Всего новостей: 2402633, выбрано 851 за 0.138 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Персоны, топ-лист СМИ, ИТ: Швыдкой Михаил (120)Петровская Ирина (96)Путин Владимир (72)Малюкова Лариса (71)Быков Дмитрий (61)Мозговой Владимир (58)Тарощина Слава (56)Медведев Дмитрий (42)Мединский Владимир (40)Латынина Юлия (34)Поликовский Алексей (33)Найман Анатолий (28)Пиотровский Михаил (28)Генис Александр (26)Сокуров Александр (26)Стуруа Мэлор (26)Мартынов Кирилл (25)Герман Алексей (24)Архангельский Андрей (22)Ивлиев Григорий (22) далее...по алфавиту
Россия > СМИ, ИТ > newizv.ru, 19 февраля 2018 > № 2502430 Роман Виктюк

Роман Виктюк: "За каждую минуту любви мы платим пятью минутами страдания"

Роман Виктюк вернулся с гастролей в Петербурге, где публика восторженно приняла его новый спектакль "Мандельштам".

Веста Боровикова

- Роман Григорьевич, Вы выступали в БДТ, и я уже знаю об овации в полчаса, которую устроила вам питерская публика.

- 27 минут. Не полчаса. В двухтысячном зале. Они аплодировали неистово, завороженно. Этого не было в их театре давно, как они сказали. Они очень любят мой театр, это правда. Я всегда привожу к ним премьеру. И надо еще понимать, что мы играли в зале, где все они были. Все поэты. И Блок, и Мандельштам.

- То есть Мандельштам приехал в гости к Мандельштаму?

- Совершенно верно. Он жил рядом, ведь театр в центре. И там ни-че-го в зале не изменилось. Хотя и делали ремонт.

- Что послужило идеей для рождения спектакля «Мандельштам»?

- Театр потерял способность ставить поэтические произведения. Проще ставить бытовую драму. Смешные, грустные зарисовки из жизни, в которой мы живем. Но когда встала проблема перемены духа в театре, то решить её было возможно лишь поэзией. Потому что поэзия - это вершина всего. Но никто из наших великих поэтов на сцену не попал. Марина Цветаева носила и читала «Федру» в студии Вахтангова в те годы. И Вахтангов сказал: «Нет». Она второй раз приходила читать. И второй раз был отказ. И до тех пор, пока я не поставил «Федру» в театре на Таганке с Аллой Демидовой, драматургия Цветаевой интереса не вызывала. А я знаю, что без поэзии воспитать артиста сегодня в ощущении собственного духа и тела и соприкосновении с мирозданием не-воз-мож-но.

Потому что хороший артист – это тот, кто чувствует, как его направляет энергия, которая руководит вселенским процессом. Если артист слышит эти ноты оттуда, он совершенно по-другому играет каждый спектакль. Игорь Неведров и Дима Бозин первые получили возможность через свой организм пропускать те сигналы и волны, которые идут сверху. Все планируется, строится и разрушается наверху, но очень мало людей, которые слышат сигналы сверху. И могут их транслировать. И театр сейчас должен меняться не оформлением, не количеством смеховых раздражителей, не передразниванием вождей и животным смехом публики. Всё это подножный корм. И все это неправда.

Сейчас Миша Ефремов подражает Сталину, его интонации и так далее. Но все это - не о Сталине. Потому что Сталин – это порождение энергетической силы там, над всеми нами. Она выбрала его, чтобы люди очнулись. К сожалению, это не произошло.

- Вы хотите сказать, что зло является слугой Бога?

- Конечно. Для того, чтобы люди не погрязли во зле, приходит его воплощение. А если сказать грамотно, то эта высшая энергия периодически вызывает рост энергии творчества. И появляется Серебряный век, например. Вспышка, и потом мы получили ошметки от нее. И больше эта энергия на землю не приходила. Поэтому сейчас мы наблюдаем пустые головы, низменные намерения и нежелание служить этому вселенскому энергетическому потоку.

- А как он работает? Например, в музыке?

- Музыка – это, прежде всего волны, которые отправляются туда, вверх, а потом возвращаются оттуда на землю, и рождаются великие музыкальные произведения. Я очень примитивно объяснил этот процесс, но вы меня понимаете.

- Не все хотят пропускать через себя этот поток энергии. Потому что тот, кто к нему подключается, становится мишенью.

-Это не имеет значения. Это и есть выбор. Как он может не стать мишенью, если вокруг – темнота?

- Вы только что создали афоризм.

- …и поэтому тех, кто чувствовал эти потоки, их миллионами отправляли подальше. А они там, в тюрьмах, на стенах оставляли свои строки. И эти строки читали. Но эта черная энергия. И ее в пять раз больше, чем остальной энергии на земном шаре.

- То есть любви в пять раз меньше, чем боли, страха, подлости и насилия?

- В пять раз меньше.

- То есть за каждую минуту любви мы будем платить пятью минутами страданий?

- Совершенно верно. Или – гибелью. Но те, которые уходят, свет там, наверху, увеличивают. И когда придет оборот всей этой гигантской структуры опять на землю, может быть, что-то изменится. Но этот приход надо готовить. Для взрыва, для всплеска небесного света людям на земле.

- Ваша миссия - это подготовить приход света?

- Да.

- Далеко не все это понимают.

- А зачем? У них есть ирония. И смех. Они говорят: «Сумасшедший!» - «Да, сумасшедший». - «В искусстве нельзя не быть сумасшедшим».

- Почти все ваши спектакли – об отсутствии любви. «Служанки» – о том, что любовь невозможна в рабстве. «Давай займемся сексом» - о попытке спрятаться от отсутствия любви в секс…

- Этот спектакль - вообще наш вопль! Люди хотят любви даже в сумасшедшем доме. Но не получают, потому что она уходит из этого мира. Сейчас я тружусь над «Мелким бесом» Сологуба. Это все – о нас. Мелкий бес никуда не делся. Он процветает сегодня. И свою молитву ненависти он реализует. Когда-то я впервые поставил его в Русском театре в Риге. Здесь я даже не мог заикнуться о том, что хочу его поставить. Решил попробовать в Риге. Там меня привели в ЦК партии к человеку, который отвечал за культуру. Он меня выслушал и подписал разрешение. Приезжаю в начале сентября, разрешение действует. Прошу: «Я бы хотел встретиться с этим человеком». А мне говорят: «Он летом поехал с семьей в Париж и там остался». И я вспомнил его взгляд, когда он подписывал это разрешение. Он знал, что уедет. И в Русский театр в Риге впервые пошли эстонцы, именно на мой спектакль. Успех был ошеломляющий. И буквально в прошлом году они меня пригласили на годовщину «Мелкого беса» в Русский театр.

- То есть времени нет? Оно прорастает новыми побегами на старом месте?

- Совершенно верно. Энергетика сохраняется там, куда она пришла. Человек, который открыл мне этот клапан в Риге, так и не вернулся. Но несколько раз оттуда передавал мне приветы.

- Видите, как важно встретить своих.

- Можно ведь и не встретить своих. Если нет той же волны.

- Сологуб в предисловии к роману писал примерно так: «Вы думаете, это автор такой злой и нехороший? Нет, друзья, это автор написал о вас. Это вы - злые и нехорошие». Вы могли бы подписаться под этими словами?

- Думаю, он многого не сказал. Действие в романе происходит на рубеже девятнадцатого и двадцатого веков. Персонажи романа принимали участие в революции и строили новое государство. Это они в один день отказались от Бога. Он ведь не выдумал никого. Это интеллигенция, учителя гимназии. Будущие бойцы с самедержавием. И все монологи героя есть подготовка к убийству. Там есть гениальный монолог о том, что мысль об убийстве уже есть убийство. И то, как воспитывают гимназистов, и как дирекция следит за гимназистами, и то, в чем гимназисты участвуют в свободное время - участвуют в сражении - это все говорит о том, что «будет беда». Все это очень важные вещи. Сологуб хотел уехать.Но его жена покончила жизнь самоубийством, и он остался. Он перестал общаться с людьми, и его впервые стали называть «старик». Это великий писатель, и то, что он незаслуженно вошел в историю литературы без великой славы, это неверно. Его сто лет не издают. А у него есть и пьесы. Пьесу «Мелкий бес» он написал сам. И участвовал в постановке.

- Вы ставите его пьесу?

- Нет, я написал свою. По его роману. Я расшифровал для себя, что происходило с Сологубом, когда он это писал.

- Герой романа Передонов - это типаж?

(Кричит)

- Это не типаж, а событие, которое грядёт. Идёт беда! Все, что было потом - ГУЛАГ, тюрьмы, расстрелы, разруха храмов – какой это типаж? Это то, что случилось. Страшно, что он готовится убивать, не сожалея! Этой мысли не было даже у Федора Михайловича…

- Да, у него они потом все каялись.

- Нет этого даже близко. До конца. Он ждет возможности реализовать эту энергию убийства.

- Вы хотите этим спектаклем предостеречь?

- Это можно предостеречь? Как вы наивны… Уже всё случилось. Дела давно минувших дней.

- Роман Григорьевич, вы преподаете, у Вас такое количество учеников. Кого можете назвать как самого талантливого?

- Ни-ко-го. Это неправильно. Они все талантливы. Уже есть те, кто стал главрежем. И даже в разных бывших советских республиках. Но не все приходит сразу. Кроме того, они не делают того, что от них хотят. А только то, что считают нужным.

- Ваш ученик Игорь Неведров, сыгравший главные роли в премьерах этого и прошлого сезонов – «Крыльях из пепла» и «Мандельштаме» - сейчас готовит свой второй спектакль как режиссёр-постановщик.

- Да. Он очень волнуется. Но его лицо светится. И я этому рад.

Россия > СМИ, ИТ > newizv.ru, 19 февраля 2018 > № 2502430 Роман Виктюк


Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > mirnov.ru, 15 февраля 2018 > № 2498081 Борис Есенькин

БОРИС ЕСЕНЬКИН: «БЕЗ КУЛЬТУРНОГО НАСЛЕДИЯ ЧЕЛОВЕК ТЕРЯЕТ СЕБЯ»

Б.С. Есенькин - президент ТД «Библио-Глобус», президент Гильдии книжников - самый, пожалуй, уважаемый и известный корифей книжного дела в стране, благодаря которому миллионы книг в СССР и России дошли до своего покупателя.

О деле его жизни с мэтром книгоиздания и распространения наш сегодняшний разговор.

- Борис Семенович, вы счастливый человек? Ведь книги сопровождают вас с раннего детства, их запах приносила мама домой с работы...

- Мне в жизни повезло, хотя мое детство пришлось на войну. На фронт забрали отца, дядю одного, второго... Даже овчарку нашу забрали - и собаки нужны были фронту. Помню землянки, в которых мы прятались... Недоедание, голод... Помню семейные чтения - тогда вслух читали «Тихий Дон», и мне это было очень любопытно, хотя я еще мало что понимал.

Моя мама работала на фабрике «Детская книга». Оттуда и появились мои первые книги: «Дед Мазай и зайцы», «Городок в табакерке» и другие, открывшие мне естественный многофункциональный мир.

- Почему вы поначалу выбрали рабочую специальность?

- Один мой дядя был парикмахером, свою трудовую жизнь после семилетки я начал рядом с ним. Потом были вечерняя школа рабочей молодежи, служба в армии.

Другой мой дядя, который был связан с телевидением, изменил немного мои представления, устремления в жизни. Я поступил в телевизионное техническое училище на Таганке, окончил его и стал специалистом: ходил с чемоданчиком и ремонтировал телевизоры.

Затем ушел работать в так называемый почтовый ящик, секретное предприятие, и, уже работая там, поступил заочно в Московский полиграфический институт. После 15 лет службы меня избрали председателем профсоюзного комитета большого предприятия - НИЭТИ завода «Пластик», но перед этим я организовал народный книжный магазин. Мне тогда было около сорока лет.

- Это было в 70-е годы?

- Да, это 1975-1977 годы, когда к книгам был повышенный интерес. Я уже хорошо разбирался в книгах, собирал их по мере возможности. Почему возникла идея народного книжного магазина?

У нас был 85-й магазин «Москниги» недалеко от Войковской, где располагался «почтовый ящик», я туда часто ходил, видел, чем интересуются покупатели, вот тогда мне и пришла идея создать народный книжный магазин, это было очень востребовано.

- Ваш путь активного распространителя, популяризатора, пропагандиста книги начался именно тогда?

- Да, уже позже я пришел трудиться в «Москнигу», в 1985 году начал работать в Калининском районном книготорговом объединении, где было шесть магазинов. Предстояло окунуться в происходящее, разобраться и наметить определенные шаги в улучшении обслуживания покупателей с учетом происходящих изменений в стране.

В 1988 году предприятие было признано лучшим книготорговым объединением. А в 1989 году мне предложили перейти работать в магазин №120 «Москниги», будущий «Библио-Глобус», с тех пор я и тружусь на этой площадке.

- Ваша жизнь богата на события, в том числе исторические. Сравниваете прожитые эпохи?

- Как без этого... В СССР, как я сегодня отчетливо понимаю, была пропаганда даже не книг, а была пропаганда знаний, и каждый из нас старался себя обогатить именно знаниями. И что интересно: я всегда считал, что битие определяет сознание человека. Но не битие розгами, а битие жизнью. И вот пройдя школу партийную, профсоюзную, я убедился, что жизнь не так проста, как кажется. Надо постоянно повышать свой образовательный уровень, поэтому у меня была и магистратура по книгоизданию и книгораспространению, потом - защита кандидатской диссертации по философии, докторской по экономике...

- Итак, вы пришли в «Москнигу», а затем в «Книжный мир» в переломный момент перестройки, наверняка было непросто выстроить работу в меняющихся условиях?

- Я уже работал в книжном магазине №120, когда устои СССР рухнули, образовалась, как в горах, расщелина между прошлым и будущим...

Книги, которые тогда выпускались миллионными тиражами, стали никому не нужны, книги, которые жаждал получить читатель, еще не были напечатаны. Выход из объединения «Москнига» на самостоятельную хозяйственную деятельность, приватизация, в которой участвовало более семидесяти человек, кампания по выбору руководителя и множество других событий...

Когда задачи бизнеса не подкреплялись законодательством, дефолты, когда рушилось все, созданное тобой, и еще многое-многое другое, что не способствовало созиданию. Требовалась постоянная трезвость сознания в самых неблагоприятных условиях - это способствовало укреплению веры в собственное дело, хобби, которое переросло в любимую профессию.

- Как повлияла на книжную торговлю смена эпох?

- Крах коммунистической идеологии повлек за собой и крах более чем на треть тогдашнего книгоиздания, в первую очередь трудов классиков марксизма-ленинизма, партийной и пропагандистской литературы.

Появились первые независимые магазины, издательства, стали ломаться государственные издательства. Встали вопросы: где брать книги для торговли, какие теперь будут нужны книги? Расцвели книжные ярмарки по типу черного рынка в «Олимпийском», в Люберцах да много где... Нам приходилось выживать, как и всем тогда, торговать одно время приходилось даже коврами, компьютерами, всякой модной тогда мелочевкой. А книг, хороших и нужных, еще не было, не хватало.

Надо было начинать новую жизнь, и начал я ее со списания огромной массы никому уже не нужных изданий, что поначалу привело наши финансы в минус. Но пошли уже переговоры с новыми издателями, началась работа с ними.

- Ведь тогда во многом поменялся и сам тип книжных магазинов?

- Например, ушли в прошлое прилавки, мы перестроили магазин. В этот сложный период предстояло не потеряться и выстроить себя на новом витке с определенными амбициями, стремлением к новизне.

Обширного опыта все равно не хватало. На международном книжном семинаре в Библиотеке иностранной литературы я разговорился с американцами - представителями книжного дела. Это и подтолкнуло меня поехать на стажировку в США. По приезде оттуда я написал статью в газету «Книжное обозрение» - «Мы и они - двадцать первый этаж и нулевой».

Разница в технологическом, логистическом и других отношениях была огромной. Бизнес-планирование, бюджет, почасовая оплата труда, жесткий алгоритм в построении цепочки: автор - издатель - библиотекарь - книжный магазин - вторичный рынок - потребитель. Это был другой мир, который оперативно подстраивался под постоянно меняющиеся современные технологии. Все надо было переварить, впитать, осмыслить и выработать свою собственную концепцию...

- С тех пор очень многое изменилось, вы добились огромных успехов...

- Да, сегодня мы решаем глобальные задачи, выстраиваем современную логистическую систему многофункционального информационно-культурного просветительского центра ХХI века. Мнение о падении книжного рынка, на мой взгляд, сильно преувеличено. Хотя, конечно, надо людей, особенно молодежь, настойчиво возвращать именно к печатной книге.

И здесь у «Библио-Глобуса» есть что предложить: ежемесячно к нам поступает более 4000 новинок художественной, учебной литературы по всем отраслям знаний, книг по искусству. И они неизменно находят своего читателя. И это понятно, потому что история показывает: без духовного, культурного наследия человек себя теряет. Без любви к печатному слову, навыков чтения развитая духовная личность состояться не может. А без этого каким станет наше будущее?

Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > mirnov.ru, 15 февраля 2018 > № 2498081 Борис Есенькин


Россия. Украина > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 14 февраля 2018 > № 2496442 Андрей Курков

Русскому языку не нужен никакой особый статус, нужно признать его частью языковой украинской культуры

Писатель Андрей Курков в интервью программе «Бацман» на телеканале «112 Украина» рассказал, почему Россия не имеет монополии на русский язык, чем украинцы отличаются от россиян и как изменилась украинская литература за последнее время.

Алеся Бацман, 112.ua, Украина

«112 Украина»: В программе «Бацман» — писатель, сценарист Андрей Курков. Добрый вечер, Андрей. Ваше заявление о том, что русский язык является украинской культурной собственностью, и что его нужно взять под украинский филологический контроль, в России и в российских СМИ наделало много шума. Что вы имели в виду?

Андрей Курков: Прежде всего то, что Россия, Москва, Кремль не имеют монополии на русский язык. Как Париж не имеет монополии на французский. С русским языком произошло то же самое, что произошло с французским 150 лет назад, когда появилась франкофония. Когда французская культура перестала быть единственной культурой на французском языке: возникла Бельгия, Квебек, африканские страны, вышедшие из-под колониальной французской лапы. Они оставили себе французский язык как инструмент культуры. На французском пишет гораздо больше арабских или североафриканских писателей, чем на арабском. И это потому, что на арабском можно писать только Коран, а он уже написан. Все остальное — это как если использовать божественный инструмент, арабский язык, для того, чтобы писать банальные или небанальные человеческие истории. То есть это унижать язык.

По сути русский язык, русскоязычная культура рассыпалась. Русский язык стал инструментом, который не обслуживает ту страну, в которой считается государственным. Он обслуживает в каждой стране, где он используется, собственную культуру. Он используется для описания жизни не в России, на Украине пишут на русском языке об украинской жизни, в том числе пишут и на венгерском языке об украинской жизни. Практически, де-факто, мы имеем фрагментированную культуру в языковом смысле, но тематика одна и та же: украинские писатели пишут на всех своих языках о себе, о своих близких, о своей стране, о своих ситуациях. Поэтому делать вид, что язык — это как пустая бутылка, которую можно пойти сдать и забыть о ней, не получится. Это опасно и с точки зрения политической, потому что делать вид, что не существует русскоязычных, — это давать им карт-бланш на их политические решения во время любых выборов. Чем больше кого-то игнорируют, тем больше он будет делать наоборот.

— А кто и зачем сегодня на Украине лоббирует инициативы по ущемлению или запрету?

— Это не ущемление, все нормально. Государственный язык расширяет свое воздействие, расширяет свою территорию так же, как и европейская индивидуалистическая ментальность оттесняет советскую или российскую коллективную ментальность все дальше и дальше на восток. В конце концов украинский язык займет свое главенствующее положение, но языки национальных меньшинств никуда не денутся. Русский язык, к сожалению, не является языком национального меньшинства, потому что как раз, я думаю, на нем говорят меньше представители этнических россиян и больше представители других национальностей. Поэтому говорить о статусе совершенно не имеет смысла — сразу переход в драку: вызываешь огонь на себя. Но русскому языку и не нужен никакой особенный статус, нужно просто признание его частью языковой украинской культуры.

— А чем русский язык «украинский» отличается от русского языка «русского»?

— Во-первых, в нем очень много украинизмов. Синтаксис отличается. Можно отдельно говорить об одесском русском языке, харьковском — слобожанском. Он отличается, и с точки зрения филологов, там есть над чем работать. Самый простой пример: «в Украине» и «на Украине». В «украинском» русском языке — «в Украине» звучит совершенно нормально, а в «русском» русском языке…

— Это политический вопрос, скорее. Россия категорически, специально, оставляет это «на».

— Правильно. Но, на самом деле, есть такое понятие, как политическая лингвистика, и многие вещи, которые из политики приходят в язык, потом остаются и становятся нормой. Практически на Украине выражение «в Украине, в Украину» стало нормой для нашего русского языка. Но не стало нормой и не может, наверное, стать нормой для «российского» русского языка.

— Но если бы они признавали Украину независимым государством, они бы говорили «в», потому что, на самом деле, «в стране», но «на территории». Украина — это давно независимая суверенная страна.

— Я знаю, что я говорю с образованным человеком.

— Спасибо за «образованного». Как вы видите языковую политику — на телевидении нужны квоты?

— Квоты, вообще, — это довольно унизительное слово. В идеале, я думаю, должны быть украиноязычные каналы, должен быть один или два канала на русском языке и должен быть на Буковине канал на румынском. Хотя в таких местах, как Бессарабия, Закарпатье, Буковина могут быть многоязычные каналы, потому что тянуть одноязычный канал тяжело. Но если говорить о национальном телевидении, логичнее иметь одноязычные каналы — украиноязычные, и один или несколько каналов для русскоязычной аудитории.

— А обучение как вы видите?

— Университеты на государственном языке — 100%. И на английском можно. В Будапеште, например, есть два университета, где преподают на английском, в Голландии 30% преподавания в университетах на английском и 70% — на голландском или 50% — на голландском. Что касается школ, то нацменьшинства, этнические, должны иметь право обучать своих детей на родном языке, и по-настоящему сдавать государственный язык. Все должны знать украинский язык.

— Что касается государственного языка — один украинский?

— Да. Если мы говорим о государственном языке, который должен объединять людей, то он должен быть один. Два государственных языка будут разъединять людей. Бельгия от этого страдает и мучается. Там есть постоянное напряжение — среди интеллектуалов, не среди простых людей, как, в принципе, и у нас. Между валлонами и фламандцами постоянные споры. В результате у них два министерства культуры: бельгийской и фламандской культуры, бельгийской и валлонской культуры. В принципе, нам это не нужно. А прийти к такой ситуации можно, если завести два государственных языка.

— Сегодня Россия — агрессор. Как вы относитесь к позиции, что в такой ситуации русский язык — это язык врага?

— Я вижу выражение о том, что русский язык — это язык врага, только в «Фейсбуке». «Фейсбуком» не пользуется большинство населения Украины. «Срачи», споры в «Фейсбуке» не представляют собой открытые общественные дискуссии национального масштаба. Там главное устроить конфликт, спор и развесить ярлыки. Если мы посчитаем количество избирателей, которые считают русский язык своим родным, и подумаем о том, какое может быть их влияние на исход любых выборов, особенно местных, то мы увидим, что страна может очень далеко качнуться назад. И это будет своеобразный, не агрессивный протест. Но, наверное, пассивные протесты могут быть намного опаснее, чем громкие и агрессивные. Люди не интересуются своей страной, раз их считают представителями врага, им плевать на нее. Они в ней живут, но для них это неважно. Как для большинства жителей Донбасса было неважно, как называется страна, в которой они живут, — они жили на Донбассе. И такие ситуации я видел в других регионах. Задача государства Украина — интегрировать все регионы в единое политическое целое, чтобы люди ощущали, что они живут на Украине, что они соучаствуют в построении этой страны, а не просто живут на ее территории и ждут пенсии. Когда их что-то раздражает, они выражают свою реакцию голосованием, или еще каким-то образом.

— Каким образом сделать так, чтобы граждане Украины и в быту переходили на украинский язык? Методом кнута или пряника?

— Кнут не пройдет. Украина — замечательная казацкая держава. Любой кнут будет вызывать обратную реакцию разрушительной силы. Просто пряник — это мелкий царский подарок, он не будет восприниматься или будет восприниматься как заигрывание теми, кто немного лучше разбирается в политических мотивах и действиях. Должна быть стимуляция определенная, вместо пряника. Но стимуляция не материальная, хотя, я думаю, в каких-то регионах можно и доплачивать. Если человек (чиновник, например) хочет доказать, что он знает на высоком уровне украинский язык, он может пойти заказать себе экзамен в университете, и получить сертификат, что у него высокий уровень украинского языка. После этого получить добавку к своей зарплате. Это можно делать. Но, по сути, страну нужно объединить, прежде всего, не языком: нужно украинизировать сначала не языки людей, а их сознание. Чтобы они все чувствовали себя украинцами, чтобы они знали, что в стране происходит то, что они хотят, чтобы в стране происходило то, что от них зависит и т.д. То есть вовлечение, грубо говоря, каждого думающего человека в государственное строительство и в жизнь государства.

— Украинская национальная идея сегодня какая должна быть?

— Украинская национальная идея сейчас — это чтобы Украина выжила, состоялась, и чтобы счастливыми украинцами считали себя люди любого происхождения, имея в руках паспорт гражданина Украины и имея все остальные причитающиеся им блага, включая работу, доступ к культуре, образованию и все остальное.

— Как вы относитесь к запрету советских фильмов, в которых сыграли актеры, которые поддерживают политику Путина?

— Спокойно. Я телевизор не смотрю. Если хочу — покупаю видео. Все можно найти на Ютубе. То же самое с запретами книг. Можно запретить какую-то книгу, но никто не запретит человеку купить эту же книгу в электронном формате, закачать себе и читать. А можно просто поехать на Петровку и купить запрещенную книгу.

— Как вы относитесь к инициативе института Национальной памяти об отмене, замене каких-то праздников?

— У меня в последнее время возникает впечатление, что институт Национальной памяти был построен по принципу польского института памяти. В данном случае память имеет тенденцию вытаскивать только трагедии. Мне кажется, что еще ничего хорошего из государственной памяти институт не вытащил. Поэтому надо что-то с ним делать, но не моя это задача. В принципе, конфликт Украины с Польшей, последний, — это конфликт двух институтов памяти: польской памяти и украинской памяти. И в данном случае, может быть, склероз помог бы двум странам наладить отношения. Тем более, что Польша наряду с Литвой были главными нашими адвокатами в Европе.

— Почему происходит ухудшение отношений между Польшей и Украиной? Кто виноват в этом?

— Виноваты, прежде всего, инициаторы дискуссий на эту тему. История — это коллекция драм и трагедий. В конце концов, через 100 лет стороны забывают, кто победил. Каждый себя считает победителем, а для того, чтобы утвердиться, достает из памяти или из института памяти какие-то новые доказательства, потому что победитель иногда — это тот, кто больше пострадал. И победителю должны что-то вернуть за эти страдания, которые не он пережил, а его соотечественники 100-200 лет назад.

— Вятрович недавно заявил, что нужно признать весь советский период Украины периодом оккупации. И Украина должна быть правопреемницей УНР. Как вы это прокомментируете?

— Я не историк, но если по факту, то советская оккупация накрыла собой по пакту Молотова-Риббентропа территории, которые отошли к советской Украине в 1939 году. Так же, как произошла оккупация Литвы, Эстонии, Латвии. А все, что было здесь, — это была страна, часть Советского Союза, где победили большевики, коммунисты. Такая моя точка зрения.

— На каком языке издаются сегодня ваши книги?

— На 37 языках.

— Украинские тиражи на украинском языке примерно какой процент занимают?

— Небольшой. Если брать суммарные тиражи, то, может, процентов пять-семь.

— Какой запрос сегодня у читательской аудитории к украинскому книгоизданию? Какой процент книг на украинском издается и какой на других языках?

— Детские книги, в основном, покупают на украинском языке. И издают их, в основном, только на украинском. Взрослая литература, я думаю, примерно на 80% выходит на украинском языке, практически уже 100% выходит на украинском. В принципе, рост тиражей и рост названий на украинском колоссальный. Но национального рынка нет до сих пор. Никто вам не может сказать, статистически, сколько какой книги на Украине продалось, потому что единой системы учета нет. Ассоциация украинских издателей, по-моему, не занимается этим вопросом, и наверное, еще не скоро можно будет, как в Германии или в Польше, вывесить в книжном магазине афишку со списком книг, исходя из которой будет видно, какие в стране есть бестселлеры, например, за прошлую неделю. Такого у нас нет, к сожалению, и пока не планируется. А это означает, что книгоиздание до сих пор не стало бизнесом.

— Как вы зарабатываете на Украине писательским трудом?

— Я не зарабатываю на Украине писательским трудом. Правда, какие-то деньги на Украине я тоже зарабатываю. Но, на самом деле, писатели, у которых количество проданных экземпляров одного названия от 50 — 100 тысяч, они должны зарабатывать даже на Украине себе на жизнь.

— Что лично вам приносит сегодня основной доход?

— Книги, изданные за рубежом, — на немецком, английском, японском, французском языках.

— Самый большой ваш гонорар был какой и за какую книгу?

— Вопрос немножко непрофессиональный. Книжка пока живет, она продается, и роялти с продажи идут, и они могут идти два года. Есть агенты, есть субагенты, которые собирают в регионах и передают агентам, агент год собирает, считает, передает автору. Хит у меня один — «Пикник на льду», который продается уже более 20-ти лет во многих странах. Сейчас уже опять переиздание испанское, в конце месяца, недавно был новый перевод на итальянский. Это уже второй перевод. Я проехался с этим новым переводом по Италии, заехал первый раз в жизни в Палермо — увидел, что и там читают.

— За эти 20 лет сколько, примерно, вам принес «Пикник на льду»?

— Много.

— Ну, 100 тысяч долларов?

— Да, может быть, столько.

— А самый маленький гонорар за что был?

— Даже маленькие гонорары у меня не вызывали смеха. В советское время «Рабочая газета» мне заплатила 17 рублей 62 копейки за юмореску — это был мой первый гонорар, в 1978-м году. Я радовался не деньгам, а публикации. А за книги, мне кажется, меньше чем 100 — 200 евро в качестве аванса в пересчете на разные времена жизни гривны писатели не получали. А получали ли они потом что-то еще — большой вопрос. Потому что очень часто издатели только дают аванс, а потом говорят, что книжка до сих пор не продалась. Аванс — это будущие роялти. Вам дали 200 евро, а потом продают вашу книгу. Пока эта книжка 10% от минимальной стоимости не накапает в эти 200 евро, то следующие капли до вас не дойдут.

— В мире много писателей-миллионеров. Вам не обидно?

— А почему мне должно быть обидно?

— На Украине нет такого рынка. Вы популярны в мире, но родина же здесь. Здесь должен был быть основной рынок, который приносил бы вам доход.

— Должен, но его нет. А я реалист. Поэтому я радуюсь каждому шагу в сторону светлого издательского будущего Украины. Но я не плачу, если чего-то не произошло, потому что нужно работать. Жаловаться — это другая профессия.

— Сколько в день вы работаете?

— В среднем 8 — 9 часов. А когда заканчиваю роман — до 14 часов в день.

— Выходные у вас есть?

— Вот, например, сегодня я ничего не написал. Отредактировал немножко.

— Вы можете назвать себя богатым человеком?

— Я счастливый человек. Сытый человек, человек, который может позволить себе куда-нибудь повезти всю семью, в Вену на праздники, например. Человек, который откладывает что-то, чтобы у детей была гарантия нормального развития. Богатым я себя не считаю, потому что у меня нет потребностей богатого человека: мне не нужна яхта. Машина мне нужна такая, чтобы ее надо было редко чинить, и такая, чтобы ее не украли.

— На какой вы ездите сейчас?

— «Мицубиши Грандис» (Mitsubishi Grandis).

— Леонид Кучма написал книгу «Украина — не Россия». Насколько он прав оказался? Насколько украинцы отличаются от россиян?

— В принципе, ментальность совершенно другая. Натуральные, естественные украинцы — они индивидуалисты, эгоисты, то есть нормальные европейцы. Они не собираются в группы, партии, а если собираются, то тут же начинают друг другу предъявлять претензии, хотя только что были единомышленниками. Организовать из украинцев государство, где все будет работать, как часы, невозможно, потому что у каждого часы показывают его собственное время. И у каждого украинца в голове своя Украина, которую он строит или уже построил у себя дома, у себя в воображении. Русские, во-первых, любят царя. У них есть чувство коллективной ответственности за свою страну, чувство гордости за свою страну. Если они разочаровались в царе, они могут его убить и любить следующего. Но они всегда коллективны и, как сказал один из российских то ли политиков, то ли журналистов: «Если для родины нужно врать, мы будем врать всем народом». Такого «коллективизма» здесь быть не может, потому что другая культура, другая история. Опять же казацкая держава, то есть уникальная форма демократии, при которой не нужно печатать деньги, не нужно министерств, есть только военные суды. Границы не фиксированы, они могут туда-сюда ходить, но при этом есть какой-то странный порядок и замечательное сельское хозяйство.

— После Майдана что на Украине не поменялось, что должно было поменяться, на ваш взгляд?

— Поменялось то, что общество консолидировалось, впервые у людей возникло ощущение страны, потому что они поняли, что ее можно поменять. Страна была данностью, казалось, что границы никогда не будут нарушены. А оказалось, что все намного более хрупкое. Не поменялось то, что в очередной раз Майдан не выдвинул наверх новую политическую силу, новую партию, которая отличалась бы по своим моральным качествам от тех, которые уже существуют. Не выдвинул Майдан новых лидеров. Я думаю, что после того, как Майдан 2004-го года выдвинул Каськива и других, многие, наверное, уже и не особенно верили. А с другой стороны, был интересный феномен, который не стал политическим фактором, — феномен «Правого сектора», который собирался стать политической партией, имел популярность и у украиноязычных, и у русскоязычных, и мог спокойно заменить собой скомпрометированную уже «Свободу». Мог быть катализатором, провокатором изменений уже в парламенте и в политических реалиях страны. Но этого не случилось. Почему, может, знает Дмитрий Ярош или другие люди. Главное, что этого не произошло — не появилась новая политическая элита.

— Вы с Сергеем Жаданом ездили в зону АТО. Что вы там увидели?

— Я увидел и услышал то, что люди видят и слышат на войне. Но, прежде всего, я увидел и услышал местное население. Когда я ходил и специально пытался заговаривать с людьми на улице, от незнакомого меня шарахались все, кроме детей. Прежде всего, меня поразил Северодонецк. Славянск я хорошо знаю и до, и после. Я и сам потом ездил туда.

— Сколько раз вы там были?

— Два раза. Но больше всего я запомнил Северодонецк. Там в 7 км от города еще стреляли — слышны разрывы. Я подходил к людям, спрашивал, можно ли с ними поговорить, и люди просто перепугано уходили. Я тогда подумал, что этим людям все равно нужно донести какую-то информацию, но, наверное, легче ее было бы донести сообразно их отношению к жизни и их позиции. Нужно вернуть стенгазету или стенды под стеклом, куда развешивали каждое утро кнопками газеты. Вот так можно доносить информацию, потому что прямой диалог тогда не получался. Сейчас может получиться, но Украине катастрофически не хватает национального диалога, национальной дискуссии на любую тему. Когда половина населения, если не больше, молчит, то ничего хорошего не выйдет. И это молчание в разных регионах продолжается.

— А кого сейчас не слышно?

— Сейчас частично не слышно болгар Бессарабии, молдаван не слышно, азовских греков. Что вы о них знаете?А они — граждане Украины. Какова была их роль, например, под Мариуполем, во время начала военных действий? Почему они останавливали колонну украинских войск, и из-за этого не успела дойти до Новоазовска украинская армия? Вопросы остаются, их просто не задают. Но, на самом деле, это показывает, что не было у этих людей доверия к собственному государству, ощущения, что они живут в этой стране.

— Вы туда поехали. Что вы там делали?

— Мы встречались с людьми, были большие выступления: актовые залы в университете в Славянске.

— Какие вопросы вам люди задавали?

— Самые банальные: когда закончится война. Людей волнует только один вопрос — когда все закончится. Этот вопрос волновал тогда и волнует сейчас. Единственное, думаю, что многие уже бы и не задавали этот вопрос, потому что они понимают, что никто на него не ответит.

— Вы знакомы с Захаром Прилепиным?

— Да, знаком.

— Как вы оцениваете его участие в военных действиях с российской стороны, когда он приехал на украинскую территорию убивать украинских людей?

— Я был в шоке. И до сих пор пытаюсь понять, что это такое. Можно сказать, что чем-то он близок к Лимонову, по своему мировоззрению, но откуда это мировоззрение взялось? И связано ли это с тем, что он был профессиональным контрактным солдатом в Чечне, во время войны? Наверное, связано. Человек хочет воевать, а российское государство пригревает всех, кто хочет воевать за него.

— Это не коньюктура, не просто способ повышения своих тиражей и возвращения в топ, с точки зрения писателя?

— Нет. В данной ситуации это не коньюктура, это что-то другое. Это какое-то психологическое явление. На самом деле, он же подвел литературную базу под свое поведение, под свою позицию, и написал эссе о том, что все уважаемые российские писатели были вояками — они все воевали и убивали. Только поэтому они и стали великими писателями, начиная со Льва Николаевича Толстого. Насколько я знаю, в России, в основном, засмеяли это эссе, но я допускаю, что он совершенно искренне его писал, потому что он хочет себя в этом ряду видеть. Но, действительно, ни один из российских писателей, начиная с 20-х годов, в открытую так не говорил, что, мол, настоящий писатель должен быть убийцей.

— Украина устала от войны?

— От войны, прежде всего, устал Донбасс. Но об этом никто не думает, потому что действительно платит за эту усталость каждый регион. «Усталость от войны» — довольно абстрактное понятие, потому что нет ощущения, что экономика Украины буксует из-за войны. Нет очередей за хлебом, бюджетные деньги поступают на социальные нужды в районы вовремя и в полном объеме. Украина научилась экономически жить с войной, оплачивая и войну, и все остальное. Поэтому есть драма и трагедия людей, которые потеряли там своих родных, но это не усталость — это драма и трагедия.

— А Россия устала от войны?

— России война нужна. Там же главнокомандующий у власти — победы у него не получается, но войну нужно вести. В Сирии он почти победил — Асад остался у власти, американцы вывели войска. Я думаю, что Россия так привыкла к войнам, что она бы устала без войн.

— Как закончить войну вы знаете?

— Закончить войну без того, чтобы оттуда ушла Россия, невозможно. Пока она там, пока на ту территорию заезжают автотанкеры с бензином, завозится оружие — явно, что стрелять будут. Будет ли это вечной позиционной войной? Думаю, что нет. Ситуация, как в Израиле, тоже не возникнет, потому что Израиль защищает свою территорию от более слабого врага. А мы защищаем от более сильного. Поэтому я не вижу возможности военного решения, только с помощью Европы и тех же продолжающихся санкций можно вынудить Россию уйти.

— В вашем романе «Последняя любовь президента» вы написали, что Путин захочет аннексировать Крым. Это было в 2004-ом году. Какие еще были у вас пророчества, которые потом сбывались?

— В этом романе как раз за год до газового конфликта описан газовый конфликт, в этом же романе украинский президент во время перевыборов оказывается отравленным своими друзьями и единомышленниками и заболевает странным заболеванием кожи. После этого подумали, что это о Ющенко, хотя Ющенко отравили через полгода после того, как роман вышел. Потом мне пришлось отвечать на многие вопросы: два генерала СБУ пригласили меня в ресторан и спрашивали, не думаю ли я, что мой роман могли использовать как сценарий для отравления Ющенко. На что я ответил, что не могли, потому что люди, которые знают, как кого-то отравить, они читают специальную литературу, а не художественную. А, кроме того, понятно было, что уже всем надоели убийства с помощью Калашникова или снайперских винтовок, и с 98 — 99 годов началась фаза отравлений. В Москве отравили банкира греческого происхождения, потом отравили Анну Политковскую, когда она летела в Беслан.

— Ваша жена — гражданка Великобритании. А вы и ваши трое детей?

— Дети тоже граждане Великобритании. А я — гражданин Украины и отказался ото всех остальных, которые мне предлагали. Зачем мне иностранное гражданство? Я и так езжу с украинским паспортом по всему миру. Но зато я всегда возвращаюсь домой с огромным удовольствием. Именно сюда, к себе на Украину, в Киев.

— Как ваша семья устроена? В какой стране вы больше всего проводите времени?

— Семья сидит здесь все эти годы. Но сейчас старшие двое учатся в Будапеште. Дочка нашла университет в стране, где у меня меньше всего знакомых. Я хотел, чтобы она училась или во Львове, или в Вильнюсе, но она пошла своим путем. А старший сын попробовал поступить в Вильнюсе в Академию искусства — не поступил. Подал документы в Будапешт и там его приняли. Он там учится на аниматора.

— У вас никогда не было мыслей уехать из Украины?

— У семьи таких мыслей не было, а у меня, может быть, были какие-то ситуации, когда я допускал эту мысль, на самом деле, но очень быстро от нее отмахивался. Потому что самое страшное, что может с человеком произойти, — это когда он становится иностранцем. Мигрант — это иностранец. Я, в принципе, почти весь мир уже знаю. Масса друзей бывших украинцев, бывших советских.

— Что вас здесь держит? Писать вы можете в любом месте, язык знаете.

— Прежде всего — любовь к Киеву. Моя история, история моих разных семей, потому что у нас много интересного и по отцовской, и по материнской линии. И я скажу еще, что стыдно покидать родину — есть такое понятие. Покидать родину можно из-за физической угрозы жизни или из-за нищеты — экономическим беженцем становиться. У меня в жизни как бы ни то, ни другое не присутствует.

— Ваша жена вас поддерживает в вашем желании жить на Украине?

— Да. Еще перед свадьбой она знала, что я не собираюсь переезжать.

— Кем она работает сейчас?

— Она преподаватель английского языка в Британском совете, экзаменатор от Кембриджской экзаменационной комиссии по тестам, и учит наших преподавателей английского и экзаменаторов английского. Ездит по всей нашей стране, проводит семинары, курсы.

— Искусство во время войны либо расцветает, либо умирает. Наш вариант какой?

— Литература у нас изменилась почти на 100%. В принципе, украинские писатели, постсоветские, были аполитичны. Причем принципиально аполитичны, потому что, как и многие не писатели, они считали, что политика — это грязь, социальные проблемы — это чепуха, советское наследие. Будем писать про тусовки, секс, наркотики. Тем более, что литературы 1968-го года, европейской, у нас не было. А начиная с 2013-го года, вдруг активная часть ранее аполитичных писателей стала очень политизированной, возникла тема государства, возникли политические темы в текстах, возникли социальные проблемы. То есть вернулись нормальные темы в литературу. На самом деле, литература была неполной постоянно. Она писалась людьми двадцатилетними для двадцатилетних. А старики читали советскую литературу, пока им хотелось читать.

— Какую книгу вы принесли сегодня?

— Книжку, над которой я работал на протяжении четырех лет. Она является большим моим «спасибо» от имени всей Украины литовскому народу за то, что они нас поддержали во время обоих Майданов и сейчас поддерживают. Это роман о Европе, о миграции внутри Европы. О трех молодых литовских парах, которые решили уехать из Литвы, когда Литва уже была членом ЕС и вступила в Шенгенскую зону. Две пары уехали — одна в Лондон, вторая — в Париж, а третья, которая хотела уезжать в Рим, осталась вынужденно в Литве на хуторе.

— На Украине можно купить эту книгу?

— Да, везде, кроме магазинов «Є». Она вышла на русском и украинском языках. Через месяц выходит на литовском языке.

— Вы раньше сочиняли анекдоты. Какой ваш самый любимый?

— Я уже давно перепутал, что я сочинил, а что не я. Но кроме анекдотов, я писал еще «глумизмы» — я выдумал такой жанр: «Случай: однажды главный инженер Протопопов попал в камнедробильный станок. Когда его вытащили оттуда, он уже не был главным инженером».

— Спасибо вам большое.

Россия. Украина > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 14 февраля 2018 > № 2496442 Андрей Курков


Россия. Корея. Весь мир > СМИ, ИТ. Медицина. Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 12 февраля 2018 > № 2493331 Игорь Порошин

Ни эллина, ни иудея. Россия как начало конца Олимпийских игр

Игорь Порошин

Русские атлеты, по вине архаических сил оставшиеся на Олимпиаде без гимна и флага, – это будущее мира

В декабре Международный олимпийский комитет принял историческое решение отстранить Россию от зимних Игр в Пхенчхане. Решение озвучил президент МОК Томас Бах, представитель самой многострадальной олимпийской нации в ХХ веке. Германию четырежды не допускали за развязывание мировых войн. Россию отстранили за нарушение правил спортивного регламента, фальсификацию допинг-анализов в Сочи-2014 – в этом беспрецедентность решения.

Русский авангард: без флага и гимна

На основе докладов специальных комиссий МОК утверждает, что в России при поддержке государства развивалась допинг-программа для олимпийцев. Президент России Владимир Путин это отрицает. Он считает, что дисквалификация российского флага и гимна – результат политической воли определенных сил Запада, которые очень хотят представить миру тех, кто сегодня управляет Россией, как банду взломщиков. И этой банде все равно, что взламывать – границы других государств, серверы Демократической партии США или контейнеры с мочой олимпийцев. Негласно с Путиным согласны более-менее все: как и Германия в ХХ веке, Россия забанена по политическим причинам. Однако на этом опасное и соблазнительное сравнение РФ со Вторым и Третьим рейхом следует оборвать.

Российская символика на аренах Пхенчхана запрещена, а в гражданах России ничего дурного нет. Они выступают под белоснежным олимпийским флагом и называются независимыми атлетами России (Independent Athletes of Russia).

Решение МОК – шедевр политической балансировки. Это не только наказание за конкретные провинности российского спорта. Оно еще и учитывает реакцию влиятельнейшей части мира на эти прегрешения (то есть политический контекст), прогнозирует реакцию России на эти реакции (политическую изоляцию) и предупреждает ее. Как у любого исторически важного решения, у него есть символический аспект, который значительно возвышается над текущими политическими интригами. Это решение ясно показывает, в каком веке мы живем и чем этот век отличается, скажем, от предыдущего.

Русские прогрессисты сегодня сетуют на то, что Россия находится в плену архаических сил. Но русские атлеты, по вине архаических сил оставшиеся на Олимпиаде без гимна и флага, – это будущее мира. Это то, к чему сегодня взыскует гражданский хай-тек в любом государстве Запада. То есть завершение процесса развода, полного отделения человека от государства. В широком смысле – превращение его в новую сущность без роду и племени.

Интересно то, что лидер России, которого все его оппоненты упрекают в слишком глубокой привязанности к старым символическим кодам и старым политическим картам, принимает такую картину будущего мира. То, что в ХХ веке неизбежно повлекло бы за собой строительство новых стен, увитых колючей проволокой, и масштабных военных учений (вы хотите отнять у нас наш гимн и флаг, так будет вам снова наш флаг над Рейхстагом!), разрешилось мирным благословением президента РФ.

Во все тяжкие

Решение об отстранении Национального олимпийского комитета России как организации, представляющей олимпийское движение в РФ, было принято на основании трех докладов – Макларена, Шмидта и Освальда. Доклад Макларена – это около ста страниц. В его основу легли 1166 документов. По мнению МОК, доклад Макларена и его последующая проверка и разработка комиссиями Шмидта и Освальда доказывает наличие в России государственной программы внедрения запрещенных стимулирующих веществ в олимпийский спорт.

Это звучит хотя и зловеще, но слишком туманно. На самом деле расследование было нацелено на изучение совершенно конкретного эпизода, приписанного к определенному времени и пространству, – возможной подмены проб российских атлетов в антидопинговом центре в Сочи.

С точки зрения официальных лиц России, доклад Макларена, а также его последующие разработки обладают одним существенным недостатком: они во многом базируются на показаниях одного человека – бывшего директора Московской антидопинговой лаборатории и ее филиала в Сочи (подразделения Минспорта) Григория Родченкова.

Бывшие коллеги характеризуют Родченкова как талантливого, даже гениального биохимика. Для Генеральной прокуратуры РФ Родченков с недавних пор преступник. Его обвиняют в сбыте допинга (с 2016 года это деяние уголовно наказуемо). И для Владимира Путина Родченков совсем не чужой человек. У него есть о Родченкове свое собственное знание. Во время недавней прямой линии оно было сказано. Президент РФ назвал Родченкова «придурком». Так в высшей степени неполиткорректно, но и предельно доходчиво президент намекает на душевное расстройство человека, командовавшего в Сочи антидопинговой лабораторией.

Родченков действительно некоторое время провел в одной из московских психиатрических клиник после попытки самоубийства. Родченков говорит, что он был заключен в эту клинику силами ФСБ и вызволен оттуда повелением Путина в обмен на клятву верно служить силам зла, то есть своими знаниями и находчивостью помогать русским олимпийцам обходить антидопинговое законодательство.

Это признание Родченков делает в фильме «Икар» – наверное, самом впечатляющем референсе к этой истории. «Икар» попал в шорт-лист Американской киноакадемии в категории «Лучший полнометражный документальный фильм». Согласно котировкам букмекеров, он второй претендент на «Оскар». Но не только потому, что попадает в моднейшую американскую тему магического всесилия президента РФ.

«Икар» внушает зрителю дорогую сердцу американских киноакадемиков истину: кино – это чудо. Оно может менять мир. Иногда очень быстро. Смотришь «Икар» и понимаешь: если бы четыре года назад не слишком удачливому комику и велосипедисту-любителю Брайану Фогелю не пришла в голову игривая идея, Россия спокойно отправилась бы на Олимпиаду в Пхенчхан с гимном и флагом, и все бы шло своим чередом.

Однажды Фогель задумал снять реалити про допинг в жанре before & after. Он проходит велогонку сначала чистым, а потом, через год, по скайпу с помощью допинг-гуру Григория из России. Но это всего лишь пролог, к тому же не очень эффектный – Фогель совершенно сдувается под допингом, результат хуже.

Но далее герои меняются ролями. У Григория большие неприятности на его основной работе. Григорий опасается, что его могут убить. И тогда Фогель предлагает Григорию бежать в Америку. Он его прячет у себя до тех пор, пока Григорий в мае 2016 года не дает New York Times интервью, ставшее началом самого громкого скандала в олимпийской истории, и его под свою опеку забирает ФБР.

Во время просмотра «Икара», конечно, неизбежно возникает вопрос – а чего это Родченков, министр алхимии российского спорта, чью жизнь в своей железной ладони сжимает лично Владимир Путин, вдруг по скайпу начинает говорить, чем колоться, первому встречному велосипедисту-любителю из Америки? Но за приключениями героев эта неувязка легко забывается.

По здравом размышлении в «Икаре» многое кажется придумано постфактум. Но здравомыслие – враг хорошего шоу. В сегодняшнем мире состязаются не армии и дипломаты, а креативные концепции. Креативная концепция Брайана Фогеля торжествует над коварным замыслом ФСБ. Если он был.

Шекспировский герой Мутко

В своих разоблачениях российской допинговой системы Родченков расчерчивает треугольник, где вершины – это президент РФ и два ведомства, ФСБ и Министерство спорта. Он говорит, что Путин лично визировал план операции по подмене проб в сочинской допинг-лаборатории. Но в этой части расследование не верит Родченкову. Иначе МОК вынес бы президенту РФ точно такой же приговор, как и министру спорта Виталию Мутко, – пожизненную невозможность присутствовать на Играх в качестве официального лица. А в отношении Мутко все свидетельства принимаются.

Родченков утверждает, что Мутко осуществлял оперативное руководство допинг-программой, в частности фальсификацией проб, и был «в курсе всего». Это утверждение отчасти подтверждается перепиской, но в корне противоречит номенклатурной реальности того времени. Мутко, возможно, знал о подмене допинг-проб, но при этом ничем не руководил. Он был исключен из этой схемы. Взаимодействием с ФСБ занимался заместитель Мутко, Юрий Нагорных, чьи тайны теперь охраняются российскими спецслужбами так же неусыпно, как тайны Григория Родченкова – спецслужбами американскими.

На поверхности есть только одно подтверждение этой кулуарной правды про Мутко. В бесконечном ряду людей, получивших правительственные награды за взятие Сочи, Нагорных есть, офицеры ФСБ имеются, Григорий Родченков, конечно, молодчина и свою награду получил. Виталия Мутко в этом списке нет. В логике этой версии понятно почему.

С Мутко действующим, а не только говорящим в телевизоре, российский олимпийский спорт пережил унижение в Ванкувере-2010, когда российская/советская команда впервые не попала в первую десятку так называемого медального зачета Игр. Мутко оставили декоративную роль первого лица в спорте – пусть отвечает за разговорчики в строю. Но великую победу в Сочи-2014 хитроумием, находчивостью, потом, кровью и мочой добывали совсем другие. Не заслужил.

Если довериться этой версии, то Мутко, этот министр-мем, Иванушка-спортсмен в медведевском правительстве, прославившейся своей речью на попугайском английском, оборачивается просто героем Шекспира. Чиновник, напрочь отключенный от сочинской спецоперации, назначен перед миром главным ответственным за то, что случилось. Если спросить сегодня русскую домохозяйку, кто виноват во всех бедах русского спорта, она, скорее всего, скажет не Америка, а Мутко. Есть даже вероятность, что и американская домохозяйка скажет то же слово.

Троллинг-сверхдержава

Слово «позор», которое так часто произносится последние несколько лет в связи с приключениями русских олимпийцев и их попечителей, впору считать устаревшим. Позор – это неотменимая этическая оценка, своего рода клеймление.

Но никакой позор в прежнем применении, когда, скажем, немецкие спортсмены несли всеобщую ответственность за действия немецких политиков и военных, теперь невозможен. В эру, которую последние годы часто называют постправдой, любой приговор можно опротестовать, а на любое «возмутительно» найдется свой лайк, выставленный хотя бы ботом. Но и без бота можно обойтись.

Человеку, родившемуся в СССР, трудно сопротивляться правде канадского адвоката Макларена. Это очень понятный зрелому русскому человеку образ действия – похищать допинг-пробы российских атлетов через специальный лаз. Это очень похоже на способ расхищения продукции на советском колбасном заводе. И это скорее смешно, чем позорно. Советский человек, опоясанный колбасой, не вполне считался вором. Скорее он бунтовал против начальства, не умеющего накормить свой народ.

То, что кажется нам архаичным, миру представляется современным. Язык российского внешнеполитического протеста – это троллинг. Уже несколько лет троллинг является стратегической доктриной России. Мы очень злим одну часть мира, но можно не сомневаться, что другую отменно развлекаем – мимо Белого дома мы без шуток не ходим.

Со стороны злящихся, правда, следует важное уточнение: если троллинг – это язык русской дипломатии, то инструмент внешней политики – хакинг. Однако и в отношении хакинга человечество, несмотря на все предупреждения ответственных людей, никак не может проникнуться ужасом. Хакинг бескровен. Хакинг веселит. Неслучайно все современные киносаги изображают хакеров скорее обаятельными хулиганами, чем черными злодеями.

Никакие невосполнимые репутационные потери в эпоху постправды невозможны. Все поправимо, пока горят экраны ноутбуков. А тут еще через несколько месяцев стартует беспрецедентная по масштабу рекламная кампания России. В эпоху деградации Олимпийских Игр чемпионат мира по футболу стал самым масштабным и ожидаемым событием планеты Земля.

На территории России одновременно окажется столько иностранцев, сколько не было никогда по праздному поводу. И если власти победят тяжелую одержимость граждан РФ инстинктом наживы (в Саранске сейчас просят с дорогих гостей чемпионата мира 600 тысяч за ночь в однокомнатной квартире; нет, правда, посмотрите на соответствующих сайтах), то десятки тысяч человек во всем мире будут рассказывать о довольно приветливой, аккуратной, местами изумительно прекрасной стране, переживающей, кстати, высшую стадию вестернизации в своей истории.

После чемпионата мира по футболу это простое, ясное знание о России возведет разговоры о российской угрозе миру в совсем уж отвлеченную абстракцию.

Дисквалификация Венички Ерофеева

Злоумышленники в сочинской допинг-лаборатории чужого не брали. Они подменяли анализы российских атлетов. Значит ли это, что в оригинальных пробах присутствовали следы запрещенных препаратов? Скорее всего, да. Значит ли это, что все русские атлеты в Сочи принимали допинг? Очевидно, нет. Об этом говорят результаты расследования. Почему же тогда 46 чистых русских спортсменов не допустили в Пхенчхан, несмотря на решение Высшего спортивного арбитражного суда?

Да и вообще, по какому принципу составляется список запрещенных веществ? Почему уколоться до 1 января 2016 года пресловутым мельдонием было можно, а после боя курантов – уже страшный грех, за который одна из самых популярных теннисисток мира Мария Шарапова получает дисквалификацию? Маша все сказала на пресс-конференции с красивыми слезами на глазах. Извещение об обновлении списка запрещенных препаратов ей действительно прислали, да она не заметила. Потерялось в предновогодних хлопотах. А с вами, кстати, такое не случалось?

За невнимательность порой следует страшная расплата. Но даже то, что случилось в Сочи, не очень похоже на описание семи смертных грехов. Отношение к запрещенным веществам в спорте сегодня сродни вопросу уплаты налогов. Это скорее ближе к административному правонарушению, чем к уголовному. Хотя в некоторых странах за это сажают в тюрьму.

Если бы Григория Родченкова не существовало, его следовало бы придумать (он и кажется в большей степени бесплотным существом, порождением экстравагантной фантазии сочинителя телевизионного романа). Все, что последовало за его побегом и его свидетельствами (чего бы они ни стоили), поставило олимпийское движение в такое сложное положение, в каком оно прежде никогда не бывало.

Вопрос допинга, его природы может быть решен только на сущностном, философском уровне, а не бесконечным совершенствованием технологии поимки нарушителей. Это превратило олимпийский спорт в бесконечную сагу о ворах и полицейских. Именно так теперь живут Олимпийские игры в информационном поле. Это скверно для Игр.

Прежде всего, следует расстаться со старейшим заблуждением, будто спорт высших достижений – это манифестация здорового образа жизни, здоровья вообще. Олимпийский спорт – область практического исследования физических возможностей человека. Есть люди (их довольно много), совсем не понимающие зрелище спортивного состязания. Оно и в самом деле на первый взгляд может показаться крайне нелепым и бессмысленным. Но нелепость не равняется бессмысленности. В строгом смысле спорт высших достижений стал испытательным полигоном медико-фармакологической индустрии.

Исследование и расширение пределов человеческого организма должно быть признано целью спорта. Точно так же, как целью написания текста является сам текст, а не нравственное благообразие пишущего.

Одним из популярнейших сочинений в истории русской литературы является, скажем, поэма «Москва – Петушки». Согласно многим свидетельствам, часть ее написана Венедиктом Ерофеевым под допингом. Каким образом это обстоятельство может повлиять на нашу оценку этого произведения? Следует ли нам изъять поэму из библиотек ввиду того, что Ерофеев подстегивал свое сознание разного рода жидкостями? И следует ли нам признать романы Владимира Набокова образцовым ЗОЖем ввиду того, что этот писатель, напротив, никогда не принимал допинг во время сочинительства?

Гонка за увеличение продолжительности жизни человека – самый старинный вид спорта на земле. Последние сто лет спортсмены выполняют в ней роль авангарда испытателей, пилотов со всеми вытекающими отсюда рисками. Очевидна экономическая подоплека этой борьбы. Невозможно, впрочем, отрицать и ее гуманитарную составляющую.

Состязания в дисциплинах, испытывающих в чистом виде скорость, силу и выносливость, должны стать подобием «Формулы-1» для фармацевтических концернов. Нужно начисто отделить государство от спортсмена. Выходя на старт, спортсмен представляет в первую очередь себя, во вторую очередь медицинскую компанию, которая ответственна за его здоровье и медицинское сопровождение.

Льюис Хэмилтон в титрах «Формулы-1» представляет «Мерседес», а уж потом, если кому-то очень надо, можно вспомнить о том, что он англичанин. В титрах будущих Олимпиад, где таким образом решена философская проблема допинга, фигуристка Евгения Медведева будет представлять не Россию, а Bayer или Hemofarm.

Это не значит, что Женя принимает допинг. Это значит, что зарплату и все расходы на подготовку ей оплачивает эта компания и она же занимается ее медицинским обеспечением. Перед Играми Женя сама выбирает свой идентификационный знак – это может быть герб России, герб Москвы, где она родилась, или флаг муниципального округа Москвы, где она живет. Это может быть знак группы сети «ВКонтакте», где она состоит, или просто иероглиф аниме, которое Женя очень любит.

В ХХI веке связь атлета и медицины сущностна, а связь с родиной туманна и химерична. Речь идет о победе над предрассудком, о трудном признании очевидного. Разговоры о том, что спорт утерял свою изначальную чистоту и невинность после того, как атлеты стали массово пожирать запретные плоды под руководством циничных госчиновников, питаются невежеством.

В 1904 году, на третьих Играх современности, американец Томас Хикс на двадцать втором километре марафона потерял сознание. Врачи, приводя его в чувство, сделали ему инъекцию стрихнина и дали выпить бренди. Хикс падал еще несколько раз, и тут же появлялись врачи со стрихнином и бренди. Хикс, шатаясь, добрел до финиша и получил золотую олимпийскую медаль. При этом финишную черту он пересек вторым. Самого быстрого – Фреда Лорза – дисквалифицировали. Часть забега он проехал на автомобиле. Это заметили.

С точки зрения современной культуры спортивной медицины, да и чего уж там, современной допинг-культуры – это кошмар, воспоминание о грубости и невежестве наших предков. Ну, конечно же, никто сейчас так не рискует здоровьем ради победы.

Большинство людей выросли в убежденности, внушенной родителями, что чем больше ты занимаешься спортом, тем меньше пьешь таблеток. На самом деле ровно наоборот. Большим нагрузкам – большое количество таблеток. Я никогда не пил столько препаратов, как тогда, когда готовился к первому и единственному в моей жизни марафону.

Как только люди признают неразрывную связь медицины и спорта, как когда-то признали подчиненность Земли Солнцу, психоз в его текущем виде стихнет. Медицинский регламент должен стать, с одной стороны, результатом конвенции компаний, с другой – добровольной готовности спортсменов брать на себя все риски профессии, как это, собственно, происходит в автомобильных гонках.

Распутывание этого этического узла будет сопряжено с новыми потерями. Скорее всего, произойдет полное размежевание так называемого зрелищного спорта и спорта менее популярного, как это было в античности, когда на территории Римской империи граждане сходили с ума по гладиаторским боям, а одновременно в Греции продолжали проводить Олимпийские игры, которые смешили римлян своей старомодностью и лицемерными разговорами о сохранении чистоты священной традиции. На самом деле там процветал подкуп судей, наемничество, ну и, разумеется, допинг. То есть все то, за что сегодня ругают Олимпиаду.

Научное доказательство особого пути России

Современные Олимпийские игры возникли из романтической тоски по античности. Но при этом они взяли от ХIX века одну из самых живых и мощных его идей – доктрину о национальном самоопределении и национальной экспансии. Все самые грандиозные потрясения ХХ века питались энергией этой доктрины. Когда же эта энергия уже в буквальном смысле стала атомной, национализм безопасно локализовался в спортивных состязаниях.

Олимпиады служили еще и наглядной политинформацией. Летние Игры неизбежно оборачивались соперничеством СССР и США. Результат в командном зачете совпадал с самым расхожим представлением об устройстве мира – так называемой биполярностью.

Но к концу века в этом символическом ритуале стало обнаруживаться больше нелепого, чем великого. И дело даже не в том, что распался биполярный мир. В конце концов, итоги последних трех летних Игр убеждают в том, что на месте прежней биполярности обязательно возникнет какая-нибудь другая – в 2008 году Китай впервые после распада СССР отобрал у Америки первенство по добыче олимпийского золота.

Но слово «биполярность» теперь звучит как пустой звук. Вот гражданин США, который пронес на церемонию открытия Игр в Пхенчхане российский флаг, он какой полюс представляет? Может, это яростный болельщик Трампа? Или ему просто по приколу внешнеполитический троллинг Владимира Путина? Или сам он тролль?

Прежде служившие грандиозной и довольно ясной панорамой мира, Олимпиады все больше похожи на кривое зеркало. Вот, скажем, стоит немецкий атлет на верхней ступени пьедестала. На плечах его черно-красно-желтый флаг. Что должны переживать немецкие болельщики при возвышении этого флага? Превыше чего тут Германия? Неужели опять Франции? Нет, это больше не является популярным переживанием Германии. Или Германия превыше всех и вся? А вот в таком переживании гражданин ФРГ не только не может признаться вслух, но и даже про себя.

Конечно, его триумф прославляет новую Европу! Теперь она не расчесывает раны старых междоусобиц и перешагнула через тысячелетние предрассудки. Но почему тогда на его плечах нет флага ЕС? Возможно, триумф Германии на Олимпиаде – это повод популяризировать немецкий язык и достижения немецкой цивилизации? Но зачем тогда этот флаг на пьедестале, а не Гёте?

Няня моих детей выходит на террасу нашего летнего дома с округленными глазами. Няня родом с Западной Украины, почти пограничной ее территории. Только что она узнала, что ее добрая знакомая, почти соседка, стала призером Олимпийских игр по вольной борьбе в составе сборной Азербайджана. Подруга няни празднует свой успех с азербайджанским флагом на плечах. Но она не знает слов азербайджанского гимна, вообще очень мало слов азербайджанских знает.

Флаг Азербайджана – это корпоративная норма. За этим нет ни чувств, ни эмоций. Это рекламное время азербайджанского флага в кадре. За ношение этого флага, за медаль ей хорошо заплатят. В этом событии нет ничего сакрального. Это про работу, а не про связь с землей, на которой ты родился. С таким же успехом эта украинская женщина могла бы в прямом эфире вырыть траншею или нянчить ребенка.

Зимним Олимпиадам еще пока удается сохранять свое специальное камерное обаяние, а вот летние давно превратились в гигантское мероприятие с разбухшей, расползшейся программой – огромную спортивную барахолку, где на одной арене выступают мировые суперзвезды, а на другой судьи могут снять с тебя заслуженную медаль среди бела дня.

Последняя новость из рубрики «Олимпийский декаданс» – сообщение о том, что так называемый любительский бокс может быть исключен из программы Олимпийских игр. ФБР прислало в МОК досье на президента АИБА (Всемирная организация любительского бокса) Гаруфа Рахимова. ФБР называет его одним из руководителей старинной восточноевропейской преступной группировки «Братский круг».

Появление криминальных закоулков, практически неуправляемых центром, – следствие безоглядной и бездумной политики экспансии олимпийской программы. На Олимпиаде в Рио за 16 дней олимпийский чемпион провозглашался 306 раз. Такое умножение сущности приводит к девальвации значимости олимпийской победы, по большому счету – ее дефолту. Лица триумфаторов сливаются в одно неразличимое лицо. К тому же зритель знает, что финиш – это еще не конец. Потом герой отправится на допинг-контроль и может перестать быть героем. А потом еще раз им станет, если олимпийский комитет атлета наймет хороших юристов.

В ХХ веке люди брали отпуск, чтобы посмотреть Олимпиаду перед телевизором. Теперь это невозможно представить. Олимпийская программа уже больше чем наполовину состоит из экзотических дисциплин, постижение правил которых может длиться гораздо дольше серии «Игры престолов» и к тому же будет гораздо скучнее.

В Олимпийских играх никогда не было никакой стерильности. Они всегда были пропитаны конъюнктурой времени, грязью, болью, желаниями сегодняшнего дня. Именно поэтому их смотрели. В них всегда, что называется, было много политики. В этом была не болезнь их, а, напротив, здоровье.

Сегодня в Играх слишком мало сегодняшнего дня. Это рыхлое, громоздкое мероприятие. Оно противоречит всем определениям зрелищности в эпоху, нервом которой является борьба за свободное время людей. Олимпиада риторична, как старый историко-этнографический музей, настаивающий на ценности каждого своего экспоната. Отчаянно лихие люди Брайан Фогель и Григорий Родченков, прежде работавший в этом музее смотрителем, устроили такой переполох, что вернуть прежний порядок уже будет невозможно.

У нас довольно популярна концепция жертвенного пути России. Эти жертвы могут быть и неосознанными. Они могут выглядеть и не жертвами вовсе, но безумием, блудом – любой формой экспериментального, авангардного опыта, который помогает миру уцелеть и стать лучше. В случае с Олимпиадами эта мистическая концепция может считаться научно доказанной.

Олимпиада, которая в ХХ веке была мощнейшим символическим ритуалом, в некотором смысле всемирной мессой, не отвечает ни одному сущностному запросу нового века. Следовательно, как ритуал она будет радикально трансформирована или вообще отменена как нелепый, оскорбительный анахронизм, дичайший пережиток язычества в новом, чистом христианском мире. Российские атлеты без национальной символики – его невольные предтечи.

Россия. Корея. Весь мир > СМИ, ИТ. Медицина. Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 12 февраля 2018 > № 2493331 Игорь Порошин


Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > lgz.ru, 7 февраля 2018 > № 2487977 Максим Замшев

Основа образования будущего

Замшев Максим

К юбилею Музея-библиотеки Н.Ф. Фёдорова

Четверть века назад на юго-западе Москвы усилиями энтузиастов был создан общественный музей-читальня, посвящённый памяти Николая Фёдорова, «идеального библиотекаря», московского Сократа, идеями которого вдохновлялись многие писатели и поэты: от Достоевского и Толстого до Брюсова и Маяковского, Пришвина и Горького, Платонова и Пастернака. Теперь это Музей-библиотека Н.Ф. Фёдорова, работающий в биб­лиотеке № 180. Одна из востребованных культурных площадок современной столицы.

Главный редактор «ЛГ» Максим Замшев побеседовал с одним из создателей музея-библиотеки, филологом и библиотекарем Анастасией Гачевой.

– По официальному статусу музей-библиотека – всего лишь структурное подразделение библиотеки № 180. По реальной значимости – востребованный культурный, научный, просветительский центр, известный не только в России, но и за рубежом. Здесь выступают с лекциями известные учёные и деятели культуры, проходят семинары, круглые столы, конференции, собирающие участников из разных стран мира...

– Вижу в этом говорящую аналогию с Фёдоровым: по должностной музейской шкале он – всего лишь дежурный чиновник при читальном зале, по реальным обязанностям – заведующий каталогом и уникальный библиограф, а Леонид Пастернак, автор знаменитого портрета московского Сократа, в своих воспоминаниях называет его даже заведующим «огромной Румянцевской библиотекой», имея в виду масштаб духовного влияния мыслителя на служащих библиотеки и её читателей.

Музей-библиотека Н.Ф. Фёдорова действительно небольшой. Но как сказал при его освящении известный пастырь XX века протопресвитер Александр Киселёв, красота здесь не обязательна, хотя и желательна. Согласитесь, тайна того впечатления, которое Фёдоров производил на своих современников, была не столько во внешности (хотя его

одухотворённый лоб, прямая, благообразная фигура в скромной, почти что бедной одежде, привлекали и притягивали многих), а прежде всего в содержании его мысли, проекта общего дела, обращённого к каждому землянину и к каждому смертному. Вот и наш музей-библиотека интересен прежде всего содержанием деятельности. Мы пытаемся сделать реальностью тот образ библиотеки, который отстаивал Фёдоров. Библиотеки как открытого, всевмещающего, дружелюбного, творческого пространства, где любой человек, вне зависимости от своего возраста, социального статуса, профессии, убеждений и платёжеспособности, обретает доступ ко всей полноте знания, где он прикасается к наследию, воплощённому в книгах, за каждой из которых, как писал Фёдоров, «стоит человек», где, наконец, он сам становится «живым деятелем», и не в обособленности, а во взаимодействии с другими людьми, в умном и добром соработничестве с ними.

– Хотите сказать, что библиотека – это нечто вроде народного университета?

– Фёдоров мыслил ещё смелее. Для него библиотеки – это основа образования будущего, не элитарного, а открытого для всех. Он говорил, что высшие учебные заведения должны стать факультетами библиотеки, что учёные специалисты, которые не добились бы никаких результатов без библиотеки и структурированного в ней знания, должны, в свою очередь, ей помочь. Как? Собственным бескорыстным участием. Руководя читателями, давая им научные консультации, уча их быть исследователями, т.е. не поверхностно-приблизительно знать тот или иной предмет, а стремиться к точному, объёмному, фундаментальному знанию, которое даёт возможность не только мыслить о мире, но и совершеннолетне действовать в нём. Проецируя эту модель на современность, увидим, что она созидает человека-творца, самосознающее, растущее, ответственное за мир существо. Такой человек радикально отличается от «квалифицированного потребителя», которому, как говорил Достоевский, лишь бы «чай всегда пить».

– Юбилей обязывает задуматься о перспективах...

– Мы и задумались. И начинаем создание в библиотеке Центра самообразования «Циолковский».

– А почему «Циолковский»?

– Центр самообразования «Циолковский» в Библиотеке имени Н.Ф. Фёдорова – это по-настоящему символично! Циолковский ведь «автодидакт», самоучка. В отличие от элитарных учёных, получивших образование в университетах, он… учился в библиотеке. И знаете какой? Библиотеке Румянцевского музея. А «идеальный библиотекарь» Фёдоров был его наставником, причём таким, который, по воспоминаниям самого Циолковского, смог заменить юноше «университетских профессоров», более того, вдохновил его идеей освоения космоса. Вот и мы, задумывая данный центр в библиотеке, хотим, чтобы каждый человек, приходящий сюда, ощущал себя Циолковским, верил в то, что невозможное сегодня в результате усилий личности завтра станет осуществимым.

– Вы сказали, что центр самообразования будет создан «в биб­лиотеке имени Н.Ф. Фёдорова». Это не оговорка?

– Нет, не оговорка. Это проект. Биб­лиотеку № 180, в которой создан музей, в Москве давно называют ласково Фёдоровкой (по аналогии с Некрасовкой, Тургеневкой, Лосевкой, именными городскими библиотеками). Очень надеемся, что в юбилейном году имя Фёдорова будет наконец уже официально присвоено ей.

– Как вы собираете ваши фонды?

– Николай Фёдоров не раз говорил о долге авторов и издателей перед публичными библиотеками. Весь наш фонд – а это более 10 000 экземпляров – собран без единой бюджетной копейки. Это дары учёных, писателей, издательств, друзей музея. Основа коллекции – книги, пожертвованные Светланой Семёновой, выдающимся исследователем наследия Фёдорова, издателем его сочинений. Есть у нас и книжные собрания известных учёных – геронтолога Льва Комарова, историка Михаила Панфилова. Помимо современных изданий библиотека хранит раритеты, такие, как первое издание «Философии общего дела», вышедшее тиражом всего 480 экземпляров «не для продажи» с автографом его составителя В.А. Кожевникова, или экземпляр второго издания, посланный Сетницким Марине Цветаевой, а затем оказавшийся в коллекции евразийца П.Н. Малевского-Малевича. За каждой книгой – история «некалендарного» ХХ века… Кстати, недавно мы сделали выставку из таких книг с «историей».

– Идеи Фёдорова стоят у истоков русского космизма. Многие мотивы русской литературы XX века находят своё начало в его «Философии общего дела». Его видением искусства будущего вдохновлялись художники русского авангарда. Вы как-то затрагиваете эту связь в работе музея-библиотеки?

– Да, разумеется. На конференциях и семинарах, в открытых лекциях и выставках. Одна из больших наших удач – выставка «Колыбель человечества. Философия космизма», которую мы сделали совместно с московским Музеем космонавтики. Есть и планшетный её вариант – он уже побывал в нескольких городах. В мае 2017-го, на «Ночь в музее», устроили однодневную выставку к 80-летию художественного объединения «Маковец» вместе с потомками С.М. Романовича, А.М. и Н.М. Чернышёвых, П.А. Флоренского и Р.А. Флоренской. Теперь мечтаем о выставке-реконструкции, которая бы представила нашим современникам проект «Собора Воскрешающего Музея», звезды русского авангарда Василия Чекрыгина.

– За плечами музея – ряд крупных научных проектов: четырёхтомное собрание сочинений Н.Ф. Фёдорова, двухтомник «Н.Ф. Фёдоров: pro et contra», Международные научные чтения памяти Н.Ф. Фёдорова. Теперь вы замахиваетесь на создание «Фёдоровской энциклопедии».

– В 2019 году – 190-летие Н.Ф. Фёдорова. Не за горами 200-летний юбилей со дня рождения философа, который, по словам Сергия Булгакова, поистине «опередил своё время». Пора дать целостный и авторитетный свод знаний о Фёдорове, создать научный путеводитель по его творческому наследию и фёдоровиане XX–XXI веков. Формат энциклопедии – а она планируется с онлайн-версией – для этого подходит лучше всего.

Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > lgz.ru, 7 февраля 2018 > № 2487977 Максим Замшев


Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > zavtra.ru, 7 февраля 2018 > № 2487837 Александр Проханов

Оборонное сознание. Враг у ворот

«кремлёвский список», обнародованный Госдепом, есть первый шаг, направленный на свержение российской власти

Александр Проханов

Открытия совершают ядерные физики, микробиологи, робототехники. Но открытия – абсолютно гениальные – совершают и политологи, знатоки социальной субстанции. Они знают, как устроено общество, все его прожилки, кристаллические решётки, чужеродные образования, все вкрапления и примеси. И находят способы воздействовать на общество, взрывают его, ломают его структуру, срезают государство.

Западная политология создала организационное оружие, именуемое «оранжевой революцией». Это способ устранять режимы без применения танков и космических лазеров. Используя информационные технологии, общественный раскол и трещины, проходящие через элиты, удаётся вызвать бунт, который всё более и более разрастается, проходит фазу кровавой "сакральной" жертвы и в итоге устраняет деморализованную, сникшую под психологическим давлением власть.

Первая такая революция была осуществлена в Советском Союзе в 1991 году, подтвердив действенность и гениальность открытия. За ней последовала череда оранжевых революций, одни из которых удавались, а другие проваливались. К числу несостоявшихся оранжевых революций относится бунт на Болотной площади в Москве 2011 году. И сегодня российское общество и российское государство подвергаются новой волне интеллектуального насилия. Россия вновь становится полигоном, на котором испытывается новая модификация организационного оружия.

«Кремлёвский список», обнародованный Госдепом Соединённых Штатов Америки, есть первый шаг, направленный на свержение российской власти. Для кого-то этот список является простым перечнем имён приближённых к Кремлю людей, некоторые из наших неискушённых политиков называют этот список телефонной книгой. На деле же список является первым ударом, за которым неизбежно через некоторый промежуток времени последует второй. Пауза между первым и вторым ударом есть главное содержание сделанного американскими политологами открытия. За это время, как полагают американцы, среди перечисленных элитных персонажей – банкиров, силовиков, сырьевых олигархов, коррумпированных чиновников – начнётся химия распада, неотвратимый процесс разложения. Элита, которая ещё недавно окружала Путина плотным кольцом, кормилась его милостынями, выбирала его арбитром своих внутренних распрей, - сегодня эта элита разомкнула кольцо, сразу же после опубликования списка стала раскалываться. Одна её часть ищет защиты у Путина, жмётся к нему, надеется сохранить своё благополучие благодаря авторитету государства российского, авторитету президента.

Другая часть элиты, напротив, отшатнулась от Путина, бежит к противнику, демонстрирует свою лояльность, уверяет в поддержке в случае предстоящей смуты, обещает свержение неудобного для Запада президента и возвращение всей российской политики в докрымский период.

Этот начавшийся раскол элит, возникшая в элитах трещина есть щель, куда устремится народное недовольство. Возбуждённая протестная интеллигенция, нищающее население – и вот начало оранжевой революции обеспечено. Несомненно, это понимает Путин, понимает Совет безопасности, понимает администрация президента. Это понимают политологи – не те, что своими ироническими прогнозами полнят страницы либеральных газет и эфиры. А те политологи, для которых безопасность государства является целью их политологических исследований и политтехнологических комбинаций.

Чем ответит Москва на проект американских учёных? Через сколько лет после реализации Манхэттенского проекта был осуществлён проект Курчатова и Королёва? Сегодня этого времени у России нет. Нет шарашек, в которые усилиями жестокого и дальновидного Берии были собраны лучшие умы советской науки.

В одном из своих недавних выступлений Путин в необычной для него экзальтированной манере говорил о рывке, который мощно двинет Россию в новый цивилизационный период, обеспечит ей прочность и динамичность настолько, что ей будут не страшны потрясения.

Это повторное заявление о рывке. После первого, прозвучавшего лет десять тому назад, рывка не последовало. А последовало образование паразитарного класса банкиров и сырьевых олигархов, коррумпированных управленцев и консолидированного либерального сообщества. Новый рывок – синоним долгожданной модернизации – невозможен без соблюдения важных условий. Государство при нехватке средств для модернизации должно перейти к мобилизационному проекту, который сконцентрирует малые ресурсы в руках государственной власти и направит их в точки развития. Для модернизации нужны деньги. У Сталина не было этих денег: в период революционной смуты из России были вывезены все золотые миллиарды царя. Модернизация Сталина проходила за счёт надрывной эксплуатации российского крестьянства. А в экстренных случаях для приобретения сверхточных станков приходилось продавать шедевры Эрмитажа, такие как «Святой Георгий» Рафаэля.

Сегодня у российского государства денег нет. Нет и наполненного жизненными энергиями крестьянства. Фонды пусты. Накопления истрачены. Деньги есть у миллиардеров, которые держат их в офшорных зонах и ценных бумагах Америки. Эти несметные богатства есть результат бессовестной эксплуатации российского народа, поставленного на грань нищеты и вымирания. Вернуть все эти деньги в Россию, направить их на развитие, обеспечить этими деньгами рывок – это насущная задача Кремля, задача Путина.

Какое открытие необходимо совершить, чтобы вернуть эти деньги? Чтобы они превратились в новое русское развитие, в новые заводы и университеты, в клиники и научные центры? Как сформулировать идею общего дела, чтобы в этой идее нашли своё место бедные и богатые, русские и татары, православные и мусульмане? Как насытить содержанием всё чаще звучащие слова о справедливости, о русской мечте, о русском порыве, как перевести эти слова в практику, наполнить их бурлением очнувшегося пассионарного народа, поверившего в свою путеводную звезду? Здесь таится главное открытие, главное стратегическое решение, без которого предстоящие шесть лет путинского правления будут изъедены социальным страданием и губительной неустойчивостью.

Кремль с его соборами, царскими гробницами, рубиновыми звёздами, президентскими апартаментами, что это – лаборатория будущего или же склад архаических представлений, которым место в музее русской истории?

Оборонное сознание грядёт. Враг у ворот.

Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > zavtra.ru, 7 февраля 2018 > № 2487837 Александр Проханов


Украина. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 5 февраля 2018 > № 2488335 Владимир Войнович

У россиян пропаганда работает, но такой внутренней человеческой естественной ненависти к украинцам нет

Выдающийся российский писатель Владимир Войнович в интервью программе «Гордон» на телеканале «112 Украина» рассказал, каким, по его мнению, будет будущее украинско-российских отношений, как пропаганда влияет на россиян, и почему ему жаль дочерей Путина.

Дмитрий Гордон, 112.ua, Украина

«112»: Добрый вечер. В эфире программа «Гордон». Сегодня мой гость выдающийся российский писатель Владимир Войнович. Владимир Николаевич, добрый вечер.

Владимир Войнович: Добрый вечер.

— Недавно вам исполнилось 85 лет. Во-первых, я вас с этим поздравляю. Во-вторых, скажите пожалуйста, на сколько вы себя ощущаете?

— Мне сложно говорить. Мне не очень нравится, когда люди говорят: «Я себя ощущаю на 30 лет, на 40». Поэтому я буду скромен в этом смысле.

— Вы мне когда-то сказали, что никогда не думали, что до такого возраста доживете. Действительно так?

— До сегодняшнего дня тем более не думал. Тут недавно у нас одного оппозиционера ударили трубой по голове и потом спрашивали, как он себя чувствует. Он сказал: «Чувствую себя так, как будто меня ударили трубой по голове». Так вот, я чувствую себя так, как будто мне 85 лет.

— 85 — это уже старость или еще такой средний возраст?

— Старость, старость — не буду молодиться.

— Вы жили на Украине. Сколько вы на Украине жили лет, в общем?

— Всего я жил 6 лет. Это были для меня очень знаменательные годы. Примерно с 13 до 19 лет я жил. Так что, в общем, вся юность доармейская прошла у меня в Запорожье.

— Вы что-то по-украински помните?

— Да. Я майже все розумию. Але трудно говорыты, тому що багато позабував. (Да. Я почти все понимаю. Но трудно говорить, потому что многое позабывал).

— Вас на Украину тянет, вообще? Вот вам хотелось бы бросить все, взять и приехать — в Киев, в Запорожье?

— С удовольствием. Я, между прочим, в Запорожье сравнительно недавно был. Года два тому назад. И в Киеве, кстати, был. Но еще бы с удовольствием приехал. Я вообще всегда рад приезжать в Запорожье. Киев мне не такой родной, а Запорожье — родной город.

— Когда мы с вами последний раз встречались, года четыре назад, я думаю, даже у такого пророка, как вы, даже у вас не было мысли о том, что между Россией и Украиной могут начаться реальные боевые действия. Скажите пожалуйста, что вы думаете об этой жуткой войне между двумя братскими народами — казалось бы братскими?

— Я думаю, что это дикость, и я думаю, что эта дикость, все-таки, в обозримом будущем закончится. И я даже думаю, хотя сейчас ненависть… Я думаю, честно говоря, что у украинцев больше ненависти к русским, потому что у них больше оснований. А у русских, собственно говоря, пропаганда работает, но такой внутренней человеческой естественной ненависти нет. Когда весь этот морок закончится, мы опять подружимся и почувствуем себя близкими друг другу, потому что… Вы знаете, во время войны, которую я очень хорошо помню (я имею в виду во время большой войны, с Германией), мы все ненавидели немцев, ненавидели немецкий язык и все такое. А вот теперь с удовольствием те, кого я знаю, ездят в Германию, общаются с немцами, и немцы кажутся не такими плохими. Пропаганда делает, все-таки, из людей зверей. Даже из такого европейского народа, как немцы, когда-то она сделала, а сейчас их не узнать.

— Но вы сказали, тем не менее, что украинский народ никогда не простит россиянам войну. Война еще ладно — более 10 тысяч человек погибло, у них матери, жены, дети. А сколько безруких, безногих, сколько людей психически стали инвалидами в результате этой авантюры жуткой.

— Я понимаю. Это ужасно и я также оцениваю эти события, как и вы, но я просто повторяю: обычно войны все-таки начинают и ведут не солдаты, а ведут руководители государств. А солдаты исполняют приказ. Хотя, конечно, люди, исполняющие преступный приказ, не освобождаются от ответственности, но солдаты, как правило, люди малообразованные и они всего этого не знают. И кроме того, когда пропаганда говорит им, что вот враги, которые убивают людей за то, что они говорят или думают по-русски, это возмущает. Или там «распяли» мальчика, и какой-нибудь молодой человек, даже весьма романтически настроенный, идет на эту войну и там убивает, и сам погибает. Вина все равно всегда на руководителях. А потом, когда это кончится, то постепенно украинцы простят русским. Как мы простили немцам.

— Я внимательно смотрю все российские центральные каналы. И за границей, когда бываю, большинство российских каналов есть в сетке. И их смотрят в том числе и наши эмигранты. Люди оболванены, так подвержены пропаганде. Вас не пробивает эта мощная пропаганда?

— У меня иммунитет от нее, против такой пропаганды. Я все время жил под лучами советской пропаганды и как-то устоял. И перед этой я тоже устою.

— За что вы Россию любите, а за что — нет?

— У меня есть стихотворение, которое кончается такими словами:

Не то чтобы героем был,

Но честь берег и скромный дар свой,

Народ жалел, страну любил,

Что не скажу про государство.

Поэтому для меня страна и государство — это совершенно разные вещи. Страна — это природа, поля, леса, озера, моря. Страна — это народ, такой народ, что если вы среди него живете, то вы не можете сказать, что он плохой. А те люди, которые верят этой пропаганде, то я не верю, что их 86%. Их, я думаю, не так и много. Это очень глупые люди. Хотя телевидение сейчас есть везде и в глубинке, в этом, может быть, и успешность пропаганды, что телевидение проникло во все уголки. Но так, по-человечески если вы приедете в деревню и будете жить среди людей — они, вроде, неплохие люди, но если им говорят все время… Ума у них не хватает. Людей, которые могут устоять перед пропагандой (извините меня, это я как бы сам себя хвалю), таких людей бывает очень мало, которые умственно самостоятельны.

— Вы очень хорошо знаете Россию, русский характер. А каков процент дураков и умных людей, на ваш взгляд?

— Я думаю, что везде, во всех странах, умных людей мало. Они, в общем, поддаются всякой пропаганде. Например, Америка — очень свободная страна, и американцы — свободолюбивый народ, но когда им говорят, что надо бросить курить — они все бросают курить. Когда им говорят, что надо бегать трусцой — они все начинают бегать трусцой. Потом говорят, что это вредно бегать — и они перестают бегать. Дело в том, что настроить любой народ можно на что угодно. Извините меня, но украинский народ тоже можно настроить в любую сторону.

— Да, согласен. Вы когда-то мне в интервью сказали: «Кто в Советском Союзе жил, тот в другом цирке смеяться не будет». Скажите, пожалуйста, Россия — это тоже цирк?

— Россия, конечно, цирк. Но я надеюсь, что, в конце концов, я просто уверен, что пройдет какое-то время и… Россия уже сделала шаг к правде, к свободе и к демократии — она потом отступила куда-то, но еще какие-то охвостья этого остались. Она сделает второй шаг, и когда людям подробно расскажут, что было на самом деле, то они, в конце концов, те же 86% поверят, и даже будут думать, что именно они всегда это знали.

— Что будет с Россией? Я уверен, что вы об этом часто задумываетесь.

— Я часто задумываюсь. Я думаю, что в России российская политика движется по принципу маятника — от одного к другому. От Сталина — к Хрущеву, от Хрущева — к Брежневу, от Брежнева через Черненко, Андропова — к Горбачеву, к перестройке. Значит, следующий период, я думаю, наступит в обозримом будущем (может, для меня уже необозримом), когда Россия сделает следующий шаг. Но тогда, во время таких событий, как перестройка, оттепель и все такое, ослабляется государственный механизм, рычаги государственные, которые скрепляют всю эту махину. И тогда появляются новые силы, новые молодые люди приходят в политику. Среди этих людей есть много радикально настроенных, поэтому для радикализма тоже есть основания. Поэтому вполне возможно, что с Россией произойдет то, что произошло с Советским Союзом: она, возможно, развалится на какие-то куски. И какие-то куски пойдут далеко, как Украина пытается (правда, по-моему, вы еще не очень далеко ушли), но, во всяком случае, пойдет в эту сторону, а какая-то часть застрянет в далеком прошлом.

— В 70-ые годы вы были процветающим советским писателем. У вас было все для того, чтобы жить и радоваться. Но вы начинаете протестовать и выступать против этой всемогущей системы, понимая, что вы все равно проиграете. В это же время представители КГБ просто вас отравили. Это действительно было?

— Действительно было. Эта история описана в моей книге, которая называется «Дело № 34 840».

— Но вот сейчас, спустя время, вы понимаете, что могли погибнуть, реально?

— Конечно, я мог погибнуть реально, потому что мои противники, враги, были людьми серьезными. Но я думаю, что это все же была попытка меня запугать. Чтобы я сам отказался от каких-то моих планов. У нас же страна странная. Я когда уже вернулся, встретил каких-то там работников КГБ, которые говорили: «Да, мы все знали, да, мы вас читали». И как мне говорили (не знаю, насколько правда — этому верить сложно), что были какие-то люди, которые меня читали, которым нравилось то, что я пишу, и которые как-то, втайне, пытались меня оставить в живых. Мне рассказывали, он, кажется, министром обороны был — маршал Кулаков, так вот даже ему очень нравился Чонкин. Так что я не знаю, хотели они меня действительно убить или хотели сильно напугать.

— На Украине открыли архивы КГБ — до 91-го года все открыто. Я иногда прихожу туда и читаю расстрельные дела киевлян, которых расстреливали с 37 по 39 год. Конечно, это страшно, когда ты держишь в руках эти дела, когда ты видишь, какой конвейер, какой механизм был задействован по уничтожению людей. Это ужасно. И в это же время я вижу, как в России открывают памятники Сталину. Как на его могилу у кремлевской стены возлагают цветы дети. Скажите, Сталин жив до сих пор?

— Сталин, да, в какой-то степени он даже воскресает постепенно. Но это тоже пройдет. Потом эти старые памятники опять выкинут на помойку. Я не думаю, что такая любовь к Сталину будет. Она, правда, гораздо дольше длится, чем я ожидал. Но в то же время у нас собираются открыть памятник жертвам тоталитаризма. Все это говорит, что значительная часть людей об этом помнит. Это, конечно, инициатива частная, людей. Так называемые патриоты пытаются ей противодействовать, но все-таки благодаря таким людям, как Сергей Пархоменко и другие, все это есть, и память эту все равно выжечь невозможно. И память одолеет, и правда одолеет неправду. В конце концов, при следующем уже каком-то правлении в этот вопрос будет внесена достаточная ясность. Конечно, может быть, какие-то поклонники Сталина будут еще, но это уже будут маргиналы.

— В 86-м году в романе «Москва 2042» вы напророчили, что Россией будет руководить резидент советской разведки в Германии, а церковь объединится с КГБ. Вы что, ясновидящий?

— Я не ясновидящий. Я просто оцениваю те тенденции, которые я вижу в настоящее время. Тогда, в 70-х годах и начале 80-х, я просто видел, что церковь, еще будучи практически запрещенной, начинает играть все большую роль в советском обществе. Я видел, что люди из КГБ приобретают все большее влияние на государственную политику. Не только как «карательный меч революции», но и как интеллектуальная сила, потому что их привлекали к работе над разными экономическими планами, потому что они лучше знали жизнь, лучше знали ситуацию в России, в Советском Союзе, знали, что происходит за границей, знали настроения людей и т.д. Были образованны, знали разные языки. Все вместе делало их более образованными, чем были руководители КПСС. И сами руководители КПСС привлекали их, ясно было, что КГБ будет играть в каком-то будущем большую роль, чем играл до этого.

— Вы вывели уникальный закон смены лидеров Советского Союза: «лысый-волосатый-лысый-волосатый». Скажите, на Россию этот закон распространяется?

— Пока что да, распространяется. У нас Горбачев был лысый, Ельцин — волосатый, Путин сейчас уже полысел, Медведев — волосатый. Кто будет следующий, я не знаю, после Путина.

— И кто будет следующим президентом России, исходя из этого?

— Я не знаю.

— В 2015-м году, в день рождения Путина, вы сказали, что у Путина «едет крыша». Скажите, она еще «едет» или уже «приехала»?

— Там же дело не только в Путине. А дело и в его окружении. Раньше делили политиков, сейчас, по-моему, нет этого. Но делят политиков на ястребов, на голубей. Я думаю, что там какие-то ястребы, но я надеюсь, что теперь они немножко уступают свои позиции, потому что страна проигрывает свою, собственно, линию. Я думаю, что отрезвление очень медленно наступает. Я думаю, что там ищут сейчас какие-то пути выхода из положения, но все боятся потерять лицо. Поэтому, может быть, крыша начинает ехать в другую сторону — общая крыша.

— Но в России ощущается, что весь цивилизованный, нормальный мир просто смотрит на Россию с ненавистью. Есть это или нет? Или понимания нет этого?

— Среди многих людей, с которыми я общаюсь, понимание этого есть. Люди же ездят на Запад — они же видят. Есть много образованных людей, которые смотрят западное телевидение или читают западные газеты. Эти наши, которые, условно говоря, 14%, но я думаю, что их больше. Я думаю, что 14% — это которые себя как-то раскрывают. А еще есть много молчащих, которые думают, но сидят и говорят о чем-то шепотом, на кухнях. Я думаю, осознание того, что идет все неправильно — это да, и кроме того, эта ненависть есть, но я вам скажу еще и другое: на Западе есть очень много поклонников Путина. Я сам видел в Мюнхене, как какие-то сумасшедшие ходят с плакатом, что хорошо бы, чтобы Путин был нашим канцлером. А не Ангела Меркель.

— Кстати, было бы неплохо, чтобы он уехал из России в Германию…

— Ну да.

— Тогда же, в 2015-м году, в день рождения Путина, когда журналисты попросили вас ему что-то пожелать, вы сказали, что желаете ему, чтобы им занялся международный трибунал. Вы до сих пор это ему желаете?

— Я пытаюсь выражаться более обтекаемо. Я не стесняюсь никогда сказать правду, но я хотел бы, если бы была какая-то надежда выйти из положения, то не желать ничего такого, а я бы пожелал, чтобы все это закончилось. Поэтому я на этом не настаиваю.

— Вы также сказали, что вам жалко дочерей Путина. Почему?

— Мне жалко вообще дочерей и сыновей всех диктаторов, о которых я что-то знаю. Я знаю, какой плачевной была судьба Василия Сталина, Светланы Сталиной, и как люди потом переименовываются. Трудно вообще быть сыном или дочерью такого правителя. Например, Галина Брежнева. Они живут неестественной жизнью. Кажется, что им все можно, а на самом деле им ничего нельзя, потому что они должны ходить с охраной, они должны прятаться от кого-то, они должны скрывать, кто они есть. Эта жизнь, по-моему, очень тяжелая. Мне кажется, что жизнь любого президента и любого диктатора тоже довольно сложна. Я бы тоже ему не позавидовал. А их детям еще хуже, потому что когда папа уходит от власти, в общем-то, отношение к ним резко меняется. И они становятся жертвами, может быть, не каких-то наказаний, но отъема у них каких-то привилегий, презрительного отношения к ним многих людей. Поэтому мне их жалко.

— В феврале 2015-го года вы написали открытое письмо Путину с просьбой об освобождении Надежды Савченко. Сегодня за Надеждой Савченко вы следите?

— Я слежу за ней, да. И меня некоторые люди попрекают моим письмом и говорят: «Вот видишь ты, кого защищал». А я говорю, что я бы и сейчас ее защищал, потому что суд над ней был несправедливым. Дело кончилось для нее хорошо, но просто она была очередной предполагаемой жертвой российского режима. И вообще казалось, что судьба ее будет ужасной. Поэтому я решил, что обязан за нее заступиться. То есть я считаю, что я тогда был прав, а как она себя ведет — я за нее не отвечаю. Она мне не дочь, не внучка — как ведет, это вам на Украине виднее. Мне все равно, как она себя ведет.

— Ваша трилогия о солдате Иване Чонкине — это произведение на века, я считаю. И «Москва 2042». Вашу книгу автобиографическую «Автопортрет: Роман моей жизни» я всем просто рекомендую от души прочитать. Это произведение тоже выдающееся, на мой взгляд. А продолжение трилогии о Чонкине вообще возможно?

— Нет, невозможно. Просто сейчас другое время, другие герои. Наверное, такие персонажи, как Чонкин, они существуют. Чонкин как характер, он, извините, я думаю, бессмертен. Это я говорю не о своем сочинении, а именно о таком характере. У меня спрашивают: «А вот если бы Чонкин сейчас был, то на чьей стороне бы он был?» Чонкин, он же не борец, он стоит на той стороне, куда его поставят. Но если его ставят на неправую сторону, то он плохо исполняет. Он пытается сделать все как лучше, но у него не получается, потому что он естественный человек в неестественных обстоятельствах. Поэтому ждать от него, что он стал бы героем войны за то или за другое — этого ожидать нельзя. Он бы стоял на своем месте, пытался бы исполнять приказания, но, повторяю, если бы дело было неправое, он бы исполнял эти приказания плохо.

— Вы заглядываете в «Чонкина», в свою книгу, или нет?

— Да нет, особенно не заглядываю. Я свои книги обычно не перечитываю. Иногда при переиздании заглядываю. Но тоже так — проглядываю, а не читаю.

— Но хорошо написано, нравится вам?

— Мне трудно сказать. Но, наверное, некоторые страницы мне нравятся. Кстати, сейчас вот у нас эта история с Поклонской, которая заступается за Николая ІІ…

— Совершенная идиотка, по-моему, правда?

— Да, я с вами согласен. Но дело в том, что когда я где-то выступаю, меня спрашивают о ней, а я защищаю свободу художественного вымысла и привожу такой пример: я бы, например, предположил бы, что Сталин является сыном генерала Пржевальского и лошади Пржевальского. Писатель имеет право даже на такое представление о происхождении героя.

— А Поклонская откуда тогда произошла?

— Когда я напишу роман о Поклонской (что вряд ли будет), тогда я изучу этот вопрос.

— Удивительная, вообще, страна Россия — на полном серьезе полудурочная, субтильная прокурорша из Крыма на всю Россию стоит с этими иконами, с изображением царя Николая ІІ, и вся Россия обсуждает, прав режиссер Учитель с этим фильмом или не прав. Какой-то театр абсурда, вам не кажется?

— Совершенно верно. Это самый большой абсурд из всего того, что сейчас происходит в России. И занимаются какие-то инстанции, прокуратуры, высшие лица государства. А она всех побеждает. Там уже и Путин выступал, высказывался в защиту режиссера Учителя, но Поклонская твердо стоит на своем. Не знаю, она фанатичка. Некоторые говорят, что она вовсе не фанатичка, а она просто знает, что делать. Некоторые предполагают, что она состоит в какой-то секте. А если говорить о ее происхождении, то, может быть, она произошла, между прочим, от статуи Николая ІІ, когда он мироточил очередной раз. Может он там, извините, спермой замироточил, такое тоже может быть. Во всяком случае, автор какой-нибудь может такое вообразить.

— Вы что-то сейчас пишете, Владимир Николаевич?

— Да, я пишу. У меня сейчас выходит новая книга из старых моих вещей и первой части моей новой повести «Фактор Мурзика», где главный персонаж — кот.

— Сегодня вы читаете что-то? Вам интересна еще литература чья-то?

— Я не успеваю все читать. Мне очень много книг и рукописей присылают и просят прочитать. Я, бывает, отбиваюсь, но отбиваюсь неудачно, и потом все равно это читаю. Когда я устаю от этого, я перечитываю классику. А сейчас, между прочим, прочел книгу Михаила Зыгаря. Он написал книгу о начале 20-го века, с 1900-го года до 1917-го. Очень интересный труд.

— С точки зрения современного классика, кто из классиков прошлых веков самый великий, на ваш взгляд?

— Самый великий — не знаю. А самые любимые у меня — Гоголь, Чехов. Эти два писателя мне ближе других.

— А в Бога вы верите?

— Нет, я агностик. Я не могу сказать, что я верю, что я не верю — я сомневаюсь. Я думаю, что, может быть, что-то такое есть, но что именно — я не знаю. Я не верю ни в какую религию, не верю ни в какое представление человека о Боге. Но я понимаю, что есть какая-то сила, которую, я думаю, человеку никогда не понять.

— Многие умные люди говорят, что да, в бога можно не верить, но когда человеку тяжело или плохо, или когда человеку уже много лет, все равно начинается какая-то вера в бога. У вас не начинается ничего?

— У меня ничего не начинается. Я с молодости не верю в человеческое представление о боге, в существование бога, и не верю в его отсутствие. Поэтому то, что у меня есть, то у меня и есть. Когда я буду умирать, я не думаю, что я приму какую-то конкретную религию, потому что в религию я не верю. Насчет бога я сомневаюсь.

— Начало 60-х годов. На трибуне мавзолея стоит первый секретарь ЦК КПСС Никита Сергеевич Хрущев, окруженный только что прилетевшими космонавтами, и поет в микрофон на весь Советский Союз вашу песню «Я верю, друзья, караваны ракет помчат нас вперед от звезды до звезды, на пыльных тропинках далеких планет останутся наши следы…». Он пел о том, во что он верил. Во что вы сегодня верите, в 85 лет?

— Я это писал, потому что имел какое-то отношение к авиации. Я авиацию очень любил, читал много о космических полетах будущего задолго до того, как они стали совершаться — о Циолковском, о многом другом. Поэтому я верил в это как в прогресс всего человечества, а не в то, что там советская наука чего-то достигнет. В прогрессе я, кстати, несколько разочарован, потому что люди 19 века были уверены, что 20 век — это будет век науки, просвещения и благоденствия. А 20-й век оказался ужасным. 21-й век начинается не лучше. И неизвестно, что ждет впереди. Вообще прогресс, в конце концов, вполне возможно, приведет к гибели всего человечества. Вот такая угроза существует. Поэтому прогресс я сейчас не готов прославлять. А тогда был готов.

— Но во что вы верите сегодня?

— Я верю в эволюцию, я верю, что постепенно, но слишком медленно, человечество идет (если все-таки оно не придет к мировой, сокрушительной для него войне). Какая-то часть человечества, например, страны западной демократии — Америка, Япония уже нашли какой-то путь к мирному сосуществованию. Сосуществованию внутри стран, сосуществованию со своими соседями. Они шли очень долго к этому — у западной демократии 3 тыс. лет попыток. Еще сравнительно недавно всей Европой руководили диктаторы: Гитлер, Муссолини, Салазар, Франко. После большой войны произошла такая революция внутренняя в этих странах, что они нашли какие-то пути, когда можно и внутри страны найти более-менее справедливое правление, при котором человек живет и материально, и духовно лучше. Я надеюсь, что человечество идет к этому. Но оно идет через всякие последние всплески разных диктатур, при этом исламском фанатизме (радикальной части ислама) и т.д.

— Вы долго жили в ФРГ. Сегодня, приезжая в Европу, в страны процветающей западной демократии, можно увидеть огромное количество неевропейских лиц, огромное количество беженцев, носителей чуждой цивилизации. Вам не кажется, что рано или поздно закончится все межцивилизационным конфликтом? С полным уничтожением вообще всего.

— Такая опасность есть. Но я думаю, что как раз европейские страны как-то умеют приспосабливаться. Мой личный опыт: я в Мюнхене жил и сейчас часто бываю, и я вижу много этих лиц. Как-то страна умеет интегрировать этих людей, но и в Америке тоже, хотя там существует такая скрытая война межрасовая. Но, все-таки, есть тенденции к мирному сосуществованию. В том же Мюнхене я вижу много не «светлых» лиц, но я вижу, что они мирно живут. Мюнхен — очень мирный город, хотя там огромное количество турок, албанцев, югославов и других.

— Дорогой Владимир Николаевич, спасибо вам большое за ваши потрясающие произведения, за ваш светлый ум и за это интервью. Я вам хочу пожелать: раньше говорили 120 лет, а я вам хочу пожелать 240 лет жизни.

— Я вам тоже лично желаю. Но я, кроме всего, желаю, чтобы Украина ускорила свой путь по направлению к Европе. И я надеюсь, что Россия тоже в скором времени станет на этот путь, и разум возобладает в политике.

— Спасибо вам.

Украина. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 5 февраля 2018 > № 2488335 Владимир Войнович


Россия. Сербия > СМИ, ИТ > zavtra.ru, 31 января 2018 > № 2479108 Эмир Кустурица

Эмир Кустурица: «Ведущая идея в мире искусства – это идея авангарда»

знаменитый режиссёр о кино-образовании, политкорректности как самоцензуре и противостоянии "натиску на восток"

Радойка Тмушич-Степанов

Международный фестиваль кино и музыки "Кустендорф" уже одиннадцать лет проходит в построенной Кустурицей этнодеревне Дрвенград, что в Сербии. В последний день фестиваля Эмир Кустурица дал интервью корреспонденту «Завтра».

«ЗАВТРА». Господин Кустурица, прежде всего хочу поблагодарить вас за то, что в своём плотном графике нашли время для интервью. Одиннадцатый "Кустендорф" начался показом картины "Закованная фильмой" (1918) режиссёра Никандра Туркина (Алатрова) по сценарию Владимира Маяковского и танцевально-акробатическим выступлением под музыку Вальса № 2 Дмитрия Шостаковича. Лиля Брик спустилась с экрана на сцену, и магия продолжилась.

Вы отметили: то, что публика видела на экране и сцене, показывает, как вымысел, который не реализован, превращается в реальность с помощью вымысла. Перформансом вы вернули на сцену музу русского авангарда Лилю Брик и призвали стать музой нынешнего Кустендорфа.

Ваше творчество стало достоянием нашего народа, оно вошло в традицию, но вы показываете, что без авангарда художнику нельзя жить и работать. Это «дорожный знак» молодым авторам?

Эмир КУСТУРИЦА. Это самая мощная идея. Хороший фестиваль должен основываться на мощном событии. Он опирается на фильм, исходящий из мира авангарда, а идея авангарда, как ведущая идея в мире искусства, - течение, которое прокладывает новый путь. Эта идея наилучшим образом открыла фестиваль и открыла дверь для молодых авторов, которые показали, что умеют грустить и улыбаться, и, между прочим, могут оставить сильное впечатление.

«ЗАВТРА». В школах изучаются литература, музыка, живопись. Искусство кино - давно уже не подросток. Как вы думаете, было бы целесообразно показывать в школах фильмы с целью воспитания и образования?

Эмир КУСТУРИЦА. Есть фильмы, которые просто необходимо смотреть, и я думаю, что существуют школы, где есть фильмы, которые включены в процесс образования.

«ЗАВТРА». Я имею в виду системное решение.

Эмир КУСТУРИЦА. Системное решение в маленькой стране может быть очень сложно реализовать, потому что страна борется с выживанием школ, и ей не до таких вопросов. Однако сегодня есть оцифровка, которая даёт каждому человеку возможность видеть всё, что ему нужно.

Вопрос образования – это ответственность людей, которые стоят у власти. Но учитывают ли они, вообще знают ли то, что Сергей Эйзенштейн был одним из сильнейших выразителей русской революции, а Довженко был её самым поэтическим выражением?.. А кроме того, хотят ли они передать всё это молодым людям – вот вопрос. Но идея, несомненно, хорошая, учитывая то, что молодые люди смогут легко ознакомиться с шедеврами кино через цифровой мир.

«ЗАВТРА». Как вы относитесь к цензуре и разного рода запретительным законам в этой сфере? Есть ли запретное в искусстве, каковы рамки, за которые не стоит выходить?

Эмир КУСТУРИЦА. Я не думаю, что такой закон нужен. На Западе уже есть то, что когда-то было при коммунистическом строе – самоцензура. Они ввели самоцензуру через идею политкорректности. Как дисциплинированные люди, получившие протестантское и католическое образование, этику, они принимают это очень легко.

В любом случае, будет хорошо, если мы не примем идею политической корректности, которая введёт в наше общество неписанный закон, самоцензуру.

«ЗАВТРА». Разного рода санкции в отношении России, которые, безусловно, относятся и к искусству, можно назвать своего рода цензурой?

Эмир КУСТУРИЦА. Это вечный инструмент, с помощью которого Запад расправляется с Востоком, вечная тема Запада, выраженная в доктрине «Дранг нах Остен» - натиска на Восток.

Этот «восточный вопрос» был сформулирован ещё во времена Наполеона, и он действует по-прежнему, его суть не меняется. Но сегодня Запад орудует открыто, борьба идёт не на дипломатическом поле, а ведётся через средства массовой информации.

И поскольку все обвинения, которые приводят к санкциям, трудно опровержимы - санкции действуют и являются выражением мировых разделений. И вопрос здесь стоит уже не о противостоянии наций, но об отделении Евразии от евроатлантических стран.

«ЗАВТРА». Вы были в Крыму, на фестивале в Севастополе. У вас сложилось впечатление, что народ в Крыму чувствует себя оккупированным?

Эмир КУСТУРИЦА. Во-первых, Крым окончательно стал русской территорией после трёхлетней войны в середине ХIХ века, когда Россия сражалась с Англией и Францией.

Задумка Хрущёва, что Крым – это Украина, была опровергнута самой жизнью. Народ в Крыму счастлив сейчас не только потому, что Крым - больше не Украина, он по сути является частью России, и именно так себя ощущает.

«ЗАВТРА». Так как вы ездили в Крым, стоит ли ваше имя в списке украинского сайта «Миротворец»?

Эмир КУСТУРИЦА. Ну, это меня не интересует.

«ЗАВТРА». Очевидно, что фактически происходит пересмотр результатов Второй мировой войны, прибалтийские государства, Украина возвеличивают нацизм...

Эмир КУСТУРИЦА. Идёт пересмотр результатов не только Второй мировой войны, но уже и итогов Первой мировой. До недавнего времени в силе была концепция Фрица Фишера - признание того, что Германия виновна в развязывании Первой мировой войны. А затем неожиданно появилась книга «Лунатики», которая говорит о необходимости ревизионистского подхода к истории.

Я считаю, что преступлениям, совершённым во время Югославских войн, придали большее значение. Эти преступления преувеличены, показаны страшнее, чем они были в действительности. И сделано это было именно для того, чтобы геноцид, который был осуществлён во время Второй мировой войны главным образом над сербами, цыганами и евреями, фактически был забыт, чтобы новые преступления затушевали, закрыли собой старые.

Но я думаю, что вес исторических событий, их значимость, истинная роль никогда не будут одолены нынешним подходом средств массовой информации. Все эти пересмотры не пройдут, не смогут пройти, потому что те, кто действительно выиграл Первую и Вторую мировые войны, знают правду. И если им придётся защищать эту правду, они снова защитят её.

«ЗАВТРА». Вы встречались с Владимиром Путиным, у вас была возможность разговаривать с ним. Какое отношение у вас к нему?

Эмир КУСТУРИЦА. Однажды я сказал: если бы я был англичанином – я был бы против него, если бы я был американцем – я подрался бы с ним, если бы я был русским человеком – я проголосовал бы за него. Но теперь у меня есть новая идея: если бы я был англичанином, но честным – то уважал бы Путина как великого государственного деятеля; если бы я был американцем – я понял бы, что примирение с Россией является единственным источником, который ведёт к благополучию планеты; а если бы я был русским гражданином – я, конечно, проголосовал бы за Владимира Путина, не задумываясь!

Россия. Сербия > СМИ, ИТ > zavtra.ru, 31 января 2018 > № 2479108 Эмир Кустурица


Россия > СМИ, ИТ > inopressa.ru, 29 января 2018 > № 2475967 Андрей Звягинцев

Интервью с Андреем Звягинцевым: российский режиссер о "Нелюбви" и о том, каково снимать кино при Путине

Брайан Эпплярд | The Sunday Times

"Говорит ли жена Андрея Звягинцева, оставшаяся дома в Москве, что ему больше не следует снимать эти политически рискованные фильмы?" - поинтересовался у режиссера журналист Брайан Эпплярд в интервью для The Sunday Times.

Звягинцев со смехом ответил: "Такова роль женщин. Но она храбрая женщина. Да, она мечтает о том, чтобы, возможно, пожить в более комфортной обстановке. Она любит солнце, море. Она любит французскую кухню и французскую архитектуру".

Издание отмечает: "Рискованный фильм Звягинцева "Левиафан" в 2014 году показал путинскую Россию как стагнирующую, коррумпированную, жестокую страну, где нет надежды. Фильм был отличный. Но "Нелюбовь", номинированная на "Оскар", его самый новый фильм, - шедевр". По мнению автора, в "Нелюбви" Звягинцев "показывает неразрывность морального разложения в частной и общественной сферах жизни".

Режиссер сказал в интервью: "Их невозможно разделить. Вопросы морали, с которыми мы сталкиваемся: недостаток сопереживания, эгоизм, фундаментальные вопросы отношений между людьми, испорченная морально-эмоциональная ткань общества и семьи - все это влияет на социально-политическую ткань общества. Это порочный круг: обе сферы оказывают взаимное воздействие и взаимовлияние".

Звягинцев отметил: "Фильм был снят в России, в российских обстоятельствах, с российскими персонажами, но он отражает более общие проблемы перемен, с которыми сталкивается мир. Дегуманизация - всеобщая проблема".

Журналист замечает: "Но фильм конкретно рассказывает о дегуманизации России. Есть момент, когда черствая мать ребенка бессмысленно бежит на месте на тренажере. На ее толстовке надпись - английское слово "Россия". Улавливаете намек? Да, мы уловили. И все же "Нелюбовь" выражает свою идею не так прямо, как "Левиафан", и это сошло Звягинцеву с рук".

По мнению журналиста, в политическом отношении Звягинцев явно принадлежит к традиции Льва Толстого и Солженицына, а в эстетическом отношении работает в тени Андрея Тарковского, но для него столь же важно влияние европейцев - Антониони, Бергмана, Брессона.

Звягинцев заявил: "Теперь мы наблюдаем возвращение методов и стиля правления КГБ. Они снова к нам прокрались". Но он подчеркнул, что не все таково, как прежде: "Коррумпированный мэр в "Левиафане" пришел из новой, постсоветской реальности. Конечно, мы унаследовали прошлое, и самая тревожная черта настоящего - реабилитация Сталина. В брежневские времена... этот период застоя был относительно "вегетарианским", как мы говорим. Теперь все намного циничнее. Они используют судебную систему в собственных целях, и процент оправдательных приговоров близок к нулю. Никого не признают невиновным, а цензура возвращается".

Газета пишет: "Несмотря на все это, он не имеет "никаких резонов или намерений уехать". Звягинцев пояснил, что успехи его фильмов на международном уровне "действительно обеспечивают определенную защиту, но она никоим образом не гарантирована. В любой момент она может быть разрушена".

Журналист заметил, что все фильмы Звягинцева - о семьях. "Это просто совпадение", - ответил режиссер.

Журналист также предположил: радиотелескоп символизирует в "Нелюбви" истину. Звягинцев с улыбкой ответил: "Что ж, истина содержится скорее в религии, чем в науке, и мы имеем взаимообмен между ними. У нас есть два слова для обозначения (английского. - Прим. ред.) truth. Одно - [istina] - более философское, это абсолютная истина, которую находишь в религии; а другое - уровнем пониже, [pravda], которая содержится в науке. Религия претендует на владение абсолютной истиной, но редко ее дарует. Наука использует эмпирические факты и этим заслужила мое глубочайшее уважение".

Отметив, что Звягинцев так ничего и не сказал о значении семьи или радиотелескопа в своих фильмах, журналист заключает: "В этом, как и во всем, Звягинцев - русский до мозга костей: загадка, окутанная тайной, но также великий художник, ищущий правду в надежде найти истину где-то на этих бесконечных, утопающих в нелюбви просторах".

Россия > СМИ, ИТ > inopressa.ru, 29 января 2018 > № 2475967 Андрей Звягинцев


Россия. ПФО > Образование, наука. СМИ, ИТ > kremlin.ru, 25 января 2018 > № 2477788 Владимир Путин

Телемост с ведущими российскими вузами.

В ходе посещения Института фундаментальной медицины и биологии Казанского федерального университета Владимир Путин провёл телемост с ведущими высшими учебными заведениями страны.

В.Путин: Добрый день, уважаемые коллеги!

Сейчас только имел удовольствие поздравить с Татьяниным днём представителей студенческих клубов, которые собрались здесь, в Казани, практически со всей России. И хочу эту нашу встречу тоже начать с поздравлений. Поздравляю всех вас и всех, кто нас видит, слышит, с Днём студенчества. Хочу пожелать всем вам успехов – всем студентам, вашим наставникам, преподавателям.

Вся наша работа по развитию образования, по поддержке талантов, творчества, общественных, научных, деловых инициатив направлена на то, чтобы молодёжь могла реализовать себя, добиться успехов в своей собственной жизни и посвятить значительную её часть нашей стране, России. Потому предлагаю сегодня предметно поговорить о положительном опыте, который имеется у федеральных университетов, о подходах, которые важно распространить на всю систему высшего образования.

Мы только что посмотрели площадки Казанского, или теперь уже Приволжского федерального университета. Безусловно, это один из примеров того, как вуз с историей, с хорошими традициями, с выдающимися научными школами может отвечать на вызовы времени и идти вперёд. Как ректор сказал, у нас теперь две даты основания университета: совсем старинная, 1804 год, и 2010 год, когда нему были присоединены несколько площадок, когда институт, теперь уже университет, получил новое дыхание.

Напомню, что у нас создана целая сеть федеральных университетов: Сибирский (Красноярский), Южный (Ростов-на-Дону), Северный, или Арктический (Архангельск), Казанский (Приволжский), Уральский (Екатеринбург), Дальневосточный (Владивосток), Северо-Восточный (Якутск), Балтийский (Калининград), Северо-Кавказский (Ставрополь), Крымский (Симферополь). Именно так стремятся работать, как я уже говорил применительно к тому университету, где мы находимся, стремятся работать все наши 10 федеральных университетов.

Мы начали, напомню, формирование этой сети в 2006 году с создания Сибирского и Южного федеральных университетов. Это был проект, в полном смысле устремлённый в будущее, нацеленный на решение долгосрочных задач. Федеральные университеты призваны стать флагманами промышленного, социального, технологического развития целых территорий России, ну и соответственно целых отраслей; должны содействовать освоению огромных пространств нашей страны, в том числе таких стратегически важных для России, как Арктика, Сибирь и Дальний Восток. Именно поэтому мы направили на развитие наших образовательных центров значительные финансовые ресурсы, продолжили эти программы и в непростой период глобального экономического кризиса. И сегодня можно с уверенностью сказать, что этот проект состоялся.

Финансирование проекта (и для тех, кто в этой аудитории собрался, и для тех, кто нас будет слушать и видеть с помощью средств массовой информации) в 2016–2017 годах из федерального бюджета составило 52 миллиарда рублей, со стороны самих университетов и тех, кто их поддерживал, регионов, – 22 миллиарда рублей. В 2010–2016 годах на формирование современной научной структуры федеральных университетов было дополнительно направленно 40,7 миллиарда рублей. За этот же период времени за счёт научно-исследовательской деятельности федеральные университеты заработали, сами заработали 38 миллиардов рублей.

Федеральные университеты стали центрами притяжения для талантливых людей, талантливой молодёжи, сильных учёных и исследователей, в том числе тех, кто действительно определяет ход развития современной науки. Напомню, уважаемые друзья и коллеги, что с 2010 по 2017 год в федеральных университетах в рамках так называемого проекта мегагрантов работало 18 учёных мирового уровня. Мы специально распредели их практически по всей территории России. Из них 11 иностранцев, это учёные с мировым именем, лидеры в своих отраслях, два российских, мы выбирали их по конкурсам, и пять наших соотечественников, которые в своё время уехали работать за границу, вернулись и работали здесь. Уже непонятно, где они больше работали, за границей или здесь.

Концентрация интеллектуального потенциала, наличие современной научной инфраструктуры позволяет готовить высококлассные кадры, создавать передовые решения в интересах отечественной экономики. Причём речь идёт о таких важнейших перспективных направлениях, как искусственный интеллект, разработки в сфере биологии, медицины, сельского хозяйства, технологии добычи и переработки полезных ископаемых. В этом смысле федеральные университеты стали одним из механизмов повышения технологической конкурентоспособности и состоятельности нашей страны.

Отмечу и тот важный факт, что нам удалось серьёзно укрепить единое образовательное и научное пространство России. Запущены совместные программы академической мобильности. Студенты и преподаватели получили большую возможность перемещаться между университетами, подбирать себе образовательные курсы, вести общие проекты, а также использовать современное учебное и исследовательское оборудование, в том числе в так называемых центрах коллективного пользования. Кстати, у нас за это время создано 30 таких центров, центров коллективного пользования. В них сконцентрировано современное дорогостоящее исследовательское оборудование. Пользоваться им могут учёные и научные коллективы из любых организаций.

Подчеркну, сегодня федеральные университеты задают тот уровень, к которому должна стремиться вся система высшего образования, чтобы выпускники всех российских вузов могли успешно начать карьеру, реализовать свой потенциал.

Уверен, эта тема – важнейшая для наших студентов. Поэтому давайте сегодня поговорим об этом поподробнее, поделимся опытом. Тем более что сегодня в нашем разговоре будут участвовать и ректоры Московского и Санкт-Петербургского университетов. У этих вузов традиционно сильно выстроенная системная работа по профессиональной ориентации и трудоустройству выпускников, а дипломы являются надёжной путёвкой в жизнь.

У нас на связи практически все федеральные университеты. Давайте приступим к работе.

Д.Валеев: Добрый день, уважаемый Владимир Владимирович, добрый день, уважаемые участники телемоста. Меня зовут Валеев Динар, я являюсь аспирантом юридического факультета Казанского федерального университета.

Владимир Владимирович, мы очень Вам благодарны, что именно в этот день, День российского студента, Вы смогли найти возможность посетить наш Казанский федеральный университет и объединить на базе нашей альма-матер университетское сообщество ведущих вузов России.

Сегодня с нами на связи Московский государственный университет имени Ломоносова, Санкт-Петербургский государственный университет, Балтийский федеральный университет имени Иммануила Канта, Уральский федеральный университет имени первого Президента России Бориса Ельцина, Крымский федеральный университет имени Вернадского, а также Северо-Кавказский, Северный (Арктический) и Южный федеральные университеты.

Думаю, что многие со мной согласятся, что для современного студента академическая мобильность стала необходимостью, как Вы верно отметили. Она позволяет нам, студентам, расширить свои компетенции и навыки, получить незабываемый опыт и стать конкурентоспособными.

Сегодня во многих вузах России реализуется программа академической мобильности по международной и внутрироссийской системе на международном или внутрироссийском уровнях. Широко развиты такие формы, как программы двойных дипломов, программы сетевого взаимодействия, языковые школы, научные командировки, стажировки, различные конкурсы и фестивали. Надеемся, что участники нашего телемоста поделятся своим опытом в организации программ мобильности.

И нам тоже есть что рассказать. В Казанском федеральном университете существует более 60 программ обмена и стажировок. Наиболее популярной среди них является программа под названием «Алгарыш». Её особенность заключается в том, что она позволяет студенту полностью возместить все его расходы, которые произошли за время его поездки.

Наша республика заинтересована в квалифицированных специалистах. И после обучения каждый участник программы обязан вернуться в нашу республику и отработать в организациях и на предприятиях не менее трёх лет.

Наш университет также богат опытом по взаимодействию с университетом города Канадзава и Институтом химических и физических исследований RIKEN в Токио и Йокогаме. 25 лет сотрудничества нашего университета с Японией позволили нам выиграть грант правительства этой страны по программе подготовки лидеров будущего. И уже в следующем году мы будем отправлять в Японию 70 наших студентов и принимать 100 студентов японских университетов.

Наш Казанский университет традиционно открыт для учёных и исследователей разных стран мира. Приглашённые специалисты ведущих мировых университетов с богатым именем раздвигают границы нашего профессионального пространства в сфере образования.

Наш университет является участником программ сетевого взаимодействия, реализуемых федеральными университетами. Это очень перспективное направление. На наш взгляд, следует большее внимание уделять программам академической мобильности внутри страны, так как они позволят нам создать условия для обмена лучшими академическими образовательными практиками, которые существуют на территории нашей страны.

И на сегодняшний день очевидно, что есть ещё много путей для совершенствования программ академической мобильности.

Уважаемый Владимир Владимирович! Предлагаем присоединиться к обсуждению данной темы участникам телемоста.

В.Путин: Спасибо, Динар. Вы сказали, у вас существует программа «Алгарыш», да?

Д.Валеев: Да.

В.Путин: Не путать со словом «магарыч», даже в Татьянин день.

Д.Валеев: Позвольте предоставить слово представителю Северного (Арктического) федерального университета.

Архангельск, добрый день!

А.Чункевич: Здравствуйте Владимир Владимирович!

Коллеги!

Меня зовут Альберт Чункевич, я председатель совета студенческого самоуправления университета.

Мне очень приятно от всего коллектива САФУ имени Ломоносова поздравить вас с нашим общим праздником – Днём российского студенчества.

Спасибо, Динар, ты поднял суперактуальную тему. Как студент я знаю, что для развития образовательной, исследовательской и будущей профессиональной траектории очень важно участвовать в программах академического развития. Кстати, наш великий земляк, учёный-энциклопедист Михаил Ломоносов, был не только основателем университетского образования в России, он в своё время активно, если говорить на современном языке, участвовал в программах академической мобильности. Он постигал науку в Москве, Киеве, Санкт-Петербурге, а также в вузах Германии.

В 2013 году федеральные университеты объединились в «Клуб десяти» – сеть федеральных университетов, и договорились об обмене лучшими практиками и реализации сетевых проектов. Эта программа даёт свои положительные результаты. Сегодня совместно реализуется более 20 сетевых образовательных программ уровня бакалавриата и магистратуры.

Например, программа «Реклама и связи с общественностью». Студенты САФУ, Балтийского, Северо-Восточного федеральных университетов совместно работают над проектами, обучаются очно и дистанционно. У них есть возможность изучать дисциплины у передовых преподавателей, узнавать культуру и традиции регионов России. В прошлом году 115 студентов САФУ обратились в другие вузы по сетевым программам, а наш Арктический университет принял к себе студентов из пяти субъектов Российской Федерации. В рамках Национального арктического научно-образовательного консорциума, который сегодня объединяет 33 организации, у студентов есть возможность не только изучать отдельные дисциплины в вузах-партнёрах, но и пройти стажировку или практику на 12 уникальных стационарах в Арктике.

Академическая мобильность важна и в научных проектах. Уникальные компетенции и практические навыки получают участники известного в стране экспедиционного проекта «Арктический плавучий университет». САФУ организует совместно с Росгидрометцентром и Русским географическим обществом. Уже состоялось девять морских экспедиций. Подготовку прошли более 500 участников из разных вузов и научных организаций России, а также из зарубежных стран. В июле этого года состоится юбилейная, десятая экспедиция.

Я уверен, что каждый студент захочет поучиться, например, в течение семестра в университете-партнёре, при этом у него в дипломе появятся дисциплины, изученные в другом вузе. Он послушает лекции известных учёных, которые живут и работают в другом городе. Академическая мобильность способствует разностороннему развитию студентов и дальнейшему трудоустройству выпускников.

В САФУ, как и в других университетах, есть все условия для того, чтобы принять гостей: уникальные образовательные программы, интеллектуальные центры, современные учебные корпуса, центры коллективного пользования научным оборудованием, общежитие и спортивные сооружения.

Для повышения эффективности академической мобильности нужно расширить возможности студентов по участию в академических обменах, объединить информацию о том, в каком вузе есть специализированное оборудование, кто из преподавателей готов с нами поработать.

Совместно с другими федеральными университетами мы планируем сформировать пул экспертов по проектированию и реализации совместных образовательных и научных программ, в том числе готовы участвовать в совершенствовании нормативной базы внутрироссийской академической мобильности.

Чтобы студенту расширить свои возможности получить знания, опыт и практику, совсем необязательно ехать учиться за границу. Ведь мы хотим жить и работать в нашей большой многонациональной и прекрасной стране.

Спасибо за внимание.

В.Путин: Альберт продолжил тему студенческой мобильности и сослался на Ломоносова. Мы все знаем, что это была очень своеобразная мобильность. Как известно, если это, конечно, не легенда, Ломоносов пешком из Архангельска добрался. Но это до сих пор для всех нас остаётся самым лучшим примером стремления к знаниям и к реализации своей мечты, поэтому мы, безусловно, должны это помнить всегда. А в современном мире, конечно, это связано с организацией самого процесса. Поскольку нас слышат ваши наставники и руководители вузов, очень важно, чтобы и Министерство поддерживало вот эту, на мой взгляд, очень важную составляющую современного образования, и руководители вузов тоже имели в виду, что от этого не страдает сам университет, если студенты или аспиранты на какое-то время перебираются в другие вузы, а наоборот, только повышает общую конкурентоспособность российского образования. Вот здесь Альберт, безусловно, прав: нет ничего зазорного поучиться и за границей. Но в целом, если пользоваться возможностями российской образовательной системы, то, действительно, часто и такой необходимости не будет возникать. Во всяком случае, это точно расширяет возможности подготовки высококлассных специалистов.

Спасибо.

Д.Валеев: Альберт, спасибо большое за Ваш опыт.

Очевидно, что академическая мобильность и дальнейшее трудоустройство выпускников очень связаны между собой. Хотелось бы больше услышать по теме трудоустройства, так как она требует более подробного освещения.

Хочу предложить Уральскому федеральному университету поделиться своим богатым опытом. Екатеринбург, добрый день. Аслан, Вам слово.

А.Кагиев: Добрый вечер, Владимир Владимирович!

Добрый вечер, дорогие участники телемоста!

Меня зовут Аслан Кагиев, я председатель союза студентов Уральского федерального университета.

Говоря о трудоустройстве, очень важно подчеркнуть его значимость, ведь после окончания университета у студента открываются колоссальные перспективы, и очень важно найти ему хорошее место работы. А что такое хорошее место работы для студента? Это то пространство, где он может реализовать свои амбиции, чтобы были востребованы его компетенции, а работодатель, со своей стороны, ищет хорошего сотрудника. В свою очередь, для него хороший сотрудник – это человек, который стремится к новым свершениям и, конечно, заинтересован в развитии корпорации. Таким образом, трансформировался подход работодателей к университетам. Ведь сегодня они интересуются не только вопросами, которые связаны с наличием диплома о высшем образовании, их в большей степени интересует, насколько студент был вовлечён в волонтёрскую работу, насколько он умеет управлять проектами, его коммуникативные навыки и в целом всё то, что мы называем дополнительными компетенциями: так называемые Soft и Digital Skills.

Университет столкнулся, действительно, с реалиями, и важно было ответить на этот вызов. Таким образом, мы стали пионерами построения нового уровня взаимоотношений с работодателями, ведь сегодня в университете разработан целый ряд уникальных проектов, которые позволяют развивать мягкие навыки и, в свою очередь, фиксировать результаты.

Ярким примером является общий рейтинг студентов, который, с одной стороны, показывает всю учебную и научную составляющую, а с другой – всё то, что интересует работодателя, так называемая внеучебная сфера. Это в первую очередь умение работать в команде, волонтёрский опыт, коммуникативные навыки, в том числе на иностранном языке, весь лидерский потенциал. А самое главное, что при завершении университета студент получает приложение к диплому от союза студентов, что, конечно же, немаловажно и характеризует всю палитру красок его студенческой жизни.

Важно, чтобы наша модель была конкурентоспособной, поэтому мы выстроили конструктивные, профессиональные взаимоотношения с Гарвардским университетом с одной стороны, а с другой стороны – с университетом Наварры. Это лидеры международных рейтингов в теме трудоустройства. И самое главное – в рамках Всемирного фестиваля молодёжи и студентов мы провели целый ряд глобальных проектов. Важно подчеркнуть, что наш опыт во многом уникален.

Самое ценное из всего того, что я сказал, – мы готовы транслировать наш опыт в другие российские университеты. Мы искреннее верим, что эта инициатива послужит формированию площадки для дальнейшего развития офисов карьерного сопровождения.

Спасибо большое, друзья, за внимание.

Владимир Владимирович, ждём Вас в гости в Уральском федеральном.

Спасибо.

В.Путин: Спасибо большое, Аслан, или господин председатель, такой начальник большой. То, что Вы занимаетесь изучением опыта того, что происходит в других странах, – это очень важно, это нужно. Надо смотреть, как у них там организовано, и наилучшие практики переносить на нашу почву.

Но в то же время ещё важнее, если Вы как председатель и Ваши коллеги, соученики, студенты, аспиранты напрямую будете работать с ключевыми работодателями России. Даже не нужно ждать здесь какой-то инициативы, то есть она должна быть, но не нужно только уповать на инициативу руководства самого университета. Студенты сами должны озаботиться своим трудоустройством, не забывайте об этом. Если у вас есть такая уважаемая структура, как союз студентов, никто не запрещает вам напрямую работать с будущими работодателями, причём с первых курсов можно это делать. Студенту в одиночку, наверное, это трудновато, но организации союза студентов, мне кажется, это вполне по плечу.

Можно и нужно установить прямые контакты с работодателями, добиться, ведь вы энергичные люди, добиться профессиональных связей, добиться того, чтобы студенты попадали на практику вовремя. Ведь организация практики – это очень существенная вещь в будущем трудоустройстве. Как вы уже мне сказали: с одной стороны, с другой стороны. Так вот, с другой стороны, нельзя превращать эту практику в чисто формальное дело – получение справочек и бумажек, потому что если вы ограничитесь получением справочек и бумажек, причём подчас липовых, никакого приличного трудоустройства не будет, и тогда нечего будет на зеркало пенять в виде администрации университетов, которые якобы не заботятся о вашем трудоустройстве. Нужно самим активно этим заниматься, и вы точно сможете это сделать, тем более что работодатели заинтересованы в таком контакте.

Руководители вузов увлечены текущим процессом подготовки специалистов, руководители предприятий – им нужно выдавать на-гора результаты практической работы, а вам нужно трудоустроиться. Но, правда, и вузам нужно вас трудоустроить, чтобы поднять свой рейтинг, что вы все, 100 процентов, трудоустроены. А работодатели заинтересованы получить хороших специалистов. Сведите всё в одну точку, объедините усилия всех в этом направлении. Но больше всего заинтересованы вы сами, берите это в свои руки. Вот это совершенно точно можно брать в свои руки.

А.Кагиев: Да, Владимир Владимирович, мы именно этим и занимаемся. Та база, о которой мы говорим, состоит из информации, которая конкретно основана на показателях: в каких мероприятиях студент принимал участие, на какой роли, какие проекты он реализовал, весь его волонтёрский опыт, который в дальнейшем мы и даём работодателю, потому что они и есть заказчики, для них мы и работаем. В этом смысл всего этого портфолио и в принципе темы приложения к диплому.

В.Путин: Здорово, удачи Вам, Аслан. Спасибо.

Д.Валеев: Аслан, спасибо.

В развитие темы студенческого портфолио позвольте предоставить слово студенту Санкт-Петербургского государственного университета. Здравствуйте, ребята, вас приветствуют участники телемоста из Казани.

Д.Михеев: Здравствуйте. Спасибо, Динар. Добрый день, уважаемый Владимир Владимирович, добрый день, дорогие участники телемоста.

Меня зовут Михеев Денис, я являюсь студентом второго курса магистратуры по направлению «Социология».

Когда я поступал в университет на программу бакалавриата в 2012 году, я уже понимал, что тот диплом, который я получу по итогам, будет существенно отличаться от дипломов всех выпускников других вузов, в частности, тем, что он выдаётся на двух языках – на русском и на английском. В 2016 году я защитил свою выпускную работу перед государственной экзаменационной комиссией, которая полностью состояла из работодателей. В том году в работе таких комиссий в нашем университете приняло участие более 1,5 тысячи человек.

Получив свой диплом, я увидел, что в него была внесена информация о том, кто из преподавателей читал те или иные лекции, где я проходил практику и стажировку, кто из работодателей конкретно входил в состав государственной экзаменационной комиссии.

Однако этот диплом изменился ещё и за счёт того, что в него был добавлен такой уникальный элемент, как QR-код. Сегодня при помощи своего смартфона, просканируя этот замечательный и очень небольшой код, любой работодатель может получить доступ к портфолио студента, к электронной копии его диплома, к отзывам научного руководителя и рецензента на его выпускную работу, а также к информации о том, обучался ли студент за рубежом, как раз к вопросу об академической мобильности, о чём мы говорили ранее.

Замечу, что с 2014 года те наши студенты, которые отправляются на обучение, включённое обучение за рубеж в один из университетов, входящих в топ-300 по международным рейтингам, имеют возможность автоматически зачесть те результаты включённого обучения, которые они получили за рубежом, здесь без сдачи дополнительных экзаменов за пропущенную сессию.

Также такой код открывает доступ к портфолио студента, в которое вносится информация о том, были ли у студента поощрения и благодарности, именные стипендии, какие у студента имеются учебные и внеучебные достижения, а также, что очень важно, это информация о том, была ли тема выпускной работы у студента одобрена или предложена работодателями.

Например, тема моей выпускной работы была одобрена Социологическим институтом Российской академии наук. А сегодняшние студенты уже могут выбирать темы для своих работ из электронного реестра, в который входят более пяти тысяч самых разных тем, которые были предложены самими работодателями. И таких работодателей, с которыми мы напрямую сотрудничаем, у нас в университете более двух тысяч.

Однако каждый студент, который получает такой диплом, понимает, что в него может быть внесена информация совершенно другого рода, например, о том, были ли задолженности, дисциплинарные взыскания, вовремя ли были сданы книги в библиотеку.

Тот диплом, который я планирую получить уже в этом году, диплом магистра, также будет отличаться от того диплома, который я имею сейчас.

Наш университет активно работает в цифровой среде, и поэтому выпускник СПбГУ 2018 года может заметить в своём дипломе запись о том, какие онлайн-курсы он успешно прошёл в нашем вузе или в других университетах. Это оказалось возможным благодаря тому, что сами студенты предложили такие изменения, что, в свою очередь, оказалось возможным благодаря тому, что в каждом приказе, который издаётся в нашем университете, есть особый пункт, который говорит о том, кому, какому должностному лицу и по какому адресу направлять обратную связь и предложения по изменению этого самого приказа.

Поэтому в будущем году мы можем ожидать ещё какие-то изменения в нашем дипломе. Университет, конечно же, не будет стоять на месте и будет идти в ногу со временем.

Такой диплом, на наш взгляд, и такие возможности, которые идут вместе с ним, должны быть у любого выпускника вуза. Поэтому сегодня мы предлагаем ведущим российским университетам обратиться к опыту Санкт-Петербургского государственного университета и вносить в дипломы QR-код, а на своих порталах обязательно размещать портфолио выпускников.

Спасибо.

В.Путин: Что же, правда, всё по максимуму, то, что можно внедрять в систему образования из информационных технологий, нужно делать. Сейчас не буду их перечислять, возможности колоссальные. Но то, чем Вы, Денис, занимаетесь, и то, что у вас в моём родном университете происходит, меня радует в той части, на которой Вы сейчас остановились. Конечно, это будет способствовать трудоустройству, если будущий работодатель, будет иметь полную информацию о своём потенциальном кандидате на работу.

Но, конечно, нужно попросить и руководство университетов о том, чтобы о возможных работодателях было как можно больше информации, в том числе в электронном виде, у будущих специалистов. Это позволит им на более ранней стадии сориентироваться с точки зрения выбора специализации и потом, может быть, более целенаправленно стремиться к контактам с той или другой организацией, прохождению там практики и так далее. Это тоже лишним бы не было. А в целом, конечно, очень правильные вещи. Хочу тоже пожелать вам успехов.

Николай Михайлович, Вы хотите что-то сказать?

Н.Кропачев: Для обеспечения такого контакта мы создали советы образовательных программ, по всем программам – советы образовательных программ. При этом в эти советы входят только работодатели. Этот контакт появляется с момента появления этого совета. Он очень тесный, потому что работодатели участвуют и в научных комиссиях, и в методических комиссиях. Советы образовательных программ определяют требования к поступающим, требования к преподавателям, определяют саму образовательную программу и, следовательно, участвуют в учебном процессе от начала до его завершения. Как сказал наш выпускник, 1700 работодателей потом ещё принимают экзамены, частично принимают экзамены и защиты дипломов, которые они сами рекомендовали.

В.Путин: Спасибо, Николай Михайлович.

Д.Валеев: Спасибо большое.

25 января 1755 года российская императрица Елизавета Петровна подписала Указ об учреждении Московского университета. Этот день является Днём памяти святой мученицы Татьяны, которая с тех пор является покровительницей всех российских студентов.

В этот праздник студенчества мы передаём слово ректору старейшего университета России – Московского государственного университета – Садовничему Виктору Антоновичу.

Добрый день, Виктор Антонович, приветствуем Московский государственный университет.

В.Садовничий: Здравствуйте, уважаемый Владимир Владимирович, здравствуйте, дорогие студенты.

Сегодня день рождения Московского университета, Татьянин день. Очень хорошо, что эта традиция рождалась в этом здании, построенном Казаковым, напротив Кремля. Казаков вместе с Баженовым строил Екатерининский дворец, залы в Кремле и затем построил первое здание для университета в России.

Здесь много было пройдено выдающегося. Здесь читал стихи Пушкин, учился Лермонтов, учился Тургенев, Грибоедов, Чехов. Была ещё одна страница подвига наших студентов в истории. 22 июня 1941 года 5 тысяч студентов Московского университета, впрочем, как и других университетов, записались на фронт. Из пяти вернулось две тысячи. Конечно, мы чтим этот подвиг.

Татьянин день всегда праздновался студентами, всегда отмечался, потому что студенты намечали в этот день свои перспективы и подводили итоги того, что удалось за год сделать.

Мы благодарны Вам, Владимир Владимирович, что 25 января 2005 года Вы встретились со студентами Московского университета в библиотеке и поддержали их просьбу сделать этот праздник праздником всего российского студенчества.

На самом деле это праздник всех, потому что все мы были студентами, мы все вспоминаем свои студенческие годы, но, конечно, это праздник этих молодых ребят, которые сейчас учатся в наших университетах.

Мы обсуждали заранее много тем. Я очень поддерживаю все те идеи, которые сказали университеты, выступая, но две мысли, Владимир Владимирович, хотелось бы подчеркнуть. Наше образование всегда было сильным и всегда было фундаментальным. Фундаментальность образования отличала всегда нашу систему образования. Поэтому наука университета, безусловно, очень важна. И нужна связь науки с технологиями, с высокими технологиями, Вы сказали о них в своём слове.

Московский университет выступил инициатором принятия закона, который Вы поддержали, он принят, о научно-технологических долинах. Сейчас этот закон реализуется. Он не только для Московского университета, он для всей страны, для других университетов. Его реализация предполагает, что прежде всего в этих долинах университетская наука, работы студентов, аспирантов будут связаны с промышленностью, с госкорпорациями, с высокими технологиями. Думаю, что это новое слово в наших университетских делах – создание таких кампусов, долин, инновационных центров при университетах.

Я ещё об одной идее хочу сказать. Учёные Московского университета разработали идею «Транссибирского пояса». Это относится к связанности территорий, которые относятся к стратегическим направлениям. Мы даже просчитали экономическую сторону и сроки исполнения. Этот пояс должен захватить огромную часть северной территории нашей страны – от Европы до Аляски. Мы такие предложения делаем и хотим их вынести на широкое обсуждение.

Мы сегодня о студентах, Владимир Владимирович. Я хотел об одной идее рассказать. В Сочи прошёл Всемирный фестиваль молодёжи и студентов. Мы участвовали большой делегацией, и мне выпала честь вести секцию «Наука и образование». И там студенты всех стран согласились, что надо создать международный союз молодых учёных. База для этого есть хорошая, мы проводим 25 лет форум «Ломоносов», на него приезжает около 10 тысяч студентов из 40 стран, и поэтому мы имеем хорошее основание. Сейчас мы все заняты тем, чтобы такой мировой, международный форум молодых учёных создать, с тем чтобы ребята более широко смотрели на мир, на сотрудничество, на будущее. Это, на наш взгляд, очень важно.

Ещё одно очень приятное событие или вектор в системе образования. Мы посмотрели и исследовали число иностранных студентов, которые учатся сейчас в России, такого числа не было за всю историю образования. Очень большой рост. В Московском университете – 9,5 тысячи иностранных студентов. Это больше, чем в Кембридже, в Оксфорде, в MIT, в Стэнфорде, в два раза больше.

Владимир Владимирович, здесь присутствуют ребята из Чада, Уганды, Китая, Кубы, других стран. Они учатся в Московском университете, получат эти дипломы и будут нашими друзьями, а наши ребята шире посмотрят на мир и будут сотрудничать.

Поэтому идея поддержки престижа российского образования, конечно, связана и с этой работой – по возможно большему привлечению к нам на обучение ребят из других стран. Мы доказали, что мы сильны.

Китайская Народная Республика создала впервые в истории образования совместный университет: Московский и Пекинский политехнический. Он работает, там идёт учёба, там ждут Вас, Владимир Владимирович, его открыть. Китайская сторона построила здание для этого университета – копию высотки МГУ – за один год. То есть Китайская Республика придаёт большое значение качеству российского образования.

Владимир Владимирович, сегодня Татьянин день, студенты веселятся, они радуются: они сдали сессию без хвостов и, конечно, ждут медовухи. Она обязательно будет. Спасибо Вам за тот подарок, который Вы сделали, – сделали День российского студенчества.

Спасибо.

В.Путин: Виктор Антонович, я, разумеется, поздравляю всех студентов страны с Днём студента, с Татьяниным днём. Не могу не поздравить и Московский университет, поскольку с него всё началось. Так что я Вас поздравляю: и Вас, и всех студентов, аспирантов, преподавателей.

По поводу технологических долин – это была Ваша идея, мне очень приятно, что она реализуется, развивается, и приняты соответствующие нормативные акты по этому вопросу. Очень важно, мне кажется, это очень важное направление. Нужно добиться, чтобы этот проект был обкатан в Москве и потом тиражировался там, где это возможно и будет эффективно функционировать.

Что касается объединения студентов, то, конечно, если нужна какая-то поддержка от федеральной власти, мы с удовольствием эту поддержку окажем.

Д.Валеев: Виктор Антонович, спасибо большое.

Владимир Владимирович, мы понимаем, что, к сожалению, Ваше время ограничено. Наверное, можно было бы ещё много говорить на тему трудоустройства, академической мобильности, но мы вынуждены предложить начинать заканчивать наше мероприятие.

В.Путин: Знаете, всё-таки у нас на связи есть Калининград, Ростов-на-Дону, Симферополь, Ставрополь. Попросим коллег очень коротко сказать что-то, что они считают важным для нашей совместной работы. Давайте начнём с Калининграда.

П.Чечко: Уважаемый Владимир Владимирович, уважаемые участники телемоста, приветствуем вас с самой западной точки России. Меня зовут Чечко Павел. Я студент 1-го курса магистратуры по направлению «Радиофизика».

Говоря о мобильности, для нас важно привлечение студентов, специалистов из других вузов страны. Нам важно направлять студентов не только за рубеж, но и также в другие регионы нашей Родины.

Так как мы, можно сказать, являемся оплотом России и российской культуры в центре Европы, то иностранные студенты в первую очередь обращают внимание на наш университет. Это не только студенты близлежащей Европы, но также стран дальнего зарубежья, таких как страны Латинской Америки, страны Азии.

Силами студенческих организаций мы всячески организуем большое количество мероприятий, направленных на популяризацию российской культуры и России в целом. Также эти международные студенты принимают активное участие в этих мероприятиях. За последние два года в нашем университете количество иностранных студентов увеличилось в два раза. Так как они принимают участие, им также становится интересен не только наш регион, но и другие регионы России. Они интересуются различными стажировками, обучающими программами, которые мы можем предоставить в рамках различных активных мероприятий.

Также хотелось бы ещё обратить внимание на то, что большое внимание иностранных студентов к нашему городу, к нашему университету обращено за счёт того, что мы являемся одним из городов – организаторов чемпионата мира по футболу.

И ещё хотел обратить внимание на предложение Альберта и Динара по поводу запуска федеральной программы поддержки внутрироссийской студенческой мобильности. И также к этому привлекать не только российских, но и иностранных студентов.

Спасибо Вам большое за внимание. И также поздравляем всех с праздником.

В.Путин: Спасибо за предложения. Будем реализовывать.

Вы студент первого курса?

П.Чечко: Да, первый курс магистратуры, радиофизика.

В.Путин: Хорошо. Спасибо большое.

Пожалуйста, Ростов-на-Дону.

А.Бугаев: Здравствуйте, Владимир Владимирович. Здравствуйте, уважаемые члены и наши коллеги, участники телемоста.

Меня зовут Бугаев Арам, я – аспирант четвёртого курса физического факультета Южного федерального университета. Спасибо всем за то, что сегодня вы подняли такие актуальные темы для студентов. В частности, это тема трудоустройства в первую очередь, тема мобильности.

Но я хотел бы добавить, что для многих студентов, в частности для меня, выбравших для себя путь науки, первым работодателем может быть как раз университет. В науке тема мобильности очень актуальна. Мы должны обмениваться опытом, мы должны посылать своих студентов и за рубеж, и по России. Я не был исключением, я окончил аспирантуру Туринского университета в Италии, получил степень PhD и вернулся в свой родной университет.

Вернулся я не потому, что я подписывал какой-то контракт. Динар говорил, что есть замечательная программа, по которой нужно вернуться и отработать три года в своей республике, но вернулся я прежде всего потому, что дома меня ждала современная лаборатория, оборудованная по последнему слову техники, которую, к слову сказать, поддержал мегагрант Правительства Российской Федерации. Меня ждал прекрасный коллектив, достойная зарплата, хорошие условия труда. И я сам вернулся тоже не с пустыми руками, я привёз с собой новые контакты, новые компетенции, которыми сейчас делюсь со своими молодыми коллегами.

Поэтому, поскольку сегодня Татьянин день, я хотел бы пожелать всем нам побольше таких лабораторий. Я знаю, что в нашей стране таких лабораторий очень много, я сам был во многих из них и надеюсь, что наше Правительство будет дальше выступать гарантом того, что будут в нашей стране такие научные центры, в которые студентам, в том числе студентам, прошедшим стажировки за рубежом, будет приятно возвращаться, и посредством таких студентов мы и будем осуществлять диалог между научными центрами и между университетами и наукоёмкой индустрией. Спасибо большое.

В.Путин: Что могу сказать? Что Ваш пример – это очень хороший пример профессионального развития, и в хорошем смысле этого слова преданности вузу, своей стране, своему Отечеству. Я хочу пожелать Вам профессиональных успехов, надеюсь, что у Вас всё получится. Удачи!

А.Бугаев: Спасибо.

В.Путин: Симферополь, пожалуйста.

К.Слуцкая: Здравствуйте, уважаемый Владимир Владимирович, здравствуйте, уважаемые участники телемоста. Меня зовут Слуцкая Ксения, я аспирантка Крымского федерального университета.

Несмотря на некоторые сложности геополитические, с которыми сталкивается сегодня Крым, международная деятельность является неотъемлемой составляющей жизни Крымского федерального университета и практически каждого из нас. В нашем университете учатся практически 3 тысячи иностранных студентов более чем из 50 стран мира. Ежегодно мы проводим и выступаем соорганизаторами более чем 100 международных мероприятий, принимаем многочисленные иностранные делегации, а также развиваем проекты международной академической мобильности.

Именно международная академическая мобильность не только представляет собой особую важность в вопросе повышения личной компетенции студента, расширении его кругозора, но и несёт в себе более глобальный характер и значение. Ведь, будучи за границей, российский студент, крымский студент, студент Крымского федерального университета, является послом нашей страны за рубежом. В личном общении он доносит некоторую информацию, заводит новые контакты и друзей. Для Крыма это особо актуально, ведь именно это является примером проявления той самой общественной народной дипломатии, о которой мы неоднократно говорили и которая действует тогда, когда дипломатические официальные каналы заблокированы. Ведь образование и наука не имеют никаких границ и преград. Спасибо за внимание. С праздником!

В.Путин: Благодарю Вас за информацию. Вы сказали об известных геополитических трудностях. А когда, собственно, было так спокойно в Крыму? Если посмотреть, как развивались события во время Вернадского, в 20-е годы, как было тяжело, – гражданская война шла, а университет жил. Не просто жил, а он был центром, в известном смысле, тогдашнего Крыма и оставался центром науки и образования всей страны.

Вот это очень яркий, если не сказать блестящий, пример того, насколько важно образование в любой ситуации. А сегодня не думаю, что ситуация вокруг Крыма является драматичной, напротив, уверен, что всё будет постепенно стабилизироваться. Вы знаете, как идёт развитие. И после решения ряда инфраструктурных вопросов и проблем, уверен, это развитие только будет набирать темп, причём и в социальной сфере, и в сфере науки, в сфере образования, и в сфере производства по различным направлениям. Я желаю Вам успехов. Спасибо.

Ставрополь.

Л.Кирюхина: Добрый день, Владимир Владимирович. Добрый день, уважаемые участники телемоста. Вас приветствует Северо-Кавказский федеральный университет, город Ставрополь. Меня зовут Кирюхина Людмила, студентка первого года обучения магистратуры, будущий юрист.

Что хотелось бы отметить в первую очередь, Владимир Владимирович. Сегодня, благодаря созданию федеральных университетов, у студентов появились невероятные возможности, о которых раньше мы даже не могли мечтать, в том числе и в сфере академической мобильности, о которой сегодня так много говорят мои коллеги.

На сегодняшний день у нас в университете обучаются студенты из 69 регионов Российской Федерации, что действительно показывает статус федерального университета. Совсем недавно на базе нашего вуза прошла презентация навигатора профессий, которые будут востребованы в ближайшие годы на Дальнем Востоке для развития экономики и социальной сферы этого региона.

В рамках этой недели нам была дана информация не только относительно вакансий, которые могут быть предложены, но и льгот, которые могут быть предложены, собственно, будущим молодым специалистам. Эта информация была интересна как студентам с Дальнего Востока, которые также обучаются у нас в Северо-Кавказском федеральном университете, так и ребятам из других регионов, которые готовы после окончания университета отправиться на работу на Дальний Восток, а также помогать в освоении Сибири, как это было ранее, в лучших традициях отечественного образования.

Напоследок хотелось бы сказать, что всё студенчество Северо-Кавказского федерального университета благодарно Правительству Российской Федерации и Вам, Владимир Владимирович, за те возможности, которые Вы сегодня для нас открываете. Эти возможности действительно помогают нам расширить наши профессиональные знания, а также, что самое главное, изучить лучший опыт отечественных и зарубежных образовательных центров. Большое спасибо. Ещё раз всех с праздником.

В.Путин: Спасибо Вам. Спасибо всем участникам нашей сегодняшней встречи.

Хотел бы в завершение вот что сказать. Мы сейчас участвовали в таком большом, по сути, общенационального характера событии, отмечали Татьянин день, но в рабочей обстановке и на связи практически со всеми федеральными университетами. Их, напомню, десять. Но кроме федеральных университетов у нас ещё создана сеть исследовательских университетов. И хотел бы заметить, что и другие высшие учебные заведения страны, средние учебные заведения, они никогда не будут оставаться на какой-то периферии.

Мы, когда создавали систему федеральных университетов, а затем и исследовательских университетов и институтов, исходили из того, что должны быть какие-то примеры того, как можно развиваться, к чему можно стремиться. Но я знаю по опыту других отраслей, кроме образования, что как только эти точки роста появляются, к ним сразу стремятся приблизиться все остальные учреждения в любых сферах, в том числе и в образовании.

Я не сомневаюсь нисколько и хочу вас со своей стороны заверить, тех студентов, которые учатся в других университетах, не в федеральных университетах – не в московском, не в питерском, не в исследовательских институтах и университетах, что, как в таких случаях говорят, никто не будет забыт. Мы прекрасно понимаем и отдаём себе отчёт в том, что система образования в России – это гораздо более широкая система, чем 10 федеральных и ещё сеть исследовательских университетов, совсем нет. Мы будем уделять внимание всей системе образования. И только так мы сможем добиться нужного нам результата. А нужный результат – это развитие университетской науки и подготовка нужных экономике страны и социальной сфере, вообще нужных стране кадров. Поэтому я желаю успехов всем студентам и всем преподавателям, особенно в сегодняшний праздничный день – в Татьянин день.

Всего вам самого доброго! Уверен, что у вас всё будет получаться так, как получается до сих пор.

Россия. ПФО > Образование, наука. СМИ, ИТ > kremlin.ru, 25 января 2018 > № 2477788 Владимир Путин


Казахстан > СМИ, ИТ > camonitor.com, 22 января 2018 > № 2465904 Арман Карабаев

Арман Карабаев: «Нашему телевидению необходима кардинальная перестройка»

Общеизвестно: смех продлевает жизнь. Видимо, исходя из этого, казахстанское ТВ поставило перед собой благородную задачу – сделать человечество бессмертным. Количество юморин и развлекательных программ зашкаливает. Здесь уже опасение другое: от переизбытка веселья и сверхположительных эмоций на ТВ порой впадаешь в ступор. И ладно бы подобное происходило на КТК и прочих частных каналах. Но простые арифметические подсчеты показывают, что, например, на гостелеканале «Казахстан» в иные дни на развлекаловку отводят 98 процентов эфирного времени. Насколько это правильно? С таким вопросом мы обратились к известному продюсеру и телевизионному режиссеру Арману Карабаеву.

В плену у рейтинга

– Неправильно делать подобные подсчеты с помощью логарифмической линейки и арифмометра, – ответил он. – ТВ настолько живой механизм, что происходящее на нем измерять процентами, граммами и тому подобными величинами, не принимая во внимание эмоциональную составляющую, недопустимо. Тем более неверно утверждение, что шоу-программы замещают умное телевидение. Что неправильно в оценке нынешнего телевидения? Это, прежде всего, так называемые рейтинги, являющиеся показателем успешности той или иной программы, того или иного канала. Они и есть камень преткновения.

А ведь на основании рейтингов происходит распределение тех самых заветных денег, которые тратятся на функционирование ТВ. Но способ рейтингования давно уже вызывает нарекания. Меж тем министерства, финансовые органы, депутаты, все те, кто так или иначе решает судьбу ТВ, в один голос требуют: покажите нам цифры, свидетельствующие об эффективности работы телеканалов, – цифры, на основании которых мы будем распределять деньги. И им показывают рейтинги, сомнительность которых очевидна.

Все бы ничего, но от рейтингов зависит еще и реклама, подпитывающая телеканалы. Так что сложившуюся практику надо в корне менять.

– Но так или иначе телеканалы пекутся о том, чтобы у них были высокие рейтинги?

– Конечно. Рейтинг – это количество зрителей у телеэкрана. При этом надо учитывать, что в пятницу, субботу, воскресенье люди не смотрят «тяжелые» программы, у них выработан определенный рефлекс, в дни отдыха им подавай развлечения. В советские времена все было проще. Ни Интернета, ни ватсапа, ни телефона, а телеканалов – раз-два и обчелся. Да и вещало ТВ пять-шесть часов в день, а потому люди смотрели все подряд.

Сейчас есть выбор: можно купить газету, можно найти ее в сети, можно переслать по ватсапу смешные истории – ну и т.д. И поэтому телевидение борется за потребителя своего продукта. Мы живем в глобальном мире, и психология зрителя схожа что в Индии, что в Кыргызстане, что в Европе. Хотим мы этого или не хотим, но в конце рабочей недели мы должны телезрителя развлекать. Давайте вспомним: не так давно у нас на ТВ по субботам и воскресеньям показывали так называемый парламентский вестник. Сидел перед телекамерой депутат, порой не умеющий связать двух слов, и в течение часа вещал. Слава богу, все это кануло в лету. Взамен этой обязаловки зритель – не только наш, но и во всем мире! – требует интересный фильм или интересную передачу.

И, перелистывая телеканалы, он найдет то, что ему нужно. Серьезная программа ему едва ли будет нужна.

– Так серьезных программ почти нет и в будни!

– А вы посмотрите, что делают в будни российские телеканалы, с которых мы поневоле берем пример. Они по вечерам во вторник, среду и четверг запускают, во-первых, сериальную продукцию, а во-вторых, ток-шоу типа «Пусть говорят». Программе может быть сто лет, как у «Поля чудес» Якубовича, но у нее огромные рейтинги. Если мы из сетки вещания уберем ток-шоу, комедии и боевики, если мы выстроим умное телевидение, то смотреть его будут единицы, а массовый зритель с такого канала уйдет. Например, у российского высокоинтеллектуального телеканала «Культура» рейтинг невероятно низкий.

– И, тем не менее, он нужен…

– Конечно. И у нас тоже был такой опыт, когда мы выделили в отдельный канал «Билим» и «Мадениет». Он занял свою нишу, однако у нас применили к нему тот самый арифметический метод. Рейтинг оказался слишком низкий, и канал закрыли.

– Но это же преступление…

– Оставим эмоции и взглянем на вещи трезво. Наверное, в нашей стране государственное телевидение не может быть слишком затратным. Давайте выстроим приоритеты. В первую очередь государство должно тратить деньги на медицину, заботясь о здоровье граждан. Далее – образование. Потом – жилье и прочее. Статья о телеканале «Казахстан», опубликованная недавно в вашей газете, вызвала бурное обсуждение в сетях, в нем принял участие руководитель ТРК Ерлан Карин. Он, кстати, сказал, что публикация заказная. Я так не думаю – последние две-три недели только ленивый не пишет о телевидении. И хотя подход автора статьи в вашей газете я считаю в корне неверным, меня радует сам факт дискуссии. Потому что сам я погружен в проблемы ТВ, много пишу о нем, а обсуждений обычно мало.

В плену у телемонстров

– А что, на ваш взгляд, сегодня способно вызвать особый интерес у телезрителей?

– Всех взбудоражил сериал Алагузовой (Есентаевой) – по-моему, неплохой. Там есть, конечно, просчеты. Но, во-первых, она сняла его за небольшие деньги, а во-вторых, торопилась выпустить к Новому году, и эта спешка, наверное, сказалась на качестве телепродукта. Многие пишут о грамматических и других ошибках в сериале, но важнее другое – Алагузова чуть ли не первой в новейшие времена обратилась к нашему эпосу, а это настоящий Клондайк. Повторюсь: Баян Мухаметкызы сделала это за маленькие деньги, тогда как исторические сериалы требуют невероятных затрат.

Я как продюсер не взялся бы за подобный проект на таких финансовых условиях. А она осилила. Но это частный случай. Меня же как специалиста тревожит вот что. Мы сейчас в телеэфире ведем под уздцы двух огромных коней – «Хабар» и «Казахстан», они требуют слишком больших финансовых вложений. Не хочу ссорить их меж собой, они оба работают качественно, но, на мой взгляд, один из телеканалов надо отправить в свободное плавание, чтобы он работал на коммерческой основе. Сделать его не государственным, а частным акционерным обществом. А госканал уподобить Би-Би-Си. Вот тогда мы с вами могли бы настоять на том, чтобы там какоето время было выделено на умное телевидение. Там мы могли бы поговорить о Брусиловском, Затаевиче, Курмангазы, Абае, Шакариме, Магжане…Мы там рассказали бы и о каких-то мировых достижениях в сфере искусства и духовной жизни…

– А что нам сейчас мешает это сделать?

– Нужна кардинальная перестройка. Нужен открытый диалог по поводу тех самых коней, о которых я говорю. Как ими распорядиться по уму? В Казахстане лишь 18 миллионов населения, в том числе, по-моему, всего шесть миллионов налогоплательщиков. А ведь это они должны определять, сколько каналов может выдюжить государство. В упомянутой статье вашего журналиста рассматривается работа лишь госТВ, а почему бы нам не подумать над тем, как помочь каналам коммерческим? Два наших огромных телемонстра подмяли под себя весь прочий телепотенциал, мы их вырастили на свою голову. Я сам работал на «Хабаре» в первые годы его существования, но тогда он был акционерным обществом. Времена изменились, они понуждают нас считать денежку.

Сейчас думать надо не над тем, как по крупицам распределить деньги, чтобы всем сестрам по серьгам. Нет, надо менять весь механизм их распределения. И потом: если ты получаешь от государства деньги, то имеешь ли моральное право зарабатывать на рекламе? Это первое.И второе: чтобы не было досужих разговоров, за деньгами, которые ты получил от государства, нужен глаз да глаз. Надо создавать достойные попечительские советы, которые будут вникать в проблемы телепроизводства, в то, насколько разумно тратятся народные деньги, как это делается на Би-Би-Си.

Там телеканалы отчитываются перед страной за каждую копейку, израсходованную телевизионщиками. Потому-то я и говорю: надо инициировать диалог телезрителей с Министерством информации, Минфином, с депутатами. Какие хочет видеть программы телезритель? Что его не устраивает в сегодняшнем контенте? В связи с нападками на Ерлана Карина во мне живет тревога: а вдруг его срубят, не дадут развернуться? А он реформатор, он хоть чтото хочет изменить на ТВ. Ведь могут прийти люди, которые сделают все по старинке, и все будет правильно, праведно, безвкусно и неинтересно. Да, при этом не будет ошибок, не будет споров и возражений. И не будет никакого отклика в душе зрителя. Нам это надо?

О госзаказе и грамотном менеджменте на ТВ

– Когда-то много говорили об общественном телевидении…

– Да, в свое время походили вокруг да около, поговорили, помечтали и задвинули в долгий ящик. А ведь государственная поддержка должна оказываться именно общественному телевидению, но его у нас нет. Зато есть госзаказ на ТВ. С одной стороны, это существенное подспорье для ТВ, но со всех прочих сторон это не так уж безобидно, как может показаться, поскольку госзаказ развращает, вызывает нездоровый ажиотаж, приучает к иждивенчеству. Мы как-то склонны не учитывать то, что деньги, полученные за госзаказ, надо отработать, и не формально, а по существу. И если речь идет, к примеру, о детской преступности в том или ином регионе, можно, конечно, подготовить двухтрехминутный информационный блок и на этом как бы поставить точку. Но если не будет рассказано, какие меры принимаются, чтобы с этой преступностью бороться, госзаказ нельзя считать выполненным. А вообще, исходя из позитивного опыта БиБи-Си, можно сказать: сделать ТВ правильным, рациональным, умным, красивым, удобным и для налогоплательщика, и для страны несложно. Самое главное – оно должно подчиняться всем правилам современного менеджмента. А менеджмент – это умение считать деньги, правильно подбирать кадры, рассчитывать стратегию на 10-15 лет вперед…

– У нас эта стратегия есть?

– Стратегия пишется, разрабатывается.

– Но это тайна за семью печатями?

– Не думаю, что это тайна… Нам бы побольше людей, болеющих телевидением. Вот чем мне симпатичен Ерлан Карин? Он сам присутствует в соцсетях, моментально отвечает на критику и в «Инстаграме», и в «Фейсбуке», для него важна обратная связь с телезрителем. Сложность в том, что технология принятия решений в телевизионной сфере подчинена определенным правилам, которые надо в корне менять, поскольку они безнадежно устарели. И здесь уже надо вести разговор о кардинальной перестройке всей системы взаимоотношений в сфере телевидения. Система госзакупок и тендеров все поломала и разрушила. Телевидение то собирало кадры, то начинало их разбрасывать. То оно само создавало программы, то переходило к аутсорсингу. Подобное непостоянство, непоследовательность не шли на пользу дела.

Особо я хотел бы сказать о подготовке кадров для ТВ. В этом году у меня выпускной курс режиссеров телевидения – семь человек, талантливые мальчишки и девчонки. Один студент за минувшие полгода получил уже два Гран-при за свой документальный фильм. Но у меня такое ощущение, что сегодня такие специалисты телевидению не очень нужны.

– Получается, что молодые талантливые, способные профессионалы не будут сегодня востребованы телевидением в том виде, в каком оно существует?

– Не хотелось бы так думать. Не может быть! И техника у нас наисовременная, и возможности невероятные. Но! Интернет наступает нам на пятки. Времени на раздумья у телевидения нет. Надо действовать.

– То есть, во-первых, необходим диалог потребителя с теми, кто рулит телевидением…

– Во-вторых, необходима перестройка мышления, перестройка экономических взаимоотношений государства с ТВ. В-третьих, надо менять методологию определения рейтингов. И все это делать безотлагательно, чтобы не остаться в глухом обозе у эпохи. Повторяю: времени на раздумья у телевидения нет.

Автор: Адольф Арцишевский

Казахстан > СМИ, ИТ > camonitor.com, 22 января 2018 > № 2465904 Арман Карабаев


Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 19 января 2018 > № 2464094 Максим Артемьев

Мединский против медвежонка. Кто поможет отечественному кинобизнесу

Максим Артемьев

Историк, журналист

Попытки навязать зрителю отечественное кино и практика запрета на премьеры зарубежных фильмов не приведут к развитию российской киноиндустрии

Мы уже писали не так давно о проблемах российского кинопроката, но жизнь подталкивает обратиться к этой теме снова и в другом ракурсе. Свежий скандал с переносом премьеры фильмов «Приключения Паддингтона 2» и «Бегущего в лабиринте» заставляет задуматься о перспективах отечественной киноиндустрии, и соотношении частного предпринимательства и государственных интересов в этой сфере. После поднятой шумихи Минкульт передумал, и «Бегущего в лабиринте» все же вернули в прокат, премьера состоится 25 января. А Дмитрий Медведев поручил разобраться с жалобой Ассоциации владельцев кинотеатров.

Владимир Мединский продолжает действовать в своем духе, оказываясь вновь в центре скандала. И дело не в том, действительно ли он (или кто-то с его одобрения) настоял на переносе премьеры, а в том, что его имя опять полощут в СМИ и соцсетях. Его предшественников — Александра Соколова и Александра Авдеева было не слышно и не видно, их фамилии не трепались повсюду. Да и Михаил Швыдкой не вызывал такой антипатии. Казус Мединского — характерный пример того, как человек становится заложником своего имиджа и притягивает к себе негатив, вовсе того не желая. Удивительно, конечно, что профессиональный пиарщик поступает так нерасчетливо. Но оставим личность министра в стороне, обратимся к проблемам чисто экономическим и управленческим.

Современный кинобизнес представляет собой сложное переплетение самых разных коммерческих структур порой с противоположными интересами. Если рассматривать очень упрощенно, то в основе его триада — производитель, прокатчик, сеть кинотеатров. Они могут совпадать, выполняя сразу две функции (например, производитель и дистрибьютор), но в целом задачи у них различны. Это как строительный бизнес — в нормальной экономике есть девелопер, а есть строитель-подрядчик. Либо как производство компьютерных игр, когда компания-разработчик являет собой совершенно независимую структуру от заказчика. Уже на этом уровне выясняется, что говорить об «интересах отечественного кино» затруднительно, ибо трудно понять — в чем же заключаются эти интересы и кто/что их представляет.

В рассматриваемом случае налицо столкновение интересов не столько производителей, сколько прокатчиков и кинотеатров. Это нормальный бизнес-конфликт: буквально месяц назад возник острый спор между этими же сторонами по поводу «Звездных войн» из-за дележа наценки при продаже билетов через интернет, в который были вовлечены «Рамблер.Касса» и Universal Pictures.

Для прокатчиков и кинотеатров нет принципиальной разницы, отечественное кино или зарубежное, как нет ее и для государства как сборщика налогов — ему важны поступления в бюджет.

Еще в сталинское время, в годы самой дикой цензуры и минимального выпуска кинофильмов (это время в истории отечественного кино называется периодом «малокартинья»), поскольку выход каждого на экран требовал личного разрешения усатого генсека, государство успешно пополняло казну, выпуская на киноэкраны так называемые трофейные фильмы с Тарзаном, которые привлекали миллионы зрителей. Показ американских лент в момент наивысшей антиамериканской истерии был типичным прагматизмом в фискальных интересах. Грубо говоря, конфликт производителей и прокатчиков тогда решался в пользу вторых.

Если отечественный дистрибьютор или кинотеатр показывает успешный иностранный фильм и приносит в бюджет весомые деньги, то почему его интересы должны приноситься в жертву иным соображениям? Происходящее отчасти напоминает конфликт импортеров мяса и его отечественных производителей. И те и другие компании — важные налогоплательщики, и для власти они как правая или левая рука — какой пожертвовать?

По большому счету современный кинобизнес на уровне макроэкономики не знает «отечественного» и «иностранного». Ленты создаются усилиями продюсеров из разных стран, равно как и актеров. Оба фильма про мишку Паддингтона — франко-британские.

Особенностью современной России является большая роль государства в кинопроизводстве. Не будем говорить банальностей, что величайшая мировая кинофабрика — Голливуд возникла безо всякого участия государства. Хотя и Верховный суд, и Конгресс свою немалую лепту внесли. Скажем, что до 1917 года кинобизнес и в России развивался сугубо как частное предпринимательство, о чем мы уже писали в Forbes. Александр Ханжонков как продюсер был вполне на уровне своих американских коллег, а у Ялты были все шансы стать российским Голливудом.

В мире, разумеется, есть разные варианты взаимоотношений власти и «важнейшего из искусств». Но даже там, где, как во Франции, например, правительство активно занимается кинематографом, соответствующие органы (Национальный центр кино и анимации) действуют более тонко, чем их российские коллеги. Интересы национального кино там отстаиваются не так топорно, и подобных скандалов не возникает.

Учиться у Африки

Если убрать в сторону национальное чванство, то российскому кино и министерству культуры стоило бы получиться у Нолливуда как развивать кинематограф. Напомним — нигерийская киноиндустрия вместе с Болливудом и Голливудом входит в тройку мировых лидеров. Ее стоимость превышает $5 млрд, и она дает 1,4% ВВП страны. Это все достигнуто за счет открытости мировому рынку, на который нигерийцы научились поставлять уникальный контент. Нолливуд господствует над всей Африкой и активно проникает в Карибский регион и африканские диаспоры в Европы. Роль государства в этом успехе ограничивалась умелым распределением грантов, средства от которых шли на улучшение режиссерской работы и использование современный техники. Иными словами, на гранты снимались образцы передового кино, на которое уже ориентировались все остальные.

Недавно Нолливуд обвинили в том, что в нем занято слишком много актеров из Ганы. Но ожесточенные споры о «своих и чужих» закончились победой здравого смысла — было признано, что открытость помогает как Нигерии, так и Гане наилучшим образом использовать творческий потенциал их талантов. Это было отражением американской дискуссии о runaway production, когда Канаду обвинили в создании условий для съемок на ее территории, из-за чего американцы стали терять рабочие места в киноиндустрии США. Однако голливудские продюсеры постоянно работают над удешевлением производства фильмов и ищут такие места, где смогут платить сотрудникам меньше. Вот тот шанс для России, о котором стоило бы задуматься Министерству культуры. Россия с ее уникальным ландшафтом и климатическими зонами могла бы предоставлять услуги западным мейджорам для проведения съемок, как Белоруссия — для российских сериалов.

В целом же, думается, скандал пойдет на пользу «дискриминированным» фильмам. Затраты на возврат проданных билетов на отмененные даты может перекрыть ажиотажный спрос. Подъем российского кино налицо, Минкультуры может привести по этому поводу много цифр. Успех «Движения вверх» только оттеняет импортный «Паддингтон», который и не может быть ему конкурентом ввиду различия аудиторий. У победы много отцов, и в этой ситуации не нужно считать, кто больше приложил усилий — государство или частный бизнес. Важнее задуматься о том, как закрепить достижения. Помогут ли киноиндустрии в целом, а не только сегменту «отечественного производства» те или иные решения чиновников?

У кино в обозримом будущем неплохие перспективы. Каналы YouTube и соцсети никогда не заменят его, поскольку нужны слишком большие средства и слишком сложные технологии для производства конкурентоспособного материала. Кстати говоря, успешная эксплуатация образа мишки Паддингтона на протяжении более полувека (teddy bear играл тогда роль современных котиков, став универсальным образом милого счастья) показывает консерватизм зрителей и читателей.

Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 19 января 2018 > № 2464094 Максим Артемьев


Россия > СМИ, ИТ > kursiv.kz, 18 января 2018 > № 2466442 Леонид Парфенов

Леонид Парфенов: «Я сорок лет в журналистике и там все время неблагоприятная ситуация»

Елена ШТРИТЕР

Леонида Парфенова на телевидении нет уже четырнадцать лет. За это время он снял около 15 фильмов и написал восемь томов «Намедни». Последний из которых - «Намедни. Наша эра. 1931-1940» - посвящен одному из самых горячо обсуждаемых в обществе периодов российской истории. Во время своего пребывания в Алматы журналист ответил на вопросы о книгах, журналистике, истории и многом-многом другом.

- Когда 12 лет назад Вы начали снимать телевизионный проект «Намедни. 1961-1991», он обрел огромную популярность. Книга-альбом - это совсем другой формат, чем телевизионный цикл. Тем не менее, название осталось прежним. Но только ли название?

- Метод тот же: события, люди, явления. В отличие от времени, когда делался телевизионный сериал «Намедни. Наша эра», который делался как прощание с социализмом и попытка разобраться из чего же были сделаны последние советские поколения, здесь уже стало ясно, что советская матрица никуда не делась. На нее наложилась новая реальность, но внутренние механизмы, внутренние законы жизни остались прежними.

- А почему именно такой формат: книга-альбом?

- А вот то, что появился именно такой формат – это моя профессиональная гордость. «Намедни. Наша эра» – это не просто фотографии с маленькими подписями к ним и не просто текст с «вклеенными» в него фотографиями. Это сочетание фотографий, текстов, заголовков. Оно должно оставлять ощущение, что на вас валится река времени. Вот они события. Вот стахановцы, а вот сталинка. Вот пустили метро имени Когановича. А вот футбол. Вторая мировая война и прочее, прочее, прочее. Сейчас выросли поколения с другой визуальной культурой. С развитием технологий каждый человек понимает, как строится кадр. Теперь все могут оценить хорошую фотографию не по критериям наших родителей «Я тут плохо на карточке вышла», а действительно по мере выразительности снимка.

При этом задача была остаться в жанре современного нон-фикшна. Времена были нафталиновые, но на такую же нафталиновую книжку сейчас вы смотреть не будете. Эпоха была черно-белая, а сейчас нужен модный цветной продукт. То есть важно, чтобы с одной стороны передавалось ощущение времени, а с другой стороны это были стандарты сегодняшнего взгляда на визуальную информацию. И над этим пришлось много работать. В том числе над фото. К примеру, в восьмом томе, посвященном 30-м годам, есть знаменитый снимок «Смерть солдата-лоялиста» Роберта Капы - лучшего военного фотографа в истории фотографии. Кстати, его настоящая фамилия была Фридман. Он был венгерским евреем. Капа – прозвище, которое ему дал Хемингуэй во время испанской войны.

Так вот, это не просто уникальный снимок. Это, пожалуй, самая страшная и впечатляющая фотография момента человеческой смерти. Солдат-республиканец, который выпускает винтовку из рук в момент, когда в него попала пуля. Он уже не жив. Это инстинктивное раскрывание руки. А ведь другая или эта же пуля могла попасть в фотографа. Он, кстати, в конце концов, погибнет...

- Считается, что в нынешнее время интерес к книгам падает…

- Я не вижу в этом никакой беды. Интерес к книге падает… К какой-то падает. А к какой-то нет. А какая-то книга и вовсе появляется новая. Такая, какой раньше не было. Люди сейчас столько читают нон-фикшна. И не только. Это в советское время в 22 года вышел из вуза и все. На этом твое образование закончилось. И ничего нового ты больше не узнаешь. Как говорили, «сдал сопромат – можешь жениться». А сейчас люди продолжают получать новые квалификации, новые компетенции всю свою карьеру. Из этого строят свою жизнь и читают что-то совсем иное. И это нормально. Понимаете, ничего в этом советском гиперчтении не было. Конечно, ты будешь читать книжку «Праздник, который всегда с тобой», потому что сам ты в Париже никогда не побываешь. Вот что тебе Хемингуэй про него рассказал, то ты и знаешь.

Так что, что-то пропадает, а что-то нет. Я не вижу в этом никакой проблемы. Все равно мы живем в информационном буме, и современные люди реально знают больше, чем их родители. И раньше узнают, чем их родители. Всякое, конечно, узнают, но это никогда фильтровать было невозможно.

- Последним вышел том «1931-1940», который по хронологии должен быть первым. Почему именно так?

- Это не от того, что я что-то откладываю. Все обсуждается с издательством. В конце концов, издательство тоже немало вкладывает в каждую книгу. Около $40 тыс. стоят только западные права на том. Ведь все фотографии надо покупать. Того же цветного Гитлера или фото Черчиля. Я вот всю жизнь знал про этот снимок, но не знал, что он цветной.

Мне вот казалось, что будет круто в 2016-2017 году выпустить том «2011-2015». Так сказать, утром в газете, вечером в куплете. Но меня все убедили, что это может показаться сведением счетов с современностью. И более старые события идут лучше. В общем, события должны «отстояться». Что касается меня, то я могу рассказывать про любую эпоху. Могу про вчера, а могу про 1918 год. Я составил список феноменов 18 года. Кстати, знаете, что до 40-го года в СССР не существовало привычной нам недели: понедельник, вторник, среда и так далее. Была шестидневка. И дни так и назывались: первый день шестидневки, второй день шестидневки… Если посмотреть фильм «Волга-Волга», то там можно увидеть субтитры (в кино бывают надписи, например «прошли одни сутки») «Первый день шестидневки», «Второй день шестидневки»… Интересно же!

А еще мне самому было очень интересно смотреть на то, как строится цивилизация, которая отрицает прошлое. Которая говорит о том, что раньше все было неправильно. Это была историческая ошибка и это надо забыть. Сейчас новые отцы нации создадут новую нацию. Такое обновление очень похоже на то, что происходило в 1991-92 годах.

- Учитывая всю сложность 1930-х годов и то, что люди до сих пор болезненно реагируют на некоторые факты, были ли какие-то пропорции, которые вы старались соблюдать между, к примеру, репрессиями и более легкими вещами?

- Нет, не то, чтобы пропорции. Критерий один, и мне кажется, что я научился его соблюдать - новизна явления, то, что можешь сформулировать как некую феноменологию.

Есть вещи, которыми у нас пренебрегают, а, например, в учебниках английских очень приняты элементы стиля жизни, когда слышен аромат эпохи. Легкие вещи тоже могут быть большими событиями, например, появление танго и фокстрота - в жизни людей они навсегда остаются эмблемой времени. Вот «Рио-Рита» - в Советском союзе - это знак «завтра была война», символ предвоенной беззаботности сравнительной.

- Кстати, сложно было из журналиста переквалифицироваться в писателя?

- Да не писатель я! Это журналистика. Она косит под литературу. Вот смотрите, вам быстро надоест красивая обертка, если под ней нет сущности. Задача журналистики - делать сущностное интересным. Если на вас вывалить всю информацию, вы в ней потоните, она не нужна. Журналист за вас должен выбрать все самое интересное. Вот знаменитая картина «Новая Москва». Она едет самая первая в советской машине. И никаких больше машин в это время нет. С помощью этой картины я старался показать, что в стране началось автомобилестроение. И как это все было. И даже по логотипу ГАЗа еще видно, что это, в сущности, Ford. Это и есть содержание, выраженное через какую-то интересную форму.

- Скажите, а чем Вы руководствуетесь, выбирая «события, людей и явления»? Насколько Вы объективны?

- Вы знаете, объективности не существует. Существует объективизм, когда ты стараешься найти ответы на свои вопросы. Но если ты добросовестно относишься к этой работе, то ты стараешься не быть предвзятым. А показываешь, как это было. Стремишься к полноте объяснения и стараешься не давать прямых оценок. Хотя кто-то может и считает иначе.

Коротко на этот вопрос не ответить … Я не антисоветчик. И мои книги и фильмы не антисоветские. Антисоветской оказалась сама идея. Можно сколько угодно заниматься объективизмом по поводу социализма, но придется делать вид, что ты не знаешь, чем в итоге все кончилось. Этот результат всегда отсвечивает в любых рассуждениях про то время: это было навсегда, пока не кончилось.

- Раз уж речь зашла о журналистике, что Вы можете сказать о современной журналистике? Говорят, ее сейчас сильно потеснили те же блогеры, социальные сети…

- Ну не совсем. Я, например, каждый день читаю «Медузу», «Ведомости», «Коммерсантъ». И это журналистика. Как потребитель и как человек ремесла, я понимаю, что это журналистика. Это отвечает стандартам журналистики. Не ГОСТу советскому. Журналистика существует тогда, когда у нее есть аудитория. А не потому, что нам кушать хочется и мы немножко пишем. Все зависит от того, есть спрос или нет спроса. Есть общество, которое нуждается в журналистике – есть журналистика. Посмотрите, если у Юрия Дудя такое количество просмотров, то он, несомненно, поймал современность.

- А Вам самому это симпатично?

- Как бы мне ни было, тут важен итог. А итог такой, что очень большая аудитория, которая очевидно не смотрит телевизор и для которой Владимир Познер - олд-скул, главным интервьюером страны считает Юрия Дудя. Понять, что находят эти люди в трепе про дорогое вино Евгения Чичваркина, чтобы столько смотреть так длинно и долго - ну, это мне сложно. Значит, я не знаю эту аудиторию. Что лишнее свидетельство способности Дудя эту аудиторию чувствовать. И это свидетельствует о том, что в этом ремесле что-то все-таки вопреки неблагоприятной ситуации происходит. С другой стороны, я сорок лет в журналистике, и там все время неблагоприятная ситуация. Я всю жизнь слышу, что «сейчас для журналистики не лучшие времена».

- Как Вы думаете, после того, как люди прочитают Ваши книги, они сделают какие-то выводы?

- Вы знаете, история, конечно, чему-то учит. Но необязательно. Зависит не от истории, зависит от учеников. Кто-то извлекает уроки, кто-то – нет. Тут не может быть средней температуры. Вот мальчик, 18 лет, считает, что в социализме было много хорошего. Не знаю, по чему он судит, но рассказывает про идеологию, которая направляет людей. На мой вопрос, почему строя нет – он мне стал про Китай говорить. Китай – капиталистическая страна. Никого не должно обманывать, что там Партия, Мао в мавзолее… Я обычно привожу такой пример: миллионы соотечественников построили себе другую жизнь. Сделали карьеру, сделали деньги, детей воспитали в другом каком-то духе. Скрасили жизнь родителей и прочее. И живут в открытом мире и лично свободны. При том, что условия не слишком благоприятные. Просто они извлекли уроки. А кто-то – нет.

- Сейчас, кстати, многие люди сетуют на недостаток идеологии. Дескать, при социализме у молодежи цели были…

- Ну это все инфантилизм. Нет этой проблемы. Перестаньте, не верю. У человека может быть только одна идеология: человек хочет самореализоваться. Он хочет прожить жизнь. И не надо его направлять, в какую сторону ему идти. Сам разберется. Это не вопрос образования, это вопрос личностной мотивации. Можно разбаловать себя и на 120 родительских рублей в месяц. Бабок нет – и работать никто не хочет. О чем говорить? Мотивации нет? Ну не хочешь – не живи, никто не гонит.

И дело-то не в возрасте. Люди всегда переживают. И в 30 лет, и в 40 люди переосмысливают жизнь. Потому что какой-то жизненный цикл закончился. Это естественно. Потому что жизнь меняется, а ты не поменялся. И это плохо – ты не ответил на вызов времени. Чувствуешь, что от времени отстал и думаешь, что что-то упустил. Нельзя так. И не надо говорить о профориентации молодежи. Люди должны в этом мире что-то сделать. Если они не сразу это поняли – потом поймут. Только не ставьте над ними секретаря ЦК КПСС Суслова.

Сейчас ведь продлилась жизнь. Совершенно. Вот во времена пьесы «Соло для часов с боем» (пьеса словацкого драматурга Освальда Заградника, написанная в 1973 году – «Kъ») считалось, что играли ее старики МХАТа. Для них специально и поставили. Считалось, что они якобы живут в доме престарелых. Или их возят из кремлевских больниц на спектакли. Я не застал эти времена, мальчишкой был. А сейчас – это же вопрос личностного самоощущения человека. Карьера не начинается в 22 и не заканчивается в 55 у женщин и 60 у мужчин. Этого же нет и человек проживает несколько жизней, несколько профессий меняет, города меняет, страны, континенты – что угодно. Это от человека зависит. Кто скажет про Трампа хотя бы, что он старик. Кто? От этого старика такого схлопотать можно!

- Говоря о самореализации, есть какой-то рецепт успеха?

- Понимаете, его и не может быть. Я прописал, как это в «Не горюй» было: цитрус, альтист и фортуна? Нет никакого рецепта. Люди должны сами хотеть чего-то добиться. И этому масса примеров. Если есть свобода возможностей, то плоды ее превзойдут самые смелые прогнозы и ожидания. К примеру, у нас никак не складывалась с успехом в мировой культуре. Кто бы мог представить, что Россия порвет британские хит-парады в образе лесбийского дуэта?

- Проводя промежуточные итоги жизни, Вы довольны собой?

- Я не подвожу итогов. Это все равно, что спросить, счастлив ли я? Понимаете, какая штука - с одной стороны сказать, что счастлив – это несусветная гордыня. А с другой, жаловаться на что-то – Бога гневить. Не знаю, как на такой вопрос отвечать.

- Раз уж Вы заговорили о счастье, то что такое счастье?

- Я думаю, счастье – в самореализации. Как я отдыхаю? Да никак, я сам себе работодатель. У меня нет рабочего времени, нет свободного. Когда вчера меня на паспортном контроле спросили: «Цель приезда? Командировка?», ответил, что да. А сам задумался: кто меня командировал, кто 2.60 платит в сутки – интересный вопрос. Если ты занят своим делом, чувствуешь, что ты чего-то достиг, тебе хочется это делать дальше и от этого хочется жить, значит все не напрасно. Воздух не зря коптишь. Это вопрос самоощущения. И тут у меня тоже нет готового ответа.

- Не собираетесь баллотироваться в президенты?

- Нет, я не политик. Все про это спрашивают в последнее время. Но нет. Я не собираюсь идти ни в какую политику и ни в кого баллотироваться.

Россия > СМИ, ИТ > kursiv.kz, 18 января 2018 > № 2466442 Леонид Парфенов


Россия > СМИ, ИТ > kremlin.ru, 15 января 2018 > № 2457710 Михаил Осеевский

Встреча с президентом компании «Ростелеком» Михаилом Осеевским.

М.Осеевский информировал главу государства об итогах работы ПАО «Ростелеком» в 2017 году и приоритетных направлениях деятельности на 2018 год.

В.Путин: Михаил Эдуардович, Вы сколько уже работаете?

М.Осеевский: 10 месяцев.

В.Путин: Видите, круглая дата, можно сказать.

Расскажите, пожалуйста, как Вы вошли в курс дела, как, по Вашему мнению, компания себя чувствует, как она развивается? И потом «Ростелеком» является одним из ключевых держателей ключевой инфраструктуры (прошу прощения за повторение одного и того же слова), но это даёт возможность вам работать и по другому направлению – это программа «Цифровая экономика России», цифровизация.

Известно, что вы уже предпринимаете необходимые шаги в этом направлении. Вот по порядку, пожалуйста.

М.Осеевский: Да, Владимир Владимирович, в этом году, действительно, были в основном сосредоточены на подготовке к формированию программы «Цифровая экономика». Мы рассматриваем её не только как комплекс структурированных мер по трансформации российской экономики, но и как документ, который ставит перед компанией новые стратегические цели. В связи с этим мы обновили нашу стратегию на пять лет. И планируем сосредоточиться на пяти основных направлениях.

Первое и главное – это, действительно, дальнейшее развитие базовой инфраструктуры, которая должна обеспечить в целом развитие российской экономики. Это и сети связи, центры обработки данных.

Вторая задача – это расширение доступа граждан и бизнеса, в первую очередь малого и среднего, к интернету, к современным цифровым технологиям.

Третье – это создание новых инструментов индустриального интернета, который в первую очередь ориентирован на базовые отрасли российской экономики, нефтегазодобычу, промышленность, энергетику, сельское хозяйство. Эти технологии предполагают использование большого объёма данных для повышения эффективности компаний.

Четвёртая задача – это дальнейшее развитие инструментов электронного государства, в первую очередь на региональном уровне.

И пятое направление – это информационная безопасность, кибербезопасность, обеспечение для нужд самой компании и для наших клиентов.

В целом во все эти направления в течение ближайших пяти лет планируем инвестировать более 300 миллиардов рублей собственных средств. Здесь, действительно, приоритетом является дальнейшее развитие инфраструктуры. Будем развивать магистральные каналы, в том числе в коридоре Европа–Азия. Здесь Россия имеет объективные преимущества: это самый короткий путь. Поэтому мы активно взаимодействуем с нашими международными партнёрами.

Но, конечно, основной приоритет – развитие доступа в районах массовой жилищной застройки. Здесь мы во взаимодействии с крупнейшими региональными застройщиками сегодня к моменту сдачи дома обеспечиваем уже доступ оптики в каждую квартиру. Более того, сегодня всё более и более востребованной становится реализация модели умного здания: это и система сбора информации как с внутриквартирных датчиков, так и с общедомовых; обеспечение видеонаблюдения на лестницах, на прилегающих территориях. Мне кажется, что со временем это станет вообще стандартом строительства. Планируем ежегодно обеспечивать более 800 тысяч новых домохозяйств такой современной инфраструктурой.

Активно реализуем государственные программы. Отметил бы здесь программу устранения цифрового неравенства. Эта программа предполагает подключение небольших населённых пунктов. Сегодня более трети работы уже выполнено. Мы продолжаем активно работать.

В соответствии с Вашим поручением закончим работу по подключению медицинских учреждений к высокоскоростным каналам интернета. Это более 14 тысяч медицинских учреждений. Сегодня уже более чем в 20 регионах активно развивается телемедицина, созданы архивы медицинских изображений. Сегодня человек может пройти обследование в своей районной больнице, томограмма или ангиограмма передаётся в областной или федеральный центр, где высококвалифицированные специалисты могут провести диагностику. Конечно, это существенно улучшает качество медицинского обслуживания. Мы планируем такие технологии развивать по всей России.

В рамках реализации программы развития Дальнего Востока планируем подключить Курильские острова, проложить подводный кабель. Сегодня все изыскательские работы завершены. Как только позволят погодные условия – видимо, в мае–июне, – корабль начнёт эту работу. В конце 2018 года мы её завершим, и в целом Дальний Восток будет обеспечен современной инфраструктурой.

В предыдущие годы мы подключили Сахалин, Камчатку и Магадан и видим, как активно пользуются жители этими современными инструментами. Видим большие перспективы в развитии новых технологий. В частности, начали тестировать сети пятого поколения. Весной эти опытные участки будут развёрнуты в «Сколково», в Иннополисе и в Эрмитаже в Санкт-Петербурге. Поэтому готовимся к движению вперёд.

Хотел бы также коротко проинформировать Вас о наших финансовых результатах. По итогам 2017 года компания нарастила выручку. Она превысит 300 миллиардов рублей. Полностью профинансирована наша инвестиционная программа объёмом более 60 миллиардов рублей и покажем чистую прибыль на уровне 13–14 миллиардов рублей. В целом в рамках стратегии мы предполагаем рост наших доходов темпами выше инфляции.

В.Путин: У вас очень много партнёров в Правительстве. Как у вас складываются отношения с соответствующими заинтересованными министерствами и ведомствами?

М.Осеевский: Действительно, программа предполагает вовлечённость практически всех министерств по своим направлениям. Конечно, нашим базовым министерством является Министерство связи. Тем не менее работаем и с Министерством здравоохранения, и с Министерством образования по внедрению электронных технологий образования, работаем с коллегами из Министерства финансов. Поэтому мне кажется, что сегодня у всех есть серьёзная вовлечённость и понимание целей и задач, которые мы совместно решаем.

В.Путин: Помощь нужна какая-то?

М.Осеевский: Нет, Владимир Владимирович, мы справляемся.

В.Путин: Хорошо.

Россия > СМИ, ИТ > kremlin.ru, 15 января 2018 > № 2457710 Михаил Осеевский


Россия > СМИ, ИТ > inopressa.ru, 15 января 2018 > № 2456956 Андрей Звягинцев

Неоднозначный российский режиссер Андрей Звягинцев: "Диссидент? Я скорее клоун"

Ксан Брукс | The Guardian

The Guardian публикует интервью Андрея Звягинцева, в котором режиссер рассказывает о своем новом фильме "Нелюбовь" и комментирует "охлаждение" отношений с политическим истеблишментом в России.

"Его тема - сломанная система, земля беззакония, поэтому он наполняет свои истории политиками-интриганами и растоптанными жертвами, - пишет корреспондент Ксан Брукс о картинах Звягинцева. - Автобусные остановки увешаны портретами пропавших без вести, дохлая собака висит на суке пораженного болезнью городского дерева, судебный чиновник зачитывает вердикт с такой стремительной монотонностью, что слова теряют смысл. Его фильмы говорят нам, что ад существует и имя ему - современная Россия".

На родине Звягинцева власти почувствовали себя оскорбленными, отмечает автор. Последняя его картина, "Нелюбовь", была снята без господдержки, с помощью европейских средств, "чтобы представить черный, как сажа, портрет московского среднего класса". Сам Звягинцев заявил The Guardian: "Я вне системы. Деньги находит мой продюсер, и это делает меня очень счастливым режиссером".

Описывая впечатления от фильма "Нелюбовь", Брукс отмечает, что "вышел из кинотеатра с острым желанием принять душ". По словам Звягинцева, у него нет подобных ощущений: "Прежде всего, я люблю этих персонажей, несмотря на их недостатки. Я действительно радовался, когда для их воплощения нашел хороших актеров. И я был в восторге от того, что сценарий вышел таким, как я хотел. Так что для меня весь этот фильм был сплошным удовольствием".

Начиная с фильма "Елена", Звягинцев начал фокусироваться на особенностях российского общества, а политический истеблишмент начал остывать к режиссеру, говорится в статье. На просьбу прокомментировать это охлаждение Звягинцев сказал: "Сложный вопрос. Думаю, первые фильмы на самом деле не затрагивали современных реалий, поэтому Министерству культуры было проще их любить и поддерживать. С "Елены" я начал снимать в современной Москве, в современном политическом ландшафте. Так что проблема в зеркале. Люди из власти смотрят в зеркало, и им не нравится то, что они видят. Но ведь это лишь моя точка зрения, мое восприятие действительности. Я могу ошибаться".

На вопрос The Guardian, считает ли он себя диссидентом, Звягинцев ответил: "Да, Мединский был разочарован "Левиафаном". Он считал, что фильм представил Россию в дурном свете. Но я был искренен. Если я показываю мэра коррупционером, то потому, что такие люди существуют. Это не потому, что я хочу быть диссидентом, и даже не потому, что хочу критиковать Россию. Я лишь рассказываю истории, которые вижу вокруг себя. Так что если я и диссидент, то это не нарочно".

"Государство не желает помнить, что роль художника - быть в оппозиции. Иначе как люди во власти увидят свое истинное лицо? В древние времена у королей при дворе постоянно были клоуны и шуты. Да, они должны были развлекать короля, но они были единственными, кто мог сказать ему правду. Умный, мудрый король знает, что шуты нужны. Глупый, неуверенный король - нет. Вы спрашиваете, диссидент ли я. На самом деле, я думаю, я скорее клоун", - сказал Звягинцев.

Россия > СМИ, ИТ > inopressa.ru, 15 января 2018 > № 2456956 Андрей Звягинцев


Россия > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 15 января 2018 > № 2456952 Андрей Солдатов

Андрей Солдатов: "Путинизм существует только за счет страха"

Штеффен Добберт | Die Zeit

В интервью немецкому изданию Die Zeit Андрей Солдатов, специализирующийся на изучении спецслужб, говорит о цензуре в российских СМИ, президентских выборах и пропаганде Кремля.

"15 лет назад ФСБ впервые решила взяться за меня, и против меня было начато расследование в связи с тем, что я якобы обнародовал гостайну. Я понимаю своих коллег, которые в 2017 году покинули Россию. Тот, кто в нашей стране занимается журналистскими расследованиями, идет на риск. Он должен работать вопреки выстроенной системе цензуры", - говорит Солдатов.

"На некоторых журналистов нападают, кого-то даже убивают, - продолжает он. - Эти преступления Генпрокуратура расследует спустя рукава - как и в случаях с агрессией, направленной против представителей оппозиции. Это одна сторона цензуры, очень жесткое ее проявление. Более широко функционирует эта система применительно к самоцензуре. Посыл режима такой: будучи критически настроенным журналистом-одиночкой, ты мало чего добьешься. (...) Если журналист ничего не может изменить, зачем вообще заниматься журналистскими расследованиями. И многие предпочитают опустить руки. А в этом как раз и заключается цель, которую ставит перед собой власть".

"В России поменялась тактика контроля над СМИ, - повествует собеседник издания. - Вначале спецслужбы пытались оказывать давление на отдельных журналистов. Но довольно быстро они поняли, что гораздо эффективнее контролировать медиакомпании. Теперь они берут под контроль их владельцев, которые, отдавая распоряжения, сверху контролируют редакторов. Таким образом тексты критически настроенных журналистов не получают зеленый свет".

Подобные механизмы, замечает Солдатов, функционируют весьма эффективно, кроме того, "создается видимость отсутствия цензуры". "Когда между редактором и журналистом возникает конфликт, все выглядит так, как будто это внутренние разборки, к которым Кремль не имеет никакого отношения".

"С того момента, как Путин пришел к власти в 2000 году, стало гораздо труднее разговорить людей - а это является важной частью любого журналистского расследования. Почти все российские чиновники, дипломаты и политики боятся говорить с журналистами. (...) Цель Кремля - сделать журналистику ненужной", - считает эксперт.

Что же делать журналисту, если он намерен опубликовать результаты своего журналистского расследования? - задает вопрос российскому эксперту корреспондент Die Zeit Штеффен Добберт.

"До сих пор нам удавалось решить эту непростую задачу. Когда мы провели свое расследование о технике слежения в преддверии Олимпиады в Сочи, мы опубликовали свой материал в британской Guardian. Когда текст появляется за границей, можно надеяться на то, что российские СМИ перескажут твою историю и такими обходными путями она доберется и до российской общественности. Наши книги выходят сначала в американском издательстве, и только затем они переводятся на русский", - рассказывает Солдатов.

"Мы не в Северной Корее. В нашей системе есть лазейки. И они используются для того, чтобы рассказать правду. Возьмем хотя бы российских интернет-троллей, которые распространяют ложную информацию - в России были проведены журналистские расследования на эту тему, и их разоблачили".

"Плодить фейковые новости и распространять сомнения гораздо легче, чем контролировать журналистов или население. (...) Подобные схемы начали запускать в работу в России еще в 2006 году. (...) Сначала их опробовали на России, затем эту стратегию стали распространять и на заграницу", - отмечает Андрей Солдатов.

Комментируя предстоящие президентские выборы, Солдатов выражает уверенность в том, что их результаты ни для кого не станут сюрпризом. "Даже если за Путина и не проголосует 80%, я не могу отрицать, что он пользуется популярностью в народе (...). Однако мы не можем знать наверняка, как долго его будет поддерживать московская элита".

В 2011 году, когда на улицы вышли тысячи россиян, "ситуация была иной - тогда внутри элиты происходил очевидный конфликт", считает российский эксперт.

"Были те, кто реально верил в Дмитрия Медведева. Хотя он и не поддерживал какой-то новой идеи, его идеология была сродни путинизму, однако он просто представлял собой другой тип политика. Многие его поддержали еще и потому, что он и его люди пообещали отдать ведущие посты в руководстве страны молодым представителям элиты. При Путине, который сформировал свое окружение из друзей и людей, которым он доверял, еще в начале века, у них бы не было шансов".

"Сегодня нет ни нового Медведева, ни кризиса внутри кремлевской элиты", - констатирует Солдатов.

"В течение 15 лет месседж, распространяемый Путиным, выглядел так: вы не можете доверять никому, кроме меня", - говорит эксперт.

"Если вы спросите среднестатистического россиянина, не устал ли он еще от Путина, (...) он, скорее всего, спросит вас: А кто еще сможет управлять страной?" Все, считает Солдатов, сходится на Путине. "Параллельно года полтора назад он начал целенаправленно проводить репрессии: отдельные губернаторы, высокопоставленные чиновники и министры сидят с тех пор за решеткой. В тюрьме оказались даже некоторые функционеры из ФСБ", - замечает собеседник Die Zeit.

Целью подобных репрессий "было запугивание", говорит Солдатов. "Даже если за решеткой окажутся всего несколько человек, никто не может чувствовать себя в безопасности - такой посыл стоит за этой тактикой. Каждый должен бояться того, что следующим будет он. Путинизм существует за счет страха, который испытывают все".

"В перспективе политика запугивания - это тупиковая идея. Когда люди чего-то боятся, они перестают хорошо выполнять свою работу и делать что-то осмысленно. Возьмем министра, который отвечает за экономику своей страны. Если он должен думать прежде всего о своей личной безопасности, вряд ли он сможет провести в своей стране необходимые реформы", - замечает Солдатов.

"Однако в краткосрочной перспективе политика селективных репрессий играет Путину на руку. (...) Те, кто еще на свободе, демонстрируют лояльность. Они боятся Путина и не представляют угрозу для его власти".

Отвечая на вопрос журналиста о роли классических СМИ в современной России, Солдатов говорит о том, что "важнейшим оружием Кремля является телевидение. Поэтому противник никогда не должен получить к нему доступ. В качестве противника внутри страны власть рассматривает оппозицию. Все российские телеканалы напрямую или косвенно контролируются Кремлем".

"Затем это крупнейшие печатные издания, которые также рассматриваются как средства влияния на россиян. Однако их влияние не столь велико, (...) 80% жителей страны узнают новости из телевизора", - говорит эксперт.

"Никто в Кремле не думал, какую значимость в 2017 году приобретет YouTube. (...) Так, видеоролики Алексея Навального на этой онлайн-платформе стали сверхпопулярны. С новыми технологиями всегда так: режим должен нагонять, чтобы затем попытаться использовать их в своих интересах", - цитирует слова эксперта издание.

Такие СМИ, как RT и Sputnik, похоже, "хорошо разбираются в том, как функционирует интернет", заметил интервьюер.

"Есть разница между распространением дезинформации, в чем RT и Sputnik достигли профессионализма, и контролем над информационными потоками", - комментирует Солдатов, приводя в качестве примера российский аналог Facebook - социальную сеть "Вконтакте".

"Три года назад Кремль взял социальную сеть под свой контроль: теперь гендиректором "Вконтакте" является Борис Добродеев, сын человека, который возглавляет российское государственное телевидение. (...) "Вконтакте" теперь компания, которая сотрудничает со спецслужбами", - говорит Солдатов.

Правда, замечает собеседник издания, когда в марте 2017 года по всей России молодежь неожиданно вышла на акции протеста против режима Путина, выяснилось, что договаривались они, прежде всего, через аккаунты именно в этой социальной сети. "С одной стороны, Кремль распространяет через "Вконтакте" информацию от RT и Sputnik, которая дезинформирует людей, с другой - там же организуются протесты против режима".

Получается, считает эксперт, что "попытки Кремля контролировать онлайн-СМИ терпят неудачу".

Россия > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 15 января 2018 > № 2456952 Андрей Солдатов


Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > forbes.ru, 14 января 2018 > № 2455388 Алексей Михеев

Цифровая реальность. Как биткоин стал частью нашей жизни и инвестиционным активом

Алексей Михеев

член Экспертно-консультационного совета при Росимуществе, доцент МГИМО

Блокчейн и криптовалюты ворвались в нашу жизнь поистине с космической скоростью. Еще год назад примерно в это же самое время о цифровых активах знал в целом лишь узкий круг профессионалов. Как грамотно инвестировать в новый инструмент?

Раньше о биткоине мало кто знал, но прошел всего лишь год, и все изменилось. Мы увидели, как создатель Ethereum Виталик Бутерин повстречался с первым лицом государства, как в столице каждый месяц проводились десятки конференций по токенам, ICO и другим доселе неизвестным явлениям, как в Екатеринбурге самой известной и востребованной из криптовалют, биткойну, поставили памятник.

Символом прошедшего 2017 года можно назвать стремительный взлет биткоина и столь же неожиданный его обвал. Но это вершина айсберга, а в его подводной части — структурные изменения, осмысление которых важно для прогнозирования того, как рынок криптовалют будет развиваться на горизонте ближайших нескольких лет.

Самое главное такое изменение состоит в том, что, как бы ни прыгал курс биткоина, в ряде развитых стран криптовалюты — уже часть экономической реальности. Они нашли применение в электронной торговле и оплате услуг в онлайн-платежах, зачастую применяются в качестве платежного инструмента для инвестиций в недвижимость или в финансовых операциях. Оборот биткоина уже превысил оборот средств такой известной платежной системы, как Western Union.

Виртуальная реальность

Однако рынок криптовалют виртуален и спекулятивен по своей природе. Криптовалюты не обеспечены реальными финансовыми активами, не соотнесены с такими базовыми классическими экономическими понятиями, как валовый внутренний продукт, национальный доход, экспорт и импорт. Доллар имеет в основе всю мощь современной высокотехнологичной американской экономики, рубль — нефтегазовые запасы страны, которых хватит на десятилетия, если не на столетия, юань — динамичный рынок потребителей из полутора миллиарда человек внутри Китая и всей планеты за его пределами.

Биткоин, эфириум и все другие альтернативные криптовалюты (собирательно называемые альткоинами), напротив, родились в недрах компьютерных сетей. В Венесуэле криптовалюту попробовали буквально на днях привязать к нефти, создав El Petro, но обратим внимание, что произошло это в национальной экономике, находящейся сейчас в пике гиперинфляции, то есть в стране, где деньги с каждым днем теряет свою ценность.

Вместе с тем, финансовая база у криптовалют существует. Тот же биткоин обладает конечным объемом денежной массы (21 миллион монет), из которой сейчас добыто уже 12 млн, и математически обоснованную конечную дату окончания майнинга — 2140 год, когда и будет добыт последний биткоин.

А это означает, что в отличие от классических денежных средств, криптовалюты не подвластны такому способу обесценивания, как денежная эмиссия — никто не может включить виртуальный станок, аналогичный печатному станку в мире классических денег, и обвалить курс криптовалюты. Возможно, именно поэтому правительство Венесуэлы схватилось за криптовалюты как утопающий за соломинку.

Вспомним также, что доллар — основная универсальная платежная единица — еще с 1978 года, с момента окончательной смены Бреттон-Вудской валютной системы на Ямайскую, основанную на свободной конвертации валют, давно уже не привязан к золотым слиткам.

Внешний и, особенно, внутренний долг США общим объемом более $19 трлн — это уже настолько астрономическая величина, что если два крупных кредитора Соединенных Штатов — Китай и Япония — вознамерятся обналичить свои ценные бумаги, то крупнейшую экономику мира ждёт неминуемый дефолт.

Конечно, такими деструктивными действиями ни эти страны, ни другие крупные кредиторы заниматься не будут, ведь в этом случае под обломками финансового краха окажется вся глобальная экономика без исключения, включая народные хозяйства упомянутых стран. Тем не менее из этого примера видно, что криптовалюты не более эфемерны, чем «традиционные» денежные средства.

Не только приумножить, но и сохранить

Еще одно уязвимое место криптовалют — вопрос о сохранности инвестиций. Недавно наделала много шуму история о том, как из-за ошибки разработчика программного кода компания Parity был вынуждена «заморозить» значительные суммы, размещенные во второй по степени популярности криптовалюте — эфириуме.

Разработчик кода, как утверждается, случайно уничтожил библиотеку данных, необходимую для использования клиентами электронных кошельков, прямой ущерб — не менее $160 млн.

Cложно отрицать, что современные криптовалюты далеки от идеала. Во-первых, бросается в глаза несовершенство вычислительного оборудования и вызванная этим фактором недостаточная скорость транзакций. Во-вторых, налицо недостаточная интегрированность с банковским сектором и финансовой системой в целом.

Однако все же представляется, что оппоненты криптовалют путают трудности первоначального развития крипторынка с долгосрочными трендами. Законы экономики говорят, что любая новая формация в экономике или политике возникает не сразу, а постепенно: она мутирует в старой системе, постепенно трансформируя ее и изменяясь при этом сама.

Так, первоначальный капитализм времен 16 века имел мало общего с современным капитализмом, точно также как современное государство — например, Россия — мало похоже на государство образца десятого века — Киевскую Русь.

Новая и старая формации всегда соседствуют и сосуществуют друг с другом. Взять хотя бы прискорбную историю с крепостным правом в России — по сути, рабовладением, отмененным, напомню, лишь в 1861 году, или же с отменой рабства в США, которое было окончательно запрещено Конституцией страны лишь в декабре 1865 года, после завершения гражданской войны.

От теории к практике

Исходя из всего сказанного, позволю себе несколько практических рекомендаций. Прежде всего, диверсифицируйте инвестиции. Принцип «не складывать все яйца в одну корзину» правилен во все времена: в портфеле должны быть и средства на банковских счетах, и акции с облигациями, и недвижимость, и деньги «под подушкой», и, конечно же, криптовалюты.

Второе: перед тем, как начинать инвестировать, приобретите минимальный багаж знаний по теме, хотя бы из соображений элементарной безопасности, чтобы не повторить, например, судьбу одного из энтузиаста криптовалют, который показал ключ от своего электронного кошелька в эфире телеканала и был, конечно же, тут же обчищен подчистую хакерами.

И, в-третьих, не присоединяйтесь к большинству инвесторов. Смотрите не только на биткоин и эфириум — кто знает, не являются ли они некими переходными формами криптовалют, которые уступят место новым веяниям. Вспомним, что на смену немому кино впоследствии пришло черно-белое, а пейджеры очень быстро уступили место мобильным телефонам.

Присмотритесь к перспективным проектам, которые реализуются с помощью альткоинов, и уловите тренд на ускорение транзакций и интеграцию цифровых решений с реальной экономикой.

С этой точки зрения важно отслеживать новые тенденции на рынке криптовалют, которые соответствуют ее переходу в качественно новую эру. Тем более что проекты, реализуемые на основе ряда альткоинов, позволяют создавать в ходе ICO токены под задачи реальной, а не только виртуальной экономики — от торговли золотом до долговых расписок и облигаций.

Наконец, в поисках признаков, отличающих надежную компанию на рынке криптовалют от неблагонадежных игроков, стоит присмотреться и к характеру инвестиций, осуществляемых с помощью криптоденег. Если эти проекты находятся на острие экономики будущего, включая создание «умных городов», «умных домов», роботизацию и другие аспекты экономики XXI века, то инвестиции, вполне возможно, оправданы — при условии, что организаторы ICO детально информируют вкладчиков о сути своих проектов, не ограничиваясь смутными заявлениями.

Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > forbes.ru, 14 января 2018 > № 2455388 Алексей Михеев


Россия > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 14 января 2018 > № 2455326 Андрей Звягинцев

Режиссер Звягинцев: «Диссидент? Я скорее — клоун»

Зэн Брукс (Xan Brooks), The Guardian, Великобритания

Андрей Звягинцев снимает тяжелые политические драмы, которые отлично смотрятся, сильно ранят, задевая за живое, и оставляют неизгладимые яркие и болезненные впечатления. Его тема — разрушенная система, страна, в которой не действуют законы. И поэтому в его сюжетах — сплошь и рядом политики-интриганы и раздавленные жизнью жертвы. Автобусные остановки обклеены объявлениями о пропавших без вести людях, в ветвях чахлого городского дерева висит мертвая собака, а судебные чиновники зачитывают приговоры таким монотонным голосом и с такой бешеной скоростью, что слова теряют весь свой смысл. Его фильмы говорят нам, что ад существует и что имя этому аду — современная Россия.

На его родине, как и следовало ожидать, власти очень обижаются на него за это. Раньше они оказывали Звягинцеву горячую поддержку, а теперь, похоже, испытывают раскаяние, считая, что совершили ошибку. Они отвергли его фильм «Левиафан» 2014 года — сразу же после того, как номинировали его на премию «Оскар» от России. Его последний фильм «Нелюбовь» был снят без государственного финансирования при поддержке европейских компаний и представляет собой мрачный портрет представителей московского среднего класса. «Я — вне системы. Деньги находит мой продюсер, — объясняет Звягинцев. — Поэтому я — очень счастливый режиссер».

Мы встретились во время премьерного показа фильма в Каннах. Для встречи мы выбрали расположенный в стороне от дороги и скрытый от толпы за коваными воротами ветхий панельный дом, который используется еще и как бутик. Внутри помещения было не очень светло, но во время интервью Звягинцев — довольно хмурый человек средних лет с коротко стрижеными с проседью волосами — не захотел снимать солнечные очки. Он видит мир в мрачном свете. Это понятно по его фильмам.

«Нелюбовь» — фильм мрачный, но и прекрасный. Аудитория фильма, своего рода полицейского детектива, ширится, и вот он уже захватил всю страну — от богатых, раскрашенных див, делающих селфи в ресторанах, до огромного заброшенного спортивного центра на окраине города. Алексей Розин и Марьана Спивак играют Бориса и Женю, ненавидящих друг друга супругов-москвичей, находящихся на грани развода. Они настолько поглощены отношениями со своими новыми любовниками, что лишь через два дня обнаруживают исчезновение своего сына. Родители доведены до крайности, раздражены и, как положено, пытаются найти и вернуть ребенка. Но в глубине души, они, наверное, отчасти чувствуют облегчение после его исчезновения. «Я никогда никого не любил, — в какой-то момент объясняет Борис.- Только маму, когда маленький был. А она — злая одинокая стерва».

Проведя два часа в компании озлобленных Бориса и Жени, я вышел из кинотеатра, испытывая сильное желание принять душ. Бог знает, как Звягинцев выдерживал все это, снимая фильм неделями, месяцами. Он, должно быть, чувствовал, как гнетущая атмосфера фильма пронизывает его насквозь.

Режиссер с усмешкой отвечает, что ничего подобного не чувствовал. «Прежде всего, я люблю этих героев, несмотря на их недостатки. Мне было очень приятно найти хороших актеров на эти роли, которые смогли воплотить эти образы. И я радовался, что сценарий получился таким, каким я хотел. Так что этот фильм доставлял мне только удовольствие».

В детстве, живя в Сибири, он боготворил Аль Пачино и мечтал стать актером. Приехав в Москву, он жил случайными заработками. Убирал в домах, работал дворником — подметал опавшие листья, убирал снег во дворах. Последняя работа была самой плохой, говорит он. «Зимы в России очень суровые, очень длинные. Снега было много, и мне приходилось сгребать его лопатой и убирать из одного места в другое. Но это было еще ничего, убирать снег не так сложно. Самое тяжелое — это лед. Мне приходилось долбить его лопатой часами, просто чтобы расколоть. Так что видеть его теперь не могу. Этот лед меня чуть не угробил».

Потом он снимался в телесериалах и в рекламе мебели. И сейчас его не очень тянет сниматься, он говорит, что отошел от актерской работы с тех пор, как снял свой первый фильм. «Те времена, когда я играл в кино, давно в прошлом. Есть люди, которые умеют это делать гораздо лучше меня».

Его первой режиссерской работой стал фильм «Возвращение», вышедший в 2003 году — рассказ о взрослении и новом этапе жизни молодого героя. Картина была удостоена главного приза Венецианского кинофестиваля «Золотой лев». В 2007 году его фильм «Изгнание» был номинирован на «Золотую пальмовую ветвь» на кинофестивале в Каннах. Затем, начиная с фильма 2011-го года «Елена», Звягинцев стал делать акцент на особенностях российского общества, сопоставляя жизнь обитателей роскошного московского жилого комплекса с существованием жителей убогого поселка на городской промышленной окраине. Примерно тогда представители политического истеблишмента начали «охладевать» к нему, терять интерес. Но почему отчуждение? Может, он изменился? Или они?

Он отвечает не сразу. «Непростой вопрос. Я думаю, что мои первые фильмы на самом деле не касались современных реалий, поэтому Министерству культуры было легче их любить и финансировать. Начиная с фильма «Елена», я стал снимать в современной Москве, в современном политическом ландшафте. Проблема — в зеркале. Люди, облеченные властью, смотрят в зеркало, и им не нравится то, что они видят. Но это только моя точка зрения, мое восприятие реальности. Я могу ошибаться».

Полное отчуждение произошло с появлением фильма «Левиафан». На первый взгляд фильм представляет собой рассказ о провинциальном автомеханике, раздавленном бюрократической машиной, но его кульминацией стало торжество своеобразной российской разновидности зла в сочетании с фашистской риторикой представителей православной церкви и портретом Путина кабинете коррумпированного мэра. После того, как «Левиафан» был утвержден в качестве официального претендента на премию «Оскар» от России, власти внезапно решили, что этот фильм им не нужен. Ультраправый политик Владимир Жириновский осудил фильм, назвав его «заразой», а видная церковная группа заявила, что он является «гнусной клеветой». После выхода фильма на экраны министр культуры Владимир Мединский разработал новый набор руководящих принципов и норм, явно выбирая объектом своей критики фильмы, которые «оскверняют» Россию. Одним махом Звягинцев был переведен в разряд неугодных.

Я спрашиваю, считает ли он сейчас себя диссидентом, и вопрос ставит его в неловкое положение. Это слишком громкое слово; с ним нужно обращаться осторожно. «Да, господин Мединский был разочарован "Левиафаном″. Ему показалось, что Россия в нем показана в неблаговидном свете. Но я был искренен. Если я показываю мэра-коррупционера, то потому, что такие люди существуют. Это не потому, что я хочу быть диссидентом, и даже не потому, что я хочу критиковать Россию. Я просто рассказываю о том, что вижу вокруг. Так что, если я и диссидент, то это не специально».

Он надеется, что сможет и дальше снимать фильмы на родине. Его не привлекает перспектива привыкать к новому языку и культуре. Звягинцев считает, что ему должны разрешить остаться там, где он есть. Некоторые, возможно, даже скажут, что он служит обществу, оказывая ему важную услугу.

«Государство не хочет вспоминать, что роль художника — быть в оппозиции, — говорит он. — Иначе как представители властей увидят свое истинное лицо. В старину у правителей при дворе всегда были клоуны и шуты. С одной стороны, их держали, чтобы они развлекали короля. Но с другой стороны, они были единственными, кто мог сказать ему правду. Разумный, мудрый король знает, что шуты нужны. А глупый, неуверенный в себе король этого не знает». Грустно улыбаясь, Звягинцев продолжает: «Вы спрашиваете меня, диссидент ли я. На самом деле я считаю, что я скорее похож на клоуна».

Россия > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 14 января 2018 > № 2455326 Андрей Звягинцев


Россия > Армия, полиция. СМИ, ИТ > mvd.ru, 13 января 2018 > № 2468002 Игорь Жарков

«Нарушитель закона» – язык.

На вопросы корреспондента «Полиции России» отвечает член правления Гильдии лингвистов-экспертов по документационным и информационным спорам, кандидат филологических наук Игорь ЖАРКОВ.

– Игорь Вениаминович, вопросы вам помогут задать …гении разных эпох, потому что во все времена язык требовал к себе особого отношения. Наше время – не исключение. Ещё и потому, что язык может быть «нарушителем закона», и даже «соучастником преступления». Итак… «Заговори, чтоб я тебя увидел». Сократ. Это актуально и сейчас?

– Актуально конечно же. Потому что это – истина. У каждого из нас есть своя индивидуальная языковая система, так называемый идиолект, и проявляется она в объективной форме через речь и только через речь. То, как говорит человек, при достаточном объёме данных позволяет его идентифицировать. В случае устной речи идентификация говорящего – это классическая задача фоноскопической (фонографической) экспертизы; в случае письменной речи аналогичную задачу решает экспертиза автороведческая. А лингвистическая экспертиза в большей степени всё же занимается смысловым содержанием, которое присуще сообщению и которое может быть выявлено объективными методами.

– «Язык не может быть плохим или хорошим... Ведь язык – это только зеркало. То самое зеркало, на которое глупо пенять». Сергей Довлатов. Как это соотносится с Федеральным законом от 5 мая 2014 г. № 101-ФЗ, в котором, в частности, говорится о контроле за соблюдением законодательства Российской Федерации о государственном языке Российской Федерации, в том числе за использованием слов и выражений, не соответствующих нормам современного русского литературного языка, путём организации проведения независимой экспертизы?

– Язык с равным успехом обслуживает потребности гения и идиота, остряка и зануды, застенчивого воришки и самоуверенного хама. И в этом смысле мы имеем действительно своего рода зеркало. Обилие же матерщины вокруг, с которой мы каждодневно сталкиваемся, начиная с позднесоветского периода истории страны, например, говорит вовсе не о том, что язык вдруг «испортился» при коммунистах, а о совершенно иных вещах, которые должна изучать социология.

Не исключено, что с течением времени носитель русского языка будет выражать крайние эмоции или особо злостно хулиганить иным способом, с применением совершенно иных слов, или особых интонаций, или особого тембра (например, в японском театре кабуки хрипотца есть условное средство, обеспечивающее передачу определённого смысла). А матерное ругательство станет не более обидным, чем слово «гусак», с помощью которого Иван Никифорович нанёс ужасное оскорбление Ивану Ивановичу в повести Гоголя, в восприятии носителя современного русского языка.

В судебно-экспертной практике лингвист сталкивается с понятием нормы чаще всего в одном из двух аспектов.

Во-первых, существуют правонарушения и преступления, совершаемые вербально, для надлежащей правовой квалификации которых существенным является факт выхода за пределы нормы современного русского языка. В эту категорию дел, по которым бывает востребованной лингвистическая экспертиза, попадает оскорбительная форма выражения негативных оценок. «Чистое» оскорбление (ст. 130 УК РФ) на сегодняшний день декриминализировано, но понятие оскорбления не выведено за пределы уголовного права, в частности, наиболее активно применяются правоохранительными органами статьи 297 и 319 УК РФ. К этой же категории следует отнести административные правонарушения, например, мелкое хулиганство с использованием нецензурной брани в общественных местах (ст. 20.1 КоАП РФ – диспозиция этой статьи, впрочем, вызывает лёгкое удивление, ведь цензуры у нас по Конституции нет, но понятие нецензурной брани в законодательстве используется).

Другая категория экспертных исследований, в которых ключевым оказывается понятие нормы, – это так называемая документоведческая экспертиза, в ходе которой требуется, опираясь на нормы и правила современного русского языка как государственного языка Российской Федерации, установить буквальный смысл, выражаемый спорной формулировкой в тексте официального документа. Нередко спорными оказываются и отдельные формулировки законодательства. Мы в своей работе неоднократно сталкивались с ситуациями, когда стороны судебного спора, представляемые профессиональными юристами, вкладывают существенно разное смысловое содержание в текст того или иного закона. В большинстве ситуаций подобного рода лингвист может помочь разобраться с точным смыслом, объективно присущим спорной формулировке, но следует всё же заметить, что, к великому сожалению, в некоторых случаях эта формулировка оказывается неоднозначной, и остаётся лишь констатировать, что установить, что именно хотел сказать законодатель, по тому тексту, который он произвёл, не представляется возможным.

– «Точность слова является не только требованием стиля, требованием вкуса, но, прежде всего, требованием смысла». Константин Федин. Что значат точность оценок и строгость формулировок в судебно-экспертной деятельности?

– В лингвистической экспертизе на данный момент, можно сказать, более или менее устоялось представление о том, какие обстоятельства по разным категориям дел подлежат установлению и какими понятными следствию и суду словами эти обстоятельства следует обозначать. Думается, проблема на данный момент может быть лишь в непрофессионализме конкретных экспертов.

Экспертам следует крайне осторожно обращаться с некоторыми терминами. Не раз доводилось замечать, что следствие и суд, например, бывают склонны усматривать в действиях обвиняемого признаки мошенничества или даже психического насилия (например, по делам о вымогательстве), если в выводах заключения комплексной психолого-лингвистической экспертизы будут использованы такие формулировки, как «речевая агрессия» или «приёмы манипулирования».

И больших трудов стоит разъяснить следователю, получившему на руки такое заключение, что в рамках терминологии, принятой конкретными экспертами, выполнявшими данную конкретную экспертизу, различается всего три вида общения: ритуальное («здраствуйте» – «до свидания», «отставить!» – «есть!» и т. п.); гуманистическое, позволяющее удовлетворить потребность в понимании, сочувствии, сопереживании, – интимное, исповедальное и т. п. и манипулятивное – направленное на то, чтобы побудить собеседника изменить его поведение, отношение к чему-либо, принять решение и выполнить действия, необходимые для достижения манипулятором собственных целей.

– «Но какая гадость чиновничий язык! Исходя из того положения… с одной стороны… с другой же стороны – и всё это без всякой надобности. «Тем не менее» и «по мере того» чиновники сочинили. Я читаю и отплёвываюсь». Антон Чехов. Подобные конструкции – просто «словесный мусор»?

– Для научной публикации или для официального документа огромное значение имеет точность выражаемых смыслов. «По той причине, что…», «в связи с тем, что…», «вследствие того обстоятельства, что…», «благодаря тому, что…», «на том основании, что…» – это громоздкие словесные конструкции, которые во многих случаях можно заменить, например, коротким «из-за». Но каждая из них выражает свой особый смысловой оттенок, а громоздкость в данном случае служит цели смысловой точности, а значит, будет вполне оправданной в официальном документе.

Радикально иная ситуация – когда человек пытается неуклюже замаскировать канцеляризмами собственную безграмотность. К сожалению, нередко этим грешат и сотрудники правоохранительных органов. Не раз приходилось видеть, скажем, обвинительные заключения, текст которых просто не допускал какого-либо буквального толкования, соответствовавшего нормам и правилам современного русского языка. То есть фабула обвинения была буквально бессмысленной. Зато подобные документы всегда изобилуют правовыми клише, которые, к сожалению, многие следователи, вслед за ними прокуроры, а после них и судьи бездумно вставляют в свой текст. Если обвиняемый распространил ложные сведения, они почти наверняка окажутся в тексте обвинительного заключения «заведомо ложными», а если лицо на государственной службе совершило должностное преступление, из текста обвинительного заключения мы определённо узнаем, что это лицо тем самым дискредитировало себя как государственного служащего и органы государственной власти в целом, хотя в чьих глазах произошла дискредитация, почему-то не указывается. Прокурору, утверждающему такое обвинительное заключение, видимо, невдомёк, что без такого указания фраза является семантически неполной, а следовательно, не имеет единственно верного буквального толкования. Более того, по прочтении всего текста обвинительного заключения становится понятным, что единственным человеком, осведомлённым о соответствующем поступке обвиняемого, помимо него самого, был следователь, который вёл дело. Так о какой дискредитации идёт речь? О подрыве доверия с чьей стороны? Со стороны следствия, очевидно, – ведь никаких иных субъектов восприятия, в чьих глазах происходит пресловутая дискредитация, в деле не усматривается. В результате вместо фабулы обвинения перед нами оказывается набор клише, противоречащий здравому смыслу.

– «Обращаться со словами нужно честно». Николай Гоголь. То есть не лицемерить, называя вещи своими словами?

– «Честно» у Гоголя – от слова «честь». Классик говорит об ответственности за сказанное.

Слова «азиат», «монголоид» и «узкоглазый» обозначают одно и то же явление реальной действительности, и в этом смысле каждое из них предельно точно, но отличаются они друг от друга отношением, которое говорящий выражает к предмету своей речи. Как уже говорилось выше, язык предоставляет своим носителям возможность выразить любую мысль и высказать любое отношение к тому, о чём идёт речь. И он же даёт возможности для экстремистских высказываний всех сортов, включает в себя средства, которыми можно оскорблять, унижать человеческое, национальное, профессиональное и т. п. достоинство. Пользоваться этими средствами или нет – личный выбор каждого говорящего. В некоторых случаях закон запрещает это делать. В других ситуациях в игру вступают запретительные моральные нормы. Если хотите, можете называть это лицемерием, ханжеством или фарисейством. Но с тем же успехом вы можете называть эту практику толерантностью или политкорректностью. Эти слова называют то же явление, но выражают к нему нейтральное отношение. Это, повторюсь, вопрос личной позиции каждого.

– «Крепкие слова не могут быть сильными доказательствами». Василий Ключевский. Работать по делам о защите чести, достоинства и деловой репутации экспертам-лингвистам приходится регулярно…

– Даже, пожалуй, особо часто. Другая, но очень близкая категория дел – клевета, то есть практически то же самое, но в уголовном аспекте (между этими категориями есть, впрочем, и некоторые отличия, главное из которых – признак не просто ложности, а заведомой ложности порочащих сведений).

Накопившийся за многие годы экспертной работы по этим категориям дел опыт показывает, что такие дела очень редко возникают «в чистом виде». В подавляющем большинстве случаев дела о распространении порочащих сведений возникают как осложнение конфликтов, имеющих совершенно иную природу, когда между воюющими сторонами начинаются «разборки» с вовлечением СМИ.

И нередко оказывается, что, подавая иск о защите чести, достоинства и деловой репутации, истец не учитывает, что создаёт этим действием новый информационный повод для повторного распространения тех сведений, которые ему так не понравились в прошлый раз, или сведений похожих и столь же неприятных. Либо учитывает, но желание наказать обидчика оказывается сильнее…

– «Слово есть поступок». Лев Толстой. Всегда?

– Без сомнения. Однако с какой-то уверенностью в собственной объективности отличить хороший поступок-слово от плохого поступка-слова во многих случаях бывает возможно лишь спустя столетия. Сегодня, оценивая поступки наших современников, в том числе совершаемые словесно, каждый из нас может руководствоваться лишь собственными представлениями о том, что такое хорошо и что такое плохо.

Беседу вела Нина ДЗАССОХОВА

Россия > Армия, полиция. СМИ, ИТ > mvd.ru, 13 января 2018 > № 2468002 Игорь Жарков


Россия. Украина > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 12 января 2018 > № 2458578 Андрей Курков

Украина должна сделать русский язык своей культурной собственностью

Писатель Андрей Курков уверен, что украинский русский язык тоже должен стать инструментом борьбы против самодержавия.

Александр Куриленко, Деловая столица, Украина

«Деловая столица»: Учитывая войну, можно ли сказать, что русский язык является оружием Москвы против Украины?

Андрей Курков: Русский язык вне России является самостоятельным явлением. Но, как и в случае франкофонии 150 лет назад, Россия пытается использовать русскоязычие в своих интересах. Для ограничения возможности России защищать на Украине русский язык нужно признать украинское русскоязычие украинской «культурной собственностью» и взять украинский русский под свой филологический контроль.

— И как это сделать?

— Например, открыть институт русского языка или институт русского и других языков национальных меньшинств под крышей Института языкознания им. Александра Потебни Национальной академии наук Украины, чтобы фиксировать различие украинского русского языка, работать над созданием русскоязычной Украины уже как собственного явления, а не как части общего «русского мира» за пределами России. Тем, кого тема русского языка на Украине раздражает, хочу напомнить, что речь идет не о статусе языка, а о миллионах украинских русскоязычных граждан, избирателей, которые, если их игнорировать или показывать только как врагов Украины, могут повлиять на исход любых будущих выборов — и парламентских, и президентских.

— Если смотреть на русскоязычных писателей из Украины, то есть весьма интересные, но часто и спорные фигуры. Например, Михаил Булгаков, Константин Паустовский, Виктор Некрасов. Как вы видите пантеон русскоязычных писателей Украины?

— Я не думаю, что нужно создавать какой-то отдельный пантеон для русскоязычных писателей. Если говорить о пантеоне, то необходимо создавать пантеон русскоязычной элиты Украины — политиков, историков, археологов, писателей и поэтов. А ставить их в пантеон людей, которые давно умерли и идентифицировали себя или с Российской империей, или с Советским Союзом, как Илья Эренбург, родившийся в Киеве, — это заранее провоцировать конфликт. Нужно сказать, что, да, Украина была родиной многих талантливых русскоязычных людей. Их не нужно объявлять патриотами Украины, они могли и не быть патриотами. Хотя, безусловно, большинство любило Украину как свою «малую Родину». С другой стороны, зачем отделять русскоязычную элиту от той же еврейской элиты Украины? Например, одесская культура, она преимущественно русскоязычная, но уже с акцентом идиш. Пантеон, если он будет виртуально создан, должен быть один и для представителей титульной нации, и для представителей других народов, живущих на Украине. Он должен будет отображать историю элиты государства Украина.

— Как понять, кто такие русскоязычные, ведь все украинцы понимают русский и могут говорить? Часто приезжих из РФ или других стран русский язык в Киеве, Одессе или Днепре сбивает с толку. Они думают, что если тут говорят с ними по-русски, то перед ними такой же человек, как в каком-то провинциальном российском городе…

— Русскоязычный человек — это человек, который дома говорит по-русски, а на улице может говорить и по-русски, и по-украински, и на других языках. И это, кстати, не означает, что перед вами человек русской культуры. Многие представители русскоязычного Донбасса, Слобожанщины, Запорожья и других городов и регионов говорят на русском языке, но не имеют представления ни о классической, ни о современной русской культуре. Тут другое дело. Никто не говорит о разнице между этническими русскими и русскоязычными. Поэтому на Украине размыто понятие этнических русских. Этнические русские составляют часть русскоязычных, которые по-разному думают, имеют разные политические взгляды, разные понятия о своей роли и своем месте на Украине, о том, что такое лояльность к своему государству и что такое патриотизм. Образовательные процессы — это не марши протеста. Их за два дня не организуешь и за три часа не закончишь. Чем серьезнее подходить к таким процессам, тем важнее и устойчивее будет результат.

— Говорят, что Владимир Путин просчитался в степени поддержки его «Новороссии» русскими и русскоязычными. На ваш взгляд, его представления о том, что думают русскоязычные на Украине, оказались неверны?

— Путину не важно, что думают этнические русские или русскоговорящие. Проекты, которые ему представляли, на мой взгляд, Путину нужны были для достижения геополитических целей, а не гуманитарных. Главное — отрезать Украину от моря, создать российский «пояс» до Приднестровья. Таким образом, Украина подталкивалась бы глубже в объятия РФ или Таможенного союза. Простой шантаж: «Хотите снова получить выход к Черному морю — идите к нам на поклон и станьте к Европе задним местом!» Россия финансировала разные группы: от ассоциаций и клубов русской культуры до политических объединений. В Крыму у нее получилось достичь желаемого, но не получилось в Харьковской и Одесской областях. Люди отреагировали на все эти события как на вторжение чужаков на Украину. На каком языке говорят чужаки — это не так и важно, чужак — явление психологическое, а не лингвистическое. Например, к вам ломятся в дверь и кричат на вашем родном языке: открой двери, твою мать! Это же не значит, что вы будете впускать человека и приглашать за стол.

— Как было бы правильно оформить статус языка — второй, официальный, оставить как есть — одним предложением в Конституции?

— Сейчас статус обсуждать нет смысла. Пока не закончится война и не пройдет какое-то время, которое остудит сознание людей, говорить нет смысла. С другой стороны, есть Европейская хартия защиты региональных языков и языков меньшинств. Все равно украинцы — этническое большинство на Украине. Этнические русские — меньшинство. Поэтому речь может идти о статусе языка национального меньшинства. В Закарпатье в 2012 году проголосовали за предоставление статуса региональных языков венгерскому, румынскому и русинскому языкам. Элита каждой языковой группы прекрасно знает украинский. Почему неэлита украинского не знает? Этот вопрос — к местным органам просвещения!

— Большевики в 1920-х проводили грандиозные проекты, в том числе русификацию и украинизацию. Насколько сейчас возможна русификация или украинизация?

— Любое насильственное действие будет отталкивать. Единственный путь продвижения языка — через культуру на этом языке. Чем больше денег будет вкладываться в современную культуру, музыку, литературу, театр, тем заметнее результат. Культурой можно и нужно расширять территорию популярности языка. Культура — самый действенный и самый понятный людям политический инструмент. В свое время даже проводилась кампания по украинизации пограничных районов в Курской и Воронежской областях. Проводилась не с помощью культуры, а с помощью приказов и предписаний. Ничего она не дала.

— Проблема в том, что сегодня путинская пропаганда сюда попадет даже без перевода. Им не надо на это тратиться — украинцы и так поймут, без создания RT. Каким образом бороться против пропаганды, учитывая перевес в языке, мы-то их язык знаем, а они наш — нет, и учитывая нефтедоллары?

— Бороться симметрично нереально. Но противостоять всему этому можно и нужно. Есть инструменты вне языка, визуальное искусство — выставка фотографий или настенные газеты, которые хорошо помнят на Донбассе, хоть о них уже забыли в Киеве и Харькове. На Донбассе до сих пор стенгазеты на предприятиях. Нужно учитывать психологию реципиентов информации, работать теми способами, которые они воспринимают.

— Нет ли опасности для украинского языка из-за того, что он попадет в равные условия с русским?

— Нет, законодательно они не могут уже быть равными. Все культурные инструменты, поддерживающие украинский, не распространяются на русский или языки меньшинств. Книжки для библиотек закупаются только на украинском. Легализация иноязычной культуры происходит через украинский перевод. Радио и телевидение постепенно переходят на государственный. Усиление роли и присутствия украинского языка влияет и на подсознание, и на сознание неукраиноязычных граждан Украины.

Другое дело, что украинский язык как инструмент культуры и политики должен нести европейские смыслы. Украинский язык должен стать инструментом донесения европейских ценностей. Украинский русский язык тоже должен стать инструментом борьбы против самодержавия и всего того, что сегодня ассоциируется с «русским миром» и российской элитой, исповедующей другую политическую религию и совсем другие ценности. Если этого не случится, то война мировоззрений автоматически превращается в войну языков. Точнее, война языков у нас идет уже не первый год потому, что украинский русский язык недостаточно наполнен украинскими и европейскими смыслами.

Другое дело, что наша политическая система демократичнее российской, но во многом она фейковая — из-за отсутствия в ней идеологии. Отсутствие идеологической политики, объединений людей по идеологическому принципу является слабостью Украины. Все действующие политические силы страны не ассоциируются ни с какими политическими направлениями. Вот что такое «Батьківщина»? Это консервативная партия или либеральная? Что такое «Оппоблок»? Что такое «Воля народа»?

— Думаю, что партии могут быть идеологически какими угодно…

— Но общество должно быть структурировано политически. Если политики легко переходят из фракции во фракцию, избиратели голосуют таким же образом. Если политическая система «жидкая», где политики легко «перетекают» из партии в партию, то общество такое же — значит, нет ничего твердого, из чего может быть построен устойчивый фундамент государства. Страну можно вылить, как воду, — в любую сторону. Это дает россиянам стимул бороться дальше с Украиной, они видят, что ее можно раскатать, как тесто.

— Но ведь постмодернизм не имеет ничего твердого, только знаки. Я не большой знаток теории литературы, но, на ваш взгляд, сейчас на Украине все еще доминирует постмодернизм в литературе?

— Постмодернизм возник как своего рода культурное издевательство над реализмом и модернизмом. Сейчас опять реализм набирает силу, потому что страна в состоянии войны. Любые народные движения, как патриотизм, требуют такого отображения, чтобы это соответствовало правде народа. В искусстве, литературе, кино и во всем остальном. В России ведь с самого начала писатели работали на государство, и государство их поощряло или напрямую заказывало «правильную» культурную продукцию. Поэтому у них с 1990-х появились романы о героических российских солдатах в Чечне и о плохих чеченцах. Для них это нормально, для нас нормально, что писатели подтянулись к участию в защите страны, когда она оказалась в опасности. Территория писателя — умы читателей. Здесь постмодернизм умер. Может быть, это и хорошо. Постмодернизмы долго не живут, их выталкивают из моды, которая всегда временная, более серьезные события.

— Как бы вы себя обозначили на политическом поле?

— Я либерал, европеец. Для меня единственное будущее Украины — Европа. Демократические и либеральные ценности мне наиболее близки.

— В Европе отношение к Украине изменилось?

— Простые люди следят за новостями. Из новостей Украина исчезла уже давно. Политики, а также те, кто интересуется Украиной или Восточной Европой вообще, в курсе событий. Есть критика Украины, но она не такая уж разгромная. Но и резко уменьшилось количество защитников Путина и российской политики. Они перестали приходить на круглые столы и дискуссии, чтобы кричать там про украинских фашистов. Эта волна тоже спала.

Нужно углублять отношения с Европой и избегать таких конфликтов, как «война памятников» с Польшей, как конфликт с Венгрией из-за венгерского языка в Закарпатье. Мы сегодня делаем все, чтобы повторить худшую политику Польши в ЕС: сейчас против нее Евросоюз грозит ввести санкции, так как она принципиально не выполняет требования Европы.

Украина уже заявила, что советы Венецианской комиссии по поводу закона об образовании выполнять не будет. Так мы программируем к себе такое же отношение, как к Польше и Венгрии. Но есть один маленький минус: Польша и Венгрия уже члены ЕС, а мы — нет. Мы сейчас подталкиваем Европу к мысли, что в будущем мы можем стать «новой Польшей». А зачем Евросоюзу источник новых проблем?

— Почему страны Центрально-Восточной Европы так беспокоят Брюссель?

— Во всех странах есть как минимум одна сильная антиевропейская популистская партия, которая так зарабатывает себе политический вес и собирает под свое крыло недовольных существующей ситуацией. Так же как «Национальный фронт» Марин Ле Пен во Франции. Это общеевропейская тенденция. Но у Старой Европы есть иммунитет, критическая масса избирателей, которые не допустят потрясений. У молодых демократий иммунитета нет, экономическая ситуация ухудшается, но политики не напоминают людям, что предыдущие успехи экономики были связаны с финансированием Евросоюза. Так легче настраивать людей против идеи единой Европы.

— Евросоюз распадется?

— Нет. Он не распадется. Фундамент ЕС намного прочнее, чем мы думаем. Здание Европейского Союза на таком фундаменте может выдержать еще несколько этажей. Главное — следить за уровнем образования и вовремя замечать новые коррупционные риски и реагировать на них с точностью хирурга.

Андрей Курков, украинский писатель, преподаватель, кинематографист. Родился в 1961 г. в Ленинградской области. Окончил Киевский государственный педагогический институт иностранных языков, школу переводчиков с японского языка. С 1988-го — член английского Пен-клуба. Произведения Андрея Куркова переведены на 36 языков. По сценариям Куркова снято более 20 художественных, документальных и телевизионных фильмов. По определению самого же Куркова, он «гражданин Украины и украинский писатель русского происхождения».

Россия. Украина > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 12 января 2018 > № 2458578 Андрей Курков


Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > mvd.ru, 11 января 2018 > № 2468008 Александр Михайлов

Всегда положительный герой.

В гостях у редакции актёр театра и кино, кинорежиссёр, педагог, народный артист РСФСР Александр МИХАЙЛОВ.

- Александр Яковлевич, зрителям сразу полюбился герой фильма «Любовь и голуби» Вася Кузякин, бесхитростный, по-детски наивный, но очаровательный и открытый простой деревенский мужик. Картина до сих пор популярна. В чём причина такого успеха киноленты?

- Наверное, в исходном материале. В театре «Современник» была поставлена пьеса, где главную роль играла Нина Дорошина. Кинорежиссёр Владимир Меньшов, посмотрев спектакль, загорелся экранизировать пьесу. Вместе с драматургом Владимиром Гуркиным написали сценарий. И хотя он кое в чём отличался от театральной постановки, благодаря буйной фантазии этих удивительно талантливых людей и замечательному актёрскому составу фильм стал бестселлером на десятилетия.

Роль же смешного, бесшабашного Кузякина, в трусах бегающего по крышам, я сыграл легко и с удовольствием.

- Среди воплощённых вами на экране образов - исключительно положительные герои. Это случайность или просто отказывались играть отрицательных персонажей? И много ли в работе зависит от желания и мнения актёра?

- Не я выбираю, меня выбирают. Наверное, режиссёры видят во мне именно такие типажи. Правда, один отрицательный персонаж всё же был.

Актёрская профессия, на мой взгляд, больше женская - такая же нервная, непредсказуемая. На съёмочной площадке зависишь от всех, начиная со сценариста и заканчивая гримёром. После каждого отснятого кадра ловишь реакцию режиссёра, читаешь в его глазах, хорошо, правдоподобно ли ты сыграл или нет. Поэтому сейчас чаще всего отказываюсь от киноролей. Сколько мог, играл, теперь больше учу актёрскому мастерству, преподаю во ВГИКе.

Хотя недавно снялся в картине «Сто дней свободы». Понравился сценарий о судьбе инженера, интеллигентного человека, которого сажают в тюрьму за неосторожную по тем временам фразу. После 10 лет лагерей герой возвращается домой. И тут война… Не буду раскрывать сюжет, надеюсь, в мае зрители смогут сами увидеть киноленту на экранах.

Очень жалею, что не выходит в телеэфир картина «Разжалованный». Владимир Тумаев снял военную драму о судьбе комбрига, разжалованного в рядовые, который всё равно возвращается на фронт, чтобы учить молодых пацанов воевать. Мощнейший урок патриотизма для подрастающего поколения, а фильм пылится на полке!

Также не один десяток лет под запретом кинолента «Победа» по одноимённому роману Александра Чаковского. В главных ролях ваш покорный слуга и Андрей Миронов. В фильме много военной документалистики, однако тема, по всей вероятности, пришлась не ко времени.

- В мелодраме «Благословите женщину» вы сыграли флотского офицера. Да и в «Одиноким предоставляется общежитие» ваш герой, прозванный девчатами Пиратом, этакий морской волк. Чувствуется, тема вам близка…

- Это действительно так, я ведь в молодости два года был моряком рыбного флота. И хотя не носил форму, всегда к ней отношусь с почтением. C детских лет хранил тельняшки, бескозырки. Морская тема близка и теперь. Давно дружу с подводниками-североморцами. Один год даже был членом объединения офицерского состава Черноморского флота в Севастополе. Порой жалею, что не стал моряком и не стоял в одном строю с бесстрашной морской гвардией. Но пути Господни неисповедимы, судьба сложилась иначе.

Одна из самых дорогих ролей - разведчик Николай Кузнецов из фильма «Отряд специального назначения».

Да и вне съёмочной площадки и театральной сцены, как я уже сказал, стараюсь поддерживать добрые отношения со многими ребятами, которые носят погоны. Восхищаюсь подвигами таких парней, как спецназовец Саша Михайлов, мой тёзка, вынесший на руках ребятишек, оказавшихся в числе заложников в Московском театральном центре на Дубровке в 2002-м. А как не гордиться теми, кто защищает наш народ от бесчинства, несправедливости? Каждый из них ежедневно, ежечасно вносит лепту в сохранение мира и благополучия нашей великой страны.

- Вы известны и как талантливый певец. Ещё 20 лет назад, в 1997-м, впервые выступили с песенной программой «Очарованные странники». Вокальную карьеру не забросили?

- Неужели уже 20 лет прошло?! Даже не задумывался об этом. Бог даёт возможность общаться со зрителем через песни, и я этому очень рад. Не так давно был в столице Казахстана. Ощутил невероятное людское тепло, почувствовал единство наших народов. Несмотря на то что живём в разных странах, зрители пели вместе со мной романсы, русские народные песни. Больше трёх часов находился на сцене - не отпускали, стоя продолжали подпевать.

Такие же трогательные встречи проходили в городах Прибалтики и других точках постсоветского пространства. Проколесил с концертами за эти годы практически по всем населённым пунктам нашей необъятной страны. Часто выступаю на родине, в Забайкалье. На днях выезжаю с сольной программой в Красноярск, Новосибирск, Иркутск, Томск.

Всегда начинаю концерт с песни «Липа вековая», которую мне пела мама.

- Коль заговорили о Сибири, Забайкалье, скажите, поддерживаете ли связь с земляками?

- В Чите с моим другом Виктором Шкулёвым, одним из организаторов Забайкальского международного кинофестиваля, президентом которого я являюсь, создали «землячество», где каждый по мере сил старается внести лепту в национальную культуру, традиции, привить любовь к Отечеству. Помогаем молодёжи в поисках себя, всячески поддерживаем юные таланты. Ощущаем реальную поддержку губернатора края Натальи Ждановой, которая понимает наши цели, участвует в творческих проектах Забайкалья.

Считаю своим долгом делать всё возможное для развития, сохранения культурного наследия земли, богатой такими именами, как Шукшин, Евдокимов, Золотухин.

25 лет назад на Алтайской земле Михаил Евдокимов организовал истинно патриотический фестиваль «Все мы - россияне! Все мы - земляки!». Миши нет уже 12 лет, а фестиваль культуры и спорта, приобретя межрегиональный статус, живёт и будет жить!

Вот и этим летом в первых числах августа в селе Верх-Обское 38 команд сразились в таких видах спорта, как футбол, баскетбол, волейбол. После награждения победителей состоялся гала-концерт. Десятки тысяч людей из соседних окрестностей, городов страны более десяти часов дружно подпевали Олегу Митяеву, Александру Маршалу и другим российским звёздам эстрады. Пели так, что было слышно за несколько километров.

Двенадцатый год я являюсь президентом межрегионального некоммерческого фонда Михаила Евдокимова и горжусь тем, что вместе с друзьями продолжаю дело, начатое потрясающе талантливой личностью и действительно патриотом России.

Мечтаем поставить домик у Чуйского тракта, где трагически погиб Михаил Сергеевич. Некое памятное место, где люди смогут больше узнавать о жизни и творчестве не только Евдокимова, но и других известных уроженцев Алтайского края. Правда, не нашли пока поддержки местных властей, но надежды не теряем.

- Вы счастливый семьянин - двое сыновей, две дочери и внук. Какие ценности стараетесь привить потомкам, чтобы они гармонично вошли во взрослую жизнь?

- Я не оракул и не кудесник. У меня нет рецепта правильного воспитания детей. Но знаю точно: надо с первых дней жизни закладывать в их душах основы нравственности, развивать духовные качества.

В заповедях Божиих написано: не убий, не предай, не сделай другому того, что ты не хочешь, чтобы сделали тебе, и так далее. Поэтому любовь и только любовь!

Мне очень близки слова «стыдливость», «совесть». По нраву, когда человек краснеет, видя аморальный поступок, малодушие, несправедливость. С этим иду по жизни, стараясь, в том числе, быть примером и для своих детей.

- Куда сегодня устремлён взор народного артиста РСФСР, общественного деятеля Александра Михайлова?

В Россию, её будущее! Столько бесов развелось, ненавидящих нашу великую страну, злорадствующих по поводу наших побед и радующихся неудачам! Бог им судья.

Наша земля полна талантливых людей. Рождала и будет рождать великих учёных, космонавтов, поэтов, спортсменов. Как точно написал поэт Владимир Веров: Умолкни, лживая молва, - Пускай узнают поимённо: Россия всё ещё жива! Не пали отчие знамёна!

Беседу вела Елена БЕЛЯЕВА

Визитная карточка

Родился 5 октября 1944 года в Читинской области.

Окончил театральный факультет Дальневосточного педагогического института искусств по специальности «актёр театра и кино» (1969).

Сыграл около 50 ролей в театре. Наиболее известные - царь Иван Грозный в Малом театре, князь Мышкин и Родион Раскольников в Приморском драматическом театре. Снялся более чем в 70 кинофильмах, среди которых «Мужики!», «Одиноким предоставляется общежитие», «Любовь и голуби», «Отряд специального назначения».

Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > mvd.ru, 11 января 2018 > № 2468008 Александр Михайлов


Украина > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 11 января 2018 > № 2452023 Владимир Быстряков

Украиной руководят американцы

Алеся Бацман, Гордон, Украина

«Гордон» эксклюзивно публикует текстовую версию скандального интервью, которое композитор и шоумен Владимир Быстряков дал главному редактору интернет-издания «Гордон» Алесе Бацман в ее авторской программе на телеканале «112 Украина». После этого интервью Быстрякова внесли в базу сайта «Миротворец».

Алесе Бацман: Владимир Юрьевич, вы обижаетесь, когда вас называют ватником?

Владимир Быстряков: Я привык. Это, так сказать, сегодняшняя мода. Ватник, вышиватник, сепар-мепар… Люди сегодня находятся в очень сильной дезориентации. Кроме того, они находятся под давлением СМИ, официальных каналов с той и с этой стороны. И из России информация подается…

— Знаете, почему вас так называют?

— Ватником? Очевидно, за то, что я выступаю за мир во всем мире.

— За «русский мир» во всем мире, скорее.

— Не столько… Я считаю себя человеком, который мыслит по-русски. И то, что сегодня пытаются переформатировать наше сознание… Мы на языке не только говорим. Язык — это то, что мы думаем. Правда или нет? Если навязывают нам какие-то ценности, как, например, переименование улиц в честь каких-то западенских героев или митрополитов, которые здесь никогда не служили, — это ведь тоже насилие в какой-то степени. Это тоже агрессия со стороны людей, которые считают, что мы должны жить так, как они хотят. Еще в 1998 году я опубликовал статью, которая называлась «Зазеркалье 98». Я писал, что если одной этнической группе людей дать преференции, это моментально приведет к дисбалансу. Сразу нарушится спокойствие в обществе. Так оно, собственно говоря, и случилось.

— Но смотрите, мы с вами сегодня на центральном канале. Самая рейтинговая программа. И вы, и я говорим по-русски. У интернет-издания «Гордон» есть русская и украинская версии. Еженедельник «Бульвар Гордона», где тоже будет опубликовано ваше интервью, выходит на русском языке. В чем же тогда русский язык ущемляется? Скажите как русскоязычный.

— Хорошо, у меня тогда вопрос на засыпку. Почему в таком случае гастроли нашей народной артистки Оли Сумской то ли в Хмельницком, то ли в Переяславе-Хмельницком были отменены только потому, что она привезла «Анну Каренину» на русском языке? Мэр отменил. Скажите: это нормально?

— Ну, это вопрос к мэру.

— Как это — «вопрос к мэру»? Это значит, что у него есть поддержка сверху. Это часть идеологии, которая сегодня, кстати говоря, очень распространена. Когда навязывается как бы украинизация.

— На Украине украинизация?

— Да, украинизация. Почему бы и нет?

— Страшно!

— В Швейцарии нет швейцарского языка. Это что, парадокс?

— Я смотрела много ваших интервью. По вашей логике, Путин не вводил войска на Донбасс, из-за чего более 10 тысяч погибших. Путин не аннексировал Крым. Если бы завтра вам позвонили из администрации Владимира Путина и сказали…

— …зайдите за орденом?..

— …не готовы ли вы подписать письмо в поддержку его политики относительно Украины, вы бы согласились?

— Я бы сказал, что он — президент другой страны, и я не вправе подписывать такие письма. Не знаю, вводил ли он раньше войска в Донецк и Луганск, но в данное время их там нет. В данном случае воюют люди, которые там живут. Так называемые ополченцы.

— Так называемые сепаратисты и боевики.

— Да.

— А люди с российскими паспортами, о которых становится известно, — (Виктор) Агеев, (Александр) Александров и другие российские контрактники, военнослужащие не считаются?

— Есть такое понятие — «добровольцы». А с этой стороны тут у нас и австралийцы, и поляки, и чехи и кто хочешь воюют. Ну и что?

— Как вы относитесь к тем знаменитым россиянам — многих из них вы очень хорошо знаете лично, — которые подписали то злополучное письмо в поддержку Путина по Крыму?

— У каждого человека свой взгляд на те или иные события. Я говорил с человеком, которого назвал бы «упоротым, свидомым». Это люди, которые очень плохо поддаются аргументам. Я сказал: «Знаешь, в чем различие между нами? Я понимаю, что ты других взглядов, но я спокойно воспринимаю то, что ты живешь рядом. А ты не можешь спокойно пережить, что у меня другие взгляды и я живу рядом с тобой, нахожусь в одном с тобой информационном пространстве. Потому что ты зацикленный на идее». Я, например, более толерантный человек. Имеет человек свою точку зрения — пусть имеет. Я свою не навязываю, я не агитатор. Но высказать информацию, которую я знаю, для того, чтобы мой собеседник или оппонент мог ее переварить и сделать какие-то выводы, — это другой вопрос. Этим я отличаюсь от агитатора или проплаченного политолога.

— Допустим, Украина — большая квартира со многими комнатами. У вас не вызывает возмущения, что пришел сосед, отобрал комнату, аннексировал? Вы остались без кухни, например, или без большой комнаты, но с этим смирились?

— Ни без чего я не остался. Этот вопрос лежит в плоскости сознания людей, которые там живут. Я не живу в тех комнатах, которые, как вы говорите, отобрали.

— Но вы — собственник всей квартиры.

— Во мне есть часть Крыма, часть Донбасса, часть Луганска, где живет мой друг Миша Голубович, который, кстати, руководит Украинским музыкально-драматическим театром. Во мне это есть. Но я никогда не приеду туда для того, чтобы диктовать, как там людям жить. Этим, может быть, я отличаюсь от тех людей, которые очень предвзято за это агитируют.

— Напомню вам фразу (российского артиста и режиссера) Олега Табакова: «Украинцы в каком-то смысле убогие. Их лучшие представители всегда были на второй или третьей позиции после русских». Вы как украинец были возмущены его словами? Понимаете ли вы, что у многих россиян такое отношение к украинцам где-то внутри сидит?

— По первой сигнальной системе, конечно, да. «Украинцы убогие»… Он, очевидно, имел в виду, что за 26 лет мы так и не удосужились построить полноценное государство. Оно так и не вышло из формата коммерческого клуба для некоторых людей, которые зарабатывают на этом хорошие деньги. А с другой стороны, если взять многовековую историю, были украинские гетманы, ночевавшие в постелях российских императриц, и генсеки, вышедшие из Украины. Днепропетровск как называли? Кузницей партийных кадров, правда? И эти кадры руководили всей огромной страной.

— Так и сейчас сколько украинцев в руководстве России.

— Масса, конечно, украинцев там сидит. И в эстраде они сидят.

— Тенденция сохраняется.

— Я бы на этом не зацикливался, честно. Для меня не важно, где я родился. Для меня важно, к какой языковой культуре я отношу себя.

— Когда Дмитрий Гордон задал вопрос (экс-президенту Украины) Леониду Кучме, от кого зависит окончание войны на Донбассе, Кучма сказал: «От Господа Бога и от Путина. Господь Бог… У нас, к сожалению, нет возможности его попросить… Ну а с Путиным… у украинской стороны тоже нет возможности найти взаимоприемлемое решение». У вас есть рецепт, как заставить президента России уйти с Донбасса?

— У меня есть ощущение того, чем это все закончится. Сейчас дело стоит на стадии переговоров Волкера (спецпредставитель Госдепа США по Украине Курт Волкер — прим. ред.) с Сурковым (помощник президента РФ Владислав Сурков — прим. ред.). Сурков представляет Путина, Волкер — соответственно, (президента США Дональда) Трампа. Трамп в непростой позиции, его по рукам и ногам связали российские хакеры, потом история с самолетами из арабских стран, которые он не пускал в Америку. Там очень сильное лобби идет, и даже такой сильный человек, как Трамп, при всех его деньгах, не в состоянии рулить ситуацией. Но тем не менее, насколько я знаю, Волкер с Сурковым договорились о том, что американцы уйдут из Украины.

— В каком смысле? Где они на Украине присутствуют? В посольстве американском?

— Они на Украине находятся везде. Наша страна, по моему глубокому убеждению, находится под их протекторатом, под их управлением.

— А можно факты? Просто интересно.

— Хотел немножко сказать о (президенте Украины Петре) Порошенко, мое мнение об этом человеке.

— Конечно.

— Я его никогда в своих интервью не критиковал. Не потому, что я его люблю или боюсь. Нет. Меня интересовали моменты, которые не лежат сверху. Еще до вступления в свою должность он сказал: «За три недели восстановлю отношения с Россией и прекращу эту войну, которая началась без меня».

— Про отношения с Россией — не помню. Про войну — помню.

— Я помню и за эти слова отвечаю. На протяжении нескольких лет в ток-шоу Савика Шустера несколько депутатов от Блока Петра Порошенко высказывали мысли, что эту войну начал не он, а другие люди. Это был своеобразный месседж от президента. Дальше — больше. Возможно, вы не обратили внимание. Во время одного из котлов Порошенко высказал мысль, почему бы не ввести два официальных языка на Украине. Но дальше он не пошел, потому что ему сверху не дали, американцы.

— Два языка каких? Украинский и английский?

— Нет, украинский и русский. То, что у нас страна априори двуязычная, нельзя оспаривать.

— А где американцы, вы мне скажите.

— Стоп-стоп-стоп. Американцы могут быть, печеньки раздавать…

— «Ты суслика видишь? Нет? А он есть!»

— Ну, я так считаю. Вы считаете иначе.

— Факты! Поймайте хоть одного американца, покажите.

— Дальше. Во время одного из котлов Порошенко сказал, что федерализация — это не такое плохое дело для Украины. В свое время Чорновил сказал, что для того, чтобы свести концы с концами, запад и восток Украины, необходима федерализация. Иначе будет конфликт рано или поздно. Это сказал Вячеслав Чорновил бог знает когда, в девяносто мохнатом году. То есть я хочу сказать, что не дали Порошенко эти идеи развить. Я глубоко в этом убежден. У нас сегодня президент — мальчик для битья, потому что на него сыплется все, начиная с его конфет. Все смеются. Можете не покупать конфеты. Я бы посмеялся над теми олигархами, которые нам присылают платежки коммунальные. Это гораздо смешнее, особенно в отопительный сезон. Порошенко — формально глава государства…

— А руководит кто государством?

— Американцы. Руководят все-таки американцы.

— Каким образом они это делают?

— По телефону.

— (Смеясь). Вы присутствовали при этих разговорах или вам их сливали?

— А им обязательно нужно присутствовать на совещаниях и расставлять шашечки, как Чапаев — картошку?

— Конкретно Трамп это делает?

— Трампу сложно. Там очень сильное антитрамповское лобби. В виде Сената, в виде людей, которые постоянно хотели бы иметь Украину, враждебную России. Но если даже Яресько (министр финансов Украины в 2014-2016 годах Наталья Яресько. — прим. ред.) сказала, что без экономики, связанной с Россией, мы никуда не двинемся. Яресько, проамериканский функционер.

— Владимир Юрьевич, вы такую интересную тему затронули. У вас наверняка есть факты, раз сделали такое громкое заявление. Кто конкретно из Америки руководит Украиной, и каким образом? Фамилия, кто это?

— Руководят люди, которые в тени находятся.

— Тогда вы откуда об этом знаете?

— Бабушки рассказывают на Житном рынке.

— Да? Так бы сразу и сказали!

— Конечно. Которые семечками торгуют.

(Улыбаются).

— Тогда — правда!

— Я недавно был на ток-шоу (российского телеведущего Андрея) Малахова, разговорился с журналистами. Они же там в курсе всех вещей. Сказали мне любопытную вещь: в последнее время что-то зачастили представители буквально всех украинских политических сил в Москву. Договариваться. Вы об этом много знаете?

— Расскажите, что вам известно.

— Я ничего не знаю.

— То, что наши политики туда летают, я знаю.

— Все время летают. Кого-то из них принимают, кого-то — нет. Они же чувствуют…

— А пофамильно вам не назвали, кто был и в каких кабинетах?

— Зачем подводить людей? Это их бизнес.

— Но бизнес, влияющий на наше с вами благосостояние.

— Слово «благосостояние» относится к ним. Если у них телосложение, то у нас, так сказать, теловычитание. Это люди, которые от нашего имени руководят государством и принимают решения. Они себя вот так (проводит ладонью по горлу) упаковали. Вы же не будете с этим спорить? А мы чем дальше, тем хуже живем. Факт есть факт.

— Вы упомянули российские ток-шоу. Я практически каждый день смотрю политические ток-шоу российского ТВ в прайм-тайм. Все четыре года — вы не поверите — главная тема там — Украина. Ни одного дня не проходит без нее.

— Да.

— Причем такие отборные информационные помои выливаются на Украину и украинцев, даже придумать сложно. Скажите: неужели в России нет никаких проблем, нет своей коррупции, своих пенсионеров, своей социалки и дыры в Пенсионном фонде, что для них главная тема — это Украина?

— Если брать среднюю прослойку, не политологов, а обычных людей, они относятся к нам, как к братьям, во-первых. А с другой стороны, они нас жалеют, потому что видят, как разваливается наше государство. Как мы сами себе обрубаем руки. Распиливаем заводы и так далее.

— Но брат не приходит к брату убивать его.

— Понимаю, да, хорошо. Вам нужно было (журналиста) Матвея Ганапольского вместо меня пригласить, и вы бы с ним сливались в экстазе.

— Приглашала. Не слились.

— Вот видите как, значит, у него своя тональность. Я бы не поехал ни на одно ток-шоу. Они крикливые, все друг друга перебивают, мне не нравится этот формат. Я и здесь не хожу. Меня приглашали несколько раз. Почему не хожу? Не люблю, когда напротив меня сидит дебил, который за это получает деньги, политолог, и говорит мне, что я несу полную чушь и абсурд.

— Но почему у них все — об Украине, объясните.

— Получается следующая штука… (Пауза). Слетел с мысли. Я говорил о людях, а мы перешли на политиков.

— Ну, ничего страшного. Для россиян настолько важна тема Украины, что они каждый день перемывают кости и говорят, какая она плохая?

— Стала плохой благодаря политике своей. И они разделяют, между прочим, — у них это separated называется — простой народ Украины и власти, которые с ними не дружат. Мягко выражаясь. К властям они относятся, конечно, с большой долей критики. Жириновский (лидер российской партии ЛДПР Владимир Жириновский — прим. ред.) хамит, а есть люди, которые менее хамски относятся. Я уверен, что Путин не собирается стать гетманом Украины, не собирается носить гетманскую шапку и грозить булавой. Им нужна та Украина, которая была. Добропорядочная, добрососедская, с которой были бы общие экономические связи…

— …в которой министры на ключевых постах имеют российские паспорта и работают на благо России.

— Это тоже. Я о чем хотел сказать? У них там есть коррупция. И у нас есть коррупция. Но у них коррупционеры сидят. Им дают реальные сроки.

— В каких кабинетах они сидят?

— Да просто в тюрьме сидят. Знаю, интересовался этим. Министры, губернаторы проворовавшиеся. БТРы тянули к Рублевке, когда брали там кого-то очередного. Действительно, сидят.

— Сидят некоторые, чтобы остальным неповадно было. Вы же понимаете, что это игры?

— Давайте последим, какие у нас игры хорошие. У нас берут с фургалом, как говорят в Одессе, очередного коррупционера, показывают его подвалы, набитые золотом и бриллиантами, волокут его в суд. В суде — обязательно! — у него припадок сердечный.

— Плед!

— Они все сердечные. После чего его отправляют в больничку, вешают на ногу браслет. Через два дня он этот браслет дарит бабушке на память и куда-то сбривается, предварительно, как говорят злые языки, подсчитавши немножко с половинки. Уезжает куда-то за границу, и его объявляют в розыск. Это наша система борьбы с коррупцией. У нас кто-то сидит? Скажите. Думаю, что нет. У нас сидят мелкие сошки-пешки.

— У нас сидят в прекрасных мягких креслах.

— Да.

— Кто виноват в том, что с 2014 года убито больше 10 тысяч украинцев? И продолжают люди гибнуть каждый день?

— Не сказал бы, что продолжают тысячи гибнуть каждый день. Основная кровь пришлась на 2015 год. Действительно, очень много было погибших. Мне приходится много ездить с концертами. В частности, я ездил по Луганской области, в той части, что находится под контролем киевских властей. Видел отношение местных людей к тому, что там делали добробаты. Почему, кстати, «Новая почта» там работала с перегрузками, день и ночь? Потому что шли оттуда, так сказать, посылки на родину. Я говорил с людьми, хоронившими своих детей на огородах, потому что не могли поднять голову из-за обстрелов. Народ пострадал больше всего. Я не уверен, что они после этого очень полюбят Украину в том плане, как мы ее любим. Украинскую Украину.

— Кто виноват?

— Политики виноваты.

— Какие политики?

— Политики с этой стороны.

— Украинские политики?

— Начали конфликт с обстрелов Луганска с самолетов. Это были русские самолеты или наши?

— А если бы, Владимир Юрьевич, вы на этот вопрос не мне отвечали, а напротив вас сидела бы, допустим, киевлянка, мать, сын которой…

— …отправила туда сына, правильно?

— Да.

— И которая бы мне сказала, что из-за таких, как я, война?

— Нет, что ее сын пошел защищать целостность Украины, а погиб от пули, которую выпустил парень с российским паспортом из российского оружия? Что бы вы ей ответили?

— Можно, я другой факт приведу?

— Пожалуйста, у нас демократия.

— Когда (российский актер Михаил) Пореченков позировал с ружьем, не понятно куда направленным, никого не убил, не ранил, может, по воронам стрелял, а может, вообще не стрелял, у нас раздули кампанию.

— Да. А зачем позировал?

— Ну, позировал, бывает, мало ли что.

— Просто дурак?

— У нас раздули, что Пореченков — враг украинского государства. Но Александр Александрович Омельченко (мэр Киева в 1999-2006 годах — прим. ред.) задавил двух человек, будучи в нетрезвом состоянии, с разницей в полгода, и до сих пор ходит на свободе. В чем, скажите, суть нашей юриспруденции? У нас двойные стандарты, получается?

— Тройные.

— Если нашего парня убили, то это сделал обязательно кто-то с русским паспортом? А может, кто-то убил, защищаясь? Такое может быть? Такой анекдот: «Куме, начистимо пику тому москалику?» — «А якщо він — нам?» — «А нам за що?» Из этой серии, понимаете? Украина все же пришла туда с оружием.

— У Украины там было свое оружие, а пришла туда с оружием Россия.

— Стоп. Как я понимаю, началось все с обстрела Луганска самолетами.

— Бабушки на лавочке сказали?

— Нет. Су-25 или Су-29. Были ракеты, действительно было вооруженное нападение на своей же территории. Вы не будете это отрицать?

— А не началось ли все с захвата луганского (управления) СБУ? Было не одно интервью, и у нас, в этой студии, с главой СБУ Луганской и Донецкой областей (Александром) Петрулевичем, который в подробностях рассказывал, каким образом началось все это. Людей с какими паспортами он там ловил. Шесть часов держал осаду в луганском СБУ, когда те люди захватили склад оружия. Речь идет о российских спецслужбах, которые руководили всей этой операцией. Таковы факты, это не бабушки с лавочек…

— Хорошо. Но незадолго до этого были точно такие же захваты во Львовской области. 4 миллиона стволов на Украине сегодня — это результат и того, что захватывали в западных областях. А то, что есть у нас элементы скрытого сепаратизма в Закарпатской области, где у каждого венгерского товарища паспорт, где они ездят туда на выборы и голосуют за Виктора Орбана (премьер-министр Венгрии — прим. ред.)? Мы это дело упускаем?

— Владимир Путин говорит, что самая большая его трагедия — это развал Советского Союза. Ваша тоже?

— Я считаю, да. Развалилась великая страна. Развалилась благодаря алкоголику Ельцину (президент России в 1991-1999 годах Борис Ельцин — прим. ред.). Мне рассказывали, как это было в Беловежской пуще, когда Ельцин сказал: «Завалим сегодня кабана — значит, подпишем Беловежское соглашение». Все делалось под этим делом. (Показывает жест, символизирующий употребление алкоголя).

— Судя по всему, завалили. Жирного.

— Завалили кабана, да. Я не приветствую развал больших государств. Тем более государство было достаточно мощное. Мы — местами — жили лучше, чем сейчас. Не платили заоблачной коммуналки, у нас не было голодных и нищих стариков, не было такого роста преступности, была нормальная социалка. Молодежь, которая выросла за 26 лет, знает только одно: Советский Союз — это голодомор, сталинские репрессии, расстрелы. И все. На этом зациклены. Не знают о том, что было самое качественное искусство в мире. Был кинематограф шикарный, была музыка, были Шостакович, Таривердиев…

— А какой ценой, Владимир Юрьевич? Сколько миллионов за время советской власти полегло? Вы же читаете разных историков.

— Большевизм для меня так же отвратителен, как и национализм, как и национал-социализм. Любое насилие, которое совершается над мирными жителями, невинные жертвы, любой геноцид — это отвратительно. Но при чем тут «какой ценой»? Параллельно с этими расстрелами развивалось искусство. А что делать?

— То есть расстрелы — хорошо, если есть искусство?

— Нет, это не так.

— Что важнее для молодого украинца сегодня: знать английский язык или русский?

— Это смотря для кого. Кто как ориентируется. Кто-то хочет на Западе учиться, а кто-то — в России.

— Есть на Украине те, кто хочет учиться в России и уехать туда? Из молодежи?

— Я как-то обратил внимание на то, что в списке звезд советского театра процентов 70-80 — выходцы из Украины. Но почему-то они отсюда уехали. Хотя не было еще тогда ни Порошенко, ни Путина.

— Традиционно в Москву все уезжали в советские времена.

— А почему? Потому что ехали в центр культуры.

— Сегодня кто-то уезжает в Москву?

— Там сегодня работают почти все наши звезды эстрады, которые выбились в первые ряды.

— Они и раньше там работали, это был их традиционный рынок. Больше денег. Они выбирают рубль.

— Ну, у меня статистики нет, кто сегодня едет учиться в Москву, а кто — в Варшаву или, допустим, в Нью-Йорк. Но, наверно, едут. А здесь учеба есть какая-нибудь? У Поплавского (ректор Киевского государственного института культуры Михаил Поплавский — прим. ред.) учиться?

— Не нравится?

— Очень нравится. Как он поет — особенно. Он меня вдохновил, кстати, я сам запел. Услышал, как он поет, и понял, что нечего стыдиться.

(Улыбаются).

— У наших политиков дети учатся за границей, счета и шопинг за границей, но это хотя бы понятно: они же декларируют европейские ценности, говорят, чтобы мы смотрели на Запад. У меня вопрос: почему у российских политиков, у руководства России дети за границей? У Лаврова (министр иностранных дел РФ Сергей Лавров — прим. ред.) дочка плохо говорит по-русски, у Пескова (пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков — прим. ред.) дочка во Франции, у Путина дочка на Западе жила. Эти политики декларируют «русский мир», любовь к России и ее ценностям, но их дети учатся за границей, деньги они держат за границей, лечиться ездят на «загнивающий Запад». Откуда такие двойные стандарты?

— Это не двойные стандарты, а традиция. Петр I отправлял всех учиться за границу, в Голландию, в Германию, чтобы потом они приносили пользу России.

— Так почему же они критикуют Запад и борются против него?

— Они не борются против Запада. Они борются против политики тех же американцев, которые после себя оставляют выжженные земли. Ливия, Сомали, Судан. Югославию разбомбили. Они вмешиваются. Мне Америка нравится сама по себе, как она устроена. Там закон всех защищает, перед ним все равны. В разных штатах — разные законы, и они этим очень гордятся. Но американские политики — это за гранью. Они — не по душе. Россия — единственная, кто им сопротивляется. Еще арабы и Китай.

— Отличная компания!

— Ну, это такое дело… Сегодня компания, завтра не компания.

— (Писатель) Виктор Шендерович блестяще, на мой взгляд, сформулировал в интервью Дмитрию Гордону национальную идею России: «Для начала — за собой воду спускать, а потом уже начинать учить мир духовности». А (журналист) Александр Невзоров добавил, что российская национальная идея должна быть — обогнать Америку по количеству нобелевских лауреатов. Что мешает сегодня России обогнать США по количеству лауреатов Нобелевской премии?

— Это к России вопрос, не ко мне. У них развивается образование, насколько я знаю, у них достаточно спокойно. Я бывал в Москве. И не надо говорить: «Вам здесь не нравится? Чемодан — вокзал — Россия!» Я это слышу. И это тоже ненормально.

— Вас приглашали в Россию? Говорили «приезжайте, мы вам и театр, и звание дадим»? Наверняка было?

— Я к званиям отношусь критически. Мне недавно намекнули, что, мол, неплохо бы вам на звание подать. Я сказал: от этой власти я не хочу получать ничего, ни званий, ни преференций. (В Россию) меня звали давно. Когда еще был Гавриил Попов…

— …мэром Москвы…

— …мне даже предлагали там квартиру. И (Алла) Пугачева сказала мне однажды: «Володя, а что ты делаешь в этой черной дыре?» Я говорю: «Черная дыра — это мой Киев, моя родина». Она ответила: «Там ты не сделаешь карьеры». И, собственно говоря, в чем-то была права. Я даже в одной энциклопедии — знаете, как пишусь? «Бистряков Володимир Юрійович, російськомовний композитор». Понимаете, что это такое? Это Южная Африка со скамеечками для белых.

— Жалеете, что не уехали?

— Нет, не жалею. Я люблю преодолевать трудности. Мои песни не звучат на официальных концертах 25 лет, но я пробил себе «Золотой гусь». И выступаю на концертах неофициальных.

— Что должен сделать Петр Порошенко для того, чтобы вы на следующих выборах за него проголосовали?

— (Пауза). Я не успел закончить мысль о том, чем это все может закончиться. Если действительно американцы начнут уходить из Киева, то здесь произойдет мягкий переворот.

— Уходить?

— Да, уходить из нашей парадигмы. Будет переворот. Начнут уходить из верхних эшелонов власти люди, неугодные Москве, которые наиболее радикально выступали против сближения с Россией. Я не имею в виду Порошенко и премьер-министра. Имею в виду других людей, которые сегодня тоже очень влияют и, может, мешают Порошенко сделать то, что он бы хотел. Я вижу, как этот человек изменился, и не в лучшую сторону. Так не может выглядеть успешный бизнесмен, понимаете. Не может злоупотреблять алкоголем при наличии болячек типа диабета.

— Вы имеете в виду, что Порошенко злоупотребляет?

— Да, имею в виду Порошенко. Я сегодня говорю так, что многие из моих «фейсбучных» друзей от меня, возможно, отвернутся. Но я пытаюсь всегда вещи анализировать. Кстати, Порошенко — единственный из политиков, который повинился за преступления УПА (запрещенная в России организация — прим. ред.), у памятника жертвам Волынской резни преклонил колено. Это я не выдумал. А остальные этого не сделали, остальные оправдывают эти вещи. Не все так однозначно. Если он восстановит экономические отношения с Россией, я за него буду голосовать. Не потому, что я ватник, а потому, что хочу, чтобы наш народ жил нормально, чтобы люди имели работу. А не так, как сейчас: распилили заводы, повыбрасывали всех на улицу, начиная с «Азовмаша» и заканчивая «Мотор Сiччю». Люди остались без работы. Во имя чего это делается и кому это интересно?

— У вас в «Фейсбуке», раз уж вы вспомнили, много поклонников, которые вас поддерживают и разделяют ваши идеи. Я говорю не о россиянах, а именно об украинцах. Вы не думали пойти в политику? В тот же Оппозиционный блок?

— Отвечу цинично, хорошо?

— Давайте.

— Для того, чтобы идти в политику, нужно иметь спонсора и бюджет. Сейчас вот тянут (Святослава) Вакарчука в политику. Я не думаю, что он пойдет тратить деньги, заработанные на корпоративах или на концертах вместе со своей успешной командой. Правда? В него вкладывают деньги. В меня деньги не вложит никто. Почему? Потому что я человек достаточно твердых принципов и убеждений. Я за них не получаю денег, я не политолог. Мне просто иногда очень обидно и жалко смотреть на то, что происходит с Украиной.

— А были предложения от политических партий?

— Я же шел в Верховную раду в 2002 году в составе партии «СЛОн» (на самом деле — в 1998 году — прим. ред.), в первой пятерке. Эта партия, кстати, выступала в защиту русского языка. Сейчас такой партии нет. Я считаю, что Россия прошляпила Украину в этом плане. Отдали на откуп западным идеологам.

— Процитирую еще одного умного человека. В интервью мне (экс-премьер-министр Украины) Евгений Марчук сказал: «Много ли среди украинских политиков агентов ФСБ? Россия на данном этапе намного эффективнее использует агентов влияния. Это очень серьезно готовится. Есть технология у разведки, она называлась «агенты на оседание» и «агентура на консервацию». Такие агенты очень легко поддаются вербовке». А Петр Копка, экс-глава разведки СБУ, рассказывал: «После 2014 года кремлевская агентура никуда из Украины не делась, по-прежнему сидит в ключевых ведомствах». Скажите честно: вы понимаете, что процентов 98-99 скандалов, факельных шествий, других мероприятий для камер провоцирует и осуществляет российская агентура? Агенты влияния России, которые добиваются того, чтобы, например, вы сидели и говорили: «Ребята, тут по улицам бандеровцы бегают, запрещают разговаривать по-русски, скоро убивать будут, вешать». То есть идет разжигание.

— Вы сейчас, наверное, удивитесь. Я с вами соглашусь. У меня была мысль, что некоторые акции, особенно те, которые проводит партия «Свобода»… Вы помните, как была создана «Свобода»? Она появилась из Партии регионов для того, чтобы оттенить доброго дядю Витю на выборах. Потом их спонсоры пошли на создание Радикальной партии. Как бы вам сказать? За «Свободой» кровавых подвигов нет. Есть отвинчивание голов у товарища Ленина и его соратников. Частично, может быть, и есть такое, что активизирует вот эти… Но вместе с тем… Переименование улиц в честь Бандеры и Шухевича — это тоже дело рук Путина и Суркова?

— Ну а чьими руками это делалось?

— Та це ж свої роблять хлопці. Те, что хотят отчитаться перед американцами за займы МВФ, которые они успешно переправляют в офшоры. Надо же чем-то отчитываться. Не будут же они отчитываться поднятием общего благосостояния?

— Шухевичем и Бандерой отчитываются?

— Конечно. Они рассказывают, что побили морду директору «Першого» канала прилюдно. Это — акция! Что перекрасили в национальные цвета мосты, туалеты и что-то еще. Это все — тюлькина, филькина грамота. На самом деле, я убежден, политики сегодня нет. Есть только борьба за денежные знаки.

— А здесь я с вами соглашусь.

— А под какими лозунгами и знаменами она идет — все делается для пипла. Пипл хавает. Я был на корпоративах в недавние времена, где вместе заседали «Батьківщина» с Партией регионов. Целовались, обнимались, обсуждали рыбалку, охоту. Потом они расходились и в Верховной раде начинали показательно друг другу бить морды. Это все — «Свадьба в Малиновке». Когда-нибудь, если доживем, мы будем это все вспоминать с легкой улыбкой, как время царства абсурда.

— Еще одна цитата напоследок. В интервью изданию «Гордон» (российский политик) Константин Боровой сказал, обращаясь к россиянам: «Немцы, чтобы искупить свою вину, руками раскапывали могилы расстрелянных евреев, партизан — руками! Чтобы перезахоронить. На колени, твари, и просить прощения у нескольких поколений украинцев. Пока граждане России не начнут настоящее покаяние, произнося проклятья в адрес Путина, исполнившего роль Гитлера, никто никого не должен прощать». Вы согласны, что примирение российского и украинского народов может произойти, когда закончится война и Россия попросит прощения?

— Дело даже не в том, кто у кого будет просить прощения. Народ в массе своей аполитичен. Он хочет просто хорошо жить, чего ему не дают. Четыре года не дают нормально жить. Все хуже и хуже. Что касается дружбы… Народ, который сегодня миллионами ездит на заработки в Россию, — это уже частичный ответ на ваш вопрос. Это первое. Второе. В 1969 году была страшная война с китайцами. Кто-то сейчас об этом помнит? Нет. Дружат, и все нормально. Трамп краеугольным камнем своей политики хотел поставить — вместе с Россией противостоять Китаю. Это тоже новый поворот совершенно. Сегодня умерили антироссийскую риторику у нас в прессе. (Вячеслав) Пиховшек говорит, что «я могу не любить Путина, но не могу его не уважать». Говорит на одном из центральных каналов, и его за это не растерзали.

— Он всегда так говорил.

— Раньше явился бы к нему отряд красно-черных хлопцев, и начали бы метелить и мутузить. Сегодня это проглотили почему-то, а?

— Какой должна быть национальная идея Украины, по-вашему?

— Национальная идея Украины — это терпимость друг к другу прежде всего. Не надо говорить о национальностях. Желтые, черные, серые. Если люди будут уважать мнение друг друга, не навязывать свою точку зрения… Я не навязываю никому и никому не позволю себе навязывать. У каждого человека есть определенный круг, ареал его свободы, его личных прав. Правда или нет? Толерантность — основа национальной идеи, по мне.

— Спасибо!

— Пожалуйста!

(Публикуется с незначительными сокращениями).

Украина > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 11 января 2018 > № 2452023 Владимир Быстряков


Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > mvd.ru, 3 января 2018 > № 2447599 Нонна Гришаева

Нонна ГРИШАЕВА: «Вопрос кем быть никогда не возникал».

В гостях у журнала «Полиция России» заслуженная артистка Российской Федерации Нонна ГРИШАЕВА.

– Нонна Валентиновна, вы родились и выросли в Одессе – городе, где перемешаны разные культуры. Что-то подобное и в вашем роду: есть русские, польские и византийские (греческие) корни. Как такое наследие отразилось на характере?

– Никак. Дело в том, что мой характер в значительной степени формировался в Москве, где я училась в театральном училище и потом работала. Здесь прошли наиболее тяжёлые времена молодости, юности. Что же касается смешения кровей, то в таких случаях рождаются очень красивые и умные девушки (смеётся). Вообще, одесская земля дала нашей стране огромное количество очень талантливых и достойных людей. Среди них немало писателей, артистов, представителей других творческих профессий.

– Чем для вас является знаменитая приморская «жемчужина»?

– Я безумно люблю и Одессу, и одесситов. До недавнего времени обязательно приезжала туда каждое лето подзарядиться, надышаться особым морским воздухом, погреться на солнце. Это просто необходимо, чтобы следующий год протянуть в Москве. К сожалению, в 2017 году, аккурат в день моего рождения, украинские власти не пустили меня на родину, так как я за год до этого побывала в Крыму. Не пустили с подачи тех самых людей, которые недавно в той же Одессе сорвали спектакль Константина Райкина.

А ведь я вела благотворительный проект в Одесском театре юного зрителя – пять лет подряд играла в нём спектакль «Варшавская мелодия». Все сборы от выступлений шли на развитие театра. Очень больно, что не могу побывать в Одессе. Пока не представляю, как без неё жить.

– Там ещё в детстве вы впервые снялись в кино, с 10 лет пели в театре Музкомедии. Это как-то повлияло на выбор профессии?

– Как говорит моя мама, я родилась артисткой. Действительно, вопрос кем быть никогда не возникал. Поэтому и пришла рано в профессию. Так бывает.

– Не страшно было сразу после школы отправиться в Москву поступать в Щукинское училище?

– Совершенно нет! Тем более что поступать поехала с мамой. Успешно прошла на конкурс и отправилась с мамой в общежитие. Когда она увидела, в каких условиях придётся жить её дочери, – тут же потребовала забрать документы из «Щуки» и увезла меня в Одессу. Там я поступила в музыкальное училище и весь год терроризировала маму. Что-то вроде того, что «никогда тебе не прощу, ты разрушила мою мечту»... В итоге следующим летом мы снова отправились в Москву. При том, что конкурс составлял 300 человек на место, Валентина Петровна Николаенко – педагог училища меня сразу узнала, хотя и прошёл год: «Моя птичка из Одессы прилетела. Куда же ты тогда пропала?» Конечно, пожаловалась ей на маму. Валентина Петровна направила меня сразу на третий (итоговый) тур прослушивания. Так я стала студенткой.

– Чем вы очаровали режиссёров трёх известных московских театров, которые приглашали вас после выпуска из училища на работу?

– На тот момент у меня действительно были приглашения от Константина Аркадьевича Райкина и из Ленкома. Однако очаровала я только Михаила Александровича Ульянова, тогда – художественного руководителя Московского академического театра имени Евгения Вахтангова. Он увидел меня в дипломном спектакле пародий и наблюдений «Дорогая моя эстрада». Я играла несколько наблюдений. Позже мне рассказали, как их смотрел Михаил Александрович. После первой сцены поинтересовался: мол, что это за девочка? Ему говорят: «Нонна Гришаева». Потом он и во второй сцене, и в третьей снова отметил Гришаеву в очередном образе. После этого и пригласил в театр. Согласилась, так как многие артисты-вахтанговцы преподавали у нас в училище. Казалось, никому не придётся доказывать, что ты можешь…

– Как же оказалось на самом деле?

– Доказывать пришлось, и очень долго. Главную роль Денизы в музыкальном спектакле «Мадемуазель Нитуш» ждала 10 лет. Недавно вернулась в этот легендарный спектакль, но уже в роли мадемуазель Коринн, которую в своё время исполняла Людмила Гурченко в фильме «Небесные ласточки». Очень рада, что раз в месяц выхожу на родную сцену знаменитого театра.

– Что значила для вас главная роль в таком театре?

– Это было настолько важно и долгожданно, что ради неё отказалась от главной роли в сериале «Моя прекрасная няня». Правда, в театре было не всё так просто. Конечно, постоянно доказывала профессионализм. Однако убедительнее всего это удалось сделать только на стороне. Исполнила главную роль в мюзикле «Иствикские ведьмы» – тогда вахтанговцы обратили на меня внимание. Мол, надо же, наша артистка, и так хорошо играет. Стоит, наверное, поставить для неё музыкальный спектакль.

– После успешного мюзикла, а позже и победы в музыкальном конкурсе имени Андрея Миронова не подумывали о том, чтобы стать певицей?

– Действительно, предложение такое было. Но я очень влюблена в свою профессию и дорожу ей. К тому же прекрасно осознаю, что эстрадное творчество поглотило бы меня полностью. Однако, если выпадает немного свободного времени, записываю собственные песни, так как спеть меня просят часто. И ещё я не теряю надежды на то, что когда-нибудь найдётся хороший режиссёр, который снимет музыкальный фильм со мной в главной роли.

– В 1996 году вы снимались в фильме Джеки Чана «Первый удар». Каким этот человек оказался вне съёмочной площадки? Чему научились у зарубежных коллег?

– В первую очередь – великолепному уровню организации работы. Тем более что была возможность сравнивать – параллельно снималась в российском сериале «Графиня де Монсоро». У нас можно было часами прождать в костюме, в гриме, когда тебя позовут в кадр, но так в него и не войти. Там же всё настолько профессионально отработано и продумано, что даже камеру переставляли бегом. Ну а понятия «перекур» вообще не существует. Для меня это стало хорошим уроком и настоящим шоком. Даже не представляла, что так можно снимать кино. Что касается Джеки Чана, то в статусе голливудской звезды он поразил полным отсутствием звёздной болезни. Очень добродушный, простой, приветливый и приятный в общении человек. Съёмки проходили в Ялте в январе, холодина на улице страшная. Помню, очень сильно мёрзла. Джеки, как мог, заботился: пока ждала своей сцены, он помогал укутывать мне ноги пледом, давал самогреющиеся пакетики – в то время диковинка для нас, чтобы приложить к телу. Каждый вечер угощал съёмочную группу ужином в ресторане.

– Вы много работали с ребятами из «Квартета И», создали очень запоминающийся образ Красотки Нонны. Кто его придумал? В нём что-то есть от вашего характера?

– Ребята – мои друзья уже более 20 лет. Работать с ними – счастье. Всегда получаю радость от совместного творчества. Образ Красотки писали с конкретной женщины, которая работает ди-джеем на одной из радиостанций. От меня в нём совершенно ничего нет. Мне предложили сыграть его сначала в спектакле. Хотя на тот момент я была артисткой театра Вахтангова, подумала: почему бы не поработать на стороне? Сценический проект оказался настолько успешным, что перерос в фильм с продолжением. Кстати, до сих пор с удовольствием играю в этом спектакле.

– У вас огромное количество пародий. Какой образ оказался наиболее трудным?

– Как сыграть, чтобы зрителю было смешно, я чувствую интуитивно. Единственной, кого оказалось очень сложно пародировать, была Елена Яковлева в роли следователя Каменской. Не за что было зацепиться, не находила острых, характерных моментов, на которых можно акцентировать внимание. Пришлось брать образ изнутри.

– Почему выбирали тот или иной персонаж и как к вашей работе относятся те, кого вы пародируете?

– В программе «Большая разница» мнения артистов не спрашивали: кого давали – того и пародировали. Так я получила, например, роль Ирины Волк – ныне официального представителя МВД России, а тогда руководителя пресс-службы Управления экономической безопасности и противодействия коррупции Главного управления МВД России по городу Москве. Смотрела её выступления по телевизору, подмечала особенности, потом сыграла. С ней самой не встречалась, поэтому не знаю, как она отреагировала. Однако есть и те, с кем знакомилась после выхода пародии, и мы начинали дружить. Например, певица и композитор Людмила Алексеевна Лядова сама позвонила мне, поблагодарила. Я пригласила её на «Варшавскую мелодию» – она подарила мне потрясающий романс, который я исполнила на её концерте.

– У вас сложилось амплуа комедийной актрисы… Когда предлагают в основном роли такого плана, не пропадает ли желание попробовать себя в чём-то серьёзном?

– Думаю, амплуа комедийной, характерной актрисы по определению не может сковывать. Наоборот, когда тебе предлагают роли таких героинь, ты можешь почувствовать, что данные рамки для тебя узки, а у характерных ролей – широчайший диапазон и огромные возможности для актрисы. Играй в своё удовольствие.

В театре у меня были и есть самые разные роли, я могу сыграть и играю всё. Кстати, ещё на третьем курсе Щукинского училища играла мать убиенного царевича Димитрия – Марфу. У нас на кафедре никто не мог поверить, что это – Гришаева…

– С 2014 года вы – художественный руководитель Московского областного театра юного зрителя. Как совмещаете административную работу с творческой?

– Удаётся прекрасно: отказываюсь в силу занятости от того, что не нравится, соглашаюсь на то, что интересно. Стараюсь поддержать артистов из нашего театра, у которых очень маленькие зарплаты. Вообще, работая в государственном театре, крайне сложно выживать. Поэтому, если возникает какой-либо проект, – прихожу со своей труппой. Например, в фильме «Следствие любви» в каждой серии играли артисты из областного ТЮЗа.

– В этом сериале вы сыграли следователя, капитана юстиции. Как готовились к этой роли, с кем консультировались?

– К сожалению, общаться было не с кем. Порой билась в кровь, доказывая, что в конкретной ситуации следователь не должен действовать так, как написано в сценарии. Мне в ответ: «Молчи! Ты ничего не знаешь». Предлагала пригласить профессионала для консультаций, но на проекте оказалось недостаточно денег. На мой взгляд, в подобных сериалах или фильмах обязательно должен присутствовать консультант. Иначе можно снять ерунду, над которой знающие люди только посмеются.

- Что бы вы пожелали полицейским в Новом году?

– Получать удовольствие и радость от такой сложной работы. Чтобы грело душу осознание того, что ты делаешь хорошее и правильное дело.

Беседу вёл Игорь БЫСЕНКОВ

Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > mvd.ru, 3 января 2018 > № 2447599 Нонна Гришаева


Россия. ЦФО > СМИ, ИТ. Госбюджет, налоги, цены > mos.ru, 29 декабря 2017 > № 2453430 Алина Сапрыкина

Цирк, уличный лекторий, блошиный рынок: Алина Сапрыкина — о проектах Музея Москвы

Директор Музея Москвы — о том, что можно увидеть в Центре Гиляровского и других филиалах музея, как будет развиваться уличный лекторий и что ждет посетителей Провиантских складов в следующем году.

Музей Москвы давно вышел за рамки обычного музея и привлекает гостей не только выставками. Здесь проводят лекции, кинопоказы, поэтические вечера, концерты, научные конференции, а в музейном дворе периодически организуют детские фестивали, уличный маркет еды и блошиный рынок. Сегодня в Музее Москвы модно бывать.

Директор музея Алина Сапрыкина в интервью mos.ru рассказала о стратегиях завоевания аудитории, выставочных планах на грядущий год и поделилась идеями о том, во что может вырасти недавно открытый пятый филиал — Центр Гиляровского.

Мы идем по пути мультижанрового музея

— Алина, если бы можно было выбрать главное событие года, которым вы особенно гордитесь, что бы это было?

— Трудно выбрать самим, все наши проекты мы делаем так, чтобы ими можно было гордиться. Мы провели опрос, в котором приняли участие коллеги, журналисты, кураторы, художники. Всеобщим голосованием выбрали выставку «Московская оттепель», которая стартовала в Музее Москвы год назад. В итоге проект превратился в целый фестиваль: выставки на тему оттепели после нас открылись также в Третьяковской галерее, в Пушкинском музее.

Мне кажется, в этом году удались все масштабные проекты — это и «Мода и революция», сделанная совместно с Александром Васильевым, и «12 городов будущего: визионерская архитектура XXI века» с молодыми архитекторами-футурологами, и «История Москвы для детей и взрослых», где представлены 2000 главных артефактов из истории Москвы, и «Кунсткамера московских роялей» с ночными концертами пианиста Петра Айду, и «Москва глазами иностранцев» со старинными картами, планами, гравюрами, текстами западных путешественников, и «Три фестиваля» о фестивалях молодежи и студентов, и «Москва моя» художника Семена Файбисовича. Кроме того, внепланово всего за две недели мы придумали и подготовили выставку, где показали самые интересные находки «Моей улицы». Москвичам было интересно, что нашли археологи сейчас — не в 1960-е, не в 1980-е годы, а именно сейчас.

Еще у нас прошла выставка к 100-летию знаменитого руководителя Театра на Таганке Юрия Любимова, рассказывающая об истории города и страны через жизнь и творчество отдельного человека. Молодой режиссер Максим Диденко представил спектакль «10 дней, которые потрясли мир». И это не было повторением одноименного спектакля, который Юрий Петрович поставил в свое время. Наш выставочный зал стал трансформером, площадкой для иммерсивной постановки.

— Собираетесь ли вы в следующем году делать подобные спектакли в выставочном пространстве?

— Да. Проекты, связанные с театром и кино, у нас будут продолжаться. На днях мы открыли выставку «Старая квартира». Она задумана как путешествие во времени. Из коридора типичной московской коммуналки вы попадаете в комнаты разного времени XX века: то в каморку дореволюционного заводского рабочего, то в гостиную 1920-х годов, то в хрущевку периода оттепели, то на кухню времен перестройки. Ваше путешествие заканчивается двором с песочницами, качелями, голубятней и сценой, где с января начнутся спектакли и концерты. В следующем году будем работать еще и с цирком. Расскажем немного о его истории и о знаковых именах, связанных с ним. Например, планируем проект с Вячеславом Полуниным.

Главная цель нашего музея — рассказать о Москве, исследовать Москву, учить понимать Москву, любить Москву. Вообще мы идем по пути мультижанрового музея. Поэтому сегодня мы делаем столько выставок и событий, сколько не делает ни один другой музей в городе: у нас проходят фестивали, модные показы, презентации, конференции, детские спектакли, поэтические чтения. Мы посвящены городу, а город все время меняется. Мы отражаем его, движемся вместе с ним.

— Можно ли сказать, что многие приходят на выставки именно после этих мероприятий, что через них начинают интересоваться и самим музеем?

— Да! Часто люди, которые впервые приходят к нам послушать лекции или посмотреть кино, потом становятся постоянными посетителями. Кроме того, Музей Москвы с большим удовольствием выходит с выставками на бульвары, на площади, в парки, на вокзалы, даже в торговые центры. Мы не должны сидеть и ждать, когда к нам придут. Мы должны и сами идти к людям.

Показать город через людей

— Так и возникла идея уличного лектория, который Музей Москвы провел этим летом совместно с москвоведами и историками? Лекции читали прямо в столичных дворах. Какой была аудитория?

— Есть люди, которым по тем или иным причинам, например в силу возраста, трудно добраться до музея. Мы сделали этот проект для них. Рассказывали об истории города, привозили слайды, фото, разные материалы. Это было летом, встречи проходили прямо во дворах. Многие жители тех районов могли рассказать о себе, о своей жизни. Каждый рассказ очень личный, трогательный. Записи этих воспоминаний вошли в наш архив, мы даже издали газету проекта. Наш музей пытается показать город и через людей, через живые воспоминания.

— Будете продолжать проект?

— Да. Еще мы, скорее всего, сделаем электронную версию. У газеты все-таки ограниченный тираж. Нужно, чтобы наши исследования были и в цифровом виде, так они войдут еще и в нашу коллекцию.

— А как появился городской маркет еды? Что он дает музею?

— Когда путешествуешь, ездишь по миру, кухня — едва ли не первое, на что обращаешь внимание, знакомясь с той или иной культурой. Путь к сердцу туриста лежит в том числе через еду. Городской маркет еды — это такая молодежная культура, связанная еще и с коммуникацией. Это попытка воспроизвести московскую культуру через еду. Посетители этих мероприятий — это аудитория наших выставок.

— Еще вы устраиваете блошиные рынки. Это, можно сказать, музей в музее. Насколько сложно организовать их работу?

— В центре этого проекта — история через вещи с любовью к этим вещам. Мы приглашаем кураторов, которые связаны с этой темой. Рынок у нас всегда тематический: в этом году был к 100-летию революции. На блошке, которая походила во время выставки «Советское детство», были не только вещи этого периода. Мы всегда стараемся придумать еще что-то — музыку того времени, даже танцы спонтанно бывают, конкурсы ретропричесок, ретрофотосъемка в ретрокостюмах и прочее. Я и сама, кстати, люблю на наших рынках что-то покупать — недавно приобрела серьги всего за 100 рублей, фарфоровых рыбок, мне их как раз двух штук в бабушкином наборе не хватало.

Центр Гиляровского — многофункциональная площадка

— Недавно открылся Центр Гиляровского, ваш пятый филиал.

— Центр находится во дворе дома 9 в Столешникове переулке. В этом доме жил многие годы Владимир Алексеевич. А флигель, где находится центр, пережил несколько эпох. Музею Москвы это здание досталось в удручающем состоянии. Долгое время шла реставрация. Сейчас задумана серия проектов с художниками, архитекторами, урбанистами, краеведами. Одним из первых мы пригласили поучаствовать художника Владимира Селезнева. Получилась инсталляция: портрет Гиляровского, выполненный акриловой краской, возникает в темноте. Мы показываем кабинет писателя: стол, стул, висит тулуп, вырезки из газет, рукописи, в рамке на стене висит визитка героя.

Мы хотим, чтобы это было активное место, потому что Гиляровский сам был тусовщиком, гениальным московским репортером. И там не будет постоянной экспозиции. Центр начал работу с кинофестиваля («Гиляйфест». — Прим. mos.ru) — этим мы хотели подчеркнуть многофункциональность площадки. Уже открылся небольшой кинозал, там показывали короткометражки молодых режиссеров, участников конкурса на лучший документальный фильм о Москве. Параллельно были организованы мастер-классы с легендами кино, такими как Марлен Хуциев и другие. Победителям вручили специально сделанные подковы с гравировкой — Гиляровский был последним известным москвичом, который мог собственноручно разогнуть подкову.

— Что еще гости могут увидеть там в ближайшее время?

— В конце декабря открылась выставка агитпрялок со звездами, знаменами, всадниками на лошадях из коллекции фонда «Открытая коллекция». Это такое наше прощание с уходящим юбилейно-революционным годом. А сама выставка — удивительное соединение исконно народного с историей ХХ века.

— Говорили, что в центре появится и книжный магазин-читальня.

— У нас есть несколько идей по поводу того, что может быть в центре. Как минимум — книгообменник с изданиями, посвященными Москве. Возможно, со временем возникнет и магазин, и кафе, и школа городской журналистики, и школа городских краеведов.

Мы относимся к особому типу музеев

— А есть такой музей в мире, опыт которого вы хотели бы в чем-то перенять?

— В мире есть много известных музеев, на которые можно ориентироваться по тому, что и как там сделано. Это Музей Лувра в Париже, MоMA в Нью-Йорке, Tate Modern, Музей Виктории и Альберта в Лондоне и многие другие. Мы смотрим, как они устроены, изучаем какие-то новшества, идеи. Но мы относимся к совершенно особому типу музеев — мы музей города. Такие музеи есть в каждом мегаполисе, в каждой столице мира — Музей Лондона, Музей Парижа, Музей Нью-Йорка, Музей Берлина, Музей Сингапура, Музей Шанхая, Музей Токио. Все они очень разные, как и все эти города.

В отличие от художественной галереи, например, которая может веками собирать шедевры, а потом просто их показывать, мы работаем с городом и горожанами, историей, современностью и будущим. Для нас важным является не какой-то отдельный вид искусства, хотя в нашей коллекции как раз есть все – и живопись, и графика, и фото, и скульптура, и декоративно-прикладное искусство, и городской дизайн, и современное искусство.

Наш музей рассказывает о важных событиях Москвы, о ее древней и местами непростой истории, об отношениях между людьми в разное время, о традициях и новых культурных явлениях, которые всегда рождались сначала в Москве, а потом распространялись далее по стране, о вкладе в мировую культуру, о достижениях, о выдающихся людях столицы, о самых обычных жителях и их судьбах.

— За свою историю Музей Москвы несколько раз менял название и концепцию. Каким вы видите его в будущем?

— Сейчас Музей Москвы вобрал в себя все свои предыдущие сущности. Наконец, он находится в одном из лучших архитектурных комплексов столицы — Провиантских складах. Это основная площадка, как сателлиты к ней относятся Музей археологии Москвы на Манежной площади, Старый Английский Двор на Варварке, музей истории «Лефортово», усадьба Влахернское-Кузьминки, теперь также Центр Гиляровского. Каждый филиал по-своему рассказывает о Москве, у каждого есть своя фишка.

Мне хочется, чтобы Музей Москвы был родным музеем для людей, живущих в столице, — как для коренных москвичей, так и для переехавших сюда из других городов. Мы делаем все для того, чтобы музей был интересным, содержательным, современным, гостеприимным — местом, несущим добро, единение для разных людей, ведь город, в котором мы живем, особенный. Он общий для всех. Хочется, чтобы наш музей был успешным, еще более посещаемым. Чтобы люди, которые работают в нашем музее, были счастливы.

Мечтаю, чтобы наш комплекс, памятник архитектуры «Провиантские склады», постепенно отреставрировали. Чтобы он был знаковой яркой точкой, чтобы туристы посещали его так же, как «Зарядье», Музеи Московского Кремля, ВДНХ, Третьяковку, Пушкинский. На 120-летие музея мы придумали ролик. Там рассказывается о том, как музей назывался, что и когда поступало в коллекцию, что происходило. А будущее мы сформулировали так: «Музей Москвы остается главным городским музеем».

Россия. ЦФО > СМИ, ИТ. Госбюджет, налоги, цены > mos.ru, 29 декабря 2017 > № 2453430 Алина Сапрыкина


Евросоюз > СМИ, ИТ > interaffairs.ru, 29 декабря 2017 > № 2441392 Мария Орешина

О некоторых аспектах политики Евросоюза в области культуры

Мария Орешина, Кандидат исторических наук

Евросоюз в условиях финансового кризиса, размывания и подрыва есовской матрицы фундаментальных ценностей - демократии, верховенства права и прав человека - придает культуре особое значение, рассматривая ее в качестве сердцевины внешнеполитической деятельности и основы социально-экономического развития ЕС1. Если до 1992 года вопросы культуры как отрасли экономики находились в исключительной компетенции стран - членов ЕС, то после заключения Маастрихтского договора культурная политика стала прерогативой Евросоюза, катализатором пересмотра образа ЕС и переосмысления стремительно терявшей популярность идеи единства Европы и неким противовесом утрате доверия к евроинтеграционному проекту.

Есовцы совершенствуют нормативно-правовую базу в области развития культуры и творческой индустрии на предмет ее соответствия текущей внешнеполитической и социально-экономической повестке дня.

В рамках программной деятельности ЕС в сфере культуры инициированы проекты не только европейского, но и международного значения («Креативная Европа», «Европейские культурные столицы», «Достопримечательность европейского наследия», «Европейский год культурного наследия», мониторинг по развитию культурной и креативной индустрий европейских городов, проекты по присуждению премий ЕС в области современной архитектуры, культурного наследия, литературы, кинематографии, фестивальной деятельности и т. д.).

Есовцы плотно сотрудничают в таких международных организациях, как ЮНЕСКО и Совет Европы, увязывая вопросы культуры с продвижением своих демократических ценностей. Кроме того, приобретает актуальность проблематика предотвращения незаконной торговли культурными ценностями в свете открытия к подписанию в 2017 году новой Конвенции Совета Европы «О борьбе с правонарушениями в отношении культурных ценностей» (CETS №221).

Особого внимания заслуживает расстановка приоритетов в области культурной политики стран, председательствующих в Совете ЕС, которые во многом определяют степень включенности отрасли культуры в качестве полноценной составляющей во внешнеполитическую деятельность Евросоюза и его государств-членов.

Нормативно-правовая база ЕС в сфере культуры

В соответствии с Лиссабонским договором 2007 года деятельность Брюсселя в области культуры по отношению к есовским столицам носит комплиментарный и взаимодополняющий характер при сохранении полномочий за странами - членами ЕС. В соответствии со статьей 167 Договора о функционировании Европейского союза есовцы исключают гармонизацию законодательных и регламентарных положений государств-членов в области культуры, преследуя цель продвижения общего культурного наследия.

Согласно принятой в 2007 году Европейской повестке дня в области развития культуры в глобализирующемся мире2, основными приоритетами деятельности ЕС на данном направлении являются продвижение культурного многообразия и межкультурного диалога, развитие экономического потенциала культурной и творческой индустрий в рамках общих задач экономического роста Союза, включение культуры в качестве одного из основополагающих элементов внешнеполитической деятельности ЕС.

Эти приоритеты дополнительно конкретизированы в третьем по счету Рабочем плане по культуре на 2015-2018 годы3, принятом в 2014 году. В нем акцент сделан на массовую и инклюзивную культуру, охрану и защиту культурного наследия, развитие инноваций в культурном и творческом секторах, включение вопросов культуры в программную деятельность ЕС с третьими странами. 

Созданная в марте 2016 года в рамках инструмента партнерства с третьими странами4 Платформа культурной дипломатии5 призвана обеспечивать поддержку экспертного потенциала, который предполагается задействовать в разработке рекомендаций Еврокомиссии и ЕВС по вопросам внешней политики в области культуры с целью эффективной реализации Стратегии по развитию культурного измерения внешней политики Евросоюза.

В представленной 8 июня 2016 года Верховным представителем ЕС по иностранным делам и политике безопасности и Еврокомиссией Стратегии по развитию культурного измерения внешней политики Евросоюза6 обозначены ключевые задачи развития и укрепления сотрудничества ЕС в данной сфере со странами-партнерами в целях содействия стабильности и безопасности в соседних с Евросоюзом регионах. Среди них: 1) содействие третьим странам через поддержку соответствующих двусторонних/многосторонних программ и проектов в целях развития экономического потенциала сектора культуры, повышения его социальной значимости и создания рабочих мест; 2) увязка продвижения межкультурного диалога с правозащитным досье, а также с тематикой интеграции мигрантов, борьбы с радикализацией среди молодежи в целях снижения конфликтного потенциала как «у себя дома», так и за его пределами; 3) защита наследия как ключевого элемента развития культурного туризма.

В резолюциях Европарламента, принятых в 2008-2016 годах, отражены основные тенденции развития сектора культурной и креативной индустрии Европы и сформулированы задачи Евросоюза по раскрытию творческого потенциала европейских стран в целях повышения экономического роста и уровня занятости7

Программная деятельность 
Евросоюза в области культуры

Есовский транснациональный мегапроект «Креативная Европа 2014-2020 гг.» вобрал в себя отдельно финансировавшиеся в 2007-2013 годах Еврокомиссией программы «Культура» (400 млн. евро)8 и «Медиа» (755 млн. евро) и сегодня представляет собой единый механизм поддержки творческой деятельности в сфере культуры и аудиовизуального сектора9

Согласно статье 24 Регламента №1295/2013 Европарламента и Совета ЕС от 11 декабря 2013 года, семилетний бюджет проекта составляет 1,46 млрд. евро (422 млн. евро предусмотрено на ре-ализацию программ в сфере культуры). Максимальный финансовый вклад Евросоюза на 2017 год, согласно статье 2 «Ежегодного рабочего плана по реализации программы «Креативная Европа», - более 200 млн. евро10

Если до 2014 года финансовая поддержка целого ряда премий в области культуры осуществлялась из бюджета профильных программ Еврокомиссии, то теперь финансирование продолжается в рамках подпрограммы «Культура» (Culture Sub-programme).

Усилия есовцев в этом обновленном формате направлены на обеспечение стабильного экономического роста в ЕС путем развития сектора культуры, рынка аудиовизуальных услуг и научных исследований, предоставляя возможность разрабатывать и анализировать транснациональную культурную политику и результаты обмена наилучшей практикой.

В организационном плане ответственными за выполнение программы являются два генеральных директората Еврокомиссии - Генеральный директорат ЕК по вопросам образования и культуры (DG EAC)*, (Directorate General Education and Culture.) Генеральный директорат ЕК в области коммуникаций, контента и технологий (DG CNECT)**, (**Directorate General for Communications Networks, Content and Technology.)  а также Агентство ЕК по вопросам образования, аудиовизуальных услуг и культуры (EACEA)***, (***The European Commission’s Education, Audiovisual and Culture Executive Agency.)  в руководящем комитете которого представлены сотрудники вышеупомянутых директоратов. Контроль над реализацией таких проектов, как «Европейские культурные столицы», «Европейский памятный знак наследия», а также проектов международного значения осуществляется напрямую Еврокомиссией. Кроме того, с целью эффективной имплементации проекта «Креативная Европа» на уровне стран - членов ЕС создана сеть национальных координаторов - Creative Europe Desks. Согласно статье 18 вышеупомянутого Регламента («Мониторинг и оценка»), к 30 июня 2022 года Еврокомиссия предоставит на рассмотрение Европарламента окончательный отчет о реализации программы «Креативная Европа» с подготовкой промежуточного отчета к 31 декабря 2017 года.

В соответствии со статьей 8 Регламента Европарламента и Совета ЕС №1295/2013 об учреждении программы «Креативная Европа» в ней могут принимать участие представители 28 государств - членов Евросоюза, стран - кандидатов на вступление в ЕС, стран Европейской ассоциации свободной торговли (ЕАСТ), а также ряда фокусных стран Европейской политики соседства. В обновленный Еврокомиссией 28 сентября 2017 года список участников программы входят 12 неесовских стран11. Албания, Армения, БиГ, Грузия, Исландия, Македония, Молдавия, Норвегия, Сербия, Тунис, Украина, Черногория. Кроме того, предполагается участие профильных структур международных организаций - ЮНЕСКО, Совета Европы, Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР).

Программа «Европейские культурные столицы», стартовавшая в 1985 году, ныне является составной частью есовского транснационального мегапроекта «Креативная Европа 2014-2020 гг.»12 и преследует цели содействия экономическому росту и повышению занятости, поощрения межкультурного диалога и сохранения культурного наследия городов, получивших этот титул, а также развития образования, туризма и сектора услуг. С 1985 по 2017 год статус европейской культурной столицы был присвоен 56 городам.

Консолидированный ежегодный бюджет программы составляет от 6 до 100 млн. евро и пополняется по линии «Креативной Европы» и других заинтересованных организаций. В среднем сумма призового фонда оценивается в 60 млн. евро, не считая отдельной строки финансирования работ по подготовке к проведению культурных мероприятий. Причем по линии «Креативной Европы» каждый город, которому присваивается статус европейской культурной столицы (а за один год номинантами могут стать два европейских города), получает в среднем по 1,5 млн. евро. Таким образом, Еврокомиссия на проведение этой акции ежегодно расходует приблизительно по 3 млн. евро в год.

Если ранее, согласно решениям Европарламента и Совета ЕС №1622/2006 ЕС от 24 октября 2006 года13 и №445/2014/EU от 16 апреля 2014 года14, учредившим проект «Европейские культурные столицы» на период с 2007 по 2019 год и с 2020 по 2033 год, на соискание титула могли претендовать представители 28 стран - членов ЕС и стран-кандидатов на вступление в Евросоюз, то теперь в соответствии с новым решением этих евроинститутов №2017/1545 от 13 сентября 2017 года и резолюцией ЕП от 13 июня 2017 года15 к участию в проекте в период с 2020 по 2033 год допускаются представители государств ЕАСТ - Исландии, Лихтенштейна и Швейцарии, Норвегии, от которых будут приниматься заявки на 2024, 2028, 2030 и 2033 годы. Заявки на присвоение этого почетного статуса также могут подать страны - участницы мегапроекта «Креативная Европа 2014-2020 гг.».

Многоступенчатый процесс выдвижения городов на титул «Европейской культурной столицы» проходит в рамках Рабочей группы (РГ) экспертов* (*В состав РГ входят десять представителей от евроинститутов - по три от Европарламента, Еврокомиссии и Совета ЕС, один - от Комитета регионов и по два - от страны-участницы. Эксперты от ЕП назначаются сроком на три года, от ЕК - на два, а от Совета ЕС и Комитета регионов - на один год, от страны-участницы - на три года. Эксперт должен обладать гражданством ЕС, опытом работы в секторе культуры или развития культурной индустрии городов, организаторскими способностями в части, касающейся международного культурного сотрудничества, а также располагать достаточным временем для надлежащего исполнения своих обязанностей.)

 в несколько этапов. Среди них - отбор заявок на национальном уровне**, (**Заявки отбираются на предмет их соответствия ряду критериев - прогнозирование «долгоиграющего» эффекта от запланированных мероприятий в целях повышения уровня социально-экономического развития города, степень вовлеченности в культурные проекты молодежи, уровень сотрудничества между региональными властями и творческими коллективами. ) проведение странами-участницами консультаций с претендующими на титул городами, составление предварительного шорт-листа номинантов, подготовка промежуточных отчетов о всех поступивших на рассмотрение заявок с указанием рекомендаций кандидатам, формальное согласование предварительного шорт-листа в странах-участницах и Еврокомиссии, доработка поданных заявок с учетом ранее полученных рекомендаций, предоставление скорректированного финального перечня городов, объявление Еврокомиссией списка европейских культурных столиц, мониторинг и отчеты о подготовке культурных мероприятий номинантами с их презентацией Еврокомиссии. На завершающей стадии ЕК при привлечении специализированного агентства издает свой доклад о результатах проведения и эволюции этой инициативы за всю историю ее существования. Все отчетные материалы ЕК направляются на рассмотрение Европарламенту, Совету ЕС и Комитету регионов: первый доклад планируется подготовить к 31 декабря 2024 года, второй - к 31 декабря 2029 года, третий - к 31 декабря 2034 года.

Интерес к этому проекту Евросоюза среди жителей европейских стран лишь возрастает. Предшествующий опыт проведения культурных мероприятий в рамках «Европейской культурной столицы» свидетельствует о том, что культурный потенциал городов позволяет успешно развивать культурный туризм, привлекать инвестиции, преображать облик городов, вовлекать в сохранение их культурного наследия молодое поколение. В Ливерпуле в 2008 году было задействовано около 10 тыс. зарегистрированных волонтеров; городским властям Кошице в 2013 году удалось превратить этот индустриальный город в туристический хаб Карпатского региона; Марсель в том же году посетили 11 млн. туристов, а его экономика получила от частных компаний 16,5 млн. евро; Вроцлав в 2016 году привлек самое большое количество инвестиций за всю историю этого проекта - 615 млн. евро*. (*В списке претендентов на титул «европейской культурной столицы» на период с 2017 по 2020 г. фигурируют: 2017 г. - Орхус (Дания) и Пафос (Кипр), 2018 г. - Лёварден (Нидерланды) и Валетта (Мальта), 2019 г. - Пловдив (Болгария) и Матера (Италия), 2020 г. - Риека (Хорватия) и Гэлвей (Ирландия). В список кандидатов на проведение этой акции в 2021-2033 гг. включены такие страны, как: 2021 г. - Тимишоара (Румыния), Элефсис (Греция) и Нови-Сад (Сербия), 2022 г. - Литва и Люксембург, 2023 г. - Венгрия и Великобритания, 2024 г. - Эстония и Австрия, 2025 г. - Словения и Германия, 2026 г. - Словакия и Финляндия, 2027 г. - Латвия и Португалия, 2028 г. - Чехия и Франция, 2029 г. - Польша и Швеция, 2030 г. - Кипр и Бельгия, 2031 г. - Мальта и Испания, 2032 г. - Болгария и Дания, 2033 г. - Нидерланды и Италия.)

«Европейский год культурного наследия»16 - проект ЕС по координации усилий стран-членов в области комплексной защиты, сохранения, восстановления, использования и популяризации европейского культурного наследия как стратегического ресурса экономики и внешней политики ЕС, а также повышения уровня их взаимодействия по линии противодействия незаконной торговле культурными ценностями и преднамеренному уничтожению культурных объектов в зонах ведения боевых действий. Культурное наследие рассматривается есовцами довольно широко: это все формы материального и нематериального, а также цифрового наследия, включая памятники истории, культуры, народного творчества, садово-парковой архитектуры, достопримечательные места и исторические коллекции музеев, библиотек и архивов17

2018 год является символическим и исторически значимым годом для Европы и ее культурного наследия: европейцы будут отмечать 100-летие со дня окончания Первой мировой войны и 400-летие со дня начала Тридцатилетней войны.

Бюджет этого проекта на период с 1 января 2017 по 31 декабря 2018 года составляет 8 млн. евро. Среди основных спонсоров - Еврокомиссия, есовские программы «Креативная Европа», «Горизонт-2020», «Натура-2000», «Европа для граждан», «Эразмус плюс», «Европейская программа для малых и средних коммерческих предприятий», Европейский структурный и инвестиционный фонды*. (*Предполагается следующая схема финансирования проекта: 1 млн. евро запланирован бюджетом текущего года; 3 млн. евро поступят по линии программы ЕК «Креативная Европа»; 4 млн. евро - из других источников.)

В организационном плане каждая страна - член ЕС назначает координатора, в то время как Еврокомиссия берет на себя обязательства по проведению совещаний национальных координаторов и заинтересованных НПО и учреждений культуры для обмена мнениями по реализации этой инициативы как на национальном, так и европейском уровнях. ЕК наделена полномочиями по сотрудничеству с профильными международными организациями - ЮНЕСКО, Советом Европы, Международным советом музеев (ИКОМ), Международным советом по сохранению памятников и достопримечательных мест (ИКОМОС), Международным исследовательским центром по сохранению и реставрации культурных ценностей (ИККРОМ), НПО «Европа Ностра», «Европейским альянсом наследия 3.3», «Сетью европейских музейных организаций» (NEMO), Европейской сетью по управлению в сфере культуры и культурной политики.

В сентябре 2017 года Еврокомиссия в рамках реализации проекта ЕС «Креативная Европа 2014-2020» (подпрограмма «Культура») объявила конкурс на предоставление грантов для участия театральных, музыкальных и творческих коллективов, оркестров, фестивальных организаций, музейных, библиотечных и архивных учреждений в мероприятиях, приуроченных к проведению в 2018 году в ЕС «Европейского года культурного наследия»**. (**К концу 2019 г. Еврокомиссия планирует представить на рассмотрение Европарламента и Совета ЕС отчет о ходе реализации, результатах и оценке проведенной инициативы.)

Общий бюджет конкурса, рассчитанного на один год, составляет 5 млн. евро. Гранты планируется предоставлять по трем категориям18. К первым двум категориям отнесены проекты учреждений культуры не менее чем из трех и шести стран, рассчитанные на 48 месяцев и направленные на укрепление трансграничного сотрудничества в Европе с бюджетом до 200 тыс. евро (но не более 60% от общих затрат) и до 2 млн. евро (но не более 50%) соответственно. Третья категория рассчитана исключительно на проекты, имеющие прямое отношение к проведению «Европейского года культурного наследия» с бюджетом до 200 тыс. евро (но не более 60% от общих затрат). Отчет о реализации инициативы ЕК планирует представить на рассмотрение европарламентариев и Совета ЕС к концу 2019 года.

Проект по присуждению премии ЕС в области культурного наследия19, запущенный Еврокомиссией в 2002 году, реализуется совместно с общеевропейской федерацией ассоциаций по сохранению культурного и природного наследия Европы - «Европа Ностра»20 и направлен на продвижение передового опыта по сохранению материального и нематериального культурного наследия, поощрение инновационных инициатив, сохранение высоких стандартов в этой сфере. Присуждение премии проходит в четырех номинациях: 1) сохранение, реставрация и реновация объектов культуры; 2) исследовательские проекты в области оцифровки памятников; 3) вклад частных лиц или организаций в защиту, охрану и популяризацию памятников истории и культуры; 4) проекты в области образования, обучения и популяризации культурного наследия.

Конкурсанты вправе подавать заявки, направленные на сохранение урбанистической и сельскохозяйственной инфраструктур, в том числе инженерно-технических и индустриальных зданий, новых сооружений, возведенных в исторически значимых местах; культурных ландшафтов с элементами урбанистической застройки, включая площади и улицы больших и малых городов; садово-парковой архитектуры, ценных археологических объектов, в том числе памятников подводной археологии, а также предметов искусства и коллекций, представляющих историко-культурную ценность.  

За последние 15 лет подано 2720 заявок как от учреждений культуры, так и от физических лиц из 39 стран. Наибольшее число проектов, претендовавших на премию ЕС в области культурного наследия, представлено Испанией (498), Великобританией (286) и Италией (278). Повышенным интересом пользовались первая и четвертая номинации -1606 и 457 проектов; во второй было поддержано 340, а в третьей - 317 проектов. Ежегодно денежный приз в размере 10 тыс. евро присуждается каждому из 31 победителя. Очередная церемония награждения состоится 22 июня 2018 года в Берлине.

«Европейская премия по литературе»21, с 2009 года ежегодно присуждаемая Еврокомиссией совместно с Европейской и международной федерацией книготорговцев, Европейским советом писателей и Федерацией европейских издателей начинающим писателям стран - членов ЕС, направлена на раскрытие их творческого потенциала и международное признание, популяризацию художественной литературы Европы, расширение читательской аудитории, увеличение доли книжной продукции, повышение уровня продаж художественных произведений из других стран. Ежегодно кандидатами на соискание этой премии становятся 12 писателей, представляющих12 стран - членов ЕС*. (*В 2017 г. победителями стали писатели из Албании, Болгарии, Чехии, Греции, Исландии, Латвии, Мальты, Черногории, Нидерландов, Сербии, Турции, Великобритании.)  Призовой фонд составляет 60 тыс. евро.

Особого внимания заслуживает стартовавший в июле 2017 года по инициативе Совместного исследовательского центра Еврокомиссии (СИЦ ЕК)** (**The Directorate-General Joint Research Centre (DG JRC) - структурное подразделение ЕК (Испра, Италия), объединяющее более 3 тыс. экспертов из разных отраслей знания c ежегодным бюджетом в 330 млн. евро. Финансируется в рамках есовской программы «Горизонт-2020». В его компетенцию входят вопросы преодоления социально-экономического кризиса, формирования единого цифрового рынка, а также юстиции и фундаментальных прав. Подробнее см.: https://ec.europa.eu/info/departments/joint-research-centre_enпилотный проект по мониторингу развития культурной и креативной индустрий европейских городов***. (***«The cultural and creative cities monitor» // http://publications.jrc.ec.europa.eu/repository/bitstream/JRC107331/kj0217787enn.pdf Подготовка мониторинга велась с 2003 г. в рамках семинаров по проблематике разработки индикаторов экономики знаний (The project KEI - Knowledge Economy Indicators), инициаторами которых выступили ОЭСР и СИЦ ЕК. Мероприятия, профинансированные Еврокомиссией и правительством Дании, преследовали цель отразить реальное положение дел в области конкурентоспособности в промышленном секторе, устойчивого развития, глобализации и инноваций. Промежуточные результаты мониторинга представлены в рамках специализированных семинаров в Италии (Испра, 17-18 сентября 2015 г.) и Бельгии (Брюссель, 9 ноября 2016 г.). В проведении мониторинга, помимо специалистов СИЦ ЕК, задействованы эксперты генеральных директоратов ЕК по вопросам образования и культуры и по региональной и городской политике, Международного университета иностранных языков и СМИ при Гарвардском университете, Европейского культурного фонда (Амстердам); Всемирной организации интеллектуальной собственности, Университета искусств в Утрехте (Нидерланды), Университета Ла Сапиенца (Италия).)

Исходя из того, что рост городов поставлен в прямую зависимость от инвестирования в высокотехнологичные отрасли экономики и поддержки деятельности одаренных людей, культурная и творческая отрасли рассматриваются в качестве инструмента возрождения урбанистики и локомотива экономического развития. Мониторинг преследует задачи повышения значения и популяризации городского потенциала Европы, которая стала соцветием «глобальных культурных городов» (Лондон, Париж, Милан и Берлин), «исторических культурных городов (Флоренция и Афины) и «новичков» (Нант, Эссен, Монс, Познань или Пльзень), с трудом оправляющихся от постиндустриального кризиса*. (*В методологическом плане ключевым элементом проекта стали изданные в 2008 г. двумя подразделениями ОЭСР (Статистическим управлением и Управлением по исследованиям в области науки, технологии и промышленности) и Управлением прикладной статистики и эконометрии СИЦ ЕК методологические рекомендации по многокомпозитным индикаторам - «Handbook on Constructing Composite Indicators: Methodology and user Guide». Подробнее см.: https://www.oecd.org/std/42495745.pdf) В качестве объектов мониторинга были выбраны 168 городов** (**Из них 93 городам в различные годы уже был присужден титул европейской культурной столицы, есть города, которые станут его обладателями в 2019 г., ряд городов занесен в шорт-лист в качестве претендентов на его получение до 2021 г. Еще 22 города включены ЮНЕСКО в список креативных городов, и, наконец, 53 города, по состоянию на конец 2015 года, провели у себя два постоянно действующих международных фестиваля культуры.) из 30 стран - 28 стран - членов Евросоюза, а также Норвегии и Швейцарии. Для оценки было определено 29 конкретных индикаторов: от количества достопримечательностей, памятников архитектуры, музеев, кинотеатров, концертных залов и шоу-площадок и их посещаемости, выпускников вузов, специализирующихся в области искусств и гуманитарных наук, в том числе иностранных учащихся, числа рабочих мест в сфере СМИ, искусства, культуры и индустрии развлечений, использования ИКТ, средних показателей в рейтингах университетов до потенциальной доступности пассажирских авиаперелетов, автомобильного и прямого железнодорожного сообщения***. (***На основе указанных индикаторов исследованы девять основных направлений развития культуры и творческой индустрии городов Европы: 1) культурные мероприятия и условия обслуживания; 2) степень привлекательности культурного потенциала города с точки зрения возможности проведения в нем культурных мероприятий и участия в них не только местных жителей, но и жителей соседних городов и иностранцев; 3) уровень развития рынка высококвалифицированного труда в таких сферах, как искусство, культура и индустрия развлечений, рынок медиауслуг, а также рынков рекламы и моды; 4) условия для развития инновационных, в т. ч. цифровых, технологий; 5) выявление новых форм занятости в области культуры с учетом творческих и инновационных идей; 6) наличие университетских центров, занимающих лидирующие позиции в таблице мировых рейтингов высших учебных заведений и аккумулирующих талантливых людей, а также выпускников вузов, специализирующихся в области искусства, гуманитарных наук и ИКТ, способных привносить положительную динамику в развитие экономики; 7) диагностирование степени существующего доверия и открытости европейских городов; 8) развитость системы транспортной логистики и инфраструктуры; 9) проведение эффективной и беспристрастной политики властей в области культуры с упором на господдержку и противодействие коррупции.)

Данные были агрегированы и сведены к трем наиболее глобальным исследовательским полям: ритм культуры города и его культурная инфраструктура («Cultural vibrancy»); развитость креативной экономики города и ее влияние на уровень занятости, процесс создания рабочих мест и придание экономике инновационного характера («Creative economy»); формирование благоприятной городской среды для привлечения деятелей культуры и раскрытия их творческого потенциала («Enabling environment»).

В сконструированную виртуальную модель «идеального культурного и креативного города в Европе», сочетающую в себе параметры, присущие восьми европейским городам, вошли: Париж (Франция), возглавляющий группу городов с числом жителей более 1 млн. человек; Копенгаген (Дания), занимающий первое место среди городов с населением от 500 тыс. до 1 млн. человек; Эдинбург (Великобритания), лидирующий среди городов с населением от 250 тыс. до 500 тыс. человек; а также пять городов с населением менее 250 тыс. человек - Корк (Ирландия), Эйндховен (Нидерланды), Умео (Швеция), Лёвен (Бельгия), Утрехт (Нидерланды).

Указанные города необязательно являются лидерами по всем обозначенным выше исследовательским категориям. Если, к примеру, Париж одновременно занимает первое место по степени развитости инфраструктуры культурной отрасли и креативной экономики, то в части, касающейся развитости благоприятной среды, у него лишь второе место в кластере городов с населением более 1 млн. человек. Ему отдана пальма первенства и по посещаемости музеев - по состоянию на 2015 год, несмотря на теракты, один только Лувр посетили 8,6 млн. человек. Среди городов с населением от 500 тыс. до 1 млн. человек по развитости инфраструктуры культурного сектора первое место занимает Лиссабон, по развитости креативной экономики - Штутгарт, по развитости благоприятной городской среды - Дублин.

В кластере городов с населением от 250 тыс. до 500 тыс. человек в области развитости городской инфраструктуры лидирует Флоренция, креативной экономики - Братислава, благоприятной среды - Утрехт, а среди городов с числом жителей до 250 тыс. человек по степени развитости городской инфраструктуры - Корк.

Размер города не является определяющим фактором в развитии культурного сектора городской экономики. Столичный статус предоставляет значительные преимущества, однако также не дает гарантий попадания в национальные лидеры. Наличие успешной культурной и креативной индустрии способствует повышению общего уровня благосостояния жителей, а в некоторых случаях может являться определяющим фактором пополнения городских бюджетов.

В 2018 году проекту планируется придать интерактивный характер посредством создания электронного приложения, которое в режиме онлайн предоставит возможность жителям городов и посещающим их туристам дополнять и обновлять уже имеющиеся статистические данные и высказывать свое мнение в отношении обнародованных результатов. Пилотный модуль уже запущен22. Подобный мониторинг призван стать «долгоиграющим» и востребованным инструментом, позволяющим диагностировать степень развитости культурного и креативного элемента современной европейской урбанистики23. Результаты исследования будут обновляться каждые два года для фиксации динамики, что позволит привлечь инвестиции в профильные отрасли экономики.

О сотрудничестве Евросоюза с ЮНЕСКО 
и Советом Европы в области культуры

В соответствии с меморандумами о взаимопонимании, подписанными Еврокомиссией в 2007 году с Советом Европы24, а в 2012 году с ЮНЕСКО25, Евросоюз принимает участие в проектах по сохранению природного, археологического, в том числе подводного, материального и нематериального, кинематографического, палеонтологического наследия стран Юго-Восточной Европы, Африки, Латинской Америки, Карибского бассейна, Тихоокеанского побережья, региона Южного Средиземноморья, «Восточного партнерства». В среднем доля финансового участия ЕС в проектах вышеупомянутых профильных международных организаций колеблется от 1 до 70 млн. евро, а программы рассчитаны на период от четырех до восьми лет.

Особого внимания заслуживает совместный проект «Европейские дни культурного наследия26, зародившийся в 1984 году в ходе 2-й Конференции министров стран - членов Совета Европы, в компетенцию которых входили вопросы сохранения архитектурного наследия. По предложению министра культуры Франции в том же году был запущен проект «Памятники культуры: день открытых дверей», к которому позднее присоединились Нидерланды (1987 г.), Швеция и Ирландия (1989 г.), Бельгия и Шотландия (1990 г.), а также Люксембург, Мальта, что позволило придать ему европейское звучание. 3 октября 1985 года в Гранаде (Испания) эта инициатива получила официальный статус, а в 1999 году к ней присоединился Евросоюз. На сегодняшний день в этом совместном проекте задействовано 50 стран - участниц Европейской культурной конвенции 1954 года (ETS №018)27. В 50 тыс. объектах культурного наследия ежегодно проходят более 70 тыс. мероприятий, которые посещают 30 млн. человек. Ежегодная разработка и реализация этой программы относится к компетенции Руководящего комитета Совета Европы по вопросам культуры, наследия и ландшафтов - CDCPP* (*The Steering Committee for Culture, Heritage and Landscape (CDCPP).)  и Еврокомиссии. В 2017 году мероприятия в рамках «Европейских дней культурного наследия» были объединены тематикой культурного и природного наследия - «Heritage and Nature: A landscape of Possibilities»**.(**В 2016 г. «Европейские дни культурного наследия» проходили под девизом местных традиций сохранения культурного наследия, в 2015 г. организаторы привлекли внимание к проблематике защиты объектов индустриального наследия (каналы, шахты, мосты, железнодорожная инфраструктура, заброшенные мельницы, ржавое оборудование, кирпичные дымоходные трубы, разного рода мастерские, в том числе гончарные, пивоварни, хлопкопрядильные фабрики и проч.). Речь идет о сохранении объектов индустриальной инфраструктуры посредством их реновации с целью повышения их функциональности.)

Еще одним совместным проектом Евросоюза со страсбургской площадкой является стартовавшая в 1987 году программа «Культурные маршруты» Совета Европы28, направленная на оказание поддержки инициатив национального и регионального уровней в области развития культуры и туризма и предполагающая каждые три года их сертификацию. При отборе эксперты Европейского института культурных маршрутов (EICR) в Люксембурге, разрабатывающие модель управления туристическим и культурным наследием, руководствуются следующими критериями: каждый культурный маршрут должен быть притягательным объектом для транснациональных культурологических научных исследований, сосредоточием памятников культурного наследия Европы, центром культурных и образовательных обменов и развития инновационных проектов в области культурного туризма.

Сотрудничество Брюсселя со Страсбургом в данной сфере началось в соответствии с принятой 8 декабря 2010 года резолюцией Комитета министров Совета Европы CM/Res(2010)53, утвердившей формат и процедуру участия заинтересованных сторон в этом проекте в форме расширенного частичного соглашения о культурных маршрутах29. С 2010 года деятельность ЕС в этом проекте регулируется четырьмя соглашениями, отдельно заключенными между Еврокомиссией и Советом Европы (DG GROW)30. Бюджет программы на 2015-2017 годы составил 311 тыс. евро. Кроме того, реализация этой совместной инициативы происходила в рамках специальной программы «Гектор»31, финанансировавшейся из фондов есовской программы «Эразмус плюс», направленной на обмен наилучшими практиками и разработку инновационных подходов в области образования. Координатором реализации программы «Гектор» с бюджетом в 245 тыс. евро являлся Европейский институт культурных маршрутов совместно с Сорбонским, Барселонским и Болонским университетами.

Программа насчитывает 31 сертифицированный культурный маршрут32 - Путь Апостола Иакова (1987 г.), Ганзейские города (1991 г.), Путь викингов (1993 г.), Дорога франков (1994 г.), Маршрут по наследию Андалусии (1997 г.), Маршруты финикийцев (2003 г.), Европейские маршруты Моцарта (2004 г.), Пиренейский железный путь (2004 г.), Европейский маршрут еврейского наследия (2004 г.), Путь Св. Мартина Турского (2005 г.), По местам Клюнийского ордена (2005 г.), Оливковый путь (2005), Вия Регия (2005 г.), Транс-романика (2007 г.), Путь виноградной лозы (2009 г.), Европейский путь цистерцианских аббатств (2010 г.), Путь европейских кладбищ (2010 г.), По следам первобытного наскального искусства (2010 г.), Европейский маршрут исторических термальных курортов (2010 г.), Маршруты Святого Олафа (2010 г.), Конгрегация аббатств Ля Шез-Дье (2012 г.), Европейский керамический путь (2012 г.), Европейский маршрут мегалитической культуры (2013 г.), Путь гугенотов и вальденсов (2013 г.), Атриум, архитектура тоталитарных режимов XX века (2014 г.), Сеть «Арт Нуво» (2014 г.), Маршруты Габсбургов (2014 г.), Маршрут римских императоров и дунайский винный путь (2015 г.), Европейские маршруты императора Карла V (2015 г.), Направления Наполеона (2015 г.), По маршрутам Роберта Льюса Стивенсона (2015 г.), Города крепости Большого региона (2016 г.).

В 2017 году Совет Европы отметил 30-летний юбилей со дня основания этой программы, приняв в ходе состоявшегося в Италии 7-го Форума экспертов «Дорожную карту» культурных маршрутов Совета Европы (1987-2017 гг.)33.

Среди совместных тем, над которыми последние восемь лет работает как Евросоюз, так и Совет Европы, - облегчение доступа молодого поколения к памятникам культурного наследия в контексте имплементации Рамочной конвенции Совета Европы о значении культурного наследия для общества; разработка основополагающих документов по культурной политике и отражению ключевых тенденций развития сферы культуры; реализация совместной программы Еврокомиссии и Совета Европы «Культурные маршруты»; оцифровка памятников культуры; вопросы развития европейского кинематографа и рынка аудиовизуальной продукции; борьба с незаконным оборотом культурных ценностей34; укрепление международного правового сотрудничества в сфере защиты культурного наследия.

 1Mapping of Cultural Heritage actions in European Union policies, programmes and activities. European Commission. Lastest update: August 2017 // http://ec.europa.eu/assets/eac/culture/library/reports/2014-heritage-mapping_en.pdf

 2Communication from the Commission to the European Parliament, the Council, the European Economic and Social Committee and the Committee of the Regions on a European agenda for culture in a globalizing world // http://eur-lex.europa.eu/LexUriServ/LexUriServ.do?uri=COM:2007:0242:FIN:EN:PDF; Resolution of the Council of 16 November 2007 On a European agenda for culture // http://eur-lex.europa.eu/legal-content/EN/TXT/PDF/?uri=CELEX:32007G1129(01)&from=EN

 3Conclusions of the Council and of the Representatives of the Governments of the Member States, meeting within the Council, on a Work Plan for Culture (2015-2018) (2014/C 463/02)  // http://eur-lex.europa.eu/legal-content/EN/TXT/PDF/?uri=CELEX:52014XG1223(02)&from=EN 

 4Regulation (EU) №234/2014 of the European Parliament and of the Council of 11 March 2014 Establishing a Partnership Instrument for Cooperation with Third Countries // http://eur-lex.europa.eu/legal-content/EN/TXT/PDF/?uri=CELEX:32014R0234&from=EN 

 5http://www.cultureinexternalrelations.eu/

 6Joint Communication to the European Parliament and the Council:  Towards an EU strategy for international cultural relations. Brussels, 8.6.2016 JOIN(2016) 29 final // http://eur-lex.europa.eu/legal-content/EN/TXT/PDF/?uri=CELEX:52016JC0029&from=EN

 7European Parliament resolution of 10 April 2008 on cultural industries in Europe // http://www.europarl.europa.eu/sides/getDoc.do?pubRef=-//EP//TEXT+TA+P6-TA-2008-0123+0+DOC+XML+V0//EN; European Parliament resolution of 2 April 2009 on the role of culture in the development of European regions // http://www.europarl.europa.eu/sides/getDoc.do?pubRef=-//EP//NONSGML+TA+P6-TA-2009-0214+0+DOC+PDF+V0//EN;   European Parliament resolution of 12 May 2011 on unlocking the potential of cultural and creative industries (2010/2156(INI)) // http://www.europarl.europa.eu/sides/getDoc.do?pubRef=-//EP//NONSGML+TA+P7-TA-2011-0240+0+DOC+PDF+V0//EN; European Parliament resolution of 12 September 2013 on promoting the European cultural and creative sectors as sources of economic growth and jobs (2012/2302(INI))  // http://www.europarl.europa.eu/sides/getDoc.do?pubRef=-//EP//NONSGML+TA+P7-TA-2013-0368+0+DOC+PDF+V0//EN; European Parliament resolution of 13 December 2016 on a coherent EU policy for cultural and creative industries (2016/2072(INI)) // http://www.europarl.europa.eu/sides/getDoc.do?pubRef=-//EP//NONSGML+TA+P8-TA-2016-0486+0+DOC+PDF+V0//EN

 8Для сравнения, бюджет программы «Культура» 2000-2006 гг. составил 236,4 млн. евро. За этот период было профинансировано 200 проектов. Подробнее см.: https://ec.europa.eu/programmes/creative-europe/previous-programmes_en

 9Официальный сайт программы «Креативная Европа» // https://ec.europa.eu/programmes/creative-europe/; Communication from the Сomission to the European Parliament, the Council, the European economic and social Committee and the Committee of the Regions Creative Europe - a new framework Programme for the cultural and creative sectors (2014-2020). Brussels, 23.11.2011 COM(2011) 786 final // http://eur-lex.europa.eu/legal-content/EN/TXT/PDF/?uri=CELEX:52011DC0786&from=EN; Regulation (EU) No 1295/2013 of the European Parliament and of the Council of 11 December 2013 establishing the Creative Europe Programme (2014 to 2020) and repealing decisions No 1718/2006/EC, No 1855/2006/EC and No 1041/2009/EC  // http://eur-lex.europa.eu/legal-content/EN/TXT/PDF/?uri=CELEX:32013R1295&from=EN

10Commission implementing decision of 16.9.2016 on the adoption of the 2017 annual work programme for the implementation of the Creative Europe Programme Brussels, 16.9.2016 C(2016) 5822 final // https://ec.europa.eu/programmes/creative-europe/sites/creative-europe/files/c-2016-5822_en.pdf

11Eligibility of organisations from non-EU countries // https://eacea.ec.europa.eu/creative-europe/library/eligibility-organisations-non-eu-countries_en  

12European Capitals of culture // https://ec.europa.eu/programmes/creative-europe/actions/capitals-culture_en

13Decision No 1622/2006/EC of the European Parliament and of the Council of 24 October 2006 establishing a Community action for the European Capital of Culture event for the years 2007 to 2019 // http://eur-lex.europa.eu/legal-content/EN/TXT/PDF/?uri=CELEX:32006D1622&from=EN. Согласно этому решению, начиная с 2010 г. неесовские страны уже не могли претендовать на присвоение титула европейской культурной столицы, в то время как за прошедший период побывать номинантами успели Краков и Прага до вступления Польши и Чехии в Евросоюз, Рейкьявик, Берген и Ставангер (Норвегия) и Стамбул.

14Decision №445/2014/EU of the European Parliament and of the Council of 16 April 2014 establishing a Union action for the European Capitals of Culture for the years 2020 to 2033 and repealing Decision №1622/2006/EС //  http://eur-lex.europa.eu/legal-content/EN/TXT/PDF/?uri=CELEX:32014D0445

15European Parliament legislative resolution of 13 June 2017 on the proposal for a decision of the European Parliament and of the Council amending Decision № 445/2014/EU establishing a Union action for the European Capitals of Culture for the years 2020 to 2033 (COM(2016)0400 – C8-0223/2016 – 2016/0186(COD)) // http://www.europarl.europa.eu/sides/getDoc.do?pubRef=-//EP//NONSGML+TA+P8-TA-2017-0252+0+DOC+PDF+V0//EN; Decision (EU) 2017/1545 of the European Parliament and of the Council of 13 September 2017 amending Decision No 445/2014/EU establishing a Union action for the European Capitals of Culture for the years 2020 to 2033 // http://eur-lex.europa.eu/legal-content/EN/TXT/PDF/?uri=CELEX:32017D1545&from=EN

16Decision (EU) 2017/864 of the European Parliament and of the Council of 17 May 2017 on a European Year of Cultural Heritage (2018) //  http://eur-lex.europa.eu/legal-content/EN/TXT/PDF/?uri=CELEX:32017D0864&from=EN ; European Commission - Press release. Commission welcomes European Parliament's backing for European Year of Cultural Heritage // http://europa.eu/rapid/press-release_IP-17-1111_en.htm     

17Флорентийская декларация подвела итог первой встрече  министров культуры стран «G7» (Флоренция, 30-31 марта 2017 г.) – «Культура как инструмент для диалога между людьми» // Joint Declaration of the Ministers of culture of G7 on the occasion of the meeting «Culture as an instrument for dialogue among peoples» // http://www.beniculturali.it/mibac/multimedia/MiBAC/documents/1490881204940_DECLARATION-Dichiarazione.pdf

18Culture Sub-programme. Support for European cooperation projects 2018 and for cooperation projects related to the European year of cultural heritage 2018 Guidelines // https://eacea.ec.europa.eu/sites/eacea-site/files/3._guidelines_coop_2018_eacea_32_2017_and_35_2017_0.pdf

19European Union Prize for cultural heritage //  https://ec.europa.eu/programmes/creative-europe/actions/heritage-prize_en

20http://www.europeanheritageawards.eu

21European Union Prize for Literature // https://ec.europa.eu/programmes/creative-europe/actions/literature-prize_en

22https://composite-indicators.jrc.ec.europa.eu/cultural-creative-cities-monitor/

23https://ec.europa.eu/jrc/sites/jrcsh/files/mawp-2016-2017.pdf

24Меморандум о взаимопонимании между Советом Европы и Евросоюзом подписан 23 мая 2007 г. //  https://rm.coe.int/1680597b32

25Меморандум о взаимопонимании между ЮНЕСКО и Евросоюзом заключен 8 октября 2012 г. // https://en.unesco.org/sites/default/files/unesco-eu_mou_8_october_2012.pdf

26Официальный сайт проекта // http://europeanheritagedays.com

27https://www.coe.int/en/web/conventions/full-list/-/conventions/rms/09000016800645e8

28Декларация Сантьяго-де-Компостела 1987 г. учредила программу культурных маршрутов Совета Европы // The Santiago de Compostela Declaration 23 October 1987 //  https://rm.coe.int/16806f57d6

29См.: Resolution CM/Res(2010)53 establishing an Enlarged Partial Agreement on Cultural Routes // https://search.coe.int/cm/Pages/result_details.aspx?ObjectID=09000016805cdb50. По состоянию на начало 2018 г. членами Расширенного частичного соглашения о культурных маршрутах являются 30 государств: Австрия (2011), Азербайджан (2011), Андорра (2012), Армения (2015), Болгария (2011), БиГ (2016), Венгрия (2013), Германия (2013), Греция (2011), Грузия (2016), Испания (2011), Италия (2011), Кипр (2011), Литва (2012), Люксембург (2011), Монако (2013), Норвегия (2011), Польша (2017), Португалия (2011), Россия (2011), Румыния (2013), Сан-Марино (2017), Сербия (2012), Словакия (2014), Словения (2011), Финляндия (2017), Франция (2011), Хорватия (2016), Черногория (2011), Швейцария (2013).

30Joint-Programme with European Commission DG GROW // http://culture-routes.net/partners/joint-programme

31Программа «Гектор» – сеть образовательных программ в сфере управления европейскими культурными маршрутами. HECTOR project (Heritage and Cultural Tourism Open Resources for innovative training schemes related to the Cultural Routes of the Council of Europe) // http://culture-routes.net/content/hector-project 

32https://www.coe.int/en/web/cultural-routes/by-theme

3327 сентября 2017 г. КМСЕ принял Декларацию по случаю 30-летия со дня учреждения программы «Культурные маршруты» Совета Европы (1987-2017) // Declaration by the Committee of Ministers on the 30th anniversary of the Cultural Routes of the Council of Europe (1987-2017) // http://www.culture-routes.net/sites/default/files/files/Decl(27_09_2017)E.pdf; 30 years of Cultural Routes of the Council of Europe: Building dialogue and sustainable development through European values and heritage (27-29 September 2017, Lucca, Italy) - FOLLOW-UP // http://culture-routes.net/news/7th-cultural-routes-council-europe-advisory-forum-2017-followup; http://culture-routes.net/sites/default/files/files/20170929_CRS_ROADMAP_LUCCA_DRAFT(1).pdf

34Council Regulation (EC) No 116/2009 of 18 December 2008 on the export of cultural goods (Codified version) // http://eur-lex.europa.eu/legal-content/EN/TXT/PDF/?uri=CELEX:32009R0116&from=EN; Directive 2014/60/EU of the European Parliament and of the Council of 15 May 2014 on the return of cultural objects unlawfully removed from the territory of a Member State and amending Regulation (EU) No 1024/2012 (Recast) // http://eur-lex.europa.eu/legal-content/EN/TXT/PDF/?uri=CELEX:32014L0060&from=EN; Proposal for a Regulation of the European Parliament and of the Council on the import of cultural goods Brussels, 13.7.2017 COM(2017) 375 final 2017/0158(COD) // http://eur-lex.europa.eu/resource.html?uri=cellar:e1fd9ba7-67a8-11e7-b2f2-01aa75ed71a1.0003.02/DOC_1&format=PDF 

Евросоюз > СМИ, ИТ > interaffairs.ru, 29 декабря 2017 > № 2441392 Мария Орешина


Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство. СМИ, ИТ > interaffairs.ru, 29 декабря 2017 > № 2441390 Ольга Егорова, Александр Моисеев

Манеж Бетанкура

Ольга Егорова, Профессор МГТУ им. Н.Э.Баумана, доктор исторических наук

Александр Моисеев, Обозреватель журнала «Международная жизнь»

Уникальному архитектурному и инженерно-техническому творению Августина де Бетанкура - Манежу, что рядом с Московским Кремлем, в ноябре 2017 года исполнилось 200 лет.

Он был построен в ознаменование пятой годовщины победы в Отечественной войне 1812 года и торжественно открыт военным парадом в присутствии императора России Александра I. Манеж - это не только бесценный символ, посвященный победе русского оружия над Наполеоном, но и уникальное инженерно-техническое сооружение, национальное и культурное достояние нашей страны.

История постройки Манежа

Во время нашествия Наполеона, в 1812 году, за четыре дня пожар в Москве уничтожил почти три четверти города. По архивным материалам и по данным обер-полицмейстера Москвы Ивашкина, из 9158 жилых строений сгорело более 6,5 тысяч, осталось годными для жилья менее 30% домов. Вскоре после победы в Отечественной войне против французского нашествия, в феврале 1813 года, была создана «Комиссия для строения Москвы», которая разработала план превращения выгоревшей части города в единый архитектурный ансамбль. Работу комиссии возглавил князь Михаил Дмитриевич Цицианов. Ему подчинялись чиновники и архитекторы, включая знаменитых градостроителей О.И.Бове, В.П.Стасова, Доменико Жилярди, В.И.Гесте и многих других. В число вновь возводимых зданий вошел и Манеж, так что своим появлением он в некотором смысле «обязан» опустошительному пожару Москвы 1812 года.

Известно, что император Александр I в 1816 году принял решение переехать на целый год из тогдашней столицы Санкт-Петербурга в Москву и перенести туда же свой двор, чтобы личным присутствием ускорить и активизировать строительные работы в первопрестольной. Кроме того, для празднования победы над Наполеоном и проведения парада войск требовалось специальное помещение - экзерциргауз, где мог бы развернуться целый полк солдат в 2 тыс. человек, причем как пеших, так и конных. Мода на такие сооружения, в которых военные могли тренироваться в зимнее время и в периоды непогоды, пришла из Германии. Позднее немецкое название заменили на более благозвучное и простое в произношении, французское, - «манеж».

К 1816 году в России подобные помещения для военных упражнений уже существовали, но все они были небольших размеров и находились в Петербурге и некоторых других городах. В Москве же таковые просто отсутствовали. Вот и возникла в царском окружении идея в 1816 году возвести такой экзерциргауз рядом с Кремлем, а точнее, вблизи Боровицкого моста. Однако после обследования местности и в ходе подготовки проекта строительство было перенесено на Моховую площадь.

Как испанский гений стал российским

Любопытно, что возрождение интереса наших современников к выдающемуся испанскому ученому и инженеру XVIII-XIX веков Августину де Бетанкуру (Agustin de Betancourt) было вызвано, как ни парадоксально, таинственным и внезапным пожаром в московском Манеже, который случился в марте 2004 года. Именно в связи с этим трагическим событием стало широко известно о великом испанском инженере, его жизни и замечательных конструкторских творениях.

Родился Августин Хосе Педро дель Кармен Доминго де Канделария де Бетанкур и Молина (это его полное имя) 1 февраля 1758 года на острове Тенерифе (Канарские острова, Испания) в городе Пуэрто-де-ла-Крус, в семье потомственного дворянина. Получив блестящее образование в Мадриде, Париже и Лондоне, уже к концу 1790-х он стал самым известным инженером Испании. Тогдашняя обстановка в родной Испании, да и соседних странах, не очень-то способствовала стабильной жизни и мирному творческому труду инженера, к чему так стремился Августин де Бетанкур. И он собрался на Кубу, где его таланты предполагала применить местная знать - землевладельцы-сахарократы. Бетанкур предложил им механизировать переработку сахарного тростника с помощью специально сконструированной им для этого паровой машины (диковинки начала XIX в., более известной тогда под именем английского изобретателя паровой машины Уатта). Сахарократы оплатили изготовление паровой машины по проекту Бетанкура на заводе в Бристоле, в Англии, ее транспортировку на Кубу, выделили денежные средства испанскому инженеру, на которые он приобрел все необходимое для работы на острове, где намеревался пробыть не менее шести лет. Однако судьба распорядилась иначе, и на Кубу испанский инженер не попал.

Зато так сложились обстоятельства, что еще в ноябре 1807 года по рекомендации известного российского дипломата, посланника Санкт-Петербурга в Мадриде И.М.Муравьева-Апостола, Бетанкур в первый раз посетил Россию, чтобы ознакомиться с новой для него страной и изучить возможность перехода на русскую военную службу. В архиве Испании имеется подлинник донесения посланника в Санкт-Петербурге графа де Нороньи премьер-министру Педро Севальосу от 8 декабря 1807 года, в котором он сообщает: «Несколько дней назад в столицу Российской империи прибыл дон Августин де Бетанкур, интендант королевской армии. Я представил его графу Румянцеву, который принял гостя с великими любезностями. Российский министр назначил ему прибыть во дворец, где обер-гофмейстер императорского двора представил его государю императору для личной аудиенции. Такой чести удостаивались ранее только послы, ибо других иностранных особ представляют императору на приемах».

Известно, что русский император Александр I после личных бесед с Бетанкуром проникся к нему доверием и симпатией. Кроме того, российский император был хорошо информирован о широком престиже и популярности инженера в Испании и во Франции, и Августин де Бетанкур был приглашен императором Александром I на службу в Россию.

И все-таки досконально трудно определить все причины, из-за которых в 1807 году Августин де Бетанкур был вынужден покинуть Испанию. Но доподлинно известно из документов Российского государственного военно-исторического архива (РГВИА), из Формулярного списка о службе и достоинстве свиты Его Императорского Величества состоящего по армии генерал-лейтенанта Бетанкура, что 30 ноября в 1808-м, в год своего 50-летия, Августин де Бетанкур был принят на русскую военную службу в чине генерал-майора. Вместе с ним в Петербург приехала и вся его семья: жена Анна, три дочери - Каролина, Аделина, Матильда - и сын Альфонс…

«Невысокого роста, с красноватым лицом, высоким лбом мудреца и большими, умными, немного грустными глазами, со скорбной складкой у плотно сжатых губ» - таким рисовали Августина де Бетанкура его биографы. А затем перечисляли его многочисленные инженерные изобретения и архитектурные творения.

За неполные 16 лет, что отвела ему судьба в России вплоть до его кончины в Петербурге в 1824 году, он построил у нас в стране уникальные архитектурные ансамбли и инженерные сооружения в ряде больших и малых городов России. Подавляющая часть его изобретений, включая мосты, постройки и различные механизмы, были придуманы им и воплощены в жизнь в Санкт-Петербурге и Нижнем Новгороде. Ну а в Москве инженерное наследие Бетанкура представлено только Манежем - бесценным инженерно-архитектурным достоянием не только для нашего города, но и всей России.

Метод Бетанкура

При проектировании и строительстве Манежа Бетанкур старался исключить все риски, которые могли угрожать зданию в будущем. Он учитывал восход и заход солнца, близость Москвы-реки и возможность наводнения. К примеру, крышу здания он спроектировал под асимметричную нагрузку, потому что слой снега мог быть неодинаковым на теневой и солнечной стороне. Инженер приказал углубить фундамент на четыре метра, а стены сделать более широкими у основания. Учитывал Бетанкур и возможную осадку постройки. Он лично подбирал деревья для перекрытия, а если замечал дефекты, просил у царя Александра I разрешения на дополнительные траты для замены сомнительных материалов. Кроме того, испанский инженер руководствовался принципом одного из римских императоров: «Прочность, Польза и Красота». Возможно, именно поэтому все инженерно-архитектурные сооружения Бетанкура имеют вид произведений искусства. Поэтому проект московского Манежа, представленный Августином де Бетанкуром, и был выбран и утвержден Александром I среди нескольких других проектов.

Как свидетельствуют архивные документы, строительство здания осуществлялось именно по проекту Бетанкура - с размерами между стенами внутри сооружения 166,1 метра в длину и 44,7 метра в ширину. Реализовывалось исключительно оригинальное решение по постройке перекрытия, составленного из деревянных стропильных ферм. Манеж не должен был иметь ни одной внутренней колонны, фермы длиной 44,86 метра каждая должны были перекрывать все пространство. Для того времени такое инженерное решение было уникальным.

Конечно, в строительстве Манежа принимал участие не один Августин де Бетанкур. Помимо самого царя Александра I, московского военного генерал-губернатора Александра Тормасова, большой вклад в его сооружение вложили соотечественник Бетанкура Рафаэль Бауса, инженер-майор Александр Кашперов, руководивший проектом инженер генерал-майор Лев Карбонье и ряд других выдающихся специалистов. Нельзя забывать и то, что фасады здания были декорированы в стиле ампир выдающимся архитектором Осипом Бове, возглавлявшим комиссию после пожара Москвы 1812 го-да. (Поначалу планировалась декоративная отделка Манежа выдающимся архитектором Огюстом Монферраном, но не сложилось). А в основном Манеж - плод необыкновенного воображения и точных инженерных расчетов Бетанкура, его воли и уникальных организаторских способностей. К тому же, по свидетельству специалистов, русско-испанский инженер владел даром необычайного ощущения пространства…

К началу осени 1817 года строительство уже подходило к концу. В октябре производились кровельные работы, а в ноябре устраивался парапет на крыше, шло остекление окон. Первый этап строительства продолжался всего шесть месяцев и осуществлялся небывалыми по тем временам темпами под непосредственным приглядом Августина де Бетанкура, довольно часто приезжавшего для этого из Петербурга в Москву. И вот 30 ноября 1817 года московский Манеж площадью более 7,5 тыс. квадратных метров торжественно открыли.

За прошедшие два столетия уникальное здание не раз меняло свою роль. Построенный по указанию императора Александра I для упражнений и парадов конных и пеших войск, впоследствии московский Манеж служил местом для массовых увеселений, в нем проходили выставки и концерты, там выступал великий французский композитор и дирижер Гектор Берлиоз и другие выдающиеся личности, включая Льва Толстого, который, говорят, учился в Манеже езде не велосипеде. А в советские времена почти 40 лет в уникальном здании был Гараж особого назначения. Но в конце концов Манеж приобрел славу самого крупного выставочного зала в самом сердце российской столицы.

Пожар и возрождение из пепла

Как отмечено уже в современной «летописи», в московском Манеже огонь вспыхнул вечером 14 марта 2004 года. И только к утру следующего дня пожарным удалось его погасить. К сожалению, в огне погибла оригинальная деревянная кровля - изобретение инженера Бетанкура. К счастью, сохранились чертежи уникальных стропильных ферм испанского инженера. Надо отметить, что пожар уничтожил кровлю и интерьер постройки полностью, но толстые, почти двухметровые стены выстояли. Были изготовлены точные копии этих деревянных конструкций…

Восстанавливался же Манеж по проекту группы архитектора Павла Андреева, который учел все конструкции Бетанкура, но с модернизацией интерьеров и некоторых деталей экстерьера.

Московский Манеж был восстановлен через 400 дней после пожара и вновь распахнул свои двери 18 апреля 2005 года, в День культурного наследия, который ежегодно отмечается во всем мире. Манеж был воссоздан в минимальные сроки и в соответствии с историческими параметрами здания-оригинала, а новые клеенодеревянные фермы Бетанкура тогда покрыли специальным составом, который обеспечивает им био- и огнезащиту.

Манежу вернули статус Центрального выставочного зала столицы и страны. С целью увековечивания памяти выдающегося испано-русского инженера и ученого по инициативе Высшей школы Петербурга одной из малых планет солнечной системы с порядковым номером 11 446 присвоили имя «Бетанкур».

Манеж не только украсил Москву, но и чудесным образом возродил имя своего создателя, гениального инженера Августина де Бетанкура, сыгравшего в инженерной истории России выдающуюся роль.

Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство. СМИ, ИТ > interaffairs.ru, 29 декабря 2017 > № 2441390 Ольга Егорова, Александр Моисеев


Россия. Весь мир. СЗФО > СМИ, ИТ > interaffairs.ru, 29 декабря 2017 > № 2441389 Игорь Бутман

ЮНЕСКО выбрала Санкт-Петербург столицей джаза - 2018

Игорь Бутман

Евгения Пядышева, ответственный секретарь журнала «Международная жизнь»: Игорь Михайлович, известно, что во многом благодаря вашей настойчивости и многолетним усилиям Санкт-Петербург выбран столицей джаза - 2018. Расскажите, пожалуйста, как появилась и реализовывалась идея провести День джаза ЮНЕСКО в Питере?

Игорь Бутман: Как возникла идея? В 2012 году я приехал по приглашению ЮНЕСКО в Париж на первый гала-концерт, проходивший в рамках Всемирного дня джаза. Оказавшись в особой атмосфере праздника, среди великих музыкантов, которые собрались в одном месте ради музыки, которую я люблю и которую играю и которой посвящена огромная часть моей жизни, я подумал, что необходимо организовать такое событие и у нас, подарить городу три-четыре дня движения, эмоций. К тому же мне нравится организовывать фестивали, приглашать талантливых исполнителей и я знаю, как это делать.

Там, в Париже, Элеонора Митрофанова, наш представитель при ЮНЕСКО, представила меня генеральному директору ЮНЕСКО Ирине Боковой. Мы поговорили, я познакомил ее со своими альбомами. И тогда впервые сказал: «Вот было бы здорово организовать такой праздник в России». Она со мной согласилась. Вообще, она очень хорошо относится к России и прекрасно говорит по-русски.

Это было новое событие, оно проходило в первый раз. Я же не знал, что вокруг него будет такой ажиотаж. Следующая наша встреча состоялась в 2013 году в Стамбуле, потом был опять Париж. Затем в Гаване мы разговаривали с Ириной Боковой, представителями Института джаза Телониуса Монка Херби Хэнкоком (Herbie Hancock), послом доброй воли ЮНЕСКО, и он тоже очень любит Петербург, был здесь несколько раз, с Квинси Джонсом (Quincy Jones), Барри Харрисом (Barry Harris) и Уэйном Шортером (Wayne Shorter), которые никогда не были в России.

Почему наше взаимодействие имело результат? Потому что у нас много талантливых музыкантов, к нам приезжают выдающиеся иностранцы. У нас любят джазовую музыку, она вызывает большой интерес: публика ходит на концерты - и на современный джаз, и на мейнстрим, и на оркестры Гленна Миллера и Олега Лундстрема, ходит слушать меня, молодых зарубежных исполнителей - одним словом, интерес есть. Мы ездим на гастроли, у нас появились хорошие музыкальные школы, молодые исполнители. К примеру, недавно я был на финале конкурса «Гранты мэра Москвы в сфере культуры и искусства». Там было больше всего саксофонистов. И 5-10% будут играть, окажутся талантливыми музыкантами, которые создадут свои оркестры. И у них должны быть видимые перспективы. А такие события, как День джаза, конечно, дают нашей современной музыке, основой которой является джаз, реальные возможности в будущем.

Е.Пядышева: Почему выбор пал именно на Петербург? Не потому ли, в числе прочих аргументов, что вы там родились? Именно из Ленинграда идут ваши джазовые корни?

И.Бутман: Почему Питер? Я там родился, это мой любимый и родной город. Там я начал играть джаз. В Ленинграде проходили первые джазовые фестивали «Осенние ритмы». Там сложилась большая джазовая школа, можно сказать джазовая семья, некое сообщество, в которое входят и корифеи петербургского джаза Давид Голощекин и Андрей Кондаков, и Кирилл Бубякин, и другие молодые ребята, а также джаз-клубы и Джазовая филармония, наши концерты, наши фестивали «Триумф джаза» и многое, многое другое.

Бесспорно, Петербург - красивейший город Земли, и у музыкантов есть желание в него приехать. Посоветовавшись, мы решили в нашей заявке на проведение Дня джаза в России указать именно

Петербург. И не ошиблись. Он выиграл у 18 других городов мира.

Е.Пядышева: Несмотря на то что в Москве колоссальная джазовая активность, все равно столицей джаза у нас в стране по умолчанию считается Питер.

И.Бутман: Да, и действительно самые значимые фестивали проходили в Ленинграде. Сейчас Москва, конечно, полна событиями, тут ничего не скажешь. И она, конечно, впереди с точки зрения и количества, и качества концертов. Однако Петербург все равно остается культурной столицей, и мы понимали, что у Петербурга больше шансов победить. Но мы должны были все взвесить и посмотреть - взвесили и, как видите, не ошиблись. Хорошую заявку сделало и правительство Петербурга, очень правильную, в которой приведено много аргументов в пользу Санкт-Петербурга. Нас поддержало Министерство культуры, Комиссия Российской Федерации по делам ЮНЕСКО, а также великие музыканты.

Е.Пядышева: Теперь уже известно, где будет проходить гала-концерт?

И.Бутман: Да, приезжали наши коллеги из Института джаза Телониуса Монка - президент Томас Картер (Thomas Carter) и вице-президент, отвечающий за организационную работу, Мишель Дэй (Michelle Day). Они посмотрели зал в новом здании Мариинки, где предполагается провести концерт. Нет сомнений, что он идеально подходит для джаза. И когда наши друзья все это увидели, то Мишель сказал: «Мы проведем здесь наш праздник, а что делать дальше? Планка Дня джаза поднята настолько высоко, что немногие города мира могут ей соответствовать».

Е.Пядышева: Расскажите об этой планке. Что вы собираетесь делать?

И.Бутман: Сейчас мы ведем переговоры с Мариинкой-2. Это новое здание театра, с прекрасными залами. Мы показали комиссии из ЮНЕСКО и наши «классические» театры, и концертные площадки. Но джаз все-таки более современное искусство. И выбранный театр, построенный в современном стиле, подходит не только по технической оснащенности, но и по стилю и духу. Немалое значение играет и техническая «начинка». Гала-концерты Дня джаза транслируются online по всему миру. К тому же будут идти съемки концерта, а также всех мероприятий, которые пройдут в этом здании в рамках программы Дня джаза. Для этого необходимо самое современное оборудование.

Помимо концерта, планируются мастер-классы, дискуссии, на которых мы будем говорить о джазе, музыке, культуре в целом. Будут выступать музыканты, встречаться со студентами, общаться между собой, обсуждать насущные проблемы, которые надо решать.

Е.Пядышева: Кто приедет на ваш праздник?

И.Бутман: Об этом говорить еще рано. Списка участников мы пока не видели. Сразу скажу, что программой основного концерта и приглашением музыкантов традиционно занимается Институт джаза Телониуса Монка. Обязательно приедет Херби Хэнкок, посол доброй воли ЮНЕСКО и легендарный музыкант. Надеюсь на лучших, может быть, будет Джон Маклафлин (John McLaughlin), Дайана Росс (Diana Ross), Ди Ди Бриджуотер (Dee Dee Bridgewater) и другие мировые величины…Что касается наших исполнителей, то их тоже выберут представители Института джаза Телониуса Монка. Никакого влияния на главных организаторов я не имею. В общей сложности, думаю, будет 70% зарубежных исполнителей, и 30% - наших.

Дело в том, что этот концерт - не бенефис какого-то одного артиста, это бенефис джазовой музыки, поэтому есть музыкальный руководитель - Джон Бизли (John Beasley), который решает, какие композиции будут исполнены и кто их исполнит. Естественно, он советуется с Херби Хэнкоком. Делаются специальные аранжировки для маленьких и больших составов, каждый раз выступает новая конфигурация музыкантов. То есть, к примеру, русский барабанщик играет с японским контрабасистом, немецким трубачом и т. д.

Е.Пядышева: Значит ли это, что, несмотря на ваш статус принимающей стороны, вы не сможете играть со своим оркестром? Вы будете выступать только в личном качестве в составе какой-то джазовой конфигурации?

И.Бутман: Именно. В Гаване в этом году я играл две композиции в составе группы. Я был один из России. Был также музыкант из Германии - Тил Бреннер (Till Brönner), трубач из Японии Такуя Курода (Takuya Kuroda), пианист из Китая А Бу (A Bu), там были американские барабанщики. На контрабасе играл Бен Уильямс (Ben Williams). Все были перемешаны, все выступали. Каждый получил свое место на сцене, долю славы, упоминания. На сцене не только играют, но также и довольно много рассказывают о джазе. В Гаване концерт вел известный актер Уилл Смит (Will Smith), композитор Куинси Джонс (Quincy Jones) как гость выходил на сцену, говорил приветственные слова. Выступала Ирина Бокова.

Еще раз подчеркну, что это очень важное для нас событие, и музыкальное, и общественное. Россия является страной с высочайшим уровнем культуры, к тому же мы много дали культуре мировой.

Е.Пядышева: Получается, что принимающая сторона занимается финансово-организационной работой?

И.Бутман: Да, задача с нашей стороны - это больше организационная работа, поиск финансов. Санкт-Петербург взял на себя часть финансирования, что касается остального - мы ищем в различных структурах дополнительные средства для того, чтобы выполнить все требования ЮНЕСКО и Института Монка.

Расходы будут большие, но это необходимо, чтобы на высоком уровне провести весь четырехдневный праздник. К тому же музыканты по большей части приезжают не за свой, привычный, а за гораздо более скромный гонорар.

Насколько я понимаю, ЮНЕСКО не оказывает финансовой помощи, но дает свой логотип. И считаю, что это правильно. Для любой страны, и для нашей в том числе, очень престижно провести такой форум.

Е.Пядышева: Что заставляет музыкантов давать согласие участвовать в этом концерте?

И.Бутман: Престижно приехать на День джаза. Это дает людям повод заявить о себе всему миру. Информация о подобном мероприятии - статьи, теле- и интернет-трансляции - появляется во всех странах мира. Для музыканта огромная удача участвовать в таком концерте. Это не приносит финансового благополучия, наоборот, это музыкант отдает дань искусству, у него появляется возможность продвигать джаз, чтобы привлечь еще больше поклонников к своей музыке.

Е.Пядышева: Кроме основного концерта, какие мероприятия будут проходить в городе?

И.Бутман: Помимо гала-концерта мы подключили джазовые клубы. В городе их много, но мы выбрали Филармонию джазовой музыки, клубы «JFC», «Шляпа», «Дом 7» и другие. Там будут выступать молодые музыканты, наши коллеги из других стран. Это в какой-то степени и шоу-кейс, и показательные выступления наших музыкантов, для того чтобы их увидели великие мастера, обратили на них внимание, запомнили. Обычно приезжают много менеджеров, агентов, директоров фестивалей. Удается совместить и работу, и отдых.

Только от нас зависит, сделаем ли мы в Питере действительно праздник джаза. Уверен, что приедет много джазменов со всей России. И наша задача постараться наладить творческий диалог между нашими и зарубежными музыкантами. Пригласить иностранных коллег послушать русских джазовых исполнителей, сыграть с ними.

Дело все в том, что нас недостаточно хорошо знают. Мы уже 25 лет - открытая страна. Но о нас очень мало известно - о том, что у нас есть хорошего, и в поп-музыке, и в джазе.

Е.Пядышева: Игорь Михайлович, какое положение наши джазовые музыканты занимают в мире?

И.Бутман: Это ровно тот вопрос, который мы обсуждаем. День джаза, потом наш форум-фест «Jazz Across Borders», который пройдет в Петербурге в рамках Культурного форума, показывают миру, что у нас есть огромный интерес публики к музыке, у музыкантов есть что показать, чем удивить. Мы в каком-то смысле пока чистые души, не испорченные коммерцией, снобизмом, поскольку еще не обладаем международным признанием, мы даже в какой-то степени стеснительны и нерешительны, немножко боимся этого. Но нам надо это преодолевать.

К тому же, если взять некоторые европейские страны, то там существует государственная поддержка фестивалей и музыкантов. В Австрии, например, музыканты, граждане этой страны, получают от государства небольшую зарплату.

Е.Пядышева: Давайте вернемся к нашей музыке в мире. Можно ли наш джаз назвать международным явлением?

И.Бутман: Да, конечно, явлением.

Е.Пядышева: Игорь Михайлович, вас знают в мире джаза, ваши композиции включают в свои альбомы знаменитости. Даже бывший американский Президент Билл Клинтон любит не только слушать ваше исполнение, но и играть ваши композиции. Насколько наши джазовые музыканты востребованы в других странах? Много таких счастливчиков из России?

И.Бутман: Понемногу они становятся известными. Есть исполнители, которые много лет назад оказались в США или других странах и заработали себе очень большую известность в джазовом мире. Валерий Пономарев, трубач, отыгравший четыре-пять лет в ансамбле великого Арта Блэйки (Art Blakey). Среди афроамериканцев он был первым и единственным светлокожим музыкантом в оркестре.

Также и Николай Левиновский, который был известен в Америке еще до того, как туда уехал, потому что руководил знаменитым в советское время ансамблем «Аллегро». Этот коллектив выезжал на международные джазовые форумы, фестивали, концерты. Даже я с ними ездил один раз, в Лейпциг. Очень рад, что сейчас Николай сотрудничает с моим оркестром, чаще бывает здесь и путешествует с нами по всему миру.

Александр Сипягин, очень известный, великолепный трубач, записал около 20 пластинок на знаменитом лейбле «Крисс Кросс» (Criss Cross). У него есть статуэтка «Грэмми» за диск, который он выпустил совместно с Майклом Брекером (Michael Brecker). Сегодня Александр много работает и в России, например он является арт-директором фестиваля «Джаз над Волгой» в Ярославле.

Есть пианисты, например Михаил Цыганов. Завоевывает поклонников «LRK Trio» - пианист Евгений Лебедев, басист Антон Ревнюк и барабанщик Игнат Кравцов. У них прошли удачные гастроли в Японии, до этого они ездили в Бельгию, другие страны. Взять того же Даниила Крамера, которого за рубежом знают как классического и джазового пианиста. Давид Голощекин известен как мультиинструменталист. В целом мы активно работаем и уже есть определенные сдвиги в лучшую сторону.

Е.Пядышева: Можно говорить о русской джазовой школе?

И.Бутман: Можно. Мы были на фестивале в Рочестере, в Америке. Наш молодой гитарист вышел и сыграл. Я сидел среди зрителей, ко мне поворачивается знаменитый Джон Аберкромби (John Abercrombie) и спрашивает: «Это твой?» - «Да», - отвечаю, а он: «Черт тебя побери!» Такой вот произошел диалог. И это успех!

Там же наш тромбонист Олег Бородин на джем-сейшн сыграл так, что все были в полном восторге от его техники, оригинальности исполнения. Но чтобы завоевать мир, этого мало. Надо развиваться, делать свои программы, записывать свои диски, гастролировать.

Е.Пядышева: То есть это то, чем вы занимаетесь в том числе в качестве продюсера и педагога?

И.Бутман: Это то, чем я занимаюсь. Мне это нравится. Молодые музыканты, в частности саксофонисты, растут на глазах. У них есть свои идеи, они такие правильные. И по-человечески, и в музыке. Это дает нам шанс получить широкое признание в мире. При всем моем желании я не могу поехать на все джазовые фестивали в мире одновременно, просто не смогу.

Смотрите, что сейчас происходит. У российского джаза появляется репутация: выступил я, за мной поехал, допустим, Евгений Побожий, за ним - Сергей Долженков, Вадим Эйленкриг, Андрей Кондаков, Илья Морозов и другие. Появляется необходимость приглашать русских музыкантов, потому что они здорово играют, публике нравится, публика их ждет. Так, например, наш оркестр дважды приглашали на фестиваль в Оттаву, несмотря на то, что это против их собственных правил. Два года подряд они не приглашают одних и тех же исполнителей. А нас пригласили!

Есть еще один нюанс, почему российских музыкантов неохотно пускают на зарубежное джазовое поле. Речь идет об экономической составляющей.

Е.Пядышева: Мы обвалим рынок?

И.Бутман: Русские музыканты очень хорошие, эмоциональные, здорово играют, великолепная техника, но они недорого стоят. Если мы туда приедем, мы действительно можем обвалить рынок, и тогда их музыканты могут остаться не у дел.

Е.Пядышева: Игорь Михайлович, а вообще можно говорить о понятии «национальный джаз»?

И.Бутман: И да и нет. Недавно на Сахалине мы готовили российско-японский фестиваль «Сахалин - Хоккайдо Jazz». Пригласили саксофониста Кена Оту (Ken Ota), его нам рекомендовали, хотя мне он известен не был. Я пришел, при всем моем уважении к японским музыкантам, его слушать с некоторым снобистским настроением: «Ну, давайте, покажите мне, саксофонистские ноты!..» Но его исполнение привело меня в восторг: слушал и получал удовольствие от спокойствия. Прекрасно играл барабанщик, великолепно играл контрабасист. Были интересные композиции: и на четыре части, и на семь четвертей, они меняли ритм, барабанщик очень музыкально играл. Хочу их пригласить на наш фестиваль «Триумф джаза».

Национальное исполнение можно отличить по темпераменту. Хотя все меняется и в музыке тоже. Так, афроамериканцы с какого-то момента стали играть в стиле «Cool» - менее горячо, эмоционально. Если джаз всегда был «Hot», то есть с огромной энергией, то сейчас - наоборот, такое ощущение, что у них нет темперамента, они играют очень сдержанно.

Национальный колорит - он изначально внутри. К примеру, про Шопена говорят: «Вот это польский колорит». Но эту музыку писал человек, который прожил в своей стране много лет, где на него оказывали влияние самые разные факторы - и национальный мелодизм, ритмичность, и вода, и воздух. Все это повлияло на его музыку, сочетание нот, которое он предпочитает.

Можно сказать, что есть норвежская исполнительская школа - более созерцательная. Очень хотелось бы, чтобы к нам приехал великолепный саксофонист Ян Гарбарек (Jan Garbarek), который играет импровизационную музыку, с джазовой, конечно, основой, но которая более воздушная, с красивым звуком, менее прямая.

Есть латиноамериканская школа джаза, ее бразильская ветвь, которая ритмически отличается, потому что у них много перкуссионных инструментов, которых в России и Европе нет. На них играют руками. Есть интересный исторический факт. В некоторых штатах Америки рабам запрещали играть на барабанах руками. Поэтому они отбивали ритм ногами, так родилась чечетка. А в латиноамериканских странах, где не было такого запрета, появились феноменальные исполнители на барабанах, маракасах, трещетках и т. д. Очень отличаются ритмы Кубы от ритмов Мексики или Бразилии.

В России не так много ритмов. Но у нас есть свое - многоголосье, интонации и особенно мелодизм, уходящий корнями в русскую народную музыку и музыку Чайковского, Римского-Корсакова. Так что, конечно, джаз в каждой стране имеет свою национальную особенность. Но нельзя ни в коем случае забывать, что в основе всего лежит профессионализм, то, как человек играет гаммы, какой у него фундамент. Так, в некоторой степени фундамент наших джазовых пианистов гораздо выше, чем фундамент джазовых пианистов за рубежом, особенно в Америке.

Это говорит о нашем хорошем музыкальном образовании, нашей пианистической школе. Если взять то, как звучит рояль у разных артистов, то, допустим, лучше всех рояль звучит у Оскара Питерсона (Oscar Peterson) или Чика Кориа (Chick Corea), которые являются учениками русской школы. Они себя считают поклонниками А.Скрябина, Н.Рубинштейна, П.Чайковского, С.Рахманинова.

С другой стороны, мы учимся американскому джазу, его лучшим традициям, аккумулируем все, что было сделано в мире, а потом мы уже ищем свое лицо.

Но и российская культура внесла свою лепту в развитие этого нового искусства. Не будем забывать, что Джордж Гершвин (George Gershwin) - выходец из России, Ирвинг Берлин (Irving Berlin) - выходец из России, Вернон Дюк (Vernon Duke) - это Владимир Дукельский, знаменитый композитор, тоже выходец из России.

Культура у нас одна, и джаз - это мировое достижение не одного какого-то определенного народа - это микс всех, кто играет эту музыку.

А музыкант, действительно, посвящает всю свою жизнь игре на саксофоне, гитаре, рояле для того, чтобы нести радость людям. Никакого другого месседжа, кроме радости людям, в музыке нет.

Россия. Весь мир. СЗФО > СМИ, ИТ > interaffairs.ru, 29 декабря 2017 > № 2441389 Игорь Бутман


Россия. ЦФО > Миграция, виза, туризм. СМИ, ИТ > newizv.ru, 28 декабря 2017 > № 2463618 Тимербулат Каримов

Тимербулат Каримов:"Мы создали уникальную программу развития города, где комфортно и жителям, и гостям".

В 2017 году городок Плёс, что в Ивановской области, стал одним из самых заметных центров т.н. "событийного" и культурного туризма в России. Об итогах года и планах на будущее рассказал "НИ" председатель Совета Плёсского городского поселения Тимербулат Каримов.

— Тимербулат Олегович, туризм остаётся приоритетным путём развития Плёса?

— Да, для нас важно развитие туристической привлекательности Плёса. Но в погоне за туристами нельзя забывать о самом Плёсе и его жителях. Мы уходим от концепции города как центра массового туризма. Плёс сегодня — центр туризма культурного и событийного. В его развитии мы будем учитывать опыт и наработки лучших европейских городов. Мы уже дружим с французским Онфлёром и итальянской Венецией. В планах — формализация наших взаимных симпатий с живописными городами в других уголках мира.

Примечательно, что проблемы мировых культурных жемчужин схожи. Из общения с моим коллегой — мэром Венеции — узнал интересный факт: при населении примерно в 262 тысячи человек город посещают 30 миллионов туристов в год — Венеция просто задыхается. Руководство города вынуждено принимать меры по ограничению туристического потока: круизным лайнерам будет организован маршрут вне исторической части города.

Обратная сторона повышенной культурной активности Плёса — это «синдром Венеции». То есть люди, приезжающие в город, не всегда готовы с уважением отнестись к тем ценностям, которые становятся им доступны.

В уходящем году мы создали, по сути, уникальную программу развития города — так, чтобы гостям здесь было приятно, комфортно, интересно, при этом нагрузка на городскую инфраструктуру была соразмерна возможностям и масштабам Плёса и не создавала неудобств горожанам.

— На кого рассчитана эта программа, каких туристов ждёт город?

— Мы реализовали в новой концепции несколько крупных культурных и спортивных проектов, которые привлекли внимание не только жителей Плёса, Ивановской и ближайших областей, но и гостей из других частей России и СНГ. К тому же это позволило сделать город узнаваемым среди иностранных гостей, желающих познакомиться с «загадочной русской душой», с красотой русской глубинки, воспетой художниками и литераторами прошлого.

Мы видели своей задачей сформировать системный постоянный плёсский событийный календарь. Не секрет, что туристическая отрасль вообще и в Плёсе в особенности — сезонна. Для того чтобы позволить плёсскому малому бизнесу — гостиницам, ресторанам, торговым точкам — планировать деятельность, мы постарались наполнить традиционный туристический сезон (с апреля по октябрь) качественными культурными и спортивными событиями. Главное же — сохранить неповторимую ауру Плёса, его теплоту.

Наш турист приезжает за искренностью, за ускользающей красотой, за Россией, сошедшей с полотен картин, и он с уважением относится к этой красоте. Созидает, а не разрушает.

— Насколько мне известно, Плёс любят не только туристы, но и представители официальных ведомств...

— Да, знаменательным событием уходящего года стала прошедшая в конце сентября в Левитановском культурном центре выездная Коллегия министерства культуры Российской Федерации во главе с министром культуры Владимиром Мединским. Государственный Эрмитаж представлял его директор — Михаил Пиотровский, Государственную Третьяковскую галерею — Зельфира Трегулова, Государственный музей-заповедник «Царское Село» — Ольга Таратынова, Музей декоративно-прикладного искусства — Елена Титова, Музей Победы — Александр Школьник.

Руководители Музея героической обороны и освобождения Севастополя, Музея изобразительных искусств им. Пушкина, Музея русской иконы, Музея советского автопрома, Государственного центрального музея кино — это только малая толика именитых гостей Плёса. В общей сложности мы приняли в городе более ста руководителей крупнейших российских музеев — лидеров мнения в своей среде, которые уехали влюблёнными в наш город. И в этом серьёзная заслуга в том числе и коллектива Плёсского государственного музея-заповедника.

— Какое событие Вы назвали бы самым ярким в уходящем году?

— Не будет преувеличением, что каждое наше событие прекрасно по-своему. Но всё же одним из ключевых не только для Плёса, но и для всей России стало возвращение домой — в мемориальный дом-музей — похищенных в 2014 году картин Исаака Левитана. Огромная совместная работа, проделанная правоохранительными органами, реставраторами Всероссийского художественно-реставрационного центра им. И.Э. Грабаря, сотрудниками Плёсского государственного музея-заповедника дала возможность уже в мае всем желающим увидеть полотна великого живописца. Нам удалось организовать торжественную церемонию возвращения картин в рамках Дачного фестиваля имени Шаляпина, который уже стал для города традиционным.

— ... в этом году Дачный фестиваль был, пожалуй, самым масштабным за свою историю...

— Да, фестиваль 2017 года был очень насыщен, собрал около двух тысяч гостей. Он принципиально отличался от предыдущих фестивалей наличием событий не только музыкальных. 21 мая был заложен камень в основание памятника плёсскому дачнику Фёдору Шаляпину — дан старт созданию в городе нового общественного пространства. Автором этой городской скульптуры станет выдающийся скульптор современности — Александр Иулианович Рукавишников.

Отдельно стоит отметить концерт на восстановленной Торговой площади, который в этом году был посвящён памяти дирижёра, композитора, народного артиста Российской Федерации генерал-лейтенанта Валерия Халилова, трагически погибшего в декабре 2016 года. Вместе с Центральным военным оркестром Министерства обороны в Плёсе выступили Тамара Гвердцители, Аскар Абдразаков, звёзды Мариинского театра, особым гостем стал Народный артист СССР Иосиф Давыдович Кобзон, а хедлайнером фестиваля стал прославленный российский пианист-виртуоз Денис Мацуев, который принял «эстафетную палочку» от легендарного Владимира Спивакова. Фестиваль 2017 года окончательно укоренил репутацию Плёса как культурного центра, а Торговая площадь заняла достойное место среди ведущих концертных площадок мира: Арена ди Верона, Площадь Домплац в Зальцбурге, лондонский Гайд-парк.

— Однако Дачный фестиваль далеко не единственное событие, которым запомнился этот год... Социальные сети постоянно пестрели фотографиями с хештегом #плёс. Сколько всего мероприятий вы успели провести за время прошедшего туристического сезона?

— Я бы не стал говорить, что сезон в Плёсе прошёл. Думаю, Плёс уникален тем, что здесь круглый год есть чем заняться и что посмотреть — экспозиции музеев постоянно обновляются, недавно открылся горнолыжный сезон в «Миловке». Уже в январе мы представим зимнюю программу Плёсского спортивного фестиваля.

В уходящем году фестивальная программа стартовала в апреле — Плёс впервые принял камерную программу Московского Пасхального фестиваля Валерия Гергиева. В июле мы впервые провели масштабный Плёсский спортивный фестиваль — три уикенда подряд. Беговой марафон, веломарафон, волжская регата и забег лыжероллеров, а также спортивные развлечения для гостей любого возраста. Например, для малышей в рамках веломарафона была разработана отдельная трасса, создан целый комплекс развлекательных мероприятий и показательных выступлений.

Очень ярко в этом году прошёл День рождения Плёса — восстановлена древняя традиция обручения города с Волгой.

В середине сентября при поддержке Министерства культуры впервые состоялся Плёсский анимационный фестиваль, включивший большую благотворительную программу. За два дня нам удалось охватить более двух тысяч детей. Мы привезли в Плёс последние достижения отечественных мультипликаторов, а также организовали специальные показы в Иваново и Фурманове. Для юных гостей города создали интересную и познавательную развлекательную программу, а также устроили показ не только прокатной, но и авторской версий полнометражного анимационного фильма «Сказ о Петре и Февронии». В рамках фестиваля открылась выставка, посвящённая 100-летию со дня рождения легендарного российского аниматора Фёдора Хитрука.

С успехом прошли традиционные фестивали «Зеркало» и «Льняная палитра». Хочется надеяться, что эти уже давно полюбившиеся плесянам и нашим гостям события будут проходить и впредь, наполняясь новым содержанием и новыми именами.

Здесь ещё очень много можно рассказать — каждый плёсский фестиваль очень многогранное, комплексное событие.

— Что ждёт жителей и гостей города в следующем году?

— Не хотелось бы раскрывать всех планов, но о некоторых всё-таки расскажу. Договоренность с мэром Венеции о дружбе между двумя городами позволила запустить сотрудничество по обмену опытом в сферах культуры, туризма, спорта и образования. Сейчас мы прорабатываем итальянскую составляющую в будущих городских событиях.

— Недавно минуло два года, с тех пор как Вы возглавили Совет Плёсского городского поселения. Расскажите, что изменилось в Плёсе за два года? Какие проблемы удалось выявить и, возможно, решить?

— Безусловно, культурные события позволяют привлечь внимание к особой плёсской атмосфере, уникальной архитектуре, вдохновляющим ландшафтам, сохранившимся со времён Исаака Левитана. Сохранение Плёса в его историческом виде и при этом его бережное развитие в соответствии с современными представлениями о комфортной городской жизни — основная задача городской власти. Город активно развивается, становится комфортнее.

Как я уже говорил выше, активно развивается транспортная инфраструктура, введена новая схема организации дорожного движения.

В период наплыва туристов функционирует система эвакуации неправильно припаркованных автомобилей. Благодаря новому подходу к планированию массовых событий в городе сокращается нагрузка на объекты в исторической части. К примеру, во время Плёсского спортивного фестиваля основная часть мероприятий (включая старты и финиши) была вынесена за пределы исторической части города, что позволило обеспечить комфорт для жителей, не ущемляя интересов гостей.

Важным для города стало открытие в верхней части Плёса супермаркета. К началу учебного года проведён частичный ремонт учебных кабинетов в Плёсской школе.

Помимо этого, завершены реставрационные работы в двух храмах. В День рождения города была освещена легендарная Воскресенская церковь на горе Левитана. Проведена базовая реставрация Успенского собора.

Продолжается работа по освещению фасадов плёсских храмов. При поддержке Фонда «Корпорация развития Плёса» установлена подсветка на деревянной Церкви Архистратига Михаила и на Троицкой церкви. В обоих случаях использованы метод зонального освещения и подсветка холодного белого цвета, что позволяет подчеркнуть архитектурные особенности фасадов. К тому же подсветка является дополнительной мерой безопасности.

Осенью обновлена городская навигация и информационные стенды, посвящённые городским достопримечательностям. К новогодним каникулам будет добавлена подсветка на ещё нескольких объектах.

Мы уделяем внимание сохранению для молодого поколения плесян истории города. Мы активно используем институт почётных граждан Плёса: это уникальные люди, чей опыт и энергия активно задействованы в интересах города.

— В заключение беседы — взгляд в будущее: каким Вы видите Плёс через год?

— Плёс — культурный центр, площадка для реализации новых, интересных проектов, образец уникального комплексного подхода к сохранению и органичному развитию городской среды.

Плёс должен стать городом притяжения не только для туристов и дачников, но и для тех, кто заинтересован в собственном развитии, развитии своего бизнеса, в том, чтобы жить интересной и насыщенной жизнью. Культурные проекты — только часть глобальной программы развития города, старт для развития социальных, инфраструктурных, образовательных проектов.

Я вижу Плёс городом возможностей для жителей Ивановской области.

Беседовала Оксана Николаева

Россия. ЦФО > Миграция, виза, туризм. СМИ, ИТ > newizv.ru, 28 декабря 2017 > № 2463618 Тимербулат Каримов


Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 28 декабря 2017 > № 2440672 Александр Мамут

Александр Мамут: «У каждого человека есть личная история с кино»

Николай Усков

Главный редактор Forbes

Миллиардер Александр Мамут рассказал главному редактору Forbes Николаю Ускову о перспективах российского синематографа и принципах инвестирования в кинобизнес

Главный редактор Forbes Николай Усков встретился с миллиардером Александром Мамутом F 40, чтобы прояснить детали его инвестиций в синематограф и разобраться, почему он считает, что важнейшим искусством является кино.

Почему кино?

Это не вчера случилось. «Пионер» открылся в 2009 году. Прошло восемь лет. Это увлечение приобрело проектные, структурные формы. Все-таки «Пионер» был не столько индустриальный проект, сколько попытка понять разные стороны этого искусства, этого бизнеса. Были фестивали, премьеры, обычный показ, были эксперименты с книжным магазином, кафе, разными форматами, свои архитектурные и дизайнерские решения. Мы многому научились. А первый раз я пришел к идее расширения, когда еще Михаил Лесин был жив. Мы с ним эту тему обсуждали, а потом уже «Нафта» купила «Синема Парк», а у меня были интернет-активы и имелись идеи по поводу возможных синергий. Мы эту тему обсуждали, но она как-то заглохла, не получила развития — ни партнерства, ни каких-то других коопераций. А поздним летом 2016 года стало известно, что и А1, и «Нафта» готовы свои киноактивы продавать, и я вернулся к своей идее, вступил в переговоры.

А вы лично встречались?

Да, я лично встречался и с А1, и с Михаилом Фридманом F 7, и с руководителями «Нафты». Переговоры были не короткими и не простыми, но закончилось все сделками.

А в «Пионере» вы в партнерстве с Абрамовичем?

Нет, к сожалению, не в партнерстве. В ходе строительства и ремонта (а дело получилось затратным) он оказал мне спонсорскую помощь. Ему понравился этот проект, и он помог материально.

Говорят, что у него 50%.

Нет, к сожалению. Просто оказал спонсорскую помощь.

Это кредит?

Это подарок.

Подарил?

Может себе позволить.

У вас есть какая-то личная история с кино, как именно вы оказались в этом бизнесе?

Мне кажется, у каждого человека есть личная история с кино. У каждого есть любимые фильмы, у каждого есть важные впечатления, связанные с кино. Когда мы были молодые, доступны были только два развлечения: книги и кино. Посещение кинотеатра, как и посещение книжного магазина, чтение книги, — одной природы. Это история про культуру, ее сохранение и воспроизводство.

«Пионер» можно назвать хобби.

Всегда интересно понять, как устроена сама индустрия. Кино со стороны — какие-то чудеса, потому что просмотр превращает взрослого в ребенка, он и относится к кино как к чуду. И это прекрасно. Не так много пространств, где взрослые могут превращаться в детей.

Кинотеатры — часть вашего урбанистического проекта?

Это часть размышлений и поступков про город как главное место обитания человека сегодня и особенно в будущем. Мы будем миром городов — не столько государств, сколько городов. Мегаполис — самое сложное, что есть на земле, место, которое дает человеку бесконечные возможности для самореализации. Получить образование, поправить здоровье, найти любовь, создать семью, обрести профессию. Все эти возможности сосредоточены в городе. Чем их больше, тем человек счастливее. Книжные магазины, кинотеатры, широкие тротуары, благоустроенные парки, правильно организованная повседневная жизнь — это все история про идеальный город. Мне эта тема душевно близка. Ведь хочется же заниматься тем, что нравится.

Как обстоит дело с летними кинотеатрами?

До того, как мы «Пионер» построили в «Парке Горького», летних кинотеатров в Москве вообще не было. В парках были летние веранды, немного архаичные, как из фильма «Покровские ворота», а кинотеатров не было. И когда мы его сделали — ну как мне кажется, он так элегантно вписывается в ландшафт «Парка Горького», — туда пошли молодые люди. Под одеялом там сидеть, обниматься, целоваться и смотреть фильмы под открытым небом. Вот мне почему-то кажется это чудесным. Было бы мне 20 лет, я бы там много времени проводил. Летние кинотеатры востребованы, они вполне себе рентабельны, хотя сеансов мало, потому что темнеет поздно. Но зато летом там можно проводить дискуссии, лекции, спрос на которые растет год от года. Второй кинотеатр — в «Сокольниках» —построил уже сам парк.

А вы раскрываете цифры инвестиций в «Пионер» и летние кинотеатры?

Нет. Мы не публичная компания. И это большого значения не имеет, если честно.

Но они приносят прибыль?

Они приносят небольшой доход.

А сам «Пионер» не приносит?

«Пионер» приносит небольшой доход. Все-таки мы не продаем там попкорн, не занимаем оба зала глубоко коммерческим прокатом. В «Пионере» идет 6–8 фильмов, мы очень тщательно подходим к репертуару и стараемся, чтобы там было значимое кино.

А вы фильмы сами отбираете?

Там замечательная команда во главе с Мэри Назари. Нет, я только сам хожу туда на то, что мне советуют, или на то, что очевидно надо посмотреть — Андерсон, Коэны, Тарантино, Сокуров. Фильмов много хороших. И латиноамериканское кино, и испанское, и израильское, и польское, конечно же, французское и американское независимое кино.

А как родилась идея «Художественного»?

Я вообще к нему давно подступался, видя, что он находится в состоянии, мягко говоря, не очень. А это ведь Федор Шехтель. Я предлагал предыдущему руководству Департамента культуры, но удалось договориться только с нынешним. Мы этот проект показали, естественно, руководству города, а делали его с двумя коллективами архитекторов, с немецким бюро, которое имеет опыт в восстановлении театров, пострадавших во время войны, и еще с одним европейским бюро по интерьерам, КБ «Стрелка» занимается организацией процесса. Надеемся, что начнем строить в начале следующего года. И будем строить два года, то есть с нуля, ведь там остались только стены. Мне кажется, это будет элегантный кинотеатр для кинопремьер, с залом на 400–450 примерно мест, с хорошим кафе, с красивым фойе, в котором можно будет делать селфи. Наше кино развивается. Надеюсь, что «Художественный» будет востребован.

Как и «Пионер», без попкорна?

Без. Мне кажется, что для торжественного, праздничного мероприятия попкорн слегка не уместен. Он опрощает обстановку, а хотелось бы, чтобы кино воспринимали не менее серьезно, чем оперу или балет.

Сколько вы планируете вложить в реконструкцию «Художественного»?

Наверное, это будет миллиарда полтора рублей.

У вас есть соинвестор?

Да, я в партнерстве с Романом Аркадьевичем в этом проекте пополам.

А кредитные средства привлекаете?

Нет, для этого проекта нет. Ну как-то будем из своих средств финансировать. А в дальнейшем мы надеемся, что он сможет эти вложения оправдать.

А какой план возврата инвестиций?

Трудно сказать, мы примерно рассчитываем на 10 лет. Собственно, это половина срока, на который кинотеатр взят в аренду.

Сколько составляют арендные платежи?

Аренда после запуска там минимальная.

Сейчас вы владелец крупнейшей сети кинотеатров в России.

Получается, да. У нас примерно 630 залов, это 14–15% рынка. Мы рассчитываем увеличить количество посещений, мы считаем, что люди вполне себе расположены к тому, чтобы ходить в кино чаще, чем сейчас. Мои надежды связаны с тем, что про значительную часть выходящих фильмов люди просто не знают, русское кино недомаркетировано. Если не брать какие-то мегапроекты, которые делаются при поддержке федеральных телеканалов, народ часто не знает, что выходит. Мы видим большое количество хороших фильмов, которые без маркетинговых бюджетов остаются не замеченными зрителем. Эту проблему я обсуждал и в Фонде кино, и в Министерстве культуры. Обычно государство финансирует производство, но продвижение не менее важно для успеха фильма, чем собственно производственный бюджет. Вообще важно ориентировать производителей фильмов, продюсеров, прокатчиков не только на рост аудитории, но и на окупаемость. Нельзя мириться с тем, что только 10% фильмов окупается. Я еще книгоиздательством занимаюсь. Нам никто копейки не дает, но мы растим долю русской литературы на нашем рынке. Мы издаем и Набокова, и Чехова, и Довлатова, и за это никто нам никакого безвозмездного финансирования не дает. В кино же его много. Миллиарды рублей в год, может быть. Нужно снимать чуть дешевле, чем сейчас, для этого нужно привлекать другую аудиторию в кинотеатр. Раньше жаловались, что только подростки ходят. Что дескать, они любят многомиллионные голливудские блокбастеры, но сейчас-то эти подростки выросли, им уже 35 лет. Они уже хотят смотреть фильмы о любви, мелодрамы, серьезное кино. И им не нужны эти взрывы и горящие динозавры. Фильм Никиты Михалкова «Пять вечеров» в Советском Союзе посмотрело 10 млн человек в кино, например.

Ну тогда не было интернета!

Хорошо, согласен, тогда не было интернета, не было таких разнообразных развлечений, но на сегодняшний день, если хотя бы миллион человек посмотрит такой фильм, он бы собрал 300 млн рублей в прокате.

Вы говорите о привлечении денег Фонда кино для продвижения?

Необязательно, я считаю, любой фильм следует рассматривать как проект, состоящий из двух частей — производство и продвижение. Большие русские продюсеры, такие как Тимур Бекмамбетов, так и делают, и у них все очень хорошо. Он очень много тратит и времени, и денег, и таланта на продвижение, на маркетинг. Жизнь фильма составляет всего три недели. Может, перед тем как он выйдет на экран, нужно с ним каким-то образом ознакомить широкую общественность, чтобы люди пошли и купили билеты, как на фильм «Гоголь», например, который сделал канал ТНТ. Или фильм «Притяжение», который продвигал Федор Сергеевич [Бондарчук], он много инвестировал в маркетинг, и фильм очень много собрал. Тогда мы увидим рост не только доли русского кино, но и процента зрителей. В конце концов рост box office даст больше материальных возможностей для того, чтобы снимать новое кино. Мы вспоминаем наше советское детство, понятно, что возможности были не безграничны, но мы любили российское кино, мы смотрели и Гайдая, и Элема Климова, и Эльдара Рязанова, и Никиту Михалкова, особенно раннего, и все это шло вместе с французскими комедиями, с итальянскими, иногда даже с американскими фильмами. И конечно, не нужно относиться к этому как к промыслу, исключительно опирающемуся на государственные плечи. Нужно относиться к этому как к бизнесу. Это вполне себе бизнес. Рынок box office составляет миллиард долларов. Почему бы за него не бороться? Тем более что есть такие новые средства маркетинга, как интернет. Я надеюсь, что наши издания Lеntа.ru, Gazeta.ru, Afisha.ru, Rambler.ru, LiveJournal.ru смогут промаркетировать фильм, показать трейлеры, показать интервью с актерами, показать фильм о фильме. И вообще наполнить дополнительным ветром и без того красивые истории.

Вы один покупали эти сети?

Один. Вообще я к партнерствам отношусь очень хорошо, но вот в этой ситуации у меня партнеров не было.

Мы предполагаем, что вы вложили $250 млн.

Это похоже на правду.

А вы привлекали кредитные средства?

Да, собственные средства и кредиты.

Кто кредитовал и в каком объеме?

Я взял кредит в банке «Открытие».

Это было когда?

Это было в начале года.

Эти средства пошли именно на покупку или понадобились еще и для того, чтобы разобраться с долгами, например, этих сетей?

Нет. Долги у них были, но это те средства, которые пошли непосредственно акционерам — А1, «Нафта Москва» и Владимиру Захарову.

Фридман тоже большой фанат кино. Как он вообще уступил?

Ну, Михаил Фридман, действительно, большой фанат кино, он очень любит кино. Но мне кажется, что бизнес он любит больше, чем кино.

То есть для него это был не бизнес.

Для него это был непрофильный бизнес, и, мне кажется, Михаил Маратович прав, что относится к бизнесу как к бизнесу. И он даже не любит, когда примешивается какое-то личное чувство.

А вы любите?

Я не то что люблю, я просто не могу с этим совладать, у меня нет такой силы воли, как у Михаила Маратовича.

Когда начались переговоры по тем двум сетям?

Позднее лето — начало осени 2016 года.

А какой экономический эффект получился от объединения этих сетей и соединения с вашими медийными активами?

Ничего еще не соединено пока что. Все находится в процессе подготовки к правильной организации. Ну, собственно говоря, ни для кого не является тайной, что если берешь первое и второе, то ты можешь получить чуть больше, чем 1+1. К тому же существует возможность сэкономить на издержках. На рынке были активы, всем известные и понятные. И, как обычно, никто за ними не пришел.

То есть вы были единственным покупателем?

Так и в Англии было с Waterstones — эту компанию никто не покупал.

С чем это связано?

Связано было с оценкой инвесторами привлекательности того или иного проекта. Например, на Waterstones в 2011 году все смотрели как на покойника. Все говорили, что книги будут читать в электронном виде, а бумажная книга умерла и эта компания умерла. А сейчас продажи электронных книг особо не растут, Waterstones зарабатывает около $50 млн.

Невероятно.

Так что и с киносетями никто мне в спину не дышал, никакой интриги не было, нужно было договориться правильно по цене и срокам. Другое дело, что покупать их по отдельности не было смысла, был смысл покупать только две, тогда у всей этой истории появлялась какая-то перспектива и инвестиционный потенциал. А уже как гармонизировать медиа и кино, надо думать. Для начала маркетинг. Мы ходим в кино, по-моему, в три раза реже, чем французы, и в четыре раза реже, чем англичане, при сопоставимой стоимости билетов. Мне кажется, что люди не знают, какого качества это удовольствие. Конечно, у нас народ много времени проводит, глядя в телевизор, как выразился Борис Гребенщиков. Но чем больше будет хорошего кино, чем больше маркетинга, чем больше информации, тем чаще люди будут ходить в кино. Я верю, что свободного времени у городских жителей будет все больше. Это связано как с автоматизацией труда, так и с тем, что много становится работы, не привязанной к своему постоянному месту, фриланса, много таких индустрий, персонал которых может позволить себе работать удаленно, из кафе. У людей неизбежно будет высвобождаться время на качественные развлечения. Я верю в киносмотрение в кинотеатрах, потому что это важная форма социализации. Как люди сейчас не очень любят готовить дома, а предпочитают ходить в кафе, встречаться там за стаканом воды, чашкой чая и беседовать. Поход в кино такая же социализация: новые люди, новые впечатления. Смотреть на большом экране — это прекрасно. Кинотеатр — это когда вы приходите, гаснет свет и вы превращаетесь в ребенка.

А как вы выстраиваете отношения с крупными дистрибьюторами?

Я сам с крупными дистрибьюторами пока не встречался. А так выстраивает генеральный директор Роман Линин, он встречается с дистрибьюторами.

Они претендуют на часть выручки «Рамблер.Кассы»?

Есть некоторые дистрибьюторы, которые претендуют на часть выручки «Рамблер.Кассы». «Рамблер.Касса» — это сервис продажи онлайн-билетов. Мы продаем удобство. Человек может выбрать кинотеатр, сеанс, место, он может не спешить и приехать ровно к началу киносеанса. Все это стоит в среднем 25 рублей — это меньше, чем проехать одну остановку на автобусе до кинотеатра, где можно купить билеты без этой комиссии. «Рамблер.Касса» — сложный дорогой сервис, который помогает кинотеатрам привлекать новых зрителей в кинозалы. Цена билета остается неизменной, и она делится с производителем пополам.

Вы планируете еще инвестиции в киноиндустрию?

Во-первых, я хочу посмотреть, как пойдет. Пока эта машина не свинчена. Мы завершим интеграцию двух сетей к концу года. Мы хотим уточнить репертуар кинотеатров, находящихся близко друг к другу, сделать его разным, чтобы одной и той же аудитории показать более широкий репертуар фильмов. Над этим мы работаем, поэтому, я думаю, весь 2018 год уйдет у нас на интеграцию, на работу по оживлению немного подзатухших секторов кинобизнеса, таких как продажа рекламы перед началом фильма, оптимизация работы персонала, улучшение качества сервиса, работы над репертуаром. Нужно проверить, все ли хорошо в самих кинотеатрах, и посмотреть, как мы можем маркетировать кино, чтобы повысить посещаемость. В зависимости от результатов этой работы можно планировать инвестиции. Но еще раз говорю, кинобизнес — это не только кинопоказ. Много есть историй, это и онлайн, и производство, и кинопоказ, и кинопрокат, реклама внутри — он состоит из большого количества элементов, и мы изучаем внимательно, в каком направлении было бы правильнее двигаться.

Новые кинотеатры собираетесь открывать?

Мы будем открывать новые кинотеатры там, где открываются новые торговые центры, как сейчас в Бутово «Бутово молл», чтобы не терять точки возможного присутствия. Вот такие отдельные истории мы смотрим.

А вы не думаете о том, что, возможно, когда-то продадите этот проект.

Я сейчас об этом вообще не думаю, честно говоря, он в таком состоянии, что даже неправильно об этом думать. Я сейчас думаю, как правильно его построить так, чтобы он был живым, приятным, любимым, очень важно, чтобы он был такой, как «Пионер»: условно говоря, меня не все любят, а «Пионер» любят все. Мне это нравится.

А название для единой сети вы придумали?

У меня его пока нет.

Ну не «Пионер» же?

Нет, не «Пионер». «Пионер» хорош в единственном числе, а во множественном пионеры, как говаривала Раневская, идут сами знаете куда. Кому-то нравится «Синема Парк», кто-то думает про новое название.

«Формула Кино» и «Синема Парк» обладают ценностью как бренды?

Они, безусловно, бренды, поскольку на слуху. Но сказать, что кинозритель говорит: я хожу только в «Формулу Кино» или в «Синема Парк», нельзя. Скорее люди идут в торговый центр, например, «Европейский» или в «Океанию». Они выбирают фильм, а потом смотрят место, решают, куда им приятнее идти: где-то они еще сделают покупки, где-то есть хорошее кафе, недалеко от дома, до метро легко добраться. Это «Пионер» заработал лояльность за восемь лет. И есть на свете 50 000 человек, которые время от времени к нам приходят, ну, то есть это вери гуд.

А кто ваш крупнейший конкурент?

В принципе рынок фрагментирован достаточно сильно, не за что особо конкурировать, довольно дружно все живем, у нас 14–15%, у другого 5%, у третьего 6%, у четвертого — 4%. За что тут биться? Это вот у «Яндекса» с «Гуглом» заруба. А когда у тебя 15% и ты хочешь, чтобы было 17%, сильно никого не обидишь.

Видите ли вы угрозу появления другого крупного игрока?

Это вообще первое укрупнение на этом рынке. Я читал про корейских бизнесменов, которые вроде бы интересуются, такие корейские бизнесмены, любознательные.

Вы с ними встречались?

Нет.

Ну это какие-то серьезные планы?

По-моему, да, у них серьезные планы. А могут быть не серьезные планы у корейцев? Корейцы — серьезные люди, я так скажу.

Какие изменения в госрегулировании отрасли вы считаете целесообразными?

Это огромный разговор. Вот, например, французское регулирование, оно в огромной части посвящено вопросу взаимоотношения телевидения и кино. Что такое кинопоказ по телевидению, что такое телевизионные каналы как инвесторы в кино, какие необходимы ограничения, что можно, чего нельзя — один этот пласт взаимоотношений телевидения и кино можно обсуждать целый день. Когда французы стали показывать кино по телевизору, у них прокатные сборы упали втрое. Они быстро отрегулировали эту проблему, сделав дополнение к закону о кино, который у них действует с 1947 года.

Эта проблема актуальна и для нас?

Она для всего мира актуальна. Это бесплатное эфирное телевидение, это кабельные телевизионные каналы, это кинотеатральный показ, это легальный показ в онлайне, это борьба с пиратством. Мы должны учесть баланс интересов. Для этого нужна серьезная экспертная дискуссия, чтобы появились серьезные индустриальные игроки.

А их разве нет сейчас?

Мы видим продюсерские компании, которые ежечасно требуют безвозмездной государственной финансовой поддержки под лозунгом: вырастите из нас лидеров, вырастите из нас гигантов, вырастите из нас конкурентов Голливуду. В общем-то, никто не отказывается, но нужно понимать, что стать лидером можно, только если ты успешен в кинотеатрах, а не только в получении господдержки, если ты успешен в конкуренции не только с многобюджетным Голливудом, с блокбастерами для подростков, но умеешь просто создать красивую мелодраму. Скажем, «1+1» собрал в Европе $426 млн. Это что, блокбастер, там динозавры горящие на вертолетах летают? Веселый парень опекает инвалида, и они дружат, и у них много интересного и общего. $426 млн — сборы, которые не снились вообще никому, такие сборы могут быть только у какого-нибудь «Аватара». При этом бюджет около €10 млн.

А вы какое кино любите?

Я люблю, например, «Берегись автомобиля». Я предпочитаю такого типа кино, антропоцентричное, где все посвящено изучению обстоятельств человеческой жизни или любованию подвигом человека в экстремальной ситуации, просто поведением человека в момент какого-то выбора. Мне нравится гуманистическое кино, которое призывает к любви к человеку. Это может быть мелодрама или комедия, а может быть приключенческое кино или экшен, даже детектив. Я, естественно, люблю ироничное кино.

А вам важно, чтобы добро побеждало зло?

Мне это, честно говоря, не важно, мне очень важно, чтобы дети не болели в фильме, на это мне как-то трудно смотреть.

А кино конструирует реальность?

Дополняет. Сильно дополняет и сильно обогащает воображение как часть нашего эмпирического опыта. Я могу так сказать: впечатление от книги может быть на всю жизнь. Книга может сделать в тебе коррекцию на всю жизнь. Кино может захватить на несколько месяцев, и возможна какая-то менее значительная, но коррекция характера, образа жизни, привычки, оно как-то может гармонизировать, может немножко подействовать деструктивно, но хорошее кино, конечно, отличается тем, что формирует человека в развитии. Хорошее кино — необязательно кино трудное, тяжелое и серьезное, мрачное. Где Шостакович, там и Моцарт.

Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 28 декабря 2017 > № 2440672 Александр Мамут


Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 26 декабря 2017 > № 2507452 Елена Шубина

«Издательское дело – постоянная зона риска». Елена Шубина о книжном рынке и коммерческой литературе

Екатерина Писарева

Культурный обозреватель, журналист, киноредактор

Глава редакции «ЕШ», выпускающей произведения Людмилы Улицкой, Захара Прилепина, Дмитрия Быкова и других звезд современной русской литературы, о границах между рыночными перспективами и художественной ценностью текста и конкуренции в издательском бизнесе

Имя издателя Елены Шубиной, ведущего специалиста в области современной русской прозы, хорошо известно в России и за рубежом. В 2012 году ее редакция была выделена в отдельный бренд внутри крупнейшего в России издательского холдинга АСТ — «Редакция Елены Шубиной». Логотип «ЕШ» на обложке книги стал знаком качества для всех интересующихся интеллектуальной литературой и «высокой прозой». Среди авторов «РЕШ» — Людмила Улицкая, Татьяна Толстая, Алексей Иванов, Леонид Юзефович, Андрей Рубанов, Дмитрий Быков, Александр Иличевский, Захар Прилепин и многие другие.

Как вы решили стать издателем, что привело вас в профессию?

Я окончила филологический факультет МГУ им. Ломоносова. Выпускники филфаков – это люди с хорошим образованием, но по сути без профессии: все зависит от того, кто станет твоими учителями дальше. Мне повезло — я почти сразу оказалась в «Редакции критики и литературоведения» издательства «Советский писатель», а там работали асы издательского дела и крутые филологи. Потом была «Энциклопедия», журналы «Литературное обозрение» и «Дружба народов», отдел прозы. А уж оттуда я пришла в «ВАГРИУС», издательство очень необычное для середины девяностых. Оно не было ориентировано на быстрые коммерческие проекты, как многие новички на российском книжном рынке. «ВАГРИУС» буквально сохранил возможности для изданий современной русской прозы и мемуаристики. Я вижу, как «вагриусовские» книги до сих пор питают многие издательские направления – например, серия биографий «Мой ХХ век», можно сказать, разнесена по разным проектам разных издательств практически буквально, вплоть до простого воспроизведения наших книг.

Но ведь и вы, когда стали работать в АСТ, могли взять с собой все наработанное и просто воспроизводить это на новой площадке.

Со мной пришли мои авторы, с которыми можно было создавать новое. А повторять уже сделанное мне не интересно.

Вы пришли в издательский холдинг АСТ в 2008 году, и вскоре появился новый бренд – «Редакция Елены Шубиной». Чем-то пришлось пожертвовать при переходе из одного издательства в другое? И существует ли для авторов разница между издательствами как брендами или фигура издателя сама по себе является брендом?

На тот момент в «Вагриусе» сложилась непростая экономическая ситуация. Мне нелегко далось решение уйти с «намоленного места». Но вопрос встал просто о том, сохраню ли я своих авторов или отдам в чужие руки, тем более что потери уже начались: ушли Улицкая и Пелевин. Я очень благодарна Михаилу Шишкину, Александру Кабакову, Захару Прилепину, Ольге Славниковой, Павлу Басинскому и другим авторам, что они пошли со мной. Риск был. На тот момент АСТ имел минимальный опыт издания «высокой литературы», но авторы и мои молодые сотрудники разделили со мной этот риск. Мне кажется, это и есть ответ на ваш вопрос.

Конкурентна ли профессия издателя?

Издательский бизнес – один из самых конкурентных. Чуть зазеваешься – и могут увидеть автора раньше тебя. В жизни каждого издателя есть момент, когда он, как герой «Мастера и Маргариты», скажет: «О, как я угадал!» Или наоборот: «Как же это я упустил…». Любая профессия начинает работать на тебя, когда ты уже как следует поработал на нее. Логотип «ЕШ» появился позднее, чем в книжных магазинах стали обращать внимание на наши книги. Но издательское дело – это еще и постоянная зона риска. Принимая решение об издании книги, нужно просчитать очень многое — аудиторию прежде всего. Но сначала полюбить – или представить, что эту книгу полюбит другой человек.

А сами вы пишете? Могут ли редакторы реализовывать свои писательские амбиции или произойдет столкновение интересов?

Редакторы могут реализовывать свои писательские амбиции, если ты Николай Алексеевич Некрасов, к примеру. Талант писателя – то же, что и талант композитора или художника. Профессия тут ни при чем. Я пишу достаточно много дежурных текстов, сопровождающих издание книг, я комментировала произведения Андрея Платонова, писала рецензии, но к литературному дару, если иметь в виду написание романа, это не имеет никакого отношения — это просто часть гуманитарного образования.

Вы издавали Платонова…

Да. Я издала пять книг о творчестве Андрея Платонова. Двухтомник «Материалы к биографии Андрея Платонова», сборник пьес «Ноев Ковчег», книгу Льва Шубина «Поиски смысла отдельного существования», первое издание писем Платонова. Большую часть из них – вместе с Платоновской группой ИМЛИ АН СССР, которой руководит Наталья Корниенко.

Могут ли в России небольшие издательства (small press) конкурировать с крупными, как это происходит на Западе? Есть ли у них какие-то преимущества перед крупными холдингами?

Мы, «Редакция Елены Шубиной», – часть большого издательского холдинга, и преимущество такого положения, безусловно, есть: проще решаются вопросы дистрибуции, реализации, продвижения книг на рынке. Так сложилось. На Западе, где «поглощение и слияние» маленьких издательств в большие конгломераты – тоже некая реальность, small press тем не менее сохраняют свою самостоятельность и идентичность, и с вопросом дистрибуции у них все в порядке. У нас достаточно отъехать условно «за пределы большого кольца» – и книг нет. Точнее, для начала нет книжных магазинов, они закрываются практически каждый день. Я очень много езжу в провинцию вместе с авторами на встречи с читателями, в библиотеки. Книги приходится зачастую «возить на себе», потому что не можем же мы представлять автора «нагишом», без книг. Зачем он тогда приехал? Просто поговорить? А ведь когда-то в обязательном порядке в каждом магазине, каждой библиотеке должны были быть книжные новинки.

Вы маленькое издательство в большом холдинге. Какое-то давление руководства в части выбора книг или тиражной политики чувствуете?

Это вопрос не давления, а стратегии, которую я выстраиваю сама — и должна ее отстоять. Как правило, мне доверяют.

Книги «Редакции Елены Шубиной» всегда находятся под пристальным вниманием жюри всевозможных литературных премий, можно сказать, то, что вы издаете, – литература «премиального» сегмента. Как по-вашему, насколько литературные премии отражают тенденции рынка?

Я с вами сразу буду спорить. У некоторых такое впечатление, что книга получила премию — и мы ее издали. Все ровно наоборот. Сначала мы издаем книгу, а потом ее номинируют или не номинируют на премии. Я никогда не задумываюсь, оценивая ее, будет ли она премиальной, хотя, конечно, это большое подспорье в ее дальнейшем продвижении. Конечно, мы номинируем наши книги на различные премии: иногда выигрываем, иногда проигрываем.

Где пролегают границы между рыночной перспективой и художественной ценностью текста?

Существует достаточно плоское представление о коммерческой (рыночной) и некоммерческой литературе. Что считать коммерческим? «Лавр» Водолазкина – коммерческий? Гузель Яхина с ее романом «Зулейха открывает глаза»? Алексей Иванов – чудо нашей прозы? Роман «Женщины Лазаря» Марины Степновой? «Каменный мост» Александра Терехова? «Обитель» Захара Прилепина? Я назвала книги с высокими тиражами, то есть те, за которые проголосовал читатель. Ну, с Гузель Яхиной немного проще. Если верить социологам, то большинство читателей – женщины, а тут все-таки женская судьба плюс экзотический материал — равно героиня с языческим сознанием ломает (вернее, ей ломают) свою судьбу, плюс интерес к истории 30-х годов – все это работает. Ну а «Лавр» с его средневековым героем и странным языком? Я не раз уже говорила, что мы недооцениваем нашего читателя. А он явно ждет, чтобы его удивили – интересной личной историей, интригой, в том числе и интригой языка. И вот тогда «художественная ценность» подчинит себе «рынок».

А формат и объем книги влияют на ее издательскую историю? Существует мнение, что начинающему автору намного сложнее пробиться на книжный рынок с рассказами, нежели с романом. Вообще есть предубеждение против сборников рассказов?

Если писатель неизвестен или недостаточно популярен, увы, отчасти это так. Но только отчасти. Согласитесь, логично, если издательская история молодого автора начинается с короткой прозы. Правда, мы знаем случаи, когда в 27 лет были написаны «Герой нашего времени» и «Будденброки». А Татьяна Толстая выпустила первым сборник рассказов и сразу стала безумно популярна.

Как считаете, должен ли начинающий автор пройти институции в виде толстых литературных журналов и что они дают для издательской истории? Следите ли вы за ними?

Издатель должен жить с широко открытыми глазами – следить за всем: и толстые литературные журналы, и Интернет, и постоянный контакт с литературными агентами, и самотек, который мы читаем, и из этого тоже что-то получается. Что касается толстых журналов, это действительно прекрасная площадка для публикаций именно короткой прозы. Редакторы толстых литературных журналов – мои коллеги. У нас постоянно идет обмен мнениями. Другое дело, что современные издательства бывают мобильнее, чем «толстяки». Мы можем издать быстрее, и это не значит, что текст подготовлен хуже.

А как вы относитесь к print-on-demand (печать книги по запросу от читателя. – Forbes Woman) и возникновению виртуальных издательств наподобие Bookscriptor, Ridero, SelfPub? Повлияли ли они на издательский рынок?

Прекрасно отношусь. Книжный рынок (кстати, и само понятие теперь претерпело изменения) должен быть разнообразным. Ridero к моменту объявления премии «Лицей» выпустили небольшим тиражом те рассказы, которые были в шорт-листе, но нам это никак не помешало выпустить книжку тиражом в 2000 экземпляров. Я за Ridero, за «Книги по требованию», за виртуальные издательства, за самопубликацию. Пусть все будет.

Влияют ли СМИ на распространение книг? Насколько помогают в продажах книжные рецензии и обзоры?

Книга не должна быть невидимкой, к ней нужно привлекать внимание. Обзоры литературы Галины Юзефович в «Медузе», портал «Горький», «Colta.ru», нечастые отклики в «Новой газете», НГ-Exlibris, профессиональные журналы типа «Читаем вместе»… Я это называю «легкой кавалерией» – и для нас они важны. Ведь книга как новинка живет не более месяца-двух, и нам важен быстрый отклик. В толстых журналах могут быть прекрасные аналитические статьи, большие обзоры, но это уже потом.

Сейчас все чаще в искусстве «эстетическое» приравнивается к «политическому». Можно ли сказать, что публикация (издание текста) — акт солидаризации, в том числе по политическим взглядам? Или литература может существовать в отрыве от политики?

Издание романа Захара Прилепина «Обитель» и рядом прозы Людмилы Улицкой или, скажем, Дмитрия Быкова для меня не составляет никакой проблемы. Это не значит, что мне все равно: у меня есть свои взгляды — но я верю абсолютно, что если талантливый человек написал талантливый роман, то он не пойдет в нем на какую-то грубую прокламацию своих взглядов. Кнут Гамсун в какой-то момент стал нерукоподаваемым, когда он поддержал фашистскую идеологию, и что же – от этого его романы стали хуже? Я думаю, что серьезный момент был в литературе, когда вышел роман Джонатана Литтелла «Благоволительницы». Он показал, что возможно произведение о Второй мировой войне, написанное с точки зрения зла, то есть совершенно другого взгляда на войну, на события и психологию ее участников, и этот роман вызвал большой интерес у русских читателей. Я мало слежу за сегодняшними СМИ, но совсем недавно была какая-то скандальная история с нашим старшеклассником в Германии: он в своем выступлении якобы пожалел немецких военнопленных. И какие же посыпались упреки… Бог с вами, откройте книгу, которую собрали мы с Людмилой Улицкой «Детство 45 – 53: а завтра будет счастье» – воспоминания детей первых послевоенных лет. Там очень много текстов о том, как наши русские люди (и дети!) жалели пленных «фрицев», делились едой и пр.

Как вы считаете, наших русских писателей испортил крымский вопрос?

Мне кажется, «крымнаш» и «крымненаш» стало уже почти анекдотом. Даже по отношению к каким-то острым вопросам надо уметь проявлять широту в повседневном общении. Недавно прочитала книгу Карла Проффера «Без купюр». Он пишет, что в американском обществе люди с разными взглядами в области политики, встречаясь на party, не устраивают дискуссий – в смысле не поливают друг друга. Мне это нравится. Все уже подустали от этого разделения, разве нет?

Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 26 декабря 2017 > № 2507452 Елена Шубина


Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > amurmedia.ru, 25 декабря 2017 > № 2451602 Эдгар Запашный

Эдгар Запашный: На границе с Китаем надо построить второй Лас-Вегас

О будущем циркового искусства в интервью с директором Большого Московского Цирка и генпродюсером Всемирного фестиваля «ИДОЛ»

Артист с мировым именем и директор Большого Московского государственного цирка Эдгар Запашный в интервью корр. ИА AmurMedia в Москве рассказал о тонкостях организации гастролей в регионах, о мировых турах, о развитии циркового искусства на Дальнем Востоке и поделился планами выхода Всемирного фестиваля циркового искусства "ИДОЛ" за пределы Москвы и России. Кроме этого Эдгар Запашный предложил бизнес-стратегию для развития Дальнего Востока.

– Сегодня мы не будем говорить об артистической части Вашей деятельности, об этом и так все знают. Хотелось бы поговорить с Вами как с менеджером. Есть Министерство развития Дальнего Востока, где только 20% — чиновники, а 80% — менеджеры, бизнесмены. Вы – артист с мировым именем, и вот сейчас стали менеджером очень крупного предприятия. Как вы к этому пришли?

– Признаюсь честно, для того, чтобы стать успешным артистом, надо быть и хорошим менеджером. Я это очень рано понял. Когда знаний не хватало, все время у кого-то учился. Я переступил пороги всех наших продюсеров. Появился "Витас" – я пошел к его продюсеру Сергею Пудовкину. Появился Александр Ванштейн, который сделал мюзикл "Метро" – я пошел к нему. Я ходил к людям, которые создают, творят. И везде получал один и тот же ответ: "Эдгар, цирк – это не то. Это бесперспективно и финансово не выгодно!". Я с этим никогда не соглашался.

В 97-м году в Екатеринбурге ко мне пришел мой друг и принес запись ирландского шоу "Lord of the Dance". Я взахлеб посмотрел и влюбился в Майкла Флэтли, потом на протяжении нескольких лет следил за его творчеством. Через некоторое время я получил информацию, что он – единовластный владелец этого шоу. И вот я понял, что если бы Майкл Флэтли обратился бы ко всем тем людям, к каким обращался я, и сказал, что будет бить чечетку и собирать стадионы по 50 тысяч, они бы его точно также послали, как и меня. Но сейчас у него состояние в 400 миллионов долларов. Он поверил в успех своего предприятия. Я понял, что нужно стать Майклом Флэтли. Надо взять всё в свои руки. И с момента, когда мы с братом стали сами себя продюсировать, сами стали вкладываться в собственное творчество и заявлять о себе, началось очень быстрое развитие. Теперь мне больше никто не нужен, кроме меня самого, брата и мамы. Я себя называю человеком, заточенным под деньги. Из нас двоих брат – творец, а я – деньги.

– Как успешный менеджер, какую бизнес-стратегию Вы могли бы предложить Дальнему Востоку?

– Я вот иногда думаю, если бы я был президентом страны, какие бы вещи поменял, чтобы страна начала зарабатывать деньги. Я убежден, что на Дальнем Востоке в пределах границ Китая нужно обнести бетоном город, сделать его свободным для посещения одних китайцев и построить там второй Лас-Вегас. При этом Китай на юге у себя сделал Макао, я уже три раза там был, туда китайцы едут тратить деньги. Потому что на территории Китая казино запрещены. И у нас они запрещены. При этом у нас есть отдельные свободные игровые зоны, которые вообще не работают.

— Во Владивостоке, кстати.

– Они не работают, просто выкачивают деньги у местного населения, чего не должно происходить. Поэтому я и говорю – нужен город с бетонной границей.

— Как аэропорт в Израиле?

– Вроде того. Нужно чтобы китайцы свободно и легально пересекали границу, не нарушая своего законодательства. Сегодня это неимоверно богатая нация, это люди, которые лихо тратят деньги. Они – это мы 2000-го года. Я не понимаю, почему этот проект не реализуется. Я не понимаю, что это за четыре игровые зоны, которые правительство пытается реализовать. В Сочи, наверное, более-менее какая-то ясность есть. Туризм, действительно, начинает как-то существовать. Но точно такую же игровую зону надо делать в Калининграде, объявив ее свободной. Эту небольшую территорию контролировать мы сможем. Уверен, что в кратчайшие сроки это даст очень сильные дивиденды финансового характера.

– Сейчас ввели электронную визу для стран АТР и она уже работает.

– И это очень хорошо. Ведь сейчас у нас всё внимание туристов сконцентрировано на "Золотом кольце" и других городах центральной России. Есть ряд американских городов, которые мы с вами знаем наизусть: Лас-Вегас, Лос-Анжелес, Сан-Франциско, Чикаго. Любой житель нашей страны назовет как минимум 10 американских городов. При этом я уверен, что не любой американец назовет даже три русских города.

– Когда Демиса Руссоса приглашали во Владивосток, он спросил: "Владивосток – это Япония?". Для меня это было шоком.

– А для меня – нет. Это неправильный PR, как говорится. Новосибирск – огромный мегаполис – 2,5 миллиона жителей, Иркутск – богом забытый город, хотя стоит на Байкале, в шаговой доступности к одному из самых лучших природных мест в мире. Поэтому Дальний Восток требует особого к себе отношения. Но все продолжает течь в Москву. Самое главное – отток кадров, людям на местах не создаются условия.

– Раз мы затронули тему Дальнего Востока, как обстоят дела с цирками в регионах? В Иркутске, Уссурийске, Владивостоке, Хабаровске стоят полноценные цирки, за последние 10 лет было вложено много денег. Что с ними? Чего им не хватает? Ведь там есть и люди, и традиция.

– Цирк, как и любое другое искусство, напрямую зависит от экономической ситуации в стране. Римская пословица "Хлеба и зрелищ народу" как работала, так и работает. Народ живет в двух направлениях: обеспечения себя, семьи и второе – развлечения. Иначе жизнь становится неинтересной. Если в региональных городах общий доход населения падает, то автоматически падает посещение любого театрального искусства, любого спортивного мероприятия. Это априори. В крупных городах вроде Новосибирска, Екатеринбурга, Владивостока ситуация с цирками более-менее нормальная. Конечно, это проблема внутреннего обустройства компании "Росгосцирк", цирки принадлежат этой компании. Есть серьезные географические сложности. Транспортировка любой программы, особенно во Владивосток – это серьезные затраты. Например, чтобы сегодня братьям Запашным со своими 20 фургонами только оборудования оказаться во Владивостоке, надо либо продать билеты тысяч по 100 каждый, либо добраться туда гастролируя пошагово – Тюмень и пошли дальше. Точно так же обратно вернуться. Поэтому Владивосток – это отдельная история.

Но у Владивостока есть одно географическое преимущество. Все программы, которые идут в Японию на гастроли, идут через Владивосток. И это хорошо. Поэтому владивостокский зритель избалован хорошими программами. Наверное, в связи с этим и руководство города, и руководство "Газпрома" приняли беспрецедентное решение взять на временный баланс цирк Владивостока, отремонтировать его и вернуть "Росгосцирку". Надеемся, что скоро состоится открытие.

Конечно, продукт, который представляется зрителю, должен быть высокого качества, потому что цирк – это искусство, очень сильно отличающееся от кино. Если вы сходили на неудачный фильм, вы говорите: "Фильм – дерьмо". А если вы сходили на неудачную программу, вы говорите: "Цирк – дерьмо". И затащить вас на более интересную и раскрученную цирковую программу уже будет тяжело. Поэтому здесь ни в коем случае нельзя допускать зрительского разочарования. С чем и борется новое руководство компании "Росгосцирк", убирая весь непрофессиональный балласт, борясь с некачественными номерами, проводя непопулярные реформы, и с этим связано большое количество скандалов. Сейчас на рынок вышел Большой Московский цирк, и вот в Екатеринбурге закончились гастроли нашего шоу "Снежная королева" в постановке брата Аскольда. Наши артисты уже отработали в Туле, в Нижнем Новгороде. Уверен, это будет пользоваться успехом, и мы будем готовы выпустить еще одно шоу.

Московский цирк является хорошей кузницей для создания новых спектаклей. Здесь у нас налажен диалог с компанией "Росгосцирк". Но, к сожалению, мы до сих пор не имеем ни одного международного проекта при поддержке государства. Ни Росгосцирк, ни цирк Никулина, ни Большой Московский цирк не имеют сегодня нужной идеологической и финансовой поддержки государства для того, чтобы мы могли преодолеть серьёзное сопротивление и вывозить наш продукт за границу.

— А Дягилевские недели в Париже?

– Это капля в море. За последние два года мы провели гастроли в Латвии, Эстонии, Болгарии, Дубаях, Белоруссии, Монте-Карло. Нам есть чем похвастаться. Но это вылазки. А “Cirque du Soleil”, например, когда делает тур, то через год по этому же маршруту едет вторая программа, третья, пятая… У них уже всё отлажено и государство им очень сильно финансово помогло.

– У Вас большой цирк, где есть животные, аттракционы, что усложняет ситуацию с транспортировкой, логистикой. Считаете ли Вы, как менеджер, что рано или поздно придется уходить в формат канадского цирка, не аренного, а сценического? Они в основном возят воздушную акробатику, шоу, музыку и ушли от содержания животных, аттракционов.

– В этом успеха нет. Я вам могу привести небольшой, но очень поучительный пример. Мы в этом году в Болгарии провели гастроли. Ровно через неделю на этом же стадионе-десятитысячнике работал "Cirque du Soleil". Если тысячи полторы сидело на их шоу, то и слава богу. Мои менеджеры очень боялись, так как мы запустили рекламные кампании вместе с "Cirque du Soleil”. Они говорили: "Эдгар, на них пойдут, а к нам – нет". Я говорю: "Будет наоборот. Мы первый раз сюда едем, и у нас есть животные". Так оно и произошло. Посмотрите, все реже и реже "du Soleil" приезжает к нам в страну.

– Последние два шоу у них были провальными.

– Потому что интерес зрителей падает. Есть ограниченность жанра – клоуны и акробаты. У них шикарно гастроли проходят там, где они выступают первый и второй раз. Сходить на них престижно, это считается уровнем, хорошим тоном. Но, как четко подметила моя бывшая девушка, мама моих детей, когда посмотрела первый раз "du Soleil": "Я все поняла. Икра заморская, баклажанная". Помните, как в фильме люди ею дивились? Но потом, когда ты ее пробуешь, понимаешь, что это просто баклажанная икра. Я не умаляю их достоинства. Это величайший цирк в истории. Он занял свою нишу, у него высокий бюджет. Но нам надо завоевывать именно свою нишу. Просто доказывать свою состоятельность, просто показывать, что должно быть и как. Потому что Малевич есть Малевич. Он – один. Но это не значит, что Айвазовского надо прятать за шкаф. Есть классика, которая была и будет.

– Всем понятно, что для любого приезжего основное зрелище – это два места – Третьяковская галерея и Красная площадь. Что делать цирку в регионе? Он так и должен жить за счет "Дай бог, приедут Запашные? Свои программы делать или ждать, когда "Росцирк" привезет свои готовые аттракционы?

– Во-первых, надо понять людям на местах, что цирк – это одно из немногих искусств, которое объединяют семью. Вот я вчера со своими детьми пошел на мультик "Эмоджи". Спал весь фильм, но пошел. С семьей. Губернаторы и мэры должны понимать, что цирк обязан блестеть, ему надо помочь хотя бы из тех соображений, что публика – это электорат. Бабушки и дедушки будут голосовать, мамы и папы будут голосовать. И когда они приходят, а там сидушки плохие, в туалетах воняет, они говорят: "Это всё губернатор виноват…". И всё. Президент Удмуртии Александр Волков, экс-губернатор Нижегородской области Валерий Шанцев поняли это в своё время. Они всё отремонтировали, навели порядок. Во Владивостоке наконец-то это тоже поняли. Ведь куча всяких проектов, социальную рекламу разрешают где попало. Почему в любом городе не выделить на постоянной основе 30 бесплатных рекламных щитов для цирка? Город-то не обеднеет, все равно в качестве налога с продажи билетов все это потом вернется. Люди хотят куда-то ходить с семьей. А во многих городах нет зоопарка, нет достойных детских театров. И в принципе детей некуда водить.

– А кадры где брать?

– Одно вытекает из другого. Когда цирк начнет потихонечку осознавать, что ему создали условия, он начнет подтягиваться под них. Нас с братом зовут по всей стране. Например, я знаю, что цирк в Костроме в ужаснейшем состоянии, но я приеду, и зритель мне поверит, скажет, что это те самые Запашные и надо брать билеты. Но они придут туда на сидушки, которые видел еще Хрущев, на то качество звука, которым можно только мышей распугивать. Тогда они скажут: "Запашные, вы неправы. Нельзя нас так не уважать". Нельзя идти в туалет и бояться дотронуться до ручки. А между тем, наш зритель очень благодарный. Я работал более чем в 30 странах мира. И знаю, что наш зритель – один из самых требовательных. И когда он аплодирует, ты знаешь, что ты это заработал, заслужил. Это очень важно.

– В одном из интервью Вы говорили, что проводите глобальную работу по ценообразованию. То есть вы хотите, чтобы искусство было доступным для всех. Как быть с региональным ценообразованием? Не всякий себе может позволить средний концерт от 5000 рублей за билет и выше. Стас Михайлов – до 20 тысяч. Бабушки кредиты берут, чтобы сходить на Ваенгу.

– В цирке таких цен нет и никогда не было. Самые дорогие билеты, которые вообще в истории цирка продавались – на братьев Запашных в "Лужниках", где мы работаем 10 лет. Да и то, официальные билеты мы с братом ни разу дороже 10 или 15 тысяч не поднимали. В Большой Московский цирк самые дорогие билеты стоят 2500-3000 на первые ряды, и 5000 – в вип-ложу. Я себе как директор Большого Московского цирка установил табу: не поднимать цены, делать искусство доступным, за счет заполняемости зала мы будем жить и развиваться. И это у нас получается. Средняя цена билета у нас где-то 700 рублей. Для московского зрителя это вполне реально. Но у нас и самые дорогие программы выступлений, меньше 100 человек у нас не работает. При этом для нас личный заработок не стоит в таком приоритете, как у звезд. Мы все-таки работаем в большей степени на развитие, на доступность.

– Готовы ли братья Запашные взять на себя миссию популяризации цирка в России? Сейчас есть международный фестиваль "ИДОЛ". Сможет ли он поехать в регионы?

– Уверен, что у международного фестиваля "ИДОЛ" огромное будущее, он уже поднялся выше топовых фестивалей мира. Мы действительно видим невероятное желание людей участвовать в нашем фестивале. Я приятно удивлен, что несколько наших звезд за последнюю неделю мне позвонили и сказали: "Эдгар, а почему ты меня не приглашаешь в члены жюри?". Они уже понимают уровень. У меня есть идея проводить фестиваль "ИДОЛ" в нескольких странах. Первая страна, с которой я решил начать – Белоруссия. У меня с ней очень теплые отношения. Я уже неоднократно разговаривал с руководителем аппарата президента и министром культуры о проведении фестиваля. Там в двух городах находятся цирки. Это в Гомеле и в Минске. И как раз руководство Белоруссии заинтересовано в развитии других городов. Что касается фестивального движения в нашей стране, то оно неплохо развито. Всемирный фестиваль циркового искусства "Идол" проходит на протяжении 5 лет, всемирный фестиваль клоунов в Екатеринбурге пройдет в 10-ый раз, а Ижевскому международному цирковому фестивалю исполнится 11 лет. При этом я вижу, что "Монте-Карло", имеющий самые большие традиции, в январе пойдет уже 42-ой раз. С каждым годом он сталкивается с серьезными проблемами. И зоозащитные организации давить начинают, и телевизионное их лобби теряет позиции. Хотя раньше это транслировалось более чем в 20 странах мира. Я убежден, что в ближайшие пять лет центр циркового искусства, как фестивальное движение, переедет в Москву. Если не в 5, то в 10 лет однозначно.

Я не хочу, чтобы про Москву знала только Москва. Цирк надо продвигать в принципе. Надо поддерживать, поднимать его имиджевую составляющую. Есть стереотип, что цирк посещаю два раза в жизни: когда тебя ведут и когда ведешь ты. Либо люди идут на имена: на Куклачева, на Запашных, а этих имен, к сожалению, не очень много. Поэтому надо создавать имена и повышать общий интерес зрителя к цирку. Времена изменились, стали более коммерческие, пиар-ориентированные. Если я буду говорить: "Приходите, у меня акробаты из Монголии", вряд ли прессы много поднимется. А если Эдгар Запашный скажет, что женится на 80-летней бабушке, то в цирк я уже не зайду – столько прессы будет.

Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > amurmedia.ru, 25 декабря 2017 > № 2451602 Эдгар Запашный


Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > mid.ru, 20 декабря 2017 > № 2432537 Сергей Лавров

Выступление Министра иностранных дел России С.В.Лаврова на Общем собрании Комиссии Российской Федерации по делам ЮНЕСКО, Москва, 20 декабря 2017 года

Уважаемые коллеги, дорогие друзья,

Рад вас приветствовать на очередном Общем собрании Комиссии Российской Федерации по делам ЮНЕСКО.

Уходящий год для нашей работы, как и для работы на всех других направлениях, был очень непростым. Мы стремились отстаивать идеалы справедливости, верности международному праву, демократии в международных делах. К сожалению, объективная тенденция формирования многополярного мира наталкивается на упорное нежелание тех, кто несколько столетий вершил судьбы мира, отказываться от гегемонии, доминирования в международных делах, хотя сил для этого уже недостаточно. Более того, все проблемы, которые возникают в международных отношениях, поддаются исключительно коллективному решению.

К сожалению, международное гуманитарное взаимодействие, наша с вами работа испытывали на себе серьёзное воздействие этих попыток политизировать ситуацию, прибегать к не совсем чистоплотным методам, в т.ч. и пытаться политизировать деятельность нашей с вами организации ЮНЕСКО.

Мы выступали, выступаем и будем выступать за то, чтобы подобные попытки политизации работы этого благородного форума прекратились и чтобы все мы строго придерживались мандата нашей общей организации.

Президент России В.В.Путин, выступая на открытии Санкт-Петербургского международного культурного форума 17 ноября, отметил, что культура, искусство, просвещение – это ответ на вызовы варварства, нетерпимости, агрессивного радикализма, которые угрожают всей нашей цивилизации. Мы обратили внимание на призывы нового Генерального директора ЮНЕСКО г–жи Одре Азуле к деполитизации и решению совместными усилиями общих насущных задач. Рассчитываем, что эти намерения воплотятся в практические дела. Считаю, что залог успеха – приверженность традиционным ценностям ЮНЕСКО, обеспечение неконфронтационного характера ключевых направлений ее деятельности.

Уходящий год был успешным для нашего диалога с Организацией. Важным событием стала 39-я сессия Генеральной конференции. Пользуясь случаем, хотел бы особо поблагодарить Ольгу Юрьевну Васильеву, возглавлявшую российскую делегацию и обеспечившую весьма позитивные результаты как для Российской Федерации, так и для ЮНЕСКО в целом.

Принятая в ходе сессии новая редакция «Стратегии укрепления деятельности ЮНЕСКО по защите культуры и поощрению культурного плюрализма в случае вооруженного конфликта» отражает наши приоритеты и остается хорошей основой для поступательного развития сотрудничества в этой области. Значимым шагом на этом же направлении стало и подписание между Государственным Эрмитажем и Организацией Меморандума о взаимопонимании по вопросу об охране и восстановлении культурных ценностей в зонах конфликтов.

В связи с серьезным ущербом, нанесенным террористами богатейшему культурно-историческому наследию Ближнего Востока, мы добиваемся активизации деятельности ЮНЕСКО по восстановлению памятников Пальмиры и Алеппо. Здесь после первых позитивных импульсов, к сожалению, наступило торможение, поскольку давление, которое оказывалось и продолжает оказываться на Секретариат ЮНЕСКО, отражает тот достойный сожаления факт, что политические расчёты по-прежнему доминируют над здравым смыслом.

Значительные успехи достигнуты в деле продвижения образовательных и просветительских проектов. Как я уже сказал, в ноябре состоялась сессия Генеральной конференции, на которой было принято решение о создании под эгидой ЮНЕСКО Международного центра компетенций в горнотехническом образовании на базе Санкт-Петербургского горного университета. Решением Генконференции в календарь памятных дат на 2018-2019 гг. включены юбилейные события, связанные с именами А.М.Горького, И.С.Тургенева, А.И.Солженицина, М.И.Петипа. 2019 год по нашей инициативе провозглашен Международным годом периодической таблицы химических элементов.

В уходящем году Список всемирного наследия ЮНЕСКО пополнили еще два наших объекта – «Успенский собор и монастырь острова-града Свияжска», а также российско-монгольский природный проект «Ландшафты Даурии». Таким образом, сегодня Россия, на территории которой насчитываются 29 культурных и природных объектов всемирного наследия, входит в первую десятку государств мира по этому показателю. На повестке дня – обеспечение их сохранности при самой тесной координации между всеми профильными ведомствами и регионами.

В наших интересах задействовать потенциал ЮНЕСКО для продвижения гуманитарного сотрудничества на обширном евразийском пространстве. Данная тематика обсуждалась в ходе моей недавней встречи с главами целого ряда субъектов Российской Федерации. В частности, мы поддержали создание Евразийского культурного центра в Москве, Международного центра эпоса народов Евразии в Якутске, Археологического центра в Хакассии. В июле в Башкирии состоялся II Евразийский гуманитарный форум, посвященный вопросам профессионального образования. О высокой оценке вклада наших регионов в развитие международного гуманитарного сотрудничества свидетельствует назначение М.Ш.Шаймиева Специальным посланником ЮНЕСКО по межкультурному диалогу.

В работе ЮНЕСКО в области коммуникации и информации особое внимание уделяем защите журналистов в зонах вооруженных конфликтов, противодействию «фейковым новостям», радикализации СМИ, повышению качества профессионального образования и разработке рекомендаций этического поведения в этой сфере.

Учитывая ведущую роль ЮНЕСКО в выработке международных подходов к решению проблем, связанных с развитием информационного общества и обеспечением информационной безопасности в гуманитарной сфере, будем и далее наращивать наше участие в таких межправительственных программах, как «Информация для всех», «Развитие коммуникации», «Память мира». Продолжим оказывать всестороннюю поддержку деятельности соответствующих российских комитетов.

Приветствуем решение 202-й сессии Исполсовета ЮНЕСКО по модернизации Устава Программы «Память мира», направленной на ее деполитизацию. При активном участии Российского комитета программы ЮНЕСКО «Информация для всех» в июне в Ханты-Мансийске состоялась третья Всемирная встреча экспертов ЮНЕСКО «Многоязычие в киберпространстве в интересах инклюзивного устойчивого развития». Её проведение способствовало реализации решений Всемирного саммита по вопросам информационного общества.

Проводилась энергичная работа по укреплению наших позиций в Межправительственной океанографической комиссии, при этом мы сохранили место в Исполнительном совете этой структуры.

Достигнуты хорошие результаты в рамках Программы «Человек и биосфера». Во многом благодаря нашим усилиям на 29-й сессии Международного координационного совета – руководящего органа Программы – принято решение включить во Всемирную сеть ЮНЕСКО три российских биосферных резервата, а также создать первый в России трансграничный заповедник совместно с Казахстаном.

Среди наиболее востребованных проектов на площадке ЮНЕСКО – создание Глобальных геопарков. Приветствуем и поощряем интерес наших регионов к данному направлению. При активном содействии российского комитета Международной программы по геонаукам и геопаркам представили заявку на создание первого подобного объекта в Башкортостане. На очереди – Республика Алтай и Иркутская область.

Продолжили совместную с Минэкономразвития России и кафедрой ЮНЕСКО в МГУ работу по изучению глобальных проблем в рамках Программы ЮНЕСКО «Управление социальными преобразованиями». Ее результатом стала разработка Международной магистерской программы по социальным трансформациям.

Повышенное внимание в истекшем году уделялось формированию кластера учреждений среднего профессионального образования в рамках сети ассоциированных школ ЮНЕСКО. В мае в Ханты-Мансийске состоялась Х Международная конференция «Обь-Иртышский бассейн: молодежь изучает и сохраняет природное и культурное наследие в регионах великих рек мира» (такое длинное, но, по-моему, достаточно чёткое и конкретное название).

Большое значение придаем развитию другой образовательной сети ЮНЕСКО – Программе УНИТВИН/Кафедры ЮНЕСКО, которой в нынешнем году исполнилось 25 лет. Полагаем важным наращивать взаимодействие на данном направлении для популяризации наших научных и практических достижений, формирования объективного образа России в мировом образовательном пространстве.

В будущем году нас ждет немало ярких, интересных событий по линии ЮНЕСКО. В их числе – празднование Международного дня джаза в Санкт-Петербурге 30 апреля 2018 года. Выбор города на Неве в качестве Всемирной столицы джаза – 2018 (я рад приветствовать здесь Игоря Бутмана), конечно, говорит о признании значительного вклада России в продвижение этого прекрасного музыкального жанра.

В заключение хотел бы от души поздравить всех с наступающим Новым годом, Рождеством Христовым. Желаю вам и вашим близким всего самого доброго.

Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > mid.ru, 20 декабря 2017 > № 2432537 Сергей Лавров


Россия > СМИ, ИТ. Образование, наука > kremlin.ru, 20 декабря 2017 > № 2429647 Юрий Осипов, Сергей Кравец

Встреча с Юрием Осиповым и Сергеем Кравцом.

Академик РАН Юрий Осипов и ответственный редактор издательства «Большая российская энциклопедия» Сергей Кравец представили Владимиру Путину состоящее из 35 томов собрание Большой российской энциклопедии.

Решение об издании Большой российской энцикло­педии принято в 2002 году. В соответствии с Указом Президента научно-редакционный совет БРЭ возглавил Юрий Осипов.

В работе над статьями энцикло­педии в период с 2002 по 2017 годы приняли участие 120 академиков РАН, сотрудники ведущих научных организа­ций и университетов.

* * *

Ю.Осипов: Владимир Владимирович, в октябре 2002 года Вы издали Указ об издании Российской энциклопедии. Вот это первый том, предваряющий все издания, он номера не имеет, называется «Россия». Это Ваше приветствие к читателям.

А вот здесь 35–й том, пронумерованный, последний том. Таким образом, Ваше указание полностью выполнено, и Россия имеет универсальную научную энциклопедию. Принимали участие в этом деле, конечно, Академия наук, Московский университет, Санкт-Петербургский университет, многие выдающиеся наши научные центры, университеты и институты.

Указ, конечно, позволил привлечь к этой работе очень много известных учёных, деятелей культуры, образования, даже государственных деятелей. Они тоже участвовали в этом. Было привлечено несколько сот авторов профессиональных энциклопедических статей. Вот в этих томах более 80 тысяч статей.

Таким образом, это такая универсальная энциклопедия в том смысле, что она охватывает мир и все явления в мире.

Я думаю, позвольте мне всё–таки сказать, что не каждому государству по плечу на государственном языке создать такую энциклопедию. Создав такую энциклопедию, мы всё–таки заняли своё законное место в этом элитном клубе уникальных, универсальных научных энциклопедий. Таких всего, кроме российской, две: это Британника и Брокгауз, немецкая, вместе со шведами издают.

Мне хотелось бы сказать, что результат этой работы, достигнутый при Вашей поддержке, он ещё раз показывает, что Россия обладает огромным интеллектуальным потенциалом.

В.Путин: В какой–то момент, помню, даже остановили почти?

С.Кравец: Это был 2014 год. Тогда Ваше поручение дало такой мощный импульс. Мы завершили книжное издание. Мы полностью сделали электронную версию, она доступна. Весь русскоязычный мир может получить доступ к этим статьям.

И мы тогда благодаря Вашему поручению начали разработку совершенно нового явления – общеобразовательного национального энциклопедического портала. Мы ему сейчас предлагаем название «Россия – территория знаний». Это портал, который призван не только включить энциклопедические статьи из этой энциклопедии, из отраслевых энциклопедий, из православной энциклопедии, из энциклопедии элементарной математики – у нас много современных энциклопедий, но ещё и агрегировать достоверную информацию из музеев, институтов, университетов, чтобы она была актуальной. Сейчас главное, чтобы информация была актуальной и достоверной.

И сейчас мы приступаем, закончив это, уже в полном объёме к реализации Вашего поручения о создании такого портала. Мы, конечно, снова нуждаемся в Вашей поддержке, потому что это очень общее дело для всех.

Ю.Осипов: Вы уже давали поручение по этому вопросу в июне 2014 года. Андрей Александрович [Фурсенко] тогда много работал, помогал нам.

С.Кравец: В Правительстве создана межведомственная группа, которая сейчас этим занимается. Разработка концепции портала уже завершена. Важно, что этот портал, когда он будет готов, – это огромный потенциал для разного рода образовательных инструментов, сервисов.

В.Путин: Советская энциклопедия в каком году была завершена?

Ю.Осипов: В 1978 году.

С.Кравец: 25 лет между окончанием Советской и началом Большой российской. Большая российская – абсолютно новая энциклопедия, даже дело не в смене политических условий, хотя это очень важно, вся жизнь за 25 лет совершенно переменилась. И поэтому уже сейчас актуализируем статьи первых томов, просто актуализируем, в электронной версии уже многие статьи новые. Там можно будет прочитать [не только] статьи 2004 года, но и статьи 2017–го.

В.Путин: Что нужно сделать для того, чтобы работа пошла быстрее?

Ю.Осипов: Мы письмо Вам подготовили.

В.Путин: Хорошо.

Ю.Осипов: Владимир Владимирович, я ещё хочу сказать, что кроме видимой части на самом деле есть невидимая часть. Всё–таки Россия теперь обладает таким проверенным сводом энциклопедических знаний – колоссальный свод, систематизированный.

Кроме того, в ходе работы над энциклопедией возникли некие сообщества научных редакторов, экспертов, авторов статей. Это очень здорово, это большое достижение на самом деле.

В.Путин: Хочу поблагодарить вас и поздравить вас с результатом такой многолетней интересной и очень нужной работы. Вы правы, человек, читая в «Википедии», в интернете, получает очень много самой разнообразной и нужной информации. Но когда она неточна, тогда от неё больше вреда, чем пользы. Поэтому иметь такой эталон информационный – это дорогого стоит.

Спасибо вам большое. Поздравляю вас!

Россия > СМИ, ИТ. Образование, наука > kremlin.ru, 20 декабря 2017 > № 2429647 Юрий Осипов, Сергей Кравец


Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 19 декабря 2017 > № 2431189 Анастасия Погожева

Альтернатива корпоративу: как организовать лекцию, которая запомнится лучше праздника

Анастасия Погожева

Основатель проекта Level One, полуфиналист «Школы миллиардера» 2016-2017

Поднять настроение сотрудникам в конце рабочего года, когда дедлайны горят, можно с помощью полезного отдыха — лекции в офисе или в атмосферном месте. Например, вместо корпоратива

Как провести лекцию с пользой: как выбрать интересную тему, как найти лучших лекторов, какие организационные моменты нужно предусмотреть и как получить максимум от мероприятия?

Как выбрать тему лекции

Хорошая тема — половина успеха. Послушать такую лекцию придут больше участников, они будут внимательнее слушать и задавать вопросы. А еще тема может повлиять на восприятие вашей компании или целой отрасли.

Варианты, которые не сразу могут прийти в голову, но приводят к хорошим результатам, — провести лекции на тему громких культурных премьер, приурочить лекцию к праздникам, организовать лекцию в честь дня рождения компании или важной для компании даты, а также выбрать тему, связанную с бизнесом.

Лекции на тему громких культурных премьер: можно подготовиться к нашумевшим выставкам в Третьяковской галерее или Пушкинском музее, организовать совместное посещение концерта и узнать о музыке и ее создателях заранее, или устроить драматургический разбор самого обсуждаемого фильма года.

Лекции к праздникам. Перед 8 марта сотрудницы оценят лекции про моду, стиль и этикет. На Новый год хорошо воспринимаются лекции, создающие радостный настрой: например, лекция про традиции Рождества или мастер-класс по праздничным украшениям. Во время детских каникул здорово организовывать «семейные» лекции для сотрудников и их детей — вам будут благодарны за такую возможность. Не забудьте про День космонавтики! Еще один прекрасный повод узнать что-то новое.

Лекция в честь дня рождения компании или важной для компании даты. Если вы планируете выход на новые рынки или материнская компания базируется за рубежом, будь то Франция, Германия или Япония, то уместно погрузить сотрудников в культуру этих стран. Другой вариант — организовать экскурсию вокруг офиса компании, чтобы связать место работы с новыми приятными воспоминаниями. Те же компании, которые организуют лекции, обычно могут предложить и экскурсию.

Лекция, связанная с бизнесом. Можно заказать лекцию про вашу отрасль, описанную с точки зрения культуры или науки — и интересно, и полезно. «Кофе в искусстве» (для компании из FMCG), «Отношение к деньгам в разных культурах» (для банковской отрасли), «Главные революции в архитектуре» (для строительной отрасли). Если вам важно всегда думать об эффективности проведенного времени, то вам подойдут лекции, направленные на развитие памяти или навыков делового этикета.

Как найти лучших лекторов

Универсальной базы лекторов не существует, поэтому поисковые системы — ваш друг номер один. Проблемы возникают тогда, когда вашей задачей становится найти не самого известного лектора, а самого хорошего оратора (что часто не совпадает). Или когда ваш бюджет ниже нескольких десятков тысяч рублей, которые может запросить в качестве гонорара «медийный» спикер.

Самая выигрышная стратегия является, к сожалению, и самой времязатратной — следить за программами крупных музеев, лекториев и культурных пространств, посещать наиболее интересные из них и делать выбор. Если вы не готовы так глубоко погружаться в тему, обращайтесь в уже существующий лекторий. Лектории заинтересованы в посещаемости, поэтому тщательно отбирают спикеров, проводят тестовые лекции и внимательно собирают обратную связь. А еще с лекторием проще заключать договор — да и сами лекторы с большим доверием отнесутся к организации, с которой сотрудничают постоянно.

Когда вы точно знаете, кого хотели бы видеть в роли лектора, то можно попробовать найти контакты самостоятельно — профили большей части спикеров с первого запроса находятся в facebook. Этот вариант имеет свои ограничения. Он не подойдет, если нужно запланировать серию лекций на разные темы или когда вам нужны гарантии, что лекция состоится. Кроме того, налоги увеличат стоимость гонорара в полтора раза, если вы захотите оформить отношения официально. Так что выгода от самостоятельного поиска не так велика, как может показаться.

Когда вы определились с кругом лекторов или подрядчиков, среди которых делаете выбор, то поищите объективные критерии, по которым можно провести оценку. Хорошо, когда есть видео или возможность послушать тему вживую, когда можно прочитать большое количество публичных отзывов, а также когда есть подтвержденный опыт выступления по важной вам теме.

Какие организационные моменты нужно предусмотреть

Здорово, если получится заранее внести лекции для сотрудников в бюджет на следующий год — особенно если вы хотите организовать серию лекций под разные поводы. Об организации конкретной лекции стоит задуматься за месяц-полтора до ее проведения — примерно на такой срок вперед расписано время хороших лекторов, так что у вас как раз будет возможность занять удобные даты. Подготовка и согласование договора тоже займет время, так что не забудьте заложить его в планирование. Лектории обычно имеют типовые договоры на проведение корпоративных лекций, а с лекторами-физлицами придется придумывать все с нуля, так что сроки могут затянуться на месяц.

Если вы планируете, что на лекцию придут разные сотрудники, а не конкретная группа людей, то сделайте рассылку с анонсом и развесьте подробные объявления в офисе. Так все, кто захочет, попадут на лекцию.

Оптимальное количество людей в группе — не больше 40 человек, лучше 25-30. Такой размер группы дает возможность сохранить взаимодействие с лектором и обсудить важные для сотрудников вопросы. Слишком мало людей — тоже плохо: вовлеченность участников часто падает в небольших группах. Если у вас большая компания — организуйте предварительную запись на лекцию, чтобы неожиданно не случился аншлаг. Примите во внимание, что из записавшихся дойдут, скорее всего, не все — так что список участников можно составить с запасом.

Стандартная продолжительность лекции — от одного до двух часов. Действительно хороший лектор «держит» группу все два часа, а часа оказывается недостаточно. Большинство компаний выбирает вариант проведения корпоративных лекций после работы.

Перерыв — дело хорошее, но пригодится только в том случае, если вы устраиваете целый обучающий день. В остальных случаях лучше обойтись без него, потому что на «раскачку» уйдет много ценного времени. Если основная цель лекции — тимбилдинг, то кофе-брейк стоит оставить на финал. Тогда участники смогут не только выдохнуть, но и пообщаться друг с другом и с лектором в неформальной обстановке.

Знакомая ситуация — лектор приходит, и его ноутбук не подключается к проектору? Чтобы этого не случилось, запросите презентацию заранее, уточните, какой нужен провод, если лектор берет свой ноутбук — в общем, сделайте все, чтобы техника работала как нужно. Забронируйте переговорку, отправьте кого-нибудь встречать лектора на ресепшен — главное, постарайтесь уменьшить количество ситуаций, где что-то может пойти не так.

Лекции «для души» сложнее учитывать в расходах, чем профильные профессиональные тренинги. Но они тоже нужны вам для дела — так что не бойтесь экспериментировать с формулировками названий, которые будут отражены в документах. Возможно, ваша бухгалтерия согласует такие названия, как «Лекция в сфере рекламы и искусства» или «Лекция, направленная на развитие креативности».

Будет неплохо собрать после лекции обратную связь: например, в виде заполнения гугл-формы. Это поможет проводить работу над ошибками и с каждым разом улучшать организационные и содержательные моменты.

Как получить максимум от лекции

Чтобы повысить эффект от проведения лекции, полезно заранее обсудить задачи, которые вы ставите перед лекцией, с организаторами. Тимбилдинг, взрыв креатива в команде, развитие памяти или чувства вкуса, создание определенного образа компании в умах сотрудников — всех этих результатов можно достигнуть с помощью лекций. Но обсуждайте задачу максимально конкретно: например, чтобы сейлзы подружились между собой, дизайнеры почерпнули новых идей или все сотрудники прониклись обычаями страны, в которой находится головной офис компании.

Также будет полезно согласовать с лектором составление списка дополнительных материалов, которые получат ваши сотрудники. Так они смогут вспомнить спустя время, о чем шла речь, и сориентироваться, как изучать тему самостоятельно.

Лекция должна помочь сменить деятельность и расслабиться, поэтому убедитесь, что выступление предполагает ту или иную включенность аудитории в процесс: задания, вопросы, проверка знаний в конце — все это подойдет. При этом не стоит рассчитывать, что выступающего засыплют вопросами, и оставлять на них слишком много времени — обычно такое случается только на самых «личных» темах вроде психологии или персонального стиля.

Не забудьте о сотрудниках!

Лекции-то в первую очередь для них. Хорошо, когда можно любить компанию не только за конкурентную зарплату и комфортный офис, но и за возможности личностного роста. В чем он выражается для ваших сотрудников? Приведем несколько примеров:

Пример 1: компания имеет офисы в разных регионах России, в Москву регулярно приезжают в командировку группы сотрудников. Компания решила заказать экскурсии по городу, которые помогут им сориентироваться и понять, как потратить время за пределами работы максимально эффективно. Также это отлично помогло тимбилдингу.

Пример 2: весь высший менеджмент компании любит путешествовать и ценит прекрасное. Компания стала делать регулярные лекции, проводимые только для руководства. Они помогают сформировать общие ценности и общий язык коммуникации.

Пример 3: в компании работает несколько тысяч сотрудников, компания поддерживает семейные ценности, ежегодно проводятся мероприятия для детей сотрудников. Компания организовала лекции, в которых могут принять участие как дети, так и их родители. Такие мероприятия редко можно найти самостоятельно, поэтому серия таких лекций в офисе компании пользовалась большим успехом — дети начинали с искусства, музыки и архитектуры, а потом перешли к истории, моде и даже философии.

Пусть работа иногда будет праздником — не только на словах. Опрос Level One показывает, что в среднем люди хотели бы посещать образовательные лекции один-два раза в месяц — так что, скорее всего, ваши сотрудники будут довольны, если вы их организуете.

Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 19 декабря 2017 > № 2431189 Анастасия Погожева


Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > mos.ru, 17 декабря 2017 > № 2436413 Владимир Панков

Режиссер Владимир Панков: Я никогда не смотрю, я слушаю

Худрук Центра драматургии и режиссуры Владимир Панков, недавно представивший новый спектакль «Кеды», рассказал в интервью mos.ru, почему режиссеру важно понять современность, прежде чем переходить к классике, как общаться с молодыми зрителями на их языке и что такое SounDrama.

Художественный руководитель Центра драматургии и режиссуры и студии SounDrama Владимир Панков известен и как актер, сыгравший более чем в 25 спектаклях и 15 фильмах, и как режиссер, на счету которого свыше 20 постановок и несколько престижных театральных премий: «Золотая маска» — в номинации «Лучшая работа режиссера в жанре оперетта-мюзикл» за спектакль «Машина», «Дебют-2003» — за вокальные партии в «Сладкоголосой птице юности», «Чайка» — за музыку к спектаклю «Двенадцатая ночь».

«Кеды» — третья работа молодого драматурга Любы Стрижак. Пьеса увидела свет в 2011 году. Спустя год она получила приз «Пьеса СегоДня» на Международном фестивале театра и кино «Текстура». Тогда же «Кеды» поставил театр «Практика». Затем свои сценические версии представили и в других городах (в частности, в On.Театр в Санкт-Петербурге).

Пьеса «Кеды» — о молодых людях, у которых много сил и возможностей, но которые никак не могут найти им применение, как будто им что-то мешает. По словам Любы Стрижак, такие есть в каждом поколении. Вот и 26-летний главный герой Гриша не готов к ответственности, поэтому расстался с девушкой, не работает: сидеть в офисе ради денег скучно и бессмысленно (и еще он очень боится стать похожим на своих родителей). Ему хочется только писать музыку и ходить с друзьями по вечеринкам. По сюжету Гриша собирается в магазин за кедами, и этот простой поступок изменяет его жизнь.

— Чем вас заинтересовали «Кеды»? Как решились ставить спектакль на волне популярности пьесы?

— А почему нет? Мы же ставим Антона Павловича Чехова. Любу Стрижак и ее тексты я знаю давно. Пять или шесть лет назад мне позвонил мой мастер Олег Кудряшов и предложил посмотреть эту пьесу. Его мнение очень важно для меня, у него безукоризненный вкус.

Пьеса похожа на советскую, есть даже пересечения с Вампиловым. В ней прекрасно отображены события, взаимоотношения между поколениями, сюжетные ходы, очень хорошие диалоги, интересная подача героев. Труппа восприняла предложение поставить «Кеды» прекрасно, ведь это о нас.

Вообще на современную драматургию я делаю большой акцент. SounDramа позволяет интересно построить развитие действия и музыкальные номера. Потом перейдем к советской драматургии, классике и античной драматургии. Так театр и ведем — от новой драматургии к архаике. Это наша стратегия развития.

— SounDrama — это не только название студии, но и жанр. Как можно его описать?

— Прежде всего это музыка, по законам которой строится мироздание. Это божественное, выше которого нет ничего.

SounDramа, с одной стороны, жанр, с другой — скорее синтез: драматический театр, балет, опера и цирковое искусство начинают сближаться. Со временем, думаю, понятия жанра как такового не будет вообще. В студии SounDrama мы легко жонглируем жанрами, текст пересекается с музыкой и пластикой, в спектакле есть черты мюзикла. Самое интересное, что это работает.

А начиналось все с андеграундных, маргинальных площадок. Был пройден путь до серьезных академических театров, таких как Большой драматический театр имени Г.А. Товстоногова (спектакль «Три сестры», 2017 год. — Прим. mos.ru) или белорусский Национальный академический театр имени Янки Купалы (спектакль «Свадьба», 2009 год. — Прим. mos.ru). И я понял, что SounDramа как жанр, как лодка, которую мы назвали и на которой плывем, уже есть. Хотя и говорят, что я придумал что-то свое.

— Почему так важно сначала разобраться в сегодняшнем дне?

— Пока артист, художник, режиссер не поймет, что происходит сейчас, он не может обращаться к прошлому. Большим подспорьем стало получение нами в этом году гранта Департамента культуры города Москвы на постановку современной пьесы. Это необходимый диалог, который надо выстраивать между творческими людьми и чиновниками.

О том же и пьеса — нужно учиться разговаривать. Она о потерянных поколениях, которые не могут договориться, об утрате преемственности, о попытке сближения, сейчас — минимальной. Молодые люди не хотят становиться преемниками, и это проблема. В русской литературной традиции всегда есть старейшина и молодой человек, который сдерживает амбиции, слушает, проявляя терпение и уважение. А тот, кто старше, должен понимать, что нельзя сильно давить. Что это значит? Есть хорошее слово «мера» — золотая середина. Надо стремиться ее соблюдать. Благодаря Любе Стрижак и ее пьесе я начал об этом задумываться.

— Ваш спектакль адресован скорее отцам или детям?

— Ко мне подходят родители и благодарят. Подходят их дети и тоже говорят спасибо. Значит, прежде всего — людям. Кто-то не воспримет спектакль, к этому тоже нужно быть готовым. Бывает, что в картинной галерее пролетаешь мимо одной картины, а у другой останавливаешься и можешь час простоять. Не потому, что она понравилась или не понравилась. Таков сегодня внутренний ритм, состояние души совпало именно с ней. А в другой раз картина, мимо которой проходил раньше, заставляет остановиться. Все субъективно: есть отклик именно сегодня или нет. Меня порадовало, что откликаются и взрослые, и молодежь. Но, естественно, доминирующая история молодежная.

Конечно, чтобы говорить на понятном молодежи языке, ей надо доверять ей. Если я не буду искренен, буду убежден в своей правоте, диалога не получится. Дело не в возрасте, а в человеческом факторе. Это я вынес из экспедиций по деревням, где общался со стариками. Сначала думал, что фольклор собираю, но я просто слушал, о чем они говорят, пусть даже простые, прописные истины. На самом же деле они учили меня жить.

Нужно преодолевать себя, бороться с собой, со своей гордыней, учиться сострадать. Тогда может установиться какой-то контакт.

— В 2016-м Сергей Соловьев выпустил фильм «Ке-ды» по рассказу Андрея Геласимова. Его герой перед армией тоже идет за кедами. Откуда этот образ в современной литературе?

— Кеды — дух времени, мы все их носим. Это слово есть в названии — и с ним уже множество ассоциаций. Это образ. Зачем рассуждать сверх того?

Я больше хочу подумать об этих ребятах, о том, что между ними происходит, как и что они переживают. Что внутри у этого, казалось бы, инфантильного героя, который не хочет бороться и жить? Он иногда груб, но в душе весь изломан, это защитная реакция. Он понимает, что потерял любовь, потому что недооценил, не сберег то, что было. Думаю, размышлять надо именно об этом.

— В аннотации к спектаклю говорится: «Постановщики попытались посмотреть на пьесу как на образцовое, давно признанное классикой произведение». Что это значит?

— Мы должны бережно относиться к тому, что происходит сейчас. Это некая дань уважения к традициям. Задача нашего театра — не только удовлетворять мои творческие амбиции, а открывать новые имена талантливых молодых режиссеров. Их сразу не возьмут в серьезные театры, это риск. А на нашей площадке можно экспериментировать.

И мы не уходим от отечественных традиций. В «Кедах» психологический театр соединен с музыкальным — это и есть классика.

— В спектакле действительно очень много музыки. По какому принципу ее подбирали?

— Музыка рождается во время репетиции. Специально ее никто не писал, это импровизация. Так музыка становится органичной частью действия наравне с драматургией, возникает драматургия в музыке.

— Актеры, соответственно, много поют и танцуют. Было ли это основным критерием отбора исполнителей главных ролей?

— Студия создавалась не по итогам кастинга. Ее участникам нравится существовать в музыке, не только говорить, но и петь. Для меня важно, чтобы артист в первую очередь был человеком, а я уже придумаю, как его минусы сделать плюсами. Для меня режиссура — это способность разглядеть талант в других. Когда понимаю, что актер талантливый, ищу ключик к нему, чтобы он расцвел. Как в саду. Если не заботиться о людях, как о цветах, никакого сада не будет. Часть труппы пришла со мной, когда меня назначили художественным руководителем театра. Через полтора года театр расцвел. Сейчас это уникальный коллектив, который может практически все.

— То есть актеры готовы к любым экспериментам?

— Это принципиально. Они должны уметь все. Понятно, что если артист не делает сальто назад, я не буду его просить. Но тогда я, как режиссер, обязан предложить ему то, что он сделает хорошо. Кроме того, мы готовим смену. Сейчас у меня курс в ГИТИСе, мастерская, где молодые артисты осваивают саундраму.

— В ваших «Кедах» появились действующие лица, которых нет в тексте. Например, The Rock Star — кто он?

— А вы читали ремарки в пьесе? Они потрясающие, написаны художественно, с большим юмором. Я подумал, что должен быть персонаж, который их озвучит. Это злой клоун, несостоявшаяся рок-звезда с соответствующим гримом, провокатор. Абсолютно шекспировский ход. Роль великолепно исполняет Ефим Колитинов.

— Главного героя, Гришу, играют братья-близнецы. Расскажите о них.

— Это Паша и Даня Рассомахины. Мы называем их «братья Камазовы», они лихие ребята, украшение театра. Оба окончили курс Валерия Гаркалина, с которым мы большие друзья. Он приводит своих подопечных к режиссерам, и я считаю это правильным. В «Кедах» заняты выпускники трех его курсов. Хочется дать им дорогу, чтобы они росли, становились звездами.

В пьесе есть моменты, когда Гриша будто раздваивается. Его спрашивают: «Ты в какую игру играешь?» Он отвечает: «Я играю в “Гришу-2”». Раз написано «Гриша-2», у нас есть Гриша-2. Здорово, что мы можем показать это, как бы взорвать пьесу изнутри.

Да, текст для постановки можно выбирать исходя из собственных амбиций, для артистов или для репертуара. Я иду от артистов — тогда театр живой. Каждый замысел должен воплотиться в свое время. И даже когда, как говорится, пишешь в стол, это не так. Каждая идея ждет своего часа, и у меня их всегда на 20 шагов вперед. Только когда у меня все соединилось с «Кедами», я сказал, что мы их поставим. Зато сделали спектакль меньше чем за месяц. Это был серьезный интенсив, работали с утра до ночи.

— Кто еще задействован в проекте?

— Это совместное творчество многих людей. Среди них хореограф Екатерина Кислова и композитор Сергей Родюков, которые работают со мной уже много лет. Константин Познеков, который отвечает за саунд-дизайн, появился недавно, но мы с ним на одной волне.

— Оправдались ожидания, когда увидели результат?

— Я никогда не смотрю, я слушаю. И конечно, доволен. Такая радость, такой праздник получился! А что касается результата, то вообще о нем не думаю. В первую очередь радуюсь энергетике и позитиву, когда вижу улыбающегося артиста на поклонах.

— Спектакль и дальше будет идти без антракта? Два с половиной часа — достаточно долго…

— Да. Действие не должно прерываться, чтобы сохранились эмоции и впечатление.

— В одном интервью вы сказали, что каждый ваш спектакль мог бы стать фильмом. А можно ли снять кино по «Кедам»?

— Да. У нас был такой опыт со спектаклем «Док.тор». Когда есть готовая музыка, динамика, почему бы это не использовать? Нам посчастливилось, что с «Док.тором» все сложилось. Я гораздо эффективнее работал благодаря тому, что ранее был спектакль. Причем с теми же артистами. Это тоже очень важно.

— Стали бы вы что-то менять, если бы появилась возможность снять фильм по «Кедам»?

— Нет. Разве что добавились бы интерьеры, экстерьеры, пейзажи, места действия. Ведь кино и театр не слишком отличаются. Единственное различие в том, что театр это живой организм, а кино — снял и переделать уже ничего не сможешь.

Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > mos.ru, 17 декабря 2017 > № 2436413 Владимир Панков


Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > mos.ru, 16 декабря 2017 > № 2436399 Дмитрий Бертман

Художественный руководитель «Геликон-оперы» Дмитрий Бертман — об опере под открытым небом

Русский театр станет главной темой городских массовых мероприятий в 2018 году.

Увидеть первые постановки московских театров под открытым небом можно будет совсем скоро: с 31 декабря по 2 января на Тверской и прилегающих улицах откроются 10 театральных площадок фестиваля «Путешествие в Рождество».

Превращение улиц, бульваров и площадей в театральные подмостки продолжится в течение всего будущего года. Летом в Москве может состояться оперный фестиваль, в котором примут участие артисты московских театров оперы и балета. С идеей его проведения выступил художественный руководитель театра «Геликон-опера» Дмитрий Бертман. В интервью mos.ru он рассказал, какие места в столице могут стать декорациями для опер.

— Какое, на ваш взгляд, значение имеет выбор темы русского театра для городских мероприятий 2018 года?

— Москва — один из главных театральных центров мира. Туристы, приезжая сюда, сразу идут в театр. Это имидж нашей столицы. Поэтому к предложению ввести спектакли в программу городских мероприятий я отношусь с огромным энтузиазмом.

Превращение городских пространств в площадки для спектаклей точечно используется во всем мире. Здорово, что Москва перенимает этот опыт, и здорово, что сегодня у нас есть возможность действовать в этом направлении.

— У вас уже есть идеи постановок, которые можно было бы перенести с театральной сцены на площадки под открытым небом?

— Можно сказать, что наш театр уже сделал пилотные проекты в этой области. В течение последних лет мы представили несколько оперных спектаклей в «Коломенском» на фоне исторической архитектуры, а также в Подмосковье.

В Москве есть замечательные исторические пространства, в которых были бы особо интересны оперные и балетные постановки. На Красной площади потрясающе смотрелась бы опера «Борис Годунов» Модеста Мусоргского. Блестящими декорациями для «Иоланты» и «Лебединого озера» Петра Чайковского могла бы стать готическая архитектура «Царицына», а уникальный новый парк «Зарядье» с великолепными видами на Москву и Кремль мог бы стать площадкой для опер Николая Римского-Корсакова.

Отдельная тема — вокзалы и метро. У меня давно есть мечта о серии ночных концертов в метрополитене — такой опыт был в Москве в годы Великой Отечественной войны. В прошлом году был сделан первый шаг в этом направлении: на станции «Кропоткинская» была исполнена концертная версия оперы «Сельская честь» Пьетро Масканьи. Московские вокзалы — здания с потрясающими залами, великолепной акустикой. Здесь тоже можно было бы делать какие-то спектакли.

— Есть ли уже какие-то конкретные идеи по фестивалю оперного искусства?

— Обсуждается возможность его проведения летом. Время года выбрано неслучайно: артисты оперы могут работать на улице только при комфортной температуре воздуха, голосовые связки не выдерживают холода. Участниками фестиваля могли бы стать музыкальные театры Москвы: Музыкальный театр имени К.С. Станиславского и Вл.И. Немировича-Данченко, «Новая опера», «Геликон-опера» и даже Московский театр оперетты. Можно было бы подумать об участии зарубежных оперных и балетных звезд, тогда фестиваль приобрел бы международный статус и повысил бы туристическую привлекательность столицы.

— В качестве площадок оперного фестиваля вы рассматриваете парки и усадьбы или выступления участников можно будет услышать на площадях и бульварах?

— Ежегодно в День города мы выступаем под открытым небом — на Патриарших прудах, на бульварах, на Васильевском Спуске, в парке Победы. Но в качестве площадки фестиваля рассматривать бульвар все-таки сложно. А площадка для выступления оперных артистов все-таки должна быть энергетически выстроена так, чтобы люди могли задержаться, прислушаться, сконцентрировать внимание. Классическая музыка не может просто звучать фоном, она требует концентрации.

По-моему, можно было бы что-то сделать в отреставрированных павильонах ВДНХ. А «Площадь Сити» отлично подошла бы для постановки мюзиклов — она могла бы стать нашим московским Бродвеем.

Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > mos.ru, 16 декабря 2017 > № 2436399 Дмитрий Бертман


Россия. Весь мир > СМИ, ИТ. Медицина. Внешэкономсвязи, политика > dn.kz, 14 декабря 2017 > № 2423555 Юрий Сигов

БУДЕТ ВАМ ОЛИМПИАДА?

Со всей этой чертовщиной под названием "мировой спорт высоких достижений" давно пора заканчивать. А иначе...

Юрий Сигов, Вашингтон

...В начале 80-х годов очень короткое время существовала в Германии такая странная и более чем экстравагантная музыкальная групппа под названием "Чингиз-Хан". В тогдашнем СССР она запомнилась фактически только одним - в преддверии летних Олимпийских игр в Лос-Анджелесе, которые Советский Союз бойкотировал (после бойкота Западом Олимпиады в Москве в 1980 году), выпустили они одну песню, в которой в шутливой форме издевались и над олимпийскими играми в целом, и даже грозили "закидать бомбами" всех тех, кто проводит "неправильные игры" без участия "настоящих спортсменов".

Была там и такая фраза, вынесенная в заголовок этой статьи. Причем там все звучало в очень даже утвердительном тоне. Просто Олимпиаду, если она и пройдет, угрожали сорвать и бомбами, и ракетами, и всем остальным, что летает быстро и далеко. Но то, как вы сами понимаете, была песня. Да еще немецкой группы, да еще под столь экзотическим для тогдашних времен названием. То ли дело сейчас...

Не нужны нынче - да и давно уже - ни бомбы, ни ракеты, ни бойкоты разные всего того, что называется международным олимпийским движением. Достаточно где-то на складе найти поцарапанную склянку-банку, созвать пресс-конференцию (желательно, на глазах у основных мировых СМИ) - и чего-нибудь такое "олимпийское" провозгласить. А потом... А какая разница, что будет потом. Потому как все те благие и добрые намерения, которые более сотни лет назад вынашивали основатели Олимпиад в том виде, какими мы их сейчас знаем, давным-давно уже не существуют. А вся та чертовщина, которая ныне именуется по старинке международным олимпийским движением, превратилась в самую натуральную постыдность и подлинное человеческое сумасшествие.

Сколько и почем проводить Олимпиады,

и сколько и почем

на них побеждать?

Сразу хочу предупредить, что тема как такового профессионального спорта давно уже всем порядком надоела. И почти всегда вызывает только крайне отрицательные эмоции, если не сказать жестче. По той жизни, которая нынче на большей части нашей планеты установилась (не включая КНДР, Сомали и еще пару территорий), - никакого спорта как физической культры в жизни людей просто нет, и быть не может. Он давно уже потерял всякий смысл как элемент физического воспитания и развития людей. Как давным-давно никаких любителей, занимающихся в мире "большим спортом", не осталось (по крайней мере среди тех, кого мы видим на любых- подчеркиваю это слово - соревнованиях любого ранга и масштабов).

К тому же современный профессиональный спорт (в любом виде)- это элемент шоу-бизнеса. Оба слова, как видите, иностранные. Но они как нельзя более точно обрисовывают то, что нынче творится во всех именно профессиональных соревнованиях, где от спорта осталось фактически только название. А в основном- это примитивная показуха, шоу, спектакль. Плюс, что по нашей жизни тоже абсолютно понятно - бизнес, то есть деньги, деньги, и еще раз они же самые.

Не будем забывать, что практически во всех странах ведущие спортсмены - это часть правящих политических элит. Они не просто - гордость страны в мирное время (потому как именно они, по сути дела, единственные солдаты своей родины, которые воюют с другими такими же спорт-солдатами за ее славу и международный престиж), а уважаемые верхушкой государств люди. Их за те или иные титулы (а иногда и без таковых) делают членами парламентов, назначают министрами, и даже (та же Либерия в Африке) - избирают президентами.

Поэтому пока профессиональный спорт не перейдет в категорию эстрады, театра с цирком-шапито и других массовых развлечений для рядовых граждан - вся эта возня с допингами, подставами, натурализацией и раздачей паспортов "потенциальным победителям" на беговых и иных дорожках будет продолжаться до бесконечности. Причем чем дальше, тем лжи, обмана и прочих "хитростей" в данном направлении будет только все больше. А всякие "потусторонние" и около-спортивные скандалы будут устраиваться все чаще и все звучнее, и со все более непредсказуемыми последствиями.

Но проблема состоит в том, что для отмены всего этого профессионального спорта именно как спорта-массовой физической культуры - надо полностью ликвидировать все государственные структуры-кормушки, которые всем этим хозяйством "заведуют". А также на уровне первых лиц государств полностью отказаться от всех "спектаклей проявления национальной гордости", которые именуются то Олимпиадами, то Азиадами, а то и просто "чемпионатами мира по самым популярным видам спорта" (по типу футбола, который также к спорту в его нынешнем виде никакого, по большому счету, отношения не имеет).

Так вот, об Олимпиадах. Когда они только были задуманы древними греками, а затем оформились в некое всемирное спортивное движение в начале прошлого века, весь смысл подобного был ясен и понятен. Люди должны везде жить мирно, тратить свои силы и здоровье на созидание, на что-то полезное и разумное для других людей. А на фоне разного рода бесконечных войн, сражений друг с другом, массового истребления ни в чем неповинных живых существ всемирная спортивная встреча под названием Олимпийские игры для подобной цели как нельзя лучше подходила.

Но вот беда: тогда ведь спортсмены соревновались друг с другом в свое удовольствие, не получали кроме лавровых венков никаких "высоких государственных наград". По окончании состязаний не становились ни на рубль-доллар богаче. А вся их слава умещалась в их родном городке-поселке, где местные жители встречали земляка как героя вне зависимости от того, что по поводу тебя сказал глава государства, какой тебе Мерседес-БМВ вручил, купленный за госсчет по случаю победы. И уж тем более точно никому из победителей тогдашних Олимпиад не дарили ни квартиры, ни дачи в строго охраняемом от посторонних поселке.

А теперь задумайтесь над тем, что из всего вышеперечисленного имеет отношение к Олимпиадам современным (не важно, где и как они проводятся)? Кто-то может возмутиться: ну как же так, ведь и жизнь на дворе совсем нынче другая. Не в пример какой-то Древней Греции или мечтателю Пьеру де Кубертену, который современное олимпийское движение выходил-выпестовал. Ну, так раз времена другие - так и Олимпиады в том виде, в котором они нынче существуют, давно уже никому не нужны. Кроме, естественно, тех, кто на них делает и шоу, и бизнес, и все остальное, с этим связанное. От сооружения грандиозных стадионов-дворцов спорта до распила миллиардных бюджетов на сохранении "большого спорта" даже в самых маленьких, но гордых странах.

И еще. Все это нынешнее нескончаемое "олимпийское безумие" - вовсе не прихоть-придурь какого-то одного правителя или главы Международного Олимпийского Комитета (хотя для него - это конкретная должность, за которую он получает немалые деньги, окружен немыслимыми льготами и привилегиями, а еще больше - разного рода чиновничьими понтами). Это на самом деле - массовая, международного масштаба беда, которая все сильнее толкает всю эту псевдо-олимпийскую грызню всех со всеми к полному краху не только идей старины де Кубертена, но и всего доброго и порядочного, что еще осталось у человека на нашей планете.

Большой спорт - это еще и политика. Причем очень и очень большая

Нынешняя кампания, которая развернута вокруг не только сборной России, все еще намеревающейся участвовать в Зимней Олимпиаде в Корее, но и страны в целом, еще раз показывает, что никакого отношения по крайней мере Олимпиады в их нынешнем виде к спорту не имеют. Это - чисто политическое мероприятие, которым можно как угодно, кем угодно и с какими угодно целями манипулировать. Причем речь здесь не идет именно о России - также можно без проблем выкинуть с любой Олимпиады и другого крупного международного соревнования любую другую страну и любого спортсмена, каким бы известным и знаменитым он или она не были.

Отбросим в сторону всякие теории заговоров и подлых подстав со стороны "мирового империализма" - и особенно США. Все гораздо проще и циничнее, чем это может показаться на первый взгляд. Еще полгода назад, если вы помните, я в одном из материалов писал о примерном плане выведения России из спортивных структур и олимпийского, и мирового масштаба. Бессмысленно обсуждать, что сделали или не сделали с тех пор российские спорт-чиновники, которых, в принципе, вообще как таковых давно быть не должно на их постах.

Ключевой момент тот, что вся система современного международного спорта, и уж проведения Олимпиад - тем более находится под совершенно конкретным контролем и управлением. И если надеяться на то, что эти люди не будут вести дела так, как им скажут правящие миром политики - то это будет либо натуральным идиотизмом, либо сродни государственной измене.

А система мирового профессионального спорта очень проста и незатейлива. Та же так называемая допинг-расправа над неугодными построена на полном контроле со стороны пяти-шести стран, которые по своим интересам (причем все они - с "загнивающего Запада") решают, кто какие лекарства может принимать, кто - не очень, а кому все вообще запрещено. И даже если не принимаешь ничего, то тебя во всех грехах обвинят в шесть секунд (вспомните пробирки, которыми тряс американский госсекретарь Коллин Пауэл в стенах штаб-квартиры ООН как раз в преддверии уничтожения такой страны, как Ирак, А чем, спрашивается, нынешние Макларены-Освальды от него отличаются?)

И что, те же российские чиновники и сам президент страны об этом не ведали? Естественно, теоретически понимали, но сделать-то ничего не могут. То есть могут, но боятся просто прекратить все эти понтовые потуги на спортивном поприще под названием Олимпийские игры. Но как тогда можно оправдать все то, что было затрачено на игры в Сочи? На битву до последнего спортсмена за первое общекомандное место (которое не просто неофициальное и придумано американской телекомпанией Эн-Би-Си, а вообще никакого смысла не имеет) и последующие награждения победителей игр? У которых теперь "дяди с пробирками" что-то каждый день отбирают, конфискуют и позорят и людей, и страну на весь божий мир?

Есть ли выход

из нынешнего тупика? Вообще-то, имеется, но политикам дороже своя собственная одежка, а не оторванные от сегодняшней жизни олимпийские идеалы

Так что же остается делать? Можно ли каким-то разумным образом изменить существующий нынче беспредел, который царит вокруг любой Олимпиады и так называемого "международного олимпийского движения"? Ведь дело уже не в каких-то застарелых постулатах старика де Кубертена, а в прямой пропаганде под спортивной личиной войны, непримиримой вражды и прочих человеческих бед, которые и без Олимпиад есть кому "поддерживать" и "стимулировать"?

В принципе, решить вопрос подобный можно - и довольно оперативно. Но для этого понадобится не только политическая воля совершенно конкретных политиков, но и некое массовое отрезвление всех тех, кто по-прежнему верит в то, что было хорошее раньше. И не верит в то, что с этим хорошим по нынешней жизни быстро - и при большом желании (а оно, естественно, имеется) сделать можно.

Так вот, предлагаю начать с самого простого. Ни один спортсмен в мире, который даже минимально сегодня соревнуется в своем виде за деньги, не может выступать, тренироваться, даже просто участвовать в самом незначительном турнире без различных медицинских добавок, препаратов и прочего. Спросите любого - от штангиста до теннисиста - и все вам это так или иначе подтвердят. Соответственно, и весь тот бред, который существует и распространяется про допинг, - циничная грязь и мерзость. Таблетки принимают все, всякие, и это - огромный мировой бизнес, который просто так "не задушишь-не убьешь".

Далее - все спортсмены-профессионалы дерутся, бегают-прыгают и даже гоняют шайбу по катку за деньги. Соответственно, чем больше они чего выиграют, тем больше заработают. А вместе с ним - и все те, кто вокруг "спорта высоких достижений" крутятся-кормятся. А раз так, значит будут всегда и везде подкупать судей, разные комиссии - что Макларенов, что кого другого, менять-переставлять на полках пробирки-баночки. И все ради одной и той же цели- деньги, деньги и еще раз они же любимые-родные.

Что же тогда делать со спортом в том виде, в котором он нынче существует? Вариантов, в принципе, два - либо весь его объявлять натуральным шоу-бизнесом и рассматривать как очередной эстрадный концерт или оперный фестиваль. Либо прекращать весь этот спорт-балаган(включая Олимпиады) и перепрофилировать его на именно физическую культуру населения. На его реальное, а не мнимое с банкой пива у телевизора поддержание здоровья. Тем же, кто готов продолжать соревноваться в так называемом шоу-спорте, - никаких ограничений.

Бокс, теннис, другие единоборства, даже футбол с хоккеем - пусть за частные деньги тренируются, играют друг с другом, даже участвуют в разных чемпионатах мира и иных подобных соревнованиях (по типу Лиги Чемпионов). Ведь что такое сегодня команда "Манчестер Сити"? А "Реал" из Мадрида? Да фактически сборные мира, сформированные на клубном уровне для только одного - побед, заколачивания денег, политического и личного престижа тех, кто на подобные развлечения выделил собственные средства (что один арабский шейх или российский олигарх, что миллионы болельщиков - какая, в принципе, разница-то?)

А как быть со всеми этими помпезными понт-соревнованиями по типу Олимпиад или чемпионатов мира по футболу, которые становятся натуральными "отмывательными" проектами? И после проведения которых "особо приближенные к императору" становятся долларовыми миллиардерами, а стадионы-арены по большей части стоят без дела и никому не нужны? А перестать их просто проводить именно в том виде, в котором они существуют.

Вот те же зимние Олимпиады держатся только на деньгах крупнейших западных спонсоров-рекламодателей. Все эти медали, места в таблицах, судейские "заморочки" (одно фигурное катание чего стоит) - и все это ради чего? Спорта? Нет, я не обвиняю ни в чем самих спортсменов, но не смешите мои тапочки, как говорят в Одессе. Ведь все это - только ради шоу и ради денег. Ну так пусть и соревнуются на этих турнирах каждый сам за себя, за призовые деньги и собственный имидж. Кто из зрителей захочет поглядеть на подобное- пойдет и купит билет (или не купит). А страны-то здесь причем?

Вон у России какие-то комиссии по склянкам-банкам каждый день что-то отнимают за Олимпиаду в Сочи. Потом эта же публика доберется до китайцев за Пекин и Лондон, и так будет продолжаться до бесконечности. И тогда зачем, спрашивается, Россия в канун той самой Сочинской Олимпиады выдавала паспорта корейцу и американцам? Чтобы выиграть медали и занять какое-то место в какой -то таблице? А для чего? Кому это все приснилось? Правнукам де Кубертена? И не пора ли со всем этим дурдомом прекращать?

Так вот, перевернуть весь этот "сошедший с катушек олимпийский мир" могут только очень сильные и влиятельные политики. Своим словом, делом и конкретным ударом кулака по столу (что в штаб-квартире МОК, что в своем собственном правительственном кабинете). Но вот только один маленький вопросик на засыпку: а есть ли сегодня в мире такие политики-то? Не они ли на всем этом псевдо-спортивном "распиле" сами же (и приближенные к ним клиенты) кормятся? Не они ли сами породили весь этот "обновленный олимпийский дух", который с таким гнилым душком-запашком по всему свету распространяется, что без противогаза и не продохнуть?

Так вот, пока мировым спортом будут заправлять нынешние мировые политики от него, все будет оставаться именно таким, каким мы наблюдаем все сейчас. А значит точно такими же бессмысленными по сути и никакого отношения к спорту не имеющими будут и Олимпиады, и все остальное. Что будет по традиции и цинично именоваться "большим спортом", а на самом деле крутиться-вертеться вокрук своей оси в шоу-танце за очень и очень большие деньги...

Россия. Весь мир > СМИ, ИТ. Медицина. Внешэкономсвязи, политика > dn.kz, 14 декабря 2017 > № 2423555 Юрий Сигов


Россия > СМИ, ИТ > zavtra.ru, 13 декабря 2017 > № 2477738 Кирилл Шаманов

Под колпаком

«Современное искусство» как модный проект ЦРУ

Марина Алексинская

Влиятельная британская газета The Gardian вышла на днях со статьей под резонансным названием: "Берлинская выставка поднимает вопрос о влиянии ЦРУ на международную художественную среду". Речь идет о выставке "Параполитика: свобода сферы культуры и холодная война", центральная часть которой представляет экспозицию художественно оформленных журналов, таких, как немецкий Der Monat, японский Jiyu, ливанский Hiwar (всего — двадцать журналов). Автор статьи рассказывает на этих примерах о том, как "Конгресс за свободу культуры" — один из инструментов "мягкой силы" — вовлекал искусство по всему миру в пропагандистскую войну двух систем, двух идеологий и тем самым девальвировал само понятие — "свобода". Больше того, срывает маски с целей и задач экспансии, продвижения по всему миру искусственно созданных в тайных лабораториях ЦРУ образчиков американского искусства, будь то "абстрактный экспрессионизм" Джексона Поллока или "живопись цветового поля" Марко Ротко. Выставка проходит в модернистском с "безбашенно изогнутой крышей" "Доме всех культур", известном как подарок Западному Берлину от США "в ответ на строительство советского бульвара Сталиналлее на противоположной стороне города". "Светлый маяк, светящий своими лучами на восток" — назвала этот "Дом" Элеонора Даллас, сестра небезызвестного главы ЦРУ.

И это — так. Лучи маяка продолжают светить на восток, трансформируя "современное искусство" в России в "священную корову". Паутина его центров, музеев, галерей, лекториев с миллиардным государственным финансированием сковала территорию России от Калининграда до Владивостока; его лоббисты — влиятельные всё люди: Михаил Швыдкой, Михаил Пиотровский, Дмитрий Медведев…

В своих публикациях в газете и на сайте "Завтра" я не раз рассказывала о феномене "современного искусства". Продолжая традицию, представляю читателю интервью с Кириллом Шамановым. Художник, куратор, искусствовед, писатель, медиа-активист из Санкт-Петербурга, он прошел через горнила — мастер–классы ведущих игроков на поле "современного искусства" в России, его работы представлены в музеях Москвы и Петербурга, Лондона и Фрайбурга. И вот сейчас он готов поделиться секретом Полишинеля.

"ЗАВТРА". Кирилл, сегодня мы наблюдаем еще одну попытку гальванизировать труп "современного искусства", я имею в виду десант Марата Гельмана энд Ко в лондонскую галерею Саатчи. И, начиная беседу, хотела бы спросить: как так получилось, что вы, громко заявив о себе на телеканале "Дождь", вдруг оказались автором книги-альбома "Образ Владимир Владимировича Путина в мировой художественной культуре"?

Кирилл ШАМАНОВ. Больше скажу: я ведь и на Селигер ездил! Господи, чего мне только не пришлось за этот Селигер выслушать! И это при том, что туда приезжали Антон Белов — директор "Гаража", Елена Селина — директор галереи XL, Саша Обухова — главная оппозиционерка "нашистов", масса каких-то совершенно удивительных людей! А "современным искусством" я начинал заниматься в конце 90-х. И был тогда, в общем-то, — левак, но я был искренний левак и патриотичный. И когда устроил акцию "Макдональдс" — разбил его стекла — то я искренне ненавидел всю эту американскую забегаловку, где никогда и не ел, кстати. Со временем в левацкой идее разочаровался. Понял, что люди, которые обслуживают "левый" дискурс суть те же самые люди, что обслуживают и дискурс "либеральный".

"ЗАВТРА". Чем был вызван ваш интерес к проекту "Путин — Джоконда"?

Кирилл ШАМАНОВ. Мне было интересно сравнить "карьеры" образа Джоконды и образа Путина. Ведь образ Джоконды в одночасье стал знаменитым, пошли его миллионные тиражи, после кражи картины из Лувра. А что произошло с Путиным? Был никому неизвестным чиновником, бывшим кагэбэшником, и вдруг — взрыв происходит! "Ху з мистер Путин"? В одночасье на всех обложках журналов, газет его фотографии. И вот когда вышел первый официальный портрет Владимира Путина, то он был просто в том же ракурсе, с такой же иронической улыбкой — то ли он улыбается, то ли серьёзный, то ли злой, то ли доб­рый, — что и Джоконда. И я пририсовал к портрету усики.

"ЗАВТРА". Влияние дадаизма?

Кирилл ШАМАНОВ. Ну как бы оммаж и Дюшану и да Винчи. Ну а потом, к юбилею Владимира Путина, группа креативных людей — мои ровесники — решила издать каталог "Образ Владимира Владимировича Путина в мировой художественной культуре". К тому времени уже было невероятное количество работ, посвященных нашему президенту. И пригласили меня к сотрудничеству. Процентов восемьдесят текста книги я, собственно говоря, и написал.

"ЗАВТРА". Ваш опыт и как художника и как искусствоведа интересен. Ведь вы учились в институте от фонда Сороса, не так ли?

Кирилл ШАМАНОВ. Да, я учился в Институте ПРО-АРТЕ, что на Петропавловке, c 1999 года по 2004 год, искусствовед по образованию. И на самом деле, я благодарен Соросу, он многому меня научил. Да, он работал против нас, против России, но мы же не дебилы… Зачем нам учиться у дураков-друзей? Лучше будем учиться у врагов-умных.

"ЗАВТРА". И чему научились?

Кирилл ШАМАНОВ. Во-первых, я пришел к абсолютно однозначному пониманию: искусство — это оружие. И оружие гораздо более мощное, чем можно было бы представить. Во-вторых, художник в современном искусстве — никто. Вот тебе кость, сделай скандал и отвали. Если проект успешный, получил медиа-взрыв, можешь съесть половину. А кому не нравится, кто ругает, что-то гонит, тот просто дурак, ничего не понимает в современном искусстве. И еще я услышал в институте то, о чем нигде больше не рассказывали.

"ЗАВТРА". Заинтриговали.

Кирилл ШАМАНОВ. Просто к нам приезжали с лекциями разные люди, в том числе, группа "За анонимное и бесплатное искусство", ваша московская. Гении совершенно, культовые люди, действительно "леваки". Из этой группы, кстати, вышли "Свои 2000", снявшие фильм "Пыль". И вот они классную вещь нам преподавали, курс про "проходимничество", такой они современный термин придумали. В одном абзаце объяснили, как стать успешным в мире этого прекрасного капитализма.

"ЗАВТРА". Поделитесь секретом?

Кирилл ШАМАНОВ. Сидишь, значит, ты тупо дома, денег у тебя нет, и не будет. Либо иди работай, либо займись искусством. Не надо стесняться! — говорили они. Начинаешь сканировать информацию. Видишь: фонд Сороса даёт грант на поездку в США. Естественно, если ты напишешь, что ты любишь русское искусство, хочешь создать его новый виток, гранта тебе никто не даст. И что ты должен написать? Что ты российский угнетаемый гомосексуалист, хотел бы увидеть светоч демократии, сменить пол, стать первым русским художником-трансгендером… тогда тебе двери открыты! Ты едешь в Америку на этот трэвел-грант, гуляешь и понимаешь: что-то как-то домой не охота, хочется ещё куда-нибудь съездить. Сканируешь информацию: китайцы грант предлагают! Отлично! Что там в Китае? Конечно, никакого трансгендера. И ты внаглую пишешь о желании узнать про коммунизм, аутизм, троцкизм… Дальше, Франция гранты выделяет. Что там? О! антиглобалисты собираются. Снова "перекрашиваешься", и так, в общем, целый год и проживаешь.

"ЗАВТРА". Хорош алгоритм, но для художников-инфантилов. Тогда как главное происходит в весьма узком кругу революционеров: галеристов, кураторов, критиков… что это за публика?

Кирилл ШАМАНОВ. Тусовка идиотов и подонков. Пишут друг про друга статьи, дают сами себе премии. Этому "хороводу" в России уже лет двадцать пять-тридцать. Во главе стоят такие известные личности как Гельман, Ерофеев, Дёготь, Бакштейн, Мизиано. Вот эта вся гвардия с идеей-фикс — встроиться в международный арт-рынок.

"ЗАВТРА". Как будто бы они уже на задворках цивилизации?

Кирилл ШАМАНОВ. Нет-нет, они и сегодня влиятельны. Верно, появилась еще прошивка, родом из гламурных нефтяных 90-х. Люди, пришедшие из бизнеса, из бандитов, которые уже заработали бабки и им хочется светской жизни. Менее идеологизированная, в принципе, тусовка. Им может и пофиг на Россию, но им интересно какое-то классное искусство.

"ЗАВТРА". Кроме того, очевидны попытки и государства придать "современному искусству" патриотизм. Верно, без результата. Почему — на ваш взгляд?

Кирилл ШАМАНОВ. Это проблема кадровая, прежде всего. Патриотических художников умных, интеллектуальных, таких как Тимур Новиков и его Новая академия изящных искусств, что с 90-х годов продвигали патриотическую идею, таких художников мало. И кадры, которые искренне хотят поддерживать патриотические тренды, они зачастую не имеют достаточного управленческого опыта. В результате, государство обращается к той самой тусовке, что обслуживает либеральный тренд. К тому же, с либералами удобно "пилить", они же барыги.

"ЗАВТРА". Что немаловажно. Цена — единственный критерий качества работы на сегодняшнем арт-рынке. Хотелось бы узнать, каковы требования к художнику, стремящемуся в этот рынок?

Кирилл ШАМАНОВ. Прежде всего, нужно иметь правильную национальность, правильную сексуальную ориентацию и говорить: "Рашка дерьмо", "Рашка — это алкоголики в трениках". Ни в коем случае никакого умного русского искусства, игры со смыслами, ни в коем случае. Второе что нужно — правильное происхождение. Хорошая семья, желательно еврейская, либо такая очень интеллигентная, с хорошими традициями советская семья, желательно, чтобы папа, дедушка был какой-нибудь известный советский писатель или, как у Кати Дёготь, например, — красный комиссар, кто в революционные годы Одессу кошмарил. И главное при этом, понимать: ты — дно. Ты — художник-обслуга для менеджера, который обслуга для чиновника или для какого-то олигарха, то есть ты обслуга обслуги. Будь чучелом, будь просто шутом гороховым. И вот тогда ты действительно в эту тусовку попадаешь. Есть вариант и для нищих мальчиков. Если есть глазки, губки, то тогда, пожалуйста, вот тебе помада, вперёд, гомосексуализируйся. Если будешь с правильными людьми, так сказать, ночевать, то тогда хоть какая-то поддержка возможна.

"ЗАВТРА". И может быть, даже, Хиллари Клинтон поделится в Белом доме рецептом пирога.

Кирилл ШАМАНОВ. У Толокно, Алёхиной всё нормально, купили себе дома в Лос-Анджелесе. Гельман, правда, в Хорватию в гости не зовёт, но они по Америке гастролируют. Сейчас у них проект "Театр", сомнительный, в театриках второго плана перебиваются. В "Пусси Райот" другой персонаж важен, Петя Верзилов, муж Толокна. Это довольно-таки молодой парень с невероятным продюсерским талантом, злой, в хорошем смысле злой, он-то и раскрутил всю эту дребедень. Мотается по всему миру, хорошо знает английский, он с детства жил в Канаде, теперь "Медузу" продюсирует. Весь это проект "Пусси Райот" с той целью затевался, чтобы Вор (Олег Воротников) и Лёня **** (Леонид Николаев) сели в Кресты. В Питере у нас была попытка сделать искусство по "чёрной" масти, по воровским понятиям, по пацанским, по дворовым и ничего политического. После акции "Дворцовый переворот", когда они милицейские машины перевернули, Вора и Лёню **** в Кресты и посадили. Я видел, какие они заезжали, пробомжованные ребята, а вышли — такие ряхи! Особенно Лёня. Эти ребята из "Войны", они русские народные персонажи. Они не побоялись пройти огонь, воду и медные трубы.

"ЗАВТРА". И бежать, как запахло жареным, раны в Европе зализывать. В свое время заявление Воротникова "Крымнаш" переполошило общественность. Домой хочет?

Кирилл ШАМАНОВ. Вор, конечно, очень сложный человек. Но он — трезвый и честный, он отчаянно-честный. Он такой идейный человек. Он и его жена живут только ворованным. Это реально так, с ними в магазин лучше не ходить. Это их социальный такой опыт, они приключениями живут. "Левый", как Вор говорит, не может быть модернистом, тем более капиталистом.

"ЗАВТРА". Почему бы таким художникам-акционистам и гражданским активистам дом не построить, целину не вспахать?

Кирилл ШАМАНОВ. Ну, во-первых, все эти люди — философы, это всё тусовка вашего МГУ, философского факультета. В свое время их изгнали из Музея кино, из их уютного местечка. Они сидели там, смотрели свой французский арт-хаус, и всё было хорошо. Учились на отлично. А потом Музей кино разогнали, пришли какие-то люди из управы, начали права качать. Ну и они сбежали к нам.

"ЗАВТРА". У вас в Питере просто рассадник. И ваш Павленский — снова на передовой. Скрутили бедолагу в Париже, не дали банк сжечь, так теперь его "соратницу", мать его детей, таскают по эфирам.

Кирилл ШАМАНОВ. Я знаю Павленского. Он посещал мои лекции, в которых я рассказывал о технологиях современного искусства, о таком понятии как медиа-активизм. Весь акционизм, в сущности, к медаи-активизму и привязан. Между прочим, он "Муху" (Ленинградское высшее художественно-промышленное училище имени В.И. Мухиной, в настоящее время — Санкт-Петербургская государственная художественно-промышленная академия имени А. Л. Штиглица, — М.А.) окончил, станковую живопись, это к вопросу: умеет ли он рисовать? Но потом сознательно отказался от рисунка. Он действительно идейный, он не проплаченный. Болван, может, но идейный. Я честность, искренность люблю. Поэтому многим патриотам вот этой бы отчаянности у Пети поучиться.

"ЗАВТРА". Может он тяжело больной просто?

Кирилл ШАМАНОВ. Он больной, он бывший наркоман, у него гепатит. Он лечился два года самыми жёсткими интерферонами, антибиотиками, у него выпали все волосы, если вы видели, как он выглядит.

"ЗАВТРА". Исчерпывающий портрет представителя "современного искусства".

Кирилл ШАМАНОВ. Кстати, после акции Павленского на Красной площади, я ему прямым текстом сказал: Петенька, родной, а что ты взял так мелко? К Уолл-Стриту тебе надо было бы, родной, свои яйца прибивать. И посмотреть потом: не оставишь ли их прямо там? Будешь ли ты вообще живой, качая права.

"ЗАВТРА". Кирилл, не пора ли само слово "искусство" вывести за рамки художественного процесса? Не пора ли сказать: современного искусства нет, есть — опыты самовыражения.

Кирилл ШАМАНОВ. Вы знаете, в живописи есть несколько уровней. Есть станковая живопись — высшая форма, есть графика и есть нижний уровень — это карикатура, то есть как бы уже и не живопись. Акционизм, ориентация на скандал — очевидно, это самый нижний уровень. Но если брать действительно интересные дискурсы современного искусства, того же Бэнкси, то в его месседже — и игра ума, и красота тоже.

"ЗАВТРА". Граффити Моны Лизы с гранатометом изящны.

Кирилл ШАМАНОВ. Вы кстати не заметили, что Бэнкси не сделал ни одного проекта против России?

"ЗАВТРА". Может быть, он и есть — "русский хакер"?

Россия > СМИ, ИТ > zavtra.ru, 13 декабря 2017 > № 2477738 Кирилл Шаманов


Франция. Россия > СМИ, ИТ > inopressa.ru, 13 декабря 2017 > № 2424768 Ксения Федорова

Кремлевский канал высаживается во Франции

Беатрис Ушар | Le Temps

"К Рождеству" все будет готово, уверяет Ксения Федорова, президент и информационный директор RT France (бывшая Russia Today), франкоязычного телеканала, который должен начать вещать из Парижа до конца года, передает корреспондент швейцарской газеты Le Temps Беатрис Ушар. "Необходимо наладить несколько технических моментов, чтобы RT France стал доступен в интернете или непосредственно на телевизионном экране подписчиков оператора Free", - говорится в статье.

"RT, который заговорит на французском после английского, испанского и арабского и может охватывать (согласно внутренним данным) 700 млн человек в 100 странах, чувствует, что в Париже пахнет жареным, - продолжает автор. - Ксения Федорова (руководитель RT France. - Прим. ред.) это знает лучше, чем кто бы то ни было, и не упускает случая осудить "нападки на RT", возможность которых она "не представляла в стране Вольтера": 29 мая 2017 года Эммануэль Макрон упрекнул ее ни много ни мало перед Владимиром Путиным в том, что она занимается "пропагандистской" журналистикой".

"Однако Ксения Федорова не уступает и бросает вызов французскому президенту, предлагая ему найти хоть один пример дезинформации или "фейковых новостей" на ее интернет-сайте во время и после предвыборной кампании, - рассказывает издание. - Сама она уверяет, что "все проверила" и ничего не нашла".

"RT France разместился в офисах площадью 1800 квадратных метров в комплексе Arcs de Seine в Булонь-Бийанкур, ближнем пригороде Парижа, - передает корреспондент. - Договор аренды был подписан на девять лет, что является знаком оптимизма".

"Канал будет вещать круглосуточно, производить более 10 часов прямого эфира в день, с выпуском новостей каждый час и чередованием 30 минут новостей с восемью ведущими и 30 минут документальных фильмов и дебатов, - сообщает Ушар. - Среди его ведущих будут опытные журналисты, но звезд телевидения не будет".

"По официальной версии громкие имена не пришли работать на канал, так как нужно было подписать контракт в спешке, - говорится далее. - И хотя велись "переговоры" с Наташей Полони, эссеистом "суверенистской" направленности, о ее найме речь никогда не шла, уверяет Ксения Федорова".

"На данный момент известные имена фигурируют лишь в регулярных дебатах, запланированных между "суверенистским" экономистом Жаком Сапиром и либеральным журналистом Жан-Марком Сильвестром", - продолжает автор. Жак Сапир от этого в восторге. "Этот канал, - заявил он изданию, - привнесет дозу плюрализма в телевизионный пейзаж, поэтому я его поддержал с первого дня. Это даст телезрителям возможность услышать другую точку зрения, чем окружающая антироссийская истерия, которая иногда граничит с расизмом".

Ему вторит Ксения Федорова: "Плохо говорить о России - это тенденция во Франции". Как сообщает издание, "на начальном этапе баланс бюджета в 22 млн будет достигаться за счет российского государства". Затем, по словам Ушар, "RT France надеется привлечь доходы от рекламы".

"Послушать Ксению Федорову, эту молодую женщину 36 лет, которая поразительно владеет, да еще и на английском, языком демагогии, так мы увидим то, что увидим, расположившись перед RT France, который представит редакционную линию, отличающуюся от "центральных каналов", таких, как BFMTV, LCI или CNews", - пишет корреспондент.

"Содержание будет отличаться от классических СМИ, - пояснила Федорова изданию, - поскольку RT защищает другую точку зрения. Мы будем освещать те же темы, но мы сделаем так, чтобы были слышны все мнения, все голоса, а не один лишь голос". "К примеру, она хочет, чтобы высказывания экспертов сопровождались свидетельствами тех самых "обычных людей", которые уже составляют программы всех каналов", - пишет журналистка.

Ее канал обвиняют в том, что это голос России? "Мы сделаем французский канал, а не российский, - ответила на это Федорова, "не смутившись". - Журналисты по большей части - французы или франкоговорящие. Но мы будем французским каналом с другой точкой зрения, без скрытых политических мотивов, в особенности по темам внутренней политики".

Однако Федорова добавила: "По международным темам мы позволим высказаться отличающемуся мнению. Конечно, по темам, связанным с Россией, как Сирия, у вас будет возможность понять, почему Россия вовлечена. Но это не означает, что мы будем говорить о России. RT привнесет другую точку зрения. Мы не обязаны придерживаться той же редакционной линии, что все".

Ксения Федорова отвечает критикам той же монетой: "Очень часто на центральных каналах можно было видеть, что очень важные международные темы были освещены очень предвзято, односторонне". На RT, обещает она, "мы будем уважать журналистскую этику", и будет даже производиться "проверка фактов".

"После Франции канал RT заинтересован также Швейцарией?" - говорится в публикуем параллельно материале за подписью того же автора под заголовком "Российский канал RT интересуется Швейцарией". Ксения Федорова, отвечая газете на этот вопрос, была "в высшей степени уклончивой": "Почему бы и нет? Посмотрим".

Франция. Россия > СМИ, ИТ > inopressa.ru, 13 декабря 2017 > № 2424768 Ксения Федорова


Россия > Легпром. Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > forbes.ru, 12 декабря 2017 > № 2424794 Ольга Герасимова

Закрытый клуб. Какие программы лояльности нужны магазинам, ресторанам и гостиницам

Ольга Герасимова

Генеральный директор сети магазинов Modi

Дисконтные пластиковые карточки безнадежно устарели. Современный потребитель не столько хочет получить скидку, сколько нуждается во внимании и индивидуальном подходе

Какие программы лояльности уходят в прошлое, а какие — идут им на смену? Некоторые программы лояльности эффективны в рознице, но почему они не работают в ресторанном или гостиничном бизнесе? Попробую ответить, опираясь на свой опыт работы в ретейле.

Важны не скидки, а индивидуальный подход

В последнее время многие торговые компании отдают предпочтение бонусным программам, отказываясь от дисконтных карт. Во-первых, ритейлерам выгодно, чтобы клиент постоянно возвращался и совершал все новые и новые покупки, а во-вторых, накопительная система бонусов закрепляет карту за конкретным покупателем, что позволяет анализировать спрос отдельного человека, а не всех его друзей.

Без персонализированного подхода сегодня не обойтись, ведь покупатели хотят знать о наличии совершенно конкретного товара в магазине. Например, в компании «Евродом», гендиректором которой я была раньше, использовалась программа лояльности, основанная на изучении предпочтений покупателей. Когда приходили новые коллекции, мы рассказывали об этом конкретным клиентам, и товар расходился в считанные дни: приверженцы тех или иных брендов обеспечивали нам стабильный рост выручки.

Постепенно розничные сети начинают осознавать пользу от индивидуальных предложений. Так, по данным одного из исследований, проведенного компанией SAS совместно с отраслевым порталом New Retail и профессиональным сообществом CRM Solutions, в 76% сетей пока еще действуют предложения, адресованные всем посетителям, без какой-либо сегментации. Но 23% ритейлеров уже используют деление на большие возрастные и гендерные группы, а 9,2% сегментируют клиентов по покупательской способности («стандарт» и «премиум»). Каждый пятый российский ритейлер разрабатывает точечные предложения для узких групп и 11% делают индивидуальные предложения.

Согласно другому исследованию — Accenture Interactive, в ходе которого было опрошено 1500 потребителей в США и Великобритании, 56% покупателей предпочитают посещать магазины, которые идентифицируют их по именам, и 58% лояльны тем ритейлерам, которые ведут историю покупок клиентов. Если три года назад лишь треть покупателей готовы были предоставить ритейлеру подробную информацию о себе, то сейчас таких людей в полтора раза больше.

Что хорошо ретейлеру, то ресторатору — в убыток

Как-то гендиректор компании Restconsult и владелец ресторанов «Мясо & рыба» Сергей Миронов поделился, что рестораны в последнее время массово внедряют различные программы лояльности, но ожидаемого эффекта от них не получают. И объяснил, почему.

В ресторанном бизнесе программы лояльности такие же, что и в розничной торговле — скидки, бонусы, подарки за регулярное посещение. Рестораны активно внедряют в работу электронные карты лояльности и push-уведомления, информирующие клиентов об акциях, наличии свободных столиков, тематических вечеринках и обновленном меню. Они также разрабатывают мобильные приложения, с помощью которых посетители могут делать предварительные заказы, отслеживать цены на блюда и подсчитывать бонусы за лояльность. Парадокс в том, что все эти технологии интересны в основном аудитории с невысоким доходом — например, студентам, которые большой погоды ресторанам не делают. А заведения общепита все-таки живут в основном за счет состоятельных гостей, и забывать об этом не стоит. Кстати, по этой же причине и в ритейле начала пробуксовывать система обмена бонусов на подарки. Для людей с доходами выше среднего это оказалось не слишком интересно.

По мнению ресторатора, программы лояльности в сегменте HoReCa вообще не должны быть привязаны к цифровым и мобильным технологиям: человек приходит в ресторан, чтобы забыть о них и просто вкусно поесть. Разбираться во время обеда в мобильном приложении — это все равно, что купить билет в театр, где вместо живого спектакля тебе предложат посмотреть пьесу на планшете.

Я абсолютно солидарна с коллегами из других отраслей — не стоит слепо копировать то, что массово работает на рынке розничной торговли. Получить скидку на товар — это одно, к этому стремится большинство людей, но, когда человек приглашает в ресторан деловых партнеров, а в конце ужина заводит с официантом разговор о накопленных баллах — это не комильфо. Правильно поступают те рестораны, которые практикуют бесплатные завтраки и обеды и презентуют на них новые блюда. От гостя требуется лишь одно: написать о своих впечатлениях в соцсетях или сделать репост новости о мероприятии. Такой подход кратно увеличивает число клиентов, к тому же на бесплатных акциях ресторан ничего не теряет, а даже, напротив, зарабатывает: съев бесплатное блюдо, человек обязательно купит что-нибудь еще.

Важен не завтрак в постель, а внимание

В гостиничном бизнесе, как и в ресторанном, нет смысла гоняться за клиентами с небольшими доходами. В другие страны они выезжают не чаще двух — трех раз в год, а значит, в одну и ту же гостиницу не возвращаются и не оправдывают ее траты на участие в такого рода программах. Типичный участник программы лояльности — путешествующий не меньше 12 раз в году. Да и в этом случае лояльность человека к конкретному бренду под большим вопросом. Если верить данным различных экспертов, в программах лояльности крупных гостиничных сетей состоят миллионы людей, но лишь треть из них активно пользуются предлагаемыми привилегиями. В чем тут причина?

Если речь, к примеру, идет о тех же бонусах, людям недостаточно конвертировать их в бесплатные услуги отеля (прачечную, завтрак в постели, такси) или обменивать на мили авиакомпаний-партнеров. Как клиентам магазинов, так и туристам важен индивидуальный подход в обслуживании. Человек должен видеть и понимать, что в отеле знают все о его предпочтениях и вкусах и готовы предугадать любое его желание. Вот почему омниканальные подходы в обслуживании клиентов в гостиничной индустрии важны как ни в какой другой отрасли. В каком бы городе не остановился человек, информация о нем должна храниться в единой базе гостиничной сети. Но в программах лояльности многих российских отелей, увы, такие технологии не используются.

В клуб за покупками

В России наиболее популярными становятся банковские программы лояльности, которые предлагают кэш-бэк. И многие розничные сети вступают в эти программы. Спрос растет и на карты рассрочки. Оно и понятно ведь выгоду от них получают все три стороны — банк, торговое предприятие и покупатель. Заключив партнерские соглашения с магазином, рестораном или салоном красоты, банк с каждой покупки получает комиссионное вознаграждение, у его партнера за счет роста числа покупателей увеличивается выручка, а сам клиент получает возможность покупать товар в кредит, не выплачивая по нему процент.

Еще один тренд — использование чат-ботов в мессенджерах Telegram, Viber и Facebook, которые ведут диалоги с покупателями. С их помощью можно получать скидки или бонусы дня, а также — дисконт на любимые продукты.

На волне популярности все эти программы в западных компаниях находились некоторое время назад. Сейчас у наших европейских коллег в моде развивать для самых лояльных покупателей специализированные клубы. Клиенты не получают скидки, но приглашаются на различные события, мастер-классы и другие закрытие мероприятия, как, например, клиентские дни, распродажи или предварительные продажи коллабораций. Gap, Adidas, Visa, MasterCard — пример таких компаний. Многие предприятия объединяются со смежными бизнесами — например, авиакомпании с сетями отелей. Конечно, бонусные программы лояльности на Западе тоже распространены, но там накопленные баллы предлагают конвертировать не в скидки на следующий товар, как это принято у нас, а в полезные услуги — например, консультации стилистов в салонах красоты или специалистов по уходу за обувью в магазинах обуви.

Еще европейцы любят обменивать бонусы на необычные впечатления. Например, участники британской программы лояльности Nectar могут потратить баллы на поездку в старинном спальном вагоне British Pullman, прогулку на Ferrari или катере. Для российских программ лояльности такие услуги пока еще редкость. Но и примеры есть: самые частые посетители магазинов Modi будут участвовать в закрытых распродажах и получать другие привилегии — например, первыми узнавать о новых коллекциях. Для них мы также будем проводить мастер-классы с известными шеф-поварами, которые согласятся раскрывать рецепты своих авторских блюд. Сегодня недостаточно возвращать людям процент с покупок. Полученная скидка на товар забывается также быстро, как и сама цена. Между тем впечатления, полученные от общения с магазином, остаются в памяти надолго.

Россия > Легпром. Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > forbes.ru, 12 декабря 2017 > № 2424794 Ольга Герасимова


Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > mvd.ru, 11 декабря 2017 > № 2434255 Элина Быстрицкая

Элина БЫСТРИЦКАЯ: «Роль Аксиньи примеривала дважды».

В гостях у журнала «Полиция России» народная артистка СССР Элина БЫСТРИЦКАЯ.

– Элина Авраамовна, когда впервые вы почувствовали в себе тягу к актёрской профессии, попробовали себя на сцене?

– В детстве родители меня водили в театр на балет. Также моим развлечением был и домашний театр, где устраивались представления для всего дома. В день «премьеры» на лестничной площадке устанавливались стулья для зрителей, сценой служила площадка между этажами, а закулисьем – балкон. Бабушкина широкая юбка, в своё время модная на Украине, была занавесом.

В 30-е годы, после выхода на широкий экран фильма «Чапаев», в репертуаре нашего домашнего театра появился точно такой же спектакль. В нём роль легендарного комдива играл мой брат, а я перевоплощалась в его верного ординарца Петьку. Спектакль заканчивался моим коронным номером – я выходила на сцену и, грозно поводя бровями, говорила: «Тише! Чапай думать будет!» Зрители были в восторге.

– А как начиналась ваша трудовая биография?

– В юные годы я готовилась к иному жизненному пути. Мой отец, военный врач, считал, что я должна унаследовать его профессию. Перед войной он получил назначение в город Нежин Черниговской области. Здесь и застала нас война. Отец служил в госпитале, который очень скоро стал фронтовым. В то время мне было 13 лет. Я решила, что нужно что-то делать для фронта, и попросилась работать в госпиталь. Это было страшно: вечером, бывало, поправишь тяжелораненому подушку под головой, уйдёшь с дежурства, а утром узнаёшь, что он умер…

Поначалу работала санитаркой, потом лаборанткой клинической лаборатории фронтового сортировочного эвакогос­питаля 3-го и 4-го Украинских фронтов. Война закалила меня. В то непростое время я впервые с особой ясностью поняла, что человек многое может. И на всю жизнь усвоила главный жизненный принцип отца: как военный, он считал, что принятые решения надо выполнять, препятствия – преодолевать и к цели идти уверенно.

– Жизнь на колёсах, бомбёжки, обстрелы – всё это составляло ваш быт в те тяжёлые годы. От цели стать актрисой не отказались тогда?

– В ноябре 1944 года мы вернулись в Нежин, так как киевский дом был разрушен при бомбёжке. Там я поступила в медицинский техникум. Однако на первом же практическом занятии мне стало плохо. Преподаватель-хирург должен был сделать челюстно-лицевую операцию, но во время её проведения больной внезапно скончался от наркоза. Тогда я поняла, что никогда не смогу стать врачом. Но техникум всё же закончила…

После этого всеми моими помыслами завладел театр, о чём я сказала родителям. Мать восприняла эту новость спокойно, а вот отец категорически возражал. «Что это за профессия такая – актёр?! – возмущался он. – И кто тебе сказал, что у тебя есть актёрский талант?»

Так как папа был против, я поступила в пединститут. Но и учась в нём, я в душе ни на минуту не расставалась с мечтой стать актрисой. Поэтому продолжала заниматься балетом в музыкальной школе, а параллельно организовала там же свой танцевальный кружок, который уже через несколько месяцев победил на олимпиаде. За эту победу я была награждена путёвкой в дом отдыха работников искусств, где отдыхали настоящие артисты. Там-то профессиональная актриса Наталья Александровна Гебдовская, увидев меня на сцене, посоветовала бросать филологию и идти в театр.

Вернувшись в Нежин, забрала документы из педагогического и вновь отправилась в Киев – в институт театрального искусства. И поступила.

– Ваша театральная деятельность началась в сентябре 1953 года на сцене Вильнюсского русского драмтеатра. Как получилось, что вы попали в состав его труппы, будучи выпускницей украинского отделения Киевского Государственного института театрального искусства?

– В год выпускных экзаменов я получила направление в Херсонский драматический театр. А в это время в Киеве гастролировал Театр имени Моссовета. Я попросилась на приём к его главному режиссёру Юрию Завадскому и добилась просмотра, который прошёл прекрасно. Меня зачислили в труппу столичного театра.

В ожидании вызова я поехала отдыхать к родителям в Вильнюс, где служил мой папа. Однако поиграть в Москве мне так и не пришлось. Из столицы вместо вызова пришёл отказ. Мол, мы не можем принять вас без прописки, не можем прописать без работы…

После этого я пришла в Вильнюсский драмтеатр и попросила, чтобы меня посмотрел художественный совет. Так и стала актрисой этого театра.

– Играя в театре, вы начали сниматься и в фильмах. Ваша самая известная роль в кино – Аксинья в «Тихом Доне». Как вы её получили?

– Во время поездки по Франции в составе делегации актриса Алла Ларионова мне сказала, что режиссёр Сергей Герасимов начинает съёмки «Тихого Дона» и ищет исполнителей главных ролей. Казачек я видела ещё во время войны, когда госпиталь какое-то время стоял в станице. Тогда я и почувствовала разницу между казачками и обычными крестьянками.

По возвращении из Парижа в Москву прямо из аэропорта позвонила Сергею Герасимову и попросила разрешения на кинопробы, на что он неожиданно сказал: «Приезжайте сейчас!» Ответ его поверг меня в лёгкий шок. Но я высчитала, сколько осталось времени до моего вильнюсского поезда, и приехала к режиссёру на квартиру. Он протянул мне отрывок из «Тихого Дона». И надо же было такому случиться, что это был именно тот текст, который я готовила на первом курсе театрального института. Для студентов обязательным было исполнение отрывков из литературных произведений. Я выбрала сцену встречи Григория и Аксиньи в подсолнухах. Стала читать. И в какой-то момент педагог сказал, что это не моя роль… Обида от той пренебрежительной реплики осталась на долгие годы.

И вот снова этот отрывок! Чувствую, что не могу открыть рот. Я сказала Герасимову, что хочу перечитать роман, а пока переполнена парижскими впечатлениями. Попрощалась, вышла за дверь и – в слёзы…

Я уехала в Вильнюс. Однако через некоторое время из Москвы пришло приглашение участвовать в пробах «Тихого Дона». На пробы ездила неоднократно, так что приходилось часто курсировать между Вильнюсом и Москвой. Причём до самого последнего момента было неизвестно, утвердят ли. Дело в том, что помимо меня на роль Аксиньи претендовали ещё тридцать актрис. Из них Герасимов выбрал семь и показал их Шолохову, который указал на моё фото и сказал: «Вот она!»…

– Вам приходилось встречаться с Шолоховым?

– Да. Помнится, мы ехали на съёмки, а он возвращался из Москвы. На какой-то станции и встретились. Воспользовалась случаем, спросила у него: «Михаил Александрович, где живёт Аксинья? Я бы хотела с ней поговорить…» Писатель на меня недоумённо посмотрел, а потом с ласковой усмешкой сказал: «Глупенькая, я же всё это выдумал!»

Он был первым зрителем «Тихого Дона», а после просмотра сказал: «Ваш фильм идёт в дышловой упряжке с моим романом».

Кстати, когда фильм вышел на экраны, то тридцать старейшин донских казаков предложили мне зваться Аксиньей Донской! На что я ответила, что оставлю фамилию родителей, но сохраню преданность казачеству.

– Как в дальнейшем сложилась ваша актёрская карьера?

– Тогда же, во время работы над «Тихим Доном», я была принята в труппу Малого театра. И вот уже более полувека остаюсь ему верна. Здесь я играла с великими Верой Пашенной, Еленой Гоголевой, Борисом Бабочкиным, Михаилом Царёвым, Михаилом Жаровым. Работала с замечательными режиссёрами Леонидом Варпаховским, Петром Фоменко, Виктором Комиссаржевским, Борисом Львовым-Анохиным, Александром Бурдонским... Никогда не считала зазорным учиться у них.

Очень пригодился и пройденный на съёмках «Тихого Дона» курс мастерства у Сергея Герасимова. Режиссёр требовал абсолютного внешнего и внутреннего перевоплощения, помог мне лучше разобраться в собственных возможностях. И тогда и теперь я каждую новую свою работу примеривала и примериваю к герасимовским критериям и оценкам: понравилось бы ему, одобрил бы Сергей Аполлинариевич?

– Вам и самой доводилось выступать в роли педагога. В своё время вы преподавали на кафедре актёрского мастерства в ГИТИСе имени А. В. Луначарского, в Театральном училище имени М. С. Щепкина. Да и сегодня много общаетесь с молодыми людьми, которые выбрали профессию актёра. Скажите, в чём их отличие от молодёжи советских времён?

– Мне кажется, что сегодняшняя молодёжь гораздо шире мыслит и, может быть, она более практична. Мы были романтиками. Но тем не менее, просматривая новые фильмы, я убеждаюсь, как много сегодня талантливых актёров.

– А в чём, на ваш взгляд, притягательная сила советское кино?

– Сегодня зрители смотрят чудовищные фильмы с убийствами, грабежами, с насилием… Эти фильмы, с моей точки зрения, не должны быть темой для искусства. Искусство – это духовная жизнь. Кино должно просвещать людей, поэтому не случайно в последнее время на телевидении всё чаще и чаще стали появляться фильмы, снятые в СССР, – добрые, наивные, искренние, светлые, оптимистичные.

– Какая из многочисленных наград вам наиболее дорога?

– Очень дорого для меня звание «сын полка», которого меня удостоили в годы войны. А самая большая награда – это признание зрителя, радость от того, как меня встречают, когда выхожу на сцену, как меня провожают после спектакля. Бывает, что зал аплодирует стоя, и это тоже очень дорого. Приятно, когда не только в Москве, но и за границей, узнав меня на улице, подходят совершенно незнакомые люди и здороваются.

Постоянный труд – вот моё кредо. А когда остаётся свободное время, я предпочитаю активный отдых: игру в шахматы, бильярд, в разные годы увлекалась греблей и стрельбой в тире.

– Элина Авраамовна, в своей автобиографической книге «Встречи под звездой надежды» вы написали: «Надо своё тело держать в форме, но и душу не пачкать». Это ваше жизненное правило?

– Моя мама меня учила: «Не делай зла. Вернётся – пострадаешь». Поэтому я никогда не отвечала на проявленную ко мне несправедливость злом. Я просто живу по правилам, которые были у нас в семье. Стараюсь не мешать окружающим. Но не допускаю, чтобы и мне мешали. Ни деньги, ни благополучие меня не остановят, если я считаю, что задет вопрос чести: ради этого могу отказаться и отказывалась от многого…

Беседу вёл Николай ТЕРЕЩУК

Визитная карточка

Родилась 4 апреля 1928 года в Киеве.

Будучи подростком, во время Великой Отечественной войны работала в госпитале.

В 1953 году окончила Киевский государственный институт театрального искусства имени И. К. Карпенко-Карого (факультет украинского театра). С 1953 года – актриса Вильнюсского русского драматического театра.

С 1958 года – актриса Академического Малого театра СССР.

С 1979 года – педагог Высшего театрального училища имени М. С. Щепкина и ГИТИСа имени А. В. Луначарского.

С 1950 года начала сниматься в кино. Дебютной работой стала роль военврача в фильме «В мирные дни». Всего снялась более чем в 40 картинах, наиболее известные из которых – «Неоконченная повесть» (1955), «Тихий Дон» (1957–1958), «Добровольцы» (1958).

Заслуженная артистка РСФСР (1962).

Народная артистка РСФСР (1966).

Народная артистка СССР (1978).

Награждена:

двумя орденами «Знак Почёта» (1960, 1967);

орденом Трудового Красного Знамени (1974);

орденом Октябрьской Революции (1988);

орденом Отечественной войны II степени (1985);

орденом «За заслуги перед Отечеством» II степени (1998);

орденом «За заслуги перед Отечеством» I степени (2008);

медалью «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.», а также многими другими медалями.

Дважды удостоена благодарности Президента Российской Федерации (1999, 2004).

Лауреат ряда международных и национальных премий.

Вице-президент Международного фонда охраны здоровья матери и ребёнка.

Почётная казачка, полковник казачьих войск.

Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > mvd.ru, 11 декабря 2017 > № 2434255 Элина Быстрицкая


Россия. Франция > СМИ, ИТ > trud.ru, 8 декабря 2017 > № 2416757 Патрисия Каас

Патрисия Каас: Сегодня, узнав цену жизни, я по-другому дышу, улыбаюсь, двигаюсь, пою...

Сергей БИРЮКОВ

Она искала ответы на важные жизненные вопросы - и наконец-то нашла их. В виде 18 новых песен

13 декабря в столичном «Крокус Сити Холле» представит свой 10-й студийный альбом певица, которой уже не нужно никому ничего доказывать. Она целых 13 лет не обновляла свой оригинальный репертуар, но никуда не делась, не ушла в тину забвения. Она искала ответы на важные жизненные вопросы — и наконец-то нашла их в виде 18 новых песен. И певица, и альбом зовутся просто: «Патрисия Каас».

Она странствует по России и Украине уже полтора месяца. Дала 15 концертов, а всего их у нее в этом туре 21. Поет новые вещи — о том, что стала спокойнее и увереннее, но не стала равнодушнее. Одна из тем, которые ее волнуют, — это насилие над женщиной, процветающее в «цивилизованном» XXI веке. Разумеется, нигде публика не отпускает ее со сцены без тех песен, которые полюбила за 30 лет и не забыла. Тех самых, где «мадемуазель поет блюз». На днях Патрисия встретилась в Москве с журналистами, там с ней смог пообщаться и корреспондент «Труда».

— Да, я 13 лет не выпускала собственных песен, — рассказала гостья. — Но в моей творческой жизни было многое другое. Вышел альбом «Kabaret», где я отдала дань моего восхищения великими женщинами 1930-х годов: Марлен Дитрих, Гретой Гарбо и другими. Был альбом и огромное турне «Каас поет Пиаф». А еще я играла в кино... Это все заняло немало времени и сил. Я нашла в самой себе ответы на вопросы, которые тревожили меня прежде, и оттого стала намного спокойнее. Поняла, что уже не должна никому ничего доказывать, надо только быть собой.

Реклама 13

— Я французская певица и остаюсь ею в сегодняшнем мире, где так много R’n’B и рэпа, в том числе у нас во Франции, — продолжает Патрисия. — Но и французская песня в том традиционном смысле, к которому мы привыкли, никуда не делась. Высоко ценю, например, Бенжамена Бьоле, вышедшего из международного проекта «Голос». Он один из тех, кого можно причислить к последователям направления, заданного Жаком Брелем. Вот и для меня, когда я выступала на «Евровидении» в Москве, даже вопроса не возникало, в каком стиле представить песню. Конечно же, в своем собственном...

То московское «Евровидение» для Патрисии Каас до сих пор одно из самых волнующих и даже тревожных воспоминаний. При громадном уже тогда, в 2009 году, сценическом опыте певица, по ее собственному признанию, никогда прежде не испытывала такого волнения.

— У нас на Западе «Евровидение» воспринимается немножко по-другому, не связано с таким безумием страстей, как в Восточной Европе, — признает Патрисия. — Например, во Франции только в этом году к предварительному отбору подключили телевидение — так, как это давно происходит в других странах. Что же до меня, то я всегда отстаивала перед публикой только саму себя и свою песню.

А тогда в Москве мне пришлось ощутить на собственных плечах вес национального флага. Но я поняла, что никем иным, кроме себя самой, быть не могу, и свои песни под формат приспосабливать не стала. На «Евровидении» я спела так, как хотела и как чувствовала. У меня на всю жизнь осталось это ощущение московской сцены и чувство взаимного уважения с публикой, ее любовь. А потом голосование (8-е место. — «Труд») вернуло меня на землю. Возвращалась домой я, мягко говоря, не очень гордой. Опасалась, что скажут мне на родине. Но ничего, как видите, вышла из ситуации! Если бы мне предложили сегодня испытать те же эмоции, я бы согласилась. Но только не в рамках «Евровидения», которое давно уже из конкурса песни превратилось в конкурс... всего чего угодно, но не песни.

Конечно, речь не могла не зайти и о русском мотиве в творчестве Патрисии Каас. Ведь даже бесстрастная «Википедия» пишет о том, что певица кроме Франции больше всего востребована в Германии (она уроженка Эльзаса — немецкоговорящей области Франции) и в бывшем СССР. Французская песня вообще созвучна русскому слуху и душе. Не зря даже сами названия жанра — романс в XIX веке, шансон в XXI — к нам перекочевали из Франции. Но в случае с Каас это созвучие заходит дальше дежурного исполнения зарубежными звездами «Очей черных». Известна трактовка Патрисии замечательного романса Микаэла Таривердиева «Мне нравится» на стихи Марины Цветаевой — одной из великих женщин 30-х. Автору этой заметки Патрисия как-то говорила, что ее интересуют и другие личности русской поэзии и песни — например, Вертинский.

Правда, сейчас на вопрос, нет ли в ее планах русского альбома, Каас не стала дипломатничать и честно ответила:

— Боюсь, это слишком сложно. Когда я готовила «Мне нравится», столько времени ушло на отработку русского произношения с педагогом! Конечно, бывают чудесные импровизации, так возникла наша совместная запись с группой «Уматурман». Но на то они и импровизации, что возникают спонтанно, незапланированно.

Проявляю настойчивость и спрашиваю: возможно, какая-то из ярких русских личностей заинтересовала бы нашу гостью как киноактрису? Мечтала же она в том нашем давнем интервью о сильной женской роли — и вскоре получила ее в фильме «Убитая» режиссера Тьерри Бинисти.

— Я рада, что вы напомнили об этом телефильме, — говорит Патрисия. — Обычно больше говорят о киноленте Клода Лелуша «А теперь, дамы и господа...». Хотя у меня там не очень большая роль пианистки в баре. А вот в «Убитой» уже настоящая, большая работа для профессиональной актрисы. Я сыграла там роль матери, которая теряет дочь. Это было очень, очень трудно! Ведь у меня совсем отсутствовал опыт участия в подобного рода кино. Чувствовала себя так, будто выхожу к людям голая. Потребовалось полное погружение в драматическую и трагическую ситуацию. Знаете, как я искала эту эмоцию печали и тоски? Обычно нужные мне эмоциональные состояния я нахожу в песнях, музыке. Собственно, так случилось и на этот раз. Я затворилась в одном очень посредственном о-теле и в течение недели слушала мелодию из кинофильма «Список Шиндлера» — три-четыре раза, как только просыпалась утром, и столько же на ночь. И хотя вроде бы тот фильм совсем о другом, в конце концов я уловила нужное мне настроение: лежала на диванчике и плакала под эту замечательную музыку. И на съемках, когда нужно было заплакать, на мне были наушники, и в них звучала эта изумительная тема...

— Трудность неожиданно оказалась в другом, — делится сокровенным певица, — из этого состояния потом было очень сложно выйти, вернуться в обычную жизнь. Но знаете, возможно, этот фильм — среди, конечно, многого другого — помог моему личностному росту. Научил ценить те вещи, которые я раньше не ценила. Жизнь вообще напоминает качели. С одной стороны, ко мне довольно рано пришел успех: концерты, поездки, живой отклик публики. С другой — я рано потеряла родителей, были и другие тяжелые утраты. Мне говорили: тебе так повезло! А я не понимала, о чем, собственно, речь. Просто не видела каких-то важных источников радости. Сегодня, по-новому узнав цену жизни, я по-другому дышу, улыбаюсь, двигаюсь, пою...

Уловив, что в этом замечательном ответе Патрисия слегка «замотала» русскую тему, мои коллеги стали возвращать гостью в русло разговора. Кто-то спросил про любимые места в городах России, однако тут певице почти нечего было сказать:

— У меня всегда так мало времени. Я вижу только аэропорт и несколько ресторанов и баров. Но даже если они мне понравились, как правило, не могу туда вернуться, потому что за два года, что проходят до очередной моей поездки, они уже исчезают. Может, когда не буду так загружена работой, приеду к вам просто как туристка.

Не обошлось, конечно же, без вопроса о русской еде.

— Она немного напоминает то, что готовила дома мама. Ну наш суп-гуляш не совсем то, что ваш борщ, но похоже. Когда в прошлые годы бывала в Сибири, очень понравились пельмени — в холод ничего лучше их не согревает. Особенно если еще добавить немного la vodka...

Журналисты из Мордовии спросили, не собирается ли Патрисия, по примеру Жерара Депардье, обзавестись русским паспортом и недвижимостью — например, в том же Саранске. В ответ Каас только улыбнулась.

— Жерар Депардье есть Жерар Депардье, — был ответ. — Я и сама про себя уже прочитала, что будто бы купила в России квартиру. Но это неправда. Правда состоит в том, что мне очень нравится сюда приезжать и общаться с вашей публикой, оставаясь при этом француженкой. Люди ведь и любят меня за мою искренность, за мои эмоции — а они французские, разве не так?

Так ведь никто с вами и не спорит, Патрисия! Разве не так?

Россия. Франция > СМИ, ИТ > trud.ru, 8 декабря 2017 > № 2416757 Патрисия Каас


Россия > СМИ, ИТ > mvd.ru, 7 декабря 2017 > № 2420140 Андрей Соколов

Вошёл в образ не сразу.

В гостях у редакции актёр, режиссёр, сценарист, продюсер и театральный деятель Андрей СОКОЛОВ.

- Андрей Алексеевич, в вашем сердце особое место занимает любовь к маме. В чём секрет её воспитания?

- В последние годы часто думал об этом, анализировал - ничего нового. Просто любовь! Мама, молодая красивая женщина, фактически посвятила мне свою жизнь. Её поддержка, участие были важны и свое­временны. Убеждён, всё закладывается в детстве, начиная с того, какие книги ты читаешь.

- Фильм «Маленькая Вера» громко прозвучал в начале вашей карьеры, дав старт успешному будущему в кинематографе. А в какой картине вы почувствовали себя профессионалом?

- К моменту съёмок «Маленькой Веры» я только окончил первый курс Щукинского театрального училища. Ни о какой профессии речи быть ещё не могло. Но роль Сергея давалась легко, так как за шесть лет в МАТИ, несмотря на то, что родился в Москве, жизнь в общежитии была мне знакома. О нашем весёлом курсе вообще ходили легенды.

В первые годы театрального многое шло от внутреннего восприятия. Поэтому ощущение прикосновения к профессии появилось не сразу. Для меня в этом плане есть две знаковых картины: «Царь Иван Грозный», где играл Афанасия Вяземского - опричника и любимца царя, и «Бездна, круг седьмой».

После прочтения сценария «Грозного» появилось подобие внутреннего ощущения роли. Когда наклеили бороду, облачили в барские одежды, произошла какая-то «химия», и я реально вошёл в образ, подумав: первый шажок к профессии сделан!

- Вы обмолвились, что снимались в одной картине с Игорем Тальковым. Он был вашим другом?

- Знакомство с Игорем произошло намного раньше, а общаться стали на съёмках фильма «Царь Иван Грозный». Он играл Князя Серебряного. Кстати, и картина вначале называлась «Князь Серебряный». Но у Игоря произошёл конфликт с продюсером. Это привело к тому, что название киноленты поменяли. В итоге Тальков вовсе не стал сниматься. И если присмотреться, то в фильме можно заметить пару повторяющихся кадров, которые режиссёру пришлось использовать из ранее отснятого материала.

На премьере, выступая перед зрителями, Игорь попросил прощения за то, что вообще принимал участие в съёмках.

В наших отношениях были взаимность, уважение и страх ошибиться в своей симпатии. Вроде чуяли друг друга как два волка, но держались на расстоянии, боясь приблизиться.

Однажды оба оказались в Ленинграде. Он выступал в СК «Юбилейный», а я участвовал в съёмках очередного фильма. Договорились вечером встретиться. Но не случилось...

- В ваших творческих достижениях есть частичка труда педагогов театрального училища имени Б.В. Щукина. Кому и чем обязаны своим актёрским успехом?

- После МАТИ я пришёл в «щуку» осознанно. Пропадал в стенах вуза с утра до ночи. «Научить нельзя, можно научиться» - известная аксиома.

Худрук Людмила Владимировна Ставская, отдавая себя студентам, в буквальном смысле жила в училище. Структурировал в профессию, как в матрицу, замечательный педагог Михаил Борисович Борисов.

Самое золотое время у актёра - учёба. В последующем у профессии учителем является жизнь. Все сюжеты и характеры - только из неё.

- В сыгранных вами ролях авантюристы, романтики, сердцееды. А кем в жизни себя больше считаете?

- В любой роли есть часть самого себя. В зависимости от задачи какая-то черта характера становится основной, обрастает деталями и формирует ролевой образ. Это классика. Что касается моих переосмыслений, то юношеский максимализм прошёл. Основной принцип сегодня - лучшая драка та, которой можно избежать.

- Изменились ли с годами ориентиры? Чего опасаетесь больше во взаимо­отношениях с людьми?

- Было бы странно, если бы за годы не менялись жизненные ориентиры. Все мы набиваем шишки и идём дальше, но уже с приобретённым опытом. Самое непростое - это отношения между людьми. Поэтому важно дорожить теми, с кем съеден не один пуд соли.

- Вас, не раздумывая, можно назвать звёздным актёром. Количество фильмов перевалило за сотню! Почти 90 процентов из них в главных ролях! И это не считая режиссуру! В чём секрет такой популярности?

- Конечно, путёвкой в жизнь стало участие в «Маленькой Вере». Но к каждому случаю актёр должен быть подготовлен. Хочешь сниматься в Голливуде - хотя бы выучи английский язык.

По окончании Щукинского училища в моём послужном списке было уже 17 картин. Я понимал: тиражировать то, что было сделано в «… Вере», не стоит, но и не работать нельзя. В конце концов это опыт, тренинг, заработок. Это моя профессия.

Каждый актёр растёт вместе со своим зрителем. Кино в принципе - продукт, рассчитанный на аудиторию от 15 до 50 лет. Можно сказать, совместное существование артиста со своим зрителем продолжается всю жизнь, главное - не разочаровать. Публика любит своего кумира, прощает и принимает таким, какой он есть.

Если говорить о работе, о тандеме «актёр - режиссёр», всегда важно оставаться единомышленниками. Можно ругаться, отстаивать точку зрения, но лодка должна плыть в одну сторону.

- Вы нередко играете персонажей в офицерском мундире. Насколько близки такие характерные образы?

- Первой подобной работой в кино был фильм Игоря Максимчука «Холодная осень» по рассказу Ивана Бунина. По моему мнению, мундир - это оболочка человека с его страстями, достоинствами и недостатками. Поэтому основная актёрская задача - понять человеческую суть.

Среди моих друзей есть офицеры, дружба с которыми проверена временем, чем очень дорожу и горжусь.

- Сегодня зритель с удовольствием смотрит картины с вашей режиссурой. Над какой работой трудитесь сейчас?

- В 2015 году вышел новый фильм «Память осени», главные роли сыграли замечательные актёры - Инна Чурикова, Евгения Симонова, Александр Лазарев младший и Павел Трубинер.

В 2016-м вышло продолжение сериала «Адвокат», где играю главную роль. Лента транслировалась и в этом году.

Сейчас идёт подготовка к новому фильму с рабочим названием «Выжившая». Одной из локаций рассматриваем казахстанскую сторону, где наиболее выгодные природные условия. Лента о том, как посредством социальных сетей в Интернете зомбируют детей, вербуют в террористические группировки. Такой психологический боевик.

- В комедийной киноленте «Новогодний брак» вы с радушием говорите: «Нас ждёт Новый год!» Может, есть пожелания нашим читателям, среди которых большая часть носит погоны и 31 декабря будет находиться на посту?

- Всегда в основе основ зиждется мысль: «Плохое проходит. Всё будет хорошо!» Поэтому каждый раз первый день Нового года мы начинаем с белого листа и ждём чуда!

Беседу вела Елена БЕЛЯЕВА

Визитная карточка:

Родился 13 августа 1962 года в Москве.

Окончил Московский авиационно-технологический институт (1986 г.), актёрский факультет Театрального училища имени Б.В. Щукина (1990 г.), вечернее отделение Института иностранных языков (1991 г.), высшие курсы сценаристов и режиссёров (1998 г.).

С 1990 года и по сей день в труппе Московского государственного театра «Ленком».

В фильмографии актёра более ста работ. Дебютировал в картине «Она с метлой, он в чёрной шляпе». Популярность пришла после исполнения главной роли в фильме «Маленькая Вера» (1988 г.).

Народный артист Российской Федерации (2005 г.).

Россия > СМИ, ИТ > mvd.ru, 7 декабря 2017 > № 2420140 Андрей Соколов


Казахстан. Россия. Китай > СМИ, ИТ > dknews.kz, 7 декабря 2017 > № 2419215 Тулеген Аскаров

Мясо по-аргентински

Чем больше вкладывается денег в благоустройство южной столицы Казахстана, да и других крупных городов страны, тем явственнее становится перекос в этом добром деле не в пользу прессы и информационной жизни в целом.

Тулеген АСКАРОВ

МОДЕРНИЗАЦИИ БЕЗ ПЕЧАТНОГО СТАНКА СЛОЖНО

Прогуливаясь по изменившейся в пользу горожан-пешеходов улице Панфилова в Алматы и давно уже пешеходному нашему Арбату, также подвергшемуся реконструкции в лучшую сторону, сразу же обнаруживаешь главное их отличие от зарубежных аналогов, с которых во многом калькировались дизайнерские решения. Конечно, никто и не ждал, что южная столица сразу же получит полноценный вариант «high street» с магазинами глобальных торговых сетей, штаб-квартирами известных компаний и ресторанами со звездами от Мишлен. На первых порах вполне достаточно и того, что горожане получили, с одним только «но» – на этих модернизированных улицах, предназначенных для спокойного досуга, отчего-то не стало точек и киосков по продаже газет!

А ведь они там были, да еще какие, если вспомнить для примера легендарные газетные развалы на точке у кафе «Солянка». С тамошними реализаторами в «лихие» 90-е прошлого века, когда только вставала на ноги отечественная пресса независимого Казахстана, многие редакции держали прямую связь, дабы получать из первых рук маркетинговую информацию о быстро меняющихся предпочтениях и интересах читателей. Помнятся и очереди у газетных киосков на Арбате, где постоянные покупатели с утра приобретали отложенные для них кипы свежих газетных номеров, а после обеда приходили за выпуском вечерней городской газеты. В скверах же стояли стенды с разворотами свежей прессы для того, чтобы гуляющие там горожане могли, не торопясь, ознакомиться с публикациями. Помнятся еще и новостные кино-ролики советских времен, которые крутили перед показом фильмов, – в них показывали, как на дальние отгоны забрасывали прессу вертолетами и вездеходами.

Увы, сегодня та повседневная кипучая информационная жизнь осталась в прошлом. Славная точка у «Солянки» закрылась, не выходят больше и вечерние выпуски газеты нашего мегаполиса. Коллеги из других печатных изданий вынуждены размещать на своих сайтах объявления для читателей, грустно уведомляющие о том, что в Алматы закрылось почти 70 точек по распространению периодической печати, а посему газеты нужно приобретать в офисах их редакций. Где нашли себе работу бывшие киоскеры и реализаторы, приходится только гадать! В соцсетях журналисты с болью сообщают, что пенсионеры и домохозяйки жалуются на возникшие проблемы с покупкой газет. Что касается улицы Панфилова, то в Facebook пользователи говорят о единственной пока выжившей точке продаж прессы в том районе – она находится в совминовской больнице. Какие уж тут вертолеты и вездеходы!

Достается и книжным магазинам города. На днях пользователи соцсети Facebook сообщили о закрытии магазина «Академкнига», расположенного у перекрестка улиц Фурманова и Кабанбай батыра, то есть неподалеку от обновленной улицы Панфилова. Между тем в соцсетях вполне справедливо говорится о давней примете – чем меньше в городе газетных киосков и книжных магазинов, тем ниже в нем уровень культуры и тем слабее он развивается! И если в Алматы будет и впредь сворачиваться нынешними темпами сеть продаж печатных изданий, то нетрудно предположить, до какого «плинтуса» опустится в главном культурном центре страны уровень грамотности!

Ведь уже сегодня многие пресс-секретари и пиарщики путают газеты с журналами, не знакомы лично с главными редакторами и журналистами и не представляют себе, как идет производственный процесс выпуска прессы. В наушниках у юных и молодых в основном звучит попса на убогом сленге с незамысловатым аккомпанементом. Кстати, вырастает уже второе поколение, начиная с родившихся в начале «лихих» 90-х прошлого века, не имеющее привычки читать не по своей вине! Увы, для них уже нормой становятся грубые грамматические ошибки типа «сверлиные услуги» или «мясо по-французский» наряду с интернетовским сленгом вроде «дд» и «спсб».

Более того, в какой-то момент придется закрываться и местным типографиям, лишая работы сотни печатников. Но у государства в таком случае практически не останется цивилизованной прессы, а чиновникам придется обеспечивать информационную безопасность страны лишь за счет выхолощенного ими же телевидения, так называемых «новых» онлайн-медиа наряду с соцсетями и мессенджерами, большинство из которых контролируется из-за рубежа. А там, где умирает пресса и перестают читать книги, наступает смертный час и для театра, оперы, классической музыки, живописи, в общем, всего того, что принято называть культурой. Понятно, что в таких условиях призывы к модернизации общественного сознания останутся даже не на бумаге, а лишь где-то в бездне зыбкого океана интернета, где их неизбежно оттеснят на задний план новости гламура, преступного мира и селфи блогеров.

ЗАГРАНИЦА НАМ НЕ ПОМОЖЕТ – СВОИХ УКРЕПЛЯЕТ

Тем временем в соседних странах от поддержки прессы не отказываются, придавая ей по-прежнему особое значение в проведении государственной политики в сфере СМИ. К примеру, в России впервые за 25 лет избран новый председатель Союза журналистов – телепродюсер и кинодокументалист Владимир Соловьёв, опытнейший журналист, прошедший в качестве военного корреспондента семь войн, включая обе чеченские кампании. Новый председатель сразу же взял быка за рога, заявив в своей программной речи о намерении СЖР добиваться принятия новой редакции закона о СМИ, повышения статуса журналистов, усиления ответственности чиновников за отказ предоставлять информацию, обеспечения гласности в распределении средств господдержки СМИ и даже объединения блогеров на базе Союза. Программа модернизации СЖР включает привлечение в его ряды молодых журналистов, лоббирование интересов медийной отрасли в органах власти, защиту коллег вне зависимости от принадлежности к любой части политического спектра, поддержку деятельности региональных союзов журналистов.

Напомним и о защитных мерах по отношению к российским СМИ, которые вступили в силу после введения западных санкций против этой страны. Неудивительно, что в соседней стране в этом году начали расти доходы прессы от рекламы. При этом Роспечать оказывает государственную поддержку организациям, осуществляющим выпуск, распространение и тиражирование социально значимых проектов в области печатных СМИ. Такая пресса получает там субсидии на возмещение производственных издержек, включая даже оплату страховых взносов. При Минкомсвязи действует экспертный совет по региональным печатным СМИ, утверждающий их перечень для предоставления скидок на подписной тариф «Почтой России». А правительство этой страны своим постановлением обязало регионы обеспечить жителей свободным доступом к точкам продажи печати, установив норматив один киоск на 588 жителей, для крупных городов – 1,7 торговых точек с прессой на тысячу человек.

В Китае на прошедшем недавно XIX съезде Компартии в докладе ее лидера Си Цзиньпина была особо отмечена роль СМИ в идеологической работе, укреплении твердой уверенности китайской нации в собственной культуре и стимулировании ее расцвета и процветания. Перед партией и государством была поставлена задача уделять повышенное внимание созданию и обновлению средств распространения информации, наращиванию потенциала СМИ в «области распространения информации, ориентирования, оказания влияния и завоевания общественного доверия». И это при том, что, как не раз отмечали коллеги, побывавшие в Китае, тамошние СМИ и без того представляют собой мощные медийные конгломераты глобального масштаба со штаб-квартирами в специально выстроенных для них небоскребах! Добавим также, что и в Узбекистане нынешний президент этой страны призвал прессу перестроить свою работу, чтобы отвечать новому этапу развития, способствовать обмену мнениями и диалогу в обществе. В свою очередь он пообещал расширить возможности журналистов в законодательном, материально-техническом и учебно-методическом плане.

ВСЕ ВОЗВРАЩАЕТСЯ НА КРУГИ СВОЯ

Конечно, медийный рынок даже при мощной поддержке государства живет по своим законам. Когда-то суперраскрученные медиа-монстры и их бренды со временем утрачивают интерес читателей и тираж, а вместе с ними и рекламу. К примеру, в той же России на днях закрылись интернет-порталы некогда популярного бесплатного рекламного издания «Из рук в руки», печатная версия которого перестала выходить два года назад. Уже несколько лет в Казахстане не выходит известная деловая газета, на веб-сайте которой отсчет времени остановился в конце декабря 2015 года. В прошлом году в канун новогодних праздников было объявлено о прекращении выпуска популярной астанинской газеты, принадлежащей крупной многопрофильной корпорации и издававшейся почти четверть века. В одном из западных регионов страны собирается отказаться от печатной версии раскрученная местная газета, владельцы которой собираются сосредоточиться лишь на ее онлайн-версии.

Но, как говорится, свято место пусто не бывает, да и рынок не терпит пустоты на нем. Читатели наши абсолютно правы, когда хотят добротного единства жизненных ценностей в разнообразии их освещения в новых формах и стилях, чтобы их не перекармливали при этом убогим контентом и штампами, как на телевидении с его назойливой рекламой. Поэтому в газетных редакциях идет упорная работа не только над постоянной технической модернизацией, но и творческим развитием, совершенствованием производственных процессов по обработке текстов, их оформлению, дизайну полос. Ведь известно, что много из доброго старого возвращается к жизни по воле новых поколений – мода, винил, магнитофонные кассеты, песни о главном и стихи, написанные пером, что не вырубить топором.

Вот и мы отдаем себе отчет, что в какой-то исторический момент наша молодежь вновь начнет запоем читать газеты, журналы и книги за чашкой чая или кофе, отложив в сторону гаджеты, чтобы не мешали отдыхать от суеты жизни и интернета, и сняв наушники. Когда-нибудь обязательно снова потянутся в газетные редакции будущие «акулы пера», чтобы не скучать с роботом-ведущим на очередной пиар-тусовке, где все ходы и тезисы заранее расписаны у участников. А очередной городской «голова», прогуливающийся по Арбату или улице Панфилова, дав денег уличному музыканту и оставив автограф на его нотах, заглянет потом в газетный киоск, дабы приобрести пахнущие свежей типографской краской экземпляры своих любимых изданий.

Поэтому сейчас государству нужно не только смотреть в будущее, но и сохранить то ценное, что уже имеется. Мы верим, что газеты не умрут и будут всегда нужны и интересны нашим верным читателям, к которым примкнут новые их ряды из следующих поколений. Ведь наша газета выходит уже 13-й год, за это время прошло несколько кризисов и девальваций тенге, а читательская аудитория по-прежнему ценит наш творческий труд, за что мы ей признательны!

Что ж, наверняка спросит в заключение вдумчивый читатель «ДК», а при чем тут вынесенное в заголовок «мясо по-аргентински»? Ларчик тут открывается просто. Мы просто хотели напомнить в очередной раз, что в цивилизованном обществе лучше писать, говорить и общаться правильно, на хорошо поставленном языке. Ведь «мясо по-французский» всего лишь из-за одной лишней буквы наверняка отобьет аппетит у грамотного человека, как бы хорошо ни было приготовлено это блюдо!

Казахстан. Россия. Китай > СМИ, ИТ > dknews.kz, 7 декабря 2017 > № 2419215 Тулеген Аскаров


Россия > СМИ, ИТ > rupto.ru, 7 декабря 2017 > № 2415869 Григорий Ивлиев

Пресса о Роспатенте: «Проблема создания единого регулятора остаётся актуальной», интервью руководителя Роспатента

Наука сегодня развивается быстрее, чем промышленность и экономика. Это значит, что в скором времени, возможно, обнаружится недостаток хозяйствующих субъектов, способных эффективно применять результаты исследований, существующих пока за счёт госбюджета. В такой ситуации особую важность приобретает грамотная политика в отношении поддержки научно-технического развития, мотивации автора к получению патентов, формирования образовательной среды в сфере интеллектуальной собственности и подготовки высококлассных специалистов, умеющих не только оформить патент, но и найти инвестора для его коммерциализации.

По каким критериям можно судить о влиянии рынка интеллектуальной собственности на экономику страны? Как выстроить легальный оборот прав и увеличить патентную активность? Как повысить профессиональный уровень патентных поверенных и активизировать зарубежное патентование? Каков потенциал отраслевых патентных ландшафтов и перспективы взаимодействия с вузами и библиотеками страны?

Об этом и о многом другом «УК» беседует с руководителем Федеральной службы по интеллектуальной собственности (Роспатента) Григорием Ивлиевым.

— Григорий Петрович, два года назад Вы возглавили Роспатент, и на тот момент была поставлена задача серьёзно обновить направления работы ведомства. Как оцениваете результаты преобразований, в чём заключаются современные стратегия и функционал патентной службы? Удалось ли достичь намеченных целей и какие возникали проблемы?

— Главное в работе любого ведомства — обеспечить соответствие требованиям, которые предъявляют к нему общество и современная экономика. Важно, как вы соответствуете глобализации, четвёртой промышленной революции, а для службы, регистрирующей изобретения, полезные модели, промышленные образцы и товарные знаки, это принципиальный вопрос. Роспатент регистрирует заявки на патенты и товарные знаки на уровне, соответствующем самым высоким требованиям. За два года сделано немало. Основная задача, которую удалось реализовать, — это принятие программы информатизации ведомства. Развитие информационных возможностей, предоставление максимально удобного доступа к государственным услугам для заявителей, учёных, изобретателей, в том числе и в электронном виде, — приоритетные задачи, которые решаются на постоянной основе. Мы готовы практически все услуги оказывать в электронном виде — от подачи и приёма заявок до выдачи патентов.

В текущем году был ратифицирован Женевский акт Гаагского соглашения, который позволит предпринимателям из России регистрировать промышленные образцы через национальное ведомство на территории всех стран — участниц соглашения. Мы договорились начать работу по единому патенту на промышленный образец в государствах — членах Евразийской патентной организации. Готовится к принятию договор о едином товарном знаке Евразийского экономического союза. Начали активно работать проект PatScape.ru, доступ к которому получили 1,7 тыс. научных и образовательных организаций, аналитическая система PatSearch. Подписаны крупные соглашения, касающиеся патентных исследований, с Газпромбанком и Объединённой авиастроительной корпорацией, с рядом других ведущих компаний. Методика наших патентных исследований одобрена на мировом уровне, продлён статус Роспатента как международного поискового органа: мы осуществляем патентный поиск для Евразийского патентного ведомства, патентных служб США и Турции, ряда других организаций. Ввели в действие новые патентные пошлины, значительно расширив перечень льготных категорий заявителей, к которым относятся, например, студенты и молодые специалисты. А скидка за предоставление госуслуг в электронном виде была увеличена в два раза — с 15 до 30%. И она теперь распространяется на все услуги, а не только на подачу заявки.

Серьёзными проблемами не столько ведомства, сколько сферы интеллектуальной собственности (ИС) в целом я бы назвал снижение патентной активности российских заявителей и дефицит специалистов: как тех, кто может грамотно оформить заявку на патент, так и тех, кто способен его коммерциализировать — маркетологов в сфере ИС. Нам нужны комплексные образовательные программы в сфере ИС на всех уровнях, причём, как в Китае, начиная со средней школы. Необходимо повышать профессиональный уровень наших патентных поверенных, активизировать зарубежное патентование и, разумеется, стимулировать авторов на получение патента.

— А в чём, на Ваш взгляд, причины снижения количества заявок на изобретения?

— Всё предельно просто: авторам изобретений нужно платить. У нас же произошёл разрыв: с одной стороны автор, с другой — патентообладатель. Автор оказывается несколько отстранённым и не слишком заинтересованным в патенте. Вместе с тем законодательство обязывает при отсутствии договора выплачивать автору 10% доходов, полученных от лицензионных платежей. Но фактически автор получает меньше. Кроме того, сложился стереотип: сторонние эксперты лучше реализуют авторские идеи. Однако, по моему мнению, именно автор должен быть в центре процесса коммерциализации разработок, производства товаров на основе своего изобретения.

Более того, вознаграждение автору за использование изобретения законодательно привязано к его средней заработной плате, а не к тому результату, который был достигнут в результате его использования (внедрения). Поэтому очень важно законодательно установить, что автор должен получить не менее 10% размера лицензионных платежей и не менее 20% от экономического эффекта, появившегося в результате использования изобретения.

К слову, в Германии автор участвует в получении прибыли от использования его изобретения соразмерно влиянию последнего на доходы компании. Для научных и образовательных организаций законом установлена отдельная норма — не менее 30% от доходов должно быть отдано автору, а на практике получается даже больше.

Но гражданское законодательство не способно детально регулировать подобные процессы, поэтому считаю, что мы должны создать закон о служебных изобретениях, в котором следует указать, сколько и в каком случае нужно заплатить автору. Пока же наша система не столь коммерчески гибкая, как в Америке или в Европе. И автор в ней, к сожалению, — не самое главное звено.

Не менее важная задача — повысить заинтересованность менеджмента предприятий и руководства субъектов Российской Федерации, федеральных органов власти в том, чтобы вложенные средства не оставались на уровне отчётов, а привели к созданию продукта, оформленного как объект гражданского оборота. Потенциал рынка велик, но он сам не развит. Изобретения отечественных разработчиков находят применение в США, и, наоборот, мы пользуемся зарубежными РИД. Например, в Татарстане налажено производство лучших в мире рулей для автомобилей, но… на основе американского патента. При этом автор данного патента — профессор МГУ имени М.В. Ломоносова.

Стартапы во всём мире — это среда, в которой произрастают деревья успеха. Сегодня в России их поддержка должна стать более масштабной. К сожалению, до сих пор у нас очень мало специалистов, которые рассматривают ИС как самостоятельный важнейший фактор развития экономики. Мы стараемся переломить сложившуюся практику. С МГУ имени М.В. Ломоносова и «Иннопрактикой» создали Национальную ассоциацию трансфера технологий. Сотрудничаем с РЭУ имени Г.А. Плеханова по обучению маркетологов в сфере ИС.

— В полномочия Роспатента входят контрольно-надзорные функции. Какова эффективность расходования государственных средств на НИОКР? Чем объясняете их низкую результативность? Какие действия необходимо предпринять для её повышения?

— Многие ошибочно полагают, что показатель работы Роспатента — число поданных заявок. Мы регистрирующее ведомство, орган охраны, у нас нет инструментов влияния на патентную активность: её снижение наблюдается в НИИ (на треть) и в вузах (на 20%). Необходима более жёсткая, аргументированная государственная политика в сфере развития ИС, которая предъявит более серьёзные требования к тому, чтобы РИД становились известными, а научно-исследовательские работы, НИОКР не заканчивались пустыми отчётами. Пока же эффективность инвестиций в эту сферу, на мой взгляд, недостаточна. Это выявляется в ходе реализации контрольно-надзорной функции Роспатента, направленной как раз на повышение и проверку эффективности государственных вложений в НИОКР. Естественно, что по итогам таких проверок мы видим те направления, которые нуждаются в нормативном регулировании, готовим свои предложения по повышению эффективности вложений государственных средств. На данный момент мы намерены усовершенствовать правила оформления госконтрактов на научные разработки, чтобы избежать лишних трат из бюджета. Роспатент предложил дополнить проект поправок к положениям об условиях контрактов по оборонным заказам рядом пунктов. В частности, они предусматривают в обязательном порядке патентование изобретений, сделанных в ходе таких исследований. Сейчас это необязательно, поэтому возникают парадоксальные ситуации, когда государство оплачивает исследование, а потом вынуждено дополнительно покупать лицензии на изобретения.

Согласно предложениям Роспатента в государственный контракт на НИОКР необходимо включить обязанность исполнителя или заказчика по осуществлению юридически значимых действий для обеспечения правовой охраны созданных РИД. Помимо этого в контракте должен быть заранее определён порядок закрепления прав на изобретения, а также субъект, который будет нести расходы. Кроме того, в случае если права на РИД закреплены за исполнителем, необходимо будет зафиксировать, что заказчик имеет право на безвозмездную неисключительную лицензию. Как я уже пояснял, чтобы мотивировать исследователей, следует включить в контракт пункт о дополнительном вознаграждении непосредственно автора разработки, но лишь в том случае, если результат был запатентован.

— По каким критериям можно судить о влиянии рынка ИС на экономику страны?

— Очевидно, что оно весьма существенное. От того, как используется институт ИС странами, стремящимися к росту на основе знаний, напрямую зависит динамика развития наукоёмких секторов. По данным ВОИС, в 2015 г. Россия занимала шестое место в мире по числу патентов в области 3d-печати, 13-е — по нанотехнологиям и 14-е — по патентам в области робототехники. При этом число заявок на изобретения и количество выданных патентов у нас остаются примерно на одном уровне: в 2014 г. было подано 40 308 заявок и выдано 33 950 патентов; в 2015-м — 45 517 заявок и 34 706 патентов, в 2016-м — 41 587 заявок и 33 536 патентов. Совсем иначе российские предприниматели относятся к товарным знакам, понимая их необходимость для развития бизнеса: в прошлом году число заявок выросло на 21%.

Безусловно, динамика заявок важна, но обращу внимание на иную сторону вопроса — действующие патенты. Если оценить количество поддерживаемых и «работающих» патентов, которые используют компании на рынке, то становится очевидно: патентное право всё больше начинает служить защите интересов зарубежных производителей. Это уже создаёт угрозу возможностям системной капитализации интеллектуального потенциала страны. Нам крайне важно добиться изменения ситуации, чтобы занять достойное место в ряду государств — технологических лидеров. О том, что у России есть потенциал, говорят даже наши коллеги из патентных ведомств этих стран.

— С учётом развития технологий особую значимость приобретают вопросы защиты ИС. Меняются сервисы и инструменты. Как обстоят дела с этим направлением в России?

— Лавинообразное увеличение числа новых технологий требует скорейшей адаптации системы защиты ИС к этой ситуации. Очевидно, что необходимы новые решения и инструменты. Сейчас в России активно обсуждается возможность использования технологии блокчейна — базы данных общего пользования, которая функционирует без централизованного руководства. Основное её преимущество перед традиционными транс акциями — отсутствие посредников. Сторонники блокчейн-технологий утверждают, что если внедрить эти сервисы в повседневную жизнь, то отпадёт необходимость в банках, некоторых государственных органах, аудиторах, контролёрах, регистраторах и других так называемых посредниках.

Нельзя не отметить, что использование блокчейна обеспечивает прозрачность трансакций и их множественное копирование, так что у каждого участника всегда есть информация о каждом шаге остальных. На проходившей в октябре 21-й Международной конференции Роспатента «Интеллектуальная собственность в инновационной экономике» обсуждались вопросы использования блокчейн-технологий в сфере ИС, в частности для распоряжения правами на зарегистрированные объекты.

— Каковы основные тренды развития рынка ИС за рубежом?

— По данным исследования ВОИС World Intellectual Property Indicators 2016, в 2014 г. (последний год, за который есть полные данные) чаще всего подавались заявки в области компьютерных технологий. Далее следуют электрооборудование, цифровая связь, металлургия, измерения и медицинские технологии. По каждой из этих областей техники в мире в 2014 г. было подано более 100 тыс. заявок. В целом их доля в общем количестве заявок увеличилась до 29,5%. Наиболее быстро растущими направлениями стали цифровая связь и металлургия. В области цифровой связи в 2014 г. количество заявок увеличилось с почти 54 тыс. в 2005 г. до более 117 тыс., а в области металлургии — с почти 30 тыс. до более 58 тыс.

Что касается отдельных стран, то в 2012–2014 гг. в Китае, Японии и Корее наибольшее количество заявок было подано в области электрооборудования, во Франции и Германии — в области транспорта, в Канаде и США — в сфере компьютерной техники, в Нидерландах — по медицинским технологиям, в Швеции — по цифровой связи.

Одной из основных тенденций последних лет является глобализация рынка изобретений. В связи с этим возрастает роль системы подачи международных заявок в соответствии с Договором о патентной кооперации (РСТ). Так, в 2016 г. было подано 233 тыс. заявок, что на 7,3% больше, чем в предыдущем году. В 2017-м число государств — участников РСТ достигло 152. При этом наибольший вклад вносят заявители из США, Японии и Китая: в 2016 г. из этих стран было подано 62% всех заявок, причём их бо?льшая часть приходилась на компьютерную технику, электронику и 3d-технологии.

— А каковы показатели регистрации объектов ИС в России?

— Должен сказать, что динамика подачи заявок на регистрацию объектов ИС неоднородна. Так, на товарные знаки (ТЗ) количество заявок за девять месяцев 2017 г. в сравнении с аналогичным периодом 2016-го увеличилось на 16,9% (на 7611 единиц). В то же время число заявок на изобретения (ИЗ) и полезные модели (ПМ) снизилось. На 14,9% (на 4543 заявки, в том числе 3868 только по российским заявителям) уменьшился показатель по ИЗ, на 5,3% (на 434 заявки) — по ПМ.

Также отмечается незначительный спад числа заявок на программы для ЭВМ, базы данных и топологии интегральных микросхем — в среднем на 5,4% (на 623 заявки). В то же время происходит небольшой рост заявок на промышленные образцы (ПО) — на 24,5% (на 951 заявку) и на наименования мест происхождения товаров — на 36,1% (на 13 заявок).

Что касается количества зарегистрированных ТЗ, то рост составил 11,2% (за девять месяцев 2016 г. было выдано 27 516 свидетельств, за тот же период 2017-го — 30 607). Незначительный спад (на 2,6%) показало число выданных патентов на ИЗ (в 2016 г. — 26 516, в 2017-м — 25 815). Увеличилось количество патентов, выданных на ПО (на 14,8%, или на 501 единицу), на ПМ (на 1,7%, или на 111 единиц).

— Как оцениваете статистику по дальнейшим сделкам с объектами ИС?

— В 2016 г. мы зарегистрировали 2939 распоряжений исключительным правом на ИЗ, ПМ и ПО. Это в десятки раз меньше, чем в странах — технологических лидерах. Вообще, для бизнеса должен существовать главный стимул — прибыль, рост капитализации. Я уже говорил о развитии финансовых инструментов в данной сфере. Но кроме них бизнесу необходимы, например, исследования рынка. Спрос на такие услуги есть. Проектный офис подведомственного Роспатенту Федерального института промышленной собственности (ФИПС) в уходящем году уже заключил договоры на глубокие патентные исследования, составление патентных ландшафтов, которые показывают состояние сферы ИС в России и во всём мире. Понимая эту картину, можно принимать решения: во что вкладывать деньги, на какие разработки тратиться, а в каких случаях — приобрести лицензию или заключить соглашение о сотрудничестве.

Бизнесу необходим компетентный посредник между сферой, в которой совершаются открытия, генерируются изобретения, и самими инвесторами. То есть нам нужно развивать трансфер технологий. Как я уже упоминал, в этом году при нашем активном участии начала свою работу Национальная ассоциация трансфера технологий, в числе первоочередных задач которой как раз выстраивание этого мостика между нашими научными центрами, вузами и бизнесом, корпорациями. У бизнеса возникает спрос на новые технологии, значит, ему необходимо понимать, где их можно взять. А изобретатели и исследователи должны иметь представление о том, кому можно предложить свои запатентованные или охраноспособные разработки.

Государство поддерживает эти процессы. Кроме того, при нашем участии в программу по поддержке малых и средних предприятий Минэкономразвития России был внесён пункт, предусматривающий финансовую поддержку патентования и проведения патентных исследований. В 2018–2019 гг. будет действовать льгота, позволяющая провести инвентаризацию и поставить на учёт нематериальные активы без налога на прибыль. В последнее время таких мер поддержки стало существенно больше, важно о них знать. Здесь мы рассчитываем на активную позицию региональных властей. На фоне остальных субъектов Федерации яркий пример — Татарстан. Очевидно, что бизнес, который использует ИС как дополнительный ресурс развития, более эффективен на рынке, чем конкуренты, не ведущие такой работы. Речь не только о патентах, но и обо всём комплексе правовой охраны: ноу-хау, товарных знаках, региональных брендах. Подключение субъектов к информационной работе, созданию дополнительных сервисов по работе с ИС, прежде всего для малого и среднего бизнеса, способно существенно улучшить ситуацию.

— Два года назад речь шла и о том, что вопросы авторского и смежного права перейдут от Минкультуры России к Роспатенту. Кроме того, планировалось создание Стратегии развития интеллектуальной собственности в России. На каком этапе подготовки находятся соответствующие документы?

— Статус-кво сохранился. Между органами власти нет противостояния, мы налаживаем взаимодействие, но государственное управление в данной сфере выстроено очень сложным образом. Проблема создания единого регулятора остаётся актуальной, и, думаю, на определённом этапе развития экономики она станет более очевидной.

С Минобрнауки России мы договорились сформировать рабочую группу по выработке стратегического документа в сфере ИС, который поможет в решении множества вопросов, начиная со стимулирования изобретательской активности и заканчивая выработкой согласованной государственной политики в данной области на всех уровнях власти и в отношении всех субъектов: крупного бизнеса и государственных корпораций, малых и средних предприятий, научных и исследовательских организаций, вузов, НКО, граждан. Сейчас у нас нет такой координации, а компетенции в сфере ИС рассредоточены по разным министерствам и ведомствам. Необходимо развивать практику использования глубоких патентных исследований, которые позволят с большей эффективностью выбирать технологические приоритеты, направления исследований и инвестиций, отрасли и области поиска, нуждающиеся в стратегической поддержке или налоговых льготах.

Опираясь на Стратегию, можно будет более оперативно решать задачи эффективного использования ИС предприятиями, отладить трансфер технологий как внутри страны, например между вузами и бизнесом, так и между российскими резидентами и их возможными зарубежными партнёрами или инвесторами. Чёткая координация создания систем локальных актов и сервисов в научных или образовательных организациях, при которых легальный процесс коммерциализации ИС будет прозрачным и выгодным, позволит учёным активнее заниматься наукой; система заработает на результат: им будет являться отечественная продукция с высокой добавленной стоимостью. Акцент на поддержку технологического предпринимательства в будущей Стратегии должен стать центральным.

Разумеется, нельзя оставлять без внимания Стратегии ИС такие сферы, как авторские и смежные права. Сегодня государственное регулирование в этой сфере находится в ведении Минкультуры России. Мы поддерживаем тесные рабочие контакты с коллегами по вопросам, возникающим в сфере авторского права. Однако, повторюсь, окончательные решения в сфере пока принимаются именно в Министерстве культуры РФ.

Что касается создания единого органа, то Роспатент готов принять на себя такие обязательства. С нашей стороны вопрос полностью проработан, наши предложения получили поддержку общественного совета ведомства, депутатов Государственной Думы, Совета по вопросам интеллектуальной собственности при Совете Федерации, Всероссийского общества изобретателей и рационализаторов, Торгово-промышленной палаты РФ, экспертов Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ, ряда других органов власти и общественных организаций.

— Не первый год среди экспертов (в книгоиздательском сегменте) обсуждается тема создания единого реестра авторских прав на произведения, что во многом помогло бы с идентификацией прав и в борьбе с пиратством. Пока на уровне разговоров и тема создания биржи авторских прав. Интересно ли Вашему ведомству развитие подобных проектов?

— Наша позиция заключается в том, что создание любых реестров способствует стабилизации гражданского оборота, обеспечивает прозрачность правоотношений, а также облегчает взаимодействие между пользователями и правообладателями. Такие реестры уже созданы, но не государством. По закону авторские права возникают в момент создания произведения и не зависят от каких-либо формальностей, включая внесение их в те или иные реестры.

С объектами промышленной собственности всё проще: по закону права на них возникают с момента государственной регистрации; лица, заинтересованные в установлении правовой охраны, обращаются к нам, в Роспатент, объекты регистрируются, и мы можем говорить о полноте и объективности своих реестров. А реестры авторских прав страдают от недостаточных полноты и достоверности информации. Огромный пласт произведений всё равно остаётся неучтённым, так как регистрация перехода прав не зависит от регистрации лицензионного договора или договора об отчуждении исключительного права: правообладатель, который изначально внёс данные в такой реестр, может не актуализировать информацию об отчуждении прав.

Что касается биржи авторских прав, то мы не раз выступали за создание различных площадок и сервисов, упрощающих жизнь авторов и правообладателей. Если создание такого проекта облегчит коммерциализацию авторских прав, то, безусловно, он нужен. Однако этот вопрос требует тщательной проработки и оценки целесообразности. Во-первых, насколько творческая индустрия нуждается в такой бирже? Если потребности нет, то затраты на её разработку не окупятся, да и авторы не смогут с её помощью найти тех, кто заинтересован в использовании произведений. Во-вторых, как потенциальные пользователи будут определять, заинтересованы ли они в использовании конкретного произведения? Логичный ответ на данный вопрос — ознакомиться с книгой. Получается, что на такой бирже должны быть представлены полные тексты. Где тогда гарантия, что такой сервис не превратится в псевдопиратский ресурс для бесплатного чтения книг и просмотра фильмов под видом выбора объектов для инвестиций в креативную сферу?

— Не менее сложная тема — «сиротские» произведения. По европейской статистике, более чем для трети охраняемых авторским правом произведений не найден правообладатель. При этом лицо, использующее «сиротский» контент без разрешения, идёт на риск, связанный с появлением правообладателя и обращением его в суд по факту нарушения авторских и смежных прав. Однако подобный сценарий препятствует доступу читателей к миллионам произведений, которые могли бы использоваться в научных исследованиях, образовательных программах, документальных фильмах и т.д. Поэтому справедливое решение по «сиротскому» контенту является одной из серьёзных задач в мировой практике, регулирующей интеллектуальные права. Каким видите решение этого вопроса?

— Проблема сложная, при этом необходимо отметить, что решить её пока не удалось никому в мире. С одной стороны, общество заинтересовано в использовании таких произведений, с другой — мы не можем ограничить в правах их авторов и правообладателей. Многие считают, что «сиротскими» являются в первую очередь те произведения, чьи авторы ушли из жизни, а наследники ввиду малоизвестности книги или фильма не проявляют интереса к их использованию. Но на деле всё обстоит намного сложнее. Если автор не является широко известным или если его произведение не тиражируется в объёмах, удовлетворяющих интересы публики, то сложности могут возникнуть даже на этапе поиска. Так что есть риск, что кто-то сочтёт произведение живого автора тоже «сиротскими», а это неправильно.

Во всём мире имеется понимание, что «сиротскими» должны признаваться такие произведения, авторы и правообладатели которых неизвестны и их не удаётся найти в результате разумного и добросовестного поиска. Но что под этим понимается? А что, если кто-то будет лишь имитировать поиск правообладателя с целью обеспечить себе бесплатное использование интересующего его произведения? В связи с этим вновь подчеркну, что иной раз сложно найти автора, который жив-здоров, ни от кого не скрывается, но просто недостаточно известен и у него нет представителя, к кому можно было бы обратиться. Если авторское право направлено на стимулирование дальнейшего творчества, то любое регулирование «сиротских» произведений (которого пока нет нигде) не должно открывать лазейки для нарушения прав авторов, нуждающихся в признании.

И здесь мы опять возвращаемся к теме реестров авторских прав. Многие специалисты утверждают, что для урегулирования вопроса с «сиротскими» произведениями нужна база таких произведений. Но кто должен её вести, на каких основаниях произведение туда будет попадать, исключаться и каковы будут последствия? В данном случае все те проблемы, которые существуют для других реестров авторских прав, становятся сложнее и острее в разы, потому что «сиротские» базы в случае их создания будут обеспечивать свободный доступ к охраняемым произведениям, т.е., иными словами, работать на ограничение авторских прав, законных прав граждан. А если учесть, что закон сейчас не позволяет это сделать, мы оказываемся в патовой ситуации.

В связи с этим тема «сиротских» произведений упирается в извечный и очень сложный вопрос ИС — в проблему баланса интересов, и ответ на него пока однозначно не найден.

— Огромное количество информации находится в свободном доступе, активно продвигаются сервисы Open Access. Как отражается появление таких ресурсов на Ваших проектах?

— Безусловно, хорошо, что появляются ресурсы, популяризирующие научный контент. Но я уверен: наибольшую известность получает изобретение или исследование, которое попадает в патентную систему, тем более что сегодня всё осуществляется онлайн. Если в Китае появилась техническая новинка, то уже завтра мы увидим, какой патент там зарегистрирован. И аудитория у нас больше, нежели у любого открытого ресурса. Научные исследования следует обнародовать, но что касается технических решений, связанных с применением, то их нужно патентовать. Это придаёт больше значимости изобретению, делает его понятным, поскольку всё фиксируется по определённым правилам. Важно то, что патент обеспечивает защиту прав и возможность взыскать компенсацию.

На сайте ФИПС есть раздел «Открытые реестры», где публикуются как заявки, так и уже полученные патенты. Роспатент на начальном этапе активно поддерживал создание Национального реестра интеллектуальной собственности, где используется более совершенный поисковый механизм по нашим базам. Мы расширяем перечень открытых данных, находящихся в доступе у нас на сайте, и можем констатировать одну тенденцию: базовая информация становится более открытой, а спрос сейчас возникает на её анализ, интерпретацию, прогнозирование, т.е. на аналитическую работу с Big Data. Именно на это как раз и направлена работа Проектного офиса ФИПС, наших новых поисковых систем PatSearch.ru и PatScape.ru, существуют рекомендации по разработке патентных ландшафтов, опубликованные на сайте ФИПС.

— Поделитесь функционалом этого сервиса и его востребованностью у исследователей.

— Бесплатный сервис анализа патентной информации PatScape.ru разработан по заказу Минобрнауки России и пользуется большой популярностью у исследователей и разработчиков. На сегодняшний день ресурс доступен на 19 языках, что позволяет охватить максимальное число патентных документов. Гордимся тем, что нам удалось создать инструмент, с помощью которого можно получить углублённую аналитику на русском языке с учётом российской специфики. Сейчас ставим вопрос о том, чтобы без предварительного патентного анализа не выдавать государственные средства на разработки. Не нужно повторять то, что уже создано в мире. Очень важно развивать институт патентной аналитики, оценки ИС.

Другая разработка Роспатента в области патентной аналитики — сервис «R&d Антураж», способный оценивать перспективность исследований и разработок. Сервис помогает крупным компаниям эффективно расходовать ресурсы, выделяемые на НИОКР. Все разрабатываемые нами инструменты патентной аналитики формируют системную экспертно-аналитическую инфраструктуру Роспатента, направленную на поддержку реализации Стратегии научно-технологического развития РФ.

— Как выстраивается взаимодействие с Минобрнауки России?

— Министерство является ответственным за выработку и реализацию государственной политики в сфере ИС, поэтому наши инициативы: по совершенствованию налогообложения, по введению новых возможностей для заявителей, будь то предварительные заявки или лицензирование на допатентной стадии, либо по сокращению возможностей беспошлинного патентования, которое не приносит экономических выгод стране, — должны быть обсуждены и согласованы с Минобрнауки России. Эта деятельность осуществляется в текущем режиме. Сейчас мы хотим убедить ведомство в необходимости пересмотреть регулирование в сфере служебных изобретений, перейти на детальную регламентацию этого процесса и защитить права авторов.

Уже два года в ФИПС функционирует Центр перспективных технологий, осуществляющий анализ патентной информации для повышения эффективности инвестиционных решений крупных компаний. За это время у нас сформировалась сильная аналитическая школа, её услугами активно пользуются предприятия промышленности. Минобрнауки России как органу, определяющему направления научно-технологического развития, важно обладать информацией о техническом уровне в стране и за рубежом. Эффективное управление патентной информацией может существенно поднять результативность государственной поддержки исследований и разработок. Потенциал этого направления очень высок, и мы надеемся, что Минобрнауки начнёт системно привлекать ресурсы ФИПС для поддержки принятия решений в сфере финансирования исследований и разработок.

Мы считаем важным, чтобы программы, финансирующие НИОКР, порядок предоставления субсидий на НИОКР, а также типовые контракты в рамках государственных закупок НИОКР содержали показатели, характеризующие технический уровень работ, а решения по поддержке принимались на основе материалов, включающих анализ патентной информации. В этом направлении также ведётся взаимодействие с Минобрнауки России. Со своей стороны мы готовы оперативнее рассматривать заявки, поступающие по результатам выполнения работ в рамках государственных программ, для того чтобы объекты ИС могли быть быстрее использованы в производстве.

— Как Вы отмечали выше, серьёзной проблемой является дефицит компетентных специалистов. Как реализуете образовательную политику?

— Единственный в стране профильный вуз — подведомственная Роспатенту Российская государственная академия интеллектуальной собственности (РГАИС) — ежегодно выпускает около 200 бакалавров и магистров. Совместно с Роспатентом и при участии ВОИС РГАИС на протяжении 10 лет проводит Международную олимпиаду по интеллектуальной собственности, в которой приняли участие свыше 20 тыс. школьников из 48 регионов России, а также более 5 тыс. из стран СНГ и дальнего зарубежья. Совместно с Минобрнауки России нам удалось включить компетенции по ИС в большинство ФГОС. Надеемся, что это стимулирует преподавателей вузов повышать квалификацию.

Конечно, надо совершенствовать учебно-материальную базу РГАИС, формируя на её основе научный и учебно-методический центр по ИС, увеличивать количество бюджетных мест.

В области дополнительного профессионального образования необходимо предусмотреть нормативную обязательность обучения ИС для различных категорий государственных служащих, представителей государственных органов, государственных корпораций, специалистов и преподавателей, и соответствующее финансирование. Собственные образовательные сервисы и программы повышения квалификации разрабатывает и ФИПС, прежде всего это касается подготовки экспертов, а также проведения международных стажировок по повышению квалификации для экспертов зарубежных патентных ведомств.

— Какова стратегия популяризации и продвижения Ваших проектов и ресурсов через библиотеки? Как Вы поддерживаете региональные центры патентной информации, находящиеся в библиотеках?

— Всероссийская патентно-техническая библиотека (ВПТБ) ФИПС является одной из крупнейших не только в России, но и в мире. Государственный патентный фонд сегодня содержит 129 млн экземпляров документов, 62% которых представлены в цифровом формате. В компьютерном зале ВПТБ предоставляется доступ к патентным и непатентным электронным ресурсам. Для облегчения работы с патентной информацией ВПТБ подготавливает оригинальные информационные продукты, которые размещены на сайте ФИПС. По вопросам популяризации основ патентной культуры ФИПС взаимодействует с федеральными и региональными библиотеками, музеями, молодёжными объединениями и клубами.

Не менее активную работу проводят региональные центры поддержки технологий и инноваций (ЦПТИ). В настоящее время услуги ЦПТИ предоставляются на базе 169 хозяйствующих субъектов, 12 центров действуют на базе библиотек. ЦПТИ предоставляют доступ к патентным и непатентным базам данных (БД), оказывают консультационную помощь по их использованию, а также по различным вопросам, связанным с РИД и ИС, проводят тренинги и семинары по осуществлению поиска в БД, предоставляют общую информацию по законодательству в области ИС, дают базовые рекомендации по лицензированию, устраивают конференции и другие мероприятия по вопросам ИС.

— Наш традиционный вопрос — Ваши читательские предпочтения.

— Это всё, чему удаётся попасть на мою прикроватную тумбочку. Я очень признателен моим коллегам с прежней работы, которые снабжают меня новейшими изданиями. Не пропускаю книги З. Прилепина, Е. Водолазкина, А. Иванова, часто попадающие в шорт-листы национальных и зарубежных премий. Читаю специальную литературу. Из последнего отмечу «Четвёртую промышленную революцию» Клауса Шваба, книги Стивена Хокинга. Увлёкся японской поэзией в переводе Веры Марковой, чему способствовали многочисленные командировки в Японию в течение последних месяцев.

— Спасибо и удачи!

Елена Бейлина («Университетская книга»),

Россия > СМИ, ИТ > rupto.ru, 7 декабря 2017 > № 2415869 Григорий Ивлиев


Великобритания. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > angliya.com, 6 декабря 2017 > № 2413275 Ксения Собчак

Ксения Собчак – evolution, not revolution

Неделю назад Ксения Собчак приехала в Великобританию, чтобы выступить на дискуссионной площадке «Открытой России» в Лондоне и встретиться с гостями Oxford Russian Club в Оксфорде. Журналист, в прошлом светская львица, а ныне – кандидат в президенты России под лозунгом «Собчак против всех» она не теряет ни секунды времени. За время интервью Ксения успела пообедать, сделать прическу и мейк-ап, решить все неотложные вопросы и подобрать наряд для выступления. Она уверена – только активная позиция способна изменить Россию и привести к власти новые политические силы, «свежую кровь», которая принесет позитивные изменения и прекратит многолетний «политический застой». Несменяемость власти и одни и те же политики на каждых выборах кажутся Ксении одной из главных проблем, которые она и решила изменить своим выдвижением.

– Всего лет 15 назад многие в России радовались краху коммунизма, а главным хитом была «Голубая луна». Сегодня представления о плохом и хорошем кардинально изменились: переосмысливается роль Ленина и Сталина, укрепляются «скрепы». Такое крутое пике – уже не в первый раз в истории России. Как создать ситуацию, при которой у людей будут четкие, неизменные ценности?

– Я считаю, что все люди разные, имеют разные мнения и ценности, и это не зависит от поколения. Я лично знакома со многими 45-летними людьми, которые ходят на митинги и хотят многое изменить в стране. Другое дело, что у людей, которые застали период так называемой разрухи, но успели состояться, остался лютый страх перед лихими 90-ми, которыми нас продолжают все время пугать. Нам говорят, что система, которая есть сейчас, не идеальна, но если все разрушить, то вернутся 90-е, и вы вообще все потеряете. Конечно, когда у тебя есть работа, сбережения и ты можешь летать на отдых в условный Египет, то тебе совершенно не хочется, чтобы жизнь развернулась в неизвестную и, вероятно, худшую сторону.

– Как убедить людей быть активными, прийти на выборы, интересоваться политикой?

– Сама сложившаяся ситуация и экономика подталкивают людей задумываться и верить в возможные изменения. Нет иных механизмов, кроме экономических, чтобы изменить точку зрения. Сейчас люди начинают жить беднее и беднее.

– В одном из недавних интервью вы назвали себя «человеком-функцией», смысл которой – объединить всех несогласных с текущей политической системой. Не боитесь ли вы, что Нечаев (Андрей Нечаев, лидер партии «Гражданская инициатива» от которой Собчак идет на выборы. – Прим. ред.) использует вас как функцию для повышения узнаваемости собственной партии?

– В политике все друг друга используют, отчасти поэтому политическая деятельность так неприятна многим. Но, несмотря на это, на вечный вопрос «почему вы?» у меня есть только один ответ: «а почему не вы?» Никто не хочет в это ввязываться, потому что политика сейчас – немодное занятие, хотя на самом деле нет никаких других рычагов влияния, кроме как через политику. В этом смысле Нечаев может меня использовать, администрация президента может меня использовать – от этого никто не застрахован. Но я вижу свое будущее именно с партией «Гражданская инициатива», и мы, конечно же, будем идти дальше. Я в этом смысле пришла всерьез и надолго.

– Какие задачи вы сейчас ставите перед собой?

– Я хочу, чтобы люди пришли на выборы, объединились. Я не очень доверяю опросам общественного мнения, поэтому понять истинный расклад сил на данный момент нельзя. Но я понимаю, что если за нас проголосует большой процент избирателей, то мы сможем изменить ситуацию. Я много раз говорила и скажу еще раз: истории известно много примеров так называемых «переворачивающихся выборов», когда у фаворита гонки зашкаливает рейтинг, а потом все меняется. Главная проблема сейчас в том, что люди не верят, что от их голоса что-то зависит. Моя задача их переубедить.

– Расскажите о своей команде. Антон Красовский, Игорь Малашенко, Дуня Смирнова, Елена Лукьянова. Кто еще?

– Виталий Шкляров, который работал на избирательную кампанию Берни Сандерса в Америке. Он занимается софтом. Именно Шкляров на выборах муниципальных депутатов в Москве создал электронную систему виртуального сбора подписей. Она очень поможет и нам, когда придет время физического сбора подписей. Ведь мы очень ограниченны во времени – по закону, у кандидата после регистрации в ЦИК есть всего 4 недели, чтобы собрать подписные листы. Собственно, сейчас вся кампания сосредоточена вокруг этого жаркого момента. Здорово, что ты уже знаешь, к кому идти и кто твоя активная аудитория, кто будет работать волонтерами, и так далее.

Также в моей команде Сергей Кальварский, который развивает Youtube-канал, и Тимур Валеев из «Открытой России», отвечающий за полевую работу. Есть еще несколько людей, но не все из них по разным причинам хотят сейчас «светиться».

Я хочу, чтобы это была не программа Ксении Собчак, а программа большого количества высококлассных экспертов, которые путем переговоров и обсуждений смогут договориться до основных вещей, выполнения которых мы и будем добиваться.

– У вас есть ряд очень ярких высказываний, которые нельзя назвать популярными в сегодняшней России: прекратить войну в Сирии, освободить политзаключенных, развивать равноправие женщин, похоронить Ленина и т.п. Вы осознанно строите свою кампанию на не- популистских тезисах?

– Я не популист и я хочу быть кандидатом правды. Со мной, кстати, даже мои политтехнологи спорят, но я все равно не считаю, что голоса должны завоевываться любой ценой. Мне нужна та аудитория, которая разделяет мои реальные взгляды. К сожалению, политики очень часто жертвуют своими убеждениями, чтобы не потерять тот или иной электорат. Я не хочу так действовать, потому что если мы про правду, то правда должна быть во всем. Да, наверное, какие-то люди отвернутся или не поймут. А может быть, произойдет чудо и они увидят, что есть кто-то, кто говорит то, что действительно думает.

– У вас есть план Б?

– Нет. Никто ни от чего не застрахован. Мы ж не в Лондоне живем. Но на данный момент я не вижу никаких рисков, поскольку моя позиция – искренняя. Она достаточно умеренная, и я всегда об этом говорила. Я против революций и хочу, чтобы существующая власть начала меняться через эволюционные механизмы, видя, сколько людей не поддерживает ее.

– А что муж (актер Максим Виторган) про все это говорит?

– Это лучше, конечно, у него самого спросить. Но он, естественно, не очень рад такому повороту.

– Хорошо. А кто Ксения Собчак по политическим убеждениям?

– Для меня важно подчеркнуть: я выступаю под девизом «против всех» и хочу, чтобы ко мне пришли не только люди, разделяющие мои политические убеждения, а люди, которых объединяет именно позиция «против всех». Мы можем в чем-то не соглашаться по отдельным моментам, и я озвучиваю свои предпочтения просто для того, что все понимали, что я за человек. Но это не значит, что вам нужно полностью принимать мои взгляды. Важно, что вас, так же, как и меня, «достали» одни и те же люди в политике. Сейчас нужно показать «системе», что мы все против нее.

С точки зрения моих личных взглядов я скорее либерал-демократ, но не в понимании Жириновского. Я считаю, что Россия может быть только социальным государством, поскольку у нас много людей живет за чертой бедности или балансирует на грани. Я за частную собственность, сильный частный бизнес и уменьшение налогов для него, сильную экономику. Я довольно правых взглядов, но, понимая специфику нашей страны, я вижу ее только социальным государством, и по-другому быть не может ближайшие лет 50, потому что мы имеем очень большой процент людей, всю жизнь существовавших в определенной системе, которых нельзя заставить измениться за один день. Их нельзя оставить без работы. Но менять систему отношения к бизнесу и поощрять тех, кто сам строит компании, необходимо, а не создавать большой государственный комплекс, который всех якобы кормит.

– Кто из людей, ныне работающих во власти, мог бы войти в вашу команду?

– Мне нравятся Оксана Дмитриева, Герман Греф, Алексей Кудрин, Эльвира Набиуллина.

– А с кем вы бы никогда не объединились?

– Наверное, с Зюгановым. Мне кажется, что его партия превратилась в абсолютный конгломерат постмодернистских пелевинских вещей. КПРФ в церквях со свечами – это треш, вы уже определитесь и либо крест снимите, либо трусы наденьте, как говорится. Это апофеоз лицемерия.

– Что вы ждете от аудитории в Великобритании?

– Во-первых, здесь тоже можно голосовать. Во-вторых, у нас есть краудфандинговая платформа по сбору средств. И самая большая помощь – это публично присоединиться к кампании, потому что многие люди готовы, конечно, давать деньги, но не готовы, чтобы их имя называли в печати.

– Своих денег много вложили?

– Да. Я вложила собственные накопления; плюс сейчас, пока это позволяет закон, я провожу кампанию в своем “Инстаграме”, где делаю скидки тем бизнесам, которые размещают у меня рекламу с хештегом «требуем перемен».

– Представьте, что вы реально станете президентом. Больше же никаких вечеринок и корпоративов!

– У меня уже давно нет никаких вечеринок. Остались корпоративы, которые являются частью моей работы. Но это, надо сказать, не работа моей мечты. Общественное мнение запаздывает за моей реальной жизнью на несколько лет. И журналистику, и общественную деятельность, которыми я серьезно начала заниматься еще с 2011 года, начали замечать тоже совсем недавно.

– Не обидно, что до сих пор вас помнят как блондинку и ведущую «Дома 2»?

– Это плата за успех. Конечно, мне обидно, но если бы не это, у меня не было бы народной славы. Это то, что сейчас дает мне возможность постучаться в каждый дом. Есть прекрасные журналисты, Кашин, например, но его знаем ты, я и еще три тысячи читателей “Фейсбука”. «Дом 2» дал мне огромный ресурс, но у каждого ресурса своя цена. Часть людей до конца жизни будет мне это припоминать, но надо понимать, что это было 15 лет назад. У меня богатая биография. Но мне кажется, что у наших депутатов Госдумы биография страшнее, уж лучше бы они в «Доме 2» сидели, меньше вреда было бы.

– И о приятном. Ваши любимые места в Лондоне?

– Я очень люблю Лондон. Мне здесь хорошо. Люблю суши-ресторан Zuma, но туда очень сложно в последнее время попасть. Обожаю Гайд-парк и у меня есть традиция делать там пробежки. Люблю сосисочную на берегу Серпентайна, где кругом уточки: сначала надо сжечь калории, а потом съесть хот-дог с кофе. Мне нравится гулять по Mayfair и еще выезжать за город. Но я никогда ничего не успеваю, потому что здесь живет очень много людей, с которыми каждый раз нужно встретиться. Мечтаю спокойно вырваться в Лондон хотя бы на недельку.

– Будущее. 2024 год. Выборы в России. Кто будет баллотироваться?

– Мне бы хотелось, чтобы это был прекрасный и сложный выбор между, например, такими кандидатами: Ксения Собчак, Алексей Навальный, Евгений Ройзман и Алексей Кудрин. Еще, кстати, можно добавить Медведева. Но при таком наборе точно будет второй тур. И чтобы все между собой реально боролись, образовали коалиции, соревновались и соперничали. Вот такая мечта.

Беседовала Елена Майорова

Великобритания. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > angliya.com, 6 декабря 2017 > № 2413275 Ксения Собчак


Россия. ЦФО > СМИ, ИТ. Образование, наука. Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 5 декабря 2017 > № 2418343 Владимир Путин

Президент посетил Российскую государственную специализированную академию искусств.

Владимир Путин ознакомился с учебным процессом в Российской государственной специализированной академии искусств – единственном в мире творческом высшем учебном заведении для людей с ограничением по здоровью – и встретился с инвалидами, представителями профильных общественных организаций и профессиональных сообществ.

Владимир Путин осмотрел музыкальный класс, где незрячий студент исполнил для главы государства на рояле «Венгерскую рапсодию № 10» Ференца Листа. В этом же помещении была организована выставка картин – подмосковных и дальневосточных пейзажей.

Президент посетил также класс сценического искусства и посмотрел репетицию исполнения учащимися гимна академии – песни «Мельпомена» – на жестовом языке.

Кроме того, глава государства побывал в классе оперной подготовки и компьютерном зале, затем посмотрел выставку технологичных устройств для инвалидов по слуху и зрению.

После осмотра академии Владимир Путин встретился с представителями профильных общественных организаций и профессиональных сообществ, занимающихся проблемами людей с ограничениями по здоровью, паралимпийцами, участниками чемпионата «Абилимпикс».

Российская государственная специализированная академия искусств ведёт свою историю с 1990 года, когда в СССР был создан Всесоюзный центр творческой реабилитации инвалидов, структурным подразделением которого стал специализированный институт искусств. В 2013 году вуз прошёл государственную аккредитацию и получил статус академии.

В составе вуза есть три факультета – музыкальный, театральный и изобразительного искусства. В стенах академии ставит свои спектакли театр для неслышащих, работает инклюзивный оперный театр, среди коллективов музыкального факультета – оркестр народных инструментов, камерный оркестр и другие.

* * *

Стенограмма встречи с представителями профильных общественных организаций и профессиональных сообществ людей с ограничениями по здоровью

В.Путин: Добрый день, уважаемые друзья! Хочу вас всех поприветствовать.

И, прежде чем перейти к разговору по сути вопроса, хочу в начале отметить, что сегодня в нашей стране впервые отмечается национальный День добровольца-волонтёра. Хочу поблагодарить всех участников этого движения.

Думаю, что уместно будет сделать это здесь, в том числе потому, что среди добровольцев и волонтёров – а они очень часто и достаточно активно занимаются поддержкой людей с ограниченными возможностями по здоровью, – большое количество людей, которые сами являются людьми с ограниченными возможностями по здоровью.

Они не только своим личным примером показывают, что и как нужно делать, чтобы жить полноценной жизнью, но и других к этому подталкивают. Мне кажется, что они заслуживают особого внимания и уважения.

В целом хотел бы сказать, что люди с ограниченными возможностями по здоровью вносят существенный вклад в развитие экономики, науки, культуры, участвуют в общественной, политической жизни, добиваются потрясающих результатов в спорте, побеждают на престижных международных соревнованиях. И, как я уже говорил, своим примером во всех этих сферах, во всех этих областях показывают нам, чего может добиться любой человек.

Пользуясь возможностью, хотел бы от всей души поздравить победителей и всех участников недавно завершившегося национального чемпионата по профессиональному мастерству среди инвалидов – «Абилимпикс». Они продемонстрировали просто блестящие способности и подготовку, проявили сильный и волевой характер. Просто молодцы!

Вы знаете, за последние годы реализован целый ряд мер, направленных на формирование комфортной, безбарьерной среды для граждан с ограниченными возможностями по здоровью.

Большое внимание уделяется решению вопросов доступности социальных, транспортных объектов. Сейчас пятая часть учреждений образования соответствует условиям инклюзивного обучения. Мы наверняка будем ещё об этом говорить, и наверняка присутствующие здесь будут делать какие-то замечания и предложения по поводу того, как и что нам нужно делать для того, что уже начато.

Развиваются и внедряются уникальные образовательные методики, которые позволяют раскрыть способности, таланты человека с ограниченными возможностями по здоровью. Например, они широко используются здесь, в Российской государственной специализированной академии искусств.

Честно говоря, я порадовался, когда посмотрел, как здесь работают люди, просто замечательно. Думаю, что это уникальное учебное заведение – в мире больше такого нет.

Что считаю ещё важным отметить. Меняется отношение общества к проблемам инвалидов, это отношение становится более зрелым, гуманным, неравнодушным. Нарушение прав инвалидов, чёрствость к ним вызывают справедливое осуждение и неприятие граждан. И конечно, представители власти на всех уровнях должны видеть за цифрами программ и планов проблемы конкретных людей, нуждающихся в поддержке.

Нам ещё предстоит, безусловно, многое изменить, многое сделать, серьёзно продвинуться по таким направлениям, как система медико-социальной экспертизы, вопросы трудоустройства и реабилитации, а также ранней помощи детям-инвалидам. Здесь, безусловно, остаётся ещё очень большое количество нерешённых вопросов, обязательно будем этим заниматься и двигаться дальше.

Хотел бы подчеркнуть, эффективными могут быть только совместные, солидарные действия: объединение усилий органов власти, общественных организаций, волонтёров, о которых я сказал в начале. Только это позволит создать по-настоящему равные возможности для всех.

Давайте обсудим все эти проблемы.

Пожалуйста, Михаил Борисович.

М.Терентьев: Хорошо.

Уважаемый Владимир Владимирович!

Во время Паралимпийских игр в Сочи Вы меня как–то спросили, почему я не выступаю на соревнованиях. Тогда я не нашёлся, что ответить. Да, в спорте всё понятно: дисциплина, тренировка. А бюрократические механизмы иногда тяжело преодолеть. При этом получаешь критику от некоторых активистов, которые всё знают, как сделать быстро.

Иногда думаешь: правда, почему мы толчёмся на месте? Может быть, и правда не там силы реализуем? Но после этих встреч с горячими избирателями приходишь на тренировку к своей команде, которая расширилась в десятки раз за последнее время, видишь, как много сильных, целеустремленных спортсменов среди паралимпийцев, как стойко они преодолевают все невзгоды, по каким обстоятельствам.

В то же время благодаря этому кризису в паралимпийском движении мы стали лучшими среди национальных паралимпийских комитетов в образовательных программах по антидопингу, по мнению экспертов ВАДА.

Соглашусь, общество за эти годы сильно изменилось. Посмотрите, как реагируют СМИ, и общественное мнение подхватывает справедливый гнев, если нарушаются права инвалидов. Прокуратура реагирует оперативно. И это просто радует, что мы двигаемся вперёд.

Владимир Владимирович, поэтому сейчас я могу точно сказать, что моя деятельность сегодня помогает другим быть активными и в жизни, и на пьедестале соревнований. Да, я не действующий спортсмен, но другим помогаю стать паралимпийцами. Поэтому сейчас о проблемах.

Часто в обращениях поднимаются вопросы организации обеспечения средствами реабилитации. При этом мы знаем, что за последние семь лет финансирование увеличилось в два с половиной раза.

Первое, инвалиды долго не могут получить компенсацию за самостоятельно приобретённое абсорбирующее бельё, иногда более шести месяцев. В случае самостоятельного приобретения размер компенсации определяется на основе аналогичного изделия, приобретённого уполномоченным органом, который закупает его крупными или мелкими партиями. Поэтому размер компенсации не может покрыть фактические расходы инвалидов. Также человек вынужден тратить собственные средства или берёт потребительский кредит.

Другой механизм обеспечения – это закупка через конкурсные процедуры. Но часто закупаются коляски, которые человеку не подходят, потому что не учитывают индивидуальные особенности в полной мере. При определении типа коляски не обращают внимания на социальные условия жизни человека: или он активно занимается спортом, или получает образование, или ежедневно ходит на работу, или ведёт малоподвижный образ жизни – всё это надо учитывать, потому что любые средства реабилитации нужны для повышения уровня самостоятельности человека.

Поэтому обязательно нужно учитывать социальные показания наряду с медицинскими при определении средств реабилитации. Прошу дать соответствующее поручение изменить нормативно-правовое регулирование.

В.Путин: А что конкретно?

М.Терентьев: Когда определяется средство реабилитации, то учитываются противопоказания и медицинские показания. То есть, если у человека нет ноги до какого–то уровня, говорят, что нужна коляска. Но если этот человек ещё и получает образование или занимается спортом, может быть, ему нужна активная коляска, а если он пожилой, то, может быть, нужна повседневная для малоподвижного образа жизни.

Поэтому эти социальные показания важно учитывать. Надо посмотреть, чем человек планирует заниматься и насколько его активность нужно поддержать. Но это самая простая проблема, которую можно решить и урегулировать достаточно быстро.

Но следующая очень сложная проблема – это процедура закупок. Вы знаете, что у нас всё закупается по 44–му закону, и Всероссийское общество инвалидов, которое я возглавляю, вместе с Фондом социального страхования наладили общественный контроль за составлением техзадания, следим за тем, чтобы в один год не объединялись различные типы ТСР, проводятся лабораторные экспертизы, участвуем в общественном контроле на стадии выдачи.

Одним из решений, например, до 2017 года была закупка колясок до 30 процентов от общей потребности у единственного отечественного производителя, который запустил производство в Тольятти на основе немецких технологий.

Этот механизм позволил держать определённый уровень качества. То есть, когда выходят другие недобросовестные, они ориентируются на лучшее качество. Но этот механизм в 2017 году не был поддержан.

Думаю, что этот временный механизм всё–таки в 2018 году, в начале года, надо поддержать, чтобы реализовать дальнейшее решение, о котором я сейчас скажу ниже.

В.Путин: То есть Вы хотите, чтобы было разрешение приобретать у единственного поставщика?

М.Терентьев: Да, до 30 процентов. Но это временная мера. Она действовала на протяжении пяти лет. Но это я говорю, что возможности 44–го закона на самом деле административно уже себя исчерпали. То есть конкурсные процедуры загнали вообще всю ситуацию борьбы за качество в тупик.

Поэтому уже давно обсуждаются и найдены дополнительные решения обеспечения техническими средствами реабилитации. Очень важным этапом развития станет внедрение электронного сертификата, который позволит человеку при наличии показаний выбрать на рынке изделия у добросовестного производителя. Это простое решение требовало, конечно, детальной проработки. Мы с коллегами долго обсуждали принцип определения стоимости электронного сертификата.

Эта ключевая проблема механизма ценообразования может быть решена через формирование каталога технических средств реабилитации и услуг, предусмотренных федеральным перечнем, который будет содержать подробное описание средств реабилитации, включая информацию о ценах. Конечно, этот информационный ресурс должен регулярно обновляться и учитывать мнение всех сторон: и производителей, и основного заказчика – Минтруда и Фонда социального страхования, и экспертного сообщества в сфере реабилитации, и, конечно, Минфина как ключевого во всех вопросах.

В России для этих целей ежегодно должна проходить всероссийская выставка средств реабилитации и элементов доступной среды на примере той выставки, которая недавно прошла в Москве, – «ИнваЭкспо. Общество для всех». В результате реализации электронного сертификата производители и поставщики будут биться не с бюрократическими процедурами, как их обойти, а будут стремиться качеством привлечь потребителя.

С появлением каталога мы должны вернуться к рассмотрению вопроса о включении в федеральный перечень средств реабилитации ручного управления на автомобиле. Автомобиль с ручным управлением позволяет человеку с инвалидностью почувствовать новое качество жизни, а для инвалидов на колясках это свобода для активной жизни.

При этом мы имеем положительный опыт, полученный в ряде субъектов, которые применяли электронный сертификат для своего регионального перечня. Электронный сертификат даст толчок для развития современной реабилитационной индустрии. Прошу поддержать введение этого электронного сертификата.

К тому же мы всецело поддерживаем недавно утверждённую Стратегию развития производства промышленной продукции реабилитационной направленности до 2025 года. Правительство её недавно утвердило.

Впервые предусмотрены меры государственной поддержки новейших разработок в сфере реабилитационных технологий. Маркирование изделий как одна из форм учёта рыночного оборота, что в последующем позволит реализовать механизм обмена ТСР на более современные до окончания нормативного срока эксплуатации.

Приведу пример. Для спортсмена-паралимпийца высокого уровня спортивная коляска должна быть самой последней модели, чтобы соревноваться на Играх на равных с другими соперниками. Для начинающих спортсменов могут использоваться модели более ранних выпусков, и мы, таким образом, сделаем такой оборот качественных средств реабилитации. То есть начинающие будут брать коляски, которые не самые последние, но они могут участвовать.

В заключение своего выступления, Владимир Владимирович, я приглашаю Вас в августе 2018 года на 30–летний юбилей Всероссийского общества инвалидов, которое я возглавляю, которое объединяет полтора миллиона человек, и мы в 82 регионах России. Буквально на следующей неделе, 11 декабря, мы проводим учредительное собрание крымской организации. Надеюсь, Аксёнов нам поможет с помещением для её деятельности.

Тем более мы знаем, что Правительство очень активно прорабатывает развитие центра реабилитации в городе Саки для спинальных больных, я видел, там и Ваши есть поручения, и Правительство там отработало. Думаю, что в будущем это будет хорошая площадка для развития реабилитации.

Недавно Всероссийское общество инвалидов разработало стратегию развития организации и определило наши ценности на десятилетия вперёд: равенство, возможность, активность и полезность. Миссия нашей организации – объединять усилия заинтересованных сторон по созданию полноценной жизни инвалидов.

Наши организации, следуя этим ценностям, стали самими активными участниками конкурса на президентские гранты, и по сравнению с первым этапом в два раза больше наших проектов стало победителями. А в сравнении с грантами вообще прошлых лет – в десятки раз.

Спасибо Вам за поддержку этой правильной грантовой деятельности именно в таком формате, я там активно тоже участвую, где каждый может проявить себя.

Спасибо большое за внимание.

В.Путин: Сначала по вопросам, которые Вы подняли. Компенсации за приобретённые изделия, самостоятельно приобретённые, конкурсные процедуры средств реабилитации. Это учитывает социальные показания. А как определить социальные показания? Это просто пожелание, получается.

М.Терентьев: Социальные показания – это такой субъективный фактор. У нас же медико-социальная экспертиза когда общается с человеком, то она видит его активности. И органы социальной защиты, которые видят, чем он занимается…

В.Путин: Смотрите, у единственного поставщика, Вы настаиваете на том, чтобы было такое разрешение. На какое время?

М.Терентьев: Хотя бы на один год.

В.Путин: На 2018 год?

М.Терентьев: Да.

В.Путин: Я согласен с Михаилом Борисовичем. Дело в том, что надо поддержать своего, национального производителя. Если его не поддержать, то тогда, выражаясь профессиональным языком, рынок не будет обеспечен, он не сможет просто развернуться.

М.Терентьев: Главное, чтобы это не затягивалось, и вначале года такое решение было принято.

В.Путин: Давайте, если Вы не против, я подпишу.

О.Голодец: Да.

В.Путин: Там процедура такая, что я должен согласиться, а Правительство оформляет. Я готов это сделать. Давайте сделаем.

Но самое главное, что Михаил Борисович предложил, это электронный сертификат. Это решит сразу многие вопросы, в том числе и те, с которых Вы начали. Имеется в виду компенсация и так далее. Почему? Потому что, насколько я понимаю, это даст возможность человеку самому определять, что и как покупать.

Тогда и конкуренция будет совсем другая, и меньше будет бюрократических процедур, не нужно будет бегать за всякими справками-бумажками, а просто выходить с сертификатом, и так далее.

В некоторых регионах Российской Федерации такие сертификаты уже вводятся. В Перми, в частности, и, по–моему, ещё где–то: в Ханты-Мансийске, по–моему.

М.Терентьев: В Москве, Московской области.

В.Путин: Да, в Москве, совершенно верно.

Поэтому, в общем и целом, поскольку такая практика уже есть, то надо её просто расширять, надо посмотреть, как она работает. Здесь и каталогизация нужна, и информационные ресурсы должны быть расширены. Хотя такой информационный ресурс создан, он работает, его нужно просто совершенствовать и расширять. А в принципе такой ресурс есть у нас уже.

Вам спасибо за предложения.

М.Терентьев: Спасибо большое.

В.Путин: Александр Николаевич сказал, что если он не задаст какие–то вопросы или не выступит, то ему студенты не простят этого.

Во-первых, хочу вас поздравить с тем, как у вас организована работа, в вашей академии. И конечно, предоставляю Вам слово. Пожалуйста, Александр Николаевич.

А.Якупов: Владимир Владимирович, действительно, мои студенты, студенты нашей академии и преподаватели, конечно, хотели прежде всего выразить слова благодарности за этот визит и за это совещание очень важное, интересное. А самое главное, наверное, всё–таки за те изменения, о чём они говорили, которые произошли за последние пять, может быть, лет в области создания доступной среды.

Действительно, произошли огромные изменения. Ведь у нас учатся дети из 56 регионов. И всё время об этом говорят, что раньше много, в том числе и в образовании, было недоступным, и сейчас всё меняется. Мы бы хотели просить Вас, прежде всего студенты, конечно, о том, чтобы эта работа как–то была продолжена. И мне кажется, что мы в этом плане ещё очень многое можем сделать.

Есть и такие проблемы, более, может быть, локальные. Российская государственная специализированная академия, она в двойном подчинении. Мы подчиняемся напрямую Министерству культуры, а финансирование идёт из Министерства образования.

Хотел бы, обращаясь к Вам, выразить точку зрения не только преподавателей нашей академии, но и всего сообщества, образовательного сообщества. Мы бы хотели, чтобы финансирование также шло через Министерство культуры, потому что всё, что касается…

В.Путин: Думаете, что больше получите?

А.Якупов: Нет, там ситуация другая. Ольга Юрьевна сидит, мне очень приятно, что Ольга Юрьевна здесь как министр. Она хороший министр, но, что касается финансирования, поверьте, мы там чужие.

В.Путин: Я только совсем недавно в Петербурге встречался с деятелями культуры. Они все задают такой же вопрос. Так что ничего нового.

А.Якупов: Действительно, мы там не потому, что там что–то плохо. Во–первых, у нас существует проблема. Например, в нашей академии, у нас, на двоих студентов один преподаватель. А в это время Министерство образования активно проводит такую идею, чтобы на десять студентов был один преподаватель.

Тогда надо нас закрывать. И все наши достижения сразу превратятся в пустой звук. Надо как–то этого избежать. Это первая и важная проблема, потому что она общая.

Другая проблема. Вы сегодня очень лестно о нас высказались, когда говорили о грантах. Вашим указом определено, что 99 учреждений культуры и образовательных учреждений имеют эти гранты. Сама идея выделения грантов плодотворная. Многие борются за гранты, и создается соревновательность, ради которой, наверное, эта идея и была порождена.

Мне кажется, что наш вуз тоже уникален. Мы действительно единственные в мире. А до ста не хватает одной организации. Девяносто девять уже Вашим указом учреждены. Если будет сто для ровной цифры и если такое решение по отношению к нашей академии будет Вами объявлено, мы были бы счастливы.

И последнее. Когда создавался наш вуз, это было прорывное решение, потому что ничего подобного в мире не было. И мы сейчас можем сказать, что нашими профессорами наработаны такие колоссальные методики, педагогические технологии, которых нет ни на Западе, нигде в мире. Они есть у нас.

У нас ведь не просто инклюзивный вуз. У нас обратная инклюзия – у нас здоровые, их всего 40 процентов. Получается, что вот это вкрапление в среду идёт в инвалидную среду. В результате мы смогли избежать и этой резервации, простите за этот термин, когда опасаются, что собираются только одни инвалиды.

Здесь и здоровые, и инвалиды, но здоровых чуть меньше. И вот эта интересная формула обратной инклюзии даёт колоссальные плоды, наработаны интересные методики. Наши студенты работают преподавателями. Почти 93 процента нашли своё место в жизни, работают, не просят, не стоят в метро и не попрошайничают, что называется. Стали социально активны.

Но тут есть какая проблема. Всё–таки мы вуз искусств, и у нас очень много появилось выпускников, которые непосредственно искусством занимаются. Они выступают в коллективах, в частности, здесь есть оперный театр, здесь есть инклюзивный жестовый театр, здесь есть симфонический оркестр, где половина слепых, половина ребят здоровых, здесь есть оркестр народных инструментов тоже с таким же соотношением, картинная галерея.

У нас какое обращение к Вам? Мы хотели бы просить Вас помочь нам в создании инклюзивного дома искусств. По–моему, такая ситуация назрела, и это бы отвечало развитию этой тенденции вообще в мире.

Например, недавно приезжал симфонический оркестр из Кореи, из Южной Кореи, 50 процентов было здоровых людей и 50 процентов было слепых. Концерт проходил в зале Чайковского, в филармонии – два, и это было восхитительно, это было по–настоящему такое культурное и крупное событие.

Мне кажется, что создание подобных коллективов, как оперный театр инклюзивный, как жестовый театр, в этом доме искусств, по–моему, было бы тем вторым прорывом, который бы обеспечил и дальнейшее развитие этого дела.

Мы и здание присмотрели. Вот есть кинотеатр «Ударник», много лет стоит без движения. Мы бы просили Вас дать такое поручение, чтобы этот кинотеатр преобразовать в такой инклюзивный профессиональный дом искусств.

Это было бы не только такое решение, я бы сказал, во славу или во благо инвалидов, но и, по–моему, это был бы такой мощный показатель заботы государства об инвалидах в таком, я бы сказал, профессиональном направлении. Многие получили бы работу, такую настоящую исполнительскую деятельность. Не педагогическую, не работу в инклюзивных коллективах. Вот в двух словах.

Ну и ещё раз хочу в завершение поблагодарить и участников совещания, ну и, конечно, Вас за это большое внимание к теме инвалидов. Спасибо Вам большое.

В.Путин: Спасибо.

По поводу подчинённости ведомствам. Но мы подумаем ещё, это должно быть общее решение. Если оно состоится, это должно быть общее решение, касающееся не только вашего учебного заведения, но и других учебных заведений, работающих в области подготовки кадров в искусстве. Мы подумаем над этим.

Что касается инклюзивного дома искусств – тоже это хорошая идея. Кинотеатр «Ударник» – наверняка это московская собственность, почти на сто процентов.

А.Якупов: Мы интересовались этим. Может быть, Владимир Ростиславович, скромно молчит, но он в курсе, кому что принадлежит.

В.Путин: Нет, он имуществом не занимается или занимается только в части, его касающейся. Я почти уверен, что это московская собственность. Мы с Сергеем Семёновичем поговорим, он очень быстро откликается на подобные вещи.

Думаю, что надо проработать и надо бы сделать – дело хорошее. И здесь нужно, конечно, наращивать нам так же усилия, как и по вопросам технической реабилитации, технических средств, о чём говорил Михаил Борисович.

Мы за последнее время, кстати, здесь много сделали. У нас показатель уже 87 с лишним процентов обеспеченности, но целевой показатель 93–95 должен быть. Поэтому у нас ещё есть над чем работать. И в Вашей сфере тоже. Посмотрим обязательно. Мне кажется, это хорошее предложение, проработаем.

Что касается грантов. Гранты создавались всё–таки не под те цели, которые Вы назвали. Они создавались, для того чтобы создать хотя бы элементарные условия и денежные доходы нашим ведущим коллективам, для того чтобы их сохранить в условиях, когда они просто не получали заработную плату или получали её совсем не того уровня, на котором находится их мастерство.

И поэтому, поскольку страна у нас открытая, а рынок труда, особенно в этой сфере, является глобальным, то их легко было переманивать куда угодно, в любые коллективы, в том числе и за границу. Мы таким образом просто приостановили отток и создали условия для того, чтобы люди могли на Родине работать и радовать своих зрителей, слушателей. А потом постепенно этот грантовый способ…

А.Якупов: Расширился.

В.Путин: …материального обеспечения деятелей культуры начал расширяться, приобрёл несколько другие очертания, и первоначальный смысл стал утрачиваться.

Но это не важно. А важно то, что это тоже один из инструментов поддержки культуры. На этот счёт тоже подумаем.

Михаил Сергеевич Киселёв.

М.Киселёв: Добрый день, уважаемый Владимир Владимирович!

Как говорят в сообществе, «я не так давно в травме». Я её получил чуть более полутора лет назад на одной из спортивных тренировок и теперь постоянно передвигаюсь на инвалидной коляске.

В.Путин: А чем занимались?

М.Киселёв: Я увлекался спортом. Моя задача как командира стройотряда – мотивировать молодёжь к спорту. Я пробежал даже свой марафон – 42 километра 195 метров. Получил травму на батуте: перекрутил сальто, на втором обороте упал на шею и получил травму четвёртого шейного позвонка.

Но благодаря своей семье, бойцам студенческого отряда, друзьям я достаточно быстро вернулся в активную фазу и продолжаю заниматься сегодня общественной деятельностью. Ввиду этого я достаточно много езжу по городу, по стране и действительно вижу позитивные изменения с точки зрения создания безбарьерной среды.

Сегодня человек с особенностями просто летает на самолёте. Я бы хотел отдельно выделить компании «Аэрофлот» и аэропорт «Шереметьево», потому что у них есть чему поучиться нашим региональным коллегам. Лично на себе испробовал сервис «Российских железных дорог», и, честно Вам скажу, он меня приятно удивил, хотя понимаю, какая это глобальная, большая инфраструктура.

И сегодня действительно при той работе органов исполнительной власти бизнес стал активно включаться в эту чрезвычайно важную сферу. И мне кажется, что в большинстве случаев это создано при большой работе государственной программы «Доступная среда», которая рассчитана на 2011–2020 годы.

Но что мне хочется очень важное отметить, наверное, для всех граждан? Что правильно созданная доступность, она ведь помогает не только инвалидам, она помогает вообще большим слоям нашего населения: это и пожилым людям, это и людям, которые временно получили травмы, да и молодым семьям с детьми, которые в колясках, это тоже очень сильно помогает. Государственная программа «Доступная среда» в деятельности Общественной палаты, Общероссийского народного фронта занимает одно из чрезвычайно важных направлений.

И здесь наши эксперты да и мы сами порой руками прощупываем эти объекты, где–то и колёсиками проезжаем и видим правильность создания. Это позволяет нам где–то подталкивать органы государственной власти, где–то совместно вносить коррективы в действующие нормативные акты, где–то ускорять процесс создания этой доступной среды.

Ведь действительно стоит заметить, что иногда есть справедливые нарекания от средств массовой информации, самих инвалидов, что где–то этот процесс не так скор, как им бы хотелось, где–то кто–то создаёт формальность в этих решениях, и не все барьеры устраняются. На сегодняшний день органами исполнительной власти в субъектах разработана дорожная карта по поэтапному созданию доступности.

Но, знаете, в некоторых регионах они рассчитаны на 2025–й, а где–то и 2030 год. И чтобы эта положительная тенденция сохранилась, всё–таки все те важные объекты здравоохранения, спорта, культуры были дооборудованы, мне бы хотелось попросить Вас, Владимир Владимирович, от всех особенных людей принять решение о продлении столь важной программы «Доступная среда» как минимум до 25–го года.

В.Путин: Она у нас до 2020 года действует.

М.Киселёв: Я бы просил Вас от всех продлить её до 2025 года. Со своей стороны как Общероссийский народный фронт, Общественная палата мы готовы с экспертами подключиться к проработке этой программы и наполнить её большим содержанием на основе того опыта, который появился за время реализации этой программы.

Также хотел бы и Вас, и, может быть, дать поручение органам исполнительной власти, которые создают сегодня другие программы, такие как важная программа «Комфортная городская среда», чтобы уже сегодня учитывали особенности людей, таких как глухих, слепых, людей на колясках; чтобы, когда создаётся эта комфортная городская среда и не только другие программы, нам ничего с вами в процессе не пришлось переоборудовать и выделять дополнительные бюджетные средства на изменение, а чтобы она сразу была уже создана правильно для абсолютно всех слоёв населения.

В завершение, Владимир Владимирович, хотел бы поблагодарить лично Вас, потому что мы видим, как изменился – и Вы это подчеркнули в своём выступлении – взгляд общества на людей с особенностями. И я бы хотел благодарить Вас за то, что Вы лично создаёте этот тренд равных возможностей в нашем обществе.

В.Путин: Спасибо за добрые слова. Но сделать ещё нужно действительно очень много, хотя программа у нас началась в 2011 году, и за это время действительно какие–то позитивные сдвиги произошли.

Мы говорили в начале 2000–х о необходимости запуска программы инклюзивных школ. Постепенно-постепенно маховик раскручивается, достаточно медленно, но всё–таки за последние несколько лет в восемь раз увеличилось количество инклюзивных школ. В восемь раз.

А количество передач с сурдопереводом возросло в пять раз по различным средствам массовой информации. Но и этого, конечно, ещё явно недостаточно. Надо точно продлить программу с 20–го до 25–го года минимум. Это первое.

Второе, её нужно интенсифицировать, чтобы это всё–таки не было растянуто на вечные времена. И для того чтобы решить эту вторую задачу, тоже согласен с Вами, нужны новые программы.

У нас существуют программы обустройства среды, дворовых пространств и так далее. Их много на самом деле. Всё больше и больше появляется. И мы стараемся тоже обеспечить их финансированием.

Изначально нужно делать так, чтобы учитывались потребности людей с ограниченными возможностями по здоровью, как Вы сказали, особенных людей. Это всё вообще копейки стоит. Это недорого. Вопрос во внимании.

Переделывать, может быть, сложнее. Ломать, а потом заново что–то делать, – это, наверное, дороже стоит. Лучше делать сразу изначально. Так же, как мы когда–то готовили Олимпиаду в Сочи и сразу же готовили и Паралимпиаду. Всё сделали изначально. Так нужно делать везде. Это точно. И так и будем делать. А программу продлим до 2025 года…

Юрий Александрович Жулёв.

Ю.Жулёв: Владимир Владимирович, спасибо огромное за возможность рассказать о тех проблемах, которые существуют. Я представляю пациентское сообщество, и мы на стыке системы здравоохранения и медико-социальной помощи и поддержки.

Хотелось бы остановиться на системе самой медико-социальной экспертизы. Первое, о чём я хочу сказать, что гражданин, который попадает в эту систему, он сталкивается с необходимостью сбора достаточно большого количества бумаг, в основном это медицинские учреждения. Затем гражданин идёт в бюро, выясняется, что чего–то не хватает, что–то не так написано, и он возвращается в поликлинику, и, к сожалению, мы сталкиваемся с ситуацией, когда это повторяется многократно.

Наше предложение заключается в том, что необходимо выработать механизм прямого документооборота между ведомствами – между бюро и учреждениями здравоохранения. В дальнейшем, когда система будет готова, конечно, идеально – это внедрение электронного документооборота, потому что это современные технологии.

Всё это позволило бы, с одной стороны, повысить удобство, комфортность системы и, самое главное, её, собственно говоря, эффективность, потому что гражданин должен прийти один раз, уже на подготовленную, так скажем, почву, сформированными документами, которые бы позволили бюро медико-социальной экспертизы принять решение.

Следующий волнующий нас вопрос – это ситуация, когда гражданин имеет проблемы со здоровьем. И врачи, и эксперты бюро понимают, что, к сожалению, ничего кардинально изменить в состоянии здоровья невозможно. Но при этом действующая нормативная база говорит о том, что такому человеку приходится многократно всё равно ходить и проходить переосвидетельствование в бюро медико-социальной экспертизы.

Наше предложение заключается в том, что нужно доработать эти перечни заболеваний, при которых достаточно будет одного освидетельствования до 18 лет и одного освидетельствования для получения бессрочной инвалидности. На наш взгляд, это, безусловно, снимет социальное напряжение, потому что люди иногда не понимают, ну не рассосётся у них это заболевание – простите за такое слово, – и врачи это понимают прекрасно, но сделать ничего не могут. Мне кажется, что мы этим снизим такое недовольство, и, с другой стороны, мы разгрузим саму систему медико-социальной экспертизы. Это второй вопрос.

Третий момент. Существует индивидуальная программа реабилитации и абилитации инвалида – крайне важный документ, и зачастую инвалиду неоднократно нужно вносить изменения в эту программу.

Сейчас любое внесение изменений в эту программу влечёт за собой практически полный цикл освидетельствования, полный цикл, включая рассмотрение самого факта инвалидности, что, конечно, людей и отпугивает и, самое главное, отнимает время как у самого человека, так и у работников, и у бюро.

Наше предложение: разработать упрощённый порядок внесения изменений в программу ИПР без полного цикла, без хождения по этим кабинетам.

И наконец, заключительный, но не менее, на мой взгляд, важный вопрос – это политика большей открытости работы бюро медико-социальной экспертизы. Сейчас, мы знаем, формируются общественные советы при бюро, и мы считаем, что, безусловно, мы создаём общественные советы не ради того, чтобы создать совет, а всё–таки в качестве очень важного инструмента общественного контроля.

В этой связи мы считаем, что, конечно, формирование этих общественных советов должно проходить среди целевых групп – это общественные организации инвалидов, пациентские сообщества, другие заинтересованные социальные группы. Поэтому вопрос формирования этих советов, их деятельности должен быть под пристальным вниманием, и мы здесь готовы, безусловно, оказывать всяческое содействие.

В заключение хочу сказать, что, собственно, то, о чём я говорил, уже обсуждено на двух очень авторитетных и важных для нас площадках. Буквально на прошлой неделе состоялся Восьмой всероссийский конгресс пациентов, на котором в том числе эти предложения вошли в его резолюцию.

И в рамках деятельности Комиссии при Президенте Российской Федерации по делам инвалидов создана соответствующая рабочая группа, и эти предложения прошли очень детальное обсуждение и представителями общественных организаций, и экспертов.

Благодарю Вас за внимание.

В.Путин: Начну с того, чем Вы почти закончили, завершили. Открытость общественной комиссии полностью поддерживаю, и надо это развивать. И всячески с уровня Администрации будем этому способствовать так же, как и на других площадках, там и в Общественной палате, и в Думе, и в региональных органах власти, и в законодательных органах. Это абсолютно правильно, люди будут чувствовать свою сопричастность к этому процессу. Первое.

И, второе, будут понимать, что реально происходит, где какие–то возможности открыты, а где ещё надо дать им поработать. И контроль, это абсолютно. Вы начали фразу, я уже написал здесь: «Контроль со стороны общественных организаций».

Ю.Жулёв: Контроль и обратная связь.

В.Путин: И Вы закончили. Я услышал эту фразу, полностью разделяю.

Есть проблема, которую Вы тоже затронули. Люди боятся просто обращаться за индивидуальными программами реабилитации и абилитации, потому что это требует прохождения этого сложного процесса переосвидетельствования. И это тоже надо поменять.

Но и электронный документооборот нужно наладить, это абсолютно точно. Здесь мне Сергей Владиленович шепнул, мы уже провели консультации между министерствами и ведомствами, такая возможность есть между Минтрудом и Минздравом, но вам нужно будет наладить электронный оборот документов здесь.

Это, конечно, отдельная программа должна быть создана, требует финансирования. Не думаю, что это запредельное финансирование, нужно просто это сделать. Людям и так тяжело, у них и так ограниченные возможности по здоровью, а мы ещё заставляем их бегать туда-сюда или ездить на колясках с места на место и ходить, в очередях стоять. Поэтому это, точно совершенно, в современном мире должно быть организовано. Надо программу сделать.

Максим Анатольевич и Вероника Игоревна, программу сделайте.

О.Голодец: Сделаем.

В.Путин: Это всё делается легко, надо только этим заняться.

И, наконец, бессрочная инвалидность. Конечно, давно пора уже это сделать. Ясно, что всё время опасения у органов власти, что здесь могут быть какие–то злоупотребления.

Но какие злоупотребления, если у человека конечности отсутствуют? Чего там говорить? Есть вещи, очевидные абсолютно, поэтому нужно это сделать.

Руслан Владимирович Витрянюк.

Р.Витрянюк: Здравствуйте, уважаемый Владимир Владимирович!

Мы сняли художественный фильм «Со дна вершины», посвящённый спортсменам-паралимпийцам, фильм о мужестве, о преодолении. Это современная «повесть о настоящем человеке». В нашей стране много сильных людей, а паралимпийцы – это настоящие герои нашего времени.

В процессе создания фильма мы общались со многими из них, и сегодня здесь присутствует паралимпийский чемпион, ставший главным консультантом нашего фильма, Михаил Терентьев. А также в зале находится двукратный паралимпийский чемпион, многократный чемпион России, Европы и мира Алексей Мошкин. Мне сказали, он напротив меня находится. В основу сценария легла реальная история из его жизни.

Наш фильм очень эмоциональный, мотивирующий и патриотичный – в правильном смысле этого слова. Он рассказывает о современном герое, который живет среди нас. И это живой пример для сегодняшних подростков. Мы показывали фильм детям-инвалидам из лиги по следж–хоккею и паралимпийским чемпионам. Инга Медведева, Алексей Обыденнов, Сергей Александров и другие паралимпийцы считают, что фильм нужно показывать для поднятия духа нашим спортсменам.

Также мы показывали наш фильм на «ПроеКТОриЯ» в Ярославле, в балтийском «Артеке», на Всероссийских детских центрах «Орлёнок» и «Океан», на форуме волонтёров «Победа» и на Фестивале молодёжи и студентов в Сочи, где ребята выступили с инициативой написать Вам письмо с просьбой поддержать выход фильма, чтобы его увидела вся страна.

Эту же инициативу поддержали в «Океане» и на форуме Российского движения школьников. Везде фильм буквально поднимал зал, люди всегда испытывают гордость за наших спортсменов, за нашу страну.

И к нам после фильма многие подходят и со слезами, с эмоциями обнимают, говорят, что после фильма вырастают крылья и хочется жить. Фильм мотивирует на преодоление трудностей и на стремление к своей мечте. На «ПроеКТОриЯ» молодой парень после фильма встал перед всем залом и сказал: «Я сам ампутант, и теперь знаю, что всё будет хорошо!»

Владимир Владимирович, учитывая социальную значимость проекта, создание фильма частично было поддержано государством, нас поддержали Министерство культуры Российской Федерации в лице Владимира Ростиславовича Мединского, Внешэкономбанк.

Но сейчас, чтобы фильм дошёл до максимального количества зрителей, мы хотели бы выпустить его в широкий прокат и просим Вас поручить Фонду кино поддержать фильм в прокате, который запланирован нами на конец февраля 2018 года.

Дата выбрана не случайно – в связи с последними событиями, связанными с запретом наших спортсменов выступать на Олимпиаде и в преддверии Паралимпиады в Корее. Выход фильма может стать важной, серьёзной поддержкой для наших ребят.

Но и перед выходом, и во время проката фильма мы обязательно будем продолжать специальные показы и встречи с паралимпийцами в регионах, где они смогут выступать, рассказывать свои истории, что послужит неким таким объединяющим фактором не только для всего паралимпийского сообщества, но для всех спортсменов. Потому что их победу украсть невозможно, и именно такие слова есть в нашем фильме.

Владимир Владимирович, мы бы очень хотели, чтобы Вы посмотрели наш фильм, и мы уверены, что Ваше мнение будет определяющим в его дальнейшей судьбе.

Спасибо Вам большое.

В.Путин: Спасибо. Я обязательно посмотрю. Всё равно, когда Вы это сделаете, в январе, в феврале…

Меня Михаил Борисович пригласил на мероприятие в августе. Вы меня в каком качестве приглашаете? В личном качестве пригласили? Потому что у нас в марте, напомню, выборы. В феврале я ещё могу, сто процентов.

М.Терентьев: Владимир Владимирович, Вы же сказали, что решает народ, поэтому я сейчас Вас приглашаю в личном качестве, а там уже как народ решит.

В.Путин: Спасибо. Замечательно. Мы с Вами посмотрим этот фильм с удовольствием, как я часто это делаю в Кремле. В феврале, договорились. И Владимир Ростиславович услышал, наверняка поддержит. Вы поддерживали, Фонд кино поддерживал?

М.Терентьев: Министерство культуры поддерживало.

В.Мединский: Министерство культуры поддерживало, но мы решим с прокатом, мы уже договорились в кулуарах.

В.Путин: Конечно, надо через Фонд кино, если потребуется, из других источников можно это сделать. И вообще нужно такие фильмы, не только фильмы, но и все другие произведения искусства надо поддерживать самым активным образом, и Фонд кино может поддержать такие вещи в будущем, конечно.

Алексей Владиславович, Вы когда в Лиллехаммере трассу прошли, Вы действительно с двумя переломами приехали вниз?

А.Мошкин: Я вообще на протезах стартую, а на заключительных Паралимпийских играх в 2002 году стал бронзовым призёром ещё в дополнение с переломами.

В.Путин: Вот я про это и говорю. То есть Вы же даже с переломом уже соревновались. Ключицу, что ли, сломали или что?

А.Мошкин: Ключицу, ребро и лопатку до кучи.

Владимир Владимирович, можно я дополню к сказанному? Буквально недавно началось движение «Нет России – нет Игр». Я поддерживаю его, думаю, что его поддерживает всё спортивное сообщество.

У меня с ребятами, со своими друзьями, с единомышленниками давно уже такой план созрел – сделать небольшой мастер-класс, наподобие мастер-класса не «как хорошо кататься на горных лыжах», а «как жить в сложной жизненной ситуации».

Так как сейчас начался горнолыжный сезон, послезавтра я уезжаю в Сочи на вкатывание – где–то около двух недель, затем будет открытие в Белокурихе спортивного сезона, куда ребята приглашают выступить с закрытым показом фильма и с небольшим мастер-классом.

И дальше заеду к себе на родину, в Шерегеш, перед Новым годом. И как всё это отработает, посмотрю, и из этого будем уже исходить о дальнейшем проведении таких мероприятий. Я думаю, что коллеги-паралимпийцы меня подержат в этом.

В.Путин: Спасибо Вам. А Вы в Сочи где катаетесь?

А.Мошкин: Сейчас буду, наверное, на «Горки-Городе». Мы были и на «Газпроме», и на «Роза-Хуторе» съёмки были. То есть покатался везде.

В.Путин: Продолжаете?

А.Мошкин: Конечно. С удовольствием составлю Вам компанию на склоне поскользить.

В.Путин: Я как раз хотел Вам это предложить. Но если график позволит, мы с Вами это сделаем обязательно, хорошо?

А.Мошкин: Спасибо большое. Почту за честь.

В.Путин: Договорились. Обязательно.

Елена Петровна.

Е.Лозко: Елена Петровна Лозко, президент Федерации спортивных танцев на колясках, чемпионка мира, заслуженный тренер России.

Благодаря Фонду президентских грантов мы в этом году смогли провести Кубок континентов – международные соревнования по танцам на колясках, куда приехали нас поддержать многие международные команды, невзирая на запрет Международного паралимпийского комитета.

А для нас, российских танцоров на колясках, это стали единственные в этом году международные соревнования, где мы смогли помериться своим мастерством с иностранными командами.

В 2015 году до вступления санкций наша команда, сборная команда России по танцам на колясках, заняла весь пьедестал почёта, поэтому мы стараемся держать эту планку. И как старший тренер сборной команды страны хочу сказать, что у нас есть, конечно, проблема в том, что мы пока не входим в программу Паралимпийских игр, поэтому не получаем стабильного финансирования от государства.

Но буквально 22 ноября пришла замечательная новость: наш вид спорта сейчас включён в кандидаты на проведение Паралимпийских игр 2024 года в Париже. Поэтому задумываюсь о том, что нужно сегодня уже готовить юное поколение, нужно поддерживать и иметь мотивацию для нашей сборной, которая есть сегодня, а у нас в составе пять заслуженных мастеров спорта – это люди с инвалидностью I группы.

И стоит такой вопрос: каким же образом сейчас продержаться до финансирования государственного стабильного? Поэтому ищем и ждём партнёра, какой–либо крупной, может быть, корпорации, потому что социальный имидж мы готовы сделать. Мы умеем танцевать, мы любим танцевать.

И я хочу воспользоваться случаем и поблагодарить Ольгу Юрьевну, она была у нас на чемпионате России по танцам на колясках и сама наградила наших спортсменов, что для них стало таким серьёзным событием в жизни. Но чтобы продержаться, нужна такая поддержка.

В.Путин: Елена Петровна, во–первых, хочу сказать, что у вас очень красивый вид спорта, он действительно очень красивый, изящный.

А поскольку Ольга Юрьевна проявляет к этому интерес и слышит эту проблему, она не ахти какая великая эта проблема, большая, думаю, что мы найдём с ней решение, чтобы поддержать федерацию вашу. Тем более что есть такие хорошие перспективы. Что–нибудь придумаем, хорошо?

Е.Лозко: Спасибо большое.

В.Путин: Пожалуйста, Александр Евгеньевич.

А.Лысенко: Лысенко Александр Евгеньевич – научный руководитель автономной некоммерческой организации «Национальный центр проблем инвалидности».

Уважаемый Владимир Владимирович!

Последние исследования нашего центра показали, что 81 процент молодых респондентов с тяжёлой инвалидностью считает себя активными людьми. Они уверены, что потенциально могли бы приносить намного больше пользы, если бы были ликвидированы трудности, которые ограничивают их активность.

При различных заболеваниях, которые ведут к инвалидности, врачи подчас творят чудеса и добиваются очень высоких медицинских результатов. Но важно дополнить систему здравоохранения и добиться социальных результатов, сделать так, чтобы люди с инвалидностью активно включались в различные жизненные ситуации, решали повседневные задачи и чтобы в целом улучшалось качество их жизни.

Инструментом достижения социального результата является комплексная реабилитация, направленная на восстановление способностей к различным видам жизнедеятельности. Сегодня реабилитация относится к полномочиям регионов, и региональные институты реабилитации часто работают некоординированно, опираясь на достаточно устаревшие методы. Результаты их работы могли бы быть намного лучше. Между тем речь идёт о судьбе как минимум семи-восьми миллионов инвалидов, из которых полмиллиона – это дети-инвалиды.

Масштабность проблемы заставляет подумать о принятии принципиально новых стратегических решений в развитии системы реабилитации. Вот что необходимо сделать, для того чтобы вывести её на принципиально новый, современный уровень?

Считаю, что в существующей системе социальной реабилитации отсутствует важное звено, которое должно обеспечить её целостность, методическое единство, консолидацию тиражирования лучших практик. В связи с этим полагал бы целесообразным создать в нашей стране федеральный центр комплексной реабилитации инвалидов, как это сделано во многих странах мира.

Хочу подчеркнуть, я не имею в виду строительство нового центра. Это потребует длительного времени, а результат, вообще, нужен уже сегодня. В ведении Министерства труда находятся крупные имущественные комплексы в Москве и в Санкт-Петербурге, которые обладают крупными клиниками.

Безусловно, создание на базе одного из них федерального центра потребует определённого переформатирования, насыщения новыми формами работы, но это и должно стать тем самым импульсом для развития системы комплексной реабилитации.

Полагаю, что федеральный центр должен также заниматься комплексной реабилитацией и абилитацией детей-инвалидов, стать методическим центром в сфере ранней помощи и подготовки детей-инвалидов к самостоятельной жизни.

Пользуясь случаем, хотел бы поблагодарить Вас, Владимир Владимирович, за постоянное внимание к детской теме. Благодаря Вам была сформирована основа ранней помощи и внедрена ранняя помощь детям с отклонениями в развитии.

И конечно, благодарю за очень ожидаемое со стороны семей с детьми-инвалидами Ваше решение по основным направлениям поддержки материнства и детства в рамках «Десятилетия детства».

Безусловно, одновременно с развитием реабилитационной инфраструктуры потребуется усовершенствовать правовое регулирование в системе реабилитации, разработать и внедрить реабилитационные стандарты, возможно, ввести должность главного внештатного реабилитолога по аналогии с такими должностями, которые имеются в системе здравоохранения. И наконец, конечно, государство должно стать партнёром и наставником для развития НКО, которые предоставляют реабилитационные услуги детям и взрослым.

С учётом сказанного прошу Вас поручить Правительству Российской Федерации проработать вопрос о создании федерального центра комплексной реабилитации инвалидов, а мы, общественные организации, Общероссийский народный фронт, экспертное, научное сообщество, конечно, готовы быть опорой и ресурсом для воплощения этих планов в жизнь.

Спасибо.

В.Путин: Александр Евгеньевич, безусловно, что касается работы с детьми, то она должна начинаться как можно раньше. У нас в структуре инвалидности от 7 до 17 лет, к сожалению, больше всего детей-инвалидов, вот в этом возрасте. И чем раньше с ними начинается работа, тем лучше. Нужно создавать центры.

Сейчас я о Вашем предложении скажу отдельно, но нужно создавать команды такие профессиональные, которые бы включали в себя и врачей, и психологов, и педагогов. И в центре, и в регионах нужно создавать такие команды. Это первое.

Второе, нужно центры абилитации и реабилитации приближать к людям, чем ближе, тем лучше. На уровне муниципалитетов они должны работать. И это должно быть доступно для людей. Я к чему? Я не говорю, что Ваше предложение нереализуемо или не нужно. Наверное, и нужно с точки зрения как методический центр. Наверное, он будет востребован, такой центр абилитации и реабилитации.

Но прежде всего Правительство и регионы, региональные власти, должны думать о том, как к людям подвинуть эту систему поддержки людей, которые нуждаются в этой поддержке. А федеральный центр, наверное, как Вы сами сказали, как методический центр, который бы осуществлял, если нужно, методическую помощь, информационную.

Это, может быть, и было бы целесообразно. Нужно, чтобы Минтруд над этим как следует подумал вместе с другими коллегами, как у нас говорят, из заинтересованных ведомств. Это и с Министерством образования надо поговорить, и с Министерством здравоохранения.

Спасибо, идея хорошая.

Олег Николаевич Смолин.

О.Смолин: Уважаемый Владимир Владимирович!

Смолин Олег Николаевич, занимаюсь законодательством о защите инвалидов уже в восьмом российском парламенте. Иногда говорят, в политике долго не живут. И сейчас руководитель рабочей группы по образованию при президентской Комиссии по делам инвалидов.

Я хочу подчеркнуть, что в последнее время произошли позитивные изменения и в области законодательства. Конечно, это ратификация Конвенции о правах инвалидов, это 419–й закон, это программа «Доступная среда». Думаю, все наши люди будут приветствовать решение о продлении этой программы.

Но сверх того хочу заметить ещё, например, несмотря на сложные бюджеты, сохраняется уровень финансирования реабилитационных центров, выпуска литературы для слепых, субсидии общероссийским общественным организациям инвалидов. Спасибо Ольге Юрьевне и Министерству труда.

1 мая текущего года Вы, Владимир Владимирович, подписали подготовленный нами и поддержанный Минобрнауки, спасибо Ольге Юрьевне Васильевой, федеральный закон, который расширяет возможности поступления в высшие учебные заведения для абитуриентов с инвалидностью. Но проблем довольно много. Если можно, я остановлюсь на трёх в образовании и двух коротко в занятости.

Первое. Абитуриенты с инвалидностью, которые поступают в вузы, делают это вне конкурса. Но в средних специальных учебных заведениях иногда тоже возникает конкурс, и мы просим, чтобы такие же права, какие имели абитуриенты в вузах, имели и абитуриенты средних специальных учебных заведений и в случае возникновения конкурса.

Кстати, пользуясь случаем, мне кажется, Вы говорили про «Абилимпикс», победители «Абилимпикса» должны были получить такие же права на поступление в высшее учебное заведение, которые имеют ребята-олимпиадники, победители олимпиад.

В.Путин: Тут точно согласен с Вами…

О.Смолин: Второе. Мы знаем, что готовится новая редакция государственной программы развития образования на 13–20–й годы. По нашей информации, пока вопросы, касающиеся инвалидов, там представлены недостаточно. Мы просим дать поручение Правительству предусмотреть либо специальный раздел, либо специальный блок положений в этой программе, и, в частности, я бы обратил внимание на две темы.

Во-первых, у нас создана система региональных учебно-методических центров, сокращённо РУЦ. Просим в рамках госпрограммы развития образования пролонгировать работу, обеспечить поддержку и, главное, тиражирование положительного опыта на всю систему нашего образования.

Второе. По нашим данным, уровень обеспечения ребят с инвалидностью учебниками в России около 30 процентов. В начальных классах лучше, где новые стандарты, в старших классах похуже. Просим либо включить этот вопрос в госпрограмму развития образования, либо как минимум дать поручение Правительству совместно с регионами решить эту проблему, издания таких учебников в необходимом количестве.

Третье. Результаты образования инвалидов надо оценивать, на наш взгляд, по их трудоустройству. Поэтому просим дать поручение проработать вопрос о целевом обучении инвалидов, об их стажировках в организациях, о трудоустройстве и сопровождаемой занятости.

А теперь про занятость. Один вопрос лёгкий, другой сложный. Начну вот с чего. Уважаемый Владимир Владимирович, у нас согласно госпрограмме к 20–му году должно быть трудоустроено 40 процентов инвалидов трудоспособного возраста. Пока, по разным данным, от 25 до 30 процентов.

Лёгкий вопрос. Госдума приняла в первом чтении проект закона о сопровождаемой занятости. Просим его поддержать.

Второе. В настоящее время в Минтруде готовится проект федерального закона о механизмах поддержки создания рабочих мест для инвалидов. Мы конкретные предложения в письмах передадим. Просим поручить доработать этот закон совместно с общественными организациями инвалидов и поддержать его.

И последнее. В сентябре каждого года мы участвуем в выборах, но я знаю, что часть наших коллег с инвалидностью не могут принять участие в выборах именно по причинам инвалидности. Между тем у нас достаточно много людей, которые могут и хотят быть активными гражданами. Просим Минюст, Центральную избирательную комиссию проработать вопрос о снятии барьеров, которые мешают гражданам с инвалидностью реализовать своё избирательное право.

Владимир Владимирович, обратите внимание, активные инвалиды просят не рыбу, просят удочки. Я знаю, что Вы любите всякие остроумные притчи, вот я одну Вам расскажу, популярную в сообществе инвалидов, если не возражаете. История, говорят, была такая.

Международный аэропорт. В огромный самолёт входит экипаж в чёрных очках. Пассажиры волнуются. Экипаж занимает место в кабине. Самолёт разгоняется по взлётной полосе, полоса заканчивается. Пассажиры вскрикивают, а второй пилот говорит первому: слушай, если бы они не вскрикнули, как бы мы взлетели?

Думаю, мораль этой притчи очень простая: люди с инвалидностью могут всё или почти всё, им нужно помочь и по возможности вовремя. Надеемся на поддержку.

В.Путин: Спасибо, Олег Николаевич. Вы мне прямо целую программу действий нарисовали.

О.Смолин: А мы не возражаем, Владимир Владимирович, если Вы ею воспользуетесь.

В.Путин: Я сейчас несколько вещей постараюсь прокомментировать.

Важнейший вопрос Вы затронули, один из ключевых вопросов, касающийся людей с ограниченными возможностями по здоровью.

Активная трудовая деятельность. Надо, чтобы мы владели цифрами. У нас 12,5 или 12,6 миллиона инвалидов. Подавляющее большинство – люди преклонного, пенсионного возраста. А инвалидов трудоспособного возраста – из них работает 25 процентов. Но желающих работать, конечно, гораздо больше. В этой связи возникает несколько вопросов, которые Вы затронули. О чём идёт речь?

Первое, это подготовка, профессиональная подготовка. Поэтому я даже, прошу прощения, встрял в Ваш монолог и сказал, что полностью поддерживаю Ваше предложение о том, что такие соревнования, как «Абилимпикс», должны предоставлять преимущества при поступлении в вузы, это точно совершенно, потому что люди демонстрируют блестящие знания и возможности. Это первое.

Нужно дальше продолжать увеличивать количество учебных заведений с инклюзивным образованием. Нужно создавать условия для того, чтобы инвалиды могли получить образование, причём не только высшее, но и среднее специальное, современное.

Я сейчас посмотрел, как ребята с ограниченными возможностями по зрению работают с компьютером. Просто это какая–то фантастика! Подавляющее большинство людей так не могут, а они могут, понимаете, на слух воспринимать всё, что там просто мгновенно проскакивает.

Но я не только хочу высказать своё восхищение этими способностями и возможностями, я хочу сказать, что это значит, что люди с так называемыми ограниченными возможностями имеют такие возможности, которые позволяют полноценно трудиться, вот в чём дело. И здесь возникает несколько вопросов, кроме подготовки профессиональной.

Ну Вы знаете, что у нас есть квотирование. Этих квот у нас 33 тысячи, а используется 11 тысяч, 20 с лишним тысяч не используется этих квот. Уверен, что дело не в людях, которые хотят работать, но отказываются. А наверняка дело в том, что предоставляемые места просто людей не устраивают. Потому что экономика предоставляет рабочие места инвалидам по остаточному принципу – это, как правило, низкоквалифицированные рабочие места и плохо оплачиваемые, – поэтому подготовка и трудоустройство должны быть между собой жёстко связаны.

Нужно помогать людям получать современные и хорошо оплачиваемые специальности, и такие возможности современный мир предоставляет. Это современные так называемые электронные технологии, или цифровые технологии, они предоставляют такие возможности. И нужно это развивать, и мы будем корректировать. Обязательно буду просить Правительство, чтобы Правительство корректировало свои программы подготовки именно в этом направлении. Это первая часть.

Вторая касается бизнеса и производства. Нужно, чтобы предоставлялись места не по остаточному принципу, а действительно по уровню квалификации. И здесь тоже можно как следует поработать и в государственных компаниях, и в частном секторе, потому что это, как правило, не стоит больших денег, это требует только внимания к людям, у которых есть определённые ограничения, но эти ограничения при наличии этого внимания легко и недорого снимаются.

И тут целый комплекс должен быть мер поощрения бизнеса к этой совместной работе. На это буду настраивать соответствующие ведомства и Правительство в целом, и регионы, надо, чтобы и в регионах эта работа была проведена.

А что касается того, что у нас должен быть целевой показатель – до 40 процентов трудоустроено, то к этому надо стремиться, и будем это делать.

Участие в выборах, и не только в выборах…

О.Смолин: Политическая жизнь…

В.Путин: Да. Граждане России, в каком бы состоянии их здоровье ни находилось, не просто могут, должны быть обеспечены всеми возможностями активного участия в политической жизни, в том числе и в выборах.

Поэтому, если там есть какие–то ограничения, давайте ещё раз посмотрим, с Центральной избирательной комиссией поговорим, и с законодателями, с коллегами Вашими давайте поговорим, давайте проанализируем. Что Вы считаете нужно там сделать дополнительно?

О.Смолин: Не на всех далеко избирательных участках элементарно есть пандусы.

В.Путин: Понятно. Та же самая безбарьерная среда.

О.Смолин: Та же самая безбарьерная среда прежде всего, Владимир Владимирович. Информационное сообщение, чтобы люди знали, что, где, когда и куда нужно прийти, и так далее.

В.Путин: Понятно. Элементарные вещи на самом деле.

О.Смолин: Элементарные…

Владимир Владимирович, и если можно, мы бы передали подготовленные конкретные предложения через ваш аппарат. Пусть кто–нибудь возьмёт.

В.Путин: Коллеги заберут. Спасибо большое.

Пожалуйста, кто ещё?

Ирина Николаевна, прошу.

И.Лаврушина: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Я представляю центр реабилитации инвалидов, город Брянск, – я являюсь инвалидом-колясочником – и с 2011 года возглавляю его. Наш центр занимается реабилитацией и адаптацией с 1993 года, в этом году мы опять участвовали в президентском гранте и выиграли его уже второй раз подряд. Мероприятие у нас будет направлено на реабилитацию и адаптацию посредством адаптивной физкультуры, массажа и занятий настольным теннисом.

Привлечена к реализации этого гранта команда из четырёх человек, трое из которых с инвалидностью. У нас кандидат в мастера спорта по настольному теннису и массажист плохо видящий, закончил кисловодское училище. Очень хороший массажист.

И я хотела поблагодарить Вас за то, что у нас сейчас есть такая возможность участвовать в президентских грантах и выигрывать их, и реализовывать их на благо таких же людей, как мы. Спасибо Вам.

В.Путин: Спасибо большое.

Пожалуйста, Алексей Сергеевич.

А.Транцев: Добрый день, уважаемый Владимир Владимирович!

Вот уже в течение нескольких лет в нашей стране выработана система государственных молодёжных форумов: от федеральных «Территория смыслов» и «Таврида» до форумов округов и местных регионов.

Это действительно визитная карточка молодёжной политики нашей страны – десятки и сотни тысяч талантливых, активных, профессиональных молодых людей получают там стартап, зачастую после этого получают трудоустройство и получают все полезные навыки. Тут можно долго рассказывать.

В соответствии с рекомендациями Федерального агентства по делам молодёжи такие форумы должны быть доступны для людей с ограниченными возможностями здоровья. Речь идёт о крупных форумах: «Территория смыслов», «Таврида» – ряде окружных форумов. Ребята с инвалидностью совершенно с разной спецификой и с разными интересами могут приехать и поучаствовать.

В Приволжском федеральном округе службу на форуме возглавляю я сам уже три года, и десятки человек с самыми разными формами инвалидности приезжают ко мне, к моей команде и самореализуются: участвуют от образовательных программ до дискотек, выступлений театров и прочее, прочее. Многие в принципе на природу выбираются в первый раз благодаря этому.

Однако на местном уровне, на региональном уровне иногда дела обстоят немножко по–другому. К сожалению, часто не вырабатывается эта инфраструктура, не делаются специальные кураторы, в общем, не уделяется внимание для приглашения ребят.

Поэтому у нас получается такой обрыв системы, что активные, интересующиеся молодые ребята с тяжёлыми формами инвалидности у нас есть в стране, а вот самореализоваться им часто просто негде, чтобы пойти дальше, наверх, уже со своими проектами, со своими идеями трудоустройства.

Поэтому я Вас очень прошу, если есть возможность, здесь поддержать, уделить внимание, чтобы мы могли эту систему выстроить от местного уровня до федерального.

В свою очередь я готов, естественно, работать по этому направлению и делиться своим опытом, сам ездить и помогать всем интересующимся организаторам.

В.Путин: Алексей Сергеевич, подумаем, как выстроить эту систему, чтобы она была реалистичная и работала как можно шире и не только с федерального уровня, но и поработаем с руководителями регионов тоже.

А.Транцев: Большое Вам спасибо. И как уже упоминали многие коллеги, спасибо за новую систему фонда президентских грантов.

Очень многие, те, кто не может быть сегодня здесь, передают свои слова благодарности за то, что они впервые поучаствовали, а многие и впервые выиграли. Это просто очень здорово!

В.Путин: Она стала более демократичная, судя по всему, более эффективная.

Валерий Никитич, пожалуйста.

В.Рухледев: Уважаемый Владимир Владимирович!

Я являюсь членом Комитета Организации Объединённых Наций по правам инвалидов от Российской Федерации и президентом Всероссийского общества глухих. Хочу поблагодарить Вас за то, что, несмотря на сложную международную экономическую обстановку в мире, социальная защита инвалидов в нашей стране находится на высоком уровне.

Отдельное Вам большое спасибо от всех глухих в России и инвалидов по слуху за признание жестов русского языка глухих.

В то же время, пользуясь случаем, хотел бы обратиться к Вам за помощью. Всероссийское общество глухих много лет добивается государственной субсидии для поддержки уникального, первого в мире стационарного Театра мимики и жеста, которому в этом году исполнилось 55 лет, где большинство профессиональных актёров и сотрудников театра являются инвалидами по слуху.

Многие являются выпускниками именно этого учебного заведения, где мы сейчас находимся. Театр мимики и жеста – это не только рабочие места инвалидов, но и эффективный инструмент социокультурной реабилитации через жестовый русский язык и уникальную игру глухих актёров.

При соответствующей поддержке театр может приобщать десятки тысяч инвалидов по слуху и глухих детей к традициям и наследию русской и мировой культуры. Тяжёлое финансовое положение театра не позволяет вести ему полноценную театральную деятельность, включая гастроли. Наш театр нуждается в государственной поддержке и помощи. Поэтому я вынужден Вас побеспокоить. Уважаемый Владимир Владимирович, могу ли я Вам передать письмо с нашей просьбой?

В.Путин: Конечно, письмо передайте. Считайте, что мы её уже выполнили. Я, правда, ещё не прочитал, но мы это сделаем.

М.Терентьев: А можно я добавлю?

В.Путин: Пожалуйста.

М.Терентьев: При обсуждении законопроекта о бюджете в третьем чтении в постановление было добавлено, чтобы поддержать Театр мимики и жеста при исполнении бюджета в 2018 году. То есть там тема эта уже как бы учтена, но надо просто на неё обратить внимание.

В.Путин: Хорошо.

М.Терентьев: Ещё, Владимир Владимирович. Я не знаю, коллеги скажут здесь или нет ещё, но мне кажется, что конкурс «Абилимпикс», который прошёл, ему надо придать такой же статус, как конкурсу WorldSkills, потому что это где–то Олимпийские и Паралимпийские игры, и если мы по–равному относимся к олимпийцам, так же должны и к паралимпийцам.

Думаю, что здесь, если WorldSkills идёт отдельным постановлением Правительства, мне кажется, важно, чтобы отдельным постановлением шёл и «Абилимпикс», потому что это два важных конкурса, которые не только направлены на трудоустройство людей с инвалидностью, но они меняют менталитет бизнеса, который видит, каких успехов может добиться человек с инвалидностью, участвуя в этом конкурсе.

В.Путин: Михаил, Вы правы абсолютно. Это примерно то, о чём я совсем недавно говорил, – об отношении бизнеса к этим вопросам. Согласен.

У нас третий раз проводился «Абилимпикс», но впервые, как Ольга Юрьевна сказала, в таком масштабе. Опыт есть, мы его будем раскручивать, это правильно абсолютно.

Пожалуйста, Дмитрий Валерьевич.

Д.Поликанов: Владимир Владимирович, я просто в добавление к тому, что коллеги говорили по поводу инклюзивного театра. Хотел поддержать Александра Николаевича по поводу инклюзивного дома искусств. Мне кажется, это как раз площадка, которая была бы и для Театра мимики и жеста, и для многих других театров, которые со взрослыми артистами-инвалидами работают.

Я Вам сегодня рассказывал про наш опыт с ЮНЕСКО, это действительно тот опыт, который перенимают и французы, и англичане, и американцы, и так далее. Мы делаем это очень хорошо. И есть много театров: «Круг II», «Недослов», Театр мимики и жеста, которые мыкаются без площадок, негде репетировать.

Где–то ГИТИС выручает, где–то Театр наций нам помогает и так далее. Но в целом такая проблема очень острая. Если бы был такой центр – и образовательный, и одновременно где можно было бы показы делать, это было бы просто прекрасно.

Второй момент – по поводу фильмов. Мне кажется, что, конечно, много людей у нас смотрят кино в стране, но ещё больше людей смотрит телевидение. И здесь если бы была возможность как–то повлиять на политику каналов в плане документального кино, потому что есть много хорошего документального кино, разные организации снимают жизнеутверждающие фильмы о людях с ограниченными возможностями здоровья…

Мы, в частности, тоже за свой счёт сняли фильм полтора года назад, ВГТРК передали права за 100 рублей, по–моему, за символическую сумму, только бы они взяли это в прокат и показали на каналах ВГТРК. Но, к сожалению, сегодня документального кино, особенно такой социальной тематики, конечно, сильно не хватает. А оно имеет очень большой педагогический эффект.

В качестве примера: наш фильм, мы его показываем на семинарах, нашим коллегам в Новосибирске дали, они его показали трудным подросткам, сказали, что вышли другими людьми люди после просмотра. Там дети, такие полууркаганы, вышли совершенно под другим впечатлением.

И третий момент тоже такой системный, о котором мы на культурном форуме недавно говорили. Он касается создания некоего портала лучших практик в сфере доступности культуры, потому что сегодня для учреждений культуры возникает вопрос, то есть им приходит разнарядка: нужно провести мероприятие для инвалидов. Кто–то знает, как его проводить, кто–то обращается к местной общественной организации инвалидов, кто–то не знает.

Если бы был портал у Министерства культуры для учреждений культуры с таким банком лучших проектов, то не пришлось бы, я не знаю, библиотекарю в Омске сидеть и изобретать велосипед, как ему провести мероприятие для аутистов или для глухих. Он бы зашёл на этот портал, посмотрел паспорт проекта и понял, что есть калька, шаблон, по которому он может сделать хорошее, полезное для инвалида мероприятие. Если бы можно было такой портал сделать, мне кажется, это было бы очень выигрышное тоже для сферы в целом.

В.Путин: У нас есть такие информационные ресурсы. Надо посмотреть, как они работают, и что–то добавить туда. Но в целом предложение правильное. Спасибо.

Пожалуйста, господин Якоби.

О.Якоби: Добрый день, уважаемый Владимир Владимирович!

Оливер Якоби, я как раз директор фирмы, которая организовала производство инвалидной коляски в Тольятти, и хотел Вас поблагодарить за поддержку в последние годы, и хотел бы добавить несколько вещей, о которых Михаил Борисович уже сказал, по поводу сертификата, по поводу аукциона.

Вот сертификаты. Я тоже думаю, что это возможность передать полномочия выбора людям, которые востребованы, которые знают, что им надо. Понимаю, что это вызывает иногда недоверие у плательщика, у других органов, но, думаю, можно решить вопрос с маркировкой изделия или что–то такое. Это всё возможно. И с этого мы можем отойти тогда от распоряжения, от аукционов – более индивидуальный, более качественный подход к людям.

То, что Михаил Борисович тоже сказал, – индивидуальная потребность. Он назвал это «социальный статус». Я думаю, больше это индивидуальный, потому что и программа называется «Индивидуальная программа реабилитации».

Это не только медицинская реабилитация, а реабилитация в общем. Человек, который занимается спортом активно, не может только по сегодняшней медицинской ситуации получить свои изделия или свою реабилитацию.

Думаю, как раз нам надо немножко отойти от этой закупки изделий, перейти в реабилитацию. Изготовление протезов или передача инвалидной коляски – это маленький кусок от общего пути реабилитации.

Если бы мы могли туда идти, думаю, более правильные изделия с более эффективным результатом мы могли бы получить. Нам, производителям, тоже важно делать те изделия, которые востребованы, а не те, которые по конкурсу…

В.Путин: Я в принципе уже высказался на этот счёт. Но Вы просто подтвердили то, о чём Михаил Борисович говорил, и я подтвердил. И мы постараемся пойти по этому пути.

Пожалуйста.

А.Фирсов: Здравствуйте, Владимир Владимирович, и все присутствующие в зале!

С 2012 года я являюсь инвалидом, у меня ампутирована правая нога на уровне бедра. Я работаю в компании «Метис», которая на сегодняшний день является ведущим отечественным производителем современной протезно-ортопедической продукции.

В последние годы государство активно помогает отечественной реабилитации, в том числе и нашей компании. Хочу поблагодарить Минпромторг России и лично Министра Дениса Валентиновича Мантурова за программу поддержки нашей отрасли. Уверен, что такая работа вернёт отечественную реабилитационную индустрию на передовые позиции в мире.

Хочется сказать несколько слов о возможных шагах дополнительной поддержки реабилитационной индустрии. Во–первых, сейчас нам доступны субсидии, поддерживающие проведение разработок, и субсидии на организацию серийного производства. Отрасль в начале своего развития и не имеет высоких прибылей.

Нельзя ли рассмотреть вопрос о субсидировании затрат на апробацию реабилитационной продукции? Это необходимо для успешного перехода от этапа опытно-конструкторской работы к этапу массового производства российской продукции.

Во–вторых, давно обсуждается вопрос о применении маркировки технических средств реабилитации для контроля за оборотом и для борьбы с некачественной продукцией. Возможно ли разработать модель того, как вести обязательную маркировку с учётом особенностей реабилитационной индустрии в общем?

И в–третьих, может быть, целесообразно сформировать единый электронный каталог продукции, который бы использовался и при государственных закупках. Такая работа ведётся в других отраслях, однако в реабилитационной индустрии нужно увязать разработку каталога с усилением работы по стандартизации в этой сфере.

Владимир Владимирович, прошу Вас рассмотреть эти предложения по улучшению качества жизни инвалидов, ведь я смотрю не только со стороны производителей, но в большей мере со стороны пользователей технических средств реабилитации.

В.Путин: У Вас предложения очень конкретные, и Вы понимаете, поскольку занимаетесь этим профессионально, они требуют проработки.

Мантурова Вы похвалили, он в курсе, знает, я с ним ещё поговорю. Нужно, чтобы здесь подключился не только Мантуров, но и Министерство финансов.

Что касается субсидий – вопрос чрезвычайно важный, я понимаю. Надо посмотреть объёмы этих субсидий и как они могут быть организованы. Но это возможно, это надо посмотреть.

Каталог, безусловно, очень важная вещь, особенно если будет использоваться при закупках. Но не менее важно это и в том случае, если мы будем развивать систему сертификатов, потому что…

А.Фирсов: Да, это вместе пойдёт, думаю.

М.Терентьев: Я как раз и говорил о каталоге, Алексей именно то и сказал, только более профессиональным языком, я так понимаю.

А.Фирсов: Коротко, наверное. Единственное, у меня большой вопрос по апробации. Минпромторг выделил субсидии на разработку 20 новых изделий. И если их будут опробовать именно конечные пользователи-инвалиды и будут давать обратный ответ, то можно повысить и качество за счёт доработки, и запустить в работу.

В.Путин: Надо посмотреть и проработать. Это касается и маркировки.

А.Фирсов: Да, маркировки, потому что «серый» рынок, второй раз использование продукции…

В.Путин: Смотрится формально, но это важный элемент.

М.Терентьев: Там Правительство утвердило стратегию развития реабилитационной индустрии, там, по–моему, все эти моменты предусмотрены как раз.

В.Путин: Вернёмся к этому ещё раз, посмотрим так, чтобы не было ничего упущено.

Спасибо.

Я думаю, нам надо завершать. Хочу вас всех поблагодарить за сегодняшнюю нашу встречу, за ваши предложения, за идеи, за оценки. И надеюсь, что мы с вами в таком же конструктивном ключе продолжим работать.

Все наши коллеги, которые здесь присутствовали и не присутствовали, но точно совершенно будут знать о результатах нашей работы, подключатся к реализации того, о чём мы с вами здесь договорились.

Всем вам большое спасибо, всего доброго, удачи!

Россия. ЦФО > СМИ, ИТ. Образование, наука. Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 5 декабря 2017 > № 2418343 Владимир Путин


Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 4 декабря 2017 > № 2411641 Андрей Макаревич

Андрей Макаревич о кандидате в президенты Собчак, о дружбе с Вакарчуком и ненависти к националистам

Виктория Ортис, Думская, Украина

«Думская»: Как нашли Одессу? Успели где-то погулять?

Андрей Макаревич: Погода, вопреки ожиданиям, исправилась. Вот, походил по любимым улицам. Получил удовольствие. Сегодня утром гулял по Привозу. С наслаждением, надо сказать.

— Как прошел концерт в Одессе?

— По-моему, очень хорошо. Я что-то не помню ни одного концерта за 37 лет, который бы на Украине прошел плохо.

— Тем не менее, на днях в Одессе патриотично настроенные граждане сорвали спектакль Константина Райкина. Как в целом вы относитесь к данной ситуации? Этим должны заниматься общественные активисты или все-таки это прерогатива правоохранительных органов?

— Я ненавижу национализм в любых его проявлениях. Потому что это очень близко к фашизму. И в данном случае они настолько работают против своей страны, что даже этого не понимают. Они позорят, реально позорят свою нацию, свою страну. Можно подумать, что мы сейчас здесь запретим русских артистов, и все сразу наладится, жизнь пойдет. Но это смешно и глупо. Мне кажется, что единственные нормальные люди, которые в первую очередь поддерживают человеческий контакт и не дают ему разрушится, это как раз артисты, люди культуры. И совершеннейшее свинство это пресекать. Я не знаю, что там Костя подписывал или не подписывал. Видите, какая штука. Я, например, не завишу от государства вообще. И никогда у него ничего не просил, а у Кости — государственный театр. И Костя отлично понимает, что жизнь этого театра зависит от того, как государство на него смотрит. Это очень нелегкий выбор. Я не исключаю, что, если он что-то и подписывал, то исключительно по этой причине. Я не могу его за это осуждать. Потому что он положил на весы всю свою жизнь, всю свою работу — театр. И он посчитал, что театр важнее. Возможно. И ему спустя четыре года устраивать здесь обструкцию — ну, это надо быть идиотами. Это какой-то плохой самопиар со стороны этих ваших ребят.

— Должны ли вообще артисты говорить о политике?

— Артисты вообще никому ничего не должны. Мы, артисты, должны быть хорошими артистами. Они должны греть души людей, зрителей. Если артист считает необходимым говорить о политике, это его право, а если он считает необязательным о ней говорить — это его право тоже. Никто в этом смысле ничего не должен.

— Но вы не молчали в свое время. Вы говорите о том, что Крым — украинский. Почему? Ходили слухи, что у вас отобрали бизнес в Крыму, поэтому вы поддержали Украину.

— Во-первых, у меня никогда не было бизнеса в Крыму. Я там участвовал в дайв-центрах. Который мы закрыли лет за пять до всех этих событий. А что касается производства очень плохого вина под названием «Андрей Макаревич», то это жулики, которые нашли мужичка по имени Андрей Макаревич и на него оформили фирму. А он никакой мне даже не родственник. Если говорить о Крыме, то я против был этой истории по одной простой причине: все эти рассуждения про то, что там исторически наше или не наше — это напрасная демагогия. Исторически — это когда? 50 лет назад, 250 лет назад или может быть 500 лет назад? Или тысячу? Или 2 тысячи 500 лет назад? Тогда мы узнаем, что Крым был и греческий, и византийский, и генуэзский, и турецкий. И чьим он только не был. И давайте сейчас все эти права будем восстанавливать. Вот вдруг сейчас греки скажут: «Мы сюда за золотым руном плавали».

В мире никто никого не любит. К сожалению. Поэтому, чтобы люди жили нормально в этой коммунальной квартире, существует система договоров. Люди, страны подписывают документы, потом соблюдают свое слово. А когда ты подписал два документа, а потом сам на них наплевал, это значит, что ты в первую очередь себя не уважаешь. Поэтому весь мир и встал на дыбы. Это совершенно правильно.

— Вы поддерживаете Украину. Может быть, встречались с президентом Порошенко?

— Я с президентом Порошенко встречался еще до того, как он стал президентом. Так получилось. Был большой концерт «Авторадио» как раз на Майдане. А вообще я стараюсь с властями не встречаться ни с какими. Ни с нашими, ни с другими. Во-первых, мне и это не очень интересно. Во-вторых, мне это совершенно не нужно. Я занимаюсь своим делом, они занимаются своим. Я не готов их судить, и пусть они меня тоже не судят.

— Какого количества друзей вы не досчитались, озвучив свою позицию по Украине?

— Ни одного не потерял. Из друзей — ни одного. Наверное, друзья потому и друзья, что в каких-то главных понятиях ты с ними совпадешь.

— Вы чувствуете себя здесь в безопасности? И, может, думали о переезде в нашу страну?

— Я никуда не хочу переезжать на ПМЖ с тех пор, как благодаря Михаилу Сергеевичу Горбачеву, возникла возможность вообще ездить по миру. Зачем переезжать? Когда можно съездить и вернуться.

— Какая ваша любимая страна?

— Любимой страны нет. Есть огромное количество замечательных стран, невероятно красивых городов, мест с удивительной природой. Вообще Земля очень красивая, если бы люди ее не портили. А люди ее гробят, отравляют, разрушают. Они выкачивают из нее кровь. Индейцы считают, что Земля — это живое существо. Мне кажется, что они абсолютно правы. В данном случае мы выступаем, как блохи, которые сосут кровь из какого-то живого тела.

— У нас ввели квотирование украинских исполнителей и языка на радио и телевидении. Как вы относитесь к подобным ограничениям?

— Я думаю, что это неумные меры. Таким образом национальная культура не спасается. Национальная культура спасается просто ее развитием. Ее надо поддерживать, находить на нее средства. Помогать местным артистам, музыкантам. А не способом каких-то ограничений или запретов думать, что им открывают дорогу. Да ни фига! Если артист не интересен, его все равно не будут слушать, как ты не закрывай всех остальных.

— Вы каких-то украинских исполнителей слушаете?

— Я Вакарчука люблю. Очень он замечательный музыкант. Я слежу за тем, что он делает. Джазовые ребята есть хорошие, молодые здесь. Но вообще Украина — музыкальная страна.

— Раз уж заговорили о Святославе Вакарчуке, сейчас ходят слухи о том, что он будет баллотироваться в президенты Украины.

— Я не собираю слухи. Поскольку мы с ним знакомы достаточно хорошо, я думаю, что он мне сам все расскажет со временем.

— Если уже затронули тему выборов, то скоро они будут в России. Ксения Собчак выдвинула свою кандидатуру на пост главы государства. Что думаете об этом?

— Волна злобы поднялась против нее в России. Причем, эта волна идет от ее единомышленников. Если посмотреть, скажем, ее программу, то, что она предлагает абсолютно правильные вещи, которые предлагал и Прохоров в свое время, которые вообще любой демократически настроенный человек предлагает. Поэтому программу ее я поддерживаю полностью. Продукт это Кремля или нет, я не знаю. Но я так не думаю, немножко зная Ксению. Каким бы продуктом это не было, это все равно объединяет людей. Должно объединять людей, которые не согласны с тем, что происходит.

— Как вы относитесь к Навальному? И вообще, есть ли в России оппозиция как таковая?

— Российские граждане — это очень непредсказуемая среда. Очень. Поэтому я не верю в статистику. Я знаю, что общественное мнение в России может развернуться за 24 часа. И для этого иногда бывает достаточно капли одной, которая переполняет какую-то чашу. Я думаю, что наверху это тоже очень хорошо понимают. А Навальный у меня вызывает большое уважение — он мужественный и очень последовательный человек. Не во всем я с ним согласен, но уважаю его. Он себя ведет с достоинством.

— Вернемся к музыке. Что вы думаете о рэп-культуре? Она стала доминировать в России.

— Она не стала доминировать. Она популярна среди молодых людей. Я честно пытался это как-то полюбить, но это совершенно не мое.

— Кого слушали?

— Oxxxymiron, Баста, Ногано. Может быть, у меня завышенная планка, но, во-первых, это плохой поэтический уровень. Во-вторых, как говорил покойный мой товарищ — замечательный поэт Миша Генделев: «Негры это делают лучше». А когда наши это повторяют — это выглядит смешно. Я посмеялся и перестал.

— Физические носители ушли в прошлое и стали уделом коллекционеров. Музыка получила цифровое воплощение. Как вы к этому относитесь?

— Немного жалко. Можно плохо относиться к зиме, но она все равно наступит. Поэтому с этим придется считаться как-то. Я очень рад, что сейчас такой, видимо, последний ренессанс винила, и опять вверх пошло его производство — открылись магазины, люди покупают вертушки. Боюсь, что это ненадолго. Но меня это греет. Когда берешь пластинку — конверт величиной тридцать на тридцать — это как произведение искусства. Ты хочешь рассматривать обложку, как это сделано, как художники поработали, читать ее, листать. Я, например, не могу смотреть кино в айфоне. Кино надо смотреть на большом экране.

— Многие маститые музыканты со временем начинают заниматься продюсированием. Вы задумывались над этим?

— Я не чувствую в себе такой способности. Честно. Кого-то чему-то учить? Я очень не люблю кого-то учить. Я много раз в этом убеждался, что когда ты видишь какую-то молодую команду или артиста, то чем он интереснее, тем меньше он хочет, чтобы его кто-то учил или продюсировал.

— Продюсирование загоняет артиста в рамки?

— Идеальное продюсирование открывает тебе глаза на самого себя, но это идеальное продюсирование. Это бывает очень редко. Обычно человек начинает учить тому, что он умеет сам, а может быть его надо учить совсем другому? А может его учить вообще не надо? Нас никто никогда не продюсировал. Мы были сами по себе всю жизнь. Ничего, выросли.

— Мы с вами разговариваем накануне четвертой годовщины событий на Майдане. Какие основные итоги вы бы подвели?

— Не готов подводить итоги. Просто потому что я действительно многого не знаю. То, как это подавалось у нас, довольно здорово расходится с тем, что я знаю от моих друзей из Киева. Это был очень красивый порыв. Он был действительно всенародным. Говорить о том, что все это устроили американцы, смешно. Этот порыв, в отличие, скажем, от нашего болотного, добился результата. Но дальше начались проблемы. Потому что психологически мы все немножко наивные. Мы думаем, что сейчас мы царя свергнем, и жизнь пойдет просто по маслу. Нет. Надо все начинать строить. И очень внимательно. Это безумно сложно. И сложностей у вас еще хватит надолго. К сожалению. Но я надеюсь, что вы с ними справитесь.

Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 4 декабря 2017 > № 2411641 Андрей Макаревич


Россия. Литва > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 3 декабря 2017 > № 2410184 Людмила Улицкая

«Работать со своей головой»: Людмила Улицкая о смене эпох, рэп-баттлах, власти, культуре и друзьях в Литве

Константин Амелюшкин, Delfi.lt, Литва

Что Россия может предложить сейчас привлекательного своим соседям? Один из самых известных в мире российских писателей современности Людмила Улицкая затрудняется ответить на этот вопрос и называет его «кошмарным». Хотя, с другой стороны, писатель считает: несмотря на отъезд многих талантливых людей, вырастут новые гении.

Вильнюс, где на прошлой неделе состоялся ее творческий вечер, для писательницы не чужой, здесь живут ее давние друзья. В разговоре с DELFI писатель отметила, что мы живем в ситуации смены эпох, когда все меняется, а земля практически уходит из-под ног, постоянно появляется что-то новое. При этом Россия как империя распадается, что сопровождается болезненными процессами, но, тем не менее, человечество переживает распад империи не впервые. В современном мире она видит две главные тенденции — планетарную и националистическую. И первейшая задача каждого человека, говорит Л. Улицкая, заключается в том, чтобы работать со своей головой.

— Вильнюс далеко не в первый раз на Вашей карте, он есть в Ваших книгах. Что Вас связывает с Вильнюсом, какие нити?

— Очень давние. C юности лет здесь живет моя подруга, здесь живет весьма важный для меня человек, с которым мы работали в театре в семидесятые годы. И вообще у меня немало есть друзей литовцев. Я имею в виду близких друзей, это сохранилось еще с шестидесятых годов. Здесь жила Наталья Леонидовна Трауберг, с которой мы дружили, я до сих в теплейших отношениях с ее дочерью. Для меня Вильнюс совершенно не чужой город, благодаря людям, которые здесь живут.

— В последние несколько лет в ходе общения людей с именем с журналистами так или иначе звучат вопросы, ответ на которые определяют людей в ту или иную категорию — «за» кого, «против» кого. Что чувствует сейчас такой человек как Вы — известный писатель, общественный деятель, когда идет на интервью?

— Во-первых, я не могу терпеть устное интервью. Я предпочитаю вопросы в письменном виде, когда есть минута подумать. Потому что, когда ты потом слышишь, что говоришь, то думаешь: это не точно, это не совсем точно, а это просто чушь собачья. Ты не имеешь этой минуты подумать. Но что делать — спрашивают, я отвечаю, раз я занимаю такое место и кому-то интересно, что я говорю.

— Что по-Вашему мнению сейчас значит слово в России?

— Всегдашняя формула «поэт в России больше, чем поэт» давно уже надоела и сегодня совершенно перестала работать. Это закрываем. Надо сказать, что двадцать первый век очень многое изменил и в мире, и в восприятии мира, и нас самих. Сегодня поэтов раз в тысячу больше, чем сто лет тому назад. И вообще творчество в интернете вполне конкурирует с тем, что мы называем профессиональным.

На самом деле профессиональное творчество от непрофессионального отличает лишь один момент — получаемые деньги. Профессионал — это человек, который живет со своей работы. Сегодня огромное количество писателей не могут себя прокормить писательским трудом и по экономической линии они вполне сравнимы с теми, кто пишет для своего удовольствия и вывешивает тексты в интернете. Так что границы делаются размытыми.

Кроме того, мы знаем случаи, когда то, что висело в сети делается бумажной книгой и имеет успех. То есть, человек начинает свою писательскую карьеру не с того, что ходит по издательствам и журналам, а просто вывешивает свое творчество на всеобщее обозрение. Поэтому есть существенная разница. Она мне нравится, потому что она поднимает в человеке творческие возможности. Нет этого барьера, что я по себе знаю, когда ты что-то нацарапал и идешь в кабинет или посылаешь по почте, а они либо вообще не прочитают, либо напишут отзыв, не читая. Это все унизительные и очень тяжелые вещи. А тут все честнее. Поставили люди лайки, значит все хорошо, может, какой-то издатель заинтересуется.

— Это как раз то, о чем Вы как-то говорили, о начале новой эры Гуттенберга…

— Да, совершенно верно. Все меняется, практически земля уходит из-под ног, поскольку привычные вещи исчезают, к новым надо привыкать, их надо понимать. В этом смысле я человек двадцатого века и мне приходится постоянно делать это усилие понимания.

— Если вернуться к слову, мы видим, что сейчас слово используется совершенно в иных целях, чем это делают писатели…

— Так всегда. Если говорить о культурологических вещах, то, конечно, сегодня Россия, которая была литературоцентричной страной, это качество теряет. Сегодня не литература в центре, сегодня гораздо более важным стало кино, как говорил товарищ Ленин — важнейшее из искусств. Конечно, звуки, аудиокультура стали гораздо важнее.

Во времена моей молодости музыку слушали считанные люди — считанные слушали классику, еще более считанные слушали джаз. А сегодня ты едешь в метро и понимаешь, что половина ребят сидят с наушниками. Другое дело, что эта музыка не всегда мне нравится. Я слушаю классику и джаз, а сегодняшняя музыкальная культура, которая называется презрительным словом попса, меня не вдохновляет. Я кстати прослушала рэп-баттл (Оксимирона с Гнойным, — DELFI), подумав: что же это такое, весь мир гудит, а я даже не знаю, что это такое? Я послушала по-честному и была очень разочарована.

— И как Вам градус агрессии в отношении друг друга?

— Это само собой, но есть еще одна интересная вещь, которая просто бросается в глаза. Искусство всего мира всегда стояло на трех китах: жизнь, смерть, любовь. Это три важнейшие темы, вокруг которых так или иначе все искусство вращается. Здесь же речи не было ни о жизни, ни о смерти, ни о любви, а речь шла исключительно о том, кто сильнее ударит. Это сугубо мужская агрессия, у женщин есть свои не всегда приятные черты, но нет той меры агрессии, которую нам предлагает мужской мир. Здесь все на агрессии, низведенной на словесный уровень, за что спасибо, потому что следующий этап — это мордобитие.

Но самоутверждение одного над другим — это же так, на самом деле, ничтожно. Мне-то неважно, кто из них круче и умнее, хотя Мирон мне больше понравился, хотя и проиграл. Все же есть ощущение, что он поумнее. Но в общем меня это очень удивило и огорчило, что же это за падение? Это падение не художественного уровня, это падение интеллектуального уровня, потому что про серьезные вещи — ни слова. Мир меняется, в нем все время появляется что-то новое, а эти ребята рассуждают о том, кто из них круче. Ребята, нельзя так.

— На одном из российских сайтов опубликована статья о книге про детство в годы войны. Она стояла в рубрике «Культурная война», что это за явление и как стало возможным, что такие рубрики появляются?

— Это очень интересно, я не знала об этой рубрике, и эта тема для меня не продумана. Вы ее правильно поймали. Дело в том, что в культуре все время существует движение. Не так давно я делала в Шотландии лекцию о русском авангарде. У юного, свежего авангарда была тенденция: все старое уничтожим, старое нам не нужно. Уже Владимир Маяковский этого не произносил. То есть, это на самом деле вопрос осознания. Ничего не растет из ничего. Поле вспахано, в нем навоз, много чего, поэтому любая, даже самая острая, авангардная идея либо опирается, либо отталкивается от вчерашнего дня.

Мы все живем во времени, есть привычки, навыки, глаз привыкает к такого рода искусству. Советские люди жили и для них кроме соцреализма никакого другого искусства не было, поэтому когда пришла абстрактная живопись, люди выли от злости — их привычка была нарушена, им предъявили нечто совершенно непохожее. Сегодня люди к этому относятся мягче, терпимее, и никакая новация не вызывает такой бурной реакции, как в советские времена. Кроме того, тогда культуру рассматривали исключительно как фрагмент идеологии. Сейчас мы понимаем, насколько это нелепо, смешно и убого, по той причине, что культура стоит над всем. Это единственный продукт, который производит человек. Ничего кроме культуры человек не производит. Еще навоз, который тоже культурный продукт.

— Вы говорили, что «власть постоянно поскальзывается на половице бескультурья»…

— Конечно. Это иллюзия, что власть может руководить культурой, она может немножко ее придушить, иногда сильно. Русский художественный авангард советская власть прикрыла, практически безболезненно. Мало кто погиб, их вынудили уйти в другие области искусства, они стали соцреалистами. А литературный авангард был уничтожен физически. И вся эта жестокая борьба власти против культуры в широком смысле слова не приводит к процветанию культуры.

Некоторые считают, что в условиях давления культура поднимается — это ерунда. Владимир Набоков уехал и стал великим писателем, останься он — его бы, скорее всего, убили, случайно или намеренно. Поэтому я не считаю, что давление на культуру, делает ее плодотворнее. Поэтому она переформатируется. Мне очень интересно, как в ней появляются новые формы.

Я человек старомодный, видимо, новых танцев не выучу. Но эти новые танцы мне интересны. Поэтому я с большим интересом смотрю, что делают молодые люди, иногда мне это очень нравится, иногда я плохо понимаю, иногда мне кажется, что это недостаточно осмысленно. И опять я возвращаюсь к Дмитрию Быкову, человеку, который работает со школьниками и необычайно высокого мнения о новизне их дарований. Что уже, мол, вылупился из яйца этот новый планетарный человек. Если это так, я первая буду радоваться.

— Если взглянуть на новости России последнего времени, то там было два громких открытия памятников — Калашникову и Александру III.

— В двухстах метрах от памятника Калашникову — памятник жертвам политических репрессий.

— Но в Литве заметнее были памятники изобретателю автомата и царю, о жертвах слышно меньше. О чем это говорит? Памятник Калашникову был открыт с участием министра культуры.

— По-моему мнению, это кошмар. В этом кошмаре есть одна комическая деталь, которая в тени: Калашников был прекрасный менеджер, который замечательно использовал труды Шмайсера. В некотором смысле он плагиатор. Поскольку плагиат у нас тема очень популярная, я вижу в этом некоторый резон: украсть, присвоить и выдать за свое — это имеет сегодня хождение. Что тут можно сказать!

В сегодняшнем мире есть две тенденции, обе очень яркие и сильные. Одна — тенденция планетарности: мы идем в аптеку, покупаем таблетку, которую лучшие ученые фармакологи сделали неизвестно где. Это же относится ко всем продуктам производства — науке, искусству, технологиям, банковскому делу, это все планетарный продукт. Эта тенденция чрезвычайно мощная. С другой стороны, есть тенденция националистическая — наше, мое и отдельное. Если ее довести до предела, то это ситуация гетто, когда человек, город, страна замыкают стены — мы живем по своим законам.

— Вы говорите не только о России?

— Есть страны, которые на этом пути достигли гораздо большего, например, Северная Корея. Тем более, что Россия — сложная страна. В ней с национальной проблематикой очень сложно, это империя, бывшая, но империя. В империи живут разные народы. Мы уже прочитали «Историю Римской империи» Момзена, мы знаем как империи организуются и распадаются. То, что мы сейчас переживаем (если смотреть на это не с точки зрения боли тех, кто под эту машину попадают лично), если говорить об историческом процессе, мы переживаем не в первый раз. Сравнительно недавно распалась Австро-Венгерская империя, наверное, одна из лучших и мягких империй.

Когда империя распадается — летят клочки по закоулкам, огромное количество людей-жертв. У меня огромное сочувствие к русским людям, живущим в Прибалтике. В основном это дети военных, которым здесь не комфортно, Россия их не приняла, но с другой стороны жить здесь удобнее и лучше. Они попали в межкультурную, сложную ситуацию и пути, кроме ассимиляции, нет.

Я сама еврейка, русский писатель и для меня тема ассимиляции — это моя личная тема. Я не знаю еврейского языка, я еврейскую культуру, историю изучала по-русски, Библию читала по-русски. С точки зрения еврея — я не еврей, а с точки зрения русского националиста — меня надо выбросить, желательно в Израиль. Поэтому для меня проблема межкультурного шока вполне понятна. И все это последствия имперского распада, есть прекрасная нота освобождения тех людей, которые чувствовали себя под ее гнетом, и есть драматическое сознание людей, которые империи служили и сегодня ей не нужны. Как себя сейчас чувствует эстонец или литовец, в прошлом председатель обкома партии?

— Представить трудно. Порою кажется, что этот момент в последнее время, в том числе, и в русской литературе обсуждается. СССР распался, а люди остались никому не нужными по всему его периметру.

— Эта проблема есть, но есть еще одна чрезвычайно важная вещь. Такая маленькая страна как Эстония получала все культурное богатство через русские переводы. Маленькая страна не в состоянии перевести Эсхила, Гомера и т.д. Таким образом всегда есть проблема маленького народа, он пользуется предимперским, постимперским вторым языком, который для него есть международный культурный переводчик. И это большая проблема. Я недавно была в Грузии и обнаружила, что молодые люди русского не знают. Мое поколение, младшее поколение читали Гомера по-русски. Эти молодые люди будут читать его по-английски. Мировой культуре все равно, на каком языке будет прочитан автор. С моей точки зрения он прочитан должен быть.

— Россия не может не быть заинтересована в том, на каком языке будут читать в близлежащих странах.

— Это культурная проблема, на каком языке литовец будет читать Гомера. Россия переводит американскую литературу очень быстро и хорошо. У нас была очень хорошая переводческая школа. Поэтому все сопредельные страны вокруг России знакомились с мировой культурой через русские переводы, сейчас будут знакомиться через английские. Это выбор.

— Люди переориентировались. А что может сейчас может Россия предложить привлекательного своим соседям?

— Вопрос кошмарный, просто ужасный, я на него вам ответить не могу. Кажется, что ничего, может быть, есть какие-нибудь калашниковы, которые до сих пор привле