Всего новостей: 2400602, выбрано 32354 за 0.133 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Россия > Недвижимость, строительство > forbes.ru, 9 февраля 2018 > № 2491887 Михаил Гольдберг

Дело молодое. Кто покупает жилье и берет ипотеку в России

Михаил Гольдберг

руководитель Аналитического центра АО «Агентство по ипотечному жилищному кредитованию» (АИЖК)

В ближайшие пять лет около 8 млн человек возьмут ипотеку, чтобы улучшить свои жилищные условия. В России с доступностью ипотеки наметился очевидный тренд — ипотечный заемщик становится все моложе

За период своего развития рынок ипотеки прошел несколько периодов восстановления и роста. И если в начальный период развития в начале 2000-х годов ипотека была продуктом для ограниченного круга лиц с высокими доходами, а кредиты оформлялись по ставкам 30% и более, то сейчас это массовый продукт и самый востребованный механизм по улучшению жилищных условий. Основные заемщики сегодня — это молодые люди в возрасте 30-35 лет, средний срок кредита составляет 7 лет, а ставки по ипотеке в 2017 году зафиксировались на однозначных уровнях. Ипотека стала доступна для 33% семей к 2016 году при значении данного показателя не выше 5% в начале 2000-х годов. С 2005 по 2017 год около 7 млн семей приобрели жилье в ипотеку, а в ближайшие пять лет еще около 8 млн решат с ее помощью жилищный вопрос.

Огромный нереализованный спрос населения на жилье сегодня очевиден. По сравнению с зарубежными странами в России низкая обеспеченность жильем (25 кв. м на человека по сравнению с более чем 35-50 кв. м) и высокая доля 1- и 2-комнатных квартир в жилищном фонде (63% по сравнению с 2-3% в США и Канаде, 17% во Франции). Более 30% из 3,7 млрд кв. м жилого фонда построено до 1970 года и не отвечает современным требованиям.

Согласно опросу населения, проведенного ВЦИОМ по заказу АИЖК, 45% российских семей (около 25 млн) хотели бы улучшить жилищные условия. При этом многим семьям не требуется дополнительная квартира, они хотят увеличить площадь своего жилья (44% желающих улучшить жилищные условия) или уровень комфортности проживания (26%). В ближайшее время спрос на улучшение жилищных условий будет только возрастать — все больше граждан захотят жить в современном стандартном жилье в комфортной городской среде. Согласно опросам потенциальный спрос на жилье в ближайшие пять лет могут реализовать более 12 млн семей, при этом с помощью ипотеки — более 70% (8,6 млн).

Портрет покупателя

Из 12 млн семей, желающих улучшить свои жилищные условия, около 3 млн планируют приобретение дополнительной квартиры (для детей, родственников), остальные хотят улучшить свои жилищные условия. Желание жить в современном и комфортном жилье формирует спрос на новостройки: о готовности приобрести жилье на этапах строительства или только что построенное жилье заявило 9,6 млн семей. Это 80% совокупного спроса на жилье в ближайшие пять лет.

Росту востребованности ипотеки на первичном рынке жилья будет способствовать деятельность созданного в конце 2017 года Фонда защиты прав граждан — участников долевого строительства. Согласно результатам опроса, предоставление государственных гарантий завершения строительства жилья в 1,4 раза увеличивает спрос населения на жилье на ранних этапах строительства.

Одновременно доступность ипотеки будет способствовать все более активному использованию ипотеки как способа решения жилищного вопроса. По оценкам АИЖК, более 50% сделок с жильем в новостройках уже осуществляется с помощью ипотеки, на вторичном рынке доля ипотечных сделок всего за год увеличилась с 25% до 30-35%.

Молодежь, для которой использование цифровых технологий и современных продуктов так же естественно, как и для более старшего наличие сберегательной книжки, положительно относится к ипотечному кредитованию: согласно опросам, среди молодежи до 35 лет готовы при необходимости воспользоваться ипотекой до 45%, в то время как среди старшего поколения (45-59 лет) таковых лишь 20%. Результатом этого является то, что ипотечный заемщик молодеет: если в 2000-2005 годах доля заемщиков в возрасте до 35 лет составляла менее 15%, то в настоящее время их уже более половины. Более трети заемщиков, взявших ипотеку в 2016-2017 годах, не старше 30 лет.

Дело семейное

По оценкам АИЖК, 74% ипотечных заемщиков — это семьи с детьми, в том числе не менее половины из них — те, у кого детей двое или больше. Для таких семей улучшение жилищных условий — одно из основных направлений использования материнского капитала. С 2007 года сертификат на материнский капитал получили около 8,5 млн семей, из них 5 млн использовали материнский капитал для приобретения жилья (в том числе 3,2 млн с помощью ипотеки). Таким образом из 7 млн ипотечных кредитов, выданных с 2005 по 2017 год, около 45% получили с использованием материнского семейного капитала.

Сегодня среднестатистический заемщик — это человек в возрасте 30-35 лет, с семьей, имеет высшее образование и работает специалистом или руководителем среднего звена. Ипотечный кредит был взят на приобретение жилья для своей семьи в доме, построенном в последние 20 лет. Сумма кредита — около 2 млн рублей, первоначальный взнос около — 30%. С 2005 года ипотека из нишевого продукта для обеспеченных граждан превратилась в массовый и привычный инструмент улучшения жилищных условий. Сегодня это один из наиболее востребованных способов решения жилищного вопроса.

Сочетание низких ставок по ипотеке и стабильных цен на жилье привело к росту доступности ипотеки: если в 2012 году приобретение квартиры средней площадью (54 кв. м) было доступно для 29% семей, то в 2016 году — 35%, а в 2017 году — уже около 40%. Целевым ориентиром Стратегии развития жилищной сферы, основные направления реализации которой были одобрены на заседании Совета при Президенте Российской Федерации по стратегическому развитию и приоритетным проектам 20 декабря 2017 года, является достижение уровня доступности ипотеки до 50% к 2025 году. И это абсолютно реально.

Россия > Недвижимость, строительство > forbes.ru, 9 февраля 2018 > № 2491887 Михаил Гольдберг


Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > dknews.kz, 9 февраля 2018 > № 2491019 Асылбек Избаиров

Религиовед: Никто не собирается запрещать хиджаб

Профильное министерство разработало проект поправок в закон о религиозных объединениях и религиозной деятельности. Некоторые изменения, предлагаемые данным документом, вызвали бурные обсуждения в обществе. Что предлагается изменить в религиозной сфере и не противоречат ли эти нормы нашим традиционным религиозным устоям, об этом в интервью МИА «Казинформ» рассказал профессор кафедры религиоведения ЕНУ им. Гумилева Асылбек Избаиров.

- Чем вызвана необходимость разработки данного законопроекта и не вызовет ли он, на Ваш взгляд, возмущения в обществе?

- Изменения, в первую очередь, связаны с требованием времени. В настоящее время у нас в стране актуальным является религиозный фактор, но следует отметить, что религиозная ситуация сложна во всем мире, не только у нас в стране.

Не надо приватно понимать содержание законопроекта, наши сограждане должны быть толерантными и отзывчивыми друг к другу. Не нужно попытки государства навести порядок в религиозной сфере ошибочно понимать, как легализованную охоту на ведьм. В нашей стране действует свобода совести, и чувства верующих защищены государством в виде соответствующих нормативных актов.

Сегодня по миру идет активизация насильственного экстремизма, я думаю, смысл изменений - это попытка отгородиться от этого негативного явления.

Если не ошибаюсь, в рамках данного законопроекта вносятся свыше 53 изменений и дополнений в порядка 12 законодательных актов, что является комплексной и систематизированной работой. Недавно сам Президент подчеркнул: «Мы должны решать проблемы в религиозной сфере посредством взвешенной и системной работы, а не превращать эту деятельность в охоту на ведьм». По моему мнению, посредством такой системной, структурной работы мы способны бороться с проблемами экстремизма.

- А что конкретно предлагается в этом законопроекте разрешить или запретить?

- Одним из главных в обществе является вопрос ношения религиозной одежды. В данном вопросе главное - различие между хиджабом и никабом. Можно распознать лицо женщины в хиджабе. В нем можно и фотографироваться, в целом никто не собирается запрещать ношение хиджаба.

Запрет невозможен, в силу того, что у нас светская, демократичная страна. А запрет на ношение в общественных местах никаба, паранджи и другой религиозной одежды в целях распознавания лица сам себя оправдывает.

Итак, есть несколько основных параметров, которые должны быть отрегулированы Министерством по делам религий и гражданского общества РК совместно с ДУМК, а именно: женский платок с открытым лицом и длина бороды согласно ханафитского мазхаба, которая не длинней кулака.

- Можно более конкретно остановиться на данном вопросе

- Нужно более подробно рассказать о хиджабе. Потому что журналисты путают хиджаб с паранджей и своими заголовками в материалах вводят в заблуждение миллионы своих читателей.

Женский платок с закрытым лицом - это никаб, он же паранджа. Паранджа действительно является чуждой нам, и ее запрет не вызовет особого недовольства у мусульман Казахстана, который выбрал свой, ханафитский путь развития в исламе.

Женский платок с открытым лицом - это традиционная мусульманская одежда «хиджаб» с открытым лицом, который мы привыкли видеть на мусульманках.

Нашим согражданам просто нужно запомнить простую истину: хиджаб - это не никоим образом не паранджа!

- А что Вы можете сказать о бороде, которую носят представители тех или иных религиозных течений?

- По поводу бороды, ее, скорее, попросят подстричь, а не сбрить, чтобы привести все это в соответствие с требованиями ханафитского мазхаба. Согласитесь, вместо огромной и неопрятной бороды будет аккуратная борода. Разве это не является мудрым решением?

Тем более на дозволенность укорачивания бороды указывают действия сподвижников пророка Мухаммада - Ибн Умара и Абу Хурайры, а также слова многих улемов прошлого Хасан аль-Басри, Ибн Абд аль-Барр, Ибн Абидин.

Поэтому я уверен, что мусульмане Казахстана воспримут эти решения положительно.

Согласитесь, вместо анонсируемого нашими некоторыми СМИ, якобы полного запрета религиозной жизни, мы получаем как раз полный комплект толерантного оптимума: борода, брюки и хиджабы - остаются на своих местах, то есть никто их не запрещает! Наш Елбасы еще раз доказал, что в Казахстане нет места исламофобии, а есть здоровое желание навести порядок в разношерстном сообществе наших верующих.

К примеру, даже сами маленькие дети, играющие на детских площадках, пугаются людей, окутанных в черное одеяние. Вообще никаб является видом арабской одежды и противоречит нашим национальным и традиционным идентификационным отличиям. Казашки никогда не покрывались в черное.

В этой связи в целях безопасности запрет на данный вид одежды является целесообразным, так как, к примеру, среди террористических организаций на территории Сирии и других стран существует практика сокрытия под паранджой совершенно иных лиц. Кто знает, возможно, под этой одеждой скрывается даже мужчина?! Возможно и потенциальный террорист, недавно прибывший из Сирии.

Например, в городе Банну (Bannu) на северо-западе Пакистана, как сообщает Associated Press, минимум 15 человек были убиты и еще 22 ранены: одетый в паранджу террорист-смертник взорвал бомбу.

- Вы хотите сказать, что эти изменения никак не противоречат нашим религиозным устоям?

- Не нужно придавать этому религиозный оттенок, так как это является закономерным инструментом правовых взаимоотношений, направленных на решение существующих проблем. Следует строго следить за тем, чтобы религия не превратилась в политический фактор.

Однако нужно также обратить внимание на то, что в нашей стране после принятия законы начинают хромать на этапах реализации и исполнения. В этот период механизм может дать и обратный эффект по причине безграмотных руководителей, чьими ошибками всегда готовы воспользоваться заинтересованные группы лиц. Поэтому следует подходить осторожно и тщательно к выполнению данной работы. Информационно-разъяснительная работа должна вестись на основе доведения до населения положений законопроекта и недавно принятой концепции в сфере религии.

Еще много вопросов, требующих разрешения в обществе. Я верю, что мы, не усугубляя проблемы, придем к общественному консенсусу.

Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > dknews.kz, 9 февраля 2018 > № 2491019 Асылбек Избаиров


Киргизия > Легпром. СМИ, ИТ > kg.akipress.org, 9 февраля 2018 > № 2490987 Сергей Быковский

Издание Tazabek продолжает рубрику «Большой разговор», в которой мы разговариваем с бизнесменами о предпринимательстве, секрете успеха, о взглядах и о жизненных уроках.

Сегодняшним гостем стал глава компании BIGSERSPORT Сергей Быковский.

- Сергей, ваша компания с 1996 года шьет одежду для олимпийской сборной Кыргызстана. Расскажите, какие критерии у Национального олимпийского комитета?

- Основная задача при выборе - это сделать определенные отличительные моменты дизайна, в котором отражена символика, представление страны. Например, в Сочи во время выхода нашей сборной форма была отмечена Американским домом моды и другими сборными.

Выбор компании еще зависит от финансовых возможностей. Есть два варианта: заказать индивидуальный дизайн, либо взять обыкновенные вещи и нанести на них шевроном вышивку, написав Kyrgyz Republic. На Олимпиаде в Рио как раз такое было. Взяли обыкновенную потоковую форму из Китая, нанесли на нее вышивку и поехали. Сказали, что дешево, сердито и круто.

Все зависит от того, какую ставит задачу НОК. Есть такое понятие как продвижение узнаваемости страны за рубежом. Когда наша сборная выступает на Олимпиаде, все страны смотрят, во что она одета. Если сборная в китайской одежде, то, соответственно, напрашивается вывод, что в Кыргызстане нет своей легкой промышленности и брендов.

Спорт сегодня оценивает не только какая сборная и в каком количестве приехала, но и внешний вид. Если форма неважная, то, значит, страна экономически отсталая, она представлена там, потому что финансируется или дотируется Международным олимпийским комитетом. Сегодня мы становимся свидетелями того, какие дебаты идут по допуску российской сборной. Это все борьба и конкуренция.

- Вам не кажется, что это бизнес?

- Как только олимпийские игры стали коммерческими, они превратились в бизнес. МОК зарабатывает на них 22 млрд долларов. У нас вся страна работает и еле-еле может 2 млрд осилить. И это при том, что в игры сама страна вкладывает, а не МОК.

- Как Вы, будучи легкоатлетом, попали в бизнес?

- В 14-летнем возрасте я попал в спортивный класс по легкой атлетике. В то время, 1978-1979 годы, создавались спортивные классы. К нам в школу пришли тренера и провели тесты для отбора в спортивные секции.

Когда начал тренироваться, испытал на себе все недостатки дефицита в СССР. Особенно трудно было достать кроссовки для бега или спортивные костюмы. Одежду выдавали по усредненным стандартам.

Я изначально попал к очень хорошему опытному тренеру. У нас в секции были старшие по группе члены сборной СССР. Вот у них была совсем другая экипировка. Вот тогда, в 14 лет, во мне стала зарождаться идея постигать эти вещи.

- Как можно в 14 лет постигать эти вещи?

- Начал шить прямо на своей ноге. Брал у спортсменов старые фирменные западные кроссовки, разбирал, раскладывал на лекала, изучал. Потом я приобрел колодки. В ДОСААФе приобретал парашютный материал, он был очень прочный, брал чулки-сапоги женские, они были на поролоне и соединял эти слои. Потом из этих слоев кроил, добавлял и делал из них полноценные кроссовки, микропору клеил. Тогда не было пресса, я на ночь две деревяшки брал и собирал вверх с низом и под шифоньер ставил как пресс, всю ночь пролежит, склеивалось, формовал потом заново и бегал.

Суть в том, что я через себя стал все пропускать. Если я что-то неправильно сделал, то после нескольких километров появляются мозоли, кровь и боли. Через это все я начал четко понимать, в чем суть обуви, какая она должна быть, какие должны быть параметры одежды. Потом я уже более профессионально начал заниматься спортом, попал в сборную Советского союза, была экипировка разных компаний. Была возможность сравнивать, понимать и это не просто были разовые вещи для себя, я начал это делать на продажу.

Меня все стали просить: сделай мне, сделай мне. Так я за ночь сшивал кроссовки, а утром их продавал. В 15 лет у меня появилось уже четкое понимание, что есть спрос и какое должно быть предложение.

- Неужели это стало поводом закончить карьеру спортсмена?

- В 1987 году я получил травму и не смог дальше профессионально заниматься спортом. Как раз в это время по стране стали открываться кооперативы. Мы с ребятами одни из первых открыли кооператив, они назывался «Темп», потом «Азия спорт». Естественно, не было никаких торговых точек. Я днем выходил с этой продукцией, вставал возле «Детского мира» и продавал. Конечно, у людей тогда шок был, потому что все подобные дела считались спекуляцией. Многие люди высказывались, ругались.

В 1991 году «Азия спорт» развивался сам по себе, а я открыл свое дело, назвал компанию «Бигсерспорт». Все думают, что это Быковский Сергей, а на самом деле, «Биг» - это большой, «сер» - это сервис, получается большой спортивный сервис. Мы в 90-е годы делали ринги, ковры, маты, груши, аксессуары и сразу я начал двигаться по государственно-частному партнерству. Когда СССР развалился, не было обеспечения для спорта, не было возможности развиваться. Не было снарядов, перчаток, лап. Как ассоциация спортивных товаропроизводителей, в которую входят много предпринимателей, мы начали осваивать все эти вещи, рынку дали возможность не потеряться.

Потом уже начали с Китая завозить что-то, стал поддерживаться детско-юношеский спорт. Даже баскетбольных колец не было, мы их сами варили и гнули, все потерялось, люди уезжали и приезжали, никому не было до спорта дела.

- Тяжело ли Вам было начинать бизнес в Кыргызстане? Многие же уезжали в Россию?

- Да, многие мои партнеры переехали и меня тоже соблазняли. Я четко понимал, что где бы человек ни был, все завит от него. Переезды и создание новых позиций - это потеря время. И я не ошибся. Те люди, которые переезжали, что-то делали, они не смогли лучшее что-то создать.

- Но многие же у нас начинают ныть, что нам государство не дает преференций. Не секрет, что бывают и случаи рейдерства.

- Чем отличается джип от легковой машины? Тем, что джип застрянет чуть дальше, чем легковая машина. Чуть дальше проедет. У каждого человека разные стартовые площадки. У людей разные возможности: приближенность к власти, какая-то избранность. Это только преференции. На каком-то этапе они срабатывают, но дальше надо играть на этом футбольном поле. Все равно, рано или поздно, доберешься до потолка конкуренции, где тебе никто уже не может помочь.

- Как вы считаете, должен ли бизнесмен сам развиваться или полагаться на государство в наших условиях?

- Давайте вспомним теорию государства и права. Раньше было социалистическая ориентация - это народная собственность, потом мы все решили, что СССР рухнул и мы перешли к частной собственности и основа у нас капитализм. Если бизнес частный, собственность частная, то причем тут государство? Постепенно шел процесс приватизации, перехода от государственной к частной собственности. Некоторые отрасли государство не отпускает и эти отрасли не могут развиваться в частном характере, к примеру, нефтянка, недра.

По идее, если мы движемся к частной собственности, то сама исполнительная власть должна собирать бюджет от налогооблагаемой базы в идеале. Чем больше налогов, тем успешнее ведет свою деятельность исполнительная власть. Конечно, проще взять и монополизировать какие-то отрасли и за счет монополизации собирать себе бюджет. Сегодня такая экономика в России, и они от нефти тратят деньги на пенсионные вещи. Должна ли власть помогать? Она не должна вмешиваться.

- Хорошо, а что тогда должно делать государство?

- Оно должно создавать равные условия. Я, к примеру, взял сегодня кредит и хочу сделать швейное предприятие, рассчитал всю доходность, создал продукт, прихожу, на рынке он дешевле в 3 раза. Я у Таможни спрашиваю: А как так? почему вы демпингуете? Как оказался товар с такой стоимостью на рынке? Почему правительство не обеспечило мне равные права? Почему какой-то демпинговый товар сюда попал на рынок? На каком основании? Вот я могу спросить у исполнительной власти, почему сегодня на «Дордое» цена спортивного костюма 5-10 долларов, когда я зарплату плачу 10 долларов. У меня средняя цена костюма составляет 50 долларов. Откуда?

- Это свободная конкуренция.

- Это не свободная конкуренция. Это контрабанда, когда товар, который по закону должен быть уничтожен, оказывается на рынке.

- Как вы докажете?

- Любой человек поймет, если начнет считать. Вот, скажем, 10 долларов стоит на рынке костюм. Давайте посчитаем: 10 долларов сырье, 10 долларов зарплата, 10 долларов вы накинете, это без всяких технологий. А если вы будете технологии добавлять, окупать станки, оплачивать помещение, налоги, то вы минимум можете продавать за 50 долларов. Откуда цена 10 долларов?

- В Урумчи отшивают, наверное.

- Вы не понимаете, в Урумчи тоже ничего бесплатного нет. Наверное, это совсем другой товар. Его нужно уничтожить, а зачем его уничтожать, давайте мы его продадим за доллар, куда продадим? В страны третьего мира - туда, кто купит, где есть определенное отсутствие запросов, стандартов, ГОСТов, сертификатов происхождений, нет никаких правил. Вот зашел сюда груз на рынок по доллару, выставили по 5 и продают, почему нет?! А где здесь производитель, предприниматель?

- Так это же перекупщики.

- Тогда почему на рынке присутствует этот товар и как выживет промышленник? Потом бросовая цена. Это когда большие гипермаркеты купили костюмы за 50 долларов, а продали его за 300, продали 70% товара, заработали свои деньги и остатки сбывают по 1-3 доллара.

Предприниматель покупает по 3-5 долларов этот костюм, выставляет его по 20, ему выгодно, но какое отношение это имеет к производству? Никакого.

- Если вернуться к ведению бизнеса, с каким капиталом начинали?

- Очень многие люди мне часто говорят, что важен начальный капитал. На самом деле, все просто, вы берете сом и вкладываете его. У каждого человека есть примерно 10 тыс. сомов. Он их может найти для того, чтобы чтобы выпустить 2-3 пары кроссовок. Он выпускает 2-3 пары кроссовок и из 10 тыс. делает 12 тыс. и так далее. Если бизнес правильный, он определенно дает доходность. На эту доходность компания развивается. Я на этих принципах свою компанию развивал. Сейчас используют другие бизнес-схемы. Сперва кредитнулся, рассчитал бизнес-план, посчитал, что тебе нужно 10 млн долларов, пошел кредитнулся. Вроде в теории все правильно, но в конце все превращается в ничто, потому что самой души нет. Есть определенное воображение, что это будет работать, есть повторение какого-то успеха. Если сегодня брать, то стартовый капитал нужен большой.

- Вы ни разу не брали кредит?

- Нет.

- А сколько лет понадобилось, чтобы вы вышли на точку безубыточности, окупаемости?

- Товар должен сразу приносить прибыль. Я до сих пор не езжу за границу. У меня деньги появились и я бегу станок покупаю. У меня жена уже смирилась с таким порядком вещей. Дочь занимается гимнастикой, ездит по заграницам, жена помогает. Я сам нет. Я все время вкладываю в бизнес, в компанию,в бренд. Поэтому компания живет. Пока вы будете ухаживать за собой, у вас все будет все цвести, а если все бросить, будете эксплуатировать, будете потребителем, то у вас ничего не получится. Это закон бизнеса.

- Вы сырье местное используете?

- Вот иногда кожу мы используем местного завода «Булгаары» на некоторых изделиях, в борцовках, но в основном все привозное. Местный швейпром ходит на «Мадину», берет ткани, а мы все привозим, по 3-4 месяца ждем.

- Реально все-таки использовать местно сырье?

- У нас нет местного сырья. Вот даже с кожевенным заводом мы работаем, везде делают с кожи 4-5 слоев спилок, срезов и себестоимость этой продукции в разы другая, а у нас только два слоя между собой пилят, нет современного изделия. Не завезены технологии. Какие-то технологии отделки, само качество кожи, это все нюансы, которые не делает та или иная компания. Что касается тканей, то наше оборудование не рассчитано на них.

- Какую сейчас нужно иметь минимальную сумму для входа в бизнес спортивной одежды в КР?

- Мы как-то маркетинговый план разрабатывали для одной компании. Они хотели запускаться, но не в КР. Наша компания выступала консультантом. Посчитав, мы вышли на цифру в 10 млн долларов. Такая сумма нужна, чтобы запустить полноценное производство. Не так как сегодня: я состряпал из того, что было и продаю. Это сумма нужна для того, чтобы забрендироваться, чтобы создать систему, чтобы создать ассортимент, чтобы этот ассортимент начал узнаваться и покупаться, появились запросы. Это очень большая работа. Это не так, что я пошел на «Дордой», взял какой-то костюм, распорол и сделал примерную копию с лекал. Это подделка, она изначально никакого отношения к бренду не имеет. Свой пирожок - это достойный тяжелый труд.

- Вы так много говорите о бренде, неужели нельзя без него обойтись?

- Можно, но это уже не свой пирожок. Вот, в Турции появляются бренды, в Китае появляются бренды, но в основном made in Turkey, made in Kyrgyzstan, made in China. А где бренды? Это такое обширное понятие Почему я должен это брать? Кто в этом случае отвечает за качество? У каждого пирожка есть свой вкус, потому что его кто-то печет, бабушка какая-то. Бренд - это то, что знает покупатель. Если ты создаешь бренд, то это больше, чем заниматься бизнесом и коммерцией. Бренд - это построение самовоспроизводящийся системы.

- Может ли наш Легпром конкурировать с Китаем?

- Наш предприниматель думает, что он сейчас поставит 30 швейных машин и сделает очень низкое ценообразование и у него будет продаваться. Я считаю, что это самая страшная ошибочная ситуация, потому что сделать дешевый товар не каждый может. Вот, hand made - индивидуальность, мы можем сделать, но чтобы сделать дешевый товар... нужно иметь как минимум 1000 швей, а то и все 5000 швей. Это очень крупный бизнес, для него нужна логистика, целыми днями по 10 камазов должны увозить готовые изделия, понимаете? Представляете, какой оборот. А наши думают, я мало накину процентов, а чтобы мало накинуть процентов, он технолога на работу не берет, у него нет конструктора, дизайнера. Он там заказал, там принес, сам сшил, сам привез, то бишь он делает 10 работ, накидывает маленькую цифру и думает, что он зарабатывает деньги. На самом деле, нет обновления парка новых технологий, все сходит на нет.

- Тем не менее, наш Легпром хорошо узнаваем и продается за границей, в той то же России.

- Если бы он реально покупался и реально все так было, как мы говорим, то у нас сейчас бы здесь швейные цеха бурлили, гудели, но это же не так.

- На Ваш взгляд, что им мешает бурлить и гудеть?

- Я считаю, что Китай все время будет делать дешевле. Надо делать акцент на качество. Качество - это значит разрабатывать технологии, иметь специалистов, это повышать их квалификацию, создавать свой бренд.

- И напоследок, как легкоатлет, можете сказать, как спорт помогает в бизнесе?

- Всем людям советую заниматься спортом, потому что спорт - это воспитание себя, в первую очередь, умение правильно видеть цель и каждодневный труд, не изменяя ценности. Спорт позволяет человеку двигаться к цели. Спорт модернизирует, хочешь ты того или нет. Спорт - это больше, чем внутрення организация, это образ жизни, стиль, постановка задач.

- Сколько часов в день вы бегаете?

- 1,5 часа в день я бегаю и потом я вечером делаю зарядку. Полседьмого я уже выбегаю и в строну Оруу-Сай по горам 15 км каждый день пытаюсь пробежать.

- Есть дни, когда даете себе слабинку из-за погоды или или еще по каким-либо причинам?

- Даже если я в командировке, то я все равно бегаю. Пока еще за 30 лет не было такого дня, чтобы я не бегал.

Спасибо за интервью.

Tazabek

Киргизия > Легпром. СМИ, ИТ > kg.akipress.org, 9 февраля 2018 > № 2490987 Сергей Быковский


Россия > Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 9 февраля 2018 > № 2490956 Олег Матвейчев

Кандидатов по опыту считают

Олег Матвейчев о том, по чему избиратели встречают кандидатов на выборах

«Голосуй, или проиграешь!» — кажется, самый распространенный лозунг в российской выборной истории. Но лозунги лозунгами, а целые штабы, приглашенные эксперты, политтехнологи каждого кандидата корпеют над программами. Программами светлого будущего — куда кандидат заведет электорат. Но вот в чем проблема: никакие программы российские избиратели не любят и не читают.

Конечно, есть какие-то люди, которые с карандашом в руках просматривают программу – но таких вряд ли наберется даже 1% избирателей. Скорее всего, может оказаться ноль-ноль сотых процента на всю Россию. Несущественно!

Голосуют у нас люди не за программы и любят они не программы. А любят они что-то другое. Здесь тоже есть в значительной мере сложность: ведь избиратель разный и нравится ему разное.

Обобщать всегда трудно. Кому-то нравится арбуз, кому-то свиной хрящик. Кому-то — патриот, кому-то — либерал. Тем не менее какие-то общие черты увидеть можно.

Люди у нас ориентируются на самого человека. Оценивают его качества целиком. А вот дальше уже могут проявиться различия. Но в целом эта нацеленность на «качества» очень важна. Важны качества человека, причем в совокупности: и внешность, и манера говорить, и острота мышления, и остроумие, и харизма. Жизненный опыт. Сюда же, к личности, присовокупляются и те дела, которые человек сделал, или наоборот – не сделал. То есть, его некая репутация

Предвыборные заявления, слоганы, которые являются частью программы, тоже входят в качества или свойства человека. Сами по себе программы, сами по себе заявления и слоганы в отрыве от конкретного человека не существуют.

Фразу «давайте всем повысим зарплату» или «уменьшим всем налоги» может сказать любой – и бомж, и мошенник, и депутат. И премьер-министр или президент. Вес словам придает личность, которая их произносит.

Слова — это сосуд, а наполняется этот сосуд разным содержимым. Иногда в нем огонь мерцает, иногда там вода, иногда — вино, а иногда туда и обглоданные кости кидают.

Вот наш типичный великий политик – Владимир Вольфович Жириновский. Старейший персонаж на российском политическом небосклоне. Многие его слова оценивают положительно. Понятно, что он где-то перегибает палку, где-то припускает излишние эмоции. Но все к этому относятся с пониманием: что он артист, что он должен быть провокационным, радикальным. Как говорится: «не перегнешь – не выпрямишь». Поэтому «перегибы» ему прощаются.

Но собственный вес как личности, Жириновский к этим словам не добавляет, он не может наполнить его слова реальным содержанием, реальным весом. Да, все говорит правильно, но сам по себе в сознании россиян — говорун. За ним никогда не было никаких реальных дел. Он всю жизнь сидел в Думе, иногда выступал на митингах. Эмоции преобладают. И он, даже говоря хорошие фразы, никогда их не доведет до какой-то реальности, потому что никогда ему никто их и не даст доводить. И те, кто еще считают Жириновского весомым человеком, те могут за него проголосовать – это небольшая категория населения. Или те, кому нравится непосредственно радикализм.

А Путин таких фраз, как у Жириновского, почти никогда не говорил. Знаменитые «мочить в сортире» или «замучаетесь пыль глотать» и другие резкие выражения бывали — одна раз в несколько лет. В основном его слова более дипломатичны, сглажены…. И в этом смысле, могут даже навевать скуку на какое-то количество россиян. Но весомость и гигантский опыт работы по вытаскиванию всей страны в течение двадцати лет из кризиса девяностых, конечно, придает вес и каждому сказанному слову. Как и сама должность президента.

Слово, которое мы слышим от Путина, реально уже отливается в граните. И даже если он где-то что-то там не выполняет из сказанного, не всё сбывается — ему прощается. Потому что всем очевидно: человек старается, курс выдерживает. И если он не сделал что-то сейчас, то сделает это попозже. Здесь мы видим другой полюс, где личность перевешивает любое слово, которое от нее исходит.

Можем сказать про Собчак. Она расценивалась многими как человек абсолютно невесомый, действительно, медиазвезда какая-то, но уж точно не «государственный муж». Поэтому она в принципе может говорить все, что угодно, в нее порой не верят вот эти самые либералы. Потому что ей не хватает этой серьезности личности. Какой-нибудь условный Касьянов более даже органичен был бы на ее месте. В данном случае все понимают: она в политику играет, все не всерьез.

Или взять того же Титова. Вес, «слово купеческое», весомая должность – всё при нём. Но здесь другая проблема — с его заявлениями. Если вспомнить о том, что любит и принимает большинство, то сказанное Титовым просто не подходит всем избирателям. Он четко выступает по заказу класса предпринимателей, и только часть этих самых предпринимателей (даже не все) может соблазниться. А вот стань Титов не нишевым политиком, а политиком широкого плана, выступающим по международным вопросам и по социальным, то мог бы расширить круг электората.

Теперь возьмете соотношение «слов и веса» у Явлинского – вы тоже обнаружите, что он может часто выдавать очень умные и хорошие фразы, и программу «500 дней» писал и так далее, но ни разу не получилось так, чтобы он где-то взял на себя ответственность за выполнение этих вещей. То есть получается, что вся его история жизни сделала его за годы его политической карьеры не более тяжелым, а более «воздушным», если так можно выразиться.

Ну и наконец, самой большой загадкой оказывается Грудинин, который в принципе выступает с популистской программой. Все, что предложено – это такой боевой листок коммунистов десятилетней давности, некоторые пункты взятые от эсеров. И, в принципе, это могло бы понравится какой-то части людей. Особенно учитывая бОльший радикализм в выражениях, нежели, скажем, может позволить себе иной оппозиционный политик.

И вроде внезапно появился некий реальный субъект с реальным весом. И этот вес — в том, что человек сделал некое дело, а именно «создал социализм в отдельном взятом совхозе» и так далее.

И это резко вызвало к Грудинину мощный интерес. Да и вообще — вызвало бы интерес ко всему, что такой человек говорит. Пусть бы и, например, националистические вещи, или либеральные — неважно.

Но Грудинин стал вести себя не соответственно тому имиджу и статусу, который у него появился. Засуетился с этими бесконечными счетами, хотя можно было с ними разобраться в течение всего декабря да и «упаковать» свой бизнес: мол, не крестьянин какой-то, а крупный землевладелец и арендодатель. Со счетами точно так же: можно было сразу сказать что да, он «человек богатый и сделает богатыми всех остальных». Прохоров же не скрывал. И неплохо набрал на прошлых президентских!

Ставка на «тяжелость» человека с множеством его самых разных качеств – плюс опытом, репутацией, сделанными делами — возникла у российских избирателей не так давно, последние лет 10-15. И эту модель восприятия политика изменил, кажется, один человек – Путин. По нему стали ровнять — насколько политик, губернатор ли, депутат ли похож на Путина. Естественно, не внешне: за политиком должна стоять ответственность и опыт реальных дел.

В 1990-е годы был период самого отчаянного популизма, когда любой жулик, иногда это был в жизни ни гвоздя не забивший человек, иногда и судимый, мог что-то пообещать — какое-нибудь увеличение пенсии или зарплаты — и спокойно избираться.

Сейчас в этом смысле народ стал более мудрым. Сами за себя слова не ручаются. А ручается за них только тот, кто их произносит, та личность, которая за ними стоит.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 9 февраля 2018 > № 2490956 Олег Матвейчев


Россия > Внешэкономсвязи, политика > snob.ru, 9 февраля 2018 > № 2490880 Леонид Гозман

Почему кандидатам в президенты не нужны голоса избирателей

Леонид Гозман

Одна из странностей президентской кампании в том, что кандидаты не пытаются завоевать новых избирателей. Просто в этой беспроигрышной лотерее разыгрывается не только пост президента — в ней много других призов

Владимир Путин выигрывает потому, что подтверждает позицию безальтернативного национального лидера. Результаты плебисцита 18 марта, вне всякого сомнения, будут достаточно убедительными. Если вдруг возникнут проблемы с явкой, ее подкорректируют. В целом, по итогам 18 марта можно будет, при желании, говорить о необходимости конституционных изменений, с тем чтобы обеспечить Путину пожизненную власть.

Алексей Навальный, хоть его фамилии и не будет в бюллетене, тоже выигрывает. Он закрепляется в роли единственного настоящего оппозиционера. Кремль ему в этом немало поспособствовал. Не допущенный к выборам, он может говорить, что все не участвовавшие — его электорат: он же призывал к бойкоту! Кроме того, его сторонники, как и в целом люди, не симпатизирующие Путину, смогут приписывать ему любой уровень поддержки в стране, даже многократно превышающий реально имеющийся.

Павел Грудинин имеет шанс возглавить КПРФ и стать в 2021 году уважаемым лидером крупной парламентской фракции. Что там на самом деле происходит в его Совхозе имени аж самого Ленина, мало кому известно, но образ лишь слегка идеологизированного эффективного хозяйственника может устроить и традиционный электорат КПРФ, и значительное число людей социал-демократической ориентации. Это выгодно и Зюганову, чтобы уйти без позора, и КПРФ как институции, да и Кремлю: очевидно, что Грудинин не менее управляем, чем Зюганов, но значительно эффективнее, чем тот, будет предотвращать появление чего-нибудь оппозиционно-коммунистического.

Если Собчак позже пройдет в Думу — а почему бы и нет? — то особых хлопот с ней у Администрации не возникнет. Фрондерство, конечно, возможно, но по серьезным вопросам дисциплина будет соблюдаться

Ксения Собчак становится единственным разрешенным либералом и сможет претендовать на лидерство в либеральной партии, которую сама же и создаст. Вне зависимости от того, поверила ли она, действительно, в свою миссию или просто цинично и холодно делает деньги и карьеру, это полностью соответствует интересам Кремля. Во-первых, партия Ксении Собчак всегда будет слабой. Дело не только в ее антирейтинге, но и в том, что она никогда не станет своей для значительной части российской интеллигенции. Во-вторых, это будет абсолютно управляемая партия. И если она пройдет в Думу — а почему бы и нет? — то особых хлопот с ней у Администрации не возникнет. Фрондерство, конечно, возможно, но по серьезным вопросам дисциплина будет соблюдаться. Да и для отношений с Западом — не вечно же воевать? — полезно. В-третьих, само наличие такой партии будет препятствовать консолидации либеральных сил, а это, с учетом неизбежной политической турбулентности последнего срока, крайне важная для властей задача. Полагаю, именно поэтому Администрация не просто сквозь пальцы смотрит на диссидентские эскапады Ксении Анатольевны, но предоставляет для них всероссийскую трибуну.

Что дадут Бабурину и Сурайкину, не знаю, но думаю, не обидят. В Кремле люди с понятиями

Григорий Явлинский, скорее всего, не получит ничего. Но он сохранит впечатление о себе как о единственном последовательном политике, как о принципиальном и порядочном человеке. И хотя его по-прежнему будут обвинять в неэффективности, напоминать о недоговороспособности и прочем, моральный выигрыш несомненен.

Выигрыши Титова, Жириновского, Бабурина и Сурайкина будут менее крупными. Титов, согласившись на участие в кампании, уже продемонстрировал готовность выполнять любое поручение руководства. Наверное, это позволит сохранить пост, а может быть, и получить другой, более значимый. Жириновский уже сильно немолодой человек, ему не нужны новые посты. Он получил, наверное, гарантии личной политической безопасности: партию сохранят, самого сделают каким-нибудь пожизненным сенатором, да и денег вроде уже подбросили. Что дадут Бабурину и Сурайкину, не знаю, но думаю, не обидят. В Кремле люди с понятиями.

Во всей этой конструкции, правда, проигрывает страна. Но архитекторы кампании, наверное, с этим тезисом не согласятся.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > snob.ru, 9 февраля 2018 > № 2490880 Леонид Гозман


Эквадор. Китай > СМИ, ИТ. Армия, полиция. Медицина > camonitor.com, 9 февраля 2018 > № 2490795 Леонид Ковачич

Большой брат под кожей: как Китай выводит слежку на генетический уровень

Леонид Ковачич

Много лет Эквадор, как и другие латиноамериканские страны, страдал от разгула преступности. Но теперь на помощь пришли китайские технологии слежки. Преуспев в создании системы тотального контроля внутри страны, Китай начал делиться своим опытом с остальным миром

«В темное время суток водители обычно не останавливаются на красный свет, а очень осторожно и на малой скорости продолжают движение. Связано это с тем, что в данный период преступники могут нападать с целью ограбления на стоящие на перекрестках автомобили. В Кито и Гуаякиле нередки случаи уличных преступлений ненасильственного характера и грабеж на дорогах. Туристам следует особенно остерегаться карманников, часто «работающих» в аэропорту, в портах, на вокзалах, в общественных заведениях и в местах большого скопления народа».

Такое предупреждение для выезжающих в Эквадор россиян можно прочитать на сайте консульского департамента МИД РФ. Складывается ощущение, что уехать целым и невредимым из Эквадора непросто. Впрочем, не исключено, что информация уже устарела. Эквадор поднялся на четвертое место в рейтинге самых безопасных стран Латинской Америки, хотя еще в 2010-м был на одиннадцатом. А все благодаря системе ECU911, которая пришла в страну из Китая.

В 2016 году Эквадор внедрил китайскую систему умного видеонаблюдения, оснащенную технологией распознавания лиц. Камеры, установленные в 24 провинциях, круглосуточно наблюдают за 16-миллионным населением. Под присмотром камер крупные аэропорты, транспортная инфраструктура, места массового скопления людей. «За время работы системы преступность в стране упала на 24%, превратив Эквадор в одно из самых безопасных мест в Латинской Америке», – гордо цитирует замруководителя штаба оперативного управления системой ECU911 Сиксто Эраса агентство «Синьхуа».

Любопытно, что оборудование для создания ECU911 на сумму $14 млн китайцы передали Эквадору безвозмездно. Правда, о том, что Китай помогает создавать всевидящую систему, президент Эквадора Рафаэль Корреа заявил всего за две недели до государственного визита председателя КНР Си Цзиньпина в ноябре 2016 года. В ходе этого визита Си и Корреа посетили штаб управления ECU911.

Создавать ECU911 помогала Китайская национальная импортно-экспортная корпорация электроники CEIEC, близкий российский аналог – Объединенная приборостроительная корпорация). Это государственное предприятие, занимающееся производством и экспортом электроники для военных нужд, а также систем обеспечения безопасности. В портфеле экспортных заказов компании не только системы видеонаблюдения, но даже радиолокационные станции.

В Эквадоре компания построила комплексную систему общественной безопасности. Это и умные камеры, и система оперативного отслеживания мобильных телефонов. По словам Сиксто Эраса, с помощью пеленгации мобильных устройств полиция смогла существенно повысить раскрываемость дел, связанных с похищением или пропажей людей. Эквадорские полицейские довольны: много висяков удалось раскрыть.

Возможно, для Эквадора налаженная система ECU911 – настоящее технологическое чудо. Однако это лишь малая часть того, что умеет Китай. Чтобы понять, какие еще прорывные технологии в области безопасности и контроля может дать миру КНР, стоит рассмотреть подробнее, что собой представляет «всевидящее око» внутри Китая.

Система сетевого управления

Китайская система управления обществом действительно может считаться одним из величайших изобретений наряду с порохом и компасом. Еще в 400 году до н.э. китайский реформатор Шан Ян, премьер-министр царства Цинь, приказал всему народу разделиться на группы по 5–10 семей. Они должны были наблюдать друг за другом и нести коллективную ответственность за преступления. Об отъезде и приезде каждого человека регулярно докладывал своему начальству ответственный за группу семей. Эта система называлась «баоцзя». Деление населения на маленькие блоки с назначением ответственного за каждый блок помогло создать передовую для того времени саморегулирующуюся систему. Все друг за другом следили, везде был порядок.

Уже в наши дни китайские власти решили снова применить проверенную веками технологию. В 2004 году район Дунчэн в Пекине поделили на 1652 квадрата. Каждый квадрат – 100 на 100 метров. Забавно, но изначально это делалось для того, чтобы оптимизировать процесс обслуживания трансформаторных будок и других объектов инфраструктуры, например общественных туалетов.

Со временем власти поняли, что с помощью такой системы очень легко контролировать население. В Дунчэне были повсеместно установлены камеры слежения. Кроме того, местные власти и полиция привлекали дружинников. Дружинники должны были патрулировать квадрат и сообщать о случаях нарушений общественного порядка или поломки объектов инфраструктуры начальнику квадрата. Тот, в свою очередь, передавал данные в единый информационный центр. В информационном центре располагались мощные компьютеры, которые аккумулировали информацию с камер и от волонтеров.

В базе данных единого информационного центра, помимо каждого объекта инфраструктуры вплоть до скамеек, было учтено и все население, распределенное по квадратам (примерно по 200–250 человек). Ответственный за квадрат должен был сообщать о всех изменениях: кто уехал из района, кто, наоборот, приехал. При этом все информационные системы были объединены в единую систему управления, поэтому перемещения людей фиксировались: допустим, если человек сменил место жительства в пределах района, то база данных другого квадрата сообщает, что он переехал именно туда.

За три года эксперимента в пекинском районе Дунчэн число социальных волнений и конфликтов удалость сократить на 35%. Власти стали пробовать работать по той же схеме и в других городах: Шанхае, Яньтае, Гуанчжоу. Но это были скорее инициативы и эксперименты местных властей. На общенациональном уровне за сетевое управление взялись в 2011 году.

В начале 2011 года на Ближнем Востоке бушевала «арабская весна». Волна протестов прокатилась по многим странам арабского мира и в некоторых из них привела к свержению режима или затяжной гражданской войне. Причем большую роль в организации протестных движений играли соцсети и интернет. Современные средства коммуникации позволяли за считаные дни мобилизовать тысячи человек и организовать массовые беспорядки.

Власти некоторых стран пытались в последний момент точечными мерами ограничить распространение информации. Власти Туниса, например, ограничивали доступ к LiveJournal. В Египте крупнейшие провайдеры по указанию режима Хосни Мубарака и вовсе отключили интернет. Но эти меры не помогли – было слишком поздно.

В Китае с тревогой смотрели на эти события, невольно проецируя их на собственные неспокойные регионы на западе и северо-западе страны. В июле 2011 года ЦК КПК и Госсовет КНР выпустили «Предложения об укреплении инноваций в социальном управлении». Документ не был опубликован в свободном доступе, но по некоторым цитатам из него на китайских государственных порталах и в СМИ можно сделать вывод, что значительная часть этого документа была посвящена сетевому управлению.

Стало понятно, что сетевое управление – полезный механизм, но одними камерами слежения и дружинниками здесь не обойтись. Нужна тотальная взаимосвязанная система контроля всех сфер жизни – как реальной, так и виртуальной. Как это можно сделать, показал Чэнь Цюаньго.

Железный Чэнь

В августе 2011 года в Тибетский автономный район был назначен новый партийный секретарь – Чэнь Цюаньго. И он сразу начал воплощать в жизнь идеи сетевого управления, причем с существенными инновациями. Он также разделил все городские территории на квадраты. И поставил через каждые 500 метров по небольшому полицейскому участку. Конечно же, не обошлось без камер наблюдения с технологией распознавания лиц, которые были установлены буквально на каждом шагу.

Данные с камер подведомственных квадратов поступают и обрабатываются в этих полицейских участках. При этом за счет близости участков друг к другу полицейский патруль в случае какой-либо экстренной ситуации может появиться на месте через одну минуту.

Кроме того, в отличие от пекинского района Дунчэн, где патрулирование квадратов осуществляли дружинники-добровольцы, для выполнения этой задачи в Тибете Чэнь привлекал исключительно полицейских. Если с 2007 по 2011 год в Тибете было принято на работу 2830 полицейских, то за пятилетку 2011–2016 годов на охрану общественного порядка поступило уже 12 313 новых сотрудников.

Все эти меры оказались очень результативны: за пять лет пребывания Чэнь Цюаньго на посту в Тибете не было ни одного случая массового протеста, произошло лишь восемь актов самосожжения (распространенный среди тибетцев способ выражения индивидуального протеста), тогда как по всей стране таких актов было 150 за тот же период. Таким образом, Чэнь зарекомендовал себя как успешнейший борец за стабильность. Поэтому в 2016 году его отправили в еще более нестабильный регион – Синьцзян-Уйгурский автономный район (СУАР).

Полицейские сети от земли до неба

О том, что Синьцзян – это бомба замедленного действия, власти Китая думали всегда, но особенно после «арабской весны». В регионе, где живет более 10 млн уйгур-мусульман, сильны сепаратистские и радикальные настроения. В 2008 году произошли массовые волнения. В 2013-м террористы-смертники подорвали автомобиль прямо на центральной площади Тяньаньмэнь в Пекине. В 2014 году радикальные уйгуры устроили резню на вокзале в Куньмине, столице провинции Юньнань, и взрыв на рынке в Урумчи (административном центре Синьцзяна). После этих событий председатель КНР Си Цзиньпин призвал «расставлять сети от земли до неба», чтобы искоренить терроризм.

Чэнь Цюаньго подошел к поставленной задаче ответственно. Во-первых, он, как и в Тибете, расставил через 500 метров полицейские участки. Штат полицейских вырос значительно. Например, с 2003 по 2008 год в регионе было принято на работу 5800 полицейских. С 2009 по 2016 год было открыто уже 40 тысяч вакансий. В одном лишь 2016 году было принято на работу 90 тысяч новых полицейских.

В регионе на каждые 10 тысяч жителей приходится столько же камер наблюдения, сколько в других частях страны смотрят за несколькими миллионами человек. По подсчетам аналитической компании IHS Markit, на Китай приходится 46% мирового рынка систем видеонаблюдения на $17,3 млрд. В Китае уже установлено 176 млн камер (для сравнения: в США всего 50 млн), а к 2020 году будет установлено еще почти 500 млн камер. Значительная часть из них, конечно, поставят в Синьцзяне.

Однако этим система безопасности Синьцзяна не ограничивается. Каждый житель подвергается процедуре сканирования радужной оболочки глаза. Делается это для того, чтобы удостоверение личности невозможно было подделать. Кроме того, в полицейских базах данных хранятся фотографии всех зарегистрированных жителей, эта база связана с нейросетью, на основе которой и работает система распознавания лиц. Таким образом, уличные камеры в автоматическом режиме могут отслеживать перемещение по городу любого человека.

Во многих торговых центрах перед входом установлены сканеры, которые распознают лица и идентифицируют личность посетителей. Чтобы проехать на автозаправочную станцию, человек должен просканировать свои права на специальном устройстве, только тогда шлагбаум открывается и можно заехать на АЗС.

Если человек значится в полицейской картотеке как подозрительный, система автоматически посылает предупреждение в полицейский участок. При этом подозрительными для полиции могут быть не только люди с криминальным прошлым. Это могут быть и активисты-правозащитники, и просто этнические уйгуры-мусульмане. Недавно агентство Bloomberg сообщало со ссылкой на источник, знакомый с проектом, что власти ввели в строй систему, оснащенную искусственным интеллектом, которая сама предупреждает полицию, если подозрительные личности отклоняются от своего привычного маршрута работа – дом более чем на 300 метров.

На каждый автомобиль, зарегистрированный в Синьцзяне, согласно распоряжению властей, устанавливаются специальные датчики геолокации. При этом машина с номерами из другого региона не может просто так въехать в город. Дорожные камеры заранее предупреждают о приближении к городу «чужой машины». Каждый въезд в крупные города Синьцзяна оборудован специальными КПП. Иногородние автомобили тщательно досматриваются, а у водителей и пассажиров проверяют документы и фотографируют их.

Полицейские ходят по улицам со специальными гаджетами. Это анализатор мобильного контента. Они могут остановить любого человека на улице и попросить его мобильный телефон. Мобильный подключают к этому гаджету, который самостоятельно, независимо от модели телефона, определяет наличие на нем запрещенного, политически чувствительного контента. Поэтому распространена практика, когда люди имеют два телефона: один держат дома, а с другим ходят по улице. С другой стороны, все мобильные номера регистрируются. Поэтому власти все равно знают, сколько у человека мобильных устройств.

В Синьцзяне жестко контролируется даже оборот кухонных ножей. Купить нож можно лишь при предъявлении удостоверения личности. Всех продавцов этой продукции обязали приобрести специальное дорогостоящее оборудование. Если человек покупает нож, то на лезвии лазером гравируется QR-код, который содержит полную информацию о покупателе. Только после этого нож дают в руки покупателю. Видимо, вспоминая резню в Куньмине, власти решили пойти и на такие крайние меры.

Под маской доктора

Абдул Карем Абдулайни более 40 лет не посещал врачей. Он живет в отдаленном горном селе в Синьцзяне, и добраться до городской больницы для него целое приключение. Но медработники пришли к нему сами. Измерили давление, сняли кардиограмму, сделали экспресс-анализ крови. Оказалось, что у пожилого уйгура повышен сахар. Скоро врачи придут к нему снова; если уровень глюкозы в крови не нормализуется, придется начинать лечение от диабета.

А Турсун Реджеп давно страдал от гипертонии, но к врачам обращался нечасто. Бесплатная диспансеризация показала, что у него коронарная болезнь и сердечная пневмония. Турсуна Реджепа сразу госпитализировали без лишних бюрократических формальностей. Через четыре дня пациенту стало уже гораздо лучше.

Подобные истории часто рассказывают официальные синьцзянские СМИ. Вовремя выявить серьезные заболевания помогла ежегодная бесплатная диспансеризация, которую власти проводят для всего населения Синьцзяна в возрасте от 12 до 65 лет. В тестовом режиме программу стали проводить в 2016 году. В 2017-м, согласно сообщению на сайте Госсовета КНР, диспансеризацию прошли 18,8 млн человек. При этом население всего региона – 21,8 млн человек. Власти уездов отчитываются, что «диспансеризация приходит к каждому жителю самых удаленных поселений на самых последних километрах». На массовое обследование в 2017 году было потрачено 1,5 млрд юаней.

Официально заявляется, что всеобщая диспансеризация проводится для раннего выявления и лечения заболеваний, повышения уровня здоровья населения и качества медицинских услуг в относительно бедном регионе, а также создания цифровых историй болезни населения. Цель, конечно, благородная. Но ведь Синьцзян не единственный относительно бедный регион Китая. Почему же «диспансеризация для всех» положена только жителям Синьцзяна?

Ответ на этот вопрос нашла организация Human Rights Watch. В декабре она опубликовала расследование, в котором сообщается, что во время бесплатных диспансеризаций у населения Синьцзяна собирают образцы ДНК, которые потом передаются правоохранительным органам. «Массовый сбор образцов ДНК – это само по себе серьезное нарушение прав человека. Еще хуже, что происходит это обманным путем под видом бесплатного медицинского обследования», – писала HRW.

В подтверждение своих опасений организация приводит документ: «Рабочие указания по точной регистрации и проверке населения автономного района (СУАР)». Документ, по данным HRW, выпущен руководящей группой по системе регистрации настоящего имени, управлению и обслуживанию населения. HRW ссылается на сайт администрации города Аксу, где был опубликован полный текст этого документа (сейчас страница, на которую была дана ссылка, уже не существует, причем она даже не отображается в кеше поисковых систем).

Зато был найден другой документ: «План реализации работы по точной регистрации и проверке населения уезда Инин» (тоже находится в Синьцзяне), опубликованный на сайте администрации уезда. В нем говорится, что основная цель программы – собрать и проверить данные о реальном количестве населения региона, собрать фотографии, отпечатки пальцев, сканы радужной оболочки глаз, данные о группе крови и ДНК у всего населения в возрасте от 12 до 65 лет. А для представителей фокус-групп и их родственников возрастные ограничения отсутствуют.

Все данные должны быть собраны воедино и привязаны к номеру удостоверения личности человека, чтобы создать электронную базу данных всего населения. За сбор биометрических данных (фотографии, отпечатки пальцев, сканы радужной оболочки), согласно документу, отвечают правоохранительные органы на местах. За сбор образцов ДНК отвечают работники на местах Госкомитета по делам здравоохранения и планового деторождения КНР. Массовый сбор образцов ДНК должен производиться в ходе всеобщей ежегодной бесплатной диспансеризации, говорится в документе.

На своем сайте HRW дает неофициальный перевод на английский язык «Рабочих указаний по точной регистрации и проверке населения автономного района (СУАР)». И хотя оригинал документа найти не удалось, текст найденного «Плана реализации работы по точной регистрации и проверке населения уезда Инин» практически полностью совпадает с текстом, который дает HRW. Поэтому можно сделать предположение, что документ, найденный правозащитниками, просто был удален с официальных сайтов администраций и все следы в интернете тщательно зачищены после того, как вышла резонансная публикация HRW.

Биослежка

Конечно, ежегодная диспансеризация – дело добровольное. Однако власти развернули масштабную кампанию, убеждая население в необходимости этого мероприятия. Причем делают это на редкость настойчиво. На местном телевидении регулярно выходят сюжеты о счастливых жителях деревень, которые прошли обследование, не потратив на это ни юаня, и вовремя выявили опасные заболевания. Люди оперативно получили высокотехнологичную медицинскую помощь, и это спасло им жизнь. При этом регулярно приводятся слова Си Цзиньпина, которые он произнес на Национальном конгрессе гигиены и здоровья в 2016 году, что «без здоровья всего народа невозможно построение общества средней зажиточности».

Что делают на диспансеризации? Согласно «Плану реализации процедур диспансеризации населения», в программу входит общий осмотр, аускультация (прослушивание внутренних органов с помощью стетоскопа), общий анализ крови и анализ на глюкозу, анализ мочи, ЭКГ, ультразвуковая диагностика печени, почек, поджелудочной железы, рентгенография органов грудной клетки. При этом пациентам ничего не сообщается о заборах образцов ДНК.

Чем грозит для человека тайный сбор его биоматериалов? Дело в том, что образцы ДНК – это, по сути, конфиденциальные личные данные человека. Их сбор без личного согласия нарушает фундаментальное право человека на телесную неприкосновенность, охрану жизни и здоровья. Использование таких данных должно быть строго регламентировано. Иначе они могут быть использованы для тотальной слежки над людьми, причем на генетическом уровне.

В процессе жизнедеятельности человек неизбежно оставляет свои генетические следы: например, слюну на посуде, волосы на одежде и на мебели и т.д. Таким образом можно идентифицировать и отслеживать места пребывания человека, его круг общения. Это возможно, даже если человек, например, кардинально изменил свою внешность, поскольку генетический код остается одинаковым всю жизнь. Более того, можно выявлять, отслеживать и оказывать давление на родственников искомого человека.

Прецеденты в Китае были. В прошлом году полицейские рапортовали о поимке серийного убийцы, который изнасиловал и убил более 11 женщин. Его не могли поймать много лет. А теперь с помощью технологий анализа ДНК на убийцу вышли через его дядю, у которого произвели забор биоматериала.

В уезде Цяньвэй в провинции Сычуань медработники ходили по школам, собирая образцы ДНК у всех учащихся мужского пола. Зачем это делалось, стало понятно через некоторое время. Таким образом полиции удалось раскрыть убийство двух владельцев магазина девятилетней давности – на преступников вышли через их младших дальних родственников, которые учатся в школе.

Китай обладает самой крупной в мире базой ДНК. Руководитель Центра экспертизы вещественных доказательств Министерства общественной безопасности КНР Лю Шо в своей статье в специальном ведомственном журнале «Технологии криминалистики» писал, что на 2016 год в базе данных китайской полиции 54 млн профилей ДНК. Для сравнения: в США этот банк данных насчитывает всего 13 млн профилей.

В планах китайской полиции к 2020 году довести этот показатель до 100 млн профилей. Это значит, что каждый год должно собираться столько же биоматериала, сколько в США собиралось в течение более 20 лет. Полиция с воодушевлением смотрит на поставленную задачу. «Банк данных ДНК стал оружием точного поражения, которое применяет полиция в расследовании и раскрытии преступлений» (DNA)», – пишет Лю Шо. На эти цели уже потрачен не один миллиард юаней.

С другой стороны, для китайской полиции нет никаких юридических преград в этом деле, что дает ей существенное преимущество по сравнению с иностранными коллегами. В США, например, образцы ДНК в большинстве штатов могут собираться лишь у осужденных за тяжкие преступления людей. В некоторых штатах, правда, есть послабление: сбор биоматериалов можно осуществлять и у подследственных.

В Китае статья 130 Уголовно-процессуального кодекса гласит: «Для определения конкретных обстоятельств, характера повреждений или физического состояния жертвы или подозреваемого может быть проведено медицинское обследование, собраны отпечатки пальцев, кровь, моча и другие биологические материалы. Если подозреваемый отказывается от процедуры, следователи в случае необходимости могут настаивать на проведении принудительных процедур. Осмотр и забор биоматериалов должен проводиться лицами того же пола, что и подозреваемый». Других разъяснений по этому вопросу Уголовный кодекс не дает.

В 2011 году Главное государственное управление КНР по контролю качества, инспекции и карантину совместно с Государственным комитетом по стандартизации Китая опубликовали для обсуждения проект документа «Технологии информационной безопасности – инструкции по защите персональных данных», разработанный Министерством промышленности и информатизации КНР. В них говорится, что обработку персональных данных нельзя проводить без согласия лица, которому они принадлежат, за исключением случаев, предусмотренных законодательством.

Документ не разъясняет, что это за случаи. Но в конце декабря 2017 года те же структуры выпустили «Технологии информационной безопасности – стандарты по защите персональных данных». Документ разработан Всекитайским техническим комитетом по стандартизации в сфере информационной безопасности и вступит в силу в мае 2018 года. В нем говорится, что собирать, использовать, передавать и обнародовать персональные данные, в том числе «деликатные» персональные данные, можно без согласия лица, которому они принадлежат, в случае, если эти действия напрямую связаны с государственной или общественной безопасностью, национальной обороной, общественным здравоохранением, важными общественными интересами, расследованием преступлений, вынесением приговора и его исполнением. Биологические материалы упоминаются в документе как «деликатные персональные данные», и данный пункт на них также распространяется.

Безусловно, иногда исследование образцов ДНК бывает необходимо для раскрытия преступлений. Однако практика показывает, что рутинный сбор и обработка биоматериалов не оправданы хотя бы по экономическим соображениям. Например, полиция Дацина (северо-восток КНР) собрала 340 тысяч образцов. Но это помогло раскрыть лишь 136 преступлений. По словам представителя полиции города, большинство преступлений совершается рецидивистами, поэтому собирать биоматериалы целесообразно лишь у определенной фокус-группы. Между тем власти Синьцзяна потратили более 60 млн юаней на закупку оборудования для обработки образцов ДНК. Зачем вкладываются такие деньги?

Любопытно, что программа бесплатной диспансеризации и, соответственно, массового сбора ДНК началась в 2016 году – именно тогда, когда на должность партийного секретаря Синьцзяна заступил Чэнь Цюаньго. Можно предположить, что Чэнь решил выстроить систему тотального контроля: физического, цифрового и даже генетического. Кстати, в фокус-группы, на которые не распространяются возрастные ограничения по сбору ДНК, входят мигранты, не имеющие прописки в Синьцзяне. Соединив материалы ДНК с другими большими данными, например с камер слежения или сканеров радужных оболочек, действительно можно создать всемогущее всевидящее око, которое знает подноготную каждого человека в городе.

Море данных

По свидетельствам очевидцев, жизнь в Синьцзяне сейчас напоминает пребывание на режимном объекте. Многочисленные отряды вооруженной полиции, КПП, похожие на блокпосты, поделенные на квадраты города, камеры слежения и сканеры. Конечно, большая масса радикально настроенного мусульманского населения Синьцзяна – серьезный источник нестабильности в стране. Это по-прежнему бедный регион с высоким уровнем безработицы.

Различные террористические организации, в том числе ИГ (запрещена в РФ), активно вербуют жителей Синьцзяна в свои ряды. Так что понять обеспокоенность властей можно. Но помогут ли решить проблему Синьцзяна сотни миллионов камер и сбор биоматериала у миллионов человек? Сможет ли система уследить за всеми? Не утонет ли полицейская машина в море big data?

Может быть, важен не сам тотальный контроль, а мысль, что Большой брат все время смотрит на тебя? Может, это и есть те самые моральные сдержки, которых, по мнению многих китайских исследователей, так не хватает современному обществу? По словам Софи Ричардсон, директора китайского отделения HRW, важно, чтобы люди знали, что они под постоянным контролем. Не важно при этом, смотрит на них полиция на самом деле или нет. Это будет подсознательное чувство, которое, конечно же, будет отражаться на их поведении и образе жизни.

Что будет с огромной исследовательской и производственной базой, когда система контроля полностью отстроится и наладится? Ценным опытом и знаниями можно поделиться. В Эквадоре уже спокойно. Китайская национальная импортно-экспортная корпорация электроники CEIEC распространила свою сеть на Лаос, Мьянму, Венесуэлу, Бразилию, Боливию, Перу. Кстати, единственное представительство компании в Европе находится в Москве.

Эквадор. Китай > СМИ, ИТ. Армия, полиция. Медицина > camonitor.com, 9 февраля 2018 > № 2490795 Леонид Ковачич


Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > trud.ru, 9 февраля 2018 > № 2490563 Владимир Жириновский

ЛДПР против сталинизма

Владимир Жириновский, член Госсовета РФ, лидер ЛДПР

Он был не лучшим за 100 лет правителем России, а худшим

Говорят, многие жители Волгограда хотели бы переименовать свой город обратно в Сталинград. ЛДПР поддерживает эту идею. Но не ради Сталина, а потому что не было никакой Волгоградской битвы — была Сталинградская. Под именем Сталинград город вошел в мировую историю. То есть вернуть ему имя следует в память о героизме наших солдат.

Что касается Сталина, то он был не лучшим за 100 лет правителем России, а худшим. Конечно, всегда можно прикрыться фразой: «В любую эпоху было хорошее и плохое». Но давайте сравнивать.

Какой ценой, к примеру, достались экономические успехи? Миллионы крестьян были лишены своей земли, ограблены, фактически ввергнуты в состояние крепостного рабства. «Великие стройки» осуществлялись за счет бесплатной рабочей силы зэков. А программы электрификации и индустриализации начали осуществляться еще при царе, но были прерваны из-за начала Первой мировой войны.

Успехи в науке? Да, но не благодаря Сталину, а скорее вопреки. Большевики с первых дней у власти репрессировали интеллигенцию и ученых. Именно по решению Сталина в СССР прекратили исследования генетики и кибернетики. Он счел это лженауками, которые нам навязывают, чтобы мы разорились на бесцельных исследованиях. Это его единоличное решение сказывается до сих пор! В производстве компьютеров мы отстаем на десятки лет.

Только в СССР и только при Сталине существовали «шарашки» — тюрьмы, через которые прошли десятки ученых с мировым именем. Сергей Королев, отправивший Юрия Гагарина в космос, величайшие авиаконструкторы Георгий Озеров и Андрей Туполев, изобретатель Лев Термен...

А сколько великих ученых были изгнаны из страны и свои знания применили на благо других государств? Выдающийся русский авиаконструктор Игорь Сикорский уехал в США. Один из изобретателей лампы накаливания физик Александр Лодыгин уехал в США. Разработчик искусственного интеллекта и создатель легендарной игры «Тетрис» Алексей Пажитнов уехал в США. Русских ученых, сделавших огромное количество ценнейших открытий, за границей — сотни и даже тысячи!

Кстати, что такое сегодня американский университет? Это русские преподаватели и китайские студенты!

Еще одна заслуга, которую некоторые любят приписывать Сталину, — победа в Великой Отечественной. Это вообще миф. Наоборот, из-за Сталина мы оказались практически не готовы к войне. Его все предупреждали, что Гитлер планирует нападение летом 1941 года, подготовка немцев у самой границы была почти неприкрытой. И тем не менее он Гитлеру верил, а своей разведке — нет. В итоге 22 июня был так шокирован, что потерял голос. А когда к нему приехали соратники, Сталин был уверен, что его арестуют.

Народ так ненавидел эту власть, что сотни тысяч добровольно сдавались в плен и даже помогали фашистам, лишь бы сбросить ненавистных большевиков.

Ход войны удалось переломить только чудом, благодаря огромному мужеству рядовых граждан, солдат, офицеров, которые жертвовали собой, проявляли невиданный героизм. А в это время заградотряды стреляли в спину своим, чтобы те не отступали. А ведь порой воевать приходилось без оружия: в начале войны солдатам давали одну винтовку на троих. Дескать, будете подбирать оружие с погибших товарищей...

Вот каким великим военачальником был Сталин. Это победа не умом, а ценой миллионов жизней.

Главное же, о чем мы вспоминаем, говоря о Сталине, — это репрессии. Важно понимать, что репрессии — не «ошибка», а фундамент сталинского режима. Вся страна жила в страхе, потому что любое свободомыслие или неповиновение жестоко каралось. Люди по ночам прислушивались, кто подъезжает к их дому, потому что черный воронок мог пожаловать за анекдот на кухне, за «неправильных» родственников, за разговоры с иностранцем, по любому анонимному доносу. И люди радовались, когда ночной топот сапог по коридору заканчивался у двери соседа, а не у их собственной...

После смерти Сталина даже его соратники-однопартийцы (!) признали зверства, за которые он ответственен. А сегодня его пытаются защищать люди, которые не жили ни дня при его правлении, не имеют представления о миллионах трагедий, разыгравшихся из-за Сталина в семьях простых граждан.

Никогда в России не должен вернуться режим, подобный сталинскому. Это было крайне жестокое и бессмысленное испытание для нашего народа.

Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > trud.ru, 9 февраля 2018 > № 2490563 Владимир Жириновский


Россия. Китай > Внешэкономсвязи, политика > trud.ru, 9 февраля 2018 > № 2490553 Ли Хуэй

Начало нового Великого похода в новую эпоху, ведущего к «китайской мечте»

Поздравление посла КНР в России Ли Хуэя по случаю праздника весны

В преддверии праздника весны 2018 года я от лица всех сотрудников посольства Китая в России поздравляю народы двух стран с наступающим праздником и выражаю наши наилучшие пожелания!

Ушедший 2017 год имеет важное и глубокое значение для Компартии Китая, Китая и китайской нации. В этом году народы всей страны тесно сплотились вокруг ЦК КПК во главе с товарищем Си Цзиньпином, упорно и смело двигались вперед, преодолевая различные трудности, стремились идти к грандиозной цели осуществления великого возрождения китайской нации. В 2017-м успешно прошел XIX съезд КПК, на котором был определен величественный план решающей победы в деле полного построения среднезажиточного общества и всестороннего построения модернизованной социалистической державы. Это вызвало у всего общества небывалую активность и энтузиазм продвижения вперед.

В том же году мы успешно провели первый Форум на высоком уровне по международному сотрудничеству в рамках «Одного пояса и одного пути». Строительство «Одного пояса и одного пути» превращается из концепции в реальные действия, инициативы переводятся в плоскость реализации. Скорость и результаты этого процесса удивили весь мир. В 2017 году в городе Сямэнь удачно состоялась встреча лидеров стран БРИКС, которая открыла второе «золотое десятилетие» сотрудничества между странами БРИКС. Китайская инициатива указала направление и путь развития механизма БРИКС. В том году был запущен первый китайский грузовой космический корабль «Тяньчжоу-1» и впервые была осуществлена его заправка топливом на орбите. В 2017-м китайский народ торжественно отметил 90-летие образования НОАК и 20-ю годовщину возвращения Сянгана в лоно Родины. Эти важные события позволяют нам глубоко осознать, что наша великая Родина является нашей самой надежной опорой.

Вспоминая 2017 год, отметим, что китайско-российские отношения продолжают оставаться на высоком уровне. За год председатель КНР Си Цзиньпин и президент РФ Владимир Путин провели пять встреч, четко изложили основы китайско-российских отношений нового типа, определили коренное направление дальнейшего укрепления и развития китайско-российских отношений всестороннего и стратегического взаимодействия и партнерства. Премьеры двух стран обменялись визитами. Руководители законодательных учреждений Китая и России сохраняли институциональные контакты.

С высокой эффективностью действуют механизмы сотрудничества на уровне заместителя премьера в сферах инвестиций, энергических ресурсов, торговли и экономики, регионов и правоохранительной безопасности. Китай и Евразийская экономическая комиссия, по сути, завершили переговоры по соглашениям о торгово-экономическом сотрудничестве. Сотрудничество по сопряжению строительства «Одного пояса и одного пути» и Евразийского экономического союза добилось первоначальных результатов. В 2017 году торговое сотрудничество между Китаем и Россией развивалось вопреки преобладающим тенденциям. Непрерывно поступали новости об успехах сотрудничества между двумя странами по большим проектам. Объединенная компания «РУСАЛ» в Китае дважды выпустила облигации «панда-бонды».

Гуманитарные обмены и обмены между народами двух стран проводились по-разному. Мы торжественно отметили 20-летие образования Китайско-российского комитета дружбы, мира и развития и 60-ю годовщину создания Общества российско-китайской дружбы. В том же году плодотворно завершили свою работу Годы обменов между СМИ Китая и России. Открылся первый совместный китайско-российский университет — университет МГУ-ППИ в Шэньчжэне. Непрерывно идут гуманитарные обмены в разных областях между двумя странами.

2018-й — это первый год всестороннего претворения в жизнь духа XIX съезда КПК и 40-я годовщина проведения политики открытости и реформ. В этом году всесторонне и глубоко продвигается планирование 13-й пятилетки и развертывания дипломатии великой державы с китайской спецификой. В этом году Китай будет проводить четыре дипломатических мероприятия на своей территории, а именно: Азиатский форум в Боао, саммит Шанхайской организации сотрудничества, Форум сотрудничества Китай — Африка и первую Китайскую международную выставку импортных товаров и услуг. Эти мероприятия будут открывать новую страницу сотрудничества и обоюдного выигрыша между Китаем и разными странами мира.

2018-й — важный год для китайско-российских отношений продолжительного и углубленного развития. В этом году руководители нашей страны будут наносить визиты в Россию и принимать участие во многих важных мероприятиях в рамках двухсторонних и многосторонних механизмов. Мы также дадим старт Годам сотрудничества между регионами Китая и России, с тем чтобы продолжать хорошую традицию взаимного проведения годов национального уровня. Это будет в дальнейшем обогащать содержание китайско-российских отношений всестороннего и стратегического взаимодействия и партнерства, позволит ухватиться за новые возможности, использовать дивиденды и влить новую движущую силу в китайско-российские отношения.

В 2018 году дипломатия великой державы с китайской спецификой в новую эпоху более дальновидно, более откровенно и спокойно предложит китайский ум и программу всему миру и всему человечеству. Мы будем активно реализовать идеи Си Цзиньпина о социализме с китайской спецификой в новую эпоху и концепцию дипломатии великой державы с китайской спецификой, создавать благоприятную внешнюю среду, обеспечивать продолжительное сохранение китайско-российских отношений всестороннего и стратегического взаимодействия и партнерства на высоком уровне, для того чтобы плоды взаимовыгодного сотрудничества между Китаем и Россией в большей степени использовали две страны и их народы, предоставлять надежную гарантию осуществлению китайской мечты о великом возрождении китайской нации, вносить позитивный вклад в продолжительный мир и развитие всего мира.

Давайте совместно пожелаем Китаю и России дальнейшего процветания и могущества, а народам двух стран — большого счастья и крепкого здоровья!

Россия. Китай > Внешэкономсвязи, политика > trud.ru, 9 февраля 2018 > № 2490553 Ли Хуэй


Россия > Транспорт > mintrans.ru, 8 февраля 2018 > № 2506685 Максим Соколов

Интервью заместителя Министра транспорта РФ Александра Юрчика газете «Транспорт России»

В русле мировых трендов

Главная функция российской гражданской авиации – социальная.

Гражданской авиации России 95 лет! «ТР» поздравляет с профессиональным праздником – Днем гражданской авиации – всех, кто причастен к полетам – от пилотов, диспетчеров до преподавателей летных училищ и специалистов–ремонтников. Отдельный поклон ветеранам отрасли за мужество, стойкость, самоотверженный труд!

О сегодняшнем и завтрашнем дне гражданской авиации размышляет заместитель Министра транспорта РФ Александр ЮРЧИК.

– Александр Алексеевич, примите поздравления в связи с вашим назначением на ответственную должность заместителя министра транспорта Российской Федерации.

– Спасибо. Позволю себе поздравить все авиасообщество России с большой и значимой датой и пожелать коллегам здоровья, оптимизма, достатка и профессионального задора…

– Гражданскую авиацию вы знаете не понаслышке. За плечами опыт работы в Федеральном агентстве воздушного транспорта в качестве руководителя. Какие основные тренды существуют, на ваш взгляд, в развитии гражданской авиации в последние годы?

– Тема интересная. Тренды или тенденции в авиации не являются национальной спецификой. Развитие идет в общемировом русле. И здесь я могу абсолютно точно сказать, что гражданская авиация динамично и последовательно развивается. Случаются небольшие просадки, не такие глубокие, как в других отраслях, но общий тренд явно указывает на то, что доля авиаперевозок в транспортном сегменте экономики увеличивается год от года. Например, расчеты ИАТА указывают – к 2035 году мировые объемы ежегодных авиаперевозок увеличатся в два раза и достигнут 7,5 млрд человек. То есть сравняются с населением планеты.

И на это есть причины. Одна из основных – экономическая. За последние 20 лет средняя стоимость авиаперевозок уменьшилась на 60%. Это еще один тренд. Он отмечается и в России. Для иллюстрации, за последний год средний авиатариф у нас снизился на 4–4,2%.

– Тем не менее нередко мы слышим, что стоимость авиабилета в России непомерно высока…

– Разговоры о дороговизне авиаперевозок – это устойчивый миф. Да, случаются кризисные периоды, когда в процессе общеэкономической турбулентности «проседает» рубль. При этом резко, но не пропорционально поднимаются цены на международные перевозки. К тому же у нас огромная валютная составляющая и во внутренних перевозках.

Согласен и с тем, что далеко не все социальные группы россиян могут позволить себе регулярные перелеты. Но давайте зададимся вопросом: это упрек к авиаотрасли или к уровню доходов населения? Немаловажно и то, что российская гражданская авиация открыто конкурирует на международном рынке. И конкурирует успешно. По сервисному обеспечению полетов наши эксплуатанты пока уступают разве что ближневосточным авиакомпаниям. Не случайно Аэрофлот получил приз английского рейтингового агентства (Skytrax – главный в мире оценщик качества авиационного сервиса. – Прим. ред.), а также высший рейтинг американской авиационной ассоциации APEX. А что, другие отечественные авиакомпании хуже Аэрофлота? Нет, они успешно с ним конкурируют.

Почему я говорю об этом? Мы работаем на открытом рынке. Тарифы эксплуатантов выстраиваются на основе мирового рыночного механизма – спроса и предложения. Но есть и другие рыночные факторы, определяющие ценовую политику. Они объединены понятием «себестоимость». Основные из них – стоимость владения воздушным судном, зарплаты персоналу, аэропортовые и аэронавигационные сборы и стоимость ГСМ. Значительная часть этого перечня привязана к доллару. Скажем, даже предлагая авиакомпаниям воздушные суда отечественного производства, наши финансовые институты определяют стоимость лизинговых контрактов в долларах, считая, что это более надежно и стабильно. Все лизинговые контракты на приобретение зарубежных воздушных судов оплачиваются в валюте США. Зарплаты кабинного персонала также зачастую конкурентны мировым. В противном случае это чревато утечкой специалистов за рубеж. Растет и стоимость авиатоплива. Причем с нашей, российской спецификой – когда мировые цены на ГСМ поднимаются, наши производители следуют этому курсу, но если стоимость авиакеросина на мировых биржах проседает – отечественные тарифы остаются незыблемыми. Все это сильно бьет по эксплуатантам. Отсюда риторический вопрос: имеются ли экономические основания у нас с вами ожидать, что себестоимость перевозок и, следовательно, тарифы в ожидаемой перспективе снизятся? Казалось бы, ситуация патовая. Но мы находим решения.

– Догадываюсь, что речь пойдет о господдержке авиаотрасли…

– Об этом чуть позже. А пока об очень перспективном механизме снижения ценовой нагрузки на потребителей авиауслуг – лоукосте. Сейчас в этом сегменте активно работает «дочка» Аэрофлота – авиакомпания «Победа». Остальные эксплуатанты присматриваются к этой нишевой возможности. Ряд из них используют элементы лоукост–технологий. Это говорит о том, что авиакомпании ищут возможности снижения себестоимости перевозок за счет внутренних резервов для того, чтобы сохранить конкурентность цен для своих пассажиров. В условиях не очень высокого покупательского спроса населения этот процесс очень актуален. Кстати, именно кризис и санкции подстегнули авиапредприятия пристальнее присмотреться к этой модели. Перелеты по низким ценам в данный период самое то. Правда, сервис в данном сегменте, прямо скажем, ненавязчивый, но достаточный для недлительных перелетов. Предложение пока единственного у нас низкобюджетного перевозчика оказалось весьма востребованным. «Победа» по итогам 10 месяцев 2017 года стала седьмой российской авиакомпанией по числу перевезенных пассажиров. При этом порядка 12% из них полетели впервые. Предполагается, что в 2022 году пассажиропоток компании достигнет 16 млн человек. Также прогнозируется, что парк лоукостера, насчитывающий сегодня двенадцать B–737, вырастет более чем в 3,5 раза – до 45 самолетов. Чем не пример решения ценового вопроса за счет внутренних резервов.

Непомерные ценовые скачки, тем более необоснованные, у нас невозможны, поскольку система тарификации выстроена очень четко. Да и высокая конкуренция не позволяет эксплуатантам проявлять чрезмерные аппетиты. Никто не хочет терять пассажиров. Поэтому даже в самые нелегкие периоды экономических потрясений пассажиропоток в стране рос, и чаще всего значительно. Исключение – 2016 год, когда произошло снижение на величину допустимой погрешности. Замечу: это было спровоцировано событиями (общемировой экономический кризис, санкции, потеря рынков Египта, Турции, Украины), любое из которых могло привести к банкротству авиаотрасли самой развитой державы. Это говорит о том, что система управления гражданским авиатранспортным сегментом в стране выстроена в целом правильно.

– Не кажется ли вам, что появлению новых лоукостеров не способствует в том числе не всегда приемлемая для такого механизма тарифная политика аэропортов?

– Аэропорт по своей сути является естественной монополией. Мы сознательно зафиксировали это в нашем законодательстве. Тарифы в регулируемом секторе услуг воздушных гаваней контролируются. Любое повышение тарифов здесь согласовывается с ФАС. Но, с другой стороны, аэропорты возводят новые терминалы, развиваются. Правда, отмечу, любое повышение тарифов здесь должно быть обоснованно.

Лоукостеров не случайно называют бюджетными перевозчиками. Следовательно, и аэропортовые сборы им желательны более мягкие, на что аэропорты, подстегиваемые иногда базовыми авиакомпаниями, идут не всегда. Тем не менее я вижу иную причину неактивного развития лоукост–перевозок. У нас нет альтернативных аэропортов, а значит, нет должной конкуренции в этом сегменте. В Европе они есть.

– Определенный опыт создания альтернативной аэропортовой сети можно почерпнуть из практики развития ФКП «Аэропорты Севера».

– Это так. Разумеется, для такой большой страны, как Россия, действующая аэропортовая сеть далека от оптимальной. И при дальнейшем ее расширении нельзя будет забывать о том, что воздушные гавани – не только коммерческие предприятия. Они еще выполняют и важную социальную функцию. И мы должны в своей перспективной модели развития это учитывать. Не может государство оставлять без внимания даже сотню–другую граждан, отрезанных от Большой земли за неимением альтернативных видов транспорта. И мы уже более десяти лет практикуем поддержку заведомо нерентабельных аэропортов на Дальнем Востоке, объединяя их в расширяющуюся сеть федеральных казенных предприятий.

Сейчас мы готовим предложения в госпрограмму развития транспортной системы страны, которую правительство предполагает продлить на несколько лет. И во многом они будут касаться тех самых аэропортов Дальнего Востока, северных районов страны, где социальная функция особенно востребована.

– Как вы сказали, авиакомпании ищут своего пассажира. А как обстоят дела с процессом поиска аэропортами авиакомпаний – хороших и разных? Скажем, представители авиации общего назначения не всегда здесь желанные клиенты. Способствует ли полноправной интеграции АОН в структуру гражданской авиации работа Комиссии при Президенте РФ по вопросам развития авиации общего назначения?

– Ваш покорный слуга – ответственный секретарь этой комиссии. Изложу свое видение проблемы. АОН у нас небольшой сегмент. Но владельцы воздушных судов вполне состоятельные, сложившиеся и активные люди, яркие, интересные личности и безмерно любящие авиацию. Они – большое благо для авиации. И важно, чтобы мы воспринимали их не как досаждающую и причиняющую головную боль проблему, а как представителей важного и нужного авиасегмента. Именно так мы их и воспринимаем. Потому и существует комиссия, возглавляемая помощником президента Игорем Левитиным. И я намерен далее продолжать работу в этой комиссии, потому что АОН нужно развивать, нужно двигать. Надо понимать, что это огромный, перспективный и очень важный сектор экономики.

Исторически российская авиация развивалась иначе, нежели европейская и американская. Там развитие начиналось от небольших частных компаний. Затем возникли большие перевозчики, но малая авиация не зачахла. У нас активное развитие гражданская авиация получила в советский период. Это была государственная задача, грамотно поставленная и качественно реализованная. Создавались сразу крупные структуры при практическом отсутствии небольших частных авиапредприятий. Во многом это определялось отношением к собственности. А потому не было и соответствующих традиций малой авиации. Как результат появился Аэрофлот – самая крупная на тот период в мире авиакомпания. И низкий поклон ветеранам, которые смогли вывести нашу страну на передовые рубежи гражданской авиации.

Важно и то, что вся инфраструктура, включая аэропортовую, была выстроена под крупные авиакомпании, большие перевозки и объемы. Да, были малые аэропорты в небольших населенных пунктах, где летала так называемая малая авиация. Но это была, опять же, социально выстроенная сеть Аэрофлота. Сейчас стоит задача каким–то образом дать возможность людям реализовать свой интерес к авиации, работать и развиваться здесь.

Важную роль в ее решении играет нормотворчество. Совсем недавно мы пришли к выводу, что необходимо создать систему норм, правил, законов, которые позволят АОН при соблюдении определенных требований заняться коммерцией. Этот сектор должен быть интегрирован в цивилизованный рынок. То есть предполагается создать целый класс среднего и малого предпринимательства в авиатранспортном сегменте. В настоящий момент предстоит непростая и кропотливая работа по созданию соответствующих федеральных авиационных правил – выполнение коммерческих перевозок малыми воздушными судами. Предполагается определить несколько ступеней допуска к выполнению работ. От простейших – картография, облеты трубопроводов – до перевозок пассажиров. Необходимо определить новые специфические для частной авиации подходы, которые будут способствовать развитию АОН и обеспечивать дисциплину и, соответственно, безопасность полетов малой воздушной техники, включая дирижабли и другие воздухоплавательные аппараты. Важно найти баланс между требованиями и ответственностью, возможностью и желанием. Важно, чтобы требования авиационных властей не стали запретительными, дабы не задушить бизнес в зародыше.

Здесь должно быть двустороннее движение. Эксплуатантам АОН также необходимо скорректировать свои принципы. Приоритетом должна быть не выгода, а обеспечение безопасности полетов. Это один из основных принципов авиации. Именно он будет заложен в основу развития малых коммерческих авиапредприятий.

– Когда же коммерциализация деятельности АОН будет узаконена?

– Мы предполагаем за год–полтора выпустить нормативные документы. Думаю, к 2020 году механизм должен активно заработать и дать серьезный толчок для развития АОН. Кстати, это станет сигналом и для аэропортов, у которых появятся смысл активизировать работу в этом направлении и желание видеть в малой авиации значимую клиентскую сеть. Это произойдет не по указке, директивному решению, а из рыночных соображений.

– Есть еще одна болезненная проблема – беспилотники.

– Развитие этого направления сравнимо со взрывом, который наблюдается на рынке компьютерной техники. Беспилотные технологии активно завоевывают пространство транспортного сегмента экономики. Этот лавинообразный тренд отмечается во всем мире. Применительно к авиации – это сегмент АОН. Создавать для беспилотников отдельные трассы, зоны полетов считаю непродуктивным и бесперспективным. Абсолютно ясно, что пилотируемая и беспилотная авиация будет поначалу сосуществовать. Но затем беспилотные технологии окажутся вне конкуренции.

Следовательно, нам нужно быть готовыми к такому развитию событий, разрабатывать соответствующие правила. Пока этот рынок малоуправляемый и в какой–то степени анархичный. Универсальность беспилотников позволяет применять их в том числе и в противоправных акциях. В этой проблеме фокусируются такие факторы, как гражданское понимание вероятных рисков, бизнес–интересы владельцев БЛА и правовая ответственность за несоблюдение установленных норм и правил. Здесь также необходимо соблюдение баланса. Пока универсального решения не найдено нигде в мире. Среди основных задач, снижающих уровень риска применения беспилотников в неправовом поле, – идентификация воздушного судна, ее владельца и лица, ответственного за возможно причиненный беспилотником ущерб. Решение одно – регистрационный механизм. Но он станет работать лишь в том случае, если владельцы БЛА придут к пониманию, что законопослушание выгодно. Именно такое представление должна культивировать в сознании наших граждан создаваемая в этом сегменте нормативно–правовая конструкция. При ее формировании нужно соблюсти два принципа: не переступить грань и создавать условия. Также экспертами вырабатываются технические условия безопасных полетов беспилотников. Уже сегодня надо знать, какой механизм взаимодействия с беспилотными технологиями будет выстраиваться у служб аэронавигации, аэропортовых комплексов и многих других структур. Новые вызовы требуют новых взглядов, подходов, иной психологии.

– Ранее вы отметили, что наша система управления гражданским авиатранспортным сегментом оптимальна. Между тем есть эксперты, считающие, что Минтранс и Росавиация зачастую дублируют друг друга, и это не всегда эффективно.

– Основной орган, который формирует госполитику в отрасли, – это Министерство транспорта РФ. Кстати, часто даже в экспертной среде проскальзывает непонимание структуры управления транспортным блоком. Так вот, об основной функции Минтранса уже сказано. Существует подведомственное ему Федеральное агентство воздушного транспорта (Росавиация), которое является своего рода исполнительным органом, но не является авиационной властью. Росавиация наделена определенным функционалом, оказывает в рамках своих полномочий госуслуги, управляет имуществом, реализует меры в области безопасности полетов, авиационной безопасности и т. д. Агентство также активно участвует в формировании предложений, нацеленных на развитие авиатранспортного сегмента, которые учитываются при совершенствовании Минтрансом значимых направлений поступательного движения авиаотрасли.

Прошлогодние показатели тому свидетельство. Российскими авиакомпаниями перевезены 105 млн пассажиров. Больше, чем перевозилось в Советском Союзе, где была самая крупная в мире авиакомпания – Аэрофлот. Это важный показатель, который говорит о том, что мы смогли адаптировать отрасль к новым рыночным условиям.

Международные перевозки возросли до 42,5 млн пассажиров (30%), внутренние – на 11% и достигли отметки 62,5 млн человек. Чем интересны эти цифры? До недавних пор объем международных пассажироперевозок у нас превышал внутренний. Такая диспропорция указывала на то, что доступ к авиауслугам имела небольшая доля высокообеспеченных граждан. А полеты для рядовых россиян были просто роскошью. О доступных даже для среднеобеспеченного пассажира тарифах, скажем, из Владивостока к Черному морю, можно было только мечтать.

Подобная ситуация не могла устраивать руководство страны и отрасли. Активный поиск привел к оптимальным на тот период решениям. Были запущены сразу несколько программ поддержки и развития внутренней авиасети, выстраивались условия увеличения авиаподвижности населения на внутренних маршрутах. И вот результат. Не это ли объективный показатель эффективности управления?

– Кстати, о механизме, обеспечивающем доступность полетов для населения. Нуждаются ли в корректировке программы субсидирования?

– Нуждаются. У нас работали несколько программ субсидирования полетов и развития маршрутной сети. Сейчас мы выходим на понимание, что эти ресурсы надо консолидировать. Тогда субсидирование обретет большую маневренность. С этого года, не отменяя ни одну из действующих программ, мы объединили их в единый комплекс. При этом число маршрутов по сравнению с прошлым годом традиционно увеличилось. В рамках не очень больших средств мы получаем большую возможность маневра ими. Если одна из программ становится более востребованной, ее можно расширить за счет менее интересной пассажирам. Нам также необходимо выработать единые подходы к субсидированию, которые исключили бы местечковое лоббирование, а базировались на социальных принципах. Механизм субсидирования должен стать более универсальным. Хочу при этом заверить, что приоритетное внимание будет уделяться Дальнему Востоку и Сибири, северным территориям. Словом, совершенствование программ субсидирования идет и будет продолжаться.

– Все еще случаются ситуации, связанные с банкротством авиакомпаний, что весьма болезненно отражается на пассажирах. Минтрансом разработан и реализуется план мероприятий по повышению контроля за деятельностью авиакомпаний. Какие еще меры организационного характера, на ваш взгляд, следует принять, чтобы исключить рецидивы ситуаций, аналогичных произошедшей с«ВИМ–Авиа»?

– Авиакомпании – коммерческие предприятия, работают в рыночных условиях, а значит, не застрахованы от банкротств. Наша задача выявлять предкризисные ситуации. Механизм, позволяющий решать эту проблему, предусмотрен упомянутым планом мероприятий, который одобрен Правительственной комиссией по транспорту.

Планом предусмотрено введение процедуры ограничения действия сертификата эксплуатанта в случае ухудшения основных финансово–экономических и технологических показателей деятельности авиаперевозчиков и системы управления деятельностью, влияющих на безопасность полетов, права потребителей. Расширены основания для принятия решений о приостановлении действия или аннулировании сертификата эксплуатанта.

Также приказом Минтранса России внесены изменения в ФАП. В частности, для оценки финансово–экономического состояния эксплуатантов им надлежит ежемесячно, до истечения 35 дней, следующих за отчетным месяцем, предоставлять в Росавиацию данные бухгалтерской отчетности и соответствующую статистическую информацию. В перечень этих данных входят: показатели чистого оборотного капитала, периода оборота (погашения) кредиторской задолженности, наличия или недостаточности финансовых ресурсов обеспечения текущей деятельности, стоимости чистых активов, а также суммы кредиторской задолженности, в том числе по оплате труда, аренде, лизингу воздушных судов, авиаГСМ, техническому, аэропортовому обслуживанию и ремонту воздушных судов.

Кроме того, с учетом анализа ситуации, сложившейся с «ВИМ–Авиа», внесены изменения, предусматривающие поэтапное введение ограничений при неудовлетворительном финансово–экономическом состоянии авиакомпании. Среди настораживающих индикаторов – наличие просроченной задолженности по итогам двух месяцев подряд по заработной плате, более 20% рейсов (от общего числа выполненных в течение календарного месяца), выполненных с задержкой более 2 часов либо отмененных. В таком случае предусмотрено введение в сертификат эксплуатанта ограничений. Если же неудовлетворительная деятельность эксплуатанта продлится более двух кварталов подряд, то действие его сертификата приостанавливается.

Также уделяем большое внимание разработке мер, позволяющих авиаперевозчику осуществлять вывоз пассажиров, заключивших с ним договор воздушной перевозки, в случае введения ограничений в сертификат эксплуатанта данного перевозчика.

В заключение хотел бы отметить, что работники авиационной отрасли показали слаженную и четкую работу, обеспечив безопасные полеты не только на территории России, но и за ее пределами и достигнув рекордных показателей.

Еще раз хочу поздравить коллег с профессиональным праздником и пожелать крепкого здоровья, душевной гармонии, благополучия, новых открытий, блестящих перспектив и дальнейших успехов в укреплении позиций гражданской авиации нашей страны.

Беседу вел

Шамиль БАЙБЕКОВ

Россия > Транспорт > mintrans.ru, 8 февраля 2018 > № 2506685 Максим Соколов


Россия > Образование, наука > ras.ru, 8 февраля 2018 > № 2502272 Андрей Фурсенко

Андрей Фурсенко: альтернативы академии наук в России нет

8 февраля в России отмечается День российской науки. В этот день президент РФ Владимир Путин запланировал целый ряд мероприятий, призванных показать внимание государства к проблемам научного сообщества, включая посещение новосибирского Академгородка и заседание президентского Совета по науке и образованию.

Накануне этих событий помощник президента Андрей Фурсенко, курирующий вопросы развития научной деятельности, рассказал в интервью ТАСС о том, как он видит ситуацию в науке и в Российской академии наук, когда могут быть внесены изменения в статус РАН, в каких областях российские ученые на равных конкурируют с иностранными учеными и почему "золотой век" отечественной науки был не во времена СССР, а, возможно, только начинается.

— В последний месяц стала активно обсуждаться тема изменения статуса РАН. Новый президент академии, по его словам, заручился в этом поддержкой президента, сказал, что сделано это будет в два этапа и не за годы, а за месяцы. В результате статус РАН должен стать более высоким. Не означает ли это ревизии той реформы Российской академии наук, которая шла с 2013 года? Государство прислушалось к той части ученого сообщества, которое говорило, что науку после этой реформы фактически поставили под контроль финансистов и чиновников?

— Это означает не ревизию, это означает дальнейшее развитие этой реформы. Никто не ставил науку под контроль. Под контроль поставили лишь вопросы хозяйственного управления и финансовой дисциплины, которые передали в более привычные к этому руки. Но базовая идея реформы остается: мы должны перейти к управлению и контролю не процессов, а результатов. Это для всех нас очень важно. И, кстати говоря, в полной мере это понимает и новое руководство академии наук. Очень важно, что оно сосредотачивается не только на статусных вещах (хотя и статус очень важен), а уделяет больше внимания корневым вопросам и проблемам, связанным с решением качественно новых задач, стоящих перед страной. Эти задачи описаны в Стратегии научно-технологического развития, которую мы разрабатывали вместе с РАН и которую президент утвердил в 2016 году. Мы должны ориентироваться на глобальные — как в плане географическом, так и в плане значимости — вызовы, которые стоят перед страной и перед человечеством в целом. Причем не только сегодняшние, но и завтрашние. И наука должна быть ориентирована именно на это. На поиск ответов на проблемы и поиск путей реализации возможностей, которые в сегодняшней логике, в сегодняшней парадигме не решаются.

Поэтому изменения, которые позволят президиуму РАН получить больше полномочий для реализации функций управления научным процессом, должны быть сделаны в достаточно короткие сроки.

Но изменение статуса самой академии — юридически сложный вопрос. Академия точно не хочет быть органом федеральной исполнительной власти, условно, быть приравненной к министерству. Категорически не хочет. Потому что это означает очень сильное изменение системы работы. Они теряют коллегиальность, потому что орган исполнительной власти по определению должен быть жестко структурирован с точки зрения подчиненности. С другой стороны, Академия не хочет быть общественной организацией. РАН считает принципиально важным быть государственной академией. Это традиция. И в этом плане найти или придумать правильную форму — не так просто. Для Академии сохранение системы публичного, общественного управления, когда президиум принимает решения по ключевым вопросам, вопрос принципиальный. Это не ученый совет при руководителе министерства.

Базовая идея реформы остается: мы должны перейти к управлению и контролю не процессов, а результатов

Хочу подчеркнуть, никакой альтернативы академии как ведущему не только экспертному органу, но органу, который бы формулировал такие глобальные, масштабные предложения, в России нет. Можно сколько угодно предъявлять претензии к Академии и ее конкретным членам. Но президент всегда понимал: другого высокого места концентрации квалифицированных, ярких и талантливых людей в науке в России нет и в обозримом будущем не будет.

— Альтернативы нет, но какой дальнейший путь развития?

— Академия отошла от позиции конфронтации с властью, сегодня это позиция и Александра Михайловича Сергеева (новый президент РАН — прим. ТАСС), и его команды. Наоборот, они говорят: "Мы хотим и мы считаем, что мы должны быть полезны, и мы хотим реализовать все свои возможности". Я знаю, что они вместе с ФАНО сейчас предложили по-другому подойти к оценке и институтов, и работы, которая выполняется в рамках госзадания, то есть оценивать результат, смотреть, насколько работа результативна. И в этом плане у них полное взаимопонимание и единодушие. ФАНО готово реализовать все эти предложения и идеи РАН, оно не хочет брать на себя решение научных проблем. Потому что оно понимает, что решение должно исходить от ученых. Но это должны быть решения, позволяющие изменить научный ландшафт. И не только научный. Поэтому Академия должна получить дополнительные права, но эти права должны быть получены не для того, чтобы оставить все, как есть. Как мне кажется, РАН это понимает и делает первые шаги.

Академия провела анализ эффективности работы академических институтов (впервые за все время) и очень жестко подошла к оценке. И результатом стало то, что примерно четверть институтов попала в так называемую первую категорию: научные институты мирового уровня. Столько же попали в третью категорию: институты, которым требуются существенная реорганизация. Оставшиеся (а это почти половина) — это институты, которым есть что менять и есть куда стремиться.

И такая жесткая оценка, проведенная академической комиссией, и последующее обсуждение на президиуме показывают, что РАН готова взять на себя ответственность за науку.

— В течение каких временных рамок, как вы считаете, все эти решения, связанные с увеличением полномочий президиума, и последующие, связанные с новой организационной формой, будут приняты?

— Я думаю, что первый этап можно реализовать в течение весенней думской сессии. Это изменения в закон, какие-то вещи можно сделать без закона, подзаконными актами. И, насколько я понимаю, президент готов даже внести поправки от своего имени, не дожидаясь инициативы правительства или депутатов Госдумы. У администрации президента совместно с РАН есть поручение проработать этот вопрос и дать свои предложения.

— Вы уже упомянули о стратегии научно-технологического развития. Новый президент РАН говорил, что она должна стать основой долгосрочной научной работы. Что происходит в этом направлении?

— Я думаю, что работа ведется достаточно активно. И практически все вещи, которые сегодня делаются в научной сфере, так или иначе опираются на идеи, которые были высказаны в стратегии. В чем главный смысл стратегии? Она с самого начала была ориентирована на то, что наука должна отвечать на большие вызовы, которые связаны не с узкокорпоративным интересом, а с задачами, стоящими перед обществом и перед государством. С принятием стратегии была принята другая идеология и другой подход. Мы должны оценить, какие ключевые проблемы стоят даже не перед страной, а перед человечеством. Они коррелируют в значительной степени с "Целями тысячелетия", принятыми ООН, они коррелируют с теми большими вызовами, которые стоят перед другими странами. Это демография, экология, проблема перехода на абсолютно другой технологический уклад. И внутри стратегии есть попытка сформулировать, что и как наука должна делать для того, чтобы принять этот вызов. Сейчас правительством разрабатывается конкретный план реализации этой стратегии, в соответствии со стратегией будут изменения в государственной программе развития науки. Мы с Александром Михайловичем Сергеевым, с руководством академии это обсуждали. Они видят там себя, хотят участвовать более активно.

Советы должны не просто штамповать то, что предложено исполнительной властью или академическими институтами. Они должны, оторвавшись от текучки, попытаться предложить какие-то новые подходы, новые решения

Сейчас сформирован координационный совет для реализации стратегии во главе с Сергеевым, который будет заниматься тем, о чем мы с вами говорили: формулировать глобальные задачи. В этот совет войдут не только ученые, туда войдут представители бизнеса, представители исполнительной власти. Ниже уровнем должны быть советы по стратегическим направлениям. И эти советы должны не просто штамповать то, что предложено исполнительной властью или академическими институтами. Они должны, оторвавшись от текучки, которая всех нас захлестывает, попытаться предложить какие-то новые подходы, новые решения. Будь то в сельском хозяйстве, где селекция уступит место генному редактированию, будь то в медицине, где мы сталкиваемся с вызовом под названием "конец эры антибиотиков". Если пять лет назад еще казалось, что это фантастика и бессмыслица, то сегодня уже все видят, что это абсолютно серьезная опасность. Такие же вызовы есть в транспорте, в логистике, в цифровой экономике. Вот задачи, достойные высокого академического собрания.

— Как совместить друг с другом разные программы, которые в конечном итоге имеют общие цели инновационного развития? Есть стратегия научно-технологического развития, есть программа "Цифровая экономика", есть Национальная технологическая инициатива. И складывается впечатление, что есть внутренняя конкуренция между ними.

— Наша стратегия — это не программа, это надпрограммный документ, в котором изложены общие цели, задачи и принципы. Перечисленные вами инициативы взаимодополняют друг друга, во многом они инструментальны по отношению к Стратегии.

И мы стараемся (важно, что академия в этом принимает участие) эти принципы внедрять во все разнообразные проекты и программы. Сегодня, когда академики все-таки уже не напрямую связаны со своими институтами как хозяйствующими субъектами, мне представляется, что их ответственность — сосредоточиться на решении глобальных задач.

— Вы уже упомянули о том, что РАН категорически не хочет быть условным министерством науки. Но не надо ли создать такое министерство? Создание отдельного такого министерства не позволило бы повысить статус научной деятельности? Потому что это вход в структуры исполнительной власти, прямое получение доступа к финансированию.

— Просто министерство науки, которое было в 90-х годах, не является выходом. Сегодня не вся наука концентрируется в РАН и ФАНО. Есть национальные исследовательские центры, которые тоже занимаются академической, фундаментальной наукой, такие как Курчатовский институт или НИЦ Жуковского. Но главным партнером академических институтов является высшая школа. Поэтому сегодня мне кажется контрпродуктивным разрывать управление университетами и научными исследованиями. Мы очень много сделали для того, чтобы высшая школа стала не продолжением средней школы, а всерьез занялась наукой и инновациями. С 2004 года, когда было принято решение о создании министерства образования и науки, ситуация в высшей школе поменялась радикально. Конечно, академическая наука, основанная на бывших академиях, она по всем направлениям — и по количеству произведенной научной продукции, и по количеству исследователей — более значима, чем наука университетская. Но за эти годы произошла достаточно серьезная интеграция науки и высшей школы. Поэтому какие-то изменения в сегодняшней структуре могут происходить, но надо быть очень осторожными.

— Вы говорили, что наука должна быть ориентирована на результат. И в этом смысле понятно, когда критериями выбираются публикации или цитируемость. Но есть еще такой простой и понятный для обывателя параметр, как Нобелевская премия. В США количество нобелевских лауреатов больше 300, у нас порядка 20, и это с учетом писателей. Но организация научной работы в США принципиально другая.

— Мы упираемся в очень сложные вещи, которые в названии одной книги звучали "Почему Россия не Америка". Если говорить только о наградах, то, во-первых, любая премия, какая бы они ни была, субъективна. Во-вторых, мы знаем достаточно много примеров, когда в науке получали премии представители других стран, а не Советского Союза, потому что часть из этих работ была недостаточно хорошо известна, а часть просто не получала из-за антагонизма по отношению к СССР. Премии — это зачастую не только научная, но и политическая история. Кроме того, даже на примере наших госпремий мы видим, что людей, которые заслуживают такой премии, больше, чем премий. Например, в этом году будет очень жесткая конкуренция. То же самое с молодежными премиями. Много действительно хороших работ.

— Ну, это же тоже можно считать неким признаком повышения качества научной деятельности в стране в последние годы?

— Безусловно. Но возвращаясь к Нобелевским премиям. Америка — это же "пылесос" с точки зрения привлечения научных кадров, которых она собирает со всего мира. Поэтому Нобелевская премия — это, конечно, индикатор, на него надо смотреть. Но я бы не считал, что это ключевая вещь. Понимаете, у нас по Филдсовской медали — премия в математике, сравнимая по значимости с Нобелевской, — российских математиков традиционно довольно много. Часть из них работают в России, часть из них уже в России не работают. Но это наша школа, наши результаты.

— В Новосибирске на заседании президентского совета будет рассматриваться международная научная кооперация. Вы ожидаете в ближайшие годы реализации крупных проектов с участием российских ученых, сравнимых с тем же Большим адронным коллайдером, где сотни российских ученых работают в кооперации с другими учеными над одной общей проблемой?

— Мы в этом году запустили XFEL — европейский рентгеновский лазер на свободных электронах. Проект по масштабу сравнимый с Большим адронным коллайдером. Мы успешно работаем в ИТЭР (международный экспериментальный термоядерный реактор — прим. ТАСС). Мы участвуем в Европейском центре синхротронного излучения и вносим свой вклад. Работаем в проекте FAIR (Facility for Anti-proton and Ion Research — международный Центр по исследованию тяжелых ионов и антипротонов — прим. ТАСС). Но сегодня для нас самое главное — это добиться того, чтобы мы начали "приземлять" международные проекты на территории России. Я думаю, что этот вопрос тоже будет затронут во время встречи в Новосибирске.

Мозги, как мы знаем уже, могут течь туда-сюда. А если масштабная инфраструктура здесь и если она правильно организована, то и мозги со всего мира тоже начинают притекать сюда

У нас есть примеры. В проекте NICA (Nuclotron based Ion Collider fAcility — новый ускорительный комплекс на базе Объединенного института ядерных исследований в Дубне) мы договорились об участии международного научного сообщества. Но мы рассчитываем, во-первых, его расширить, во-вторых, не ограничиваться NICA. У нас есть в Гатчине проект ПИК (исследовательский ядерный реактор на базе Петербургского института ядерной физики — прим. ТАСС). У нас обсуждаются несколько других проектов: в Новосибирске, Москве, в Нижнем Новгороде. Для нас очень важная вещь — это создать ситуацию, при которой бы проекты megascience (крупные международные научные исследовательские центры) создавались на территории России. Инфраструктура, как одна из составных частей любой науки, в большей степени привязана к стране. Понимаете, мозги, как мы знаем уже, могут течь туда-сюда. А если масштабная инфраструктура здесь и если она правильно организована, то и мозги со всего мира тоже начинают притекать сюда. В том же ЦЕРНе работает больше тысячи наших ученых. Более того, один из первых руководителей ЦЕРНа говорил мне, что в значительной степени успех Большого адронного коллайдера связан с работой российских ученых.

— А иностранные ученые готовы к такому сотрудничеству? Готовы ли они передавать технологии, чтобы они оставались у нас, в нашей инфраструктуре?

— Во-первых, участвуя в этих проектах, в частности, в XFEL, мы получили право на всю интеллектуальную собственность, созданную в рамках этого проекта. Это очень важный момент. То же самое в ITER (Международный экспериментальный термоядерный реактор — реализуемый во Франции крупный международный научный проект — прим. ТАСС). Вложив свои деньги, мы получили право на всю эту интеллектуальную собственность. То есть все наработки, которые были реализованы во время создания этой уникальной установки, они теперь могут быть использованы нами. Это очень важный момент.

Во-вторых, люди, которые создавали такого типа установку, независимо от того, где они живут, заинтересованы в продолжении своего труда, в развитии. Поэтому мы имеем достаточно хорошие шансы пригласить ведущих специалистов, которые занимались этой работой и заинтересованы в реализации своих идей.

Но с самого начала надо ориентироваться на то, что эти новые установки стали бы частью европейской, мировой сети этих уникальных установок. Так же, как сегодня ЦЕРН открыт для нас, так же, я думаю, очень важно, чтобы были открыты для иностранных ученых Дубна, Академгородок, другие российские центры.

— Часто можно услышать мнение, что советское время было "золотым временем" науки в нашей стране: неограниченные ресурсы, видимые результаты научной деятельности. К тому же от науки зависело выживание государства — не было бы созданной учеными атомной бомбы, геополитический расклад в мире мог бы быть совсем другим.

— Про "золотой век" советской науки — это преувеличение. Один мой коллега, работавший со мной в советское время в институте, поработав за границей, на мой вопрос про то, как там устроена наука по сравнению с нами, ответил: "Представляешь себе футбольное поле с очень хорошим газоном. Один квадратный метр этого газона — это наш". Наверное, и это было преувеличением. Но главное то, что после распада СССР в девяностые годы возникла ситуация, когда продвигаясь по разным направлениям, мы ни одного квадратного метра нигде не имели. Мы встроились в чужие научные цепочки и перестали думать о том, что вообще очень важно, чтоб была какая-то своя зона, где мы были бы первыми либо абсолютно конкурентными. Мы стали обслуживающим персоналом. Сегодня по некоторым направлениям мы возвращаемся.

— А по каким?

— В тех же самых крупных инфраструктурных научных проектах мы, я считаю, конкурентны. XFEL — это несомненный успех. Понимаете, мы показали, что наша работа — хотя совместная, но то, что сделали мы, это может быть выделено и может быть показано как значимый результат.

По математике у нас есть качественные вещи. Хотя это всегда было нашей сильной стороной. У нас взрывной рост хороших публикаций в области наук о жизни. Мы начали по определенным направлениям там конкурировать. Не за первые места, но начали, в общем, как-то проявляться. Любопытно, что в этом направлении работает много молодежи. В материаловедении, я считаю, у нас есть неплохие заделы и результаты. Математика — традиционно сильная школа, которая регулярно подтверждает свои высокие позиции. Для нынешней эпохи данных и алгоритмов это принципиально важно. Кстати, именно благодаря математической школе наши школьники и студенты из года в год становятся призерами международных соревнований по программированию.

В советское время было мало вариантов проявить себя, и наука была одним из этих вариантов. А сегодня — поляна безгранична

Кстати, у нас за десять лет в полтора раза увеличилось количество молодых ученых, до 39 лет. Поэтому не исключено, что "золотой век" отечественной науки начинается именно сейчас. Почему? В советское время было мало вариантов проявить себя, и наука была одним из этих вариантов. А сегодня — поляна безгранична. И не только в России, но и за рубежом. И тем не менее в полтора раза увеличилось количество молодых ученых. Почему молодой человек выбирает тот или иной путь? Первое, он считает, что он может обеспечить свою семью и себя. Второе — у него нормальные условия работы, на современном оборудовании. Третье — у него есть перспективы. Если нет хотя бы одного из этих трех, он ищет другие варианты. Что мы видим сегодня? Тенденция переломилась, молодежь идет в науку и остается в ней. Они выбирают эту траекторию уже в новых условиях, а не остались в ней с советских времен. И те люди, которые возвращаются из-за рубежа, приезжают в Россию работать, — они тоже это осознанно делают. Таких тоже немало. Это означает, что у нас неплохие перспективы. Мы, к сожалению, не умеем о наших перспективах достойным образом рассказывать. Но это уже отдельная история.

— Вам стало с новым руководством РАН работать легче, чем с предыдущим? Публичных конфликтов стало меньше.

— У меня личные отношения и с Владимиром Евгеньевич Фортовым, и с Юрием Сергеевичем Осиповым (предыдущими президентами РАН — прим. ТАСС) были хорошие. Я же тоже вышел из академической среды. Но мне очень импонирует, что Александр Михайлович (Сергеев — прим. ТАСС) настроен очень конструктивно. Он хочет добиться результата для науки.

Беседовал Максим Филимонов

Россия > Образование, наука > ras.ru, 8 февраля 2018 > № 2502272 Андрей Фурсенко


Россия. ЦФО > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 8 февраля 2018 > № 2500239 Сергей Лавров

Выступление Министра иностранных дел России С.В.Лаврова на торжественном собрании по случаю Дня дипломатического работника, Москва, 8 февраля 2018 года

Уважаемые коллеги,

Друзья,

Спасибо гостям и соратникам, что приняли наше приглашение. Разрешите объявить торжественное собрание, посвященное Дню дипломатического работника, открытым. (звучит Гимн Российской Федерации)

***

Хотел бы еще раз поблагодарить всех, кто сегодня здесь вместе с сотрудниками и ветеранами МИД России, имею в виду наших коллег из Администрации Президента Российской Федерации, Аппарата Правительства, Совета Безопасности Российской Федерации, различных министерств, ведомств и структур, с которыми мы тесно и плодотворно взаимодействуем. Хотел бы специально поблагодарить Председателя Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации, Чрезвычайного и полномочного Посла В.И.Матвиенко.

Мне кажется, что присутствие здесь представителей самых разных участков нашей совместной работы лишний раз подтверждает, что профессиональная солидарность – это важная составляющая в деле успешного выполнения задач, которые ставит перед нами Президент Российской Федерации В.В.Путин на ответственных внешнеполитических участках.

Время неумолимо движется вперед. За последние 12 месяцев ушли из жизни, в том числе при исполнении служебного долга на боевом посту, ряд наших товарищей. Среди них Постоянный представитель при ООН В.И.Чуркин, Посол в Судане М.М.Ширинский, Постоянный представитель при ФАО и ВПП ООН А.В.Горбань. Предлагаю почтить их память минутой молчания.

***

В адрес нашего собрания поступила целая серия поздравлений и приветственных посланий. С вашего разрешения хотел бы огласить поздравительное послание Президента Российской Федерации В.В.Путина.

«Сотрудникам и ветеранам Министерства иностранных дел Российской Федерации

Дорогие друзья!

Примите искренние поздравления по случаю вашего профессионального праздника – Дня дипломатического работника.

В многовековой истории отечественной дипломатии немало блестящих побед и славных имен, которыми по праву гордится страна. И сегодня, опираясь на добрые традиции прошлого, сотрудники Министерства иностранных дел достойно отстаивают национальные интересы.

Международная обстановка складывается весьма непросто, но, несмотря на очевидные трудности, вы многое делаете, чтобы обеспечить благоприятные внешнеполитические условия для устойчивого социально-экономического развития России, активно защищаете права российских граждан и соотечественников за рубежом.

Перед Центральным аппаратом и загранучреждениями МИД стоят весьма масштабные задачи, связанные с выстраиванием по-настоящему равноправного и взаимовыгодного сотрудничества со всеми зарубежными партнерами. По-прежнему в числе приоритетов – отстаивание ключевой роли ООН в мировых делах, консолидация международного сообщества в борьбе с угрозой терроризма, укрепление основ стратегической стабильности и режимов нераспространения оружия массового уничтожения.

На фоне разгрома основных сил террористов в Сирии удалось существенно продвинуть процесс мирного урегулирования, что подтвердили итоги состоявшегося в Сочи Конгресса сирийского национального диалога. Конечно, предстоит еще немало работы по разблокированию сирийского кризиса, как и ряда других региональных конфликтов.

Весьма важно обеспечить дальнейшее развитие взаимовыгодных интеграционных процессов в рамках Евразийского экономического союза, а также способствовать повышению эффективности структур многостороннего взаимодействия, созданных при инициативной роли нашей страны – БРИКС, ШОС, ОДКБ.

Рассчитываю, что российские дипломаты будут и впредь трудиться творчески, с полной отдачей. Залогом ваших успехов, несомненно, служит оказываемая внешнеполитическому курсу широкая поддержка со стороны российского общества.

От души желаю всем сотрудникам МИД новых свершений, а уважаемым ветеранам дипломатической службы – доброго здоровья, бодрости духа и долголетия.

В.Путин»

***

Как я уже сказал, поздравления сотрудникам и ветеранам МИД России направил целый ряд представителей руководства нашей страны, в том числе Председатель Правительства Российской Федерации Д.А.Медведев. В нем отмечаются успешные действия российской внешнеполитической службы по защите национальных интересов, выражается уверенность, что коллектив Министерства, дипломатические и консульские представительства будут и впредь работать слаженно и эффективно, вносить существенный вклад в упрочение позиций России на мировой арене.

Также поступили поздравления от Председателя Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации В.И.Матвиенко, Председателя Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации В.В.Володина, глав парламентских комитетов, депутатов, руководителей министерств и ведомств, представленных в этом зале, Субъектов Российской Федерации, бизнес-сообщества.

Высокая оценка усилий российской дипломатии по эффективному отстаиванию национальных интересов, наращиванию широкого международного партнерства на равноправной и взаимовыгодной основе, – для нас большая честь. Вместе с тем, разумеется, поводов для самоуспокоения нет и быть не может. В этой высокопрофессиональной аудитории вряд ли стоит подробно говорить о том, что ситуация в мире не становится стабильнее. «Исторический Запад», озабоченный утратой своего влияния, всеми силами пытается сохранить свою гегемонию и затруднить объективный процесс формирования нового полицентричного миропорядка, сдержать развитие новых мировых центров, включая Россию. Инициированная Вашингтоном антироссийская кампания стала уже притчей во языцех и приняла беспрецедентный размах. Ее цель – опять попытаться превратить Россию в «ведомое» государство.

Такие попытки обречены на провал. Изолировать Россию, заставить поступиться принципами, решить за наш счет свои проблемы не получится. В течение истории мы не раз сталкивались с внешними вызовами, которые наша страна при активном участии отечественной дипломатической службы успешно преодолевала. Так будет и впредь.

Сегодня Россия – ключевой игрок в продвижении позитивной, устремленной в будущее международной повестки дня. Мы вернули себе историческую роль одного из ключевых гарантов глобальной стабильности, защитника ценностей правды и справедливости в межгосударственном общении. И эта роль востребована мировым сообществом. Нашу линию на международной арене поддерживают подавляющее большинство государств. В историческом смысле они, как и наши армия, флот, ВКС, также наши союзники. Развивая с этими странами (а на них по грубым подсчетам приходится порядка 80 процентов населения земного шара) разносторонние связи, мы обеспечиваем благоприятные внешние условия для развития страны, укрепления ее экономического, научно-технологического потенциала.

Будем продолжать проводить самостоятельный, открытый, честный внешнеполитический курс, который предопределен многовековой историей и уникальным геостратегическим положением России. Европа на Западе и динамичный Азиатско-Тихоокеанский регион на Востоке предопределяют центральность евразийского фактора в нашем развитии.

Еще раз подчеркну то, что сказал Президент России В.В.Путин: мы готовы к сотрудничеству со всеми без исключения странами на основе равноправия, взаимной выгоды и баланса интересов.

Уважаемые коллеги, друзья,

4 марта 1881 года преемник А.М.Горчакова – управляющий МИД, впоследствии – министр, Н.К.Гирс по случаю вступления на престол Императора Александра III направил русским представителям за рубежом циркуляр, в котором подчеркнул, что «Россия будет отвечать взаимностью на добрые отношения к ней всех государств, не отказываясь от принадлежащего ей места среди держав, не оставляя забот о поддержании политического равновесия. Россия полагает, что ее цели тесно связаны со всеобщим миром, основанным на уважении к праву и договорам. Прежде всего она должна заботиться о себе самой и не оставлять своей внутренней работы иначе, как для защиты своей чести и безопасности». Нельзя не отметить, насколько высказанные почти 140 лет назад мысли перекликаются с сегодняшним днем. Опираясь на богатейшее наследие и опыт наших предшественников, будем последовательно стремиться к дальнейшему совершенствованию дипломатического инструментария, использованию всех возможностей, которые предоставляют нам современные технологии.

Рассчитываю, что все сотрудники Министерства продолжат работать инициативно, системно и динамично. Мы должны сделать максимум, чтобы в полной мере оправдывать высокое доверие, которое оказывают нам руководство нашей страны и российские граждане.

Еще раз поздравляю всех с профессиональным праздником. Желаю вам и вашим близким крепкого здоровья, новых успехов в служении Отечеству.

?

Россия. ЦФО > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 8 февраля 2018 > № 2500239 Сергей Лавров


Россия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 8 февраля 2018 > № 2500234 Олег Сыромолотов

Интервью заместителя Министра иностранных дел России О.В.Сыромолотова международному информационному агентству «Россия сегодня», 8 февраля 2018 года

Вопрос: Российская сторона заявляла о необходимости наладить реальную координацию между Россией и США по борьбе с терроризмом, обеспечить более тесное сотрудничество между спецслужбами двух стран. Планируются ли в ближайшее время встречи по этому поводу? Когда и на каком уровне?

Ответ: На России и США, крупнейших ядерных державах и постоянных членах Совета Безопасности ООН, лежит особая ответственность за решение глобальных вопросов, касающихся защищенности государств, народов, обычных граждан от террора и других видов насилия.

Однако наше взаимодействие в области борьбы с терроризмом складывалось по-разному. Так, в 2011 году – задолго до теракта 15 апреля 2013 года в Бостоне – мы несколько раз направляли в США по партнерским каналам информацию о деятельности братьев Тамерлана и Джохара Царнаевых. Сначала ответов не было, потом американцы заявили, что «сами разберутся» со своими гражданами, и в результате произошла трагедия.

В то же время имеется и положительный опыт работы с США в этой сфере, например во время подготовки и проведения Олимпиады-2014 в Сочи. Тогда американские спецслужбы установили с российскими коллегами реальные деловые партнерские отношения и помогали в обеспечении безопасности. Предотвращение терактов в Санкт-Петербурге 17 декабря 2017 года благодаря переданной ЦРУ разведывательной информации – еще один пример конструктивного и, что особенно важно, результативного взаимодействия на контртеррористическом треке.

Вместе с тем с сожалением вынужден констатировать, что подходы Вашингтона к взаимодействию с нами в антитерроре, как и по другим аспектам отношений, сейчас двойственны. С одной стороны, американцы заинтересованы в практическом сотрудничестве, что подтверждают дающие реальные результаты контакты по линии спецслужб. С другой стороны, в атмосфере вашингтонской русофобии американская администрация стыдливо замалчивает конкретные примеры антитеррористического взаимодействия с нами. Из такого контекста выбивались лишь ситуации, когда двусторонние контакты по связанной с антитеррором проблематике выходили на высший уровень. К примеру, по итогам телефонной беседы 17 декабря 2017 г. между лидерами двух стран, в ходе которой дана высокая оценка взаимодействию спецслужб в предотвращении теракта в Санкт-Петербурге, Белый дом выпустил на редкость положительный по тональности пресс-релиз.

Комплексный диалог между Россией и США по антитеррору, в том формате, в котором он существовал в прошлом, судя по последним известным инициативам американской стороны, вряд ли в ближайшее время возможен. Слишком много сожжено мостов. Это не наша вина. Об этом уже много сказано.

Вы правы в том, что мы неоднократно заявляли о готовности к переговорам с США по наиболее актуальным вопросам контртерроризма. Но мы никогда никому не навязывались. Считаем, что сотрудничество в этой области нашей стране нужно никак не больше, чем другим государствам. У нас накоплен богатый, уникальный, успешный опыт, как силового противодействия терроризму, так и его профилактики. Многие иностранные партнеры обращаются к нам, к нашим военным и правоохранителям за содействием и получают необходимую помощь или консультацию.

Американцы же «стучатся» к нам только тогда, когда у них возникают срочные вопросы, когда речь идет о каких-то кризисных ситуациях. Обычные официальные и рабочие контакты с Россией для Вашингтона сейчас – практически табу.

Тем не менее даже в этих сложных условиях двусторонние встречи официальных лиц, курирующих вопросы безопасности, на которых может обсуждаться и проблематика антитеррора, случаются. Состоявшиеся уже в этом году встречи руководителей спецслужб наших стран, консультации по вопросам противодействия финансированию терроризма – несколько тому примеров. Планируются и готовятся новые контакты. Однако предвосхищать их не буду. Возможно, для наших американских партнеров будет предпочтительнее, чтобы они проходили без широкой огласки.

Вопрос: Не пострадает ли сотрудничество России и Турции в сфере борьбы с терроризмом из-за турецкой операции в Африне?

Ответ: Операция «Оливковая ветвь», проводимая ВС Турции и боевиками «Свободной сирийской армии» против курдских террористических элементов на севере Сирии, в настоящее время – один из главных сюжетов в мировом новостном поле.

Вынуждены с сожалением констатировать, что в Сирии расширяется еще один очаг напряженности. Интересы США и Турции в регионе расходятся все сильнее. Фактически, союзники по НАТО уже оказались по разные стороны баррикад.

Как нас уверяют в Анкаре, усилия, предпринимаемые турецкими военными, отнюдь не противоречат той работе, которую Турция ведет и продолжит вести в сфере политического урегулирования в Сирии. Вместе с тем развитие обстановки в Африне, спровоцированное в том числе и действиями американцев (США планируют наращивать поставки вооружений подконтрольным группировкам в Сирии, якобы, для борьбы с ИГИЛ), действительно может привести к еще большей дестабилизации в данном регионе.

Россия и Турция играют, в полном смысле этого слова, ключевую роль с точки зрения стабилизации ситуации в Сирии. Об этом свидетельствуют наше практическое сотрудничество на всех уровнях, межведомственные рабочие контакты, проводимые в ежедневном режиме. Именно благодаря совместным усилиям России, Турции, а также Ирана удалось добиться коренного перелома обстановки в САР, в значительной степени ликвидировать основные очаги сопротивления «игиловцев», «Джабхат ан-Нусры» и других террористических группировок, обеспечить необходимые условия для предметного и заинтересованного межсирийского диалога по вопросам будущего политического устройства. Примером продуктивного взаимодействия наших стран являются достигнутые в Астане договоренности по параметрам функционирования зон деэскалации в Сирии, укреплению режима прекращения боевых действий. Турция поддержала инициативу России о проведении Конгресса сирийского национального диалога в Сочи и прилагала усилия для его успешной работы.

Настроены продолжать углубленный обмен мнениями и плотную работу с турецкими партнерами, прежде всего, в целях противодействия международным террористическим структурам в Сирии для постепенного оздоровления обстановки в этой стране и на Ближнем Востоке в целом.

Что касается операции «Оливковая ветвь», то, разумеется, в принципиальном плане последовательно выступаем за то, чтобы борьба с терроризмом в любом суверенном государстве, включая Сирийскую Арабскую Республику, велась в полном соответствии с Уставом ООН и нормами международного права. Исходим из заявлений турецкого руководства о том, что Турция не имеет притязаний на сирийскую территорию.

Вопрос: Ранее Узбекистан и Кабул предложили провести в марте в Ташкенте международную министерскую конференцию по урегулированию ситуации в Афганистане, борьбе с терроризмом и сотрудничеству в сфере безопасности. Примет ли в ней участие С.ВЛавров? Будет ли российская сторона выступать с какими-либо инициативами?

Ответ: Действительно, в середине января с.г. «на полях» заседания Совета Безопасности ООН в Нью-Йорке Министр иностранных дел Узбекистана А.Х.Камилов выступил с инициативой проведения в конце марта этого года в Ташкенте министерской встречи по афганскому урегулированию. Нас, как и государства Центральной Азии, беспокоят происходящие в Афганистане процессы, оказывающие непосредственное влияние на безопасность в регионе.

Несмотря на большое число международных форматов, вопрос политического урегулирования в Афганистане по-прежнему не решен. До сих пор не удалось привлечь противоборствующие стороны к мирным переговорам. Рассматриваем инициативу Ташкента в контексте развития Московского формата консультаций по афганскому урегулированию, в котором участвуют 11 стран региона и остаются открытыми двери для США. Примечательно, что состав участников планируемой встречи практически дублирует Московский формат (помимо 12 названных стран предусмотрено участие Турции, Саудовской Аравии, ОАЭ, представителей ООН и ЕС).

Для нас очевидно, что в целях установления мира и безопасности в ИРА необходимо вести диалог с Движением талибов как частью афганского общества. Убеждены, что дипломатические усилия по запуску процесса нацпримирения являются важнейшим элементом стабилизации ситуации в ИРА. Россия выступает за равноправное взаимодействие международных партнеров с учетом национальных интересов всех без исключения стран региона. В этой связи рассматриваем Московский формат, а также механизм обновленной Контактной группы «ШОС-Афганистан» в качестве оптимальных площадок для ведения предметных переговоров по вопросу содействия нацпримирению в этой стране.

Изложенной линии планируем придерживаться и на Ташкентской конференции. Что касается практических вопросов – уровня российского участия, содержательного наполнения упомянутой конференции, то пока говорить об этом рано.

Вопрос: Глава МИД Украины Павел Климкин недавно заявил, что Киев ведет переговоры с федерациями футбола и фанатскими организациями о возможности проведения протестов во время Чемпионата мира в России. Как Вы считаете, нет ли риска, что экстремисты воспримут это как прямое указание к действию? Как будет реагировать Россия?

Ответ: В Москве обратили внимание на недавнее провокационное заявление украинского министра с попытками подстегнуть представителей различной неадекватной публики к антиспортивным экстремистским действиям. В условиях, когда украинская сборная по футболу не смогла пробиться на Чемпионат мира в России, иного как попыток испортить всеобщий спортивный праздник мы от нынешних украинских властей и не ждали.

Что касается самого чемпионата, то хотел бы заверить болельщиков, что принимаются все необходимые меры для обеспечения высокого уровня безопасности как спортсменов, так и зрителей. Правоохранительными органами и спецслужбами России проводится широкая многоплановая подготовительная работа, направленная на недопущение каких-либо эксцессов в ходе предстоящего мирового первенства, а в случае возникновения любых провокаций, попыток нарушения закона или организации беспорядков – на их незамедлительное и эффективное пресечение.

Приведу лишь несколько примеров такой деятельности. Во-первых, по аналогии с периодом проведения Кубка конфедераций создан межведомственный оперативный штаб по обеспечению безопасности во время проведения Чемпионата мира по футболу, который действует на регулярной основе для координации этой деятельности. Также активно взаимодействуем по данным вопросам с соответствующими службами зарубежных государств. Непосредственно во время чемпионата будет функционировать Центр международного полицейского сотрудничества, куда войдут представители правоохранительных органов стран-участниц чемпионата. Еще один канал взаимодействия – национальные футбольные информационные пункты (НФИП), создание которых предусмотрено Конвенцией Совета Европы по единому подходу к безопасности, защите и обслуживанию во время спортивных мероприятий. Каждый из таких пунктов имеет доступ к служебному порталу, на котором стороны могут обмениваться информацией о лицах, представляющих интерес для органов правопорядка. Российский НФИП интегрирован в «европейскую сеть», а его представители принимают участие в работе Европейской экспертной группы по безопасности на футбольных матчах.

Уверены, что чемпионат пройдет на самом высоком уровне и принесет массу положительных эмоций гостям нашей страны и всем любителям спорта.

Вопрос: Делилась ли Россия с Южной Кореей своими наработками по обеспечению безопасности на зимних Олимпийских играх?

Ответ: Безусловно, для Республики Корея успешное проведение Олимпийских игр в Пхёнчхане – главная задача. И вопрос обеспечения безопасности здесь играет ключевую роль. Уверены, что южнокорейские власти делают все возможное, чтобы это знаковое спортивное мероприятие прошло наилучшим образом и при должной безопасности.

У России имеются хорошие наработки в организации и проведении мероприятий подобного уровня. Наша зимняя Олимпиада в Сочи получила самые высокие оценки со стороны Международного олимпийского и паралимпийского комитетов, делегаций стран-участниц и международной спортивной общественности. Безупречные меры безопасности были приняты и на состоявшемся в прошлом году Кубке конфедераций. Между российскими и южнокорейскими профильными ведомствами налажен плотный канал связи по передаче опыта и наработок. Мы всегда готовы поделиться накопленным опытом с зарубежными партнерами в интересах обеспечения безопасности культурно-массовых и спортивных мероприятий.

?

Россия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 8 февраля 2018 > № 2500234 Олег Сыромолотов


Россия. ЕАЭС > Нефть, газ, уголь. Химпром > minenergo.gov.ru, 8 февраля 2018 > № 2494525 Кирилл Молодцов

Авторская колонка Кирилла Молодцова для журнала "Нефтегазовая вертикаль".

В авторской колонке для журнала «Нефтегазовая вертикаль» заместитель Министра энергетики Российской Федерации Кирилл Молодцов рассказал о возможностях поддержки НПЗ, ситуации с топливообеспечением страны, а также перспективах развития нефтехимии.

Нефтепереработка: в ответ на вызовы

Нефтеперерабатывающая отрасль России является одной из ведущих в отечественной промышленности и при этом неизменно занимает лидирующие позиции на международной арене: наша страна входит в тройку лидеров по объемам нефтепереработки в мире. Существующие факторы, такие как снижение качества первичного сырья, колебание цен на нефть, меняющийся налоговый и таможенный режим, санкционные ограничения в поставках импортного оборудования сегодня оказывают влияние на отрасль и ее дальнейшее развитие. Наша задача – вовремя отвечать на возникающие вызовы, и, что не менее важно, стремиться их предупреждать.

Поддержке НПЗ быть

В последние три года мы наблюдаем тенденцию к небольшому снижению объема первичной переработки нефти. Но здесь как раз тот случай, когда количество, то есть его сокращение, сопровождается повышением качества. Глубина переработки нефти по итогам года составила порядка 81%, что на 2 п.п. больше чем в 2016 году и на 9 п.п. превосходит показатель 2014 года. Также увеличился выход светлых нефтепродуктов с 55,7% в 2011 году до 62,1 в минувшем.

Улучшение этих и других показателей стало возможным благодаря проведению в течение семи последних лет масштабной модернизации нефтеперерабатывающих заводов (НПЗ). В соответствии с 4-х сторонними соглашениями, заключенными между ФАС России, Ростехнадзором, Росстандартом и нефтяными компаниями, в период с 2011 по 2017 год введены в эксплуатацию или модернизированы 78 установок вторичной переработки. До 2027 года компании взяли на себя обязательства по модернизации 127 установок вторичной переработки нефти, в том числе строительстве 91 новой установки и реконструкция 36 установок. В результате ввода и модернизации производство автомобильного бензина к 2020 году возрастет до 41,4 млн тонн, дизельного топлива - до 90 млн тонн, а глубина переработки должна составить 85%.

При этом не могу отрицать, что в сложившейся экономической ситуации нефтеперерабатывающие предприятия испытывают ряд сложностей, которые способствуют замедлению темпов модернизации. Несмотря на то, что динамика цен на нефть последнего периода вполне оптимистична, что благоприятно сказывается на отрасли, в целом три последних года мы находимся в ситуации относительно низких цен на нефть, что существенно снижает маржу нефтепереработки, а соответственно, приводит к сокращению инвестиций и увеличению сроков окупаемости инвестиционных проектов. Влияет на нефтепереработку и выравнивание вывозных таможенных пошлин на нефть и темные нефтепродукты. Также существует проблема конкурентоспособности тех НПЗ, которые удалены от источников сырья и рынков сбыта. В основном это относится к НПЗ Восточной Сибири и Дальнего Востока, которые играют ключевую роль на региональных топливных рынках, при этом также поставляют нефтепродукты на логистически труднодоступные рынки стран АТР.

Полагаем, что в сложившейся ситуации государство может и должно оказать поддержку. В течение последних месяцев мы инициировали ряд мер поддержки НПЗ, реализующих программы модернизации своих производств. Меры поддержки модернизации помогут достичь долгосрочной стабильности в снабжении внутреннего рынка качественным моторным топливом и обеспечить растущий спрос на бензин на внутреннем рынке.

Вопреки временным трудностям отрасль развивается, а ведущие нефтяные компании выпускают топливо, отвечающее современным экологическим и техническим требованиям. Напомню, что в 2016 году мы перешли на выпуск топлива экологического класса 5. Несмотря на текущий спад в привлечении инвестиций, в период 2014-2017 годов вложения в модернизацию составили порядка 760 млрд руб. Значительные финансовые поступления в отрасль потребуются и в будущем для дальнейшего повышения технологического уровня российских НПЗ.

Топлива хватит на всех

В конечном итоге, действия, направленные на поддержку нефтеперерабатывающей отрасли в целом и поддержку НПЗ в частности, ориентированы на стабильный выпуск качественных моторных топлив. И в последние годы мы полностью удовлетворяем внутренний спрос на топливо. Проблема дефицита ушла в прошлое. В текущем году мы ожидаем увеличение производства автомобильного бензина на 3,1 %, дизельного топлива - на 2,7 % по сравнению с 2017 годом. Особое внимание в этом году будет уделяться организации стабильного топливообеспечения городов проведения Чемпионата мира по футболу в России, в том числе, крупных авиаузлов.

Один из приоритетов в долгосрочной перспективе - устойчивое обеспечения нефтепродуктами рынка Евразийского экономического союза (ЕАЭС). Взаимодействие в рамках ЕАЭС развивается усиленными темпами. Несмотря на то, что у каждой страны-партнера существуют свои задачи и макроэкономические интересы, нам удаётся находить компромисс по большинству спорных вопросов. На завершающей стадии согласования находится программа формирования общих рынков нефти и нефтепродуктов ЕАЭС. В этом году также продолжится работа по подготовке комплекса нормативно-правовых актов в рамках ЕЭК, унификации таможенной политики, норм закона по магистральному трубопроводному транспорту и актуализации индикативных балансов со странами-участниками ЕАЭС. Совместно с Минпромторгом России будем работать над законодательной базой о технологическом оснащении предприятий по переработке нефти для изготовления нефтепродуктов, которые будут отвечать требованиям техрегламентов ЕАЭС.

В результате действия норм общего рынка ЕАЭС, которые вступят в силу с 2025 года, на смену двусторонним контрактам между странами придут единые правила для всех участников ЕАЭС. Общий рынок позволит снизить цены на нефтепродукты, обеспечить рост объемов потребления, а также расширить рынки сбыта для членов Евразийского союза. Также ЕАЭС может стать перспективной платформой для производственной кооперации в сфере технологий для нефтегазового комплекса.

Нефтехимия - драйвер развития нефтепереработки

Опыт в разработке новых технологий активно приобретается нашими компаниями. Мы видим примеры, когда предприятия нефтегазового комплекса самостоятельно производят продукцию для нефтепереработки, которая полностью или частично заменяет импортные аналоги на российском рынке. Три года назад разработаны и утверждены отраслевые, региональные и корпоративные планы импортозамещения продукции для отраслей ТЭК. И стоит отметить, что именно в отраслях нефтепереработки и нефтехимии наблюдаются одни из самых значительных результатов. Доля импорта за 2015-2017 года по катализаторам нефтепереработки снизилась с 62,5 % до 37 %, по катализаторам нефтехимии с 64,3% до 26,5%. Приведу еще пример: доля импорта присадок к маслам в 2016 г. была 52,4 %, в I полугодии 2017 года – уже 42,5 %. За четыре последних года объем производства крупнотоннажных полимеров возрос на 25% (4,1 млн тонн в 2014 году и 5,1 млн тонн в 2017 году). Инвестиции в нефтегазохимию в целом в 2017 году достигли порядка 194 млрд рублей (для сравнения в 2014 году инвестиции составили 138 млрд руб).

Мощнейший импульс дальнейшему развитию отрасли должны дать запуск завода «Запсибнефтехим» СИБУРа и проект создания Восточного нефтехимического комплекса (ВНХК). Ввод производства на «Запсибнефтехиме» в 2020 г. создаст устойчивый профицит полипропилена к 2030 г. в объеме около 0,5 млн т и полиэтилена от 0,3 млн т в 2020 г. до 4,2 млн т в 2030 г. Проект ВНХК предусматривает строительство нефтеперерабатывающего комплекса мощностью до 12,0 млн. т. в год и нефтехимического комплекса мощностью 3,4 млн. т. в год с дальнейшей поставкой нефтепродуктов и продукции нефтехимии в ДФО и страны АТР.

Напомню, что в последние годы Минэнерго России придерживается кластерного подхода к развитию отечественных нефтегазохимических мощностей. Сегодня по стране мы имеем шесть нефтегазохимических кластеров, которые представляют собой комплекс нефтегазоперерабатывающих и нефтегазохимических предприятий, научно-исследовательских организаций, профильных учебных заведений и инжиниринговых центров. Создание кластеров позволяет комплексно решать задачи создания конкурентоспособных производств. Для предприятий, входящих в нефтегазохимические кластеры, предусмотрены меры государственной поддержки – повышение доступности долгосрочных кредитов, упрощение процедур для прямых иностранных инвестиций, развитие инфраструктуры путем государственного финансирования, предоставление льгот по налогам. Однако для ускоренного развития нефтехимической отрасли необходимы дополнительные меры государственной поддержки, которые будут проработаны Минэнерго России в 2018 году.

В перспективе до 2035 года нам предстоит решить задачи эффективного использования сырья через оптимизацию переработки различных его видов, развитие инфраструктуры и минимизации транспортных затрат, в основном за счет развития трубопроводных систем, создания конкурентоспособных производств глубокой переработки углеводородного сырья через повышение эффективности капитальных и операционных затрат, развитие спроса на продукцию отечественных предприятий, стимулируя внутреннее потребление и оказывая поддержку экспорта. Уверен, что в ближайшие годы нефтехимия станет одним из основных драйверов развития нефтепереработки и потребления нефти, а также экономики России.

Россия. ЕАЭС > Нефть, газ, уголь. Химпром > minenergo.gov.ru, 8 февраля 2018 > № 2494525 Кирилл Молодцов


Сирия > Армия, полиция. Финансы, банки > un.org, 8 февраля 2018 > № 2493017 Василий Небензя

Василий Небензя: «преступные доходы» ИГИЛ оседают в солидных зарубежных банках

Игиловцы лишились доступа к критически важным месторождениям углеводородов, а также каналам их транспортировки и продажи. В этих условиях террористы ИГИЛ заняты «поиском новых источников подпитки». Они «оттачивают навыки» использования современных технологий. Об этом рассказал Постоянный представитель России при ООН Василий Небензя на брифинге в Совете Безопасности ООН, посвященном угрозе международному миру и безопасности со стороны ИГИЛ.

«В результате успешных действий вооруженных сил САР [Сирийской арабской республики] при поддержке Воздушно-космических сил России игиловцы лишились доступа к критически важным месторождениям углеводородов, а также каналам их транспортировки и продажи. По имеющимся у нас данным, к концу 2017 года организация получала не более 2 миллионов долларов США в месяц от незаконного оборота нефтью и газом, тогда как общий доход игиловцев в ближневосточном регионе упал до 3 миллионов», - сказал Василий Небензя на заседании Совета.

Он подчеркнул, что боевики ИГИЛ выискивают новые источники доходов. К примеру, в одной из граничащих с Сирией стран пособники террористов промышляют похищением средств рядовых граждан через подставные интернет-магазины. Борцы «Халифата» не гнушаются и заработком через онлайн-казино.

Игиловцы активно используют курьеров и систему «хавала» для пересылки получаемых средств. «Вместе с тем такие преступные доходы все чаще оседают на счетах во вполне солидных банковских структурах стран Персидского залива, Европы, Ближнего Востока и Центральной Азии. К слову, Россия недавно представила подробную информацию по этому вопросу в ФАТФ», - сообщил российский посол. ФАТФ – это межправительственная организация, вырабатывающая мировые стандарты в сфере противодействия отмыванию преступных доходов и финансированию терроризма.

Постпред России осудил попытки ИГИЛ инвестировать в легитимный бизнес за рубежом. «Но, оказывается, и некоторые западные компании сами не прочь вести дела с террористами. Считаем, что подобные сюжеты заслуживают тщательного разбирательства властями соответствующих стран», - подчеркнул Василий Небензя.

Сирия > Армия, полиция. Финансы, банки > un.org, 8 февраля 2018 > № 2493017 Василий Небензя


Казахстан. Китай > Внешэкономсвязи, политика > dknews.kz, 8 февраля 2018 > № 2492378 Чжан Вэй

Когда всем хорошо – мир благополучен

Сегодня уровень казахстанско-китайских отношений самый высокий за всю их историю. На этом фоне Генеральное консульство КНР в Алматы усиливает свою работу в различных сферах, помогает в укреплении обменов между нашими странами, расширении двусторонних торгово-экономических контактов и производственного сотрудничества в промышленной, научно-технической и культурной сферах, создавая более совершенную атмосферу взаимовыгодных отношений. Это подчеркивал в интервью мой собеседник – генеральный консул г-н Чжан Вэй.

Серик Коржумбаев

-Господин Чжан Вэй, Казахстан и Китай – добрые соседи. Истоки дружбы наших народов уходят в далекое прошлое. Как вы оцениваете сегодняшнее стратегическое взаимодействие и партнерство?

– Я рад встрече с вами в преддверии Праздника Весны (Чуньцзе) – это традиционный Китайский Новый год по лунному календарю. Праздник Весны – это самый торжественный национальный праздник китайского народа. Согласно записям, китайцы отмечают Праздник Весны уже 4000 лет. Несмотря на непрерывную смену поколений и обогащение как материальной, так и духовной жизни, традиционные составляющие ценности Праздника Весны остаются неизменными – это объединение семьи, любовь, радость, загадывание желаний. Он также отмечается как государственный праздник в ряде стран и территорий, где проживает значительное количество китайцев, прежде всего, в странах Восточной Азии.

Пользуясь случаем, благодарю ваше издание и ваших читателей за эффективную работу. СМИ, как основной канал распространения информации, является главной платформой для взаимопонимания народов, укрепления дружбы, а также эффективным способом устранения недопониманий и сближения сердец народов. Желаю, чтобы китайско-казахстанские отношения вышли на новый уровень в новом году.

2017 год был знаменательным годом в истории развития китайско-казахстанских отношений. Мы отметили 25-летний юбилей установления дипломатических отношений между двумя странами, один за другим провели ряд мероприятий, в том числе, год туризма Китая в Казахстане, китайский кинофестиваль. Казахстанская сторона успешно провела 28-ю Всемирную зимнюю Универсиаду в Алматы, саммит ШОС и специализированную выставку ЭКСПО-2017 в Астане, китайская сторона активно откликнулась и поддержала эти мероприятия. Председатель Китая Си Цзиньпин прибыл в Казахстан для участия в саммите глав государств ШОС и провел плодотворную встречу с президентом РК Нурсултаном Назарбаевым, обсудив дальнейшее развитие двусторонних отношений.

В минувшем году непрерывно углублялось сотрудничество Китая и Казахстана в области экономики, образования, культуры, науки, туризма и безопасности. Наше сотрудничество продолжает демонстрировать свои результаты, принося ощутимые выгоды народам обеих стран. Согласно данным китайской стороны, с января по декабрь 2017 года объем торговли между Китаем и Казахстаном составил 18 млрд долларов США, по сравнению с тем же периодом прошлого года вырос на 37,4%. Объем экспорта из Китая в Казахстан – 11,64 млрд долларов США, по сравнению с тем же периодом прошлого года вырос на 40,4%, объем импорта из Казахстана в Китай 6,36 млрд долларов США, по сравнению с тем же периодом прошлого года вырос на 32,3%.

Я уверен, что благодаря личной заботе лидеров обеих стран и совместным усилиям всех друзей из различных кругов общественности китайско-казахстанское деловое сотрудничество в разных сферах продолжит тенденцию ускоренного развития и покажет более весомые результаты.

– Что в фокусе деятельности Генерального консула и вашей команды?

– Как вы знаете, консульский округ Генконсульства КНР в Алматы, включающий в себя четыре области и один город (Алматы, Алматинская, Восточно-Казахстанская, Южно-Казахстанская и Жамбыльская области), является первой остановкой и передовой линией китайско-казахстанского делового сотрудничества и гуманитарного обмена, представляя особое значение для взаимоотношений между нашими странами. В списке сотрудничества в области индустриализации – 51 крупный проект с общими инвестициями свыше 2 млрд долларов США. Более половины проектов находится именно на территории консульского округа, общая стоимость которых превышает 10 миллиардов долларов США. Проекты – в сферах энергоресурсов, телекоммуникаций, пищевой и перерабатывающей промышленности, инфраструктуры, машиностроения, сборки автомобилей, сельского хозяйства, химической промышленности, строительных материалов, металлургии, горнодобывающей промышленности. В настоящее время на территории консульского округа функционируют около 1000 предприятий и учреждений с участием китайского капитала. Некоторые проекты стали образцами китайско-казахстанского делового сотрудничества. Всем известный проект китайско-казахстанского нефтегазового трубопровода, протяженность которого в Казахстане составляет 7600 километров, обеспечил более 8000 стабильных и высокооплачиваемых рабочих мест. В минувшем году в общей сложности было транспортировано 44 млрд кубометров газа и 12,3 млн тонн нефти, налоговые поступления в бюджет РК составили 160 млн. долларов США, было пожертвовано более 500 тыс. долларов США различным благотворительным организациям, что внесло большой вклад в экономическое и социальное развитие Казахстана.

Не так давно энергетические ведомства обеих стран достигли договоренности о том, что Казахстан увеличит экспорт природного газа в Китай с нынешних 5 миллиардов кубометров до 10 миллиардов кубометров в год, что продвинуло на новый этап энергетическое сотрудничество между двумя странами. Ряд крупных проектов, представленных Актокайским ГОКом, заводом по выпуску стальных труб большого диаметра в городе Алматы, был поочередно введен в эксплуатацию. Хочу особо отметить, что Актокайский ГОК, расположенный в Восточно-Казахстанской области, по словам президента РК Нурсултана Назарбаева, считается «великим проектом» в силу скорости и качества его строительства, а также репутации и социального вклада китайской компании, что позволило этому проекту стать образцом китайско-казахстанского делового сотрудничества.

По мере углубления состыковки стратегии развития обеих стран ускорилось строительство международного центра приграничного сотрудничества «Хоргос». На полностью закрытой территории общей площадью 5,28 кв. километра граждане Китая и Казахстана и третьих стран могут осуществлять личные деловые переговоры и торговлю товарами при наличии паспортов или документов разрешения на въезд-выезд. Количество посетителей центра в прошлом году достигло 5,55 млн человек, что на 11% больше, чем в 2016 году, более 100 тыс. автомобилей отправлялись в сам центр и из него. Уникальное удобство в географическом расположении, специальная и особая политика центра стали платформой для инновационного сотрудничества между двумя сторонами. Грузоперевозки из города Ляньюньган до Европы через территорию Казахстана значительно раскрыли уникальный потенциал транспортных перевозок Казахстана. Электроника, автозапчасти, оборудование, обувь и головные уборы, мебель и другие товары из Китая сухопутным путем непрерывно направляются в Казахстан, Центральную Азию и Европу. А из Казахстана в Китай начинает поставляться казахстанская мука, соевые бобы, масло, мясо и другие высококачественные сельскохозяйственные продукты. Также через территорию Китая они попадают и на рынок Юго-Восточной Азии. Согласно статистическим данным, за прошлый год по маршрутам грузовых перевозок Китай-Европа общее число составов составило 3 271, что превысило показатели предыдущих лет. После полного завершения строительства транспортного коридора «Западная Европа-Западный Китай», соединяющего Евразийский континент, объем грузоперевозок через Хоргос будет увеличен с 1 млн тонн до 3,5 млн тонн, и время доставки груза сократится с 45 дней до 10 дней. Это принесет экономическую выгоду в размере 460 млн долларов США в год, будет создано 50 тыс. рабочих мест для местных жителей, это значительно повысит уровень взаимовыгодного сотрудничества между регионами.

– Что вы можете сказать о гуманитарных обменах, которые становятся важной составной частью двустороннего сотрудничества?

– В минувшем году наблюдались активные обмен и сотрудничество между двумя странами в области культуры, образования, науки, техники и искусства. По инициативе Генконсульства мы сами или совместно с заинтересованными культурными учреждениями Китая провели ряд культурно-просветительских мероприятий, таких как «Веселый Праздник Весны», китайский день культуры, китайский кинофестиваль, китайская образовательная выставка, лекция о китайской культуре, фотовыставка «Новый облик и достижения Великого шелкового пути», мероприятие под названием «Знакомство с Китаем», год туризма Китая в Казахстане и прочие. Прибывшие делегации из китайских провинций и регионов поочередно организовывали туристические презентации и форумы. Эти мероприятия вызвали большой интерес у казахстанцев, что поднимает китайско-казахстанское гуманитарное сотрудничество на качественно новый уровень. Мы придаем большое значение активной роли молодежи в содействии углублению традиционной дружбы между двумя народами. Генконсульство организовывало ряд мероприятий в вузах с участием китайских предприятий – «знакомство с китайскими компаниями», «мост китайского языка» и провело дружеский прием для студентов в честь Нового года. Мы также организовали поездку представителей лучших студентов в Китай для обмена опытом, оказали содействие в финансировании казахстанских детских соревнований по настольному теннису «Пинг-понг-Принцесса», что позволило еще более сблизить молодое поколение Китая и Казахстана, укрепить фундамент дружбы между двумя странами. Генконсульство круглый год тесно сотрудничает со многими вузами и научно-исследовательскими учреждениями, регулярно в разном формате проводит научные семинары, круглый стол, конференции, содействует в установлении научных контактов между высшими учебными заведениями двух стран, обеспечивает ценным опытом заимствования. Мы оказываем поддержку в организации посещения Китая сотрудников музеев, библиотек, находящихся на территории консульского округа, и представителей СМИ с целью взаимообмена и исследования. Вслед за ростом популярности китайского языка в Казахстане, в Алматы был открыт второй Институт Конфуция. Отмечу, что в 126 странах и регионах функционируют 475 китайских Институтов Конфуция. В Казахстане Институты Конфуция созданы при КазНУ им.аль-Фараби (Алматы), КазУМОиМЯ (Алматы), ЕНУ им.Л.Н.Гумилева (Астана), Актюбинском государственном пединституте (Актобе) и КарГТУ (Караганда).

Генконсульство активно помогает образовательным учреждениям, которые уже ввели программы по изучению китайского языка и китаеведения, усиливая преподавательский состав, внедряя высококачественные учебные материалы и расширяя количество стипендий для иностранных студентов, изучающих китайский язык. Молодежь – это поколение, обладающее энергией, настойчивостью, мечтами и энтузиазмом. Они являются надеждой и будущим государства. Лидеры Китая и Казахстана уделяют большое внимание развитию молодого поколения. Как сказал председатель КНР Си Цзиньпин: «Если молодежь растет и развивается, то и государство будет процветающим, если молодежь наливается силой, то и государство станет могучим. Если у молодого поколения есть высокие идеалы и большие умения, если оно смело возлагает на себя ответственность, то страну ожидает светлое будущее, а нацию – прекрасные перспективы». Президент РК Нурсултан Назарбаев также высоко оценивает активную роль молодежи в развитии государства, считает, что независимое мышление молодежи поведет страну к новым целям, кажущимся сегодня далекими и недосягаемыми. В настоящее время китайско-казахстанские отношения находятся на высочайшем уровне истории, что предоставило молодежи широкую платформу для проявления своих талантов и способностей. Надеюсь, молодежь запомнит ожидания и высказывания лидеров двух стран, оправдает надежды Отечества и родителей, учится понимать друг друга, всесторонне и объективно анализирует и оценивает страну и друг друга, укрепляет дружеские отношения и внесет достойный вклад в содействие традициной дружбе и сотрудничеству между двумя странами. Генконсульство всегда готово оказать необходимую поддержку и создать условия для этого.

В прошлом году в Алматы был начаты съемки первого совместного фильма Китая и Казахстана «Композитор», что явилось первым практическим сотрудничеством между киностудиями двух стран. Над созданием картины работает «Казахфильм» совместно с китайскими компаниями – Shineworks Pictures и China film coproduction corporation. В основу фильма легла судьба автора более пятисот лирических и массовых песен, музыки к кинофильмам Си Синхая. Фильм о судьбе великого китайского композитора Си Синхая расскажет и о его жизни и творческих годах в нашей стране в годы Второй мировой войны – тяжелого испытания, выпавшего на судьбу наших народов. Также крайне для нас важно и приятно, что это будет и фильм о дружбе двух выдающихся современников – Си Синхая и вашего композитора Бахытжана Байкадамова.

– Какое наиболее значимое событие произошло в прошлом году в Китае?

– Конечно, это XIX Съезд Коммунистической партии Китая, на котором утвердили идеи Си Цзиньпина о социализме с китайской спецификой в новой эпохе, поставили целью создание модернизированной социалистической державы до середины этого столетия и определили ключевые моменты последующей работы и ее приоритетные направления, а также изложили основные концепции развития и внешнеполитический курс Китая. К примеру, Китай будет неизменно проводить независимую, самостоятельную, мирную внешнюю политику, активно стимулировать формирование нового типа международных отношений, основанных на взаимном уважении, равенстве и справедливости, сотрудничестве и всеобщем выигрыше, поддержание развития концепций совместного консультирования, совместного строительства и совместного использования, продвижение строительства «Одного пояса, одного пути», углублять взаимовыгодное сотрудничество со всеми странами. Хочу подчеркнуть, что Китай не будет претендовать на гегемонию, не будет навязывать свою волю никому, ни в коем случае не будет жертвовать интересами других стран ради собственного развития. Неизменной приоритетной политикой Китая является укрепление добрососедских отношений и взаимовыгодного сотрудничества с сопредельными странами. Являясь страной, в которой проживает 1/6 часть населения Земного шара, Китай сохраняет стабильность и позволяет людям жить и работать в мирной обстановке, считаю, что это является весомым вкладом в дело всего мира. Процветание Китая несет миру не угрозу, а возможности и шансы для развития. Есть несколько причин того, что некоторые люди испытывают беспокойство и даже озабоченность. Во-первых, отсутствие объективного всестороннего понимания и рационального анализа. Во-вторых, введение в сильное идеологическое заблуждение от тех сил или группировок, которые не желают развития и процветания Китая, даже не желают хороших отношений между Китаем и Казахстаном.

Под руководством Центрального Комитета во главе с генеральным секретарем Си Цзиньпином в прошедшем году в Китае достигнуты новые результаты. Китай сохранил средневысокие темпы роста, ВВП вырос на 6,9% по сравнению с предыдущим годом и составил более 12 триллионов долларов США, что составляет 15% мировой экономики, и валютный резерв превышает 3 трлн долларов США. Надеясь только на свои возможности, Китай придерживается пути реформирования и инноваций со своей спецификой и постоянно ускоряет реструктуризацию и модернизацию своей экономики, одновременно с этим устойчиво растет качество и эффективность. Квантовая связь, аэрокосмическая и авиационная техника, глубоководная разведка, биомедицина и искусственный интеллект и другие новые технологии получают непрерывное развитие. Долевая и цифровая экономика показывает большой скачок в развитии, их масштаб непрерывно растет, что коренным образом изменило способ потребления и модель бизнеса в Китае. 2017 год также стал годом продолжения усовершенствования обеспечения благосостояния народа – в поселках и городах количество трудоустроенного населения превысило 13 млн человек, реальный доход жителей на душу населения увеличился на 7,3% по сравнению с 2016 годом. Количество выездов за границу достигло 129 млн человеко-раз. Доход в культурных и смежных областях вырос на 10%. Усовершенствовано всеобщее медицинское страхование. У народа все больше возрастает чувство благополучия и удовлетворения.

– Господин Чжан Вэй, как вы оцениваете перспективы китайско-казахстанского сотрудничества в сфере туризма?

– Туристическое сотрудничество, как важная часть гуманитарного сотрудничества, является одним из самых эффективных способов сближения сердец народов двух стран. Развитие туризма также придает импульс развитию бизнеса в сфере смежных отраслей производства и способствует экономическому росту. Китайско-казахстанское туристическое сотрудничество началось относительно поздно, сравнивая с другими мировыми известными туристическими местами, но развивается динамично. В связи с увеличением интереса народов обеих стран друг к другу, потенциал сотрудничества в этой сфере достаточно велик. В июле 2016 года первая туристическая группа прибыла из Китая на территорию Казахстана. В прошлом году мы совместно отметили год туризма Китая в Казахстане, что открыло новую страницу туристического сотрудничества между Китаем и Казахстаном. Во время ЭКСПО-2017 в Астане китайские делегации из более 20 провинций и городов Китая прибыли в Казахстан для проведения туристических презентаций и достигли ряда договоренностей. Казахстан постепенно становится более известным и интересным для китайцев.

Китай и Казахстан – это древние цивилизации с уникальными природными пейзажами и богатым культурным наследием, которые заложили хороший фундамент для совместного сотрудничества в сфере туризма. Но этого далеко недостаточно. Нам еще надо постараться, чтобы улучшить туристическую инфраструктуру, предоставить больше услуг, разработать уникальные туры и маршруты и внедрить меры по упрощению передвижения потока туристов. Именно таким образом сотрудничество между двумя странами будет эффективным и впечатляющим. В последние годы все больше китайцев предпочитают выезжать за границу на отдых. В последующие пять лет число китайских туристов достигнет примерно 700 миллионов. Безусловно, это принесет большие возможности для развития соответствующих отраслей во многих странах. Казахстан, являясь соседом Китая, извлечет из этого пользу, я бы сказал, в первую очередь.

Хочу отметить, что китайская сторона приложила немало усилий для продвижения китайско-казахстанского сотрудничества в сфере туризма. С целью продвижения совместного туристического сотрудничества мы открыли первое в Средней Азии представительство туризма в прошлом году, которое находится в городе Астане, а в Пекине открылся центр визовой поддержки Казахстана. На данный момент компетентные ведомства обеих сторон могут попытаться разрабатывать такие туристические маршруты и проекты, как приграничные туры, экотуры, фолк-туры, катание на лыжах, чтобы создать все необходимые условия для углубления туристического сотрудничества между Китаем и Казахстаном. Я в этом нисколько не сомневаюсь.

– В этом году пятилетняя годовщина выдвижения инициативы «Один пояс, один путь». Что в этом направлении предполагает делать Генеральное консульство?

– Мы будем организовывать научно-исследовательские мероприятия и крупномасштабные праздничные приемы и концерты в честь этих событий. Также приглашать представителей СМИ и научных экспертов посещать китайско-казахстанские предприятия. Кроме того, мы будем продолжать содействовать деловому сотрудничеству на региональном уровне, ускорять процесс реализации проектов индустриально-инвестиционного сотрудничества, находящихся на территории консульского округа, чтобы народы двух стран побольше ощутили реальную выгоду. Мы также будем тесно сотрудничать с образовательными, научными и культурными учреждениями, проводить большую культурно-гуманитарную деятельность.

Хочу особо отметить, что Китай всегда рассматривает Казахстан как важного и надежного партнера во всестороннем стратегическом сотрудничестве, искренне развивает сотрудничество с Казахстаном во всех областях. Практика доказала, что Китай и Казахстан опережают многие страны в процессе совместного строительства Шелкового пути. В настоящее время углубляется состыковка стратегий развития двух стран. Нашим странам требуется еще более тесное взаимодействие в упрощении процесса передвижения людей и рабочих процедур, создании условий для более справедливого, прозрачного правового регулирования, укреплении защиты инвестиций. Создание сообщества единой судьбы отвечает коренным интересам народов Китая и Казахстана.

Казахстан. Китай > Внешэкономсвязи, политика > dknews.kz, 8 февраля 2018 > № 2492378 Чжан Вэй


Украина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 8 февраля 2018 > № 2491794 Михаил Саакашвили

Саакашвили: «Нападая на меня, Порошенко вернул меня в центр внимания»

В понедельник бывшего президента Грузии, который сейчас ведет активное противостояние с украинскими властями, освободили из-под домашнего ареста в Киеве. Он намерен играть видную роль в политике и сделать Украину «жизнеспособной страной», а также осуждает засилье олигархов.

Себастьен Гобер (Sébastien Gobert), Liberation, Франция

Этот бывалый политик и адепт перманентной революции встречает нас, рассевшись на диване. Бывшего президента Грузии (2004-2013) Михаила Саакашвили приговорили к домашнему аресту по ночам, и с 22 часов он не может выйти из своей большой киевской квартиры. Большое унижение для такого кипучего деятеля. «Миша» во весь голос заявил о себе в украинской политике после революции на Майдане в 2014 году. Получив украинский паспорт от друга и сокурсника Петра Порошенко, Саакашвили стал скандальным губернатором расположенной на юге страны Одесской области. Параллельно с этим его лишили грузинского гражданства. Наконец, когда он открыто стал выступать против Порошенко, тот без предупреждения лишил его статуса гражданина Украины.

После невероятной эпопеи с возвращением на Украину это грузинское лицо без гражданства столкнулось с обвинениями в подготовке государственного переворота на деньги России. Сам Саакашвили говорит, что стал объектом политического преследования со стороны «авторитарного» и «коррумпированного» главы государства. Его харизма и громкие выходки привлекают внимание СМИ, компенсируя тем самым слабую народную поддержку. Как бы то ни было, его политическая авантюра может подойти к концу. Журнал «Тайм» назвал его одним из «самых разыскиваемых геополитических беглецов в мире», тогда как в родной Грузии ему заочно дали три года тюрьмы. В понедельник домашний арест был отменен, однако в скором времени может начаться процедура экстрадиции. Ночная беседа за чашкой чая, на которой изображен бывший грузинский лидер.

— Вы уже не первую неделю ходите по судам, а разбирательства все дальше затягиваются. С чем связано такое количество выдвинутых против вас обвинений?

— Все знают, что эти процессы нелепы и необоснованны. Это говорит в первую очередь о непрофессионализме украинских властей. Они пытались избавиться от меня, без предупреждения лишив украинского гражданства, и с этого момента допускают все больше ошибок. Их попытки не дать мне пересечь границу, давление на моих сторонников, полицейские операции, обвинения в государственном перевороте… Только безумец может поверить, что я — агент ФСБ! Я, человек, который уже столько лет борется с Путиным… На каждом слушании судьи придумывают доказательства и нарушают процедуры. Это абсурд, учитывая, что Украина пытается отдалиться от России, однако власти лишь имитируют российский стиль избирательного и скоропалительного правосудия! Как бы то ни было, я уверен, что на Украине это не пройдет.

— Ваше поле для маневра в политике сегодня, судя по всему, ограничено вне зависимости от государственных репрессий. Вам может грозить тюрьма как на Украине, так и в Грузии. Думаете, вас могут экстрадировать?

— В любом случае, к этому готовятся. Только не обязательно в Грузию. Несколько дней назад я узнал, что у польских властей попросили принять меня обратно. Моя экстрадиция в Грузию обернулась бы большими осложнениями для Тбилиси. Там я им не нужен.

— Почему?

— У меня есть широкая поддержка в народе, армии и правоохранительных органах. Правительство слабо. Большинство грузин знают, что заочный процесс был фарсом. Старые судьи больше года искали следы коррупции и офшорных счетов. Но ничего не нашли. При мне не было никакой коррупции. Сейчас меня обвиняют в злоупотреблении президентским правом на помилование. Только вот ни в одной стране мира президента не судят за применение его конституционных прерогатив. Людям это известно. Запад на это не купился. Даже генеральный прокурор Украины называл этот суд политическим, пока сам не выступил против меня. Если в Грузии меня посадят в тюрьму, мои сторонники свергнут правительство, чтобы освободить меня. Я в этом уверен.

— Но действительно ли вы так популярны? Ваша партия не смогла победить на парламентских выборах осенью 2017 года. В Грузии вас критиковали за авторитарный подход к власти, разгон демонстраций, давление на СМИ…

— Да… И что? Из такой страны как Грузия не сделать европейскую либеральную демократию за восемь лет. Я не утверждаю, что мне это удалось. Тем не менее я превратил мою страну в жизнеспособное государство, которое с успехом провело реформы. Это единственное государство на постсоветском пространстве, где переходный процесс во власти прошел мирным путем. А злоупотребления, в которых меня обвиняют, сущие пустяки по сравнению с тем, что происходит при нынешнем правительстве.

— Если бы вы пришли к власти на Украине, то пустили бы в ход те же методы?

— Украине нужна большая чистка! Это неработающее государство с самым низким в Европе показателем ВВП на жителя. Почему? Потому что семь олигархов взяли в заложники все богатства страны с единственной целью собственного обогащения. При этом я не верю в массовые репрессии, в отправку всех за решетку. Сидящий в тюрьме олигарх использовал бы СМИ, подконтрольных ему депутатов и деньги, чтобы отравить жизнь реформаторам. Куда лучше, если он на свободе, но без денег.

— Вы хотите сказать, что олигархов нужно заставить заплатить за их свободу?

— Да, за их свободу, и чтобы получить гарантии хорошего поведения. Я выучил этот урок от моего друга Леолуки Орландо (Leoluca Orlando), мэра Палермо. Побежденная им мафия очень похожа на постсоветскую олигархию. На Украине эта политика должна проводиться в сотрудничестве с западными странами. Им нужно сделать свою работу.

— Вы открыто ведете войну с Петром Порошенко, который был вашим сокурсником в 1980-х годах. С чем это связано?

— После провозглашения независимости в 1991 году Украиной управляет своеобразный олигархический совет директоров, который назначает президента, премьера и т.д. Эти олигархи называют себя бизнесменами, но на самом деле они против бизнеса. Они ведут себя как акулы в аквариуме, пожирают всю более мелкую рыбу. Как бы то ни было, акулы не трогают друг друга и полагаются на совет директоров. Порошенко первым решился провозгласить себя одновременно директором и президентом. А потом посчитал, что ему не нужны олигархи вроде Дмитрия Фирташа и Игоря Коломойского… Он хочет стать единственным олигархом.

— Работа президента после избрания в мае 2014 года не похожа на подход олигарха. Так, несмотря на военную обстановку, он добился для украинцев либерализации визового режима с шенгенской зоной…

— Это единственное, чего он достиг! Он провел структурные реформы в здравоохранении, образовании и по децентрализации. Только вот это не настоящие реформы! Это обман, а результат ясен как божий день: у нас говорят о хорошем экономическом росте, но он ниже средних европейских и мировых показателей. Украина же не сможет выжить без высокого роста. Правительство непопулярно, а в некоторых регионах существуют сильные сепаратистские тенденции. Без экономического роста существует угроза для гражданского мира и риск балканизации страны.

— Резкая критика президента изолирует вас от части реформаторов и общественности, которая требует перемен, но не хочет смещения власти в обстановке войны…

— Многие из этих реформаторов не работают со мной, потому что не могут работать сами с собой и получить результаты. Они существуют в своем мирке, выдвигают малопонятные людям процедурные требования. Нельзя изменить ведомственную систему с улицы. Тем не менее, когда я пошел против Порошенко, того, кто перекрыл путь переменам, люди вышли на демонстрации. По последним опросам, мою партию «Движение новых сил» готовы поддержать 6-7%. Мы можем пройти в парламент. Неплохо для партии, которой полгода назад еще не было на политической сцене. Это свидетельствует о слабости Порошенко. Он стремится взять все под контроль. Своими нападками он вернул меня на первый план.

— Некоторые оппозиционеры пользуются вашей деятельностью, чтобы критиковать президента без риска для себя. Это вас не смущает?

— Я готов к прилюдному сожжению, если это поможет продвинуть вперед Украину. Я не могу принять участие в президентских выборах, но если у меня получится привести на политическую сцену нового и объединяющего вокруг себя разные силы кандидата, это уже можно будет считать большим успехом. Моя главная цель в том, чтобы Украина пришла к успеху!

— Почему это так важно?

— Если Украина потерпит неудачу или останется в застое, Владимир Путин уничтожит страну. Весь регион, включая Грузию, исчезнет как независимое геополитическое пространство. Для меня это шанс сделать примером успеха уже вторую постсоветскую страну. В судах или где-то еще, я буду бороться до конца.

Украина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 8 февраля 2018 > № 2491794 Михаил Саакашвили


Россия. США > Армия, полиция > inosmi.ru, 8 февраля 2018 > № 2491785 Оскар Крейчи

Война с Россией? Запуганными людьми легче управлять

Оскар Крейчи (Oskar Krejčí), Časopis argument, Чехия

Чешский политолог и специалист по международным отношениям Оскар Крейчи в интервью изданию Časopis argument рассуждает о вероятности войны между США и Россией и о нынешней волне вооружения.

Časopis argument: В последнее время часто обсуждают бюджет Министерства обороны США на 2019 год. Предположительно, его расходы возрастут до 716 миллиардов долларов. На «зарубежные чрезвычайные операции» (Overseas Contingency Operations) планируется выделить более 90 миллиардов. В новой ядерной доктрине США говорится о разработке и производстве ядерного оружия малой мощности, которое можно было бы применить против России. Неужели Россия действительно представляет собой такую большую опасность?

Оскар Крейчи: Сначала скажу несколько слов о логике увеличения американского оборонного бюджета. Если ориентироваться на неизменные цены (доллар в 2009 году), то рост военных расходов США начался после холодной войны при Билле Клинтоне. В бюджете на 2000 год военные расходы достигли 407,7 миллиардов долларов. Во время первого президентского срока Джорджа Буша-младшего эти расходы превысили военные бюджеты Рейгана, самые большие за всю историю холодной войны. В бюджете на 2005 год расходы на оборону составляли 550,7 миллиардов долларов. Самое интересное тут то, что резкий рост произошел тогда, когда о китайской или российской угрозе еще никто и не говорил. Также оказалось, что не холодная война способствовала увеличению военных расходов США, а сама суть американского капитализма, которая на данном этапе истории требует абсурдно высоких оборонных расходов.

— Но Россия и Китай тоже увеличивают расходы на оборону!

— Российская программа модернизации вооружений была принята в 2010 году. Последние данные Стокгольмского института исследования проблем мира (СИИПМ) за 2016 год свидетельствуют о том, что российский оборонный бюджет не превышает 70 миллиардов долларов. Если составить рейтинг стран сообразно размеру их военного бюджета, то США окажутся на первом месте, и их бюджет больше, чем у восьми следующих за ними стран вместе взятых. Я повторю, что логика военных расходов США преимущественно не зависит от расходов других стран. Вспомните рассекреченное на прошлой неделе краткое содержание новой Оборонной стратегии США (2018 National Defense Strategy), которую представил министр обороны Джеймс Мэттис. Никаких сюрпризов эта стратегия не преподнесла. В СМИ большой акцент делался на то, что конфронтации с государствами в стратегии отдается преимущество перед конфронтацией с неправительственными террористическими организациями, однако это изменение еще времен Барака Обамы. Если быть точнее, оно появилось в Стратегии национальной обороны США (National Military Strategy of the United States of America) 2015 года. Наиболее интересным местом в новой Оборонной стратегии является пассаж об изменениях в области международной безопасности. Согласно документу, «на протяжении десятилетий Соединенные Штаты пользовались бесспорным и доминирующим приоритетом во всех сферах. Мы без труда могли направить наши силы повсюду, куда хотели, сосредоточить их там, где хотели, и применить так, как мы хотели. Теперь каждая сфера под сомнением: воздух, суша, море, космос и киберпространство». Вашингтон боится не военной угрозы от России или Китая — он боится потерять возможность своевольно решать судьбу остальных.

— Вы утверждаете, что огромные оборонные расходы США избыточны. Вероятно, доказать это математически нетрудно. Но как возможно, чтобы таким опасным образом деньги транжирились на протяжении десятилетий в демократической стране?

— В этой связи стоит постоянно напоминать слова нацистского военного преступника Германа Геринга, которого цитирует Густав Гилберт в своей известной книге «Нюрнбергский дневник»: «…Люди не хотят войны. Зачем какому-нибудь бедняге на ферме хотеть рисковать своей жизнью на войне, когда лучшее, что он может получить в ее конце, —вернуться на свою ферму целым? Естественно, простые люди не хотят войны; ни в России, ни в Англии, ни в Америке, ни в данном случае в Германии… Людей всегда можно заставить слушаться вождей. Это легко. Все, что вам нужно сделать, это сказать им, что они подвергаются нападению, и осудить пацифистов в отсутствии патриотизма, и в том, что они подвергают страну опасности. Это работает одинаково — в любой стране».

Посмотрите, что за последние годы произошло в нашей стране. Просвещенное восприятие войны как сбоя в политическом процессе вытеснила ветхозаветная идея о вечных войнах и оправдание убийств представителей неизбранных народов. Вместо оптимистических утопий в моду вошли пессимистические антиутопии, картины мрачного будущего человечества. На недавних президентских выборах в Чехии друг другу противостояли два непримиримых лагеря. Для одного характерна боязнь Москвы, а для второго — боязнь исламизации Европы и глупости Брюсселя. Трудно найти кого-то, кто боится и того, и другого одновременно, и это подсказывает нам, что происхождение этого «предвыборного» страха носит преимущественно идеологический, неаналитический характер, и что сформировался он под воздействием средств массовой информации. Вообще, запуганными людьми легче управлять.

— Но давайте вернемся к России. В книге «Геополитика России», рассуждая о грузино-российской войне, десятую годовщину которой мы отметим в этом году, вы не слишком высоко оцениваете боеспособность российской армии.

— На первый взгляд, та российская операция по принуждению к миру кажется большим военным успехом. Через два дня после начала боев грузинской армией российские вооруженные силы перешли в неотвратимое стратегическое наступление, и через четыре дня войны грузинские силы были фактически разгромлены. Но последующие российские анализы обнаружили большие проблемы. Например, по мнению Анатолия Цыганка (руководитель российского Центра военного прогнозирования — прим.ред.), российские потери людьми (74 солдата было убито) и техникой по сравнению с американской интервенцией в Ирак (три недели боев, 137 военнослужащих США убито) были «чрезвычайно велики». Также в американских экспертных оценках говорится о том, что дала о себе знать проблема плохой координации между отдельными родами российских войск, не было дронов, космическая система ГЛОНАСС не работала (американская GPS во время войны для российских военных была отключена). Многие единицы военной техники были еще советскими и устаревшими, даже если сравнивать с некоторыми грузинскими подразделениями, которые были оснащены оружием, поставленным с Запада. У россиян не было управляемых бомб, современной амуниции и так далее. Все это положило конец продолжительной дискуссии о необходимости изменений, поэтому уже в том же 2008 году началась реформа российской армии.

Результаты реформы показала сирийская операция. Это первая операция российской армии со времен Второй мировой войны, когда в боях участвовали все рода войск: сухопутные, морские и авиационные силы, а также новые подразделения космических войск и сил кибернетической защиты. По информации, поступившей на этой неделе, в боях было испытано 215 видов нового оружия. Ключевую роль играют Воздушно-космические силы (ВКС): российские самолеты взлетают с базы в Сирии, а дальние бомбардировщики летают через Ирак и Иран, а также вокруг западного побережья Европы. Крылатые ракеты, выпущенные с кораблей в Каспийском море, а также с подводных лодок и фрегатов в Средиземном море, поразили намеченные цели. Также были испытаны новейшие зенитно-ракетные системы, в том числе С-400. Хорошо себя зарекомендовала система космической навигации ГЛОНАСС. В боях применяются управляемые ракеты и бомбы, а также дроны. Проверку боем прошел авианесущий крейсер и его сопровождение. Спецподразделения выполняют поставленные задачи. Новый опыт получили также саперные отряды и военная полиция.

Сегодня 59,5% вооружения в российской армии новое. И это оружие стало пользоваться спросом на экспортном рынке. Правда, на этой неделе Владимир Путин предупредил производителей оружия, что со временем внутренний российский спрос уменьшится, и призвал к развитию гражданской промышленности. В том числе, он говорил о гражданской версии современного сверхзвукового стратегического бомбардировщика.

— Не очень утешительная информация: если все вооружаются и руководствуются страхом, значит, угроза войны растет?

— Вы правы. Иррациональность в политике крайне опасна. И ведь ясно: в современном мире силой ничего не изменить. По данным Arms Control Association, а это неправительственная организация, работающая в Вашингтоне, в начале этого года у России и Соединенных Штатов было по полторы тысячи единиц стратегического ядерного оружия. Если добавить малые боезаряды, то получится около семи тысяч в арсенале каждого из этих государств. Новая ядерная стратегия США не может изменить этого равновесия. Ни одно из этих государств не может себе позволить начать войну против другого, не рискуя собственным уничтожением. Несколько дней назад журналисты заметили, что на борту самолета, летящего регулярным рейсом из Москвы в Нью-Йорк, находился Сергей Нарышкин, глава Службы внешней разведки Российской Федерации (российский аналог ЦРУ). Впоследствии визит подтвердил посол РФ в Вашингтоне. Несмотря на царящую ныне русофобию рабочие контакты не прерваны. Вопрос только в том, когда партнеры начнут друг другу доверять, и кто победит: сама себя оправдывающая истерия или здравый смысл.

Россия. США > Армия, полиция > inosmi.ru, 8 февраля 2018 > № 2491785 Оскар Крейчи


США. Россия > Авиапром, автопром. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 8 февраля 2018 > № 2491766 Леонид Бершидский

Как Илон Маск обошел космическую программу России

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

Ни в одной стране запуск сверхтяжелой ракеты-носителя Falcon Heavy, произведенный во вторник компанией SpaceX, не вызвал такого резонанса, как в России. Частная американская компания продолжает совершать технические подвиги, от которых российская космическая промышленность отказалась: сначала SpaceX начала многократно использовать ракеты, а теперь успешно запустила ракету, оснащенную 27 двигателями.

СССР пытался сделать нечто подобное в 1960-х и начале 1970-х годов. Сергей Королев, конструктор ракетно-космической техники, который запустил первый спутник и первого человека в космос, начал разработку того, что позже получило известность как Н-1, сверхтяжелая ракета-носитель с 30-двигателями, которая была способна доставить 75-тонную космическую станцию на орбиту, а возможно, и на Луну, Марс и Венеру. Проект была закончен после смерти Королева в 1966 году, и испытательные пуски Н-1 проводили четыре раза. Все пуски были неудачными, во многом из-за сложностей, связанных с одновременной работой такого количества двигателей.

А сегодня компания SpaceX успешно справилась с аналогичной задачей, и хотя пока неясно, кто будет заключать контракт на обслуживание Falcon Heavy, у основателя SpaceX Илона Маска теперь есть самая мощная в мире ракета-носитель: она может доставить на орбиту до 64 тонн груза. Планы России по созданию такой ракеты, способной совершить полет на Луну или на Марс, пока еще не завершены и, конечно, не финансируются в полном объеме, хотя глава российского космического агентства «Роскосмос» Игорь Комаров пообещал осуществить первый запуск в 2028 году. Вероятно, даже у Китая будет сверхтяжелая ракета-носитель раньше, чем у России. Но именно успех «выскочки» Маска вызывает чувство жгучей обиды. Ведь за «Роскосмосом» стоит государство со всей его властью и возможностями. Но надо же — этот шоумен, выглядящий как мальчишка, запускает свою Tesla Roadster в космос. Из динамиков автомобиля во всю мощь звучит голос Дэвида Боуи. А на экране приборной панели светится цитата из «Путеводителя для путешествующих по галактике автостопом» Дугласа Адамса: «Не паникуй!»

Не помогли и плоские шутки — событие от этого не становится менее горьким и обидным. Когда больно, русские смеются. И после запуска появилось множество русских мемов, авторы которых, ерничая (храбро), признали поражение, предлагая варианты того, что могла бы Россия запустить в космос вместо автомобиля Tesla Roadster.

Но подтекст у всего этого серьезный. Виталий Егоров, представитель частной космической компании «Даурия Аэроспейс», которая производит российские спутники и сотрудничает с «Роскосмосом», с горечью написал в Facebook:

«На самом деле Маск не сделал ничего фантастического. Такое делал Королев, делал Глушко. Такое делали советские люди, и могут сделать русские. Но сейчас мы смотрим на это со стороны, как на что-то фантастическое. У меня неоднократно спрашивали различные люди: „Можем ли мы повторить успех SpaceX?″. Технически можем. В конечном счете, посадка ступени или сверхтяжелая ракета — это математическая задача. Математики у нас не перевелись! У нас перевелись мечтатели. Чтобы знать, как лететь, и куда лететь, нужно знать, зачем лететь».

У Маска, с его природным умением показать товар лицом или протолкнуть идею и с надоевшими культурными ориентирами, есть мечта, о которой он рассказал в своем докладе, опубликованном в прошлом году: колонизировать Марс. В докладе Маск признается, что даже разбогател ради этой мечты.

В России действительно нет мечтателя, который мог бы с ним сравниться. В России есть Дмитрий Рогозин, вице-премьер и националист, отвечающий за оборонную и аэрокосмическую промышленность, который устроил публичную ссору с руководством «Роскосмоса» после последнего неудачного запуска ракеты в ноябре. Чиновники «Роскосмоса» арендовали бизнес-джет Gulfstream и полетели на Дальний Восток на запуск космического аппарата с нового космодрома «Восточный», но ракета «Союз» с 18 спутниками на борту сгорела в атмосфере. Позже Рогозин обвинил «Роскосмос» в том, что настройки разгонного блока «Фрегат» были выставлены в расчете на пуск с другого космодрома. «Один портной шьет карман, другой — лацкан, а костюмчик не получился», — возмущался Рогозин. «Роскосмос» опроверг слова о допущенной ошибке. Но после серии уголовных расследований в российской аэрокосмической отрасли (во время которых были выявлены случаи использования дешевых компонентов, что недопустимо при строительстве ракет) не исключаются даже самые нелепые объяснения.

После распада Советского Союза российская космическая программа осуществлялась на прагматической основе — для зарабатывания денег. Используя проверенные временем технологии, Россия захватила лидерство на рынке коммерческих запусков. Но настойчивость и изобретательность специалистов SpaceX, а также успех компании в снижении затрат за счет повторного использования ракет, сделали ее в прошлом году вероятным лидером рынка и, возможно, даже прибыльным. Вне всякого сомнения, ракета Falcon 9 по количеству удачных запусков стала самой лучшей в мире.

«Роскосмос» признал, что компания SpaceX представляет угрозу, к которой он многие годы относился с презрением и которую игнорировал. Сейчас российская корпорация работает над снижением стоимости запуска на 20% процентов и повторным использованием компонентов ракет. Но на данный момент лучшей в этой области является компания Маска, и догнать ее будет нелегко.

Многие россияне, которые завидуют успеху Маска, подчеркивают, что он не достиг бы всего этого без государственной поддержки — технической помощи от НАСА, а также многомиллиардных правительственных субсидий. Но остальные компании аэрокосмической отрасли США тоже получают значительную финансовую поддержку от государства, что можно сказать и о космических программах европейских стран, Китая, Японии и Индии. Наверное, Егоров видит эту разницу. Никакая государственная поддержка не смогла бы обеспечить компании SpaceX успеха и лидирующих позиций в той степени, в какой это стало возможным благодаря личной страсти и энтузиазму этого неуклюжего, всех раздражающего чудака-умника, который читает научную-фантастику и ездит на электромобиле Tesla Roadster. В производственно-технической сфере мечта, возможно, не играет столь серьезной роли, как государственные соображения, которыми руководствуются Рогозин и Комаров. Но поднимать некоторые тяжелые объекты в космос она, мечта, несомненно, помогает.

США. Россия > Авиапром, автопром. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 8 февраля 2018 > № 2491766 Леонид Бершидский


Россия. США > СМИ, ИТ > newizv.ru, 8 февраля 2018 > № 2490901 Никита Исаев

Чёрная дыра бюджета. Роскосмос только вытягивает бюджетные деньги

Частная компания Илона Маска обещает беспрецедентно низкую цену на запуски FalconHeavy: 90 – 120 млн долларов. Чем не революция в космической отрасли?

Никита Исаев, директор Института актуальной экономики

На днях компания Илона Маска SpaceX впервые запустила самую тяжёлую на сегодняшний день ракету-носитель Falcon Heavy c электромобилем Tesla на борту, за рулём которой сидел манекен. Исполнительный директор Роскосмоса Буренков сколько угодно может обиженно смеяться над запуском ракеты, называя это рекламной акцией Tesla из-за убытков (попробовал бы он что-нибудь с нуля создать - узнал бы, какая бывает отчётность), сути это не меняет: был совершён величайший прорыв. Кстати, поучиться рекламировать себя и свои услуги Роскосмосу тоже не помешало бы.

Кроме того, что частная компания Маска смогла создать одну из самых эффективных ракет современности, у которой нет действующих аналогов, и успешно выполнить сложнейшую миссию с первого раза, так ещё эта частная компания обещает беспрецедентно низкую цену на запуски FalconHeavy: 90 – 120 млн долларов. Чем не революция в космической отрасли? Однако это не восторги гением Илона Маска. Это, скорее, упрёк Роскосмосу во главе с Игорем Комаровым и Дмитрию Рогозину лично.

При них Россия стала стремительно терять свои позициив сфере космонавтики. Даже не берём сейчас такие важные и наиболее прибыльные сферы, как строительство спутников и оказание услуг по предоставлению спутниковой связи, или коммерческий мониторинг Земли и объектов на ней: в этих областях мы и не блистали никогда. Но запуски ракет! Хоть они и дают ничтожные 1,6% от всего рынка космических услуг, именно в этом наша страна ещё совсем недавно была сильна.

В 2010 году Россия занимала 43% рынка космических запусков. Тогда стартовала 31 ракета-носитель против 15 у США, 15 у Китая, 6 у ЕС, 3 у Индии и 2 у Японии. Безоговорочное лидерство. Но потом в Америке появилась SpaceX с невероятными по меркам закостенелой космонавтики темпами развития. А в России не появилось ничего. Ну ладно, появился космодром Восточный… Но это, в первую очередь, политическое, а не экономическое решение. В итоге, в 2017 году США совершили 29 запусков, и все были успешными, Россия осилила только 19, из них гладко прошли только 17. Китай же совершил 18 запусков, из которых 16 удались.

На растущем рынке космических запусков (прибавка 25% к 2010 году), Россия умудряется только терять своё присутствие. 21% запусков – это совсем не то, чем можно гордиться. Сейчас весь Роскосмос впору сравнивать с одной только SpaceX, которая совершила 18 запусков, при этом все – успешные. Но количество запусков у нас – это только верхушка айсберга проблем.

Из 18 пусков только 4 были заказаны не самим Роскосмосом или Воздушно-космическими силами РФ. Только 4 коммерческих запуска, среди которых был только один спутник отечественного производства – тот самый многострадальный «Ангосат-1» для Анголы. Печально. Такое положение дел говорит о том, что отечественная космическая техника становится неконкурентоспособной на открытом глобальном рынке. Рогозин с Комаровым допустили три основных промаха, которые оказали фатальное воздействие на отечественную космонавтику.

Во-первых, эти люди попустительствуют тотальной халатности на всех этапах производства. Вспомните только историю с неправильным припоем для двигателей Протона, забытые заглушки в трубопроводах при запуске ангольского спутника, и пропуск тестирования системы ориентации разгонного блока при запуске с нового космодрома. Один раз – случайность, два раза… но три раза – это уже закономерность. Такое разгильдяйство не появляется само собой, а только при попустительстве руководства. И при соответствующем уровне зарплат, разумеется: ведущего инженера-конструктора в Центр Хруничева в Воронеже приглашают работать за 21 тыс. рублей, ведущего конструктора в Москве приглашают на работу за 45 тыс. рублей. Неужели талантливым и ответственным людям будет интересна работа за такие деньги?

Во-вторых, у нас так и не появилось никаких ясных планов развития. Сначала все ринулись доделывать модульную Ангару, которая своим семейством должна была стать новой сверхтяжёлой и заменить старые модели ракет-носителей: и Союзы различных версий, и Протон. В итоге два тестовых запуска и всё. Потом последовали судорожные попытки Ангару, которую разрабатывал НПЦ Хруничева (только официально на подготовку самой первой лёгкой версии ушло 200 млрд рублей), заменить на перспективный Союз-5 от РКК «Энергия». Вот только этот «перспективный» Союз-5 очень похож на советский Зенит, который производил украинский Южмаш... Могоразовость? Двигатели на метане?Ничего подобного. Просто создание новой ракеты-носителя ради галочки. Даже пилотируемый корабль «Федерация», который должен был стартовать на Ангаре перенесли на Союз-5. Но чехарда на этом не закончилась. НПЦ Хруничева объявил о разработке среднего и лёгкого Протона, а на Восточном скоро должно начаться строительство второй очереди со стартовой площадкой для (внезапно) Ангары! Более того, Рогозин заявил, что первую ступень оснастят крыльями, чтобы она стала многоразовой, как у Маска. Про экономическую целесообразность никто не говорит. Главное, чтобы было, как у Маска. Впрочем, идея не нова. Крылья хотели приделать ещё во времена СССР, а макет крылатой Ангары показывали 17 лет назад.

В общем, как в том анекдоте «я и умная, и красивая, мне что, разорваться что ли?» В США уже есть планы по прекращению финансирования МКС (которая может быть передана в частные руки), запуску в производство альтернатив российским двигателям, началу эксплуатации двух пилотируемых кораблей (то есть Роскосмос перестанет и на отправке людей зарабатывать, в 2018 году одно место должно стоить чуть более 80 млн долларов), переключению внимания на окололунную орбитальную станцию. А у нас... Ну как пойдёт. Если МКС не затопят, то может для приличия ещё и сохранится формально экипаж в российских модулях. А если повезёт, то может к американцам на окололунной станции DeepSpaceGateway присоединимся. А экономическая целесообразность и отношение к деньгам – это третья проблема. Рогозин, Комаров, Роскосмос – эти три слова никак не могут находиться в одном предложении со словом «коммерция».

Единственная их задача – выкачивание денег из бюджета. Больше они, похоже, ничего не умеют и, что самое страшное, не хотят делать. Роскосмос –огромная дыра, поглощающая деньги. Раньше, когда пусков было много, и они были дорогими, с этим, что называется, можно было жить. Ещё в 2014 году запуск Протона оценивался в 115 млн долларов. Но появился Илон Маск, готовый запустить Фалькон за 62,5 млн долларов, и всё изменилось. В итоге и стоимость запуска Протона пришлось снизить до 70 млн долларов.Теперь доставка на американской ракете выходит примерно на 10% дешевле, чем на нашей: 2740 долларов против 3000 долларов за 1 кг на низкую орбиту. Сколько будет стоить доставка на Ангаре – неизвестно, но прогнозы не утешительны. Шансы на то, что у нас получится сделать дешевле ничтожно малы.

Игорь Комаров пообещал представить нашего сверхтяжёлого конкурента через 10 лет. Никаких готовых разработок, всё заново, чтоб было, как у Маска. И понадобится на её разработку и строительство инфраструктуры 1,5 трлн рублей. Это 26,2 млрд долларов по текущему курсу. Разработка FalconHeavyобошлась в 0,5 млрд долларов. В 52 раза дешевле! Это провал. Начинать что-то проектировать с такими расчётами – уже преступление! Но кого это волнует? Для нас космос – это процесс, позволяющий вести подковёрную борьбу и осваивать бюджеты. Для США – это бизнес. В итоге в 2016 году американские компании заработали на запусках в 9 раз больше, чем Роскосмос: 1,185 млрд долларов против 130 млн. Даже европейцы заработали 1,15 млрд долларов. Вот реальный показатель положения дел.

И так будет до тех пор, пока Роскосмос остаётся и заказчиком, и исполнителем в одном лице. Получил деньги от государства, сам что-то заказал, сам что-то исполнил, сам себе отчитался, сам себя проверил – прекрасно! В итоге ни техники, ни денег, ни перспектив. Какие-то подвижки в лучшую сторону возможны только в том случае, если за Роскосмосом останутся функции только заказчика и контролёра. Тогда откроется рынок и для частных компаний, которые сейчас находятся вне рынка, поскольку не имеют отношения к Роскосмосу. А РКК Энергия и НПЦ Хруничева пусть создают ракеты, конкурируют друг с другом. Только не рассчитывая на 1,5 триллиона государственных рублей, а рискуя собственными инвестициями.

Так было и со SpaceX: НАСА поддержало компанию, частично вложившись в разработку ракеты. Но это были не подаренные деньги, а предоплата за будущие пуски к МКС. И своих денег Маск вложил куда больше... Из былой советской космической отрасли мы взяли только худшее – закостенелость, бюрократию и зависимость от госдотаций. Пока за рубежом во всю воплощают в жизнь сюжеты фантастических фильмов, мы «все еще кипятим».

Россия. США > СМИ, ИТ > newizv.ru, 8 февраля 2018 > № 2490901 Никита Исаев


Украина > СМИ, ИТ > interfax.com.ua, 8 февраля 2018 > № 2490895 Петр Чернышов

Президент "Киевстара" Петр Чернышов: Четвертого мобильного оператора в Украине не будет

Эксклюзивное интервью президента мобильного оператора компании "Киевстар" агентству "Интерфакс-Украина"

- На момент вскрытия конвертов по тендеру на 2600 МГц было очень много вопросов, почему "Киевстар" решил не бороться за самый крупный лот. В чем заключалась ваша стратегия?

- Мы претендовали на то количество частот, которое реально требуется нам для качественного обслуживания клиентов. Данный лот не представлял для нас экономического интереса, поскольку это отдельно стоящие полосы частот, а для работы 4G нужен сплошной спектр. Мы купили три рядом стоящих участка спектра по 5 МГц, что дало нам суммарную полосу в 15 МГЦ и возможность предоставления максимальной скорости.

Знаете, что еще хочется отметить? Хочу сказать, что наш регулятор очень умный. НКРСИ так хитро выстроила лоты на аукционе, что произошло то, чего никто не ожидал – операторы купили все полосы, хотя их было слишком много для "большой тройки". Купили даже далеко стоящую полосу в 5МГц, которую все заочно считали "мертвой".

- Вы говорите о первом лоте?

- Да. В существующей на сегодня технологии 4G развертывать сеть нужно на непрерывных полосах частот. Есть также технология, которая позволяет запускать 4G на отдельно стоящих полосах, но она очень дорогая и применяется на рынках, где ARPU довольно большой. Это не про нашу страну.

- Возможно, конкуренты купили этот лот с заделом на будущее?

- Ну, разве что на очень отдаленное будущее, ведь там рядом спецпользователи. А подвинуть их очень, очень сложно. По сути, получилось так, что мы купили три полосы по 5МГц, "Vodafone-Украина" - две, lifecell - вроде как также три, но использовать сможет только две. Может, в этом их решении и есть логика, но нам она непонятна.

- Где вы планируете пользоваться этой частотой при запуске 4G?

- Исходя из нашей стратегии развития, мы планируем подключить более 500 сайтов, работающих в диапазоне 2600 МГц. И мы знаем, что у наших конкурентов такого оборудования будет меньше – не драматически, но сопоставимо с объемами абонбазы.

В ряде городов мы уже установили это оборудование. Это – мегаполисы, крупные города, такие как Киев, Днепр, Харьков, Одесса, Львов. Но у нас есть еще четыре города, где будем развивать покрытие 4G на этой частоте. В частности, в первой очереди запуска – Хмельницкий, где мы занимаем практически 80% рынка, и сеть нужно будет просто разгрузить. Также это оборудование установлено в пунктах пересечения границ, в местах летнего отдыха, таких как, к примеру, Затока в Одесской области. И теперь технически мы готовы запуститься. Остаются бюрократические моменты, связанные с выдачей разрешительной документации.

- Планируете ли инвестировать в 2600 МГц в дальнейшем?

- Базовые станции для 2600-го диапазона нам нужны для усиления работы 4G в диапазоне 1800 МГц. 1800-й диапазон безусловно, лучше подходит для создания 4G-покрытия, но не стоит забывать, что комбинация диапазонов не только повысит пропускную способность общей сети КС, но и даст возможность предложить абонентам самые высокие скорости доступа к интернет.

Мы будем развивать технологию 4G в обоих диапазонах частот, тем более, что наша сеть уже готова к ним. Еще в 2017 году компания начала устанавливать на действующих базовых станциях дополнительное оборудование для услуг 4G связи.

В 2018 году "Киевстар" планирует установить еще 600 новых базовых станций. Будем строить сеть, которая позволит компании оставаться лидером по качеству связи и услуг.

- Ваши ожидания от 4G-тендера на 1800 МГц?

- Ожидаю, что второй аукцион будет еще успешнее первого.

- Сейчас звучит множество предположений насчет того, что "Киевстар" может оказаться в проигрышной позиции из-за распределения лотов на 1800-й диапазон. Так ли это?

- Полагаю, что лоты в этом спектре размещены просто несправедливо. И при этом размещение лотов благоволит одному участнику рынка. Ни нам, ни lifecell оно не выгодно.

Кроме того, распределение частот не соответствует еще и принципам распределения спектра, которые изложены в руководящих документах Международного союза электросвязи и рекомендациях международного консультанта Analysis Mason. Изначально все операторы настаивали, чтобы три дополнительных лота по 5 МГц, освободившиеся в результате рефарминга, были расположены смежно с основными лотами радиочастот или не имели жесткой привязки к частотам (т. н. generic lots – принцип, позволяющий не привязывать лоты к конкретным частотам, а победителю по отдельному лоту - присоединять его к своей основной полосе частот, получая непрерывный спектр). Но нет.

В итоге распределение частот оказалось для нас некоторой неожиданностью. Мы этим недовольны, но у регулятора наверняка были на это свои веские причины, о которых мы не знаем. Можно сказать лишь одно: ценность отдельно стоящих лотов стала ниже для некоторых участников тендера.

Проблема в том, что отсутствие непрерывного частотного диапазона может увеличить расходы на развертывание сети и определенно понизит эффективность использования спектра. А это ценный ресурс.

- Возможно ли будет "поменяться" частью диапазона с "соседями"?

- Законодательство дает такую возможность, и украинские операторы неоднократно ее использовали. Посмотрим, как это будет на этот раз. Мы считаем, что в интересах всех операторов будет обменяться частотами для более рационального использования спектра.

- Если у "Киевстара" под 4G будут и частоты 2600 МГц и 1800 МГц, будете ли вы принимать участие в тендере на 2300 МГц, когда его объявят?

- Ни в каких сумасшедших мечтах мы не планируем участвовать в тендере на частоты 2300 МГц. Мы очень надеемся, что до этого будет внедрена технологическая нейтральность – возможность запускать любую технологию на любых частотах. Напомним, государству это не будет стоить ни копейки – достаточно подписать несколько бумаг. А еще напомню, что технологическая нейтральность – это общемировая практика.

После запуска 4G в 2600 МГц и 1800 МГц мы будем искать возможности для развития в низкочастотных диапазонах. Для Украины очень важно сократить "цифровой разрыв" между городом и селом. Известно, что покрытие мобильной связью больших территорий возможно только на частотах ниже 1ГГц. Поэтому следующим интересным для рынка диапазоном частот, по нашему мнению, может стать 900 МГц, а также диапазоны 700МГц и 800 МГц.

О частотах 900-диапазона регулятор не раз высказывался как о четвертом шаге по развитию мобильной связи в Украине. Первым был запуск 3G, потом 2600-спектр, 1800-спектр и вот четвертым шагом станет технологическая нейтральность. И осенью этот шаг рынок сможет совершить. А этого будет достаточно для полноценного разворачивания 3G в селах, и, конечно, 4G на следующем этапе.

- И как быстро после этого вы сможете покрыть новыми стандартами связи удаленные регионы?

- Главное, понимать, что технейтральность, по сути, – это бумажка. Потом нам нужно будет обменяться кусочками спектров с другими операторами, чтобы получить сплошную частоту. А это, учитывая украинскую бюрократизацию всех процессов, может занять месяца два, не меньше. А потом нам нужно будет еще какое-то время на то, чтобы перенастроить все наши станции. Так что в целом нам понадобится около четырех месяцев – но в итоге это обеспечит покрытие всех территорий вместе с железными дорогами, шоссе, дальними селами и т. д.

- В начале прошлого года украинский телеком-оператор "Просат" в сотрудничестве с китайской корпорацией Xinwei Group начал строительство 4G-сети на базе технологии McWiLL. Как оцениваете их возможность стать четвертым игроком на рынке?

- Просто забудьте о четвертом операторе на рынке мобильной связи в Украине. Нам хорошо втроем.

В Украине нет свободных частот для полноценной работы еще одного оператора. По теории, можно запустить сеть на низких частотах, но для этого в крупных городах нужно будет поставить такое огромное количество базовых станций, что инвестиции попросту не окупятся.

- Еще один вопрос, который хотелось бы осветить - Mobile ID. Каково ваше отношение к внедрению этой услуги в Украине? Какие есть подводные камни?

- Раз мы ее внедряем, то очевидно, что я к ней отношусь прекрасно. Это еще одна возможность с помощью мобильного телефона провести идентификацию клиента и использовать его электронно-цифровую подпись для доступа к электронным услугам и документообороту. Да, для работы сервиса нужна специальная защищенная SIM-карта, которая, кроме привычного телеком-функционала, имеет функцию повышенной защиты информации при электронной идентификации. Но мы такие карты уже выдаем.

Вопрос в том, будет ли спрос на эту услугу и сколько реестров в итоге к ней подключат. Сейчас к ней подключены всего два реестра – "Госгеокадастр" и "Он-лайн дом юстиции", но два реестра не создадут спроса – это слишком мало.

Кроме того, важна пропаганда этой услуги со стороны государства. Без этого дела не будет.

- А как это работает?

- До июня мы пока ведем опытную эксплуатацию и Mobile ID доступен только для ограниченной группы контрактных абонентов "Киевстара" (всего 100 карт). После коммерческого запуска услуги во втором квартале 2018 года сервис будет доступен для всех абонентов компании. Замена SIM-карты – их добровольный выбор. Если абонент заинтересован в доступе к услугам определенных сервис-провайдеров при помощи сервиса Mobile ID, он сможет обратиться в магазин "Киевстара" для замены имеющейся SIM-карты на карту, которая позволит работать с Mobile ID. Для оформления услуги необходимо будет предъявить оригинал паспорта и ИНН.

- Что она может принести пользователям и чего потребует от мобильных операторов? Где в Украине, по вашему мнению, ниша для Mobile ID?

- Это могут быть не только государственные структуры, но также финансовые и страховые компании, учреждения образования, медицины, онлайн-сервисы и т. д.

После коммерческого запуска сервиса Mobile ID, кроме электронной идентификации, станет доступным и использование электронно-цифровой подписи (ЭЦП). Это позволит получать доступ к банковским электронным услугам и подтверждать платежи; работать с государственными электронными реестрами; входить на ресурсы, где нужна идентификация – медицинские, образовательные, страховые и т. п. И даже подписывать документы для ведения бизнеса.

Но я опять-таки скажу, что без подключения новых сервисов эта услуга будет нужна разве что нотариусам. А их в нашей стране не так-то и много.

- Поговорим об инициативе Владимира Гройсмана по привлечению операторов к интернетизации школ по всей стране.

- Если говорить об использовании спутниковой связи, то я к этой инициативе отношусь пессимистически. Ведь что такое спутниковый канал? Во-первых, это нестабильный канал, который очень сильно зависит от погоды. Мобильный интернет, к счастью, работает стабильнее. Во-вторых, это канал с очень сильной задержкой сообщений. Задержка передачи сигнала у спутника – аж 180 милисекунд. Для сравнения: у 3G задержка сигнала – 40-50 милисекунд. Что это значит на практике? Что школьники не смогут пользоваться интерактивными приложениями – играть, слушать лекции, кодить – все будет тормозить!

В-третьих, стоимость спутникового канала – в долларах. И это очень, очень дорого. Я специально посмотрел на сайт провайдера, чтобы проверить цены. Так вот: за 60 ГБ в месяц нужно выложить 1500 грн. Наш безлим 3G сейчас стоит 155 грн - в 10 раз дешевле. А в-четвертых, это же очевидная монополия на рынке. Одна компания, которая установит эти каналы и будет обслуживать школьное оборудование, сможет играть ценами как угодно. Кому придется платить? Школьникам и их родителям, а еще – налогоплательщикам, если государство решит частично компенсировать школам расходы. Затраты лягут на систему образования и местные администрации.

Мы же предлагаем следующее: дайте операторам технологическую нейтральность, и уже через четыре месяца во всех школах появится 3G. Все-таки наши школы не находятся в лесах, а все населенные пункты мы спокойно охватим 900-м диапазоном. Тем более что за технейтральность операторы готовы сами заплатить государству – ничего не нужно будет тратить.

Ну и да, в случае мобильной связи это будет не монополия одного игрока, а жесткая конкуренция. И гривневые цены – ведь оборудование будет стоять на постоянной основе. А после внедрения полной технологической нейтральности (с 4G диапазоном) связь будет намного лучше спутниковой.

В случае проводной связи это будут попросту зарытые в землю миллиарды гривень. И время, которого также понадобится очень много.

- К слову, а как у вас с хищением кабеля?

- У нас воруют очень сильно. В основном это Днепр и Киев.

Только за девять месяцев 2017 года зафиксировано 22,300 тыс. случаев краж и повреждений, что обошлось операторам в 600 млн грн. Только вдумайтесь в эти цифры!

- Недавно вы снова писали о том, что были вызваны в налоговую по вопросу задолженности "Киевстара". В чем заключалась суть дела?

- Я потратил там два часа на абсолютно бессмысленный допрос. Вопросы были феерические: "А кто у вас главный бухгалтер?", "А она ли отвечает за отчетность?" Я не шучу. Долго снимали копию с паспорта, переписывали данные. Правда, в этот раз кофе предложили, в отличие от встречи в прошлом году.

Я потратил два часа времени, со мной прибыли четыре адвоката – и все впустую. У нас уже почти два года длится суд с ГФС Украины, которая считает, что "Киевстар" недоплатил в бюджет Украины рекордную сумму – почти 1,5 млрд гривень!

Мы считаем, что это дело придумано, так как компания всегда исправно и в полном объеме перечисляет все налоги и сборы в бюджет страны. Не зря мы являемся и нас регулярно называют налогоплательщиком №1 в сфере связи и одним из самых крупнейших налогоплательщиков страны.

- Вам не предлагали закрыть дело по мировой, выплатив какую-то часть задолженности?

- Никто не предлагал. Но даже если бы и предлагали, я бы не согласился. Во-первых, мы – часть западной корпорации, которая работает "в белую". Во-вторых, мы абсолютно правы в этом деле и рассчитываем выиграть суд.

Украина > СМИ, ИТ > interfax.com.ua, 8 февраля 2018 > № 2490895 Петр Чернышов


США. Евросоюз. Казахстан. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки > dknews.kz, 8 февраля 2018 > № 2490894 Тулеген Аскаров

Время для «Пояса и пути»

Затянувшееся молчание отечественного чиновничества и крупного бизнеса по поводу опубликованного властями США так называемого «Кремлевского доклада» и возможных последствий потенциальных новых санкций против России весьма напоминает не привычно равновекторную и равноудаленную, а, увы, страусиную позицию.

Тулеген АСКАРОВ

ОБ ЭТОМ ЕЩЕ КЛАССИКИ ПИСАЛИ…

Конечно, можно понять и официальную Астану, и организации, представляющие интересы казахстанского бизнеса, в первую очередь НПП «Атамекен». Ведь наш северный сосед давно находится под санкциями Запада – еще со времен аннексии Крыма. Понятна и политика развитых государств, в первую очередь США и Европейского союза, – они также следуют своей твердой санкционной линии. Можно понять и подчеркнутый нейтралитет Казахстана в этом затянувшемся противостоянии – для нашей страны его участники имеют статус стратегических партнеров. Однако было бы наивно отрицать, что антироссийские санкции Запада никоим образом не влияют на Казахстан, – ведь за минувшие годы даже рядовые соотечественники так или иначе почувствовали на себе экономические перемены, вызванные ими.

«Кремлевский доклад», подготовленный Казначейством (Минфином) США, хотя и не представляет собой санкционный список для немедленного применения, явно указывает на намерение Запада расширить диапазон давления на Москву. Ведь в список доклада включены не только российские олигархи, заработавшие свое состояние при помощи контактов с Кремлем, чего они сами особо и не скрывают, но и чиновники, потенциально участвующие в схеме обогащения избранных предпринимателей и получающих свои весомые дивиденды в разных формах. Показательно, что в «Кремлевском докладе» российских чиновников оказалось больше, чем олигархов – соответственно 114 и 96 человек. И это тоже вполне логично – ведь для того, чтобы конкретный предприниматель мог получить желаемый кусок экономического «пирога» в своем Отечестве и стабильно иметь с него дивиденды в течение длительного периода, делясь с властью, должны быть задействованы все ключевые лица государственной машины исполнительной и законодательной власти, а также правоохранительных органов. Конечно, в данном случае персонально никого из Вашингтона не обвиняют, но тут важен скорее системный подход к делу.

Ничего нового в этом нет – ведь еще в XIX веке классики дали определение государственно-монополистического капитализма, в котором силы капиталистических монополий соединяются с мощью государства! Более того, в какой-то момент над самими чиновниками и их кадровыми перестановками начинают довлеть интересы крупного бизнеса. В самих США эту схему давно описал Теодор Драйзер в легендарной трилогии романов «Финансист», «Титан» и «Стоик», главным героем которой стал богач Фрэнк Каупервуд. В первом из них так и говорилось: «…Для финансиста деньги – это средство контроля над распределением благ, средство к достижению почета, могущества, власти».

Так что если следовать этой логике, то вполне естественным образом в списке «Кремлевского доклада» оказались все члены российского правительства, начиная с недавно посетившего Алматы премьер-министра Дмитрия Медведева, сотрудники тамошней президентской администрации, мэр Москвы и губернатор Санкт-Петербурга – ключевых мегаполисов страны. Вряд ли стоит удивляться и тому, что в него вошли и спикеры обеих палат российского парламента, и даже глава президентского Совета по правам человека, не говоря уже о руководителях силовых министерств и ведомств, включая Службу внешней разведки с ГРУ.

Не стали исключением и главы контролируемых государством компаний – Газпрома, Роснефти, Сбербанка России, Банка ВТБ, Аэрофлота, Российских железных дорог и других.

Правда, столь показательно широкий охват вызвал недовольство некоторых соавторов доклада. К примеру, весьма известный экономист Андерс Ослунд заявил, что доклад был подменен в последний момент, а изначально должен был представлять собой список россиян, обогатившихся незаконным путем при помощи контактов в Кремле и посему обреченных на санкции. Он назвал список выдержками из телефонной книги Кремля и обвинил американский Минфин в том, что даже если санкции и будут применены, то это повлечет объединение российской элиты вокруг Кремля, а не ее раскол. Тем не менее все сходится к тому, что в Вашингтоне не столько хотели покарать кого-нибудь конкретно из россиян, сколько наметить широкий диапазон персональных целей на ближайшее будущее после предстоящих президентских выборов в этой стране.

Американский министр финансов Стивен Мнучин так и заявил, что секретная часть «Кремлевского доклада» как раз и ляжет в основу новых санкций. Выдержки же из этой части, опубликованные информационным агентством Bloomberg, показывают, что у США есть очень сильные рычаги для усиления давления на Кремль, – к примеру, санкции на новые выпуски государственных долговых обязательств России и связанные с ними производные инструменты. Тут стоит напомнить, что даже в советские времена жизни за «железным занавесом» тогдашние власти СССР занимали деньги за рубежом. С другой стороны, авторы «Кремлевского доклада» отдают себе отчет в том, что если такие санкции будут введены, то они повлекут негативные последствия для глобальных финансовых рынков, включая и сами США. Ведь Россия и после введения санкций против нее остается крупным заемщиком на внешнем и внутреннем рынках, привлекая международных инвесторов. Да и в другие страны из нее поступает немало денег. К примеру, советник российского президента Сергей Глазьев оценил отток средств из экономики России за последнее 30 лет более чем в триллион долларов!

БЕЗ ВОРОТ НА ВОСТОК НИКАК!

В любом случае вне зависимости от того, будут ли введены новые санкции США и Запада в целом против России или нет, Казахстану надо ускоренно определяться с вариантами экономического развития в условиях потенциально ограниченных возможностей сотрудничества с нашим северным соседом даже в рамках Евразийского экономического союза. Ведь Россия не только выступает ведущим торговым и инвестиционным партнером Казахстана – через ее территорию идет основной объем поставок нашей нефти на мировой рынок по системам Каспийского трубопроводного консорциума, нефтепроводу Атырау – Самара и другим. Напомним еще, что и сырой газ с Карачаганака перерабатывается в России. Тесно связаны наши энергетические системы, завязанные на взаимные поставки угля, продолжается активное сотрудничество в интеграции ядерно-промышленных комплексов. Стоит напомнить также и о космодроме Байконур.

Активно работают у нас и инвестируют в казахстанскую экономику практически все компании, владельцы и руководители которых представлены в «Кремлевском докладе», – Газпром, Лукойл, Роснефть, Банк ВТБ, Сбербанк России и другие. В Алматы находится штаб-квартира межгосударственного Евразийского банка развития, ключевым акционером которого выступает Россия. Напомним, что в предыдущем номере «ДК» были опубликованы комментарии двух казахстанских «дочек» ведущих российских банков – Сбербанка и Банка ВТБ. Их пресс-службы заверили своих клиентов в том, что ни на них, ни на этих дочерних банках публикация «Кремлевского доклада» никак не отразится.

Между тем стоит заметить, что у самого Казахстана с США не все обстоит так уж идеально и гладко. К примеру, там в отношении нашей страны по-прежнему действует поправка Джексона-Вэника, ограничивающая торговлю США с государствами, препятствующими эмиграции и нарушающими другие права человека. И это при том, что в отношении России действие этой поправки было отменено еще в 2012 году! А чего стоит недавняя история с заморозкой в американском Bank of New York Mellon денег нашего Национального фонда на сумму более $22 млрд! Конечно, вряд ли можно говорить о том, что в Вашингтоне вдруг появится на свет казахстанский доклад по аналогии с «Кремлевским», но все же, как говорится, береженого и Бог бережет!

Поэтому сейчас для нашей страны особую важность представляет развитие экономического сотрудничества в рамках «Экономического пояса Шелкового пути» с тем, чтобы использовать центральный транс-евразийский коридор, соединяющий Китай и Центральную Азию с выходом в Персидский залив и Средиземное море. А вместе с северным коридором «Пояса и пути», идущим из Китая через наш регион в Россию и Европу, эти два направления создадут прочную основу для доступа Казахстана к рынкам Юго-Восточной Азии и «Морскому Шелковому пути». Кстати, как выяснилось на днях, и россияне заинтересованы в новых возможностях, открывающихся в рамках «Пояса и пути». Они намерены построить на Хоргосе свой торговый комплекс и развивать транзитные перевозки с использованием потенциала СЭЗ «Хоргос – Восточные ворота». Это и неудивительно – ведь по сведениям китайского информагентства «Синьхуа», только за прошлый год через Синьцзян-Уйгурский автономный район проследовало в западном направлении более 2200 международных грузовых поездов, то есть примерно по 6 в день в среднем! Ими было доставлено более 1,1 млн тонн общей стоимостью $16,1 млрд. При этом через КПП Алашанькоу прошло 1970 поездов маршрута «Китай – Европа».

В общем, ситуация вполне ясная, хотя и не слишком приятная. Поэтому хотелось бы, чтобы наши чиновники, депутаты и бизнесмены не молчали сейчас, а спокойно обсудили создавшееся положение дел, сверив часы с быстро меняющейся международной обстановкой. И речь должна идти не только о санкциях, но и о следующем экономическом кризисе, который наступит неизбежно, если уже не начался!

США. Евросоюз. Казахстан. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки > dknews.kz, 8 февраля 2018 > № 2490894 Тулеген Аскаров


Казахстан. Франция > Внешэкономсвязи, политика > dknews.kz, 8 февраля 2018 > № 2490885 Филипп Мартинэ

Казахстан – Франция: перспективы совместных проектов

Казахстан и Франция учредили программу стипендий «Абай – Жюль Верн». Наступает праздник Франкофонии, в период которого намечено множество совместных проектов. Чрезвычайный и Полномочный Посол Франции в РК Филипп Мартинэ ответил на вопросы нашего корреспондента.

Айгуль БЕЙСЕНОВА,

ДК: В институте Сорбонна-Казахстан недавно состоялись дебаты на актуальные темы. Вы ожидаете какой-то практический эффект от этих дебатов?

– Несмотря на то, что часть зала не говорила на французском языке, аудитория проявляла неподдельный интерес к мнениям выступающих. Интерес к Франции и французской культуре с каждым годом растет. К сожалению, пока недостаточно казахстанских студентов едет во Францию, чтобы продолжить свое обучение. У нас всего 310 тыс. иностранных студентов, из них 35 тыс. китайцев и менее 600 казахстанцев. Мы не сможем развивать двустороннее сотрудничество на достойном уровне, если не будем развивать студенческие связи. Все те казахстанцы, кто сейчас обучается во Франции, я уверен, вернутся на родину. Надеюсь, что через некоторое время во Франции будет больше казахстанских студентов, обучающихся в самых разных областях науки. Потому что это наше общее будущее, и мы хотим, чтобы студенческий взаимообмен развивался как можно шире, в положительном ключе для обеих стран.

ДК: Отсюда вытекает вопрос о стратегическом партнерстве наших стран.

– В Центральной Азии Казахстан является единственным и главным стратегическим партнером в области энергетики. В экономике у нас очень тесные связи. Надеемся привлечь к вам инвесторов, что тоже немаловажно. Я недавно приехал в РК, всего 4 месяца назад, и удивлен тому, какая это большая и прекрасная страна. Я был в Семее, посетил музей Абая, это первое место, куда я поехал, чтобы отдать дань уважения самому известному поэту и учителю всего вашего народа. Был в музее Пушкина в Уральске. Меня удивил план города, необычность архитектуры. Мне также понравилась мечеть, построенная в китайском стиле, которая находится в Жаркенте. Я побывал в Шымкенте, порази­лся теплоте и гостеприимству их местного акимата. Был в Талдыкоргане. И в какой бы город Казахстана я ни приехал, обязательно посещаю все музеи и достопримечательности края, для того, чтобы прикоснуться к кочевой культуре изнутри, понять историю. В планах в теплое время года поехать на машине с Астаны до Шымкента для того, чтобы ощутить атмосферу огромной страны. Казахстан имеет огромный потенциал в области развития туризма. Ваши горы, великолепная природа – большая ценность для страны. Франция открыта для сотрудничества и в сфере туризма.

ДК: 11 марта предстоит юбилей основателя – корифея балетного искусства Мариуса Петипа. Мы наслышаны, что на сцене ГАТОБ им. Абая предстоит выступление звезд французского балета.

– Да, в честь 200-летия Мариуса Петипа в Театре оперы и балета им. Абая намечается Международный фестиваль BALLET GLOBE, который пройдет с 27 по 29 марта. В фестивале примут участие звезды мирового балета – этуали Парижской оперы, Большого театра России, Королевского театра Ковент-Гарден, балета Бордо. Фестиваль организован компанией ArtClassic при поддержке Генконсульства Франции в Алматы. Надо отметить, что подобные мероприятия оказывают немалую поддержку культурным взаимоотношениям между нашими странами.

ДК: Расскажите, пожалуйста, о других культурных мероприятиях, запланированных на 2018 год.

– Вскоре состоится «Франкофонная весна», которую можно назвать «Француз Наурызы». Во Франции, как вы знаете, сейчас новый молодой президент, который делает акцент на инновации и технический прогресс. По его поручению 14-15 февраля будет проходить Совет Франкофонии по всему миру, чтобы определиться, как правильнее продвигать французский язык в новом формате, отходя от традиционных методик. В конце июня или начале июля этого года будет отмечаться 10-летие казахстанско-французского стратегического партнерства, что совпадает с юбилеем Астаны. В рамках юбилея запланированы выставки и другие культурные мероприятия. По программе «Цифровой Казахстан» намечается мероприятие «Цифровая осень», которое запланировано на октябрь-ноябрь этого года. Надеемся получить отклик, готовы оказать вам поддержку в этой области.

ДК: Казахстан и Франция учредили программу стипендий «Абай – Жюль Верн», можно подробнее о ней.

– В этом году запущен пилотный проект «Абай – Жюль Верн». Эта программа студенческой мобильности финансируется правительством Франции совместно с Центром международных программ Казахстана. Ежегодно программа предусматривает 100 стипендий. 90 из них будут распределены между стипендиатами второго курса магистратуры и 10 – между докторантами для совместной подготовки докторских диссертаций.

ДК: Каков был ваш путь в дипломатию, где вы работали до приезда в Казахстан?

– Моя дипломатическая карьера началась в 1994 году в Управлении по юридическим делам Министерства иностранных дел. Затем я работал в Управлении по европейскому сотрудничеству. Перед тем как стать дипломатическим советником председателя Национальной Ассамблеи (с 2000 по 2002 год), занимал пост советника по техническим вопросам в кабинете премьер-министра (с 1998 по 2000 год). Потом работал в качестве второго советника в Посольстве Франции в Москве (с 2002 по 2006 год) и советника по вопросам культуры и сотрудничества в Нью-Дели (с 2006 по 2010 год). По возвращении в центральную администрацию возглавлял Управление по климату и окружающей среде (с 2010 по 2013 год). Был генеральным консулом Франции в Ухане, провинция Хубэй, Китай (с 2013 по 2017 год). Осенью 2017 года приехал работать в Казахстан. Где бы ни работал, и в России, и в Индии, и в Китае, и у вас, мы всюду очень популярны, не знаю почему. Не видим причины, но очень трогательно, что люди проявляют интерес к нашей стране, выражают свои искренние чувства к Франции.

ДК: Что вы успели посмотреть в Алматы?

– В Алматы я уже в 12-й раз. Посмотрел прекрасный музей им. Кастеева, все экспозиции хорошо оформлены, все очень понравилось. Бывал в гимназии №25 им. Алтынсарина, университете им. аль-Фараби, много раз посещал институт Сорбонна. Я очень люблю природу, горы, бывал на Кок-Жайляу. Есть желание подняться до вершины Кумбель, в ущелье Горельник.

Казахстан. Франция > Внешэкономсвязи, политика > dknews.kz, 8 февраля 2018 > № 2490885 Филипп Мартинэ


Таджикистан > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 8 февраля 2018 > № 2490310 Мухиддин Кабири

В Верховном суде Таджикистана началось рассмотрение уголовного дела Мухиддина Кабири, руководителя запрещенной в стране Партии исламского возрождения Таджикистана (ПИВТ). Сам обвиняемый успел еще до разгрома ПИВТ осенью 2015 года покинуть страну. Несколько партийных функционеров, которые до гонений представляли собой самую заметную оппозиционную силу в легальном политическом поле Таджикистана, были осуждены по обвинению в совершении тяжких преступлений, включая попытку совершения государственного переворота. В интервью DW таджикский оппозиционный политик, находящийся в Европе, рассказал о нынешнем состоянии партии, о планах таджикской оппозиции и об отношении к республике в Евросоюзе.

DW: Господин Кабири, на суде, начавшемся в Таджикистане, вас защищает кто-то из адвокатов, государственных или нанятых вами?И если да, то известно ли, с чем на суд пришла сторона обвинения?

Мухиддин Кабири: Я узнал о начале суда из прессы. И больше мне об этом ничего не известно. Судя по тому, как мои коллеги по партии были до этого осуждены на длительные сроки, и делалось это вообще без адвокатов, которые бы их защищали, и без наблюдателей, скорее всего, суд надо мной проходит по тому же сценарию. У меня нет адвоката там. Судя по словам председателя Верховного суда страны, суд проходит в закрытом режиме.

- Со времени осуждения группы руководителей ПИВТ в Таджикистане прошло около двух лет. За это время международные правозащитные организациив Европе не раз поднимали вопрос о политических преследованиях в Таджикистане, в том числе против ПИВТ. Это как-то повлияло на положение членов ПИВТ, находящихся в тюрьмах?

- Особых изменений в их судьбах нет. Правда, дело моего заместителя, Махмадали Хаита, вместе с делом другого политического заключенного, Зайда Саидова, сейчас находится на рассмотрении комитета по правам человека ООН, и этот вопрос поднимался во время моих встреч в Европарламенте. Но особых продвижений нет, поскольку Таджикистан - достаточно далекое от них государство, и основные международные игроки мало интересуются нашим регионом. Но мы будем продолжать добиваться того, чтобы международное сообщество обратило внимание на ужасные условия содержания политических заключенных в стране, и вообще на то, что в ней происходит.

- Насколько хорошо европейские политики осведомлены о ситуации с ПИВТ в Таджикистане?

- В Европе есть немало людей, которые понимают ситуацию, и они готовы встречаться и обсуждать это с нами. Но не скажу, что легко удается организовать такие встречи, и что они стали регулярными. Проблема в том, что, понимая нашу позицию, сами эти политики признаются: в Европе есть другие приоритеты, чем права человека и демократизация в Центральной Азии. Мы исходим из этой реальной ситуации.

Насколько я знаю, европейцы, когда выстраивают свои приоритеты в Центральной Азии, ставят на первое место безопасность, борьбу с терроризмом и экстремизмом, затем миграцию, торгово-экономические отношения, а уже потом права человека и демократизацию. Кстати, именно в таком порядке эти позиции перечислены в стратегии ЕС по Центральной Азии, которая была принята во время председательства Германии в ЕС в 2007 году. Плюс тут в том, что европейцы об этом говорят в открытую, в отличие от некоторых других стран, которые утверждают, что ставят права человека на первое место, а на деле поступают так же, как и европейцы.

- Но при этом в Европе с тревогой отметили историю командира таджикского ОМОНа, ставшего одним из лидеров "Исламского государства" (ИГ) в Ираке…

- Что касается радикализации, имеющей место в Таджикистане, мы и раньше предупреждали, и сейчас говорим, что подавление любой легальной оппозиции, в том числе умеренной исламской оппозиции, приведет и уже привело к тому, что эту нишу заполняют более радикальные силы. Если до запрета ПИВТ, по данным МВД Таджикистана, в составе различных вооруженных исламистских формирований, включая и ИГИЛ, и "Аль-Каиду", и "Талибан" было всего около 300 таджиков, то сейчас, опять же по данным МВД, их более 2000. Буквально за два года это количество выросло в несколько раз. Что подтверждает наши опасения.

Печально то, что европейцы понимают - нынешняя политика Таджикистана приведет к увеличению числа людей, которые присоединятся к различным террористическим организациям, и вообще к протестным настроениям в стране.

Но продолжают сотрудничать с властями в Душанбе, и стараются дипломатично поднимать острые вопросы. Но местные власти плохо понимают дипломатический язык. Им более понятен язык индивидуальных санкций. Мы против того, чтобы были применены санкции против государства, как, например, против Беларуси или Ирана. Но мы за адресные санкции в отношении чиновников, которые замечены в грубом нарушении прав человека. Они приезжают в Европу, у них там есть счета в банках.

- Насколько мне известно, правозащитники готовят так называемый "список Магнитского" по Узбекистану. Вы готовите подобный список по Таджикистану?

- Во-первых, когда я был в Европарламенте, в других европейских институтах и в национальных парламентах, мы там этот вопрос обсуждали. В этих структурах есть немало сторонников того, что документы такого рода были составлены и официально подняты на различных уровнях. Они эту работу поддерживают и считают такой список самым эффективным механизмом повлиять на ситуацию. Во-вторых, мы готовим этот список и подкрепляем его фактами, аргументами. Думаю, что в ближайшем будущем таджикский "список Магнитского" будет представлен различным европейским и американским государственным и негосударственным институтам.

- В Узбекистане новый президент Шавкат Мирзиёев, развернул реформы широким фронтом. Это как-то подталкивает к реформам и Душанбе?

- То, что сейчас происходит в Узбекистане, повлияет не только на Таджикистан, но и на весь регион. Все ждут результатов реформ Шавката Мирзиёева. Если эти реформы провалятся, то это станет сильным ударом по всему реформаторскому движению в Центральной Азии. Но то, что делает Шавкат Мирзиёев, отличается от того, что сейчас демонстрирует Таджикистан. По крайней мере, судя со стороны, президент Узбекистана меняет структуру государства. Многим хочется, чтобы это произошло быстрее, но я думаю, что он выбрал верную тактику, чтобы двигаться постепенно и не расшатать ситуацию.

- Но власти Таджикистана сейчас тоже пришли в движение. Например, предложили некую программу по борьбе с коррупцией в госучреждениях…

- Что касается Таджикистана, то там борьба против коррупции не затрагивает ее причины, а причина - это сама власть, это те люди, которые якобы хотят бороться с коррупцией. Шавкат Мирзиёев борется с результатом работы Ислама Каримова, но Эмомали Рахмон не может бороться с результатом собственной политики, и занимается косметическим ремонтом. Реальная же борьба требует демонтажа всей системы, а это может произойти, только если на место Эмомали Рахмона придет другой человек.

- В каком состоянии сейчас, по прошествии двух с половиной лет после запрета в Таджикистане, находится ПИВТ?

- Мы закончили реструктуризацию партии, провели реформы с учетом новых реалий. И сейчас второй этап - это построение расширенной коалиции со всеми отечественными национальными силами, которые хотят реальных изменений ситуации в Таджикистане. А таковых немало. Думаю, что в ближайшем будущем мы создадим такую коалицию из числа умеренных религиозных и светских политических сил и движений под одним флагом. Это единственный выход. Ни одна политическая структура в одиночку не сможет справиться с нынешней ситуацией.

- Узбекские оппозиционеры и гражданские активисты, прятавшиеся от каримовского режима в Европе, в последние годы утверждали, что узбекские спецслужбы идут за ними по пятам и угрожают им. Вы ощущаете нечто подобное со стороны таджикских спецслужб?

- Не думаю, что наши спецслужбы такие же сильные, как узбекские. Но в последние годы с помощью ряда иностранных государств они начали действовать по модели того, как действовала узбекская СНБ при Каримове. И их дыхание мы за спиной чувствуем. Они расширяют свое присутствие за рубежом - в Европе, и особенно в Турции, и в России.

Но в Европе мы будем расширять свою деятельность, здесь другая реальность, нежели в Турции и в России. При этом узбекская оппозиция и в целом оппозиция из Центральной Азии жила в иллюзиях по поводу Запада и его результативной помощи. Таджикская оппозиция сейчас больше строит свою политику, исходя из собственных сил и возможностей, и мы не ждем от западных государств больше того, чем они реально могут сделать.

Таджикистан > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 8 февраля 2018 > № 2490310 Мухиддин Кабири


Казахстан > Приватизация, инвестиции > kursiv.kz, 8 февраля 2018 > № 2489983 Бекнур Кисиков

Бекнур Кисиков: «Сами предприниматели иногда не совсем ясно понимают, что же такое франчайзинг»

Динара БЕКИМ

Франчайзинг как способ легкого и безболезненного создания собственного бизнеса на основе уже готовых решений в Казахстане отчего-то не очень популярен. Как отмечает президент Казахстанской ассоциации франчайзинга Бекнур Кисиков, сегодня рынок франчайзинга в Казахстане пока не тянет даже на полноценный кусок пирога.

– Бекнур, не так давно Вы говорили, что рынок франшиз составляет приблизительно $2,3 млрд. Какова ситуация сегодня?

– Если представить это пирогом, то франчайзинг не потянет даже на один цельный кусок. Оборот франчайзинга – это примерно 0,3% от ВВП. Увы, сам МСБ недостаточно представлен в ВВП страны, что тут говорить о сегменте, который насчитывает всего лишь около 395 франчайзинговых систем. Конечно, мы говорим о примерной статистике. Проблема в другом. Вы удивитесь, но сами предприниматели иногда не совсем ясно понимают, что же такое франчайзинг.

– В какую сторону движется рынок франчайзинга: сужение, расширение? Что становится бесперспективным, что имеет тенденцию к росту?

– Мы видим, что рынок фастфуда немного перегрет. Конечно, фастфуд и вообще общепит всегда будут перспективными секторами. Люди всегда будут хотеть есть. Но даже эта формула в сегменте франчайзинга не всегда оказывается эффективной, потому что из нее выходит второй вопрос: а что люди хотят есть? С обилием ресторанов потребитель становится все более разборчивым, и сегодня за клиента идет настоящая борьба.

Поэтому концепции, выходящие на рынок с однотипным распространенным форматом, становятся убыточными. Также не оправдали ожиданий дорогие форматы ресторанов, так как потребитель все больше склоняется к демократичному подходу с хорошим ассортиментом. Рынок авторской кухни становится узким. То же самое творится и в сегменте ритейл, где рынок трансформируется. Тем не менее эти сегменты все равно будут лидерами франчайзинга.

– Какая сумма необходима для покупки и раскрутки франшизы? Готовы ли банки к выдаче кредитов под них?

– Суммы, необходимые для покупки франшизы, разные. Есть франшизы, где нет паушального взноса (одноразовый взнос за вступление во франчайзинговую сеть. – «Къ»), прибыль там строится на надбавке за товар.

Есть франшизы, которые начинаются от 1 млн тенге (например, гимнастика Айкуне). А есть бизнес с инвестицией под $1 млн. Здесь нет средних величин, в каждом виде бизнеса свои расчеты. Но, на мой субъективный взгляд, начинать нужно хотя бы с 10 млн тенге.

Банки неохотно кредитуют франшизы, но это не значит, что франшизы не кредитуются. Часто банки воспринимают франшизу как стартап. Хотя на западных рынках раскрученный товарный знак банки воспринимают как залог. Согласно статистике, кредитами пользуются только 30% покупателей франшиз, остальное – это инвестиции со стороны или личные средства. Во франшизе много платежей, поэтому кредит является обременительным для покупателя.

– Что мешает нормальному развитию франчайзингового бизнеса в Казахстане?

– Ряд нестыковок в законодательстве и, наверное, все еще экзотичность самой формы. Но в целом франчайзинг сам по себе настолько эффективный бизнес, что ему мало что может быть помехой, кроме, конечно, инертности самих предпринимателей.

– Франшизы каких стран наиболее популярны в Казахстане и почему?

– Раньше были США. Сегодня, в силу ряда экономических и политических обстоятельств, Россия и Украина. Но американские бренды все равно являются самыми популярными по всему миру, в том числе в Казахстане.

– Недавно на своей страничке в Facebook Вы озвучивали пять наиболее удачных казахстанских франшиз 2017 года. Например, были названы сеть обучения гимнастике «Айкуне» и кондитерская «Крендель» из Павлодара. В чем их успех? На первый взгляд это самый обычный бизнес.

– Во франшизе критерии другие. Франчайзинг на 80% представлен малым и средним бизнесом. Казахстанская франшиза сама по себе – наше явление, поэтому некоторые критерии, конечно же, более мягкие. У нас, к сожалению, не так много казахстанских по происхождению франшиз.

– Каковы возможности рынка по развитию IT-франчайзинга, франчайзинга в сфере агросектора и других менее популярных направлений?

– В этих сегментах есть примеры франшиз, но пока развитие очень слабое, как, в общем-то, и сами рынки. Полагаю, что текущий финансово-экономический кризис здорово поможет рынку пересмотреть свои на взгляды на бизнес и привлечет внимание к франчайзингу как к форме развития бизнеса.

Казахстан > Приватизация, инвестиции > kursiv.kz, 8 февраля 2018 > № 2489983 Бекнур Кисиков


США > Авиапром, автопром. СМИ, ИТ > inopressa.ru, 8 февраля 2018 > № 2489977 Леонид Бершидский

Как Илон Маск опередил космическую программу России

Леонид Бершидский | Bloomberg

Нигде запуск ракеты SpaceX Falcon Heavy не получил такой мощный отклик, как в России, пишет колумнист Bloomberg Леонид Бершидский.

"Частная американская компания продолжает совершать технические подвиги, от которых отступилась российская космическая промышленность: сначала планомерное повторное использование ракет, теперь - успешный запуск ракеты с 27 двигателями. Советский Союз пытался сделать нечто подобное в 1960-х и начале 1970-х", - отмечает журналист.

Сергей Королев начинал разработку сверхтяжелой ракеты Н-1 с 30 двигателями, способной вывести 75-тонную космическую станцию на орбиту и, возможно, лететь на Луну, Марс, Венеру. Проводилось четыре испытательных пуска Н-1, и все провалились. SpaceX справилась с аналогичной задачей, и теперь у Илона Маска есть самая мощная ракета в мире: она способна доставить на орбиту до 64 тонн, передает Бершидский.

"Планы России по созданию такой ракеты, способной лететь на Луну или Марс, пока еще не завершены, и, конечно, они не финансируются в полном объеме, хотя глава российского космического агентства "Роскосмос" Игорь Комаров пообещал первый пуск в 2028. Даже у Китая сверхтяжелая ракета-носитель, вероятно, появится раньше, чем у России. Но жгучую боль причиняет именно успех выскочки Маска", - говорится в статье.

У Маска, подчеркивает Бершидский, есть мечта, которую он описал в прошлогоднем докладе: колонизация Марса. Маск сказал, что это его единственная мотивация к обогащению. "У России толком нет мечтателя, который мог бы с ним сравниться", - пишет журналист.

"После распада Советского Союза российская космическая программа прагматично проводилась ради денег. Используя проверенные временем технологии, Россия захватила лидерство на рынке коммерческих запусков. Но настойчивость и изобретательность SpaceX и ее успех в снижении затрат путем многократного использования ракет сделали ее вероятным лидером рынка, возможно, даже приносящим прибыль", - отмечает колумнист Bloomberg.

"Роскосмос признал угрозу со стороны SpaceX, от которой годами отмахивался, и теперь работает над 20-процентным сокращением затрат на запуски и над повторным использованием ракетных компонентов. Но компания Маска сейчас впереди, и ее будет нелегко догнать", - считает автор.

"Личная страсть гика, неловкого в обществе, раздражающего, читающего научную фантастику, ездящего за рулем электромобиля, сделала для утверждения лидерства SpaceX больше, чем могла бы сделать любая господдержка", - подчеркивает Бершидский.

США > Авиапром, автопром. СМИ, ИТ > inopressa.ru, 8 февраля 2018 > № 2489977 Леонид Бершидский


США > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 8 февраля 2018 > № 2489951 Стив Форбс

Стив Форбс — Белому дому: как не загубить восстанавливающуюся экономику

Стив Форбс

Главный редактор Forbes USA

Главный редактор американского Forbes рассказал об опасностях, угрожающих экономике США

Восстанавливающейся экономике США угрожают две вещи: слабый доллар и протекционизм в торговле. Политики зачастую фантазируют и о том, и о другом — это всегда приносит весьма плачевные результаты и оборачивается ужасными последствиями в политике. Однако некоторые в администрации Дональда Трампа заигрываются, играя в итоге с огнем.

Доллар

У развитых стран не бывает слабой валюты. Тем не менее министр финансов Соединенных Штатов Стивен Мнучин с невежественной уверенностью прямо заявил: доллар должен быть слабым. К счастью, президент ему тут же возразил. Но один лишь факт того, что Мнучин и его ведомство ходят подорвать ценность американской валюты, сильно настораживает. Министр финансов повелся на сладкую ложь о том, будто со слабым долларом можно будет продать больше американской продукции за рубежом и таким образом укрепить экономику США. Такие ложные и вредные идеи очевидно означают, что бедняга полностью забыл о том, как бывает в реальном мире.

Есть неоспоримый факт: ни одна страна в мире не достигала экономической мощи и процветания с помощью обесценивания валюты. Ни разу. Достаточно вспомнить хотя бы Бразилию, Аргентину и Зимбабве. А что случилось с Римской империей, когда ее собственный «Мнучин» обесценил денежную единицу? Министру финансов США нужно бы освежить это в памяти, вспомнить, что было раньше.

Летом 1971 года президента США Ричарда Никсона очень беспокоило, что после кризиса 1969-1970-х годов экономика страны не слишком быстро приходит в себя и что такие темпы могут поставить под угрозу победу Никсона на выборах 1972 года. Более того, мир тогда использовал Бреттон-Вудскую золотовалютную систему, а запасы драгоценного металла у Соединенных Штатов иссякали. Это было тревожным звоночком для финансовых рынков. Пытаясь подстегнуть рост экономики, Федеральная резервная система выпускала слишком много долларов. В итоге, что вполне логично, другие государства стали избавляться от теряющих ценность долларов и скупали на них американское золото.

К несчастью, Никсона ввел в заблуждение министр финансов Джон Конналли, посоветовав ему «закрыть золотое окошко». Таким образом система золотого стандарта была свернута полностью, а доллар стал терять в ценности как никогда ранее. Изначально задумывалось, что такая ситуация породит торговый профицит, а значит, и процветание, благодаря чему действующий президент будет переизбран. Никсон действительно пошел на второй срок, но запомнился он лишь длинными очередями на автозаправках, инфляцией и стагнацией экономики. Страна переживала один из самых глубоких кризисов со времен Великой депрессии, и в итоге Никсон был вынужден уйти в отставку. Джимми Картер придерживался похожих взглядов на регулирование экономики. В общем и целом, ни он, ни Никсон в экономическом плане особыми талантами не блистали.

В 1987 министр финансов Джеймс Бейкер продвигал идею ослабленного доллара, чтобы продавать больше американских товаров за рубежом и «восполнить торговый дефицит». В октябре того же года он предложил Германии: «Либо повысьте уровень инфляции немецкой марки, либо мы понизим ценность доллара». В результате он пообещал «понизить доллар», и вместе с протекционистскими мерами Конгресса, которые могли привести к торговой войне, его деятельность спровоцировала чудовищное обрушение рынка ценных бумаг. К счастью, администрация Рейгана одумалась, и впоследствии финансовые рынки смогли восстановиться.

К сожалению, в начале 2000-х Соединенные Штаты принялись за старое. Министры финансов при Джордже Буше-младшем полагали, что медленное обесценивание доллара будет стимулировать рост экономики. Ослабление доллара, как это всегда и происходило, привело к буму рынка недвижимости и сырья: если валюта нестабильна, участники рынка предпочитают вкладывать средства в физические активы. А исход этого нам прекрасно известен. Однако Мнучин, нынешний министр финансов, по-видимому, урок истории не усвоил.

Ни Никсон, ни Конналли, ни Мнучин так и не поняли, что деньги не тождественны богатству. Деньги являются всего лишь инструментом измерения стоимости, так же как часы измеряют время, а шкала на весах — массу. Было бы очень затруднительно даже готовить, если бы стандарты измерения чашек и ложек менялись каждый день. То же с деньгами: высокая волатильность делает торговлю и инвестиции более рисковым делом, а экономическое развитие из-за этого сбавляет темпы. У денег нет собственной стоимости. Это всего лишь система основанная на доверии. В каком-то смысле деньги как билет на концерт. Сам по себе билет бесполезен, но он дает право получить реальные услуги.

Обесценивание доллара можно сравнить с тем, как обвешивают в магазинах: платишь за килограмм сыра, а получаешь 900 грамм. Таким же самым образом обесценивание валюты ощущается в более сложных цепочках поставок как в Америке, так и во всем мире. Например, можно заплатить $15 за товар, который должен бы стоить $10. Компаниям необходимо выделять интеллектуальные и материальные ресурсы для того, чтобы понять, как застраховать валюты от колебаний курса, главной угрозы экономического роста.

Протекционизм

А что с торговым дефицитом? Сам по себе он не значит ничего. Америка жила и живет в условиях торгового дефицита бóльшую часть своей истории. Ключевой момент для развития американской экономики — есть и всегда были — инвестиции в страну. Благодаря налоговой реформе Дональда Трампа, Соединенные Штаты начинают получать сотни миллиардов долларов.

Одно дело пересматривать и обновлять условия торговых соглашений (например, Североамериканское соглашение о свободной торговле, NAFTA), совсем другое — отказываться их соблюдать или диктовать собственные условия (к примеру, заставлять компании возвращать все свои мощности на территорию США). Сюда же можно отнести злоупотребление торговым регулированием, как это делается в Китае: там иностранным компаниям ограничивают доступ к китайскому рынку или вынуждают компании отказываться от собственных запатентованных технологий, не говоря уже об открытом воровстве коммерческой тайны посредством взлома компьютерных систем.

Но стремление к переговорам в области торговли должны устранять барьеры, а не возводить их в виде пошлин на импорт или мер, его ограничивающих.

Остальной же мир движется вперед. Япония заключила выгодную сделку по сотрудничеству в сфере торговли с Европейским Союзом. 11 стран-членов Транстихоокеанского партнерства, из которого в прошлом году вышли Соединенные Штаты, планируют учредить новое соглашение, уже без участия США. Обсуждаются также 35 новых двусторонних региональных договоров. Все это станет основой для укрепления экономических связей и увеличения объемов торговли между странами-участниками. Более того, США снова присматриваются к различным возможностям экономического сотрудничества с другими странами.

К счастью, новый налоговый закон поможет привлечь еще бóльшие инвестиции из американских и зарубежных предприятий. Но главное — не отказываться так просто от выгодных финансовых перспектив и доступа к рынкам сбыта.

Прежде всего, необходимо избежать торговой войны типа той, что была в 1930-х годах. В 1929 году новоявленный президент Герберт Гувер посчитал, что новые пошлины на импорт продовольствия помогут бедствующим американским фермерам. Их деятельности наносили огромный ущерб низкие цены на сырье, а обусловлен он был избытком продукции. К моменту, когда соответствующие законы уже прошли через законотворческий конвейер, Конгресс успел обложить огромными налогами тысячи товаров. В результате этого началась торговая война и разразилась Великая депрессия.

Перевод Антона Бундина

США > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 8 февраля 2018 > № 2489951 Стив Форбс


Киргизия > Миграция, виза, туризм > kg.akipress.org, 8 февраля 2018 > № 2488467 Абдыманап Карымшаков, Людмила Жидкова

Сертификация отелей в Кыргызстане добровольная, поэтому предприниматели не хотят проходить ее по госстандартам, - Центр стандартизации и метрологии

Прохождение сертификации среди отелей в Кыргызстане добровольное, поэтому предприниматели не хотят проходить сертификацию по государственным стандартам. Об этом в интервью Tazabek рассказали начальник отдела по сертификации продукции и услуг Центра по стандартизации и метрологии при Министерстве экономики Кыргызстана Абдыманап Карымшаков и ведущий инженер отдела Людмила Жидкова.

В интервью специалисты рассказали о категории сертификации отелей, о существующих стандартах, а также, каким образом присваивается звездность отелям, а также о нарушениях со стороны отелей.

- Каким образом устанавливается классификация отелей?

Людмила Жидкова: Принятый в Кыргызстане документ по стандартизации, устанавливающий классификацию гостиниц различных организационно-правовых форм вместимостью не менее 10 номеров, является одним из основных ГОСТ 28681.4-95 «Туристско-экскурсионное обслуживание. Классификация гостиниц». Стандарт принят Межгосударственным Советом по стандартизации, метрологии и сертификации (МГС) членом которого является и Кыргызская Республика, участвующая в голосовании за его принятие. Указанный ГОСТ пригоден в целях сертификации гостиниц и отнесению ее к той или иной категории. Стандартом установлено пять категорий («звезд) от которых в полном (частичном) объеме выполнения установленных требований зависит категория. Развитие гостиничного бизнеса свидетельствует о расширении работ с услугами и одновременно установления единых требований к гостиницам. Поэтому, например, в России приказом Министерства экономического развития и торговли зарегистрированном в Министерстве юстиции России от 21 августа 2003 года и введено в действие «Положение о государственной системе классификации гостиниц и других средств размещения». Указанным Положением выделены требования к номерам высшей категории («сюит», «апартамент», «люкс», «студия») а далее требования к пяти категориям (1, 2, 3, 4, 5) определена бальная система оценки.

С появление на рынке услуг самых различных форм размещения гостей, туристов помимо указанного ГОСТ нами в работе используется принятый в КР ГОСТ Р 51185-2014 «Туристические услуги. Средства размещения. Общие требования» (взамен ГОСТ Р 51185). В настоящее время отпала необходимость дополнительной разработке стандартов, документов за исключением особенностей предприятия и выполняемых ими услуг.

Указанные оба стандарта охватывают деятельность гостиниц при широком анализе процесса услуг, контроля установленных документом требований к качеству и безопасности, организационной деятельности в процессе, учета обратной связи исполнителя и потребителя услуг, анализа сопутствующих услуг, участвующих в процессе (стирка с услугами, общественное питание с услугами, сауны, бассейны, парикмахерские, химической чистке одежды предметов, автотранспортные.

- Какая в Кыргызстане система классификации?

Людмила Жидкова: При выполнении работ, связанных с сертификацией, применяются два классификатора: один — на продукцию кодов ТНВЭД (Товарная номенклатура внешней экономической деятельности) и Общереспубликанский классификатор услуг населению (ОКУН). При заполнении бланков сертификатов соответствия или выполнении других работ в установленном порядке осуществляется сверка с действующими классификаторами для уточнения вида и наименования продукции.

Классификатор ОКУН включает в себя более 13 видов объединенных в группы и наименования оказываемых услуг. Например, услуги: бытовые для населения, здравоохранения, розничной торговли и общественного питания, автотранспортные, туристско-экскурсионные (разнообразие применяемых туров, экскурсий), гостиничные, включающие отели, мотели, сдаваемые в наем, для индивидуального проживания и т. д.

Увязывая сущность указанного выше, немаловажным факторов является и определение направления выполняемой работы по сертификации при отнесении предприятия услуг к соответствующей категории, классности (*звезда*), прочих мест проживания. и т.д.).

- На какие законодательные акты и постановления Вы опираетесь при сертификации?

Людмила Жидкова: Работы, связанные с сертификацией постоянно опираются на требования НПА, документов по стандартизации и проводятся с 1996 года с выходом закона КР «О сертификации продукции и услуг» и рядом постановлений правительства КР определившие по этапность введения обязательной сертификации продукции и услуг.

Данным постановление определена обязательная сертификация четырнадцати наименований услуг.

Активизировалась работа, начиная с 2000 года с выходом указа президента КР от 4 сентября 2000 года УП №255 «О концепции развития туристической отрасли в Кыргызской республике до 2010 года». При Государственном комитете по туризму, спорту и молодежной политике создается орган по сертификации, указом президента КР 2001 год объявляется Годом поддержки и развитии туризма в Кыргызской Республике». Выходит программа по развитию туризма в КР до 2010 года. 30 декабря 2005 года с момента вступления в силу постановления правительства от 30 декабря 2005 года № 639 официально работы по сертификации были прекращены. Однако сертификация гостиничных услуг продолжалась опираясь на пакет документов по услугам с которыми приходится работать постоянно. Это законы КР «Об основах технического регулирования в Кыргызской Республике», «О защите прав потребителей Кыргызской Республики», «О рекламе», «Об обеспечении средств измерений» и другие документы. В данном случае мы руководствуемся законом КР «Об основах технического регулирования в Кыргызской Республике» и определены формы подтверждения соответствия к которым относится добровольная и обязательная сертификация (ст. 23, 24). Добровольное подтверждение соответствия в форме сертификации осуществляется при наличии системы добровольной сертификации, которая предусматривает применением знака соответствия.

В соответствии с законом «Об основах технического регулирования в Кыргызской республике» ОС БЦИС располагает необходимыми условиями, разработанными документами, определяющими правила, порядок выполняемых работ, применения документов по стандартизации.

В имеющемся информационном фонде ЦСМ всегда можно приобрести необходимые для работы документы.

- Как проходит порядок подачи заявки со стороны руководства отелей для сертификации?

Людмила Жидкова: Работа проводится с подачи заявки установленной формы. Заявителю вручается программа, порядок сертификации и перечень документов, необходимых для проведения работ. Помимо этого анализируется пакет предоставленных заявителем документов, согласовывается стоимость сертификации с вручением счета-заказа за сертификацию. По мере поступления денег специалисты приступают к работе. Наряду с этим процесс самой сертификации определяется схемой, установленной КМС 40.007.

Руководителем органа выносит решение по заявке на сертификацию. Начинается процесс работы с предприятием согласно материалов на добровольную сертификацию. В процессе работы возможен отбор продукции для контроля качества услуг. Все работы оформляются бланками установленной документами формы. Результаты и процесс сертификации оформляется актом (промежуточным или актом анализа состояния производства услуг). По мере завершения работ заявителю вручается сертификат соответствия за подписью выполняющего работу эксперта и руководителя организации. Прохождение процесса сертификации фиксируются в журналах отчетности записи, номера сертификатов и бланки строгой отчетности также заносятся в журнал.

Абдыманап Карымшаков: В бланк сертификата соответствия заносится вся необходимая информация, в том числе код ОКУН, наименование предприятия, категория, сведения о проведении инспекционного контроля за сертифицированными услугам, обозначение и наименования ГОСТ на соответствие которого выполнялась работа, срок его действия. Бланк подписывает руководитель организации и специалист проводивший сертификацию. Заполненный и выданный заявителю бланк сертификата заносится в государственный реестр.

- Существуют ли определенные стандарты, на что вы опираетесь?

Людмила Жидкова: Да. Помимо этого при отсутствии нужного документа в нашем информационном фонде обращаемся в республиканский фонд. Все ГОСТ информационного фонда гармонизированы с международными требованиями. Порой смущает год издания того или иного документа. Порядок ведения работы информационного фонда включает все процедуры, в том числе дату ввода в действие стандарта, сроки внесения изменений, отмены документа или продление срока его действия. Так как Кыргызстан является официальным представителем в работе МГС, в составе которого принимают участие республики бывшего СССР, подобные сомнения являются необоснованными.

- На месте осмотра как проходит процедура сертификации?

Абдыманап Карымшаков: На предприятии в зависимости от заявленной категории, конкретно осуществляется разбор фактического выполнения (не выполнения) установленных документом показателей качества контроля за безопасность., наличие документированного учета контроля со стороны ответственных лиц предприятия, одновременно осуществляется анализ действующих документов (инструкций, правил, договоров, и т.д.). Все требования установлены в Программе сертификации. Отбор продукции на испытания проводится в присутствии представителя предприятия и оформляется актом отбора установленной формы за подписью представителей: органа по сертификации и предприятия. Наряду с этим осуществляется анализ деятельности персонала участвующего в сертификации, так как персонал должен владеть знанием двух, трех языков и требованиями согласно должностных инструкций, предусматривающих как внешний вид персонала, так и знание НПА, ГОСТ и организационную систему функционирования услуг. Слабым звеном в работе предприятия отмечается отсутствие Единых правил оказания гостиничных услуг. Недопустимо, что каждая из гостиниц работает по своим установленным правилам или вообще их отсутствием.

Людмила Жидкова: При оказании услуг гостиницы должны иметь документ, устанавливающий требования встречи, проводов как гостей ближнего, так и дальнего зарубежья. Отсутствие необходимых документов и несвоевременная информация потребителя услуг приводит к разногласиям или жалобам со стороны гостя, который должен иметь полную информацию.

- Какие нарушения были со стороны отелей за период работы?

Людмила Жидкова: Один из отелей обратился в наш орган для подтверждения категории пятизвездности. В процессе работы выяснилось, что контролируемый объект не отвечает требованиям четырехзвездности, вследствие этого были разногласия. Порядок функционирования гостиниц, порой с иностранными владельцами, но которая решила в нашей республике заниматься гостиничным бизнесом, обязана предоставить все документы, удостоверяющие отнесение гостиницы к той или иной категории и подтвердить соответствие категории согласно НПА, ГОСТ и др. документов, действующих на территории КР. Нельзя нарушать законы, в том числе предоставление достоверной информации о своем статусе.

Нарушения наблюдаются при оказании услуг общественного питания, стирке по заказу гостя, размещения гостей, отсутствия тех или иных услуг при определении категории и лр. Вместе с тем порой отсутствуют документы обязательного применения: заключения пожарных, санитарных, технических служб и др.

- Какие были казусные моменты за период вашей работы?

Людмила Жидкова: Казусы бывают в любых случаях. Имеют место такие, как отсутствие в номерах проживания информационного материала о гостинице, предоставляемых услугах, бонусах, перечня оказываемых услуг; известить гостя, если при отсутствии каких-либо услуг, какое предприятие и в какие сроки может их удовлетворить в получении этих услуг. Поэтому особо выделяются те услуги, исполнение которых происходит в срочном порядке. Случается и такое, когда предприятие через сотку гостя дает необходимую информацию о той или другой услуге без бумажного варианта.

Абдыманап Карымшаков: Номер должен быть обеспечен определенным градусом тепла. В некоторых гостиницах не знают даже этого. Норма = 18,5 градусов. Приехал иностранец в гостиницу, а там было 15 градусов тепла и он написал жалобу. И в таких случаях начинают действовать. Информацию гостиницы получать хотят, а пройти сертификацию, выполнить все предписания они не хотят. Вся процедура проходит бесплатно и система документированная. Хотелось бы добавить еще такой момент. Каждое лето поднимается вопрос о пляжных услугах, пляжные нормы, скутеры и т.д а как зима приходит, так сразу затишье. Когда происходит ЧП, только тогда и начинают двигаться. Поскольку нет определенных выработанных стандартов.

- Перечислите отели, которые на данный момент отвечают всем требованиям?

Людмила Жидкова: Мы можем называть только те, с которыми мы проводили работу и сотрудничали. Те отели, которые подавали заявки для прохождения сертификации и подтверждения звездности отеля.

Например, Jannat Regency, Jannat Resort, Maryotel, Золотой Дракон — по категории 5 звезд. Кстати, Jannat это первый отель, который обратился к нам по собственному желанию. Также по категории 4 звезд хотелось бы отметить Ambassador и Solutel Hotel.

- Какие не отвечают?

Людмила Жидкова: Например, гостиница «Энергетик», но они перестали с нами сейчас сотрудничать, у них были нарушения.

Киргизия > Миграция, виза, туризм > kg.akipress.org, 8 февраля 2018 > № 2488467 Абдыманап Карымшаков, Людмила Жидкова


Германия. Евросоюз. Россия > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 8 февраля 2018 > № 2488447 Станислав Климович

Переизданная коалиция. Чего ждать России от нового правительства Германии

Станислав Климович

Хотя немецких социал-демократов традиционно относят к числу ферштееров, политика в отношении России, зафиксированная в коалиционном договоре, полностью выдержана в риторике Меркель. Так получилось, потому что обе партии были настроены на борьбу в принципиально важных для Германии сферах, а отношения с третьими странами, в том числе и с Россией, туда не входят

В Берлине официально завершились коалиционные переговоры между Христианско-демократическим союзом (ХДС), Христианско-социальным союзом (ХСС) и Социал-демократической партией Германии (СДПГ). Стороны сумели договориться об основных положениях политического курса, упаковав свои планы в 177-страничный коалиционный договор – базовый документ четвертого кабинета Ангелы Меркель и второй большой коалиции подряд. Теперь рядовые социал-демократы должны будут одобрить проект договора, после чего дорога к появлению в Германии нового правительства будет открыта.

В целом договор закрепляет существующий статус-кво, особенно во внешней политике. Снятия санкций уставной документ нового правительства не предполагает, но и в этих условиях у России есть возможность для укрепления двустороннего диалога.

СДПГ без права на ошибку

После бурной осени и провала первых переговоров о создании правительства с Зелеными и либералами из Свободной демократической партии канцлер Меркель предпочла брак по расчету с социал-демократами Мартина Шульца. По-настоящему этой коалиции никто не хотел, но угроза новых выборов, на которых народные партии могли набрать еще меньше голосов, сработала мощным сдерживающим фактором для обеих сторон. Последние опросы показывают стабильные 33% поддержки у ХДС (столько же было на выборах в сентябре), а вот социал-демократы продолжают падать – сегодня за них готовы были бы проголосовать лишь 18% немцев (в сентябре был 21%).

Кризис, в котором оказалась СДПГ после сентябрьских выборов, похоже, лишь набирает обороты. Он усиливается еще и тем, что левое крыло партии и молодежная партийная организация выступают против продолжения коалиции с Меркель и за уход в оппозицию, где партия сможет вернуть себя четкую политическую идентичность.

Существует (хотя и небольшой) риск, что после публикации проекта коалиционного договора рядовых социал-демократов удастся убедить в губительности нового союза с Меркель и провалить голосование по договору, а значит, не допустить создания правительства и спровоцировать новые выборы. В СДПГ с начала года вступило более 24 тысяч человек, и большинство из них симпатизирует внутрипартийной оппозиции, усиливая ее позиции. В этих условиях провал голосования по возобновлению большой коалиции может закончиться катастрофой для всего руководства партии, включая самого Мартина Шульца.

Страх выборов

Сама фраза – новые выборы – заставляла руководство ХДС/ХСС и СДПГ цепенеть от страха. Переговорщики выверяли каждый шаг и каждое заявление. Вместо грандиозных планов и амбициозных задач коалиционный договор за некоторым исключением закрепляет статус-кво. Такая логика понятна: все полгода без правительства экономика росла хорошими темпами, а прогнозы на 2018 год обещают еще более высокую занятость, экспорт и потребление. «В Германии все в порядке». И народные партии словно надеются, что этот сон можно просто продлить еще на четыре года.

Между тем на двоих они имеют чуть больше 56% мест в Бундестаге – исторический минимум. Сильнейшей оппозиционной фракцией станет правопопулистская «Альтернатива для Германии», которая будет иметь право первого слова во время дебатов в парламенте. «Альтернатива» активно отнимает наиболее консервативный электорат у ХДС/ХСС.

Рядовой избиратель почти перестал понимать разницу между голосованием за ХДС и за СДПГ. В итоге сторонники СДПГ, довольные правительством страны, голосуют за Меркель, а недовольные – за «настоящую оппозицию»: Левых и Зеленых. Реальные различия в программах ХДС/ХСС и СДПГ, безусловно, существуют, но доступны скорее политическим аналитикам и самим партийным функционерам, а не обычным немецким гражданам. Тем не менее стороны дважды продлевали переговоры, которые должны были закончиться еще в воскресенье, чтобы уладить имеющиеся разногласия.

Европа в обмен на мигрантов

Большие споры велись вокруг европейской политики нового правительства. Социал-демократы, у которых подчеркнутая проевропейскость была одним из главных принципов в предвыборной кампании, часто критиковали Меркель за нерешительность и бездействие в ответ на масштабные предложения президента Франции Эммануэля Макрона по углублению европейской интеграции. ХДС, в свою очередь, выступал скорее в духе «оставить все как есть», в планы Меркель совершенно не входило появление единого министра финансов ЕС.

В коалиционном договоре христианские демократы позволили социал-демократам предусмотреть в разделе европейской политики рост общеевропейских расходов и инвестиций, но значительных институциональных изменений не допустили. Зато Шульц получил возможность заявить о настоящем прорыве в этом вопросе.

Платой за успех на европейском направлении для социал-демократов стали новые правила регулирования потока мигрантов и беженцев, которые имеют мало общего с социал-демократическими ценностями и служат дополнительным источником недовольства внутри партии. Во-первых, СДПГ и ХДС на полгода продлили мораторий на воссоединение семей беженцев, параллельно разрабатывая новую систему переезда родных мигрантов в Германию с августа 2018 года.

Конкретные параметры еще будут обсуждаться, но одно уже точно закреплено в коалиционном договоре – в месяц в Германию смогут въезжать не более тысячи членов семей беженцев. Партии Левых и Зеленых уже объявили эту меру бесчеловечной, такого же мнения придерживается левый лагерь внутри самой СДПГ.

Также в договоре прописана верхняя граница количества беженцев, которые смогут ежегодно приезжать в Германию, – она, хоть и немного размытая, составляет от 180 до 220 тысяч человек. Это было одним из главных требований консервативных баварцев из ХСС, которые тут же начали активно использовать термин «верхняя граница».

Как ни пытались социал-демократы, подписавшиеся под этой фразой, объяснить, что это лишь целевой показатель, ориентир, никак не влияющий на приверженность нового правительства общечеловеческим ценностям, успеха они не достигли. Подобные рациональные, но кажущиеся антигуманными меры серьезным образом сказываются на поддержке СДПГ среди левоориентированной части избирателей.

Россия и санкции

Хотя немецких социал-демократов традиционно относят к числу ферштееров, политика в отношении России, зафиксированная в коалиционном договоре, полностью выдержана в риторике Меркель. Россия – ключевой партнер и важнейший сосед; мы сожалеем, что в России нарушаются права человека, а сама Россия нарушает международное право, аннексируя Крым и вмешиваясь в процессы на востоке Украины; после выполнения Минских соглашений мы будем готовы к отмене санкций и начнем диалог об этом с европейскими партнерами; наша цель – общее пространство, от Лиссабона до Владивостока; сейчас сконцентрируемся на диалоге гражданских обществ наших стран.

Так получилось, потому что обе партии действительно были настроены на борьбу в принципиально важных для Германии сферах: социально-экономической политике, налогах, регулировании миграции и европейской политике. Вопросы отношений с третьими странами, в том числе с Россией, не входят в число наиболее актуальных для немецких граждан тем, а значит, не могут принести существенных бонусов участвующим в переговорах партиям. Поэтому раздел по России был принят быстро и в сдержанной форме: деятельных шагов по снятию санкций уставный документ нового правительства Германии не предполагает.

В результате распределения ключевых правительственных постов ХДС оставит за собой Минэкономики и Минобороны, баварский ХСС получит Министерство внутренних дел. При этом Министерство иностранных дел, Минфин и Минтруд отойдут к социал-демократам.

По слухам, новым главой МИДа должен стать сам Мартин Шульц, несмотря на то что, по опросам, большинство немцев выступают против его участия в правительстве. Ради министерского портфеля Шульц даже готов отказаться от поста председателя СДПГ. В этом случае действующий министр Зигмар Габриэль мог бы перейти в Министерство финансов, однако СМИ утверждают, что главным кандидатом на Минфин является первый бургомистр Гамбурга Олаф Шольц.

Габриэль относится к числу наиболее понимающих Россию социал-демократов, его уход из правительства может снизить готовность к нормализации отношений с российским руководством. Преемник Габриэля Шульц, бывший глава Европарламента и первый проевропеец Германии, будет в большей степени сфокусирован на выстраивание более плотного диалога и расширение сотрудничества с партнерами по ЕС, а не с Россией.

Союзники России на карте ФРГ

Однако с большим пониманием к России относятся не только социал-демократы федерального уровня. Тему отмены антироссийских санкций неожиданно подняли некоторые руководители немецких земель. Двадцать девятого января, в разгар коалиционных переговоров между ХДС/ХСС и СДПГ, в Берлине прошла еще одна важная встреча: премьер-министры восточногерманских земель (Мекленбурга – Передней Померании, Саксонии-Анхальт, Саксонии и Тюрингии) собрались, чтобы обсудить проблемы, с которыми сегодня сталкиваются территории бывшей ГДР.

По итогам консультаций главы земель передали коалиционным переговорщикам бумагу с наказами новому правительству. После встречи премьеры выступили с заявлением, что санкции против России неэффективны и никак не могут повлиять на конфликт на Украине, при этом ущерб от них восточногерманским предприятиям, которые имеют традиционно хорошие отношения с российским бизнесом, огромный, и их надо отменить.

В вопросе санкций премьеры достигли единогласия, оставив в стороне партийную дисциплину и идеологические предпочтения. Против генеральной линии своей партии выступили христианские демократы – глава Саксонии-Анхальт Райнер Хазелофф и его саксонский коллега Михаэль Кречмер. Здесь они оказались на одной волне с премьером Тюрингии из партии Левых Бодо Рамеловым. Ожидаемо отмену санкций поддержала социал-демократ и глава Мекленбурга Мануэла Швезиг. А глава пятой восточногерманской земли, Бранденбург, Дитмар Войдке из СДПГ в момент встречи вообще оказался в Москве, где общался с членами Совета Федерации и представителями гражданского общества, а также возложил цветы к мемориалу Бориса Немцова.

Такое отношение к России со стороны почти трети глав региональных правительств Германии, компактно расположенных географически, со схожей экономикой и общим прошлым, создает плодотворную основу для расширения сети контактов и создания пространства большего взаимопонимания между российской и немецкой сторонами на субнациональном уровне.

Подобный диалог играет важную роль во времена, когда межправительственные связи не способствуют деэскалации конфликта, а лишь усугубляют его. Переориентация российского политического класса на взаимодействие с немецкими регионами, переход от осложненного межгосударственного сотрудничества к транснациональному сегодня поможет сохранить двусторонние отношения на приемлемом уровне и не допустить их дальнейшего ухудшения.

Впрочем, переоценивать эту опцию российскому руководству также не следует: хотя после встречи в Берлине премьеры восточных земель и заверили, что будут стараться обсудить отмену санкций с канцлером, в документ с наказами новому правительству ни слова про Россию они вписать так и не решились.

Германия. Евросоюз. Россия > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 8 февраля 2018 > № 2488447 Станислав Климович


Украина > Финансы, банки. СМИ, ИТ. Транспорт > interfax.com.ua, 8 февраля 2018 > № 2488410 Денис Ястреб

Член Нацкомфинуслуг Д.Ястреб: Введение электронного полиса ОСАГО - одно из самых важных достижений прошлого и этого года

Эксклюзивное интервью агентству "Интерфакс-Украина" члена Национальной комиссии по регулированию рынков финансовых услуг Дениса Ястреба.

- Сегодня основной темой дня на страховом рынке является введение в Украине электронного полиса обязательного автострахования. Это ваше детище, вы удовлетворены результатом?

- Одно из самых важных достижений, побед прошлого и этого года – это электронный полис, который удалось довести до ума общими усилиями с рынком. Начиная с 7 февраля, любой гражданин Украины может онлайн приобрести полис обязательного страхования автогражданской ответственности.

Но это первый шаг. Рабочая группа по электронному полису будет продолжать работу, анализировать, как проходит процесс, какие возникают ошибки, оперативно реагировать на них, с цель их исправления как в техническом, так и нормативно-правовом плане.

Министерство юстиции зарегистрировало положение о Централизованной базе данных Моторного бюро. В настоящее время этот документ ожидает свой очереди на официальную публикацию. Я думаю, что в ближайшее время он будет опубликован.

Хотя сам по себе документ, который регламентирует электронный полис, самодостаточный и дает возможность Моторному бюро обеспечить все эти процедуры и заключать электронные договора, выдавать подтверждение о заключении либо в электронном, либо в бумажном виде.

- Вы владеете данными, насколько члены Моторного бюро готовы к электронному полису?

- По моему мнению, рынок можно разделить на три части: те, кто не хочет и не готовится к этому процессу, таких мне кажется меньшинство. Средняя и самая большая категория, которая хочет и готовится, но еще не успела либо не знает как. И третья – самая прогрессивная, которая готова.

Думаю, что большая часть компаний - членов Моторного бюро, в первые несколько месяцев подключатся к этому процессу. По моей информации многие страховщики пытаются сегодня создать собственные интернет-магазины для реализации таких продуктов. Но уже есть посредники, которые готовы предоставлять свои площадки в интернете для заключения электронных договоров. Я знаю минимум две такие площадки и в настоящее время замечаний у меня к ним практически нет.

- Что измениться для простого потребителя с введением электронного полиса?

- Для простого потребителя добавится возможность заключить договор с помощью планшета, компьютера, т.е. с помощью интернета. Если кто-то является более консервативным и желает получить обычный полис, то эта возможность у него останется. Таким образом, мы просто развиваем сервис и доступность страховщика к обычному обывателю, получающему возможность по интернету выбрать понравившуюся ему компанию, по названию, статусу и т.д. и тут же заключить с ней договор. Это удобство, больше ничего не меняется.

Мы стремимся к тому, чтобы реализовать любые возможности и открыть те направления, которые на сегодняшний день не исследованы для нашего страхового рынка. Есть масса прогрессивных компаний, которые пытаются работать в инновационных сферах, найти новые методы и способы продаж, разрабатывают специальные продукты и т.д. Есть спрос на рынке, есть люди, которые хотят покупать, таким образом и страховаться через интернет – это удобно. Я, например, буду покупать полисы в интернете, потому что это экономия времени.

- Не приведет ли введение электронного полиса к увеличению мошенничества?

- Я думаю, наоборот, электронный полис снизит уровень мошенничества. Поскольку в регулирующие его нормативные акты заложен алгоритм и система учета, которая не позволит заключать договор задним числом, это один из основных способов мошенничества. Т.е. выписывание полисов под ДТП задним числом мы сделаем не возможным с помощью электронного полиса. Кроме того с его помощью мы решим проблему двойных полисов, когда один действительный, а второй – нет. Это два основных момента, которые должны уйти с введением электронного полиса.

- Что будет следующим после электронного полиса?

- Во-первых, электронный полис не закончен. Его внедрение – это первый шаг, теперь надо исследовать, как будет происходить этот процесс. Кроме того, у нас остается бумажная версия и те проблемы, которые с ней связаны. Следующим шагом, наверное, будет разработка нового порядка, который будет предусматривать заключение бумажных договоров исключительно через электронную базу данных МТСБУ. Т.е. до момента заключения договора в базу должна попадать краткая информация об автомобиле, страхователе и только после этого система должна разрешать заключить договор, предоставляя его номер, с жесткой фиксацией времени. Нам необходимо убрать регистрацию полиса задним числом. Мы уже этот процесс обсудили с членами Моторного бюро и ассоциациями.

- Ранее заявлялось о намерении Нацкомфинуслуг перейти на электронный документооборот, как проходит этот процесс?

- С 1 января 2018 года Нацкомфинуслуг перешла на систему электронного документооборота. Сначала система была запущена в тестовом режиме, а с 15 января мы ее запустили в промышленную эксплуатацию. Практически все внутренние процессы мы осуществляем в системе, которая учитывает все наши шаги и т.д. Сегодня это внутренние документы, служебные записки, приказы, регистрация входящей корреспонденции и обработка ее в системе, подготовка ответов, согласование, подписание, в том числе, в электронном виде.

Следующим вопросом является получение всех административных услуг через Единый государственный портал административных услуг без личных посещений комиссии, без бумажных вариантов документов. Я думаю, это будет уже в этом году, не могу назвать конкретные сроки, но мы семимильными шагами приближаемся к этому.

Для этого мы сегодня анализируем нашу нормативную базу, законодательство, которое регламентирует электронный документооборот и электронное взаимодействие органов власти и участников рынка. Скорее всего, нам надо будет принять одно небольшое положение о порядке предоставления электронных админуслуг и мы сможем стартовать.

Кроме того надеюсь, что в феврале в последний раз мы будем принимать отчетность не в электронном виде. В 2018 года вся отчетность, по всем рынкам, будет подаваться исключительно в электронном виде. Наконец мы уйдем от бумаг, сможем эффективно работать с оцифрованными данными, и нам не придется тратить кучу времени, чтобы сводить все данные в таблицах вручную.

- Какие документы необходимо предоставлять в бумажном варианте на сегодняшний день?

- Пока все по всем процедурам, которые связаны с предоставлением административных услуг, например, выдача лицензии, регистрация обособленных подразделений, регистрация договоров перестрахования и т.д. документы предоставляются в бумажном варианте. То, что не является административной услугой: любые запросы, обмен информацией – в электронном виде. Надеюсь, вскоре все будет в электронном виде. Мы обязательно сообщим прессе, потребителям и рынку о том, что админуслуги можно получать через электронный документооборот. Мы стремимся сделать работу комиссии удобной и прозрачной.

- Недавно на сайте комиссии появилось предупреждение о том, что гражданам необходимо быть внимательнее при заключении договоров страхования в банках. С чем это связано?

- На сегодняшний день это касается двух банков. Мы начали получать довольно много жалоб о том, что по договорам страхования, заключенным в банках, страховые выплаты не производятся. При анализе документов, полученных от страховых компаний, мы пришли к выводу, что эти договоры ничтожны (недействительны), а значит, потребитель не может получить качественную услуги и защитить свои права, поскольку их попросту не существует. Это массовое страхование, страховки "на сдачу", но главным образом - страхование имущества и от несчастного случая.

Вся причина в том, что они заключаются с нарушением закона, согласно которому все договора страхования должны соответствовать требованиям к письменным договорам либо заключаться в порядке предусмотренном для электронных договоров. Применение факсимиле или других форм копирования подписи предполагает наличие предварительное письменного согласия с "живой" подписью. Факсимиле без "живой" подписи использовать нельзя.

Мы неоднократно на своем сайте сообщали, на что следует обращать внимание порядок заключения договоров страхования. Буквально на прошлой неделе мы обнародовали сообщение, адресованное преимущественно потребителям финансовых услуг, страхователям, которых мы просто предупредили: не заключайте договоры, когда вы не имеете "живых"подписей. Если в отношениях с вами используют факсимиле, все равно должна быть письменная договоренность со страховой компанией. К сожалению, банки гонятся за количеством клиентов, за простым обслуживанием, и такие мелкие юридические тонкости они опускают.

- Возможно, они идут в сговоре со страховщиком? Это явно ограниченный круг страховых компаний?

- Я не могу сказать, что они в сговоре, потому что есть случаи, когда страховые компании платят по таким договорам. Нельзя сказать, что они просто собрали деньги и все. Сейчас этих жалоб стало намного больше. По данным фактам мы неоднократно разъясняли банкам-посредникам необходимость соблюдения предписаний законодательства, сейчас мы готовим эту информацию для подачи в госорганы, которые так же могут повлиять на сложившуюся ситуацию. Будем писать и в страховые ассоциации и в Национальную ассоциацию банков Украины.

- Как обстоит ситуация с проверками, в частности разрешений Государственной регуляторной службы?

- Мы в прошлом году в ГРС направили около 1400 запросов на проверки, получили 700 разрешений. Вышли на 70 проверок. В Нацкомфинуслуг в конце года также были две проверки - одна плановая (нас проверяла ГРС на предмет выполнения закона о надзоре и контроле), вторая на предмет выполнения решений ГРС по принятых в результате рассмотрения жалоб участников рынка. Обе проверки мы прошли положительно. Мы, наверное, первый госорган, который прошел без нарушений.

Сейчас ждем, когда Кабинет министров утвердит перечень госорганов, на которых не распространяется мораторий по проверкам. Если мы будем в этом перечне, тогда сможем оперативнее реагировать на факты нарушения законодательства.

- Что ждет страховой рынок в 2018 году?

- Обо всем рынке мне говорить тяжело, могу о том секторе, в который я вовлечен. Основными задачами на этот год у нас являются наша надзорная деятельность, усовершенствование законодательства, поскольку оно очень старое и не дает возможность бороться с теми проблемами, которые сегодня существуют.

К большой радости у нас будет техническая помощь от Европейского Союза по имплементации Евродиректив на небанковском финансовом рынке. Есть много проектов в рамках этой техпомощи. Там будет и ОСАГО, очень рад, что и Парламентский комитет по финансовым ринкам и банковской деятельности возобновил работу по законопроекту №3670 (новая редакция закона об ОСАГО - ИФ).

Мне кажется, в этом году мы будем пересматривать вопрос тарифов в ОСАГО. Так или иначе, мы придем к этому, не знаю только, в каком это будет виде - или повышение, или перераспределение, или что-то другое. Рост цен на ремонты, увеличение частоты страховых событий, негативно сказываются на финансовом положении участников Моторного бюро. Одним из вариантов пересмотра тарифной политики может стать отказ от верхней границы вилки коэффициентов при определении стоимости договора, чтобы компании сами могли регулировать какой потолок цен им нужен. Это так же может стать первым шагом к свободному ценообразованию. Пока о конкретных вариантах говорить рано.

Кроме того, нас ждет защита прав потребителей, работа по проверкам. Стоят большие задачи по внутреннему электронному документообороту и электронному общению с рынком. Это то, за что я отвечаю, но на самом деле планы глобальные и они будут раскрыты в годовом отчете регулятора. Это будет после 28 февраля.

Хочу также подчеркнуть, что предварительные результаты очень оптимистичны, в том числе для страхового рынка и практически по всем параметрам. Кажется, что дно мы уже проходим.

- Страховщики сетуют, что комиссия мало популяризирует страховой рынок. Почему?

- Будем хвалить, когда нам удаться очистить его от некачественных компаний и плохих услуг. Я каждый день получаю обращения от граждан: "Вы же выдавали лицензии, почему они не платят, зачем вы разрешили им работать?" И мне кажется, на сегодняшний день таких компаний довольно много. Кто-то плохо работает, у кого-то нет на это денег, но он пытается, кто-то не понимает, зачем так работать. Наверное, государство должно популяризовать рынок и услугу, но только в том случае, когда этого негатива будет крайне мало. Он всегда будет, это неизбежно, но его должно быть мало.

Когда каждый человек будет уверен, что он, заключив договор страхования, получит выплату, на которую рассчитывает, когда ему не надо будет по 20 раз ездить в страховую компанию и доказывать каждое слово бумажкой, тогда, наверное, и не надо будет ничего популяризировать.

- Количество ассоциаций на рынке увеличивается, вам с ними легче становится работать?

- Если бы ассоциации перестали быть лоббистами, а стали помощниками, нам было бы проще. Я ни разу не видел, чтобы пришли ассоциации и сказали: мы разработали документ, давайте поговорим. Как правило, заканчивается тем, что все критикуют, не внося своих конструктивных предложений, и в 95% случаях разговор на этом заканчивается. Думать и писать, кричать и критиковать - это разные вещи. Мне очень хотелось бы, чтобы наши ассоциации стали думать и писать. Да, лоббировать надо, но это всего лишь часть работы.

Ярким примером тому является законопроект "О страховании". Количество правок ко второму чтению от трех объединений и комиссии перевалило за 1000. При таком количестве ни один закон не будет принят. Как определятся с этим 450 депутатов, из которых человек 10 знает, что такое страхование.

Я уверен, что начинать надо хотя бы с малого и это будет фундаментом для строительства большего.

Украина > Финансы, банки. СМИ, ИТ. Транспорт > interfax.com.ua, 8 февраля 2018 > № 2488410 Денис Ястреб


Казахстан > Медицина > newskaz.ru, 8 февраля 2018 > № 2488408 Рамиль Танкачеев

Жизнь и боль: почему казахстанцев лечат тем, от чего отказались в мире

В конце прошлого года в Национальном центре нейрохирургии в Астане открылся уникальный кабинет диагностики боли. Аналога ему в медицинских учреждениях страны пока нет.

Жания Уранкаева

Новатором, предложившим пациентам и докторам иначе посмотреть на природу боли, стал врач – нейрохирург высшей категории, вертебролог, ведущий специалист по лечению боли Рамиль Танкачеев. Корреспондент Sputnik Казахстан побеседовала с нейрохирургом о том, каково жить с ежедневной физической болью и насколько реально казахстанцам получить достойное лечение на уровне мировых стандартов у себя в стране уже сегодня.

– Рамиль Шамильевич, уникальный кабинет боли появился в национальном центре нейрохирургии, также Вы открыли в стране первую школы боли при Central clinic. Эти действия говорят о востребованности снятия синдрома боли? Почему в последние годы эта тема стала предметом пристального изучения специалистов мировой медицины? И как мы жили с этим до этого, получается, терпя? Расскажите, как появилась идея организовать "движение против боли"?

- Работая с пациентами, я вижу огромное количество людей, живущих с ежедневной болью. Чаще всего люди приходят тогда, когда поставлен неправильный диагноз, терапия и диагностика велась неправильно. В советской школе был культ болезни, за рубежом это неприемлемо. Так как лечиться у них дорого, а здоровье для пациента, в первую очередь, его приоритет. Создание многофункциональной команды было нашей задачей. Мы провели конференцию, на которой заявили, что хотим создать школу боли, чтобы помочь тем пациентам, которые ходят из кабинета в кабинет и не могут разорвать этот порочный круг.

Свой поход мы видим в многопрофильности. То есть специалисты проводят некий check up, определяются с проблемой и очень быстро предпринимают действия по устранению боли. Когда мы показали ступенчатую терапию, многие заинтересовались и предложили сделать это. Мы нашли людей, которые отозвались и организовали Central Clinic. В течение года мы ездили по поликлиникам и проводили конференции при помощи фармкомпаний. Собирали неврологов и объясняли, что мир уже давно шагает по-другому. Тенденция лечения этих проблем – другая. Большая половина терапии, которая у нас ведется она, к сожалению, неправильная, невзвешенная, некорректная по срокам и по длительности.

– Хотите сказать, что у нас настолько все плохо?

– К сожалению, да. Лекарственная терапия, проводимая у нас, в британском фармацевтическом вестнике вообще не существует по доказательной медицине. У нас лечат некоторыми препаратами, которые не применяются нигде в мире (Израиле, США, Германии). Я вижу, что наши стандарты отличаются от международных. Отрадно, что сейчас профильное министерство ведет определенную работу для того, чтобы приблизиться к мировым стандартам.

– В чем тогда заключаются основные различия в терапии за рубежом и на чей опыт вы опирались при разработке своей методики?

– Во-первых, все, что мы делаем, основано на доказательной медицине. На сегодняшний день мы имеем соглашение с ведущими специалистами США, Германии. Специалисты из Хельсинки также заявили о своей заинтересованности. Основное отличие мирового подхода в терапии от нашего в том, что в мире уже давно ведется градация, когда по прошествии шести месяцев лечение не помогает, все вытекает в хронический процесс. Именно в этот момент мультдисциплинарная команда должна включиться в процесс. Кроме этого, мы заключаем соглашение с японскими специалистами по работе бесконтактного снятия болевого синдрома.

– Расскажите подробнее о Вашей терапии. Как проходит процесс избавления от боли?

– Схема нашего лечения такова: первым принимает с пациента с болью невролог, далее подключается терапевт, который может снять эту боль. Потом, если вдруг не получается, прихожу я и провожу хирургию, которая должна спасти человека. Далее приступает реабилитолог и всю эту команду контролирует психолог. Потому что в более чем 60% случаев нужна помощь психолога, иногда психиатра. Хроническая боль доводит людей до депрессии. Они не приходят на работу, они бросают семьи и вступают в конфликт со всеми. При этом не они тому виной, их заболевание привело к этому асоциальному положению в жизни.

– Это очень интересно, есть ли отклик от коллег? Как отреагировало министерство здравоохранения?

– После того, как доктора услышали нашу идею, они предложили создание ассоциации. Мы планируем внедрить эту терапию в структуру поликлинического звена. Обучить докторов, чтобы пациентам оказывалась правильная помощь, велась запись уровня боли, ее оценка, и как лекарственная терапия, подобранная врачом, помогает этому пациенту. Правильная дорожка терапии позволит не только излечиться, но и сэкономить время и деньги. Безусловно, коллеги поддержали наше видение. Что касается министерства здравоохранения, то пока мы не заявлялись там. На данном этапе мы работаем разрозненно, не имеем общей базы, алгоритмов терапии, до конца сформированной команды. Когда мы все это соберем, будет целесообразно идти в министерство и что-то предлагать.

– Рамиль Шамильевич, не секрет, что сейчас с физической болью ежедневно сталкиваются не только спортсмены или люди пожилого возраста. Можете ли нарисовать портрет своего пациента?

– Это, как минимум, два портрета. Как правило, люди, которым уже за 50, имеющие массу заболеваний и сопутствующие проблемы. Второй пациент, это молодой или средних лет, трудоспособный, выбившийся из седла человек. Ему необходимо очень быстро вернуться в строй. В гендерном плане нельзя сказать, что женщины болеют чаще мужчин, это происходит в равной степени. Сейчас чаще к нам обращаются сотрудники офисов, так называемый "офисный планктон", и школьники, которые много времени проводят за компьютером и гаджетами. Этот факт удивил и наших японских коллег, с которыми мы сотрудничаем сейчас. Когда они были у нас, то задали вопрос о том, где возрастная аудитория? У них пациентами чаще всего становятся бабушки и дедушки пенсионного возраста, у нас, напротив, болевую терапию проводят граждане молодого и среднего возраста.

– Эта тоже, получается, наша национальная черта?

– Одна из. Если сравнить с японцами, то мы сильно отличаемся в образе питания, восприятия своего здоровья и в целом образа жизни.

– Как у нас часто бывает, люди либо вообще не занимаются, либо переусердствуют. Как на здоровье казахстанцев отражается нынешняя мода на различные фитнесс-программы?

– Сейчас, действительно, многие наши неврологи рекомендуют казахстанцам бассейн, кинезис и лечебную физкультуру. Лично я – только за. Есть много подходов и школ. Но заниматься обязательно нужно, движение – жизнь. Как я говорил ранее, сейчас к нам приходит огромное количество "офисного планктона". В беседе с ними выясняется, что они приобретают абонемент на год и посещают зал от пяти до двенадцати раз за весь год. Я таким пациентам говорю: ребята, если бы вы регулярно занимались, то не стали бы моими клиентами. Многие начинают заниматься, когда уже появились жалобы и проблемы, таких пациентов я останавливаю. Им нужно сначала избавиться от боли, выяснить причину конфликта, которая дает эту проблему, и только потом заниматься, иначе можно усугубить недуг. Я за правильный спорт.

– Получается Вы боретесь с симптомом, но не с самой болезнью?

– Когда ко мне приходит пациент и мы снимаем ему острую боль, то обязательно предупреждаем, что теперь пациенту нужно научиться правильно жить со своей болезнью. Нужна грамотная реабилитация, чтобы не усугубить свою проблему и не распространить болезнь дальше. Но, к сожалению, человек устроен так, что он берет себя в руки максимум на неделю-месяц, а потом расслабляется вновь.

– Вы сказали, что в вашей команде обязательно присутствие психолога. Как часто мы сами себе внушаем болезнь?

– Вообще, терапия болевых синдромов – это психосоматика. И, к сожалению, у нас мало специализированных психологов, работа с ними – большая задача. Бывают случаи, когда от первого дня поступления и до выписки пациент нуждается в сопровождении психолога. Специалист поможет поменять образ жизни и ментальность понимания, как жить с болью, если от нее невозможно избавиться. Бывают случаи, когда пациенты понимают, что операция им жизненно необходима, но не могут подписать разрешение на операцию, испытывая страх наркоза. В этом отношении психосоматика очень сложна, человеку нужно помогать справиться с этим. И в моей команде самой дефицитной является специальность психолога.

– Не могу не спросить у вас о стоимости процедур. Насколько они доступны для наших граждан?

– Терапия довольно разнонаправленная. Все зависит от того, с чем пришел пациент, и цена довольно недорогая, она равна ценам, которые есть в клиниках Астаны. Сейчас у нас нет цели зарабатывать на этом деньги. Цель сейчас другая. У нас есть желание сделать это, так как пора. Самое главное, мы видим ресурс той задачи, которую мы воплощаем в жизнь.

– Рамиль Шамильевич, у героев наших интервью мы взяли за правило интересоваться любимой книгой, которая оказала непосредственное влияние. Есть ли таковая у вас?

– Не так давно я перечитал роман Эриха Марии Ремарка "Три товарища", который читал в студенческие годы. Боль Второй мировой войны, боль, через которую прошли люди, позволяет понять и гордиться временем, в котором живем мы. В спокойное мирное время, когда каждый из нас может что-то творить, раскрываться и идти к совершенству.

Казахстан > Медицина > newskaz.ru, 8 февраля 2018 > № 2488408 Рамиль Танкачеев


Россия > Финансы, банки. Приватизация, инвестиции > banki.ru, 8 февраля 2018 > № 2488317 Альберт Кошкаров

Честные выборы. Не политика

В какой инвестиционной компании вам стоит открывать счет

За выбор брокера вы отвечаете своими деньгами

Банк России обеспокоен практикой «скрытого доверительного управления», которое предлагают брокеры своим клиентам. Это грозит инвесторам финансовыми потерями. О чем предупреждает регулятор и на что еще стоит обратить внимание, выбирая брокерскую компанию?

Управляют «всерую»

На прошлой неделе Банк России опубликовал информационное письмо, подписанное заместителем председателя ЦБ Владимиром Чистюхиным, в котором рассказал о выявленных фактах, когда профессиональные участники рынка под видом различных услуг занимаются управлением деньгами клиентов. В том числе, как отмечается в тексте письма, для этого используется стандартное брокерское обслуживание или заключаются договоры поручения, займа, а также используются доверенности, выданные сотрудникам инвестиционной компании.

Как считают в Банке России, все это создает дополнительные риски для клиентов. Ведь в отличие от доверительного управления (ДУ), которое предусматривает определенный алгоритм определения риск-профиля клиента, в стандартном брокерском обслуживании все решения инвестор принимает сам. Иначе говоря, так брокеры просто снимают с себя ответственность, если вдруг окажется, что клиент понес убытки. Кроме того, указывается в письме Чистюхина, в отличие от стандартной схемы ДУ, которая предполагает плату за управление и вознаграждение за результаты инвестирования, брокеры зарабатывают на комиссионных: чем больше сделок совершил владелец счета, тем больше доходов заработала инвестиционная компания.

По словам GR-директора компании «Альпари» Ильи Ванина, в последнее время появилась практика, когда брокеры различными способами стараются увеличить число операций: от алгоритмической торговли, зачастую специально заточенной на совершение большого количества сделок, до доверенности на третьих лиц для управления счетом и совершения сделок от имени клиента. «Это позволяет значительно увеличить число сделок и, соответственно, количество получаемых брокером комиссий. От клиента, просто купившего бумагу, брокер не имеет комиссий. Получается практически псевдодоверительное управление, но без присущих для ДУ норм регулирования и ответственности», — поясняет он.

В ряде случаев под практиками «скрытого доверительного управления» участники рынка понимают услуги автоследования. Этот сервис, позволяющий неопытным инвесторам поучаствовать в стратегиях матерых профессионалов и при этом сэкономить на услугах управления, предлагают многие крупные брокеры. О плюсах и минусах использования автоследования и сигналов для инвестора Банки.ру писал в январе. Однако, как считает президент-предправления «Финама» Владислав Кочетков (компания «Финам» предоставляет доступ к сервису автоследования Comon.ru), в письме регулятора речь идет исключительно о схемах «серого ДУ». В частности, когда трейдер инвесткомпании торгует от имени клиента. «Это распространено в регионах и часто приводит к потере средств клиентом. Сотрудник компании совершает операции, переводит прибыль себе на параллельный счет, а клиент остается в убытках», — рассказывает Кочетков.

В ряде случаев, по словам Кочеткова, инвестору могут предложить купить торгового робота, который якобы поможет ему заработать. «Все это разные виды «серого ДУ», которое давно находится в поле зрения регулятора. ЦБ уже неоднократно обращался к профессиональному сообществу с предупреждениями. Сейчас уже дошло до открытого письма, поскольку законодательно пока такие практики не запрещены», — указывает он.

Опасное РЕПО

Частный случай, когда инвестор может потерять деньги, — использование принадлежащих ему ценных бумаг в операциях РЕПО без ручательства самого брокера. Иными словами, компания использует деньги клиента, чтобы заработать доходы, и при этом ничем не рискует. В отличие от клиента. «В случае реализации риска неисполнения своих обязательств контрагентами есть вероятность утраты клиентом своих денежных средств и (или) ценных бумаг, то есть профессиональный участник в данном случае не принимает на себя никаких рисков такого неисполнения, их целиком несет его клиент», — пишет ЦБ. «Фактически в этой ситуации клиенту приходится самостоятельно решать проблему с контрагентом по такой сделке. А брокер остается в стороне и не несет за нее ответственности», — подтверждает Илья Ванин.

Регулятор отмечает, что для совершения таких операций профучастники часто используют условные многократные поручения или доверенности, выданные клиентами работникам брокера. Поручение может даваться клиентом добровольно — например, чтобы при резком снижении котировки брокер смог продать бумагу без предварительного согласия.

«Вероятно, речь идет об адресных РЕПО с контрагентами брокера или биржевом РЕПО без участия Центрального контрагента. Все это не запрещено. Стандартная практика в крупных компаниях — РЕПО с Центральным контрагентом, что минимизирует риски потери средств», — говорит Кочетков. По его словам, клиенты, как правило, не особенно вчитываются в регламенты брокерских услуг и часто не в курсе, что их деньги могут использоваться.

Чтобы избежать этих рисков, инвесторы должны обращать внимание на то, предусмотрено ли в договоре с брокером право использовать их активы, советует начальник управления по работе с состоятельными клиентами ИК «Церих Кэпитал Менеджмент» Андрей Хохрин. «Вы можете отказаться от этого. В этом случае сохранность ваших бумаг и денег на счете очень высока, так как риск коммерческой деятельности брокера на вас практически не падает», — отмечает он.

В БКС рассказали, что обычно крупные инвестиционные компании, следящие за своей репутацией, берут на себя ответственность за обеспечение расчетов по заключаемым через них договорам займа, в том числе в интересах и по поручению клиентов.

«В частности, у нас в регламенте брокерской деятельности прописано, что компания ручается за возврат суммы, полученной третьим лицом, выступающим контрагентом по заключаемым договорам займа денежных средств, по этому договору займа денежных средств, а также соответствующих процентов в качестве вознаграждения по возмездным договорам займа денежных средств», — рассказывает начальник управления интернет-трейдинга на российских рынках «БКС Брокер» Андрей Яцков.

Инвестиционный счет — не банковский вклад

Банки.ру опросил участников рынка, на что, на их взгляд, необходимо обращать внимание инвестору, открывающему брокерский счет, при выборе инвестиционной компании или банка. Большинство экспертов сошлись во мнении: первое, на что необходимо обращать внимание, — объемы бизнеса брокера (или банка) и его надежность. Разумеется, речь идет о легальных компаниях с лицензией. Их список есть на сайте ЦБ.

Оценить масштабы деятельности компании можно, не только прочитав ее отчетность и посмотрев размер собственных средств брокера, но и узнав, например, сколько инвесторов пользуются его услугами. Такие данные, в частности, ежемесячно публикует Московская биржа в разделе «Фондовый рынок». Помимо числа клиентов, открывших счета у брокера, здесь можно узнать объем клиентских операций у топ-10 крупнейших компаний и банков, а также количество активных (совершивших хотя бы одну сделку в месяц) клиентов. Последний показатель, по мнению руководителя группы продаж и клиентских операций Промсвязьбанка Игоря Федосенко, наиболее важен. «Часто большинство клиентов брокера — это нулевые и неактивные клиенты. Необходимо смотреть на число активных клиентов от всей базы», — предупреждает он.

Топ-10 инвестиционных компаний по числу клиентов

Компания Число клиентов
(январь, 2018 г.)
БКС 275 258
ВТБ 274 679
Сбербанк 265 680
«Финам» 184 534
«Открытие» 121 155
Альфа-Банк 63 725
«Атон» 53 117
«Алор Брокер» 34 727
«КИТ Финанс» 23 089
ГПБ 21 529

Источник: Московская биржа

Начальник управления интернет-трейдинга компании «Открытие Брокер» Александр Дубров также рекомендует обращать внимание на то, кто является акционерами компании, достаточно ли у нее собственного капитала.

Степень надежности участники рынка предлагают оценивать по нескольким параметрам. «Количество клиентов в определенной степени отражает доверие людей к данной компании. В большей же степени стоит опираться на срок деятельности компании, на подтверждение ее надежности через рейтинги рейтинговых агентств. При присвоении рейтинга обычно учитывается наличие в компании нестандартных или рискованных как для компании, так и для клиента операций», — говорит Андрей Хохрин. Кроме того, он советует обращать внимание на отзывы о компании в Интернете.

Игорь Федосенко из Промсвязьбанка считает, что в плане надежности у банков-брокеров есть преимущество перед инвестиционными компаниями. «Их деятельность постоянно контролируется ЦБ», — поясняет он. Вместе с тем, указывают участники рынка, не стоит ассоциировать инвестиционный счет (включая ИИС) с банковским вкладом, возвратность которого гарантируется АСВ. Инвестиции на фондовом рынке в России, в отличие от некоторых стран, не страхуются.

Когда в списке останется 2—3 брокера, то здесь уже стоит смотреть на тарифную сетку и выбирать в зависимости от планируемых операций и оборотов по счету, проверять, есть ли у этих брокеров необходимые клиенту сервисы. «У многих крупных брокеров есть заградительные тарифы по размеру счета — таким образом, они не запрещают, но делают невыгодным открытие брокерского счета на маленькие суммы», — указывает Ванин из «Альпари». Обычно крупные брокеры предлагают несколько тарифных планов, которые в разной степени могут быть выгодны активно торгующим инвесторам или, скажем, тем, кто собирается накопить на будущее определенную сумму.

Тарифные планы топ-10 брокеров по числу клиентов

Компания Тариф Комиссия брокера Абонентская плата Дополнительные опции
«БКС Брокер» «БКС-Старт» 0,0354% при обороте до 1 млн руб. в день 354 руб. в мес. (если в течение месяца совершались сделки) Бесплатные консультации при сумме активов от 30 тыс. рублей, голосовые поручения — до 5 бесплатно
«ВТБ Капитал Брокер» «Единый» 0,065% при обороте менее 100 тыс. руб. в день н. д. Вознаграждение за использование средств клиента: 0,5% годовых
Сбербанк «Самостоятельный» 0,165% при обороте менее 50 тыс. руб. в день н. д. Подача поручений инвестором: 150 руб. (с 21-го поручения в течение месяца), СМС-информирование: 0,5 руб.
«Финам» «Единый Тест-драйв» 0,0177% без учета оборота 177 руб. в мес. (если сумма активов выше 2 тыс. руб.) СМС-оповещения: 10 руб.
«Открытие Брокер» «Универсальный» 0,057% независимо от торгового оборота (мин. 4 коп.) 295 руб. в мес. (если сумма активов клиента менее 50 тыс. руб.) Использование «плеча» long — 16,4%, short — 13%. Комиссия за вывод средств (руб.) — 10 руб., учет ценных бумаг — 0,01% (мин.100 руб.)
Альфа-Банк «Открытие» 0,04% при обороте до 15 млн руб. в день н. д. СМС-оповещения: 3 руб.
«Атон» «Стартовый» 0,18% н. д. Минимальная сумма на брокерском счете: 50 тыс. руб.
«Алор Брокер» «Добро пожаловать» 0,017% при обороте до 500 тыс. руб. в день, н. д. Ведение счета ДЕПО: 200 руб., услуги консультатнта — бесплатно. Тарифный план действует 30 дней с момента заключения договора
«КИТ Финанс» «КИТ-Стандарт» 0,048% при обороте до 1 млн руб. в день 200 руб. в мес. (если сумма коммисии брокеру менее 200 руб. за мес.) Поручение по телефону: 0,1% (мин.100 руб.), маржинальный заем — 12,9% годовых
ГПБ «Стандарт» 0,085% при обороте до 1 млн руб. в день н. д. Использование «плеча»: long — 18% , short —15%*

* Учитываются комиссии для операций с акциями, облигациями, ПИФами и расписками на Московской бирже, не включают стоимость услуг депозитария.

Источник: официальные сайты компаний.

По словам Андрея Яцкова из «БКС Брокера», лучше избегать соблазна выбирать инвесткомпанию только исходя из тарифов и ставок. «Дешевизна услуг и особо привлекательные условия по ставкам кредитования и проценты по начисляемым остаткам должны насторожить. Каким способом и на чем зарабатывает ваш брокер? И соответственно, необходимо оценить риски, которым он подвергает ваши денежные средства», — говорит он.

Договор дороже денег

Финансисты напоминают: чтобы не попасть в лапы мошенникам, перед тем как подписывать бумаги, которые вам принесет вежливый менеджер инвесткомпании, стоит проверить, есть ли у выбранного брокера или банка разрешение на оказание именно той услуги, которую он предлагает. Например, для заключения договора ДУ необходима специальная лицензия регулятора. «При подписании договора ДУ также надо обратить внимание на стратегию управления, инвестиционный горизонт, ориентир по доходности и риску. Брокер должен четко определить инвестиционный профиль клиента, от которого будет зависеть стиль управления его денежными средствами, риск по портфелю и доходы», — рассказывает Илья Ванин.

Он также рекомендует внимательно изучить тарифную сетку брокера и сравнить данные в ней с теми, что указаны в договоре. «Компания или банк могут использовать в договоре заградительные тарифы, невыгодные для клиента, или включать в условия трудоемкие операции. Все это может привести к значительному снижению доходов клиента от операций с ценными бумагами», — говорит эксперт.

Инвестор Дмитрий Солопов, основавший Ассоциацию по защите прав инвесторов и клиентов финансовых организаций, советует обращаться в компании, которые предлагают заключить договор с юридическим лицом, зарегистрированным в России. «Ни в коем случае не заключайте договор с дочерними структурами брокера и офшорами. Как только вам дают на подпись офшорный договор, 99% — вы потеряете свои деньги. Вам будет очень сложно их вернуть, даже если вы накажете злоумышленника, потому что к тому моменту найти деньги уже будет невозможно», — предостерегает он. Кроме того, добавляет Солопов, при заключении сделки нужно удостовериться, что в документах указано именно то юридическое лицо, с сотрудниками которого вы общаетесь.

Как заранее вычислить мошенника? Александр Дубров из «Открытие Брокера» говорит, что самый распространенный способ привлечения в такие компании клиентов — гарантирование дохода или предоставление уникальной «инсайдерской» информации, которая в итоге озолотит клиента. Другой вариант — подмена брокерского договора договором займа, оформленного на физическое лицо (это как раз то, о чем предупреждал ЦБ). Так случилось с людьми, доверившими свои сбережения финансовому управляющему Сергею Парамонову, приводит пример Дмитрий Солопов. Сейчас, по его словам, управляющий находится в стадии банкротства, а сумма подтвержденных судом долгов приблизилась к отметке в 700 млн рублей. «Поэтому инвесторам при заключении сделки необходимо документально зафиксировать ответственность брокера за свои средства, прописать ее в договоре и подписывать договор именно с брокером, а не на сделку какого-либо другого вида», — указывает Солопов.

В том случае, если вы уже доверили средства брокеру, но усомнились в его надежности, попытайтесь вывести их. Конечно, менеджеры компании или банка будут уговаривать вас остаться, обещать, что все будет нормально. Даже могут частично вернуть средства. Однако все это может оказаться лишь обычной уловкой, позволяющей тянуть время. За это время недобросовестные управляющие попытаются замести следы. Если ситуация развивается именно по такому сценарию, то лучше не ждать, а подавать жалобы в надзорный орган (Банк России) и писать заявление в правоохранительные органы.

Альберт КОШКАРОВ, Banki.ru

Россия > Финансы, банки. Приватизация, инвестиции > banki.ru, 8 февраля 2018 > № 2488317 Альберт Кошкаров


Россия. ЦФО > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 7 февраля 2018 > № 2500237 Сергей Лавров

Выступление Министра иностранных дел России С.В.Лаврова перед финалистами конкурса управленцев «Лидеры России» на тему «Современный мир и дипломатическое лидерство России» и ответы на вопросы, Сочи, 7 февраля 2018 года

Уважаемые друзья, коллеги,

Прежде всего, хотел бы поблагодарить организаторов нового проекта – Всероссийского конкурса управленцев «Лидеры России» за приглашение. Скажу честно, для меня это большая честь, потому что, без преувеличения, рассматриваю этот проект как проект государственной важности.

Сегодня, когда Россия решает очень масштабные задачи в самых разных областях, свежие, нестандартные идеи, новаторские проекты в области управления имеют, конечно же, особое значение. Уверен, что об этом много говорилось, когда здесь выступали мои коллеги.

Немного узнав о том, как проходит дискуссия, какие задают вопросы, я уверен, что такая работа вам по плечу. Как я понимаю, здесь присутствуют те, кто выдержал серьезные конкурсные испытания. Это говорит о высоком уровне вашей профессиональной подготовки.

Я, естественно, будут говорить о профессии дипломата. Считаю, что это одна из самых интересных профессий, которая позволяет в полной мере проявить лидерские качества уже на младшем и среднем уровнях. Потому что в сегодняшней нашей жизни переговоры ведутся по огромному количеству направлений и в них, так или иначе, участвуют сотрудники МИД России, начиная с относительно ранних ступеней. Переговоры, сами понимаете, дают возможность самоутверждаться, набираться опыта, учиться тому, говоря простым языком, как «разруливать» очень серьезные проблемы.

Поверьте, никакие информационно-коммуникационные технологии, какими бы суперсовременными и продвинутыми они ни были, не способны заменить живое общение, когда дипломаты в ходе переговоров добиваются решения задач, связанных с обеспечением безопасности своей страны, обеспечением ее интересов во всех областях, вопросов, касающихся укрепления международной безопасности, поиска сбалансированных решений с партнерами в самых разных секторах глобальной повестки дня.

Не хочу показаться нескромным, но отечественная дипломатия, по широкому признанию в мире, обладает очень высоким рейтингом, входит в число ведущих на международной арене. Но все это удается обеспечивать исключительно опираясь на многовековые славные традиции и опыт наших предшественников.

Если задаваться вопросом, как добиться успеха в дипломатии, как стать настоящим профессионалом, то совет, наверное, не будет исчерпывающим, но достаточно простым, важно только следовать ему с полной отдачей: постоянно учиться, самосовершенствоваться, не останавливаться на достигнутом, идти в ногу со временем. Сегодня международная жизнь, как я уже говорил, становится все более многоплановой. Поэтому дипломат должен обладать широчайшей эрудицией, глубокими знаниями в самых разных областях, в том числе, а в некоторых случаях, даже прежде всего, в тех областях, которые выходят за понятие «классической дипломатии».

Когда много столетий назад зарождалась «классическая дипломатия» она занималась, прежде всего, вопросами войны и мира: началом и завершением войн, достижениями договоренностей о том, как быть с захваченными территориями и как их поделить. Сегодня дипломатия, конечно, занимается и уделяет серьезнейшее внимание проблемам войны и мира, но не в контексте «кто кого завоюет» и «кто с кем потом будет договариваться», а в контексте обеспечения военно-политической стабильности (то что мы называем «стратегической стабильностью»). Помимо этих вопросов, все больше возникает тем, которые стали постоянными пунктами повестки дня международных переговоров в сферах экономики, экологии, культуры, высоких технологий, будь то ядерная или информационно-коммуникационные технологии, проблема уничтожения химического оружия в соответствии с действующей Конвенцией. Уже много лет в Международном союзе электросвязи обсуждается тема управления Интернетом. Спектр знаний, который сегодня требуется для успешной работы по отстаиванию интересов России, широчайший.

Не менее важное качество, это уже в более личном контексте для каждого дипломата, – устойчивость к стрессам. Надо быть готовым к очень интенсивной работе, к ненормированному рабочему дню, к физическим и психологическим перегрузкам, к длительным загранкомандировкам, в том числе в странах, где не очень благоприятный климат и неблагоприятная военно-политическая обстановка. Это предполагает погружение в иную культурную среду, отрыв от дома, а в некоторых случаях, когда в странах, где работают дипломаты, идет война или развернулся внутренний конфликт, - отрыв от семьи. Например, наши коллеги, которые работают в Ираке, до недавнего времени работали в Йемене, работали там без членов своих семей. Работа за границей означает отрыв от привычного круга общения. Вообще дипломат на посту находится круглые сутки: в любой момент в какой-то части мира может произойти нечто, что потребует быстрой и грамотной реакции на основе хорошего анализа, который тоже должен быть экспресс-анализом.

Самое главное в нашей работе, конечно же, это чувство патриотизма, потому что внешнеполитические интересы страны можно отстаивать только тогда, когда дипломат сопричастен судьбе Отечества и ощущает себя неотъемлемой частью Родины.

Высокие требования к профессии дипломата обусловлены сегодня еще и тем, что ситуация в мире, как вам прекрасно известно, не становится проще. Идет процесс формирования полицентричной международной архитектуры, когда появляются новые центры экономического роста, финансовой мощи, а также сопряженные с этими успехами в финансово-экономической сфере центры политического влияния. Этот процесс объективный и отображает культурно-цивилизационное разнообразие современного мира, естественное право народов самим распоряжаться своей судьбой. Этот процесс, к сожалению, наталкивается на упорное сопротивление со стороны многих наших западных партнеров, прежде всего США, которые очень болезненно воспринимают то, что после многих столетий доминирования в мировой жизни с определенными нюансами, приходится видеть, что уже не получается в одиночку решать все проблемы и диктовать всем свою волю. Процесс становления полицентричного мира будет не быстрым, хотя, может быть, по историческим меркам относительно коротким - уже не одно десятилетие он идет и развивается, становится реальностью. Сопротивление, которое он встречает, конечно же, тоже будет продолжаться, причем с использованием достаточно специфических нелегитимных методов, таких как задействование фактора силы в обход Устава ООН, укрепление собственной безопасности за счет безопасности других стран. Все это ведет к эрозии международного права. Мы стараемся эти тенденции все-таки приглушать и через переговорный процесс добиваться возврата на прочную почву верховенства права.

Отношения России с Западом сегодня – это отдельная тема с особой спецификой. В нынешних условиях, в контексте того, о чем я говорю, это смена эпохи доминирования «исторического Запада», как мы его называем, и переход в многополярную эпоху. У многих наших заокеанских и европейских коллег вызывают аллергию успехи, которых наша страна добилась на внутренних и внешних «фронтах». Государственный переворот, который был организован на Украине в феврале 2014 г., стал следствием и новым шагом в многолетней политике сдерживания России, выявил коренные и глубочайшие расхождения между нами и западным сообществом в том, что касается путей выстраивания межгосударственного общения. Вы, наверное, знаете, что после окончания «холодной войны» Запад громогласно объявил о том, что наступила новая эпоха, в которой он как победитель в «холодной войне» должен иметь все преимущества. Руководство нашей страны в самом начале существования новой России после того, как СССР перестал существовать, во многом питалось иллюзиями наступления эры всеобщего благоденствия, и что теперь Россия должна воспринять все либеральные ценности западного общества.

Как вам известно, в ключевых министерствах экономического и финансового блока работали иностранные специалисты, прежде всего западные. Внешнеполитический курс выстраивался из необходимости во всех ключевых аспектах международной жизни «слиться» с Западом при очевидном забвении нашего восточного и южного соседства. Когда в 2000 году с приходом Президента В.В.Путина Россия стала отходить от линии беспрекословного следования западным советам (при всех исключениях, которые случались в 90-х, основной курс был на слияние с Западом), когда Россия стала возвращаться к своим коренным интересам, к своим традициям, когда стала выступать за равноправный диалог, а не довольствоваться ситуацией, в которой Запад считал Россию, по сути дела, у себя «в кармане», вот тогда и начались проблемы.

Вы помните 2007 год, Мюнхенскую речь Президента России В.В.Путина, когда он без какой либо конфронтации просто обозначил проблемы, требующие решения на основе равноправного диалога, а не на основе ультиматумов, диктата и нарушения всех обязательств, которые давались при решении вопросов будущего Германии и после того, как СССР перестал существовать. Тогда на высшем уровне торжественно были провозглашены принципы неделимости безопасности. Было заявлено, что никто из членов Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) не будет укреплять свою безопасность за счет ущемления безопасности других, давались клятвенные заверения, что НАТО ни на дюйм не продвинется к востоку. Последние документы, которые были опубликованы теперь уже американским национальным архивом, подтверждают, что такие заверения давались. Тогда они не были положены на бумагу, наверное, не все тогда можно было предвидеть, хотя, конечно, поймать на слове наших западных коллег в тот период было бы гораздо более эффективно, чем просто поверить им на слово. У нас, знаете, такой народ – ударили по рукам и вроде бы каждый должен выполнять то, о чем договорились.

Надо делать выводы, извлекать уроки из этих ошибок прошлого. Вместо того, чтобы выполнять всю гамму обязательств – неделимость безопасности, равный подход к безопасности каждой страны, вопреки обещаниям, которые выдвигались, - стали продвигать НАТО на Восток, разворачивать буквально на наших границах военную инфраструктуру Североатлантического альянса. В 2008 году на саммите НАТО в Бухаресте записали в итоговую декларацию, что Украина и Грузия будут в НАТО, безапелляционно. Мы их тогда предупреждали, что это очень вредный путь, что он будет создавать иллюзии в воспаленных умах руководства этих стран. По крайней мере, в Грузии так и произошло, когда М.Саакашвили решил, что теперь ему все позволено и «бросил» вооруженные силы на Южную Осетию, на миротворцев, которые там находились, на мирных граждан. Что было дальше, вы знаете.

Кстати, Европейский Союз, гораздо более адекватная структура, поскольку занимается продвижением целей благополучия своих членов в экономической, социальной сфере, тоже не остался в стороне от попыток разорвать наши отношения, отношения России со своими соседями. Была изобретена программа, которая называется «Восточное партнерство». В ней все подходы формулировались в русле принципа, что Восточная Европа должна определиться с кем она – с Россией или с ЕС. Причем эти слова звучали даже буквально. Когда в 2004 году первый майдан на Украине был в самом разгаре, когда ЕС пытался примирить действовавшего президента Украины и оппозиционеров, когда были демонстрации на киевских площадях, действовавший в то время Министр иностранных дел Бельгии К. де Гюхт прямо публично, в своем официальном качестве заявил, что Украина должна сделать выбор, с кем она – с Россией или с ЕС. К чему это привело, вы тоже знаете.

Россия поддержала тех, кто отказался принимать результаты государственного переворота на Украине 2014 года. Запад, ничтоже сумняшеся, сказал, что произошло – то произошло, несмотря на то, что министры иностранных дел Германии, Польши и Франции были гарантами разорванного оппозиционерами договора. Было объявлено, что все должны подчиниться новой власти, которая пришла в Киев, по сути дела, на штыках радикалов и неонацистов, которые до сих пор там чувствуют себя вольготно и начинают все больше править бал. Мы поддержали тех, кто отказались признать результаты антиконституционного переворота, кто просили, чтобы их оставили в покое и дали посмотреть, что из всего этого выйдет (они же ни на кого не нападали, но именно их объявили террористами и напали на них), когда мы поддержали их в их стремлении обеспечить себе права в Украинском государстве, мы поддержали стремления крымчан, которые, в отличие от Косово, односторонне, без всякого волеизъявления объявившего свою независимость, провели референдум (цифры явки и цифры, отражающие его результат, вы знаете) о своей независимости и последующем присоединении к России в полном соответствии с Уставом ООН и в соответствии с решением Международного суда, который рассматривал вопрос о Косовской ситуации. Тогда Запад стал стремиться нас наказывать, стал пытаться заставить нас признать свои ошибки.

Эти попытки продолжаются до сих пор, мы о них еще поговорим сегодня. Хотя все больше людей понимают бессмысленность стремлений наказать Россию, помешать нашему социально-экономическому развитию. Набор используемых в этих целях методов весьма широк – это санкции, развертывание глобальной противоракетной обороны вокруг наших границ на западе и на востоке, информационные войны, голословные обвинения в «киберагрессии» против чуть ли не всего Запада, это, конечно, и дискредитации наших спортсменов-олимпийцев без предъявления конкретных фактов. Вообще, у Запада сейчас такая манера – факты не предъявлять.

Отвлекусь от текста и приведу пример: Государственный секретарь США Р.Тиллерсон как-то заявил в начале этого года, вскоре после прихода к руководству Госдепартаментом, что у США есть неопровержимые факты, подтверждающие вмешательство России в президентские выборы. При очередной встрече я попросил его эти факты мне предъявить. Он мне сказал, что это факты, которые добыты по конфиденциальным каналам и что он уверен, что наши спецслужбы прекрасно знают, о чем идет речь. Если в такой ситуации можно серьезно разговаривать, тогда я ничего не понимаю в межгосударственном общении.

Сейчас нам также безапелляционно, без фактов говорят, что спортивный арбитраж в Лозанне оправдал всех наших спортсменов из списка 32 человек и тренеров, но необязательно руководствоваться этим решением, потому что у МОК нет уверенности в том, что спортсмены не принимали допинг. То есть, доказательств нет, но есть сомнения, подозрения. Получается как в 1937 году, когда прокурор СССР А.Я.Вышинский говорил, что «признание – это царица доказательств». Сейчас получается, что даже признания не надо, подозрение – царица доказательств. Так вести дела, наверное, не очень корректно, не очень правильно. Мы стараемся наших западных коллег все-таки выводить на более конструктивные отношения.

У нас, по-моему, окрепла уверенность не только внутри страны, но и за рубежом, что пытаться изолировать Россию бессмысленно, сколачивать масштабную антироссийскую коалицию тоже не получается. Решать за наш счет узкокорыстные задачи определенной группы стран никому не удастся и не удавалось никогда. У нас сейчас с большинством зарубежных партнеров на всех континентах конструктивный диалог, в основе которого уважение интересов друг друга, приверженность дальнейшей демократизации международной жизни.

Кстати, когда наши западные коллеги постоянно вторгаются в сферу внутренней жизни тех или иных государств, требуют, чтобы в каждой стране уважались права человека, обеспечивалось верховенство закона, демократии, мы предлагаем, чтобы те же самые принципы верховенства закона и демократизации были применены к международной жизни. Они уходят от разговора на этот счет. Потому что демократизировать международную жизнь означает перестать пытаться диктовать всем и вся и надо начинать договариваться.

К этому наши коллеги готовы пока далеко не во всех вопросах. Тем не менее, мы постоянно приглашаем Запад к диалогу. Готовы к диалогу на основах равноправия и уважения интересов друг друга.

Ощущаем поддержку наших граждан в том, что касается действий отечественной дипломатии. Это важнейшее подспорье в нашей работе. Доверие общества – это самая надёжная гарантия того, что никакие угрозы, шантаж, санкции, давление не заставят нас отказаться от того, что мы считаем правильным и справедливым. Тем более что для нас государственный суверенитет – это не роскошь, а необходимое условие существования государства.

Многовековая великая история, обеспеченное предками уникальное геостратегическое положение в совокупности с военно-политическим, экономическим, культурным потенциалом России исключают для нас роль некого периферийного государства, или, как предыдущий Президент США Б.Обама пытался нас описать, «региональной державы».

При этом, в отличие от некоторых наших коллег, мы никогда не использовали и не используем свои естественные преимущества в ущерб другим. Мы стояли у истоков формирования послевоенной международной архитектуры безопасности и действуем сегодня ответственно и предсказуемо, как подобает постоянному члену Совета Безопасности ООН. Наши действия опираются на центральную роль ООН, ценности правды и справедливости и направлены на продвижение такой повестки дня в международных делах, которая была бы объединяющей, а не повестки, выстроенной в русле «ведущий-ведомый».

Сегодня многие страны, если не большинство, в контактах говорят, что видят в России одного из ключевых гарантов стабильности, защитницу международного права, традиционных духовно-нравственных идеалов.

Особое внимание продолжаем уделять сплочению мирового сообщества перед лицом террористической угрозы. Она беспрецедентна. Наша страна столкнулась с ней еще в середине 1990-х годов прошлого века. Тогда трагические события унесли тысячи жизней наших граждан. В борьбе с этим злом мы будем и дальше действовать последовательно и решительно. В рамках важнейшей задачи по пресечению идеологии терроризма делимся с партнерами опытом нашего общества, исторически построенного на мирном сосуществовании культур, религий и этносов.

Выступаем за формирование единого антитеррористического фронта на основе общих интересов при координирующей роли ООН, без двойных стандартов, при четком соблюдении основополагающих принципов международного права, уважении суверенитета наций и самобытности народов. Подтверждением признания нашего вклада в антитеррористическую борьбу стало назначение российского дипломата В.И.Воронкова на должность заместителя Генерального секретаря ООН, отвечающего за работу Управления ООН по контртерроризму.

При решающей роли российских вооруженных сил удалось уничтожить основное гнездо ИГИЛ в Сирии. Активно участвуем в дальнейшей стабилизации ситуации. Вместе с Турцией и Ираном запустили год назад астанинский процесс, который позволил создать четыре зоны деэскалации. Не в каждой из них наблюдается полное затишье, есть рецидивы, поскольку остаются недобитые террористические группировки уже не игиловские, а так называемой «Джабхат ан-Нусры». Но в целом всеми признаётся, что после создания зон деэскалации уровень насилия резко снизился.

Сейчас мы решаем вопросы направления гуманитарной помощи и завязывания политического переговорного процесса под эгидой ООН. Мы стараемся помогать и подталкивать ООН к более активным действиям. Шагом в этом направлении стал Конгресс сирийского национального диалога, состоявшийся 30 января в Сочи, который был поддержан Генеральным секретарём ООН А.Гутеррешем и его специальным представителем по сирийскому урегулированию С. де Мистурой и признан ими как фактор, помогающий ООН выполнять решения, принятые по Сирии Советом Безопасности ООН.

Продолжаем работать по разрядке ситуации на Корейском полуострове. Вместе с китайцами продвигаем безальтернативность политического диалога. У нас есть совместная с КНР инициатива. Видим, как в США пытаются каждый раз «закручивать» санкционные гайки и грозить применением силы. Надеемся, что такой сценарий, который, по оценкам экспертов, унесёт до миллиона, а может и больше, человеческих жизней, не будет реализован, и что США будут, как минимум, советоваться с затронутыми этой ситуацией странами, прежде всего, с руководством Республики Кореи и Японии. Применение силы в этом регионе мира будет катастрофическим.

Я уже упоминал ситуацию на Украине. Выступаем за неукоснительное выполнение того, о чём договаривались. Проблема договороспособности наших партнёров – одна из острых и требует работы. Выполнять надо минский «Комплекс мер» по урегулированию кризиса на юго-востоке Украины. Основным препятствием на этом пути является «партия войны», которая под давлением радикалов, включая неонацистские группировки, которые вольготно себя чувствуют на Украине, всячески стремится уйти от обязательств наладить прямой диалог с Донецком и Луганском, не отказывается от силового варианта решения проблемы. Чего стоит недавно принятый, пока не в окончательном чтении, законопроект о «реинтеграции Донбасса», допускающий, в том числе, применение вооружённых сил. Чего стоит объявленная в январе 2017 г. полная торгово-экономическая блокада этих районов в Донбассе, в грубейшее нарушение минского «Комплекса мер», который был одобрен Советом Безопасности ООН. Побуждаем западных партнеров, прежде всего США, которые имеют колоссальное влияние на Киев, а также Францию и Германию как соавторов Минских договорённостей к тому, чтобы они оказывали воздействие на Киев, добиваясь скорейшего практического выполнения его обязательств.

В числе наших безусловных приоритетов – углубление евразийской интеграции. Активно набирает темп Евразийский экономический союз, в котором Россия в этом году председательствует. У него уже несколько десятков партнёров, которые заинтересованы в создании с ЕАЭС зон свободной торговли, либо заключении соглашений о сотрудничестве.

Укрепляется взаимодействие по линии Союзного государства России и Белоруссии, СНГ и ОДКБ, которое реально способствует укреплению стабильности в Евразии, а также противодействию международному терроризму, незаконному обороту наркотиков, нелегальной миграции. Налажена совместная со странами ОДКБ, работа на международных площадках, в том числе согласование позиции в ООН и ОБСЕ.

Для нас Азиатско-Тихоокеанский регион имеет стратегический, приоритетный характер на весь XXI век. Об этом говорил Президент России В.В.Путин. Россия как тихоокеанская держава, будет всесторонне использовать громадный потенциал стремительного развития этого региона, в том числе, для подъема Дальнего Востока и Восточной Сибири.

Отношения с Китаем сегодня являются наилучшими за всю историю. В фокусе внимания МИД – дальнейшее укрепление и развитие российско-китайской внешнеполитической координации. Наша общая линия нацелена на неукоснительное соблюдение основополагающих норм международного права и Устава ООН, будь то в Сирии, на Корейском полуострове или где-то ещё, и играет важную стабилизирующую роль в мировых и региональных делах.

Расширяем стратегическое партнёрство с Индией, Вьетнамом, разносторонние связи с подавляющим большинством государств Азии, Латинской Америки, Ближнего и Среднего Востока.

Работаем над реализацией инициативы Президента России В.В.Путина по формированию большого Евразийского партнёрства, которое предполагает участие стран-членов ЕАЭС, ШОС, АСЕАН. В перспективе этот проект открыт и для стран Евросоюза.

Я обратил внимание, что сегодня завершились переговоры по межпартийному соглашению в Германии. ХДС, ХСС вместе с СДПГ договорились о коалиционных принципах, среди которых - стремление содействовать формированию общего экономического пространства от Лиссабона до Владивостока. Это давняя идея, давняя инициатива России. То, что сейчас в разгар попыток наказывать нас, применять в отношении нас все новые и новые санкции, из Германии прозвучал такой тезис, я считаю очень важным и знаковым.

У нас предпринимаются в контексте евразийской интеграции энергичные шаги по сопряжению Евразийского экономического союза (ЕАЭС) и китайской стратегии «Один пояс, один путь». Уже завершилось согласование соглашения о торгово-экономическом сотрудничестве между ЕАЭС и КНР, реализуются договоренности о нашем взаимодействии в сферах торговли, инвестиций, услуг между ЕАЭС и странами-членами АСЕАН, которые были достигнуты в Сочи в мае 2016 г.

Россия, Индия и Китай – относительно новый формат, который был инициирован покойным Е.М.Примаковым, до сих пор дает очень положительный результат. Эти встречи проводятся на уровне министров иностранных дел, отраслевых министерств и ведомств. Эта «тройка» дала стимул рождению БРИКС.

Активно работает ШОС, ряды которой в прошлом году пополнили Индия и Пакистан. Это превратило ее в еще более эффективную структуру. Отдельно отмечу нашу работу в «Группе двадцати», образовавшейся в 2009-2010 г.. Ее формирование в качестве структуры, работающей ежегодно на высшем уровне, показало, что при всем своем стремлении не уступать лидирующие позиции в мировых делах, Запад вынужден считаться с реалиями формирования полицентричного мира, так как «двадцатка» - это страны западной «семерки» и ключевые страны развивающегося мира, все члены БРИКС. Основные вопросы, которые требуют решения в сферах международных финансов, международных экономических отношений, сначала «обкатываются» именно в этом формате на основе принципа консенсуса. Это однозначное признание реалий формирующегося многополярного миропорядка.

Я уже сказал о том, что мы готовы выстраивать отношения с Западом, с США, с ЕС на принципах взаимного баланса интересов, взаимного уважения. Иначе не получится. Президент России В.В.Путин неоднократно подчеркивал, что мы открыты к конструктивному диалогу с Вашингтоном. К сожалению, каких-либо значимых встречных шагов мы пока не наблюдаем. США за прошлый год предприняли под абсолютно надуманными предлогами ряд откровенно антироссийских действий в дополнение к тому, что было сделано администрацией Б.Обамы. Не буду перечислять, все вы следите за событиями, и эти дела у всех на слуху. Мы не хотим углубления конфронтации, не заинтересованы в этом, тем более, что Россия и США как крупнейшие ядерные державы несут особую ответственность за поддержание стратегической стабильности. Конечно, остается востребованной роль российско-американского взаимодействия в урегулировании острых региональных кризисов, в борьбе с терроризмом. У нас есть все же какие-то каналы диалога по вопросам стратегической стабильности, корейского урегулирования, сирийским делам, по ряду других. Пока, к сожалению, в большинстве случаев наши американские коллеги в рамках этих каналов пытаются доказать, что их позиция по любому конкретному вопросу абсолютно верная, и мы должны не искать компромисс между нашими подходами, а вставать на американские позиции. Тем не менее, мы эти каналы оставляем открытыми, используем их. Кое-какая польза есть, что подтверждается договоренностью России, США и Иордании в отношении зоны деэскалации на юго-западе Сирии, которая неплохо функционирует, хотя там и есть ряд вопросов, которые мы пытаемся снять по линии военных.

С ЕС готовы сотрудничать с той интенсивностью, к которой готовы наши партнеры, а там все чаще звучат разумные голоса сторонников нормализации отношений. Я уже ссылался на договоренности, достигнутые при формировании коалиционного правительства в Германии. Все больше понимающих, что выстраивать большую Европу без России, а тем более в обход нее, ни в плане безопасности, ни в плане экономики едва ли получится. Нашим интересам, конечно, отвечало бы укрепление международной самостоятельности ЕС, что обеспечивало бы большую прозрачность и предсказуемость наших отношений.

Несмотря на сложную ситуацию в сфере безопасности, как я уже сказал, мы будем продолжать диалог с США по вопросам стратегической стабильности. Россия завершила свою часть договоренностей об уничтожении химического оружия. США должны еще немало сделать, чтобы достигнуть цели выполнения своих обязательств. В полном объеме мы выполняем свои обязательства по Договору о дальнейшем сокращении стратегических наступательных вооружений, ведем диалог с США по снятию некоторых вопросов, которые возникают в процессе выполнения своих обязательств американской стороной. В полном объеме хотим сохранить в жизнеспособном состоянии Договор о ракетах средней и меньшей дальности. Попытки США подвергнуть сомнению наш добросовестный подход к этому Договору готовы не просто отвергать, а объяснять и договариваться о том, как этот Договор будет сохранен в жизнеспособном состоянии при понимании, что очень серьезные и конкретные претензии к американской стороне, которые были сформулированы публично и предельно четко, тоже будут встречены американцами как приглашение к снятию озабоченностей. Повторю, этот диалог у нас будет развиваться.

Конечно, мы будем настаивать на том, чтобы все стороны добросовестно выполняли совместный всеобъемлющий план действий по урегулированию ситуации вокруг иранской ядерной программы. Развал этого договора чреват нехорошими, труднопредсказуемыми последствиями для всей системы нераспространения оружия массового уничтожения, для всей системы мирового порядка.

Из других тем отмечу актуальность продолжения борьбы с попытками героизировать нацистов, борьбы с национализмом, расизмом, ксенофобией. Мы ежегодно продвигаем проект соответствующей резолюции ГА ООН, которая принимается все возрастающим числом голосов. На последней сессии ГА ООН их было порядка 140. Только две страны - США и Украина - голосовали «против» при достаточно непонятном воздержании ЕС, который ссылается на необходимость уважать свободу слова. Но свобода слова не может распространяться на деятельность, запрещенную Нюренбергским трибуналом.

Еще один наш стратегический приоритет – борьба с киберпреступностью. Мы продвигаем эту тему в ООН, принимаются резолюции о международной информационной безопасности. Создана уже вторая группа экспертов, которая будет заниматься дальнейшей проработкой этой темы. Достаточно давно мы выдвинули идею принять универсальную конвенцию о сотрудничестве в сфере противодействия информационной преступности, включая хакерство. США, которые нас обвиняют именно в том, с чем мы предлагаем совместно бороться, уходят от конкретного разговора на эту тему. Но мы не теряем надежды. Готовы в любой момент предметно, а не голословно рассматривать важнейшие задачи - противодействие киберпреступности, недопущение использования информационного пространства в преступных целях, включая терроризм, педофилию, торговлю людьми и много другое.

Мы укрепляем международный фронт в защиту христиан, представителей других религий, которые сегодня страдают, прежде всего, на Ближнем Востоке, на Севере Африки. В этих целях продвигаем взаимоуважительный, межцивилизационный, межконфессиональный диалог. Мы это делаем совместно с Русской православной церковью, другими традиционными конфессиями России, в сотрудничестве с Ватиканом, такими странами, как Белоруссия, Армения, Ливан. Ежегодно в Женеве в рамках деятельности Совета ООН по правам человека проходят специальные конференции по защите христиан и представителей других религий на Ближнем Востоке.

В центре внимания защита прав и интересов наших соотечественников, расширение международных гуманитарных обменов, поддержка интересов российского бизнес-сообщества на мировых рынках особенно в условиях конкуренции, которая очень часто приобретает характер недобросовестной.

Разумеется, противодействуем порочной и нелегитимной практике ряда государств, которые организовали гонения на российские СМИ, «выдавливают» их из информационного пространства. Соответствующие инициативы мы внесли в рамках профильного Комитета ООН, ОБСЕ, Совета Европы.

Конечно, мы содействуем расширению того, что называется межрегиональным сотрудничеством, когда сопредельные регионы двух или нескольких стран разрабатывают совместные, прагматичные, неполитизированные проекты и тем самым вносят вклад в общую палитру отношений России с зарубежными странами, помогая создавать атмосферу доверия и взаимопонимания.

Будем и дальше проводить курс, определенный Президентом России В.В.Путиным в Концепции внешней политики Российской Федерации, принятой в ноябре 2016 г. Заверяю вас, что трудности, с которыми сталкивается страна в целом и дипломатия, – это только стимул к более творческой, креативной работе. Именно об этом говорят Президент, Председатель Правительства. Этим мы руководствуемся, решая задачи, которые ставят перед российской дипломатией. У наших граждан не должно быть сомнений, что при любом развитии событий интересы страны, ее безопасность, суверенитет будут надежно обеспечены.

Вопрос: Вы говорили про наши отношения с США. Складывается такое ощущение, что мы стали образом врага для США, но и они в определенном смысле, благодаря СМИ, стали для нас образом противника. Что позитивного, помимо общей борьбы с терроризмом, попытки урегулирования ситуации в Сирии, можно предложить для сближения? Может, есть еще моменты, которые позволили бы сделать это?

С.В.Лавров: Я абсолютно согласен с тем, что об этом многие думают и надо об этом думать. На днях в «Московском комсомольце» читал статью уважаемого мной журналиста М.С.Ростовского, который примерно также изложил свое видение ситуации в наших отношениях с США. Он отметил, что абсолютно понятно, что в условиях такого гонения на Россию мы должны сохранять свою гордость, честь, отстаивать свою правоту, но при этом добавил, что с учетом той огромной роли, которую играют российско-американские отношения не только для двух стран, но и для мира в целом, надо бы все-таки поискать какие-то конструктивные шаги. Мы не обо всем говорили публично, но секрета тут никакого нет. С самого начала работы новой Администрации мы предложили целый ряд шагов, которые позволили бы постепенно восстанавливать доверие, не питая никаких иллюзий относительно того, что это будет сделано за один присест. Где-то в апреле, я передал Госсекретарю США Р.Тиллерсону перечень вопросов, которые мы предлагали проинвентаризировать и начать обмениваться мнениями по вопросам, которые стоят на двусторонней повестке дня. Там много всего сложного – это фактические похищения наших граждан за рубежом по подозрению в киберпреступлениях, игнорирование российско-американского договора об оказании взаимной помощи по уголовным делам, который должен задействоваться при наличии подозрений в преступной деятельности наших граждан (мы обязаны получать информацию и проводить консультации), проблема усыновления, когда российские дети гибнут в американских приемных семьях, а суды оправдывают родителей, которые очевидно были замешаны в нечистоплотных и преступных действиях, наша собственность, которая была, по сути дела, экспроприирована и многое другое. Мы передали перечень вопросов без какой-либо политизации и идеологии. Предложили сесть и спокойно начать их обсуждать. Для проформы состоялась пара встреч, которые ничего не дали. Американская сторона вообще ни на какие сущностные договоренности идти сейчас не может и не хочет. Так этот список и остался пока без движения.

Через пару месяцев, когда в июле встречались Президент Российской Федерации В.В.Путин и Президент США Д.Трамп, мы предложили в случае если у них есть подозрение в участии России в какой-то противоправной деятельности, включая даже вмешательство в выборы в США, воссоздать рабочую группу по кибербезопасности, которая была формально создана еще в 2013 г., но ни разу не собиралась, потому что администрация Б.Обамы, пойдя на эту договоренность, не питала интереса к разговору с нами на эту тему. Нам показалось, что в Гамбурге американская сторона поддержала эту идею. Однако потом, когда об этом было упомянуто публично, Конгресс США ополчился на Белый дом, как он смеет договариваться с Россией о сотрудничестве по теме, в рамках которой мы якобы вмешиваемся в американские дела, незачем с нами об этом разговаривать.

Мы также вспомнили, что в 1933 г. Президент США Ф.Рузвельт и Нарком иностранных дел Советского Союза М.М.Литвинов, устанавливая дипломатические отношения, обменялись письмами. Сделано это было по настоянию американской стороны. В письмах в идентичных выражениях каждая сторона брала на себя обязательства не вмешиваться во внутренние дела друг друга, не поощрять никакие движения, которые на территории одной страны могли бы питать какие-то добрые чувства к другой стороне, тем самым становясь проводником ее интересов, и многое другое. По сути дела то, что сейчас нам вменяется, было записано на бумаге как недопустимое в отношениях между Россией и США. Мы предложили, если у них есть такие подозрения, для начала повторить то, что было сделано в 1933 г., обменяться в какой-то форме такими же обязательствами. Они сказали, что это им не подходит, потому что мы вмешиваемся в их дела.

Поэтому, наверное, можно упрекать нас в том, что мы недостаточно креативно работаем, но наши попытки начать какой-то деполитизированный диалог пока ни к чему не приводят. При этом, как я уже упомянул, идет диалог по стратегической стабильности, хотя там есть и вопросы, которые требуют профессионального рассмотрения без какой-либо политизации. Не всегда это удается сделать, но мы к этому готовы.

Идет диалог по Корейскому полуострову, по Сирии, хотя, еще раз скажу, американская сторона исходит из того, что этот диалог должен сводиться к нашему согласию со всеми их подходами. Но дверь, конечно, закрывать мы не будем, «надежда умирает последней», тем более, что нам есть, что предъявить в обоснование наших подходов.

Вопрос: У простых европейских граждан бытует мнение, что действия США по разделению Европы и России пагубны для европейских стран тоже. Официальная позиция европейских политиков по этому вопросу известна. Хотелось бы узнать о неофициальной позиции. Они сами понимают, что это выгодно, прежде всего, США, но никак не Европе? Может быть, они не боятся озвучивать Вам это без телекамер?

С.В.Лавров: Как я могу без телекамер, если они стоят. В своем вступительном слове я сказал, что мы очень хотели бы видеть Европу самостоятельной на международной арене. То, что Европа далеко не совсем согласна с тем, что делают США в отношении России, это факт, это звучит в публичной сфере. В том числе по вопросу о санкциях, когда европейцы настаивают на том, чтобы любые американские шаги в этой сфере обсуждались и согласовывались с ними и не наносили экономического ущерба европейским компаниям, и по таким острым проблемам, которые грозят перерасти в кризисные ситуации, как иранская ядерная программа. Европа совсем не в восторге от требований США существенным образом поменять эту программу, что перечеркнет все компромиссы, достигнутые в ходе согласования этого подхода, либо США выйдут из этой договоренности. Повторю еще раз, это будет сопряжено с непредсказуемыми последствиями.

Европейцы, которые участвовали в «шестерке», согласовывавшей с Тегераном договоренность, Великобритания, Франция и Германия согласились на участие в совместной с США рабочей группе, куда они не пригласили ни нас, ни китайцев, хотя мы тоже участвовали в этой работе. Эта рабочая группа, как объявлено в Вашингтоне, занимается тем, чтобы все-таки переиначить эту договоренность в русле требований США. Иран это не примет. Мы с китайцами считаем, что это тоже будет архиконтрпродуктивно, потому что баланс, который был достигнут в рамках Всеобъемлющего плана действий, очень хрупкий. Он был закреплен единогласной резолюцией СБ ООН и фактически имеет силу международного закона. Начинать вскрывать какие-то его компоненты чрезвычайно опасно. Европейцы ощущают, что им нужно как-то отстаивать свои интересы, потому что действия США не всегда их интересы учитывают. Но одновременно трансатлантическая связка, как это принято называть, все-таки работает в том направлении, в котором Европа хочет находить какие-то компромиссы с США. Мы не против. Важно только, чтобы эти компромиссы были не за счет других и не за счет выдающихся договоренностей, как соглашение по иранской ядерной программе.

Вопрос: Дипломатия, в моем понимании, это такая шахматная партия, где каждый отстаивает свои интересы. Что позволяет в наш публичный век, когда информационные технологии позволяют распространять информацию мгновенно, делать безосновательные утверждения и вообще не предоставлять доказательств? На что США рассчитывают и как это не портит репутацию внутри их страны?

С.В.Лавров: Затрудняюсь ответить на этот вопрос. Я уже упоминал, как нам отвечают на просьбы предоставить «неопровержимые факты нашего вмешательства во внутренние дела США», как сказал Госсекретарь США Р.Тиллерсон. Я также упоминал о том, что мы в подобных ситуациях просим предъявить какие-то конкретные вещи, будь то антидопинговая проблематика или что-нибудь еще. Например, на днях произошла серия эпизодов, в рамках которых, по сообщениям неправительственных организаций, в Сирии якобы было применено химическое оружие. Без какого-либо разбирательства США сразу сказали, что во всем виноват и Президент Сирии Б.Асад и Россия, потому что мы ответственны за сирийское Правительство (они его называют сирийским режимом). Тут же Постоянный представитель США в СБ ООН Н.Хейли стала безапелляционно выдвигать в наш адрес инвективы. Мы предложили американцам поручить профильным структурам провести расследование, выехать на место. В ответ нам сказали, что у них надежные данные и источник они раскрыть не могут, потому что он тут же станет целью незаконного режима в Дамаске. Вот и весь разговор.

Конечно, в таких условиях очень трудно вести осмысленный диалог, но большинство стран понимают нашу позицию и не идут на поводу голословных обвинений США, будь то Сирия, Иран или другое. Иран обвиняют в терроризме. Из террористических структур, которые причислены к таковым в США на основе их законодательства, лишь одна организация из 15 может как-то ассоциироваться с Ираном, все остальные – нет. И все остальные объявляют Иран своим врагом. Наша попытка поговорить об этом с американцами и понять, в чем их логика тоже наталкивается на отсутствие энтузиазма. В любом случае, об этих вещах необходимо вести разговор, в том числе в контексте того, что происходит в Сирии, где американцы, очень похоже, взяли курс на раздел страны. Они просто отказались от тех заверений, которые нам давали, в том, что единственная цель их присутствия в Сирии (без приглашения законного Правительства) – это победить ИГИЛ и терроризм. Теперь они уже говорят, что это присутствие сохранится до того момента, когда они убедятся, что в Сирии начат устойчивый процесс политического урегулирования, итогом которого будет смена режима. Вы понимаете, о чем идет речь. То, что они заигрывают с различными сегментами сирийского общества, которые противостоят Правительству, в том числе с оружием в руках, приводит к очень опасным результатам. Планы фактического раздела Сирии существуют, мы об этом знаем и будем спрашивать у американских коллег, как они себе это все представляют.

Вопрос: Нашу страну все всегда обманывают – американцы, ООН, МОК. Что нужно сделать, чтобы это прекратилось и когда это закончится?

С.В.Лавров: Совершенно точно, воевать не надо. После этого мероприятия у меня состоится встреча с тремя финалистами, которые попросили меня быть наставником. Мы отобрали троих из группы, которая такие желания выдвигала. Они ответили на наши задания очень интересно, креативно. Одна молодая женщина, которая вошла в эту тройку и с которой я буду встречаться, предложила бренд, описывающий позицию России в мировых делах. Он звучит очень просто: «Сила России в правде». «Брат 2» помните? «Не в силе Бог, а в правде».

Спасибо большое за внимание и интерес.

?

Россия. ЦФО > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 7 февраля 2018 > № 2500237 Сергей Лавров


Россия > Агропром > premier.gov.ru, 7 февраля 2018 > № 2492855 Александр Ткачев

О поддержке агропромышленного комплекса.

Совещание.

Вступительное слово Дмитрия Медведева:

Добрый день, коллеги!

Мы сегодня собрались с участием Правительства, руководителей регионов обсудить некоторые вопросы, касающиеся того, насколько эффективна поддержка агропромышленного комплекса.

Все мы знаем: агропромышленный комплекс находится на подъёме. Урожаи собираются рекордные. Мы вышли в лидеры по уровню экспортных поставок зерновых. Решаем задачи по ускоренному импортозамещению на внутреннем рынке и повышаем уровень продовольственной безопасности страны.

Все эти успехи в целом доказывают, что мы достаточно точно определили приоритеты, которые заложены в госпрограмму развития сельского хозяйства на период до 2020 года, создали условия для их реализации, обеспечив каждое из принятых решений поддержкой из федерального бюджета, причём весьма значительной. Если говорить об уровне этой поддержки, то на сельское хозяйство в этом году предусмотрено более 240 млрд рублей, в том числе для того, чтобы обеспечить адресные инвестиции в те направления агропрома, которые пока отстают.

Эти темы давайте сегодня и обсудим.

Начнём с оценки эффективности мер господдержки сельского хозяйства, которые мы ввели в прошлом году. Я имею в виду так называемую единую субсидию, которая объединила 26 различных субсидий. Новый механизм расширяет возможности регионов. Они сами определяют приоритеты поддержки аграрно-промышленного комплекса с учётом местной специфики, того, что сделано, того, что лучше развивается, хуже развивается. Кроме того, сельхозпроизводители стали быстрее получать субсидии, что на самом деле было больным местом, и это позитивно сказывается на рентабельности хозяйств.

Успешным можно считать и ещё одно нововведение – льготное кредитование сельхозтоваропроизводителей по ставке до 5%. Процедура получения субсидии максимально упрощена, поэтому и кредиты аграрии получают быстрее. В прошлом году уполномоченные банки заключили почти 8 тыс. кредитных договоров. Причём это не только краткосрочные, но и инвестиционные. Люди вкладываются в строительство тепличных и молочных комплексов, покупают технику, реконструируют перерабатывающие предприятия.

Эта мера поддержки применяется и в этом году. В федеральном бюджете предусмотрено практически 50 млрд рублей на эти цели. Продолжим стимулировать банки не только работать с крупными сельхозпроизводителями, но и кредитовать малых и средних предпринимателей. Они должны получать не менее 20% на льготные краткосрочные кредиты и не менее 10% на инвестиционные кредиты (от общего объёма субсидии).

Есть предложение, как улучшить положение сельхозпроизводителей, которые взяли кредит на инвестпроект по коммерческой ставке. Давайте послушаем, что тут можно сделать, включая предоставление права на получение кредита на льготных условиях даже тем заёмщикам, у которых есть долги. Но это всё нужно взвесить, проработать. Давайте посмотрим, каким образом лучше эту работу организовать.

Также мы готовы возмещать часть прямых понесённых затрат на создание и модернизацию объектов аграрно-промышленного комплекса. Эту субсидию получают инвестиционные проекты после конкурса. Мера довольно востребованная. По итогам конкурсов в прошлом году было отобрано почти 200 таких проектов.

Продолжим практику выделения субсидий по возмещению части процентной ставки по инвестиционным кредитам. Благодаря этой мере в 77 регионах реализуется около 22 тыс. инвестиционных проектов, в том числе по производству мяса и молока, овощей и фруктов, строительству логистических центров, переработке сельхозпродукции.

Здесь есть и проблемы. Знаю, что в регионах об этом говорят. Можем тоже это сегодня обсудить. Были обращения о возможности снижения требований по соблюдению предельного уровня софинансирования. Он сейчас у нас колеблется довольно сильно – от 20 до 90%. В то же время нам понятно, что эта мера должна стимулировать регионы создавать для инвесторов наиболее комфортную среду. В общем, этот вопрос тоже имеется.

Кроме того, аграрии могут рассчитывать и на те меры господдержки, которые традиционно обеспечиваются через госпрограмму. С 1 января мы перевели это на проектное управление. Рассчитываю, что этот подход позволит повысить эффективность реализации тех мер, о которых мы говорим.

Продолжим оказывать несвязанную поддержку в области растениеводства. Будем развивать производство молока. Благодаря субсидии по повышению продуктивности в молочном животноводстве отрасль стала расти.

Безусловно, будут выделяться средства на обновление сельхозтехники. В прошлом году было приобретено около 23 тыс. единиц техники. Средства на техническую модернизацию предусмотрены и в этом году.

Брифинг Александра Ткачёва по завершении совещания

Из стенограммы:

А.Ткачёв: Сегодня мы провели совещание под руководством премьер-министра Дмитрия Анатольевича Медведева, где очень глубоко изучили все возможности, потенциал и, естественно, подвели определённые итоги за последний год, прежде всего в вопросах импортозамещения и устойчивого роста сельского хозяйства, которое демонстрирует в последние годы достаточно активное позиционирование на всех рынках, в том числе на экспортном.

Мы констатировали, что не только получили великий (другого слова не подберу) урожай зерна – за 130 млн, но и серьёзно прибавили по производству сои, рапса, гречихи, сахара. Конечно, это радует, это укрепляет нашу продовольственную безопасность и независимость нашей страны и, безусловно, доходы наших крестьян.

Инструменты поддержки сельского хозяйства, которые сегодня себя очень хорошо зарекомендовали, – единая региональная субсидия, льготное кредитование по коротким, по инвестиционным кредитам – конечно, дают хорошую основу. Только за последний год банки, финансовые институты прокредитовали сельское хозяйство на сумму 650 млрд рублей. Это практически в три раза больше, чем было в 2016 году.

Вы видите, насколько инструменты поддержки, объёмы средств внушительные. Конечно, это даст серьёзную прибавку. По молоку мы получим плюсом за год порядка 500 тыс. т, по овощам 470 тыс. т и, естественно, по продуктам садоводства и так далее. То есть темпы взяты очень хорошие, мы мощно развиваемся, рост ВВП по итогам 2017 года будет порядка 2,5%. Это хорошие показатели, я считаю. Главное – удержать эти темпы в 2018 году, запустить новые инвестпроекты.

Количество желающих со стороны бизнеса проинвестировать в сельское хозяйство не уменьшается, только увеличивается, мы это с радостью отмечаем. Очень важно инвестиции привлекать не только в центральной части, на юге страны, но и, конечно, за Урал, в Сибирь, на Дальний Восток, в Нечерноземье. У нас есть отдельные программы поддержки сельского хозяйства этих территорий, прежде всего за счёт повышающих коэффициентов, за счёт других ставок и более льготных субсидий.

Поэтому мы очень надеемся, что вся сельскохозяйственная отрасль, все регионы получат дополнительные импульсы: у каждого есть свой потенциал, свои возможности для роста. Мы ставим задачу регионам, чтобы каждый максимально смог накормить себя, удовлетворить спрос жителей той или иной территории, субъекта Российской Федерации в продовольствии самом необходимом. Мне кажется, эта задача большинству территорий по плечу. Сегодня эта работа очень серьёзно ведётся, я надеюсь, она увенчается серьёзным успехом.

Вопрос: Александр Николаевич, обсуждался ли на совещании вопрос о дополнительных средствах для АПК?

А.Ткачёв: Конечно. Мы сегодня заявляли и о дополнительных объёмах финансовой поддержки, в том числе и с учётом изменений бюджета 2018 года (поправки, которые будут, безусловно, вноситься), и сегодня – из резервного фонда. Премьер очень внимательно выслушал всех – и Минфин, и нас, и союзы, и губернаторов. Было принято решение и дано поручение – найти ресурсы, найти источники, возможности для того, чтобы поддержать агропромышленный комплекс, особенно инвестиционные проекты, которые будут двигать нашу страну, в целом сельское хозяйство и выводить нас на совершенно новый уровень, в том числе и экспорта.

Вопрос: О какой сумме шла речь?

А.Ткачёв: Суммы разные – от 10 млрд до 30 млрд. Но это всё нуждается в проработке и, конечно, поиске источников, потому что, как вы понимаете, деньги – это самое главное, самая большая проблема. Их не так много – тех, которые могут быть перераспределены. Я понимаю, что все ведомства, все министерства пытаются их получить. Совершенно очевидно, что сельское хозяйство растёт и даёт хорошие результаты. И конечно, мы надеемся, что какие-то минимальные средства для развития получим.

Россия > Агропром > premier.gov.ru, 7 февраля 2018 > № 2492855 Александр Ткачев


Казахстан > Финансы, банки. СМИ, ИТ > kapital.kz, 7 февраля 2018 > № 2490977 Ерлан Смайлов

Когда начнут регулировать онлайн-кредиторов?

Прогнозом с Kapital.kz поделился исполнительный директор «ФинТех» Ерлан Смайлов

Компании по онлайн-микрокредитованию по собственной инициативе начали вести переговоры с Национальным банком РК относительно законодательного регулирования своей деятельности. Уже в этом году может быть принят соответствующий нормативно-правовой акт. Об этом корреспонденту центра деловой информации Kapital.kz рассказал исполнительный директор Казахстанской ассоциации «ФинТех» Ерлан Смайлов.

«С Нацбанком сейчас обсуждаются разные модели регулирования сектора онлайн-кредитования. У регулятора уже есть проект закона регуляторной песочницы. Конечно, его должен рассмотреть парламент, но, думаю, что к концу года такой закон может быть принят. Это нужно делать быстро, потому что цифровизация — стремительный процесс, в котором важна скорость создания условий для выхода на рынок новых сервисов», — рассказал он.

Регулирование нужно, для того чтобы у государства, ассоциации ФинТех была возможность ограничить недобросовестные компании. Дело не в том, что они несут какой-то системный риск для финансовой системы — онлайн-микрокредитование занимает менее 1% рынка розничного кредитования. Важно защитить население от недобросовестных кредиторов, пояснил наш собеседник.

«Это наша рациональная позиция, которую не стоит идеализировать. Компании хотят таким образом защитить свои инвестиции, чтобы можно было годы и годы вперед зарабатывать на казахстанском рынке. Мы видели негативный опыт Грузии, где компании агрессивно росли, население в конце концов стало жаловаться, и власти на это отреагировали. Рынок поработал пару лет и закрылся», — рассказал Ерлан Смайлов

Понимая, что такая перспектива может постичь любую страну, онлайн-кредиторы решили сами себя ограничить и с 1 января 2018 года установили ОД 3,5 вместо ОД 4. Речь идет об уменьшении коэффициента предельных долговых обязательств по договору онлайн-кредита по отношению к телу кредита. Это важная мера, направленная на защиту потребителя от чрезмерной долговой нагрузки и восстановление платежеспособности.

Говоря о долгосрочных перспективах отечественного рынка онлайн-микрокредитования, Ерлан Смайлов заметил, что оно может находить новые формы, учитывая, как быстро развиваются технологии.

«Правильное регулирование даст сигнал инвесторам, что этот рынок долгосрочный и в него можно инвестировать. Зайдут несколько международных игроков. Следствием этого станет повышение конкуренции на рынке. Какие-то компании уйдут с рынка сами, какие-то объединятся. То есть мелких игроков на рынке не будет, появятся средние и крупные. Возможно, некоторые банки купят какие-то компании онлайн-кредитования», — рассказал Ерлан Смайлов.

При этом роль ассоциации «ФинТех» в области саморегулирования сектора сохранится. В современном мире повсеместный государственный контроль становится все менее актуальным, считает он. Вместе с профильными госорганами отраслевые ассоциации устанавливают общие правила игры на рынке и уже по ним занимаются внутренним регулированием, реагируют на жалобы населения и предпринимают все необходимые меры, заключил Смайлов.

Казахстан > Финансы, банки. СМИ, ИТ > kapital.kz, 7 февраля 2018 > № 2490977 Ерлан Смайлов


Украина > Финансы, банки. Приватизация, инвестиции > interfax.com.ua, 7 февраля 2018 > № 2488415 Макар Пасенюк

Макар Пасенюк: МВФ никого не спасает, просто "покупает" время для Украины (часть II)

Эксклюзивное интервью управляющего партнера инвестгруппы ICU Макара Пасенюка агентству "Интерфакс-Украина"

Первую часть интервью Макара Пасенюка читайте на главной странице агентства "Интерфакс-Украина"

- Сколько всего у ICU активов в управлении?

- Сейчас более $500 млн.

- А какова их динамика?

- Если говорить о динамике роста активов под нашим управлением за последние пять лет, то среднегодовой прирост составляет около 25%. Рост связан с положительным инвестиционным результатом, запуском новых продуктов и M&A сделками, увеличившими активы под управлением.

- Перейдем к макропрогнозам. По вашему мнению, удастся ли Украине в 2018-2019 году оторваться от 2%-го роста ВВП и вырасти сильнее, сохранив макростабильность?

- Думаю, максимум, до 3-4%. К сожалению, пока Украина не перейдет к каким-то активным действиям для роста экономики, то так и будет оставаться заложником мировых макротрендов. Украина - сырьевая страна. На наш взгляд, в этом году в мире будет продолжаться рост большинства сырьевых позиций против доллара. (Можно говорить, что это будет ослабление доллара, но я бы предпочел говорить о росте основных сырьевых рынков.) На фоне этого будет рост недолларовых валют, в первую очередь, на рынках, которые развиваются, так как они, в основном, и являются сырьевыми. Эти рынки и будут получать от данного роста выгоду. Это глобальный макротренд, который станет лейтмотивом 2018 года для инвесторов.

- Вы ожидаете укрепления гривни к доллару?

- Против сегодняшнего уровня – да (на момент интервью официальный курс 28,7775 грн/1– ИФ). И на фоне этого - увеличение цен на металл и железную руду. Мы прогнозируем, что цены на нефть будут продолжать расти и составят в среднем по году от $65 до $70 за баррель.

- А какова в ваших прогнозах роль МВФ? Предполагают ли они продолжение финансирования Фонда и других МФО?

- Это ключевой вопрос в моем понимании для выживания страны. Напомню, МВФ никого не спасает, он просто "покупает" время, чтобы Украина начала себя спасать самостоятельно, а МВФ дает Украине просто некую определенность и предсказуемость на короткие периоды времени.

- То есть вы считаете, что в первом полугодии мы получим транш МВФ?

- Я надеюсь, что все так и произойдет. По крайней мере, это сценарий, в который мы верим и с учетом которого принимаем инвестиционные решения.

- Какие из такого макровидения вы видите основные инвестиционные идеи на 2018 год в этой стране?

- Если мы исходим из того, что МВФ у нас будет, то на фоне двух трендов – долларовой кривой и движения стоимости денег – можно ожидать снижения доходности в корпоративных бумагах украинских эмитентов.

- До скольких? Если государство размещает ОВГЗ под 16,5% годовых?

- Я говорю о евробондах. Доходность еврооблигаций "Метинвеста" порядка 9%, ДТЭК – около 9,5%, то есть, в принципе, плюс-минус близка... При этом доходность еврооблигаций "Кернел" -- 5,6%, МХП -- 3,7%.

- По оценке акционерного капитала, мне кажется, они будут рядышком сейчас.

- При чем здесь акционерный капитал? Вы абстрагируйтесь от этого. "Кернел" -- супер-бизнес, зарабатывает деньги, отличная бизнес-модель, но земля в аренде. На мой взгляд, кредитный рейтинг у "Метинвеста" должен быть сопоставимым с "Кернелом". Потому что с точки зрения бизнес-модели один торгует зерном, другой – металлом. Все идет на экспорт, все является привязанным к commodities, которые сейчас растут вверх. Себестоимость продукции, дай Бог, не сильно вырастет. Есть маленькая разница в левередже у компаний: два раза у "Метинвеста" против около полутора у "Кернел", но это не так существенно. Для кредиторов есть разница в левередже между тремя и пятью, а разница между одним и трем не очень большая, так как в обоих случаях она посильная.

Разница в доходности этих бумаг – 4 процентных пункта. Спрэд в доходностях между "Кернел" и "Метинвест" или "Кернел" и "ДТЭК" снизится. А даже 2 процентных пункта снижения доходности пятилетней бумаги - это неплохое ралли к существующей цене.

Это что касается украинских бумаг. А с точки зрения глобальных рынков, как я уже говорил, это валюты развивающихся рынков плюс движимые commodities истории, начиная от Glencore и заканчивая Rio Tinto, Vale и так далее…

- Исходя из вашего прогноза укрепления гривни, вы считаете, что заход иностранных банков летом и осенью прошлого года в покупку именно гривневых госбумаг был правильным?

- Да, считаю. Я вам больше скажу, и на сегодняшний день существует довольно большой спрос на длинную гривневую бумагу. Да, она будет волатильной, да, ее владельцы с точки зрения "mark-to-market" (переоценка по рынку -- ИФ) будут себя чувствовать какой-то период времени не совсем комфортно. Но они покупают для того, чтобы держать эти бумаги, у них есть среднесрочный взгляд, включающий программу МВФ, другие позитивные вещи.

- Новой реструктуризации внешнего госдолга не будет?

- Думаю, что нет, это несерьезно. Конечно, если сравнивать золотовалютные резервы Украины с предстоящими выплатами и с потенциальными выплатами, которые у страны могут возникнуть по спорам с РФ вокруг еврооблигаций на $3 млрд и поставок газа на $2 млрд, то становится страшновато. Все пока занимаются тактикой, хотя нужно заниматься стратегией.

- И все же политический фактор вы совсем не учитываете?

- А зачем его учитывать? В моем понимании, если все не взрывается с макроэкономической точки зрения, то эта инвестиционная идея работает. Это старейший бизнес -- долговые расписки и долги. Он может быть не создает космические технологии, но как минимум теоретически может финансировать создание таковых. Возможно, я бы хотел их создавать, но умею что умею. А с рынком distress-долга я работаю очень давно и провел на нем много сделок. Те же "Велика Кишеня", банк "Надра", Кредитпромбанк, ПУМБ и многие другие.

- А вот "Донецксталь". Она "взорвалась" даже не политически, а физически от военных действий.

- Она частично "взорвалась".

- То есть даже в таком случае есть какие-то возможности возвращения долгов?

- Да, мы активно на это смотрим.

- И военный риск инвесторами тоже может приниматься?

- Вопрос цены. А дальше – переговоры. Понятно, что если должник говорит, что "мы не будем платить по долгам, потому что не хотим", то это неправильная позиция. Но когда должники говорят, что "так вот с макроситуацией получилось, бизнес был гривневый, пассивы -- долларовыми, а мы – слишком оптимистичными, но хотим поднять бизнес", то так можно разговаривать. Мы даже можем дать денег в капитал, помочь реструктуризировать бизнес. Нам, в конце концов, нужна доходность на собственный вложенный капитал, а не чужой бизнес. Бывают ситуации, когда кроме как забрать актив, другой возможности нет, но это худший сценарий.

Почему американская экономика восстанавливается после кризисов гораздо быстрее, нежели европейская или, тем более, японская? Потому что у них процесс перезагрузки автоматизирован. Там не заплатил по долгам -- банкротство: все продали, поделили, поехали дальше. Так оно работает, потому что это по-честному. А когда ты начинаешь всю эту тягомотину с судами, с неуплатой долгов, с реструктуризацией долга под 1% на сто лет… Это все о чем? Например, госбанк реструктуризирует долг под 1%, но ведь у него ж пассив стоит 17%! Да, он формально для Генпрокуратуры ничего не списал, но ведь он 16% в год "минусит" на этом активе.

- Короче, Генпрокуратуру надо запустить в Америку. Но это шутка. Вы работали с distress-активами, многое изучали, покупали кредитные портфели, например, портфель Эрсте Банка.

- Мы многие портфели покупали…

- Но пока это частные сделки. А с государством в лице Фонда гарантирования вкладов физлиц вы уже работаете?

- Мы подавали заявку на аукционы по продаже активов, которые организовывали американские площадки по заказу Фонда.

- Как проходил этот процесс?

- Мы подписали все документы, заплатили необходимые взносы и энное количество месяцев разбирались в этом всем счастье. В результате пришли к выводу, что с той минимальной ценой, которая была установлена, нам это неинтересно. Продавались какие-то земельные участки под застройку, какие-то магазинчики, еще что-то… Входя в такие портфели, нужно понимать, что потом надо будет заниматься восстановлением стоимости: ездить, разговаривать… Если бы это стоило дешевле существенно, может быть тогда мы сказали "да". А так эта овчинка выделки не стоила, о чем мы всем написали. Сказали большое спасибо, дав детальный фидбэк, почему мы, проделав работу, считаем, что это нам неинтересно. После этого нам перезвонили и сказали, что мы были единственные, кто детально рассказал, почему отказался от покупки. Но продолжаем следить за этим и будем ждать прозрачных понятных процессов.

- А чьи частные портфели вы покупали? Можете какие-то крупные сделки назвать.

- Мы покупали разные портфели, например, украинский портфель корпоративных кредитов Эрсте Банка. Среди наших партнеров по кредитным синдикатам есть крупнейшие международные финансовые институты, включая ЕБРР и Мировой банк.

Чтобы в этом бизнесе тебя воспринимали либо твои сокредиторы, либо заемщик, то ты должен владеть долгом определенного размера. Когда ты приходишь к какой-либо крупной индустриальной группе и говоришь "отдайте мне три "рубля", – они не реагируют. Но когда ты приходишь и говоришь: "отдайте 300" – это уже другой разговор. И редко, когда такие сделки закрываются индивидуально, как правило, идет пул.

У нас есть Ukraine recovery fund, созданный для покупки стрессовых активов. В нем и наши собственные деньги, и пул хедж-фондов. Почему они приходят к нам? – Наверное, потому, что мы единственные в Украине, кто этим занимается. Сидя в Лондоне или Нью-Йорке можно этим торговать, но в конечном итоге кто-то должен куда-то ходить, с кем-то разговаривать, иметь экспертизу в местной ситуации. Мы то же самое делаем, когда мы покупаем проблемные активы в других странах. Общаемся с местными людьми, которые владеют экспертизой.

- Как, кстати, Ukraine recovery fund наполняется?

- Это вопрос курицы и яйца. В отличие от типичной структуры хедж-фондов у этого фонда структура как у фонда прямых инвестиций, где деньги не фондируют, а дают обязательство перевести их в течение пяти дней под конкретную сделку. У нас уже есть договоренности с рядом инвесторов. Сделки сейчас в процессе проработки и коммерческих переговоров.

- А какие другие бизнесы вас интересуют? Например, зеленая энергетика.

- Да, мы смотрим и на зеленую энергетику.

- Но вы в таком состоянии, наверно уже года три.- Я на бизнес прямых инвестиций смотрю с 2001 или 2002 года, даже сделал одну инвестицию на базе ING, совместную, клубную, где ING вложил свои деньги. Та инвестиция, кстати, провалилась на кризисе. Хороший был опыт. И за все это время, работая инвестбанкиром, работая с корпорациями, я не видел ни одну инвестицию на уровне среднего бизнеса, куда бы я хотел вложить свои деньги. Понятно, что "Кернел" и подобные корпорации - это другие ситуации, но там никто такого рода сделки и не собирался заключать.

Сейчас с точки зрения прямых инвестиций, с точки зрения риск/доход, мало какая сделка считается. Когда ты приходишь к хорошей компании и говоришь, что, давайте, мы купим у вас существенный пакет по 5 EBITDA, так как вы не публичные, а публичные торгуются по 6-7 EBITDA, то эта компания думает, а зачем им продавать за 5, когда все упало и в страну никто не инвестирует. До этого акционеры зарабатывали $20 млн в год, сейчас зарабатывают $10 млн, но им в принципе хватает. И компания права, понимая, что с такой сделкой можно подождать.

Это то, с чем сталкиваются фонды прямых инвестиций, в том числе Horizon Capital: чтобы купить хороший бизнес, нужно переплатить, а в этом бизнесе переплачивать нельзя, поскольку цена входа является самым эффективным хеджем. Соответственно либо ты ничего не делаешь, либо переплачиваешь.

Работа с дистресс-долгом в Украине и в принципе в других странах отличается тем, что драйвером срока и сделок являются банки/инвесторы, которые чистят балансы, Фонд гарантирования вкладов, надеюсь, скоро начнет в большом количестве избавляться от своих активов. То есть, сделки уже происходят, должникам некуда деваться – им приходится с покупателями долгов договариваться. И, повторюсь, мы редко требуем вернуть все и сразу, мы готовы поддерживать компании, готовы вливать рабочий и акционерный капитал. Если не хватает, условно, $5 млн для финансирования оборотного капитала, мы предоставляем эти $5 млн в долг или как-то по-другому, но что-то за это просим.

- У вас такие сделки тоже есть?

- Так в этом и состоит работа с плохими активами.

- Вы сейчас активно расширяете бизнес негосударственных пенсионных фондов (НПФ). С чем это связано?

- Да, в прошлом году объем активов НПФ под нашим управлением вырос на 163% - до 406,5 млн грн. Логика расширения стандартная для бизнеса по управлению активами - постоянные расходы разбросать на большее количество активов. В бизнесе консолидации все к этому и сводится: покупаешь дополнительный денежный поток, сокращаешь операционные расходы и, таким образом, то, что было куплено, в твоих руках начинает зарабатывать больше. Мы верим в органический рост этого бизнеса. Если пенсионная реформа ускорится, мы надеемся в этом тоже поучаствовать.

- Поучаствовать в управлении средствами второго, накопительного, уровня?

- Да, это нормальные логичные ожидания.

- Ваш прогноз ситуации на внутреннем рынке корпоративных облигаций?

- Мы ожидаем, что будет активизация.

- Уже первые банки пошли…

- Это всегда так. Я этот рынок не отслеживаю, но было бы резонно предположить, что будет происходить, как происходит во всем мире и уже было много раз в Украине: первыми заемщиками являются банки, после банков - местные корпорации.

Проблема с корпорациями заключается в том, что большим компаниям выгоднее заимствовать на международных рынках или брать кредиты, краткосрочные, в той же гривне. Все сводится к стоимости фондирования. Поэтому первая волна выпуска корпоративных облигаций была не совсем успешной. Но есть бизнес ритейла, который должен финансироваться в местной валюте из-за того, что кроме товаров в обороте заложить им особо нечего. В большинстве случаев облигации для них являются резонным способом привлечения финансирования.

- Насколько должна упасть доходность государственных ценных бумаг, чтобы для инвесторов появился какой-то смысл покупать корпоративные ценные бумаги.

- Мы говорим о стоимости денег. Ставка рефинансирования Нацбанка - 16%. Можно ожидать, что на фоне инфляции ставка в этом году может еще вырасти. Если ставка растет и у банков есть безрисковый инструмент в виде госбумаг либо депозитных сертификатов Национального банка, то все остальное будет оцениваться исходя из их доходности. У заемщиков должен возникать вопрос, позволяет ли их бизнес генерировать достаточный денежный поток для обслуживания долга?

- А как могут упасть ставки по госбумагам к концу года?

- Я не исключаю, что ставка по ценным бумагам еще вырастет. Хотя первый квартал, если говорить об инфляции, которая подталкивает ставки по бумагам, всегда не показателен. Но если происходит укрепление гривни, тогда инфляционные ожидания слабеют. Поэтому я бы исходил из того, что в этой ситуации ставки в течение года, плюс/минус, будут стабильными и доходности по ОВГЗ, соответственно, тоже будут стабильными.

- Вы верите в развитие биржевого товарного рынка в Украине?

- Верю, мы готовы вкладывать в это направление деньги и поддерживать инициативы Нацкомиссии по ценным бумагам. Теперь важно, чтобы мнение регулятора и участников рынка услышали в парламенте. Отправной точкой станет принятие законопроекта №7055.

- А в биткойн вы вкладываете?

- Мы не вкладываем в биткойны как биткойны и криптовалюты как криптовалюты, поскольку для институциональных инвесторов все эти криптокошельки, горячие и холодные, хакеры - это очень нестандартные вещи. Мы ни себе, ни своим инвесторам не объясним, что после вложения, условно, $1 млн в биткойн может прийти твой айтишник с сообщением, что $1 млн украли. Мне такая постановка вопроса не нравится. В мире пока не существует инфраструктуры для институциональных инвесторов, которая бы удовлетворяла их требования, в том числе к хранению, безопасности, скорости расчета и прочее.

Понимая это, более смышленые люди сделали ETF (Exchange Traded Fund, торгуемый индексный фонд). На сегодняшний день существует ряд ETF объемом более $1 млрд на одну-две криптовалюты – биткойн и эфир. Вот этим мы торгуем. Фьючерсами на CME тоже торговали.

- А поведение цен на основной актив вам понятно?

- Нет. Мы торгуем тренд в этом конкретном случае. Много книжек написано на тему, что является драйвером тех или иных вещей в процессе инвестирования. Например, психология масс. Поэтому, торгуя конкретно этой вещью, мы торгуем просто трендом.

Я вам скажу, почему мы туда зашли – это был пример event trading до запуска фьючерса на CME. На инвесткомитетах, которых у нас три на неделе, при принятии решений о покупке мы оговариваем объем; причинно-следственную связь, почему мы это делаем; и когда мы из этого будем выходить - либо с точки зрения событий, которые должны произойти, либо с точки зрения ценовых уровней.

Когда ты торгуешь общий тренд, тебе важно установить stop loss и take profit. Допустим, падает на 40% (хотя там это очень волатильно, но с ETF не так быстро). Ты должен понимать, что ты готов потерять сумму X на этой позиции: чтобы не произошло, ты должен ее закрыть. Сложнее с тем, когда она растет. Здесь у нас мнение относительно того, какую прибыль фиксировать расходились. Я предлагал фиксировать с уровня входа на уровне 50%, а коллеги - на уровне 100%.

- 100% это для криптовалют даже как-то маловато.

- Жадность порождает бедность.

- Криптолихорадка коснулась ваших клиентов? К вам приходят с просьбой купить биткойн или посоветоваться, в какую криптовалюту лучше вложиться?

- У нас один инвестор частично вышел из фонда, чтобы перевложиться в биткойны. Если говорить обо мне, то я верю в тренд, что криптовалюты будут пользоваться все большим и большим спросом. Вопрос, какая из этих криптовалют станет той, которой все будут использовать. Это может стать self fulfilling prophecy (самоисполняющимся пророчеством): как только что-то из этих активов становится критически большим, это и произойдет.

Это точно не биткойн в моем понимании: у него есть технологические недостатки. Эфир сам по себе структурнее, он интереснее – и это та причина, по которой мы покупали эфир. Эфиром рассчитываются за большинство ICO. Но я думаю, что в конечном итоге это будет и не эфир, и не биткойн.

- Новое украинское IPO возможно?

- Если кто-то хочет покупать сельское хозяйство, то уже существуют акции "Кернела", MHP или ИМК. Или то, что будет предлагаться к IPO, должно быть очень дешевым. Но тогда зачем это продавать?

- А есть ли риск, что какой-то из уже обращающихся выпусков подорвет украинский рынок, как в свое время дефолт и мошенничество в "Мрии" негативно повлияло на все агрокомпании?

- Если вы думаете, что по каким-то причинам все уже это забыли и легко и быстро выдают торговое финансирование украинским компаниям, то вы ошибаетесь – этого не происходит. Это реально проблема.

- Последний вопрос по структуре акционерного капитала группы ICU. Есть ли какие-то планы ее менять, вам всем комфортно работать?

- Что вас конкретно интересует?

- Может, вы хотите привлечь еще каких-то партнеров или, наоборот, кто-то устал от этого давления?

- Все всегда может произойти. Но для того, чтобы привлекать капитал нужно понимать, что с ним делать. Сейчас нам хватает операционных и инвестиционных доходов для реализации наших идей. Но если завтра придет какой-то хедж-фонд или управляющий активами и скажет, что хочет купить у нас 25% по цене 2 раза акционерный капитал, то мы точно подумаем. У нас на заре компании 25% принадлежало глобальному хедж-фонду.

Может ли кто-то из наших миноритариев сказать, что он устал? Наверное, может.

- Владимир Демчишин, даже будучи министром, не отказался.

- Он был готов отказаться, но мы не хотели: ресурс же не резиновый - сначала выкупили у одного, потом выкупили у второго… Когда уходила Валерия Алексеевна (глава НБУ В.Гонтарева - ИФ), это был очень болезненный процесс, потому что происходило уменьшение капитала. Мы находимся в финансовом бизнесе, а это значит, что у нас подписаны сложные договора с финансовыми институтами. В них прописаны определенные триггеры на кредитные события, один из которых – одноразовая просадка капитала. Это первое.

Во-вторых, мы же бизнес создавали не для того, чтобы он разлетелся по личному желанию каких-то людей. У нас же есть ответственность перед сотрудниками, клиентами. Перед своими семьями.

Украина > Финансы, банки. Приватизация, инвестиции > interfax.com.ua, 7 февраля 2018 > № 2488415 Макар Пасенюк


Франция > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 7 февраля 2018 > № 2488354

Воскресные довыборы во Франции — удар по Макрону

Результаты прошедших на выходных довыборов в парламент (победа досталась двум кандидатам от «Республиканцев») несколько расшатывают казавшиеся до недавнего времени незыблемыми позиции Эммануэля Макрона. Анализ ситуации от Жерома Сент-Мари.

Поль Сюжи (Paul Sugy), Le Figaro, Франция

«Фигаро»: В воскресенье «Республиканцы» обошли партию «Вперед, Республика!» со счетом 2:0. Речь идет, разумеется, не о спортивном матче, а довыборах в департаментах Валь-д'Уаз и Бельфор. Означает ли это конец «макрономании», о которой писала в июне газета «Экспресс»?

Жером Сент-Мари: С 1982 года первые довыборы в парламент всегда рассматриваются как возможный признак потери президентом доверия среди населения. 17 января того года в четырех округах оппозиция сумела обойти левых уже в первом туре. Это стало тем большей неожиданностью, что рейтинг президента Франсуа Миттерана в тот момент составлял 59%. В январе 2018 года поддержка Эммануэля Макрона составила 44% при 51% недовольных (с ноября их число выросло на 6%). При всем этом времена изменились, а наши ожидания в плане популярности политиков стали намного ниже. Что касается Макрона, в первую очередь нужно понимать необычность его положения. 23 апреля он набрал 23%, а во втором туре залогом его победы стало голосование против Ле Пен. Тем не менее с тех пор ему удалось существенно расширить свою политическую базу. Этот момент сформировал активную поддержку со стороны меньшей части населения, которая имеет легкий доступ к СМИ, и чья социология близка к первым сторонникам Макрона. Таким образом, по отношению к этим дифирамбам результаты воскресных выборов стали своеобразным напоминанием о демократических реалиях.

— Самым поразительным показателем этих выборов стала неявка: 74% в одном случае и 80% в другом… Эммануэль Макрон отдалил французов от политики?

— Такое утверждение было бы несправедливым. Неявка наблюдается во Франции уже не первое десятилетие на большей части выборов и еще больше выросла к парламентским выборам 2017 года: более 51% в первом туре и 57% во втором. Это явление лишь обострилось в силу пятилетней структуры власти и развала французской политической системы, которая больше не выстраивается по линии раздела на правых и левых. Стоит отметить, что первые месяцы Эммануэля Макрона у власти не принесли обещанного гражданского подъема. Если рассмотреть последние данные «барометра политического доверия», которые были обнародованы в декабре OpinionWay, отношение к демократическим институтам только ухудшилось. Доля тех, кто говорит об отсутствии интереса к политике, достигла 48%, то есть самого высокого показателя за девять лет исследования. Имидж Эммануэля Макрона, безусловно, лучше, чем у его предшественника, однако это вовсе не означает массовой народной поддержки его самого или его проекта. Франция не скучает, а выжидает.

— Судя по всему, с осени лейтмотивом власти стало: «Я делаю то, что обещал». Все это подкрепляет инфографика и вал публикаций в социальных сетях. Снижение налоговой нагрузки предприятий и граждан, морализация государственной жизни, переходный процесс в энергетике… Избиратели довольны президентом?

— По данным Французского института общественного мнения, 50% французов удовлетворены работой Эммануэля Макрона на посту президента. На этом этапе мандата показатели Франсуа Олланда и Николя Саркози составляли соответственно 38% и 47%. Кроме того, это на 10% больше, чем в августе. Среди сторонников ВР президентом довольны 94%. Три этих показателя указывают на успешное начало президентского срока. Стоит сказать, что макронизм проявляет себя по ходу работы. Эта политическая сила формируется в большей степени действиями исполнительной власти, а не приверженностью той или иной программе и тем более не верностью традиции. Пока что он не только не разочаровал своих изначальных сторонников, но и привлек на свою сторону электорат Франсуа Фийона (François Fillon), в первую очередь своей готовностью проводить реформы. Кроме того, нападки по вопросам иммиграции и образования со стороны некоторых левых кругов только усилили его позиции среди правых. В то же время ряд моментов препятствуют расширению его базы. Прежде всего, почти две трети французов считают, что начатые им реформы идут им в убыток. Далее, повышение социальных отчислений среди большей части пенсионеров стало глотком свежего воздуха для «Республиканцев». Таким образом, Макрон не разочаровал свой изначальный электорат, однако тот невелик, и так как во вторых турах редко оказывается кандидат из заклейменного всеми Национального фронта, ему необходимо расширять свою базу.

— У Эммануэля Макрона хватает острых вопросов: недовольство тюремной охраны и персонала домов престарелых, ожидаемые в 2018 году реформы пенсионной системы и страхования по безработице… Стоит ли ему опасаться подъема социального протеста? Сможет ли он справиться с ним?

— Осенью в стране не было социального подъема. Это было вполне ожидаемо, раз кандидат в президенты не делал тайны из намерения провести реформы, в отличие от Жака Ширака в 1995 году. Кроме того, общественная жизнь страны находится под гнетом массовой безработицы. Облегчение процесса увольнения по реформе трудового законодательства лишь усиливает упадок боевого духа трудящихся. Кроме того, число французов, которые верят в возможность «социального взрыва» в ближайшие месяцы значительно сократилось: 54% против 72% в мае 2016 года. Как писала в январе «Фигаро», число потерянных из-за забастовок дней постоянно снижается. В 2015 году речь шла о 69 днях на 1 000 трудящихся, тогда как десятью годами ранее этот показатель составлял 164 дня. Кроме того, подобные конфликты носят по большей части оборонительный характер и связаны с ликвидацией занятости. Таким образом, все показатели способствуют реформам. Риск протестов остается значительным только в государственном секторе, однако сейчас поддержка общественного мнения будет куда более вялой, чем, например, та, которую получили железнодорожники в 2005 году.

— Раз Жан-Люк Меланшон (Jean-Luc Mélenchon) больше не может претендовать на роль главного оппозиционера, способен ли сыграть эту роль Лоран Вокье (Laurent Wauquiez)? Станет ли он защитником «народа» от власти «элиты»?

— Довыборы в парламент подтверждают, что основные электоральные резервы противников Макрона находятся на правом фланге. Это прекрасно показал еще первый тур президентских выборов: Марин Ле Пен (Marine Le Pen), Николя Дюпон-Эньян (Nicolas Dupont-Aignan) и Франсуа Фийон набрали в общей сложности 46% голосов, тогда как на счету Жана-Люка Меланшона и Бенуа Амона (Benoît Hamon) было 26%. Кроме того, большинство исследований подтвердили близость позиций сторонников «Республиканцев» и НФ по государственным вопросам вроде иммиграции. У левых все наоборот: социальная сфера объединяет, а государственная отдаляет. У ордолиберализма, который победил на праймериз правых и центристов, есть хорошие перспективы на выборах. Как бы то ни было, все это не имеет практически никакого отношения к понятиям народа и элиты, которые представляют собой политическое упрощение и могут стать серьезным политическим риском для Лорана Вокье. Дело в том, что большинство его потенциальных избирателей доверяют «элитарному блоку», который воплощает Эммануэль Макрон, в экономической и социальной политике и надеются на формирование консервативного блока по остальным вопросам. Вера в то, что либерализм не может принести с собой революцию всех общественных связей, безусловно, представляет собой иллюзию, однако с этим мнением согласно немало людей.

— Вот уже как минимум год политическая жизнь Франции представляет собой череду неожиданностей. Стоит ли ждать новых сюрпризов?

— Существовали прогнозы о том, что президентские выборы 2017 года повлекут за собой переустройство французской политической системы, однако масштабы перемен превзошли ожидания. После избрания Эммануэля Макрона работа идет просто, сосредоточена на реализации проекта адаптации Франции ко всем ограничениям процесса глобализации. Главный элемент неопределенности заключается в том, сможет ли власть стабилизировать достаточную электоральную базу (пусть и представляющую меньшинство) для победы над непримиримыми противниками на будущих выборах. Иначе говоря, возможна ли другая риторика, в условиях динамики, которую Эммануэль Макрон талантливо воплощает и продвигает вперед?

Жером Сент-Мари (Jérôme Sainte-Marie), историк, директор консалтинговой компании Pollingvox, занимающейся исследованиями общественного мнения

Франция > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 7 февраля 2018 > № 2488354


Турция. Евросоюз. Израиль > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 7 февраля 2018 > № 2488311 Реджеп Тайип Эрдоган

Эрдоган: «Вместе с папой римским — на защиту Иерусалима»

Президент Турции: статус-кво города необходимо сохранить, нет односторонним действиям. Призыв к Европе: «Хватит чинить нам препятствия, впустите нас в ЕС»

Маурицио Молинари (Maurizio Molinari), La Stampa, Италия

Реджеп Тайип Эрдоган стучится в двери Европы, рассчитывает на папу римского в связи с инициативой по Иерусалиму и беспрестанно сражается с врагами Турции начиная с сирийского Африна. О приоритетах нынешней поездки в Италию и Ватикан нам рассказывает сам президент Турции.

Мы встречаемся на втором этаже дворца Бейлербейи — «Владыки владык» — на азиатской стороне Босфора. Дворец построен султанами Османской империи в середине XIX века. Здесь есть крыло, которое президент использует в качестве рабочего кабинета, возвращаясь в город, где был когда-то мэром. За спиной президента висят ткани с национальными узорами. На вопросы Эрдоган отвечает на турецком языке. Во время разговора он не отрывает глаз от собеседника и не жестикулирует. Усы президента безукоризненно ухожены, он одет в элегантный синий костюм. В целом он транслирует образ уверенного в себе лидера.

Единственный момент, когда он позволяет себе проявить эмоции, — во время беседы о вере: «Для меня все, что бы она ни предписывала, — приоритет». Эрдоган руководит Турцией с 2003 года, пост президента он занял в 2014 году. Справившись с попыткой государственного переворота 15 июля 2016 года, благодаря влиянию, которое после проведенного в прошлом году референдума стало еще сильнее, он подавил внутренних врагов, ведет борьбу с внешними врагами, продвигает войска в Сирии и продолжает создавать собственную сферу влияния на Ближнем Востоке. В этом интервью он демонстрирует и личную, и политическую уверенность, а также выражает желание вновь приступить к переговорам по вступлению в Европейский союз: на данный момент это задача не из легких.

Маурицио Молинари: Болгария, председательствующая в этом году в ЕС, пригласила вас в конце марта участвовать в саммите с Юнкером и Туском. Вы все еще верите в возможность присоединения Турции к Европейскому союзу?

Реджеп Тайип Эрдоган: Турция выполнила свои обязательства государства-кандидата, но этот процесс мы не можем продолжить сами. ЕС тоже должен выполнять свою роль, начиная с выполнения собственных обещаний.

— Что именно вы имеете в виду?

— ЕС блокирует переход к стадии переговоров и дает понять, что отсутствие прогресса связано исключительно с нашей стороной. Это несправедливо. Как и то, что некоторые страны предлагают нам иные опции вместо присоединения к ЕС.

— Значит, вы не принимаете предложения принять статус, аналогичный Великобритании после Брексита…

— Нам нужно полноценное вступление в ЕС. Другие варианты нас не устраивают.

— Сопротивление внутри ЕС связано с несогласием относительно введения чрезвычайного положения и с обвинениями в несоблюдении прав человека в Турции…

— Мы надеемся, что ЕС как можно скорее устранит все искусственно созданные препятствия для нашего вступления и предпочтет им конструктивный подход. Вступлением Турции в ЕС нельзя жертвовать в пользу внутриполитических интересов.

— Чего вы ожидаете от саммита в Варне?

— Борисов, Юнкер и Туск — мои давние друзья, в ЕС нет ни одного политика старше меня. Однако меня огорчает одно: в Европе, как и во всем остальном мире, существует проблема терроризма. Например, ЕС и все государства, входящие в его состав, объявили террористической организацией Рабочую партию Курдистана. А потом почему-то какая-то группировка заворачивается в отрепья Рабочей партии Курдистана и вступает в Европейский парламент. Такого происходить не должно. С одной стороны, Европа запрещает эту организацию, а с другой — в парламенте есть депутаты, появляющиеся там с ее символикой.

— Какова главная тема в повестке вашего разговора с папой Франциском?

— Статус Иерусалима.

— Почему?

— После заявления Трампа, противоречащего международному законодательству, мы поговорили с папой Франциском. Я хочу поблагодарить его за этот телефонный разговор о Иерусалиме, после которого папа Франциск не терял времени и обратился ко всему христианскому миру с правильным посланием. Потому что вопрос Иерусалима связан не только с мусульманами. Мы оба выступаем за сохранение статуса-кво и намерены защищать его. Ни одно государство не имеет права предпринимать односторонние действия и закрывать глаза на международное законодательство в вопросе, касающемся миллиардов людей. Поэтому Генеральная ассамблея ООН 21 декабря 2017 года назвала решение США незаконным. Я счастлив, что Италия тоже проголосовала против. Как оказалось, решение огромнейшей Америки поддержали только Израиль и шесть маленьких государств.

— Остается тот факт, что палестинцы сегодня оказываются в изоляции даже в арабском мире. Какую инициативу могут предложить Турция и Святой престол по Иерусалиму?

— Необходимо сохранить существующий статус города на основании резолюций ООН, обеспечивая мусульманам, христианам и евреям мирное существование бок о бок друг с другом. Международное сообщество должно взять на себя ответственность по обеспечению мира в Иерусалиме.

— Таким образом, ваше решение — это участие международного сообщества?

— Сохранение статуса, безопасность священных мест всех трех религий и признание прав палестинского народа — вот абсолютные приоритеты. Чрезвычайно важно, что папа и различные христианские сообщества в Иерусалиме выступают с подобным посылом.

— В каком направлении следует действовать, чтобы разрешить палестино-израильский конфликт?

— Если мы действительно стремимся к примирению Израиля и Палестины, то единственный способ разрешения этого конфликта — разграничение двух государств. Поэтому должно увеличиться количество стран, признающих Палестину государством. И я прошу Италию как можно скорее признать Палестину.

— Турецкий флаг развевается в Катаре, Судане, в Газе и на многих других территориях Ближнего Востока, где вы стали участником стратегических действий. Каковы цели Турции, чего вы хотите там добиться?

— Турция — влиятельная, сильная сторона, которой можно доверять, сотрудничать с нами стремится не только Ближний Восток, но и весь мир. Мы играем важную роль в задержании мигрантов, направляющихся с Востока в Европу, а также обеспечиваем стабильность и безопасность в Европе. Мы прикладываем значительные усилия в борьбе с террористическими организациями, такими как Рабочая партия Курдистана, Демократический союз и Отряды народной самообороны, ИГИЛ (организация признана террористической и запрещена в России — прим. ред.)

— Однако Европа и Соединенные Штаты не считают сирийских курдов из Демократического союза и Отрядов народной самообороны террористами, напротив, они поддерживали их в борьбе против ИГИЛ…

— Они ошибаются, потому что между Рабочей партией Курдистана и Демократическим союзом и Отрядами народной самообороны нет никакой разницы. Нельзя выискивать различия между террористическими организациями. Ситуация в Сирии доказывает, что террористическую организацию невозможно уничтожить, используя против нее другую террористическую организацию.

— Какой подход необходимо, по-вашему, применять при народных восстаниях в арабском мире?

— Чтобы поддерживать мир и стабильность, требуются всеобъемлющие политические процессы, политическое единство наций и их территориальная целостность. В отношении демократических требований необходимо использовать подход, основанный на принципах, и не дискриминировать отдельные государства и регионы. К сожалению, в последнее время международное сообщество этого не делало, и это должно измениться.

— Папа Франциск неоднократно осуждал насилие против христианского меньшинства на Ближнем Востоке. Как остановить это явление?

— На Ближнем Востоке веками мирно сосуществовали разные конфессии. Положение ухудшилось из-за внешних вмешательств, экстремистских идеологий и конфликтов, причиной которых послужили террористы ИГИЛ и «Аль-Каиды» (организация признана террористической и запрещена в России). Террор на Ближнем Востоке наносит ущерб не только христианам, но и мусульманам. Большинство жертв ИГИЛ — мусульмане. Было бы ошибкой сосредоточивать внимание на правах только одной стороны. Внимание папы римского к страданиям мусульманских рохинья должно служить примером для всего остального мира.

— После проведения референдума о независимости иракский Курдистан оказался в изоляции. Как преодолеть это препятствие?

— Региональное правительство иракских курдов проигнорировало предупреждение Турции и международного сообщества, проведя противозаконный референдум, расколовший территориальное единство Ирака. Чтобы исправить эту ошибку, это правительство должно убедить центральное правительство Багдада в том, что оно останется частью Ирака. Мы выступаем за диалог между Багдадом и Эрбилем.

— После поражения Ракки и Мосула ИГИЛ, на ваш взгляд, действительно повержено? Или оно может воскреснуть?

— После операции «Щит Евфрата» мы нейтрализовали 3 тысячи террористов ИГИЛ, отвоевав территорию в 2 015 квадратных километров, что позволило 130 тысячам сирийцев вернуться домой. В то время как проходила операция по освобождению Ракки от ИГИЛ, Демократический союз и Отряды народной обороны заключили с ИГИЛ соглашение, позволившее сбежать многим террористам, значительное количество которых находятся сейчас в Африне.

— Турецкие вооруженные силы вошли в провинцию Африн, чтобы сражаться с вооруженными группировками курдов. Какие военные цели вы преследуете?

— Прежде всего, позвольте мне скорректировать ваш вопрос, потому что турецкие вооруженные силы вошли в провинцию Африн не для того, чтобы сражаться с «вооруженными группировками курдов». У нас нет никаких проблем с сирийскими курдами. Мы боремся только с террористами. И имеем на это право. Операция «Оливковая ветвь» призвана уничтожить их в провинции Африн, где начались около 700 акций, направленных против наших регионов Хатай и Килис.

— Вас обвиняли в многочисленных убийствах гражданского населения в Африне…

— С начала проведения операций у нас было четверо убитых среди гражданского населения и 90 раненых в Хатае и Килисе из-за ракетных ударов. В убийствах гражданского населения нас обвиняют террористы Отрядов народной обороны, использующие гражданское население в качестве человеческих щитов.

— Когда вы положите конец этим операциям?

— Я буду с вами предельно откровенен: мы не хотим никаких территорий. Мы внесем свой вклад в территориальную целостность Сирии.

— В сирийском вопросе вы сотрудничаете с Россией Владимира Путина, у которой купили в том числе и комплексы противовоздушной обороны С-400. Это решение вызвало серьезные опасения в Североатлантическом альянсе. Почему вы его приняли?

— Атаки с сирийской территории подчеркнули необходимость укрепить и модернизировать наши системы противовоздушной обороны. И на эту тему мы уже в течение некоторого времени ведем переговоры с разными государствами. Приоритетом для нас, помимо цены, была готовность наших собеседников к трансферу технологий с учетом, что мы хотим избежать любых проблем, которые могут возникнуть в ходе этого процесса. Что касается комплексов С-400, то предложение Российской Федерации удовлетворило нашим требованиям, как в том, что касалось цены и транспортировки, так и в вопросе трансфера продукции и технологий. Неверно связывать это соглашение с НАТО, учитывая, что в распоряжении Греции, члена НАТО, имеется предыдущая модель этого комплекса, С-300. Также мы ведем переговоры с Францией и Италией.

— О чем идет речь?

— Компании «Аселсан» (Aselsan) и «Рокетсан» (Rocketsan) сотрудничают с итальянско-французским консорциумом «Евросам» (Eurosam) в проекте по производству комплексов противовоздушной и противоракетной обороны. Во время моего визита во Францию мы пришли к соглашению, начались работы. Мы придаем очень большое значение оборонной промышленности. Мы не хотим быть страной, ограничивающейся исключительно потреблением и импортом.

— В Риме вы встретитесь с Маттареллой и Джентилони. Чего вы ждете от этой встречи?

— Мы должны наладить наши двусторонние отношения с Италией. Бывший председатель совета министров Берлускони (Berlusconi) — наш большой друг, мы начали с ним отличное сотрудничество, можно сказать, что отношения между нашими государствами во время его мандата были очень насыщенными и плодотворными. Мы должны снова создать такую атмосферу. Мы подписали важнейшее соглашение, например, по ударным вертолетам «Агуста-Вестланд» (Attack Agusta Westland), и хотим развивать такого рода сотрудничество. После встречи с папой Франциском я встречусь с президентом республики Серджо Маттареллой (Sergio Mattarella) и премьер-министром Паоло Джентилони (Paolo Gentiloni), к которым отношусь с большим почтением. Кроме того, я встречусь с предпринимателями и надеюсь, что эта встреча будет плодотворной.

Италия — наш третий торговый партнер, но у нас есть больший потенциал. Вы занимаете одиннадцатое место по количеству присутствующих у нас компаний — их почти 1,4 тысяч — и мы хотим, чтобы это количество росло. Мост Осман Гази и мост султана Селима Явуза были построены совместно с итальянскими партнерами. Я убежден, что компании наших стран смогут подписать хорошие контракты благодаря соглашению 2017 года.

— Для Италии Ливия является стратегическим приоритетом. Вы разделяете мнение о необходимости сохранения ее единства? Как преуспеть в достижении этой цели?

— Турция всеми силами поддерживает идею единства ливийской территории и ее политической целостности. Мы поддерживаем стремление к диалогу, которое с 2014 года выражали наши ливийские друзья. Мы констатируем искренность действий Гассана Саламе (Ghassan Salamé), специального представителя ООН по Ливии. Мы выступаем за процесс, начавшийся в том числе и при поддержке специального представителя, целью которого является региональное и национальное примирение, принятие новой конституции и, наконец, проведение выборов.

— Значит, гипотетически существует вероятность совместных действий Италии и Турции в Ливии?

— Италия, как и Турция, стремится в Ливии к миру и стабильности. Италия и Турция возобновили работу своих посольств в Триполи. Это также является знаком того, какое значение наши страны придают Ливии. Чем больше будет присутствие наших стран в Ливии, тем больше возможностей сотрудничества. Скоро начнет действовать совместная рабочая группа по Ливии.

— В Риме по случаю вашего прибытия пройдут даже протестные акции, организованные группами, обвиняющими Турцию в серьезных нарушениях прав человека. Если бы вы могли сказать что-то этим протестующим, что бы вы им сказали?

— Я не произношу речей перед теми, кто поддерживает терроризм, я разговариваю с теми, кто с ним борется. С террористами я веду себя, как в Африне, я делаю это, потому что они понимают только такой язык, и я буду продолжать действовать так же. На каком языке говорила Италия с террористами? Франция, Великобритания, Америка, Россия, на каком языке они говорят с террористами? Вот на том же языке говорю с ними и я.

— Вы встретитесь с понтификом, человеком веры. Но вы — тоже человек веры. Насколько определяющую роль вера играет лично для вас?

— Для меня принадлежность к религии, к вере — это все. Это нечто, без чего я не могу обойтись, и все, что предписывает мне моя религия, для меня является приоритетом.

— Вы управляете своей страной уже 15 лет. Какой вы представляете себе Турцию будущего?

— Я мечтаю о том, чтобы Турция оказалась среди десяти самых развитых стран мира. Мы находимся на пятом месте в Европе и на шестнадцатом месте в мире, моя цель — попасть в первую десятку.

Турция. Евросоюз. Израиль > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 7 февраля 2018 > № 2488311 Реджеп Тайип Эрдоган


США > Авиапром, автопром. СМИ, ИТ > forbes.ru, 7 февраля 2018 > № 2488301 Илон Маск

«Тяжелый Сокол» Илона Маска: как миллиардер открывает частный космос

Максим Артемьев

Историк, журналист

Илон Маск пока успешно отвлекает внимание от проблем освоения космоса, заставляя миллионы зрителей во всем мире сопереживать запуску своей сверхтяжелой ракеты Falcon Heavy

Если почитать прогнозы шестидесятых годов — эры начала полетов в космос, о том, каким будет мир в 2000 году, ну или, хотя бы, через пятьдесят лет, то главная мысль футорологов крутилась вокруг выхода человека с Земли во Вселенную. Будущее представлялось в виде планомерного освоения околоземной орбиты, Луны, планет Солнечной системы.

Реальность показала, насколько убога фантазия фантастов. О роботах и звездолетах писали все, а вот до Интернета не додумался никто. Дело даже не в скудности воображения, а в неспособности человеческого представления вырваться из привычной колеи.

Пилотируемые полеты оказались дорогим и в высшей степени затратным делом. Американцы поняли это к 1975 году, на шесть лет — до 1981-го, прекратив их. В 2011 году, безо всякого сожаления, НАСА точно также приостановило запуск астронавтов, пользуясь отныне для полетов к Международной комической станции российскими ракетами-носителями и кораблями.

Зачем нужен космос человеку

С точки зрения науки и технологий человеку в космосе делать нечего. Одной МКС вполне хватает, причем, ей мало кто интересуется – назовет ли кто из читателей состав нынешней экспедиции на ней по памяти? К России и США присоединился Китай со своей пилотируемой программой, но он производит полеты раз в несколько лет.

Надо заметить, что на Западе государственные программы по освоению космического пространства представляли собой в известном смысле отклонение от традиции. Если обратиться к романам Жюля Верна и Герберта Уэллса, то их героями, обеспечивающими научный и технический прорыв, становились всегда частные лица — одиночки, одержимые либо злодейскими, либо гуманными замыслами, начиная с капитана Немо. И в реальности открытие Северного и Южного полюсов, покорение Джомолунгмы свершались не по заказу государства.

Илон Маск (чем не герой вышеупомянутых фантастов?) своей космической программой символизирует не только возвращение интереса к космосу, но и продолжение европейской традиции — частной инициативы в открытиях и путешествиях. Он перехватил инициативу в момент очевидного кризиса американской космической программы под руководством НАСА. После высадки человека на Луну, после космических челноков, после достижения аппаратами всех планет Солнечной системы и телескопа «Хаббл», оказалось, что амбициозных целей, по сути, и не осталось. Полет человека на Марс слишком затратен, как и создание постоянной базы на Луне, о которых говорил еще президент Буш-младший. Даже проект «Орион» — пилотируемого корабля следующего поколения, до сих в подвешенном состоянии. Поэтому нынешняя стратегия НАСА — по максимуму отдать все на аутсорсинг, а самой выступать в роли распорядителя средств.

Космический бизнес

Впрочем, таковой она и была все время своего существования, просто это тогда не так бросалось в глаза. Скажем, самую мощную в истории ракету Сатурн-5 изготовляли три компании — «Боинг», «Норт Америкэн» и «Дуглас», челнок в «Спейс шаттле» — «Рокуэлл» и т.д. Другой вопрос, что прежде НАСА активно задавала стратегию и тактику, определяло приоритеты, вела конструкторские разработки, приобретала в собственность корабли и ракеты.

Теперь же Илон Маск сам от начала и до конца расставляет свои цели, и является владельцем космической техники. Он показал себя в высшей степени целеустремленным и волевым лидером, умеющим добиваться результата, свидетельством чему — запуск Falcon Heavy, самой мощной частной ракеты в мире. Однако нынешний триумф не должен застилать нам глаза.

Во-первых, ставка в программе Falcon (а это и более легкие ракеты, такие как Falcon-9) на многоразовое использование компонентов. Такой подход, в свое время усиленно распиаренный, уже привел в итоге в тупик «Спейс шаттл». Экономия оказалось небольшой, а побочные последствия — удручающими. Из пяти кораблей два были потеряны (вместе с экипажами). В тоже самое время, одноразовая технология советско-российской программы «Союз» себя полностью оправдала. Ракеты и корабли, созданные более пятидесяти лет назад (разумеется, с тех пор усовершенствованые) успешно запускают и ИСЗ, и экипажи на МКС, и без них американцы бы были сейчас как без рук. Конечно, посадка на площадку использованной ступени выглядит эффектно, но кто просчитал экономический эффект?

Во-вторых, восхищаясь и предпринимательскими талантами, и бизнес-предвидением Илона Маска, не стоит забывать, что основной его источник доходов в космосе — все та же НАСА. С ней подписан контракт на $1,6 млрд на доставку грузов на МКС по программе Dragon — беспилотных кораблей, аналогов российского «Прогресса». Никакое частное лицо или частная фирма сегодня не в состоянии платить такие деньги. Тоже самое касается Orbital Sciences Corporation — соперников Маска по снабжению МКС, которая разработала корабль Cygnus. Тесная привязка в итоге к госбюджету остается.

В-третьих, космический рынок — очень специфический. Перед нами есть свежие примеры миллиардеров Пола Аллена и Ричарда Брэнсона с их планами космического туризма, из которых пока ничего не вышло. Да, техника создана — SpaceShipOne и SpaceShipTwo, но полеты не выполняются. Даже в сфере запуска спутников конкуренция очень высока, а клиентов не так много. Есть и разнообразные политические риски. Можно вспомнить проект Sea Launch. Международный консорциум вложил почти $2 млрд (как минимум), а в 2014 из-за событий на Украине он приостановился.

Разумеется, Маск за счет своего уникального таланта еще и пиарщика (один выбор названий чего стоит — Of Course I Still Love You и т.д.), пока успешно отвлекает внимание от проблем, заставляя миллионы зрителей во всем мире сопереживать онлайн-запуску своей сверхтяжелой ракеты. Возможно, не все так проблематично, и впереди у него — новые достижения, в том числе давно обещанный частный запуск человека в космос.

Любопытно, что и Маск и Брэнсон не являются американцами по рождению. Возможно, тут сказывается эффект постороннего, когда человек — изначально чужак, прикладывает больше усилий для достижения результата. Америка в этом смысле идеальная площадка для экспериментов. Не забудем, что ее ядерная программа делалась почти целиком руками эмигрантов. Но, учитывая стремительное развитие современного Китая, нельзя ли предположить, что в скором будущем и тамошним миллиардерам захочется выйти в космос? Вот тогда космическая гонка приобретет совсем иное измерение.

США > Авиапром, автопром. СМИ, ИТ > forbes.ru, 7 февраля 2018 > № 2488301 Илон Маск


Россия > Финансы, банки > bankir.ru, 7 февраля 2018 > № 2488260 Сергей Смирнов

Сергей Смирнов, банк «Центр-инвест»: «Банк лучше знает, как показать клиента с лучшей стороны перед Росфинмониторингом»

Сергей Смирнов, председатель правления коммерческого банка «Центр-инвест»

Беседовал: Владислав Лейбов, специально для Bankir.Ru

О том, как банкирам работается с малым и средним бизнесом на Юге России, как можно получить господдержку при кредитовании и почему банк стремится к долгосрочному сотрудничеству с клиентами, порталу Bankir.Ru рассказал председатель правления крупнейшего в Ростовской области коммерческого банка «Центр-инвест» Сергей Смирнов.

— Сергей Юрьевич, какую долю клиентов банка вы относите к категории малого и среднего бизнеса (МСБ)?

— В нашем кредитном портфеле доля кредитов МСБ составляет 34%. Банк «Центр-инвест» предложил свою первую программу для малого бизнеса еще в 1997 году. И с тех пор для нас это приоритетное направление.

— Ваш банк активно работает на Юге России, в том числе в Ростовской и Волгоградской областях, Краснодарском и Ставропольском краях. Есть ли принципиальные различия в экономике этих регионов?

— Краснодарский край, конечно, держит пальму первенства по сельскохозяйственному бизнесу и санаторно-курортной сфере. Если мы говорим о Волгограде, то это более промышленный регион. В Ставропольском крае одной из приоритетных сфер экономики является торговля. А в Ростовской области есть все эти тренды. У нас есть и сельское хозяйство, и торговля, которая традиционно развивается со времен купечества, хорошо развита промышленность. Транспортные артерии, которые пересекают Ростовскую область, формируют экспортный потенциал для региона. А глубоководные порты обеспечивают транспортную составляющую для качественной логистики.

— Как ваши клиенты в сегменте МСБ проходят через текущий кризис? Какие отрасли переносят его легче, какие – сложнее?

— Отрасли, которые смогли заместить импортную продукцию в своем бизнес-процессе, выиграли и смогли продолжить рост. Отрасли, которые на 100% были завязаны на импорте, почувствовали усиление конкуренции от местного бизнеса, ставшего импортозамещающим, и вынуждены были переориентироваться. Сельское хозяйство оказалось только в плюсе, выиграв на экспорте. Банк «Центр-инвест» помогал своим клиентам подготовиться к кризису, и сейчас они глобально конкурентоспособны на мировых рынках.

— Отсутствие необходимого объема и качества залога – известная проблема при кредитовании МСБ. Как вы ее решаете вместе с клиентами?

— Банк активно участвует в госпрограммах поддержки малого и среднего бизнеса. Сотрудничество с гарантийными фондами в регионах присутствия банка длится более восьми лет и доказало свою эффективность. Поручительство фондов поддержки малого предпринимательства может являться обеспечением по всем нашим кредитам. Такое поручительство мы считаем одним из самых ликвидных видов залога.

Разработаны совместные с гарантийными фондами специальные предложения для клиентов нашего банка. Так, начинающие предприниматели могут получить кредит без залога, только под поручительство фонда, а для женщин-предпринимателей комиссия снижена более чем в два раза.

— Владельцы МСБ часто жалуются на необоснованно жесткие требования банков к проверке операций по расчетному счету. Как вести себя предпринимателю, чтобы у него не возникло проблем с банком?

— Вполне возможно, что ввиду несовершенства системы мониторинга часть благонадежных клиентов попадает под какие-то ограничения. Банк всегда готов стать на сторону клиента и помочь разобраться в ситуации, поэтому все требования по запрашиваемым банком документам мы рекомендуем не игнорировать. Банк лучше знает, как помочь клиенту и как показать его с лучшей стороны перед Росфинмониторингом.

На сегодняшний день все операции, которые проводятся безналично, попадают в систему Банка России. Поэтому если размер налоговых платежей составляет значительно меньшую долю, чем ваши обороты по расчетному счету, то это вызывает обоснованные подозрения. Вывод один: если вам нечего скрывать, то будьте готовы предоставить документы.

— Какие основные факторы вы анализируете, принимая решение о кредитовании предприятия МСБ?

— Основными факторами для любой кредитной организации является устойчивое финансовое положение клиента. Принимая решение о кредитовании, мы стараемся проводить всесторонний анализ деятельности заемщика, который включает не только финансовую аналитику, но и нефинансовые факторы: деловую репутацию, залоговое обеспечение, опыт работы клиента, наработанную клиентскую базу, а также планы развития компании и многое другое.

— Как быстро в вашем банке принимаются решения о кредитовании МСБ?

— Естественно, деньги клиенту нужны сегодня и сейчас. Поэтому мы благодаря 25-летнему опыту банка «Центр-инвест» умеем работать на рынке кредитования и в максимально короткие сроки рассматривать кредитные заявки. Например, заявка начинающего предпринимателя по программе «Стартап» рассматривается в срок от двух дней.

— Какая максимальная кредитная нагрузка допустима для клиента?

— Кредитную нагрузку мы рассчитываем исходя из финансовых показателей компании или группы компаний, и для каждого клиента этот показатель индивидуальный.

— В чем основные отличия продуктовых линеек вашего банка, предназначенных для клиентов микробизнеса, малого и среднего бизнеса? Какие банковские услуги наиболее востребованы сегодня микробизнесом, малым и средним бизнесом?

— Мы работаем с каждым клиентом и независимо от размера бизнеса готовы предложить индивидуальное кредитное решение. В 2017 году мы выдали более 5 тысяч кредитов для МСБ на общую сумму 87,2 миллиарда рублей.

По количеству лидируют краткосрочные кредиты на пополнение оборотных средств, так как они позволяют решать вопросы текущей деятельности предприятий. Но малый бизнес не отказывается от планов развития. По-прежнему востребованы длинные инвестиционные кредиты. В конце прошлого года произошло общее снижение ставок по программам кредитования для малого и среднего бизнеса, и мы рассчитываем, что это будет стимулировать рост портфеля и динамику бизнесов клиентов. На данный момент средняя ставка по кредитам для МСБ составляет 11,4% годовых.

— Некоторые эксперты предупреждают о дефиците качественных заемщиков в сегменте МСБ. Почему вы уверены в этом секторе?

— Именно малый бизнес формирует пятую часть валового регионального продукта в Ростовской области и производит почти половину продукции в отраслях АПК и строительстве. Вообще, по всей России в условиях кризиса большие предприятия стали трансформироваться в средние и малые предприятия. А на Юге люди, которые ощутили дыхание кризиса на своих предприятиях, сразу перешли в индивидуальные предприниматели. Мы уверены в своих заемщиках, так как мы выращиваем их сами: учим, консультируем, приглашаем наставников. Некоторые клиенты с нами уже 15 и даже 20 лет.

Сегодня клиентами банка являются более 60 тысяч субъектов малого бизнеса. В России по объему кредитования МСБ банк «Центр-инвест» входит в первую десятку. На региональном рынке на долю банка приходится треть всех кредитов, выданных малым предприятиям Дона. По примеру банка «Центр-инвест» другие банки стали создавать офисы для малого бизнеса, оказывать предпринимателям нефинансовые услуги. Такие услуги – это не благотворительность и не маркетинговые ходы, а практическая работа по управлению рисками предпринимателей.

— В чем основные отличия работы банка «Центр-инвест» с МСБ от работы подразделений крупнейших федеральных банков?

— Региональные банки бывают разные. В Ростовской области в свое время было более 100 банков. Прошло 25 лет. За это время «Центр-инвест» только укрепил позиции, и с нами сложно конкурировать. Фактически мы сами создали рынок и являемся его лидером уже 25 лет. У нас большая филиальная сеть, которая позволяет тиражировать наши банковские продукты и решения в регионы.

Региональные банки всегда лучше управляли региональными рисками. Они идут в те ниши, которые федеральным банкам могут быть неинтересны. Мы формируем с клиентом более доверительные и долгосрочные отношения. Яркий пример – кредитование капремонтов. До сих пор «Центр-инвест» остается единственным банком в стране, который знает, как кредитовать, и кредитует ТСЖ на проведение капитального ремонта многоквартирных домов. У нас более 100 таких успешных проектов. Второй пример – программа для женщин-предпринимателей. В 2012 году мы предложили нашим клиенткам воспользоваться акцией и получить скидку 25% по бизнес-кредиту. Эта акция стала настолько востребованной, что мы предложили комплексную программу льготного кредитования и нефинансовую поддержку женщин в бизнесе.

— Готов ли банк кредитовать стартапы?

— Мы готовы инвестировать в стартапы на стадии идеи, и уже более 600 начинающих предпринимателей воспользовались финансовой и консультационной поддержкой банка «Центр-инвест». Участники программы – вчерашние студенты, перед которыми стоит выбор: пойти устраиваться в какую-то компанию и пробиваться по карьерной лестнице или осуществить свою мечту и заняться собственным бизнесом, попробовать поработать на себя.

По статистике, первый год жизни для нового бизнеса – самый сложный, по разным причинам закрывается более 20% предприятий. Именно поэтому в банке «Центр-инвест» уделяется особое внимание начинающему бизнесу. Мы предоставляем им не только льготные кредиты и бесплатное открытие расчетного счета, но и проводим различные тренинги и семинары для повышения финансовой грамотности. Активно работает наша программа наставничества, когда опытные предприниматели помогают молодым стартапам советами.

— В 2017 году 10% акций вашего банка приобрел швейцарский фонд responsAbility Investments. Как это повлияло на работу банка с МСБ?

— Наше сотрудничество с фондом началось в 2013 году с предоставления целевых кредитных линий на финансирование проектов микро- и малого бизнеса. Фонд принял решение стать акционером банка, потому что мы фокусируемся на местной экономике – малом бизнесе, агробизнесе и энергоэффективности. Именно в такие активы они инвестируют по всему миру.

Это фонд по управлению активами в области социально ответственных инвестиций в развитие малого бизнеса в развивающихся экономиках. Мы разделяем их принципы, поэтому наш банк и вызывает у них интерес.

— В чем заключается общность ваших интересов?

— Объясню на примере: в отличие от спекулятивных банков «Центр-инвест» не повышал ставки в условиях кризиса 2014–2015 годов, что, кстати, позволило стабилизировать ситуацию на финансовом рынке Юга России. Мы не повышали ставки по кредитам, старались вместе с клиентами разрабатывать меры по снижению рисков. Более дешевые кредиты стали конкурентным преимуществом бизнеса, позволили ему завершить начатые проекты, выполнить обязательства перед банком.

Россия > Финансы, банки > bankir.ru, 7 февраля 2018 > № 2488260 Сергей Смирнов


Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > forbes.ru, 7 февраля 2018 > № 2488247 Владимир Синельников

Лучший в мире магазин. Как избежать типичных ошибок начинающих онлайн-ретейлеров

Владимир Синельников

Управляющий партнер ecommerce-агентства Aero

Чтобы проект не провалился на самом старте, важно учесть несколько распространенных ошибок, которые до сих пор допускают даже те, кто работает в рознице десятилетиями

Цифровые технологии в торговле открывают перспективы для роста маржинальности и клиентоориентированности бизнеса и, что важнее, позволяют работать с конечными потребителями без посредников. Однако запуск онлайн-продаж требует немалых вложений. Создание интернет-витрины на отечественной платформе стоит около 15 млн рублей. Прибавьте к ним 1-2 млн рублей ежемесячно на развитие и еще несколько десятков на доработку/внедрение CRM-системы (в зависимости от объема клиентской базы). Кроме того, инвестиций требуют изменение бизнес-процессов, перестраивание логистики и маркетинга, штатная команда специалистов. Итого к названной сумме может добавиться еще несколько нулей. «Почте России», например, автоматизация продаж обошлась в 95 млн рублей. Чтобы деньги были потрачены с умом и на эффективный бизнес, стоит учесть несколько важных моментов.

Ошибка 1. Строить онлайн-продажи без оглядки на покупателя

Часто подобное допускают промышленники: большинство предприятий никогда не интересовались конечным потребителем, отгружая тоннами продукцию дилерам, трейдерам и оптовым дистрибьюторам. Часто они даже не представляют себе портреты клиентов, плохо ориентируются в розничных ценах, недооценивают конкуренцию в розничном сегменте и не знают, какие товары представлены на полке.

Поэтому запуск онлайн-продаж — то самое время, чтобы начать исследовать поведение и привычки своего покупателя. Этим придется заняться уже во время планирования бизнес-процессов. Так, предпочтения покупателя по способам доставки или оплаты будут влиять на выбор логистических и банковских партнеров, организацию работы IT-систем. От паттернов поиска товаров будут зависеть организация и наполненность каталога, а от контекста использования интернет-магазина — выбор каналов продаж (сайта, мобильного приложения или даже мессенджера).

Е-commerce — это улица с двусторонним движением. Покупателям есть, что сказать производителю, надо быть готовым слушать клиентов и извлекать из этого выгоду. Как бы банально это ни звучало, процесс интернет-покупки должен быть простым, понятным и удобным. Важно: не для проектной команды, а для конечного клиента. Если завод только осваивает e-commerce, то его конечный клиент скорее всего — уже избалованный интернет-покупатель.

И будет сравнивать удобство покупки металла и клиентский сервис со своим опытом на Ozon или AliExpress. «Северсталь» на старте e-commerce-проекта провела с клиентами около 50 часов. По итогам работы с фокус-группой было собрано 400 пожеланий к интернет-платформе. Оказалось, что клиенты видят интернет-покупки совершенно иначе, чем проектная команда.

Производство становится все более адаптивным и делает возможным и создание новых продуктов в коллаборации с крупными клиентами, и даже кастомизацию товаров под потребности конкретных покупателей. Одним из пионеров кастомизации была компания Nike, предложившая своим покупателям в качестве «фана» заказывать кроссовки с индивидуальным дизайном. Теперь сервис NIKEiD в интернет-магазине компании пользуется популярностью по всему миру, а успешный опыт Nike копируют конкуренты.

Ошибка 2. Создавать «лучший в мире магазин»

Едва ли не самый верный способ похоронить проект — поставить себе задачу сделать «лучший в мире интернет-магазин» на старте и откладывать запуск до ее решения. Из-за такого подхода одни проекты так и не увидели свет, а другие устарели уже к запуску. Это не означает, что не нужно иметь стратегического плана и дорожной карты развития продукта на пару лет. Но продвигайтесь к цели небольшими шагами, проверяя каждое новое решение на практике.

На этапе замысла практически невозможно точно описать, каким должен быть проект. Вместе с разработкой интернет-магазина проектируются новые бизнес-процессы (обработка заказов и обращений, логистика, эквайринг и т. д.), внедряются IT-системы, в компании появляются новые подразделения, роли и люди. Финальный ландшафт практически никто на ранних стадиях себе полностью не представляет.

Из-за этого в ходе работы часто меняются требования, и чем амбициознее цели и шире размах изменений, тем чаще это случается. Поэтому для сложных e-commerce-проектов мы используем стратегию минимально жизнеспособного продукта (minimum viable product). За четыре-шесть месяцев вы внедряете продукт с набором самых важных для покупателей функций, запускаете его, собираете от потребителей обратную связь, на основе которой формируете гипотезы по развитию продукта, наращиваете функционал и улучшаете покупательский опыт.

Сложно представить, что такой гигант, как «Алроса», будет продавать бриллианты в розницу, да еще и через интернет. Между тем амбиции мирового лидера добычи алмазов выходят далеко за пределы разработки обычного интернет-магазина. Уже в тендерном задании компания ставит цель построить маркетплейс, на котором будут представлены товары разных компаний, и описывает три модели аукциона, которые должна поддерживать электронная площадка. Получается такой гибрид Amazon и eBay. К слову, даже на eBay всего две модели аукциона.

Вместе с этим к моменту запуска проекта у вас есть исследования, стратегия развития, разработку которой можно вести параллельно, технологическая инфраструктура, позволяющая ее реализовывать, и команда, готовая это делать. И только когда пойдут продажи, вы будете вооружены для того, чтобы начать делать лучший на рынке проект. Этот подход имеет несколько неоспоримых преимуществ: реально быстрый запуск, низкая вероятность ошибки и большая гибкость в управлении продуктом. К тому же в этом случае снижается риск непредвиденных затрат на изменение уже сделанного.

Ошибка 3. Ждать, когда интернет-магазин заработает сам

Сам по себе запуск нового канала продаж не гарантирует потока новых заказов. Без продвижения этого никогда не случится. Кроме совершенствования витрины, придется ежедневно работать над привлечением и удержанием клиентов. Конечно, можно зарегистрировать на сайте всех своих текущих дилеров, заставив их кнутом и пряником оформлять заказы онлайн. В этом тоже может быть смысл: автоматизация продаж может сократить операционные расходы и вероятность ошибок, но без продвижения новых клиентов вы все-таки не увидите.

С выходом в онлайн вам придется изменить свое представление о маркетинге, он должен стать омниканальным, а коммуникации во всех каналах — взаимосвязанными. Потому что нет онлайн- и офлайн-покупателей. Есть люди, которые в разных ситуациях и на разных этапах взаимодействуют с компанией по-разному. Вам потребуется освоить много новых маркетинговых инструментов: контекстную и медийную рекламу, рекламу в соцсетях и ретаргетинг, мобильную рекламу, лидогенерацию, SEO-оптимизацию, директ-маркетинг, персонализацию и многое другое. Но и офлайн-реклама для продвижения интернет-магазина и повышения лояльности покупателей будет полезна.

Если маркетинговые коммуникации управляются из единого центра и сбор данных о клиентах автоматизирован, то вопрос о распределении бюджетов между инструментами решаем. Но онлайн-медиа постепенно отъедают все большую долю в расходах рекламодателей. По итогам девяти месяцев 2017 года digital-реклама занимала уже 40% от объема рекламного рынка. В структуре маркетинговых расходов интернет-компаний реклама в интернете превалирует. Так, лидер рейтинга онлайн-рекламодателей интернет-магазин Lamoda в 2016 году вложил в онлайн-рекламу почти весь свой рекламный бюджет — более 1,3 млрд рублей, это около 5,6% чистой выручки компании. В то же время производственники пока направляют основные маркетинговые усилия в традиционные медиа. Так, крупнейший рекламодатель в России Procter & Gamble потратил на продвижение в 2016 году 5,4 млрд рублей, из них 748 млн рублей — на онлайн-рекламу (0,5% чистой выручки).

Ошибка 4. Бояться ошибок

Даже у розничных компаний «отношения» с e-commerce складываются непросто, но это не повод ничего не делать. X5 Retail Group впервые запустила интернет-магазин E5.ru в 2012 году, но спустя пару лет закрыла его из-за низких продаж. В 2017 году группа начала тестировать цифровой канал снова, теперь уже на базе онлайн-супермаркета «Перекресток». Международная сеть гипермаркетов Globus тоже наблюдает за своими продажами через интернет. Стоит отметить, продуктовая розница — очень специфичное направление, так как привычки покупать еду в интернете только формируются. До сих пор на рынке почти не было успешных проектов, но компании уже накопили опыт, и теперь мы видим развитие в этом сегменте.

Когда речь идет о цифровизации таких крупных производителей, как «Русагро», Renault или НЛМК (Новолипецкий металлургический комбинат), — каждый кейс уникален, и пока стандартизированной модели нет. Поэтому единственный верный путь — экспериментировать. Сперва в рамках пилотов, а потом масштабировать опыт. Такая стратегия позволяет быстрее учиться и оценивать эффективность новых решений.

Подразделение, которое внедряет digital-решения, должно быть достаточно независимо от корпорации, чтобы действовать быстро, но при этом достаточно тесно с ней связано, чтобы использовать накопленные знания и связи корпорации в разработке новых решений. Именно так поступил СЕО группы Klöckner & Co Гисберт Рюль, три года назад создав центр цифровых компетенций kloeckner.i и разместив его сотрудников в модном берлинском коворкинге. Стартап, в котором поначалу работало всего несколько человек, сегодня разрабатывает и внедряет инновационные продукты и программное обеспечение для всей группы, отвечает за онлайн-маркетинг и выступает платформой для обмена знаниями.

Другая стратегия — инвестировать в молодые технологичные проекты. Год назад Walmart создала стартап-инкубатор Store No. 8 для экспериментов, которые изменят будущее торговли. В прессе периодически появляется информация о проектах, над которыми они работают. В начале этого года стало известно о проекте Project Kepler, разрабатывающем роботизированные магазины вроде Amazon Go, и сервисе busy NYC moms, который помогает совершать покупки с помощью чат-бота. Работать в этом направлении пытаются и российские компании. Тот же X5 Retail Group в 2017 году посмотрел более 50 стартапов в рамках сотрудничества с ФРИИ и фондом «Сколково». С помощью стартапов ретейлер рассчитывает тестировать и внедрять в своей сети инновации на ранних проектных стадиях.

Ошибка 5. Доверить внедрение инноваций «не тем людям»

И еще один очень важный момент. Гореть диджитализацией должен лидер компании — владелец или CEO, человек, который определяет вектор развития бизнеса. Как Герман Греф в Сбербанке, Алексей Мордашов в «Северстали» или Вадим Мошкович в «Русгаро». Только в этом случае новое направление имеет шанс на успех, сопротивление изменениям по всей вертикали будет сломлено, и пусть через ошибки, но команда всему научится.

Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > forbes.ru, 7 февраля 2018 > № 2488247 Владимир Синельников


Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 7 февраля 2018 > № 2488243 Владислав Иноземцев

Сомнительная стабильность. Отсутствие перемен тормозит развитие экономики России

Владислав Иноземцев

Директор «Центра исследований постиндустриального общества»

Превозносимая ныне стабильность выглядит скорее как предкризисное явление, и чем дольше она будет сохраняться, тем выше вероятность серьезных политико-экономических потрясений

Как я и предполагал почти полтора года тому назад, никаких неожиданностей, на которые нам настойчиво намекали самые разные «информированные аналитики», не случилось: Владимир Путин пошел на очередные выборы, и ничто не помешает ему через несколько недель плебисцитарным голосованием подтвердить — и продлить — свои президентские полномочия.

На протяжении всей скоротечной и довольно блеклой кампании нам со всех сторон внушали один базовый тезис: России нужна стабильность, да и обстановка почти на всех «фронтах» слишком сложна для того, чтобы что-то менять. Эта позиция мало у кого вызывала открытые возражения. Иногда в дискуссиях можно было услышать, что нынешняя «стабильность» слишком похожа на застой, но и те, кто это утверждал, не подвергали сомнению позитивность стабильности как таковой. Аналогично можно констатировать существенные различия в оценке того, в сколь непростой ситуации в последнее время оказалась страна, но и тут мало кто допускал мысль о том, что пришла пора сменить кучера или вообще отпустить вожжи.

Между тем оба эти тезиса при ближайшем рассмотрении не выглядят очевидными. Начнем со «стабильности». В России XXI века стабильность ассоциируется с несменяемостью не только верховного лидера, но и всего корпуса властной элиты. Однако простой взгляд как на относительно недавнюю, так и на более отдаленную историю говорит совершенно об ином. В ХХ веке (я сейчас вообще не хочу вспоминать сталинскую эпоху) в России было два периода быстрого экономического роста, повышения уровня жизни населения, технологического прогресса и относительной внешней открытости.

Первый из них пришелся на начало столетия, второй — на 1950-е и 1960-е годы. Однако со «стабильностью» в ее нынешнем понимании в обоих случаях дело обстояло как-то не очень. С 1901 по 1913 год в России сменилось шесть глав правительства, произошла неудачная попытка революции, был учрежден парламентаризм и избрано четыре состава Государственной думы. С 1953 по 1965 год страна пережила разоблачение «культа личности», разгром как минимум трех «антипартийных групп» и единственное в советской истории смещение главы партии и правительства.

Я не говорю о том, что в течение обоих периодов реорганизации министерств и ведомств происходили почти постоянно. Если обратиться к более ранним событиям, то в XVIII веке Россия трансформировалась быстрее и увереннее, чем когда-либо прежде, но и число пришедшихся на нее переворотов и цареубийств было рекордным. Напротив, длительные периоды «стабильности», такие как 30-летнее царствование Николая I или 20-летний период от Леонида Брежнева до Константина Черненко, заканчивались общенациональным позором или катастрофой.

Восхваление политической и экономической «стабильности» обусловливается вопиющим пренебрежением, которое российская элита испытывает в отношении законов общественного развития. Между тем именно экономика и политика всегда выступали факторами революционных перемен в обществе, тогда как социальные процессы и частная жизнь (которую исследователи порой называли «структурой повседневности», как, например, Филипп Арьес и Жорж Дюби в «Истории частной жизни») как раз и выполняли роль стабилизатора, часто противившегося излишнему темпу экономических и политических перемен. В таком контексте я бы сказал, что не только экономическая конкуренция (что в целом очевидно), но и политическая борьба и соперничество (с чем согласиться психологически намного сложнее) выступают факторами развития, в то время как консолидация власти и этатизация хозяйственной жизни — верной гарантией наступающего застоя.

Так что превозносимая ныне стабильность выглядит скорее как предкризисное, чем посткризисное явление, и чем дольше она будет сохраняться, тем выше (а не ниже) вероятность серьезных политико-экономических потрясений.

Кризис и внешняя угроза

Не менее сомнительным представляется и тезис о внешней угрозе. На мой взгляд, само ее существование должно восприниматься как динамический и развернутый во времени процесс, потому что лишь при таком условии мы можем понять ее причины (и ее виновника). В конце прошлого года в России активно смаковалась новость о том, что США увеличили свой военный бюджет и численность Вооруженных сил… впервые за семь лет. Между тем вряд ли вменяемый человек сочтет этот шаг необоснованным, учитывая, что за те же семь лет военные расходы России выросли в 2,5 раза, с 1,28 трлн до 3,14 трлн рублей, а Москва присоединила Крым и спровоцировала войну на востоке Украины. Можно по-разному реагировать на действия американцев, но назвать их превентивными или неспровоцированными не поворачивается язык.

В 2003 году, например, российско-­украинские отношения были чуть ли не в идеальном состоянии, как, замечу, и российско-европейские. Президент Путин незадолго до того говорил, что Россия «не просто поддерживает процессы [европейской интеграции], но и смотрит на них с надеждой»; в противостоянии готовившейся агрессии США в Ираке складывалась чуть ли не новая «ось» Париж — Берлин — Москва.

Что мешало тогда не противиться наметившемуся движению Украины в сторону ЕС, а поддержать его? Европа как не готова сейчас, так и тогда была не готова принять Киев в Евросоюз. Но, оставаясь в стороне, Москва могла бы стать незаменимым переговорщиком в этом процессе, десятилетиями играя на противоречиях сторон и оставаясь другом для обеих.

Чем была вызвана необходимость противостоять неизбежной в 2004 году смене украинского руководства и вполне разумной (если учитывать наш собственный опыт с Чечней) политике властей Грузии на реинтеграцию страны в 2008-м? Зачем было захватывать и так вполне принадлежавший «русскому миру» Крым и допускать братоубийственную войну в Донбассе? И как можно было ожидать, что после всего этого международная обстановка не обострится, а Россия не превратится в изгоя?

Иначе говоря, 15-летний период «стабильности» в российской политике был, если смотреть под несколько иным углом, временем стабильно нараставшей враждебности к России в остальном мире, отчасти порожденной ее собственными действиями на международной арене. Сегодня у нас нет доказательств того, что в случае продолжения «стабильности» таких действий не станет больше, но есть опасения совершенно противоположного: возможного военного вмешательства в Судане и Ливии, наращивания присутствия в Сирии, более активной поддержки исчезающей из глобального политического пространства вместе с нашими инвестициями Венесуэлы и т. д. Гарант российской «стабильности», надо отдать ему должное, никогда не признавал ошибок и не сворачивал назад, поэтому данный внешнеполитический тренд кажется мне крайне устойчивым, а он тоже ведет страну отнюдь не к новым победам, а к милитаризации экономики и новой холодной войне.

На мой взгляд, привлекательность идей «стабильности» и «осажденной крепости» в нашем обществе объясняется довольно просто.

Проблема большинства

С одной стороны, в России сильна традиция апологизировать, если так можно сказать, «коллективную проблемность»: пусть происходит довольно мало хорошего, но зато этого хорошего немного не только в моей жизни, но и у всех остальных. «Стабильность» тут — прекрасный политический выбор, просто потому, что в эпоху перемен часть людей пользуется открывающимися возможностями и выигрывает, а часть не рискует и оказывается проигравшей.

Это, как показывает история, действует на российское общество намного более деструктивно, чем совместное погружение в трясину в сомнамбулическом состоянии, где пусть даже все в итоге проигрывают, но мало кто резко поднимается на фоне всеобщей деградации. Именно поэтому лозунг «стабильности» электорально крайне привлекателен, и, если взглянуть на карту итогов любых общенациональных выборов последнего десятилетия, он особенно популярен там, где низка степень благосостояния и социальной активности людей. Поэтому, как ни парадоксально, даже некоторое ухудшение экономической ситуации, наблюдающееся в последнее время, не в состоянии лишить данный лозунг поддержки.

С другой стороны, в России столь же сильна тоска по «сильной руке», однако здесь нужно принимать в расчет одно важное обстоятельство. Будучи относительно готовым к авторитарным методам управления собой, население не считает себя вполне холопским и инстинктивно требует для введения такого типа управления неких оснований. Внешняя угроза среди них — безусловно оптимальный вариант, так как во многом снимает ответственность с вождя за de facto осуществляемую им узурпацию власти, а с народа — за готовность в очередной раз перед этой властью прогнуться.

Соответствующая риторика позволяет всем участникам процесса вполне комфортно квалифицировать некую аномалию как естественный и правильный выбор и тем самым оправдать все свои действия. Дополнительным фактором становится и то, что люди по-прежнему верят: только сплочение перед лицом внешнего врага может мобилизовать общество и обеспечить достижение многих амбициозных целей (а о том, насколько таковые являются желаемыми и оптимальными, мало кто задумывается).

Подводя итог, можно сказать: «стабильность» выглядит в наши дни намного более опасной, чем даже «дестабилизация», причем по двум причинам.

С одной стороны, она увеличивает отставание России в период, когда в мире назревает (если уже не случилась) новая производственная революция. С другой — предполагает сохранение того безответственного внешнеполитического курса, который чреват полным отчуждением России от сообщества развитых стран. Эти два аспекта характеризовали обе «великие эпохи стабильности»: николаевскую Россию и брежневский СССР, — и они закончились далеко не лучшим образом. И все это должно заставить всех ответственных граждан еще раз задуматься о том, какой выбор им следует сделать в наступающем марте.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 7 февраля 2018 > № 2488243 Владислав Иноземцев


Россия. СКФО > Экология > inosmi.ru, 7 февраля 2018 > № 2488218 Дмитрий Шевченко

Насилие на аутсорсинге: почему охрана окружающей среды на юге России становится смертельно опасным занятием

На Северном Кавказе эко-активисты вынуждены бороться не только за чистоту окружающей среды — но и за свою собственную жизнь

Дмитрий Шевченко, Open Democracy, Великобритания

За последние два десятилетия российские власти сделали все, что могли, для уничтожения инфраструктуры гражданского общества. В этом ряду и последовательное ужесточение законодательства о некоммерческих организациях, и закон об «иностранных агентах», и самая новая практика — наступление на Интернет: закон о СМИ — «иностранных агентах» и попытка объявить такими же «агентами» уже и блогеров.

Единственное, чего власти пока что стеснялись — по крайне мере, не приветствовали открыто — это физическое насилие в отношении активистов. Однако уже и тут есть «пилотные» регионы«; прежде всего, Северный Кавказ, где насилие в отношении представителей гражданского общества, в том числе, зеленого движения давно стало обыденностью.

Край спонтанных протестов

Экологический активизм развит на Кавказе, как и вообще на юге России гораздо хуже, чем в других частях России (не считая малонаселенных регионов Сибири и Крайнего Севера), что отражает культурно-историческую и социально-политическую специфику этого региона. А заключается она в том, что Северный Кавказ находится в правовом поле Российской Федерации весьма условно. При этом речь, вопреки распространенным представлениям, идет не только о Чечне: весь регион — от Черного до Каспийского моря — отдан на откуп местным кланам, которые с разной степенью успешности выстраивают отношения с Москвой.

В обмен на лояльность и нужные результаты на выборах федеральный центр не вмешивается в дела местных чиновников. Как результат — системные нарушения прав и свобод граждан, происходящие с ужасающим размахом. Понятно, что когда нарушаются базовые права людей, вопросы охраны природы уходят на второй план по сравнению с правом на жизнь, на личную неприкосновенность и так далее. Тем не менее, экоактивизм — хоть с известной долей местной специфики — все же имеет место на Северном Кавказе.

Можно вспомнить, например, многолетнюю борьбу жителей южного Дагестана за реку Самур. Пограничная с Азербайджаном река Самур страдает из-за нерационального водопользования — как по одну, так и по другую сторону границы, — что поставило на грань экологической катастрофы уникальные лиановые леса в дельте реки. Но не только их: из-за падения уровня воды в реке и уровня грунтовых вод стало не хватать ресурсов для фруктовых садов в Магарамкентском районе Дагестана, а здешнее население полностью зависит от сельского хозяйства.

В 2013 года планы властей построить в дельте Самура еще полсотни водозаборов для снабжения Дербента и Избербаша вызвали социальный взрыв в Магарамкентском районе: люди собирались на стихийные митинги, готовы были обустроить протестный лагерь. В конце декабря 2013 года для разгона протестующих применили огнестрельное оружие (к счастью, обошлось без жертв).

В том же Дагестане граждане активно проводят «акции прямого действия» против подпольных нефтеперерабатывающих мини-заводов. Пару лет назад в пригороде Махачкалы был случай, когда толпа молодых людей чуть не разгромила один из таких заводиков — он сильно досаждал жилой зоне своими выбросами, — а махачкалинские правоохранители на жалобы жителей никак не реагировали. Тогда сами жители организовались и пошли делать за полицию ее работу.

Спонтанные «радикальные» экологические протесты (правда, достаточно кратковременные) — с перекрытием дорог, блокированием стройплощадок и т. п. — характерная черта северокавказских республик Такая протестная активность приводит в ужас местные власти, которым сразу чудится чей-то политический заказ и заговор. Вместо того, чтобы разбираться с теми причинами, которые вывели людей на улицы, местная элита начинает выдумывать мифических «экстремистов» и рассказывать про «силы, заинтересованные в дестабилизации ситуации». Именно страх попасть по «экстремистской» статье в застенки ФСБ или Центра «Э» (а на Кавказе это очень легко), больше всего сдерживает возможности жителей северокавказских республик активно бороться за свои экологические права.

Несколько лет назад я заехал в маленькое селение в Эльбрусском районе Кабардино-Балкарии. Через это село тянули газопровод к горнолыжному комплексу, причем трубу провели прямо через сосновую рощу — один из последних остатков хвойных лесов долины реки Баксан. Местным такая наглость хотя и не понравилась, но выходить на протест никто не решился. Мне рассказали, что в селе участились случаи похищения молодых людей, заподозренных в «экстремизме и ваххабизме»: людей просто хватают на улице и увозят в неизвестном направлении. Хорошо еще, если после такой «профилактики» человек возвращается живым.

Стоит отметить, что из-за низкой правовой грамотности набор методов протестной деятельности у местного населения довольно скудный: он ограничивается уличными акциями и сборами подписей. На Северном Кавказе просто отсутствует инфраструктура для общественной экологической деятельности в виде профильных НКО, которых в регионе фактически нет, если не считать пару-тройку бутафорских ГоНГО.

В России никогда не знаешь, что с тобой сделают и в какой момент. Постоянное ощущение угрозы и неопределенности создает сильную психологическую нагрузку. Впрочем, в Европейском Союзе тоже есть страны, где условия работы экоактивистов довольно близки российским. Например, Болгария. До физических нападений здесь дело пока не доходило, но машины уже поджигают, угрожают и широко применяют технологии черного пиара. В Западной Европе тоже практикуются заказные публикации, преследующие задачу маргинализовать или опорочить активистов или целые организации, но там у гражданского общества есть возможность опубликовать свою точку зрения в равных по статусу и популярности СМИ — это несомненный плюс стран со свободными медиа. Россия и Болгария этого, увы, лишены.

Ксения Вахрушева, член рабочей группы «Окружающая среда» Гражданского Форума ЕС-Россия, эксперт ЭПЦ «Беллона».

Тем не менее, там, где жителям удается вести системную экологическую протестную активность и применять не только «уличные» методы, но и, например, судебные — там сами власти зачастую не знают, что делать и готовы идти на уступки. Так было, например, в Кабардино-Балкарии, где в прошлом году жителям города Прохладный удалось затормозить проект по строительству гидрометаллургического завода благодаря грамотно выстроенной кампании — с активным привлечением внимания СМИ, социальных медиа и НКО (в том числе не местных).

Борьба с навозом как экстремизм

Но и лояльность властям в таком непростом регионе, как Северный Кавказ — вовсе не индульгенция от преследования: стоит вспомнить хотя бы нашумевшую историю с экологом из Адыгеи Валерием Бринихом, руководителем республиканского отделения Всероссийского общества охраны природы (ВООП). ВООП — вполне «системная» организация, которая при любом удобном случае подчеркивает свою лояльность властям, никогда не была замечена в связях с политической оппозицией, и до истории с Бринихом не было известно ни одного случая, когда функционер этой организации попал бы под уголовное дело в связи с общественной деятельностью.

В случае с Валерием Бринихом сработал именно региональный фактор: эколог перешел дорогу бывшему сенатору от Карачаево-Черкесии, а по совместительству бизнесмену Вячеславу Дереву. У себя в республике Дерев известен как владелец водочного, таксомоторного, сельскохозяйственного и автосборочного бизнеса. В дополнение к уже имеющимся активам, Дерев решил обзавестись свиноводческим комплексом, но не в родной Карачаево-Черкесии, а в соседней Адыгее, где на его деньги в Теучежском районе республики было построено крупное животноводческое предприятие. Для депрессивного района это было почти сказкой про Золушку: появилась возможность трудоустроить местное население и получать хотя бы копеечные налоги.

Валерий Бриних на инспекции. Фото предоставлено автором. Все права защищены. Но с «благодеянием» пришли и проблемы: люди стали жаловаться на невыносимый запах свиного навоза, который инвестор Дерев вовсе не собирался утилизировать, как это принято в цивилизованных странах (некоторые российские предприятия уже переняли эту практику у Дании): фекалии просто выливались на окрестные поля, отравляя почву и водоемы. В 2014 году Валерий Бриних, который активно включился в борьбу за права местных жителей, опубликовал статью «Молчание ягнят», в которой, в числе прочего, упомянул, что разведение свиней — не лучшее занятие в регионе с мусульманским населением.

Уцепившись за это высказывание, управление Следственного комитета России по Республике Адыгея в декабре 2014 года возбудило против Бриниха дело по «экстремистской» 282-й статье Уголовного кодекса РФ (возбуждение ненависти либо вражды). По версии следствия, Бриних «оказал неустановленным лицам пособничество в распространении информации, направленной на унижение человеческого достоинства по признакам национальности и происхождения, создав экстремистский материал». Кроме уголовного дела, к Бриниху был также подан ряд исков о защите чести и достоинства — как со стороны свинокомплекса, так и со стороны администрации Теучежского района.

Экологу пришлось потратить почти три года на то, чтобы доказать, что никаким «религиозным экстремизмом» он не занимался. Уже на финальной стадии суда (активисту грозил условный срок или крупный штраф) в июле 2017 года на судебном заседании по делу Бриниха было представлено экспертное заключение института криминалистики ФСБ. Эксперты не нашли в статье адыгейского эколога никаких признаков разжигания межнациональной розни. В августе того же года дело было прекращено. Скандальный свинокомплекс успел к тому времени сменить собственника — новым менеджерам заниматься преследованием Валерия Бриниха уже стало не интересно.

Адыгейский феномен

Маленькая Республика Адыгея, анклав внутри Краснодарского края — интересный феномен с точки зрения судебно-полицейской системы. В отличие от других кавказских регионов, местным общественным активистам худо-бедно, но удается отстаивать свои права в судах, и примером тому служит не только «дело Бриниха», но и экоправозащитная организация «Экологическая вахта по Северному Кавказу» — самая известная на юге России природоохранная НКО.

Дело в том, что сама «Экологическая вахта» имеет межрегиональный статус, но зарегистрирована именно в Адыгее. Когда у недоброжелателей организации (а их очень много, особенно в соседнем Краснодарском крае) встает вопрос о том, чтобы ее «прищучить», все в конечном счете упирается в правоохранительные и судебные органы Адыгеи, которых негодование кубанских чиновников и силовиков в общем-то не слишком волнуют.

К примеру, когда в сентябре 2016 года «Экологическую вахту» признали «иностранным агентом», а в отношении организации и ее руководителя Андрея Рудомахи были возбуждены административные дела, «Экологическая вахта» решила пойти по пути судебной самозащиты, что было довольно нетипичным поведением для многих экологических НКО, тоже попавших в реестр «иноагентов». Но результат, тем не менее, был: с помощью Клуба юристов НКО, одного из самых авторитетных в стране объединений, защищающих права и интересы некоммерческого сектора, «Экологической вахте по Северному Кавказу» удалось отбиться от уже наложенных штрафов на общую сумму 700 тыс. рублей. Это абсолютный рекорд среди экологических организаций, попавших под закон об НКО — «иностранных агентах».

В середине января этого года «Экологическая вахта» была исключена из реестра «иностранных агентов»: проведя очередную проверку, управление Минюста России по Адыгее не нашло у организации никакого иностранного финансирования.

Тем не менее, нападки на организацию не прекратились. В Краснодарском крае, где «Экологическая вахта» работает наиболее активно и добилась за последние годы немалых результатов, против общественных активистов стали применять «гибридное» насилие. По аналогии с гибридной войной, это такая форма давления, при которой сами власти и местные силовики остаются, вроде бы в стороне, а насилие отдается на «аутсорсинг» различным, зачастую деструктивным, общественным объединениям: казачьим обществам (среди которых немало национал-радикалов и представителей криминалитета), националистическим группировкам, футбольным фанатам и т. п.

На практике «гибридное насилие» может выглядеть по-разному. Его исполнителями могут быть самые разные группы — от агрессивных пенсионерок, штурмующих избирательные штабы Алексея Навального (в Краснодаре уже был десяток подобных инцидентов), до казаков, стегающих нагайками гастарбайтеров из Таджикистана или участниц группы Pussy Riot. Каждый раз после очередного инцидента кубанские власти старательно дистанцируются от актов насилия и их инициаторов, либо же отмалчиваются и делают вид, что ничего не произошло. При этом, местные СМИ — почти все они находятся под тем или иным контролем краевой администрации — готовы в такие дни говорить о чем угодно, кроме скандального происшествия.

«Экологическая вахта» не раз становилась жертвой «аутсорсинг-насилия». Например, в феврале 2014 года — за пару дней до торжественного открытия Олимпиады в Сочи неизвестные хулиганы в масках разгромили автомобиль члена совета организации Игоря Харченко. Погром проходил под надзором полиции.

В России «зеленый» активизм всегда был опасным занятием, поскольку он мало чем отличается от других видов гражданской активности, когда люди борются против преступности, часто сращенной с властью. Я думаю, что нет другого пути, кроме как учиться следовать определенным правилам безопасности: повышать собственную правовую грамотность, тщательно планировать свою деятельность (особенно что касается полевой работы — экспедиций, общественных инспекций и т. п., а также любой уличной активности), учиться, по возможности, избегать конфликтных ситуаций. В случае критических ситуаций с активистами крайне важно вызывать общественный резонанс, максимально привлекать СМИ, требовать от властей нужной реакции.

Александр Федоров, координатор рабочей группы «Окружающая среда» Гражданского Форума ЕС-Россия, председатель Ассоциации журналистов-экологов Союза журналистов России, сопредседатель Российского социально-экологического союза (РСоЭС).

Единственное, что до недавнего времени не наблюдалось — серьезное физическое насилия в отношении отдельных активистов, сопряженное с угрозой для их жизни: «гибридная» агрессия имела определенные рамки. Но в 2016 году и эти рамки были сняты, когда в Приморско-Ахтарском районе Кубани было совершено жестокое и дерзкое нападение на совместный противопожарный лагерь Гринписа России, во время которого двум активистам были нанесены серьезные травмы, испорчено экспедиционное оборудование. Нападению предшествовала слежка за членами экспедиции со стороны неизвестных лиц и угрозы физической расправы. Интересно, что местные СМИ попытались выдать инцидент с нападением на лагерь в качестве «конфликта экологов с местным населением».

И вот год спустя, в конце декабря 2017 — новый серьезный инцидент. На этот раз пострадал лидер «Экологической вахты» Андрей Рудомаха. Инцидент произошел после того, как группа активистов во главе с Рудомахой вернулась после проведения общественной экологической инспекции окрестностей села Криница на Черноморском побережье, где без каких-либо разрешительных документов прямо на территории государственного лесного фонда началось строительство VIP-объекта, похожего на винодельческое имение.

Когда группа вернулась в Краснодар, возле дома одного из активистов на участников экоинспекции набросилось трое молодчиков. И все та же, что и в 2014 году, эстетика: трико, толстовки, балаклавы, маски на лицах. Первым «нейтрализовали» Андрея Рудомаху: его ослепили газом, после чего один из нападавших повалил эколога на землю и нанес ему удар ногой по голове (со стороны лица) — этот удар и послужил причиной полученного сотрясения мозга, перелома носа и травмы челюсти. Рудомаха потерял сознание и лежал, истекая кровью, пока молодчики «разбирались» с другими участниками экоинспекции.

И хотя уголовное дело по ч. 2 ст. 161 УК РФ — «Грабеж, совершенный группой лиц» — было возбуждено практически сразу после нападения, краснодарская полиция не проявила энтузиазма для поимки преступников по горячим следам. Впрочем, даже если бы сразу удалось задержать непосредственных нападавших, еще не факт, что они указали бы на заказчика преступления, а следствие захотело бы разбираться в каких-то других версиях, кроме бытовой.

Физическое насилие, сопряженное с риском для жизни — новое явление для южнороссийских экологических (впрочем, не только экологических) активистов, к чему они, надо признать пока совершенно не готовы. Можно научиться механизмам информационной и коммуникационной безопасности, найти 1001 способ, как продолжить деятельности в статусе «иностранного агента», набраться огромного опыта в деле судебной защиты себя и своей организации. Но все это не стоит выеденного яйца, если тебя в любой момент могут подкараулить на улице, чтобы убить дубинкой или кастетом.

Увы, многие экологические активисты, привыкшие делать за государство ту работу, которую оно само не делает, пока морально не готовы к тому, что теперь придется брать на себя еще и работу полиции — и защищать себя своими же силами.

Остается надеяться, что мощный общественный резонанс, вызванный нападением на Андрея Рудомаху, послужит поводом не только для расследования самого этого вопиющего случая, но заставит обратить внимание на плачевное и совершенно беззащитное положение гражданских активистов на юге России.

Россия. СКФО > Экология > inosmi.ru, 7 февраля 2018 > № 2488218 Дмитрий Шевченко


Россия > Образование, наука > минобрнауки.рф, 7 февраля 2018 > № 2488215

Студенты и аспиранты вузов могут получить стипендии Президента России для обучения за рубежом

Стартовал ежегодный всероссийский открытый конкурс для назначения стипендий Президента Российской Федерации для обучающихся за рубежом студентов и аспирантов вузов.

Цель проведения конкурса - определение списка лиц, которые будут направленны для обучения за рубеж за счёт бюджетных ассигнований федерального бюджета – стипендий Президента Российской Федерации – в 2018/2019 учебном году.

Принять участие в конкурсе могут обучающиеся по образовательным программам высшего образования: программам бакалавриата, специалитета, магистратуры и программам подготовки научно-педагогических кадров в аспирантуре по очной форме обучения, проявившие себя в областях науки, культуры и искусства, достигшие значительных успехов в фундаментальных и прикладных научных исследованиях, рекомендованные учёным советом вуза.

В стипендию включены расходы стипендиата Президента Российской Федерации на обучение, оформление визы, проезд до места обучения и обратно, проживание, медицинскую страховку, оплату местного транспорта.

Стипендиальные средства перечисляются Минобрнауки России непосредственно на банковский счёт принимающей организации. Рекомендуемый срок обучения - не более одного учебного года.

Россия > Образование, наука > минобрнауки.рф, 7 февраля 2018 > № 2488215


Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 7 февраля 2018 > № 2488024 Максим Саморуков

Заедая стресс. Зачем Брюссель объявил о новом расширении ЕС

Максим Саморуков

Несмотря на строгий тон новой стратегии ЕС, можно заранее предвидеть, что балканские страны с их качеством правящих элит все равно не смогут выполнить значительную часть брюссельских требований. Тем более всего за шесть лет. Но их все равно возьмут. Потому что Евросоюз писал эту стратегию не столько для Балкан, сколько для себя – чтобы успокоиться и заняться радикальной реформой европейских институтов

В это уже давно никто не верил, а оно вдруг случилось. Евросоюз объявил о планах нового масштабного расширения – еще на шесть государств. Шестого февраля Еврокомиссия официально обозначила 2025 год как дату, когда при должных усилиях всех сторон в ЕС вступят Сербия и Черногория, а вслед за ними подтянутся и остальные страны Западных Балкан: Македония, Албания, Косово и Босния и Герцеговина.

Недоулаженный кризис еврозоны, брекзит, конфликт с Польшей и Венгрией и споры о необходимости тотально реформировать Союз не помешали европейскому руководству решиться взять к себе еще шесть бедных и проблемных балканских государств. Скорее наоборот, многочисленные внутренние проблемы как раз и есть главная причина, заставившая Брюссель заговорить о новом расширении. Из-за трудностей последних лет Евросоюз почувствовал себя настолько неуверенно, что оказался готов взвалить на себя даже беды Западных Балкан, лишь бы ощутить, что хоть где-то его по-прежнему любят и ждут.

Польза ухудшений

Ожиданий на Западных Балканах действительно накопилось в избытке. Еще в 2003 году на саммите в Салониках руководство ЕС пообещало принять в Союз все балканские государства – когда-нибудь, когда они будут готовы. За прошедшие с тех пор пятнадцать лет в Евросоюз смогла вступить только самая развитая из них – Хорватия. Хотя даже это незначительное сокращение нивелировалось тем, что на ее месте выросло еще две новых независимых страны: Черногория и Косово. Обе, вслед за соседями, тоже обозначили вступление в ЕС среди главных целей своей внешней политики.

Однако Евросоюз, принявший меньше чем за десять лет целых одиннадцать бывших соцстран, был настолько утомлен этими расширениями, что боялся называть балканским кандидатам даже самую примерную и отдаленную дату возможного вступления. Тем более что все оставшиеся государства Западных Балкан были беднее самой бедной страны ЕС Болгарии и в дополнение к экономическим проблемам имели еще и ворох взаимных претензий, пограничных споров и неразрешенных этнических конфликтов.

Для порядка Брюссель, конечно, вел переговоры об интеграции со всеми шестью странами, но шли они настолько медленно, что казалось, будут продолжаться еще несколько десятилетий. Ну а после брекзита даже самые отчаянные балканские евроэнтузиасты пали духом. Такой тектонический сдвиг – теперь все силы Брюсселя будут брошены на переговоры с выходящей Британией и на осмысление нового баланса сил внутри ЕС. Пройдут годы, прежде чем все устаканится и у Евросоюза опять дойдут руки до балканских кандидатов. Но на деле получилось наоборот: это с брекзитом ничего не понятно, а европейская перспектива Западных Балкан становится все яснее и ближе.

Парадоксальным образом оказалось, что не только брекзит, но и вообще все крупные внутренние и внешние проблемы Евросоюза последних лет не отдаляют, а приближают балканские страны к заветному вступлению.

Скажем, миграционный кризис наглядно показал, что Западные Балканы географически неотделимы от ЕС, через них беженцы перемещаются из одних стран Евросоюза в другие, и без тесной координации действий с балканскими государствами решить эту проблему невозможно.

Или украинский кризис. Если не считать нескольких добровольцев, Балканы там были вроде бы ни при чем. Но события в Крыму и Донбассе продемонстрировали Евросоюзу, что старые восточноевропейские конфликты, которые десятилетиями мирно лежали замороженными, можно запросто вернуть к активным боевым действиям – особенно при помощи заинтересованных внешних сил. И если у самых ваших границ есть шесть стран, в каждой из которых может легко появиться свой Донбасс, то лучше взять их под более плотный контроль заранее, пока дело не дошло до худшего.

Конечно, на Западных Балканах хватает авторитарных тенденций, коррупции, пограничных споров, проблем с верховенством права и прочего. Но за последние годы точно таких же проблем было в избытке и в тех странах Восточной Европы, которые давно вступили в Евросоюз. Румынская коррупция, венгерский авторитаризм, польские нападки на суды, пограничный спор Словении и Хорватии – в Брюсселе на все это насмотрелись ближе некуда. И осознали, что с такими проблемами гораздо проще бороться, когда страна уже включена в общеевропейские структуры. Потому что игнорировать их все равно не получится – рано или поздно их последствия доберутся до ЕС.

В пользу европейской перспективы Западных Балкан сработало даже то, что за последние десять лет эти страны явно стали менее готовы к вступлению в ЕС – особенно с точки зрения демократических стандартов. То есть ждать бессмысленно. Без внешней опеки ситуация будет только деградировать, поэтому лучше активно вмешаться как можно раньше.

Бремя ревности

Назвав довольно близкий 2025 год как потенциальную дату вступления, Брюссель составил для Западных Балкан длинный список обязательных реформ: силовых структур, судов, системы госзакупок, антикоррупционных ведомств, избирательного законодательства и многого другого. Вдобавок к этому идут требования ликвидировать все пограничные споры, урегулировать старые конфликты, отказаться от пропаганды межэтнической ненависти. По всем этим параметрам между шестью балканскими государствами устроят спринтерский забег, когда каждый будет стараться как можно скорее выполнять требования ЕС, чтобы, не дай бог, не отстать от остальных.

Однако, несмотря на строгий тон новой стратегии ЕС, можно заранее предвидеть, что балканские страны с их качеством правящих элит все равно не смогут выполнить значительную часть брюссельских требований. Тем более всего за шесть лет. Но их все равно возьмут. Потому что Евросоюз писал эту стратегию не столько для Балкан, сколько для себя – чтобы успокоиться и заняться радикальной реформой европейских институтов.

Вступление сразу шести небольших бедных стран с довольно безответственным руководством – это лучший аргумент в пользу того, что от индивидуальных страновых привилегий надо отказываться. Принимать решения не всеобщим консенсусом, а большинством. Вырабатывать механизмы, которые позволят следить за тем, как страны ЕС соблюдают общеевропейские правила, и наказывать за нарушения. Создавать наднациональные институты, которые будут постепенно забирать себе ключевые функции от не самых компетентных национальных правительств.

Интеграция Западных Балкан должна помочь Евросоюзу снова поверить в свои силы. Потому что в последние годы степень неуверенности ЕС в собственной привлекательности стала просто неприличной. В любой мелочи Европе мерещилось доказательство того, что Балканы готовы от нее отвернуться и уйти интегрироваться то ли с Россией, то ли с Китаем, или даже с Турцией. Строительство какого-нибудь моста, покупка пары старых танков, просто встреча на высшем уровне – все это вызывало в ЕС чуть ли не панику: мы теряем Западные Балканы, они становятся плацдармом враждебных держав.

На Россию, Китай или Турцию приходится по нескольку процентов товарооборота и инвестиций в государства Западных Балкан. В то время как доля ЕС – 70–80% и выше. Трудовая и образовательная миграция, денежные переводы, тесное военное сотрудничество, внедрение общих стандартов, миллиарды евро финансовой помощи, географическая близость – балканские страны и так были привязаны к Евросоюзу плотнее некуда. Но европейцам все равно казалось, что Балканы запросто порвут эти тысячи связей ради того, чтобы получить русскую военную базу или китайское шоссе.

Теперь эти волнения должны закончиться. Новая балканская стратегия требует скорейшей унификации внешней политики стран-кандидатов с общеевропейской, в том числе и по ограничительным мерам. А значит, у лидеров Западных Балкан останется куда меньше возможностей играть на противоречиях мировых держав. С другой стороны, главной целью этих игр было выбить из Евросоюза гарантии вступления, так что задачу можно считать выполненной.

Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 7 февраля 2018 > № 2488024 Максим Саморуков


Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > lgz.ru, 7 февраля 2018 > № 2487977 Максим Замшев

Основа образования будущего

Замшев Максим

К юбилею Музея-библиотеки Н.Ф. Фёдорова

Четверть века назад на юго-западе Москвы усилиями энтузиастов был создан общественный музей-читальня, посвящённый памяти Николая Фёдорова, «идеального библиотекаря», московского Сократа, идеями которого вдохновлялись многие писатели и поэты: от Достоевского и Толстого до Брюсова и Маяковского, Пришвина и Горького, Платонова и Пастернака. Теперь это Музей-библиотека Н.Ф. Фёдорова, работающий в биб­лиотеке № 180. Одна из востребованных культурных площадок современной столицы.

Главный редактор «ЛГ» Максим Замшев побеседовал с одним из создателей музея-библиотеки, филологом и библиотекарем Анастасией Гачевой.

– По официальному статусу музей-библиотека – всего лишь структурное подразделение библиотеки № 180. По реальной значимости – востребованный культурный, научный, просветительский центр, известный не только в России, но и за рубежом. Здесь выступают с лекциями известные учёные и деятели культуры, проходят семинары, круглые столы, конференции, собирающие участников из разных стран мира...

– Вижу в этом говорящую аналогию с Фёдоровым: по должностной музейской шкале он – всего лишь дежурный чиновник при читальном зале, по реальным обязанностям – заведующий каталогом и уникальный библиограф, а Леонид Пастернак, автор знаменитого портрета московского Сократа, в своих воспоминаниях называет его даже заведующим «огромной Румянцевской библиотекой», имея в виду масштаб духовного влияния мыслителя на служащих библиотеки и её читателей.

Музей-библиотека Н.Ф. Фёдорова действительно небольшой. Но как сказал при его освящении известный пастырь XX века протопресвитер Александр Киселёв, красота здесь не обязательна, хотя и желательна. Согласитесь, тайна того впечатления, которое Фёдоров производил на своих современников, была не столько во внешности (хотя его

одухотворённый лоб, прямая, благообразная фигура в скромной, почти что бедной одежде, привлекали и притягивали многих), а прежде всего в содержании его мысли, проекта общего дела, обращённого к каждому землянину и к каждому смертному. Вот и наш музей-библиотека интересен прежде всего содержанием деятельности. Мы пытаемся сделать реальностью тот образ библиотеки, который отстаивал Фёдоров. Библиотеки как открытого, всевмещающего, дружелюбного, творческого пространства, где любой человек, вне зависимости от своего возраста, социального статуса, профессии, убеждений и платёжеспособности, обретает доступ ко всей полноте знания, где он прикасается к наследию, воплощённому в книгах, за каждой из которых, как писал Фёдоров, «стоит человек», где, наконец, он сам становится «живым деятелем», и не в обособленности, а во взаимодействии с другими людьми, в умном и добром соработничестве с ними.

– Хотите сказать, что библиотека – это нечто вроде народного университета?

– Фёдоров мыслил ещё смелее. Для него библиотеки – это основа образования будущего, не элитарного, а открытого для всех. Он говорил, что высшие учебные заведения должны стать факультетами библиотеки, что учёные специалисты, которые не добились бы никаких результатов без библиотеки и структурированного в ней знания, должны, в свою очередь, ей помочь. Как? Собственным бескорыстным участием. Руководя читателями, давая им научные консультации, уча их быть исследователями, т.е. не поверхностно-приблизительно знать тот или иной предмет, а стремиться к точному, объёмному, фундаментальному знанию, которое даёт возможность не только мыслить о мире, но и совершеннолетне действовать в нём. Проецируя эту модель на современность, увидим, что она созидает человека-творца, самосознающее, растущее, ответственное за мир существо. Такой человек радикально отличается от «квалифицированного потребителя», которому, как говорил Достоевский, лишь бы «чай всегда пить».

– Юбилей обязывает задуматься о перспективах...

– Мы и задумались. И начинаем создание в библиотеке Центра самообразования «Циолковский».

– А почему «Циолковский»?

– Центр самообразования «Циолковский» в Библиотеке имени Н.Ф. Фёдорова – это по-настоящему символично! Циолковский ведь «автодидакт», самоучка. В отличие от элитарных учёных, получивших образование в университетах, он… учился в библиотеке. И знаете какой? Библиотеке Румянцевского музея. А «идеальный библиотекарь» Фёдоров был его наставником, причём таким, который, по воспоминаниям самого Циолковского, смог заменить юноше «университетских профессоров», более того, вдохновил его идеей освоения космоса. Вот и мы, задумывая данный центр в библиотеке, хотим, чтобы каждый человек, приходящий сюда, ощущал себя Циолковским, верил в то, что невозможное сегодня в результате усилий личности завтра станет осуществимым.

– Вы сказали, что центр самообразования будет создан «в биб­лиотеке имени Н.Ф. Фёдорова». Это не оговорка?

– Нет, не оговорка. Это проект. Биб­лиотеку № 180, в которой создан музей, в Москве давно называют ласково Фёдоровкой (по аналогии с Некрасовкой, Тургеневкой, Лосевкой, именными городскими библиотеками). Очень надеемся, что в юбилейном году имя Фёдорова будет наконец уже официально присвоено ей.

– Как вы собираете ваши фонды?

– Николай Фёдоров не раз говорил о долге авторов и издателей перед публичными библиотеками. Весь наш фонд – а это более 10 000 экземпляров – собран без единой бюджетной копейки. Это дары учёных, писателей, издательств, друзей музея. Основа коллекции – книги, пожертвованные Светланой Семёновой, выдающимся исследователем наследия Фёдорова, издателем его сочинений. Есть у нас и книжные собрания известных учёных – геронтолога Льва Комарова, историка Михаила Панфилова. Помимо современных изданий библиотека хранит раритеты, такие, как первое издание «Философии общего дела», вышедшее тиражом всего 480 экземпляров «не для продажи» с автографом его составителя В.А. Кожевникова, или экземпляр второго издания, посланный Сетницким Марине Цветаевой, а затем оказавшийся в коллекции евразийца П.Н. Малевского-Малевича. За каждой книгой – история «некалендарного» ХХ века… Кстати, недавно мы сделали выставку из таких книг с «историей».

– Идеи Фёдорова стоят у истоков русского космизма. Многие мотивы русской литературы XX века находят своё начало в его «Философии общего дела». Его видением искусства будущего вдохновлялись художники русского авангарда. Вы как-то затрагиваете эту связь в работе музея-библиотеки?

– Да, разумеется. На конференциях и семинарах, в открытых лекциях и выставках. Одна из больших наших удач – выставка «Колыбель человечества. Философия космизма», которую мы сделали совместно с московским Музеем космонавтики. Есть и планшетный её вариант – он уже побывал в нескольких городах. В мае 2017-го, на «Ночь в музее», устроили однодневную выставку к 80-летию художественного объединения «Маковец» вместе с потомками С.М. Романовича, А.М. и Н.М. Чернышёвых, П.А. Флоренского и Р.А. Флоренской. Теперь мечтаем о выставке-реконструкции, которая бы представила нашим современникам проект «Собора Воскрешающего Музея», звезды русского авангарда Василия Чекрыгина.

– За плечами музея – ряд крупных научных проектов: четырёхтомное собрание сочинений Н.Ф. Фёдорова, двухтомник «Н.Ф. Фёдоров: pro et contra», Международные научные чтения памяти Н.Ф. Фёдорова. Теперь вы замахиваетесь на создание «Фёдоровской энциклопедии».

– В 2019 году – 190-летие Н.Ф. Фёдорова. Не за горами 200-летний юбилей со дня рождения философа, который, по словам Сергия Булгакова, поистине «опередил своё время». Пора дать целостный и авторитетный свод знаний о Фёдорове, создать научный путеводитель по его творческому наследию и фёдоровиане XX–XXI веков. Формат энциклопедии – а она планируется с онлайн-версией – для этого подходит лучше всего.

Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > lgz.ru, 7 февраля 2018 > № 2487977 Максим Замшев


Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > zavtra.ru, 7 февраля 2018 > № 2487837 Александр Проханов

Оборонное сознание. Враг у ворот

«кремлёвский список», обнародованный Госдепом, есть первый шаг, направленный на свержение российской власти

Александр Проханов

Открытия совершают ядерные физики, микробиологи, робототехники. Но открытия – абсолютно гениальные – совершают и политологи, знатоки социальной субстанции. Они знают, как устроено общество, все его прожилки, кристаллические решётки, чужеродные образования, все вкрапления и примеси. И находят способы воздействовать на общество, взрывают его, ломают его структуру, срезают государство.

Западная политология создала организационное оружие, именуемое «оранжевой революцией». Это способ устранять режимы без применения танков и космических лазеров. Используя информационные технологии, общественный раскол и трещины, проходящие через элиты, удаётся вызвать бунт, который всё более и более разрастается, проходит фазу кровавой "сакральной" жертвы и в итоге устраняет деморализованную, сникшую под психологическим давлением власть.

Первая такая революция была осуществлена в Советском Союзе в 1991 году, подтвердив действенность и гениальность открытия. За ней последовала череда оранжевых революций, одни из которых удавались, а другие проваливались. К числу несостоявшихся оранжевых революций относится бунт на Болотной площади в Москве 2011 году. И сегодня российское общество и российское государство подвергаются новой волне интеллектуального насилия. Россия вновь становится полигоном, на котором испытывается новая модификация организационного оружия.

«Кремлёвский список», обнародованный Госдепом Соединённых Штатов Америки, есть первый шаг, направленный на свержение российской власти. Для кого-то этот список является простым перечнем имён приближённых к Кремлю людей, некоторые из наших неискушённых политиков называют этот список телефонной книгой. На деле же список является первым ударом, за которым неизбежно через некоторый промежуток времени последует второй. Пауза между первым и вторым ударом есть главное содержание сделанного американскими политологами открытия. За это время, как полагают американцы, среди перечисленных элитных персонажей – банкиров, силовиков, сырьевых олигархов, коррумпированных чиновников – начнётся химия распада, неотвратимый процесс разложения. Элита, которая ещё недавно окружала Путина плотным кольцом, кормилась его милостынями, выбирала его арбитром своих внутренних распрей, - сегодня эта элита разомкнула кольцо, сразу же после опубликования списка стала раскалываться. Одна её часть ищет защиты у Путина, жмётся к нему, надеется сохранить своё благополучие благодаря авторитету государства российского, авторитету президента.

Другая часть элиты, напротив, отшатнулась от Путина, бежит к противнику, демонстрирует свою лояльность, уверяет в поддержке в случае предстоящей смуты, обещает свержение неудобного для Запада президента и возвращение всей российской политики в докрымский период.

Этот начавшийся раскол элит, возникшая в элитах трещина есть щель, куда устремится народное недовольство. Возбуждённая протестная интеллигенция, нищающее население – и вот начало оранжевой революции обеспечено. Несомненно, это понимает Путин, понимает Совет безопасности, понимает администрация президента. Это понимают политологи – не те, что своими ироническими прогнозами полнят страницы либеральных газет и эфиры. А те политологи, для которых безопасность государства является целью их политологических исследований и политтехнологических комбинаций.

Чем ответит Москва на проект американских учёных? Через сколько лет после реализации Манхэттенского проекта был осуществлён проект Курчатова и Королёва? Сегодня этого времени у России нет. Нет шарашек, в которые усилиями жестокого и дальновидного Берии были собраны лучшие умы советской науки.

В одном из своих недавних выступлений Путин в необычной для него экзальтированной манере говорил о рывке, который мощно двинет Россию в новый цивилизационный период, обеспечит ей прочность и динамичность настолько, что ей будут не страшны потрясения.

Это повторное заявление о рывке. После первого, прозвучавшего лет десять тому назад, рывка не последовало. А последовало образование паразитарного класса банкиров и сырьевых олигархов, коррумпированных управленцев и консолидированного либерального сообщества. Новый рывок – синоним долгожданной модернизации – невозможен без соблюдения важных условий. Государство при нехватке средств для модернизации должно перейти к мобилизационному проекту, который сконцентрирует малые ресурсы в руках государственной власти и направит их в точки развития. Для модернизации нужны деньги. У Сталина не было этих денег: в период революционной смуты из России были вывезены все золотые миллиарды царя. Модернизация Сталина проходила за счёт надрывной эксплуатации российского крестьянства. А в экстренных случаях для приобретения сверхточных станков приходилось продавать шедевры Эрмитажа, такие как «Святой Георгий» Рафаэля.

Сегодня у российского государства денег нет. Нет и наполненного жизненными энергиями крестьянства. Фонды пусты. Накопления истрачены. Деньги есть у миллиардеров, которые держат их в офшорных зонах и ценных бумагах Америки. Эти несметные богатства есть результат бессовестной эксплуатации российского народа, поставленного на грань нищеты и вымирания. Вернуть все эти деньги в Россию, направить их на развитие, обеспечить этими деньгами рывок – это насущная задача Кремля, задача Путина.

Какое открытие необходимо совершить, чтобы вернуть эти деньги? Чтобы они превратились в новое русское развитие, в новые заводы и университеты, в клиники и научные центры? Как сформулировать идею общего дела, чтобы в этой идее нашли своё место бедные и богатые, русские и татары, православные и мусульмане? Как насытить содержанием всё чаще звучащие слова о справедливости, о русской мечте, о русском порыве, как перевести эти слова в практику, наполнить их бурлением очнувшегося пассионарного народа, поверившего в свою путеводную звезду? Здесь таится главное открытие, главное стратегическое решение, без которого предстоящие шесть лет путинского правления будут изъедены социальным страданием и губительной неустойчивостью.

Кремль с его соборами, царскими гробницами, рубиновыми звёздами, президентскими апартаментами, что это – лаборатория будущего или же склад архаических представлений, которым место в музее русской истории?

Оборонное сознание грядёт. Враг у ворот.

Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > zavtra.ru, 7 февраля 2018 > № 2487837 Александр Проханов


Россия. СКФО > Госбюджет, налоги, цены > zavtra.ru, 7 февраля 2018 > № 2487832 Леонид Ивашов

ОБЛАВА

Задержаны высшие чиновники Дагестана; правительство республики отправлено в отставку

Облава - окружение, оцепление какого-либо места с целью задержания, поимки кого-либо. Лица, участвующие в окружении и поимке кого-либо. Охота, при которой окружается, оцепляется место, где находится зверь. Охотники, загонщики, окружающие цепью зверя.

Т. Ф. Ефремова. Толковый словарь русского языка (2000).

В январе 2017 года в Дагестан для проверки соблюдения законов приехала специальная комиссия из Москвы. За время ее работы задержали мэра Махачкалы Мусу Мусаева, главного архитектора столицы Дагестана Магомедрасула Гитинова, обыски прошли в администрации Табасаранского района республики, сообщает РИА Новости.

А 5 февраля сотрудники ФСБ задержали врио премьер-министра Дагестана Абдусамада Гамидова, его заместителей Шамиля Исаева и Раюдина Юсуфова и экс-министра образования Шахабаса Шахова.

Их обвиняют в хищении бюджетных средств, выделенных на социальные программы. Ущерб превышает 95 миллионов рублей.

При обысках у Гамидова нашли золотой пистолет ТТ в кейсе, пистолеты «Беретта» и ПМ, два автомата Калашникова и патроны.

Задержанным дагестанским чиновникам также могут предъявить обвинения в организации преступного сообщества, рассказали РБК источник в центральном аппарате МВД: «У следствия уже достаточно материалов, чтобы возбудить уголовное дело по ст. 210 УК РФ. В состав ОПС входили чиновники самого высокого уровня, а также сотрудники правоохранительных органов».

Задержание министров вызвало негативную реакцию экс-главы республики Рамазана Абдулатипова, при котором они и заняли руководящие должности в республике. Он назвал происходящее «кампанейщиной» и сравнил ситуацию с предложением Владимира Жириновского оцепить Северный Кавказ «колючей проволокой». Абдулатипов , занимающий пост спецпредставителя президента по вопросам сотрудничества с государствами Каспийского региона, заявил: «Если есть конкретные обвинения по конкретным вопросам, надо разбираться, а не проводить кампанию и держать республику в таком нервно-психологическом напряжении».

Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков сказал: «Это не политический кризис, это продолжение работы правоохранительных органов. Пресс-секретарь напомнил, что Владимир Путин неоднократно говорил о том, что это «не кампанейщина, а последовательная, целенаправленная и системная работа. Она идет во многих регионах». Песков подтвердил, что Путину докладывают о ходе расследования.

Экспертные оценки

Леонид Ивашов

Моим основным источником о ситуации в Дагестане является знакомый солдат. Когда я ещё был командиром роты в Германии, он был у меня рядовым. Сейчас, когда он приезжает в Москву, мы долго, ночами с ним сидим и разговариваем. И как-то я задал вопрос: «Почему люди берут автоматы и уходят в горы?» Он немногословный человек, но выдал классический ответ: «Потому что нигде в республике нет правды и справедливости. Правда замещается автоматом Калашникова». Сослуживец сейчас просто занимается хозяйством, разводит овец — выживает, как говорится. И он рассказывает, как там относятся к людям. Например, приезжает районный полицейский начальник и говорит: «Будет свадьба моей дочери, ты вот этих баранов погрузи мне в машину». Я его уговариваю: «Зачем, оставь, мне семью кормить нужно…» Отвечает: «Если этих самых жирных не погрузишь, то я тебя погружу — и будешь у меня вместо барана».

Второй срез моей информации — это казачество. В конце прошлого года из Дагестана приехали казаки и привезли кипу материалов. Суть материалов: есть решение федеральных органов власти о возвращении русскоязычного населения, казачества на традиционные места проживания. Есть постановления правительства Дагестана, все бумаги есть до районного уровня или поселкового. Но за все последние годы ни одного квадратного метра земли, ни одного квадратного метра жилья никому не выделили. Но все рапортуют — отписки огромные, как под копирку написанные, — что есть федеральная программа возвращения в места традиционного проживания. Но вот вся эта бюрократическая риторика сводится к тому, что, «к сожалению, средств не выделено или средства выделены, но исчезли в неизвестном направлении» и так далее.

Когда я всё это анализирую, то прихожу к выводу, что Дагестан на грани взрыва — причём вооружённого взрыва. Мы ещё увидим, как там ходит оружие, люди уже стали вооружаться, это большой бизнес. Да, там есть террористические проявления, да, в республику приходят ваххабиты, террористы, проповедники радикального ислама. Но они приходят потому, что там есть почва — всеобщее недовольство. И поэтому аресты в высшем руководстве — это, по сути дела, превентивные меры по предотвращению вооружённого восстания в Дагестане.

Меры, наверное, правильные, однако есть большое «но». Дагестан — как бы образец ситуации, которая сложилась во всей России. Может быть, там наиболее ярко выпятилось всё негативное. Давайте немножко повспоминаем, как ведёт себя власть — и ельцинская, и путинская, они действуют в одной логике. Мы что, не помним, как отдавали на откуп республики, в том числе и соседние с Дагестаном? Давали территории на кормление, чтобы получить лояльность, поддержку легитимности своего избрания. Мы что, не помним, как Сердюкову и Васильевой отдали на откорм Министерство обороны и Вооружённые силы? И сегодня, если посмотреть на наше правительство и на ряд арестованных губернаторов, давайте скажем прямо: ведь им отдавали регионы и труд их жителей на кормление. И радикальные меры, которые сегодня принимаются в Дагестане, аресты высоких чиновников — это, скорее всего, не системная борьба с коррупцией. Потому что коррупция начинается, увы, не в Дагестане, не на Камчатке и не в Ханты-Мансийском округе. Ведь у нас такая огромная система надзорных органов, что по числу надзирающих мы сегодня превзошли фашистскую Германию на оккупированных территориях по численности на душу населения. Полицаев было меньше, чем сегодня правоохранителей в России на определённое количество людей. И что, такому гигантскому аппарату не видно было повсеместного воровства?

Если пойдёт системное очищение от коррупции, то Путину, если это предпринимать, нужно начинать с Кремля, ибо все должностные лица, которые сегодня арестованы в Дагестане, имеют покровительство именно в Москве. Что, Министерство образования и науки Российской Федерации не знало ситуации в образовательной системе Дагестана? Скорее всего, подкармливалось и поэтому не замечало. А если не знало, то где ваш профессионализм? Каковы ваши функции? Что, сенаторы, которые заседают от Дагестана в Совете Федерации, не знали положения дел? Или депутаты Госдумы? Все всё знали, а пирамида всеобщей коррупции движется по всей России.

Есть честные губернаторы, главы администраций, которые пытаются что-то делать для народа, но таковы далеко не все. Дай бог, чтобы Дагестан был той точкой отсчёта, с которой Путин начнёт революцию сверху по установлению более-менее справедливого социально-экономического строя.

Нужно усиливать власть представителей народа в полном соответствии с третьей статьёй Конституции Российской Федерации, где объявлено, что носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является её многонациональный народ. И дальше есть положение в Конституции, что народ осуществляет свои властные полномочия как непосредственно, так и через систему выборных органов. Так вот, когда люди даже не знают Конституции, но знают, что у нас власть должна быть народной — они и протестуют, и на митинги ходят, а когда это не помогает, берутся за оружие.

Поэтому сейчас нужно создать механизм народовластия, чтобы народ мог контролировать деятельность любого чиновника, чтобы народ мог влиять на ситуацию и в школе, и в республике, и в стране. Народ сегодня отстранён от власти. Та облава, которая происходит сегодня в Дагестане, должна в корне изменить сущность самой власти — и не только в республике. Собственность сегодня диктует власти. Власть у нас в стране олигархическая, и мы прекрасно видим: кто какие решения проталкивает, какие осуществляются кадровые назначения в угоду олигархату или крупному воровскому, прежде всего, бизнесу. Не изменив сущности власти, не подчинив её интересам народа, мы разовой акцией ничего не добьёмся.

Нам надо поизучать китайскую модель. Там нет таких акций-вспышек, там чётко, регулярно отслеживают правонарушения. Система народных представителей, которая завершается Всекитайским собранием народных представителей, то есть большим Верховным советом, там очень эффективна. Правят именно представители народа. Выборы происходят не так, как у нас в депутаты Госдумы или сенаторы. Там людей выдвигают, начиная с посёлка, района и так далее. И контроль осуществляют они, а не правоохранительные органы. Правоохранители получают сигналы, проверяют их и регулярно отстреливают воров. Дело было в Шанхае. Включил там телевизор, смотрю и не понимаю ничего, что говорят, но вижу — суд идёт. И тут же показывают, как выводят осуждённых к стенке, залп, шести человек нет. Я утром спрашиваю китайских товарищей, они мне объясняют: «Это руководители Шанхая, они проворовались, их расстреляли». Я как бы упрёк делаю министру обороны, товарищу Чи Хаотяню: «Ведь они никого не убили, вроде нет разбойных нападений, зачем расстреливать?» И мудрый товарищ Чи Хаотянь мне объяснил: «У нас 200 миллионов людей живут за чертой бедности, многим нужно хотя бы чашечку риса в день, чтобы они не умерли. Когда много воруют, то многие умирают от голода, поэтому воры своим воровством приговаривают людей к смертной казни». Вы знаете — я с ним согласился.

И последнее. Некоторые эксперты говорят, что у тех клановых, родовых, преступных по большому счёту групп, интересы которых сейчас так мощно затронуты в Дагестане, достаточно сил для того, чтобы возмутить этот участок Северного Кавказа, для того, чтобы поднять свои прикормленные частные армии — а ведь у каждого чиновника высокого уровня в подчинении имеются десятки, а порой и сотни вооружённых людей. Я не считаю такие опасения справедливыми. Вообще не связываю преступную систему в какими-то родовыми, клановыми традициями. Ведь те аварцы, кумыки, даргинцы, табасаранцы, которые оказались наверху, немного делают ради своих кланов, ради своих родственников или даже в интересах религиозных конфессий. Это система воровская, криминальная. И того, что вчера сделали Васильев с Бортниковым, ждали и кумыки, и даргинцы и все остальные. По крайней мере, 90% населения. Мы помним, как арестовали мэра Махачкалы, который имел дворцы-крепости, и дворцы даже прикрывались зенитно-ракетными переносными комплексами. И что? Кто восстал в его защиту? Охрана немножко постреляла в воздух, когда резиденцию мэра приехали брать штурмом — и всё. Народ был доволен. Так что ничего дурного ожидать от населения, в том числе от кланов, не приходится. Народ будет рукоплескать.

А от криминальной системы России, которая проходит через правительство, Госдуму, Совет Федерации, через правоохранительные и судебные органы — вот здесь сопротивления следует ожидать. Конечно, не вооружённого, а, скорее всего, в форме тормозящей «мягкой силы».

Россия. СКФО > Госбюджет, налоги, цены > zavtra.ru, 7 февраля 2018 > № 2487832 Леонид Ивашов


Россия > Госбюджет, налоги, цены > zavtra.ru, 7 февраля 2018 > № 2487821 Михаил Делягин

Человечество за порогом

ключевой вопрос мировой политики на 2018-2020 гг– сохранение России в условиях срыва в Глобальную депрессию

Михаил Делягин Алексей Гордеев

«ЗАВТРА». Михаил Геннадьевич, сейчас довольно широко обсуждается очередной доклад Римского клуба, сделанный им в связи с его полувековым юбилеем. И одновременно появились сообщения о Римской декларации вашего института. Как связаны эти материалы?

Михаил ДЕЛЯГИН. Только городом. В начале января в Риме прошла очередная общая конференция представителей и партнёров Института проблем глобализации из разных стран. Это скромное внутреннее мероприятие обычно не привлекает внимания и направленно лишь на поддержание внутренних коммуникаций в условиях всё более болезненного разделения человечества.

Однако обсуждения неожиданно выявили общее понимание глубоких изменений человечества, ещё не осознанных им. Наиболее важные элементы общего для нас понимания нового мира мы и закрепили в Римской декларации; если бы кто-то вспомнил о Римском клубе, её, конечно, назвали бы по-другому.

«ЗАВТРА». И каков её главный вывод?

Михаил ДЕЛЯГИН. Глубина всеобъемлющей трансформации человечества беспрецедентна. Сменился сам вектор развития: нашим главным делом вместо изменения окружающего мира стала трансформация своего сознания и восприятия этого мира: high-hume сменяет high-tech. Эта революция не имеет аналогов в истории, мы делаем то, к чему не приспособлены физиологически, психологически и социально.

Трансформация личности

«ЗАВТРА». Если меняется всё, то, наверное, меняется и личность?

Михаил ДЕЛЯГИН. Информационные технологии делают её пластичной, мозаичной, внушаемой, не способной на долгосрочное целеполагание и систематическое приложение усилий. Клиповое сознание переходит в «кликовое» - нуждающееся в немедленной реакции на разрозненные внешние раздражители ради получения эмоции, а не результата.

Кстати, суть современного информационного взаимодействия – обмен внимания пользователя на получаемые им эмоции. Бизнесу нужно удержание внимания, пользователю – эмоции. Содержательная деятельность сама по себе перестаёт быть ценностью.

Общество рассыпается на индивидов, объединённых некритически воспринимаемыми ими объектами в секты. Соцсети как структурообразующий элемент общества трансформируются в социальные платформы, интегрирующие всю внешнюю активность личности и через информационно-эмоциональный фон определяющие её поведение. Общество становится алгоритмичным, развитие индивида прекращается (так как соцсети ради удержания внимания помещают его в кокон комфорта, в котором отсутствуют мотивации для развития), что, возможно, свидетельствует о выходе на новый уровень развития коллективного сознания.

Атомизация общества, вызванная трансформацией личности, дополняется формированием «глобальных племён», объединённых поверх госграниц специфическими моделями поведения. Бизнес укрепляет эти модели как новые рынки, размывая обычные общества-государства и натравливая на них своих потребителей. Частный случай этого – поощрение сексуальных отклонений (являющееся также инструментом формирования новой глобальной элиты, отделённой от «старого» мира и не питающей к нему сантиментов).

Трансформация общества

«ЗАВТРА». А как меняется состояние общества как такового, не только с точки зрения его взаимодействия с индивидом?

Михаил ДЕЛЯГИН. Познаваемость мира снижается в силу его усложнения и всё более хаотического воздействия на сознание индивида. Это ведёт к вырождению науки в культурно, но не производительно значимый социальный уклад, а образования – в средневековый инструмент поддержания стабильности. Знание становится достоянием избранных, что грозит его вырождением в ритуалы и через поколение – технологическим крахом, который сократит население Земли в разы.

Системы управления уже поколение не демонстрируют адаптации к используемым ими технологиям формирования сознания. Нарастает управленческий кризис, вызванный самопрограммированием управляющих систем, их отказом от реальности, переориентацией с изменения реальности на изменение её восприятия, а главное – более интенсивной трансформацией их сознания по сравнению с сознанием общества. А цена управленческой ошибки качественно возрастёт при переходе от BIG DATA к SMART DATA (структурированным базам данных: структурирование на основе ошибочной гипотезы гарантирует ошибочный результат).

Деньги теряют значение, уступая его технологиям. Капиталы становятся неключевым элементом технологий, так же как с развитием капитализма золото стало неключевым элементом капитала. Технологии всё меньше отчуждаются от своих создателей и становятся основой нового монополизма: метатехнологии исключают возможность конкуренции с их создателями. Инфраструктура становится главной частью технологий, социальные сети перерастают в интегрированные платформы, всё больше определяющие повседневную жизнь и общественную активность человека.

Производство как таковое на порядок менее рентабельно, чем создание технологий, дизайн и маркетинг, и потому проигрывает им конкуренцию за все виды ресурсов. Это ведёт к его отставанию, стагнации и упадку (инженеров не хватает даже в Германии) и может не просто ограничить развитие, но и привести к масштабной технологической деградации и планетарным катастрофам.

«ЗАВТРА». Каково воздействие на общество пресловутого искусственного интеллекта?

Михаил ДЕЛЯГИН. Искусственный интеллект, как сформулировал в 2017 году Пентагон, - симбиоз способного к творчеству человека и олицетворяющего формальную логику компьютера. Рост мощности компьютеров распространит формальную логику на сферу образного мышления, что сузит пространство человеческого творчества. Биологизация интерфейса взаимодействия с компьютером сделает нас равными по доступу к формальной логике; конкуренция будет вестись на основе творческих способностей. Это ведёт к кризису в управлении (мы не умеем управлять творческими людьми), педагогике (пока мы не научимся воспитывать творческие способности, как сейчас воспитываем логическое мышление) и в целом в общественном устройстве (отсутствие творческих способностей будет приговором даже для членов элиты, и сохранение таких детей в элите будет означать крах общества из-за неконкурентоспособности).

Общество будет развиваться по пути китайского «социального кредита», а японская модель «общества 5.0» будет встроена в неё в качестве частного улучшения. Лидерство в социальном развитии, как и другие формы глобального лидерства, в 2017 году перешло от США к Китаю, что предопределяет неизбежность их столкновения.

Глобальный управляющий класс и его трансформация

«ЗАВТРА». Вы часто говорите о том, что главным субъектом развития стал глобальный управляющий класс, выражающий интересы глобального бизнеса. Что это такое?

Михаил ДЕЛЯГИН. Это не жёсткая иерархическая структура (не зря провалились все попытки создать «мировое правительство»), а открытая совокупность социальных вихрей, втягивающая в себя индивидов, обладающих глобальным влиянием, личной энергетикой и мобильностью, и выбрасывающая их при утрате хотя бы одного из этих качеств. Противоречие между мощью глобального управляющего класса и его безответственностью перед управляемым им человечеством характерно для Средневековья и создаёт угрозу возвращения его норм. Ключевую роль в глобальном бизнесе (и, соответственно, глобальном управляющем классе) играют «фонды фондов», владеющие основными глобальными корпорациями и друг другом.

США – оргструктура глобального управляющего класса, что создаёт внутри них перманентный конфликт представителей этого класса с национальной бюрократией, а также противоречит возвышению в его составе представителей Китая (остающихся, в отличие от остальных его элементов, защитниками своего общества). Эти конфликты будут нарастать, открывая возможности и для России.

Перерастание соцсетей в социальные платформы, создающие среду обитания человека в развитых обществах и определяющие его поведение, повышает значение их разработчиков и управленцев в составе глобального управляющего класса. Финансисты из «фондов фондов», по-прежнему владея информационными корпорациями, утрачивают возможность понимать, чем они владеют. В результате представители соцсетей из подчинённых становятся (возможно, временно) равнозначимы «хозяевам денег». Они владеют поведением людей, их мнениями и эмоциями прямо, а не посредством денег. Это создаёт новый конфликт внутри глобального управляющего класса: между финансовыми и социальными владельцами мира.

Эти конфликты внутри глобального управляющего класса дополняют главный конфликт современности: между глобальными и обособленными структурами (в частности, между глобальным бизнесом и государствами) – и дают новые шансы патриотам, желающим вернуть служащие глобальному бизнесу государства своим народам.

«ЗАВТРА». А каково глобальное значение криптовалют?

Михаил ДЕЛЯГИН. Разрешение развитыми государствами использования криптовалют, объективно подрывающих национальный суверенитет, означает, что криптовалюты нужны кому-то, кто сильнее государств: глобальному бизнесу. Противоречие между глобальными функциями доллара и его национальной природой (усилившееся с намерением Трампа взять под контроль ФРС) стало нестерпимым для глобального бизнеса. Раз сделать доллар международным не удалось (в 2011 году ФРС провокацией против Камдессю сломала последнюю попытку создать «мировое правительство»), потребность будет удовлетворена иным путём: глобальной по своей природе криптовалютой. Это не противоречит созданию криптовалют спецслужбами, так как при размывании государств они сближаются с глобальным бизнесом, а их руководство может входить в глобальный управляющий класс.

В отличие от обычных валют, обеспеченных доверием к эмитирующим их государствам, криптовалюты обеспечены недоверием к государствам, недееспособным в глобальном кризисе (прежде всего из-за приятия либерализма – идеологии глобального бизнеса). Биткоин как доллар для криптовалют (они котируются в биткоинах) сохранит ключевую позицию в их мире до появления универсальной платформы, объединяющей лёгкость расчётов и широкий функционал (включая смарт-контракты); появления её стоит ждать от Дурова как наиболее творческого представителя информбизнеса. Дуров (или иной, решивший эту задачу) будет либо взят под контроль глобальным управляющим классом, либо (в случае свободолюбия) столкнётся с проблемами, которые сохранят инфраструктурную позицию биткоина, несмотря на его недостатки.

Вызов лишних людей

«ЗАВТРА». А что вы считаете главным направлением влияния новых технологий на обычные общества?

Михаил ДЕЛЯГИН. Сверхпроизводительность информационных технологий резко сокращает число людей, нужных для производства потребляемых человечеством благ, делая лишними сотни миллионов, а в близкой перспективе – миллиарды людей. Государства ради социальной стабильности сдерживали рост производительности, но глобальный бизнес (как и бизнес в целом) не воспринимает социально-психологические категории и, став с уничтожением СССР сильнее государств (так как их ресурс – монополия военной защиты – утратил смысл), форсировал прогресс коммерционализацией созданных в ходе «холодной войны» новых технологических принципов. Поскольку разрыв между производимым и потребляемым наиболее значим у «среднего класса» развитых стран, его утилизация стала категорическим императивом рынка.

Примирение европейского «среднего класса» с его обеднением организацией миграционного кризиса достигнуто ценой ускорения исламизации Европы. Превращение Евросоюза в евро-халифат вероятно к 2050 году. Только Россия (в случае сохранения) может подготовить управленческие кадры и концепцию, позволяющие избежать варваризации и сохранить достижения европейской культуры (включая навыки создания и развития технологий) в рамках политического ислама.

«ЗАВТРА». Но ведь феномен «лишних людей» переворачивает всю современную цивилизацию! Что от неё остаётся?

Михаил ДЕЛЯГИН. Не так много. Прежде всего, исчезает экономический фундамент гуманизма (ранее человек приносил прибыль, теперь – издержки). Утилизация населения, с чем столкнулись ещё гитлеровцы, крайне сложна. В неразвитых странах голод, болезни, искусственное бесплодие (включая прививки и планирование семьи) и войны не решают проблему: люди перестают размножаться, лишь если живут хорошо, но это повышает издержки, а не снижает их. В развитых странах мейнстрим – виртуальная реальность, но проблема извлечения прибыли из отправленного в неё тела не решена, что сохраняет проблему «лишних людей» как источника убытка.

Эта проблема уничтожает демократию и рынок. Первая осуществляется исключительно от имени и во имя среднего класса (в 2017 году Макрон назвал её возможной лишь на местном уровне), второй невозможен без генерируемого им спроса. Рыночная демократия на глазах перерождается в распределяющую блага информационную диктатуру.

Открытие новых технологических принципов без угрозы существованию несовместимо ни с рынком, ни с западной демократией: оно требует инвестиций в полную неопределённость, что несовместимо с первым, и отказа от сегодняшнего потребления ради завтрашнего, что несовместимо со второй. Поэтому по завершении коммерционализации технологических принципов, открытых в ходе «холодной войны», отказ от рынка и западной демократии становится условием развития. Возможно, отход США от демократии вызван не только внешним управлением со стороны глобального управляющего класса, но и стремлением преодолеть ограниченность её западной модели для продолжения развития.

«ЗАВТРА». И каков же выход из тупика, в который движется мир?

Михаил ДЕЛЯГИН. Сохранение гуманизма, а также благосостояния и жизней лишних людей возможно только при смене цели развития: с прибыли на развитие человека. Тогда переизбыток людей обернётся их нехваткой (так как развитие личности потребует роста числа педагогов и медиков).

Но причины провала советской цивилизации сохраняются: неясно, почему личность предпочтёт совершенствование деградации, непонятны критерии самого совершенствования (ибо личность, в отличие от капитала, многогранна). Прорывом может стать китайская попытка преобразования человеческой природы (система «социального кредита»); её новизна по сравнению с советской заключается во всеобъемлющем воздействии на личность и разветвлённой обратной связи (которые могут погибнуть по завершении доработки системы).

Информационные технологии приносят в жизнь многие черты коммунизма. Общественная природа и неотчуждаемость главного ресурса – информации – делают невозможной частную собственность на неё, выводя её за рамки капитализма. Попытка её приватизации «правом интеллектуальной собственности» выродилась в злоупотребление монопольным положением и в целом уже провалилась.

В развитых странах труд перестал быть условием выживания, разница между рабочим и свободным временем стёрлась (хотя способом, который никого не радует), а между трудом и развлечением стирается стремительно: труд становится всё более творческим.

Акционеры глобальных корпораций уже не могут управлять своей собственностью: управление объективно принадлежит топ-менеджерам. Более того: акционеры в массе своей и не хотят управлять, уничтожая тем самым являющуюся фундаментом капитализма частную собственность, не существующую вне управления. Она отмирает, хотя и не так, как ждали классики.

Марксизм был разработан на научном фундаменте XIX века. Его ключевое достижение – исторический материализм, применяющий диалектику к общественному развитию, то есть к развитию не на основе неизменных правил (как это имеет место в природе, изучаемой диалектическим материализмом), а напротив, за счёт их постоянного изменения.

Но научная революция шла весь ХХ век и продолжается сейчас. Относительно передовой раздел «сердца науки» - математика неопределённостей – уже применяется для управления локальными общественными процессами; её предстоит применить к развитию в целом. Затем к обществу будут применены подходы квантовой механики и космологии. Осознание этой практики изменит лицо марксизма.

Глобальная депрессия: реальная перспектива

«ЗАВТРА». А если перейти от фундаментальных процессов к тому, что происходит на рынках прямо сейчас: что нового?

Михаил ДЕЛЯГИН. Экономический кризис вызван загниванием монополий, сложившихся на глобальном рынке. Возможности расширения рынков близки к исчерпанию как территориально (глобальный рынок расширять некуда), так и финансово (накачка денежного спроса ограничена безопасными темпами роста долговых пирамид), и технологически. Фундаментальный переход от изменения мира к изменению его восприятия подготовлен произошедшей в 70-е годы сменой вектора развития с производства на развлечения: это удешевило и упростило создание новых рынков, но результат уже принесло. Новые рынки, создаваемые изменением человека (включая расширение спектра сексуальных ориентаций, грозящее вымиранием), достаточны для формирования нового политического мейнстрима Запада, но не для генерации необходимого спроса.

Загнивание монополий проявляется, прежде всего, в нехватке спроса. Наученные Великой депрессией, развитые страны компенсируют сжимающийся коммерческий спрос кредитной эмиссией. Но её возможности близки к исчерпанию: так как в развитых странах нет места новым крупным прибыльным контурам, эмиссия оборачивается ростом заведомо безвозвратного долга.

Конкуренция за спрос, усиливая протекционизм, уже рвёт глобальные рынки на макрорегионы, обрушивая мир в новую, Глобальную депрессию. Готовность Гугла ограничивать показ новостей, противоречащих западной пропаганде, и цензура Фейсбука показывают: разорваны могут быть даже информационные рынки.

Глобальная депрессия будет хуже Великой: она так же будет порождать войны, но войны не будут выходом из неё (Глобальная депрессия будет заключаться в распаде единого рынка на макрорегионы, и война, в отличие от Второй мировой, не объединит их – по крайней мере, на первом этапе).

Промежуточный этап уже налицо: три валютные зоны (доллара, юаня и евро) в экономике и биполярное противостояние США и Китая в политике. Глобальная депрессия будет, как межвоенный период, временем хаотичной борьбы всех со всеми (включая негосударственных участников глобальной конкуренции). Ослабление глобальных монополий частично восстановит роль государств.

«ЗАВТРА». А даст ли это нам какие-то новые возможности?

Михаил ДЕЛЯГИН. Распад глобальных рынков на макрорегионы снизит ёмкость отдельных рынков, что вызовет исчезновение ряда технологий (им не хватит спроса). В случае технологий жизнеобеспечения (например, несоздания новых поколений антибиотиков) это будет грозить катастрофой. Выходом станет дотирование этих технологий государством (возможности чего ограничены) и применение «закрывающих» технологий. Последнее даст дополнительную возможность России как их родине и стране, культура которой соответствует им (как старая немецкая культура соответствует инженерным наукам, итальянская – дизайну, английская – юстиции, а американская – бизнесу).

«Закрывающие» технологии – простые, дешёвые и сверхпроизводительные – в основном созданы в рамках ВПК СССР (только там велись массовые исследования без заранее обещанного результата) и пока развиваются в порах общества. Они подавляются монополиями (которые зарабатывают на издержках и потому усложняют и удорожают, а не упрощают и удешевляют продукцию), ослабление которых откроет эру расцвета «закрывающих» технологий.

Патриотическая революция против либеральной диктатуры

«ЗАВТРА». И что на фоне этих тектонических сдвигов происходит в мировой политике?

Михаил ДЕЛЯГИН. Её главный сюжет – борьба в глобальном управляющем классе двух групп: пытающихся остановить распад глобальных рынков на макрорегионы и сознающих неизбежность этого распада, стремящихся оседлать его. Первые поддерживают либералов, вторые – патриотов (консерваторов); в США их противостояние выражено холодной гражданской войной глобалистской либеральной элиты против Трампа. Либералы обречены на поражение ходом истории, но будут сопротивляться и сохранят часть своего влияния в мире Глобальной депрессии.

США живут, пока мир оплачивает их потребление покупкой их госбумаг с нерыночно низкой (это условие устойчивости финансовых пирамид) доходностью. Такая покупка может быть массовой только от страха. Поэтому стратегия США – запугивание доступной им части мира: после исчезновения «советской военной угрозы» - расширением зоны хаоса. Хаотизация мира – объективное условие сохранения США как единственной «тихой гавани» для капиталов (даже Саммерс признал: без зарубежных военных баз США тут же обанкротятся). Это устремление объединяет всю их элиту.

«ЗАВТРА». Но нельзя же бесконечно расширять хаос и нагнетать напряжённость: можно сорвать мир в большую войну!

Михаил ДЕЛЯГИН. Пока получается. Хотя в 2020-21 годах вероятен военный конфликт США с Китаем в связи с насыпаемыми последним островами, делающими Южно-Китайское море его внутренним. США не смогут ждать смены в пользу Китая глобального политического баланса вслед за аналогичным изменением экономического, технологического и информационного балансов. «Вторым фронтом» в этом конфликте станет организованное США (которые перебросят туда подготовленных боевиков-исламистов запрещённого в РФ ИГ) восстание в Синцзян-Уйгурском автономном районе Китая. Возможна и дестабилизация Казахстана, давление США на который очевидно.

«ЗАВТРА». А какова же наша роль в этой перспективе?

Михаил ДЕЛЯГИН. Ключевой вопрос мировой политики на 2018-2020 годы – сохранение России, не сумевшей создать свой макрорегион (несмотря на разговоры с 2006 года), в условиях срыва в Глобальную депрессию.

Отказавшись (Валдайской речью Путина в сентябре 2013 года) от форсированной трансформации человека ради создания новых рынков, Россия доказала ценностную несовместимость с Западом и вызвала агрессию в виде привода к власти на Украине фашистов. Затем Россия обесценила усилия США по хаотизации мира (купировав исламский фундаментализм в Сирии, не дав втянуть себя в войну с Украиной, а затем и Турцией, при том что хаотизация ядерной державы – идеал стратегии США), способствовав этим победе патриота Трампа над либералами.

Россия уязвима в силу гибридного характера государственности: патриотическая внешняя политика сочетается с либеральной социально-экономической. Опора высшего политического руководства на стихийный патриотизм общества и его инстинкт самосохранения противоречат компрадорскому характеру элиты (офшорной аристократии) и стремлению сходящих с глобальной арены в небытие либералов вернуть себе всю полноту власти по образцу 90-х.

Это делает вероятной попытку либерального госпереворота после президентских выборов (по стандартам «цветных революций»). Чем позже будет совершена эта попытка, тем выше (в силу роста раздражения общества от падения уровня жизни и антинародности элиты) её шансы на успех, означающий уничтожение современной России.

Беседовал Алексей Гордеев

Россия > Госбюджет, налоги, цены > zavtra.ru, 7 февраля 2018 > № 2487821 Михаил Делягин


Россия. Арктика. СФО. ДФО > Госбюджет, налоги, цены > zavtra.ru, 7 февраля 2018 > № 2487819 Вячеслав Штыров

Арктика. Величие проекта

Русская цивилизация в её арктическом исполнении

Вячеслав Штыров

Почти полтора столетия назад исследователи обнаружили удивительное совпадение представлений о географии, центре мира и месте происхождения человека в мифологии и эпосе самых ранних цивилизаций. Философские концепции древних египтян и иудеев, аккадцев и вавилонян, индийцев и иранцев, греков и финикийцев, германцев и финно-угров примерно одинаково описывали положение небесного зенита и ход движения планет на небосводе, годовой цикл дня и ночи, особенности водных потоков на прародине человека, относя её к району Северного полюса. Именно там, по их мнению, находился первоначальный рай земной, ныне покрытый толщами вод и льдов океана и ставший прибежищем богов. Конечно, с точки зрения науки климатологии во время появления на планете человека современного вида рай этот был довольно суровым. Но археологические находки и блестящие научные исследования конца прошлого века российских археологов С. Федосеевой и Ю. Мочанова подтверждают неоднократно ранее высказывавшуюся выдающимися учёными М. Вагнером, И. Мюллером, А. Анучиным, В. Вернадским и другими точку зрения о внетропической прародине человечества. Такой прародине, в которой экстремальные внешние условия заставили наших человекоподобных предков овладеть огнём, освободиться от животного состояния и стать людьми. Возможно, заложенная в генах человека тяга к родине и ведёт извечно романтиков и сильных духом к мистическим кругам полярных областей. Туда, где сходятся силовые линии магнитного поля Земли и во взаимодействии с космическими частицами зажигают грандиозные северные сияния, где заканчиваются океанические течения и рождаются ветры, куда каждый год летят миллионы и миллионы птиц. Арктика давно стала классической обителью мужества, страсти к постижению неведомого и сути бытия. Потому-то во всех странах, представители которых принимали когда-либо участие в полярных исследованиях, есть посвящённые им музеи или памятники.

***

Мир современности стал далёк, к сожалению, от романтической метафизики и руководствуется чисто прагматическими соображениями. Вот и нарастающий всеобщий интерес к скованным льдами северным широтам объясняется осознанием новых возможностей их утилитарного использования в геополитических, военных и экономических целях.

Ещё два десятилетия назад всё происходящее в северных полярных пустынях и тундрах считалось делом арктических государств, то есть тех стран, часть территории которых находится за Северным полярным кругом. К их числу относятся Россия, США, Канада, Дания (через Гренландию), Исландия, Норвегия, Швеция и Финляндия. В 1996 году они учредили Арктический совет в качестве форума высокого уровня для регулярного межправительственного рассмотрения вопросов экологии, рационального использования природных ресурсов, взаимодействия в обеспечении безопасности в воздушном и морских пространствах, устойчивого развития коренных малочисленных народов Севера. В соответствии с учредительными документами Арктического совета список его членов-государств является закрытым, но за последние годы двенадцать других стран получили в нём статус наблюдателя. Причём многие из них географически расположены весьма и весьма далеко от северных широт. Например, Сингапур и Индия, Япония и Южная Корея, Испания и Польша. Претендентом на получение статуса наблюдателя является и Евросоюз. Помимо участия в работе Арктического совета, целым рядом стран развёрнута интенсивная практическая деятельность в Арктике: организуются целевые научные экспедиции; создаются полярные станции – дрейфующие и на островах; проводятся многогранные исследования атмосферы, льдов и вод; проектируются и строятся специальные типы судов и морское технологическое оборудование ледового класса для геологоразведки и добычи полезных ископаемых. Особую активность проявляет Китайская Народная Республика, где создан специализированный научный институт, построен и успешно эксплуатируется для исследовательских целей мощный ледокол «Снежный дракон», осуществлены проводки коммерческих судов по нашему Северному морскому пути, организована научная база на Шпицбергене. Беспрецедентную программу по изучению Арктики, в том числе в районах полярных владений России, с масштабным использованием атомных подводных лодок, оснащённых новейшими системами для картографирования морского дна и донных отложений, проводили Соединённые Штаты Америки. Заметна интенсификация разнообразной деятельности в высоких широтах Норвегии, Индии, Германии, Южной Кореи.

Прямой и непосредственной причиной всплеска интереса к Арктике и последовательного наращивания усилий разных стран по её изучению и освоению послужил, безусловно, начавшийся в конце прошлого столетия процесс глобального потепления на нашей планете. Его наиболее ощутимым результатом стало повышение температур воздуха в высоких широтах северного полушария и, как следствие, подтаивание материковых ледников и уменьшение площади льдов в Северном Ледовитом океане. Экстраполяция наблюдаемых климатических изменений в будущее даёт основания некоторым авторитетным специалистам считать, что с большой долей вероятности океан полностью освободится от ледового покрова в течение нескольких ближайших десятилетий. Даже если считать эти прогнозы слишком радикальными, уже сегодняшнее положение дел заметно улучшило условия для судоходства и работ по освоению шельфа и прибрежных зон в арктических морях. Это открывает совершенно новые возможности для мировой экономики.

В первую очередь речь идёт об ископаемых природных ресурсах. По мнению геологов, Арктический регион планеты представляет собой крупнейший в мире циркумполярный минерагенический пояс, насыщенный нефтегазовыми и рудными месторождениями. Уже сегодня здесь добывается значимая часть углеводородов, а потенциал месторождений нефти и газа оценивается в почти четверть от мировых прогнозных ресурсов. И на шельфе, и на побережье арктических морей прогнозируются или уже открыты планетарного масштаба запасы угля, никеля, меди, кобальта, платиноидов, алмазов, фосфора, серебра, золота, полиметаллов, урана, олова, железной руды, хрома, марганца, титана, редкоземельных металлов и элементов, причём значительная их часть сосредоточена в уникальных гигантских месторождениях.

Экономическая целесообразность добычи природных ресурсов в Арктике становится обоснованной в связи с повышением эффективности логистики их разработки из-за улучшения условий судоходства в северных морях в ходе глобального потепления. Не меньшее значение для мировой экономики имеют и появившиеся перспективы превращения существующих морских путей в Северном Ледовитом океане – Северо-Западного прохода вдоль берегов Канады и США и Северного морского пути России – в постоянно действующие трансконтинентальные магистрали. Тогда значительно сократятся расстояния, время и стоимость перевозок грузов из Юго-Восточной Азии в Европу (по сравнению с перевозкой через Суэцкий или Панамский каналы). Революционные же изменения в мирохозяйственных связях дадут северные кроссполярные маршруты, организация которых всё более осуществима.

Есть ещё одно важное последствие глобального потепления в Арктике, уменьшения площади ледовых покровов, изменения структуры и толщины льдов. Оно заключается в том, что отдельные страны или военные блоки союзных государств, имеющие в составе своих вооружённых сил мощные ударные военно-морские группировки, получают дополнительные возможности для их эффективного использования. В свободных ото льда прибрежных зонах они могут разместить свой флот для боевого дежурства непосредственно у границ территориальных морей вероятного противника. А границы эти, как известно, отстоят всего на двенадцать миль от исходных береговых линий. В этой связи прибрежные государства вынуждены будут затрачивать немалые средства для укрепления безопасности своей территории от ударов с моря.

***

Интерес и внимание мирового сообщества к открывающимся в Арктике новым ресурсным, логистическим, военным возможностям закономерно привёл к активизации международных контактов разного уровня. В целом это позитивный процесс, идущий в русле тенденций демократизации и многополюсности принятия глобальных решений, которым привержена Российская Федерация. В то же время всё более явными становятся и противоречия между отдельными странами или их группами по ряду важных вопросов.

Прежде всего, это противоречия между арктическими и неарктическими государствами. Первые в рамках Арктического совета и своих двухсторонних отношений активно развивают региональный правовой режим, в основание которого заложены обычные нормы международного права, считают его достаточным и обеспечивающим неарктическим государствам равные возможности. Вторые оспаривают такой подход, считая, что на Арктику должны быть распространены стандартные положения Конвенции ООН по морскому праву 1982 года, хотя известно, что она разрабатывалась главным образом для Атлантического, Тихого и Индийского океанов. Такую позицию заняли Евросоюз, НАТО и – открыто или неявно – целый ряд неарктических государств. Её модификацией является высказанное Евросоюзом предложение о необходимости заключения международного договора по Арктике по аналогии с действующим договором по Антарктиде. Понятно, что и в том, и в другом случае целью является максимальная интернационализация Арктики, объявление всех или хотя бы части её пространств международным достоянием, чтобы получить беспрепятственный доступ к новым природным ресурсам и логистическим возможностям.

Противоречия же арктических государств между собой в основном сфокусированы на взаимных территориальных притязаниях. Неурегулированность вопросов пространственных владений в Арктике имеет исторический характер. Общего разграничительного документа нет, двусторонние договоры заключались в разные исторические эпохи, содержат неопределённости, имеют формулировки и трактовки понятий, соответствующие своему времени, а не современным правовым нормам. В этих обстоятельствах арктические страны, прежде всего, пятёрка прибрежных к Северному Ледовитому океану, развернули масштабные и дорогостоящие географические, исторические, геологические, океанографические, гляциологические исследования с целью обоснования своих существующих территориальных прав или претензий к соседям. Помимо этой чисто практической работы все арктические государства приняли национальные доктринальные документы, в которых сформулировали свою стратегию действий в регионе. В них также в ряде случаев содержатся положения, прямо затрагивающие интересы других стран. К примеру, документы стратегического планирования Соединённых Штатов Америки предусматривают требования об интернационализации проливов Северо-Западного прохода и Северного морского пути. Это противоречит позициям Канады и России, рассматривающих эти проливы как находящиеся в их юрисдикции исторические воды.

Наличие противоречий и взаимных претензий у арктических государств приводит к пристальному и недоверчивому вниманию к действиям друг друга. Так, прямо скажем, нервную реакцию официальных властей наших соседей вызвала в своё время установка экспедицией под руководством А. Чилингарова флага Российской Федерации на дне Северного Ледовитого океана на Северном полюсе. И хотя в целом обстановка в Арктике остаётся мирной, под влиянием всеобщего интереса к возможностям региона и нерешённости территориальных проблем градус напряжённости в международных отношениях по поводу Арктики постепенно и постоянно повышается. Об этом красноречиво говорят названия книг и заголовки статей в периодических изданиях, отечественных и зарубежных: «Битва за Арктику», «Третий передел Арктики», «Сражение за Арктику», «Начат раздел Арктики», «Наше право на Арктику неоспоримо», «Россия теряет Арктику?» и тому подобные. А по мнению некоторых аналитиков, ситуация в студёных приполярных просторах напоминает старинную борьбу европейских стран за жаркие африканские колонии.

***

Коль скоро сверхактивность в Арктике всех заинтересованных стран обусловлена новыми экономическими и геополитическими возможностями, открывающимися в результате глобального потепления, то не может не возникнуть вопрос: а будут ли оправданы прилагаемые сейчас усилия, если оно носит циклический характер и сменится глобальным похолоданием? Этот вопрос тем более имеет право быть заданным, что, по практически единодушному мнению учёных-глобалистов, мы живём в начавшуюся несколько миллионов лет назад Великую Ледниковую эпоху, когда климат стал значительно более холодным, чем на протяжении большей части истории нашей планеты. Конкретно сейчас уже порядка двенадцати тысяч лет длится слегка тёплый быстротечный интервал между двумя глобальными оледенениями планеты – мгновение в геологической летописи Земли. Через следующие десять-двенадцать тысяч лет надо ожидать очередного похолодания, в ходе которого с высокой долей вероятности ледяной панцирь километровой толщины покроет места нахождения европейских и североамериканских столиц, где сегодня кипят страсти по Арктике. Причины, обусловившие начало Великой Ледниковой эпохи и ведущие когда-нибудь к её завершению, носят глобальный характер: изменение положения материков в ходе перемещения литосферных плит; связанные с этим перемены в направлениях океанических течений и господствующих ветров; цикличность интенсивности солнечного излучения; резонанс периодических изменений движения оси и орбиты вращения Земли. Они не зависят от деятельности человека.

Инструментально же фиксируемое нынешнее потепление отличается лишь незначительным повышением температур относительно средних за почти полуторавековой период задокументированных метеонаблюдений. Может быть, оно носит циклический характер. По косвенным признакам и историческим свидетельствам, такое неоднократно было в наш короткий межледниковый период. Достаточно вспомнить описанные Л. Гумилёвым циклические колебания климата в Северном полушарии, приводившие к образованию сменяющих друг друга империй гуннов, тюрков и монголов. Или климатический оптимум в конце первого тысячелетия нашей эры, позволивший викингам основать свои поселения в Гренландии и Северной Америке. Или «малый ледниковый период» в средние века, прямым следствием которого стали зарождение капитализма в Европе и Смута в России.

Но даже если нынешний наблюдаемый период глобального потепления имеет циклический характер и скоротечен, это не означает, что активность разноплановой деятельности заинтересованных государств в Арктике снизится. Во-первых, в мире увеличивается дефицит всех видов природных ресурсов, растёт их цена, ранее неэффективные по природно-климатическим и экономико-географическим условиям добычи месторождения становятся вполне рентабельными. Это общемировая тенденция, она касается и Арктики. Во-вторых, совершенно новые организационные и технологические возможности для успешной деятельности в экстремальных условиях высоких широт даёт развитие в рамках нарождающегося шестого технологического уклада производства материалов с заранее заданными свойствами, робототехники, систем связи, автоматизированного и дистанционного управления. Это именно то, что необходимо для Крайнего Севера. Нет никаких сомнений, что развитые в технологическом отношении страны используют все возможные новшества для продвижения своих интересов в Арктике. Поэтому не только не снимается, но актуализируется при любых возможных климатических переменах провозглашённый в далёкие 1930-е годы в стенах американского Конгресса тезис: «Кто владеет Арктикой, тот управляет миром».

Российская Федерация, имеющая самую протяжённую береговую линию Северного Ледовитого океана, пока ещё владеющая самым большим по площади сектором в Арктике, создавшая мощнейшую в высоких широтах многоотраслевую промышленность и крупнейшие на планете города за Северным полярным кругом, в наибольшей степени заинтересована в укреплении и преумножении своих геополитических и экономических позиций в арктическом регионе. В этой связи президентом и правительством страны принят целый ряд документов стратегического характера, чётко обозначающих наши интересы, устанавливающих приоритеты и цели государственной политики в Арктике, определяющих механизмы их достижения. Среди них основополагающие: «Основы государственной политики Российской Федерации в Арктике на период до 2020 года и дальнейшую перспективу» (2008г.), «Стратегия развития Арктической зоны Российской Федерации и обеспечения национальной безопасности на период до 2020 года» (2013 г.), Государственная программа Российской Федерации «Социально-экономическое развитие Арктической зоны Российской Федерации на период до 2020 года» (2014 г., далее по тексту – Госпрограмма). Для координации деятельности участников выполнения сформулированных этими документами задач создана Государственная комиссия по вопросам развития Арктики.

Разработка и практическая реализация арктической стратегии и тактики позволили в последние годы упорядочить, поставить на системную основу и несколько активизировать решение текущих и некоторых перспективных проблем огромного макрорегиона страны, включившего в соответствии со специальным указом президента Российской Федерации полярные владения России и территории выходящих на побережье морей Северного Ледовитого океана муниципальных районов девяти субъектов Федерации от Чукотки до Мурманской области. Но срок действия принятых документов стратегического планирования подходит к завершению, и становится совершенно очевидным, что многое из намеченного уже не будет выполнено. Учитывая это, в 2017 году была принята новая редакция Госпрограммы развития Арктики, на пять лет продлён срок её реализации. Однако в условиях ресурсных ограничений резко сужен круг программных мероприятий. Это означает, что целый ряд стратегических целей достигнут не будет. В то же время новые геополитические реалии и социально-экономическая обстановка в стране требуют уточнения приоритетов и в самой нашей арктической политике. Вот почему пришло время разработки и принятия новых стратегических решений по развитию Арктической зоны Российской Федерации. Одновременно необходимо продолжать упорно выполнять усечённую Госпрограмму, но по мере принятия новых документов стратегического планирования расширять и сферу, и временной горизонт её действия.

Круг главных задач, которые необходимо решать в Арктике, остаётся для нашей страны широким и разноплановым.

***

Среди других первоочередной задачей является работа по закреплению границ Российской Федерации в Арктике. На первый взгляд, это давно решённый вопрос. Ведь каждый из нас ещё со школьных уроков географии помнит пунктирные линии на картах, идущие от крайних северо-западной и северо-восточной точек нашей территории по меридианам к Северному полюсу. Они очерчивают полярные владения России – сектор морского и покрытого льдами пространства Северного Ледовитого океана с расположенными в нём землями, архипелагами и отдельными островами, на которые распространяется суверенитет государства Российского. Секторальный принцип раздела Арктики сложился исторически в ходе заключения двусторонних договоров прибрежных арктических государств, был закреплён их национальными законодательствами и совместным заявлением по итогам Парижской конференции 1924 года, никем не оспаривался. Казалось бы, в условиях глобального потепления, когда новые экономические и логистические возможности Арктики стали объектом внимания многих государств, в том числе неарктических, в интересах Российской Федерации было бы организовать работу по закреплению секторального подхода специальным актом международного права с целью сохранения контроля над своим исторически сложившимся сектором.

Однако события пошли по другому руслу. Подписав в 1997 году Конвенцию ООН по морскому праву 1982 года, Российская Федерация первой из прибрежных арктических государств приняла решение о применении статьи 76 этой Конвенции к Северному Ледовитому океану и в 2001 году подала соответствующую заявку в Комиссию ООН по границам континентального шельфа. Этим наша страна, по сути дела, отказалась добровольно от части своих полярных владений в районе Северного полюса площадью 1,7 миллиона квадратных километров. Этот покрытый льдами участок приобретает статус открытого моря, то есть становится ничейным пространством. Иными словами, сделано то, чего добивались Евросоюз и целый ряд неарктических государств. Теперь нам предстоит ещё доказать главное: что именно России принадлежит потенциально богатый углеводородами шельф на дне этого вновь образованного открытого моря. Для этого необходимо завершить масштабные и дорогостоящие океанографические и геологические исследования, которые позволили бы представить подводные поднятия дна Северного Ледовитого океана продолжением наших материковых геологических структур. Направляя материалы в Комиссию ООН, придётся ещё и раскрыть секретную картографическую информацию, полученную в ходе сотен сложнейших походов советских и уже российских подводников.

Ситуация осложняется тем, что в ответ на действия России Канада и Дания проводят собственные исследования по доказательству того, что подводные океанические поднятия являются продолжением геологических структур Гренландии и канадского Севера, а не принадлежащих России территорий. При этом возникают взаимоперекрывающиеся правопритязания с неопределённым исходом.

Надо отметить, что многие специалисты считают начатую Россией в 2001 году «гонку доказательств» по статье 76 Конвенции ООН по морскому праву 1982 года нашим ошибочным решением, продолжением горбачёвско-шевернадзевской и ельцинско-козыревской внешнеполитической линии пренебрежения долгосрочными интересами страны ради каких-то пропагандистских сиюминутных выгод.

Как бы то ни было, нам необходимо решительно действовать по двум направлениям.

Прежде всего, раз уж начали, завершить работу по всестороннему и полному обоснованию заявки на участки шельфа дна Северного Ледовитого океана, поданной в Комиссию ООН, и продолжить там упорное доказательство своих притязаний. Одновременно, на основании статьи 83 всё той же Конвенции ООН по морскому праву 1982 года, дающей возможность разграничения морских пространств и шельфа в рамках отношений прилежащих и противолежащих прибрежных стран, начать двусторонние и многосторонние переговоры с США, Канадой, Данией, Норвегией. Учитывая, что у всех у них есть не только трения с Россией, но и взаимные претензии, возможно, следует выступить с инициативой о созыве специальной конференции прибрежных арктических стран. Иными словами, перенести принятие решения по вопросам разграничения в плоскость международно-правовых отношений пятёрки морских арктических государств, а не всего мирового сообщества. Тем более что такой опыт есть: в 2008 году эти страны уже выступали совместно с Илулиссатской декларацией по правовым вопросам Арктики.

Оптимальным вариантом для России была бы договорённость о возврате к секторальному делению Арктики и закреплению за морями Лаптевых, Карским, Восточно-Сибирским и частью Чукотского (от острова Врангеля до Берингова пролива) статуса наших исторических вод.

***

Такой же важнейшей задачей является продолжение работы по укреплению обороноспособности наших северных рубежей. Усилия, которые прилагаются в этом направлении Российской Федерацией в последние годы, зачастую воспринимаются зарубежными, а иногда и отечественными аналитиками как «милитаризация» Арктики. На самом деле, это не так.

Ещё в годы «холодной войны» с появлением стратегических ядерных сил и Советский Союз, и Соединённые Штаты Америки рассматривали северные полярные пространства как наиболее вероятное направление удара наиболее вероятного противника. Это обусловлено тем, что именно через Северный полюс проходит самый короткий путь из Северной Америки к Евразии и обратно. В этой связи обе стороны развернули в Арктике мощные системы раннего обнаружения межконтинентальных ракет и самолётов противника и обеспечения контроля над движением своих носителей ядерного оружия, создали сеть аэродромов для размещения или обслуживания стратегических ядерных бомбардировщиков и истребителей-перехватчиков, организовали постоянное боевое патрулирование подводных лодок в Северном Ледовитом океане. После окончания «холодной войны» Соединённые Штаты продолжали развивать и совершенствовать свои наступательные и оборонительные силы и средства, в то время как в ходе реформ в России происходил упадок и системный развал армии и флота. Он не мог не коснуться, прежде всего, арктических группировок вооружённых сил, для содержания которых требовались особые организационные усилия и значительные денежные средства. Поэтому нынешние шаги по усилению нашего военного присутствия в Арктике являются только восстановлением утраченного, но никак не её «милитаризацией».

А между тем складывающаяся в настоящее время военно-политическая обстановка настоятельно требует уже не только восстановления, но и существенного повышения арктического оборонного потенциала России. Это связано с тем, что открывающиеся с глобальным потеплением потенциальные экономические и логистические возможности Арктики обусловили значительное повышение разноплановой активности в регионе заинтересованных стран и в сфере военной. Так, стратегия национальной безопасности Соединённых Штатов Америки определяет арктический регион как зону жизненно важных национальных интересов этой страны, а соответствующие директивы прямо указывают, что интересы эти должны отстаиваться любыми, в том числе односторонними действиями. В соответствии с ними на Аляске создаётся новая военно-морская база, укрепляются силы береговой и глобальной противоракетной обороны. Новые военные базы на островах Северного Ледовитого океана создаются Канадой. Соответствующими нормативными документами расширена операционная зона действий НАТО в Атлантике с включением в неё Арктики. Обсуждается вопрос о создании военного блока североевропейских стран.

Современные военные доктрины Соединённых Штатов Америки и НАТО особую роль отводят военно-морским силам. Раньше перед ними ставились задачи по обеспечению береговой обороны, взаимодействию с сухопутными войсками в ходе прибрежных наступательных и оборонительных операций и контролю над морскими коммуникациями. Условием успеха в выполнении этих задач считалось достижение превосходства над флотом противника, то есть предполагалось, что борьба на море будет вестись по принципу «флот против флота». С развитием ракетно-ядерного оружия и палубной авиации военно-морские силы получили в дополнение к прежним новую, более важную задачу: «флот против берега». Выполняя эти доктринальные установки, Соединённые Штаты Америки осуществили ряд беспрецедентных по масштабам программ по строительству атомных подводных лодок стратегического назначения и ударных авианосцев. Они оснащены самым современным оружием для уничтожения любых оборонительных или промышленных объектов вероятного противника, расположенных как на море, так и на берегу в глубине его территории. Кроме того, созданы высокоэффективные противоракетные системы морского базирования. По своему потенциалу военно-морские силы Соединённых Штатов Америки сегодня многократно превосходят любого вероятного противника, особенно на фоне развала и разграбления нашего флота в первое постсоветское десятилетие. Возможности эффективного использования этого потенциала значительно повышаются по мере освобождения акватории арктических морей от ледового покрова в ходе глобального потепления. Это несёт новые угрозы безопасности России, особенно в связи с принятием в 2004 году Соединёнными Штатами Америки авантюрной концепции «быстрого глобального удара». Эта концепция предполагает уничтожение ядерного потенциала вероятного противника (читай – России) превентивным массированным ударом с разных направлений высокоточным оружием сухопутного и морского базирования. Очевидно, что реализуемость такого сценария теоретически резко повышается в случае максимально равномерного размещения оружия вдоль границ объекта нападения. И если ещё некоторое время назад ударные группировки военно-морских сил с высокоточным оружием на борту могли быть размещены в Норвежском, Северном, Баренцевом, Беринговом и Японском морях, то по мере таяния льдов они могут быть введены и в моря Лаптевых, Карское, Восточно-Сибирское и Чукотское. В этом случае возрастает опасность не только из-за повышения степени уязвимости нашей территории, но и за счёт появления у противника дополнительных иллюзий относительно эффективности своего превентивного глобального удара и новых соблазнов нанести его.

Самым эффективным ответом на нарастающие угрозы является последовательное наращивание морской мощи России, как военной, так и гражданской её составляющих. В военной части приоритетом, безусловно, должно остаться выполнение программ строительства атомных подводных лодок стратегического назначения и обеспечивающих их боевую службу многоцелевых, поскольку только опасность получить ответный удар может предостеречь нашего вероятного противника от агрессивных авантюр. В то же время с военно-морских сил не снимаются и их традиционные задачи по береговой охране, поддержке действий сухопутных войск, охране государственных границ и морских коммуникаций. Это требует сбалансированности флота и по его родам, и по размещению. В этой связи актуальной становится задача по созданию новых крупных военно-морских баз в Арктической зоне России.

В необходимости этого убеждает и наш собственный опыт Великой Отечественной войны. Широко известны героическая оборона от немецко-фашистских захватчиков Кольского полуострова, морские сражения в Баренцевом море, Арктические конвои союзников. Но в те же годы не менее драматические и героические события происходили в Карском море. Немецкому командованию удалось создать на островах Франца-Иосифа, Визе, Подкова, Новая Земля базы для своих подводных лодок и системно проводить минирование устьев рек Обь и Енисей, проливов, соединяющих моря Карское, Баренцево и Лаптевых, регулярно атаковать конвои судов на трассе Северного морского пути. Автономность авиации и подводного флота, надёжность систем связи в те времена были несопоставимы с нынешними, но урон нашей экономике, военному и гражданскому флоту был нанесён огромный.

Сегодня значение этого района Арктики для всей нашей страны многократно возросло. Именно здесь, на Ямале, Гыдане и Таймыре расположены крупнейшие предприятия горнодобывающей и нефтегазовой промышленности, энергетики. Поэтому в районе Енисейского залива необходима новая военно-морская база, обеспечивающая, с одной стороны, защиту созданных огромными усилиями промышленных комплексов, а с другой – выход стратегических ракетоносцев в Северный Ледовитый океан. Вторая база должна быть размещена в Восточном секторе Арктики. Обе они не потеряют своего значения и в случае, если глобальное потепление сменится похолоданием, поскольку ледовые покровы будут только способствовать скрытности действий подводного флота России.

***

Нет лучше способа подкрепить и дипломатическую, и оборонную составляющие защиты национальных интересов России в Арктике, чем усиление экономической активности, наше постоянное деловое, не праздное присутствие в регионе.

Надо сказать, что на протяжении всей истории Российского государства при мощном покровительстве и протекционизме властей шло непрерывное освоение и заселение северных окраин страны. Особенно быстрое развитие Арктическая зона получила в годы Советской власти, когда здесь были созданы не имеющие аналогов на планете крупнейшие предприятия горнодобывающей и нефтегазовой, лесной и деревообрабатывающей, рыбной и пищевой промышленности, судостроения и судоремонта, энергетики, транспортно-логистические комплексы. И сегодня она вносит существенный вклад в экономику страны, обеспечивая четыре пятых добычи газа, треть улова рыбы, большую часть производства цветных и благородных металлов, лесопродукции, сырья для чёрной металлургии и химической промышленности. По показателям валового внутреннего продукта, добавленной стоимости и экспортной продукции на душу населения макрорегион занимает верхние строки в Российской Федерации.

В то же время многие арктические районы субъектов Федерации до сих пор находятся в крайне депрессивном состоянии после рыночных реформ. Оно и понятно, ведь ранее системообразующие для них предприятия создавались не по критериям их рыночной эффективности, а исходя из необходимости самообеспечения страны всеми видами ресурсов в условиях всевозможных санкций и ограничений, наложенных на Советский Союз геополитическими противниками с самого начала его существования. Брошенные на произвол рыночной стихии, они, где быстрее, где в затянувшейся агонии, были разорены и обанкротились, породив вокруг себя множество социальных проблем. Относительно устойчиво работает только небольшое число крупных предприятий, специализирующихся на добыче и первичной переработке таких видов природных ресурсов, мировые рынки которых исторически сложились как олигопольные с небольшим числом товаропроизводителей. Отдельными оазисами благополучия они расположены в некоторых районах Арктической зоны.

Груз накопленных за четверть века народнохозяйственных проблем велик. Они требуют незамедлительного решения, особенно с учётом новых возможностей в Арктике, с одной стороны, и геополитических угроз – с другой.

Именно поэтому Арктическая зона является одним из немногих макрорегионов российской Федерации, развитие которых определяется специально разработанными документами стратегического планирования. Сформулированные в них национальные интересы, приоритеты, цели и индикаторы их достижения определяют будущий облик российской Арктики. В качестве механизма реализации стратегических задач утверждена Государственная программа «Социально-экономическое развитие Арктической зоны Российской Федерации». В своей последней редакции она включает три подпрограммы, посвящённые формированию опорных зон развития в арктических субъектах Федерации; обеспечению функционирования Северного морского пути; созданию новых подотраслей машиностроения для освоения минерально-сырьевых ресурсов Арктики. Кроме того, в четырнадцати других государственных и восьми федеральных целевых программах, направленных на решение общегосударственных или отраслевых проблем, содержатся значимые мероприятия, которые будут реализовываться в Арктической зоне.

Надо отметить, что и срок действия Госпрограммы развития российской Арктики – до 2025 года, и выделяемые на её реализацию средства федерального бюджета – порядка 200 млрд. руб. – невелики. Но важно то, что впервые в постсоветской России Арктическая зона стала предметом особого внимания, выделена в качестве самостоятельного объекта управления и статистического учёта. Выполнение Госпрограммы в полном объёме станет небольшим, но плацдармом для дальнейшего более масштабного развития макрорегиона.

В этой связи особого внимания заслуживает программное решение о создании специальных опорных зон развития в арктических субъектах Федерации. В отсутствие финансовых возможностей для сплошного комплексного социально-экономического развития всего макрорегиона именно они выступят в роли центров организации транспортного обслуживания и социальной жизни на огромных северных пространствах, образуют каркас фундамента поддержки новых инвестиционных проектов в высоких широтах. Каждая опорная зона будет представлять собой самостоятельный объект планирования – комплексный долгосрочный проект, включающий в себя отдельные промышленные, сельскохозяйственные, логистические и социальные проекты. Конкретный набор намечаемых к реализации проектов в разных опорных зонах индивидуален в зависимости от складывающейся в том или ином субъекте Федерации ситуации и наборе потребностей и возможностей. Так, в Воркутинской опорной зоне планируется ввод новых мощностей в угледобыче взамен выбывающих, усиление геологоразведочных работ на металлические и неметаллические полезные ископаемые с целью отраслевой диверсификации экономики, развитие функций транспортно-логистического центра для Северного Урала и Тимано-Печорской нефтегазовой провинции, реконструкция систем жизнеобеспечения. Чукотская опорная зона сориентирована на реализацию проектов в области развития морского, авиационного и автомобильного транспорта, горнодобывающей промышленности, традиционных отраслей сельского хозяйства.

Надо особо отметить, что создание опорных зон развития в новейшей управленческой практике – дело новое. Само это понятие имеет собственное содержание, не совпадающее со смыслом ставших уже традиционными «территорий опережающего развития» или «особых экономических зон». Опорные зоны развития, выступая в качестве комплексных проектов, при необходимости будут включать в себя и те, и другие, равно как и иные инструменты, повышающие привлекательность инвестиционных проектов. Новизна дела требует незамедлительного принятия специального федерального закона. Его проект подготовлен, но, как водится в последние годы, погребён в недрах правительственного аппарата.

С точки зрения отраслевой Госпрограмма предусматривает модернизацию и ускоренное развитие в Арктической зоне рыбодобывающей, рыбоперерабатывающей промышленности и аквакультуры; судостроения и судоремонта; деревообработки; арктического туризма; традиционных для Севера отраслей сельского хозяйства; здравоохранения и образования с использованием технологий телемедицины и дистанционных систем обучения. Но почти две трети всех запланированных к реализации проектов приходится на геологоразведку, добычу и первичную переработку полезных ископаемых.

Авангардную роль будет играть нефтегазовый комплекс: главные в стране центры добычи углеводородов последовательно смещаются с Крайнего Севера за Полярный круг. В рамках Ямало-Ненецкой опорной зоны продолжится освоение месторождений на Ямале, на очереди – Гыданский полуостров. Предстоит увеличение объёмов геологоразведочных и добычных работ в Тимано-Печорской нефтегазоносной провинции в Ненецкой и Воркутинской опорных зонах, на севере Красноярского края в Таймыро-Туруханской опорной зоне. Принципиально новый этап в развитии отечественной нефтяной и газовой промышленности с точки зрения техники, технологии, организации производства начался с освоением месторождений арктического шельфа. Эта работа будет продолжаться во всё более расширяющемся масштабе. Уже сегодня ПАО «Газпром» и ПАО «НК Роснефть» получили лицензии на право пользования десятками нефтегазоносных участков на побережье всех омывающих берега России морей Северного Ледовитого океана – от Баренцева на западе до Чукотского на востоке. Получены и первые хорошие результаты развёрнутых геологоразведочных работ, например, на участках Хатангский и Хара-Тумус шельфа моря Лаптевых.

Что касается добычи твёрдых полезных ископаемых, то Госпрограммой предусмотрена реализация ряда проектов по модернизации действующих производств и наращиванию минерально-сырьевой базы для них в Кольской, Воркутинской, Таймыро-Туруханской, Северо-Якутской и Чукотской опорных зонах развития. Планируется и организация новых предприятий по добыче угля, цветных, благородных и редкоземельных металлов.

Главным проблемным вопросом для развития природно-ресурсного комплекса Арктической зоны России остаётся недостаточная геологическая изученность этого громадного и до сих пор труднодоступного макрорегиона страны, особенно его восточной части – от Енисея до Берингова пролива. Решение этого вопроса возможно через возврат к трёхстадийной системе планирования и проведения геологоразведочных работ. В этой схеме первая стадия – региональные работы, целью которых является не открытие конкретных месторождений, а общегеологическое изучение территории и выявление перспективных на те или иные полезные ископаемые площадей или провинций – должна осуществляться за счёт средств государства. Проведение же следующих стадий работ – поиск месторождений на выявленных перспективных площадях и их разведку – целесообразно возложить на недропользователей за счёт их собственных средств или, в особо сложных условиях, на принципах государственно-частного партнёрства. Естественно, платежи за недропользование и условия выдачи лицензий на стадию поиска должны быть значительно более льготными, чем на стадию разведки уже опоискованных месторождений. Такая ранее существовавшая и хорошо себя зарекомендовавшая схема позволила бы стимулировать интерес частных компаний, в том числе малого и среднего бизнеса, к вложению средств в геологоразведку. Источником средств для финансирования государственной доли работ могут послужить отчисления части природоресурсных налогов и платежей в специальный фонд геологического изучения территории страны. Здесь можно провести прямую аналогию с дорожными фондами. В своё время от них отказались, но деградация дорожного хозяйства почти до крайней черты заставила восстановить и федеральный, и региональные дорожные фонды. В геологии ситуация полностью идентична.

Есть все основания полагать, что при правильной постановке дела по изучению недр прибрежные районы и шельф арктических морей станут надёжной минерально-сырьевой базой для народного хозяйства России в XXI веке. В то же время необходимо отчётливо понимать, что все виды природных ресурсов на планете конечны и их использование должно быть крайне рачительным. В этой связи настало время законодательными решениями полностью прекратить вывоз из страны тех видов сырья, использование которых будет определять научно-технический прогресс уже в ближайшее время, - например, редкоземельных металлов и элементов, некоторых цветных металлов. В случае если такое сырьё не находит пока спроса на внутреннем рынке, его месторождения должны быть просто зачислены в государственный резерв. К сожалению, в силу сложившегося в последнюю четверть века механизма вхождения России в систему мирохозяйственных связей, сегодня рано ставить вопрос о количественных ограничениях экспорта традиционных продуктов отечественной добывающей промышленности. Но необходимо прекратить хотя бы стимулирование его наращивания. Речь идёт, к примеру, о льготных режимах налогообложения на территориях опережающего развития, создаваемых сейчас на Дальнем Востоке специально для добычи предназначенных для экспортных поставок угля, руд цветных и чёрных металлов, других полезных ископаемых. Их организация бессмысленна и там, и даже в более сложной для освоения Арктической зоне Российской Федерации. Ведь, при практически нулевых доходах государства от принадлежащих всему народу природных ресурсов, в финале мы получим только снижение цен на них за счёт усиления конкуренции со своими же производителями из других регионов страны на мировых рынках – и лунные пейзажи отработанных карьеров. Стоит ли лишать будущие поколения россиян ресурсов ради галочек в отчётах об увеличении физических объёмов валового национального продукта? Нет, конечно. Вот почему минерально-сырьевой потенциал российской Арктики должен использоваться по мере государственной необходимости или созревания такой мировой рыночной конъюнктуры, когда эксплуатация месторождений частным капиталом обеспечивает выплату в бюджет всех положенных рентных платежей. Как известно, в настоящее время они имеют форму налога на добычу полезных ископаемых. Надо взять за правило, что никто и никогда не может быть освобождён от этого налога без крайней государственной нужды. В этом смысл общенародной собственности на недра.

***

В сознании большинства россиян слова «Арктика» и «Северный морской путь» уже давно стали почти синонимами. Это вполне объяснимо, ведь героическое освоение морских просторов высоких широт для крайне необходимой транспортной связи запада и востока страны стало одним из значимых достижений Русской цивилизации. Но до самого последнего времени Северный морской путь был, по сути дела, каботажной трассой с очень сложной в организационном отношении схемой караванной проводки судов в своём восточном секторе. Использование его в таком виде в качестве международной транзитной транспортной магистрали было, прямо скажем, маловероятной фантазией. Грузоотправителям требуется надёжный постоянно действующий путь, а не сезонный с зависящими от ледовой обстановки сроками навигации.

Ситуация коренным образом изменилась с активным освоением нефтегазовых месторождений Ямала и строительством в Обской губе двух новых морских портов для отгрузки сжиженного газа и сырой нефти – Сабетта и Новый Порт. Создаваемая газовиками и нефтяниками грузовая база уже сегодня требует ежесуточной отправки судов из этих портов по Северному морскому пути. Причём движение должно быть организовано как на запад, так и на восток. Если к этому добавить увеличивающийся в связи с геологическим изучением шельфа и созданием опорных зон развития в Арктике поток традиционных грузов, становится ясно, что Северный морской путь должен приобрести новое качество. Образно говоря, он должен превратиться в подвижный, но постоянно действующий канал в морских льдах. Именно в этом качестве наша арктическая морская магистраль одновременно с удовлетворением потребностей отечественного народного хозяйства может стать привлекательной для европейских и азиатских грузоотправителей.

Такая задача – дело инновационное, по степени сложности не имеющее аналогов в мировой практике. В рамках Госпрограммы развития Арктической зоны Российской Федерации начато создание материальной базы для её решения. Строятся три мощных атомных ледокола, проектируется их новая, ещё более технически совершенная и энерговооружённая серия. Проводятся мероприятия по повышению надёжности и степени освещённости арктических морей гидрометеорологическими данными. Планируется ввод в эксплуатацию модернизированной ледово-информационной системы «Север» и ледостойкой самодвижущейся платформы «Северный полюс» с размещённым на ней современным исследовательским комплексом. Готовятся к запуску спутники для обеспечения надёжной связи в самых северных широтах. По заказам работающих в Арктике российских компаний запущено строительство дизель-электрических ледоколов для обслуживания подходов к морским портам и устьям судоходных рек, серий морских судов ледового класса дедвейтом от 40 до 120 тыс. тонн для перевозки контейнеров, негабаритных грузов, нефти, сжиженного газа, начата их эксплуатация. Реализуется и целый ряд других важных программных мероприятий. В совокупности они дадут Северному морскому пути новое качество транспортной магистрали мирового уровня.

Но для полнокровного его функционирования необходимо не только обустроить собственно морской путь, но и самым существенным образом укрепить береговую инфраструктуру. Прежде всего, речь идёт о портовом хозяйстве. Программными документами по Арктике предусмотрена реконструкция морских портов Диксон, Тикси, Певек и Провидения. С ростом объёмов перевозок по Северному морскому пути новые возможности для развития получат наши главные океанские центры – Мурманск и Петропавловск-Камчатский. В них предполагается организовать логистические хабы для перегрузки контейнеров и наливных грузов с судов ледового класса на обычные и наоборот. Такой комбинированный способ перевозок на разных участках межконтинентальных трасс разными типами кораблей экономически пока наиболее обоснован. Важнейшим шагом не столько макрорегионального, сколько общегосударственного значения станет создание в западной части российской Арктики новых морских портов с подводящими железнодорожными линиями в Архангельске, Индиге, Усть-Каре и Беломорске. Необходимость их создания вытекает в том числе из складывающихся геополитических обстоятельств. Как известно, с распадом Советского Союза целый ряд крупных портов на Балтике, к которым с 1860-х годов на протяжении почти полувека строились железнодорожные линии из Центральной России для экспортно-импортных операций, оказался за рубежами нашего государства. Для компенсации потерянных логистических мощностей в последние два десятилетия значительное развитие получили морские порты восточной части Финского залива – от Усть-Луги до Выборга. Но ни действующие, ни потенциальные возможности этой группы портов не в состоянии переработать весь нарастающий грузопоток, и его существенная часть направляется конечным потребителям через транспортные системы теперь уже иностранных и далеко не дружественных нам государств. Таким образом, российский Балтийский транспортный узел и по мощности недостаточен, и уязвим для всякого рода санкций и блокад. Вот почему есть настоятельная необходимость в новых портах в Европейской части страны с прямым выходом в океан. Их можно создать только на арктическом побережье. Здесь уместно провести прямую аналогию с событиями времён Первой мировой войны. Тогда блокада германским флотом заливов Балтийского моря отрезала Россию от союзников, и срочно было принято решение о строительстве в тяжелейших военных условиях морского порта в Кольском заливе и железной дороги Петрозаводск-Мурманск.

Наиболее масштабным проектом развития арктической морской портовой инфраструктуры является строительство многофункциональных глубоководных портов в районе Архангельска и в Индиге с двумя новыми подводящими железнодорожными линиями. Первая из них – Белкомур – по маршруту Соликамск – Сыктывкар – Вендига – Карпогоры – Архангельск обеспечит прямой доступ промышленной продукции предприятий Урала к океанскому побережью. Вторая линия Индига – Сосногорск с дальнейшим выходом через Ивдель на планируемую к сооружению Северо-Сибирскую железнодорожную магистраль создаст новый транспортный коридор для экспортно-импортных грузов Сибири. Обе линии имеют выходы на действующую Северную дорогу и будут использоваться для экспорта части угля и углеводородов, добываемых в Воркуте и на Ямале. Таким образом, грузовую базу для вновь создаваемых глубоководных морских портов составит промышленная и сельскохозяйственная продукция собственно арктических Архангельской, Ненецкой, частично Ямало-Ненецкой и Воркутинской опорных зон, а также Урала и Сибири. Её прогнозный объём превосходит планируемые мощности глубоководных портов Архангельска и Индиги и потребует переадресовки части грузов в Мурманск и российские порты на Балтике. Расчётная стоимость обоих проектов создания новых арктических портов и железнодорожных подводящих к ним линий велика, составляет порядка половины триллиона рублей для каждого. Но сравнительно быстрая окупаемость делает их привлекательными для инвесторов, и уже прорабатываются вопросы финансирования строительства Белкомура и Архангельского порта на условиях концессии. На очереди – Индига.

***

Динамика развития геополитических событий, связанные с этим усилия по укреплению обороноспособности наших северных рубежей, планы по развитию Арктической зоны Российской Федерации настоятельно выдвигают в повестку дня вопрос о необходимости создания сквозной от Мурманска до Анадыря Трансарктической железнодорожной магистрали. На первый взгляд, на сегодняшний день такой проект кажется нереальным. Но более детальное рассмотрение показывает его осуществимость в ближайшие десять-двенадцать лет. В самом деле, связь Мурманска с Северной железной дорогой уже существует (Мурманск – Беломорск – Обозёрская – Коноша). Реконструкция с увеличением провозных возможностей Северной железной дороги от Коноши до Лабытнанги предусмотрена инвестиционными программами ОАО «Российские железные дороги». Строительство нового участка Лабытнанги – Коротчаево начинается в рамках одобренного специальной межведомственной рабочей группой правительства России проекта «Северный широтный ход». Его финансирование будет осуществляться совместно правительством Ямало-Ненецкого автономного округа, ОАО «Российские железные дороги», ПАО «Газпром» с использованием механизмов государственно-частного партнёрства в форме концессии. По такой же схеме с участием заинтересованных компаний нефтегазового сектора, горнодобывающей промышленности, энергетики вполне реально построить и следующий участок от Коротчаево до Игарки и Дудинки. Это уже половина пути. А дальше – на восток, к минерагеническим провинциям месторождений платины, меди, никеля и кобальта Восточного Таймыра, алмазов и редкоземельных элементов северо-западной Якутии, цветных и благородных металлов северо-востока Якутии и Чукотки.

Трансарктическая железнодорожная магистраль станет опорным хребтом для намечаемых к строительству линий Белкомур, Индига – Сосногорск, Воркута – Усть-Кара, Обская – Бованенково – Сабета, значительно повысит эффективность использования меридианных внутренних водных путей по рекам Обь, Енисей, Хатанга, Анабар, Лена, Яна, Индигирка, Колыма для обеспечения жизнедеятельности материковых районов Арктики и Крайнего Севера. Как показывает опыт создания Западно-Сибирского нефтегазодобывающего территориально-производственного комплекса, кратно снизятся затраты на освоение месторождений углеводородов и твёрдых полезных ископаемых шельфа и побережья морей Северного Ледовитого океана. Ещё больше, чем в экономическом плане, трансарктическая магистраль будет иметь значение для обеспечения обороны северных рубежей, связанности и политической целостности Российской Федерации.

Госпрограммой развития Арктической зоны России, кроме развития внутренней автодорожной сети в опорных зонах, предусматривается и строительство межрегиональных дорог федерального значения. В качестве наиболее важных из них можно выделить Нарьян-Мар – Усинск и Колыма – Омсукчан – Омолон – Анадырь.

Необходимо особо отметить, что развитие в Арктике железнодорожного и автомобильного транспорта не является альтернативой морскому. Напротив, снимая с него небольшую часть нагрузки по логистическому обслуживанию внутренней жизни макрорегиона, они значительно усиливают экспортную и транзитную функции Северного морского пути, обеспечивая надёжность работы береговой инфраструктуры, способствуя созданию для него новой грузовой базы.

Разреженность пространства с точки зрения размещения поселений предопределяет особое значение для Арктики воздушного транспорта. Однако малая авиация, обслуживающая небольшие населённые пункты, находится в крайне запущенном состоянии. Эксплуатируются использующие дорогостоящее топливо морально и физически устаревшие летательные аппараты, рейсы выполняются нерегулярно, цены на билеты запредельны с точки зрения платёжеспособности населения, ежегодно прекращают своё существование многие местные аэропорты и авиаплощадки. Зачастую транспортные связи северных посёлков с остальным миром восстанавливаются только с наступлением сильных холодов, когда открываются ледовые переправы через реки и автозимники.

Такое положение дальше становится нестерпимым. Вот почему, несмотря на то, что в последней редакции Госпрограммы развития Арктической зоны Российской Федерации ещё и чернила не высохли, необходимо уже сейчас дополнять её специальным разделом о Полярной авиации. Она должна включить в себя и порядок отнесения воздушных линий к социально-значимым, субсидируемым; и план восстановления и принципы финансирования содержания местных аэропортов и площадок; и программу разработки и выпуска новой авиационной техники.

***

Развитие Арктической зоны окажет позитивное влияние на экономическое состояние других макрорегионов России, обеспечивая их предприятия углеводородным и минеральным сырьём, создавая транспортные возможности для выхода на рынки произведённых ими товаров. Но реализация арктических проектов приведёт ещё к одному важному последствию: макрорегион сам становится крупнейшим потребителем продукции высоких технологий. Потребуются отвечающие особым условиям работы в экстремальном климате надёжные средства связи и автоматизации производственных процессов, экономичные автономные энергоисточники, подводные и подземные роботы, беспилотные транспортные средства и множество других новейших материалов, приборов, устройств, машин и механизмов. Всё это может быть создано только с использованием возможностей шестого технологического уклада. Таким образом, Арктика рождает спрос на продукцию производств нового уклада. Это важнейший стимул для активизации работы научных центров, реконструкции на новейшей технологической основе всего транссибирского промышленного пояса от Урала до Владивостока.

В этом контексте особенно важно развитие транспортного машиностроения. К сожалению, на сегодняшний момент все его подотрасли далеко не удовлетворяют потребности страны даже в стандартных моделях транспортных средств, не говоря уже о специальном арктическом исполнении.

Если атомные ледоколы для Северного морского пути строятся на отечественных судоверфях, то почти все дизель-электрические, а также танкеры и сухогрузы ледового класса заказываются в Южной Корее, Германии или Финляндии. Закупки подвижного состава для высокоскоростных железных дорог сориентированы на немецкие образцы. Автомобильная техника высокой проходимости в северном исполнении выпускается не серийно, а мелкими партиями. Но в особенно тяжёлой ситуации находится авиапарк местных воздушных линий. Старые испытанные «рабочие лошадки» внутрирегиональных авиаперевозок – самолёты АН-2 и АН-24 – доживают свой век. Последние экземпляры этих выдающихся по конструкции и исполнению машин вырабатывают остатки своего индивидуального ресурса. Им на смену приходит разношёрстная импортная рухлядь.

В качестве причин отсталости отечественного транспортного машиностроения обычно называют перезагрузку производственных мощностей оборонными заказами, недостаток рабочих и инженерных кадров, отсутствие технологических компетенций. Но на самом деле это не причины, а объяснения. Ведь если нет свободных мощностей – надо строить новые заводы, нет кадров – необходимо их готовить, нет технологий – их можно купить, одновременно создавая отечественные. Причиной же является отсутствие в стране системы стратегического планирования и промышленной политики, выделения в их рамках главных приоритетов.

Достройка общенационального каркаса транспортных магистралей, в том числе арктических, создание с опорой на возможности шестого технологического уклада современной индустрии транспортных средств, обеспечивающей основные потребности страны их собственным производством, не могут не быть одним из таких приоритетов. Для гигантской по территории России это такой же важности задачи с точки зрения обеспечения единства, целостности и безопасности государства, как постоянное поддержание боеспособности вооружённых сил. Наш собственный опыт показывает, что они вполне решаемы. Достаточно вспомнить, что в 1880-е годы царской Россией строилось по две тысячи километров железных дорог в год; что в 1930-е годы в стране, буквально на пустом месте, были созданы автомобильная и авиационная промышленность; что в тяжелейшие годы Великой Отечественной войны были построены и успешно работали десятки новых авиазаводов, модели выпускаемых самолётов менялись каждые полгода и было достигнуто полное превосходство над противником не только по количеству, но и по качеству летательных аппаратов; что вплоть до начала 1970-х годов продукция советского автопрома была вполне конкурентоспособна на мировом рынке; что первый в мире атомный ледокол был построен отечественным судопромом; что вышедший на линию Москва – Ленинград ещё в 1974 году наш электропоезд ЭР-200 имел скоростные характеристики, вполне сопоставимые с современным импортным «Сапсаном». Можно привести ещё множество примеров из истории промышленности и транспорта. Они все подтвердят общий вывод, что при наличии политической воли и концентрации усилий можно решить самые сложные задачи. А сегодня развитие транспорта и транспортного машиностроения выдвигаются в число самых первоочередных. Вот где должна быть истинная сфера применения всевозможных особых экономических зон, территорий опережающего развития и других механизмов стимулирования инвестиций, а не в добыче полезных ископаемых или отвёрточной сборке импортного ширпотреба.

Что касается специального транспорта в северном исполнении, то для России самой судьбой уготована необходимость стать лидером в производстве всех его видов в мировом разделении труда. Размещение же предприятий общего, специального и транспортного машиностроения в существующих, а при необходимости и вновь создаваемых промышленных центрах Урала, юга Сибири и Дальнего Востока даст мощный стимул для желаемого сдвига экономической активности в восточные регионы страны.

***

При всей важности других, ключевым всё-таки является вопрос о Человеке в Арктике: кто и почему продолжит дело её освоения в современной буржуазной России. Вопрос этот далеко не праздный, ведь начавшийся в первые же годы реформ процесс обезлюдивания северов продолжается и доныне. Разорение и гибель предприятий, брошенных в реформенное время на произвол судьбы, привели к обнищанию людей, деградации социальной сферы, запустению городов и посёлков. Конечно, и во многих других районах страны есть аналогичные проблемы. Но на Севере они гораздо острее. Из-за крайней дороговизны жизни в экстремальных природно-климатических и экономико-географических условиях здесь в значительно меньшей степени, чем в целом по России, доходы населения соотносятся с прожиточным минимумом. Возможности для развития малого бизнеса ограничены из-за повышенных издержек любого производства на северах и, как следствие, низкой конкурентоспособности большинства видов своей продукции перед привозной. Дороговизна и деградация транспорта обусловливают низкую динамику перемещения людей для поиска новой работы, учёбы, повышения квалификации. Переезд к новому месту жительства зачастую просто невозможен из-за отсутствия средств на покупку жилья, когда продажа имеющегося не может служить их источником в условиях полного отсутствия спроса на дома и квартиры в арктических населённых пунктах. Образуется замкнутый круг безысходности. Не будет преувеличением сказать, что в ряде районов Крайнего Севера происходит одичание жизни, а главным источником существования людей становятся те или иные формы бюджетной поддержки или примитивная самозанятость: охота, рыбалка, сбор дикоросов, случайные заработки.

Есть в Арктической зоне и относительно благополучные, и даже передовые в социально-экономическом отношении районы и целые субъекты Федерации. К их числу относятся крупные города с многопрофильным хозяйством, моногорода с предприятиями военно-промышленного комплекса, зоны деятельности горнодобывающих и нефтегазовых компаний.

Но в целом острота социальных проблем в северных районах страны, куда кроме Арктической зоны относятся Крайний Север и приравненные к нему местности, не снижается с течением времени. Старая советская система материальных стимулов давно превратилась в архаику и продолжает существовать лишь в качестве политической демонстрации заботы государства о северянах. Нормативные положения о государственных гарантиях льгот и компенсаций в более или менее полном объёме применяются только в отраслях бюджетной сферы. Да и здесь это применение во многом формально. Так, районные коэффициенты к заработной плате уже давно утратили свою функцию полной компенсации удорожания стоимости жизни, а абсолютная величина северных надбавок настолько мала, что никак не может служить стимулом к закреплению кадров. И те, и другие начисляются, чтобы хоть как-то прикрыть бедность бюджетников. Что касается бизнеса, то малые и средние предприятия из-за низкого уровня доходов в условиях жёсткой конкуренции с привозной продукцией и услугами не в состоянии взять на себя ещё и выполнение государственных, по сути своей, гарантий и льгот. Крупные же компании выстраивают собственные корпоративные системы оплаты труда, по своему усмотрению трактуя те или иные нормативные положения.

И на государственном уровне, и в общественном сознании уже давно существует понимание необходимости разработки и законодательного закрепления новой системы льгот и гарантий для северян, отвечающей рыночным реалиям. Но даже не череда политических событий или экономических кризисов, а сама сложность проблемы послужила препятствием для принятия уже явно перезревших решений. Ведь надо из множества несводимых к единому измерителю критериев отнесения тех или иных территорий к Арктике, Крайнему Северу и приравненным к нему районам выбрать один. С учётом разнообразных медико-биологических и иных факторов установить оптимальный и обоснованный набор льгот и преференций для северян, разработать методики измерения их стоимостного эквивалента. Разнести ответственность за соблюдение установленных норм между государством и бизнесом, организовать систему контроля над их соблюдением, найти источники финансирования новых бюджетных обязательств. Есть и много практических вопросов. Например, как компенсировать рост удорожания стоимости жизни: через увеличение выплат или посредством особого контроля над ценами на потребительском рынке, в том числе путём организации государственного завоза жизненно-важных товаров в районы с ограниченными сроками их доставки? Специальных решений требует и социальная проблематика коренных малочисленных народов Севера. Надо признать, наконец, что к их традиционным занятиям и промыслам неприменим чисто рыночный подход. Здесь требуются особые системы заготовок и закупочных цен.

Конечно, Север есть Север, и здесь не бывает простых задач. Но при всей их сложности нельзя откладывать принятие решений. А сейчас ситуация другая: при подготовке Госпрограммы развития Арктики подспудно полагалось, что рост экономики сам по себе снимет остроту социальных проблем за счёт увеличения доходов населения. На практике выяснилось, что это не так. Бизнес не может развиваться без рабочей силы, а человек не может воспроизводить свою способность к труду без должного уровня доходов, который не обеспечивает бизнес. Круг замыкается. Надо вовремя рубить «гордиевы узлы» проблем.

До сих пор не стихают дискуссии по поводу того, целесообразно ли дальнейшее содержание небольших городов и посёлков, созданных в советский период освоения Арктической зоны и Крайнего Севера, не лучше ли их ликвидировать и в дальнейшем использовать исключительно вахтовый метод работы. Очевидно, что правильный ответ заключается в том, что судьбу каждого населённого пункта надо решать в зависимости от перспектив расположенных там производств, особенно если хозяйство моноотраслевое. Но при любых конъюнктурных обстоятельствах надо оберегать и поддерживать все существующие поселения, выполняющие административные и логистические функции. Они должны быть выдвинутыми вперёд аванпостами в Арктике, осуществлять роль организаторов экономического, социального и культурного пространства. Поэтому в новых документах стратегического планирования необходимы специальные программы поддержки таких больших и малых арктических центров с точки зрения ликвидации аварийного и ветхого жилья, развития коммунального хозяйства, создания в них объектов здравоохранения и образования, обслуживающих всю окружающую территорию на основе новых телекоммуникационных технологий.

Непосредственно же при реализации удалённых инвестиционных проектов лучше использовать вахтовый метод. Уже накопленный опыт показал, что наиболее эффективны и безопасны для здоровья людей вахты в пределах одного часового пояса. Это означает, что центры формирования коллективов вахтовиков должны быть в южных районах Урала, Сибири, Дальнего Востока. Таким образом, транссибирский промышленный пояс станет тыловой опорой российской Арктики не только с точки зрения обмена ресурсами, но и в человеческом измерении.

Конечно, вахтовый метод имеет множество недостатков. Но его использование оправдано не только с экономической точки зрения, но и как инструмент формирования ценных личностных качеств человека. Арктика требует высокого уровня профессиональной подготовки, умения работать в коллективе, развитого чувства долга и ответственности, собранности и дисциплинированности, доведённой до автоматизма взаимовыручки. Эти ценные качества, приобретённые человеком на Севере, остаются с ним на всю жизнь.

***

После распада Советского Союза Россия стала ещё более северной страной, чем когда-либо в своей истории. Наверное, лучше всех это понимают космонавты, наблюдая с огромных расстояний, как держава наша приютилась на самой макушке Земли у Северного полюса. Разнообразная деятельность в Арктике уже стала нашей повседневностью, а не каким-то отдалённым эпическим явлением. По факту это давно так, достаточно посмотреть ресурсные и финансовые балансы страны. Постепенно приходит и осознание, что не только настоящее, но и будущее государства напрямую зависит от состояния дел на российском Севере. Вот почему должна быть продолжена работа по выработке и, самое главное, практической реализации стратегических и тактических решений по его динамичному развитию. Это особенно важно в условиях нарастания претензий наших геополитических соперников на доминирование в Арктике.

Некоторые могут возразить, что сегодня Россия не имеет финансовых ресурсов для экономического, логистического и военного укрепления позиций в столь отдалённом, сложном и ресурсоёмком макрорегионе. На самом деле, об этом смешно и говорить, когда наша страна уже четверть века является финансовым донором всего мира, а львиная доля вывозимых из России средств рождается именно на отечественных северах. Надо развернуть обратно могучие эти финансовые потоки и их мелкие ручейки. Как это сделать – давно известно и из теоретических разработок многих наших экономистов, и из опыта других стран. Нужна только политическая воля к изменению действующего сейчас в России компрадорского хозяйственного механизма.

Россия. Арктика. СФО. ДФО > Госбюджет, налоги, цены > zavtra.ru, 7 февраля 2018 > № 2487819 Вячеслав Штыров


Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 7 февраля 2018 > № 2487801 Андрей Фефелов

Кто и зачем обвиняет СССР в Холокосте?

Игорь Шишкин о многолетней кампании по пересмотру итогов Второй Мировой войны

Андрей Фефелов Игорь Шишкин

Андрей ФЕФЕЛОВ. Игорь Сергеевич, недавно в Москве при самом «высоком» присутствии была открыта так называемая «Стена скорби». Её сразу же стали называть «Стеной плача». В ходе обсуждения этой темы я вдруг понял странную вещь: само это название – «Стена плача», и некие сопутствующие факторы говорят о том, что на нас собираются повесить не только весь груз кошмаров двадцатого века, но и конкретно Холокост. У них получается, что виноват не только Гитлер, но и Сталин, равно виноват, а дальше уже подводят к тому, что виноват только Сталин, потому что Гитлер, может быть, является уже некой жертвой…

Игорь ШИШКИН. Производным.

Андрей ФЕФЕЛОВ. Да. И это звучит из уст матёрых либералов, что не было бы Сталина, Октябрьской революции, не было бы Гитлера.

Игорь ШИШКИН. Буквально недавно Жириновский заявил, что не было бы Октябрьской революции – не было бы Второй мировой войны, не было бы Гитлера, а значит, следующий шаг, не было бы и Холокоста.

Андрей ФЕФЕЛОВ. Выстраивается странная логика, по которой Россия будет виновата во всём. И как «вишенка на торте» – советские войска, которые ценой своей жизни освобождали территорию Восточной Европы и концлагеря, где томились евреи, вдруг становятся палаческими, оккупационными. А в целом «тоталитарный» Советский Союз является ответственным за Холокост. Следите за руками, что называется, такой фокус. Этот идеологический рефрейминг – переоформление смыслов, происходит на наших глазах.

Игорь ШИШКИН. Единственное, с чем не согласен, это с тем, что речь идёт о «вишенке на торте». По-моему, это не «вишенка на торте», это цель всей программы по пересмотру итогов и смысла Второй мировой войны. Хотя, казалось бы, действительно, полная дикость. Все мы понимаем, что именно благодаря победе Советского Союза еврейская нация не была полностью уничтожена. Причём это прекрасно понимаем не только мы. В Израиле демонстративно именно 9 мая отмечают как День Победы. Не 8 мая, на «европейский манер», а именно 9 мая, понимая, что именно в этот день Советский Союз спас евреев. Кроме того, Международный день Холокоста приурочен к освобождению Освенцима Советской армией. Ведь можно было выбрать любую другую дату, но именно по настоянию еврейских организаций была выбрана именно эта. Что совершенно логично. И вдруг обвинить в Холокосте Россию, Советский Союз? Казалось бы, дикость!

Андрей ФЕФЕЛОВ. Вроде бы никто напрямую сейчас пока не обвиняет, но к этому как-то очень быстро подводят.

Игорь ШИШКИН. Нет, здесь я не согласен. Мне понравилась ваша публикация о связи «Стены скорби» и обвинении России в Холокосте. Я считаю, что этот мемориал – как раз один из этапов программы по обвинению России, Советского Союза в Холокосте.

Андрей ФЕФЕЛОВ. Есть такая тонкость: в ходе жёсткой сталинской модернизации 1930-х годов, когда происходила ротация элиты, пострадало очень много представителей еврейской национальности. Это люди, которые пришли в партию ещё до революции, так называемая «ленинская гвардия». И отсюда коннотация «Стены скорби», «Стены плача» с представителями еврейского народа, которые попали в жернова истории, сами были одно время палачами, вершителями судеб, а потом сами же стали «лагерной пылью», жертвами. История развивается парадоксально, всё это мы знаем, но нам пытаются подсунуть смысл, что мы ставим такой памятник одновременно и пострадавшим во время сталинских репрессий евреям. Но когда речь идёт о Холокосте – это гораздо более серьёзная история.

Игорь Шишкин. Конечно! Там действительно было много пострадавших, но по той простой причине, что в элите евреев было очень много. Когда началась чистка, то в процентном отношении, соответственно, и большой процент.

Андрей ФЕФЕЛОВ. В начале 1930-х годов ходила шутка: «Чем Сталин напоминает Моисея и чем отличается от него? Моисей вывел евреев из Египта, а Сталин из Политбюро». То есть такая русификация партии.

Игорь ШИШКИН. Я бы этого не сказал, достаточно вспомнить того же Кагановича. Поэтому здесь чьи-то игры могут быть, но это не то самое обвинение в Холокосте. А то, что оно не звучит, это не так. Звучит уже открытым текстом. Буквально месяц назад министр обороны Польши господин Мацеревич обвинил Советский Союз как раз в Холокосте! Вот прямая цитата: «В мире всё ещё нет осознания, а стоит это, наконец, осознать, что не было бы Холокоста, если бы не пакт Молотова-Риббентропа, не было бы этого преступления, которое по сей день является символом Второй мировой войны».

Да, конечно, после того, как он сделал это заявление, в российских СМИ прошла кампания «художественного свиста». Смеха было более чем достаточно. Мацеревича объявляли параноиком, говорили, что место ему в сумасшедшем доме, то есть в выражениях никто не стеснялся. Помимо оскорблений в его адрес, были такие перлы в нашей прессе…

Андрей ФЕФЕЛОВ. И при этом неожиданно так, бочком-бочком, в центр Москвы приехала «Стена скорби» – «Стена плача».

Игорь ШИШКИН. Совершенно верно. Я всё же приведу пример. О чём у нас только ни писали. Например: «В мире существует консенсус, что Советский Союз не отвечает за Холокост, а спас евреев от Холокоста».

«Только евреи способны выступить здесь в роли третейских судей. Конечно, это риторический вопрос – согласны евреи с мнением министра обороны Польши или нет. Категорически не согласны».

«Новый Нюрнберг России угрожает не больше, чем война с марсианами».

То есть проблемы нет, есть один сумасшедший.

Андрей ФЕФЕЛОВ. Эти комментарии – классическое открывание пресловутых «Окон Овертона». То есть мы выставили эту проблему на дискуссию.

Игорь ШИШКИН. Осмеяли, но при этом вбросили в общественное поле.

Андрей ФЕФЕЛОВ. До этого мы имели дело с аксиомами, а тут всё это представляется как дискуссионный вопрос. И вроде бы комментаторы на правильной стороне, но сам факт дискуссии – он поражает.

Игорь ШИШКИН. Во-первых, поражает сам факт дискуссии, а во-вторых, очень легкомысленное отношение комментаторов к вопросу. Дело в том, что сколько угодно можно смеяться над Мацеревичем, но он вбросил в общественное сознание, причём на официальном уровне, тему «Советский Союз – виновник Холокоста». Он что, один такой сумасшедший? К сожалению, нет.

Андрей ФЕФЕЛОВ. Кстати, после вброса этой истории, я уже сам начинаю думать: «А ведь Польша тоже пакт заключала, пакт заключали западные страны, Мюнхенский сговор и т.д. Значит, они тоже виноваты в Холокосте». То есть я начинаю эту историю «разминать» и анализировать. Это очень серьёзное заявление, и его надо рассматривать очень серьёзно, я с этим согласен.

Игорь ШИШКИН. Так вот насчёт того, что это не один параноик. Заявление председателя еврейской общины Литвы, которое он сделал на торжественном приёме, устроенном президентом Литвы, в присутствии президента.

«Этот пакт, а иначе говоря, сталинско-гитлеровский сговор, который произошёл 70 лет назад, открыл путь советской оккупации и Холокосту. В Европе из-за этого были жестоко убиты шесть миллионов евреев».

Прямое обвинение Советского Союза в убийстве шести миллионов евреев!

Берём Германию. Некий директор института культурологии города Эссен, господин Легеви: «Холокост стал возможен только из-за молчаливой позиции Советского Союза»

А что, у нас этого нет? Если покопаться, то выясняется, что информационная почва готовилась уже не один год. Есть такой историк Солонин. Специализируется на «открытии правды» о Великой Отечественной войне. Конечно же, это такая «жуткая правда». Мы устроили войну, мы же её проиграли, потом, правда, каким-то странным образом оказались в Берлине, но это тоже наше преступление. Он написал огромную статью, чтобы развеять миф о том, что еврейская нация была спасена благодаря победе Советского Союза. Доводы у него фантастические. Например, как можно объявлять Днём Холокоста освобождение Освенцима, какое это имеет отношение к спасению евреев? Когда советские войска туда ворвались, там не осталось в живых почти ни одного еврея. Вот такие, оказывается, спасители.

Андрей ФЕФЕЛОВ. Виноваты! Очень медленно шли, наверное.

Игорь ШИШКИН. Виноваты, да. А перед этим очень быстро бежали. Вот, смотрите, какая цитата: «В июне 1941 года территорию Западной Белоруссии стремительно отступавшая Красная Армия покинула в течение первых четырёх-пяти дней. Результат оказался вполне предсказуемым: в Бресте до войны проживало 25 тысяч евреев, до освобождения дожило 19 человек»

Оказывается, почему в Бресте уничтожили всех евреев? А потому, что Красная Армия драпанула. Вот вам и ответ, кто виноват. Драп Красной Армии и медленное наступление в 1944 году. Думаете, Солонин один такой? На Украине издаются теперь статьи, в которых рассказывается о том, что Бабий Яр и всё остальное – это опять преступление Советского Союза. Вдумайтесь, что пишет украинская пресса.

«Даже в начале сентября 1941 года официальная пропаганда трубила, что Киев есть, был и будет советским, поэтому евреи не спешили эвакуироваться, а некоторые даже вернулись в родной город, чтобы успеть попасть в Бабий Яр»

Вот почему там бандеровцы по приказу немцев расстреливали евреев! Оказывается, советская пропаганда убедила их вернуться туда.

Андрей ФЕФЕЛОВ. Я употребляю всякие иностранные слова – рефрейминг или газлайтинг – попытку навязать человеку вину за то, что он не делал вообще. Создать синдром вины, комплекс на пустом месте, переложить с больной головы на здоровую.

Ведь в Киеве сегодня попали в серьёзную вилку. Все эти «херои» середины двадцатого века запятнали себя близким сотрудничеством с немцами. Я бы сказал, это люди, которые служили, как цепные псы, и их не особо жаловали хозяева, иногда просто пристреливали. Они совершали «чёрную», кошмарную работу, были палачами. В том числе и в Белоруссии наследили, это мы всё знаем. Вот один из палачей киевского еврейства, некто Орлик. Сейчас ему доску повесили в Киеве, так вот украинцы говорят, что это не тот Орлик. Были два Орлика. Один ловил евреев и расстреливал их в Бабьем Яру, а другой, хороший, – боролся за независимость и пострадал от гестапо. И в честь таких деятелей называются улицы. Но нельзя раздвоиться и оправдать тех, кто призывал Гитлера, радовался ему. «Украина без евреев и москалей» – всё это уже зафиксировано, но, тем не менее, поскольку существует такой современный медийный подход, этот рефрейминг, газлайтинг, то такие публикации будут всё чаще и чаще попадаться. Особенно у тех, кто реально чувствует свою вину. Потому что современные наследники бандеровцев постоянно себя проявляют, подчёркивают свою преемственность, не зря сегодняшних карателей тоже называют бандеровцами.

Игорь ШИШКИН. Переложить чувство вины на другого – это понятно, но здесь есть ещё одна интересная штука. Весь это бред украинский, бандеровский, он был опубликован, перепечатан на сайте радио «Свобода», которое контролируется и финансируется правительством Соединённых Штатов. В Литве, например, тоже есть большая заинтересованность в том, чтобы переложить с больной головы на здоровую. Потому что, как мы знаем, в Литве уже к ноябрю-декабрю 1941 года было уничтожено поголовно почти всё местное еврейство. Там было, примерно, 250 тысяч человек, из них около 180 тысяч к ноябрю было перебито. Причём местными активистами. Кстати, это название официальное, они так и назывались «Литовский фронт активистов». Вот этот «Литовский фронт активистов» после 22 июня поднял восстание в тылу Советской армии. Он был создан немцами, немецкой агентурой, и сразу же приступил к «окончательному решению еврейского вопроса». Поэтому им теперь, конечно же, удобно объявлять, что виновен Советский Союз.

Здесь нужно сделать небольшое отступление и признать, что определённая доля вины Советского Союза была. Потому что когда у нас говорят про депортацию 1940-1941 гг., да ещё имеют неосторожность или глупость за неё каяться, нужно признать: НКВД сработало плохо. Если бы сработало хорошо, то вся эта мразь из «Литовского фронта активистов», будущие палачи и диверсанты, которые стреляли в спину советским солдатам, перерезали линии связи, взрывали мосты, они еще до 22 июня должны были быть все уничтожены.

Так вот, литовцы, как и нынешние бандеровские наследники, заинтересованы. В этом году на сайте литовского МИДа был опубликован красочный плакат к очередной годовщине пакта Молотова-Риббентропа, и там перечень, к чему этот пакт привёл: развязал Вторую мировую войну, развязал Холокост, открыл путь к оккупации малых народов Европы. Казалось бы, литовская инициатива, но, оказывается, этот материал был подготовлен Группой по стратегическим коммуникациям Евросоюза. В 2014- 2015 годах Евросоюз под лозунгом борьбы с фейковыми новостями из России, с российской дезинформацией, создал такую структуру. И то, что появилось на сайте Литвы, это делает Брюссель. Брюссель вешает плакат, где написано «Пакт Молотова-Риббентропа – Холокост». Так что нельзя сказать, что это делают только наследники бандеровцев, «лесных братьев» или литовских активистов.

Андрей ФЕФЕЛОВ. То есть речь идёт о некой программе, идеологическом формате, который последовательно, шаг за шагом, методически продавливается и навязывается сейчас на Западе. И не только на Западе.

Игорь ШИШКИН. Да, не только на Западе, и именно продавливается. Здесь нужно понять, что последние лет пятнадцать идёт широкомасштабная кампания по пересмотру смысла Второй мировой войны. Объявить Советский Союз равно ответственным за Вторую мировую с гитлеровской Германией. Так вот я утверждаю, что смысла в этой кампании не было бы, если бы нас не обвинили в Холокосте. По одной простой причине – Вторая мировая война официально объявляется войной с абсолютным злом. Для нас, понятно, почему - это тотальное уничтожение мирного населения, колоссальные потери, к нам пришло абсолютное зло, которое намеревалось нас уничтожить. Почему и война называлась Отечественной, в народном сознании в том числе. А для Запада, для самой Европы? Вторая мировая война для них, в общем-то, обычная войнушка. Чем она принципиально отличается от других войн? Да ничем, на первый взгляд. Первая мировая война для них действительно катастрофа. Это у них болит до сих пор. А Вторая мировая воспринимается совсем иначе. Я приведу просто пару цифр для сравнения. Франция в Первую мировую войну потеряла почти полтора миллиона убитыми, ещё больше было тяжелораненых и искалеченных. Потери Второй мировой войны – 600 тысяч.

Андрей ФЕФЕЛОВ. Причём часть – на германском восточном фронте.

Игорь ШИШКИН. Да, естественно, сюда входят павшие на восточном фронте. Я просто напомню, что самые отчаянные защитники Рейхстага – это французские эсэсовцы, и они входят в эти 600 тысяч. И то в два с лишним раза меньше, чем в Первую мировую.

Великобритания в Первую мировую войну потеряла 700 тысяч, во Вторую – 380 тысяч. Разница колоссальная, правильно? А есть ещё одна интересная цифирь, по которой выходит, что среди европейских народов 86 процентов потерь – это потери тех, кто воевал с Гитлером вместе. Только 14 процентов европейских потерь – это потери тех, кто боролся с гитлеровским режимом. И вот тут сразу встаёт вопрос – а как же тогда это представить как борьбу с абсолютным злом и победу над ним? Что отличает? А отличает только Холокост. Поэтому на Западе в дискурсе Второй мировой войны главная роль отводится Холокосту, истреблению евреев. Вот что делает эту войну исключительной по сравнению со всеми остальными. Для них это была обычная война, к тому же война, в которой они проиграли. Что же, они себя будут считать абсолютным злом? Поэтому без Холокоста Вторая мировая в европейском сознании это – вообще ничто. Поэтому если Европа, Запад упорно навязывают нам, что мы отвечаем за эту войну, и при этом не повесят на нас Холокост, то за что мы отвечаем-то? Так, чепуха, мелочи жизни по сравнению с Первой мировой войной. Поэтому кампания по пересмотру смысла Второй мировой войны без обвинения России в Холокосте была бы бессмысленна, её бы не стоило и затевать. И раз эта кампания идёт, обвинение будет. И будет идти именно вот так, пошагово. Они же понимают, что белое представить чёрным очень нелегко. Ещё лет пятнадцать назад объявить, что Советский Союз развязал войну, что коммунизм и нацизм – одно и то же, было дикостью. А теперь пошагово приучают общественное сознание. Сначала один профессор, потом другой, потом собирается группа интеллектуалов и пишет письмо, воззвание, что нужно осудить жертвы тоталитарных режимов в целом.

Андрей ФЕФЕЛОВ. Потом Митрополит Русской православной церкви...

Игорь ШИШКИН. Совершенно верно. Кстати, очень интересная вещь. Кто впервые официально обвинил Советский Союз в начале Второй мировой войны? Польша в 2009 году. Поляки вдруг ни с того ни с сего, через столько лет после начала войны, для себя совершили величайшее историческое открытие, что 17 сентября 1939 года Советский Союз совершил агрессию против Польши. До этого никогда это агрессией не называлось. И это сразу же заклеймили специальной резолюцией Сейма, где было написано, что Вторая мировая война началась 1 сентября с нападения Германии на Польшу и 17 сентября – России. Мы тогда это проигнорировали, российская Госдума тогда даже официально заявила, что не будет опускаться до спора по поводу такой дури. И вот сейчас, по странному стечению обстоятельств, первая, кто официально обвиняет Россию в Холокосте, это Польша.

Андрей ФЕФЕЛОВ. Это же всё делается не ради прошлого, а ради настоящего и будущего. То, что в 2009 году появилась такая историческая реминисценция, это тоже не случайно. 2008 год помним, перед этим Мюнхенская речь. Когда началась какая-то кристаллизация России, включилось это историческое оружие против нас – идеи рефрейминга истории, идеи глобальной фальсификации.

Игорь Шишкин. Ключевой вопрос: почему это всё делается? Это ни в коем случае нельзя представлять так, что вдруг, ни с того ни с сего, все в мире увлеклись историческими темами. Причём именно Второй мировой войной. Политиками всегда движут интересы. И почему именно в это время? Да, было противостояние Советский Союз – Запад. Мы их обвиняли в том, что они себя не очень хорошо вели, они, соответственно, точно так же, но это всё было на периферии. На официальном уровне никто и никогда не ставил под сомнение антигитлеровскую коалицию. В 90-е этого тоже не делалось, потому что смысла не было, так как считалось, что Россия побеждена, чего с ней возиться. Но к началу 2000-х Россия вдруг стала возвращаться на мировую арену. И не в прихожую, а сразу в лидеры. И тут возникла настоятельная, стратегическая необходимость перевести Россию, Советский Союз из держав-победителей в разряд держав-побеждённых. Вот откуда это пошло. И поэтому тогда началась массированная кампания, призванная доказать, что на самом деле Вторая мировая война – это была война свободного мира во главе с англосаксами против тоталитаризма, устроили её два тоталитарных режима. Но чтобы победить один, худшее зло, свободному миру пришлось на какое-то время объединиться со вторым. Потому что эти два злодея, на счастье демократии и либеральных ценностей, между собой поссорились.

Андрей ФЕФЕЛОВ. Но в массовом сознании, в пропаганде, второй аспект не особо подчёркивается: «Ну, были на востоке какие-то орды, воевали, но мы, великие демократии, повергли этого тирана Гитлера». Сейчас выходит фильм «Черчилль». Я читал синопсис: там нет никакого Советского Союза, там есть великий Черчилль, и вместе с Рузвельтом они пробивают эту стену, создают новую реальность, новую Европу.

Игорь ШИШКИН. Так вот, первая часть новой концепции Второй мировой войны – это то, что победили они, что уже вбито в общественное сознание. В той же Франции, по опросам, большинство считает, что гитлеровскую Германию победили англосаксы. А вторая часть, которая ещё не внедрена в массовое сознание, но на уровне элиты, на уровне официальных концепций это уже вбито, что там, на востоке, был такой же подельник Гитлера, просто они поссорились. И поэтому завершением Второй мировой войны нужно считать 91-й год, который окончательно освободил планету от тоталитарных режимов. Теперь ежегодно 23 августа, в день подписания пакта Молотова-Риббентропа, в Европе официально отмечается «День памяти жертв сталинизма и нацизма». В США этот день официально отмечается как «День чёрной ленты», день, который положил начало Второй мировой войне. Так что это уже сделано. Да, пока на уровне президентов великих держав об этом не говорится, но рангом ниже уже совершенно обыденно говорят, что Сталин с Гитлером развязали Вторую мировую войну.

Андрей ФЕФЕЛОВ. Интересно, что столь необходимый тогда пакт Молотова-Риббентропа, который отодвинул для Советского Союза начало войны, не сделал фашистскую Германию и Советский Союз союзниками. Но сейчас идёт фальсификация. Это постоянно подчёркивается, причём людьми, казалось бы, образованными, но ангажированными либеральной, прозападной частью. Они говорят, что – да, мы же были союзники. И этот абсурд нарастает.

Игорь ШИШКИН. Конечно, это постоянно внушается. Сначала нужно было вбить, что ответственность равная, а затем, раз ответственность равная, значит, нужно осудить. И вот тут начинается следующий этап. В 2011 году в Варшаве принимается декларация о том, что необходимо осудить преступления тоталитарных режимов в целом. Проходит несколько лет, и в 2015 году министры юстиции стран Евросоюза выступают с инициативой о том, что нужно создать межгосударственный трибунал по расследованию преступлений коммунистических тоталитарных режимов. Причём мы же все понимаем, что речь идёт не о Китае, на скамью подсудимых собираются посадить Советский Союз. И тогда открыто в официальных документах пишется понятие Нюрнберг-2. Был Нюрнберг-1, осудили преступления нацизма, теперь Нюрнберг-2, осудить преступления Советского Союза, равно ответственного за войну. А если ответственность равная, то какие преступления в европейском сознании могут быть признаны? Только Холокост. Устраивать Нюрнберг-2, не обвинив Советский Союз в Холокосте, смысла нет. А идёт именно так, пошагово. Сначала вбросы, потом на уровне учёных, потом общественных деятелей, затем третьестепенных стран, а потом уже международных организаций. И вот сейчас мы видим по Холокосту, что переходят уже на официальный этап, я имею в виду заявление министра.

Андрей ФЕФЕЛОВ. Здесь я бы хотел подчеркнуть, что в том самом 2011 году, просто «случайно», так совпало, в России была принята программа десталинизации, где была прописана эта история с созданием мемориала, увековечивание памяти жертв политических репрессий. Но по сути дела речь шла именно о сталинских репрессиях. Речь шла не о царских репрессиях или ельцинских, только о сталинских. И, кстати говоря, это не только в Москве, это целая программа создания по всей стране довольно страшных сооружений. В Екатеринбурге есть монумент по проекту Эрнста Неизвестного, так называемые «лица скорби». Какие-то кошмарные маски, из которых вместо слёз льются человеческие черепа. Решили такой подарок Екатеринбургу преподнести наши либерализаторы.

Инициировал программу десталинизации Михаил Федотов – человек, который возглавляет Совет по правам человека. А другой советник, человек значительного положения, Сергей Караганов, прямо заявил, что поскольку Россия является правопреемницей Советского Союза, то она обязана в силу этого ставить подобные монументы. Потому что отвечает за действия, совершённые в Советском Союзе. Получается следующее: на Западе существует очень мощная линия, которая каким-то образом прорастает здесь. И всё это ведёт действительно к тому, чтобы объявить Советский Союз международным преступником, который развязал наравне с Гитлером Вторую мировую войну, который виноват, в том числе, и в Холокосте. И Россия как правопреемница Советского Союза должна платить за преступления, совершённые Советским Союзом, поскольку есть определённая логика – вы совершили преступления, вы платите. Потому что есть правопреемство и ответственность, о которой говорил Сергей Караганов. Получается интересная вещь: Путин совершает некие прорывы, а карусель советников по сути дела работает на международную кошмарную систему, которая хочет Россию изолировать и создать условия, при которых она будет платить контрибуции и идти на колоссальные уступки. Возможно, она просто должна будет устраниться с международной арены, возможно, перестать быть единым государством, поскольку такие же страшные вещи, мы за них ответственны!

Игорь ШИШКИН. Вы обратили внимание на совпадение. В 2011 году выходит Варшавская декларация, где говорится о тоталитарных режимах и их преступлениях. По странному стечению обстоятельств, в том же году Совет по правам человека, а главным закопёрщиком там выступал, конечно же, Сергей Караганов – главный идейный вдохновитель всего этого, готовит программу, где впервые предлагается открыть «Стену скорби». Но не только это. В Варшавской декларации предлагалось осудить тоталитарные режимы в целом, а что мы читаем в Концепции, подготовленной нашими либералами? А там говорится, что вся Европа была жертвой, вся Европа была виновата в трагедиях двадцатого века: в двух мировых войнах, в «двух тоталитаризмах» и т.д.

То есть в Варшавской декларации говорится, что «два тоталитаризма» – это главная беда и нужно осудить, и здесь вдруг совершенно случайно объявляется, что Европа пострадала от «двух тоталитаризмов», и мы за это несём равную с ними ответственность. Вроде бы такая формулировка красивая, что мы тоже в чём-то виноваты, а ведь фактически здесь на одну доску ставится Советский Союз и гитлеровская Германия. И это в документе, подготовленном, по странному стечению обстоятельств, тогда же, когда с этой инициативой выступили в Варшаве министры юстиции. «Стена скорби» уже реализовывалась в рамках Концепции по примирению, осуждению преступлений, утверждённой не президентом, а правительством РФ. И когда была принята эта Концепция? В 2015 году. Именно в этом году уже предлагается провести судебный трибунал Нюрнберг-2 над коммунистическим тоталитаризмом, и опять, по совершенно случайному стечению обстоятельств, идея 2011 года реализуется в принятую правительством концепцию, в рамках которой и строится это сооружение. Почему я и говорю, что это звенья одной цепи. А это означает, что, как и на Западе, где сначала провозгласили Нюрнберг-2, а затем началась кампания по внедрению в общественное сознание темы, что Россия ответственна за Холокост, так и у нас происходит то же самое, просто на полшага позже. У нас пока подходят к теме Нюрнберг-2, а следом придут и к Холокосту. Коготок увяз – всей птичке пропасть. Если встаёшь на позицию пересмотра смысла Второй мировой войны, что два тоталитарных режима – равная ответственность, то уйти от того, что Советский Союз виновен за Холокост, не получится. Вот чем занимаются эти господа.

Андрей ФЕФЕЛОВ. Вдова Солженицына на открытии этой самой «Стены скорби» ничтоже сумняшеся говорит: «Надо их простить, конечно». Кстати, она не говорит, что надо простить Солженицына, покаяться, она не думает каяться за деяния своего муженька, это понятное дело, как они могут каяться за что-то, все вокруг виноваты, а они никогда. Но она сказала фразу: «Прежде чем простить, надо осудить». Мол, мы простим, но сначала осудим, оно имеет тоже разные коннотации, и в том числе и Нюрнберг-2, который активно продавливают на Западе.

Игорь ШИШКИН. Так они тоже говорят: «Мы же понимаем, что большинства этих людей уже в живых нет, но мы должны осознать. А для того, чтобы осознать, понять и простить, мы сначала зло должны назвать злом и осудить его». То есть здесь смысловые совпадения прямо один в один.

Андрей ФЕФЕЛОВ. Вся эта история разворачивается на фоне колоссальной информационной русофобской кампании, развязанной Западом. Это по сути один процесс, когда идёт огромный информационный накат на Россию, её демонизация, диффамация лидера, и параллельно накачиваются идеи вот этого Нюрнберга-2. Как бы всё это не слиплось в одно. Фактически уже слипается суд над Россией. То, что говорят сейчас про современную Россию, это вроде бы не связано с историей напрямую, говорят про современность, про вопросы, связанные с Украиной, Сирией, обвиняют в каком-то жестоком штурме Алеппо и т.д. Но, так или иначе, тема Нюрнберга-2 над Советским Союзом, над коммунизмом, она как-то очень органично перетекает в тему суда над Россией вообще. А, может быть, над исторической, сверхисторической Россией, вообще над русским народом, цивилизацией. То, что сейчас течёт по медийным каналам, а тем более, неформальным, по всяким социальным сетям, это действительно касается уже не только государства российского, а вообще русской цивилизации, русского народа, русского характера. Всё как-то выстраивается, и очень тревожно, что вся эта антисистема вкручена сюда, внутрь. Это не где-то там за рубежом, а прямо здесь, вокруг нас, в центре Москвы.

Игорь ШИШКИН. Единственное, с чем я не согласен, это с формулировкой. Вы говорите, как бы это не слиплось в одно целое. Нам всем нужно понять, что эти, казалось бы, разрозненные действия направлены на одну цель, и за ними стоит очень жёсткий стратегический интерес наших геополитических противников. В первую очередь, Соединённых Штатов. И этот интерес никуда не денется, и они будут его продавливать, и они его уже вбрасывают применительно, как Вы правильно говорите, к оценке современной России. Если сталинизм и нацизм – два сапога пара, то Советский Союз такое же фашистское государство, как и гитлеровская Германия. Мы сейчас правопродолжатели Советского Союза, наш президент делает заявление о том, что распад СССР – величайшая катастрофа двадцатого века. Что из этого следует? Что современная Россия – это сохранившая тоталитарная система, угроза всему человечеству. И это опять не пустые рассуждения. Вот буквально совсем недавно американский сенатор Рон Уайден делает заявление, в котором говорится: «Фашистское руководство России с энтузиазмом подрывает нашу демократию». То есть наше руководство объявляется фашистским. В общественное сознание давно внедрено, что Вторая мировая – борьба с абсолютным злом – фашизмом. И вот оно, новое обличье абсолютного зла, с которым свободный мир сражался – раньше внедрялось понятие «сталинизм», теперь «путинизм», новая форма фашистского государства, которое угрожает свободному миру.

И еще: весной этого года на Мальте собираются лидеры Европейской народной партии, можно сказать, правящей партии Евросоюза, и говорят, что главной угрозой либеральным ценностям и свободам является Российская Федерация. А на днях Тереза Мэй заявила, что свободному миру угрожает тоталитарная Россия. Всё это вроде бы отдельными кусочками, но складывается воедино. Здесь не хватает только одного пазла – что эта самая тоталитарная Россия ещё и уничтожила шесть миллионов евреев. И тут как чёртик из табакерки выскакивает Мацеревич и уже произносит это на официальном уровне. А у нас к этому уже всё подготовлено. Что это был период такого же тоталитаризма, как в гитлеровской Германии, что это был совершенно преступный период, что мы должны отречься, тот самый Караганов делает заявления о том, что вся Россия – это большая Катынь. Ни много, ни мало. Как же здесь быть? Германию спасли методом денацификации. Так и нас. И дело не в деньгах, которые с нас потребуют, потребуют гораздо серьёзнее. Мы должны будем каяться-каяться, заглаживать вину перед всем человечеством.

Андрей ФЕФЕЛОВ. Оскопление сознания. Немцы же прошли через это. Сначала их хотели стерилизовать физически, был такой план, но решили, так сказать, оскопить духовно. И дело здесь не в приверженности идеям гитлеризма или нацизма, а в том, что степень давления и манипуляций, которая была проявлена в отношении немцев, она даёт о себе знать и сейчас.

Интересный момент выстраивается. Когда Советский Союз вывел свои войска из Европы, туда пришли войска НАТО. Туда пришли американские войска, будем говорить прямо. Это оккупационные силы США пришли в Европу. Мы не войска вывели, мы разрушили собственную концепцию истории, и сюда вошла концепция западная, со всей терминологией, со всеми штампами, со всеми перекосами, со всеми фейками. Вот они взяли и перенесли её сюда, вместе с Солженицыным, который на хромой козе сюда приехал, включая выражения «большой террор» и пр. Естественно, «большой террор» был не в Бенгалии, а Дрезден, Хиросима – это всё маленькие эксцессы. А у нас «большой террор», тоталитаризм. Всё это нам навязали, включили, и эта концепция здесь живёт и пухнет, её обслуживают люди до сих пор. Их довольно-таки большое число, они живут и кидают в топочку уголёк. Есть, например, в Москве филиал Центра Карнеги, и там включаются какие-то газовые конфорки и начинается: «Одиннадцать миллионов жертв сталинского режима», всё это разгорается, потом выключается на время, потом опять включается по каким-то сигналам. Вся эта система контролируется и обслуживается.

Есть робкие попытки власти что-то противопоставить, например, создать единый учебник истории. Это попытка предложить свою концепцию истории. Но не получается, опять съезжает. Такое впечатление, что есть такая яма, и мы пытаемся её объехать, но всё равно скатываемся, поскольку яма очень большая была вырыта.

Без решения этих насущных задач России не выжить, потому что та система, та гидра, которая работает извне, имеет здесь очень мощный филиал, и, по сути, работает машина, которая Россию в эту яму заталкивает. С одной стороны, руки опускаются, потому что видишь – работает эта бетономешалка гигантская, с Холокостом, с ГУЛАГом, со всем вместе, такой Бессмертный ГУЛАГ у них действует. Но при этом власть то ли занята другими вещами, то ли считает это неважным, то ли уступает этим мощнейшим механизмам, которые были здесь специально построены, чтобы подавить общественное сознание и включить Россию в зону проигрыша, в зону капитуляции.

Игорь ШИШКИН. Согласен, самое главное – понять, что все эти так называемые исторические нападки, рассуждения, дискуссии связаны не с историей, идёт схватка за наше будущее. Схватка за то, чтобы у нас будущего не было, чтобы нас не было. Вот главная цель всех этих исторических изысканий – лишить Россию будущего. Но я лично не смотрю на это так печально. В 1990-е годы они вообще всем здесь заправляли, и что, получилось? В начале 2000-х власти пришлось объявить, что патриотизм – это главная ценность, а ведь в 1990-е из каждого утюга неслось, что более гнусного понятия, чем патриотизм, не существует. Если в 1990-е и где-то до середины 2000-х слово «русский» в центральных СМИ употреблялось только в сочетании «русский фашист» и «русская мафия», то затем на выборах три партии у нас шли под официальным лозунгом «Сделаем русских государствообразующим этносом». Да, они этого не сделали, но им понадобилось это в свои программы вписать. И те, что на Мальте собрались, признают, что мы, даже в нынешнем положении, являемся главной угрозой их либеральным ценностям. Поэтому сказать, что они нас переварили, нельзя, но это не значит, что нужно сказать: «О, мы такие великие!» и всё. Надо осознать, что идёт попытка лишить нас будущего, и нужно этому противодействовать.

Андрей ФЕФЕЛОВ. Система очень серьёзна, она обслуживается, воспроизводится, финансируется, идёт методичная работа. И, казалось бы, с этим не справиться, но есть один фактор, это – народ. Наши противники по каким-то причинам считают, что народа нет, что его не нужно брать в расчёт. Но за свою жизнь я понял, что народ есть. Даже когда ещё не понял, я знал, что он есть, и этот народ разберётся во всём. Вот этот манипулируемый, нищий во многом, дурашливый где-то, смотрящий или не смотрящий телевизор, слушающий какие-то иностранные голоса, всё равно в массе своей, в общей целостности, он всё видит и понимает, всё, что происходит. Вот это потрясающий эффект. Поэтому надежда большая на русский народ. И я даже думаю, что поскольку народ всё знает и всё может, он просто нуждается в укреплении. Мы должны не объяснять что-то, а просто помогать всем выжить, в том числе и вдохновлять на дальнейшие шаги.

Игорь ШИШКИН. Да, русский народ и это переварит, не такое переваривали, но из этого не следует, что нужно стоять в стороне и ждать, когда это произойдёт. Каждый на своём месте должен просто-напросто делать то, что он должен, а не ожидать, что это сделает кто-то другой. Что вот возьмёт сейчас Путин и продавит, наконец, другой учебник, что хороший царь всё сделает. Чтобы это произошло, чтобы появилась идея этого единого учебника, должно быть народное сопротивление. Сейчас единый учебник идёт, но медленно, почему? Мы малоактивны. Они активны во всём. Да, у них больше возможностей, ресурсов, но нас самих больше. И это наша земля.

Андрей ФЕФЕЛОВ. Игорь Сергеевич, спасибо за беседу!

Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 7 февраля 2018 > № 2487801 Андрей Фефелов


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter