обустроены дороги и инженерные сети на семи улицах стартовой зоны парка протяженностью 13 км. Вдоль улиц выполнены инженерные сети электрической и телефонной канализации, наружного освещения с установкой мачт и светильников, водопровода, канализации, газоснабжения. Завершены работы по организации дорожного движения, устройству велодорожек и тротуаров, благоустройству и озеленению всех улиц. В рамках контракта генерального подряда с компанией САМСЕ выполнено работ на сумму более $113 млн, в том числе в 2017 году - на $29,2 млн.

Ввод инфраструктуры считаю самым важным событием, потому что до этого мы показывали и говорили, но не могли дать резиденту, например, электроэнергию. Первые резиденты строились на дизелях, а сейчас те, кто приходят на площадки, цивилизованно подключают строительные городки, бытовки к электричеству. Кстати, услуги по электроснабжению оказывает управляющая компания. Мы закупаем у "Минскэнерго" определенное количество электроэнергии и распределяем по территории".

Всю инфраструктуру эксплуатирует управляющая компания. Это дополнительные расходы, которые мы не имеем права положить на резидентов. Мировой опыт другой: все-таки инфраструктура общего пользования должна обслуживаться за счет налогов государством. Будем думать, как это будет в будущем, но пока эксплуатируем мы.

Услуги связи на территории парка оказывает ООО "Чайна Телеком БЛР". Нареканий к качеству нет. И "Белтелекому" найдется работа: планируется, что государственный оператор будет оказывать услуги связи населению, когда будет идти речь о вводе жилого района и социальных объектов.

Еще одно, на мой взгляд, знаковое событие - формирование минимально необходимого пула резидентов. По состоянию на 1 января 2018 года в парке было зарегистрировано 23 резидента. Хотя можно сказать, что и три резидента, подписанные после нового года, - это работа, сделанная в прошлом году.

Важно, что среди резидентов есть компании, объекты которых находятся в высокой степени готовности. Сейчас нам есть что показать не только на макетах. Например, ЗАО "Чайна Мерчантс СиЭйчЭн-БиЭлАр Коммерческая и Логистическая компания" завершаются работы по строительству объектов современного логистического центра. Уже построены и введены в эксплуатацию три склада общей площадью более 47 тыс. кв.м, контейнерный терминал, бизнес-центр с гостиницей, выставочный центр. Общий объем освоенных инвестиций составляет около $121,5 млн.

Хочу отметить и принятие указа №166, направленного на совершенствование специального правового режима "Великого камня". Документ напрямую повлиял и на количество резидентов, и на темпы строительства, и в целом на привлекательность парка.

- Документ определил сразу несколько серьезных новаций.

- Указом предусмотрено обслуживание субъектов хозяйствования по принципу "одна станция", то есть все услуги будут оказываться в одном месте. Инвестору не нужно будет ходить по различным министерствам и комитетам - достаточно прийти к нам и выразить желание сотрудничать. Органы госуправления по запросу будут обязаны направлять своих сотрудников в парк для выполнения административных процедур.

Документом вводится мораторий на проведение без согласования с администрацией парка проверок в отношении резидентов и управляющей компании.

Также скорректированы требования для регистрации компаний в качестве резидентов парка - основные направления деятельности расширились за счет информатики, фармацевтики, электронной коммерции, деятельности, связанной с хранением и обработкой больших объемов данных, социально-культурной деятельности.

Еще одно важное изменение - возможность снижения объема инвестиций до $500 тыс., но при условии такого инвестирования в трехлетний срок. Напомню, что ранее резидентом парка можно было стать с минимальным объемом инвестиций в $5 млн без ограничения по сроку.

Начало исчисления срока применения резидентами парка льготы по освобождению от налога на прибыль на дату объявления прибыли, освобождение от налога на недвижимость и земельного налога отнесено на весь срок действия особого порядка налогового регулирования.

Также на 10 лет вводится так называемая стабилизационная оговорка. Она предусматривает нераспространение на резидентов, совместную компанию и ее дочерних юрлиц действия нормативных правовых актов, ухудшающих условия ведения деятельности в парке.

- В прошлом году СЗАО "Компания по развитию индустриального парка" в полном составе переехало в новое административное здание, расположенное на территории "Великого камня". Наверняка решение не из простых - все в Минск, а вы из Минска...

- Это чрезвычайно важное для нас событие. С точки зрения обывательской - это, конечно, неудобства. Но с точки зрения продвижения парка - это стратегически правильное решение. Мы говорим, что мы уже здесь, а значит, и вы можете быть здесь. Кстати, не успели мы переехать, как переехало представительство "Чайна Мерчантс" - из гостиницы "Пекин" в Минске в свой бизнес-центр, построенный в парке.

Ближе к лету к нам должна переехать Администрация парка "Великий камень". После этого будем организовывать работу по принципу "одна станция", который предусматривает оказание всех необходимых инвестору услуг, что называется, не выходя из здания. Также несколько банков выразили желание открыть здесь отделения, страховые организации планируют работать. И, конечно, офисы резидентов - все помещения уже зарезервированы. Например, "УайТиОу Технолоджи БиЭлЭр" целый этаж выкупили.

- Какие еще резиденты помимо "Чайна Мерчантс" начали строить производства?

- ООО "Чэнду Синьджу Шелковый Путь Развитие" завершает строительство научно-исследовательского и производственного центра суперконденсаторов, в настоящее время ведется подключение к инженерным сетям и коммуникациям.

Еще один наш резидент ООО "Рухтех" на земельном участке площадью 3,56 га строит производство оптомеханических компонентов, электронных узлов и лазерного оборудования на их базе. Заявленный объем инвестиций - $30 млн.

Производственное унитарное предприятие "Зумлион Бел-Рус" огородило свой участок площадью 13 га, разместило строительный городок. На зимний период строительство поставили на паузу, но уже весной планируют активно заняться возведением объекта.

Весной же на площадке рядом ООО "Рухтех" мы как управляющая компания планируем начать строительство инновационного центра. Он будет возводиться на средства техпомощи Китайской Народной Республики. Уже подготовлена площадка, проектная документация. Ждем подписание документа с китайской стороны. Предположительно это произойдет в марте. Проект рассчитан на сумму около $20 млн.

Также надо отметить, что управляющая компания завершила строительство первого производственного корпуса общей площадью около 8 тыс. кв.м со встроенными помещениями телекоммуникационного центра (АТС). Сейчас два резидента - ООО "Ассомедика" (реализация проекта по созданию производства замкнутого цикла медицинской техники и изделий медицинского назначения) и ООО "Флюенс Интернэшнл Технолоджи" (проект "Технологии теплоотвода в светодиодной продукции") - ремонтируют помещения, что называется, под себя. Больше этот корпус вместить не сможет, поэтому начали строить второй. В марте планируем начать возводить третий. На стадии проектирования находится четвертый производственный корпус.

Конечно, нам бы хотелось, чтобы в 2018 году как можно больше резидентов приступили к строительству объектов. И пока есть все предпосылки для того, чтобы так и было.

Например, в этом году планирует строить завод по производству радиаторов из литого алюминия и радиаторов из стали и алюминия ООО "САС Индастриал". Объем инвестиций на первом этапе составит $6 млн, на втором - $10 млн. После выхода на проектную мощность планируется производить 8 млн единиц радиаторов, при этом 100% продукции будет поставляться на экспорт.

Также планирует строиться ООО "Грейтдекор". Это проект концерна "Кроноспан" по производству материалов (покрытий) для деревообрабатывающей и мебельной промышленности. Общий объем инвестиций превысит 25 млн евро.

- Вы упомянули инновационный центр, строительство которого будет осуществляться за счет китайской технической помощи. И это не единственный проект на средства техпомощи КНР…

- Да, не единственный. Мы предполагаем, что техническая помощь КНР также будет направлена на строительство первого жилого дома. Если все пойдет по плану, то строить начнем уже весной. Это будет на территории, расположенной ближе к деревне Быкачино. Согласно проекту, речь идет о доме на 156 квартир, которые планируются как арендное жилье.

Мы рассматриваем строительство жилья как дополнительный элемент привлечения инвесторов. Уже сейчас многие спрашивают, есть ли на территории парка здания, где можно было бы поселить сотрудников.

Что касается проекта дома, то его особенностью будет размещение на первом этаже банковского и почтового отделений, ЖЭУ или управляющей компании, опорного пункта милиции. Все это необходимо, чтобы жильцы могли чувствовать себя комфортно и защищенно.

Если говорить о перспективах жилищного строительства, то мы планируем построить квартиры для 7-8 тыс. человек. Это будет малоэтажная застройка, 7 этажей максимум, но в основном 4-5 этажей, чтобы не нарушать архитектурный облик всего парка. При строительстве рассчитываем применять новые технологии, в том числе системы отопления геотермальными источниками.

Также за счет технической помощи из Китая будем строить автостанцию в Смолевичах с приобретением восьми автобусов. Скорее всего, это будут электробусы. Часть из них будет ходить из Смолевичей, часть дополнит маршруты из Минска.

Важным проектом является и реконструкция реки Уша, которая, по сути, уже началась. При первом приближении вроде бы работы не первостепенной важности, но это не так. Ведь стоки со всего парка, аэропорта нужно не просто перерабатывать - нужно выводить. Сейчас состояние реки ужасное. Это маленький ручеек, который тянется приблизительно на 15 км. Мы же проведем расширение и углубление канала, благоустроим территорию. После завершения работ это будет полноценная рекреационная зона.

- Ранее озвучивались планы по строительству поликлиники на территории парка.

- От этих планов мы не отказываемся. Сейчас поликлиника находится на стадии проектирования. Предполагается, что она будет построена также с привлечением технико-экономической помощи КНР. Но пока нет никакого смысла начинать реализацию проекта, поскольку даже строительство первого дома еще не начато. Когда необходимость в таком объекте появится, тогда и начнется его возведение.

А вот пожарное депо, которое строится за бюджетный счет, будет введено уже в этом году.

- Давайте поговорим о планах на нынешний год. Какие из них вы можете назвать первоочередными?

- Одну из задачей я уже назвал - чтобы как можно больше резидентов приступили к строительству своих производств.

Еще одна задача, связанная с резидентами, - это увеличить их количество минимум до 40 к концу года. В высокой степени готовности находятся проекты по созданию производства рефрижераторных медицинских и лабораторных центрифуг, завода для локализации производства препаратов из плазмы крови человека, производства солнечных батарей, беспилотных летательных аппаратов AVIC. В пуле наших перспективных резидентов как компании из Китая, так и европейские предприятия. Также активно включаются в работу белорусские организации.

- На каком этапе находится проект по вхождению в состав акционеров СЗАО "Компания по развитию индустриального парка" немецкой компании Duisburger Hafen AG?

- Идет переговорный процесс. В самое ближайшее время мы планируем снять все разногласия, сблизить позиции по договорам купли-продажи, акционерному соглашению. Да, может быть, все идет не так быстро, как нам хотелось бы, но, тем не менее, процесс идет. Наши партнеры подходят ко всему предельно скрупулезно, оценивают риски, перестраховываются. Мы даем разъяснения, где-то соглашаемся с опасениями, где-то говорим, что они излишние.

Одно понятно наверняка: итог стоит того, чтобы прикладывать максимум усилий. "Порт Дуйсбург" - конечная точка возрождаемого Шелкового пути, того самого сухопутного маршрута, где задействована Беларусь. Уже сейчас составы идут из Дуйсбурга через Беларусь в Урумчи и дальше и обратно. Логично связать путь с двух концов.

Беларуси такое сотрудничество интересно сразу в нескольких аспектах. В частности, немецкие партнеры обладают ключевыми компетенциями в организации производственной логистики. Причем речь идет не просто о хранении и перевозке товаров, а еще и выполнении операций, которые логично делать в пункте распределения. Кроме того, планируется создание совместного железнодорожного хаба на территории "Великого камня". Также большая ставка в сотрудничестве с Duisburger Hafen AG делается на доступ к клиентской базе немецких партнеров.

- Какие еще ставите задачи помимо активизации строительства производств резидентов и вовлечения новых участников в строительство индустриального парка?

- Задача №2 - это строительство инфраструктуры на следующем этапе освоения территории. Если посмотреть на карту стартовой зоны, то можно увидеть, что практически вся земля роздана или зарезервирована под какие-то конкретные проекты. Остаются небольшие участки, которых на крупные проекты, что в будущем придут в парк, уже не хватит. Поэтому мы переходим к освоению следующего этапа. В этом году начинаем разрабатывать проект детального планирования. Мы решили, что этой работой должна заняться одна из известных мировых студий. Надеемся, нам предложат оригинальное видение, которое всех устроит. Сейчас мы ведем переговоры сразу с несколькими брендами, узнаем, готовы ли они взяться. А дальше будем смотреть, кто что предложит. Хотелось бы определиться уже в этом году, чтобы в 2019-2020 годах оперативно приступить к созданию инфраструктуры.

Ну а третья важнейшая задача - это решение социальных вопросов, о которых мы говорили выше и без которых невозможно освоение территории парка в том объеме, в котором запланировано.

- К слову о социальных вопросах. Некоторые экологи полагают, что строительство такого крупного производственного проекта, как индустриальный парк "Великий камень", негативно скажется на состоянии окружающей среды. Проводили ли вы исследования влияния будущих производств на экологию?

- Не буду долго и пространно рассуждать на тему экологии. Скажу только, что парк "Великий камень" первым в Беларуси получил сертификат Eco-Management and Audit Scheme (EMAS) Европейского союза как свидетельство образцовой экологической направленности. Эта сертификация считается наиболее передовой в мире системой менеджмента в соответствии с принципами устойчивого развития. Цель EMAS - улучшить и сделать более эффективной работу по защите окружающей среды, способствовать постоянному улучшению экологических характеристик деятельности организаций.

Процесс получения свидетельства добровольный. И мы пошли на это осознанно, потому что не меньше других заинтересованы в том, чтобы сохранить все, что нам дано природой, а в некоторых случаях, как, например, с рекой Уша, и улучшить нынешнее положение дел.

Юлия ДЫЛЕНОК, БЕЛТА.

Белоруссия. Китай > Приватизация, инвестиции > belta.by, 12 февраля 2018 > № 2495843 Кирилл Коротеев


Белоруссия > Леспром. Недвижимость, строительство > belta.by, 12 февраля 2018 > № 2495827

Экспорт белорусских деревянных домов в 2018 году планируется увеличить в пять раз, сообщил сегодня на пресс-конференции председатель концерна "Беллесбумпром" Юрий Назаров, передает корреспондент БЕЛТА.

"В 2017 году филиал "Домостроение" РУП "Завод газетной бумаги" поставил на экспорт деревянные дома на сумму 200 тыс. евро. В 2018 году мы планируем выйти на поставки на экспорт в объеме 1 млн евро. Думаю, это вполне реальная цифра", - сказал Юрий Назаров.

Филиал "Домостроение" РУП "Завод газетной бумаги" в 2017 году активно работал на рынке Франции. В этой стране уже застроено несколько населенных пунктов с использованием белорусских деревянных домов. В настоящее время отрабатываются новые контракты, отметил председатель концерна. Один из них - детский сад в одной из провинций Франции, второй - очередная партия жилых домов.

Успешно в данном направлении работают и другие предприятия концерна. ОАО "Борисовский ДОК" реализует в ЕС практически весь объем производимых деревянных клееных конструкций. Малое деревянное домостроение развивает предприятие ОАО "Стройдетали" (Вилейка), оно также работает на европейском рынке. Есть заказы и внутри страны.

Белоруссия > Леспром. Недвижимость, строительство > belta.by, 12 февраля 2018 > № 2495827


Россия > Агропром. Госбюджет, налоги, цены > agronews.ru, 12 февраля 2018 > № 2495349 Константин Бабкин

Комментарий. Трехкратный рост сельхозмашиностроения – не предел, а только начало.

Складывается полное ощущение, что наше сельскохозяйственное машиностроение (это то, чем пашут, сеют, убирают произведённую продукцию) начинает не просто поднимать голову, а занимать какие-то лидирующие позиции в общественном сознании.

Растет вклад отрасли и в налоговых отчислениях в бюджет страны.

Почему это произошло и каковы дальнейшие перспективы – эти и другие вопросы обсудили в ходе беседы издатель портала «Крестьянские ведомости», ведущий программы «Аграрная политика» Общественного телевидения России, доцент Тимирязевской академии Игорь АБАКУМОВ и президент ассоциации «Росспецмаш», лидер партии «Дело» Константин БАБКИН.

— Константин Анатольевич, не каждый человек может пожать руку президенту. В Ростове прошел Госсовет, где вы пожали руку президенту. Как это произошло, какие были ощущения?

— Ощущения незабываемые как от действительно масштабного события. Все-таки президент нашей великой страны не так часто бывает у нас. Правда, он третий раз на моей памяти посещает «Ростсельмаш», но все равно каждый раз это событие не только для меня, это событие для завода, веха в его истории. Поэтому ощущения были как от серьезного события.

— Вспомним, о чем идет речь. Государственная поддержка производителей сельскохозяйственной техники принесла свои плоды: в последние годы более чем в 3 раза увеличилась ее реализация, сообщил в минувший четверг Владимир Путин. Он приехал в Ростовскую область на выездное заседание Госсовета. Перед этим президент оправился на завод «Ростсельмаш», который посещал уже около 10 лет назад. Тогда предприятие испытывало финансовые трудности, и пришлось сокращать рабочих. Компании удалось встать на ноги при поддержке федеральных властей (во всяком случае, так считается), правительство разными мерами помогало многим производителям сельхозтехники.

Президент так и сказал: часть производств переносится из-за границы, и акционеры говорят, что делают это потому, что здесь выгоднее производить, чем за границей. Ему было очень приятно слышать, что система мер поддержки, которая вводилась и используется до сих пор, срабатывает.

По словам Путинам, продовольственное эмбарго продолжает приносить пользу России. Запрет на ввоз продуктов из Европы заставил развиваться российской сельхозсектор. А как государство помогало «Ростсельмашу» встать на ноги и как это вообще происходило на самом деле?

— Это длинная история. Вы знаете, по итогам этого визита и вообще по результатам своего 19-летнего опыта работы в машиностроении я пришел к выводу, что в Правительстве есть два течения, Правительство не монолитное. Одно течение опирается на либеральную доктрину. Это течение, которое контролирует денежно-кредитную политику. Это течение до сих пор не ориентировано на развитие производства в России. Кредитные ставки в России гораздо выше, чем в других странах, налоги выше, чем в других странах. Постоянное повышение акцизов ведет к тому, что сырьевые ресурсы на внутреннем рынке дорожают, их стоимость повышается. Это сознательная политика. Ее поддерживают те, кто ассоциируют себя с именами Гайдара, Чубайса, с Высшей школой экономики.

— А вы себя с кем ассоциируете?

— Я себя ассоциирую с другим течением, представители которого, к счастью, тоже есть в Правительстве. Это люди, которые понимают, что без развития сельского хозяйства, машиностроения…

— А их можно назвать? Или это засекреченные люди?

— Сложно. Они как-то не институционализированы.

— И с ними можно вести разговор?

— С ними можно и нужно вести разговор. Они не объединены, это достаточно аморфная группировка, что ли. Но это люди, которые понимают проблемы, опираются на реальные интересы и готовы услышать тех, кто занимается реальным производством. И эти люди, представляющие Министерство промышленности в частности, Российский экспортный центр, отчасти Министерство сельского хозяйства – они за последние четыре года ввели целый пакет мер, которые сделали более выгодным в России производство сельхозпродукции и отчасти машиностроения. И мы видим, что растут урожаи, растут надои, количество мяса, производимого в России, увеличивается. И, соответственно, вслед за всем этим растет производство сельхозтехники.

И среди мер поддержки, которые они ввели, пунктирно можно обозначить следующие: это субсидирование крестьянам 15% с цены приобретаемой российской сельхозтехники, утиль-сбор, который берется с иностранной техники и таким образом служит защитой рынка от несправедливой конкуренции из-за рубежа, меры поддержки экспорта, меры поддержки системы подготовки кадров. Короче — все то, что не входит в денежно-кредитную политику. Вот такие меры поддержки постепенно появляются. И они привели к росту в машиностроении.

— Я помню «Ростсельмаш» до того, как туда пришла новая команда, в которую вы входили. Помню эти пустые цеха, помню унылые лица рабочих, помню, как оттуда пачками люди просто увольнялись, и еще за ними оставался шлейф долгов. Что произошло, что случилось? Ведь либералы были у власти. Как удалось эту систему, эту ситуацию переломить, как заставить людей поверить, что новые люди, совершенно не сельские, с усами, с бородками, так сказать, такие все молодые, совершенно из другой отрасли пришедшие, могут что-то сделать? Я, честно говоря, не очень понимаю.

— Конец 99-го года – это приход к власти и Путина тоже, и приход нас, новых акционеров, на «Ростсельмаш». И первые годы прихода к власти Путина ознаменовались изменением экономической политики. По сравнению с временами Ельцина это было небо и земля – все-таки перестали безумную приватизацию проводить, перестали совсем уж громить промышленность. Политика не стала идеальной, все равно оставались вопросы, но тем не менее

произошло сочетание новой государственной политики и теми новыми подходами, ориентирами и задачами, которые мы как акционеры, руководство завода, поставили перед собой в современных условиях капиталистического труда с человеческим лицом. Для начала мы выплатили долги по зарплате, закрыли еще какие-то финансовые дыры.

— Вы пришли с деньгами, я так понимаю?

— С деньгами и командой. У нас уже был опыт вывода из кризиса нескольких промышленных предприятий. Одно из таких предприятий – это крупнейший химический концерн, производитель лакокрасочных изделий «Эмпилс». В пищевой индустрии мыловаренный завод мы вывели из кризиса и сделали крупнейшим в России. Но все равно это был, конечно, маленький, бизнес по сравнению с «Ростсельмашем». Но тем не менее губернатор Ростовской области на тот момент и руководство завода – они в нас что-то разглядели и доверили нам управление этим предприятием.

— Почему вас потянуло в сельский бизнес, а не в ракетный? Почему вы не стали Илоном Маском? Почему вы создали комбайн фактически заново?

— По образованию я Физтех закончил и как раз готовился производить ракеты. И действительно, когда-то считалось, что ракеты, космос – да, это новые технологии, а комбайн, сельхозтехника – это то, что ползает по земле, что-то такое отсталое. Но чем дальше я этим занимаюсь, тем у меня больше уважения именно к сельхозмашинам, по сравнению даже с космической техникой. Они сегодня напичканы техническими новинками, являются полем для применения самых высоких технологий, новых материалов, новых решений в электронных системах, новых программ. То есть прогресс в сельхозтехнике сегодня идет очень быстро.

— Ну, президент бы на отсталое предприятие не поехал, я так думаю, произносить какие-то слова. У вас был спор с Путиным несколько лет назад, причем он был достаточно жесткий, насколько я помню. Вам, конечно, виднее, вы были, как говорится, внутри процесса. Но внешне это выглядело как достаточно жесткий спор, когда вы заявили, что невыгодно переносить производство сюда… У вас же завод в Канаде еще есть, который тракторы производит?

— «Ростсельмаш» владеет 80% крупнейшей канадской компании.

— Да. И эти трактора, вы заявили, невыгодно перевозить в Россию, потому что все другое — налоги, потому что электроэнергия, потому что коррупция, потому что просто невозможно. И Путин тогда потребовал от вас срочно объяснений. Что было потом?

— Ну да, мы объяснили… Он спросил: «А почему ты не переносишь?» Ну, я сказал, что это невыгодно, и начал объяснять почему: «Да, налоги…» Он сказал: «Ты мне сейчас на ходу не объясняй, ты мне напиши записку». Мы написали. Ну, записка получилась действительно такая жестоковатая, такая откровенная и красноречивая. И она хорошо разошлась и в коридорах власти, и в интернете, во всем обществе. Что изменилось? Что-то стало хуже, что-то стало лучше. Хуже стали кредитные ставки – они поднялись раза в два, по сравнению с тем периодом.

— Я напомню, что «Ростсельмаш» перевел все-таки часть производства из Канады в Ростов. И трактора, которые были раньше канадскими, теперь российские.

— Ну, некоторые модели – да. Что-то стало хуже. Налоги стали в России выше, расходы на банковское обслуживание выше. Бухгалтерия легче не стала. Вот появились меры поддержки экспорта, получили субсидии, получили субсидии для аграриев. Ну и еще какой-то пакет мер. Поддерживать стали разработки новой техники, некоторых проектов, немного. Но уже этих мер хватило для того, чтобы что-то изменилось. Не то чтобы стало работать очень выгодно, но появилась какая-то рентабельность, коммерческий смысл в том, чтобы перевести, начать переводить производство из Канады в Россию. То есть улучшились условия. Для улучшения условий производства в России потенциал остается еще огромным. Если этот потенциал будет реализован, если мы изменим денежно-кредитную политику, налоги снизим (причем так, чтобы налоговая система имела стимулирующий характер, а не просто ставила себе задачу – собрать как можно больше денег), тогда в России начнется действительно экономический расцвет. Двукратное или трехкратное увеличение объемов производства, которое у нас в сельхозмашиностроении мы за четыре года демонстрируем, станет привычным. Вот такие темпы роста будут общепринятые во всей экономике нашей страны, ну, в реальном секторе. И продлятся эти темпы роста не одно десятилетие. Вот как Китай 35 лет развивается, также можем и мы. Мы можем испытать такой длительный период бурного роста в России, если будем продолжать улучшать экономическую политику.

— Когда Путин увидел канадско-российские трактора на «Ростсельмаше», производящиеся здесь же, что он сказал? Он вспомнил тот разговор или нет?

— Мы ему напомнили: «Пять лет назад вы спрашивали – мы сказали, что невозможно. Но сейчас приятно доложить, что пакет мер, принятых Правительством, привел нас к тому, что мы реально перенесли сюда производство. И 300 рабочих занимаются производством тракторов, и их количество будет увеличиваться». Президент ответил, что ему это очень приятно слышать – то, что в России выгодно производить. Ради этого все Правительство и должно работать. Это важные слова.

— Вы сказали, что трехкратный рост сельхозмашиностроения в России за последние годы. Скажите, что у нас производится? Ведь у нас трактора, насколько я знаю, производятся в Санкт-Петербурге и на «Ростсельмаше» теперь. Раньше Санкт-Петербург был единственным, по-моему, предприятием, а все остальное у нас закрывает Беларусь?

— И весь остальной мир.

— Ну и всякого рода весь мир. Я имею в виду – из нашего, что называется, круга. Что выросло: два тракторных завода вместо одного? Производство прицепных орудий: плуги, бороны, сеялки.

— В России 70 предприятий занимаются производством сельхозтехники. На всех из них практически отмечается серьезный рост производства – ну, 2–2,5-кратный за четыре года.

— Принято считать, что прицепные агрегаты лучше покупать все-таки во Франции или в Германии. Почему так принято?

— Это было принято. Сейчас все больше и больше спрос смещается в пользу российских производителей, все из-за серии мер поддержки: это субсидии на российскую сельхозтехнику, утиль-сбор, который снимается с западной техники.

— С конструкторской точки зрения, Константин Анатольевич, мы растем или мы производим устаревшее?

— Мы растем. Уже производителей устаревшего оборудования не осталось. Те, кто не мог совершенствоваться, они уже ушли с рынка, и остались только самые живучие, такие «сорняки», которые, экономя каждую копеечку, тем не менее умудряются делать машины мирового уровня. Потому что четверть века мы живем в условиях открытого рынка, даже в условиях более льготного климата для импортеров техники, чем для российских производителей. Тем не менее наши производители выжили, и их технику кто-то покупает. А это значит, что техника очень даже конкурентоспособная.

— Недавно я был в одном из классов одной из сельскохозяйственных академий, очень уважаемых. Так там преподают до сих пор агрегатирование МТЗ-80 с трехкорпусным плугом. Плакаты висят еще 60-х годов. Где готовят кадры на технику, на которую сейчас сажают механизаторов? Вы их сами готовите? Я так понимаю, что сельскохозяйственные академии сейчас не готовят.

— Тимирязевская?

— Не только Тимирязевская, но и все остальные. Очень мало учебных заведений, где можно современный комбайн вообще повидать.

— Ну, это правда. В России тем не менее сохранилось порядка 60 аграрных вузов во всех регионах. Я во многих бывал. Ну, действительно там складывается впечатление такой полной бедноты, и я бы даже сказал – нищеты. Это есть, но постепенно эта ситуация начинает выправляться.

— А сами производители сельхозтехники не заинтересованы в том, чтобы готовить кадры, которые будут работать на этой технике?

— Ну, если мы, экономя каждую копеечку, будем делать бороны и еще готовить кадры – это будет слишком тяжелое финансовое бремя.

— Не готовить кадры, а хотя бы оборудовать класс.

— «Ростсельмаш» этим занимается, крупнейший российский производитель этим занимается. Он оборудовал порядка 50 классов в аграрных академиях. Мы движемся в этом направлении: поставили учебные пособия, поставили образцы сельхозтехники. Но, конечно, нам еще нужно двигаться долго и упорно, чтобы сделать действительно качественным наше аграрное образование. Вот мы говорим, что мы увеличили объемы производства в 2–3 раза. Но давайте сравним цифры: Советский Союз производил 656 тысяч тракторов в год, сейчас мы производим 7 тысяч – в 100 раз меньше.

— Ну, качество тракторов, вы знаете, какое было. Покупали три – один работал, а два на запчасти стояли. Это мы слышали.

— Ну, наверное, это перебор – вот такие цифры. Да, трактора были менее производительными, да, надежность, наверное, была не на современном уровне. Но чтобы в 100 раз! Послушайте, но при этом страна, к счастью, осталась огромной. Поэтому нам еще надо увеличивать и увеличивать объемы производства и учить людей.

— Вы, наверное, следите за состоянием рынка сельхозтехники в России, в мире, наверное, наблюдаете за этим. Каков у нас износ сельскохозяйственной техники и сколько мы от этого теряем?

— Ну, износ у нас велик. Я бы сказал даже, что обеспеченность комбайнами у нас гораздо ниже, чем в других странах. Если взять тысячу гектар, то в Америке четыре комбайна на тысячу гектар, в Германии – шесть, а у нас один комбайн на тысячу гектар. Это обеспеченность. При этом, да, действительно, комбайн наш, и то старый. Наверное, если кто-то ездит по полям, то красный комбайн увидеть в поле – это как бы не редкость. А красный комбайн – это значит, что он выпущен до 98-го года. А это значит, что ему 20 лет. Это уже экзотика. Он не должен работать больше 10 лет, если по-нормальному. Поэтому, еще раз, успехи есть, но у нас впереди много-много-много работы.

— Все-таки у нас каковы потери урожая из-за того, что у нас старый парк? Если такие данные?

— Сложно сказать. Минсельхоз называет потери – 30 миллионов тонн зерна из-за того, что у нас изношенные комбайны. Но потери – это только одна проблема. Россия могла бы еще в 2 раза увеличить объемы производства зерна, поэтому проблему надо решать.

— Константин Анатольевич, вы как-то настроены не либерально.

— Нет, не либерально.

— Какова должна быть политика Правительства? У меня такое предчувствие, вот что-то мне подсказывает, что после марта у нас Правительство поменяется. Как вы полагаете, каким оно должно стать?

— Опирающимся на разумные реальные интересы. Ну, что значит – я не либерал? Я считаю, что частная инициатива, свобода контракта, свобода слова должна присутствовать. Но должна быть и активная роль государства, элементы планирования надо возвращать. Государство обязано иметь образ будущего. Вот сейчас нам либералы говорят: «Не надо ничего планировать, завтра все будет по-другому, все планы пойдут прахом. Давайте ничего не будем делать…». Но развитие реальной экономики всегда и везде приводит к улучшению жизни людей. Если мы будем опираться на реальные интересы, увеличивать производство зерна, производство машин, делать их все более производительными, то неизбежно люди станут жить богаче. Мы 30 лет назад посмеивались и рисовали себе такой образ китайца: мол, это человек, ездящий на велосипеде и работающий за плошку риса. Сейчас, после 35 лет бурного развития, китайцы получают в среднем зарплату больше, чем россияне. Поэтому давайте развивать экономику, и все у нас будет хорошо.

— Константин Анатольевич, ваша партия «Дело» одна из немногих, которые не выдвигали своих кандидатов на выборы президента. Почему?

— Мы не готовы пока, в данной ситуации. Если уж ввязываться в драку, то имея какие-то реальные шансы ее выиграть. Это, во-первых.

Во-вторых, наверное, действующий президент может стать, имеет шанс стать действительно великим политическим деятелем в истории. А великие деятели совершали определенные изменения, повороты политики своей. Наш президент уже в 2014 году повернул внешнюю политику, я имею в виду события вокруг Крыма, и получил огромный кредит… вернее, вернул огромный кредит доверия. Мы надеемся, что в течение следующего срока он совершит такой же поворот в экономической политике. Вот мы и работаем над этим. То есть нам экономическая политика не совсем нравится. Поэтому то, что говорит Павел Грудинин – это одно, там многие вещи разумные. Но, тем не менее, лидером у нас остается Владимир Владимирович. И мы надеемся, что он услышит предложения, которые мы озвучиваем, и совершит тот самый поворот. Мы будем его поддерживать.

— Наверное, формулировкой экономической политики вы займетесь на ближайшем Московском экономическом форуме.

— Да, в начале апреля. И мы продолжим пропаганду нашей экономической политики.

Россия > Агропром. Госбюджет, налоги, цены > agronews.ru, 12 февраля 2018 > № 2495349 Константин Бабкин


Россия > Внешэкономсвязи, политика > snob.ru, 12 февраля 2018 > № 2494572 Владислав Иноземцев

Как сделать Россию демократией

Владислав Иноземцев

Почему в России необходимо ввести избирательный ценз и какой именно

Кампания по регистрации кандидатов в президенты закончилась, и всеобщее внимание переключилось на явку, на особенности агитации и пропаганды и, не в последнюю очередь, на качества избирателей. Один известный блогер призвал лишить права голоса пенсионеров, так как будущее страны не должны определять те, кто «живе?т прошлым». Это предложение мне не симпатично — однако я убежде?н, что, принимая во внимание особенности нашей истории и современное состояние страны, ее? демократизация без своего рода избирательного ценза невозможна.

Я не буду повторять избитые истины о том, что демократия никогда не начинала со всеобщего избирательного права (а именно оно было провозглашено Временным правительством 27 мая 1917 г.) — потому что сегодняшняя российская ситуация представляет собой несколько иной случай. В России на протяжении веков сложилась ситуация, в которой государство является не столько слугой общества, сколько его господином; в последние десятилетия гражданских и экономических свобод в стране стало больше, однако значительная часть населения так же серье?зно зависит от власти, как раньше. И эти «современные крепостные» — вовсе не пенсионеры.

Конечно, читатель догадался, кого я имею в виду: государственных служащих и бюджетников. Эта категория граждан в современной России насчитывает более 14 млн. человек, или около 12,7% имеющих право голоса (я не включаю сюда работников госкорпораций, так как их доходы обеспечены деятельностью этих компаний, а не бюджетом). И их «волеизъявление» не может не иметь довольно существенных ограничений.

Пенсионера нельзя наказать финансово, не пересмотрев основополагающие принципы пенсионного обеспечения и не изменив закон, уволить же мелкого клерка или учителя — для чиновника раз плюнуть

С одной стороны, для всех тех, кто принимает воинскую присягу или служит в силовых органах, президент — Путин ли сейчас или Собчак, если попытается переизбраться на второй срок в 2024 г. — это верховный главнокомандующий, сомневаться в правоте которого по меньшей мере неблагородно. Да и, как нам известно, опасно: вспомним громкие случаи увольнения со службы «отступников». То же самое касается и чиновников разного уровня, судей, назначаемых президентом, учителей и других работников бюджетных учреждений. В отличие от пенсионеров, все они на порядок более уязвимы: пенсионера, замечу, нельзя наказать финансово (если только не отменить задним числом назначенную ему персональную пенсию, что маловероятно), не пересмотрев основополагающие принципы пенсионного обеспечения и не изменив закон, который затрагивает благосостояние сотен тысяч других; уволить же мелкого клерка или учителя, не говоря о том, чтобы лишить его «надбавок» и «премий», составляющих сегодня бóльшую часть его ежемесячного дохода, — для чиновника раз плюнуть.

Именно потому ситуация в России выглядит однозначно: демократия быстро набирает темп, если сверху поступают указания «вычищать» тех, кто вовремя «не перестроился» — но тут же сворачивается, если любой несогласный объявляется «иностранным агентом». В таких условиях единственным разумным выходом является не давать государству легитимизировать самое себя и исключить тех, кто получает свой основной доход напрямую из бюджета, из числа избирателей.

Современная российская ситуация не может не предполагать масштабного вмешательства действующей власти в выборы не только в контексте пропаганды, но и ввиду прямого влияния государства на как минимум 12,7% избирателей

Естественно, такой подход может показаться масштабным нарушением гражданских прав — однако не надо быть столь категоричным. Российская демократия очень молода — и потому нам стоит учиться на чужом опыте, а он не так уж и однозначен. Например, хорошо известно, что жители федерального округа Колумбия в США, где расположен город Вашингтон, в котором до 50 тысяч человек составляют сотрудники правительственных ведомств и учреждений, принадлежащие в свое?м большинстве к правящей партии, имеет весьма условное представительство в нижней палате Конгресса и никакого — в верхней (а на президентских выборах все более чем 600 тыс. жителей этой территории получили право голосовать только... в 1963 г.  Также надо заметить, что право военных голосовать оказалось широко распространено в США только во время Второй мировой войны (точнее, во время президентских выборов 1944 года), а окончательно оно было подтверждено лишь с принятием т. н. Military and Overseas Voting Empowerment Act в 2009 (!) году. Полиция в Америке финансируется штатами и графствами, образовательные учреждения — тоже, в медицине государство практически отсутствует (за исключением финансирования страховок, а не врачей). Поэтому можно сказать, что американская демократия формировалась именно условиях, которые, мне кажется, стоило бы применить сегодня в только еще? свыкающейся с народовластием России.

Современная российская ситуация, на мой взгляд, не может не предполагать масштабного вмешательства действующей власти в выборы не только в контексте пропаганды, но и ввиду прямого влияния государства на как минимум 12,7% избирателей. Именно поэтому, подчеркну, в периоды, когда «государство» «отступает» (как, например, это происходило во второй половине 1980-х и в 1990-е годы, когда оно банально не имело средств для облагодетельствования своих «холопов»), демократия получает больше шансов, так как указанные группы населения утрачивают пиетет перед властью. И наоборот: «сильное государство» оказывается таковым не столько из-за народной поддержки, сколько по банальной причине более эффективной «скупки» голосов. Без прекращения которой выйти из «антидемократического» замкнутого круга удастся только в случае повторения экономической катастрофы, которая сведе?т текущие возможности Кремля в обеспечении этой «легальной коррупции» на нет.

Работники систем образования и здравоохранения, ныне в основном оплачиваемые за сче?т муниципальных бюджетов, тоже вернули бы себе свои права — просто потому, что федеральная вертикаль не доходила бы до них прямо и непосредственно

На мой взгляд, данное ограничение избирательных прав в России возможно и необходимо еще? по двум причинам.

С одной стороны, тезис о том, что потеря 12,7% потенциальных избирателей катастрофически исказит народную волю, кажется мне надуманным. Если бы власти стремились в полной мере уловить настроения населения, они не только бы не отменили порог явки, но сделали бы голосование обязательным. Между тем основной тренд разве?рнут в противоположном направлении: на президентских выборах 2012 г. проголосовали 65,3% населения, на парламентских 2016 г. — 47,9%, на выборах мэра Москвы в 2013 г. — 32,0%. Поэтому, если сейчас 5% граждан могут прийти и выбрать президента, гарантией успешности общества является именно качество и независимость этих избирателей, а не их численность.

С другой стороны, подобное ограничение избирательных прав указало бы стране на направление ее? дальнейшего движения и без всяких выборов. Если бы, как в Соедине?нных Штатах, персонал полиции набирался и увольнялся на уровне областей и районов и никакой «вертикали МВД» не существовало, не возникал бы и вопрос об недопуске этой группы граждан к голосованию. Если бы президент не имел права увольнять губернаторов и назначать и. о., гарантированно избираемых затем из-за наличия «муниципальных фильтров», работники систем образования и здравоохранения, ныне в основном оплачиваемые за сче?т муниципальных бюджетов, тоже вернули бы себе свои права — просто потому, что федеральная вертикаль не доходила бы до них прямо и непосредственно. Это касалось бы и судей, если они избирались бы населением или утверждались независимо избранными местными законодательными собраниями. Относительно же военных и представителей федеральных правоохранительных структур запрет на участие в голосовании должен сохраняться, может быть, и не столь долго, как он сохранялся в США, но, по крайней мере, до тех пор, пока масштабные манипуляции на выборах не уйдут в России в историю. Иначе говоря, чем «нормальнее» будет становиться общество, тем шире станет сегмент голосующих — и, таким образом, сама по себе эта связка будет стимулировать значительную группу населения добиваться создания современного государства с максимальным числом сдержек и противовесов действующей власти. Когда же такое государство будет создано, всеобщее избирательное право достойно увенчает его политическую конструкцию.

Ни в одной проводившейся в России избирательной кампании ни один кандидат или партия даже не пытались обратить внимание на то, что важнейшим пороком российской политической системы выступают нормы допуска к выборам избирателей, а не кандидатов

Существенно важным моментом является состав избирательных комиссий и определение места проведения голосования. При принятии указанных ограничений граждане, не имеющие права голоса, тем более не смогут быть и членами избиркомов, которые следовало бы создавать под каждые выборы и комплектовать только представителями участвующих в них партий и кандидатов. Избирательные участки было бы целесообразно организовывать лишь в помещениях, не принадлежащих государственным учреждениям и организациям, оплачивая аренду из официально отпущенных на проведение выборов средств (соответственно прекратилась бы и иррациональная практика голосования на закрытых участках в воинских частях, куда обычно не имеют доступа наблюдатели и пресса). Работники избирательных комиссий должны оплачиваться исключительно из избирательных фондов кандидатов или работать на безвозмездных началах. Результаты выборов по каждому из округов утверждались бы законодательным органом власти соответствующей территории. Таким образом, возможность властей вмешаться в результаты выборов или переложить часть предвыборных трат предпочтительных для них кандидатов на бюджеты различных уровней оказалась бы сведенной к нулю.

Наконец, последней мерой, которая становится вполне допустимой в условиях «деполитизации» сферы образования, могло бы стать снижение возраста, с которого гражданин обретает активное избирательное право, с 18 до 16 лет, что уже сделано во многих странах1 и что отчасти обеспечило бы «баланс» между относительной «традиционностью» россиян старших возрастных групп и относительным «радикализмом» вступающей во взрослую жизнь молоде?жи.

Разумеется, надеяться на то, что российские власти инициируют реформу, которая способна сделать выборы намного менее предсказуемыми, было бы совершенно нелепо. Однако меня, честно говоря, удивляет тот факт, что ни в одной проводившейся в России избирательной кампании ни один кандидат или партия даже не пытались обратить внимание на то, что важнейшим пороком российской политической системы выступают нормы допуска к выборам избирателей, а не кандидатов. Которые с уче?том отмеченных условий обеспечивают беспроблемную религитимацию государством самого себя. И будут обеспечивать ее? до тех пор, пока лидеры этого государства не сочтут, что их подданные больше ничего не способны им дать и потому могут быть предоставлены самим себе.

1 Иноземцев, Владислав и Иост, Наталия. «Голоса за будущее» в: Профиль, 2014, 7 апреля, с. 20–21.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > snob.ru, 12 февраля 2018 > № 2494572 Владислав Иноземцев


США. Евросоюз. Россия. ОПЕК > Нефть, газ, уголь > minenergo.gov.ru, 12 февраля 2018 > № 2494476 Александр Новак

Александр Новак: «Цель соглашения об ограничении добычи ОПЕК+ выполнена на две трети».

Министр энергетики Российской Федерации Александр Новак в интервью ИА «Интерфакс» рассказал о ходе реализации и вариантах выхода из соглашения ОПЕК+, взаимоотношениях с Еврокомиссией по "Северному потоку-2", инвестиционной привлекательности российского ТЭК, развитии нефтегазовой отрасли и основных задачах в электроэнергетике.

Сотрудничество с США могло быть шире, но американские коллеги рубят сук, на котором сидят - Новак.

Глава Минэнерго Александр Новак в интервью "Интерфаксу" рассказал о своем отношении к новой санкционной волне со стороны США, вариантах выхода из соглашения ОПЕК+, взаимоотношениях с Еврокомиссией по "Северному потоку-2" и основным проблемам электроэнергетики.

- В январе ваш заместитель Андрей Черезов попал в американский санкционный список, вскоре после этого вы и сами были включены в "кремлевский доклад". Как вы относитесь к новой санкционной волне со стороны США?

- Мы считаем, что этот шаг, также как и внесение в санкционный список моих сотрудников, наносит значительный урон нашему сотрудничеству, в том числе в энергетической сфере. Кстати, по поводу санкций мы так и не получили никаких разъяснений, уверены, что это решение не имеет под собой никаких законных оснований.

- Вы по-прежнему оптимистично настроены на восстановление в будущем Энергодиалога с США? Остается ли в силе ваше предложение американскому министру энергетики посетить "Ямал СПГ"?

- Мы уверены, что не следует создавать проблем, которые могли бы помешать развитию сотрудничества двух стран. Американские компании давно работают на российском рынке. В их числе, General Electric - в энергетической отрасли, ExxonMobil участвует в проекте "Сахалин-1", это сотрудничество могло бы быть шире. Но вместо этого американские коллеги, по сути, рубят сук, на котором сидят. Никто не будет отрицать, что российские проекты не только масштабны, но и привлекательны с точки зрения вложения инвестиций. И, несмотря ни на какие санкции, по итогам прошлого года мы впервые увидели дополнительный рост объема инвестиций на 10%. Приток был, в основном, за счет инвесторов из АТР и Ближнего Востока. Я уверен, что сотрудничество в энергетике в будущем будет расширяться, во всяком случае, господин Перри с интересом отнесся к возможности приехать на Ямал, рассчитываем, что удастся пообщаться и в рамках ПМЭФ.

- Сделка ОПЕК+ об ограничении добычи нефти будет действовать два года. Вы предполагали, что ее действие продлится так долго? Чем это вызвано? Переживет ли российская нефтяная отрасль двухлетнее ограничение добычи?

- Принимая декларацию о сотрудничестве в рамках ОПЕК+, мы не ставили своей целью ограничить добычу нефти на какой-то определенный срок, к примеру, на полгода, год или два. Нашей задачей было убрать излишки нефти с рынка.

На текущий момент мы видим, что эта цель достигнута на две трети. Не исключено, что целевое сокращение мировых запасов нефти может произойти до конца 2018 года. Все будет зависеть от ситуации на рынке, от того, как быстро он будет балансироваться. И как только мы выйдем на плановые показатели по объемам мировых запасов нефти, как только поймем, что цель достигнута, мы все вместе соберемся и выработаем механизм дальнейших действий.

Подобный сценарий все поддерживают. Мы обсуждали этот вопрос в Вене, где собрались министры 30 стран: 24 стран-участниц соглашения и шести приглашенных, а также в Омане на министерской мониторинговой встрече, где участвовали министры девяти стран.

- Если к середине года будет понимание, что мировые запасы нефти уже достигли или максимально близки к среднему пятилетнему уровню, то будет ли сразу запущен механизм плавного выхода из сделки ОПЕК+? Прорабатываются ли механизмы такого выхода? Есть ли понимание, в какой момент всем странам участницам соглашения надо собраться и дать старт выходу?

- На текущий момент говорить об этом сложно, поскольку есть разные оценки, когда рынку удастся найти баланс спроса и предложения. В частности, секретариат ОПЕК и технический комитет по мониторингу выполнения соглашения на последней встрече в Омане представили нам прогноз, согласно которому рынок сбалансируется в третьем-четвертом квартале текущего года. Но, повторюсь, много будет зависеть от цен, сокращения остатков нефти, поведения участников рынка и так далее, поэтому балансировка может наступить чуть раньше, или чуть позже.

Конечно, мы должны совместно выработать и согласовать механизм выхода. Он должен быть плавным, позволяющим избежать резкого наращивания объемов добычи, которое может привести к превышению предложения над спросом. Скорее всего, выход из сделки займет несколько месяцев. Более точно просчитать период плавного наращивания добычи можно будет непосредственно в момент принятия решения о выходе из соглашения. Это может занять три, четыре, пять месяцев - а может быть, наоборот, всего два.

Кроме того, мы должны изучить вопрос, какие из стран могут приступить к наращиванию добычи, а в каких странах производство падает по естественным причинам, как, например, в Мексике или Венесуэле.

- Как повлияло на российское присутствие на мировом рынке нефти участие в соглашении о сокращении добычи? Как к этому отнеслись покупатели российской нефти, где и как увеличилась доля, а где уменьшилась?

- Наша доля осталась примерно на том же уровне, что и до соглашения ОПЕК+. Объемы поставок определены средне- и долгосрочными договорами, поэтому никаких проблем не возникало.

- Закрывая тему ОПЕК и ограничений добычи, не могу не спросить: вы много раз говорили о том, что сотрудничество между ОПЕК и Россией в том или ином варианте будет продолжено после выхода из сделки. Обсуждается ли вариант формализовать эти взаимоотношения, подписав меморандум, создав специальный комитет и так далее?

- Полноформатного обсуждения этой темы не было, были лишь отдельные предложения. Мы можем продолжать наше сотрудничество в формате некого Форума стран, который будет собираться раз в квартал или раз в полгода для того, чтобы обсуждать текущую ситуацию на рынках, проблемы нефтяной отрасли и так далее. Но более конкретно мы об этом пока не думали.

- Давайте перейдем к проблемам развития нефтегазового сектора в России. Нужны ли дополнительные меры поддержки российской нефтяной отрасли в текущих условиях?

- На мой взгляд, стоит подумать о дополнительном стимулировании модернизации нефтепереработки. Несмотря на то, что вслед за ростом цен на нефть улучшилась ситуация и в нефтеперерабатывающей отрасли, маржа НПЗ остается очень низкой, и далеко не все российские заводы завершили процесс модернизации. Ряд инвестиционных проектов, реализуемых в рамках четырехсторонних соглашений, был отложен на более поздний срок. Вместе с Минфином мы готовим предложения о дополнительном стимулировании инвестиций в модернизацию нефтеперерабатывающей отрасли. В марте консолидированная позиция будет представлена председателю правительства. Основные вопросы обсуждения - введение системы отрицательных акцизов на нефть, налоговых каникул по акцизам. Важно также определить, какие НПЗ и на каких условиях смогут претендовать на государственную поддержку. Сейчас идет процесс согласований и выработки единой позиции.

- Как будете решать вопрос с тем, что Минфин жестко увязывает предоставление налоговых стимулов для нефтепереработки с обнулением экспортной пошлины на нефть и повышением НДПИ? Какой компромисс возможен?

- Мы считаем, что увязывать меры поддержки нефтепереработки с обнулением экспортных пошлин на нефть и нефтепродукты - очень рискованный шаг, который может непредсказуемо ухудшить ситуацию в отрасли как в отношении рентабельности переработки, так и роста цен на внутреннем рынке. С нашей точки зрения, целесообразно рассматривать вопрос об обнулении экспортных пошлин в контексте и в увязке со сроками формирования единого рынка ЕАЭС. В период 2018-2023 годов будет введен ряд новых установок вторичной переработки, что важно для надежного топливообеспечения отечественного рынка и рынков стран ЕАЭС автобензином и дизельным топливом высокого экологического стандарта. Дальнейшая модернизация уменьшит риски, связанные с отменой пошлин на нефть и нефтепродукты, но при этом все равно потребуется серьезная совместная работа с Минфином по формированию компенсационных механизмов для НПЗ и потребителей.

- В качестве еще одной меры поддержки нефтяной отрасли предлагалось в свое время предоставление налоговых льгот крупным, но уже обводненным месторождениям. Минфин нашел подходящую схему только для Самотлорского месторождения "Роснефти" (MOEX: ROSN). Минэнерго говорило, что будет продолжать работать в этом направлении. Актуален ли еще вопрос о предоставлении налоговых льгот для обводненных месторождений?

- В России много обводненных месторождений с очень высокой себестоимостью добычи. Действующая налоговая система не позволяет дифференцированно подходить к разным по сложности и состоянию запасам месторождений.

Еще в прошлом году меры поддержки обводненных месторождений были разработаны, но их не поддержало министерство финансов. По расчетам Минфина, введение этих мер приведет к потерям бюджета в краткосрочной перспективе. Но, на наш взгляд, нужно анализировать ситуацию в долгосрочной перспективе, тогда выгоды будут более очевидны. Поэтому мы продолжаем работать в этом направлении.

- Поднимался ли на уровне Минэнерго вопрос об отсрочке запуска таких месторождений, как Юрубчено-Тохомское и Русское из-за сделки ОПЕК+? Что делать с тем, что в планах "Транснефти" (MOEX: TRNF) по заполнению новых нефтепроводов Заполярье-Пурпе (11,1 млн тонн) и Куюмба-Тайшет (2,9 млн тонн) на этот год, отсрочка не учитывается?

- Вопрос об отсрочке запуска этих месторождений на уровне Минэнерго России не поднимался. Месторождения будут запущены в соответствии с лицензионными обязательствами компаний.

- Как Минэнерго относится к идее о переносе платы акцизов на топливо с НПЗ на АЗС, которая снова активно обсуждается в отрасли? Поступали ли в Минэнерго подобные предложения от "Роснефти"?

- Подобная система взимания акцизов плохо администрируется, что может обернуться снижением уровня собираемости налогов. Сейчас этот вопрос находится в стадии дополнительной проработки.

- Согласны ли вы с оценкой ФАС о том, что топливный рынок в России стабилизировался, и темпы роста цен не превысят темпы инфляции в этом году?

- У нас достаточно высокая конкуренция на топливном рынке. Так что с учетом текущей конъюнктуры рынка и накопленных запасов топлива, у нас нет оснований говорить, что розничные цены будут расти выше инфляции. Мы солидарны с ФАС в этом вопросе.

- В текущем году наступает крайний срок принятия решения о монетизации газа "Сахалина-1". Как идут переговоры с "Сахалином-2" по вопросу использования газа "Сахалина-1" для третьей очереди СПГ-завода? Отложен ли проект строительства Дальневосточного СПГ? Готов ли "Газпром" (MOEX: GAZP) поставлять газ на ВНХК?

- Существует принципиальная договоренность между "Сахалин-1" и "Сахалин-2" о продаже газа "Сахалин-1" на "Сахалин-2", сейчас идут коммерческие переговоры.

- Но переговоры между операторами этих проектов идут много лет...

- Все предшествующие годы у них не было принципиальной договоренности, на сегодняшний день они достигнуты, поэтому идет процесс согласования деталей соглашения.

- То есть я правильно понимаю, что поставки газа на III очередь становятся первоочередными, а проект строительства "Дальневосточного СПГ" отложен...

- Это коммерческий проект. Компании не предоставляли уведомлений в Минэнерго о том, что этот проект отложен.

- Соответственно, газ "Газпрома" пойдет на проект "Роснефти" ВНХК?

- Если "Сахалин-1" и "Сахалин-2" придут к соглашению относительно продажи газа, то да, газ "Газпрома" пойдет на ВНХК.

- "Газпром" откладывает реализацию СПГ-проектов (Балтийский СПГ, 3-я очередь "Сахалина-2", Владивостокский СПГ). Не упустит ли он возможность занять нишу на этом рынке? Не настораживает ли это Минэнерго?

- Реализация этих проектов предусмотрена нашей Энергетической стратегией до 2035 года. В целом, мы не видим рисков отказа от этих проектов и рассчитываем, что они будут реализованы.

- ФАС считает, что указ о Национальном плане по развитию конкуренции является сигналом Минэнерго ускорить работу по увеличению объемов продаж газа на бирже. Есть ли объективная необходимость в этом?

- В целом, мы считаем, что биржевая торговля газом должна развиваться, активно поддерживаем эту инициативу. Доля продаваемого на бирже газа увеличивается каждый год. В основном, это происходит за счет "Газпрома", а не за счет независимых производителей газа, поскольку у независимых существуют долгосрочные контракты на поставку и свободных объемов мало. Так что к этому вопросу надо подходить взвешенно и наращивать объемы продаж постепенно.

- До марта ведомства должны представить консолидированную позицию по механизму модернизации объектов электроэнергетики. Какие ключевые предложения Минэнерго и поддерживаете ли вы идею Минэкономразвития о внедрения механизма инфраструктурной ипотеки для модернизации?

- У нас нет возражений по поводу внедрения механизма инфраструктурной ипотеки. Это хороший инструмент, который позволит привлечь инвестиции в различные отрасли.

Что касается так называемого механизма "ДПМ-штрих" (механизм поддержки модернизации энергомощностей - ИФ), мы предлагаем, что в модернизацию пойдет до 40 ГВт - это верхняя планка. При этом необходимо вводить ограничения по ежегодному объему вводимых мощностей. Еще одна задача - равномерно распределить нагрузку пиковых выплат по инвестконтрактам. Оборудование должно отработать свой парковый ресурс более чем на 125%, но при этом у него должна быть высокая тепловая нагрузка.

Мы установили ряд критериев, которым должен соответствовать инвестор. Претендент, который приходит на конкурс, берет на себя обязательство, что ресурс станции будет продлен еще на 15-20 лет. При этом ему необходимо уложиться в определенную сумму, ограниченную price-cap, за счет которой будет осуществлена замена и установка оборудования.

Модернизация - это, по сути, замена крупных узлов станций - турбины, генератора, котла-утилизатора. Поскольку у тепловых станций линейка оборудования достаточно широкая, то наиболее простой путь - сформировать техническое задание и просчитать стоимость необходимого оборудования.

Вообще, пока мы в самом начале довольно сложного процесса: он затрагивает не только производителей, но и потребителей. Но все наши законодательные инициативы проходят серьезные обсуждения.

- Уточню про так называемый "ДПМ инфраструктурной ипотеки". Вы с Минэкономразвития сейчас это обсуждаете? Это предложение будет в итоговой консолидированной позиции или пока не ясно?

- Будет выработана общая позиция с Минэкономразвития, на данный момент идет процесс согласования. Как ни назови - "ДПМ-штрих" или "инфраструктурный проект" - главное, чтобы у нас появились инструменты и механизмы для модернизации теплоэлектростанций.

- Есть ряд вопросов, которые до сих пор не понятны. Например, какие объекты модернизировать в рамках программы - ТЭС или ГЭС тоже?

- Это будет касаться только тепловых электростанций в ценовых зонах. Рассматривается также возможность включения в программу модернизации объектов тепловой генерации Дальнего Востока (находятся под управлением "РусГидро" - ИФ).

- Если говорить об объеме средств, который высвобождается после завершения программы ДПМ, кто в принципе может претендовать на эти средства? То есть мы говорим только о модернизации тепловой генерации или возможно, что в эти средства войдет еще что-то, может быть, ВИЭ?

- По мнению Минэнерго России, эти средства необходимо направить на модернизацию именно тепловых электростанций, осуществляющих основные поставки электроэнергии и участвующих в регулировании и резервировании. Другие программы поддержки, в том числе ВИЭ и гидроэнергетики, прорабатываются параллельно.

- По ВИЭ в 2024 году заканчивается текущая программа поддержки строительства 6 ГВт подобных мощностей (объекты вводятся по ДПМ ВИЭ - ИФ). Будет ли новый аналогичный механизм или какой-то уже другой механизм поддержки? Или же эти проекты должны существовать без поддержки?

- В 2024 году заканчивается не программа поддержки, а программа ввода в эксплуатацию, после этого выплаты будут идти еще 10-15 лет. Поэтому по мере снижения выплат появятся финансовые источники для поддержки.

Пока рано говорить о том, будет ли сохранен такой же механизм на период после 2024 года. В целом, мы нацелены на внедрение рыночных механизмов строительства солнечных и ветровых электростанций, станций на основе других возобновляемых источников энергии. Если встанет вопрос о мерах государственной поддержки, мы должны будем все очень тщательно взвесить.

Сейчас идет серьезное удешевление себестоимости капитальных вложений, текущей эксплуатации, выработки киловатт-часа, кроме того, нужно будет просчитать экономику проектов. У нас помимо механизма ДПМ, который сейчас используется на федеральном уровне для привлечения инвестиций в ВИЭ, есть варианты поддержки проектов на региональном уровне, в том числе за счет субсидирования тарифа. Этот вопрос нужно рассматривать в комплексе.

- "Россети" (MOEX: RSTI) сейчас активно продвигают идею о внедрении долгосрочных тарифных соглашений в сетевом комплексе. Когда планируется завершить работу над соответствующим законопроектом? Этот вопрос уже обсуждается несколько лет...

- Мы как министерство выступаем "за" и являемся инициаторами таких долгосрочных соглашений между субъектами РФ и инфраструктурными компаниями. Соответствующий проект закона разработан министерством и внесен в правительство. Надеемся, что он пройдет согласование и будет внесен в Госдуму.

- В дискуссиях о долгосрочных решениях "Россети" увязывали тарифы со своей дивидендной политикой, аргументируя это тем, что компании сложно выплачивать дивиденды в текущем тарифном меню. Возможно ли включение в тариф на передачу электроэнергии некой дивидендной составляющей по аналогии с тарифами инфраструктурных компаний в других отраслях или это не обсуждается?

- Практика, когда дивиденды от прибыли сразу закладываются в тариф в качестве расходов компании и не учитываются при реализации инвестиционной программы или других расходов, существует. К сожалению, в сетевом комплексе пока такие решения не были приняты.

- Все-таки такая идея обсуждается, чтобы некая дивидендная составляющая была в тариф введена?

- Эта тема не закрыта, и мы постоянно ее обсуждаем с нашими коллегами из других федеральных органов власти, но пока не пришли к единому пониманию вопроса.

- По "Россетям" также до сих пор не понятно, когда и каким образом компания может получить сетевые активы в Крыму, и будет ли это вообще сделано? Можете пояснить, есть какой-то дедлайн? Как сейчас проходят дискуссии по этому вопросу?

- Сейчас мы работаем над тем, чтобы объединить активы, которые входят в ГУП "Крымэнерго", и активы, которые были построены в рамках обеспечения энергоснабжения Крымского полуострова - это энергомост, линии электропередачи высокого напряжения, подстанции. Целевая задача - все это объединить под единым управлением, в рамках одного акционерного общества. Пока на уровне правительства окончательных решений не принято.

- По соседнему региону - по Тамани - также есть вопрос. Правительство поручало до 1 апреля провести отбор мощности новых генерирующих объектов. Можете сузить временные рамки, когда конкретно он пройдет?

- Ожидается, что итоги конкурса будут подведены не ранее конца марта 2018 года (срок окончания приема заявок 28 марта 2018 года). Эти сроки устанавливались для привлечения максимального количества участников отбора, так как потенциальным инвесторам необходимо предоставить достаточное количество времени для оценки экономической эффективности проекта и формирования ценовых заявок для участия в конкурсе.

- В прошлом году заработала надбавка на оптовом рынке для выравнивания тарифов Дальнего Востока со среднероссийским уровнем. И уже тогда, когда вводили надбавку, обсуждалась возможность ее продления или ее изменения в части включения в тариф инвестсоставляющей для реализации проектов "РусГидро" (MOEX: HYDR). В ближайшей перспективе возможны подобные изменения?

- Нет, сначала нужно посмотреть, как работают принятые ранее решения. Только после мониторинга и анализа можно будет говорить о продлении, включении инвестиционной составляющей. Сейчас, как вы знаете, инвестиционная составляющая не включена. Никаких инициатив, по крайней мере, с нашей стороны, по этому поводу нет, мы считаем, что пока недостаточно данных для анализа.

- Перейдем к международным отношениям. Россия начала диалог с Саудовской Аравией относительно возможных поставок СПГ. Кроме России организовать поставки СПГ в Саудовскую Аравию стремятся и США, которые уже подписали соответствующий меморандум. Как вы считаете, возможно ли в случае достижения договоренностей сосуществование России и США на рынке Саудовской Аравии? Какой объем СПГ готова закупать страна и в какие сроки? Предлагает ли Саудовская Аравия сотрудничество в строительстве регазификационных терминалов, прокладке газопроводов, в том числе на территорию сопредельных стран? Приглашаются ли российские компании к участию в проектах на территории Саудовской Аравии?

- Сейчас активно идут коммерческие переговоры с Saudi Aramco по всем основным направлениям нефтегазового сотрудничества. Посмотрим, какие будут в конечно итоге достигнуты договоренности. На сегодняшний день есть много желающих поставлять в Саудовскую Аравию СПГ, но в стране нет даже регазификационного терминала по приему сжиженного газа. Переговоры по участию в проекте строительства такого терминала тоже идут, но о деталях пока говорить рано.

- Что Минэнерго ждет от встречи с еврокомиссаром по энергетике Марошем Шефчовичем в марте? ЕС подготовил законопроект, по которому входящие на территорию Евросоюза газопроводы из других стран подпадают под действие законодательства ЕС. Понятно, что в отношении "Северного потока-2" Еврокомиссиия добьется своего (мы помним по опыту "Южного потока"). Как можно решить проблему с намерением ЕК распространить регулирование третьего энергопакета на "Северный поток-2"? Продавать газ на бирже в Петербурге? Пустить в него газ независимых поставщиков на условиях комиссии?

- На встрече с господином Шефчовичем в Давосе мы обсудили все основные вопросы нашего сотрудничества. Самый сложный из них касается "Северного потока-2". По этому вопросу у нас с коллегами из Еврокомиссии принципиально разные позиции: российская сторона считает, что это коммерческий проект, Еврокомиссия хочет дополнительно его регулировать. Сначала предлагалось сделать это через механизм мандата на ведение переговоров, теперь предлагают включить морские проекты в юрисдикцию Третьего энергопроекта. Мы считаем, что существующее европейское законодательство не требует никаких изменений, "Северный поток-2" может и должен быть реализован, как и другие подобные проекты. Все попытки дополнительного регулирования направлены лишь на то, чтобы не допустить строительства "Северного потока-2" и увеличения поставок российского газа в Европу.

В марте мы хотим встретиться для того, чтобы сверить часы по всем основным вопросам, в том числе по БРЭЛЛ, решению Стокгольмского арбитражного суда между "Газпромом" и "Нафтогазом Украины", поставкам и транзиту газа через Украину.

- До конца 2018 года у нас действует пауза по контракту на закупку газа в Туркмении. Туркмения ставит вопрос о желании поставлять газ в Европу через газопровод Средняя Азия-Центр (САЦ). Каким вам сейчас видится потенциальное сотрудничество с Туркменией? Возможно, рассматриваются какие-то своповые сделки с вовлечением Ирана?

- Туркмения нацелена поставлять газ в Европу через САЦ. Но как будет развиваться ситуация после прекращения действия моратория в конце 2018 года, будет ли он продлен или начнутся поставки газа, пока сложно сказать.

- Россия и Иран обсуждают поставки российского газа на север Ирана через Азербайджан. Какова экономика этой схемы? Своп или денежный расчет? Происхождение этого газа? Рентабельность поставок? Может ли это быть газ ЛУКОЙЛа с Хвалынского месторождения?

- Нашим компаниям интересно поставлять газ на север Ирана и получать газ на юге в виде СПГ или по планируемому газопроводу в Индию через Пакистан. Но конкретных решений между "Газпромом", Азербайджаном и Ираном пока нет.

Беседовали Анна Горшкова, Полина Строганова.

США. Евросоюз. Россия. ОПЕК > Нефть, газ, уголь > minenergo.gov.ru, 12 февраля 2018 > № 2494476 Александр Новак


Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 февраля 2018 > № 2494308 Лилия Шевцова

Путин оказался на тонком лезвии, россияне не хотят платить за Крым

Известный политолог Лилия Шевцова о значении «кремлевского списка» и том, почему в Москве боятся Трампа.

Владислав Кудрик, Апостроф, Украина

Лилия Шевцова — российский публицист и политолог, специалист по новейшей истории России, в прошлом сотрудник Брукингского института и Фонда Карнеги за международный мир. С известным политологом «Апостроф» побеседовал о недавнем «кремлевском докладе» Минфина США, который оказался хуже, чем ожидали, о готовности Штатов вводить новые антироссийские санкции, о сохранении баланса во внешней политике России между конфронтацией с Западом и попытками диалога и тонком лезвии, по которому придется идти президенту РФ Владимиру Путину.

«Апостроф»: Лилия Федоровна, как вы можете объяснить, что американский «кремлевский доклад» очень напоминает список богачей от Forbes, а не какой-то тщательный анализ, которого ожидали?

Лилия Шевцова: Здесь возникла такая любопытная трагикомическая ситуация: российский околокремлевский истеблишмент ожидал «кремлевского доклада» в состоянии явного оцепенения и предвиденья шока; критики Кремля, как внутри России, так и за рубежом, в том числе в Вашингтоне, ожидали, что этот доклад принесет революционные изменения, и задачей этого доклада видели его превращение в deterrent, средство сдерживания и возмездия, которое должно было заставить российскую элиту дистанцироваться от Путина. И вот, как всегда, ожидания и надежды обеих сторон оказались разрушенными. Причем возникла весьма смешная ситуация, когда люди, которые были вовлечены по крайней мере в процесс подготовки, может быть, одной из версий этого доклада в Вашингтоне — в том числе, например, известный бывший сотрудник Госдепа, который при Обаме отвечал за санкции в отношении России, Дэн Фрид — выступая в «Атлантик Каунсил» (Atlantic Council), откровенно называли этот доклад joke report — то есть это не доклад, а шутка.

И высказываются уже различные версии того, почему этот доклад превратился в шутку, либо «ксерокопию телефонного справочника», либо, так сказать, «ксерокопию российской версии „Форбс“ Forbes». Давайте не будем уходить в процесс расследования этих версий, потому что мы не знаем, что конкретно произошло. Произошло ли то, о чем говорит один из инсайдеров в Вашингтоне, известный экономист, сотрудник Atlantic Council Андерс Ослунд: в последний момент, практически ночью, какой-то сотрудник Госдепа (а возможно, администрации) подменил доклад своей ксерокопией? Мы не знаем. Можно сделать вывод, что до последнего момента, то есть до полуночи, шла борьба между президентской администрацией и сторонниками более жесткого подхода к санкционному списку, которые, очевидно, концентрировались в Министерстве финансов и Конгрессе. Было ясно, что президентская администрация не хочет обострять отношения с Россией, а Конгресс желал пойти гораздо дальше. И выиграла администрация.

Но зададим несколько вопросов. Если бы победила более жесткая версия «кремлевского доклада», в которой более детально и с большей аналитичностью был бы воспроизведен список ближайшего окружения Путина, которое, во-первых, помогает ему удерживать власть, во-вторых, обогащается за счет Путина, помогла ли бы такая публикация решить задачу раскола российского правящего класса, дистанцирования российской политической элиты от Кремля? У меня есть серьезные сомнения в этом. И потому, что благосостояние российского политического класса зиждется на слиянии власти и собственности. Все олигархи, вся российская клептократия зависит от степени лояльности к Путину. И неужели она бы решила разорвать эту связь? Во-вторых, основные активы российского бизнеса и политического класса все же находятся в основном в России. Российская элита их только монетизирует на Западе. Кроме того, произошедшее с Ходорковским до сих пор продолжает довлеть над психологией российского политического класса, это страх.

Поэтому цель расколоть российскую элиту «кремлевским докладом» вряд ли могла быть осуществлена в ближайшей перспективе. Доклад, возможно, вызвал некоторую эйфорию в кремлевских коридорах. Но нельзя отрицать два последствия даже этой, импотентной, версии доклада. Первое — это то, что, публикуя практически весь список членов российского правительства и президентской администрации, Белый дом таким образом отошел от традиционного для западного подхода расчленения российской политической элиты на прозападную и антизападную, на либералов и не либералов. Этот список фактически показывает, что Белый дом всех ее представителей считает нерукопожатными. А это, в общем, очень серьезный удар по всему российскому политическому классу. В этот список ведь включены даже российский омбудсмен и люди, которые вряд ли имеют какое-либо отношение к процессу вынесения решений.

Второе: сейчас Белый дом и Вашингтон оказались неготовыми к новому санкционному списку, потому что этот список — вовсе не санкционный. Но, как говорит практика введения санкционных режимов, угроза санкций бывает гораздо опаснее, чем сами санкции. Угроза санкций может оказаться гораздо более действенной с точки зрения влияния на ментальность и психологию российского политического класса.

— Насколько оправданно считать, что в секретной части доклада что-то кардинально иное?

— Мы не знаем, что в секретной части доклада. Но в любом случае, если там и нет механизма реального осуществления санкций, выявления коррупционных источников грязных денег российской элиты, то уж можем быть уверены, что Конгресс, который един в своем отношении к России, настоит на том, чтобы администрация Трампа в конечном итоге сформировала именно такой список.

Но здесь важен еще один результат: администрация согласилась с принципом вторичных санкций, которые бьют по интересам тех корпораций, физических лиц и структур, которые каким-то образом связаны с экономическими интересами российской политической элиты. Это предприятия, которые сотрудничают с российским военно-промышленным комплексом, лоббистские структуры, которые обеспечивают легализацию финансовых интересов российской элиты. А это очень серьезно. По сути дела создается механизм подрыва личной интеграции российского политического класса в западное общество и начинает постепенно готовиться платформа для разрушения мощнейшей западной лоббистской структуры, которая в течение 20 лет обеспечивала легализацию клептократических интересов России, Китая, Азербайджана, Узбекистана, Ливии, других государств — в европейском и американском пространстве.

И я бы здесь хотела подчеркнуть очень важную вещь, которая отчасти связана и с фактором Украины: фактически сделан очень важный шаг в направлении разрушения «эффекта Манафорта». Именно [Пол] Манафорт, представитель нового поколения лоббистских сил в США, в течение последних 20 — 25 лет сумел создать новый вид бизнеса: политический консалтинг, который объединен с лоббированием интересов клептократических авторитарных режимов. Он начал с режима [бывшего диктатора Филиппин] Фердинанда Маркоса, затем были африканские режимы, а кончил лоббированием интересов режима Януковича, на котором он и создал свое благосостояние. Есть целый ряд серьезных журналистских расследований о том, как именно Манафорт и его компания блестящих молодых людей создали абсолютно новый механизм лоббирования интересов коррупционных режимов в Вашингтоне, совратив Вашингтон.

Тот факт, что и спецпрокурор [Роберт] Мюллер, и ФБР, и Министерство юстиции в качестве одного из объектов нападения выбрали Манафорта, — это уже разрушение серьезнейшей лоббистской структуры, без которой интересы российского политического класса, Януковича, [президента Казахстана Нурсултана] Назарбаева, китайских олигархов или членов правительства не могут получить свою монетизацию в долларовом пространстве. Вот «эффект Манафорта», который мы очень недооцениваем.

— Вы сказали, что сами санкции могут быть менее разрушительны, чем их ожидание. Но похоже ли сейчас на то, что Вашингтон готов их ввести в соответствии с принятым в августе прошлого года законом и после публикации списка?

— Мы пока не знаем, в какой степени Белый дом готовится к публикации нового списка санкций. Частично санкции на основе августовского закона Конгресса были уже введены осенью 2017 года — это санкции в отношении отдельных российских предприятий. Но санкционный список, который предложили Вашингтону, был, как мы знаем, торпедирован, и отнюдь не в Вашингтоне — он был торпедирован европейскими правительствами, прежде всего Германии и Франции, а также европейским бизнесом. И именно под давлением своих европейских партнеров американцы были вынуждены ограничить свои санкционные аппетиты и отказаться от ограничительных мер в отношении целого ряда российских компаний и забыть о «Северном потоке — 2». Американцы, вводя санкции, также должны думать о том, что по этому поводу думают европейские партнеры. А Европа не готова формировать вместе с Соединенными Штатами единый антироссийский санкционный фронт.

А что же касается их реальной готовности, это мы, очевидно, увидим уже скоро, через 180 дней, а может быть, и раньше. Через 180 дней американское Министерство финансов вынуждено будет опубликовать новый антироссийский список, в котором уже должны быть имена конкретных коррупционеров, а также наконец разработан механизм реакции на коррупционные капиталы. И наконец, возможно, президентская администрация решит, каковы ее санкционные цели, потому что до сих пор американская повестка дня по этому вопросу не ясна. Мы не знаем, хотят ли американцы только сдержать российские интересы, проводить политику возмездия или использовать угрозу санкций просто для предупреждения.

— На каком этапе Москва решится ответить Вашингтону?

— Во-первых, по крайней мере на протяжении последних двух лет мы видим все признаки того, что Кремль пытается отойти от своей политики, которую можно назвать тестированием западного смирения — когда Кремль пытался найти, где же эта красная линия в отношениях с Европой и Америкой, бросая камни в европейские и западные окна. В течение последних двух или, совершенно четко, полутора лет Кремль пытается отойти от слишком агрессивной политики в отношении Запада. Он понимает, что дальнейшее хулиганство и гопничество, как мы это говорим, на международной сцене — в отношении не только Запада, но и стран, которые соседствуют с Россией — может окончательно подорвать важнейший принцип существования и выживания российской системы самодержавия, которая зиждется на следующем лозунге: быть с Западом (то есть сотрудничать с Западом, использовать его ресурсы), быть внутри Запада (то есть гарантировать, что российская элита может выводить туда свои ресурсы) и быть против Запада (то есть сдерживать влияние западных ценностей внутри России).

Фактически начиная с конца 2014 года, с 2015 года санкции по Акту Магнитского, за аннексию Крыма и российскую войну на Донбассе начали подрывать этот механизм выживания российской системы. А уж в 2017 году, совершенно очевидно, Путин протянул Западу и прежде всего Америке руку дружбы, примиренчества, союзничества и предложил заключить новую сделку, new grand bargain. По крайней мере дважды Кремль предлагал Вашингтону широкомасштабную, фантастическую программу не просто сотрудничества, а партнерства, которого не могло быть даже в период «медового месяца» отношений между Медведевым и Обамой. Она должна была включать переговоры по всем конфликтным вопросам, в том числе по Украине без (участия — прим. ред.) украинцев, а также теснейшее партнерство американских и российских силовых структур. Такие два предложения были выдвинуты весной и летом 2017 года.

Результаты примиренческого поведения Путина не привели к практическим выводам. Но посмотрите на реакцию Путина на действия Конгресса, закон Конгресса в августе (Путин не предпринял никаких «обраток»), на этот «кремлевский список» (он сказал: ну да, мы ожидали, мы можем ответить, но мы не будем отвечать, не хотим осложнять отношения)! Вот в этом он действительно абсолютно искренен: Москва не готова к конфронтации с Западом, к конфронтации с Трампом. Москва опасается Трампа по крайней мере в силу двух причин. Во-первых, Трамп — это непредсказуемость. Во-вторых, Москва опасается внешнеполитического лозунга Трампа America first, «Америка прежде всего», который означает, что Америка может как угодно гарцевать на международной сцене, а Россия не знает, как на это ответить. И, наконец, из-за милитаризации внешней политики и глобальной роли Америки. Россия тоже не может на это ответить, имея военный бюджет в 46 млрд долларов, когда у США он 700 млрд. Трамп теперь принял программу по обновлению вооруженных сил в размере 54 млрд долларов, это больше, чем российский военный бюджет. Путин — трезвый человек, он понимает, что Россия не может быть втянута в эту военную гонку.

Поэтому сейчас политика Кремля — не раздражать Америку, попытаться примириться с Америкой. И, кажется, эта политика находит определенный отзвук в Белом доме. Ведь недаром в тот момент, когда американцы публиковали свой так называемый кремлевский доклад, в Америке вдруг оказались три руководителя российских силовых структур, в том числе глава Службы внешней разведки Сергей Нарышкин, который в американском санкционном списке. Американцы сказали: «Хорошо, мы публикуем этот санкционный список. Вы посмотрите, он беззубый! Но давайте возобновим наши контакты по силовым каналам». Поэтому силовики встречались с [директором ЦРУ Майком] Помпео, руководитель российского Генштаба генерал Герасимов только что встречался в Баку с руководителем союзнических сил НАТО в Европе [Кертисом Скапаротти], Курт Волкер продолжает встречаться с Сурковым, намечаются другие контакты…

Поэтому, с одной стороны, мы должны трезво видеть, что американцы наращивают механизм сдерживания России и, возможно, возмездия — прежде всего за вмешательство во внутриполитическую ситуацию в Америке. С другой стороны, американцы не хотят загонять Путина в угол и ищут точки, по которым они могут говорить с Россией.

Означает ли это, что Путин фактически остался без зубов, что Кремль отныне будет играть роль миролюбца (а Путин действительно в качестве одной их своих идей для нового президентства предлагает идею миролюбия)? Нет, не означает. Идея новой сделки с Америкой вовсе не исключает, что российская политическая элита — прежде всего Кремль — не убирала со стола традиционный механизм российской дипломатии, который так часто был таким успешным. Его можно определить как «эскалация ради деэскалации»: Кремль проявляет агрессивность, пытается загнать Запад в угол и шантажирует его не чтобы вызвать конфронтацию, а чтобы Запад потом пошел на попятную и принял те или иные российские условия. Этот механизм остается на российском письменном столе и может быть задействован в любой момент.

— Какие средства выглядят сейчас для Кремля наиболее привлекательными, чтобы спровоцировать диалог? Или Москва будет выжидать?

— Я думаю, что ситуация изменилась. До недавнего времени, по крайней мере до прихода Трампа в Белый дом, Путин позволял себе разные пируэты на международной сцене, весьма рискованные акробатические трюки, будучи уверенным, что Европа беззубая (а она действительно пока что беззубая), а Америка находится в русле доктрины Обамы, которая означает «давайте не раздражать Москву, давайте будем лидерами сзади». И Запад реагировал на путинские акробатические номера — и на Украине, и в Сирии, и в Ливии, и в других точках, где Америка пытается обозначить свое присутствие.

Начиная с 2017 года и прихода в Белый дом Трампа, который сам может кого угодно поразить собственным гопничеством, Москва воздерживается от экстремистских выходок и битья стекол. Теперь Москва выжидает и реагирует на поведение Запада и Америки. Пойдет ли Москва на какие-то новые непредсказуемые действия, мне трудно сказать. Потому что способность Москвы к новой непредсказуемости и агрессивности зависит как от внутренней ситуации в России, так и от психологии, умонастроения российского политического лидера, от того, как он оценивает свою силу. Мы не можем сейчас со стопроцентной уверенностью предсказать, в каком направлении понесет Кремль, потому что ситуация остается под влиянием огромного количества факторов.

— Меняют ли что-то для Кремля в этом плане президентские выборы? Снимут ли они какое-то психологическое напряжение, что подтолкнет к изменениям во внешней политике?

— Сами выборы Путина являются символическим шагом, ибо это даже не выборы, а переутверждение нынешнего лидера в должности. Но здесь остается неясным целый ряд вопросов. Прежде всего, какова будет идея Путина по легитимации своего президентства на новом этапе. Явно он не готов возвращаться к модели военного патриотизма, которую использовал в период аннексии Крыма. И потому, что население не хочет новой конфронтации с окружающим миром. Путин, очевидно, понимает, что народ, поддерживая присвоение Крыма, в то же время из своего кошелька не хочет платить на крымские нужды. То есть в Кремле, несомненно, есть понимание определенной исчерпанности легитимации через военный патриотизм. Другая идея легитимации, которую сейчас тестируют, использует идеи «президент-отец нации» и «президент-миротворец». Но в какой степени они смогут успокоить население, консолидировать элиту и удержать статус-кво, непонятно.

Если исходить из логики выживания лидерства и самой системы российского самодержавия, то Путину придется идти по очень тонкому лезвию. С одной стороны, он вынужден будет сохранить механизм выживания системы за счет использования ресурсов Запада, без которых не может работать российский ВПК, нет оборудования для бурения новых скважин в Арктике и Восточной Сибири, а это, следовательно, удар по газонефтяной отрасли… В интересах Путина — сохранить относительно мирные, конструктивные отношения с Западом. А, следовательно, и с соседними странами.

Но, с другой стороны, Путин развернул страну в прошлое, вернул Россию к традиции, архаике, что означает поиск врага, подозрительность по отношению к окружающему миру, воспроизводство образа России как окруженной крепости, постоянное стремление найти доказательства для российской державной роли, в том числе со стороны соседей. Как Путин сможет пройти по этому лезвию бритвы? В любой момент он может соскочить с этого лезвия в ту или другую сторону, но прежде всего в сторону традиционализма.

— Как запрет на участие Навального в выборах повлияет на протестный потенциал в российском обществе?

— Алексей Навальный — конечно же, новое явление в российской политической жизни. Даже несмотря на то, что он фактически вытеснен из легального политического поля. Либералы с ним могут не соглашаться по целому ряду вопросов, но следует признать один факт: он — пока единственный представитель политического сообщества, который имеет возможность влиять на новое политическое поколение в России и который сумел создать новую сетевую структуру российского протеста, которая в любой момент при волне недовольства может превратиться в платформу для протестного движения. И Кремль это понимает, конечно.

Идея Навального бойкотировать президентские выборы понятна, она является попыткой постоянно придавать протестному движению определенный стимул. Но сам бойкот, если он не массовый, сыграет, как это ни парадоксально, даже на пользу Путину, добавит голосов в корзину нынешнего президента.

Сможет ли Навальный после выборов найти стимулы для поддержания протестной активности, прежде всего в регионах — вот это вопрос. Но у него для этого есть команда, воображение и мужество. А со стороны недовольных сегментов общества есть потребность в новом лидере. То есть это феномен, который имеет будущее.

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 февраля 2018 > № 2494308 Лилия Шевцова


Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 12 февраля 2018 > № 2494281

Силового освобождения Донбасса не будет, мы понимаем причину

Дмитрий Тымчук о Минских соглашениях и планах Кремля по Донбассу.

Марина Евтушок, Апостроф, Украина

О ключевых проблемах Минских соглашений, том, почему Украина не пойдет на силовое возвращение оккупированного Донбасса, и планах Кремля насчет так называемых ДНР — ЛНР и их возможного объединения в интервью «Апострофу» рассказал координатор группы «Информационное сопротивление», народный депутат Украины Дмитрий Тымчук.

«Апостроф»: Три года назад были подписаны вторые Минские соглашения. Какие позитивные и негативные последствия вы бы выделили?

Дмитрий Тымчук: Необходимо, прежде всего, обратиться к первым Минским соглашениям, которые были подписаны в сентябре 2014 года. Тогда Украина действительно была в очень сложной ситуации, а наши так называемые «зрадофилы» раскручивали утверждение о том, что произошла сдача позиций. Если вспомнить события под Иловайском и принять во внимание состояние наших Вооруженных сил, которые в то время только становились на ноги, то становится понятно, что нам в любом случае нужна была передышка, чтобы приспособить сферу национальной безопасности и обороны под создавшиеся условия, под отражение агрессии Российской Федерации.

Я считаю, что подписание «Минска-1» сыграло положительную роль. Во-первых, это привело к определенной деэскалации на Донбассе, дало нам возможность собраться после получения удара поддых во время событий под Иловайском и начать конструктивные переговоры с западными партнерами. Ведь мы помним, что до этого на Западе с трудом воспринимали происходящее на Украине, в ООН рассказывали о том, что имеет место внутренний конфликт, то же самое говорили и в Европе. Только после «Минска-1» Запад в целом и Европа в частности начали осознавать, что речь идет все-таки о российской агрессии.

«Минск-2» проистекает из «Минска-1». Опять же, у наших западных партнеров, «нормандской четверки» в лице Германии и Франции, была большая надежда, что подписание «Минска-2» приведет к мирному урегулированию на Донбассе, однако этого не произошло. После этого, когда нам вплоть до сегодняшнего дня и в Европе, и в России рассказывают о том, что Минские соглашения — это единственный и безальтернативный вариант мирного урегулирования, необходимо вспомнить, что через три дня после подписания вторых Минских соглашений российские оккупационные войска захватили дебальцевский плацдарм.

В подписанных три года назад соглашениях первыми пунктами были указаны незамедлительное прекращение огня, отвод тяжелых вооружений и так далее. Однако вместо этого мы получили полномасштабную наступательную операцию оперативно-тактического уровня со стороны оккупационных войск и лишились большого участка своей территории. То есть через три дня после своего подписания «Минск-2» перестал существовать. Соответственно, уже тогда было понятно, что это мертворожденное дитя, работать ничего не будет, что мы, в общем-то, и наблюдаем на сегодняшний день. Это, скажем так, какая-то иллюзия, за которую цепляются сторонники мирного диалога. Но в то же время мы понимаем, что у Киева сегодня нет политической воли для проведения силовой операции, да и вряд ли будет в обозримой перспективе. С другой стороны, мне трудно оценить, хорошо это или плохо.

Объективно, силовая операция была бы единственным вариантом решения проблемы. Но необходимо понимать, какое количество жертв и с нашей стороны, и со стороны мирного населения, в первую очередь на оккупированной территории, может повлечь такая операция. Ведь ни о каком праве войны в данном конфликте речи нет вообще. Российские оккупанты активно используют для позиций и ведения огня объекты гражданской инфраструктуры, жилые кварталы, населенные пункты. Фактически, они используют гражданских в качестве заложников, руководствуясь «заветами великого Путина» о том, что военные будут стоять за спинами женщин и детей.

— Если эти соглашения давно мертвы, почему за них так цепляются? Возможно, стоит разработать новый документ или расширить круг участников переговоров?

— Пока не будут работать первые пункты, касающиеся безопасности, говорить о политической части соглашений было бы глупо. Но в то же время любой мирный договор подписывается между участниками конфликта. В данном конфликте два участника — Украина и Россия как субъекты международного права. В 2014-2015 годах, пока западные партнеры не понимали природы происходящего на Донбассе, ситуация сложилась так, что Россия представила самопровозглашенные ДНР и ЛНР какими-то субъектами, хотя по сути это оккупационные администрации под руководством РФ.

Соответственно, первые и вторые Минские соглашения были подписаны с теми, кто в международном праве ничего собой не представляет, не дает никаких гарантий и не имеет никаких полномочий, грубо говоря, с привидениями.

Любой подобный документ возымел бы действие, если бы действительно был подписан между настоящими участниками конфликта, то есть если бы Украина подписывала это с Россией. Но мы знаем позицию РФ: «их там нет». И даже при всем давлении международного сообщества Путин вряд ли сейчас пойдет на признание своей ответственности за события на Донбассе и подписание полноценного и эффективного мирного договора.

— Кстати, о привидениях. Создание так называемого «единого таможенного пространства» между оккупированными Донецком и Луганском — это шаг к объединению псевдогосударственных образований?

— На данный момент это трудно назвать объединением. Кремль пытается максимально устранить те противоречия, которые были между ЛНР и ДНР для того, чтобы создать видимость какой-то «единой «Новороссии» в первоначальном варианте, за который они боролись в 2014 году. В 2015 году этот проект потерпел полнейший крах. Изначально конфигурация на территории оккупированных Донецкой и Луганской областей была следующей: определенные российские спецслужбы имели свои сферы влияния. Донецкую область, где была и остается более существенная военная составляющая оккупационных войск, курирует и имеет больше рычагов влияния Главное разведывательное управление Генерального штаба Российской Федерации.

В Луганской области раньше начали развиваться «административные» оккупационные структуры, которые возглавил господин Плотницкий (экс-главарь боевиков ЛНР Игорь Плотницкий — прим. ред.). Военная составляющая там была слабее. Да и сегодня мы наблюдаем, что «первый армейский корпус ДНР» намного мощнее «второго армейского корпуса ЛНР». Но Луганская область была интересна объемами добычи угля — основная часть ведь припадает на нее. Так сложилось, что ее плотнее курировала Федеральная служба безопасности.

Понятно, что в обоих случаях центральным пунктом принятия решений является администрация президента Российской Федерации, но через разные каналы. Это вылилось в то, что Александр Захарченко приобрел определенный политический вес в так называемой ДНР, то есть может влиять на процесс принятия решений, а не просто быть слепой марионеткой в руках Кремля. Та же ситуация — с Игорем Плотницким. Он, как мы уже знаем, отличался большей жадностью и меньшей управляемостью. Это алчный человек, у которого, по-моему, не существовало вообще никаких тормозов в плане наживы, из-за чего его и пришлось убрать со сцены.

После того, как пришли более управляемые люди, у Москвы появилась возможность убрать противоречия между ДНР и ЛНР, а если говорить прямо, то между Захарченко и Плотницким, и изобразить какое-то единодушие. Поскольку введение «таможенных сборов» и «границ» между областями вызвало изумление и у боевиков, и у местного населения на оккупированных территориях, то задача-минимум — продемонстрировать какое-то единство — выполнена. Вопрос в том, будет ли полноценное объединение в единую структуру, условно говоря, в ту же «Новороссию». На данный момент я не вижу повода исключать такой вариант, но, с другой стороны, сферы влияния остаются распределенными: ГРУ и Минрегионразвития РФ курируют ДНР, а ФСБ — ЛНР.

С одной стороны, в случае объединения Кремль получает плюс в виде того, что одной структурой всегда легче управлять, чем несколькими. Кроме того — и это может быть важно для Путина — в таком случае убирается очень много звеньев распределения материальных и финансовых ресурсов. Ведь в России прекрасно понимают существующие масштабы дерибана в псевдореспубликах, и понятно, что это никому не нравится. В Москве прекрасно знают, что огромная часть выделяемых на оккупированный Донбасс ресурсов просто-напросто разворовывается. С уходом Плотницкого один серьезный «пылесос» убран, но схема остается такой же.

Среди минусов объединения — возможное столкновение лбами российских кураторов в лице силовиков. Кроме того, местные главари тоже имеют свой интерес к кормушке, так что объединение может вызвать перераспределение сфер влияния и вернуть ситуацию 2014 года, когда разные бандформирования открыто между собой враждовали по вопросам контроля над бизнесом или получения российской помощи. Оценивая риски, я не понимаю, пойдет ли Москва на этот шаг.

— И о парламентских реалиях: предложения Минсоцполитики Украины о новых правилах начисления пенсий военнослужащим вызвали волну возмущения. Что с ними не так?

— Проще сказать, что с ними так. Я вижу в них только два позитивных момента. Во-первых, люди, которые сегодня защищают Украину на Донбассе, получат существенно повышенное пенсионное обеспечение. И те, кто с 2014 года выходил на пенсию (хотя этот процесс был заблокирован, и Верховная Рада не так давно его разблокировала), будут иметь достойное пенсионное обеспечение. Но возникает вопрос социальной справедливости. В чем суть? Минсоцполитики, исходя из предложенной на сегодня концепции, предлагает пенсионную сегрегацию. На заседании комитета министр Андрей Рева сказал, что окончательного законопроекта и консенсуса с Министерством обороны еще нет. Согласно существующему варианту, пенсионеров хотят разделить на «черных» и «белых». «Черные» — это те, кто уволился до 2014 года, а «белые», которые будут получать достойные выплаты, — это все, кто уволился после 2014 года. У них разные формулы для расчета пенсий. Те, кто уволился с 1991 до 2014 года, получат копеечные повышения. Это те предложения, которые есть на сегодняшний момент.

Получается, что уровень пенсионного обеспечения зависит не от того, был ли человек на фронте, а от того, когда он служил и увольнялся. Грубо говоря, начальник склада, который с 2014 года и до сегодняшнего дня глубоко в тылу торговал портянками и никогда не был в зоне АТО, будет получать в разы большую пенсию, чем человек, который воевал в Афганистане и уволился до 2014 года. Лично я не вижу в этом предложении адекватности.

Но мы понимаем: чтобы выполнить пресловутое постановление кабинета министров №704, которое должны были ввести в действие с 1 января 2018 года, и повысить должностные оклады за звание и выслугу нынешним военным, а также, согласно нынешнему законодательству, автоматически пересчитать пенсии, нужно 38 миллиардов гривен. Такую цифру я слышал. Таких денег в бюджете просто нет. То, что сейчас предлагает Минсоцполитики, позволяет сократить эту сумму до чуть более семи миллиардов. Понятно, что это совершенно разные цифры.

Пока непонятно, как будет выходить из этой ситуации Кабинет министров. Ясно только то, что это пытаются сделать за счет пенсионеров, которые увольнялись до 2014 года. Сложно сказать, как Верховная Рада воспримет такую инициативу. Мы стоим перед ситуацией, в которой очень трудно совместить принцип социальной справедливости и имеющиеся финансовые возможности.

Военные пенсионеры воспринимают господина Реву как крайне неадекватного, поскольку он презентует этот законопроект. Но диалог на заседании парламентского комитета внушил мне надежду, что с этим министром можно общаться, мы обменялись телефонами, я надеюсь на следующей неделе подъехать к нему и обсудить эти острые вопросы. Но какой эффект будет — я сказать не могу.

Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 12 февраля 2018 > № 2494281


Венгрия. Украина. Евросоюз > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 февраля 2018 > № 2494280 Олег Пономарев

Венгрия перекрыла Украине переговоры по вступлению в НАТО и похоронит мечту о ЕС

Олег Пономарев, Riga.Rosvesty, Латвия

Киев — Весьма неприятное для украинских властей решение приняли в Венгрии — официальный Будапешт добился того, что заседание комиссии Украина — НАТО больше не значится в календаре встречи министров обороны стран Альянса. Венгрия попросту заблокировала эту встречу, наложив право вето. Отметим, что это далеко не первое «антиукраинское» решение Будапешта и чем вызвана такая резкая «нелюбовь» мы и попытались выяснить.

МИД Венгрии: «Украина — это страна, где нарушаются все европейские ценности»

Заседание комиссии Украина — НАТО не значится в календаре встречи министров обороны стран Альянса, так как заблокировано Венгрией.

Об этом сообщило издание «Европейская правда», публикуя сообщение НАТО в ответ на свой запрос.

Как отметили в Альянсе, министерское заседание комиссии должно было состояться 14 или 15 февраля 2018 года в Брюсселе (Бельгия) во время встречи министров обороны всех стран Альянса.

«Венгрия применила право вето и заблокировала встречу, это подтвердили несколько источников», — говорится в ответе изданию ЕП.

«В настоящее время не запланировано проведение заседаний Комиссии НАТО-Украина», — добавили в НАТО еще одному украинскому информационному агентству.

Чтобы понимать, что это далеко не пустые угрозы и уж тем более не ситуативное решение, напомним, что Венгрия давно «точит зуб» на Украину.

Месяцем ранее, в январе 2018 года, министр иностранных дел Венгрии Петер Сийярто после встречи с председателем Общества венгерской культуры в Закарпатье и депутатом Верховной Рады Василием Брензовичем заявил, что его страна не будет способствовать проведению заседания НАТО-Украина на уровне министров обороны.

По словам венгерского министра, позиция остается неизменной — официальный Будапешт не поддержит евроинтеграционные устремления Киева, пока в стране нарушаются европейские и международные права.

При этом Петер Сийярто отметил, что Венгрия готова к консультациям и заключению договоренностей с Киевом в вопросе Закона «Об образовании». Но только в случае, если их содержание будет совпадать с интересами и желанием венгерского меньшинства на Закарпатье. Министр иностранных дл дал четко понять, что Будапешт по-прежнему рассматривает образовательный закон Украины как направленный против международных и европейских норм, а в соответствии с ожиданиями ЕС, уже полученные нацменьшинствами права нельзя отбирать.

Ссора Украины с Венгрией — это «рука Кремля»

Что же вызвало столь бурную реакцию страны-соседки, бывшей еще вчера другом и партнером? А проблема лежит на поверхности. 28 сентября 2017 года на Украине вступил в силу Закон «Об образовании», который, в частности, определяет, что языком обучения в стране является исключительно государственный — украинский язык. А вот языки национальных меньшинств — румынский, венгерский и русский, будут законными лишь до 2020 года. До сих пор национальные меньшинства Украины имели возможность обучения на родном языке от детского сада до университета, а в будущем возможность для этого будет только в детских садах и в первых четырех классах школы.

Документ вызвал резкую критику целого ряда стран, в частности, Венгрии. Будапешт даже обратился к верховному комиссару ООН по правам человека провести расследование из-за украинского закона. Тогда же Венгрия официально заявила, что если данный Закон будет принят, Украина сможет забыть даже о гипотетическом сближении с ЕС.

«Мы можем гарантировать, что это больно ударит по будущему Украины», — заявил тогда глава венгерского МИД Петера Сиятро.

В сообщении внешнеполитического ведомства также отмечается, что Украина может забыть об интеграции в Европу.

«Венгрия будет блокировать любые инициативы, выгодные Украине, в международных организациях, особенно в ЕС», — заявил министр.

Тем не менее, президент Украины Петр Порошенко подписал скандальный закон, а МИД Венгрии назвал это решение «позорным». В заявлении МИД Венгрии отмечается, что Петр Порошенко вопреки собственной декларации о стремлении Украины стать ближе к Европе сделал «огромный шаг в обратном направлении».

По мнению бывшего пресс-секретаря президента Украины Виктора Ющенко, а сегодня — первого вице-спикера Верховной Рады Украины Ирины Геращенко, активизация негативных настроений связана напрямую с приближающимися парламентскими выборами в Венгрии. «В Венгрии скоро выборы, и некоторые местные политики используют защиту венгероязычного населения за рубежом как внутренний объединяющий козырь. Как по мне, весьма специфический козырь, заимствованный в Кремле», — заявила Ирина Геращенко.

Украина и дальше будет гнуть свою «линию партии»

Ответ украинской власти на заявления Венгрии не заставил себя долго ждать. Мол, блокирование Будапештом заседания НАТО для Украины проблемой не является.

Об этом заявил народный депутат Украины от партии Арсения Яценюка «Народный фронт», председатель комитета Верховной рады по вопросам нацбезопасности и обороны, член межпарламентского совета Украина-НАТО Сергей Пашинский.

«Я бы не драматизировал. Причина конфликта между Украиной и Венгрией всем известна — это закон „Об образовании“. Нас удивляет позиция Венгрии, которая заняла такую деструктивную позицию. Украина не будет поддаваться на шантаж. Более того, все знают, что есть решения Евросоюза, Венецианской комиссии и самого НАТО по отношению к Венгрии, где ее предостерегают от использования правовых механизмов для шантажа Украины. Альянс дал ей понять, что не позволит использовать себя как инструмент давления на Киев. Так что я не вижу тут какой-то серьезной проблемы», — заявил Сергей Пашинский.

По его словам, у Петра Порошенко достаточно четкая позиция в сложившейся ситуации, в частности вокруг Закона «Об образовании» и отношений с ЕС.

«Позиции президента Порошенко в данном вопросе достаточно сильные. Если Венгрия и дальше будет так себя вести по отношению к Украине, НАТО изменит регламент. Даже с точки зрения самой Венгрии подобные действия нелогичны. Украина уже давно не объект, а субъект внешней политики. Нравится это кому-то или нет — мы уже реальная геополитическая сила на востоке Европы. Да и в Европе в целом. Это понимают в том числе и в НАТО», — добавил Сергей Пашинский.

По мнению большинства экспертов, Украине бы не стоило «зарываться» или смотреть на ситуацию столь оптимистично. По словам ведущего научного сотрудника Института славяноведения РАН Александра Стыкалина, нынешнее правительство Венгрии ставит защиту венгерских диаспор за границей во главу угла и своей позиции не поменяет.

«Принятие нового закона об образовании на Украине привело к тому, что более 150 тысяч закарпатских венгров потеряли возможность получать на родном языке не только высшее, но даже среднее образование. И руководство Венгрии не может воспринимать это положительно», — говорит эксперт.

Он уверен, что если политика официального Киева продолжится в том же духе, то, несмотря на напряженные отношения с Румынией, Будепашт и Бухарест объединятся и пойдут против Украины общим фронтом, чтобы не допустить вступления Украины в ЕС.

Венгрия. Украина. Евросоюз > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 февраля 2018 > № 2494280 Олег Пономарев


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 февраля 2018 > № 2494277 Сергей Чемезов

Попавший в санкционный список соратник Путина надеется, что Трамп укрепит отношения США и России

Антон Трояновский, The Washington Post, США

Сергей Чемезов — один из самых влиятельных людей на пересечении российского бизнеса и политики. Он управляет корпорацией «Ростех» — государственным конгломератом, производящим продукцию гражданского и военного назначения, который ищет иностранных и частных инвесторов для своих 700 предприятий, таких как концерн «Калашников». Чемезов также является соратником президента России Владимира Путина — они вместе работали в КГБ в Дрездене, Восточная Германия, в 1980-х годах. После аннексии Крыма Россией Министерство финансов США ввело против Чемезова санкции, назвав его «надежным союзником президента Путина».

Недавно Чемезов дал интервью изданию Washington Post в головном офисе своей компании в Москве. В ходе своего интервью он предложил продать зенитные ракетные системы С-400 США, предостерег от начала новой гонки вооружений, рассказал о своей дружбе с Путиным и выразил надежду на то, что президент Трамп сдержит свое обещание наладить отношения США и России. Он также заявил — без всякой иронии — что Путин победит на выборах 18 марта. Ниже приведена отредактированная версия его интервью.

Антон Трояновский: Что, по вашему мнению, будет происходить с оборонным бюджетом России?

Сергей Чемезов: Не думаю, что расходы на оборону будут расти. Не думаю, что нам стоит ожидать какого-либо роста. Я полагаю, что они останутся на нынешнем уровне. Чтобы развиваться, российским компаниям нужно производить дополнительную продукцию, которую они смогут продавать. Эта продукция должна быть исключительно гражданского назначения. И этой продукцией должны быть не утюги и сковородки — у нас уже был такой печальный опыт в 1990-х годах. Сегодня мы производим высокотехнологичную продукцию, спрос на которую есть не только внутри России, но и за рубежом. У нас есть множество примеров: медицинская продукция и медицинское оборудование, которое весьма конкурентоспособно и которое мы продаем европейским странам и в Азии.

— Как вы относитесь к санкциям США против России?

— Должен сказать, что мы — промышленники, не политики. С точки зрения бизнеса, это простой пример недобросовестной конкуренции. Мы производим продукцию, которая опережает свои европейские и американские аналоги по техническим характеристикам и стоимости. Именно поэтому американцы делают все возможное, чтобы вытеснить нас и не позволить нам работать на рынках, на которых они всегда чувствовали себя комфортно.

— Очевидно, на зенитные ракетные системы С-400 до сих пор сохраняется высокий спрос.

— Когда политическая ситуация в мире становится напряженной, любая страна пытается обеспечить свою безопасность и, разумеется, обеспечить защиту своего воздушного пространства. Поэтому спрос на системы противоракетной обороны остается высоким. Многие страны хотели бы купить такие системы, и у нас много заказов. Я не говорю, что нам не приходится конкурировать с американцами — разумеется, приходится. Но, по моей информации, наши системы лучше.

— Вашими очередными покупателями стали Турция и Саудовская Аравия.

— Да, мы подписали контракт с Турцией. Мы уже начали производство, и мы должны начать поставки уже в 2019 году. Что касается Саудовской Аравии, то сейчас мы в процессе переговоров — окончательное решение пока не принято.

— Ведутся ли переговоры о заключении подобных контрактов с другими странами?

— Да, но я пока не могу об этом рассказать.

— С точки зрения стратегических позиций России, какие аргументы стоят за решением продать С-400 члену НАТО — Турции?

— С-400 — это не наступательная система. Это система для обороны. Мы можем продать их даже Америке, если она захочет. Поэтому, со стратегической точки зрения, здесь нет никаких рисков. И я не вижу никаких рисков для безопасности России. Напротив, если страна способна обеспечить защиту своего воздушного пространства, она будет чувствовать себя в большей безопасности. А те, кто, возможно, захотят атаковать эту страну, подумают дважды.

— Как вы думаете, куда движутся отношения между Россией и США?

— Я думаю, что, чем быстрее мы наладим нормальные отношения между Россией и Америкой, тем для мира будет лучше. Потому что посмотрите, что происходит на Ближнем Востоке: если бы мы не помогли Сирии, то там сложилась бы такая же ситуация, как в Ливии, Ираке или Афганистане. До того, как Америка туда пришла, там все было спокойно. Конечно, я не говорю, что там были идеальные лидеры, но там было тихо и спокойно.

— Когда вы говорите об установлении нормальных отношений, вы имеете в виду в том числе Новый договор по СНВ?

— Да, и его тоже. Чем ближе будут отношения между Россией и Америкой, тем больше оружия нужно будет ликвидировать — в первую очередь, ядерного оружия. А что мы видим сейчас? США приняли новую программу. Это не приведет к улучшению ситуации в мире.

— К чему это приведет?

— Это приведет к новой гонке вооружений, потому что нам придется делать то же самое, что делают американцы. Ситуация будет накаляться, и в какой-то момент достаточно будет всего одной искры. Учитывая количество оружия в мире сегодня, победителей не будет. Мир будет уничтожен.

— Однако в новом Обзоре состава и количества ядерного оружия США говорится о том, что эти меры являются ответом на решение России увеличить количество ядерного оружия малой мощности.

— Именно мы предложили начать переговоры по вопросу о сокращении ядерного оружия. Но никто не хочет этим заниматься.

— Если говорить о новом договоре по СНВ, вы придерживаетесь оптимистической точки зрения?

— При условии, что политические отношения перейдут на более доверительный уровень. Пока не будут установлены доверительные отношения, как мы можем говорить о дальнейших переговорах по вопросу о сокращении вооружений, если мы не доверяем друг другу?

— Но Трамп говорил, что он хочет наладить отношения.

— Да, он так говорит. Но он ничего не делает. На самом деле все обстоит противоположным образом. Появились новые списки. Что это? Разве это может улучшить отношения? Сомневаюсь. Я понимаю, что это всего лишь списки, что это своего рода попытка напугать: «Послушайте, мы все про вас знаем, и мы можем в любой момент поймать вас на крючок». Они думают, что те, кто попал в эти списки, расстроятся, придут к американцам и скажут: «Да, мы на вашей стороне, давайте вместе свергнем Путина». Но это глупо. На самом деле эффект будет обратным. Все те, кто попал в списки, поддерживают Путина. Я уверен, что выборы продемонстрируют высокий уровень поддержки действующего президента. Уже сегодня никто не сомневается в том, что он победит.

— Плохие отношения и опасность новой гонки вооружений — чем это может обернуться для вашей компании?

— Большинство наших компаний производят оружие. Но наша задача заключается в том, чтобы увеличить долю продукции гражданского назначения до 50%. Нам необходимо сделать это как можно скорее, чтобы, даже если число военных заказов уменьшится, наши компании смогли работать дальше. Тогда мы сможем еще больше увеличить долю гражданской продукции, чтобы диверсифицировать наше производство и начать замещать военную продукцию гражданской. Поэтому, когда начнется процесс разрядки напряженности, мы надеемся, нам не придется закрывать наши компании, и мы сможем выпускать продукцию гражданского назначения.

— В той степени, в которой гонка вооружений уже идет, в каких сферах Россия демонстрирует успехи и может конкурировать с США?

— Давайте не будем говорить о военных целях! Это неподходящая тема для разговора.

— Год назад, на заре президентства Трампа, ожидали ли вы, что в смысле санкций что-то изменится?

— Да, ожидал. Во время предвыборной кампании он заявлял, что он пересмотрит отношения с Россией, когда придет к власти, и что он снизит ту напряженность, которая стала результатом политики администрации Обамы. К несчастью, этого пока не произошло, потому что он сам попал под прицел. Вероятно, ему сейчас тоже нелегко. Посмотрим. Может быть, он наберется сил и создаст возможности для того, чтобы что-то изменить в отношениях с Россией.

— Чего вы ожидали?

— Мы ожидали восстановления нормальных отношений, таких, какие были при президенте Джордже Буше-младшем. То было периодом ренессанса в наших отношениях. Тогда было создано множество совместных предприятий, между нами были налажены крепкие контакты.

— Что именно это принесло бы вашей компании?

— Во-первых, мы продолжили бы налаживать отношения с компанией Boeing. Мы планировали создать совместное предприятие по техобслуживанию и продавать самолеты не только в России, но и… Азии и Африке. А теперь у одной из наших компаний, которая планировала сотрудничать с Boeing, большие проблемы с привлечением финансирования. Увы, у нас были большие планы.

— Что осталось от того Владимира Путина, с которым вы дружили в Дрездене?

— Путин — один из тех людей, которые постоянно учатся, в том числе у других. Именно поэтому уровень его профессионализма постоянно растет.

— Приведите пример.

— После нашего приезда и знакомства в Дрездене он продолжал совершенствовать свой язык. Он продолжал учить немецкий. Он усердно работал над этим. А когда он вернулся в Россию, он начал учить английский. Разумеется, его английский не лучше его немецкого, но он вполне способен общаться на довольно хорошем уровне. К примеру, я знаю, что он поговорил с Трампом на английском.

— Как он изменился?

— Он изменился к лучшему. Если прежде он бывал временами не слишком сдержан, сегодня он больше этого не показывает. Он спокоен, и он принимает решения, предварительно все взвесив. Он никогда не выслушивает только одно мнение. Он всегда несколько раз все проверяет, он всегда узнает мнения разных людей.

— Аналитики прогнозируют период нестабильности в связи с неопределенностью, окружающей кандидатуру преемника Путина. Что вы об этом думаете?

— Знаете, пока об том вообще никто не говорит и не думает, потому что впереди еще шесть лет. Давайте посмотрим, что произойдет в эти шесть лет. Но я убежден, что наш президент — разумный человек и что он сделает все, что нужно.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 февраля 2018 > № 2494277 Сергей Чемезов


Палестина. Россия. США. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 12 февраля 2018 > № 2494240 Махмуд Аббас

Переговоры с Президентом Палестины Махмудом Аббасом.

Владимир Путин провёл переговоры с Президентом Государства Палестина Махмудом Аббасом, который прибыл в Россию с рабочим визитом.

В.Путин: Уважаемый господин Президент! Дорогие друзья!

Позвольте мне сердечно поприветствовать вас в Москве. Нет необходимости говорить о глубине, о качестве наших отношений. В ходе сегодняшней встречи мы обсудим ситуацию в регионе, наши двусторонние связи.

Знаю, что ситуация сейчас далека от той, которую мы все хотели бы видеть. Но всё, что происходит на палестино-израильском треке урегулирования, всем хорошо известно в деталях.

Вы знаете, мы всегда поддерживали палестинский народ. Совсем недавно у нас с визитом был Премьер-министр Израиля господин Нетаньяху. Разумеется, мы обсуждали и эту проблему. Только что у меня состоялся разговор по телефону с Президентом Соединённых Штатов Америки господином Трампом. Разумеется, мы говорили о палестино-израильском урегулировании. Хочу передать от него в Ваш адрес самые наилучшие пожелания. И что касается содержательной части нашего разговора, то мы поговорим об этом с Вами прямо сейчас.

И конечно, нам очень важна Ваша личная оценка того, что происходит, чтобы сверить часы и выработать совместный подход к решению этой очень сложной проблемы.

М.Аббас (как переведено): Господин Президент, большое спасибо, что принимаете нас сегодня.

Мы всегда рады Вас видеть, обменяться точками зрения. Но в первую очередь позвольте мне выразить Вам и всему народу Российской Федерации глубочайшие соболезнования в связи с гибелью 71 гражданина России в результате крушения гражданского самолёта.

В.Путин: Спасибо большое.

М.Аббас: Эти соболезнования от меня лично и от всего палестинского народа. Мы очень хотим, чтобы подобные беды в отношении дружественного народа России никогда не повторялись.

Разумеется, мы очень заинтересованы в том, чтобы обсудить с Вами все эти вопросы. В первую очередь нашу двустороннюю повестку, также региональную ситуацию, с акцентом на развитие палестинской проблемы, с учётом тех событий, которые произошли 2–3 месяца назад, я имею в виду наши взаимоотношения с США.

С момента избрания Дональда Трампа Президентом США и до сентября прошлого года я встречался с ним четырежды. И он всегда говорил мне о сделке, которую он может выработать для того, чтобы положить конец арабо-израильскому противостоянию.

Всё это время мы ждали, чтобы увидеть это решение, увидеть и услышать о том, как оно будет осуществлено. Однако затем для нас огромной неожиданностью стало решение правительства США несколько месяцев назад о закрытии представительства Организации освобождения Палестины в Вашингтоне.

Этому были свои причины, которые мы считаем странными, я о них расскажу, я имею в виду причины Конгресса поддержать такой шаг. Причина такова, что американский Конгресс считает нас, то есть Палестинскую национальную администрацию, и ООП с 1987 года террористическими организациями. И, соответственно, это решение затрагивает наши отношения с американским правительством. Однако американское правительство каждые 6 месяцев делало для нас исключения.

И поэтому для меня было очень удивительно услышать, каким образом американский Конгресс может занимать такую точку зрения, учитывая то, что у нас длительные отношения с Соединёнными Штатами, были обмены визитами, и они предоставляли нам помощь, постоянно шли контакты. И тут вдруг они нас называют террористами.

Кроме того, добавлю, что нас с Соединёнными Штатами связывают – подобно отношениям с другими странами – протоколы по сотрудничеству в борьбе с терроризмом на местном, региональном и международном уровне. И когда они приняли решение закрыть представительство ООП, мы сказали: хорошо, тогда мы закроем американское консульство в Иерусалиме. И, соответственно, сейчас оборваны все наши контакты с американским консульством.

А что касается нашего представительства в Вашингтоне, оно также официально закрыто. Однако наш представитель по-прежнему исполняет свои обязанности там, правда, не имея какого-либо официального статуса.

Через небольшой промежуток после этого Президент Трамп нас ещё раз удивил. Это было пощёчиной для нас. Имею в виду его решение перенести посольство США в Иерусалим и, соответственно, считать единый Иерусалим столицей Израиля. После этого было ещё одно решение, это решение Трампа прекратить помощь БАПОР, Ближневосточному агентству ООН для помощи палестинским беженцам и организации работ.

Затем стали происходить вещи, которых раньше не было, он начал заявлять: мы прекратим вам помощь, так как вы выступаете против переговорного процесса. И я также был очень удивлён, так как мы ни разу за всю историю наших отношений, с 1988 года и по сей день, никогда не отказывались от переговорных процессов.

Также в качестве оправдания говорилось, что мы говорили «нет» любым встречам с израильскими официальными лицами. Доказательством обратному служит моё согласие на Ваше предложение, которое Вы сделали в своё время, организовать прямую встречу между мной и Нетаньяху. Я согласился, я уже был на пути к Вам, когда мне сказали, что Нетаньяху отменил эту встречу.

И в подобной атмосфере, которая была создана действиями США, мы заявляем, что начиная с нынешнего момента мы отказываемся в каком-либо виде сотрудничать с американцами в их статусе посредника, так как мы выступаем против их действий. И если состоится какая-либо международная конференция, международное мероприятие, то мы просим, чтобы результатом было создание такого механизма, при котором Соединённые Штаты были бы не единственным посредником, а лишь частью группы посредников.

Палестина. Россия. США. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 12 февраля 2018 > № 2494240 Махмуд Аббас


Россия > Финансы, банки > bankir.ru, 12 февраля 2018 > № 2494121 Алексей Коняев

Почему это хорошо: банки обяжут блокировать и возвращать подозрительные платежи

АЛЕКСЕЙ КОНЯЕВ

ведущий консультант по противодействию мошенничеству, SAS Россия/СНГ

В Госдуме рассматривают законопроект правительства об обязательной блокировке трансакций со стороны банков при подозрениях, что доступ к счету получили мошенники. Еще восемь лет назад на одной из первых конференций Antifraud Russia была озвучена идея такого законопроекта. С тех пор на многочисленных конференциях ее непрестанно обсуждают представители банковского сообщества, правоохранительных органов и регулятора.

Проблема мошеннических операций действительно есть – я с ней сам сталкивался лицом к лицу, когда несколько лет отвечал за реагирование на инциденты в ДБО в одном крупном западном банке.

На что жалуются банки? На то, что у них нет прав, чтобы не проводить, казалось бы, подозрительный платеж. По закону банк должен исполнить платеж клиента не позднее следующего дня после получения от него распоряжения на проведение платежа. Другими словами, у банка есть возможность задержать платеж на два дня, чем он и пользуется. А если клиент недоступен? Если генеральный директор не в курсе проведенных компанией платежей, а бухгалтер работает сразу в нескольких компаниях и не может быстро подтвердить трансакцию? В общем, приходилось изворачиваться, придумывать внутренние процедуры по принятию рисков. В итоге эти эксперименты по созданию культуры так называемых decision maker’ов в банках оказались небесполезными. Так как критичными в банке бывают не только инциденты фрода и принимать риски приходится пусть не постоянно, но с завидной регулярностью. По большому счету, само по себе неправильно, когда банку приходится оправдываться за свои благие намерения и попытки сохранить деньги клиенту.

Банки также жалуются на то, что зачисленные на счет злоумышленника деньги списать без его разрешения или постановления суда невозможно, даже когда и пострадавший банк, и банк-получатель несанкционированно списанных средств об этом знают. Это проблема для обоих. Так, у одного банка – пострадавший клиент, который требует возврата средств, а ты, кроме как направить SWIFT-запрос в банк-получатель да курьера с оригиналом заявления о возврате средств, больше ничего сделать не можешь.

Возместить клиенту деньги не получится. Потому что деньги на самом деле лежат на счету банка-получателя, хотя благодаря твоим оперативным действиям и неформальному общению со службой безопасности их никто уже не снимет. Но вернуть деньги просто по просьбе или даже по заявлению пострадавшего тоже нельзя – таков закон. Деньги могут навечно зависнуть на этом счете, поскольку еще вопрос, найдут или нет злоумышленника-дроппера, то есть владельца такого счета. Вот и приходится законному владельцу средств обивать пороги банков, не имеющих права проводить манипуляции с деньгами, правоохранителей, которые отмахиваются от заявителя и отправляют его из одного отделения полиции в другое (то по месту регистрации, то по месту нахождения банка, то по месту совершения преступления). И, кстати, как определить, где физически произошла кража, если платеж совершен через Интернет? А потом начинаются суды, которые, к слову сказать, редко принимают сторону заявителя.

Таким образом, всего одна поправка в законе упростит жизнь многим: такие ситуации уйдут из разряда тупиковых, а процесс, по крайней мере для банков, станет несколько прозрачнее.

Да, поправка не решает проблему целиком: ведь правоохранители будут все так же неохотно возбуждать уголовные дела по мошенническим трансакциям, а суды – смотреть на такие дела поверхностно. Но у клиента появится шанс не лишиться, пусть иногда и по своей вине, одномоментно всех денег и бизнеса.

При этом представители малого и среднего бизнеса и так уже страдают от действий банков и не раз отмечали возникающие сложности при проведении трансакций. Особенно это стало заметно примерно с середины 2017 года, когда под давлением ЦБ банки для исполнения ФЗ-115 «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» стали значительно тщательнее проверять сомнительные трансакции и блокировать их. По разным подсчетам, объем заблокированных расчетных счетов в 2017 году составил от 600 до 700 тысяч. Что, в свою очередь, приводило к проблемам в ведении бизнеса и с выплатами зарплат сотрудникам. Ситуацию усугубляло то, что банки не всегда уточняют причины блокировки счетов. Это, безусловно, вызывает недовольство со стороны компаний. По мнению многих представителей бизнеса, это произошло после того, как Росфинмониторинг предоставил ЦБ список компаний, которые получили отказ в проведении сомнительных операций. Банк России, в свою очередь, подготовил собственный список сомнительных клиентов, который распространил среди финансовых организаций.

Но если посмотреть на эту ситуацию со стороны банков, то можно увидеть, что каждый пытается решать данную задачу как может. И теми инструментами, которые ему доступны. У кого-то это получается лучше – и ему удается сохранить доверительное отношение клиента к себе, у кого-то – хуже.

Что касается новых процессов, которых потребует этот закон, а также затрат на его реализацию и исполнение, то очевидно: больше рискуют пострадать те компании, чьи счета находятся в банках, которые до сих пор «сидят» на самописных антифрод-системах.

Такие системы обладают недостаточной точностью и по определению не могут качественно выявлять мошенничество. А значит, генерируют большое количество ложных уведомлений, которые теперь придется проверять с клиентом. Для этого необходимы человеческие ресурсы и серьезные операционные затраты. Поэтому рано или поздно к владельцам подобных систем придет бизнес, с помощью которого и будет осуществляться такая дополнительная коммуникация с клиентом – через кол-центры, клиентских менеджеров, отделения и т. д. С умной промышленной антифрод-системой такой процесс станет более оптимальным как с точки зрения количества ошибок, так и с точки зрения расходов на выявление признаков нарушений и на процессы проверки.

Регулятор знает, что массовые переводы на счета физических лиц используются для вывода денег – либо похищенных, либо полученных иным незаконным способом. Как следствие, Центробанк считает, что такого рода трансакции обязательно нужно дополнительно проверять. Но всегда ли это целесообразно? Как быть в случае, когда такие платежи являются зарплатными? Как определять, что это именно зарплата? К сожалению, в нашей необъятной стране еще не везде присутствует такая прекрасная вещь, как зарплатный проект от банков. Да и не всегда работы, особенно если они временные, оплачиваются в рамках такого проекта. Поэтому массовый платеж в пользу физлиц для наших компаний пока явление нормальное. Что же теперь – блокировать все подозрительные платежи? Нет, закон напрямую этого не требует, но банку нужно уметь выделять такие трансакции и при необходимости подтверждать их у клиента.

Вот здесь важный момент: бизнесу удобнее будет работать с тем банком, который умеет качественно отделить «хорошие» платежи от действительно подозрительных. Это значит, что банку важно уметь смотреть не только на факт массовости платежа от «юрика» к «физику», но и задаться дополнительными вопросами: «Насколько типичны такие платежи для данного клиента? Как часто он их совершает? В каком объеме? Сколько у него обычно контрагентов-физлиц в день, неделю, месяц? Платил ли он им раньше? Столько же? А другие платили им? Когда, как часто и сколько? Всегда переводились все доступные средства или не более 20% от остатка? Не переводит ли прямо сейчас кто-либо еще из клиентов этим же физическим лицам деньги, да еще и с той же рабочей станции?»

Очевидно, что чем больше ответов получит банк на свои вопросы, тем точнее он сможет оценить, насколько анализируемые трансакции являются действительно подозрительными и, соответственно, нужно ли вообще блокировать трансакцию и тратить время и деньги на коммуникацию с клиентом там, где в этом нет никакой необходимости. Причем если клиент благонадежный, то подобные вмешательства и упущенное время могут навредить. Ведь для юрлиц приостановка и неисполнение платежа в срок может действительно оказаться большой проблемой: это может грозить непоставкой товара, наложением штрафных санкций по договору и прочими финансовыми неприятностями.

Таким образом, в более выигрышной ситуации окажутся клиенты тех банков, которые смогут интеллектуально подходить к анализу операций, не тревожа клиентов, когда этого можно избежать. И, наоборот, пострадают организации, которые обслуживаются в банках, где этот процесс до сих пор на «ручном» контроле.

Грамотные продвинутые банки сделают по-умному: вообще не станут привлекать кол-центры и сотрудников, а будут использовать альтернативные средства коммуникации с клиентами – СМС с возможностью автоматической обработки ответа клиента, автодайлеры и даже Telegram-боты. Это не какое-то ноу-хау – это современная реальность и экономическая целесообразность.

Россия > Финансы, банки > bankir.ru, 12 февраля 2018 > № 2494121 Алексей Коняев


Россия > Образование, наука. Медицина > fano.gov.ru, 12 февраля 2018 > № 2494115

Российские учёные совершенствуют диагностику наследственных генетических заболеваний

Учёные Медико-генетического научного центра (далее – МГНЦ), подведомственного ФАНО России, разработали клинический экзом на 6 300 генов. На сегодняшний день это самый полный экзом, предложенный российскими специалистами.

«Диагностика наследственных заболеваний – это задача трудная. Отчасти потому, что к одним и тем же симптомам могут приводить мутации в десятках и даже сотнях разных генов. В такой ситуации врач – генетик не может сказать, в каком именно гене произошла «поломка». А значит, надо исследовать всю эту группу генов. С другой стороны, существует большое количество наследственных болезней, проявляющихся множеством разных симптомов, по которым их невозможно отнести к одной определенной группе заболеваний, а значит предположить «причинный» ген. Необходимо учитывать и тот факт, что наследственные моногенные заболевания относятся к группе орфанных (редких), и только часть из них врач – генетик встречает в своей практике. Раньше в подобных случаях гены, в которых предполагались мутации, исследовали последовательно, один за другим. Это долго и дорого. В результате у некоторых пациентов часть генов вообще не исследовалась, и молекулярная причина заболевания не устанавливалась. Технология высокопроизводительного секвенирования (NGS) позволяет исследовать сразу все гены, приводящие к развитию наследственных заболеваний, то есть клинический экзом, или группы генов, отвечающих за развитие схожей клинической картины. Это сильно ускорило постановку молекулярного диагноза, значительно сократило стоимость исследования и повысило эффективность медико-генетического консультирования», - рассказала заведующая Центром коллективного пользования «Геном» Медико-генетический научного центра Оксана Рыжкова.

Базы данных генетиков регулярно пополняются. Благодаря использованию технологии NGS, ученые находят ежегодно в среднем 600 генов, мутации которых ведут к болезням. То есть, клинический экзом расширяется каждый год. Однако реактивы для его анализа, выпускают коммерческие фирмы, которые не успевают обновлять свою линейку продуктов. Получается, что новые гены известны, а применить эти знания для диагностики – затруднительно. В последний раз панели генов обновлялись в 2014 году, а на тот момент клинический экзом включал в себя 4500 генов.

Клинический экзом, используемый в МГНЦ, включает все описанные на данный момент гены, ассоциированные с моногенными наследственными заболеваниями. Это позволяет специалистам МГНЦ проводить по-настоящему полное исследование. А так же дает возможность совершенствовать панель генов в дальнейшем.

Справочно:

Экзом – это те гены, которые отвечают за синтез белка, и составляют около 1% всего генома. Но белки – основной строительный материал наших организмов. Поэтому около 85% мутаций, ведущих к болезням, находятся именно в экзоме.

В экзоме сейчас насчитывается свыше 22 000 генов. Из этого количества на данный момент известно только 6 с лишним тысяч генов, мутации в которых могут привести к наследственным заболеваниям. Эти 6 000 генов называются клиническим экзомом.

Россия > Образование, наука. Медицина > fano.gov.ru, 12 февраля 2018 > № 2494115


Россия > Финансы, банки > forbes.ru, 12 февраля 2018 > № 2494098 Алексей Фирсов

Трансформация брака. Как будут меняться формы совместной жизни

Алексей Фирсов

социолог, основатель центра социального проектирования "Платформа", председатель комитета по социологии РАСО

Расцвет офисной культуры с ее карьерными лифтами и массой новых сервисов, снижающих зависимость от рутинных домашних процедур, повысил индивидуальные возможности и маневренность городского населения. Возник целый класс людей, которые считают брак чем-то ненужным, и либо откладывают его на период позднего деторождения, либо не видят и в самом рождении ребенка основание для формализации отношений

Принято говорить об атомизации общества, распаде традиционных связей, быстроте изменений. В ряде футуристических прогнозов семья выглядит обреченным институтом, пережитком прежних укладов, основанном на дефиците ресурсов. Предполагается, что для людей, у которых нет необходимости кооперировать усилия для выживания, необходимость в семье отмирает, она даже мешает комфорту частного существования. Оппоненты возражают: при высоких скоростях общественных изменений человеку нужна более-менее стабильная среда, которая выступает противовесом такой динамике, не позволяет сознанию полностью перейти в клиповый формат. Иными словами, нужно укрытие.

Как говорят психологи, на биологическом уровне текущую ситуацию можно описать через конфликт дофамина (гормона, отвечающего за удовольствие) и окситоцина, влияющего на чувство привязанности и спокойствия рядом с партнером. Поскольку выработку окситоцина никакой прогресс пока не отменил, люди будут тянуться друг к другу и образовывать стабильные связи, считают адепты семейных ценностей. По их мнению, семья может исчезнуть только после серьезных изменений уже на биологическом уровне, например, за счет резкого роста продолжительности жизни.

Но сохранение семьи в ее номинальном значении совершенно не исключает ее сущностной трансформации. Какие наметились здесь тенденции? Начнем с базового. В семье, как и в обществе в целом, имеет место замена небольшого количества сильных взаимодействий большим количеством слабых. Сильные взаимодействия отличаются тем, что в их основе находятся сверхличностные культурные пласты, связанные с традицией и укорененными в опыте поколений стереотипами. Набор моделей здесь очень ограничен, за счет этой ограниченности они могут описать и зафиксировать все ключевые линии поведения. Коротко это сводится к формуле «все так живут» или, в негативном варианте, «у тебя не как у людей». В качестве ключевого авторитета выступают «люди» — исходящее от обезличенной среды требование. Слабые взаимодействия строятся на личных предпочтениях, подхватываемых из потока, они вариативны и зависят от персонального вкуса, ускользают от типовых обобщений, от «людей».

Ключевые семейные коллизии последних десятилетий, приведшие к существенному росту разводов, связаны с тем, что произошли мощные культурные разломы и, как следствие, стереотипы разных культур наслоились друг на друга. Общество стало активно перенимать новые матрицы поведения, делая это в контексте новой экономической среды, при росте личной мобильности. С одной стороны, сохранялось давление традиционных культурных факторов, агентами которого выступало старшее поколение. С другой, происходило быстрое внедрение новых стереотипов, разрешение традиционных форм.

Сложившийся микс получился очень неустойчивым: люди подхватывали то один, то другой образец и стиль жизни, заявляли о правах, требовали обязательств, копировали какие-то глянцевые рецепты, создавали личные мифологии («если бы не ты, я уже давно летала бы на частном самолете»). Особую коннотацию приобрело классическое семейное выражение «ты мне всю жизнь испортил(а)». В большей мере уже имеется в виду не порча жизни как таковой, а закрытие более выгодных сценариев, упущенные возможности. Все это создавало избыточную хрупкость отношений, да и личной психики. Возрастали истероидность, нервозность, склонность к депрессиям. Фрустрированное сознание билось о нереализуемость фантазийных сценариев, возлагая за это вину на партнера. Особенно эти негативные моменты усиливались необходимостью публичной демонстрации счастья как критерия успеха, например, в социальных сетях.

Кстати, обратите внимание, насколько сложнее стали складываться отношения «родители и дети» внутри одного жизненного пространства. Сохраняя внешнее приличие, люди разных поколений все чаще стали испытывать сильное трение, им все сложнее становится находиться в одном пространстве. Поколенческий разрыв ощущается гораздо сильнее, потому что меняются не просто некоторые ценностные установки, а вся архитектура сознания: падает роль авторитета (не конкретного, а как явления), образца.

Конечно, серьезную роль сыграла скорость социальных изменений, за счет которых внутри семей стали возникать ценностные разрывы. Начиная примерно с одинаковых позиций, за короткий период времени члены семьи могли оказаться внутри принципиально разных ценностей, ориентироваться на принципиально разные жизненные маршруты. Семья становилась все менее замкнутой, защищенной от внешних воздействий, каждый ее член приносил из внешнего мира очередной апгрейд отношений. Даже если не удавалось самому реализовать более «красивый» сценарий, сам его образ, опыт окружающих или медийных персонажей, который мог казаться более успешным, приводил к внутренней травме. Жизнь стала слишком сценичной, ее захотелось именно играть. Человек современности гораздо более актер, чем он сам об этом догадывается.

И еще один базовый фактор — совпадение расцвета офисной культуры с ее карьерными лифтами, новым типом трудоголика и развития массы новых сервисов, снижающих зависимость от рутинных домашних процедур. Этот феномен повысил индивидуальные возможности и маневренность городского населения. Материально независимый офисный слой получил всю инфраструктуру для того, чтобы сделать самостоятельный быт комфортным без участия партнера. Возник целый класс людей, которые считают брак чем-то ненужным, либо откладывая его на период позднего деторождения, либо считая и само рождение ребенка недостаточным основанием для формализации отношении.

Разумеется, все эти особенности времени не привели к тотальному кризису брака. Люди женились, выходили замуж, рожали детей. Но они взрыхлили почву для модификации этого явления, особенно в крупных городах. Период вхождения в новую реальность так или иначе завершается, а с ним — внутренний конфликт культур. Традиция взорвана, пыль улеглась. Молодежь уже не травмирована особенностями переходного периода. Модель семьи, которая пунктирно намечается сегодня, отличается и от консервативной, и от переходной, которую мы видели в последнее время. Итак, что будет происходить с браком в перспективе?

Его значение расщепляется. С одной стороны, для значительной части людей он будет выполнять функцию символизации отношений. Когда отношения доходят до определенной стадии, они могут требовать некоторого ритуала, символической фиксации. Грубо говоря, «он меня любит настолько, что готов даже жениться». Вот это «даже» выступает здесь в роли жеста или манифестации. Такое ритуальное применение характерно для определенного типа сознания, не является повсеместным. Но оно будет всегда, потому что человеку свойственно создавать вокруг себя символический слой жизни.

Второе значение в том, что брак будет становиться платформой, на которой индивиду удобно развивать ряд взаимодействий в его конкретной ситуации. Происходит процесс, который я бы назвал «технологизацией брака». Под этим понятием нужно понимать тренд современной культуры на подхватывание института брака в качестве инструмента для решения текущих жизненных задач, обстоятельств «здесь и сейчас», с возможностью дальнейшего его отпускания, когда обстоятельства изменились. То есть лишение брака сущностной значимости, использование лишь формы, технологии взаимодействий — частное проявление идеологии ситуативности жизни.

Брак становится частным проявлением глобального культурного сдвига, суть которого я обозначил выше: сильные связи истончаются и заменяются большим количеством слабых, на которых человек играет, вроде струнного музыкального инструмента. В этой ситуации семья становится гораздо более открытой системой. Она не требует тотального доминирования в сфере личной жизни, перестает быть целью в себе. Она допускает индивидуальные стратегии своих членов, возможность гибкого сочетания личного и коллективного планов. Вокруг нее выстраивается паутина сетевых взаимодействий, а допусков и компромиссов становится гораздо больше. По сути это семья, которая живет не по принципу «мой дом — моя крепость», а интегрируется в сообщества очень условно, раздельная в себе единица. Например, стандартная дилемма «куда поехать в отпуск» раньше требовала консенсуса всех участников, а теперь допускает свободу выбора: не получилось договориться, каждый поехал туда, где ему нравится; через две недели вернулись на «платформу», обменялись впечатлениями, стали жить дальше.

Такая модель, конечно, лишает брак его привычной формальной оболочки. Но если мейнстрим общества в целом направлен на снижение роли институтов, установление персональных взаимодействий за счет платформ, блокчейна, уберизированных технологий, перехода на облачные, не зажатые жесткими иерархическими связями структуры, то вряд ли какая-то отдельная сфера жизни останется в своих прежних значениях. В этой ситуации человек не встраивает себя в предложенную ему культурную модель, а подбирает саму модель исходя из своего индивидуального вкуса.

Такие изменения могут привести к масштабным появлениям новых форм совместной жизни, совершенно непривычных для традиционной культуры. Семьи «выходного дня», гостевые браки, сложные личные переплетения внутри сообществ и так далее. Человек будет балансировать между свойственной большим городам тяге к одиночеству и попыткам найти комфортные социальные связи, которые необременительны для его психики. Он будет стремиться играть формами жизни так, чтобы не брать обязательств и поддерживать мобильность. Так будет проявлять себя гедонизм, зашитый в ткань современной культуры.

Здесь можно найти ряд преимуществ и ряд сложностей. Отношения становятся более прямыми, честными, искренними. Они не испытывают давления сильного стереотипа, который форматирует поведение в рамках нерациональных представлений: «так надо», «не позорься перед людьми», «всегда так жили» и тому подобное. Снижение давления повысит вариативность жизни. Новые формы разрушают браки пустые, выхолощенные изнутри, лишенные продуктивности, — просто оболочки. Ключевым фактором становится реальная близость, то есть психология отношений. Это, с одной стороны, хорошо, с другой — очень нестабильно.

При этом избыточная индивидуализация разрушает универсальные смыслы, которые являются важным связующим звеном. Не очень пока ясно, как в новой модели выстроить полноценное воспитание детей, распределить совместную собственность или как найти правильные балансы, чтобы отношения не стали соскальзывать в этически сомнительные формы и сексуальные перверсии. Интересно, как модифицируется феномен ревности, ведь новые культурные формы предполагают снижение контроля за партнером. Подобные изменения содержат ряд открытых вопросов. В ситуации развилок очень многое зависит от тех ориентиров, которые будет задавать массовая культура и от того, какие формы эти ориентиры будут принимать в процессе их практической адаптации.

Россия > Финансы, банки > forbes.ru, 12 февраля 2018 > № 2494098 Алексей Фирсов


США. Финляндия. Весь мир > Электроэнергетика > forbes.ru, 12 февраля 2018 > № 2494087 Александр Старченко

Деньги на электричестве. Почему инвестиции в новую энергетику становятся привлекательными

Александр Старченко

управляющий партнёр First Imagine! Ventures

В электроэнергетике появляются новые сегменты, которые демонстрируют двузначные темпы роста и позволяют инвесторам получать значительную отдачу, разделяя успех с разработчиками новых технологических решений

Электроэнергетика давно уже считается стабильной, очень капиталоемкой отраслью с низкими рисками и невысокой доходностью вложений, но сейчас в ней происходят изменения, по своим масштабам сопоставимые с самим ее возникновением в конце XIX века в традиционном понимании — электроэнергетики многофазного тока, электрических сетей, централизованного управления частотой и больших электростанций.

В последние годы новейшей тенденцией в электроэнергетике было принято считать возобновляемую энергетику, но она постепенно выходит из сферы «революционных» изменений, превращаясь в основное направление развития отрасли. По данным Международного энергетического агентства, вводы ВИЭ уже превысили вводы в традиционной электроэнергетике. При этом среднегодовой рост (CAGR) рынка возобновляемой энергии в десятилетнем диапазоне составляет 9,8%. Это, безусловно, высокий темп роста, но есть сферы, в которых он намного выше.

Вслед за волной развития ВИЭ ситуация стала очень быстро меняться: в электроэнергетике появляются новые сегменты, демонстрирующие двузначные темпы роста и позволяющие инвесторам получать значительную отдачу, разделяя успех с разработчиками новых технологических решений.

Новые рынки

Ведущие аналитические центры — Navigant Research, Bloomberg, Grand View Research, Accuray Research — сходятся во мнении, что именно новые рынки в электроэнергетике будут развиваться такими темпами. Так, рынок систем хранения энергии к 2025 году может достичь $93,1 млрд со среднегодовым темпом роста 17%. Объем рынка управления спросом (Demand Management), по их данным, составит $35,9 млрд со среднегодовым темпом 18%, а рынок умных сетей и микросетей может превысить $830 млрд, демонстрируя среднегодовой рост 30%. Все это будет происходить на фоне весьма умеренного среднегодового роста мировой экономики, который по оценкам Международного валютного фонда, в 2016–2022 годах составит 3,7%. Очевидно, что опережающий рост рынков систем хранения, управления спросом и умных сетей будет сопровождаться повышенной отдачей на капитал, инвестированный в компании, успешно коммерциализирующие соответствующие технологии.

Все эти изменения стали возможны благодаря прогрессу в сфере Internet of things и экспоненциальному росту числа подключенных устройств — их число уже превысило население Земли и к 2020-му году составит от почти 21 млрд, по прогнозу Gartner, до 75 млрд, по прогнозу Morgan Stanley. Всеобщая информатизация позволяет получать детальную информацию о состоянии устройств и управлять ими, включая управление их энергопотреблением, реагируя на технические или экономические факторы – пики нагрузки и колебания цены электроэнергии. В результате спрос на электроэнергию впервые становится эластичным, а управление энергопотреблением автоматизируется на основе удобных потребителю сценарных условий с применением технологий обработки больших данных и искусственного интеллекта. Это тоже стало возможным только сейчас в связи с кратным ростом мощности и удешевлением вычислительных возможностей. Гибкое управление спросом (Demand Management) позволяет сбалансировать спрос и предложение в энергосистеме на низовом уровне конечного потребления, без необходимости строить и содержать резервную инфраструктуру и постоянно менять режимы работы крупных электростанций. В конкуренцию на этом рынке наряду с традиционными энергетическими, коммунальными и сбытовыми компаниями уже активно включились IT-компании, банки и телеком-провайдеры. Цифровые платформенные решения для агрегации и управления спросом достаточно быстро окупаются и являются предметом особого интереса инвесторов.

Технологии хранения энергии

Следующий сегмент — это широкий спектр технологий хранения энергии. Помимо крупных системных объектов, таких как знаменитые батареи Tesla, недавно поставленные в Австралию, активно развиваются локальные решения для небольших потребителей, позволяющие им сократить потребляемую мощность и затраты за счет выравнивания графика потребления. Уже сегодня зрелость этих технологий позволяет свободно варьировать размер, тип и технические характеристики накопителя под конкретную задачу. Так, например, для домашних накопителей энергии наилучшим образом подходят химические, в первую очередь литий-ионные батареи, которые бесшумны и не требуют обслуживания. А, например, для оперативного регулирования частоты в энергосистеме, где требуется очень быстрая реакция (в диапазоне десятков миллисекунд) и множество циклов заряда и разряда в течение одного дня, прекрасно подходят маховики. Большой интерес представляют проточные батареи, которые уже сейчас могут экономически эффективно обеспечивать хранение больших объемов электроэнергии для выравнивания колебаний потребления электроэнергии в энергосистемах и у крупных потребителей.

Еще одним сегментом является распределенная генерация, то есть источники электроэнергии, установленные непосредственно у потребителей. Помимо уже привычных солнечных, ветряных и биогазовых электростанций, эффективность и доступность которых увеличивается с каждым годом, появляются все более эффективные установки на природном газе, доступные практически любому потребителю, — и повсюду растет количество вводов небольших электростанций и стремительно уменьшается ввод новых, пусть очень эффективных, но не гибких и избыточных гигантских блоков. Вот уже Siemens объявил о планах по сокращениям персонала, занятого именно в этом сегменте... Распределенная генерация вкупе с обвязкой умными сетями и созданием микросетей позволяет сделать локальные участки энергосистемы самобалансирующимися и способными обеспечивать энергоснабжение потребителей в случае нарушения энергоснабжения в центральной сети.

Причина столь бурного развития этих технологий в том, что они оказываются выгоднее для общества в целом и для конкретных потребителей в частности. При этом они создают в консервативной отрасли совершенно новые рынки — например, рынок услуг по хранению энергии, которые позволяют всем потребителям участвовать в энергосистеме в совершенно новой роли просьюмеров (активных потребителей), позволяют интегрировать в энергосистему гораздо большее количество ВИЭ и делают систему намного более надежной за счет большей гибкости. Технологическая компоновка новой энергетики почти не затрагивает крупную генерацию и магистральные сети, сохраняя за ними привычные роли базового «каркаса» энергосистемы. Все самое интересное происходит на уровне потребителей — домохозяйств, зданий, предприятий и городских кварталов.

Перспективы для инвесторов

Появление таких технологий открыло перспективы и для инвесторов, позволяя по-новому зарабатывать в ранее считавшейся очень надежной, но низкодоходной отрасли, и в итоге дало старт новому глобальному инвестиционному циклу и глубоким преобразованиям в энергосистемах многих стран начиная от наиболее «продвинутых» энергообъединений США и Западной Европы и до стремительно растущей Индии.

Инвесторы при выборе проектов для инвестиций в новой электроэнергетике ориентируются в первую очередь на технологии, создающие и поддерживающие новые рынки. Например, одна из наших портфельных компаний First Imagine! Ventures — Moixa Energy, развивает комплексное решение для управления мини- и микроэнергосистемами на самом низовом уровне — домохозяйств и микрорайонов. Переосмыслив использование домашних накопителей энергии и отказавшись от идеи резервирования электропотребления с помощью таких батарей, компания использует в своих системах, часто в паре с солнечными панелями на крыше, очень небольшие накопители (для Великобритании достаточно мощности всего 400 Вт!), а мощная платформа управления агрегированным множеством распределенных энергоресурсов позволяет разгружать распределительные сети и подстанции в пиковые часы, предоставляя невиданную раньше возможность любому потребителю оказывать услуги энергосистеме, поставляя электрическую мощность.

Другой пример точного попадания в изменившиеся потребности рынка — очень дешевые и эффективные малые газовые турбины и мини-электростанции финской компании Aurelia Turbines. Инженеры из университета Лаппенранты фактически переизобрели энергетическую газовую турбину, собрав в одном продукте все лучшие инженерные решения. В результате получилась компактная турбина мощностью 400 кВт с прекрасным электрическим КПД — до 42% (такой ранее был достижим только на больших турбинах) и стоимостью около $1000 за киловатт (в полтора раза дешевле той мощности, которую «большие» энергетики построили в рамках небезызвестной программы ДПМ!) — уникальный продукт для создания собственных энергетических центров даже небольшими промышленными потребителями там, где до сих пор доминировали сложные и дорогие в эксплуатации газовые двигатели.

Интерес инвесторов к подобным проектам определяет не только быстрая отдача на вложения. В совокупности новые технологии — интернет вещей и цифровизация, распределенная генерация и хранение энергии, искусственный интеллект и управление спросом — создают новое качество энергосистем, а с ним и целую среду или, как стало принято говорить, экосистему для технологических разработок и их разнообразных сочетаний. В этой экосистеме есть дополнительные инвестиционные возможности для всех — кто-то может снизить расходы, купив себе, например, солнечную панель и батарею, а кто-то — сам стартап, производящий их.

США. Финляндия. Весь мир > Электроэнергетика > forbes.ru, 12 февраля 2018 > № 2494087 Александр Старченко


Россия. Корея. Весь мир > СМИ, ИТ. Медицина. Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 12 февраля 2018 > № 2493331 Игорь Порошин

Ни эллина, ни иудея. Россия как начало конца Олимпийских игр

Игорь Порошин

Русские атлеты, по вине архаических сил оставшиеся на Олимпиаде без гимна и флага, – это будущее мира

В декабре Международный олимпийский комитет принял историческое решение отстранить Россию от зимних Игр в Пхенчхане. Решение озвучил президент МОК Томас Бах, представитель самой многострадальной олимпийской нации в ХХ веке. Германию четырежды не допускали за развязывание мировых войн. Россию отстранили за нарушение правил спортивного регламента, фальсификацию допинг-анализов в Сочи-2014 – в этом беспрецедентность решения.

Русский авангард: без флага и гимна

На основе докладов специальных комиссий МОК утверждает, что в России при поддержке государства развивалась допинг-программа для олимпийцев. Президент России Владимир Путин это отрицает. Он считает, что дисквалификация российского флага и гимна – результат политической воли определенных сил Запада, которые очень хотят представить миру тех, кто сегодня управляет Россией, как банду взломщиков. И этой банде все равно, что взламывать – границы других государств, серверы Демократической партии США или контейнеры с мочой олимпийцев. Негласно с Путиным согласны более-менее все: как и Германия в ХХ веке, Россия забанена по политическим причинам. Однако на этом опасное и соблазнительное сравнение РФ со Вторым и Третьим рейхом следует оборвать.

Российская символика на аренах Пхенчхана запрещена, а в гражданах России ничего дурного нет. Они выступают под белоснежным олимпийским флагом и называются независимыми атлетами России (Independent Athletes of Russia).

Решение МОК – шедевр политической балансировки. Это не только наказание за конкретные провинности российского спорта. Оно еще и учитывает реакцию влиятельнейшей части мира на эти прегрешения (то есть политический контекст), прогнозирует реакцию России на эти реакции (политическую изоляцию) и предупреждает ее. Как у любого исторически важного решения, у него есть символический аспект, который значительно возвышается над текущими политическими интригами. Это решение ясно показывает, в каком веке мы живем и чем этот век отличается, скажем, от предыдущего.

Русские прогрессисты сегодня сетуют на то, что Россия находится в плену архаических сил. Но русские атлеты, по вине архаических сил оставшиеся на Олимпиаде без гимна и флага, – это будущее мира. Это то, к чему сегодня взыскует гражданский хай-тек в любом государстве Запада. То есть завершение процесса развода, полного отделения человека от государства. В широком смысле – превращение его в новую сущность без роду и племени.

Интересно то, что лидер России, которого все его оппоненты упрекают в слишком глубокой привязанности к старым символическим кодам и старым политическим картам, принимает такую картину будущего мира. То, что в ХХ веке неизбежно повлекло бы за собой строительство новых стен, увитых колючей проволокой, и масштабных военных учений (вы хотите отнять у нас наш гимн и флаг, так будет вам снова наш флаг над Рейхстагом!), разрешилось мирным благословением президента РФ.

Во все тяжкие

Решение об отстранении Национального олимпийского комитета России как организации, представляющей олимпийское движение в РФ, было принято на основании трех докладов – Макларена, Шмидта и Освальда. Доклад Макларена – это около ста страниц. В его основу легли 1166 документов. По мнению МОК, доклад Макларена и его последующая проверка и разработка комиссиями Шмидта и Освальда доказывает наличие в России государственной программы внедрения запрещенных стимулирующих веществ в олимпийский спорт.

Это звучит хотя и зловеще, но слишком туманно. На самом деле расследование было нацелено на изучение совершенно конкретного эпизода, приписанного к определенному времени и пространству, – возможной подмены проб российских атлетов в антидопинговом центре в Сочи.

С точки зрения официальных лиц России, доклад Макларена, а также его последующие разработки обладают одним существенным недостатком: они во многом базируются на показаниях одного человека – бывшего директора Московской антидопинговой лаборатории и ее филиала в Сочи (подразделения Минспорта) Григория Родченкова.

Бывшие коллеги характеризуют Родченкова как талантливого, даже гениального биохимика. Для Генеральной прокуратуры РФ Родченков с недавних пор преступник. Его обвиняют в сбыте допинга (с 2016 года это деяние уголовно наказуемо). И для Владимира Путина Родченков совсем не чужой человек. У него есть о Родченкове свое собственное знание. Во время недавней прямой линии оно было сказано. Президент РФ назвал Родченкова «придурком». Так в высшей степени неполиткорректно, но и предельно доходчиво президент намекает на душевное расстройство человека, командовавшего в Сочи антидопинговой лабораторией.

Родченков действительно некоторое время провел в одной из московских психиатрических клиник после попытки самоубийства. Родченков говорит, что он был заключен в эту клинику силами ФСБ и вызволен оттуда повелением Путина в обмен на клятву верно служить силам зла, то есть своими знаниями и находчивостью помогать русским олимпийцам обходить антидопинговое законодательство.

Это признание Родченков делает в фильме «Икар» – наверное, самом впечатляющем референсе к этой истории. «Икар» попал в шорт-лист Американской киноакадемии в категории «Лучший полнометражный документальный фильм». Согласно котировкам букмекеров, он второй претендент на «Оскар». Но не только потому, что попадает в моднейшую американскую тему магического всесилия президента РФ.

«Икар» внушает зрителю дорогую сердцу американских киноакадемиков истину: кино – это чудо. Оно может менять мир. Иногда очень быстро. Смотришь «Икар» и понимаешь: если бы четыре года назад не слишком удачливому комику и велосипедисту-любителю Брайану Фогелю не пришла в голову игривая идея, Россия спокойно отправилась бы на Олимпиаду в Пхенчхан с гимном и флагом, и все бы шло своим чередом.

Однажды Фогель задумал снять реалити про допинг в жанре before & after. Он проходит велогонку сначала чистым, а потом, через год, по скайпу с помощью допинг-гуру Григория из России. Но это всего лишь пролог, к тому же не очень эффектный – Фогель совершенно сдувается под допингом, результат хуже.

Но далее герои меняются ролями. У Григория большие неприятности на его основной работе. Григорий опасается, что его могут убить. И тогда Фогель предлагает Григорию бежать в Америку. Он его прячет у себя до тех пор, пока Григорий в мае 2016 года не дает New York Times интервью, ставшее началом самого громкого скандала в олимпийской истории, и его под свою опеку забирает ФБР.

Во время просмотра «Икара», конечно, неизбежно возникает вопрос – а чего это Родченков, министр алхимии российского спорта, чью жизнь в своей железной ладони сжимает лично Владимир Путин, вдруг по скайпу начинает говорить, чем колоться, первому встречному велосипедисту-любителю из Америки? Но за приключениями героев эта неувязка легко забывается.

По здравом размышлении в «Икаре» многое кажется придумано постфактум. Но здравомыслие – враг хорошего шоу. В сегодняшнем мире состязаются не армии и дипломаты, а креативные концепции. Креативная концепция Брайана Фогеля торжествует над коварным замыслом ФСБ. Если он был.

Шекспировский герой Мутко

В своих разоблачениях российской допинговой системы Родченков расчерчивает треугольник, где вершины – это президент РФ и два ведомства, ФСБ и Министерство спорта. Он говорит, что Путин лично визировал план операции по подмене проб в сочинской допинг-лаборатории. Но в этой части расследование не верит Родченкову. Иначе МОК вынес бы президенту РФ точно такой же приговор, как и министру спорта Виталию Мутко, – пожизненную невозможность присутствовать на Играх в качестве официального лица. А в отношении Мутко все свидетельства принимаются.

Родченков утверждает, что Мутко осуществлял оперативное руководство допинг-программой, в частности фальсификацией проб, и был «в курсе всего». Это утверждение отчасти подтверждается перепиской, но в корне противоречит номенклатурной реальности того времени. Мутко, возможно, знал о подмене допинг-проб, но при этом ничем не руководил. Он был исключен из этой схемы. Взаимодействием с ФСБ занимался заместитель Мутко, Юрий Нагорных, чьи тайны теперь охраняются российскими спецслужбами так же неусыпно, как тайны Григория Родченкова – спецслужбами американскими.

На поверхности есть только одно подтверждение этой кулуарной правды про Мутко. В бесконечном ряду людей, получивших правительственные награды за взятие Сочи, Нагорных есть, офицеры ФСБ имеются, Григорий Родченков, конечно, молодчина и свою награду получил. Виталия Мутко в этом списке нет. В логике этой версии понятно почему.

С Мутко действующим, а не только говорящим в телевизоре, российский олимпийский спорт пережил унижение в Ванкувере-2010, когда российская/советская команда впервые не попала в первую десятку так называемого медального зачета Игр. Мутко оставили декоративную роль первого лица в спорте – пусть отвечает за разговорчики в строю. Но великую победу в Сочи-2014 хитроумием, находчивостью, потом, кровью и мочой добывали совсем другие. Не заслужил.

Если довериться этой версии, то Мутко, этот министр-мем, Иванушка-спортсмен в медведевском правительстве, прославившейся своей речью на попугайском английском, оборачивается просто героем Шекспира. Чиновник, напрочь отключенный от сочинской спецоперации, назначен перед миром главным ответственным за то, что случилось. Если спросить сегодня русскую домохозяйку, кто виноват во всех бедах русского спорта, она, скорее всего, скажет не Америка, а Мутко. Есть даже вероятность, что и американская домохозяйка скажет то же слово.

Троллинг-сверхдержава

Слово «позор», которое так часто произносится последние несколько лет в связи с приключениями русских олимпийцев и их попечителей, впору считать устаревшим. Позор – это неотменимая этическая оценка, своего рода клеймление.

Но никакой позор в прежнем применении, когда, скажем, немецкие спортсмены несли всеобщую ответственность за действия немецких политиков и военных, теперь невозможен. В эру, которую последние годы часто называют постправдой, любой приговор можно опротестовать, а на любое «возмутительно» найдется свой лайк, выставленный хотя бы ботом. Но и без бота можно обойтись.

Человеку, родившемуся в СССР, трудно сопротивляться правде канадского адвоката Макларена. Это очень понятный зрелому русскому человеку образ действия – похищать допинг-пробы российских атлетов через специальный лаз. Это очень похоже на способ расхищения продукции на советском колбасном заводе. И это скорее смешно, чем позорно. Советский человек, опоясанный колбасой, не вполне считался вором. Скорее он бунтовал против начальства, не умеющего накормить свой народ.

То, что кажется нам архаичным, миру представляется современным. Язык российского внешнеполитического протеста – это троллинг. Уже несколько лет троллинг является стратегической доктриной России. Мы очень злим одну часть мира, но можно не сомневаться, что другую отменно развлекаем – мимо Белого дома мы без шуток не ходим.

Со стороны злящихся, правда, следует важное уточнение: если троллинг – это язык русской дипломатии, то инструмент внешней политики – хакинг. Однако и в отношении хакинга человечество, несмотря на все предупреждения ответственных людей, никак не может проникнуться ужасом. Хакинг бескровен. Хакинг веселит. Неслучайно все современные киносаги изображают хакеров скорее обаятельными хулиганами, чем черными злодеями.

Никакие невосполнимые репутационные потери в эпоху постправды невозможны. Все поправимо, пока горят экраны ноутбуков. А тут еще через несколько месяцев стартует беспрецедентная по масштабу рекламная кампания России. В эпоху деградации Олимпийских Игр чемпионат мира по футболу стал самым масштабным и ожидаемым событием планеты Земля.

На территории России одновременно окажется столько иностранцев, сколько не было никогда по праздному поводу. И если власти победят тяжелую одержимость граждан РФ инстинктом наживы (в Саранске сейчас просят с дорогих гостей чемпионата мира 600 тысяч за ночь в однокомнатной квартире; нет, правда, посмотрите на соответствующих сайтах), то десятки тысяч человек во всем мире будут рассказывать о довольно приветливой, аккуратной, местами изумительно прекрасной стране, переживающей, кстати, высшую стадию вестернизации в своей истории.

После чемпионата мира по футболу это простое, ясное знание о России возведет разговоры о российской угрозе миру в совсем уж отвлеченную абстракцию.

Дисквалификация Венички Ерофеева

Злоумышленники в сочинской допинг-лаборатории чужого не брали. Они подменяли анализы российских атлетов. Значит ли это, что в оригинальных пробах присутствовали следы запрещенных препаратов? Скорее всего, да. Значит ли это, что все русские атлеты в Сочи принимали допинг? Очевидно, нет. Об этом говорят результаты расследования. Почему же тогда 46 чистых русских спортсменов не допустили в Пхенчхан, несмотря на решение Высшего спортивного арбитражного суда?

Да и вообще, по какому принципу составляется список запрещенных веществ? Почему уколоться до 1 января 2016 года пресловутым мельдонием было можно, а после боя курантов – уже страшный грех, за который одна из самых популярных теннисисток мира Мария Шарапова получает дисквалификацию? Маша все сказала на пресс-конференции с красивыми слезами на глазах. Извещение об обновлении списка запрещенных препаратов ей действительно прислали, да она не заметила. Потерялось в предновогодних хлопотах. А с вами, кстати, такое не случалось?

За невнимательность порой следует страшная расплата. Но даже то, что случилось в Сочи, не очень похоже на описание семи смертных грехов. Отношение к запрещенным веществам в спорте сегодня сродни вопросу уплаты налогов. Это скорее ближе к административному правонарушению, чем к уголовному. Хотя в некоторых странах за это сажают в тюрьму.

Если бы Григория Родченкова не существовало, его следовало бы придумать (он и кажется в большей степени бесплотным существом, порождением экстравагантной фантазии сочинителя телевизионного романа). Все, что последовало за его побегом и его свидетельствами (чего бы они ни стоили), поставило олимпийское движение в такое сложное положение, в каком оно прежде никогда не бывало.

Вопрос допинга, его природы может быть решен только на сущностном, философском уровне, а не бесконечным совершенствованием технологии поимки нарушителей. Это превратило олимпийский спорт в бесконечную сагу о ворах и полицейских. Именно так теперь живут Олимпийские игры в информационном поле. Это скверно для Игр.

Прежде всего, следует расстаться со старейшим заблуждением, будто спорт высших достижений – это манифестация здорового образа жизни, здоровья вообще. Олимпийский спорт – область практического исследования физических возможностей человека. Есть люди (их довольно много), совсем не понимающие зрелище спортивного состязания. Оно и в самом деле на первый взгляд может показаться крайне нелепым и бессмысленным. Но нелепость не равняется бессмысленности. В строгом смысле спорт высших достижений стал испытательным полигоном медико-фармакологической индустрии.

Исследование и расширение пределов человеческого организма должно быть признано целью спорта. Точно так же, как целью написания текста является сам текст, а не нравственное благообразие пишущего.

Одним из популярнейших сочинений в истории русской литературы является, скажем, поэма «Москва – Петушки». Согласно многим свидетельствам, часть ее написана Венедиктом Ерофеевым под допингом. Каким образом это обстоятельство может повлиять на нашу оценку этого произведения? Следует ли нам изъять поэму из библиотек ввиду того, что Ерофеев подстегивал свое сознание разного рода жидкостями? И следует ли нам признать романы Владимира Набокова образцовым ЗОЖем ввиду того, что этот писатель, напротив, никогда не принимал допинг во время сочинительства?

Гонка за увеличение продолжительности жизни человека – самый старинный вид спорта на земле. Последние сто лет спортсмены выполняют в ней роль авангарда испытателей, пилотов со всеми вытекающими отсюда рисками. Очевидна экономическая подоплека этой борьбы. Невозможно, впрочем, отрицать и ее гуманитарную составляющую.

Состязания в дисциплинах, испытывающих в чистом виде скорость, силу и выносливость, должны стать подобием «Формулы-1» для фармацевтических концернов. Нужно начисто отделить государство от спортсмена. Выходя на старт, спортсмен представляет в первую очередь себя, во вторую очередь медицинскую компанию, которая ответственна за его здоровье и медицинское сопровождение.

Льюис Хэмилтон в титрах «Формулы-1» представляет «Мерседес», а уж потом, если кому-то очень надо, можно вспомнить о том, что он англичанин. В титрах будущих Олимпиад, где таким образом решена философская проблема допинга, фигуристка Евгения Медведева будет представлять не Россию, а Bayer или Hemofarm.

Это не значит, что Женя принимает допинг. Это значит, что зарплату и все расходы на подготовку ей оплачивает эта компания и она же занимается ее медицинским обеспечением. Перед Играми Женя сама выбирает свой идентификационный знак – это может быть герб России, герб Москвы, где она родилась, или флаг муниципального округа Москвы, где она живет. Это может быть знак группы сети «ВКонтакте», где она состоит, или просто иероглиф аниме, которое Женя очень любит.

В ХХI веке связь атлета и медицины сущностна, а связь с родиной туманна и химерична. Речь идет о победе над предрассудком, о трудном признании очевидного. Разговоры о том, что спорт утерял свою изначальную чистоту и невинность после того, как атлеты стали массово пожирать запретные плоды под руководством циничных госчиновников, питаются невежеством.

В 1904 году, на третьих Играх современности, американец Томас Хикс на двадцать втором километре марафона потерял сознание. Врачи, приводя его в чувство, сделали ему инъекцию стрихнина и дали выпить бренди. Хикс падал еще несколько раз, и тут же появлялись врачи со стрихнином и бренди. Хикс, шатаясь, добрел до финиша и получил золотую олимпийскую медаль. При этом финишную черту он пересек вторым. Самого быстрого – Фреда Лорза – дисквалифицировали. Часть забега он проехал на автомобиле. Это заметили.

С точки зрения современной культуры спортивной медицины, да и чего уж там, современной допинг-культуры – это кошмар, воспоминание о грубости и невежестве наших предков. Ну, конечно же, никто сейчас так не рискует здоровьем ради победы.

Большинство людей выросли в убежденности, внушенной родителями, что чем больше ты занимаешься спортом, тем меньше пьешь таблеток. На самом деле ровно наоборот. Большим нагрузкам – большое количество таблеток. Я никогда не пил столько препаратов, как тогда, когда готовился к первому и единственному в моей жизни марафону.

Как только люди признают неразрывную связь медицины и спорта, как когда-то признали подчиненность Земли Солнцу, психоз в его текущем виде стихнет. Медицинский регламент должен стать, с одной стороны, результатом конвенции компаний, с другой – добровольной готовности спортсменов брать на себя все риски профессии, как это, собственно, происходит в автомобильных гонках.

Распутывание этого этического узла будет сопряжено с новыми потерями. Скорее всего, произойдет полное размежевание так называемого зрелищного спорта и спорта менее популярного, как это было в античности, когда на территории Римской империи граждане сходили с ума по гладиаторским боям, а одновременно в Греции продолжали проводить Олимпийские игры, которые смешили римлян своей старомодностью и лицемерными разговорами о сохранении чистоты священной традиции. На самом деле там процветал подкуп судей, наемничество, ну и, разумеется, допинг. То есть все то, за что сегодня ругают Олимпиаду.

Научное доказательство особого пути России

Современные Олимпийские игры возникли из романтической тоски по античности. Но при этом они взяли от ХIX века одну из самых живых и мощных его идей – доктрину о национальном самоопределении и национальной экспансии. Все самые грандиозные потрясения ХХ века питались энергией этой доктрины. Когда же эта энергия уже в буквальном смысле стала атомной, национализм безопасно локализовался в спортивных состязаниях.

Олимпиады служили еще и наглядной политинформацией. Летние Игры неизбежно оборачивались соперничеством СССР и США. Результат в командном зачете совпадал с самым расхожим представлением об устройстве мира – так называемой биполярностью.

Но к концу века в этом символическом ритуале стало обнаруживаться больше нелепого, чем великого. И дело даже не в том, что распался биполярный мир. В конце концов, итоги последних трех летних Игр убеждают в том, что на месте прежней биполярности обязательно возникнет какая-нибудь другая – в 2008 году Китай впервые после распада СССР отобрал у Америки первенство по добыче олимпийского золота.

Но слово «биполярность» теперь звучит как пустой звук. Вот гражданин США, который пронес на церемонию открытия Игр в Пхенчхане российский флаг, он какой полюс представляет? Может, это яростный болельщик Трампа? Или ему просто по приколу внешнеполитический троллинг Владимира Путина? Или сам он тролль?

Прежде служившие грандиозной и довольно ясной панорамой мира, Олимпиады все больше похожи на кривое зеркало. Вот, скажем, стоит немецкий атлет на верхней ступени пьедестала. На плечах его черно-красно-желтый флаг. Что должны переживать немецкие болельщики при возвышении этого флага? Превыше чего тут Германия? Неужели опять Франции? Нет, это больше не является популярным переживанием Германии. Или Германия превыше всех и вся? А вот в таком переживании гражданин ФРГ не только не может признаться вслух, но и даже про себя.

Конечно, его триумф прославляет новую Европу! Теперь она не расчесывает раны старых междоусобиц и перешагнула через тысячелетние предрассудки. Но почему тогда на его плечах нет флага ЕС? Возможно, триумф Германии на Олимпиаде – это повод популяризировать немецкий язык и достижения немецкой цивилизации? Но зачем тогда этот флаг на пьедестале, а не Гёте?

Няня моих детей выходит на террасу нашего летнего дома с округленными глазами. Няня родом с Западной Украины, почти пограничной ее территории. Только что она узнала, что ее добрая знакомая, почти соседка, стала призером Олимпийских игр по вольной борьбе в составе сборной Азербайджана. Подруга няни празднует свой успех с азербайджанским флагом на плечах. Но она не знает слов азербайджанского гимна, вообще очень мало слов азербайджанских знает.

Флаг Азербайджана – это корпоративная норма. За этим нет ни чувств, ни эмоций. Это рекламное время азербайджанского флага в кадре. За ношение этого флага, за медаль ей хорошо заплатят. В этом событии нет ничего сакрального. Это про работу, а не про связь с землей, на которой ты родился. С таким же успехом эта украинская женщина могла бы в прямом эфире вырыть траншею или нянчить ребенка.

Зимним Олимпиадам еще пока удается сохранять свое специальное камерное обаяние, а вот летние давно превратились в гигантское мероприятие с разбухшей, расползшейся программой – огромную спортивную барахолку, где на одной арене выступают мировые суперзвезды, а на другой судьи могут снять с тебя заслуженную медаль среди бела дня.

Последняя новость из рубрики «Олимпийский декаданс» – сообщение о том, что так называемый любительский бокс может быть исключен из программы Олимпийских игр. ФБР прислало в МОК досье на президента АИБА (Всемирная организация любительского бокса) Гаруфа Рахимова. ФБР называет его одним из руководителей старинной восточноевропейской преступной группировки «Братский круг».

Появление криминальных закоулков, практически неуправляемых центром, – следствие безоглядной и бездумной политики экспансии олимпийской программы. На Олимпиаде в Рио за 16 дней олимпийский чемпион провозглашался 306 раз. Такое умножение сущности приводит к девальвации значимости олимпийской победы, по большому счету – ее дефолту. Лица триумфаторов сливаются в одно неразличимое лицо. К тому же зритель знает, что финиш – это еще не конец. Потом герой отправится на допинг-контроль и может перестать быть героем. А потом еще раз им станет, если олимпийский комитет атлета наймет хороших юристов.

В ХХ веке люди брали отпуск, чтобы посмотреть Олимпиаду перед телевизором. Теперь это невозможно представить. Олимпийская программа уже больше чем наполовину состоит из экзотических дисциплин, постижение правил которых может длиться гораздо дольше серии «Игры престолов» и к тому же будет гораздо скучнее.

В Олимпийских играх никогда не было никакой стерильности. Они всегда были пропитаны конъюнктурой времени, грязью, болью, желаниями сегодняшнего дня. Именно поэтому их смотрели. В них всегда, что называется, было много политики. В этом была не болезнь их, а, напротив, здоровье.

Сегодня в Играх слишком мало сегодняшнего дня. Это рыхлое, громоздкое мероприятие. Оно противоречит всем определениям зрелищности в эпоху, нервом которой является борьба за свободное время людей. Олимпиада риторична, как старый историко-этнографический музей, настаивающий на ценности каждого своего экспоната. Отчаянно лихие люди Брайан Фогель и Григорий Родченков, прежде работавший в этом музее смотрителем, устроили такой переполох, что вернуть прежний порядок уже будет невозможно.

У нас довольно популярна концепция жертвенного пути России. Эти жертвы могут быть и неосознанными. Они могут выглядеть и не жертвами вовсе, но безумием, блудом – любой формой экспериментального, авангардного опыта, который помогает миру уцелеть и стать лучше. В случае с Олимпиадами эта мистическая концепция может считаться научно доказанной.

Олимпиада, которая в ХХ веке была мощнейшим символическим ритуалом, в некотором смысле всемирной мессой, не отвечает ни одному сущностному запросу нового века. Следовательно, как ритуал она будет радикально трансформирована или вообще отменена как нелепый, оскорбительный анахронизм, дичайший пережиток язычества в новом, чистом христианском мире. Российские атлеты без национальной символики – его невольные предтечи.

Россия. Корея. Весь мир > СМИ, ИТ. Медицина. Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 12 февраля 2018 > № 2493331 Игорь Порошин


Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 11 февраля 2018 > № 2500243 Сергей Лавров

Интервью Министра иностранных дел России С.В.Лаврова для программы «Действующие лица с Наилей Аскер-заде» на телеканале «Россия 1», Москва, 11 февраля 2018 года

Вопрос: Мы встречаемся с Вами накануне Дня дипломатического работника. Есть ли в МИД какие-то традиции отмечать этот праздник?

С.В.Лавров: Да, у нас каждый год 10 февраля, а если это выходной день, то накануне 10 февраля, проходит торжественный вечер, где мы награждаем отличившихся дипломатов за истекший год, в том числе правительственными и государственными наградами. К этому дню обычно выходит соответствующий указ Президента с определением лауреатов тех или иных орденов, других государственных наград. Конечно, приглашаем наших ветеранов. После торжественного заседания у нас проходит неформальное общение, фуршет, в ходе которого наши ветераны очень тепло вспоминают былые дни, дают советы молодежи. Это всегда очень домашнее, в хорошем смысле, корпоративное мероприятие. Безусловно, в наших заграничных представительствах и представительствах в субъектах России проходят торжественные заседания и прочие мероприятия с приглашением иностранцев, дипкорпуса и представителей страны пребывания.

Вопрос: Хотела бы поговорить о российско-американских отношениях. Вы попали в «кремлевский доклад», Ваша фамилия под номером 65. Впервые действующий министр иностранных дел попадает в «черный список». Чего они хотели этим добиться?

С.В.Лавров: Честно говоря, я совершенно равнодушен к тому, что сейчас происходит в связи с этим «кремлевским докладом», как и ко всему остальному, связанному с т.н. «русским досье» в Вашингтоне. Доклад и списки, о которых Вы сейчас упомянули, это вообще смешно. Можно было вообще сделать это за полчаса. Я считаю так же, как и бывший Посол США в Москве М.Макфол, который сказал, что его эксперт за полчаса смог бы выпечатать фамилии из телефонных справочников Правительства Российской Федерации и Аппарата Президента, как и из «Форбс».

Поначалу у меня было очень тяжелое ощущение, когда все это стало разворачиваться. Я не верил своим глазам и ушам, исходя из того, что многих деятелей в Вашингтоне из Администрации и Конгресса я знал лично и общался с ними. Это достаточно серьезные, умные и вменяемые люди. То, что этот массовый психоз лишил их всех рациональных зерен, для меня было просто поразительно. С тех пор, как эта тенденция стала продолжаться, а она тянется уже больше года, я постепенно утратил к ней свой интерес. Я слежу за ней постольку, поскольку факты нужно знать в рамках моей работы и обязанностей, но что с этим делать, даже не знаю. Я читаю статьи Ваших коллег, которые говорят, что надо найти какой-то выход из этого тупика. Д.С.Песков назвал наши отношения «коллапсом», можно привести массу других синонимов. Но когда нас призывают «творчески» искать пути выхода из этого состояния, могу ответственно сказать, что мы такие поиски вели, ведем и будем продолжать вести.

Мы не раз предлагали конкретные вещи нашим американским партнёрам, в рамках моих регулярных контактов с Р.Тиллерсоном передавали наши предложения о том, как постепенно отходить от этой опасной и достаточно глупой черты. В большинстве случаев мы не получаем взаимной реакции. Единственное позитивное исключение – очень неплохо, профессионально идет работа над обеспечением дополнений Договора о дальнейшем сокращении стратегических наступательных вооружений. 5 февраля 2018 г. мы должны были сертифицировать выполнение этого Договора обеими сторонами. Такая сертификация состоялась. При этом стороны выразили взаимную готовность продолжать профессиональные и технические консультации с тем, чтобы прояснять ряд вопросов, которые возникают по тому или иному участнику этого Договора.

Есть еще пара примеров. Мы неплохо работаем в Сирии по линии наших военных в том, что касается избежания непредвиденных, непреднамеренных инцидентов. Но не только. Есть признаки и того, что США, понимая реальную ситуацию в Сирии, готовы слушать и стараться учитывать подходы, которые мы реализуем в рамках работы по приглашению законного правительства САР. Есть контакт по сирийским проблемам, по проблемам региона и по линии министерств иностранных дел.

Но если говорить о возвращении к «нормальности» наших отношений в целом, здесь мы слышим от американцев только то, что они к этому готовы, но что мы должны сделать первый шаг, должны «покаяться». Это уже система. Мы должны «покаяться» и с точки зрения Всемирного антидопингогового агентства (ВАДА), где тоже заправляют американские, британские и англо-саксонские представители. Мы должны «покаяться» и во всех других случаях. И тогда наши западные партнеры великодушно согласятся постепенно возвращаться к «нормальности». Но они абсолютно отказываются принимать объективную данность, что не бывает ситуации, в которой только одна сторона делает ошибку, а они абсолютно безгрешны. Не хочу сказать, что мы безгрешны. Но мы постоянно, в любой обстановке, связанной с кризисным развитием, предлагаем конкретные выходы из тупиков. Так было и в том, что касается реализации Минских соглашений. Я, кстати, доволен, что наладился канал между представителями России и США по Украине в формате К.Волкер - В.Ю.Сурков. Недавно они провели свою очередную встречу. Скажу, что результат небезнадежен. Они договорились продолжать эти разговоры.

Так что мы открыты к любым форматам, которые американцы готовы задействовать, исключительно на основе равноправия и без предварительных условий в духе «вы покайтесь за вмешательство в наши внутренние дела и выборы, а потом мы будем начинать».

Вопрос: Возможно, нас провоцируют на какие-то ответные шаги?

С.В.Лавров: Думаю, что они не прочь бы увидеть ситуацию, когда Россия будет делать какие-то нервные, резкие телодвижения. Но у нас взвешенная политика, определенная Президентом, не склонная к такого рода импровизациям и экспромтам. У нас последовательная линия. Мы продвигаем ее независимо от того, какая конъюнктура «на дворе», продвигаем, исходя из необходимости максимально благоприятных условий для нашего внутреннего развития с точки зрения безопасности, условий для наших экономических операторов, экономического обеспечения безопасности и недискриминационного отношения к нашим гражданам, когда они выезжают за границу. Наверняка есть желающие, которые хотели бы нас спровоцировать на некие действия, позволяющие наращивать санкционное давление на нас и применять прочие принудительные меры (хотя даже без наших резких действий это давление постоянно нарастает). Еще один повод удивляться способностям тех, кто ведет линию на бездумное наращивание санкций. Я думаю, что те, кто что-то понимает в мировых делах, да и вообще в жизни, уже давно должны были сделать вывод, что попытки изменить нашу политику путем этих санкций бессмысленны. Мы всегда готовы решать вопросы, которые легитимно возникают у наших партнеров с точки зрения их законных интересов в диалоге. Но для этого нужно, как говорят американцы, если это танго, чтобы танцоров было двое, так же, как и в переговорах. Там тоже должны быть двое.

Вопрос: В последний год говорили, что наши отношения «достигли дна, пробили дно». Какой следующий этап?

С.В.Лавров: Насчет дна и днищ рассуждать не буду. Это такой очень популярный образ. Чем гадать, лучше вести свою открытую, честную линию, нацеленную не на то, чтобы кого-то наказывать, а чтобы объединять все страны, которые могут реально и эффективно решать мировые проблемы, прежде всего, бороться с терроризмом, с другими глобальными угрозами, типа наркотрафика, организованной преступности, нелегальной миграции – массы проблем, которые сегодня в мире не имеют границ и которые нельзя загнать в одну клетку, а всем остальным вокруг этой клетки радоваться, что их эта проблема не затронет. Такого не может быть. Границ не существует. Соответственно бороться с этим явлением можно только сообща. Именно на это и нацелена наша политика. Мы всегда в состоянии защитить любые направления нашей международной деятельности. У нас нет никаких скрытых планов. Все наши действия открыты и опираются на международное право, на Устав ООН.

Вопрос: Между Москвой и Вашингтоном существует разница во времени. Вы по утрам нормально просыпаетесь: не ёкает ли, что могло произойти в Америке за ночь?

С.В.Лавров: Что тут волноваться? С самого утра я смотрю, слушаю и читаю новости. Когда происходят какие-то вещи, в большинстве случаев их можно предвидеть. На них намекали, скажем, какое-то время назад. Иногда бывают сюрпризы, но очень редко. Для меня было приятной неожиданностью, когда Международный спортивный арбитражный суд принял решение в оправдание наших спортсменов. Но тут же, уже без сюрпризов, а предсказуемо прозвучали слова руководства ВАДА, руководства Американского антидопингового агентства о том, что это возмутительное решение суда, что оно бросает тень на всех «чистых» спортсменов, подрывает олимпийские принципы.

Понимаете, люди даже не могут сдерживать своих негативных, злых эмоций, и тем самым они себя выдают. Конечно, когда вдруг такой нервный срыв у руководителя антидопинговой структуры происходит в отношении решения суда, который в США в любом случае считается священным, это показывает, что вся затея (при всех негативных явлениях, которые у нас все-таки были с отдельными спортсменами) имеет абсолютно политическую подоплеку и нацелена на шельмование России уже через олимпийское движение.

Вопрос: Может ли выполняться Соглашение по Ирану, в том числе нашими западноевропейскими партнерами, учитывая, что США отказываются это делать?

С.В.Лавров: Они не столько отказываются, сколько требуют переделать это Соглашение, что само по себе абсолютно нереально. Но такую задачу США поставили и потребовали от европейских участников Соглашения, а именно Великобритании, Франции и Германии, начать сотрудничать с Вашингтоном в этом вопросе. Три европейские страны, которые были частью договоренности, согласились создать с США рабочую группу, правда, с оговоркой, что они считают неправильным «вскрывать» текст самого Соглашения, но готовы рассматривать другие озабоченности, которые высказываются в отношении Ирана. Прежде всего, речь о его ракетной программе, которая никем не запрещена, соблюдении прав человека в своей стране и поведении Ирана в регионе, имея в виду обвинения в негативном влиянии на те или иные конфликтные ситуации. Показательно, что ни нас, ни китайцев, которые тоже были участниками сделки, не пригласили подключиться к этой работе. Я не думаю, что мы бы согласились, но, тем не менее, такого приглашения не последовало.

Едва ли мы приняли бы эту логику, потому что по всем параметрам достигнутое в 2015 г. с Ираном Соглашение закреплено единогласно принятой резолюцией СБ ООН и неукоснительно выполняется иранской стороной. Верификация этого Соглашения возложена на МАГАТЭ. Генеральный директор Агентства ежеквартально докладывает, что Иран безупречно исполняет все свои обязательства. У американцев есть пословица «если не сломано – не чини». Это Соглашение на самом деле отнюдь «не сломано», оно очень эффективно. Но его пытаются «починить», а прежде чем «чинить», его пытаются сломать. Это плохо.

Если есть интерес обсуждать ракетную программу – пожалуйста. Те, кто считает ракетные планы Ирана дестабилизирующими, должны предъявить какие-то аргументы. Иран далеко не единственная страна, которая развивает программу баллистических ракет. Есть и другие страны в регионе с такими программами. Надо смотреть в комплексе. Едва ли оправдано смешивать ядерные дела с правами человека и ставить на повестку дня вопрос о том, что Иран должен прекратить делать те или иные шаги в регионе. Иран влиятельная страна, как и другие страны, с которыми он соседствует – и Саудовская Аравия, и даже относительно маленький Катар имеют свои интересы, свои международные дела в регионе.

Мне кажется, за этими действиями США просматривается откровенно дискриминационный, предвзятый, неоправданно придирчивый подход. Мы неоднократно предлагали альтернативу. Она заключается в том, чтобы начать «наводить мосты» между арабскими странами Персидского залива и Ираном. Как в свое время начинался общеевропейский «Хельсинский процесс» – процесс укрепления доверия и безопасности, точно так же в районе Персидского залива с участием арабов и Ирана, с привлечением, скажем, пяти постоянных членов СБ ООН, Европейского союза, ООН как таковой в лице ее Генерального секретаря, Лиги арабских государств провести конференцию, совещание (как угодно можно назвать), начав с самого простого – укрепления доверия через обмен информацией, обеспечение транспарентности военной деятельности. Потом можно проводить какие-либо совместные мероприятия, посещения военных объектов, приглашать на учения друг друга. Это достаточно очевидная вещь. Но, к моему огромному сожалению, многие годы эта инициатива не может быть реализована, потому что сохраняется очень большая предвзятость по отношению к Тегерану, да и в отношениях между Ираном и арабами есть целый ряд проблем, на которые ссылаются наши партнеры, заявляя, что пока не время созывать такую конференцию. Но, мне кажется, как раз наоборот. Эти проблемы никуда не уйдут, если не начнется разговор. Так что мы будем продолжать продвигать эту инициативу, естественно, при понимании, что все заинтересованные стороны будут готовы на такую конференцию.

Вопрос: Каким может быть компромисс между США и КНДР с целью снижения ядерной угрозы?

С.В.Лавров: Теперь даже не знаю. Мы плавно перешли от Ирана. Ведь сделка по иранской ядерной программе была очень понятной: Иран отказывается от любых военных аспектов своей ядерной деятельности, а в обмен снимаются санкции, наложенные ООН, США, западными странами в одностороннем порядке. Вот в чем была договоренность. Сейчас, по большому счету, США требуют от Северной Кореи того же самого – прекратить военную ядерную программу и взамен получить гарантии безопасности и снятие санкций. Но если точно такая же сделка, заключенная с Ираном, самими же США сейчас ломается, срывается, расторгается, то, наверное, в голове у руководства КНДР будут просматриваться аналогии.

Но при всем том, конечно, мы не должны опускать руки. Ядерная проблема Корейского полуострова очень серьезная. Не только из-за того, что мы заинтересованы в соблюдении режима нераспространения ядерного оружия, но и по той причине, что проблема ядерной мощи Северной Кореи используется для нагнетания в регионе абсолютно непропорционального военного присутствия тех же самых США. Они смотрят уже не только на КНДР, хотя оправдывают наращивание своего военного присутствия северокорейской проблемой, но и на Южно-китайское море, где КНР ведет переговоры со странами АСЕАН об урегулировании спорных территориальных проблем, и этот процесс идет по дипломатическим каналам. Наращивание военно-морского, военно-воздушного присутствия США в этом регионе явно, если не преднамеренно, объективно может спровоцировать и военное измерение этих территориальных споров. Я считаю, что это очень рискованные игры.

В целом, под предлогом той же северокорейской ядерной проблемы, разворачиваются объекты противоракетной обороны США на территории Республики Корея, а теперь еще и Японии. Вкупе с европейским сегментом глобальной системы противоракетной обороны США, что отчетливо видно на картах, вся эта система удивительным образом, случайно или нет, практически окружает Российскую Федерацию по всему периметру, а теперь заодно уже нацеливается и на Китай. В наших интересах не давать повода для того, чтобы подобные тенденции укреплялись, а для этого все-таки необходимо садиться за стол переговоров.

В свое время мы с Китаем выдвинули инициативу «двойной заморозки», согласно которой Северная Корея не испытывает ядерные заряды и не запускает ракеты, а США со своими южнокорейскими партнерами не проводят или, как минимум, резко сокращают масштабы военных учений. Тогда нам американцы сказали, что это неприемлемо, поскольку эти учения никто и нигде не запрещал, это легитимная международная деятельность, а вот ядерные испытания и ракетные запуски запрещены Северной Корее Советом Безопасности ООН. Я согласен, что если быть педантично-легалистским, то так, наверное, и есть. Но мы же не педанты, мы должны решать проблемы, а не упираться в непоправимую уверенность в собственной правоте. Я говорил Государственному секретарю США Р.Тиллерсону, а до этого и Дж.Керри, на тот же аргумент, что «двойная заморозка» для американцев неприемлема, что, когда ситуация доходит до очень опасной черты, первым шаг назад должен сделать тот, кто сильнее и умнее. Пока будем надеяться, что какая-то разрядка все-таки может состояться, хотя шансы очень невелики, зная настрой в том же Вашингтоне. В связи с Олимпийскими играми были достигнуты договоренности между Северной и Южной Кореями об участии северокорейской делегации, спортсменов, танцевальных коллективов, и параллельно достигнуты договоренности между Пхеньяном и Сеулом о возобновлении контактов по военной линии – де-факто эта «заморозка» происходит. Северная Корея, по крайней мере, в преддверии и в течение Олимпиады явно не планирует делать никаких резких движений. Также мы слышали, что, как минимум, до марта не планируется никаких учений между США и Южной Кореей. Если этот объективный процесс обоюдной сдержанности и воздержания от учений и взрывов обретет свою собственную динамику, то появится шанс двинуться за стол переговоров. Мы будем всячески этому способствовать.

Вопрос: Можно ли говорить о том, что отношения между Китаем и США обречены на ухудшение? Ведь каждая из стран будет претендовать на статус сверхдержавы как в экономике, так и в политике в ближайшие годы.

С.В.Лавров: Конкуренцию никто не отменял. Конкуренция, как известно, это двигатель прогресса наряду с частным предпринимательством, как говорил Остап Бендер. Но конкуренция, конечно, должна быть чистоплотной и добросовестной. Есть правила, которые зафиксированы в Уставе ООН, в том, что касается международных политических и военно-политических проблем, в документах Всемирной торговой организации, в том, что касается инвестиций, торговли товарами и услугами, передвижений рабочей силы. Есть много других международных конвенций, которые регулируют те или иные сферы человеческой деятельности, в том числе и в хозяйственной области.

Циклическое развитие мировой экономики сначала «выносит» наверх одну державу, а потом, через достаточно продолжительную историческую эпоху, эта держава начинает не то чтобы ослабевать, просто другие подтягиваются близко к уровню, которого она достигла. Как, например, США после двух мировых войн, которые не затронули их территорий, резко поднялись и сохраняли доминирующие позиции довольно длительный период. Да и сейчас я бы не сказал, что Штаты сильно растеряли свои позиции и свою мощь. Но поднялись другие центры силы. Это Евросоюз, если брать его как коллективное объединение, если он сможет преодолеть внутренние дрязги, которыми сейчас охвачен и которые его, конечно, ослабляют. Мы заинтересованы в том, чтобы этот период «разброда и шатаний» был преодолен, и Европа стала единой, сильной. Это, конечно же, Китай и Индия, в известной степени это еще и Россия. У нас небольшой объем экономики по сравнению с теми же американцами, китайцами и индийцами. Но Россия геополитический игрок, с учетом того, что у нас помимо собственной экономики есть еще Евразийский экономический союз, Зона свободной торговли СНГ. Россия – активный участник таких объединений как ШОС, БРИКС. Все это вкупе, наряду с активной и очень конкретной внешней политикой, делает нас одним из центров глобального влияния и одним из центров того, что мы называем «формирующийся полицентричный миропорядок».

При этом ни мы, ни Китай в своих доктринальных документах никогда никого не называем своими врагами. США стали это делать, еще начиная с администрации Б.Обамы. По-моему, в 2014 г. Б.Обама, выступая на ГА ООН, назвал нас угрозой, а ИГИЛ поставил после нас. Это показывает, в каком русле развивается внешнеполитическая мысль лидеров США. При демократах и сейчас при республиканцах в целом ряде доктринальных документов (военная доктрина США, ядерная доктрина США), во всех этих основополагающих концептуальных документах Китай и Россия обозначены словом «противники». Такое же слово использовалось и в законе о противодействии влиянию России, в том числе путем санкций. Если ты хочешь честно сотрудничать, наверное, ты можешь внутри себя считать кого-то врагом и противником, какую-то страну, которую нужно подавлять, изолировать, как они про нас пишут в открытую. Но, наверное, должны быть какие-то общеприемлемые методы конкурентной борьбы. А так, куда ни посмотри… Например, санкции против нашего оборонного промышленного комплекса – это однозначно недобросовестная и нечистоплотная конкуренция, потому что параллельно с этими санкциями США «носятся» по всему миру и через своих послов требуют от стран Латинской Америки, Азии, Африки отказываться от закупки у нас военной техники и вооружений, обуславливая это тем, что американцы компенсируют нехватку соответствующего оборудования в той или иной стране. Это просто грубое вытеснение с рынка, причем через методы шантажа и ультиматумов.

Вы только что говорили про Олимпийские Игры. Я считаю, что это тоже часть недобросовестной конкуренции, потому что в честной спортивной борьбе американцы уже не могут нас, видимо, побеждать. Они считают, что для того, чтобы они вернули себе и сохранили за собой безоговорочный титул лидера мирового спорта, надо конкурентов потихоньку отодвигать в сторону. Сейчас подвернулась под руку антироссийская кампания, «вмешательство в выборы» и все прочее. Тут все средства хороши.

Я вижу такой подход в целом ряде областей, а именно использование односторонних мер принуждения, нелегитимных, незаконных для достижения неоправданных нечистоплотных преимуществ.

Вопрос: А какие именно области? Вы уже перечислили спорт, политику, экономику. Что следующее? До культуры доберутся?

С.В.Лавров: Я не думаю, что они и до культуры доберутся. Культура это, кстати, та сфера, где мы сейчас также начинаем конкурировать, но мы конкурируем по-честному. Возьмите кинематограф – доля российского кино существенно выросла и продолжает расти, причем наше кино качественное, оно бьет кассовые рекорды. Но это пример честной конкуренции. Мы стали просто снимать фильмы, которые наши люди с удовольствием смотрят.

Вопрос: А Вы смотрите?

С.В.Лавров: Я смотрел.

Вопрос: А что последнее видели?

С.В.Лавров: Вот, к сожалению, «Движение вверх» не смотрел, но в свое время видел «Легенду номер 17», «Сталинград». У меня редко бывает возможность сходить в кино. Так что в основном я смотрю на дисках или через Интернет.

Вопрос: Про врагов США уже понятно. А кто у нас враги и друзья в мире?

С.В.Лавров: Мы никого не называем врагами, и делаем это абсолютно искренне. В Концепции внешней политики, которую пару лет назад утвердил Президент Российской Федерации В.В.Путин, говорится, что мы намерены честно и эффективно сотрудничать на основе баланса интересов, равноправия и взаимной выгоды с любой страной, которая готова взаимодействовать на таких же основах.

Даже те же США заинтересованы в том, чтобы продолжать с нами сотрудничество по космосу (международная космическая станция, покупка ракетных двигателей). Мы не хотим «стрелять себе в ногу» и назло кому-то «отмораживать уши», поэтому реализуем этот взаимовыгодный проект. У нас есть еще несколько проектов. Недавно Президент России В.В.Путин, рассказывая о наших энергетических планах и перспективах, упомянул о том, что первый танкер сжиженного природного газа с «Ямал СПГ» пошел в США. Это значит, что в этом они также видят для себя какую-то выгоду. Я думаю, чем больше будет таких конкретных дел, тем больше будет шансов, что и в политических отношениях «ненормальность» будет постепенно преодолеваться. Потому что, как показывает практика, в отношениях между государствами нужен прочный экономический фундамент. Когда этот фундамент солидный и объем экономического взаимодействия большой, то тогда желающие сделать резкие политические движения дважды будут задумываться, чтобы «наказать», «заставить» и т.д.

Вопрос: То есть мы не будем дружить с Китаем против США?

С.В.Лавров: Не будем. Китай также не хочет дружить с нами против США. Мы вообще ни с кем против кого бы то ни было никогда не дружим. Например, Североатлантический альянс. Американцы каждый божий день «строят» всех его членов на предмет солидарности и того, что Россия – это угроза. Под эту «сурдинку», а они говорят это ежедневно уже многие годы, расширяют присутствие военной инфраструктуры НАТО на территории своих восточно-европейских членов прямо у наших границ. Там уже стоят американские, канадские, немецкие, британские и итальянские бригады. Налицо «палочная дисциплина». Хотя в двусторонних контактах многие члены НАТО и Евросоюза нам говорят, что они понимают всю бессмысленность и контрпродуктивность этой ситуации. Но солидарность и принцип консенсуса заставляют их идти по этому совсем не нравящемуся им пути.

Мы в рамках Договора о коллективной безопасности никому ничего не запрещаем. У нас есть обязательства, которые состоят в том, что страны-члены ОДКБ вместе обеспечивают стабильность нашему общему региону, пресекая угрозы терроризма, организованной преступности и обеспечивая незыблемость конституционного строя наших государств. Но при этом все страны ОДКБ участвуют в программе взаимодействия с НАТО. Россия также формально является членом Программы «Партнерство ради мира», у нас даже есть Совет Россия-НАТО. У нас и в мыслях нет запрещать партнерам общаться с кем бы то ни было, если у них к этому есть обоюдный интерес.

Безусловно, обязательства нужно соблюдать. Это общее правило, будь то Договор о коллективной безопасности, Евразийский экономический союз или какие-то другие многосторонние договоры. Но во всем остальном каждая страна независимо определяет свою внешнюю политику. В этом большое отличие нас от США, которые, повторю еще раз, в последние годы одержимы идеей не только своих союзников, но и многие другие страны во всех регионах просто заставить занимать враждебную позицию или перестать развивать хорошие отношения с Российской Федерацией. Печально. Великая держава и великий народ, а ведут себя неподобающим великой стране образом.

Вопрос: Мы сами китайцев не боимся?

С.В.Лавров: Бояться никого не надо.

Вопрос: 1,5 миллиарда…

С.В.Лавров: Мало ли у кого какая численность населения. Если подходить арифметически, то мы далеко не уйдем в международных отношениях. Мы должны опираться на конкретные факты. У нас с Китаем сейчас беспрецедентно хорошие отношения, которых не было никогда за всю историю. Планы в наших отношениях абсолютно честные, открытые и взаимовыгодные, согласовываются, опираются на взаимное уважение и взаимные интересы.

Есть желающие поспекулировать на той теме, о которой Вы сейчас упомянули. Жизнь доказывает, что рассуждения несостоятельны. Например, взять конкретный опыт нашего экономического взаимодействия с КНР на Дальнем Востоке и в Восточной Сибири. Если посмотреть на статистику и на то, что конкретно делается, то станет понятно, что мы просто развиваем взаимовыгодные проекты, которые не несут в себе никакой угрозы для территориальной целостности Российской Федерации. Такая линия будет продолжена. У нас очень масштабные, глубокие, далеко идущие, перспективные планы сотрудничества с КНР во всех областях.

Вопрос: А какие планы в сотрудничестве с Японией? Территориальная проблема по-прежнему остается основной?

С.В.Лавров: Для них – да, а для нас – нет. Мы бы хотели заключить мирный договор, как об этом договаривались в 1956 г., когда СССР и Япония принимали Совместную Декларацию. Мы исходим из того, что решение любой проблемы, в том числе мирного договора (а японцы прямо связывают с ним решение т.н. «вопроса о четырех островах», как они их называют «северные территории», но это Южная Курильская гряда) возможно в максимально благоприятных условиях, которые создаются углублением сотрудничества между соответствующими странами во всех без исключения сферах – торгово-экономической, политической, гуманитарной и международной.

Мы более сорока лет решали с КНР проблему принадлежности двух островов на реке Амур. В итоге решили ее только тогда, когда наши отношения вышли на действительно беспрецедентный, стратегический и партнерский уровень.

Президент Российской Федерации В.В.Путин неоднократно говорил премьер-министрам Японии, включая С.Абэ, что мы обязаны в наших обществах создавать атмосферу, которая позволит решать все эти вопросы на обоюдно приемлемой основе.

Торгово-экономические отношения имеют очень серьезный потенциал, который далеко не исчерпан. Японские компании много инвестируют в Россию. Сейчас у нас есть договоренность Президента России В.В.Путина и Премьер-министра Японии С.Абэ по совместной хозяйственной деятельности на четырех островах. Одобрено пять конкретных проектов – это аквакультура, туризм. Важные, интересные и создающие рабочие места проекты, пока, конечно, достаточно скромные. Более широкий замах у планов, которые связаны с программой Премьер-министра Японии С.Абэ «8 пунктов», в которой также есть интересные проекты. Но все это только первые шаги. Я убежден, что взаимодополняемость наших экономик, сырья, географических возможностей и японских технологий – бездонный потенциал для дальнейшего взаимного прогресса.

Безусловно, у нас очень хорошие гуманитарные и культурные связи. Ежегодно в Японии проходит Фестиваль российской культуры. В прошлом году дополнительно к Фестивалю состоялись «Сезоны культуры».

Среди тех областей, где мы должны действительно качественно нарастить наше партнерство, конечно, это и внешняя политика.

Отношения Японии с США также имеют значение. У них есть Договор с США. Об этом неоднократно говорили Президент России В.В.Путин и Премьер-министр Японии С.Абэ, также велось обсуждение на уровне министров иностранных дел, секретарей Советов Безопасности. Договор, который США заключили с Японией по вопросам безопасности в 1960 г., предполагает, что Соединенные Штаты Америки имеют право размещать свои базы на любой части японской территории. Мы хотели бы просто понимать, как это все сказывается на общей ситуации в сфере безопасности в этом регионе. Потому что без понимания этих аспектов очень трудно конкретно обсуждать вопросы мирного договора. Самое, наверное, принципиальное для нас, о чем мы с нашими японскими друзьями неоднократно говорили, самый первый вопрос, который возникает, когда начинает обсуждаться проблема мирного договора – это незыблемость итогов Второй мировой. Наши японские коллеги не признают незыблемыми итоги Второй мировой войны в том, что касается этих четырех островов. Они прямо нам говорят, что это была несправедливость. Но в Уставе ООН записано черным по белому, что все, что было сделано державами-победительницами, является незыблемым и не подлежит никакому пересмотру. Это также вопрос, который имеет прямое отношение к развитию данной темы, потому что мы неоднократно говорили, что Россия как государство-продолжатель СССР привержено Декларации 1956 г., в которой содержится обязательство после заключения мирного договора не «вернуть», как просят японские коллеги, а в порядке жеста доброй воли передать Японии два самых южных острова. Причем вопросы о том, когда эта передача состоится, на каких условиях, конечно же, еще подлежат дополнительному обсуждению. Но смысл этой декларации, которую мы подтверждали неоднократно устами Президента Российской Федерации, именно в том, что она опирается на незыблемость итогов Второй мировой войны. И здесь у нас с японскими коллегами, конечно же, еще предстоят достаточно серьезные консультации и дискуссии.

Вопрос: Но вообще есть какое-то продвижение по этому вопросу? Потому что создается впечатление, что Премьер-министр Японии С.Абэ только приезжает во Владивосток раз в год в сентябре, говорит о том, что они готовы как-то эту проблему решать, и всё.

С.В.Лавров: Нет, он еще и в Москву приезжал. Думаю, приедет еще. Я Вам перечислил те вещи, которые, кажется, помогают создавать фон. Безусловно, за один прыжок эту проблему не решить. Но, например, совместная хозяйственная деятельность – это уже шаг в направлении совместной работы на этих самых островах. Мы обращаем внимание наших японских коллег, что льготы, которые уже существуют в Российской Федерации – Территория опережающего социально-экономического развития, Свободный порт Владивосток – вполне привлекательны. Нет никакой необходимости создавать некий наднациональный орган, как предлагалось в какой-то период некоторыми нашими коллегами. Мы готовы заключить и межправительственное соглашение о том, как эту совместную хозяйственную деятельность более эффективно развивать, если тех льгот, которые уже предоставлены в значительном количестве с нашей стороны, окажется мало.

Я не сказал бы, что здесь у нас нет никакого продвижения. Мы существенно продвинули наши отношения, прежде всего политический диалог на высшем уровне, который действительно доверительный, откровенный, товарищеский и честный. В экономике многое делается, но можно сделать гораздо больше. Гуманитарные связи, обмен туристическими группами на очень хорошем уровне. Пока ощущается потребность наращивать взаимодействие, в идеале – координацию в сфере внешней политики.

Мы отметили, что наши японские коллеги возобновили работу механизма «2+2». Мы с Министром обороны Российской Федерации С.К.Шойгу были в Японии в прошлом году, провели там встречу с нашими коллегами – Министром иностранных дел и Министром обороны Японии. Это тоже шаг к укреплению доверия, к повышению качества политического диалога.

Вопрос: СССР в своё время имел большое влияние в странах Латинской Америки, в Африке. Россия может его установить? Нужно ли нам это?

С.В.Лавров: Вы знаете, это должно идти от жизни. Влияние, которое Советский Союз имел, в решающей степени опиралось на идеологию социалистическую, коммунистическую. Те страны, которые выбирали «левый», социалистический путь развития, даже если это было в основном на словах, пользовались благосклонностью СССР. Справедливости ради надо сказать, что в большинстве этих стран Советский Союз действительно создавал основы независимой национальной экономики. Строились многочисленные объекты, в основном в Африке и Азии, в Латинской Америке меньше. Куба, Никарагуа – те страны, с которыми отношения с самого начала их независимого развития были на очень высоком уровне. Когда СССР исчез, руки просто не доходили до всего, тем более до заграницы, тем более до дальней заграницы – Африки, Азии, Латинской Америки. Нам со своим окружением надо было разобраться, когда столько угроз возникло, границы не оформлены и всякие террористы с Ближнего Востока стали «просачиваться». Да и когда, по большому счету, сама Россия «шаталась», конечно, руки не доходили до внешнеполитических далеких перспективных проектов. Но, по мере того, как эти тенденции были преодолены, Россия укрепилась, мы выровняли отношения с новыми государствами по периметру наших границ, обустроили эти отношения, и у нас стал активно появляться и развиваться бизнес, государственные корпорации и частные компании. У этих компаний появился интерес к дополнительным проектам. В поисках таких проектов, конечно же, было вполне логично обратить внимание на то, что осталось со времен СССР. Сейчас это «наследство» достаточно активно используется в Африке, Латинской Америке и в азиатских странах – во Вьетнаме, Лаосе, Камбодже. Это не какая-то искусственная вещь, продиктованная «решением политбюро двинуть в Африку бизнес структуры». Это живой интерес бизнеса. Бизнес в целом ряде случаев просит о государственной поддержке. В любом случае оказывается политическая поддержка, а иногда используются наши возможности государственного экспортного кредитования.

В ближайшие пару-тройку недель мне предстоит очередная поездка в Африку. Посмотрим, как идут дела в наших партнерских странах – Анголе, Мозамбике, Намибии, Эфиопии, Зимбабве. Там многое интересное делается нашими компаниями.

Вопрос: Мы с Вами уже поднимали тему Сирии. Стабильность в Сирии надолго или мы готовы возобновить военные действия в случае необходимости?

С.В.Лавров: Так и было сказано, что если ИГИЛ, который был побежден в том, что касается его замыслов создать халифат, но все-таки разрозненными группами где-то в регионе присутствует, вновь будет «поднимать голову» на территории Сирии, то оставшаяся часть нашего контингента на базе в Хмеймиме, конечно, будет содействовать сирийской армии в подавлении этих рецидивов.

Вопрос: Сегодня ни для кого не секрет, что США поставляет летальное оружие на Украину. Почему Европа молчит?

С.В.Лавров: Европа не молчит, а негромко и непублично возражает. По нашим данным, в разговорах с США они выражают несогласие в ответ на настоятельные требования Вашингтона о том, чтобы Европа подключилась к этим поставкам. США уже пытаются заманить в эти свои затеи те страны, которые отмечены русофобскими тенденциями – наших Балтийских соседей, Польшу также пытаются заманить. По нашим данным, крупные, солидные европейские государства прекрасно понимают опасность подобных действий и пытаются образумить своих соседей, потому что американцы вместе с канадцами уже занялись этими поставками. И это прискорбно.

Вопрос: Как мы будем на это реагировать?

С.В.Лавров: Мы не можем запретить американцам поставлять что-либо куда-либо, но выводы, конечно, мы будем делать. То, что на это пристально смотрят представители Донецка и Луганска, у которых есть возможности постоять за себя, это тоже объективный факт. Я думаю, что это также нужно иметь в виду.

Вопрос: Может быть, нам тоже от слов перейти к делу и, например, признать ЛНР и ДНР?

С.В.Лавров: Мы, в отличие от некоторых наших международных коллег, все-таки люди слова. Данное слово, особенно когда оно стало предметом переговоров и было одобрено Советом Безопасности ООН, мы всегда держим и выполняем. Минские договоренности никто не отменял. Я считаю, что тот, кто сделает первый шаг по слому Минских договоренностей, совершит колоссальную ошибку. Собственно говоря, киевские власти находятся в одном шаге от этой ошибки, если они окончательно примут закон о реинтеграции, который сейчас у них прошел второе чтение. Посмотрим.

Я думаю, что на Западе укрепляется мнение о необходимости вразумить Президента Украины П.А.Порошенко и тех, кто находится вместе с ним в руководстве Украины, в том, что касается провокационного закона о реинтеграции, пока еще законопроекта, а также закона об образовании, который уже стал законом, хотя Венецианская комиссия Совета Европы попробовала изменить его в той части, которая дискриминирует все языки национальных меньшинств. По нашим данным, европейские эмиссары, которые посещают Киев, такие послания передают и настоятельно рекомендуют понять контрпродуктивность таких подходов и сделать необходимые исправления своих действий. Публично они пока не могут этого сказать, но, думаю, если нынешний режим в Киеве так будет себя дальше вести, скоро появятся публичные заявления, потому что Европа очень настороженно смотрит на процессы, которые происходят на Украине, и особенно в том, что касается резкого повышения влияния радикалов и неонацистов.

Вопрос: На каком языке Вы разговариваете с Вашим коллегой Министром иностранных дел Украины П.А.Климкиным, когда общаетесь во время нечастых телефонных разговоров и встреч?

С.В.Лавров: На русском.

Вопрос: Ваш коллега тоже?

С.В.Лавров: Да. Он родом из Курска.

Вопрос: Как Вы считаете, в чем сейчас причина такой русофобии в мире? Для Вас это было ожидаемо? Вы предполагали, что будут такие «наскоки»?

С.В.Лавров: Мы на эту тему уже говорили, и Президент Российской Федерации В.В.Путин давал свои оценки. Если в двух словах, то после распада Советского Союза, те, кто тогда стоял у руля новой России, своими действиями, политикой по отношению к Западу, готовностью, которая высказывалась публично, стать частью цивилизованного мира, создали на Западе впечатление, что эта готовность продиктована тем, что, во-первых, наша страна никогда не была частью цивилизованного мира, а во-вторых, цивилизованный мир – это Запад, и Россия туда стремится всеми «фибрами своей души». Эта иллюзия укреплялась в лихие 90-е, когда у нас работали западные, американские, европейские советники в самых разных ключевых министерствах, когда проводилась приватизация по их лекалам.

В 2000-е годы Россия стала все-таки больше опираться на свои традиции и место в истории, осознавать, что она не является страной, появившейся только что из ниоткуда, а страна с тысячелетней историей, которую нашу люди ощущают в себе, гордятся ей и хотят именно через нее продолжать свой жизненный путь, выстраивать свое государство. Это оказалось шоком для тех, кто был в плену иллюзий о вседозволенности в отношении России. Они от этого шока, по-моему, до сих пор не могут прийти в себя. Когда они поняли, что их попытки удержать нас в своем русле не увенчались успехом, вот тогда и пошли все нынешние «наскоки» и «вмешательства».

Началось это гораздо раньше, чем мифическое «вмешательство в выборы», с «Закона Магнитского», когда никто не хотел разбираться, что там на самом деле произошло, и спекулировали на человеческой трагедии, смерти человека для того, чтобы оформить «наскоки» на Россию своим законодательством. Потом у наших американских коллег была совершенно неадекватная реакция на то, что произошло Э.Сноуденом, когда Б.Обама отменил свой визит в Москву, куда он должен был приехать накануне Петербургского саммита «Группы двадцати», многое другое. Затем, новые санкции были приняты, и только потом уже Украина стала поводом для того, чтобы увеличивать на нас давление. А теперь появилось и «вмешательство в выборы». Больше чем за год расследования ни единого факта и ни единого подтвержденного спекулятивного утверждения не появилось. Это невозможно. Если бы эти факты были, они бы давно уже «утекли». Я знаю, как в США работает эта система, – там все «утекает», когда такое огромное количество людей задействовано во всяких слушаниях, расследованиях и так далее. Они всячески пытаются использовать эту истерию для того, чтобы отвлечь внимание от фактов, которые действительно имели место. Требуется, я уверен, для здоровья американской системы расследовать факты, что происходило внутри Демократической партии как в отношении Б.Сандерса, против которого руководство Демократической партии затеяло заговор, так и то, что сейчас пытаются расследовать т.н. «доклад Нуньеса», какую роль играло ФБР во внутриполитической борьбе между демократами и республиканцами. Я уверен, что для многих это неприятные факты. Надеюсь, что они отрезвят многие головы, и те, кто все-таки еще сохранил какое-то чувство вменяемости, отойдут от этой русофобской кампании, которая просто не делает чести даже тем политикам, которые сидят в Вашингтоне.

Вопрос: У Вас были различные успешные и не очень переговоры. А что-то Вас сегодня еще может удивить?

С.В.Лавров: Я никогда не стремился оценивать происходящее с точки зрения: удивляет это меня или нет. Я давно воспринимаю как данность все, что происходит в мире. Наверное, когда-то на ранней стадии моей дипломатической карьеры были вещи, которые могли у меня вызвать особый интерес или, как Вы сказали, удивлять. Сейчас, столько лет проработав на дипломатической службе, примерно уже понимаешь, что можно от кого ожидать. Теперь уже понимаем, что от Америки можно ожидать гораздо большего, чем мы ожидали раньше. Ко всему привыкаешь. Необходимо просто смотреть, в чем интерес твоей страны, надо ли реагировать на какие-то происходящие процессы в других странах, на их действия, задевают ли они наши коренные интересы или лучше проигнорировать какие-то шаги, которые делаются явно в русофобском угаре. Поэтому я стараюсь просто быть объективным. Жизнь есть жизнь. То, что происходит, необходимо анализировать.

Вопрос: Через сколько лет дипломат становится психологом?

С.В.Лавров: Я не думаю, что дипломат обязательно должен становиться психологом. Психологом можно родиться, можно получить профессию, выучиться на психолога. Дипломату помогают психологические способности, потому что дипломатия – это достижение договоренностей. Если ты видишь собеседника не просто как оболочку, а как человека, чью душу ты начинаешь понимать, чьи мысли ты можешь прочитать или тебе кажется, что ты можешь их прочитать, это всегда интереснее. Наверное, нужно учитывать личные качества собеседника, его склонности, хобби и интересы – это помогает.

Вопрос: А чем отличаются переговоры с дипломатом-мужчиной и дипломатом-женщиной? У Вас богатое общение с женщинами, делаете ли Вы им скидку?

С.В.Лавров: Я не могу делать женщинам скидку, потому что это будет неполиткорректно. Мы уважаем женщин точно так же, как и мужчин. Это лучшая часть человечества.

Вопрос: Поговаривают, что Вы даже довели до слёз бывшего заместителя Государственного секретаря США В.Нуланд. Не жалко?

С.В.Лавров: Нет. Такого не было. Это всё враки.

Вопрос: Вы часто шутите. При этом никто не обижается на Ваши шутки, и они разлетаются по всему миру. Вы это специально делаете?

С.В.Лавров: Нет, я не стараюсь шутить. Просто если в разговоре естественно всплывает какая-то фраза, то, наверное, это не предосудительно.

Вопрос: У Вас бывают эмоциональные выступления. Например, Вы учите журналистов этике. Также говорили про американских «чинуш». «Чинуши» как-то отреагировали на это?

С.В.Лавров: Я не знаю. Видите, мы переходим уже на отношения с журналистами. Я очень уважаю журналистов. Иногда подтруниваю, так же, как и они надо мной. Считаю это абсолютно нормальным. Это укрепляет хорошие отношения между дипломатами и журналистами. Мы всегда общаемся с нашим министерским пулом во время командировок. Очень интересно слышать вопросы, которые возникают у них по мере наших переговоров. Иногда в этих вопросах звучат подсказки, которые мы используем.

Вопрос: Из последнего – это Ваша шутка про пальто Министра иностранных дел Великобритании Б.Джонсона, в карманах которого ничего не было. А Вы что в карманах обычно держите?

С.В.Лавров: Ничего. Руки.

Вопрос: Что Вам необходимо на переговорах: чтобы помощник был рядом, ручка, блокнот?

С.В.Лавров: Ручка всегда лежит на столе, и в кармане она всегда есть. Блокнот также всегда кладут на стол переговоров те, кто обеспечивают организацию. В 90% случаев на переговорах мы сидим с моими заместителями, директорами департаментов и сотрудниками. Бывает, зарубежные коллеги запрашивают разговор «один на один». Тогда мы тоже идём навстречу. Это обычно бывает до больших переговоров или после. Это нормальная дипломатическая практика, когда есть необходимость послать доверительный сигнал или задать вопрос деликатного характера.

Вопрос: В декабре 2016 г. Вы находились в здании Дома приемов МИД на фуршете, когда узнали, что ранен Чрезвычайный и Полномочный Посол России в Турции А.Г.Карлов. То есть дипломатия, по сути, в один момент превращается из «парадно-паркетной» в опасную профессию. Как это может сочетаться?

С.В.Лавров: Мы думали, что времена изменились и то, что произошло очень давно с другим нашим Послом, А.С.Грибоедовым, больше уже не может повториться. Но всё оказалось не так. Профессия дипломата по-прежнему сопряжена с большими рисками. Причём, если в странах, где идут горячие конфликты, это, наверное, более вероятно (так погиб американский Посол в Ливии К.Стивенс, когда находился в американском консульстве в Бенгази), то в отношении Турции это был совершенно неожиданный удар. Страна не была охвачена к тому времени никакими волнениями, не было гражданской войны, как в Ираке, Сирии, Ливии, Йемене. Наш коллега, товарищ и друг А.Г.Карлов просто выступал, как Вам известно, перед обществом дружбы (в Центре современного искусства Анкары).

Очень признателен всем, кто чтит его память. В Турции уже назвали улицу в его честь и ещё одну улицу назовут в городе-побратиме Москвы, где родился Андрей Геннадьевич.

В отношении Постоянного представителя России при ООН В.И.Чуркина, который умер естественной, но абсолютно скоропостижной смертью, тоже принимаются меры по увековечиванию его памяти. Хотел бы поблагодарить всех, кто с добрым сердцем подошёл к этим трагическим событиям.

Вопрос: Есть такое выражение «переговоры продолжились за ланчем». Вы едите во время переговоров?

С.В.Лавров: Едим, все едят. Когда я окончил МГИМО в 1972 г., поехал сразу же на Шри-Ланку, где, будучи молодым дипломатом, работал помощником Посла Р.Н.Нишанова, девяностолетие которого мы недавно отмечали - дай ему Бог здоровья. В обязанности помощника входило не только готовить почту на доклад, но и переводить. Когда Посол с супругой устраивали завтраки, обеды, я сидел за столом. В России переводчиков сажают за стол. В некоторых других странах они сидят за спиной обедающих. У нас переводчиков всегда сажают за стол – это часть нашего протокола. Я был молодой, голодный и понимал, что нужно успеть перевести и закусить. Там научился успевать.

Вопрос: А сейчас переводчиков кормят?

С.В.Лавров: Они сидят за столом, но многие из них просят не подавать им блюда, потому что стараются сконцентрироваться на переводе. Не отваживаю их от этого, но можно успевать и то, и другое.

Вопрос: В зале Дома приемов МИД, где проходят деловые обеды, есть камин. Кто сидит к нему спиной?

С.В.Лавров: Гости.

Вопрос: Вы их так разогреваете для переговоров?

С.В.Лавров: Нет, просто так скомпонован зал. Принято, чтобы хозяин сидел лицом к двери.

Вопрос: Чтобы контролировать ситуацию?

С.В.Лавров: Так принято.

Вопрос: А какие есть ещё тонкости? Например, азиатским партнёрам обязательно даёте палочки?

С.В.Лавров: Здесь дело не в том, откуда партнёр, а в том, что едят. Если азиатскому партнёру поставят тарелку борща и палочки, наверное, это будет не очень вежливо.

Вопрос: Предлагаете ли Вы спиртные напитки гостю?

С.В.Лавров: Да, как это делают все, за исключением мусульманских стран, и то не всех – в некоторых мусульманских странах предлагают вино.

Вопрос: А крымские вина не предлагали?

С.В.Лавров: Предлагали.

Вопрос: И как? Пьют?

С.В.Лавров: Пьют.

Вопрос: Вы газеты читаете в бумажном виде или на «айпаде»?

С.В.Лавров: И так и так.

Вопрос: У Вас остаётся время читать что-то кроме документов?

С.В.Лавров: Редко.

Вопрос: Могут ли переговоры вестись на повышенных тонах?

С.В.Лавров: Зависит от человека. Нет правил, что переговоры можно вести на уровне 0,3 децибел. У кого-то тихий голос, у кого-то погромче, потоньше, потолще.

Вопрос: Вам приходилось повышать голос?

С.В.Лавров: Наверное, можно сказать и так. Потому что когда ты обсуждаешь что-то, доказываешь, аргументируешь, особенно свои предложения или поправки в какой-то документ, отстаиваешь свои формулировки, конечно, становишься более эмоциональным. Иногда эмоции нужны, чтобы донести мысль почётче.

Вопрос: Странно было бы Вас спрашивать в какой стране Вы хотите побывать. Но есть ли такое место в мире, куда Вам хотелось бы вернуться?

С.В.Лавров: Озеро Байкал.

Вопрос: Недавно проводился чемпионат по футболу для дипкорпуса. Это была Ваша инициатива?

С.В.Лавров: У нас есть ассоциации российских дипломатов, Совет молодых дипломатов, ГлавУпДК, которые коллективной инициативой порадовали многие посольства.

Вопрос: А Вы любите играть в футбол?

С.В.Лавров: Не только люблю, но и играю.

?

Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 11 февраля 2018 > № 2500243 Сергей Лавров


Россия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 11 февраля 2018 > № 2500240 Сергей Лавров

Поздравление Министра иностранных дел России С.В.Лаврова по случаю Дня дипломатического работника, Москва, 10 февраля 2018 года

Дорогие друзья,

Прежде всего, хотел бы поздравить всех российских дипломатов, наших ветеранов с профессиональным праздником.

Внешнеполитическая служба России, уходящая корнями в глубину столетий, сильна своими традициями. Во все времена здесь трудились талантливые люди, настоящие патриоты и профессионалы. Многие из них оставили заметный след в летописи российской государственности. В их числе – Никита Иванович Панин и Александр Андреевич Безбородко, Александр Михайлович Горчаков и Николай Карлович Гирс, Андрей Андреевич Громыко и Евгений Максимович Примаков. На дипломатической стезе работали светила отечественной литературы, в том числе Александр Сергеевич Пушкин, Александр Сергеевич Грибоедов, Федор Иванович Тютчев, Алексей Константинович Толстой. В этот праздничный день мы также вспоминаем наших товарищей, погибших на фронтах Великой Отечественной войны и отдавших жизнь при исполнении служебного долга. Они навсегда в наших сердцах.

Оставленное нам наследие ко многому обязывает. Тем более, что ситуация в мире не становится спокойнее.

Осуществляя утвержденный Президентом В.В.Путиным многовекторный внешнеполитический курс, дипломатия вносит свой вклад в надежное обеспечение суверенитета и безопасности России.

Наша самостоятельная, отвечающая национальным интересам линия в мировых делах опирается на поддержку российского общества. Никакие угрозы и давление к ее пересмотру не приведут. Подавляющее большинство государств мира рассматривают Россию в качестве естественного гаранта глобальной стабильности, защитницы ключевых принципов межгосударственного общения, таких как верховенство международного права, центральная роль ООН, суверенное равенство государств, уважение самобытности народов, их права самим определять пути развития.

Сегодня мы наращиваем конструктивное взаимодействие в самых разных форматах с многочисленными зарубежными партнерами на всех континентах, способствуя формированию благоприятных внешних предпосылок для динамичного внутреннего развития страны. Продвигаем конструктивную повестку дня, нацеленную на объединение усилий всего мирового сообщества перед лицом террористической угрозы и других глобальных вызовов.

Убежден, что в этот ответственный для России период каждый сотрудник Министерства – в Центральном аппарате, наших загранучреждениях, представительствах в российских регионах – продолжит трудиться инициативно, творчески и эффективно. От души желаю российским дипломатам, их родным и близким, нашим дорогим ветеранам здоровья, благополучия, дальнейших успехов в служении Отечеству.

Еще раз с праздником, дорогие друзья!

?

Россия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 11 февраля 2018 > № 2500240 Сергей Лавров


Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 11 февраля 2018 > № 2493600

"Черный ящик" обнаружили на месте крушения самолета Ан-148 авиакомпании "Саратовские авиалинии" под Москвой, составлен список из 71 погибшего, среди которых, предварительно, трое детей, также на борту Ан-148 могли быть двое иностранцев – граждане Швейцарии и Азербайджана.

Согласно сообщению Росавиации, связь с экипажем самолета Ан-148 "Саратовских авиалиний", летевшего по маршруту Москва-Орск, пропала спустя несколько минут после взлета из аэропорта "Домодедово". По предварительным данным ведомства, на борту были 65 пассажиров и шесть членов экипажа. МЧС России подтвердило, что самолет разбился в Раменском районе Московской области вблизи населенного пункта Степановское (около 35 километров от аэропорта "Домодедово").

Следственный комитет возбудил уголовное дело по статье о "нарушении правил эксплуатации воздушного транспорта, повлекшем смерть двух или более лиц". Рассматриваются все возможные версии происшествия. На месте работают специалисты экстренных служб, следователи и криминалисты. Президент РФ Владимир Путин выразил соболезнования родным и близким погибших в авиакатастрофе, в связи с трагедией создана специальная комиссия.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 11 февраля 2018 > № 2493600


Россия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 10 февраля 2018 > № 2500235 Михаил Богданов

Интервью спецпредставителя Президента Российской Федерации по Ближнему Востоку и странам Африки, заместителя Министра иностранных дел России М.Л.Богданова международному информационному агентству «Россия сегодня, 10 февраля 2018г.

Десятого февраля в России отмечается День дипломата. В интервью РИА Новости замглавы МИД РФ Михаил Богданов рассказал о традициях, связанных с этим праздником, а также затронул тему переговорных форматов по Сирии, будущего Ливии и ситуации вокруг Иракского Курдистана.

Вопрос: Есть ли в МИД России какие-то традиции, связанные с празднованием Дня дипломата?

Ответ: Прежде всего хотел бы поздравить коллег-дипломатов, которые работают в центральном аппарате и наших загранучреждениях по всему миру, с профессиональным праздником — Днем дипломатического работника. Особых слов благодарности и самых теплых поздравлений заслуживают глубокоуважаемые ветераны отечественной дипломатии. Бесценна и неоценима их роль в последовательной работе по укреплению мидовской практики наставничества и передаче богатого опыта молодым дипломатам.

По сложившейся традиции по случаю Дня дипломатического работника в МИД России проходит торжественное собрание, с приветственным словом выступает министр. В этот день мы вспоминаем и чтим память наших товарищей, выдающихся российских дипломатов, ушедших из жизни. В здании министерства возлагаются цветы к памятной доске с именами наших коллег, павших на фронтах Великой Отечественной войны, и дипломатов, погибших при исполнении служебного долга и в годы сталинских репрессий. В российских загранучреждениях традиционно проводятся протокольные мероприятия с участием руководства внешнеполитических ведомств стран пребывания и представителей дипкорпуса.

Вопрос: Когда состоится следующая встреча в Астане по Сирии? Будет ли на ней поднят вопрос о продлении соглашения о зонах деэскалации, которые создавались летом 2017 года сроком на полгода? Будет ли обсуждаться создание новой зоны в районе Африна?

Ответ: Точные сроки следующей встречи в Астане по Сирии пока не определены. Могу сказать одно — это произойдет в скором времени. Нельзя терять импульс, который придал урегулированию в Сирии состоявшийся в Сочи 29-30 января Конгресс сирийского национального диалога. Наши партнеры по астанинскому процессу — Иран и Турция — сыграли важную роль в обеспечении успеха этого мероприятия. Вместе с нами они работали над тем, чтобы обеспечить максимальную репрезентативность сирийских политических сил, гражданского общества, этноконфессиональных групп населения на конгрессе, содействовали принятию взвешенных решений, которые могли бы быть положены в основу межсирийского переговорного процесса под эгидой ООН.

Рассматриваем сочинский форум как плод эффективного взаимодействия наших трех государств в астанинском формате. В январе астанинской площадке исполнился год. Достигнутые результаты впечатляют. На территории Сирии введен режим прекращения огня, созданы зоны деэскалации, что обеспечило радикальное снижение уровня насилия, улучшило гуманитарную ситуацию. Сирийская армия смогла сконцентрировать усилия на борьбе с военно-политическим очагом международного терроризма на сирийской земле и разгромить ИГИЛ* при решающей поддержке российских военных.

Видим необходимость сохранить и продолжить максимально эффективно задействовать этот инструмент в интересах продвижения к восстановлению мира в Сирии через политическое урегулирование на основе резолюции 2254 СБ ООН. Астанинский формат ни в коем случае не является подменой женевской площадки. Он органично дополняет и стимулирует ее.

Что касается вопроса о новой зоне деэскалации, то он остается в фокусе внимания встреч в Астане. Наряду с этим полагаем важным, чтобы участники переговоров в столице Казахстана обратились и к другим аспектам сирийского урегулирования как политическим, так и гуманитарным. Среди них — вопрос укрепления доверия между сирийскими сторонами. Уже, в частности, создана рабочая группа по проблеме арестованных и задержанных. Есть необходимость обсудить с партнерами и координацию усилий по поддержке и переводу в практическую плоскость решений КСНД — прежде всего о формировании Конституционного комитета и начале работы над конституционной реформой.

Вопрос: Идут ли сейчас переговоры с другими странами, в том числе Египтом, Италией и США, о послевоенном устройстве Ливии? Есть ли у России свой план по этому вопросу?

Ответ: Мы никогда не ставили перед собой задачу разработать и реализовать какие-либо схемы урегулирования в Ливии, внедрить планы постконфликтного обустройства в тех или иных сферах жизнедеятельности. Соответственно, никаких переговоров по этому поводу мы ни с кем не вели и вести не собираемся.

С самого начала кризиса в Ливии наши усилия были сфокусированы на оказании содействия налаживанию широкого межливийского диалога под эгидой ООН, призванного положить конец гражданской междоусобице в этой стране. Цель у нас была и остается одна — помочь ливийцам преодолеть имеющиеся разногласия и выйти на взаимоприемлемые развязки по всем проблемным вопросам текущей внутриливийской повестки дня.

Стремлением навязать ливийцам готовые решения как раз грешат некоторые западные и региональные игроки, активно вовлеченные в ливийские дела. Мы же считаем такой подход контрпродуктивным. Наша принципиальная позиция заключается в том, что судьбу страны ливийцы должны решать сами.

Хотел бы одновременно подчеркнуть, чтобы не оставалось никаких сомнений на этот счет, — мы не занимаем чью-либо сторону во внутриливийском конфликте и в своей работе руководствуемся исключительно императивом сохранения единства и территориальной целостности Ливии. Это наш безусловный приоритет. Мы хотим, чтобы Ливия как можно скорее вышла из затянувшегося кризиса, вновь стала процветающим государством, опирающимся на крепкие государственные институты и силы правопорядка, способные противостоять терроризму, восстановила статус важного игрока на ближневосточной арене. Именно на это нацелены все наши усилия на ливийском направлении.

Вопрос: Обращались ли Багдад или Эрбиль с просьбой о посредничестве в переговорах между сторонами? Насколько принятые Багдадом санкционные меры в отношении Эрбиля после проведенного там референдума о независимости затронули российские компании и российские нефтяные контракты?

Ответ: Говорить об обращенных к нам просьбах о посредничестве не совсем корректно. В Москве последовательно исходят из единства федеративного иракского государства, поддерживают его суверенитет и территориальную целостность. Это — наша принципиальная позиция. В контактах как с Багдадом, так и Эрбилем настраиваем стороны на поиск развязок через конструктивный взаимоуважительный диалог на основе конституции Ирака. Дело это непростое, учитывая груз накопившихся проблем и уровень недоверия. И, тем не менее, как показывает опыт, при наличии политической воли достижение компромисса вполне возможно.

Что касается российских компаний, то они продолжают вести бизнес в Ираке и Курдском автономном районе как его составной части с особым статусом. При этом все проблемные моменты в операционной деятельности, возникшие из-за введенных в отношении Эрбиля ограничительных мер так или иначе решаются во взаимодействии с федеральными властями Ирака, проявляющими понимание трудностей у работающих в стране иностранных экономоператоров.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 10 февраля 2018 > № 2500235 Михаил Богданов


США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 10 февраля 2018 > № 2493057 Маша Гессен

Что будет символизировать военный парад Трампа?

Маша Гессен (Masha Gessen), The New Yorker, США

Дональд Трамп попросил у Пентагона военный парад. «Я хочу парад, как во Франции», — заявил он, по версии Washington Post, подразумевая, видимо, посещенные им в прошлом году мероприятия в честь взятия Бастилии. Подобные желания, безусловно, не говорят нам о президенте ничего нового. Он неоднократно говорил, что хотел бы видеть демонстрацию военной мощи.

Разумеется, постепенное превращение навязчивой болтовни в приказ наглядно показывает, как трампизм превращает в реальность даже самую абсурдную риторику. Однако самый важный аспект возможного будущего парада — это значение, которое он может приобрести в американской культуре и политике. Во второй половине 20 века считалось, что военные парады — это советское, а не американское явление.

На самом деле исторически это было не совсем так, и пару раз за время холодной войны Америка все же проводила в Вашингтоне парады. Однако это противопоставление создало мощный образ. Я до сих пор храню оправленный в рамку рекламный постер кроссовок New Balance конца восьмидесятых или начала девяностых годов с цветным бегуном — настоящим воплощением американского духа, — бегущим в противоположном направлении на фоне черно-белого советского парада на Красной площади. Подпись: «Из бегунов получаются плохие коммунисты». Само собой подразумевалось, что военные парады — это примета тоталитарных режимов и что они не сочетаются со свободой. (К слову, в 2016 году глава и владелец New Balance Джим Дэвис (Jim Davis) пожертвовал почти четыреста тысяч долларов на кампанию Трампа.)

Примерно во время этой рекламной кампании Советский Союз проводил последние из своих военных парадов — парад 9 мая 1990 года в честь 45-летия победы во Второй мировой войне (эти парады проводились только в юбилейные годовщины — в 1965 и 1985 годах) и парад 7 ноября 1990 года в честь 73-летия Октябрьской революции (такие парады проводились ежегодно). После этого парады были прекращены, пока президент Борис Ельцин в попытке ободрить расколотое и разочарованное общество не восстановил — не без колебаний — парад на День победы. Это был неоднозначный шаг — как с внешнеполитической точки зрения, так и с внутриполитической. Он ясно продемонстрировал, что Ельцин больше не надеется создать российскую идентичность, не связанную с идеей имперского величия. Кроме того, западные лидеры, включая Билла Клинтона, не захотели принимать участие в праздничных мероприятиях 1995 года, так как Россия тогда вела первую жестокую войну в Чечне. При этом Ельцин перенес парад с Красной площади и отделил его от официального празднования пятидесятой годовщины окончания Второй мировой войны. Четыре года после этого парады не проводились.

Владимир Путин, напротив, наслаждается парадами и превращает их в свое оружие. Когда я писала свою книгу «Будущее — это история: как тоталитаризм снова завоевал Россию», я заставила себя посмотреть записи всех военных парадов, проходивших 9 мая на Красной площади с тех пор, как Путин пришел к власти. Их масштаб постоянно рос. В 2003 году в параде участвовали пять тысяч солдат (более ранних данных я не нашла), а в 2012 году — 14 тысяч. В 2008 году к параду была добавлена военная техника-танки и ракеты. В 2010 году добавилось авиашоу. Сейчас парад считается центральным событием российского политического года. Он отражает современную российскую идентичность: устрашающую, подчеркивающую величие, целиком основанную на победе во Второй мировой войне. Российский социолог Лев Гудков считает, что победа — это очень удобный национальный миф, потому что она бросает свой отсвет и на прошлое, и на будущее. Она объясняет, как СССР превратился в одну из сверхдержав 20 века, и одновременно оправдывает террор, предшествовавший войне и сопровождавший ее.

Французский военный парад в честь Дня взятия Бастилии, вероятно, вдохновивший Трампа, конечно, тоже не до конца свободен от связанных с террором коннотаций, однако в целом его смысл намного симпатичнее. Он прославляет народ, свергнувший монархию и завоевавший свободу (хотя эти люди, разумеется, не носили форму и не маршировали строем).

Что может означать американский парад? На первый взгляд, мировоззрение Трампа выглядит вполне понятным: он считает, что парады прилагаются к президентскому посту, как позолоченная мебель к богатству. Кроме того, Трамп хочет показать, что именно он, а не генералы, которым поручено его обуздывать, командует вооруженными силами — и заодно, что у него кнопка больше, чем у Ким Чен Ына.

Однако Трамп, будучи демагогом, также апеллирует и к более глубоким вещам — таким, как чувство утраченного американского величия или даже утраченного представления Америки о себе. В этом Соединенные Штаты мало отличаются от прочих стран западного мира, который внезапно обнаружил, что его сложившиеся после Второй мировой войны представления о себе утратили убедительность и не могут больше служить опорой для идентичности. Собственно говоря, симптомом этого и стал подъем правых в Европе.

Швеция, в послевоенное время создавшая для себя идентичность гуманитарной сверхдержавы, увидела, как стремительный взлет антииимигрантски настроенных правых разрушает этот образ. Германия столкнулась с еще недавно немыслимым феноменом — с усилением ультраправой партии, напрямую отрицающей саму идею того, что немцы должны принимать во внимание призрак нацизма. А в Соединенных Штатах появился президент, который не верит, что «Америка — нация иммигрантов», и хочет свернуть ей величие с помощью военного парада.

Washington Post сообщает, что Пентагон хочет провести парад на День ветеранов, связанный с победой в Первой мировой войне. Однако трудно представить себе какую новую идентичность можно извлечь из побед 1918 года. Вероятно, как вариант предлагался также День независимости — ведь это было бы ближе всего и по времени года, и по символическому смыслу к тому, что Трамп наблюдал во Франции. Но что, если парад состоится в День поминовения? С учетом происхождения праздника, это может положить начало дискуссии о месте и значении Гражданской войны в американской истории. И трудно без дрожи представить себе, что получится, если тон такой дискуссии будет задавать такой президент.

Маша Гессен — журналист, автор нескольких книг, последняя из которых — «Будущее — это история: как тоталитаризм снова завоевал Россию» («The Future Is History: How Totalitarianism Reclaimed Russia») — получила в 2017 году Национальную книжную премию.

США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 10 февраля 2018 > № 2493057 Маша Гессен


Россия > Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 10 февраля 2018 > № 2492374 Владимир Захаров

«Было тревожно, когда дочь решила стать дипломатом»

Отец Марии Захаровой рассказал об особенностях российской дипломатии

Алексей Грязев

В России 10 февраля отмечается День дипломатического работника. К празднику «Газета.Ru» подготовила интервью с российским и советским дипломатом Владимиром Захаровым, который рассказал об особенностях службы, разнице между дипломатической школой в России и других странах, влиянии феминизма на дипломатию и о том, как в этой профессии оказалась его дочь, официальный представитель МИД РФ Мария Захарова.

— Владимир Юрьевич, опишите российского дипломата — кто эти люди, какими качествами они обладают? И есть ли разница между дипломатами российскими и советскими?

— Дипломат прежде всего — человек, который должен служить интересам своей Родины. В СССР дипломаты защищали интересы огромного Советского Союза, теперь эти интересы несколько сузились, но суть осталась прежней.

Дипломат должен всей душой болеть за свою страну и работать на ее успех, защищать интересы своей Родины. Я считаю, что это — основное качество.

В советское время многие аспекты работы дипломатов были идеологизированны. Сейчас этого, разумеется, нет. Дипломатам больше не приходится заниматься партийной деятельностью. Партии у власти могут быть разными, но интересы у страны, которые дипломатия защищает, остаются неизменными. Сегодня какая-то партийность у дипломатов в принципе невозможна. Если вы являетесь сторонником какой-то конкретной политической силы, вы это делаете в свободное от работы время.

Никакие политические взгляды не должны мешать выполнению дипломатической миссии. На работе у дипломатов одна идеология — служение России.

У нас и Конституция не предусматривает идеологической основы. Но патриотизм, служение интересам страны — это то, что отличает дипломатов во все времена. Главное — правильно эти интересы осознавать. В этом случае правильную установку дает и министр [иностранных дел], и руководство страны, и те учебные заведения, в которых обучаются будущие дипломаты.

Еще стоит отметить вот что: как правило, работа за рубежом предполагает, что вы должны быть «многостаночником». Сегодня вы занимаетесь внешней политикой, завтра — вопросами экономики, послезавтра — еще чем-то. Все это может перемениться, потому что, как правило, в любом посольстве сотрудников немного. Здесь от послов требуются также и качества хорошего лидера-организатора.

Если вы выбираете профессию дипломата, вы должны знать, что подписываетесь на работу и днем, и ночью, и как угодно. Единственное, что важно, — любой ценой качественно выполнять те задачи, которые перед вами ставят.

Работа дипломатом требует прежде всего мобилизации ваших собственных сил, гибкости и, естественно, знаний. У дипломата процесс обучения никогда не заканчивается.

— Но ведь быть дипломатом — это не только работа в посольстве…

— Да, площадок, на которых нам, дипломатам, приходится работать, несколько. Прежде всего, конечно, это — центральный аппарат, Министерство иностранных дел. Второе — это российские представительства за рубежом в виде посольств, генеральных консульств и так далее. И третья разновидность деятельности приходится на международные или региональные организации, членами которых является Россия.

Ну, примеров на слуху много: это и Организация Объединенных Наций, и Шанхайская Организация Сотрудничества, и ЕврАзЭС.

Здесь, кстати, два момента. Вы можете работать в международной организации как представитель России. Яркий пример такого случая — постпред РФ при ООН. Или же вы можете работать как международный чиновник. В таком случае от дипломата требуется определенная нейтральность, прежде всего при выполнении поручений от вашего непосредственного руководителя, который может быть гражданином другой страны. Но забывать о том, что вы представляете Россию даже в таком случае нельзя.

Но от места работы суть дипломата не меняется. Каждый день задачи, которые ставят перед вами, могут меняться.

Такой режим работы требует от человека энциклопедических знаний и свободного владения иностранным языком. Это то, что объединяет всех российских дипломатов.

В нашей дипломатической школе, так же, как и во многих других странах, перспективы складываются хорошо лишь у тех, кто в совершенстве знает язык. Это значит, что человек способен свободно ориентироваться в обстановке, в прессе, в контактах страны своего пребывания. Безусловно, язык — это оружие дипломата. И чем больше языков вы знаете на первоклассном уровне, тем больший вы профессионал.

— Все эти характерные черты российской дипломатической школы берут свои корни еще из советских времен?

— Лучшие традиции, конечно, были взяты еще из советского опыта. В СССР были большие авторитеты, которые до сих пор остаются в нашей памяти. Большой вклад в развитие дипломатической школы нашей страны внесли и дипломаты «чичеринской школы» (Георгий Чичерин, первый нарком иностранных дел СССР, подписал Брестский мир. В дальнейшем внес существенный вклад в выведение Советской России из международной изоляции. — «Газета.Ru»), и очень почитаемая фигура Андрея Громыко (первый постпред СССР при ООН).

Он занимал пост министра иностранных дел СССР 28 лет, главный девиз его дипломатии гласил: «Лучше 10 лет переговоров, чем один день войны» — «Газета.Ru»), и Евгений Примаков (второй министр иностранных дел РФ, совершил знаменитый «разворот над Атлантикой, дав толчок переходу российской дипломатии от ориентации на Запад к многовекторной внешней политике — «Газета.Ru»).

Это все люди, которые очень много сделали для нашей страны, защиты ее интересов, укрепления авторитета России за рубежом. Их работа во многом и сформировала российскую дипломатическую школу в том виде, в котором мы ее знаем. Когда пушки молчат, когда военные свое отговорили, в бой вступает дипломатия.

О подготовке дипломатов

— А в чем отличие нашей дипломатической школы от школ других стран? Американцы, например, часто назначают на посты представителей бизнеса и других гражданских сфер. Мы себе такого, кажется, не позволяем.

— Понимаете, мы не являемся сторонниками объявления конкурса на замещение мест в центральном аппарате или посольстве. У нас есть выстроенная школа подготовки.

Кадровый вопрос в российской дипломатии упирается в подготовку специалистов в той образовательной системе, которая годами формировалась в нашей стране. У американцев совсем другой подход.

В США к подбору кадров относятся более фрагментарно. Если на выполнение определенных функций требуется человек — его нанимают, когда его услуги становятся больше не нужны — с ним прощаются. Американские дипломаты не являются «универсальными солдатами» в отличии от российских. В этом, пожалуй, и есть главное отличие.

— То есть в России выбор дипломатической профессии — это выбор на всю жизнь?

— Нет, это тоже не всегда так. В советское время это соответствовало действительности, сейчас — нет. Стало более свободно после прихода новых отношений. Очень много дипломатов в 1990-е годы и в начале 2000-х ушли из профессии и занялись бизнесом, где благодаря своим знаниям и навыкам с легкостью себя нашли. Кто-то ушел в другие сферы — тут у кого какая душа. Так что сейчас выбор жизненного пути для дипломатов стал менее жестким.

Правда, если вы уже ушли в бизнес, обратно в дипломатию вы уже вряд ли вернетесь.

Хотя и исключения бывают, но это очень редкий случай. Особенно это касается дипломатов-восточников — те, кто знали китайский или японский, но решили уйти с этой тропы, в 95% случаев не возвращались. Но это и неудивительно.

Труд на восточном направлении всегда более тяжелый, чем на западном.

По крайней мере, я так считаю.

О разных школах дипломатии

— А что с другими странами? У всех свои дипломатические школы?

— Разумеется, у каждой страны свои требования, свои нормы. Я хочу привести пример: однажды я сидел на приме за большим столом с десятью китайскими дипломатами. Все они были на уровне заместителей министров. Оказалось, что они пришли в дипломатию все вместе, их сплотило то, что лет за 10-15 до того момента они все работали в одном бюро переводов.

Это говорит о том, что китайская дипломатическая школа делает акцент именно на лингвистическую подготовку дипломатов. Все китайские дипломаты, как правило, которые занимаются Россией свободно говорят на нашем языке. Это их отличительная особенность — не все дипломаты других стран могут этим похвастаться.

У французской школы тоже есть интересная особенность — там помимо самих французов также принято нанимать на работу иностранцев, которые впоследствии становятся гражданами Франции. Это очень интересная практика — во французском посольстве где-нибудь в Тайланде, Вьетнаме или том же Китае могут работать местные профессионалы. У нас такого конечно же не допускают.

Британская школа во многом похожа на американскую. Если у нас, как я говорил выше, дипломат не может быть партийным человеком, то у них совсем наоборот: высшие дипломатические чины занимают политические назначенцы, яркие представители той партии, которая в данный момент находится у власти.

У американцев это конечно в большей степени проявляется — посмотрите на госсекретаря [Рекса Тиллерсона]. Он и в бизнесе успел поработать — яркий представитель Республиканской партии. Но британцы не отстают: нынешний глава британского МИД Борис Джонсон занял этот пост после работы в качестве мэра Лондона. Смотря на него сложно сказать, что он является воспитанником серьезной дипломатической школы. В России все не так.

Исключения еще могли быть в случае послов, работающих на пост-советском пространстве, но и эта практика почти полностью уходит.

— В народе есть такое представление, что если вы хотите стать дипломатом, нужно обязательно иметь связи и учиться в МГИМО — так ли это на самом деле?

— Нет, это не совсем так. Посол Кисляк (Сергей Иванович, посол РФ в США в 2008-2017 годы — «Газета.Ru») — не является выпускником МГИМО (Кисляк закончил МФТИ, затем — Всесоюзную академию внешней торговли), но он представлял наше государство в США.

Посмотрите на период девяностых годов — посол Рыжов (Юрий Алексеевич, посол РФ во Франции в 1992-1998 годы. — «Газета.Ru») вообще ведь был ученым в области механики жидкости и газа. Есть такие исключения. Это необязательно быть «генеалогическим» или «позвоночным». Если вы действительно талантливый, то жизнь вас найдет и вы будете востребованы.

Хотя наш министр говорит о работе дипломата примерно так:

95% дипломатии — это внутренняя дипломатия. Перед тем, как приступить к выполнению этих оставшихся 5% — во внешнем мире — вам нужно уметь правильно строить отношения с людьми на вашей работе.

Они должны, естественно, оставаться довольны вашей работой, то что вы делаете, должно устраивать как минимум ваших коллег — и это 95%. А оставшиеся 5% — реализация того, что вы наработали за все время.

О достижениях дочери

— Говоря о связях — Захаровы, это, можно сказать, первая «дипломатическая династия» в современной России.

— Если вы имеете в виду Марию Владимировну [Захарову, официальный представитель МИД РФ], то она училась на «отлично», всегда получала медали и дипломы. Второе: она окончила с медалью не только нашу школу, но и китайскую школу.

Поступая в вуз, она выбрала китайский язык на институтской комиссии — а она имела право выбрать любой язык! Но она сказала: «Спасибо большое, но я хотела бы учить китайский язык». Это уже говорит о том, что человек очень серьезно воспринимал то, чем занимался, не искал легких путей.

Я вообще считаю, что чем тяжелее человек начинает жизнь, тем легче ему в будущем, с учетом уже наработанного опыта. Поэтому то, что было сделано Машей, было сделано достойно и в этом смысле безупречно.

Тем более если говорить о том, как она выполняет сейчас свою работу, и она к тому же еще является кандидатом исторических наук.

— Когда Вы поняли, что Ваша дочь пойдет по вашим стопам и тоже станет дипломатом?

— Вы знаете, у нее было несколько путей, она пошла сама. У нее был свободный ход, поскольку она окончила школу с серебряной медалью — для поступления в институт ей нужно было сдать только экзамен по иностранному языку. Она с этим блестяще справилась: китайский язык с ней сдавали сорок человек, и она сдала лучше всех.

Так что ни в коем случае нельзя говорить «да она блатная» — все, чего она добилась, было воплощено только благодаря ее собственным усилиям и огромной, огромной работе.

Она начинала не с каких-то высоких мест — сначала она выполняла самую «черновую» работу: занималась прессой, черновой работой по подготовке материалов.

— Вы говорите, что Мария Владимировна была успешна в учебе, хорошо сдавала экзамены, но ведь в какой-то момент она же поняла, что хочет стать дипломатом?

— В институте, там она видела очень многих людей, ей было с кем сравнивать. Когда человек находится в коллективе, он всегда соразмеряет себя с окружающими людьми. Самое главное в жизни — быть постоянно способным к обучению и самовоспитанию.

О женщинах в дипломатии

— Вы, как отец, зная, какой это большой труд — дипломатическая работа — как вы отнеслись к решению дочери пойти по вашим стопам?

— Я всегда относился к этому с определенной тревогой, поскольку это требует большой самоотдачи и работы. Это от мужчины требует огромных волевых достижений, что говорить о женщине? От женщины требуется гораздо большее, с точки зрения того, что она является женщиной.

— У нас в стране достаточно мало женщин-дипломатов, как по вашему, это хорошо или плохо?

— Я считаю, что это вполне нормально — на уровне мировых стандартов.

— На фоне нынешней волны феминизма, когда во всем мире говорят, что женщин должно становиться больше во всех трудовых сферах, как вы считаете, скажется эта тенденция на российской дипломатии? Может ли в России в скором времени стать больше женщин-дипломатов?

— Они уже появляются. Сейчас есть женщины-послы, есть женщины-директора департаментов в центральном аппарате. Процесс идет нормально, так же, как и в других странах.

Но при этом в министерстве нет задачи повысить процент женщин или ставить какие-то гендерные рекорды.

— Что бы Вы посоветовали молодым ребятам, возможно даже школьникам, которые захотели пойти по этому пути, а также молодым дипломатам, которые по этому пути уже идут?

— Прежде всего — заниматься серьезно либо страной, либо языком этой страны. Во-вторых, вы не будете здесь очень интересным собеседником, если не будете знать своей истории, своей культуры, искусства и так далее. Поистине интересным можно быть только тогда, когда вы обладаете большими, энциклопедическими знаниями. Поэтому мы и говорим, что человек должен быть всесторонне подготовленным к своей работе.

Я уже говорил: дипломат — это многостаночник, который должен все время двигаться вперед и следить за теми отраслями знания, которые постоянно идут и развиваются.

Владимир Захаров начал свою дипломатическую карьеру сразу после окончания Ленинградского государственного университет имени А. А. Жданова (сейчас Санкт-Петербургский государственный университет) в 1971 году. После продолжительной работы в Министерстве иностранных дел сначала СССР, а потом и России, в 1997 году начал работать в посольстве России в Китае. С 2001 года представлял нашу страну в Шанхайской организации сотрудничества. В 2014 году Владимир Захаров оставил дипломатическую деятельность и занялся преподавательской деятельностью.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 10 февраля 2018 > № 2492374 Владимир Захаров


Россия. СЗФО > Образование, наука. Судостроение, машиностроение > gazeta.ru, 10 февраля 2018 > № 2492369 Глеб Туричин

Кадры утекают: «через 10 лет производство может встать»

Ректор СПбГМТУ о проблемах в современном кораблестроении

Михаил Ходаренок

Российское кораблестроение испытывает достаточное количество проблем — и в сфере подготовки кадров, и относительно низких зарплат профильных преподавателей, а также имеет место некоторое отставание по определенным направлениям от основных конкурентов. Ректор Санкт-Петербургского государственного морского технического университета Глеб Туричин рассказал «Газете.Ru», как преодолеть возникающие трудности и не допустить остановки промышленных предприятий.

— Создает ли препятствия Болонская система образования подготовке в России инженерных кадров высокой квалификации? Что надо сделать, чтобы нивелировать негативные тенденции?

— Болонская система — вещь действительно очень интересная. Она прекрасно годится, когда бакалавр изящных искусств, закончив университет в Болонье, хочет продолжить обучение в магистратуре в Саламанке. А когда из Северодвинска бакалавр-машиностроитель вдруг захочет поехать доучиваться в Петербург, то так, наверно, не получится.

Просто потому, что семья, скорее всего, не найдет на это денег — на жизнь в другом городе, на съем жилья. И учиться он там не сможет — потому что программа будет рассчитана на тех, кого там учили четыре года, а пришедшему из другого вуза придется слишком многому доучиваться. Это реальность, сейчас так и происходит, и эти магистры не выдерживают и отсеиваются.

А за границу поехать доучиваться — для инженерных областей это вообще экзотика. Это по организации процесса, а по сути — для инженеров концепция бакалавриат-магистратура вообще не применима.

Она ведь как устроена? За четыре года пытаются научить всему — и основам, и предметной области. А это невозможно, специальным дисциплинам учат за счет базовых естественно-научных и общеинженерных дисциплин. В итоге получается ни то ни се: нормальная фундаментальная основа инженерного образования не заложена, а без этой базы специалист не может стать «самообучаемой» системой.

Поэтому сейчас, когда в высокотехнологичных отраслях все меняется за пять лет, такого человека придется каждые пять лет переучивать, доучиваться сам он не может — базы ведь нет. А это — дополнительное время и дополнительные деньги. Магистр обучается по второму кругу на «продвинутом» уровне, но он к этому моменту те зачатки математики, которые получил в бакалавриате, давно забыл.

И это не только наше вузовское мнение — от промышленников мы то же самое слышим. Ведь система высшего образования должна готовить специалистов для той промышленности, которая сейчас реально есть, не для какой-то будущей, а для реальной. К тому же для нас эта промышленность — во многом это предприятия ОПК, и от их работы, банально, зависит существование нашей страны.

Как эту ситуацию исправлять — просто надо возвращать инженерное образование в инженерное дело.

Это не значит, что бакалавров и магистров вообще не надо, должен быть прием и на бакалавриат, и на специалитет, и в магистратуру. Промышленный спрос все сам отрегулирует и оптимальное соотношение между разными формами обучения установит.

— Насколько СПбГМТУ справляется с подготовкой высококвалифицированных кадров для судостроения в целом и оборонки в частности? Что надо делать?

— Морской технический университет — основной вуз в нашей стране по подготовке кадров для судостроения. И в смежных областях наших выпускников много. Говоря о качестве нашего образования — что скрывать, хотелось бы лучше. Мы учим сейчас во многом за счет старого, еще советского, задела. Тем не менее, справляемся. Мы сейчас примерно 800 человек на первый курс принимаем.

Это, с учетом нашей доли в стране по специальностям для судостроения, меньше половины того, что нужно для восполнения естественной убыли специалистов в промышленности. И с этим надо что-то делать, или через 10 лет производства встанут.

С подготовкой расчетчиков и проектировщиков легче — у нас сохранились очень квалифицированные специалисты, наши научно-педагогические школы в этих направлениях, без ложной скромности, ведущие в мире. С подготовкой технологов, механиков, электриков сложнее — здесь очень важна учебно-лабораторная база, а ее нам нужно развивать и совершенствовать.

Пока выходим из положения за счет кооперации, базовых кафедр на предприятиях, интегрированных научно-инновационных структур с крупными научными центрами и ведущими вузами.

— В каких отраслях судостроения мы опережаем потенциальных конкурентов, а в каких отстаем? Каковы векторы этих процессов?

— Здесь все довольно просто. Мы в кораблестроении практически ни от кого, кроме американцев, не отстаем. Да и от них отставание не критическое — у нас военные доктрины разные, у них — авианосные ударные группировки, у нас — подводный флот. Корабли по новым проектам строятся.

В судостроении ситуация другая — и экономически, и технологически мы пока далеко не первые. Кроме арктической тематики — здесь мы, пожалуй, мировые лидеры.

Отдельно надо сказать по речному судостроению — здесь уникальная ситуация, у нас связность территории зависит от речного транспорта, есть такие места, куда кроме как по рекам груз доставить невозможно, а средний возраст речных судов у нас очень велик, если не ошибаюсь, то более 4 тыс. единиц старше сорока лет. Думаю, нас ждет массовая кампания по строительству речных судов, модернизации и созданию новых верфей для речного судостроения.

Мы тут участвуем, «Корабелка» предложила концепцию глубокой модернизации Онежского судостроительного и судоремонтного завода, создания на его базе «цифровой» верфи. Это не просто IT-тема, как у многих, кто сейчас «цифровизацией» занимается. «Цифровая» верфь по нашему предложению — это гибкое производство с высокой степенью автоматизации, построенное на современных российских производственных «цифровых» технологиях и объединенное единой информационно-управляющей программной средой.

Такая верфь должна, по нашему мнению, стать образцом для тиражирования испытанных на ней решений для больших верфей, в том числе военных. И еще один тренд просматривается — это создание скоростных пассажирских судов, «алюминиевое» судостроение, способное обеспечить повышение топливной эффективности, которое, надеюсь, с появлением новых высокопрочных и недорогих алюминиевых сплавов и новых технологий постройки будет развиваться опережающими темпами.

— Соответствует ли уровень заработной платы профессорско-преподавательского состава решаемым задачам?

— Очень неоднозначный вопрос. Если сравнивать с теми странами, с которыми мы конкурируем, то в среднем: в Китае зарплата профессора примерно вдвое выше, чем у нас, в Корее — вчетверо, в Германии — в восемь раз. Это я реальные зарплаты ввиду имею, полные, а не только окладную часть.

У нас многие преподаватели и сотрудники вынуждены по совместительству работать где-то. Это не здорово, работа преподавателя требует полной отдачи, но жить то людям как-то надо. Хотя вообще возможность иметь в вузе конкурентоспособные зарплаты есть: инженерный вуз может, и должен зарабатывать деньги научными исследованиями и разработками для промышленности.

— Есть ли технологии прорывного характера, разработанные за последнее время в СПбГМТУ?

— У нас в январе прошло заседание наблюдательного совета, там мы впервые показали выращенные по технологии прямого лазерного выращивания лопасть полого винта для подруливающего устройства и крупногабаритный титановый корпус компрессора газотурбинного двигателя, на сегодня — это самое крупное из выращенных с помощью аддитивных технологий титановое изделие.

То есть мы разрабатываем (и изготавливаем, и на заводы поставляем) и технологические установки, и высокопроизводительные технологии аддитивного производства крупногабаритных изделий из различных материалов. Как раз недавно несколько наших изделий в составе перспективного ракетного двигателя успешно выдержали испытания — такого еще никто в мире не делал. Эти работы идут у нас под патронажем Военно-промышленной комиссии.

Сейчас для двух предприятий ОСК и двух предприятий ОДК установки в разработке находятся, к концу года будем заказчикам сдавать. Здесь как раз сказался эффект создания интегрированной научно-инновационной структуры — год назад мы превратили Институт лазерных и сварочных технологий в структуру, объединяющую под единым руководством профильные подразделения «Корабелки», Питерского Политеха и Центра технологий судостроения и судоремонта. И вот результат.

Вообще я идею создания таких интегрированных структур в Германии подсмотрел — там так создавались центры превосходства на базе ведущих университетов.

И обязательно надо упомянуть еще две вещи — это подводная робототехника, технологии автономных необитаемых подводных аппаратов, в том числе глайдеров, мы тут работаем в кооперации с компанией «Океанос», и второе — автоматизированная технологическая оснастка — Научно-производственный центр «Корабелки» разрабатывает ее и продает практически по всему миру, выигрывая конкурентную борьбу и с европейцами, и с американцами, и с японцами.

Россия. СЗФО > Образование, наука. Судостроение, машиностроение > gazeta.ru, 10 февраля 2018 > № 2492369 Глеб Туричин


Россия > Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 10 февраля 2018 > № 2491900 Алексей Фролов

Игра по-русски: как вести себя бизнесмену, которого подставили

Алексей Фролов

Сооснователь компании Forensic Solutions, форензик эксперт

Многие считают рейдерские захваты или обыски без законных оснований откликом лихих 1990-х. Но подобные методы далеко не редкость и сегодня

Каждый предприниматель, начиная свой бизнес, и тем более достигая в деле успеха, рискует быть замешанным в конфликте. Из года в год мы получаем запросы от российских бизнесменов, столкнувшихся с подброшенными наркотиками, оружием, клеветой в СМИ, откровенным гринмейлом (вымогательство продажи пакета акций по завышенной цене) миноритарных акционеров и другими, казалось бы, пережитками постсоветского времени. И ситуация, в которую попал основатель «Додо Пиццы» Федор Овчинников, подтверждает эту статистику. Чего ожидать и как себя вести, если вы занимаетесь предпринимательством в России?

Как правило, «заказчиками» проблем и инициаторами мероприятий, создающих барьеры для ведения бизнеса, становятся партнеры, конкуренты или чиновники, которым предприниматель перешел дорогу. Формат мероприятий бывает совершенно разный и зависит от бюджета доброжелателей, их административного ресурса и знаний специфики работы контролирующих, правоохранительных и судебных органов. Эти три категории субъектов госвласти являются основными решающими звеньями в этой «пищевой цепи».

Незаконные способы влияния

1. Одно из самых распространенных — уголовное преследование. Оппонент предпринимателя использует заявление о возбуждении уголовного дела как способ создать проблемы в компании. Такие мероприятия очень затраты, поскольку нуждаются в детальной проработке. Если дело Федора Овчинникова было бы сфабриковано (мы не можем утверждать о справедливости ни одного тезиса по этому делу, поскольку только суд вправе установить вину Федора), то заказчику мероприятия пришлось бы потратить около $200-300 тысяч на то, чтобы таким образом создать проблемы для него. Схема очень сложная, так как здесь использованы наркотические вещества. В случае с фабрикацией, они должны были быть заранее приобретены, помещены в пиццерии, сотрудники кафе должны быть причастны к этому, поскольку заказчик не смог бы достаточно точно спрогнозировать поведение работника, который должен был позвонить в полицию и сообщить о находке, а не просто выбросить ее.

2. Еще один из распространенных способов давления — это привлечение внимания к уклонению от уплаты налогов. Наша налоговая система устроена таким образом, что любые попытки оптимизировать налогообложение могут быть трактованы налоговыми и правоохранительными органами как преступление. На черном рынке без особого труда можно приобрести информацию об операциях фирм оппонента, выявить фирмы-однодневки или индивидуальных предпринимателей, через которых осуществляется, скорее всего, оптимизация налогооблагаемой базы. После чего от имени генерального директора такой фирмы-однодневки или ИП пишется заявление в ФНС или правоохранительные органы о том, что он является участником противоправной схемы и контролирующие органы могут начать проверку по таким заявлениям.

3. Четвертая ветвь власти — средства массовой информации также могут быть использованы для оказания давления на бизнес, ведь плохая репутация никогда не была подспорьем в делах. Использование скандалов, инсайдерской информации или попросту клевета через распространение в социальных сетях, блогах, искусственное создание инфоповодов может также стать рычагом давления. Клиенты не захотят потреблять некачественный товар, если об этом говорится в отзывах, а поставщики не станут рисковать, если поставки оплачиваются не вовремя, даже полагаясь на слухи. В интернете можно встретить даже объявления о продаже услуг по «черному PR».

Что же делать в таком случае честному бизнесмену, который попал в конфликтную ситуацию? Некоторые сотрудники (юристы или специалисты по экономической безопасности) советуют не поднимать шум, чтобы не привлекать излишнего внимания к проблеме и попробовать решить вопрос кулуарно, рекомендации даже могут касаться коррупционного способа решения проблем. В большинстве случаев советник, рекомендовавший поступить таким образом, является участником указанной аферы. Мы рекомендуем активно действовать в рамках закона, грамотно используя медиаресурсы.

Когда в отношении компании или ее собственников незаконно проводятся следственные действия либо существует угроза таких действий, предание огласки может сыграть положительную роль, особенно если это сопряжено с запуском других инструментов защиты интересов. Хотя одних пресс-конференций и открытых писем может оказаться мало для блокирования возможных противоправных действий со стороны оппонентов. Предприниматель должен использовать предусмотренные законом инструменты: одни касаются защиты интересов в рамках уголовного дела, другие являются по сути «лайфхаками», третьи — инструменты, разработанные государством в рамках системы сдержек и противовесов для ограничения коррупционных явлений.

Рекомендации

В первую очередь, нанять адвоката, который может обеспечить своевременное и эффективное оспаривание незаконных действий, бездействий правоохранительных органов, подачу ходатайств, жалоб и заявлений руководителю следственного органа, прокурору, защиту в суде и необходимые заявления в службу собственной безопасности в случае незаконных действий, выявления признаков коррупционной или иной корыстной заинтересованности или превышения полномочий следователя/дознавателя/сотрудника оперативного подразделения. Правильное освещение в СМИ незаконных действий правоохранителей поможет исключить коррупционную составляющую, так как коррумпированные сотрудники всегда опасаются брать взятки под пристальным вниманием прессы.

Предприниматель также может воспользоваться таким инструментом как личный прием у руководителя следственного органа или прокурора, вплоть до руководителя ГСУ СК МВД РФ. Инструмент сработает, если предприниматель может доказать противозаконные действия или бездействия сотрудников. Дело будет поставлено на личный контроль, и назначена проверка инспекторским подразделением или службой собственной безопасности.

Так же не стоит забывать о том, что в России существует институт Уполномоченных при Президенте РФ. Если ситуация требует такого вмешательства, то необходимо использовать этот инструмент и подготовить подробное письмо с описанием ситуации на имя Уполномоченного по правам предпринимателя при Президенте РФ. На рассмотрение такого письма по закону отведено до 30 суток, аппарат может вовремя принять к сведению информацию и доложить руководству правоохранительных или надзоры органах о нарушениях, что может помочь в предотвращении незаконных действий в отношении предпринимателя. Такое письмо можно сделать открытым и распространить информацию в СМИ и социальные сети.

Россия > Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 10 февраля 2018 > № 2491900 Алексей Фролов


Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 9 февраля 2018 > № 2496215 Денис Коцюк

К прогнозам на Амуре сохранится предосторожный подход.

Горбуша Охотского моря в этом году дает основания науке для оптимистичных рекомендаций и обещает хорошие подходы. Однако это не повод забывать уроки прошлогодней лососевой путины, уверен руководитель Хабаровского филиала ТИНРО-Центра Денис Коцюк. О том, в каких объемах красную рыбу стоит ждать на Амуре и к чему готовиться рыбопромышленникам края, он рассказал в интервью Fishnews.

– На совете директоров рыбохозяйственных институтов были утверждены рекомендации по вылову лососей в 2018 году на уровне 492 тыс. тонн, в том числе 323 тыс. тонн горбуши. Денис Владимирович, какова оценка по возможным заходам красной рыбы в реки Хабаровского края?

– Действительно, съемка ТИНРО-Центра показала, что учтены рекордные запасы горбуши в Охотском море. Но сразу возникает несколько вопросов. Во-первых, все-таки, чья это горбуша? Общие тенденции по горбуше Охотского моря таковы, что в нечетные годы подходит урожайное поколение северо-западной части материкового побережья, т.е. от Сахалинского залива до залива Шелихова – это Хабаровский край, Магаданская область, район до Западной Камчатки, иногда работает Восточный Сахалин.

В четные годы, что как раз и показала учетная съемка, высокоурожайные поколения – это Западная Камчатка, Амур и Приморье, поэтому горбуша в этом году может оказаться либо на Западной Камчатке, либо у нас.

Другой вопрос: как именно горбуша распределится по побережью Хабаровского края, насколько точно мы сможем это спрогнозировать? Не скажу, что это будет самый север края. По Северо-Охотоморской подзоне, например, у нас прогноз 2–4 тыс. тонн – это, конечно, очень скромная цифра. Многочисленные подходы ожидаются в Японском море и Татарском проливе – в районе 6–10 тыс. тонн. В Амуре и Амурском лимане мы прогнозируем вылов в 20–30 тыс. тонн горбуши. По меркам Западной Камчатки, это тоже немного, но для нас это очень значимые величины.

Скорее всего, в этом году мы откроем для промысла район устья реки Тумнин. Это большая, значимая для края река, где раньше была сконцентрирована значительная доля запаса лососевых, но оказалась серьезно подорвана. Сегодня есть объективные показатели восстановления и благополучного состояния запаса горбуши в районе, поэтому небольшие объемы к вылову на этот район мы будем рекомендовать, в том числе чтобы наблюдать за подходами. Безусловно, будут определены мониторинговые невода, кроме того, на реке наши сотрудники будут проводить исследования с целью оценки численности по подходам этого вида.

Но все-таки полагаем, что основная масса горбуши, которую учли в Охотском море, пойдет именно на Западную Камчатку. Этого же мнения придерживается и совет директоров рыбохозяйственных институтов. При этом не исключаем, что в случае значительных подходов к нам, в Хабаровский край, объемы, рекомендуемые к вылову, будут корректироваться, но не думаю, что вылов горбуши превысит 45 тыс. тонн.

В любом случае наука будет придерживаться предосторожного подхода. Практика 2017 года показала: промышленники к путине готовятся основательно – прежде всего, это касается перерабатывающих мощностей, которые явно превышают потребности; в то же время комиссия по регулированию добычи (вылова) анадромных видов рыб обладает весьма ограниченными полномочиями в части установления дополнительных мер регулирования промысла для обеспечения оптимального пропуска производителей на нерестилища, а главное, не всегда добросовестное соблюдение рыбопользователями ограничений приводит к низкой эффективности принятых комиссией мер. Как следствие, может возникнуть проблема с заполнением нерестилищ.

– Каковы ожидания по кете?

– Традиционно значимые подходы кеты по Хабаровскому краю – это материковое побережье Охотского моря (реки Тугур, Уда, Охота, Кухтуй и др.). В этом районе отмечаем хорошие, стабильные запасы, благоприятные условия.

Безусловно, на Амуре в 2018 году ждем небольшие подходы летней кеты. К вылову мы будем прогнозировать порядка 6–8 тыс. тонн, это очень немного, но и не самый минимум (в 90-е годы – начале 2000-х летней ловили всего 1,5-2 тыс. тонн). Однако стоит учитывать, что часть амурской кеты, порядка 10%, уйдет на Северо-Западный Сахалин и к вылову на Амур будет рекомендован меньший объем.

В целом оснований для закрытия промысла летней кеты на Амуре нет. Тревожные заявления общественности о пустых нерестилищах откровенно не соответствуют действительности – безусловно, рыбы на нерестилищах немного, но вполне достаточно для воспроизводства этого вида.

И самое главное: мы считаем, что особенно в четные годы вводить запрет на летнюю кету нельзя. Она идет приловом к горбуше, и запрет будет тормозить промысел этого высокоурожайного вида.

Осенняя кета – вполне стабильный вид, несмотря на проблему недозакладки икры лососевыми рыборазводными заводами Амуррыбвода. В чем причина: общие условия, перераспределение стад или, не исключаю, несоблюдение пользователями мер регулирования – сложно сказать.

Тем не менее вылов 2017 года – 20 тыс. тонн осенней кеты – вполне соответствует показателям последних лет. Полагаю, что вылов текущего года также может составить в районе 19,5 тыс. тонн.

– Какие выводы, на ваш взгляд, помогла сделать путина-2017 на Амуре?

– В принципе мы ожидали непростую путину. Возросшие объемы рыбодобывающих мощностей и рыбопереработки, ограниченные полномочия комиссии, правила рыболовства, которые мы имели на тот момент, такой результат и обусловили. Те сложности, с которыми мы столкнулись, четко показали недостатки существующей системы регулирования промысла, прежде всего несовершенство правил рыболовства. Этот вопрос был тщательно проработан, внесены соответствующие корректировки, выработаны новые меры регулирования.

В частности, хотим опробовать на Амуре (и по этому предложению есть поддержка Росрыболовства) введение минимальных промысловых нагрузок на орудие лова.

Конечно, предстоит очень большая работа, наверно, наши рыбопромышленники будут вынуждены научиться работать по-новому, но, я думаю, другого пути нет. В первую очередь даже не состояние запаса, а сам настрой вокруг промысла очень напряженный, и даже агрессивный, обуславливает потребность в жестких правилах игры, к которым мы, скорее всего, и идем.

– В принципе и сами рыбаки высказывались за введение определенных ограничений на промысле. Принятие обновленных правил рыболовства должно уже на практике показать, насколько они готовы к этому.

– Да. Кстати, в конце года, по поручению заместителя руководителя Росрыболовства Петра Савчука, в рамках работы над изменениями в правила рыболовства мы дополнительно рассмотрели предложения одной из рыбопромышленных ассоциаций края. Большую часть этих предложений так или иначе мы уже рассматривали и комментировали ранее, но одно из них оказалось действительно интересным. Речь идет об установке видеонаблюдения на стационарных неводах для контроля проходных периодов. Это, так сказать, в противовес ТСК (датчикам) на плавных сетях.

Подобная мера сегодня уже применяется на практике: в соответствии с приказами Росрыболовства ведется обязательная видеорегистрация всех работ по добыче осетровых, по их содержанию. Все осетровые заводы у нас снабжены видеонаблюдением, отлов в целях аквакультуры, в научно-исследовательских, контрольных целях – все это обязательно фиксируется на камеру, и по любому запросу теруправления Росрыболовства или из Москвы мы предоставляем эту информацию. Это же и наша безопасность.

Конечно, еще существует масса технических вопросов к реализации подобных мер на лососевом промысле. Но, я думаю, что в этом был бы определенный компромисс между конкурирующими сторонами: каждый, взяв на себя определенную ответственность, показал бы свою добросовестность.

– В этом году планируется урегулировать вопрос о распространении проходных периодов и на стационарные орудия лова, для которых в прошлую путину предусматривались исключения?

– Вопрос распространения проходных периодов на стационарные орудия лова имел юридическую коллизию. Наверное, это справедливо, чтобы ограничения были установлены для всех видов рыболовства и всех типов орудий лова. Мы к этому пришли уже в прошлом году, когда начала складываться напряженная ситуация с обеспечением оптимума пропуска. В тот момент уже не говорили об исключениях – все проходные периоды должны были быть едиными для всех орудий лова. И пользователи заездков были обязаны вместе со всеми поднимать ловушку. Недовольств было много, но все соблюдали то, что установила комиссия. Насколько мне известно, ни на одного пользователя по данному пункту не было оформлено ни одного протокола.

– Озабоченность состоянием осенней кеты по прошлому году высказали и китайские коллеги. Есть ли у науки планы на совместную работу, исследования в этом направлении?

– Вопрос на самом деле не такой простой. Я думаю, что наши китайские партнеры начинают говорить о проблеме тогда, когда она им выгодна.

Например, еще в начале 2000-х КНР осуществляла промышленный лов осетровых в погранводах. Мы говорили о плохом состоянии запасов, предупреждали, нас услышали, и только после того, как Китай лишился квот решением СИТЕС, китайские партнеры согласились на проведение работ по оценке запаса осетровых. С того времени они взяли новый темп в развитии аквакультуры, интерес к этому вопросу был потерян. Лишь год назад была отработана согласованная методика исследований по осетровым. Каждая сторона проводит исследования в пограничных водах на своей территории, затем в рамках сессий Смешанной российско-китайской комиссии происходит обмен полученными данными. Сотрудничество между КНР и Россией осуществляется и в вопросах искусственного воспроизводства: ежегодно проводятся совместные мероприятия по выпуску молоди – мы приглашаем представителей Китая к нам, они – к себе, обмениваемся информацией.

Что касается тихоокеанских лососей, если мы вступим в цикл их пониженной численности на Амуре, с большой долей вероятности китайские партнеры поставят вопрос о том, что к ним не возвращается «их кета». На самом же деле на территории Китая нет ни одного притока, где бы нерестилась кета. Это следствие активной антропогенной деятельности в КНР. Все естественное воспроизводство происходит в российских водах, и те 50-100 тонн, которые они облавливают (а в прошлом году действительно меньше – всего 20-30 тонн), – это тоже наши стада Биры, Биджана, Уссури.

Да, объективно в Верхнем Амуре кеты стало меньше, но меньше ее стало и у нас. Китай со своей стороны пытается предпринимать меры по восполнению запаса кеты, но мы видим, что эти меры недостаточны. В Фуюане есть лососевый рыборазводный завод, который ежегодно выпускает 1 млн молоди, но действующие в КНР нормы искусственного воспроизводства тихоокеанских лососей, по мнению наших специалистов, не позволяют говорить о высокой эффективности работы данного предприятия. Вызывает серьезные сомнения у наших специалистов и качество молоди – китайские рыбоводы выпускают ее под лед, т.е. большая ее часть обречена на гибель.

Вопрос о проведении совместных с китайскими коллегами исследований по лососям кажется мне неоднозначным и требует серьезной проработки как с научной, так и политической точки зрения. В любом случае такие решения принимают официальные делегации КНР и России в рамках ежегодных сессий смешанной российско-китайской комиссии.

В целом хочется выразить надежду, что проведенная в 2017 году серьезная работа по совершенствованию системы регулирования промысла, прежде всего внесение существенных изменений в правила рыболовства по снижению промысловой нагрузки, будет иметь положительный результат: позволит нам в текущем году избежать конфликта общественности и представителей рыбного бизнеса, ну и главное, сохранить вверенные нам природные ресурсы.

Наталья СЫЧЕВА, Fishnews

Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 9 февраля 2018 > № 2496215 Денис Коцюк


Россия. ПФО > Агропром > oilworld.ru, 9 февраля 2018 > № 2494159 Николай Нестеров

Николай Нестеров: "Для компании почивать на лаврах – это смерть".

Председатель совета директоров холдинга НМЖК рассказал Георгию Молокину о работе с коллективом и о том, что из специалистов с красным дипломом редко выходят хорошие руководители.

В общественном сознании сегодня заметна тема soft skills – так называемых "гибких навыков". Речь идёт о том, что человек помимо своей основной профессии, своих основных умений имеет дополнительные пограничные знания. И якобы только в этом случае в наших условиях из узкого специалиста можно стать кем-то большим. Я знаю, что на вы на своих предприятиях занимаетесь этим направлением достаточно активно. Что вы конкретно делаете? Как вы работаете с людьми? Как сегодня развивается человеческий фактор на предприятиях НМЖК?

Если говорить о конкретике, то я сразу хочу привести пример. Когда в 1992-1994 годах я формировал коммерческую структуру, вокруг творилось совершенное безобразие в экономике, ставка рефинансирования – 200%, риски ведения бизнеса просто зашкаливали. Я после 2500 собеседований принял на работу всего 35 человек. И все они были "краснодипломниками". Это была титаническая работа – я проводил собеседования больше года.

Эта работа принесла результаты?

Она принесла взрыв. Мы учились каждый день, поскольку нанятые ребята были толковыми, и учеба для них была естественным состоянием. Но я специально не выбирал тех, кто только что завершил образование. Вместо этого мы обратились в отделы кадров вузов Нижнего Новгорода с тем, чтобы нам дали адреса выпускников, которым было 27-28 лет и у которых был какой-то опыт работы. Эти ребята уже понимали что-то в производстве и жизни. Намного больше, во всяком случае, чем просто студенты.

Тогда мы не знали, что это называется "система управления рисками". Я хочу подчеркнуть, что построение такой системы, сокращение и управление этими рисками – это просто космос по своей сложности. Простое сокращение рисков – это когда ты видишь какие-то знаки и понимаешь, что туда идти не надо. А управление – это когда ты идёшь в любом направлении, даже самом сложном, и придумываешь, как справиться с видимыми и невидимыми рисками. Мы специально занималась этой работой и преуспели в ней: обратная связь, обмен информацией, хорошие мозги, активные сотрудники, поездки по стране и др.

Меня немного настораживает, что все это произносится в прошедшем времени: "мы занимались", "мы учились", "мы ездили". А в настоящем времени что?

А к настоящему времени остался только один "краснодипломник" из тех, кого я тогда пригласил, и с кем мы организовали тот "взрыв".

Почему один?

Из-за недостаточности моей личной компетенции.

Что это значит?

Когда мы договорились с консорциумом "Альфа-Групп" о том, что вместе начинаем заниматься Нижегородским масложировым комбинатом (а у нас была серьезная борьба в течение полутора лет), я пришёл туда как руководитель. К этому моменту у нас была очень сильная команда из тех ребят, о которых я говорил ранее. Я поставил их на ключевые позиции.

Почему же они ушли?

Скорее всего, из-за того, что я их "ушёл", я бы так сказал.

Они стали мешать делу? Или они его переросли?

Ни то, ни другое. Лишь через несколько лет мне стало понятно, в чем причина. Я прочитал о статистических данных, согласно которым среди тех, кто оканчивает вуз с отличием, процент успешных руководителей – меньше. В тот момент я этого не знал и не понимал. Когда мои сотрудники прокалывались в общении с людьми разного уровня (в том числе – с некоторыми акционерами), вели себя, по моему убеждению, неправильно, я с ними разговаривал по часу и больше, объясняя, раскладывая на атомы ситуацию, и они даже соглашались.

В чем же было дело?

В отсутствии данности. Всего 0,3% выпускников, окончивших вуз с отличием, способны руководить. Дело в том, что у большинства "отличников" невысокий эмоциональный интеллект. То есть они хорошие ребята, они могут очень глубоко решать узкоспециальные задачи – намного лучше, чем другие, особенно с учётом опыта, который мы с ними наработали.

Что же получается? Если человек, например, учился очень средне или даже плохо, из него вдруг может получиться великолепный руководитель?

Из тех, кто плохо учился – не так много. Что касается "человековедения" – это моя сильная сторона, как я понял сравнительно недавно. Я – "технарь" по образованию, а по сути – организатор, "человековед".

А на каком уровне сейчас находится работа с персоналом в НМЖК? Кого вы стремитесь привлекать, на кого делаете ставку?

Наверное, для любой компании самое важное – это сделать следующий шаг в своём развитии. Дело в том, что наша отрасль сейчас представляет собой пять крупных компаний, при этом за последние 20-25 лет вокруг нас погибли несколько десятков других игроков: они укрупнялись, закрывались, банкротились и т.д. Мы остаёмся в числе этих пяти компаний, более того – среди них у нас одна из наиболее устойчивых финансовых ситуаций. Мы пришли к этому рубежу достаточно "мускулистыми", скажем так. Но совершенно очевидно, что наша отрасль ещё не завершила консолидацию: из пяти игроков должны остаться два-три. Для того чтобы попасть в их число, мы очень многое делаем. Это означает, что почивать на лаврах – это смерть.

Всё это составляет определённую среду, фон, учитывая который ты должен понимать, что тех методов и подходов, которыми ты пользовался прежде, в борьбе следующего уровня будет явно недостаточно. И я как раз считаю, что чаще всего не хватает именно этого "человековедения", понимания людей и построения командной работы.

Можно конкретнее? Хотелось бы пример.

Очень многое нам ещё предстоит сделать. Нашей готовности к новому рубежу я бы поставил "троечку". Может быть, с маленьким "плюсиком".

И что же нужно сделать?

Нужно глубже погружаться в тему "человековедения", понимания конкретного человека. С профессиональной точки зрения – все более или менее понятно: ясно, что каждый сотрудник собой представляет, и как его следует "взращивать" дальше. А вот с точки зрения понимания мотивации человека – не всё так просто. Есть примеры, когда мы имеем классическую ситуацию: активный, способный, быстрый суперспециалист как коммуникатор представляет собой не просто ноль, а уходит в минус. Мы столкнулись с тем, что мы не знаем, как правильно поступить с этим человеком. Нам приходится принимать решение: или мы ищем способ работать с ним дальше, или мы с ним расстаёмся.

Несмотря на то, что в профессии он – "первач"?

Да. Это яркий пример того, как важно "человековедение". Слабые и неразвитые коммуникативные навыки говорят о том, что человеку нужно стремиться к тому, чтобы строить межличностные отношения. И в этом ничего нового нет – это нужно понять и этим нужно заниматься. И это основа построения командной работы и межличностных отношений – то, чем мы сейчас занимаемся.

Ваш коллектив с пониманием относится к этим подвижкам?

Я совсем недавно прочитал хорошую книгу – "Лидер и племя" Дэйва Логана – и увидел там отражение очень многих идей и практических моментов, которые мне очень близки, и о которых я уже читал прежде. Мы нашли парня, который представляет интересы автора этой книги, пригласили его к себе с тем, чтобы он нам рассказал об этой теме подробнее. Оказалось, что они запустили у нас в России уже несколько проектов, связанных с этим направлением и получили некоторый опыт практического движения. Наши сотрудники приняли участие в этом тренинге, а затем мы собрали с них обратную связь – ни одного отрицательного отзыва не было, все говорили о том, что компании это нужно.

Россия. ПФО > Агропром > oilworld.ru, 9 февраля 2018 > № 2494159 Николай Нестеров


Россия. Аргентина > Образование, наука > минобрнауки.рф, 9 февраля 2018 > № 2493021

Россия и Аргентина укрепляют сотрудничество в области науки и образования

7 февраля в Минобрнауки России в рамках работы Межправительственной Российско-Аргентинской комиссии по торгово-экономическому и научно-техническому сотрудничеству состоялось заседание Российско-Аргентинской рабочей группы по образованию, науке и технологиям.

Российскую делегацию возглавил заместитель директора Международного департамента Минобрнауки России В.М. Смирнов, а аргентинскую – заместитель главы миссии посольства Аргентинской Республики в Российской Федерации Роландо Уго Покови.

Стороны обменялись информацией о современном состоянии законодательной базы обеих государств в научно-образовательной сфере и наметили направления взаимодействия в вопросах взаимовыгодного сотрудничества. Особое внимание делегации уделили вопросам кооперации в области связи, информационных технологий и космической отрасли.

Представители российских научных и образовательных организаций, коммерческих компаний представили свои предложения по перспективам налаживания и развития взаимовыгодных связей с аргентинскими партнёрами.

По результатам мероприятия главы делегаций подписали Протокол заседания, который отразил текущие и перспективные направления взаимодействия в вопросах двустороннего научно-образовательного сотрудничества.

Россия. Аргентина > Образование, наука > минобрнауки.рф, 9 февраля 2018 > № 2493021


Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 9 февраля 2018 > № 2491965 Екатерина Еременко

Минспорт отозвал один из исков к компании Геннадия Тимченко

Екатерина Еременко

Корреспондент Forbes

Иски в общей сложности на 2,92 млрд рублей получили сразу несколько компаний, принадлежащих участникам списка Forbes. Но после отзыва иска к «Стройтрансгазу» сумма требований министерства снизилась до 2,38 млрд рублей

АО «Стройтрансгаз» Геннадия Тимченко F 4, выполнявшее подряд на строительство стадионов в Нижнем Новгороде и Волгограде, получило 5 февраля два иска от Министерства спорта более чем на 1 млрд рублей. Иски связаны со сроками проведения некоторых работ по строительству стадионов.

В «Стройтрансгазе» заявили, что компания не согласна с требованиями, поскольку речь идет только о промежуточных работах, а в итоге спортивные объекты к Чемпионату мира по футболу были сданы вовремя. Отклонение от графика произошло по двум задачам: устройство внутриплощадочных тепловых сетей на «Волгоград арене» в 2016 году и монолитные работы по эстакаде на стадионе в Нижнем Новгороде в 2017 году. Общая сумма этих госконтрактов — 32,9 млрд рублей.

«Стройтрансгаз» направил в суд документы, где изложил свою позицию и факты, в связи с которыми были допущены отклонения от графика завершения двух задач.

Как удалось выяснить Forbes, после этого (8 февраля) один из исков — на сумму 531,6 млн рублей — министерство отозвало. В пресс-службе Минспорта не стали объяснять решение. В «Стройтрансгазе» также воздержались от комментариев.

Другой иск к компании Тимченко принят к производству и находится на рассмотрении суда. Сумма требований по нему — 483,5 млн рублей. Собеседование с участниками спора назначено на 15:00 18 апреля.

Кто еще получил повестку в суд

Принадлежащее Равилю Зиганшину F 41 ПСО «Казань», выполнявшее за 32,8 млрд рублей госзаказ на строительство стадионов в Самаре и Саранске, также получило 5 февраля иски — на 609,7 млн и на 555,4 млн. Второй иск принят к рассмотрению, собеседование с участниками дела назначено на 28 февраля.

Находящееся под контролем семьи Араза Агаларова F 51 АО «Крокус интернэшнл», строившее стадионы в Калининграде более чем за 17 млрд рублей и Ростове-на-Дону за 12 млрд рублей, получило один иск на 385,6 млн рублей.

АО «Синара-Девелопмент» миллиардера Дмитрия Пумпянского F 64 в 2015 году получила на реконструкцию стадиона в Екатеринбурге 12,2 млрд рублей. За нарушения сроков проведения работ компания получила иск на 349,5 млн рублей.

Таким образом, с учетом отказа от одного из исков к компании Тимченко, общая сумма исковых требований министерства к девелоперам составляет 2,38 млрд рублей.

Forbes также удалось ознакомиться с подробностями иска к АО «Синара-Девелопмент», находящегося на рассмотрении арбитражного суда Свердловской области.

Согласно контракту, подрядчик обязан был незамедлительно информировать о задержке строительно-монтажных работ и отставании от графика. Как отмечается в иске министерства, АО «Синара-Девелопмент» более чем на три месяца задержало устройство фундамента временных трибун на стадионе.

Министерство указывает в иске на данные проверки и фотоотчет, из которого следует, что работы не были завершены в начале апреля 2017 года, хотя по графику их должны были закончить еще до 31 декабря 2016 года. «Синара-Девелопмент» направила в суд ходатайство, в котором просит вернуть истцу иск, поскольку компания якобы не получала официальной претензии от ведомства. В ходатайстве говорится, что Минспорт не использовал возможность досудебного урегулирования спора с компанией: «До настоящего времени АО «Синара-Девелопмент» не получена претензия об уплате неустойки за нарушение исполнения обязательств по государственному контракту». В материале уточняется, что компания вела по этому вопросу переписку с выступавшим заказчиком работ ФГУП «Спорт-Инжиниринг», но не с министерством.

В компании вечером 8 февраля на запрос Forbes ответили, что исковое заявление Минспорта России в адрес АО «Синара-Девелопмент» не поступило, «в связи с чем прокомментировать основания заявленных требований не представляется возможным». При этом в центре общественных связей группы «Синара» не стали отвечать на вопрос о ходатайстве на иск.

Министерство спорта переадресовало вопросы о содержании исков в ФГУП «Спорт-Инжиниринг», заключавшее контракты с подрядчиками по поручению Минспорта. В предприятии не ответили на вопросы Forbes о возможности мирного урегулирования споров. ПСО «Казань» и АО «Крокус интернэшнл» не ответили на вопросы Forbes.

Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 9 февраля 2018 > № 2491965 Екатерина Еременко


Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 9 февраля 2018 > № 2491945 Олег Пономарев

На Украине чиновники украли свыше миллиарда долларов из «налога на войну»

Олег Пономарев, Riga.Rosvesty, Латвия

Киев — На Украине разгорается очередной громкий коррупционный скандал. Собранные за 4 года средства от т. н. «налога на АТО» бесследно пропали и, скорее всего, в карманах чиновников. Речь идет, как минимум, о 38 миллиардах гривен, что по сегодняшнему курсу составляет порядка 1,35 миллиарда долларов. Проследить движение части средств удалось благодаря договорам на поставки товаров и услуг. Где остальная, львиная, доля средств, никто до сих пор не знает.

Добровольно-принудительном финансирование войны на Донбассе

То, что нынешняя украинская власть ворует «по-черному», ни для кого давно не секрет. И чем выше должность у того или иного чиновника, тем выше «аппетиты» коррупционеров. Чиновники не гнушаются воровать на школьных завтраках или закупке вакцин от лейкоза. Кто-то ворует сотнями тысяч гривен, а кто-то — миллионами долларов. Флагманом воровста по-прежнему остается Министерство обороны Украины, которому в бюджете выделяется едва ли не треть государственных средств. А, как известно, война спишет все и военное ведомство стало просто бездонной бочкой с массой фирм-прилипал, «пасущихся» на тендерах и закупках.

Как неоднократно заявлял президент Украины Петр Порошенко, выделяемых на оборону средств — недостаточно. Поэтому, в 2014 году Верховная Рада Украины приняла законопроект «О внесении изменений в Налоговый Кодекс Украины и некоторые другие законодательные акты (об усовершенствовании отдельных положений» № 4309а о принудительном отчислении с заработных плат 1,5%-го налога на «войну»). При этом, как было указано в пояснительной записке к документу, решение не имеет срока действия и взимание данного налога будет происходить до окончания АТО. Чуть позже Национальный банк Украины добавил еще 2% при покупке и обмене валют, но позже этот «побор» был отменен. Представьте себе удивление туристов, которым в обменном пункте в Международном аэропорту Борисполь заявляли об их добровольно-принудительном финансировании войны на Донбассе.

По словам одного из инициаторов законопроекта — народного депутата от фракции «Суверенная Европейская Украина» Виктора Тимошенко, дырявому украинскому бюджету крайне необходимы средства для окончания войны, соответственно для чего и был веден новый налог. Он убежден, что как только война закончится, налог будет отменен. При этом народный депутат отметил, что на восстановление Донбасса в государственном бюджете заложена отдельная статья расходов. Равно, как и на финансирование Минобороны. Тогда возникает логический вопрос: если на Донбасс и на войну средства выделяются не только из бюджета, а также из Спецфонда от конфискации коррупционных средств и имущества, от реализации «избыточного вооружения», (распродажа военных баз и складов с оружия с времен СССР, — прим.авт.), военной и спецтехники, недвижимого военного имущества и т.д., то на каком основании взимается еще один налог? Не говоря уже о том, что огромную помощь фронту оказывают и волонтеры, собирающие на улицах, в магазинах и метро деньги практически на все — начиная от носков и трусов и заканчивая обмундированием.

«Регион будет восстанавливаться только из государственного бюджета. Понятно, что будут волонтеры, помощники, но это не будет таким плановым и массовым. Когда идет война, все объединяются. Нужно гнать врага, нужно побеждать, а когда уже будет мирная жизнь, оно уже пойдет спокойнее, каждый будет заниматься своим делом, а государство должно заниматься восстановлением своего государства. Я думаю, что все это будет централизованно, планово. Государство будет восстанавливать. Мы уже слышали, с помощью иностранных государств», — отметил Виктор Тимошенко.

Власть вынуждает население прятаться от налогов и поборов

Кстати, ненавидящие все российское и советское, украинские власти полностью скопировали «военный налог» с подобного налога времен СССР. Нечто подобное было введено 1 января 1942 г. Указом Президиума Верховного Совета СССР вместо надбавок к подоходному и сельскохозяйственному налогам. Платить минимум 15 рублей обязаны были все граждане, достигшие 18 лет. А вот военнослужащие рядового, младшего командного и начальствующего состава всех родов войск; военнослужащие среднего, старшего и высшего командного и начальствующего состава, находящиеся в действующей армии и флоте и пограничных войсках; члены семей военнослужащих, получающих пособие от государства; мужчины от 60 лет и старше, женщины 55 лет и старше и пенсионеры, не имеющие других источников дохода, от данного налога освобождались. Отменили этот указ 6 июля 1945 года.

И если в СССР налогом облагалась лишь заработная плата определенного размера, то в нынешних украинских реалиях власть решила обложить население со всех сторон и взимает платежи даже с минимальных зарплат и пособий. Данный налог, кроме заработной платы, распространяется также и на премии-компенсаии, договора купли-продажи недвижимости, выигрыши в государственных и частных лотереях и т. п.

По мнению юриста фирмы «Москаленко и Партнеры» Ангелины Климчук подобные меры будут эффективны лишь на время, а дальше люди просто уйдут в «тень».

«Для обычных граждан нашей страны все более реальной становится политика «затягивания поясов», которая однозначно ударит по личным интересам наших сограждан, хотя многие эксперты и считают ее оправданной и обещающей результаты, в целом нельзя считать эту реформу доскональной, ведь неужели можно просто закрыть глаза на то, что с зарплаты размером в 1 тысячу 218 гривен, (43 доллара США, — прим авт.). и высчитывать уже нечего, к тому же возникает вопрос: не рискует ли наше государство своими действиями спровоцировать увеличение и без того огромной проблемы теневой трудовой занятости в Украине в обход новым налогам?», — поясняет юрист.

Еще одной лазейку для злоупотребления и коррупции юристы увидели в отсутствии в «военном налоге» его целевого назначения. Иными словами, средства, собранные с населения, не идут напрямую в Министерство обороны Украины, а поступают в государственную казну, где попросту «растворяются». И только при принятии годового бюджета власти решают, сколько выделить на АТО, сколько на Министерство обороны, а сколько украсть.

Налог не отменят: кто будет «резать курицу, несущую золотые яйца»

Первоначально «военный налог» планировали собрать на уровне 2,9 миллиардов гривен, (100 миллионов долларов), но этого оказалось власти мало и «повинность» автоматически продлили еще на 12 месяцев. Тогдашний премьер-министр Украины Арсений Яценюк заявлял, что аккумулируемые средства будут направлены исключительно (!) на финансирование Вооруженных сил Украины, Национальной гвардии и других подразделений, воюющих в зоне АТО. При этом Кабинет министров Украины даже не удосужился прописать в документе механизм использования этих средств, гарантии их расходования по назначению, контроля над цепочкой распорядителей и конечных «получателей» помощи.

И вот снова в украинских СМИ появилась информация о том, что «военный налог» до самих военных доходит в сильно «усеченных» объемах. Такое мнение высказал внефракционный депутат Верховной рады Украины Виталий Куприй. Еще в 2017 году вместе с несколькими народными депутатами он подавал законопроект, в котором настаивал на необходимости перечисления военного сбора в Специальный фонд, а деньги, в свою очередь, направлялись бы исключительно на финансирование армии. Однако в сессионном зале данную инициативу с треском провалили.

По его словам, узнать, куда именно пошли средства от налога практически невозможно. А ведь речь идет о 38 миллиардах гривен, (1,35 миллиарда долларов).

«Конечно, узнать, куда пошли эти миллиарды, невозможно. Они растворяются в бюджете. Их с таким же успехом могли использовать на пополнение Пенсионного фонда, у которого была дыра. Я провел собственное расследование. Выяснил, что деньги на обеспечение армии проходили через ряд одних и тех же фирм. А значит, это схема, которой руководит высшее руководство», — добавил Виталий Куприй.

Например, 200 миллионов гривен, (7,1 миллиона долларов), были перечислены некой компании, которая топливом даже не торговала. А 280 миллионов гривен, (10 миллионов долларов),и вовсе ушли фирме-«пустышке» просто так. Расследование этих дел передали областным прокуратурам, где они благополучно «умерли».

По словам Виталия Куприя, отменять военный налог в ближайшее время власть не станет. Кто же будет «резать курицу, несущую золотые яйца»? «Это очень удобно — никто и никогда не узнает, на что пошли деньги под эгидой тяжелого положения в стране», — приводит слова Виталия Куприя издание «Вести». Что самое интересное, в Министерстве обороны Украины также не смогли пояснить, куда деваются средства, собранные на армию. «Вооруженные силы финансируются непосредственно из бюджета. А что касается военного налога, то вопросы лучше задавать тому, кто эти средства собирает», — заявил пресс-офицер управления по связям с общественностью ВСУ Юзеф Венскович.

Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 9 февраля 2018 > № 2491945 Олег Пономарев


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки > forbes.ru, 9 февраля 2018 > № 2491891 Павел Самиев

На перепутье: рынок пенсионных фондов становится все более государственным

Павел Самиев

управляющий директор Национального рейтингового агентства, исполнительный директор АЦ "Институт страхования" при Всероссийском союзе страховщиков, генеральный директор «Бизнесдром»

Клиенты НПФ хотя получать высокую доходность; реальный сектор хочет получить длинные деньги от фондов. Что мешает этому и как сделать НПФ эффективными управляющими активами?

Комитет Госдумы по финансовому рынку рекомендовал принять во втором чтении правительственный законопроект, который вводит фидуциарную ответственность НПФ и повышает требования к их расходам. Фидуциарная ответственность предполагает материальную ответственность пенсионных фондов за неэффективное исполнение обязанностей по инвестированию средств застрахованных лиц. Согласно законопроекту, НПФ должны будут приобретать и реализовывать активы на наилучших доступных условиях на момент заключения сделки, а также инвестировать в активы, ожидаемая доходность по которым, с учетом риска таких активов, не ниже, чем по иным доступным способам размещения. Проще говоря, теперь они должны будут выбирать наиболее маржинальные инструменты из доступных по рискам.

Страхователи, будущие пенсионеры за чередой постоянных реформ совсем потеряли понимание, как они могут влиять на пенсионную систему или хотя бы на свое будущее, свою пенсию. Они видят, что постоянно вводятся новые правила работы для НПФ, следят за реформами, но не могут понять, какова их роль и механизм влияния на управление пенсионными портфелями, от которых зависит то, какой будет их финансовое обеспечение в старости.

В последние годы заметно усилилась концентрация и выросла доля государства в рынке. Так, по итогам трех кварталов 2012 года на топ-5 приходилось 45%, а по итогам аналогичного периода 2017 года на топ-5 — уже около 70% пенсионных накоплений. Топ-10 игроков в 2017 году контролируют 90% рынка. В этой десятке лидеров — пять игроков, принадлежащих структурам с госучастием.

Также произошло заметное ужесточение регулирований, которые должны были повысить прозрачность инвестиций, фонды акционировались и были обязаны войти в систему гарантирования пенсионных накоплений. Кроме того, ЦБ обязывает НПФ раскрыть на сайтах данные о доходности в прошлых периодах, об инвестиционных рисках, о реестре действующих и исключенных агентов НПФ, а также о принципах распределения инвестиционного дохода. Среди недавних изменений: в начале декабря Банк России представил скорректированную методику проведения стресс-тестирования, которое станет обязательным для всех НПФ с февраля следующего года. Анализ представленного документа показывает, что и методика является достаточно консервативной. В будущем скорее всего еще сильнее вырастет доля вложений в облигации федерального займа (ОФЗ), вероятность дефолта по которым равна нулю, что гарантирует прохождение тестов. По данным Банка России, на конец третьего квартала 2017 года доля ОФЗ в структуре портфеля пенсионных накоплений уже увеличилась на 8 п. п. и достигла 13%.

С одной стороны, регуляторные изменения привели к тому, что деятельность НПФ становится все более контролируемой и прозрачной, с другой — огромные объемы пенсионных средств сосредоточены в руках государства и правила инвестирования для НПФ максимально жесткие. В такой ситуации возникает вопрос: могут ли НПФ сегодня инвестировать в реальный сектор экономики и обеспечивать достойную доходность для своих клиентов?

Сейчас основным вариантом инвестирования пенсионных денег выступает банковский сектор (депозиты), но к 1 июля 2018 года, согласно требованиям Банка России, их доля должна не превышать 25%. Около 51% пенсионных накоплений и 36% пенсионных резервов были размещены в корпоративные облигации в первом полугодии 2017 года. Кроме того, около 18% пенсионных накоплений НПФ инвестировали в акции.

Вложения в долгосрочные инфраструктурные проекты поддерживают отечественную экономику и приносят доход для будущих пенсионеров. Однако проектов, в которые фонды могут вложиться с учетом существующих жестких регуляторных ограничений, крайне мало. Более того, согласно требованиям ЦБ, фонды имеют право держать в портфелях ценные бумаги, имеющие рейтинги от «Эксперт РА» или АКРА. Но далеко не все эмитенты заинтересованы в получении рейтинга от российских агентств, так как это связано с раскрытием конфиденциальной информации.

Набор доступных инвестиционных инструментов для НПФ, таким образом, очень ограничен. Вместе с этим отсутствует приток новых средств в систему — с 2014 года суммы на счетах будущих пенсионеров растут исключительно за счет инвестирования. Новые поступления и не предвидятся: в конце прошлого года Госдума приняла законопроект о продлении до 2020 года «заморозки».

Как известно, доходность фондов — это производная от состояния экономики, а вместе с ней и финансового рынка. На фоне снижения ключевой ставки падают и доходности на долговом рынке. Динамика фондового рынка в текущем году является отрицательной из-за негативных тенденций в банковской системе, а также оттока капитала и замедления темпов экономического роста. Так, субиндекс акции активов пенсионных накоплений снизился с начала года на 9,1%. Снижается и доходность пенсионных фондов. Согласно данным Банка России, доходность НПФ от инвестирования пенсионных накоплений за девять месяцев текущего года составила 4,6% годовых, от размещения пенсионных резервов — 4,9%. При этом доходность за аналогичный период прошлого года составила по пенсионным накоплениям 10,6% годовых, а по пенсионным резервам — 10,9%.

Кроме всего прочего, ограничивает НПФ в выборе инвестиций текущая система вознаграждения фондов. Поэтому для участников рынка важно принятие новой системы вознаграждения НПФ. Напомним, в июле 2017 года Госдума приняла в первом чтении закон о вознаграждении и фидуциарной ответственности НПФ. Фидуциарная ответственность предполагает материальную ответственность фондов за добросовестное исполнение обязанностей по инвестированию средств застрахованных лиц.

Законопроект устанавливает ответственность НПФ за недостаточно эффективное управление средствами: при получении убытка фонд будет обязан его возместить. Кроме того, НПФ может использовать не больше 0,75% от суммы чистых активов (СЧА) на обеспечение своей деятельности и оплату услуг УК и специализированных депозитариев. Комиссия за успех снизится с текущих 25% (10% — УК и 15% — НПФ) до 15%.

Новая система вознаграждений будет состоять из двух частей: переменной (success fee) и постоянной (management fee). Текущая система вознаграждения предполагает наличие только success fee — вознаграждение за успешное управление денежными средствами, не превышающее 15% от совокупного инвестдохода. Такая система стала неактуальной в изменившейся рыночной ситуации. В течение 2005-2007 годов некоторые фонды показывали доходность на уровне 20%, но после череды кризисов средняя доходность НПФ снизилась до 6-6,5%. Постоянную часть (management fee) НПФ смогут направлять на повседневные расходы фонда, а переменная могла бы быть инвестирована в реальный сектор и долгосрочные проекты.

Введение фидуциарной ответственности НПФ совместно с новой системой вознаграждения, предусматривающей management fee, позволит достичь двух целей: НПФ будут надежно и выгодно вкладывать средства клиентов, а также инвестировать часть средств в долгосрочные инфраструктурные проекты. Кроме этого, повысится эффективность инвестиционной деятельности НПФ. Это изменение может привести наконец к эффективному состоянию рынка. Все «три кита» пенсионного страхования тогда станут устойчивыми: качественный риск-менеджмент, прозрачная структура активов и эффективная система вознаграждения НПФ, позволяющая зарабатывать достойную доходность, вкладываясь в реальный сектор экономики. Пока последний момент явно «проваливается» и является ограничением для тех, кто копит на пенсию, то есть для всех россиян.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки > forbes.ru, 9 февраля 2018 > № 2491891 Павел Самиев


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter