Всего новостей: 2496818, выбрано 19596 за 0.116 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Казахстан > Миграция, виза, туризм. Приватизация, инвестиции > kapital.kz, 23 мая 2018 > № 2615204 Камила Лукпанова

В Алматы разработан план — как стать туристическим магнитом

Почему туристов ищут на родительских собраниях?

В апреле Управление туризма и внешних связей города Алматы и Туристский информационный центр Visit Almaty запустили рекламную кампанию Алматы и Алматинской агломерации как локации, интересной туристам. Первая волна кампании призывает самих жителей взглянуть на город иначе — открыть его для себя и своих детей по-новому. «Я и ты на выходные — в Алматы!» — это слоган для второй волны рекламной кампании, она должна привлечь жителей других регионов Казахстана. Третья волна рассчитана на зарубежных гостей и будет запущена к зимнему сезону. Что именно планируется сделать, чем будут привлекать казахстанцев и жителей других стран в Алматы — об этом деловому еженедельнику «Капитал.kz» рассказала Камила Лукпанова, директор Visit Almaty.

— Камила, первый этап рекламной кампании ориентируется на жителей города. Почему?

— Мы решили начать с себя. Понятно, что главная цель развития туризма — это привлечение зарубежных туристов и внутренних (если житель другого города провел в городе больше 24 часов, он считается туристом). По нашим исследованиям и опросам мы поняли, что не все осведомлены об основных достопримечательностях Алматы. Например, не все знают о Большом алматинском озере и не все там бывали, не говоря уже об отдаленных местах — парке «Алтын-Эмель», или, скажем, озере Каинды. Поэтому мы решили запустить рекламную кампанию, ориентированную на жителей и гостей города, под рабочим названием «Узнай город лучше!» В нее включили шесть объектов, которые находятся на территории Алматинской агломерации (город и область).

— Какие это объекты?

— Первый — Музей Алматы. Он был открыт в 2016 году в честь празднования 1000-летия города. Второй — Ботанический сад. Многие люди думали, что это закрытый объект, хотя он находится в самом центре города. Цена за вход — в пределах 350 тенге.

Третий — не столько объект, сколько проект — яблоневые сады. Мы видим, что все постят в социальных сетях фотографии цветущих яблоневых садов, урюка, маковых полей. Мы дико верим в то, что яблоня Сиверса — прародитель всех яблок, поэтому взяли за основу эту идею и хотим продвигать Алматы как родину яблок. Исследование показало, что людям это интересно, причем не только детям, но и взрослым. Совместно с партнерами проводим туры выходного дня — вывозим желающих в яблоневые сады. Наш партнер выстроил у себя в садах лабиринты из сена, гостям рассказывают, как происходит цветение и превращение цветка в плод. В конце августа — в сентябре планируем сделать большой яблочный фестиваль к сбору урожая.

Еще три объекта — это национальные природные парки: «Алтын-Эмель», Кольсайские озера плюс Каинды и Большое алматинское озеро. Мы решили показать всю красоту этих мест. Например, все знают, что в «Алтын-Эмеле» есть поющий бархан, но мало кому известно, что там есть также прекрасные горы Актау, Катутау. Каинды и БАО, согласно отзывам в интернете, в частности на TripAdvisor, воспринимаются как жемчужины нашего региона, многие иностранцы мечтают сюда попасть.

— Какую главную цель вы ставите, продвигая эти шесть объектов?

— Популяризация альтернативного времяпрепровождения. Многие родители задаются вопросом: куда повести детей. Зачастую выбор падает на торгово-развлекательные центры. Мы призываем совмещать разный отдых, проводить время на природе, познавая свой край. В том же Ботаническом саду столько интересных растений, и птицы, и белки!

Первая волна рассчитана на лето. Запустили ее в апреле. Помимо продвижения объектов, мы продвигаем и события, которые проходят внутри города, — у нас есть большой событийный календарь. Из ближайших мероприятий — концерт Стива Аоки, фестиваль Spirit of Tengri, Star of Asia на Медео. Наш центр создан в том числе и для этого — для продвижения интересных событий.

И мы ориентируемся не только на взрослых, но и на детей. В течение последних недель вместе с партнерами-туроператорами даже на родительские собрания ходим, чтобы рассказать родителям, чем можно занять детей на каникулах.

— Почему были определены именно эти шесть объектов?

— Наша рекламная кампания предполагает восприятие через детей: маркетинг говорит о том, что все, что связано с детьми, очень хорошо продвигается, впитывается аудиторией. И поскольку в главной роли мы решили показать детей и транслировать месседж: «А ваши дети видели? А ваши дети были? Покажите детям», то выбирали в первую очередь те объекты, которые могут быть интересны детям. Плюс эти объекты были наиболее готовы к принятию туристов. Конечно, всегда поднимается вопрос инфраструктуры — чего-то не хватает. Но это вопрос постоянного улучшения и совершенствования. Ту же дорогу на Кольсай, например, уже сделали, бездорожья осталось буквально километров 25, и если раньше на дорогу приходилось тратить 6−7 часов, сейчас можно уложиться в 3,5 часа.

Наша креативная кампания включает вижуалы, постеры. Используем наружную рекламу — билборды, скроллеры, медиаборды, сейчас оформляем автобусные остановки. Запускаем диджитал-рекламу. Проводим пиар-активности, различные мероприятия для продвижения.

— Что предполагает вторая волна?

— Она рассчитана на регионы Казахстана. Посыл такой: «Я и ты на выходные — в Алматы!» Продвигаем Алматы как всеми любимый город. Многие здесь бывали — у кого-то в мегаполисе живут родственники, кто-то здесь учился. Мы решили еще раз напомнить жителям нашей страны, что Алматы по-прежнему является центром культуры, шопинга, горного туризма, различных достопримечательностей и гастротуризма. По этим пяти направлениям разработали вижуалы, запускаем наружную рекламу в семи городах — Астане, Караганде, Павлодаре, Усть-Каменогорске, Шымкенте, Актобе, Атырау. В остальных регионах запускаем диджитал-кампанию. Мы промониторили возможноститранспорта: у Алматы есть и жд, и авиасообщение со всеми регионами Казахстана.

Вся информация о турах, о том, где и как можно провести время в Алматы, размещена на сайте Visit Almaty. Мы также указываем стоимость входных билетов и даже список тех вещей, которые нужно с собой взять, если вы собираетесь посетить то или иное место в Алматинской агломерации.

— Сколько туристов ожидаете привлечь?

— Мы запросили данные за 2016−2017 годы со всех объектов, если говорить про городскую кампанию, — с тех шести, о которых говорили ранее, буквально на днях сделали запрос по итогам апреля, чтобы посмотреть эффект. Верим, что количество посетителей увеличится как минимум на 20% к концу 2018 года. По крайней мере, осведомленность о существовании этих объектов вырастет. Определенный результат уже можно наблюдать по количеству посетителей нашего сайта: благодаря наружной рекламной кампании оно выросло примерно в пять раз за две недели.

— Третья волна направлена на привлечение зарубежных туристов?

— Да, это зарубежная рекламная кампания, рассчитана на осенне-зимний период. Мы видим большой потенциал. Например, в прошлом году, по данным одного из российских порталов, Шымбулак занял третье место по посещаемости и по проведению рождественских каникул у россиян. С учетом девальвации, которая произошла там, мы считаем, что сейчас «лакомое» время для привлечения туристов из России: соседняя страна и так занимает первое место у нас по количеству прибывающих гостей, можно увеличить этот большой поток.

Рекламной кампанией, которая стартует в конце августа, мы нацелены привлечь жителей других стран, в первую очередь СНГ — это для нас сейчас приоритетный рынок, — к открытию зимнего сезона в Алматы.

— Туры вы разрабатываете вместе с партнерами-туроператорами?

— Да, конечно. Visit Almaty создан не для непосредственной продажи турпродукта, то есть мы не имеем права заниматься коммерческой туристической деятельностью, у нас нет лицензии. Мы созданы для того, чтобы стать связующим звеном между государством с его видением вопроса развития туризма и рынком. Туроператоры обращаются к нам, например, когда нужна помощь в продвижении или доработке турпакета. Мы, зная, что происходит на рынке, помогаем. Те же туры в яблоневые сады организовываем не мы, а наш партнер, наша задача — сделать так, чтобы об этом узнали.

— Сколько стоят туры?

— Цены различные. Мы указываем стоимость входного билета, например, в музей, в Ботанический сад. До природного парка вы можете доехать своим ходом или купить тур у оператора. Наш партнер — агрегатор туров — собирает все предложения на рынке. Вы можете, условно говоря, и за 2 тыс. тенге уехать, и за 100 тыс. Я, например, ездила на Каинды на своей машине. На дорогу ушло 7,5 тыс. тенге, ночевка в поселке Саты — 5 тыс. тенге с питанием. Это не так дорого, по сравнению с тем, сколько мы тратим в торговых домах. В Ботанический сад сходить в пять раз дешевле, чем в кино (говорю об этом, не умаляя достоинства кинотеатров).

— Как вы взаимодействуете с туроператорами?

— На сегодняшний день активно сотрудничаем более чем с 25 операторами, которые занимаются внутренним туризмом. У всех различная направленность. Мы продвигаем потенциал города, а они продают конкретные предложения. Подсказываем туроператорам, например, какие заведения открылись, или какие интересные локации можно включить в туры.

С ресторанами мы также в тесном партнерстве: со многими есть договоренности о корпоративных скидках до 30−50% для туроператоров. В нашей базе уже около 70 ресторанов, кафе, с которыми таким образом взаимодействуем.

В качестве анонса хотела бы сказать, что мы запускаем единую туристскую карту — Almaty Pass. Делаем ее совместно с «Онай». Транспортная карточка расширяется: любой турист может приобрести карточку Almaty Pass и воспользоваться услугами различных заведений бесплатно или с огромными скидками. Турист сможет бесплатно ездить на общественном транспорте, со скидкой поехать на Медео, Шымбулак, Кок-Тобе, получить подарки от Visit Almaty и воспользоваться хорошими скидками в ресторанах, гостиницах. Карточки делятся на три категории в зависимости от стоимости, и от этого будет зависеть размер скидки.

Казахстан > Миграция, виза, туризм. Приватизация, инвестиции > kapital.kz, 23 мая 2018 > № 2615204 Камила Лукпанова


Франция. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 22 мая 2018 > № 2614975 Рено Жирар

Какие сложности ждут Макрона во время его визита в Россию

Рено Жирар (Renaud Girard), Le Figaro, Франция

Несмотря на давние отношения между двумя великими странами они должны подпитываться регулярными встречами на высшем уровне. В этом заключается смысл визита Эммануэля Макрона в Санкт-Петербург 24 и 25 мая, которая является ответом на визит Владимира Путина в Версаль 29 мая 2017 года на празднование 300-летия установления дипломатических отношений между Францией и Россией. Оба президента смогут укрепить Трианоновский диалог, который способствует установлению культурных и академических связей между двумя странами. Но улучшение политических и экономических отношений — задача намного сложнее, поскольку на пути сближения Франции и России существует очень много препятствий.

Со стратегической точки зрения, долгосрочная цель французов совершенно ясна: задержать русских в Европе, а не направлять их в Азию, чтобы создать блок, способный разговаривать на равных с Китаем, чьи гегемонистские амбиции продолжают развиваться. Китай недавно удвоил свою мощь. 18 мая 2018 года на захваченных в Южно-Китайском море Парасельских островах, где Китай построил военный аэродром, приземлился дальний бомбардировщик H-6K. Теперь китайские стратегические бомбардировщики могут достичь северной Австралии или американского острова Гуам. США объявили 20 мая о том, что они приостанавливают введение тарифов в надежде, что Китай увеличит свой импорт в США — само собой разумеется, в ущерб европейцам.

В долгосрочной перспективе Китай беспокоит Россию с ее малонаселенной Сибирью. Но в краткосрочной и среднесрочной перспективе она ценит этого сильного и надежного друга — настолько отличающегося от Европы, который демонстрирует сплоченность и независимость, является их первым деловым партнером, не читает мораль и не вводит санкции.

Во время своей встречи Макрон и Путин будут обсуждать три основные темы: Украину, Иран и Сирию.

Москва согласилась на размещение в Донбассе миротворцев ООН на линии прекращения огня, отделяющую украинскую армию от прорусских сепаратистов. Берлин и Париж оценили этот жест. Но Россия не позволят миротворцам разместиться на российско-украинской границе, пока Украина не примет закон, предоставляющий полную культурную и лингвистическую автономию Донбассу и гарантирующий общую амнистию для сепаратистов. Однако Киев, нынешний плацдарм националистических угроз, не проявит никакой политической инициативы до президентских выборов марта 2019 года. Но если бы Кремль сделал конкретный шаг в восстановлении суверенитета Киева в Донбассе, французы могли бы способствовать приостановке санкций ЕС против России с июля 2018 года.

Россия не поддерживает идею вступления Украины в НАТО. Почему Германия и Франция не поддержали вето на вступление Украины в НАТО в апреле 2008 года? Почему бы этой стране не стать нейтральной в военном отношении, как Австрия? Встреча Макрона и Путина не разблокирует ситуацию в Украине. Но ничто не мешает президентам подготовиться к будущему!

По иранскому вопросу Россия и Франция придут к согласию о необходимости сохранения СВПД, из которого американцы вышли в одностороннем порядке. В краткосрочной перспективе крупные французские компании будут плясать под дудку США, потому что их товарооборот с Америкой несравнимо больше чем с Ираном. Но Макрон также может изложить Путину идею европейцев торговать с Ираном, в евро, через Европейский инвестиционный банк, не попадающий под санкции США.

По сирийскому вопросу у французского президента будут самые сложные переговоры с российским коллегой. После закрытия своего посольства в Дамаске в марте 2012 года Франция вышла из игры. У нее в союзниках остался только Западный Курдистан, отважный противник ИГИЛ (террористическая организация запрещена в РФ — прим.ред.). Но Америка уже бросила его на растерзание турецкой армии в кантоне Африн, на северо-западе Сирии. Уважаемая всеми государствами, Россия стала ключевым игроком на Ближнем Востоке. Израиль уже попросил ее предотвратить войну с иранцами в Сирии. Принимая президента Сирии в Сочи 17 мая 2018 года, Путин выступал за скорейший вывод «всех иностранных войск» из Сирии.

Франция. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 22 мая 2018 > № 2614975 Рено Жирар


Россия > Финансы, банки. Приватизация, инвестиции > bankir.ru, 22 мая 2018 > № 2614959 Павел Самиев

Деньги через окошко: будет ли малый бизнес кредитоваться в МФЦ?

ПАВЕЛ САМИЕВ

управляющий директор Национального рейтингового агентства, генеральный директор БизнесДром

До конца 2018 года практически в каждом субъекте РФ должны появиться специализированные многофункциональные центры оказания государственных услуг для бизнеса.

Пока перечень этих услуг не так велик, но власти обещают расширить его. В том числе за счет финансовых услуг, оказываемых с помощью банков-партнеров.

На фоне неблагоприятной ситуации с кредитованием малого бизнеса государство не оставляет попыток помочь предпринимателям. Относительно свежей новацией со стороны властей в этом направлении стала организация на базе многофункциональных центров предоставления государственных и муниципальных услуг (МФЦ, «Мои документы») специализированных «единых окон» для бизнеса.

Свои «окна» — центры оказания услуг (ЦОУ) — открывают и банки, чтобы предприниматели смогли в банковских офисах получить и государственные услуги. Старт программе был дан больше года назад. И к настоящему моменту, как заявляют в Минэкономразвития, хотя бы по одному окну в МФЦ или по одному ЦОУ есть в каждом втором субъекте России.

Существует три схемы практической реализации этого механизма. Первая схема: банк направляет своего сотрудника в МФЦ, и он там «встречается» с предпринимателем. Вторая: банк предоставляет сотруднику МФЦ рабочее место в своем отделении. Наконец, третья схема: банк полностью самостоятельно организовывает «окно» у себя в офисе.

Проникновение «МФЦ для бизнеса» пока еще слишком мало даже для узнаваемости такого сервиса. Статистика свидетельствует, что «бизнес-окна» открыты лишь в 15% от всех имеющихся в стране МФЦ; доля же «банковских окон» от общего числа офисов и вовсе едва превышает 1%. Но чиновники и эксперты в один голос заявляют, что пока рано подводить даже предварительные итоги, ведь программа находится в зачаточном состоянии.

К концу 2018 года, по плану, «бизнес-окнами» должно быть охвачено уже 80 российских регионов. По замыслу кураторов проекта, банки по мере расширения программы сами начнут активно открывать ЦОУ в своих офисах, поскольку для них это хороший канал продаж и расширения клиентской базы.

Эта государственная программа — дело, безусловно, благое. Главные ее цели в том, что сократить сроки предоставления услуг, снизить коррупционные риски и предоставить малым предприятиям еще один канал для получения услуг. Преимущество «МФЦ для бизнеса» состоит в «едином» окне. Перечень документов, необходимых для получения кредита, один и тот же что в банке, что в МФЦ.

Критически важным условием для успеха программы станет как можно более полное проникновение «бизнес-окон» по стране. Согласно данным НАФИ, 61% опрошенных россиян — из тех, кто собирается открыть свой бизнес или уже сделали первые шаги, — посетовали, что сделать это в их населенном пункте сложно. Понятно, что чаще на эту проблему жалуются жители сел, но, как ни странно, второе место оказалось за городами-миллионниками.

На сайте МФЦ представлена исчерпывающая информация, какие услуги можно получить предпринимателю в офисе госуслуг. Расписаны и непосредственно сами финансовые услуги. Например, открытие расчетного счета, подбор лучших кредитных предложений и банков и микрофинансовых организаций, банковские гарантии от специализированных государственных фондов и даже рефинансирование.

У государства есть блестящая возможность «уберизации» своих услуг. Однако, чтобы стать полноценным интегратором коммерческих предложений, нужно потратить время. И главное, должен быть стимул — чтобы на равных конкурировать с рынком.

Это подтверждают и в московском отделении «Опоры России». По данным организации, в настоящее время МФЦ предоставляет минимальный набор услуг для бизнеса: регистрацию и ликвидацию организаций, оформление разрешений (лицензий), получение сведений из ЕГРН, ЕГРЮЛ и других государственных реестров и некоторые другие. Что касается собственно финансовых продуктов, на сегодня индивидуальные предприниматели могут попросить сотрудника МФЦ помочь узнать ставки, подать заявку на кредит (или рефинансирование). К слову, это совсем немало, а МФЦ — как и любой субъект рыночной экономики, должен идти «от спроса», а не искусственно раздувать штат сотрудников на услуги, которые будут мало востребованы.

Возможно, государству не стоит заходить на коммерческую «поляну» и конкурировать там, где оно может заведомо проиграть. Но есть направления, где государство вполне может дать фору остальным и оказаться незаменимым. Например, можно создать качественный сервис по профессиональной разработке бизнес-планов, организовать обучающие мероприятия для начинающих бизнесменов и в целом предоставить им максимально широкий консалтинг по профильным темам.

Цифровизация экономики вносит свои коррективы и в этот процесс, причем стремительно. Так, в России действуют 13 тыс. МФЦ, а банковских отделений около 30 тыс. Банки — синхронно с распространением финансовых технологий — свои отделения закрывают. Так, только за последние три года было закрыта пятая часть всех банковских офисов в стране. Понятно, что в ближайшие несколько лет мы можем недосчитаться даже половины того, что осталось. Это, подчеркнем, процесс естественный. И вот когда количество «живых», а не виртуальных банковских офисов сравняется с количеством отделений МФЦ, игра кардинально поменяется. Можно пофантазировать и представить, что в недалеком будущем банки будут «вживую» представлены только в МФЦ. Вот тогда мы увидим настоящую интеграцию государственных и коммерческих сервисов для бизнеса и населения.

Россия > Финансы, банки. Приватизация, инвестиции > bankir.ru, 22 мая 2018 > № 2614959 Павел Самиев


Казахстан > Финансы, банки > kursiv.kz, 22 мая 2018 > № 2614944 Умут Шаяхметова

Шаяхметова: «Банки, не имеющие здоровой бизнес-модели, обречены на консолидацию»

«Консолидация в банковском секторе Казахстана будет продолжаться. Банки, не имеющие здоровой бизнес-модели, рано или поздно обречены (на это - ред. "Къ")», - считает председатель правления Народного банка Умут Шаяхметова. Такое мнение она выразила сегодня в ходе пресс-конференции, передает Interfax Казахстан.

«Наверное, консолидация или сужение банковского сектора в количестве банков будет продолжаться. Хотя мы ожидали консолидацию некоторых средних банков, она не состоялась. Возможно, некоторые банки будут уходить с рынка. Мое мнение, что некоторые небольшие банки должны уходить в микрокредитные организации», - сказала Умут Шаяхметова.

Она также сообщила, что за последние два года произошло очень много событий в банковском секторе, как позитивных, так и негативных.

«В первую очередь это, конечно, положительные: оздоровление происходит, в прошлом году была выделена большая государственная помощь на оздоровление банковского сектора. Я все-таки ожидаю позитивный эффект, который в этом году продолжится и ввиду роста кредитования и ввиду оздоровления этих банков. Но, к сожалению, продолжаются также и негативные моменты. Это то, что мелкие и средние банки пока еще испытывают проблемы, в первую очередь с активами, с качеством кредитного портфеля», - отметила глава Народного банка.

Она добавила, что «если у банка не было изначально здоровой бизнес-модели, то этот банк рано или поздно обречен».

«Бизнес-модель должна строиться на зарабатывании здоровых нормальных доходов. Мы видим, что некоторые банки до сих пор ведут агрессивную политику по платежам, комиссионным, предоставляют кэш-бэки. Если банк в целом не может обеспечить хорошую доходность, но при этом готов клиентам выплачивать агрессивные комиссии на платежи, мое мнение, что недолго может продлиться такого рода история», - считает Умут Шаяхметова.

По ее словам, на сегодняшний день в банковском секторе продолжают наблюдать ужесточение в плане регуляторного контроля со стороны Национального банка, в том числе инициативы по новому законодательству.

«Они, законодательные инициативы, также будут влиять на развитие банковского сектора и опять-таки не в сторону роста, а в сторону ограничения», - подчеркнула глава фининститута.

Напомним, на сегодняшний день в Казахстане работают 32 банка.

Казахстан > Финансы, банки > kursiv.kz, 22 мая 2018 > № 2614944 Умут Шаяхметова


Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 22 мая 2018 > № 2614927 Сергей Хестанов

Экономические полумеры. Кто и как должен спасать фигурантов санкционного списка

Сергей Хестанов

доцент факультета финансов и банковского дела РАНХиГС

У государства есть ресурсы для «спасения» предпринимателей, попавших под санкции США. Проблема в том, что санкционная спираль продолжит раскручиваться, а значит, давление на бизнес и российскую экономику будет только расти

Плохо это или хорошо, но весь крупный российский бизнес давно научился выстраивать правильные отношения с государством. Этот процесс резко стартовал в 1999 году и к 2003 году (пресловутое «дело ЮКОСа») практически завершился. Тот бизнес, который не освоил этой непростой науки, просто-напросто не выжил. Однако нет худа без добра: когда произошел очередной виток ужесточения санкций и под удар попали крупные российские бизнесмены и их компании, российское государство вполне ожидаемо поспешило на помощь.

Уже анонсирован целый ряд мер — от засекречивания состава правления компаний, являющихся потенциальными мишенями для санкций США, до льготного кредитования и предоставления госзаказов. Пока цены на нефть высоки, а федеральный бюджет даже профицитен, спасение пострадавших практически предопределено, и не так важно, с помощью какого конкретно механизма это будет сделано. Истинная проблема гораздо глубже и драматичнее.

Недооцененная угроза

Когда впервые был объявлен санкционный список, многие эксперты оценили его скептически. Ведь по сути он представлял собой (в части представителей бизнеса) перепечатку рейтинга Forbes. В него попали почти все достаточно состоятельные российские бизнесмены. Такое отсутствие избирательности было истолковано как сугубо формальный подход.

Появились даже комментарии, оценивающие санкции как не очень серьезную угрозу — мол, пожурят, и этим дело ограничится. Однако санкции оказались много жестче, чем предполагались. Угроза наказаний компаний, сотрудничающих с фигурантами санкционного списка, заставила многих партнеров разорвать соглашения, мотивируя свое решение классическим «форс-мажором». Страх попасть под американские санкции оказался настолько велик, что фактически поставил пострадавшие компании «вне закона», по крайней мере на американском рынке и на рынках дружественных США стран.

Американские санкции, естественно, не вызвали восторга у европейских партнеров компаний, попавших под ограничительные меры. Некоторые европейские лидеры уже заявили о своем несогласии с решением США и даже пригрозили обращением в ВТО (на что, впрочем, надежды мало). Китай традиционно занял выжидательную позицию.

Во время действия жестких антииранских санкций Китай не присоединился к ним и продолжил закупку иранской нефти, получив при этом некоторый дисконт. Именно отказ КНР от поддержки санкций и обеспечил Ирану возможность поддерживать на плаву свою экономику и как минимум заключить «ядерную сделку» на достаточно комфортных для себя условиях (что и послужило позднее причиной пересмотра сделки со стороны президента США Дональда Трампа).

Прецедент использования Китая как торгового партнера, который не поддерживает американские санкции, и породил доктрину «поворота на Восток» в 2014 году. Но по отношению к России КНР занял очень осторожную позицию, явно не желая обострять и без того непростые торговые отношения с США. Поскольку товарооборот Китая с США почти на порядок превышает таковой с Россией, осторожная позиция Пекина выглядит более чем обоснованной.

Последствия для экономики

Одна из отличительных черт санкционных кампаний, которые велись властями США, — последовательность и постепенность. Жертве явно дают время на раздумья. Нынешняя санкционная кампания по отношению к России вряд ли станет исключением из этого правила. Это означает, что со временем, через несколько лет, весьма вероятно распространение санкций на всех фигурантов так называемого «кремлевского списка», а это практически весь крупный российский бизнес.

Те компании, которые уже попали под американские санкции, легко могут быть спасены государством. Ресурсов для этого более чем достаточно. Хорошая конъюнктура нефтяного рынка, бюджетная консолидация и накопление резервов дали государству значительный запас прочности. Но как бы велики не были эти ресурсы, для спасения всего российского крупного бизнеса их точно не хватит. Это-то и создает интригу: кого и до каких пор будут спасать. Рано или поздно придется делать тяжелый выбор: кого поддерживать, а кого принести в жертву.

Именно этот непростой выбор и определит российский бизнес-ландшафт после того, как санкции будут значительно ужесточены и доведены до логического завершения. В качестве очень вероятного сценария можно предположить национализацию значительной доли ныне частного российского бизнеса. Таким образом, и без того тонкая грань в отношениях бизнеса и государства будет окончательно стерта.

Естественным следствием возможной (и весьма вероятной!) национализации станет падение и так не очень высокой эффективности бизнеса, что усилит ухудшение экономических показателей. Если процесс зайдет далеко, есть шанс повторить венесуэльский сценарий, печальный финал которого мир может наблюдать в настоящее время. Впрочем, степень популизма в России намного меньше, чем в Венесуэле, поэтому здесь скорее напрашивается аналогия с поздним СССР, который тоже имел очень печальную судьбу.

К счастью, существует вполне объективный фактор, который достаточно надежно защищает Россию от жестких санкций Евросоюза. Этот фактор — около трети европейского газового рынка. Пока российский газ для Европы не имеет альтернативы, санкции не станут критически жесткими.

Это позволяет уверенно прогнозировать отсутствие больших проблем, как минимум до 2020-2021 годов. А вот дальше мощность заводов по производству СПГ в США вырастет до величины, которая теоретически позволит заменить российский газ для Евросоюза. Тогда разброс вариантов заметно увеличится, вплоть до пресловутого «нефть в обмен на продовольствие».

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 22 мая 2018 > № 2614927 Сергей Хестанов


Россия > Металлургия, горнодобыча. Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 22 мая 2018 > № 2614914 Андрей Комаров

Андрей Комаров в интервью Forbes: «Потребитель движется на дно океана или в вечную мерзлоту — мы идем за ним»

Алексей Фирсов

социолог, основатель центра социального проектирования "Платформа", председатель комитета по социологии РАСО

Основной владелец ЧТПЗ рассказал Forbes, можно ли внедрить современные технологии в промышленность индустриальной эпохи, чем ему понравилось партнерство с «Роснано» и как цифровизация повлияет на работу его компаний

Запутанный спор о миссии человечества свелся сегодня к вопросу «Будущее за человеком или роботом?». Футурологи и социологи пишут о вытеснении человека с рынка труда, а потом и с рынка брачных отношений. Дальше, пожалуй, вытеснять уже некуда. А на Петербургском международном экономическом форуме цифровизация станет одной из ключевых тем. Уже первый день, 24 мая, откроется форумом «деловой двадцатки» «Цифровизация — двигатель роста и инклюзивного развития», на котором будет выступать в том числе миллиардер Виктор Вексельберг F 9.

Основной акционер Группы ЧТПЗ (ключевой актив — Челябинский трубопрокатный завод) Андрей Комаров F 121 приветствует цифровизацию. Он согласен, что бизнес вынужденно перейдет к сокращению человеческого персонала, но уделяет персональное внимание дизайну рабочего пространства, позволяющего человеку вкладывать положительные эмоции в свой труд. А эмоциональный искусственный интеллект пока только в дальних (и неосуществимых, вероятно) планах.

В интервью Forbes Андрей Комаров рассказал о том, что такое «цифровизация» в российской промышленности, а также подробно ответил на вопрос, могут ли институты развития быть эффективными партнерами крупных индустриальных компаний в инновационных проектах.

«Все изменит батарейка»

— В экспертном сообществе расходятся мнения, можно ли и нужно ли модернизировать нашу традиционную промышленность. Как вы оцениваете уровень инновационности в классических промышленных отраслях: в металлургическом, сырьевом и других базовых сегментах?

— Об инновационности можно говорить в IT-индустрии, телекоммуникациях, может быть, в фарме и биомедицине. Правда, даже IT-сектор, где теоретически мы можем все сделать сами, не завалил наш рынок программным обеспечением, которое мы использовали бы в бизнес-процессах, в офисах или дома. На мой взгляд, станкостроение, тяжелое машиностроение — исчезающий в России тип промышленности. Западные технологии идут валом, а мы никакого ответа не формулируем. Нефтедобыча, переработка и нефтехимия — отраслевой апгрейд сделан, но отрасль находится в полной зависимости от импортных технологий. Я могу со своей стороны сказать, что в России вполне современная трубная промышленность. В ее развитие были инвестированы большие деньги, в том числе нашей компанией.

— Как в вашей отрасли создаются инновации, удовлетворяющие критерию Минфина «то, чего в мире не было»?

— Например, технологией лазерной сварки мы в ЧТПЗ занимались 15 лет с участием американских компаний, а в итоге сделали собственную технологию. «Доведем» ее и запатентуем. Под лазерную сварку в компании создана профильная лаборатория. Но чаще мы изучаем рынок в поисках необходимых технологических решений.

— Насколько глубоко современные технологии могут трансформировать промышленность индустриальной эпохи?

— Я считаю, по-настоящему все изменит батарейка. Новая батарейка, от которой моя металлургическая печь будет работать годами.

— Любимая идея Анатолия Чубайса — улучшенные накопители энергии станут прорывом?

— Это и моя любимая идея. Я не разговаривал об этом с Чубайсом, но тут полностью согласен. Мы не будем привязаны к географии и сможем создавать, к примеру, мобильные, временные производства — приехал, произвел и уехал. Батарейка изменит мир.

— Вы не могли бы охарактеризовать место и роль России в технологической гонке? Если львиная прибыль достается мировым КБ, то где в основных цепочках мы?

— Пока у нас стабильно работают основные сектора экономики. Появляется новая экономика, ей точно есть куда развиваться. Но у нас есть куча ограничений, связанных далеко не только с санкциями. Санкционные ограничения осложняют работу. Импортозамещение как принцип — правильный подход. Но все это совершенно не исключает работу на других рынках. На любых рынках всегда есть ограничения. Вот мы в трубах сталкиваемся с колоссальными ограничениями. Это вопрос страновой, преимущества тоже носят страновой характер. Например, печатает ваша страна мировую валюту или нет. Но главное, если мы срочно не решим вопроса с культивацией качественных кадров, скатимся на уровень сборочного цеха и покатимся ниже.

— Хватает ли сегодня в России квалифицированных разработчиков инноваций?

— В нашей «социальной наследственности» было закреплено стремление к серьезному образованию, прорывам в науке, изобретениям. Это не навсегда, но потенциал не исчерпан. Если от нас выходит такое количество классных программистов, математиков, технических специалистов (а это международный факт), значит, в нашем образовании есть сохранные практики и школы.

— Что делать с утечкой мозгов из сферы новых технологий?

— Важный вопрос, но я бы не связывал потребность экономики в интеллекте с его силовым «удержанием» в стране. Уезжая, люди повышают свою квалификацию. Чтобы стать специалистом мирового уровня, нужен доступ ко всей свежей информации, а еще необходимо анализировать ее под нужным углом. Но отток мозгов уже критически велик. Поэтому создание адекватной системы для их культивирования, в свою очередь, является критическим фактором.

«Можно двигаться быстрее и яснее»

— Для продвижения инноваций государство создает институты развития. Как вы оцениваете комбинацию: традиционная индустрия + институт развития?

— Во всяком случае, история нашего партнерства с «Роснано» получилась очень интересной. В очень короткие сроки мы вместе сделали абсолютно конкурентоспособную продукцию. Суть проекта: производство соединительных деталей с другой структурой шва (то есть сварного соединения), которая позволяет вести сварку на действующем газопроводе. Вклад «Роснано» мы хорошо почувствовали. Мы хотели, но не имели возможности развивать свой продукт, а «Роснано» подставило финансовое плечо и предоставило технологии. Мы реализовали проект и выкупили долю «Роснано» к взаимному удовольствию. Продукт вышел на рынок, еще не в полную силу, но уже успешно конкурирует.

— Какие факторы в устройстве или политике государства сдерживают инновационное развитие?

— Первый сдерживающий фактор — слишком большое участие госкапитала и, как следствие, отсутствие конкурентной среды, которая востребовала бы инновационные подходы. А в качестве второго тормозящего фактора я бы назвал текущее законодательство в сфере технического регулирования.

— Вы имеете в виду архаику промышленного строительства?

— Знаете, в техническом регулировании масса разделов. В целом у нас техническое законодательство очень сильно отстало от западного. Даже численно технических регламентов у нас принято в 4-5 раз меньше, чем их существует в развитых странах. Так у нас заведено, что все технические регламенты вводятся особым законом, постановлением правительства либо президентским указом. Через Госдуму технические законы сложно проходят, не хватает ни разработчиков, ни пропускной способности самой Думы.

— Каким образом было бы более оптимально вводить техрегламенты?

— Через постановление правительства принимать нормы и вносить в них изменения было бы проще. К тому же в профильных ведомствах больше подготовленных экспертов. Другое дело, что законы имеют превосходящую юридическую силу.

— Вероятно, правительство и бизнесу больше доверяет в каком-то смысле?

— В любом случае правительство лучше ориентируется в существующих у бизнеса проблемах. Ну и надо понимать, что через техрегулирование можно решить массу вопросов по поддержке своего производителя. Это не только помощь в создании и продвижении продукции, но это и барьеры для вхождения в рынок.

— Вы, со своей стороны, видите стратегические решения, способные оживить промышленность?

— Как мне представляется, для стратегически важных отраслей надо утверждать отдельные стратегии развития, принимать госпрограммы и существующие предприятия выводить на траекторию развития. В нашей отрасли я назвал бы одним из критических пунктов, требующих от государства решения, массовое использование бывших в употреблении труб. В год в стране потребляется 1,5 млн б/у труб для нового строительства. Если будут закреплены ограничения в строительном кодексе и техрегламентах, в стране два трубных завода можно запустить дополнительно. Сегодня в законодательство внесены изменения: б/у трубы отнесены к отходам четвертого класса, и для их переработки нужна лицензия. В нужную сторону двинулся поезд, но можно двигаться быстрее и яснее.

— Стране не хватает фокусировки на понятных направлениях и открытых коридоров для инвесторов?

— Конечно, если предлагается инновационный подход, государство должно стимулировать развитие. Но прежде всего в отраслях, где это наиболее интересно или необходимо.

«Я бы свои промзоны превратил в арт-объекты»

— Каждая компания вкладывает свое понимание в заявленную у нас цифровизацию. Что такое для вас «цифровая индустриальная компания»?

— В конечном счете наша цель — связать в едином поле и на общей платформе все агрегаты и процессы. Тогда взаимная увязка трансформаций в системе будет происходить автоматически. На ближайшие пять лет у нас в планах окончательно оцифровать все процессы себестоимости. Переход на оцифровывание процессов мы ведем уже 10-15 лет. Если в трубной промышленности применим искусственный интеллект, это станет следующим шагом. Думаю, цифровизация — посильная задача. Я исхожу из того, что успех во многом — вопрос целесообразности вложений. А на выходе мы получаем рост управляемости эффективностью.

— Цифровизация меняет дизайн менеджмента компании — линейную структуру, жесткие иерархии? Скажется ли цифровизация на взаимодействии людей?

— Непростая тема, потому что вертикаль привычна, понятна, отработана за много десятилетий. В новом управленческом дизайне еще мало кто из крупных компаний серьезно работал. Но уже в проектном управлении складываются более плоские, горизонтальные связи. Безусловно, мало технологически внедрить платформы, надо еще людей к этому подготовить.

— Вы, как руководитель, задаете импульс к изменению внутренней корпоративной среды?

— Во многом это вопрос эффективности вложений. Цифровизация не просто миллиарды рублей, это вход в серьезную перестройку управления, причем на ходу. Поэтому вхождение в процесс я вижу эволюционно.

— Готов ли бизнес совершить рывок к новой адаптации?

— Я не знаю частного бизнеса, который застыл бы на месте. Отстал в вопросах качества — не устраиваешь потребителя. Наш потребитель движется на дно океана, в вечную мерзлоту или в сейсмозону — мы идем за ним, а наши технологии обслуживают новые запросы. Иначе подобную дорогую продукцию с удовольствием поставит ему кто-то другой. Если движение за потребителем будет диктовать немедленный переход на цифровые процессы, процесс пойдет с нарастающим ускорением. На примере мировых металлургических компаний мы видим, как автоматизация быстро достигла очень высокого уровня. По доле операций, которые автоматика производит без ручного контроля со стороны человека, достигнут очень высокий показатель.

— Считают, что роботизация приведет к вымыванию человеческого персонала. Вы с этим мнением согласны?

— Я думаю, бизнесу придется идти по пути сокращения персонала. На новых рабочих местах потребуются высококвалифицированные, хорошо мотивированные работники. Но ведь и сегодня рабочему нужно владеть 5-7 профессиями одновременно. Слесарь-ремонтник в современном понимании — это сварщик, электрик, механик, специалист по крановому оборудованию и т. п. Требования будут только расти. Экономия на рабочих руках происходит за счет совмещения операций. Правда, универсальность имеет пределы — российское законодательство запрещает работать в одно и то же время, например, электриком и крановщиком.

— Вопрос о необычном в России типе инновационности. Вы применили новые дизайнерские решения на производстве. Дизайн, красота, эстетика влияют на производственные процессы?

— Они влияют на работающих людей, которые производят продукцию. На человека, как любое живое существо, влияет окружающий мир. Встречая в наших городах отвратительные дизайнерские решения, мы же понимаем, почему у людей плохое настроение? Дома окрашены в омерзительные цвета, и люди ходят под их стенами озлобленные. Любой архитектор скажет, какое дизайн-решение улучшает настроение человека, а какое его угнетает. Применение современного промышленного дизайна, новый подход к рабочей одежде — все это создает новые возможности. Это живая среда. Дизайн производственного пространства прямо связан с вопросами качества. Когда людям нравится в помещении, они действуют в позитивном ключе. Когда преодолевают отвращение, чтобы получить деньги, это отразится на продукте. Мы пытались создать среду, в которой людям нравится. Ключевая составляющая производственного процесса — это по-прежнему человек. Как он себя чувствует, как он относится к рабочему процессу — многое определяет. Хотя, конечно, заработная плата влияет больше.

— Есть феномен в России — промзона. Воспринимается как недружественное человеку пространство, но от нее ожидаются выгоды для территории. Какова ваша философия взаимодействия предприятия с территорией?

— Я бы все свои промзоны превратил в неагрессивные арт-объекты. Чтобы туда с удовольствием ходили школьники на экскурсию, да и все, кто хочет. А с городской средой, безусловно, нужно находиться в дружественных отношениях. Для этого необходимо в политическом плане, чтобы власть понимала, что ты делаешь, где и зачем. А с двух сторон были однозначные обязательства и ясные границы взаимодействия. Взаимодействие имеет две стороны. Городская среда должна участвовать в планировании развития предприятия. И предприятие должно участвовать в планах развития городской территории. На Урале можно встретить такие жуткие городские пейзажи, что менять их надо срочно, всем вместе и всеми доступными средствами.

Россия > Металлургия, горнодобыча. Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 22 мая 2018 > № 2614914 Андрей Комаров


Россия. Иран. США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция. Электроэнергетика > inosmi.ru, 22 мая 2018 > № 2614890 Сергей Лавров

Эксклюзивное интервью министра иностранных дел России: Иран, Трамп, вторая холодная война и Чемпионат мира по футболу в России

Наташа Небескикват (Natasha Niebieskikwiat), Clarin, Аргентина

Сергей Лавров прибыл в Буэнос-Айрес в воскресенье. В интервью «Кларин» (Clarín), Лавров дал комментарии по различным темам: от ситуации с Тегераном до чемпионата по футболу.

Наташа Небескикват: Что предложит и какие заявления сделает Россия в ходе встречи министров иностранных дел стран-участниц «Группы двадцати», которая состоится в понедельник, 21 мая 2018 года? Созвучны ли приоритеты России с тем, что Аргентина продвигает в «двадцатке» в этом году? Посетит ли президент России Владимир Путин Буэнос-Айрес в ноябре 2018 года?

Сергей Лавров: Считаем полезным откровенный диалог между министрами иностранных дел стран «Группы двадцати». В этой связи приветствуем инициативу Аргентины продолжать работу в рамках данного формата.

С удовлетворением констатируем укрепление авторитета «двадцатки» — важной составляющей полицентричной архитектуры мироустройства — на международной арене и, как следствие, — обсуждение в рамках форума все большего количества вопросов.

Безусловно, «Группа двадцати» должна оставаться эффективным механизмом реагирования на финансово-экономические кризисы. При этом объективная взаимосвязь между мировой политикой и экономикой предопределяет увеличение количества рассматриваемых тем, обуславливает долгосрочный характер согласуемых решений. Вполне естественно все более углубленное обсуждение «двадцаткой» таких проблем, как содействие развитию, изменение климата, борьба с терроризмом и коррупцией, миграция и беженцы, международная информационная безопасность.

Полноформатную и, на мой взгляд, весьма плодотворную дискуссию на уровне министров иностранных дел «двадцатки» удалось организовать в прошлом году германскому председательству. В конструктивном ключе обсуждались проблематика мира и безопасности. «Сверили часы» по тематике реализации «Повестки дня ООН в области устойчивого развития на период до 2030 года» и сотрудничества с Африкой. Состоявшийся обмен мнениями по вопросам, находящимся на стыке политики и экономики, подтвердил возрастающую роль «двадцатки» в качестве одного из важнейших механизмов глобального управления.

Предложенную аргентинцами повестку дня для встречи министров иностранных дел в нынешнем году мы также поддержали. Рассчитываем, что ее итоги — наряду с работой на других треках «двадцатки», число которых на сегодня уже достигло 14 — станут важным вкладом в подготовку саммита лидеров. Как представляется, востребованность поиска точек соприкосновения на фоне девальвации международного права, ослабления международных институтов только возрастает.

Убеждены, что во главу угла необходимо ставить приоритеты развития не для избранных, а для всего человечества. Нужны решения глобального масштаба, которые будут вырабатываться с опорой на принцип многосторонности, и учитывать интересы всех без исключения государств.

Продвигаемые аргентинским председательством принципы, включая социальные аспекты глобальной экономической повестки дня, важность международного консенсуса, созвучны нашим подходам к взаимодействию в рамках «двадцатки». Поддерживаем приоритеты Аргентины. Разделяем актуальность проблем занятости, новых навыков и внесенной в этом году в повестку темы образования — в условиях глобального развития цифровой экономики. Уделяем этому первостепенное внимание у себя в стране, энергично взаимодействуем по данному вопросу в рамках «Группы двадцати».

Приветствовали также аргентинский приоритет по инвестициям в инфраструктуру, который перекликается с темой финансирования инвестиций — приоритетом российского председательства в «двадцатке» в 2013 году и нашим особым вниманием к инфраструктурному развитию.

Акцент аргентинцев на теме обеспечения продовольственной безопасности также заслуживает поддержки. Это — один из ключевых аспектов реализации целого спектра задач «Повестки-2030», включая искоренение нищеты и укрепление здравоохранения. Продолжим конструктивно участвовать и в обсуждении вопросов на других отраслевых треках форума в рамках программы работы на этот год.

Понимаем, что перед председательством стоит очень непростая задача по поиску консенсуса в нынешних условиях. Считаем, что команда, обеспечивающая функции председательства, действует весьма профессионально. Настроены помогать аргентинским друзьям на всех уровнях с тем, чтобы на предстоящем саммите лидеры могли опираться на весомый «урожай» годового взаимодействия крупнейших экономик мира.

Президент Маурисио Макри, действительно, пригласил президента Владимира Путина принять участие в саммите «Группы двадцати» и посетить Аргентину с официальным визитом. Исходим из того, что российско-аргентинская встреча на высшем уровне призвана способствовать дальнейшему наращиванию стратегического партнерства между двумя государствами.

— Как вы охарактеризуете российско-аргентинские отношения на современном этапе?

— Российско-аргентинские отношения продолжают развиваться «по восходящей». Особенно важно, что сохраняется преемственность курса на укрепление всеобъемлющего стратегического партнерства. Данная линия, не подверженная сиюминутной конъюнктуре, опирается на широкий консенсус как в России, так и в Аргентине. Можно со всей уверенностью утверждать, что связи между нашими странами — наглядный пример динамичного, взаимовыгодного, деидеологизированного сотрудничества.

Удовлетворены достигнутым высоким уровнем политического взаимодействия — как в двустороннем плане, так и на многосторонних площадках, в том числе в ООН — в интересах обеспечения международной безопасности и стабильности, устойчивости мировой экономики, достижения целей развития.

Отдельная признательность аргентинским партнерам — за совместную работу по противодействию героизации нацизма. Программа моего визита предусматривает открытие документальной выставки в Национальном конгрессе Аргентины «Холокост: уничтожение, освобождение, спасение» о подвиге советских солдат, спасших жизни тысяч узников концлагерей. Отрадно, что память об этом бережно хранят на аргентинской земле.

Вместе с тем востребованы энергичные усилия по более полному раскрытию значительного потенциала двустороннего сотрудничества в таких важных сферах, как торговля, инвестиции, научно-технические связи. Эти направления нуждаются в особом внимании. Радует, что мы с аргентинскими партнерами едины в понимании необходимости наращивания совместных усилий.

Анализируя реализацию договоренностей, достигнутых в результате переговоров на высшем уровне в январе нынешнего года, отмечаем прогресс в торгово-инвестиционной сфере. Продолжается работа по устранению административных барьеров в осуществлении экспортно-импортных операций, конструктивный диалог между профильными ведомствами по урегулированию разногласий.

Высоко оценили присутствие президента Маурисио Макри 11 мая на торжественном открытии железнодорожного сервисно-производственного предприятия «Мечита» в провинции Буэнос-Айрес, создание которого было профинансировано российской компанией ЗАО «Трансмашхолдинг». Уверен, что этот проект, способствующий созданию новых рабочих мест, привлечению инвестиций, может стать основой для масштабного российско-аргентинского сотрудничества в железнодорожной сфере.

«Газпромбанк» готов инвестировать в строительство портово-логистического комплекса в городе Рамальо и в настоящий момент ведет поиск аргентинских партнеров. Есть и другие интересные инициативы.

Особое ударение оправданно делается на высокие технологии и инновации. Намерены использовать наработанный в предыдущие годы богатый опыт совместной работы в областях гидроэнергетики и мирного атома для реализации новых долгосрочных проектов сотрудничества по этим направлениям. Хороший задел создан для налаживания практической кооперации в сфере космоса, биотехнологий, фармацевтики, других областях.

Важной составляющей двусторонних отношений остаются культурно-гуманитарные связи. С 2009 года действует безвизовый режим при взаимных краткосрочных поездках наших граждан. Растет число обучающихся в России аргентинцев по программе государственных стипендий.

В Аргентине проживает самая крупная русскоязычная диаспора в Латинской Америке — 300 тысяч человек. Признательны аргентинскому руководству за поддержку наших соотечественников, их усилий по сохранению национальной самобытности, культурных традиций, языка.

— Как вы можете прокомментировать нынешнее противостояние между Западом во главе с США и Россией? Не считаете ли вы, что старая холодная война началась снова и, если да, то к какой стороне можно отнести Латинскую Америку?

— Отношения между Россией и «историческим Западом» переживают весьма непростые времена. Неоднократно говорили, что такое положение дел — логическое следствие непрекращающихся односторонних действий ряда западных стран во главе с США, объективно утрачивающих свое доминирование в мировых делах и пытающихся обратить вспять процесс формирования справедливой полицентричной системы международных отношений. В целом ряде случаев их односторонние шаги носят откровенно деструктивный характер, ведут к опасной разбалансировке механизмов глобального управления. Последствия такой линии уже ощутили на себе народы Югославии, Ирака, Ливии, Сирии, Украины.

Складывается впечатление, что определенной части политической элиты на Западе не нравится то, что Россия, успешно решающая задачи внутреннего развития и эффективно защищающая суверенитет, проводит самостоятельный, независимый внешнеполитический курс. Отсюда — стремление наказать нас, сдержать наше развитие, в том числе путем односторонних санкций, сформировать в медийном пространстве негативный образ нашего государства.

Вместе с тем не думаю, что уместно говорить о «втором издании» холодной войны, главной отличительной чертой которой было жесткое военно-политическое противостояние двух идеологических систем и социально-экономических моделей государственного устройства. Сегодня о такой борьбе идеологий, когда мир был фактически расколот пополам, речь не идет.

Другое дело, что спустя почти 30 лет после падения Берлинской стены ее пережитки, как я уже отметил, до сих пор сохраняются на Западе. Например, в виде Североатлантического альянса.

Отношения с регионом ЛАКБ (Латинской Америки и Карибского бассейна) остаются самоценным направлением российской внешней политики. Мы работаем с латиноамериканцами по открытой и неидеологизированной повестке. Наше взаимодействие не направлено против кого-либо.

Напомню — Россия никогда не ставит своих партнеров перед необходимостью выбора — «с нами или против нас». Что, к сожалению, нельзя сказать о некоторых западных государствах, прежде всего США.

— Что вы думаете об обвинениях в адрес России в связи с отравлением Сергея Скрипаля? Как вы охарактеризуете конфликт с Великобританией вокруг данного вопроса?

— Об этом уже много нами говорилось. Российская позиция остается без изменений — считаем категорически неприемлемым и недостойным тот факт, что правительство Великобритании в своих неблаговидных политических целях использовало провокацию в Солсбери, к которой мы не имеем никакого отношения.

Мы сразу же предложили провести совместное расследование, запросили факты, задали конкретные вопросы. В ответ столкнулись с обструкцией и грубыми инсинуациями. Вместо предметного диалога и совместной работы в рамках международно-правовых механизмов Лондон взял курс на раскрутку антироссийской кампании и дальнейшее серьезное обострение отношений между нашими странами. Инспирировал целый набор враждебных и провокационных мер, включая высылку российских дипломатов. Разумеется, это не осталось без адекватного ответа.

Полагаю, что подобные действия без каких-либо доказательств на основе пресловутого подхода «highly likely» (весьма вероятно) не делают чести Великобритании, бросают вызов международному праву.

Прошло более двух месяцев с момента инцидента в Солсбери, но признаки того, что нынешнее британское руководство нацелено на цивилизованное урегулирование ситуации, так и не просматриваются. Наши призывы к Лондону пересмотреть свой деструктивный курс, попытаться вместе — честно и открыто — разобраться в произошедшем предпочитают не слышать.

Российскую сторону, прежде всего, беспокоит состояние здоровья и положение наших соотечественников — кстати, речь идет не только о Сергее, но и о его дочери Юлии Скрипаль, — втянутых англичанами в эту провокацию. Отказ властей Великобритании в консульском доступе дает основания рассматривать происходящее как их похищение или преднамеренную изоляцию.

Подчеркну еще раз — мы готовы к предметному взаимодействию, призываем Лондон честно сотрудничать в рамках возбужденного Следственным комитетом России 16 марта уголовного дела по факту покушения на умышленное убийство и направленных британской стороне соответствующих запросов Генпрокуратуры России о правовой помощи. Продолжаем настаивать на предоставлении подробной информации о ходе следственных действий, а также разъяснений по поводу достоверности всплывающих в британских СМИ многочисленных и весьма противоречивых версий случившегося.

Пока же, к сожалению, конфронтационные действия властей Великобритании продолжают наносить ущерб межгосударственному диалогу. Ответственность за последствия этого для наших двусторонних отношений целиком и полностью лежит на британской стороне.

— Считаете ли вы, что после решения Дональда Трампа о выходе из Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) возрос риск военной эскалации и нападения на Иран?

— Мы разочарованы решением президента США Дональда Трампа об одностороннем выходе из СВПД по урегулированию ситуации вокруг иранской ядерной программы и о восстановлении антииранских санкций.

Такой шаг — существенное нарушение как СВПД, так и резолюции Совета Безопасности ООН 2231 от 2015 года, которая его одобрила. Вашингтон в очередной раз действует вопреки мнению большинства государств мира, исключительно в собственных узкокорыстных интересах, грубо попирая нормы международного права.

Сейчас трудно судить, как будут развиваться события. Хотелось бы надеяться, что выход США из соглашения не связан с планами напасть на Тегеран или сменить там режим. Тем не менее, уже сейчас очевидно, что принятое решение наносит серьезный ущерб глобальной и региональной безопасности и стабильности.

Именно поэтому считаем принципиально важным, что Иран не пошел на обострение, а продолжает неукоснительно соблюдать свои обязательства перед международным сообществом. Это еще раз было подтверждено со стороны МАГАТЭ. Сохраняют приверженность сделке и оставшиеся ее участники, включая Россию.

Все это порождает осторожный оптимизм, что СВПД удастся спасти. Значит, остаются шансы на то, что достигнутое огромным многолетним трудом переговорное решение острой международной проблемы не окажется окончательно перечеркнутым.

Открыты к взаимодействию в интересах СВПД, нацелены на развитие взаимовыгодного сотрудничества с Тегераном.

— Как вы оцениваете сближение Северной и Южной Кореи, а также действия Вашингтона в этой связи? Как вы полагаете, каким образом должен проходить процесс денуклеаризации?

— Неизменно призывали Сеул и Пхеньян к нормализации межкорейских отношений, даже когда ситуация на Корейском полуострове оставалась очень напряженной. Убеждены, что решить весь комплекс региональных проблем, включая ядерную, можно лишь политико-дипломатическим путем.

В связи с этим удовлетворены, что переговорный процесс между КНДР и Республикой Корея развивается в последние месяцы поступательно и успешно, а в Пханмунчжомской декларации по итогам встречи корейских лидеров зафиксированы базовые принципы мирного сосуществования двух государств, стремление к развитию отношений и денуклеаризации полуострова общими усилиями. Со своей стороны продолжим оказывать необходимое содействие реализации межкорейских договоренностей.

Что касается роли США в процессе урегулирования, надеемся, что она останется конструктивной. Важное значение будет иметь намеченная на 12 июня в Сингапуре встреча Президента США Дональда Трампа с председателем Госсовета КНДР Ким Чен Ыном. Если стороны воздержатся от выдвижения заведомо неприемлемых требований друг к другу и обозначат готовность к взаимоуважительному диалогу, у денуклеаризации Корейского полуострова появятся хорошие перспективы.

Практические аспекты этого процесса должны согласовываться в ходе многосторонних консультаций по вопросам мира и стабильности в Северо-Восточной Азии. Ясно, что ядерную проблему полуострова не получится решить в отрыве от других вызовов региональной безопасности или в ущерб интересам какой-либо из сторон. Опыт прошлых лет и история допущенных ошибок наглядно это подтверждают. Кроме того, в свете нынешней ситуации вокруг СВПД необходимо будет разработать беспрецедентный механизм взаимных гарантий, а сделать это можно лишь совместными усилиями всех государств региона.

— Как долго Россия планирует оставаться в Сирии?

— Хотел бы прежде всего напомнить, что российские военные находятся на территории Сирии с осени 2015 года по приглашению законного правительства Сирийской Арабской Республики (САР), обратившегося к России за помощью в деле борьбы с терроризмом, стабилизации обстановки в стране и создания условий для политического урегулирования затянувшегося острого кризиса.

Многие поставленные задачи были успешно выполнены, а цели — достигнуты. Наша страна внесла решающий вклад в разгром военно-политического очага терроризма в лице ИГИЛ (организация, запрещенная в России, — прим. ред.). После этого в декабре 2017 года значительная часть российского воинского контингента была выведена с территории САР.

Однако миссия России в Сирии не окончена. В частности, в полном составе функционирует российский Центр по примирению враждующих сторон, продолжают нести службу батальоны военной помощи, работают два пункта базирования Вооруженных Сил Российской Федерации — авиабаза Хмеймим и пункт материально-технического обеспечения ВМФ России в Тартусе. В этой связи было бы логично исходить из того, что присутствие нашей страны в САР будет сохраняться до тех пор, пока в этом нуждается законное руководство Сирии и дружественный сирийский народ.

— Сейчас разрабатывается документ о сотрудничестве между МЕРКОСУР и ЕАЭС, движущей силой которого является Россия. Какими вам видятся перспективы такого межрегионального взаимодействия?

— ЕАЭС активно взаимодействует на международной арене с третьими странами и интеграционными структурами. Форматы такого взаимодействия включают, в том числе, диалоговое сотрудничество, непреференциальные соглашения и соглашения о свободной торговле.

Одним из важных региональных направлений считаем налаживание контактов Союза с государствами Латинской Америки. С 2011 по 2017 годы доля торговли ЕАЭС с латиноамериканскими партнерами (МЕРКОСУР, Тихоокеанский альянс, Эквадор, Никарагуа) в среднем составляла 2,3% от общего объема товарооборота Союза с третьими странами.

В качестве приоритетных партнеров в регионе рассматриваем Южноамериканский общий рынок (МЕРКОСУР). Поддерживаем установление диалогового партнерства между евразийской «пятеркой» и МЕРКОСУР путем подписания меморандума о сотрудничестве, охватывающего такие сферы, как торговля и инвестиции, энергетика, научное и технологическое развитие, финансы, транспорт, связь, сельское хозяйство, туризм, информационно-коммуникационные технологии. Данный формат позволит нашим странам приступить к изучению возможностей и потенциальных преимуществ, связанных с переходом к расширенному и углубленному взаимодействию в торгово-экономической сфере.

Исходим из того, что Меморандум фактически на завершающей стадии подготовки и может быть подписан уже в обозримом будущем.

— Осталось меньше месяца до начала Чемпионата мира по футболу в России. Все ли готово к мундиалю? Ожидаете ли вы гостей на высшем уровне? Не боитесь ли вы бойкота, в том числе со стороны государств Латинской Америки?

— Да, все основное сделано. Об этом говорил президент Владимир Путин на заседании Наблюдательного совета Оргкомитета «Россия-2018» в начале мая.

В настоящее время Оргкомитет и все другие вовлеченные структуры, включая власти регионов, в которых пройдут матчи Чемпионата, продолжают делать все необходимое, чтобы мировое футбольное первенство прошло на самом высоком уровне. Уверен, что турнир станет настоящим спортивным праздником, и наши гости, помимо высококлассного футбола, получат массу приятных впечатлений от качества обслуживания и традиционно теплого российского гостеприимства.

Ожидаем, что Чемпионат мира посетит большое количество высокопоставленных гостей из различных государств, включая президентов, премьеров, вице-премьеров, министров. Помимо матчей открытия и финала, которые пройдут в Москве, они также посетят отдельные состязания с участием их национальных сборных в других российских городах.

Последовательно исходим из того, что спорт должен оставаться вне политики. Бойкоты международных спортивных соревнований — это близорукая линия, которая противоречит духу и ценностям международного спортивного движения, принципу «честной игры», не имеет ничего общего со спортом высших достижений. Как показывает практика, от бойкотов больше страдают те страны, которые их объявляют, нежели те, против которых они применяются. А самым большим проигравшим всегда остаются спортсмены и болельщики.

Ни о каком «бойкоте» со стороны латиноамериканцев говорить, разумеется, не приходится. Отношения России с государствами ЛАКБ традиционно носят уважительный, партнерский, свободный от идеологических ограничителей характер. Поддерживаем интенсивные контакты с национальными футбольными организациями региона. Высоко ценим латиноамериканскую школу футбола, воспитавшую целую плеяду звезд мирового уровня. Рассчитываем, что на Чемпионат в нашу страну приедет большое количество болельщиков из Латинской Америки. Будем искренне рады их видеть, как и других зарубежных гостей.

Россия. Иран. США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция. Электроэнергетика > inosmi.ru, 22 мая 2018 > № 2614890 Сергей Лавров


Весь мир. ПФО > Транспорт. СМИ, ИТ > gudok.ru, 22 мая 2018 > № 2614739 Азат Ахметшин

Азат Ахметшин: «В дни матчей чемпионата мира на маршруте Казань-1 – Аэропорт будет организовано круглосуточное движение»

Летом компания «Содружество» будет обслуживать гостей чемпионата мира по футболу. О подготовке к этому событию, а также о других планах, касающихся перевозок пассажиров, рассказывает генеральный директор АО «Содружество» Азат Ахметшин.

– Азат Ильгизович, «Содружество» играет заметную роль в пригородных перевозках двух приволжских столиц – Казани и Ижевска. Полигон обслуживания – это девять субъектов Федерации. Как сейчас можно привлекать пассажиров в пригородные поезда?

– Надо думать об удобных маршрутах, о расписании, дополнительных услугах – о том, чтобы пассажиру было комфортно.

Мы одними из первых среди пригородных компаний стали внедрять оплату проезда с помощью бесконтактных банковских карт. Необходимым оборудованием обеспечены все кассы, и сейчас с двумя крупными банками мы прорабатываем организацию оплаты картами непосредственно в поездах на переносной контрольно-кассовой технике. С марта эта система тестируется у нас, на маршруте Казань-1 – Аэропорт.

Для работы в режиме oнлайн на маршруте должен устойчиво поддерживаться Интернет. Но есть перегоны и участки, которые пока не полностью входят в зону покрытия, например Сосновка – Кизнер на границе Кировской области и Удмуртии. Это вопрос, который предстоит решать.

– Летом пассажиров «Содружеству» прибавит чемпионат мира по футболу. Как будут организованы график движения и перевозки пассажиров?

– Будем обеспечивать перевозки болельщиков по маршруту Казань-1 – Аэропорт. Этот опыт наработан в прошлом году во время игр Кубка конфедераций. В дни матчей, а также накануне и после них вместо обычных восьми пар поездов на маршруте будет организовано круглосуточное движение с интервалом в один час.

В приоритете сейчас вопросы транспортной безопасности. Готовится и персонал. 56 разъездных кассиров изучают английский язык: они должны уметь приветствовать пассажиров, предложить им услуги, ответить на несложные вопросы, объяснить, куда идти или ехать дальше.

Можно сказать, мы работаем на перспективу. В августе 2019 года в Казани пройдёт 45-й чемпионат мира по профессиональному мастерству WorldSkills. Одной из площадок станет выставочный комплекс, который находится рядом с аэропортом. На соревнования будет быстрее и удобнее всего попасть именно на электропоездах. От Министерства транспорта Татарстана к нам уже начинают поступать запросы на организацию транспортного обслуживания. Для перевозки заявленного объёма потребуются интервалы не в один час, а в 30 минут. Но на линии есть узкое место – первый двухкилометровый перегон Казань-1 – Вахитово – это однопутный участок, по которому идут и дальние поезда, и пригородные.

– Удаётся ли привлекать на маршруте Казань-1 – Аэропорт новых пассажиров?

– Когда мы начали обслуживать маршрут в феврале 2015 года, пассажиропоток там был низким. Мы постарались привязать время отправления и прибытия поездов к наиболее востребованным рейсам самолётов и времени начала рабочих смен в аэропорту и в организациях, которые обслуживают пассажиров. По сравнению с прошлым годом пассажиропоток вырос на 25%, в том числе благодаря тому, что мы обновили навигацию и договорились с аэропортом об установке в зоне выдачи багажа нашего табло. На нём таймер, показывающий время до отправления ближайшего поезда, и тариф. Он составляет сейчас 40 руб. от аэропорта до Казани. Это выгодно отличается от того, что тут же предлагают пассажирам таксисты.

Сейчас мы планируем начать продажу билетов на поезда «Аэроэкспресса». Пассажиры, которые летят из Казани в Москву, смогут купить их у нас и спланировать поездку из аэропорта в город. Для нашей компании это будет дополнительный доход.

– Восстанавливаются ли те маршруты, которые прекратили работу в кризисные для пригородных перевозок 2014–2015 годы?

– Такая тенденция есть. Зимой мы восстановили маршрут в третий по величине город Татарстана – Нижнекамск. Число пассажиров на нём растёт, и не только на коротких расстояниях. Каждый день есть те, кто едет из Нижнекамска в Агрыз, чтобы пересесть на поезд дальнего следования. Сейчас прорабатываем возможность восстановления маршрутов из Бугульмы в Набережные Челны и Туймазы. Предложение Минтранса Республики Татарстан на этот счёт есть.

Летом три дня в неделю будут в ходу поезда из Йошкар-Олы в Казань и Табашино. Но, кроме них, в дни игр чемпионата мира по футболу Марий Эл заказывает поезда Йошкар-Ола – Зелёный Дол.

Поддержание работы маршрутов, их восстановление – это прежде всего налаживание отношений с регионами. Взаимопонимание с ними в целом улучшается. Мы занимаемся актуализацией комплексных планов транспортного обслуживания населения, которые были приняты три года назад, предлагаем внести в них изменения.

Сейчас прорабатываем и вопрос обновления подвижного состава, курсирующего на наших маршрутах в Татарстане и Удмуртии. С будущего года в этих регионах начнут выбывать отслужившие свой срок эксплуатации вагоны пригородных поездов. Вместо них хотелось бы иметь рельсовые автобусы новых конструкций. Схему их приобретения с участием субъектов мы обсуждаем.

20 апреля 2018 года прошла рабочая встреча с участием руководства министерств транспорта и дорожного хозяйства Республики Татарстан и Удмуртской Республики, а также Камбарского машиностроительного завода. Окончательное решение по этому вопросу ещё не принято. Есть предложение от ЗАО «Трансмашхолдинг» о поставке РА3 – их нужно было бы два состава взамен вагонов, которые выбывают из эксплуатации. Но также и в Камбарке готовы изготовить для нас свои одновагонные рельсовые автобусы – тогда их потребовалось бы пять. Планируется, что эти рельсовые автобусы будут курсировать по территории Удмуртии и Татарстана по маршрутам Ижевск – Нижнекамск и Ижевск – Балезино.

– Зимой компания объявила об открытии своего туристического маршрута, разумеется, с использованием электропоезда. Видите ли в этом возможное перспективное направление в развитии «Содружества»?

– Это важный для нас проект – туристический маршрут на родину знаменитого татарского поэта Габдуллы Тукая в село Кырлай, которое находится на севере Татарстана, в Арском районе. Туда мы уже начали возить организованные группы до 25 человек. Туристы добираются на нашем поезде до станции Арск, там пересаживаются на автобус и едут на нём до музейного комплекса. В стоимость этого тура входят дорога, питание, страховка, экскурсия и угощение для каждого участника поездки. Поездки в Кырлай популярны в Татарстане. Причём в разные сезоны. Зимой там открывается резиденция Кышбабая – татарского Деда Мороза, туда с удовольствием едут дети из разных районов республики. «Содружество» сумело предложить всем, кто собрался в Кырлай, такой вариант путешествия, который обходится в 700 руб., а это практически в два раза дешевле, чем то, что предлагают турагентства.

Развитие туристического направления нам представляется одной из важных задач. Мы хотим показать и жителям республики, и нашим гостям, что в Татарстане очень много интересных мест, до которых можно добраться на пригородных поездах. Это, к примеру, знаменитый остров Свияжск. В середине XVI века там, где река Свияга впадает в Волгу, Иван Грозный построил город-крепость. Здесь и поныне сохранилось много старинных зданий. При строительстве Куйбышевского водохранилища город оказался на острове. Попасть туда было довольно проблематично – обычно туристы пользовались для этого небольшими теплоходами. Несколько лет назад остров был соединён с берегом дамбой.

На железной дороге есть станция Свияжск, до которой ходят пригородные поезда из Казани. И многие туристы путали остров и эту станцию. Приезжали туда на электричке и понимали, что до самого города ещё почти десяток километров. Но ведь их теперь можно легко проехать. Мы договорились с местным автопредприятием и состыковали движение автобусов с расписанием наших поездов. Сейчас туристы приезжают на станцию Свияжск на пригородных поездах. И по понедельникам, средам, пятницам и субботам на станции пассажиров определённых поездов ждёт автобус до острова Свияжск. Обратно можно вернуться тем же маршрутом. От острова до станции ежедневно организовано шесть автобусных рейсов.

Прорабатываем и другие возможные маршруты. В Татарстане они могут включать посещение популярного аквапарка, а также появившихся недавно в окрестностях Казани «умного» города Иннополиса, горнолыжного курорта. Есть и в соседних республиках другие интересные для туристов направления, где можно использовать наши пригородные поезда. К примеру, в Марий Эл это мог бы быть маршрут в национальный парк «Марий чодра» с его прекрасными лесами, озёрами – по нему проходит железнодорожная линия Зелёный Дол – Йошкар-Ола. А в Удмуртии перспективны поездки в зоопарк.

– «Содружество» работает в республиках Поволжья, где пассажиры говорят на разных языках. Учитываете ли вы эту специфику?

– Мы ощутили в этом необходимость. В 2016 году было решено, что все объявления, которые делаются по-русски на маршруте Казань – Аэропорт, будут дублироваться не только на английском, как на аналогичных маршрутах в других городах, но и на татарском языке. Приятно, что это заметили наши пассажиры и оценили. 26 апреля в Казани прошла акция «Мин татарча сoйл?ш?м!» («Я говорю по-татарски!»), организованная Всемирным форумом татарской молодёжи. Во время этой акции ежегодно награждают организации, которые используют в работе второй государственный язык Республики Татарстан – татарский. И пригородной пассажирской компании «Содружество» было вручено благодарственное письмо за использование татарского языка в поездах на маршруте Казань – Аэропорт. В этом году компания запланировала перевести на татарский язык навигацию и объявления о режиме работы пригородных касс.

– «Содружество» – это компания, в традициях которой общаться со своими пассажирами, отмечать с ними праздники, приурочивать к важным датам различные акции. Для вас это действительно важная сторона работы?

– Да, для нас важно показать лояльность компании к тем людям, которые пользуются нашими услугами, сделать так, чтобы пассажиры чувствовали наше расположение, дружелюбие по отношению к ним. В конце концов речь здесь идёт даже не столько о правилах, которых обычно придерживаются предприниматели, это традиции нашего общества – вместе отмечать праздники, делать друг другу подарки. Например, в поезде Казань – Вятские Поляны мы организовали совместно с технической библиотекой на станции Казань акцию «Библиодень», приуроченную к Всемирному дню книги. 23 апреля, когда отмечается этот праздник, во многих городах проводятся «Библионочи». Началось всё с детективной викторины. Пассажирам предложили посоревноваться в знании произведений Агаты Кристи и Артура Конан Дойла, освежить в памяти русские народные сказки. Также пассажиры сыграли в игру верю-не-верю и послушали рассказ об интересных фактах из истории железных дорог. Затем получили в подарок кроссворды, памятки о том, как привить детям любовь к чтению, и, конечно же, книги. Интерес к акции у пассажиров был огромным. И мы решили сделать её традиционной.

В канун Дня Победы компания провела акцию «Поздравь ветерана». В эти дни любой посетитель вокзалов в Казани мог оставить на специальном стенде праздничное поздравление, а 3 мая даже записать видеопоздравление. Возможностью сказать добрые пожелания тем, кому мы обязаны мирным небом над головой, воспользовались более 100 человек. Причём не только казанцы – люди из разных городов России, от Санкт-Петербурга до Владивостока. Читали стихи собственного сочинения и произведения известных авторов, поздравляли своими, идущими от души словами. Всё это 9 Мая транслировалось на экранах, установленных в зоне пригородных касс. А письменные послания в виде открыток мы вручили ветеранам на торжественном митинге на станции Юдино.

– В прошлом году компания одной из первых на сети организовала обслуживание пассажиров во время технологических «окон». Поезд отменяется, но вы арендуете у местных автопредприятий автобусы, и они идут по тем участкам, куда пассажиры не смогли бы попасть. Продолжится ли такая практика?

– С апреля именно так мы обслуживаем пассажиров в дни ремонта пути на участке Свияжск – Албаба. Так будем поступать и в дальнейшем. План ремонтов Горьковской дороги нам хорошо известен. К нашему сожалению, он напряжённый. Будет немало дней, когда нам предлагается, например, в восточном направлении от Казани на некоторых участках отменять по восемь поездов из 14. Мы не хотим терять пассажиров, поэтому там, где это возможно, они поедут по билетам «Содружества» в автобусах, которые мы арендуем. Но очень хочется, чтобы таких отмен всё-таки было поменьше. Очень важно, чтобы люди не сомневались: электричка – это очень удобно, точно по расписанию, без сложностей и пересадок.

Николай Морохин

Весь мир. ПФО > Транспорт. СМИ, ИТ > gudok.ru, 22 мая 2018 > № 2614739 Азат Ахметшин


Россия > Внешэкономсвязи, политика > snob.ru, 21 мая 2018 > № 2615087 Глеб Павловский

Знай свое место. Российское правительство в тени Владимира Путина

Глеб Павловский

Правительство никогда и ни при каких обстоятельствах не станет исполнительной властью в России. Зачем тогда следить за перемещениями министров?

зглянем на вещи без предубеждений — вот правительство, не решающее ничего. Но это же так интересно! Крепкое, компетентное, ничего не решающее правительство получит свои решения готовыми прямо в пакетах. То, что министры ничего не решали, станет их алиби на случай провала. И мы знаем имя этого алиби — Путин. Слово «Путин» позволяет уйти от любого ответа. Отчего правительство таково? Всё решил всесильный Путин. Почему в правительстве тот же премьер? Так проще нерешительному Путину. Почему у правительства нет реальной программы? Так наш решительный Путин решил, смело пойдя на прорыв!

Кабинет министров в России устроен по схеме, по какой в либеральных странах устраивают отношения властей: всюду cheks & balances. Вице-премьеру Силуанову задан контроль расходования 25 триллионов рублей. Важная функция при большой математической цифре. Но, кажется, и Кудрин должен делать то же? А вице-премьер Дмитрий Козак назначен куратором ответственных за вероятный срыв прорыва. Министр науки и вузов Михаил Котюков вообще ветеран охраны — почтенный завхоз Академии, спасший российскую науку от разворовывания российскими учеными. Мединский тем временем защищает культуру от интеллектуалов. Так что министра экономического развития здесь держат почти всемером.

Мы получили ответ на вопрос, кому заняться делами, если арбитр вышел, а нового завести неможно, чтоб некому было занять его место. Вокруг этой невесомой, высокоматематической задачи сложился теневой каркас кабинета. Он никогда и ни при каких обстоятельствах не станет исполнительной властью в России.

Нельзя забывать, что назначение в правительство еще и резерв почетных отставок. Успешный назначенец Дмитрий Кобылкин получил новое прекрасное назначение, на природу. Самому Кремлю нелегко разобраться в мотивах Кремля. Действительно ли там хотят сделать Якушева главным строителем или просто хотели убрать с территории? Но ведь показал еще случай назначения Собянина мэром: неважно, какой был первый мотив у новой должности, он не предопределяет последующих.

Евгений Зиничев, самый недолго правивший из губернаторов Калининграда, возглавляет теперь МЧС. Его признание в губернаторской некомпетентности создало ему репутацию честного человека и прекрасного организатора.

Что значит это наводящее ужас движение, вопрошал Гоголь у птицы-тройки. Мы нашли ответ: высококомпетентная нерешительность, первоклассный хаос в верхах. Даже «Ревизор» включен немой сценой — Кудриным в Счетной палате. Господа, к вам едет Кудрин!

Дискуссии вокруг правительства — прямо пир политического филолога. Наблюдения за риторикой стали полезней стратегических рассуждений. Идет лингвистический спор: министр финансов Силуанов занял пост первого вице-премьера или первый вице-премьер по экономике Силуанов занял пост министра финансов? Чем не прорыв. Вы ведь заказывали прорыв? Получайте кабинет экономической несменяемости. Такова цена компромисса в отсутствие ясных целей. Термин непопулярные реформы навсегда заменил ушедшие в прошлое амбициозные цели. Кремлевский популизм обожает идею «непопулярных реформ» — алиби для бездействия и вместе с тем на случай провала. Или вот майские указы. Их задачи всегда канонически противоречивы: сократить число бедняков в стране вдвое, увеличив зато срок жизни оставшимся до 78 лет. Ясно, здесь будет маневр, но до жути интересно: статистический или демографический?

Но есть и еще зоны, где теневой кабинет Медведева прямо вторгается в наши интересы. Министр так называемого просвещения Васильева — в сущности министр огосударствления школы, изъятой у муниципалитета. Это зона прорыва государства в будущее наших детей. И те, кто не хочет оставить своих детей в дураках, должны быть бдительными. Им придется держать оборону. Здесь возможное место перехода реальной повестки будущего страны из рук власти в руки ее граждан. Образование детей — это то, что преступно оставить на усмотрение теневого кабинета с сомнительными задачами.

А кто власть на загадочной этой картинке? Арбитраж корпораций, представленных при дворе. Уж придворные проследят, чтобы никто из них не усиливался чрезмерно. За каждым министром, старым или новым, стоит тяжеловесная группа интересов. В зависимости от ситуации она получит преференции либо утопит выдвиженца, отправив его за утешением к Улюкаеву. Ну есть еще дети, конечно. Здесь тренд перешел в мейнстрим, и фамилия Патрушева радует узнаванием, как рифма в стихе. Но дети не звери. С ними легко познакомиться в клубе на озере Комо, сыграть в футбол и сойтись или в конце концов пожениться.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > snob.ru, 21 мая 2018 > № 2615087 Глеб Павловский


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Недвижимость, строительство > gazeta.ru, 21 мая 2018 > № 2614822 Георгий Бовт

Содрать три шкуры со скидкой 40%

Георгий Бовт о том, почему размер налога на имущество не влияет на качество жизни в городах

С 2013 года по 2017 год я «разбогател» в 35 раз. Вернее, это произошло всего за два года, а потом «состоятельность» подтвердилась государственным органом, который определяет «налогооблагаемую базу» принадлежащего мне имущества. Эта база, а именно принадлежащая мне квартира, и выросла в оценке именно в 35 раз с 2013 по 2015 год. Соответственно, вырос и налог. Согласно известному правилу постепенного повышения налогообложения недвижимого имущества на 20% в год, начиная с 2015 года до 2020-го. То есть до приведения налогообложения на основе «кадастровой оценки, приближенной к рыночной», осталась еще пара лет, — именно в 2020 году пришлось бы платить по полной. Но тут, слава богу, за меня вступился президент Владимир Путин. И теперь я жду послаблений, спущенных мне послушной (Путину, не мне) рукой депутатов Государственной Думы, которые в меру оперативно озаботились проблемой. Мол, а чего это у нас такие высокие налоги на недвижимость (притом, что они еще не достигли полной величины, лишившись понижающих коэффициентов)? — солидарно изумились депутаты.

Вопрос о непомерном росте налогов на недвижимость поступил Путину в прошлом году во время очередной большой ежегодной пресс-конференции. Отвечая на него, он сказал, что «все тарифы и платежи должны начисляться исходя из реальных доходов россиян, а не каких-то мифических цифр». И еще что «кадастровая стоимость — это рыночная стоимость. И это тоже правильно. Но что неправильно, эти уровни тарифов, кадастровых платежей должны быть вообще основаны на каких-то реалиях. Они должных быть основаны на реальных доходах населения. Это не может быть оторвано от жизни».

Теперь, надеюсь, владельцы недвижимости станут несколько «беднее». А то, действительно, одна моя родственница «оторвалась от жизни» настолько сильно, что ее московская квартирка выросла в оценке к 2015 году сначала в 45 раз. Потом, правда, «подешевела» к 2017 году в результате переоценки до 35 раз. Зато другой родственник — и тоже с московской квартирой — оторвался еще сильнее от реальности: он «взлетел в цене» сначала в 90 раз, а через три года провели переоценку, и он стал со своим жильем «стоить» уже в 123 раза больше, чем пять лет назад.

В Москве, как и Петербурге, переоценку можно проводить не один раз в пять лет, как в других регионах, а раз в три года. Другое дело, что за ту «рыночную» сумму, которую насчитали и мне и другим моим знакомым, как правило, даже близко вы сейчас эти квартиры не продадите. По моим прикидкам, оценка завышена против реалий минимум раза в полтора, а то и в 2-2,5.

И вот теперь группа думцев во главе с самим председателем Володиным внесла законопроект, ограничивающий рост налога на недвижимость.

Предложено отказаться от запланированного повышения налоговых платежей и ограничить их рост из-за пересмотра кадастровой стоимости имущества.

Доработать методику кадастровой оценки поручал все тот же Путин этой весной по итогам послания Федеральному собранию. Говорят, многие чиновники, в том числе высокопоставленные, были неприятно удивлены, когда увидели, как растет в их платежках налог. То есть сначала они все это придумали там у себя наверху, ссылаясь, как водится, на мировой опыт, на «справедливую рыночную оценку» и на «ответственность собственников», а потом удивляются, отчего так криво все это работает.

Оценка кадастровой стоимости заменила прежнюю — по БТИ — сначала в 28 регионах страны (в 2015 году), а теперь уже в 60. Общая ставка налога — 0,1%, регионы могут ввести нулевую ставку или увеличить ее, но не более чем до 0,3% для недвижимости сегмента дешевле «сверхдорогой». В Москве, например, ставка колеблется от 0,1% (для жилых помещений оценкой до 10 млн руб.) от 0,15% (до 20 млн) и от 0,2% (до 50 млн) до 0,3% (до 300 млн). По 2% облагается самая дорогая недвижимость.

В других регионах разбивка по оценочной стоимости в привязке к налогу другая. В Петербурге максимальная ставка 0,25% применяется к жилым (речь сейчас только о них) помещениям оценочной стоимости более 200 млн руб. а минимальная 0,1% — до 5 млн. В других регионах власти фантазируют как могут, но в рамках закона.

Ставки налога на имущество, теоретически, определяются на муниципальном уровне. Тут мы вроде бы идем в точном соответствии с так называемым «мировым опытом». Но до конца, как всегда, не доходим.

Возьмем наугад любую область. Скажем, Тамбовскую. В ней более 250 муниципальных образований. Везде решения о ставках были приняты в 20-х числах 2016 года, как под копирку. Они составляют одинаковые 0,3% для жилых помещений стоимостью до 300 млн и 2% — для тех, что дороже. Незамысловато. В принципе, это все, что вы должны знать о муниципальном «самоуправлении» в нашей стране и о том, как там принимаются решения, касающиеся избирателей.

Впрочем, если покопаться в справочных базах ФНС (а они весьма толковые), то можно обнаружить, например, что в Ярославской области в разных муниципальных образованиях ставка налога все же колеблется от 0,1% до 0,3%, но без детальной градации применительно к кадастровой стоимости. А в Саратовской такая градация есть (до 30 млн, от 30 до 50 млн и выше 50 млн), колеблются и ставки – от 0,1% до 0,5%. То есть кое-где некая относительная гибкость имеется.

В то же время своим правом, предоставленным федеральным законом, ввести нулевую ставку налога не воспользовался, насколько известно, ни один регион России. Ни для привлечения жителей из соседних регионов (и для поднятия экономики), ни просто даже, как говорится, из жалости и популизма ради.

В любом случае, такая система формально муниципального утверждения налоговых ставок — на самом деле, все спускается, как нетрудно догадаться, с уровня регионального — плохо отражает такой фактор, влияющий обычно на уровень налогообложения в других странах, как комфортность проживания именно в данном месте. Это и уровень школьного образования в данном муниципалитете, и своевременность вывоза мусора, и чистота дворов и скверов, и качество дорог и прочей социальной инфраструктуры. Доходы от налогов на имущество поступают в консолидированный (подчеркнем, не муниципальный) бюджет российских регионов.

Так что эти налоги — ни высокие, ни относительно низкие — не создают никакого эффективного механизма, чтобы, с одной стороны, избирателям влиять на своих муниципальных депутатов и учитывать то, какой они там налог придумали. А с другой, депутатам — заботиться о качестве жизни именно в данной конкретной местности, чтобы туда переезжали более состоятельные налогоплательщики, чтобы стоимость недвижимости и конкретно жилья росла, но при этом налоги не росли бы до такой степени, чтобы люди начали уезжать в другие места.

К примеру, в США за счет именно аналогичного нашему property tax идет финансирование бОльшей части местного (не на уровне штата, а именно местного) школьного образования. И не только его. И люди в графствах с относительно более высокими ставками налога на недвижимость знают, на что идут их деньги, — в частности, на школы, куда ходят их дети. И эти школы лучше (речь не о частных, уровень по-нашему «государственных» сильно разнится от графства к графству). А у нас при проведении кадастровой оценки, не говоря уже об утверждаемых ставках, не учитывают подчас даже наличие коммуникаций.

В той же Америке немыслимо, чтобы в рамках одного штата существовали одинаковые ставки налога на недвижимость. Это полный нонсенс и выхолащивает саму идею такого налога, подчеркнем, для резидентов конкретной местности. У нас же этот налог имеет исключительно фискальный характер.

Именно потому, что он идет в региональный бюджет, — это и заложило механизм искусственного завышения «налогооблагаемой базы» сверх всякой рыночной. Растущий в ответ ропот населения (а были даже и локальные протесты в ряде регионов) и вызвали вмешательство президента.

Однако просто даже замораживание роста данного налога против прежних планов — это полумера. Уточним: в вышеупомянутом думском законопроекте предлагается отказаться от повышения коэффициента выше 0,6 и сделать эту «скидку» постоянной, то есть после окончательного расчета налога его сумма будет автоматически уменьшаться на 40%. Также предлагается ограничить рост налога из-за пересмотра кадастровой оценки в тех регионах, где уже действует коэффициент 0,6. Его сумма не должна увеличиваться более чем на 10% независимо от того, как выросла кадастровая стоимость.

Однако тут все равно пока нет механизма увязки, условно, качества и комфорта жизни в данном конкретном муниципалитете со ставкой налога на имущество для живущих там людей.

Притом, что доля налога на имущество физлиц в налоговых доходах муниципалитетов пока еще в среднем не превышает весьма скромные 5%. Но когда денег нет, любые сусеки годятся, чтобы по ним скрести, как известно. А когда люди не видят, на что идут даже эти 5%, то кратный рост платежей вызывает растущее недовольство.

Надо также совершенствовать сам механизм определения кадастровой стоимости в корреляции ее с рыночной. Плюс к тому стоит поумерить аппетиты местных властей вздымать ставки налога даже пусть «всего лишь» в три раза по сравнению с общей ставкой 0,1%. Потому что, скажем, по европейским меркам те же 0,3% для единственного, а не второго или третьего жилья — это, мягко говоря, «до фига». Так что предлагаемое депутатами «неувеличение» налога на более чем 10% в увязке с ростом кадастровой цены — это тоже полумера. Она, скажем, не гарантирует, что организации, выигрывающие соответствующие региональные тендеры и проводящие кадастровую оценку (за ее качеством призваны следить саморегулируемые организации оценщиков) не будут «по настоятельной просьбе» региональных властей (которые, напомним, и проводят соответствующие тендеры) закладывать эти 10% автоматически в каждую переоценку. Сейчас, во всяком случае, есть сильное подозрение, что весь этот механизм работает в плотной связке с региональными властями. И по их негласной указке. Отсюда - и раздувание оценок сверх всяких приличий. Ибо очень деньги нужны.

Года два назад бизнес-омбудсмен Борис Титов в нехарактерной для себя манере предложил ввести уголовную ответственность за умышленное завышение кадастровой стоимости, если подобные действия привели к переплате более 2 миллионов рублей налогов за три года. Оно, правда, относилось к бизнесу, а не к гражданам. Впрочем, на мой взгляд, предложение, хоть я с ним и согласен, все равно в наших условиях непроходное (видимо, поэтому омбудсмен на нем позже и не особо настаивал).

Тема ответственности госчиновников за принимаемые решения, ведущие к убыткам бизнеса и граждан, поднималась не раз, однако всякий раз ее заворачивали. Государство у нас ни перед кем не ответственно и уж тем более, как считается, не должно компенсировать ущерб, нанесенный действиями бюрократов, которые в случае завышения оценки действуют, по сути, в сговоре с оценщиками ради повышения поборов.

Если сравнивать налоговые ставки у нас и в той же Америке, то пока у нас налоги на недвижимость существенно ниже. В десятке штатов с самыми низкими ставками они колеблются (речь о средней величине) от 0,28% на, вы удивитесь, Гавайях до 0,62% в Арканзасе. Тогда как в числе 15 штатов с самыми высокими ставками они составляют от 1,42% в Канзасе до 2,4% в Нью-Джерси. То есть, имея в Нью-Джерси недвижимость стоимостью 316,4 тыс. долларов (это медианная стоимость по штату в прошлом году), владелец заплатит налог $5500 в год. Впрочем, такие налоги на недвижимость надо увязывать с другими налоговыми условиями. И стоит напомнить, что общая налоговая нагрузка на россиян (в процентах к их доходам и учитывая вычеты и платежи, которые за них делают работодатели, в том числе с фонда оплаты труда) как раз несколько выше американской. К примеру, в Техасе со средней ставкой налога на недвижимость в приличные 1,86% (медианная стоимость жилья $142,7 тыс., ежегодный платеж получается – $2 654) нет подоходного налога. Опять же напомню: не существует универсальных налоговых ставок для того или иного штата в целом. Все зависит от условий конкретной местности, графства. Скажем, в штате Нью-Йорк средняя ставка 1,65%. Владелец медианной недвижимости стоимостью $286,3 тыс. заплатит в год $4 738. Однако в самом городе Нью-Йорк средняя ставка налога — куда более скромные 0,8%.

В среднем американец платит нынче в год налогов на имущество $2 197 в год. И он знает в принципе, на что идут эти налоги, — он каждый день ходит и ездит по этим местам и видит. И он знает, кто в графстве принимает какие решения относительно каких проектов или выплат.

Если исходить из такой логики и привязки к качеству и условиям жизни в разных муниципалитетах, то, скажем, в Москве ставки налога на имущество должны сильно различаться, скажем, в центре и в Капотне. Они должны соответствующим образом осмысливаться и только потом утверждаться местными властями.

У нас налогообложение по кадастровой оценке вообще введено преждевременно, без должной подготовки. Опять же потому, что очень деньги нужны. В свое время обещали же такой порядок: сначала кадастровая оценка – потом налоги.

Однако на сегодня оценки всего недвижимого имущества в России не существует: нет пока данных примерно о трети объектов строительства и о половине земельных участков. Кто же платит за «неучтенку»? Как вы думаете?

Я почему-то думаю, что я тоже в числе таких плательщиков. Да что там объекты строительства! В ЕГРН нет сведений о 50% границ населенных пунктов России. По данным, например, ГБУ Московской области «Центр кадастровой оценки», в Подмосковье эта цифра достигает 91%. Не имеют зафиксированных границ и 40% земельных участков и 95% зданий и сооружений Московской области. Можно себе представить, как и что тут «облагается».

Главное же, что ставки налогов на недвижимость, которые поступают в региональные бюджеты, должны определяться, в том числе, в диалоге между властями и избирателями. И на выборах, извините уж за этот термин. А этого диалога нет. И на выборах налоги у нас не обсуждаются. Есть либо петиция, апелляция к верхам, либо протест против «беспредела», когда уже нет мочи терпеть и платить. И остается надеяться, что во время очередной ежегодной большой пресс-конференции Путина его удастся еще о чем-то таком же полезном спросить. И он ответит. И поручит тем же, кто в свое время сделал «криво», переделать. Теми же руками.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Недвижимость, строительство > gazeta.ru, 21 мая 2018 > № 2614822 Георгий Бовт


Россия. Весь мир. ДФО > Армия, полиция. Авиапром, автопром > redstar.ru, 21 мая 2018 > № 2614343 Сергей Авакянц

Наш флот для самого большого океана

21 мая 1731 года был учреждён Охотский военный порт – первая на Дальнем Востоке постоянно действующая военно-морская база России

Именно эта дата и считается днём рождения Тихоокеанского флота. О том, чем он живёт сегодня, какие задачи решает в зоне своей ответственности, кто определяет ударный почерк флота, рассказывает командующий ТОФ адмирал Сергей АВАКЯНЦ.

– Ныне Тихоокеанский флот – одно из крупнейших оперативно-стратегических объединений ВМФ России. Это обусловлено прежде всего наличием в его составе кораблей, входящих в стратегические ядерные силы, значением и масштабом решаемых задач.

Тихоокеанцы обеспечивают защиту государственных интересов нашей страны в Азиатско-Тихоокеанском регионе, в назначенной операционной зоне, площадь которой составляет половину всего Мирового океана. Для практического решения этой ключевой задачи в его составе действуют атомные стратегические и многоцелевые подводные лодки, надводные корабли, морская авиация, а также морская пехота, береговые и ракетно-артиллерийские части.

Выполняем мы и внешнеполитические задачи в оперативно важных районах Мирового океана – налаживаем и развиваем военно-морское сотрудничество с флотами других стран. С этой целью наши моряки наносят дружеские визиты в иностранные порты, проводят совместные международные учения. Каждый год они на постоянной основе несут боевую службу в Тихом и Индийском океанах, в Охотском, Японском и Южно-Китайском морях, а также в Средиземноморье, помогая народу Сирии в борьбе с международным терроризмом.

В настоящее время покоряет океанские просторы, демонстрируя Андреевский флаг, отряд в составе больших противолодочных кораблей (БПК) «Адмирал Виноградов» и «Адмирал Трибуц», среднего морского танкера «Печенга». В ходе двухмесячного дальнего похода запланировано посещение нескольких стран Азиатско-Тихоокеанского региона. Кроме того, отряд примет участие в российско-китайском учении «Морское взаимодействие – 2018».

– Сергей Иосифович, с какими результатами встречаете свой праздник, в том числе по итогам контрольных проверок на исходе зимнего периода обучения?

– С вполне достойными. К слову, и в день рождения флота в корабельных соединениях, береговых частях, гарнизонах морской авиации напряжённая боевая подготовка не останавливается.

Особенно активизировалась боевая работа на морских полигонах с наступлением весны. Интересную, например, подводную торпедную дуэль по плану двустороннего тактического учения Приморской флотилии разнородных сил провели две дизельные подводные лодки. Они разыграли ситуацию, во время которой каждая отработала поиск и слежение за лодкой условного противника, а затем и провела атаку при взаимном применении торпедного оружия и средств гидроакустического противодействия.

Ещё одна подводная лодка провела скрытную атаку учебными торпедами отряда вероятного противника в составе больших десантных кораблей «Адмирал Невельской» и «Ослябя». При этом охрану конвоя обеспечивали два малых противолодочных корабля и противолодочный самолёт Ил-38Н. Мастерство экипажа «Варшавянки» в этом случае позволило уклониться от ответного удара сил охранения.

Такое учение продолжалось несколько суток в акватории Японского моря. На различных этапах к нему привлекались до 30 боевых кораблей и вспомогательных судов, два десятка самолётов и вертолётов морской авиации. К примеру, корабельная поисково-ударная группа в составе гвардейского ракетного крейсера «Варяг», больших противолодочных кораблей «Адмирал Виноградов» и «Адмирал Трибуц» провела совместную артиллерийскую стрельбу на подавление береговой цели, скрытой рельефом местности. Были уничтожены мишени, имитирующие защищённые огневые точки и боевую технику условного противника. «Адмирал Виноградов» выполнил меткую стрельбу из артустановок по морскому буксируемому щиту, «Варяг» успешно провёл артиллерийскую, а затем и ракетную стрельбу зенитным ракетным комплексом «Оса» по учебной воздушной цели. Также корабли в составе тактической группы обнаружили и уничтожили подводную лодку вероятного противника. Едва был установлен контакт с подлодкой, как они нанесли по полученным координатам удар противолодочными ракетами, торпедами и реактивными глубинными бомбами.

Таких примеров учебных будней можно привести множество. Так, в заливе Петра Великого, отрабатывая элементы курсовой задачи, БПК «Адмирал Пантелеев» провёл серию артиллерийских стрельб по морскому буксируемому щиту, а позже произвёл пуск зенитной ракеты комплекса самообороны «Кинжал» по надводной мишени. В это же время у побережья Камчатки провёл комплексную артиллерийскую стрельбу по морским и воздушным целям малый ракетный корабль «Мороз» С кораблями взаимодействовали противолодочные самолёты Ту-142 и Ил-38Н морской авиации.

Всего в период до 2027 года суммарное количество новейших боевых кораблей и судов, которые пополнят ТОФ, может превысить 70 единиц

В целом зимний период обучения был для нас сложным и очень насыщенным. Ещё недавно мы говорили о том, что по итогам 2017 года Тихоокеанский флот признан лучшим среди флотов по боевой подготовке. В 35 номинациях, в которых шли состязания на призы главнокомандующего Военно-морским флотом, тихоокеанцы одержали 15 побед по различным видам подготовки. Это высший показатель за последние 10 лет! Шесть из семи первых мест завоевали подводные силы, блестяще выполнив, в том числе и стрельбу баллистическими ракетами из подводного положения. В нанесении удара крылатыми ракетами по морской цели лучшим стал экипаж многоцелевой атомной подводной лодки «Томск», а в торпедной атаке – экипаж АПЛ «Кузбасс», который завоевал приз в личном первенстве экипажей флотов. Большие дизель-электрические подводные лодки из Приморья отличились в торпедной атаке и минных постановках.

Приморская флотилия разнородных сил успешно отчиталась перед военной инспекцией Министерства обороны, которая в апреле работала в главной базе флота и на корабельных соединениях.

Если говорить языком цифр, то за учебный период проведены 10 зачётных тактических и более 50 контрольных и зачётных корабельных тактических учений, несколько совместных штабных тренировок, отработаны боевые задачи группировками кораблей в ближней морской зоне на различных направлениях в дальней морской зоне. Успешно прошли стрельбы крылатыми и зенитными ракетами, осуществлены пуски противолодочных ракет, выполнено более 200 артиллерийских стрельб. На морских полигонах отработаны десятки противолодочных и противоминных упражнений, выполнены торпедные стрельбы.

Учебно-боевые задачи решали более 60 надводных кораблей и подводных лодок, свыше 70 экипажей морской авиации, соединения береговых войск и ПВО. Общая наплаванность кораблей составляет несколько тысяч суток.

Добавлю, что не отстал от боевого флота и флот вспомогательный. Суда обеспечения выполняли поставленные перед ними задачи в море почти четыре тысячи суток.

– Какие формирования флота лучше других проявили себя в ходе проверки?

– Хвалить всегда приятно, тем более что эти добрые слова вполне заслуженны. По итогам боевой подготовки в учебном полугодии лучшим объединением флота признаны Войска и Силы под командованием контр-адмирала Александра Юлдашева, дислоцируемые на Северо-Востоке России. На втором месте – подводные силы во главе с контр-адмиралом Владимиром Дмитриевым, третий результат по рейтингу – у Приморской флотилии разнородных сил флота под руководством контр-адмирала Сергея Жуги.

Лидером по итогам боевой подготовки среди наших соединений стала бригада кораблей охраны водного района главной базы ТОФ во Владивостоке. В числе передовиков также соединение десантных кораблей, бригада подводных лодок из состава Приморской флотилии и бригада охраны водного района, дислоцированная на Камчатском полуострове. Лучшим надводным кораблём признан БПК «Адмирал Виноградов». Экипажу гвардейского ракетного крейсера «Варяг» в День защитника Отечества Президент Российской Федерации в Кремле вручил орден Нахимова.

Ещё несколько слов об ударной составляющей флота. Высокие результаты в заочном соревновании соединений морской пехоты показали «чёрные береты» отдельной бригады с Камчатки, береговые ракетчики соединения Войск и Сил на Северо-Востоке РФ, а также лётчики Камчатской авиационной базы.

– Продолжится ли в ближайшем будущем оснащение ТОФ новой боевой техникой и вооружением?

– В ближайшие годы он должен существенно обновиться. Прошлым летом мы получили первый корабль проекта 20380 – корвет «Совершенный». В текущем году примем корвет «Громкий» этой же серии. Кстати, его экипаж, сформированный на Камчатке, на днях завершил обучение в Объединённом учебном центре ВМФ в Санкт-Петербурге и готов к заселению на корабль.

Сегодня динамично идут работы на корабле усовершенствованного проекта «Гремящий». В нём, как и в последующем корвете «Проворный», внедрены принципиально новые технологии и конструкционные решения. Всего мы рассчитываем принять на вооружение до четырёх корветов с оптимальным составом вооружения, а в перспективе – довести их общее количество до восьми единиц. С приходом на флот таких кораблей приступим и к освоению нового вооружения, поскольку они в качестве основного ударного комплекса будут нести крылатые ракеты семейства «Калибр».

В 2019 году Минобороны заключит контракт на строительство шести малых ракетных кораблей проекта 22800 для Тихоокеанского флота. Они по своим мореходным качествам, техническим параметрам, боевым возможностям считаются сегодня одними из лучших в подобном классе.

Четыре из них будут построены на Амурском судостроительном заводе и два на «Восточной верфи». Также на этом заводе недавно заложен для нас второй по счёту малый морской танкер водоизмещением более трёх тысяч тонн.

Постепенно оснащаются современными плавсредствами и подразделения флотских спасателей. Годом ранее они получили судно «Игорь Белоусов», минувшей зимой – модульный водолазный катер-катамаран СМК-2177. В текущем периоде на флот придут два рейдовых водолазных катера проекта 23040 завода «Нижегородский теплоход».

В ближайшей перспективе мы приступим к освоению новейших дизель-электрических подводных лодок проекта 636.3. В состав их вооружения входят крылатые ракеты морского базирования «Калибр». Государственной программой вооружения предусмотрено строительство целого ряда подводных лодок такого класса.

Всего до 2027 года суммарное количество новейших боевых кораблей и судов, которые пополнят Тихоокеанский флот, может превысить 70 единиц.

Кроме того, завершаются работы по модернизации малого ракетного корабля проекта 1234 «Смерч». В планах – модернизация и перевооружение атомных ракетных крейсеров проекта 949А.

Россия. Весь мир. ДФО > Армия, полиция. Авиапром, автопром > redstar.ru, 21 мая 2018 > № 2614343 Сергей Авакянц


США. Евросоюз. Россия > Армия, полиция > redstar.ru, 21 мая 2018 > № 2614280 Сергей Рыжков

Кто «копает» под договор?

США намерены выйти из соглашения о ликвидации ракет средней и меньшей дальности

Президент США Дональд Трамп 17 мая этого года поручил своим министрам подготовить план по введению санкций в отношении России из-за нарушений Договора о РСМД. Этого можно было ожидать. Тем не менее есть смысл разобраться, в чём, собственно, суть претензий США к России и как на самом деле выполняют этот договор стороны.

Как известно, Договор о РСМД был подписан 8 декабря 1987 года и вступил в силу 1 июня 1988 года. Договор является бессрочным.

Историческая ценность договора заключается в том, что он является единственным соглашением, по условиям которого был уничтожен целый класс носителей ядерного оружия.

Этот договор обязал стороны ликвидировать в общей сложности более 2,6 тысячи ракет радиусом действия от 500 до 5,5 тысячи километров, которые, как считалось, серьёзным образом дестабилизировали ситуацию в Европе, поскольку с их помощью можно было нанести ядерный удар практически молниеносно.

Реализация Договора о РСМД в настоящее время предусматривает сравнительно незначительный обмен между сторонами уведомлениями о состоянии бывших объектов РСМД и уведомлениями о пусках ракетных ускорительных средств, подпадающих под ограничения договора.

По данным объективного контроля на бывших объектах Договора о РСМД, включая ракетные операционные базы США в Европе, признаков деятельности, идущей вразрез с договорными ограничениями, в период действия этих ограничений выявлено не было.

Вместе с тем США, занимая на внешнеполитическом фронте агрессивную наступательную позицию, заявляют о якобы имеющихся у них данных, свидетельствующих о наличии у России ракетных вооружений, запрещённых Договором о РСМД.

Как представляется, претензии американцев идут в общем тренде антироссийской политики и предназначены для формирования общественного мнения о пренебрежительном отношении России к Договору о РСМД. Тем самым США создают оправдательный фон для своих действий, идущих вразрез с этим договором.

Российская Федерация неоднократно на всех уровнях заявляла о том, что относится к выполнению этого соглашения исключительно добросовестно. В ходе работы Специальной консультативной комиссии по Договору о РСМД мы неоднократно просили американцев предоставить нам данные о нарушениях договора Россией. Американцы этого не сделали.

В то же время Российская Федерация на протяжении нескольких лет поднимает перед США проблемы, связанные с нарушениями американской стороной положений Договора о РСМД.

Так, США в обход Договора о РСМД разрабатывают и проводят лётные испытания баллистических ракет с дальностью полёта от 500 до 5000 км. Легендой прикрытия для создания новых ракетных средств являлось то, что якобы все они являются не более чем баллистическими ракетами-мишенями, а все такие разработки осуществляются только в интересах отработки и испытаний глобальной системы противоракетной обороны.

США для отработки элементов системы ПРО используют ракеты-мишени, имитирующие широкий спектр баллистических ракет средней и меньшей дальности, например Hera, MRT, Aries, LV-2, Storm, Storm-2, MRBM и др.

Производство таких ракет и последующее выполнение пусков с целью лётной отработки этих ракет запрещены Договором о РСМД, поскольку такие средства по своим тактико-техническим характеристикам, прежде всего по дальности полёта, относятся к классу ракет меньшей и средней дальности. Такие ракеты, по сути, являются универсальными ускорительными средствами, которые в зависимости от комплектации установленных на них головных частей могут быть использованы как боевые баллистические ракеты. Разработка и проведение испытаний таких ракет создают прецедент обхода Договора о РСМД, так как эти ракеты способны доставлять оружие на дальности, ограничиваемые этим договором.

Длительное время не решается вопрос о договорном статусе находящихся на вооружении армии США «тяжёлых» боевых беспилотных летательных аппаратов, таких, например, как MQ-1B Predator и MQ-9A Reaper. В настоящее время у американцев на вооружении более трёх сотен таких боевых беспилотных летательных аппаратов. Российская сторона изначально выражала озабоченность тем, что такие средства доставки оружия к цели формально подпадают под термин Договора о РСМД «крылатая ракета наземного базирования», а производство, испытания и вообще существование у сторон Договора о РСМД таких ракет запрещено. Американская сторона игнорирует все наши предложения по дипломатическому урегулированию имеющей место проблемы соблюдения Договора о РСМД.

Третий вопрос к США относительно соблюдения Договора о РСМД связан с развёртыванием на базах ПРО США в Европе пусковых установок, идентичных пусковым установкам Мк-41, применяемым ВМС США для пусков крылатых ракет средней дальности. Так, на американском объекте ПРО в Румынии вопреки положениям Договора о РСМД размещены, а в Польше планируются к размещению универсальные пусковые установки, испытанные для запуска не только ракет противоракетной обороны типа SM-3, но и крылатых ракет средней дальности типа BGM-109 «Томагавк». При этом крылатые ракеты морского базирования BGM-109 «Томагавк» становятся ракетами наземного базирования, чем напрямую нарушаются положения статей 7 и 8 Договора о РСМД.

США создают оправдательный фон для своих действий, идущих вразрез с Договором о РСМД

Кроме того, по имеющимся данным, в ходе испытаний, проведённых в 2012–2013 годах на полигоне Уайт-Сэндз в штате Нью-Мексико, минобороны США продемонстрировало техническую возможность запуска из наземной пусковой установки типа Мк-41 авиационной крылатой ракеты AGM-158В (JASSM-ER), имеющей дальность стрельбы 1000 км. Эти испытания стали грубейшим нарушением Договора о РСМД. При этом было фактически подтверждено, что пусковые установки наземного базирования типа Мк-41 способны осуществлять пуски крылатых ракет средней дальности класса «воздух – земля».

Ещё одним, не менее конкретным действием, направленным на «разрушение» Договора о РСМД, является законодательно спланированное американцами создание новой мобильной крылатой ракеты наземного базирования средней дальности. Так, в декабре 2017 года президент Дональд Трамп подписал законопроект об обороне, который в числе прочих содержит программу с объёмом финансирования в 25 млн долларов по разработке такой новой крылатой ракеты. Хорошо известно, что по условиям Договора о РСМД разработка таких видов оружия запрещена. По разъяснениям американской администрации разработка новой ракеты средней дальности должна стать прямым ответом на развёртывание Россией в последние несколько лет собственных ракет средней и меньшей дальности. Какие конкретно действия российской стороны и какие конкретно ракетные комплексы вызывают озабоченность у США, не известно.

В Пентагоне и госдепе США впервые заговорили о потенциальном нарушении Россией Договора о РСМД, когда были начаты испытания подвижного ракетного комплекса «Искандер». Администрация Барака Обамы на всех уровнях предпринимала шаги, направленные на международное обвинение России в нарушении Договора о РСМД. Одновременно американцы безуспешно пытались убедить российскую сторону закрыть программу по ракетному комплексу «Искандер-М». Также безуспешно предпринимались американцами попытки «подтянуть» под Договор о РСМД разрабатываемый Россией ракетный комплекс стратегического назначения «Рубеж».

Теперь Вашингтон решил ответить России разработкой собственной ракеты. В США утверждают, что разработка новой ядерной ракеты средней дальности покажет миру, что Америка настроена серьёзно. В ноябре 2017 года в Белом доме объявлено о новом, решительном подходе к вопросу о выполнении Договора о РСМД. Тогда впервые была официально названа новая российская ракета, якобы нарушившая условия Договора о РСМД, – «Новатор 9М729». Но опять-таки, американская сторона выдаёт предполагаемое нарушение за свершившийся факт, не указывая, в чём суть нарушения, где и как оно выявлено.

При этом вокруг Договора о РСМД развёрнута шумная пропагандистская кампания. Обвинения в адрес России голословны и неконкретны. Делается это умышленно, чтобы российская сторона не могла бы предметно ответить и опровергнуть распространяемые домыслы. Такая политика преследует одну цель – дискредитировать Россию и представить её в виде государства – нарушителя международных договоров. Под этот шум США ведут дело к развалу Договора о РСМД, серьёзным образом препятствующего им в реализации их планов.

В заключение необходимо отметить, что Договор о РСМД принципиально важен не только для России и для Европы. В случае прекращения его действия мы рискуем получить ситуацию начала восьмидесятых годов прошлого столетия, когда ядерные ракеты достигали своих целей за пять – семь минут, и это положение дел создавало крайне нестабильную военно-политическую обстановку на европейском континенте.

Очевидно, что американцы заблуждаются, ошибочно считая, что их это не затронет.

Сергей РЫЖКОВ, начальник Управления Министерства обороны Российской Федерации по контролю за выполнением договоров (национального Центра по уменьшению ядерной опасности).

США. Евросоюз. Россия > Армия, полиция > redstar.ru, 21 мая 2018 > № 2614280 Сергей Рыжков


Россия. Индия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 21 мая 2018 > № 2614005 Сергей Лавров

Ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова «на полях» встречи Президента России В.В.Путина с Премьер-министром Индии Н.Моди, Сочи, 21 мая 2018 года

Вопрос: Не могли бы Вы рассказать об итогах сегодняшних переговоров?

С.В.Лавров: Переговоры были продолжительными, откровенными, дружественными. Оба лидера еще продолжат общение в неформальной обстановке.

В этом кругу мы обсудили, по сути дела, весь спектр направлений нашего особо привилегированного, стратегического партнерства - именно так называются отношения между Россией и Индией. Особое внимание уделили экономике. Отметили устойчивый рост товарооборота - за прошлый год порядка 20%, за первые месяцы этого года - около 40%. Подробно говорили о том, какие необходимо предпринять шаги для обеспечения солидной экономической составляющей саммита, который предстоит в Индии в начале октября этого года. В этой связи отметили успешную работу совместной Группы по приоритетным инвестиционным проектам и деятельность соответствующих структур наших правительств по разработке нового механизма, имею в виду стратегию действия по торгово-экономическому и инвестиционному сотрудничеству.

Много говорили об энергетике. За прошлый год поставки нефти из России в Индию выросли в десять раз. Есть серьезные планы дальнейшего сотрудничества по линии наших нефтяных корпораций, прежде всего, имею в виду ПАО «НК Роснефть», которая серьезно вошла на индийский рынок. По газу ПАО «Газпром» в этом году обновил соглашение с индийскими партнерами о поставках сжиженного природного газа. Есть интересные планы у ПАО «Газпром нефть», которая тоже ведет со своими индийскими коллегами соответствующие переговоры.

Ну и в высокотехнологичной сфере это атомная энергетика. Уже завершены все формальности по строительству пятого и шестого блоков АЭС «Куданкулам». Работа вступает в практическую стадию. Говорили о дальнейших планах в сфере мирного использования ядерной энергии. У индийской стороны есть достаточно серьезные намерения активно участвовать в их реализации.

Кроме того, взаимодействие в области космоса, включая сотрудничество по нашей системе ГЛОНАСС, в авиастроении, автомобилестроении, фармацевтике, химической промышленности, во многом другом.

Президент России В.В.Путин и Премьер-министр Индии Н.Моди говорили сегодня и по нашему взаимодействию в международных делах - в ООН, в рамках «тройки» Россия-Индия-Китай, БРИКС, ШОС, в которой с прошлого года Индия является полноправным членом. Обсудили подготовку к очередному саммиту ШОС, который состоится в Китае, в г. Циндао в первой декаде июня. Там планируется подписание целого ряда документов.

Особое внимание Россия и Индия уделяют программе действий по борьбе с экстремизмом, сепаратизмом и терроризмом. Мы подтвердили нашу поддержку индийской инициативе, которая уже несколько лет обсуждается в ООН, по разработке всеобъемлющей конвенции о борьбе с терроризмом. Мы полностью ее поддерживаем.

Немало было сказано относительно тенденций, которые мы наблюдаем в Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР). Президент России В.В.Путин и Премьер-министр Индии Н.Моди однозначно высказались за то, чтобы новая архитектура безопасности и сотрудничества в АТР основывалась на внеблоковых принципах, принципах открытости, равной и неделимой безопасности. В этом ключе упоминались тенденции, которые происходят на евразийском континенте.

Мы сегодня с удовлетворением отметили, что завершены все формальности в контактах между Индией и ЕАЭС. Теперь уже на осень запланировано начало переговоров о создании зоны свободной торговли между ЕАЭС и Индией. Все эти процессы органично сопрягаются с тем, что происходит в рамках ШОС, с отношениями, которые развиваются между нашими странами и членами АСЕАН. Этот «большой евразийский проект», как его в свое время обозначил Президент России В.В.Путин, идет «от жизни», ни перед кем не захлопывает двери, открыт для всех стран, которые на этом огромном геополитическом пространстве могут взаимовыгодно и взаимополезно сотрудничать друг с другом.

Обсудили целый ряд других направлений нашего конкретного взаимодействия по региональным и международным делам, в частности, подтвердили, что Россия и Индия будут твердо выступать против попыток политизировать деятельность ОЗХО, а такие попытки мы недавно наблюдали.

В целом, переговоры были очень насыщенными. Убежден, что продолжающееся неформальное общение лидеров России и Индии будет полезным и обязательно определит дальнейшие ориентиры развития нашего стратегического партнерства.

Вопрос: А Ваша встреча с Госсекретарем США М.Помпео сейчас не состоится?

С.В.Лавров: Мы не об этом сейчас.

Россия. Индия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 21 мая 2018 > № 2614005 Сергей Лавров


Россия > СМИ, ИТ > regnum.ru, 21 мая 2018 > № 2613675 Тимур Вайнштейн

Как российские телесериалы завоевывают Запад

Интервью с генеральным продюсером телекомпании НТВ Тимуром Вайнштейном

Сегодня, 21 мая, на телеканале НТВ состоится премьера остросюжетного сериала «Мост» — адаптации известного шведско-датского детектива Bron/Broen, заслужившего рейтинг IMDb 8.60.

Это один из новых сериалов собственного производства компании НТВ, на протяжении последних двух лет расширяющей ассортимент передач, адресованных молодежи, в том числе отечественных сериалов. Эти многосерийные телефильмы имеют успех не только у российской, но и у зарубежной публики. О продажах сериалов за границу НТВ договаривается на международных медиарынках, крупнейшим из которых является MIP (Marché International des Programmes de Communication), проводимый компанией Reed Midem ежегодно в Мексике (MIPCancun), в Китае (MIPChina) и дважды в год — во французских Каннах (осенью — MIPCOM, весной — MIPTV).

Кинообозреватель ИА REGNUM во время проведения международного рынка телевизионного контента MIPTV встретился на стенде НТВ с генеральным продюсером компании Тимуром Вайнштейном, с приходом которого около двух лет назад в команду в компании начались перемены.

ИА REGNUM : Вы создаете сериалы, сразу ориентируясь на международную аудиторию, или в первую очередь делаете их для российского зрителя?

Мы работаем в двух этих направлениях. Вообще очень правильный вопрос. Телевидение — это международный бизнес, так что для развития, конечно, нужно охватывать зрителей не только той страны, в которой работаешь. Я очень давно работаю с международным рынком и, исходя из опыта, прекрасно понимаю, что может быть интересно публике во всем мире. Поэтому, когда мы обсуждаем новые проекты для канала, то на самой ранней стадии я стараюсь сразу понимать, будет ли он интересен международному зрителю. Есть сериалы, которые создаются только для российского, внутреннего потребления, ведь для выхода на международный рынок нужна оригинальная идея. Странно представлять иностранным партнерам для закупки банальный, пусть и по-своему замечательный проект (например вертикальный детектив, который, в принципе, в каждый стране есть свой). Мы такие сериалы даже особо не продвигаем за рубежом, хотя они у нас есть в каталоге. Для большого хита, настоящего блокбастера нужна оригинальная идея. Иногда ее можно продать в форме готового продукта — снятого сериала, а можно — как формат: сценарий, режиссерские разработки, творческие решения по визуализации и проч. Во втором случае зарубежные производители покупают права на создание своей национальной адаптации нашего сериала и переснимают его со своими актерами, с некоторыми сценарными изменениями. Это возможно, если в сериале есть крючок, способный зацепить зрителя в любой точке мира. Примером может послужить наш сериал «Шуберт».

ИА REGNUM : Эта история про человека с уникальным слухом, позволяющим различать неслышные для обычных людей шумы и звуки, как раз хорошо адаптируется для любого зрителя: приглашается местная звезда…

Совершенно верно. «По ту сторону смерти» тоже продаем и как готовый продукт, и как формат. Мы, в свою очередь, когда приезжаем на рынок, смотрим другие сериалы и ищем истории, которые можем адаптировать под нашего зрителя.

Дело в том, что наш зритель давно не смотрит зарубежные сериалы по телевизору, за исключением мощных проектов типа «Шерлок» или Lost. Он предпочитает оригинальный продукт. Поэтому мы занимаемся собственным производством: достигая баланса между покупкой форматов и оригинальным контентом, создаваемом по своим сценариям.

Вообще, главное — хорошо реализовать идею. Придумать что-то интересное — это не ключевая задача, ведь хорошую задумку по дороге можно исказить, расплескать и в итоге плохо сделать. Нам, например, совершенно неважно, откуда пришла идея. И мы счастливы, если появляется возможность воплотить талантливый сценарий или адаптировать готовый сериал.

«Мост» — адаптация известного скандинавского сериала. Мы приобрели права на «Хорошую жену», которую сейчас снимаем. В прошлом году выходили «Бесстыдники». Это нормальный процесс: ты просто используешь классно написанную историю. И здорово, если понимаешь, как ее правильно адаптировать. Смысл покупки форматов в том, чтобы не переписывать всё. Нужно только добиться, чтобы зрители, которые не смотрели оригинальный сериал (а это 90%, а во многих случаях — 99% аудитории), не поняли, что это адаптация; чтобы у них не создалось это ощущение, что это не наше, чужое. По большому счету, всё равно, кто написал сценарий — американский драматург или российский. Если сериал нравится, если смотреть интересно — разницы нет. Так же и с телевизионными программами. Каждый сам адаптирует известный формат: так работают во всем мире, этим и живет рынок. Поэтому не надо относится к адаптациям негативно или снисходительно, как к чему-то вторичному.

Что касается своего оригинального контента, вы активно продвигаете за рубеж основанные на драматичных событиях нашей истории сериалы. Например «Хождение по мукам» и «А.Л.Ж.И.Р.». Понятно, что эти истории привлекают русскую публику, но насколько они интересны зарубежной?

Знаете, во всем мире любят смотреть исторические сериалы про большие страны, окунаться в большую историю. Сюжет «Хождения по мукам» обращен к событиям русской революции, а «А.Л.Ж.И.Р.» посвящен сталинским репрессиям: это известные события, о которых все знают. Поэтому во всем мире они вызывают большой интерес.

По крупным проектам мы разговариваем с международными дистрибьюторами, которые осуществляют мощное продвижение и достигают договоренностей со множеством телеканалов по всему миру. И они видят большой потенциал в наших сериалах.

ИА REGNUM : Насколько важно участвовать в международных рынках, в частности в MIPCOM и MIPTV?

Это очень важно. На самом деле, все основные сделки оговариваются при личных встречах. И сюда приходишь, как на обычный продуктовый рынок: у тебя большой список, что нужно купить, и в одном месте можешь не только достать всё, но и сравнить качество, цены: «Здесь вкусные помидоры, но пойду еще посмотрю — может, там вкуснее и дешевле». Выбор огромный, много участников. Мы приезжаем большой командой, у каждого в день проходит немыслимое количество встреч, и все мы ищем хороший продукт или предлагаем наш товар. В любом случае именно на MIPCOM и MIPTV совершаются основные и главные сделки.

Потом, здорово, что здесь можно заявлять о себе: проводить презентации, как мы делали в прошлом году. Очень важно показывать, с какими партнёрами работаешь. Многие игроки рынка, кстати, объединяются для совместного и более эффективного продвижения продуктов своей страны. Так было в свое время со скандинавскими странами, которые стали делать совместный павильон. Так было с Израилем и Турцией. В этом году очень активны китайцы и корейцы: они сделали замечательную презентацию, о которой многие говорят исключительно положительно.

Если у кого-то с российского рынка будет мощный прорыв за рубеж, это поможет всем игрокам. И будет не важно, кто именно прорвет. Главное, что придет мода на национальный продукт. Знаете, когда вышел «Великолепный век» из Турции, то сразу пошла мода на турецкие сериалы: начали скупать всё, даже на уровне сценариев. До этого была мода на израильские, скандинавские, латино-американские сериалы… На международном рынке уже знают, что российский продукт качественный, интересный, но должна возникнуть мода, а пока мы можем похвастаться только единичными случаями. К сожалению, громких продаж, о которых можно говорить как о прорывных, у российского продукта пока нет, но у меня сформировалось ощущение, что это должно произойти очень скоро. Мы очень надеемся, что прорыв произойдет и с нашей помощью. Хотя, повторюсь, не важно, кому удастся достигнуть признания. Людям всё равно — этот отличный сериал сделан на «НТВ», «России» или на «Первом канале». Им безразличен конкретный производитель, главное, что они скажут: «Смотри-ка, российский продукт какой хороший! Давайте еще посмотрим, что у них есть?» И всё, дальше —будет автоматически.

ИА REGNUM : Во всяком случае, со стороны организаторов сделано всё для комфортной работы?

Рынки MIPCOM и MIPTV отлично организованы благодаря профессиональной компании Reed Midem. Для осуществления комфортной и эффективной работы не требуется никаких особых преференций. Всегда хочется найти самую простую дорогу, иногда — зайти через каких-то знакомых, а не со всеми в общем потоке, словом — как-то изловчиться. Тут это совершенно не нужно. Люди профессиональные, если ты тоже профессионально подходишь к делу — все работает отлично. Хорошо работать в чистом бизнесе.

ИА REGNUM : Во всем мире сейчас наибольшей популярностью пользуются остросюжетные, особенно криминальные, драмы. В этом смысле НТВ — в тренде, вы ведь остаетесь верны этому жанру?

Действительно, остросюжетные сериалы популярны, но не только сейчас — они всегда были и остаются в топе. Большой зритель любит острый сюжет, ему нужно испытывать яркие эмоции. Есть теория, что людям, живущим спокойной, размеренной жизнью, необходимы переживания, которые они находят у телеэкрана.

ИА REGNUM : Кино, как и телефильмы, — возможность прожить другую жизнь.

Совершенно верно. Поэтому слава богу, что большинство людей не существуют в остросюжетном мире, а живут спокойно, поэтому им хочется получать такие эмоции. При этом свои зрители есть у любовных мелодрам, семейных или молодежных комедий, зачем нам с ними соревноваться? У нас есть свой зритель, которого мы ценим. Другое дело, что остросюжетный сериал не значит — криминальный, про маньяков и ментов. Жанр гораздо шире, остросюжетными могут быть и комедии, и даже мелодрамы.

ИА REGNUM : На какие новые проекты НТВ вы сами как зритель порекомендовали бы обратить внимание?

Все наши проекты мне близки и дороги, конечно, но из новых я бы порекомендовал посмотреть «Мост». Не только потому, что это адаптация, которая, как мы надеемся, смотрится как оригинальный продукт, но и потому, что очень любопытно, как она будет воспринята в нынешней политической ситуации. Вторая рекомендация — историческая драма о подвиге военно-духового оркестра в период распада СССР «Медное солнце» с Владимиром Машковым — выдающимся артистом, работы которого всегда интересны. И еще — сериал «Победители», действие которого происходит в Санкт-Петербурге 1895 года, с Никитой Памфиловым, Никитой Ефремовым и замечательными актрисами Анной Чиповской, Ириной Антоненко, Юлией Пересильд.

Алена Сычева

Россия > СМИ, ИТ > regnum.ru, 21 мая 2018 > № 2613675 Тимур Вайнштейн


Украина > Образование, наука > inosmi.ru, 21 мая 2018 > № 2613600 Богдан Данилишин

Украинская наука: шанс на возрождение

Наши профильные научные учреждения должны более активно сотрудничать с армией и спецслужбами.

Богдан Данилишин, Зеркало Недели, Украина

Недавно был участником Общего собрания НАН Украины. Впечатление — мир движется вперед, а мы остались позади всей планеты.

Да, состояние украинской науки известно — оно плачевное. Но не буду писать о неприлично слабом финансировании научных исследований, о постыдно низких зарплатах ученых, о разрушающейся материально-технической базе отечественной науки — все это, к сожалению, правда. Как и о том, кто довел Национальную академию наук и украинскую науку до такого состояния. Кроме недофинансирования, это крайне неэффективная «советского типа» система управления НАНУ, которая цепляется всеми возможными методами с целью продолжения и так затянувшейся агонии. Хочу перевести дискуссию в иную плоскость — в большей мере практическую и рациональную.

Модернизация путем омоложения

Наше отставание от современных индустриально развитых государств в технологиях — колоссальное. В 1980-е — первой половине 1990-х годов было упущено развитие микроэлектроники, на протяжении 1990-х годов мы были преимущественно сторонними наблюдателями за развитием компьютерных и сетевых технологий, теперь стоим на грани того, что украинская наука не примет участия в развитии биотехнологий и нанотехнологий. Не все понимают, что в технологиях существует определенная последовательность — тяжело разрабатывать «новое», не постигнув в достаточной степени «старого». В том числе и в силу этого недопонимания доля расходов на НИОКР в ВВП Украины ничтожно мала.

Но тут нужно понимать, что государственные вложения в научно-исследовательскую деятельность отличаются от инвестиций в нее коммерческими структурами тем, что не предполагают даже приблизительных сроков возврата этих вложений. Предприниматели не станут инвестировать в те научные исследования, которые чрезмерно долго окупаются либо вообще имеют туманные перспективы окупаемости. В этом и состоит важная причина, ограничивающая возрождение научного потенциала нашей страны, ведь развитие возможно после приобретения определенной критической массы. То есть необходим импульс, который бы катализировал развитие науки.

В чем роль государства?

Ведь, как правило, не оно, а бизнес содействует развитию прикладной науки, которая и обеспечивает технологический прогресс. Но успехи прикладной науки в значительной степени базируются на достижениях науки фундаментальной, в обеспечении развития которой ключевую роль играет как раз государство. В первую очередь, речь идет о системе кооперации исследовательских центров и предпринимательских структур, работающих в сфере высоких технологий, о системе государственных центров подготовки специалистов инновационной направленности, о системе администрирования государственных грантов, которые должны выделяться на развитие научных проектов, результаты которых могут применяться в сфере современных технологий. Это вопросы научно-инновационного менеджмента, решение которых должно в первую очередь относиться к сфере компетенции Национальной академии наук Украины. Тем более что и практическая роль фундаментальной науки в мире постепенно видоизменяется.

Чтобы сразу исключить всякие инсинуации, скажу прямо: я за сохранение и государственную поддержку Национальной академии наук Украины. Но и Академия должна понимать, что при таком статусе и «совковых» подходах к системе научного менеджмента ее в ближайшем будущем никто поддерживать не будет. Вывод: если НАН Украины сама не начнет модернизацию, а не ее имитацию, как это делается сейчас, то ее будут модернизировать «сверху», так как деньги (и немалые) идут НАН Украины из государственного бюджета.

Академией управляет неэффективный президиум, численность аппарата которого превышает численность многих институтов и даже министерств. Многих академиков — советников президиума никто не видел уже десятилетиями, хотя зарплата им начисляется.

Поэтому модернизацию НАНУ нужно начинать с существенного омоложения руководящих кадров. Люди после 75 лет (а таких подавляющее большинство) не могут в принципе занимать руководящие должности членов президиума, директоров институтов. Заниматься наукой им никто не запрещает и не может запретить. Как раз президиум должен стать той организацией, которая будет заниматься продвижением научных достижений институтов в производство, а не собирательством отчетов и бумажек о работе и крючкотворством.

НАНУ как ядро научно-промышленного кластера

За прошедшее после распада СССР время произошли качественные изменения в самой науке. В союзные времена система выглядела следующим образом: проводились фундаментальные исследования, их результаты передавались в сферу прикладной науки, после соответствующей обработки они шли в так называемую заводскую науку и, в конечном итоге, внедрялись в производство. Но сейчас научно-инновационный цикл серьезно сжался во времени. В высокотехнологичных отраслях фундаментальные знания уже могут быть воплощены в конечный продукт, например, в таких отраслях, как синтетическая биология, нано- и биотехнологии. А именно эти отрасли будут определять развитие экономики и общества в ближайшие десятилетия.

Примерно полвека в развитом мире формируется тренд на трансформацию университетов в привычном понимании этого термина в так называемые исследовательские университеты. Знания сейчас устаревают довольно быстро, но исследовательская, разработческая и внедренческая деятельность позволяет их регулярно актуализировать, а это повышает и качество образовательного процесса. Ведь если профессор проводит исследования и разработки, то соответствующие знания он передаст своим студентам. Но для инновационного развития в первую очередь важно понять принципы создания современных эффективных научных центров, ориентированных на прикладные исследования. Вряд ли есть лучший пример, чем Стэнфордский университет, который стал каркасом для калифорнийского технологического кластера, известного как Силиконовая долина. После того, как его ректором стал Фредерик Терман, визитной карточкой университета стало стимулирование преподавателей и студентов коммерциализировать их открытия и изобретения. Терман понял, что в современном мире, где доминируют технологии, действительно удачное научное изобретение может существовать в виде промышленного образца. В результате резко увеличилось количество компаний, ведущих свою деятельность на основе научных изысканий, которые принято называть стартапами. То есть инновации, находящие свое практическое внедрение, приобрели в Стэнфордском университете системный характер, были поставлены на поток. Кумулятивный эффект этого — создание при активной роли Стэнфордского университета технологического кластера «Силиконовая долина».

Это ли не пример для нашей страны, конечно, с поправкой на масштабы и возможности? Новая роль НАНУ состоит в том, что она должна стать ядром создания в Украине научно-промышленного кластера, центром технологических инноваций в промышленности, ключевым звеном научно-инновационного менеджмента. Пусть размеры и результаты работы этого кластера поначалу не будут сопоставимы с американскими, израильскими, швейцарскими. Но иного пути нет, и начинать двигаться нужно было еще вчера.

Кстати, важным фактором успеха Силиконовой долины были военные заказы. Украина уже пятый год живет в условиях войны, поэтому наши профильные научные учреждения должны более активно сотрудничать с армией и спецслужбами. Именно они формируют спрос на наукоемкую продукцию. Здесь НАНУ нужно взять на себя координирующие и административно-организаторские функции. Помимо решения важнейших проблем обороны государства, это способно дать импульс преодолению сложившейся сейчас ситуации: нет спроса на наукоемкую продукцию — нет спроса и на ученых.

Что необходимо сделать?

Увеличить финансирование научных учреждений, повысить зарплаты ученым, обновить парк научно-технических приборов, осовременить материально-техническую базу и т.д. и т.п. — традиционные рекомендации. Все это важно, но не должны мы замыкаться только на материальной стороне вопроса — наравне с этим нам нужно создавать механизмы отбора и продвижения наиболее талантливых и подготовленных ученых, особенно молодых. На первый взгляд, парадоксальной выглядит ситуация, когда юные украинцы побеждают в международных олимпиадах по физике, математике, программированию, но на этом все и заканчивается — часть из них уезжает за рубеж, а часть, осознав невозможность реализации своего потенциала, оставляет науку. В Украине есть несколько мощных физико-математических спецшкол и несколько вузов, готовящих прекрасных бакалавров и магистров — они и побеждают в международных олимпиадах. Но для воспроизводства качественных научных кадров необходимы молодые кандидаты наук, и вот здесь, как мне представляется, есть проблема: немотивированный ученый среднего уровня может подготовить хорошего бакалавра или магистра, но подготовить аспиранта или кандидата наук международного уровня ему не под силу. В нашей стране есть как минимум несколько десятков ученых мирового уровня, но они рассредоточены между НАНУ и различными университетами. Если их собрать в одном-двух учреждениях, сосредоточить на них финансирование, содействовать амбициозным планам, то появилась бы надежда на создание научных университетов, которые играли бы ведущие роли на пространстве бывшего СССР. Опытные высококлассные ученые смогут готовить перспективных и жаждущих успеха молодых специалистов. Объединением этого рассредоточенного золотого ресурса украинской науки, обеспечением синергии сплава молодости и опыта должна заниматься НАНУ.

Нужно создать систему тестирования в науке, которая должна пронизывать сообщество ученых снизу доверху. Нужно перейти к системе координат, в которой первостепенное значение имеют реальный подтвержденный уровень компетенций ученого на актуальном научном уровне, перспективность тем, которые он разрабатывает в парадигме третьей и четвертой промышленных революций, а не звания, регалии и давние публикации.

Одной из важнейших проблем украинской науки является даже не столько ее качественное отставание от научных систем развитых и многих развивающихся стран, сколько то, что наша наука в своей нравственно-философской сути так и осталась советской. Главным приоритетом у отдельных руководителей НАНУ, судя по некоторым признакам, является сохранение душевного комфорта и внутренней гармонии. Спору нет, многие пожилые академики своими прежними достижениями это полностью заслужили. Но давние успехи — это одно, а возможность и желание способствовать развитию науки сейчас — совсем другое…

Если это поймут нынешние руководители НАНУ, сделают правильные выводы и дадут дорогу новому составу президиума НАНУ (до 65 лет), они могут стать модернизаторами Академии, а не ее гробовщиками. Трагедия Патона, при всех его заслугах, состоит в том, что он за период с 1962 г. не сумел или не захотел воспитать своего приемника, поддержать его силой своего авторитета и дать новый импульс развитию, а не держаться за кресло изо всех сил.

Об организации научного процесса

Будем честны перед собой: наша наука — осколок науки времен СССР. А она по своему предназначению и устройству была направлена на решение совсем иных задач, чем те, которые Украине нужно решать сейчас и в ближайшем будущем. К тому же у советской науки был несопоставимо более высокий уровень финансирования. Но если и задачи изменились, и средства в большом дефиците, то нам нужно изменить подход к организации национальной научной системы. В соответствии с принципом эффективного кумулятивного сосредоточения ресурсов необходимо сфокусировать финансовую поддержку на тех научно-исследовательских центрах и университетах, которые уже интегрированы в мировую науку. Как их определить? Есть два объективных критерия отбора: количество исследований того или иного университета, признанных мировым научным сообществом, и/или количество открытий и изобретений, сделанных в Украине и доведенных до коммерциализации (в Украине и/или за рубежом). Именно на соответствующих таким критериям университетах и научных центрах нужно сосредоточить финансирование за счет государства.

Так мы сможем высвободить ресурсы, расходуемые сейчас неэффективно. Если мы не можем тратить на науку столько средств, сколько тратят наиболее развитые страны мира, значит, мы должны ориентироваться на создание системы малозатратной и эффективной науки.

Так появится шанс на то, что молодые украинские ученые перестанут массово покидать страну. А они это делают по двум причинам: невозможность кадрового роста, так как многие пожилые академики цепко держатся за свои места, и распыление тех скудных финансовых ресурсов, которые выделяются государством, вместо концентрации их на небольшом количестве перспективных научных коллективов. В ином случае мы не сможем предотвратить массовую иммиграцию украинских ученых. Разве что придется присмотреться к экзотическим российским рецептам. «Нужно вернуться к тому, чтобы наши дипломы не признавались за рубежом. Тогда наши выпускники останутся у нас», — такое оригинальное предложение недавно выдвинула гендиректор группы компаний «Инфовотч» Наталья Касперская.

О логике финансирования научной деятельности

Довольно часто прорывы в фундаментальной науке осуществляются маленьким коллективом в 10-20 человек. После этого на основе созданной ими теоретической базы реализуется проект создания инженерного прототипа, в котором обычно участвуют 100-200 исследователей и ученых. Далее коллектив, состоящий из 200-500 человек, создает опытный образец продукции, отвечающий актуальным технологическим вызовам. На следующем этапе выпускается предсерийный образец, он проходит стадию отладки, доводки и оптимизации. Логическим итогом становится серийный экземпляр современной продукции, выпускаемый промышленным предприятием, на котором работает несколько тысяч человек. Получается, что небольшая группа людей (те самые 10-20 человек) создала несколько тысяч неплохо оплачиваемых рабочих мест, которые, в свою очередь, производят продукцию (возможно, и для зарубежных рынков), создают в национальной экономике спрос, формируют по цепочке эффект производственного мультипликатора. А теперь вернемся к начальной точке, к коллективу из 10-20 человек. Логично, что финансирование его деятельности должно осуществляться за счет государства, тем более что и затраты будут весьма умеренными. В свою очередь, бизнес, осознав перспективы полученных разработок, возьмет на себя бремя инвестиций на всех следующих описанных этапах. Но отправная точка находится в сфере компетенций державы.

Пример — первая десятка компаний Германии по объемам инвестиций в научные исследования и конструкторские разработки, которая выглядит следующим образом: Volkswagen, Siemens, Daimler, Robert Bosch, Bayer, BMW, Boehringer Ingelheim, SAP, Continental, BASF. А что же украинские компании, занимающие доминирующие позиции на внутреннем рынке? Не спешат они вкладывать средства в НИОКР. Но на то и существует государство, чтобы стимулировать вложения в НИОКР через те же льготы и рассрочки в оплате налогов, например.

Акме, или Вместо выводов

Успех в науке формируется в том числе на основе духа и воли научной элиты, ее способности ставить масштабные задачи и стремиться их решить. Способна ли на это Национальная академия наук в нынешнем ее формате и при теперешнем руководстве? Скорее, нет, чем да.

Стоит вспомнить: в Древней Греции указывались не даты жизни ученых, а «акме» (переводится как «высшая точка») — время наибольшего расцвета их творческих сил…

Наряду с катастрофическим недофинансированием науки в Украине еще более важная проблема состоит в неадекватной времени и возможностям системе организации науки. Из-за этого те скромные средства, которые государство выделяет на науку, используются неэффективно. Укрупненный алгоритм изменения системы организации науки мною предложен. Это концептуально работоспособная модель, она вписывается в существующие реалии, она способна решать стоящую перед Украиной задачу максимально быстрой реиндустриализации, базирующейся на достижениях фундаментальной и прикладной науки. А еще я убежден, что для трансформации системы организации и управления украинской науки необходимо привлекать активно работающих отечественных ученых международного уровня, пользующихся авторитетом в научном мире. А для непредвзятой научной экспертизы имеет смысл привлекать зарубежных специалистов, именно так поступают в развитых странах мира.

Богдан Данилишин — глава Совета НБУ, академик НАН Украины.

Украина > Образование, наука > inosmi.ru, 21 мая 2018 > № 2613600 Богдан Данилишин


Россия. Азия > Приватизация, инвестиции. Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 21 мая 2018 > № 2613183 Игорь Рябенький

Поход на Восток. Как российскому стартапу привлечь инвестиции в Азии

Игорь Рябенький

основатель и управляющий партнер AltaIR Capital

У российских стартапов есть хороший шанс не прогореть с новым продуктом в Азии и привлечь инвестиции. Но для этого надо понимать правила, по которым играет рынок

«Загадка, завернутая в тайну» — эта популяризированная Уинстоном Черчиллем поговорка описывает отношение Запада к России. Тем временем западные специалисты, которые работали и работают в нашей стране, отмечают, что, осознав российскую реальность, достигнуть успеха вполне возможно. Аналогичное правило работает и для азиатских рынков.

На трех китах

Центр индустрии инвестиционных фондов в Азии расположен в Сингапуре, а вспомогательные точки — в Гонконге и Шанхае. У всех крупных фондов так или иначе есть представительства в этих локациях. По количеству фондов именно Шанхай, а не столица Пекин, стал финансовым центром Китая.

В случае с Сингапуром и Гонконгом сыграли свою роль полностью адаптированные под Запад государственные институты, а также отсутствие языковых барьеров по историческим причинам, что делает эти рынки привлекательными для западного капитала.

Именно поэтому, например, инвестиционное подразделение Louis Vuitton, крупнейший фонд L. Catterton ($14 млрд, средний чек $50 млн) открылся в Сингапуре с представительствами в Гонконге и Шанхае. По такой же схеме работают фонды из США — IDG Capital и Sequoia Capital. Последний присутствует во всех трех точках с дополнительными офисами в других странах региона. Преимущество Сингапура еще и в тесном экономическом сотрудничестве с Австралией. Азиатские фонды также предпочитают эти три локации, так как поиск инвесторов в таких регионах идет легче и результативней.

В зависимости от юрисдикции есть множество возможностей для роста. В Сингапуре, например, достаточно легко получить инвестиции от государства. Сайт государственного фонда венчурных инвестиций startup.sg описывает предложение конкретно: $3 за каждый $1, поднятый на раунде инвестирования, если проект обосновывается в Сингапуре и является прорывным в своем сегменте.

Также есть возможность получать гранты. Агентство развития Гонконга создало специальный Innovation and Technology Fund, который инвестирует в перспективные проекты и предоставляет помощь в организации производства.

Общение с фондами в Азии проходит так же, как и везде: в основном спрашивают про команду и стратегию. Фонд понимает, что, каким бы хорошим ни был продукт или проект, без генерации спроса и сбыта ему не выжить.

Где нужны российские корни

Нельзя не затронуть факт российского происхождения. В Китае это не играет большой роли, но если речь идет о Сингапуре или даже Гонконге, то стартапам стоит быть готовым к тому, что решение принимает европейский или американский эксперт.

Лучше всего, чтобы команда стартапа была международной. Вполне может сработать наличие советников или независимых директоров из Европы и США. Если речь об IT-проекте, то российское присутствие вполне логично в сегменте технической экспертизы и программирования.

Для стартапов есть вариант работы с акселераторами. Например, проект 500 Startups в Китае, как и многие другие вроде Chinaccelerator, предлагает трехмесячные программы, а проект Founders Space помогает масштабироваться в Китае.

Китайские акселераторы бывают как частными, так и корпоративными. Причем корпорации стараются быть ближе к госучреждениям, что полезно для GR. По той же причине акселератор Microsoft находится в Пекине. Отдельно стоит сказать, что выход в Китай без местного партнера не рекомендуется. Причины тому главным образом в культурном и языковом барьерах.

Нельзя не упомянуть про собственные акселерационные программы таких гигантов, как Alibaba и TenCent. Они не только создают и развивают проекты, но и привлекают массу стартапов со всего Китая.

Пройти контроль

Системы «знай своего клиента» и проверка на отмывание средств в азиатских банках не менее строги, чем в Европе и США. Никто не хочет рисковать лицензией. Проверки для корпоративного счета с российским акционером занимают 3-4 недели, иногда больше.

Один вариант быстрого решения проблемы — это открытие счета в подразделении Private Banking в небольшом европейском банке, а также наличие представительства в нужной стране.

В некоторых случаях, например в Сингапуре, европейские банки готовы помочь во временном решении вопроса. Не имея разрешения на обслуживание корпоратов, банк может быть готов все-таки открыть корпоративный счет, но с ограничением числа ежемесячных операций. Проведение дополнительных транзакций приведет к закрытию счета, либо банк их просто не согласует.

Работа в Азии — вполне реальный вариант развития для бизнеса. Правила игры несколько своеобразны, но, зная их, вполне можно достичь успеха. Не стоит бояться, поскольку тот же старик Уинстон всегда говорил: «Настрой — это то, что создает и определяет вас».

Россия. Азия > Приватизация, инвестиции. Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 21 мая 2018 > № 2613183 Игорь Рябенький


Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 21 мая 2018 > № 2613182 Алексей Фирсов

Гости с севера. Чьи интересы представляют новые министры

Алексей Фирсов

социолог, основатель центра социального проектирования "Платформа", председатель комитета по социологии РАСО

Владимир Якушев изначально оценивался как креатура Сергея Собянина, а теперь, с учетом московской реновации, тандем столичного мэра с новым главой Минстроя выглядит еще более оправданным. А Дмитрия Кобылкина принято относить к «группе Тимченко». Но все несколько сложнее

При всей тусклости коллективного образа нового правительства и отсутствии в нем фигур, которые отвечают общественному запросу на перемены, в составе кабинета министров появились фигуры, характерные для сдвига кадровой политики власти. «Рекрутинг» региональных руководителей, имеющих на персональном счету реальные результаты, а не только общую лояльность (Владимир Мединский), личную дружбу с президентом (Виталий Мутко) или родословную (Дмитрий Патрушев), говорит о поиске «новой функциональности» — призыве чиновников, которые могут вносить некоторую подвижность в застывшую систему управления. Иными словами, совмещать лояльность и адаптированность к государственному аппарату с возможностью его постепенного развития.

Через такие назначения система управления пытается маневрировать между двумя моментами собственной осознанности: пониманием необходимости развития и желанием сохранить неизменными базовые элементы своей конструкции. Наиболее явной демонстрацией этого тренда стал переход в правительство руководителей сразу двух субъектов Федерации тюменской «матрешки». Губернатор Тюменской области Владимир Якушев назначен главой Минстроя, губернатор Ямало-Ненецкого автономного округа Дмитрий Кобылкин — главой Минприроды. Если рассматривать эти факты в отдельности, они не вызывают серьезного удивления: за каждым из новых министров есть достаточно весомый личный бэкграунд и внушительные группы поддержки, объясняющие их перемещение. Интересен приход сразу двух фигур.

В принципе объяснений тоже два. Первое: Тюменская область как ресурсно обеспеченный регион-донор дает большие возможности для создания точек и целых направлений роста, которые демонстрируют эффективность глав субъектов. Даже если проекты реализуют коммерческие компании, губернаторы ассоциативно связаны с ними, в том числе за счет инфраструктурной и нормативной поддержки инвестиций. Второе: интеграция в пространство региона интересов нескольких федеральных групп — от остаточного присутствия столичного мэра Сергея Собянина, который был губернатором Тюменской области, до Якушева, до владельцев или управляющих крупнейшими нефтяными, газовыми и нефтехимическими компаниями страны. В России есть небольшое количество регионов, где нельзя быть просто губернатором без участия в федеральной повестке, и Тюменская область входит в этот короткий список.

Экспертный опрос, проведенный в обоих субъектах, демонстрирует реально высокий авторитет их бывших лидеров. У Кобылкина он основан на развитии ряда инфраструктурных и сырьевых проектов. За последние годы Ямал, благодаря активности «Газпром нефти» и «Новатэка», стал плацдармом освоения российской Арктики. В частности, разработка Новопортовского месторождения и строительство терминала «Ворота Арктики» сформировали образ нефтяного крыла «Газпрома» как «северного первопроходца» — организатора одного из самых сложных нефтяных проектов в мире. «Новатэк», в свою очередь, собрал пул инвесторов, включая китайских партнеров и французскую Total, для строительства на севере Ямала завода по производству сжиженного природного газа (общий объем инвестиций — в районе $25 млрд) и морского порта Сабетта. Умение поддерживать проекты, объединяющие производство и инфраструктурные решения, стало серьезным аргументом в пользу главы Ямала, особенно в период, когда, по признанию специалистов, «легкой нефти уже не будет».

В Тюменской области любят сравнивать административный стиль Кобылкина и Натальи Комаровой, губернатора соседнего Ханты-Мансийского округа, которая, по слухам, также рассматривалась на должность главы Минприроды. Оба губернатора были назначены почти одновременно, но в отличие от Комаровой Кобылкин не стал противопоставлять себя местным элитам и проводить активных кадровых «зачисток», то есть проявил способность договариваться и находить компромиссы. В значительной мере он сумел преодолеть имидж «человека «Новатэка» (компании, с которой устойчиво ассоциировался вначале) и выстроить ровные отношения с другими крупными игроками региональной экономики — «Газпромом» и «Роснефтью». В области управленческого стиля Кобылкин расценивается как более проектный и системный руководитель, чем импульсивная и упрямая Комарова.

Для Якушева, который в новом правительстве, помимо прочего, должен будет оправдывать своей работой существование надстройки в виде Виталия Мутко, ключевым аргументом стали реальные успехи в строительстве. Тюменская область, если не считать Москву и Петербург, является лидером по темпам ввода жилья. Как рассказывают местные девелоперы, за последние годы ситуация с получением разрешительных документов и прозрачностью процедур существенно улучшилась; при этом Якушев, подобно Кобылкину в его сырьевой сфере, не выглядит креатурой местного строительного лобби. Разумеется, тюменский юг не дает таких преимуществ, как север, с точки зрения крупных индустриальных проектов, но в Тобольске, в трехстах километрах от Тюмени, «Сибур» ведет строительство одного из крупнейших в мире нефтехимических комбинатов.

В московской политологической среде давно принято «закреплять» министров и губернаторов за неформальными кураторами и встраивать их в группы влияния ближнего окружения президента. Такая модель нам кажется упрощенной и все менее релевантной в текущих условиях, хотя она и позволяет структурно упорядочить существующие команды. В действительности работают, скорее, облачные модели с большим количеством сильных и слабых пересекающихся взаимодействий. Связка Собянин — Якушев кажется очевидной. Тюменский губернатор изначально оценивался как креатура Собянина, а теперь, с учетом московской реновации, тандем столичного мэра с главой Минстроя выглядит еще более оправданным. Но региональные наблюдатели говорят, что Якушев при этом не поддержал ряд собянинских инициатив в регионе после отъезда того в Москву и называть фаворитом московского градоначальника было бы неточно. В любом случае Якушеву придется в гораздо большей степени ориентироваться на Мутко — своего непосредственного куратора.

Экспертная идея встроить Кобылкина через «Новатэк» в некую «группу Тимченко» (Геннадий Тимченко F 5 — второй по значению акционер компании после Леонида Михельсона F 3) также выглядит, скорее, публицистической. Что такое «группа Тимченко» — это вообще большая загадка, поскольку предприниматель держится особняком в кремлевском пасьянсе. Известно о его дружеских отношениях с Сергеем Шойгу и некоторыми предпринимателями «путинского призыва», о взаимодействиях с рядом губернаторов и других связях, но эти линии не образуют устойчивой группы с единым центром. Возможно, ошибочна сама предпосылка конвертировать дружеские отношения с президентом в наличие четко очерченных секторов влияния. Тимченко, помимо собственного бизнеса, скорее выполняет или выполнял инструментальные задачи типа контроля за экспортом российской нефти в прошлом. Поэтому фигура Кобылкина является скорее равноудаленной и поэтому равно комфортной для всех вершин треугольника — Миллера, Сечина и Михельсона с Тимченко.

При этом, с учетом партнерских отношений между самими Якушевым и Кобылкиным, можно построить такое облако взаимодействий в новом правительстве, в которое войдут новые и прежние министры, мэр столицы, главы крупных сырьевых компаний. Внутри этого облака (как и подобных, и пересекающихся между собой облаков) уже существует и возникнет ряд формальных и неформальных связей, которые в условиях относительной стабильности позволят системе поддерживать ресурс жизни. Сложно при этом сказать, насколько продолжится превращение Тюменской области в кадровый ресурс федерального центра. По крайней мере активной миграции в Москву команд бывших губернаторов опрошенные эксперты не ждут.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 21 мая 2018 > № 2613182 Алексей Фирсов


Россия > Недвижимость, строительство. СМИ, ИТ > forbes.ru, 21 мая 2018 > № 2613178 Олег Жизненко

Финтех для ЖКХ. Какие технологии помогут проводить онлайн-собрания жильцов

Олег Жизненко

заместитель председателя совета директоров АО «Независимая регистраторская компания», генеральный директор АО «Регистратор Р.О.С.Т.»

Из-за сокращения числа акционерных обществ и регуляторных измений регистраторам приходится пробовать себя на новых рынках —например, ЖКХ

Регистраторский рынок является одной из тех отраслей, которым приходится гибко и своевременно реагировать на ежегодно меняющийся законодательный порядок проведения собраний, а также ужесточение требований регулятора, целью которых является повышение качества и прозрачности деятельности рынка. Нет отставания и по внедрению новейших технологий. Дистанционное обслуживание акционеров и эмитентов, мобильные приложения — все эти решения используются едва ли не шире, чем в банковском секторе. В условиях сокращения спроса регистраторы активно тестируют финтех-инновации. В перспективе именно они позволят лидерам отрасли укрепить позиции и найти применение своим технологиям на новых рынках сбыта.

Уменьшение рынка

На начало 2018 года суммарное количество реестров акционерных обществ на обслуживании у российских регистраторов насчитывало 56 400, что несколько меньше, чем в конце 2016 года — 60 600 (убыль на 7,4%). Этот факт в наибольшей степени связан с общим сокращением акционерных обществ почти в полтора раза за два года: на конец 2015-го их было 120 000, а в конце 2017-го осталось 86 000. Под сокращением понимается прекращение деятельности или реорганизация АО в ООО, за счет чего снижается клиентская база регистраторов.

Растут издержки регистраторов, в том числе в связи с дополнительными регуляторными требованиями. Например, по указанию №4501-У Банка России «О требованиях к организации профессиональным участником рынка ценных бумаг системы управления рисками» компании будут вынуждены увеличить расходы на создание выделенной службы риск-менеджмента. Кроме того, к 1 июля 2019 года они должны обеспечить необходимость наличия филиалов для обслуживания акционеров не менее чем в 60 субъектах РФ.

С учетом сохранения тенденции по сокращению числа реестров на обслуживании у регистраторов и усилению регуляторных требований, необходимости инвестиций в технологии для снижения издержек и повышения качества услуг в дальнейшем на рынке стоит ожидать увеличения активности в сфере слияний и поглощений и, соответственно, уменьшения количества игроков.

Лидеры и аутсайдеры

Национальное рейтинговое агентство на прошлой неделе опубликовало рэнкинг российского регистраторского рынка по итогам работы компаний за 2017 год. Нужно сказать, что это первая оценка рынка со стороны рейтинговых агентств.

На регистраторском рынке в России работают 35 компаний. Рынок в достаточно высокой степени концентрирован: доля крупнейших регистраторов (ТОП-5) занимает на нем более 60%. К ним агентство относит Группу НРК — Р.О.С.Т. (10 415 реестров), Акционерное общество «ВТБ Регистратор» (7944 реестра), Акционерное общество «Регистраторское общество «СТАТУС» (6069 реестров), Акционерное общество «Новый регистратор» (5721 реестр) и Акционерное общество «Реестр» (5372 реестра).

В своем отчете агентство отмечает также существенный разрыв между лидерами рынка и остальным сегментом: 59% (4,2 млрд рублей) от совокупной выручки приходится на 5 ведущих регистраторов. Причем совокупный финансовый результат сектора год к году вырос незначительно — менее чем на 2% (данные по 34 регистраторам). Это не удивительно, учитывая непрекращающуюся ценовую конкуренцию на рынке регистраторских услуг и сужение рынка.

Рынок регистраторов неоднороден: объем выручки лидера, полученной в 2017 году, отличается от аналогичного показателя аутсайдера в 120 раз. Наибольшую выручку в прошлом году показали Группа компаний НРК-Р.О.С.Т. (1699,9 млн рублей), Акционерное общество «ВТБ Регистратор» (750 млн рублей), Акционерное общество «Регистраторское общество «СТАТУС» (739 млн рублей), Акционерное общество «Реестр» (552 млн рублей) и Акционерное общество «Новый регистратор» (479 млн рублей).

Ставка на финтех

В условиях сокращения спроса регистраторы изыскивают новые источники дохода: проводят годовые собрания для мелких компаний, ведут реестры кредиторов, занимаются консалтингом. Оказание большого спектра «побочных» услуг позволяет некоторым регистраторам приблизиться к доходу, сопоставимому с выручкой от проведения единичных сделок для крупных эмитентов.

Путь наращивания технологического потенциала выбирают компании с устойчивым финансовым положением. Развитие сервисов дистанционного обслуживания способно значительно повысить качество и доступность услуг регистраторов независимо от места нахождения клиентов. Запрос на дистанционное обслуживание диктует и рынок. Мы видим существенный рост доли безбумажного документооборота в обслуживании не только эмитентов, но и зарегистрированных лиц.

Кроме того, современные IT-платформы позволяют регистраторам активно предлагать новые, нестандартные решения. Например, один из игроков регистраторского рынка вышел на рынок ведения реестров и собраний в многоквартирных домах.

Востребованность автоматизированных собраний собственников жилья пока достаточно сильно зависит от финансовой грамотности населения. Часто жители многоквартирных домов, а также управляющие компании и ТСЖ не знают о такой возможности. Однако опыт регистраторов в проведении собраний и конкурентные технологии может серьезно потеснить участников российского рынка онлайн-собраний собственников.

Россия > Недвижимость, строительство. СМИ, ИТ > forbes.ru, 21 мая 2018 > № 2613178 Олег Жизненко


Россия > Финансы, банки > forbes.ru, 21 мая 2018 > № 2613176 Яков Миркин

Команда технократов или мобилизация: чего ждать от нового правительства

Яков Миркин

Председатель совета директоров ИК «Еврофинансы»

В новом кабинете министров больше хозяйственников и управляющих активами, способных группироваться под меняющиеся технические задачи. Экономического чуда ждать не приходится.

В новом правительстве — заметно меньше идеологии и либерализма девяностых (эта версия экономической политики плохо себя показала в России и привела к огосударствлению). Заметно больше в новом кабинете министров хозяйственников и управляющих активами: служащих, функциональных людей, четко ориентированных на принятие решений в пирамиде задач.

Каким выглядит правительство? Скорее по поручениям и операционным. Правительством стабилизации, резервирования, обслуживания тех же решений, как и в прошлый президентский срок. Это не правительство сверхбыстрого роста. Социальную политику, медицину и школы отдали женщинам: это их функция.

Некоторые считают, что это правительство является временным — до первых крупных провалов. На это не похоже. Третий год подряд идет рост мировых цен на сырье, российский экспорт устойчив и даже растет. Такая благоприятная экономическая обстановка, несмотря на санкции, должна сделать любое правительство уверенным и позитивным. В таких условиях можно только чудом избежать рапортов о победах.

Может, это правительство мобилизации, военной экономики? Нет, скорее торможения и замедленного роста, как и было. Но правительство пластичное, пригодное для дальнейшего огосударствления, дружеского капитализма и подвижек, если будут внешние шоки — к мобилизации, к хмурому лицу, к административному распределению ресурсов, к новым вертикалям, к олигополиям, к дальнейшей сверхконцентрации ресурсов в Москве.

Кажется, что идеология не изменится. Экономического чуда не будет. Правительство «костыльной» экономики, национальных проектов, приоритетных отраслей, когда вся динамика задается сверху. Максимум выборочных стимулов за счет бюджета в «кусочных» областях (импортозамещение, отдельные регионы быстрого роста, оборона, цифра, приоритетные отрасли). Всё это вместо общей нормализации рыночной среды (кредит, процент, валютный курс, налоговые стимулы, регулятивные издержки, бюджет развития) и экономики стимулов (а не наказаний) для среднего и малого бизнеса и среднего класса.

И еще: в одном правительстве находятся люди служебные, служивые, но разных убеждений. Есть ощущение, что многое — цивилизационная принадлежность, связи с западным и восточным миром, модель общества и государства в будущем, степень открытости и рыночности хозяйства, и то, какую страну брать за образец, а также взгляды на прошлые реформы — в их подходах разнится. Это не сумма примерно одних и тех же взглядов, какую дает правительство выигравшей на выборах политической партии. Это скорее функциональное правительство, команда служения, и в этом смысле она технократическая, где у каждого может быть свой взгляд на будущее, своя идеология от православного консерватизма до рыночного фундаментализма. Но общее одно – подчинение тому, кто реально принимает решения в государстве. А именно президенту. В этом смысле они президентская команда, его люди.

Что еще? Тем не менее это правительство, в котором есть подвижные, очень динамичные фигуры. Люди, которые в силу возраста, характера, опыта (у части министров – регионального, губернаторского) не могут не желать роста, модернизации. Да и в целом в правительстве собралась очень разношерстная команда: воистину впечатляющая демонстрация социальных лифтов. От карьерных людей в Москве до тех, кто поработал повсюду.

32 члена правительства, из них восемь родились в Москве, четыре — в Ленинграде, остальные – из разных городов, в числе которых Малоярославец, Вышний Волочек, Нефтекамск, Липецк, Мурманск, Астрахань, Южно-Сахалинск, Бугульма, Мытищи и даже Франкфурт-на-Одере. Шесть юристов по первому образованию, восемь экономистов, специализации остальных варьируются от социолога до геофизика, железнодорожного инженера, фехтовальщика, журналиста, механика судов, строителя и даже учителя пения, который потом стал историком.

Четыре доктора наук (медицина, политология, история), девять кандидатов наук (большей частью экономических и юридических). Возраст? От 1950-го до 1982 года рождения. Средний возраст — 50,8 года. Более или менее сбалансированный возрастной состав. Абсолютное большинство – из самых простых, средних семей, не связанных с советской номенклатурой и интеллектуальной элитой времен СССР.

Какую добавленную стоимость они создадут все вместе? Будут ли правительством «троечников» или блестящей командой? Мы все теряемся в догадках, пытаемся вычислить будущее по косвенным признакам. Мы говорим скорее «нет», чем «да». Мы в массе своей разочарованы. Но время расставит все на свои места. А раз так, остается только сказать: время — вперед!

Россия > Финансы, банки > forbes.ru, 21 мая 2018 > № 2613176 Яков Миркин


Россия > Агропром. Госбюджет, налоги, цены > agronews.ru, 21 мая 2018 > № 2612155 Владимир Кашин

Комментарий. В. Кашин: нельзя убивать отечественного производителя.

16 мая 2018 года в аграрном комитете Государственной Думы состоялся круглый стол «Законодательные аспекты развития и повышения эффективности перерабатывающих отраслей АПК». Организаторы предоставили «Крестьянским ведомостям» стенограмму, которую публикуем с сокращениями.

Нет смысла говорить об актуальности темы. Пищевая и перерабатывающая промышленность является системообразующей сферой экономики страны, формирующей агропродовольственный рынок, продовольственную и экономическую безопасность. Она включает в себя более 30 отраслей, объединяющих 44 тыс. действующих организаций, где занято около 1,3 млн человек.

Переработка – вопрос уже политический

Председатель комитета Владимир Кашин обстоятельно рассказал о делах и проблемах:

— Вопрос пищевой и перерабатывающей промышленности, её развитие, передел промышленности, продукции – это носит уже не только экономический, но, в большей степени, социальный характер и политический. Смотрите, американцы сказали: не будем брать у вас, допустим, алюминий, ну или нефть, газ и так далее.

Что делать? Ну вот попробуй, зеркальными санкциями ответь, если ты зависишь очень серьёзно от того, кто сильнее тебя, кто, по большому счёту, осуществляет на многих направлениях самые перспективные системы георазведки, где мы на 90 процентов зависим от зарубежной составляющей. Ну наша пищевая и перерабатывающая, если посмотреть, тоже на 75-80 зависит — экспертная оценка.

У нас было целое министерство, которое занималось этой работой, до 500 различных видов стали выпускалось из нержавеек, своя шла на пищевую и перерабатывающую промышленность.

А сегодня нержавейку не готовим для пищевой промышленности, мы даже этот продукт, переработанный из тех болванок, которые отдаём, вот получаем из-за рубежа… Ну а как попали 85 процентов розничных сетей и оптовых сетей в руки иностранного капитала? И как сегодня в этом плане мы будем зеркально отвечать, если износ нашей пищевой и перерабатывающей промышленности уже приближается к агрессивным средам на направлениях того же нефтеперерабатывающего комплекса или коммунальная составляющая.

То есть, вопросы действительно очень серьезные, и мы должны этому уделять самое серьезное внимание и выходить на те программы, на те технологии, которые бы нас действительно делали независимыми на этом направлении. Когда-то 90 процентов машин, которые работали в пищевой, перерабатывающей, производились в стране.

Первое, мы должны понимать, что главное это все-таки сырьевая база, из чего мы должны перерабатывать и получать качественное продовольствие. Мы неплохо работаем сегодня по зерновым культурам. Мы хорошо стали работать по многим техническим культурам. Например, масличные культуры. Сырье для производства сахара. Если взять лет 15 назад, это была проблема. Я помню эти баржи с сахаром…Тут многие на этом пытались бизнес сколотить. Но сегодня эту проблему мы решаем, уже на экспорт идет продукция.

Мы вышли по производству мяса птицы на уровень 1990 года, в три раза превысили уровень 1990 года по мясу свинины. Мы здорово проседаем по производству мяса говядины, 4,3 миллиона производили, а 1,6 сейчас. Мы, конечно, проседаем по производству молока. Каждый год снижается поголовье, в том числе дойного стада, и 2017 год не был исключением. Мы пытаемся решить проблемы за счет личного подсобного хозяйства и фермерского движения.

Не надо вешать лапшу на уши

Максимум товарного молока мы имеем на уровне 18,5-19 миллионов тонн. Поэтому … 31 миллион тонн, когда мы смотрим вопрос товарности, мы видим, что при такой товарности не может быть, естественно, молока и всё это потреблять в своем личном хозяйстве, это тоже просто лапша на уши, очковтирательство и не более. Мы около 10 миллионов тонн закупаем сегодня молока.

Все, что касается овощей, картофеля, по товарности мы всю ситуацию с вами понимаем, но тем не менее. А вот плодовые, виноград – здесь много проблем. Дети должны потреблять 120 килограммов в год, в среднем у нас – 100 килограмм на год. А когда мы производим товарных плодов на уровне 850 – 900 тысяч, мы видим, какая ситуация. Просто 100 килограмм умножьте на наше население, и вы увидите, что это почти 15 миллионов тонн. Вы видите, сколько нам надо высадить садов, интенсивных, классических.

Как восстановить нам производство питомниководческое? У нас 500 тысяч было питомниководческих хозяйств. Сегодня от них остались рожки да ножки. Вот в целом, где нам надо подтянуть в сырье.

Модернизируем… сталинские заводы

Вторая часть — это сырьевая модель… Ну, что же такое, на сталинских по-прежнему нефтехимических заводах работаем… Вот сейчас в Татарстане появился ещё дополнительно приличный завод. А так – несколько «живопырок», а стальное всё модернизируем сталинские заводы. Не стыдно, в конце концов? Или там ЦБК – тоже по 60-70 лет…

Вот мы добавили теперь сюда ещё вывоз зерна без передела за рубеж. Ну, что это такое? Это укрепление сырьевой модели или это экономическая политика? Ну, может быть сырьевой рынок, какой-то процент небольшой, но что же мы вытаскиваем сегодня 30 миллионов тонн хорошей пшеницы? А там из неё делают муку, хорошие макароны и прочее. И мы будем макароны сюда закупать? Там рабочие места создавать… Ведь всё же понятно, что передел продукции даёт рабочие места, прибыль. И мы удивляемся, что у нас в мировом ВВП малая доля нашей России, но занижаем при этом стоимость продукции, которую селяне производят, минимум в два раза. Зато торговля там свои дела делает.

Третий вопрос. У нас здесь представители и производителей нашей продукции, и переработчики, и союзы, и торговля. И я хочу в этом кругу сказать, что так нельзя дальше вести себя всем нам вместе — и законодателям, и правительству, и Администрации Президента, и министерствам, чтобы убивать своего товаропроизводителя.

Рекордный урожай, а убытки растут

Рекордный урожай в прошлом году, а убытки увеличились. Это кому нужно? Цена по всем основным культурам сократилась до беспредела. Трейдеры вывозили зерно, набивая свои карманы. 20 миллиардов потеряли к прошлому году в сравнении к 2016-му, я имею в виду 2017-й, по трём видам культур: по пшенице, сахарной свекле и кукурузе. 240 выбиваем у правительства еле-еле государственную поддержку, на одной операции выкрали из карманов крестьян. А кто выкрал?

Ну, что вы хотите сказать, что без губернатора, без министерства, таможни и силовых структур разве можно эти аферы проводить? Что нашёлся умный там Мавроди и грабит нашего крестьянина? Я не верю в это. И Мавроди бы не появился без прикрытия.

Ну, так нельзя. Вот сегодня был на съезде фермеров, встаёт из Сибири фермер, делегат и говорит: да что же вы нас грабите, чего же вы нам эти 6–5 рублей даёте за пшеницу?! А мы, — говорит -, вынуждены были и по 4 продавать. Вы куда нас загоняете?! Кто придёт работать вместо нас? Когда мы начинаем смотреть по хлебобулочным за 2017 – 2018 годы, то в 8–9 процентов – труд крестьянина оценивается в розницу. Ну, что это за хамство?! Куда деваются остальные деньги-то?! Мы тоже их посмотрели.

Неужели надо в два раза увеличить цену закупочную к зерну, чтобы его смолоть? Неужели надо ещё в два раза потом ко всему накрутить, чтобы продать этот хлеб? Так нельзя.

Нам пока не удаётся наш закон принять, который бы выравнивал баланс. Когда начинаешь говорить с нашими лучшими руководителями перерабатывающей промышленности, торговли, по большому счёту согласны, но нет теперь у нас такой законодательной базы, у нас рынок, оказывается, можно грабить слабого. А слабый как всегда тот, кто производит, вот ему копейки. Килограмм зерна забираем по 5 рублей, а продаём килограмм зерна в 2,5 батонах, да, за 60–70. Самый дешёвый всё равно будет под 50 рублей. А чего-нибудь, какой-нибудь ингредиент добавил, уже там и цены заскакивают так, что… прикрыли, как говорится, труд крестьянина.

И вот этот 3-й вопрос нам его надо решать, потому что всем нужна прибыль, производителю – продукция зерна, молока, мяса, любой сельскохозяйственной продукции — тоже надо жить на расширенном воспроизводстве. Там нет сегодня ни дорог, ни газа, ни горячей воды. И там врачебной помощи нет, до врача 85 километров доехать, дома культуры или там дворца культуры и не поминай, школа тоже 20 километров. Кому это надо?!

С назначением Гордеева деревне повезло

Но будут возить сухое молоко, как сегодня наши многие молочные предприятия без завоза молока сырого из наших регионов выдают на- гора линейку молочной перерабатывающей, всю линейку молочной продукции. Но эта лавочка-то ведь она же закончится. Мы проводили расширенное заседание комитета. Россельхознадзор говорит о 30 процентах фальсификата. А ведь мы все работаем в одном министерстве, в Министерстве сельского хозяйства, но сейчас у нас теперь будет свой ещё и вице-премьер Гордеев Алексей Васильевич.

Я считаю, что деревне повезло. Слишком много проблем было у Дворковича, да и не было опыта, и у него навешено было выше крыши. А здесь человек предметно, не только 10 лет был министром, но в Воронежской области проявил себя, мы вот в том году выездной комитет проводили там, видели конкретику. Он пришел, и с первого дня сказал: руководителей районов буду оценивать по делам конкретным: рост поголовья КРС и в первую очередь дойного стада. Он собрал всех этих, кто вздувает тарифы, и сказал: «Уровень инфляции. Кто будет больше накручивать, в области вам будет тяжело». Поэтому мы в этом плане связываем наши главные задачи, три блока связали, которые я обозначил.

Я сегодня говорил, вот 7,9 триллиона выдается в 20 программах, связанных с социально-бытовым комплексом. У нас живет на селе 38 миллионов, 25 процентов. А попадает 6 миллиардов. А где 1,9 триллиона? На них мы бы не стали (в московские тротуары) плитку укладывать, мы бы сделали дороги, поставили районные больницы… У нас 1,5 миллиона живут в ветхом аварийном жилье, а 6 тысяч всего переселяем в год. Ну не бардак ли это? Я в Питере об этом президенту говорил.

В беспробудном труде и в галошах

Качество выпускаемой пищевой перерабатывающей промышленности. Тема особая…

Давайте смотреть наши ТУ, ГОСТы, давайте совершенствовать законодательную базу и контролирующие системы. Вот сейчас пойдет электронная сертификация. Мы завтра будем после палаты выезжать комитетом в Брянскую область, будем смотреть многие там хозяйства, а потом проводить слушания – с 1 июля. Мы приглашаем туда десяток министров сельского хозяйства территорий, науку, где будем внимательно этот вопрос изучать. И инвестиции, и основные фонды. Если мы в 2017 году вырвались по инвестициям с 330 миллиардов за 700, впервые за пятилетку чуть не в 2 раза вышли, то вот здесь мы с вами имеем эти наши 230–200 миллиардов, которые, конечно, недостаточны, исходя из тех задач, которые нам надо решать.

Ну, вот ещё, может, одну цифру назову. Из обилия зерна, 130 миллионов, по-моему, 350 тысяч тонн всего муки продаем за рубеж. Украина чуть ли не в 6 раз больше – там они за 1 миллион тонн продают муки.

Поэтому мы гарантируем нашу поддержку на направлениях развития инвестирования пищевой перерабатывающей промышленности. Но нам надо выстроить взаимоотношения с производителем. Вот почему тот, кто производит, перерабатывает и торгует, у него зарплата в 3 раза больше, он соцкультбыт ведет, он берет земли, хозяйства, строит завод за заводом, почему вот у него так? А как только мы не перерабатываем и не продаем – все, мы в галошах, мы в беспробудном труде и без копейки денег. Давайте выстраивать эти отношения.

И. Федина: беспокоит износ оборудования

Ведущий круглого стола – руководитель подкомитета Наталья Боева предоставила слово Ирине Фединой, замдиректора департамента пищевой и перерабатывающей промышленности Минсельхоза России, которая поведала:

— Что такое пищевая и перерабатывающая промышленность? Это более 16 процентов в структуре промышленного производства РФ. Мы в последние годы в целом наблюдаем положительную динамику развития отраслей. По предварительным оценкам, у нас выручка по 2017 году составила 7 триллионов рублей, а в 2016 году 6,5 была. Индекс производства пищевых продуктов по прошлому году составил 5,6 процента, а средняя рентабельность предприятий по отрасли 7,6 процента.

Есть у нас и негативные тенденции. Это связано с износом оборудования — в среднем почти 62 процента.

По нашим оценкам, к 2025 году мы должны вырасти в экспорте продукции пищевой промышленности более чем в 2 раза до 15 миллиардов долларов. Для того, чтобы реализовать эти задачи, необходимо решить целый комплекс вопросов.

Ну, во-первых, – это государственная поддержка развития пищевой перерабатывающей промышленности. 23 апреля в действующий перечень кредитования добавлены новые направления, касающиеся переработки. В первую очередь это по коротким кредитам, то есть на закупку сырья, приобретение молока, сырья для производства цельномолочной продукции, творожных, полутвердых сыров, масла сливочного и сухих молочных продуктов. И второе направление, которое добавлено для краткосрочных кредитов, это на закупку зерна, выращенного на территории Уральского и Сибирского округов для мукомольно-крупяной промышленности.

Т. Садовая: предприятие загружено на 30%

Татьяна Садовая, гендиректор фирмы «Калория», Краснодарский край сообщила:

— Коллектив фирмы » Калория» перерабатывает свыше 50 тысяч тонн молока в год и перечень выпускаемой молочной продукции составляет около 270 наименований.

Мы приступили к реализации инвестиционного проекта по импортозамещению, реконструируя имеющиеся цеха и вводя новые для производства элитных сыров. Вложили свыше 300 миллионов рублей. Эти меры позволили нам не только существенно расширить ассортимент, но и увеличить объём реализации…

Однако, проблема реализации до конца не решена. Предприятие работает не на полную мощность, а загружено всего лишь на 30 процентов. Получается парадокс, имея на предприятии современное оборудование, творческий коллектив профессиональных специалистов и научных работников — попасть на прилавки федеральных сетей с качественным и элитным продуктом крайне трудно, а зачастую невозможно. Почему акцентирую своё внимание на торговых сетях, да потому, что они занимают до 80 процентов всего ритейла.

Не могу умолчать и о том, что перерабатывающая промышленность, в частности, молочная, ощущает острую зависимость от импорта функциональных ингредиентов: заквасок, плесневых культур, ферментных препаратов. В последние десятилетия в наши биофабрики и заводы молокосвёртывающих препаратов не вкладывались средства, хотя у нас имеются уникальные микроорганизмы, до которых импортным очень далеко.

К определённым трудностям в дальнейшей работе в системе «Меркурий» приведёт то, что 40 процентов контрагентов, таких как бюджетные учреждения, розничная сеть, не зарегистрированы в этой системе. Часть из них имеет несколько хозяйствующих субъектов — предприятия, у которых не совпадает фактический адрес с юридическим.

И ещё. Возникает много разногласий по поводу исследования продукции. На сегодняшний день очень много независимых лабораторий, но нет единой нормативной документации для проведения исследований. И зачастую одна и та же партия в разных лабораториях имеет значительные отличия. В итоге получается, что восстановить истину невозможно.

И последнее. Убедительная просьба рассмотреть возможность разделения ответственности между производителями молока-сырья и перерабатывающими предприятиями. Нам очень мешают производители фальсификата, которые демпингуют ценами.

М. Абдрахманов: панты – в переработку

Марат Абдрахманов, председатель Комитета Законодательного Собрания Ямало-Ненецкого автономного округа по развитию АПК и делам коренных малочисленных народов Севера отметил:

— На Ямале самое большое стадо оленей – порядка 750 тысяч. И на данный момент работает семь высокотехнологичных убойно-холодильных комплексов. Считаем необходимым рекомендовать Федеральной службе по ветеринарному и фитосанитарному надзору РФ организовать взаимодействие с Главным государственным управлением по контролю качества, инспекции и карантину КНР для получения первичного разрешения для ввоза продукции АПК в Китай.

В основном пока у нас переработка мяса идет, но надо добиваться получения более высокой добавочной стоимости, а для этого нужна глубокая переработка пантов и эндокринно-ферментного сырья. В России на данный момент отсутствует порядок выдачи разрешений на заготовку и переработку пантовой и эндокринной продукции, нет необходимых ГОСТов. В результате существует стихийный, нерегулируемый государством рынок, при котором государственный бюджет на различных уровнях теряет доходы в виде налогов.

Считаем оправданным вернуться к вопросу государственного регулирования оборота пантовой и эндокринной продукции оленеводства, принять необходимые нормативно-правовые акты для контроля валютного экспорта, повышения бюджетных поступлений и стимулирования переработки этой продукции в нашей стране. И я вот надеюсь, появился у нас новый вице-премьер по сельскому хозяйству и этот вопрос сдвинется.

А. Белов: фальсификат – 80-100 млрд рублей

Артём Белов, исполнительный директор «Союзмолоко» обратил внимание на пять моментов:

— Первое, что принципиально важно для развития пищевой промышленности, — это программа стимулирования спроса и те предложения в части развития внутренней продовольственной помощи.

А второй важный вопрос – фальсификат. Надо подумать над возможностью внесения изменений в закон о контрактной системе. Изменения, которые бы позволяли при закупке пищевой продукции и молочной продукции в государственные прежде всего учреждения ориентироваться не только на цену. К сожалению, это приводит к тому, что огромное количество фальсификата продаётся именно по данному каналу. А это детские сады, школы, пенитенциарная система, армия. Это государственные закупки. Когда государственные деньги тратятся, ну, скажем так, на покупку фальсификата, это вызывает вопрос. По нашим оценкам порядка 80-100 миллиардов рублей в год потенциально может достигать этот объём. Это очень большие суммы, которые могли бы создать тягу на рынке. И еще: точечным образом принять изменения в Кодекс РФ об административных правонарушениях в части усиления ответственности за введение потребителя в заблуждение о масложировом составе.

Третий момент. Мы живём в реальности Евразийского экономического союза по сути. Это таможенный союз. Для нас и для наших коллег это очень большая возможность. Российский рынок самый большой, и на нём хотят работать и белорусские производители, и казахские и др. Возможности у всех одинаковые, а ответственность очень разная. Нам нужно постепенно приходить к тому, чтобы у нас была единая аграрная политика. Не в плане того, что у нас рынок общий, открытый и так далее, а то, что мы должны ответственность нести, должны быть сопоставимые механизмы поддержки. Возможно, необходимо вводить квоты внутри союза на продажу продукции.

Четвёртый момент. Все мы сейчас будем вступать в период подготовки новой государственной программы. И я очень хочу, чтобы в новой госпрограмме основные элементы поддержки были сохранены.

И наконец, пятый вопрос — о статистике. Для нашего сектора он очень важен, потому что абсолютно правильно, при объёме в 31 миллион тонн у нас товарного производства порядка 20 миллионов тонн. Одна треть. И если мы, например, оперируем цифрами общими, мы понимаем, что мы стагнируем. А если смотрим товар, молоко, мы видим, что у нас плюс 2 миллиона тонн за последние четыре года. Поэтому переход к товарному производству в статистике очень важен.

Автор: Александр РЫБАКОВ, «Крестьянские ведомости»

Россия > Агропром. Госбюджет, налоги, цены > agronews.ru, 21 мая 2018 > № 2612155 Владимир Кашин


Россия > Образование, наука. Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 20 мая 2018 > № 2613188 Сергей Мясоедов

Прагматичный романтик: как советское воспитание влияет на российских топ-менеджеров

Сергей Мясоедов

проректор, директор Института бизнеса и делового администрирования РАНХиГС

Российские топ-менеджеры формировались в противоречивые годы, когда в унылой серости «застойных» будней вдруг расцвела романтика бардовской песни. Как пережитки прошлого мешают вести бизнес в будущее?

Большинство самых ярких, крупных и успешных российских топ-менеджеров — люди поколения X. Их ментальность программировалась в противоречивые 1970-1980-е годы, когда в унылой серости застойных будней вдруг расцвела романтика бардовской песни, официальная идеология все сильнее отрывалась от реальной жизни, а на страницах прессы яркие коммунистические лозунги соседствовали с материалами о коррупционных скандалах.

Поэтому поколение Х несет в себе целый спектр внутренних противоречий. Это прагматики с мечтой о романтике, индивидуалисты, ищущие дружбы и коллективизма. Люди, уставшие от контроля со стороны государства и одновременно не умеющих жить без него. Наконец, это поколение, поднявшее на щит принципы рыночной экономики, но так и не понявшие их до конца. Все эти противоречия находят свое отражение и в стиле руководства, характерном для поколения Х.

«Дистанция власти»

Так, одна из самых характерных черт российского стиля управления — сохранение в компании высокой дистанции власти, которую принимают и поддерживают сотрудники, и сильный волевой руководитель на самом верху.

Если руководитель и его компания успешны, эта особенность одинаково позитивно воспринимается как им самим, так и всеми его подчиненными. Более того, в острые моменты, например, при выводе компании из кризиса, при подготовке к очередному рывку, этот стиль обладает несомненными преимуществами.

Однако он же становится контрпродуктивным в условиях перехода к постиндустриальному производству, цифровой экономике, методу гибкого и адаптивного управления не «по целям», а «по ценностям», как в рамках адаптивно-гибкого проектного метода Agile. В больших компаниях большая дистанция власти нарушает коммуникацию и по вертикали и по горизонтали. Все происходящее «наверху» делается «в закрытом режиме», «для служебного пользования» и т. д. В этих условиях ожидать, что команда станет работать четко и слаженно, не приходится.

Затратный героизм

Другая особенность стиля поколения Х — авральность. «Героизм» прорыва, достижение результата через концентрацию и использование огромного количества ресурсов — тоже наследие советского прошлого, перекочевавшее в современность. А авралы всегда стоят дорого. Всем управленцам известен классический «треугольник»: дорого, качественно, быстро. Если вы хотите оптимизировать затраты, сохраняя при этом высокую производительность труда, то авралы не годятся. К решению проблем нужно подходить заблаговременно. Процессы необходимо отлаживать. А если вам нужно быстро («вчера», как обычно говорится в большинстве наших нормативных документов и рассылочных писем), то получается очень дорого. Тем не менее авральность остается характерной и, к сожалению, нелучшей чертой типичной российской модели управления.

Восходит же эта традиция к авралам и прорывам эпохи социалистического строительства.

В советские времена бытовала шутка про «армянское радио» (советский эталон остроумия), которое спросили, что нужно сделать, чтобы ускорить экономический рост в два раза. И «радио» ответило: «удвоить число праздников, к дате которых надо достичь повышенных результатов». Вот только ресурсоемкие рывки тормозят рост производительности труда и являются антитезой современной ресурсосберегающей постиндустриальной экономики.

Ментальность дефицита

Еще одно выраженное наследие советских времен — ментальность экономики дефицита. С тех пор, когда товары появлялись на полках на короткое время, в подсознание вошло стремление схватить, не разбираясь, нужно это или не нужно. Много лет назад, в 1970-е, я услышал шуточный «перевод» латинского Quantum satis (лат. «достаточно, вдоволь») — «Сколько схватишь».

Сохранился ли этот пережиток в подсознании руководителей предприятий и фирм? Да. Проявления его многочисленны. Здесь и стремление сохранить в рамках большой компании максимум элементов «натурального хозяйства» (и диверсификация деятельности, и создание «своих» банковских учреждений, «своей» системы образования и так далее). И не беда, что «натуральное хозяйство» неэффективно и ресурсозатратно. Надо только — и вновь термин времен социализма — «уметь выбивать» ресурсы.

Россия > Образование, наука. Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 20 мая 2018 > № 2613188 Сергей Мясоедов


США. Россия > Авиапром, автопром. Армия, полиция > inosmi.ru, 20 мая 2018 > № 2612268 Дейв Маджумдар

Как старый F-15 может уничтожить новый российский Су-57 в ближнем бою

Дейв Маджумдар (Dave Majumdar), The National Interest, США

Самолет Боинг F-15C «Игл» долгое время считался лучшим в мире истребителем обеспечения превосходства в воздухе, учитывая то, что в его боевой истории были 104 победы без единой потери. Однако этот стареющий истребитель, вероятнее всего, уже приближается к концу своего срока службы. Тем не менее, он остается весьма мощным истребителем, несмотря на свою долгую службу.

ВВС США откладывают запланированные работы по обновлению этого истребителя — к примеру, установку новых электронных систем ведения боя — до момента принятия окончательного решения касательно того, хотят ли они вообще сохранять его устаревающую конструкцию. ВВС США обнаружили, что F-15C нуждается в радикальном пересмотре конструкции и внесении структурных изменений, чтобы остаться на вооружении после 2025 года. Вероятнее всего, учитывая тот факт, что Конгресс отказал ВВС США в снятии с вооружения А-10 «Warthog», у ВВС не остается иного выбора, кроме как избавиться от F-15C, чтобы высвободить средства для более актуальных проектов. Однако самолеты F-15E «Страйк Игл» будут еще очень долго оставаться на вооружении.

В настоящее время самолеты F-15C составляют почти половину американской авиации обеспечения превосходства в воздухе, потому что ВВС получили менее половины того количества самолетов компании Lockheed Martin F-22A «Раптор», которое им было нужно. ВВС надеются разработать новую платформу Penetrating Counter Air, которая к 2030-м годам придет на смену F-15C и F-22, поскольку Россия и Китай начинают все чаще применять истребители пятого поколения, такие как Су-57 ПАК-ФА.

Су-57 — особенно после того, как на него будут установлены новые двигатели второго этапа, — станут «катастрофой» для любого истребителя четвертого поколения, учитывая их скорость, маневренность, показатели малозаметности и установленные на них средства ведения электронной борьбы. Однако у ВВС США уже есть план того, как можно уничтожать малозаметные истребители противника, и средство противодействия уже находится в разработке.

Ответ заключается в длинноволновой инфракрасной области спектра, которую нынешнее поколение малозаметных истребителей не могут подавлять. Кроме того, до сих пор не существует никаких инструментов для подавления обнаружения, осуществляемого на большом расстоянии при помощи длинноволнового инфракрасного датчика, который можно установить на существующие конструкции. Вполне вероятно, в будущем инженеры смогут найти способы спрятать самолет от длинноволновых инфракрасных датчиков, но в этом случае конструкцию самолета придется разрабатывать с нуля, чтобы ее можно было оснастить этими технологиями.

Компания Lockheed Martin в настоящее время занимается разработкой подвесной прицельно-разведывательной системы Legion Pod, которая позволит оснастить F-15C инфракрасной системой поиска и сопровождения (IRST). Ожидается, что компания выпустит более 130 таких подвесных систем, которые будут оснащены инфракрасным датчиком IRST21 и современными средствами обработки данных и которые будут обеспечивать поиск и сопровождение воздушных угроз в сложных условиях. Ожидается, что компания Boeing, которая является главным подрядчиком ВВС США, уже в этом году подпишет контракт с Lockheed Martin на разработку, сборку и выпуск подвесных систем Legion Pod.

«Учитывая расписание доставки и уникальные возможности для обнаружения, Legion Pod немедленно повысит эффективность операций наших истребителей и решит проблему неравенства возможностей при пассивном нападении, — сказал в прошлом году Пол Леммо (Paul Lemmo), представитель Lockheed Martin. — Наши проверенные временем продукты, созданные совместно с Boeing, такие как IRST21 на истребителях F/A-18E/F ВМС США и система IRST на истребителе F-15, гарантируют успешную реализацию программы Legion Pod в интересах ВВС США».

Представители ВВС США и этой индустрии ранее уже сообщали изданию National Interest, что длинноволновые инфракрасные системы поиска и сопровождения — особенно в сочетании с высокоскоростными сетями передачи данных — могут обеспечить наведение средств поражения на цель даже в случае с малозаметными самолетами. Наведение будет еще более точным в том случае, если несколько самолетов, оснащенных системами IRST смогут обмениваться данными друг с другом. «Это главные средства противодействия малозаметным самолетам, имеющиеся в распоряжении ВМС США», — сказал один представитель этой индустрии.

Оснащенный Legion Pod истребитель F-15C сможет с легкостью устранить те преимущества малозаметности, которые есть у Су-57. Как только «Игл» заметит Су-57, он сможет пустить в ход свой чрезвычайно мощный радар Raytheon AN/APG-63(v)3 с активной фазированной антенной решеткой — и, вероятно, начать сопровождение российского истребителя. В любом случае F-15C сможет отследить Су-57 и применить против него свои ракеты большой дальности Raytheon AIM-120D AMRAAM.

Далее, если Су-57 удастся увернуться от этих ракет AMRAAM, то истребитель F-15C окажется в проигрышном положении, поскольку российские истребители чрезвычайно маневренны. Однако пилоты F-15C имеют огромный опыт борьбы с чрезвычайно маневренными F-22, и, несмотря на неблагоприятное положение, пилотам «Игл» иногда удается одерживать победы в воздушном бою против самолетов «Раптор». Более того, после оснащения их системами Joint Helmet Mounted Cueing System и управляемыми ракетами Raytheon AIM-9X Sidewinder самолеты F-15C получили великолепный потенциал непрямой наводки — как и Су-57 — что зачастую оборачивается взаимным уничтожением, как показали многочисленные учения.

В конечном счете, если бы не высокие расходы на ремонт и обеспечение в сочетании с необходимостью оплачивать ремонт несущих конструкций, стоило бы сохранить самолеты F-15C на вооружении. Но, учитывая возраст конструкции и постоянно модернизирующуюся угрозу, ВВС США будет разумнее вложить деньги в средства следующего поколения, такие как самолеты PCA — особенно если Конгресс не позволит ВВС избавиться от A-10. Чем-то придется жертвовать, и, по всей видимости, настало время самолетов F-15C.

США. Россия > Авиапром, автопром. Армия, полиция > inosmi.ru, 20 мая 2018 > № 2612268 Дейв Маджумдар


США. Евросоюз. Германия. РФ > Нефть, газ, уголь > inosmi.ru, 20 мая 2018 > № 2612263 Леонид Бершидский

Трамп запрещает строить российский газопровод, но Европа дает ему отпор

Вероятно, США не удастся добиться свертывания запланированного проекта «Северный поток-2», по которому российский газ будет доставляться в Германию

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

«Северный поток-2», газопровод, по которому российский природный газ должен будет поставляться в Германию по дну Балтийского моря, превратился в новый фронт набирающего обороты конфликта между Европой и США.

В четверг, 17 мая, издание Wall Street Journal сообщило, что президент Дональд Трамп требует, чтобы Германия отказалась от реализации проекта «Северный поток-2», называя это одним из условий заключения такого торгового соглашения с Европой, которое не будет предусматривать высокие тарифы на сталь и алюминий.

США уже давно выступают против строительства этого газопровода, ссылаясь на усиление энергетической зависимости Европы от России и на потребности Украины, которая потеряет доходы от транзита газа через свою территорию в том случае, если «Северный поток-2» будет введен в эксплуатацию. На этой неделе одна американская чиновница даже высказала предположение, что Россия может установить на маршруте подводного участка этого газопровода некие устройства для прослушивания. Такое заявление можно назвать серьезным преувеличением, поскольку «Северный поток-2» будет идти параллельно с уже существующим российским газопроводом «Северный поток», который Россия могла бы с легкостью использовать для ведения наблюдения.

Однако европейцы уже давно говорят о том, что мотивы американского правительства, возможно, вовсе не так альтруистичны, как оно утверждает. В принятом в 2017 году Законе о противодействии противникам Америки посредством санкций, на который США ссылаются, протестуя против строительства «Северного потока-2», говорится, что администрация должна «отдавать предпочтение экспорту американских энергоресурсов, чтобы создавать новые рабочие места в Америке, оказывать помощь союзникам и партнерам США и укреплять внешнюю политику США». С точки зрения немецких чиновников, попытки США помешать реализации проекта «Северный поток-2» являются проявлением стремления увеличить объемы экспорта американского сжиженного природного газа — в 2017 году объемы импорта американского СПГ в Европу составили 5% от общего объема европейского импорта СПГ.

Объем экспорта американского СПГ настолько мал, потому что стоимость его транспортировки делает его более дорогостоящим по сравнению с энергоресурсами, поставляемыми в Европу с Ближнего Востока. Его стоимость примерно на 20% превышает стоимость российского газа, поставляемого «Газпромом» по трубопроводу. И, даже если такая разница в цене будет устранена, Германия будет скупать весь газ из любых источников, поскольку в настоящее время она занимается выводом атомных и угольных электростанций из эксплуатации.

Канцлер Германии Ангела Меркель понимает, что реализация проекта «Северный поток-2» сопряжена с политическими трудностями. Поскольку это морской проект, на него не распространяются законы Евросоюза, касающиеся энергетической сферы, и это обстоятельство сильно беспокоит чиновников в Брюсселе. Некоторые восточноевропейские страны, особенно Польша, решительно намерены бороться с этим проектом, поскольку они считают его инструментом для увеличения влияния России. Кроме того, их опыт общения с «Газпромом» был в основном негативным. Однако, с точки зрения Меркель, украинский аспект этого вопроса остается наиболее проблематичным: это обедневшее государство лишится 2 миллиардов долларов ежегодных доходов, получаемых ей от транзита газа, в том случае, если «Газпром» будет пользоваться газопроводами «Северный поток-2» и «Турецкий поток», минуя ее территорию.

Недавно министр экономики Германии Петер Альтмайер (Peter Altmaier) съездил в Киев и Москву, чтобы согласовать такую сделку, которая позволила бы функционировать и «Северному потоку-2» и украинской системе транзита газа. Пока нет никакой информации касательно тех переговоров, однако они, должно быть, оказались достаточно успешными, поскольку в пятницу, 18 мая, канцлер Германии Ангела Меркель приехала в черноморский курортный город Сочи и встретилась там с президентом Владимиром Путиным, который пообещал ей продолжить поставлять газ через Украину, если это будет «экономически обоснованным». Такое отклонение от прежнего тона российской риторики открывает возможности для заключения сделки.

Все это делает вмешательство США нежелательным и даже контрпродуктивным: оно раздражает немецких и европейских чиновников, не делая их более уступчивыми.

«Особенно важно, чтобы нам не пришлось ввязываться в совершенно незапланированную и бессистемную борьбу на трех, четырех, пяти фронтах вокруг более высоких тарифов, более жестких санкций и взаимного недоверия, — сказал Альтмайер в пятницу, 18 мая. — Когда США заявляют о том, что Америка должна ставить свои экономические интересы превыше всего, нам следует задуматься над тем, что европейцы тоже должны определить свои экономические интересы».

Евросоюз уже занял жесткую позицию в вопросе тарифов Трампа. «Мы не станем вести переговоры, если над нашими головами нависает дамоклов меч, — заявил в четверг, 17 мая, глава Еврокомиссии Жан-Клон Юнкер (Jean-Claude Juncker). На саммите в Софии лидеры стран Евросоюза договорились не менять свою позицию в вопросе сохранения сделки с Ираном, из которой США решили выйти. Евросоюз активирует так называемый блокирующий статут, чтобы защитить европейские компании от последствий санкций США против Ирана.

Кроме того, США пригрозили ввести санкции против европейских компаний, принимающих участие в реализации проекта «Северный поток-2», в том числе против таких крупных международных компаний, как Royal Dutch Shell, австрийская OMV, французская Engie и немецкие Uniper и Wintershall. Теперь даже те чиновники Евросоюза и национальные лидеры, которые не испытывали особого энтузиазма в связи с «Северным потоком-2», встали на сторону Германии. Между тем немецкое правительство не демонстрирует никакого страха перед лицом угроз США — только растущее раздражение. «Это еще одно бремя для трансатлантических отношений», — сказал Петер Бейер (Peter Beyer), чиновник Министерства иностранных дел Германии, отвечающий за эти отношения.

Если Америку действительно волнуют Украина и энергетическая безопасность Евросоюза, она должна позволить Германии и ее европейским партнерам заключить соглашение с Россией и Украиной. Европейцы — достаточно взрослые люди для того, чтобы не причинять себе вред, и они вполне способны вести дела с «Газпромом», который получает 62% своей прибыли от Европы. Кроме того, европейские страны заинтересованы в стабильной Украине в гораздо большей степени, нежели США: Украина расположена на границе Евросоюза, а ее граждане имеют право безвизового въезда на территорию ЕС.

Администрация Трампа, по всей видимости, испытывает особое удовольствие от разжигания споров с ее европейскими союзниками, ожидая, что во всех спорных вопросах они будут уступать. Однако, хотя Евросоюз часто демонстрировал свою слабость и неэффективность, он тоже может быть упрямым, и, чем больше давления Трамп будет на него оказывать, тем сильнее будет отпор ЕС.

США. Евросоюз. Германия. РФ > Нефть, газ, уголь > inosmi.ru, 20 мая 2018 > № 2612263 Леонид Бершидский


Казахстан > Миграция, виза, туризм. Приватизация, инвестиции. СМИ, ИТ > kapital.kz, 19 мая 2018 > № 2615055 Ярослав Толстов

Воздухоплавание может быть прибыльным в Казахстане

От хобби к бизнесу

Наталия Иодес

Сложно ли собрать парк воздушных шаров и выгодно ли это с точки зрения затрат и прибыли? Об этом и многом другом «Капитал.kz» рассказали основатель компании Kazaerostat Ярослав Толстов и пилот Алексей Литвинов.

По следам прародителей казахстанского воздухоплавания

Kazaerostat начал свое самостоятельное существование в 2006 году. В основном идея была создать команду для участия в международных соревнованиях, фестивалях, а также воплотить в жизнь мечту, чтобы, как и прежде, в 90-х годах над Алматы летали воздушные шары. Толчок нам дали прародители воздухоплавания в Казахстане Виктор Александрович Заганов, который трагически погиб на одной из встреч воздухоплавателей, а также Михаил Николаевич Литвинов, наш главный тренер и инструктор с большим стажем, также безвозвратно ушедший от нас. Мы с ним работали, именно он нас научил технике пилотирования и основам авиационной безопасности.

Когда мы основали нашу компанию, то начинали полеты в качестве привязных шаттлов, участвовали в городских мероприятиях, на праздновании Наурыза и в массовых гуляниях, а также на праздниках республиканского значения. А после участия в международных встречах воздухоплавателей в России в 2007 и 2008 годах мы пришли к мысли о том, что пора расширить свою деятельность. На тот момент в нашем воздушном парке уже было четыре шара, а в 2009 году мы изыскали средства для покупки нового оборудования с символикой Казахстана, чтобы представлять нашу страну на международных соревнованиях. Воздухоплавание, как известно, – спорт достаточно затратный, тогда-то мы и решили, что пора бы начать зарабатывать на своем любимом хобби, благо опыт за плечами у нас уже был.

Сколько стоят экскурсии на воздушных шарах?

На сегодняшний день мы имеем три шара для полетов с пассажирами. Один шар на 3-4 места, один большой на 7-8 мест и шар в форме сердца для проведения романтических встреч. На большом воздушном шаре мы проводим экскурсии для всех желающих, люди даже могут не знать друг друга при посадке в корзину, получается эдакий «экскурсионный автобус», именно на эти виды полетов мы делаем скидки, сотрудничая с сайтами-купонаторами, такими как Chocolife.me. Если обычная стоимость составляет 35 тыс. тенге на человека, то, приобретая купон, человек имеет возможность полетать за 17 500 тенге. Как говорится, желание клиента – закон, поэтому если люди хотят индивидуальные полеты, то стоимость любого шара стартует от 100 тыс. тенге, и скидка в данном случае уже не действует, так как ниже стоимость мы предложить уже просто не можем. Отдельного слова заслуживает шар в форме сердца – эти полеты, скажем так, для элитных клиентов, и каждая отдельная прогулка и ее стоимость оговариваются индивидуально. А для любителей погорячее и поэкстремальнее в индивидуальном порядке рассматривается возможность прыжка с парашютом в тандеме. Но в этом случае существует ряд тонкостей, о которых хотелось бы рассказать отдельно. Если обычные экскурсионные полеты проводятся на высоте от 300 до 500 метров, то здесь нужно специальное разрешение на высотный полет, поскольку прыжки осуществляются с высоты от 1500 до 2350 метров. Прыжок с парашютом в тандеме совершается с опытным тренером. Во время прыжка инструктор стабилизирует свободное падение и контролирует безопасное и мягкое приземление. Прыжки с воздушного шара уникальны тем, что если при прыжке с самолета парашютист движется по инерции за летательным аппаратом со скоростью уже не менее 100 км/ч, то при прыжке с воздушного шара первоначальная скорость отсутствует, что позволяет ощутить большое ускорение и падение в прямом смысле этого слова. Можно сказать, что это экзотический коктейль бездонного неба, смешанного с легкостью полета на воздушном шаре и адреналином свободного падения, посыпанный позитивными эмоциями и украшенный взбитыми облаками. Поскольку ограничений в этом виде услуг очень много, то и готовиться стоит заранее, стоимость тоже оговаривается индивидуально.

Приносит ли любовь к небу прибыль?

Наша команда изначально позиционировалась как общественная организация, мы не думали о развитии бизнеса. Нам очень нравится заниматься любимым делом, осуществлять полеты и тренироваться чтобы можно было достойно выступать на соревнованиях и представлять нашу страну. Ну а те деньги, которые мы зарабатываем, принимая участие в PR-акциях, пускаем на развитие. То есть у всех у нас, кто является активным участником и членом команды Kazaerostat, есть свои семьи и своя основная работа, а воздухоплавание – больше хобби, которое приносит удовольствие и нас всех объединяет. Поэтому о том, сколько средств было вложено, приносит ли нам наше хобби прибыль и когда мы сможем отбить вложенные деньги, сказать сложно, так как бухгалтерию мы никогда не вели. Иной раз мы уходим в минусы, иногда получается зайти в плюс, но мы никогда не ставили для себя цель заработать и не надеялись на развитие с точки зрения бизнеса, поэтому цифры назвать крайне сложно. За 10 лет работы мы создали достаточно серьезную клиентскую базу и, по большей части, для рекламы мы используем сарафанное радио. Если клиенты испытали удовольствие от полета на воздушном шаре и если услуга была оказана качественно, а мы всегда со всей серьезностью относимся к этому делу, то реклама заработает. Мы любим настоящие, неподдельные эмоции, а это и есть самая лучшая реклама. И человек всегда сможет рассказать своим друзьям, родственникам и коллегам о том, что есть такая услуга – полеты на воздушном шаре недалеко от Алматы. Сейчас активно работаем в социальных сетях, у нас есть канал на YouТube. Все наши новости и отзывы мы стараемся размещать своевременно, для того чтобы жители и гости Алматы смогли с пользой провести время, семейный отдых, романтические прогулки и корпоративные мероприятия. А те расходы, которые мы несем в части подготовки полетов, естественно, должны окупаться.

Немного о тонкостях воздухоплавания

Для полетов на воздушном шаре подходит любое время года, но зимой легче летать. Ведь чем ниже температура воздуха, тем более щадящий режим внутри оболочки. Но, по традиции, желающих летать зимой мало. Во-первых, люди еще не отошли от новогодних праздников, во-вторых, холодно. Взлеты запросов начинаются к 8 Марта, затем на Наурыз и далее все лето и осень до ноября. Иногда приходит столько запросов на бронирование полета, что мы не всегда имеем возможность покатать всех, ввиду того, что погода в Алматинской области не всегда стабильна, особенно в весенне-осенний период, а, как известно, ветер и дождь не наши друзья. Идеальных полетов не бывает, они всегда разные, но это все заботы пилотов, и наши пассажиры даже порой не знают, что во время прогулки возникают какие-то сложности. Бывает такое, что полеты отменяются вовсе. Ветер – наше основное ограничение. Полет невозможен при ветре свыше 5 м/с, но это по инструкции. На практике же мы десять раз подумаем, лететь или нет при ветре 3-4 м/с, ибо посадка может быть довольно экстремальной. Сами-то мы не против, так сказать, тренировочка, но вот пассажиров можно напугать. Также полеты невозможны в условиях грозовой активности и по запрету от службы управления воздушным движением. Ну и поскольку мы летаем в горно-долинной местности, то приходится учитывать ее метеорологические особенности. Все полеты у нас выполняются на рассвете или на закате, во время смены ветра. Днем же горно-долинный эффект слишком силен, уносит в горы за считанные минуты.

Теоретически, можно летать везде, где есть воздух. Однако на практике мы руководствуемся правилами использования воздушного пространства РК, что означает наличие у нас предписанного района полетов, в данном случае это Ушконыр. Есть ребята, работающие в Караганде, у них свой предписанный район и они имеют право летать над городом. Для всех иных полетов нужно получать отдельное разрешение. На заре воздухоплавания полеты над Алматы проводились, а в наше время получить такое разрешение очень сложно, к сожалению.

Опасно ли это? Шар в полете всегда находится в потоке воздуха и не испытывает потрясений, поэтому негативные реакции организма у нас практически не встречаются. Но следует помнить, что любые виды полетов – это экстрим, и при посадке, особенно при хорошем ветре, возможно всякое. Пару раз в году случаются ушибы и порванные колготки у девушек. Если же говорить об эмоциях, то в полете даже самые эмоциональные пассажиры через 15 минут забывают все свои страхи и наслаждаются небом, даже экстрим посадки потом никого не пугает. Воздушный шар лечит аэрофобию на ура. Надо отметить что Алматы, наши горы и долины способствуют полетам на тепловых аэростатах, и, имея за плечами десятилетний опыт, мы с легкостью можем взлететь и приземлиться на ту же точку, используя наши уникальные потоки. К тому же полеты в горной местности очень увлекательны не только для человека, который впервые поднялся на воздушном шаре, но и для пилотов и команды, которая принимает участие в подготовке аэростата к полету.

Что может сделать команду абсолютно счастливой?

На сегодняшний день воздухоплавание в Казахстане является молодым направлением. Очень радостно, что во многих регионах люди интересуются небом, воздушные шары уже появились и в южных областях, и в Шымкенте много ребят пытаются продвигать этот вид услуг в массы. В Караганде есть команда, которая осуществляет полеты. Есть у нас друзья в Усть-Каменогорске, неравнодушные к воздухоплаванию, они развивают и всячески популяризируют это направление в Восточном Казахстане. Мы со своей стороны стараемся способствовать этому развитию, потому что понимаем, что здесь конкуренция бессмысленна. А мечтаем мы о том, чтобы повторить полет Михаила Николаевича Литвинова, когда он в 2000 году совершил перелет из Алматы, через горы Заилийского Алатау и приземлился на берегу Иссык-Куля. Для такого полета требуется очень серьезная подготовка. У нас эта спортивная подготовка имеется, так же как и амбиции повторить достойный пример, который нам оставил наш тренер. Именно это будет для нашей команды настоящим счастьем.

Казахстан > Миграция, виза, туризм. Приватизация, инвестиции. СМИ, ИТ > kapital.kz, 19 мая 2018 > № 2615055 Ярослав Толстов


КНДР. США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 19 мая 2018 > № 2610681 Джон Болтон

США рассматривают «ливийский сценарий» в отношении КНДР

CBS News, США

Бреннан: Доброе утро и добро пожаловать на передачу «Лицом к нации». Меня зовут Маргарет Бреннан (Margaret Brennan). Нам сегодня предстоит обсудить много вопросов, и начнем мы с беседы с новым советником президента Трампа по национальной безопасности, бывшим постоянным представителем США при ООН Джоном Болтоном. Добро пожаловать на нашу передачу.

Болтон: Рад быть вашим гостем.

— Вы исполняете свои обязанности всего лишь около трех недель, и уже такой прорыв на дипломатическом фронте с Северной Кореей. Вы верите, что Ким Чен Ын готов отказаться от своего оружия или он просто пытается улучшить свой имидж?

— Ну, я не думаю, что мы на данный момент об этом знаем. Я считаю, что если он принял стратегическое решение о том, что Северной Корее было бы лучше без ядерного оружия, то, на мой взгляд, нам есть о чем поговорить, и я думаю, что президент хотел бы воспользоваться этой возможностью. Но, по моему мнению, совершенно ясно, что мы сегодня к этому пришли благодаря тому давлению, которое администрация Трампа оказала на Северную Корею. Экономическое давление, политическое, военное давление. Думаю, что это признают все, и сам президент Южной Кореи Мун неоднократно заявлял, что без этого давления не было бы возможности провести ни Олимпиаду, ни саммит лидеров Севера и Юга. То же самое говорят премьер-министры Японии и Австралии, президент Франции, канцлер Германии. Так что именно поэтому мы сейчас здесь. И я считаю, что именно северокорейцы должны показать нам, что они действительно намерены отказаться от ядерного оружия.

— Ну, возможно, Северная Корея тоже идет на переговоры, имея возможность диктовать условия с позиции определенной силы. Слабая экономика — пожалуй, да. Но с этой ядерной программой они продвинулись дальше, чем при всех прежних администрациях США. Так…

— Во многом из-за ошибок, которые на протяжении 25 лет совершали прежние администрации —

— А это обязательное условие? Ким Чен Ын обязательно должен отказаться от этого оружия, прежде чем вы пойдете на какие-то уступки?

— Думаю, что да. Мы сейчас рассматриваем ливийский сценарий 2003-2004 годов. Мы также пытаемся выяснить, какое решение Северная Корея приняла раньше. И, самое главное, наверное, возвращаемся более чем на четверть века назад к совместному соглашению 1992 года о денуклеаризации между Севером и Югом, согласно которому Северная Корея обязалась отказаться от ядерного оружия и еще обязалась отказаться от обогащения урана и переработки плутония. Сейчас нам надо обсудить и другие вопросы — их программы по баллистическим ракетам, их программы по биологическому и химическому оружию, проблему американских заложников, которых они удерживают, вопрос о том, что они на протяжении многих лет похищают ни в чем не повинных японских и южнокорейских граждан.

— Примут ли США приглашение Северной Кореи осмотреть их ядерный полигон, когда в мае он, как было обещано, будет демонтирован?

— Ну, мы посмотрим, что именно это означает, ведь…

— Но Сеул заявляет, что Северная Корея обещала это сделать.

— Северная Корея. Все это, конечно, интересно, потому что мы уже это проходили раньше. Надеюсь, Северная Корея в этом искреннее заинтересована и ее намерения серьезны. Но я просто зачитаю вам предложение, если позволите. «В качестве жеста, демонстрирующего свою готовность выполнить свое обязательство по прекращению своей программы создания ядерного оружия, Северная Корея в пятницу взорвала свой самый известный символ производства плутония. Уничтожение градирни свидетельствовало о пошаговом выполнении многосторонних действий, предпринимаемых под руководством США, целью которых является прекращение реализации северокорейской программы производства ядерного оружия». 27 июня 2008 года, газета «Нью-Йорк Таймс». И та же самая «Нью-Йорк Таймс» в прошлом месяце написала, что у президента Трампа будут сложности с Северной Кореей, потому что новые данные, полученные с помощью спутника, свидетельствуют о том, что Северная Корея расширяет производство плутония. Поэтому мы хотим видеть реальную готовность, реальные намерения. А видеть пропаганду Северной Кореи мы не хотим.

- Вы таких демонстративных, постановочных действий пока не видите?

— Мы слышим слова…

— И никакого демонтажа?

— Пока мы слышим слова.

— И разработка продолжается.

— Вы… они сказали, что собираются прекратить ядерные испытания и испытания баллистических ракет. В последнее время они их не проводят. Это действительно так. Это может быть очень позитивным знаком. Или же это может означать, что в своих разработках они достигли такого уровня, что сейчас проводить испытания им и не нужно. Мы наблюдаем это и в других ситуациях. Президент Трамп полон решимости полностью использовать эту возможность и довести все до конца. Надеюсь, что мы сможем добиться настоящего прорыва, но у нас в администрации наивных людей нет — очень многое будет зависеть от этой встречи с Ким Чен Ыном.

— Поэтому и так много сообщений о том — из Северной Кореи сообщают, что Ким Чен Ын откажется от ядерного оружия, если США пообещают не вторгаться в его страну. Намерены ли вы давать подобные обещания?

— Вообще-то мы это слышали и раньше. Это… набор пропагандистских приемов у Северной Кореи богат и безграничен.

- Но это оборачивается тяжелыми бременем для США, создает им проблемы.

— Думаю, что на самом деле это не так. Я считаю, что следует смотреть на решение отказаться от ядерного оружия как на реальное стратегическое решение, которое должна принять Северная Корея. Мы хотим увидеть доказательства того, что их решение реальное, а не просто риторика. В случае с Ливией, например, и это другая ситуация, в определенном смысле эти переговоры проводились в узком кругу, с глазу на глаз, и общественность о них не знала. Но Ливия сделала то, что заставило нас преодолеть наш скептицизм — она позволяла американским и британским наблюдателям посещать все свои ядерные объекты. Поэтому об использовании международных механизмов речь не шла. Мы увидели их совершенно в другом свете — такими мы их никогда раньше не видели.

— Это звучит так, словно вы хотите сначала провести инспектирование и только потом ослаблять санкции.

— Ну, я считаю, что это было бы доказательством принятия стратегического решения отказаться от ядерного оружия, (оно) не обязательно должно быть таким же, как решение, принятое Ливией, но это должно быть нечто конкретное и реальное. Вполне возможно, что у Ким Чен Ына есть какие-то идеи. И мы должны его выслушать.

— Как сообщает CBS, предпочтительным местом для этой встречи между президентом Трампом и Ким Чен Ыном является Сингапур. Когда вы определитесь относительно места проведения встречи, и насколько это важно?

— Я думаю, что это произойдет, когда президент будет готов объявить это. Мы все еще решаем, в каком месте это произойдет. И мы пока еще не определились с датой.

— Он заявил, что в ближайшие несколько недель. Три-четыре недели.

— Он, президент, готов к активным действиям. И мы стремимся принять решение, чтобы можно было спланировать всю логистику, но я не хочу забегать вперед и сообщать о том, о чем, возможно, он сам хочет сообщить. Мы просто пока еще не пришли к окончательному решению.

— Есть ли какие-либо новости о трех американцах, которые находятся в заключении в Северной Корее? Я имею в виду, будут ли они фактически оставаться заложниками успеха этих переговоров, или же их нужно освободить до того, как президент войдет переговорную комнату?

— Я не хочу вдаваться в подробности наших дискуссий. Я скажу лишь одно. Для президента эти трое американцев являются приоритетной задачей. И в обмене (заложниками) между нормальными странами этих людей даже не стали бы держать в заключении. Поэтому я считаю, что Северная Корея должна отнестись к этому очень серьезно.

— Хотя это и жест, который им не обязательно делать до встречи?

— Он был бы доказательством их искренности. Нам не терпится узнать, каково их решение.

— Вы могли бы рассказать нам, в каком они состоянии?

— Я бы предпочел не обсуждать эту тему — пока, но это очень важно для президента.

- Я также хочу спросить вас о другом важном решении, которое будет принято по иранской ядерной сделке. Раньше вы очень открыто заявляли о своем скептицизме, и поэтому дипломаты в частном порядке говорят и задаются вопросом, собираетесь ли вы быть в этом случае посредником, который мог бы в принципе предложить президенту другое решение. Если европейцы смогут заключить закулисную сделку с целью урегулирования вопроса с ядерной установкой, вы действительно думаете, что ее можно сохранить?

— Ну, это решение президента. Я имею в виду, что люди должны иметь в виду одно — то, что здесь у меня другие функции. Когда я был частным лицом, я мог говорить все, что хотел, и это было большой роскошью, но…

— В марте вы заявили, что улучшить ситуацию нельзя, и что просто бессмысленно и неразумно думать, что мы можем ее исправить. Это было не так давно.

— Поэтому я так и не думаю. А говорил я то, в чем был убежден, и от этих слов я не отказываюсь. Но теперь это не моя работа. Моя работа — давать советы президенту. Это решение будет принимать он. Это его решение. Я — советник по вопросам национальной безопасности, но решений по этим вопросам я не принимаю. И, кстати, по вопросу иранской ядерной сделки я предложил ему несколько вариантов решения, я буду и дальше это делать до тех пор, пока он не примет решение. Я считаю, что это очень важно для нормальной работы системы национальной безопасности, и делать это — моя обязанность.

— И если госсекретарь Помпео сможет заключить кулуарную сделку, вы готовы согласиться на ядерную сделку с Ираном и оставить ее в силе?

— Я считаю, что это вопрос о том, что окончательное решение принимает президент. Задача его советников — давать советы. А решения принимает он.

- Итак, 12 мая США снова ввели санкции против Ирана, значит ли это, что США вышли из этого соглашения?

— Произойти может всякое, и я не хочу вдаваться в обсуждение гипотетических сценариев, но вопрос о выходе из соглашения, безусловно, рассматривается. Президент говорил об этом неоднократно. Его позиция в отношении этой ядерной сделки постоянна, последовательна и неизменна со времени президентской кампании 2016 года. Так что посмотрим, что произойдет.

— Что ж, мир следит за событиями. Большое вам спасибо.

— Был рад побеседовать с вами…

— У нас в гостях был Джон Болтон. Спасибо, что приняли участие в программе «Лицом к нации». Надеюсь на скорую встречу.

— Большое спасибо.

КНДР. США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 19 мая 2018 > № 2610681 Джон Болтон


КНДР. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 19 мая 2018 > № 2610680 Джон Болтон

Кампания давления на КНДР сработала

Fox News, США

Уоллес (Wallace): А сейчас у нас в гостях Джон Болтон (John Bolton), и это его первое интервью в нашем воскресном выпуске в роли советника президента по национальной безопасности. Посол, с возвращением на Воскресный выпуск новостей Фокс.

Джон Болтон, советник президента по национальной безопасности: Мне очень приятно быть здесь.

— Давайте начнем со встречи Трампа и Кима. Она состоится. Где и когда?

— Да, думаю, она состоится. Даты и места пока обсуждаются. Я думаю, президент хочет, чтобы она состоялась как можно раньше, но нам до сих пор нужно определиться с этими параметрами.

— Значит, по вашим словам, он хочет организовать ее как можно скорее. Готовы ли США сесть за стол переговоров?

— Мы будем готовы к ним, когда сядем за этот стол. Я считаю, что это что-то, о чем президент уже много размышлял, и, думаю, люди по всему миру уже отдают ему должное за то, что он создал предварительные условия для этой встречи. Президент Южной Кореи Мун, к примеру, очень ясно высказался о том, что, если бы не давление, не экономическое давление, не военно-политическое давление президента Трампа на Северную Корею, мы бы не достигли сейчас этого результата.

— Учитывая, как успешно — на первый взгляд — прошла встреча между Кимом и президентом Южной Кореи в пятницу, что может стать препятствием для встречи Трампа и Кима?

— Мы должны оговорить место, и это все еще остается проблемой, но если, на самом деле, Ким принял стратегическое решение отказаться от всей своей ядерной программы, то, я думаю, назначить место и время встречи будет несложно.

— Хорошо. Давайте поговорим о Вашей позиции, о позиции США в том, чего наша страна хочет добиться от Кима. Будет ли президент Трамп настаивать, чтобы Ким отказался и избавился от всего своего ядерного оружия, от всего ядерного топлива, от всех своих баллистических ракет до того, как США пойдут на какие-то уступки?

— Да, я думаю, именно это и подразумевается под словом «денуклеаризация». У нас свежа в памяти ливийская модель 2003, 2004 годов. Конечно, есть очевидные различия. Ливийская программа была намного меньше, но в сущности мы заключили там соглашение. Поэтому мы хотим проверить Северную Корею на этой первой встрече, увидеть доказательства, что она приняла это стратегическое решение, и история может нам тут помочь. И в 1992 году совместное соглашение между Югом и Севером по денуклеаризации обязывало Северную Корею отказаться от любых видов ядерного оружия и от обогащения урана и переработки плутония. Теперь у нас есть и другие темы для обсуждения: баллистические ракеты, химическое и биологическое оружие, американские заложники, похищенные японцы.

Но оттолкнуться от ядерной программы, опираясь на обязательства, данные Северной Кореей более четверти века назад, — это хорошее начало.

— Хочу окончательно прояснить этот вопрос: Северная Корея должна отказаться, в сущности, от всей своей программы до того, как США приступят к ослаблению режима экономических санкций?

— Да. На мой взгляд, кампания по оказанию огромного давления, запущенная против Северной Кореи администрацией Трампа, а также военно-политическое давление позволило нам подойти к этой точке. Я уже говорил ранее о президенте Муне. Только на прошлой неделе президент Франции Макрон, канцлер Германии Меркель, японский премьер-министр Абэ, а сегодня утром и премьер-министр Австралии Малкольм Тернбулл (Malcolm Turnbull) признали, что мы достигли этой стадии благодаря давлению Америки. Если мы ослабим это давление, мы не упростим этим переговоры, а, напротив, можем их только усложнить.

— В какие сроки Северная Корея должна отказаться от своего оружия? Как быстро они должны успеть это сделать? Существует ли хотя бы малая вероятность, что США примет Северную Корею как ядерную державу и позволит ей сохранить какую-то часть инфраструктуры?

— Я не представляю себе такой вероятности. Повторюсь: Северная Корея уже согласилась пойти на это. Они согласились сделать это в 1992 году в договоре с Южной Кореей и выступали с подобными обещаниями с того времени.

Теперь дело состоит еще и в том, что они лгали об этом и нарушили свои обязательства, вот вам и причина, что в администрации Трампа никто не смотрит через розовые очки на то, что может произойти здесь. Но, если КНДР докажет, что они приняли стратегическое решение отказаться от ядерного оружия, это даст возможность быстро продвигаться в этом вопросе. Что, повторюсь, и доказывает пример Ливии.

— Когда вы говорите «быстро», вы подразумеваете, что это может произойти к концу этого года?

— Скажем, это зависит в первую очередь от того, сколько оружия требуется уничтожить. Я хочу сказать, что невозможно идти на эту встречу с набором отверток и думать, что мы разберем северокорейскую программу, начиная с первого дня после встречи. Таким образом, полное, всецелое, тотальное выяснение всего, что связано с их программой разработки ядерного оружия при полноценном международном надзоре, и, думаю, после событий в Ливии, надзор со стороны американских и других специалистов может здесь сыграть очень важную роль.

— В совместном заявлении двух Корей, сделанном в пятницу, содержался призыв — и я бы хотел, чтобы это показали на экране — освободить Корейский полуостров от ядерного оружия, и некоторые предположили, что Северная Корея откажется от всего имеющегося у нее оружия. Но взамен США согласятся, что мы не допустим присутствия никаких самолетов и кораблей с ядерным оружием на Корейском полуострове. Допустимо ли это?

— Мы, безусловно, не давали таких обязательств. Я опять же расцениваю сделанное в Пханмунджоме заявление, как они его называют, в контексте ряда предыдущих заявлений Северной Кореи. И, подчеркну, если вспомнить совместное заявление 1992 года, когда они говорили о Корее без ядерного оружия, то подразумевались обе Кореи.

— Значит, вы не расцениваете это как требование каких-либо обязательств от США?

— Нет, я не считаю, что это к чему-то обязывает Америку.

— После встречи лидеров двух Корей в пятницу президент Трамп опубликовал следующий твит: «США и весь их великий народ должны очень гордиться тем, что сейчас происходит в Корее».

— Мне не следует напоминать вам, господин посол, что до этого Ким много чего говорил, но ни от чего не отказывался. Не испытываете ли вы беспокойства, что господин Трамп заблуждается?

— Нет, совсем нет. Как я говорил, у нас в администрации нет никого, кто бы возлагал на КНДР какие-то завышенные ожидания. Нам всем приклеивают разные ярлыки, но наивность — не в их числе. На мой взгляд, президент видит здесь потенциал заключения исторического соглашения — прорыв, который никто и вообразить не мог даже несколько месяцев назад. И этот потенциал есть.

— Но как он неоднократно повторяет, здесь есть также вероятность, что никакого соглашения не будет. Мы не узнаем этого, пока встреча не состоится и мы не поймем, на что готов пойти Ким Чен Ын. Это как раз тот случай, когда слов мало, чтобы ввести кого-то в заблуждение.

— Безусловно, это тот случай, ведь вы никогда не питали никаких иллюзий относительно режима Трампа. Я полагаю, вы ожидали того, что я намерен сейчас сделать. Вот некоторые ваши лучшие выступления: «Я думаю, единственный дипломатический вариант — это положить конец северокорейскому режиму при помощи захвата его Южной Кореей». «Вот универсальное оскорбление, которое можно использовать, и я применю его к Северной Корее. Вопрос: как можно понять, что северокорейский режим лжет? Ответ: когда его руководители открывают рот». Дорогие друзья, я должен признаться, что, когда мы просматривали эти записи, у посла Болтона на лице была улыбка. Так кому мы должны верить, тому Джону Болтону или этому?

— Я отвечу вам так же, как ответил Марте МакКаллум (Martha MacCallum) в день, когда президент написал в Твиттере о моем назначении, а я даже не знал, что меня освободили от моих обязанностей на канале Фокс-ньюз. Понимаете, я ведь много чего говорил и писал за все эти годы. И настаиваю на этом.

Но тогда я был фрилансером. У меня была привилегия на выражение собственного мнения. А теперь это не входит в мои обязанности. Я всего лишь советник. Решения здесь принимает президент, и вряд ли будет какая-то польза от возвращения в прежний золотой век и сравнения его с нынешней позицией президента.

Свои советы ему я даю с глазу на глаз. Он принимает решения. Так это и работает.

— Итак, Ким сказал южнокорейцам в пятницу, — и об этом говорят теперь сами представители Южной Кореи — что он откажется от всего своего оружия, если США пообещают не вторгаться на полуостров. Мы намерены дать ему такие гарантии?

— Об этом еще следует поговорить. Мы уже слышали подобные заявления от Северной Кореи раньше. Поэтому, на мой взгляд, мы, с одной стороны, должны с оптимизмом идти к этой возможности, но, с другой, — скептически отнестись к риторике, пока мы не увидим каких-то конкретных доказательств.

— Теперь я хочу просмотреть уже не ваши старые записи, а одну из записей президента Трампа на этой неделе. Взгляните. «Ким Чен Ын был… Он действительно был очень открыт и, думаю, очень достойно вел себя, если судить по тому, что мы сейчас наблюдаем». Ким Чен Ын вел себя «открыто и достойно»?

— На мой взгляд, президент сосредоточен на том, чтобы сделать все возможное и все от него зависящее, чтобы эта встреча прошла успешно. Это некоторым образом отличается от того, что он говорил раньше, но, на мой взгляд, он говорит: послушайте, если вы придете с реальным стратегическим намерением отказаться от ядерного оружия, нам предстоит очень серьезный разговор.

— Хорошо. Давайте теперь поговорим об Иране, в отношении которого у президента 12 мая назначен дедлайн для принятия решения, возобновлять или не возобновлять санкции в отношении тегеранского режима, и для выхода из иранского ядерного соглашения. Администрация президента ведет переговоры с нашими европейскими союзниками относительно плана, подразумевающего сохранение соглашения, но при условии добавления пунктов, которые ограничат баллистические ракеты Ирана, определят наказание за агрессию в регионе и назначат положение об истечении срока действия, когда Иран сможет освободиться от соглашения и возобновить свою ядерную программу в 2025 году.

— Согласится ли на это президент Трамп? Останется ли он в соглашении при добавлении такого рода ограничительных мер?

— Во-первых, я хочу подчеркнуть, что он не принимал пока никаких решений по ядерному соглашению относительно того, остаться в нем или выйти из него. Он, безусловно, обдумывает основу, четыре столпа, о которых говорил президент Макрон во время их встречи на прошлой неделе — нынешняя ядерная ситуация в Иране, ситуация в будущем, баллистические ракеты Ирана и мир и стабильность в регионе. И это, на мой взгляд, отвечает интересам президента и достойно осуществления.

Но, если говорить конкретно о ядерной сделке, то никакого решения пока не принято.

— Мой вопрос состоит в следующем: считает ли он, что соглашение содержит роковые недостатки, или что при решении других проблемных вопросов, например, о баллистических ракетах, положении об истечении срока действия, их действий в регионе как недобросовестной стороны в мире, соглашение можно исправить? Основной вопрос: можно ли его исправить?

— Он, безусловно, весьма негативно высказывался о сделке, которая подразумевала, что все остальные действия не станут решением той проблемы, но, послушайте, это возможно в ходе обсуждения с нашими европейскими партнерами, тогда мы сможем рассмотреть там какую-то возможность. Он примет решение, когда придет время принять решение, и это произойдет не раньше 12 мая. Наконец-то, но мы же были коллегами и всегда хорошо ладили, но, знаете, мне не нужно даже вам этого рассказывать, ведь вы здесь в Вашингтоне считаетесь противоречивой фигурой, и мне бы хотелось коротко об этом поговорить. Бывший госсекретарь Пауэлл публично назвал Вас «абсолютно брутальным менеджером, относящимся к людям, как к грязи. С самого вашего появления три недели назад по крайней мере четыре высокопоставленных чиновника были выдворены из Совета безопасности.

— Как вы ответите на это обвинение? Связано ли оно с другими? Как вы говорите, в своей новой роли вы уже не свободный художник, Вы стали членом администрации. Меняете ли вы свою манеру поведения, смягчаете ли свои взгляды или подход к делам?

— Возможно также, что новостные СМИ ошибаются, и люди, не соглашавшиеся со мной в прошлом, сформировали определенное отношение к моей манере поведения, с чем я не согласен. Пусть судят другие. У меня есть свои взгляды, я высказывал их, я стараюсь руководить справедливо. Я ввел некоторые изменения в составе Совета национальной безопасности. На мой взгляд, это более чем уместно, ведь перемены и непрерывность — это два ключевых элемента в любой организации, и мы попытаемся найти подходящих людей для нашей организации. Но я считаю, что значительная часть этой ошибочной оценки связана с процессом моего утверждения в должности посла в ООН в 2005 году. Я предлагаю всем, кому это интересно, прочитать доклад Сенатского комитета по внешним связям.

— Как вы считаете, у вас дурная репутация?

— Я думаю, это неотъемлемая часть сегодняшнего Вашингтона. Даже накануне вечером мы могли наблюдать на ужине для корреспондентов в Белом доме, которого я счастливо избежал, предосудительное поведение человека, обращавшегося ко всем собравшимся, и, к сожалению, это в порядке вещей в современном Вашингтоне.

— Должен признаться, я тоже рад, что манкировал. Посол Болтон, благодарю Вас. Спасибо Вам за то, что уделили нам свое время. Приходите еще, сэр.

— Обязательно.

КНДР. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 19 мая 2018 > № 2610680 Джон Болтон


ЕАЭС > Госбюджет, налоги, цены > kg.akipress.org, 18 мая 2018 > № 2615165 Азамат Акенеев

Налоговое регулирование в ЕАЭС

Автор: Азамат Акенеев

Вопросы налогообложения являются одним из ключевых аспектов функционирования экономических союзов, во многом определяющих успех или провал интеграционных объединений. Формирование налоговой политики в рамках ЕАЭС в перспективе должно способствовать устранению ограничений для свободного перемещения капиталов, финансовых ресурсов, услуг и рабочей силы. Однако на практике достичь сближения по наиболее существенным вопросам налогообложения достаточно сложно по причине того, что вектор развития налоговых систем государств, входящих в ЕАЭС, жестко привязан к их текущей экономической ситуации и перспективам экономического развития. Национальные налоговые системы стран-участниц имеют значительные различия, так, например, один из главных индикаторов - налоговая нагрузка в Казахстане составляет 13,2% от ВВП, что практически в 3 раза меньше чем в экономике России (35,3%). Для Кыргызстана уровень налоговой нагрузки составляет около 20%, что является средним показателем для стран ЕАЭС.

Также интеграционные процессы, направленные на унификацию налогового законодательства, тормозятся из-за имеющихся между странами ЕАЭС противоречий в вопросах гармонизации ставок акцизов, унификации рынка и гармонизации норм и стандартов в производстве товаров.

Правовые основы налогового администрирования на уровне ЕАЭС

Главной правовой основой по вопросам налогообложения среди участников ЕАЭС является Раздел XVII, а также Приложение № 18 Договора о Евразийском экономическом союзе, которые содержат нормы и принципы налогообложения товаров и услуг, импортируемых / экспортируемых в пределах интеграционного пространства. В рамках Договора преимущественно описан механизм взимания косвенных налогов в государствах-членах. Другие сферы налогообложения относятся к национальной политике. Данный факт объясняется тем, что именно косвенные налоги оказывают наибольшее влияние на формирование цен во взаимной торговле между странами. Формирование интеграционного объединения предполагает значительное расширение взаимного товарооборота, следовательно, ожидается увеличение непосредственного эффекта косвенных налогов на налоговые поступления в бюджеты стран. Таким образом, на текущий момент на уровне наднациональных правовых документов не предусмотрены нормы по унификации подходов стран-членов ЕАЭС к прямому налогообложению.

К основным направлениям гармонизации в сфере налогообложения, которые описаны в Договоре о ЕАЭС, относятся совершенствование системы взимания налога на добавленную стоимость (НДС) во взаимной торговле и сближение ставок акцизов по наиболее чувствительным подакцизным товарам.

Провозглашается принцип недискриминации во взаимной торговле: взимание налогов в государстве-члене, на территории которого реализуются товары других государств членов, должно быть не менее благоприятным, чем налогообложение, применяемое этим государством-членом при тех же обстоятельствах в отношении аналогичных товаров, происходящих с его территории. То есть любое государство не имеет права после того, как товар попал на его рынок, взимать внутренний налог (например, налог с продаж или НДС) по более высоким ставкам, чем те, которые предусматриваются для товаров отечественного или внутреннего происхождения.

Товары, ввозимые с территории одного государства-члена на территорию другого государства-члена, облагаются косвенными налогами. Взимание косвенных налогов во взаимной торговле товарами в ЕАЭС осуществляется по принципу страны назначения, предусматривающему применение нулевой ставки НДС и (или) освобождение от акцизов при экспорте товаров, а также их налогообложение косвенными налогами при импорте.

При этом взимание косвенных налогов при выполнении работ, оказании услуг осуществляется в государстве-члене, территория которого признается местом реализации работ, услуг.

Предусматривается обмен необходимой для обеспечения полноты уплаты косвенных налогов информацией между налоговыми органами стран ЕАЭС.

Особо следует отметить право граждан государств-членов на недискриминационное налогообложение доходов при работе по найму в любом государстве.

Очень важным обстоятельством является то, что договором о ЕАЭС не регулируется установление ставок налогов, как по прямым, так и по косвенным налогам. Различие ставок по косвенным налогам нейтрализуется введением механизма уплаты налога по принципу страны назначения, обеспечивая тем самым одинаковый уровень конкуренции на внутреннем рынке. В этом случае влияние косвенных налогов по разным ставкам на конечную стоимость товаров нейтрализуется.

Перспективы налоговой политики в ЕАЭС

В рамках Союза продолжается работа по постепенной гармонизации налоговых систем стран-участниц, а также внедрению новых инструментов налоговой политики с целью обеспечения равных правил конкуренции, снижению налоговых барьеров и развитию единого экономического пространства.

Продолжается работа по внедрению системы прослеживаемости товаров, связанных с вводом в систему администрирования косвенных налогов обращения электронных счетов-фактур и обмен информацией по таким счетам-фактурам между государствами-членами. При этом налогоплательщикам Кыргызстана следует иметь в виду, что прослеживаемость товаров в соответствии с требованиями, предъявляемыми к нам партнерами от ЕАЭС, должна быть обеспечена по всему объему перемещаемых товаров. Это означает, что электронная счет-фактура должна будет оформляться всеми субъектами предпринимательства вне зависимости от их налогового статуса по режимам налогообложения, формам ведения предпринимательской деятельности, в отношении всех экспортируемых и импортируемых товаров, как из третьих стран, так и по торговле в рамках ЕАЭС.

Вводится и поэтапно распространяется система обязательной маркировки товаров в налоговых целях с обеспечением соответствующего обмена информацией с другими государствами-членами ЕАЭС. Данный механизм требует не только развитой инфраструктуры Налоговой службы, но и налогоплательщика. Неготовность Кыргызстана к введению маркировки может привести к практической изоляции субъектов предпринимательства и экономики страны.

Серьезным вызовом сегодняшнего дня для фискальных систем всего мира служит переход экономики в цифровое пространство. Объем сделок по электронной торговле и электронным услугам постоянно растет. Необходимость администрирования налогообложения электронных услуг и электронной торговли требует инновационных и нестандартных подходов, в корне отличающихся от сегодняшних подходов к администрированию налогов. В настоящее время в рамках Консультативного комитета Евразийской Экономической Комиссии начата работа по разработке концепции налогообложения электронной торговли на территории ЕАЭС и выработки единообразных подходов. Данная работа изменит взаимодействие государств-членов ЕАЭС в области администрирования взаимной электронной торговли и предоставления и получения электронных услуг, а также приведет, к изменению системы и принципов налогообложения в каждом государстве ЕАЭС. В концепции налогообложения электронной торговли будут представлены изменения нормативно-правовой базы ЕАЭС в сфере косвенного налогообложения. В частности, изменения затронут раздел XVII «Налоги и налогообложение» Договора о ЕАЭС, где будут зафиксированы принципы налогообложения электронной торговли. В документе найдет отражение регламентация понятий, касающихся электронной коммерции в Приложении № 18 к Договору о ЕАЭС. Речь идет о таких терминах, как «электронная торговля», «электронные / цифровые товары», «электронные / цифровые услуги», «сервер», «программное обеспечение», «электронные / цифровые платежи», «электронные денежные средства», и другой терминологии, использующейся для налогообложения цифровых товаров и услуг на пространстве Евразийского экономического союза. В документе также будет отмечена необходимость создания наднационального механизма по взиманию НДС при оказании иностранными организациями услуг через сеть Интернет физическим лицам в странах ЕАЭС. Предполагается, в том числе, определить единый перечень таких услуг, места их оказания, порядок уплаты НДС и подтверждения нулевой ставки НДС и т.п. В концепции будет рассмотрена возможность создания наднационального механизма по взиманию НДС при продаже товаров через сеть Интернет физическим лицам, проработаны технические вопросы по подготовке механизма налогового администрирования при взимании налогов с операций, осуществляемых в цифровой форме, и другие

Продолжается переход в основном на дистанционные методы оказания услуг налогоплательщикам и населению. С одной стороны это приведет к сведению прямых контактов налоговых органов с налогоплательщиками к минимуму, с другой стороны, потребует большего объема информации, предоставляемой налогоплательщиками налоговым органам для осуществления мониторинга в камеральной форме. Данное противоречие может быть разрешено на основе применения следующих механизмов:

- для розничного бизнеса – установки ККМ с функцией передачи информации в налоговые органы он-лайн;

- для организованного бизнеса – на основе введения механизма отмены выездных проверок при условии добровольного предоставления налогоплательщиком доступа налогового органа к своей бухгалтерской программе.

При этом перспективным представляется направление по дополнению бухгалтерских программ модулями, которые будут формировать все отчеты налогоплательщика, включая единую налоговую декларацию, а также статистические и другие отчеты в автоматическим режиме, с обеспечением возможности отправлять указанные отчеты непосредственно из бухгалтерской программы в соответствующие уполномоченные органы.

При развитой системе администрирования указанного типа станет возможным передача части важных функций администрирования налогов в части проверок и рассмотрения жалоб на аутсорсинг экспертному сектору страны.

Вносятся изменения в Договор о Союзе, цель которых – создание равных условий взимания НДС в свободных экономических зонах в отношении товаров, ввозимых из государств Союза, и товаров третьих стран. Соответствующий Протокол о внесении изменений направлен Коллегией Евразийской экономической комиссии в страны Союза для проведения внутригосударственного согласования.

Важным изменением, которое планируется внести в Раздел XVII «Налоги и налогообложение» Договора о ЕАЭС, станет уточнение статьи 72 «О принципах взимания косвенных налогов в государствах-членах». Пункт 5 предлагается дополнить новым абзацем, в котором уточняется, что предприниматели должны будут уплачивать НДС по товарам, освобожденным внутри страны от уплаты НДС, только один раз – при ввозе товаров. При этом НДС внутри страны не вводится. Страны Союза согласовали введение этого уточнения и предлагают направить его для рассмотрения сводной рабочей группой по совершенствованию Договора о ЕАЭС.

Также обсуждаются вопросы обоснованности применения нулевой ставки НДС и освобождения от уплаты акцизов. Налоговые органы страны, куда импортирован товар, должны будет выявлять факты занижения (сокрытия) налоговой базы налогоплательщиком. Речь идет, в том числе о случаях, когда покупателем работ, услуг является налогоплательщик государства-члена, а их потребителем – его филиал или представительство на территории другой страны ЕАЭС.

Ведется работа над изменениями в Договор о ЕАЭС, включая Приложение № 18, в части взимания НДС в свободных экономических зонах в отношении товаров Союза и товаров тех государств, которые не являются его членами. Для достижения равных условий взимания НДС в СЭЗ в отношении товаров ЕАЭС могут быть внесены изменения, которые предполагают, что по уплате НДС будет предоставляться отсрочка в течение, например, 180 дней (сейчас НДС уплачивается сразу), а сумма исчисленного НДС будет приниматься к вычету.

Для решения проблем гармонизации налогового законодательства и налогового администрирования стран ЕАЭС необходимо усиление наднациональной координации и взаимодействия. При этом под гармонизацией понимается не введение единых ставок, процедур и правил налогообложения, а сближение позиций по вопросам налогообложения и налогового администрирования в той степени, в которой это возможно без нанесения ущерба национальным интересам отдельно взятых стран интеграционного пространства с учетом специфики и особенностей их регионального развития.

ЕАЭС > Госбюджет, налоги, цены > kg.akipress.org, 18 мая 2018 > № 2615165 Азамат Акенеев


Россия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 18 мая 2018 > № 2613989 Сергей Лавров

Интервью и.о. Министра иностранных дел России С.В.Лаврова журналу «Russian Business Guide – Italian-Russian Chamber of Commerce», опубликованное 18 мая 2018 года

Вопрос: Что первично сегодня в сфере международных отношений – политика или экономика? Чьи бизнес-интересы скрываются за обвинениями в адрес России? И соответствует ли динамика политического обострения между Россией и ЕС развитию экономических контактов российских и европейских партнеров?

C.В.Лавров: К сожалению, сегодня мы являемся свидетелями политизации экономического сотрудничества. Все шире применяются такие элементы недобросовестной конкуренции, как игнорирование универсальных правил международной торговли и норм ВТО, односторонние рестрикции, экстерриториальное применение собственного законодательства. Цель подобных действий, наносящих значительный ущерб мировой экономике, – продвинуть любой ценой собственные коммерческие интересы. На это, в частности, нацелен принятый в США закон «О противодействии противникам Америки посредством санкций».

Общеизвестно, что основные усилия по раскручиванию антироссийской санкционной спирали в сфере экономики предпринимают именно американцы. Платить за такие действия вынужден европейский бизнес – на смену есовским на российский рынок приходят производители из других регионов мира. США же никакого ущерба не несут. В Вашингтоне особо не скрывают, что под соусом борьбы с российской угрозой хотят укрепить в Европе позиции своих компаний, в том числе энергетических и оборонных. Насколько это отвечает интересам ЕС, решать самим европейцам. Знаем, что в деловых кругах Европы все чаще звучит недовольство такой ситуацией.

Вместе с тем, несмотря на непростую ситуацию в Европе, торгово-экономическое сотрудничество между Россией и ЕС вернулось на траекторию роста. По итогам прошлого года товарооборот увеличился более чем на 20%. Хотя для достижения докризисных показателей предстоит еще немало потрудиться.

Вопрос: По Вашим наблюдениям, борьба «глобалистов» и «суверенизаторов», активизирующаяся в разных странах Европы, как-то влияет на отношения России и этих стран?

С.В.Лавров: Евросоюз – важный сосед и торгово-экономический партнер России. Разумеется, мы следим за ведущимися в ЕС и его странах-членах дискуссиями о будущем европейской интеграции. При этом мы никогда не вмешивались и не собираемся вмешиваться во внутренние дела других государств. В отличие от некоторых партнеров никогда не высказывали наши предпочтения относительно итогов значимых для судьбы европроекта референдумов и избирательных кампаний. Работаем и готовы продолжать взаимодействовать с теми лидерами, за которых проголосуют сами европейцы.

Исходим из того, что мир и созидательное развитие – в интересах и России, и ЕС. И в этой связи мы хотели бы видеть Евросоюз сильным, консолидированным и ответственным игроком в международных делах, способным формулировать независимую внешнеполитическую повестку дня в интересах народов Европы.

Надеемся, что в ЕС смогут преодолеть инерцию мышления, найти в себе силы отказаться от выстраивания российской политики по принципу «наименьшего общего знаменателя», перестав идти на поводу у немногочисленной, но весьма агрессивной группы стран-русофобов. Это не только обеспечило бы большую предсказуемость российско-есовским связям, но и способствовало бы укреплению доверия и взаимопонимания на нашем общем континенте.

Вопрос: По итогам Вашей встречи с главой МИД Италии Анджелино Альфано отметил, что Россия всегда была надежным партнером и поставщиком в сфере поставок газа, и заявил о намерениях развивать торгово-экономическое сотрудничество. Подтверждается ли такая политика, независимая от санкционного курса Вашингтона и Брюсселя, динамикой российско-итальянских отношений?

С.В.Лавров: В России всегда уделяли большое внимание отношениям с Италией. У нас накоплен значительный опыт успешного сотрудничества.

К сожалению, на динамике наших отношений негативно сказывается непростая ситуация в Европе и мире в целом. Сегодня Италия в том, что касается нашей страны, действует в русле европейской и трансатлантической солидарности. Раскрученная Вашингтоном и Брюсселем санкционная спираль негативно влияет на российско-итальянское взаимодействие. В период 2014-2016 гг. товарооборот сократился в 2,5 раза. Насколько мне известно, ассоциация сельхозпроизводителей «Кольдиретти» оценивает ущерб для итальянских компаний за последние три года в 7 млрд. евро. С учетом этого, данные о росте в 2017 г. двусторонней торговли на 20,8%, воспринимаются пока со сдержанным оптимизмом.

В ходе переговоров с Министром иностранных дел и международного сотрудничества Италии А.Альфано не раз обсуждали перспективы развития и диверсификации торгово-инвестиционных связей, отмечали важность сохранения деловой активности даже в контексте нынешних реалий. Большое значение в этом плане играет деятельность Российско-Итальянского Совета по экономическому, промышленному и валютно-финансовому сотрудничеству. Его сопредседатель с итальянской стороны А.Альфано плотно контактирует с российским коллегой – и.о. Заместителя Председателя Правительства Российской Федерации А.В.Дворковичем. Подчеркну, что работа Экономсовета затрагивает все ключевые вопросы двусторонней экономической повестки дня.

Сегодня, ввиду нового витка давления на Россию, наши отношения подвергаются дополнительным испытаниям. Вместе с тем уверены, что, исходя из объективной заинтересованности бизнес-сообществ двух стран в упрочении практической кооперации, нынешняя турбулентность в мире не повлияет на перспективы российско-итальянского сотрудничества.

Вопрос: В чем специфика взаимодействия России и Италии по сравнению с другими участниками ЕС? Какие сферы сотрудничества наиболее динамичны, в каких направлениях можно наращивать потенциал?

С.В.Лавров: В сложившейся ситуации предпринимательские круги России и Италии ищут новые эффективные формы делового взаимодействия. Весьма своевременной стала инициатива углубления производственной кооперации с ударением на локализацию итальянских производств в России по формуле «сделано с Италией», получившая поддержку со стороны Правительства Российской Федерации и российских предпринимателей.

На нашем рынке плодотворно работают крупнейшие итальянские компании. Например, «Пирелли» уже вложила более 200 млн. евро в развитие шинных заводов в Воронежской и Кировской областях. Группа «Кремонини» в конце прошлого года запустила новую линию на предприятии по производству мясных полуфабрикатов в Московской области. Ведущий участник кондитерского рынка «Ферреро» в этом году отметит 10 лет со дня закладки «первого камня» фабрики во Владимирской области. Своей энергичной работой итальянские предприниматели подтверждают заинтересованность в сохранении и расширении своего присутствия в России.

Особо хотел бы выделить нефтегазовую и нефтехимическую промышленность. В числе успешных примеров – участие компании «Мэр Текнимонт» в строительстве Амурского ГПЗ и завода по производству аммиака в Кингисеппе Ленинградской области. Итальянские фирмы активно привлекаются к реализации инфраструктурных проектов на территории России. «Астальди» ведет строительство участков скоростной автомобильной дороги «Москва-Санкт-Петербург», «Кодест» завершает реконструкцию московского стадиона «Динамо» и прилегающей территории.

Стоит также упомянуть новые направления итальянских капиталовложений. Так, в российские каршеринговые компании «Делимобиль» и «Изирайд» предприниматели с Апеннин вложили порядка 30 млн. долл. Интересной инициативой представляется открытие в Москве в 2017 г. гастрономического центра «Eataly», предлагающего широкий ассортимент итальянских продуктов питания и кулинарии.

В свою очередь российский бизнес, несмотря на не самую благоприятную конъюнктуру, ведет активную деятельность в Италии, причем в ключевых областях экономики – энергетика, металлургическая промышленность, сфера коммуникаций. Крупнейшими инвесторами остаются ПАО «Лукойл» – владеет нефтеперерабатывающим заводом «ИСАБ» на о.Сицилия, ГК «РЕНОВА» – реализует проекты по строительству и эксплуатации объектов солнечной генерации (гелиопарков) и

ОК «РУСАЛ» – инвестирует в глиноземный завод «Евраллюмина» на о.Сардиния.

Вопрос: Италия традиционно широко представлена на Петербургском международном экономическом форуме. Какие ожидания Вы связываете с форумом этого года, с делегациями каких государств ожидаются наиболее конструктивные и результативные контакты?

С.В.Лавров: За свою более чем двадцатилетнюю историю ПМЭФ утвердился в качестве важного международного мероприятия, авторитетной диалоговой площадки для установления полезных деловых контактов, открытого обмена мнениями по насущным проблемам мировой экономики, выхода на практические двусторонние договоренности.

Традиционно форум имеет две широкие «дорожки» – глобальную и российскую. Его повестка включает весомый набор тем – участники обсуждают не только экономические, но и технологические, а также социокультурные вопросы. Это позволяет говорить о том, что Петербургский форум превратился в полновесный «российский Давос».

Несмотря на непростую ситуацию на международной арене интерес к форуму большой. И это неудивительно – бизнес устал от конфронтации и от санкций. С удовлетворением констатируем постоянный рост числа российских и зарубежных участников ПМЭФ, в том числе глав государств и правительств, руководителей международных организаций. Увеличиваются объемы заключаемых контрактов, количество и разнообразие проводимых в рамках форума мероприятий.

Уверен, что не станет исключением нынешнее мероприятие. И в этот раз в Санкт-Петербург планируют приехать многочисленные высокие зарубежные гости. Рассчитываем, что их участие будет способствовать предметному обсуждению ключевых проблем современности, продвижению практической кооперации. Весомых результатов ожидаем и от работы запланированных в рамках ПМЭФ-2018 деловых круглых столов по развитию экономического сотрудничества России с Африкой, Индией, США, Финляндией, Францией, Японией и, разумеется, с Италией.

Россия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 18 мая 2018 > № 2613989 Сергей Лавров


Босния и Герцеговина. Евросоюз. США. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > redstar.ru, 18 мая 2018 > № 2613039 Елена Пономарева

Куда идут Балканы

«Пороховую бочку Европы» могут вновь взорвать.

За Балканами, находящимися на перекрёстке путей и цивилизаций, прочно закрепилось название «пороховая бочка Европы». Религиозные и этнические противоречия, выгодное географическое положение, стремление более сильных стран подмять регион под себя и многое другое не раз превращало Балканы в поле жестоких сражений. Неспокойно на Балканах и сегодня. О том, какие политические процессы там происходят и к чему они могут привести, наш обозреватель беседует с известным российским балканистом, доктором политических наук профессором МГИМО МИД РФ Еленой ПОНОМАРЁВОЙ.

– Елена Георгиевна, 27 апреля в Брюсселе состоялась встреча глав внешнеполитических ведомств стран НАТО, на которой одной из центральных тем был вопрос об «открытых дверях на Балканах». Его же будут обсуждать и 17 мая, но уже на саммите Евросоюза, который пройдёт в Софии. Чем вызвано столь пристальное внимание Запада к Балканам?

– Разрушив в начале 1990-х годов по жёсткому сценарию Югославию, Запад на этом не успокоился. Он стал интенсивно навязывать балканским странам так называемый европейский вектор развития. Более того, в последнее время Запад значительно активизировал свои действия в этом направлении. Так, в начале февраля 2018 года Еврокомиссия представила новую стратегию по ускоренному включению в ЕС шести балканских стран – Албании, Боснии и Герцеговины, Македонии, Сербии, Черногории и даже частично признанного Косова.

Европейской перспективе региона посвящён и очередной саммит ЕС, который открылся в четверг в Софии. Основное внимание на нём уделено вопросам укрепления связей между ЕС и Западными Балканами.

Чем можно объяснить стремление Евросоюза быстрее втянуть в свои ряды балканские страны? На мой взгляд, свою роль в этом играют несколько факторов. Прежде всего желание руководства Евросоюза продемонстрировать всему миру, что Брексит не подорвал позиций объединения, что ЕС не только живёт, но и расширяется. А поскольку продвижение на восток ограничено Россией, то вектор расширения Евросоюза был направлен на юг. Хотя и здесь сработал антироссийский фактор: Евросоюз не хочет допускать сохранения и тем более укрепления позиций Москвы на Балканах.

Ещё одним фактором является тесная интеграция Евросоюза и НАТО. По сложившейся уже схеме сначала новые члены принимаются в Североатлантический альянс, а затем, пройдя ряд процедур и проведя существенные внутриполитические реформы, фактически лишающие государства национального суверенитета, и в ЕС. К примеру, Болгария членом НАТО стала в 2004 году, а Евросоюза – в 2007 году. Хорватия оказалась в НАТО в 2009 году, а членом ЕС стала в 2013 году.

Интерес к Балканам подогревает и экономический фактор. Ведь это дополнительный рынок в 20 миллионов человек. Недра Балканского полуострова богаты каменным и бурым углем. Месторождения нефти и природного газа редки, зато часто встречаются месторождения руд цветных металлов. Через Балканы проходят важнейшие энергетические маршруты.

Наконец, в Евросоюзе очень бы хотели, приняв балканские страны в свои ряды, отвести им роль «паркинга для мигрантов». То есть снизить за счёт Балкан миграционный поток в центр континента и другие его регионы.

– Американцы в 1999 году разбомбили Союзную республику Югославию, а потом отошли в сторону, предоставив европейцам возможность восстанавливать разрушенное. А какую роль в своих геополитических планах США отводят Балканам на данном этапе?

– После 1999 года американцы прочно закрепили за собой не только право главного арбитра, но и главного игрока в регионе. Именно американские политики, военные, транснациональные компании играют здесь первую скрипку. Брюссель занимается фасадными работами (права человека, гей-парады и тому подобное), а начинка вся в американских интересах. Не случайно в Косове построены две крупнейшие в юго-восточной Европе военные базы – Кэмп Бондстил и Кэмп Филмсити.

Ещё одним – отложенным – итогом бомбардировок стал выход Черногории из союзных отношений с Сербией. В июне 2017 года эта самая малая по численности (626 тыс. жителей) и стратегически важная страна стараниями политических временщиков и прежде всего бывшего коммунистического лидера Мило Джукановича стала 29-м членом НАТО. Нелишне напомнить, что Черногория, не будучи членом ЕС, поддержала санкции против России.

Нельзя не отметить, что бомбардировки и фактическая оккупация балканских стран американскими и натовскими войсками позволили инициаторам и исполнителям этого серьёзным образом обогатиться. Французский исследователь Жан Дарбен написал целую книгу о том, как отторжение Косова обеспечивает интересы американских корпораций. Некоторые из них произвольно распоряжаются сербской и албанской государственной собственностью. Так, по итогам военной интервенции Мадлен Олбрайт стала основателем и владельцем контрольного пакета акций консалтингового холдинга «Олбрайт групп», зарабатывающего значительный капитал на телекоммуникационном бизнесе в Косове. Генерал Уэсли Кларк, командовавший силами НАТО в Косове, в настоящее время является владельцем канадской энергетической компании, активно использующей уголь и продукты синтетического топлива из Косова. Этот список можно продолжить. Главное – американские ТНК получили на Балканах солидный куш, от которого просто так никогда не откажутся.

– Единственная из стран региона – Сербия – имеет возможности альтернативного развития. При этом она находится под особо пристальным вниманием США и НАТО, на неё оказывается наиболее интенсивное давление. На ваш взгляд, удастся ли Сербии устоять под этим прессом?

– Положение руководства Сербии можно назвать политической эквилибристикой. Пока она приносит некоторые плоды, но такое положение не может длиться вечно. Причём не Россия, а Запад настойчиво требует от Белграда определиться, с кем он. Посудите сами. Накануне визита Сергея Лаврова в Сербию, который состоялся в феврале этого года и был приурочен к юбилею установления дипломатических отношений между нашими странами, имела место продолжительная беседа президента страны Александра Вучича с руководителем английской разведки Ми-6. Содержание разговора неизвестно, но уже сам факт такой встречи говорит о многом.

После отъезда Лаврова прошли переговоры Вучича с Ангелой Меркель, суть которых, кроме ничего не значащих фраз, тоже не была предана огласке. Затем состоялся визит помощника госсекретаря США Уэса Митчелла, который приехал в Белград с новым планом Вашингтона по Косову и Метохии. Показательно, что Митчелл сначала побывал в Приштине, где сделал чёткое заявление о том, что силы безопасности Косова будут трансформированы в «армию Республики Косово» и что в этом вопросе никто не обладает правом вето.

Это принципиально новый момент в американской политике, потому что до этого дипломатия США настаивала на том, что только в согласии с конституцией все национальные меньшинства должны дать добро на создание армии Республики Косово.

– Как свидетельствует нынешнее положение балканских стран, членство в Евросоюзе оказывается непростым, а в чем-то даже обременительным…

– Действительно, в социально-экономическом плане ситуация во всех балканских странах очень тяжёлая: высокий уровень безработицы, отсутствие социальной перспективы, нищета, общая деградация инфраструктуры и всех сфер жизни. По данным Всемирного банка, в 2016 году официальный уровень безработицы в регионе был в 2-3 раза выше, чем в среднем по ЕС.

Всё это дополняется фактической утратой суверенитета. Балканы окончательно превратились в мировую периферию, где всё время расширяются, по меткому выражению Эдуара Баладюра, «зоны неправа». Например, в Боснии и Герцеговине активно действуют 46 военно-террористических лагерей, хорошо известных в исламском сообществе как параджматы (деревни, где не соблюдаются законы БиГ). Там обучают боевиков, которые затем отправляются воевать на Ближний Восток. Все эти базы имеют тесные связи с «Аль-Каидой» и ИГИЛ, запрещенных в России. Аналогичные лагеря работают в Албании и Косове. Такое положение вещей, мягко говоря, не внушает оптимизма.

– Некоторые дотошные эксперты утверждают, что на Балканах существует 18 больших и малых дремлющих или даже недремлющих конфликтов, каждый из которых может взорвать регион.

– 18 возможных конфликтов, конечно, перебор, но то, что Балканы – конфликтогенный регион, – это факт. В силу исторических, культурно-религиозных, политических, социально-экономических и геополитических причин Балканы были и остаются особо уязвимой зоной мировой политики. В настоящее время регион превращается в важный стратегический узел международного терроризма, который имеет региональную специфику, проявляющуюся в двух пересекающихся процессах.

Первый – это албанский ирредентизм, который ставит своей целью объединение всех территорий, на которых проживают албанцы, в общее государство. Второй процесс развивается в рамках исламистского экстремизма (преимущественно это ваххабитское движение), проводники которого активно работают над созданием так называемого балканского халифата (БХ). Достижение данных проектных целей предполагает тесное взаимодействие их инициаторов и организаторов со структурами транснациональной организованной преступности и международного терроризма.

В результате в регионе формируется регионально-глобальный монстр, несущий угрозу безопасности и территориальной целостности балканских стран, а также существованию населения, не исповедующего ислам. Если в потенциальные границы БХ включаются территории Албании, Греции, Болгарии, Боснии и Герцеговины, Македонии, Сербии, включая Косово, Черногории, то сценарий албанизации может быть реализован по двум направлениям.

В одном случае это создание «Великой Албании», способной объединить Албанию, Косово, Западную Македонию (Республика Илирида), юго-восточную Черногорию (Малесия) и северо-западную Грецию (Чамерия). Второй вариант предполагает объединение территорий преимущественного проживания албанцев через ассоциацию исламских областей, которая должна стать мостом между Ближним Востоком, Турцией и Санджаком (юг Сербии). Этот проект фактически является частью более широкой стратегии «Аль-Каиды» и частично пересекается со сценарием БХ.

Очевидно, что попытки реализации подобных сценариев породят три главных конфликта: сербы – косовары и шире албанцы; сербы – боснийские мусульмане и македонцы – албанцы. Причём прежде всего речь идёт не о межнациональных конфликтах, а о межрелигиозных, когда православные народы вынуждены оказывать сопротивление экспансии радикального ислама.

Разрушив в начале 1990-х годов по жёсткому сценарию Югославию, Запад начал навязывать балканским странам так называемый европейский вектор развития

– Вы уже упоминали об уготованной Балканам роли в отношении миграции. А как сегодня в регионе справляются с потоком всех мыслимых и немыслимых мигрантов из Африки, Афганистана, с Ближнего Востока?

– С одной стороны, для Балкан миграция – привычная вещь. На протяжении всей истории людские волны прокатывались по Балканам и через них. А с другой – с 2015 года явление приобрело такие грандиозные масштабы, получило такие негативные последствия, с которыми балканские страны не в состоянии справиться даже на деньги ЕС. Дело в том, что этот миграционный поток может в корне изменить этнорелигиозную и политическую ситуацию в регионе.

– А кто они, эти мигранты, с социальной точки зрения?

– Подавляющее большинство мигрантов – мужчины в возрасте 27–30 лет, исповедующие ислам. Как правило, они не стеснены в деньгах. По всем признакам они могут формировать «спящие» террористические ячейки и активно включаться в реализацию сценариев – в строительство «балканского халифата» или всебалканского албанского государства.

Маршрут подавляющего большинства беженцев пролегает через Турцию, оттуда они морем попадают в Грецию, затем пересекают границу Македонии, далее движутся в сторону сербской границы, переходят её и направляются в небольшой пограничный город Прешево, 90 процентов населения которого – албанцы. Часть беженцев остаётся в Македонии, часть, перейдя границу, оседает на юге Сербии в районах с мусульманским большинством. Кто-то проникает в глубинные районы Сербии.

Основная же масса движется дальше в Европу. Важно, что под видом мигрантов в страны ЕС устремляются косовские албанцы, которые расширяют уже существующие и формируют новые криминальные сети.

– Есть еще проблема, сопровождающая миграцию. Это наркотрафик. Не являются ли нынешние Балканы ещё одним «окном в Европу» уже в этом смысле?

– Балканы – не просто наркотеррористическое «окно в Европу», это распахнутые настежь ворота. После оккупации НАТО в 1999 году Косово стало настоящим раем для наркоперевозчиков. По данным спецслужб, через руки албанских наркодилеров ежемесячно проходит от четырёх до шести тонн героина, произведённого из афганского сырья, а годовой доход преступных группировок от торговли зельем составляет несколько млрд долларов. И это официальные данные. Реальность намного страшнее. За поставки героина в Европу отвечают около 30 албанских наркокланов, каждый из которых контролирует свой участок наркотрафика.

В рамках «балканского маршрута» действуют пять основных каналов доставки наркотиков:

1. Албанский идёт через Албанию, Македонию, Косово и Метохию, Центральную Боснию и далее в Европу. Название этого канала транспортировки связано с тем, что он проходит преимущественно по территориям компактного проживания албанцев.

2. Зелёный («Зетра») начинается в Турции, проходит через населённую мусульманами Южную Болгарию, захватывает Македонию, использует как перевалочную базу Прешево в Южной Сербии и заканчивается в Боснии. «Зетра» (Турция – Босния), будучи одним из главных направлений криминального транзита, исторически является также магистральным путём проникновения ислама в Европу.

3. Маршрут «Д», или путь через Дубровник. Проходит через пограничный переход «Дебели брег».

4. Маршрут «Р», или путь через Риеку, используется только при наличии надёжных логистических центров в Хорватии и для прямых поставок наркотиков и оружия. Надо сказать, что албанские каналы криминальных связей, проходящие через Хорватию, а также Словению, существуют уже несколько десятилетий.

5. Северный маршрут обеспечивает поставку наркотиков с территории Балкан через Чехию в скандинавские страны.

Важнейшим фактором процветания наркоторговли является прямой интерес крупных компаний, разного рода структур и ряда семей/кланов мирового истеблишмента. Торговля наркотиками в мировом масштабе невозможна без поддержки банков, спецслужб, разведывательных структур как государственных, так и частных крупных корпораций. Поэтому военные базы США в Косово, на которые ежедневно прилетают по нескольку транспортных самолётов, уверена, включены в наркотрафик. На мулах и ослах невозможно доставлять тонны афганского героина в Европу. Сначала это всё доставляется в Косово, а потом уже по албанской цепочке во все европейские города.

– До сих пор мы вели речь о западных Балканах, но есть ещё Болгария. Она рядом с этими конфликтными зонами. В чём состоят болгарская специфика, особенности болгарской внешней политики?

– В политическом и социально-экономическом смыслах ситуация в Болгарии ничуть не лучше, чем на постъюгославском пространстве. Характеристику суверенной внешней политики страны можно выразить двумя словами: её нет. Болгария проводит линию, согласованную с Вашингтоном и Брюсселем, причём в первую очередь именно с Вашингтоном.

В этом вопросе сошлюсь на мнение авторитетного болгарского историка, искреннего друга нашей страны Дарины Григоровой. Кстати, недавно в издательстве «Книжный мир» вышла её книга «Русский феникс: от имперского прошлого к евразийскому будущему», где она размышляет не только о причинах трагических событий ХХ века в истории России, но и о возможностях грядущих наших побед.

Что же касается внешней политики Болгарии, то, по словам Григоровой, она на протяжении последних десятилетий направлена на отрыв болгар от России. При этом болгарские политики не столь агрессивны в своей риторике и действиях, как поляки или прибалты, но линию на разрыв проводят очень последовательно. Показательно, что даже в оценке освобождения Болгарии в ходе русско-турецкой войны правительство страны занимается подменой понятий.

Никто не умаляет значения подвига простых солдат и офицеров, какой бы национальности они ни были, но все они освобождали Болгарию под русскими знамёнами. А значит, акцентирование внимания на перечислении воевавших народов, а не на роли России – это в современных условиях политический акт, который укладывается в общую линию на «выдавливание» России из региона.

В то же время нынешний президент Румен Радев, хотя и не является русофилом, таких в политическом истеблишменте страны вообще нет, выступает за прагматику в мировой политике и публично неоднократно заявлял о необходимости разморозки болгаро-российских отношений. Однако президент – это представительная фигура. Болгария – парламентская республика, где главная роль принадлежит премьеру. Бойко Борисов играет в стиле Меркель – изменчивый и ненадёжный, не делает резких заявлений, но действует по американским лекалам. В Болгарии три американские базы (авиабазы Безмер и Граф-Игнатьево, полигон Ново-Село) – это и определяет внешнюю политику Софии.

– Между Россией и Балканами существуют глубокие исторические и культурные связи. Но насколько они прочны сегодня? Одни аналитики утверждают, что Балканы постепенно удаляются от России, другие – что это Россия уделяет мало внимания Балканам. А кто-то даже говорит, что Россия, наоборот, излишне вмешивается в дела балканских стран. А что вы скажете по этому поводу?

– Последнее утверждение ложное. Скажу так: чем меньше внимания Россия уделяет Балканам, тем больше они отдаляются от нас. Сотрудничество, как и несотрудничество, приносит свои плоды. И неважно, идёт речь о Греции, Болгарии или Сербии.

Напомню, что Россия никогда в истории Балкан не привносила в регион конфронтацию, а всегда старалась её ликвидировать и помочь балканским народам отстаивать национальные интересы, сохранять культурные и религиозные традиции.

Беседовал Александр ФРОЛОВ

Босния и Герцеговина. Евросоюз. США. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > redstar.ru, 18 мая 2018 > № 2613039 Елена Пономарева


Россия > Финансы, банки > forbes.ru, 18 мая 2018 > № 2610799 Арсений Поярков

Цифровой полис. Как будут работать страховщики будущего

Арсений Поярков

основатель агентства по оценке цифровых активов Digrate, член экспертного совета Государственной Думы РФ по цифровой экономике и блокчейн

По мере развития цифровой экономики страхование как отдельная услуга может потерять свою актуальность. Чтобы остаться на плаву, страховщикам придется встроиться в глобальный цифровой мир и стать частью сторонних экосистем

Все большее количество услуг можно оформить и получить онлайн. Мало кто уже пользуется почтовыми отделениями, библиотеками, билетными кассами. Финансы тоже очень быстро оцифровались: вклады, кредиты, инвестиции, страховые полисы — все эти продукты можно оформить в интернете, получить консультации, урегулировать страховые случаи, отследить инвестиционную доходность.

В 2017 году банки и страховые компании активно пытались запускать свои маркетплейсы, на которых продавали как собственные, так и партнерские продукты. Банк России также решил поучаствовать в продаже услуг и планирует запуск странового маркетплейса, где россияне смогут выбирать лучшие условия по страховым, банковским и инвестиционным продуктам.

Тренд на создание единой цифровой экосистемы приведет к тому, что пользователи будут получать предложение о необходимой финансовой услуге строго в тот момент, когда она актуальна, с индивидуально настроенными параметрами. Никого не удивляет «галочка» о покупке расширенного страхового покрытия при покупке авиабилетов. Точно так же различные виды страховых продуктов можно будет в один клик получить, садясь в машину, выходя на пробежку, уезжая на выходные за город. Система будет сама автоматически подбирать местную компанию, отношения с которой уже стандартизированы. Это будет что-то вроде сервиса «Яндекс.Такси» для финансового мира.

Крах старого мира

Участь классических финансовых организаций с действующей системой продаж ставится под вопрос. Каково место в цифровой экосистеме у старомодных страховых компаний, продающих в отделениях полисы ОСАГО и ДМС?

Никому не нужно страхование как таковое. Людям нужны финансовые гарантии там, где это удобно и дешево. Кто лучше знает, как и когда вы ездите на машине, сколько двигаетесь, какая у вас квартира — страховщик или интернет-поисковик?

Безусловно, переход в цифру несет в себе дополнительные риски. Например, риски технического несовершенства или злонамеренных действий третьих лиц. Проще говоря, «умный» скоринг вдруг может начать сбоить, принимать некорректные решения и так далее.

На «классическом» рынке можно было быстро разобраться, позвонить своему менеджеру в страховую компанию, а тут, скорее всего, придется изначально иметь дело с автоматизированной службой технической поддержки. Впрочем, по мере развития технологий роботы смогут обеспечить качественный диалог — доступно объяснить все тонкости страхования, помочь в урегулировании сложных ситуаций.

Без имени

Уже сегодня отрасль делает первые шаги на пути в цифровую экономику. Например, страхование грузов на блокчейне запустила компания «Ренессанс Страхование». AIG в прошлом году продало первый полис на блокчейне с международным покрытием (страхование рисков для банка Standard Chartered).

Крупнейшие международные страховые группы основали блокчейн-альянс B3i, куда входит 23 страховщика. Также развиваются стартапы, посвященные инновационным технологиям в страховании. Появились сервисы страхования велосипедов on-demand (с возможностью включать каско для велосипеда, когда нужно) или Vrumi — сервис страхования недвижимости, которую собственники сдают в аренду под мероприятия и встречи. Активно развивается автоматизированное урегулирование, осмотры с помощью дронов и прочие технологии, исключающие человеческий фактор на этапе контакта со страхователем.

Чем больше составных частей процесса страхования будет автоматизировано, тем ближе эпоха, когда страхование станет сопутствующей услугой. Пользователю в нужный момент будет автоматически предлагаться получение покрытия, значение того или иного бренда страховщиков будет минимизировано за счет стандартизирования и создания гибкой системы гарантий.

Страховщикам необходимо либо интегрироваться в такие развивающиеся экосистемы, либо пытаться развивать собственные сервисы, которые будут удовлетворять широкий круг потребностей клиентов

Россия > Финансы, банки > forbes.ru, 18 мая 2018 > № 2610799 Арсений Поярков


Россия > Миграция, виза, туризм > forbes.ru, 18 мая 2018 > № 2610796 Дмитрий Кипа

Цена маневра: как поддержать нефтепереработку и не разорить казну

Дмитрий Кипа

директор инвестиционно-банковского департамента QBF

Модернизацию НПЗ нефтяным компаниям облегчит снижение акцизов, которое можно компенсировать за счет повышения налогов для газовой отрасли

Экспортная пошлина на российскую нефть с 1 июня 2018 года вырастет на $13,3, до $131,8. Как указывают в Министерстве финансов, средняя стоимость российской эталонной марки нефти Urals в период с 15 апреля по 14 мая составила $71,87 за баррель, или $524,7 за тонну. Экспортные пошлины на нефть рассчитываются от средней цены на мировом рынке. Соответственно, когда растут цены на нефть, увеличиваются экспортные пошлины — основным бенефициаром является казна, то есть пошлины идут в государственный бюджет, а не компаниям.

В середине апреля правление «Газпрома» предложило совету директоров компании оставить дивидендные выплаты на уровне прошлого года — 8,04 рубля за акцию. В случае одобрения монополия направит на дивиденды 190 млрд рублей, то есть 25% чистой прибыли по МСФО за 2017 год, как следует из прогноза Thomson Reuters. Это меньше требований Минфина, который, как подчеркнул в конце марта замминистра финансов Алексей Моисеев, исходит из того, что госкомпании заплатят 50% чистой прибыли по международным стандартам.

Министерство финансов не может пока найти полного одобрения и по вопросу налогового маневра в нефтяной отрасли. Минфин хочет уже в 2019 году обнулить экспортные пошлины на нефть и нефтепродукты, пропорционально повысив НДПИ. Это позволит расширить фискальную базу, так как налог с добычи уплачивают все участники отрасли, вне зависимости от того, экспортируют они нефть или нет.

С такой позицией не согласно Минэнерго, которое требует отодвинуть срок завершения маневра до 2023 года: снижение пошлин приведет к удорожанию сырья для нефтеперерабатывающих заводов (НПЗ), стоимость нефти для которых рассчитывается исходя из ее цены за рубежом за вычетом расходов на транспортировку и уплату экспортных пошлин. К тому же маневр ликвидирует так называемую таможенную субсидию, то есть разницу между более высокими пошлинами на нефть и более низкими на нефтепродукты, благодаря которой экспорт продуктов с низкой глубиной переработки (в первую очередь мазута) оставался рентабельным. В 2016 году, согласно оценке экспертов VYGON Consulting, таможенная субсидия составила 646 млрд рублей: по их расчетам, в случае отмены субсидии две трети перерабатывающих мощностей станут убыточными.

Поэтому Минэнерго настаивает на том, чтобы налоговый маневр был синхронизирован с модернизацией НПЗ, начатой еще в 2011 году, когда нефтяные компании подписали четырехсторонние соглашения с ФАС, Росстандартом и Ростехнадзором, обязавшись увеличить глубину нефтепереработки и наладить выпуск бензинов стандарта «Евро-5». С этими задачами компании справились лишь частично: согласно данным агентства «Аналитика товарных рынков», к 2015 году на долю бензинов пятого класса приходилось уже более 80% выпуска автомобильных топлив. Однако сильно увеличить глубину переработки участникам отрасли не удалось: за 2011-2015 годы, по оценке Института Гайдара, она выросла с 70,8% до 74,4%. Поэтому регуляторы приняли решение продлить до 2020 года срок соглашений, изначально рассчитанных только на пять лет.

Но и этот срок вряд ли станет окончательным: в дополнение к 78 установкам по переработке нефти, модернизированным с 2011 года, компаниям осталось модернизировать еще 49 — такие данные в конце марта на встрече с президентом приводил министр энергетики Александр Новак. А на это, судя по отказу Минэнерго форсировать налоговый маневр, уйдет еще почти пять лет. Поскольку Минфин с таким промедлением не согласен, регуляторы стали обсуждать возможные меры поддержки нефтепереработки. Одной из них должен будет стать обратный акциз: при продаже нефти в адрес НПЗ компании будут выставлять акциз, который после поступления в бюджет будет возвращен НПЗ, но уже с повышающим коэффициентом. Предоставление обратного акциза Минэнерго намерено поставить в зависимость от глубины переработки (у получателей она должна превышать 65%), объемов поставок бензина и дизеля на внутренний рынок и удаленности НПЗ от границы.

Тем самым Минэнерго поощрит НПЗ, которые вложились в модернизацию мощностей, но на рентабельности экспорта которых негативно сказываются высокие расходы на транспортировку. Такое решение не лишено логики, однако у участников отрасли оно с неизбежностью вызовет нарекания. В частности, из-за того, что поддержку не получат НПЗ с низкой глубиной переработки, которым после завершения маневра она будет больше всего нужна. Не случайно против обратного акциза уже выступил «Сургутнефтегаз», Киришский НПЗ которого перерабатывает нефть с глубиной в 54,8%. С озвученной конфигурацией обратного акциза не согласна и «Татнефть», владеющая комплексом «Танеко», являющимся лидером в России по глубине переработки (98,2%), — компания предлагает оказывать помощь лишь тем НПЗ, глубина переработки нефти на которых составляет не менее 80%.

В свою очередь, «Лукойл» и «Газпром нефть» предлагают при начислении обратного акциза учитывать объемы поставок нефтепродуктов на внутренний рынок, однако с этим вряд ли согласятся компании — владельцы заводов, ориентированные на экспорт (того же Киришского НПЗ). Более широкую поддержку в отрасли могла бы получить идея переноса акциза с НПЗ на автозаправочные станции (АЗС), которую в январе выдвинула «Роснефть». Однако категорически против выступает Минфин, которому проще взимать акцизы с 28 крупных НПЗ, нежели с 20 000 АЗС.

Выходом в этой ситуации могло бы стать снижение акцизов на бензин и дизельное топливо, предпринятое в обмен на повышение НДПИ и ликвидацию экспортных пошлин. В 2014 году (то есть за год до начала налогового маневра) акциз на бензин пятого экологического класса составлял 4200 рублей за тонну, тогда как с 1 января 2018-го он был повышен до 11 213 рублей за тонну, а к 1 июля он достигнет 11 892 рублей за тонну. Акциз же на дизель пятого класса за этот период вырос с 2300 рублей за тонну до 7665 и 8258 рублей за тонну соответственно. Эффект от снижения акцизов почувствуют все НПЗ, вне зависимости от глубины переработки, структуры выпуска нефтепродуктов и ориентированности поставок (на экспорт или внутренний рынок). При этом у компаний останутся стимулы к модернизации мощностей, поскольку завершится налоговый маневр, уже отразившийся на маржинальности переработки — по оценке VYGON Consulting, за 2015-2016 годы она снизилась с $3,5 до $1,7 за баррель.

Именно это, к примеру, заставило «Лукойл» увеличить выход светлых нефтепродуктов (с 54% в 2012 году до 69% в 2017-м, согласно данным презентации для недавнего дня инвестора), а также повысить эффективность Ухтинского НПЗ: по итогам прошлого года завод вышел в плюс, притом что четыре года назад у компании были сомнения в возможности сделать его безубыточным — об этом в марте заявлял старший вице-президент «Лукойла» Вадим Воробьев. В свою очередь, «Роснефть» не спешит утрачивать контроль над Саратовским, Сызранским, Куйбышевским и Новокуйбышевским НПЗ, хотя чуть больше года назад на рынке активно ходили слухи об их скорой продаже из-за налогового маневра.

На деле он оказался не так страшен, поэтому правительству не стоит отказываться от его завершения, пусть даже пойдя на компромисс в виде снижения акцизов. Выпадающие доходы бюджета можно будет компенсировать за счет усиления нагрузки на газовую отрасль. Речь идет не только об увеличении ставки дивидендных выплат «Газпрома» до 50% чистой прибыли, но и увеличении НДПИ, который в газовой отрасли остается более низким, чем в нефтяной. К примеру, в 2016 году «Газпром» уплачивал 1460 рублей с каждого добытого миллиарда кубометров газа (подсчеты QBF по данным отчетности по МСФО), тогда как «Роснефть» — 5780 рублей с одной тонны нефти, а «Лукойл» и «Сургутнефтегаз» — 4730 и 5050 рублей соответственно.

Исходя из этих подсчетов, правительство может смело удваивать НДПИ на газ, причем не только для «Газпрома», но и независимых производителей, которые платят налог на добычу по более низкой ставке из-за отсутствия доступа к экспортным рынкам. Учитывая выплаты «Газпрома» и «Новатэка» по НДПИ (613,7 млрд и 41 млрд рублей в 2016 году, согласно данным отчетности по МСФО), такая мера позволит правительству привлечь свыше 650 млрд рублей — это более 40% поступлений в консолидированный бюджет от всех акцизов, не только на нефтепродукты (1,52 трлн рублей, согласно данным Минфина). Преградой для такого решения не должно стать то, что большая часть акцизов на нефтепродукты (62% в 2017 году) поступает в регионы — компенсировать их можно из доходов по НДПИ, которые идут в федеральный бюджет.

Рост налогов для газовой промышленности на фоне снижения акцизов станет эффектным дополнением к налоговому маневру в нефтяной отрасли. Однако решится ли на это правительство, большой вопрос. Как и то, чем завершится дискуссия о повышении НДПИ и ликвидации пошлин между компаниями и регуляторами.

Россия > Миграция, виза, туризм > forbes.ru, 18 мая 2018 > № 2610796 Дмитрий Кипа


Украина. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика. Транспорт > inosmi.ru, 18 мая 2018 > № 2610720 Дмитрий Орешкин

Путина можно жестко наказать за Крымский мост: что нужно делать Украине

Российский политолог Дмитрий Орешкин о том, как Украине ответить на запуск моста в Крым.

Дмитрий Орешкин, Апостроф, Украина

Запуск Крымского моста на оккупированный полуостров может закончиться для России жесткими судебными решениями в связи с нарушением международного морского законодательства. Накажут ли РФ Владимира Путина и каким будет это наказание, зависит от Украины. Такое мнение высказал «Апострофу» российский политолог Дмитрий Орешкин.

— Во-первых, я думаю, что новых санкций из-за моста не будет. Если они и будут, то из-за чего-то другого. Запад ограничится словесным порицанием окончания строительства моста. Но это и понятно — коль присоединение (аннексия — прим. «Апострофа») Крыма незаконно, то постройка моста тем более незаконна.

Другой вопрос. Теперь для Украины создается юридическая возможность обращаться в Международный морской суд (Международный трибунал ООН по морскому праву — прим. «Апострофа»). Потому что по всем правилам Азовское море принадлежит двум соседствующим державам и, соответственно, любые постройки должны согласовываться двумя сторонами, а при строительстве моста этого, естественно, сделано не было.

Поэтому даже без всяких санкций Запада Украина непременно обратится в Морской суд с требованием наложения юридических санкций на российские морские суда. Есть определенные правовые основания для строительства в международных водах, которые не были соблюдены — одобрение Украины на строительство не было получено. Сам мост создает определенное затруднение для международного судоходства, и это то, что дает Украине основания для судебного иска.

Естественно, это долгий процесс, который растянется, возможно, на несколько лет. Но Украина непременно воспользуется этой возможностью. Было бы странно, если бы она пропустила ее мимо.

Что касается Путина, то для него запуск моста был очень важен. Исток его «символического величия» в глазах российского населения заключается в том, что он как бы отказался подчиняться международным законам, и это очень льстит самолюбию большинства российских избирателей. В этом смысле он поставил себя над миром, а большая часть его избирателей думают, что и Штаты ведут себя таким же образом. С точки зрения российского обывателя, США тоже спокойно нарушают международные законы. Но в Соединенных Штатах действительно зафиксирована такая юридическая норма, как приоритет американских законов над международными. А в российской конституции записана противоположная норма — что международные законы в приоритете над национальными. Путин же действует вопреки конституционным нормам, за что собирает аплодисменты своих избирателей.

Санкции за строительство моста? Для Путина они были включены в цену вопроса Крыма. Он же понимал, что будут международное осуждение, какие-то юридические вопросы, и к этому готов. Наверное, он понимает, как с этим быть дальше, и действует абсолютно последовательно: раз он «присоединил» (как называет аннексию роспропаганда, — «Апостроф») Крым, то теперь построил к нему мост. И все очень довольны, потому что он это сделал быстро, эффективно, проехался по работающему мосту. Ну а реакция мировой общественности его в данном случае не волнует, и еще раз хочу сказать, что это включено в цену аннексии Крыма. Было бы странно, если бы он пропустил открытие моста.

Разрушать мост после возвращения Крыма в состав Украины вряд ли кто-то будет. Скорее всего, будет идти речь о компенсации Украине, возможно, весьма дорогостоящей. Но здесь уже проблемы юридического характера и давления. А мы пока наблюдаем лишь эмоционально-идеологическое давление, что это незаконно, а также формулировки, которые выглядят достаточно слабо. Например, рассуждения о том, что условия эксплуатации моста нарушают условия жизни дельфинов и так далее.

Единственным реальным жестким ответом России могут быть санкции с возможным последующим арестом российских судов и запретом на причаливание в международных портах за нарушение международного морского права. А раздражение, накопившееся в адрес путинской России, будет влиять и на судебные инстанции. Если будут попытки откатить судье или чего-то наобещать, в данной ситуации это может не сработать.

А разговоры о том, что мост обязательно рухнет, потому что находится в зоне тектонической нестабильности или как-то не так построен — это все выводы на утешение слабым…

Украина. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика. Транспорт > inosmi.ru, 18 мая 2018 > № 2610720 Дмитрий Орешкин


Россия. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика. Транспорт > inosmi.ru, 18 мая 2018 > № 2610719 Константин Боровой

Весь мир издевается над Путиным. И он придумал ответ

Татьяна Гайжевская, Обозреватель, Украина

Крымский мост — важный символ расширения «новой Российской империи» для президента России Владимира Путина, но лучше было бы сделать его картонным, а не железобетонным. Решение о выделении колоссальной суммы на охрану Крымского моста — сугубо пропагандистская акция. В пропагандистских целях Кремль использовал и песенный конкурс «Евровидение». Провал российской участницы связан с тем, что все средства, выделенные на ее раскрутку, ушли в «откат». Об этом и многом другом в рассказал российский оппозиционный политик Константин Боровой.

«Обозреватель»: Президент Чехии Земан неожиданно заявил, а кремлевские СМИ это тут же раструбили, что якобы яд «Новичок» разрабатывался в Чехии. Затем представили чешского правительства и парламента это опровергли, однако Земан продолжает настаивать. По вашему мнению, можно ли назвать Земана карманным европейским президентом Путина? Можно ли говорить о том, что он отрабатывает задание Кремля?

Константин Боровой: Я думаю, что надо прямо сказать, что он отрабатывает не задание Кремля, а деньги Кремля. К сожалению, европейские политики — не все, но многие — очень коррумпированы. Это проявляется и в проблемах, связанных с палестинцами, и с Ближним Востоком, в других проблемах. В данном случае Кремль использует этот инструмент — это всем известно. И Земан — типичный пример того, как деньги Кремля превращаются в политическую позицию.

— Как будет развиваться история с «Новичком»?

— Там все ясно. Следственные органы все установили. Попытки России влиять на процесс расследования не получили серьезного развития. Им сообщили, что главный подозреваемый не должен быть одновременно и следователем. Кстати, это очень хороший пример цивилизованного поведения, который, к сожалению, не демонстрирует Украина, принимая Минские соглашения, «нормандский» формат, когда агрессор, собственно говоря, преступник становится участником процесса в качестве арбитра.

— Вы знаете, что представительница России на «Евровидении» не попала в финал. Считаете ли вы, что провал Самойловой — это ошибка Кремля? Может ли Кремль поставить крест на этом конкурсе, чтобы больше не позориться?

— Нет, я не думаю. Кремль использует все возможности для продвижения пропагандистских установок, для ведения пропагандистской кампании. В случае с Самойловой у меня такое впечатление, что деньги, которые выделили на ее продвижение, просто распилили до нуля, и она не смогла ни клип сделать, ни подготовить какую-то рекламную акцию. В конце 1990-х годов оценивали уровень коррупции как процент отчисления от бюджета. Тогда рекордсменами были военные, которые требовали 30-50% откатов. В сегодняшних условиях видно, что в дорогих проектах откаты достигают 80%. У меня такое ощущение, что в случае с Самойловой деньги были выделены, но величина отката достигла 100%.

— Как вы думаете, может ли Кремль продемонстрировать свое презрение к «Евровидению» и послать туда кого-то из откровенно странных персонажей — того же Кобзона, Газманова или Лозу?

— Нет, это очень интересный инструмент и площадка для продвижения пропаганды. Я не думаю, что российские пропагандисты откажутся от такой практически бесплатной возможности — это слишком соблазнительно. Нет необходимости создавать отдельное телевидение как в случае с RT. Есть информационный канал, через который это все можно продвигать. С точки зрения пропаганды то, что произошло с Самойловой — это просто накладка.

— 15 мая было открыто автомобильное движение по Крымскому мосту. Символом чего это сооружение является для Путина?

— Для Путина это расширение этой новой Российской империи, которую он построил. Понимаете, когда Совет Федерации назвал Крым Россией, это было сильно. Но после того как этого никто не признал, это выглядело как пощечина. А вот после того как построили этот мост, для Путина он стал символом соединения, символ расширения империи. Очень важным. Весь мир издевается над ним по поводу его имперских амбиций и действий, но таким образом он пытается доказать России и всем остальным, что он, несмотря на сопротивление и протесты — Запада и самой Украины — строит мост. Потомкам Путина придется этот мост сносить за бешенные деньги, за деньги российских налогоплательщиков, потому что он был сооружен незаконно. Например, в Москве бандиты дали взятку и начинают строительство дома, а потом, по факту существования, начинают его оформлять. В этом случае здание приходится сносить. Я знаю такие примеры на Украине.

— Может быть, мост следует просто передать Украине?

— Я не думаю, что этот мост будет нужен Украине. Хотя, возможны изменения в России, власть может стать демократической, и тогда контакты между Украиной и Россией будут развиваться. Может быть, и мост понадобится. Но проблема с этим мостом состоит в том, что он построен вопреки здравому смыслу, вопреки природным явлениям. Он все равно через пару зим деформируется, по нему нельзя будет ездить. Вообще, там столько денег украли при строительстве моста… Сейчас он стоит в три раза дороже, чем планировался вначале.

— Этот мост — самый длинный в Европе. Как вы думаете, что таким образом Путин себе компенсирует?

— Я не думаю, что это очень важно. Я предпочел бы, чтобы они сделали его картонным. Это в чистом виде пропагандистская акция, и картонным он был бы намного дешевле. Можно было бы «открывать движение». Я в свое время оказался в кремлевской больнице. Там у них есть угол, который имитирует Кремль. Когда-то там лежал один из генеральных секретарей, и перед смертью ему нужно было имитировать, что он находится в Кремле. Его просто подводили к этому углу и снимали, как якобы он в Кремле вручает очередную звездочку. То же самое надо было сделать и с Крымским мостом. Но Путин же не свои личные деньги расходует, он расходует деньги граждан России, поэтому он не особенно экономит. Сделали имитацию моста из железа и бетона, а не из картона, но стоит она в миллион раз дороже, чем могла бы быть, если бы делали из картона. Ему все равно.

— Кстати, по поводу огромных денег, которые вкладываются в это сооружение. Украинские националисты не раз анонсировали акции протеста на Крымском мосту. И вот недавно в РФ принято решение о выделении колоссальной суммы — порядка миллиарда долларов — на его охрану. В Кремле боятся украинских радикалов?

— Для реализации проектов в современной России выделяются очень большие средства. Я думаю, для того чтобы получить деньги на охрану моста, были израсходованы очень большие ресурсы. И если бы для этого понадобилось заплатить тем, кто изображал бы украинских националистов, то им бы оплатили. Это тоже в чистом виде пропагандистская акция. Понимаете, пропаганда извращает и отравляет сознание людей, но есть и еще один момент. Пропаганда, пропагандистские кампании — это десятки, если не сотни миллиардов долларов, от которых можно откусывать кусочки. Например, Пригожин, который сделал фабрику троллей для Путина. Ресторатор, который владел, может быть, несколькими миллионами долларов, вдруг неожиданно стал миллиардером. Это значит, что из 10 миллиардов, которые ему выделили на эту кибернетическую войну, кибернетические атаки, 4-5 миллиардов он просто взял себе. Это выгодно — заниматься пропагандой в России. Если бы я был менее разборчив, я бы взял под себя какой-нибудь проект — убедить украинцев, что Россия — это спасение Украины или что-то в этом роде.

Россия. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика. Транспорт > inosmi.ru, 18 мая 2018 > № 2610719 Константин Боровой


Россия. Арктика. ДФО > Армия, полиция > redstar.ru, 18 мая 2018 > № 2610408 Сергей Кобылаш

Летали и летать будем

Дальняя авиация успешно выполняет задачи по обеспечению безопасности в Арктике.

Экипажи стратегических ракетоносцев выполняют патрулирование в Арктике в строгом соответствии с Международными правилами использования воздушного пространства. О расширении географии применения и новых задачах воздушных «стратегов», поступлении новой авиационной техники и новейших «изделий», а также о разнице между перехватом и сопровождением и о некоторых других особенностях взаимоотношений с иностранными партнёрами «Красной звезде» рассказал командующий дальней авиацией Герой Российской Федерации генерал-лейтенант Сергей КОБЫЛАШ.

– Разрешите уточнить, что было представлено делегации Совбеза России во главе с Николаем Патрушевым на авиабазе Энгельс?

– Делегации Совета Безопасности был представлен весь спектр авиатехники и современного вооружения, который сегодня применяется экипажами дальней авиации и в плане боевой подготовки, и при выполнении поставленных нам задач.

Здесь находятся самолёты Ту-160, Ту-95МС, Ту-22М3. На представленном здесь стратегическом ракетоносце установлена крылатая ракета воздушного базирования Х-102. На дальнем бомбардировщике Ту-22М3 подвешены новые авиационные управляемые ракеты Х-32, которые успешно испытаны в Баренцевом море.

В условиях расширения спектра и масштабов выполняемых силами дальней авиации задач нам конечно же не обойтись без надёжного помощника, без Ил-78 – топливозаправщика, который временно базируется здесь, пока на аэродроме под Рязанью выполняют посадку больше 100 единиц авиатехники для проведения 3-го этапа конкурса «Авиадартс». Поэтому 78-е временно находятся у нас, отсюда им удобнее выполнять задачи.

– В чём выражается расширение географии и масштабов выполняемых задач, о которых вы говорите?

– Полёты экипажей стратегических бомбардировщиков-ракетоносцев на экватор, в Индонезию говорят о том, что спектр задач увеличивается вместе с диапазоном тех направлений и аэродромов, на которых нам поручено обозначить своё присутствие. В прошлом году Ту-22М3 впервые выполняли посадки и в Анадыре, и в Воркуте.

В этом году планируем перелететь в Анадырь ещё и самолётами Ту-160. Сейчас Арктика имеет для нас стратегическое значение, поэтому мы осваиваем новые для себя аэродромы и изделия, которые позволят обеспечить безопасность страны со стороны морских границ и на этом направлении. С расширением спектра и масштабности задачи увеличиваются. Соответственно и требования к командованию дальней авиации. Поэтому и внимание со стороны руководства государства к нам соответствующее.

– Недавнее патрулирование в Арктике стратегических ракетоносцев наделало немало шума на Западе.

– Задачи, которые мы буквально на днях выполняли в Арктике, в частности полёты на воздушное патрулирование Арктической морской зоны 11 мая, действительно привлекли внимание многих. С аэродрома Анадырь взлетали самолёты-топливозаправщики Ил-78 и ракетоносцы Ту-95МС, а с аэродрома Оленегорск – топливозаправщики Ил-78 и самолёты морской авиации Ту-142. Экипажи Ту-95 совместно с экипажами Ту-142 Северного флота успешно выполнили поставленную перед ними задачу.

А что касается сопровождения наших самолётов истребителями F-22 ВВС США, то мы регулярно с этим сталкиваемся, особенно при воздушном патрулировании. От одного сопровождения, как было в этот раз, до 5–7 сопровождений различными группами истребителей иностранных государств, рядом с территорией которых по нейтральным водам мы выполняем полёты. Вблизи своих границ авиация этих государств имеет такое же право на сопровождение, как и мы на воздушное патрулирование.

Вероятно, их волнуют возможности наших «стратегов» находиться в этой зоне, поэтому они всячески пытаются обострить эту тему хотя бы на уровне СМИ, чтобы упрекнуть нашу страну в каких-то, только им ведомых, «неправомерных действиях». Но могу вам ответственно заявить: дальняя авиация ни единого случая нарушения международного права, а тем более чужих государственных границ в воздушном пространстве не допускала. Все задачи экипажи выполняли и выполняют в полном соответствии с международными правилами.

– Насколько известно из общения с экипажами, наши лётчики всегда стараются вести себя в воздухе максимально корректно.

– Да, и так было всегда. И во времена холодной войны, когда эти ситуации описывали лётчики и с одной, и с другой стороны. Знали друг друга чуть ли не по имени, поскольку подобные патрулирования проводились довольно часто. И сейчас при выполнении задач патрулирования критических ситуаций в воздухе не возникает. Если и предпринимаются попытки сближения в нарушение установленных дистанций, которые для всех определены международными нормативными документами, то в таких случаях их вежливо просят подвинуться и стать на своё место.

Задачи патрулирования дальняя авиация решает при строгом соблюдении международных правил

– В этом и есть разница между сопровождением, которое является стандартной для всех процедурой, и тем, что в иностранной прессе именуют «перехватом»?

– Конечно. Перехват выполняется уже с намерением применения оружия. А сопровождение – это просто полёт на установленной друг от друга дистанции. Соседи сопровождают, убеждаются, что мы ничего не нарушаем. Соответственно, и у них никаких оснований для перехвата быть не может. Мы такого повода никому не даём.

– Очевидно, в таких условиях требования к командованию дальней авиации, как и внимание, повышенные. В чём конкретно это выражается?

– Вот сейчас, например, мы с вами находимся на стоянке прилетающих самолётов. Новое покрытие взлётно-посадочной полосы выложено из современных материалов. И это только первый этап модернизации. Второй предусматривает развитие всей инфраструктуры авиабазы в Энгельсе. Это и строительство штабов, других необходимых зданий и сооружений, чтобы всесторонне и максимально обеспечить жизнедеятельность соединения дальней авиации.

Отсюда, со стоянки, вы можете видеть новый топливозаправочный комплекс, который был введён в прошлом году и в настоящее время полностью обеспечивает потребности соединения в топливе. Новый комплекс и техника, которая сейчас стоит на вооружении, обеспечивают более быструю и более качественную подготовку авиационной техники к выполнению задач по предназначению.

– На первом в этом году совещании с руководством Вооружённых Сил Верховный Главнокомандующий поставил масштабные задачи, в том числе по развитию дальней авиации.

– Внимания развитию дальней авиации в целом уделяется значительно больше и мы это видим на примере конкретных решений. В их числе решение Верховного Главнокомандующего о воспроизводстве самолётов Ту-160, которые мы будем получать, и о дальнейшем развитии перспективного авиационного комплекса дальней авиации, который в будущем придёт на смену имеющимся сейчас на вооружении самолётам Ту-95МС и Ту-22М3.

Авиационная техника, которая сейчас находится на вооружении, не меняя внешнего облика, постоянно совершенствуется. Идёт её непрерывная модернизация: переход на новое оборудование, системы. Всё это призвано обеспечить максимальную эффективность авиации при защите национальных интересов на стратегических направлениях. У нас большая страна, и в лице дальней авиации Вооружённым Силам и стране нужна «длинная рука», соответствующая возможностям XXI века.

Александр АЛЕКСАНДРОВ, «Красная звезда»

Россия. Арктика. ДФО > Армия, полиция > redstar.ru, 18 мая 2018 > № 2610408 Сергей Кобылаш


Россия. СЗФО > Армия, полиция > redstar.ru, 18 мая 2018 > № 2610406 Александр Носатов

Балтийский флот: курс на обновление

Военные моряки успешно выполняют все поставленные перед ними задачи.

315 лет назад, 18 мая 1703 года, отряд из 30 шлюпок с экипажем из солдат Преображенского и Семёновского полков под командованием Петра I после жаркого абордажного боя захватил в устье Невы шведскую шняву «Астрильд» и бот «Гедан». В честь этого события Пётр I повелел выбить медаль со словами «Небываемое бывает». Таким образом на свет появился самый старый из флотов России – Балтийский. Сегодня флотом командует вице-адмирал Александр Носатов, с которым беседует корреспондент «Красной звезды».

– Александр Михайлович, Балтийский флот начался со слов «Небываемое бывает», с тех пор моряки-балтийцы неоднократно подтверждали, что невозможное – наша работа. Сегодня вам часто приходится ставить перед подчинёнными сложные, неординарные задачи?

– Калининградская область – особый регион из-за его геополитического положения. И балтийцам приходится решать регулярно непростые задачи. Например, в январе этого года в базу вернулись из дальнего похода корветы «Бойкий» и «Сообразительный». В ходе несения боевой службы корабли впервые вышли в Индийский океан. Сегодня мы способны ответить на любую современную угрозу, защитить политические и экономические интересы России как в регионе, так и за его пределами.

– Балтийский флот каждый год пополняется новыми кораблями и самолётами, юбилейный, 2018 год не станет исключением?

– Последнее десятилетие Балтийский флот держит курс на обновление. Каждый год флот планово пополняется новейшими образцами вооружения и техники. Кроме этого, уже имеющаяся на вооружении техника проходит модернизацию и по своим параметрам соответствует времени.

В частности, за два последних года полное техническое перевооружение прошли ракетные части 11-го армейского корпуса и Балтийской военно-морской базы. У нас успешно эксплуатируются береговые ракетные комплексы «Бал» и «Бастион», способные эффективно противостоять любым угрозам с моря, новейшие мобильные комплексы «Искандер-М», поступившие на вооружение армейского корпуса флота. В этом году мы продолжим принимать новую технику: зенитные ракетные комплексы С-400 усилят возможности группировки ВВС и ПВО, а в состав соединения ракетных кораблей войдёт новый МРК проекта 22800 «Ураган», способный нести крылатые ракеты «Калибр». Помимо этого, в программе перевооружения запланировано поступление двух больших гидрографических катеров, а авиаторы флота получат новые самолёты Су-30СМ и вертолёты Ка-27М.

– Флот – это не только техника, но и люди, которые на ней служат. Как сегодня обстоят дела у моряков-балтийцев в бытовом плане?

– Для того чтобы качественно выполнять учебно-боевые задачи, для личного состава должны быть налажены качественный быт и система обеспечения флотских мероприятий. Мы постоянно совершенствуем инфраструктуру соединений и частей, ведётся строительство нового и капитальный ремонт действующего казарменного фонда, столовых для личного состава, хранилищ и укрытий для техники и вооружения. Кроме этого, мы продолжаем строительство нового служебного жилья и модернизируем так называемый вторичный фонд служебных квартир и общежитий для офицеров и военнослужащих по контракту.

Ни для кого не секрет, что Балтийское море – одна из крупнейших площадок в нашей стране для кораблестроения, испытания новейших кораблей и морского оружия для ВМФ России. Моряки-балтийцы постоянно участвуют в процессе их освоения и качественно выполняют эту ответственную задачу. Поэтому с уверенностью говорю, что за морскую выучку личного состава кораблей, подводных лодок и вспомогательных судов флота я спокоен.

– Последние годы в Вооружённых Силах РФ резко интенсифицировалась боевая подготовка, что в этом плане ожидает ваших подчинённых?

– До конца года нам предстоит принять участие в нескольких десятках мероприятий боевой подготовки различной направленности. Корабли и суда флота ждут дальние походы в Атлантику, Арктику, Восточное Средиземноморье, Индийский и Тихий океаны. В настоящее время учебный корабль Балтийского флота «Перекоп» с курсантами на борту пересёк Индийский океан, осуществил несколько визитов в порты Шри-Ланки, Индонезии, Папуа-Новой Гвинеи, принял участие в международных многонациональных учениях гуманитарной направленности в Тихом океане «Комодо-2018». Ещё одним важным мероприятием станет проведение на полигоне Хмелёвка в июне этого года армейского этапа конкурса по профессиональной выучке «Морской десант».

– С какими результатами подошли к 315-й годовщине флота моряки-балтийцы?

– Экипажи кораблей Балтийского флота регулярно отрабатывают курсовые задачи в море, несут боевые вахты в различных районах Мирового океана. В общей сложности в зимнем периоде корабли и подводные лодки выполнили более 700 мероприятий боевой подготовки. В частности, корабельные силы флота выполнили более 200 боевых упражнений с практическим применением ракетного, артиллерийского, торпедного и минного оружия. Корабли флота сдали порядка 100 курсовых задач в море, выполнили около 130 ракетных и артиллерийских стрельб, 20 минно-торпедных упражнений. Подготовлено несколько ударных, тральных и десантных корабельных тактических групп.

Части и соединения 11-го армейского корпуса Балтийского флота провели более 1000 боевых стрельб в составе подразделений, свыше 800 стрельб из стрелкового оружия, выполнили более 300 упражнений по вождению боевых машин и специальных автомобилей. По сравнению с аналогичным периодом прошлого года интенсивность боевой учёбы подразделений армейского корпуса возросла на 15 процентов.

Самолёты и вертолёты морской авиации Балтийского флота увеличили общий налёт по сравнению с прошлым годом на 15 процентов. 85 процентов лётного состава Балтийского флота имеют различные степени классности.

В рамках подготовки к АрмИ-2018 команды Балтийского флота приняли участие в 20 конкурсах профессионального мастерства, в 19 из них – заняли первые и призовые места.

По итогам зимнего периода лучшим объединением флота признана Балтийская военно-морская база. Среди корабельных соединений отмечено соединение десантных кораблей Балтийского флота. Среди надводных кораблей лучшими стали корвет «Бойкий», малый противолодочный корабль «Кабардино-Балкария», большой десантный корабль «Королёв», малый ракетный корабль «Зелёный Дол», морской тральщик «Александр Обухов» и судно связи «Адмирал Фёдор Головин». Кроме того, лучшим в 11-м армейском корпусе признано ракетное соединение, в морской авиации – истребительная эскадрилья Су-27, в соединении противовоздушной обороны флота – 183-й зенитный ракетный полк.

В летнем периоде обучения Балтийский флот ждут не менее масштабные задачи, включая дальние походы кораблей в районы Средиземноморья, Тихого океана и Арктики, а также участие над-водных кораблей и судов Балтийского флота в плановых мероприятиях боевой подготовки. При этом интенсивность выходов кораблей в море в летнем периоде обучения значительно возрастёт.

– Что вы хотели бы пожелать личному составу старейшего флота России в день его 315-летия?

– Желаю балтийцам и впредь оставаться верными традициям основателя нашего флота – Петра I: любить морскую службу, быть преданными своей стране и воинскому долгу. Служба на Балтике – огромная ответственность, но я уверен, что мы с честью пронесём Андреевский флаг на всех морях и океанах, куда Родина направит корабли Балтийского флота.

Тимур ГАЙНУТДИНОВ, «Красная звезда»

Россия. СЗФО > Армия, полиция > redstar.ru, 18 мая 2018 > № 2610406 Александр Носатов


Россия > СМИ, ИТ. Недвижимость, строительство > snob.ru, 18 мая 2018 > № 2610136 Виталий Мутко

Виталий Мутко: Чемпионат мира обошелся нам в 700 миллиардов

18 мая премьер-министр Дмитрий Медведев представил Владимиру Путину состав нового правительства. Вице-премьером, курирующим строительство и региональную политику, в нем будет Виталий Мутко, курировавший до этого спорт, туризм и молодежную политику. Перед назначением чиновник ответил на вопросы «Сноба» о переходе на новую должность

Ваша новая работа со спортом вроде бы никак не связана, но встречаемся мы с вами не на стройке, а в Лужниках, на стадионе.

Здесь еще недавно шла очень серьезная стройка. Вы же понимаете, что чемпионат мира — это не только спортивный проект. Я отвечал за реализацию всех обязательств государства, которые были взяты. В общей сложности мы построили около 600 объектов, пока готовились к турниру.

Сноб: Есть еще что-то, что не успели достроить?

Сегодняшнюю готовность я оцениваю на 95 процентов. Капитальные объекты, конечно, все построены. Основная задача сейчас — это оформление городов к чемпионату мира — мы это сознательно не делали до Дня Победы. Три гостиницы осталось ввести в эксплуатацию — в Калининграде, Самаре и Саранске. Здесь, в Лужниках, переделывают сейчас зону кейтеринга под требования ФИФА. В общем, остались какие-то мелочи — и можно давать стартовый свисток.

Сноб: Сколько все это стоило?

Там еще надо уточнять, но в общем и целом из федерального бюджета было выделено 380 миллиардов, еще 200 миллиардов — частные деньги, и 100 миллиардов — субъекты федерации.

Сноб: Итого 700 миллиардов рублей — стоимость чемпионата мира?

Примерно 700 миллиардов, но я бы не стал говорить, что это стоимость чемпионата. Аэропорты, дороги, станции скорой помощи, железнодорожные вокзалы, строительство новых станций метро в Санкт-Петербурге и Нижнем Новгороде, и так далее, и так далее — я могу долго перечислять. Мы это успели сделать к чемпионату мира, но после того, как турнир закончится, никто эти объекты не разберет и не закроет, вы же это понимаете.

Сноб: Сколько ФИФА заплатит России за проведение чемпионата?

Они, к сожалению, скорректировали свою программу в сторону уменьшения, раньше организаторы чемпионатов мира получали от ФИФА больше, сейчас эта цифра составляет 600 миллионов долларов — именно столько они проинвестируют.

Сноб: Почему именно вам предложили курировать строительство в новом правительстве? Потому что вы следили за стройкой к чемпионату мира?

Наверное, не я должен отвечать на этот вопрос, но, думаю, подготовка к чемпионату имела значение. Опыт накоплен большой.

Сноб: Уже можно обрисовать главные задачи, которые вы перед собой ставите?

Есть приоритеты, которые определены президентом в майском указе, где речь идет о строительстве 120 млн квадратных метров жилья, о том, что до 5 миллионов семей ежегодно должны улучшать свои жилищные условия. Это моя задача — создать такую программу. Кроме того, я ведь не только строительство курирую, но и вопросы регионального развития с акцентом на Дальний Восток, Калининградскую область и Северный Кавказ. И наконец, ЖКХ. Вот такие три глобальных направления.

Сноб: Что нужно сделать, чтобы 5 миллионов семей ежегодно улучшали свои жилищные условия?

Объединить весь строительный комплекс страны, финансовый рынок, вовлечь в земельный оборот новые участки — много чего нужно сделать. Работа в правительстве — это не в каске на стройке. Моя задача заниматься правильным регулированием, создавать условия, поддерживать строительную промышленность.

Сноб: А можно конкретнее?

Конкретнее я могу сказать уже после того, как будут сформированы комитеты, комиссии, — надо понять, какие у нас будут полномочия. Строительная отрасль огромная, и она так или иначе цепляет за собой все отрасли экономики. Только напрямую в ней заняты пять миллионов человек.

Записал Чермен Дзгоев

Россия > СМИ, ИТ. Недвижимость, строительство > snob.ru, 18 мая 2018 > № 2610136 Виталий Мутко


Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > carnegie.ru, 18 мая 2018 > № 2610040 Григорий Ревзин

Путин и город. Каким будет строительство нового срока

Григорий Ревзин

Нас ждет попытка разогнать массовое индустриальное строительство до 120 млн квадратных метров. 120 не получится, а 100 – вполне; ухудшение качества строительства будут обосновывать необходимостью все удешевить, чтобы исполнить указ президента. 100 млн квадратных метров – это примерно 4-5 млн человек, найти эти 5 млн платежеспособных человек в год вряд ли получится. Это означает, что программа так или иначе потребует госфинансирования, а следовательно – закрепится с железобетонной силой

Майский указ президента, ставший чем-то вроде программы на следующий срок, помимо прочего содержит специальный «урбанистический» раздел. Там две принципиальные цели:

«Увеличение объема жилищного строительства не менее чем до 120 млн квадратных метров в год;

кардинальное повышение комфортности городской среды, повышение индекса качества городской среды на 30%, сокращение в соответствии с этим индексом количества городов с неблагоприятной средой в два раза».

Общий тренд в анализе этого документа – его критика за то, что поставленные цели могут быть достигнуты чисто статистическими способами, изменением методов подсчета. Возможно, именно в этой перспективе следует рассматривать требование увеличить качество городской среды по индексу качества на 30%. Этот индекс, разработанный по заказу Минстроя, еще не внедрен, нынешние показатели там полностью рассчитаны только для трети российских городов, и сейчас как раз хорошее время для того, чтобы его перенастроить под цели выполнения указа.

Но если отвлечься от индекса, вопрос о самом качестве более или менее понятен. 90% застройки города – жилье, поэтому качество среды – это прежде всего качество домов. Сегодня мы строим 80 млн квадратных метров жилья в год, должны – 120 млн. Указ, по сути, требует на треть увеличить количественные показатели и на треть же качественные. Каждый, кто знаком с массовым производством, понимает, что это противоречивая задача, решить которую более или менее невозможно. Однако, как недавно стало принято говорить в кругах, связанных с конституционным казусом 2024 года, «невозможное неизбежно», поэтому имеет смысл подробнее обозначить координаты неизбежного.

Непобедимая спальность

Мечта изменить облик наших городов и создать на их месте нечто принципиально иное приходит часто. Возьмем недавние характерные случаи. Семь лет назад тогдашний президент Дмитрий Медведев своим указом создал Новую Москву. Напомню, как она ему виделась.

«Новые районы столицы не должны быть просто спальными безликими кварталами. Таких у нас, к сожалению, в стране хватает, их и в Москве хватает. Предлагается рассмотреть вопрос о полном запрете строительства жилья по старым технологиям, необходимо подключить ведущие архитектурные мировые компании. Новые территории должны застраиваться в основном малоэтажными зданиями по современным европейским нормам».

Новая Москва не так чтобы очень развивается, но все же и не то чтобы совсем остановилась. Чего там нет – это малоэтажной европейской застройки. Там появились квадратные километры типовых индустриальных домов высотой 20–30 этажей. В последние два года, впрочем, наметилась тенденция сокращения высотности до брежневской 12-этажной пластины, но образа европейского города все равно не вышло. Есть, впрочем, некоторое сходство с китайскими городами.

В прошлом году нынешний мэр Москвы Сергей Собянин объявил программу реновации. Микрорайоны пятиэтажек должны сноситься и заменяться чем-то другим, а чем – сначала было неясно. Я не буду касаться ни масштабов программы, ни ее ожесточенной критики – об этом много написано.

Собянин объявил конкурс на застройку освобождающихся участков. Как и у Медведева, к программе привлекли ведущие архитектурные бюро – и отечественные, и собранные по миру, несмотря на санкции. Районы пятиэтажек расположены в срединной зоне Москвы, их снос по идее предполагает возможность создать принципиально новые элементы расселения, которые стали бы для спальных районов Москвы новыми центрами. Эти новые эталоны массовой постсоветской застройки и проектировали более сотни архитектурных бюро со всего мира.

Результаты конкурса можно на этой неделе увидеть на выставке «АРХ-Москва» в ЦДХ. Там есть интересные работы – Владимир Плоткин, Сергей Скуратов, Никита Явейн. Но разбирать их проекты не имеет смысла. Это самый странный архитектурный конкурс за последнее десятилетие – в нем не только не реализуется проект победителя, в нем вообще не проведено итоговое заседание жюри и не выбран победитель. Есть лишь финалисты первого тура – 20 человек, война закончилась, кто победил, не знаю.

Не завершив конкурс, Марат Хуснуллин начал проводить тендеры на проектирование отдельных районов пятиэтажек и на 12 апреля 2018 года провел их на 1,4 млн квадратных метров. Большую часть подрядов получила компания Москапстрой и группа ПИК.

Москапстрой – это лужковская программа сноса пятиэтажек, типовые пластины от 25 этажей. Они в комментариях не нуждаются. Другое дело – ПИК. Когда ПИК объявила о своем участии в реновации, я написал, что перед нами те же самые позднесоветские спальные районы, подвергшиеся рестайлингу. После этого я имел удовольствие несколько раз пообщаться с владельцем ПИК Сергеем Гордеевым, который жестко со мной не соглашался, указывал на мою слабую информированность и некомпетентность. По его мнению, он создает «новый айфон» в сфере массового жилья, и он влюблен в свой продукт.

Он был так горяч и убедителен, что я поехал на Варшавское шоссе и в Бутово (там у ПИК два микрорайона), но в итоге остался при своем. Новое качество жилья создается не отделкой фасада, входными и лифтовыми группами, и даже не благоустроенными пространствами неуклюже бескрайних размеров под названием «дворы». У ПИК по-прежнему, как в советском микрорайоне, получается не город, а склад спальных контейнеров на пустыре, хотя, конечно, это гораздо лучше отделанные контейнеры, порядка в их постановке один на другой гораздо больше, а пустырь благоустроен или будет благоустроен. Это все взамен на увеличение количества этажей примерно вдвое против брежневского микрорайона. Сергей Эдуардович, это не новый айфон в жилье, это китайская подделка под аппарат селекторной связи, который Philips снял с производства в начале восьмидесятых.

При этом замечу, что Сергей Гордеев – это не только большой бизнес, это человек, прекрасно разбирающийся в современной архитектуре, девелопер, чьи здания (под маркой фирмы Horus) получали (и заслуженно) многочисленные награды, в свое время он специально прервал бизнес-карьеру, для того чтобы получить архитектурное образование в Лондоне. Это не Марат Хуснуллин, ему в первую очередь интересна архитектура, а не темпы и объемы строительства. И Сергей Собянин, как вы к нему ни относитесь, это не Дмитрий Медведев, у него не прекрасные мечты и горькие обиды, но выполненная колоссальная программа модернизации города. На сегодняшний день московский мэр самый успешный и компетентный в области урбанистики и городского хозяйства представитель высшего круга власти.

Результат, однако ж, более или менее тот же самый. В Москве получилось так: центру города – современная люксовая европейская среда, спальным районам – снос и реинкарнация позднесоветского стройкомплекса.

Квадратные метры увеличиваются, среда деградирует, но это вряд ли можно отнести к недочетам политиков. Достаточно оценить частный девелопмент, посмотреть продукцию крупнейших девелоперских компаний России – не только группы ПИК, но и ЛСР, Selt Group, «Югостройинвеста», «Эталона», МИЦ, «Самолет-девелопмента» и так далее, чтобы увидеть – это не проблема представлений о городе, некомпетентности, вкусов и вообще любых личных качеств тех, кто это делает. Компании разные, а кажется, что все это придумал кто-то один.

У лучших из этих компаний есть проекты жилья бизнес-класса, как знаменитый «ЗИЛарт» у ЛСР, и там, разумеется, иное качество среды, но в массовом жилье они схожи, как продукция одного автозавода. Везде типовые пластины под 30 этажей. Не улицы, а дороги, не площади, а транспортные развязки, не дворы, а поля, совмещающие функции автомобильной парковки с детской площадкой (апофеоз шизофрении этого типа расселения); везде проблема первого этажа, где коммерческие функции не приживаются, а жилье сомнительно – везде одно и то же. Отличается отделка и цвет, базовое изделие одно и то же.

Это изделие принципиально устарело. Его основа – концепция города, принятая еще в 1928 году C.I.A.M. – Международным конгрессом современной архитектуры, созданным Ле Корбюзье. Это концепция зонирования индустриального города, в котором отдельно есть зона селитьбы, отдельно – производственная, отдельно – административная и отдельно – рекреационная. И в селитьбе нет никаких функций, кроме жилья, – собственно, так и образуется спальный район.

Все это имело смысл, когда те, кто там спали, днем работали на заводах, и по мере того как производство уходило из города, этот смысл утратило. В 1974 году в Сент-Луисе был взорван первый такой микрорайон (он назывался Прюитт – Игоу в честь двух конгрессменов, в 1956 году пролоббировавших его строительство) как окончательно устаревший и утративший смысл. 2870 квартир, 33 одиннадцатиэтажные пластины по проекту Минору Ямасаки (того самого, который потом строил башни-близнецы WTC), продукт, не уступавший сегодняшним изделиям группы ПИК.

Вообще-то к таким вопросам лучше подходить без алармизма, но все ж таки это черт знает что – то, что мы проектируем сегодня как образ будущего, американцы взрывали в 1974 году как устаревшее. Так нельзя.

Сочи или Новая Москва

Если же все-таки сохранять спокойствие, то можно сказать следующее. Критерии качества среды в том же индексе, на который ссылается майский указ, распределяются по принципу базовых и производных. Базовые – это безопасность и комфорт. Производные – это разнообразие, идентичность и пригодность для развития бизнеса и социального капитала.

Специфика спального района индустриального жилья в том, что он удовлетворяет базовым критериям (и постепенно все лучше их обеспечивает) и блокирует производные. Говорить о разнообразии и идентичности в спальных районах неприлично. Никакой бизнес – ни кафе, ни тем более рестораны, ни парикмахерские, ни прачечные, не говоря уж о креативных бизнесах – там не выживают, потому что никому в голову не придет тащиться через газон к 30-этажному дому, где на первом этаже находится кафе.

Чтобы жил бизнес, нужен поток; чтобы создать поток, нужна улица; чтобы создать улицу, нужен квартал; чтобы создать квартал с двором не как футбольное поле, нужна застройка в 5–7 этажей. Это азбука. Сегодняшние европейские стандарты качества городской среды требуют 40% нежилой функции в жилье в центральной зоне города и 20% на периферии – в наших спальных районах это, как правило, 3–5%, а 10% – в исключительных случаях.

У Медведева не получилось, у Собянина пока не получается, посмотрим, как будут дела у Путина. Как ни странно, у него в этом отношении есть некий актив. В послании Федеральному собранию он говорит: «Нам нужно создать современную среду для жизни, преобразить наши города и поселки. <…> У нас уже есть успешный опыт обновления городской среды и инфраструктуры. От этого хочу сейчас оттолкнуться. Этот опыт есть и в Казани, во Владивостоке, в Сочи. <…> Мы в принципе научились это делать».

Казань – это Иннополис, Владивосток – это университетский кластер на острове Русский со своим кампусом, а Сочи – это горнолыжный кластер к Олимпиаде. Сюда можно было бы добавить и Сколково, но этот успех Медведева, где удалось создать любимую им малоэтажную среду европейского типа, не был упомянут. А вот Сочи, как и Владивосток, – это проекты самого Путина.

Во время строительства проекты Сочи неоднозначно оценивались архитектурной критикой, кто-то видел в них возрождение архитектуры сталинизма и даже фашизма, что, впрочем, может быть связано с довольно специфической атмосферой вокруг путинской Олимпиады. Дальнейшая невероятно успешная жизнь курорта показала, что гражданам такие города нравятся. Да и если отключиться от политического шума, следует признать, что построить сегодня такой город с нашими нормами и правилами, нашими традициями строительства – это исключительное достижение.

Некоторые связывают с этим успехом несколько неожиданное назначение Виталия Мутко вице-премьером по строительству и городской среде, хотя большинство считает это случайным совпадением. Но эта исключительность определяется теми исключительными ресурсами, которые были у Владимира Путина и отсутствовали и у Медведева, и у Собянина. Путинские проекты внерыночны, не проверены массовым потребителем, и непонятно, насколько их можно внедрять.

Впрочем, следует признать, что с Сочи есть нюанс. Здесь мы сталкиваемся с феноменом, так сказать, бескорыстного восхищения проектами Владимира Владимировича со стороны девелоперов. Две девелоперские компании из первой десятки – ФСК «Лидер» и «Урбан Групп» – так прониклись образом Горки-города, что взяли архитекторов с путинского проекта (ФСК «Лидер» – Михаила Филиппова, а «Урбан Групп» – Максима Атаянца) и начали внедрять Сочи в массовое жилье.

ФСК «Лидер» начал стройку (Римский квартал в ближайшем Подмосковье), а «Урбан Групп» уже построила и сдала «Город набережных» в Химках. Там самое поразительное не столько в том, что это соответствует всем критериям современной качественной среды и это именно город – с улицами, площадями, кафе и ресторанами, а также рекой и набережными, – сколько в том, что цена квадратного метра была той же, что и в массовом жилье.

Ни административного ресурса, ни бюджета, как на Олимпиаде, здесь не было, и на фоне квадратных километров индустриального домостроения это решение все равно выглядит уникальным. Но, судя по тому, что никто больше не стал повторять этот путь, в нем есть риски, на которые девелопмент массово идти не готов.

Можно сказать, что Владимир Путин обозначил контуры возможного развития городов, и тут в принципе есть потенциал. Однако он сделал это очень кратко. Чтобы реализовать замысел «жилье плюс среда», трех слов в майском указе и абзаца в послании Федеральному собранию недостаточно.

Против такой программы действует огромная инерция, до известной степени – инерция нашей сегодняшней цивилизации, способной строить лишь новые города из индустриальных типовых домов. 70% россиян живут в городах, 70% городской застройки по стране – типовые дома. Наш национальный тип жилья – это квартира в типовом индустриальном доме, так живет каждый второй человек.

Другое дело – насколько люди удовлетворены этим национальным типом. 60% городского населения имеют дачи, что в принципе указывает на потребность в чем-то ином. Индивидуальные жилые дома ни государство, ни крупные компании у нас не строят, но в майском указе и не говорится, что рост до 120 млн в год должен происходить только за счет городских многоквартирных домов. А поскольку индивидуальных домов у нас строится около 50 млн квадратных метров в год, тут открываются большие статистические перспективы.

Но сначала нас ждет попытка разогнать массовое индустриальное строительство до 120 млн квадратных метров. 120 не получится, а 100 – вполне, причем ухудшение качества строительства будет обосновываться необходимостью все удешевить, чтобы исполнить указ президента. 100 млн квадратных метров – это примерно 4–5 млн человек, половина населения Москвы – в год. Причем непонятно, где найти эти 5 млн человек в год платежеспособного спроса. Верхняя страта среднего класса за 10 лет уже обихожена частным девелопментом, остались неплатежеспособные. Это означает, что программа так или иначе потребует госфинансирования, а следовательно – закрепится с железобетонной силой. И скорее всего, не по пути не Сочи, а Новой Москвы.

Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > carnegie.ru, 18 мая 2018 > № 2610040 Григорий Ревзин


Иран. Китай. ЕАЭС > Внешэкономсвязи, политика > newskaz.ru, 18 мая 2018 > № 2608818 Вероника Никишина

ЕАЭС сделал рывок к углублению торгового сотрудничества с Ираном и КНР

ЕАЭС и Иран подписали в Астане Временное соглашение о зоне свободной торговли сроком на три года. В эксклюзивном интервью Sputnik Iran министр по торговле Евразийской экономической комиссии Вероника Никишина рассказала об основных сложностях переговорного процесса

Также министр рассказала о том, какое влияние интеграция Ирана с ЕАЭС окажет на участников соглашения и страны Ближнего Востока.

- Как протекал процесс переговоров с Ираном по заключению Временного соглашения? С какими сложностями столкнулась комиссия при проведении этих переговоров?

- Решение о начале переговоров с Ираном было принято президентами государств-членов Союза в конце декабря 2016 года. До этого между Ираном и Союзом действовала Совместная исследовательская группа, в рамках которой профильные эксперты обеих сторон пытались определить наиболее перспективные сферы для взаимодействия в контексте преференциальной торговли. По итогам работы группы была сделана рекомендация о том, что на этом этапе выгоднее заключить временное соглашение, то есть соглашение с ограниченным товарным охватом на определенный срок, посмотреть, какое влияние оно окажет на рост взаимной торговли, и затем уже принимать решение о переходе к постоянно действующей зоне свободной торговли.

Отталкиваясь от этих вводных, мы должны были принять два принципиальных решения – какой охват будет у соглашения и сколько оно будет действовать. Собственно, два этих момента и были главным камнем преткновения в ходе переговорного процесса.

- Какой спектр товаров для торговли между Союзом и Ираном предусмотрен соглашением?

— Временное соглашение – это соглашение с ограниченным товарным охватом и ограниченным уровнем либерализации. Это сделано для того, чтобы стороны могли извлечь выгоду от либерализации сразу после вступления соглашения в силу. Ввиду того, что соглашение будет действовать три года, мы не могли позволить выделить время на "разогрев" для отраслей, которые еще не экспортируют в Иран. Таким образом, соглашение в основном нацелено на то, чтобы укрепить позиции уже существующих экспортеров.

Союз получил от Ирана уступки по достаточно разнообразной товарной номенклатуре. В части сельскохозяйственной продукции это мясо говядины, баранина, сливочное масло, минеральная вода, зерновые, табак. Что касается промышленной продукции, то выиграют экспортеры стали, косметики, лесоматериалов, тракторов, автобусов. Уступками покрыт объем торговли в один миллиард долларов.

- Иран не является членом ВТО. Как были решены вопросы, касающиеся обязательств Ирана по торговле в рамках требований ВТО?

— Поскольку Иран не является членом ВТО, в его законодательстве отсутствуют определенные нормы торгового регулирования, которые для большинства стран мира, в том числе стран Союза, давно являются общепринятыми. Я говорю, прежде всего, о нормах, направленных на обеспечение транспарентности и недопущение дискриминации в отношении импорта, в сравнении с товарами внутреннего производства в таких сферах, как таможенное регулирование, техническое регулирование, санитарный и фитосанитарный контроль, прозрачность госрегулирования для импортеров. На самом деле именно такие нетарифные барьеры, а не высокие таможенные пошлины часто отталкивают экспортеров от желания выходить на иранский рынок.

Во Временном соглашении мы попытались решить эту проблему и установили режим, аналогичный базовому режиму Всемирной торговой организации. Для стран Союза в этих нормах нет ничего необычного, поскольку они стали основой права ЕАЭС, но вот для Ирана это совершенно новые, прогрессивные обязательства, которые потребуют внесения изменений в иранские национальные акты. Для этого в соглашении предусмотрены переходные периоды по ряду положений. Таким образом, с помощью нашего соглашения не только снижаются таможенные пошлины, но и устраняются нетарифные барьеры, повышается предсказуемость и привлекательность иранского рынка.

- ЗСТ предусматривает обнуление таможенных пошлин с обеих сторон. С иранской стороны возникли сложности, связанные с законодательством страны, которое ограничивает снижение пошлины до 4%. Как разрешился этот вопрос? Произошло обнуление или были разработаны другие механизмы?

— Действительно, в Иране действует законодательное ограничение минимально допустимого таможенного тарифа – 4%. Иранские партнеры сразу дали понять, что в рамках переговоров по Временному соглашению не готовы обсуждать полное обнуление тарифа, поскольку это очень чувствительный вопрос. Поэтому для целей временного соглашения мы решили остановиться на следующем: вместо обнуления пошлин будут согласованы тарифные скидки. Уровень тарифных скидок фиксированный, и если Иран изменит свою пошлину в меньшую сторону, то к товарам из Союза будет применяться пошлина по формуле "более низкая пошлина Ирана минус согласованная скидка". А если Иран увеличит свою пошлину, то тогда к товарам из Союза применяется пошлина, зафиксированная в соглашении на момент завершения тарифных переговоров (июль 2017 года).

Стоит отметить, что в рамках переговоров по созданию полноформатной зоны свободной торговли, начало которых предусмотрено непосредственно Временным соглашением, мы с иранскими коллегами, конечно, будем вести речь уже о полном устранении ввозных пошлин во взаимной торговле на абсолютное большинство товаров.

- Кроме экономической выгоды, есть ли политический интерес интеграции Ирана в ЕАЭС?

- Позвольте вас поправить: Иран не интегрируется в ЕАЭС, он интегрируется с ЕАЭС. На данном этапе вопрос о присоединении Ирана к Евразийскому союзу не стоит, у нас разные экономические стратегии. Однако с помощью Временного соглашения, а в последующем – полноформатного соглашения о свободной торговле мы сможем найти точки сближения, укрепить и диверсифицировать существующие торгово-экономические отношения. Я убеждена, что действие режима преференциальной торговли между Союзом и Ираном окажет положительное влияние не только на страны-участницы соглашения, но и на весь регион Ближнего Востока и Средней Азии, потому что будет создана новая точка торгово-экономического притяжения. Думаю, что реализация соглашения также будет способствовать ускоренному созданию инфраструктуры международного транспортного коридора "Север – Юг", проходящего через Иран и Россию по Каспийскому морю.

- Что ожидает получить Союз от этого соглашения?

— Самое главное, что получит Союз, – новый рынок сбыта с выгодными условиями ведения бизнеса, с предсказуемыми и понятными "правилами игры". В условиях, когда внутреннее потребление снижается, а темпы роста экономики замедлены ввиду неблагоприятных внешних условий, такие возможности нельзя недооценивать. Особенно если учитывать, что в Иране – растущий средний класс, желающий покупать качественные товары по доступным ценам. Благодаря Временному соглашению мы сможем быть более конкурентоспособны на этом рынке по сравнению с другими игроками.

- Что будет, когда соглашение прекратит свое действие? Ведь оно заключено всего на три года.

- После подписания Временного соглашения будут запущены процедуры, необходимые для его вступления в силу. Соглашение начнет действовать через 60 дней после получения последнего уведомления о завершении всех необходимых процедур в Иране и в ЕАЭС. С учетом той приоритетности, которую уделяют страны Союза и Иран этому направлению развития торгово-экономического сотрудничества, можно ожидать, что эти процедуры не займут слишком много времени.

Что касается наших дальнейших планов, то они четко закреплены в самом документе. В течение трех лет действия Временного соглашения стороны должны согласовать условия перехода к полноформатному режиму свободной торговли в понимании ВТО – то есть с обнулением пошлин на большинство позиций товарной номенклатуры. Можно отметить четко сформулированное стремление всех участников процесса прийти к этому результату, но для начала нужно посмотреть, как быстро мы сможем справиться с переходом на преференциальный режим торговли по ограниченной товарной номенклатуре.

В любом случае уверена, что Временное соглашение – лишь первая ступень на пути к более глубокому торгово-экономическому взаимодействию Ирана и Союза, и от этого процесса выиграют все заинтересованные стороны.

- В чем заключаются новые механизмы сотрудничества и новые правила торговли?

— Основной новеллой механизмов сотрудничества является создание комплекса диалоговых механизмов и механизмов информационного обмена в "надстройке" над существующими разноуровневыми двусторонними договоренностями стран ЕАЭС с Китаем.

Эти механизмы касаются, в первую очередь, тех вопросов, которые сегодня регулируются уже в рамках правового поля ЕАЭС, будь то в части общей наднациональной компетенции или в контексте формирующихся контуров интеграции.

По существу, то взаимодействие, которое уже долгое время велось на уровне Союза с КНР в неформальном ключе, сможет обрести официальные формы и правовое русло.

Базовые правила торговли товарами сформированы в целом по стандартам ВТО. Мы получаем гарантии соблюдения горизонтального торгового режима на уровне РНБ с другими членами ВТО. В соглашение, в частности, вошли положения о соблюдении стандартов национального режима и режима наибольшего благоприятствования, стандартов таможенной оценки. Это действительно важно – ведь Союз в целом и Республика Беларусь пока не являются членами ВТО и не могут реализовывать соответствующие права на площадке организации.

Режимные положения инкорпорированы и в разделах по техническим барьерам и санитарным и фитосанитарным мерам. В части сотрудничества заложена серьезная основа для дальнейшего заключения между Союзом и Китаем секторальных соглашений, направленных на устранение технических барьеров в торговле между сторонами.

В сфере таможни создаются механизмы для содействия деловым кругам во взаимной торговле (создание информационных центров, принятие предварительных решений и пр.). Гарантии торгового режима находятся, по существу, на уровне Соглашения об упрощении процедур торговли ВТО и идут несколько дальше в сфере сотрудничества по внедрению механизмов "единого окна", статуса и правил "уполномоченных экономических операторов".

В разделе по интеллектуальной собственности мы уделили много внимания защите интересов правообладателей товарных знаков и знаков обслуживания, в частности, использующих их в сети Интернет. Определены положения для борьбы с торговлей контрафактной продукцией, предусмотрены горизонтальные правовые гарантии для широкого спектра объектов интеллектуальной собственности на уровне большинства современных торговых соглашений, что даёт Союзу серьёзные правовые возможности в работе с одним из наиболее ёмких рынков для реализации нашей интеллектуальной собственности.

Также в соглашение вошли такие разделы, как "Конкуренция", "Государственные закупки", "Электронная торговля" и др. В сфере электронной торговли благодаря соглашению будет повышен уровень защиты прав и интересов потребителей и их персональных данных, создана база для развития безбумажной торговли, проекты в инновационных областях, таких как большие данные, лингвистические и аналитические технологии получат административную поддержку.

Мы пошли немного дальше уровня ВТО в вопросах прозрачности и предсказуемости законодательства и его имплементации. Предусмотрели механизмы заблаговременной специальной нотификации о мерах, которые могут ограничить торговлю. Есть и предпосылки к преодолению "языковых торговых барьеров" — ожидается, что существенным объемом информации о торговом регулировании стороны будут обмениваться с переводом на английский язык.

- Как изменится торговый оборот после подписания соглашения о торгово-экономическом сотрудничестве между странами ЕАЭС и КНР?

- В 2017 году сохранилась тенденция увеличения роли Китая как одного из крупнейших торговых партнеров ЕАЭС. За 2017 год товарооборот с Китаем составил 102,7 миллиарда долларов (по сравнению с аналогичным периодом 2017 года произошел рост на 31%). Причем значимо выросли товаропотоки в обоих направлениях: экспорт увеличился на 38%, импорт – на 25%.

Подписание соглашения окажет позитивное влияние на торговые отношения и будет содействовать развитию роста товарооборота между странами Союза и Китая.

Мы думаем, что динамика роста товарооборота будет сохраняться положительной, а реализация "встроенной повестки" соглашения окажет позитивное влияние на формирование новых цепочек создания стоимости, что подстегнёт торговлю товарами "срединного" уровня передела.

- Как это отразится на бизнесе в целом?

— Соглашение о торгово-экономическом сотрудничестве составлено в логике "окон возможностей", которые надо постепенно "открывать" во взаимодействии правительств, и не предполагает какого-то широкоформатного автоматического снижения торговых барьеров. Поэтому нашему бизнесу, по крайней мере, не стоит бояться каких-то шоковых изменений конкурентной ситуации.

С другой стороны, необходимо понимать, что бизнес получит серьезные рычаги и возможности для повышения прозрачности систем регулирования, включая обмен по запросу необходимой информацией, а также углубление сотрудничества между компетентными органами сторон.

Это означает, что у бизнеса появляется возможность через специально назначенные соглашением контактные пункты запрашивать у китайской стороны информацию, которая необходима для работы на китайском рынке (текст нормативно правого акта, который регулирует доступ на рынок или устанавливает определённые требования к продукции). Если полученной информации недостаточно, то бизнес может также обратиться в контактные пункты для инициирования различных конкретных проектов. При этом эти услуги не платные, а значит, бизнес может со временем рассчитывать на значимое снижение издержек на консалтинговые услуги, которые смогут быть замещены в некотором смысле "публичными услугами" госорганов по повышению транспарентности правового поля работы.

Кроме того, Союз получает возможности адресно снижать барьеры входа на китайский рынок для заинтересованного бизнеса, например, в сфере технического регулирования могут быть начаты переговоры по признанию результатов оценки соответствия продукции обязательным требованиям безопасности и качества, установленным в государстве, что позволит избавиться от необходимости проводить такую оценку специально для ввоза товара в Китай.

Таким образом, можно говорить о возможных позитивных изменениях для бизнеса. Они заложены в соглашении. Но их воплощение зависит, в первую очередь, от проактивной позиции делового сообщества.

Кроме того, теперь наш бизнес получает дополнительный канал решения сложных и спорных вопросов с китайской стороной – через Евразийскую экономическую комиссию.

- Как подписанное соглашение повлияет на граждан?

— Открывающееся "окно" возможностей для делового сообщества Союза означает и позитивные изменения для наших граждан. Причем такой положительный эффект будет нарастать со временем.

Так, с китайской стороной была достигнута договоренность о признании основных прав потребителя в электронной торговле и гарантий их защиты на уровне, аналогичном принятому в традиционной торговле. Большое значение соглашение будет иметь для правообладателей.

Развитие торговых отношений с крупнейшим партнером в евразийском регионе, несомненно, позитивно скажется и на перспективах роста благосостояния наших граждан, появлении новых возможностей для индивидуальных предпринимателей, в конечном итоге – будет способствовать реализации человеческого потенциала Союза.

Иран. Китай. ЕАЭС > Внешэкономсвязи, политика > newskaz.ru, 18 мая 2018 > № 2608818 Вероника Никишина


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Армия, полиция. Транспорт > kremlin.ru, 17 мая 2018 > № 2614868 Сергей Чемезов

Встреча с главой госкорпорации «Ростех» Сергеем Чемезовым.

Генеральный директор «Ростеха» Сергей Чемезов представил Президенту отчёт о деятельности госкорпорации за 2017 год.

В.Путин: Сергей Викторович, у вас ежегодный доклад о работе корпорации. Слушаю Вас.

С.Чемезов: Мы подготовили традиционный отчет за год. Это у нас юбилейный отчёт, я хотел бы Вам его сегодня презентовать. Хотел бы сказать, что мы традиционно уже многие годы, практически все годы существования корпорации, каждый год демонстрируем позитивный рост экономических показателей. В частности, у нас выручка выросла по сравнению с прошлым годом на 26 процентов и сегодня составляет почти 1,6 триллиона рублей. В прошлом году было 1,266, в этом году мы уже приближаемся к 1,6 триллиона. Показатель EBITDA вырос на 14 процентов и достиг 305 миллиардов рублей. Чистая прибыль выросла на 38 процентов и достигла 121 миллиарда рублей.

Гособоронзаказ мы практически выполнили, на 98,2 процента. Это тоже высший показатель по сравнению с тем, что было в прошлом году. Но ещё важнее подчеркнуть, что по итогам года был зафиксирован и значимый прирост производства гражданской продукции, который сегодня составил 548 миллиардов рублей. Это на 47 процентов больше, чем в 2016 году.

В.Путин: Хорошо.

С.Чемезов: Доля гражданской продукции в 2017 году составила 29,1 процента, а прошлом году было 25,1, то есть мы каждый год прибавляем. Вы нам поставили задачу к 2025 году достичь показателя доли в 50 процентов гражданской продукции. Мы перед собой поставили задачу более серьёзную – до 2020 года довести долю гражданской продукции до 50 процентов.

Объём поставок продукции военного назначения по линии «Рособоронэкспорта» также растёт, независимо от различного санкционного давления, и достиг 13,4 миллиарда рублей, это только «Рособоронэкспорт».

В целом по России с учётом других участников военно-технического сотрудничества объём составляет более 15 миллиардов.

В.Путин: Средний уровень заработной платы?

С.Чемезов: Средний уровень заработной платы достиг у нас сегодня 47 тысяч рублей, в прошлом году было 44 тысячи.

В.Путин: В позапрошлом.

С.Чемезов: Да, в 2016 отчётном году, а в 2017 составила 47 тысяч.

Рентабельность по чистой прибыли составила 7,6 процента, а выработка на одного сотрудника выросла на 11,2 процента и составила 3,1 миллиона рублей.

В.Путин: Производительность труда подросла?

С.Чемезов: Да, производительность труда выросла. В 2016, предыдущем отчётном году была 2,8, то есть мы более чем на 11 процентов выросли, производительность выросла.

Среди важнейших событий года можно выделить успешный ввод в эксплуатацию первого в России сборочно-испытательного комплекса газотурбинных агрегатов для морских кораблей в Рыбинске. Мы с Вами вместе были там, открывали, и сегодня этот комплекс позволяет создавать современные двигатели.

В.Путин: Для военных кораблей?

С.Чемезов: В том числе и для военных кораблей. Мы провели большую работу по подготовке IT-инфраструктуры для проведения чемпионата мира. Мы за это несём ответственность.

В.Путин: Надо бы в серию запускать быстрее этот двигатель.

С.Чемезов: Да, конечно, обязательно.

В.Путин: Количество нужно уже.

С.Чемезов: Да, мы над этим как раз и работаем.

Мы отвечали за подготовку ИТ-инфраструктуры для проведения чемпионата мира по футболу, мы полностью её подготовили, и на сегодняшний день мы её сдали.

Также открыты перинатальные центры. Мы построили всего 15 центров. В 2017 году мы сдали девять центров, в первом квартале – два, и буквально совсем недавно сдали ещё один центр. Нам осталось сейчас два центра. Думаю, что до конца мая мы завершим строительство всех центров.

Можно также отметить успешную реализацию проекта «Кортеж» по созданию современного автомобиля, хорошего лимузина. Надеюсь, Вам понравился.

В.Путин: Хорошая машина.

С.Чемезов: Наша корпорация также участвовала в его создании. Вы знаете, ко мне поступает достаточно много звонков от наших богатых людей, которые хотели бы приобрести подобный автомобиль.

В.Путин: Ну и слава Богу, дай им Бог здоровья. Нужно наладить нормальное производство джипов и седанов и пустить их в массовое производство.

С.Чемезов: Вот, кстати, над этим сейчас тоже работаем.

В.Путин: Чтобы могли купить не только богатые, но и люди с любым достатком, в том числе со средним достатком.

С.Чемезов: Да.

В.Путин: Микроавтобусы хорошие, в том числе это можно будет использовать для семьи с детьми.

С.Чемезов: Кстати, мы же подготовили ещё и мотоцикл, который должен был сопровождать Ваш кортеж, но, к сожалению, не успели его довести до ума.

В.Путин: Будете доводить?

С.Чемезов: Да, конечно. Он уже практически прошел все испытания, осталось совсем немного. Очень красивый получился мотоцикл и по своим характеристикам нисколько не уступает любым западным производителям.

В.Путин: Надо, чтобы лучше был.

С.Чемезов: Будет лучше. Будем работать над тем, чтобы он был лучше.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Армия, полиция. Транспорт > kremlin.ru, 17 мая 2018 > № 2614868 Сергей Чемезов


ЕАЭС > Внешэкономсвязи, политика > dknews.kz, 17 мая 2018 > № 2614798 Тулеген Аскаров

Торговать. А не закрываться друг от друга

Очередное заседание Высшего Евразийского экономического совета (ВЕЭС), по сути представляющего собой саммит ЕАЭС, ожидалось с понятным нетерпением и даже с определенным напряжением.

Тулеген АСКАРОВ

Ведь предшествовали этой встрече не только масштабные протестные акции в Армении, где под давлением оппозиции ушел в отставку долго правивший там Серж Саргсян, но и обмен «любезностями» между российскими СМИ и отечественной дипломатией по поводу голосования в Совете безопасности ООН, где был отвергнут проект резолюции нашего северного соседа по Сирии. Свою лепту внес и белорусский «Батька», практически постоянно критикующий в последнее время реализацию интеграционных договоренностей в ЕАЭС, выполнению которых, по его мнению, зачастую мешает политика. Свои претензии были и у руководства Кыргызстана, особенно у предшественника нынешнего президента этой страны, отличившегося нелицеприятными выпадами в адрес Казахстана. В общем, могло показаться, что в ЕАЭС, как говорилось в одном популярном фильме, «стабильности нет».

«Согласие есть продукт при полном непротивлении сторон»

Однако в реальности прошедшее в Сочи в минувший понедельник заседание ВЕЭС отличилось вполне спокойным дружественным тоном общения лидеров стран-участниц, пришедших к единому мнению по ключевым пунктам повестки дня. Новый армянский премьер-министр Никол Пашинян, выделявшийся на общем фоне элегантным красным галстуком и загорелым после уличных протестов лицом, сразу же вписался в деловой тон обсуждения. Он заверил своих партнеров в неизменности внешнеполитического курса новой власти Армении и приверженности международным обязательствам этой страны, в том числе в рамках ЕАЭС. А на первой своей встрече с российским президентом перед заседанием ВЕЭС г-н Пашинян заявил еще и о том, что стратегические союзнические отношения между Арменией и Россией не нуждаются в обсуждении, ибо по этому вопросу в его стране существует консенсус.

Накануне же заседания во время посещения армянской церкви Святого Саркиса в Адлере Никол Пашинян выразил надежду, что «армянско-российские отношения будут более братскими», призвав заодно всех сочинских армянских и других бизнесменов инвестировать в его страну. Российский же президент на правах хозяина встречи пожелал г-ну Пашиняну успехов на посту руководителя правительства Армении, подчеркнув при этом, что она является ближайшим партнером и союзником в регионе.

Свои точки над «i» решительно расставил и лидер нашей страны, призвавший российские и отечественные СМИ «не раздувать из мухи слона, если возникают какие-то вопросы». При этом президент Казахстана не стал отрицать, что между нашими государствами всегда возникают какие-то вопросы. Однако, по его мнению, «у нас настолько тесные отношения между правительствами, что все возникающие вопросы мы можем решать, не создавая никакого ажиотажа». Он также заверил своего российского собеседника на двусторонней встрече с ним перед заседанием ВЕЭС, что «Казахстан всегда рядом, всегда вместе будем работать и двигаться вперед по всем направлениям».

А г-н Путин в свою очередь подчеркнул: «Казахстан – не только наш стратегический союзник и один из самых ближайших партнеров, но и отношения между нашими странами развиваются успешно и последовательно». Что есть, то есть – Россия выступает для Казахстана ключевым торговым партнером, о чем не раз сообщал ДК со ссылкой на выкладки статистиков, но и важнейшим инвестором в нашу экономику, не говоря уже о тесных и прочных узах, связывающих наши культуры и историю.

Вполне по делу выступил и белорусский президент Александр Лукашенко, напомнивший своим партнерам, что зачастую «мы вместо того, чтобы свободно торговать, закрываемся друг от друга. Более того – обмениваемся взаимными претензиями даже в средствах массовой информации, рискуя международным авторитетом союза. Мы игнорируем цивилизованный способ решения торговых споров через Евразийскую экономическую комиссию».

Кстати, и казахстанский лидер отмечал по этому поводу, что члены ЕАЭС часто создают друг другу проблемы вместо того, чтобы бороться с внешними угрозами. Один из последних примеров – конфликт между Беларусью и Россией из-за введенного властями последней запрета на импорт молочных продуктов из соседней страны. Такую меру возмущенный «Батька» назвал в Сочи «наглым политическим инструментом».

Уйти от внутренней конкурентной борьбы предложил своим партнерам и кыргызский президент Сооранбай Жээнбеков, по мнению которого гораздо выгоднее совместно действовать на международной арене и расширять торгово-экономические связи с третьими странами. Еще одно предложение в унисон с позицией официального Минска – наделить Евразийскую экономическую комиссию дополнительными полномочиями для оперативного решения спорных ситуаций в сфере передвижения товаров и избавиться от бюрократии для быстрого принятия решений в рамках ЕАЭС.

Сам хозяин встречи в Сочи подчеркнул нацеленность российского председательства в ЕАЭС на укрепление этого интеграционного объединения. В качестве приоритетов г-н Путин отметил наращивание усилий по созданию единых рынков товаров и услуг, дальнейшему развитию торгово-инвестиционных связей, укреплению производственной и технологической кооперации, выстраиванию более эффективных транспортных и логистических цепочек, сближению валютно-финансовой и денежно-кредитной политики стран-участниц.

Кстати, глава нашего государства пригласил финансистов стран ЕАЭС использовать возможности Международного финансового центра «Астана» и проводить на территории ЭКСПО-2017 мероприятия финансового союзного блока ЕАЭС, включая заседания вспомогательных и консультативно-совещательных органов. Казахстанская сторона озвучила также предложения проработать возможности реализации крупных инфраструктурных мегапроектов в рамках ЕАЭС – высокоскоростной железной магистрали «Евразия» и одноименного судоходного канала, связывающего Черное и Каспийское моря.

Молдова, Китай, Иран – кто следующий?

В итоге такого спокойного делового настроения сочинское заседание ВЕЭС ознаменовалось важными решениями, перечень которых опубликован на сайте Евразийской экономической комиссии. Начнем с того, что в ЕАЭС появилось первое государство-наблюдатель – этот статус получила Молдова, президент которой Игорь Додон участвовал в заседании. Такой статус предусмотрен соответствующей статьей Договора о ЕАЭС. Примечательно, что государство, имеющее статус наблюдателя, обязуется воздерживаться от любых действий, способных нанести ущерб интересам ЕАЭС и стран-участниц.

ЕЭК поручено подготовить к очередному саммиту совместно с национальными правительствами декларацию об углублении интеграционного объединения. Кстати, председатель коллегии ЕЭК Тигран Саркисян по итогам заседания в Сочи признал, что страны – участницы ЕАЭС до сих пор не могут прийти к согласию более чем по 60-ти препятствиям и барьерам, защищая интересы своих производителей! В прошлом году удалось снять порядка 13 из них, в этом году планируется устранить еще с десяток. Г-н Саркисян также подтвердил готовность к подписанию в Астане на этой неделе соглашений ЕАЭС с Китаем и Ираном.

Лидеры стран – участниц ЕАЭС утвердили в Сочи основные ориентиры макроэкономической политики на 2018-2019 годы, рекомендовав заодно учитывать их национальным правительствам при проведении макроэкономической политики. Особой темой заседания стал ход реализации цифровой повестки ЕАЭС до 2025 года. Для ее реализации при ЕЭК создан офис управления цифровыми инициативами, прорабатывающий предложения от бизнеса и госорганов. Работу этого офиса казахстанский лидер предложил организовать на базе будущего международного технопарка IT-стартапов в Астане.

Также были рассмотрены доклады о реализации Основных направлений международной деятельности Евразийского экономического союза на 2017 год и об исполнении планов по либерализации отдельных секторов услуг. Кстати, в рамках ЕАЭС теперь функционируют 52 таких сектора в формате единого рынка, а к 2021 году по его правилам будет предоставляться более 60% от общего объема услуг. Свои доклады о результатах первых двух лет членства в ЕАЭС представили Армения и Кыргызстан.

Конечно, не обошлось на заседании и без обширной статистики. К примеру, по данным армянских властей, объем торговли этой страны с партнерами по ЕАЭС увеличился сначала на 40,3% в 2016 году, а в прошлом – еще на 57,4%. Кыргызстан наибольшую выгоду получил от предоставленной ему в ЕАЭС свободы движения рабочей силы, товаров и услуг. Так, денежные переводы в эту страну от работающих в странах ЕАЭС ее граждан достигли $1,9 млрд. по итогам первого года членства в ЕАЭС, что составляет почти 30% от ее ВВП!

Российский президент подчеркнул, что за прошлый год суммарный ВВП государств – членов ЕАЭС увеличился на 1,8%, объем промышленного производства – 1,7%, продукции сельского хозяйства – на 2,5%. Инфляция в целом по ЕАЭС опустилась до 3,1%. При росте взаимного товарооборота более чем на 26% поставки товаров и услуг на рынки за пределами ЕАЭС выросли на 24,4%. Напомним, что речь идет о территории с общей численностью населения более 180 млн человек и совокупном объеме национальных экономик ЕАЭС порядка $2,2 трлн.

Впрочем, и без статистики казахстанцы уже смогли убедиться в преимуществах союзной интеграции и качестве товаров, поставляемых на наш рынок из стран ЕАЭС. Белорусские картофель и колбасы, суджух и коньяк из Армении, кыргызские молочные продукты и изделия, разнообразная российская продукция стали привычными на наших прилавках, и теперь казахстанским покупателям, как и жителям развитых стран, не надо разглядывать этикетки в супермаркетах, чтобы определить страну происхождения товара. Да и сами мы гордимся тем, что в странах ЕАЭС ценят нашу муку, мясо, растительное масло, конфеты и другие потребительские товары, – ведь путь к сердцу через желудок самый естественный!

Примечательно, что сразу же после заседания в Сочи его участники вернулись к штурвалам национальных экономик своих стран. Казахстанский лидер направился в Западно-Казахстанскую область, граничащую с Россией. Хозяин же сочинской встречи сел за руль КамАЗа, чтобы открыть регулярное автомобильное движение по Крымскому мосту, связывающему материк с полуостровом. Впрочем, расстались они ненадолго. Ведь после того, как президент Казахстана пожелал в ходе своего выступления в Сочи побед российским футболистам на предстоящем в соседней стране чемпионате мира и отличного проведения этого важного спортивного мероприятия, г-н Путин заявил своим партнерам, что все они приглашены! В принципе, оно и к лучшему – чем чаще общаются политические лидеры, тем меньше остается шансов на непонимание и тем больше открывается новых возможностей для углубления интеграции.

ЕАЭС > Внешэкономсвязи, политика > dknews.kz, 17 мая 2018 > № 2614798 Тулеген Аскаров


Казахстан > СМИ, ИТ. Образование, наука > dknews.kz, 17 мая 2018 > № 2614783 Андрей Зубов

Девушки, которые хорошо знают орфографию, не носят откровенных мини-юбок

Этот материал посвящен безграмотности современных журналистов. Ведь, согласитесь, воспринимать нынешние ленты новостей можно только с валидолом под нижней губой.

Андрей ЗУБОВ

Я понимаю, что люди всегда делали ошибки, но, когда читаешь особо выдающиеся перлы «дятлов клавиатуры» (так, почти не обидно, называют сегодня нашу журналистскую братию), чувствуешь себя на грани помешательства.

«Высота опор, выкрашенных в цвет государственного флага, шанырака и парящего орла, составит 22 метра». Так пишет одна о-о-очень уважаемая газета о новой студенческой зоне отдыха в ВКО. «Родные, вместе с сотрудниками правоохранительных органов, сбились с ног, околачивая каждый угол столицы», – повествует телеканал из Астаны. «Студенты-волонтеры Универсиады-2017 подняли тревогу, обнаружив при санитарно-профилактическом осмотре квартир олимпийской деревни каких-то жучков и решив, что это тараканы. Однако специально прибывший на место эксперт, родом из советского прошлого, дал заключение, что это просто некие дикорастущие насекомые, пришедшие в гости из окружающей среды», – просвещает читателя портал, входящий в десятку самых популярных сайтов Казахстана.

А вот как объясняет жанр «ню» один эстетствующий журнал. «Обнаженная натура... Сегодня в этом жанре художники редко обращаются к «живой» натуре, они часто делают «обнаженку» по представлениям или воспоминаниям о студенческой молодости».

Итак, люди всегда делали ошибки. И журналисты – не исключение. Но почему же именно сегодня безграмотность становится нормой? На мой взгляд, происходит это по трем причинам.

Причина первая: массовость письменной речи. Еще лет 20 назад доступ к публичным письменным высказываниям имели только профессионалы: писатели, публицисты, журналисты. Остальные люди высказывались эпистолярно только в личных посланиях. Общество, если так можно выразиться, не видело, как оно пишет в целом, и создавалась иллюзия поголовной грамотности. А когда интернет придал письменной речи статус всеобщей, мы вдруг увидели уровень настоящего владения языком. И ужаснулись.

На самом же деле ничего не изменилось, и соотношение «отличники-двоечники» по языку (казахскому, русскому, узбекскому, немецкому, уйгурскому, украинскому и т.д.) осталось тем же, что и пятьдесят лет назад. И поверьте, что школьники, которые хотят быть успешными в жизни, следят за своей грамотностью и прекрасно «считывают» грамотность педагогов. Принцип пигмалионовской Элизы Дулиттл: «Не желаю я грамотно говорить, я хочу говорить как леди!» – для них не работает. Понятное дело, что таких школьников немного, но так было и во время моей юности. Многие девушки в моем классе считали, что грамотность в жизни – не главное. Они больше переживали за то, что их фигуры (которые рассматривались исключительно как залог успешного замужества) недостаточно быстро трансформируются из девичьих в женские.

Вторая причина повальной безграмотности вытекает из первой. Во время глобализации при «воинствующем капитализме» обучение в школе все больше и больше сводится к выполнению тестовых заданий, где на первый план выходит наличие не системных, а базовых знаний и умение адаптироваться к так называемой «рыночной экономике». (Кому интересно – почитайте методическое пособие МОН РК «Особенности формирования функциональной грамотности учащихся старшей школы по предметам общественно-гуманитарного цикла», https://nao.kz/files/blogs/1410281492356.pdf).

«Норма жизни – разделение труда, – пишет по этому поводу казахстанская художница и публицист Анастасия Ахметова, – продавцам главное считать сдачу, а расставлять запятые совсем не важно. И тем, кто клеит реснички, не обязательно быть грамотными». Воистину: «Девушки, которые хорошо знают орфографию, не носят откровенных мини-юбок» (цитата: журнал Przekrój, Польша).

Наконец, третья причина безграмотности. Она касается как раз журналистов. Давайте вспомним, сколько факультетов журналистики было в Казахстане при советской власти? Пять? Десять? А сегодня – почти сто! Резонный вопрос: где найти столько преподавателей по этой специальности? Разумеется, нигде. Можно, конечно, привлечь к преподаванию опытных журналистов из СМИ, но… Недавно мне позвонили из одного университета: «Не хотите ли прочитать курсы по журналистике для третьего курса?». «Очень хочу, – отвечаю. – А сколько платить будете?» «Хорошо будем платить, – говорят, – пять тысяч за академический час». Ну, я и отказался. Так что, друзья мои, обижайтесь-не обижайтесь, но преподавание в наших вузах предмета «журналистика» оставляет, как говорится, желать… Там преподают те, кто час своего напряженного и вдохновенного труда оценивает в 5000 тенге. Или в 15 долларов.

И выходят из сотен наших журфаков сегодня уже не будущие «акулы пера», а пожизненные рерайтеры, копипастеры и компиляторы. «Обработка не менее 10 новостей в день с внесением 70% оригинального текста», – так пишут во многих объявлениях о найме журиков (еще одно прозвище журналистов, появившееся в недавнее время).

А мы потом читаем перлы. «Зал был забит на две трети». «Триумфально завершил гонку пятым». «Попасть в Америку стало проще – испытана новая межконтинентальная ракета». «Одержал блестящий нокаут». «С успехом заработал семьсот тенге». «Несмотря на искушения, она почти сохранила честь». «Один из горячих сельских парней намеревался похитить и женить на себе итальянскую гостью»… И так далее, и тому подобное.

Разумеется, грамматика во многом – условность, и неправильно написанное слово не может рассматриваться как деяние криминальное. «Правильная речь сама по себе еще не свидетельство высоких нравственных качеств ее носителя. Но она – несомненный знак принадлежности его к определенному культурному и социальному уровню, тот экзамен, который каждый из нас сдает ежедневно». Так пишет в своей книге «Инструмент языка. Люди и слова» российский журналист Евгений Водолазкин.

Так как же выдержать этот ежедневный экзамен? Только с помощью постоянной работы над собой, воспитывая в себе и передавая своим детям тот драгоценный и невидимый дар под названием «грамотность». «Чем менее грамотен человек, тем легче превращать его в раба, – говорит известный казахстанский популяризатор науки Камила Магзиева. – Грамотность передается по наследству, грамотность прививается и приобретается, благодаря чтению книг, переписке. Грамотность – это уровень развития самого человека и показатель того, из какой среды он произошел. Почему грамотность передается из поколения в поколение? Потому что даже, если родители не различали ни одной буквы, они были внутренне интеллигентны, внимательны к деталям и восприимчивы».

И мне нечего добавить к этим словам.

Казахстан > СМИ, ИТ. Образование, наука > dknews.kz, 17 мая 2018 > № 2614783 Андрей Зубов


Германия > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 17 мая 2018 > № 2610037 Дмитрий Карцев

Третья фолькспартай. Почему «Альтернатива для Германии» – это надолго

Дмитрий Карцев

Роль вечной оппозиции обещает «Альтернативе для Германии» широкие возможности для роста и превращения в полноценную общенациональную партию. Более того, именно в этом качестве правые радикалы нужны сегодняшнему истеблишменту. Не слишком изученная особенность западных политических режимов состоит в том, что порой они легитимизируют себя не благодаря собственным успехам, а через противопоставление худшим альтернативам. Например, «Альтернативе для Германии»

В многомесячных переговорах о формировании нового немецкого правительства безусловным победителем оказался только один. «Альтернатива для Германии» не просто закрепилась в статусе третьей и главной оппозиционной силы в немецкой политике. По результатам некоторых опросов она теперь опережает по популярности Социал-демократическую партию и замахнулась на следующую высоту – стать общенародной партией, по-немецки Volkspartei. То есть такой, которая пользуется определенной поддержкой во всех слоях общества и в силу этого претендует на то, чтобы самой формировать кабинет министров.

Соблазнительно объяснить зашкаливающие за 15% рейтинги «Альтернативы» разочарованием избирателей в изнурительных кабинетных играх. Но даже сейчас, когда коалиция наконец сформирована, цифры поддержки партии уверенно превышают ее показатели на сентябрьских парламентских выборах и близки к показателям социал-демократов. Приходится признать, что только протестом дело не исчерпывается. «Альтернатива» нашла избирателя, который поддерживает ее вне зависимости от внешних обстоятельств. У партии появился ядерный электорат, и это несмотря на серьезные внутренние проблемы.

В свое время «Альтернатива» создавалась как объединение ученых, журналистов и функционеров средней руки, как правило, близких к Христианско-демократической партии и недовольных слишком глубокой интеграцией Германии в европейские структуры. Трудно было заподозрить, что за ультралиберальной критикой скрываются немецкий национализм, исламофобия и приверженность традиционным ценностям в том духе, который проще всего описать как путинский. Но именно это подсознание нового движения привлекло в него новых членов и сделало по-настоящему массовым.

С тех пор два крыла «Альтернативы» так и пребывают в сложном диалектическом взаимодействии. С одной стороны, они нужны друг другу. Либералы, не столь уж далекие от мейнстримного истеблишмента, своим авторитетом легитимируют идеи правых радикалов. Те, в свою очередь, превращают кружок по интересам высоколобых интеллектуалов в нечто большее. С другой – вся эта система регулярно скатывается к неизбежным внутренним конфликтам, в которых, как с тревогой отмечают немецкие эксперты, всякий раз побеждают именно правые радикалы.

Драматичная внутрипартийная борьба идет на глазах у почтенной публики. Со всеми малоприятными подробностями, взаимными уколами и компрометирующими разоблачениями. Но, несмотря на это, «Альтернатива» выстояла, сохранила и даже немного укрепила социологические позиции. А никто из бывших и казавшихся такими харизматичными лидеров, покинувших партию из-за несогласия с однопартийцами, так и не смог создать политическую силу, сравнимую по популярности.

«Альтернатива» стала самоценным брендом. Избиратель голосует не за людей, которые борются за верховенство в партии, а за нее саму. А значит, «Альтернатива» не рассеется быстро, словно кошмарный сон немецкой элиты.

Партия тревоги нашей

Успех «Альтернативы» невозможно объяснить в рамках традиционных политологических моделей, где партии представляют какой-то слой или группу интересов. Именно поэтому проще всего наклеить на нее ярлык «популистской», что политологи и особенно журналисты с охотой делают. Но, строго говоря, те же самые модели давно неактуальны и для ведущих немецких политических сил.

В последние годы создается впечатление, что на социально-демографическом портрете избирателя СДПГ и ХДС изображен один и тот же человек. У свободных демократов он лишь немногим богаче, а у Зеленых чуть образованнее. Скорее именно избиратель «Альтернативы» (а также Левой партии) имеет ярко выраженные черты – именно те, что раньше были присущи типичному стороннику социал-демократов. Это с большой вероятностью рабочий со средним или чуть ниже доходом.

Популярное объяснение отправляет «Альтернативу» на восток Германии, акцентируя внимание на том, что на территории бывшей ГДР она получила 22%, почти на десять пунктов больше, чем в среднем по стране. Ход мысли здесь такой: глубинный раскол страны не преодолен, но стоит этим всерьез заняться, как «Альтернатива» сойдет со сцены.

Загвоздка в том, что население западных земель в несколько раз превышает число жителей восточных. И в абсолютных цифрах выше вклад в итоговый успех тех 11%, которые поддержали «Альтернативу» на западе страны. Германия действительно остается разделенной с электоральной точки зрения, но «Альтернатива» стала общенациональной партией.

В поисках ответа на вопрос, что объединяет сторонников «Альтернативы», немецкие социологи обращаются к более глубоким исследованиям их политических мотиваций. Незадолго до прошлогодних выборов Фонд Ханса Бёклера выпустил большое исследование, согласно которому общая удовлетворенность немцев положением дел в стране и в собственной жизни сочетается с неуверенностью в том, что это надолго.

Экономическую ситуацию в Германии как хорошую или очень хорошую оценили 56% опрошенных, при этом почти столько же – 55% – признались в тревоге за будущее собственных детей, а 49% – за свою старость. Среди избирателей «Альтернативы» тех, кто «никогда хорошо не жил, не собирается и привыкать», еще больше – 67%.

Политические выводы из этих социологических наблюдений сводятся, однако, к тому, что эти страхи не более чем массовая фрустрация, не имеющая под собой никаких объективных оснований. А успех «Альтернативы» объясняется тем, что она направила эти фрустрации на «врага» – сначала на евро и Евросоюз, потом на мигрантов. Иными словами, нужно немного поднять пенсии, снизить налоги, увеличить выходное пособие и уменьшить длительность рабочего дня – и все, не будет никакой «Альтернативы».

Неясно только, почему именно та политика, которая имела своим побочным эффектом появление «Альтернативы», должна Германию от нее и избавить?

Против озеленения Германии

Стараясь подчеркнуть «популизм» «Альтернативы», ее называют, помимо прочего, «партией одной темы». Но чисто формально у «Альтернативы» тем как минимум две: «расцвет Европы» и исламизация Германии – и то и другое в ущерб коренному населению страны. И потом, если на то пошло, для немецкой политики партии одной темы не такая уж редкость. Эту претензию трудно предъявить ХДС или социал-демократам, но в полной мере можно Зеленым, особенно на первом этапе их истории.

Упоминание Зеленых тут неслучайно. Одно из возможных объяснений успехов «Альтернативы» – отдаленные последствия тихой политической революции конца 1970-х – начала 1980-х, которая ввела политизированных экологов в парламентскую политику. В 1968 году молодые люди левых взглядов готовились строить баррикады и бросать бомбы (а некоторые и бросали) в коррумпированных политиков с нацистским прошлым, десять лет спустя они уже сидели в креслах Бундестага, а еще через несколько десятилетий занимали министерские посты.

Широким кругам немецкого общества была непонятна, чужда и даже подозрительна их увлеченность «тремя М»: Марксом, Мао и Маркузе. Но стоило левым отказаться от догматической фразеологии и сосредоточиться на животрепещущей в эпоху ядерной гонки теме защиты окружающей среды, как это немедленно конвертировалось в голоса избирателей.

История успеха Зеленых обычно подается в качестве примера того, как работающая демократия успешно канализирует протестные настроения. Меньше внимания уделяется тому, как радикальное, но сплоченное меньшинство постепенно трансформирует нормы и язык общественной жизни. Именно этого за последние десятилетия сумели добиться вчерашние леваки, заставив традиционный истеблишмент думать о гендерном равноправии и говорить на политкорректном языке.

Вовсе не случайно идеологи «Альтернативы», с одной стороны, называют Зеленых своими главными врагами, а с другой – призывают учиться у философа Антонио Грамши, еще одного пророка нового левого движения, который и подсказал им методы трансформации политического дискурса без применения насилия. Именно это и пытается сегодня сделать «Альтернатива». Когда ее отец-основатель Александр Гауланд с трибуны Бундестага напоминает о том, что в новой правительственной программе, в отличие от предыдущей, наконец появилось упоминание о «первоочередности интересов немцев», он фиксирует дискурсивную победу своей партии.

Темы, которые раскручивает «Альтернатива», – результат того, что левый поворот политических практик оказался слишком резким. Многие немцы, очевидно, поддерживали ограничение ядерных испытаний и контроль над атомной энергетикой. Но ни разу не голосовали за мультикультурализм или легализацию однополых браков, которые также оказались зашиты в левый политический дискурс.

Зеленых с их тотальной толерантностью в кругах, близких к «Альтернативе», воспринимают как тех, кто проложил дорогу в Германию зеленому знамени ислама. Изменение культурного ландшафта за явным преимуществом обогнало изменение массового сознания, а потому воспринимается как злонамеренный обман со стороны элиты.

Успех «Альтернативы» – предсказуемое, пусть и задержавшееся движение маятника общественных настроений в обратную сторону. Вопрос только в том, не окажется ли и оно слишком сильным и не станет ли угрозой для демократии как таковой? Авторитарный уклон – второе наряду с популизмом обвинение, предъявляемое «Альтернативе».

Альтернатива демократии?

По опросам, вера германского общества в демократию необычно велика для сегодняшнего дня. В то время как в других странах растет интерес к авторитарным режимам и запрос на сильную руку, немцы остаются образцовыми демократами. В ходе прошлогоднего опроса Pew лишь 4% немцев высказались в поддержку военного правления, 6% – за сильного лидера. Для сравнения: в США таких 17% и 22%, в Великобритании 15% и 26% соответственно.

Невозможно объяснить успех «Альтернативы» в таком обществе, если, как уверяют ее противники, она является партией антидемократического выбора. Зато кое-что проясняют опросы, в которых исследуется отношение не к теоретической демократии, а к реально существующей политической системе.

Одобрение ее в Германии опять же выше, чем в большинстве других западных стран. Pew констатирует, что 73% немцев удовлетворены тем, как работает демократия в их стране. Больше только в Швеции и Нидерландах, а в тех же США, например, этим довольны немногим более половины опрошенных. Но при этом, согласно данным Фонда Ханса Бёклера, среди избирателей «Альтернативы» 60% не считают политический режим ФРГ демократическим. То есть уже сегодня партия сплачивает недовольное меньшинство.

Более подробное исследование отношения немцев к политической системе говорит о том, что половина опрошенных придерживается мнения, что нынешний политический курс отвечает их запросам меньше, чем интересам других слоев общества. И это, в свою очередь, потенциал для электорального роста «Альтернативы».

Успехи «Альтернативы» – не результат роста антидемократических настроений. Напротив, они отражают растущие сомнения в демократичности нынешней политической системы. И неслучайно, что если в целом по стране использование прямой демократии для решения ключевых вопросов поддерживают 74% немцев, то среди сторонников «Альтернативы» этот уровень на десять пунктов выше.

Чуть ли не каждого нового лидера «Альтернативы» встревоженные журналисты сравнивают с фюрером. Но если бы они просто подсчитали, сколько было за последние годы этих новых фюреров, то убедились бы, что, по крайней мере пока, «Альтернатива», напротив, остается партией с широким разнообразием мнений и развитой культурой компромисса. Многочисленные дебаты и бурное обсуждение политики партии не разочаровывают избирателей, а скорее убеждают их в правильности сделанного выбора. В «Альтернативе» для Германии уж точно нет проблем со сменяемостью власти. Чего не скажешь о самой Германии.

Очевидно, четвертый срок лидера – тяжелое испытание для любой политической системы. Но затянувшееся правление Меркель – лишь самое вопиющее проявление общего тренда, который состоит в том, что современная система управления слишком сложна для восприятия широкими слоями общества. Постоянно возрастает количество решений, которые приходится принимать в короткие сроки при растущем числе значимых факторов. Это порождает чувство, не столь уж далекое от реальности, что процедуры представительной демократии во всем этом играют куда меньшую роль, чем регламенты профессиональной бюрократии.

В этом, вероятно, куда меньше злой воли, чем объективной необходимости, но политический мейнстрим еще раньше загнал себя в идеологическую ловушку. Он так долго и успешно приучал немцев любить демократию, что пропустил тот момент, когда демократическая риторика обратилась против него. И вот сегодня депутаты от «Альтернативы» требуют отменить наказание за разжигание межнациональной розни, ссылаясь на право человека на свободу слова. А тот же Гауланд, критикуя либеральную иммиграционную политику Евросоюза, сокрушается о судьбах восточноевропейских государств, которые «веками страдали от турецкой, русской и, что греха таить, в годы Второй мировой войны также и от немецкой оккупации». И поди пойми: принимать это за чистую монету или за тонкий троллинг «единой Европы» от человека, который обычно упрекает немецкую власть в том, что она думает обо всех европейцах, кроме немцев.

Среди 5,8 млн граждан Германии, проголосовавших в сентябре за «Альтернативу», около полутора миллионов не ходили на предыдущие парламентские выборы. Для них «Альтернатива» – это скорее не угроза демократии, а доказательство, что она, несмотря ни на что, работает.

Вечные оппозиционеры

В сугубо прагматической плоскости у «Альтернативы» есть два пути, выбор из которых в значительной степени зависит не от нее самой. Если христианские демократы и после ухода Меркель продолжат освоение левой повестки, а за социал-демократами фактически закрепится роль их младших партнеров, то перед «Альтернативой» откроются неплохие перспективы по экспансии на правый фланг немецкой политики.

Если же ХДС/ХСС все-таки вернется к корням и, в частности, постарается адаптировать дискурс новых правых, как некогда был адаптирован дискурс новых левых, то «Альтернатива» могла бы стать их самым естественным союзником.

Западная Европа знает примеры вхождения правопопулистских партий в истеблишмент. В Финляндии с 2015 года в правительстве работают министры из партии «Истинные финны». В Дании крайне правые в кабинете не представлены, но обеспечивают ему поддержку в парламенте. Наконец, в соседней Австрии Партия свободы впервые вошла в правительство в 2000 году, а в прошлом году сделала это снова. И нигде до сих пор конституционного переворота не случилось.

Но тут есть важный нюанс – мы говорим о Германии. И дело не в страхе, что «Альтернатива» в одночасье обернется НСДАП, который кажется скорее эфемерным. А в том, что Германия не просто одна из европейских стран, а лидер Евросоюза. Что бывает, когда изоляционистские лозунги берет на вооружение мировая держава, можно увидеть на примере Америки Трампа.

Любые изменения внутри Германии затронут другие европейские страны, а потом бумерангом ударят по ней самой. Неопределенность, вызванная смещением немецкой политической системы вправо, возрастает кратно влиянию страны на глобальные процессы.

Но неслучайно внутри «Альтернативы» до сих пор побеждали группы, наиболее яро отвергающие любое сотрудничество с традиционными партиями. Там, очевидно, помнят, что первый поход крайне правых в правительство Австрии закончился расколом в их собственных рядах. А избиратель очень скоро разочаровался в чистоте их мотивов и начал считать «такими же, как все». Австрийской Партии свободы понадобилось больше десяти лет, чтобы восстановить утраченные позиции.

Любое приближение к реальной власти обнажит, пожалуй, главную слабость альтернативного проекта – отсутствие внятного видения, как именно изменить систему принятия решений, не просто сохранив, но и приблизив демократию к демосу. Партийная программа сводится в основном к тому, чтобы вкладывать дополнительные средства и наделять новыми полномочиями армию, полицию и спецслужбы. Но такие меры усилят вовсе не прямую демократию, а государство, причем в его репрессивной ипостаси.

Еще можно ограничить приток беженцев, можно уменьшить влияние Евросоюза на внутреннюю политику Германии и теоретически даже выйти из него. Но как сделать это так, чтобы общество в какой-то момент не почувствовало, что конкретные решения все равно зависят от политиков и бюрократов, а не от прямо выраженной воли граждан? Не дает ответа.

Поэтому роль вечной оппозиции, как ни странно, обещает «Альтернативе» бóльшие возможности для сохранения собственной политической субъектности. Более того, именно в этом качестве правые радикалы нужны сегодняшнему истеблишменту. Не слишком изученная особенность западных политических режимов состоит в том, что порой они легитимизируют себя не благодаря собственным успехам, а через противопоставление худшим альтернативам. Например, «Альтернативе для Германии».

Германия > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 17 мая 2018 > № 2610037 Дмитрий Карцев


Украина > Транспорт > interfax.com.ua, 17 мая 2018 > № 2607503 Денис Костржевский

Д.Костржевский: аэропорт "Киев" не отказывается от плана удлинения ВПП

Эксклюзивное интервью главы совета директоров международного аэропорта "Киев" Дениса Костржевского агентству "Интерфакс-Украина" (II часть)

- Какое у аэропорта "Киев" соотношение авиационных и неавиационных доходов?

- У нас оно составляет примерно 65% на 35%.

- Каким образом планируете увеличивать долю неавиационных доходов?

- Авиационные доходы – это сборы, утвержденные государством, плюс сборы за обслуживание. Неавиационные доходы – это доходы от аренды и парковки. Доходы от аренды напрямую связаны с готовностью населения тратить деньги, поэтому должен быть хороший ассортимент и цены в ресторанах, кафе и магазинах. Третьей составляющей неавиационных доходов являются доходы от бизнес-терминала. В аэропорту "Киев" обслуживается 85% бизнес-авиации, за счет этого наша доля неавиационных доходов выше, чем у других аэропортов. Аэропорт вряд ли может обеспечить рост неавиационных доходов, поскольку компания "Мастер-Авиа" обеспечила все, что можно, дело только за покупательной способностью пассажиров.

- А такой объект как гостиница возможен в периметре аэропорта?

- Такой объект возможен, я встречал варианты размещения гостиницы и внутри терминальных комплексов, и рядом с терминалами, но это отдельный бизнес. Компания "Мастер-Авиа" неоднократно просчитывала экономическую эффективность строительства гостиницы, но пока это не востребовано с точки зрения экономики, так как аэропорт находится вблизи центра города и в нем достаточно гостиниц. Пока есть более актуальные сферы для капиталовложений.

- Каковы планы в отношении старого терминала?

- Старый терминал себя изжил еще в 70-х годах прошлого века. Нет никаких предпосылок к тому, что он может обслуживать пассажиров ни по пожарным, ни по санитарным нормам. Функционально он не может быть использован ни для чего, кроме как для служб аэропорта. В этом виде он и остается.

- Ранее неоднократно озвучивалась идея удлинения взлетно-посадочной полосы. Возможно ли это в условиях плотной застройки вокруг аэропорта?

- Компания "Мастер-Авиа" провела детальный анализ и разработала проект реконструкции взлетно-посадочной полосы аэропорта "Киев". Проект предусматривает упрочнение полосы до характеристик, позволяющих принимать воздушные суда большей взлетной массы типа Airbus А321 и Boeing 737-900. Кроме того, предусмотрено удлинение полосы на 600 м. Для этого нужно решить юридический и технический вопросы: доотведение земельного участка для аэропорта и удлинение ВПП в условиях пересеченного рельефа местности. Это сложно, но это есть в проекте и, скорее всего, будет делаться. Ориентировочная стоимость такой реконструкции составляет EUR84 млн. Аэропорт "Киев" уже обратился в Киевскую горгосадминистрацию с просьбой либо выделить необходимую сумму, либо начать процесс привлечения инвестора.

- В случае положительного решения КГГА о привлечении инвестора "Мастер-Авиа" готово им выступить?

- Все будет зависеть от условий. Логично, чтобы реконструкция ВПП была сделана за счет бюджетных средств. Государство или город заинтересованы в том, чтобы аэропорт работал и развивался. Но если будет принято решение о государственно-частном партнерстве, то участвовать компании "Мастер-Авиа" или нет, будет зависеть от предложений со стороны чиновников.

- А насколько прибылен аэропорт на сегодняшний день?

- Коммунальное предприятие "Международный аэропорт "Киев" занимает второе место по прибыльности среди коммунальных предприятий Киева. И платит десятки миллионов гривень в государственный и местный бюджеты.

Что касается "Мастер-Авиа", тут ситуация другая, поскольку вся прибыль предприятия направляется на обслуживание кредитных обязательств. Для того чтобы построить терминальные комплексы, еще в 2011 году компания взяла большие кредиты. На сегодняшний день остаются невыплаченными порядка 500 млн грн кредитов. Проценты там абсолютно рыночные - 12,3% годовых в валюте.

- Существует ли план строительства каких-либо новых инфраструктурных объектов?

- В прошлом году компания "Мастер-Авиа" построила новый перрон площадью 25 тыс. кв. м. В этом году капиталовложения в объеме порядка 500 млн грн будут направлены на расширение терминала "А". В планах сдать терминал до мая 2019 года.

- Какой пассажиропоток ожидаете по итогам текущего года?

- В 2017 году аэропорт "Киев" обслужил 1,8 млн пассажиров. По итогам 2018 года мы планируем обслужить около 2,8 млн человек на прилет и вылет уже с новыми мощностями.

- Можете назвать авиакомпании, с которыми ведете переговоры о сотрудничестве?

- На весенне-летнюю навигацию мы завершили все переговоры. На зиму, как правило, редко кто заходит, хотя есть несколько компаний, которые заявили о своем желании летать в зимнюю навигацию. Поскольку контрактов пока нет, говорить об этом рано.

Кого хотелось бы отметить – это новую украинскую авиакомпанию SkyUp, которая подписала договор о долгосрочном сотрудничестве с аэропортом "Киев". Уже в мае прибудут два воздушных судна и компания начнет выполнять первые рейсы. SkyUp планирует базирование нескольких воздушных судов в аэропорту "Киев". Это знаковое событие, схожих по значимости с которым в Украине не было несколько лет. Это действительно большая украинская авиакомпания с амбициозными планами. Если эти планы сбудутся, будет обеспечен хороший рост пассажиропотока.

- Недавно на рынок зашла компания Qatar, которая, по слухам, "откусила" значительную долю транзитного пассажира, в частности у компании flydubai. Что вы можете сказать об этом?

- Могу сказать только, что компания flydubai не демонстрирует снижения количества пассажиров. Процент загрузки, по нашим данным, не изменился, он достаточно велик.

- Ваш прогноз развития авиаотрасли в Украине на среднесрочную перспективу?

- Мой прогноз весьма оптимистичен. Думаю, в ближайшие 10 лет будет наблюдаться рост количества авиаперевозок на 7-10% в год. Это даже больше прогноза IATA. Компания "Мастер-Авиа" заказала исследование рынка глубиной до 2052 года, данный отчет подтверждает, что в ближайшие пару лет будет бурный рост – 20-30%, а дальше, по прогнозам, будет наблюдаться 5-7% роста до 2052 года.

Украина > Транспорт > interfax.com.ua, 17 мая 2018 > № 2607503 Денис Костржевский


Франция. США. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inopressa.ru, 16 мая 2018 > № 2610749 Йенс Столтенберг

Йенс Столтенберг: "Несмотря на разногласия, НАТО сохраняет единство в главном"

Ален Барлюэ | Le Figaro

Генеральный секретарь НАТО во вторник был принят Эммануэлем Макроном в Елисейском дворце перед саммитом Североатлантического альянса, который пройдет в Брюсселе в июле. Интервью с Йенсом Столтенбергом записал журналист Le Figaro Ален Барлюэ.

"Все члены Североатлантического альянса поддерживают усилия, предпринимаемые для того, чтобы Иран никогда не смог разработать ядерное оружие. Мы обеспокоены баллистической программой Тегерана и его дестабилизирующими действиями в регионе. Внутри НАТО можно констатировать различные точки зрения по поводу соглашения по иранской ядерной программе и понимания того, хороший ли это инструмент. Многие европейские члены альянса не одобряют позицию США по выходу из соглашения. Подобные расхождения во взглядах не новы, мы с этим уже сталкивались в момент Суэцкого кризиса в 1956 году или войны в Ираке в 2003 году. Альянсу всегда удавалось оставаться единым, сплачиваясь вокруг своей основной миссии, состоящей в охране и обороне своих членов и содействии тому, чтобы они защищали друг друга", - сказал генсек НАТО.

"Две мировые войны и холодная война научили нас пониманию того, что мы находимся в большей безопасности и становимся сильнее, когда мы едины, а не разделены. В нашем составе 29 демократий по обе стороны Атлантики, с различной историей, географией и политикой - мы это видели на примере соглашения по иранской ядерной программе или Парижского соглашения по климату. Я не говорю, что между нами нет серьезных различий, которые могли иметь место в прошлом. На мой взгляд, важно то, что, несмотря на эти различия, мы несем нашу главную ответственность, доказывая, что мы объединены по принципу "один за всех и все за одного", - утверждает Столтенберг.

"Как развиваются отношения Североатлантического альянса с Россией?" - спросил журналист.

"Россия самоутверждается, существенно модернизирует свои вооруженные силы, в частности, их ядерные возможности. Она проводит учения своих войск, оснащенных обычным и ядерным оружием более комплексно, тем самым снижая порог потенциального использования ядерного оружия. Москва проявила свою волю к применению силы на Украине и незаконно присоединила Крым. Она стоит за кибератаками и "гибридными" действиями, нацеленными на наши демократические институты. НАТО отвечает на это пропорциональным образом, усиливая нашу коллективную оборону", - ответил собеседник издания.

"Россия остается нашей соседкой. Мы не хотим новой холодной войны или новой гонки вооружений. Мы по-прежнему стремимся к диалогу с Россией, потому что диалог возможен - я в этом удостоверился, когда был премьер-министром Норвегии (с 2005 по 2013 год. - Прим. Le Figaro). Необходимо улучшать наши отношения и, даже если это невозможно в ближайший момент, действовать надо так, чтобы избегать инцидентов, которые, с учетом существующей напряженности, способны привести к опасным ситуациям. Я благодарен Франции за ее крайне ценную поддержку стратегии альянса, состоящую в том, чтобы одновременно претворять в жизнь политику сдерживания и диалог с Россией. Персональная позиция Эммануэля Макрона в пользу трансатлантических связей очень важна для НАТО", - заявил Столтенберг.

Франция. США. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inopressa.ru, 16 мая 2018 > № 2610749 Йенс Столтенберг


Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 16 мая 2018 > № 2610663 Леонид Бершидский

Вопрос «кто потерял Россию?» — не только повод поговорить на отвлеченные темы

Ответ на него мог бы помочь Соединенным Штатам избежать отчуждения других стран.

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

Сегодня Россия для американцев — тема из разряда большого футбола. Их мало заботят нюансы — на это сетуют многие опытные эксперты по России, о которых Кит Гессен (Keith Gessen) написал превосходную статью, опубликованную в журнале «Нью-Йорк Таймс» неделю назад. Однако важно понять возможные причины этой неприятной фазы в отношениях США и России.

На прошлой неделе в Нью-Йорке прошла важная дискуссия с участием Майкла Макфола, который при президенте Бараке Обаме два года служил послом в России, и Стивена Коэна, почетного профессора российских исследований в Принстоне и Нью-Йоркском университете. С американской точки зрения не самый очевидный выбор оппонентов: оба сочувствуют левому крылу неоконсерватизма, которое призывает к наказанию России и ее изоляции. Однако в символическом спектре дебатов о том, «кто потерял Россию», Коэн и Макфол выступают на противоположных полюсах.

Коэн в достаточной мере далек от американского мейнстрима, чтобы не употреблять в своей речи слово «русофобия», к которому с завидной регулярностью прибегает российский МИД и пропагандистские каналы Москвы. Он не сторонник президента Владимира Путина, но считает, что США и Россия должны быть союзниками. Он смело предлагает закрыть тему вмешательства России в выборы 2016 года, называя его «переходом проезжей части в неположенном месте», и утверждает, что расследование связей Трампа с Россией ограничивает возможности президента США разрядить ситуацию, которая может стать современным эквивалентом Карибского кризиса 1962 года.

Макфол считает вмешательство России в выборы 2016 года серьезным вопросом, по сути нарушением суверенитета США. Он поддерживает санкции против России и жесткую линию в отношении Путина. Как ученый Макфол специализируется на переходе от авторитаризма к демократии. Давний сторонник прозападной постсоветской России, он злится на Путина за прекращение начатой трансформации страны. Эти чувства взаимны: Макфолу запрещен въезд в Россию.

Обоим оппонентам свойственно глубокое понимание сложности России, неплохой уровень владения языком, который позволяет им улавливать оттенки смысла, и желание взаимодействовать с Россией каким-то конструктивным способом. Однако в своем поиске этих конструктивных форм они расходятся в прямо противоположных направлениях. И, возможно, самое значимое отличие, проявившееся в ходе дебатов в Колумбийском университете, касается хроники спада в отношениях между США и Россией.

По версии Коэна, американкая политика в отношении России с последних дней Советского Союза не претерпела никаких изменений и носит самонадеянный, эксплуататорский характер. США и западные союзники пообещали последнему советскому лидеру Михаилу Горбачеву не расширять Организацию Североатлантического договора, но все равно поступили по-своему. США вмешались в президентские выборы 1996 года, помогли Борису Ельцину одержать победу, а потом стали его притеснять.

Соединенные Штаты не признали ранних шагов Путина навстречу, ничем не отблагодарили его за военное сотрудничество в Афганистане. Вместо этого Джордж Буш объявил о выходе США из Договора о противоракетной обороне 1972 года, который был «краеугольным камнем российской политики ядерной безопасности». Кроме того американцы поддержали противников России, например, президента Грузии Михаила Саакашвили.

«Факты свидетельствуют о том, что агрессивной позиции придерживалась Америка, а не Россия», — сказал Коэн.

Макфолу не потребовалось оспаривать весь этот длинный перечень обманов и случаев неприязни. В своей недавно вышедшей книге «От холодной войны к горячему миру» он вспоминает тот период, когда было предпринято большинство этих шагов:

«Был Путин за или против Милошевича? Допустил бы Путин расширение НАТО? Как бы он отреагировал на решение президента Джорджа Буша выйти из Договора о противоракетной обороне? На каждый из этих вопросов можно ответить: да какая разница? Путин едва ли мог хоть немного повлиять на какой-то из этих вопросов. Россия была слабой, в этом заключался главный аргумент; с Россией больше не считались».

Поэтому Макфол противопоставил аргументам Коэна так называемую «перезагрузку» двусторонних отношений во время президентства Дмитрия Медведева, когда США и Россия договорились о сети поставок для войск в Афганистане в обход Пакистана, когда был подписан новый договор о сокращении стратегических наступательных вооружений и Россия — впервые в истории Совета Безопасности ООН — не заблокировала военную интервенцию под руководством США, операцию против Ливии 2011 года. К тому моменту стороны уже успели обменяться всеми реальными и предполагаемыми оскорблениями: в 2007 году Путин произнес свою агрессивную мюнхенскую речь, началась и закончилась война в Грузии — и тем не менее, стратегическое сотрудничество по-прежнему было возможным!

Макфол приписывает нынешний «горячий мир» цепочке событий, которые вызвали мощную реакцию в уме Путина, получившего кэгэбэшную выучку: сначала арабская весна 2011 года (которой, как утверждает Макфол, работавший в то время в Совете национальной безопасности, США никак не способствовали). Затем в том же году протесты в Москве против фальсифицированных парламентских выборов. Макфол понял, о чем думал Путин, когда в 2012 году его — с его опытом в «деле продвижения демократии» — отправили в Москву в качестве нового посла. Это назначение Кремль расценил как очередную попытку смены режима.

Если верить Макфолу, самым большим препятствием для возрождения более продуктивных отношений из пепла 1990-х годов была личность самого Путина. Медведев, более молодой, более заинтересованный в поддержании контактов с другими странами лидер, возможно, не стал бы союзником США, но по крайней мере двусторонние отношения не выстраивались бы по принципу «кто кого».

Самое поразительное в этой дискуссии то, что ни один из вариантов рабочих взаимоотношений с Россией, предложенных Коэном или Макфолом, не может быть реализован в обозримом будущем. С точки зрения Коэна, партнерство между странами должно основываться на позициях невмешательства США в дела ближайших соседей России (по его словам, такие страны, как Грузия и Украина, не должны стремиться к членству в НАТО) и на российской поддержке интересов безопасности США. Это утопия, поскольку американские и российские политики смотрят на вещи совершенно противоположным образом. Между тем компромиссный подход и поиск взаимовыгодных решений, которые предлагает Макфол, кажется, возможны только с уходом Путина. Но со времен неудавшейся «перезагрузки» много воды утекло, и сегодня взаимное недоверие носит настолько тотальный характер, что избавиться от него поможет лишь смена поколений.

Для русских любое обсуждение того, что пошло не так в отношениях США и России, в значительной степени относится к разряду теоретизирования, поскольку Путин пробудет у власти еще шесть лет, и есть большая вероятность того, что его преемник, кем бы он ни был, сохранит недоверие к намерениям США. Но я считаю, что эта дискуссия все-таки может быть полезна американцам, которым необходимо понять, каким образом не допустить отчуждения союзников в Европе и во всем мире.

Будучи единственной в мире сверхдержавой, США могут выбирать между укреплением доверия, созданием врагов и целым рядом вариантов между этими полюсами. Спор Коэна и Макфола действительно касается поисков сбалансированного решения, и он актуален не только для России. Китай, Европейский союз и его ведущие державы, Саудовская Аравия и Иран — для всех этих стран необходимы стратегии выстраивания отношений, чтобы избежать катастрофических ошибок, и чтобы экспертам не приходилось спорить над пролитым молоком.

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 16 мая 2018 > № 2610663 Леонид Бершидский


Россия > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 16 мая 2018 > № 2610035 Кирилл Рогов

Исполнительный паллиатив. Как новое правительство задало рамки перехода-2024

Кирилл Рогов

Подчеркнуто автоматическое переназначение Медведева работает на паллиативный сценарий перехода-2024, совмещающий преемничество и перераспределение президентских полномочий. Модель «кронпринц» может быть дополнена перераспределением президентских полномочий между премьером и президентом, а также некоторым усилением роли правящей партии. Это позволит встроить механизм второго ключа в систему исполнительной власти

Первые известия о структуре и персональном составе будущего кабинета позволяют немало сказать о тех стратегиях, которых оно, вероятно, будет придерживаться в экономической политике, но есть у них и более широкий политический контекст.

Вполне очевидно, что центральной проблемой нынешнего срока Владимира Путина является конституционное ограничение, не позволяющее ему избираться снова в 2024 году. Для персоналистского режима проблема преемственности – это по определению критический вызов. А в условиях частичной внешней изоляции России и длительной стагнации экономики этот вызов выглядит особенно серьезно. Поэтому все, что будет делаться в эти шесть лет, будет в той или иной степени соотноситься с «проблемой-2024». И этот прицел следует иметь в виду при оценке любых серьезных решений и назначений.

Модель кронпринца

Сразу оговоримся, прогнозировать сегодня то, как именно будет решена проблема-2024, довольно бессмысленно, поскольку окончательного решения ее, скорее всего, нет и у самого Владимира Путина. В то же время часовой механизм, ведущий к этому решению, уже запущен. И в этом главная интрига.

На протяжении прошлого президентского срока могло показаться, что Дмитрий Медведев практически утратил статус кронпринца, полученный им во времена тандема. В 2008 году он стал не полным президентом, позволившим Владимиру Путину сохранить политическое влияние и вернуться в президентское кресло через четыре года. По слухам, успешное исполнение роли местоблюстителя опиралось на долгосрочную договоренность: вернув Путину-премьеру президентское кресло в 2012 году, Медведев-премьер будет ожидать его обратно по окончании двух путинских сроков.

Внесение кандидатуры Медведева на премьерскую должность сразу после инаугурации, практически автоматом, свидетельствует о том, что статус кронпринца Медведевым пока не утрачен. Более того, аппарат правительства возглавит в ранге вице-премьера Константин Чуйченко, который, в отличие от Сергея Приходько, считается человеком Медведева. И это серьезное изменение, указывающее на то, что в нынешнем премьерстве Медведев, возможно, будет иметь большую политическую инициативу, чем на протяжении предыдущих шести лет.

Модель кронпринца является вполне рабочей в авторитарных переходах власти, имитируя механизм наследования. Ее основное условие – возрастная дистанция между действующим патроном и его предполагаемым преемником. Эта дистанция, с одной стороны, поддерживает заданную изначально иерархию в их отношениях, а с другой – позволяет принцу спокойно ждать своего относительно гарантированного часа.

По этой модели недавно прошел транзит власти в Узбекистане: 46-летний Шавкат Мирзиёев возглавил правительство при президенте Каримове еще в 2003 году и 13 лет, шаг за шагом укрепляя свое положение, ждал момента «естественного перехода власти». К 2024 году Медведев (если он останется премьером) будет уже 16 лет находиться на вершинах власти в тандеме с Путиным, а самому ему будет 58 лет.

Авторитарный переход: три варианта

Если посмотреть на проблему-2024 системно, то у Владимира Путина есть, в сущности, три варианта.

«Среднеазиатский»: провести изменения в Конституции, отменяющие ограничение двух сроков. «Ельцинский»: повторить схему «преемник», в рамках которой он сам получил пост от Бориса Ельцина в 2000 году. И «китайский»: провести изменения в Конституции, сокращающие президентские полномочия и расширяющие права парламента, который, понятное дело, будет контролироваться одной партией.

В сравнительной политологии считается, что партийные авторитаризмы в целом устойчивее персоналистских режимов. В частности, они лучше решают проблему преемственности власти, что видно на примере Китая последних 40 лет.

В отличие от персоналистских режимов, опирающихся на патронаж, фаворитизм и клиентилизм, партийные более склонны вырабатывать правила – создавать формальные институты, регулирующие взаимоотношения элит. В результате они в большей степени способны эволюционировать к демократической форме правления. Так что в принципе трансформация российского персоналистского режима в парламентский с доминирующей (правящей) партией выглядела бы логично.

Проблема, однако, в том, что однопартийная модель в сегодняшнем мире не является продуктивной. Большинство однопартийных режимов, которые устойчиво функционируют ныне (14 из 15), сформировались еще в годы холодной войны. Согласно популярной у политологов базе данных GWF, доля партийных среди недемократических режимов в 1989 году составляла 37%, а в 2010 году – 25%. И наоборот, доля чисто персоналистских режимов выросла с 23% до 45%.

Иными словами, партийные авторитарные режимы выглядят сегодня скорее реликтом, в то время как персоналистская модель сильного лидера (strongman) является вполне популярной и продуктивной (репродуцируемой). Даже Китай – образец успешности партийного режима – демонстрирует признаки эволюции в сторону персонализма. Это и понятно: партийные режимы формировались преимущественно в эпоху идеологий, каковой был ХХ век. Сегодня же проблематика национального развития сфокусирована преимущественно на экономике.

К этому следует добавить, что для российского общественного мнения, как это видно из опросов, в целом характерно очень низкое доверие политическим партиям как институту, с одной стороны, и повышенное доверие к модели сильного лидера – с другой. Потребность в персонифицированном лидерстве усиливает и общая рамка внешнеполитической конфронтации, претензии России на роль своего рода «сверхдержавы второго сорта».

Что касается ельцинской модели преемника по образцу 2000 года, то есть передачи следующему лидеру всей полноты полномочий, то она также выглядит не слишком вероятной. Как показывает опыт, эта модель вполне гарантирует безопасность патрону (бывшему президенту), но ничего не гарантирует его многочисленной клиентеле. Наоборот, новый правитель становится полновластным хозяином положения лишь постольку, поскольку разрывает прошлые договоренности и отменяет выданные гарантии, чтобы раздать новые ярлыки и преференции уже от собственного имени.

Для элит такой переход не выглядит комфортным. Да и в целом модель преемника в формате 2000 года работает, когда прежний президент физически и политически истощен, как это было с Борисом Ельциным, и готов уйти от власти. Но это, кажется, не вариант Владимира Путина.

Отмена конституционного ограничения по срокам будет, вероятно, оставаться запасной опцией. Характерно, что сразу после автоматического переназначения Медведева с инициативой по отмене этого ограничения выступил Рамзан Кадыров – главный публичный спикер азиатского пути России.

Риски такого сценария хорошо видны на примере армянских событий: нарушение правителем обещаний, которые общество считает важными, чревато внезапной и обвальной утратой легитимности. Так бывает даже в очень авторитарных обществах: почему-то вдруг все сочли поведение лидера обманным и нелегитимным. Оно, возможно, и раньше было далеко не безупречным, но в какой-то момент срабатывает невидимый тумблер. Ярким примером этого феномена внезапного переключения стали события «арабской весны».

Исполнительный паллиатив: президент, премьер и партия

В свете этих ограничений наиболее вероятным выглядит паллиативный сценарий, совмещающий преемничество и перераспределение президентских полномочий. Подчеркнуто автоматическое переназначение Медведева работает именно на него. Сила Медведева как раз и состоит в его относительной слабости, оставляющей простор для институциональных новаций.

В паллиативном сценарии модель «кронпринц» может быть дополнена перераспределением президентских полномочий между премьером и президентом, а также некоторым усилением роли правящей партии. Это позволит встроить механизм второго ключа в систему исполнительной власти.

В этом сценарии нас ожидает, с одной стороны, ребрендинг «Единой России» (возможно, за счет бренда ОНФ) и укрепление ее руководства, в которое войдут более весомые и значимые для режима фигуры, а место председателя займет Владимир Путин. А с другой – расширение конституционных полномочий премьер-министра, которые будут преподнесены обществу как шаги по децентрализации и демократизации управления (усиление роли парламента).

В прошлом цикле тандема этого не произошло, так как Владимир Путин собирался вернуться в президентское кресло через четыре года. Теперь речь идет о более долгосрочной конструкции.

Критическими для ограничения президентской власти являются несколько моментов. Во-первых, институт отставки премьера. Для нее может быть введена процедура согласия парламента. Во-вторых, силовой блок: назначение силовиков, а также представление кандидатур генерального прокурора и председателя Верховного суда. Здесь также может быть введена система двух ключей – президентского и премьерско-партийного.

И в-третьих, управленческий блок: назначение глав крупнейших корпораций и СМИ, подконтрольных государству, а также губернаторов. Полномочия по главам корпораций отойдет премьеру, а представление президенту кандидатур губернаторов (как это уже было во времена прошлого тандема) – «Единой России» (на деле тому, кто будет контролировать ее центральный аппарат). Как это и сейчас заведено, кандидаты будут назначаться президентом исполняющими обязанности, а затем автоматом выигрывать неконкурентные выборы.

Сценарии со всякими госсоветами выглядят менее вероятными. При всенародно избираемом президенте их легитимность будет заведомо уязвимой. В то время как конституционно усиленный премьер будет опираться на партийно-парламентскую вертикаль.

Логика постсоветских персоналистских режимов состоит в том, что их формальная легитимность опирается на выборные процедуры, а реальным политическим ядром является исполнительная власть – ее распорядительные и силовые полномочия, позволяющие концентрировать экономические ресурсы под контролем доверенных лиц.

Эти неформальные связи, однако, невозможно легализовать, не подрывая формальную легитимность режима. Паллиативный сценарий с конституционно усиленным премьером позволяет встроить в исполнительную систему второй центр власти, который имеет и автономную формальную легитимность, и прямой доступ к наиболее важным исполнительным полномочиям.

Ограничения и последствия

В принципе такая конструкция выглядит достаточно простой и реалистичной в общем абрисе. Она в целом отвечает претензиям Владимира Путина на отстраивание долгосрочной модели власти, в центре которой стоит сплав силовой бюрократии и частно-государственной олигархии. В известном смысле она соответствует и формату президентско-парламентской республики, каковой формально является Россия. Однако в условиях слабой (фиктивной) партийной системы президентско-парламентская модель трансформируется в президентско-премьерскую.

Более сложной выглядит она в реализации, когда дело дойдет до деталей. Прежде всего, высоки риски поляризации элит вокруг двух лидеров, как это уже начало происходить в эпоху прошлого тандема. Во-вторых, такая конструкция не отвечает ни ожиданиям тех, кто видит оптимум в жестком единоначалии (модель сильного лидера), ни тех, кто хотел бы децентрализации и демократизации режима.

Стоит вспомнить, что прошлый период двуначалия характеризовался серьезным снижением доверия к государственным институтам и падением рейтинга самого Путина. Возможно, одной из причин стало размывание символической функции лидерства, деперсонализация политической власти.

Наиболее серьезным выглядит ограничение со стороны экономики. Застой в российской экономике продолжается уже шесть лет (рост резко замедлился в 2012 году) – весь период, на протяжении которого окончательно сложилась та система бюрократическо-олигархических групп, общему сохранению которой должна послужить предложенная модель перехода.

Низкая конкурентность внутренних рынков и слабость огосударствленной банковской системы, ориентированной преимущественно на политические, а не рыночные стимулы, по всей видимости, являются ключевыми факторами стагнации. Однако вся логика перехода будет ориентирована на сохранение и даже укрепление этой квазирыночной инфраструктуры.

Наконец, не стоит сбрасывать со счетов политические повестки городских агломераций и вечную российскую тоску по Западу. Заявив о себе в 2011–2012 годах, эти контингенты утратили политическую инициативу, но, скорее всего, вернутся на сцену, как только консервативно-патриотический реванш обнаружит признаки существенной изношенности. И продолжающаяся стагнация будет этому немало содействовать.

Так или иначе, назначение Медведева обозначило один из вероятных сценариев, вокруг которых развернется в ближайшие годы острая борьба. При этом развитие событий будет зависеть не только от Владимира Путина и его ближайшего окружения, но также от динамики элитных взаимодействий и тенденций в общественном мнении. Авторитарная легитимность достаточно сложная и тонкая вещь, несмотря на ее кажущуюся суровую простоту.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 16 мая 2018 > № 2610035 Кирилл Рогов


Казахстан > Агропром. Приватизация, инвестиции > kapital.kz, 16 мая 2018 > № 2607653 Андрей Мокич

Как удержать ресторанный концепт на рынке Алматы

Ресторатор Андрей Мокич делится опытом

На ресторанном рынке Андрей Мокич человек известный. Когда-то «приложил руку» к кафе израильской кухни «Счастливые люди», позже открыл израильский стрит-фуд Bkitzer и не так давно — Karmel, заведение с ближневосточной вкусовой палитрой. Поэтому он как никто знает — каково это, работать в определенном концепте, и как его удержать. Своим опытом Андрей поделился с «Капитал.kz». А также обозначил несколько тенденций — в части концептов, — сложившихся на рынке, и объяснил, почему считает, что в Алматы очень мало смелых рестораторов.

— Андрей, когда мы с вами встретились, вы сказали: «Ресторанный рынок Алматы непредсказуемый». Предлагаю вот с этой фразы и начать. Почему — непредсказуемый?

— Скажем так: он не то чтобы непредсказуемый, скорее, очень разнообразный. Много концептов появляется, какие-то работают, какие-то — уходят с рынка. Многое зависит не только от концепта, но и от подхода владельцев и управленцев к бизнесу: если они делают его правильно, то, естественно, бизнес становится успешным. Но просто так сказать: вот этот концепт работает, а этот — нет, очень трудно.

— Почему? Какие концепты кажутся вам заметными?

— Давайте посмотрим, что у нас сейчас происходит. Первое — пивные концепты. Они были, есть и будут, и они достаточно хорошо себя чувствуют. Посмотрите на одну из специализированных сетей — она стремительно развивается, один за другим появляются проекты в рамках этой сети.

Другой момент по пиву — крафтовое направление. Было много скептиков, которые говорили: это — временно. Но оказалось — нет. У крафта сложилась определенная целевая аудитория. В прошлом году на одном из фестивалей в Алматы мы насчитали четыре крафтовых производителя. Но опять же здесь важен подход к бизнесу, правильно подобранная локация и то, как это продается.

Второй выделяющийся на рынке концепт — бургеры. Модное направление. Заведений с бургерами открылось очень много. Не могу точно сказать, как они себя чувствуют. Понятно, что те, кто был первым и кто предлагает вкусные решения, работает. Их намного меньше. Мало кто делает свой хлеб — покупают в заморозке, мало кто уделяет внимание котлете и соусам, мало кто с головой погружается в концепт. Те, кто погружается, сразу заметны.

— Но фаст-фуд вроде бы так всегда и поступает — работает на заморозке, на полуфабрикатах…

— Ты открываешь бургерную и начинаешь покупать замороженные булочки, готовые котлеты, готовые соусы. Я считаю, это неправильно. Хотя, конечно, среди бургерных есть проекты, которые готовят собственные ингредиенты, делают необычную подачу. Они интересные. Но вот появляется второй проект и начинает копировать тех, первых. Как правило, не у всех это получается.

У нас очень мало смелых — я бы именно так сказал — рестораторов, которые хотят воплощать в жизнь новые идеи. Многие просто делают то, что делает сосед. Это относится и к доставке: вся доставка — это пицца, суши, а еще донеры. Заведения-копии долго не работают — три-шесть месяцев, кого-то хватает на год.

Сейчас, я обратил внимание, один за одним появляются стейк-хаусы, мясные рестораны. Самое интересное, открываешь меню — у всех одно и то же: рибай, ти-бон, филе-миньон — да и все. Ты открыл стейк-хаус, начни делать, помимо популярных вещей, альтернативные — хвосты, щеки, готовить стейки из других частей мясной туши, начни коптить мясо, тушить, делать новые технологические обработки… Специализируешься на мясе — раскрывай мясо полностью. Вот это интересно.

— Возможно, цель — просто заработать, а не делать что-то интересное…

— Это не тот бизнес, где ставят такие цели: а давайте откроем ресторан и будем делать на нем деньги. Это достаточно тяжелый бизнес, к нему нужно подходить с умом, постоянно анализировать и придумывать что-то новое. Это не магазин, куда ты завез товар и продаешь. Но, к сожалению, многие относятся вот так: «Смысл придумывать что-то интересное, если уже есть рабочие инструменты?»

— Какие «фишки» на ресторанном рынке Алматы, на ваш взгляд, могут сейчас выстрелить?

— Сейчас такого нет: придумал фишку — и люди пошли в заведение. Потребитель стал более искушенным, более «напробованным», и это хорошо. Люди много путешествуют, им хочется новых впечатлений, открытия вкусов. Поэтому сказать, что сейчас привлечет внимание… Если говорить о еде, мясе, то сработает такая фишка, как альтернативные способы приготовления — су-виды, смокеры и пр. Потенциал крафтового пива еще не исчерпан. Вообще вкусная еда — вот это будет работать всегда. И еще — квалифицированные сотрудники, особенно повара, которые ездят за границу, обучаются.

Есть модные заведения, фишка которых в том, что они модные, у них красивый дорогой дизайн. Но модная аудитория самая неблагодарная. Слишком легко перетекает в очередное «модное место». «Модный» бизнес, на мой взгляд, достаточно быстрый, его нужно очень правильно экономически выстроить, чтобы быстро отработать деньги. Потому что срок жизни у таких заведений очень короткий — полтора года максимум. Категории модных заведений и заведений-долгожителей — это совершенно разный взгляд на бизнес.

— В чем отличия? Как экономически правильно подойти к этим двум форматам?

— Для формата модного заведения — все правильно посчитать. Это должна быть конкретная работа со спонсорами, с партнерами — алкогольными брендами, которые платят за размещение рекламных инструментов внутри заведения. Там нужно быстро заработать. Для формата заведений-долгожителей — финансовое планирование, подушка безопасности. Основная инвестиция — в сотрудников, в обучающие программы, в стажировки за счет компании. Меньше денег в интерьер, больше в оборудование, технологии и сотрудников.

Каждый проект при этом стоит по-разному. Нет единого секрета — вложи столько-то и получишь прибыль. Ресторанный бизнес — это вообще авантюра. Даже большие ресторанные группы постоянно открывают и закрывают, ребрендят заведения. Как бы маркетологи ни просчитывали, все равно риск «выстрелит — не выстрелит, будет популярным — не будет популярным» есть.

— Если говорить о вашем заведении Bkitzer, рынок понял концепт израильского стрит-фуда? Вы это ощутили?

— Мы это поняли в первый месяц работы. У нас был вау-эффект, потому что это было что-то новое. У нас была правильно выстроенная маркетинговая кампания, мы привезли специалиста из Израиля. Было очень много подготовительной работы, я много времени провел в Израиле, где пробовал различные блюда, искал фишки, прежде чем запустить такое заведение у нас и понять, как и что делать. В Израиле те же шварменные тоже делятся на два типа: «модные» — кафе, столики, и такие: закуток с витриной и раздачей, и там очереди. Мы смотрели, как заведения стрит-фуда работают в туристических и в нетуристических городах, на базарах. И потом, за три недели до открытия, начали рассказывать, как и что делаем мы. Показывали внутреннюю жизнь, подогревали интерес.

Вау-эффект держался в первые полгода. Как сказал Алишер Еликбаев, он не ходил к нам все это время, потому что мы много хайповали. Люди нам писали: больше не придем, потому что уже третий раз попасть не можем. С одной стороны, это хорошо — получили большую проходимость. Но с другой стороны, были и минусы: не успевали обучать поваров, кто-то из гостей долго ждал, кому-то не понравилось…

— Можно сказать, что хайп вокруг себя вы создали искусственно?

— Нет, у нас не было такой цели. Мы просто показывали то, что делаем, по-настоящему. А «хайп» создали люди.

— Что больше привлекло посетителей — «израильская кухня» или «стрит-фуд»?

— «Израильская кухня». Не «стрит-фуд». Потому что само слово"стрит-фуд"понимают неправильно, многие приравнивают к «фаст-фуду», а это разные вещи. Понятие уличной еды в Алматы уже есть, но еще не развито. У нас уличная еда — это когда на базаре продают шашлыки и самсу.

— Вам нужно было что-то делать потом, чтобы поддерживать интерес?

— Нам пришлось что-то делать в прошлом году в сентябре, потому что возле нашего заведения велись дорожные работы. 3,5 месяца все под нашими дверями было перекопано, там меняли брусчатку, арыки. Мы потеряли всех гостей с детьми: было неудобно проезжать с коляской. И нам пришлось заново настраивать всю рекламную кампанию: делали различные акции, бесплатно раздавали фалафель, запускали новинки, работали с персоналом.

— Какую проходимость вы закладывали себе, когда открывались, и какую получили в итоге?

— Мы планировали порядка 3,5−4 тыс. человек в месяц, получили 6 тыс. Рекорд — 7 тыс. У нас 25 посадочных мест. В день можем обслуживать 150−200 человек. В 10 утра у нас уже были люди, в 11 вечера мы закрывались. Понятно, что часть аудитории отсеялась — кому-то не понравились блюда, кого-то мы, возможно, недообслужили, кто-то не понял концепцию.

— Сколько вложили в оба проекта?

— С первым заведением нам повезло больше: оно было практически готово. Формат стрит-фуда не требовал больших инвестиций в ремонт, нужно было только купить оборудование, обучить людей. В общей сложности затратили около 20 млн тенге.

Во второй проект — Karmel — вложили больше, мы проводили все коммуникации с нуля. Вложили около 70 млн тенге. Этот проект нам интересен своим расположением — в районе, который переходит из спального в деловой. Мы хотим сделать из него долгожителя. При том что в округе много заведений, в том числе предлагающих бизнес-ланчи до 1 тыс. тенге. Мы не в этой ценовой категории, и не хотим там быть. Средний чек у нас порядка 5 тыс. тенге. В Bkitzer — порядка 2,5 тыс. тенге.

— При какой рентабельности можно считать заведение успешным? Какой процент у вас?

— Для каждого это очень личный вопрос. Есть бизнес, который и 50% рентабельности дает, есть — 35%, 20%, 10%. Если заведение приносит деньги, это уже хорошо, это уже успех. Но в среднем, на мой взгляд, рентабельность по рынку сейчас до 35%. Мы близки к этой цифре.

Казахстан > Агропром. Приватизация, инвестиции > kapital.kz, 16 мая 2018 > № 2607653 Андрей Мокич


Украина > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > interfax.com.ua, 16 мая 2018 > № 2607522 Юрий Луценко

Луценко: Моя роль на президентских выборах – сдержаться и не перейти в лобовую атаку на популистов и демагогов

Эксклюзивное интервью генерального прокурора Украины Юрия Луценко информационному агентству "Интерфакс-Украина"

Ю.Луценко рассказал, почему при эффективности работы прокуратуры никто не рукоплещет; как в судебном состязании "играть в шахматы", а в корабле Украинского государства залатать пробоины; признал, что в президенты не идет, но делает ставку на правоцентристскую политсилу.

Сегодня (12 мая - ИФ) ровно два года, как Вы на должности генпрокурора. В подведении итогов к какой-то дате есть нечто советское, но все-таки, по прошествии этого времени, что вызывает у Вас чувство удовлетворения, а что - неудовлетворения?

Если уж совсем отказываться от советской практики юбилеев, то хочу вспомнить Томаша Масарика, который был не только первым президентом Чехословакии, но и глубоким теологом. Он сказал, что вечная жизнь не начинается после смерти, она начинается в твой первый день рождения, поэтому не откладывай на потом добрые дела, каждый день рассматривай как возможность подняться на ступеньку выше: что-то почитай, что-то хорошее сделай, кому-то помоги. С моей точки зрения, это очень мудро. Эту фразу я прочитал буквально в первые месяцы пребывания в Лукьяновском СИЗО, и тогда она мне очень помогла. После освобождения я в полной мере использовал этот рецепт: и на Революции каждый день был как ступенька к победе, и в парламенте, я считаю, сделано было много полезного, и в прокуратуре есть о чем отчитаться перед людьми, глядя прямо в глаза. Безусловно, не вся лестница пройдена, еще работать и работать.

Чем отличается нынешняя прокуратура от вчерашней? Это уже не постсоветский монстр, вертикально заточенный на волю одной личности, - и президент, и генеральный прокурор всегда определяли действия Генпрокуратуры – кого карать, а кого миловать.

На сегодняшний день эта система разрушена. Во-первых, еще "на берегу" у нас с президентом была договоренность, что никаких команд политического характера я выполнять не буду, а Порошенко сказал, что это и не входит в его интересы при назначении меня прокурором. Так что внешние команды отпали сразу.

Вторая задача – сломить внутренний алгоритм единоличных, непререкаемых указаний. Это было сделано. Нет больше двух главных принципов действия карательной системы. Подход "арестуй, или я тебя сниму с должности" стал невозможен: Генпрокурор теперь никого не назначает и никого не снимает, на это уполномочены только Совет прокуроров и дисциплинарная комиссия. Также разрушена сцепка, а порою и сговор ради общего финала между следователем и прокурором: на сегодняшний день следствие выведено из прокуратуры, после создания ГБР эти отношения станут конкурентными, что обеспечит на порядок больше объективности и следствия, и обвинения.

Вы не можете уволить прокуроров, они стали более независимыми. Вам не кажется, что от этого они получили определенную степень безнаказанности?

Да, конечно, как и в любом вопросе, тут тоже есть обратная сторона медали. 90% местных прокуроров были назначены на конкурсах до меня, конкурсы были достаточно специфичны, из трех кандидатов выбирал генеральный прокурор, тогда было так. Сегодня они по новому закону фактически автономны. В большинстве случаев речь идет о людях, которые тянут на себе огромную работу, но не буду скрывать, что есть 10-15% людей, которые просто посылают куда подальше и прокурора области, и права человека. Конечно, через механизм карающего меча Генинспекции тяжело и долго выявить эти злоупотребления, зафиксировать их, провести через НАПК, которое, как вы знаете, не очень эффективно от момента своего создания, через суд и только потом уволить человека.

Такие случаи есть?

Да, мы снимаем с должности по такому механизму десятки местных прокуроров. Кто-то обвиняется во взяточничестве, кто-то ушел в отставку по обвинению в дисциплинарных нарушениях. Но это не сотни прокуроров, это десятки.

Да, демократия всегда менее эффективна, чем тоталитаризм. У нас есть один политик, который говорит, что бывает просвещенная диктатура. Смею утверждать – нет, любая просвещенная диктатура заканчивается обычной диктатурой, ее перерождение неминуемо, диктаторские указания рано или поздно порождают диктатуру на местах, которая неподконтрольна любому якобы просвещенному фюреру.

Посему считаю правильным жертвовать меньшей продуктивностью в виде замедленных реакций по отстранению неэффективных прокуроров, но, с моей точки зрения, это дает огромный плюс: невозможность политических репрессий невинных – политиков, бизнесменов и простых людей.

Следователь и прокурор теперь в конкурентных отношениях, адвокат оппонирует им, есть еще судья, порою со своей "определенной функцией" из-за недореформированности судебной системы. Вопрос "Где же приговоры?" чаще всего адресуется прокуратуре, так как в этой многосторонней конкуренции больше возможностей повлиять на результат именно у прокуроров.

Вопрос принимаю. Первое. Мы действительно за прошлый год дали несколько рекордов, среди них 9,5 тысяч фактов недопущенных взяток с задержанными фигурантами и 1692 приговора, вступившие в законную силу в отношении коррупционеров. Это в три раза больше, чем в любой другой год ранее.

Почему люди этому не рукоплещут? Потому что в этих цифрах нет "большой рыбы". Но, простите, давайте поговорим о том, что прокуратура может сделать, а чего не может. По закону есть два блока правоохранительной системы, которые занимаются борьбой с коррупцией. Прокуратура и наши коллеги из МВД, ГФС и СБУ уполномочены ловить только "старую большую рыбу" – от губернатора и выше - и "нынешнюю мелкую и среднюю рыбу" - от председателя сельсовета до замгубернатора. "Большая рыба" нынешнего периода – это исключительная компетенция НАБУ.

По сути, я заложник своей громкой должности. Люди считают, что генеральный прокурор может все, но по закону генпрокурор не может подписать подозрение действующему губернатору, замминистра, министру, - это не моя функция, это запрещено законом. Но то, что входит в нашу компетенцию, - мы делаем в три раза лучше, чем раньше.

Второе. Вы говорите, что причиной недоверия к борьбе с коррупцией часто является недобропорядочность судей. Согласен, это есть. Хотя 1700 приговоров по коррупции за прошлый год и уже 300 за нынешний – и их заслуга. Но есть и еще одна очень важная причина – сложившаяся практика взаимоотношений судей и обвинения. В западном мире слово justice означает и справедливость, и юстицию, правосудие, а у нас же это разные понятия даже на вербальном уровне.

У них обвинение приносит факты и доказательства, по которым судья в состязательном процессе может сложить свое мнение о наличии или отсутствии преступления и о том, как наказать виновного. То есть, все в руках судьи, которому общество доверяет. Образно говоря, судье приносят доску, на которой выставлены все фигуры, стороны процесса играют партию, и последний ход, определяющий победу, оценивает судья.

Как происходит у нас? За 20 лет сложилась следующая практика: должны быть доказательства невозможности никакого другого решения, кроме предложенного в обвинительном акте. То есть, судье приносят, я бы сказал, шар, в котором не должно быть ни одной трещины, через которую может испариться обвинительный акт. Судью ставят в позицию "поискать недостатки" вместо того, чтобы найти справедливость.

Я считаю это неправильным. Необходимо закончить судебную реформу и иметь честных судей, которым общество будет доверять поиск справедливости и законности. Причем не только в нашумевшем проекте Антикоррупционного суда, а во всех судах. Именно это называется верховенством права, а не выборочное его применение.

Суд по госизмене Януковича во многом является показателем работы прокуратуры. Устраивает ли Вас, как в этом процессе представлена позиция обвинения? Со стороны позиция защиты выглядит более наступательной, агрессивной, а для людей непосвященных даже более убедительной…

Здесь есть несколько плоскостей. Во-первых, это дело крайне важно, ведь это прецедент открытого состязательного судебного процесса над главой государства. Смысл первый – выяснение, виноват ли Янукович лично, смысл второй – месседж всем нынешним и будущим руководителям государства, что отныне никто не имеет гарантий избежать преследования за совершенное преступление. Третий смысл – это месседж для Путина, ведь Янукович обвиняется в подписании письма, которым было прикрыто именно его решение о вооруженном вторжении на территорию независимой Украины.

Что касается того, кто кого переиграл в процессе, то следует заметить, что в этом процессе господин Янукович не обвиняется в событиях на Майдане, в разграблении страны, - всё это еще впереди.

Сейчас мы поддерживаем обвинение в госизмене. И я полностью удовлетворен работой военного прокурора в процессе – он четко и последовательно идет по обвинительному акту, а защита агрессивно, часто демагогично отвлекает процесс на что угодно, кроме выяснения обстоятельств и причин подписания письма Януковичем. Они говорят о том, что было в Крыму, что было на Майдане, что было до Майдана, как развивались переговоры между Януковичем и лидерами Майдана, – какое это имеет отношение, собственно, к письму, которым экс-президент призвал другое государство оккупировать нашу страну?!

В западных странах судья прерывал бы любые отступления от сути обвинительного акта.

Но, тем не менее, я просто счастлив, что процесс идет вот так. Стороне защиты даны все возможные и, как мне иногда кажется, невозможные, способы защиты Януковича. И это разительно отличается от того, как слушались дела при президентстве самого Януковича. Это действительно открытый, состязательный и объективный процесс, в котором решение примет только суд.

Такой педантизм процесса, полнота реализации прав защиты минимизирует риски успеха обжалования приговора в европейских инстанциях.

Сто процентов!

Послушайте, я тоже сжимаю зубы, когда включаю телевизор и слышу бесконечные дискуссии о том, что вообще не имеет отношения к делу, как мне кажется. Но зато я знаю, что никто не будет говорить, что защита была ущемлена в чем-то.

Вы подвели меня к мысли о том, что есть еще и четвертый смысл этого процесса – показать, как в новой Украине происходят серьезные судебные процессы. Это может стать новым стандартом, и никто другой при смене власти демократическим путем уже не сможет снизить этот стандарт. Вне зависимости от приговора суда.

А когда это может быть?

Не могу это комментировать, потому что только председательствующий в суде может определять темпы судебного следствия и всего хода процесса. Это исключительно его компетенция.

Но, конечно, мы все с нетерпением ждем. Потому что это дело номер один по всем параметрам, о которых я сказал.

Наверняка, Вы читали недавнее интервью Ефремова из СИЗО. Вы верите в перспективу судебного рассмотрения этого дела?

Да, обвинительный акт, который предоставлен господину Ефремову, базируется на доказательствах и свидетельских показаниях. В суде идет изучение этих доказательств, идет допрос свидетелей обвинения. Недавно был допрошен свидетель Ляшко, он дал новые показания, которые серьезно дополнили, с моей точки зрения, обвинительный акт. Более того, председательствующий после этого принял решение вызвать еще ряд дополнительных свидетелей, Турчинова, Пашинского, которые могут подтвердить или опровергнуть сказанное господином Ляшко о роли Ефремова при захвате органов Украинского государства в Луганске.

Опять-таки, это живой процесс, который никоим образом не напоминает судилище в заданном русле, которое происходило в прежние годы.

Думаю, этот процесс крайне важен для всей страны в плане оценки того, "кто открыл двери войны" на местах. Будем надеяться, что скоро мы получим и этот ответ.

Не ухудшила ли ситуация вокруг Холодницкого восприятие борьбы с коррупцией в Украине? Как это может в целом отразиться на работе прокуратуры и антикоррупционных органов?

Обратите внимание: мы сейчас говорим о еще одной истории, в которой нет наперед заданного очевидного ответа. Наверное, это главное достижение новой Украины – нет запрограммированных наперед решений в уголовных делах и судебных процессах.

Да, действительно, в ходе санкционированного судом прослушивания кабинета руководителя САП детективы выявили некие разговоры Холодницкого с посетителями и подчиненными, которые свидетельствуют о нарушении кодекса прокурорской этики.

В связи с этим господин Сытник как руководитель НАБУ и я как руководитель ГПУ направили в КДКП практически идентичные по тексту представления о дисциплинарном наказании господина Холодницкого в виде его увольнения из органов прокуратуры.

Что сделает КДКП, мне не известно, говорю абсолютно искренне. Я, конечно, спиной чувствую большие маневры, говорят о неких попытках влияния на КДКП. Моя задача – обеспечить независимость в решении. Не зависимое от меня как одного из авторов обращения, от сторонников или противников господина Холодницкого. И я это сделаю.

С чьей стороны попытки повлиять на КДКП?

Еще раз говорю – я спиной почувствовал, что такие попытки предпринимались, посему мы включили все механизмы Генеральной инспекции, чтобы защитить докладчика и всех членов КДКП от возможных внешних влияний.

Кто сегодня подписывает все документы от имени Специализированной антикоррупционной прокуратуры?

Холодницкий работает, полностью выполняет свои обязанности.

Моя личная точка зрения, и это не только в связи с этой ситуацией: было бы правильнее автоматически отстранять подозреваемых в коррупции от занимаемых должностей сразу же после подписания подозрения или после подобного обращения об увольнении из органов до момента принятия решения по сути.

Потому что людей крайне раздражает, когда человеку вручают подозрение в коррупции, а на следующий день он выходит на работу.

Как могут развиваться события дальше?

Не хочу размышлять о том, как проголосуют, потому что это может быть расценено как давление на КДКП, но перечислю возможные варианты: обращение Сытника и Луценко поддержат, дисциплинарное наказание вообще не будет применено или будет более мягким.

Конечно, наиболее сложным с точки зрения прецедента и коллизии в законодательстве может быть снятие руководителя САП. Потому что, согласно действующему законодательству, исполнять его обязанности не может фактически никто. Руководитель САП – процессуальная фигура в двух ипостасях. Как руководителя САП его может замещать первый заместитель руководителя САП, но ни один работник САП не может заменить его функции заместителя генпрокурора. Поэтому один человек не сможет заменить руководителя САП, это будут как минимум два человека.

Наш юридический департамент докладывает, что в законодательстве часть функций главы САП даже при исполнении обязанностей первым замом руководителя САП и генпрокурором все равно выпадает, они не могут исполняться никем.

Но и это еще не вся проблема. В апреле вместе с окончанием срока действия переходных положений закона о прокуратуре истекли полномочия сформированной Верховной Радой в 2015 году комиссии по избранию руководителя САП.

То есть, если руководитель САП будет изменен, то нам нужно решение парламента по их части комиссии и решение Совета прокуроров – по их квоте комиссии. Это серьезный политический вызов.

Тем не менее, все эти детали ничего не должны значить при принятии решения КДКП, члены комиссии не должны думать о процедурных последствиях этого решения, они должны сосредоточиться только на одном – есть доказательства серьезного дисциплинарного проступка или нет.

Что будет потом – об этом должна болеть голова у депутатов и у генпрокурора, больше ни у кого.

Время от времени Онищенко выдает порции своих "записей". Видя фото смс, Вы, как руководитель Генпрокуратуры и как политик, как к этому относитесь?

Еще раз повторю: Генпрокуратура не имеет возможности реагировать на подобные ситуации относительно действующих руководителей государства, министров, депутатов. Просто нам это запрещено. Честно? Я об этом жалею.

Вообще, очень интересно, когда я как один из авторов закона о НАБУ/САП должен потом выполнять этот закон. Это ирония жизни. Я не сам, конечно, писал этот закон, но являюсь одним из авторов, поэтому иногда криво ухмыляюсь лакунам, коллизиям, а теперь уже и полному запрету, стоило ли так делать, чтобы, имея 1700 приговоров чиновникам категории "Б", постоянно терпеть обвинения в отсутствии результатов по категории "А"?

Генпрокуратура вместе с коллегами из других правоохранительных органов показывает достаточно большую эффективность. Почему бы здесь не допустить альтернативную подследственность? Ну, если за три года НАБУ в силу разных, субъективных и объективных причин, вышло только на один приговор, и то для небольшого чиновника. Может, все-таки стоит каким-то образом объединить усилия, чтобы поймать нынешнюю "большую рыбу"?

Реакция и НАБУ, и большинства украинских и международных антикоррупционных организаций: "Нет".

Поэтому я не могу дать ответ ни о "пленках Онищенко", ни об общественных заявлениях о мздоимстве министров, ни об известных мне иных фактах нарушения закона чиновниками категории "А". Единственное, что я могу сделать – отправить материалы в НАБУ. Я так и делаю, а потом узнаю, что за более чем год по тому или иному делу не было ни одного следственного действия.

Мне кажется, что закон, который писался с учетом имиджа прокуратуры прошлого, привел к резкой автономизации НАБУ. С одной стороны, это давало им огромные возможности, но, простите, прошло три года, и общество громко спрашивает хотя бы о скромных успехах. Причем спрашивает у меня.

Сейчас взаимопонимание с НАБУ найдено?

Выход из этой ситуации был найден не без проблем. Столкновения с НАБУ - словесные и даже физические, к сожалению, в прошлом году были допущены, и это было большим негативом и для нас, и для всей страны. Сейчас мы работаем в рамках диалога, стараемся создавать совместные группы детективов, следователей и прокуроров в общих делах.

Мне кажется, это единственная предусмотренная законом возможность, и этот год покажет, насколько она эффективна.

Что касается моей политической оценки того, что говорит Онищенко, то она неоднозначна. С одной стороны, я не склонен доверять человеку, который обоснованно обвиняется в крупных экономических хищениях. Привычка всё и вся записывать и выдавать часть записей манипулятивными кусочками тоже не увеличивает доверие.

С другой стороны, то, что я увидел из последних опубликованных смс, – это серьезная почва для работы детективов НАБУ и прокуроров САП. То, что Онищенко совершал преступления, о которых я докладывал в Верховной Раде, - уже признает и он сам. Теперь нужно идти дальше. Закон определил именно САП отвести фигурантов "пленок Онищенко" "или в ЗАГС, или к прокурору".

По Вашему мнению, каковы масштабы негативных процессов подобного рода в украинском политикуме?

Как человек, который знает почти всё о парламенте, правительстве и администрации президента, скажу, что весь этот наивысший этаж власти требует проветривания. НАБУ было создано именно для выноса токсичных тел. 40% дел в суде – по нашим материалам. Мы ждем результатов.

Но есть, кроме посадок, еще и более важный метод. Считаю, что роль генпрокурора не только в организации "рыбалки", но еще и в том, чтобы закрыть возможность "хищникам" появляться в "пруду".

То есть, "плотину" вместе нужно перекрывать, она вся дырявая. Но как показывает практика наших тысяч арестов - на место одного взяточника приходит точно такой же, только берет еще большую сумму - за страх. Что нужно делать? Не только сажать, но и ликвидировать возможные коррупционные схемы.

После Революции украинский корабль был просто на мели, не мог двигаться. Сегодня уже юридическим фактом является то, что команда Януковича нанесла ущерб Украине в размере $40 млрд, это годовой бюджет страны.

То есть, днище украинского корабля было настолько пробито коррупцией, что он был полностью затоплен, не двигался вообще.

Постреволюционный парламент действительно многое сделал: была закрыта коррупционная схема на 2,5 млрд по двойной цене на газ, в системе государственных закупок система ProZorro смела коррупционные схемы на $1 млрд. Еще одной крупной дырой были откаты за НДС. Сегодня автоматизированная система возвращает НДС в размере 98% от заявки на месяц. Это еще $3 млрд в год.

Эти действия помогли украинскому кораблю хоть как-то маневрировать под огнем вражеской эскадры.

Что нам предстоит сделать сейчас, чтобы выйти в стабильный рейс? Да, дальше продолжать ловить коррупционеров, желательно еще и категории "А", что должно продемонстрировать НАБУ. Но главное – постоянно принимать стратегические решения о ликвидации крупных коррупционных схем.

Продолжать латать пробоины?

Есть еще много крупных дыр в корабле, назову три главных. Номер один: разворовывание государственного сектора экономики. Мы – единственная в Европе страна с двумя тысячами государственных предприятий, 75% из них не показывают прибыли, они формально убыточны. Но они убыточны для страны, а для тех, кто назначает своих руководителей предприятий, они очень прибыльны. И, смею вас заверить, это представители всех партий - и власти, и оппозиции, которые получают такие "подачки" за то или иное голосование. Система партийного назначения руководителей госпредприятий является основой украинской политической всеобъемлющей коррупции.

Если мы не хотим этому серьезно противодействовать, тогда ни о какой серьезной борьбе с коррупцией не может быть и речи. Сколько бы мы не ловили местных чиновников "на горячем", мы не остановим взяточничество как инструмент политической жизни страны. Это огромная возможность для всех партий получать теневые доходы, соответственно, действовать на выборах коррупционными методами, соответственно, в парламенте вообще не интересоваться мнением избирателя, а заниматься наращиванием количества "своих" директоров в 2000 госпредприятий.

Ответ на вопрос, как закрыть эту дыру, – большая приватизация, открытые аукционы. И Кабмин принял такое решение, парламент принял закон об открытых аукционах. Только надо действовать смелее. Не 20-30 предприятий, как предложил Кабмин, а полторы тысячи точно должны уйти с молотка в этом году. Это уничтожит источник крупной политической коррупции в стране. Партии должны жить за счет избирателей, а не за теневые доходы от коррупции своих выдвиженцев.

Дырка номер два – природные ресурсы. Олигархия – действительно огромная проблема страны. Но она возникла и до сих пор подпитывается закрытыми теневыми аукционами на природные ресурсы.

После Майдана на аукционах было выдано 43 спецразрешения на ресурсы. Без аукционов – 679! Олигархи скупали и скупают украинские природные ресурсы.

Последние скандалы касались выдачи лицензий на разработку месторождения лития и нефти. Лития в Донецкой и нефти в Полтавской области. Прокуратура на этой неделе подала в суд на разрыв этих решений Госгеонедр, вне зависимости от фамилий, которые стоят за этими решениями. Но бить по хвостам – не лучший метод.

Правительство обязано обеспечить стопроцентно открытые конкурсные аукционы на любые природные ресурсы – нефть, газ, литий, гранит, янтарь, торф и т.д. Более того, необходимо опубликовать открытый реестр всех ранее выданных лицензий, поручить его проверить и впредь проводить все исключительно по открытым конкурсным процедурам.

Именно это должно если не уничтожить олигархию, то хотя бы прервать ее постоянную подпитку свежими, фактически дармовыми ресурсами.

Позиция номер три - таможня. По оценкам экспертов, до 30% страна все еще недополучает от экспортно-импортных операций. Вот картина таможенных платежей в миллиардах долларов по годам с указанием руководителей ГТС. Рекордные $18,2 млрд показали Валерий Хорошковский в 2008 году и Степан Дериволков в 2013-м. После Майдана платежи составили $9,2-9,3 млрд. Можно, конечно, талдычить об утере Крыма и части Донбасса. Но есть ответ о введении платежей за газ. Поэтому пора принять стратегические решения. На всех таможнях необходимо установить электронные сканеры и, мне кажется, совместные посты с представителями таможенных служб западных государств.

Что этому мешает? Сопротивление кланов. Решение Гройсмана о закупке сканеров в прошлом году вызвало просто звериное сопротивление, и в течение года, несмотря на наличие денег, это решение так и не смогли провести, оно было заблокировано разными судами, Антимонопольным комитетом и прочими механизмами, которые просто позволили жулью продолжить грабить страну. В этом году история опять продолжается. Думаю, это необходимо решать, в том числе, объявляя гласно об этой проблеме.

К сожалению, я могу говорить о таких проблемах еще много. Но давайте остановимся на этих трех. Когда эти три огромные пробоины будут закрыты, мне кажется, украинский корабль сможет легче маневрировать. И уже потом – в другой атмосфере – решим проблему приватизации земли и других еще более тяжелых вопросов.

У нас мало времени! Если продолжать говорить о нашей стране как корабле, то на нем уникальная ситуация. Команда ремонтирует корабль, кое-как латает паруса, бегает по реям, отвечает на огонь вражеской эскадры, иногда дает залпы и даже попадает. Но, более того, в трюме ведутся темные переговоры и вечные маневры за борьбу за штурвал.

Всё это можно сделать только в узком окне возможностей, которое с каждым днем становится все меньше и закроется, наверное, сразу после Дня Независимости, когда предвыборная кампания не будет считаться ни с какими рациональными предложениями законодательной и исполнительной власти. Всё будет подчинено логике выборов, разделению на "свой – чужой". Но за два месяца парламент может успеть многое, за пять месяцев правительство может успеть еще больше.

Я верю – все это можно сделать.

Все эти идеи вы хотите предложить кому-то из кандидатов в президенты или какой-то партии, с которой будете идти на выборы?

Невозможное останется невозможным, если вокруг будут пессимисты, оптимисты - двигают мир. Я стараюсь быть оптимистом и верю, что эти глобальные вещи в случае, если об этом действительно развернется глобальная дискуссия, могут быть реализованы именно потому, что с 1 сентября начнется избирательная кампания. Давайте попробуем подойти к выборам именно так – как к выбору не вождей, а решений.

Какой Вы видите свою роль до выборов? В чем Ваша миссия?

Сложно. Попробовать сдержаться…

Сдержаться и не пойти на выборы?

Это как раз у меня получается, я, наверное, единственный не кандидат в президенты из большого круга моих знакомых. Это продуманное решение. С самого начала моей работы здесь, несмотря на разные разговоры, я точно не кандидат в президенты.

У меня тут часто дежавю: после четырехгодичной работы в МВД все очень похоже. И я четко знаю, что если делаешь то, что надо делать, ты будешь утрачивать популярность, здесь по-другому не бывает. Но как сказал мудрый Лао-цзы: "Если вы измеряете свой успех мерой чужих похвал и порицаний – ваша тревога будет бесконечной".

Если бы я хотел быть популистом, я бы уже сегодня рассказывал о том, что мне все мешают, объявил бы 10 миллионов подозрений и ходил бы по митингам, заявляя, что их всех надо посадить, но мне не дали этого сделать.

Но нет. Я знаю, что делать. И делаю свое дело на своем посту.

Что Вы думаете о предстоящих выборах?

Во-первых, думаю, что все это очень символично. Ровно сто лет назад Украина была примерно в такой же ситуации. Конечно, есть существенная разница, но с большого масштаба это выглядит совершенно так же.

Небольшая группа людей старалась тогда построить страну. И огромная масса людей, подогреваемая пятой колонной Кремля, доморощенными радикалами и полезными идиотами, просто уничтожила УНР. Потом и поэтому – в землю полегли миллионы украинцев. Этот урок мы должны помнить, если хотим быть успешной страной.

С моей точки зрения, сегодня опять все очень похоже. Опять: безответственность и популисты против слабых государственников. Посему моя роль на этих выборах – сдержаться и не начать давать прямые оценки популистам. Я буду стараться говорить только одно – поддержите тех, кто строит страну, а не тех, кто все критикует и дает бесконечные невыполнимые обещания.

Но соцопросы отдают преимущество именно им.

Мы уже 4-й год живем в состоянии трех войн: воюем с Путиным на Донбассе, воюем с коррупцией, но самый страшный враг – это патернализм населения, которое пассивно ожидает чуда от нового вождя. Этим пользуются радикалы и популисты, которые предлагают простые ответы на очень сложные вопросы. Считаю, что этот фронт очень недооценен. Патернализм страшнее Путина. Вижу единственную возможность участия в нем – не переходя на личности говорить об опасности таких предложений и поддерживать оптимистов, которые берут ответственность на себя. Я прекрасно понимаю, как ужасающе плохо живут пенсионеры, мне искренне стыдно за все это, хотя я делаю все, что могу, чтобы бюджет наполнять - за два года органы прокуратуры уже дали порядка 60 млрд грн в бюджет.

Все остальные люди – кузнецы своего счастья. Не ждите подачки сверху, создайте свой успех. Знаю 100 и больше людей, которые именно так и сделали. Если их станет 100 тысяч – Украина станет реально новой!

Моделируем ситуацию… Закончились президентские выборы, в которых Вы не участвуете, приходит время парламентских, не менее важных…

Я - за усиление полномочий парламента. Все знают, что Арсений Яценюк этого давно добивается. Я тоже так считаю, только это менее публично. Президент должен поддержать изменения в Конституцию, которые он уже раз вносил, но злополучная поправка об особом статусе Донбасса убила это предложение. Областные и районные администрации должны уйти в небытие, префекты должны скреплять страну от возможного сепаратизма, а все исполнительные органы должны управляться Кабмином по особым процедурам. Единственное расхождение с лидерами "Народного фронта" – я считаю, что в нынешней ситуации в Украине как минимум до восстановления территориальной целостности и министр обороны, и министр иностранных дел должны контролироваться президентом.

Насколько я знаю, президент в основном согласен с этой позицией, вопрос только во времени и политической фигурации, когда это может произойти.

Видите ли Вы себя в этом процессе? И в процессе изменений в Конституцию и в выборном процессе?

В процессе изменений в Конституцию я себя не только вижу, но и пребываю в нем, потому что, может быть, закрытые дискуссии всегда являются самой важной составляющей.

Что касается выборов в парламент – давайте посмотрим на результаты президентских выборов. Они будут определять угрозы и вызовы следующего политического сезона, а значит – Верховной Рады.

Честно говорю, что выступал и выступаю за создание правоцентристской партии, которая должна стать провайдером плана европейских реформ.

Думаю, что и "Народному фронту", и БПП, и ряду других партий давно пора понять, что самодостаточные люди, средний и креативный класс, давно ищут не вождей, а стабильную политическую силу, отстаивающую их интерес.

Это новая политсила или речь может идти о реорганизации?

Думаю, что старые партии уже не имеют шансов. Нужно самоочищение, объединение и обновление. Это касается и названия, и руководства, и целей.

Никакая партия в нынешней Украине 50% не возьмет, поэтому нужно прекратить заискивание со всеми избирателями и четко сказать, что есть очень четкая программа, которая выгодна, в первую очередь, среднему классу, но только эта программа приведет к процветанию остальных.

Как говорил мой любимый Черчилль: "Я вам не предлагаю ничего, кроме крови, пота и слез, но зато в конце будет победа".

Нужно говорить с людьми честно, не заигрывать, потому что конкуренты заигрывают намного лучше и обещают намного больше.

Поскольку Вы так увлеченно об этом говорите, могу сделать предположение, что Вы себя видите в этом процессе…

До последнего дня, пока я буду работать в Генпрокуратуре, в общении с политиками я буду ограничиваться только советами, советами человека не очень постороннего.

Честно говоря, со мной были беседы и в администрации президента, и в Кабмине, и в парламенте, и я давал четкий ответ: "На должности генерального прокурора я не буду участником ни одного избирательного штаба. Это стопроцентное решение, но, тем не менее, советы готов давать".

Украина > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > interfax.com.ua, 16 мая 2018 > № 2607522 Юрий Луценко


Россия > Финансы, банки > bankir.ru, 16 мая 2018 > № 2607276 Павел Самиев

Почему МФО не надо регулировать как банки

ПАВЕЛ САМИЕВ

управляющий директор Национального рейтингового агентства, генеральный директор БизнесДром

Микрозаймы жизненно необходимы. МФО делает кредит доступным и снижает социальную напряженность. Но если регулировать МФО как банки, это может убить легальный микрофинансовый бизнес.

Микрофинансирование играет важную роль в обеспечении доступности финансовых ресурсов для значительной части населения и малого бизнеса — об этом свидетельствуют результаты неоднократно проведенных исследований. Ужесточение требований к микрофинансовым организациям скажется прежде всего на уровне жизни наименее обеспеченных слоев населения. Последствием может стать рост теневого рынка нелегальных кредиторов и ухудшение криминальной обстановки в стране.

Микрофинансирование в России прошло большой и интенсивный путь развития. За пару десятилетий зарождающийся рынок заемных капиталов превратился в прозрачный структурированный сегмент финансовой системы страны. Сформирован пул микрофинансовых компаний, заслуживающих доверия: они регулируются ЦБ, выполняют обязательные нормативы.

Часто микрофинансовые компании ассоциируются с высокими процентными ставками. Однако если сравнить условия займов в нашей стране, США, Великобритании и Канаде, то обнаружится, что ставки находятся примерно на одном уровне — 600% годовых. С учетом вступившего в силу регулирования максимальная переплата, которая может возникнуть у заемщика, не превышает 300%. Даже это значение существенно отличается от реальных расходов клиента на обслуживание займа. Средний период пользования такими деньгами составляет 26 дней, при ставке 2% в день плата за пользование займом за весь период — 52%.

С повышением финансовой грамотности населения осознается неприменимость годовых рамок для категории «займы до зарплаты». По данным Банка России, сокращается период пользования такими микрозаймами — с 29 до 26 дней за последние два года. Существенно уменьшается число пролонгаций по займам, то есть необходимость продления договора, и тем самым переплата. Также существенно растет доля досрочных погашений (почти 40% от всех выданных краткосрочных займов). Клиенты МФО начали понимать, что такими финансовыми продуктами нужно пользоваться в течение непродолжительного срока, тогда переплата будет относительно небольшой. И соответственно, это будет выгодно.

По-прежнему основными ценностями для потребителей финансовых услуг являются простота процедуры оформления микрозаймов и географическая доступность (удобство расположения офисов МФО). За последний год многие МФО стали предоставлять возможность дистанционного оформления займов. Вложения МФО в собственные технологии привели к расширению продуктовой линейки микрофинансовых организаций, а также каналов получения займов и их оплаты. Развитие скоринга МФО послужило причиной повышение вероятности одобрения заявок.

Ужесточение требований по резервированию денежных средств, правил по взысканию просроченной задолженности и ограничение максимальной суммы начисленных процентов привели к замедлению темпов роста количества и объема микрозаймов. Это видно уже по итогам второго полугодия 2017 года.

Микрофинансовые организации, занимающиеся выдачей микрозаймов «до зарплаты», после внедрения предложений Банка России по созданию специализированного продукта, ограничению дневной процентной ставки и снижению максимального уровня переплаты столкнутся с рядом дополнительных сложностей. При текущих реалиях на рынке останется не более 1 000 игроков. Реализация негативного сценария приведет к существенному росту числа нелегальных кредиторов, которые будут удовлетворять возрастающий спрос на краткосрочные займы.

По данным ВЦИОМ, практически каждый второй россиянин считает необходимым существование микрозаймов как самостоятельной услуги на финансовом рынке. При этом 65% опрошенного населения заявили, что взятый микрозаем им скорее помог, нежели нанес ущерб (исследование ВЦИОМ «Займы до зарплаты»: потребность, преимущества, риски»). На текущий момент краткосрочными микрозаймами пользуются почти 4 млн человек, что составляет 64% от общего числа клиентов МФО. Большая часть из них попадает в группу риска: они вынуждены будут либо отказать себе в совершении каких-либо расходов, либо обращаться к нелегальным кредиторам и останутся без права защиты своих интересов со стороны контролирующих органов. Это особенно важно при взыскании просроченной задолженности, так как нелегальные фирмы практически всегда производят взыскание неправомерными способами с привлечением «черных коллекторов».

В малых городах, особенно в регионах с нестабильной доступностью сети Интернет, офлайн-МФО являются единственной надеждой для населения, которому срочно понадобились деньги. Ограничения, установленные нормативными актами в сфере противодействия легализации денежных средств, полученных преступным путем, и финансированию терроризма, устанавливают запрет на выдачу микрозаймов на сумму свыше 15 000 рублей без проведения полной идентификации заемщика.

Одним из последствий будет также ухудшение качества кредитных историй у населения, работающего как с микрофинансовыми организациями, так и с банками. Получается, что люди, имеющие возможность обслуживания своих кредитных обязательств, будут лишены доступа к денежным средствам МФО и банков. Увеличивается вероятность обращения к нелегальным кредиторам, ведь потребности каким-то образом удовлетворять нужно. Подобные ситуации приведут к росту теневого бизнеса и социальной напряженности внутри страны.

С другой стороны, часть клиентов, ранее успешно пользовавшихся краткосрочными займами, постарается покрыть свои финансовые потребности долгосрочными займами, но не все смогут справиться с более высокой долговой нагрузкой. Дешевле пользоваться микрозаймом под 2% в день в течение 10 дней с переплатой 20%, чем микрозаймом со ставкой 1% в течение 45 дней с переплатой 45%. Допустив просрочку одного или нескольких платежей, они испортят кредитную историю и потеряют доступ к финансовым ресурсам.

По сути, у граждан, лишенных доступа к финансовым ресурсам, останется два варианта: вступать в отношения с нелегальными кредиторами либо самостоятельно «добывать» нужную сумму. Последний грозит ухудшением криминальной обстановки в стране. Излишнее регулирование сферы защиты прав потребителей финансовых услуг может ухудшить платежную дисциплину потребителей, создавая иллюзию поддержки со стороны государственных органов при небрежном отношении к своим финансовым обязательствам, а также породит новый рынок мошеннических услуг для должников микрофинансовых организаций.

Практически все участники микрофинансового рынка встречались с компаниями, которые называют себя «раздолжнители». Такие организации обещают заемщикам за вознаграждение решить их проблемы с просроченной задолженностью. Однако вместо оказания полноценной юридической помощи «раздолжнители» загоняют заемщика в еще более глубокую долговую яму, тем самым практически сводя на нет усилия микрофинансовых организаций по реструктуризации задолженности. В рамках действующего регулирования микрофинансовой организации гораздо проще решить вопросы взыскания просроченной задолженности с заемщиком, при этом максимально быстро и эффективно.

На данный момент наблюдается тенденция переноса методов надзора за банковскими организациями на микрофинансовый рынок. Это может вызвать в первую очередь болезненную реакцию со стороны потребителей микрофинансовых услуг, которые будут лишены привычных финансовых продуктов. Микрофинансовые организации работают в том сегменте, который традиционным банкам попросту не интересен в виду высокой рискованности операций и более жесткого надзора.

При этом микрофинансовый рынок России является своего рода витриной достижений финтеха в России. Одними из передовых достижений в сфере технологичности микрофинансового рынка, безусловно, являются онлайн-займы физическим лицам, POS-кредитование. Указанные сегменты кредитования объединяет высокая технологичность игроков рынка, которые выдают займы без посещения офиса заемщиками. Построение высокотехнологичных кредитных конвейеров позволяет участникам рынка выдавать решения по заявкам потенциальным заемщикам менее чем за 30 минут. Все это стало возможно благодаря созданию уникального программного обеспечения под нужны участников рынка. Как правило, крупные игроки предпочитают писать программное обеспечение под себя, так как на рынке отсутствуют готовые технологические решения для ведения микрофинансового бизнеса. В связи с этим МФО активно набирают штаты программистов для преодоления новых технологических вызовов в борьбе за потребителя.

В данный момент создается микрофинансовый рынок, удобный как заемщикам, так и самим участникам. Излишнее усиление регуляторной нагрузки может вызвать усиление социальной напряженности и повышение уровня преступлений против имущества и жизни граждан, так как человек, испытывающий финансовые трудности, может пойти на необдуманные шаги для решения своих финансовых вопросов.

Россия > Финансы, банки > bankir.ru, 16 мая 2018 > № 2607276 Павел Самиев


Украина. Сингапур. Вьетнам > Алкоголь > ukragroconsult.com, 16 мая 2018 > № 2606493 Евгений Шевченко

Львовское пиво начали продавать в Сингапуре и Вьетнаме — гендиректор Carlsberg Украина

Евгений Шевченко, генеральный директор Carlsberg Украина, рассказал Delo.UA, что происходило с рынком пива в прошлом году, чего стоит ждать от акцизной политики 2019 года и как они будут реагировать на объединение двух пивных гигантов — InBev и Efes

Евгений, начнем с общих вопросов. Происходят ли какие-то изменения на отечественном рынке пива?

В 2017 году рынок нас приятно удивил — он впервые за 10 лет не просел. И это уже хорошие новости. Продажи в натуральном выражении выросли на 0,1%. Правда, ростом это особо не назовешь. Скорее, рынок остался на уровне прошлого года.

Почему продажи не упали? У потребителей появилось больше денег на алкоголь?

Думаю, основная причина в цене. Благодаря разумному росту акцизов, цены на продукцию выросли в среднем на уровень инфляции. То есть, пиво сохранило свою относительную доступность для покупателей. Это как раз и позволило рынку не упасть.

В этом году правительство и Верховная рада сделали большой подарок для вас…

О да, наши акцизы не трогали (широко улыбается — ред.).

Как оцениваете такой шаг?

Это прекрасное решение, а самое главное — взвешенное. И цифры только доказывают это. Несмотря на то, что ставка не была увеличена, налоговые сборы в бюджет за первый квартал увеличились на 11,2%. Эта цифра говорит о том, что для бюджета это решение очень правильное, и оно уже работает. При этом важно отметить, что в феврале отчисления в бюджет от акциза на пиво выросли на 39%, а меньшая общая итоговая цифра связанна с рекордно низкой температурой в марте. То есть, в марте мы банально продали мало пива из-за погодных условий.

Мы ожидаем, что рынок начнет расти, хотя бы на несколько процентов. Это уже было бы хорошо.

Чего ожидать от акцизной политики на 2019 год?

Хороший вопрос. Сами бы хотели получить на него ответ. Но мы не можем знать, как поведет себя Минфин и налоговый комитет ВР, ведь неоднократно наблюдали их непредсказуемость в прошлые годы. Можно привести несколько примеров — это и 2014, и 2016 год, когда акциз, по сути, подняли в 2 раза. Конечно, это были необходимые меры, бюджету нужны были деньги на оборону. Но мы надеемся, что ситуация будет стабильной, а государство продолжит свою взвешенную политику.

Сейчас Минфин подготовил законопроект о пересмотре ставок акциза, сборов и рентных платежей, и на алкоголь предлагается поднять ставку на уровень инфляции — 9%. Мы поддерживаем такой подход, так как он соответствует налоговому законодательству и является прозрачным.

Продолжая разговор о результатах 2017, как изменилась ваша доля на рынке за год?

По нашим внутренним данным, отчасти основанным на аналитике агентства Nielsen, мы — лидеры на рынке по итогам 2017 года. У нас 31,1%. Это на 0,3 п.п. больше, чем в 2016 году.

Как думаете, как повлияет на украинский рынок пива слияние ваших конкурентов Anheuser-Busch InBev и Anadolu Efes?

Очень интересный вопрос, поскольку в Украине объединение InBev и Efes — это А + неизвестное. Ведь Efes в 2015 году практически полностью исчез с украинских полок из-за оккупации Донецка, где находился их завод. Им просто не повезло. В связи с этим мы не знаем, какую стратегию они выберут: что из портфеля Efes компания InBev начнет выпускать и продавать в Украине. Конечно, мы строим прогнозы и планы, ставим себя на их место и пытаемся предугадать, как будет выглядеть их портфель. Пока это только предположения. Но мы знаем точно, что InBev — сильный игрок на рынке, с очень развитой дистрибуцией и большой рыночной силой. Так что, безусловно, у них появится возможность стать сильнее, а мы будем пытаться этого не допустить.

Выпуском новых продуктов?

Да, абсолютно верно. Мы приготовили несколько интересных "ответов".

Сколько новинок будет в 2018 году?

Если считать во всех наших категориях: пиво, квас и сидр, то новинок будет около 20. Мы уже запустили несколько новых напитков в разных категориях. Это Robert Doms Golden Ale, Сидр с базиликовым вкусом, "Львівське Кнайпа", Lwiwske Eksportowe, Baltika Мягкое Полутемное и S&R Garage Granny's Anti-Compote.

Вернемся к вашим результатам. За счет чего вы нарастили долю в 2017 году?

Сыграла роль сила бренда, поскольку новинок в прошлом году у нас было не так уж много. Больше того, в 2017 году у нас был провальный запуск Robert Doms American style Ale. И хотя это пиво собрало несколько профессиональных дегустационных призов, да и крафтовые пивовары отзывались о нем положительно, покупателю оно не понравилось: оказалось слишком горьким. Кстати, на этом примере хорошо просматривается вопрос о так называемой "крафтовой революции". Массовый потребитель не воспринимает такое нишевое пиво.

Вы сняли его с производства?

Конечно. Мы заменили его другим элем — Robert Doms Golden Ale. Пока из розницы мы получаем только положительные отзывы, новинка "пошла".

Сколько позиций пива вы сняли с производства в 2017 году?

Семь. Мы это делаем регулярно, два раза в год. Смотрим на продажи всего ассортимента и те позиции, которые негативно влияют на нашу прибыльность, безжалостно убираем. По результатам 2017 года мы сняли "Львівське Міцне", "Robert Doms Богемський", "Robert Doms American style Ale".

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Топ-5 самых доходных пивоваренных компаний Украины

Самым болезненным для нас было снятие с производства "того самого" синего "Славутича". Потребитель просто перестал его воспринимать, наверное, из-за того, что после 2014 года, ностальгирующих по СССР стало куда меньше. Линейка была снята с производства в 2015 году.

Увеличилась ли загрузка мощностей в Украине?

Текущая загрузка составляет примерно 60-70% и поводов увеличивать ее, к сожалению, у нас нет. Да и в целом по рынку наблюдается избыток мощностей, и вряд ли кто-то собирается их наращивать.

А что с продажами, они выросли?

Да, если считать в литрах, то продажи выросли на 3% — было реализовано 667,3 млн бутылок.

Через какие каналы продаж вы реализовываете свое пиво?

На HoReCa (рестораны, кафе, гостиницы — ред.) приходится 10% наших продаж, на сети — где-то 40% и еще 50% — на канал, который мы называем традиционная торговля.

Причем очень быстро растут продажи через сети супермаркетов. И драйвер этого роста — АТБ.

В пивной категории они занимают, наверное, половину всех продаж. Постепенно наращивает свою долю и HoReCa. Это выглядит немного странным на фоне общей экономической ситуации: кажется, что люди должны пить пиво дома перед телевизором из ПЭТ-упаковки, в надежде сэкономить. Но нет.

Тогда, какое пиво преимущественно покупали украинцы?

Как обычно, люди покупают пиво низкого и среднего ценового сегмента, преимущественно в ПЭТ упаковке. В целом, на ПЭТ приходится порядка половины всех продаж.

Если говорить о премиальных сортах и импорте, то, как ни странно, их доля в продажах растет. Те категории людей, которые могут себе позволить хорошее пиво, продолжают его покупать, а вот часть потребителей из эконом-сегмента мигрировали в крепкий алкоголь, и, скорее всего, в нелегальный. У него есть сильное ценовое преимущество в отношении пива.

Нарастили ли вы экспорт на внешние рынки?

В 2017 году по сравнению с 2016 мы нарастили отгрузки за границу на 5% за счет расширения географии. Но это небольшие объемы, так как активных экспортных продаж у нас нет. Скорее, это пассивные продажи, когда к нам обращаются заинтересованные компании. Мы согласовываем этот экспорт с нашим центральным офисом, поскольку у нас есть глобальный экспортный департамент, и начинаем отгрузки.

В какие новые страны и какое пиво начали продавать?

Начали поставлять в Сингапур, Вьетнам, Исландию. По-прежнему в тройку лидеров входит Германия, Израиль и Китай. Что касается брендов, то в основном мы экспортируем локальные марки, преимущественно "Львовское" и "Квас Тарас".

Сколько всего стран покупает "Львовское"?

Начиная с 2014 года "Львовское" экспортируется в больше, чем 20 стран. За последний год география поставок составила 15 стран. Кроме тех рынков, которые я уже перечислил, украинский бренд едет в Мексику, Польшу, Канаду, Австралию и другие страны. В основном, в дальнем зарубежье. Его пьют украинцы, которые там живут. В Канаде, например, живет около 2 млн украинцев.

Меня всегда интересовал вопрос, почему "Львовское" активно продается на китайском рынке?

Ответ вас удивит (улыбается — ред.). Для китайцев, что кириллица, что латиница выглядит одинаково. Но если на упаковке буквы похожие на европейские, у них срабатывает стереотип, что это качественное пиво из Европы. Пробуя его, они получают европейское пиво, только чуть дешевле. Так что тут нам подыграли европейцы и особенность китайского восприятия.

Что происходит с вашей долей на рынке сидра?

Рынок сидра продолжает расти бешеными темпами и становится все привлекательней. На нем все больше и больше игроков. Абсолютно закономерно и то, что наша доля снижается. Если пару лет назад у нас была доля в 75%, то сейчас уже 60%. И для нас в этом нет ничего страшного, пока растет рынок. Когда рынок перестанет расти, мы начнем сражаться за долю.

А что с квасом?

В прошлом году рынок кваса упал довольно заметно, по нашей внутренней аналитике на 6%. Связано это было с дождливыми выходными в течение двух летних месяцев. В свое время, я считаю, что мы этот рынок вернули к росту, толчком стал "Квас Тарас Белый", который запустили в 2015 году. Но с тех пор белый квас есть у всех, черный квас есть у всех. Поэтому рынок кваса опять скатился в то, что мы называем коммодитиз, то есть покупателю торговая марка производителя особо не важна.

В этом году мы хотим попробовать немного расшевелить рынок. Чем именно — пока не могу сказать, поскольку продукт еще не на полке.

Если рассматривать ваш портфель брендов, то какие из них самые прибыльные?

Первый, безусловно, "Львовское", на втором месте Baltika, на третьем — "Арсенал", на четвертом — S&R Garage, на пятом — "Квас Тарас".

Украина. Сингапур. Вьетнам > Алкоголь > ukragroconsult.com, 16 мая 2018 > № 2606493 Евгений Шевченко


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter