Всего новостей: 2300548, выбрано 644 за 0.134 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Персоны, топ-лист СМИ, ИТ: Швыдкой Михаил (111)Петровская Ирина (89)Путин Владимир (71)Малюкова Лариса (65)Быков Дмитрий (59)Тарощина Слава (54)Медведев Дмитрий (42)Мозговой Владимир (42)Мединский Владимир (38)Латынина Юлия (33)Поликовский Алексей (30)Найман Анатолий (27)Пиотровский Михаил (26)Сокуров Александр (26)Стуруа Мэлор (26)Генис Александр (25)Мартынов Кирилл (24)Архангельский Андрей (21)Венедиктов Алексей (21)Плахов Андрей (21) далее...по алфавиту
Казахстан > СМИ, ИТ > newskaz.ru, 21 ноября 2017 > № 2394129 Тарас Бойченко

ТВ или Интернет: кто побеждает в этой борьбе в Казахстане?

Почему телевидение в Казахстане упорно не уступает интернету, рассказал глава одного из крупных рекламных агентств

Сергей Ким

Всемирный день телевидения. 17 декабря 1996 года Генеральная Ассамблея ООН предложила отмечать этот праздник, признавая огромное влияние телевидения на общество.

Sputnik Казахстан решил отметить его по-своему: мы побеседовали с Тарасом Бойченко, генеральным директором рекламного агентства Optimum Media Eurasia. И если это название вам ни о чем не говорит, большим телевизионным менеджерам оно, как и имя Бойченко, известно давно. Поговорили с собеседником, понимающим, откуда на телевидении берутся деньги, о смерти телевидения, качестве наших программ, а также о том, почему казахстанскому ТВ все еще удается упорно и вполне успешно сопротивляться интернету. Кроме того, Тарас Бойченко рассказал, станет ли на отечественном телевидении превалировать казахский язык в обозримом будущем.

- Есть ощущение, что казахстанское телевидение, которое бурно развивалось в 90-е и 2000-е сейчас переживает времена застоя. Это так, или я ошибаюсь?

- Думаю, это не так. Просто в 90-х, как мы помним, вдруг, после советского телевидения, очень профессионального, но заточенного под государственные проекты, появилась свобода. Это касалось не только телевидения. И тогда мы все просто, если можно так сказать, "обалдели" от происходящего. Казалось, что столько всего интересного, и столько можно успеть сделать. В 2000-х годах телевидение стало более профессиональным, но в то же время стали появляться те проблемы, которые впоследствии увеличились. Не потому, что телевидение стало хуже, а потому, что все вокруг стало быстрее меняться.

- О каких проблемах речь?

— Мне кажется, телевидение в какой-то период стало более скучным, плюс появился интернет. Однако, что касается развития телевидения, где-то с 2005, 2008 годов начался определенный подъем. С одной стороны, потому что телеканалы увидели необходимость, с другой, и государство начало больше уделять внимание телевидению, в частности, увеличению доли своего, казахстанского, контента. В последние 2-3 года, на каналах появилось больше локального контента. Возникает вопрос – насколько он хорош. Нужно время, чтобы научиться делать классный контент. И есть ли время у телеканалов, чтобы они доросли до какого-то уровня – это другой разговор.

- То есть, говорить о том, что телевидение находится в реанимации нельзя? Как бы вы охарактеризовали состояние пациента сейчас?

- Думаю, пройдет несколько лет, и неправильно будет говорить о телевидении как об отдельном СМИ. Уже сейчас, когда мы смотрим SMART-TV, большинство по-прежнему думает, что смотрят классическое ТВ, хотя, по сути, смотрят интернет. Важным будет качество контента. А телевидение останется одним из способов доставки этого контента зрителю. А говорить о том, в реанимации телевидение или нет – можно, имея в виду только эфирные каналы. Хотя и их можно смотреть в интернете. Это не смерть, а синергия всех СМИ. Но мы должны говорить и о том, как это происходит в каждой отдельной стране.

- И что же происходит у нас?

- В Казахстане, несмотря на взрывной рост аудитории интернета и увеличения проникновения Всемирной паутины, телевидение еще достаточно долго будет основным СМИ. Когда мы говорим о смерти ТВ, мы больше исходим из личного опыта. Говорят: "Вот, ни я, ни мои друзья телевизор не смотрят". Но, поверьте, это небольшая группа людей не смотрит. У меня есть близкий друг, он говорит: "Чтобы не смотреть рекламу, я решил не смотреть телевизор". При этом, он сутками находится в интернете и наивно думает, что там мы его не достанем. Исследования показывают, что телесмотрение и количество зрителей по-прежнему велико. Напрямую это связано с рекламой и рекламными бюджетами. Если в России чуть ли не "50 на 50" распределяются рекламные деньги между ТВ и интернетом, у нас, думаю, "80 на 20" в пользу телевидения.

- Это связано с особенностями аудитории, либо с консерватизмом игроков на рынке?

- Это связано с традициями. Удивительно, я разговаривал с коллегами из Германии, и там до сих пор "телек" – это прямо тот самый "телек". Казалось бы, развитая европейская страна, интернет, а телевизор смотрят. А люди из Чехии мне рассказывали: "Мы традиционно по утрам покупаем газеты". Я им говорю – но можно зайти в интернет, узнать все новости. Они отвечают: "Интернет очень дорогой у нас, да и мы все равно покупаем газеты". Нам кажется невозможным, что кто-то сейчас утро начнет с покупки печатной прессы. Значит, другие традиции. И традиция смотреть телевидение у достаточно большой части населения остается. В городах с населением "менее ста тысяч" телевидение тем более еще долго будет основным средством получения информации. Может быть, мы по-своему консервативная страна.

- О рекламных деньгах мы поговорили, но все же, какая аудитория в интернете, а какая в телевидении, если говорить о количественных показателях?

— Сейчас мы говорим же, что у интернета около 80% проникновения, а у телевидения за 90%.

- Но это "проникновение", это не измерения конкретных предпочтений.

- По предпочтениям мы вряд ли получим объективные данные. С интернетом забавно – на территории Казахстана он по-прежнему полностью "не подсчитывается", исследователи не дают полную картину. Есть, конечно, отдельные ресурсы, измеряющие количество посетителей, но не всегда понятно – кто эти люди. Многие ошибаются, когда говорят о большом охвате Сети. Тем более, будем циничными, с точки зрения рекламы мы не можем узнать, те ли эти люди, которым мы можем продать то, что нам нужно. Поэтому телевидение у нас с запасом еще долго будет основным видом СМИ.

- Уход зрителя 18-40 лет в интернет – это лавинообразный продолжающийся процесс, либо размежевание уже произошло и есть стабильные рыночные условия?

— Подъем интереса к интернету продолжается, и зря вы говорите про "18-40". Мне кажется, там с 4-5 лет зритель. Это я наблюдаю у себя дома. Мои дети глубоко погружены в интернет, и мы с женой прячем планшеты, выдаем только по выходным. Недавно дети посмотрели новый фильм. И один из них мне выдает: "Мне, конечно, нуара не хватило". Удивленно спрашиваем его – а что это? И он объясняет. Поэтому, этот процесс идет быстро, другое дело, телевидение уже сейчас в большей степени "диджитальное", либо есть версии в интернете. Так что будет "одно сплошное телевидение через интернет".

- Последняя девальвация сильно подкосила телевидение и рекламный рынок?

- Рынок сжался, это связано не только с девальвацией, но и с глобальным кризисом 2008 года. Но на фоне общего падения некоторые клиенты продолжали инвестировать те же деньги, соответственно, завоевывали большую долю рынка, понимая, что когда-то ситуация стабилизируется, либо начнется подъем. Но в целом, рынок уменьшился в долларах.

Последние два года еще более менее – надеемся на рост в 2018 году. А если конкретно касаться девальвации, было много историй о том, что каналы покупают контент в долларах или в евро, соответственно, тенговой массы им понадобилось больше.

- Каков спрос на отечественные "эфирные каналы" в кабельных пакетах? Российские и англо-американские каналы не давят качеством и количеством? Наши каналы в этих пакетах для галочки, либо их реально смотрят?

- Сейчас немного сложнее говорить о "кабеле", чем раньше, так как раньше кабельные операторы были СМИ, потом стали чистыми "связистами", в том числе, запретили размещать рекламу на иностранных каналах. Поэтому, мы сейчас практически не работаем с кабельными каналами, как и все агентства. Для части аудитории интересно смотреть иностранные каналы, но в общем и целом, думаю, достаточно больше количество зрителей смотрят классические эфирные наши каналы в "кабеле", потому что они бы их смотрели и вне этих пакетов.

- Назовите вилку цен на минуту рекламного времени в прайм-тайм на отечественных телеканалах.

— Этого уже давно нет. Считаются рейтинги, и мы покупаем клиенту рейтинги. Нужно набрать какое-то количество рейтингов, и мы сейчас покупаем так называемое CPP – цена за пункт рейтинга, которая может меняться в зависимости от разных условий. Более того, это тоже пройденный этап, потому что в мире многие клиенты хотят покупать по охвату аудитории за определенных период. Все не стоит на месте.

- То есть, если раньше покупали просто время, сейчас покупают "количество душ", и – новая тенденция — хотят покупать не просто абстрактную величину, а количество конкретно посмотревших рекламу?

- Грубо говоря, так.

- TNS (исследовательское агентство, работающее в Казахстане – прим.) измеряет аудиторию в интернете, как на телевидении, для рекламодателей?

— Измеряют. Но очень лимитировано. Не все, и не так, как хотелось бы. Надеемся, в будущем измерения интернета будут более масштабными. Пока, если сравнивать с телевидением, эти исследования на "зачаточном уровне".

- На казахстанский телевизионный рынок – что в рекламные агентства, что на телеканалы – несколько лет назад начали приходить украинские специалисты. Это был целый тренд. Какими конкурентными преимуществами они обладают?

- С одной стороны, российский рынок и украинский впереди нашего. Несмотря на то, что мы разные независимые страны, рекламный и телевизионный рынки повторяют в чем-то какие-то тенденции. Приход украинских профессионалов связан с объективными причинами – мы начали позже развиваться, позже появились исследования, если в Украине четыре раза в год проводятся исследования, у нас один раз – ну и так далее. Там достаточно большое количество специалистов, которые опережают нас – конечно, не во всем, и не все. Многие приглашали экспатов. Я был долгое время против этого, потому что думал, и отчасти думаю до сих пор, что мы все можем сами, во-вторых, мы лучше знаем, что и как здесь сделано. Но достаточно много людей приехало. Частично, думаю, количество этих людей увеличилось с связи с экономической ситуацией в их стране. Но это не только украинцы, у меня, например, работают белорусы. И у них есть определенные плюсы.

- Если обобщить, к нам приехали наверняка не лучшие, ведь лучшие нужны там, откуда они родом?

- Думаю, что это не так. Если ты лучший и считаешь, что ты стоишь, условно, две тысячи долларов, и вдруг начинаешь получать 500, наверное, ты будешь искать, где сможешь получать ожидаемые деньги и уедешь. Это нормальное явление.

- Наши коммерческие телеканалы честно конкурируют – живут за счет рекламных денег и только?

— Достаточно жесткая конкуренция, мы видим ее ежедневно. Стоит появиться в эфире какому-то сериалу, в это же время на другом выходит что-то, способное перебить рейтинги конкурента – это так называемое "контрпрограммирование". Если мы говорим, что у одно канала меньше денег, чем у другого… Смотрите, та же Украина. Там все каналы инвестирует или государство, или частные лица. У нас этого в таких объемах, как мы знаем, нет. Хорошо это или плохо – не знаю.

- Телевидение на казахском языке по рейтингам уже побеждает русскоязычное? Может быть, есть такая тенденция?

- Думаю, этот процесс идет, и этот процесс естественный. У нас есть телеканалы, вещающие на государственном языке. Появляется все больше программ на казахском также на других каналах. Это нормальный процесс, связанный с развитием общества. Поэтому, мне кажется, мы недооцениваем казахскоязычную аудиторию. Более того, меня радует то, что и большое количество молодежных программ появляется на казахском языке. И это не зависит от политических моментов, это объективная данность. При этом, в ближайшее время вещания только на государственном языке не будет, население все-таки двуязычное, но то, что будет больший процент контента на казахском – думаю, так и произойдет.

- Рейтинги показывают такую тенденцию?

— Рейтинги показывают.

Казахстан > СМИ, ИТ > newskaz.ru, 21 ноября 2017 > № 2394129 Тарас Бойченко


Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > bankir.ru, 20 ноября 2017 > № 2393637 Оксана Смирнова-Крелль

МТС Банк: почему мы живем в облаке

ОКСАНА СМИРНОВА-КРЕЛЛЬ

член Правления, вице-президент, руководитель Информационно-технологического блока МТС банк

Для нас облака – это и технология продаж продуктов банка, и возможность быстрого развития.

Мы живем в век четвертой промышленной революции. Сейчас клиент проводит много времени в социальных сетях, привык пользоваться мобильным приложением для вызова такси, покупает товары в Интернете и не хочет приходить в отделения банка. Задача банка в этих условиях – обеспечить обслуживание в том месте и в то время, где это удобно именно клиенту, а не банку, как это было еще до недавнего времени. Для этого нам всем необходимо развивать технологии «банкинг как сервис» (BaaS – Banking as a Service).

За последние полтора года МТС Банк в дополнение к привычному банковскому обслуживанию предложил клиентам технологию оплаты услуг и товаров прямо в розничных сетях и онлайн. Так, наш банк запустил онлайн-кредитование в интернет-магазине МТС с возможностью оформить кредитную заявку и получить решение от банка в течение нескольких минут. Мы одними из первых дали клиентам возможность оплачивать покупки и услуги с помощью Apple Pay, Samsung Pay, Android Pay. Совместно с МТС запустили «Кошелек МТС Деньги». Это сервис дистанционного банковского обслуживания и продаж в партнерском канале − банк через приложение МТС дает доступ к своим продуктам.

Мы развиваем технологии, позволяющие нам встраиваться в чужие облака и чужие порталы, а также продавать услуги, подстраиваясь под конкретного клиента.

Что мы выбрали – IaaS, PaaS или SaaS? Всё! Мы используем все три класса сервисов. Мы начинали со строительства своего частного облака, но на сегодняшний день используем облако МТС, на базе которого строим гибридное: частно-публичное. Разумеется, без сегментации сети и разделения продуктовых тестовых сред это было бы невозможно.

В этом году банк перенес всю свою структуру разработки (девелоперские среды и тестовые нагрузки) в облако МТС. При этом одновременно мы встраиваем в свои сервисы чужие услуги и делаем это незаметно для наших клиентов – без остановки и сбоев в работе. Банк использует для клиентской аналитики чужие вычислительные среды для работы с большими данными и внедряет в собственные продукты успешные решения других компаний-партнеров.

Почему мы это делаем? Облачные сервисы – это удобно и быстро. Согласно новой стратегии, в 2017 году банк одновременно запустил порядка 20 новых проектов: доставку карточных продуктов клиентам, развитие бизнеса POS-кредитования, автоматизацию операционного блока, рост скорости и качества разработки, новый интернет- и мобильный банк для физических лиц, а также ДБО для юридических лиц, мобильный кредит, сайт 2.0.

Поэтому возможность получить быстрый доступ к облачной инфраструктуре для развертывания большого числа проектов является одним из ключевых факторов развития. Безусловно, успех любого проекта в современном банковском бизнесе зависит не только от инфраструктуры, но и от своевременной доступности ресурсов аналитики, разработки, тестирования и внедрения.

Уменьшает ли использование облаков расходы на IT? Да. Мы начали переходить на технологию PaaS, движемся в сторону интеграции с коллегами из МТС. Вновь создаваемые и запускаемые сервисы, рассчитанные на доступность банковских продуктов для клиентов в режиме 24/7/365, требуют обеспечения такого же уровня поддержки этих решений. Она должна быть способна устранить любые неисправности в кратчайшие сроки.

Преимущества собственного облака в том, что компания сама управляет своей инфраструктурой, а затраченные бюджеты амортизируются в течение пяти лет. Тем не менее если сравнивать затраты на создание и поддержку частного облака (или ЦОД) в целом против использования публичных облаков, выигрывают последние.

Мы живем в облаке. Это значит, что мы живем как сервисная компания, встраиваем свои бизнес-сервисы в чужие бизнес-приложения, а также активно используем облачные сервисы и инфраструктуру наших партнеров.

Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > bankir.ru, 20 ноября 2017 > № 2393637 Оксана Смирнова-Крелль


Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 17 ноября 2017 > № 2391349 Павел Эйгес

Бронежилет для смартфона. Как бизнесу защититься от вирусов-вымогателей

Павел Эйгес

директор ООО «Открытая мобильная платформа»

Вопрос о том, какое устройство можно использовать на работе — личное или специальное — сейчас стоит жестко как никогда

В современном мире большинство служебных процессов выполняются работниками с помощью личных смартфонов и планшетов. Вместе с тем, целая индустрия киберпреступности за несколько лет перенацелилась с компьютеров и серверов именно на эти устройства. И вопрос о том, какое устройство можно использовать на работе — личное или специальное — сейчас стоит жестко как никогда. Государству и корпорациям нужно либо поднять брошенную преступниками перчатку и принять вызов, либо готовиться подсчитывать многомиллиардные убытки.

Атака вируса, воровавшего данные популярных меcсенджеров (SpyDealer) и вируса, списывавшего деньги с терминалов электронной оплаты (Neutrino), сменились наступлением вымогателей DoubleLocker и BadRabbit (Плохой кролик), блокирующих экраны до получения выкупа в криптовалюте. Последний, к слову, скорее всего, придуман авторами знаменитого Пети (Petya), вируса поразившего сервера крупных государственных структур, корпораций и частного бизнеса по всему миру.

Судить о реальных масштабах убытков бизнеса трудно, потому что мы видим лишь ту часть айсберга, которая хочет быть увиденной. Но масса «зловредов» — в основном программ-шпионов — никогда не покажется из-за кулис, а ущерб, которые от них понесли компании, не будет обнародован во избежание репутационных потерь.

Уязвимость бизнеса

На самом деле уязвимость бизнеса перед все новыми волнами киберпреступлений скрыта в двух очевидных фактах: практически все вирусы сейчас создаются именно для атаки на одну, самую массовую, операционную систему, которая управляет 86% всех телефонов на планете; и именно устройства, управляемые этой операционной системой, используются в рабочих целях — а значит хранят массу нужной хакерам информации. На Западе практика применения собственных гаджетов на работе называется BYOD, что дословно переводится «принеси свое личное устройство» (bring your own device).

Такая концепция (BYOD), вообще говоря, обязана своему появлению новой технологической революции 2000-х годов, точнее массовому распространению личных смартфонов. Сотрудники, естественно, начали использовать их для переговоров, просмотра и отправки почты, планирования работы, аккумулируя на них массу коммерчески важной информации.

Эта практика и по сей день ценится корпорациями за удобство, несмотря на явную киберугрозу. Считается, что использование привычных рабочих сервисов и приложений, скачанных из «магазинов» GooglPlay и зачастую «инфицированных», повышает производительность. Также долгое время, было принято думать, что благодаря личным мобильникам на работе персонал всегда остается на связи. Однако на деле, использование личных телефонов, позволяющих общаться в социальных сетях и играть на работе в игры, по оценкам Лаборатории Касперского, снижает деловую эффективность почти на треть (26%).

Способы защиты

Общая мировая тенденция на защиту бизнес-информации и происшествия, связанные с корпоративным кибершпионажем, вынудили IT-директоров задуматься над способами защиты телефонов сотрудников на работе. Для обеспечения элементарной информационной «гигиены» и контроля за использованием их стали наделять системами управления и контроля мобильных устройств (MDM), мобильными антивирусными программами и системами криптографической защиты. Но сотрудникам такая практика, конечно, не нравится: никто не хочет жертвовать возможностями своего гаджета в угоду корпоративным ценностям.

Кроме того, чтобы все эти системы работали исправно, нужно постоянно следить за регулярными обновлениями целого «зоопарка» разных устройств, а остающиеся в системе безопасности «щели» все равно достаточно велики, чтобы пропустить «вирус» или «шпион». Альтернативой этому варианту стали закупки персональных, заточенных под каждую отдельную корпорацию, версий устройств на базе все той же системы Android.

Такие корпоративные смартфоны удобнее для служб технической поддержки, поскольку требуют к себе меньше внимания. Однако стоимость такой кастомизации может колебаться от десятков до сотен тысяч долларов. Мало того, корпоративным программистам по мере роста киберугрозы стало понятно, что уязвимость устройств на базе Android находятся в самой операционной системе.

Она представляет из себя лучшую мишень для хакеров мира не только в силу своей популярности, но и в силу того, что требует отдельных обновлений под каждый тип устройства, которых выпускаются сотни. И в случае с индивидуальными версиями, созданными под каждую корпорацию, обновления либо запаздывают, либо вовсе не приходят. А без обновлений самого операционного «ядра» телефон становится почти беззащитен перед вирусной угрозой. Ни один антивирус не успевает справится с автоматизированным вирусным «конвейером», пишущим по десятке новых вирусов в минуту.

Сотрудники под прицелом

Сама практика защиты мобильных данных привела большие структуры к самому логичному выходу: устройствам под управлением специализированных мобильных операционных систем, уже обладающих богатым арсеналом встроенных систем защиты, например, все той же криптографической или системой управления устройствами. Во-первых, они никогда не станут столь же желанной мишенью для армии «вирусов», потому что эту армию ради одной компании не сможет содержать ни один преступный синдикат. Во-вторых, закупка таких решений обходится в итоге дешевле закупки новых корпоративных телефонов или поддержки личных устройств на базе Android.

Эти устройства, конечно, ограничены в игровом и развлекательном функционале, но именно поэтому они и называются рабочими. И именно поэтому у сотрудников остаются собственные гаджеты, которые никто не отнимает. Работая в крупной бизнес или государственной структуре, необходимо отдавать себе отчет в том, что твой смартфон уже под прицелом мошенников, и для них он легкая добыча. Поэтому просто не нужно объединять разные понятия. Костюм ведь никто не обвиняет в том, что он не останавливает пули. Вот и специальный мобильник для работника крупной корпорации или чиновника: все равно, что бронежилет для силовика. Просто необходимая защита. Тяжелее пиджака от Armani, но зачем тебе Armani, если ты под обстрелом АК47? И чем дольше представители крупных корпораций и госструктур будут приходить к этой мысли, тем быстрее им потом придется переодеваться.

Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 17 ноября 2017 > № 2391349 Павел Эйгес


Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > bankir.ru, 10 ноября 2017 > № 2382880 Сергей Солонин

Индустрия 4.0: почему всем финансовым учреждениям нужно трансформироваться в финтех

Сергей Солонин, генеральный директор Ассоциации «ФинТех»

Сегодня весь мир находится в стадии глобальной трансформации экономики. Лидирующее положение в новой экономике займут не те страны, которые обладают выгодным географическим положением или богатыми природными ресурсами, а те, которые создадут лучшую среду для инноваций и образования.

Мировой тренд настоящего – цифровизация экономики. Это не что иное, как технологическая революция – индустрия 4.0. История показывает, что все технологические и промышленные прорывы были совершены в период кризисов через отрицание, неизбежность и только потом – принятие. Те, кто смог сразу работать в новых формациях, выиграли и время, и возможности. В конечном итоге это определило дальнейшее лидирующее положение нового бизнеса в развитии и становлении рынков и отраслей всего мира.

Мы знаем, что Россия всегда была сырьевой страной, ее бюджет формировался преимущественно из экспорта природных ресурсов. В условиях сложной внешнеполитической повестки с Европой и США вектор начал меняться, что, безусловно, является положительным развитием событий. Однако мгновенного изменения источников формирования бюджета страны ждать не стоит. При этом объем цифровой экономики в России с 2011 по 2015 год увеличился на 59% – на 1,2 триллиона рублей в ценах 2015 года. То есть на цифровую экономику за пять лет пришлось 24% общего прироста ВВП России.

Появление Ассоциации «ФинТех», созданной банками и регулятором для объединения финансового рынка, тоже определенный показатель успеха – значит, как минимум все стороны готовы к диалогу, а это основополагающий фактор для принятия успешных решений. Централизованное взаимодействие позволит в разы ускорить применение инновационных, высокотехнологичных решений не только в бизнесе, но и в государственной сфере. Это повысит доверие и прозрачность работы многих отраслей и структур – медицины, образования, ретейла, страхования и, конечно, всего финансового блока, включая биржи. Улучшение инвестиционного климата, которое неизбежно в рамках развитого и экономически успешного рынка, повлияет на уровень жизни населения. А это, в свою очередь, означает развитие финансово грамотного социума. По-настоящему асимметричным ответом России на современные вызовы могло бы быть упрощение регуляторных норм на всех новых и сложных направлениях, чтобы привлечь в страну молодых и грамотных специалистов финтеха со всего мира. Именно так я вижу новую мировую экономику будущего: упрощение налогообложения, разрешение на эксперименты любого рода.

В условиях санкционных ограничений мы можем развиваться очень быстро и играть на более рискованном поле. В условиях искусственных ограничений на привлечение капитала в Россию нам необходимо всеми возможными средствами удержать и поддержать развитие ICO (Initial Coin Offering, первичное размещение токенов), чтобы насытить рынок необходимым количеством инвестиций. Что, в свою очередь, положительно отразится на общеэкономических показателях и позволит рынку развиваться. И только после этого решать, какой налоговой моделью облагать данный инструмент, как его контролировать и защищать от мошеннических действий. На данный момент, с начала 2017 года, общий объем привлеченных средств через ICO уже составил более 1 миллиарда долларов. Учитывая, что венчурное финансирование у нас развито не так хорошо, как на зарубежном рынке, ICO позволило бы упростить поиск инвесторов, условия инвестиций и сняло бы ограничения по сумме – то есть проекты смогли бы получать именно ту сумму, которая им необходима, даже если она мала, что для венчурных фондов попросту неинтересно.

У нас молодая и технологически продвинутая инфраструктура. У нее огромный потенциал для развития масштабных и передовых решений. Но без необходимого сотрудничества и взаимодействия со всеми заинтересованными участниками рынка полноценно воспользоваться и раскрыть уже сложившиеся конкурентные преимущества не удастся.

Огромным плюсом является то, что мы находимся в уникальной для России ситуации, когда курс государства совпадает с тем, чего хочет бизнес, рынок и отрасль финансовых технологий. В частности, мы видим, что регулятор полностью открыт к взаимодействию с рынком, а также активно реализует задачи, поставленные правительством РФ. Насколько успешно будут реализованы в будущем проекты, не в последнюю очередь зависит от диалога между государством и бизнесом. Поэтому нам суждено становиться стратегическими партнерами друг для друга, действовать сообща.

Однако не стоит питать иллюзий и забывать о международных партнерах. В будущем тенденция международного партнерства будет только усиливаться, особенно в вопросах кибербезопасности. Локальные риски отходят на задний план, все больше начинают преобладать киберриски, которые носят международный характер. Такое направление сотрудничества видится одним из самых важных на ближайшие годы, ведь безопасность оказания финансовых услуг будет являться приоритетной.

К сожалению, сейчас объем инвестиций, полученных российским финтехом, небольшой, около 0,1% за девять месяцев 2016 года от всего мирового объема. Но давайте начистоту: молодые финтех-компании растут в инкубаторе крупных финансовых учреждений, и один из приоритетов нашей ассоциации – сформировать необходимую экосистему, которая окажет стимулирующий эффект для развития независимых финтех-проектов. Я верю именно в такой подход: он позволит ускорить развитие цифровых финансов.

Инфраструктура – ключ к цифровизации общества. Наличие передовой инфраструктуры, высокого уровня проникновения Интернета и финансовой доступности к нему, а также к мобильной связи (в том числе к мобильному Интернету) помогает не только цифровизации экономики, но и в целом трансформации финансовых услуг. Сейчас уже многие люди не могут представить свою жизнь без смартфона. Жизненные процессы все сильнее погружены в онлайн. Это, безусловно, является толчком для финансовых организаций пересматривать свои бизнес-модели и подстраиваться под потребителя, что приведет к инвестированию в соответствующую инфраструктуру.

Сейчас сохраняется провал по доступности ряда инновационных технологий в регионах, но из года в год я вижу положительную динамику. Нужно понимать, что регионы оказались, возможно, в более выигрышном положении. Дело в том, что там, где была инфраструктура, теперь ее предстоит обновлять, перестраиваться и адаптировать под технологические решения, а это всегда дорого. Зато в некоторых регионах инфраструктуры не было вовсе, поэтому зачастую мы наблюдаем, что регионы оказываются более технологически подкованными, чем жители Центрального федерального округа.

Мы должны быть прагматичны. Россия очень большая страна, мы – не Швеция, где возможно развернуть все необходимые технические решения достаточно оперативно. Однако Россия, несмотря на географический масштаб, не отстает. Но, несмотря на то что прогресс виден, работы предстоит много. И тут критически важен конструктивный диалог государства и бизнеса, а также их совместные усилия по выстраиванию необходимых «сетей».

Тренд развития и расширения инфраструктуры будет сохраняться еще долго. Для предоставления качественных финансовых услуг необходимы соответствующие мощности для их доставки. А с появлением еще более технологичных решений вчерашняя инфраструктура окажется устаревшей. Поэтому такой ход событий, на мой взгляд, будет постоянным и вряд ли потеряет свою актуальность и в 2035, и в 2055 году.

Не надо сидеть и смотреть, какие решения применяют другие страны, думая, что, имплементировав лучший, на чей-то взгляд, опыт, мы будем успешно развиваться. Нам необходимо разрабатывать и применять свои решения, не ориентироваться на других. Мы находимся в других условиях, и из этого нам нужно извлекать свой «профит», использовать предоставленные возможности, мыслить шире и не бояться экспериментировать во всем.

За последние годы и банки, и другой бизнес поняли, что с финтех-компаниями нужно дружить или покупать их. Такие компании позволяют оперативно развернуть необходимые технологические решения. Я не думаю, что традиционный банкинг к 2035 году уйдет в прошлое. Да, он изменится достаточно сильно – наиболее логичным видится его трансформация в цифровой вид. Более того, я полагаю, часть его функций отойдет финтех-компаниям. Первые кандидаты на выбывание из иерархии банковских услуг – платежи и переводы.

В той или иной степени все финансовые учреждения будут трансформироваться в финтех – все идет к тому, что все аспекты нашей повседневной жизни перейдут в цифровую плоскость. На первый план выйдут цифровые активы, которые станут востребованными и дорогими. Банки, финансовые компании должны начать следовать новым, «цифровым» правилам – иначе их ждет крах. Сейчас об этом задумываются многие и тратят большие деньги, чтобы успеть изменить бизнес-модель и бизнес-процессы. Смогут ли они это сделать, вопрос открытый.

Диджитализация развивается так быстро, что невозможно предсказать, как будет выглядеть общая финансовая и экономическая система, скажем, через 15–20 лет. Могу сказать точно: нам сейчас нужно уделить особое внимание образованию, потому что мы закладываем фундамент для развития, а по-настоящему грандиозные вещи будет создавать новое поколение.

Для действительно более динамичного развития нашего рынка очень важно создать особые условия, облегчающие регулятивную составляющую для сложных и инновационных направлений, способствующих привлечению высококлассных специалистов. Именно это и есть новая мировая экономика. Особое внимание нужно уделить упрощению налогообложения для инновационной и финтех-отрасли. А также содействовать проведению экспериментов, пилотированию решений в данной отрасли. Только так мы сможем построить конкурентный и привлекательный рынок.

Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > bankir.ru, 10 ноября 2017 > № 2382880 Сергей Солонин


Казахстан. Россия > СМИ, ИТ > camonitor.com, 9 ноября 2017 > № 2380702 Владимир Рерих

Казахстанское ТВ: сплошь заимствования и песни с плясками

Он стоял у истоков «Хабара». В свое время его ток-шоу делали погоду на этом телеканале. А авторский проект «Поздний Рерих», хотя и просуществовал чуть более полугода, оставил в памяти телезрителей столь яркий след, что и по сей день его исчезновение вызывает чувство невосполнимой утраты. Думается, представляет немалый интерес взгляд Владимира Рериха на наше современное ТВ, от которого в последнее время он несколько дистанцировался.

В плену франшизы

- Хоть вы сейчас и не работаете на ТВ, но как рядовой телезритель приникаете к телеэкрану?

- Не скрою: приникаю и не стыжусь этого.

- Что вас привлекло на наших телеканалах нынешней осенью?

- Под словом «наших» вы имеете в виду…

- …казахстанские телеканалы.

- А вот их я как раз и не смотрю. Смотреть нечего. Смотрю московское ТВ. Но поскольку всё на ТВ - это мигрирующие явления, и всё оно оседает на наших каналах, то едва ли ошибусь, определяя новое у нас и давая ему оценку. Не смотрю «Хабар» по естественным причинам…

- Почему «естественным»?

- Потому что когда-то я им занимался. А противоестественность моих наблюдений за «Хабаром» кроется в том, что он испакостился донельзя и превратился бог знает во что, но только не в телеканал. Прекрасно понимаю, что все течет, все меняется, но смотреть на то, как он изменился, скучно. Появилось много нового в технологической оснастке наших телеканалов. То есть картинку не стыдно смотреть. Появились новые декорации, правильно выставленный свет, достаточное количество камер, очень хорошая компьютерная графика. Но этим, на мой взгляд, новшества и исчерпываются. Что бы ни происходило в студии, какими бы ни были свет и декорации, главное на телеэкране - человек, который и делает осмысленными все наши телешоу. Один ли, с группой ли лиц, но он должен быть непременно. Однако что я вижу?

- Любопытно - что?

- А вижу я сплошь заимствования. Заимствуется способ поведения человека, заимствуется речевая манера, которая все страшнее и страшнее американизируется, причем в самом дурном смысле, когда o’key через каждое слово. Этакая легкомысленная победоносность и кипсмайлзность, улыбочность с фальшивыми зубами. Вместо осмысленной, разумной речи сплошная тараторка. И клиповая картинка вкупе с чудовищной музыкой. Вы этого, быть может, и не видите уже, притерпелись, притерлись, а меня воротит от подобных новаций. Все это неуклюжие попытки имитировать западность и, в частности, американскость, или, как говорил Козьма Прутков, «желание быть испанцем». То есть в силу представлений этих людей о том, как должно выглядеть западное телевидение, они и реализуют свои эстетические модели.

- Ну и как - похоже?

- На современное западное телевидение? Ничуть! Там уже давно нет такой агрессии, нет дуроломной музыки, нет топорной компьютерной графики. Да, там много рекламы, но она не столь навязчива и не столь глупа. Там нет извечного нашего стремления усадить в телевизор очень молодых людей лишь потому, что молодость продается, а старики никому не нужны. Это ведь тоже неправда: во всем западноевропейском и американском телевидении треть команды составляют люди пожилого и даже преклонного возраста. Потому что там заботятся об аудитории, а 18-летняя красотка с выдающимися формами, которые она охотно демонстрирует (поскольку больше ей демонстрировать нечего), не может вызывать доверия. Каждая человеческая возрастная страта ищет что-то свое на телеэкране. Так дайте им это! Ряды пенсионеров растут во всем мире, уже и в Казахстане много людей, перешагнувших 60-70-летний возраст, но ведущих активный образ жизни. А у нас на телеэкране их нет. Почему? Как видите, я сейчас не затрагиваю качество информации, наличие или отсутствие полярности мнений, альтернативных оценок. Но почему у нас на ТВ этакий киндешпиль, этот юганд-юганд!? А где остальные? Это рождает недоверие.

Демократия и демократизация, каналы и канализация

- Только ли это рождает недоверие?

- Тут еще наслаивается и то, что «Казправда» и «Хабар» заключили странный и противоестественный для общества союз, рисуя несуществующую страну. КТК, который как будто бы оппонирует им, рисует такую же несуществующую страну, но с противоположным знаком. То есть у нас на ТВ две крайности. С одной стороны - обитель райская, с другой - обитель адская. Но с обеих сторон правды нет никакой, абсолютно. Они так и не научились за 25 лет разумно балансировать. То есть отсутствует некий единый базовый миф существования. А если его нет, то телевидение всегда будет партийным, разорванным, полюсным и обязательно черно-белым, несмотря на все ухищрения компьютерной графики, передающей сегодня все оттенки и полутона всего спектра. И все это мы канализируем. Вот чем отличается демократия от демократизации? А тем же, чем отличаются каналы от канализации. Вот вам каналы, которые источают фиалковый запах, а вот вам канализация с нечистотами. Но так в жизни не бывает. Жизнь многолика, и зритель это знает, он хочет видеть жизнь во всей ее сложности, но ни один канал у нас не научился эту многоликость визуализировать.

- Минуточку. Изначально вы говорили о том, что смотрите лишь московское ТВ…

- Но говорю все это я о нашем телевидении, порой я вынужден смотреть и его. А московское ТВ… там такой творится кошмар, что, слава богу, он не весь перетек на казахстанские каналы. У нас все же нет многоголаний в виде многочисленных российских ток-шоу, которые порой ни в какие ворота не лезут. Я считаю, что программа Малахова «Пусть говорят» содержит в себе признаки государственного преступления. Так нельзя! Ежедневное шоу, которое собирает под своими сводами не совсем нормальных людей, эти эксцессы животного происхождения, все эти попытки рыться в чужом белье, ДНК-анализы, тесты и прочая дрянь превращают телевидение в большую коммунальную кухню, о которой очень много писал Зощенко. Там ведь стоит сплошная ругань, нам навязывается мысль, что это самая последняя страна и что в ней живут те, кто собрался в лесу и молится колесу. И это государственный телеканал! Все это прикрывается тем, что так коммерчески выгодно. Там рейтинги, там прибыль! Они пойдут на всё, и уже ничто их не остановит. Повторяю, слава богу, что это не перетекло к нам, у нас есть еще какая-то провинциальная застенчивость. Мы, конечно, Малахова посмотрим, но сами здесь этого делать не будем – во всяком случае, на государственных телеканалах. Это спасение, что в нашей ментальности есть здоровое консервативное зерно.

- В последние годы ТВ все больше скатывается к развлекаловке. Она, конечно, нужна, но хотелось бы, чтобы с телеэкрана говорили и о жизни, социуме, о политике…

- Ну, это табуированные поля. Власть, несмотря на 25-летнее самостийное существование, так и не избавилась от многочисленных неврозов, и ей кажется, что обсуждение больных тем на ТВ очень взрывоопасно. Медиа-пространство - это минное поле, где саперов нет, поэтому лучше всего его оградить и никого туда не пускать. А рядом сделать такие выгородки, где бесконечно танцуют, поют и веселятся поселяне и поселянки. Но тут мы не одиноки, так поступают во многих странах, к сожалению. Налицо попытка обратить внимание публики на развлекательный сегмент и тем самым отвлечь ее от злободневных набухающих проблем. Все это не первый год и не только у нас. Ничего страшного. Попытка развеселить публику - это маточная матрица, от которой произошло и наше ТВ. И если появляются какие-то любопытные интеллектуально обеспеченные развлекательные жанры («Прожекторперисхилтон» или «Салтыков-Щедрин», который продержался совсем уж короткий срок), где есть этот небольшой яд по отношению к происходящему, то они как-то быстро исчезают. Остается только улыбчивый зубастый КВН. Зубы все фарфоровые, толком ничего не кусают. Иногда придет даже сам президент, тоже посмеется. Покусывать покусывайте, но меру знайте. И все – больше ничего нет. Нет понимания того, что в спектре нужна и злая краска, и неприятие необходимо. То есть все эти спектры различных восприятий всех категорий населения должны присутствовать на телевидении. Как только эта гамма исчезает, все закрашивается сплошной сиреневой пахучей краской. Но любая власть - любая! - стремится к такому вот благостному телевидению. Маргарет Тэтчер ненавидела Би-Би-Си и всячески пыталась его закрыть, лишить статуса общественного телевидения, то есть самостоятельного финансирования, которое идет от каждого британца, владельца телеприемника. Финансирование напрямую! Такого эффекта как с Би-Би-Си, не достигла ни одна страна - ни Германия, ни Франция, ни США. Кроме Британии, такая модель ТВ не состоялась нигде.

- А у нас?

- Да никогда! Кто ж отдаст такие вожжи, они должны находиться в руках государства - и только государства. Но сегодня альтернативой телевидению стал Facebook. Вот этого никто не ожидал. Случилось примерно то же самое, что и после изобретения Гуттенбергом печатного станка. Facebook дал новую степень свободы, и теперь любой пользователь компьютера может стать автором текста, который прочтут миллионы. Становится возможным посещение любой лекции, любого музея и т.д. и т.п. Возможности фантастические! Там есть, конечно, и фантастические минусы, и тем не менее… Мы даже подозревать не могли, что когда-то наступит такое время. В этой ситуации надо научиться жить, надо ее понять и принять. Теперь все масштабируется иначе.

«Кому он нужен, этот Васька?»

- Но вернемся к нашему ТВ. В свое время мыслящие люди приложили немало сил к тому, чтобы создать телеканалы «Билим» и «Мадениет». Но, просуществовав какое-то время, они благополучно растворились в телеэфире, почти бесследно исчезли. Почему?

- Программу Олега Борецкого закрыли с удивительной формулировкой: «Телеканалу не требуются такие интеллектуальные программы». Отчасти это ответ и на ваш вопрос. Инстинктивное неприятие любого интеллектуализма. Люди хотят петь, танцевать, веселиться, устраивать конкурсы по прыжкам в мешках, смотреть юморины, отдыхать. Зачем напрягать мозги? Чем тупее, тем лучше. А все вы, высоколобые, - даже не уходящая натура, а натура ушедшая, вы призраки. Вот что они хотели сказать нам, если бы умели сказать. Я с удовольствием вступлю в любой конфликт, в любую схватку с ними, если буду чувствовать их энергию, их сахарные зубы, они могут рвать меня, старого пса. И мне это нравится, я буду отбиваться. Я вас покалечу, говорю я им, так просто я не сдамся. Но у них же нет зубов, они же их съели на чипсах, газировке и прочей дряни. Им кусаться нечем, у них оголенные десны. Они хотят кайфовать, наслаждаться, они не хотят работать, не хотят думать. Для них слишком много букв, им трудно осилить слова. Причем это общество, воспитанное на кока-коле и чипсах, очень легко вовлекается в любое манипулируемое безумие. Вот зачем им нужно то телевидение, которое мы имеем сегодня.

- Возможны ли какие-то разумные шаги, чтобы придать телевидению значимый статус?

- Нет, век шествует своим путем железным. А исчезновение телеканалов «Билим» и «Мадениет» - не чей-то злой умысел, но инстинктивная реакция сильных мира сего. Они понимают, что популяция хорошо образованных граждан, какими были советские люди, им не нужна. Да, советские люди были всего лишь образованцы, как говорил Александр Исаевич, но у каждого из них было свое мнение и с ними трудно было сладить. Каждый апеллировал к каким-то своим источникам в силу своей начитанности и насмотренности, у них были свои ценности, и обольстить этот народ (а это задача всякой власти) очень сложно. Выход? А очень простой: снизить образовательный уровень и сделать людей всеядными, охочими до игрищ и забав. «Мадениет» и «Билим» этим целям не отвечали. Ну, а ликвидировать такие телеканалы - дело техники. Рейтинги у них низкие. Вот и все. Труд над своим интеллектуальным совершенствованием сегодня не в чести. Будьте проще, и люди к вам потянутся. Вот главный девиз современности. Ну, а то, что простота порою хуже воровства, об этом забудьте. И не надо тут цитировать Пастернака, дескать, «нельзя не впасть к концу как в ересь в неслыханную простоту». Он получил, правда, Нобелевскую премию, ну так ведь его заставили от нее отказаться.

- Был в далеких 1970-х такой фильм о судьбе беспризорного котенка - «Кому он нужен, этот Васька?..» Вопрос простой, но до сих пор остается безответным…

Автор: Адольф Арцишевский

Казахстан. Россия > СМИ, ИТ > camonitor.com, 9 ноября 2017 > № 2380702 Владимир Рерих


Казахстан > СМИ, ИТ. Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки > dknews.kz, 9 ноября 2017 > № 2380681 Жанара Тулегенова

ИПС под IT-контролем

Диалектика развития: то, что вчера казалось сложным и научным, сегодня – практика жизни. И привыкаем мы к этому очень быстро. А новые разделы экономики, сфер общественной жизни, нашей ежедневной практики наполняются словами, действиями, операциями, о которых ранее мы и представления не имели. Самое наглядное – цифровые технологии, которые, едва появившись, становятся обыденностью, поскольку упрощают жизнь, экономят время, обеспечивают точность, позволяют держать на контроле самые важные вопросы деловой и повседневной жизни.

Алевтина ДОНСКИХ

Открывая рубрику «Цифровой Казахстан», мы хотим рассказать о том, как цифра меняет жизнь к лучшему. Не исключено, кому-то наши материалы помогут лучше освоиться в цифровом мире. В разных сферах, в том числе и такой важной для каждого, как пенсионная система. Ведь сегодня считается правильным держать в курсе все движения по пенсионному счету, отслеживать добросовестность и аккуратность перечислений работодателем наших пенсионных средств. Но современные технологии позволили ЕНПФ значительно расширить эту опцию. И мы сегодня расскажем, какие возможности по управлению своим индивидуальным пенсионным счетом есть у каждого вкладчика.

Поможет нам в этом управляющий директор Единого накопительного пенсионного фонда Жанара Тулегенова.

– Жанара Корганбековна, многие вкладчики, уже не дожидаясь ежегодного письма по почте из ЕНПФ, самостоятельно и регулярно проверяют свои счета. Я начала этим сервисом пользоваться, еще будучи в частном фонде, и могу сказать, что чисто психологически это повысило уверенность в самой системе. Я видела, насколько добросовестны мои работодатели, какие пени им приходится платить в случае просрочек, каков мой инвестиционный доход. Контроль счета в удаленном режиме позволил относительно спокойно пережить и фазу объединения частных фондов в ЕНПФ. По крайней мере, конечную сумму на счете НПФ и стартовую в ЕНПФ я точно проконтролировала. А какие цифровые сервисы доступны вкладчикам и получателям ЕНПФ?

– Для ЕНПФ все то, о чем вы говорите, – важный аспект деятельности. Информационные технологии для нас это и более широкое понятие, поскольку они обеспечивают бесперебойную работу автоматизированных систем по обработке поступивших пенсионных взносов, учету пенсионных накоплений, взаимодействию с информационными системами госорганов, надежность и непрерывность работы ИТ-инфраструктуры фонда. И здесь есть, куда развиваться, поэтому приоритетными задачами для нас являются разработка и внедрение новых электронных услуг.

Если говорить о спектре услуг, то на сайте enpf.kz в разделе «Электронные сервисы» или в «Личном кабинете» можно воспользоваться следующими услугами:

• подать заявление об открытии индивидуального пенсионного счета по учету обязательных пенсионных взносов;

• получить выписку с ИПС;

• подать заявление о назначении пенсионных выплат в связи с достижением пенсионного возраста или установлением инвалидности 1 или 2 группы бессрочно;

• отслеживать статус исполнения заявления на выплату и (или) перевод;

• вносить изменения и (или) дополнения в реквизиты вкладчика (получателя), в т.ч. способ информирования – через Интернет;

• самостоятельно отправлять выписку с ИПС на электронный адрес;

• есть также пенсионный калькулятор, с помощью которого можно самостоятельно сделать прогнозный расчет своей будущей пенсии.

Кроме того, с 2014 года у нас запущено мобильное приложение ЕНПФ, доступное для всех типов платформ. Готовится к запуску сеть терминалов самообслуживания. Иными словами – фонд развивает и совершенствует свои услуги, предоставляя возможность своим вкладчикам управлять своим пенсионным счетом без посещения офисов филиалов.

– Одно дело предлагать электронные услуги и сервисы, другое – приучить ими пользоваться вкладчиков и получателей пенсий. Насколько люди быстро осваивают их, что говорят ваши цифры, например, по выбранным способам получения выписок?

– Как известно, информацию о состоянии ИПС можно получить несколькими способами. Можно лично обратиться в ближайший офис ЕНПФ. Их на сегодняшний день 231 по Казахстану. Можно воспользоваться способом информирования по электронной почте, и тогда выписка будет периодически высылаться на электронный адрес вкладчика (получателя), указанный в заявлении об открытии ИПС либо при подписании в ЕНПФ соглашения об изменении способа информирования.

Еще одну возможность предоставляет «Личный кабинет» на сайте www.enpf.kz – способ информирования «Личное обращение посредством Интернета». Чтобы войти в «Личный кабинет» необходим либо ИИН и пароль, либо ЭЦП. Также данный способ информирования позволяет воспользоваться мобильным приложением ENPF, которое доступно в AppStore, Google Play, Microsoft Store. Приложение можно установить на всех популярных видах смартфонов и планшетов.

Еще один вариант получения выписки с ИПС – через портал электронного правительства egov.kz. Услуга доступна на портале www.egov.kz в категории «Граждане» – рубрика «Социальное обеспечение» – раздел «Пенсионное обеспечение». Для получения этой услуги требуется ЭЦП и регистрация на портале egov.kz.

Ну и конечно – самый первый вариант: информация может быть направлена на почтовой адрес, указанный в договоре о пенсионном обеспечении или в заявлении об открытии пенсионного счета, либо в соглашении об изменении способа информирования.

Сейчас наиболее популярным является способ информирования «Личное обращение посредством Интернета». На начало ноября 2017 года этот вид получения информации выбрали 3 797 898 человек. Это более чем вдвое превышает количество вкладчиков и получателей, ожидающих традиционное ежегодное информирование по почте (1 854 358 человек).

Выписки по электронной почте получают 795 512 человек. Мобильное приложение ЕНПФ с момента запуска на 1 ноября 2017 года было скачано более 1 млн раз. За 9 месяцев текущего года через «Личный кабинет» было получено порядка 5,5 млн электронных выписок по запросу порядка 976 тыс. вкладчиков. На электронные адреса вкладчиков(получателей) за три квартала было направлено более 3,5 млн выписок.

– Какова динамика роста интереса к цифровым услугам, как увеличилось количество вкладчиков, выбравших интернет-информирование с начала года?

– Отмечу, что количество пользователей электронными способами получения информации значительно увеличилось в текущем году. Так, количество вкладчиков и получателей, выбравших способ информирования «посредством Интернета», увеличилось на 1 136 912 человек (порядка 43%).

– А как часто люди получают выписку через e-gov?

– Информацию о состоянии ИПС через портал e-gov с начала года электронным способом запросили 88 946 раз.

– Какие новые электронные услуги предложил ЕНПФ своим клиентам?

– В июне 2017 года ЕНПФ предложил следующие электронные услуги на web-сайте enpf.kz:

• подача заявления об открытии индивидуального пенсионного счета по учету обязательных пенсионных взносов;

• подача заявления о назначении пенсионных выплат в связи с достижением пенсионного возраста или установлением инвалидности 1 или 2 группы бессрочно;

• отслеживание статуса исполнения заявления на выплату и (или) перевод.

Услуги доступны на web-сайте enpf.kz в «Личном кабинете» и разделе «Электронные сервисы». Чтобы подать заявление об открытии ИПС по учету обязательных пенсионных взносов, достаточно иметь актуальный ключ электронной цифровой подписи (ЭЦП).

При подаче электронного заявления о назначении пенсионных выплат с помощью ЭЦП необходимо указать сведения о 20-значном банковском счете (так называемый IBAN счета), открытом в банке второго уровня или в АО «Казпочта» на территории Казахстана в тенге, и реквизиты самого БВУ. При этом ЕНПФ сообщит получателю об исполнении заявления на выплату, направив SMS-уведомление.

Кроме того, вкладчики (получатели), вновь подавшие заявление о назначении пенсионных выплат или переводе пенсионных накоплений либо уже получающие выплаты по графику из ЕНПФ, имеют возможность отслеживать статус исполнения заявления о назначении пенсионных выплат или их переводе также на web-сайте ЕНПФ. Получать сведения о статусе выплаты или перевода накоплений можно в «Личном кабинете», вход в который осуществляется также с помощью ЭЦП или ИИН и пароля после их регистрации на сайте.

В целях соблюдения конфиденциальности о движении денежных средств на ИПС вкладчика (получателя) зарегистрировать ИИН и пароль можно только при условии выбора способа информирования о состоянии пенсионных накоплений «посредством Интернета». Для этого нужно обратиться в офис ЕНПФ, имея при себе оригинал документа, удостоверяющего личность. Для тех, кто ранее сделал это при оформлении заявления об открытии ИПС, договора о пенсионном обеспечении или в дополнительном соглашении, в обращении в офис нет необходимости.

В третьем квартале 2017 года ЕНПФ внедрил еще одну электронную услугу – внесение изменений/дополнений в дополнительные реквизиты вкладчика (получателя), указанные в базе данных ЕНПФ, к которым относятся данные документа, удостоверяющего личность (вид, номер, дата и орган выдачи), почтовый и (или) электронный адреса, номера телефонов (домашний, рабочий, мобильный). Кроме того, имея ЭЦП, можно изменить способ информирования без посещения офиса ЕНПФ.

Новыми электронными услугами ЕНПФ по состоянию на ноябрь текущего года воспользовались более 800 человек.

– Для тех, кто в скором времени собирается на пенсию, есть очень удобная опция – «Пенсионный калькулятор». Благодаря ему можно достаточно точно высчитать ежемесячные выплаты, причем по всем нынешним видам пенсии. Насколько он популярен у казахстанцев?

– Этот продукт разработан актуарным центром ЕНПФ. И он представлен на сайте в двух версиях. «Пенсионный калькулятор 2» предназначен для тех, кто планирует отправиться на заслуженный отдых в ближайшее время. После ввода даты рождения и суммы накоплений можно узнать примерную сумму выплат из ЕНПФ в соответствии с действующим законодательством.

«Пенсионный калькулятор 1» дает возможность сделать прогнозный расчет на более длительный период. Для этого необходимо указать в соответствующих полях «Пенсионного калькулятора 1» данные о трудовом стаже (с самого начала трудовой деятельности), сумму пенсионных накоплений и сумму заработной платы. По результатам расчета можно увидеть, какие выплаты ожидаются после выхода на пенсию.

Инструмент достаточно популярен: за весь период функционирования пенсионного калькулятора зафиксировано 135 292 просмотра пенсионного калькулятора. С начала 2017 года – 92 069 просмотров.

– Не секрет, что люди не всегда воспринимают написанные, скажем так, специфические тексты и необходим живой, персональный комментарий. Увеличилось ли число таких онлайн-консультаций?

– Да, их немало. Через сайт фонда с помощью онлайн-консультанта было проведено 91 816 консультаций.

– Вопрос защиты персональной информации сегодня остро стоит во многих сферах жизни. И особенно в финансовой. Как новые технологии позволяют защищать информацию о пенсионных накоплениях казахстанцев?

– Безусловно, для работы системы и запуска новых проектов необходимо уделять особое внимание вопросам информационной безопасности. Обеспечение защиты конфиденциальных данных вкладчиков является приоритетной и важнейшей задачей ЕНПФ. В фонде функционирует комплекс систем по реализации требований информационной безопасности, выполнения политик разделения и распределения прав доступа к персональным данным вкладчиков, контроля за совершаемыми операциями и логирования действий пользователей.

Одним из важнейших моментов в работе стало успешное прохождение фондом государственной аттестации на соответствие стандартам безопасности Республики Казахстан. На основании аттестата фонд получил возможность подключиться к шлюзу электронного правительства для предоставления своих услуг через электронное правительство и центры обслуживания населения.

ЕНПФ успешно прошел международную сертификацию Британским Институтом Стандартов на соответствие стандарту по информационной безопасности ISO/IEC 27001:2013. Наряду с этим налаживаются взаимодействия с соответствующими государственными органами по выявлению и пресечению киберугроз в отношении информационно-коммуникационной инфраструктуры и электронных информационных ресурсов.

Фондом планируется подтверждение государственной аттестации на соответствие информационных систем действующим требованиям по информационной безопасности в РК, помимо этого – внедрение методик и рекомендаций в целях соответствия своей политики информационной безопасности требованиям международных стандартов ISO.

Какие задачи на будущее ставит ЕНПФ в вопросе развития цифровых технологий?

– Одна из главных целей развития информационных систем фонда – совершенствование своих дистанционных сервисов и предоставление возможности вкладчикам взаимодействовать со своим пенсионным счетом «on-line». Фонд планирует в конце года запустить в регионах собственные терминалы самообслуживания и видеотерминалы(так называемых VTM). Через них вкладчики получат еще одну возможность доступа к сведениям о состоянии своего пенсионного счета.

В следующем году будет завершена разработка единой платформы для интеграции с трансферагентами, что позволит ЕНПФ предоставлять вкладчикам свои услуги в «глубинке», в небольших населенных пунктах по стране, внося свой определенный вклад в преодоление цифрового неравенства в Казахстане.

Кроме того, в настоящее время разрабатывается проект «Электронный архив», в результате которого будут обеспечены сохранность выплатных документов получателей пенсионных выплат, а также доступ к архивной информации в режиме on-line по запросу.

В целях взаимодействия с вкладчиками ЕНПФ использует следующие каналы коммуникаций:

• Call-центр с коротким номером 1418, принимающий 64% от общего количества обращений через обратную связь;

• блог-платформа председателя правления ЕНПФ с целью обеспечения свободного доступа пользователей к интересующей его информации о деятельности фонда;

• консультативная площадка «Общественная приемная», позволяющая каждому желающему задать вопрос лично руководству ЕНПФ, как в составе группы, так и индивидуально;

• социальные сети – Facebook, ВКонтакте, Твиттер, Одноклассники, Инстаграмм;

• информационные киоски, позволяющие узнать о состоянии своих пенсионных накоплений, будущей пенсии, скачать мобильное приложение ЕНПФ.

В ближайших планах – запуск нового канала для обращений клиентов через популярные мессенджеры, такие как WhatsApp, Telegram. Это обеспечит новый уровень обслуживания наших Вкладчиков, предоставив им еще один способ оперативного взаимодействия с Фондом по удобным для них каналам связи.

Казахстан > СМИ, ИТ. Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки > dknews.kz, 9 ноября 2017 > № 2380681 Жанара Тулегенова


Россия > СМИ, ИТ. Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 7 ноября 2017 > № 2378687 Алексей Голубович

Великолепная пятерка. Чем всплеск интереса инвесторов к интернет-гигантам отличается от бума доткомов

Алексей Голубович

Forbes Contributor, управляющий директор Arbat Capital

Каковы перспективы нынешних лидеров? Например, будущее компании Apple зависит от поддержания популярности моделей iPhone, но им уже дышат в спину азиатские конкуренты

Несмотря на то что американский рынок акций неуклонно растет с 2009 года, многие инвесторы полагают, что пришло время перекладывать средства из уже недешевых компаний «традиционных» отраслей в крупные интернет-бизнесы. В первую очередь в растущие быстрее рынка компании Facebook, Amazon, Apple, Netflix и Google (так называемые FAANG). За время президентства Дональда Трампа совокупная капитализация FAANG выросла на 31% (с $1,9 трлн до $2,5 трлн) — против 19% у индекса S&P500. В надежде на продолжение роста инвесторы продолжают покупать их акции, считая, что монопольное положение на рынке спасет их от возможной рыночной коррекции. Многие уже почти приняли за аксиому, что в мире будет одна социальная сеть (Facebook), один поисковик (Google), один интернет-магазин (Amazon), один онлайн-кинотеатр (Netflix) и, возможно, не один, но тем не менее главный законодатель мод на рынке смартфонов — Apple.

В чем главные отличия сегодняшнего рынка, на котором FAANG и другие интернет-компании оценены «высоко» (чтобы не употреблять слово «переоценены»), от уже подзабытого пузыря доткомов 2000 года?

Во-первых, куда более широкое распространение интернета дало интернет-гигантам огромную аудиторию (например, у Facebook 2 млрд подписчиков) для монетизации, чего не было в 2000 году. Во-вторых, если во время бума доткомов инвесторы делали ставку в основном на железо (Intel, Cisco, Dell) и программное обеспечение (Microsoft), то сейчас в большей степени востребованы медийные бизнесы, к которым можно отнести даже производителя железа Apple и ретейлера Amazon с их системами iTunes и Amazon Prime, в которых конкуренция идет за время пользователей.

Раньше компании быстро исчерпывали частные инвестиции и пытались как можно быстрее провести IPO. Сейчас огромный объем частых инвестиций в сектор привел к тому, что компании не спешат на биржу. Только непубличных технологических компаний, стоящих более $1 млрд, в США сегодня более 150, их совокупная оценка превышает $600 млрд. Таким образом, если во время обвала доткомов деньги теряли владельцы торгуемых на бирже акций, то сегодня этому риску в неменьшей степени подвержены частные инвестфонды.

Когда надувался пузырь доткомов, лидерами по объемам бизнеса и капитализации были производители программного обеспечения (Microsoft), телекоммуникационного оборудования (Cisco), компьютеров (Dell, IBM), микрочипов (Intel) и интернет-провайдеры (Yahoo и American Online). Многие существуют до сих пор, но лидерами в своих секторах и гигантами IT-бизнеса остались только Microsoft и Intel (IBM сильно диверсифицировалась). Торговые и телекоммуникационные компании, стоившие по нескольку миллиардов долларов, разорились (Worldcom) или практически разорились, как, например, Lucent, чья рыночная капитализация перед слиянием с Alcatel упала с $258 млрд до $15 млрд.

Выжили ключевые инфраструктурные бизнесы, а исчезли те, кто слишком рано начал продвигать интернет-торговлю, прообразы социальных медиа и другие услуги, для которых еще не существовало массового рынка. Сегодня последние берут реванш, поскольку инфраструктура уже построена и стабильно работает. Дорожают социальные сети, гиганты американской и китайской онлайн-торговли, растущие за счет «отъема» рынка у традиционных магазинов. Остальные, менее значительные сектора — Network Security, Storage (облачные технологии), Consumer Devices (интегрируемые в сеть видеокамеры, часы и др.) — растут медленнее и их капитализации иногда далеки от показателей FAANG.

Интересно сравнивать интернет-компании с эмитентами, входящими в индекс S&P500, по доходности. Оказывается, по показателю Р/Е сегодня IT-компании в среднем не намного дороже, чем прочие 500 публичных компаний США, притом что в 1999–2001 годах разница в Р/Е между IT-секторами и S&P500 была многократной. В то же время «нормальные» значения Р/Е в 2017 году возможны в основном благодаря двум участникам FAANG — Apple (главный генератор прибыли в технологическом секторе США и самая прибыльная среди крупных компаний мира с Р/Е около 17 при капитализации почти $800 млрд) и Google (P/E около 34). У остальных участников FAANG этот показатель вполне на уровне 1999–2001 годов, а у огромного числа менее крупных интернет-бизнесов в США он отрицательный или исчисляется в сотнях. Сопоставимые китайские компании, торгуемые в том числе на NASDAQ, часто имеют более низкий Р/Е, чем американские, — остается, правда, вопрос о стандартах их отчетности.

Каковы перспективы нынешних лидеров? Будущее компании Apple зависит от поддержания популярности моделей iPhone, но им уже дышат в спину азиатские конкуренты. Большой вопрос, сможет ли уникальность экосистемы Apple удержать пользователей? Google и Facebook уже захватили практически весь рынок интернет-рекламы в США. Однако экспансия на другие рынки, кроме Европейского союза, пока не дает прибыли. С трудностями выхода на мировые рынки столкнулся и Netflix, который практически всю прибыль получает в США. Те же проблемы и у Amazon, который все время расширяется, не принося прибыли, за счет жесткой конкуренции с традиционным ретейлом.

Еще один повод для опасений связан с тем, что быстрый рост и международная экспансия американских интернет-гигантов встречают сопротивление правительств почти всех крупных стран, желающих ограничить их влияние и обложить налогами. В Китае запрещены Facebook и Google, библиотека фильмов iTunes. В Европе в прошлом году оштрафовали Apple на €13 млрд за уход от налогов, а этим летом выставили счет Google на €2,4 млрд за монополизацию. Крупные штрафы получили также Facebook (на $110 млн) и Amazon (на $300 млн). Скорее всего, это только начало борьбы Евросоюза против монополий Соединенных Штатов на своем рынке.

Пока все эти трудности не ведут к прекращению роста акций интернет-компаний, так как главной причиной сохранения высоких капитализаций остается избыточная ликвидность американского фондового рынка. Очевидно, что брокеры будут рекомендовать покупать акции лидеров интернет-бизнеса даже в случае коррекции. Возможно, что в 2017–2018 годах прежние максимумы капитализации FAANG будут превышены. Но следует помнить о том, что отрыв фондового рынка от реальных прибылей заставит инвесторов вспомнить 2000 год.

— При участии управляющего директора Arbat Capital Дениса Чигирева

Россия > СМИ, ИТ. Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 7 ноября 2017 > № 2378687 Алексей Голубович


Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 2 ноября 2017 > № 2378680 Павел Врублевский

Русский подход: почему на Западе иначе регулируют интернет

Павел Врублевский

владелец платежной системы Chronopay

Регулирование интернета в России заметно отличается от зарубежных практик. Почему так происходит?

Как говорил Умберто Эко (его роман «Имя Розы» - лучшее произведение всех времен о цензуре): «Основная проблема современной интернет-цивилизации и социальных сетей заключается, быть может, в том, что расплодилась масса идиотов, вещающих с таким апломбом, будто им позавчера вручили Нобелевскую премию». Эта цитата достаточно категорична, все-таки государство должно регулировать интернет, но без излишеств. Однако наша страна пошла как всегда своим путем и создала Роскомнадзор. Нигде в мире исполнение требований закона в отношении интернета не возлагается на одно телекоммуникационное ведомство (в этом участвует много заинтересованных сторон). В России другие структуры задействованы лишь формально, среди них — ЦБ, Минфин, Минсвязь, суды, прокуратура.

В других странах мира решение заблокировать какую-либо информацию в интернете, осуществляется одновременно группой ведомств и строго в рамках своих полномочий, но в отношении противозаконного бизнеса в основном применяется не блокировка страниц, а блокировка платежей. В США и западном мире доминирующая роль в цензуре глобального интернета принадлежит банковским институтам и платежным системам Visa и Mastercard. Наиболее ярким примером эскалации воздействия служит история с сайтом Wikileaks и борьбы с ним Visa и Mastercard, завершившаяся переводом платежной инфраструктуры Wikileaks в Исландию и переводе платежей на биткоины.

Порой принуждение осуществляется и через телекоммуникационные каналы, но как правило по решению суда. К примеру недавно произошла конфискация доменного имени биткоин-биржи с русскими корнями BTC-E в США. Но создание нового домена и сервера занимает короткое время и их блокирование редко помогает, поэтому блокируют платежные каналы. Но все же Visa и Mastercard — это ключевые регуляторы интернет-коммерции в мире.

Существует отлаженный механизм блокировки — в октябре 2017 года Visa и Mastercard заблокировали эмиссию предоплаченных карт системы Wavecrest для большинства биткоин-кошельков включая TenX, в августе Paypal, Visa & Mastercard объявили о блокировании групп ненависти в интернете, в мае 2016 года было заявлено о блокировании платежей VPN сервисов, в ноябре 2016 года – под блокировки попали сайты по трейдингу бинарных опционов в Канаде и появился очередной блок от Visa и Mastercard для табачной индустрии в США (в него включили новомодных вэйперов).

Но Россия — уникальная страна и ищет свой путь. Правила Visa и Mastercard и логика самих платежных систем у нас извращены банками и не беспокоят никого. В результате правового и системного провала с регулированием платежных систем Роскомнадзор был обречен на скандалы и тотальную неэффективность. За последние годы в России было принято огромное количество противоречивых законов ограничивающих отрасли онлайн-казино, спортивных ставок, форекс-компаний, бинарных опционов и других подобных отраслей, каждая из которых ожидаемо устроила свою гонку регистраций доменов с регулятором.

В современной ситуации ведомство в принципе не способно выполнять эффективно свою роль и с каждым новым ограничительным законом начнутся новые скандалы. Возможно, подобное положение дел в чем то так и было задумано. Как говорится, строгость законов в России компенсируется не обязательностью их исполнения. Принимая очередное законодательное ограничение в отношении бизнеса в интернете власть явно не спешит реально вводить его в действие для всех и сразу и возможно поэтому и игнорирует общемировую практику использования платежных систем, поскольку с Visa и Mastercard не получится разделять запрещенный бизнес на «правильный» от «правильных людей» и запрещенный, там либо заблокировать сразу для всех либо не трогать вообще.

В результате в попытке отрегулировать интернет в России силами одного Роскомнадзора сложилась картина, при которой само по себе ведомство оказалось перегружено — посмотрите на статистику блокировок сайтов. Роскомнадзор блокирует доменные имена тысячами в неделю. По сообщениям ТАСС, за пять лет к августу 2017 года Роскомнадзор заблокировал 275 000 сайтов. Такого положения дел нет по определению и не может быть ни в одной стране мира.

Некоторые странные игры с регулятором и представить невозможно. Ну какой смысл блокировать Pornhub и устраивать шоу на весь мир с обменом твит-сообщениями и бесплатными доступами и реверансами? Но наблюдать еще 3 млн порносайтов в Рунете?! Разночтений законодательству много. Например, многие начинаеют утро с абсолютно незаконного ресурса с точки зрения закона о персональных данных — Facebook, но не могут зайти на LinkedIn, потому-что он заблокирован по той же причине.

Законы, которые не соблюдаются, дискредитируют власть. В мире ресурсы могут ускользать от технического регулятора неделю-другую, но затем компании-нарушителю перекрывают переводы через платежные системы и только лишь, если она уйдет в подполье и попробует маскироваться при приеме платежей, то на нее «натравят» силовиков.

В России силовики пришли в Роскомнадзор и собираются отправить в лагеря сотрудников ведомства за махинации с зарплатами. Я считаю, что это действие попытка набрать очки популярности перед выборами. Потому что как ни странно аресты в Роскомнадзоре не вызвали бурных оваций общественности. В российском интернете Роскомнадзор вызывал не вызывал негативных эмоций, потому-что он хотя бы что-то делал или делался вид. В целом же Рунет ввиду тотального игнорирования годами международных практик регулирования был и есть абсолютно беззаконная и бессистемная помойка с тоннами противоправного контента всех видов. Даже анонимный браузер Tor и «даркнет» в России не приживаются за ненадобностью.

Власти создали парадоксальную ситуацию — сначала государство вопреки всей мировой практике создает модель регулирования, которая не способна системно решить поставленные задачи, затем принимает целый ряд малореализуемых законов и отправляет на нары рядовых сотрудников ведомства пытавшихся выполнять за махинации с зарплатами в условиях бюрократизации (похожие примеры есть и в других госведомствах), которые скорее всего были сделаны чтобы нанять адекватный персонал на сложные задачи (айти-специалисты недешевы). Сотрудники Роскомнадзора за годы блокировок по 5000 доменных имен в месяц более-менее разобрались в том, как реально функционирует интернет и бизнес в сети. И если и совершали ошибки, то обычно тут же их исправляли.

В современной России, когда очевидно, что ресурсная экономика вслед за всем миром уходит на второй план, а на первый выходит IT индустрия, «пускать в расход» рядовых сотрудников Роскомнадзора и IT-специалистов глупость . В отрасли и в госаппарате катастрофическая ситуация с IT-кадрами и вообще людей с головой в технологической отрасли.

Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 2 ноября 2017 > № 2378680 Павел Врублевский


США > СМИ, ИТ. Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 2 ноября 2017 > № 2378678 Владимир Михайлов

Портфель для киномана. Сколько можно заработать на инвестициях в кино и сериалы

Владимир Михайлов

исполнительный директор GL Financial Group

В этом году индустрия видеоразвлечений радует инвесторов: акции ряда поставщиков контента выросли на 30-60%. Но чтобы заработать на кино и сериалах, придется отбросить личные вкусы, забыть о громких именах и присмотреться к наиболее массовым и кассовым продуктам

В середине октября компания Netflix побила очередной рекорд. Она и раньше показывала убедительные результаты — число подписчиков перевалило за 100 млн человек еще в первом полугодии.

Однако теперь один из главных поставщиков кино и сериалов в мире превзошел как ожидания аналитиков, так и свои собственные прогнозы. За третий квартал подписчиков стало на 5,3 млн больше, хотя прирост ожидался на уровне 4,5 млн. Выручка увеличилась на целых 30%, до $2,99 трлн, в то время как эксперты прочили цифру не выше $2,77 трлн.

Когда спал легкий ажиотаж, вызванный порцией позитивной статистики, акции торговались на уровне $200 долларов за бумагу. При этом аналитики дружно повысили целевые ориентиры по бумагам компании. К примеру, банк J.P.Morgan теперь рассчитывает на рост котировок Netflix до уровня $242 вместо $225.

Представители финансового конгломерата возлагают большие надежды на четвертый квартал и оригинальный контент, который собирается представить Netflix. Среди самых ожидаемых продуктов — сериал «Охотник за разумом», который спродюсировал Дэвид Финчер, и фильм «Яркость» с Уиллом Смитом в одной из главных ролей.

Однако ключевой секрет привлекательности кроется не в ярких голливудских именах, а в характере роста базы подписчиков. Увеличение аудитории происходит за счет глобального сегмента, а это означает, что расти Netflix может еще долго и очень уверенно.

В восторженных отзывах о перспективах компании несколько раз прозвучал тезис о том, что она доказала свою неуязвимость перед конкурентами. Такой восторг может оказаться преждевременным. Судя по всему, Netflix еще предстоит жесткая конкурентная схватка.

Короли контента

Собственные развлекательные каналы с потоковым видео собираются продвигать сразу несколько цифровых и технологических гигантов, среди которых Apple и Facebook. Серьезная угроза просматривается и со стороны Amazon.com. Подписка на Amazon Video сегодня стоит $8,99 в месяц.

Netflix предлагает членство по той же цене, но для старых подписчиков, которые пользовались услугами ранее 2014 года, действует льготное предложение за $7, 99 в месяц. Если Amazon задастся целью отобрать часть рынка у конкурента, ему не понадобится сильно демпинговать — достаточно небольшой корректировки, которая способна несколько омрачить радужные перспективы Netflix.

Но как бы дешево ни стоила подписка, ее не купят, если подписчикам нечего будет смотреть. Поэтому битва идет не только и не столько за дешевизну и массовость сервиса, но и за контент. По данным разных источников, Facebook уже рыщет по Голливуду в поисках продуктов для аудитории от 13 до 34 лет — без политики, эротики и грубого слэнга.

Тем временем лидирующий по всем фронтам Netflix может лишиться значимой части своего контента. Студия Disney недавно заявила, что намерена отозвать свои фильмы с Netflix, чтобы к 2019 году начать показывать их на собственном потоковом видео-сервисе.

Сначала его планируется запустить в США, затем компания перейдет к глобальной экспансии. Ради новой платформы Disney готов к «значительным инвестициям» в кино и сериалы.

При этом подход многих крупных студий, в том числе Disney, к созданию контента не так уж и отличается от серийного производства Netflix. Миром кино и ТВ-развлечений уверенно правит франшиза, причем не первый год.

Определяющую часть дохода компаниям приносят разнообразные сиквелы и приквелы к успешным киносагам. Ведь намного безопаснее вложить $200 млн в проверенный продукт, который уже понравился зрителям, и снять вторую-третью часть фильма, чем рисковать и предлагать новую историю и новых героев.

Вслед за премьерой

Предновогодний сезон премьер, в рамках которого студии часто выбрасывают в прокат «все лучшее сразу», покажет, на кого следует сделать ставку. Так, после премьеры третьей части «Кунг-фу Панды» в начале 2016 года акции DreamWorks взлетели более чем на 20%.

Компания наконец-то выбралась из убытков и показала прибыль, а затем благополучно продалась глобальному конгломерату Comcast за $4,1 трлн долларов. Пока рынок обсуждал поглощение, стоимость бумаг на рынке выросла почти вдвое.

На ноябрь 2017 года намечены две громкие франшизные премьеры, обе — по сериям комиксов. Disney выпустит «Тор 3: Рагнарек» по комиксам Marvel, а Time Warner — «Лигу справедливости» на основе продукции DC Comics. Релиз помечен как «Часть 1», но на самом деле это пятый фильм в так называемой «расширенной вселенной DC», где обитают Супермэн, Бэтмэн и Чудо-женщина.

Пока рыночные показатели Time Warner смотрятся эффектнее, чем у «студии Микки-Мауса»: за месяц до премьер акции Warner показывают годовой рост более 27% против диснеевских 7%.

И все же по многим параметрам Disney выглядит интереснее конкурента. Во-первых, нет гарантий, что динамика акций Time Warner сохранится. Бумаги и так недешевы, а у студии нет канала для агрессивной экспансии и увеличения числа аудитории, как у Netflix.

К тому же конкурирующая Disney владеет едва ли не самой громкой и кассовой франшизой в истории — «Звездными войнами». Премьера очередной части запланирована на середину декабря. На игровой «Голливудской бирже», где пользователи пытаются предсказать размер сборов того или иного фильма, прогноз для Star Wars в октябре колебался на уровне $780 млн долларов и рос ежедневно по мере приближения премьеры.

Площадка считается неплохим прогнозным инструментом с тех пор, как в 2007 году местные игроки предсказали 32 из 39 номинантов на «Оскар» и семь из восьми обладателей премии. Однако если для фильмов Time Warner сборы в $700-800 млн — это «потолок», то предыдущая часть принадлежащих Disney «Звездных войн» принесла около $2 млрд.

Также не стоит забывать, что Микки Маус рвется на территорию Netflix. Отбирая контент у чужого видеосервиса и имея в запасе самые прибыльные франшизы мира, Disney создает для собственной видеопотоковой площадки огромные преимущества.

Индексы кинозвезд

Тем не менее уповать на одну студию и один кинопроект — крайне опрометчивое решение для инвестора. Самое яркое тому подтверждение — негативный российский опыт. В 2009 году компания Bazelevs, производитель самых кассовых отечественных фильмов, собиралась создать паевой фонд для съемок фильма «Елки».

Поскольку компания не котируется на бирже, средства решили аккумулировать в закрытом ПИФе на базе «Тройки Диалог». Пока регулятор дал «добро», время для съемок было упущено, пришлось создавать другой фонд — уже для мультфильма «Смешарики». Затраты на продукт с учетом маркетинга оценивались примерно в $10 млн, но в прокате мультфильм собрал на $1,5 млн меньше.

В дальнейшем сборы существенно выросли за счет продажи прав на телетрансляцию и продажи тематических игрушек. Однако провал на первом этапе поубавил энтузиазма в отношении киноинвестиций.

Теперь вкладывать стараются сразу в несколько проектов, но инвестиционные кинофонды по-прежнему остаются редким явлением и, как правило, привлекают ограниченный круг лиц, так или иначе связанных с кинобизнесом.

Рядовому инвестору по-прежнему проще зарабатывать на западном кинорынке. При этом не стоит забывать о российских уроках и грамотно диверсифицировать свой портфель. А главное, не увлекаясь собственными кинопредпочтениями.

Несколько лет назад один из пользователей площадки Stockerblog Фред Фулд предложил свою модель портфеля и назвал ее «Индекс Анджелины Джоли».

Инвестор включил в модель все компании, которые производят, продают и транслируют видеопродукцию с участием актрисы — Sony Viacom, Time Warner, News Corp, General Electric, а также DreamWorks, Disney и Comcast. С января по декабрь 2009 года «Индекс Джоли» вырос на 22%, в то время как всем известный Dow Jones Industrial поднялся всего на 16%.

Такой результат, подогреваемый популярностью актрисы, спровоцировал небольшой бум селебрити-индексов. Начинающие и полупрофессиональные инвесторы составляли портфели в честь самых разных актеров — от Пэрис Хилтон до вечного Гарри Поттера — Дэниэла Рэдклиффа. Но ни один из них не выстрелил и не вошел в нормальную инвестпрактику.

Успех «Индекса Джоли» в первую очередь строился на простом принципе: успешные актеры работают с успешными компаниями. Однако сейчас, когда миром развлечений правят бесконечные франшизы и несчетные сериалы, значимость актеров не то чтобы сходит на нет, но явно снижается.

Новыми культовыми персонами стали режиссеры, к именам которых привязаны громкие релизы. Впрочем, исходя из «режиссерского» принципа портфель особенно не диверсифицируешь: рынок сделал их довольно моногамными в отношениях со студиями. Так, Джордж Лукас давно продал все права на «Звездные войны» тому же Disney.

А Джэймс Кэмерон, который снял суперкассовый «Аватар» (и планирует снимать следующий), работает на базе 20th Century Fox и привлекает к участию только небольшие авторские студии, которые не котируются на рынке.

Таким образом, собирая свой инвестиционный портфель, лучше с самого начала отодвинуть персоналии и личные вкусы на второй план и руководствоваться неумолимой рыночной логикой. Особенно с учетом того, что погоду на рынке сегодня определяет массовый успех проверенных продуктов, которые далеко не всем по нраву.

США > СМИ, ИТ. Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 2 ноября 2017 > № 2378678 Владимир Михайлов


Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > forbes.ru, 2 ноября 2017 > № 2378650 Алексей Чекунков

ЦБ как стартапер. Почему в России стоит легализовать криптовалюты и ICO

Алексей Чекунков

генеральный директор Фонда развития Дальнего Востока и Байкальского региона

У России появился редкий шанс стать лидером в ключевой технологии, которая изменит мир. Чтобы его использовать, нужно принять риски и действовать как стартап

Только за последние несколько месяцев в мире было выпущено более 1 тыc. новых приложений на блокчейне, в которые анонимные энтузиасты вложили $1,3 млрд. Перспективы захватывают дух и порождают азарт — стоимость родоначальника блокчейна, криптовалюты биткоин, выросла за 5 лет в 400 раз. Последний раз подобный ажиотаж наблюдался двадцать лет назад на бирже NASDAQ — в связи с тем, что человечество осознало перспективы интернета. Революция блокчейн происходит еще быстрее, и принцип «победитель получает все» в ее случае работает на все 100%.

По оценкам Всемирного экономического форума, проекты на блокчейне смогут обеспечить до 10% мирового ВВП уже в 2025 году — это почти $10 трлн. Стандарты и технологии, на основе которых будет построена новая реальность, создаются прямо сейчас. Уникальность этой ситуации для России заключается в том, что многие блокчейн- и криптотехнологии созданы россиянами, либо имеют связь со страной — наиболее известным примером является разработчик Ethereum Виталик Бутерин.

Спустя 60 лет после того, что в США до сих пор называют Sputnik Moment, имея в виду шок американского общества от запуска СССР первого искусственного спутника Земли, у России появился шанс выступить не в роли догоняющих, а в роли лидера в прорывной технологии. Сможет ли страна использовать редкий шанс? Ответ на этот вопрос лежит в плоскости диалога между инноваторами и регуляторами.

Страх регулятора

На последнем витке технологического прогресса, когда мир погружался в интернет, отношения государства и бизнеса в новой сфере в целом складывались ровно. Воровство фильмов и музыки, порнография и новые виды медиа хоть и вызывали раздражение ряда стран (наиболее выразительно в Китае), но не подрывали основ государственности.

Блокчейн, криптовалюты и ICO спровоцировали куда более сильные эмоции. Спецслужбы, центральные банки и финансовые регуляторы мира увидели в новом явлении риски фундаментального характера: отмывания преступных доходов, финансирования терроризма, возникновения финансовых пирамид, эрозии национальной денежно-кредитной политики. Эти опасения не являются пустыми, и их действительно стоит проанализировать.

Однако аргумент, что криптовалюты анонимны и используются в противоправных целях, довольно слаб. Электронные записи создаются на реальных компьютерах, и каждый бит при желании можно отследить. Правильно говорить о том, что криптовалюты более анонимны по сравнению с банковскими счетами. Но наличные бумажные деньги являются гораздо более «грязными». Прогрессивные страны от Кении до Швеции прилагают усилия к увеличению доли электронных платежей, двигаясь к полной отмене банкнот. Отказ от бумажных денег на повестке дня даже в стране, где их изобрели: глава центрального банка Китая заявил, что КНР откажется от наличных к 2026 году.

Бум ICO породил много нечестных проектов, собравших деньги с доверчивых инвесторов. Это утверждение похоже на правду. На заре ICO незнакомцы начали доверять незнакомцам раньше, чем появились умные контракты, призванные защитить одних от других. По оценке Народного банка Китая, 90% совершенных ICO не выполнят свои обещания. Однако не стоит недооценивать человеческий разум и силу рынка. Стоимость первых токенов взлетела из-за того, что криптоденег, на которые их покупали, было на $100 млрд, а самих ICO — единицы.

Сегодня капитализация криптовалют около $180 млрд, при этом готовятся десятки тысяч ICO. На рынок выходят умные серьезные игроки. Покупатели быстро научатся отделять «мух от котлет», глупые проекты перестанут получать поддержку рынка и проблемы роста будут решены.

Однако главная причина жесткого отношения регуляторов к криптовалютам заключается в том, что деньги, по их мнению, не могут быть частными — их должно выпускать государство. В книге «Валютные войны» Джеймса Рикардса есть история о том, как в Пентагоне отыгрывали военную ситуацию, при которой Россия и Китай создали совместный банк, перевели туда свои золотые запасы и этот банк выпустил новые деньги, которые стали единственным расчетным средством за российский и китайский экспорт. Долларовая гегемония рухнула.

Благодаря блокчейну эта игра Пентагона приблизилась к реальности: собственные электронные деньги может выпустить любой студент. Пока что биткоин является медленным, неудобным и волатильным средством платежа. Но отсутствие единого центра эмиссии, анонимность и возможность свободно передавать друг другу (без посредничества банков-корреспондентов) сделали десятки криптовалют популярными у миллионов людей. Можно предположить, что как только появится быстрый «суперкоин» со стабильной стоимостью многие национальные валюты ожидает судьба телефонных будок.

Такое будущее, естественно, не нравится центральным банкам, но оно все же не означает конец эры суверенных государств: развитая Европа уже скоро 20 лет как живет без национальных денег, валюты ряда развивающихся стран привязаны к американскому доллару, курс рубля де-факто сильно зависит от цены на Brent.

Гонка на блокчейне

В современном мире целые нации оказались в положении стартапов и вынуждены принимать решения на лету. Япония — третья крупнейшая экономика мира и технологическая сверхдержава — признала криптовалюты средством платежа и выдала лицензии 11 биржам, ведущим торги криптоактивами. Китай, на который когда-то приходилось до 90% от оборота торгов биткоинами, так же резко дал команду «стоп», опасаясь лавинообразного роста вывода денег из страны в обход валютных ограничений.

Швейцария и Сингапур пошли по пути создания регуляторных «песочниц» — экспериментальных режимов при которых инновационные компании получают возможность вести деятельность в отсутствие регулирования, в то время как государственные органы изучают результаты в динамике и формируют нормативно-правовую базу с учетом практического опыта.

Подход «песочницы» как тестового полигона для обкатки технических и регуляторных подходов подошел бы и России. Пока все активность российских участников рынка криптовалют происходит за пределами страны и с чистым минусом для российской экономики.

Сейчас ежедневный оборот сделок с криптовалютами, которые заключают российские инвесторы на зарубежных площадках, составляет около $40 млн. По нашим оценкам, отток капитала из России на иностранные криптобиржи составляет около $1 млрд в год. Мы можем противопоставить ему кратно больший приток капитала в российскую экономику, если решимся на активную конкуренцию на рынке криптовалют и ICO.

В России регуляторы ищут баланс между потенциалом технологии и мгновенными рисками. Например, существует идея, что стоит заниматься блокчейном, но избегать криптовалют. Но ведь именно криптовалюты являются главным приложением на блокчейне, как когда-то браузер стал главным приложением для технологии интернета. Двадцать лет назад могли запретить браузер — там много нехорошего увидеть можно. Тогда у нас не было бы интернет-магазинов, поисковиков, социальных сетей и даже биткоина. Публика в интернете капризная — и пользователи, и креативные умы, которые создают новую реальность, стремятся туда, где вся энергия и деньги, и вряд ли поверят в выхолощенный стерильный «госблокчейн» в отсутствие главных «игрушек».

Кроме того, уже упомянутая технология «умных контрактов» может снять многие вопросы к рынку ICO. Этот инструмент решает проблему недоверия, устанавливая не условные, а механические правила исполнения сделок. Вкупе с искусственным интеллектом и анализом больших данных блокчейн станет тем самым «большим братом», который сделает возможными сделки между незнакомцами в течение секунд. Регистрация бизнеса будет занимать секунды, оформление кредита — секунды, купля или продажа квартиры — секунды. Взыскать долг с недобросовестного контрагента — тоже секунды, хотя в невероятном новом мире быть недобросовестным станет почти невозможно.

Через считанные годы в мире заработают приложения, которые на одном смартфоне почти бесплатно заменят банк, суд, нотариуса, регистратора, депозитарий и аудитора. В создании этой новой умной инфраструктуры примут участие российские специалисты. От принятых сегодня решений зависит, будут ли эти ребята работать в российских или зарубежных компаниях, станет ли блокчейн, как когда-то атом, космос и балет, нашим товаром на экспорт, или мы будем обменивать доступ к всемирной блокчейн-инфраструктуре на нефть и газ.

Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > forbes.ru, 2 ноября 2017 > № 2378650 Алексей Чекунков


Казахстан. Китай. Корея. РФ > СМИ, ИТ > kapital.kz, 2 ноября 2017 > № 2374736 Арман Сеитмамыт

Арман Сеитмамыт: 18 000 часов новостей за 5 лет

Новости в режиме нон-стоп и якорные проекты круглосуточного телеканала

«Хабар 24» — первый и единственный новостной круглосуточный телеканал в Казахстане. В этом году канал отмечает свое пятилетие. О первых достижениях и будущих планах творческого коллектива корреспондент еженедельника «Капитал.kz» узнал в беседе с директором канала Арманом Сеитмамыт.

— В сентябре этого года «Хабар 24» отметил свое 5-летие. Не могли бы вы рассказать о главных достижениях телеканала.

— Это небольшая, но очень важная для нас дата. За 5 лет мы уже достигли определенных результатов. Сейчас с уверенностью можно сказать, что канал занял достойное место в отечественном медиапространстве. Появление круглосуточного информационного канала, который в режиме нон-стоп в прямом эфире рассказывает о самых главных новостях в стране и мире, является доказательством того, что казахстанский медиарынок растет и развивается. Конечно, в 2012 году, еще на этапе становления, у нас — у тех, кто стоял у истоков канала — были разные мысли и сомнения по поводу заполняемости эфира и количества информационных поводов. Это был естественный вопрос на тот момент, ведь мы были своего рода первопроходцами, никто ранее в Казахстане не выпускал новости 24 часа в сутки. По истечении времени мы поняли, что дефицита информации нет, даже, наоборот, бывали случаи, когда у нас не хватало эфирного времени, чтобы успеть рассказать обо всем.

Всего за 5 лет «Хабар 24» выдал в эфир 18 579 часов новостей и 147 667 информационных материалов. Наши зрители увидели 1819 прямых включений. Столь внушительные цифры показывают, какая была проделана работа за эти годы. Еще одна особенность нашего канала — стопроцентный казахстанский контент.

Самым главным достижением канала является то, что мы полностью обеспечили все наши региональные корреспондентские пункты творческим составом. В техническом плане мы оснастили пункты передвижными мобильными телевизионными станциями, которые позволяют нашим журналистам выходить в прямой эфир из любого региона нашей страны, в любое время суток, в любое время года через спутниковую связь. Хотелось бы особо отметить, что «Хабар 24» — единственный телеканал в стране, который имеет самую обширную региональную и международную корреспондентскую сеть среди казахстанских информационных каналов. В 17 странах мира работают наши представители, у нас 9 собственных корреспондентских пунктов: в Китае, Южной Корее, Турции, Узбекистане, России, Бельгии, Германии, Италии, США. Сейчас новостные каналы всего мира прибегают к услугам фрилансеров, что является очень удобным и экономичным форматом сотрудничества с журналистами. Мы также активно его используем. 8 фрилансеров в Грузии, Кыргызстане, Латвии, Украине, Великобритании, Азербайджане, Израиле и Бразилии готовят для нас свои материалы.

Наш основной продукт — это, конечно же, новости. Круглосуточное вещание в режиме нон-стоп — очень удобный формат работы для новостников. Например, если журналист съездил на съемку с утра, приехал и успел смонтировать материал, то ему не нужно ждать вечера, когда выйдут итоговые выпуски новостей. Это добавляет оперативности нашему каналу. Конечно же, многое зависит от технического оснащения. Использование новых технологий делает работу более комфортной и качественной в прямом эфире. К примеру, для прямых включений в Казахстане мы с 2015 года используем мобильный программно-аппаратный комплект Live U. Это так называемый «рюкзак», который передает видео- и аудиосигналы посредством сотовых сетей 3G и 4G. Подобные технологические решения позволяют осуществлять прямые трансляции из любого места, даже находясь в движении до 60 км/ч, освещать срочные новости в прямом эфире. С начала этого года с помощью такой технологии и благодаря сотрудничеству с информационным агентством APTN (Associated press Television News) мы делаем прямые включения из-за рубежа. Например, теракты в Лондоне и Манчестере в начале этого года. Наши корреспонденты практически сразу начали выходить в прямой эфир с Вестминстерского моста и со стадиона «Манчестер-арена». Также прямые включения были организованы из Южной Кореи во время президентских выборов, из Турции, когда там проходил конституционный референдум, из Китая с финала конкурса «I am a singer» с участием Димаша Кудайбергенова и т. д.

— Какие моменты навсегда останутся в истории канала?

— Самым большим испытанием для молодого на тот момент информационного канала «Хабар 24» стали президентские выборы 2015 года. Вся наша команда тогда работала с раннего утра и до поздней ночи. Все наши эфиры сопровождались прямыми включениями не только из отдаленных уголков страны, но и из-за рубежа. Такие мероприятия вдохновляют всю нашу творческую команду на большие достижения, устанавливают высокую планку для дальнейшей работы. Еще одним важным мероприятием, которое мы достойно осветили, стала международная выставка «Астана ЭКСПО-2017». Все лето телеканал «Хабар 24» очень подробно рассказывал о международной выставке. С момента открытия и до ее завершения было организовано более 200 прямых включений, наши журналисты подготовили более 2 тысяч материалов.

— С самого начала «Хабар 24» позиционировался как первый круглосуточный информационный канал в Казахстане. Появились ли конкуренты и как изменились цели канала?

— С момента создания телеканала «Хабар 24» мы четко понимали, что наши конкуренты — это в первую очередь информационные агентства. Наша цель — оперативно выдать достоверные и качественные новости, благо прямой эфир нам позволяет это делать очень быстро. Но быстро не значит правдиво, поэтому наш главный козырь — это достоверность, мы выдаем в эфир только проверенные новости. На это иногда, к сожалению, уходит больше времени, чем ожидает зритель. Но выдавать непроверенные данные мы считаем неприемлемым. Как только поступает официальное подтверждение, мы тут же выдаем информацию в эфир. Могу с уверенностью сказать, что мы точно так же, как и новостные каналы, лидирующие на мировом рынке, преследуем цель — создать качественный контент.

— В новом сезоне вы немного изменили эфирную сетку и формат новостей, обновили программный контент. С чем связано это решение?

— Вы правы, с нового осеннего сезона мы поменяли эфирную сетку. Если раньше наши новости выходили каждые полчаса, то сейчас — один раз в час. На самом деле это стратегически важное решение, которое позволило нам увеличить хронометраж новостей, сегментировать их по формату — на региональные и международные. Уменьшение количества выпусков новостей не означает, что работы стало меньше. Наоборот, работа стала сложнее, потому что перед журналистами стоит задача глубже изучить материал.

К тому же у нас появилось дополнительное время в часовом блоке, которое мы заполняем информационно-аналитическими программами. Их хронометраж также увеличился. Таким образом, мы смогли еще более улучшить качество контента нашего канала. Многие существующие программы были к осеннему сезону переформатированы. Вечерний прайм-тайм усилен новыми программами, в основном экономического направления, такими как «Экономика», «Финансы», «Деловые новости».

Также мы создали пул так называемых «якорных» отраслевых проектов — «Агросектор», «В деталях», «Бастау керек», «Проект закона», «Интервью недели». Их можно увидеть в линейке вечерних программ с понедельника по пятницу. Надеюсь, что широкий круг зрителей заинтересуют и программы о трендах в других секторах — «Строительство и недвижимость», «Промышленность», «Бiлiм», «PROздоровье». В целом программинг выстроен так, что наши зрители могут получать ежедневно максимальную информацию, которая охватывает практически все сферы развития общества.

Кроме того, в начале этого года мы самыми первыми в СНГ запустили роботизированную новостную студию. У нас сейчас вместо операторов в студии работают камеры на роботизированных платформах, таким образом, процесс выдачи новостей в эфир стал автоматизированным. В творческом плане использование такой техники дает возможность применения сложных планов с динамикой. Все эти изменения внедряются с одной целью — улучшить качество эфира.

— Для любой компании решающую роль играют кадры. Не могли бы вы рассказать о команде телеканала «Хабар 24»?

— Команда телеканала «Хабар 24» очень молодая, средний возраст наших журналистов — 25−30 лет. Но, несмотря на это, команда очень талантливая и амбициозная. Мне доставляет огромное удовольствие ежедневно видеть ребят, у которых горят глаза, которые каждый раз вдохновляются на высокие достижения, всегда открыты к новым знаниям. Тем более агентство делает все возможное, чтобы наши журналисты и вся творческая команда постоянно повышали уровень своей квалификации. Проводятся различные мастер-классы, тренинги с привлечением зарубежных спикеров. Благодаря сотрудничеству агентства «Хабар» с Euronews ежегодно наши сотрудники проходят обучение в Лионе (Франция) в штаб-квартире Euronews. В этом году мы начали сотрудничать с турецким каналом ТРТ, что дает нам возможность обмениваться опытом с коллегами из Турции. Летом четверо наших коллег прошли очень интенсивный и сложный курс обучения по военной журналистике, в результате которого они получили ценные теоретические и практические знания о работе в зоне военных действий. Кроме того, в рамках первой медианедели Astana media week были достигнуты договоренности о сотрудничестве с академией «France 24». Хотелось бы отметить, что наши сотрудники имеют прекрасные возможности пройти обучение за рубежом по президентской программе «Болашак». На данный момент около десяти сотрудников агентства обучаются в ведущих университетах мира.

Помимо профессиональных возможностей, агентство оказывает социальную поддержку сотрудникам. Многие из наших коллег обеспечены служебным жильем. Все эти мероприятия в комплексе благоприятно влияют на повышение компетентности наших сотрудников. Доказательством этого может служить высокая оценка со стороны главы государства. В этом году наш телеканал получил благодарственное письмо лично от президента. Для нас это очень высокая оценка. Также наш собственный корреспондент в Нью-Йорке Майра Кабиева получила грант от главы государства в сумме 3 млн тенге, которые она полностью направила на благотворительность.

— Недавно у вас проходил кастинг ведущих новостей. Каковы главные критерии при отборе?

— Все лето перед началом осеннего сезона мы проводили большой кастинг ведущих новостей. В итоге нам удалось обновить их состав. Конечно же, требования очень высокие, ведь нужно работать в прямом эфире при круглосуточном вещании. Ведущие должны быть стрессоустойчивыми, владеть отличной дикцией, разбираться в самых разных темах, не теряться в прямом эфире. Было очень много претендентов, которые хотели попробовать себя в роли ведущих. Как я уже отметил, у нас очень молодая и талантливая команда, все наши сотрудники могут пробовать свои силы в разных форматах и развивать навыки. Есть случаи, когда журналисты становятся ведущими и наоборот. Если есть желание, мы всегда готовы предоставить возможность нашим ребятам. Здоровые амбиции всегда поощряются. К примеру, Жамбыл Зейнолла работал ведущим новостей и в какой-то момент решил попробовать себя в роли корреспондента. А полевой журналист Молдир Доспаева изъявила желание работать в студии. На равных условиях со всеми претендентами она прошла кастинг и сейчас работает ведущей.

— Недавно по инициативе канала «Хабар 24» был организован большой мастер-класс с участием Алексея Пивоварова и Зафера Кираза. Почему были выбраны именно эти спикеры? Насколько важно это мероприятие для журналистов?

— В сентябре этого года в честь 5-летия канала «Хабар 24» мы организовали большой мастер-класс с привлечением именитых журналистов из России и Турции. В Астану по нашей инициативе были приглашены два спикера, мы специально выбрали две разные школы, чтобы выступления и взгляды на нынешние телевизионные тренды были неоднобокими. Если Алексей Пивоваров представлял российский медиарынок, то Зафер Кираз — ключевая персона в турецкой медиаиндустрии, человек, который работает на телевидении, в том числе в прямом эфире, более 30 лет. Обучающий формат мастер-класса собрал не только студентов и журналистов, работающих в Астане, но и почти всех наших собственных корреспондентов из регионов. Мероприятие прошло на очень высоком уровне, были дискуссии по разным темам и обмен мнениями. Для наших журналистов это был очень актуальный и полезный мастер-класс. Мы продолжим эту работу, потому что телевидение и современные технологии очень быстро развиваются, всегда нужно учиться и шагать в ногу со временем.

— Спасибо за беседу!

Казахстан. Китай. Корея. РФ > СМИ, ИТ > kapital.kz, 2 ноября 2017 > № 2374736 Арман Сеитмамыт


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > forbes.ru, 31 октября 2017 > № 2372561 Ангелина Кречетова

Google и Facebook раскрыли масштаб «вмешательства России» в выборы США

Ангелина Кречетова

Редактор Forbes.ru

По данным Facebook, посты, связанные с интересами России, видели 126 млн пользователей социальной сети

Google, Facebook и Twitter обнародовали информацию о масштабах «вмешательства России» в выборы в США. По информации компаний, в интернете публиковались миллионы постов с фальшивых аккаунтов, которые якобы курировало «Агентство интернет-исследований». Новая информация обнародована накануне слушаний в конгрессе США.

Там компании должны объяснить, почему их платформы не препятствовали распространению такой информации. Выдержки из отчетов приводит Reuters и Associated Press.

Facebook уточнил, что посты, связанные с интересами России, в социальной сети видели 126 млн человек, или около 40% населения страны. В компании Марка Цукерберга уверены, что компания «Агентство интернет-исследований», которая может быть связана с Кремлем, с января 2015 года по август 2017 года опубликовала около 80 000 материалов, которые увидели около 29 млн человек. Соцсеть также рассказала об обнаружении 170 аккаунтов в Instagram, на которых опубликовали около 120 000 материалов, связанных с Россией. Аккаунты, по заявлению компании, были удалены.

Google утверждает, что такой контент продвигался через видеохостинг YouTube. Всего компания нашла 18 каналов, опубликовавших 1100 пророссийских роликов общей продолжительностью 43 часа. С июня 2015 года по ноябрь 2016 года они получили 309 000 просмотров. В то же время, по данным технологического гиганта, у каждого видео с отдельности было очень мало просмотров: лишь 3% всех роликов собрали более 5000 просмотров. Кроме того, нет информации о том, что зрителями этих каналов были американцы.

Twitter, в свою очередь, обнаружил более 36 000 аккаунтов, которые якобы связаны с «российскими спецслужбами». Генеральный юрисконсульт Twitter Шон Эдгетт отмечает, что указанные учетные записи «генерировали автоматизированный контент, связанный с выборами, и имели хотя бы одну из характеристик, которые были использованы, чтобы связать аккаунт с Россией». Об этом сообщил Business Insider со ссылкой на подготовленный текст выступления представителя компании. Всего с подозрительных аккаунтов отправили около 1,4 млн твитов о президентских выборах 2016 года, которые получили около 288 млн «откликов». Эти аккаунты составляли 0,012% всех учетных записей соцсети и 0,74% от всех постов в Twitter, связанных с выборами.

Кого обвиняют в пророссийских публикациях?

По данным компаний, к производству контента причастно «Агентство интернет-исследований». Twitter указывает, что с этой компанией связаны 2700 профилей платформы. Многие сообщения в аккаунтах публиковались автоматически. С 1 сентября 2016 года по 15 ноября 2016 года, по данным сервиса, эти аккаунты опубликовали 1,4 млн сообщений, связанных с Россией.

Главный юрисконсульт Facebook Колин Стретч, слова которого содержатся в подготовленном тексте речи, назвал эти публикации в соцсетях «вероломной попыткой разделить людей». Ранее Facebook уточнял, что идентифицировал более рекламные объявления, оплачиваемые этой компанией на $100 000. Google также подозревает эту компанию в связях с Россией и работе во время американских выборов.

Компания «Агентство интернет-исследований», согласно данным базы «Контур-Фокус», была зарегистрирована в Санкт-Петербурге 26 июля 2013 года, а прекратила свою деятельность 28 декабря 2016 года. В качестве генерального директора и учредителя указан Владимир Константинович Кухтин. РБК называло компанию «одной из юридических ипостасей «фабрики троллей». «Фабрика троллей», петербургская организация, сотрудники которой якобы должны писать в блогах сообщения в защиту власти и пропагандировать патриотические ценности, упоминалась в открытой части доклада спецслужб США о вмешательстве России в выборы президента США, опубликованной в начале января 2017 года.

Ранее американские власти обвинили Россию в поддержке миллиардера Дональда Трампа на выборах президента США через социальные сети и платформы. После этого технологические компании, включая Facebook, Google и Twitter согласились сотрудничать в этом вопросе с комитетами сената и палаты представителей США, которые расследуют «российское вмешательство» в выборы. Российская сторона все обвинения в свой адрес отрицает.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > forbes.ru, 31 октября 2017 > № 2372561 Ангелина Кречетова


США > СМИ, ИТ > forbes.ru, 31 октября 2017 > № 2372537 Ангелина Кречетова

Патентная война в разгаре: Apple решила отказаться от чипов Qualcomm

Ангелина Кречетова

Редактор Forbes.ru

По итогам полугодия Qualcomm удерживает лидерство на рынке чипов для смартфонов с долей в 42%. В то же время Apple запланировала на будущий год полный отказ от компонентов компании для своих устройств

Apple готовит новый ход в патентной войне с Qualcomm, которая длится с начала 2017 года. Она планирует отказаться от модемов американского производителя в моделях своих устройств следующего года. Об этом сообщает Reuters со ссылкой на два источника, знакомых с вопросом.

Apple, по данным агентства, разрабатывает iPhone и iPad, которые не будут включать какие-либо компоненты Qualcomm. Вместо сотрудничества с давним партнером Apple может выбрать работу с Intel и, возможно, с MediaTek для производства своих модемных чипов. Изменения затронут устройства, выпуск которых запланирован на осень 2018 года.

Новый спор двух компаний связан с изменением механизмов поставок, в рамках которого Qualcomm прекратила поставлять Apple часть программных продуктов для критического тестирования своих чипов, предназначенных для iPhone, говорит источник агентства.

Qualcomm заявила агентству, что поставляет чипы Apple для iPhone, которые соответствуют всем необходимым требованиям. «Мы поддерживаем новые устройства Apple в той же степени, в которой поддерживаем и остальных наших партнеров в отрасли», — говорится в заявлении компании.

Хотя Qualcomm в течение нескольких лет поставляла модемы Apple, которые помогают смартфонам подключаться к беспроводным сетям передачи данных, в последние годы корпорация Intel поставила более половины модемных чипов Apple для iPhone, говорят аналитики, опрошенные агентством. В 2015 году Intel купила также производителя чипов Altera за $16,7 млрд, что позволит ей производить еще больше устройств для партнеров.

В январе 2017 года Apple подала иск в $1 млрд к Qualcomm за то, что эта компания, по мнению технологического гиганта, завышала цены на свои патенты, не давала Apple выбрать другого поставщика и отменила скидки. В начале октября 2017 года Qualcomm также подала иск против Apple в Китае, пытаясь заблокировать производство и продажу iPhone в этой стране. Таким образом, планы Apple могут стать еще одним значительным ударом по отношениям между компаниями.

Почему это важно для Apple и для производителей чипов?

Это сообщение появилось в критический момент для Qualcomm, которая на этой неделе объявит свои финансовые результаты за третий квартал и столкнется с очередными вопросами относительно собственного будущего без Apple. В течение года акции Qualcomm упали более чем на 15%, хотя чипы компании используют и другие компании на своих устройствах, например, Google в новом смартфон Pixel.

Согласно исследованию Strategy Analytics, в первой половине этого года объем мирового рынка процессоров для смартфонов сократился на 5% к предыдущему году, до $9,4 млрд. В число ведущих производителей чипов, исходя из полученной выручки, вошли Qualcomm, MediaTek, Apple, Samsung LSI и Spreadtrum. Лидерство с долей в 42% на рынке по-прежнему удерживает Qualcomm. В исследовании указывалось, что уверенное расширение подконтрольной доли компании подкрепляется стабильным спросом на флагманский 64-битный Snapdragon 835 с интегрированным гигабитным LTE-модемом, а также растущим интересом к серии Snapdragon 600.

Идущие следом в списке Apple и MediaTek контролируют по 18% рынка каждая. В целом, согласно оценкам аналитиков, поставки 64-битных процессоров выросли в первом полугодии на 24% к аналогичному периоду 2016 года и удерживают не менее 86% общих поставок.

В то же время, по словам информаторов агентства, до выхода новых смартфонов и планшетов Apple еще много времени, за которое планы компании в отношении Qualcomm могут поменяться. Окончательное решение о судьбе модемов Qualcomm может быть принято и вовсе за три месяца до выхода новых смартфонов американского производителя. Тем не менее, если Apple решит стоять на своем, ей, вероятно, придется искать дополнительного поставщика чипов или наращивать собственное производство. Аналитики не исключают, что компания под руководством Тима Кука может последовать примеру Samsung, которая пару лет назад отказалась от сотрудничества с Qualcomm, в последний момент объявив, что будет использовать только процессоры собственного изготовления. Причиной стало то, что Samsung в процессе проведения внутренних тестов выявила чрезмерный нагрев процессора Qualcomm Snapdragon 810.

США > СМИ, ИТ > forbes.ru, 31 октября 2017 > № 2372537 Ангелина Кречетова


Россия > Медицина. СМИ, ИТ > forbes.ru, 24 октября 2017 > № 2361544 Дмитрий Руденко

Браслетная матрица: как гаджет на запястье продлит жизнь

Дмитрий Руденко

генеральный директор, председатель правления страховой компании ООО «Абсолют Страхование»

Онлайн-контроль за состоянием здоровья с помощью браслетов может стать обыденным в ближайшие годы

Мы давно привыкли что медицина — это чаще всего поточные, массовые решения, позволяющие охватить максимум населения: всем диспансеризацию, санаторное лечение и путевки к морю. Причем порой даже не очень важно, болен ты или нет. На Западе же люди не представляют свою жизнь без family doctors: когда один лечащий врач знает не только все твои диагнозы, а ставит их в том числе исходя из истории болезни твоих родителей, а может даже дедушек и бабушек. Объединить лучшее обеих систем: быть под неусыпным контролем врача в любой точке мира и консультироваться сразу у нескольких врачей для более точного диагноза — стало возможным благодаря технологиям сегодняшнего дня.

Все мы видим на руках в толпе все больше медицинских браслетов, фитнес-трекеров, пульсомеров и других устройств, призванных следить за нашем здоровьем. Рынок медицинских гаджетов сегодня предлагает совершенно разные гаджеты, позволяющие измерять суточную активность, анализировать фазы сна, измерять артериальное давление и даже уровень насыщения кислородом капиллярной крови. Привычный для нас фитнес-браслет, измеряющий пульс и количество шагов — лишь вершина айсберга.

Россияне не отстают последних тенденций и стараются вести здоровый образа жизни: если 15 лет назад было модно курить и питаться в Макдональдсе, то теперь у нас ежегодно проводятся всевозможные массовые спортивные мероприятия, открытые спортивные секции привлекают все больше сторонников, а в ленте фейсбука кто-нибудь да постит результаты последнего марафона. Эти люди и формируют растущий спрос на носимые приборы, который неизбежно приведет к изменению страхового предложения и распространению телемедицины, которая сейчас ограничивается работой с симптоматикой «со слов больного».

Носимые устройства постепенно завоевывают свою нишу на рынке медицинских гаджетов: если в 2016 году в мире продано порядка 8 млн штук. подобных гаджетов, то к 2021 году их число может превысить уже 30 млн штук.

Данные, получаемые с этих устройств, не «умирают» в телефоне владельца такого гаджета. Новое поколение приборов сразу способно анализировать полученную информацию для управления рисками и формирования индивидуального предложения для клиента страховой компании, а также передает данные лечащему врачу, который может в любой момент времени (в рамках профилактики или в момент обострения болезни) изучить весь массив полученных данных и поставить более точный диагноз либо скорректировать лечение.

Простой браслет или другой гаджет позволит изучить привычки клиента, узнать о потребностях его здоровья и сделать из практически любого врача — семейного доктора, который сможет адекватно смоделировать подходящий именно для вас образ жизни. Электронный прибор не сможет обмануть лечащего врача в отличие от пациента, а значит качество лечения будет значительно выше. Например, если мы имеем дело с пациентами в период восстановления, технологии помогут контролировать норму активности пациента (пройденный километраж, потраченные калории и тд), напомнить пациенту о необходимости принять лекарства и оповещать врача и страховую компанию в случае несоблюдения пациентом полученных рекомендаций. Кроме того, это эффективный инструмент мониторинга клиентов с хроническими заболеваниями – изменения определенных физиологических параметров может стать сигналом для лечащего врача о необходимой превентивной медицинской помощи, позволяющей избежать приступов или обострения заболевания.

Использование браслетов и гаджетов не только приведет нас в 22 век, но и позволит перейти к более точному ценообразованию при расчете стоимости услуг докторов и страховых компаний. Ведь вы сами зададите себе логичный вопрос: за что я плачу докторам, если не болею и занимаюсь спортом?

Многие зарубежные коллеги уже используют носимые гаджеты в своей работе и стимулируют клиентов на изменение образа жизни путем сокращения размера страховой премии и других программ лояльности. Например, если вы прошли 10 000 шагов, то стоимость страховки в следующем году обойдется вам на несколько долларов дешевле. Каждый раз, когда клиент будет достигать определенной цели – размер премии будет сокращаться. Еще несколько лет назад ИТ компания Appirio выдала 400 своим сотрудникам носимые устройства. Спустя год компания объявила о том, что полученные их страховщиком данные от выданных девайсов позволили сократить размер страховой премии более чем на 5%, сэкономив около $280 000 бюджета компании.

Внедрение носимых устройств и анализ полученных данных дает новый импульс к развитию телемедицины, которая в последнее время активно развивается, в особенности на западном рынке. Онлайн-консультации врачей не только делают медицинскую помощь более доступной даже для отдаленных населенных пунктов, но и позволяют существенно снизить расходы на медицинские услуги. Если посмотреть на западный опыт, то экономия действительно немаленькая. По статистике Американской телемедицинской ассоциации, дистанционные консультации и мониторинг сокращают количество очных обращений к врачам на 70% процентов, а количество госпитализаций — на 19%. Учитывая среднюю стоимость приема у врача в США можно представить, сколько новые технологии позволяют сэкономить: внедрение систем мониторинга и онлайн-консультаций сокращает траты на медицинские услуги примерно на $0,5 млрд ежегодно.

Но дело не только в экономии, а в том, что новые девайсы позволят нам качественно пересмотреть весь процесс взаимодействия между клиентом, страховой компанией и врачом. Клиент ежедневно носит гаджет и генерирует массив данных о своих привычках и состоянии здоровья, страховая компания получает эту информацию и разрабатывает персонализированное предложение с учетом клиентских потребностей, а врач перестает быть только тем, кто лечит уже появившуюся болезнь, становясь тем, кто может вовремя предупреждать ее появление.

Сокращая ваши расходы на медицинские и страховые услуги, технологии позволяют при этом еще тщательнее и качественнее следить за вашим здоровьем. И не нужно будет ехать в поликлинику и ждать в очереди у кабинета, чтобы получить консультацию врача, можно будет получить корректное лечение и точный диагноз, связавшись с врачом из любой точки мира. И все благодаря стильному браслету на руке. Телемедицина – это не только онлайн-сеансы по скайпу с врачом (возможно на другом конце земного шара). Телемедицина будущего, на мой взгляд, прежде всего онлайн-мониторинг здоровья и возможность в режиме реального времени отправить эти показатели врачу, а скорее даже роботу, который может определить автоматически ваши проблемы и необходимость мер. Настоящая революция – это носимые гаджеты и нейромодели, которые смогут мониторить в постоянном режиме состояние здоровья. Это изменит и медицину, и личное страхование, и нашу жизнь.

Россия > Медицина. СМИ, ИТ > forbes.ru, 24 октября 2017 > № 2361544 Дмитрий Руденко


Казахстан > Финансы, банки. СМИ, ИТ > kapital.kz, 23 октября 2017 > № 2359763 Ерлан Ашыкбеков

Платежные системы РК: Год по новым правилам

Что изменилось на рынке и как развиваются платежные сервисы

Год назад, 10 сентября 2016 года, был введен в действие новый Закон Республики Казахстан «О платежах и платежных системах», регулирующий отношения в области платежных систем, платежных услуг и деятельность участников платежного рынка. Сегодня разговор о результатах проведенных работ по реализации Закона с директором Департамента платежных систем НацБанка Ерланом Ашыкбековым.

— Ерлан Таскынбекович, каковы на текущий момент основные результаты реализации Закона?

С принятием Закона в Казахстане введена и начала функционировать система государственного регулирования и надзора за рынком платежных услуг. Платежная отрасль и ее регулирование построены отдельно от надзора и регулирования других финансовых услуг, что связано со спецификой данной отрасли и это соответствует общемировой практике. В течение полугода после его принятия, то есть до февраля 2017 года, действующим субъектам платежного рынка, то есть операторам платежных систем, поставщикам платежных услуг, в том числе небанковским субъектам необходимо было привести свою деятельность в соответствие с новыми требованиями. То есть обратиться в Национальный Банк с соответствующими документами для подтверждения статуса платежной системы, оператора или пройти учетную регистрацию в качестве платежной организации. После выхода Закона мы провели целую серию семинаров и других информационно-разъяснительных мероприятий среди субъектов платежного рынка.

— В итоге, сколько систем прошли регистрацию?

В настоящее время зарегистрировано 19 платежных систем. Из них по закрепленным законодательством критериям одна система признана системно значимой и 3 отнесены Национальным Банком к значимым платежным системам.

Системно значимая платежная система — это Межбанковская система переводов денег, владельцем или оператором которой выступает сам Национальный Банк. Данная система обеспечивает расчет свыше 95% от общей суммы всех безналичных межбанковских платежей, проведенных в стране. Ежедневно через эту систему проводится транзакций объемом 3,5 трлн тенге, практически вся ликвидность финансового сектора «находится» в этой системе. Поэтому Национальный банк уделяет первостепенное внимание обеспечению непрерывности функционирования данной системы, управлению рисками и проводит мониторинг за ее работой на постоянной основе. По другим платежным системам осуществляется сбор статистической или иной информации, в том числе по инцидентам и операционным событиям, и ведется наблюдение за их функционированием.

Казахстанцы перекладывают кошельки в смартфоны

— Важное нововведение касалось регулирования деятельности платежных организаций. Что изменилось в этой части?

По требованиям Закона 29 компаний прошли процедуру учетной регистрации в качестве платежных организаций. Это небанковские учреждения, с появлением которых произошло количественное и качественное расширение субъектной базы платежного рынка. Рынок стал более разнообразным и конкурентным. Данные организации предоставляют ряд базовых платежных услуг, среди которых прием платежей от населения, в том числе наличным способом — это наиболее популярный вид услуг, доля данной услуги в общем обороте платежных организаций составляет 74%, а также услуги по обработке карточных платежей и операций с электронными деньгами. Кроме того, они могут привлекать платежных агентов или сами выступать платежными агентами банков, взаимно дополняя друг друга и расширяя присутствие финансовых сервисов в отдаленных регионах Казахстана. Сеть платежных терминалов, используемых для приема платежей от населения и принадлежащих как самим платежным организациям, так и их агентам, насчитывает более 60 тыс. единиц. По результатам первого полугодия 2017 года платежными организациями обработано 134,8 млн транзакций, объем оказанных платежных услуг составил 326,8 млрд тенге.

Информация о платежных организациях и разрешенных для них видах платежных услуг доступна для всех и размещена на Интернет-ресурсе Национального Банка. Реестр поддерживается в актуальном состоянии по мере появления новых участников. В случае возникновения жалоб и претензий к деятельности платежных организаций по поводу оказываемых ими платежных услуг, потребитель имеет право обратиться в Национальный Банк, в т. ч. с помощью мобильного приложения «НБК онлайн».

— А банки второго уровня имеют право на создание или использование агентской сети для приема платежей от населения?

Да, Законом было предоставлено банкам право на оказание отдельных видов платежных услуг посредством платежных агентов. Сегодня 14 из 33 действующих банков имеют собственную сеть платежных агентов, с помощью которых осуществляется прием наличных платежей от населения, в том числе для погашения банковских займов, распространение платежных карточек и электронных денег. Задействованная банками агентская сеть охватывает 69 платежных агентов, которые, в свою очередь, имеют 6153 субагента. Некоторые мобильные операторы также выступают в роли платежных агентов для предоставления ряда платежных услуг своим абонентам.

Сколько операторы зарабатывают на мобильных финансовых сервисах?

В целом благодаря созданному новому правовому полю расширен институциональный состав участников отрасли, успешно функционируют новые поставщики платежных услуг, что благоприятно сказывается на росте конкуренции и спектре предоставляемых услуг населению. Национальный Банк в свою очередь обладает необходимым инструментарием и полномочиями по осуществлению качественного регулирования отрасли, а также будет содействовать повышению открытости и прозрачности платежного рынка.

— Какие произошедшие основные изменения могли бы отметить в сфере исполнения платежей?

Достигнутый важный показатель — сокращение сроков исполнения банками указаний клиентов. Если раньше в распоряжении, как банка отправителя, так и банка получателя денег имелось до 4 дней на обработку и проведение платежа, то сегодня указания клиентов должны исполняться в течение операционного дня поступления в банк. Есть исключения для некоторых случаев, например, если отсутствуют деньги и документ помещается на хранение в картотеку, или исполнение карточных платежей и платежей с будущей датой валютирования. В целом данное нововведение полностью отвечает реалиям современного времени и направлено на ускорение проведения платежей.

Другим заметным изменением стал новый механизм исполнения банками платежных требований при взыскании с должников просроченной задолженности по банковским займам. Напомню, что с 1 января 2017 года такие платежные требования исполняются банками с текущих счетов физических лиц в пределах пятидесяти процентов от суммы денег, находящейся или поступающей на текущий счет.

Также с 1 января текущего года установлено ограничение на выставление банками-кредиторами к банковскому счету должника одновременно нескольких платежных требований в рамках одного договора займа. Ранее банки отправителей денег принимали платежные требования без ограничений. Данные меры направлены на защиту прав заемщика и предполагают сохранение средств должника для обеспечения его жизнедеятельности. С момента введения нового порядка исполнения платежного требования Национальным Банком за его нарушение в отношении 6 банков были применены ограниченные меры воздействия и 2 банка привлечены к административной ответственности. Также был существенно модифицирован с учетом общемировой практики механизм применения прямого дебетования банковского счета как способ осуществления платежей.

Как цифровизация меняет банковский сектор Казахстана

Еще одно произошедшее изменение связано с реализацией процедуры передачи банками информации в госорганы о принятых платежах в бюджет. На сегодня к сервису оперативного уведомления «электронного правительства» о принятых платежах подключены все банки. В результате органы государственных доходов, судебные органы в оперативном режиме получают уведомления от банков о проведенных платежах в бюджет сразу же после их совершения клиентами, что позволит им ускорить процесс оказания собственных услуг и ликвидировать ненужный оборот бумажных квитанций.

По сути, все перечисленные направления представляют собой наиболее актуальные новации Закона, и все они нашли применение на практике. Кроме того, была обновлена вся нормативная правовая база Национального Банка, регламентирующая вопросы оказания платежных услуг, процедур исполнения платежей и применения платежных инструментов.

— Как развиваются платежные сервисы и какие изменения ожидают нас в ближайшее время?

Рынок платежей растет, показывая высокие темпы роста по всем основным направлениям. Особенно быстро развивается сегмент онлайн платежей — это Интернет и мобильные платежи. Свыше 70% платежей юридических лиц и каждый второй безналичный платеж физических лиц проводятся сегодня через дистанционные каналы. Мы видим, что в мире наиболее значимые тренды сегодня также связаны с ростом дистанционных услуг, появлением новых небанковских игроков, технологий и решений, дополнительных сервисов, в результате которых меняется роль банков в обслуживании платежей и действующие бизнес-процессы. В целом нормы нашего главного отраслевого Закона закладывают необходимую правовую основу для будущего развития рынка и повышения его инновационного потенциала.

Что касается новых сервисов, то в ближайшее время мы ожидаем появление со стороны банков новых технологий оплаты с применением мобильных устройств, в том числе на основе использования QR — кодов, в торговой сети. Ведется также работа совместно с банками и заинтересованными госорганами над реализацией проекта по онлайн открытию банковского счета на этапе регистрации юридического лица/предприятия посредством портала «электронного правительства». Продолжается работа по организации в банках сервисов онлайн оплаты административных штрафов путем организации их доступа к информации о наложенных штрафах в системах госорганов. Совместно с банками постепенно планируем двигаться в сторону внедрения моментальной обработки и исполнения отдельных категорий платежей, а также создания интегрированной платежной среды.

Очевидно, что цифровые технологии создают новые возможности, в т. ч. в части организации банками и другими участниками рынка новых услуг с добавленной стоимостью, которые раньше не были доступны. В то же время диктуют необходимость совершенствования, а в ряде случаев построения новой инфраструктуры, ориентированной на эффективное обслуживание таких услуг. Большой блок вопросов, который требуют совместных решений с банковским сообществом в предстоящий период — это вопросы внедрения удаленной идентификации клиентов, биометрической технологии для повышения безопасности операций, создания открытых платформ для инициирования платежей посредством приложений сторонних провайдеров, переход на использование финансовых (платежных) сообщений, основанных на стандартах ICO 20 022 для гармонизации коммуникации между финансовыми институтами и их клиентами, и естественно, перспективы использования в финансовой сфере технологии блокчейн.

— А электронные деньги и криптовалюты. Какова динамика их развития?

Сразу хочу прояснить вопрос — криптовалюты это не электронные деньги, понятие и правовой статус которых закреплены действующим законодательством. Криптовалюты, к числу которых относятся биткоин, эфириум и др., по казахстанскому законодательству не относятся ни к деньгам, ни к валютным ценностям, финансовым инструментам, ни к электронным деньгам — они сами по себе никакую ценность в стоимостном и другом выражении (право требования) не представляют. Три отличительных свойства криптовалюты — отсутствие эмитента (т.е. читай — гаранта), децентрализованность (т.е. наднациональность и трансграничность) и применение криптографических алгоритмов для их создания.

Нацбанк: Операции физлиц по криптовалюте должны быть ограничены

Цена на криптовалюты складывается исключительно из имеющегося на них спроса и предложения, основанного на доверии к этому «продукту». Учитывая высокую волатильность, на рынках возникают различные схемы, в том числе напоминающие финансовые пирамиды, когда увеличивается число желающих получить быструю прибыль на стремительном росте курса отдельных видов криптовалют. В случае обвала цен на биткойн или другие криптовалюты граждане не смогут претендовать ни на возмещение какой-либо стоимости, ни на судебную, государственную защиту, поскольку они вложили деньги в «инструмент», за которым отсутствует ответственность и обязательства кого-либо, в том числе государства. Подходы разных стран к классификации и использованию криптовалют различаются. В США их признают биржевым товаром, в Японии — средством платежа, в Бангладеше и ряде других стран — запрещают. Если Китай и Южная Корея запрещают проведение первичного размещения токенов/монет ICO (Initial Coin Offering), то, например, Австралия решила этот рынок регулировать. То есть единая политика на уровне мирового сообщества на сегодня еще не выработана. Мы, в свою очередь, принимаем превентивные меры информационно-разъяснительного характера. Предупреждаем население и предпринимателей о рисках, связанных с операциями с криптовалютами. Несмотря на отсутствие прямых норм, ограничивающих хождение криптовалют в Казахстане, их использование в качестве средства платежа противоречит действующему законодательству.

Что касается электронных денег, то данный сегмент у нас активно развивается, существует специальное правовое поле по их обращению. Если так называемые криптовалюты не имеют единого эмитента, юридически обязанных лиц и не привязаны к реальным активам — деньгам, то электронные деньги у нас эмитируют (выпускают) финансовые организации (банки, Казпочта) и они представляют собой обязательства соответствующего банка — эмитента, который гарантирует их обмен на реальные деньги по эквивалентной стоимости по первому требованию клиента. Также выпускаемые отечественными финансовыми институтами электронные деньги могут быть выражены только в национальной валюте — тенге. При этом сам процесс выпуска электронных денег представляет собой процедуру обмена реальных денег на электронный их эквивалент. Сегодня в стране функционируют 17 систем электронных денег, контроль за их деятельностью осуществляет Национальный Банк. За 9 месяцев текущего года объем произведенных операций с использованием электронных денег казахстанских эмитентов составил 57 млн. транзакций на сумму свыше 240 млрд. тенге.

Казахстан > Финансы, банки. СМИ, ИТ > kapital.kz, 23 октября 2017 > № 2359763 Ерлан Ашыкбеков


Россия > Транспорт. СМИ, ИТ > forbes.ru, 20 октября 2017 > № 2358856 Петр Шкуматов

Новая нефть России: водителей станут чаще штрафовать при помощи камер

Петр Шкуматов

координатор российского общественного движения Общество синих ведерок

Поправка в регламент ГИБДД позволяет использовать комплексы видеофиксации нарушений в зоне действия временных знаков

Новый административный регламент, вступающий в силу 20 октября, узаконивает использование камер в зоне действия временных знаков ограничений скорости. ГИБДД утверждает, что это сделано по просьбе владельцев дорог для повышения безопасности ремонтных работ. Но общественные организации видят в этом лоббизм со стороны частных компаний, занимающихся фотовидеофиксацией нарушений. Ведь в последние годы автомобилисты стали более педантично относится к соблюдению скоростного режима, и доходы от камер снизились, особенно в городах.

К сожалению, внимательность не всегда спасает от штрафа. Дело в том, что в нашей стране принято «забывать» знаки временных ограничений после окончания ремонтных работ. Например, на Новорижском шоссе, рядом с рухнувшей пирамидой Александра Голода, есть другая достопримечательность — желтый знак «60», в свое время установленный рабочими. Реконструкция шоссе давно завершена, но у дорожных служб несколько лет не доходят руки демонтировать ненужный знак. Конечно, водители игнорируют его как очевидно абсурдный. Но скоро все изменится.

Качаем деньги

Давайте посчитаем, какой доход получит частная компания, установив всего одну камеру типа КРИС-П (стоимостью около 500 000 рублей) в зоне действия этого забытого знака. Ежедневный трафик в одном направлении Новорижского шоссе на этом участке достигает 50 000 автомобилей в сутки. Даже в час пик в районе пирамиды Голода движение свободное. Там редко бывают пробки. Поэтому возьмем 20 часов как время, когда средняя скорость там близка к максимально разрешенной, то есть выше 100 км/ч. За это время там проезжает порядка 35 000 автомобилей.

Все эти автомобили получат штраф с нашей камеры по ст. 12.9.3 КоАП РФ «превышение установленной скорости движения транспортного средства на величину более 40, но менее 60 км/ч». Штраф составляет 1000 рублей. Вероятность распознавания номера у этого прибора составляет 85%. Соответственно, по формуле вычисляем доходность камеры за сутки: 35 000 х 1000 х 0,85 = 29,75 млн рублей в сутки или 10,9 млрд рублей в год.

Как вам доходность более 2 000 000% годовых? Еще раз: два миллиона процентов годовых. Карл Маркс отмечал, что за 300% прибыли капитал пойдет на что угодно. Что же тогда он сделает ради 2 000 000%? Такую доходность не приносит даже торговля наркотиками и оружием! А вот камеры фотовидеофиксации нарушений станут приносить.

Конечно, вы возразите, что часть автомобилистов штраф проигнорирует, а остальные заплатят с 50% скидкой. Хорошо, давайте рассчитаем доходность с учетом этих данных. Из статистики мы знаем, что штрафы платит примерно 85% автомобилистов. Итак: 29,75 х 0,85 х 0,5 = 12,6 млн рублей в сутки или 4,6 млрд рублей в год. Это «всего лишь» 900 000% годовых!

Теперь давайте рассчитаем общую цифру, которую изымут из карманов автовладельцев за сутки после 20 октября. Для этого нам надо знать, что всего в стране на текущий момент 4500 мобильных комплексов фиксации нарушений. Предположим, что половина из них будет работать для обеспечения временных ограничительных знаков, то есть — 2250 штук.

Расчет: 2250 х 12 600 000 = ... Вы только не упадите от этой цифры: это 28,5 млрд рублей в сутки! 10 трлн рублей в год!

А если все 4500 камер подключить к этой схеме, то собранная сумма превысит 20 трлн рублей, что почти равно консолидированному бюджету всей Российской Федерации. Задумайтесь, даже налоговая и таможенная службы оказываются не нужны, ведь всего лишь несколько тысяч роботов могут изъять из карманов автомобилистов все деньги для обеспечения нужд государства.

Правильно говорят, что люди — новая нефть России. Но, мне кажется, даже нефть не приносила такой доходности, какую обещает принести владельцам камер ликвидация всего лишь одной строчки в одном приказе МВД. Я не удивлюсь, если очень скоро трубопроводы заржавеют по причине ненужности. Ведь уже сегодня из скважин начнет бить настоящий фонтан штрафов.

Россия > Транспорт. СМИ, ИТ > forbes.ru, 20 октября 2017 > № 2358856 Петр Шкуматов


Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > minpromtorg.gov.ru, 18 октября 2017 > № 2368750 Денис Мантуров

Минпромторг опубликовал проект стратегии развития интернет-торговли до 2025 года для обсуждения - интервью Министра Дениса Мантурова.

Порог беспошлинных покупок в иностранных интернет-магазинах будет поэтапно снижен до 200 евро, сообщил в интервью "Российской газете" министр промышленности и торговли Денис Мантуров.

Это одно из предложений Стратегии развития электронной торговли до 2025 года, проект которой Минпромторг опубликовал в среду. Документ также предполагает снятие ограничений на продажу алкоголя и пищевых продуктов через Интернет, введение "цифровой репутации" продавца и покупателя, упрощение сделок в электронном виде, сертификацию электронных торговых площадок (маркетплейсов) и их интеграцию с системами ФТС, ФНС и Российского экспортного центра, выстраивание логистики, которая позволит любому магазину за разумные деньги доставить товар в течение трех суток 90 процентам потребителей в России.

Денис Валентинович, какого объема к 2025 году должна достичь интернет-торговля?

Денис Мантуров: Сейчас этот сегмент, по экспертным оценкам, занимает лишь 3-4 процента от всего объема розничного товарооборота. В западных странах эта доля на порядок выше - 10-20 процентов - это данные по Великобритании, Германии, Китаю, Финляндии, США. Российскому рынку есть куда расти и количественно, и качественно. Учитывая, что это только этап становления, мы планируем достигнуть мировых стандартов к 2025 году.

При этом мы предлагаем и иные критерии оценки достижения заявленных в Стратегии задач. Например, долю розничных магазинов, использующих в продажах интернет-канал, количество продавцов, занятых в сфере электронной торговли, в том числе из малого и среднего бизнеса, и другие.

Догонять другие страны по размерам пошлин на интернет-посылки будем?

Денис Мантуров: В интересах российских участников рынка порог беспошлинного ввоза будет поэтапно снижаться. Так, сейчас в проекте решения Евразийского межправительственного совета зафиксирована норма о снижении порога вдвое с 1 января 2019 года: без уплаты 30 процентов таможенной пошлины можно будет заказать в зарубежных интернет-магазинах товары, стоимость которых в сумме за месяц не превышает 500 евро. Еще через год, с 2020 года, порог беспошлинного ввоза будет снижен до 200 евро. Пока что в России он один из самых высоких в мире - 1000 евро.

При этом необходим поиск разумного взаимовыгодного баланса, который будет учитывать как интересы национальных производителей, так и внешнеторговый рынок. Сейчас электронная торговля становится одним из главных двигателей глобализации мировой экономики. По прогнозам экспертов, платформы электронной коммерции в будущем станут соединять цепочки поставок и потребления вне зависимости от географической привязки, и такая схема станет основным способом ведения международной торговли.

E-commerce угрожает существованию офлайн-игроков?

Денис Мантуров: В условиях цифровизации многие индустрии претерпевают изменения, иначе они попросту потеряют свою конкурентоспособность. Это касается и сферы торговли и услуг. Сейчас наблюдаем позитивную тенденцию: инвесторы вкладывают значительные средства в инновационные стартапы. Пример - робот, с помощью которого можно будет заказывать блюда дистанционно посредством смартфона.

Но это определенно не означает, что наши граждане променяют кафе и рестораны на роботизированную кухню. Разные форматы торговли играют в нашей жизни различные роли. А зачастую и дополняют друг друга, создавая единый и крайне интересный ландшафт. Чем большее количество форматов представлено, тем выше уровень жизни и комфортнее среда.

Что нужно изменить в системе защиты прав клиентов интернет-магазинов?

Денис Мантуров: Нужно отталкиваться от необходимости установления равных требований для торговли офлайн и онлайн. Это относится и к вопросу возврата товаров вне зависимости от способа приобретения: непосредственно от продавца или через Интернет.

Мы готовы поддержать идею бизнес-сообщества о создании на базе Роспотребнадзора "единого окна", куда можно обращаться при возникновении проблем с приобретением в магазине поддельного товара. Это позволит более оперативно обрабатывать жалобы потребителей. В рамках досудебного урегулирования споров сократятся материальные и временные затраты на их разрешение.

Условия возврата товара в интернет-магазин станут такими же, как и при покупках офлайн

Особое внимание при этом необходимо уделить вопросам обеспечения защиты прав российских потребителей иностранных интернет-магазинов. В Стратегии это направление определено как одно из приоритетных.

С кем согласован проект?

Денис Мантуров: Опубликованный проект уже представляет из себя результат совместной работы с Российской ассоциацией электронных коммуникаций, Ассоциацией компаний интернет-торговли, Национальной ассоциацией дистанционной торговли, Ассоциацией электронных торговых площадок. Их представители участвовали в выработке концептуальных векторов развития рынка российского e-commerce в перспективе ближайшего десятилетия, так что документ создан с учетом всех реалий рынка. Впоследствии мы предполагаем сделать его отдельным разделом Стратегии развития торговли в России до 2025 года. Это абсолютно логично, поскольку онлайн-формат - часть общей системы торговых взаимоотношений, и задачи его развития должны решаться системно, вне отрыва от отрасли.

Сейчас проект размещен для широкого общественного обсуждения в Интернете, и мы рассчитываем на оперативную обратную связь как от игроков рынка, так и от граждан.

Какие задачи ставились при разработке стратегии?

Денис Мантуров: Прежде всего мы учитывали специфику формата, которая предусматривает широкое использование цифровых технологий, отсутствие непосредственно контакта между продавцом и покупателем и другие факторы. В этой сфере необходимо создать особые условия для развития, не поместив при этом интернет-торговлю в "тиски" многочисленных норм и запретов. Это важно, поскольку одной из главных причин роста онлайн-продаж стало именно отсутствие чрезмерного регулирования.

Это требует уточнения существующих правовых норм, совершенствования института защиты прав потребителей. Однако никаких новых законов, которые поставили бы онлайн-рынок в тяжелые условия, допустить нельзя. Наиболее верный путь - внесение изменений в законодательство там, где это действительно необходимо, а в отдельных случаях - снятие существующих ограничений. Речь идет в том числе о запретах онлайн-реализации ювелирных изделий, медикаментов, алкоголя.

Минпромторг предлагает рассмотреть зарубежный опыт прямых электронных расчетов между юрлицами без обращения к банковскому счету. Компании смогут рассчитываться платежными картами с применением льготных комиссионных сборов и возможностью выбора валюты расчетов, позволяющей исключить "двойную конвертацию" валют. В мире также получили распространение системы небанковских счетов, которые позволяют снизить затраты на обслуживание платежных операций и гарантируют платежеспособность заказчика.

Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > minpromtorg.gov.ru, 18 октября 2017 > № 2368750 Денис Мантуров


Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 18 октября 2017 > № 2355582 Василий Трофимчук

Искусство клика: как правильно настроить рекламу в сети

Василий Трофимчук

сооснователь BitClave

Советы, которые помогут потратить ваш небольшой рекламный бюджет с умом

Интернет-маркетинг — наше коммерческое все. Но стоимость привлечения клиента становится все дороже - сегодня один клиент продавца пластиковых окон, пришедший по контекстной рекламе, на столичном рынке стоит 6-8 тысяч рублей. При этом простое наращивание бюджета не решит проблему: реклама в сети требует тонкой ручной настройки в каждом случае. На что же обратить внимание, если вы хотите повысить отдачу от интернет-рекламы и бережно обращаться с бюджетом?

Разведка

Изучите территорию и выберите лучшую площадку для продвижения вашего продукта. Обычно эксперимент на каждой из них занимает 3-4 недели, а «проба» каждого канала, например, в социальных сетях обойдется примерно в 100 000 рублей. Но это того стоит: такая разведка позволит сузить аудиторию, а чем она уже, тем сильнее любим бренд. Активнее ищите свою аудиторию и делайте каждому клиенту уникальное предложение. Персонализированная реклама конвертирует пользователей в клиентов почти в два раза лучше. Вооруженные инструментами анализа больших данных, рекламодатели сегодня могут бить прямо в цель. Об этом знает, например, американский ритейлер Macy's, у которого около 500 000 вариантов одной почтовой рассылки. По оценке самой компании, большие данные обеспечивают 10% темпов роста продаж.

Анализируйте

Потратьте время на то, чтобы наладить сбор статистики. Google Analytics или ЯндексАналитика вам в помощь. Однако сразу отучите себя от привычки контролировать цифры несколько раз в день — это прямой путь к неврозу и поспешным решениям. Эффективность выбранной стратегии разворачивается в течение нескольких недель. Так что обращаться к статистике нужно 2-3 раза в неделю. И при этом знать, что контролировать: эффективность сегодня измеряется не в кликах, а в конверсии, то есть продажах продукта или услуги, регистрации на сайте. Помечайте специальным значком банеры и посты в соцсетях, которые привели клиента. В контекстной рекламе правило простое: чем больше платите, тем сильнее вас любит Яндекс.Директ или GoogleAds, стабильно приводя клиентов. Но как только финансирование чуть сокращается, сервисы тут же забывают о вас. Чтобы не стать жертвой чужой жадности, изначально ограничьте суточный бюджет и установите максимальную цену за клик (ставку). Цена, на которую вы готовы согласиться, называется ещё искренней ставкой.

Иногда клиент возвращается. Напомните ему о себе

Старый клиент для компании дешевле новичка: его не надо знакомить с брендом. Выходите на «встречу» с теми, кто когда-то уже делал у вас покупки или не менее двух раз заходил на ваши ресурсы, но так и не сделал заказ. Так, производитель luxary-часов Watchfinder разделил посетителей сайта, которые ушли ни с чем, на 20 типов и для каждого придумал интересные банеры — за 6 месяцев возврат инвестиций превысил 1 300%, а средний чек увеличился на 13%. Но дело не только в способе продвижения, но и в самом предложении: одна из западных телекоммуникационных компаний проанализировала данные «диверсантов», а главное — причины ухода. Перспективными для работы по возвращению были признаны 40 000 человек из 53 000. На них и протестировали четыре предложения: 20-процентную скидку на полгода, дополнительный сервис, например, бесплатный просмотр фильмов, гибрид из первых двух предложений и уникальная комбинация перечисленного. Эффективнее всего сработал комбинированный «крючок» — вернулись 47% экс-клиентов.

Пробудите в пользователе желание действовать

Интернет-реклама, где бы она ни размещалась, должна вести на удобную целевую «посадочную» страницу (чаще всего клиент попадает на страницу из соцсетей). Цените время пользователя — дайте ему возможность просто, в один клик, зарегистрироваться и мгновенно совершить покупку. Магазин товаров для дома и кухни Food52 за счет того, что в каждой своей рекламе показывал аппетитное блюдо с кнопкой Shop Now, поднял конверсию в 10 раз. При этом диалоговое окно должно быть удобным — не заигрывайтесь в чат-ботов ради чат-ботов. Дежурные «Здравствуйте! Я могу вам помочь? Свяжитесь со мной!» провоцируют потенциальных клиентов хлопнуть дверью.

Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 18 октября 2017 > № 2355582 Василий Трофимчук


Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 17 октября 2017 > № 2354232 Алиса Ганиева

Под кровавой звездой: у России своеобразное самосознание. Это проявляется в тоске по советскому прошлому

Алиса Ганиева (Alissa Ganijewa), Der Tagesspiegel, Германия

Я пошла в школу в 1992 году в одной из автономных республик в двух тысячах километрах от Москвы. По обычаю там нас распределили в группы октябрят, так называемые звездочки, с обещанием принять через несколько лет в пионеры. Советскую форму упрямо сохраняли. Моя мать взбунтовалась и запретила мне надевать коричневое платье со словами: «Коммунисты больше не у власти. Довольно носить одежду рабов и ходить строем!»

Но школа не сдавалась. Наши учителя ежедневно упрекали нас в том, что мы принадлежим к поколению, которое продалось бы за пару кроссовок. В том, что раньше дети были порядочнее и чище, а небо более голубым. И учителя предполагали, что Горбачев намеренно задержал грузовики с продовольствием на подъезде к Москве и приказал закопать мясо, чтобы население Москвы взбунтовалось из-за голода и развалило СССР.

В 1995 году, после того, как я отучилась в сельской школе несколько лет, меня поражал тот факт, что дети по-прежнему носили пионерские галстуки и, приветствуя учителей, не только вставали, но и отдавали пионерский салют. В тот раз, когда я получила нагоняй за отсутствующий пионерский галстук, я нашла дома у бабушки старый галстук моего дяди и начала его гладить.

Когда бабушка застала меня с утюгом, она в гневе выбросила галстук в мусорное ведро. Этот всплеск чувств можно понять. В свое время ее отца, зажиточного крестьянина, раскулачили, конфисковали все его имущество, отняли даже любимую верховую лошадь. Сам он оказался на строительстве канала имени Октябрьской Революции.

Он бы умер там от голода, но был спасен конвойным, который каждый день давал ему съесть кусок бараньего курдюка. После того как мой дедушка провел бухгалтерскую ревизию в колхозе и честно, что тогда было редкостью, составил список хищений из кассы, они посадили его в тюрьму. Повод для его ареста искали долго. И, наконец, нашли: в Советском Союзе было запрещено осуществлять службу на двух рабочих местах.

Конечно, его вторая деятельность в качестве дружинника была выдумана, но это никого не волновало. КГБ завела дела и на моих родителей; на мою мать за то, что она учила эсперанто и переписывалась с арабистами, а на моего отца — за антигосударственную деятельность. Спасти его смог только развал системы.

Обычная история обычной советской семьи. Почти в каждом российском доме сегодня найдется дед или прадед, подвергшийся репрессиям. Следили тогда за каждым пятым. Однако это не мешает нашему народу вспоминать советское прошлое с нежными ностальгическими чувствами и считать 1991 год страшным кошмаром или апокалипсисом. А не счастливым освобождением. Владимир Путин, наш любимый лидер и глава нации, выразил это довольно четко: «Развал Советского Союза стал крупнейшей геополитической катастрофой столетия».

Путин, мы все понимаем! Акулы капитализма, распахивающие свои пасти, чтобы сожрать нашу родину; прихвостни буржуазии и двуличные шпионы вражеских НКО; внутренние враги, а также наймиты госдепартамента; больная либеральная свора из Facebook; зловредные блогеры и вредные репосты; национальные предатели и грязные пацифисты; отрицающие великое восстановление исторической справедливости, и раболепные фанаты западного санкционного механизма; коррумпированные правозащитники и украинские бандеровцы; заядлые пропагандисты гомосексуализма и прочая пятая колонна — все они играют на руку проклятому содомитскому Западу! Значит, их надо уничтожить, как бешеных собак, увеличить бдительность, поднять обороноспособность страны и всех пересажать!

Железная ретро-риторика времен борьбы с космополитизмом снова в моде. Еще шесть лет назад опрос фонда «Общественное мнение» показал, что 43% российских граждан в возрасте до 20 лет почитают Ленина, а 34% — Сталина. В 2014 году опросы показали, что доля симпатизирующих Сталину значительно возросла по всей стране. Надо всего лишь зайти в книжный магазин, чтобы натолкнуться на целый стеллаж, даже, скорее, иконостас с книгами о Сталине.

А шпионы снова стали героями. Месяц назад посетители торжеств по случаю дня города Москвы получили возможность надеть мундир сотрудника НКВД. Был организован даже перфоманс: арест и погрузка прохожих в черный советский автомобиль НКВД («воронок») под неистовое ликование толпы и даже самих арестованных. А в доме Российского исторического общества сейчас как раз проходит выставка, посвященная советскому секретному агенту в Великобритании, Киму Филби (Kim Philby). Выставка организована по случаю столетнего юбилея ВЧК (Всероссийская чрезвычайная комиссия по борьбе с контрреволюцией и саботажем). Таким образом, мы отмечаем юбилей величайшего карательного органа красного террора.

Почему бы нашим товарищам в правительстве не сделать следующий шаг? Почему бы не восстановить Всероссийскую чрезвычайную комиссию по борьбе с контрпатриотизмом? Первые преступники у нас уже есть. К ним относятся математик Дмитрий Богатов, историк и правозащитник Юрий Дмитриев, академик Юрий Пивоваров, режиссеры Олег Сенцов и Кирилл Серебренников, директор московской библиотеки украинской литературы Наталья Шарина. Это же террористические и опасные элементы, не правда ли?

А сколько человек уже были осуждены за свои предательские и проукраинские позиции? Эти злоумышленники совершили страшное преступление. Они размещали и делали репосты снимков, плакатов и текстов о предполагаемой агрессии великой России, которая духовно связана с Украиной!

А сколько контрреволюционеров были арестованы за свое неприятие присоединения Крыма к России по новейшей статье в уголовном кодексе «сепаратизм». Журналистка Анна Андриевская, владелец крымскотатарского телеканала АТР Ленур Услямов, блогер Рафис Кашапов, заместитель председателя Меджлиса крымскотатарского народа Илми Умеров, журналист Николай Семена, председатель Меджлиса крымскотатарского народа (запрещенная в России организация — прим. ред.) Рефат Чубаров — это лишь некоторые имена. Также был арестован некий Владимир Лузгин, который поделился статьей в интернете. Поэтому его обвинили в фальсификации истории.

Передовики уголовного производства также не забывают наказывать оскорбляющих чувства верующих. И было бы грехом не преследовать капитулянтов и отступников медиа отрасли — тех, кто не внял историческим директивам партии. Тех, которые продают свое отечество на каждом углу. Надо было не только их арестовать, запереть в автозаке и уничтожить их профессиональное оборудование, но и регулярно проверять их онлайн-аккаунты и мессенджеры. Доблестные органы хорошо выполняют свою задачу, но возрожденная на передовой Всероссийская чрезвычайная комиссия провела бы зачистки с усиленным энтузиазмом!

Ужасно то, что все эти аресты, все эти абсурдные уголовные дела все еще не покидают периферийную зону нашего сознания. Общество пока еще не в состоянии это услышать. Народ безмолвствует. Даже организации, призванные бить тревогу и защищать права и свободы, как, например, русский ПЕН-центр, подчинились линии партии. Бывшие диссиденты стали конформистами. И даже образованные слои, так называемая «интеллигенция», сомневаются: «Ну да, их арестовали, но, может, не без причины? Может, они действительно украли, занимались терроризмом, фальсифицировали и оскорбляли? И, кроме того, что такое десяток человек, это же не сотни и даже не тысячи. Панику наводят те, кто на Западе занимается саморекламой или, возможно, ищет убежище или стремится к повышению. А мы — настоящие патриоты, мы любим Россию и осмотрительно действуем в отношении потенциальных врагов».

Я постоянно слышу, что сейчас нет ничего общего с красным террором, развязанным при Сталине, маргинальная оппозиция всего лишь завидует тем, кто у власти, россияне живут лучше, чем любое их поколение прежде, Путин — наш единственный защитник перед США, Россию ненавидят, потому что она сильная, и Россия вмешалась в конфликт на Украине только для того, чтобы защитить там свое население.

Журналистка Евгения Гинзбург в своей книге «Крутой маршрут» написала: «В 1965 году в Киеве и Львове арестовали несколько молодых поэтов и художников. По обвинению в национализме. Опять началось с Украины — там и тридцать седьмой начался в тридцать четвертом». И теперь история повторяется. Было бы интересно услышать, что сказала бы эта женщина, которая сначала пережила коммунистический фанатизм, потом заключение, трудовой лагерь, ссылку, потерю семьи, а потом реабилитацию, «оттепель», всплеск надежды и снова разочарование, стагнацию. Что бы она сказала, если бы узнала, что ненавистный режим пал, но всего лишь спустя десять лет в новую Россию снова пришло «похолодание»? За жирными, обеспеченными нефтью и газом годами последуют внезапные холода годов кризисов, банкротств и инфляции. И снова все начнется с Украины.

В конце поворотного 2014 года Борис Немцов сказал: «Каждый должен сам для себя решить, готов он к рискам или нет. Могу сказать лишь про себя. Я счастлив, что могу говорить правду, быть самим собой и не пресмыкаться перед жалкими, вороватыми властями. Свобода стоит дорого». Для Бориса Немцова цена свободы оказалась слишком высокой. Однако его счастье быть честным и свободным, даже если это означало риск для собственной жизни, было во много раз достойнее, чем постоянные оглядки с пластырем на рту, наивное неведение и массовое нежелание наших сограждан думать.

Я родом с Северного Кавказа, там я выросла. В своей прозе я пишу о нем. В некотором отношении этот регион является лакмусовой бумажкой для всей России. Там есть как дикие зачатки тоталитаризма, так и до сих пор подавляемый потенциал демократии. Дети элиты могут безнаказанно сбивать людей, процветает кумовство, над журналистами вершат самосуд и убивают.

В этих случаях большей частью расследования не проводятся. Я помню, как друзья-журналисты из Москвы отмахнулись и сказали, что то, что происходит на Кавказе их не касается. Там царит полный хаос. Можно даже утверждать, что это и не Россия. Но Северный Кавказ — все же Россия. Там тоже сидят российские чиновники. И там тоже есть российские взятки. И враждебное отношение к инакомыслящим. Но есть отягчающее обстоятельство. Доступ к свободе там порой еще сложнее и опаснее. Потому что давление государства увеличивается благодаря давлению общества. Давлению семьи. Давлению так называемых духовных авторитетов.

Поэтому я вспоминаю Бориса Немцова, который однажды сказал: «Задача оппозиции сейчас — просвещение и правда. А правда в том, что Путин — это война и кризис».

Текст представляет собой отрывок из речи Алисы Ганиевой на Форуме Бориса Немцова, проведенном в этом году 9 и 10 октября фондом Фридриха Наумана и фондом Бориса Немцова.

Алиса Ганиева — российская писательница, пишет для литературного приложения московской газеты «Независимая газета». Переводы ее книг на немецком языке издаются издательством Suhrkamp Verlag.

Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 17 октября 2017 > № 2354232 Алиса Ганиева


СНГ. Армения. ЮФО > СМИ, ИТ > inform.kz, 16 октября 2017 > № 2352316 Арам Ананян

Арам Ананян: Государственные СМИ обязаны быть самыми востребованными

В эти дни в Сочи проходят встречи руководителей информационных агентств государств СНГ на самом высоком уровне. Агентство «Казинформ» продолжает публикацию серии статей с первыми лицами государственных СМИ стран Содружества. Директор армянского информационного агентства в интервью рассказал об истории отношений своего СМИ с Казахстаном и о тех, технологиях, которые сегодня на вооружении «Арменпресс».

- Как Вы оцениваете эффективность сотрудничества «Арменпресс» с зарубежными государственными агентствами? В целом, какова история отношений армянского информагентства с Казахстаном?

- Международное сотрудничество является одним из приоритетов деятельности информационного агентства «Арменпресс». Подписаны договоры о сотрудничестве с более чем двумя десятками агентств по всему миру. Среди них и «Казинформ», с которым осуществляется партнерство, как в двустороннем формате, так и в рамках Информсовета СНГ. В целом, у нас богатая история отношений с Казахстаном. Так, корреспонденты «Арменпресс» неоднократно освещали значимые события Казахстана. Вспоминаю, например, замечательный репортаж ветерана армянской журналистики и нашего старшего коллеги Левона Азрояна «Экибастуз - реки электричества» о строительстве крупнейшего в СССР топливно-энергетического комплекса. В этом проекте принимали участие и студенты из Армении. Отмечу, что таких материалов в нашем архиве очень много. Но поговорим об актуальном срезе нашей истории. По инициативе Посольства Республики Казахстан в Армении наш корреспондент Анна Гзирян посетила Астану для освещения всемирной выставки ЭКСПО-2017 «Энергия будущего». Многочисленные материалы журналистки «Арменпресс» вызвали повышенный интерес среди наших читателей. Это, несомненно, нас радует и в то же время обязывает и далее раскрывать нереализованный потенциал информационного сотрудничества наших СМИ. Этому способствует тот факт, что Армения и Казахстан состоят в одних и тех же интеграционных объединениях. Мы всесторонне освещаем казахстанскую тематику в Армении, и нас радуют аналогичные материалы «Казинформ» об Армении и армянах. Желательно, чтобы таких материалов было больше.

- Какие новые проекты готовит «Арменпресс»?

- В 2018 году мы отмечаем 100-летний юбилей Арменпресс, к которому приурочены новые проекты. Один из них Armenpress/History (history.armenpress.am), где представлено свыше 10 тыс уникальных оцифрованных фотографий из архива агентства. Завершаются подготовительные работы, направленные на стимулирование туристической журналистики. Планируется также создать в этом году условия для проведения совместных пресс-конференций в формате телемоста. Мы также намерены расширить нашу корреспондентскую сеть за рубежом. Современный мир быстро меняется, и агентство делает все для еще большего укрепления своих передовых позиций в информационном пространстве.

- СМИ переживают новую технологическую революцию. Какие технологии внедряют в «Арменпресс»?

- Новейшие технологии качественно изменили журналистику, и представить ее без них невозможно. Так, у нас есть роботизированное ПО, которое генерирует экономическую информацию на трех языках - армянском, русском и английском. Мы стремимся расширить возможности этой программы для охвата еще большей тематики. Это достигается путем обработки архивов и баз данных с последующей подготовкой материалов на их основе. С радостью должен отметить, что во всех направлениях мы фиксируем положительные результаты.

- Активно ли Вы используете социальные сети в работе? Совершенствуете ли визуальные инструменты, например, видеоконтент?

- На этот вопрос могу ответить так: мы последовательно наращиваем наше присутствие в соцсетях. Стараемся быть там, где наш читатель. В Facebook страница «Арменпресс» одна из немногих верифицированных страниц не только в Армении, но и на постсоветском пространстве. Что касается видеоконтента, то так или иначе он присутствует на сайте агентства. Полагаю, что со временем видеоматериалов станет больше.

- Конкуренция государственного СМИ на рынке - это информационная монополия, на Ваш взгляд, или же нелегкое бремя? Какие меры Вы предпринимаете, чтобы оставаться конкурентоспособными?

- Это реалии сегодняшнего дня, к которым мы заблаговременно подготовились и рассматриваем конкуренцию как положительное явление, которое дает нам возможность развиваться и быть востребованным медиаресурсом. В то же время мы не относим медиаакторов Армении только к конкурентам, а видим в них партнеров и потенциальных клиентов, которым мы можем предложить качественные услуги. Наша модель B2B предполагает схему win-win.

- Есть ли необходимость наделять государственное СМИ каким-либо особым статусом, которые будет учитывать его интересы при получении информации?

- Государственные информагентства по определению обладают особым статусом. Это обязывает, мотивирует и в то же время вынуждает нас быть всегда на высоте. Уверен, что в современном мире в корне меняется роль и место государственного информационного агентства. Традиционное понимание государственных СМИ как инструмента пропаганды давно исчерпало себя. В наш век четвертой технологической революции монополизировать информационное поле не представляется возможным.

Государственные СМИ обязаны быть самыми востребованными информационными площадками. Это сложный вызов, но единственно верный.

СНГ. Армения. ЮФО > СМИ, ИТ > inform.kz, 16 октября 2017 > № 2352316 Арам Ананян


Россия > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > nalog.ru, 15 октября 2017 > № 2350379 Михаил Мишустин

Технологии больших данных позволяет нам встроиться в естественную среду налогоплательщика и сделать уплату налогов удобной – Михаил Мишустин

Молодое поколение сегодня трудно представить без интернета. Оно активно использует смартфоны, планшеты, мобильные приложения для решения жизненных задач. В то же время оно предъявляет высокие требования к качеству электронных сервисов, скорости и точности передачи данных. Молодым людям не хочется читать сложные инструкции и заполнять длинные налоговые декларации. Готова ли Налоговая служба к общению с налогоплательщиком будущего?

Об этом в программе «Истории из будущего» Михаила Ковальчука рассказал руководитель ФНС России Михаил Мишустин.

Новые цифровые технологии сегодня активно меняют наш мир. Между тем, многие из них являются ответом на задачи, поставленные еще в древности. Например, криптовалюта и блокчейн – решение задачи византийских генералов о доверии, говорит Михаил Мишустин.

Командующий Византии вместе с генералами придумали алгоритм, который использовался для достижения доверия в их среде. Сегодня их стратегия проверки информации используется в современных технологиях. Блокчейн - распределенная информационная система, которую невозможно изменить без того, чтобы все не изменились. Это означает, что применяя блокчейн в банковском деле, Россреестре, в регистрации прав нельзя изменить никакой документ, не изменив все остальные данные. Это математически верно и означает, что система достоверна. Поэтому она рождает доверие.

По словам Михаила Мишустина, часть современных технологий, в том числе виртуальные деньги, нам еще предстоит осмыслить и понять, как их использовать – это вызов современности.

Но те технологии, которые проверены и контролируемы, уже используются, в том числе в налоговом администрировании и позволяют перевести его на качественно новый уровень.

Так, по словам Михаила Мишустина, только за три месяца реформы ККТ оборот розницы возрос на 50 %.

«Реформа ККТ в России позволила заменить весь парк старых кассовых аппаратов новыми онлайн кассами. И теперь чеки о продаже товара автоматически попадают в Налоговую службу. Можно из облака достать электронный чек и посмотреть, что вы купили, кто производитель. Более того, покупатель может пожаловаться, если что-то не так, предприниматель может управлять своим бизнесом. Это реформа делает более прозрачными отношения с налогоплательщиками. И благодаря ей можно постепенно освобождаться от всех форм отчетности, убирать нагрузку на бизнес. Это выгодно всем», - считает Михаил Мишустин.

Два ЦОДа ФНС России по 600 стоек с возможным объемом хранения информации 10 петабайт решают сегодня задачи налогового администрирования всей страны. Там хранится информация обо всех налогоплательщиках - это налоги, учетная характеристика, регистрация в качестве ИП или ЮЛ. Этот объем информации позволил по-другому посмотреть на оказание услуг гражданам, - продолжает он.

Сегодня на сайте ФНС России 50 сервисов, благодаря которым решить задачи, связанные с налогами можно не приходя в налоговую инспекцию.

«Имеющиеся у нас данные это актив – на них строится вся экономика знаний. И отношение к данным как активу позволяет нам встроиться в естественную среду налогоплательщика, чтобы сделать процесс уплаты налогов удобным и необременительным», - заявляет Михаил Мишустин.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > nalog.ru, 15 октября 2017 > № 2350379 Михаил Мишустин


Казахстан. США > СМИ, ИТ. Образование, наука > kursiv.kz, 13 октября 2017 > № 2350065 Рональд Бинковски

Рональд Бинковски, Microsoft: «Если вы хотите, чтобы в Казахстане развивались инновации, то нужно защитить их как интеллектуальную собственность»

Санжар АМЕРХАНОВ

В своем эксклюзивном интервью «Къ» генеральный директор Microsoft в Казахстане, руководитель регионального офиса в СНГ Рональд Бинковски рассказал о тенденциях развития современных цифровых технологий в мире, поделился планами компании в Казахстане, а также дал свои рекомендации по развитию цифрового будущего в нашей стране.

– Какие технологии, на Ваш взгляд, станут основополагающими в цифровой модернизации будущего?

– На мой взгляд, все достаточно просто. Технологии развиваются очень быстро и интенсивно, но мне хотелось бы выделить несколько основных моментов. Во-первых, это искусственный интеллект (AI, artificial intelligence). Особенно это касается систем machine learning, которые могут обучаться самостоятельно в процессе работы. Это очень мощная тенденция, и она будет реализована во многих сферах нашей профессиональной и частной жизни. Эта технология становится все более и более зрелой, и я ожидаю повышения роли искусственного интеллекта в аналитических системах и экономике, основанной на знаниях.

Во-вторых, наиболее важным аспектом технологий будущего я бы назвал их адаптивность. Технология должна быть открытой для всех новых изменений. Я думаю, что те тенденции, которые мы наблюдаем сейчас, – это начало новой эры, в которой с помощью технологий создается своего рода параллельный и очень устойчивый мир. И как вы видите, Microsoft играет большую роль в развитии этой эры, потому что находится на передовой линии.

– Каково видение цифрового будущего в мире по версии Microsoft?

– Это именно то, чем мы занимаемся – выстраиваем и формируем цифровое будущее. С одной стороны – Microsoft улучшает существующие технологии, совершенствуя их функциональность и перемещая их в облачную модель. Голосовой помощник Cortana – один из примеров того, как благодаря искусственному интеллекту пользователь может общаться с компьютером «на человеческом языке». Другой пример – реализация аналитических функций и искусственного интеллекта в облачных системах Azure. Еще один пример – Skype Translator, переводчик речи в режиме реального времени – результат наших многолетних исследований, с которым языковые барьеры во всем мире могут полностью исчезнуть.

Представьте себе мир, в котором авиарейсы никогда не задерживаются из-за механических неполадок. Мир, в котором умные бизнес-центры автоматически выбирают для вашей встречи подходящий конференц-зал. Мир, в котором методы лечения заболеваний выбираются персонально на основе ДНК пациента, что помогает улучшить его здоровье и существенно повысить качество жизни. И, наконец, мир, в котором каждый человек может быть более креативным, быстрее принимать решения, внедрять новые технологии и воплощать в жизнь свои идеи. Это то, что Microsoft называет цифровой трансформацией.

– Сейчас мы наблюдаем многочисленные угрозы со стороны киберпространства. Каковы основные угрозы и как им противостоять?

– Для меня киберпространство – это мир, который начинает существовать параллельно с физическим. И этот мир превращается в обычную социальную среду со своими преимуществами и недостатками. Конечно же, очевидный недостаток этой среды – киберугрозы и проблемы безопасности. Эти угрозы полностью отличаются от тех, к которым мы привыкли в физическом мире. Я думаю, что эти технологии оказывают сильнейшее влияние на общество, бизнес, политику и обычных людей, и нам нужно сделать так, чтобы это влияние не было негативным. Для этого нам потребуются новые средства.

Давайте признаем, что в нашем опутанном вычислительными сетями мире эффективных поисковиков, мощных вычислительных ресурсов и огромных хранилищ данных каждый, у кого есть большое желание, сможет собрать данные о вашей жизни. Как потребитель вы должны соблюдать базовые меры предосторожности, использовать надежные пароли и регулярно обновлять программное обеспечение. На организации ложится дополнительная обязанность. Им нужно обучить своих сотрудников правилам безопасности, использовать все доступные средства управления доступом и развернуть доказавшие свою эффективность решения для обнаружения угроз.

Одна из самых эффективных мер защиты от киберугроз, например, от вирусов, которые блокируют компьютер с требованием выкупа, – регулярное обновление ПО на устройствах, независимо от того, какую именно операционную систему Windows вы используете. Руководителю ИТ-отдела необходимо устанавливать последние обновления в своей организации. Команда разработки Windows прилагает все усилия для того, чтобы вы регулярно получали обновления высокого качества, которым доверяют сотни миллионов пользователей. Они проводят несколько тысяч ручных и автоматических тестов, чтобы создать обновления, защищающие вашу систему от множества различных угроз. Например, пользователей последней версии Windows 10 не затронула атака вируса Wanna Crypt.

Защитите свое устройство от угроз из нежелательных электронных писем. Это особенно важно, так как более 90% кибератак начинаются с перехода по ссылке в фишинговом письме. Уменьшите количество спама и вредоносных ссылок, включив фильтрацию почты (эта функция встроена в такие службы как Outlook.com), и всегда используйте антивирусное программное обеспечение, например, Защитник Windows.

Реализуйте резервное копирование с защитой данных (службу защиты данных) в облаке и на локальных устройствах. Наличие нескольких версий ваших данных с резервным копированием и защитой (например, с помощью двухфакторной проверки подлинности) – важнейший уровень защиты, который поможет уберечь ваши данные от воздействия вредоносных программ. Облачные системы – отличное решение в данном случае.

– Что делается со стороны компании в области интернета вещей?

– Достаточно много. Платформа Azure является стартовой точкой для нескольких тысяч приложений, разрабатываемых Microsoft и ее партнерами. Каждый день появляются новые реализации интернета вещей. В Загребе, например, работает решение для работы с открытыми данными на основе Microsoft Azure, с помощью которого городские службы и простые жители могут совместно улучшить свой город. Жители города могут сообщить о недостатках, отслеживать ход их устранения и просматривать фотоотчеты о результатах с помощью приложения MyZagreb. Кроме того, данные доступны в открытом формате, что позволяет предпринимателям разрабатывать соответствующие приложения, предоставлять необходимые услуги и развивать новые виды бизнеса на основе этих данных.

– Как бы Вы описали ситуацию с пиратством программного обеспечения в Казахстане?

– Это важная тема. Так как программное обеспечение это не материальная вещь, его легко использовать не по назначению и очень легко украсть. Здесь не может быть никаких сомнений – это неправильно и противозаконно. Это настоящее воровство и преступление. Но это только одна сторона проблемы. Вторая сторона касается защиты прав и интеллектуальной собственности. Это очень важный аспект для экономики и для общества в каждой конкретной стране. Если вы хотите, чтобы в Казахстане развивались инновации, то нужно защитить эти инновации и соответствующие материальные ресурсы как интеллектуальную собственность. Поэтому я думаю, что дело не в том, что тот или иной пользователь установил пиратское программное обеспечение, а в культуре и в будущем страны в целом. К счастью, в наших обсуждениях с правительством, различными учреждениями и государственными предприятиями мы пришли к выводу, что все они хотят использовать легально приобретенное программное обеспечение и понимают, что защита интеллектуальной собственности – важный шаг в создании экономики на основе знаний.

– Какие советы Вы могли бы дать казахстанским компаниям в вопросе успешной модернизации бизнеса к постоянно меняющимся условиям цифрового развития?

– Прежде всего тщательно проанализируйте, что у вас есть и что вы хотите получить в ближайшем будущем. Поймите, дают ли текущие системы возможности для роста и конкурентные преимущества. Или ваши системы, напротив, имеют четкую модель и не обладают гибкостью. Я бы начал с этого и разработал бы план действий для перехода на цифровые технологии, чтобы вы получили все преимущества этих технологий. После я начал бы изменять этот план действий в соответствии со своими потребностями. Этот процесс займет некоторое время, но в результате вы получите сценарий, который наиболее точно соответствует вашим потребностям. Обращайтесь за помощью к специалистам, которые могут вам помочь. Microsoft с удовольствием окажет необходимое содействие. И еще одна вещь – не инвестируйте средства в технологии, которые перестанут использоваться в течение короткого времени. Будьте гибкими, открытыми и правильно оценивайте ситуацию на рынке.

– Если говорить о полном переводе всей экономики Казахстана на цифровые технологии, то какой совет Вы могли бы дать?

– Здесь есть два аспекта: доступность технологии и то, как она используется. Я не думаю, что в Казахстане есть проблемы с доступностью технологий. Но если взглянуть на стоимость использования технологий и на качество систем, банковских систем и т. д., то ситуация требует очень быстрых изменений для приведения этих технологий и систем в соответствие с мировыми стандартами. В конце концов, если Казахстан хочет быть на том же уровне развития технологий, что и страны со средним уровнем развития, то у него есть все шансы не только достичь этого уровня, но и превзойти его. Поэтому если бы я отвечал за принятие решений в Казахстане, то стремился бы не к тому, чтобы «выйти на один уровень с западным миром или с современным миром», а поднял бы планку намного выше по сравнению с другими странами. Для этого нет никаких препятствий.

– Как, на Ваш взгляд, повлияет цифровая модернизация на взаимоотношения сотрудников компаний с работодателями и вообще на процессы работы компаний?

– Эти изменения уже происходят в последние годы. Технологии позволяют сотрудникам быть ближе к своим компаниям. Иногда это хорошо, иногда плохо. Но самое большое преимущество заключается в том, что сегодня сотрудники вовлечены в развитие и ежедневное улучшение бизнеса и тесно связаны с теми людьми, которые управляют им.

Это позволяет существенно улучшить процедуру ведения бизнеса. Раньше в компаниях с жесткой иерархией и большим объемом бумажной работы у вас, как у генерального директора, было довольно слабое представление о том, что происходит среди обычных сотрудников. Получаемые вами сведения проходили через такое количество уровней иерархии, что обычно сильно искажались. Но сегодня, если вы грамотный руководитель, правильно управляете компанией и хотите получать всю информацию о том, что происходит, вы можете включить в этот процесс своих сотрудников, так как они играют очень большую роль в улучшении бизнеса, в том, чтобы определить, что идет правильно и куда необходимо инвестировать средства.

Это также повысит лояльность сотрудников. Они почувствуют, что являются частью бизнеса, связаны с компанией и что компания является частью их жизни. Они поймут, что не просто зарабатывают деньги, но и сами могут создавать среду, в которой работают. Поэтому я думаю, что если правильно реализовать эту концепцию, это позволит получить огромные преимущества как для работодателя, так и для сотрудников, и вывести бизнес на новый уровень.

– Как Вы счтаете, может повлиять на бизнес развитие дополненной и виртуальной реальности?

– Как и любые другие инновации. Сначала бизнес попытается использовать эти модели. Будет допущено множество ошибок и открыто множество новых возможностей. Также будут созданы новые бизнес-модели и появятся новые возможности для людей. Например, в HoloLens реализована новая голографическая технология, и она может применяться не только в играх. Например, с ее помощью мы можем предложить качественно новые инструменты для обучения в медицине, так как она позволяет создать проекцию человеческого тела в полном размере. Эта технология может помочь хирургам в проведении операций на спинном мозге и снизить риски. Технология HoloLens стала ключевым инструментом для специалистов по обслуживанию лифтов компании ThyssenKrupp, которые используют интерактивные диаграммы для диагностики и ремонта сложных механических систем. И на этом возможности применения HoloLens не заканчиваются.

– Как видит себя Microsoft в наступающем цифровом будущем?

– Я думаю, что именно сегодня будущее для Microsoft выглядит наиболее впечатляющим. Компания находится на рынке уже 40 лет, и за это время разработала огромную базу знаний, технологий и ноу-хау. Но дело не только в этом. Мы также используем эффективную модель управления компанией и бизнесом, благодаря которой мы знаем, как реагировать на новые тенденции и как адаптировать компанию для соответствия этим тенденциям.

Если посмотреть на стратегию, которой мы пользуемся почти три последних года, то мне очень приятно приходить на работу и знать, что я работаю в компании, которая следит за всеми последними новинками и сама формирует новые тенденции. Microsoft не следует за другими компаниями, а сама разрабатывает новые продукты и влияет на новые тенденции и идеи на рынке.

– Вы можете рассказать об успехах в области искусственного интеллекта?

– Я думаю, наше главное достижение в том, что мы внедряем искусственный интеллект быстро. Объем и качество такого внедрения позволяют миру быстро воспользоваться нашими средствами, и мы получаем обратную связь от участников рынка. Немногие компании могут выступать на таком высоком уровне. Мы занимаем ведущие позиции не только из-за объема инвестиций, но и благодаря способности к эффективной реализации решений. Мы не просто занимаемся искусственным интеллектом в течение короткого времени, чтобы реализовать небольшой продукт, в котором он используется. Мы переводим всю сферу ИТ на качественно новый уровень.

– Каковы планы компании в Казахстане на конец 2017 года?

– Очень большие. Если посмотреть, чего мы достигли и что нам предстоит, мы видим огромные возможности. Конечно, экономический кризис из-за падения цен на нефть оказал негативное влияние на страну с финансовой точки зрения, но в то же время – это огромное преимущество. С пониманием большого значения технологий на основе знаний, качества внутреннего рынка и уровня развития систем Казахстан может стать полноправной частью мировой экономики. И главная задача для Казахстана – построить максимально эффективную и мощную локальную экономику. Именно здесь Microsoft играет огромную роль. Когда я смотрю, как наши технологии использовались в прошлом, то вижу, что они не всегда использовались с максимальной эффективностью. Поэтому я думаю, что ближайший год в Казахстане и соседних странах, за которые я отвечаю, будет очень плодотворным. Я уверен, что мы сможем поднять на новый уровень использование технологий Microsoft в различных областях.

– Каковы планы компании по продвижению облачных служб в Казахстане?

– Это готовая бизнес-модель, которая получила серьезное развитие за последние 3-4 года. Конечно, существует множество вопросов, которые нужно продумать при развитии этой модели. Мне кажется, что сейчас необходимо подготовиться к использованию облачных служб в самых разнообразных сферах. Потому что за этим будущее.

И будущее не только в самой модели облачных вычислений, но и в том, какие операционные и технологические возможности по ведению бизнеса и управлению обществом и государством предоставляет эта модель. Поэтому тот, кто сегодня говорит: «Я закрою свой бизнес из-за всех этих угроз безопасности», на самом деле прячет голову в песок вместо того, чтобы взяться за проблему и справиться с ней, получив в ходе ее решения весь негативный и позитивный опыт.

Я настоятельно рекомендую вам изменить свой взгляд на облачные технологии. Те, кто сегодня пользуются ИТ-технологиями во всем мире, считают, что локальные системы намного безопаснее глобальных облачных систем. Это большая ошибка – на самом деле все наоборот! Если посмотреть на то, как эффективно устроено взаимодействие с облачными системами, как быстро они реагируют на угрозы, вирусы и любые негативные события, то вы увидите, что самые большие проблемы возникают как раз в локальных системах. Ни одна из компаний не сможет обеспечить тот уровень безопасности, который сможет предоставить поставщик облачных услуг, так как для него это самая главная задача. Сейчас в этом направлении проводятся огромные инвестиции. Будущее – за облачными технологиями, и это со временем станет очевидным как в мире ИТ, так и в мире бизнеса.

Казахстан. США > СМИ, ИТ. Образование, наука > kursiv.kz, 13 октября 2017 > № 2350065 Рональд Бинковски


Казахстан. Россия > СМИ, ИТ. Транспорт > kursiv.kz, 13 октября 2017 > № 2350064 Владимир Исаев

Владимир Исаев, Яндекс.Такси: «Сейчас в Казахстане идет период бурной экспансии сервиса»

Динара ШУМАЕВА

В середине июля два крупных игрока на рынке онлайн-сервиса заказов такси — Uber и Яндекс.Такси договорились об объединении и создании новой компании. О том, что изменится в объединенном бизнесе и каковы перспективы развития новой компании, в интервью «Къ» рассказал руководитель пресс-службы Яндекс.Такси Владимир Исаев.

— Расскажите, что принципиально изменилось после объединения с Uber? Вы теперь позиционируетесь как единая компания или по отдельности?

— На самом деле, как такового объединения еще нет. В середине июля мы объявили о подписании соглашения, согласно которому хотим объединить бизнесы, но до того, как объединение состоится, нам нужно получить разрешение от антимонопольных органов тех стран, где мы с Uber работаем вместе — это РФ, Беларусь и РК. Трудно сказать, когда это произойдет. Например, в России по законодательству ФАС сделка рассматривается до трех месяцев. Мы подали документы 20 августа, соответственно, где-то в IV квартале текущего года очень рассчитываем получить разрешение и начать объединение.

— А есть какие-то факторы, которые могли бы препятствовать одобрению сделки?

— Рынок такси очень сложный для оценки. На нем очень много игроков, поскольку есть онлайн-сервисы и диспетчерские центры — «Лидер», Maxim и т. д. И еще в каждом городе свои службы такси, по меркам города достаточно крупные, но работающие только в конкретной локации. Поэтому конкуренция в общем-то довольно жесткая.

— После одобрения сделки вы станете монополистом на рынке?

— Нет, потому что у всех служб такси, которые сейчас существуют, есть онлайн-сервисы — даже у тех, кто изначально работал только по телефону.

— Если сделка будет одобрена, вы станете одной общей компанией? Как она будет называться — Яндекс.Такси или Uber?

— Мы станем одним общим холдингом, который объединит компании в нескольких странах. Название новой компании пока неизвестно. У Яндекс.Такси есть бизнес в шести странах СНГ и на Кавказе, Uber присутствует в трех странах из них — мы эти бизнесы объединяем на территории СНГ. 59,3% компании будет принадлежать Яндексу, 36,6% — Uber, 4,1% — сотрудникам, нынешним и будущим. Сотрудники Uber и Яндекс.Такси в этих странах переходят в новую компанию.

Материнские компании еще дополнительно вкладывают в нее средства: Яндекс — $100 млн, Uber — $225 млн. Таким образом post money valuation новой компании оценивается в $3,725 млрд.

— Что радикально поменяется?

— Для пользователей визуально ничего не изменится, потому что мы сохраним приложения Uber и Яндекс.Такси, а водителей, скорее всего, переведем на единую технологическую платформу.

Плюс у нас еще будет роуминговое соглашение — условно говоря, если вы пользуетесь Яндекс.Такси в Алматы и приезжаете, например, в Париж или Лондон, где Яндекс.Такси нет, вы сможете вызвать автомобиль Uber через приложение Яндекс.Такси. И наоборот. Житель Франции или Лондона может приехать в Москву со своим приложением Uber и через него вызвать такси, которое подключено к объединенной платформе. Возглавит объединенную компанию генеральный директор Яндекс.Такси Тигран Худавердян. В совет директоров войдут четыре человека от Яндекса и три — от Uber.

— Объединенная компания, вероятно, выработает определенную стратегию развития. Какой она будет: общей или в разных странах специфической?

— Вы знаете, трудно создать единую стратегию для всех стран. Я не берусь сейчас говорить про стратегию новой компании, потому что еще не время для этого, но даже если брать отдельно Яндекс.Такси, то она у нас в каждой стране, конечно, разная. Потому что везде ситуации на рынке отличаются. Спрос, автомобили, водители, количество смартфонов на руках — все эти факторы влияют на развитие бизнеса.

Например, Казахстан – территориально довольно разряжен с точки зрения крупных городов, а Армения или Грузия достаточно компактные. Для себя мы просто делим рынки условно по типам в зависимости от населения, которое там проживает, и от множества других факторов.

С одной стороны, трудно выработать какую-то единую стратегию, с другой стороны — понятно, что если у тебя 126 городов в разных странах, то ты не можешь каждым городом управлять вручную. Поэтому есть факторы, на которые мы обращаем внимание при выходе на рынок, но вряд ли они могут быть едиными.

— Какое количество водителей на сегодняшний день зарегистрировано в системе Яндекс.Такси в Казахстане?

— Активный период географической экспансии начался где-то с прошлого года. До этого мы недооценивали потенциал регионов. В декабре прошлого года у нас было примерно 69 городов, и вот за чуть больше чем полгода мы выросли до 126 городов. При этом в Казахстане открыто восемь новых городов с начала года, из них пять мы подключили к сервису за последние два месяца.

Сейчас в Казахстане идет период бурного развития сервиса. Конечно, мы сначала смотрим на численность населения, уровень проникновения смартфонов и доступности мобильного интернета, потом анализируем развитие общественного транспорта, поскольку это влияет на количество поездок, насколько люди готовы работать в такси и насколько быстро мы можем найти партнеров среди местных таксопарков, чтобы подключить их к системе и т. д.

Думаю, до конца года мы выйдем еще в 3–4 областных центра Казахстана.

— Сколько водителей вы планируете подключить до конца этого года?

— Это зависит от экспансии и некой оптимизации, поскольку часть водителей уходит, часть приходит. Сейчас практически нет такого понятия, как профессиональный таксист. Большинство людей рассматривают эту работу как временную, из-за этого у таксопарков высокая текучка, а у многих из них раз в полгода штат водителей меняется полностью. Поэтому трудно делать какие-то прогнозы. Но по количеству водителей мы постоянно растем, так же, как по партнерам-таксопаркам. По количеству поездок мы за год выросли на 480% — это почти в шесть раз.

— Какие рынки в мире являются приоритетными для вашей компании?

— Сейчас — это определенно страны СНГ и Кавказа. Здесь интереснее, понятнее менталитет, сюда выходить проще, но мы не исключаем, что будем пробовать выходить на те рынки, в которых русский язык не является распространенным или им не пользуются совсем. Если мы будем выходить, то уже как новая компания.

— Как выглядит форма взаимодействия с таксопарками?

— В тех регионах, где наш бизнес монетизируется, мы берем комиссию с каждого заказа. То есть в цепочке прибыли три участника: водители, таксопарк и мы. Водители выполняют заказ и платят проценты таксопарку (в Москве это примерно 20% от заказа). Таксопарк распределяет этот процент между собой и нами. По сути, мы избавляем таксопарк от всех рекламно-маркетинговых затрат, просто передавая ему заказы. Таксопарк всегда знает, что получит заказы и их будет много. По большому счету, им остается выполнять только свою основную функцию — перевозчика.

— Какие доходы у Яндекс.Такси сегодня?

— В первой половине этого года общая выручка компании Яндекс.Такси составила около 1,55 млдр рублей, это на 59% больше, чем за тот же период 2016 года.

Отдельно по рынкам присутствия мы цифры не раскрываем. Могу сказать, что многие рынки сейчас находятся в инвестиционной стадии — мы много вкладываем, чтобы развивать здесь бизнес — практически каждый город, в который мы выходим, требует значительных затрат. Поэтому на сегодняшний день во многих странах мы не получаем прибыль, поскольку вкладываемся в развитие. Но в тех городах, где работаем давно, мы зарабатываем и прибыльны.

Казахстан. Россия > СМИ, ИТ. Транспорт > kursiv.kz, 13 октября 2017 > № 2350064 Владимир Исаев


Казахстан > СМИ, ИТ. Финансы, банки > newskaz.ru, 13 октября 2017 > № 2349589 Дмитрий Коновалов

Кибератаки на казахстанские банки: как все сработало

Ситуация с информационной безопасностью банков Казахстана складывается неоднозначная. Как считают специалисты, причина в том, что не все еще в полной мере осознают опасность виртуальной угрозы, а зря…

Катерина Клеменкова

Сегодня IТ-рынок активно принимает новые технологии, и степень информатизации бизнес-процессов растет. Но, с другой стороны, растет количество киберугроз и IT-рисков. Многие в Казахстане уже столкнулись с тем, что виртуальность приносит реальные потери.

"Киберпреступность – это не просто модное слово, это реальность рынка. Индустрия мировой киберпреступности развивается семимильными шагами, а в области финансовых организаций так еще быстрее. Сейчас все отмечают, что основной риск, который есть в финансовой сфере — это киберриск", — рассказал в интервью корреспонденту Sputnik Казахстан руководитель направления по противодействию мошенничеству, SAS Россия / СНГ Дмитрий Коновалов.

Хакеры-самоучки стали акулами киберпреступности

- Недавно казахстанские банки подверглись масштабной кибератаке, на их защиту встал Комитет национальной безопасности, тем самым придав серьезность ситуации в глазах простых казахстанцев, но при этом не объяснив, что именно произошло и чем это в итоге обернулось для банков, названия которых, кстати, также не назывались.

— Сейчас хакерские атаки на банки — это международная проблема, и Казахстан, получается, в тренде. Если посмотреть, что происходило за последние 10 лет, то увидим, что вчерашние студенты-самоучки, которые раньше ради забавы разрабатывали вирусы и вредоносные программы, в последние годы все это превратили в коммерческую деятельность. Сначала они специализировались только на том, чтобы красть у обычных граждан, потом киберпреступники переключились на компании, которые обслуживаются в банке — там суммы уже больше, сейчас самое последнее веяние – целевые атаки на корсчета банков. Аппетиты, как и технические возможности хакеров, все время растут.

Большинство объединились в группировки со сложной иерархией, члены которой дисциплинированы и опасаются нарушать принятые правила и инструкции. Киберриски стали такими, что они могут очень существенно сказаться на финансах банка. Теоретически, аппетиты хакеров могут оказаться настолько большими, что способны повлиять не только на финансовые показатели организации, но и на общую устойчивость финансовой системы. Отсюда понятно и повышенное внимание со стороны государственных органов.

- Выросли аппетиты, но ведь вырос и риск.

— Конечно, для киберпреступников гораздо сложнее украсть у банка, но ведь и куш больше. Много сил затрачивается не ради нескольких тысяч, а ради миллионов. Если мы говорим о целевой атаке на банк, то это долго планируемая, высокотехнологическая процедура, которая занимает несколько месяцев подготовки, часто волей или неволей задействуются и сотрудники организации.

- Что значит "неволей"? Как сотрудники банка могут участвовать в ограблении против собственной воли?

- Возможно, компьютеры с помощью спам-рассылок были заражены вирусами, которые распространились дальше по сети. Бывает, конечно, и сговор, когда подкупают кого-то из персонала.

- Атака хакеров идет на валютные счета банка?

— Не факт. Могут быть похищены деньги с тенговых счетов. Украсть деньги со счета в банке — это сделать только полдела, их надо как-то обналичить, а в случае с тенге еще и конвертировать. Это, безусловно, усложняет процесс.

Поймать за виртуальную руку

- Сложно поймать киберпреступников?

— Киберпространство — оно не такое однозначное, как наша реальность. Там все скрывается за какими-то ip-адресами, и при чем непонятно, где это географически. Используются целые цепочки различных ip-адресов, разные механизмы, чтобы преступников нельзя было найти. Но их находят, периодически мы слышим истории о том, как арестовывали очередную хакерскую группировку. Но, повторюсь, задача это не простая и очень сложная с точки зрения сбора доказательной базы. Законодательная база относительно киберпространства во многих странах только формируется.

- Неужели так сложно отследить похищенные виртуальные миллионы?

- Отследить не всегда сложно, трудность в том, чтобы вернуть. Как правило, для обнала привлекаются дропы — это обнальщики, последнее звено, работа которых заключается в том, чтобы обналичить карту или снять деньги в банке со счета. Зачастую, дропы даже не осознают всю схему и, соответственно, все риски.

Оборотная сторона киберзащиты

- Банк может усилить свою защиту так, что все усилия хакеров будут сходить на нет? Или это невозможно?

— Можно сделать так, что в банке ничего нельзя будет украсть. Но, закрутив гайки, можно остановить бизнес-процессы и растерять клиентов. Клиенты ведь требуют, чтобы все было как можно проще и быстрее. А если каждый раз набирать сгенерированные пароли или звонить в банк, то это доставляет определенные неудобства.

- Зачем атака хакеров проводится одновременно сразу на несколько банков?

— В отличие от классической преступности цифровые средства позволяют грабить одновременно несколько банков банки. Киберпреступники видят одинаковые возможности получения доступа к деньгам в разных банках, поэтому и проводят атаку масштабировано — одними и теми же ресурсами атакуются сразу несколько банков. Во-первых, есть шанс, что в каком-то из банков защита окажется слабее, а во-вторых, если операция будет размазана по времени – сначала один банк, потом другой, потом третий, — то больше шансов, что преступников вычислят.

Клиент сам виноват?

- Если у клиента банка с карты будут похищены все деньги, то это чья вина – клиента или банка?

- Это, наверное, самый тонкий вопрос. Для того, чтобы доказать чью-то вину, нужно собрать доказательства, а в киберпространстве очень сложно собрать доказательную базу. Да и правоохранительные органы не всегда готовы к этому.

Но здесь есть один нюанс в пользу клиента. Отказавшись помочь клиенту, банк может потерять не только клиента, но и репутацию. Поэтому некоторые банки сначала компенсируют пропавшую сумму, а потом уже разбираются.

- В каких случаях, если деньги действительно похищены преступниками, может быть виноват клиент банка?

Смотря, что такое "виноват": вопрос в том, кто допустил, кто не предотвратил, или в том, с кого требовать деньги? Есть такое понятие — социальная инженерия. Это метод основан на использовании человеческих слабостей и используется для незаконного получения информации. К примеру, вам звонят якобы из банка и просят срочно назвать логин и пароль или пройти по ссылке и вы скачиваете сомнительную программу, которая потом сработает против вас. В этих случаях можно сказать, что "вина" лежит на клиенте, так как человек не проявил бдительность и сам отдал мошенникам свои деньги. Но при такой трактовке мы снова возвращаемся к вопросу клиентоориентированности.

Однозначного мнения на этот счет нет. Дискуссия на тему "можно ли на клиента перекладывать риски банка" продолжается. Ведь развитие технологий зачастую непонятно не только обычным людям, но и тем, кто занимается этими технологиями.

Последние тренды

- Какой вид кибермошенничества сейчас самый популярный?

— Из совсем нового – это вектор на криптовалюты. Целевые атаки на банки у сообщества киберпреступников также в фокусе. Кроме того, за прошлый год в два раза выросло количество троянов, которые через мобильный телефон воруют деньги и, если у вас андроид, то вы очень даже подвержены риску.

- А можете рассказать, какие киберпреступления удивили вас своей наглостью?

- Фантазия киберпреступников очень развитая. Вспомним случай с получением контроля над брокерским терминалом одного из российских банков и, в результате, с изменением курса рубля благодаря огромным заявкам на покупку и продажу валюты. Или серия ограблений банкоматов, когда хакеры взламывали банкоматы и при наборе определенной комбинации цифр, банкомат начинал выдавать деньги, опустошая свой диспенсер. Но риски не обязательно в высоких технологиях – давайте вспомним случай, одному мужчине продали с рук две "реальные" монетки биткоина. Поэтому надо быть бдительными не только банкам, но и нам с вами.

Казахстан > СМИ, ИТ. Финансы, банки > newskaz.ru, 13 октября 2017 > № 2349589 Дмитрий Коновалов


Россия. США > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 12 октября 2017 > № 2350053 Брайан Уитмор

Коррупция — это новый коммунизм

Беседа LA с аналитиком по России Брайаном Уитмором.

Гиртс Викманис (Ģirts Vikmanis), Latvijas Avize, Латвия

Старший аналитик по России финансируемого США Радио «Свободная Европа»/Радио «Свобода» Брайан Уитмор в свое время жил в России и хорошо ознакомился с ее политической культурой. Сейчас Уитмор готовит свои передачи в главной штаб-квартире радиостанции в Праге. «В Вашингтоне я говорю: хотите лучше понять поведение России, отправляйтесь в страны Балтии и слушайте, что у них есть сказать», — подчеркнул опытный журналист в интервью LA, которое состоялось во время форума по международной политике и безопасности «Рижская конференция-2017».

LA: Каким вы видите политическое будущее России в ближайшие годы, в отношении которого звучат такие ключевые слова, как Путин, Навальный экономическое развитие?

Брайан Уитмор: Мне не хочется высказывать прогнозы, но я могу судить по тенденциям. Ясно, что Владимир Путин вновь будет избран на пост президента России, но он в российской политике станет «хромой уткой», и следующий срок полномочий для него будет последним. В целом Путин не относился к Конституции России с уважением, но он выполнил правило о том, что один и тот же человек не может занимать должность президента два срока подряд. Для этого был реализован проект лже-президентства Дмитрия Медведева. Не думаю, что снова ожидается нечто подобное. При таком сценарии Путин вернулся бы к власти в 77 лет, в уже почтенном возрасте, на один год старше, чем прожил лидер бывшего СССР Леонид Брежнев. Сомневаюсь также, что будут внесены поправки в Конституцию России, и Путина объявят президентом навеки. Слабая точка России — передача власти, потому что этот процесс никогда не был особо хорош. При смене правительства в Латвии или США в законах определены процедуры, устанавливающие, что должен делать уходящий президент, и что — новый. В России нет традиций мирной передачи власти, в такие периоды государство погружается в еще большую нестабильность. Например, когда эра Ельцина близилась к концу, почти все группировки в Москве боролись за «престол», и это было очень нестабильное время. Смена власти в России — словно сериал «Игры престолов», и это Ахиллесова пята России. Есть признаки, что и сейчас элиты борются между собой, это началось с ареста бывшего министра экономического развития Алексея Улюкаева, который стал первым арестованным действующим министром со сталинских времен. Арестован противоречиво оцениваемый режиссер театра Кирилл Серебренников, возможно, это тоже какая-то реализуемая российской властью игра. Но Путин после этого ареста высказался о его авторах: они «дураки», что свидетельствует о том, что за этот процесс не ответственен Путин. Становится похоже, что Путин теряет роль арбитра в спорах кланов, они пытаются его обойти. В ближайшие шесть лет кланы в России будут одержимы междоусобной борьбой. Даже такая дружественная власти газета, как «Московский комсомолец», уже сейчас рассуждает, кто станет преемником Путина. В докладах компании Minchenko Consultihg появляются предположения, что борьба за власть начнется после выборов в Госдуму, и для Путина будет создана какая-то особая должность, используется даже такой термин, как «православный аятолла».

— Ожидается ли борьба между условными либералами во властных кругах и так называемой партией войны?

— Не хочу обижать либералов в Северной Америке и Европе. Подходящее обозначение для таких людей в кругах российской власти — «технократы». Они понимают, что необходимо диверсифицировать экономику, уменьшить зависимость от газа и нефти и улучшить отношения с Западом, потому что России необходимы инвестиции. Бизнес-круги говорят о необходимости модернизировать Россию. При диверсификации экономики в политике наблюдается децентрализация, которой властные круги не хотят. Например, если в России появятся аналоги компаний Google или Apple, то они могут стать политическими игроками. Легитимность правящего режима России опирается на восприятие общества о том, что Россия снова стала сверхдержавой. Но восприятие общества, как показывают опросы Центра Левады, противоречиво: общество не удовлетворено ситуацией во внутренней политике и в повседневной жизни, но оно удовлетворено интервенцией России на Украине, незаконной аннексией Крыма, вмешательством в Сирии и ошибочным представлением, что Россию в мире уважают.

— Как сейчас в России продолжается эпическая борьба между холодильником и телевизором?

— Телевизор по-прежнему побеждает, но холодильник получает дополнительные очки. Я не верю, что сейчас российские элиты готовы улучшить отношения с Западом. Следующий год будет интересным. Нет признаков, что Россия вырвется из экономического кризиса, нужно также принимать во внимание участие оппозиционера Алексея Навального в политических процессах. Навальный играет в игру на долгосрочную перспективу, по всей вероятности, ему запретят баллотироваться на предстоящих президентских выборах. Но он участвует, чтобы в тот момент, когда политическая власть будет брошена на землю, поднять ее. Не знаю, каким руководителем государства мог бы быть Навальный, потому что в России настоящее естество и личные качества политика можно увидеть только, когда он приходит к власти.

— После парламентских выборов в Германии лидеры Партии свободных демократов (FDP) высказались, что Германии следовало бы признать Крым как территорию России, чтобы улучшить отношения…

— Канцлеру Меркель приходилось уживаться с такими настроениями и ранее, когда в Германии была большая коалиция, в которую входили социал-демократы (SPD). Там была целая фракция, состоящая из людей, связанных с промышленными кругами, которые хотят хороших и уступчивых отношений с Россией в интересах бизнеса. Со стороны свободных демократов это только заявления, и ничего подобного не произойдет. В новой коалиции у Партии зеленых твердая позиция по отношению к России. Меркель также сумела удержать свою позицию во всей Европе, потому что были такие страны, как Италия и Греция, которые хотели прекратить санкции как можно раньше.

— Прозвучали предположения, что Россия оказывает поддержку активистам независимости Каталонии, были также сообщения о возможных действиях российских хакеров. С какой целью?

— Не нужно искать Россию под каждой кроватью. Россия использует существующие ситуации и выражает поддержку всему, что подрывает единство ЕС. Россия не создала Марин Ле Пен во Франции, Jobbik — в Венгрии, Брексит — в Великобритании, но поддерживала их. Россия видит единую Европу как угрозу, которая для нее даже больше, чем НАТО, потому что ЕС — это пример добровольной и мирной интеграции, что в понимании России является чуждой концепцией. Россию как клептократическую автократию раздражает, что она граничит с альянсом демократических и прозрачных государств, потому что Россия воспринимает их ценности как угрозу и желает развала ЕС.

— Но если бы Каталония стала независимой, это дало бы России возможность легитимировать так называемый референдум в Крыму…

— Россия уже поддерживает и возможный референдум о независимости Шотландии. В международной среде никто не принимает всерьез ссылку России на референдум в Крыму, потому что там люди голосовали, когда к их головам было приставлено оружие. Крым как аргумент нельзя воспринимать всерьез. России нравится сепаратизм, если он наблюдается за пределами России. Но мы должны думать не только о сепаратизме, который нравится России, но и о коррупции, которую она распространяет. Я убежден, что коррупция — это новый коммунизм, который царит в России. Они не заставляют нас создавать офшоры, но если мы их создаем офшоры, то использует это против нас. Россия использует увеличительное стекло, чтобы изучить наши слабости. Но в то же время Запад в уменьшении коррупции прогрессирует.

— Если говорить об Украине, то коррупцию, наряду с развернутой Россией войной, тоже называют угрозой украинской государственности…

— Войну и коррупцию нельзя рассматривать в отрыве, они взаимосвязаны. В Донбассе Россия реализует прямую физическую войну, а коррупция — это косвенная война. Коррупция — это вопрос национальной безопасности. Не танки Россия направит в Киев, а свои банки, деньги и коррупционные сделки. В Латвии сейчас намного безопаснее, потому что вы многое делаете для предотвращения коррупции и контролируете вклады нерезидентов. Это урок, который должны усвоить также украинцы.

— Актер Голливуда Морган Фриман сказал, что США и Россия сейчас находятся в состоянии взаимной войны. Вы с этим согласны?

— Россия развернула войну против Запада в целом, используя любые средства, чтобы его дестабилизировать, — кибервмешательство, распространение коррупции и т.д. Они это делают не только в отношении США, но и ЕС. Я думаю, что Запад может многому поучиться у непосредственных соседей России — стран Балтии, потому что вы с оборотливостью России знакомы с момента восстановления независимости и раньше. В Вашингтоне я говорю: хотите понять поведение России — отправляйтесь в Латвию, Литву и Эстонию и слушайте, что они говорят! Эстония пережила кибератаки в те времена, когда это еще не было стильно. В целом я со сказанным Фриманом согласен, но добавлю, что война не физическая, а явно политическая.

Россия. США > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 12 октября 2017 > № 2350053 Брайан Уитмор


Россия. США > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 12 октября 2017 > № 2350052 Томас Фридман

Из России с отравой

Томас Фридман (Thomas L. Friedman), The New York Times, США

В мире информационных технологий существует непреходящее представление о том, что когда все люди и данные на нашей планете будут связаны воедино, жизнь на ней станет лучше. Возможно, это и так, но в процессе налаживания таких связей наша жизнь может превратиться в кошмар, и мы окажемся в такой ситуации, когда миллиарды людей будут связаны между собой, но у компаний и пользователей будет недостаточно правовых структур, систем защиты безопасности и нравственных убеждений, чтобы пользоваться всеми этими связями без злоупотреблений и нарушений закона.

В последнее время возникает такое ощущение, что все мы связаны единой сетью интернета, однако никто этим не руководит, и никто за это не отвечает.

Бюро кредитных историй Equifax блестяще научилось собирать все наши персональные данные о кредитовании, причем без нашего разрешения, и продавать их тем компаниям, которые хотят ссудить нам деньги. Однако оно допускало такие ляпы и послабления в обеспечении сохранности этих данных, что не удосужилось установить самые простые программы защиты. Поэтому хакеры получили возможность украсть номера социальных страховок и прочую персональную информацию o 146 миллионах американцев, то есть, почти о половине населения страны.

Но не волнуйтесь, Equifax уволило своего гендиректора Ричарда Смита (Richard Smith), «который в день расчета получил 90 миллионов долларов, то есть, по 63 цента на каждого клиента, чьи данные могли быть украдены во время последнего хакерского проникновения», сообщил журнал Fortune. Это станет ему уроком!

Смит и весь его совет директоров должны сидеть в тюрьме. Я согласен с сенатором Элизабет Уоррен (Elizabeth Warren), которая заявила CNBC: «Пока не существует личной ответственности в тех крупных компаниях, которые злоупотребляют доверием клиентов, допускают кражу их данных и обманывают их, в мире ничего не изменится».

На мой взгляд, Facebook, Google и Twitter отличаются друг от друга. Twitter привлек к глобальной дискуссии огромное количество людей. Facebook позволил огромному количеству людей связываться между собой и создавать сообщества. Google дал всем нам возможность эффективно и как никогда быстро находить информацию.

Все это хорошо. Но эта тройка компаний занимается коммерцией, а последние выборы свидетельствуют о том, что они связали и объединили такое количество людей, что управлять процессом им уже не по силам. Кроме того, они проявляют наивность, полагая, что в мире мало плохих парней, которые злоупотребляют их площадками.

Главный демократ в составе сенатского комитета по разведке Марк Уорнер (Mark Warner) сказал мне: «До сих пор эти компании не воспринимают всерьез ту угрозу, которую Россия и прочее зарубежные страны представляют для нашей системы. И они прилагают недостаточно усилий для разоблачения того, что на самом деле произошло в 2016 году, и того, что происходит в настоящее время».

В ноябре прошлого года руководитель Facebook Марк Цукерберг назвал «безумием» информацию о том, что при помощи его социальной сети люди создают фейковые новости, чтобы повлиять на американские выборы. На прошлой неделе, когда были раскрыты сотни связанных с Россией аккаунтов, в которых фиктивные люди представлялись американскими активистами и распространяли подстрекательскую информацию об иммиграции и оружии, а также резко критиковали Хиллари Клинтон и поддерживали Дональда Трампа, Цукерберг признался: «„Безумие" было слишком пренебрежительным словом, и я об этом сожалею».

Компания Facebook реагировала на происходящее слишком медленно по той причине, что в соответствии со своей бизнес-моделью она должна объединять на своей платформе всех читателей ведущих газет и журналов, и привлекать всех их рекламодателей, пользуясь при этом услугами минимального количества редакторов. Редактор — человек, и ему приходится платить, чтобы он выражал мнение редакции посредством размещения контента на вашем веб-сайте. Этот человек следит за тем, чтобы все точно соответствовало действительности, и вносит исправления, если есть ошибки. Но компании социальных сетей предпочитали использовать алгоритмы, а не редакторов, и поэтому их легко было ввести в заблуждение.

28 сентября комитеты по разведке из сената и палаты представителей организовали брифинг для руководства компании Twitter. Впоследствии газета New York Times сообщила: «Руководство Twitter заявило, что оно нашло около 200 аккаунтов, которые по всей видимости связаны с российской кампанией по оказанию влияния на президентские выборы 2016 года. Это лишь малая доля того, что нашли сторонние аналитики».

Как сказал сенатор Уорнер, презентация Twitter продемонстрировала «колоссальное непонимание со стороны руководства компании степени серьезности этой проблемы и той угрозы, которую она создает для демократических институтов». «Откровенно говоря, это руководство отреагировало неадекватно на всех уровнях», — подчеркнул он.

А в понедельник New York Times рассказала, как компания Google нашла свидетельства того, что русские потратили десятки тысяч долларов на покупку рекламных объявлений и на их размещение в ее «многочисленных сетях, пытаясь вмешаться в президентскую кампанию 2016 года».

С каждой неделей мы все больше убеждаемся в том, что не знаем в полной мере масштабы этой российской хакерской кампании. Но мы начинаем понимать, что ее участники люди невероятно изощренные и обладают огромным объемом информации не только о социальных сетях, но и о том, на какие избирательные округа и группы населения следует нацелить свою агитацию и пропаганду, и какие именно провокационные заявления следует распространять среди них.

Американская демократия строится на двух принципах: правда и доверие Мы верим в то, что наши выборы являются честными и справедливыми, и что они обеспечивают мирную передачу власти. Мы верим в то, что новости, которые мы получаем от ведущих средств массовой информации, правдивы, а если в них есть неправда, то редакция внесет свои исправления. И мы рассчитываем на то, что наш президент защищает правду и доверие. Но сегодня очень многие люди получают новостную информацию из социальных сетей, в которых легко могут разместить свою отраву русские и прочие хакеры, создающие фальшивые новости. А наш президент лжец, отказывающийся призвать Россию к ответу за что бы то ни было. Это ужасное сочетание.

Сейчас мы не можем призвать Трампа к порядку. Но может быть, Equifax и все эти крупные социальные сети занимают слишком большое место в нашей жизни и в нашей информационной среде, из-за чего последствия их провалов и неудач становятся чрезвычайно серьезными? Может быть, в связи с этим их нужно регулировать как-то по-новому? Я не знаю, но мне представляется, что настало время для проведения такой дискуссии, и она уже началась.

Вот что говорит сенатор от штата Миннесота Эми Клобучар (Amy Klobuchar): «Мы должны обновить наши законы, сделав так, чтобы при размещении политической рекламы в онлайне американцы знали, кто платит за нее».

Эти компании зарабатывают миллиарды, продавая наши данные, но брать на себя ответственность за свои действия они не очень-то хотят. По словам преподавателя политической философии из Гарварда Майкла Сэндела (Michael Sandel), они проявляют «двойственность в вопросе ответственности за использование своих платформ и злоупотребление ими». «Нельзя, чтобы они получали и вершки, и корешки. Если эти компании утверждают, что они нейтральны, как любая телефонная компания или электрическая компания, то их необходимо регулировать как предприятия коммунального хозяйства. Но если они претендуют на свободы, которыми обладают средства массовой информации, то они должны нести ответственность за распространение фальшивых новостей».

По словам Сэндела, в начале XX века, когда шел процесс укрепления монополий и концентрации экономической власти, «настала эра прогрессивных реформ, и были введены регулирующие нормы для железных дорог, банков и энергетических компаний. Сделано это было в интересах общества. Сегодня нам необходимо такое же стремление к реформам. Социальные сети занимают сегодня очень важное и даже господствующее положение. Мы уже не можем не пользоваться ими, как не можем отказаться от электрических проводов и телефонных линий. Но когда они позволяют красть наши персональные данные и оказывать влияние на наши выборы, мы ничего не можем с этим поделать».

«100 лет тому назад мы нашли возможность обуздать никому не подотчетную власть и силу промышленной революции, — сказал в заключение Сэндел. — Сегодня нам необходимо решить, как обуздать никому не подотчетную власть цифровой революции».

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 12 октября 2017 > № 2350052 Томас Фридман


США. Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 12 октября 2017 > № 2349421 Ангелина Кречетова

Обмануть США: как российские госкомпании купили софт Microsoft вопреки санкциям

Ангелина Кречетова

Редактор Forbes.ru

Санкции запрещают базирующимся в США фирмам заключать сделки с российскими госкомпаниями

Российские государственные компании и организации, а также предприятия в Крыму покупали программное обеспечение, производимое Microsoft, несмотря на санкции, запрещающие базирующимся в США фирмам заключать с ними сделки, сообщает агентство Reuters со ссылкой на официальные документы.

Reuters изучило сайт госзакупок и пообщалось с источниками, выяснив, что российские госкомапании и крымские предприятия купили не менее 5000 продуктов Microsoft на 60 млн рублей (около $1,03 млн). Издание указывает, что сумма не велика в рамках американской компании, но значима, поскольку такой софт крайне важен для работы многих российских компаний и организаций. Агентство уточняет, что база данных не включает частные компании, таким образом, масштаб проблемы может оказаться более значительным.

Среди покупателей продукции Microsoft, по данным агентства, оказались разработчик зенитных ракетных комплексов «Бук» концерн «Алмаз-Антей» и компания, участвующая в строительстве Керченского моста, Главгосэкспертиза России и «Крым» Минобороны. В компаниях не ответили на просьбы агентства о комментариях. В Главгосэкспертизе заявили, что «работают в российском правовом поле в строгом соответствии с требованиями российского законодательства».

Агентство указывает, что покупки через тендеры, зарегистрированные в системе госзакупок, свидетельствуют о пробелах в обеспечении зарубежными правительствами и компаниями соблюдения санкций США против России, введенных после присоединения Крыма к стране в 2014 году. Тогдашний президент США Барак Обама запретил гражданам и компаниям США продажу товаров или услуг тем российским компаниям, банкам и людям, кого американские власти считают виновными в конфликте на Украине. После введения санкций российские компании, по замыслу американских властей, должны были лишиться возможности работать с крупнейшими разработчиками компьютерных программ и цифровой техники из США.

Поскольку компании США подчиняются американской юрисдикции, то они должны применять санкции в отношении всех компаний, включенных в список санкций. В то же время запрета компаниям из санкционного списка продолжать пользоваться купленными ранее лицензиями не было. Но присутствовало ограничение на скачивание обновлений и покупку новых лицензий. Санкции США, в частности, запрещают экспорт американскими компаниями любых продуктов, услуг и технологий в Крым.

Как обходят ограничения

«Microsoft твердо привержена соблюдению правовых требований и в последние недели изучает этот вопрос», — говорится в письменном ответе представителя Microsoft на вопросы Reuters. Microsoft напрямую не ответила агентству на подробные вопросы о конкретных пользователях ее продуктов и о методах обеспечения соблюдения санкций, применяемых компанией. Среди продуктов, которые покупались санкционными компаниями — программы корпоративного лицензирования Open License Program, обязывающие пользователей вводить полное название компании и ее адрес.

Тем не менее, как указывает агентство со ссылкой на источники, близкие к сделкам, некоторые пользователи предоставили Microsoft ложную информацию о себе, воспользовавшись тем, что компания из США не имеет возможности полностью исключить попадание к ним своей продукции. Собеседники уточняют, что в каждом найденном случае продукция была куплена у третьих лиц, и журналисты не нашли доказательств, что Microsoft продавала ее напрямую находящимся под санкциями компаниям и организациям.

Генеральный директор компании Mobile Angels Сергей Цымбал объяснил Forbes, что запрет может быть только на поставку софта в Крым, но Microsoft такие поставки контролировать сложно. «Скорее, здесь могут быть претензии к местным поставщикам. Американская компания может блокировать IP пользователя, если он вдруг при регистрации продукта укажет, что он из Крыма, однако ничто не мешает указать любой другой российский город — и в этом случае у Microsoft не будет никаких оснований для блокировки», — заключает он.

Источник Forbes, связанный с IT-бизнесом, считает, что Microsoft не слишком заинтересована в том, чтобы полностью защитить себя от подобных сделок и может продавать свой софт российским санкционным компаниям, но не напрямую, а через российских партнеров. Таким образом, как полагает собеседник Forbes, в документации по сделке может указываться стороннее юридическое лицо, которому ПО продает партнер Microsoft, и формально сделка справедлива и не нарушает санкций США. Аналогичная схема использовалась при поставке ее турбин в Крым: Siemens обвиняет заказчика, что он обещал их установить на Таманском полуострове в Краснодарском крае, а на самом деле оборудование через посредника поставлено в Крым.

«Если бы мы напрямую у того же Microsoft закупали, тогда были бы санкции, — подтвердил эту позицию агентству сотрудник крымского судостроительного завода-покупателя софта американской корпорации, пожелавший остаться неназванным из-за чувствительного характера вопроса. — А российскими фирмами — без проблем было». Поставщик, работавший с одной из компаний, включенных в «черный список», отметил, что поставщик и клиент могут также обойти ограничения, зарегистрировав продукты Microsoft на дочернюю или материнскую компанию конечного пользователя.

«В общем, Microsoft добросовестно продает свой софт посредникам в России, а те его уже в рамках российского законодательства продают местным компаниям», — заключает Сергей Цымбал. Он добавляет, что в таком подходе есть интерес и у российских госкомпаний: «При покупке программного обеспечения [компании] должны быть уверены, что оно [ПО] пройдет аттестацию по разным параметрам, например, по классу защиты. В этом смысле продукция Microsoft хорошо известна нашим госкомпаниям». Он добавляет, что многие организации используют программное обеспечение американского производителя и его замена будет экономически невыгодна (установка новой системы плюс обучение сотрудников обойдется намного дороже, чем та же совокупная стоимость владения ПО Microsoft на пять лет) и, возможно, небезопасно. Подобные аргументы, как правило, и приводятся в закупочной документации, когда госкомпании покупают нужное им ПО у Microsoft.

Эксперты по информационной безопасности, пожелавшие остаться не названными, объяснили Forbes, что теоретически отслеживать местоположение софта можно попытаться, но на практике для серийных приложений, продаваемых тысячами копий, этим никто не занимается. В случае со смартфонами можно отслеживать место установки приложения по GPS. Для ПК и серверов это можно сделать по IP, адресу компьютера, который используется при маршрутизации информации в интернете. Однако, IP не не обязательно раз и навсегда закреплен за устройством. Можно спрятать за узлом виртуальной сети (VPN) — во внешний мир информация будет уходить уже с IP узла, а этот компьютер уже может быть установлен в Краснодарском крае (или даже любой точке земли, включая США). Сервис VPN уже знаком тем пользователям, которые научились получать доступ к ресурсам, заблокированным в России или ограничивающим доступ к себе нашим соотечественникам.

Похожая ситуация

Летом 2017 года в подобной ситуации оказалась Siemens. Компания решила прекратить сотрудничество с российскими госкомпаниями после скандала с поставкой газовых турбин в Крым в обход санкций. В компании заявляли, что разорвут лицензионные соглашения на поставку оборудования для электростанций и разработают новые меры контроля.

Об этой истории также написало агентство Reuters в начале июля. В Siemens сообщали, что турбины отправлялись без ее ведома и направила иск против занимающейся строительством теплоэлектростанций в Крыму компании «Технопроэкспорт». В контракте на поставки турбины для «Технопромэкспорта» содержался пункт, запрещающий их использование в Крыму, уверяли в компании. В Кремле же настаивали на российском происхождении турбин.

США. Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 12 октября 2017 > № 2349421 Ангелина Кречетова


Россия > Медицина. СМИ, ИТ > forbes.ru, 12 октября 2017 > № 2349369 Петр Кондауров

Здоровье по интернету. Как повлияет на бизнес закон о телемедицине

Петр Кондауров

Руководитель реинжиниринг-студии Петра Кондаурова.

Чтобы понять потенциал «закона о телемедицине», вступающего в силу с 1 января 2018 года, автор оценивает рынок новых услуг

Основные тезисы закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам применения информационных технологий в сфере охраны здоровья», принятого в июле 2017 года, можно свести к следующим пунктам:

— Лекарства, содержащие наркотические и психотропные вещества можно выписывать с помощью электронных рецептов. В законе это выражено другими словами, но по оценке автора итоговый смысл именно таков;

— Дано определение телемедицинских технологий — это дистанционное взаимодействие медицинских работников между собой, с пациентом или его представителем;

— Добровольное согласие на медицинскую помощь можно получить в электронном виде при помощи простой электронной подписи (например, галочки «Я прочитал и согласен…» достаточно, при правильной реализации ИТ-системы);

— Пациента наделили правом удаленно запрашивать и получать данные о себе;

— Телемедицинская помощь должна оказываться в соответствии со стандартами медпомощи;

— Впервые в законе упоминается единая государственная ИТ-система в здравоохранении. На ее базе будет создан реестр медицинских и других отраслевых организаций, медработников и пациентов с единой системой аутентификации всех участников процесса, а медицинских сотрудников — с применением усиленной квалифицированной электронной подписи. Доступ к этой системе будет открыт всем профильным (государственным и частным) организациям, прошедшим квалификационные и прочие проверки. Необходимо отметить, что впервые произошло упоминание, что пользователями системы будут граждане;

— Удаленные консультации разрешены для сбора информации (жалоб, анамнеза, оценки результатов лечения и наблюдения за здоровьем пациента), а также решения об очном визите, коррекции лечения (при условии, что сеанс связи проводит врач, назначивший лечение на очном приеме), а также дистанционного наблюдения за здоровьем с применением лицензированных медицинских устройств (опять-таки для врача, который уже видел пациента на очном приеме).

Объем новых рынков

Самым разочаровывающим пунктом текущей редакции сообщество сочло запрет на «лечение людей по интернету» без визита в клинику. На самом деле нет разрешения только на постановку диагнозом без первого личного осмотра врача. Хотя именно на такую услугу есть запрос в головах потребителей, бизнес может найти интересные и прибыльные решения даже на базе принятого законопроекта.

Удостоверяющие центры. Самое очевидное счастливое будущее видится для удостоверяющих центров, выдающих электронные подписи (ЭЦП). Потенциал рынка можно посчитать так: врачей в россии около 500 000, чтобы получить общее количество медицинских работников, нуждающихся в усиленной квалифицированной ЭЦП можно смело это число умножить на 3 (операторы, страховщики, средний мед. персонал и другие). Цена такой ЭЦП варьируется от 2500 до 7000 рублей. Если взять 3000 рублей за подпись, получится 4,5 млрд рублей в год (ЭЦП обновляется каждый год). С учетом того, что себестоимость каждой дополнительно выпущенной цифровой подписи для удостоверяющего центра стремится к нулю, бизнес кажется очень привлекательным. Дополнительным плюсом является то, что удостоверяющим центрам не нужно ничего менять в существующей бизнес-модели.

Информатизаторы и интеграторы. Многие из моих знакомых рассматривают законопроект не иначе как техническое задание со сроками и требуемой функциональностью. При этом можно выделить несколько уровней внедрения информационных систем.

Федеральный уровень: ЕГИСЗ (единая государственная информационная система в сфере здравоохранения) — ядро всей системы, хранилище медицинских данных, реестры мед. работников, организаций, служб, закупок, лекарств, рецептов и др. По нашему опыту работы над созданием федеральных информационных систем, общий фронт работ по созданию, внедрению и сопровождению может оцениваться от одного до десяти миллиардов рублей и 20%-30% в год — это поддержка и развитие.

Региональный уровень: тут требуется свой собственная функциональность, своя аналитика и решение своих задач, отличных от федеральных. Внедрение системы учета на рабочих местах мед. работников, следовательно, каждый субъект РФ вероятно будет решать этот вопрос самостоятельно. Обычно стоимость решения и его внедрения такого уровня оценивается нами от 50 до 200 млн рублей. В России 85 субъектов, следовательно потенциальный рынок оцениваем в 4-17 млрд рублей, плюс поддержка и развитие.

Страховые компании ОМС и ДМС: для них также нужна будет тесная интеграция с ЕГИСЗ. Размер рынка зависит от глубины и качества интеграции, и по нашим оценкам составляет несколько миллиардов рублей

Частные клиники — всего в нашей стране их около 2000, по данным Vademecum. Сетевые клиники встанут перед задачей адаптировать свой софт под удаленные приемы, это от 2 до 10 млн рублей за систему.

Информатизация аптек для работы с электронными рецептами. Это достаточно большие изменения в бизнес-процессах аптеки, учете и отчетности. Количество аптечных сетей в России по данным Vademecum больше 200, по нашим оценкам адаптация каждой системы будет стоить от 3 до 10 млн рублей. Итого 0,6 — 2 млрд рублей. Объем этого направления увеличится в 2-3 раза, если учесть одиночные аптеки и предпринимателей, которые пользуются коробочными решениями. Всего аптек в России более 60 тысяч.

Сервисные организации. Телемедицинские организации — те самые «онлайн-клиники», которые в США и Европе привлекают десятки миллионов долларов инвестиций, в нашей стране, по крайней мере до следующих изменений в законодательстве, останутся сервисными организациями. Но и здесь есть почва для причинения пользы и заработка.

Во-первых, это решение о визите (или ненужности визита) в медицинскую организацию. Эта функция может быть востребована в страховых компаниях, где каждый визит клиента в клинику — новые расходы. По данным исследований телемедицинских компаний Teladoc, Orbi Assistance, Mayo Clinic, и по статистике российского сервиса «Педиатр 24/7» до 80% обращений может быть решено без визита в клинику. С учетом наших реалий, когда нельзя удаленно ставить диагноз и назначать лечение, а лишь отсекать тех пациентов, кому визит в клинику не требуется, эта цифра по оценкам разных экспертов может составлять от 30% до 60% обращений. С учетом стоимости визита и их количества за год получается, что сократить убытки ДМС возможно на 40—60 млрд рублей. Примерно половину из этих денег могут запросить компании, которые решают эту проблему. На рынке ОМС цены значительно ниже, но масштаб гораздо шире.

Во-вторых, телемедицинские организации могут заниматься мониторингом здоровья: сопровождать пациента на стадии реабилитации, ведения хронических заболеваний, разъяснять вопросы о курсе лечения, наблюдать за состоянием и при необходимости рекомендовать обратиться к лечащему врачу за коррекцией курса. Посчитать таких людей даже приблизительно практически невозможно, но очевидно, что этот рынок тоже велик, а когда появится реестр аккредитованных Минздравом медицинских изделий для дистанционного наблюдения, этот рынок прирастет еще и аппаратными продуктами.

Медицинские учреждения (клиники). Для них открывается отдельное направление, которое пока недоступно телемедицинским организациям. Они могут не только собирать данные о пациенте и разъяснять детали плана лечения, но также и корректировать его, задействовав того же врача, который лечил пациента. Потенциал этого решения спорный, поскольку доступен только крупным сетевым клиникам, которые могут сыграть на эффекте масштаба. Небольшим клиникам внедрение новых инструментов, перестройка бизнес-процессов, организация работы одних и тех же врачей не только оффлайн, но и онлайн может выйти значительно дороже, чем потенциальная прибыль. Также телемедицинская модель требует трансформации схемы монетизации, где низкомаржинальные услуги переносятся в онлайн, а высокомаржинальные оставляются в клинике, тем самым повышая прибыль в расчете на один квадратный метр клиники. Для небольших незагруженных клиник такая модель может быть рискованной.

Инновационные проекты

Главная позитивная составляющая этого законопроекта в том, что он создает почву для новых бизнесов. Вот только несколько направлений, в которых можно было бы работать. Оцифровка бумажных медицинских карт и перенос в ЕГИСЗ. Эту концепцию я описывал еще в 2012 году. Большинство людей были бы рады перенести информацию о своем здоровье на протяжении всей жизни в систему, а сделать это могут только медработники, обладающие усиленной ЭЦП. Рассчитать рынок можно исходя из того, что если брать за перенос карт 60-70 млн взрослых пациентов по 1000 рублей, то объем направления составит 60-70 млрд рублей. Врачей можно будет привлекать через краудсорсинг и предлагать распознавание и визирование на конкурсной основе. По нашему опыту, врачи достаточно активно подключаются к работам, которые касаются медицинских исследований, опросов и другим видам деятельности, при условии, что это оплачивается и в них требуется медицинская квалификация.

Образовательные учреждения, аттестующие врачей на знание стандартов телемедицинской практики. Рынок: 500 000 врачей, стоимость обучения и сертификации может составлять от 10 000 до 50 000 рублей, что дает 5 до 25 млрд рублей.

Система обучения нейронных сетей на медицинских Big Data пациентов. Компании, занимающиеся аналитикой, могут создать инфраструктуру для узкоспециализированных решений на основе самообущающихся механизмов, выборкой для которой могут служить обезличенные данные пациентов ЕГИСЗ. Размер такого рынка и соотношения стоимости и запроса на такие услуги сейчас оценить сложно.

То, что уже сейчас разрешает обновленный закон о медицинской деятельности, может занять годы работы, развития инфраструктуры и что самое важное — развития культуры потребления таких услуг у жителей нашей страны. А в процессе реализации ближайшего плана работ велика вероятность внесения поправок, которые все больше и больше будут развязывать руки инновационным способам решения вопросов пациентов.

Конечно, очень многое зависит от скорости и качества реализации описанной в законе инфраструктуры. Ведь многие помнят, что еще в 2012 году конкурс на создание такой системы выиграл Ростелеком всего за один рубль, но того масштабного распространения и единого стандарта на все лечебные заведения страны, которое предполагалось приказом МЗСР №364 от 28.04.2011, не произошло.

В целом, считаю, что изменения в законе полностью соответствуют духу главной врачебной парадигмы «не навреди», где не учитывается вред от бездействия, а рассматриваются лишь риски от ошибочных действий, но даже этот закон может рассматриваться бизнесом как точка стабильности, на которую можно опереться и осторожно инвестировать в развитие отрасли, пусть не опережающими темпами, но все же с прибылью.

Россия > Медицина. СМИ, ИТ > forbes.ru, 12 октября 2017 > № 2349369 Петр Кондауров


США > СМИ, ИТ. Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 11 октября 2017 > № 2346173 Марк Цукерберг

Марк Цукерберг: «Целью должно быть не создание компании, а сосредоточенность на результате»

Марк Цукерберг

Основатель и генеральный директор Facebook

К 100-летию журнала Forbes основатель Facebook написал эссе о том, что должно двигать предпринимателем

Я не стремился основать компанию, мной двигало желание сделать людей ближе друг к другу. Через пару лет после запуска Facebook несколько больших компаний захотели купить нас. Почти все были готовы продать компанию, но не я. Я хотел увидеть, сможем ли мы дать простой инструмент общения еще большему количеству людей. В Facebook назревал конфликт, отношения между сотрудниками стали настолько напряженными, что в течение года все руководители покинули компанию.

Для меня это было самое трудное время в качестве главы Facebook. Я верил в то, что мы делали, но я был в этом одинок. Что еще хуже — виноват в этом был я сам. Тогда я и понял, что мало самому верить в свое дело, необходимо давать ощущение сопричастности и остальным. А я тогда не объяснял, на какой результат рассчитываю.

Осмысленность работы создает необходимые мотивацию и значимость, благодаря которым люди не просто зарабатывают на жизнь. Это привлекает других людей, которые тоже заинтересованы в том, что правильно. Наши сотрудники создают новые продукты, потому что хотят заниматься чем-то полезным и влиять на то, как люди используют социальную сеть. Чтобы мы могли продолжать свою работу, компания должна быть успешной, но по-настоящему нас вдохновляет положительное влияние на общество и мир вокруг.

Полагаю, так обстоят дела в большинстве успешных бизнесов. Чтобы создать такую компанию как Facebook и управлять подобным сообществом, необходимо определенное вдохновение. Ориентир для нашей корпорации заключается в том, чтобы сделать наши услуги доступными как можно большему количеству людей и дать каждому возможность заявить о себе и высказаться.

Меня часто просят дать совет о том, как основать собственную компанию. Я всегда отвечаю, что целью должно быть не создание компании, а сосредоточенность на результате, благодаря которому что-то поменяется и найдутся люди, стремящиеся к тому же, к чему и вы. Со временем появится возможность создать что-то полезное, увлекающее остальных и меняющее мир к лучшему.

Перевод Антона Бундина

США > СМИ, ИТ. Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 11 октября 2017 > № 2346173 Марк Цукерберг


Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > forbes.ru, 11 октября 2017 > № 2346172 Ангелина Кречетова

Барьеры, «пузыри» и анонимность. Путин решил судьбу криптовалют в России

Ангелина Кречетова

Редактор Forbes.ru

Президент высказался насчет цифровых валют крайне осторожно, но призвал «не нагородить лишних барьеров» и использовать преимущества, которые они дают. Следом Минфин объявил, что государство «возглавит и законодательно отрегулирует» выпуск и обращение криптовалют. Как снять опасения ЦБ насчет анонимности?

Президент России Владимир Путин на встрече по криптовалютам заявил, что их использование создает возможность для финансирования терроризма, отмывания капиталов, ухода от налогов и мошеннических схем. В то же время глава государства призвал «не нагородить лишних барьеров», использовать преимущества, которые дают новые технологические решения в банковской сфере, и создать условия для развития и совершенствования национальной финансовой системы в целом.

По итогам мероприятия министр финансов Антон Силуанов объявил, что государство намерено «возглавить и законодательно отрегулировать» выпуск и обращение криптовалют на территории России. «Договорились о следующем: о том, что необходимо государству осуществлять регулирование процесса эмиссии криптовалют, процесса майнинга, процесса обращения», — пояснил Силуанов. Он отметил, что пока не будет обсуждать «конкретные параметры» контроля за криптовалютами. Министр также не раскрыл, какая именно госструктура или ведомство займется регулированием цифровых валют.

В ходе совещания Путин признавал, что криптовалюты выпускает «неограниченный круг анонимных субъектов», а их покупатели могут участвовать в преступной деятельности. Он также заявлял, что криптовалюты не обеспечены. «В случае сбоя системы или надувания «пузырей», как сейчас модно говорить, по ним не будет юридически ответственного субъекта. Это такая серьезная вещь, которую мы должны иметь в виду, обсуждая эту тему», — подчеркивал президент. Глава государства призывал в вопросах регулирования криптовалют опираться на международный опыт, чтобы в результате создать такую систему, которая «позволит систематизировать отношения в этой сфере, защитить круг интересов граждан, бизнеса и государства, дать правовые гарантии для работы с инновационными финансовыми инструментами». Во встрече также приняли участие помощник президента Андрей Белоусов, председатель Центробанка Эльвира Набиуллина, заместитель главы ЦБ Ольга Скоробогатова и гендиректор компании Qiwi Сергей Солонин.

Беспокойство ведомств

Осторожнее других ведомств к криптовалютам относится Центробанк: Эльвира Набиуллина неоднократно предупреждала о рисках их использования. Она поясняла, что такое платежное средство дает возможность проводить анонимные транзакции, а значит, может использоваться террористами или в сфере незаконных доходов. Этими причинами она объясняла свою позицию против легализации и регулирования цифровых валют, призывая приравнять их к иностранной валюте. «Мы категорически против того, чтобы вводить криптовалюты в регулирование в качестве денежного средства, средства, которое применяется для расчетов за товары и услуги, против приравнивания к иностранным валютам, потому что, я уже не раз объясняла, мы понимаем — есть иностранная валюта, есть государства, которые ее выпускают, есть экономики, есть центральные банки, которые за этим стоят», — отмечала председатель Банка России.

В Минфине, в свою очередь, обещали информировать граждан о рисках инвестиций в криптовалюты в рамках проектов стратегии развития финансовой грамотности в стране. «Мы сейчас здесь видим больше рисков, чем рекомендаций по инвестированию в такого рода инструменты. Поэтому объяснение возможных последствий вложений в нерегулируемые малопрогнозируемые инструменты будут одними из вопросов, с которыми мы будем выступать», — объяснял глава ведомства Силуанов. Его коллега и заместитель Алексей Моисеев предлагал регулировать криптовалюту как финансовый актив и разрешить ее покупку лишь квалифицированным инвесторам на Московской бирже.

Единого мнения насчет регулирования криптовалют в России на законодательном уровне до этого момента не было: парламент планировал запустить «серьезную» дискуссию на эту тему и принять соответствующий законопроект осенью. Первый вице-премьер Игорь Шувалов пояснял, что пока нет законодательного определения криптовалюты и не определена роль ЦБ в ее отношении. «Но скоро, я надеюсь, в ближайшее время, мы выйдем на законодательную площадку, и это дело будем серьезно обсуждать», — говорил чиновник. В Кремле соглашались, что правила обращения криптовалюты нужны, но подлежат обсуждению.

Будущее регулирование: мнение рынка

Старший инвестиционный менеджер Runa Capital, исполнительный директор ИТ-кластера «Физтех» Константин Виноградов в беседе с Forbes заметил, что внимание главы государства к теме «скорее позитивно, чем негативно». «Я не чиновник, чтобы оценивать настроения в Госдуме и прогнозировать, что будет дальше там происходить, но, по-моему, Путин выразил два простых тезиса: первый — криптовалюты несут риски (отмывание, легализация и т.д.), второй — важно не нагородить регуляторных барьеров», — напоминает он. Кроме того, по мнению Виноградова, возможно придумать «довольно много конструкций», которые бы снизили риски использования криптовалют и были бы удобны для пользования. Он прогнозирует, что теперь разработка закона о криптовалютах ускорится и, несмотря на конкурирующие точки зрения, к концу следующего года в России уже будет работать законодательство в этой области. «Главное, чтобы оно не ставило россиян в ущербное положение по сравнению с участниками криптоэкономики из других стран», — подчеркивает собеседник Forbes.

Оптимистичен насчет позиции президента и основатель DeCenter Евгений Гордеев. «О чем сказал президент? Он сказал, что к этому вопросу надо относиться очень аккуратно. Значит, его надо развивать, но не «городить огород», чтобы не делать лишних запретов. Потому что он понимает, что, ограничивая циркуляцию криптовалют, он ограничивает инвестиционный потенциал России. Он ограничивает приток инвестиций в страну и развитие нового технологического цикла, который будет на основе блокчейна и криптовалют», — рассуждает собеседник Forbes.

В то же время создатель DeCenter напоминает, что государство на своей территории имеет право регулировать «входы и выходы из своей валюты и в свою валюту, то есть в рубль, доллары, фунты или во что угодно в соответствии с теми правилами, теми нормами или желаниями, которые у него возникают». «Что касается циркуляции криптовалют, государство не имеет возможности ее ограничить. Соответственно, главный вопрос сейчас только в том, как будет происходить обмен. И дальше мы видим два пути развития: японский и остальной, скажем так. В японском случае идет максимальная либерализация обмена фиатных валют на криптовалюты. Идет интеграция криптоактивов в реальные сектора экономики. Использование блокчейна повсеместное, в том числе смарт-контрактов с криптовалютами. Во многих других странах криптовалюты пока еще не интегрированы», — заключает бизнесмен.

Бывший вице-президент соцсети «ВКонтакте» и создатель блокчейн-платформы Blackmoon Crypto (собрала $30 млн на pre-ICO и ICO в августе и в сентябре) Илья Перекопский уверен, что аккуратное регулирование криптовалют сделает рынок более предсказуемым и цивилизованным, в том числе и для предпринимателей, которые организовывают ICO (аналог IPO). «Во время ICO сотни компаний подняли уже больше $2 млрд. Но воспользоваться они ими толком не могут. Практически не один в банк мире не примет доллары/евро в больших объемах, отправленных с криптовалютных бирж. Банки не работают с криптой ввиду отсутствия понятного регулирования, они боятся ЦБ своих стран, а банки — это основной элемент всей экосистемы», — объясняет он.

Пожертвовать анонимностью

В беседе с Forbes Перекопский затронул еще один важный вопрос в теме регулирования криптовалютных транзакций: идентификацию пользователей, которая особенно беспокоит Центробанк. «Мы считаем, что в России нужно сначала внедрить digital KYC (know your customer — «узнай своего клиента»), результаты которого будут принимать банки с согласия ЦБ и внедрять KYC при ICO. Тогда отпадут абсолютно все проблемы, связанные с рисками отмывания денег. Лучше пожертвовать анонимностью и сделать рынок цивилизованным, чем все время устраивать это противостояние между криптомиром и государством», — говорит он.

Перекопский приводит собственный пример: в следующем году на базе Blackmoon Crypto будет запущены токенизированные фонды, которые будут «привлекать деньги в крипте, потом конвертировать в фиат и инвестировать в реальные активы вроде недвижимости, commodities, искусства». «Но мы введем KYC и будем понимать, кто наши инвесторы, откуда они и проверять их документы», — объясняет он. Собеседник Forbes уточняет, что компания введет digital KYC, которое займет лишь несколько минут общения пользователя с телефоном и компьютером для загрузки селфи и паспорта. «Поэтому user experience не изменится в худшую сторону», — подчеркивает основатель блокчейн-платформы. Он отмечает, что европейские банки готовы работать с платформой при условии осуществления KYC клиентов и при условии, что фонды лицензированы в традиционных фондовых юрисдикциях, типа Великобритании, Люксембурга и Швейцарии.

Аналитик Runa Capital считает разумной для решения этого вопроса идею депутата Мартина Шаккума («Единая Россия»), предложившего передать функцию обмена банкам или платежным системам. Так, последовав японскому примеру, можно решить проблему с KYC и не сильно усложнить процедуры для граждан, говорит Виноградов. «Предложения же Минфина про майнинг только юридическими лицами выглядят дико, такие законы можно принять, но невозможно контролировать исполнение, если не внедрять подобных странных инициатив, то технология криптовалют вполне может быть постепенно адаптирована в России в ближайшие 1-2 года», — предсказывает он.

Идеальный для клиента режим, по мнению собеседника Forbes, выглядит следующим образом: он в своем интернет-банке заводит счет в биткоинах и может их покупать и продавать так же, как делает это с долларовым счетом. «Банк при этом уже знает клиента и в случае странных операций может задавать вопросы. Главное, чтобы банки могли бы адекватно оценивать происхождение средств. Если это будет реализовано как в нынешнем валютном законодательстве (жесткие требования к ВЭД), то люди будут делать это «в черную» или через другие страны», — опасается Виноградов.

Собеседник Forbes напоминает, что по закону переводы в иностранной валюте между резидентами России запрещены (кроме близких родственников), но никто не сможет контролировать переводы в биткоинах между резидентами России: «глупо пытаться это запретить, нужно создать базу для легального перевода и хотя бы мониторить подобные явления». По его мнению, банки или платежные системы на рынке криптовалюты могут взять на себя функцию KYC, которую они обязаны выполнять для фиатных денег, при этом операции перевода криптовалюты не должны так жестко регулироваться, как обычная валюта, «иначе рынок просто найдет кучу легальных лазеек не пользоваться такой системой», заключает он.

Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > forbes.ru, 11 октября 2017 > № 2346172 Ангелина Кречетова


Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > mos.ru, 10 октября 2017 > № 2351572 Павел Трехлеб

В «Зарядье» подвели итоги первого месяца работы. Директор нового парка Павел Трехлеб рассказал, что влияет на посещаемость парка и как он будет меняться в угоду гостям в ближайшее время.

Прошел месяц со дня открытия парка «Зарядье». Это первый крупный парк за последние 70 лет, который построили в центре Москвы с нуля. Парк занимает площадь чуть больше 10 гектаров. На ней воссозданы четыре ландшафтные зоны России: луга, степь, леса (смешанный, хвойный и прибрежный, а также березовая роща) и северный ландшафт. В парке есть на что посмотреть не только любителям природы, но и поклонникам современной городской архитектуры и новейших технологий.

В «Зарядье» возведен мост, парящий над гладью Москвы-реки, построены необычные павильоны и сооружения: «Заповедное посольство» с двухуровневым флорариумом и искусственной ледяной пещерой, медиацентр с мультимедийными комплексами «Полет» и «Машина времени», подземный музей «Зарядье» и стеклянная кора на крыше концертного зала, под которой всегда хорошая погода и растут субтропические цветы, деревья и кустарники. Полюбоваться этим ежедневно приходят десятки тысяч посетителей. Павел Трехлеб, директор парка «Зарядье», рассказал, почему сохраняется интерес к парку, какие новые растения и животные появятся в нем, а также как «Зарядье» поддерживает связь с посетителями и с какими крупнейшими парками мира дружит.

— Павел Сергеевич, за короткий срок парк «Зарядье» стал одним из самых популярных в городе. Сколько человек посетили парк с момента его открытия? Как вы оцениваете работу парка в первый месяц?

— Могу с уверенностью сказать, что в минувшие выходные в «Зарядье» уже прошел миллионный посетитель. Как-то особо его выделять мы не планировали. Скорее, это статистика для нашего понимания: насколько востребован парк в зависимости от дня недели, погодных и иных факторов. В первое время после открытия число гостей доходило до 100 тысяч в день. Считаю, что это большой успех. Сейчас уже можно с уверенностью сказать: концепция полностью оправдала себя. Создан уникальный архитектурный и инженерный комплекс в сочетании с неординарными ландшафтными решениями и очень насыщенной культурной программой, расположенный в самом центре крупного мегаполиса, — подобного нет ни в Москве, ни в России. Мы получили множество положительных откликов и благодарностей от москвичей и туристов. «Зарядье» стало настоящим подарком для всех нас.

— Высокий интерес, видимо, и стал причиной длинных очередей в парк. Они сохраняются до сих пор?

— Пока в «Зарядье» работает одна входная группа — с Москворецкой улицы. Но покинуть парк можно через несколько выходов, которые организованы в разных его частях. Очереди на входе были лишь в первые дни после открытия. Тогда большое количество людей одновременно хотели попасть в «Зарядье». Сейчас очередей нет. В будни парк посещают от 10 до 30 тысяч человек. Это вполне комфортный трафик, при котором гости могут спокойно прогуляться по территории, зайти в медиакомплексы «Полет» и «Машина времени», музей или кафе. Бывают, конечно, наплывы посетителей. К примеру, когда приезжает организованная экскурсионная группа на нескольких автобусах. Тогда на входе можно увидеть скопление людей. Но через пять — десять минут все проходят в парк.

— А когда будет полностью демонтировано строительное ограждение в «Зарядье»? Станет ли он после этого круглосуточным?

— Конкретные даты демонтажа ограждения назвать сложно. Сейчас идет отладка всех внутренних процессов работы парка. А благодаря ограждению и сохранению одной входной группы мы, к примеру, фиксируем точную численность посетителей. Специальными регистраторами оборудованы все входные рамки. Зная, сколько человек приходит в «Зарядье», а также в какое время увеличивается поток гостей, мы можем отрегулировать в дальнейшем режим его работы, сделать более удобным для посещений.

— Вы упомянули о большом количестве откликов посетителей «Зарядья». Как происходит обратная связь с гостями? Существует книга жалоб и предложений?

— Конечно, у нас есть книга отзывов. Она находится в павильоне «Медиацентр». Любой желающий может поделиться в ней впечатлениями от посещения парка. Кроме того, на информационных стойках в том же павильоне мы предлагаем нашим гостям заполнить анкету, указав в ней свои пожелания к работе «Зарядья». Высказать претензии или, наоборот, поблагодарить сотрудников за что-то можно и лично. Общение с посетителями ведется в медиацентре постоянно. Вся информация фиксируется работниками и принимается к рассмотрению. Предложение по оптимизации работы «Зарядья» можно также оставить на сайте. Очень часто гости пишут нам в соцсетях. Мы не пропускаем ни одной жалобы и стараемся отвечать на все письма и сообщения.

— И о чем пишут чаще всего?

— Большинство вопросов касается объектов парка, расписания их работы, стоимости билетов. Что касается предложений, то они самые разные. К примеру, некоторые гости советуют расширить детскую площадку, другие — проложить тропинки к прудам. Кто-то предлагает поставить в парке скульптуры исторических персонажей и построить русские избы, чтобы иностранные туристы смогли видеть самобытность России. Посетителям-спортсменам не хватает беговых дорожек и зон воркаута. К идеям, которые не противоречат концепции парка, мы, безусловно, прислушиваемся. Но все-таки хочу напомнить, что «Зарядье» — это прежде всего природный парк.

Сюда люди приходят отдыхать, наслаждаться видами. И некоторые элементы, к примеру спортплощадки, здесь будут лишними. Одно дело устранить мелкие недоработки, совсем другое — менять архитектуру и ландшафт. Этого мы делать точно не будем. Сложнейший проект парка разрабатывался долго и кропотливо международной командой архитекторов и дизайнеров. Наша задача сейчас — корректировать нюансы, связанные с содержанием растений и технической эксплуатацией объектов, отлаживать организационные процедуры и обеспечивать превосходное качество сервиса, делать парк комфортным и доступным, не искажая его концепции.

— Судя по постам в соцсетях, у первых посетителей «Зарядья» были замечания к навигации в парке. Таблички с обозначениями и указателями стояли вдали от пешеходных дорожек, их было мало, надписи трудно читались. Будете ли менять таблички и указатели?

— Изначально в «Зарядье» предполагалось свести к минимуму навигационные элементы, как это и должно быть в природном парке. Архитекторы хотели, чтобы он оставался некой загадкой для посетителей. Каждый раз они могли бы заново исследовать и открывать его. По задумке авторов проекта гости должны были затеряться среди ландшафтов и забыть, что находятся в центре большого города. Поэтому таблички сделали минималистичными, без детальной информации. Чтобы не отвлекать на них внимание посетителей, указатели поставили подальше от прогулочных дорожек.

Но на практике оказалось, что при большом скоплении людей такое решение не является удачным. Каждую минуту у десятков тысяч посетителей возникают вопросы: где находится общественный туалет, как пройти к парящему мосту, куда свернуть, чтобы попасть в кафе и тому подобное. Поэтому было решено улучшить навигацию в парке за счет временных табличек и указателей. Постоянные навигационные системы разрабатываются и будут установлены в ближайшее время.

— Помимо установки канатных ограждений были ли приняты какие-то дополнительные меры безопасности, чтобы защитить объекты «Зарядья» от повреждения?

— В качестве профилактики случайного повреждения мы поставили дополнительные таблички с предостерегающими надписями. Это сделано для того, чтобы люди понимали, где заканчивается дорожка и начинается ландшафт. За сохранностью зеленых зон наблюдают волонтеры, они объясняют гостям, как обращаться с пока еще не окрепшими растениями. Кстати, мы заметили, что подавляющее большинство посетителей очень бережно относится к парку. «Осторожно, не наступи!» — можно услышать то тут, то там.

— А как оценивают «Зарядье» руководители и специалисты крупнейших парков мира? Будут ли у парка «Зарядье» совместные проекты по обмену опытом с кем-то из зарубежных коллег?

— К нам постоянно приезжают команды из зарубежных и российских парков. Специалисты с восхищением отзываются о проделанной нами работе. «Зарядье» по праву ставят в один ряд с такими парками, как «Миллениум» в Чикаго, Центральный парк и парк у Бруклинского моста в Нью-Йорке, сады у залива в Сингапуре. Мы развиваем долгосрочные отношения с Центральным парком Нью-Йорка. На этапе подготовки проекта «Зарядья» американские коллеги очень помогли нам с моделированием внутренних процессов коммерческой и технической эксплуатации парка. Будем продолжать сотрудничество с ними.

Кроме того, мы готовим лекционную программу по ландшафтному дизайну и озеленению городских территорий с участием ведущих отечественных и международных специалистов. Лекции будут проходить в научно-познавательном лектории «Зарядья», который расположен в павильоне «Заповедное посольство». Посещать их смогут все желающие абсолютно бесплатно по предварительной регистрации.

— С 29 сентября в павильоне «Медиацентр» начала работать выставка «Русская Арктика». Она стала очень востребованной у гостей парка. Какие-то еще экспозиции планируется открыть до конца этого года?

— Сейчас мы занимаемся подготовкой дополнительных интерактивных экспозиций, которые появятся в подземном музее «Зарядье» уже в начале ноября. Все они будут посвящены истории создания Китайгородской стены, которая, как известно, находилась на территории нынешнего парка до 1934 года. Во время просмотра программы «Китайгородская крепость — памятник фортификационного искусства XVI века» можно будет узнать об устройстве и функциях сооружения, этапах его строительства.

Анимированная видеореконструкция постройки стены покажет посетителям весь процесс ее возведения — от закладки фундамента до закрепления зубцов. А мультимедийная проекционная инсталляция под названием «Петрок Малый» позволит гостям «пообщаться» с архитектором Китайгородской стены. Петрок Малый (итальянский архитектор, работавший на Руси в 1530-е годы. — Прим. mos.ru) расскажет с экрана о своем приезде в Москву, работе в Московском кремле, строительстве Китайгородской стены и земляных крепостей в Себеже и Пронске. Потом виртуальный архитектор сможет спросить гостя об экспозиции музея, а посетитель — ответить ему, используя управляющий сенсорный экран.

Юных экскурсантов археологического музея ждет игра «Крепость». Она предназначена для знакомства детей в игровой форме с устройством и функционированием крепостей. У ребенка будет возможность построить средневековую крепость, попробовать себя в качестве полководца и расставить воинов для защиты сооружения. И научиться правильно стрелять из пушки.

— А как скоро появится мобильное приложение парка и что войдет в его функционал? На каких языках оно будет?

— Мобильное приложение «Зарядья» планируем запустить тоже в ноябре. С ним гости смогут самостоятельно исследовать парк. В приложении будет доступна информация обо всех растениях, которые высажены на территории. Сейчас такая база представлена только на нашем сайте. Можно сказать, что приложение — технологичная альтернатива табличкам с описанием. Учитывая огромное многообразие цветов, кустарников и трав в «Зарядье» (120 видов растений, общей численностью более миллиона экземпляров), таблички могли бы заполонить все вокруг. Приложение же достаточно открыть на смартфоне, найти там картинку интересующего растения и прочитать о нем. Кроме того, с его помощью можно будет забронировать и купить билеты на киносеансы, выставки и мероприятия, проходящие в парке. Скачать приложение можно будет как для iOS, так и для Android. Обе версии будут представлены на двух языках — русском и английском.

— Появятся ли у парка аудиогиды на разных языках?

— Аудиогиды уже есть на английском и русском языках, их можно взять в павильоне «Медиацентр». Также готовится версия на китайском языке. Скоро туристы из Китая смогут ею воспользоваться. Впоследствии будут добавлены экскурсии и на других языках.

— Гости «Зарядья» уже могут увидеть фильм «Полет над Москвой» в медиакомплексе «Полет». А когда ждать «Полет над Россией»? И будут ли другие «полеты»?

— Полетать над Россией можно будет уже в конце декабря. Второй фильм снят по такому же принципу, что и «Полет над Москвой». Зрители кинозала увидят с высоты птичьего полета самые красивые уголки нашей страны, почувствуют порывы ветра и капельки дождя на лице. В планах — сделать «полеты» в космосе, они обещают стать не менее захватывающими.

— Осенью традиционно высаживают цветы, которые распускаются весной. Ожидаются ли высадки в «Зарядье»?

— Сейчас в парке сажают дикорастущие луковичные растения. Это, например, тюльпан Бибирштейна — красивый цветок, внешне похожий на крупный колокольчик, только желтого цвета. Он занесен в Красную книгу страны. Всего мы посадим более 30 тысяч луковиц тюльпана. Уже высадили свыше тысячи деленок краснокнижного ириса безлистного. В зоне широколиственного леса будут посажены 14 тысяч луковиц пролески сибирской — первоцвета, который появляется вместе с подснежниками. Зацветут они в конце апреля — начале мая. Все виды дикорастущие, особого ухода не требуют. К высадкам цветов мы планируем привлечь волонтеров. Ими могут стать все желающие москвичи в возрасте от 16 лет. Для этого необходимо зарегистрироваться онлайн. Приоритет будет отдан горожанам, имеющим опыт ухода за растениями.

— Переживут ли растения «Зарядья» зиму? Не планируется ли их укрывать?

— Абсолютно все цветы, травы, кустарники и деревья в парке — морозостойкие. Укрывать их не нужно, они прекрасно будут чувствовать себя зимой под снегом. Мы специально подбирали дикорастущие виды, приспособленные к нашим погодным условиям. Обустраивать в «Зарядье» какие-то дополнительные зимние укрытия, чтобы разграничить скрытые под снегом ландшафтные зоны, мы тоже не собираемся. Концепция природного урбанизма, которой мы придерживаемся, предполагает, что парк должен выглядеть естественно в любое время года.

— А как насчет традиционных зимних развлечений — снежных горок, катков? Для них найдется место в парке?

— В этом году — точно нет. Но мы готовим интересную фестивальную программу к новогодним каникулам. Какую — пока секрет. Возможно, поэкспериментируем с освещением в парке.

— Недавно вы сообщили, что в хвойный лес заселили ежей, а в пруды запустили зеркальных карпов. Планируется ли дальнейшее заселение «Зарядья» животными, птицами и рыбами?

— Да, на территории парка живут четыре диких ежа, а в водоемах — с десяток карпов. В следующем году, когда деревья разрастутся и на них можно будет устроить бельчатники, мы хотим поселить здесь несколько белок. Понимаете, площадь в 10 гектаров, окруженная со всех сторон антропогенным шумом, слишком мала для комфортного обитания животных. Поэтому заселять «Зарядье» принудительно, делая из него подобие зоопарка, мы не станем. Кроме того, в парке много посетителей, зверям негде затеряться и спокойно жить. Наших ежей пару раз уже ловили гости и приносили в медиацентр со словами: «Они голодают, заберите их». Приходилось относить маленьких хищников на место и объяснять людям, что ежи — санитары парка. Это насекомоядные животные, и пищу они добывают себе сами — в их рацион входят, например, гусеницы и личинки.

Таким образом, они берегут растения «Зарядья» от вредителей. Зимой звери впадают в спячку. Кормить их дополнительно, особенно человеческой пищей, крайне не рекомендуется. Что касается птиц, то столичные биологи провели исследование и назвали виды, которые могут со временем заселить парк и его окрестности. Среди них cадовая камышовка, зеленая пересмешка, славка-черноголовка, зеленая пеночка, мухоловка-пеструшка, зарянка, соловей, большая синица, рябинник, зяблик, домовой воробей и другие. Но ждать пернатых в «Зарядье» стоит только тогда, когда разрастутся все деревья и кустарники.

— В парках и усадьбах в Москве принято устраивать всевозможные торжества, например, свадебные церемонии. Возможно ли что-то подобное в «Зарядье»?

— Парк очень популярен у новобрачных. Особенно красивые фото получаются на парящем мосту. Правда, молодожены иногда жалуются, что не могут сделать кадр, в который не попали бы другие посетители. Пока в «Зарядье» так многолюдно, проводить здесь церемонии регистрации брака не очень удобно. Но в будущем, думаю, можно будет и жениться в парке, и отмечать семейные праздники. Кстати, на сайте и в соцсетях нас часто спрашивают, бесплатно ли проведение в «Зарядье» свадебных фотосессий. Конечно, бесплатно. Причем не только свадебных, а любых, как и во всех столичных парках.

— Как вы считаете, когда «Зарядье» можно будет назвать функционирующим на все 100 процентов? Считаете ли вы его таковым сейчас?

— Парк — этой живой организм, который постоянно развивается, самообучается, настраивается под приоритеты своих гостей. Поэтому нельзя измерить в процентах функциональность «Зарядья». Он открыт для всех, и это главное. Мы следуем за потребностями посетителей, а они могут меняться. И этот процесс бесконечен. «Зарядье» — это своеобразная площадка для обмена опытом, мнениями, впечатлениями. Он будет меняться всегда — каждый день, месяц и год своего существования. А мы вместе с ним.

Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > mos.ru, 10 октября 2017 > № 2351572 Павел Трехлеб


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > forbes.ru, 10 октября 2017 > № 2346339 Ангелина Кречетова

$100 000 за президента США. Могли ли русские выбрать Трампа вместо американцев

Ангелина Кречетова

Редактор Forbes.ru

Пока суммарные траты на связанную с Россией подозрительную рекламу оцениваются технологическими компаниями в десятки или сотни тысяч долларов. Могли ли они повлиять на президентскую компанию Дональда Трампа, в которой на digital было потрачено $59 млн

Microsoft запустил внутреннее расследование по возможной покупке «российскими агентами» рекламы для оказания влияния на выборы в США на платформах корпорации, сообщает агентство Reuters со ссылкой на представителя компании. В Microsoft подчеркнули, что корпорация намерена предпринять шаги в том случае, если ее платформы использовались для «неправомерной деятельности».

«Мы серьезно относимся к информации о неправильном использовании нашей платформы. Поэтому мы ведем расследование, и если будет обнаружена какая-либо неправомерная деятельность, то мы предпримем шаги для минимизации подобного неправильного использования (платформы Microsoft) в будущем», — уточнил представитель компании. Компания планирует выяснить, покупали ли россияне рекламные объявления в поисковой системе компании Bing или других принадлежащих Microsoft продуктах и платформах в ходе предвыборной гонки в США.

Google

С соответствующим объявлением Microsoft выступила после появления сообщений о том, что Google из-за статьи The Washington Post о «российских агентах» поможет в расследованиях США по «вмешательству России» в выборы. Google в ответ на призыв американских властей пообещал внимательно изучить попытки злоупотребления своими системами и оказать помощь в текущих расследованиях в США.

По информации источников The Washington Post, Google обнаружила, что связанные с Россией пользователи потратили десятки тысяч долларов на рекламу на платформах этой компании, в частности, YouTube и Gmail. Конкретных цифр компания не приводила. Как выяснили в Google, реклама была направлена на распространение «дезинформации во время президентских выборов в США в 2016 году». Как указывала газета, компании удалось найти связанную с Россией рекламу на основании данных социальной сети Twitter, которая также решила сотрудничать с американскими властями по этому вопросу. Источники отметили, что поисковик рассматривает рекламу общей стоимостью менее $100 000 и пока устанавливает, была ли реклама связана с российской «фабрикой троллей» или же это были традиционные рекламные кампании.

Facebook

Первой среди всех технологических компаний о возможном влиянии России на выборы в США заговорила соцсеть Facebook, которая передала в комитет по разведке палаты представителей конгресса США подборку из 3000 рекламных сообщений, размещенных, по данным компании, Россией. Все объявления были связаны с 470 страницами и аккаунтами, зарегистрированными в социальной сети. Изначально глава социальной сети Марк Цукерберг утверждал, что в ходе президентской предвыборной кампании в США «российские» боты якобы покупали рекламу в этой социальной сети, чтобы оказать влияние на исход гонки.

По данным The Washington Post, покупкой рекламных роликов в соцсети занималась «фабрика троллей, известная продвижением пропаганды Кремля». «Мы считаем, что граждане имеют право знать о том, что произошло во время выборов в 2016 году, и мы предоставили ту информацию, которой располагали»,— приводил Bloomberg слова топ-менеджера компании Колина Стретча. Как распоряжаться переданными сведениями, должен решать американский конгресс, отмечали в Facebook.

Цукерберг предложил также программу по защите прозрачности выборов на будущее, которая, в частности, включает надзор за выборами президента в других странах и найм 250 новых сотрудников, которые займутся исключительно проблемой постороннего вмешательства в выборы. Пользователи Facebook тут же поинтересовались, когда миллиардер сам планирует баллотироваться в президенты США.

Twitter

Twitter также подключился к расследованию и дал согласие на участие в слушаниях комитета по разведке сената Конгресса США в связи с приписываемыми России попытками вмешательства в президентские выборы 2016 года. Компании передали копии требуемых документов Роберту Мюллеру — специальному прокурору по расследованию «российского следа» в выборах. В Twitter рассказали, что в 2016 году закрыли более 200 аккаунтов, которые, предположительно, были связаны с Россией и в нарушение правил распространяли политическую рекламу.

В ходе очередных слушаний в комитетах по разведке Сената и Палаты представителей Конгресса США по вопросу «российского вмешательства» в американские выборы Twitter рассказал также, что российский телеканал RT в прошлом году потратил на рекламу в соцсети $274 100. Главный редактор RT Маргарита Симоньян на это ответила, что речь шла об обычной рекламной кампании. Другие детали содержания доклада от Twitter не раскрывались. В компании пояснили, что остаются методы и инструменты, о которых она не может говорить, «поскольку это только поможет злоумышленникам их обойти».

Капля в море

Технологические компании запустили соответствующие внутренние расследования после призыва американского Конгресса поделиться информацией о том, как российские операторы использовали социальные медиа, интернет-рекламу и другие цифровые инструменты, чтобы повлиять на исход выборов президента США в 2016 году и разжечь разлад в обществе США. Пока суммарные траты на связанную с Россией подозрительную рекламу оцениваются перечисленными компаниями в десятки или сотни тысяч долларов. При этом вся президентская компания избранного президента США Дональда Трампа стоила $429 млн, из которых $68 млн было потрачено на рекламу, а $59 млн — на digital. Миллиардер и глава государства также активно тратил средства на мерчендайзинг — кепки, футболки, флажки с предвыборной символикой. На это ушло более $14 млн. Могли ли на результаты выборов повлиять траты в сотню тысяч долларов?

«Никакого реального влияния на результаты выборов объем рекламы в сотни тысяч точно не окажет, максимум в отдельно взятом городе среднего размера. Необходимо также брать в расчет, что медийное пространство было перенасыщено сообщениями о выборах и кандидатах, рекламное сообщение в социальной сети, несмотря на любые таргетинги, просто теряется в таком потоке информации», — уверен Роман Нестер, CEO рекламной платформы Segmento. Он напомнил, что известная публичная programmatic-компания Rocket Fuel почти четверть своего годового оборота 2015 года в сотни миллионов долларов сделала на продвижении кандидатов к 2016 году. В качестве иллюстрации он напоминает, что затраты крупнейших брендов на digital-рекламу в США составляют миллиарды долларов, над ней трудятся сотни специалистов, обрабатываются терабайты данных. «Продать условную шоколадку, еще и со скидкой, в разы проще, чем продать кандидата в президента с учетом интересов конкретного региона и города, которые в США сильно различаются». В целом, все это напоминает попытку сыграть вокруг хайпа про «русских хакеров» — заключает Нестер.

Задний ход

Не всегда обвинения российской стороны во вмешательстве в жизнь общества и коммерческих компаний США подтверждается. Точнее, даже имена виновных оглашаются редко, но иногда госчиновникам приходится забирать свои слова обратно. The Intercept в конце сентября опубликовал статью, в которой обратил внимание на то, что далеко не всегда обвинения в адрес российской стороны в связи с американскими выборами оправдывались. В частности, по словам Гленн Гринуолд запущенная источниками в министерстве национальной безопасности США и растиражированная американскими СМИ история оказалась фальшивкой. Речь шла о попытках связанных с Россией хакеров взломать избирательные системы 21 штата в США.

Позже выяснилось, что системы штатов Висконсин и Калифорния, одних из самых важных штатов для исхода президентской гонки, не были атакованы хакерами. «На основании внешнего анализа можно сделать вывод, что IP-адреса Висконсина, против которого совершалось нападение, принадлежал Департаменту подготовки трудовых резервов, а не избирательной комиссии штата», — указали в министерстве национальной безопасности. В Калифорнии же, согласно последним данным американских властей, был атакован Департамент технологий.

Издание напоминает, что до этого The Washington Post обвинял Россию во взломе электросети США, а затем опровергал эту информацию; три штатных сотрудника CNN уволились на волне скандала со статьей о связях штаба президента Дональда Трампа и его советника Энтони Скарамуччи с Российским фондом прямых инвестиций (РФПИ); The Guardian пришлось опровергать собственное сообщение давних связях WikiLeaks с Кремлем. Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков неоднократно заявлял, что Москва не имеет отношения к вмешательству в выборы в США.

Несколько дней назад и Facebook исключил упоминания России из доклада о выборах в США из-за отсутствия доказательств о вмешательстве Москвы в эти выборы. Google и Microsoft пока не изменили своей точки зрения.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > forbes.ru, 10 октября 2017 > № 2346339 Ангелина Кречетова


США. Израиль > СМИ, ИТ > banki.ru, 10 октября 2017 > № 2343154 Никита Дуров

Гугл действительно хром

Как хакеры используют браузеры, чтобы атаковать пользователей

Гугл хром. Точнее, уязвим для мошенников

Летом 2017 года исследователи Check Point Software Technologies обнаружили зловред Fireball, который поражает браузеры, может управлять трафиком, а также скачивать и запускать любой другой зловред на компьютер жертвы без ее ведома. По всему миру заражению подверглись 250 млн компьютеров.

Вирус для каждой четвертой компании

Разнообразие инструментов, с которыми хакеры реализуют свои преступные цели, растет вместе с появлением новых технологий, устройств и подходов к вычислениям. Например, когда смартфоны стали продолжением наших рук, количество мобильных угроз начало расти в геометрической прогрессии. Аналитики по всему миру постоянно ищут и находят уязвимости в мобильных платформах и гаджетах, в устройствах IoT, веб-платформах, социальных сетях и многом другом. И новый бич безопасников — это шифровальщики, подобные WannaCry.

Однако не стоит забывать и о давно известных векторах атак, которые тем не менее тоже совершенствуются и могут преподнести неприятный сюрприз. Например, атаки через веб-браузеры. Летом 2017 года исследователи Check Point Software Technologies обнаружили зловред Fireball, который поражает браузеры, может управлять трафиком, а также скачивать и запускать любой другой зловред на компьютер жертвы без ее ведома. По всему миру заражению подверглись 250 млн компьютеров. Распространителем зловреда оказалась китайская рекламная компания Rafotech, которая использует зловред для генерации рекламного трафика.

Вредонос скачивается на компьютер жертвы в связке с легальным бесплатным ПО так, что пользователь этого даже не замечает. Удалить Fireball с ПК без помощи специалистов нельзя, а помимо генерации трафика зловред может быть использован для совершения практически любой атаки, будь то сбор личных данных пользователя, получение доступа к личным кабинетам, мобильному банку, вымогательства. Если это корпоративный компьютер, то через него злоумышленники могут получить доступ ко всей сети организации. Тем более что в России в каждой четвертой компании вирусом Fireball заражен хотя бы один компьютер.

Человек в браузере

Атаки через браузеры особенно эффективны для кражи данных и получения доступа, например, к онлайн-банку. Согласно исследованиям Check Point, во второй половине 2016 года так называемые банковские трояны лишь немного уступали по активности программам-вымогателям. В лидерах оказывались Zeus, Tinba и Ramnit. Есть и новые трояны — например, Panda, впервые появившийся в 2016 году. Его использовали во вредоносной кампании против бразильских банков незадолго до Олимпийских игр — 2016.

Банковские трояны часто используют технику Man-in-browser («Человек в браузере») — веб-инъекции или механизмы перенаправления. Они способны подменять картинку в браузере так, что пользователь не замечает, что находится уже не на странице своего банка. Пользователь вводит логин и пароль, и они попадают прямо к злоумышленнику. Другая техника предполагает использование подложных страниц с предупреждениями якобы от банка жертвы и просьбой ввести учетные данные. Еще один вариант — когда пользователя якобы выкидывает из личного кабинета и он должен снова ввести свои данные. Хотя на самом деле это подложная страница, и вы просто отдаете информацию хакеру.

Цель таких атак — получить доступ к счетам и деньгам жертвы. А их особенность в том, что подобные зловреды очень хорошо маскируются и никак себя не проявляют до тех пор, пока пользователь не зайдет на сайт банка.

Почему браузерные атаки эффективны?

Популярность браузерных атак среди хакеров объясняется как раз тем, что для их работы пользователи особенно часто скачивают и устанавливают различные приложения типа ActiveX, Cookies, Plug-In, Flash Player, Java и т. д. Многие веб-сайты фактически требуют от пользователя установки дополнительного программного обеспечения для включения некоторых функций (Google Earth, Webex, Zoom и пр.). Но если в случае с Webex любое расширение будет безопасно, то плагины с неизвестных сайтов вполне могут содержать вредоносные элементы. Таким образом, по привычке скачав расширение из непроверенного источника, пользователь может стать жертвой атаки.

Заражение происходит, как правило, посредством скачивания через браузеры файлов или программ, содержащих вредоносный код, а также переходов по ссылкам в почте. При этом пользователи сами активируют работу вредоносной программы, нажимая «Установить программное обеспечение». Однако иногда, как в случае с Fireball, можно скачать вполне легальное ПО или получить доступ к сервису, в связке с которым устанавливается вредоносный бонус.

Согласно отчету SANS 2016 Threat Landscape Study, загрузка вредоносных программ через браузер является серьезной проблемой в том числе для корпоративных сетей — 41% самых серьезных инцидентов безопасности приходится на браузерные атаки. Так, согласно одному из последних разоблачений WikiLeaks, ЦРУ использовала программу «Архимед», которая действовала внутри корпоративных сетей. Она получала контроль над компьютером и через браузер перенаправляла трафик на сторонний сервис. При этом пользователь не замечает ничего необычного, а обнаружить подозрительный исходящий трафик можно только при анализе кода веб-страницы.

Использование браузеров часто становится частью фишинговых атак, как это было в начале мая с Google Docs: злоумышленники создали поддельный документ в Google, при переходе на который жертва попадает на реальную страницу почты Google в браузере. Если пользователь заходит в аккаунт, доступ к нему получает и зловред, который был в поддельном Google Docs. К счастью, это зловредное приложение можно легко удалить, зайдя в настройки браузера. В отличие от Fireball, который удалить своими силами практически невозможно.

Впечатляющие масштабы

Одним из выделяющихся признаков последних громких атак, включая вымогательские, DDoS, браузерные и другие, является их невероятный масштаб и стремительное распространение по всему миру. Так, масштабы заражения Fireball дают китайским маркетологам из Rafotech практически безграничную власть. По нашим оценкам, в случае если Rafotech решит реализовать этот потенциал, каждая пятая корпорация в мире будет находится в серьезной опасности. В случае с конечными пользователями жертв будет еще больше. Ущерб может быть нанесен критически важным организациям — от крупных поставщиков услуг до операторов инфраструктуры и медицинских учреждений. Возможные потери достигают немыслимых масштабов, и на их компенсацию могут уйти годы.

Никита ДУРОВ, технический директор Check Point Software Technologies в России и СНГ, для Banki.ru

США. Израиль > СМИ, ИТ > banki.ru, 10 октября 2017 > № 2343154 Никита Дуров


США > Образование, наука. СМИ, ИТ > forbes.ru, 9 октября 2017 > № 2343111 Билл Гейтс

Революция случится без нас? Какими будут инновации в следующие 100 лет

Билл Гейтс

Основатель Microsoft

Основатель корпорации Microsoft Билл Гейтс к 100-летию журнала Forbes написал эссе о развитии инноваций в следующие 100 лет

В начале 1975 года, когда я был в колледже, мой друг Пол Аллен показал мне статью в журнале Popular Electronics о компьютере Altair 8800, первом коммерчески успешном персональном компьютере. У нас обоих появилась мысль: «Революция случится без нас!» Мы были уверены, что программное обеспечение изменит мир, и волновались, что, если мы не присоединимся к цифровой революции как можно скорее, она обойдет нас стороной. Тот разговор ознаменовал финал моей учебы в колледже и начало компании Microsoft.

Следующие 100 лет создадут даже больше возможностей подобных этой. Потому что теперь обладателю великолепной идеи так просто мгновенно поделиться ей с миром, темп развития инноваций возрастает, и это открывает нам новые сферы для исследования.

Мы только начали использовать возможности искусственного интеллекта, чтобы помогать людям становиться более производительными и креативными. Биотехнологии в перспективе помогут людям жить дольше, сохраняя при этом здоровье. Огромные преимущества «зеленой» энергетики позволят сделать такую жизнь дешевле и доступнее. Это приведет к победе над бедностью и поможет избежать худших последствий изменения климата.

Потенциал всех этих преимуществ завораживает — они могут спасти и изменить жизни миллионов. Но нельзя сказать, что эти перемены неминуемы. Они произойдут только в том случае, если люди сделают ставку на множество сумасшедших изобретений, зная, что некоторые из них не сработают, но даже один прорыв изменит мир.

В следующие 100 лет нам нужно, чтобы люди продолжали верить в силу инноваций и брали на себя риски революционных идей.

Перевод Екатерины Еременко

США > Образование, наука. СМИ, ИТ > forbes.ru, 9 октября 2017 > № 2343111 Билл Гейтс


Россия > Медицина. СМИ, ИТ > forbes.ru, 9 октября 2017 > № 2343104 Борис Пастухов

Без Чумака и Кашпировского: перспективы закона о телемедицине

Борис Пастухов

Председатель совета директоров «Национальной медицинской компании»

Мечта «лечиться по телевизору» зародилась почти 100 лет назад: первое изображение консультации через эфир опубликовано на обложке журнала в США в 1925 году, за 9 лет до открытия регулярного телевещания. В 2017 году в России принят закон о телемедицинских технологиях. Дорога к мечте открыта?

Какие виды телемедицинской помощи официально разрешает закон «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам применения информационных технологий в сфере охраны здоровья», принятый в июле 2017 года? Если коротко, их три: проведение повторных врачебных консультаций в процессе лечения пациента, консилиумы с участием нескольких специалистов и дистанционный мониторинг состояния здоровья пациента, в том числе с использованием специальных носимых устройств. Что же принятые поправки изменяют в существующем медицинском процессе.

Осуществлять первичные консультации пациентов, ставить диагнозы и назначать лечение с помощью телемедицинских технологий, а это как раз наиболее частые запросы к новой услуге от пациентов, — по-прежнему нельзя. Можно только оценивать эффективность ранее назначенной терапии и, по мере необходимости, корректировать её. Но давайте будем честны: врачи и раньше активно использовали телефон (а в последнее время — электронную почту, скайп и другие современные виды связи), чтобы узнать, как чувствуют себя их пациенты, и давали удаленные советы, «какую таблеточку добавить, а какую микстурку прекратить принимать». То есть данная поправка только узаконила давным-давно существующую практику.

Что касается проведения консилиумов, то в данном случае друг с другом общаются врачи. Конечно, это очень важно для врача, особенно молодого — иметь возможность получить совет от более опытного коллеги и проконсультироваться у него по поводу сложного клинического случая. Но и тут следует отметить, что такие телемедицинские консультации применяются на практике вот уже два десятка лет, например, в системе медицинской службы «Российских железных дорог», где создана и функционирует целая инфраструктура для оказания данного вида удаленной помощи. Так что и в этом вопросе принятые поправки тоже лишь официально подтвердили легитимность уже существующей практики.

Наконец, дистанционный мониторинг состояния здоровья пациентов. Возможно, это наиболее полезное применение телемедицинских технологий. Но тут встают вопросы. Дело в том, что эффективный удаленный дистанционный мониторинг возможен только с помощью специальных устройств, постоянно регистрирующих основные параметры жизнедеятельности человека — сердечный ритм и форму зубцов электрокардиограммы, величину артериального давления, уровень глюкозы крови и другие. Такие устройства уже используются в России, но правовой базы, которая регулировала бы требования к этим приборам и порядку их применения, пока не существует.

Словом, мы только в начале большого пути внедрения телемедицины в единый медицинский процесс. Например, Фонд развития интернет инициатив (ФРИИ) в ходе обсуждения поправок к Закону предлагал существенно более широкие возможности врача при удаленной работе. Несмотря на проблемы с принятием упомянутых поправок, лед тронулся. И я с большой надеждой и оптимизмом оцениваю перспективы развития телемедицины в нашей стране. Тем более, что огромные территории создают объективные условия для этого.

Ситуация в мире также показывает перспективы телемедицинских услуг — этот рынок растет примерно на 18% в год и, по оценке BBC Research, к 2021 году его объем достигнет $55 млрд. Причины этого роста различные в разных странах. В Соединенных Штатах и странах Западной Европы они, преимущественно, экономические — с помощью телемедицины страховые компании (да и сами пациенты) стремятся сократить свои затраты, экономя на уменьшении количества обращений в лечебные учреждения. А вот в Австралии, Китае, Канаде и Израиле (учитывая его внутриполитическую ситуацию) — это способ быстро «преодолеть расстояние» и «попасть на прием» к врачу в случае экстренно возникшей необходимости.

Если же проводить параллель с нашей страной, то в России пациенты ждут от телемедицины, прежде всего, повышения качества оказываемой медицинской помощи. Так, 40% посетителей региональных лечебно-профилактических учреждений (ЛПУ) жалуются на элементарное отсутствие в них необходимых специалистов. Что касается столичных ЛПУ, то формально обеспеченность специалистами в них, конечно, гораздо выше, но, по данным компании «Мобильные медицинские технологии» (ММТ), главной претензией столичных пациентов является отсутствие «высокого уровня квалификации специалистов и неудовлетворенность вниманием к конкретному пациенту со стороны врачей на очном приеме». Применение современных технологий могло бы помочь в решении проблем как региональных, так и столичных жителей. Последние, согласно данным ММТ, готовы оплачивать удаленные консультации специалистов более высокого профессионального уровня. Таким образом, общий потенциальный объем рынка телемедицинских услуг в России оценивается компанией в 18 млрд рублей в год.

В принятых поправках к закону о телемедицинских услугах предусмотрена их реализация только через портал госуслуг. Такой порядок вызывает вопросы, он неспецифичен для мировой практики. Например, в западных странах телемедицина успешно развивается через крупные информационные ресурсы (National Health Service (NHS) в Великобритании, American Well, MDLive и др. в США), которые являются коммерческими проектами. Данный рынок весьма привлекателен для инвесторов. Так, крупнейший американский провайдер телемедицинских услуг Teledoc, обслуживает 17,5 миллионов человек, а его оборот составляет около $120 млн в год. Полагаю, что и российский бизнес мог воспользоваться аналогичными возможностями для развития.

Еще одна проблема, тормозящая развитие телемедицины в нашей стране — сдержанное отношение врачей к удаленной работе. Согласно онлайн-опросу, проведенному порталом ONDOC, только 54% врачей готовы консультировать пациентов дистанционно. И это среди врачей, которые являются активными пользователями сети Интернет. Во врачебном сообществе в целом данная доля наверняка окажется гораздо меньше! При этом интересны аргументы против подобного консультирования, которые выдвигались докторами. Наряду с более-менее логичными «Трудно осмотреть пациента без очной встречи с ним», «Я и так очень устаю на очных приемах в своей поликлинике», часто встречались и такие: «Мне еще в институте внушили, что лечить по телефону — это преступление», «Коллеги не поймут меня» и подобные. Уверен, что по мере прихода в медицину молодого поколения, «выросшего в обнимку с компьютером», эта ситуация в корне изменится и «лечение по телевизору» станет не только мечтой пациентов, но и удобным инструментом врачей, что подстегнет развитие удаленного оказания медицинских услуг.

Пока же отмечу текущий прогресс: по словам министра здравоохранения Вероники Скворцовой, более 7000 государственных ЛПУ оснащено телекоммуникационным оборудованием и создана единая защищенная сеть между ними.

Россия > Медицина. СМИ, ИТ > forbes.ru, 9 октября 2017 > № 2343104 Борис Пастухов


Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 9 октября 2017 > № 2343098 Сергей Таран

Жизнь в «облаках»: зачем это нужно бизнесу

Сергей Таран

Генеральный директор компании «Онланта»

На реальных примерах и кейсах разбираемся, зачем и как компании работают с поставщиками облачных услуг

Так называемые облачные технологии и системы давно стали чем-то обыденным для бизнеса, стремящегося максимально эффективно выстраивать информационные взаимодействия внутри компании и с ее клиентами. Летом 2017 года о переносе важных ИТ-систем в облака объявили такие крупные компании, как МТС-банк, «Глобус», «Национальная медицинская сеть» и др. Покажем на примерах, как это работает и зачем нужно.

Причина первая: гарантированный доступ

Чуть больше месяца назад Рокетбанк разместил в соцсетях следующее сообщение: «Наши карты не работают уже несколько часов. Нашли проблему: повреждение оптоволоконного кабеля, идущего к дата-центру банка. Для исправления потребуется несколько часов. Извините нас, пожалуйста. Скоро всё будет ок!»

Не знаю, в чем были сложности у Рокетбанка, но этот случай напомнил мне историю пятилетней давности с компанией Inventive Retail Group — ритейлером, специализирующимся на цифровых гаджетах (кейс компании «Онланта», которую возглавляет автор – Forbes).

Управление розничной сетью, как и у Рокетбанка, происходило из серверного помещения в главном офисе компании, расположенном в ЦАО. Информационная система обеспечивала обмен данными о товарных запасах: она позволяла доставлять товары в необходимом количестве, не создавая избытка на складе в магазине.

Система также управляла программой лояльности клиентов. Менеджмент Inventive Retail Group был вполне доволен ситуацией — пока однажды во время дорожно-ремонтных работ рядом с офисом экскаватор ковшом не перерубил волоконно-оптический канал связи.

Восстановить коммуникации – дело не одного часа. Ремонт шел более суток. Все это время торговая сеть не имела связи с информационной системой. Возник перекос в поставке товаров: магазины не получали товар в соответствии с текущим спросом. Покупатели хотели приобрести те или иные модели – но оказывалось, что их не успели подвезти. В результате Inventive Retail Group получил серьезные убытки.

Компания приняла решение перенести информационную систему в наше облако. Торговая сеть платит только за аренду ресурсов, не неся капитальных затрат. При этом имеет возможность использовать архитектуру облака - распределенное в нескольких удаленных друг от друга дата-центрах хранение информации. Такая архитектура повышает надежность работы информационной системы и существенно снижает риски недоступности данных.

Кроме того, облако, как и положено, обеспечено производительными каналами связи, причем с защитой от DDoS-атак. Больше проблем с доступом у торговой сети не было.

Причина вторая: эластичность

К облачному решению Inventive Retail Group пришла не сразу. После инцидента она задумала разместить информационную систему во внешнем дата-центре, где несколько телеком-операторов смогут обеспечить надежную связь.

Ритейлер намеревался использовать собственные вычислительные ресурсы: серверное оборудование, размещенное во внешнем центре обработки данных (ЦОД) — так называемый colocation.

А это означало переезд оборудования. Плюс покупка нового серверного оборудования — ведь по мере развития торговой сети ресурсы системы должны были увеличиваться.

Ритейлер запросил у разработчиков своей информационной системы расчёт параметров серверов, и те представили предложение: для надежной работы информационной системы потребуется закупить комплекс серверов общей стоимостью 7 млн рубей.

ИТ-директор Inventive Retail Group от такой цены схватился за голову. И обратился к сторонним экспертам для анализа предложения – в том числе к нашим специалистам.

Эксперты предположили, что разработчики закладывают значительный запас ресурсов, исходя из соображений надежности и развития системы - скорее всего троекратный. И посоветовали приобрести мощности в три раза меньше предложенных, плюс 30% мощностей для резерва. То есть чуть больше двух миллионов рублей вместо семи.

А также предложили свои услуги по предоставлению облачных ресурсов по модели IaaS. Суть предложения: не нужно перевозить и покупать серверное оборудование. Если арендуемых ресурсов не хватит, их количество можно будет увеличить в реальном времени. Эластичность использования облачных ресурсов позволяет в высокий торговый сезон — в ноябре и декабре, когда информационная система розничной сети должна отработать пиковые нагрузки, нарастить мощности, а весь остальной год работать на обычном объеме ресурсов. Да и цена в несколько раз меньше. Предложение было принято.

Эксперты оказались правы: арендованных ресурсов хватило на весь первый год работы системы. То количество ресурсов, которое предлагал купить разработчик системы, понадобилось только спустя три года.

Причина третья: надежность

Московская розничная финансовая компания сотрудничала с одним из крупнейших московских дата-центров по договору о colocation (это кейс наших коллег по рынку). В один «прекрасный» день произошло то, что топ-менеджмент компании считал невозможным — отказ системы. Причем, система не только стала на длительное время недоступна — была потеряна информация.

Стали разбираться, кто виноват в происшедшем. Оказалось, что случилась поломка собственного сервера: ИТ-служба компании не позаботилась о том, чтобы резервировать оборудование и данные. А если это не сделано, гарантируемое дата-центром кондиционирование, электропитание, надежные каналы связи не дадут никакого эффекта.

Довольно многие компании попадают в эту ловушку. Они заключают договор о colocation с внешними дата-центрами, сертифицированными по международному стандарту TierIII (уровень надежности 99,98%), но не отдают себе отчета в том, что она справедлива только для так называемого нижнего уровня обеспечения надежности - инженерной инфраструктуры. TierIII не гарантирует сохранность данных и доступность бизнес-приложений.

Надёжность должна обеспечиваться на четырёх уровнях. Первый - инженерная инфраструктура ЦОД. Второй – вычислительная инфраструктура: серверы, сетевое оборудование, системы хранения данных. Третий уровень – программная платформа (операционная система, СУБД), на которой работает прикладное ПО. И четвертый — само прикладное ПО.

Каждый из этих уровней вносит вклад в суммарную надёжность, и может полностью перечеркнуть усилия по обеспечению надежности на трёх других. Чтобы суммарная надежность была 99,98%, такой уровень надежности должен обеспечиваться на каждом из четырёх уровней.

Получить такую надежность можно только в облаке. Надежность и доступность в облаке увеличивается, во-первых, за счет резервирования каждого из элементов инфраструктуры: серверов, сетевого оборудования, СХД и т.д.

Во-вторых, за счет размещения этих элементов в различных ЦОДах, удаленных друг от друга – построения геораспределенного облака. В этом случае работа информационной системы может автоматически переключаться между дата-центрами в случае отказа какой-то части инфраструктуры в одном из них.

В-третьих, облако позволяет никогда не терять данные - за счет встроенных возможностей резервного копирования. График и регламент резервного копирования, а также процедуры восстановления данных оговариваются в договоре с сервис-провайдером: утерянные данные будут восстановлены из резервных копий в сроки, соответствующие требованиям заказчика.

Причина четвертая: второе плечо

Телерадиокомпания «Мир» располагает колоссальным – порядка 500 терабайт – видеоархивом, который постоянно необходим для работы. Популярность телеканала формируется во многом за счет оперативности и полноты информации в информационных программах, следовательно, необходим быстрый и надежный доступ к видео- и аудиоархиву для их подготовки.

Архив быстро рос, и отсутствие его резервирования создавало целый комплекс рисков – от недоступности по разным причинам необходимых видеоматериалов при подготовке сюжетов до утери данных. Для повышения надежности хранения и доступности данных, а также производительности системы стала остро актуальной задача создания «второго плеча» видеоархива.

В качестве возможных вариантов рассматривались: приобретение и установка необходимого оборудования в ЦОДе компании или приобретение услуги хранения видеоархива в облаке. Сложность задачи состояла в том, что хранение, обработка и передача видеоконтента предъявляет жесткие требования к пропускной способности каналов связи.

ТРК «Мир» выбрала вариант с размещением резерва видеоархива в облаке как более экономичный и отказоустойчивый (стала нашим клиентом, аналогичный кейс – с телекомпанией Life, был у наших коллег – компании «Инфосистемы Джет»).

Почему? Во-первых, облачный провайдер предоставил высокоскоростные каналы связи до площадки заказчика. Во-вторых, облачное решение обеспечило повышение общей производительности системы за счет распараллеливания работы с данными.

В-третьих, копия архива расположена в географически удаленном облаке — повысилась надежность хранения и доступность видеоархива. В-четвертых, как и в предыдущих случаях, существенная экономия обеспечивается за счет того, что компании не нужно делать капитальные затраты на создание резервного хранилища.

Причина пятая: персональные данные

Российская дочерняя компания одного из международных кадровых агентств была оштрафована Роскомнадзором на круглую сумму — за ненадлежащее хранение персональных данных своих клиентов. Дело в том, что кадровое агентство не имело системы защиты, соответствующей требованиям закона. Кроме того, оно хранило часть данных на зарубежных серверах, что запрещено российским законодательством, принятым в последние годы.

Компания, после некоторых раздумий, приняла решение передать свое хранилище персональных данных в облако одного из наших коллег по рынку. И успешно прошла новую проверку регулятора - просто предъявив договор с облачным провайдером.

Дело в том, что защищенный контур облака сервис-провайдера, предназначенный для хранения персональных данных, не только проходит разовую аттестацию в сертифицирующих организациях, но с появлением каждого — нового клиента проходит переаттестацию. То есть для облачного провайдера аттестация – обычная процедура.

Заказчик, передавая хранилище персональных данных в облако, снимает с себя головную боль, так как на основании договора передает ответственность за надлежащее хранение персональных данных облачному провайдеру.

Облака надежные и «гаражные»

В своем недавнем совместном исследовании компании Huawei и IDC пришли к выводу, что облака станут основным направлением на рынке корпоративных коммуникаций. Исследование компании Oracle показывает, что ощущения перешедших в облака в основном позитивны. На Западе они используются, в том числе, в оборонной индустрии, а также правительственными организациями.

Но можно ли сказать, что облака – это универсальное решение и панацея от всех проблем? Нет. Бывают ситуации, когда безопасность данных – абсолютный приоритет, и передавать их аутсорсеру нельзя. Это характерно для крупнейших корпораций – в том числе российских. Но они также используют облачные решения – только это так называемые частные, то есть их собственные облака.

Еще один момент: преимущества облачных решений можно получить только если работать с надежным облачным провайдером. Увы, надежные не все. В 2014 году облачный провайдер Cloudmouse опубликовал на своем сайте заявление: «Уважаемые пользователи, в результате аппаратного сбоя были утеряны все данные виртуальных машин, включая их бекапы. И как следствие, мы вынуждены были удалить все виртуальные машины в облаке. На данный момент, мы нашли точку сбоя и исправили ее. В дальнейшем подобная ситуация уже не повторится, так как мы нашли источник проблем и приняли меры».

Как правильно выбрать облачного провайдера? На рынке публичных облаков – то есть общедоступных для больших групп потребителей, представлены как международные провайдеры (Azure, Amazon, Google, IBM), так и российские. Уровень цен у надежных облачных провайдеров примерно одинаков.

Преимущество международных облаков – большой объем ресурсов, развитые автоматизированные сервисы. Но есть две проблемы. Первая – поддержка пользователей в основном через запросы на сайтах, то есть, как правило, не в реальном времени, отсутствие «нестандартного» или «индивидуального» подхода.

Вторая: дата-центры международных провайдеров территориально расположены в самых разных точка земного шара – и, как правило, эти точки - не в России. А в случае хранения персональных данных их размещение – вопрос соблюдения законодательства.

Есть отдельная категория провайдеров – среди них и международные, и российские. Их иногда называют гаражные облака или облака-лоукостеры.

Это облака с агрессивной ценовой политикой, которая зачастую опирается на чрезвычайно экономную инфраструктуру. Чтобы не оказаться в числе их жертв, используйте следующие правила выбора:

-у облачного провайдера должна быть положительная репутация: лучший способ ее оценки – рекомендации ваших коллег-предпринимателей.

-стоит проанализировать технологические решение: как построено облако, как реализована система резервирования и отказоустойчивости.

-следует изучить SLA. Как измеряется доступность? Есть ли гарантии по производительности? Отвечает ли провайдер за деградацию сервиса?

-заключению «регулярного» договора должно предшествовать тестирование. Принятый на рынке тестовый период – месяц. За это время можно ознакомиться со средствами управления инфраструктурой, познакомиться с работой службы техподдержки, провести нагрузочное тестирование. Понять, подходит ли это облако для решения ваших информационных задач.

Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 9 октября 2017 > № 2343098 Сергей Таран


Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 9 октября 2017 > № 2343060 Мария Алехина

«Ожидания в России — это какой-то анекдот»

Надя Эрб (Nadja Erb), Виктор Функ (Viktor Funk), Frankfurter Rundschau, Германия

Мария Алехина стоит у входа в артистическую квартиру мультимедийного клуба Mousonturm во Франкфурте и предлагает войти. Ее волосы растрепаны, на ней длинная черная футболка с надписью Rock’n’Roll и лиловым крестом. Она расчищает маленький столик, отодвигает в сторону начатую пачку сыра и готового салата из супермаркета, закрывает свой обшарпанный ноутбук. Из распахнутого настежь окна на пятом этаже открывается вид на крыши Франкфурта, на выступе крыши за окном лежат раздавленные окурки. Когда Алехина курит, то она вылезает наружу и шутит: «Какой великолепный балкон, абсолютно без перил».

Алехина и ее коллега-артистка Надежда Толоконникова пять лет назад в одночасье стали всемирно знаменитыми — как члены группы Pussy Riot. Эта группа в московском Храме Христа Спасителя выступила с протестным молебном против российского президента Владимира Путина и патриарха русской православной церкви Кирилла I ( так в тексте — прим. перев.). За 41 секунду панк-рока в алтаре они затем провели 16 месяцев в российских исправительных лагерях. Из разговора скоро становится ясно, что этот протест является для Алехиной не только политическим актом.

Frankfurter Rundschau: Госпожа Алехина, после вашего освобождения вокруг вас и ваших коллег был большой ажиотаж. Вы встречались с Биллом Клинтоном, были на сцене вместе с Мадонной, от СМИ буквально не было отбоя. Сейчас стало немного спокойнее. Чем вы занимаетесь в настоящее время?

Мария Алехина: Своей жизнью. Музыка, театр, СМИ — в моей жизни это различные формы протеста. С самого начала мы, то есть Pussy Riot, делали ставку на политические акции. Когда мы предстали перед судом, то были вынуждены протестовать и там, а позже в лагере.

— Сегодня вы путешествуете и много времени проводите на Западе, как вы себя чувствуете при этом?

— Я живу не на Западе, я живу в Москве. Освобождение было тогда пиаровским трюком Путина перед зимними Олимпийскими играми в начале 2014 года. Вероятно, он и его люди ощущали себя богами. С тех пор многое произошло. Так, например, мы создали интернет-портал Media-Zona. Он занимается вопросами полицейского насилия, насилия в тюрьмах, он очень детально документирует судебные заседания по политическим процессам. Между тем в России уже нет ни одного оппозиционного политика, на которого не было бы заведено уголовное дело.

— Пользуется ли этот портал популярностью?

— В самом начале многие критики говорили, что тюремные новости, мол, никого не интересуют. Спустя два года он стал самым цитируемым СМИ в российских сетях.

— Вы играли в спектакле «Burning Doors» Белорусского свободного театра. Как это получилось?

— Я написала письмо артистам Белорусского свободного театра. Это единственный политический театр в Белоруссии. Это что-то особенное. Я считаю, что политическая система в Белоруссии еще хуже, чем в России. Там еще существует смертная казнь, а диктатор сидит уже 24 года на президентском троне. Некоторые говорят, что Россия многие вещи копирует у Белоруссии, например, заранее нападает на оппозиционеров, отравляет, затыкает им рты политическими средствами. В Белоруссии все это происходит уже 20 лет.

— И именно там вы хотели проявить политическую активность?

— В апреле 2016 года я поехала в Минск. Театральные деятели там — это удивительные люди. Эта группа существует уже двенадцать лет, правительство постоянно выгоняет их из разных помещений. Когда я приехала, они ставили спектакли в гараже, окна были защищены от пуль, приглашенных гостей, живущих по соседству, просили захватить с собой паспорта на случай прихода полиции. Я до этого ничего подобного не видела. В течение трех месяцев мы ставили «Burning Doors». Это шоу мы показывали также и в Германии, в Гамбурге. Это часть протестов против осуждения Олега Сенцова. Он — украинский режиссер и критически высказался по поводу крымского кризиса. За это он был осужден к 20-ти годам заключения, вот уже год мы требуем его освобождения.

— Пока безуспешно.

— Нет, не обязательно. В августе мы были в Якутске, в Сибири. Очень суровый край, до минус 50 градусов зимой, летом много комаров. Там мы протестовали за его освобождение, нас самих задержали на полдня. Но хорошая новость — в том, что несколько дней назад он был переведен в Подмосковье.

— Чем отличаются зрители ваших шоу в России от зрителей на Западе?

— В России мы не имеем права проводить перформанс как Pussy Riot. Весной мы поставили небольшой спектакль в подпольном театре в Москве, после чего это учреждение закрыли. В России мы не можем найти ни помещения, ни сцены, даже для того, чтобы просто рассказать нашу историю.

— Как вы воспринимаете то, что в то время, как на Западе вам уделяется столько внимания, у вас на родине, которую вы хотите изменить, нет зрителей?

— В России у нас есть публика…

—… но только в интернете.

— Нет. Друзья и сторонники помогают нам.

— Ведь это большая разница, выступаете ли вы здесь перед большой публикой и можете свободно и громко заявить о своем мнении, или выступаете у себя дома, в тайных местах перед несколькими зрителями.

— Мы не пересчитываем людей, мы с ними разговариваем, смотрим, что они делают. Важен каждый человек. Каждая революция начинается в сердце одного человека. И только тогда, когда этот один человек решается действовать, тогда мы можем что-то изменить. На Западе наши шоу — это скорее пестрый праздник свободы, в России это более рискованно. Тот, кто нас поддерживает, должен считаться с репрессиями. Поэтому нам так ценна поддержка там. Например, в Якутске мы жили у одной молодой женщины, которую мы до этого вообще не знали. Она — учительница. После нашего визита ее пригласили на разговор к директору школы, потому что кто-то написал на нее донос.

— Доносы вроде этого напоминают советскую эру.

— Советский Союз никуда не исчез. То, на чем он строился, это все осталось. А теперь министр культуры хочет открыть новый памятник Сталину и говорит, что тот был великолепным вождем России. То, что мы имеем сегодня, — это сталинистская система, секретная служба контролирует все. Мы не пережили наше прошлое, поэтому оно до сих пор является нашим настоящим. Сегодня у нас президент — бывший агент КГБ.

— Вы пережили ужасы лагерной жизни, в вашей новой книге вы заново переживаете этот опыт. Вы не боитесь, что вас снова посадят?

— Нет. Тюрьма — это не самое опасное. По-настоящему опасной является тюрьма в твоей голове, самоцензура.

— Насколько сильно политика влияет на вашу повседневную жизнь в Москве?

— Повседневная жизнь… (В этом месте Мария Алехина непривычно долго молчит. Во время всего разговора она постоянно погружается в мысли, выглядит отвлеченной. На ее iPhone непрерывно поступают сообщения. Потом она вновь импульсивно реагирует, говорит очень живо, Когда она жестикулирует, то опрокидывает открытую банку с энергетическим напитком).

Повседневная жизнь… ну, я многое сравниваю. Так, например, моя книга была издана в Лондоне, и там же состоялась презентация. Два чтения я провела в церквях. Деньги от этих мероприятий пошли в пользу бездомных. В этих церквях шесть дней в неделю проходят такие мероприятия, а по воскресеньям идет церковная служба. На мой взгляд, церкви так и должны работать. Ведь в этом смысл церкви: помогать людям. А потом я вижу, что делает церковь в России. Она организует демонстрации и пропагандирует, что, мол, у России специальная миссия, что Россия является последней надеждой Господа. Это лишь один пример.

— Актуальными являются организованные церковью протесты против фильма «Матильда», в котором речь идет о последнем русском царе и его любовнице. Какую роль играет церковь в подавлении свободного искусства?

— А разве вас это удивило?

— Нет, нас это не удивило.

— Меня тоже. Важнее другое. С одной стороны, министерство культуры поддерживало фильм о монархии, с другой стороны, церковь критикует то, как был изображен монарх. Я вижу в этом согласованность. Это пиаровское мероприятие в пользу монархии перед президентскими выборами в марте. Здесь монархия пропагандируется различными методами. Теперь каждый говорит о власти, данной Господом Богом. Механизм власти следует старой системе. Государство использует церковь для укрепления собственной власти. И примером этого является положительное изображение монархии. Очевидно, хотят, чтобы люди желали царя. И если при этом оглянуться, то можно увидеть: такой у нас уже есть. Печально то, что с христианством это не имеет ничего общего.

— Западные СМИ представляют московского активиста, борца с коррупцией Алексея Навального как возможного соперника президента Владимир Путина. Что вы думаете о Навальном?

— Я действительно вижу и встречаю очень много замечательных людей, и я не ищу какого-то вождя, который бы повел за собой массы и решил бы все их проблемы. Тот, кто ждет такого, сам отказывается от собственной ответственности. Ведь личная свобода человека состоит в том, чтобы нести ответственность за свои дела. Для этого мне не нужен вождь.

— А как вы собираетесь бросить вызов государственной власти? Или вы ожидаете, что и после президентских выборов 2018 года ничего не изменится?

— Для меня речь не идет об ожиданиях, для меня речь идет о том, чтобы делать то, что я могу делать. Тогда и посмотрим, что будет. Ожидания в России — это какой-то анекдот.

— Могут ли выборы в России что-то изменить?

— В России ФСБ уже 17 лет занимает президентское кресло. У нас вообще нет никакой демократии, никаких выборов.

— Если мы расширим фокус также на США или на Турцию, то увидим, что у власти — одни авторитарные мачо. Может быть, женское движение что-то сделало не так?

— Здесь надо посмотреть повнимательнее. Более 40% граждан США вообще не голосовали. Скорее проблема в этом. Некоторые люди, возможно, думали, что демократия уже готова, построена, и им не надо больше принимать в чем-то участие. Но это не так. Демократия не существует навсегда. Если мы не будем заниматься этой проблемой, то кто-то заберет у нас власть. Это видно на примере России. Так как люди в России после 90-х годов не боролись больше за демократию, то ее у нас забрали.

— Могло бы избрание Дональда Трампа президентом США придать новую силу феминизму?

— У общества нет какого-то окончательного состояния, оно постоянно находится в процессе. Это нам надо уяснить. Политика постоянно меняется. Мы, политически заинтересованные люди, должны знать, что нам надо постоянно заново выступать за демократию и укреплять ее. Что касается Трампа, то это вовсе не означает, что он одержал окончательную победу. Он является лишь моментом в историческом развитии, которое может изменить направление.

— Вы и ваши коллеги из Pussy Riot стали символом для женского движения, во время миллионного «женского марша» тысячи участниц носили розовые шерстяные шапки — ваш фирменный знак…

— …о нет, об этом я не хочу думать. Можете ли вы представить себе жизнь, когда вы все время должны думать о том, что вы символизируете? Возможно, сейчас мы стали немного более ответственно относиться к своим действиям. За нами многие наблюдают, многие нас поддерживали. Когда мы встречаем этих людей, то видим, что мы должны продолжать, потому что эти люди нам помогли.

— Продолжать — что?

— То, что мы хотим объяснить на сцене или в книгах, что у каждого человека есть право и обязанность громко заявить о поддержке демократии. Есть различные методы борьбы за демократию, не существует какой-то универсальной формы протеста, которая бы функционировала везде. Каждый должен найти для себя свою форму. Когда мы выступили с панк-молебном, то показали в соборе только треть его. Тогда мы понятия не имели, какие это будет иметь последствия. Мы сделали то, что считали важным в тот момент. Так это выглядит и сегодня.

— Считаете ли вы, что демократия на Западе укрепилась?

— Брексит показал, что и здесь тоже слишком много людей считали, что политика где-то далеко от них и что не будет никакого выхода Великобритании из ЕС. Но это произошло. Если мы не осознаем, что наша жизнь связана с политикой, то проиграем. Люди, у которых всего много и которые живут в демократиях, слишком часто забывают о том, что они имеют.

Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 9 октября 2017 > № 2343060 Мария Алехина


США. Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 6 октября 2017 > № 2341530 Ангелина Кречетова

Неуловимые хакеры: российских специалистов обвиняют в краже программ для кибершпионажа АНБ

Ангелина Кречетова

Редактор Forbes.ru

Вопросы к «Лаборатории Касперского» со стороны властей США возникают не впервые. На этот раз ее программное обеспечение могло быть использовано в одной из крупнейших кибератак на системы АНБ

Связанные с Россией хакеры в 2015 году якобы сумели похитить секретную информацию у американского Агентства национальной безопасности (АНБ), сообщает The Wall Street Journal со ссылкой на источники. По данным издания, в похищенных данных содержались детали «относительно того, как АНБ США проникает в компьютерные сети за границей, компьютерные коды, используемые для подобного шпионажа, а также способы защиты сетей внутри самих США».

Американские власти узнали о кибератаке лишь весной 2016 года, говорят источники. Газета указывает, что хакеры получили секретную информацию с помощью антивирусных программ от «Лаборатории Касперского», установленных на компьютерах подрядчика АНБ. В то же время российские власти могли воспользоваться сведениями для улучшения защиты собственных компьютерных сетей, замечает издание. Reuters со ссылкой на опрошенных экспертов в сфере безопасности отмечает, что связанные с Россией специалисты могли использовать недостатки в программном обеспечении «Лаборатории Касперского», чтобы взломать компьютер, о котором идет речь. По их мнению, мог также произойти перехват трафика при переносе информации с одного компьютера на другой.

В «Лаборатории Касперского» опровергли сообщения о причастности к кибератаке. Компания «не предоставляла никакой информации или доказательств, которые бы подтверждали этот предполагаемый инцидент, и как результат мы обязаны констатировать, что это еще один пример ложных обвинений», заявил ее представитель изданию. В АНБ отказались от комментариев.

Претензии США к «Лаборатории Касперского»

«Лаборатория Касперского» уже не впервые оказывается под пристальным вниманием американских властей. В середине сентября американские власти предписали государственным департаментам и агентствам в течение трех месяцев удалить с компьютеров и серверов программное обеспечение «Лаборатории Касперского». Американским чиновникам дали месяц на выявление использования или присутствия российского программного обеспечения в компьютерных системах и 60 дней на разработку плана по его удалению.

В министерстве внутренней безопасности США подчеркивали, что решение обусловлено возможными связями представителей компании с российской разведкой и другими российскими госорганами, а также требованиями российского законодательства, «позволяющими российским спецслужбам направлять запросы в «Лабораторию Касперского», а также перехватывать сообщения, проходящие через российские сети». В американском ведомстве подчеркивали, что все это, независимо от того, действуют ли российские власти самостоятельно или в сотрудничестве с компанией, создает угрозу безопасности США.

В «Лаборатории Касперского» заявляли Forbes, что со стороны американского руководства не предоставлено «никаких доказательств, и все обвинения основываются на ложных утверждениях и некорректных выводах». Компания обещала продолжить работу с министерством внутренней безопасности США и выразила уверенность, что дальнейшее расследование подтвердит необоснованность предъявленных обвинений в связях с российской разведкой. «Учитывая, что «Лаборатория Касперского» не имеет политических связей ни с одним государством мира, мы крайне разочарованы данным решением министерства внутренней безопасности США. Компания, безусловно, предоставит всю информацию, чтобы подтвердить, что данное решение не имеет оснований», — подчеркивали в «Лаборатории Касперского».

В чем еще обвиняли связанных с Россией хакеров

5 октября интернет-компания Yahoo, которая сейчас принадлежит подразделению телекоммуникационной корпорации Verizon — Oath, уточнила, что произошедшая в 2013 году масштабная хакерская атака затронула все аккаунты интернет-сервиса, которые существовали на момент августа 2013 года. Ранее в компании считали, что при взломе хакеры могли получить данные о 1 млрд аккаунтов Yahoo, теперь речь идет о 3 млрд аккаунтах. Злоумышленники, как полагают в компании, могли получить следующие персональные данные пользователей: имя и фамилию, дату рождения, адреса электронной почты, номера телефонов и пароли. Совершенная четыре года назад атака была обнаружена лишь в 2016 году. После ее обнаружения в интернет-компании были усилены меры безопасности для защиты аккаунтов, говорили в руководстве Yahoo.

Россию и связанных со страной хакеров неоднократно обвиняли во вмешательстве в выборы в других странах. Так, согласно выводам американской стороны, «российские хакеры» похитили корреспонденцию Демократической партии США в ходе выборов президента США в 2016 году и опубликовали ее в сети, а также пытались взломать электронную систему подсчета голосов. Летом 2017 года Британский центр правительственной связи (GCHQ), отвечающий за обеспечение защиты информации и ведение радиоэлектронной разведки, сообщил о хакерских атаках на компании энергетического сектора страны во время своих парламентских выборов. В докладе, направленном GCHQ в адрес британских энергетических компаний, говорилось, что атаку совершили «враждебно настроенные исполнители, пользующиеся государственной поддержкой». В документе не указывалось, что к взлому причастна российская сторона, однако опрошенные The Daily Telegraph эксперты предположили, что за атакой наверняка стоит Кремль, а мишенью атаки были инженеры, которые работают на электростанциях и на объектах энергосети. Осенью 2016 года спецслужбы Великобритании также сообщали о том, что российские хакеры пытались атаковать сайты правительства и телекомпаний Соединенного Королевства.

На действия связанных с Россией хакеров жаловалась и американская компания Microsoft, которая обвинила одну из подобных группировок, которую ранее обвиняли во взломе почтовых серверов Демократической партии США, в атаках на операционную систему Windows. В компании подчеркивали, что речь шла о небольших хакерских атаках с использованием адресных фишинговых писем. О кибератаках со стороны связанных с Россией специалистов сообщали в Германии, Италии, а также Франции, во время предвыборной гонки за пост французского президента. В России, в свою очередь, все подобные обвинения опровергают, отрицая связь с кибератаками.

США. Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 6 октября 2017 > № 2341530 Ангелина Кречетова


Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 3 октября 2017 > № 2335664 Дмитрий Комиссаров

Работа над ошибками: реестр российского программного обеспечения ждут изменения

Дмитрий Комиссаров

основатель, акционер и генеральный директор компании «Новые облачные технологии»

Поправки к правилам внесения в реестр призваны устранить некоторые прорехи в правовом регулировании импортозамещения в сфере ИТ

В середине августа Минкомсвязь в лице директора департамента развития высоких технологий Салавата Мигранова объявило, что уже осенью этого года реестр российского ПО станет работать по новым правилам. По словам чиновника необходим переход от экстенсивного роста реестра к качественному. Помимо этого, будут устранены некоторые прорехи в правовом регулировании импортозамещения в сфере ИТ. Новые правила также установят дополнительное требование об отсутствии принудительного обновления и управления конкретным программным обеспечением из-за границы. Ознакомиться с текстом законопроекта можно здесь. Очевидно, что анонсированные Минкомсвязью перемены в работе реестра отразятся как на российских разработчиках ПО, так и на госзаказчиках. В ожидании конкретики попробуем порассуждать, к чему это все приведет.

Немного теории

Для включения программного продукта в реестр российского ПО разработчику необходимо подать в Минкомсвязь заявление в электронном виде, дождаться его публикации, после чего заявка будет рассмотрена экспертным советом, в который входят представители ИТ-компаний. На основании решения совета министерство выпустит приказ о включении в реестр либо об отказе. Вся процедура занимает около 70 дней.

К заявлению должны прилагаться документы, подтверждающие исключительное право разработчика на ПО. Также необходимо предоставить экземпляр продукта без технических средств защиты авторских прав или со средствами законного устранения ограничений использования софта. Кстати, по информации СМИ, новые правила работы реестра содержат более туманные формулировки. Ссылаясь на члена экспертного совета, издание пишет, что теперь разработчики могут приложить к заявке не продукт целиком, а только его элементы, что существенно затруднит экспертизу.

Страсти вокруг реестра

В 2016 году достоянием общественности стало письмо президента НП «Руссофт» Валентина Макарова директору департамента развития высоких технологий Минкомсвязи Дмитрию Чернову, которое касалось непрозрачности процедуры принятия решений о включении программных продуктов в реестр. По мнению Макарова, члены экспертного совета не всегда могут «избежать разночтений, ошибок, конфликта интересов при вынесении решений». Однако предложенная им возможность создания процедуры апелляций, в том числе с привлечением независимых экспертов, пока осталась нереализованной.

На непрозрачность процедуры включения в реестр указывали и другие участники рынка. Компания «ИСЕТ Девелопмент» оспаривала решение Минкомсвязи об отказе включить в реестр антивирусное решение Eset. В октябре 2016 года суд вынес решение в пользу ведомства, мотивировав это тем, что «ИСЕТ Девелопмент» не имеет сертификата для разработки ПО, в котором реализованы функции защиты конфиденциальной информации. Участники рынка посчитали это формальной причиной и предположили, что реальная заключается в том, что «ИСЕТ Девелопмент» как дочерняя компания словацкого производителя не смогла доказать, что ее продукт является российским. В подтверждение этому глава Минкомсвязи Никифоров поприветствовал решение суда, отметив, что довольно часто зарубежные компании пытаются представить свои разработки через дочерние структуры в России, чтобы включить их в реестр.

Наглядный пример: в августе в реестре российского ПО был зарегистрирован продукт американской компании Hewlett Packard Enterprise. «Русская» версия программы ArcSight носит название «Ankey SIEM». При этом указано, что исключительные права на ПО и все его компоненты принадлежат разработчику ООО «Газинформсервис». В HPE открыто заявляют, что таким образом они локализуют свои продукты для продажи их в государственные структуры.

На этом фоне интересно выглядят сообщения о том, что в реестр не вошла операционная система «ОСь», разработанная «дочкой» «Ростеха», компанией НЦИ. Основанием для отказа: НЦИ не предоставил экспертному совету документы, подтверждающие исключительные права на систему, а также лицензию ФСТЭК. История достаточно громкая, поэтому скажу только основное. В самой НЦИ подчеркивают, что «ОСь» основана на свободном программном обеспечении и программных модулях собственной разработки. Однако по словам члена экспертного совета Натальи Касперской, в заявке, напротив, было указано, что это проприетарное ПО. Как будет развиваться ситуация — покажет время, а пока НЦИ подал повторную заявку.

Есть и другие интригующие случаи: так, в июне 2016 года без каких-либо комментариев со стороны Минкомсвязи из реестра пропали ранее включенные в него продукты на базе решений IBM и EMC, в том числе разработки «КРОКа», «Логики Бизнеса» («дочка» «АйТи»), «К-МИС», «Метамодель групп» и др. Сам факт, что продукты были исключены из реестра, а не получили отказ по итогам рассмотрения заявки, свидетельствовал о незрелости процедур работы экспертного совета на тот момент.

Миллиарды мимо бюджета

Десятки миллиардов рублей ежегодно необоснованно уходят к иностранным производителям ПО, уверяет Минкомсвязь. В связи с этим ведомство совместно с ФАС намеревается жестко наказывать госструктуры и компании с государственным участием, использующим зарубежный софт при наличии российских аналогов. В мае Николай Никифоров предложил и вовсе обложить налогом такие госучреждения, размер сбора может составить 5% стоимости на то иностранное ПО, которое можно было бы заменить отечественным.

Что и говорить, переход от софта мировых производителей на разработки своих соотечественников — дело нешуточное. Необходимость тратить время и ресурсы на проекты по миграции на новое ПО, а также риски таких проектов отпугивают заказчиков и толкают их на поиск обходных путей. Широко известна практика приобретения вычислительной техники с предустановленным софтом, а также «завуалированной» закупки иностранных программных продуктов под видом услуг, например, SaaS, аренды оборудования с предустановленным софтом или техподдержки, включающей обновление ПО.

После вступления в силу изменений, касающихся работы реестра, такие схемы работать больше не будут. Заказчиков обяжут закупать ПО отдельно от вычислительной техники, и таким образом ограничения нельзя будет обойти. Это обернется дополнительными расходами на миграцию на отечественный софт, но в некоторых случаях часть затрат компенсируется за счет меньшей стоимости российских разработок.

Не числом, а умением

На сегодняшний день реестр содержит сведения более чем о 4000 программных продуктах, которые официально признаны российскими. С учетом того, что реестр задуман как инструмент реализации импортозамещения, а не просто как перечень всех имеющихся ИТ-продуктов российского происхождения, крайне важно обеспечить объективную оценку соответствия ПО требованиям госзаказчиков. Но это сделать очень трудно, и вот почему. Действующая на данный момент процедура подачи заявки не предполагает какой-либо экспертизы на предмет соответствия программных продуктов тем или иным требованиям заказчиков. Иначе говоря, задача экспертного совета — подтвердить или опровергнуть российское происхождение ПО, а уж его функциональность, надежность, безопасность остаются на совести разработчика. Госзаказчикам не позавидуешь: даже несмотря на поддержку Минкомсвязи (методические материалы, таблица соответствия российского ПО иностранным аналогам и т. п.), задача выбора программных продуктов, мягко говоря, затруднена. Если уж совсем образно выразиться, то это выбор одного из сотен «котов в мешке».

Обозначенная министерством перспектива качественного роста реестра внушает надежду, что в будущем к программным продуктам, претендующим на включение в него, будут предъявляться более развернутые требования, соответствующие интересам заказчиков. Разработчикам при этом придется сфокусироваться не столько на организационных вопросах, сколько на функциональности своего ПО, на что потребуется и время, и немалые затраты. Но в итоге повысится конкурентоспособность и клиентоориентированность продуктов, а от этого выиграют все.

Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 3 октября 2017 > № 2335664 Дмитрий Комиссаров


США. Евросоюз > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 2 октября 2017 > № 2334403 Дмитрий Добров

Евросоюз готовит удар по гигантам интернета

Дмитрий Добров, ИноСМИ, Россия

Евросоюз намерен изменить правила налогового обложения для интернет-компаний, поскольку они платят гораздо меньше налогов, чем «традиционные» фирмы. В этой связи Еврокомиссия разрабатывает законопроект, предусматривающий резкое увеличение налогов для гигантов Интернета, входящих в так называемую группу GAFA (Google, Amazon, Facebook, Apple). Все они (плюс Microsoft) — американские корпорации, очень ловко устроившиеся на европейском континенте и выводящие из-под юрисдикции финансовых служб ЕС миллиарды налоговых платежей. Так, Google и Facebook сделали своей «налоговой гаванью» Ирландию, где налогообложение корпораций — одно из самых низких в Европе. Согласно источникам в Еврокомиссии, Google платит менее 1% налогов со своей выручки в странах ЕС. Всего же Google и Amazon недоплатили Евросоюзу налогов на сумму около 5,5 миллиарда евро в период с 2013 по 2015 годы. В целом, по данным Еврокомиссии, интернет-компании в ЕС платят в среднем корпоративный налог в 10,1%, в то время как традиционные компании — 23,2%. На самом деле, разрыв гораздо глубже. Amazon платит в Великобритании налогов в 11 раз меньше, чем местные книжные магазины. В Ирландии, где корпоративный налог составляет 12,5%, Apple заплатил лишь 0,005% этой суммы ирландским налоговикам.

На недавнем заседании Экофин (совета министров финансов и экономики стран ЕС) в Таллине было принято решение — перекрыть интернет-гигантам налоговые лазейки, благодаря которым они грабят «доверчивых европейцев». Особенно резко выступил министр экономики Франции Брюно ле Мэр, который заявил, что Европа не позволит обводить себя вокруг пальца. Против французской инициативы резко выступила Великобритания — из опасений, что это может положить начало трансатлантической торговой войне.

Заставить американцев раскошелиться — задача непростая, поскольку интернет-гиганты применяют в разных странах Европы различные схемы ухода от налогов. Одной из основных инициатив в этой связи стало изменение статуса налогового резидента. Интернет-компания, которая регистрируется в одной из «налоговых гаваней» мира, будет платить налог там, где оказывает основные виртуальные услуги и получает основную прибыль, даже если она не имеет офисов, складов или магазинов на территории этой страны.

ЕС уже несколько лет ведет войну с засильем американских интернет-гигантов. В августе 2016 года Еврокомиссия признала недействительными налоговые преференции, которыми пользуется Apple в Ирландии, и потребовала от американской компании вернуть 13 миллиардов евро в ирландское налоговое ведомство. В июне 2017 года Еврокомиссия наложила на Google штраф в размере 2,4 миллиарда евро за злоупотребление монопольным положением на рынке интернет-услуг. В ответ Google подал апелляцию, которая рассматривается в суде. Борьба с жульничеством интернет-гигантов — часть программы ЕС по справедливому распределению корпоративных налогов, которая должна вступить в силу к 2021 году. По мнению европейцев, возникла нетерпимая ситуация, когда малый и средний бизнес в Европе честно платит налоги, в то время как гиганты интернета уходят от своих обязательств. Франция, Германия и Испания предложили в этой связи ввести «уравнительный налог» не на прибыль (которая жульнически минимизируется), а на реальный оборот, генерируемый интернет-компаниями. Как минимум восемь стран ЕС сдержанно отнеслись к этой инициативе: кроме Великобритании, это Ирландия, Люксембург, Кипр, Мальта, Швеция, Дания и Чехия. Однако испанский министр экономики Луис де Гиндос выразил уверенность, что в конечном счете все члены ЕС поддержат этот план. Осуществлению плана поможет тот факт, что главный его противник — Великобритания — в 2019 году покидает Евросоюз.

Аналитики отмечают, что речь идет о серьезнейшем вызове для стран ЕС. Американские интернет-компании, работающие в виртуальном пространстве, подрывают действующие экономические и налоговые системы и представляют опасность для большинства национальных экономик. За каких-нибудь 20-30 лет группа GAFA смогла аккумулировать биржевую капитализацию свыше двух триллионов долларов, что сопоставимо с ВВП Франции, которая трудом поколений создавала национальное богатство на протяжении двух тысяч лет. Примечательно, что этот колоссальный капитал был создан вне действующих экономических и налоговых правил, без социальных и экологических обязательств, практически «в облаке». Сторонники GAFA, со своей стороны, утверждают, что все происходит по правилам, просто старые нормы не действуют: до конца 20 века налоги были привязаны к предприятиям, которые физически действовали на территории конкретных стран. Теперь же локализация производства и потребителей носит трансграничный характер.

Совершенно очевидно, что планы Евросоюза в первую очередь затрагивают интересы американских компаний. Торговая палата США заявила в этой связи, что односторонние шаги со стороны ЕС могут нанести ущерб мировой торговле, они помешают инвестициям, созданию рабочих мест и стартапов. Несмотря на это, Еврокомиссия намерена выработать проект закона, ставящего под контроль американских интернет-гигантов, уже к началу 2018 года и провести его в жизнь, даже если другие торговые партнеры (Китай и США) будут против.

США. Евросоюз > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 2 октября 2017 > № 2334403 Дмитрий Добров


Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 2 октября 2017 > № 2334365 Ангелина Кречетова

Стоп, музыка: как соцсети вводят платные подписки для пользователей

Ангелина Кречетова

Редактор Forbes.ru

Ограничение времени свободного доступа к музыкальному контенту в соцсетях происходит на фоне расширения платной аудитории: доходы от стриминга в России выросли более чем вдвое с 2016 года

Официальные мобильные приложения популярных в России социальных сетей «ВКонтакте» и «Одноклассники» ограничили возможность фонового прослушивания музыки. Новые правила начали действовать с 1 октября. В пресс-службе социальной сети «Одноклассники» Forbes пояснили, что текущие изменения изначально были прописаны в соглашении с правообладателями.

«Платная подписка — это возможность для музыкантов получать стабильный доход от публикации своего контента в «Одноклассниках». Партнерство с мейджорами позволяет нам увеличивать библиотеку качественного музыкального контента и сохранять возможность слушать музыку бесплатно в десктопной версии «Одноклассников», — рассказал Forbes представитель пресс-службы социальной сети.

В пресс-службе «ВКонтакте» перенаправили запрос Forbes в United Media Agency (UMA), постоянным партнером которого является Mail.Ru Group. Там сообщили, что мера коснулась также отдельного приложения для прослушивания музыки Boom. Компания UMA выступает посредником между интернет-холдингом и правообладателями, заключая от лица холдинга лицензионные соглашения с издателями музыки. Директор по маркетингу UMA Горбуленко Вера объяснила Forbes, что, согласно достигнутым договоренностям с ведущими музыкальными студиями с октября бесплатное фоновое прослушивание музыки в официальных мобильных приложениях «ВКонтакте» и «Одноклассники», а также в мобильном приложении «Boom» ограничивается для пользователей до 60 минут в сутки и далее будет снижаться до 30 минут в сутки. Для того, чтобы снять это ограничение пользователю предложат оформить ежемесячную подписку за 149 рублей. Подписка отключает также рекламу в веб-версии социальных сетей и дает возможность пользователям сохранять музыку для офлайн-прослушивания в приложениях.

Конкретных сроков по дальнейшим ограничениям в компании не уточнили. «Стоит отметить, что это беспрецедентный шаг со стороны правообладателей навстречу пользователям: другие музыкальные стриминговые сервисы были вынуждены полностью и одномоментно отключить фоновое прослушивание», — подчеркнула собеседница Forbes. Ранее United Media Agency и Mail.Ru Group подписали партнерские соглашения с Universal Music Group, Warner Music Group, Sony Music Entertainment, Merlin Network и другими правообладателями.

«ВКонтакте» и «Одноклассники» ввели платную подписку на музыку в свои мобильные приложения в апреле. Тогда в социальных сетях объяснили решение условием соглашения с правообладателями. После нововведения бесплатное прослушивание музыки стало доступно только за прослушивание рекламы, которая проигрывается между треками. TJ указывает, что новое ограничение действует в последних версия мобильных приложений «ВКонтакте» и «Одноклассников», на веб-версию ограничения не распространяются.

«Яндекс.Музыка» и Facebook

Российские соцсети не единственные, кто экспериментирует со стримингом музыки. Так, 27 сентября в пресс-службе стримингового сервиса «Яндекс.Музыка» объявили о договоренностях с Facebook, в рамках которых российские пользователи Facebook смогут прямо в ленте новостей послушать фрагменты песен, которые понравились кому-то из друзей сервиса. «В пост со ссылкой на трек встраивается плеер с 30-секундным фрагментом композиции. Послушать ее целиком можно на сервисе или в приложении», — уточняли в пресс-службе.

Таким образом, стриминговый сервис «Яндекса» стал первым среди российских, который договорился о такой интеграции с Facebook. В социальной сети ранее также появилась возможность слушать отрывки из песен, которыми делятся пользователи Spotify, Apple Music, Deezer, Napster, Rhapsody и KKBOX. Сейчас в каталоге стримингового сервиса, ежемесячное число пользователей которого превышает 20 млн, более 35 млн треков, «от сегодняшних радиохитов до редкого фри-джаза из семидесятых», уточнили в пресс-службе. В приложении для Android, iOS и Windows треки можно не только слушать онлайн, но и сохранять в памяти устройства. Сервис работает по подписке.

Россияне готовы платить за музыку

В мае «Ведомости» со ссылкой на исследование Международной федерации звукозаписывающей индустрии (IFPI) писали, что доходы звукозаписывающей индустрии в России выросли в 2016 году на 13,5% до $63,1 млн (4,2 млрд рублей). IFPI ориентировалась на курс доллара в 66,9 рублей, что соответствует среднегодовому курсу ЦБ за 2016 год. Примечательно, что самым растущим сегментом в прошлом году стал стриминг (потоковое проигрывание музыки через онлайн-сервисы вроде Apple Music и Spotify). Если весь сегмент digital увеличился на 29%, то доходы от стриминга более чем удвоились — с $10,37 млн в 2015 году до $23,67 млн в 2016 году. Из этих средств $12,7 млн пришлось на стриминговые сервисы, которые работают по подписке, $8,9 млн — сервисы, позволяющие слушать музыку за рекламу, $2,1 млн — сервисы видеостриминга. За год платная подписка увеличилась в 2,6 раза.

Сейчас в России работают десятки стриминговых онлайн-сервисов, самые крупные из которых – «Яндекс.Музыка», Apple Music, а также Google Play Music. Глава сервиса «Яндекс.Музыка» Андрей Гевак говорил изданию, что стриминг в стране растет не первый год. При этом «Яндекс.Музыка» растет еще быстрее — в 2016 году число платных подписчиков сервиса iOS и Android (без учета партнерств с операторами) увеличилось больше чем втрое, указывал он.

Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 2 октября 2017 > № 2334365 Ангелина Кречетова


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 29 сентября 2017 > № 2332714 Майкл Макфол

Хватит — значит хватит: как предотвратить кибервмешательства России

Майкл Макфол (Michael McFaul), The Washington Post, США

Расследования комитетов Конгресса и Министерства юстиции, а также блестящие журналистские расследования, проведенные за последний год, позволили выявить масштабы нарушений нашего суверенитета, на которые пошла Россия. Она нарушила наш суверенитет, перейдя не физическую, а множество виртуальных границ. Чтобы оказать влияние на исход наших президентских выборов и посеять сомнения в эффективности наших демократических процессов, российские агенты 1) крали и публиковали украденную информацию; 2) использовали российские государственные СМИ, чтобы оказывать влияние на американских избирателей посредством телевидения и социальных сетей; 3) покупали рекламу на Facebook; 4) использовали целую армию блогеров и ботов, чтобы продвигать фейковые новости; 5) предлагали предвыборному штабу Трампа компромат на его оппонента, Хиллари Клинтон; 6) пытались проникнуть в наши компьютеры и сети, используемые для подсчета голосов. И это только то, что нам стало известно к настоящему моменту. Но расследования продолжаются.

Если расследования вмешательства России в настоящее время набирают обороты, то дискуссии о политических мерах, которые нам необходимо принять для защиты нашего суверенитета на будущих выборах и в ежедневной политической жизни, только начинаются. Президент Трамп продолжает отрицать существование этой проблемы: несколько дней назад он написал в Твиттере, что «российская мистификация продолжается». Власти не предприняли почти никаких мер для защиты наших выборов от внешнего вмешательства. Эта ситуация должна измениться.

Во-первых, нам необходимо укрепить нашу систему обеспечения безопасности в киберпространстве. Нам необходимо разработать более четкие и подробные инструкции касательно того, как можно предотвратить кибератаки. Нам необходимо укрепить взаимодействие между юристами и структурами, обеспечивающими кибербезопасность, на индивидуальном, групповом и правительственном уровнях. Нам также необходимо принять новые правила, предписывающие повысить уровень кибербезопасности всех систем, задействованных в избирательном процессе. Одним из компонентов нашего ответа также должно стать сдерживание: мы должны четко объяснить Кремлю и правительствам других стран, как именно мы будем реагировать — в реальном мире и в киберпространстве — на атаки с их стороны. Пока мы не повысим уровень безопасности и уверенности, все штаты должны будут пользоваться бумажными бюллетенями, чтобы при помощи них можно было подтвердить результаты электронного подсчета голосов.

Во-вторых, американскому народу необходимо представить исчерпывающую информацию о пропаганде российского правительства, не вводя при этом запрета на деятельность провайдеров этого контента. Те, кто смотрит RT на YouTube и читает материалы Sputnik в Twitter, должны знать, что российское правительство предлагает такую информацию, которая помогает Кремлю достигать его политических целей. Этого можно достичь двумя путями. Частные компании — кабельные компании и социальные сети — могут ставить специальные значки, помечая ими дезинформацию. Либо правительство США должно потребовать от этих иностранных агентов влияния регистрироваться в соответствии с Законом о регистрации иностранных агентов. (Учитывая их миссии, характер деятельности и внутренние структуры управления, BBC, Deutsche Welle, Canadian Broadcasting Corporation и France 24 не являются иностранными агентами влияния.) Если бывшему сенатору Бобу Доулу (Bob Dole) пришлось зарегистрироваться в соответствии с этим законом, чтобы лоббировать интересы проамериканского демократического правительства Тайваня, почему бы сотрудникам RT тоже не зарегистрироваться в качестве иностранных агентов, чтобы продвигать интересы антиамериканского автократического правительства России? Некоторые эксперты высказывают опасения, что президент России Владимир Путин может в отместку потребовать, чтобы иностранные журналисты тоже регистрировались как иностранные агенты, или вообще запретить им въезжать на территорию России. Однако мы не можем допустить, чтобы угроза неправильных действий со стороны Путина помешала нам принять правильные меры.

В-третьих, необходимо запретить покупку рекламы иностранными субъектами с целью повлиять на ход выборов. Иностранцы не могут вносить вклад в фонды кандидатов на американских выборах, и они не должны иметь возможность покупать рекламу или каким-то иным способом оказывать поддержку кандидатам и партиям. В существующие законы необходимо внести некоторые изменения, чтобы заставить американские компании прекратить подобную деятельность. Между тем ужесточать регулирование этого рынка для американцев не стоит.

В-четвертых, американцы, вступившие в сговор с российскими (или иными) агентами влияния с целью повлиять на исход выборов, должны понести наказание. Если существующие законы не предусматривают уголовную ответственность за подобные действия, нам необходимо принять новые законы, которые позволят предотвратить это в будущем.

Трамп получил десятки миллионов голосов избирателей без всякой поддержки со стороны иностранного государства. Но уникальное воздействие российской кампании на выборы 2016 года довольно трудно оценить, потому что победа Трампа была обусловлена действием множества различных факторов. Тот факт, что в последние несколько месяцев своей предвыборной кампании Трамп постоянно упоминал WikiLeaks, свидетельствует о том, что он понимал ценность подарка Кремля. Антиклинтоновские видеоролики на RT и YouTube посмотрели миллионы зрителей. Рекламу на сайте Facebook, купленную российскими агентами, тесно связанными с Кремлем, по всей видимости, увидели десятки миллионов людей, а протрамповские и антиклинтоновские сообщения в социальных сетях затронули еще несколько миллионов человек. Все это должно было склонить неопределившихся избирателей в пользу Трампа, мобилизовать сторонников Трампа и демобилизовать вялых сторонников Клинтон (чтобы они либо просто не стали голосовать, либо отдали свои голоса за третьи партии). Вероятнее всего, все эти действия России позволили добиться лишь незначительного эффекта, однако стоит отметить, что Трамп тоже победил с незначительным перевесом — всего 78 тысяч голосов в трех штатах: Мичиган, Пенсильвания и Висконсин.

Даже если кампания влияния, проведенная иностранным государством, позволила достичь незначительных результатов, она все равно представляет собой нарушение нашего суверенитета. Если мы не разработаем комплексный подход для сокращения числа и предотвращения кибервмешательств, в будущем мы будем сталкиваться с ними снова и снова.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 29 сентября 2017 > № 2332714 Майкл Макфол


Россия > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 29 сентября 2017 > № 2332663 Леонид Бершидский

Россия хочет наказать Telegram в назидание другим

Российским властям нужна дешифровка.

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

Власти всех стран, участвующих в современных кибервойнах, некоторый интерес к переписке пользователей мессенджеров проявляют и определенную информацию отслеживают. А в странах с деспотическим режимом власти этого даже не скрывают. Недавно руководитель проекта Telegram, мессенджера с зашифрованным обменом сообщениями, получил письмо из ФСБ, российской службы контрразведки. Это указывает на вышеупомянутое отличие, а также свидетельствует о том, насколько опасно доверять IT-компаниям, гарантирующим нам конфиденциальность переписки.

Павел Дуров, основатель Telegram, выложил письмо из ФСБ в социальной сети «Вконтакте» (популярном российском аналоге Facebook), который тоже основан им, но больше не является его собственностью. В документе, для удобства переведенном на ломаный английский язык (поскольку компания, стоящая за сервисом Telegram, зарегистрирована в Великобритании), представители спецслужбы сообщает адресату, что в соответствии с законом, принятом в прошлом году, он обязан передать ключи, позволяющие госорганам расшифровывать любые передаваемые через мессенджер сообщения. В письме также говорится о том, что Дуров уже нарушил закон, не сделав этого раньше. Речь идет о том же самом законе, в соответствии с которым соцсетям Facebook и Twitter в следующем году грозит закрытие в России, если они не начнут хранить персональные данные российских пользователей на территории страны. Руководство Twitter пообещало локализовать свою деятельность к середине 2018 года, а Facebook российским властям пока ничего не ответила.

ФСБ предпринимает юридические действия, составляя административные протоколы, что, скорее всего, приведет к судебным процессам в отношении российского (в некотором роде) юридического лица и станет предостережением для компаний вроде Facebook и Twitter. Это должно послужить для них сигналом, указывающим на то, что вызывающе пренебрежительное отношение к драконовскому закону об информационной безопасности им с рук не сойдет. И Telegram с его заявлениями о повышенной защищенности данных и о принципах нейтралитета является идеальной мишенью, на примере которой можно продемонстрировать, насколько все серьезно.

Дуров, создавший Telegram вместе со своим братом Николаем — россиянин, хотя какое-то время назад он получил гражданство государства Сент-Китс и Невис, дающее ему возможность ездить в большинство западных стран без визы. Он приложил все усилия, чтобы не регистрировать Telegram в России, и в итоге появилась британская компания, Telegram LLP. Правда, на официальном сайте мессенджера в разделе FAQ говорится, что офис сервиса находится в Берлине. «Несмотря на то, что братья Дуровы, как и некоторые ключевые разработчики, родились в России, Telegram с Россией не связан — ни юридически, ни физически», — говорится в FAQ. Но, как недавно заявил бывший сотрудник Telegram, недовольный действиями руководства, большая часть работ по разработке сервиса ведется в петербургском офисе, однако Дуров это отрицает. Если некоторые члены команды и работают в России, то для разработчиков (а через них — и для компании) это сопряжено с рисками — связанными с неисполнением законов и с преследованием во внесудебном порядке. На них могут оказывать жесткое давление и требовать от них предоставить ФСБ доступ к переписке в Telegram.

Возможно, что для конфиденциальности переписки пользователей Telegram это не самая большая угроза. Информатор из АНБ Эдвард Сноуден предупреждал, что по сравнению с конкурирующим приложением WhatsApp Telegram менее безопасен, поскольку хранит большую часть сообщений в облаке, что теоретически делает данные доступными для третьих лиц. Но для пользователей большое значение имеет географическое положение. Это — вопрос доверия.

Мессенджер Telegram, число активных пользователей которого ежемесячно составляет более 100 тысяч, пользуется огромной популярностью на Ближнем Востоке, где американским продуктам часто не доверяют. Согласно приложению Annie, в Иране Telegram занимает первое место по числу скачиваний на Android устройства, а приложение WhatsApp, которым пользуются более миллиарда человек, занимает лишь второе место. В каком-то смысле, это понятно: не так давно Иран пытался запретить WhatsApp из-за национальности Марка Цукерберга, назвав руководителя Facebook — и нового владельца WhatsApp — «американским сионистом». Для многих иранцев связь с помощью «российского» приложения более безопасна, но это не означает, что иранские власти не будут преследовать Telegram: недавно прокуратура Тегерана выдвинула против Дурова обвинения в том, что его сервис способствует распространению детской порнографии и пропаганде экстремизма.

Для американцев или, например, людей, митингующих в Гонконге, вероятное рассекречивание зашифрованного трафика китайских мессенджеров, таких как WeChat и QQ, в чем, несомненно, виновны власти Китая, является веской причиной для отказа от этих приложений. В 2014 году президент Южной Кореи Пак Кын Хе (теперь уже отстраненная от власти в результате импичмента) поручила прокуратуре расследовать случаи размещения в корейском мессенджере Kakao Talk оскорбительных для нее комментариев. В результате южнокорейские пользователи начали в массовом порядке переходить в Telegram, который обещал обеспечить «секретный чат» методом сквозного шифрования.

В России обязательство обеспечить шифрование трафика без присутствия в США или заметного местного присутствия в других странах позволило Telegram привлечь около 10 миллионов пользователей. Благодаря наличию в Telegram каналов — инструмента, позволяющего пользователю передавать контент подписчикам, сервис привлек интерес анонимных комментаторов, обладающих инсайдерской информацией о российской политике, а также талантливых представителей шоу-бизнеса. Число подписчиков самых популярных политических и развлекательных каналов достигает десятков тысяч, а поступающую по этим каналам информацию часто цитируют и обсуждают в СМИ. Владельцы каналов продают рекламу (чего сам Telegram не делает), а некоторые предприниматели даже продавали свои каналы. Наверное, это было бы невозможно, если бы люди не чувствовали, что этот мессенджер безопасен и политически нейтрален.

Теперь люди знают, что нельзя слишком доверять социальным сетям вроде Facebook, Instagram или Twitter. В этих сервисах и работодатели и госструктуры могут запросто отслеживать трафик. В России и других странах с авторитарными режимами за комментарии в социальных сетях людей сажают в тюрьму. Риски, связанные с излишней уверенностью в конфиденциальности переписки в интернете, очевидны для всех, кто наблюдал за скандалами в США во время избирательной кампании 2016 года. Компании-владельцы мессенджеров создают чувство уверенности в повышенной безопасности приложения, утверждая, что они используют сквозное шифрование (что не обязательно означает, что они намного безопаснее) и просто не помещают нашу переписку в открытый доступ, где каждый может ее прочитать, как это делают социальные сети. Но интерес российских спецслужб к мессенджеру Telegram (как и случай с приложением WeChat в Китае или настойчивые попытки властей Великобритании добиться установки оборудования, позволяющего получать доступ к трафику в WhatsApp в обход системы защиты) настораживает. Он указывает на то, что в каждую из этих систем рано или поздно можно будет проникнуть. Спецслужбы действуют настойчиво, и у них есть огромные полномочия и масса возможностей, чтобы требовать доступа к информации и получить этот доступ незаконным путем.

Это представляет опасность для тех, кто использует мессенджеры, разработанные какой угодно корпорацией. Эти коммерческие организации являются легкой добычей для государственных структур и легко могут стать объектом их открытого и скрытого давления в любой стране. Но особенно — в таких авторитарных государствах, как Россия. Чтобы обеспечить максимальную конфиденциальность и безопасность, приложение должно иметь открытый исходный код и постоянно находиться под наблюдением заинтересованного и децентрализованного сообщества разработчиков. Больше всего под это описание подходит приложение Signal, которое рекомендует Сноуден. А для Telegram игра, вероятно, скоро закончится.

Россия > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 29 сентября 2017 > № 2332663 Леонид Бершидский


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inopressa.ru, 29 сентября 2017 > № 2330735 Майкл Макфол

Пора и честь знать: как остановить кибервмешательство России

Майкл Макфол | The Washington Post

"Расследования Конгресса и министерства юстиции США, а также великолепные журналистские расследования на протяжении последнего года обнажили всеобъемлющий масштаб, который приняло нарушение Россией нашего суверенитета", - пишет в своей статье в The Washington Post экс-посол США в России Майкл Макфол.

"Чтобы повлиять на исход наших президентских выборов и посеять общие сомнения в наших демократических процессах, российские агенты: 1) похищали и публиковали информацию; 2) применяли свои контролируемые государством СМИ, чтобы апеллировать к американским избирателям в эфире и на платформах социальных медиа; 3) размещали за деньги на Facebook рекламные материалы; 4) применили армию блогеров и ботов, чтобы пропагандировать мнения и недостоверные новости; 5) предлагали избирательному штабу Трампа предполагаемую компрометирующую информацию о его противнике - Хиллари Клинтон; и даже 6) прощупывали наши компьютеры и сети, используемые для подсчета голосов", - утверждает автор.

По мнению Макфола, власти США почти не предпринимают реальных шагов для защиты голосования от внешнего влияния.

Автор предлагает принять меры в четырех направлениях.

1. "Необходимо укрепить нашу кибербезопасность", - советует Макфол.

2. "Следует предоставить американскому народу информацию о российской государственной пропаганде, а не подвергать цензуре этих поставщиков контента", - пишет Макфол. По его мнению, кабельные сети и соцсети могли бы маркировать пропаганду, а власти США - "обязать этих иностранных агентов влияния зарегистрироваться".

3. "Следует запретить иностранцам приобретать рекламные материалы, предназначенные для влияния на ход выборов", - пишет Макфол.

4. "Следует наказать американцев, которые вступили в сговор с российскими (или любыми иностранными) деятелями, чтобы повлиять на исход наших выборов", - заявляет автор.

"Трамп собрал десятки миллионов голосов без какой-либо помощи из-за границы", - признает Макфол.

Но он полагает: "Даже если иностранное вмешательство оказало лишь незначительное влияние, это все равно были нарушения нашего суверенитета".

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inopressa.ru, 29 сентября 2017 > № 2330735 Майкл Макфол


Россия > СМИ, ИТ > inopressa.ru, 29 сентября 2017 > № 2330731 Леонид Бершидский

Россия хочет наказать Telegram в назидание другим

Леонид Бершидский | Bloomberg

"Любое правительство, вовлеченное в сегодняшние кибервойны, имеет определенный интерес к слежке за пользователями приложений-мессенджеров, и более деспотичные государства не утруждают себя тем, чтобы это скрывать", - пишет колумнист американского агентства Bloomberg Леонид Бершидский. Telegram, зашифрованный мессенджер в России, недавно получил письмо от ФСБ, которое подчеркивает это различие - и опасность доверия к уверениям технологических компаний в сфере прайвеси, отмечает автор.

"Павел Дуров, основатель Telegram, опубликовал письмо, полученное от ФСБ, в соцсети "ВКонтакте" - популярном российском клоне Facebook, основанном им же, но больше ему не подконтрольном, - говорится в статье. - В документе, любезно переведенном на ломанный английский, поскольку компания, стоящая за Telegram, зарегистрирована в Британии, спецслужба сообщает, что мессенджер обязан, согласно российскому закону, принятому в прошлом году, передать ключи, позволяющие правительству расшифровать любую информацию, которую передают с его помощью, и что Telegram уже нарушает закон, не сделав это".

"ФСБ встала на юридический путь, который, вероятно, доведет до суда дело против квазироссийской организации в качестве предупреждения таким компаниям, как Facebook и Twitter, - пишет Бершидский. - Это должно дать им знать, что пренебрежение драконовским законом об информационной безопасности не сойдет с рук. Telegram, с его притязаниями на дополнительную безопасность и нейтральность, идеальная мишень для такой демонстрации".

"Теперь люди уже знают, что не нужно слишком увлекаться, выкладывая подробности своей жизни в соцсетях типа Facebook, Instagram и Twitter, - продолжает колумнист. - Эти сервисы слишком легко отследить работодателям и правительствам, а в России и других странах с авторитарными режимами людей уже сажали в тюрьму за комментарии в публичных социальных СМИ". Мессенджеры создали впечатление большей безопасности - они заявляют, что используют сквозное шифрование (что не обязательно означает, что они намного безопаснее), и они не выставляют сообщения на всеобщее обозрение, где все их могут прочитать, как в соцсетях, отмечает автор.

Однако интерес российских спецслужб к Telegram - знак того, что ко всем подобным системам рано или поздно, вероятно, будет получен доступ, полагает журналист. "Разведслужбы настойчивы, и у них много власти, чтобы потребовать доступ или получить его незаконно", - пишет Бершидский.

"Это представляет опасность для всех, кто использует приложение-мессенджер, разработанный любым корпоративным субъектом, - заключает колумнист. - Они являются доступными мишенями для открытого и тайного правительственного давления повсюду, но особенно в таких авторитарных странах, как Россия. Для максимально высокого уровня прайвеси и безопасности приложение должно быть с открытым исходным кодом и постоянно находиться под наблюдением распределенного сообщества разработчиков. Signal, приложение, которое рекомендует Сноуден, лучше всего подходит под это описание. Для Telegram игра скоро может быть окончена".

Россия > СМИ, ИТ > inopressa.ru, 29 сентября 2017 > № 2330731 Леонид Бершидский


США > СМИ, ИТ. Образование, наука > forbes.ru, 28 сентября 2017 > № 2328780 Светлана Рагимова

Вера в математику: свежие венчурные тренды и лучшие стартапы с Techcrunch SF Disrupt

Светлана Рагимова

Forbes Contributor

Мероприятие Techcrunch Disrupt в Сан-Франциско служит отличным индикатором тенденций в Кремниевой долине

Что бы ни говорил Джейми Даймон, глава JP Morgan, о криптовалютах, это уже полноценная часть мировой экономики, которую можно пытаться контролировать, но практически невозможно запретить и уж тем более не стоит игнорировать. Одно из доказательств тому — мероприятие Techcrunch Disrupt, которое прошло в Сан Франциско на прошлой неделе. Весь первый день на нем был посвящен теме криптовалют, ICO (Initial Coin Offering) и блокчейну. Да и в следующие два дня эти слова звучали чаще, чем какие-либо другие. Но все же в традиционной битве стартапов победил проект далекий от всего этого.

Когда-то люди поверили в ракушки и бусины, а потом в кусочки металла, придумали им ценность, начали обменивать на товары. То же самое происходит с цифровыми деньгами сегодня. Один из идеологов этого процесса, охватившего новой «золотой лихорадкой» весь мир — основатель некоммерческого фонда Etherium Виталик Бутерин — инопланетянин, как охарактеризовал его собеседник на TechCrunch Disrupt в Сан Франциско, глава AngelList Наваль Равикант (Naval Ravikant). И правда, юный гений, который создал Etherium в 19 лет, выглядит на сцене чужеродно в своей футболке с тремя летающими тарелками и котиком в очках, оседлавшим ламу-единорога.

Идеи Виталика такие же экстраординарные и невероятно притягательные. Его интервьюер предположил, что пришло время массового перехода в новую веру — от фиатных денег с их «In God We Trust» в виртуальную экономику, построенную на вере в науку и математику, живущую по принципу «In Math We Trust», и Виталик с этим охотно согласился. Он также отметил, что есть множество людей на планете, которые считают, что даже правительство будущего должно быть цифровым, а не только экономика. Собеседники пофантазировали на тему того, когда проекты на основе блокчейн смогут заменить масштабные финансовые институты, подобные Visa и Wall Street.

Основатель Etherium уверен, что это может случиться уже в ближайшие пару лет, а еще спустя 2 года блокчейн-аналоги получат массовое распространение. По словам Бутерина, возможности технологии и протоколов Etherium далеко не исчерпаны. Сейчас они используются в основном для создания криптовалют и фандрайзинга, но в будущем станут основой для множества других приложений. Один из примеров потенциального применения смарт-контрактов — платформа, подобная Kickstarter, в которой система правил написана так, что деньги вкладчиков возвращаются в их кошельки автоматически, если проект не набрал нужную сумму финансирования.

Глава Y Combinator, Сэм Альтман, который вышел на сцену позже, был очень вдохновлен тем, что ICO открывают возможность людям с небольшим количеством денег инвестировать в стартапы, также как это делает Kickstarter. Он сказал: «Меня сильно беспокоит то, что богатство, которое мы создаем в Кремниевой Долине становится все меньше и меньше доступно всему остальному обществу. Технологии, которые на практике могу демократизировать эту сферу — отличная вещь». Но при этом он не питает иллюзий, отмечая, что среди проектов, выходящих на ICO все больше скама. Сэм Альтман убежден, что эту сферу необходимо жестко регулировать и относиться к ней, как к «пузырю», но с «чем-то реальным» внутри.

Рассказывая о трендах в венчурном мире глава YC отметил свой большой интерес к Китаю. «Множество талантливых предпринимателей, с которыми я общался в последнее время были оттуда», — сказал он. То есть больше не стоит снисходительно относиться к Поднебесной, и считать, что там могут лишь копировать разработки и идеи, созданные в других странах. Китайские предприниматели — сильные претенденты на деньги венчурных фондов и бизнес-ангелов. Y Combinator поймал этот тренд и, как признался глава компании, планирует значительно усиливать свое влияние на этом рынке.

Венчур против крипты

Многие традиционные венчурные капиталисты включили блокчейн-токены в портфель активов и смотрят на них, как на инвестиции с повышенным риском, а значит возможностью высокого дохода. Дан Мохед (Dan Morehead) из Pantera Capital, фонда с капиталом в $100 млн, рассказывает, что его компания внимательно следит за всеми происходящими ICO, но их становится слишком много. На одной из прошлых недель было анонсировано 65 проектов с новыми цифровыми монетами. На подробное изучение каждого из них просто не хватает времени.

Он объясняет, что обычная схема венчурного инвестирования и вход в проект во время ICO — это очень разные инструменты. Если в первом случае можно глубоко погрузиться в проект, провести процедуру due diligence, то во втором часто потенциальным вкладчикам доступна лишь информация на сайте и White Paper — один документ с описанием идеи. Чтобы снизить риски, фонд вкладывается в те проекты, в которых токен — это ключевая технология и действительно необходим. Вместо due diligence специалисты фонда изучают опыт команды, способность воплотить задуманное в реальной жизни. После ICO взаимодействие инвестора с проектом происходит также, как и всегда — фонд помогает подобрать кадры, завязать нужные связи, познакомиться с потенциальными клиентами и партнерами, дает рекомендации по развитию бизнеса. При этом, Дан Мохед считает, что, возможно, криптоэкономика сделает процессы финансирования настолько прозрачными, что такие фонды, как Pantera Capital перестанут иметь смысл и исчезнут.

Стив Джурветсон (Steve Jurvetson) -- один из самых известных венчурных инвесторов Кремниевой Долины уверен, что это последнее, о чем стоит беспокоиться. Он больше переживает насчет того, что это слишком легкий способ получения денег, и вокруг него закономерно возникает много фрода. При этом он рад возникновению ICO, как нового механизма финансирования множества идей, которые вряд ли могли бы получить инвестиции от традиционных венчурных организаций.

Сбор денег на ICO защитят от хакеров: криптокомпания обратилась за помощью к Group IB

Больше Илона Маска

Для инвестора такого уровня, похоже, ICO пока выглядит, как баловство, а не как серьезный инструмент. Напомним, фонд Draper Fisher Jurvetson в котором Стив является партнером, вложился в проект Илона Маска Space X. Он не исключает, что в будущем профинансирует воплощение одной из следующих идей предпринимателя. Но, по словам Джуветсона, Илон пока не спешит привлекать внешние инвестиции в в свежеиспеченную Boring Company. Точно также он действовал с SpaceX, вложив личные $100 млн прежде, чем взял хотя бы один цент извне. Венчурный капиталист видит в проекте большой потенциал. По его словам, тот факт, что автомобили не будут ехать с включенным двигателем по туннелю Boring Company, позволяет сэкономить на вентиляционном оборудовании, туннели можно делать с меньшим диаметром, а это самая большая статья расходов. Он считает, что такой метод транспортировки будет хорош для междугороднего сообщения, тогда как Hyperloop станет быстрым способом добраться из одной страны или даже континента в другой.

На вопрос о том, какие объекты инвестиций ему кажутся наиболее привлекательными, он сказал: «Я верю, что любой бизнес станет цифровым со временем. Я хотел бы вкладываться в те проекты, которые помогают совершить этот переход от обычного в бизнес будущего, в информационную экономику». Он обозначил широкий круг индустрий, где этот процесс происходит: и сельское хозяйство, и транспорт, и торговля. «Не вызывает дискуссий то, что весь транспорт станет электрическим и автономным. Даже обычные поезда будут передвигаться без машинистов. А теперь давайте подумаем, что может нас быстрее в это будущее перенести», — добавил он.

Из неожиданных идей, которые стали актуальными в последнее время он отметил летающие автомобили. По словам Стива, он наблюдает за этой сферой уже несколько лет и еще пять лет назад здесь не было никаких перспектив. Сейчас появились технологии автономного пилотирования, а значит водитель, который добавляет лишний вес и не несет никакой пользы, не нужен. Развились технологии вертикального взлета и выросла мощность электрических двигателей. «Наш интерес поднялся с нуля до довольно высокой отметки», — рассказал он, — «Я лично встречался с представителями примерно 12 компаний, которые разрабатывают летающие автомобили. Все они, кстати, были из США, никто из Китая. Технология уже близка к зрелости, я даже чуть было не полетал на одной из таких машин». Одна из главных проблем этого зарождающегося рынка — неясное регулирование. По мнению Стива, пройдет много лет, пока будут написаны правила для нового класса летающих транспортных средств.

Искусственный интеллект на поток

Помимо криптовалют и цифровой блокчейн-экономики практически во всех беседах на TechCrunch Distrupt в Сан Франциско звучала тема искусственного интеллекта. Марк Андриссен, сооснователь одного из известнейших фондов в Кремниевой Долине Andreessen Horowitz говорит, что во всех проектах, которые он профинансировал за последнее время, ИИ был ключевой технологией. Но, по его словам, еще два года назад эта тема вызывала депрессию, потому что 4-5 крупнейших корпораций поглотили все ценные кадры в этой сфере. На тот момент всего лишь пара тысяч людей на планете реально понимала, как создавать ИИ. К тому же эти самые корпорации обладали сильным преимуществом — владеют большими объемами данных. Именно качественные данные — важнейшая составляющая успеха создания продуктов на основе ИИ.

Сейчас ситуация сильно изменилась. Часть тех самых специалистов ушли из корпораций и открыли свои стартапы. Технологии стали более доступными, например, Google выпустил для разработчиков TensorFlow. Открылись образовательные программы, которые начали создавать поток свежеиспеченных специалистов. В Сети можно найти множество свободно распространяемых дата-сетов для обучения нейросетей. Появились методы, позволяющие обучать модели на меньшем количестве данных. «Я вижу множество проектов высокого уровня в самых разных сферах: здравоохранение, life sciences, финтех, очень много в области транспортных перевозок. Я знаю пример, когда один разработчик создал программный продукт для превращения обычного автомобиля в автономный буквально у себя в гараже в одиночку. Теперь для этого не нужно 500 разработчиков, достаточно одного талантливого человека с набором правильных инструментов».

Вестники апокалипсиса

Отдельной темой на конференции звучал вопрос опасности искусственного интеллекта. Стив Джуветсон не разделяет паранойи по этому поводу. По его словам, технологии deep learning, которые сегодня называют ИИ, еще очень далеки от суперинтеллекта или даже способностей обычного человека. И все же он уверен, что эта сфера нуждается в регулировании. «Думаю реальное опасение Илона и других парней, которые затеяли Open AI, заключается не в угрозе самого ИИ, хотя это очень мощная технология, а в том, что сейчас она сконцентрирована в руках одной компании. Представьте, что будет если единственная компания будет обладать 3-4 годами преимущества в этой сфере. Это значит, что она станет лидером во множестве отраслей, где применяются эти технологии. Это может быть Google или другой сильный игрок. Такая компания будет обладать стократным отрывом от остальных. Слишком много власти в одних руках».

Представитель Google, главный вице-президент по разработкам, Джон Жанандреа (John Giannandrea) в беседе с репортером TechCrunch пытался всеми силами продемонстрировать, что компания не представляет никакой угрозы, хотя и не спорит с утверждением, сейчас Google — игрок номер один в области ИИ. В ответ на то, что компания выкачивает с рынка человеческие ресурсы, он сказал, что это не так: «Посмотрите как много профессионалов работают над ИИ за пределами Google и других крупных корпораций». Он также заявил, что угроза ИИ сильно преувеличена: «Я не беспокоюсь об ИИ-апокалипсисе. Считаю, что этот хайп подняли люди, которые может быть не очень понимают, как эти технологии работают. Сейчас ИИ дополняет человеческие способности, а не заменяет их. До суперинтеллекта, о котором так беспокоятся, или до так называемого «General AI» еще очень-очень далеко. Лучше фокусироваться на позитивных эффектах, которые может дать ИИ прямо сейчас. Конечно, любые мощные технологии могут использоваться как во благо, так и во вред. Этические вопросы и проблемы — реальны, их стоит обсуждать. Но ошибаются те, кто считает, что такой мощный интеллект будет создан в ближайшем будущем, и что следует этого опасаться. Пока это недостижимо в обозримый период времени, и даже тогда это не будет что-то пугающее. Такой ИИ будет только дополнять возможности людей».

Причем, он отметил, что ошибался, когда несколько лет назад сравнивал возможности машин с четырехлетним ребенком. «Я был слишком оптимистичен» -- Сказал он. -- «Дети могут намного больше». Джон признает, что в узких сферах ИИ уже может показывать результаты выше, чем у среднего человека, но проигрывает в том, что касается общего интеллекта, способности учиться. Стив предпочитает вообще не использовать термин ИИ, так как он слишком широкий. Взамен него предлагает называть этот класс технологий «машинным интеллектом».

Забота ИИ о человеке

Он видит большой потенциал применения этих инструментов в медицине, впрочем как и во множестве вертикальных индустрий. Наибольшее вдохновение у него вызывает способность компьютеров «понимать» естественный язык. Именно в этой области за последние годы произошел настоящий прорыв. Также компания продолжает работать над Google Lens. Как объяснил вице-президент корпорации, это «зонтичный» проект, объединяющий множество разных продуктов, которые уже выпустила компания, и еще представит в ближайший год. Речь идет в первую очередь о лучшем понимании того, что «видит» компьютер. В Google это называют «semantic lift». Уже работающий пример -- определение того, что изображено на картинке или фотографии, без каких-то дополнительных меток и индексов в Google Photos.

Один из ключевых продуктов компании, который также является воплощением целого набора технологий на основе ИИ — это Google Assist. Как сообщил Стив Джуветсон, вскоре пользователи смогут запускать этого виртуального ассистента на самых разных устройствах, включая часы, автомобили, ТВ и т.д. Он считает, что в ближайшие три года в мире технологий будет происходить сдвиг в сторону так называемых pervasive или ubiquitous computing. Эта концепция подразумевает, что множество различных устройств, помимо смартфонов, используются для вычислений. Один из примеров применения подхода — Google Home. Считается, что уже в ближайшем будущем даже бытовая техника и устройства интернета вещей вроде «умных» расчесок и кроссовок, будут обладать достаточной вычислительной мощностью, чтобы использоваться для выполнения разных прикладных программ.

Барьеры для развития

Вице-президент Google видит несколько задача, которые нужно решить для дальнейшего развития технологий ИИ. Необходимы методы, позволяющие обучать нейросети на меньшем количестве данных. Еще одна задача, над которой корпят разработчики компании, -- этическая. Вспомним пример использования ИИ для создания бота, который учился на записях Twitter. Он начал проявлять себя, как расист и сексист. Потому что дата-сет (набор данных), на котором он обучался, уже включал в себя это искажение. Как говорит Стив, компания разработала инструмент, который анализирует обучающий набор данных, выявляет, есть ли в нем предвзятость и перекосы. В целом, вице-президент Google считает важным демистифицировать ИИ. В частности, это означает создание инструментов, которые помогут объяснить, как работает «черный ящик», который из себя представляет нейросеть сегодня. Это нужно и для лучшего понимания технологии, и для развития рынка. Во многих сферах отсутствие ясности по поводу того, как нейронная сеть сделала тот или иной вывод, попросту закрывает двери перед прикладными программами на основе ИИ.

В ответ на призывы не беспокоиться по поводу ИИ-апокалипсиса Сэм Альтман из YC предлагает обратить внимание на то, кто это говорит и какие могут быть у этого человека мотивы. «Если один из лидеров в области ИИ убеждает, что не нужно переживать насчет этих технологий, то очень просто понять, откуда берется это утверждение» -- говорит он. По его мнению, ИИ несет большую ценность и вместе с тем огромные риски. Автономный транспорт уже вовсю тестируется, машины без водителей уже попадают в аварии, не за горами создание автономного оружия. «Все это происходит очень быстро, -- говорит глава YC, -- Ни у кого не возникает вопроса возможно или нет появление GAI (general AI). Это случится не важно, через пять, двадцать или сто лет. Это будет самое важное событие за всю историю технологий, а может быть и всего человечества. Поэтому нам нужно обсуждать, как сделать применение технологии безопасным, как обеспечить честное распределение пользы от нее. Уж лучше начать задумываться об этом немного раньше, чем когда будет слишком поздно. По моим личным наблюдениям от участия в Open AI, технологии преодолевают этапы развития быстрее, чем я ожидал».

Лучше стартапы

В числе финалистов битвы стартапов, которая всегда проводится на TechCrunch, закономерно оказалось несколько компаний, использующих ИИ. Но, забегая вперед, отметим, что победителем стал проект вообще из другой области. Компания, получившая главный приз, называется Pi. Стартап усовершенствовал беспроводную зарядку: теперь можно восполнять заряд батарейки самых разных устройств в пределах одного фута (около 30 см) от нее.

Пять других финалистов — проекты из самых разных сфер. Augmedics — это специальные очки дополнительной реальности для хирурга, который проводит операцию на позвоночнике. Они создают виртуальную проекцию, показывающую, что внутри тела пациента и куда лучше нацелить скальпель. Приложение colormass также из сферы AR. Это каталог мебели разных цветов и фактур, которую можно «поместить» прямо в комнату и «примерить» на экране, как это будет выглядеть. Стартап Future Family помогает протестировать мужскую фертильность, соединяя клиентов и специалистов без необходимости обращения в страховую компанию. Актуально для США, но вряд ли для других рынков. Еще один из финалистов, который будет мало понятен россиянам -- стартап Matic, над которым создатели трудились четыре года. Это сервис, помогающий подобрать страховку для домовладельца. Зато последний из финалистов -- весьма актуален для нашей страны. Стартап Onēva на первый взгляд не содержит никакой новой идеи. Это сервис для найма сиделки для пожилых родителей, няни для ребенка или помощника по дому. Но есть нюанс -- компания тщательно проверяет историю каждого специалиста с помощью ФБР, судебных архивов, специальной верификации документов. Как говорится, в таком деле толика паранойи точно не повредит. Возможно, через пару лет эту проверку будет делать искусственный интеллект за 20 секунд. А пока в таких щепетильных вопросах люди все еще полагаются на людей.

США > СМИ, ИТ. Образование, наука > forbes.ru, 28 сентября 2017 > № 2328780 Светлана Рагимова


США > СМИ, ИТ > forbes.ru, 26 сентября 2017 > № 2325190 Ангелина Кречетова

Падающее яблоко: Apple потеряла $65 млрд перед выходом iPhone X

Ангелина Кречетова

Редактор Forbes.ru

Первые тесты новых Watch и предзаказы на iPhone 8 и 8 Plus разочаровали биржевых игроков. Исправит ли ситуацию для Apple запуск продаж iPhone X?

С момента презентации трех флагманских смартфонов iPhone 8, iPhone 8 Plus и iPhone X, а также Apple Watch Series 3 акции компании Apple упали со $162,8 за акцию до $150 за акцию на момент закрытия торгов 25 сентября, таким образом с 12 сентября капитализация снизилась на $65 млрд. Заметное падение стоимости акций происходит на фоне сообщений о снижении поставок компонентов для iPhone X, проблемах в работе Apple Watch Series 3, а также не слишком высоким интересе к iPhone 8 и iPhone 8 Plus по всему миру.

Старт продаж iPhone 8

Первые продажи iPhone 8 и iPhone 8 Plus в 50 странах, среди которых Великобритания, Канада, США, Германия, Франция и другие, начались 22 сентября. При этом, как указывает телеканал Fox Business, спрос на эти смартфоны не слишком высок, длинных очередей за новым телефоном журналисты также не заметили. Предварительные заказы Apple iPhone 8 «существенно ниже», чем соответствующий уровень для iPhone 7 и iPhone 6, подтверждает аналитик Rosenblatt Securities Джун Чжан в беседе с Bloomberg. По его словам, объем предзаказов iPhone 8 ниже его предшественников в США и, тем более, в Китае.

Как пишет американский Forbes, поколение iPhone 8 «устарело» в глазах покупателей «через две минуты после презентации», в момент появления на сцене iPhone X. Опрошенные изданием аналитики полагают, что демонстрация iPhone X «является классической формой «эффекта Осборна» (когда преждевременный анонс новых разработок вредит продажам текущих продуктов). В то же время, как отмечает Fortune, отсутствие ажиотажного спроса на iPhone 8 может стать хорошим знаком для американской корпорации и свидетельствовать о высоком интересе к топовой модели — iPhone X.

Реакция поставщиков Apple

Как пишет Bloomberg, ключевые поставщики комплектующих Apple не очень довольны презентацией компании: акции Hon Hai (известна как Foxconn), которая собирает iPhone и другие устройства Apple, снизились на 10% в Тайбэе. Ценные бумаги других поставщиков по всему региону, включая тайваньскую Pegatron и южно-корейскую LG, опустились более чем на 12%. Агентство подчеркивает, что тайваньский рынок акций объемом $1,1 трлн подвержен «сумасшедшим колебаниям» на фоне новостей о продуктах Apple из-за высокого удельного веса производителей комплектующих в экономике региона. Две крупнейшие компании острова — Hon Hai и TSMC являются главными производителями чипов для Apple.

«Заказы нового IPhone разочаровали рынок, и иностранные инвесторы могут продолжить продавать акции тайваньских компаний», — беспокоится Алан Ценг, вице-президент тайваньской компании Capital Investment Management. Издание указывает, что отток средств зарубежных инвесторов с фондового рынка острова на прошлой неделе составил рекордные за три месяца $677 млн.

Apple Watch Series 3

Новая модель умных часов Apple Watch Series 3 поступила в продажу 22 сентября, и жители стран «первой волны» получили возможность купить новый гаджет из Купертино. Первые тестеры и пользователи пожаловались, что новая версия часов с поддержкой LTE работает не совсем корректно. Они обратили внимание, что после того как часы теряют связь с iPhone, они пытаются подключиться к неавторизованным сетям WiFi, хотя должны автоматически переключаться на мобильный интернет. В Apple подтвердили проблему и пообещали исправить ее в следующем обновлении программного обеспечения.

25 сентября вслед за iPhone 8 специалисты iFixit разобрали и новые часы от Apple с LTE модулем. В процессе разборки они обнаружили, что Apple Watch Series 3 мало отличаются от модели прошлого поколения, а также установили емкость встроенного аккумулятора. По информации портала, Apple Watch Series 3 с LTE модулем оснащены батареей на 279 мА*ч. Таким образом, по сравнению с 38-мм моделью прошлого поколения емкость аккумулятора выросла лишь на 3,8%. После разборки устройства специалисты iFixit заметили, что хотя умные часы поддаются ремонту, при повреждении любого из компонентных кабелей потребуется микропайка. Без особых проблем можно заменить лишь дисплей и батарею.

Поставки компонентов iPhone X

Аналитики и поставщики ожидали, что компании удастся отыграться после выхода iPhone X, но и для этой модели перспективы не ясны. 26 сентября издание Digitimes со ссылкой на источники в тайваньских компаниях сообщило, что поставки компонентов для iPhone X из Тайваня составляет лишь 40% от первоначально запланированных объемов производства этого смартфона. Соответствующее письмо о просьбе снизить поставки комплектующих им направила сама Apple. В то же время, несмотря на инструкцию по сокращению поставок, некоторым поставщикам все же требуется нарастить производство, чтобы удовлетворить даже текущий 40%-ный запрос, указывает издание.

При этом собеседники напоминают, что в 2016 году компания применила подобную стратегию при производстве iPhone 7. Первоначальные поставки комплектующих и компонентов для нового смартфона тогда достигали лишь около 60% от изначально необходимых поставщику. В последующие месяц-два Apple «вытянула» оставшиеся 40% заказов. Собеседники Digitimes предполагают, что Apple хочет сначала увидеть предпродажные заказы iPhone X, а также показатели продаж iPhone 8 и iPhone 8 Plus, прежде чем «разогнать» производство iPhone X. Старт продаж нового смартфона Apple запланирован на 3 ноября. Прием предзаказов на него откроется за неделю до этой даты.

Новинки в России

iPhone 8 и 8 Plus начнут продаваться в России 29 сентября. iPhone 8 c памятью 64 и 256 Гбайт будут стоить 56 990 рублей и 68 990 рублей соответственно, 8 Plus с памятью 64 и 256 Гбайт — 64 990 рублей и 76 990 рублей. Более дорогой iPhone X, российские продажи которого стартуют 3 ноября, с памятью в 64 Гбайт обойдется в 79 990 рублей, а с памятью объемом 256 Гбайт — в 91 990 рублей. Представитель Inventive Retail Group (управляет магазинами re:Store) Людмила Семушина в беседе с Forbes отметила, что российские покупатели «ждут и iPhone 8, и iPhone X». При этом на каждую модель «свой покупатель».

Представитель ГК «Связной» Сергей Тихонов полагает, что объем предзаказов на iPhone 8 и iPhone 8 Plus в «Связном» находится на уровне ожиданий компании — «покупатели оформили несколько тысяч заявок на новинки с 22 по 24 сентября». «Наибольшее количество предзаказов в «Связном» оформили на модель iPhone 8 Plus с объемом памяти 256 Гбайт в цветовом решении «серый космос» — примерно каждая четвертая заявка. В целом за три дня количество предзаказов на iPhone 8 Plus превысило показатель iPhone 8. В прошлом году чаще заказывали модель с диагональю дисплея 4,7 дюйма (iPhone 7)», — говорит он. При этом данные по количеству предзаказов компания не раскрывает.

Руководитель департамента по связям с общественностью «М.Видео» Валерия Андреева подтверждает, что в «М.Видео» предзаказы на iPhone 8 и iPhone 8 Plus в первый день превысили показатели предыдущей линейки, причем в этой сети — «примерно вдвое». «На этапе старта продаж можно предположить как минимум интерес на уровне iPhone 7 или выше. В рамках предзаказа впервые смартфон с большим экраном обогнал по популярности стандартный вариант — в «М.Видео» самой востребованной моделью стал iPhone 8 Plus c объемом памяти 64 Гбайт, цвет «серый космос», на модели с диагональю 5,5 дюймов (Plus) приходится порядка 55%-60% заказов», — уточняет собеседница Forbes.

Источник, близкий к одному из ретейлеров, в разговоре с Forbes предположил, что такие показатели интереса покупателей к смартфону обусловлены «по сути, двумя стартами» продаж в этом году. По мнению источника, интерес потенциальных покупателей распределяется между двумя смартфонами Apple — одни предпочтут iPhone 8 и 8 Plus, а другие будут ждать iPhone X. «Чтобы оценить интерес аудитории к смартфонам Apple в этом году, стоит дождаться старта iPhone X и посмотреть на совокупный спрос на две модели», — заключает собеседник Forbes.

США > СМИ, ИТ > forbes.ru, 26 сентября 2017 > № 2325190 Ангелина Кречетова


Россия. США > СМИ, ИТ > forbes.ru, 26 сентября 2017 > № 2325177 Дмитрий Халин

Придется работать: замена людей на искусственный интеллект отменяется

Дмитрий Халин

Технический директор Microsoft Россия

Как бы мы ни опасались и ни пытались противостоять, но искусственный интеллект убьет некоторые виды профессий, однако взамен он подарит много новых

Новые технологии всегда вытесняли людей из различных рабочих процессов, но вместе с тем порождали другие задачи, с которыми может справиться только человек. «Исторически технологии создают больше рабочих мест, чем уничтожают, и нет причины в этом случае (в случае с AI —искусственным интеллектом. — Forbes) думать иначе», — говорит американский ученый, один из прародителей современного интернета (разработчик стека протоколов TCP/IP) Винтон Грей Серф.

Если вспомнить период индустриализации, то и тогда она сопровождалась подобными страхами и опасениями. Так, например, индустриальная революция способствовала автоматизации ткацкого процесса, в результате чего количество рабочей силы, требуемое на создание одного ярда материи, в США упало на 98%. Это удешевило товар и значительно повысило на него спрос, что привело к четырехкратному росту числа ткачей в период с 1830 по 1900 год. То есть технологии значительно изменили профессию ткача и навыки, необходимые для нее, однако машины не заместили людей полностью.

Практика последних лет показывает, что автоматизация чаще всего приводит к исчезновению рабочих мест с низкой квалификацией и создает спрос на хорошо образованных специалистов. При этом новые технологии способствуют зарождению абсолютно новых индустрий, где появляются свои профессионалы. «В ближайшее десятилетие значительное число людей может быть смещено с их рабочих мест. Это правда. Но если мы вернемся на 15 лет назад, кто мог бы предположить, что «оптимизация поискового движка» будет требовать столько профессионалов», — отмечает известный американский журналист Джон Маркофф.

Где искать искусственный интеллект

В нашей компании под ИИ понимают разработки инноваций, которые расширяют человеческие возможности во всех сферах жизни, сохраняя за людьми контроль над технологией. Этот подход означает дополнение возможностей людей видеть, слышать, анализировать, рассуждать и предпринимать действия. Примеры:

• транспортное средство, которое может видеть окружающие объекты и отличить другой транспорт от дорожного знака;

• электронный сотрудник службы поддержки, ведущий беседу с человеком и разрешающий сложные ситуации онлайн;

• производственная система, оперирующая широким спектром данных о предыдущих периодах для точного прогнозирования будущего спроса;

• cистема обработки медицинских изображений, которая выявляет опухоли точнее, чем это делает человек;

• мгновенный перевод устной и письменной речи;

Экономика ИИ

В действительности наступление эпохи искусственного интеллекта неизбежно. Люди самостоятельно уже не могут справиться с обработкой возрастающих массивов данных, которые меняют экономическую среду.

Так, консалтинговая компания в сфере стратегического планирования Accenture Technology, Accenture Institute for High Performance и Frontier Economics в 2016 году смоделировали влияние искусственного интеллекта на 12 экономик развитых стран, совместно генерирующих более половины мирового объема производства. В исследовании эксперты сравнили размер экономики каждой страны в 2035 году при базовом сценарии, предполагающем развитие в условиях сопоставимых с нынешними, и в случае активного применения AI. Оказалось, что наибольший вклад AI может привнести в экономику США, ее ежегодный прирост к 2035 году составил бы 4,6% против 2,6% при базовом сценарии. Внедрение AI принесло бы дополнительные $8,3 трлн к валовой добавленной стоимости (ВДС) Соединенных Штатов. Экономика Великобритании могла бы получить в аналогичном периоде дополнительные $814 млрд. Япония потенциально могла бы более чем утроить ежегодный рост ВДС, а Финляндия, Швеция, Нидерланды, Германия и Австрия — удвоить. Такие результаты могли бы быть достигнуты за счет повышения производительности труда на 11-37% в зависимости от страны благодаря использованию AI, который бы позволил людям более эффективно использовать свое время и заниматься исключительно изобретением, разработкой и созданием новых продуктов.

Безусловно, это пока лишь математическая модель. Однако спрос на AI растет очень высокими темпами. Другое исследование Accenture — Technology Vision 2016, охватывающее более 3100 глобальных IT-компаний, показало, что более 70% из них значительно нарастили свои инвестиции в разработку технологий, связанных с AI, по сравнению с двумя годами ранее. При этом 55% опрошенных компаний заявили о планах по использованию машинного обучения и встроенного AI. По прогнозу IDC, объем мирового рынка программного обеспечения для контент-аналитики и когнитивных систем в 2019 году более чем удвоится по сравнению с 2014 годом — с $4,5 млрд до $9,2 млрд.

По данным CB Insights, число сделок, связанных с AI-стартапами, за последние 5 лет выросло в 4,6 раза со 150 в 2012 году — до 698 в 2016 году с общим объемом финансирования почти в $5 млрд.

Не вместо, а вместе

Одной из насущных проблем, которую искусственный интеллект может помочь решить человеку, связана с координацией его рабочего времени и административными вопросами. Так, опрос Accenture Institute for High Performance и Accenture Strategy показал, что в 2015 году среди 1,77 тыс. менеджеров из 14 стран сотрудники на всех уровнях тратят 54% своего времени на эти рутинные задачи. При этом искусственный интеллект легко справляется с этим функционалом и дает возможность людям концентрироваться только на прямых обязанностях. Многие компании уже используют этот инструмент. Так, информационное агентство Associated Press благодаря AI увеличило число технических материалов о квартальных финансовых результатах компаний с 300 до 4,4 тыс. штук. Таким образом, у журналистов высвободилось время для подготовки текстов, требующих значительной проработки и творческого подхода. По оценкам AP, AI освободил около 20% времени журналистам для более творческой работы.

Подобное решение на базе AI в 2016 году на Олимпиаде решила использовать и газета The Washington Post. Роботу было поручено писать короткие новости и отчеты с соревнований. В первый год работы робот-журналист The Washington Post на базе AI опубликовал порядка 850 статей с 500 000 уникальных просмотров.

Другим примером может служить сотрудничество одного из правительственных агентств Италии с Accenture, в рамках которого был создан «умный виртуальный агент» для работы с обращениями граждан. Всего за три месяца работы он успешно обслужил более 70 000 людей. Ранее же весь этот шквал звонков и писем приходилось обрабатывать сотрудникам ведомства.

AI может быть лучшим советчиком в принятии стратегических решений, когда нужно опираться только на факты, не обращая внимания на эмоциональную составляющую. Так, компания Kensho Technologies занимается созданием аналитического инструмента в сфере финансов нового поколения, который может помогать инвестиционным менеджерам, общаясь с ними на английском языке.

То есть, вероятнее всего, AI не будет «подсиживать» человека, а станет его преданным соратником и коллегой, а наилучший результат будет получен за счет комбинации усилий естественного и искусственного интеллектов.

Так, например, искусственный интеллект разрабатывает несколько проектов, которые позволят ИИ обнаруживать рак по снимкам внутренних органов за считаные секунды. Хотя финальное решение будет за врачом, но помощь в определении подозрительных локаций значительно ускорит их работу, сократит время на обнаружение злокачественных образований у человека и упростит дальнейшее лечение. При этом каждое решение врача будет обрабатываться алгоритмом для непрерывного обучения.

Еще один пример использования искусственного интеллекта: Бостонский разработчик ПО Cogito предложил кол-центрам программу, использующую для анализа звуковых данных инструменты AI и в реальном времени дающую советы сотрудникам, как улучшить качество диалога с клиентом. Она может, например, рекомендовать сбавить темп речи, реже перебивать собеседника или предупредить о том, что слушатель на другом конце провода расстроен. Этот пример доказывает, что искусственный интеллект и человек могут успешно сотрудничать, не конкурируя, а дополняя друг друга.

Больше креатива и общения

Я ожидаю, что в результате произойдет перераспределение обязанностей: искусственный интеллект будет отвечать за автоматизацию привычных задач, а естественный — за стратегию, инновации и кооперацию.

На мой взгляд, человеку, желающему быть успешным, нужно будет сконцентрироваться на тех своих сильных сторонах, которые недоступны машинам: способности к взаимодействию в обществе и эмпатии, креативном мышлении, умении принимать решения на основе сложных вводных данных и задавать правильные вопросы. То есть в профессиональной деятельности особую ценность приобретут творческие и социальные навыки. Ведь AI не может выходить за рамки имеющихся данных: например, по действиям в социальных сетях он догадается о некоторых предпочтениях пользователя, но не обо всех. Здесь потребуется подход, который доступен только человеку благодаря его умению пользоваться чувствами и эмоциями.

В результате ландшафт профессий претерпит значительные изменения: исчезнут более рутинные, а на их место придут креативные. И здесь уже футурологи строят свои прогнозы. Если посмотреть «Атлас новых профессий» на ближайшие 15-20 лет, созданный бизнес-школой «Сколково» и Агентством стратегических инициатив (АСИ), можно увидеть совершенно новые специальности в традиционных отраслях. К примеру, генетический консультант и «сетевой» врач для диагностики пациентов через интернет, проектировщик инфраструктуры «умного города» в строительстве, science-художник и куратор коллективного творчества в искусстве.

В решении вопроса, как оплачивать труд специалистов, также может помочь ИИ. В России кадровый ресурс SuperJob при поддержке нашей компании создал сервис, который за счет машинного обучения позволяет анализировать базу резюме и предсказывать уровень заработной платы по выбранной профессии или должности. Обрабатывая в ежедневном режиме большие массивы данных, ИИ учится находить значения, соответствующие критериям, заложенным в алгоритм оценки, сопоставлять их и определять уровень заработной платы, соответствующий конкретному резюме. Правда, пока система работает на низкоквалифицированных профессиях.

Я уверен, что рано или поздно ИИ докажет, что его труд будет стоить дешевле, он будет объективнее и эффективнее, чем человек, выполнять ту работу, на которую способен.

Россия. США > СМИ, ИТ > forbes.ru, 26 сентября 2017 > № 2325177 Дмитрий Халин


Россия > СМИ, ИТ. Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 26 сентября 2017 > № 2325160 Сергей Кузьмин

Папа Маши и Медведя. Сергей Кузьмин создал сеть игровых автоматов, а теперь инвестирует в мультипликацию

Игорь Попов

Forbes Staff

Forbes выяснил, как физик-ядерщик стал самым успешным российским мультипликатором

В конце 2007 года директору по развитию подмосковного НПО «Взлет» (вертолетные перевозки и авиационные работы) Дмитрию Ловейко поступило необычное предложение — стать управляющим директором в новом анимационном проекте. С миром развлечений Ловейко соприкасался лишь в студенческие годы в составе команды КВН Новосибирского государственного университета, но предложение принял, посчитав, что ему выпал редкий шанс соорудить с нуля что-то стоящее. Сейчас он руководит студией «Анимаккорд», создающей мультипликационный сериал «Маша и Медведь», который ставит рекорды на YouTube (более 21 млрд просмотров), вошел в пятерку самых узнаваемых мультфильмов в Европе и занял 104-е место в мировом рейтинге Licensing Global по объемам годовых продаж брендированной продукции ($230 млн). Кто предложил Дмитрию Ловейко заняться мультипликацией? Сам он всегда отвечал на этот вопрос лаконично: «Предприниматель Сергей Кузьмин». Кузьмин избегает публичности и никогда не рассказывал о своем участии в этом проекте. Forbes выяснил, как физик-ядерщик стал самым успешным российским мультипликатором.

Потухший «вулкан»

В 2002 году на российском игорном рынке появился крупный оператор с деньгами, его первой сделкой стала покупка за $6 млн сети «Вулкан» с двумя десятками игровых салонов, потом были приобретены и другие небольшие компании. За два года в новую сеть, работавшую под брендом «Вулкан», было вложено $100 млн, в 2004-м она объединяла 490 игровых залов, оснащенных более 20 000 автоматов. В 2003 году выручка компании составила $131 млн, EBITDA — $89 млн. Новый игрок стремительно захватил почти 20% рынка, оставив ближайшему конкуренту, сети «Джекпот», 13%. Третьим крупнейшим игроком была сеть «Супер Слотс».

«Вулкан» принадлежал холдингу Ritzio Entertainment Group, им руководил выпускник Чикагской бизнес-школы Сергей Кузьмин. В 2004 году было заявлено, что через пять лет Ritzio проведет IPO и капитализация холдинга составит $1 млрд. «К IPO активно готовились все три больших игрока, — рассказывает бывший топ-менеджер сети «Джекпот». — Это был очень чистый бизнес, так как налогообложение было вмененным на единицу оборудования, поэтому уже к 2006 году все крупные игроки были белее белого». Однако имена истинных владельцев Ritzio не назывались, было известно лишь, что 15% компании принадлежит менеджменту, а основной пакет 60% — кипрскому офшору. Впрочем, долго этот секрет не продержался. Президент холдинга Сергей Кузьмин был давним партнером бывшего совладельца «Евразхолдинга» миллиардера Олега Бойко, продавшего в 2004 году свою долю в металлургической компании за $600 млн. «Нас познакомили, по-моему, в 1996 году в Чикаго, — рассказывает Бойко. — У него был небольшой инвестиционный фонд, который активно занимался российско-американскими торговыми отношениями и успешно пропагандировал вложения в российские активы. Потом я позвал Сергея работать в Finstar, далее был «Евраз», и, когда я продал свою долю и сфокусировался на новом бизнесе, он остался со мной».

Кузьмин окончил Новосибирский университет (1985), работал в Институте ядерной физики, защитил кандидатскую. В начале 1990-х наука перестала интересовать государство, и он ушел в бизнес — основал компанию по сборке компьютеров и торговле ими, а в 1993 году уехал в США и стал заниматься инвестиционным бизнесом. Его фонд Russian Investments Solution вкладывал американские деньги в сибирские компании, среди них были Новосибирский завод химконцентратов, Барнаульский котельный завод, машиностроительное объединение «Элсиб».

После кризиса 1998 года фонд распродал все свои пакеты российских предприятий и свернул деятельность. Сергей Кузьмин в 1999-м с отличием окончил программу МВА в бизнес-школе Чикагского университета и после встречи с Бойко вернулся в Россию. На «Евразе» он готовил холдинг к IPO, публичное размещение акций было проведено в июне 2005 года, холдинг был оценен в $6,4 млрд, уже после ухода Кузьмина из компании.

В 2007 году Олег Бойко решил сам управлять Ritzio, и Кузьмин после этого ушел из холдинга и продал свою долю. «У компании не может быть два начальника, — говорит Бойко. — Мы расстались очень хорошо, он продолжал оставаться моим партнером и начал развивать свои проекты». К 2007 году под руководством Кузьмина Ritzio Entertainment Group стала крупнейшей игорной компанией Восточной Европы с годовой выручкой $1 млрд, построенной по западным корпоративным правилам и с отчетностью по МСФО. Компания готовилась провести IPO, успешный опыт у Кузьмина уже был. Но в правительстве уже начали обсуждать введение ограничений или даже полного запрета на игорный бизнес в России. И в 2009 году игорный бизнес в России был запрещен за исключением четырех специально отведенных зон в разных концах страны. У Ritzio игорный бизнес остался только за рубежом, к 2010 году выручка компании сократилась до $154 млн.

Объемный мультик

В России Сергей Кузьмин бывает крайне редко. В США он снова создал небольшой фонд Fintech Ventures, среди вложений — автоматизированные системы кредитования, инвестирования и контроля финансовых операций. Встретиться и поговорить с Forbes Кузьмин согласился после длительных переговоров по Skype. Встреча состоялась в московской студии «Анимаккорд», на окнах которой наклеены узнаваемые теперь уже во всем мире «Маша» и «Медведь» (сериал переведен на 35 языков, в августе 2017-го готовился его запуск на хинди в Индии). Как физик-ядерщик оказался в мультипликации?

«Я видел, что дети смотрят в основном старые и все до одного двухмерные мультики, — рассказывает Кузьмин, отец троих детей, младшему 13 лет. — Так как я хорошо понимал программирование, то знал, что технологии сильно продвинулись, и поэтому мне казалось, что мультипликация должна стать проще. Надо попробовать, думаю». Нужна была хорошая идея и ответственный автор. Им стал аниматор Олег Кузовков, давно искавший инвестора для создания мультфильма о маленькой озорной девочке, которая доводит до точки кипения всех окружающих. Кузовков имел опыт работы с американскими студиями, что было для Кузьмина одним из самых важных критериев. «Школа, которую он прошел при производстве «Симпсонов», сыграла большую роль в моем решении, — говорит он. — Правда, он никогда не работал с 3D, но согласился попробовать». Заниматься коммерцией и продвижением Кузьмин позвал Дмитрия Ловейко — с начала 1990-х он работал в нескольких компаниях, связанных с Кузьминым, а знакомы они были со студенческих лет в НГУ. Ловейко быстро нашел решение — зарабатывать на бренде.

За первый год было сделано всего две серии мультфильма: первая показалась не очень удачной, и открывать сериал решили второй, а первую отправили на переделку. Мультфильм стартовал в конце 2009 года в передаче «Спокойной ночи, малыши!».

«Я просто пришел с двумя первыми сериями на ВГТРК и показал их, — рассказывает Дмитрий Ловейко. — Такого качества в России не было, поэтому взяли сразу и попросили приносить еще. И договор был вполне приличный по расценкам телевидения». Новый сериал вывел «Спокойной ночи, малыши!» в десятку самых рейтинговых программ телеканала, мультфильм посмотрела огромная аудитория. Но качество обходилось дорого. Сначала производство одной 7-минутной серии стоило около $250 000. Сейчас производство стало сложнее (появились новые персонажи, новые локации), и стоимость возросла до $350 000. Снято уже около семидесяти серий. Кузьмин пытался снизить расходы, но из этого ничего не получилось: «Поддержание качества на стабильном уровне ведет только к росту трудозатрат». Прибыль владельцу «Маша и Медведь» начал приносить лишь спустя пять с половиной лет.

«В какой-то момент я думал: всё! И я готов был плюнуть на прибыль, — признается Кузьмин. — Но я, как предприниматель, не люблю ничего бросать на полдороге, я сцепил зубы и сказал: идем».

Сейчас студия продала более 150 лицензий на производство товаров с героями мультсериала (среди покупателей гиганты Ferrero, Danone, Simba Dickie Group), право на трансляцию купили телеканалы Cartoon Network, британский Cartoonito, немецкие KIKA и Sony Music France 5 и испанский Panda.

От телеканалов поступает около 30% доходов студии, 60% дают лицензии (около 10% роялти от продаж), остальное приходит от YouTube. Размер прибыли и выручки в «Анимаккорде» не называют. По оценкам, годовая выручка компании составляет около $20 млн, 75% дохода приходится на зарубежные страны. «Успех продиктован несколькими факторами. Во-первых, сериал получил длинное финансирование, — говорит глава «Союзмультфильма» Юлиана Слащева, — во-вторых, создатели сделали правильный расчет на вечный и, пожалуй, самый беспроигрышный движок — ироничное противостояние взрослого (Медведь) и ребенка (Маша). В-третьих, правильная ставка и умелые действия по распространению сериала и продаже лицензионных товаров на мировых рынках».

В декабре 2016 года у «Анимаккорда», 90% которого принадлежало Кузьмину, а 10% — Ловейко, появился еще один совладелец: 25% компании приобрел фонд прямых инвестиций UFG. «Маша и Медведь» вышел на стационарную орбиту, и у Кузьмина появилось больше времени для занятий любимой физикой. На этот раз квантовой.

Неустойчивый кубит

В конце 2012 года стало известно, что Сергей Кузьмин и основатели Parallels Сергей Белоусов и Илья Зубарев создали венчурный фонд Quantum Wave Fund (QWave) для инвестиций в квантовые технологии. Идея квантовых вычислений была описана еще в начале 1980-х годов, реальный квантовый компьютер не создан до сих пор, но учредители фонда решили, что на нем уже можно зарабатывать. Базовый элемент квантового компьютера — кубит — может одновременно находиться в разных состояниях, что дает феноменальные вычислительные способности. Система из 30 кубитов, например, будет равна производительности лучших имеющихся суперкомпьютеров. При увеличении числа кубитов происходит фантастический рост производительности: на 20 кубитах компьютер одновременно делает миллион операций, а на 51 — более двух квадриллионов.

Но пока из достижений мировой науки в реальности имеется только компьютер на 2 кубита. «По сути, что такое кубит? Это одна единица вещества — неважно, фотон, атом или еще что-то, которую завели в состояние неопределенности и сцепили с другими такими же объектами, — объясняет Кузьмин. — Теоретически кто-то может и 100 продемонстрировать. Проблема в том, что любое возмущение это состояние разваливает. Сколько вы это состояние можете удержать? Но главное, что потом нужно над ним манипулировать, а любые манипуляции тоже приводят к ошибкам. Чем больше кубитов связано, тем больше будет ошибок». Появление полноценного квантового компьютера, по его оценке, состоится не ранее чем через 25 лет, но комплектующие нужно создавать уже сейчас. Например, фотонные счетчики, которые помимо квантового компьютера могут самостоятельно использоваться при определении состава материалов или в криптографии.

QWave вложился в четыре компании, но к квантовой технологии имеет отношение пока только одна из них — швейцарская ID Quantique, она как раз занимается квантовой криптографией и счетчиками фотонов. «Фонд вкладывает в разные компании, которые делают что-нибудь, что основано на новейших достижениях в области физики. Это необязательно квантовые технологии, — объясняет Сергей Белоусов. — Это могут быть неквантовые вещи — материалы, приборы, метрики». При создании фонда в 2012 году было заявлено, что QWave договорился привлечь $30 млн, по планам эта сумма впоследствии должна была увеличиться до $100 млн. Но в итоге было вложено $50 млн. «Из последних вложений фонда к квантовому компьютеру имеют отношение полторы сделки, что говорит о состоянии всего рынка», — считает основатель венчурного фонда Almaz Capital Partners Александр Галицкий. По его оценке, рынок пока небольшой и достигнет $5 млрд только к 2020–2023 годам.

Квантовыми технологиями занимаются и гиганты IBM, Intel, Google, Microsoft. Возможно, кто-то из них купит ID Quantique. «Это не будет миллиард долларов, но сотни миллионов они, возможно, получат», — говорит Галицкий. Кузьмин с партнерами уже создают новый фонд, который будет направлен на проекты, работающие над созданием искусственного интеллекта. По его мнению, это направление разовьется гораздо быстрее, чем квантовый компьютер. И в конечном счете поможет его созданию.

Россия > СМИ, ИТ. Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 26 сентября 2017 > № 2325160 Сергей Кузьмин


Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 25 сентября 2017 > № 2325138 Наталья Касперская

Лучше сама: как Наталья Касперская стала участницей рейтинга богатейших женщин

Ольга Волкова, Александр Баулин

Президент InfoWatch Наталья Касперская о своих самых интересных проектах

«Совместный бизнес сильно подкосил нашу семейную жизнь. Мы как семья протянули в нем чуть больше четырех лет, хотя до этого прожили вместе около десяти», — признается Наталья Касперская, президент группы компаний InfoWatch, рассказывая о «Лаборатории Касперского», которую они вместе с бывшим мужем Евгением Касперским в свое время превратили в успешный бизнес. Работать с Касперским она начала в компании «Ками», куда пришла в 1994 году. «Женя писал свой антивирус, который не продвигался системно и не продавался, и это стало моей задачей», — рассказывает предпринимательница. Их собственная «Лаборатория Касперского» родилась в 1997 году. Касперская стала генеральным директором компании, построила продажи на партнерской сети, и уже через десять лет оборот «Лаборатории Касперского», по ее словам, превышал $200 млн.

Однако в 2007 году бывшие супруги бизнес поделили: Касперской досталась 100%-ная «дочка» «Лаборатории Касперского» — InfoWatch — и обязательство постепенно продать свои акции антивирусной компании. Полностью она вышла из совместного с Касперским бизнеса к 2011 году и значительную часть средств вложила в молодой InfoWatch, специализирующийся на разработке программного обеспечения для защиты компаний от утечек информации.

Новый бизнес

Сейчас от того InfoWatch, который родился в 2003 году, практически ничего не осталось, говорит предпринимательница: она полностью поменяла команды разработки и маркетинга, несколько раз сменила технического директора. Это дало свои результаты: объем продаж InfoWatch вырос с 365 млн рублей в 2012 году до 1,5 млрд рублей в 2016 году, а при сделке с РФПИ («Российский фонд прямых инвестиций») в марте 2017 года только российские активы группы оценивались в 5 млрд рублей. Сегодня среди клиентов InfoWatch — государственные ведомства, такие как ФНС и ФТС, крупные банки, например Сбербанк и Альфа-Банк, телекоммуникационные игроки («Билайн», «Мегафон»), следует из продуктового каталога компании. Всего у группы более тысячи клиентов, оценивает Касперская.

Хорошо отработанные на «Лаборатории Касперского» схемы продаж оказались для новой компании неэффективными. Во-первых, пришлось продвигать не только продукт, но и тему DLP (Data Leakage Prevention, защита от корпоративных утечек), профильную для компании: тема была на рынке новой, люди не понимали, зачем им тратить на это деньги. Во-вторых, Касперская была вынуждена отказаться от партнерской сети, которая так хорошо работала в «Лаборатории», — там к 2011 году было 40 000 партнеров. InfoWatch в основном работает с крупными системными интеграторами и выстроила собственную региональную систему продаж. Цикл продаж достаточно долгий: необходимо в каждом отдельном случае понимать, какие именно утечки информации компания будет ловить, поэтому есть pre-DLP этап, консалтинговый, когда специалисты InfoWatch разбираются в потребностях конкретного заказчика. «Каждое предприятие имеет уникальную задачу — даже в рамках одной отрасли. Например, для кого-то утечка финансовой информации не является очень важной, зато важен уход персонала или репутационные риски. В зависимости от задачи можно по-разному настраивать систему», — объясняет Касперская.

В 2009 году в InfoWatch задумали выход на зарубежные рынки и начали с Германии. Решение Касперская объясняет тем, что у «Лаборатории Касперского» там сильные позиции и со времен работы в антивирусной компании у нее остались в стране личные связи и контакты. Однако в Германии продавать DLP-системы оказалось невозможно: немецкие профсоюзы видели в таком ПО нарушение права на частную жизнь. Продажи не шли и у конкурентов InfoWatch, так что спустя два года компания свернула операции в стране.

Пять лет назад InfoWatch предприняла попытку номер два, но на этот раз пошла на Ближний Восток и в Юго-Восточную Азию. Довольно долго развитие шло на собственные средства компании, но международная экспансия для InfoWatch обходится дорого: необходимо напрямую общаться с клиентами, поэтому нужно физически присутствовать в стране. Первый офис открыли в Дубае в мае 2017 года, в сентябре планируется запуск второго — в Куала-Лумпур. Сама Касперская сейчас летает в Дубай два-три раза в год. Среди ближневосточных клиентов InfoWatch — Центральный банк Бахрейна, Первый энергетический банк Бахрейна и Кувейтский финансовый дом.

Фонды и гранты

Для международной экспансии в марте 2017 года InfoWatch привлекла финансирование от РФПИ: источники «Ведомостей» оценивали приобретенную фондом долю в 3,75%, а объем привлеченных средств — в сумму до 187,5 млн рублей. В 2015 году ходили слухи о том, что InfoWatch вела переговоры с венчурным фондом Baring Vostok, но ни одна из сторон их тогда не подтвердила.

Впрочем, Наталья Касперская уверена, что компаниям стоит обходиться своими средствами, если есть такая возможность, или привлекать государственные гранты. «Когда венчурный инвестор заходит в компанию, у него короткий горизонт планирования — через 3–5 лет он уже хочет выйти, что может не соответствовать интересам бизнеса, особенно если горизонты планирования у него длинные, как у InfoWatch, — объясняет она. — Если есть возможность получить грантовые деньги, за которые не надо «попадать в рабство» к венчуристу, это очень здорово». На первых этапах развития высокотехнологичный бизнес сталкивается с нехваткой ликвидности, и это может продолжаться 5–7 лет, говорит Касперская. Она сторонник того, чтобы такие серьезные технологии запускать с более крупной площадки: так «Лаборатория Касперского» в свое время родилась внутри «Ками», а InfoWatch — внутри «Лаборатории Касперского».

РФПИ, по словам Касперской, находится где-то между государственными грантами и венчурным капиталом: они берут небольшую долю акций и требуют высокий IRR (внутреннюю норму доходности), который ограничен сверху, но при этом не вмешиваются в деятельность компании.

Защита от утечек

DLP-система — это набор программ-перехватчиков для предотвращения утечек конфиденциальной информации за счет анализа коммуникаций: электронной почты, облачных хранилищ, копирования файлов на внешние носители.

Когда InfoWatch только создавался как дочерняя структура «Лаборатории Касперского», DLP была спроектирована как защита периметра организации, то есть контролировались рабочие компьютеры, через которые могла уйти информация. Сейчас корпоративный периметр размылся — данные можно отослать, например, через рабочий смартфон и вне офиса, объясняет Касперская. Поэтому DLP становится системой, которая отслеживает конфиденциальную информацию на всех устройствах.

DLP-система InfoWatch состоит из двух частей: агентской и серверной. Первая собирает данные о коммуникациях на корпоративных устройствах. А на сервере полученная информация анализируются — и в случае, если зафиксирована утечка, оповещается отдел безопасности.

Остается проблема: как быть с личными телефонами сотрудников, через которые также, очевидно, сегодня возможны утечки. Некоторые фирмы выдают сотрудникам корпоративные устройства, а личные запрещают. Другие ставят агентские приложения на их мобильные устройства, но тогда, если нет специальных средств для разделения личных и корпоративных данных, DLP «видит» и всю личную переписку пользователя. Чтобы решить эту задачу, InfoWatch работает совместно с компаниями «ИнфоТеКС» и MobilityLab. «ИнфоТеКС» создает зашифрованную область для рабочего использования, MobilityLab — софт для работы в защищенной среде, а InfoWatch отслеживает, к каким документам обращались на этом устройстве. Личная переписка остается вне поля зрения системы.

Интересный бизнес

«Когда в 2011 году я рассталась с «Лабораторией Касперского», казалось, что у меня бесконечное количество денег, и я покупала разные активы, из интереса, можно сказать, просто ради удовольствия. Какие-то из этих компаний так и не взлетели, какие-то вошли в группу InfoWatch, но в целом, если компания не растет, ее надо закрывать. А это сложно. Так как компании — они как дети, всех жалко», — рассказывает глава InfoWatch.

В 2012 году Касперская приобрела 16,8% акций немецкого производителя антивирусов G Data Software AG. С сооснователем компании Каем Фигге она была на тот момент знакома уже 16 лет. Касперская только что продала свой пакет акций «Лаборатории Касперского» и согласилась стать акционером G Data. Сейчас она входит в совет директоров компании. С 2012 года бизнес вырос на 50%, что неплохо, говорит она, но он мог бы расти быстрее.

Она также купила контрольный пакет в другой немецкой компании — cynapspro (сейчас — EgoSecure), производителя ПО для защиты корпоративной информации на конечных устройствах. «Они генерируют хорошую прибыль, это было удачное приобретение», — объясняет предпринимательница.

Тогда же компания Натальи Касперской инвестировала в Appercut Security Рустэма Хайретдинова, заместителя генерального директора InfoWatch. Фирма разрабатывала решения для анализа исходного кода бизнес-приложений на предмет уязвимостей. Сейчас продукт продается под брендом InfoWatch — как InfoWatch Appercut.

Сегодня о покупке новых компаний Касперская советуется с нынешним мужем Игорем Ашмановым, основателем компании «Ашманов и партнеры». Совместный бизнес у них уже есть: например, компании «Крибрум» и «Наносемантика». В совместных проектах действует четкое разделение ролей: Наталья Касперская занимается маркетингом и продвижением, а Ашманов — технологической стороной бизнеса. «Когда надо помочь с продажами, найти главного маркетолога или генерального директора, Игорь обращается ко мне за помощью. Если у меня возникает технологическая проблема, даже в моем собственном бизнесе, я к нему обращаюсь за советом», — рассказывает она о муже. Офисы InfoWatch и «Ашманов и партнеры» расположены на одном этаже офисного центра на западе Москвы, но кабинеты супругов разнесены в разные стороны здания.

Касперская признается, что не вполне понимает вопросы о рецептах успеха: «Когда просят, например, сформулировать три правила бизнеса. Почему три? Почему не шесть, не семь, не два? Если бы были общие принципы, которые срабатывают в каждом бизнесе, все были бы предпринимателями и мир вообще был бы другим». «Чем больше у меня бизнесов появляется, тем больше я понимаю, как мало я понимаю», — добавляет она. Тем не менее некоторые принципы она все-таки выделяет. Например, Касперская не нанимает людей по знакомству и старается находить кандидатов «умнее себя». А еще не стоит разменивать стратегические решения на тактические ради сиюминутной выгоды, говорит она.

В рейтинг богатейших женщин России Forbes Наталья Касперская вошла в 2013 году с состоянием $220 млн, но это не было ее дебютом в списках состоятельных россиян. «У меня с рейтингами связана личная и очень неприятная история: после публикации первого списка, в который я попала в 2011 году, у меня похитили сына, — говорит она. — Люди воспринимают эти рейтинги так: раз денег заработала, значит у нее есть вертолет, дача в Монако и Ferrari. При этом мое состояние оценивается косвенно — по долям в компаниях, которые не являются публичными. Какие-то из этих проектов более успешны, какие-то — менее, и к реальным деньгам эти доли относятся опосредованно».

Пятая часть сообщений, которые поступают Касперской сейчас в Facebook, сводятся к просьбам о деньгах — на какие-нибудь непрофильные для нее стартапы или даже просто на жизнь. Она же воспринимает деньги как ресурс, с помощью которого можно что-то построить, пусть даже не все компании, в которые она инвестирует, сильно «выстреливают».

От первого лица

В детстве я мечтала стать ветеринаром, но реально оценила свои знания по биологии и химии и поняла, что просто не сдам эти дисциплины. И пошла в технический вуз, на математику. Но детскую мечту реализовала недавно практическим образом — устроила себе фермерское хозяйство с 40 козами. От молока коз остается обрат, выливать его жалко, поэтому завели еще 5 хрюшек, есть чем их кормить.

У фермы есть управляющий и разводчик коз, сейчас ищем ему помощника. Собираюсь из фермы сделать малый бизнес. Мы уже посчитали и выяснили: молоко продавать невыгодно, будет перерабатывать в сыр и йогурты. Я пока не решила — использовать ли бренд Касперской для фермерских продуктов или не запутывать покупателей.

Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 25 сентября 2017 > № 2325138 Наталья Касперская


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter