Всего новостей: 2223404, выбрано 27571 за 0.122 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Евросоюз. США. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 6 сентября 2017 > № 2298750 Федор Лукьянов

Атлантический дрейф. Что означает для России отдаление Европы от США

Федор Лукьянов

Что такое «стратегическая автономия» Европы, четко никто сформулировать не может. Энтузиасты говорят о наращивании возможностей реагировать на кризисы в непосредственной близости. Но кризисы по периметру Евросоюза – это не локальные заварушки, их масштаб таков, что они вовлекают крупнейшие военные державы региона и даже мира

В отношениях России и Европейского союза всегда присутствовал – когда-то более, когда-то менее зримо – третий участник – Соединенные Штаты. Роль Вашингтона могла меняться, но неизменно оставалась существенной. И сейчас от него зависит много, ведь под вопросом характер грядущих отношений между двумя берегами Атлантики.

Политические рамки отношений России и евроатлантического сообщества зафиксированы двадцать лет назад – в мае и ноябре 1997-го. Формально они в силе по сей день, хотя фактически являются наследием ушедшей эпохи: Основополагающий акт Россия – НАТО, Соглашение о партнерстве и сотрудничестве с Европейским союзом, пакет договоренностей с Украиной – соглашение по базированию Черноморского флота (кстати, в соответствии с изначальным текстом он должен был покинуть Крым 28 мая 2017 года) и «большой» договор – о дружбе, сотрудничестве и партнерстве (ратифицированы в конце 1998-го).

Формально Североатлантический блок и Евросоюз всегда подчеркивали принципиальную разницу между ними. На деле обе организации с 1950-х годов служили опорами атлантической системы сдерживания и безопасности, которой после упразднения СССР попробовали охватить весь континент.

Двадцать лет назад в Европе сложилась модель отношений России с ведущими западными державами, которая должна была прийти на смену разделу Старого Света эпохи холодной войны. В ее основе лежало признание Москвой факта, что центр новой Европы – в Брюсселе, а Россия станет аффилированным участником этой НАТО/ЕС-центричной «большой Европы», сохраняя некоторые особые привилегии в отношениях с соседними странами.

Фатальной оказалась тема соседей – украинский сюжет взорвал всю конструкцию, которая, правда, зашаталась намного раньше. Логика «большой Европы» привилегий не предусматривала, она исходила из постепенного распространения единой нормативной базы на восток, будь то в виде полноценного или ассоциативного членства (России не предлагалось ни того ни другого, но имелось в виду, что она как-то впишется в «Европу Брюсселя»). Тут, правда, возникло противоречие между политико-экономическим (Евросоюз) и военно-политическим (НАТО) компонентами. Расширение ЕС могло быть латентным, без формального изменения статуса (на что и было нацелено Восточное партнерство), в то время как Североатлантический альянс паллиативов не предусматривал – либо полноправный участник с гарантиями, либо нечто непонятное.

И Грузия-2008, и тем более Украина-2014 возникли из клубка противоречий, но детонатором послужил вопрос расширения евроатлантических институтов. Характерно, что если в грузинском случае ключевую роль сыграло стремление в НАТО, то на Украине еще более разрушительный эффект имело сближение с Европейским союзом, теоретически вопросами безопасности не занимающимся. Однако восприятие «атлантического мира» как единого конгломерата, меняющего обличие для различных оказий, укоренилось прочно.

Экскурс в историю важен для понимания того, что может происходить дальше между Россией и ЕС. Одним из главных факторов будет то, что случится в трансатлантических отношениях. А там явные сдвиги.

Взгляд Трампа на Европу не прихоть, а продолжение (в присущей ему утрированной форме) логики, которая проявлялась с начала ХХI столетия. Примечательна статья «Европе пора платить. Почему Дональд Трамп прав по поводу НАТО» в свежем номере Foreign Affairs профессора-международника Майкла Мандельбаума, никак не относящегося к единомышленникам президента. Упреки в адрес европейских союзников, скупых на оборонные расходы, разочарование в способности Евросоюза решать политические проблемы прилегающего периметра, малый интерес США к приоритетам европейской политики, перенос внимания на Азию – все это было при обоих предшественниках Трампа. При Буше в явной, при Обаме в завуалированной форме.

Экс-магнат, конечно, добавил своего. Европа, особенно Германия, воспринимается прежде всего не как союзник, а как рыночный конкурент. Знаменитая статья 5 Устава НАТО о коллективной обороне – не ценностная близость, а услуга, предоставляемая на определенных условиях и имеющая цену.

За 30 лет Старый Свет миновал несколько стадий. Европа «западная» (не в географическом, а в политическом смысле) была частью разделенной Европы, североатлантического сообщества и строилась на противостоянии Москве. Последнее служило скрепляющим веществом Запада в целом. Европа «большая» («общеевропейский дом» и прочее) предполагала менее плотный патронат Вашингтона и участие Москвы на второстепенных ролях. С начала 2010-х наступила Европа «кризисная» – сначала кризис валюты евро со всеми вытекающими, потом Украина, беженцы и так далее. Такая Европа погрузилась в решение внутренних проблем, уперлась в пределы экспансионистских устремлений, а российская реакция на события в Киеве позволила вернуться к «западной» схеме – Москва как внешняя опасность и способ консолидации.

Итак, «большая» Европа не состоялась, потому что Москва в нее не вписалась. Но «западная» непрочна, поскольку Россия по объективным параметрам не годится на роль системного противника, как бы ее угрозу ни надували оппоненты. Главное же – в упадке классический атлантизм. Даже самые убежденные его приверженцы не отрицают, что возвращения к status quo ante не будет и после Трампа.

Характеристику для новой Европы еще не придумали. Ее можно назвать «малой» или, если сформулировать более позитивно, «сплоченной», такой, которая вместо расширения впервые сокращается – и буквально (выход одного из государств-членов), и концептуально (аппетит к экспансии резко умерился). Но это и Европа, которая задумывается о внутреннем переустройстве и «стратегической автономии». Слова Ангелы Меркель «прошли те времена, когда мы могли полностью положиться на других» и «европейцы должны взять свою судьбу в свои руки», сказанные после июньской «большой семерки», беспрецедентны. Тем более что прозвучали они из уст в высшей степени атлантического канцлера.

Кстати, настойчивые призывы американских президентов (не только Трампа) раскошелиться на НАТО могут иметь неожиданный эффект. Если немцы за что-то платят, то хотят понимать, на что и как расходуются деньги. Отсюда большая требовательность и к старшему союзнику, которая едва ли его порадует.

Что это означает для России? Сразу можно сказать, чего не будет, – антиамериканской Европы, которая, освободившись от диктата из-за океана, захотела бы объединить континентальные возможности с Москвой. Подобие альянса с Россией могли попробовать только в тесном взаимодействии с США, отдельно Европа видит Россию как опасность и – сознательно либо интуитивно – воспринимает ее как конституирующего Иного. И уж точно не рассматривается модель, с которой аж с горбачевских времен обращается Кремль: давайте строить Европу на равноправных основаниях, как совместное предприятие. Это немедленно приравнивается к зонам влияния, и все.

Однако и поддерживать санкционное единство, как пока удается с 2014 года, будет все сложнее. В Европе все чаще считают, что Соединенные Штаты используют политические инструменты для получения экономических выгод, то есть нерыночного воздействия на конкурентов. Это уже произошло с законом о санкциях в отношении противников США. Многие усмотрели в нем желание переделить европейский газовый рынок в пользу коммерчески неконкурентоспособного американского СПГ, и этот закон, кстати, был инициирован не Трампом, а как раз его противниками.

Подобный курс США приветствуется в Восточной Европе и стимулирует противоречия между частями ЕС. Едва ли Вашингтон сознательно раскалывает Европу, скорее он действует из эгоистических побуждений, не беспокоясь о долгосрочных последствиях. Но эффект налицо. НАТО остается связующим звеном, однако спор о целях и средствах (в том числе финансовых) будет обостряться, останется Трамп или нет.

Что такое «стратегическая автономия» Европы, четко никто сформулировать не может. Энтузиасты говорят о наращивании возможностей реагировать на кризисы в непосредственной близости. В качестве образца приводится французский Иностранный легион, решающий текущие задачи Парижа в Африке. Но неслучайно генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг тут довольно резко объяснил, что Европа сама не в состоянии обеспечить свою безопасность, потому что альянс гарантирует ее не только тем, что размещено в Старом Свете, но и всей своей глобальной мощью.

Кризисы по периметру Евросоюза – это не локальные заварушки, их масштаб таков, что они вовлекают крупнейшие военные державы региона и даже мира. Во всех конкретных точках, интересующих Европу, она наталкивается на интересы и присутствие России (Украина, Сирия, Ливия, теперь еще и Катар) и, естественно, на интересы и присутствие США, хотя они сейчас и размытые.

После завершения проекта «большой Европы» все три его основных компонента пребывают в странном настроении. Ни Россия, ни континентальная Европа, ни Соединенные Штаты не могут, да и не хотят сохранять то, что было. Однако новая концептуальная рамка не возникла, а попытка возродить парадигму холодной войны не работает. Это межеумочное состояние продлится как минимум до тех пор, пока каждый из углов треугольника не обретет внутренний баланс, в первую очередь это касается США, но напрямую относится к России и ЕС накануне неизбежных перемен. В эту комбинацию теперь уже необходимо добавлять обязательного джокера – Китай, он становится точкой отсчета не только в азиатской, но и в евразийской политике. И это окончательный знак, что эра холодной/постхолодной войны завершилась.

Публикация подготовлена в рамках проекта «Европейская безопасность», реализуемого при финансовой поддержке Министерства иностранных дел и по делам Содружества (Великобритания).

Евросоюз. США. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 6 сентября 2017 > № 2298750 Федор Лукьянов


Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции. Агропром > premier.gov.ru, 6 сентября 2017 > № 2297830 Анатолий Артамонов

Встреча Дмитрия Медведева с губернатором Калужской области Анатолием Артамоновым.

Обсуждались вопросы реализации в регионе ряда инвестиционных проектов в сферах промышленности и сельского хозяйства.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Анатолий Дмитриевич, Калужская область известна довольно активными инвестиционными проектами, которые реализуются в самых разных областях, в том числе в промышленности, в сфере высоких технологий, да и в сельском хозяйстве в целом всё развивается. Расскажите о том, какие новые проекты есть, на что они направлены, какое количество рабочих мест создают, с учётом того, что довольно часто вашу область приводят в пример в качестве субъекта, который активно занимается инвестиционной деятельностью.

А.Артамонов: Спасибо большое, Дмитрий Анатольевич, на добром слове. На самом деле мы второй год подряд в промышленности хорошо прибавляем – в прошлом году почти 11% прибавили, сейчас около 13%, я думаю, на этой цифре мы удержимся. Сельское хозяйство – то же самое, особенно молочное производство, мясное производство, компания «Мираторг» к нам пришла. Мы идём по пути строительства роботизированных складов, кстати, очень интересное дело. Приняли специальную программу, называется «100 роботизированных ферм».

Д.Медведев: Молочные фермы имеются в виду?

А.Артамонов: Да. Это новое слово с точки зрения качества. Получить продукцию такого качества с участием человека невозможно.

Д.Медведев: Какие надои?

А.Артамонов: На роботизированных фермах минимум 8 тыс., от 8 до 10. Что касается промышленности, мы сейчас стараемся, учитывая уроки предыдущего периода, максимально диверсифицировать нашу экономику и делаем крен на развитие производства строительных материалов, в особенности связанного с лесопереработкой.

Специальную программу приняли. У нас, как это ни странно (мы не Сибирь, это не на слуху), 65 млн кубометров леса, которые ждут, когда руки дойдут и они будут переработаны. Этот перестоянный лес на корню теряет свои потребительские качества, и его надо замещать, то есть мешающие насаждения убирать, а новые, более ценные породы высаживать. Для этого, конечно, нужно внедрять перерабатывающую промышленность. Мы пригласили австрийскую компанию «Кроношпан», которая в особой экономической зоне будет строить лесоперерабатывающий комплекс, она же приглашает (уже зарезервирована территория для мебельного производства) тех, кто будет применять их технологии. Мы такое условие поставили.

Д.Медведев: То есть у вас тогда вся цепочка образуется. И окончательный передел уже идёт.

А.Артамонов: Да. Мы продолжаем развивать фармацию, у нас этот кластер насчитывает уже более 60 участников. Одну фабрику открыли недавно, сейчас «АстраЗенека» запускает ещё одно производство, подходят новые компании. В особой экономической зоне тоже размещается производство. Я считаю, что это направление хорошее, более того, радует, что эти компании начинают сотрудничать с нашими. Вы, я знаю, на одной из выставок видели достижения обнинских учёных, это «Парк активных молекул», субстанции производят... И они уже начинают сотрудничать с нами, хотя раньше смотрели свысока, надо прямо сказать. А сейчас решения, которые Правительство приняло по локализации, подталкивают к этому, и это правильно абсолютно. Кстати, не только их, но и автомобилистов тоже. Казалось бы, кризис был тогда в продажах у них, но теперь второй год они подрастают.

Д.Медведев: Был сложный период, конечно.

А.Артамонов: Но в этот период производство компонентов росло – в прошлом году на 23%, в этом году – на 46%. Они пошли на экспорт. Это как раз то, что нам нужно.

Что касается переработки сельскохозяйственной продукции, мы тоже стараемся у себя глубокую переработку делать, чтобы уже на прилавок продукция с нашим брендом поступала. Кстати говоря, по тем же самым французским технологиям у нас сыры получаются не хуже, чем французские. И это оценивают и сами французы, и итальянцы, которые приезжают.

Д.Медведев: А почему должны быть хуже? Технологии у нас все хорошие, молоко уж точно не хуже.

А.Артамонов: А молоко у нас даже лучше, и это они тоже признают. Производства новые, которые мы в стране создаём, уже гораздо более совершенные, чем, скажем, в Германии, где нередко ещё используются технологии XVIII века.

Д.Медведев: Надо будет посмотреть.

Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции. Агропром > premier.gov.ru, 6 сентября 2017 > № 2297830 Анатолий Артамонов


Россия. ЦФО > Нефть, газ, уголь. Финансы, банки. Внешэкономсвязи, политика > neftegaz.ru, 6 сентября 2017 > № 2297810

Волки с Вавилова Стрит. Транснефть публично выразила свое отношение к судебной системе и Сбербанку РФ в частности.

Не добившись торжества правосудия, Транснефть заявила о том, что будет отстаивать интересы компании в других судах в споре со Сбербанком РФ.

Свою позицию компания публично озвучила 5 сентября 2017 г.

30 августа 2017 г 9й Арбитражный апелляционный суд г Москвы опубликовал полный текст своего решения по иску Транснефти к Сбербанку РФ о признании недействительной сделки с производными финансовыми инструментами, заключенной в 2014 г.

Суд, посовещавшись 10 минут, отменил решение Арбитражного суда г Москвы и отказал Транснефть в иске.

Речь идет о сделках c производными финансовыми инструментами, которые стороны заключали в 2014 г.

Они были нужны для минимизации валютных рисков, возникающих из-за:

- валютного долга: китайский кредит на 10 млрд долл США до 2029 г и еврооблигации на 1,05 млрд долл США с погашением в 2018 г;

- временно свободных денежных средств, номинированных в иностранной валюте.

В 2014 г курс долл США к рублю вырос в 1,7 раза и к концу 2014 г достиг 56,65 руб.

В итоге Транснефть понесла убыток от операций с производными финансовыми инструментами в 75,3 млрд рублей за 2014 г.

В Транснефти считают, что решение Апелляционного суда полностью перечеркивает уже сложившуюся российскую и международную судебную практику по аналогичным спорам и «подкупает» своей лаконичностью и скоростью вердикта по делу, в котором насчитывается более 60 томов и тысячи страниц документов.

Транснефть вынуждено констатировать, что Апелляционный суд в решении либо умолчал, либо исказил позицию компании в данном споре, фактически сведя его к выборочному цитированию 1го документа и не давая никакого анализа другим имеющимся в деле документам и доводам компании.

Транснефть решила публично представить свою позицию по данному спору, суть которой заключается в том, что банк, предлагающий своему клиенту сложные финансовые инструменты, обязан вести себя добросовестно, учитывать интересы клиента и полностью раскрывать всю информацию по предлагаемому продукту во время переговоров, при подписании документов по сделке и при ее исполнении.

Сбербанк РФ, как финансовый консультант, должен нести ответственность перед Транснефтью, как своим клиентом, за неквалифицированные советы.

Кратко позиция Транснефти представлена в тезисах по делу.

К чему сводится решение Апелляционного суда:

- Банки и иные финансовые учреждения вправе навязывать своим клиентам неподходящие и ненужные им инструменты, манипулируя интересами клиента под прикрытием «благой цели»;

- Банки не несут ответственности за свои профессиональные советы клиенту, если перед подписанием объемного документа между строк упомянут, что не выступают в качестве их консультанта;

- Банки вправе перекладывать риски своей игры на финансовых рынках на клиентов, даже не предупреждая их об этом;

- Банки не обязаны заблаговременно обсуждать риски по сделке со своими клиентами.

В Транснефти заявляют о том, что у банков, согласно решению суда, нет никаких стандартов поведения на рынке, кроме 1го, сформулированного в голливудском фильме «Волк с Уолл Стрит»: «Брать бабло у клиента из кармана и класть в наш карман».

Сбербанк РФ взял 1 млрд долл США из кармана госкомпании и отправил их на Кипр.

Судя по решению, это теперь законно.

Апелляционный суд своим решением развязал руки «Волкам с Вавилова Стрит».

Россия. ЦФО > Нефть, газ, уголь. Финансы, банки. Внешэкономсвязи, политика > neftegaz.ru, 6 сентября 2017 > № 2297810


Китай. ДФО > Нефть, газ, уголь. Химпром. Госбюджет, налоги, цены > neftegaz.ru, 6 сентября 2017 > № 2297802

Восточная нефтехимическая компания получила статус резидента ТОР «Нефтехимический». И не только.

Восточная нефтехимическая компания (ВНХК) и Корпорация развития Дальнего Востока в рамках 3го Восточного экономического форума (ВЭФ-2017) подписали соглашение о работе на территории опережающего социально-экономического развития (ТОР).

Об этом 6 сентября 2017 г сообщает Роснефть.

В рамках соглашения ВНХК получает статус резидента ТОР «Нефтехимический».

Документ предусматривает сотрудничество сторон в рамках ФЗ «О территориях опережающего социально-экономического развития в Российской Федерации» при реализации стратегического проекта Роснефти по созданию в Приморском крае комплекса ВНХК.

Статус резидента ТОР будет способствовать скорейшей реализации проекта, который станет основой для создания нефтехимического кластера на Дальнем Востоке.

Строительство комплекса позволит заместить экспорт сырья производством продукции с высокой добавленной стоимостью, поставлять ее на перспективные рынки стран Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР), обеспечить растущие потребности в моторных топливах внутреннего рынка ДФО, а также будет способствовать развитию инфраструктуры и сопутствующего производства в дальневосточных регионах.

ВНХК основана Роснефтью совместно с ChemChina для строительства нефтехимического комплекса в Приморском крае.

Меморандум о строительстве комплекса был подписан в ходе визита В.Путина в Китай в сентябре 2015 г.

В декабре 2016 г В. Путин утвердил перечень поручений по вопросу поддержки проекта строительства Восточного нефтехимического комплекса.

В мае 2017 г Главгосэкспертиза рассмотрела и одобрила проект строительства комплекса нефтеперерабатывающих и нефтехимических производств ВНХК.

В Приморском крае создается новая территория опережающего развития (ТОР) Нефтехимический, чьим якорным резидентом и стала ВНХК.

Строительная площадка ВНХК находится в 4х км от г Находка.

Нефтехимический комплекс будет производить широкий марочный ассортимент полимерной продукции (полиэтилен и полипропилен) для применения в промышленности, в быту, а также при производстве изделий медицинского назначения.

Китай. ДФО > Нефть, газ, уголь. Химпром. Госбюджет, налоги, цены > neftegaz.ru, 6 сентября 2017 > № 2297802


Азербайджан. Евросоюз. Турция > Нефть, газ, уголь > neftegaz.ru, 6 сентября 2017 > № 2297801

Готовность Трансадриатического газопровода оценивают более чем на 50%. Скоро начнутся морские работы.

Проект строительства Трансадриатического газопровода (TAP) реализован более чем на 50%.

Об этом 6 сентября 2017 г сообщает Axpo, которая является 1м из акционеров TAP.

По информации Axpo, строительство магистрального газопровода (МГП) TAP идет в соответствии с графиком, и МГП будет готов транспортировать газ с азербайджанского месторождения Шах Дениз в Европу в 2020 г.

Axpo готовится к своей роли транспортировщика и покупателя азербайджанского газа начиная с 2020 г.

Работы по строительству морской части МГП TAP начнутся в 2018 г.

В 2019 г специалисты намерены начать газопровода и запустить его в эксплуатацию.

МГП ТАР стоимостью 4,5 млрд евро - часть проекта Южный газовый коридор (ЮГК).

Газопровод будет соединен с Трансанатолийским газопроводом (TANAP) на турецко-греческой границе.

Маршрут газопровода TAP пройдет по территории Греции, Албании, по дну Адриатического моря, а затем направлен на юг Италии.

Протяженность трубопровода составляет 878 км, из которых 550 км будет проложено по территории Греции, 215 км - Албании, 105 км - по дну Адриатического моря и 8 км - по территории Италии.

Первоначальная мощность TAP составит 10 млрд м3/год газа с возможностью увеличения в 2 раза.

Акционеры ТАР: BP - 20%, SOCAR - 20%, Snam - 20%, Fluxys - 19%, Enagás - 16%, Axpo - 5%.

Азербайджан. Евросоюз. Турция > Нефть, газ, уголь > neftegaz.ru, 6 сентября 2017 > № 2297801


Франция > Нефть, газ, уголь. Электроэнергетика > neftegaz.ru, 6 сентября 2017 > № 2297799

Франция запретит на законодательном уровне к 2040 г добычу нефти и газа в стране.

К 2040 г Франция намерена запретить добычу нефти и газа на своей территории, включая на шельфовых участках недр.

Законопроект на эту тему правительство Франции опубликует 6 сентября 2017 г.

Законопроект был разработан министром окружающей среды Франции Н. Юло.

В июне 2017 г он уже заявлял о том, что к 2022 г Франция прекратит использовать энергию угля, на которую сейчас приходится 5% от общей энерговыработки.

Также в министерстве существует инициатива сокращения доли ядерной энергетики в энергобалансе Франции до 50% к 2025 г с текущих 75%.

Согласно законопроекту, текущие контракты на бурение не будут возобновлены, указывает агентство, ссылаясь на черновик документа, имеющийся у него в распоряжении.

Согласно инициативе, во Франции будет также запрещена разведка и добыча сланцевого газа и исключены любые экспериментальные методы добычи.

До настоящего момента под запретом был только гидравлический разрыв пласта (ГРП).

Франция в 2011 г на законодательном уровне запретила добычу углеводородов с помощью метода ГРП.

В 2013 г этот запрет пытались снять, но Конституционный совет Франции отклонил требование об отмене закона, запрещающего ГРП, а затем бывший президент страны Ф. Олланд продлил запрет на использование ГРП до 2017 г.

Между тем, эксперты уверяют, что в принятии такого законопроекта нет острой необходимости.

Объемы добычи во Франции составляют 1% от общего объема потребления энергоресурсов, остальное импортируется.

Доказанные запасы нефти во Франции, по состоянию на начало 2011 г составляли 12,5 млн т.

Основная часть запасов нефти в стране сосредоточена в пределах двух бассейнов: парижского и аквитанского.

Сегодня во Франции 5 основных нефтяных бассейнов, из них в 3х ведется добыча: в Аквитанском, в Па-де-Кале и в Парижском бассейне.

В настоящее время ведутся геологоразведочные работы (ГРР) в бассейне Роны.

Нефть под Парижем стали добывать в 1958 г.

На сегодня 55% французской нефти добывается под Парижем.

Учитывая незначительные запасы, особой активности не наблюдалось вплоть до нефтяного кризиса 70-80х гг.

В 1983 г начало давать нефть крупнейшее здесь месторождение Шонуа, на котором действует около 100 скважин.

С начала эксплуатации по сегодняшний день это месторождение дало около 10 млн т нефти.

Нефтяные слои располагаются на глубине от 900 до 6000 м.

Средняя глубина эксплуатации 1300-1500 м.

Ныне добыча в собственно Франции покрывает от 1 до 2 % потребления углеводородов, а если удастся выбить разрешение на эксплуатацию месторождения Лакано в Жиронде, добыча может удвоиться.

В последнее время в стране также активно ведутся работы по разведке сланцевого газа, и в том же Парижском бассейне пытаются запустить пробную добычу, но пока экологи и местное население берут верх.

Франция > Нефть, газ, уголь. Электроэнергетика > neftegaz.ru, 6 сентября 2017 > № 2297799


Япония. ДФО > Химпром > neftegaz.ru, 6 сентября 2017 > № 2297797

РусГидро и Kawasaki Heavy Industries не оставляют надежд построить в Магаданской области завод по производству сжиженного водорода.

В рамках 3го Восточного экономического форума (ВЭФ-2017) РусГидро, правительство Магаданской области, а также японская Kawasaki Heavy Industries подписали соглашение о сотрудничестве.

Об этом 6 сентября 2017 г сообщает РусГидро.

В рамках соглашения Kawasaki Heavy Industries проведет актуализацию ранее разработанного предварительного ТЭО проекта завода по производству сжиженного водорода.

В свою очередь, РусГидро и правительство Магаданской области предоставят Kawasaki Heavy Industries имеющуюся у них информацию и окажут содействие в работах, необходимых для актуализации предварительного ТЭО, в том числе правительство передаст сведения о возможных площадках для реализации проекта.

По результатам актуализации предварительного ТЭО проекта по пилотному заводу стороны совместно оценят его экономическую эффективность и рассмотрят возможность его реализации на территории Магаданской области.

С 2013 г РусГидро, Kawasaki Heavy Industries и правительство Магаданской области взаимодействуют в рамках определения технологической и экономической возможности реализации проекта по промышленному производству сжиженного водорода на территории Дальнего Востока.

На основании достигнутых результатов стороны пришли к выводу о целесообразности продолжения сотрудничества в данной сфере.

В рамках ранее достигнутых договоренностей компании планировали к 2019 г начать строительство в Магаданской области пилотный комплекс по производству сжиженного водорода.

Начать работу промышленный завод должен был к 2026 г.

Предполагалось ранее, что мощность пилотного комплекса составит 11,3 т/сутки водорода.

Промышленный же комплекс мощностью 200 т/сутки водорода и энергопотреблением до 510 МВт должен быть введен в эксплуатацию в 2026 г.

Япония. ДФО > Химпром > neftegaz.ru, 6 сентября 2017 > № 2297797


Корея. УФО > Нефть, газ, уголь. Судостроение, машиностроение > oilcapital.ru, 6 сентября 2017 > № 2297786

15 танкеров построит для России Республика Корея.

Флот будет построен для проекта «Ямал СПГ».

Россия планирует построить на верфях Южной Кореи 15 танкеров для транспортировки газа с «Ямал СПГ», сообщил президент РФ Владимир Путин журналистам после переговоров с президентом Южной Кореи Мун Чжэ Ином во Владивостоке.

«Мы с удовлетворением констатировали успешное развитие сотрудничества в энергетической сфере: компании Южной Кореи участвуют в проектах «Сахалин-1» и «Сахалин-2», идет проработка вопроса об увеличении закупок сжиженного природного газа», – сказал Путин, отметив, что «для транспортировки продукции «Ямал СПГ» на южнокорейских верфях будет построено 15 танкеров».

Корея. УФО > Нефть, газ, уголь. Судостроение, машиностроение > oilcapital.ru, 6 сентября 2017 > № 2297786


Россия. ДФО > Леспром > lesprom.com, 6 сентября 2017 > № 2297606

В Хабаровском крае введен в эксплуатацию лесопильный завод RFP Group

По команде Владимира Путина запущено производство сухих пиломатериалов из ели и пихты на заводе в Амурске Хабаровского края, об этом сообщает пресс-служба губернатора региона.

Это второй этап масштабного инвестиционного проекта RFP Group по глубокой переработке древесины, который реализуется на площадке «Амурск» ТОСЭР «Комсомольск». В 2013 г. компания открыла завод по производству шпона, теперь начнет выпускать пиломатериалы. Запуск производства позволил создать 300 новых рабочих мест.

В стадии проектирования находится третий завод — по производству топливных гранул для того, чтобы переработка древесины была комплексной. Общая сумма заявленных инвестиций превышает 12 млрд руб. При выходе на полную мощность дочернего предприятия RFP Group планируется наладить производство 300 тыс. м3 лущеного шпона, 230 тыс. м3 пиломатериалов и 100 тыс. тонн топливных гранул в год. Результатом реализации проекта станет выпуск продукции с высокой добавленной стоимостью: клееного бруса, мебельных щитов, фанеры и древесных плит, биотоплива, деревянных оконных и дверных блоков, напольных покрытий и др. Производство ориентировано, прежде всего, на импортные рынки в Японию, Южную Корею и Китай.

Россия. ДФО > Леспром > lesprom.com, 6 сентября 2017 > № 2297606


Россия. Весь мир > Леспром > lesprom.com, 6 сентября 2017 > № 2297604

В 1 полугодии 2017 г. доля России в мировой торговле хвойными пиломатериалами достигла 22%

Доля России в мировой торговле хвойными пиломатериалами в первой половине 2017 г. достигла 22%, об этом говорится в полученном Lesprom Network сообщении Wood Resources International.

Кроме России в первом полугодии более всего увеличили поставки пиломатериалов на мировые рынки Финляндия, Австрия и Украина.

В США в январе-мае 2017 г. объем производства досок вырос в годовом исчислении на 7,3%. Цены на пиломатериалы на американском и канадском рынках в июле 2017 г. достигли 13-летних максимумов.

Тем временем в скандинавских странах пиломатериалы (в долларах США) продолжают дешеветь и в настоящий момент близки к уровням восьмилетней давности.

Рост спроса на хвойные пиломатериалы в Китае привел к 16-процентному увеличению объемов импорта в январе-июле 2017 г., причем более всего выросли поставки из России.

Россия. Весь мир > Леспром > lesprom.com, 6 сентября 2017 > № 2297604


Казахстан. ЕАЭС > Приватизация, инвестиции. Внешэкономсвязи, политика > kapital.kz, 6 сентября 2017 > № 2297461 Дана Жунусова

Бизнесмены просят устранить барьеры в ЕАЭС

Сокращение документооборота - залог увеличения товарооборота, говорят предприниматели

На каком уровне находится евразийская интеграция, что дает маркировка товаров в ЕАЭС и какие барьеры для бизнесменов еще существуют? Обо всем этом корреспондент центра деловой информации Kapital.kz побеседовал с заместителем председателя правления НПП РК «Атамекен» Даной Жунусовой.

— Дана Бейсеновна, в свете прошедшего ежегодного Форума «Евразийская неделя» в г. Астане, что Вы можете сказать об уровне евразийской интеграции на сегодня?

— Программа прошедшего Форума охватила основные направления интеграционной работы в рамках ЕАЭС — промышленность, международные взаимоотношения, маркировка товаров, сельское хозяйство и так далее. При этом, как показали проведенные тематические сессии, в теории интеграционная работа в Союзе находится на достаточно высоком уровне и степень взаимной гармонизации между государствами-членами ЕАЭС на уровне НПА позволяет со всей ответственностью говорить о Союзе. Это и скоординированная политика в АПК, в промышленном секторе, Таможенный кодекс, техническое регулирование и сертификация и пр.

Однако необходимо отметить, что с практической точки зрения, результаты интеграции не достигают основной цели Союза — свободного перемещения товаров, работ, услуг. К примеру, сложность перемещения сельхозгрузов между государствами-членами, отсутствие равного доступа к рынкам, проблематичность транзита, отсутствие механизма признания в определенных сферах, придают вопросам перемещения товаров характер излишней документальной зарегулированности. Хотя изначально интеграция в ЕАЭС была призвана упростить процессы товарооборота между государствами-членами Союза, оптимизировать документацию и обеспечить свободы перемещения.

— Что конкретно Вы считаете излишней документарной зарегулированностью?

— Все мы наблюдаем расширяющуюся повестку евразийской интеграции, возрастающую амбициозность задач Союза, но в тоже время, под лозунгом «дальше, больше, выше» мы игнорируем неэффективную составляющую полученных результатов, реальные барьеры бизнеса на практике.

Договором о ЕАЭС предусмотрена гармонизация практически по всем направлениям сотрудничества. Это, в первую очередь, подразумевало упрощение процессов торговли между странами Союза. Однако, в погоне за контролем перемещения товаров, с учетом требований отдельно каждого сегмента экономического взаимодействия, для бизнеса, работающего на пространстве ЕАЭС, на сегодняшний день существует избыточная обязанность документарного сопровождения.

При этом в ситуации гармонизации процессов мы забываем, что административная ответственность предпринимателей в государствах-членах различна, а в большинстве случаев меры, предусмотренные за отсутствие тех или иных документов, несоразмерно отличаются.

Согласно проведенному анализу перечень документов, необходимых для перемещения продукции в государства-члены ЕАЭС включает в себя: ветеринарный/фитосанитарный сертификат; товарно-транспортная накладная; сертификат о происхождении; заявление об уплате косвенных налогов; электронный счет-фактура; сертификат/декларация соответствия; в отдельных случаях копия таможенной декларации, заверенная печатью уполномоченного государственного органа РК и т. д.

При этом хотелось бы обратить внимание, что все эти документы предоставляются на бумажном носителе. Кроме того, некоторые документы взаимно исключают друг друга, как сертификат и декларация о соответствии, что в целом не вносит существенных изменений в общую картину бюрократизации процесса.

Возвращаясь к вопросу отсутствия пакета документов, необходимых для взаимной торговли, нельзя забывать и о «санкционной» политике, в рамках которой Россия ведет борьбу с запрещенными к перемещению товарами путем их уничтожения и запрета транзита через свою территорию в другие государства-члены ЕАЭС, не считаясь с интересами и издержками своих партнеров по Союзу.

При этом, экспорт товаров в третьи страны требует наличия всего нескольких документов, таких как транспортный документ международного образца, инвойс и документ, подтверждающий безопасность продукции — ветеринарный, фитосанитарный сертификат или сертификат соответствия.

По моему мнению, вышеизложенное не только не корреспондируется с принципами свобод, заложенными в Договоре о ЕАЭС, а скорее противоречит возможности свободного перемещения товаров между государствами-членами Союза и нисколько не способствует развитию евразийской интеграции и росту взаимного товарооборота, что в свою очередь, является основным приоритетом союзной работы.

Также стоит в очередной раз осветить проблемы казахстанских экспортеров, возникающие при перемещении товаров в России, а именно — сложность получения от российских контрагентов документации, подтверждающей импорт товаров в Россию, наличие которой дает отечественному предпринимателю возможность возмещения ранее уплаченных в органы государственных доходов налогов на добавленную стоимость и тем самым сократить собственные расходы.

Палатой неоднократно предлагался пересмотр механизма уплаты косвенных налогов в рамках ЕАЭС путем автоматизации данного процесса. Однако, при общей тенденции упрощения налогового администрирования, экспортно-импортные взаимоотношения между нашими предпринимателями до сих пор осуществляются на бумаге.

Это крайне неудобно для предпринимателей, так как требует временных и финансовых затрат, в том числе из-за рисков непредставления контрагентом копии заявления на бумажном носителе.

Подводя итоги сказанного можно сделать вывод об излишней документарной нагрузке на бизнес при перемещении в рамках ЕАЭС в сравнении с перечнем необходимой документации для экспорта в третьи страны. Ко всему, в настоящее время присутствует перспектива расширения перечня механизмов контроля в Союзе путем добавления требований о маркировке, и это однозначно не способствует развитию практической евразийской интеграции.

— Если говорить о маркировке товаров в ЕАЭС, какую позицию занимает Нацпалата?

— Комиссией вот уже несколько лет активно ведется работа по реализации «стратегии тотальной маркировки в ЕАЭС», которая, к сожалению, также несет убыточные для казахстанского бизнеса последствия.

Изначально планировался запуск пилота по маркировке шуб. Необходимость тестового режима проекта была принципиальной позицией Атамекена, чтобы оценить выгоды и риски для бизнеса, а также в целях выявления целесообразности дальнейшей его реализации. Однако, не успев начаться для казахстанских, кыргызских и армянских предпринимателей, маркировка была признана Комиссией успешной, ввиду чего запущен проект тотальной маркировки.

В настоящее время по настоянию Комиссии, ведется работа по принятию базового Соглашения о маркировке товаров в ЕАЭС. Документ станет постоянно действующей правовой основой, позволяющей в последующем расширять перечень маркируемых товаров, в том числе в одностороннем порядке каждой стране отдельно.

На сегодняшний день проект Соглашения находится на этапе внутригосударственного согласования в странах-участницах Союза. При этом, я считаю, что реализуемые проекты в рамках ЕАЭС, в первую очередь должны способствовать сбыту продукции, росту товарооборота между участниками Союза и соответствующему развитию национальных экономик. Однако, внедряемая «тотальная» маркировка в настоящее время напоминает скорее барьер для бизнеса, создающий дополнительные требования.

Более того, наличие марки будет обязательным условием при перемещении товаров в Союзе, что также расширяет и без того существенный перечень сопроводительных документов. При этом, в погоне за «полноценной прослеживаемостью» Комиссия не проводит расчеты на предмет возможных издержек и отрицательного воздействия на бизнес стран ЕАЭС.

Сложившаяся ситуация показывает, что в выборе «Бизнес или полная прослеживаемость товаропотока» ЕЭК, к огромному огорчению предпринимательской среды Союза, склоняется в пользу последнего.

На мой взгляд, подобная практика по сути ни что иное, как возложение ответственности государственных органов за вопросы контроля перемещения товаров, не способных в полной мере обеспечить подобную прослеживаемость, на плечи добросовестного бизнеса государств-членов ЕАЭС со всеми вытекающими финансовыми и иными издержками.

Кроме того, заслуживает внимания и тот факт, что реализуемая Комиссией политика «евразийской прослеживаемости» очень разрознена, что также усложняет и затягивает процессы. К примеру, пилотный проект «маркировка меховых изделий» закреплен за Торговым блоком ЕЭК, «прослеживаемость товаров» курируется блоком Таможенного сотрудничества, а работа по проекту «Цифровая повестка ЕАЭС до 2025 года», в будущем выступающего в качестве общей платформы систем контроля, ведется блоком Внутренних рынков, информатизации и информационно-коммуникационных технологий.

Стоит вспомнить и о прослеживаемости подконтрольной продукции, документооборот которой до сих пор остается на бумаге.

— Какие еще проекты, реализуемые в Союзе, могут стать дополнительной нагрузкой для предпринимательской деятельности?

— Кроме маркировки товаров, до сих пор не принесла практической выгоды Информационная система внешней и взаимной торговли. Предусмотренный Планом мероприятий информационный обмен по многим статьям не налажен, что существенно усложняет процессы торговли для бизнеса. Большинство заложенных упрощений на сегодняшний день работают только на бумаге. Это обмен фитосанитарными сертификатами, сертификатами/декларациями соответствия, взимание косвенных налогов и пр.

Вместе с тем, в настоящее время на внутригосударственном согласовании находится проект Соглашения о прослеживаемости, который также предусматривает обмен информацией о товарах, перемещаемых по территории Союза при использовании дополнительных документов, подтверждающих легальность оборота.

В целом, тенденция подобных инициатив, не предусмотренных Договором о ЕАЭС, существенно настораживает казахстанский бизнес, так как на деле оборачивается дополнительными расходами, резким снижением прибыльности и новыми административными барьерами для перемещения тех или иных товаров по территории Союза.

Я считаю, что все вышеназванные инициативы преследуют в итоге одну цель — достижение максимальной прозрачности и прослеживаемости товаропотоков. На практике же такая ситуация склоняет средний и малый бизнес республики, не имеющий материального потенциала для соблюдения всех дорогостоящих процедур маркировки и прослеживаемости, просто «уйти в тень» и тем самым, обеспечить себе выживание в условиях неустанно дорожающего легального бизнеса в ЕАЭС.

Наряду с этим, маркировка способствует монополизации рынка крупными «игроками» в той или иной сфере, способными полноценно обеспечить маркировку товаров. Однако, в этом случае нельзя упускать из виду потенциальный риск соответствующего удорожания конечной продукции для потребителя.

Подводя итог, хочу призвать Комиссию провести ревизию бизнес-процессов для предпринимателей стран ЕАЭС, анализ перечня документов, необходимых для перемещения продукции в рамках «единого рынка Союза», а также рассмотреть возможность оптимизации и упрощения условий ведения торговой деятельности.

Казахстан. ЕАЭС > Приватизация, инвестиции. Внешэкономсвязи, политика > kapital.kz, 6 сентября 2017 > № 2297461 Дана Жунусова


Россия > Финансы, банки > minfin.ru, 5 сентября 2017 > № 2303251 Татьяна Нестеренко

Интервью Первого заместителя Министра финансов Татьяны Нестеренко "Российской газете"

О маркировке шуб электронными метками и "теневом" импорте в Россию

Нестеренко Татьяна Геннадьевна

Первый заместитель Министра

Оборот товаров, находящихся "в тени", между странами Евразийского экономического союза (ЕАЭС), в который входят Россия, Белоруссия, Казахстан, Киргизия и Армения, может достигать 70 процентов. Это касается самых "серых" сегментов торговли в союзе. Одним из таких традиционно считается рынок меховых изделий. Об этом рассказала в интервью "Российской газете" первый заместитель министра финансов Татьяна Нестеренко.

Татьяна Геннадьевна, Россия предложила свой перечень товаров, которые необходимо маркировать. Среди них лекарственные средства, духи, одежда, фотокамеры. Что еще в него входит? Были ли из него исключены какие-то товары и почему? И почему именно эти товары попали в список?

Помимо этих товаров в перечень, подготовленный минпромторгом, вошли еще и обувь с верхом из натуральной кожи, автомобильные шины и покрышки и постельное белье. Сейчас окончательный вариант списка рассматривается государствами - членами ЕАЭС. При его подготовке использовалась модель оценки экономического эффекта от ввода маркировки, которая учитывает долю теневого оборота товаров. Также были рассмотрены и предложения участников рынка.

Какие знаки идентификации будут использоваться? Будет ли это зависеть от конкретного товара?

Требования к средствам идентификации товаров, в том числе к контрольному знаку, включая их виды, обязательные средства защиты, используемые материалы и прочее, будут устанавливаться решениями совета комиссии ЕАЭС. Они обязательно будут учитывать специфику маркируемых товаров и отраслевые особенности организации товарооборота.

Более чем в триллион рублей оценивается доля незаконного оборота продукции только в легкой промышленности

Можно говорить о том, что готовящаяся нормативная база будет предусматривать весь спектр существующих и перспективных способов идентификации. Их выбор по каждому виду товаров будет осуществляться индивидуально.

С 12 августа прошлого года маркировка меховых изделий в странах ЕАЭС фактически стала обязательной. Сегодня уже можно оценить первые итоги этого пилотного проекта?

Объективно оценить эффект от проекта можно будет только спустя два-три года. Тогда уже будут распроданы товары, промаркированные как остатки, введенные в оборот до начала действия соглашения. Тогда же налоговые органы проведут оценку объемов изделий российских производителей.

Сейчас в информационной системе маркировки зарегистрированы более 8600 участников, из которых около 20 процентов - вновь зарегистрированные предприятия либо ранее не отражавшие сведения о деятельности в отчетности.

По данным системы, оборот товаров в пять раз превысил показатели маркетинговых исследований по обороту за весь 2015 год (8,5 миллиарда рублей) и составил около 880 тысяч единиц товара более чем на 50 миллиардов рублей. В то же время, по информации Федеральной таможенной службы, задекларированный импорт меховых изделий из РФ увеличился по сравнению с 2015 годом по весу на 73,5 тонны (или 20,8 процента), а по стоимости - на 19,1 миллиона долларов США (или на 17,2 процента).

Но надо учесть, что пока пилотный проект по маркировке меховых изделий реализуется только в России и Белоруссии.

В мае этого года была создана рабочая группа по развитию системы маркировки товаров в ЕАЭС. Зачем она понадобилась?

Сейчас на площадке ЕЭК прорабатываются вопросы сопряжения информационных систем таможенных служб и других госорганов на основе интегрированной информационной системы ЕАЭС. В рамках интеграционных процессов прослеживаемость товаров - один из основных вопросов. Маркировка, соответственно, важный инструмент прослеживаемости.

Анализ мирового опыта говорит о том, что контроль за оборотом отдельных видов товаров в том или ином виде осуществляется во всех развитых и развивающихся странах. При этом инициатива по внедрению систем прослеживаемости может исходить как от государства, стремящегося обеспечить безопасность граждан, минимизировать "теневой" оборот товаров и повысить сбор доходов в бюджеты, так и от представителей бизнеса, который заинтересован в исключении недобросовестной конкуренции и в новых инструментах анализа своих логистических цепочек.

На Московском финансовом форуме, который состоится 8 сентября, как раз состоится дискуссия на эту тему. На одной из сессий мы будем обсуждать, как соблюсти баланс интересов государства, бизнеса и граждан при создании системы маркировки товаров. Кстати, действующий пилотный проект по маркировке изделий из натурального меха, который проводится в рамках ЕАЭС, уже позволяет говорить о ее положительном влиянии на легализацию "серого" рынка.

Насколько, по вашей оценке, велика на данный момент доля теневой торговли между странами ЕАЭС?

Следует понимать, что ввоз товаров с территории государств - членов ЕАЭС не попадает под таможенные процедуры. Целью же создания системы маркировки является прежде всего обеспечение прослеживаемости товаров, а не создание барьеров для торговли внутри союза.

Поэтому, говоря о теневой торговле между странами ЕАЭС, мы понимаем под ней экономическую деятельность, скрываемую от общества и государства, находящуюся вне государственного контроля и учета, доходы от которой не попадают под налогообложение.

В каких-то сферах доля теневого оборота товаров достигает 70 процентов. Яркий пример - это те же изделия из натурального меха.

В других отраслях доля теневого оборота незначительна и составляет не более одного-двух процентов - например, в сфере обращения лекарств. Их обращение подвергается значительному нормативному регулированию, но в таких сферах может быть крайне актуален риск попадания в легальный оборот и контрафактных товаров.

Конечно, контроль прослеживаемости товаров не является панацеей, но переход к практике ее использования в отдельных проблемных отраслях существенно поспособствует легализации оборота.

Министерство промышленности и торговли не так давно проводило исследование: по его данным, доля незаконного оборота только в легкой промышленности оценивалась в 1,38 триллиона рублей. Учитывая это, введение маркировки в данной отрасли могло бы значительно поднять налоговые поступления в бюджет.

Такая же ситуация складывается и в некоторых других областях. Но в каждом случае решение о необходимости и форме внедрения прослеживаемости должно рассматриваться отдельно, как с учетом интересов граждан, так и возможных последствий для бизнеса.

Текст: Роман Маркелов

Россия > Финансы, банки > minfin.ru, 5 сентября 2017 > № 2303251 Татьяна Нестеренко


Украина > Армия, полиция > interfax.com.ua, 5 сентября 2017 > № 2301612 Дмитрий Головин

Глава полиции Одесской области: Мы не дадим "ворам в законе" влиять на криминогенную ситуацию в Одесском регионе

Эксклюзивное интервью начальника Главного управления Национальной полиции Украины в Одесской области Дмитрия Головина агентству "Интерфакс-Украина"

Охарактеризуйте, пожалуйста, общую ситуацию с преступностью в Одесской области.

Ситуация напряженная. Вместе с тем, мы имеем положительную динамику по снижению количества преступлений по сравнению с прошлым годом на 15%. В абсолютных цифрах это означает, что было совершено на 5 тысяч преступлений меньше. Не потому, что улучшилась криминогенная обстановка или преступников стало меньше. Нет, результат достигнут за счет профилактики.

Во-вторых, в этом году мы раскрыли на 96% преступлений больше, чем в прошлом. В 2016 году к этому времени было раскрыто 3,5 тысячи преступлений, в этом - уже почти 7 тысяч. Таким образом, мы имеем снижение общего вала преступности и увеличение раскрываемости с 11% до 29%.

Последнее время звучат заявления о росте преступности в регионе. С чем это связано?

У Одесской области есть специфика – курортный сезон. В этом году в регион приехало очень много туристов. Фактически все лето население области было вдвое выше обычного. То есть в обычный период в области проживают 2,3 миллиона человек, а в курортный сезон эта цифра вырастает до, в среднем, 5 миллионов.

Если в обычный период у нас в неделю поступает 6-7 тысяч заявлений, то в туристический сезон – 11-12 тысяч.

При этом дополнительных полицейских сил никто нам не выделял: всё уходит на АТО. Понятно, что СБУ помогает, Национальная гвардия, пограничники. Но опять же, это все – местные силы. Хорошо, что есть понимание с обладминистрацией и с мэрами некоторых городов, они помогают видеофицировать территорию, проводить профилактику.

С учетом аннексии Крыма ожидать, что в Одесской области снизится количество туристов, не приходится. Есть ли план по решению этой проблемы?

Моя золотая мечта – сделать на базе Одесской области туристическую полицию. Сейчас мы дорабатываем этот проект на государственном уровне. Планируется запустить его во Львове, Киеве и Одессе. И я приложу максимум усилий, чтобы в Одессе это было реализовано на высшем уровне. Чтобы мамы, которые выходят с детьми в Аркадию, не боялись, что ребенок потеряется, чтобы карманников не было, и даже если вы на пляже вещи забудете, чтобы никто их не украл. Идеология проекта в том, чтобы в период с 1 мая по 15 сентября туристическая полиция работала на упреждение и предоставление сервисных услуг, а не только на реакцию и раскрытие.

Планируется оснастить полицейских максимумом технических средств. Это лицо страны, лицо города. Такая полиция, устранив преступность в курортных районах, будет содействовать росту привлекательности этих городов для туристов, увеличению инвестиций в туристическую отрасль.

К нам в этом году приезжало много белорусов, граждан Молдовы. И были такие серии преступлений, которые совершались именно в отношении этих граждан: похищения автомобильных номеров, угоны машин. Поэтому по итогам этого сезона и возникло такое предложение. Думаю, министерство нас поддержит.

Кстати, в Аркадии, когда запустили велопатрули, преступность снизилась на 60%.

Какова сейчас обстановка на юге Одесской области?

Там обстановка непростая. Только за последние несколько месяцев произошло покушение на начальника уголовного розыска местной полиции, покушение на мэра Измаила. В этом городе есть определенные сложности, связанные с организованной преступностью. Но в целом по югу цифры говорят об улучшении ситуации. После того, как в Болграде были размещены подразделения Национальной гвардии, количество преступлений упало на 50% по сравнению с прошлым годом.

Какие еще трудности есть у Главного управления Нацполиции в Одесской области?

У нас большой некомплект сотрудников. На сегодняшний день не хватает 676 человек, сразу после переаттестации некомплект был около 1600 сотрудников. Больше всего не хватает следователей (более 100 человек), сотрудников уголовного розыска, участковых инспекторов, патрульных полицейских. Постепенно мы ситуацию исправляем. Сейчас люди на учебе, проходят переподготовку, некоторые - в АТО. Когда будет полный штат сотрудников, работать станет проще.

Ходят слухи об оказываемом на Вас лично давлении…

Давайте так: критику настоящих активистов и журналистов я не могу назвать давлением. Да, это вызывает определенные неудобства. Потому что постоянно приходится что-то кому-то объяснять и доказывать, а не делать свою работу. Хотя есть ситуации, которые не стоят выеденного яйца. Но наши недоработки мы пытаемся вместе устранять.

Однако есть также псевдоактивисты, которые сознательно или нет, но создают препятствия в нашей работе. Живой пример – мы вынуждены были отложить задержание преступной группы, так как все силы, в том числе специального назначения, находились на охране общественного порядка из-за таких псевдоактивистов.

Надо четко разделить тех, кто за идею, и псевдоактивистов, которые за "бабки", извините, делают всякую ерунду. Начиная от незаконной уборки чужого урожая и заканчивая поджогами судов или "борьбой" с проституцией.

Вы не связываете эти события в одну цепочку?

Если выстраивать общую цепочку из некоторых действий, которые происходили, я для себя понимаю, кому это выгодно. Понимаю, кто хочет, чтобы сюда пришел другой, управляемый человек, который будет закрывать глаза на определенные действия.

Можете назвать этих лиц или эти силы?

Не могу, потому что нет прямых доказательств. А неподтвержденные слова будут сразу использованы против нас.

При предыдущем руководстве областного управления был инцидент с пытками задержанного сотрудниками полиции в бывшем Ильичевске. Что привело к возникновению такой ситуации?

Эти проблемы действительно были. Но они были связаны с тем, что, по моему мнению, на руководящие должности назначались не те кадры. В некоторых райотделах мне пришлось поменять молодых руководителей на более опытных. Отвечаю очень просто: возьмите статистику и посмотрите, что было в том году и что в этом. Разница есть. Для бабушки или мамы с ребенком не имеет значения, кто начальник. Важно, что он делает. Если в прошлый курортный сезон было 30 грабежей в день, то сейчас мы "сбили" этот показатель до 10-12 в день. Разбоев было 5 в день, сейчас один, а бывают дни, когда и ни одного. Есть у нас проблемы, не говорю, что все идеально. Но они уже не столь критичны.

Насколько серьезное влияние на криминогенную ситуацию в Одессе оказывают "воры в законе"?

Сегодня на ситуацию в городе пытаются влиять три человека: Омар Бекаев, Миндия Горадзе и Антимос Кухилава. Первые двое вообще не оказывают какого-либо существенного влияния. А гражданин Кухилава периодически приезжает и пытается влиять тут на месте, подчеркиваю, пытается. Но мы ему не даем.

Мы следим и за другими лицами, которые "содействуют" ухудшению оперативной ситуации. Например, в СИЗО или в отдельных районах Одесской области. Каждым занимаемся, что называется, индивидуально. Как только кто-то из них оступится, мы сразу примем меры.

Антимос сейчас в городе?

Сейчас он выехал.

Насколько известно, он вернулся в Украину с украинским паспортом. Можно ли теперь как-то повлиять на него?

По решению Верховного суда ему действительно вернули паспорт гражданина Украины. Поэтому фактически у нас связаны руки. Хотя мы с миграционной службой Одесской области приложили максимум усилий, чтобы ситуация с Антимосом вошла в законное русло. К сожалению, у нас процедуры в этом плане очень бюрократические и длительные. Но мы продолжаем работу.

Я не считаю, что гражданин Кухилава должен находиться с таким статусом в Одессе и пытаться влиять на криминогенную ситуацию в регионе. В решении этой проблемы нам сейчас помогают Министерство внутренних дел и департамент уголовного розыска Национальной полиции. Хотелось бы, чтобы этот человек покинул территорию Украины.

Оказывает ли какое-то влияние на стабильность в Одессе Александр Ангерт и сообщения о его смерти? Не ожидается ли в связи с этим борьба за передел сфер влияния?

Насколько я знаю, Ангерт сейчас находится за границей. А что касается передела… Я больше переживаю из-за Бекаева, Горадзе и Кухилавы. Криминальные разборки между ними продолжаются. И мы не должны допустить, чтобы этот передел зон влияния и конфликт закончился стрельбой или повлиял на безопасность людей.

Один из самых важных запросов общества в Одессе – это завершение расследования второй части преступлений, совершенных 2 мая 2014 года (в части событий на Куликовом поле). Какова ситуация с расследованием этого дела?

Данное дело находится в следственном управлении, под него создана специальная усиленная следственно-оперативная группа из числа наиболее подготовленных сотрудников оперативных подразделений. Также туда входят специалисты киберполиции.

По состоянию на сегодняшний день было допрошено порядка 200 новых свидетелей. Сейчас назначены новые комплексная комиссионная судебно-медицинская и судебно-баллистическая экспертизы с целью определения обстоятельств причинения смертельных ранений по улице Греческой. Назначены судебно-трасологическая экспертиза, судебно-химическая экспертиза по оставшемуся после пожара в Доме профсоюзов мусору, которая позволит нам отработать версию по отравляющим газам, много других новых экспертиз.

Что касается подозреваемых, 5 человек мы привлекли дополнительно по статье организация массовых беспорядков – ч. 2 ст. 294 УК, разыскали двоих человек, которые находились в розыске. Еще по 15-ти продолжаем оперативно-розыскные мероприятия.

А что делает киберполиция по данному делу?

Киберполиция анализирует все материалы, которые есть в медиа, начиная с 2014 года. В частности, по ряду фигурантов, в отношение которых расследование было закрыто, мы сейчас заново собираем информацию. Проверяем, что это за люди, как и что они делали, при каких обстоятельствах.

Можно ли назвать конкретные сроки завершения расследования данного дела и его передачи в суд?

Дату назвать сложно. Если делать все обстоятельно, как требует закон, как требуют иностранные наблюдатели, с выполнением всех экспертиз, чтобы все было подтверждено документально и не развалилось в суде и не слушалось три года, то объем работы все еще сумасшедший. Это не два, не три и не четыре месяца.

По моему личному мнению, это дело – одно из самых сложных в Украине сейчас. А, может быть, и за всю современную историю Украины: количество человеческих жертв, политическая подоплека, противостояние в обществе... Поэтому надо подойти объективно, чтобы потом не получить обвинения, что мы однобоко рассматриваем ситуацию: одну сторону привлекаем, а другую якобы не трогаем. Нет, такого не будет! Те, кто совершили преступления во время этих событий, будут наказаны.

Переформулирую вопрос: есть ли ограничения по срокам расследования ввиду каких-либо факторов?

Для такого дела, я думаю, нас не будут ограничивать во времени. Понятно, что чем быстрее мы его расследуем, тем лучше будет. Но я считаю, лучше мы это дело расследуем качественно, а не быстро. Тем более, что нам, по сути, приходится собирать картину спустя три года по крупицам. Хотя в этом тоже есть свой позитив: угол зрения немного другой, тогда это было по-горячему, начало войны, сейчас иначе. Плюс мы используем материалы, которые наработали другие организации и структуры. Те же журналистские расследования, которые провела "Группа 2 мая".

Возвращаясь к активистам. Какие взаимоотношения между одесской полицией и этой частью общества?

Самая большая проблема – это двойные стандарты. Когда собираешь круглый стол с активистами, у многих из которых обострено чувство справедливости, и напрямую спрашиваешь их, мол, готовы ли они отвечать за свои действия честно и по закону, то все вроде "за". Но как только мы кого-то привлекаем к ответственности, сразу начинаются какие-то истории о том, что полиция чрезмерно жестоко действовала при задержании, какие-то уловки. И такие случаи были уже неоднократно. Например, при задержании активисту сломали нос. Сразу: полицейские – фашисты. А если активисты сломали нос полицейскому, то – извините, мол, мы по неосторожности, мы не хотели. Хотя в других странах в таких ситуациях полицейские вообще оружие применяют.

Какая ситуация с расследованием уголовных производств в отношении активистов? Было много фактов давления на судей, хулиганств.

По каждому факту открыто уголовное производство. Статьи не тяжкие – самоуправство, хулиганство. Но есть вопросы с доказательствами. Часто вину человека нечем доказывать, нет свидетелей.

А просто чьей-то политической воли, мол, надо это дело раскрыть, не достаточно. Я не буду нарушать Уголовный кодекс. Мы стремимся работать по европейским стандартам. Мы же все сами хотим новую полицию. Поэтому если есть достаточно материалов, чтобы привлечь человека к ответственности за определенные действия, мы его привлекаем. Не хватает материалов – не привлекаем.

Дела по многим фактам открыты. Но мы не можем делать людей виноватыми.

Ну и еще есть роль прокуратуры, которая осуществляет процессуальное руководство, есть еще суды, которые могут принять решение не принимать дело к рассмотрению, потому что не хотят конфликтов.

А сколько вообще таких дел?

От 10 до 15 дел. Их не так много, в основном фактовые дела.

Жители Одессы отмечают увеличившееся количество казино в городе. Полиция как-то борется с этим явлением?

Не казино, а игровые залы. Мы с прокуратурой ежедневно, так сказать, "выносим" по 1-2 таких зала. Но они растут как грибы. По городу, по нашей оценке, их сейчас 140-150 действующих. Это с учетом того, что мы выносим 1-2 в день и еще периодически проводим массовые рейды, "вынося" за раз 30-40 залов.

Проблема действительно есть. Но она больше связана с недочетами нашего законодательства.

Мы приходим, изымаем оборудование. Но потом по решению суда нас обязывают его вернуть, потому что недостаточно улик. А чтобы было достаточно улик и чтобы не вернули, надо 3-4 месяца документировать деятельность только одного зала.

Поэтому мы идем другим путем: пытаемся их вынудить свернуть эту незаконную деятельность. К сожалению, прибыль от нее с лихвой перекрывает все затраты. Даже если мы все изымаем и вывозим, люди организовывают процесс заново.

Проблему надо решать на законодательном уровне.

Завершены ли следственные действия по убийству и расчленению тела сотрудницы Одесского СИЗО?

По полицейской статье – 115-й – расследование завершено. Но существующие в СИЗО проблемы остались. Ситуация там катастрофическая с точки зрения влияния на криминогенную ситуацию. По большому счету, СИЗО являются домами отдыха для преступников. Начинающие преступники там не исправляются, а, наоборот, углубляются в преступную среду, проникаются "преступной романтикой". Потому что человек, который первый раз туда попал, видит, что многие себя там чувствуют, как на воле: телефоны, наркотики, женщины… и человек при этом не работает.

Безнаказанность, полное игнорирование должностных обязанностей отдельных лиц, неудачная реформа – все это привело фактически к развалу пенитенциарной системы. Это с моей, полицейской, точки зрения.

Журналисты активно обсуждали фотографии рук подозреваемого в убийстве, которые остались в крови после стирки вещей. Есть мнение, что его избивали.

Когда я туда приехал, когда там уже находились полицейские силы, при мне его точно не били. Его заковали в "браслеты" и все. Руки не дали вытереть, так как надо было провести экспертизы. И было бы глупо давать ему вытереть руки. Мы же даже не понимали, чья это кровь. Может, он свинью зарезал.

Но я не исключаю, что, с учетом тех видео о "наведении порядка" в Одесском СИЗО, с учетом того, как там обращались с задержанными, там, может, что-то и было. Но когда туда зашла полиция, насилия в отношении задержанного не было.

Насколько сегодня у полиции получается привлечь на свою сторону общество?

Определенное "прохладное" отношение к полиции у населения осталось со времен милиции, которая была карательным органом.

Понятно, что та категория людей, которые не любят полицию изначально (люди, которые имеют судимости или еще в каком-то негативном ключе сталкивались с полицией или милицией), они и не полюбят нас. Но другая часть видит изменения. И эта часть растет. Я это сам чувствую, когда с людьми общаюсь. Мы ломаем ситуацию, но не так быстро, как хотелось бы.

Значительную роль, как позитивную, так и негативную, в этом вопрос играют СМИ. Но люди в любой непонятной ситуации в первую очередь звонят в полицию.

Хотя, конечно, некоторые силы, иногда неосознанно, пытаются сформировать негативный образ полиции. В том числе те, которыми опосредованно управляют из "Поребрикстана", из Москвы. Это один из уровней гибридной войны – создать негативное впечатление об органах государственной власти.

Насколько налажено сегодня сотрудничество между полицией и городскими и областными властями?

Недавно область выделила 77 машин для полиции, большое спасибо за это. Город выделил деньги на полицейские станции, деньги на автотранспорт, на оборудование видеонаблюдения. Также во взаимодействии с городскими властями мы хотим сделать в Аркадии самое безопасное место в Одесской области.

Можете ли вы оценить эффективность и адекватность муниципальной охраны?

Такую оценку должны давать жители города. Со своей стороны могу сказать, что на прошлой неделе они нам помогли задержать грабителей, не побоялись. А я за любую помощь благодарен.

Я понимаю, что этот вопрос сильно политизирован. Мол, это частная армия. Но эти люди без оружия, 60% или 70% из них – бывшие АТОшники, есть бывшие сотрудники МВД. Мне бы хотелось, чтоб их было больше на охране публичного порядка.

То, что их, возможно, используют в каких-то других ситуациях, - мы по каждому факту разбираемся. С тем же нападением на журналиста мы разобрались. Там была охранная фирма. Хотя все кричали – это "армия" (мэра Одессы Геннадия – ИФ) Труханова.

И что сейчас с этим нападением?

Лицо установлено. Человеку объявлено подозрение по ст. 171 и 296 (препятствование деятельности журналиста и хулиганство). Сейчас подозреваемый привлек к делу адвоката, чтобы себя защитить.

Где в Одесской области нет сотрудничества между полицией и местными властями?

Проблемы однозначно есть в Ширяевском районе. Не совсем там все открыто и прозрачно, как должно быть. Мы делаем свои выводы. Может быть, они будут чересчур жесткими, но они будут. По остальным районам понимание есть. Все осознают, что безопасность – это один из приоритетов. Я очень рад за Арцизский, Болградский районы – там полное взаимопонимание. Общественность и полиция там одно целое. Чуть что – вся громада вовлекается в ситуацию. Это, кстати, яркий пример конструктивного взаимодействия, пример, когда полиция оказывает полицейские услуги своей громаде, к этому мы и стремимся.

Украина > Армия, полиция > interfax.com.ua, 5 сентября 2017 > № 2301612 Дмитрий Головин


Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство. Финансы, банки > stroi.mos.ru, 5 сентября 2017 > № 2299408

Почти в два раза выросло количество договоров долевого участия в Москве

Более 46,3 тыс. договоров долевого участия (ДДУ) заключено в Москве за восемь месяцев этого года, сообщил председатель Москомстройинвеста Константин Тимофеев.

«Это на 41% больше, чем за тот же период прошлого года. Тогда эта цифра составила чуть более 27,4 тыс. ДДУ», - сказал К. Тимофеев.

По его словам, рынок новостроек в столице расширяется уже не первый месяц. По данным Управления Росреестра по Москве, в первом полугодии количество зарегистрированных ДДУ превысило 31 тысячу. Это на 39% больше, чем за тот же период 2016 года (около 19 тысяч).

«Спрос на первичном рынке жилья поддерживается относительно низкими ипотечными ставками и постепенно дешевеющими квадратными метрами», - пояснил К. Тимофеев.

Он отметил, что стоимость квадратного метра жилья на первичном рынке столицы за последний год снизилась на 10-15%. Основная причина этого - рост конкуренции среди инвесторов.

«В строительстве находится 18,3 млн кв. м жилья и порядка 3 млн кв. м апартаментов и гаражей. Такой объем на рынке зафиксирован впервые за шесть лет. Инвесторы, девелоперы конкурируют между собой за покупателя, и это идет на пользу, в первую очередь, жителям», - подчеркнул К. Тимофеев.

В Москомстройинвесте напомнили, что в Москве с привлечением средств граждан строится 543 объекта, в том числе 527 (97%) - по ДДУ и 16 (3%) - в рамках жилищно-строительных кооперативов (ЖСК). Средства населения привлекает 261 застройщик.

Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство. Финансы, банки > stroi.mos.ru, 5 сентября 2017 > № 2299408


Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > stroi.mos.ru, 5 сентября 2017 > № 2299407

700 тыс. кв. м недвижимости сдано за восемь месяцев 2017 года в Новой Москве, сообщил руководитель Департамента развития новых территорий столицы Владимир Жидкин.

По его словам, из них 465 тыс. «квадратов» жилья, еще 235 тыс. кв. м - объекты социальной инфраструктуры и коммерческого назначения.

«Хороший показатель, что нежилая недвижимость составляет половину от жилой. Это значит, что одновременно с жилыми домами возводятся школы, детские сады, создаются новые рабочие места. Мы выполняем поручение мэра Сергея Собянина развивать новые территории комплексно, а не превращать их в еще один спальный район», - сказал В. Жидкин.

По итогам этого года в Троицком и Новомосковском округах (ТиНАО) планируется ввести порядка 2,3 млн кв. м недвижимости, из которых 1,6 млн «квадратов» составит жилье.

Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > stroi.mos.ru, 5 сентября 2017 > № 2299407


Россия. Весь мир > Армия, полиция. СМИ, ИТ. Образование, наука > mvd.ru, 5 сентября 2017 > № 2298189 Сергей Ляшенко

Против «вирусов» у нас сильный «иммунитет».

На вопросы «Полиции России» отвечает генерал-лейтенант внутренней службы Сергей ЛЯШЕНКО, начальник Департамента информационных технологий, связи и защиты информации МВД России.

– Сергей Николаевич, в современном мире существует огромное количество кибер­угроз. Какие меры предпринимаются МВД России для защиты своих информационных ресурсов?

– Проводится плановая и систематическая работа по совершенствованию подсистемы обеспечения информационной безопасности Единой системы информационно-аналитического обеспечения деятельности МВД России (ИСОД МВД России). Но следует подчеркнуть, что борьба с угрозами в сфере информационно-телекоммуникационных технологий – это такая область, в которой нельзя останавливаться, иначе неминуемо проиграешь. Поэтому очень важен регулярный обмен опытом и совершенствование.

Представители Министерства принимают участие в различных форумах, конференциях, посвящённых информационной безопасности. На постоянной основе ведётся апробация инновационных решений в области безопасности информации, часть из которых мы оперативно внедряем. Немаловажную роль в общей борьбе с информационными угрозами играет своевременная замена технологического оборудования иностранного производства на отечественное.

– Весной этого года мир потрясла беспрецедентная кибератака. Множество компьютеров крупных коммерческих организаций, государственных учреждений и простых обывателей подверглись заражению компьютерным вирусом. Нападению подверглись и информационные системы МВД России. Насколько успешно удалось его отразить?

– Действительно, распространение компьютерного вируса под именем WannaCry получило большой международный и общественный резонанс. Вместе с тем масштаб угрозы для систем ведомства являлся незначительным. В первую очередь это связано с использованием средств вычислительной техники отечественного производства, а также операционных систем Unix и подобных ей. Таким образом, заражение серверных мощностей критических систем, которые хранят и обрабатывают данные, оказалось невозможным в принципе.

Другое дело – рабочие станции сотрудников, функционирующие под операционной системой Windows. Здесь угроза была серьёзнее.

Существенную роль сыграло то, что обновление антивирусного программного обеспечения на большом количестве компьютеров всегда происходит с некоторой задержкой по времени. Поэтому обновления, которые смогли детектировать, были получены не везде и не сразу.

Но можно с уверенностью сказать, что утечки информации из банков данных МВД России не было. Принцип «работы» вируса основан на шифровании пользовательских файлов определённых форматов и последующем требовании выкупа за их расшифровку. При этом вирус продолжает поиск и дальнейшее заражение уязвимых компьютеров в локальной сети. Сама информация с заражённых машин не передаётся злоумышленникам.

– Что предприняли специалисты МВД России для предотвращения атаки?

– На случай возникновения подобных ситуаций у нас разработаны соответствующие инструкции. Сотрудникам подразделения, обеспечивающего защиту информационных систем, удалось свое­временно определить механизм распространения вредоносного кода и провести необходимые мероприятия для его локализации. Благодаря централизованному управлению ресурсами и системе защиты заражённые компьютеры были оперативно отключены от вычислительной сети ведомства. Далее в штатном режиме проводилось их «лечение». Были подготовлены, протестированы и установлены актуальные версии антивирусных баз и обновления Microsoft, закрывающие уязвимость, эксплуатируемую вирусом «WannaCry». Защитившись от последнего, мы обезопасили себя от всех вирусов, использующих данный тип уязвимостей, например от так называемого вируса «Petya».

Таким образом, вирус не оказал влияния на деятельность подразделений МВД России. По итоговым подсчётам, пострадало менее 1 процента от парка компьютерной техники ведомства. Заражению подверглись только устройства пользователей. Серверное оборудование, системы хранения данных, а также другие критически важные компоненты ИСОД МВД России, функционирующие под управлением операционных систем семейства Unix и Эльбрус, от воздействия этого вредоносного контента не пострадали.

– Всё вышесказанное лишний раз подтверждает, что сфера информационной безопасности требует высококвалифицированных специалистов. Где их готовят?

– Основными источниками кадров для нас являются Воронежский институт МВД России и Академия ФСО России. Не так давно к данной работе подключился Московский университет МВД России имени В. Я. Кикотя. Эти вузы готовят специалистов по защите информации по программе «Информационная безо­пасность телекоммуникационных систем».

Естественно, выпускники образовательных организаций не попадают сразу в подразделения центрального аппарата. Молодой сотрудник должен накопить практический опыт – как по специальности, так и служебный. Хотя учёбу, начиная с первых курсов, и дальнейшую профессио­нальную деятельность наиболее перспективных мы стараемся отслеживать.

Такая работа проводится под очень пристальным вниманием представителей заинтересованных подразделений ведомства. Ведь именно молодым специалистам через некоторое время предстоит вырабатывать политику одного из самых крупных и передовых силовых ведомств страны, в том числе – политику его информационной безопасности.

– Что можно порекомендовать руководителям подразделений внутренних дел для поддержания информационной безопасности на должном уровне?

– Эта сфера требует постоянного внимания и комплексного подхода. В первую очередь, нужно поддерживать компетенцию и осведомлённость сотрудников о требованиях по защите информации. Для этого не реже чем раз в полгода следует проводить соответствующие тематические занятия с личным составом в рамках служебной подготовки. Лекторами на них могут выступать как сотрудники профильных подразделений МВД России, так и приглашённые гражданские специалисты.

Не меньшую важность представляет своевременное и точное исполнение рекомендаций и предписаний, разработанных в нашем Департаменте. Это позволит избежать серьёзных неприятностей. Только постоянная работа администраторов безопасности над защитой автоматизированных рабочих мест и других ресурсов подразделения позволит избежать неприятных инцидентов и обеспечит достойный уровень информационной защиты ведомства в целом.

Россия. Весь мир > Армия, полиция. СМИ, ИТ. Образование, наука > mvd.ru, 5 сентября 2017 > № 2298189 Сергей Ляшенко


Сирия > Армия, полиция > inosmi.ru, 5 сентября 2017 > № 2297780

Дейр-эз-Зор: победа масштаба Алеппо и больше

Насер Кандиль (Naser Qandil), Al Binaa, Ливан

В течение года сирийская армия и ее союзники добилась неоспоримых успехов. Так, за год удалось освободить территории, площадь которых составляет более 50 тысяч квадратных километров, или одну треть всей территории Сирии, что в пять раз больше площади территории Ливана. Тем не менее решающее значение среди этих достижений, вне всяких сомнений, имеет освобождение восточной части Алеппо, которое положило конец западной политике, нацеленной на уничтожение сирийского государства, его армии и свержение президента Асада. В то же время этот успех проложил путь к завершению войны и началу формирования столпов государства под новой «крышей». С тех пор началась борьба против проекта управляемого хаоса, целью которого являлось свержение режима и контроль над государством. В «центре» этой войны, которую ведут Сирия и ее союзники, стремление отбросить американцев от сирийско-иракской границы и предотвратить реализацию проекта, цель которого — открыть двери перед «Исламским государством» (запрещена в РФ — прим. ред.), дав ему сбежать из Ракки в сирийскую пустыню.

Дейр-эз-Зор привлекает всеобщее внимание как область, которая прилегает к району на северо-востоке от Евфрата, в котором американцы проводят свои операции, и где предполагается создание независимого курдского образования. Она имеет большое значение, поскольку с ее помощью можно освободить Алеппо. Алеппо находится к югу-западу от Евфрата, то есть за пределами зоны операций американских военных и их союзников, а также за пределами тех границ, которые курдские лидеры объявили границами своего будущего «очага». Таким образом, освобождение Алеппо, несмотря на различные успехи, остается «болезненной травмой» для американцев, однако эта проблема может быть решена при условии, что американский план сосредоточится на установлении всеобъемлющего контроля на северо-востоке от Евфрата и реализации курдского политического проекта. На этом фоне продвижение сирийской армии к Дейр-эз-Зору представляет угрозу для упомянутых выше проектов.

Соединенные Штаты делают ставку на то, что сирийской армии будет крайне сложно достичь этой цели. Если она потерпит поражение, присутствие «Исламского государства» в Пальмире, Аль-Бадии на территории площадью в несколько тысяч квадратных километров, а также в деревнях вблизи Хамы и Хомса станет источником кровопролития. Ожидалось, что для того чтобы сирийская армия и ее союзники достигли Дейр-эз-Зора, сняли осаду со своих сил и воссоединились с ними, потребуется не менее трех лет, в течение которых американцы и курды смогут покончить с «Исламским государством» в Ракке, Дейр-эз-Зоре и аль-Хасаке, а разговоры о федеральном устройстве станут реальностью. Федерализм — это прикрытие для американцев, которые хотят создать курдское правительство, которым можно будет управлять, поэтому американцы публично объявили 2020 год в качестве даты для достижения политического урегулирования в Сирии.

То, чего добилась сирийская армия за последние десять месяцев больше похоже на военное «чудо», и поражение «Исламского государства» перед лицом сирийских военных, продвигающихся к Дейр-эз-Зору, означает господство последних в этой области. В этой связи следует учесть, что сирийская армия уже взяла курс от деревень в Ракке на север от Ефрата, направляясь к окрестностям Дейр-эз-Зора. Возможно, борьба за освобождение Ракки, которая началась два месяца назад, станет битвой сирийской армии и ее союзников, особенно если учесть, что они решили отрезать пути к городам Аль-Маядин и Абу-Камаль, прежде чем направиться к Ракке. Тогда американцам придется признать, что их план относительно области к северо-востоку от Евфрата провалился, а курдские лидеры будут вынуждены ускорить «регистрацию» своего участия на переговорах в Женеве, чтобы участвовать в политическом урегулировании. В таком случае максимальным достижением для них станет единое правительство при сирийском президенте, консенсус в отношении новой конституции и участие в парламентских и президентских выборах.

Некоторые считают, что конвои «Исламского государства», остановившиеся на окраине Дейр-эз-Зора после их вытеснения из Аль-Каламуна, могут остаться там на долгое время. Американцы достигли своей цели, когда делали информационные вбросы относительно подготовки к решающей битве за Дейр-эз-Зор, возглавят которую сирийская армия и ее союзник «Хезболла» при открытой поддержке со стороны Ирана и безграничной поддержке России с воздуха.

Сирия > Армия, полиция > inosmi.ru, 5 сентября 2017 > № 2297780


США. Франция > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 5 сентября 2017 > № 2297742

«Дом Бабы-Яги». Какие решения по уходу за пожилыми людьми предлагает бизнес

Николай Кобляков

Президент Senior Group

Отрасль ухода за престарелыми людьми давно не ограничивается традиционными вариантами — уходом на дому и домами престарелых с длинными коридорами и медсестрами. Какие есть передовые наработки и инновации, направленные на поддержание активной жизни?

«Уголовников — в дома престарелых, а тюрьмы отдадим пожилым» — это расхожая шутка в США, где по уровню безопасности и комфорта тюрьмы часто превосходят бюджетные дома престарелых. Кроме того, традиционный коридор с рядами дверей с двух сторон — схема, используемая даже в дорогих больших резиденциях для пожилых с обеих сторон океана, — действительно сильно напоминает классическую тюрьму или в крайнем случае госпиталь — но никак не место для жизни, к которому не нужно привыкать и куда можно стремиться. Люди не любят дома престарелых. Даже самые дорогие, с бассейнами, кинозалами и спа-салонами. Более того, именно большие комплексы для пожилых вызывают наибольшее отторжение у большинства семей, которые задумываются о возможном решении проблемы комфортного старения и проживания пожилого родственника.

Поэтому отрасль ухода за пожилыми сегодня бурно развивается. Существуют передовые наработки в этой области по всему миру, задающие ей новый вектор развития.

Green House Project — Зеленый дом (США)

Наиболее яркий проект, начатый доктором Томасом в 2000 году, когда он построил свой первый «Зеленый дом» в Тулеппо, Миссисипи, — пожалуй, самый главный прорыв в деле ухода за пожилыми в США за последние 15 лет. Сегодня в Америке уже 173 резиденции, функционирующие по этому принципу в 27 штатах. Основные отличительные особенности — размер резиденции, архитектура здания, семейная атмосфера. В одном «Зеленом доме» не может жить больше 10-12 человек. Все элементы жилого пространства расположены на одном этаже и адаптированы. Прошедший курс специальной подготовки помощник, проводящий все время в доме, основной целью имеет организацию почти семейных отношений среди резидентов и стимуляцию их желания жить.

После того как стало понятно, что доктору Томасу удалось сделать не только реально востребованную пожилыми модель, но и доказать ее экономическую эффективность (об этом чуть позже), среди профессионалов Senior Care в Штатах появилась еще одна шутка: «Вопрос не в том, как должна выглядеть современная резиденция для пожилых, а в том, как переделать наши дома престарелых в такие резиденции».

Baba Yaga — «Дом Бабы-Яги» (Франция)

Концепт резиденции семейного типа «Дом Бабы-Яги» во Франции был разработан в начале 2000-х живущей в Париже феминисткой Терезой Клерк. Резидентки договорились, что каждая работает примерно 10 часов в неделю по дому и в качестве санитарки для соседок — (в первой резиденции живет 21 пансионерка), что обеспечивает функционирование резиденции практически без обслуживающего персонала. Почему в качестве названия было выбрано имя «пожилой русской волшебницы» — останется загадкой. Мадам Тереза Клерк умерла в своем «доме Бабы-Яги» в Монтрее под Парижем в 2016 году, не успев увидеть, как концепт был подхвачен и начал реализовываться в Канаде под именем Baba Yaga Place.

В чем же отличительная особенность резиденций семейного типа?

Прежде всего — этажность. Семейная резиденция имеет в своей основе ячейку 7-12 резидентов, все комнаты которой должны быть на одном этаже. Коттеджи, как правило, двухэтажные и без лифта.

Кроме того, доступ от любой кровати до туалета, до места приема пищи, до социального пространства не должен превышать 10 метров («нет» коридорной системе).

Самое главное — это внутренняя атмосфера стимулирования самостоятельных действий, которой не могут похвастаться даже профессиональные резиденции в России, не говоря о снятых коттеджах.

Экономика: как это работает

Обсуждение резиденций семейного типа с профессионалами от классического институционального ухода обычно наталкивается на полное непонимание их экономической сущности. Обслуживать лишь 10 человек слишком дорого, говорят директора и собственники больших классических домов престарелых. Их логика проста и понятна. Кормить, например, 100 человек явно дешевле, в пересчете на одного, чем десять.

Но есть нюансы. Любая бизнес-операция из тех, что реализуется в резиденции, может быть отнесена к одной из трех групп:

Прямые индивидуальные (требующие непосредственного контакта помощника и резидента — такие как кормление, помощь в гигиене)

Прямые групповые (непосредственный контакт одного помощника и нескольких резидентов — чтение книги, проведение ателье памяти)

Косвенные (уборка помещений, приготовление пищи)

И если стоимость косвенных операций в пересчете на одного резидента действительно сильно растет при уменьшении количества подопечных (в частности, в маленьких семейных домах в принципе не может быть кухни полного цикла, и еду приходится покупать в виде практически готовых к употреблению полуфабрикатов, что дороже), то стоимость прямых индивидуальных операций (а они самые затратные) становится меньше. Объяснить это проще всего на примере.

Пару лет назад я ездил в Эдисон, Нью-Джерси, смотреть на один из Green House Project — американскую семейную резиденцию. Большой, но одноэтажный дом с центральной гостиной, куда выходят двери восьми комнат. Высокие потолки, две стиральные и одна сушильная машина, качественно оборудованная кухня. Поручни на стенах, полное отсутствие порогов и медицинские кровати в некоторых комнатах. Но, в общем, обычный дом, ничего особенного. У моей университетской подруги, живущей неподалеку, дом побольше. «Хозяйка» дома — крупная улыбчивая черная женщина по имени Салли — поит меня чаем в кухонной зоне гостиной, составляя в посудомоечную машину грязную посуду, собранную подопечными после обеда в мойку, и рассказывает об уникальном духе проекта. Двое пожилых мужчин — один из них в инвалидном кресле — играют рядом в шахматы.

— Ой, Салли, — раздается из-за дверей одной из комнат. — Я хочу встать, помоги!

Я понимающе отодвигаюсь от стола, в ожидании, что Саллии бросится на помощь изъявившей желание вылезти из кровати. Однако хозяйка, не прерывая уборки на кухне, зычно кричит в ответ:

— Джейн, так ты возьмись за ручку, поднимайся и иди к нам пить чай! Мы тебя тут с Джоном и Биллом ждем.

В комнате слышится возня, но все-таки что-то у Джейн не получается:

— Саллиии! Я не достаю до этой гнутой ручки!

Продолжая вытирать стол, Салли, не снижая голоса, кричит прямо в ухо играющему в шахматы Джону:

— Капитан, иди помоги Джейн, она забыла, похоже, как пользоваться поручнем.

Тот прерывает игру и скрывается в комнате Джейн.

Мне же Салли объясняет:

— Джон немного глуховат, но капитан он отменный. Он не просто поможет Джейн встать, а еще несколько раз вместе с ней повторит, как пользоваться поручнем, чтобы она чувствовала себя самостоятельной.

— Но разве это не ваша обязанность — помогать резидентам? — я был немного ошарашен таким подходом персонала.

— Моя обязанность сделать так, чтобы Джейн здесь нравилось! — отрезает Салли. — А ей гораздо больше понравится научиться самостоятельно перемещаться по дому, чем лежать и ждать помощи все время. Конечно, вначале наш эрготерапевт выбрал именно этот план ухода, а потом уже я ее учила, как правильно ходить, как вставать, и сейчас, если нужно, всегда приду на помощь — все-таки я тут тоже живу.

— А почему она кричит, а не жмет кнопку? — не сдаюсь я.

— А Джейн кнопка не положена, — смеется Салли. Цель ее care-плана — восстановление самостоятельности. Конечно же, у нее есть шнур вызова в душе и датчик нахождения в кровати. Т. е. если ночью она встанет в туалет и не вернется в кровать через 10 минут, ко мне на пейджер придет сигнал.

Салли демонстрирует нормальный, давно не виденный мною агрегат, висящий на ее объемной талии. Но зачем ее спальню превращать в больничную палату?

— У нас дом, а не Дом престарелых (It’s THE House here, not a Nursing Home). И Салли поднимает вверх указательный черный палец.

Т.е. Салли мне на примере показала то, что доктор Томас долго описывал в своих статьях и заявках на гранты: «В случае ограничения количества резидентов числом 7-10 в одном доме и создания там нестигматизирующей атмосферы прямые индивидуальные расходы могут быть значительно уменьшены с помощью стимулирования семейных отношений и поддержания желания сохранения и восстановления самостоятельности жителей».

Конечно, модель семейной резиденции — не для всех. При определенной степени зависимости и четко отрицательном психологическом настрое единственной опцией остается стандартный дом престарелых — с длинными коридорами, медсестрами на этаже и плановыми обходами, как в больнице. Но если по результатам оценки его жизненных параметров резиденту подходит care-план семейной резиденции, то она рассматривается семьей как более привлекательный вариант.

Инновации по уходу за пожилыми

Кроме создания маленьких резиденций развитие домена ухода за пожилыми идет еще по нескольким направлениям:

Age in Place: адаптация жилья, включая телемедицину, роботов

Новые социальные модели старения: структурированная связь с семьей, сети взаимопомощи, совместное проживание стариков и студентов, стариков и детей, занятость на пенсии

«Уберизация» — социальные сети для помощников

Продление активного возраста с помощью технологий, создания рабочих мест для пожилых, финансовых институтов, моделей страхования, технологии кнопок и носимых электронных устройств.

Адаптация жилья

Адаптация жилья пожилых рассматривается как необходимый элемент течения age-in-place и преследует две цели:

Обеспечение безопасности и комфорта самих пожилых

Повышение эффективности работы приходящих медсестер и социальных работников

Наибольшей угрозой безопасности для одиноких пожилых является обездвиженность после падения. По данным портала www.safeinhome.com, от 35% до 50% пожилых падают хоть один раз каждый год и от 50% до 80% упавших не могут подняться без посторонней помощи.

Нахождение на полу в обездвиженном состоянии более 6 часов влечет долгосрочную госпитализацию, более 12 часов- вероятную, а более 72 часов — неминуемую смерть. При этом в 70% случаев падения происходят, как правило, в ванных комнатах. Поэтому адаптация жилища сводится в первую очередь к адаптации ванных комнат (замену ванн на итальянские — без поддона — души, установку поручней) и инсталлирование разнообразных датчиков падения. Но кроме таких очевидных изменений в квартирах и домах могут устанавливаться специальные кровати, автоматизированные кухни и пр. Для повышения эффективности работы приходящих помощников используются автоматические распределители медикаментов (которые напоминают о требуемом приеме лекарств), различные лифты горизонтального и вертикального перемещения и системы поведенческого анализа и телемедицины, собирающие информацию о состоянии здоровья человека в момент, когда он находится в одиночестве, для облегчения детектирования недуга. Ключом к успеху программ age-in-place является тонкая настройка плана по уходу за пожилым, включающего необходимые средства адаптации жилья под нужды конкретного резидента и особенности конкретного помощника.

Новые социальные модели старения

В военном деле не так давно оценка эффективности оружия сместилась из сферы причинения максимального смертельного урона живой силе противника в сторону выведения из строя живой силы с помощью причинения ущерба, устранение которого требует от противника больших усилий, чем похороны солдата. Отвезти раненого с поля боя и вылечить гораздо дороже, чем закопать убитого бойца. А войны — это всегда соревнование экономик. Сегодня очевидно, что критерием качества системы обслуживания пожилых является не продолжительность жизни пенсионера, а продолжительность его активной жизни.

И семье, и государству менее интересно увеличивать количество лет, которые пожилой человек проведет полностью зависимым в постели, чем стимулировать продление его активной жизни. И тут выясняется, что кроме традиционных факторов комфорта и здоровья мы можем повлиять на еще один. Довольно много исследований говорят о влиянии одиночества или, скорее, ощущения востребованности пожилого человека на продолжительность его активной жизни. Причем вводятся даже понятия объективной и субъективной социальных изоляций, и одним из результатов последних исследований является независимость продолжительности жизни от типа изоляции. Поэтому кроме традиционных типов senior-care набирают популярность сервисы, обеспечивающие новые социальные модели старения, поддерживающие ощущение востребованности пожилых.

Связь с семьей

Поддержание связи с семьей — это наиболее мощный механизм борьбы с ощущением изолированности. В этом, конечно, нет ничего нового, однако для пожилых, живущих в резиденциях, организация визитов или удаленной связи с прочими членами семьи стали объектами некоторых инноваций.

Например, в ряде французских резиденций месячную плату за пребывание своего родственника по условию контракта нельзя внести ни чеком, отправленным по почте, ни переводом. Можно заплатить только на месте. Таким образом можно гарантировать хотя бы 12 визитов в год.

Конечно, есть и не такие «нововведения», а реальные технологические прорывы. Например, довольно долго множество различных стартапов пытались создать коммуникационные и социальные платформы на базе Skype и Facebook, которыми бы пользовались пожилые. Их интегрировали в телевизоры, в специальные планшеты, но процент тех пожилых, которые предпочли такие продукты обычным телефонам, остался достаточно мал для того, чтобы считать пользование адаптированным мессенджером массовым явлением.

В прошлом году компания из Франции (www.famileo.com) добавила к стандартной уже для пожилых социальной сети дополнительную опцию — теперь ежедневная лента новостей семьи резидента доступна не только на планшете, но и в распечатанном виде. Возможность свести on-line и оff-line поколения быстро завоевывает популярность. Решение Famileo доступны сегодня как в резиденциях, так и для одиноко живущих пожилых, которые получают обычную газету с новостями и фотографиями о жизни своих внуков в свой традиционный почтовый ящик. В нашем квартале семейных домов Senior Lapsas мы будем использовать, например, латышский аналог Famileo-Fazette.

Сети взаимопомощи

Идея таких сетей заключается в организации взаимной помощи живущих по соседству пожилых, которая обеспечивает более комфортное старение дома. Первый пример такой сети — это Beacon Hill Village — сообщество стариков, живущих в центре Бостона. Движение началось в 2001 году, а сейчас ассоциация VtV (village to village network) насчитывает 170 членов в США, Канаде и Австралии.

Совместное проживание пожилых и молодых

В последнее десятилетия стали появляться senior- резиденции, которые предоставляют студентам бесплатные комнаты в аренду, в обмен на обязательство «быть хорошими соседями» для пожилых резидентов. В реальности «быть хорошим соседом» означает проводить 30 часов в неделю вместе с жителями резиденции — смотреть вместе с ними телевизор, праздновать дни рождения, и, даже помогать персоналу в случае болезни резидента. Студенты по контракту могут вести себя как им угодно, чтобы только не доставлять неприятностей пожилым. Такие программы начались в Лионе, Франция, в Кливленде, США, и в Барселоне, Испания.

Занятость на протяжение всей жизни

Самым лучшим способом обеспечения социальной интеграции пожилых, является их занятость. Великие экономисты не пришли до сих пор к однозначному выводу, насколько наем пожилых, имеющих право на пенсию, выгоден для развития экономик. Довольно распространенной точкой зрения является утверждение, что пожилые занимают рабочие места молодых, которые бы делали работу эффективнее, и что у пожилых уже есть один источник дохода — пенсия/сбережения — а у молодых нет и его. Глобальные исследования, которые бы включали полный анализ сравнения стоимости поддержки безработного молодого и впавшего в маразм от ощущения покинутости старика мне неизвестны. На уровне бизнес-предложений в Европе уже появляются рекрутинговые компании, специализирующиеся на предоставлении услуг для пожилых соискателей, а ряд государств начали программы по субсидированию программ для найма пожилых.

Уберизация ухода за пожилыми

Конечно же использование компьютерных платформ для заключения одноразовых равноправных сделок между участниками рынка без участия корпораций не могло не найти воплощения в сфере senior-care.По смыслу ясно, что уберизация senior-care более применима для ухода на дому, чем для институциональных методов ухода. В США в 2015 запустилось сразу несколько компаний, действующих по этой схеме — Hometeam, HomeHero, Honor. Во Франции, в которой классический Uber испытывает очень большие легальные проблемы, в 2015 году тоже началось несколько проектов, которые позиционировали себя как Uber для ухода на дому — Soomville, Helping. Однако, в отличие от услуг транспортировки, услуги ухода на дому по французскому законодательству, не могут быть оказаны авто-предпринимателем (auto-entrepreneur — аналог российского ИЧП), поэтому первые французские «Уберы» для ухода, пока находятся в поисках своей устраивающей государство юридической сущности.

Отрасль ухода за пожилыми бурно развивается сегодня. Представленным моделям еще только предстоит занять свое место в системе Senior-care (заботы о старшем поколении) Восточной Европы и России, предоставив, наконец, долгожданную альтернативу домам престарелых. Возможно, тот факт, что Россия начинает модернизировать свою систему aged-care служб позже, чем остальные европейские страны, позволит ей интегрировать туда самые новые техники и технологии.

США. Франция > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 5 сентября 2017 > № 2297742


Китай. США. Япония. Весь мир. РФ > Недвижимость, строительство > forbes.ru, 5 сентября 2017 > № 2297741

Вся недвижимость мира за $200 трлн: в каких странах есть дома у богатейших людей России

Екатерина Еременко, Софья Лозовая

Миллиардер Виктор Вексельберг приобрел виллу на берегу озера Гарда за $40 млн у английского миллиардера Боба Бернса.Миллиардер Виктор Вексельберг приобрел виллу на берегу озера Гарда за $40 млн у английского миллиардера Боба Бернса.

Российские миллиардеры предпочитают не раскрывать крупные приобретения в сфере недвижимости, но зарубежные СМИ часто ищут «русский след» в знаковых сделках с элитным жильем. И, как показывает практика, не напрасно

Совокупная стоимость всех объектов недвижимости в мире составляет $200 трлн, говорится в исследовании британской компании Savills. По информации аналитиков, 84% общей стоимости мировой недвижимости приходится на жилье ($168,5 трлн), остальное — коммерческая недвижимость.

Более 70% всей недвижимости в мире в стоимостном выражении ($141,5 трлн) расположено в десяти странах — в Китае, США, Японии, Великобритании, Индии, Германии, Франции, Бразилии, Италии и России. На первом месте в списке находится Китай ($42,7 трлн), на втором — США ($42,1 трлн). Стоимость всей недвижимости в России составляет $3,6 трлн, из них $2,9 трлн — жилая недвижимость. В исследовании отмечается, что треть всей российской жилой недвижимости (по стоимости, а не количеству объектов) находится в Москве ($870 млрд).

Российские миллиардеры предпочитают не раскрывать крупные приобретения в сфере недвижимости, но зарубежные СМИ часто ищут «русский след» в знаковых сделках с элитным жильем. И, как показывает практика, не напрасно. Многие участники российского списка Forbes владеют недвижимостью в США, Великобритании, других европейский странах. О недвижимости российских миллиардеров в Китае и Японии мало информации, но только из-за того, что азиатские партнеры миллиардеров более трепетно относятся к коммерческой тайне.

Владения российских миллиардеров в США

Миллиардер Араз Агаларов F 51 в апреле 2006 года купил роскошный особняк в городе Демарест, штат Нью-Джерси, за $8 млн. Но в июле 2017 года бизнесмен выставил его на продажу за $6,98 млн. Особняк на Андерсон-авеню, который занимает 2,5 акра земли, был построен в 2001 году. В доме семь спален и восемь санузлов, есть огромная двойная свадебная лестница и комната с панорамными окнами в несколько этажей, из которой открывается вид на фонтан и двор с прекрасным ландшафтным дизайном. Среди соседей Агаларова — рэп-магнат Шон Комбс и легендарный музыкант Стиви Уандер.

Сын миллиардера Эмин Агаларов владеет домом на той же улице. Эмин купил особняк, который занимает 0,77 акра, вместе со своим отцом за $3 млн в 2008 году. Этот дом также выставлен на продажу, но с меньшими «потерями» — за $2,9 млн. В особняке шесть спален и семь санузлов, двухэтажное фойе со свадебной лестницей, кухня шеф-повара и подвал с комнатой отдыха, баром, домашним кинотеатром, винным погребом и тренажерным залом. В качестве риелтора по продаже выступает сестра Эмина Шейла Агаларова, которая является брокером международной недвижимости Sotheby's.

В 2008 году миллиардер и бывший совладелец «Уралкалия» Дмитрий Рыболовлев F 15 стал обладателем особняка Maison de L’Amitie в Палм-Бич (штат Флорида) с 15 спальнями, 30-метровым бассейном, частным пляжем и фонтаном на подъездной дорожке. Элитную недвижимость предприниматель купил у Дональда Трампа. Сам будущий президент США тогда говорил, что покупатель «просто оказался из России» и сам он с российским миллиардером даже не встречался. Постройка в стиле позднего французского Средневековья обошлась Рыболовлеву в $95 млн. А совершенная сделка стала крупнейшей в истории Палм-Бич по продаже жилой недвижимости. Спустя пять лет после покупки миллиардер решил снести особняк. Причиной, по версии издания The Daily Mail, стало появление в доме плесени. В марте 2016 года комиссия по архитектуре Палм-Бич одобрила снос здания.

Владельцем особняка в Кремниевой долине миллиардер и инвестор Юрий Мильнер F 31 стал в 2011 году. Позднее на технологической конференции в Калифорнии предприниматель рассказал, что заплатил за него $100 млн. За эти деньги Мильнер получил дом в стиле французских замков XVIII века с пятью спальнями, ротондой, винным погребом, спа-зоной и даже бальным залом. Приятным дополнением к роскошной недвижимости стал открывающийся со второго этажа вид на залив Сан-Франциско.

Скупать особняки в Верхнем Ист-Сайде (Нью-Йорк) Роман Абрамович F 12 начал в октябре 2014 года. Первым стал таунхаус площадью 882 кв. м на 75-й улице, за который предприниматель заплатил $29,7 млн. Спустя два месяца Абрамович стал владельцем еще одного особняка, расположенного через дом от ранее приобретенной недвижимости. За таунхаус площадью 676 кв. м он заплатил $18,3 млн. Последним у семьи Марка и Лори Файф был выкуплен дом номер 13, располагавшийся между новоприобретенными постройками Абрамовича. Предприниматель рассчитывал объединить три таунхауса в один гигантский особняк. Но его планам помешали власти Нью-Йорка. Комиссия по охране памятников архитектуры запретила возведение общего фасада, а также строительство внутри бассейна, сауны и оранжереи. Подобную перестройку городские власти назвали «неоправданным разрушением» и актом «вопиющего потребительства».

Великобритания, Италия и Лазурный берег

Другой дом Романа Абрамовича F 12, перепланировку которого ему все же согласовали местные власти, — лондонский особняк на улице Кенсингтон-Палас Гарденс. Экс-губернатор Чукотки приобрел недвижимость в 2009 году, и тогда точная сумма сделки не называлась. Но в 2016 году издание The Times оценило особняк в £125 млн.

В 2005 году миллиардер Андрей Мельниченко F 9 сыграл свадьбу с Сандрой Николич на собственной вилле «Альтаир». Элитная недвижимость, за которую предприниматель, по данным местных риелторов, в 2003 году заплатил €10 млн, располагается в не менее элитном месте — курортном городе Антиб на Лазурном Берегу. Во время свадебной церемонии во дворе виллы была смонтирована копия старинной русской часовни, в которой венчался миллиардер.

Миллиардер Виктор Вексельберг F 10 стал в 2007 году обладателем виллы с коллекцией антиквариата на берегу озера Гарда (Италия). Он приобрел элитную недвижимость за $40 млн у английского миллиардера Боба Бернса, который после покупки особняка в 1997 году превратил его в роскошный отель, ночь пребывания в котором обходилась постояльцам в €3300.

Помимо собрания старинных книг Национального географического общества, росписей на стенах и потолках-плафонах, венецианских зеркал и ванн из цельного куска мрамора вилла Фельтринелли может похвастаться богатой историей. Здесь два последних года жизни вместе с любовницей Кларой Петаччи провел Бенито Муссолини. В 1946 году на вилле гостил Уинстон Черчилль и, сидя на берегу озера Гарда, писал пейзажи. Владельцем особняка был политик левого толка и основатель «Группы партизанского действия» Джанджакомо Фельтринелли. Он превратил виллу в террористическую базу, а в 1972 году погиб, взорвавшись при подготовке теракта.

Китай. США. Япония. Весь мир. РФ > Недвижимость, строительство > forbes.ru, 5 сентября 2017 > № 2297741


КНДР. США > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 5 сентября 2017 > № 2297707

Опции, чтобы убрать Ким Чен Ына

Редакция | The Wall Street Journal

"В воскресенье Северная Корея провела шестое ядерное испытание, взорвав бомбу в 10 раз более мощную, чем та, что была испытана год назад, - говорится в редакционной статье американской газеты The Wall Street Journal. - Северокорейское правительство заявляет, что Пхеньян также готовится к третьему испытанию межконтинентальной баллистической ракеты". Эти испытания, по словам газеты, подчеркивают, насколько американская разведка недооценила атомный прогресс Северной Кореи, который скоро сделает американских граждан уязвимыми для атак.

"Стандартным рефреном экспертов по внешней политике является фраза, что у мира нет хороших опций, кроме как война или молчаливое согласие", - отмечает редакция. Однако, по мнению газеты, у США есть другие опции. "Вашингтон может оказать жесткое давление на Северную Корею и на режим Ким Чен Ына. Чтобы понять, каким образом, нужно обратиться к стандартному набору инструментов искусства государственного управления, который иногда резюмируют акронимом Dimefil: дипломатическое (diplomatic), информационное (information), военное (military), экономическое (economic), финансовое (finance), разведывательное (intelligence) и правовое принуждение (law)", - говорится в статье.

Далее издание подробнее описывает эти опции:

"Дипломатическое принуждение. США могут оказать гораздо больше давления, чтобы оборвать или ограничить связи с Северной Кореей. В то время как режим проповедует идеологию самодостаточности, он нуждается в международных связях, чтобы добывать твердую валюту и получать сырье и технологию, в которой он нуждается.

Информационное принуждение. Перебежчики уже направляют в Северную Корею информацию о внешнем мире. США и их союзники могут расширить эти усилия и подбивать элиты на бегство или организацию внутреннего переворота.

Военное принуждение. Наращивание ПРО и конвенциональных сил уменьшит способность Северной Кореи использовать атомный шантаж. Дислоцирование тактического атомного оружия в Южной Корее сделает угрозу ответных мер на атомный удар более достоверной.

Экономическое принуждение. Дональд Трамп написал в субботу, что США рассматривают возможность санкций против всех, кто ведет бизнес с Северной Кореей. Режим использует сети китайских трейдеров, чтобы уклоняться от санкций, а также вести более законный бизнес. Применение санкций к этим сетям может ограничить торговлю Северной Кореи.

Финансовое принуждение. США могут отрезать Северной Корее доступ к финансовым посредникам, которые проводят операции в американских долларах. (...)

Разведывательное принуждение. Инициатива по безопасности в борьбе с распространением оружия массового уничтожения, стартовавшая при администрации Джорджа Буша-младшего, выслеживала и перехватывала экспорт оружия из Северной Кореи. Программа может быть расширена, чтобы заблокировать другие виды экспорта, запрещенные санкциями ООН.

Правовое принуждение. Следственная комиссия ООН в 2014 году сообщила о свидетельствах нарушений прав человека в обширной сети тюремных лагерей Северной Кореи. Китай и Россия защитили режим Кима от преследования в Международном уголовном суде за эти преступления против человечности. Давление в целях привлечения к ответственности еще больше изолирует Северную Корею и поощрит элиты к бегству".

КНДР. США > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 5 сентября 2017 > № 2297707


Россия > СМИ, ИТ. Финансы, банки > forbes.ru, 5 сентября 2017 > № 2297704

Модерн токен. Что такое ICO и стоит ли инвесторам идти на этот рынок

Екатерина Метелица

редактор Forbes

Криптовалюты — это новая экономика или обман мирового масштаба?

В июле 2017 года организатор очередного ICO решил то ли пошутить, то ли сообщить чистую правду. «Вы собираетесь отдать свои деньги случайному человеку в интернете, а он купит на них какую-то вещь. Возможно, телевизор с большим экраном. Серьезно, не покупайте эти токены», — написал он на своем сайте uetoken.com. Инвесторы откровенность оценили и купили почти 4 млн токенов за $68 071 (в криптовалюте), обеспечив организатору 56 телевизоров. Спустя месяц капитализация «самого бесполезного токена» (UET, Useless Ethereum Token) выросла в 2,5 раза.

В 2017 году интерес к криптоэкономике перерос майнинг и сфокусировался на ICO (Initial Coin Offering). Это привлечение финансирования для проектов и компаний с помощью технологии блокчейн. И хотя название отсылает к IPO (Initial Public Offering), ICO больше напоминает венчурное инвестирование. В рамках ICO компания-эмитент выпускает на специальной веб-платформе (например, Ethereum или Waves) токены — смарт-контракты, которые можно купить за криптовалюту. Токены торгуются на биржах, например Poloniex, их цена зависит от достижений команды, условий в смарт-контракте и волатильности всего крипторынка. Но они не равны доле в капитале компании (как акция), и на ICO эмитенты продают не работающий бизнес (как на IPO), а лишь идеи и обещания.

Организаторы ICO уже привлекли ошеломительные суммы. В первом полугодии 2017-го — $1,2 млрд, по данным Token Data, в июле-августе — еще около $700 млн. Общая капитализация рынка криптовалют с начала года выросла примерно в 10 раз, до $175 млрд.

«Полгода назад в индустрии были только гики, не было фондов, не было понимания бизнеса. Морковка в виде ICO привлекла в отрасль тысячи бизнесменов, айтишников, инвесторов», — говорит Елена Масолова, основатель стартапов Darberry (Groupon Russia), Pixonic, Eduson и фонда AddVenture. Популярность ICO легко объяснима, ведь собирать средства обычными способами (IPO, венчурное инвестирование, краудфандинг) труднее, чем криптовалюту, считает исполнительный директор прайм-брокера Exante Анатолий Князев. На ICO компании привлекают у инвесторов деньги под горящие глаза, говорит директор группы по предоставлению юридических услуг для технологических проектов компании «Делойт» и председатель российской организации Blockchain.community Артем Толкачев: «Я читаю White Paper (аналог проспекта эмиссии при IPO) и документы к ICO, и все, что там написано, можно изложить в нескольких словах: вы не получаете ничего».

Тем не менее самое успешное ICO — блокчейн-платформы Tezos — привлекло в июле 2017-го $232 млн (по курсу на тот момент). Каждую неделю проводится несколько ICO. Размещения в криптовалюте провели операционные системы (SONM), сервисы хранения данных (Storj), акселераторы (Starta), социальные сети («Голос») и др. Большая часть проектов — технологические, но есть заводы и сельскохозяйственные фермы. ZrCoin привлек $7 млн на строительство завода по производству циркония (стоимость одного токена привязана к стоимости 1 кг диоксида циркония), а подмосковная ферма «Колионово» Михаила Шляпникова привлекла более $500 000 и привязала токены к своей продукции (два года назад суд запретил Шляпникову выпускать для расчетов с покупателями собственную валюту, посчитав ее незаконным платежным средством).

Все это напоминает золотую лихорадку. «Криптомир — мир быстрых денег и решений, как в американских вестернах», — отмечает директор и сооснователь ICO-фонда Iskander.vc Антон Занимонец. Но «красивая картинка» может разочаровать инвесторов. Крипторынок волатилен и алогичен, а значит, крайне рискован. Технически инвестирование в ICO не составляет труда. «На криптобиржах токены ICO покупаются так же, как криптовалюты. Основная проблема — недостаток добросовестных проектов», — говорит аналитик Exante Виктор Аргонов.

На токенах можно заработать, как и на акциях: купить во время размещения (а еще лучше на pre-ICO, когда цена ниже на 20–50%) и продать на вторичном рынке, когда цена вырастет. Важный совет, который дают участники рынка: проект должен быть с разумным лимитом привлечения средств, до $30 млн. «Это правило нарушил Bancor, привлек $153 млн и уже упал в два раза, весь спрос был удовлетворен еще на стадии ICO», — добавляет Масолова.

Проект для долгосрочных инвестиций должен соответствовать классическим венчурным критериям отбора: сильная команда, понятная бизнес-модель, прототип и реализация. «Звучит смешно, но почти все размещающиеся проекты не соответствуют этим критериям», — говорит Масолова. Плохо, когда Google не находит никакой информации об основателе проекта, кроме фото из Таиланда, добавляет венчурный инвестор Юлий Зегельман.

Основатель блокчейн-платформы Waves Александр Иванов советует выбирать проекты, которые собираются делать реальный продукт в IT-сфере. По словам Толкачева из «Делойт», крупные игроки Рунета уже рассматривают возможность ICO.

Стоит обратить внимание на долгосрочные инфраструктурные проекты, для которых блокчейн станет технологией, способной изменить какой-то консервативный сектор. Например, компании, которые используют децентрализованный реестр для перевода денежных средств. «Пропускная система выше, чем в классических платежных системах, нужно меньше людей для обслуживания, а значит, себестоимость ниже», — говорит Зегельман. Самое важное при выборе проекта для инвестиций в ICO — это сам токен, уверен Занимонец: «Зачем он вообще нужен? Почему будет расти? Если в White Papers об этом ни слова, значит, это просто русское лото». Одним из «эталонов экономической модели токенов в мире» Занимонец называет Skincoin (привлекла в июле 2017-го при ICO $3 млн), ее коины служат платежным средством за виртуальные атрибуты в компьютерных играх.

Какова доходность таких вложений? Этот вопрос повисает в воздухе. Большая часть проектов привлекла средства только в этом году и не успела сделать ничего значимого, но цена одних токенов выросла невероятно, а другие торгуются ниже номинала. В качестве удачных проектов 2016 года, собравших на ICO крупную сумму, можно привести Golem, децентрализованный рынок свободных вычислительных мощностей, токен которого вырос в 25 раз с ноября 2016-го, блокчейн-платформы Waves (в 20 раз) и Iconomi (в 25 раз). «На волне блокчейна можно инвестировать в компании, которые станут будущими Google, Amazon или Snapchat, и заработать очень много», — уверен Зегельман. Но можно и потерять все вложения.

Появились фонды, которые берут средства в управление. Но их инвесторы законодательно не защищены. Фонды публикуют результаты торговли, и доходность у всех хорошая — ведь рынок растет. Но в мире криптовалют часто случаются неприятные сюрпризы: летом инвестфонд Satoshi Pie потерял около $7 млн из-за хакерской атаки, затем вернул большую часть, но заявил, что намерен прекратить работать с клиентами.

Елена Масолова инвестирует на этапе pre-ICO. В свой первый проект TokenStars — площадку на основе блокчейна, где пользователи смогут инвестировать в начинающих спортсменов, она вложила $300 000. Юлий Зегельман признается, что «еще ни одного токена не купил на ICO». Он уверен, что цена на первичных размещениях завышена: «Все боятся этого слова, но это пузырь. Это не значит, что ICO — плохой инструмент или что все компании плохие. Просто очень дорогие». Зегельман предпочитает спонсировать само проведение ICO (за фиксированную комиссию) либо участвовать в pre-ICO.

«Качественные проекты занимают менее 15% рынка. Остальные делятся на мошенников и ребят с горящими глазами, идеями и большими деньгами, но полным отсутствием опыта и понимания индустрии», — полагает Зегельман. «Мошенников на рынке немного, но примерно половина команд, выходящих на ICO, действует наудачу; получится — хорошо, не получится — ну и ладно, мы вам ничего не должны», — размышляет Иванов.

Профессионалы советуют розничным инвесторам ждать, пока не появится регулирование этого рынка и он станет менее доходным, но более безопасным. Иванов уверен, что это произойдет до конца года: «Пойдут массовые жалобы инвесторов, которые вложились в исчезнувшие стартапы. Регуляторы будут вынуждены реагировать». В июле Комиссия по ценным бумагам и биржам США фактически приравняла ICO к IPO. В России депутаты обещают осенью внести рамочный законопроект на рассмотрение.

Россия > СМИ, ИТ. Финансы, банки > forbes.ru, 5 сентября 2017 > № 2297704


Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > forbes.ru, 5 сентября 2017 > № 2297638 Дмитрий Плущевский

Остановите бабушку: чем хороша идея Минфина ограничить продажу криптовалюты

Дмитрий Плущевский

 основатель блокчейн-платформы по управлению цифровыми золотыми активами GoldMint

Замминистра финансов Алексей Моисеев в эфире телеканала «Россия 24» рассказал, что Минфин рассматривает возможность запретить свободную продажу криптовалюты — покупать ее смогут только квалифицированные инвесторы

Сама криптовалюта будет приравнена к финансовым активам, и регулироваться как «иное имущество», заявил Моисеев.

Еще в начале лета вневедомственная рабочая группа при Госдуме предлагала криптовалюту приравнять к товару. Но в этом случае возникающий при обороте того же биткоина НДС моментально уводил бы всех квалифицированных и неквалифицированных инвесторов в зону серой купли/продажи, то есть сохранялся бы текущий статус-кво. Новая риторика министерства финансов кажется более конструктивной.

Волатильность, которую сегодня демонстрирует криптовалюта — биткоин, эфириум, лайткойн и другие — действительно не оставляет места для «обычных» людей. Заходить на этот рынок должны квалифицированные инвесторы, обладающие капиталом и знающие, что они делают. Государство обязано регулировать новый рынок, создавая на нем легитимные правила игры. Вряд ли разумному человеку придет в голову ругать государство, запрещающее ему идти туда, где ожидается схождение селевых потоков. Скорее, наоборот, все будут ругать государство, если оно не сможет вовремя предупредить и оградить граждан от катастрофы.

Если не придать правовой статус новому рынку — будет торможение в развитии. А если пойти по принципу «все разрешено», то мы можем прийти к тому, что возле метро появятся точки с объявлениями «Инвестируем в биткоины! Доход 1000%» — и люди с удовольствием понесут туда деньги. Финансовая грамотность населения по-прежнему низкая, у нас очень любят быстрые доходы. Многие помнят финансовые пирамиды 90-х — МММ, «Гермес», «Хопер-Инвест» и другие, которые продавали свои акции под фантастические проценты. Жертвами пирамид стали несколько миллионов вкладчиков, которые сами же потом обвиняли государство, что оно допустило такое развитие событий. Очевидно, государство учится на своих ошибках и не хочет повторения истории. Неспроста в прессе все чаще появляются мнения не только о пузыре на рынке криптовалют, но и сравнении с финансовыми пирамидами — аналогии напрашиваются сами собой.

Криптовалютные ПИФы

Одним из сценариев развития событий может стать появление паевых фондов открытого типа, которые будут профессионально заниматься управлением криптовалютами. Открытые ПИФы находятся под строгим надзором государства, как и банки, поскольку они инвестируют деньги граждан. В случае с криптовалютой возможен тот же подход: в открытые инвестиционные фонды сможет прийти любой гражданин и купить пай — без открытия кошельков, самостоятельной скупки криптовалюты со всеми сопутствующими рисками. Этим будут заниматься профессиональные трейдеры. Для тех же, кто хочет на свой страх и риск самостоятельно заниматься инвестированием в криптовалюты или хоть в руду на Луне, есть закрытые или интервальные ПИФы, в которых могут принимать участие только квалифицированные инвесторы. Таким образом, обычные гражданы защищены от рисков, связанных с той же высокой волатильностью.

Звучат возражения, что подобное регулирование противоречит самой сути биткоина с его идеей децентрализации. На самом деле здесь происходит подмена понятий: блокчейн никогда не создавался под лозунгом «что хочу, то и ворочу». Сейчас идет нормальный процесс, который проходит любая технология.

Что делать с майнерами?

Минфин не озвучил позицию по майнерам и по тем, у кого уже есть на руках биткоины и другая криптовалюта — а что делать им? Почему они должны идти в те же ПИФы? Или как облагать майнеров налогом, лицензировать их деятельность и так далее? Я бы привел аналогию с добычей драгоценных металлов — золота, серебра, платины. После их добычи, драгметаллы сначала идут на аффинаж (очищение), затем попадают в первичный оборот в банках, где облагаются НДС, затем уже обращаются на биржах, где НДС не облагаются.

С майнингом можно поступить примерно также: лицензировать майнеров, первичное размещение криптовалюты обложить НДС, а дальнейший оборот НДС не облагать. Майнеры смогут легально добывать свой продукт. Сами майнеры, по крайней мере крупные, в этом должны быть заинтересованы, ведь для них главное — продать легально валюту, которая затем будет попадать на биржу, где ее смогут купить квалифицированные инвесторы. Во всяком случае, проще получить лицензию и платить НДС, чем давать повод государству закрыть нелегально работающую ферму, в которую вложено миллионы долларов.

Что делать тем, у кого криптовалюта уже на руках? Вряд ли государство будет заставлять принудительно нести активы в ПИФы, однако тех, кто не станет этого делать, естественным образом вымоет с рынка. Государство не хочет всех причесать под одну гребенку, а хочет дать возможность работать на новом рынке крупным фондам, которых привлекает как раз высокая волатильность — пока спреды можно ловить хоть по пять раз в день.

Каким должен быть следующий шаг?

Криптовалюта — это не монолит, не то, что существует в единственном экземпляре. Криптовалют сегодня больше 700, и каждый день появляются новые проекты. Поэтому следующим шагом должно быть введение градации криптовалют по надежности: финансовые инструменты, технические токены и так называемые stable coins, стабильные валюты. Скорее всего, внутри министерства уже сейчас идут дебаты о том, как именно такая градация должна выглядеть, и надеюсь, что скоро мы услышим мнение Минфина и на эту тему.

Сама по себе градация вряд ли будет сложной. Так, в США есть тест Хауи, разработанный Верховным судом. Тест позволяет определить, подпадает ли тот же токен под определение «ценная бумага». В России тоже можно ввести подобный тест, у нас есть достаточно организаций, которые могут давать подобные заключения. В свою очередь, технических токенов очень много. По большому счету, игровая валюта в Angry Birds или World of Tanks является такими же технической криптовалютой. Но Минфин не предлагает разрешать играть и покупать игровую валюту только квалифицированным инвесторам — об этом речь не идет.

Наконец, stable coins, привязанные к относительно стабильным активам, таким как недвижимость, золото, газ, нефть и другие, очевидно, не так подвержены волатильности. Золото, например, один из самых стабильных продуктов: тот же доллар, который считается символом надежности, за последние 10 лет в два раза обесценился по отношению к золоту. Каждый год в мире добывается примерно одно и то же количество золота, это прогнозируемый с точки зрения цены коммодити, абсолютно всем понятный товар и считается одним из трех самых надежных и эффективных активов для инвестиций. Очевидно, что в данном случае рисков для населения потерять деньги намного меньше. Правда, проектов, предлагающих стабильную криптовлаюту, пока не очень много, и большинство из них как раз привязаны к золоту: GoldMint, Royal Mint Gold, DigixDAO (впрочем, так и не взлетевший), OneGram и другие.

Итак, нужна градация, которая разделит криптовалюту по степени надежности. Cказать, что все виды криптовалют должны покупать и продавать только профессионалы, было бы неверно. Звучат также мнения, что биткоин и так сам по себе слишком дорогой для «обычных» людей, и поэтому ограничения, предложенные Минфином, излишни. Но все почему-то забывают, что биткоин делится на сатоши — 1/100 000 часть биткоина. И сатоши может купить любая бабушка — и любая бабушка может прогореть на волатильности, как и любой другой «обычный» человек.

Криптовалюта как национальная идея

И еще большой вопрос, а нужно ли этим «обычным» людям вступать в криптомир? Ведь по сути, о блокчейне и криптовалюте слышало не так много людей, а разбирающихся в этих вопросах — еще меньше. Поэтому и внимание первых лиц государства к этой теме кажется избыточным на данном этапе, но контекст, в который все это поворачивается, очень правильный. А все криптоанархисты, которые сегодня кричат государству «Руки прочь от биткойна!» — опережают свое время. Лет на 200. Наоборот, очень здорово, что российское правительство заговорило об этом раньше, чем, например, правительство Франции, Англии или той же Индонезии. Мы действительно находимся в арьергарде новой технологии, и если для России нужна новая идея, то почему бы такой идеей не стать блокчейну и крипте? Неспроста ведь криптокоммьюнити процентов на 25 состоит из русскоговорящих.

Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > forbes.ru, 5 сентября 2017 > № 2297638 Дмитрий Плущевский


Германия. Весь мир. УФО > Медицина. Госбюджет, налоги, цены > tpprf.ru, 5 сентября 2017 > № 2297602

Всемирный конгресс людей с ОВЗ в Екатеринбурге – итог 20-летнего развития движения конгрессов в мире.

Всемирный конгресс людей с ОВЗ, который стартует в Екатеринбурге 7 сентября, станет итогом 20-летнего развития движения таких конгрессов во всем мире. Об этом заявил председатель международного координационного комитета Томас Краус.

«Это движение, стартовав 20 лет назад, прошло по всей Европе, достигло Азии, попало в Южную Америку и, конечно, есть и в России. Все эти 20 лет мы находились в постоянном развитии. Мы не знали, что такое движение действительно станет реальностью. Но, планируя всемирный конгресс в Екатеринбурге, мы предположили, что приехать на него может 700 участников. И самое прекрасное, что этой цифры мы достигли», – сказал Томас Краус.

По словам министра социальной политики Свердловской области Андрея Злоказова, то, что инициатива проведения мероприятия в Свердловской области была выдвинута общественными организациями инвалидов Свердловской области, – это уже большой успех. Официальное открытие конгресса состоится 7 сентября во Дворце игровых видов спорта. В этот же день в Центре развития архитектуры и дизайна с утра будет работать специализированная выставка «Социальная поддержка и реабилитация лиц с ограниченными возможностями здоровья.Технические средства, технологии, услуги», которую организовала Уральская торгово-промышленная палата. Данная выставка проходит каждые два года с целью демонстрации новых технологий, возможностей для реабилитации и интеграции людей с инвалидностью в социум. В этот раз выставка станет еще более масштабной.

«Участниками выставки станут более 40 предприятия, которые представят свои разработки по многим направлениям: это компании, ориентированные на людей с ограниченными возможностями по слуху, зрению, с нарушением опорно-двигательного аппарата и другие. Все дни на территории выставки будет проходить большое количество мероприятий и мастер-классов. Например, мастер-классы и обучение по оздоровительной гимнастике, по канистерапии. Будет проходить большое количество дискуссий по адаптации людей с ограничениями к жизни в обществе. Цель выставки – познакомить граждан с государственными программами социальной и юридической защиты лиц с ограниченными возможностями и предоставить возможность предприятиям продемонстрировать технические средства и передовые технологии реабилитации», – сказал президент Уральской торгово-промышленно палаты Андрей Беседин.

Как подчеркнули организаторы, первый Всемирный конгресс людей с ограниченными возможностями здоровья внесет существенный вклад в развитие инклюзии в Свердловской области, в России и в мире.

«Наша цель – активизация глобального диалога по поиску новой роли человека с инвалидностью и создание инклюзивного общества. Поэтому на конгрессе мы предусмотрели несколько открытых мероприятий, посетить которые смогут все желающие», – рассказал член подготовительного комитета конгресса, руководитель организации «Белая трость» Олег Колпащиков.

Первые делегации уже прибыли в Екатеринбург. Среди них – представители Германии, Монголии, Швеции, Норвегии, Франции. Все они посетили финальную пресс-конференцию с организаторами всемирного конгресса. В личной беседе участники из Германии признались, что очень довольным приемом в России, в том числе и встречей в аэропорту, организацией логистики и вниманием со стороны всех задействованных в подготовке мероприятия лиц.

Напомним, в ближайшие дни для участия в конгрессе в Екатеринбург прибудут 711 участников из 27 стран мира, включая Великобританию, Китай, Германию, США, Австрию, Аргентину, Армению, Бельгию, Грузию, Данию, Израиль, Индию, Ирландию, Киргизию, Непал, Нидерланды, Норвегию, Сербию, Таджикистан, Таиланд, Узбекистан, Украину, Финляндию, Францию, Швейцарию, Швецию, Новую Зеландию и более 20 субъектов Российской Федерации.

Пресс- служба Уральской ТПП

Германия. Весь мир. УФО > Медицина. Госбюджет, налоги, цены > tpprf.ru, 5 сентября 2017 > № 2297602


Белоруссия. Россия. США > Армия, полиция > carnegie.ru, 5 сентября 2017 > № 2297452 Артем Шрайбман

«Запад-2017». Кто выиграет от российско-белорусских учений

Артем Шрайбман

Несмотря на все репутационные риски, Минск попробует извлечь максимум дипломатической выгоды из учений. Белорусские военные смогут, с одной стороны, показать западным наблюдателям, что гарантиям Минска можно было верить. А с другой – убедить Москву, что страна не «идет по пути Украины», потому что не боится, вопреки беспокойству Запада, проводить у себя крупные учения с российскими войсками

Уже восемь лет раз в два года Белоруссия и Россия проводят совместные учения «Запад». Через раз – в 2009, 2013 и 2017 годах – на белорусских полигонах. В учениях в Белоруссии традиционно участвуют до 13 тысяч военных, из которых 2,5–3 тысячи – из России. Плюс к этому, частью маневров традиционно становятся учения войск Западного военного округа Российской армии на своей территории на широкой полосе от Ленинградской области до Черноморского побережья.

Новостной фон таких мероприятий обычно не выходил за пределы сводок информагентств и бравых, но типовых репортажей военных изданий. Лишь Литва и Польша несколько раз заявляли, что озабочены разными аспектами сценария прошлых учений: сотни «террористов», прорвавшихся в Белоруссию с Запада, использование наступательной военной техники, в первую очередь – танков и тяжелой авиации, для их подавления, синхронная высадка десанта в Калининградской области – все это было расценено как подготовка к захвату Сувалкского коридора – узкого перешейка польско-литовской границы между Белоруссией и российским эксклавом.

Но теперь от прошлого спокойствия мало что осталось. Градус тревоги в заявлениях перед «Западом-2017» уже на голову превышает все сказанное по поводу предыдущих учений.

Концентрация фобий

О рисках «Запада-2017» высказались едва ли не все лидеры, главы МИД и военные министры стран Балтии, Польши, Украины и некоторые генералы США и НАТО в Европе. В разное время только за текущий год звучали опасения, что Россия введет в Белоруссию больше солдат, чем планируемые 3 тысячи, что военные двух стран отработают нападение на соседей, что Москва использует учения как прикрытие для начала военных провокаций или агрессии против соседей, что российские войска не уйдут, под шумок оккупируют Белоруссию или оставят на ее территории военную технику для будущей агрессии.

Минск и Москва, разумеется, отвергают все подобные подозрения. Базовая причина этих фобий на поверхности. Это критический уровень недоверия к посткрымской России после трех с лишним лет ее конфронтации с коллективным Западом. Дело даже не только и не столько в самом конфликте, сколько в постоянной политической маскировке, к которой прибегает Россия на каждом новом круге эскалации. Это крымская самооборона, а не наши спецназовцы. Это донбасские шахтеры и трактористы, а не наши контрактники. Танки и «Буки» они взяли не у нас, а на складах ВСУ. Это Асад пригласил нас ему помочь, а не мы захотели поставить свой палец на ближневосточные весы. Хакеры тоже не наши, а непонятно чьи.

Это недоверие делает даже из рутинных учений повод для подозрений, которые в другие времена звучали бы параноидально. В прошлом году, к примеру, в Польше прошли учения НАТО «Анаконда» с численностью участников в 2,5 раза больше, чем на «Западе-2017». И никто, в общем-то, сильно не возмущался.

Но сегодня оказывается непросто что-то возразить, например, главе МИД Латвии Эдгарсу Ринкевичсу, который в интервью автору этих строк заметил, что Российская армия проводила учения как летом 2008 года у грузинской границы, так и весной 2014 года в Ростовской области.

Поскольку Кремль сегодня имеет репутацию непредсказуемого и склонного к тайным операциям реставратора империи, риторика политиков, особенно из Восточной Европы, в его адрес ничем не ограничена. Никто внутри их стран не рискнет одернуть министра обороны или иностранных дел в этом вопросе. Попытки указать, что Москва может быть занята чем-то, кроме планирования провокаций, – прямой путь в список агентов российского влияния.

Фоновым катализатором этой риторики становится конкуренция за внимание Вашингтона, которое особенно ценно во времена американского самоустранения из европейских дел. И запугивание работает: на время учений США дислоцируют в Литве вдвое больше истребителей, чем обычно, новые контингенты НАТО к российско-белорусским учениям примет Эстония.

Странности фобий

Даже для Владимира Путина, с его любимой тактикой создания неожиданных проблем оппонентам, использовать для военных провокаций учения «Запад-2017» – один из самых странных ходов по нескольким причинам.

В последние годы Кремль прибегает к военной силе, только если, во-первых, очевидна цель такого шага, а во-вторых – риски этого решения в восприятии российской элиты меньше, чем риски отказа от военного пути.

Какую цель России поможет достичь нарушение заявленного сценария учений в Белоруссии? Приблизить свои войска к границам НАТО? И что дальше? Напасть на Польшу или Литву с востока или на Украину с севера? Какова угроза позициям России в этом регионе, ради нивелирования которой стоит так рисковать? Ответа на все эти вопросы нет.

Разберемся со вторым аспектом – рисками. Любые военные провокации на учениях «Запад-2017» или сразу после них Россия не сможет оправдать или списать на какую-то локальную динамику, вроде ущемления русского населения Восточной Польши или Северной Украины. Никаких подобных точек общественного противостояния в прилегающих к Белоруссии регионах соседних стран просто нет.

Все будет слишком очевидно: войска РФ вошли в Белоруссию, начались проблемы, ясно, кто должен за них отвечать. Операцию будет невозможно провести в полюбившейся России гибридной стилистике, особенно когда к российским войскам будут прикованы все иностранные глаза и спутники.

Подобные дерзости со странами НАТО могли бы потенциально быть в инструментарии Кремля, если бы были обоснованные сомнения в решимости Вашингтона «воевать за Нарву». Но президент Трамп – не тот политик, на трусость или чрезмерную осторожность которого в Москве могут положиться.

Рисковать развязыванием третьей мировой войны или по меньшей мере введением санкций, несравнимых с теми, что были до сих пор, Путин вряд ли станет. Особенно без ясных целей, начавшейся заранее пропагандистской подготовки собственного населения к конфликту и имея необходимость спокойно переизбраться в 2018 году.

Если мы представим, что цель «готовящейся агрессии» не соседи Белоруссии, а она сама, то и с этой версией есть проблемы. Прежде всего, в отношениях Минска и Москвы просто нет того политического конфликта, который надо решать военными средствами. Даже если бы он был, то, учитывая тотальную энергозависимость Белоруссии, нефтяной или газовый рычаги подошли бы России лучше, как менее рискованные, но не менее эффективные.

Для оккупации средней по размеру европейской страны с боеспособной 65-тысячной армией нужно явно не три тысячи солдат, а в десятки раз больше. Особенно учитывая отсутствие гарантий, что белорусы поведут себя так же гостеприимно по отношению к «вежливым людям», как крымчане. Тихо и незаметно ввести в страну такую группировку под предлогом учений невозможно. А будь желание делать это не тихо, в чем смысл привязываться к каким-то учениям?

Наконец, одно из наименее одиозных предположений – Россия про запас «забудет» в Белоруссии своих военных или технику. Не до конца понятны мотивы и такого шага, но допустим, что они у Москвы есть.Очевидно, что невозможно сделать это втайне от белорусских властей. В свою очередь, без их активного содействия не получится скрыть это и от западных наблюдателей и разведки.

Шансы, что Александр Лукашенко согласится на такую уступку, практически нулевые. Дело даже не только в склонности белорусского президента к безраздельной власти в своей стране, а в том, что он потеряет, если таким образом подорвет зарождающееся на Западе доверие к Минску.

С трудом заработанный статус миротворца в конфликте на Украине и вымученное потепление отношений с ЕС и США – это следствие дистанцирования от России, более нейтральной позиции по конфликтам Москвы с остальным миром, чем этот мир от Белоруссии ожидал. Именно поэтому Лукашенко ранее отказался формально признать переход Крыма в состав РФ и пустить в Белоруссию российскую авиабазу.

Размещение российских войск или техники на своей территории, вопреки обещаниям, похоронит этот новый образ Минска и лишит его всех сопутствующих бонусов. Сложно представить себе пряники, которые Россия готова дать Белоруссии взамен.

Попробовать оставить в Белоруссии свои войска вопреки воле белорусской власти, продавить это решение – слишком рискованно. Лукашенко, как и Трамп, не имеет репутации самого предсказуемого партнера, чтобы загонять его в угол, из которого у него два выхода – военное столкновение или потеря политического лица и имиджа суверена.

Чужой окоп

За последние три года в Минске успели привыкнуть к тому, что испорченные отношения России и Запада дают Белоруссии комфортное поле для маневрирования между ними. Учения «Запад-2017» напомнили, что плохой имидж союзника может рикошетом ударить по самому тебе. А не только быть удобным фоном для самопрезентации.

Первым болезненным моментом для Белоруссии во всей этой многомесячной череде встревоженных заявлений соседей стало то, что Минску отказывают в субъектности. Три года белорусские власти пытаются доказать, что они уже не сателлит России. Но выясняется, что в проговариваемых европейских фобиях Белоруссия вообще не существует как самостоятельная сторона. Ее территорию в этих сценариях просто используют без спроса – как плацдарм для агрессии, куда можно ввести любое число войск или оставить там военную технику.

Для суверенного государства это обидно. Не случайно, после первых месяцев критики от соседей, Александр Лукашенко на эмоциях заявил: «То, что будут войска сюда введены, то ровненько они отсюда и уйдут... Войска высадят где-то возле полигона, разобьют лагерь, там будет мизер боевых припасов — только чтобы отстрелять по мишеням, остальное — холостые боеприпасы. Все под контролем».

Тремя неделями позже эту же мысль высказал белорусский министр обороны Андрей Равков. Он заявил, что замысел, районы проведения учений, численность российских войск согласовываются с Минском. «Все передвижения войск также контролируются нами», – добавил министр.

Недоверие соседей настолько обеспокоило Минск, что белорусская власть начала всерьез убеждать их в полном контроле за российскими войсками на своей территории. Не особо задумываясь, что такие заявления звучат как косвенное согласие с тем, что солдаты союзника – угроза, за которой надо присматривать.

Вместе с тем эмоциональные выпады вроде того, что «само нахождение Белоруссии и России в этом регионе – угроза для стран Балтии» (так сказала президент Литвы Даля Грибаускайте), провоцируют Минск на дипломатическую пикировку, вызовы послов в МИД и резкие ответные заявления. Это снова-таки портит нейтральный имидж, пусть и на уровне риторики, но заталкивает Белоруссию обратно в российский окоп, из которого она последние три года пробует потихоньку выползать.

Лукашенко нравятся постоянные упоминания Белоруссии в мировых СМИ как площадки каких-нибудь очередных переговоров, но не как стартового полигона для потенциальной кремлевской агрессии. Однако он не может отказаться от учений с Россией, как он отказался от размещения российской авиабазы пару лет назад. Во-первых, нельзя сказать, что Минск относится к учениям лишь как к имиджевой обузе. Для белорусской армии это редкий шанс потренировать пятую часть своего личного состава.

Во-вторых, попытка отменить учения выглядела бы слишком явным прогибом под интересы балансирования в ущерб интересам союзничества с Россией. Учения давно запланированы, это не спонтанная инициатива Москвы, которая вроде как открыта для обсуждения.

Чтобы минимизировать репутационные риски, Лукашенко сразу после первых заявлений об угрозе учений пригласил на них наблюдателей НАТО. Сделано это было нетипично рано – в марте 2017 года, за полгода до учений. Белорусский МИД вторил президенту: хоть Венский документ ОБСЕ 2011 года не обязывает приглашать наблюдателей на учения такого масштаба, как «Запад-2017», мы, ответственные белорусы, это добровольно делаем. Упор на прозрачность и предсказуемость стал главным тезисом Минска в следующие месяцы. В числе приглашенных – наблюдатели от Украины. Этот факт некоторые российские СМИ посчитали достойным отдельного заголовка.

Со стороны Минска это не только игра на публику. Весьма вероятно, что белорусская власть или отдельные группы в ней хотят видеть в стране как можно больше западных военных наблюдателей еще и потому, что с ними чуть спокойнее, чем без них. Не то чтобы в Минске многие всерьез считают провокации вероятными, но береженого бог бережет. Кризис доверия к Москве затронул и ее союзников.

В последние месяцы риторика по крайней мере двух соседей Белоруссии изменилась: ее и Россию стали разделять, чтобы не слишком отчуждать Минск некомфортными обобщениями. Так, например, посол Украины в Минске Игорь Кизим несколько раз повторил, что по поводу «Запада-2017» он «доверяет Беларуси, но не доверяет России». Глава МИД Латвии Эдгарс Ринкевичс после недавней встречи с белорусским коллегой Владимиром Макеем заявил, что у Риги больше нет вопросов к Минску по учениям. А Петр Порошенко 1 сентября заявил, что хоть в «Западе-2017» есть угроза Украине, у него нет оснований не верить гарантиям Александра Лукашенко.

Действительно ли Киев и Ригу убеждают обещания Минска? Если они принимают перманентный риск российской агрессии за данность и живут с такой картиной мира, то едва ли. Но и их заявления нельзя назвать ложью, это скорее грамотная дипломатия, сознательное озвучивание высокой планки ожиданий, которая должна сработать как стимул для Белоруссии.

Даже если смотреть на ситуацию в логике высокой вероятности российских провокаций, их будет сложнее провести, если белорусская власть выступит против. Если же априори и почти ежедневно записывать Минск в ранг безвольных плацдармов Москвы, то в час икс Александру Лукашенко будет даже некого разочаровывать. Для кого стараться быть ответственным партнером, если, что бы ты ни делал, тебя запихивают в российский окоп?

Если остальные западные правительства хотят снизить риск провокаций на белорусской территории во время учений, им стоит занять схожую позицию. Минск сегодня, как никогда, хочет отмежеваться от таких элементов имиджа Москвы, как враждебность Западу, непредсказуемость и непрозрачность. Чем чаще и громче влиятельные региональные игроки будут говорить что-то вроде: «Мы доверяем вам, Александр Григорьевич, не подведите», – тем больше аргументов будет лежать у Лукашенко на этой чаше весов.

А если после учений, которые пройдут без неожиданностей, еще и наградить Минск какими-то бонусами (пусть и символическими, вроде визита западных чиновников высокого уровня), то это только усилит эффект на будущее.

Убить двух зайцев

Несмотря на все репутационные риски, Минск попробует извлечь максимум дипломатической выгоды из учений, если они пройдут по запланированному сценарию.

Белорусские военные смогут показать западным наблюдателям, что гарантиям Минска можно было верить. Если к тому же Москва будет менее открыта к международному наблюдению за той частью «Запада-2017», которая пройдет на российской территории (что вполне вероятно), то белорусская гостеприимность на этом фоне будет и вовсе выгодно смотреться. Со слов генсека НАТО Столтенберга, Белоруссия пригласила наблюдателей альянса на все пять дней учений, а Россия – на один, и то для обзора показательной части маневров, а не для полноценного наблюдения.

Во-вторых, с более прикладной точки зрения, масштабные учения – хорошая возможность протестировать на практике заключенные в последние годы соглашения о военном сотрудничестве с США и с Латвией, а также работу недавно аккредитованного в Минске американского военного атташе.

Но для Лукашенко сегодня не менее важен месседж, который Минск шлет этими учениями на Восток. Белорусскому президенту периодически нужны веские аргументы, чтобы успокаивать те голоса в России, которые в последние годы стали говорить о развороте Минска к Евросоюзу. Сложно придумать аргумент сильнее: страна, которая «идет по пути Украины», не проводит у себя крупные учения с российскими войсками, которые этот Евросоюз так сильно напрягают. А так – учения пройдут, хорошие впечатления россиян останутся, и, пока новая доза успокоительного действует, можно неспешно продолжать ту внешнюю политику, которая полюбилась Минску в последние годы.

Публикация подготовлена в рамках проекта «Европейская безопасность», реализуемого при финансовой поддержке Министерства иностранных дел и по делам Содружества (Великобритания).

Белоруссия. Россия. США > Армия, полиция > carnegie.ru, 5 сентября 2017 > № 2297452 Артем Шрайбман


Россия. УФО > Госбюджет, налоги, цены. Медицина. Образование, наука > premier.gov.ru, 5 сентября 2017 > № 2296668 Евгений Куйвашев

Встреча Дмитрия Медведева с временно исполняющим обязанности губернатора Свердловской области Евгением Куйвашевым.

Обсуждалась реализация в регионе программы создания новых мест в образовательных учреждениях, а также строительство объектов здравоохранения и вопросы обеспечения жильём медицинских работников.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Давайте с Вами поговорим о ситуации в целом, но в первой части беседы хотел бы затронуть темы, которые в наибольшей степени волнуют людей, проживающих у вас в Свердловской области, да и вообще по всей стране. Я имею в виду состояние общего образования, то есть как школы себя чувствуют – 1 сентября наступило, дети пошли в школу, новые школы открываются, у нас программа по стране реализуется, вы в ней участвуете. А также состояние дел в здравоохранении Свердловской области: какие есть приоритеты, какие новые объекты собираетесь вводить, что намерены делать?

Е.Куйвашев: Во-первых, хочу поблагодарить за серьёзную поддержку, которую оказывает Правительство в реализации задачи по переходу в школах к учёбе в одну смену.

В этом году у нас запланировано создание 4800 новых учебных мест – за счёт реконструкции и строительства новых школ. Одну новую школу мы уже сдали. Точнее, образовательный центр в Екатеринбурге, в Мичуринском микрорайоне. Под одной крышей у нас находятся детский садик, начальная школа и средняя школа. Хорошее спортивное ядро, единый пищеблок. Единый педагогический коллектив, что самое важное. И, понятно, это возможность осуществлять обучение ребёнка от самого детского сада до старших классов.

В ноябре мы планируем сдать ещё одну школу – в Академическом микрорайоне – на 1100 мест.

Мы усиленно ведём реконструкцию и увеличиваем наши площади в регионе, в малых и средних городах Свердловской области.

Безусловно, мы подали заявку на участие в программе на 2018 год. Хотим начать одновременно строительство 12 школ. Ищем механизмы частно-государственного партнёрства, коллеги идут навстречу.

Хочу доложить Вам и по вопросам здравоохранения, которые, как Вы правильно сказали сегодня ставятся во главу угла. На встречах с жителями Свердловской области, которые я сейчас провожу очень часто, состояние здравоохранения – один из главных проблемных вопросов.

Сегодня коэффициент совместительства наших врачей по региону составляет 1,5–1,6, он меняется.

Конечно, необходимо увеличивать наши образовательные площади, совершенствовать научную базу для подготовки кадров. И в связи с этим мы приняли решение и уже запланировали создание инновационного научно-образовательного центра на базе Научно-исследовательского института охраны материнства и младенчества. Этот институт находится в центре Екатеринбурга, там 7 тыс. кв. м площадей. Мы с компанией «Ренова» договорились о строительстве в новом микрорайоне Академическом ещё и кафедры нашей медицинской академии, – это 35 тыс. кв. м. Это серьёзный задел для подготовки и повышения квалификации наших медиков, что позволит увеличить количество врачей с высокой квалификацией для дальнейшего их закрепления.

Более того, с 2018 года у нас начинает работать программа обеспечения жильём медицинских работников в малых и средних городах Свердловской области. По этой программе мы будем строить, приобретать жильё для медицинских работников в малых и средних городах для обеспечения наших первичных медицинских учреждений специалистами, в том числе узкими. Это достаточно серьёзная проблема, которую необходимо решать уже более динамично.

В связи с этим хотел бы у Вас попросить помощи в реализации проекта строительства НИИ ОММ – Научно-исследовательского института охраны материнства и младенчества. Я подготовил соответствующие документы.

Д.Медведев: Понятно.

Но давайте сначала вернёмся к школьной теме. Хотел бы обратить Ваше внимание, как всегда обращаю внимание и других Ваших коллег – руководителей субъектов Федерации (тем более Вы возглавляете очень крупный субъект): школы, конечно, нужно строить обязательно, у нас программа большая, но не следует забывать о школах, которые эксплуатируются и не будут выводиться из эксплуатации, но которые требуют капитального ремонта. Это не менее важная задача, чем строительство новых школ. Это первое.

Что касается медицинской помощи, здравоохранения. Трудно не согласиться с тем, что количество квалифицированных врачей – специалистов и терапевтов, врачей общей практики и так называемых узких специалистов – определяет лицо здравоохранения региона. Если таких людей в достатке, если обеспечивается необходимый уровень врачебной помощи – а это конкретная работа конкретных людей, врачей, – тогда всё в порядке. Если нет, значит нужно реализовывать программы привлечения медицинских работников (кстати, это касается не только врачей, но и специалистов со средним медицинским образованием) в различные медицинские учреждения, как стационарные, так и амбулаторные, поликлинические. Поэтому давайте посмотрим на вашу программу, что можно сделать, и поговорим о некоторых других вопросах.

Россия. УФО > Госбюджет, налоги, цены. Медицина. Образование, наука > premier.gov.ru, 5 сентября 2017 > № 2296668 Евгений Куйвашев


Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 5 сентября 2017 > № 2296305 Дмитрий Пашов

Дальневосточный краб получит переработку в России.

Уже этой осенью на Сахалине вступит в строй уникальный завод по переработке морепродуктов. Это будет первое в России береговое предприятие, ориентированное на производство продукции из свежемороженого и живого краба. Презентация нового для внутреннего рынка ассортимента пройдет в сентябре на Выставке рыбной индустрии в Санкт-Петербурге.

НОВОЕ СЛОВО В ПЕРЕРАБОТКЕ

Работы на строительной площадке перешли в завершающую стадию. Внешний облик перерабатывающего комплекса, который вырос за несколько месяцев прямо у морского причала в Невельске, уже полностью создан. В короткие сроки металлоконструкции нового здания обросли отделкой, просторные помещения стремительно превращаются в цеха. Общая площадь производства составит порядка 1800 кв. метров.

Несмотря на то что оборудование еще только ожидает установки на новом месте, уже сейчас понятна схема, по которой будет организован производственный процесс. С подходящих к причалу судов уловы выгружаются непосредственно на завод и отправляется в переработку: сортировка, разделка, затем упаковка, в другом конце помещения – заморозка… На выходе – продукция, которая уже полностью готова к употреблению.

Однако сами технологии переработки, которые будут использованы в этой привычной схеме, для России уникальны, отмечает представитель компании-инвестора – заместитель генерального директора ООО «Приморская рыболовная компания» Дмитрий Пашов.

«К сожалению, в нашей стране пока не производится специализированного оборудования для переработки крабов. Опыт мы перенимали у наших соседей из Южной Кореи и Японии, где это направление развито давно. Поэтому и технологические линии, холодильное оборудование для уникального проекта, проработкой которого занимались российские инженеры, по эксклюзивному заказу нам изготавливали за границей», – рассказал собеседник Fishnews.

Предприятие будет оборудовано холодильниками общей вместимостью 600 тонн (3 камеры по 200 тонн), в которых будет замораживаться и храниться продукция при температуре от -5 до -35°C.

В целом, по словам Дмитрия Пашова, завод должен стать образцом современного перерабатывающего производства мирового уровня. Поэтому повышенное внимание здесь уделяют как технологиям переработки, так и вопросам организации самого рабочего процесса: специальные материалы внутренней отделки цехов, воздушные шлюзы на входе, отдельный выход из производственного помещения и т.п.

ОБРАТНЫЙ ОТСЧЕТ ДО СТАРТА

Новые перспективы проект сахалинских рыбаков открывает и для самого островного региона. Уже сейчас со строительством завода заметно преображается окружающая инфраструктура: до предприятия протянулась свежеасфальтированная дорога, благоустраиваются прилегающие территории. На первом этапе с вводом завода в строй новые рабочие места получат от 30 до 35 человек, планируемый объем выпуска продукции за смену – 100 кг. В дальнейшем с расширением производства штат, количество трудовых смен и показатели выпуска планируется увеличивать.

«Ощущение порядка и новых возможностей, которое пришло со строительством завода, вдохновляет и нас, и местное население, – поделился Дмитрий Пашов. – К нам уже обращаются люди, которые хотели бы устроиться на предприятие, к осени мы окончательно сформируем штат работников. В этом деле позитивный внутренний настрой особенно важен. Он дает стимул для реализации новых планов, да и просто появляется желание жить и работать именно здесь, на Сахалине».

Конечно, развитие получат и рыбопромышленные предприятия, ведь в первую очередь на переработку будут направляться уловы с судов компании-инвестора и партнерских дальневосточных предприятий.

Помимо краба завод будет принимать креветку, терпуг и другие морепродукты, которые обычно считаются на рынке привлекательным товаром для поставки за рубеж. Таким образом, проект будет решать еще и масштабные задачи насыщения внутреннего рынка и ухода от сырьевой направленности экспорта.

«Сегодня перед рыбной отраслью стоят серьезные задачи: обновление флота, развитие и углубление рыбопереработки, повышение качества производимой продукции. Свой вклад в это дело мы видим в том числе в развитии сегмента крабовой продукции на внутреннем рынке и формировании культуры ее потребления в России», – обрисовал задачи, стоящие перед сахалинскими рыбопромышленниками, Дмитрий Пашов.

РЫБНАЯ КУХНЯ И НЕ ТОЛЬКО

Несмотря на то, что основой переработки на новом заводе станут объекты, которые россияне традиционно считают деликатесными, производимая продукция будет относиться главным образом к средней ценовой категории.

«Понятно, что крабы, креветки, терпуг – это не те продукты, которые будешь есть каждый день. Но мы хотим, чтобы они стали приятным и полезным дополнением к обычному рациону или блюдами на праздничный стол, которые будут доступны потребителям среднего класса», – отмечает представитель инвестора.

С учетом этого сейчас разрабатывается ассортимент новой продукции, который должен заинтересовать даже самого придирчивого покупателя. А в чем-то даже удивить. «Например, наши технологи разработали рецепт и ТУ на новый продукт – «Супчик по-сахалински». Заранее не буду раскрывать всех секретов, скажу лишь, что это будет абсолютный эксклюзив, уже скоро вы сами сможете его попробовать, – пообещал заместитель гендиректора «Приморской рыболовной компании». – Первую презентацию этой продукции планируем провести на Выставке рыбной индустрии в Санкт-Петербурге, которая пройдет 14-16 сентября. Уверен, рынок оценит новинки».

Помимо нового морского меню инвесторы проекта продумывают планы и по развитию других направлений, связанных с деятельностью завода. Так, с учетом высоких темпов развития туризма в Сахалинской области и большого числа зарубежных гостей, в том числе из Японии, Кореи, Китая, современный рыбоперерабатывающий комплекс вполне мог бы стать одним из объектов посещения в рамках туристических маршрутов. Тем более что за рубежом это вполне распространенная практика.

Также специфика будущего производства – работа с крабовым сырьем – позволяет задумываться о возможности дальнейшего углубления переработки, в том числе с производством полезных пищевых добавок (различных БАДов) и т.д.

«Технологии глубокой переработки морепродуктов в России сегодня есть. Так что дело за самим потребителем: будет спрос – будет и развитие промышленности. Мы готовы делать ставку на это рынок», – заявил Дмитрий Пашов.

Маргарита КРЮЧКОВА, газета «Fishnews Дайджест»

Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 5 сентября 2017 > № 2296305 Дмитрий Пашов


Китай. Россия. БРИКС > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > kremlin.ru, 5 сентября 2017 > № 2296259 Владимир Путин

Пресс-конференция Владимира Путина по итогам саммита БРИКС.

По завершении визита в Китай и саммита БРИКС Владимир Путин ответил на вопросы российских журналистов.

Глава государства, в частности, подвёл итоги работы саммита (англ. BRICS) БРИКС, рассказал о переговорах с лидерами иностранных государств на полях встречи «пятёрки» и дал оценку наиболее актуальным международным проблемам.

* * *

Стенографический отчёт о пресс-конференции для российских журналистов

В.Путин: Пожалуйста, начнём сразу с вопросов. Прошу Вас.

Вопрос: Завершился саммит БРИКС. БРИКС, как известно, – это более 31 процента мирового ВВП.

Хотела спросить: после сложившихся обсуждений как Вам видятся перспективы развития объединения? Каковы основные итоги саммита и приоритеты России в БРИКС?

В.Путин: Напомню, что БРИКС складывался, по сути, по инициативе России в своё время, в 2005 году, когда мы впервые собрали за одним столом представителей Китайской Народной Республики, Индии и с нашим участием. Вот так возникла сначала «тройка», а затем и «пятёрка».

Это очень перспективное объединение, без всяких сомнений, которое не по каким-то идеологическим принципам собирается, а в силу наличия целого ряда совпадающих интересов.

И прежде всего связано это со структурой экономики и с нашим общим стремлением придать мировой экономике, так скажем, более справедливый и благородный характер.

И в целом нам за предыдущие годы удавалось согласовать свои позиции по целому ряду крупных, основополагающих вопросов.

Если обратили внимание, руководители стран БРИКС регулярно встречаются не только на специализированных саммитах, как на этот раз в Китайской Народной Республике, но и на полях различных международных мероприятий в преддверии этих событий. Например, перед «двадцаткой» регулярно встречаются руководители БРИКС.

Обращаю внимание на то, что создан и уже функционирует новый Банк развития. И, если вы заметили (уже говорил об этом на расширенном заседании и на встрече с Деловым советом), Россия начинает получать соответствующее финансирование по трём проектам.

Это касается водоочистки в бассейне Волги, это касается развития судебной системы, прежде всего речь идёт о строительстве зданий, сооружений и информатизации судебной системы России. Речь идёт о некоторых других весьма интересных и, может быть, не таких уж масштабных, но всё-таки важных для нашей страны проектах.

Это только первые шаги. Пул резервных валют начинает работать. Мы способствуем контактам между деловыми людьми. И Деловой совет всё интенсивнее функционирует, и поддерживаются в том числе российские инициативы.

Не могли тоже не слышать о женском предпринимательстве. На мой взгляд, это важная, правильная вещь. Практически во всём мире стараются поддержать женское предпринимательство.

Есть и другие важные, интересные и перспективные начинания. Уверен, что это объединение будет эффективно работать и в будущем.

Китайскому председательству удалось сохранить всё, что было наработано до сих пор, включая нашу совместную работу в России, в Уфе, и создать новые импульсы.

Это был удачный саммит, в том числе с участием руководителей стран «аутрич», тех государств, которые представляют развивающиеся рынки из различных регионов мира.

Хочу поздравить наших китайских друзей с безусловным успехом этого крупного международного мероприятия.

Вопрос: Владимир Владимирович, у Вас на полях саммита прошла обширная двусторонняя повестка, например, Вы встречались с Президентом Египта, со многими другими лидерами.

Если можно, подробнее о встречах, хотели бы, чтобы Вы нам рассказали. Например, с Президентом Египта обсуждали Вы восстановление авиасообщения, приняли ли Вы приглашение посетить Египет и поучаствовать в подписании контракта по строительству АЭС?

И, кроме того, у Вас состоялись два телефонных разговора с Премьер-министром Японии и Президентом Южной Кореи. Если возможно, тоже подробнее.

В.Путин: Вы знаете, если подробно буду рассказывать обо всех этих встречах и телефонных разговорах, то нам времени будет недостаточно. Вы видели все эти двусторонние встречи.

Визит начался с двусторонней встречи с Председателем Китайской Народной Республики, это практически было в рамках отдельного рабочего визита.

Затем из стран БРИКС была встреча с Премьер-министром Индии, Президентом Южно-Африканской Республики. Прежде всего речь шла о двусторонних отношениях.

С каждой из этих стран у нас обширная, очень большая повестка дня, включая многообразные экономические связи. Из стран, как говорят, «аутрич», кого пригласили вне рамок саммита БРИКС, встреча была с Премьер-министром Таиланда.

Это развивающаяся экономика, быстрыми темпами набирающая обороты. Мы расширяем наше экономическое взаимодействие. Если вы обратили внимание, в два раза увеличили закупки каучука, на 30–40 процентов увеличили закупки овощей и фруктов. Мы заинтересованы в реализации своей продукции, в том числе высокотехнологичной, на рынках Таиланда. Вот об этом и говорили.

Что касается Мексики, то здесь тоже есть наши интересы, причём прямые, наших компаний. «ЛУКОЙЛ», например, намерен реализовать четыре проекта в Мексиканском заливе. Три из них – совместно с французскими партнёрами, один проект самостоятельно.

Есть и другие направления: мы самолёт «Суперджет-100» продаём, причём достаточно хорошо осваиваем этот рынок в Мексике.

Что касается Египта, то вы знаете о глубине наших отношений, исторических связей. Отношения между Россией и Египтом находятся на подъёме. Действительно, Президент Египта господин Ас-Сиси пригласил с визитом посетить его страну, с удовольствием это сделаю, надо только выбрать подходящий момент.

Что касается авиационного сообщения, нам очень хочется восстановить авиационное сообщение с Египтом в полном объёме. Но мы договорились, что работа наших соответствующих специальных служб и транспортных ведомств, осуществляющих безопасность полётов, должна быть продолжена, и мы должны быть абсолютно уверены в том, что безопасность наших граждан будет обеспечена.

Хотя мы видим, что наши египетские друзья делают всё для того, чтобы эту безопасность обеспечить. Профильные ведомства находятся в контакте друг с другом, дорабатывают определённые детали. Очень рассчитываю и надеюсь на то, что мы в ближайшее время сможем эту задачу решить целиком и полностью.

По телефонным разговорам. И тот и другой телефонный разговор – и с Премьер-министром Абэ, и с Президентом Южной Кореи – были посвящены событиям вокруг испытаний ядерного устройства в Северной Корее.

Но мы договорились продолжить эту дискуссию при личной встрече. Завтра уже и Президент Южной Кореи, и Премьер-министр Японии прибудут во Владивосток для участия в Восточном экономическом форуме, мы поговорим об этом подробнее. Прошу Вас.

Вопрос: Одна из самых бурных тем последних дней – это, конечно, решение США о закрытии ряда российских дипобъектов, что по своей сути является новым примером отъёма дипсобственности.

Со стороны МИДа мы слышим такие слова, как «захват», «обыски». Вы пока на эту тему ничего не говорили. Как Вы можете прокомментировать всё происходящее? Будет ли какой-то ответ на всё это? И если да, то каким он будет?

В.Путин: Дело в том, что мы договорились с нашими партнёрами о том, что количество наших сотрудников, дипломатических работников, в России и в Соединённых Штатах должно быть паритетным. В России работало 1300, по-моему, дипломатов из Соединённых Штатов, у нас – 455. Мы привели это в соответствие – по 455.

Хочу обратить ваше внимание на то, что в эти 455 дипломатических работников, осуществляющих свою деятельность в Соединённых Штатах, мы включили (условно включили) и 155 человек, работающих при ООН. Строго говоря, они не являются дипломатами, аккредитованными при госдепартаменте Соединённых Штатов, а являются дипломатами, работающими в международной организации.

Соединённые Штаты, когда боролись за то, чтобы штаб-квартира ООН находилась в Нью-Йорке, взяли на себя обязательство обеспечить работу этой организации. Так что, строго говоря, если уж говорить о строгом паритете, то это не 455 дипломатов США в Москве, а минус 155.

Так что мы оставляем за собой право принять решение и по этому количеству американских дипломатов в Москве. Но мы пока не будем этого делать, посмотрим, как будет развиваться ситуация дальше.

То, что американцы сократили количество наших дипломатических учреждений, – это их право. Другое дело, что делалось это в явно такой хамской манере. Это не украшает наших американских партнёров.

Трудно вести диалог с людьми, которые путают Австрию с Австралией. С этим ничего уже не поделаешь, таков уровень, видимо, политической культуры определённой части американского истеблишмента.

Американская нация, американский народ, Америка – это действительно великая страна и великий народ, если они переносят такое количество людей с таким низким уровнем политической культуры.

Вопрос: Владимир Владимирович, Вы уже упомянули, что в разговорах с Премьером Японии и с Президентом Южной Кореи затрагивали проблематику КНДР…

В.Путин: Кстати говоря, извините, что касается зданий и сооружений. Это действительно беспрецедентная вещь. И я как выпускник юридического факультета Петербургского университета могу вам сказать, и любой юрист вам скажет, – право собственности состоит из трёх элементов: право владения, использования и распоряжения.

Американская сторона лишила Российское государство права пользоваться нашим имуществом – это явное нарушение имущественных прав российской стороны. Поэтому для начала дам поручение МИДу обратиться в суд. Посмотрим, как эффективно работает хвалёная американская судебная система.

Вопрос: Возвращаюсь к теме КНДР, какова Ваша позиция? В последнее время складывается впечатление, что ни переговоры (дипломатический процесс), ни угрозы, ни санкции не срабатывают. Как можно решить проблему КНДР?

В.Путин: Самый простой вопрос на сегодняшний день.

Я с коллегами в приватном порядке разговаривал, но не считаю нужным здесь что-то скрывать. Повторю то, что говорил в частных и в официальных беседах, и, собственно, то, что должно быть у всех на слуху и для любого здравомыслящего человека должно быть понятным.

Все хорошо помнят, что произошло с Ираком и Саддамом Хусейном. Хусейн отказался от производства оружия массового уничтожения, тем не менее под предлогом поиска этого оружия был уничтожен и сам Саддам Хусейн, и члены его семьи при соответствующей известной военной операции.

Там даже дети погибли, его внука, по-моему, застрелили. Страна разрушена, и Саддам Хусейн повешен. Послушайте, это же все знают, это все помнят. И в Северной Корее это хорошо знают и помнят. И вы думаете, что в силу принятия каких-то санкций Северная Корея откажется от того курса, который она взяла на создание оружия массового уничтожения?

Россия осуждает эти упражнения со стороны Северной Кореи, мы считаем, что они носят провокационный характер. Но забывать про то, что я только что сказал применительно к Ираку, а затем к Ливии, мы тоже не можем. И уж северокорейцы точно не забудут.

А использование санкций любого рода в данном случае уже является бесполезным и неэффективным. Да они, как я вчера сказал одному из своих коллег, траву будут есть, но не откажутся от этой программы, если не будут чувствовать себя в безопасности.

А что может обеспечить безопасность? Восстановление международного права. Нужно вести дело к диалогу между всеми заинтересованными сторонами. Нужно, чтобы у всех участников этого процесса, в том числе у Северной Кореи, не было никаких соображений, которые были бы связаны с угрозой их уничтожения, а наоборот, чтобы все стороны конфликта встали на путь сотрудничества.

В этих условиях и в этой ситуации нагнетание военной истерии совершенно бессмысленно, это абсолютно тупиковый путь. Потом, ведь у Северной Кореи есть не только ракеты средней дальности, мы убедились в этом, что они есть, есть не только ядерный заряд, мы знаем, что он есть в руках Северной Кореи, но там есть ещё и дальнобойная артиллерия и системы залпового огня до 60 километров дальности.

Против этих систем оружия вообще бессмысленно применение противоракетной техники. В мире сегодня не существует средств противодействия дальнобойной артиллерии или системам залпового огня. А потом, их разместить можно так, что их и найти-то практически невозможно.

В этих условиях нагнетание военной истерии до хорошего не доведёт, это всё может привести к глобальной планетарной катастрофе и к огромному количеству человеческих жертв.

Никакого другого пути, кроме мирного, дипломатического способа решения северокорейской ядерной проблемы, не существует.

Вопрос: У меня как раз вопрос в продолжение темы Северной Кореи. США заявили о том, что они хотят ужесточения санкций, и хотели бы, чтобы Россия тоже присоединилась к этому. Как можно оценивать такие заявления на фоне того, что недавно принят известный санкционный закон, где Россия фигурирует в одном списке с той же КНДР и Ираном?

В.Путин: Да. Это, конечно, нелепо, как минимум нелепо ставить нас в один список с Северной Кореей, а потом просить помочь в санкционных упражнениях против Северной Кореи. Но это делают люди, которые путают Австрию с Австралией, а потом идут к своему Президенту и говорят: «Теперь давайте уговорите Россию, чтобы они с нами ужесточали санкции».

Дело даже не в этом, мы не собираемся дуть губы, обижаться на кого-то и хихикать на этот счёт. Наша позиция по данному вопросу, собственно, так же как и по практически всем остальным вопросам, носит принципиальный характер.

Дело не в том, что нас с Северной Кореей поставили в один список, хотя это совершенно глупо, просто нелепо, но дело совершенно в другом. Я уже сказал, почему считаю (и МИД наш уже об этом сказал), что санкционный режим уже подошёл к своей черте, он совершенно неэффективен.

Но дело ещё и в гуманитарной стороне этого вопроса. Ведь как бы мы ни воздействовали на Северную Корею, курс руководства Северной Кореи не изменится, а страдания миллионов людей могут быть многократно увеличены.

Что касается России, то здесь вообще не о чем говорить. Просто не о чем говорить. Почему? Потому что у нас почти нулевой товарооборот. Я сейчас уточнял у Министра энергетики, у нас 40 тысяч тонн поставки нефти и нефтепродуктов по кварталу.

Напоминаю, что Россия экспортирует свыше 400 миллионов тонн нефти и нефтепродуктов на мировой рынок, 40 тысяч в квартал – это ноль. Причём ни одна наша крупная вертикально интегрированная компания вообще никаких поставок не осуществляет. Ноль! Это первое.

Второе – рабочая сила из Северной Кореи. Да, где-то у нас работает около 30 тысяч человек. Это о чём-то говорит? Это, считайте, тоже ноль. Нам что, нужно оставить этих людей без средств к существованию? Да и Дальний Восток России нуждается в рабочих руках. Просто не о чем даже говорить. Поэтому меры санкционного воздействия, как МИД заявил, исчерпаны.

Мы, конечно, готовы обсуждать какие-то детали, это всё надо продумать, разумеется. Будем работать. Мы же солидарно работаем со всеми участниками этого процесса, мы являемся, по сути, одними из авторов, во всяком случае в ходе согласования так можно точно совершенно сказать, той резолюции, которая была принята и действует, и мы полностью её соблюдаем.

Вопрос: Вопрос о восточной Украине. В последнее время официальным Киевом активно вбрасывается информация, что, мол, на востоке Украины очень нужны миротворцы ООН. И Порошенко часто об этом говорит, и даже существует план, что если Россия заблокирует это в Совете Безопасности, то можно это решение протащить через Генассамблею ООН, которая, кстати, совсем скоро открывается. Ваше отношение к этой идее, и насколько это вообще осуществимо и нужно ли это?

В.Путин: Через Генассамблею это невозможно сделать, потому что миротворцы ООН не могут функционировать иначе, кроме как по решению Совета Безопасности. Но дело даже не в этом.

Вы говорите о том, что кто-то хочет что-то протащить. На самом деле ничего плохого здесь не вижу. Я ведь уже многократно говорил о том, что поддерживаю идею вооружения миссии Краткая справка Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ, англ. OSCE) ОБСЕ, но сама организация ОБСЕ отказывается от вооружения своих сотрудников, поскольку не имеет ни соответствующего персонала, ни опыта подобной работы.

В этом контексте наличие миротворцев ООН, даже, можно сказать, не миротворцев, а тех людей, которые обеспечивают безопасность миссии ОБСЕ, считаю вполне уместным и не вижу здесь ничего плохого, наоборот, считаю, что это пошло бы на пользу решению проблемы на юго-востоке Украины. Но, разумеется, речь может идти только о функции обеспечения безопасности сотрудников ОБСЕ. Это первое.

Второе. Эти силы должны находиться в этой связи на линии разграничения и ни на каких других территориях.

Третье. Решение этого вопроса должно состояться не иначе, как после разведения сторон и отвода тяжёлой техники. И это не может быть решено без прямого контакта с представителями самопровозглашённых республик – ДНР и ЛНР.

Считаю, если всё это сделать, то точно пойдёт, на мой взгляд, на пользу решения проблемы на юго-востоке Украины. Будем считать, что это поручение Министерству иностранных дел внести соответствующую резолюцию в Совет Безопасности.

Вопрос: Продолжая тему Украины. В последнее время из Вашингтона всё чаще приходят новости о дискуссиях по поводу предоставления летального оружия Украине. Насколько серьёзно Вы это воспринимаете? И если действительно такое решение будет принято, какие могут быть последствия?

В.Путин: Это суверенное решение Соединённых Штатов, кому продавать оружие или поставлять бесплатно, и той страны, которая является реципиентом этой помощи, мы на этот процесс повлиять никак не сможем. Но есть общие международные правила и подходы: поставка оружия в зону конфликта не идёт на пользу умиротворению, а только усугубляет ситуацию.

Если это произойдёт в данном случае, то принципиально это действие, это решение ситуацию не изменит. Оно вообще никак не повлияет на изменение ситуации. Но количество жертв, безусловно, может увеличиться. Но хочу подчеркнуть, чтобы всем было понятно: ничего не поменяется. Количество жертв может быть увеличено, и это прискорбно.

Есть ещё один момент, на который следует обратить внимание тем, кто вынашивает подобные идеи: он заключается в том, что у самопровозглашённых республик достаточно оружия, в том числе захваченного у противоборствующей стороны, у националистических батальонов и так далее.

И если американское оружие будет поступать в зону конфликта, трудно сказать, как будут реагировать провозглашённые республики. Может быть, они направят имеющееся у них оружие в другие зоны конфликта, которые чувствительны для тех, кто создаёт проблемы для них.

Вопрос: Добрый день, Владимир Владимирович! Сирийская армия при поддержке ВКС России почти отбила у боевиков ИГИЛ город Дейр-эз-Зор. Скажите, означает ли сейчас новый этап на карте Сирии, что угроза ИГИЛ в этой стране миновала, не вернётся, что самые трудные времена для сирийцев позади? И, как Вам кажется, что необходимо сделать сирийцам в ближайшее время?

В.Путин: Что касается терроризма вообще – это сложная мировая проблема. Она касается не только Сирии, но и многих других стран региона, и не только этого региона. И главная проблема в этой связи заключается в том, что постоянная подпитка радикальных группировок идёт за счёт нищеты и низкого уровня образования – вот питательная среда для радикализма и терроризма.

Поэтому мы и собираемся, скажем, на таких мероприятиях, как саммит БРИКС, «двадцатка» как раз в том числе, и для решения этих глобальных проблем, для того, чтобы ликвидировать эти первоисточники угрозы роста терроризма и радикализма.

Что касается Сирии и военных операций. Да, действительно, там ситуация развивается в пользу правительственных войск. Вы знаете, что территории, подконтрольные правительственным войскам, увеличились в разы за последние года полтора-два, и этот процесс нарастает.

Можно ли сказать, что с ИГИЛ, «Джабхат ан-Нусра» и прочими терформированиями покончено навсегда? Наверное, пока об этом рано говорить, но то, что ситуация кардинально меняется на территории Сирии, – это очевидный факт.

Надеюсь, что партнёрами будет доведена до конца операция в Ираке. Дейр-эз-Зор – это, по сути, не политический, а военный опорный пункт всей радикальной оппозиции, радикальной в самом плохом смысле этого слова, игиловской оппозиции.

И как только операция в Дейр-эз-Зоре будет завершена, это будет означать, что террористы понесли очень серьёзное поражение, а правительственные силы и правительство Асада получило неоспоримые преимущества.

Нужно будет сделать следующий шаг в укреплении режима прекращения огня, в укреплении зон деэскалации и наладить политический процесс. На фоне этого политического процесса приступить к восстановлению экономики и социальной сферы. Огромная работа. И без помощи международного сообщества сирийским властям будет трудно решать стоящие перед ними задачи.

Кстати говоря, и в ходе бесед на этом саммите, в кулуарах, на двусторонних встречах мы тоже с коллегами говорили об этом. Практически все мои коллеги с этим согласны и готовы в той или иной степени внести свой вклад, во всяком случае в улучшение гуманитарной ситуации в Сирии.

Вопрос: По внутрироссийской тематике, если позволите. Вы ещё не давали оценку ситуации вокруг режиссёра Серебренникова…

В.Путин: У нас много режиссёров, я по каждому не могу.

Вопрос: Под домашним арестом он сейчас находится.

Общественное мнение разделилось: кто-то говорит, что перед расследованием все равны; кто-то говорит, что, наоборот, это давление на культуру и приводит в пример Михалкова, который тоже получает государственные средства, но против него обвинений никаких нет. В связи с этим интересно Ваше мнение по поводу этой ситуации.

В.Путин: Послушайте, у нас в сфере культуры так же, как и в других областях, правоохранительные органы постоянно занимаются контролем за расходованием государственных средств. У нас, насколько помню, может быть, что-то изменилось, замдиректора Эрмитажа под следствием находится, замминистра культуры находится под следствием. И что, теперь всех нужно освободить в силу того, что они работают в сфере культуры? Это же, наверное, странно было бы, правда?

Серебренников получал государственные средства. Это говорит о том, что никакой цензуры, никакого давления, ничего не было, просто не давали бы ему государственных денег, вот и дело с концом, если бы хотели ограничить его творческую деятельность. Причём здесь творческая деятельность?

Да, я знаю, по-разному относятся к творчеству разных людей, в том числе к творчеству Серебренникова. Но это вкусовые вещи: кому-то нравится, кому-то не нравится. Но если власть финансирует, значит, она относится как минимум нейтрально и даёт возможность художнику творить, работать, вот и всё.

Вопрос со стороны следствия только в законности расходования бюджетных средств, и это не маленькие деньги. Если вы посмотрите финансирование: по линии Правительства – это где-то 300 миллионов, а по линии московского правительства где-то 700 миллионов за два-три года, под миллиард. Это приличные деньги.

И если посмотреть на других наших режиссёров, представителей и деятелей культуры, Михалкова вспомнили, если следственные органы, контролирующие организации увидят, что кто-то нарушает действующее законодательство, и к ним будут применяться аналогичные методы работы, и они будут призываться к ответственности.

Но к Михалкову пока не было никаких претензий, несмотря на то, что контролирующие организации работают по проверке всех средств, получаемых всеми, практически без исключения, деятелями искусства, которые получают их из казны. Проверки осуществляются постоянно. Если по Михалкову будут какие-то данные, и его будут проверять. Но пока этого просто нет.

К Серебренникову со стороны власти нет никаких вопросов, кроме одного: соблюдение закона в использовании бюджетных денег. Вот и всё. Несмотря на то, что он находится под домашним арестом, это не значит, что он в чём-то виноват.

Виноват он или нет, может определить только суд. Надеюсь, что следственные органы будут работать быстро и как можно быстрее закончат свою работу. А что будет дальше – посмотрим.

Вопрос: Добрый день, Владимир Владимирович! В мае этого года здесь же, в Китае, я задавал Вам вопрос: не пришло ли время объявить о Вашем участии или неучастии в президентской кампании следующего года? Прошло четыре месяца. Вы сказали тогда: «Нет». Не пора ли сказать «да»?

В.Путин: Послушайте, я уже говорил и могу сказать ещё раз – это важно, то, что я сейчас скажу.

У нас, как только предвыборную кампанию объявляют, сразу все перестают работать. Это я знаю не понаслышке, потому что сразу начинают думать о том, что будет после выборов, кто где будет работать и так далее.

Работать надо сейчас и каждому на своём месте активно, не ослабляя внимание к порученному участку работы ни на секунду. Поэтому в предусмотренное законом время те, кто хотят принимать участие в следующих президентских выборах Российской Федерации, уверен, об этом скажут.

Вопрос: Раз уж мы в Китае, хочется спросить про китайский мегапроект – новый Шёлковый путь, – по крайней мере в его железнодорожной части, потому что есть там автомобильная и морская.

Все страны, буквально не только в Европе, но и по ту сторону океана, хотят присоединиться к этому проекту. До сих пор непонятно, как будет проложен этот маршрут, где выйдет эта ветка из Китая, пойдёт ли она дальше через Россию, или через Азербайджан – Турцию, или через Белоруссию. Но самое главное, складывается впечатление, что китайские партнёры как-то не очень и хотели бы прокладывать эту ветку через территорию России.

В.Путин: Нет, это не так. Ведь и наши специальные ведомства и компании, и китайские, и партнёры из других стран изучают этот вопрос.

Вы сказали, есть автомобильный, есть и морской путь, – это так и есть. Смотрите, автомобильная дорога по Казахстану уже практически проложена. Мы должны догнать по срокам свою часть работы. Из Китая тоже дорога идёт.

Что касается железнодорожных маршрутов, то здесь существуют разные варианты для Китая: и через Казахстан, а потом уйти восточнее и южнее на Иран, возможно, через территорию Российской Федерации.

Вы знаете о том, что Китай планирует участие в строительстве высокоскоростной железной дороги Москва – Казань. Мы обсуждали ещё в Москве в ходе предыдущего визита Председателя КНР возможность строительства высокоскоростной пассажирско-грузовой железной дороги через Российскую Федерацию.

Если этот проект будет осуществлён, то это сделает возможным движение поездов со скоростью где-то под 200 километров в час, грузовых – чуть помедленнее, но это значит, что за три-четыре дня, трое-четверо суток груз будет доставляться из Азии, из Китая, скажем, в Германию.

Это очень интересные, перспективные, но требующие отдельной проработки проекты. Поэтому здесь нет ничего такого, что нужно было бы скрывать от общественности, но всё это требует дополнительного экспертного изучения, технико-экономического обоснования.

Мы активно обсуждаем и, как вы знаете, совместную работу по Северному морскому пути. Всё это вписывается в наши общие программы, здесь нет вообще никаких противоречий. Мы изучаем и реализуем и другие маршруты, скажем, Север – Юг.

Мы с Премьер-министром Индии констатировали, что первые партии контейнеров из Мумбаи через Иран, через Азербайджан дошли уже до Санкт-Петербурга и назад. Это всё изучается в практическом плане. Мы работаем над этим всем. Это в ежедневном режиме. Что будет наиболее эффективным – посмотрим в ходе предварительных тестовых испытаний и выберем оптимальные решения.

Вопрос: Хотелось бы в продолжение вопроса про отношения с США уточнить: за тот период, который уже прошёл с избрания Президента Дональда Трампа, с того момента, как Вы с ним общались, всё это развивается по спирали эскалации, о чём говорит наша сторона, Вы ещё не разочаровались в Трампе?

И учитываете ли Вы, об этом говорил недавно представитель МИДа в том числе, что не всякий глава администрации США досиживает до своего срока, определённого ему при избрании? Учитываете ли Вы шансы на импичмент Трампу в своём анализе, как Вы выстраиваете отношения с США?

И можно ещё один вопрос по внутренней повестке? Она, кстати, внутри-внешняя. Из-за ситуации конфликта в Мьянме возникла дискуссия с федеральной властью и Рамзаном Кадыровым, который сказал, что если его не устроит позиция России по Мьянме, то он будет против России.

Как Вы считаете, высшее должностное лицо имеет право занимать позицию, отличную от позиции федеральной власти во внешней политике, или это высшее должностное лицо уже должно уходить?

В.Путин: Начну с последнего.

Что касается ситуации в Мьянме, мне кажется, это должно было быть сделано после двусторонней встречи с Президентом Египта, пресс-служба должна была выпустить соответствующее заявление по поводу нашей совместной с Египтом оценки происходящих событий. Мы против любого насилия и призываем власть этой страны взять ситуацию под контроль.

Что касается мнений граждан России по поводу внешней политики Российского государства, то каждый человек имеет право на собственное мнение вне зависимости от его должностного положения.

Что касается руководителей регионов – это тоже в полном объёме их касается. Но уверяю вас, здесь никакой фронды со стороны руководства Чечни нет. Прошу всех успокоиться, всё в порядке.

И теперь по поводу Президента Соединённых Штатов. Полагаю, что абсолютно некорректным было бы с нашей стороны обсуждать возможности развития внутриполитической ситуации в самих США. Это не наше дело, это дело самих Соединённых Штатов.

Что касается разочарования или не разочарования – ваш вопрос звучит очень наивно. Он же не невеста мне, я ему тоже не невеста, не жених, мы занимаемся государственной деятельностью, у каждой страны есть свои интересы. Трамп в своей деятельности руководствуется национальными интересами своей страны, я – своей.

Очень рассчитываю на то, что нам удастся, так же как и говорил действующий Президент Соединённых Штатов, находить какие-то компромиссы при решении двусторонних и международных проблем, для того чтобы они решались в интересах как американского, так и российского народа, решались в интересах многих других стран, имея в виду нашу особую ответственность для международной безопасности.

Вопрос: Простите, я про выборы опять, но не про Вашу кандидатуру, а про другие возможные кандидатуры. Появилась информация, что Вашим конкурентом может стать женщина и…

В.Путин: Первый раз слышу.

Вопрос: Со своей кандидатурой может выступить Ксения Собчак.

В.Путин: Ради бога.

Вопрос: Известно, что её отец много сделал для Вас, что Вы ему по-человечески благодарны. Как Вы к ней отнесётесь? Или Вы считаете, что есть лучшие кандидатуры среди тех же женщин, например, та же Набиуллина или Голикова?

В.Путин: Знаете, не я должен определять, кто лучше для российского народа в качестве главы государства. В конечном итоге это определяется на выборах. Но каждый человек в соответствии с действующим законом, если он выдерживает требования закона, имеет право выставить свою кандидатуру в рамках, повторяю, действующего закона. И Ксения Собчак не является здесь исключением.

Безусловно, я с большим уважением всегда относился и отношусь до сих пор к её отцу, считаю, что он – выдающийся деятель современной российской истории, без всякого преувеличения говорю это, без всякой иронии. И он очень порядочный человек, который сыграл в моей судьбе большую роль.

Но когда речь идёт о том, чтобы баллотироваться в Президенты, то такие вещи личного характера не могут играть никакой существенной роли. Это будет зависеть от того, какую программу она предложит, если действительно будет баллотироваться, как она выстроит свою президентскую кампанию. От этого будет зависеть успех либо неудача в этом предприятии.

О том, что она собирается баллотироваться, я слышу первый раз. Уверен, что могут быть и другие кандидаты, наверняка они будут.

Вопрос: Есть у нас ещё один очень громкий и важный процесс – это «Роснефть» против АФК «Система». «Роснефть» в своём обвинении заявляет, что «Система» практически украла, вывела активы и деньги из «Башнефти». Согласны ли Вы с этой позицией?

Обращалась ли одна из сторон – ответчик или истец – к Вам за встречей, за консультацией по этой проблеме? И видите ли Вы возможность мирового соглашения между ними? Потому что оппоненты, которые от «Системы», говорят, что это как бы ухудшает инвестклимат в России. Хотелось бы услышать Вашу позицию по этому поводу.

В.Путин: Я встречался и с руководителем «Роснефти», и с руководителем «Системы» (с Евтушенковым и Сечиным) именно по этому вопросу, выслушал позицию и того, и другого.

Думаю, было бы неправильно, если бы я сейчас публично заявил о своём отношении к этому делу, но очень рассчитываю на то, что им удастся достичь мирового соглашения. И думаю, это было бы на пользу как обеим компаниям, так и российской экономике в целом.

Как это будет развиваться дальше, на сто процентов сказать не могу, потому что никаких прямых указаний никому по этому поводу я не давал и, считаю, их давать нецелесообразно.

Всего вам доброго. Спасибо большое.

Китай. Россия. БРИКС > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > kremlin.ru, 5 сентября 2017 > № 2296259 Владимир Путин


Россия > Приватизация, инвестиции. Финансы, банки. Нефть, газ, уголь > banki.ru, 5 сентября 2017 > № 2296231

Система не рухнет

Как дело «Роснефти» против АФК «Система» повлияет на фондовый рынок и приватизацию в России

Это просто Герхард Шредер

АФК «Система» проиграла первый раунд тяжбы с «Роснефтью». Арбитражный суд Башкирии удовлетворил иск нефтяной компании к холдингу частично: постановил взыскать 136 млрд рублей вместо 170,6 млрд. На апелляцию у АФК «Система» есть месяц. Как решение суда повлияет на фондовый рынок и приватизационные сделки?

Как развивались события

2 мая 2017 года «Роснефть» и «Башнефть» подали иск к АФК «Система» и ее дочерней компании «Система-Инвест». Они просили суд взыскать 106,6 млрд рублей убытков, которые возникли из-за реорганизации «Башнефти» в 2014 году. 24 мая 2017 года сумма требований была увеличена до 170,6 млрд рублей. «Роснефть» обосновала это ослаблением рубля в 2014 году.

АФК «Система» потеряла контрольный пакет акций «Башнефти» в 2014 году. В июле этот пакет был арестован Басманным судом Москвы по уголовному делу о приватизации нефтяной компании. А в октябре Арбитражный суд Москвы вынес решение об истребовании контрольного пакета в собственность государства. АФК «Система» передала акции Росимуществу в декабре.

В июле 2016 года стало известно, что «Роснефть» получила предложение о покупке 50,1% акций «Башнефти» в ходе приватизации. Сделка была закрыта в октябре прошлого года, «Роснефть» перевела в бюджет 329,7 млрд рублей.

В чем суть дела

После решения суда о взыскании 136 млрд рублей президент АФК «Система» Михаил Шамолин заявил, что корпорация намерена отстаивать свои интересы всеми доступными способами и в случае необходимости обратиться в Верховный суд.

В АФК «Система» полагают, что, признав убытки «Башнефти», суд поставил под сомнение законность стандартных корпоративных процедур — подготовку к IPO, выкуп и погашение собственных акций. Представитель корпорации Сергей Копытов в комментарии ТАСС подчеркнул, что суд принял и «самое абсурдное требование истцов, которое подразумевает ответственность АФК «Система» за такой макроэкономический показатель, как курс рубля».

В правовой позиции корпорации по взысканию курсовой разницы отмечается, что снижение курса рубля — объективный фактор, за который АФК «Система» не отвечает. Снижение курса и покупательной способности рубля в 2014 году было обусловлено объективными факторами, в частности санкциями, украинскими событиями и падением цен на нефть.

Не совсем понятно, как факт незаконности владения акциями компании подтверждает причинение компании убытков в ходе реорганизации.

Елена Коломиец, BGP Litigation

Помимо того что АФК «Система» назначили ответственной за национальную валюту, ее обвинили еще в неправомерном выводе активов. В мотивировочной части решения Арбитражного суда Башкирии отмечается, что реорганизация «Башнефти» была проведена АФК «Система» и «Системой-Инвест» в январе — мае 2014 года — непосредственно перед истребованием акций в судебном порядке в ноябре 2014 года. По мнению суда, это указывает на намерение использовать корпоративную процедуру реорганизации для неправомерного вывода активов.

Формально у АФК «Система» есть шансы доказать в апелляции, что вывода активов не было, полагает юрист BGP Litigation Елена Коломиец. По ее словам, это возможно, если апелляция даст иную оценку приобщенным АФК «Система» экономическим заключениям либо сама назначит экспертизу, которая придет к выводу, что реорганизация привела к повышению капитализации «Башнефти». Также Коломиец отметила, что суд первой инстанции не опроверг и доводы представленных АФК «Система» правовых заключений о законности проведенной реорганизации. Он просто не принял эти заключения во внимание, указав, что они не учитывают незаконность владения акциями со стороны ответчиков. «Не совсем понятно, как факт незаконности владения акциями подтверждает причинение компании убытков в ходе реорганизации. Теоретически эти заключения также могут быть приняты во внимание судами вышестоящих инстанций. Однако оценить шансы на успешное оспаривание решения как высокие трудно», — признала юрист.

По мнению Коломиец, нет веских оснований полагать, что решение по делу «Роснефти» против АФК «Система» станет прецедентным. Во-первых, сам суд в решении неоднократно указывает, что его выводы основаны на конкретных обстоятельствах спора. Во-вторых, отметила эксперт, российские суды в принципе не склонны широко применять прецеденты по «громким» делам. Так было, например, с делами ЮКОСа, ссылки на решения по которым как на прецеденты суды часто отклоняли.

Формально — спор двух компаний

Фондовый рынок заложил влияние дела «Роснефти» против АФК «Система» еще в мае, говорят эксперты. Поэтому сейчас это влияние незначительное и косвенное. В день вынесения решения суда 23 августа индекс ММВБ вырос на 0,57%, индекс РТС — на 0,53%. «Те инвесторы, кому не нравятся подобные ситуации, ушли с российского рынка несколько лет назад», — считает начальник отдела анализа финансовых рынков «КИТ Финанс Брокер» Василий Копосов.

Аналитик ГК «Финам» Алексей Коренев отмечает, что результаты суда были весьма предсказуемыми и уже были учтены в ценах акций «Роснефти», «Башнефти» и АФК «Система», не говоря уже об акциях других эмитентов. Аналитик «Алор Брокер» Евгений Корюхин напомнил, что акции АФК «Система» после обжалования решения Арбитражного суда Башкирии по переносу дела в другой суд смогли вырасти на 5%.

«Если абстрагироваться от возможной политической составляющей, мы увидим лишь спор хозяйствующих субъектов, — полагает Алексей Коренев. — Можно дискутировать, насколько действия АФК «Система» подпадают под обвинения со стороны «Роснефти» в том, что реорганизация «Башнефти» была направлена на вывод активов. Но, повторюсь, формально это разбирательство между двумя компаниями, последствия которого рынок уже постарался максимально учесть как в ближайшей перспективе (в виде текущих цен), так и в дальней (в виде выводов для себя)».

Прошлые скандалы вокруг «Башнефти» (например, помещение под домашний арест главы совета директоров АФК «Система» Владимира Евтушенкова в 2014 году) оказывали влияние только на акции самой «Системы» и ее активов (в частности, МТС). Так, с июля по декабрь 2014 года бумаги АФК подешевели почти в десять раз, с 47,1 до 5 рублей за акцию. На остальной рынок события сильного влияния не оказали. «В целом российский рынок акций с момента начала спора в 2014 году вырос более чем на 30%. Поэтому это сугубо локальная история», — отмечает Евгений Корюхин.

Косвенно рынку напомнили, «кто в нашем аквариуме самая большая рыба», так что вряд ли в ближайшее время можно ожидать чего-либо подобного — мы умеем быстро учиться.

Алексей Коренев, ГК «Финам»

На будущих приватизационных сделках ситуация тоже сильно не скажется, полагают эксперты. Министр экономики Максим Орешкин в конце августа не исключил, что до конца этого года может состояться сделка по продаже «Совкомфлота». По словам Евгения Корюхина, приватизация «Совкомфлота» и тяжба «Роснефти» с АФК «Система» — две разные истории. Приватизация «Совкомфлота», по его словам, выгодна не только государству (бюджет получит около 40 млрд рублей), но и крупнейшим нефтегазовым компаниям страны, которые заинтересованы в транспортировке сжиженного природного газа из Арктического пояса.

Алексей Коренев согласен, что будущие приватизационные сделки, в том числе и по «Совкомфлоту», не имеют никакого отношения к судебному разбирательству. «Однако косвенно рынку напомнили, «кто в нашем аквариуме самая большая рыба», так что вряд ли в ближайшее время можно ожидать чего-либо подобного — мы умеем быстро учиться», — отметил он. Василий Копосов сомневается в том, что на данном этапе широкий круг инвесторов будет интересоваться приватизацией «Совкомфлота». «Это актив, который не удается продать уже несколько лет, — напомнил он. — Вероятно, успех сделки будет зависеть от того, найдется или нет стратегический инвестор, а будет ли использована биржевая инфраструктура для исполнения сделки — вопрос не столь важный».

«Это просто Герхард Шредер»

Комментируя влияние решения суда на привлекательность российских активов для иностранных инвесторов, эксперты отметили, что инвестиционный климат в России не менялся со времен дела ЮКОСа. «Для иностранных инвесторов условия приобретения российских активов даже выгоднее, — считает Евгений Корюхин из «Алор Брокер». — И дело здесь не столько в уровне дохода того или иного бизнеса, сколько в отношении нашего государства к крупным иностранным инвестициям. Если посмотреть на статистику иностранных инвестиций в России, то в прошлом году они выросли на 60%, до 19 миллиардов долларов». В этом году, по прогнозам эксперта, статистика будет не столь оптимистичной, но это не связано с делом «Роснефти» и АФК «Система». Основным драйвером для привлечения иностранного капитала в Россию по-прежнему будет оставаться сырьевая конъюнктура и стабильность денежно-кредитной политики ЦБ РФ, считает он.

На фоне иска «Роснефти» к АФК «Система» в августе появилась информация, что главой совета директоров нефтяной компании станет бывший канцлер Германии Герхард Шредер, много лет работающий на «Газпром». Однако это, по мнению Василия Копосова из «КИТ Финанс Брокер», не реверанс инвесторам, а скорее лоббирование реальных бизнес-интересов «Роснефти» в Европе. «Шредер никак не связан с судебным иском против АФК «Система», — говорит Алексей Коренев. — Действия «Роснефти» в отношении тех, кто, по ее мнению, нанес ей существенный материальный ущерб, — это действия «Роснефти». А Герхард Шредер, сидящий в кресле председателя совета директоров, — это просто Герхард Шредер, сидящий в кресле председателя совета директоров».

Евгения НОСКОВА, Banki.ru

Россия > Приватизация, инвестиции. Финансы, банки. Нефть, газ, уголь > banki.ru, 5 сентября 2017 > № 2296231


США. ЦФО > Недвижимость, строительство. Образование, наука > bfm.ru, 5 сентября 2017 > № 2296021

Строительный материализм: чем наука поможет реновации

Грозит ли России значительный рост цен на стройматериалы? Мнения экспертов разделились, но готовиться к решению возможных проблем строители начали уже сейчас

Эксперты считают, что в ближайшее время Россию ждет резкий рост цен на стройматериалы. Для этого хватит и одной московской программы реновации, а уж если эта практика будет распространена на всю страну… Причем, если существующие серии домов подвергнутся изменениям, чтобы соответствовать реновационному техзаданию, рост цен может стать непредсказуемым.

Возможно, правы окажутся другие эксперты, уверенные, что никакого дефицита стройматериалов не будет. Посмотрим. Но проблема обозначена, как и место поиска ее решения — строительный технопарк, который появится на территории бывшей промзоны «Братцево». Инициатор и реализатор проекта — концерн «Крост», один из ключевых резидентов нового технопарка — кафедра урбанистики Массачусетского технологического института, одна из ключевых задач — объединить в технологическую цепочку промышленные производства, учебные лаборатории, архитектурно-проектные и научно-исследовательские институты и инновационные предприятия строительного комплекса.

Технопарк только прошел градостроительно-земельную комиссию, и назвать точную дату его открытия замгендиректора концерна «Крост» Денис Капралов не берется, а вот о ключевом направлении работы в области стройматериалов говорить уже готов:

«Первое, на что мы будем нацелены, это одно из наших конкурентных преимуществ — бетоны. К примеру, так называемый дюкталь — бетон с прочностью стали. Мы первые его произвели, испытывали его в течение года и реализовали на одном из своих объектов. Уникальный материал П-135, в России аналогов еще нет».

По мнению Дениса Капралова, сегодня стоит принципиальная задача — вернуть в строительство технологии и научные мозги, и не только для решения проблемы стройматериалов.

Валерия Мозганова

США. ЦФО > Недвижимость, строительство. Образование, наука > bfm.ru, 5 сентября 2017 > № 2296021


Казахстан > Миграция, виза, туризм > kapital.kz, 5 сентября 2017 > № 2295610 Асель Нуркебаева

Как Visit Almaty будет привлекать туристов?

Асель Нуркебаева рассказала о проблемах взаимодействия рестораторов и отельеров с представителями туристической отрасли

«Индустрия туризма основывается больше на ощущениях, впечатлениях. Мы ловцы впечатлений. Мы должны улавливать настроения, тенденции, моду — чтобы предлагать это своим туристам», — Асель Нуркебаева, директор Туристского информационного центра Visit Almaty, говорит с вдохновением. У нее много идей и планов — как сделать так, чтобы в мегаполис приезжало больше гостей. Такая задача поставлена перед Visit Almaty. Центр создан пять месяцев назад при акимате города. Каким образом он будет привлекать туристов, какое исследование проводят его специалисты, в чем проблемы взаимодействия рестораторов и отельеров с представителями туристической отрасли и как это влияет на развитие туризма — об этом Асель Нуркебаева рассказала в интервью корреспонденту делового еженедельника «Капитал.kz».

— Асель, по вашему мнению, в чем проблема программ, которые так или иначе связаны с развитием туризма Алматы — почему они не работают?

— Все, что создавалось — программы, концепции, — создавалось без достаточного научно обоснованного подхода и обсуждения с заинтересованными сторонами. Сейчас мы проводим исследование, и оно даст реальную методологию, понимание того, что нужно реально сделать для развития туризма, в частности в Алматы. Наши выводы и предложения автоматически будут экстраполироваться на всю республику: нашу работу можно будет взять за основу для развития туризма во всех регионах.

В Программу развития города Алматы входили успешно прошедшая Универсиада и очень много мероприятий open space (на открытом воздухе). Мы делаем ставку на событийный туризм, а также на деловых туристов, которых у нас уже большое количество. В то же время к этому вопросу нужно подходить системно. Если деловые туристы к нам едут, мы должны предоставлять им качественный набор услуг — календарь событий города, сервисные услуги во время их пребывания в нашем городе по работе. Главная ставка для этой категории туристов — получение максимума набора услуг за короткий промежуток времени и доступность сопутствующих туристских услуг для визитеров.

— Какие проблемы, на ваш взгляд, нужно решать в первую очередь?

— Главная проблема — виза. Сейчас для определенного количества стран сделали безвизовый режим. Но что это за страны? Папуа — Новая Гвинея. Вы представляете, что туристы из Папуа — Новой Гвинеи когда-нибудь приедут в Казахстан, в Алматы и каким будет их количество? Нужно сделать проверку списка стран и их реальной доли в «пироге туристского рынка». Для индустрии туризма безвизовый режим надо делать в первую очередь для тех стран, которые отвечают индикатору добраться «быстро и легко» до Казахстана и Алматы в том числе. Есть индикаторы, по которым мы определяем свои потенциальные рынки. Например, может быть, из какой-то страны лететь далеко, но если без визы, то можно попытаться сделать продвижение для целевой аудитории.

— Это какие страны, например?

— Например, Малайзия. Для Казахстана — безвизовый режим, лететь восемь часов прямым рейсом. А вот, к примеру, жителям Индонезии, чтобы посетить Казахстан, виза нужна и им еще нужно лететь с пересадкой — через Малайзию. Но у этого рынка есть потенциал: огромное население, достаточно платежеспособное. Я была на туристической выставке в прошлом году и увидела там большой интерес к Казахстану со стороны индонезийцев. Они любят путешествовать, им нравится наша природа, они хотят получать туристские впечатления в Казахстане, могут и готовы «импортировать туристские воспоминания» о нашей стране. В этом году в рамках ознакомительного тура мы приняли двух блогеров, очень известных в Индонезии. Программа для них была подготовлена очень интересная, с кукинг-классом (мастер-класс по приготовлению местной еды от лучших поваров) — они готовили баурсаки, куырдак, все это происходило в юрте. Их заметки об этом путешествии набрали много просмотров — по 10−20 тысяч. У нас уже есть запросы от индонезийских туркомпаний, в сентябре они хотят посетить Алматы. Эффект от такого рода мероприятий по продвижению туризма Алматы не заставляет себя долго ждать.

— Знаю, вы выступаете за введение электронных виз.

— Да, мы постоянно, в том числе на правительственном уровне, говорим о том, что нам нужны электронные визы. Это стандартная мировая практика. Азербайджан, Грузия, например, отменили для многих стран визу либо ее можно получить онлайн за один день. Виза приходит на почту — легко и просто, и это впечатляет. Поэтому Баку пока нас во многом опережает. В рейтинге TripAdvisor наш прикаспийский конкурент сейчас входит в топ новых туристских направлений (Destination on Rise), то есть активно растущих и привлекающих внимание туристов. Я не скажу, что Баку по каким-то «туристическим» критериям обгоняет Алматы. По ценам они даже проигрывают нам: очень дорогой город, у нас, в Алматы, можно получить больше впечатлений за те же деньги, по данным туристов, побывавших в обоих городах в последнее время.

Мешает закрытость игроков

— Если вернуться к вопросу исследования, что именно вы хотите просчитать?

— Многие задаются вопросом: почему туризм не развивается, все же что-то делают, вроде и турфирмы есть, и природные объекты — жемчужины — есть. Вопрос в том, что нет основы, за счет которой туризм можно развивать.

Элементарно, как у нас ведется статистика? Меня спрашивают: сколько туристов в Алматы сейчас? Я не могу ответить точно. Когда люди приезжают к нам, они заезжают по туристической визе. А это и гастарбайтеры, их туристами считать нельзя. Туристами можно считать только тех, кто ночует в месте размещения — гостинице, хостеле, квартире, которая сдана официально. Да, люди, которые приезжают к родственникам, ездят на Медео, Шымбулак, тратят деньги. Но мы не можем их посчитать — какое точное количество.

Мы пытаемся разложить по полочкам взаимодействие туриста со всеми участниками рынка. Какие услуги нужны туристу? Авиаперелет, трансферт из аэропорта, гостиница, экскурсия, посещение театра или музея, канатная дорога на Кок-Тобе или Шымбулаке и т. д.

Сейчас вклад туристической отрасли в ВРП оценивается только по койко-ночам, только по количеству ночевок в отеле. Но вы же знаете, что бывает, что компании могут не показывать всю налогооблагаемую базу. В сухом остатке мы можем иметь искаженную статистику, на основе которой могут быть приняты менее выгодные решения. А для чего она нужна, эта статистика? Для маркетинга нашей дестинации. Нас должно волновать, как с умом инвестировать средства в туризм для привлечения иностранных туристов на целевых рынках: они привезут свои денежки для нашей экономики. Сколько денег следует вложить и в какую именно рекламу, чтобы маркетинговые активности имели максимальный эффект? Если есть спрос от туристов из какой-либо страны, соответственно, часть маркетингового бюджета нужно направить именно туда и выстраивать стратегию «экспорта впечатлений» именно в этой дестинации, чтобы увеличить приток прямых иностранных инвестиций от туристов. Пусть они будут микроразмера, но если туристов будет много или их расходы будут значительны, то это будет соразмерно строительству какого-нибудь нового завода на несколько тысяч рабочих мест.

— Что взаимодействие с туристами означает на практике?

— Например, есть туристы из мусульманских стран — их в ресторан русской кухни не поведешь. А есть российские туристы — для них предусмотрены туры «Купеческая Алма-Ата» с посещением казачьих и русских ресторанов. Портрет туриста имеет большое значение.

Или, например, китайцы. Как бы они ни хотели путешествовать и как бы им ни нравилось в Казахстане, но они в большинстве своем не могут воспринимать тяжелую казахскую еду с большим количеством мяса. Мы пытаемся договориться с нашими ресторанами, кафе, чтобы они адаптировали свое меню. Более или менее это могут сделать китайские и тайские рестораны. Но вообще туроператорам сложно найти сговорчивые в этом смысле рестораны.

— А как вообще происходит взаимодействие с ресторанами?

— По TripAdvisor у нас 1697 ресторанов, их, конечно, гораздо больше, это только те, которые были оценены туристами. Мы проведи совещание с отельерами, рестораторами и столкнулись с позицией непонимания того, что они неотъемлемая часть туристического рынка.

Рестораторы и отельеры зачастую выстраивают свою стратегию реально только с ориентиром на жителей города Алматы.

Жизнь ресторана у нас коротка — год-два поработал, на его месте открылось другое заведение. Нет преемственности. С одной стороны, это связано с тем, что у населения меняются вкусы, с другой — нет постоянного потока туристов. Мы это называем глубина продаж. Если бы наши туроператоры принимали бронирование на 3−6 месяцев вперед, они бы могли выстраивать свои отношения с ресторанами на такой срок. Это хорошо для ресторанов: они знают, что такого-то числа будет группа туристов, потом — такого-то числа, заранее можно просчитать, сколько продуктов, напитков закупить, какую прибыль это принесет — можно уже на следующий год закладывать свой бюджет и планировать свое развитие.

Но пока этой выстроенной цепочки добавленной стоимости нет. Рестораны и отели оторваны от индустрии туризма. Отели считают, что они на Booking.com зашли, идет бронирование с сайта, и этого достаточно. Но ведь можно заработать гораздо больше.

То же самое — и с местами посещения. У нас много памятников, есть Медео, Шымбулак. Возьмем, к примеру, памятник Абаю. Создать вокруг него торговые точки, сувенирные лавки, организовать продажу кофе, воды, поставить биотуалеты — естественно, чтобы все было красиво, брендировано. Вот это уже мини-инфраструктура. Но мы пока не можем это сделать: мы не знаем точно, сколько туроператоров возят к памятнику Абаю группы туристов. А если бы знали, то могли бы сделать. И какая-то часть предпринимателей, которые считают, что не относятся к туризму, получали бы гарантированный доход. От туризма могут кормиться несколько десятков отраслей. Надо научиться выстраивать вот эти потоки. И главным в них, конечно, должен быть турист.

Сайт и приложение — для туристов

— Каким образом Visit Almaty продвигает Алматы как туристическую дестинацию?

— В первую очередь через сайт. Он пока в стадии доработки. Мы столкнулись с огромнейшей проблемой — невозможно получить информацию. Отправляешь запросы в музеи, например, а они спрашивают: а вам зачем? Боятся. Не понимают, что мы же их бесплатно на сайте прорекламируем, к ним же больше туристов придет, они же больше смогут заработать.

Даже туроператоры не понимают, зачем мы хотим получить от них ту или иную информацию. Мы запрашивали, например, сколько туристов с января они привезли группами. Ответ такой же: а вам зачем? Мне же нужно понимать, какая помощь требуется компании. Я буду доносить эту информацию до руководства города. Может быть, через программу субсидирования туркомпаниям помогут с оборотными средствами, чтобы они себе дополнительный автобус купили.

Во-вторых, мы будем продвигать Алматы через социальные сети и диджитал-рекламу, seo-оптимизацию, прямую направленную рассылку для профессионалов в сфере туризма.

В планах стоит медиареклама на потенциальных рынках — в Китае, Иране, России и Индии, а также Юго-Восточной Азии.

— Видела у вас на сайте интересную опцию — «Создать путешествие».

— Мы исходили из того, что турист не знает, что такое Алматы. В его голове куча стереотипов, опасений. Мы выбрали ключевые слова — «тенгри», «бешбармак», «сакское золото», «японский след» и пр. Программа подбирает предложение на рынке по этим индикаторам и выстраивает маршрут — какие места посетить и как туда добраться. Эта опция заработает к концу года.

На сайте вообще будет много интересной и полезной информации для туристов. Будем постепенно наполнять его, и эта работа не закончится никогда, мы будем постоянно отслеживать, что нужно туристам, а что нет, и дополнять новыми инструментами и опциями. До конца года переведем сайт на семь языков.

— Будет ли мобильное приложение?

— Да, сайт это только начало. Мы планируем создать приложение Almaty City Pass. Оно будет «тяжелым». Я посмотрела приложения, которые есть в других странах, проанализировала — во всех чего-то не хватает. Я решила сделать приложение таким, чтобы в нем было все — куда пойти, что поесть, что посмотреть и пр. Плюс будет система оценки качества. Турист ставит оценку — я у себя в компьютере вижу, понравилось ему или нет, например, в каком-то ресторане. Если нет, я звоню владельцу и говорю об этом. Таким образом мы будем повышать качество. Visit Almaty будет принимать в этом непосредственное участие.

Часто говорят, что туристы сталкиваются с неправомерными действиями правоохранительных органов или что-то может случиться на улице. В приложении будет кнопка SOS с определением геолокации. Информация о происшествии поступит в наш call-центр. Call-центр в пилотном режиме уже создан, работает 24/7. Мы можем дать правовую оценку случившемуся, причем у нас есть не только англоговорящие специалисты, но и специалисты со знанием немецкого и китайского языков.

Помимо этого в приложении будут путеводитель, аудиогид с возможностью выбора языка, QR-коды к достопримечательностям.

Все это есть в разных мобильных приложениях. Я хочу совместить в одном. Это большая кропотливая работа. Пока не могу сказать, сколько будет стоить его разработка, но понятно, что дорого: у нас нет разработчиков такого уровня, придется обращаться в международные компании, что, естественно, скажется на цене. Планируем в следующем году начать эту работу.

Легенды, история, культура

— Visit Almaty поручено разработать легенды города. Что это предполагает?

— Да, это наша задача, мы сейчас разрабатываем легенды. Но это не просто — создали легенду на пустом месте и начали продвигать. Например, одна из легенд — наше яблоко. Сады действительно нужно засаживать. Как в Японии: когда цветет сакура, весь мир едет смотреть на эту красоту. Яблоко пахнет — это и есть те впечатления, которые мы будем ловить, вытаскивать и использовать в маркетинговом продвижении. У меня даже есть идея сделать духи с запахом яблок, чтобы люди увозили этот аромат с собой и вспоминали Алматы.

Сакские курганы — это то, что еще может привлечь туристов. У нас столько археологических мест, можно и туристов привлекать, и внимание мировых научных центров на это обратить.

Курганы внутри города. Это же интересно! За ними никто не следит, не ведет учет. Да, они были разграблены. Но это историческое наследие. Археологи дали нам карту, где обозначены курганы, в которых были находки эпохи саков. Эти курганы можно было бы сделать местами посещения. Многие находятся буквально в огородах горожан. Это вопрос частной собственности. Но его можно решить! Можно, конечно, сделать в формате ГЧП или выкупить в государственную собственность, но это может вызвать много негатива со стороны общественности. Но можно обойти острые углы — чтобы и собственник зарабатывал, и эти объекты не были утеряны. Кто из собственников откажется, чтобы туристы платили ему за вход к кургану, который стоит у него во дворе? Вообще нужно создавать электронные карты курганов, делать маркетинг.

— Наши история, культура интересны туристам…

— Мы проводим инвентаризацию исторических, археологических объектов. Привлекли ребят из международных организаций, некоторые из них обучались за рубежом, пригласили этнографов, гидов, преподавателей из вузов, которые занимаются научной работой в сфере туризма.

У нас было три экспедиции, их участники нашли новые, «нехоженые» места, которые также могут стать местами притяжения туристов. Например, петроглифы «Архарлы» в Алматинской области. Местные жители, конечно, знают о них. Но не туристы. Рядом с плитами, на которых нанесены рисунки, находится какое-то производство — все завалено камнями. У нас как раз была встреча с вице-министром культуры и спорта Аскаром Баталовым. Мы показали видео с этими петроглифами, и он сразу дал распоряжение узнать об этом больше. Мы бы хотели, чтобы эти петроглифы взяли под охрану государства. Надеюсь, вопрос решится.

Другой пример — городище Кастек в Алматинской области. Это место упоминалось в записях о Шелковом пути, там были раскопки. Но городище частично уничтожено проложенной дорогой.

Поэтому задача нашего исследования, инвентаризации, которую мы проводим, — выявить объем рынка. Причем не просто по количеству сдаваемых номеров, а по тому, что у нас действительно есть и что мы можем продавать.

Казахстан > Миграция, виза, туризм > kapital.kz, 5 сентября 2017 > № 2295610 Асель Нуркебаева


Россия > Образование, наука > ras.ru, 4 сентября 2017 > № 2305161

По этапам. Как идет оценка институтов РАН

Нынешнее лето оказалось судьбоносным не только для Академии наук, которая активно занималась подготовкой к выборам будущего руководства, но и для ранее подведомственных ей институтов. По инициативе ФАНО России началась оценка их результативности, которой ученых давно пугали. По ее итогам НИИ разделят на три категории, и к аутсайдерам примут серьезные меры. На подготовительной стадии была создана ведомственная комиссия по оценке, сформированы 26 референтных групп по направлениям исследований и в рамках каждой из них - свой экспертный совет, подобраны эксперты, утверждены необходимые регламенты и методики. На следующем этапе институты сравнили по наукометрическим показателям, этот этап уже завершен. Теперь в дело вступили эксперты. Процесс должен завершиться к началу зимы.

Как проходит оценка? Что уже сделано? Каковы предварительные результаты? На вопросы “Поиска” ответила начальник Управления академического взаимодействия и обеспечения деятельности НКС ФАНО России, секретарь ведомственной Комиссии по оценке результативности деятельности научных организаций Евгения Степанова.

- Евгения Владиславовна, почему впервые проводимая межведомственная оценка результативности институтов названа внеочередной?

- В соответствии с постановлением Правительства РФ от 8 апреля 2009 года №312, оценка должна осуществляться раз в пять лет, то есть в нашем случае в 2018-2019 годах. Но федеральный орган исполнительной власти имеет право инициировать внеочередную оценку, что агентство и сделало, попросив институты представить итоги работы за три года - с 2013-го по 2015-й.

- Сколько НИИ проходят оценку?

- Сначала в списке была 541 организация, но к настоящему времени перечень сократился до 513. Дело в том, что от оценки освобождены институты, которые завершили процесс реструктуризации.

- Значит, те, кто начал реорганизацию, но пока не влился в новую объединенную структуру, остаются в игре?

- Да, оценку не проходят структуры, которые перестали быть отдельными юридическими лицами, и организации, на базе которых созданы новые центры.

- По правилам в экспертных советах референтных групп должно быть более половины ученых “со стороны”, не работающих в академических структурах. Удалось ли соблюсти эту пропорцию?

- Правила соблюдены. Для обеспечения объективности в экспертные советы были включены представители вузов и отраслевых научных институтов. Мы очень благодарны коллегам, которые согласились принять участие в этой нелегкой работе. Отмечу также, что ведомственная комиссия по оценке приняла решение: руководители экспертных советов референтных групп (ЭС РГ) не должны работать в подведомственных ФАНО структурах, а членами советов из академических организаций не могут быть люди, занимающие руководящие должности, - директора, заместители директоров, ученые секретари.

- Сколько экспертов от ЭС РГ оценивает каждый институт? Как организована их работа?

- Для каждой организации назначается по два эксперта. Хотя бы один из них должен быть из организации, не подведомственной ФАНО. Эксперт отвечает примерно на 20 вопросов, характеризующих деятельность организации, а также готовит заключение, в котором указывает сильные и слабые стороны института, включая рекомендации по формированию программы его развития.

В ФАНО создана информационно-аналитическая система для сопровождения всего цикла работ по оценке. Организации вносят в нее необходимые сведения, которыми пользуются эксперты, готовя свои заключения. Члены экспертных советов и ведомственной комиссии, кроме того, имеют доступ к результатам наукометрической и экспертной оценки.

- Как известно, главный итог оценки - распределение НИИ по трем категориям: лидеры, стабильно работающие и не показывающие значимых результатов. Кто дает заключение об отнесении к той или иной категории?

- Категория организации определяется ведомственной комиссией на основе рекомендаций экспертных советов, результатов наукометрического и экспертного анализа, заключения Российской академии наук. При этом основная роль в оценке принадлежит ЭС РГ, которые дают рекомендации по предварительному отнесению организаций к той или иной категории.

Хочу подчеркнуть, что на основании экспертного анализа присваиваемая организации по формальным основаниям категория результативности может быть изменена - повышена или понижена, но не более чем на одну позицию.

- В референтные группы входят только академические организации?

- Перечень референтных групп сформирован и утвержден Межведомственной комиссией (МВК) по оценке результативности деятельности научных организаций, созданной Минобрнауки России. В него входят все научные организации страны. Но на данном этапе - ведомственной оценки - внутри референтных групп сравниваются только НИИ, подведомственные ФАНО. Информация о предварительном распределении организаций по категориям будет направлена в МВК. На основании обобщения результатов в масштабах страны - с учетом результативности не только академических, но и других научно-исследовательских и отраслевых организаций - МВК сформирует свои рекомендации. Окончательное решение по отнесению подведомственных институтов к одной из трех категорий примет ФАНО на основании итогового заключения ведомственной комиссии.

- Как рассчитывается средний показатель результативности по референтной группе? На сколько должны отличаться от него значения для разных категорий?

- По каждому из ключевых показателей (публикации, патенты, разработки, финансовая результативность) вычисляется среднее арифметическое с учетом данных всех входящих в референтную группу институтов. Таким образом, для каждого научного направления мы получаем набор пороговых значений. Именно с ними сравниваются показатели каждого конкретного института.

Показатели результативности для отнесения научной организации к первой категории должны не менее чем на 25% процентов превышать средние в соответствующей референтной группе. Для отнесения ко второй категории они могут быть не более чем на 25% процентов ниже средних. Если этот разрыв больше - организация попадает в третью группу.

- Для оценки института используется 5-10 основных показателей и несколько дополнительных. Каков их “вес”?

- Это зависит от профиля деятельности организации. Сначала НИИ самостоятельно определяют, к какому из трех профилей они относятся - “Генерация знаний”, “Разработка технологий” или “Научно-технические услуги”. Экспертные советы смотрят, насколько корректно выбран профиль, и могут дать рекомендации по его корректировке. При определении наукометрической категории в каждом профиле используются основной показатель и один из дополнительных. Для отнесения к первой категории основной и дополнительный показатели должны быть выше соответствующих пороговых значений. Если основной показатель ниже “порога”, организация относится к третьей категории. Остальные попадают во вторую категорию.

Например, для профиля “Генерация знаний” определяющим является число публикаций, индексируемых в международных системах научного цитирования, в расчете на 100 исследователей. Дополнительные показатели - количество созданных результатов интеллектуальной деятельности (РИД), имеющих государственную регистрацию и (или) правовую охрану, плюс количество выпущенной конструкторской и технологической документации, в расчете на 100 исследователей или объем доходов от конкурсного финансирования, отнесенный к общей численности выполнявших исследования и разработки сотрудников.

Для профиля “Разработка технологий” главный показатель - количество РИД плюс конструкторская и технологическая документация, а дополнительные - число опубликованных произведений плюс объем доходов от использования РИД и совокупный доход малых инновационных предприятий, отнесенный к общей численности исследователей.

Для организаций, оказывающих научно-технические услуги, главный критерий - отношение внебюджетных поступлений к бюджетному финансированию, а дополнительные - публикации и РИД.

- Если для определения категории применяется только один основной показатель, как используются другие?

- Остальные показатели учитываются всеми, кто участвует в подготовке экспертных заключений.

- В какой стадии сегодня находится процесс оценки?

- Все проходящие оценку организации предоставили необходимые сведения. Проведена огромная работа по их проверке, корректировке и приведению в соответствие с цифрами, предоставляемыми в Росстат, а также с данными российских и международных систем научного цитирования. В настоящее время с этими сведениями работают эксперты ведомственной комиссии по оценке и Российской академии наук.

- Чем регламентируется участие РАН в оценке? На каком этапе она подклю-

чается?

- О необходимости учета экспертного мнения РАН говорится в приказе Минобр-науки России от 5 марта 2014 года №161, который утвердил типовое положение о комиссии по оценке результативности. Аналогичная норма внесена в Методику оценки результативности, утвержденную приказом ФАНО от 26 июня 2015 года №22н.

По предложению ведомственной комиссии Академия наук участвует в двух этапах оценки. Сначала отделения РАН готовят экспертные заключения о результатах деятельности организаций на основе полученных от них сведений. Потом в РАН будет направлено утвержденное ведомственной комиссией предварительное распределение по категориям, чтобы отделения в случае необходимости сформулировали свои замечания к этому решению.

- Чье мнение будет играть решающую роль - экспертов ведомственной комиссии или отделений РАН?

- Я бы не стала противопоставлять этих участников, ведь у них разные функции. РАН оценивает качество проводимых исследований, а ведомственная комиссия акцентирует внимание на результативности работы и потенциале научных организаций - инфраструктурном, кадровом, внедренческом.

- И все же кто в случае разногласий будет принимать окончательное решение?

- Ведомственная комиссия на основе предложений экспертных советов референтных групп.

- По рукам уже ходят списки институтов, которые попадают в третью группу по формальным показателям. Можете назвать общую цифру?

- Результаты наукометрической оценки - это только вспомогательный материал для экспертов. Поэтому имеющиеся сегодня данные - сугубо предварительные. Согласно им, примерно 20% организаций по наукометрическим показателям находятся ниже пороговых значений в своих референтных группах.

- Когда институты будут ознакомлены с результатами предварительной оценки? Смогут ли они опротестовать принятые в отношении них решения?

- Предварительные результаты, утвержденные ведомственной комиссией, будут направлены в научные организации. Институты, попавшие во вторую категорию, имеют право обратиться в ФАНО с заявлением о пересмотре решения и просить проведения детальной экспертной оценки всей организации и (или) ее структурных подразделений. К такому заявлению должны быть приложены необходимые сведения. Таким образом, для организаций второй категории детальная экспертная оценка проводится по их запросу. А вот институты, предварительно отнесенные к третьей категории, должны в обязательном порядке предоставить ведомственной комиссии дополнительные сведения о своих структурных подразделениях.

В любом случае все спорные вопросы будут открыто обсуждаться, все мнения приниматься во внимание.

Подготовила Надежда Волчкова, Поиск

Россия > Образование, наука > ras.ru, 4 сентября 2017 > № 2305161


Россия. СФО > Образование, наука. Нефть, газ, уголь > ras.ru, 4 сентября 2017 > № 2305160

Академик Михаил Эпов: Дешево, надежно и практично!

Резкое удешевление сырья на нефтегазовом рынке влияет не только на экономическую составляющую нашей жизни. Ученым-геофизикам, чьи задачи тесно связаны с добычей углеводородов, также приходится искать новые пути для разработки инструментария, который был бы более эффективным и в то же время менее затратным, чем уже существующий.

«Такие технологии требуют совершенно иных подходов и новых фундаментальных знаний, это сделать непросто», — говорит директор 2007—2017 гг. Института нефтегазовой геологии и геофизики им. А. А. Трофимука СО РАН академик Михаил Иванович Эпов.

На дне морском

Одна из проблем, связанных с освоением нефтегазовых ресурсов на шельфе, касается эффективности применения разведочной геофизики, а точнее — геоэлектрики. Сейчас это направление бурно развивается и характеризуется очень высокой стоимостью проводимых работ, поскольку системы, с помощью которых ведутся измерения и наблюдения, нужно располагать как можно ближе к объекту — то есть, в придонной части. «Это приводит к тому, что необходимо создавать уникальное оборудование для расположения таких систем вблизи морского дна, специальные средства для определения координат установок и так далее, — комментирует Михаил Эпов. — Дорогое удовольствие! Отсюда можно заключить, что при нынешних ценах на углеводороды использование подобных технологий будет практически не востребованым».

По словам ученого, существующая морская геоэлектрика во многом повторяет методы наземной электроразведки с одним только отличием — местоположением установок. Однако если рассмотреть вопрос более внимательно, оказывается: есть и принципиальная разница. «Дело в том, что морская вода очень соленая, у нее высокая электропроводность, и этот показатель плавно изменяется (возрастает) от поверхности к морскому дну, — объясняет академик Эпов. — Раньше этим фактом просто пренебрегали». Однако геофизики ИНГГ выяснили — если есть так называемый «вертикальный градиент» солености, то в слое морской воды при пропускании электрического тока возникает объемный заряд. В модели антиклинальной ловушки (часть нефтяного коллектора, которая обеспечивает накопление и сохранение углеводородов), расположенной под морским дном, было вычислено распределение электрического поля. Оказалось, распределения сильно различаются между собой, более того — объемный заряд, индуцированный в придонной области, можно использовать как вторичный электрический источник. Это позволяет переместить измерительную установку на морскую поверхность. «Такое упрощение технологии приведет к уменьшению стоимости электроразведочных работ на море в несколько раз, — отмечает Михаил Эпов. — Просто потому, что мы правильно учли особенности геоэлектрического разреза на шельфе».

По волнам

Как говорит академик Эпов, примерно 90 % затрат на нефтяную геофизику приходится на сейсморазведку с её развитыми процедурами обработки и интерпретации, поэтому было бы целесообразно распространить их на другие неволновые геофизические методы, где таких эффективных систем нет или они очень сложны. В первую очередь это относится к электроразведке, основанной на использовании эффектов электромагнитной индукции, описываемых диффузионными, а не волновыми дифференциальными уравнениями.

«Предпринималось очень много попыток эти электромагнитные процессы перевести в волновую область, — говорит Михаил Эпов, — и теоретически давно было показано, что это можно сделать, однако такие преобразования требуют высокоточных измерений в большом динамическом диапазоне, а вот их долгое время не могли реализовать на практике». Сейчас же появились новые магнитные датчики, способные измерять с очень высоким разрешением — и оказалось, что давняя мечта специалистов электроразведки может быть осуществлена. «Возьмем систему наблюдений, которая состоит из генераторной петли на поверхности и набора магнитных приемников. С помощью такого комплекса можно получить картины затухания электромагнитного поля на земной поверхности в зависимости от времени и расстояния до источника, — поясняет ученый. — Мы перевели электромагнитные сигналы в волновую область и получили некоторые аналоги поверхностных волн с частотной дисперсией. В этом случае мы можем построить годографы (график зависимости времени пробега волны от источника до приемника), аналогичные сейсмическим, и использовать широкий арсенал средств и процедур обработки, накопленных в сейсморазведке. Это открывает новые возможности комплексирования сейсмо- и электроразведки, первая из которых «освещает» внутреннюю структуру геологической среды, а вторая — её вещественный состав».

На контрасте

Одна из важнейших проблем, которая стоит перед теми, кто добывает нефть, связана с гидроразрывами пласта — искусственным увеличением его проницаемости за счёт нарушения сплошности среды с помощью специальной жидкости. Дело в том, что этот процесс не всегда и не полностью контролируем, поскольку многие свойства нефтенасыщенного коллектора, который подвергается разрушению, либо неизвестны, либо варьируются в очень широком диапазоне. Поэтому проблема трассирования гидроразрывов является весьма важной практической задачей.

«Сейчас исследования гидроразрывов пытаются сделать сейсмическими методами, но мы обратились к опыту медицины, — рассказывает академик Эпов. — Если говорить о геофизике, то обычно поступают следующим образом: при наличии плохо выделяемого объекта создаётся более сложная высокочувствительная аппаратура и используют более мощные и ресурсоёмкие методы обработки. Медицина же идет другим путем: использует введение контрастного вещества, чтобы «подсветить» нужную область и сделать её видимой для уже существующих приборов».

Геофизики ИНГГ двинулись в том же направлении и попытались улучшить видимость трещин гидроразрыва в электромагнитном поле. Для этого исследователи предложили добавить в пропант, то есть в ту жидкость, которая разрывает среду, электропроводящие наночастицы. С одной стороны, они должны давать очень резкое уменьшение удельного электрического сопротивления, но в то же время стоить достаточно дешево. «До этого были предложения закачивать в трещины серебряную пудру, но это больше из области юмора», — отмечает Михаил Эпов.

Вещество, отвечающее всем требованиям, оказалось весьма простым и известным: углеродная сажа, производимая в огромных количествах и имеющая колоссальную электропроводность. Выяснилось: если добавить её в жидкость для гидроразрыва, тогда видимость трещин в электромагнитном поле возрастает примерно в десятки раз.

Ещё одно применение метода контрастирования — идентификация так называемых низкоконтрастных песчано-глинистых разрезов. Сейчас для выделения песчаных разностей, заполненных нефтью, используются очень сложные технологии — трехкомпонентный индукционный каротаж, например.

«Решить же такого рода вопросы можно гораздо более простым способом: применением широко используемого зонда, измеряющего естественное электрическое поле, — говорит Михаил Эпов. — Для этого нужно добавить в буровой раствор небольшое количество сильного окислителя, либо вырабатывать кислород в скважине. Тогда мы увидим, что глинистые и песчанистые разности начнут выделяться гораздо лучше. Причем эти контрастирующие вещества очень быстро разлагаются — та же перекись водорода через несколько часов превращается в воду».

Как отмечает академик Эпов, эти методы ждут своего испытания на практике, однако численное и лабораторное (выполненное в Институте химии нефти СО РАН, г. Томск) моделирование уже показало хорошие результаты.

Точки разрушения

Еще одной важной практической задачей является исследование обсадных колонн — ими укрепляют любые нефтяные и газовые скважины. В процессе эксплуатации и с течением времени эти колонны деформируются и могут сломаться под влиянием внешних условий. Учитывая, что это происходит не так уж редко, а каждая эксплуатационная скважина стоит десятки миллионов рублей, ущерб получается огромный. Соответственно, нужны методы, которые бы определяли моменты возникающей опасности (так называемая стадия предразрушения).

«Сейчас для этих целей используются специальные дефектоскопы, это очень сложные устройства, — комментирует Михаил Эпов. — Однако есть совершенно простое решение, оно основано на магнито-упругом эффекте, магнитострикции. Дело в том, что стальная колонна является ферромагнетиком, то есть состоит из упорядоченных магнитных доменов. Если наступает стадия предразрушения, то в этом месте колонны доменная структура нарушается, и металл просто теряет свои магнитные свойства. Измерение соответствующего магнитного поля в скважине будет показывать такие интервалы. Самое важное — для этого практически не требуется никаких дополнительных затрат».

Академик Эпов отмечает: «Подытоживая приведённые примеры, можно утверждать, что существует много вариантов построения значительно более простых технологий, с помощью которых специалисты способны решать сложные вопросы разведки и разработки нефтегазовых месторождений«.

Екатерина Пустолякова, Наука в Сибири

Россия. СФО > Образование, наука. Нефть, газ, уголь > ras.ru, 4 сентября 2017 > № 2305160


Киргизия. Узбекистан > Внешэкономсвязи, политика > kg.akipress.org, 4 сентября 2017 > № 2304115 Канат Турсункулов

Об организации госвизита президента Узбекистана Ш.Мирзиеева в Кыргызстан

Канат Турсункулов, директор первого политического департамента МИД КР

Развитие дружественных и добрососедских отношений с Узбекистаном во всех спектрах двустороннего взаимодействия продолжает оставаться одним из главных приоритетов внешней политики Кыргызстана.

Как известно, дипломатические отношения между Кыргызстаном и Узбекистаном были установлены 16 февраля 1993 года. В следующем году мы будем отмечать 25-летний юбилей современным двусторонним отношениям.

С момента установления дипломатических отношений создана солидная договорно-правовая база, подписано свыше 130 договоров и соглашений, охватывающих практически все области кыргызско-узбекского сотрудничества. Важное место в отношениях отводиться сотрудничеству в рамках ООН, СНГ, ШОС, ОИС и в других международных объединениях.

Уровень сегодняшнего состояния двусторонних отношений, который был задан лидерами наших стран во время двусторонней встречи президента Кыргызской Республики Алмазбека Атамбаева с первым президентом Республики Узбекистан Исламом Каримовым в рамках саммита ШОС 24 июня 2016 года в Ташкенте и достигнутые 24 декабря 2016 года в Самарканде договоренности, которые явились именно тем ключом сегодняшнего тесного взаимодействия и взаимной помощи между нашими государствами и народами. С избранием Шавката Мирзиёева президентом Республики Узбекистан кыргызско-узбекские двусторонние отношения получили новый импульс и продолжен конструктивный диалог в духе взаимовыгодного сотрудничества, основанный на Договоре о вечной дружбе.

На полях Саммита ШОС 8-9 июля 2017 года в г.Астана также состоялась двусторонняя встреча нашего президента с президентом Узбекистана, которая позволила сторонам обсудить ход реализации договоренностей, достигнутых в Самарканде, а также наметить планы на краткосрочные и долгосрочные периоды.

Кроме того, начиная с начала 2017 года состоялись неоднократные встречи на уровне глав и заместителей глав внешнеполитических ведомств двух стран. Указанные встречи позволяют сторонам «сверять часы» по текущим вопросам сотрудничества между Кыргызской Республикой и Республикой Узбекистан.

Касаясь приграничного сотрудничества, необходимо отметить встречи между представителями Кыргызстана и Узбекистана в рамках обмена визитами дружбы октября 2016 года в городе Андижане Республики Узбекистан и 26 октября 2016 года в городе Ош Кыргызской Республики.

Мероприятия позволили организовать двусторонние переговоры глав Ошской, Баткенской, Жалал-Абадской областей и города Ош с руководителями Андижанской, Наманганской и Ферганской областей во главе с первым вице-премьер-министром Кыргызской Республики и заместителем премьер-министра Республики Узбекистан.

В целях укрепления и развития приграничного сотрудничества 10 августа текущего года состоялся визит мэра города Ош в город Андижан, в ходе которого состоялся бизнес-форум между представителями бизнес-кругов двух городов, а также торжественная церемония передачи кыргызской юрты Кыргызскому национальному центру Андижанской области РУз.

Также проводятся регулярные встречи по линии министерств и ведомств двух стран.

В целях развития сотрудничества в области туризма 4 июля текущего года состоялось официального открытие на летний сезон чартерного рейса по маршруту Ташкент—Тамчы. Данный рейс выполняет полеты раз в неделю.

Необходимо отметить, что 28 июля 2017 года стороны подписали Соглашение между правительством КР и правительством РУз о строительстве общеобразовательной школы в городе Ош за счет узбекской стороны. Новая школа рассчитана на 630 ученических мест и будет построена в максимально сжатые сроки. Это еще раз доказывает желание сторон укреплять отношения во всех направлениях сотрудничества.

В октябре 2017 года и начале 2018 года стороны планируют провести дни культуры Узбекистана в Кыргызстане и Кыргызстана в Узбекистане, которые будут приурочены к 25-летию со дня установления дипломатических отношений между Кыргызстаном и Узбекистаном.

Говоря о состоянии двустороннего кыргызско-узбекского сотрудничества в торгово-экономической сфере, то можно сказать, что оно пока не отвечает нынешним реальным возможностям двух стран. Но уже можно констатировать тот факт, что за первые полгода 2017 года мы наблюдаем увеличение товарооборота в 1,8 раза. Это, несомненно, является хорошим показателем.

Справочно: За январь-июнь 2017 года товарооборот Кыргызстана с Узбекистан составил 138,5 млн долларов США и в сравнении с январем-июнем 2016 года увеличился в 1,8 раза, в том числе экспорт составил 61,1 млн долларов США (рост в 1,2 раза), импорт — 77,4 млн долларов США (рост на 3,996).

За 2016 года товарооборот между Кыргызстаном и Узбекистаном составил 192,3 млн долларов США и по сравнению с 2015г. увеличился на 14,9%, в том числе экспорт составил 125,1 млн долларов США и увеличился на 12,6% импорт — 67,2 млн долларов США (рост на 5,4%).

Для развития торгово-экономических отношений между странами и увеличения товарооборота между двумя государствами до потенциальной возможности, 16 августа 2017 года, впервые за последние 8 лет состоялось восьмое заседание кыргызско-узбекской межправкомиссии по двустороннему сотрудничеству.

На заседании были обсуждены вопросы развития сотрудничества в области торгово-экономических и культурно-гуманитарных отношений, сельского хозяйства, энергетики и промышленности, транспорта, здравоохранения, социального развития, приграничного сотрудничества и других направлениях.

Данная площадка позволила сторонам активизировать сотрудничество по тем вопросам, которые не находили своего решения на протяжении многих лет. Важность данного мероприятия подчеркивает и то, что сопредседателями МПК выступают премьер-министры двух стран.

Переходя к предстоящему визиту главы Узбекистана в Кыргызстан, хотел бы отметить, что впервые за многие годы 5-6 сентября 2017 года по приглашению президента Алмазбека Атамбаева состоится государственный визит президента Республики Узбекистан Шавката Мирзиёева. Этому сопутствовал уровень сегодняшнего состояния двусторонних отношений.

В ходе визита будет обсужден широкий спектр двусторонних вопросов. Планируется подписание порядка ряда двусторонних документов в политической, торгово-экономической, научно-технической и культурно-гуманитарной областях.

Основным же документом для подписания является Договор о кыргызско-узбекской государственной границе. Начиная с августа 2016 года между сторонами на регулярной основе проводились встречи рабочих групп по согласованию каждого метра кыргызско-узбекской госграницы. И вот 5 сентября 2017 года со дня обретения независимости двух государств настанет тот исторический день, который поднимет уровень двусторонних отношений на новый, более тесный, дружественный, добрососедский. Подписание данного Договора, прежде всего, направлено на юридическое закрепление линии государственной границы, которое предотвратит инциденты на кыргызской-узбекской госгранице, улучшит жизни населения приграничных регионов двух стран, упорядочит функционирование КПП, облегчит процедуры прохождения через границу граждан, товаров, услуг и др.

В заключение, хотелось бы отметить, что наши президенты создали все необходимые условия для дальнейшего продолжения развития и укрепления на века кыргызско-узбекских отношений, и нам остается только их реализовать и вывести на практическую плоскость.

Киргизия. Узбекистан > Внешэкономсвязи, политика > kg.akipress.org, 4 сентября 2017 > № 2304115 Канат Турсункулов


Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > stroi.mos.ru, 4 сентября 2017 > № 2299417

Коммунарку и Южное Бутово соединят парк и пешеходно-велосипедная дорога

Уникальную для России инновационную систему организации общественного пространства планируется создать в Новой Москве, сообщил руководитель столичного Департамента развития новых территорий Владимир Жидкин.

«Инвестор с участием одного из ведущих архитектурных бюро разработает концепцию общественного пространства площадью более 100 га», - сказал В. Жидкин.

По его словам, важной частью проекта станут городской парк с оздоровительным центром, променад с дубовой аллеей, пешеходно-велосипедная дорога между поселком Коммунарка и районом Южное Бутово, а также парк для молодежи, компактные детские и спортивные площадки.

«Мы ставим для участников конкурса задачу гибко планировать общественное пространство, создавая систему трансформируемых участков для временных объектов и инсталляций, чтобы добиться эффекта новизны для площадей и парков. Большое внимание будет уделяться работе с запросами жителей, чтобы они сами решали, что хотят видеть на этой территории», - пояснил представитель застройщика.

В. Жидкин подчеркнул, что Стройкомплекс по поручению мэра Сергея Собянина уделяет приоритетное внимание развитию рекреационных зон на новых территориях.

«Генеральный план Троицкого и Новомосковского округов предусматривает создание к 2035 году около 90 парков площадью порядка 12 тысяч га», - отметил В. Жидкин.

Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > stroi.mos.ru, 4 сентября 2017 > № 2299417


Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство. СМИ, ИТ > stroi.mos.ru, 4 сентября 2017 > № 2299392

Согласован проект малоэтажной застройки Софийской набережной

Одобрен финальный вариант проекта малоэтажной застройки Софийской набережной, сообщил главный архитектор столицы Сергей Кузнецов.

Он отметил, что на участке почти в 3 га планируется построить многофункциональный комплекс площадью 99 тыс. кв. м, отреставрировать и восстановить исторические здания.

«Между Софийской набережной, ул. Серафимовича, Болотной площадью и резиденцией посла Великобритании появится малоэтажная застройка, включающая апарт-отель, жилье, офисы и гостиницу», - сказал С. Кузнецов, передает портал Архсовета Москвы.

По его словам, для разработки архитектурно-градостроительной концепции провели международный конкурс. Его выиграл консорциум во главе с архитектурным бюро С. Скуратова.

«Четыре жилых корпуса и восстанавливаемые исторические дома будут объединены трехуровневой подземной частью с парковкой на 710 машин. Первые этажи отдадут под коммерческие заведения. Также здесь построят учреждения дополнительного образования и физкультурно-оздоровительный комплекс», - добавил главный архитектор Москвы.

Помимо жилья, в первом корпусе расположится ресторан на 48 мест, во втором - семейный детский центр воспитания и развития, в третьем - торговые помещения и вход в подземную галерею с бутиками.

В четвертом корпусе разместятся банк и два кафе. Все здания будут иметь четыре наземных этажа и три подземных.

Территория входит в охранную зону Московского Кремля - объекта культурного наследия ЮНЕСКО, поэтому имеет строгие ограничения по высотности застройки и другим параметрам. Концепция комплекса увязана с масштабными планами города по развитию набережных Москвы-реки.

Архитектурный фасад, выходящий на реку и усиленный отражением в воде, станет символом проекта.

От Лаврушинского пер. через Болотную площадь и до Москвы-реки создадут пешеходную зону с видом на Водовзводную башню Кремля. Она пройдет через многофункциональный комплекс на Софийской набережной и будет открыта для всех горожан.

Завершить строительство планируется в конце 2018 года, уточнили в Москомархитектуре.

Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство. СМИ, ИТ > stroi.mos.ru, 4 сентября 2017 > № 2299392


Россия. ЦФО > Транспорт > stroi.mos.ru, 4 сентября 2017 > № 2299391

Мост через Москву-реку соединит Каширское шоссе с районом Печатники

Объявлен конкурс на проектирование многоуровневой развязки на участке Каширского шоссе от Каспийской до Шоссейной улиц и моста через Москву-реку, сообщил руководитель Департамента строительства столицы Андрей Бочкарев.

По его словам, длина восьмиполосного моста в створе Шоссейной и Каспийской улиц составит 1,1 км.

Кроме того, возведут три эстакады-съезда на левом берегу Москвы-реки длиной 636 м, восьмиполосную эстакаду, пересекающую Каширское шоссе и Кантемировскую ул., эстакады-съезды на Каширку и обратно и на Кантемировскую ул., направленные съезды на Каширское шоссе, Донецкую и Кантемировскую улицы.

Также планируется реконструировать Кантемировскую и Донецкую улицы.

«Создание поперечных связей между районами ведется по поручению мэра столицы Сергея Собянина. Новый мост через Москву-реку соединит Каширское шоссе с районом Печатники на юго-востоке города.После завершения работ автомобилистам не придется делать большой крюк и ехать по Каширке в центр, чтобы попасть в соседний район», - отметил А. Бочкарев.

Начальная цена контракта - 505,5 млн руб. Проект нужно подготовить в срок не более 10 месяцев с момента заключения госконтракта. Итоги конкурса подведут 2 октября, уточнили в Департаменте строительства.

Россия. ЦФО > Транспорт > stroi.mos.ru, 4 сентября 2017 > № 2299391


Россия. ЦФО > Транспорт > stroi.mos.ru, 4 сентября 2017 > № 2299389

Мэр Москвы Сергей Собянин открыл движение по эстакадам на развязке Северо-Восточной хорды с шоссе Энтузиастов и проспектом Буденного.

«Закончено строительство одной из самых сложных развязок в Москве и, я думаю, не только в Москве. Пришлось пересечь территорию 39 промышленных предприятий, несколько железнодорожных путей, Московского центрального кольца, улично-дорожной сети», - сказал С. Собянин.

По его словам, стройка шла несколько лет. На сегодня все необходимые сооружения построены, инженерные коммуникации перенесены.

«Что в результате получилось: построен, реконструирован главный ход на шоссе Энтузиастов, сделана связка между Щелковским шоссе и шоссе Энтузиастов, проспектом Буденного и ул. Перовская, сделаны заделы для продолжения Северо-Восточной хорды и перспективной улично-дорожной сети Москвы. Так что на первом этапе сегодня мы запускаем уже несколько развязок. Некоторые будут построены и ожидаются в следующей очереди. Тем не менее, на шоссе Энтузиастов, я думаю, будет проехать несколько легче, чем было до этого. Мучения водителей, которые продолжались много лет на этом участке, заканчиваются», - отметил С. Собянин.

Новые эстакады связали Перовскую ул. с проспектом Буденного. Машины поехали по двум съездам - 396-метровой эстакаде основного хода от ул. Перовская до проспекта Буденного и эстакаде-съезду длиной 897 метров, соединяющей Перовскую ул. с проспектом Буденного. Это одно из крупнейших и сложных транспортных сооружений столицы.

Остальные эстакады также возведены, но движение откроется позднее - после запуска участка хорды от шоссе Энтузиастов до МКАД и других дорог в этой части города.

Сооружать участок Северо-Восточной хорды от шоссе Энтузиастов до Измайловского шоссе начали в феврале 2008 года. Трасса проходит вдоль путей Московского центрального кольца (МЦК) и пересекает шоссе Энтузиастов в районе одноименной станции метро.

Работы проводили по основному ходу хорды, шоссе Энтузиастов, на проспекте Буденного, ул. Перовская, Аносова, в Электродном проезде и других участках.

По проекту построили и реконструировали 22,8 км дорог и 15 эстакад длиной 10 км. Кроме того, возвели пять пешеходных переходов - три подземных и два надземных, 4,5 км трамвайных путей, железнодорожную инфраструктуру.

Здесь также появился паркинг на 3880 машин. Движение по пяти эстакадам открыли в 2012-2014 годах.

Появилась возможность соединить участки от Щелковского до Измайловского шоссе и от шоссе Энтузиастов до МКАД. Это перераспределит транспортные потоки между этими магистралями и проспектом Буденного.

Снизится транспортная нагрузка на проспект Буденного, улучшится ситуация в районе его пересечения с шоссе Энтузиастов и на участке от проспекта до улицы Плеханова.

Водителям будет удобнее ездить по шоссе Энтузиастов благодаря транзитному движению с Перовской ул. на Северо-Восточную хорду и в районы Соколиная гора, Преображенское, Восточное и Северное Измайлово.

Напомним, Северо-Восточная хорда длиной 35 км пройдет от новой трассы М11 «Москва - Санкт-Петербург» до Косинской эстакады - развязки на пересечении МКАД с магистралью «Вешняки – Люберцы».

Трасса соединит МКАД, шоссе Энтузиастов, Измайловское, Щелковское, Открытое, Ярославское, Алтуфьевское и Дмитровское шоссе. Она снизит транспортную нагрузку на центр, Третье транспортное кольцо, МКАД и вылетные магистрали.

Кроме участка от шоссе Энтузиастов до Измайловского шоссе, построены еще два - от Бусиновской развязки до Фестивальной улицы и от Измайловского до Щелковского шоссе.

Сейчас сооружают участки от шоссе Энтузиастов до МКАД и от Фестивальной улицы до Дмитровского шоссе.

Россия. ЦФО > Транспорт > stroi.mos.ru, 4 сентября 2017 > № 2299389


Сирия. Ирак. Иран > Армия, полиция > carnegie.ru, 4 сентября 2017 > № 2297470 Марианна Беленькая

Кто будет праздновать победу над ИГ в Сирии

Марианна Беленькая

Конец войны с ИГ может означать начало нового конфликта – по выдавливанию Ирана и его союзников из Сирии и Ирака. Премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху верно уловил тенденцию происходящего в регионе: «Исламское государство» уходит, Иран приходит». Но если убрать Иран, не вернется ли «Исламское государство»?

Ливанское шиитское движение «Хезболла» празднует победу над группировками «Исламское государство» (ИГ) и «Джабхат ан-Нусра» (обе запрещены в РФ). От террористов полностью освобождена граница между Сирией и Ливаном. Это первая граница, полный контроль над которой при помощи союзников вернули сирийские власти. По прогнозам спецпосланника генсека ООН Стаффана де Мистуры, с ИГ в Сирии может быть покончено в октябре, когда будут освобождены Дейр-эз-Зор и Ракка. Но чем ближе конец террористов, тем больше споров между участниками конфликта, кто действительно является победителем и кто в дальнейшем будет решать судьбу Сирии.

Конец войны с ИГ может означать начало нового конфликта – по выдавливанию Ирана и его вооруженных союзников в лице «Хезболлы» и других шиитских формирований из Сирии и Ирака. Демонстрации «кто в доме хозяин» уже начались. Пока «Хезболла» праздновала победу, США обвинили это движение, а вместе с ним сирийские власти и Россию в пособничестве ИГ. Поводом для обвинений стала сделка, заключенная «Хезболлой» и ИГ, – первая официальная сделка с 2014 года, за всю историю конфликта с «Исламским государством» на территории Ирака и Сирии.

Необычная сделка

С инициативой переговоров выступили боевики «Исламского государства». Это произошло спустя неделю после того, как ливанская армия начала операцию против ИГ в пограничных с Сирией горных районах Ливана. Одновременно, с другой стороны границы, свою операцию против ИГ начали «Хезболла» и сирийская армия. Утверждается, что стороны не координировали свои действия друг с другом. Но в итоге игиловцы фактически оказались в ловушке и пошли на переговоры.

Они пообещали рассказать о судьбе захваченных в 2014 году в плен ливанских военнослужащих и боевиках «Хезболлы». Позднее стало известно, что частью сделки стала передача тела бойца иранского Корпуса стражей исламской революции, захваченного и убитого ИГ в начале августа в районе сирийско-иракской границы. Взамен игиловцы потребовали обеспечить им безопасный трансфер в город Абу-Кемаль в сирийской провинции Дейр-эз-Зор на границе с Ираком. Эта территория еще находится под контролем ИГ. Как выяснилось, все пленные были убиты, но и просто информация о месте их захоронения представляла ценность для ливанцев. В итоге в Абу-Кемаль выехали более 600 человек (310 боевиков и члены их семей).

Все переговоры шли через «Хезболлу». Лидер движения Насралла всячески подчеркивает, что ни ливанские, ни сирийские власти с ИГ не контактировали. Это сделка именно «Хезболлы» и по умолчанию Ирана. Но понятно, что она не состоялась бы, если бы в Дамаске и Бейруте отказались выполнить условия ИГ. Насралла лично приезжал в Дамаск, чтобы обсудить детали трансфера с президентом Асадом, не обошлось и без договоренностей с ливанскими военными.

Хотя лидер «Хезболлы» всячески выгораживает официальные власти, это все равно беспрецедентный случай переговоров с ИГ на столь высоком уровне. И раньше случалось, что боевики ИГ получали безопасный коридор, чтобы выйти из того или иного населенного пункта, но, как правило, это были локальные договоренности между командирами ИГ и отрядами вооруженной оппозиции. Тут же речь шла о перемещении террористов через всю страну.

Общественное мнение и в Ливане, и в регионе раскололось – слишком многих возмутило то, что «Хезболла» вступила в переговоры с ИГ и позволила боевикам уйти, тем более что все пленные ИГ вернулись домой в гробах.

Но особенно произошедшему ужаснулись в Багдаде. Премьер-министр Ирака Хейдар аль-Абади назвал сделку неприемлемой и оскорбительной для иракцев. Его поддержали и другие политики, считающие, что трансфер террористов угрожает безопасности Ирака. «Кровь наших детей не дешевле, чем кровь ливанцев», – такие сообщения встречаются в социальных сетях и иракских СМИ. Впрочем, и в Ираке нет единства. «Хезболлу» поддержали один из самых близких к Ирану политиков – вице-президент Нури аль-Малики и лидеры шиитского народного ополчения «Аль-Хашд аш-Шааби».

Тегерану и соответственно «Хезболле» столь важно удержать Багдад под своим влиянием, что Насралла лично ответил критикам, пристыдив всех, кто засомневался в готовности его движения до конца воевать с ИГ. Он в очередной раз объяснил причины сделки – желание вернуть домой хотя бы тела погибших солдат. А также подчеркнул, что 310 человек не сыграют большой роли в ходе боевых действий в районе Дейр-эз-Зора, где, как говорят, находятся десятки тысяч террористов. Из его речи можно было сделать вывод, что «трансфер» – просто тактический ход, игиловцам в любом случае не дали бы уйти от возмездия в Дейр-эз-Зоре.

Кто в поле хозяин

Впрочем, до Дейр-эз-Зора конвой, сопровождающий колонну ИГ, судя по сообщениям американских военных, пока так и не добрался. По крайней мере, большинство из тех, кто отправился от ливанской границы к иракской. «Террористы ИГ должны быть убиты на поле битвы, а не перевозиться на автобусе через Сирию к иракской границе без согласия Ирака. Наша коалиция поможет проследить за тем, чтобы эти террористы никогда не смогли попасть в Ирак или сбежать из того, что осталось от их умирающего «халифата», – написал в своем твиттере представитель президента США в коалиции по борьбе с ИГ Бретт Макгерк.

Чтобы помешать передвижению террористов, коалиция разбомбила дорогу на пути следования колонны. Как следует из заявления коалиции, удары наносились по «отдельным автомобилям и боевикам, которых четко идентифицировали как ИГ». По информации американских военных, колонна террористов была вынуждена изменить маршрут. В результате часть автобусов осталась в пустыне, часть повернула в обратную сторону. Сообщается также о ликвидации рядом с колонной 85 боевиков.

Cо своей стороны «Хезболла» успела возложить всю ответственность за дальнейшее развитие событий, а также за судьбу находящихся в колонне «больных, раненых, стариков, семей с детьми и беременных женщин» на США. В заявлении, сделанном от имени движения, говорится, что сирийское правительство и «Хезболла» сдержали слово и продолжат выполнять взятые на себя обязательства в отношении оставшейся на подконтрольной им территории части колонны.

Но как ни перекладывай друг на друга ответственность, перед «Хезболлой» и сирийскими властями стоит непростая задача – что теперь делать с колонной? Не в их интересах долго нянчиться с боевиками, на своей территории они им тоже не нужны, но и уничтожить террористов теперь невозможно. Играть в прятки с коалицией, укрывая боевиков, – тоже занятие сомнительное.

В непростой ситуации оказались и российские военные. «Слова России и сил, поддерживающих режим, о борьбе с ИГ, оказываются пустыми, когда они заключают сделки с террористами и позволяют им перемещаться транзитом через подконтрольную им территорию», – говорится в заявлении коалиции. Российские официальные лица пока не прокомментировали ни сделку «Хезболлы» с ИГ, ни заявления коалиции. Впрочем, логика Москвы всегда одинакова – если сирийские власти согласны с тем, что происходит на подконтрольной им территории, так тому и быть. Но, безусловно, для российских военных важно проследить конечный маршрут боевиков.

Что касается обвинений в сделках с террористами, то за годы войны в Сирии все задействованные в конфликте стороны привыкли отстаивать только свои интересы, не упуская шанса принизить чужие заслуги. Всего пару месяцев назад российские военные также адресовали американским коллегам теплые слова о том, что те позволяют игиловцам безнаказанно покидать осаждаемую коалицией Ракку, и наносили удары по колоннам уходящих из города боевиков. Все эти уколы не мешают взаимодействовать, когда нужно. Даже в случае с колонной ИГ США заявили, что узнают о ее передвижениях в том числе и от России.

Так что дело тут не в ИГ, а именно в «Хезболле» и Иране, в которых США и их союзники видят главную угрозу для региона. В последние годы влияние «Хезболлы» шагнуло далеко за пределы Ливана. Если раньше можно было говорить, что Дамаск покровительствует «Хезболле» и поддерживает это движение во внутриполитической борьбе в Ливане, то теперь «Хезболла» превратилась в защитника и спасителя сирийского режима. По данным СМИ, «Хезболла» также принимала участие в тренировке бойцов шиитских формирований в Ираке и оказывала поддержку хуситам в Йемене. Хотя Сирия с 2013 года была и остается основным фронтом «Хезболлы». Воюя с ИГ и «Джабхат ан-Нусрой», спасая режим Асада, «Хезболла» установила коридор для переброски оружия из Ирана в Ливан. В Сирии создаются иранские военные базы.

Бесспорно, это повод для беспокойства. В первую очередь для Израиля, который остается главным идеологическим врагом «Хезболлы» и Тегерана. Не случайно именно теперь Израиль начинает крупнейшие за 20 лет военные учения на севере страны. Но выдавить Иран из Сирии практически невозможно. Для этого нужно найти силу, которая удержит под своим контролем всю страну. Премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху верно уловил тенденцию происходящего в регионе: «Исламское государство» уходит, Иран приходит».

Если убрать Иран, не вернется ли «Исламское государство»? Дело не в том, что Тегеран – единственный, кто может противостоять ИГ. Это не так, в борьбе с террористами участвовали и курды, и западная коалиция, и сирийская вооруженная оппозиция, и, конечно, Россия. И без каждого из них победа была бы невозможной. Но слишком разрозненны эти силы, и слишком разные у них интересы. Иран же создал единый шиитский пояс сопротивления ИГ от Ливана до Ирака. ИГ и Иран действительно играли на равных. Надавив на Тегеран, можно взорвать весь регион.

Если бы у США и их союзников были силы, которые могли бы объединить Сирию и противостоять Ирану, то они уже давно решились бы на смену Асада. Но альтернативы пока нет. Поэтому пока каждая сторона старается как можно глубже закрепиться в Сирии, чтобы после окончательного падения ИГ начать переговоры с позиции силы.

В этой ситуации Москва играет роль единственного посредника, который общается практически со всеми сторонами конфликта (за исключением ИГ и «Джабхат ан-Нусры»). Но вряд ли стоит ожидать, что Россия будет оказывать давление на «Хезболлу» и Иран, хотя эти две силы – прямые конкуренты России за влияние в Сирии.

У Ирана больше рычагов давления на Асада, чем у России. Вернее, Асад понимает, что Москва была бы готова на определенных условиях к смене власти в Сирии, а вот Тегеран будет стоять за него до конца. Россия не будет открыто ссориться ни с Асадом, ни с иранцами, даже если их действия будут противоречить ее интересам. Иначе она потеряет те преимущества, которые у нее есть по сравнению с США. Но вопрос и в том, может ли быть удачно ее посредничество, если Иран понимает, что после победы над ИГ ему придется отстаивать свое влияние в регионе. США никогда не признают заслуги иранцев и «Хезболлы», которая значится в террористических списках Госдепа, в победе над ИГ. Поговорка «победителей не судят» в Сирии не сработает.

Сирия. Ирак. Иран > Армия, полиция > carnegie.ru, 4 сентября 2017 > № 2297470 Марианна Беленькая


Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 4 сентября 2017 > № 2297469 Александр Баунов

ФСБ не стоит идти в американское посольство

Александр Баунов, Ирина Тумакова

Москва считает, что наша очередь отвечать. Потом Вашингтон тоже захочет ответить, потому что уверен, что не он первым начал. В американской прессе эту «игру» называют tit-for-tat – «око за око». До чего стороны могут «доотвечаться» – объясняет эксперт Московского центра Карнеги, главный редактор Carnegie.ru, в прошлом – дипломат Александр Баунов.

– Александр, такого «обмена любезностями» ведь не было даже во время «холодной войны»?

– Да, такого вообще никогда не было. Во всяком случае, ни во время карибского кризиса, ни во времена Маккарти, ни в период Рейгана, когда Америка боролась с «империей зла», не заходили в здания посольств и не проводили там досмотры.

– Кто сошёл с ума?

– Америка, конечно, сошла с ума. Но с точки зрения Америки, а мы всё-таки смотрим первоисточник, с ума сошла Россия. Во-первых – когда забрала Крым, когда поменяла границу, во-вторых – когда вмешалась в противоречия внутри Украины и разожгла там войну, в-третьих – когда в Америке стала поддерживать самого некомандного из всех кандидатов в президенты. Насколько она его поддерживала – это другой вопрос, но она ему симпатизировала, и это факт. То есть Россия нарушила тот мировой порядок, который Америка считала гарантированным, как минимум, последние четверть века. С американской стороны формально дипломатические войны находятся в ведении Государственного департамента и советников по национальной безопасности в Белом доме. Советник по нацбезопасности там сменился, идеолог Стив Бэннон только что сменился, Тиллерсон, есть слухи, думает об уходе – вот такая картина. И, если говорить об обысках в российских представительствах, решение о таком демонстративно жёстком ответе на российские контрсанкции принято в беспрецедентной ситуации, когда Америка расколота, как уже давно не бывало, и противоречия разрывают саму правящую команду.

– Обыски – так это было названо в российской прессе. Если отслеживать историю с самого начала, то американцы вошли в российские представительства уже после того, как здания были освобождены, и это были не обыски, а осмотры перед консервацией.

– Да, это был осмотр зданий. Как бывает осмотр судна в блокированных портах. Хотя наш МИД опубликовал видео, из которого понятно, что во время осмотра в квартирах в Сан-Франциско ещё остаются семьи консульских работников. И американцы заглядывают в квартиры, где живут семьи дипломатов.

– Они стучатся в двери, им открывают, они заглядывают в прихожую, улыбаются и уходят. Тоже похоже больше не на обыск, а на осмотр: все ли съехали. Зачем нам это показали?

– Думаю, что такая картинка, которую нам показали, важнее, скорей, для американского зрителя. В контексте нынешней паранойи, связанной с победой Трампа и поиском российского влияния на выборы, российские учреждения многим кажутся шпионскими гнёздами, набитыми хакерской аппаратурой. А теперь администрация Трампа может показать, что это не так. Тот самый президент Трамп, которого обвиняют, будто он выиграл с помощью Путина, решился на поразительную меру. С одной стороны, он демонстративно опровергает в очередной раз теорию заговора с Россией: он решился нарушить дипломатический иммунитет российских зданий. С другой – развеивает шпионскую паранойю: вот обычные квартиры и офисы, а не набитые аппаратурой помещения, обычные люди открывают двери. В некотором смысле это выглядит успокаивающе для американцев.

– Что всё это означает в переводе с дипломатического языка?

– Нет здесь никакого дипломатического языка. Это мера совершенно беспрецедентная.

– Но откуда-то она взялась?

– Если брать именно эту дипломатическую войну, то она началась с блокировки российской собственности в Мериленде в декабре по указу Обамы. Когда закрылась дача – очень важная для посольства.

– Важная – в каком смысле? Для дипломатической работы?

– Я просто знаю от знакомых, что ею пользовались очень активно, туда можно было поехать с семьёй, записавшись в очередь. Там были разные комнаты, можно было отдыхать, устраивать какие-то коллективные праздники. В общем, это не было рабочим помещением, хотя какая-то рабочая часть, не исключаю, там могла существовать. Из собственности эту дачу не изъяли, потому что частная собственность священна, но доступ к ней блокировали.

– Вы можете вспомнить другие похожие ситуации, когда страны блокировали друг другу дипломатическую собственность?

– Я могу назвать две-три типологии. Самый банальный случай – не все посольства в собственности у занимающей их страны, аренда по какой-то причине не может быть продлена.

– Это явно не наш случай. А другие типы?

– Начинается война – страна забирает посольское здание противника. В 1914 году толпа просто штурмовала германское посольство в Петербурге, разгромила его, сбросила орла. В 1941-м немецким дипломатам было предписано покинуть посольство в Москве, здания были отобраны. Третий случай – вы прекращаете дипломатические отношения. В последний раз у нас это было в 2006 году с Грузией. В такой ситуации здания консервируются. Они до сих пор стоят законсервированные – с тёмными окнами, с опечатанными дверями. Точно так же стоят законсервированные посольства Саудовской Аравии и Ирана друг у друга в столицах после казни шиитского проповедника в 2016 году.

– То есть это происходит в связи с войной? Или, как минимум, означает прекращение дипломатических отношений?

– Ну, в случае с Грузией это не была война…

– Она случилась через полтора года.

– В случае с Америкой это не прекращение дипломатических отношений, даже не их замораживание, но это прекращение дипломатической деятельности на определённых площадках. Американцы нам говорят: вы затрудняете нам жизнь тем, что сокращаете необходимое для нас число сотрудников, – мы, соответственно, затрудняем вашу деятельность, прекращая её на некоторых площадках.

– Почему Россия может указывать Америке, сколько сотрудников держать в посольстве? Это стандартная практика, когда страна на своей территории регулирует численность дипломатического корпуса другой страны?

– Да, страны имеют такое право. Просто в ситуации нормальных отношений никто не следит за «зеркальностью», за принципом «один на один». Но с этим, например, столкнулись Советский Союз и Германия в 1941 году. По состоянию на 22 июня 1941-го советских граждан в Германии было гораздо больше, чем немецких граждан в Советском Союзе. И Германия предложила обмен «зеркальный»: сколько немцев есть в России – столько советских граждан вернётся в СССР. Остальные, видимо, в лагеря. Стоило большого труда добиться решения «всех на всех». То есть этот момент становится важным, когда доходит до кризиса. Много лет никого не интересовало, что сотрудников американской дипмиссии больше.

– Это были далеко не всегда американцы, которых можно выслать, а граждане России.

– Потому что у американцев другая кадровая политика: они нанимают на месте довольно много граждан страны пребывания. Наши посольства никогда не нанимают местных, а всех приводят с собой – даже водителей. И с этим тоже связано разное количество сотрудников. Когда ты нанимаешь людей на месте, тебе не нужно их селить, не нужно обеспечивать их семьи, поэтому ты можешь позволить себе штат побольше.

– Если не было необходимости выравнивать штаты, зачем Россия прибегла к этой мере?

– Это был ответ сразу на два недружественных жеста: на декабрьскую высылку тридцати пяти наших дипломатов и консервацию дач и на последний пакет санкций. Хотя для Госдепартамента США, по узкой ведомственной логике, Россия совершила некоторый шаг, которого Америка не делала. Теперь Госдепартамент считает, что ответ за ним, что он тоже должен нанести удар по дипломатическому корпусу России. У нас обалдевают от такого лицемерия: вы чего, это же как раз мы вам отвечаем, мы же, наоборот, добрые были, мы полгода не отвечали на вашу декабрьскую выходку.

– В итоге каждая сторона считает, что должна ответить, потому что «те первые начали». Долго они будут это раскручивать?

– Когда-то это, конечно, во что-нибудь упрётся. В конце концов, речи о полном прекращении дипломатических отношений не может идти, у нас же не состояние войны.

– А по типологии, которую вы описали, кажется, что как раз к этому всё идёт.

– Нет-нет. Дипломатическая война, санкционная, торговая – в другие сферы они не обязательно переходят. Есть кибервойна. Вообще, с точки зрения Америки, Россия совершила кибератаку: провела акт войны в киберпространстве против американской демократии, против всей американской избирательной традиции. Ответить тем же Америка не может, потому что Россия не проводит реальных выборов. То есть может, но это вряд ли повлияет на результат, потому что нет реального соперничества. И они стали думать, как ответить.

– Высылку 35 дипломатов Обама объяснял тем, что это не просто консульские работники, а подозреваемые в кибершпионаже и причастности к хакерским атакам. И дачу в Мериленде они якобы использовали для своих чёрных дел. Почему тогда Россия это «проглотила»?

– Теперь уже многие думают, что лучше бы Россия сразу выслала 35 американских дипломатов, закрыла американскую школу и так далее. Всё было бы проще. Но Россия вступила в более сложную игру, поскольку победу Трампа восприняла как победу над противником – нежелательным кандидатом Хиллари Клинтон. Они решили проявить «щедрость победителя»: дескать, нам не жалко. В этой «щедрости» на заднем плане была, конечно, надежда на то, что Клинтон и Обама будут посрамлены, а новый президент всё вернёт. Майкл Флинн, бывший советник Трампа, если помните, созванивался с российским послом Кисляком ровно в тот день, когда Обама объявлял о высылке дипломатов и о блокировке зданий. Вероятно, Флинн как раз пытался предотвратить ответные меры. И Москва могла поручить Кисляку выяснить обстановку: как собирается дальше вести себя новая администрация, не вернёт ли она дачи. Как я понимаю, они пришли к договорённости, что с ответными мерами Россия может не торопиться, намекнули на положительное решение вопроса с дачами. Но Трамп оказался не в состоянии это сделать. Это вызвало дополнительное раздражение. И вместо того чтобы ответить эквивалентной высылкой сразу, Москва через полгода ответила масштабным жестом сразу и на старую высылку, и на новые санкции.

– Вы писали, что этот ответ Россия объявила до подписи Трампа, чтобы показать, что мы вроде как не ему отвечаем. Но если закон о санкциях принимал «плохой» конгресс, то последние меры вводила администрация «хорошего» Трампа. Теперь всё? Трамп показал, чтоб на него больше не рассчитывали?

– Да, они попытались «сохранить лицо» Трампа, объявив о своих мерах до его подписи под законом конгресса. Но тут надо понимать, что у Трампа нет «лица», в глазах его критиков – на нём клейма ставить негде, для них это человек, оказавшийся на своём месте даже не из-за сбоя системы, а в результате её умышленной порчи со стороны России. Победа несистемного кандидата развалила систему, и всё находится в очень неустойчивом состоянии. Поэтому источник последнего решения мы даже не очень понимаем. Скорее всего, он был не в Белом доме. А если он был в Белом доме, то это мог быть не Трамп. А если Трамп – он мог руководствоваться совсем не теми мотивами, которые стали публичными. Прошёл почти год с момента избрания Трампа, девять месяцев после вступления в должность, а в его команде до сих пор вакантны позиции, от неё до сих пор отваливаются ключевые люди, они могут и дальше уходить.

– Участие России в победе Трампа для американцев уже доказано?

– Если вы поговорите с американцами, категорически не принимающими Трампа, для них он – на 100 процентов продукт российского вмешательства. Американскому президенту мало победить в коллегии выборщиков, ему нужно ещё получить некоторое «помазание» со стороны правящего политического класса, прессы, спецслужб, экспертного сообщества интеллектуалов и так далее. А если голоса он получил, а этого «помазания» нет, то выясняется, что его президентские права очень ограничены.

– И работать ему не дадут.

– Это ситуация, когда уже не сдержки и противовесы, а просто путы. Трампу не дают работать, потому что он – чужак. Причём неквалифицированный чужак с неважной репутацией.

– Во всех опубликованных в США документах, в том числе в том самом указе Обамы, подчёркивается, что Россия влияла на избирательный процесс, но никак не повлияла на результат. Откуда берётся всё остальное?

– Из общественного мнения. Вокруг Трампа сложился такой коллективный миф. Политический класс считает, что он не должен руководить Америкой. В этой среде есть консенсус, с которым спорить невозможно: во-первых, избрание Трампа – историческая ошибка, которую надо как можно скорее исправить, во-вторых, эта ошибка – продукт вмешательства в американскую демократию. А дальше всё зависит от степени самокритичности. Если вы поговорите с профессионалами, как тот же Коми (Джеймс Коми, экс-глава ФБР. – Прим. «Фонтанка»), они скажут, что вмешательство было, но на результат не повлияло. Однако в широком общественном мнении закрепилось, что Трамп – продукт российского вмешательства.

– Каким способом Россия «выбрала» Трампа? Это как-то объясняют?

– Это может трактоваться в совсем узком смысле: типа, русские хакнули нашу систему и накрутили Трампу счётчики. Это позиция людей, которые совсем не хотят разбираться. Другие считают, что Россия путём вбросов ложных новостей про Хиллари Клинтон, путём действий RT, «Спутника», интернет-троллей и так далее повлияла на какие-то группы избирателей в тщательно отобранных штатах, и именно эти группы решили судьбу выборов. Это, конечно, очень лестно для российских служб, потому что они, на мой взгляд, не способны провести такую нейрохирургическую операцию на мозге американского избирателя. Но такой консенсус существует в среде вполне здравомыслящих людей. Есть ещё одна позиция: русские ломали почту Хиллари, вываливали всякий компромат и в итоге раскололи демократического избирателя, тот разочаровался в кандидате и не пошёл голосовать. С этим вообще уже невозможно спорить. И отговорки вроде того, что ещё не известно, кто ломал, не принимаются: считается доказанным, что это были русские.

– Мы знаем массу случаев, когда Россия отвечала «зеркально» на обвинения в шпионаже и высылку дипломатов. Почему теперь это переросло в дипломатические войны, напрямую никак с хакерской историей не связанные?

– Потому что Путин, Лавров, Патрушев, Бортников, весь Совет безопасности – все они искали, чем бы ответить Соединённым Штатам на новый пакет санкций. Вот Европе мы ответили запретом на импорт продовольствия. А Штатам нам трудно ответить торговой войной. Можно было бы запретить, допустим, айфоны, но это было бы ударом заодно по китайской экономике, а с Китаем у нас стратегическое партнёрство. К тому же импортозаместить айфон мы не можем, это даже не сыр. Штаты в ответ примут пакет технологических санкций, а технологически мы зависимы. Спросите сейчас у тех, кто работает с углеводородами на шельфе: как им не хватает американских технологий и техники.

– И решили, что дипломатическая война – лучшее, что можно придумать?

– Это решение было абстрактное – из головы. Оно могло быть и в какой-то другой сфере: космос, Афганистан, авиация. Но они посидели – и просто вот это придумали: раз уж мы отвечаем сразу на два события, то из комбинации обоих возникла такая идея. Американцы достаточно лукаво её проинтерпретировали как неспровоцированный шаг России против американской дипломатии.

– Иначе говоря, ответить было нечем, а очень хотелось.

– Да, у нас действительно ограниченный выбор вариантов для ответа Америке. И Америка пользуется своим превосходством в мире не первое столетие. Мы можем ответить либо очень жёсткой, грубой мерой, которая вызовет непредсказуемую лавину действий, либо чем-то символическим, но неприятным. Вот Путин, комментируя этот шаг, предупредил, что ответ будет для американцев чувствительным. Действительно: их посольства привыкли работать, не отказывая себе в кадрах. У них много денег, они хорошо укомплектованы, могут позволить себе держать больше сотрудников и проще жить. Отделы американских посольств везде довольно многолюдные. Думаю, что это самое многолюдное дипломатическое ведомство в мире. И у нас просто придумали ответить таким способом.

– Логика в таком ответе есть: они ударили не просто по численности, а по пресловутой «мягкой силе» Соединённых Штатов. Те вынуждены сократить отделы культуры и прессы – сократится обмен между странами, они будут выдавать в итоге меньше виз – меньше наших граждан посмотрят на «врага» своими глазами. Может быть, ответ как раз был просчитан?

– Думаю, что «мягкая сила» Америки исходит всё-таки не только из консульств. Хотя образовательная сторона действительно пострадает. Гранты, обмены, научные и культурные поездки – это пострадает, несомненно. Но у нас же не могли предсказать, что они перестанут визы выдавать.

– По тону в прессе в обеих странах видно, что всё только начинается: все взвились, взревели и готовятся отвечать дальше. Как это будет развиваться?

– Проблема дипломатической войны в том, что здесь – как в плохой супружеской ссоре: важно, за кем будет последнее слово. Возможны два варианта развития событий. Либо стороны упрутся в тупик и закулисно договорятся: всё, давайте обменяемся символическими ударами, давайте вы депортируете пять котиков, мы – пять котиков и одну морскую свинку, дальше разойдёмся, иначе доведём дело до разрыва дипломатических отношений. Либо гораздо более плохой сценарий: эта межведомственная, по сути, война выйдет за пределы ведомств и начнёт затрагивать уже не только дипломатическую сферу, но, например, транспорт. Или гражданскую авиацию. Или можно запретить судам заходить в порты друг друга. Или начать затягивать оформление грузов.

– Закрыть для них аэропорты, нечего к нам летать.

– Между прочим, такая мера периодически и всплывает.

– Серьёзно?

– Есть одна область, где Россия могла бы нанести Западу более существенный урон, чем Запад России: это пролёт над Дальним Востоком и Сибирью. Это настолько удлинит маршруты между Европой и Азией, между Америкой и Азией, что принесёт их авиакомпаниям просто гигантские потери.

– Зачем вы им подсказываете?

– Они сами давно знают. Но тут надо понимать, что гигантские потери будут и у России. Потому что это сотни миллионов долларов, которые мы получаем в прямом смысле из воздуха. Они-то разработают новые маршруты, но и мы потеряем «пролётные» деньги. И это удар по людям, которым придётся больше часов проводить в самолётах, удар по частным компаниям и так далее.

– Разве это кого-то ещё может остановить? Эта «супружеская ссора» дошла до той стадии, когда назло противной стороне можно разбить тарелку о собственную голову.

– Да, теперь всё зависит от степени хладнокровия или взвинченности участников. В дипломатической традиции – не дать оппоненту последнее слово. Но можно договориться, последовательно редуцировать удары и на последнем недружественном жесте с морской свинкой считать инцидент исчерпанным. Давайте, например, выключим подсветку на фасадах посольств друг друга – и на этом остановимся. Иначе это может раскручиваться долго и дойти до закрытия посольств.

– Похоже на таран, в котором либо один самолёт свернёт и проиграет, либо оба разобьются.

– Именно так. Но здесь нет казуса белли. Страны, находящиеся в мирных, в общем-то, взаимоотношениях, вдруг закрывают посольства – такого никогда не было, это невозможно представить.

– В том-то и дело, что здесь всё до такой степени невозможно представить, что на следующем шаге казус белли может возникнуть из-за какой-нибудь ерунды.

– Скорее, больше опасности, что он возникнет из какого-нибудь технического инцидента – где-нибудь в небе над Балтикой. Это то, чего все действительно боятся. Пока это всё-таки больше обмен жестами. Пусть эти жесты болезненны для отдельных ведомств, но с людьми ничего не происходит, здания посольств не сжигают и не грабят, там не захватывают документацию.

– Как теперь Россия должна ответить на то, что в нашей прессе назвали обысками? Можем мы устроить настоящие обыски в зданиях американских дипмиссий?

– Вот я бы не стал этого делать. Резонанс будет гораздо шире и для нас гораздо хуже. То, как американцы вежливо, постучавшись с улыбкой в дверь, осматривали российские здания, увидели в основном мы в новостях и какие-нибудь зрители RT за границей. А представьте, что ФСБ придёт осматривать здания американских посольств. Как это будет выглядеть в англоязычных медиа?

– Очень живописно.

– Это будет чистый вред себе. Понятно, что ничего мы там не найдём. Нервы попортить американцам – так понятно, что они к этому будут готовы. А картинка разойдётся чудовищно. И комментаторы в кадре будут говорить: а помните, как в 1980 году в Иране врывались в наше посольство?! Нас будут сравнивать с Ираном и говорить, что вот – не зря Россию и Иран поместили в один закон о санкциях. Всё это очень впишется в контекст разговоров об «очень плохой России». Ситуация очень трудная. Потому что и не ответить вроде как нельзя, не принято. Один раз пропустили ответ – и, как я уже сказал, ничего хорошего не вышло. Но и ответить надо так, чтобы не вызвать болезненный ответ с их стороны. Потому что репертуар санкционных мер у американцев гораздо шире, чем у нас.

Фонтанка.Ру

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 4 сентября 2017 > № 2297469 Александр Баунов


Россия > СМИ, ИТ. Образование, наука > comnews.ru, 4 сентября 2017 > № 2296176

"Ростелеком" укрепился в электронном образовании

Елизавета Титаренко

ПАО "Ростелеком" и АО "Издательство "Просвещение" создали совместное предприятие - ООО "РТК.Просвещение", где каждой из компаний принадлежит по 50%. Стороны объединили компетенции, чтобы создать и продвигать образовательную платформу, а также повысить уровень проникновения электронных образовательных материалов в школы.

Напомним, в июле 2017 г. "Ростелеком" и издательство подписали соглашение о сотрудничестве. Теперь для выполнения этого документа стороны создали СП. "Совместное предприятие организовано для объединения компетенций компаний для создания и продвижения образовательной платформы. Она сделает образование более доступным и качественным, что особенно актуально для удаленных регионов. Работа "РТК.Просвещение" также будет направлена на развитие инфраструктуры системы образования РФ", - отметил генеральный директор "РТК.Просвещение" Юрий Бушин.

Как уточнил представитель "Ростелекома", на базе образовательной платформы "РТК.Просвещение" обеспечит создание системы дистанционного обучения и информационно-библиотечных центров (электронных библиотек), организует доступ учащихся к электронным образовательным ресурсам и обучающей литературе различного профиля, а для педагогов - к электронным курсам повышения квалификации. Для создания электронных курсов для разных категорий пользователей "РТК.Просвещение" привлечет ведущих методистов из Академии просвещения.

Различные элементы образовательной платформы уже внедрены в образовательную систему в нескольких регионах России, в том числе в Забайкальском крае, Новосибирской области и Краснодарском крае. "Сейчас создается дорожная карта по разработке и внедрению платформы на федеральном уровне", - отметил сотрудник оператора.

Напомним, в июне 2017 г. интернет-компания "Яндекс" и издательство "Просвещение" договорились о создании образовательной платформы для школьников, учителей и родителей. Образовательная платформа позволит преподавателям, ученикам и родителям проводить образовательный процесс, получать доступ к оценкам, домашним заданиям, рекомендательному сервису для учеников, а также к учебникам, видео- и аудиоурокам. Причем компании решили создать для этих целей СП.

Как сообщил корреспонденту ComNews директор по внешним коммуникациям издательства "Просвещение", для компании важен и проект с "Яндексом", и проект с "Ростелекомом". "Они удовлетворяют разные потребности рынка и полностью технологически независимы", - пояснил он.

"РТК.Просвещение" занимается развитием сервисов электронного образования, внедрением решений для школьных информационно-библиотечных центров и комплектованием фондов библиотек образовательных организаций электронными образовательными ресурсами. Таким образом, проект издательства "Просвещение" и "Ростелекома" направлен на повышение качества дистрибуции и уровня проникновения электронных образовательных материалов в школы.

Совместное предприятие "Яндекс.Просвещение" разрабатывает образовательную платформу "Школа", которая позволит взаимодействовать ученику и учителю не только в классе, но и в цифровой среде. Учителя смогут формировать интерактивные уроки, разработанные на основе учебников "Просвещения", выдавать их в электронной форме ученикам для изучения и выполнения домашних заданий на платформе. Кроме этого разрабатывается сервис для подготовки к ОГЭ и ЕГЭ, который будет запущен в октябре.

Сами издательства уже давно работают над созданием образовательных платформ. Например, у корпорации "Российский учебник" (в нее входят издательская группа "Дрофа-Вентана", "Астрель", "Дрофа - Новая школа", LECTA) есть платформа LECTA. Руководитель проекта образовательной платформы LECTA и эксперт в сфере электронного образования и контента Рубен Акопов напомнил, что платформа работает с 2015 г. Платформа предоставляет педагогам и ученикам доступ к учебникам в электронной форме. Для педагогов на платформе предусмотрены сервисы, которые экономят время преподавателей на подготовку к урокам, поиск учебных материалов и проверку заданий. Рубен Акопов отметил, что платформой пользуются образовательные заведения по всей России, от Москвы до Забайкалья. Причем в планах корпорации "Российский учебник" - увеличение количества школ, где будет применяться LECTA.

Россия > СМИ, ИТ. Образование, наука > comnews.ru, 4 сентября 2017 > № 2296176


Россия > Образование, наука. СМИ, ИТ > fano.gov.ru, 4 сентября 2017 > № 2296168

В Институте ядерных исследований разработали прибор для исследований микроструктуры пучка в линейных ускорителях ионов

В Институте ядерных исследований РАН, подведомственном ФАНО России, разработан уникальный прибор - измеритель формы сгустков, предназначенный для исследований микроструктуры пучка в линейных ускорителях ионов.

Измеритель позволяет наблюдать продольное распределение заряда в сгустках с временным разрешением не хуже 7 пикосекунд. А его использование особенно важно на этапе настройки ускорителей, а также при исследовании и оптимизации продольных параметров пучка.

Прибор уже нашел применение в таких ведущих ускорительных центрах, как CERN, DESY, LANSCE, SNS ORNL, J-PARC и др. Универсальный вариант измерителя был создан и для линейных ускорителей проекта FAIR GSI, Германия: UNILAC, proton Linac, CW-Linac.

Напомним, что в июле 2017 года измеритель был успешно использован специалистами GSI и Майнцского университета им. Гельмгольца для настройки демонстрационной сверхпроводящей секции ускорителя тяжелых ионов непрерывного действия CW-Linac.

Отмечено, что недоступная ранее возможность прямых точных измерений продольной формы сгустков ускоренного пучка позволила не только оптимизировать параметры тестовой секции, но и внести коррекцию в расчетные модели, которые будут использованы для последующей оптимизации остальных частей ускорителя.

Россия > Образование, наука. СМИ, ИТ > fano.gov.ru, 4 сентября 2017 > № 2296168


Китай > СМИ, ИТ. Финансы, банки > forbes.ru, 4 сентября 2017 > № 2296159

Криптовалюта попала под контроль: в Китае запретили ICO

Александр Баулин

Редактор канала "Технологии"

Национальный банк Китая объявил нелегальными операции по ICO — сбору денег компаниями в криптовалюте. Это может кардинально повлиять на рынок криптовалюты

Национальный банк Китая в понедельник, 4 сентября, закончил изучение процессов ICO (сбор средств в криптовалюте за токены компании) и постановил, что эта деятельность незаконна. Предписано немедленно свернуть все проводящиеся компании по ICO, а также вернуть средства за токены, проданные в уже проведенных компаниях. Запрещены все операции по обмену криптовалют на фиатные валюты. Об этом сообщает агентство Bloomberg.

ICO стало удобной формой привлечения средств, за счет того, что ни компании, ни вкладчики не должны были выполнять практически никаких формальностей для участия в компании. За прошедшее время в мире было собрано на ICO криптовалюты на 1,6 миллиарда долларов, из которых 1,25 — в этом году. Сбор средств в криптовалюте стал одним из показательных применений умных контрактов криптовалютной сети Эфириум: они позволяли автоматически привязывать цену токенов (виртуальных монет, которые компании выдают вкладчикам за криптовалюту), поэтому большинство ICO проводилось за эфиры.

Китай был активным участником рынка ICO, считается, что криптовалютами в стране заинтересованы в частности для вывода средств из страны, минуя контролирующие органы. Вкладчики в кампаниях ICO анонимны, но сборщиков средств можно посчитать — на 18 июля в Китае было запущено 43 платформы, на которых проведено 65 компаний по сбору средств в криптовалюте, суммарные сборы составили 2,6 млрд юаней ($400 млн долларов).

После объявления Национального банка Китая биткоин упал на 7%, эфир на 6%, достигая в минимуме курсов 4350 долларов за биткоин и 297 долларов за эфир, однако сейчас наблюдается некоторое восстановление курсов до уровней 4490 и 320 долларов соответственно. Это ниже максимумов прошлой недели, когда биткоин впервые достигал 5000 долларов, однако криптовалюта крайне волатильна и если бы решение китайского Центробанка вызвало бы серьезные опасения участников падение могло бы быть и более серьезным.

Ранее Американская комиссия по ценным бумагам SEC сильно ограничила возможность привлечения средств американцев на ICO, теперь активность проявили китайские регулирующие органы. Это происходит с одной стороны на фоне рекордно выскоих уровней криптовалюты, а с другой — регулярных заявлений участников криптовалютного сообщества, что часто ICO устраивают компании, добросовестность которых вызывает сомнение. Создатель эфира, Виталик Бутерин отмечал Forbes свое двойственное отношение к ICO, дав рекомендации по выбору потенциально удачных проектов. Взяв под контроль проведение ICO, государства получили бы контроль над значительными финансовыми потоками (следует отметить, что в силу анонимности криптовалют этот контроль возможен только над желающими легализировать свои доходы), а с другой — постараться уменьшить количество недобросовестных проектов, собирающих средства, но не имеющих желания или возможности реализовать их.

Китай > СМИ, ИТ. Финансы, банки > forbes.ru, 4 сентября 2017 > № 2296159


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Образование, наука. СМИ, ИТ > forbes.ru, 4 сентября 2017 > № 2296157 Абел Аганбегян

Как подстегнуть ВВП: ставка на «умную экономику» ускорит рост

Абел Аганбегян

Академик РАН, завкафедрой РАНХиГС

Сколько нужно инвестиций в образование и информтехнологии, чтобы разогнать экономику даже в условиях санкций

В развитых странах «экономика знаний» доминирует в формировании ВВП: она на 60-70% определяет социально-экономический рост. Благодаря большому мультипликативному эффекту, «экономика знаний» стимулирует развитие других отраслей.

Инвестиции в основной капитал, которые раньше выступали главным источником экономического роста, в развитых странах отошли на второй план. Исследования в США показывают: образование сильнее всего влиет на темпы социально-экономического развития, вклад информационно-коммуникационных технологий также растет. Наряду с наукой (НИОКР), биотехнологиями и здравоохранением эти направления и формируют «экономику знаний».

Отличие — не в пользу России

В развитых странах доля «экономики знаний» в ВВП составляет 25-30%, а доля промышленности – 20%, в России — 11% и 27%, соответственно.

То есть главной составляющей валового продукта у них является «экономика знаний», у нас – промышленность.

В советское время показатели у нашей страны были другие: на НИОКР приходилось 3% ВВП, образование – 5%, здравоохранение – 6%, информационно-коммуникационные технологии – 2%. Итого – 16%, что примерно соответствовало уровню развитых стран.  По развитию науки и образования мы занимали передовые места, но отставали по части здравоохранения и информационно-коммуникационным технологиям. В ходе десятилетнего подъёма в 1999-2008 годы эта сфера достигла почти 15%, а в кризис 2009 года и в период стагнации и рецессии 2013 и 2016 годов она снова существенно сократилась.

Доля отраслей в структуре ВВП, %

Страны G7

(США, Япония, Германия, Великобритания, Франция, Италия и  Канада)

Россия

НИОКР

2,6

1,1

Образование

6

3,5

Информационно-коммуникационные технологии

8

2,5

Биотехнологии и здравоохранение

13

4

ИТОГО

30

11

Новые стимулы

Темп социально-экономического развития стран в наибольшей мере зависит от двух источников: от размера инвестиций в основной капитал и доли «экономики знаний» в ВВП.

В России главным источником экономического роста являются инвестиции в основной капитал, и такая ситуация сохранится  в ближайшем будущем, поскольку перед страной стоят принципиально иные задачи, чем перед развитыми странами: нам нужно технологически обновить производство, в разы увеличить высокотехнологические отрасли, удвоить и даже утроить жилищное строительство, создать современную транспортно-логистическую инфраструктуру, перейдя к массовому строительству двусторонних автострад и скоростных железных дорог.

Сами по себе инвестиции в основной капитал, без органической взаимосвязи с вложениями в «экономику знаний», не дадут должного эффекта. Они должны стать вторым по значимости локомотивом экономики.

Доля инвестиций в основной капитал в России в  2016 году составила 17%, а доля «экономики знаний» – 11%. При сохранении этого соотношения в перспективе нас ожидает нулевой рост экономики и социальной сферы. В развитых странах, в среднем, доля инвестиций составляет 20%, а доля экономики знаний – 25-30%, чему соответствует рост экономики в 1,5-2%. Развивающиеся страны растут по 5-6% в год, так как доля инвестиций в основной капитал составляет 30-35%, а доля вложений в «экономику знаний» – около 15%.

Заметим, что рост ВВП в развитых и развивающихся странах имеет качественное отличие. В развитых странах наибольший прирост получает не промышленность (исключение – высокотехнологичная промышленность), а высокоинтеллектуальные услуги: образовательные, информационные, научные, медицинские, туристические. В развивающихся странах за счет инвестиций развивается прежде всего промышленность, в том числе и традиционные отрасли: улучшается сельское хозяйство, растёт объем строительства.

Если мы хотим к 2020 году выйти на ежегодные темпы роста ВВП в 3-4%, к 2025 – в 4-5% и к 2030 – в 5-6%, то России надо перейти к форсированному увеличению инвестиций в основной капитал и «экономику знаний» по 8-10% в год, доведя долю инвестиций в ВВП до 22% и 15% соответственно, до 27% и 25% – к 2025 году и до 33% и 30% – к 2030 году.

При этом роль «экономики знаний» будет увеличиваться по мере ее развития. При 10% росте вложений в эту сферу до 2020 года развитие этой сферы ускорит наш ежегодный рост на 1,5%, к 2025 году – уже на 2,5%, к 2030году – на 3,5%. 

Деньги есть!

Я считаю, что этот сценарий может быть реализован даже в условиях санкций при ориентации на внутренние резервы. Мы можем использовать российские банковские активы, составляющие около 80 трлн. рублей. Из них только 1 трлн. рублей банки вкладывают в кредиты в основной капитал и меньше 1 млрд. рублей – в кредитование образования. Эти показатели могут быть постепенно увеличены в 3-5 раз. На эти же цели можно использовать (также в виде долгосрочных кредитов) $100 млрд. из $420 млрд международных резервов России. 

Больше инвестиций можно взять и с предприятий, если освободить их прибыль (в части такого использования) от налогов и перейти к ускоренной амортизации.

У России - невысокий уровень госдолга: 10-12%. Международный стандарт безопасности для этого показателя составляет 60% ВВП. Поэтому мы вполне могли бы за 10-15 лет нарастить долг за счёт займов государства до 30-40% ВВП (а это может дать дополнительно $400-500 млрд).

Есть и другие источники для инвестиций: в их числе - приватизация примерно трети госсобственности, которая сегодня используется только для коммерческих целей, а не для выполнения государственных задач.

При гарантиях государства можно построить систему облигационных займов для населения для льготного улучшения (по сниженным ценам) жилищных условий, покупки современных автомобилей, обустройства инфраструктурой приусадебных участков. Эти облигационные займы можно использовать для развития соответствующих отраслей.

Стимулы для роста

Для эффективного использования дополнительных инвестиций в основной капитал и вложений в человеческий капитал нужно создать благоприятные условия.

Во-первых, по мере снижения инфляции до 4% в 2017-2018 гг. и до 3% в 2019-2020 гг.  предстоит снизить ключевую ставку ЦБ сначала до 5-6%, а затем – до 4%, и вдвое сократить ссудный процент по кредитам, которые выступают главным средством финансирования экономического роста.

Во-вторых, нужно стимулировать инвестирование технологического обновления и развитие высокотехнологичных отраслей за счет предоставления налоговых каникул под эти цели. Кроме того, следует в массовом порядке предоставлять беззалоговые кредиты на основе проектного финансирования и др., об этом говорит и Стратегия Роста, разработанная Столыпинским клубом.

В-третьих, нужны институциональные преобразования, чтобы снять барьеры для социально-экономического роста: требуется сокращать сферы огосударствления экономики, расширять полномочия регионов, снижать монополизацию рынка и формировать фонды «длинных» денег.

Системный подход

Нам предстоит многогранная работа по изысканию разных источников для инвестиций. Но без системного регулирования существует риск разнонаправленных действий. Единый комплексный план, который президент Владимир Путин поручил разработать Минэкономразвития, должен содержать директивы для госпредприятий и госбанков, федерального и региональных бюджетов. Все они должны действовать в одном направлении для обеспечения общего социально-экономического роста страны.  

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Образование, наука. СМИ, ИТ > forbes.ru, 4 сентября 2017 > № 2296157 Абел Аганбегян


Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 4 сентября 2017 > № 2296145 Антон Барбашин

Как Россия стала подлинно глобальной державой и почему не стоит этому радоваться

Антон Барбашин

управляющий редактор онлайн-журнала Intersection

Сегодня самое время обсудить, что важнее для самих россиян: быть «главной угрозой западных демократий» или успешной региональной державой?

В декабре 2016 года я писал, что пора начать вспоминать президента Обаму как самого удобного и комфортного лидера Западного мира, с которым России приходилось иметь дело. Тогда мы еще не представляли, насколько «Трамп из избирательной кампании» окажется «Трампом–президентом», не дающим журналистам и недели без очередной сенсации и скандала. Надежд на него в Москве была масса, а мечтаний о «новом мире» еще больше. Всего восемь месяцев назад из Москвы либеральный Запад выглядел «уходящим в прошлое реликтом девяностых-нулевых», на смену которому должен был прийти новый Запад Трампа и Ле Пен. Но все надежды, что Запад поменяется изнутри и эти изменения нам понравятся, оказались настолько несостоятельными, что сейчас кажется забавным, что кто-то мог в это серьезно поверить.

Что такое «новый Запад»?

Начнем с приятного для Москвы — «единого Запада» нет, и вряд ли он сложится в ближайшее время. Конечно, это всего лишь утешение на фоне не реализовавшейся идеи Европы правых антилиберальных партий, лидеры которых были бы готовы приезжать в Москву и без вопросов поставлять турбины в Крым. Запад в том контексте, в котором мы привыкли его представлять, сейчас распался на три части: США, Западную Европу и Центрально-Восточную Европу. И это еще очень большое допущение. Оставляя вопрос санкций за скобками, начнем с США.

Во-первых, нужно сразу забыть о предвыборной риторике Трампа и его сторонников: те решения, которые начинают воплощаться в реальность сейчас, это не часть какой-то большой стратегии, а комбинация эмоций и представлений о мире Трампа, реакции на них американского истеблишмента и внешнеполитической колеи, оставшейся от предыдущих администраций. Трамп, вопреки своим обещаниям заняться исключительно внутренней политикой, делает немало для пересмотра стратегии Обамы — ухода от политики «лидерства из-за спины» и многостороннего дипломатического урегулирования мировых конфликтов. Заявления Трампа о Северной Корее и Венесуэле, а именно о возможности применения силы (скорее всего, скоро сюда добавится и Иран) — это возврат к бушевской по духу доктрине «американского полицейского». Пусть Трамп мотивирует свои заявления и не заботой о «демократии», суть остается той же — США вновь начинают задавать повестку дня, и выглядит она сейчас крайне взрывоопасной. Более того, концепция мультиполярности, которую активно продвигала Москва и которой по факту мало что мог противопоставить Обама, при Трампе мало реализуема, ибо не вписывается в представление администрации Трампа о роли и образе США в мире.

Трамп разделил Запад на тех, кто ему рад (как, например, Польша), и тех, кто серьезно опасается за будущее либеральной демократии в мире (Франция, Германия и добрая половина стран ЕС). Со стороны может выглядеть, что Запад находится в кризисе, а Трамп все дальше отдаляет ЕС от США. Но стоит взглянуть на пропасть, возникшую между США и Россией, чтобы понять, что расстояние от Вашингтона до Парижа или Берлина в разы меньше, чем от Вашингтона до Москвы или Москвы до Берлина. Более того, Трамп заставил Западную Европу проснуться от «постполитического» сна и снова бороться за идеалы.

Провалившаяся революция «правых сил» в Западной Европе, приход Макрона во Франции, невозможность прихода радикалов в Германии гарантируют новый импульс в политике Старого Света. Меркель, четко подметившая, что на США при Трампе нельзя положиться, лучше всего описала ту повестку, с которой Западная Европа встретит конец 2010-х. Роль Берлина и Парижа будет возрастать не только в рамках европейского континента, но и в решении глобальных вопросов. Без активного участия США защита либеральных ценностей целиком и полностью ложится на плечи стран, составляющих костяк ЕС. Тут нельзя не вспомнить про Великобританию, которая, как ленивый кот, встала в дверях и уже второй год не может решить, куда ей идти. Не стоит исключать, что Лондон в итоге никуда и не уйдет — как очень часто бывает в случае европейских демократий, найдется сложный компромисс, который только усилит европейское пространство.

Остается Центрально-Восточная Европа, которая, пожалуй, изменилась больше других за последние несколько лет. Начиная с Венгрии, а теперь на порядок активнее в Польше, страны ЦВЕ уходят от традиционных канонов либеральной демократии, водворяя на знамя национальное видение политического и социального будущего региона. Новые версии «особенной демократии», строящиеся прямо как по методичке Владислава Суркова, все больше и больше отдаляют ЦВЕ от Брюсселя. Европейский Союз пока же еще не разобрался, как бороться с таким девиантным поведением, но точка кипения уже не за горами. Очень важно здесь отметить, что как бы венгры с поляками ни хотели сделать свои национальные государства сувереннее, их готовность поставить на кон членство в ЕС пока крайне низка.

Авторитарная волна, которая в той или иной мере трясет весь Запад последние несколько лет, пробудила политику в чистом виде: гражданскую активность и интерес к политическим процессам. То, что, казалось, уже забыто в сытой Европе, вернулось на повестку и гарантирует интересное время трансформации, которая на выходе приведет к обновленной версии ЕС, более современной и функциональной.

Экономика не-Единого Запада

Трамп утопил идею подлинно единого экономического пространства Запада: Трансатлантическое торговое и инвестиционное партнерство (ТТИП) уходит в стол под лозунги экономического эгоизма. Не то чтобы это серьезно ударило по перспективам экономического роста в странах Европы и США, но приоритет национальных интересов а-ля Трамп над концепцией большей экономической взаимозависимости гарантирует появление новых интересных вопросов на повестки взаимоотношений США и Европы. Чего только стоят нападки Трампа на Германию.

Безусловно, большая перспектива остается у поставок сжиженного газа из США в Европы, что в особенности важно для ЦВЕ, но проблему объемов и дороговизны пока решить не удается, что, в свою очередь, гарантирует, что скорых результатов, влияющих на экономическую динамику в регионе, ждать не приходится.

Опять же, как и все другие заявления Трампа во время предвыборной гонки, его экономическая программа сильно корректируется в соответствии с действительностью, что не может не сказаться на наиболее радикальных заявлениях. Поэтому все же ждать выгодных для России изменений по этому направлению не стоит. Несмотря на желаемое, экономическая роль России гораздо меньше ее политических амбиций и почти не выходит за рамки нефтегазовых рычагов влияния.

Роль Москвы

Россияне могут полноправно гордиться: именно Россия стала тем катализатором, который пробудил Запад и заставил его активно заняться собой, сходить в спортзал и обновить гардероб. О какой бы части Запада речь не шла, слово «Россия» сегодня имеет большое значение. В США про «Россию», «русский след», «русских агентов» и «активные меры» не говорит только немой, Москва для Америки сегодня стала олицетворением наиболее неприятных политических феноменов, концентрацией антидемократического начала и вообще супер-Ираном, у которого есть гора ядерного оружия. Можно с уверенностью утверждать, что сегодняшний антироссийский тренд в США и антиамериканизм в России переживут всех сегодняшних политиков и останутся в наследие следующему поколению политиков, кем бы они ни были. И завидовать им не приходится. В Западной Европе Москва потеряла практически всех друзей, сделав ставку на откровенных неудачников, и теперь придется приложить фантастические усилия, чтобы разуверить коллективную Меркель, что глава российского государства, как и все государство, живет в параллельной реальности. Для ЦВЕ — пока Россия проводит такие учения, как «Запад-2017», будет жить страх российской пропаганды, влияния и даже вторжения.

Неважно, насколько страхи о России соответствуют объективной реальности, возможностям России или ее планам. Россия долго добивалась того, чтобы ее уважали, а еще лучше — любили. С любовью пока уж точно не получается. Все по Макиавелли — «если уж приходится выбирать, то надежнее выбрать страх». Никто сегодня уже не спорит: глобальная ли держава Россия или региональная. Ее влияние на повестку Запада настолько грандиозно, что не признать глобальность России сегодня невозможно. Правда, есть одно большое но — плата за эту глобальность слишком высока. И, конечно же, в лучших традициях России, платить придется всем россиянам.

Пожалуй, сегодня, как никогда ранее, самое время обсудить, что важнее для самих россиян: быть «главной угрозой западных демократий» или успешной региональной державой? Запрет на поставки турбин Siemens или новые инвестиции в развитие Сибири и Дальнего Востока? Обновленный бюджет НАТО или совместная борьба с терроризмом? Каким бы ни был ответ россиян, пока выбирать все же не приходится, выбор уже сделан, и жить с ним придется как минимум до 2024 года. Но меняться никогда не поздно.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 4 сентября 2017 > № 2296145 Антон Барбашин


Россия. США > Армия, полиция > inosmi.ru, 4 сентября 2017 > № 2296131

Система «Периметр» — самое безумное изобретение времен холодной войны

Нико Кеттунен (Niko Kettunen), Helsingin Sanomat, Финляндия

Когда в феврале 2014 года Россия оккупировала Крым, российские СМИ заработали на полную катушку. Настало время пригрозить Западу и показать, что Россия может делать, что захочет.

Ведущий Первого канала, известный пропагандист Дмитрий Киселев открыто заявил, что Россия — единственная страна в мире, которая может превратить США в радиоактивный пепел. И это правда. Стало правдой в 1960-х годах. Однако, на это, конечно, способны обе стороны.

Дмитрий Киселев был назначен на должность главы информационного агентства «Россия сегодня» лично российским президентом. Его не стоило бы и цитировать, если бы он не заговорил о совершенно особом оружии, забытом со времен окончания холодной войны.

«Обама начал звонить Путину чаще после того, как в „Российской газете" появилась статья о системе гарантированного ядерного возмездия „Периметр". Совпадение? Даже если в результате вражеской атомной атаки погибнут все, кто может отдать приказ об ответном ударе, система автоматически отправит стратегические ракеты в полет в правильном направлении».

Итак, «Периметр».

В 1980-х годах, в самый разгар холодной войны, Советский Союз разработал и затем создал невиданную ранее систему запуска ядерных ракет. Если бы американцы нанесли ядерный удар, эта система позаботилась бы об уничтожении Соединенных Штатов.

Система получила название «Периметр», или, как ее окрестили американцы, Dead Hand —«Мертвая рука».

Достоверной информации о «Периметре» в открытом доступе немного. Известно, что разработка системы началась в 1974 году, и что она основывалась на применении командных ракет. В случае ядерной войны для отправки снарядов потребовался бы всего один советский офицер. По сигналу командной ракеты все ядерные заряды, находящиеся в пусковых шахтах, на ракетных установках и подводных лодках, автоматически полетели бы в сторону США.

Использование ракеты в качестве средства связи в чрезвычайной ситуации вполне логично: сигнал лучше всего проходит сверху вниз. В этом «Периметр» не был уникален. США обладали схожей системой, которая называлась ECRS, или Система экстренной ракетной связи (Emergency Rocket Communications System), однако ее целью был не запуск ракетных зарядов напрямую, а передача приказа о запуске войскам стратегического назначения.

Таким образом, русские со своей системой оказались на шаг впереди, сократив количество звеньев в цепочке принятия решения об отправке ядерных ракет. В конце концов, основным назначением «Периметра» был гарантированный ответный удар даже в том случае, если советское руководство и все высокопоставленные офицеры погибнут: для запуска требовался всего один человек.

Из архивных документов Политбюро ЦК КПСС 1980-х годов становится ясно, что «Периметр» планировалось сделать полностью автоматическим. В критической ситуации Кремль мог бы привести систему в действие, и при обнаружении следов ядерного удара она бы запустила командные ракеты, которые, в свою очередь, обеспечили бы отправку ядерных зарядов в сторону США. В этом случае участие человека не требовалось: решение принимал бы компьютер.

Создание такого орудия уничтожения было бы полным безумием. Конечно, оно бы активировалось только в том случае, если бы США уже начали ядерную войну, однако это гарантированно привело бы к концу света. Если бы на СССР была сброшена ядерная бомба, «Периметр» позаботился бы об уничтожении всей жизни на Земле.

Чтобы понять, как кому-то вообще могла прийти в голову идея создания такой чудовищной машины, необходимо иметь представление об условиях, в которых шла разработка система «Периметр».

В 1972 году Генштаб СССР представил главе партии Леониду Брежневу и председателю Совета министров Алексею Косыгину свои расчеты возможных последствий ядерного удара США по Советскому Союзу. Вопрос был вовсе не гипотетический. Две мировые сверхдержавы имели в арсенале тысячи ядерных ракет, а ядерные боеголовки уже были развиты настолько, что разрушительная мощь всего одной ракеты могла быть сопоставима с сотней бомб, сброшенных на Хиросиму.

Ни одна из сторон никогда всерьез не планировала развязывать ядерную войну, но каждая боялась, что это сделает противник.

Выводы советских военных оказались неутешительными: если бы США успели нанести удар первыми, погибло бы 80 миллионов советских граждан, 85% промышленности страны было бы уничтожено, а от вооруженных сил не осталось бы и следа.

Брежнев и Косыгин были очевидно потрясены. Когда доклад был озвучен, Генштаб организовал для них тренировочный запуск трех межконтинентальных баллистических ракет. По воспоминаниям присутствующих, у Брежнева дрожали руки, когда он стоял перед кнопкой запуска, хотя речь шла об обычных учебных стрельбах. Ядерных боеголовок на ракетах, конечно, не было, но Брежнев снова и снова спрашивал, точно ли нажатие кнопки ни на что не повлияет. «Это в самом деле просто учения?» — спрашивал он.

В 1970-е годы СССР и США вели переговоры и в результате достигли соглашения об ограничении количества пусковых установок и систем противоракетной обороны. Однако период потепления завершился, когда СССР в 1979 году начал войну в Афганистане, а в США пришел к власти Рональд Рейган, называвший Советский Союз империей зла.

В 1982 году пришла очередь Рейгана принимать участие в учениях. Президента привели в оперативный пункт в подвале Белого дома и показали ему модель начала ядерной войны. На стене располагался экран, на котором была представлена карта Соединенных Штатов. Пришла в действие система раннего оповещения — СССР осуществил запуск ракеты.

Рейган даже не успел допить чашку кофе, когда на карте стали появляться красные точки — взрывы ядерных снарядов. Первым был разрушен Вашингтон. Спустя полчаса вся карта была густо покрыта красным цветом: на территорию страны уже упали последние бомбы и полностью стерли Америку с лица Земли.

Потрясенному Рейгану также представили план того, что случится с Советским Союзом в том случае, если президент отдаст приказ об атаке.

Советник президента по вопросам национальной безопасности Томас Рид (Thomas Care Reed) описывает его реакцию так: «Рейган осознал, что всего лишь кивком головы может разрушить чаяния украинских крестьян и достижения царской России. Десятки миллионов ни в чем не повинных перед Америкой женщин и детей сгорели бы дотла».

Из всех видов оружия, созданных человеком, ядерное оружие обладает наиболее разрушительной силой. Казалось бы, оно должно быть обеспечено отлаженной системой подтверждения запуска, однако так было не всегда.

Во времена Карибского кризиса в 1962 году в Советском Союзе приказы ракетным войскам стратегического назначения отдавались по радиосвязи и проводным коммуникациям с помощью системы «Монолит». Наиболее серьезным недостатком этой системы было то, что приказ из Москвы о запуске ракет невозможно было отменить.

Были, конечно, и другие недостатки. Система «Монолит» основывалась на использовании простых пакетов с секретными данными на случай ядерной войны. Когда через систему передавалось определенное кодовое слово, пакеты следовало вскрыть ножницами. Во время учебной тревоги руки офицера после получения приказа так дрожали, что он не мог вскрыть пакет несколько минут, а в условиях ядерной войны это целая вечность. От ножниц пришлось отказаться, и их заменили застежкой, за которую достаточно было потянуть, чтобы пакет открылся. Известно, что такое усовершенствование позволило выиграть всего 18 секунд.

В 1960-1970-е годы системы управления и связи стремительно обновлялись и автоматизировались. На смену «Монолиту» пришла система «Сигнал», которая работала быстрее и, что особенно важно, с ее помощью можно было при необходимости отменить приказ о пуске ракет.

В начале 1970-х годов уже началась разработка «Периметра», которому предстояло стать своего рода страховочным тросом для систем связи, а также разрешить одну очень серьезную проблему. Запуск ракет теперь происходил бы, только если враг действительно применил ядерное оружие, что служило гарантией от ложной тревоги, а такие случаи бывали.

Самый известный из них произошел 26 сентября 1983 года. Была полночь. Подполковник Станислав Петров находился на дежурстве в командном пункте, расположенном в бункере недалеко от Москвы. Здесь осуществлялся мониторинг советских спутников слежения, находящихся на высоте 30 тысяч километров над землей. Эти спутники непрерывно вели наблюдение в инфракрасном диапазоне, выискивая тепловые следы от двигателей межконтинентальных баллистических ракет.

Внезапно сработал сигнал тревоги. Второй. Третий. Наконец система выдала информацию о том, что США запустили в сторону Москвы пять ракет.

Петров обязан был напрямую доложить руководству о вражеском запуске, однако это могло означать начало ядерной войны. Американские ракеты пролетели бы над Северным полюсом и достигли цели в течение 35 минут, так что Кремлю оставалось менее четверти часа для принятия решения об ответном запуске. И кто бы принимал это решение? Генеральный секретарь Юрий Андропов в то время управлял страной из больницы: у него отказали почки, и он был привязан к диализному аппарату.

Петров не потерял самообладания и принял решение самостоятельно. Он рассудил, что раз наземные радары ничего не засекли, а ракет вылетело всего несколько, то тревога, скорее всего, ложная. Начинать ядерную войну имело смысл только массированным ударом.

Петров позвонил начальству и доложил о том, что тревога — ложная, и вскоре выяснилось, что он был прав. Где-то над Северной Дакотой отраженный от облаков солнечный свет привел к засветке спутниковых датчиков, а компьютер расценил это как пуск ракет.

Инцидент выявил серьезные недостатки советской системы раннего оповещения. В это время отношения США и СССР обострились до предела, особенно когда альянс НАТО разместил в Западной Германии баллистические ракеты средней дальности «Першинг-2». Советское руководство предполагало, что Москва находится в радиусе поражения этих ракет. Вдобавок ко всему Рейган заявил, что США намерены построить космическую систему ПРО, которая будет сбивать советские ракеты лазерным лучом. Такая программа «звездных войн» с технической точки зрения была невыполнима, однако СССР всерьез опасался этих планов.

Рейган играл с огнем. Руководство Советского Союза было уверено, что США готовятся нанести удар. Агентам КГБ в западных странах было поручено выявить признаки подготовки к войне: забивается ли больше скота, чем обычно, делают ли запасы банки крови, ограничивается ли свобода СМИ и контролируются ли почтовые пересылки. Так бы действовали в СССР, и предполагалось, что враг поступит аналогично. К тому же здесь знали, что в случае начала войны орудия американцев будут нацелены на Москву, чтобы лишить страну руководства.

Именно в этих условиях появилась система «Периметр». С одной стороны, это был способ обеспечить удар возмездия в случае уничтожения Москвы, а с другой — гарантия, что ложная тревога подобная той, что сработала в 1983 году, не приведет к необдуманным решениям.

Работы по «Периметру» подошли к завершению в 1984 году. Советский Союз в условиях совершенной секретности создал систему датчиков и подземных бункеров, которая поддерживала постоянную связь с Кремлем и войсками стратегического назначения.

В случае кризиса советское руководство могло привести «Периметр» в действие, и датчики начали бы отслеживать признаки ядерного удара: радиоактивное излучение, вспышки света и сейсмические колебания.

Если бы система обнаружила признаки ядерного взрыва на территории СССР, сначала она попробовала бы установить связь с Кремлем. При наличии связи система прекратила бы проверку, а вот при отсутствии — пришла в действие. В обход привычной командной цепи она передала бы приказ о пуске ракет дежурным офицерам, находящимся в укрепленных подземных бункерах.

И все же непосредственное решение о нанесении удара принимал бы не компьютер, а офицеры в бункерах, причем в условиях отсутствия данных о том, что на самом деле произошло. Единственная информация, которой бы они располагали, — это оповещение от «Периметра». Офицеров обучали действовать согласно алгоритму: пройти необходимые уровни проверки, и, если все сходится, нажимать кнопку. Таким образом, с помощью системы «Периметр» кремлевское руководство могло бы делегировать решение о начале Армагеддона сначала машине, а затем кому-нибудь из военных.

В рамках логики холодной войны это имело смысл. Представим ситуацию. Системы оповещения сообщают о запуске американских ракет в сторону СССР. Понять, ложная это тревога или нет, невозможно. Решение об отправке ядерных снарядов следовало бы принять в течение нескольких минут, однако руководство Советского Союза представляло собой самый влиятельный в мире дом престарелых. Юрий Андропов скончался от болезни почек, успев пробыть у власти всего год. На посту его сменил Константин Черненко, которого печеночная и легочно-сердечная недостаточность превратили в зомби, он едва мог говорить. Был бы он в состоянии принять разумное решение в ситуации, когда на счету каждая секунда? Да и кто бы был?

К тому же политическая ситуация тогда обострилась настолько, что склонные к горячности представители высших эшелонов власти запросто могли принять ложную тревогу за объявление войны. Для тех, на ком лежала ответственность за принятие решения, «Периметр» служил подстраховкой: ответный удар был бы нанесен в любом случае.

В 1985 году система была готова к вводу в эксплуатацию.

Возможно, мы ничего не знали бы о «Периметре», если бы в 1990-х годах по окончании холодной войны о нем не рассказал полковник РВСН Валерий Ярунич. В 1984 году Ярунича привлекли в качестве специалиста по системам связи к решению связанных с «Периметром» проблем. Позднее он подробно рассказал о работе этой системы, причем большая часть его слов находит подтверждение в других источниках.

Ярунич являлся противником ядерного оружия, однако, будучи военным, вынужден был выполнять приказы. Во время Карибского кризиса он находился на базе баллистических ракет в Нижнем Тагиле и наблюдал за попытками вскрыть пакеты системы «Монолит».

Позднее Ярунича захватила мысль о ядерной войне, о ситуациях, когда людям приходится принимать решения о судьбе мира, которые не следовало бы вверять ни одному человеку. Он размышлял о том, смог бы он сам нажать кнопку запуска, если бы оказался последним выжившим в подземном бункере системы «Периметр». «К чему это, если полмира уже разрушено? Зачем уничтожать и вторую половину?» — задавался он вопросом во время интервью.

Ярунич не дезертировал на Запад, и в предательстве его не обвиняли. Он вел себя очень осторожно. Когда Советский Союз распался, и холодная война закончилась, Ярунич смог говорить более открыто. Он хотел привлечь внимание к опасностям, связанным с ядерным оружием, и часто ездил по Америке с докладами. Скончался он в 2012 году в Москве.

Существует ли «Периметр» сегодня, неизвестно.

Исследователям из Пентагона вскоре после распада СССР удалось добиться интервью с советскими офицерами. Особенно интересным стало заявление генерал-полковника Варфоломея Коробушина, который работал с системой «Периметр» в Ленинграде, и в командной цепи стоял выше Ярунича.

Ему задали вопрос, в том числе, о том, повлияли ли на принимаемые руководством СССР решения планы США в случае начала войны сбросить на Москву ядерные снаряды. Коробушин ответил американскому интервьюеру так: «Ваш план ни к чему бы не привел. В настоящий момент у нас есть система автоматического запуска ракет даже в том случае, если все командные пункты уничтожены, а руководство погибло. Зафиксировав вспышку света, выброс радиации или изменение давления, эта „мертвая рука" пришла бы в действие и запустила командные ракеты, которые пролетели бы над страной, рассылая сигналы нашим ядерным ракетам. Эти ракеты очень хорошо защищены. Ваши ракеты такой защитой не обладают. Мы связывали это с тем, что ваша страна готовилась нанести удар первой».

Это было в 1992 году. Коробушин уточнил, что система не активна. Ее должны были привести в действие только в случае кризиса. Коробушин также рассказал американцам об автоматическом запуске. Создание «орудия судного дня» оказалось бы бессмысленным и напрасным, если бы вражеская сторона о нем не узнала. Позднее выяснилось, что во времена холодной войны США совершенно ничего не знали о системе «Периметр».

Профессор Гарвардского университета, руководящий исследованиями холодной войны, Марк Крамер (Mark Kramer) подтверждает в интервью изданию Teema, что «Периметр» никогда не был полностью автоматическим. Несмотря на все датчики, конечное решение всегда принимал именно человек. «В 1982 году велись разработки полностью автоматической системы, но в эксплуатацию она не вводилась. „Периметр" — это система оповещения в чрезвычайной ситуации», — говорит он.

Есть ли сегодня где-то в недрах Кремля выключатель, с помощью которого Владимир Путин может активировать систему «Периметр»? Участвовавшие в интервью эксперты, считают, что вряд ли.

«По словам Ярунича, эту часть системы свернули при Борисе Ельцине», — говорит Дэвид Хофман (David E. Hoffman), заслуженный корреспондент издания Washington Post. Он знал Ярунича лично и написал о годах холодной войны и системе «Периметр» книгу, за которую он получил Пулитцеровскую премию.

Со времени окончания холодной войны прошло 25 лет. Согласно оценкам, у России находится на вооружении 7 тысяч ядерных боеголовок, а у США — 6,8 тысяч. Этого количества с лихвой хватило бы, чтобы уничтожить всю планету. Количество ядерного оружия значительно сократилось с 1980-х годов, однако обе страны все еще сохраняют средства запугивания.

Девизы ракетных войск стратегического назначения в обеих странах сохранились со времен холодной войны. Стратегическое командование Вооруженных сил США Stratcom заявляет: «Мир — это наша работа». Русские же говорят прямо: «После нас — тишина».

Россия. США > Армия, полиция > inosmi.ru, 4 сентября 2017 > № 2296131


Латвия > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 4 сентября 2017 > № 2296121 Раймонд Паулс

Раймонд Паулс — о «Евровидении», «Новой волне» и фестивале Лаймы Вайкуле

Александра Матвеева, Delfi.ee, Эстония

30 cентября в концертном доме Nordea выступит знаменитый композитор, дирижер и пианист Раймонд Паулс. В преддверии концерта Delfi поговорил с маэстро и узнал его мнение об Эстонии, «Евровидении» и фестивале Лаймы Вайкуле.

Delfi.ee: В сентябре вы приезжаете в Эстонию с концертом, причем приезжаете вы к нам довольно часто. Для вас Эстония — это заграница, или уже привычное место?

Раймонд Паулс: Эстония — это наш сосед, о чем речь. Я отношусь к Эстонии с уважением, и доехать не проблема. Наши артисты довольно часто выступают у вас.

— В одном из своих интервью вы говорили, что во времена СССР жители России считали Эстонию заграницей. Сейчас это не так?

— Сейчас все границы открыты, езжай куда хочешь, так что нет, не так. В свое время, да, к Прибалтике относились как к западным территориям.

— А как к нам тогда относятся в России? Считают ли нас Европой?

— Не знаю… Зачем мы все время напоминаем, что мы Европа? По территории да, половина России тоже Европа, и что? Лучше бы думали, как сделать уровень жизни как в Европе. У нас сейчас открыты границы, не зря из Латвии уехало больше 100 тысяч человек…

— Если я правильно поняла, то вы смотрите конкурс «Евровидение». В прошлом году ни Эстония, ни Латвия не прошли в финал конкурса. Как вам кажется, почему?

— Ну а где трагедия-то? Не прошли и не прошли. Что было бы, если бы они получили седьмое, пятое или шестнадцатое место? Я на это смотрю с легкой улыбкой. Посмотрите на победителей, которые заняли первые места. Где они, где? Я не слышал, чтобы кто-то из них стал звездой, кроме группы ABBA в свое время. Эти голосования… каждый голосует за своих. Посидели, посмотрели, а на второй день забыли.

— А как вам победитель этого года?

— Он запоминается, потому что он нестандартный. Он просто спел лирическую песню и выиграл, это хорошо. А то у шведов уже монополия, они делают стандартные евро-аранжировки, и на этом все строится. Сейчас слишком большое внимание уделяется различным спецэффектам, свету, дыму — вот что выходит на первый план. А должен выходить голос.

— То есть вам понравилось выступление победителя?

— Ну…нормальное. Но пару дней и уже забыли. Есть другие исполнители, другие записи. Диски выпускают тысячами, даже уследить за всеми нельзя.

— Как вы думаете, почему артистам из Прибалтики тяжело пробиться на Западе и в России?

— Нужно родиться сильным певцом, тогда и добьетесь своего. Могу вам сказать, что оперные певцы и дирижеры из Латвии известны по всему миру. Вообще классическая музыка из Прибалтики котируется по всему миру.

— Я просмотрела список победителей «Новой волны» и, к сожалению, не нашла там ни одного известного имени, кроме, разве что, Джамалы. Почему конкурс не помог артистам стать всемирно-знаменитыми?

— Конкурс может дать только какой-то прыжок. А кто дальше будет работать с певцами, кто будет делать им репертуар и записи? Это все стоит больших денег. Если вас не покажут по телевидению, о вас никто и говорить не будет. У нас в Латвии есть один певец, которому все же удалось пробиться на российский рынок благодаря программе «Точь-в-точь» и подобным. Это Интарс Бусулис. Дай Бог и другим.

— Одной из причин, по которой вы покинули «Новую волну», стала неприязнь властей к этому конкурсу. Перенеслось ли подобное отношение на фестиваль Лаймы Вайкуле?

— Пока у этого фестиваля не особо удачное начало, о нем надо много думать. Я не хочу об этом говорить, но не думаю, что он стал лучше, чем «Новая волна», пока что это просто концерт.

— А вам самому не обидно? Вы столько времени потратили на «Новую волну», потом ушли, а конкурс перенесли в Россию…

— Нет. Я считаю, что, как говорят музыканты, он свое уже отпел.

— Во многих других странах, например в США, политические лидеры хорошо общаются с артистами и даже сотрудничают с ними. Как с этим обстоят дела в Латвии? Ведь, несмотря на ваш статус, вам все же полностью не вернули потерянные деньги. (В 2011 году обанкротился Латышский банк, в котором Раймонд Паулс хранил все свои сбережения — порядка 1 миллиона евро. Компенсация составила 70 тысяч латов, — прим.ред.).

— Ну что может государство? Лучше эту тему не поднимать… Если я буду говорить о том, сколько зарабатывают наши артисты и музыканты, будет плохо. Я поеду в Эстонию, может там правительство мне поможет? (смеется)

— За свою жизнь вы играли и королям, и президентам. Какое выступление вы считаете самым важным за свою карьеру?

— Выступления для простых людей. Недавно я выступал у нас в провинции, это был интересный концерт. Когда ты видишь народ, несколько тысяч человек… это самое-самое-самое лучшее, что может быть. Я играл и Андропову, и Брежневу, просто не обращаю на это внимания. Хотя и имею множество званий. Я к этому отношусь с уважением, это история — и до свидания.

Латвия > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 4 сентября 2017 > № 2296121 Раймонд Паулс


Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 4 сентября 2017 > № 2295618 Данияр Ашимбаев

Ашимбаев о прогнозах на осень: Круг людей, которых затронут перемены, окажется достаточно широким

Прогнозы на предстоящий осенний политический сезон в Казахстане наполнены ожиданиями, как минимум, нового раунда кадровых перестановок. Назначение в Кабмин двух топ-менеджеров нацкомпаний – главы «Казатомпрома» Аскара Жумагалиева и председателя правления национального холдинга «Байтерек» Ерболата Досаева – сразу в ранг вице-премьеров, состоявшееся 29 августа, вероятно, может стать спусковым крючком для новой перезагрузки правительства. Впрочем, осенняя кадровая ротация стала настолько привычной для Казахстана, что острого интереса большие министерские переезды и смена аватарки главы ведомства в обществе не вызывают. Иной вопрос, следует ли ожидать осенью принятия неких «судьбоносных» решений, которые сбалансируют драматичные события начала года – громкие отставки и скандальные аресты чиновников самого высокого ранга. О том, какой будет политическая осень 2017 года в Казахстане, мы побеседовали с известным казахстанским политологом, редактором биографической энциклопедии «Кто есть кто в Казахстане» Данияром Ашимбаевым:

Астану ожидает ротация в режиме нон-стоп

- Данияр Рахманович, какие тренды, на ваш взгляд, станут определяющими в предстоящий осенний политический сезон?

- В казахстанской политической жизни есть два контура: внешний и внутренний. К внешнему относится пропаганда, партийная деятельность, громкие инициативы, имиджевые проекты и т.д. Второй – это непосредственно госуправление, управление активами, вопросы собственности, кадров и т.д.

Первый внешний контур – самый шумный и порой кажется, что именно там происходит большая часть важных событий. Но если присмотреться внимательно, то выясняется, что непосредственного влияния на реальность этот пласт политической жизни не оказывает. Во втором контуре происходят куда более значимые вещи.

С точки зрения прогнозов на осень все те риски, о которых мы обычно говорим: угроза экономического кризиса, терроризма, экстремизма, политической дестабилизации – как были отрефлексированы давным-давно, так и остаются в режиме вялотекущего ожидания. По сути, на сегодняшний момент куда более значимыми являются вопросы перераспределения влияния в высших эшелонах власти.

Буквально 29 августа прошли перестановки в правительстве, в котором стало на два вице-премьера больше. В Кабмин вернулись Ерболат Досаев и Аскар Жумагалиев. Назначение Досаева в Кабмин, по сути, было ожидаемым и выглядит вполне логичным. Отмечу также, что о переходе Жумагалиева в правительство активно говорили на протяжении нескольких последних месяцев. Предполагается, что он займет вакантное с начала года место вице-премьера по социальным вопросам, которые до своего назначения в Москву курировал Имангали Тасмагамбетов.

Кроме того, одним из важных ожиданий осени является назначенное на 4 сентября открытие парламентской сессии, на котором, помимо всего прочего, должен быть решен вопрос об избрании нового или переизбрании старого спикера Сената. Как известно, у действующего председателя верхней палаты парламента Касым-Жомарта Токаева истекают депутатские полномочия, и в связи с этим возникает вопрос, сохранит ли он за собой кресло спикера или нет.

Поскольку с каждым годом разговоры о возможной смене власти все больше активизируются, на предстоящем открытии парламентской сессии Токаев с высокой степенью вероятности сохранит свое место. Тем не менее, определенные риски для него есть. От того, останется ли он на своем посту или будет выдвинут новый спикер, естественно, будет зависеть политический расклад на ближайший политический сезон.

Активно идут разговоры о смене правительства, о перестановках в Администрации президента, в акимском и дипломатическом корпусе. В общем, речь идет о традиционных для осени ожиданиях кадровой ротации. Связано это отчасти с тем, что на это время – сентябрь, октябрь, ноябрь – обычно приходится пик перестановок. Однако логическим путем предугадать, кто уйдет, кто придет, достаточно сложно, поскольку логика присутствует в нашей кадровой политике крайне опосредованно. Как правило, решающее значение имеют подковерные схватки и договоренности, которые остаются за скобками публичного политического пространства.

Но определенных изменений в вышеперечисленных структурах ожидать все-таки следует. Кое-кто из чиновников в высших эшелонах власти уже достиг пенсионного возраста и некоторые кадровые решения, как показали назначения 29 августа, все-таки были приняты. Скорее всего, круг людей, которых затронут перемены, окажется достаточно широким. Полагаю, что глобальных сдвигов ожидать все-таки не приходится, поскольку речь идет не о разовой массовой ротации, а о частых передвижениях в режиме два-три человека в неделю.

Идеологическому блоку туго без профильного вице-премьера

- Возвращаясь к новым назначенцам в Кабмин. Аскар Жумагалиев, в отличие от своего предшественника, никогда не претендовал на статус идеолога и любимца национальной интеллигенции. Сможет ли он стать достойной заменой Имангали Нургалиевичу?

- Напомню, что идеологическая сфера – это не только культура и СМИ. Хотя Жумагалиев как раз-таки руководил в свое время сферой СМИ, будучи министром связи и информации, а также транспорта и коммуникаций. Таким образом, опыт в этой сфере у него есть, в политическом плане он тоже человек не новый. Может быть, не самый любимый среди редакторов казахстанских СМИ, но с точки зрения развития коммуникационной сферы Жумагалиев управленец хорошо себя зарекомендовавший. За его плечами и опыт руководства «Казахтелекомом» и «Казатомпромом», что, по нашим временем, имеет большое практическое значение.

Подчеркну, Жумагалиев – это, прежде всего, технарь и технократ. А среди ведомств, которыми он будет курировать – если он все-таки будет, как планировалось, вице-премьером по социальной политике – особое внимание сегодня приковано к Министерству образования и науки, где вопросы цифровизации, инноваций и – никак не обойтись без этого заезженного слова – реформ приобрели большую актуальность. В этой системе в последнее время было немало скандалов.

Отчасти на этом сказалось отсутствие ведомственного кураторства. После ухода Тасмагамбетова с должности вице-премьера практически несколько месяцев идеологический блок оставался без профильного вице-премьера. Конечно, кураторство над ним из Администрации президента осуществлял и осуществляет Марат Тажин, но функции Администрации сосредоточены, как правило, на стратегических вопросах, выработке идеологии, тогда как текущие проблемы здравоохранения, образования, науки, культуры, СМИ нуждаются в постоянной опеке.

Министры у нас попадаются достаточно конфликтные, особенно в последнее время. А координацию работы всего блока мы, к сожалению, в последнее время не наблюдаем. Возможно, какие-то сферы будет курировать Досаев, какие-то – Жумагалиев. Словом, как бы мало не было министерств в казахстанском правительстве, тем не менее, координация их деятельности – в том числе на уровне вице-премьеров – очень необходима. Тем более, сейчас, когда в Астане активно распространяются слухи о возможной новой реорганизации министерств, которая затронет и гуманитарный блок, и экономический.

Ведь проблема нашей системы заключается в том, что каждое звено, каждое ведомство в отдельности, каждый отдельно взятый чиновник обладают достаточным уровнем компетенции и опытом и вполне соответствуют требованиям времени. Однако как единая система они не работают. Мы наблюдаем разрозненные успехи в различных отраслях, но системными их назвать сложно. Как нет системного анализа ошибок. Когда проводится очередная реорганизация правительства, очень много говорится о позитивном значении той или иной реформы, хотя, по сути, зачастую она повторяет опыт, который был у нас три-четыре года или шесть-семь лет назад. Однако объяснить, почему свернули прошлый эксперимент и начали новый – никто не может.

- Можно хотя бы наметить, какие именно ведомства будут трансформированы?

- Несколько вариантов новой структуры правительства мне известны, но я бы не придавал этому большого значения, потому что практически все возможные комбинации слияний и реорганизаций у нас уже были: здравоохранение благополучно уживалось с социалкой, коммуникации с инвестициями, промышленность с торговлей и т.д. Все сферы хотя бы по одному разу успели побывать под крышей одного ведомства. Таким образом, какая бы реорганизация не ждала казахстанский Кабмин, сложно придумать того, чего еще не было. И какие бы конфигурации не предлагались, по большому счету, все это – повторение пройденного. Зачастую мы просто блуждаем по кругу.

Есимов вместо Токаева?

- Данияр Рахаманович, вы упомянули, что срок депутатских полномочий действующего спикера Сената Касым-Жомарта Токаева истекают в ближайшее время. Поскольку эта должность, согласно казахстанской Конституции, фактически имеет статус вице-президентской, следует ли ожидать, что вокруг нее развернется конкурентная борьба?

- Поясню детали: Токаев пришел в Сенат на место нынешнего председателя Верховного суда Кайрата Мами. Кайрат Мами был назначен сенатором указом президента в ноябре 2011 года сроком на шесть лет. Соответственно, срок полномочий Токаева, как и всей президентской семерки, получившей назначение в 2011 году, истекает в ноябре нынешнего года. В связи с тем, что в июне этого года состоялись сенатские выборы, новоизбранные сенаторы приступят к своим полномочиям на совместном заседании палат, назначенном на 4 июня. Скорее всего, одновременно президент назначит новую семерку депутатов верхней палаты парламента.

Напомню, что четырех из них – в том числе бывшего главу КНБ Нуртая Абыкаева – уже заменили в июле, и июльские назначенцы должны будут все равно пройти переназначение.

Спикер Сената в Казахстане ключевая фигура только по своему потенциалу. Реальный вес Сената в определенном смысле проигрывает даже Мажилису, тем более при таком активном спикере нижней палаты как Нурлан Нигматулин. По сути Сенат в казахстанской законодательной системе играет пассивную роль. В этой связи значение имеет не столько полномочия Сената или его председателя, а тот факт, что, по Конституции, в случае досрочного прекращения полномочий или кончины президента на оставшийся срок его полномочия будет выполнять председатель Сената.

Однако какой-либо борьбы за это место сегодня нет, потому что назначение спикера – это прерогатива президента. Председатель Сената избирается не по предложению депутатов – его кандидатура выдвигается главой государства. И президент очень щепетильно подбирает спикеров. Как правило, это люди, которые в случае форс-мажора могли бы возглавить страну, но которые ни в коем случае не будут ускорять эти процессы.

- У Токаева есть возможные конкуренты?

- Ходят активные разговоры о том, что на пост спикера Сената может быть выдвинут Ахметжан Есимов, ныне возглавляющий национальную компания «Астана ЭКСПО-2017». Но в то же время достаточно высока вероятность того, что Токаев сохранит за собой пост. Он фигура известная в международных кругах, достаточно опытный политик, бывший премьер, многолетний глава МИД, единственный в Казахстане, кто занимал пост заместителя генерального секретаря ООН. И хотя он тоже уже достиг пенсионного возраста, Токаев сохранил главное – полное доверие президента. Какое решение будет принято по этой кандидатуре, мы узнаем, скорее всего, 4 сентября.

Жанар Тулиндинова

Продолжение следует

Источник - ИАЦ

Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 4 сентября 2017 > № 2295618 Данияр Ашимбаев


Мьянма. ЦФО. СКФО > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 4 сентября 2017 > № 2295613 Сергей Маркедонов

Почему Мьянма разбудила российский Кавказ

Сергей Маркедонов

Москва на Кавказе сделала ставку на лояльность, не утруждая себя выстраиванием грамотного соотношения светского и религиозного начала. Это привело к стремительному сжатию светского дискурса в политической, информационной, образовательной сфере. А на выходе получилось новое поколение, гораздо сильнее интегрированное в исламский мир, чем их отцы и деды, переживающее события в нем, как свои собственные

В начале сентября Северный Кавказ снова на первых полосах. Причина – не дерзкие террористические атаки джихадистов, не межэтнические, земельные или еще какие-то конфликты и не громкие отставки первых лиц в национальных республиках региона. Причина – Мьянма.

На первый взгляд, трудно найти две столь далекие друг от друга темы, как Мьянма и Северный Кавказ. Однако в начале осени 2017 года они причудливым образом переплелись. Сообщение о преследованиях мусульман-рохинджа в далекой стране в Юго-Восточной Азии разбудило северокавказские республики. На несанкционированные митинги в поддержку единоверцев вышли и в Москве, и на Северном Кавказе – например, в Махачкале.

Глава Чечни Рамзан Кадыров охарактеризовал происходящее в Мьянме как «гуманитарную катастрофу» и призвал проявить солидарность с мусульманами-рохинджа на фоне «молчания всего мира». Оставим на совести чеченского лидера слова о «заговоре тишины» вокруг трагедии в Мьянме. Уже не первый год на эту тему высказываются и правозащитные организации, и эксперты, и государственные институты различных стран, не говоря уже о докладах в ООН. Конфликт в мьянманском штате Ракхайн (Аракан) имеет множество измерений (межрелигиозное противостояние буддистов и мусульман, противоборство силовиков и военизированных группировок рохинджа). Он длится уже не первый год и вряд ли будет разрешен в ближайшей перспективе.

В российском контексте этот сюжет поднимает немало острых вопросов, начиная от степени самостоятельности региональных руководителей и партикуляризма на Северном Кавказе и заканчивая коллизиями между религиозной и государственной лояльностью. Причем последнее касается не только Северного Кавказа, но многих других регионов России. Не случайно 3 сентября акции в поддержку мусульман Мьянмы прошли не только в северокавказских республиках, но и в российской столице. Интеграция Чечни, как показали события последних 15 лет, – это не только приход Москвы в Грозный, но и Грозного в Москву. Но можно ли говорить о том, что трагические события в Юго-Восточной Азии разбудили российский Кавказ? И в какой степени северокавказские лидеры теперь будут влиять на российскую внешнюю политику?

Религиозное и государственное

В каком-то смысле столь бурная реакция на преследования мусульман-рохинджа стала неожиданностью. Начиная с 2014 года ситуация на Северном Кавказе ушла в тень Крыма, Донбасса и Сирии. И для этого были определенные основания, никак не связанные с приоритетами российской государственной информационной политики. Количество терактов на Северном Кавказе по сравнению с началом – серединой 2000-х годов значительно сократилось. «Имарат Кавказ» и его инфраструктура были почти полностью ликвидированы, а наиболее яркие лидеры подполья, такие как Доку Умаров или Алиасхаб Кебеков, уничтожены.

Пришедший на смену «имаратчикам» «Вилаят Кавказ», структура, аффилированная с запрещенной в РФ организацией «Исламское государство», несмотря на свою потенциальную опасность, к счастью, не смог превзойти своих предшественников по уровню активности. С декабря 2013 года северокавказские джихадисты не совершали терактов за пределами региона, сопоставимых по масштабу с атаками московской подземки, аэропорта Домодедово или транспортной инфраструктуры Волгограда. Не случайно, по данным Левада-Центра (май 2017 года), 41% опрошенных респондентов на вопрос о ситуации на Северном Кавказе ответили, что считают ее «спокойной и благополучной», и только 4% – «взрывоопасной». Для сравнения: в ноябре 2005 года уровень тех, кто оценивал положение дел в регионе как «спокойное», составлял лишь 8%, тогда как «критическим» его видело 20%.

Однако при более глубоком рассмотрении нынешний всплеск общественной (и протестной) активности не является сюрпризом. Во многом замирение Чечни наряду с ее возвращением под российскую юрисдикцию (пока это единственный пример на пространстве бывшего СССР, когда сепаратистское де-факто государство возвращается под контроль центральной власти), стабилизацией общественно-политической обстановки и снижением террористических угроз предполагало в одном пакете и управленческий партикуляризм. Дело в данном случае не только в автономии при принятии тех или иных решений и невмешательстве центра во многие чеченские дела, но и в свободе идеологического, а также до определенной степени внешнеполитического выбора.

В западной литературе принято говорить о Чечне как о тотально закрытом регионе. Но закрытость от западных экспертов и правозащитников отнюдь не означает закрытости от контактов с влиятельными политическими и религиозными деятелями из стран Ближнего и Среднего Востока. В 2015–2017 годах Рамзан Кадыров побывал в Саудовской Аравии, ОАЭ, Бахрейне, а среди его гостей отметился известный афганский политик генерал Абдул-Рашид Дустум.

После того как в своем Instagram лидер Чечни дал жесткую оценку положению дел в Мьянме, блогеры и публицисты заговорили о том, что Северной Кавказ начал претендовать на участие в формировании российской внешней политики. Это не совсем так, потому что Северный Кавказ участвует в этом едва ли не с момента распада Советского Союза. И если сначала его рассматривали скорее как объект, некий показатель силы-слабости постсоветской России, то постепенно этот регион, не имеющий своего представительства в ООН, стал приобретать определенную внешнеполитическую субъектность.

«Собравшись в центре Грозного, народ покажет всему миру, что мы не позволим шутить с исламом, не позволим оскорблять чувства мусульман». Процитированный выше текст – фрагмент из выступления Рамзана Кадырова 19 января 2015 года на акции, посвященной истории вокруг французского издания Charlie Hebdo. В то время столица Чечни стала своеобразной площадкой для сторонников подхода «Мы не Charlie». И нельзя сказать, что этот сюжет вызвал симпатии исключительно в северокавказской среде.

Принять данный тезис, основанный на искусственном противопоставлении «архаичного Кавказа» и «передовой России», значит заведомо упрощать ситуацию. Кадыров за время нахождения у власти приобрел опыт публичного политика, обладающего быстрой реакцией и способного озвучивать не только свои интересы, но и позиции той части российского общества, которая отстаивает последовательную антизападническую позицию. То есть тех людей, кто не просто готов оппонировать курсу США и ЕС, но и выступает за жесткую мобилизацию внутри страны и «особый цивилизационный выбор». И это – одно из последствий особого статуса отдельно взятой республики в составе России.

Эта «особость» и «самость» Чечни может принести выгоду. Россия, как многоэтничная и поликонфессиональная страна, имеет возможности реализовывать свою внешнюю политику не только через структуры МИД, но и по другим каналам. И в этом плане Кадыров с его имиджем «защитника мусульман», но врага ИГИЛ (сам Рамзан Ахматович называет его «иблисским», то есть сатанинским государством) как партнер по переговорам с афганским генералом или арабскими шейхами и принцами вызывает больше доверия, чем выпускник столичного вуза, поставленный по бюрократической надобности курировать ближневосточное направление.

Однако какой бы прекрасной ни казалась эта перспектива, нельзя не видеть противоречий между общегосударственными и конфессионально-региональными интересами. Очевидно, что укрепление отношений с Пекином требует от Москвы сдержанной реакции по Мьянме. Россия не может отождествить свои подходы с подходом, популярным в Чечне или в Дагестане, ей требуется большая гибкость и многосложность. Поэтому возникает непраздный вопрос: как не потерять доверие не просто у своих сограждан, но и у региональных лидеров, сделавших определенные ставки на политизацию религии.

Плоды реисламизации

Впрочем, говоря о Северном Кавказе и его пробуждении в связи с трагическими событиями в Юго-Восточной Азии, было бы неверно сводить все к феномену Кадырова и особому статусу Чечни. Среди тех блогеров и гражданских активистов, кто выступал за активные действия России против властей Мьянмы или обвинял Москву в блокировании резолюции Совбеза ООН и потакании китайским амбициям, были выходцы не только из одной Чечни, но и из других республик Северного Кавказа.

Там были и дагестанцы, которых трудно заподозрить в симпатиях к лидеру соседней республики и даже к их собственному руководству. Более того, нередко эти люди упрекают северокавказских управленцев в пассивности и рекомендуют самим искать счастья в далекой Мьянме в защите единоверцев.

Религиозная идентичность Северного Кавказа не сводится к Кадырову. В начале 1990-х годов в этом регионе хватало конфликтов. Некоторые из них (осетино-ингушский, чеченский) перешли в вооруженную фазу, другие (земельные конфликты в Дагестане или Кабардино-Балкарии) остались латентными. Но почти нигде религиозный фактор тогда не играл значительной роли. Ситуация изменилась ближе к началу 2000-х годов. По справедливому замечанию кавказоведа Ахмета Ярлыкапова, на Северном Кавказе произошла «реисламизация», затронувшая и те его части, где традиционно роль религии была меньшей (Кабардино-Балкария, Карачаево-Черкесия, Адыгея, Ставропольский край).

«Ислам, который является самой политизированной мировой религией, быстро стал проникать во власть… Более эффективным способом распространения влияния на правительственные структуры стало налаживание неформальных контактов с местной элитой. Наиболее заметно это проявилось в Дагестане, особенно на муниципальном уровне», – констатирует эксперт. Добавим к этому, что укоренение религиозной идентичности в разных вариациях, начиная от лояльности властям и заканчивая экстремистскими формами, происходило не само по себе, а на фоне упадка светских институтов (правоохранительные органы, судебные инстанции) и кризиса общегосударственной идеологии.

Провозгласив многократно идею «российской политической нации», на практике Москва мало что предприняла для ее реализации. Напротив, центр сделал ставку прежде всего на лояльность, не утруждая себя выстраиванием грамотного соотношения светского и религиозного начала. Следствием такого подхода на Северном Кавказе стало стремительное сжатие светского дискурса в общественно-политической, информационной, образовательной сфере. И все это на фоне сокращения горизонтальных связей между гуманитариями, регионализации историографии и отсутствия внятного видения центром общероссийских историко-политических приоритетов (вряд ли таковым можно считать эклектику из имперских, советских и постсоветских символов).

На выходе мы получили новое поколение, в гораздо большей степени интегрированное в исламский мир, чем их отцы и деды, переживающее события в нем, как свои собственные. Формы такого переживания разнообразны: от богословских диспутов и получения качественного исламского образования за рубежом до участия в ближневосточных конфликтах.

В самом явлении реисламизации есть много разных противоречивых элементов. Россия как страна, играющая активную роль на постсоветском пространстве и Ближнем Востоке, должна себя позиционировать не только как государство русского, но и, скажем, тюркского, и исламского мира. Но Россия имеет и буддистское измерение, которое не менее ценно, чем все те, что были названы выше. И в контексте событий в Мьянме крайне опасны попытки отождествить политику правительства этой страны с буддизмом.

Между тем на акциях протеста в Москве звучали лозунги «Буддисты – террористы», а по соцсетям гуляли откровенные провокационные призывы «начать с Калмыкии». Заметим, что этот субъект РФ граничит с Дагестаном, а там проживает немало выходцев из самой крупной республики Северного Кавказа. Традиционно авторитетные исламские богословы справедливо замечают, что терроризм не следует отождествлять с исламом. Но разве по отношению к буддизму это правило не действует?

Таким образом, ситуация в Мьянме и ее отражение на Северном Кавказе – это не проблема отдельно взятого региона России. Северокавказские республики – это не гетто и не этнографический заповедник, а территория, где особенно ярко проявляются проблемы, которые переживает вся страна.

Пробуждение российских мусульман – это серьезный сигнал для Москвы. Не став эффективным арбитром и посредником между разными народами и регионами страны, не обозначив четкие правила игры и границы дозволенного, сильного государства не построить. Пока мы так и не услышали от российских официальных лиц внятных заявлений о том, чем чреват конфликт в Юго-Восточной Азии и подключение к нему нашей страны или отдельных ее частей, в чем там состоят российские интересы. Такое молчание создает вакуум, который быстро заполняют другие идеологи. Призрак Мьянмы на российском Кавказе стал напоминанием о том, что Москве, помимо пикировок с Вашингтоном и Брюсселем, пора уже начать уделять внимание внутриполитическим проблемам. Причем уделять содержательно, а не только в контексте подготовок к выборам и распределения голосов на «прямых линиях».

Мьянма. ЦФО. СКФО > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 4 сентября 2017 > № 2295613 Сергей Маркедонов


Казахстан > Медицина > inform.kz, 4 сентября 2017 > № 2295606 Максим Касаткин

Что изменилось в работе единого дистрибьютора после критики Президента Казахстана Нурсултана Назарбаева, в чем причина отставания от графиков доставки медикаментов в больницы? Об этом и другом в интервью корреспонденту МИА «Казинформ» рассказал председатель правления ТОО «СК-Фармация» Максим Касаткин.

- Максим Евгеньевич, после замечаний Президента Нурсултана Назарбаева полностью поменялось руководство. И соответственно, политика ТОО. Скажите, какие новшества Вы принесли в работу компании? С чем пришлось бороться?

- После критики Главы государства было очевидно, что все процессы компании требуют системного пересмотра. Нужно отметить, что когда единый дистрибьютор создавался в 2009 году, это был прорывной проект. На тот момент его появление на фармацевтическом рынке страны решило сразу ряд вопросов - и бесперебойность лекарственного обеспечения, и единые цены на лекарства, и поддержка отечественного производства, в результате которой фармацевтическая отрасль стала одной из самых активно развивающихся. Безусловно, критика со стороны Президента стала толчком, чтобы выйти за рамки рутинных процессов, пересмотреть всю работу единого дистрибьютора, внимательно взглянуть на успешный иностранный опыт, искать пути для развития и движения вперед.

В первую очередь, произошла смена всего руководящего состава организации. Более того, мы пересмотрели оргструктуру организации и предложили оптимальную на текущий момент структуру нашему единственному участнику - Министерству здравоохранения. Уже с апреля компания стала работать в новом формате.

Мы провели анализ бизнес-процессов, определили самые слабые моменты в процедурах закупок. Разработали концепцию трансформации организации. Создан экспертный совет по совершенствованию системы единой дистрибуции, в который вошли представители государственных органов, Национальной палаты предпринимателей «Атамекен», ассоциаций, привлекли к общественному обсуждению ученых, экспертов, ветеранов здравоохранения и фармации.

К настоящему моменту разработан целый ряд мер, который должен усовершенствовать систему единого закупа и дистрибуции лекарственных средств.

Так, с 2018 года единый дистрибьютор перейдет на электронный формат закупа. Его преимущества очевидны. Это и повышение прозрачности и открытости процесса закупа, и упрощение процедур и снижение административных барьеров, и снижение коррупциогенности закупок благодаря отсутствию личного контакта с участниками тендеров. Потенциальным поставщикам больше не придется нотариально заверять каждый документ - гарантией выступит его электронная цифровая подпись, да и весь пакет документов сократится благодаря интеграции веб-портала электронных закупок со всеми государственными информационными системами. Самое главное, что переход к электронному формату закупа лекарств и медизделий позволит полностью отслеживать все процессы и процедуры закупок в режиме реального времени.

Мы предложили Министерству здравоохранения внедрить систему преквалификационного отбора потенциальных поставщиков, как это принято по методике ВОЗ и ЮНИСЕФ, и которая уже внедряется в Казахстане на базе ФНБ «Самрук-Казына». И если преимуществом при закупках по системе преквалификации станет сокращение времени на рассмотрение тендерных заявок, и, при необходимости, возможность проведения «быстрых аукционов», что даст высокую гибкость и оперативность закупкам, то для медицинских организаций и пациентов внедрение преквалификации послужит защитой от некачественных лекарств и недобросовестных поставщиков.

Большая работа предстоит по оптимизации нашей логистической системы. Мы планируем создать логистическую сеть, которая позволит не только максимально оптимизировать транспортировку лекарств, и, соответственно, их себестоимость, но и в режиме реального времени отслеживать передвижение грузов и условия их хранения и доставки. Системообразующие логистические хабы, расположенные в ключевых регионах, обеспечат устойчивость всей сети, гарантируя стабильность поставок лекарств, надлежащее хранение неснижаемого запаса жизненно-важных препаратов, а значит и национальную лекарственную безопасность.

Есть еще одно важное изменение, которое произойдет в нашей работе со следующего года. Если раньше мы закупали лекарства только для больниц, то теперь на плечи единого дистрибьютора ляжет и амбулаторное лекарственное обеспечение. Мы планируем выстроить систему таким образом, чтобы можно было мониторить путь медицинской продукции от склада до пациента посерийно.

- Есть случаи, когда лекарства в больницы доставляются несвоевременно. В чем причина этого, кто виноват? Найдет ли эта проблема свое решение?

- К сожалению, универсального решения для обеспечения бесперебойности лекарственного обеспечения нет. Всего предусмотреть невозможно, и здесь могут сыграть роль многие факторы. Практически на каждом этапе этого пути между производителем и пациентом могут оказаться какие-то подводные камни.

Бывали случаи, когда останавливался завод-производитель, или были перебои с субстанцией, и производитель не мог нам поставить весь обещанный объем лекарств. В таком случае мы проводим переговоры и закупаем лекарство или его аналог у тех, кто нам может их поставить. Вопрос решается, уходит драгоценное время.

Могут затянуться процедуры сертификации при ввозе препаратов, тогда уже поставщик не может вовремя доставить продукцию.

Бывают и случаи, когда единый дистрибьютор не может вовремя закупить препараты. Например, когда цена, по которой объявляется тендер, слишком низкая, и поставщикам просто невыгодно продавать нам товар за эти деньги, и они не подают заявки на участие, сколько бы раз мы не объявляли закуп. В таком случае Министерство здравоохранения пересматривает цены, и закуп все-таки производится, но все эти процедуры требуют длительного времени. Электронный формат закупок и преквалификация поставщиков отчасти станут решением в таком случае.

А может быть и такое, что больница или управление здравоохранения неправильно спрогнозировали свою потребность в лекарствах, и заказали слишком маленький объем. И в этом случае на дополнительный закуп и доставку препаратов тратится время.

Что поможет нам решить эти проблемы? Единственное решение - это идеально отлаженная система. Но так не бывает. Случается и форс-мажор, и человеческий фактор. Но у нас есть несколько инструментов для тактического решения вопросов: правильное планирование, заблаговременное проведение тендеров, проведение переговоров в случае экстренных ситуаций и неснижаемый запас жизненно-важных лекарств. Каждый из этих инструментов мы используем в соответствии с ситуацией.

- Что из себя представляет фармацевтическая отрасль Казахстана сегодня?

- К настоящему моменту отечественная фармпродукция покрывает порядка 11 процентов фармацевтического рынка Казахстана: по данным IMS Health за 2016 год, в общем фармацевтическом рынке Казахстана, составляющем 458,6 млрд. тенге, доля отечественных производителей составила 52,5 млрд. тенге. Но, к сожалению, этих показателей недостаточно. По оценке Всемирной организации здравоохранения, для обеспечения национальной лекарственной безопасности собственное фармацевтическое производство должно составлять не менее 30% рынка.

Из реализуемой на общем фармацевтическом рынке Казахстана отечественной продукции 65% закупается единым дистрибьютором в рамках господдержки отечественных разработок и развития конкурентоспособной медицинской и фармацевтической промышленности.

Такая мощная государственная поддержка по обеспечению гарантированного рынка сбыта отечественной продукции создает благоприятную инвестиционную среду, которая позволила привлечь в фармсектор страны крупные международные инвестиции. На наши фармацевтические заводы со своими инвестициями зашли такие крупные международные компании, как Polpharma, Abdi Ibrahim, Фармстандарт, Nobel. И пришли они к нам не только с инвестициями, но и принесли на наш рынок свои технологии и разработки. Фармацевтическая отрасль получила мощный импульс для развития и претерпевает значительные положительные изменения. Строятся новые заводы, модернизируются производства.

Безусловно, это приносит свои плоды. Благодаря государственной поддержке в период с 2009 по 2017 годы наблюдается планомерный рост продукции отечественного производства, которую мы закупаем для обеспечения лекарствами больных, получающих бесплатное лечение в медучреждениях страны. Если в 2010 году объем закупа в денежном выражении был 15% и составлял 4,8 млрд. тенге, то в 2017 году эта сумма достигла уже 34,3 млрд. тенге, составив 27% от общего закупа единого дистрибьютора.

-Какие инструменты поддержки отечественных производителей есть у единого дистрибьютора?

- Их два. Это преференции в тендерных процедурах и заключение долгосрочных договоров. В тендерах единого дистрибьютора отечественные фармпроизводители получают абсолютные преференции. Это значит, что если для участия в тендерных процедурах на какой-то препарат получена хотя бы одна заявка от отечественного производителя, то рассматриваться для закупа будет только казахстанская продукция. А если таких отечественных производителей будет несколько, то закуп будет произведен у того, кто предложит лучшую цену.

Но самым действенным инструментом поддержки отечественного производства является, пожалуй, заключение долгосрочных договоров поставки. Такие договоры заключаются по результатам открытого конкурса, который проходит на площадке единого дистрибьютора. Победители конкурса заключают договор с единым дистрибьютором сроком на 10 лет, то есть при подписании такого договора фармпроизводитель получает гарантированный десятилетний рынок сбыта. -

Насколько известно, такой конкурс на площадке единого дистрибьютора только завершился. Сколько отечественных лекарств появится на нашем рынке через пять лет благодаря этому конкурсу?

- В этом году конкурс был объявлен на 2119 позиций, в том числе 753 наименования лекарств и 1366 наименований медизделий. Участники подали заявки на производство в перспективе антигипертензивных, сердечных и противоэпилептических отечественных препаратов. Разыгрывались и антидиабетические препараты, включая инсулины, и химиопрепараты для лечения онкологических заболеваний. Также участниками запланирован выпуск лекарств отечественного производства и от болезни Паркинсона.

Мы получили 48 заявок от 44 компаний. В ходе конкурса были отобраны 24 компании, которые планируют начать производство 523 лекарств и 386 медизделий. С ними сейчас заключены долгосрочные договоры.

Компании, победившие в конкурсе, представили тщательно проработанный бизнес-план по строительству нового фармпроизводства, или модернизации уже существующего. В конкурсе учитывалась каждая деталь - источники финансирования, обеспеченность инфраструктурой и земельным участком. Свое отраслевое заключение по каждому представленному технико-экономическому обоснованию дало Министерство по инвестициям и развитию РК. По условиям заключенных по результатам конкурса долгосрочных договоров, у производителей есть пять лет на реализацию проекта. За это время компания должна отстроить производство в соответствии со стандартами надлежащей практики GMP, или модернизировать свое производство, обновив оборудование или внедрив новейшие технологии, чтобы производить качественные современные препараты. Если через пять лет эти условия выполнены, то в течение последующих десяти лет его продукция будет поставляться в больницы для лечения пациентов.

- Есть еще одна проблема, некоторые люди в нашей стране не очень-то доверяют отечественным лекарствам, предпочитая покупать заграничные.

- Времена, когда отечественным препаратам не было доверия, давно прошли. Сейчас препараты, выходящие на рынок, проходят множество проверок. Среди требований к лекарствам, которые закупает единый дистрибьютор для заключения долгосрочных договоров, обязательным является соответствие производства международным стандартам надлежащей производственной практики GMP.

Повторюсь, на многие отечественные фармпроизводства зашли иностранные инвесторы, которые активно внедряют на наших заводах новые технологии. Последние разработки этих крупных европейских фармпроизводителей сразу же появляются и на наших отечественных площадках. В итоге, потребитель получает препараты европейского качества, но изготовленные в Казахстане.

Кроме того, среди преимуществ с точки зрения потребителя можно добавить, что ввоз иностранных лекарственных препаратов и изделий медицинского назначения, как правило, дорогостоящий. Помимо себестоимости, покупая импортную продукцию, мы оплачиваем дополнительные логистические расходы, и маржу, которую получают дистрибьюторы. К тому же, импорт продукции занимает определенное время, процедуры в госорганах, сертификаты по их ввозу через таможенные процедуры. Поэтому, развивая отечественное производство, мы, тем самым, обеспечиваем более эффективный доступ населения к более дешевым, но качественным лекарствам.

- Спасибо за интервью!

Казахстан > Медицина > inform.kz, 4 сентября 2017 > № 2295606 Максим Касаткин


Россия. Азия. ДФО > Рыба. Внешэкономсвязи, политика > fishnews.ru, 4 сентября 2017 > № 2295391 Владимир Илюхин

Камчатка умеет находить общий язык с партнерами.

Владимир ИЛЮХИН, Губернатор Камчатского края

Восточный экономический форум – одно из ключевых событий в деловой жизни России и Дальнего Востока в частности. Если в 2015 году мероприятие посетили делегации из 24 стран, а на полях первого в истории ВЭФ было заключено 92 соглашения на 1,7 трлн рублей, то уже в прошлом году форум посетило 3,5 тыс. делегатов из 56 стран. Всего за два дня было подписано 201 соглашение на общую сумму 1,63 триллиона рублей. За два года работы форум доказал свою эффективность. 2017 год обещает открыть инвесторам новые горизонты. Регионы тщательно готовятся к будущему событию. Как доказали прошлые форумы, Камчатка умеет находить общий язык с новыми партнерами. О том, как в этом году будет позиционировать себя Камчатский край на Восточном экономическом форуме и какие проекты намерен презентовать, в интервью Fishnews рассказал губернатор Владимир Илюхин.

– Владимир Иванович, в прошлом году Камчатский край удивил гостей форума выставкой огромных трехмерных фотографий с достопримечательностями полуострова. Экспозиция была представлена в рамках фестиваля «Улицы Дальнего Востока» и была признана лучшей на ВЭФ. Инвесторам презентовали четыре инвестиционных проекта стоимостью почти 19 млрд рублей. Был подписан ряд важных стратегических соглашений как с иностранными, так и с российскими инвесторами. Расскажите, какие проекты вы везете на нынешний форум, как будете представлять полуостров?

– В этом году для ВЭФ мы отобрали несколько крупных проектов, в основном это инициативы в области транспорта и логистики. Для нас они в приоритете, ведь они напрямую влияют на дальнейшее развитие экономики, дают новые точки роста.

В числе таких стратегических проектов – строительство аэровокзала в главном аэропорту Камчатки, который обеспечивает нам связь с «большой землей». В этом году мы завершили важный этап реконструкции морских ворот Камчатки: открыли в Петропавловске-Камчатском современный морвокзал. Он обеспечивает комфортные условия для туристов, прибывающих на полуостров круизными судами. Теперь на очереди воздушные ворота. Проект, стоимость которого на первом этапе составит около 3,5 млрд рублей, предполагает строительство современного терминала с пропускной способностью 400 человек в час. Инвестор будет определен на конкурсной основе к началу сентября. А уже на ВЭФ мы планируем подписать соглашение о начале стройки с компанией, получившей право на реализацию одного из самых масштабных для Камчатки проектов.

В качестве успешного опыта в логистике один из наших инвесторов – компания «Терминал “Сероглазка”» – представит проект по созданию порта-хаба в краевой столице. Это один из первых резидентов свободного порта в Петропавловске-Камчатском. Проект призван снять главную логистическую проблему при доставке российской рыбы в страны АТР и Европу. Сейчас всю продукцию наши рыбопромышленные компании отправляют через порты Приморья. Особенно в сезон лососевой путины это вызывает огромное количество трудностей. Не хватает холодильных мощностей, разгрузки приходится ждать по несколько суток, а дальше – проблемы с подвижным составом.

Проект «Терминала “Сероглазка”» предполагает создание крупного морского рефрижераторного терминала на восточном побережье Камчатки, который даст прямой доступ к мировым товарным рынкам для камчатских производителей рыбопродукции. Кстати, недавно компания совместно со своим партнером, лидером в области морских контейнерных перевозок в мире – фирмой Maersk Line, уже осуществила первый тестовый судозаход напрямую из Петропавловска-Камчатского в корейский порт Пусан, минуя порт Владивостока. В дальнейшем такие рейсы станут регулярными, и наши рыбаки смогут избежать тех трудностей, с которыми они сталкиваются сегодня при перевалке грузов в Приморье.

Наряду с этим проектом мы также представим еще несколько интересных проектов бизнеса в области береговой переработки, и в городе, и на побережье. Речь идет о строительстве высокотехнологичных заводов общей стоимостью порядка 2,5 млрд рублей.

– В прошлом году вы отметили, что ВЭФ продемонстрировал серьезность намерений государства в плане поддержки проектов бизнеса. Расскажите, есть ли отдача от предыдущих форумов? Какие важные решения позволили Камчатке изменить свой путь, какие проекты стали возможными?

– Дальневосточный бизнес сегодня действительно чувствует поддержку государства. И это заметно не только на Камчатке. Благодаря мерам государственной поддержки в отношении Дальнего Востока, внедрению механизмов ТОР и свободного порта, снижению энерготарифов для промышленных потребителей объем инвестиций в реальный сектор экономики на Дальнем Востоке вырос в разы.

Только на Камчатке сейчас реализуется 40 инвестиционных проектов с объемом инвестиций более 80 млрд рублей. Причем рост инвестиционной активности внутри субъекта стимулирует крупный российский и международный бизнес к запуску новых проектов в регионе. Как пример – наше сотрудничество с индийским партнером – компанией Tata Power. Она планирует начать освоение Крутогоровского месторождения каменного угля в Соболевском районе Камчатского края. Стоимость этого проекта оценивается в 560 млн долларов. Это первый столь масштабный позитивный опыт сотрудничества с Индией в области инвестиций на Дальнем Востоке. Его реализация может начаться до конца этого года: индийская компания уже регистрирует свое предприятие на Камчатке.

Вообще горная промышленность постепенно становится одной из важнейших отраслей экономики. Только по итогам прошлого года в ее развитие инвестировано более 5 млрд рублей: запущен горнообогатительный комбинат на месторождении золота «Аметистовое», который увеличил объем добычи золота в крае вдвое; сейчас идет активная разработка Озерновского золоторудного месторождения. Благодаря государственной поддержке там будет запущена опытно-промышленная фабрика производительностью до 2,5 тонн золота в год, а в перспективе на данном месторождении планируется ежегодно добывать до 10 тонн драгоценного металла.

До 2020 года бизнес планирует вложить еще порядка 20 млрд. Для Камчатки это в первую очередь новые рабочие места, рост налоговых поступлений в местные бюджеты, рост объемов производства и развитие сопутствующих отраслей.

– То есть механизмы по привлечению инвестиций (ТОР, СВП) на Камчатке работают исправно или все-таки есть проблемы с их применением? Какая складывается практика, какие аспекты нуждаются в «донастройке»? Охотно ли пользуется рыбный сектор специальными режимами? Ведь, несмотря на развитие других отраслей, именно рыбное хозяйство является основой камчатской экономики и социальной стабильности.

– Вы знаете, что рыбная промышленность – это основа камчатской экономики. Мы добываем четверть всей российской рыбы, край – передовик по масштабам инвестиций в отрасль, здесь построены десятки современных перерабатывающих заводов. И, безусловно, режимы ТОР и свободного порта, которые предлагают абсолютно уникальные возможности ведения бизнеса, востребованы и в этой отрасли. На сегодня в рамках этих налоговых режимов свои проекты в крае реализуют 30 инвесторов. В общей сложности они планируют вложить в развитие территории более 17 млрд рублей. Значительная часть этих проектов реализуются в рыбопромышленном комплексе. Это и проекты по строительству современных заводов, в том числе совместно с иностранными партнерами, и проекты по обновлению и модернизации флота. В активной стадии – проект резидента свободного порта – Колхоза им. В. И. Ленина. Компания планирует построить две фабрики береговой переработки рыбы, но главное – именно это предприятие первым в России приступило к строительству целой линейки суперсовременных рыбодобывающих судов на российской судостроительной верфи. Аналогов такого флота в России еще нет. Новый флот позволит осуществлять промысел различных видов водных биоресурсов, а установленные на судах холодильные мощности смогут до семи суток сохранять сырец высокого качества при доставке на берег. Первое судно будет спущено на воду уже 17 ноября.

Должен сказать, что нам поступает довольно много заявок от представителей отрасли. Они просят расширить режим ТОР «Камчатка» на ряд отдаленных районов края. Ранее мы уже обращались в Минвостокразвития с этой инициативой. Юрий Петрович Трутнев и Александр Сергеевич Галушка поддержали идею расширения ТОР еще на четыре муниципальных образования Камчатки. Это позволит реализовать как минимум восемь новых крупных проектов в области горнодобывающего, рыбохозяйственного комплекса, туризма на общую сумму более 13 млрд рублей.

Еще одно ожидаемое в крае нововведение – это расширение режима свободного порта на Елизовский район, где строится краевая больница и вскоре начнется строительство нового аэровокзала, гостинично-развлекательного комплекса и ряда других объектов.

Справка

Из 12 заявок, поступивших от инициаторов инвестиционных проектов, региональный отбор прошли три. Они будут презентованы на специальных площадках ВЭФ-2017:

- Проект «Создание порта-хаба по комплексному обслуживанию рыбопромысловых судов и организации перевалки рефрижераторных и сухих контейнерных грузов (строительство складской инфраструктуры)». Инициатор – ООО «Терминал “Сероглазка”». Объем инвестиций – 876,1 млн рублей. Количество создаваемых рабочих мест – 59. Место реализации – город Петропавловск-Камчатский.

- Проект «Организация производства по глубокой переработке морских биоресурсов». Инициатор – ООО «Камчаттралфлот». Объем инвестиций – 1 млрд 350,6 млн рублей. Количество создаваемых рабочих мест – 150. Место реализации – город Петропавловск-Камчатский.

- Проект «Строительство высокотехнологичного рыбоперерабатывающего завода в п. Ивашка Карагинского района Камчатского края». Инициатор – ООО РПЗ «Максимовский». Объем инвестиций – 1 млрд 088,18 млн рублей. Количество создаваемых рабочих мест – 345. Место реализации – поселок Ивашка Карагинского района.

ТОР «Камчатка» создана в соответствии с постановлением Правительства Российской Федерации от 28 августа 2015 г. В настоящее время в Корпорацию развития Дальнего Востока подана 61 заявка на 30,2 млрд рублей. Заключено 22 соглашения с объемом частных инвестиций в 13,2 млрд рублей.

Сегодня в рыбной отрасли Камчатки реализуются 10 инвестиционных проектов с объемом инвестиций 11 млрд рублей. В числе крупнейших проектов – строительство нового комплекса рыбокомбината в Тымлате (Тымлатский РКЗ), который в 2016 году получил статус особо значимого. Объем инвестиций по этому проекту – более 2 млрд рублей.

Ксения ПИСАРЕВА, газета «Fishnews Дайджест»

Россия. Азия. ДФО > Рыба. Внешэкономсвязи, политика > fishnews.ru, 4 сентября 2017 > № 2295391 Владимир Илюхин


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter