Всего новостей: 2162209, выбрано 715 за 0.122 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Персоны, топ-лист СМИ, ИТ: Швыдкой Михаил (96)Петровская Ирина (88)Путин Владимир (69)Малюкова Лариса (60)Быков Дмитрий (56)Тарощина Слава (51)Медведев Дмитрий (42)Мединский Владимир (35)Поликовский Алексей (29)Латынина Юлия (28)Мозговой Владимир (28)Найман Анатолий (27)Стуруа Мэлор (26)Сокуров Александр (25)Генис Александр (22)Пиотровский Михаил (22)Плахов Андрей (21)Архангельский Андрей (19)Венедиктов Алексей (19)Ганапольский Матвей (18) далее...по алфавиту
Белоруссия. Украина > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 19 июля 2017 > № 2248844 Сергей Лозница

«В России почти никто не борется», — говорит кинорежиссер Сергей Лозница

Збынек Власак (Zbyněk Vlasák), NOVINKY.CZ, Чехия

В этом году режиссер Сергей Лозница — уроженец Белоруссии, проживающий в Германии — представил в Каннах свой фильм «Кроткая». Он снят по мотивам творчества Достоевского и повествует о судьбе женщины, которая безуспешно пытается встретиться с мужем, который сидит в тюрьме. На фестиваль в Карловых Варах Лозница привез другую свою ленту — документальный фильм «Аустерлиц», в котором режиссер, казалось бы, безучастно наблюдает за туристами в бывшем концлагере Заксенхаузен.

— Novinky.cz: Ваш фильм «Кроткая» в начале августа будет демонстрироваться в Вашем присутствии в Летней киношколе в Угерске-Градиште. Что он рассказывает об отношениях российского государства и его граждан?

— Сергей Лозница: Собственно, ничего нового! Прежде всего потому, что в этом смысле на территории бывшей российской империи ничего особенно не меняется со времен Ивана Грозного. И неважно, как мы сейчас называем это государство — тоталитарное или демократическое. Суть остается неизменной. Но я бы говорил не об отношениях государства и граждан, а, скорее, о государстве и его жителях. Чтобы быть гражданином, нужно что-то для этого сделать. Автоматически им не становятся: быть гражданином — привилегия. Сегодня в России очень мало граждан.

— Так какие отношения сегодня в России между государством и его жителями?

— Речь идет о специфическом виде рабства. Официально в России его отменили в 1861 году, но если власть что-то задумает, ее по-прежнему, как и раньше, никто даже не попытается остановить. В России никогда не было гражданского общества, которое должно защищать народ от вмешательства власти. Возможно, оно появилось ненадолго в начале 20 века, но нам всем известно, чем это кончилось. Все это, конечно, связано с постоянной утратой интеллектуальных элит, которые в лучшем случае бегут из России до того, как лишатся жизни. Сейчас не вспомню, кто из французов сказал, что если бы его страну покинули триста интеллектуалов, французы превратились бы в народ идиотов. Русские же сами перебили массу своих интеллектуалов. Поэтому сегодня у Путина нет никакой настоящей оппозиции. Кстати, сам он сейчас нацелился на Российскую академию наук.

Это интересовало меня и в «Кроткой»: какие идеалы мы, восточноевропейцы, носим в душе, если снова и снова они подталкивают нас к этому самоубийству? Достоевский описал их в своих книгах, на мой взгляд, гениально, и он оказался пророком.

— И даже распад СССР не дал шанса выбраться?

— В то время действительно появилось огромное движение людей, которые больше не хотели жить в государстве вроде Советского Союза. Но это движение возникло только потому, что власть его позволила. И, главное, элиты не сумели предложить нового видения демократического государства, некий жизнеспособный проект. Этой альтернативы у нас нет до сих пор. Иногда я встречаюсь с русскими эмигрантами, которые в начале 90-х были свидетелями тех событий, и многие из них мечтают вернуться на родину и фантазируют, что встанут во главе оппозиции против Путина. Но, будучи интеллектуалами, они предлагают только разные утопии без шансов на реализацию.

— То есть Вы не видите для России светлого будущего?

— За светлое будущее надо бороться, а в России почти никто не борется. Для этого нужна идея, социальная фантазия и определенная модель из прошлого, но сейчас всего этого в России нет. В отличие от деструктивного воображения, которым в России обладают все во всех слоях общества — от президента до последнего рабочего. Неслучайно, что сегодня никто не вспоминает о Февральской революции 1917 года, которая по-настоящему изменила страну. Как освобождение прославляется другая, Октябрьская, после которой все новое, недавно возникшее, было уничтожено немногочисленной бандой. Когда читаешь мемуары о том времени, понимаешь, что иначе дело и не могло закончиться. Ведь в России всегда так было: побеждает тот, кто наглее всех рвется к власти.

— В условиях современного кризиса на Западе кажется, что и мы теряем те идеи, которые нас определяют.

— Когда ведешь благополучную жизнь, забываешь, что все окружающие блага — не само собой разумеющееся, что за свою свободу и за все то, за что твои предки отдавали жизнь, ты должен бороться каждый день. Поэтому иногда должны случаться кризисы, чтобы напоминать нам об этом. Сегодня мы видим, как в Соединенных Штатах крепнет сопротивление попыткам ограничить свободу. Студенты, журналисты и даже политики выступают против Трампа. Они борются и знают, за что должны бороться. В России нечто подобное невообразимо.

Проблема западных обществ — в том, что они выстроены на научных основах, то есть на прагматизме, который зачастую плохо сочетается с нравственностью. Поэтому современность так напоминает нам 30-е годы. Чемберлен и Даладье решили пожертвовать территорией Судет, где мы сейчас по стечению обстоятельств находимся, и отдать их Гитлеру из прагматических соображений. Они верили, что это остановит его экспансивную политику, или что им даже удастся повернуть его против Советского Союза. Впоследствии стало понятно, что им стоило предпочесть нравственность. То же самое я советую западным государственным деятелям, например, в том, что касается украинской войны — ведь европейские политики отказываются хотя бы допустить ее существование.

— В «Кроткой» ясно прослеживаются линия тюремных историй, а они неразрывно связаны с русской культурой…

— Речь не только об историях, шутках или сентиментальных песнях — в современный русский язык глубоко врезался тюремный сленг, зародившийся в 50-е годы. На Западе этого не понимают, но тут есть своя логика: при Сталине в Советском Союзе не было такой семьи, у которой никто бы не сидел. И если этим людям везло, и они возвращались из заключения, они несли с собой и тюремный язык, и модели поведения в тюрьме. Со временем и то, и другое распространилось во всем обществе.

— Вы считаете, что это оказывает какое-то влияние на русский менталитет?

— Разумеется, но влияние оказывается в обоих направлениях. Если бы не было русского менталитета, то тюремный сленг так хорошо не закрепился бы. Любой начальник в русской истории хотел завладеть языком. В особенности в 50-е годы язык резко упростился, как и жизнь, что, несомненно, повлияло на русское мышление. Путин и его окружение тоже пытаются закрепить в языке определенные лозунги и фразы. При этом язык продолжает упрощаться — достаточно немного послушать российского президента. Я даже не хочу себе представлять, что бы на это сказали Набоков или Ахматова.

Я помню, что когда жил в России, каждый день следил за собой, чтобы ко мне это не пристало. Я начал использовать некоторые слова только потому, что они были распространены в моем окружении. Мой язык менялся, и из-за этого менялся я сам.

— Речи Трампа тоже не отличаются особенной изощренностью.

— Да, но Трамп в США — не единственный центр власти. И с американцами, которые испытывают острую необходимость в личной собственности, достоинстве и держат дома оружие, всегда будет очень непросто договориться. Американская гражданская война была войной против рабства. Русские же вели гражданскую войну за то, чтобы стать рабами. И в этом — разница.

— На фестивале в Карловых Варах был показан другой Ваш фильм — документальный фильм-наблюдение «Аустерлиц», снятый по мотивам книги В. Г. Зебальда. Что Вас в ней заинтересовало?

— В Зебальде мне нравится то, что он заставляет нас задуматься. Он смотрит вокруг себя и затрагивает разные темы, он открыт всему, что сейчас происходит. В его книгах реальность переплетается с размышлениями. Я точно так же воспринимаю кинематографию и искусство вообще. Для Зебальда характерна и определенная амбивалентность. В конце он приходит к ясным выводам, но до того его аргументы «за» и «против» сливаются. Я хочу, чтобы именно такими были и мои фильмы.

— Эта амбивалентность для Вас важна и в «Кроткой», не так ли?

— Да. В конце «Кроткая» превращается в хоррор, который, однако, весьма вероятно, разворачивается только в фантазии героини. Но все может быть и наоборот, и все, что мы видели до тех пор, было только в ее воображении. Стремясь попасть к своему мужу в тюрьму, она встречается с множеством опасных людей, которые, однако, с ней очень любезны и говорят ей: «Уходите, пожалуйста, мы опасны, и с Вами может что-нибудь случиться». Эта амбивалентность там все время присутствует. Разумеется, с определенной долей извращенности. Потому что произведение Достоевского — пусть в фильме от него почти ничего и не осталось — это извращенный гротеск.

— В фильме «Аустерлиц» на длинных статичных кадрах мы наблюдаем за посетителями бывшего концлагеря Заксенхаузен…

— Мы снимали в семи памятных местах. Но на кадрах из Заксенхаузена лучше всего было видно то, что мы хотели показать — а именно отношение посетителей, которые туда приходят, к рождению и смерти. Потому что — чего уж там скрывать — туристы сегодня приезжают в концентрационные лагеря, прежде всего, из-за своей зачарованности смертью.

Кроме того, Заксенхаузен находится недалеко от Берлина, поэтому турагентства особенно активно за него принялись, и туда приезжает особенно много людей. В Берген-Бельзене такие толпы не увидишь, а Заксенхаузен опять превратился в фабрику, но уже не смерти, как при нацистах, а денег. И в этом заключается ирония. Там наша память продается, как привлекательно упакованный продукт. Я не утверждаю, что это хорошо или плохо. Это просто факт. И меня, как киноантрополога, этот факт заинтересовал.

— Действие «Аустерлица» разворачивается в лагере, где не было систематических убийств евреев. Изменился бы фильм, если бы съемки проводились в Освенциме? Там ведь сегодня тоже полно туристов.

— Я не знаю. Но было бы интересно попробовать поснимать и там. Поведение большинства людей, вероятно, было бы таким же, однако в Освенцим ездит больше евреев, для которых все это, конечно, имеет более глубокий смысл. Что касается состава туристов, то в Заксенхаузене он разнообразнее. Как сказал мне один зритель в Карловых Варах, там одно из немногих мест, где люди, относящиеся к европейской цивилизации, образуют толпу. Хотя при других обстоятельствах ее не получается, ведь нас разделяют национальные и политические различия.

— На что Ваш фильм может спровоцировать зрителей?

— Мне было бы интересно, если бы кто-нибудь решил поглубже исследовать одержимость людей «селфи», когда они массово фотографируются на фоне надписи Arbeit macht frei. Почему они хотят оказаться рядом с этой циничной и лицемерной фразой? Эта надпись тоже стала продуктом, и тот, кто ее придумал (уж не знаю — Геббельс или кто другой), в сущности, победил. Он привлек наше внимание. Сегодня люди хвастают тем, что пришли посмотреть на огромный крематорий, и с восторгом сообщают об этом своим друзьям, семье, соседям. И это тоже извращение!

Белоруссия. Украина > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 19 июля 2017 > № 2248844 Сергей Лозница


Россия > Транспорт. СМИ, ИТ > gudok.ru, 19 июля 2017 > № 2248792 Дмитрий Крюков

Дмитрий Крюков: «В 2017 году «Яндекс» планирует открыть продажу билетов на поезда дальнего следования»

Руководитель группы транспортных сервисов «Яндекса» Дмитрий Крюков в эксклюзивном интервью рассказал Gudok.ru о партнерстве с ОАО «РЖД» и о старте продаж билетов в дальнем сообщении.

На минувшей неделе российский IT-гигант окончательно закрепился в статусе крупного игрока на рынке транспортных услуг. Компания «Яндекс» объявила, что объединяет свой бизнес по онлайн-заказу поездок на такси с Uber. Для этого будет создана новая компания, которая будет работать в России, Азербайджане, Армении, Беларуси, Грузии и Казахстане.

Сделка одобрена советами директоров Uber и «Яндекса». Ее закрытие ожидается в конце 2017 года. По условиям соглашения, Uber и «Яндекс» инвестируют в совместную структуру $225 млн и $100 млн соответственно. С учетом этих вложений и возможных корректировок на момент закрытия сделки 59,3% компании будут принадлежать «Яндексу», 36,6% — Uber, а 4,1% — топ-менеджерам.

Сделка с Uber — не единственный амбициозный проект «Яндекса» в области транспорта. Руководитель группы транспортных сервисов «Яндекса» Дмитрий Крюков в эксклюзивном интервью рассказал Gudok.ru о партнерстве с ОАО «РЖД» и о старте продаж билетов на поезда дальнего следования.

- Как будут развиваться транспортные сервисы «Яндекса»?

- Есть несколько векторов, которые мы развиваем. Во-первых, мы более активно занимаемся вопросами электронной оплаты, чему мы раньше посвящали меньше времени. Мы хотим продавать билеты от своего интерфейса, пытаемся ввести онлайн-оплату билетов на пригородные поезда, как сейчас ОАО «РЖД» делает, мы тоже в приложении «Яндекс. Электрички» хотим это сделать. Билеты на междугородние автобусы – тоже интересная сфера приложения усилий.

Во-вторых, мы пытаемся все-таки достичь комплексного покрытия — то есть сформировать самое полное расписание по всем регионам, какое только возможно. А там, где можно, еще и добавить онлайн-данные — опоздания, реальные местоположения поезда или автобуса. Ну и много, конечно, всяких более мелких задач. Но в целом — вопросы оплаты и вопрос попытки создания полной базы по всей стране. Вот два основных направления.

- В чем именно заключается сотрудничество «Яндекса» и «Российских железных дорог»? Какие преимущества от этого партнерства получат пассажиры?

- Сотрудничество с «Российскими железными дорогами» — это большая история. Мы с самого начала зарождения наших сервисов предложили ОАО «РЖД» сотрудничество. Поначалу, скажем честно, не всегда было понимание со стороны ОАО «РЖД» — зачем это все нужно компании. Но в последние годы мы очень плодотворно и плотно сотрудничаем. В основном, это связано с появлением команды Владислава Кустарева (первый заместитель начальника департамента информатизации (ЦКИ) ОАО «РЖД» - прим ред.).

ОАО «РЖД» на сегодняшний день предоставляет нашим пользователям данные о расписании поездов. Сейчас в работе обмен информацией по опозданию поездов — это тоже новый проект по сотрудничеству с Главным вычислительным центром (ГВЦ) ОАО «РЖД» и с департаментом информатизации. Сотрудничество действительно продуктивное — и мы, и ОАО «РЖД» нацелены на то, чтобы пассажирам было легче и удобнее пользоваться железнодорожным транспортом.

Могу вспомнить, как в 2009 году мы порой сами бегали на вокзалы и переписывали ручкой или фотографировали какие-то отмены, которые срочно вывешивали по электричкам. Сейчас, к счастью, об этом речи не идет. И в этом плане мы с ОАО «РЖД» сделали большой шаг вперед друг к другу.

- В июне 2016 года в рамках Петербургского международного экономического форума ОАО «РЖД» и ООО «Яндекс» подписали соглашение о сотрудничестве в области развития информационно-коммуникационных технологий и популяризации российских интернет-сервисов. Что после этого было сделано?

- Отчасти на этот вопрос я уже ответил — что у нас сменилась концепция по продаже, и то, что мы работаем с совместно с ОАО «РЖД» по показам данных по опозданиям поездов. Но не могу сказать, что это прямо после Петербургского международного экономического форума произошло. Мы утвердили программу, к которой мы пришли еще раньше. Она довольно обширная – например, коллегам из ОАО «РЖД» было интересно использование различных продуктов «Яндекса» в своей работе — почты, браузера и т.д.

- В октябре прошлого года вице-президент «Яндекса» по корпоративным отношениям Марина Янина на форуме «Интернет+город» заявила, что «Яндекс» планирует стать площадкой по продаже билетов на все виды общественного транспорта. Что уже удалось сделать в этом направлении?

- На заре развития транспортных сервисов мы старались избегать каких-то прямых финансовых взаимодействий с пользователем. Но сейчас, спустя 10 лет, многое изменилось. Кроме того, большинство компаний-конкурентов продают билеты от своего имени. И мы решили, что нам это тоже имеет смысл делать. С помощью приложений «Яндекс. Транспорт», «Яндекс. Метро» уже можно пополнять карты «Тройка», «Стрелка». Мы активно работаем над тем, чтобы уже в 2017 году от своего имени продавать билеты на поезда дальнего следования. Что касается продаж билетов на пригородные поезда, по плану — в этом году реализовать пилотные версии. Не могу обещать, что обязательно покажем что-то в этом году, но в следующем-то уж точно собираемся.

Полагаю, что основное, что изменится на рынке с более активным участием «Яндекса» - мы сможем привнести опыт наших дизайнеров, разработчиков, специалистов по удобству покупки. Возможно, на рынок это повлияет в лучшую сторону, как уже несколько раз было с другими сервисами.

- Как будет выглядеть пошагово процесс покупки билета? Пользователь заходит на «Яндекс. Расписания», выбирает маршрут и конкретный поезд, и какие дальнейшие действия он должен будет выполнить?

- На «Яндекс. Расписаниях» пользователь будет выбирать точку отправления, точку прибытия, дату, потом выбирать поезд, тип вагона, место; вводить паспортные данные и оплачивать картой. Всё это будет происходить внутри самого сервиса, без перехода к партнёру.

- При внедрении продажи билетов на поезда дальнего следования будет ли пользователь платить за эту услугу отдельно «Яндексу», или же сервис будет для пользователей абсолютно бесплатным?

- Это сложный вопрос. Изначальной нашей целью была продажа по цене, равной цене билета в кассе. Мы полагали, что при наличии большого потока пользователей сможем зарабатывать на чём-то еще – например, на рекламе. Но такая позиция на данный момент не очень близка ОАО «РЖД» и «ФПК», они предпочитают, чтобы партнёры держали небольшую наценку относительно касс. Поэтому мы будем искать баланс между тем, как соблюсти это условие и не отпугивать пользователей завышенными ценами.

- Одним из главных трендов в применении цифровых технологий на железной дороге является отказ от бумажных билетов, очередей на вокзалах и т д. В Великобритании к этому пришли уже сейчас. А когда к этому придем в России? Как на ваш взгляд будет выглядеть железнодорожная поездка через 10 лет?

- Как и другие отрасли, IT-отрасль тоже развивается по синусоиде. Есть взлеты — когда очевидно, что нужно делать — и есть периоды затишья. Сейчас в каком-то смысле скорее период затишья. В транспорте за эти 5-7 лет очень много успели автоматизировать, если в 2008 году вообще почти ничего не было, то за последние годы был сделан очень большой рывок.

Все привыкли к расписаниям онлайн, все привыкли, что знают, когда приедет автобус. Сейчас, в 2017 году, нет такого количества революционных изменений, которые очевидны. Да, нужно сделать покупку более удобной, нужно окончательно ввести в обиход онлайн-данные. И поэтому пока не очень понятно, как именно изменится ситуация через 10 лет. Будет еще какой-то рывок.

К вопросу об отказе от бумажных билетов… Если сравнивать Россию с Европой, то у них билеты на поезда в основном без мест. У нас в силу расстояний, в силу привычки — процедура покупки билетов немного сложнее. Если будет больше дневных, скоростных поездов, то тогда поездка на поезде дальнего следования будет ближе к нынешней поездке на электричке, чем-то более обыденным.

- Вы упомянули, что «Яндекс» ведет работу по созданию комплексной информационной системы пассажирских перевозок. На каком этапе сейчас находится этот проект? Что же в итоге должно получиться?

- Я бы не сказал, что это так может называться. Изначально, когда мы запускали в 2008 году сервис «Яндекс.Расписания», который был первым транспортным сервисом, мы хотели показать маршрут из любой точки страны в любую точку. Например, из какой-нибудь деревни в Хабаровском крае до Калининграда. Это была далёкая цель, мы к ней понемногу шли. Сейчас мы понимаем, что на 100% эта цель не выполнена и вряд ли когда-то будет. Но при этом мы многого достигли. Сначала мы запустили расписание поездов дальнего следования, потом самолетов, потом пригородных поездов, автобусов, речного, морского транспорта.

При этом мы никогда не заявляли о том, что должен быть один сервис, какая-то мегасистема единая. Такого, пожалуй, нет – чтобы человек пришел и стал искать маршрут из Парижа куда-нибудь в Голышманово Тюменской области. Все-таки обычно люди как-то пошагово решают задачи. Они могут ради интереса посмотреть, но это скорее такое развлечение. А реальные и практические сценарии использования, они, как правило, как-то сужены. Либо надо посмотреть, не отменили ли электричку, либо сравнить – билет на самолёт дешевле сегодня или завтра.

Конечно, нам хочется по покрытию маршрутов достигнуть показателя в 100%. И если в плане самолетов, поездов дальнего следования и пригородных поездов мы почти этого добились, то в сегменте автобусного сообщения в некоторых регионах пока тяжело. Какие-то данные до сих пор остаются неопубликованными, их просто неоткуда достать.

- В связи с последними кибератаками на крупные компании, вы уделяете больше внимание защите нового сервиса?

- У «Яндекса» работает отдельный департамент информационной безопасности. Они постоянно заботятся о нашей безопасности – и о безопасности пользователей тоже. Мы — не первый сервис, который начал работать с финансовыми средствами пользователей, до нас были «Яндекс. Маркет», «Яндекс.Такси». Конечно, при запуске продаж билетов будут изменения по надежности, есть целый список тестов, которые нужно пройти. Если бы их не было, мы еще быстрее все сделали, но менее надежно. Нам важно, чтобы мы не подводили пользователей, особенно при финансовых расчетах.

- А есть ли у вас как у партнёра какие-то пожелания к ОАО «РЖД»?

- Рабочие пожелания мы успешно высказываем на встречах. Как эксперта и частное лицо меня немного пугает существующее законодательство по транспортной безопасности. Кажется, что если его соблюсти полностью, то перемещаться по стране можно будет только на личном автомобиле. Также тревожит отсутствие понятия «музейных железных дорог» — без отдельного статуса мы стремительно лишимся железнодорожного исторического наследия. Ну и как частному лицу очень хочется какой-нибудь поезд в Вологду, который бы прибывал туда не в 5 утра, а хотя бы чуть попозже (смеётся).

Анна Булаева

Россия > Транспорт. СМИ, ИТ > gudok.ru, 19 июля 2017 > № 2248792 Дмитрий Крюков


Казахстан > СМИ, ИТ > camonitor.com, 18 июля 2017 > № 2247088 Ербол Жумагул

Ербол Жумагул о кино, Родине, советском наследии, Олжасе и революции…

Автор: Сара САДЫК

«Страна, которая может произвести хотя бы одного такого Ербола, - великая страна», - сказал о Ерболе Жумагуле в своем недавнем интервью нашей газете Бахыт Кенжеев. Сегодня 35-летний литератор и кинематографист, однажды назвавший Олжаса Сулейменова «средним поэтом», возглавляет собственную продакшн-студию. Он продолжает смотреть на жизнь с оптимизмом и призывает к революции. Виртуальной.

«А чего это ты нас мочишь?»

- Помнится, перед тем как уйти на вольные хлеба, вы получили приглашение стать редактором тогда еще радикальной газеты «Свобода слова».

- На тот момент у меня были два предложения. Либо снимать кино, либо стать главным редактором с миллионной зарплатой и двухкомнатной квартирой. Было это в канун очередных президентских выборов. Ну, если бы не кино, может, и покрасовался бы, зная, что через месяц меня уволят. А сегодня как публицист я неинтересен нашим СМИ. Видимо, я плохой журналист. За пять лет не было ни одного предложения. Но я даже рад. Благодаря трусости редакторов я стал сам себе хозяином. Несколько лет фрилансил - писал, снимал, а год назад создал Studio TEK - продакшн-студию полного цикла. Занимаюсь любимым делом – съемками документальных фильмов и рекламы. Это не только заработок. Отныне мне не нужно ломать себя в профессиональном плане - могу послать заказчика, с которым не хочу работать, к чертовой матери. Это счастье – позволить себе уйти от профанов и тех, кто не уважает интеллектуальный труд. Как заработаю достаточно, буду снимать малобюджетное игровое кино по цене двух-трех условных «крузаков». Было бы кощунством в наше время и в нашем месте говорить, что это небольшие деньги: все же это не 2-3 млн. тенге, а вполне реальная сумма - и для заработка, и для поиска инвесторов.

- Кстати, как вы, выпускник физкультурного вуза, попали в кино?

- Телеканал «Астана» снял как-то документальный фильм обо мне. После него на меня вышел «Казахфильм» с вопросом: «Ербол, а чего это ты нас мочишь?». «Если ты такой умный, сними сам. Подай заявку», - сказал тогдашний руководитель киностудии Ермек Аманшаев, разглядев, видимо, в моих частых текстах о «казахфильмовском» кино не только досаду и едкую критику, но и некую творческую перспективу. Я принес заявку, худсовет, найдя тему актуальной, утвердил мой сценарий, и я снял фильм. Кстати, Аманшаев, несмотря на отдельные недостатки (а у кого их не бывает?), оказался на удивление адекватным человеком. Когда я показал ему фильм практически в чистовом монтаже, он сказал: «Получается добротное авторское кино, но мне хотелось бы «упаковать» его еще лучше. Давай пригласим сильного монтажера из Франции». Не скрою, я скептически отнесся к такому предложению, но чтобы не обидеть, не стал отказывать: ладно, ваши деньги - ваши капризы. Монтажер приехал, поработал. Я, конечно, потом его правил, но в целом француз приподнял картину. Ну и я у него кое-чему научился.

Кино как искусство и кино как бизнес

- А как сложилась судьба картины? Ваша «Книга» ведь так и не вышла в прокат.

- Все вопросы к заказчикам - «Казахфильму» и Министерству культуры. Мое дело - снять картину. Я свою часть работы выполнил. Организация премьеры, проката – их обязанность. Но к моменту, когда можно было делать премьеру и пускать хотя бы в ограниченный прокат, сменилось руководство киностудии. Новое начальство месяцами отсутствовало физически, да и ходить выпрашивать мне не с руки. Режиссеры, к сожалению, подписывают такие договоры, которые делают их бесправными рабами. А, на мой взгляд, только свободный человек способен на честное искусство, в противном случае зачем тратить столько денег и целый год напрягать полсотни людей? В общем, спасибо, что обрел профессию, но на «Казахфильм» я больше ни ногой.

Правда, мне еще повезло, что моей «Книгой» занималась продюсерская компания «КИНО». Ее руководитель Саин Габдуллин помог мне собрать вокруг себя настоящих профессионалов. Но если отвлечься от меня и моей картины, то у нас все странно: продюсеры сидят и ждут, когда режиссер принесет им деньги. А на фига они в таком случае нужны?

- А, может, ваша «Книга» была, мягко говоря, не очень, раз ее нет в прокате?

- Будь фильм совсем беспомощным, вряд ли мировая премьера «Книги» прошла бы на крупнейшем фестивале Азии в южнокорейском Пусане. Да и экспертное сообщество в Бангладеше или России не отобрало бы фильм в программы своих фестивалей. Я далек от мысли, что снял шедевр, но попасть с абсолютным дебютом (без образования) сразу на несколько МКФ - тоже неплохо. Многие фильмы других, казалось бы, более именитых казахстанских режиссеров почему-то вообще неинтересны международным киноэкспертам. Кстати, «Книгу» пару раз показывали по ТВ, насколько я могу судить по сообщениям друзей. В общем, фильм живет своей жизнью.

Я отношусь к кино как к искусству. Учусь, ошибаюсь, что-то нахожу, дальше ищу, но мысли мои вокруг киноязыка, а не кассы. Что это значит? Скажем, есть Адильхан Ержанов, и есть и Ахан Сатаев. Первый занимается киноискусством, а второй – кинобизнесом. И то, и другое имеет право на существование, на любое кино уходит очень много труда, но бюджетные деньги должны тратиться строго на авторское кино.

- А кто из казахстанских режиссеров вызывает у вас уважение?

- Дарежан Омирбаев. Я считаю его в какой-то степени своим наставником, потому что прошел у него мастер-класс по режиссуре. Он смотрит на кино как на способ самовыражения, а не как на средство заявить о себе. Из молодых уважаю Адильхана Ержанова.

- Но он снимает сплошь чернуху…

- Философ Мераб Мамардашвили сказал применительно к поэтам, что они – шпионы неизвестной родины и зеркало общества. То же самое можно сказать и о кино. Понятно, что оно должно быть разным. Если вы нуждаетесь в легком и смешном кино, смотрите «Келинку Сабинку» или «Районы». Но я считаю, что в Казахстане проблем больше, чем радости. У нас, знаете, усеновы безнаказанно давят по семь человек за раз, по ипотеке надо переплачивать в три раза, чтобы потом тебя все равно из дому выгнали. Это что – не чернуха?

Настоящий художник – как фурункул, появившийся от холода. И больно, и гнойно, и противно, но если этот чирей не вылезет на теле и не лопнет, все останется в организме. Поэтому режиссеры, снимающие проблемное кино, мне интереснее, чем те, кто занимается хвалебно-елейным лизоблюдством. Тут еще важно понимать: можно и спагетти-вестерн снять как образчик киноискусства. Просто 95 процентов наших режиссеров даже не понимают природы кино, а потому не могут толком и внятно объяснить, что такое киноязык. Тех, кто входит в ставшиеся пять процентов, я знаю лично.

Предэмигрантское уныние и электронный ключ

- Вы сказали в одном из интервью, что в Казахстане вам некомфортно.

- Да, я сказал, что в этой стране мне некомфортно, в ней пока не чувствуется, что она для всех граждан. Но это моя страна. Не только президента и его приближенных. Если мы соберем чемоданы, кто здесь останется? Я не хочу расщеплять эти слова на атомы, но я свою страну никому не отдам. Я буду жить и умру здесь, тут мой пуп земли! Хотел бы - давно уехал бы. Да, власть сделала все, чтобы предэмигрантское уныние стало модным трендом, а превращение журналистики в стенгазетную чушь приучило общество к неверию и апатии. Но как бы пафосно это ни звучало, никто, кроме нас самих, нашу страну не изменит.

- И что лично вы намерены менять в ней?

- Делать все, что в моих силах, то есть проявлять личное участие. Опыт показывает, что львиную долю проблем можно решить, не выходя из дома. Сейчас я с друзьями работаю на общественных началах над одним проектом - создаем сообщество людей, которое пользуется услугами электронного правительства.

Маленький пример. Представьте стандартный городской двор. Кто виноват в том, что зимой здесь десятки стариков получают переломы шейки бедра? Вороватая и неэффективная начальница КСК? Или аким лично распорядился не убирать лед и не контролировать деятельность КСК? А, может, самим гражданам нравится по полгода возить своих стариков по больницам, коль они не хотят взять ситуацию в свои руки? Ведь закон на их стороне.

Это я к тому, что 50 человек, одновременно решающие проблему посредством электронного ключа, эффективнее двух тысяч митингующих по тому же вопросу.

Советская привычка прятаться за коллектив берет свои корни из тоталитарного страха. Поэтому наиболее частой реакцией на ту или иную проблему является петиция или словесное заявление. Но бумажку с двумя сотнями подписей, за которой не стоит ничего, кроме эмоций, можно порвать или «потерять». Однако если это две сотни официальных запросов, то дело обретает совсем иные очертания. Пока этого не будет, можно сколько угодно жечь покрышки возле Ак-Орды – ничего не произойдет! Нет, я не против стоять на майдане, но с кем? И где он, этот майдан? А коль нет его, давайте устроим виртуальную революцию! Ведь есть примеры. Скажем, в городе Абай Карагандинской области есть улица, на одной стороне которой имелось центральное отопление, на другой - нет. И так продолжалось 20 лет. Мой друг года два убеждал жителей сделать электронные ключи, потом, еле-еле собрав с десяток активных жителей, нажал в своем компьютере на пару кнопок – и через три месяца провели отопление. К нему тут же сбежались жители соседней улицы. А самим кнопку нажать слабо, что ли?

Еще один знакомый, услышав от меня про электронное правительство, сделал ключ и уже через неделю решал проблемы родственников-ветеринаров из Жамбылской области. Теперь ему постоянно приходят письма от e-gov: мол, посмотрите, мы обсуждаем такие-то изменения. Нужно выкинуть из головы мысль о том, что начальник будет строить твое счастье вместо тебя. Никогда не будет строить. И пока мы сами не сметем своим образом жизни всех хапуг и временщиков, наши «слуги» будут продолжать строить себе виллы в Испании и Чубарах, покупать яхты и любить только елбасы - их так учили в партшколе. Проблема несменяемости власти, конечно же, ужасна, но, изменив гражданское самосознание, мы решим эту проблему гораздо эффективнее. А не решив ее, мы ничего не построим, кто бы ни стоял у власти. Даже чудо, которое совершил Саакашвили, опиралось на поддержку огромного числа социально активных грузин.

Классик советского пошиба

- В 2006 году в издательстве «Ел орда» вышла «Ерболдинская осень» - сборник ваших стихов. Говорят, издать ее помог акординец Ермухамбет Ертысбаев.

- Ну как помог? Ему нравились стихи, и когда он стал министром культуры, посчитал нужным их издать. Повторюсь, я никогда ни у кого ничего не просил. То, что книга издавалась по линии Минкульта, сыграло свою абсурдную роль. Там в шести местах есть мат. Издание было заморожено на полгода, но маты я отстоял: прапорщики не могут говорить изящно и нормативно. Но из двух тысяч экземпляров ничего в продажу не поступило. Московские друзья стали спрашивать: «Ты же книжку издавал. Где она?». В итоге несколько человек из Москвы и Израиля собрали деньги и в 2007 году сами переиздали мою книгу тиражом в 500 экземпляров. «Хоть раздавать будешь», - сказали они.

«Меломан» переиздал в прошлом году роман «Легенда о Nomenclatura», который я написал в соавторстве с политологом Досымом Сатпаевым. Готова книга сатирических стихотворений на злобу дня, написанных в 2008-2009 годах. Буквально на днях завершил редактуру книги стихов «Трюк драматюрка».

- Когда вам был 21 год, вы назвали аксакала отечественной литературы Олжаса Сулейменова «посредственным поэтом», а Евгения Евтушенко вообще не держали за поэта. Вы до сих пор так думаете?

- Мне кажется, вы тогда слишком сильно акцентировались на той моей фразе. Причем «средний» интерпретировали как «посредственный»! А средний – это уже хорошо, быть в компании таких поэтов «второго ряда» как, скажем, Слуцкий, Багрицкий или Чичибабин, совсем непросто. Олжас-ага был заметным советским поэтом, но для меня он перестал быть интересным, когда вдобавок ко всем прочим своим общественным нагрузкам решил реформировать казахский язык, убрав букву «ы» в словах «ауыл», «бауыр» и так далее. Это уже не смешно. Если человек, не владея языком, произносит казахские слова без «ы», то причем здесь язык? В чем здесь реформа и будут ли дальнейшие предложения по линии евразийства? Что касается просоветской деятельности Олжаса Омаровича, то она меня абсолютно не привлекает и не трогает. Но у меня нет к нему негатива, я ведь очень любил его в юности. Скорее, есть большая досада. Хотелось, чтобы он был с нами, а не с ними. Больше писал, оставил учеников. То же самое могу сказать и о потрясающем прозаике Кекилбаеве: был совестью нации, но некролог себе испортил.

- Неужели вы не испытываете пиетета перед мэтром хотя бы за то, что он написал «Аз и Я»?

- Не могу не признать, что эта книга в нужное время сделала нужное и большое дело для подъема национального самосознания, но тем обиднее все остальное. Очень люблю «Глиняную книгу». На мой взгляд, это лучшая его вещь. Но складывается ощущение, что он по большей части писал для карьеры.

- Ничего себе – для карьеры! Поэта заставили публично покаяться, а весь тираж уничтожили!

- Завидна судьба поэта, за которого встревает первый секретарь ЦК КП Казахстана. И если говорить «по чесноку» (разговор же должен быть откровенный, да?), то ничего ни плохого, ни хорошего в том, что он написал поэму «Земля, поклонись человеку», нет. Это классик советского пошиба. Но убери административный ресурс - и останется просто местами очень хороший поэт, который умел красиво и афористично ввернуть. Но на мой личный вкус - не выдающийся. Выдающимся его делали поступки. И «Аз и Я» - это в гораздо большей степени поступок, чем научная работа. Поэт – это ведь не только стихи, это еще и биография, и репутация, и душа. Складывать слова не так уж и трудно, если есть определенные талант, умения и усидчивость, а вот быть достойным «высокой болезни» - намного сложнее. Можно написать сорок пламенных томов и не иметь авторитета среди соплеменников, а можно нацарапать сорок стихотворений и остаться Абаем. Или Рембо.

- А вас лично кем считать – казахским или русским поэтом?

- Я считаю себя казахским поэтом, пишущим о казахах и об этой стране. При этом стихи имеют отношение и к русской поэзии, раз уж написаны на русском и печатаются в так называемых «толстых журналах». В литературе, как и в кино, мне до известной степени важно некоторое признание экспертного сообщества (желательно не только в Казахстане), к тому же я постоянный автор «Дружбы народов», а дружба обязывает. И еще. Русский язык на 40% тюркский, и еще непонятно, кто у кого что позаимствовал. Моя казахская русскоязычная рифмованная деятельность может служить тем культурным мостом, который мог бы примирить две стороны по очень многим вопросам, начиная с геноцида казахов посредством голодомора и заканчивая адекватным, добрососедским и равноправным отношением. Переосмысление горчайшего и кровавого опыта колонизации - одна из центральных тем, которая занимает меня, не только в писательстве, но и собственно в жизни.

Казахстан > СМИ, ИТ > camonitor.com, 18 июля 2017 > № 2247088 Ербол Жумагул


Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > carnegie.ru, 14 июля 2017 > № 2244536 Александр Баунов

Еретик в соборе. Кто боится театра Серебренникова

Александр Баунов

Серебренникова выбрали среди прочего потому, что у него есть свой театр, а значит, он тоже начальник. Положение чужого в роли начальника собственного учреждения в центре Москвы особенно раздражает противников, делает его уязвимее других: начальником должен быть только свой. Так, священников, которые выбивались из традиционалистского единообразия, не запрещали в служении, но лишали собственных приходов

Отменяя премьеру, полностью распроданную на все четыре представления вперед, директор Большого театра Владимир Урин понимал, что будет скандал. Такого здесь не было несколько десятилетий.

Постановка "Нуреева", которая делалась с января ускоренными темпами по просьбе самого театра, могла иметь несовершенства, но опытный зритель знает, что с ними выходит почти любой спектакль и только после нескольких представлений он набирает форму. Участники и немногочисленные зрители последнего из прогонов говорят, что он прошел прекрасно. Но даже при некотором количестве шероховатостей можно было найти более мягкий выход из положения – объявить спектакль предпремьерой и сообщить, что он будет дорабатываться.

Опытный директор выбирал между двумя разновидностями скандала – тем, который сейчас сопровождает отмену премьеры, и тем, который случился бы, если бы она состоялась и на Исторической сцене показали историю любви танцора-гея, сбежавшего из СССР, поставленную режиссером, к которому только что приходили следователи. Разумеется, директор думал и о театре, и о собственной карьере, и даже о судьбе спектакля.

Знание правой руки

Производственная драма, где пожилой директор-ретроград борется с молодым прогрессивным художником, – упрощенное толкование произошедшего. Урин заинтересован и в том, чтобы спектакль вышел (он даже торопил его создателей), и в том, чтобы у Большого была возможность ставить современные спектакли, как он это делает уже много лет. Представление о Большом театре как о музее, где до сих пор показывают то самое «Лебединое озеро», которое все видели по телевизору в день ГКЧП, давно не соответствует никакой реальности. К постановке опер и балетов в Большом много лет привлекают современно мыслящих режиссеров, и зимой здесь прошла британская франшиза оперы Бриттена «Билли Бадд», где юный матрос восторженно обожает капитана, а старшина любит матроса, но сживает его со свету, отказываясь принять собственное чувство, и на сцене нет ни одной женщины. Ставишь 18+, и все дела с законом.

Постановка Серебренникова, судя по отзывам видевших, яркая и задорная, но не скандальная для тех, кто знает реальный, а не вымышленный Большой. Даже «голый» Нуреев на просочившемся в сеть видео репетиции – на самом деле танцор в плавках телесного цвета. Точно так же – в искусственном топлес – с 1990-х цыганки поют свой хор в «Травиате» в Музыкальном театре Станиславского и Немировича-Данченко, а у признанного учителя современного русского и мирового театра Анатолия Васильева с тех же 1990-х на словах «но мне порукой ваша честь» с Татьяны соскальзывало платье, а под ним ничего. Это не мешало ему получать все возможные российские награды и собственный театр на Сретенке. Да и главный придворный дирижер Валерий Гергиев с самого начала выпускает одну за другой новые прочтения опер и балетов. Тем не менее Урин счел, что в интересах всех отменить сейчас спектакль «Нуреев».

Урину указали на вопиющую несовместимость двух сюжетов, касающихся Серебренникова, да он и сам не мог ее не замечать. Завершающая сезон премьера на Исторической сцене Большого театра вызывающе противоречит исходящему из влиятельных государственных сфер нарративу о том, что Серебренников – сомнительный экспериментатор, реализующий свои болезненные фантазии за бюджетные деньги, которые вдобавок где-то там у него еще и пропадают.

Этот тип повествования старается совершенно неосновательно сместить Серебренникова куда-то в сторону акциониста Павленского и Pussy Riot. Ведь большинство знает его только по имени – в театр, хоть он и полон, как и в церковь, у нас ходят хорошо если три процента населения, и неизвестное в личном опыте, лишенное необходимого сравнительного материала имя можно наполнить чем угодно, как про любого чиновника сказать «коррупционер», а про любого дипломата – «шпион».

Если это сомнительный экспериментатор, что он делает в Большом, да еще во второй раз (в прошлом году вышел его балет «Герой нашего времени» с тем же композитором Демуцким), да еще на главной сцене в прайм-тайм? Большой театр – бывшее место партийных съездов, с его императорской ложей, куда водят почетных иностранных гостей, – продолжает восприниматься чуть ли не как филиал Кремля за стенами – как кремль русской культуры. Кто допустил? Кто недоглядел?

Урин чувствовал опасность такой ситуации в том числе для себя лично. Останавливая спектакль, он мог убеждать себя, что делает лучше и самому Серебренникову: возможный скандал после шумной премьеры мог бы навредить оказавшемуся в непростой ситуации режиссеру, подстегнуть его гонителей из числа культурных фундаменталистов.

В действительности происходит обратное: в момент преследования Серебренникова выход премьеры в Большом выглядел бы как подтверждение его режиссерского статуса, охлаждающее пыл даже самых рьяных обличителей. А вот бесцеремонная отмена премьеры дает им ободряющий сигнал: вот как с ним, оказывается, можно.

Но поскольку само преследование инициировано государственными следователями и поддержано близкими к государству хранителями нравов, риски, связанные с премьерой, в руководстве театра сочли превосходящими риски, связанные с его отменой. Не может наше государство одной рукой давить, а другой поддерживать, вот оно поддерживающую руку и убрало.

Слава борца

В процессе убирания руки произошел знаменательный случай конкуренции за право быть источником запрета. После того как Урин взял на себя эту тягостную обязанность, ТАСС выпустил новость со ссылкой на анонимный источник в Министерстве культуры, что показ балета перенесен по личному распоряжению Мединского. Позднее агентство скорректировало заголовок новости: теперь она о том, что Мединский поддержал перенос.

ТАСС не публикует новостей без их согласования с соответствующим ведомством, даже если источник анонимен. Случайное появление новости о прямом распоряжении Мединского практически исключено: глава ТАСС Сергей Михайлов учился вместе с Мединским в МГИМО, после выпуска вместе с ним основал пиар-агентство «Корпорация „Я“» (после трансформации – «Михайлов и партнеры»), все время политической и служебной карьеры оба не прерывали контактов, и сейчас они соседи по дому в центре Москвы.

Казалось бы, слава цензора не должна быть слишком желанной для министра культуры. Однако, распространяя эту новость, источники министерства и ТАСС ориентировались не на любителей театра и даже не на охранительно настроенную общественность, хотя она министра-цензора поддержала. Распространители новости надеялись, что ее заметит Путин, а консервативно настроенные силовики помогут ее правильно интерпретировать: министр Мединский – наш человек, не щадя репутации, сражается за суверенитет русской культуры против разлагающего влияния Запада. В этой среде ведь у времени – прямо как в стихах Бродского – есть пространство и география: тлетворная современность приходит с Запада, великое прошлое восходит на Востоке.

У желания прослыть запретителем гей-пропаганды на сцене Большого есть две причины. Одна – у Мединского проблемы. У него неполадки с диссертацией и репутацией ученого-историка, а его сотрудники сами только что побывали под следствием и судом за хищения при реставрации объектов культурного наследия и непрозрачные контракты. Министр четко знает одно правило: в нынешней идейно-административной конструкции если на тебя нападают либералы, тебя не тронут. Давление на Серебренникова – безошибочный способ вызвать недовольство либералов.

Вторая причина – группировки во власти давно считают дни до отставки премьер-министра Медведева, гадая, произойдет оно сразу после выборов или непосредственно до них, как бывало с прежними премьерами Касьяновым и Фрадковым, и прикидывают места в будущем правительстве.

Будет меняться состав правительства, в котором Мединский не самый ценный актив. С другой стороны, и его должность не так важна, чтобы за нее развернулись главные битвы. Как министр идеологического пула он скорее президентский, чем премьерский, путинский, а не медведевский. Само его назначение, которым он обязан Володину, произошло в рамках коррекции медведевского наследия вернувшимся Путиным, а значит, есть хороший шанс пережить вероятную отставку нынешнего премьера.

Для этого надо создать впечатление, что ты ценнее для государства по сравнению с второстепенным постом, который занимаешь, и, разумеется, борец за государственные идеалы. Когда ты значительнее своего поста, зачем тебя менять, а если уж менять, то с повышением. Акт самоотверженной защиты «кремля русской культуры» от растлителей – заметная заявка на нужность и верность. Ведь однополая любовь, сочувственно показанная на Исторической сцене Большого, противоречит всем заявлениям, что Россия страна традиционных ценностей.

Один из нас

Можно представить себе, что решение о пока временном запрете спектакля принималось выше уровня культурного министерства. Например, после скандала со снятием «Тангейзера» Тимофея Кулябина в Новосибирской опере по требованию тамошнего митрополита люди из Администрации президента интересовались грядущей премьерой Кулябина в Большом и даже посылали людей посмотреть репетиции оперы «Дона Паскуале», хотя директор Урин ручался за эту постановку. Но это было за полгода до того, как идеолога Володина во главе администрации неожиданно сменил технократ Кириенко, от которого трудно ожидать акта театральной цензуры, к тому же в его окружении немало любителей современного театра.

Российскую систему неверно представлять себе как непрерывную морзянку конкретных указаний по любому поводу, исходящих с самого верха. У нас персоналистский режим в символическом, а не в управленческом смысле слова.

Чиновники разного уровня обладают большой самостоятельностью, но их задача в рамках этой самостоятельности принять правильные решения, которые будут соответствовать виденью ситуации первым лицом, потому что за неправильные им придется отвечать. Именно так, а не в режиме бегающей к телефону марионетки с западных карикатур строились отношения между премьером Путиным и президентом Медведевым между 2008 и 2012 годом. Отсюда их публичные дискуссии, например, по ливийскому вопросу.

Система держится не на прямых командах сверху, а на том, что можно назвать иерархическим доверием (это когда одна облеченная доверием сторона подотчетна и зависима от другой) и идеей принадлежности одному кругу. «Мы вас (тебя) знаем лично, вы уважаемый и опытный работник, вы наш, один из нас, поэтому работайте, как считаете нужным, но не подведите». Именно так по большей части устроены отношения между президентом и премьером, Кремлем и Министерством культуры, Администрацией президента и дирекцией Большого или Мариинского театра. Дело не в обязательнм совпадении взглядов во всех деталях, а вот в этом «знаем лично» и «уважаемый человек, один из нас». Это и есть аппаратный вес.

Как ни забавно, для не сильно интересующихся искусствами высоких чиновников аппаратный вес в сфере культуры связан с их детскими воспоминаниями: кого видели в кино и по телевизору, когда сами были никем, тот и уважаемый актер, режиссер, представитель творческой интеллигенции. А кто появился позже – тот сомнительной новичок. Поэтому у Табакова, хоть он на всесоюзном экране то и дело разгуливал в дамских платьях, и у Марка Захарова, хоть он и подрывал своими фильмами и спектаклями прочность государства, а сейчас ставит «День опричника», большой аппаратный вес. Урину могут сказать «вы один из нас», а у Серебренникова его меньше, ему так не скажут, и его актерам разгуливать в женских платьях и подрывать прочность непозволительно.

Таланты и поклонники

Впрочем, в государственном аппарате чужим его признают не все. Говорят, что вице-премьер Ольга Голодец недовольна отменой спектакля и как куратор направления в правительстве, и как патрон труппы Большого театра. Ведь со стороны выглядит так, будто это она не смогла защитить труппу от давления.

Среди высших российских чиновников и бизнесменов много тех, для кого культура не просто полезная часть идеологии, а имеет собственную, в том числе экспортную ценность, театр – не светское мероприятие, где в антракте можно встретиться с такими же и выгулять жен (мужей) и платья; живопись – не настенный календарь; литература – не то, что в школе для детей, а то, что сейчас и для взрослых: искусство – сад, а не гербарий.

Русская культура – одна из немногих отраслей, где мы выступаем на равных с развитым миром. Чтобы у нее был экспортный потенциал – точно так же, как у промышленной продукции, она должна быть современной, конкурентоспособной и интересной конечному потребителю – просвещенной публике. Замкнутая в себе традиция превращается в курьез: на выставки довольно умелых северокорейских художников ходят повеселиться.

Искренних ценителей театра Серебренникова, вообще живой современной культуры, несмотря на попытку создать для России охранительную изоляционистскую идеологию, по-прежнему много среди российского истеблишмента. Эти люди не пропускают ни одного выступления Курентзиса, ходят на премьеры Богомолова, зовут на свои клубные концерты композитора Десятникова. Среди них довольно много тех, кто так или иначе попадает под понятие системных либералов и технократов, вообще могут считаться интеллектуалами и прагматиками во власти.

На чужом приходе

Если предельно упростить сюжет политической дискуссии в России – он, конечно, не между Путиным и Навальным и не между властью и оппозицией, а между теми, кто видит Россию интегрированной в глобальную современность, и теми, кто видит ее во главе сопротивления этой современности – где бы те и другие ни находились. Можно описать это как спор между реформаторами и прагматиками, с одной стороны, и идеологами – с другой, который восходит чуть ли не к старинному спору между собой западников и почвенников.

Давление на Гоголь-центр – еще одна попытка самоутверждения одной группы на фоне другой. Москва, где есть такой театр, как Гоголь-центр, и где Серебренников может ставить на Исторической сцене Большого балет о перебежчике-гее (перебежчик, предатель, возможно, тут даже важнее), для идеологов не полностью суверенная, не совсем своя, отчасти чужая Москва.

В новой ситуации последнего срока Путина, который худо-бедно поддерживал баланс и относительную равноудаленность от обеих групп (недоверчивые силовики ему ближе, но есть сферы, где не только у них последнее слово), это еще и борьба за будущую Россию после Путина, ее курс и свое место в ней.

Выпад одной группы против другой производится в традиционной форме требования, чтобы дела соответствовали словам, окончательной серьезности по отношению к заявленной роли страны – хранителя традиционных ценностей: мы уличили Серебренникова, в глазах широкой публики одного из главных нарушителей традиций, неужели вы будете нам мешать? Попытка прагматиков публично вступиться за режиссера или спектакль – для их оппонентов сеанс саморазоблачения в неполном соответствии заявленным государственным идеалам.

Среди нескольких кандидатов на разоблачения Кирилла Серебренникова выбрали среди прочего потому, что у него есть свой театр, а значит, он пусть небольшой, но начальник, который, получается, делает в собственном театре что хочет. Именно это положение чужого в роли начальника учреждения культуры в центре Москвы может особенно раздражать некоторых его противников и делает его самого уязвимее других. Начальником должен быть только свой. А если не свой, он может быть атакован не только с зыбких эстетических позиций, но и с гораздо более грубых материальных: к нему могут быть применены два базовых принципа, которыми руководствуется российская власть в отношениях с теми, кто недостаточно свой: «ничего против нас за наши деньги» и «критикуете, будьте идеальны».

Ситуация напоминает то, что происходило в недавние времена в русской церкви. Сравнение не такое уж парадоксальное, если учесть, что и церковная служба – действо, а греческое слово «литургия» театрального происхождения. Русская церковь вошла в 1990-е большим плюралистическим, свободно развивающимся организмом. Но постепенно под словесными атаками церковных фундаменталистов разнообразие начало сокращаться и развитие сходить на нет.

Причем таким образом, что священников, которые выбивались из традиционалистского единообразия литургическими особенностями, не запрещали в служении, а лишали собственных приходов и переводили служить в чей-нибудь большой храм, где над ними был настоятель – посредник между неблагонадежным экспериментатором и начальством. Служить можно, но в коллективе и под надзором – поневоле, как все. Но если в церкви требование не стилистического, а хотя бы догматического единообразия имеет свою логику, в исскустве оно повисает в воздухе. Объявлять в высшей степени эротическое искусство театра в целом и балета в частности сакральным – противоречие в предмете, которое лекго проверить: возмущения было бы не меньше, а больше, если бы танцевать вывели не гея Нуреева, а, например, участников первого Вселенского собора.

Тем не менее то, что было начато в церкви, идеологи хотели бы завершить в области культуры. Ведь для них и та и другая – просто разные гуманитарные проекции власти: духовная и светская разновидности служения государственной идее. Директор Урин в данном случае и есть тот настоятель, который отвечает за служащих с ним в одном храме, а вот наличие собственного храма-театра считается хранителями культурного единообразия серьезным непорядком. Печально и то, что для них не только сам Серебренников, но и Урин, и их высокопоставленные поклонники в правительстве, и даже министр Мединский, а временами и сам Путин слишком мягки и непоследовательны, чтобы довести да конца начатое благое дело консервативной унификации, у них для этого на уме есть свои кандидаты.

Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > carnegie.ru, 14 июля 2017 > № 2244536 Александр Баунов


Франция. Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 14 июля 2017 > № 2243516 Валерий Гергиев

Гергиев дирижирует в Париже на Дне взятия Бастилии: почему дирижер нужен всем

Яна Жиляева

ForbesLife Staff

Валерий Гергиев — звезда главных концертных площадок Европы и Америки. Член совета директоров BMW AG Ян Робертсон объясняет феномен российского дирижера

Сегодня вечером, 14 июля, на Марсовом поле в Париже пройдет традиционный праздник в честь Дня взятия Бастилии. Национальным оркестром Франции в этот день дирижирует Валерий Гергиев. Французы спорят, почему именно Валерий Гергиев, рука Кремля, дирижирует на их национальном празднике, и насколько фигура российского дирижера близка идеалам свободы, равенства, братства. В начале лета Гергиев выступал в Лондоне на Трафальгарской площади с Лондонским симфоническим оркестром, который он возглавлял до недавнего времени, организованном при поддержке BMW. О том, почему Валерий Гергиев — самый желанный дирижер мира и зачем вообще автомобильному бренду поддерживать классическую музыку и современное искусство Forbes Life рассказал Ян Робертсон, член Совета директоров BMW AG по продажам и маркетингу BMW и развитию каналов сбыта BMW Group.

— Ян, как вам удалось привлечь к сотрудничеству Валерия Гергиева?

— У Гергиева свой взгляд на то, как сделать классическую музыку более доступной для всех, сделать ее массовой, популярной. Ведь высококлассное искусство эксклюзивно и дорого. А благодаря таким концертам, как выступление Лондонского симфонического оркестра под руководством Валерия Гергиева в центре Лондона, больше десяти тысяч человек послушали великолепное исполнение Рахманинова бесплатно. Возможность пойти на концерт или оперный театр — действительно исключительная возможность. Стоимость билета в Санкт-Петербурге, Москве, Токио, Нью-Йорке или Лондоне составляет несколько сотен или даже тысяч фунтов. Я уверен, что некоторые из сегодняшних зрителей, возможно, никогда прежде не бывали на концертах классической музыки и даже, возможно, не слушали ее, говорят: «Вау!». Они тронуты великолепной игрой оркестра под руководством выдающегося дирижера на исторической площади Лондона. А мы стали небольшой частью этого события.

Мы только что подписали договор о сотрудничестве с фестивалем Лондонского симфонического оркестра Open Air Classics на 2018-2020 годы и поддерживаем Мюнхенский филармонический оркестр, который теперь возглавляет маэстро Гергиев, — наше сотрудничество вышло на новый уровень.

— Сколько стоят такие особые отношения с Гергиевым?

— Гергиев — известнейший мировой дирижер, он очень востребован, сотрудничество с ним бесценно. У нас похожие взгляды на поддержку и продвижения классической музыки, поэтому речь здесь идет не о деньгах, а об успехе наших совместных усилий. По сравнению с тем, сколько может стоить такое событие, мы потратили сущие копейки.

Когда мы говорим об искусстве, мы не оцениваем его в денежных затратах компании. Поверьте, мы действительно серьезно вкладываемcя в поддержку искусства. Таким образом мы заявляем о себе миру. 10 тысяч людей, присутствовавших на концерте, плюс аудитория слушателей трансляции — все, кто слушали Рахманинова в этот вечер ассоциируют концерт с компанией BMW. Так мы инвестируем в наш будущий потенциал, и в создание бренда BMW.

Мы поддерживаем классическую музыку и современное искусство почти пятьдесят лет. Так, это шестой по счету концерт Гергиева и Лондонского симфонического оркестра в центре Лондона, организованный с нашей помощью. Мы проводим фестиваль Opera For All в Мюнхене и в Берлине, сотрудничаем с ярмаркой искусств Frieze Art Fair, много лет дружим с Tate Modern. Для нас это означает не столько быть частью искусства, но, что важнее, способствовать продвижению искусства, служить ему. На стенах нашей штаб-квартиры в Мюнхене висят работы художников из нашей корпоративной коллекции. Все они были приобретены, когда эти художники еще не были так знамениты, как сейчас. Этим летом в Пекине мы представили восемнадцатую модель art car. Над созданием автомобилей серии art car в разные годы работали 18 современных художников, от Чао Фей до Энди Уорхола, Джона Балдессари, Джеффа Кунса. Их произведения есть и в корпоративной коллекции, которая расположена в нашей штаб-квартире в Мюнхене. Покупали мы работы этих художников, когда они были совсем не такие известные, как сейчас. Помогая художникам и музыкантам, мы продвигаем искусство, делаем его доступным широкой аудитории.

Франция. Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 14 июля 2017 > № 2243516 Валерий Гергиев


Россия. ЦФО > СМИ, ИТ. Экология > forbes.ru, 30 июня 2017 > № 2227061 Максим Артемьев

Ураган в СМИ. Истерия по поводу катастрофы как зеркало нашего времени

Максим Артемьев

Историк, журналист

Человечество видит, что, несмотря на все технические достижения, оно бессильно против природных бедствий

Есть старое доброе правило — катастрофы всегда происходят неожиданно. Когда же их ожидают — они не случаются. Урагана в Москве 29 мая никто не предвидел — он налетел внезапно. Поэтому вчерашние-сегодняшние заголовки в СМИ — «На Москву обрушится шторм, которого не было более полувека» или «Дождь из Ветхого завета надвигается на Москву» вызывали лично у меня немалый скепсис.

Но нынешняя истерия в СМИ и соцсетях относительно надвигающейся катастрофы по-своему примечательна как признак времени.

Cтоит упомянуть бдительное МЧС, которое прохлопав предыдущую бурю, теперь шлет рассылки-эсэмэски по малейшему поводу, что только дезориентирует население. Его действия напоминают притчу о мальчике-пастухе, который кричал «волки! волки!», когда их не было, а когда они реально появились, на его крики никто не обратил внимание. Понятно, что МЧС действует в соответствии со старым афоризмом — «лучше перебдеть, чем недобдеть», но, все-таки, нужно знать меру. За истекший месяц жители столицы уже несколько раз получили предупреждающие СМС, и, естественно, уже не могут всякий раз реагировать всерьез.

Кроме того, по части распространения разнообразных слухов непредставимые ранее возможности предоставили соцсети, блоги, а также наличие практически у каждого человека аппаратуры для съемок и фотографирования в виде смартфонов. Гражданская журналистика буквально заполонила интернет — сам по себе уникальный канал для мгновенного распространения информации, а YouTube революционизировал возможности по ее обработке. Кроме того, не забудем наличие сотен тысяч камер наружного наблюдения в одной только столице, в объектив которых попадает любой пустяк, который при желании можно счесть достойным внимания и показа во всемирной сети. Традиционные СМИ выглядят на этоv фоне всего лишь редакторами контента, поступающего от корреспондентов-добровольцев, и своего рода проводниками в бездне UGC. Уже вчера начал поступать вал фотографий и видео из полузатопленного Вильнюса (на который первыми обрушились ливни и грозы, идущие с запада), было объявлено, что вот-вот рухнет из-за поползней башня Гедиминаса. Так что соответствующий настрой был создан.

Погоня за броским заголовком, за красным словцом, которые так ценят редакторы СМИ — еще один фактор. Поэтому слова (цитата из Библии) Евгения Тишковца из центра погоды «Фобос» — «…И разверзлись все источники великой бездны, и окна небесные отворились, и лился на землю дождь», стали манной небесной для масс-медиа и моментально разлетелись по сети, усиливая страхи и порождая в воображении апокалиптические картины.

При этом у москвичей и гостей столицы свежи в памяти природные катаклизмы последнего времени. Кроме майской бури, это, например, прошлогодние подтопления в Москве, когда Яуза вышла из берегов. Кроме того, не забыта небывалая жара 2010 года с пожарами торфяников, которая, в конечном итоге, стоила мэру Лужкову поста. Да и про метеорит в Челябинске в 2013 забывать не стоит.

Тема природы и климата вообще популярна в современном мире. Климатические изменения — это то, по поводу чего в мире происходит множество встреч, переговоров, конференций, во что вкладываются миллиарды и миллиарды долларов. Человечество видит, что, несмотря на все технические достижения, оно бессильно против природных бедствий. Более того, чем сложнее и разветвленней технологии и инфраструктура — тем значительнее последствия. Достаточно вспомнить аварию на АЭС «Фукусима» в 2011 год после землетрясения и цунами. Транспорт, логистика, связь, электроснабжение моментально оказываются под ударом. Многие современные фильмы ужасов основаны именно на показе разбушевавшейся природной стихии в мегаполисе. Уже сейчас, по первой информации, без электричества осталось 4,5 тысячи человек, и задержано около сорока рейсов из аэропортов.

«Тропический ливень» прошел 30 июня — в заключительный день месяца, ставшего небывало дождливым в этом году. В средней полосе России первый месяц и так славится осадками (помню это еще с 1981 года, когда будучи в первой смене в пионерлагере, мы просидели на веранде половину смены, поскольку на улицу было нельзя выйти из-за погоды), но нынешний июль превзошел, кажется, все мыслимые пределы. Недаром в соцсетях все чаще задают вопрос — что будет с урожаем в этом году? Продовольственная безопасность России вполне может быть поставлена под угрозу в этом году, а москвичей — ожидать рост цен на продовольствие, по крайней мере, на те овощи, которые выращивают в ЦФО. Поэтому сплошная холодная и дождливая погода делала вполне правдоподобным потоп в столице.

Россия. ЦФО > СМИ, ИТ. Экология > forbes.ru, 30 июня 2017 > № 2227061 Максим Артемьев


Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > interaffairs.ru, 26 июня 2017 > № 2220921 Андрей Климов

Внешнеполитические аспекты культурного лидерства в глобальном мире

Андрей Климов, Координатор «Евразийского диалога», заместитель председателя Комитета Совета Федерации по международным делам

Год назад, 5 мая 2016 года, мировые СМИ сообщили об уникальном концерте оркестра Мариинского театра под управлением Валерия Гергиева в сирийской Пальмире. К несчастью, древняя жемчужина Востока оказалась заложницей террористов псевдоисламского «государства» (запрещенного в РФ ИГИЛ), и чудесное появление там в разгар жестокой войны артистов из России стало символом неизбежной победы Добра над Злом. Концерт выдающихся представителей российской культуры во всемирно известном памятнике ЮНЕСКО не только дал надежду на мирное будущее народу Сирии, но и в очередной раз продемонстрировал мировой общественности высокую гуманистическую миссию нашей страны, созидательную направленность российской внешней политики.

Автор этих строк более двух десятилетий непосредственно связан с тем, что принято называть парламентской дипломатией. Все эти годы я слышал даже от убежденных противников Москвы оговорку: «Да, мы не согласны с российской внешней и внутренней политикой, но русское искусство и культура - это безусловный вклад в культуру Европы и всего человечества». Правда, при всем при том особо фанатичные «борцы с рукой Кремля» стремятся торпедировать любое расширение и углубление диалога культур между Россией и, например, странами ЕС.

Так, Европейский парламент в ноябре 2016 года принял резолюцию «о противодействии враждебной пропаганде», в которой фактически приравнял к ИГИЛ фонд «Русский мир» и федеральное агентство «Россотрудничество», призванные в том числе распространять наш язык и культуру за рубежом. Одновременно не будем забывать, как на излете СССР, в начале 1990-х, нашу страну захлестнул «девятый вал» импортной псевдокультуры, едва не погубивший один из главных ресурсов России - ее духовный потенциал.

Сказанное приобретает особое значение в дни нынешние. Неоднозначный, но мощный процесс глобализации, новые средства и методы передачи информации, масштабный перенос человеческого взаимодействия из реального мира в виртуальный сталкивают нас с новыми вызовами.

Не будем забывать, что фактор массового воздействия на общество с помощью культуры активно используется разжигателями гибридных войн, теми, кто занимается радикализацией населения, расширением кадровой базы террористических и экстремистских организаций, формированием почвы «цветных революций», вмешательством во внутренние дела суверенных государств.

Принято считать, что выступления мастеров российского искусства за рубежом, немалое число разнообразных гастролей и выставок «сами по себе являются лучшими нашими пропагандистами и агитаторами». Спору нет! Тысячи зрителей и слушателей, рукоплещущих на всех континентах нашим выдающимся артистам, искренне восхищаются достижениями российской культуры. Но вот заканчивается концерт, спектакль, выставка, и тот же самый зритель, слушатель вновь оказывается среди совсем иного информационного потока. Не потому ли, допустим, в Лондоне или Нью-Йорке, где на «ура» проходят выступления российских музыкантов, артистов, художников, политическая риторика остается в массе своей антироссийской. Причем речь не о «профессиональных русофобах» либо тех, кому политическое соперничество с Россией «положено по штату».

Неслучайно и то, что о «большой войне» с нашей страной, как о вполне возможной реальности, всерьез рассуждают миллионы иностранцев. Так, согласно недавним опросам, 9 тыс. человек в девяти странах Запада, более 60% жителей США и Великобритании допускали возможность скорой «большой войны». Причем 50% американцев и 78% британцев считали угрозой именно нас1. О вероятности военного конфликта ФРГ с Россией уже в другом опросе заявляла треть немцев2.

Конечно, переломить массированную пропаганду в чужом информационном пространстве технически сложно и дорого. В то же время адресное воздействие на целевую аудиторию позволяет достигать реального эффекта при должной постановке такой работы, не допуская при этом присущего Западу вмешательства во внутренние дела суверенных государств. Данная работа особенно важна в отношении тех, кто является лидерами общественного мнения в соответствующих странах, представляет так называемый политический класс, прямо или косвенно влияет на принятие решений на национальном и международном уровнях.

Именно до этих людей важно донести важнейшие аргументы российской стороны, объяснить им суть политики Москвы, снабдить необходимыми фактами, позволяющими получить объективную картину происходящего как на мировой арене, так и в самой России. Таким образом, решения, принимаемые нашими международными партнерами в отношении России, могут быть более взвешенными и конструктивными.

 Напомню, именно на такую деятельность ориентирует нас 45-й пункт Концепции внешней политики России, утвержденной Указом Президента РФ 30 ноября 2016 года №640. В этом документе важным направлением российской внешнеполитической деятельности признается «доведение до мировой общественности объективной информации о позиции России по основным международным проблемам, ее внешнеполитических инициативах и действиях, процессах и планах социально-экономического развития Российской Федерации, достижениях российской культуры и науки»3.

 Помимо традиционных каналов информирования, таких как МИД РФ, ФА «Россотрудничество», государственные информационные органы, соответствующие каналы профильных министерств и ведомств, площадки парламентской и партийной дипломатии, сегодня востребованы новые дополнительные формы, обогащенные и возможностями общественной дипломатии, и современными средствами коммуникаций.

Упомянутая нами концепция прямо предполагает привлечение институтов гражданского общества «к решению международных проблем в целях повышения эффективности российской внешней политики»4. Здесь же говорится  о международном культурном и гуманитарном сотрудничестве как средстве «налаживания межцивилизационного диалога, достижения согласия и обеспечения взаимопонимания между народами». В то же время среди направлений развития общественной дипломатии называется «расширение участия представителей научного и экспертного сообщества России в диалоге с иностранными специалистами по вопросам мировой политики и международной безопасности»5.

В минувшие годы автору при подготовке тех или иных проектов, связанных с синтезом различных форм и методов работы за рубежом, доводилось не раз сталкиваться с подходом, когда привыкшие к традиционным форматам «ответственные работники» дотошно выясняли, что же им предлагают: парламентское, партийное либо общественное мероприятие. При этом суть проекта и его возможная эффективность далеко не всегда оказывалась в центре внимания.

Между тем то, что было результативно и привычно в конце ХХ века, не всегда применимо и плодотворно в новом тысячелетии. Дело не только в развитии Интернета и систем глобальной оперативной коммуникации. Рост российского влияния в мире, тектонические политические процессы в Старом и Новом Свете, Азиатско-Тихоокеанском регионе, смещение центров политической и экономической жизни, вызовы наступившего века неизбежно заставляют корректировать привычные способы решения внешнеполитических задач. Во всяком случае, даже то, что было приемлемо еще три-пять лет назад (до политического кризиса 2014 г.), зачастую не срабатывало должным образом в разгар навязанной нам Западом информационно-дипломатической и санкционной войны.

Мы, говоря словами Президента России, «не хотим противостояния ни с кем, оно нам не нужно: ни нам, ни нашим партнерам, ни мировому сообществу. В отличие от некоторых зарубежных коллег, которые видят в России противника, мы не ищем и никогда не искали врагов. Нам нужны друзья. Но мы не допустим ущемления своих интересов, пренебрежения ими»6. Одновременно со сказанным В.В.Путин, обращаясь к членам Федерального Собрания Российской Федерации 1 декабря 2016 года, подчеркивал, что мы должны быть «настроены на доброжелательный, равноправный диалог, на утверждение принципов справедливости и взаимного уважения в международных делах. Готовы к серьезному разговору о построении устойчивой системы международных отношений XXI века»7.

Важнейшим проводником и позитивным фоном такого рода диа-лога, на взгляд автора, могут и должны быть наши общепризнанные достижения в сфере искусства и культуры. Это не означает непременного наполнения всех без исключения событий с участием деятелей российской культуры за рубежом неким политическим содержанием. Не означает это и механического дополнения соответствующих мероприятий политического характера «культурной программой». Речь именно об органичном синтезе, своего рода симфонии смыслов, если хотите. При этом, разумеется, далеко не каждое такого рода событие или проект обязательно нуждается в «культурном обеспечении», как, впрочем, и большинству задумок в сфере международного культурного обмена вряд ли всегда необходимо «политическое сопровождение». Более того, любая крайность здесь опасна появлением «обратных эффектов».

По мнению автора, одной из форм сочетания возможностей для проведения равноправного и доброжелательного диалога стала инициатива российского парламентского Европейского клуба и «Евразийского диалога», поддержанная председателем Совета Федерации В.И.Матвиенко, МИД РФ, Россотрудничеством, Министерством культуры РФ, а также нашими зарубежными партнерами, включая ЮНЕСКО.

Речь о панъевропейских фестивальных марафонах8, проводимых с 2014 года. Любопытно, что первоначальная идея проекта, выступающего за единство культурного пространства Европы, поступила нам от португальцев еще летом 2013 года. Неслучайно с тех пор это самое западное государство ЕС постоянно включается в маршруты фестивальных марафонов. При этом растет уровень приема российских участников эстафет культур в самой Португалии. Так, если с нашей делегацией в июне 2014 года смогли встретиться лишь депутаты национального парламента Португалии - члены группы дружбы с Россией, то в апреле 2017 года в Лиссабоне нас торжественно принимал уже председатель Собрания Республики Э.Родригес (второе по значимости лицо государства) и португальский министр культуры Л.Мендеш.

Еще одна немаловажная деталь. Фестивальный марафон «От Урала до Атлантики» задумывался до начала острой фазы противостояния Запада с Россией, и поэтому перед самым его стартом (июнь 2014 г.) было немало сомнений, не сорвется ли этот проект. Первым городом на нашем пути в ЕС оказалась Рига, носившая тогда титул «культурной столицы Европы». И в первый же день рижского этапа на его открытие в латвийском центре конгрессов вопреки потугам местных русофобов и антироссийской истерике западных СМИ собралось более тысячи человек! Нашу парламентскую делегацию, сопровождавшую тот марафон, затем тепло принимали в Праге и Вене, Братиславе и на Мальте, наконец - в Лиссабоне.

Одновременно все дни марафона на его официальном сайте непрерывно шла прямая трансляция и репортажи с основных мероприятий, включая многочисленные международные видеомосты. В итоге непосредственными очными и заочными участниками первого Фестивального марафона стало около 25 тыс. человек из десятков стран. Среди них были, кстати, украинцы из Киева (дело было в самый разгар известного конфликта на Украине и вокруг нее). Тогда же мы явственно ощутили искреннее желание зарубежных партнеров и гостей узнать о российской точке зрения по острейшим международным событиям из первых рук. Речь в том числе о десятках сенаторов, депутатов, общественных деятелей, журналистов стран Евросоюза.

В 2015 году марафон был связан с 70-летием общей победы над фашизмом  и охватил пространство Большой Европы - от Тихого океана (Владивосток) до Атлантики (Порту). Расширилось число стран, вовлеченных в подготовку и проведение наших мероприятий, общее число участников двух марафонов приблизилось к 50 тысячам.

Оба раза наши марафоны проходили под эгидой ЮНЕСКО. В частности, обращаясь к участникам проводимой в рамках первого Фестивального марафона конференции «Европейская культура в диалоге цивилизаций», гендиректор ЮНЕСКО И.Бокова отмечала: «Никогда еще это не было так важно в мире, где общество все время меняется и становится более уязвимым, где «различия» воспринимаются как «препятствия». Нам необходимо создать новую форму культурной грамотности и культурной дипломатии как между, так и внутри различных сообществ»9.

Замечу, среди зарубежных участников марафона не нашлось тех, кто после наших встреч убежденно говорил бы о «российской угрозе», «руке Кремля» и пользе санкций «против Москвы». Таким образом, вокруг фестивальных марафонов уже сформировалось своеобразное неформальное и интернациональное движение его друзей, а значит, и активных друзей России. Тех, кто против возрождения холодной войны и готов бороться с искусственными барьерами на пространстве Большой Европы.

С учетом полученного опыта организаторы марафона при поддержке парламентского «Евразийского диалога» решили распространить проект на весь евразийский материк и вовлечь в диалог культур страны Средиземноморья и АТР. Для этого на Кипре (там, в Пафосе, разместилась культурная столица ЕС 2017 г.) и во Владивостоке были организованы международные интернет-конференции, где обсуждались темы диалога культур Большой Европы, соответственно, со странами Северной Африки, Ближнего Востока и Восточной Азии (включая АСЕАН). Кстати, желание присоединиться к проекту фестивальных марафонов было высказано в самих этих странах задолго до нашего третьего старта. Полагаем, что такой подход вносит свой посильный вклад в реализацию идеи В.В.Путина о формировании многоуровневой интеграционной модели в Евразии - Большого евразийского партнерства10.

Завершая пример с Фестивальным марафоном, отметим, что каждый раз его организаторы не только меняют географию и событийный ряд (фестивали, выставки, концерты, конкурсы, «круглые столы», конференции), но и выбирают новую сюжетную линию. Так, в апреле 2017 года марафон проходил от Лиссабона до Владивостока под девизом «Культура за зеленую планету».

Разумеется, зарождающееся «снизу» международное движение вокруг наших эстафет культур - это лишь одна из многих дополнительных возможностей развития потенциала российского культурного лидерства на международной арене и расширения круга искренних друзей России, для возрастания числа тех, кто не только сам выступает за внеблоковое развитие Человечества, невмешательство во внутренние дела суверенных государств, равноправный диалог и мирное разрешение конфликтов, но и способен вовлекать в это движение все новых сторонников по всему миру.

Из других, известных автору не понаслышке примеров такого рода синтеза традиционных и новых способов взаимодействия мероприятий сферы культуры и общественно-политических начинаний остановлюсь еще на двух.

Первый связан с крепнущим объединением парламентских политических партий стран Азии, Африки и Латинской Америки. Российские парламентские партии входят в Международную конференцию азиатских политических партий (МКАПП - ICAPP), штаб-квартира которой находится в Сеуле. Недавно по предложению российской стороны Постоянный комитет МКАПП одобрил решение о формировании на основе этого международного партийного объединения Совета по культуре. Аналогичные решения могут последовать и в подобных межпартийных альянсах стран Азии и Латинской Америки. Причем при обсуждении данного решения на заседании ПК МКАПП в Куала-Лумпуре его участники прямо называли Россию культурной сверхдержавой и подчеркивали важность межкультурного и межрелигиозного диалога для формирования более стабильного развития мира в целом. Тогда же было предложено подумать о возможном проведении на российской земле большой международной конференции для объединения усилий деятелей культуры и представителей мировых религиозных конфессий в борьбе с терроризмом, религиозным и националистическим экстремизмом.

Наконец, еще пример, связанный с формированием новых базовых центров российской культуры. Наряду с Москвой и Санкт-Петербургом прямо на наших глазах такой центр формируется сегодня во Владивостоке. Там при прямой поддержке главы Российского государства уже работает Приморская сцена Мариинского театра, а вскоре ожидается открытие филиалов Эрмитажа, Русского музея и Третьяковской галереи. Немалую роль в формировании своеобразного форпоста европейской культуры в зоне АТР может и должен сыграть Дальневосточный федеральный университет, а также ожидаемое появление здесь международного центра конгрессов.

Между тем продвижение наших достижений в сфере образования, культуры, науки, иных видов деятельности возможно проводить на регулярной основе и «на дальних подступах». Хорошей основой могли бы стать уже имеющиеся российские центры науки и культуры. Особенно те, где уже есть достаточные технические возможности, а их расположение позволяет вести не только двусторонний диалог, но и организовывать систематические мероприятия для целых регионов. Так, Российский центр науки и культуры в Никосии, на взгляд автора, вполне мог бы формировать важный центр притяжения для многих стран Восточного Средиземноморья. В будущем здесь вполне оправдано было бы организовать на условиях частно-государственного партнерства постоянно действующий многофункциональный выставочный центр, охватывающий Северную Африку и Ближний Восток.  

Завершая эти заметки, остановлюсь еще на двух соображениях. В продвижение наших достижений, в разъяснение российских позиций очень важно вовлекать тех, кто уже имеет опыт работы на международных площадках и пользуется на них заслуженным авторитетом. С этой целью, например, наши западные партнеры активно используют не только действующих парламентариев, но и тех, кто уже оставил свои сенаторские или депутатские мандаты. Мы же, на мой взгляд, не в полной мере пользуемся этим немалым резервом общественной дипломатии.

Конечно, время от времени некоторых из покинувших парламент коллег приглашают для участия в важных дискуссиях на зарубежные площадки или на иные подобные мероприятия (как правило, на основе былых личных отношений), но работу эту, увы, трудно пока назвать системной и глубоко продуманной. В то же время далеко не все пришедшие им на смену новые парламентарии с ходу могут подхватить эстафету межпарламентской дипломатии. Даже те из них, кто благодаря прежней деятельности сталкивался с вопросами международного характера,  не сразу овладевают навыками, необходимыми для эффективной (не путать с рассчитанной на сиюминутный внешний эффект или пресловутую «галочку») работы среди своих зарубежных коллег. Между тем, как известно, многие привычные внутри страны приемы и методы не всегда срабатывают за пределами ее границ в иной информационной, правовой, общественно-культурной и социально-политической среде.

Да, мы вправе гордиться тем, что Россия находится среди общепризнанных мировых лидеров в сфере культуры. Наш народ - наследник уникального в своем роде цивилизационного капитала. Мы с вами современники величайших мастеров искусства и культуры, продолжающих лучшие российские традиции как внутри страны, так и далеко за ее пределами. При этом российское культурное лидерство многонационально по своей природе и не предполагает свойственного некоторым зарубежным партнерам высокомерия по отношению к другим.

Однако культурное лидерство не может вечно держаться лишь на багаже прошлого и усилиях отдельных выдающихся личностей. Наконец, само по себе лидерство в сфере культуры не самоцель, оно может и, на взгляд автора, должно способствовать решению целого ряда иных задач, объективно стоящих перед государством Российским.

 1Опрос в странах Запада выявил страх скорого начала третьей мировой войны. 08.01.2017 // Interfax.ru

 2Трети немцев кажется вероятной война с Россией // Rus.postimees.ee. 27.10.2016.

 3Указ Президента РФ от 30.11.2016 №640 «Об утверждении Концепции внешней политики Российской Федерации». П. 46.

 4Там же. П. 45.

 5Там же. П. 48.

 6http://kremlin.ru/events/president/news/53379

 7Там же.

 8http://fmarathon.com/

 9Бокова И. Приветствие участникам Международной конференции «Европейская культура в диалоге цивилизаций в рамках первого панъевропейского Фестивального марафона // Европейский клуб. Июль 2014. С. 32-33.

10http://kremlin.ru/events/president/news/53379

Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > interaffairs.ru, 26 июня 2017 > № 2220921 Андрей Климов


Россия. Италия > СМИ, ИТ > interaffairs.ru, 26 июня 2017 > № 2220919 Елена Оганесян

Премия И.Бродского стирает границы

Елена Оганесян, Журналист

На вулканическом острове Искья, вблизи Неаполя, на безлюдной вилле известного итальянского режиссера Лукино Висконти состоялось вручение премии «Бродский на Искье - Путешественник без границ». Лауреаты премии - генеральный директор радио «Орфей» Ирина Герасимова и звезда оперной сцены Любовь Казарновская.

Мастер лаконичной мысли, лауреат Нобелевской премии, бунтарь и поэт Иосиф Бродский называл себя «человеком без границ». Именно поэтому главная задача премии, названой в его честь, - преодоление условностей и укрепление связей в сфере культуры между Италией и Россией. Массимо Дзивелли, журналист ежедневной газеты в Неаполе «Иль Маттино», театральный фотограф, президент ассоциации «Друзья Италии в России», отмечает: «Иосиф Бродский был частым гостем нашего острова. В детстве я видел его пару раз на острове. Однажды я играл в мяч возле стола, где Бродский общался с другими деятелями культуры. Он был действительно «человеком без границ». Он часто подчеркивает это в своих произведениях. Важно, что остров Искья отличается радушием, и культуры любых стран здесь принимают с восторгом. Главный критерий для лауреатов премии - быть человеком культуры».

Место, где вручалась премия, выбрано неслучайно. Ведь режиссер Лукино Висконти тоже «человек без границ»: будучи представителем аристократического рода, он разделял идеи фрейдомарксистов, работал в музыкальном театре и снимал фильмы, некоторые из них критики называли спорными. Сегодня многие знакомы с Л.Висконти благодаря легендарной постановке «Травиаты» в «Ла Скала», с Марией Каллас в главной партии. Именно на арене искитанской виллы проходили репетиции, где режиссер давал бесценные советы певице.

Лауреат премии И.Бродского Любовь Казарновская не только свободно владеет итальянским, но и многие годы способствует сближению оперных традиций Италии и России. Многочисленные просветительские и творческие проекты в деятельности певицы чередуются с выступлениями на сцене. В эксклюзивном интервью певица отмечает: «Италия - это родина оперы. Более 400 лет итальянцы слушают музыку, по-настоящему ею наслаждаются. Они довольно консервативны в своих вкусах и очень ценят, когда ты преподносишь знания таким «букетом цветов» и говоришь про связь итальянской и нашей, русской музыки. Да, они это очень любят, ценят, понимают и говорят: «Боже мой, опера никогда не умрет»! Для итальянцев я представляла русский репертуар. Пела здесь и Татьяну, и Лизу в «Пиковой даме», и панночку из оперы «Майская ночь», которая, кстати, для итальянцев какая-то терра инкогнита».

В церемонии вручения премии принимал участие Франческо дель Део, мэр города Форио. Он заметил, что сегодня вилла находится не в самом лучшем состоянии. Внешняя часть строения, где лифт соединял этажи здания, когда-то была целиком оформлена муранским стеклом. Интерьеры комнат отражали неординарный, но утонченный вкус владельца виллы. Однако после нескольких лет запустения восстановить прежний блеск очень сложно. Вандалы приложили немало усилий, чтобы разрушить внешний и внутренний облик строения. Франческо дель Део отмечает: «Русских и итальянцев связывает очень многое. На острове Искья бывали русские поэты и художники. Их могли видеть в барах за бокалом вина. Массимо Дзивелли смог возродить эту традицию благодаря премии И.Бродского. И, естественно, Россию и Италию связывает религия. Мы все - христиане, несмотря на то, что мы католики, а вы православные…

Вилла Лукино Висконти перешла в собственность коммуны в 1998 году и затем была открыта в 2001 году. Потом проводились реставрационные работы, но вернуть вилле прежний облик еще не удалось. Были утрачены очень важные элементы интерьеров. К сожалению, коммуны не располагают достаточным бюджетом, чтобы провести полноценные реставрационные работы. Пока что мы можем рассчитывать только на бюджет со стороны Европы, который выделяется частями. Этого финансирования никогда не бывает достаточно. Мне очень жаль, что вы увидели сегодня виллу в таком состоянии».

Тем не менее вилла Лукино Висконти производит незабываемое впечатление. С моря можно увидеть белые башенки замка с ярко-голубыми стрельчатыми окнами. Под тенью деревьев, среди огромных камней неподалеку от виллы, находятся могилы режиссера и его жены. Во дворе слышится пение птиц и пустует арена для концертов. В день вручения премии И.Бродского в стенах виллы нет туристов и царит тишина. Пространство каждой комнаты - свой мир. Некоторые напоминают тесные проходы средневековых замков, а другие - стремящиеся ввысь пространства готических соборов. Внутреннее убранство: редкие предметы мебели, уникальные фотографии обитателей и гостей, а также плакаты и афиши. На фотографии рабочего стола Лукино Висконти можно увидеть изображение знакомой улыбки русского космонавта. Для итальянского режиссера Юрий Гагарин был символом преодоления границ между «земным» и «космическим».

Оказавшись на открытой и самой высокой части замка, понимаешь, почему он носит название «Коломбайя», что в переводе с итальянского означает «голубятня». С верхней террасы открывается вид с высоты птичьего полета. Морскую даль и рельефы древнего острова Искья можно окинуть одним взглядом. Именно на этой площадке в лучах мягкого вечернего света мэр города Форио вручил лауреатам премию И.Бродского. Где, как не в Италии, может пройти такая незабываемая церемония?

Ирина Герасимова, генеральный директор радиостанции «Орфей», на волнах которой часто звучат оперные и симфонические произведения Италии, до последнего момента не знала о том, что она лауреат премии: «Для меня получение премии стало сюрпризом, итальянцы - люди во многом очень непредсказуемые! Из Москвы я вылетала в статусе почетного гостя и представителя российского СМИ, а оказалось, что я - лауреат премии И.Бродского. Такие акции дружбы, безусловно, нужны, и я очень благодарна ассоциации «Друзья Италии в России» и лично Массимо Дзивелли за оказанное доверие и надеюсь, что дружба наша продолжится. Те эмоции, которые итальянцы вызывают в человеческой душе, - это, конечно, фантастика! В России такое тоже возможно, только мы иногда замораживаем себя нашей погодой, дождями, снегами, а вот здесь, на Искье, под искитанским солнцем все пенится, бурлит, брызжет, и это очень приятно. В этом смысле мы очень похожи, мы танцуем, мы любим оперу вместе».

Символ премии - статуэтка в виде читающего мальчика. Он сочетает в себе два традиционных ремесла острова Искья: керамика и работа с металлом. Снаружи фигурка кажется металлической, но на самом деле под слоем серебристой краски скрывается глина. Благодаря своим целебным свойствам искитанская глина дарит здоровье местным жителям, а также восхищает каждого, кто увидит керамические изделия местных мастеров. Получается, что даже награда объединяет в себе несколько символов. Организаторы, лауреаты и даже сама премия И.Бродского преодолевают условности границ, находя новые грани сближения наших культур.

Россия. Италия > СМИ, ИТ > interaffairs.ru, 26 июня 2017 > № 2220919 Елена Оганесян


Россия. США > СМИ, ИТ. Финансы, банки > forbes.ru, 24 июня 2017 > № 2219796 Леонард Блаватник

Любовь и инвестиции: 10 вопросов миллиардеру Лену Блаватнику о кино

Марина Наумова

Независимый продюсер, агент

Бизнесмен посетил открытие Московского международного кинофестиваля и поговорил с Forbes о своем вкладе в киноискусство

Миллиардер, меценат Леонард Блаватник ($20 млрд по версии Forbes) нечасто бывает в Москве, но церемонию открытия 39-го Московского международного кинофестиваля он посетил. Основатель инвестиционной компании Access Industries, которая является акционером продакшн-компании «Амедиа» и онлайн-платформы Amediateka, инвестирует в кино не потому что это прибыльный бизнес, а из любви к нему. Любимый фильм Блаватника — «День сурка»: в этом году он вложил деньги в постановку одноименного бродвейского мьюзикла. В ожидании показа фильма открытия фестиваля — второй части индийской фэнтази драмы «Бахубали: Завершение» — в кинотеатре «Россия» Леонард Блаватник ответил на несколько вопросов Forbes.ru.

Видите ли вы перспективы появления институциональных инвесторов в кино в России?

Мы инвестируем через «Амедиа», «Амедиатеку», но больше в телевидение. В кино — штучно. В кино сейчас много кто инвестирует — Глеб Фетисов F 80, например. Он же поддерживает артхаус.

Но он это делает как инвестор или просто потому что любит кино?

Я думаю, что исключительно как инвестор, то есть, зарабатывать деньги, ты в кино не пойдешь. Ты должен любить кино или какую-то жизнь вокруг кино — это главное. Потому что как бизнес кино не приносит денег. Я бы сказал, что это не бизнес вообще. Причем, не только в России. Мы вкладываем в развитие платформы «Амедиатека», в сериалы и в особых случаях — в кино. Например, фильм «Т-34», который мы делаем вместе с «Марс Медиа».

А какой процент ваших инвестиций направлен именно на индустрию аудиовизуального контента?

А музыку считать? Например, инвестиции в Spotify?

Аудиовизуальный — кино, телесериалы.

Очень мало.

В процентном соотношении?

Ну, 5%. Это много! (смеется).

А сколько из них в ноль или что-то зарабатывает?

Если они немножко зарабатывают, то я уже доволен. Я не рассматриваю это в качестве основной инвестиционной деятельности, потому что как инвестиционная деятельность это не работает.

А почему вкладываете?

Я люблю вкладывать в молодежь, в таланты. В России, я знаю, очень много талантов. Я люблю это поддерживать и развивать. В первую очередь на телевидении, в кино тоже и в театр. Но это больше спонсорство.

Меценатство…

Да, это больше меценатство.

Сейчас очень много говорят о том, что в России появилась ощутимая новая волна в кино — много новых людей, новых продакшн-компаний…

Это просто здорово. Я так думаю, чем больше, тем лучше. Потому что в этом котле, в этом супе талантов разных возрастов, разных бэкграундов, появится что-то очень интересное мирового уровня, я уверен.

А вы уже кого-то замечаете? Имена, компании?

Я не буду говорить, потому что это вызовет ревность у кого-то, кого я забыл. Много молодежи. Я сам с ними встречаюсь, есть очень талантливые люди. Очень важно, чтобы были сценаристы, которые бы отражали интересы молодежи и общества сегодня. Я думаю, что есть нехватка именно этого.

То есть какая-то молодежная драма, сериал, вам с точки зрения инвестиции была бы интересна?

Конечно. Мы уже смотрели.

А что конкретно?

Не могу сказать.

Россия. США > СМИ, ИТ. Финансы, банки > forbes.ru, 24 июня 2017 > № 2219796 Леонард Блаватник


Россия. США > СМИ, ИТ > forbes.ru, 22 июня 2017 > № 2218514 Марина Сурыгина

Эра «Карточного домика»: как онлайн-кинотеатры завоевывают сердца и умы зрителей

Марина Сурыгина

генеральный директор компании Tvzavr

Что движет онлайн-кинотеатрами в разработке оригинального контента и каковы перспективы данного направления на международном и российском рынках?

В мае 2017 года прошел знаменитый кинофестиваль в Каннах. Помимо насыщенной программы, в рамках которой были показаны лучшие фильмы со всего мира, фестиваль был отмечен знаменательным событием — в нем впервые принял участие стриминговый сервис, а именно Netflix. Компания показала два своих фильма, а вслед за этим получила запрет на участие в 2018 году: теперь в этом конкурсе могут участвовать только фильмы, выходящие в обычных кинотеатрах.

Несколькими месяцами ранее Netflix, вместе со своим конкурентом Amazon, получили четыре «Оскара» на двоих. Первые полосы газет называли это событие «историческим» и отмечали начало новой эры в производстве контента — эры стриминговых сервисов. Что же движет онлайн-кинотеатрами в разработке оригинального контента и каковы перспективы данного направления на международном и российском рынках?

Бизнес онлайн-кинотеатров на глобальном рынке набирает обороты. В 2017 году, по данным Statista, ожидается увеличение доходов онлайн-видеосервисов по платной модели до $17 млрд. А Boston Consulting Group оценил всю индустрию таких сервисов (с учетом всех моделей монетизации) в $25 млрд в 2016 году, с ежегодным ростом на 20%! При этом половина доходов индустрии приходится на пять игроков отрасли — YouTube, Facebook, Amazon, Netflix и Hulu. Оставляя за скобками первых двух игроков (в силу их специализации на контенте, созданном пользователями), хотелось бы рассмотреть роль контента в бизнесе в первой тройке глобальных стриминговых сервисов.

Затраты на контент — один из ключевых показателей в экономике любого онлайн-кинотеатра. По мере своего развития, которое включает в себя наработку клиентской базы, выход на новые рынки и улучшения технологической составляющей, любой онлайн-кинотеатр сталкивается с необходимостью увеличения затрат на закупку контента. Достаточно взглянуть на график затрат на контент ведущих онлайн-кинотеатров за период 2012-2015 годов.

Как мы видим, затраты компаний растут по экспоненте и данные 2016 года подтверждают этот факт:

Amazon потратил около $3,2 млрд и планирует увеличить затраты до $4,5 млрд

Netlfix — $5 млрд , с планами по увеличению суммы до $6 млрд

Hulu — около $2 млрд, при этом в планах у компании – догнать Amazon, и выйти на уровень $4 млрд

При этом, складывается ситуация, при которой онлайн-кинотеатры тратят на контент больше средств, чем мейджоры.

Производство контента как часть бизнес-стратегии

Инвестируя в закупку и производство контента онлайн-кинотеатры решают различные бизнес-задачи, среди которых:

Привлечение и дифференциация аудитории

Пересечение аудитории характерно для всех онлайн-кинотеатров, как на глобальном, так и на локальном уровнях. Так, например, согласно исследованию , около 50% подписчиков также подписаны на . При этом стоимость подписок у разных сервисов примерно одинакова (что в общих чертах характерно и для России), и в этих условиях основным дифференциатором становится контент. Так, например, по данным компании 3Vision, более 50% руководителей из сферы производства, дистрибуции и передачи контента отмечают высокую важность оригинального производства. А результаты глобального исследования потребителей подтверждает важность оригинального контента при выборе -сервиса.

Выход на локальные рынки

Последовательный процесс развития международного присутствия требует от онлайн-кинотеатров более ответственного подхода к выбору контента для локальной аудитории. Один из главных трендов сейчас – производство контента для локальной аудитории, что способствует укреплению локального бренда компаний. Так, например, произошло в Испании – одном из самых сложных рынков для в Европе. В то время как сделал ставку на снижение цены, выпустил сериал, ориентированный на испаноговорящую аудиторию (Las chicas del cable; Телефонистки). В результате, сервис преодолел отметку в 200 тысяч платных подписчиков и планирует увеличить свое распространение до каждого третьего домохозяйства в стране. По данным аналитиков из компании ZenithMedia, именно производство локализованного контента является сильной стороной на испанском рынке. Еще более показательным является пример Индии – благодаря ориентации на локальный контент, смог увеличить количество подписчиков до 9,5 миллионов за полгода, в 2,5 раза больше чем , который запустился в стране намного раньше. Осознав свою ошибку, компания заявила о инвестициях в размере 300 млн в производство локального контента для привлечения локальной аудитории!

В то же время, для оценки эффективности контентной политики OTT-сервисов используется такой показатель как количество просмотренных часов на каждый доллар, затраченный на производство. Так, например, банк UBS подсчитал, что среди американских игроков показатель эффективности составляет от 3,9 часов (Hulu) до 12 часов (Netflix).

В чем же секрет успеха в производстве и дистрибуции оригинального контента глобальных игроков?

Использование аналитики

Количество времени, которые зрители тратят на просмотр контента онлайн-кинотеатров исчисляется миллионами и миллиардами часов (Hulu — 700 миллионов часов в 2016 году, Netflix– 45 млрд часов в 2015 году). В связи с этим, онлайн-кинотеатры имеют огромный объем разнообразной информации о своих пользователях, начиная от их пола и возраста, и заканчивая тем, сколько секунд длятся паузы во время просмотра фильмов. Опираясь на эту информацию онлайн-кинотеатры определяют любимые жанры, актерский состав, тематику, и даже то, в какой период времени популярен тот или иной контент.

Например, перед тем, как приступить к производству сериала «Карточный домик», располагал следующей информацией:

Большинство зрителей посмотрели фильм «Социальная сеть» Дэвида Финчера от начала и до конца

Британская версия «Карточного домика» собрала большое количество просмотров

Зрители, посмотревшие «Карточный домик» также посмотрели фильмы с Кевином Спейси и/или фильмы Дэвида Финчера

Опираясь на эти три фактора, компания смогла создать контент, который завоевал «сердца и умы» аудитории — согласно исследованию, 86% подписчиков сообщили, что скорее всего не откажутся от сервиса из-за «Карточного домика» (правда при условии сохранения стоимости подписки на том же уровне).

Развитие способов продвижения

Даже при условии создания контента высокого качества с участием лучших актеров, остается риск того, что контент будет не востребован аудиторией либо станет «нишевым». В связи с этим, перед онлайн-кинотеатрами встает задача эффективного продвижения своей продукции, которую они успешно выполняют. Уже упоминаемый нами «Карточный домик» получил уникальную модель продвижения. Для этого Netflix создал 10 разных трейлеров, каждый из которых был ориентирован на собственную целевую аудиторию — фанатов Дэвида Финчера, фанатов Кевина Спейси и т.д. Результат превзошел все ожидания — 2 миллиона новых пользователей за 1 квартал.

Помимо этого, онлайн кинотеатры активно развивают рекомендательные сервисы. Так, например, 75% времени просмотра сервиса сгенерировано внутренней системой рекомендаций. Более того, 35% продаж получает за счет рекомендаций. А отчитался о том, что внутренняя система рекомендации позволяет сервису экономить $1 млрд в год.

Возможности российских игроков

К большому сожалению, игроки российского рынка пока слабо вовлечены в производство контента — например, Ivi объявлял о запуске собственного мультфильма, а Megogo занимался финансированием нового сезона популярного мультфильма «Казаки». Сейчас это самые яркие примеры производства контента российскими онлайн-кинотеатрами.

Одним из барьеров на пути развития направления производства контента является отсутствие достаточных средств. В целом, российские игроки не раскрывают данные о затратах на контент – по нашим оценкам, они составляют 30-40% от выручки. Таким образом, ориентируясь на финансовые результаты компаний за 2016 год, можно сделать вывод о затратах в диапазоне от 110 до 840 млн рублей для разных онлайн-кинотеатров, или от $1,8 до $14,4 млн. Эти цифры, безусловно, сложно сопоставить с показателями глобальных игроков, которые в среднем затрачивают около $4 млн на один эпизод сериала.

Также сказывается отсутствие наработанных моделей монетизации, отвечающих реалиям российского рынка. Проблема монетизации усугубляется ситуацией с пиратством и защитой контента – так, например, при запуске контента собственного производства по подписной модели существует риск его быстрого попадания в библиотеки пиратских фильмов.

Вместе с тем, на российском рынке намечаются определенные перемены, которые могут стать предпосылками для более активного участия российских игроков в производстве контента.

Во-первых, происходит последовательный отток аудитории крупных федеральных телеканалов, вызванный фрагментацией аудитории, к нишевым и неэфирным каналам. На первый план выходят такие факторы как отношения с пользователями, умение отслеживать их предпочтения и предлагать интересный контент. Российские онлайн-кинотеатры накопили данные о миллионах часов просмотренного контента, и могут монетизировать эти данные, создавая контент на основе анализа имеющейся информации.

Во-вторых, сокращается время телесмотрения поколений Z (15-20 лет) и Y (21-34 года), и именно эта аудитория наиболее расположена к миграции на ОТТ-сервисы. Создавая контент, ориентированный на представителей этих поколений, онлайн-кинотеатры способны выстроить долгосрочные отношения и обеспечить лояльность аудитории на несколько лет вперед.

Третий фактор, в отличие от предыдущих, опирается на производство контента для телеканалов и развитие сотрудничества с ними. Так, например, данные исследования KVG Research показывают, что производство контента для российских телеканалов выросло на 22% в 2016 году. Следуя данной тенденции, в мае 2017 года Tvzavr запустил совместный проект с продюсером Сэмом Клебановым – серию программ о кино, бизнесе и путешествиях. Эксклюзивные права на показ первого цикла «Каннские дневники» приобрел телеканал «Че». За неполный месяц трансляции программа привлекла внимание иностранных компаний — в частности, контентом Tvzavr заинтересовались телеканалы из Казахстана, Израиля и Балтии. Пример российского рынка показывает, что развивать производство контента в России возможно даже без привлечения сторонних инвестиций — подобный контент может быть интересен федеральным каналам и перспективы данного направления не переоценены

Россия. США > СМИ, ИТ > forbes.ru, 22 июня 2017 > № 2218514 Марина Сурыгина


Бразилия. Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > kremlin.ru, 21 июня 2017 > № 2216487 Владимир Путин, Мишел Темер

Заявления для прессы по итогам российско-бразильских переговоров.

В.Путин: Уважаемый господин Президент! Дамы и господа!

Завершились весьма результативные переговоры с Президентом Федеративной Республики Бразилия господином Мишелом Темером. С обеих сторон подтверждена приверженность развитию обоюдовыгодного российско-бразильского сотрудничества.

Подчеркну, Бразилия является одним из ключевых партнёров России. Сотрудничество между нашими странами основывается на многолетних традициях дружбы и взаимного уважения.

Дипломатические отношения между Россией и Бразилией были установлены почти 190 лет тому назад. Причём это была первая латиноамериканская страна, с которой Россия установила официальные межгосударственные связи.

Сегодня мы вместе с господином Президентом подробно рассмотрели весь комплекс вопросов взаимодействия, прежде всего, конечно, остановились на проблемах экономического характера.

Мы констатировали, что, несмотря на определённое падение, на 11 процентов, торгового оборота в прошлом году, в этом году мы не только восстановили этот объём, но и наращиваем его достаточно уверенными темпами.

Поддержали согласованную в ходе прошедшего в мае этого года заседания межправкомиссии амбициозную программу по наращиванию встречных товарных потоков и диверсификацию структуры экспортно-импортных операций.

Российский бизнес достаточно активно вкладывает капиталы в Бразилию. Совокупные российские инвестиции превысили полтора миллиарда долларов США.

Что касается энергетической сферы, то хотел бы отметить успешно реализуемые проекты в Бразилии. В Бразилии работают наши крупнейшие энергетические компании «Роснефть», « Краткая справка Газпром Газпром». Компания «Силовые машины» возвела в Бразилии пять новых гидроэлектростанций и намерена локализовать производство газотурбинного оборудования в Бразилии.

Российские транспортные компании готовы подключиться к реализации новой программы Бразилии по модернизации национальной инфраструктуры. Уже начаты переговоры о получении концессии на строительство и эксплуатацию железной дороги ветки «север–юг».

Перспективные проекты имеются в атомной энергетике. В начале этого года российская компания «Росатом» выиграла тендер на поставку урана для бразильских АЭС. Компания готова и хотела бы также получить подряд на сооружение хранилища отработанного ядерного топлива на площадке АЭС «Ангра» в штате Рио-де-Жанейро.

Мы тесно сотрудничаем в мирном освоении космоса. В Бразилии открыт оптико-электронный комплекс по обнаружению космического мусора. На территории Бразилии действуют четыре наземные станции российской глобальной навигационной системы, ГЛОНАСС (Глобальная навигационная спутниковая система, англ. GLONASS). Изучается возможность для совместных запусков с бразильского космодрома и производство ракет-носителей малого и среднего класса.

Есть идеи по налаживанию кооперации в сфере дистанционного зондирования Земли. Считаем перспективной работу по поддержке действующих и созданию новых технологических альянсов. Один из таких альянсов сформирован фондом «Сколково» и бразильским инновационным центром «Технопак».

Видим хорошие возможности для расширения культурно-гуманитарного сотрудничества. Имеются в виду образовательные, туристические, молодёжные контакты. В ближайшее время в Москве отроется бразильский информационно-культурный центр, а в Сан-Паулу – российский центр культуры и науки.

Между нашими странами налажен продуктивный обмен опытом по организации крупных спортивных мероприятий.

Конечно, мы говорили и о международной повестке дня. Россия и Бразилия активно взаимодействуют во внешнеполитической сфере. У нас во многом схожие подходы в том, что касается формирования справедливой демократической системы международных отношений – системы, которая должна быть основана на уважении принципов верховенства права и равной неделимой безопасности для всех.

Наши страны конструктивно сотрудничают в рамках ООН, «(Group of Twenty – G20) Группы двадцати», Всемирной торговой организации и, конечно, самым тесным образом взаимодействуют в БРИКС (англ. BRICS) БРИКС.

Только что мы подписали с Президентом совместное заявление о стратегическом внешнеполитическом диалоге. Оно предусматривает более высокий уровень координации усилий наших стран в борьбе с новыми вызовами и угрозами, терроризмом, по поддержке мира, стабильности, нераспространению и контролю над вооружениями.

В заключение хотел бы поблагодарить господина Темера, наших бразильских коллег за обстоятельные и полезные переговоры. Убеждён, что их итоги будут способствовать дальнейшему углублению российско-бразильского партнёрства.

Благодарю вас за внимание.

М.Темер (как переведено): Господин Президент! Члены бразильско-российской делегации! Дамы и господа!

Мне радостно сообщить вам, что мне доставляет большое счастье вновь посетить Российскую Федерацию по приглашению Президента Путина. Вчера я имел возможность провести переговоры с председателями Государственной Думы, Совета Федерации, а сегодня я встречался с Председателем Правительства Российской Федерации.

Буквально несколько минут назад мы завершили очень обстоятельные переговоры с Президентом Путиным, в ходе которых мы возобновили нашу приверженность поддержанию и дальнейшему развитию отношений стратегического партнёрства, существующие между нашими странами.

Бразилия и Россия отдают себе отчёт о той роли, которую они играют на международной арене, в частности в рамках «большой двадцатки» и группы БРИКС. Наши страны по праву могут гордиться своей богатейшей историей, и бразильцы чтят память советских и российских солдат, которые отдали свои жизни и обеспечили победу во Второй мировой войне над фашизмом.

У нас также существуют очень прочные связи в области культуры. И вообще, должен сказать, что российская культура в её присутствии в Бразилии весьма заметна. Не далее как вчера вечером мы вместе с господином Путиным были в Большом театре и смотрели балетный спектакль. Имена Достоевского и Чайковского стали неразрывной частью нашей культурной панорамы.

В ходе переговоров с Президентом Путиным я ему рассказал о том, какие усилия предпринимаются в нашей стране по модернизации нашей экономики. Я вновь подтвердил свою приверженность политике реформ. Бразилия, как и Россия, твёрдо следует по пути экономического роста.

Как и Бразилия, Россия смогла поставить под контроль инфляционные процессы, и мы дальше будем следовать по этому пути.

Собственно говоря, это и есть краткое содержание тех соглашений, которые мы только что подписали. То есть эти соглашения нацелены на расширение взаимной торговли, увеличение инвестиций и углубление политического диалога.

Мы с Президентом Путиным согласились в том, что в плане двусторонней торговли у нас ещё есть неосвоенный потенциал. Достаточно будет сказать, что за первые пять месяцев текущего года двусторонняя торговля между нашими странами увеличилась на 40 процентов по сравнению с аналогичным периодом прошлого года.

Но перед нами ещё неосвоенное поле. Как я вчера заявил российским предпринимателям, выступая на деловом форуме, есть очень большой простор для российских инвестиций в Бразилии.

Во время наших переговоров с господином Путиным я заверил моего собеседника в том, что в следующем полугодии, когда Бразилия будет осуществлять временное председательство в МЕРКОСУР, она сделает всё возможное и всё зависящие от неё, для того чтобы продвинуться в подготовке соглашения о сотрудничестве с ЕАЭС.

Мы также поговорили о вопросах международной повестки дня. Мы согласились с тем, что международные институты должны быть более представительными и эффективными. Мы также обменялись мнениями по наиболее актуальным вопросам международной повестки дня, включая мир и международную безопасность.

Мы провели обмен мнениями по сотрудничеству в ключевых областях, представляющих взаимный интерес. Мы согласились с тем, что нам необходимо поставить стратегическое партнёрство на службу прогресса в наших отношениях. Мы положительно оценили опыт создания на территории Бразилии станции российской системы ГЛОНАСС, и мы со своей стороны выразили заинтересованность в том, чтобы расширить сеть этих станций.

Я воспользовался случаем, для того чтобы пожелать господину Путину успехов в проведении чемпионата мира по футболу 2018 года. Не сомневаюсь в том, что Россия сможет подготовить всё к намеченному сроку. Думаю и уверен в том, что чемпионат мира в России будет столь же успешным, как и чемпионат мира по футболу в Бразилии.

Наша сборная смогла квалифицироваться на чемпионат мира, поэтому она приедет в Россию в 2018 году. Думаю, что это будет большой праздник для бразильцев и для россиян. Кто знает, может быть, наши сборные сойдутся в финале чемпионата мира.

Я хорошо знаю тему взаимоотношений Бразилии и России. На протяжении целого ряда лет я был сопредседателем с бразильской стороны комиссии высокого уровня по сотрудничеству. Поэтому я знаю, что мы можем вместе сделать, для того чтобы ещё лучше поработать на благо народов наших стран. Господин Путин, уверен в том, что мы сегодня сделали с Вами очень большой шаг на пути к этому будущему.

Ещё раз хочу Вас поблагодарить за гостеприимный приём, оказанный мне и членам моей делегации. В Бразилию мы вернёмся ещё более уверенными в будущем.

Бразилия. Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > kremlin.ru, 21 июня 2017 > № 2216487 Владимир Путин, Мишел Темер


Россия. США > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > carnegie.ru, 20 июня 2017 > № 2214367 Александр Баунов

Страна-диссидент. Что не так с глобальным бунтом России

Александр Баунов

Это вне страны Путин революционер, а внутри России – та самая элита, против которой в мире бунтуют его союзники. Факт международного диссидентства России совершенно реален. Проблема с содержанием российского бунта

Владимир Путин стал героем документального фильма Оливера Стоуна, через которого надеется провести прямую линию с американским народом. Вопрос «почему Путин» имеет столько же смысла, сколько вопрос, почему Звягинцев выбрал семью, не любящую своего ребенка, когда вокруг столько любящих. Искусство одинаково исследует правых и неправых, эллина и иудея, раба и свободного, причем неправых даже чаще. К тому же для Стоуна Путин – любящий, пытающийся любить.

Для Путина интервью Стоуну – один из способов достучаться до простых американцев, общение с которыми блокируют элиты. Версия советских времен о тружениках капиталистических стран, которые хотели бы дружить с первой страной победившего социализма, но буржуазия не пускает, перевоплотилась в своевременное представление о том, что народы Запада гораздо менее враждебны России, чем его элиты. Обе в целом верны, но обе ошибаются в измерении температуры народных чувств: народ не более дружелюбен, а более равнодушен, зато интеллигенция что тогда, что сейчас заряжена полярно: плюнет – поцелует, с одной стороны – Оливер Стоун, с другой – сенатор Маккейн.

Глобальный подпольщик

До Путина Оливер Стоун брал фильмы-интервью у Чавеса, Моралеса, Лулы да Сильвы и других левых борцов с Вашингтоном в Латинской Америке – поклонников Маркса и Кастро. Из Старого Света это кажется блажью. Из Европы многие из них выглядят безответственными антиамериканскими популистами, некоторые с диктаторскими замашками, но если взять шире, окажутся в том же ряду, что Гавел и Валенса, – борцы за демократию и национальный суверенитет против диктатур навязанных могущественным соседом.

Помещая Путина в ряд диссидентов-победителей, Стоун дарит Путину ту разновидность признания, которой тот давно ищет: вы называете меня диктатором, а я инакомыслящий, бунтарь-освободитель, просто глядеть надо шире, глаза не отводить. Настоящая мировая диктатура – это американская демократия, либеральная внутри, но авторитарная снаружи; настоящая пропаганда не RT и не иранское агентство FARS (кто читает агентство FARS), а вся совокупность англоязычных СМИ; не скромные русские деньги, крохи от которых перепадают иностранным друзьям, а всемогущие и бесконечные американские. В этих суровых условиях не так удивительно, что мятежник маскируется, хитрит, требует дисциплины в рядах, наказания предателей и соблюдения демократического централизма.

У такого взгляда на вещи есть рациональная основа: звание возмутителя спокойствия и нарушителя мирового порядка раздается вовсе не странам с максимально далекой от Америки политической системой и не тем, которые не способны поддержать у себя порядок и минимально пристойный уровень жизни населения. По первому многим противникам Запада проигрывают дружественные ему же восточные монархии и дальневосточные (а раньше и латиноамериканские) диктатуры, по второму – большинство стран Африки или даже Индия. Оно раздается тем, кто принимает важные политические решения не посоветовавшись. И особенно тем, кто сам требует, чтобы к нему ходили за советом, опасно умножая число мировых центров принятия решений.

Сам себе враг

Отторгнутый иммунитетом западной системы безопасности, не получив на Западе положительного ответа на главный русский вопрос «Ты меня уважаешь?» в виде равнодолевого участия в мировых делах, безвизового режима, снятия негласных ограничений на российские инвестиции в западную экономику, отмены ПРО и отказа расширять НАТО, Владимир Путин постепенно втянулся в бунт против мирового истеблишмента и сместился в сторону западных антиэлитистов, в которых увидел своих естественных союзников по борьбе за справедливость. Когда же мировые антиэлитарные силы начали расти и претендовать на власть, дело выглядело так, будто они поднимаются и претендуют в союзе с Путиным и чуть ли не благодаря ему.

Однако, вложившись в мировой антиэлитизм, президент Путин и сам оказался его жертвой. Это вне страны он революционер, а внутри России – та самая элита, против которой в мире бунтуют его союзники. Даже без внутриэлитного выдвижения само семнадцатилетнее нахождение у власти делает политика главой истеблишмента независимо от более или менее интенсивного хождения в народ. Чуть ли не возглавляя, с точки зрения западных интеллектуалов, борьбу с мировым истеблишментом, у себя дома он все больше испытывает такое же давление, как западные элиты. Мятежный ищет бури снаружи, а получает внутри. И вот уже Навальный выходит с молодежным антиэлитарным мятежом, и те же самые молодые оккупанты Уолл-стрит, которых ставит в пример сверстникам RT, буквально под теми же лозунгами оккупируют Тверскую.

Главный оппонент Путина в последние месяцы – образцовый антиэлитист Алексей Навальный, ускользающий, как и сам Путин, от классических парных определений «правый – левый», «интернационалист – имперец», «либерал – консерватор». Зато его «коррупция» и «коррупционеры» (несомненно, у нас многочисленные и реальные) – такой же синоним элиты и символ «несправедливой системы», как для захватчиков Уолл-стрит все себе присвоивший пресловутый один процент богачей.

Дырка от будущего

Факт международного диссидентства России совершенно реален. Америка предлагает миру монастырскую, киновитскую антиутопию: откажитесь от субъектности, совлекитесь воли, слушайтесь настоятеля и будьте счастливы. Проблема с содержанием российского бунта. В его сердцевине будто бы дует сквозняк и мерцает пустота, как за фасадом дворца на сцене классического театра нет ни комнат, ни лестниц, ни, в общем-то, жителей.

Бунт против того, чтобы не быть предметом чужого благодеяния, за право выбора – старинный и благородный сюжет. Но, как часто бывает с революциями, в нем есть «против», но неясности с «за» – тем самым «образом будущего», к которому теперь пытаются приставить специальные отделы российского правительства.

Если попробовать передать в двух словах, в чем состоит проект Путина, в том числе коллективного мирового Путина, – это остановка времени, не мгновения, а лучше всего сразу. Задержать и предотвратить наступление мира детей от трех родителей, семей из двух и более человек любого пола, гугл-линз, проецирующих изображение прямо на сетчатку, стейков, выращенных из стволовых клеток, женщин-епископов и раввинесс (стала жрица!), связи мозга со спутниковым интернетом по вай-фай, обобществленного государственного суверенитета, взаимного ланкастерского обучения и прочих более или менее вымышленных сюрпризов будущего.

Революция как консервация

В этом смысле у Путина получается действительно революционный проект. Тут нет противоречия. Современность и будущее чреваты неравенством: одни успевают сориентироваться, другие нет. Когда экономика, технологии, политика, культура начинают обгонять социальные структуры, приходят революционеры и в ответ на общественные страхи обещают оседлать норовистое будущее в пользу народа, всех возвратить в комфортное состояние справедливости и равенства. Надо вернуть старое или ворваться и захватить, присвоить, переработать новое, чтобы не оно нас, а мы его.

Любая революция сочетает прогрессивные эксперименты с консервативными результатами. Большевистская восстановила общинное землевладение и абсолютизм; маоистская в Китае и Камбодже погнала город в деревню; мексиканская 1810 года началась с недовольства запретом иезуитов и их школ; венгерская 1848 года – против попытки Габсбургов навязать равноправие венгерского дворянства с какими-то там сословиями, даешь традиционную венгерскую свободу только для дворян; польская «Солидарность», как русский Новочеркасск, вышла из бунта 1979 года против либерализации цен; левые бирманские офицеры решили, что народ будет счастлив в деревне, и на десятилетия задержали индустриализацию; иранская исламская была революцией базара против супермаркета; в советской перестройке было много тоски по Серебряному веку и проезду государя императора через Кострому; «арабская весна» опиралась на религиозные чувства, восточноевропейское движения на Запад – на националистические чувства, и то и другое – не передний край современности. Из последних революций – брекзит, избрание Трампа, стремительное возвышение Макрона в обход партий, да и всероссийский молодежный призыв Навального тоже.

В России страдают от оторванности правящей бюрократии, которая перестала надежно передавать сигналы наверх и вниз и живет для себя. А для многих американцев отрыв верхушки от народа – это увлеченность собственного истеблишмента малопонятной глобальной миссией Америки.

Мы переживаем время, когда авангард человечества ушел слишком далеко и заподозрен в предательстве. Возникло напряжение между лидерами развития и остальными, и появились политики, предлагающие способы это напряжение разрешить в пользу большинства: остановим тех, кто забежал вперед, заставим отчитываться, вернем мебель, как стояла. Этнически мотивированное присоединение территорий, которое было последней каплей в отношении к России, и оно ведь – возврат к основательной европейской старине, а запрет на него – сомнительное новшество.

Содержание российского бунта не уникально: раз нас не берут в лидеры современности – отпишемся от нее и начнем троллить. В похожих настроениях давно пребывает Иран и арабский мир, теперь к ним присоединяются Турция и Индия, Польша с Венгрией, Америка с Британией. Пусть у нас будет старая добрая Англия, кирпичные цеха и дымящие трубы, символ экономической мощи, Европа XIX века, где суверенные великие державы договариваются друг с другом. Вернем христианскую Европу, без мусульман, арабов, без поляков – кому как нравится. Россию с матерью городов русских Киевом. А внутри – вернем элиты под контроль народа.

Сопротивление и экспансия

Реакция на глобальный бунт России кажется преувеличенной. Объявлено, что Россия одновременно ведет подрывную деятельность от Филиппин до Америки, и ничего плохого в мире не происходит без нее. Со стороны это выглядит комично, у России нет таких ресурсов. Но что, если бы были? Если бы у России была самая сильная в мире армия, самая большая экономика, самые передовые технологии, полмира говорило бы на ее языке и расплачивалось бы ее валютой – держалась бы она скромнее, чем США сейчас? Требовала бы равенства и многополярного мира? Признавала бы чужую субъектность? Какие выводы об этом можно сделать из ее нынешнего поведения? И что бы она предложила миру, став сверхсильной?

В основе этих страхов лежит верная интуиция. В чем опасность локальных проектов по возвращению прошлого? Они довольно быстро перерастают в глобальные проекты. Правитель, который строит социализм на отдельно взятой территории, понимает, что нужна мировая революция. Хотя бы в каком-то критически значимом числе стран. Потому что, если он не прав, мир обгонит его и раздавит, как это и произошло.

Консервативный националист, сторонник расовой теории или носитель идей религиозного или классового превосходства заинтересован в том, чтобы идеи, при помощи которых он строит свое государство, распространились бы и на другие. Тот, кто хочет вернуть старую добрую Германию с ремесленниками вместо бездушного конвейера, Францию с ХХХ, Россию с великими государственными стройками вместо сомнительных частников, интуитивно понимает, что, вернув, они начнут отставать. Значит, чтобы не отставать, лучше завоевать весь остальной мир. Отсюда неизбежная тяга любого революционера к экспансии.

Любой мировой диссидент, глобальный революционер, особенно на ранних стадиях, всегда еще и экспансионист. Ведь если он законсервируется или провалит эксперимент на отдельной территории, другие обгонят, а проигрыш будет трудно скрыть. Даже сравнительно мирный нынешний российский бунт приводит к попыткам создать консервативный интернационал.

Противников диссидентства смущает не только сам его факт, но и неизбежность попыток экспансии (революционеру нужна революционная партия). Отсюда удивительные разговоры о том, что Россия – главный враг либерального мирового порядка, угроза, страшнее (запрещенного) ИГИЛ и прочее в этом роде. Хотя сам ИГИЛ – крайняя форма того же бунта, с той же тягой к интернационализации, так что где тут быть страшней.

Роль России как диссидента-экспансиониста, который, как всякий революционер, готов к большим рискам и неудобствам и этим силен, схвачена ее критиками верно. Лукавство этих интерпретаций на нынешнем этапе в том, что Путин, может, и был когда-то не столько главной угрозой либеральному мировому порядку, сколько лицом такого бунта. Однако сейчас эту роль перехватил президент Трамп.

Система не была готова к такому сбою в программе, когда страну, возглавляющую мировой порядок, в свою очередь возглавляет противник этого порядка. Отсюда желание подменить Трампа Путиным, чья практическая опасность всегда была ограничена скромными возможностями России, а теперь и его символическая роль подорвана чрезмерно долгим пребыванием на посту и возникшим на горизонте переходным периодом.

У парадного подъезда

«Путину нет равного по опыту среди мировых лидеров», – говорит Оливер Стоун в интервью о своем фильме. На вопрос, как Путин смотрит на Трампа, Макрона, Бориса Джонсона, я часто отвечаю: как мастер на начинающих, с высоты своего опыта. Однако долгое пребывание у власти начинает работать против образа президента-мятежника. Хорош бунтовщик, который пересидел у власти любого из королей. Вечный революционер, как и вечный студент, всегда немного оксюморон.

В действительности и революционность Путина, и диссидентство России – недоразумение. Трамп по факту рождения и гражданства – член закрытого престижного клуба, точно как и Тереза Мэй или Макрон. Он может хотеть растрясти сонное клубное царство, поднять пыльные шторы, вымыть окна, выгнать менеджеров. Россия, напротив, хочет членства в клубе, вот с этими самыми пыльными занавесками, лысыми лакеями и неторопливым управляющим. Это борьба не за новый порядок вещей, а за собственное присоединение к старому.

Нынешнее диссидентство России скорее форма, чем содержание, производная от ее сравнительной слабости. Точно так же и программа консервативного бунта, заявленного ее руководством, – не столько глубокое убеждение, сколько конструкция от противного. Если бы глобальный Евтушенко был против колхозов, Путин мог быть за – как сейчас, после выхода США из Транстихоокеанского партнерства и Парижского соглашения по климату, протекционистский Китай вдруг оказывается хранителем принципов глобальной экономики и едет вместо Трампа в Давос.

Революционность Путина и России – это оболочка, арифметическое действие отрицания отрицания. Не ветер бушует над бором, не с гор побежали ручьи. Она направлена не на то, чтобы отвергнуть истеблишмент, а на то, чтобы стать им.

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > carnegie.ru, 20 июня 2017 > № 2214367 Александр Баунов


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 16 июня 2017 > № 2210750 Оливер Стоун

Оливер Стоун о своем новом документальном фильме «Интервью с Путиным»

В то время как разведывательное сообщество, Конгресс и пресса расследуют предполагаемые попытки вмешательства России в президентские выборы в Соединенных Штатах, Стоун представляет сторону Путина в этой истории.

Эд Рэмпелл (Ed Rampell), The Nation, США

Беседа с обладателем трех наград Американской киноакадемии Оливером Стоуном — он является ветераном войны во Вьетнаме, награжден медалью «Пурпурное сердце» (Purple Heart), а также создателем некоторых из числа самых великих голливудских антивоенных фильмов — состоялась в его офисе, расположенном в городе Санта-Моника, в день празднования высадки союзных войск в Европе. Отличительной чертой кинематографических произведений Оливера Стоуна является создание им художественных альтернативных нарративов, что настроило против него не только правительственные силы, но и мейнстримовские средства массовой информации.

В 1986 году, когда президент Рональд Рейган проводил тайную операцию Иран-контрас, Стоун показал противоположную сторону этой истории в Центральной Америке в захватывающем фильме «Сальвадор». Позднее в том же году, а также в 1989 году с помощью своих фильмов, посвященных войне во Вьетнаме — премия «Оскар» за лучший фильм «Взвод» (Platoon) и номинация на лучший фильм ленты «Рожденный 4-го июля» (Born on the Fourth of July) — Стоун взялся за милитаризм с помощью своих ставших уже классическими произведений, повествующих о том, что война — это ад.

В то время как Рейган шумно рекламировал необузданный капитализм, Стоун в своем вышедшем в 1987 году на экраны фильме «Уолл-Стрит» (Wall Street) подверг сомнению моральный идеал, выраженный фразой «алчность — это хорошо». Возможно, наиболее запоминающейся работой Стоуна оказался вышедший в 1991 году его фильм «Джон Ф. Кеннеди. Выстрелы в Далласе». В нем был подвергнут резкой критике доклад комиссии Уоррена по делу об убийстве президента Джона Кеннеди, а также говорилось о причастности агентов американских спецслужб к этому убийству. А в своей вышедшей на экраны в 2012 году колоссальной 796-минутной «Нерассказанной истории Соединенных Штатов» (Untold History of the United States) Стоун представил среди прочего свой развернутый взгляд на холодную войну.

Теперь Стоун вернулся со своими документальным фильмом «Интервью с Путиным». В то время как разведывательное сообщество, Конгресс и пресса проводят расследования относительно возможного российского вмешательства в президентские выборы в Соединенных Штатах, а также по поводу возможного заговора во время избирательной кампании и президентства Трампа, Стоун, используя свой уникальный доступ к российскому президенту, осмеливается представить сторону Владимира Путина в этой истории.

В ходе затрагивающего глубокие темы интервью с корреспондентом журнала Nation Стоун говорит о том, что, с его точки зрения, является позицией Путина. Мы говорили об Эдварде Сноудене, неомаккартизме, Сирии, Дональде Трампе, Украине, мейнстримовских средствах массовой информации, Хиллари Клинтон, Джулиане Ассанже, Берни Сандерсе, о возвращении холодной войны, о Мегин Келли, о войне и мире, а также о Путине. Это интервью было отредактировано и сокращено для большей ясности.

Nation: Давайте поговорим о графике работы над документальным фильмом «Интервью с Путиным».

Оливер Стоун: Работа над документальным фильмом «Интервью с Путиным» началась в июне 2015 года. Мы в это время как раз закончили съемки фильма о Сноудене — мы направились в Москву для того, чтобы снять последнюю сцену с Эдом Сноуденом. Мы задержались еще на несколько дней и посетили Кремль, где мы встретились с г-ном Путиным для нашего первого интервью. Затем мы остались еще на два дня, и у нас было несколько интервью. Мы вернулись в Россию в начале следующего года, а затем в середине 2016 года — и каждый раз было несколько интервью — в Сочи… на даче — мы использовали любую возникавшую возможность. Его рабочий график был очень плотным; он работает допоздна. Часто он уходил в час ночи и говорил: «У меня еще одна встреча».

Путин придерживается строгой дисциплины, а ночью отсыпается. Каждый раз утром он выглядел свежим — он никогда не уставал, в отличие от меня. Он очень, очень дисциплинирован, возможно, это идет от дзюдо… Он всегда был в костюме с галстуком и выглядел очень хорошо ухоженным, независимо от времени суток. Ему ни разу не надо было посещать туалет… Он живет в таком стиле вот уже 16 лет. Я упомянул о том, как Рейган занимался делами — он ничего не перекладывает на других, он вникает в самую суть каждого вопроса. Это меня впечатлило… Путин — очень последовательный, консервативный лидер.

Четвертая поездка — мы надеялись, что уже все закончили… Она не была запланирована — это было уже после выборов в Соединенных Штатах, возник целый набор совершенно новых острых вопросов. Поэтому мы договорились о поездке в феврале 2017 года и сняли заключительную часть, уже после прихода Трампа к власти. В ней много времени уделено Трампу — но речь там идет не только о сегодняшнем дне, там присутствует и взгляд в прошлое, который охватывает период в 17 лет, там речь идет о пребывании Путина в должности президента, что очень важно для понимания нынешней ситуации.

Американцы склонны судить на основании текущего момента — заголовки, новости. Но так это не работает — политика, отношения между странами требуют определенной временной перспективы… К сожалению, у нас нет такой возможности, поскольку наш мир новостей требует немедленного ответа, как Буш вынужден был быстро отреагировать: «Я заглянул в его душу и понял, что это человек, которому я могу доверять»… Такого рода отношения выстраиваются только для камеры.

Он мог прервать эту работу в любой момент. Если бы интервью были скучными, а мои вопросы беспредметными, то, я думаю, мы бы закончили быстрее. Мне кажется, я поддерживал его интерес за счет «танцев», то есть, за счет того, что делает режиссер фильма с актерами, пытаясь поддерживать интерес и сделать так, чтобы они захотели снять этот эпизод. Это тот навык, который я приобрел с годами, работая с актерами. Я делал это и с главами государств — с Кастро, Нетаньяху, Арафатом…

Всего у нас получилось 19 часов отснятого материала. Мы сократили его до четырех часов — это неплохая пропорция в 20%…. Мы провели вместе 22 часа… Никаких российских денег в финансировании «Интервью с Путиным» не было…

— В чем значение вашего документального фильма, который выходит на экраны во время ухудшения американо-российских отношений на фоне всех этих обвинений в хакерских атаках во время выборов?

— Так это не планировалось. Это еще один кризис в длинной цепочке кризисов. Соединенные Штаты всегда господствуют в области средств массовой информации и представляют по всему миру свою сторону событий с помощью заголовков. Следует иметь в виду, что российская точка зрения при этом никогда не включается, и она никогда должным образом не представляется для американского народа. А когда это происходит, то создается впечатление, что она преподносится саркастически, насмешливо — это не очень хороший способ для того, чтобы заниматься делом. И поэтому мы совершенно определенно попытались отойти назад во времени и продвигаться к настоящему дню. И это совпадает с президентством Путина, начавшемся в 2000 году.

Он увидел, что Россия находится в состоянии хаоса — вспомните, американцы направляли экономические команды в Россию, они давали советы Ельцину. Ельцин был хорошим другом для г-на Клинтона — он был в значительной степени «нашим парнем». В 1996 году, когда рейтинги Ельцина были на катастрофическом уровне, он был переизбран президентом. Это все еще остается большим вопросом в России — выборы воспринимаются как подтасованные, и в подтверждение этой точки зрения существует немало свидетельств. Кроме того, он неожиданно получил кредит от МВФ, достаточно большой; это произошло в последнюю секунду и позволило поддержать экономику.

Наш эксперимент в России не сработал — приватизация, передача всех государственных предприятий. Все это привело к масштабной коррупции, на которую мы сегодня жалуемся. Значительная часть этой коррупции родом из того периода. Потому что те люди, у которых хватило ума, получили все бесплатно. А те люди, которые действовали по правилам, так, как надо, люди, которые имели пенсионные планы, планы в области страхования, оказались реально в пролете (Смеется).

Скажем так — ВВП России обрушился приблизительно на 40%. Для них этот обвал был хуже, чем Вторая мировая война, которая нанесла огромный ущерб России. Как сказал Кеннеди, «треть Соединенных Штатов, от Чикаго до Нью-Йорка, была уничтожена». Экономика России опустилась до уровня экономики Голландии.

После прихода Путина к власти все на самом деле изменилось. Уровень доходов вырос. Еще существует проблема бедности и различия в доходах — все это уходит своими корнями в 1990-е годы. Ситуация с приватизацией были изменена — модифицирована. Путин верит в капиталистическую, рыночную экономику — больше в ее европейский, чем в американский вариант. Он запустил процесс реформ. Он наделал себе много врагов — как вы понимаете, из числа людей, которые получили выгоду от ситуации в 1990-е годы. Не все, но многие из них эмигрировали, взяли с собой деньги и уехали.

— «Олигархи»?

— Ну, да, их называли олигархами. Но многие из них остались и работали с правительством.

— Должна ли Россия быть партнером Америки в области национальной безопасности вместо того, чтобы рассматривать ее как врага государства номер один?

— Абсолютно. У Америки и России много общих интересов, включая борьбу против терроризма. В космосе они будут ключевыми союзниками. Нам не следует милитаризировать космическое пространство, и это одна из их претензий. Конечно, контроль в области климата… Есть надежда на то, что во всех этих областях может быть налажено сотрудничество — а также в области безопасности в мире…

— Вы являетесь принципиальным критиком мейнстримовских средств массовой информации. Что вы думаете о том, как они представляют Путина?

— Это позор для Запада. Сначала публиковались какие-то позитивные вещи, когда он привнес порядок в существовавший хаос. Но когда он стал, так сказать, сыном России и начал действовать в собственных интересах России, как государствам и полагается поступать, он, на мой взгляд, застал врасплох американских лидеров, элиту своей твердостью и последовательностью. Медийная война против него началась в феврале 2007 года (когда Путин в своем выступлении на Мюнхенской конференции по безопасности подверг критике американский унилатерализм за «почти несдерживаемое масштабное использование силы в международных отношениях»).

— В ваших художественных и в документальных фильмах, от «Джона Ф. Кеннеди. Выстрелы в Далласе» до «Нерассказанной истории», меня больше всего поражает то, что в кинематографическом смысле вы представляете нарратив, противоположный господствующим взглядам, вы предлагаете версию относительно событий и людей, которая противоречит официальной. Чем ваш взгляд на Путина отличается от того, что предлагает нам расхожая точка зрения, представленная в мейнстримовских средствах массовой информации?

— В нашем документальном фильме он углубляется в детали, что важно для понимания истории и истоков; он говорит о трех шоках, с которыми он столкнулся в результате инициированной американцами экспансии НАТО, начавшейся в 1999 году — было добавлено 13 государств. НАТО иначе воспринимается русскими, чем жителями стран Запада…

НАТО, по его словам, представляет собой почти национальное государство, которое ставит под свой контроль военные механизмы тех стран, которые являются членами альянса. Они становятся государствами НАТО. Планирование в рамках НАТО использования их территории для проведения операций, военных игр и, возможно, даже, в конечном счете, их самих в качестве военного заложника, находящегося на линии фронта. НАТО — это серьезные обязательства… НАТО представляется как антироссийский альянс…Это очень важно для Соединенных Штатов, но я не думаю, что в интересах Европы быть заложником на линии фронта в условиях напряженной ситуации.

Однако приближение НАТО к границам России — это уже на грани — это как если бы (Россия) разместила свои войска в Мексике и в Канаде, прямо на наших границах, и сказала бы, что мы вам не доверяем и можем напасть на вас в любой момент. Это колоссальная напряженность. Это называется «стратегией напряженности», и она имеет фундаментальное значение для западных интересов… Однако русские не оказывают на нас никакого давления, они не перемещают войска — это Соединенные Штаты перемещают свои войска. Какое у нас количество баз передового базирования — 800? Плюс войска специальных операций в 130 странах — мы чувствуем угрозу, мы чувствуем, что находимся в окружении…

Вот что говорит г-н Путин: «Кто привносит хаос в мир?» Если посмотреть на карту и спросить: «Где находятся войска, где расположены базы, куда направляется оружие?»

— Путин на самом деле говорит в этом фильме о том, что в последний период существования СССР его лидерам было обещано, что НАТО не будет расширяться и принимать в качестве своих членов страны Восточной Европы.

— Но это не было зафиксировано на бумаге, как он говорит, и обвиняет Горбачева…

Номер два (второй шок) он испытал в тот момент, когда Джордж Буш вышел из договора по ПРО с Россией (в 2001 году) — это был настоящий шок. Очень опасный для мира шаг — люди не обратили на это внимания, однако вся концепция ядерного паритета, создававшаяся в течение стольких лет, была нарушена. После этого Америка разместила элементы ПРО в Польше и в Румынии, прямо на границе с Россией.

Я не могу сказать, в какой мере это нарушило баланс. Русские были в шоке от этого — нельзя аннулировать такие важные договоры. Договор по ПРО был краеугольным камнем ядерного паритета и был подписан в 1972 году Никсоном и Брежневым. Это был очень важный договор, однако американский народ не осознает этого, потому что средства массовой информации не объяснили это миру. Это означает, что Россия теперь вынуждена затрачивать деньги и огромное количество усилий на перестройку некоторых своих ядерных систем. Потому что теперь сложно проследить — антиракеты очень быстро можно превратить в наступательное оружие.

Если, например, не сообщить об этом русским, то они не смогут понять, что у них на радаре, с чем они сталкиваются. Если вдруг противоракета начинает вести себя как наступательное оружие, то это становится реальной проблемой. Вы должны мгновенно перестроить свою оборонительную систему и попытаться ликвидировать эту угрозу. Америка разместила вдоль всей границы России подводные лодки, межконтинентальные ракеты, самолеты НАТО — с обеих сторон. Мы разрабатываем всевозможные новые виды вооружений, включая новые ядерные «супервзрыватели» (super-fuses) — они очень опасны.

Другими словами, Соединенные Штаты не намерены вводить какие-то ограничения в области ядерного оружия — они демонстрируют намерение добиться превосходства и обладать потенциалом первого удара по России. Это серьезный, очень серьезный вопрос. Более серьезный, чем вы думаете. Это подводит нас к самой грани. Существует также большое количество возможностей для совершения ошибок, как это показано в фильме «Доктор Стрейнджлав» (Стоун показывает Путину фрагмент этой ядерной сатиры Кубрика 1964 года в своем документальном фильме), в котором происходит сбой; кто-то реагирует слишком остро — это так много раз происходило, начиная с 1970-х годов, и мы были близки к этому, если разобраться в деталях. Во время правления администрации Рейгана было несколько инцидентов такого рода. Поэтому все в настоящее время обеспокоены. Поляки вовлечены — они ненавидят русских, страны Восточной Европы, в головах у них —мысли о мести. Это очень опасная ситуация, и может произойти случайность.

Номер три (третий шок), он в деталях говорит о поддержке Соединенными Штатами терроризма в Центральной Азии, а также в России. Путин об этом говорит, это очень важный вопрос. Они помогали нам после терактов 11 сентября (2001 года), они договорились с Бушем о том, чтобы помогать нам в Афганистане — право транзита, вооружения, разведывательные данные; они, на самом деле, нам помогали. В действительности, они спасли немало наших жизней в Афганистане. В тот момент они стали перехватывать сигналы от чеченских террористов, в Грузии… предпринимались попытки отделить их от Матушки России, население которой уже в 1991 году сократилось на 25 миллионов человек. Грузия стала независимой в тот период. То есть, возникали самые разные проблемы на границе. Украина стала проблемой в 2004 году… и сейчас на Украине терроризмом занимаются крайне правые головорезы.

Буш и Путин провели встречу — он рассказывает о ее результатах. Буш согласился с тем, что мы не должны поддерживать тех людей, который стремятся развалить Россию — в то же самое время он ничего не может сделать, потому что ЦРУ продолжает этим заниматься. И возникает вопрос — кто управляет страной, кто принимает решения. Буш принимает решения? Трамп принимает решения? Или, на самом деле, существует тайное государство, ЦРУ, разведывательные службы, которые делают, что хотят? Это тоже стало одним из вопросов.

Когда советское государство развалилось в 1991 году… отношения продолжились в обычном режиме, единственная сверхдержава… Г-н Буш направил на Ближний Восток 500 тысяч солдат. Это крайне важное решение — вспомните о том, что во Вьетнаме это происходило постепенно… И вдруг 500 тысяч солдат сигнализируют о новом присутствии в мире. Это г-жа Сверхдержава вешает свою вывеску и говорит: «О'кей, мы будем все решать…»

Однако эти три вещи поразили Путина в первые годы, и это было главным изменением в отношениях. Он говорит о «наших американских партнерах» в ходе всего документального фильма, и он ни о ком не говорит ничего плохого, ни об одном президенте. Он уважает Обаму, он уважает Буша — ему, в определенном смысле, явно нравится Буш. На мой взгляд, если брать систему американских ценностей, то Путина следует считать консервативным американцем с абсолютно традиционными ценностями. Он подходит под эту категорию. И если бы он был американским президентом, его бы очень любили наши средства массовой информации, потому что он — хороший, последовательный лидер.

— Вы считаете, что мейнстримовские средства массовой информации демонизируют Путина?

— Ну, ни об одном из упомянутых мной вопросов в период с 2000 года по 2007 ничего не сообщалось (Примечание редакции журнала Nation: На самом деле, они очень мало освещались в мейнстримовских средствах массовой информации). Я об этом ничего не читал. Я думал, что у нас хорошие отношения — но я ошибался. И я не следил за украинской «Оранжевой революцией» 2004 года — казалось, что Россия не имеет ничего против того, чтобы Украина двигалась в сторону Запада. Это не было вопросом. У них были торговые договоры, которые были выгодными, мощными и хорошими для обеих сторон. У них были соглашения в военной области о поставках вооружений. Но все они были разорваны в результате государственного переворота 2014 года. Возникали проблемы в ходе войны в Грузии, о чем мало говорилось. Вторая чеченская война — наконец, Чечня была успокоена (война прекратилась в 2009 году).

Отношения осложнились из-за Украины и Сирии, которая была первой в списке. Потому что в 2011 году Соединенные Штаты активно стали вмешиваться в Сирии, а она была союзником России с 1970-х годов, у них там находилась военная база. Сирия была одним из их наиболее важных союзников России на Ближнем Востоке. Соединенные Штаты, Саудовская Аравия, Иордания, Израиль, Англия, Франция — все они стали принимать участие в этой опосредованной войне в Сирии, а цель их состояла в том, чтобы дестабилизировать страну, избавиться от Асада и привести к власти представителей какой-то умеренной оппозиции, хотя никаких признаков ее существования в то время не было.

Ситуация в стране ухудшалась. Обама бомбил Сирию в течение четырех лет, а никаких результатов борьбы с «Исламским государством» (запрещенная в России организация — прим. ред.) не было достигнуто. Путин вмешался в 2015 году — и именно в этот момент дерьмо попало на вентилятор. Потому что, на самом деле, начались активные бомбардировки, тысячи боевых вылетов, сотни вылетов в день, тогда как Соединенные Штаты предпринимали один или два. Он, действительно, нанес ущерб «Исламскому государству», и это существенно изменило ситуацию. Если вы заметили, развитие всего сирийского кризиса изменило цвет после того, как туда пришли русские и начали делать то, что они и намеревались делать, то есть бороться с терроризмом.

Путин настаивает на том, что это является главной целью. Он подчеркивает, что Дамаск находится на расстоянии всего в 2500 километров от Москвы — это не так далеко. Мы должны понять тот страх, который испытывают русские по поводу возрождения терроризма, поскольку они испытали все это в Беслане (захват школы, 1-3 сентября 2004 года), в Москве (в московском центре на Дубровке, в четырех километрах от Кремля, 23 — 26 октября), в театральном зале «Дубровка» в 2002 году — многие россияне погибли в результате этих терактов.

Путин очень серьезно отнесся к Сирии — я не думаю, что американцы так же серьезно отнеслись к этому, поскольку у нас были другие цели. Мы не боролись с терроризмом. Мы боролись за наше геополитическое преимущество в Сирии, и это во многом связано с нефтью и с географией — контроль евразийского субконтинента, Турция.

Однако Сирия и Украина вместе разрушили все остававшиеся отношения. К этому добавилось еще огромное количество оскорблений со стороны западных средств массовой информации и правительств. Когда у нас есть такие люди, как Джон Маккейн, который говорит, что «Путин — головорез, убийца, диктатор» —

— и «большая угроза, чем «Исламское государство».

— И «большая угроза, чем «Исламское государство».

— Что вы об этом думаете?

— Я не считаю, что Россия представляет собой угрозу. Я считаю, что это, как мог бы сказать Ноам Хомский (Noam Chomsky), сфабрикованный кризис. Он помогает поддерживать американскую враждебность, поддерживать военно-промышленное государство, поддерживать бюджеты — это позволяет расходовать на оборону в 10 раз больше, чем это делают русские. И, конечно же, самую большую ошибку совершил Обама в 2009 году, когда он сказал о том, что мы собираемся полностью перестроить нашу ядерную инфраструктуру и потратить на это триллион долларов. Это очень опасная мысль, если подумать о возможности гонки вооружений, о том, как Россия будет отвечать, как Китай будет отвечать? Подумайте об этом — направить миллиарды долларов на подготовку к войне. К чему это приведет?

Это мог бы быть великий момент — как это было с окончанием периода Горбачева, и Буш мог бы сказать: «Давайте жить в мире». Рейган в какой-то момент хотел полностью разоружиться — помните, Горбачев сказал: «Давайте избавимся от всего оружия», и Рейгану понравилась эта идея.

— Это было на встрече в Рейкьявике в 1986 году?

— Это была прекрасная мысль, это был великий момент в истории… Если мир взорвется, то люди должны знать, что был такой момент…

(Обама) в 2009 году (планировал потратить 1 триллион долларов на обновления ядерной инфраструктуры), и это очень опасно. Это решение, а также угроза, исходящая от антиракет, ставят мир на грань… Основываясь на всей моей работе над этим документальным фильмом и на моем сюжетном инстинкте, я могу сказать, что русские — это крутые ребята, и они не будут уступать. Их победа во Второй мировой войне была поразительной — нацисты причинили им большой ущерб, лучшая военная машина всех времен. Они понесли огромные потери, но они смогли восстановиться и оказать сопротивление — по сути, они перевернули весь ход войны в Сталинграде… И они боролись, они продолжили это делать в Восточной Европе, это было невероятно. Их военные и гражданские потери оказались колоссальными — по некоторым оценкам, 27 миллионов…

Россия выиграла Вторую мировую войну — но русские не получили за это никакой награды. Сразу после этого Черчилль и Трумэн начали холодную войну. Советские фильмы о Второй мировой войне были очень хорошие… Они помнят. Если вы сегодня будете снимать фильм о Второй мировой войне, если это не будет что-то вроде Тарантино, это никого особенно не затронет в нашей стране. А в России это может случиться, если это дойдет до их сердец, это их ДНК. Все в России, все имеют родственников, которых затронула война, которые были ранены или убиты. Погибло очень много людей. Вся страна боролась за выживание.

Вы должны это понять — они готовы к войне, и они этого опасаются. Я почувствовал во время моих поездок… я почувствовал, что они очень удивлены тем, что Америка занимает такую жесткую позицию в отношении России. Им нравится Путин, поскольку он отстаивает интересы России. Он не слишком агрессивен, он никуда не вторгается, если не считать того, что говорят…

— А вы рассматриваете все то, что происходит сегодня — все эти обвинения о вмешательстве России в американские выборы — в контексте холодной войны?

— Абсолютно. Память о холодной войне не исчезла. Все представители более старших поколений, неоконсерваторы, все они помнят об этом, а также о том, что Россия является главным врагом. Это у них в крови, это их ДНК — ненавидеть русских… Я не считаю это необходимым, на мой взгляд, существует огромное количество недоверия, особенно со стороны элиты Республиканской партии. Они сделали это вопросом на выборах, когда запаниковал Трумэн (в 1948 году), они приняли Акт о лояльности (Loyalty Act) и создали ЦРУ. Поэтому многие из этих зол мы унаследовали от того времени.

Интересно вот что: если бы Рузвельт прожил на несколько месяцев дольше, то в таком случае, совершенно очевидно, мы унаследовали бы другой мир. Очень жаль, что он умер в апреле (1945 года) — если бы он дожил до июля или до августа… Рузвельт верил в великий альянс с участием Соединенных Штатов, Советского Союза, Англии и Китая… Черчилль сказал: «Как бы вы ни критиковали Сталина, он выполнял то, что обещал нам».

— Не сеем ли мы семена нового маккартизма с помощью всех этих обвинений в хакерских атаках?

— Это очень странно — но это происходит. Эти старые фигуры, которые не доверяют России и ненавидят все, что с ней связано. Мне это непонятно, потому что русский народ во многом похож на американский народ…

— Все 17 разведывательных ведомств США пришли к одинаковому выводу относительно хакерской атаки со стороны русских, и все, занимающие левую позицию, вынуждены сказать: «Они должны знать то, что они говорят». Но вы не верите в то, что все эти 17 разведывательных ведомств говорят правду?

— Я не верю, потому что они отошли от своей первоначальной позиции… Это были три ведомства — ЦРУ, АНБ и ФБР. Они состряпали эти разведывательные данные. Это мои слова, (а не Путина)… Это очень серьезные обвинения — относительно того, что Трамп был маньчжурским кандидатом. Я считаю разговоры о влиянии русских на выборы абсурдными, и это видно невооруженным глазом.

Израиль имеет намного большее влияние на американские выборы с помощью Американо-израильского комитета по общественным связям. Саудовская Аравия оказывает влияние с помощью денег… Шелдон Адельсон (Sheldon Adelson) и братья Кох (Koch brothers) имеют большее влияние на американские выборы… А премьер-министр Израиля приезжает в нашу страну и, выступая в Конгрессе, критикует политику президента в отношении Ирана — это довольно возмутительно.

Наша страна в большой степени находится под властью диктатора — этим диктатором являются деньги, военно-промышленный комплекс… За гранью абсурда — каждый год иметь такие расходы на военные нужды…

— Хотя ваши документальные фильмы не так хорошо известны, как ваши художественные картины, вы сняли довольно много документальных лент. Можете ли вы поставить «Интервью с Путиным» в контекст ваших предыдущих документальных фильмов о Фиделе, Арафате, «К югу от границы» и т.д.?

— Это были особые интервью, как и это. Идея относительно Путина возникла спонтанно, она выросла из истории со Сноуденом. Я встречаюсь с Путиным, и в результате мы делаем фильм. В тот момент мы не определяли никаких границ. Мы вынуждены были делать так, чтобы ему было интересно. На мой взгляд, большинство интервью вызывают у него скуку. Конечно, если вспомнить людей вроде Мегин Келли (Megyn Kelly), которые наскакивают на вас, и вы вынуждены защищаться, — такой вариант мне не совсем подходит…

В конце он мне сказал: «Спасибо за то, что вы были таким обстоятельным и задавали хорошие вопросы». Я бросал ему вызов, но делал это мягко — ничего не получится, если использовать острый подход в стиле Мегин Келли… Она была недостаточно хорошо информирована, она упомянула о 17 разведывательных агентствах, и она ничего не знала о тех цифровых следах, о которых говорил Путин.

— Путин ссылался на вас, когда в беседе с Мегин Келли он упомянул о существующей в Соединенных Штатах теории, согласно которой президент Кеннеди был убит американскими спецслужбами?

— Я не знаю. Он никогда со мной об этом не говорил… Это было совершенно неожиданно. Но он воспринял это как возможный вариант, не так ли? Я, конечно же, в это верю, и вы, вероятно, тоже… Только государственный аппарат мог это осуществить, а не любители.

— С точки зрения истории документальных фильмов, вы можете сравнить «Интервью с Путиным» с такими лентами, в которых рассматриваются и переоцениваются уже устоявшиеся нарративы, как в фильме Майкла Мура «Фаренгейт 9/11» (2004), как в фильме «Тонкая голубая линия» Эррола Морриса (1988), или в его же фильме «Туман войны» (2003), как в «Безумцах Титиката» Фредерика Уайзмена (1967), в «Поспешном осуждении» Эмиля де Антонио и Марка Лейна (1967)? В этих фильмах были представлены альтернативные точки зрения, и они помогли изменить общественное мнение. Можете ли вы поставить фильм «Интервью с Путиным» в этот контекст?

— Пока еще нельзя сказать. Будем надеяться на то, что он будет способствовать миру, гармонии и улучшению взаимопонимания. Да, я абсолютно сознательно выступаю за другой мир, за альтернативный. Я не понимаю, почему мы ведем войны…

Как вы это называете: Стоун/Путин? Некоторые говорят: Фрост/Никсон. Все это было в прошлом — а сейчас настоящее. Это шанс для сумасшедшего кинорежиссера выйти и спросить: «Что вы там на самом деле говорите? Мы можем это услышать?»

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 16 июня 2017 > № 2210750 Оливер Стоун


Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 16 июня 2017 > № 2210465 Вероника Бруни

Свободное плавание «Кинотавра»

Вероника Бруни

кинокритик, главный редактор интернет-издания "Культпросвет"

Все решения жюри главного отечественного кинофестиваля оказались про свободу и ее образы

В сторону независимых форматов была развернута программа в целом, девять из 14 фильмов конкурса сняты без участия государства, но этот перспективный сюжет может оборваться, толком не состоявшись. «Карфаген жлобства должен быть разрушен», — в таком духе высказывались представители киноиндустрии о недавней инициативе Фонда кино, возводящего между фильмами и прокатом непреодолимый для маленьких студий и независимых продюсеров финансовый барьер в пять миллионов рублей – предполагаемая цена прокатного удостоверения. Тем временем, независимый дух, отказ от самоцензуры и свобода снова оказываются в числе главных ценностей если не общества, то искусства.

В фильме Бориса Хлебникова «Аритмия», получившем сразу три награды – Гран-при, актерский приз Александру Яценко и приз зрительских симпатий, — свобода явлена как результат личного усилия. Ее простым и точным образом становится забитая автомобилями шоссейка, где экипаж скорой помощи вручную расчищает полосу, метр за метром освобождая себе путь.

Лучшим дебютом, а всего дебютных фильмов в конкурсе «Кинотавра» было семь, признана «Теснота» Кантемира Балагова. Это один из главных фильмов года, настоящее художественное открытие, и у него также приз критики, носящий с этого года имя Даниила Дондурея. Молодой режиссер доказывает существование и красоту свободы апофатически, то есть от противного – от тесноты, от стесненности долгом, родней, общиной, наконец, генедерными стереотипами. Внутренняя свобода героини фильма разразится как пожар, как стихия. Эта яростная и прекрасная вспышка позволит увидеть старые истины в новом свете, «из пепла нам сверкнет алмаз, блеснет со дна своею чистой гранью», — как в стихах Циприана Норвида, давших название другому фильму, «Пеплу и алмазу» Вайды. Дарья Жовнер, сыгравшая в «Тесноте» этот яркий алмаз, его становление, сияние и твердость, заслуживала приза за лучшую женскую роль. Как и выдающееся трио состарившихся сестер Прозоровых в фильме-эпитафии Юрия Грымова «Три сестры», сыгранное Анной Каменьковой, Ириной Мазуркевич и Людмилой Поляковой. Как и замечательная актриса Инга Оболдина, получившая в итоге этот приз за роль в комедийном ревю Кирилла Плетнева «Жги», родившемся как будто из сцены тюремного хора в шукшинской «Калине красной» или из аналогичной сцены в «2Асса2» Сергея Соловьева. В этом потенциальном лидере проката голосистая надзирательница женской колонии мается в невидимом миру заключении. Она трудно, но с огоньком изживает зону внутри себя при участии музыкально образованной заключенной в не менее темпераментном исполнении Виктории Исаковой.

Свобода – главное условие «Заложников» отмеченного призом за режиссуру Резо Гигинеишвили и признанного лучшим оператором Владислава Опельянца. Авторы восстанавливают несколько осенних дней 1983 года перед событиями, до сих пор остающимися огромной болью Грузии – попыткой угона самолета, которую предприняли шесть молодых людей из золотой молодежи, задумав бежать из СССР, найти свободу, о которой слышали от родителей, и о которой у них самые смутные представления. Эти смутные мечты, неясные планы, невнятные действия, нарастающие, как ком, и приводящие к финальным панике и неразберихе, оказываются для режиссера более значимыми и емкими, чем образ тотальной несвободы, от которой, казалось бы, бегут герои. И сами они в какой-то момент оказываются уже не столько заложниками репрессивной системы, заключенными наравне со всей страной, сколько жертвами собственной несвободы духа, участниками не столько гражданской катастрофы, сколько личной трагедии. Фильм снят на грузинском языке, и это колоссальный шаг 34-летнего режиссера, снимавшего до сих пор коммерческие комедии — от низкого зрелища к высокому.

Виталий Суслин, автор тихой, прозрачной акварели «Голова. Два уха» – это его второй фильм – разделил свой приз за сценарий с соавтором Иваном Лашиным, жителем Воронежской области, пережившим все события фильма в реальности и сыгравшим главную роль. Иван Сергеевич, маленький скотник с большим чувством достоинства, в Новый Год звонит с дежурства матери, уже забравшейся под одеяло, и ласково подышав в трубку, тянет: «Лааадно!» Все в их картине действительно ладно, кроме подлости, запустившей мотор этой горькой истории. Однажды героя подберет черный внедорожник, остановившийся среди мертвого села, и увезет в большой город, на работу. Все, что от него нужно - это паспорт, по которому простодушный человек наберет мелких кредитов для новых «работодателей». Вымытый, постриженный, в костюме, при галстуке он скоро окажется на улице, но не опустит рук и будет долго сопротивляться несчастью. Комические обстоятельства его рабочих будней и лирические сны Ивана Сергеевича показаны с непередаваемой невозмутимой интонацией, отстраненной и сочувствующей, рождающей острое чувство сопереживания. Ивану Сергеевичу Лашину оно, в самом деле, понадобится, поскольку набранные им кредиты существуют не только в фильме, и отдавать их нечем, непосильный долг обманутого бедняка. И моря он никогда не видел, пока не приехал на «Кинотавр».

Получивший приз за музыкальное решение фильм Юсупа Разыкова «Турецкое седло» отталкивается от несвободы главного героя и, прежде всего, интересен своим изобразительным решением, острым и эксцентричным. Разыков рассказывает о топтуне на пенсии, заложнике своей конторы, который не может освободиться от больных идей и преступных привычек. Безвредный, на первый взгляд, Ильич в замечательном исполнении театрального артиста Валерия Маслова страдает синдромом «турецкого седла» (это заболевание мозга, деформирующее гипофиз, результат которого - мигрени, головокружения, расстройство речи и т.д) - но больше от ригидности своей психики, жестокой по отношению к инакомыслию и инакочувствию. Он оказывается механическим человеком, рабом настроек – яркий пример исторических последствий насилия государства над личностью в фильме, созданном без участия государства, в общем-то, на коленке.

Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 16 июня 2017 > № 2210465 Вероника Бруни


Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 15 июня 2017 > № 2209935 Вероника Бруни

Мира мало: фильм Бориса Хлебникова — главный призер «Кинотавра»

Вероника Бруни

кинокритик, главный редактор интернет-издания "Культпросвет"

Лучшим фильмом 28-го «Кинотавра» признана «Аритмия» Бориса Хлебникова, лучшим актером – исполнитель главной роли Александр Яценко. У фильма также Приз зрительских симпатий

Раз в несколько лет посреди всяких злосчастий космос посылает нам кино Бориса Хлебникова. После «Долгой счастливой жизни» его следующую картину пришлось ждать почти пять лет. В творческих профессиях есть люди, чье отсутствие — как в сердце нож. Если Аки Каурисмяки, к примеру, не снимает шесть лет подряд, мир становится ощутимо хуже.

В «Аритмии» Катя (Ирина Горбачева) и Олег (Александр Яценко), медики около тридцати, и счастливы вместе, и на грани развода. Счастливы, потому что родные друг другу, благородны и великодушны. Развод — потому что сбилось равновесие между их частным счастьем и любимым делом, позволяющим жить на белом свете, а не в тесноте малогабаритного семейного склепа. Когда любишь то, что делаешь, мир становится не в пример просторнее, но и требует многого, Олег и отдает почти все. Словно Алиса, он заметно меняется в масштабах на работе и дома: там — растет и подставляет плечи; здесь — как маленький, хотя пьет, как слон. Белый свет все рельефнее и объемнее. Любовь, впрочем, тоже никуда не пропала, но теряет вид и вес, а без нее и целого мира мало. Этот онтологический сбой и есть причина аритмии, больно очень, но камера Алишера Хамидходжаева ясной, ласковой оптикой, прозрачным светописьмом делает боль тише.

Мир Олега и Кати — пусть и не стозевная Москва, но тоже не идиллия с буколикой, прилетает со всей дури в лицо, знай, улыбайся и отшучивайся. Олег — врач скорой помощи, он постоянно на выездах, и их документальные на грани цирка сюжеты раздвигают пространство камерной семейной истории, складываются в трагикомичный анатомический атлас пореформенной России. В обстоятельствах, заданных Минздравом, Олег — скорее капитан утлой спасательной шлюпки, которая спешит на помощь вопреки инструкциям, под пиратским флагом. Их экипаж с фельдшером и водителем в исполнении, соответственно, Николая Шрайбера из сериала «Озабоченные» и Сергея Наседкина из «Свободного плавания» — отдаленное эхо карнавальной бригады санитаров в «Кавказской пленнице».

Реформы Минздрава исключают человеческий фактор, новый заведующий, эффективный менеджер внедряет «правило 20-ти», в частности, отводя на спасение жизни не более 20 нормативных минут. А «поди, мочу выведи за 20 минут», — расширяют медики наш кругозор. Реформа дрянь, и в городе пробки. Олег изобретательно и убежденно объезжает регламент, а нахрапистая бабуля-симулянтка накатает телегу, а свидетели Иеговы, оскорбленные в своих чувствах, напишут донос, а коллеги реаниматологи цыкнут, что сдал им живым ребенка с ранениями, несовместимыми с жизнью, и возись теперь: по новым правилам врач должен приложить все усилия, чтобы пациент не умер у него на руках, а у других — пржалуйста. А Катя тоже устанет и отправит его спать на матрац в кухню.

Пульки от детского пистолета в роли нано-таблеток, драки пациентов со множественными ножевыми, громоздкий надувной матрац, не приспособленный для свободного плавания в кухонных широтах, инфаркт тридцатилетних, алкоголь под утро — всего этого и слишком много, и совсем недостаточно, все требует постоянных личных усилий по заполнению пустот. Сообщающиеся сосуды — большой разнообразный мир и частное пространство — пустеют, наполняются и вновь пустеют неритмично, вразнобой. В этом динамическом равновесии, состоит и устройство фильма, который не движется поступательно вперед к развязке, а пульсирует, мерцает, проводит слабые токи через сердце, качает кислород, зализывает раны персонажей и зрителей.

Безыскусная «Аритмия» не располагает к тому, чтобы разъять ее гармонию, деликатно перенесенную на экран Борисом Хлебником и сценаристом Натальей Мещаниновой, кажется, с какого-то нерукотворного молекулярного уровня, или к тому чтобы разбирать ее неразрешимый конфликт. Так не разрешается сама жизнь, пока она жизнь. А это она, как никогда, на экране. И ее фантастический проводник — Александр Яценко под высоким напряжением. В дуэте с ним Ирина Горбачева с ее прекрасным ясным лицом играет галактику, которая летит к другой галактике и изводится, что не долетит. Или долетит, а никто не встретит. Когда они все-таки останутся вдвоем слушать песни «пубертатного периода», все мучительные приливы и отливы большого внешнего мира отступят на второй план. Но без них, изматывающих и утомительных, требующих пиратской решимости, тазика Дон-Кихота и внутренней свободы, галактикам снова станет тесно. Как будто жизнь качнувшись вправо, качнется влево.

Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 15 июня 2017 > № 2209935 Вероника Бруни


Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > forbes.ru, 15 июня 2017 > № 2209863 Максим Артемьев

Летний разговор с президентом. Путин устал?

Максим Артемьев

Историк, журналист

Прямая линия, несмотря на то, что к ней привыкли, как и к новогоднему обращению, все-таки, изживает себя как жанр

Прямая линия с президентом выполняет в России две основные функции — соцопроса и психотерапии. И обе – достаточно успешно, в противном случае от этого формата администрация президента, пристально следящая за эффективностью своих пиар-инструментов, давно бы отказалась. Так что насмешки и ерничанье «продвинутой» публики по поводу звонков президенту понятны, но не обоснованы.

Перенос времени прямой линии с конца года на весну начиная с 2014 года мало что изменил в ее содержании. В 2017 году впервые решили провести общение президента со страной летом. С одной стороны, это несколько понижает охват аудитории и число вопросов, поскольку лето – это сезон отпусков, время выезда на дачи, более длительного светового дня, когда меньшее число людей склонно сидеть дома у телевизора. С другой – больше проблем бывает именно перед началом отопительного сезона (или сразу по его итогам), во время холодов, в течение учебного года.

Новинкой этого года стало широкое вовлечение в процесс общения с главой Кремля социальных сетей и предоставление формата видеовопросов, которые персонализируют участников, придают впечатление непосредственности и режима онлайн, без привлечения, как прежде, съемочных бригад телевидения. Администрация показала, что способна технически идти в ногу со временем, придавая «картинке» необходимый динамизм, а порой и драматизм. Взять хоть те же «жесткие» вопросы от слушателей, которые выводились на экраны федеральных каналов. Например, верит ли Путин в «цирк с подставными вопросами», знает ли, что Навальный якобы снимает о нем новый фильм, собирается ли уходить в отставку и т.п.

Впрочем, если брать вопросы, на которые президент отвечал, то они были, как и следовало ожидать, в основном, социально-экономического плана. Страна четвертый год находится в состоянии кризиса, роста экономики нет, и именно эта проблематика является наиболее важной для людей. PR-команда главы государства стоит поэтому перед нелегкой задачей – как затянувшуюся депрессию представлять в виде успешно решаемой задачи четвертый год подряд?

В стране с иным механизмом управления эта задача могла бы стать роковой для национального лидера, но в России на самом деле, как и показали вопросы, гражданам важнее компенсаторный и успокаивающий посыл президентского обращения. Иными словами, им важно подтверждение того, что власть занимается их проблемами, что она помнит о них. Конкретика же у каждого своя – у кого-то лекарства, у кого-то пенсия, у кого-то учебники. Целостной программы мер по выводу из кризиса никто не спрашивает.

Владимир Путин дал населению чаемый успокаивающий ответ – увеличивается продолжительность жизни, снижается материнская и младенческая смертность, наблюдается рост экономики, инфляция рекордно низкая и, таким образом, рецессия преодолена.

Политика (внутренняя) занимала совсем скромное место в общении. Власть тем самым дала понять, что недавние митинги и другие публичные акции ее мало заботят и она не считает их серьезной угрозой. Акцент был смещен на региональный уровень. Любопытно, как представляет себе президент текущие процессы в субъектах федерации — «Во многих местах уже подошел срок для губернаторов. Многие из них отработали более 10 лет. Где-то они сами это понимают — и сами поставили вопрос о том, чтобы использовать их на других участках. Где-то мы заметили, что люди хотят перемен, и поэтому инициировали этот процесс».

То есть его устами был подтвержден и без того очевидный факт, что вся политика делается в Кремле. Выборы же носят ритуально-опросный характер. И вот Путин обещает приехать в Удмуртию, дает указание ставропольскому губернатору («Надеюсь, что Владимир Владимирович уже сегодня у вас побывает…Пусть посмотрит, разберется»), предлагает, чтобы Собянин «добился от своих подчиненных понимания».

Можно вообразить, как забегают чиновники на местах по результатам сегодняшнего разговора. Для кого-то это смешно и печально, образец того, как нельзя руководить страной, но для большинства населения – а именно оно основной зритель подобных программ - это то, чего оно ждет от верховной власти. Наказание плохих бояр, одергивание зазнавшихся чиновников делегируется президенту, и от него же ожидают участия в решении своих проблем.

Важнейший вопрос выборов-2018 был обойден с элегантным изяществом. На вопрос о преемнике Путин ответил многозначительно-туманно: «Я еще работаю. А это должен определить избиратель, российский народ». Думается, таким посылом он постарался снять с повестки дня проблематику кампании-2018 как неактуальную, до которой еще далеко.

Как необходимая пикантность была припасена новость о недавнем рождении у Путина второго внука, чем удовлетворили недоумение по поводу того, что этот семейный секрет президент первым раскрыл американскому режиссеру Оливеру Стоуну. То есть Стоуну Путин сказал вообще о наличии внуков, а россиянам – привнес какую-то конкретику. Из той же серии, призванной показать «человеческое лицо» лидера нации, был его рассказ о смерти своего отца - в ответ на душераздирающий вопрос молодой женщины, больной раком.

Прямая линия, несмотря на то что к ней привыкли, как и к новогоднему обращению, все-таки изживает себя как жанр. Никакие технические ухищрения или новый дизайн неспособны удерживать внимание столь долгое время. Количество вопросов снизилось по сравнению с прошлогодним показателем. Недаром самый последний вопрос сегодня касался именно того – будет ли продолжаться подобное общение и дальше? И Владимир Путин не дал однозначного ответа, что будет. Думается, он и сам уже от него устал.

Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > forbes.ru, 15 июня 2017 > № 2209863 Максим Артемьев


Россия > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > kremlin.ru, 15 июня 2017 > № 2209187 Владимир Путин

Ответы на вопросы журналистов по итогам «Прямой линии».

По окончании «Прямой линии» Владимир Путин ответил на вопросы представителей средств массовой информации.

В.Путин: Давайте с наших китайских друзей начнём.

Вопрос: В мае текущего года главы государств и правительств тридцати стран мира приняли итоговое коммюнике Первого международного экономического форума «Один пояс, один путь», по которому стороны решили наращивать сотрудничество. Скажите, пожалуйста, Владимир Владимирович, как Россия совместно с Китаем планирует реализовывать эти договорённости? Спасибо Вам.

В.Путин: Я уже говорил, но могу повторить.

Во-первых, я считаю, что это мероприятие является пока уникальным. Это инициатива Председателя КНР, нашего большого и моего личного друга Председателя Си Цзиньпина. Оно прошло удачно. Это крупное, удачное мероприятие. Рассчитываю, что оно положило начало новому этапу сотрудничества в Евразии, и не только в Евразии.

Главное, что мы должны сделать, – это объединить наши усилия в рамках Евразийского экономического союза и в рамках китайской инициативы Шёлкового пути. Можно ли сделать или нет? Уверен, что можно, потому что даже в сфере экономики, я уже сейчас не говорю про стратегический уровень нашего партнёрства, у нас очень много совпадающих целей и взаимодополняющих возможностей. Поэтому у меня нет никакого сомнения, что мы будем работать вместе, и эта работа будет эффективной, принесёт пользу как китайскому, так и российскому народу. Но и не только нам – будет влиять на глобальную конъюнктуру в мире.

Я хочу ещё раз поблагодарить китайскую сторону за организацию этой работы.

Вопрос: Владимир Владимирович, я из Донбасса приехал, там люди у меня спрашивали. Я с Иосифом Давыдовичем Кобзоном восьмой раз был. Они говорят: «Спроси у Владимира Владимировича, когда он заберёт Донбасс». Потому что там устали. Три года прошло, там стреляют, и люди просто не знают, как быть. Всё разрушено.

В.Путин: Да, я знаю. Это трагедия, и очень большая. Мы сделаем всё для того, чтобы минимизировать тот ущерб, который там имеется. И что я хочу сказать. Вы знаете нашу позицию в целом, но мы будем делать всё для того, чтобы людей там поддержать, вне зависимости ни от каких внешних факторов. Но очень рассчитываем на то, что ума, здравого смысла и ответственного отношения к делу хватит и у сегодняшнего киевского руководства для того, чтобы реализовывать те соглашения, те договорённости, которые были достигнуты в результате достаточно сложной работы, имею в виду прежде всего минские соглашения.

Вопрос: Они не работают.

В.Путин: А если бы их не было, было бы гораздо хуже. Это совершенно очевидная вещь. Но мы видим, что проблемы там не уменьшаются, а отчасти нарастают. И мы будем анализировать эту ситуацию, для того чтобы своевременно принять решения, которые будут адекватны складывающейся ситуации.

Вопрос: Всем известно, что Россия поддерживает хорошие отношения с курдами из Сирии и Ирака. 2 июня у Вас была встреча с Премьер-министром Иракского Курдистана господином Барзани. И ещё, до сих пор курды воюют против терроризма. Вот мой вопрос: будет ли Россия поддерживать отношения с курдами после окончания войны с терроризмом?

В.Путин: Мы всегда поддерживали отношения с курдским народом. И я не вижу оснований прекращать эти контакты.

Но сначала нам нужно решить общую задачу, о которой Вы сейчас сказали. Это борьба с терроризмом. Мы знаем, и я уже об этом неоднократно говорил, наша позиция здесь является открытой. Мы знаем, какой большой, существенный вклад вносят курдские бойцы в борьбу с терроризмом. Это очень боеспособные курдские подразделения и действуют очень эффективно.

А что касается более широкого сотрудничества, Вы сейчас сами упомянули о моей встрече с господином Барзани. Мы и в целом с Ираком работаем очень активно, и эти отношения будут развиваться.

Мы прекрасно отдаём себе отчёт в том, насколько курдская проблема является острой. Мы нашу позицию давно определили. Мы будем действовать и выстраивать свою позицию в рамках международного права.

Вопрос: Владимир Владимирович, в настоящий момент активируется программа по совместной экономической деятельности между Японией и Россией на Курильских островах. В Японии это означает начало запуска передачи островов. Скажите, пожалуйста, для России что это значит? То же самое, какая позиция у России? Планируете ли Вы посетить острова?

В.Путин: Смотрите, мы исходим из того, что совместная работа на островах возможна. И мы к этому относимся так, что мы должны создавать благоприятные условия для решения территориальных проблем. Какую форму приобретут окончательные решения, мы пока не знаем. Но без создания соответствующих условий, которые должны выражаться в повышении обстановки доверия, сделать вообще ничего невозможно.

Есть и отягощающие эту проблему вопросы, а именно вопросы обеспечения безопасности, в том числе и в этом регионе, обязательств Японии со своими союзниками. Это всё очень тонкие вещи, которые требуют очень тщательного и взвешенного рассмотрения и проработки. В зависимости от того, как пойдёт эта работа, будут приняты окончательные решения. Говорить пока об этом преждевременно.

Вопрос: В последние два месяца прошли несколько массовых протестов против власти. Скажите, пожалуйста, что Вы о них думаете? И считаете ли Вы Алексея Навального, по призыву которого произошли эти протесты, своим политическим конкурентом на выборах в 2018 году?

В.Путин: Я, когда услышал, что Вы от Би-би-си, нисколько не сомневался, что именно этот вопрос Вы и зададите, потому что это в определённом смысле пропаганда тех людей, которых Вы поддерживаете.

Протестные акции всегда возможны в рамках демократических процедур. И думаю, что это правильный, хороший способ донести до власти, до любой власти и в любой стране, в том числе и в России, точку зрения людей, которые не согласны в чём-то с действующими властями. При этом любые формы протестов, в том числе и демонстрации, должны оставаться в рамках закона. Так же как и чиновники, и властные структуры, представители власти должны действовать в рамках закона. Те, кто нарушает закон, должны отвечать за эти нарушения. Вот и всё.

Но одно дело организовывать протестные акции, а другое дело использовать эти акции как инструмент провокации и обострения ситуации для самораскрутки. Вот это я не приветствую. Я считаю, что это делается не для улучшения ситуации в стране, это делается не для решения каких-то проблем, перед которыми стоит страна, и люди стоят не для того, чтобы решить проблемы людей, а чтобы решить свои собственные, личные вопросы, связанные с саморекламой.

Вопрос: Владимир Владимирович, про продажу РБК.

В.Путин: Про что?

Вопрос: Продажа РБК.

В.Путин: Вы же мне задавали этот вопрос.

Вопрос: Нет, я не этот задавала. Известно, что в ближайшее время состоится сделка по продаже РБК Михаила Прохорова Григорию Берёзкину. Вы обсуждали с кем-нибудь из участников сделки эту сделку?

В.Путин: Нет.

Вопрос: Встречались ли Вы недавно с Михаилом Прохоровым?

В.Путин: Нет. Сделку ни с кем не обсуждал. С Михаилом Прохоровым пока не встречался. Я могу себе представить, что такая встреча может состояться.

Вопрос: Как Вы прокомментируете информацию, что эта сделка является результатом давления властей на нынешнего собственника или следствием Вашего личного недовольства редакционной политикой РБК?

В.Путин: Никак не могу прокомментировать. Я считаю, что такие средства массовой информации, как РБК, нужны. Иногда, честно говоря, даже сам смотрю. Тот информационный пакет, который я вижу на экранах, в принципе считаю полезным, мне нравится. Но какое-то давление, во всяком случае, я об этом ничего не знаю. А с Михаилом Прохоровым я, может, и встречусь, я с ним хорошо знаком. Но ни с кем я не встречался и ни с кем не обсуждал.

Вопрос без микрофона.

В.Путин: Когда я это слышу, я смотрю на то, что происходит в других странах. А там – пожалуйста, мы знаем, как идут политические процессы, знаем политических долгожителей. Это в принципе нормально, если это находится в рамках демократических процедур, если это находится в рамках действующего закона. У нас закон в этом смысле никто не нарушает.

Вопрос: Вас во время «Прямой линии» сегодня спросили про Кирилла Серебренникова, Учитель спросил, но Вы не ответили на вопрос.

В.Путин: У меня как–то проскочило мимо ушей, прошу прощения. Он спросил про Серебренникова?

Вопрос: Он спрашивал, да, – и Безруков, и Учитель, – как Вы относитесь к тем силовым акциям, которые были в «Гоголь-центре», и в отношении кого Вы говорили «дураки». Потому что в разговоре с Мироновым о Госпремиях, то, что потом было описано, вы сказали «дураки».

В.Путин: Я уже сам не помню, что я говорил, когда мне передавали это письмо. Письмо я действительно прочитал. Я уже не помню, в каком контексте, какие там «дураки», хотя могу сейчас представить, если я не ошибусь, воспроизведу.

Речь, видимо, шла о том, что обыски, изъятия документов производились при силовой поддержке, но здесь ничего умного я не вижу, потому что нет никакой необходимости заявляться в театр, в бухгалтерию с силовой поддержкой. Это просто нелепо.

Хотя я должен Вам сказать, что это не в отношении конкретного театра или Серебренникова было сделано. У нас силовая поддержка применяется сплошь и рядом, даже там, где это совершенно не нужно делать. Я сейчас не буду воспроизводить. Это делается даже при проведении соответствующих следственных действий в самих силовых структурах. Тоже ни к чему. Знаете, офицеры подчинятся любому приказу. Бессмысленно. И здесь тоже было бессмысленно.

Что касается Серебренникова. Я с ним не знаком в отличие, скажем, от Алексея Учителя. Во всяком случае, лично не общался. Как Вы знаете, многие вещи он создавал при поддержке государственных финансов. То есть никаких ограничений – я сейчас не даю оценки его творчеству, совершенно к этому не готов, – но каких–либо ограничений, связанных с его творческой деятельностью, как Вы знаете, не было и нет, потому что просто ему давали государственные деньги. Но если уж кому–то дают государственные деньги, то государство должно исходить из того, что они тратятся правильно, в соответствии с законом. Возникли опасения, что есть финансовые нарушения. Всё, больше здесь ничего нет. Но окончательно сделать вывод – виноват кто–то или не виноват, – может только суд после завершения предварительного расследования.

Вот и всё, что я могу сказать на сегодня.

Россия > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > kremlin.ru, 15 июня 2017 > № 2209187 Владимир Путин


Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > kremlin.ru, 15 июня 2017 > № 2209179 Владимир Путин

Прямая линия с Владимиром Путиным.

В эфире телеканалов «Первый», «Россия 1», «Россия 24», радиостанций «Маяк», «Вести FM» и «Радио России» вышла 15-я специальная программа «Прямая линия с Владимиром Путиным».

Т.Ремезова: Здравствуйте! В эфире «Прямая линия с Владимиром Путиным» – совместный проект Первого канала и телеканала «Россия». Нашу программу можно также смотреть на канале «Россия 24» и слушать в эфире радиостанций «Маяк», «Вести ФМ» и «Радио России».

В студии «Прямой линии» – Татьяна Ремезова и Дмитрий Борисов.

Д.Борисов: Добрый день!

Для начала хотел бы представить наших коллег, которые будут сегодня нам помогать. В колл-центре работают Мария Гладких и Наталья Юрьева, ну а с гостями здесь, в студии, – Вера Красова и Наиля Аскер-заде, Ольга Паутова и Ольга Ушакова.

Рядом с ними – люди, которые в минувшем году так или иначе становились героями самых ярких репортажей наших корреспондентов, люди, без которых сегодня, пожалуй, нельзя себе представить Россию.

Слово – Татьяне Ремезовой.

Т.Ремезова: Итак, в прямом эфире – Президент Российской Федерации Владимир Путин.

М.Гладких: Добрый день!

Мы находимся в центре обработки сообщений, в редакции «Прямой линии». В наш центр уже поступили 1 миллион 100 тысяч звонков по телефону. Напомню, что задать свой вопрос Владимиру Путину вы можете прямо сейчас. Номер телефона – традиционный: 8–800–200–40–40. Номер для СМС- и ММС-сообщений – 0–40–40.

Н.Юрьева: Помимо СМС и звонков наши операторы принимают и видеовопросы. Их можно отправить или через сайт moskva-putinu.ru, или с помощью специального приложения для мобильных устройств, которое называется так же: «Москва – Путину».

Вы можете обратиться к Президенту и в официальных группах нашей программы в социальных сетях «ВКонтакте» и «Одноклассники». Впервые на прямую видеосвязь с главой государства вы можете выйти с помощью сервиса «OK Live». Также это можно сделать с помощью приложения «Москва – Путину». Так Президент вас не просто услышит, но и увидит.

Звоните. Мы принимаем обращения до конца эфира. Время еще есть. Возможно, Владимир Путин ответит именно вам.

М.Гладких: Ещё одна новинка этой «Прямой линии». В этом году с помощью коммуникационной платформы SN Wall мы в режиме реального времени можем отслеживать то, как зрители обсуждают нашу программу в социальных сетях. На данный момент в «Фейсбуке», «ВКонтакте», в «Инстаграме» и «Твиттере» опубликовано уже 300 тысяч комментариев.

Для тех, кто хочет посмотреть нашу программу с сурдопереводом, ведётся трансляция в эфире Общественного телевидения России и на нашем сайте.

Д.Борисов: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

В.Путин: Добрый день!

Д.Борисов: Вот уже 12 дней наш центр обработки сообщений принимает вопросы. За это время принято уже 2 миллиона разных обращений. В первой пятёрке самых больных для россиян тем – рост цен, падение уровня жизни, ЖКХ, здоровье и, конечно, много личных просьб.

Т.Ремезова: Но я хотела бы заострить внимание на одном очень важном отличии этой «Прямой линии» от предыдущих.

Большинство обращений в нашу редакцию – не о настоящем, они о будущем: как будет жить наша страна в ближайшие годы, какими будут отношения России с другими государствами. Возможно, такова специфика предвыборного года, в это время, когда вопросов, прежде всего к власти, к Вам, всегда больше, чем обычно.

Д.Борисов: Но, прежде чем говорить о будущем, позвольте начать с настоящего.

В последнее время звучит довольно много оптимистичных оценок ситуации в нашей экономике. Можно ли говорить, правильно ли мы понимаем, что экономический кризис закончился?

В.Путин: Вы начали, по сути, с центрального вопроса: закончился ли экономический кризис? И очень хочется ответить положительно, естественно, очень хочется послать такой позитивный сигнал в общество, но при этом всегда думаешь о том, что вдруг что–то случится, где–то сбой произойдёт и т. д.

Но мы должны основываться, разумеется, делая выводы подобного рода, на объективных данных. О чём говорят объективные данные? Они говорят о том, что рецессия в российской экономике преодолена, и мы перешли к периоду роста. Я ещё вернусь к этому и скажу, почему можно сделать такой вывод, на основании каких данных.

Но начать всё–таки хотел бы с другого, начать хотел бы с проблем, которые не решены и которые являются наиболее острыми. Вы, кстати, о них тоже упомянули. В чём они заключаются? У нас снизились реальные доходы граждан за последние несколько лет, и что особенно тревожно – это то, что увеличилось количество людей, живущих за чертой бедности, получающих доходы ниже прожиточного минимума.

Самая печальная ситуация в этом смысле у нас сложилась в начале и середине 90–х годов, когда у нас за чертой бедности проживала почти треть населения страны. Это было почти 40 процентов населения: 35–37 процентов, по разным подсчётам, почти 40 миллионов человек. Самый низкий показатель и, соответственно, самый лучший в этом смысле мы зафиксировали в 2012 году.

В таком положении находилось 10,7 процента населения. К сожалению, за последние годы количество этих людей подросло до 13,5 процента. Казалось бы, это не так уж и много: несколько процентов, но за этими процентами десятки и сотни тысяч людей, их судьбы, поэтому мы должны об этом подумать.

У нас есть и нерешённые проблемы в экономике, и это прежде всего отражается на доходах людей. И какие это проблемы? Это структура экономики, которая нас не устраивает, и в этой связи можно сказать о низкой производительности труда: если мы не будем её повышать, то тогда не будет и новых рабочих мест, тогда не будут повышаться доходы, это ключевая вещь.

А теперь всё–таки о том, наверняка мы к этим проблемам ещё сегодня вернёмся, сто процентов, у людей будут эти вопросы, мы детализируем все эти проблемы, что нам позволяет сказать о том, что рецессия закончилась в российской экономике. Первое и очень важное – три квартала подряд наблюдается рост экономики, рост ВВП. Скромный, тем не менее из квартала в квартал.

В конце прошлого года, в четвёртом квартале, – плюс три процента, в первом квартале этого года – плюс пять процентов, в апреле – уже 1,4 процента. В целом за четыре месяца – плюс 0,7.

Растёт промышленное производство. Где–то за первый квартал – плюс 0,7 процента. Я здесь кое–какие данные актуальные для себя взял, чтобы не забыть, могу с ними вас тоже познакомить, это последние данные.

Наблюдается рост инвестиций в основной капитал – 2,3 процента, рост продаж автомобилей и ипотечных кредитов, что во всех экономиках является явным свидетельством начала роста, рост несырьевого и неэнергетического экспорта – на 19 процентов.

Наконец, очень важная составляющая макроэкономического характера: у нас рекордно низкая инфляция за всю новейшую историю России. На сегодняшний день – 4,2 процента, такого ещё никогда не было. Это говорит о том, что у нас есть все основания полагать: мы достигнем целевой инфляции четыре процента по году.

Растут золотовалютные резервы Центрального банка, международные резервы, в прошлом году мы начали с 368, закончили 378, в этом году они уже 407 миллиардов долларов. И один из важнейших показателей, я не могу о нём не сказать: у нас инвестиции в основной капитал растут быстрее, чем растёт экономика.

Экономика выросла на 0,7 процента за четыре месяца, а инвестиции в основной капитал – на 2,3 процента. О чём это говорит, если сказать проще? Проинвестировали уже в развитие производств 2,3 процента, это говорит о том, что уже сделан задел на будущий ближайший рост, и всё это, безусловно, не может нас не настраивать на положительный лад, и это не может не отражаться и отражается на некоторых вопросах социальной сферы.

Каких? Главное из них наше достижение, мы об этом говорим, и считаю необходимым сказать ещё раз: у нас значительно снизилась младенческая и материнская смертность. С 2000 года младенческая снизилась в три раза, а материнская – почти в четыре раза. Таких данных не показывает ни одна социальная сфера, наверное, в мире. И как результат – рост продолжительности жизни: было 70 с небольшим, сейчас – 72 года. Так что всё это в совокупности даёт нам основания говорить, что кризис преодолён.

Т.Ремезова: Владимир Владимирович, но всё–таки Вы и сами сказали, что реальные доходы населения снизились, и официальная статистика об этом говорит. Всё–таки когда этот рост экономики граждане реально почувствуют на себе? Когда это произойдёт?

В.Путин: Вы знаете, в принципе планка падения достаточно серьёзная была, поэтому почувствовать сразу сложно. Я сказал ведь в самом начале, что считаю эту проблему самой важной и самой острой.

У нас реальная заработная плата тем не менее с июля-августа прошлого года начала потихонечку расти и за прошлый год подросла на 0,7 процента. Конечно, наверное, это ещё пока трудно заметить, хотя в апреле этого года рост составил уже 2,3–2,4 процента.

Как вы помните, мы в начале этого года сделали единовременную выплату сделали пенсионерам 5 тысяч рублей, проиндексировали с 1 февраля неработающим пенсионерам на 5,4, а потом ещё доиндексировали до 5,8 процента. Социальные пенсии проиндексировали.

Работаем с работодателями на предмет повышения нижней платки МРОТ, повысили в прошлом году на 20 процентов с лишним, в этом году ещё повысили МРОТ. В общем и целом обязательно будем двигаться к тому, чтобы люди реально почувствовали изменения к лучшему.

Т.Ремезова: Тем не менее пока очень многие жалуются на низкий уровень зарплат. У меня в руках целая пачка СМС, ММС, люди присылают нам в редакцию фотографии своих зарплатных платёжных ведомостей, что они получают. Например, зарплата дошкольного педагога (детский сад № 111, город Астрахань) – 7935 рублей. Это май 2017 года. Как можно жить на такую зарплату?

Медицинская сестра, медсанчасть, космодром Восточный, на руки в мае получила 10 246 рублей за месяц.

«Как можно получать пожарному 8000 рублей в месяц и рисковать жизнью за эту зарплату?» – это пишет начальник пожарной команды Александр Мельников из Саратовской области.

«Когда прибавят зарплату почтальонам? Получаем 3600, как жить?»

В.Путин: Насчёт 3600 надо проверить, откуда берутся такие цифры, безусловно. Потому что у нас есть минимальный уровень заработной платы, МРОТ есть, а он выше, чем 3600. Но все люди, которых Вы перечислили, относятся к такой категории бюджетников, которые не попали в так называемую «указную категорию».

Что касается тех бюджетных сфер, которые попали в указы 2012 года, там более или менее у нас соблюдается порядок повышения уровня заработной платы. Другие категории бюджетной сферы, которые в этих указах не оказались, – там сложнее, им не индексировали, несмотря на то что цены подросли, инфляция была значительная (в позапрошлом году она 12,9 процента была), а индексации не было. Это, конечно, несправедливо, я согласен. И я с Правительством на этот счёт говорил, у них есть поручение. С 1 января 2018 года доходы будут проиндексированы.

Т.Ремезова: Спасибо.

Д.Борисов: У нас много звонков на эту тему. Давайте подключим к разговору о реальных доходах населения наш колл-центр.

Наталья, Вам слово.

Н.Юрьева: Спасибо.

Владимир Владимирович, буквально только что звонили и спрашивали, как прожить на зарплату медсестры в Приморье. Социально-экономические проблемы традиционно самые острые и беспокоят наших граждан больше всего.

Вижу ещё одно обращение на эту тему, тоже крайне болезненная проблема – низкие зарплаты учителей в регионах.

Давайте выведем в прямой эфир по видеосвязи Алёну Остальцову из Иркутска.

Алёна, добрый день, Вы в эфире. Пожалуйста, задавайте Ваш вопрос.

А.Остальцова: Здравствуйте, уважаемый Владимир Владимирович!

В.Путин: Здравствуйте.

А.Остальцова: Я Остальцова Алёна Валерьевна, беспокою Вас из Иркутской области, из города Шелехова. Наверное, это распространённый вопрос – почему такие маленькие зарплаты у учителей. Я работаю учителем начальных классов, отработала год, свыше 16,5 тысячи я не получала. Также я не получала подъёмные для молодого специалиста. Я очень люблю свою работу, очень люблю работать с детьми, но зарплата не оставляет мне выбора. Как существовать на эти деньги? Спасибо.

В.Путин: Алёна, это Иркутская область, да, Вы сказали?

А.Остальцова: Да.

В.Путин: Город Шелехов, видимо, небольшой населённый пункт, не знаю, насколько комплектна ваша школа, но мы с Вами знаем, и все другие учителя страны знают, что была поставлена задача – довести заработную плату учителей до средней по экономике. Я боюсь ошибиться, не помню точную цифру, сколько средняя по экономике в Иркутской области, но где-то 30 тысяч с небольшим. Средняя по экономике в Иркутской области – 30 с лишним тысяч. У учителей даже чуть больше в Иркутской области.

Что происходит на практике? У нас деньгами учителей и определением уровня заработной платы распоряжается сама школа, она определяет штатное расписание и доплаты к окладу. Это делает сама школа. Повторяю: штатное расписание и доплаты. Ясно, что молодой специалист, а Вы молодой специалист, должен получать чуть меньше, чем опытные педагоги, со стажем и так далее. Но неясно, почему в 2–3 раза меньше, и для меня тоже непонятно. Надеюсь, что руководство области, руководство соответствующих структур, которые занимаются образованием, конечно, обратят на это внимание.

Сейчас я о чём подумал: такой разницы в доходах, как я сказал, быть не должно. Поэтому, если это происходит на практике, наверно, вполне было бы обоснованно обозначить какой-то минимум или минимальное соотношение между уровнем доходом молодых специалистов и тех, кто уже имеет большой стаж. Над этим, наверно, надо подумать.

А.Остальцова: Спасибо большое.

В.Путин: По поводу 11 тысяч – это, конечно, странно. Повторяю: в разы зарплаты отличаться не должны. Поразбираемся с Вашим конкретным случаем.

Т.Ремезова: Перед эфиром мы общались с авторами обращений в редакцию, в том числе и на эту тему. Действительно, ситуация по регионам везде очень разная и во многом зависит от того, кто регионом руководит.

За последний год в руководстве регионов России произошли масштабные перемены, такого не было никогда: Бурятия, Калининград, Карелия, Киров, Марий Эл, Новгород, Пермь, Рязань, Севастополь, Тверь, Тула, Удмуртия, Ярославль. Почему, и все ли губернаторы-новобранцы справляются со своими обязанностями?

В.Путин: Вы знаете, во многих местах уже подошёл срок для губернаторов, многие из них уже отработали более 10 и даже больше лет. Честно говоря, они сами уже поставили вопрос о том, чтобы использовать их на других участках работы.

Где-то мы почувствовали, что люди уже хотят перемен, и поэтому инициировали этот процесс. Но по поводу того, справляются или не справляются, – это вопрос прежде всего к гражданам. Некоторые из избранных руководителей регионов, перед тем как пойти на выборы, проработали там полгода и год, и, когда пошли на выборы, люди за них проголосовали, доверили им судьбу региона. Поэтому можно сказать, что избиратели посчитали, что эти кандидаты справляются. Но, конечно, любые выборы, результаты любых выборов – это аванс, который даётся людьми руководителю любого уровня при начале своей трудовой деятельности на этом новом высоком посту.

Справляются или не справляются, ещё раз вернусь к этому вопросу. Должны справляться, у них есть для этого всё, несмотря на то что все они, как правило, люди достаточно молодые, тем не менее у них есть большой опыт государственной работы и жизненный опыт, и, кроме того, конечно, можно на них всё что угодно свалить, но там не всё просто в регионах и с финансами.

В этом смысле Федерация им помогает, подставляет плечо. Для решения, кстати говоря, этих вопросов социального характера – выравнивания заработной платы – в федеральном бюджете этого года предусмотрено 40 миллиардов рублей. И больше того, я ещё попросил Правительство, чтобы добавили, и Правительство это сделало, зарезервировали ещё плюс 10 миллиардов рублей. Так что у них поддержка есть, есть и свои собственные программы в социальной сфере, надо работать и показывать результат.

Т.Ремезова: Такой вопрос пришёл к нам на сайт «Прямой линии»: «Две недели назад Европа продлила антироссийские санкции ещё на год. Скажите, готовы ли мы жить под санкциями десятилетиями?»

В.Путин: На самом деле история России показывает, что мы, как правило, и жили под санкциями, начиная с того момента, когда Россия начала вставать на ноги и чувствовать себя крепко. Когда наши партнёры в мире чувствовали в лице России серьёзного конкурента, так под разными предлогами вводились какие-то ограничения.

Это было на протяжении всей нашей истории, я уже не говорю даже про советское время, и раньше это было, ещё до Октябрьской революции. Поэтому здесь нет ничего удивительного.

Сейчас мы знаем, что в Сенате Соединённых Штатов опять законопроект возник по поводу ужесточения этих санкций. Кстати говоря, почему? Ведь ничего такого не происходит экстраординарного. В связи с чем на голом месте опять начали говорить об этих санкциях? Это, конечно, и свидетельство продолжающейся внутриполитической борьбы в Штатах, тем не менее это происходит, и, я считаю, на голом месте. Так что не было бы Крыма, не было бы других проблем, придумали бы что-нибудь ещё для сдерживания России, так всегда и подавалась политика сдерживания России.

Что с этими санкциями произошло и как они на нас отразились, отразились или нет? Да, отразились. Кардинально или нет? Не думаю. На нас больше отразилась мировая конъюнктура и снижение цен на традиционные наши товары – нефть, газ, металлургическую промышленность, химию и так далее.

Как считают наши партнёры? Госдеп США считает, что эти санкции привели к минус одному проценту ВВП для нашей экономики, европейцы считают, что чуть побольше, ООН даёт такие цифры – считают, что мы потеряли где-то 50–52 миллиарда долларов, а те страны, которые ввели санкции, потеряли 100 миллиардов долларов. Так что это обоюдоострое оружие и вредит всем, в том числе и тем, кто это делает.

Но, как ни странно, есть и плюсы. В чём они заключаются? В том, что мы вынуждены были включить мозги, таланты, сосредоточить ресурсы на ключевых направлениях, а не только пользоваться нефте- и газодолларами. К чему это привело? У нас реально начало расти производство в важных, сложных отраслях.

Мы восстановили компетенцию в радиоэлектронике в значительной степени, авиастроении, ракетной области, фармацевтике сейчас у нас идут хорошие процессы, в тяжёлом машиностроении. Уже не говорю про сельское хозяйство. Мы с вами знаем, рост около трёх процентов, и Россия стала номером один, лидером по экспорту зерновых, по экспорту пшеницы. Так что вот вам результат.

У нас в разы сократились закупки по импорту, собственное производство, скажем, по мясу свинины, мясу птицы, закрывает практически всю нашу потребность. Более того, мы сейчас ищем рынки сбыта.

Я с нашими китайскими друзьями договариваюсь о том, чтобы они открыли китайский рынок для наших производителей свинины и мяса птицы, поэтому у нас есть и положительные моменты.

Конечно, это ненормальная ситуация, все эти ограничения ни к чему хорошему не приводят, а надо стремиться к тому, чтобы мировая экономика функционировала без этих ограничений.

Д.Борисов: Если позволите, вернусь к теме оценки региональных властей нашими зрителями. 12 дней мы собираем вопросы, и, удивительное дело, мы заметили, пока готовили эту «Прямую линию», что наши корреспонденты в процессе анонсирования сегодняшнего эфира брали некоторые вопросы уже себе в сюжеты заранее, показывали видеообращения, вопросы, жалобы. И происходило чудо: на следующий день после того, как этот сюжет выходил в эфире Первого канала или телеканала «Россия», в городах стали срочно класть асфальт, приезжали бригады маляров, стали красить стены, фасады ремонтировать. Вроде как бы и нет проблемы, с одной стороны.

С другой стороны, есть и другая тенденция. Таня [Ремезова] не даст соврать, как раз в её эфире была история, как пожаловались люди на очереди в поликлиниках, а потом вроде выясняется, что врачи говорят: «Всё неправда, это искусственный вопрос». И есть такая тема, с одной стороны, псевдопомощи, когда делают вид, что проблема не настоящая. С другой стороны, наоборот, псевдопроблемы, когда вроде проблемы нет, но её пытаются создать.

Очень важно, хотелось бы отметить, что мы все такие случаи фиксируем. И, несомненно, и Вам, Владимир Владимирович, и Администрации Президента предоставим список этих, с одной стороны, псевдорешённых вопросов, и, с другой стороны, вот таких вот…

В.Путин: Вы знаете, в этом тоже есть определённый смысл – один раз в год проводить такие мероприятия. Где-то, где плохо шевелились, может быть, что-то сделают хорошее: и дорогу положат, где нужно, и со здравоохранением поразбираются, другие социальные вопросы порешают. Это такие фрагментарные вещи. Для меня важно другое – понять настроение общества, понять, что людей сегодня больше всего беспокоит.

Вот этот огромный массив. Конечно, невозможно ответить на все вопросы, это нереально. Но на какие-то вопросы мы с вами ответим сегодня, я отвечу с вашей помощью, а на какие-то – нет. Во всяком случае, будет понятно мне, Правительству, Администрации Президента, что на сегодняшний день является главным, основным, даже какой-то кричащей проблемой, на что нужно обратить особое внимание. Уже за это, за то, что люди принимают участие в этой совместной работе, я хочу поблагодарить всех наших телезрителей, всех, кто через интернет обращается.

Т.Ремезова: Знаю, что тема санкций нашла отклик среди гостей нашей студии.

Слово Ольге Паутовой.

О.Паутова: Владимир Владимирович, у нас в зале очень много представителей агробизнеса. Их скорее волнуют наши ответные меры на санкции и связанное с ними импортозамещение.

Рядом со мной Сергей Королёв, глава Национального овощного союза. По его словам, за последние три года наши фермеры смогли научиться выращивать самые вкусные, главное, полезные помидоры и огурцы.

Сергей Валерьевич, урожай-то богатый у нас?

С.Королёв: Растём примерно по 20–30 процентов в год.

Владимир Владимирович, Вы сегодня затронули тему санкций. Мы воспринимаем те меры, которые были введены в отношении России, как подарок, дополнительный инструмент поддержки нашего агропромышленного комплекса. И ответные меры, которые были введены, уже дали свой эффект.

Сегодня мы, что касается овощеводства, плодов, растём такими темпами, которыми не росли за всё время Советского Союза, современной истории России. И могу Вам сказать, что мы уже на 50 процентов выросли по сравнению с тем моментом, когда были введены ответные меры. Мы вложили уже в овощеводство 150 миллиардов рублей инвестиций. Вы сегодня говорили про эти цифры, инвестиции растут, 150 миллиардов за короткий период. Такой динамики не было никогда. Создали более 10 тысяч рабочих мест. И, безусловно, конечно, мы и дальше готовы продолжать эту работу.

Но всех интересует вопрос. Всё-таки вчера сенат принял решение, Европа заявила о том, что будут продолжены, даже расширены санкции. Будем ли мы продлевать наши антисанкции в ответ на те решения, которые были приняты на Западе?

И второй вопрос, Владимир Владимирович: когда, не дай бог, эти санкции закончатся, можем ли мы рассчитывать на Вашу поддержку в защите нашего внутреннего рынка, как это уже было по турецким томатам, за которые Вам отдельное спасибо от всех овощеводов России?

В.Путин: Вопрос не частный, касается всей страны. Почему? Потому что два года назад, мы с Вами об этом хорошо знаем, как раз производство овощей, фруктов было наиболее проблемной точкой, в том числе отразилось на доходах граждан, потому что цены подросли. Мы закрыли, по сути, импорт или прикрыли его сильно, но собственного объёма производства, нужного для нашего потребителя, у нас не было. Мы сделали всё, сейчас не буду перечислять эти меры, – Вы их знаете лучше, чем даже я, надеюсь, что Вы ими воспользовались, – чтобы наши производители нарастили производство овощей и фруктов, прежде всего овощей. Инфляция у нас два года назад до 12,9 процента доходила, в том числе и из-за этого. В том числе. Не только, но в том числе.

Мы исходили из того, что наш сельхозпроизводитель, и производитель мяса в животноводстве, производитель овощей и фруктов, должен набрать такие обороты, чтобы закрыть потребление собственного рынка. И у вас это получается, за что Вам огромное спасибо. Не только Вам, но и всем людям, которые на селе живут.

И инфляция у нас сегодня, смотрите, 4,2 процента. Вот вам результат. Он есть и пошёл на пользу целой отрасли экономики, где у нас чуть ли не одна треть населения живёт и работает, если из социальной сферы взять. Это очень хорошо. И качество действительно лучше, Вы правы.

У нас Правительство продлило действие санкций до конца текущего года, до 31 декабря. Будем смотреть, как будут складываться наши отношения со странами, которые вводят ограничения в отношении нашей экономики.

Что касается бесконечного продления каких-то ограничений. Если наши партнёры в отношении нашей экономики санкции будут снимать, то мы тоже должны будем это делать, иначе мы столкнёмся с проблемами в рамках ВТО. Я хочу сказать, что, во-первых, мы должны обеспечить конкуренцию на внутреннем рынке в интересах потребителей, в том числе для жителей крупных городов. А во-вторых, мы очень рассчитываем, мы вам сегодня помогаем изо всех сил для того, чтобы вы набрали эти обороты, стали бы конкурентоспособными. И если и качество, и производительность труда у вас будут не ниже, чем у ваших конкурентов, то вы всегда будете иметь преимущество на собственном рынке, имея в виду, что у вас логистика намного дешевле. Поэтому, так скажем, не прямая поддержка, а косвенная, которая не запрещена в рамках ВТО, – а там много на самом деле лазеек, – конечно, будет продолжаться. Но такой вот массированной и прямой, грубой, что ли, наверное, – на неё не нужно рассчитывать, а нужно уже сейчас сделать всё для того, чтобы быть конкурентоспособными в ближайшей перспективе.

Т.Ремезова: Сейчас обратимся в колл–центр, давайте послушаем телефонный звонок. Мария, Вам слово.

М.Гладких: Да, спасибо, Таня.

Владимир Владимирович, многие люди звонят с таким вопросом, что они на местном уровне долгое время не могут решить свои вопросы сами, но, уже отчаявшись, понимают, видимо, что, обратившись к Вам, быстрее смогут решить свои вопросы. И сейчас у нас есть звонок из Забайкальского края.

Здравствуйте! Вы в эфире. Представьтесь, пожалуйста.

Н.Калинина: Здравствуйте!

Уважаемый Владимир Владимирович, обращается к Вам жительница Забайкальского края Оловяннинского района Калинина Наталья Александровна. 29 апреля 2015 года у нас полностью сгорело село Шивия. На данный момент я осталась без жилья.

Нам предоставляли жильё, но оно непригодно для проживания. У меня на руках маленький ребёнок, я мать-одиночка. Куда я только ни обращалась, но все инстанции занимаются только отписками. Наша районная администрация только разводит руками.

Дочке в этом году идти в первый класс, а у нас нет прописки. Проживаем мы в старом заброшенном доме. Владимир Владимирович, будьте добры, помогите, пожалуйста, получить новое нормальное жильё.

Огромное Вам спасибо. Храни Вас Бог.

В.Путин: Наталья Александровна, не отключайтесь, пожалуйста. Это какая область?

Н.Калинина: Оловяннинский район, Забайкальский край.

В.Путин: Забайкальский край? Странно.

Забайкальский край, действительно, – это пожары 2015 года, лето 2015 года, и мы полностью выделили федеральные деньги на то, чтобы обеспечить людей жильём: те семьи, которые пострадали.

Я не помню сейчас точную цифру, но, по–моему, это чуть больше полумиллиарда, 300 с лишним миллионов выделялось как раз на решение жилищных проблем, и эти деньги должны были пойти именно на приобретение жилья либо на строительство нового жилья для таких семей, как у Натальи Александровны.

Там новый губернатор. Правда, она пришла уже на следующий год. Но я её попрошу с этим разобраться, обязательно попрошу разобраться прокуратуру: где деньги, как они были израсходованы. Но в любом случае, Наталья Александровна, Вашу проблему мы решим. Это обязанность государства, это были наши обещания обеспечить всех людей жильём, тех, кто пострадал от пожара. И мы это сделаем.

Д.Борисов: Мария, а какая статистика сейчас? Сколько звонков поступает в колл–центр в минуту? Какая нагрузка на линию?

М.Гладких: Да, Дмитрий, обязательно назову статистику, но сначала хотела бы показать, как формируются вопросы для «Прямой линии». Наши операторы на каждого дозвонившегося человека составляют такие анкеты, где указывают имя, пол, возраст, род занятий и, конечно же, сам вопрос.

Например, эта анкета от Эллы Павскиной из Московской области, она спрашивает про очереди в детском саду. Каждую минуту мы получаем 106 СМС- и ММС–сообщений, в среднем нашим операторы принимают 127 звонков в минуту, а при максимальном дозвоне мы принимаем где–то 456 звонков. Но это при самой максимальной загрузке линии.

Сейчас у нас есть звонок, дадим слово Ивану Ивановичу Таркину из Владивостока. У Вас уже вечер, поэтому добрый вечер, Вы в эфире. Пожалуйста, задавайте Ваш вопрос.

И.Таркин: Уважаемый Владимир Владимирович!

Иван Таркин, вольный город Владивосток.

Господин Президент, подскажите, что у нас творится с «дальневосточным гектаром»? Кроме как издевательством это не назовёшь. Чтобы зарегистрировать свой участок, нужно сидеть месяцами на сайте и всё зря, программа постоянно зависает.

Мне удалось каким-то чудом получить кадастровый номер, распечатать договор, подписать его и в феврале отдать в Земельный комитет Владивостока.

И с тех пор договор на руки мне не выдают под различными причинами. А вот 100 лет назад у Столыпина с его примитивными инструментами таких ошибок не было. Почему?

В.Путин: Про Столыпина, конечно, Вы к месту вспомнили, только надо иметь в виду, что там были ещё и «столыпинские вагоны», куда насильственно помещали людей, и были так называемые «столыпинские галстуки» – это не что другое, как виселица. Но, правда, надо не забывать всё то положительное, что было сделано Столыпиным для нашей страны, именно поэтому и памятник ему стоит в Москве у Дома Правительства. Но у нас смертная казнь не применяется, как Вы знаете, хотя иногда… Вы понимаете, что я имею в виду.

Что касается этого гектара. Вы знаете, во–первых, в целом программа идёт неплохо, я сейчас об этом скажу. Сложнее всего, кстати говоря, в Приморском крае, объясню почему. Во–первых, с февраля этого года мы приняли решение дать возможность всем гражданам России, если они хотят переселиться на Дальний Восток, получить этот «дальневосточный гектар».

И сразу резко увеличилось количество заявок, их 92 тысячи, даже эта система, которая была настроена на обслуживание решения этого вопроса, даёт сбои, из 92 тысяч заявок 27 тысяч удовлетворены, то есть почти треть, – это первое.

Второе. Если в среднем получение земельного участка в европейской части занимает, как это ни печально, до трёх лет, на Дальнем Востоке, имею в виду этот гектар, – это два месяца с небольшим.

Ваш случай, конечно, плохой, из ряда вон. В чём может быть проблема, я конкретно ведь не знаю, но мы, безусловно, постараемся Вам помочь, уверен, что и министры сейчас нас соответствующие региональные слушают, и вице-премьер Трутнев Юрий Петрович слышит, они среагируют наверняка.

В чём там проблема? Проблема главная заключается в том, что нет нормального кадастра – первое.

И второе – очень много ведомственной земли: и Минобороны, и Академии наук, и всего, что связано с природоохраной. Вот на бумаге – одно, а на земле, реально – другое. Поэтому Вам номер кадастровый выдали, а потом, наверное, когда начали проверять, там наверняка какие–то несовпадения, и нужно урегулировать со всякими ведомствами эти несовпадения.

Я этим тоже постараюсь позаниматься, постараюсь помочь коллегам и губернаторам эти вопросы гармонизировать таким образом, чтобы не было проявлений подобно Вашему. Уверен, что Вы свой гектар получите. Хочу пожелать Вам удачи.

Т.Ремезова: Несмотря на то что с Дальнего Востока действительно приходит много жалоб и нареканий на то, как на практике идёт выделение земли по этой программе, из других регионов жалуются, когда же этот гектар станет не только дальневосточным, но и всероссийским. Например, Василий Геннадьевич Денисов, город Благой, Тверская область, задаёт Вам такой вопрос: планируется ли расширить программу «Дальневосточный гектар» в масштабах всей страны? Неужели в России не осталось пригодных земель?

В.Путин: Пригодных земель в России достаточно. Одних только земель сельхозугодий, не используемых по назначению, свыше 43 миллионов гектаров. Это огромные, просто колоссальные земельные запасы.

Нам сначала нужно провести, наверное, этот эксперимент полноценно на Дальнем Востоке. Видите, несмотря на в целом достаточно благоприятную ситуацию, встречаются и такие случаи, о которых мы только что слышали по телефону, наш коллега об этом высказывался. Нам сначала нужно отработать эту систему хотя бы на Дальнем Востоке. Нужно разобраться с кадастром.

В целом я думаю, что человек, который задаёт этот вопрос, прав, и нам нужно вводить в оборот. Делать, конечно, это нужно очень аккуратно, с тем чтобы не возник вторичный рынок этого «гектара», а то ведь у нас народ очень талантливый: можно «гектаров» понабрать, а потом тут же вторичный рынок возникнет, начнётся перепродажа без реальной обработки. Хотя в этом законе о «гектаре» всё прописано. Он в собственность не передаётся, пять лет человек должен отработать, показать результат, только потом может получить либо в долгосрочную аренду, либо в собственность – в принципе там это всё есть, – и не может продать иностранцам. Надо это всё до конца, в деталях, отработать на Дальнем Востоке. Но идея правильная на самом деле.

Т.Ремезова: Спасибо.

Д.Борисов: В этом году и редакторы колл–центра, и все мы, кто работал на «Прямой линии», отбирали отдельные списки вопросов не только для того, чтобы вывести человека в прямой эфир по телефону или записать видеообращение, но и для того, чтобы сразу отправить на место событий съёмочную группу, чтобы посмотреть своими глазами, глазами наших коллег, что же происходит там, на местах. И первая такая точка – подмосковная Балашиха. Там находится наш коллега Дмитрий Кайстро.

Д.Кайстро: Здравствуйте!

Сегодня дождь и не очень хорошая видимость, но гигантские мусорные отвалы заметны в самом сердце микрорайона подмосковной Балашихи. Эта свалка существует здесь больше 50 лет. Она отравляет всё окружающее, и самосвалы с мусором идут здесь день и ночь. Эта свалка заметна уже из космоса, она примерно 50 гектаров и приближается к окружающим домам.

Мы несколько дней работали здесь, и когда мы подъехали к мусорному полигону, оттуда выехали крепкие молодые люди, они одели «экологические» футболки, на которых было написано «Экологический контроль». И тут же показали нам некую линию по переработке мусора, даже украшенную шариками в цвета российского триколора, – что называется, сработали на опережение. И вы знаете, это иллюстрация этого места и этой беды, которая сплотила здесь десятки тысяч людей. Нам никого не пришлось искать, люди пришли сами, чтобы спросить о наболевшем и задать свой вопрос.

Е.Михайленко: Здравствуйте!

Мы жители микрорайона Кучино, город Балашиха, а также Ольгино и Павлино. Мы находимся в тяжёлой ситуации, просто невыносимой. В черте города, всего в 200 метрах от жилых кварталов, детских садов и поликлиник, а также в 20 километрах от Кремля находится огромная свалка – самая большая в Московской области. Это нарушение 89–го Федерального закона.

На теле полигона происходят ежедневные возгорания, невозможно дышать, постоянно происходит выброс газов: метилмеркаптан, диоксид серы. Всё это преобразуется в сероводород, этим всем мы дышим. Рвота, тошнота – постоянно. Это просто невыносимо.

Мы обращались во многие инстанции на разных уровнях. Нам приходят какие–то отписки, это всё документально подтверждено. Мы не знаем, что нам делать. Это проблема не только наша, это проблема вообще всей страны. Что нам делать в этой ситуации, мы не знаем. Обращение к Вам – это последняя надежда.

В.Путин: Вопрос очень болезненный и сложный. Я прекрасно Вас понимаю. Посмотрел сейчас эту свалку. Как ведущий сказал, она складывалась 50 лет. Кстати говоря, я смотрю, Вы стоите на фоне дома: ему явно не 50 лет. Кто–то принял решение строить здесь дома, рядом с этой свалкой, которая складывалась 50 лет. Тоже надо вспомнить, наверное, «добрым словом» тех людей, которые принимали решение о строительстве в этом месте. Тем не менее мы имеем то, что имеем, и должны на это реагировать. Конечно, мы знаем о проблеме, которая наиболее остро, кстати говоря, имеет место в Московской области, в Татарстане, в Туле, в некоторых других регионах.

Но что предполагается сделать? Во–первых, принято решение о строительстве мусороперерабатывающих заводов. На первом этапе их будет пять, четыре из них – в Московской области. Кстати говоря, это хорошие технологии, японские, по-моему, «Хитачи», и строить будет наша компания «Ростех». Надо сделать это как можно быстрее. Это первое.

Второе: из федерального бюджета выделено 5 миллиардов рублей – это достаточно приличные деньги – на решение текущих, наиболее острых вопросов. И у Вас, безусловно, один из таких острых текущих вопросов. Я попрошу и губернатора, и Правительство Российской Федерации использовать эти ресурсы для того, чтобы заняться наиболее острыми вопросами, такими как Ваш. И надеюсь, что это будет сделано.

У нас закон принят уже давно по поводу работы с отходами, но его введение в действие постоянно откладывали, теперь принятие решения, по–моему, с 1 января 2019 года. Почему откладывали? Откладывали потому, что предусмотрены так называемые утилизационные сборы для промышленности, и в условиях экономического кризиса считалось, и промышленность нас всё время просила не вводить эти сборы, потому что это обременяет экономику – первое.

И второе, что касается уже граждан: предусматривалось, в этом законе предусмотрено, что будут делаться [будут выведены в отдельный платёж] определённые экологические отчисления и гражданами, но эффект от этих отчислений не сразу будет виден, потому что нужно сначала что–то построить на эти средства, а потом уже будет виден эффект. И всё время это вызывало сомнения: а поймут ли люди, нужно ли это делать? Я хочу обратиться ко всем, кто будет этим заниматься и занимается сейчас: люди, безусловно, поймут, если будут видеть, куда деньги идут, а для этого нужен общественный контроль.

Кстати говоря, хочу поблагодарить Общероссийский народный фронт, который создал соответствующую карту. Сотни людей уже работают на эту тему, выявляют наиболее проблемные вещи. А что касается Балашихи, то позанимаемся отдельно, постараемся это сделать. Я прекрасно понимаю и вижу, вижу сейчас прямо остроту этой проблемы, она складывалась десятилетиями. Попробуем сделать это как можно быстрее.

Д.Борисов: Кстати, Балашиха – как раз один из тех примеров, про которые я говорил. Мы выбирали точки для включений, и эти вопросы шли все 12 дней, что мы принимали сообщения из разных регионов. Мы выбрали Балашиху, поехали. Всё видно, чувствуется.

В.Путин: Ну естественно, чего же? Там люди стоят, а там вонища рядом.

Д.Борисов: Экран, к сожалению, не передаёт запах. Но сейчас Вы смотрели то, что нам показывал Дмитрий Кайстро, что вроде чуть-чуть облагородили, уже какая-то линия там появилась за один день. А у нас есть фотография, сделанная накануне. Просто хочу показать, если у нас есть возможность.

Вот так, это Балашиха, наши дни, вчера. За один день неожиданно шарики повесили, всё появилось. Проблему вроде как решают. Говорят, что проблемы вроде нет.

Т.Ремезова: А сейчас у нас на прямой связи Иркутская область, озеро Байкал, крупнейший остров Ольхон. Там работает наш коллега Павел Зарубин.

П.Зарубин: Здравствуйте, Москва, остров Ольхон посреди Байкала. Посмотрите, какая красота! Скала Шаманка – одна из главных достопримечательностей озера.

Мы, кстати, чуть позже с вами увидим, что здесь практически все деревья обвязаны красивыми лентами, поскольку, по местным преданиям, считается, что скала Шаманка, мыс Бурхан – это особое сакральное место, место поклонения.

Конечно, последние годы сюда, на Байкал, на остров Ольхон приезжает огромное количество туристов. Вдумайтесь только: в посёлке Хужир, в котором мы сейчас работаем, 10 лет назад не было даже света, а сейчас в этом посёлке, в котором живёт всего полторы тысячи человек, каждый день летом размещается две-три тысячи туристов. Каждый день!

В Ольхонском районе в эти дни стартовал Ёрдынский фестиваль. Очень красивое зрелище, этнокультурный фестиваль. Давайте буквально несколько секунд посмотрим и послушаем.

Увидеть всё своими глазами сюда, конечно, приезжает огромное количество иностранцев, вы бы видели, сколько их здесь, но местные жители, нужно сказать, говорили нам, что чувствуют в последнее время себя здесь чуть ли не в резервации.

Дело в том, что несколько лет назад в России существенно ужесточили природоохранное законодательство и водоохранная зона Байкала теперь распространяется на десятки километров вглубь, и люди говорят, что если дословно выполнять закон, то им вообще больше ничего нельзя делать.

Люди говорят, что это очень острая проблема, об этом говорили нам практически все жители посёлка, особенно активным мне показался Виктор.

Виктор, пожалуйста, Вам слово.

В.Власов: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Во-первых, начнём с дороги. Дорога от парома до Хужира отвратительная, считайте, что её нет, вообще нет дороги. Народу ездит много, каждый выбирает себе что помягче, потому что машины дорогие, все с этой дороги съезжают, топчут всю растительность, после этого трава не растёт уже десятками лет.

Этой дорогой никто не занимается, уже 10–15 лет отсыпки не было, а начальство наше из области и из района тоже прилетает только на вертолётах, они дорогу эту не видят и не знают, что это такое, что голова отваливается, машины переворачиваются.

П.Зарубин: Час назад руководство области сюда прилетело на вертолёте, действительно. Вон там стоит вертолёт, мы его видим.

В.Власов: И ещё про воду. Мы живём на воде. Посмотрите, сколько воды у нас, а пьём мы её из скважины. Пьём такую дрянь! Берёшь чайник трёхлитровый, как будто он там полный, а там накипи в два пальца, и никакой фильтрации, ничего, не могут даже водонапорную башню хорошую поставить.

П.Зарубин: Дорогу, я так понимаю, тоже нельзя строить здесь? Или можно?

В.Власов: Дорогу нельзя строить, потому что по закону на острове нельзя делать карьеры, а карьеры делать только на материке. А через паром каждую машину ждать, каждый паром по расписанию ходит, – не навозишься.

П.Зарубин: А что вам ещё нельзя в связи с этим законом?

В.Власов: Когда организовали наш Прибайкальский национальный парк, у нас на острове сделали заказник. И когда нам в клубе на сходе эти представители обещали золотые горы, что «мы ваши права ущемлять не будем, ничего плохого у вас не случится».

На самом деле случилось всё: в лес – нельзя, в поле – нельзя, скотину решили даже, до того дошло, арестовывать: «Если в первый раз не поймёте, будем отстреливать вашу скотину!»

В.Путин: Смотрите, мы только что были в Балашихе и видели, в каких условиях там живут люди. И это результат того, что не следили в своё время за экологическими нормами и строили жильё там, где его строить было нельзя.

Теперь, безусловно, эту проблему решать нужно, – хочу ещё раз вернуться, это производит впечатление, то, что я сейчас видел, – надо всё сделать, чтобы Балашихе помочь и людям, которые там живут.

Здесь другая сторона медали, но той же самой, той же самой проблемы. Здесь Вы сказали о том, что ужесточили, слишком ужесточили экологические нормы и требования в законе. Но эти территории наверняка ещё защищены нашими международными обязательствами.

Что в этой связи можно сказать? Конечно, всё должно быть в рамках разумного. Водоохранная зона, о которой Вы, по сути, сейчас говорите, она должна соответствовать не только статусу и значению Байкала. Она должна соответствовать и потребностям людей, которые там же живут.

Конечно, нельзя заставлять людей таскать воду в вёдрах и в бидонах за несколько километров. Качество воды должно быть обеспечено, дороги должны быть сделаны. Нужно вносить изменения в действующие правила и в действующие законы, которые позволили бы осуществлять согласованную с экологическими организациями хозяйственную деятельность, обеспечивающую нормальную, цивилизованную жизнедеятельность людей, уже живущих на этих территориях.

Нужно будет внести изменения в эти законы. Я для себя это пометил. Вместе с Вами поработаем. Повторяю: вместе с экологическими организациями, которые должны следить за тем, чтобы мы здесь не перестарались. Но сделать это нужно совершенно точно.

Думаю, что наши обязательства перед международными структурами не пострадают от этого. У них, кстати говоря, там, за бугром, о людях прежде всего думают. Почему мы не можем поступить так же? Я не понимаю. Обязательно будем делать это.

Т.Ремезова: Спасибо, Ольхон.

К нам в редакцию поступило очень много вопросов от молодых мам, и мы решили отправиться в один из перинатальных центров, открывшихся в Республике Башкортостан. Там работает наш коллега – Иван Прозоров.

И.Прозоров: Коллеги, добрый день!

Мы находимся в Уфе, в современном многофункциональном центре «Мать и дитя». Здесь проводят и высокотехнологичные операции, в том числе и по госквотам.

Конечно, главное назначение этого комплекса понятно из названия «Мать и дитя». Обратите внимание, мы сейчас в палатах для новорождённых, и здесь мамы ухаживают за младенцами. Кстати, мы знаем, что эта мама с ребёнком уже готовиться к выписке. Остались буквально считанные часы до того, как она окажется дома.

Вот здесь ребёнку нет ещё и двух дней от роду. И мама, и дети чувствуют себя превосходно, и заслуга это в том числе Руслана Гарифуллина, врача, акушера-гинеколога, который работает здесь с момента открытия этого центра.

Здесь почти за три года появились на свет уже две тысячи малышей. Руслан написал текстовый вопрос на сайт «Прямой линии с Президентом». Сейчас есть возможность задать его лично.

Руслан, Вам слово.

Р.Гарифуллин: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Я 15 работаю в роддоме, врач, акушер-гинеколог. За это время я успел…

И.Прозоров: Прошу прощения, извините. Мне коллега подсказывает: за спиной бокс, который за нами сейчас, туда зашёл – это молодой отец, у которого появился ребёнок. Правильно я понимаю?

Р.Гарифуллин: Да, молодой папа. Только что стал отцом.

И.Прозоров: Извините за такую импровизацию. Мы знали, что сейчас проходит операция, но не надеялись, что это случится в прямом эфире.

Здравствуйте, Вы не поверите, «Прямая линия с Президентом России». Сейчас миллионы телезрителей видят Вас, видят нас. Наши поздравления от нас, от каждого россиянина. Это невероятное событие. Скажите, пожалуйста, как Вас зовут, как ощущения?

А.Сухарев: Здравствуйте, меня зовут Артём Сухарев. Это мой второй ребёнок. Он появился на свет буквально 20 минут назад. Сразу мне его дали на руки. Жена пока в реанимационной палате. А мы знакомимся, так скажем.

И.Прозоров: Волновались как в первый раз? Или уже улеглось?

А.Сухарев: Вы знаете, волнение было уже меньше, чем в первый раз, но всё равно было достаточно волнительно.

И.Прозоров: Мальчик? Девочка?

А.Сухарев: Мальчик. Второй мальчик у нас.

И.Прозоров: Здорово! Поздравляем Вас!

Рост, вес?

А.Сухарев: 3,800, 54 сантиметра…

И.Прозоров: Имя уже выбрали?

А.Сухарев: Да, Михаил. Михаил Артёмович.

И.Прозоров: Михаил Артёмович – потрясающе. Можете нам показать его? Он спокойно спит сейчас, наверное?

А.Сухарев: Нет, он уже старается глазки открывать, ему всё интересно уже.

И.Прозоров: Спасибо. Поздравляем Вас ещё раз. Поздравьте от нас Вашу супругу. Не будем больше Вас отвлекать. Спасибо большое, и наши поздравления. (Аплодисменты.)

А мы возвращаемся к нашему вопросу. Руслан, прошу прощения, что Вас прервали, можно повторить вопрос?

Р.Гарифуллин: Это прекрасный повод для того, чтобы прерывать, это прекрасное событие. Я продолжу.

Владимир Владимирович, вопрос такой. За эти 15 лет моей работы я заметил и периоды снижения рождаемости, и повышения – последние 7–8 лет. Но сейчас мы реально опасаемся того, что эта рождаемость будет снижаться как отголосок падения рождаемости 90-х годов. Просто физически женщин, которые готовы рожать сегодня, стало меньше.

В этой связи вопрос такой. Будет ли продолжена заканчивающаяся в 2018 году программа материнского капитала, будет ли она продолжена в последующем? И будет ли она распространяться на рождение третьего и последующих детей?

И ещё наших пациенток, естественно, волнует вопрос детского пособия по уходу за ребёнком по достижении им полуторагодовалого возраста, которое сейчас, к сожалению, составляет, прямо скажем, жалкие 50 рублей. Мне кажется, это мизерная сумма. Будет ли что-то меняться в этом плане?

В.Путин: Прежде всего хочу поздравить Михаила Артёмовича, его папу и маму с рождением, а его самого с появлением на свет божий. Это большое событие в семье, и мы желаем всего самого доброго, счастья и родителям, и ребёнку.

Теперь по поводу демографических проблем. Действительно, мы многое сделали для того, чтобы демографические тенденции приобрели у нас устойчивый позитивный характер. И добились реального, серьёзного результата.

У нас рождаемость растёт темпами, которых нет сегодня, скажем, в европейских странах, и когда я об этом говорю, то многие мои коллеги удивляются и, честно говоря, искренне радуются этому. Но что бы я хотел сказать о тенденциях?

Самый большой ущерб с точки зрения демографического развития, с самым большим ущербом страна столкнулась во время Великой Отечественной войны в 1943, 1944 годах. В 1943 году у нас снижение рождаемости по сравнению с предыдущими, довоенными, годами было на 60 процентов.

В стране, если иметь в виду РСФСР, родилось тогда не больше одного миллиона детей. А в 90-х годах у нас произошло событие очень тяжёлое: у нас родилось 1 миллион 200 тысяч, по сути, это сопоставимо с потерями в Великой Отечественной войне с точки зрения демографического развития, то есть где-то снижение было на 50 примерно процентов.

Правда, мы должны иметь в виду, что это в том числе было и отголоском времён Великой Отечественной войны, но плюс наложился ещё и распад Советского Союза, крушение социальной системы, падение жизненного уровня людей и так далее, огромная безработица – всё это сложилось, и у нас получилось такое катастрофическое падение рождаемости, и оно повторяется каждые 25 лет.

В войну это произошло, 25 лет – в принципе и так должно было быть снижение в середине 90-х, но плюс ещё наложился распад Союза и всё, что с ним связано, и мы провалились вообще чуть ли не на уровень потерь во время Великой Отечественной войны.

Теперь что получилось? Получилось, что у нас количество молодых людей, и прежде всего молодых женщин в фертильном возрасте, как говорят специалисты, в возрасте деторождения, сократилось, и существенно. Сейчас в этот период, когда можно стать мамой, отцом, вступает поколение как раз 90-х годов.

Молодых женщин от 20 до 29 лет у нас становится меньше на 34 процента, а женщин до 38–39 лет – меньше на 25 процентов. Женщины от 30 с небольшим до 40 лет продолжают рожать, и дети появляются на свет здоровые. Слава богу, вам за это большое спасибо, медицина помогает. Но это всё-таки колоссальное снижение. Просто меньше становится людей, которые могут рожать.

Нам нужно, безусловно, что-то сделать для того, чтобы мы не попали в бо?льшую яму. Что? Во-первых, у нас уже есть отработанные механизмы. Один из них Вы сейчас вспомнили – это так называемый материнский капитал. Кстати говоря, свыше семи миллионов семей, больше семи миллионов матерей уже получили этот капитал, и почти половина им уже воспользовалась. Это первое.

Второе. У нас введены выплаты за третьего ребёнка в регионах со сложной демографической ситуацией. После этого сразу на 37 процентов там выросла рождаемость. Представляете, результат. У нас наши меры дают результат. Конечно, это очень затратные меры, но, когда мы говорим о наших людях, о наших гражданах, это будущее страны. Здесь нужно всё внимательно считать. И нельзя, конечно, разбрасываться деньгами, но жадничать здесь тоже нельзя, поэтому нам нужен целый набор мер. Он может быть разным. Это продление материнского капитала в той или иной форме, либо в том виде, в каком он есть сейчас, либо как-то видоизменённый.

Нам нужно подумать о том, как стимулировать рождение первого ребёнка у молодых мам и, может быть, что-то им добавить. Почему им? Потому что это молодые люди, которые ещё на ноги не встали, им нужна поддержка. Надо подумать на тему о том, как стимулировать рождение второго, третьего ребёнка у более взрослых мам (за 30 лет и больше).

Мы сейчас решили вопрос более или менее с детскими садами для детей от трёх до семи лет. Это, кстати, тоже позитивный элемент с точки зрения социальной политики у нас в стране за последний год. По-моему, на 98 с лишним процентов у нас закрыта проблема по местам в детских садах. Но яслей нет.

А для молодых мам, которые не хотят «выпасть» из своей профессии либо хотят приобрести профессию, ясли нужны, программа нужна отдельная. Здесь нужен целый набор мер. Вот прямо сегодня у нас, честно говоря, запланирована такая встреча, с Правительством будем обсуждать. Не хотел бы сейчас преждевременно говорить о том наборе, который будет предложен, но он будет предложен, мы это сделаем.

Д.Борисов: Большое спасибо, Уфа, и поздравляем с рождением нового гражданина России. Это замечательное событие. Но пока Вы отвечали, пришёл к нам вопрос от Татьяны Прокопенко из Кабардино-Балкарии. Расскажите, пожалуйста, о Ваших внуках: сколько им лет, как их зовут?

В.Путин: Вы знаете, мои дети, дочери, несмотря на всякие слухи, живут здесь, в России, в Москве. И внуки у меня есть, они тоже живут нормальной жизнью. Дочери у меня занимаются наукой, образованием, никуда не лезут, ни в какую политику, живут нормальной, рядовой жизнью. Что касается внуков – кто-то уже в детский сад ходит.

Понимаете, в чём дело? Я не хочу, чтобы они росли какими-то «принцами крови», я хочу, чтобы они нормальными людьми выросли. Для этого им нужно обычное общение, рядовое общение в детских коллективах. Стоит только мне сейчас сказать возраст, имя, – они сразу же будут идентифицированы, их не оставят в покое, это нанесёт ущерб просто развитию ребёнка. Поэтому всё у меня нормально, я прошу меня понять правильно и отнестись с пониманием к этой позиции.

Т.Ремезова: Мы Вас понимаем и поздравляем с тем, что Вы дедушка.

В.Путин: Спасибо. У меня второй внук недавно родился.

Т.Ремезова: Поздравляем Вас.

Д.Борисов: Вы сказали, что материнский капитал нужно как-то распространить. Очень много сообщений из разных регионов, что мамы просят разрешить в новом законе тратить материнский капитал на покупку машины. Очень часто многодетным семьям это нужно.

В.Путин: Вы знаете, часто обсуждается возможность израсходовать этот материнский капитал. Сегодня уже 450 с лишним тысяч рублей. Он, кстати, не индексировался в последние пару лет, даже три года, что мы должны были бы сделать на самом деле, ещё вернёмся к этому.

Можно ли тратить на другие цели? Конечно, можно об этом подумать. Меня всегда беспокоит только одно: что деньги будут просто растрачены, а мама, семья, ребёнок не получат должной отдачи от этих усилий государства. Прежде всего эти деньги нацелены на улучшение жилищных условий. Да, на эту сумму, может быть, не купишь, но можно добавить. Если молодая семья, то можно попасть в какую-нибудь региональную программу поддержки молодых семей и истратить на это. Либо на здоровье, либо на образование. Вот ключевые вещи.

Может быть, с учётом главной проблемы, о которой мы говорили сегодня, с учётом снижения уровня доходов, может быть, можно просто поступить: из этого материнского капитала дать возможность напрямую деньги отдать семье, какую-то часть, чтобы поддержать семьи с двумя и большим количеством детей. Может быть, так будет даже эффективнее, чем дать возможность на что-то истратить, на решение не первоочередной задачи, а потом всё это растворится или будет продано кем-то, причём с потерями. Лучше, может быть, напрямую дать какие-то деньги в сегодняшней ситуации. Мы подумаем на этот счёт.

Д.Борисов: Материнский капитал всё-таки большие деньги – 450 тысяч. А просто детское пособие, оно, как здесь пишут из разных регионов, – мизерное: 183 рубля, 200 рублей.

В.Путин: Я прошу прощения. Здесь коллега ставил такой вопрос, доктор, по поводу пособий. Да, они маленькие. Действительно, так и есть, но мы стояли перед выбором: либо пособия увеличивать, либо материнский капитал сохранить. Мы всё-таки пошли по пути сохранения материнского капитала. Это требует больших затрат от государства, но это более эффективный инструмент. Хотя над пособиями тоже надо подумать.

Д.Борисов: Хотел бы, чтобы присоединились гости студии к нашему разговору. Наиля Аскер-заде. Наиля, Вам слово.

Н.Аскер-заде: Среди наших гостей много представителей малого и среднего бизнеса, и они жалуются на проблемы с финансированием. Один из предпринимателей, Александр Кычаков из Новосибирска, строит жилые микрорайоны.

Александр Анатольевич, пожалуйста, Ваш вопрос.

А.Кычаков: Здравствуйте, уважаемый Владимир Владимирович!

Мы с представителями бизнеса постоянно сталкиваемся с одной проблемой: при декларируемых ставках банковским сектором в 11–12 процентов путём дополнительных накруток на открытие кредитных линий, на поддержание лимитов, на какие-то ограничения фактическая ставка в нашем конкретном случае составила 19 процентов годовых – 18,75. С такими ставками, о чём говорилось в начале, мы новую экономику не построим, и у бизнеса нет такой, к сожалению, рентабельности, как нам бы хотелось. Хотелось бы задать вопрос, коллеги не дадут обмануть, мы рядом сидели и общались с Максимом, у него станкостроительный бизнес. Хотелось бы понять: докладывают ли Вам министры о реальном положении дел с финансированием малого и среднего бизнеса и планируется ли сделать что-то кардинальное с уровнем процентных ставок и всё-таки подойти к решению проблемы обеспечения роста и доступа финансирования.

В.Путин: Извините, как Вас зовут?

А.Кычаков: Александр Кычаков.

В.Путин: Александр, это, конечно, одна из ключевых проблем – уровень ставки, доступность кредитов. Здесь руководитель Высшей школы экономики сидит, он Вам пообъясняет это даже, наверное, более профессионально, чем я, тем более что он очень хорошо знаком с Председателем Центрального банка.

В чём там дело? Конечно, уровень ставки всегда соответствует уровню развития экономики. Это одна из ключевых вещей, которая влияет на макроэкономическую стабильность в стране. Мы от инфляции должны были плясать, которая скакнула до 12,9 процента. Чтобы не разрушить экономику, Центральный банк вынужден был поднять эту ставку, но постепенно он её снижает, вы это знаете, сейчас она 9,25, за ней снижаются и ставки коммерческих банков. Правда, Центральный банк обещал нам, что в этом году объёмы финансирования со стороны коммерческих банков будут увеличены где-то до 6 процентов.

Что происходит сегодня? Сегодня средневзвешенная ставка для юридических лиц, для бизнеса – 11,5 процентов. Я допускаю, что представителям малого бизнеса предоставляют кредит и под более высокую ставку. 11,5 – это усреднённая, средневзвешенная. Кстати говоря, я и по другим направлениям, может быть, и в ходе нашей сегодняшней дискуссии, разговора, сразу прошу извинения перед людьми, которые говорят: «А что нам средневзвешенная, что нам средняя температура по больнице? Вот у меня кредит больше либо доходы меньше, а у меня не средняя». Да, мы вынуждены от чего-то отталкиваться, эта усреднённая, средневзвешенная ставка, она о чём говорит? Для клиентов, которые считаются банком надёжными, стабильными, с хорошей экономикой, с проверяемой экономикой, с хорошей кредитной историей, кредиты выдаются и под меньшую ставку, а для тех, за кем большие риски, банки коммерческие, конечно, повышают ставку. Я сказал уже, для юрлиц это 11,5 процента, а для физлиц – 15,5 процента. Хотя количество ипотечных кредитов всё-таки растёт, но с применением всех элементов поддержки кредитования.

Я очень рассчитываю на то, что Центральный банк и дальше будет так аккуратно действовать, но будет действовать в направлении снижения ключевой ставки.

Ведь почему Центральный банк осторожничает? Вот смотрите, к сожалению, до сих пор наша экономика зависит от продаж углеводородного сырья: нефти и газа. Но цена газа от цены нефти зависит, так она у нас считается по формуле. Она совсем недавно подросла – свыше 50, а сегодня уже 48, по-моему. Центральный банк исходит из того, что если она сдвинется в другую сторону, в меньшую сторону, тогда ему не придётся корректировать – Центральному банку – эту ключевую ставку резко. Потому что главное для нас сегодня даже не вот эта ключевая ставка, а чтобы она резко не менялась. Стабильность национальной валюты, стабильность рубля нам нужно обеспечить. И в этом смысле Центральный банк действует очень аккуратно. Можно его критиковать, можно не критиковать, я просто пытаюсь объяснить логику поведения Центрального банка, и она тоже заслуживает уважения.

Но малый бизнес, без всякого сомнения, должен получать поддержку. Я сейчас не буду перечислять все инструменты поддержки малого бизнеса, вы наверняка это знаете, надо, наверное, совершенствовать эти инструменты. Но и побуждать, конечно, банковскую систему действовать более агрессивно. Ведь при всём при этом надо иметь в виду, что доходы, прибыль коммерческих банков растёт. И сегодня она достигла достаточно серьёзной цифры – свыше 650 миллиардов рублей. А объёмы кредитования так не увеличиваются. Для юридических лиц эти объёмы увеличились только на 0,7 процента. Чуть больше, правда, для физических лиц, но и этого недостаточно. Но будем вместе работать, работать аккуратно, так, чтобы не раскачать макроэкономику. Это, по сути, база, фундамент развития всей нашей финансовой и экономической системы в целом.

Т.Ремезова: Из студии переключаемся в колл–центр. Слово Марии Гладких.

М.Гладких: Спасибо, Таня.

Владимир Владимирович, по географии звонков Вам можно в принципе изучать карту мира. Очень много звонков поступает из ближнего, дальнего зарубежья, и сейчас, мне подсказывают редакторы, у нас есть на линии звонок из Киева.

Дмитрий, прошу Вас, пожалуйста, задавайте свой вопрос.

Вопрос: Здравствуйте!

Меня зовут Дмитрий, я живу на Украине.

Почему вы нас бросили? Ведь на Украине не все сторонники Бандеры и Шухевича. Мы ведь чтим память наших дедов, мы ходим на «Бессмертный полк», так почему же нас российские телеканалы мажут одной краской?

В.Путин: Вам спасибо большое за Вашу позицию, за то, что Вы дорожите нашей общей историей. Вы сейчас сказали об участии в акции «Бессмертный полк». Мы это видим и очень высоко ценим, поверьте мне. И я не могу согласиться, что всех мажут одной краской чёрной.

Да мы вообще стараемся никого не мазать никакой чёрной краской. Но такая избыточная, публичная, что ли, поддержка, мы боимся просто таким образом нанести вам какой–то ущерб и стараемся не вмешиваться во внутриполитические процессы на Украине.

Поверьте мне, мы в состоянии оценить вашу позицию и высоко её, повторяю ещё раз, ценим. Спасибо Вам большое за этот звонок.

Т.Ремезова: Владимир Владимирович, что говорят Ваши друзья по этой теме? Например, тот же Виктор Медведчук, ведь он активно помогал с обменом пленными на Донбассе.

В.Путин: Вы знаете, что у нас много друзей на Украине, и Вы сейчас про Виктора Медведчука сказали. Я познакомился с ним, когда он был руководителем Администрации Президента Кучмы, и основной его партнёр был тогда – и сейчас у них очень добрые отношения – Дмитрий Анатольевич Медведев, поскольку Медведев возглавлял Администрацию Президента России.

У Медведчука есть свои собственные убеждения. Считаю, что он украинский националист, но ему не нравится такое определение. Он считает себя просвещённым патриотом Украины. Но не секрет, что его отец был активным деятелем ОУН, был осуждён советским судом, сидел в тюрьме и был сослан в ссылку, где Медведчук, в Красноярском крае, и родился.

У него есть своя система взглядов на независимость Украины. Он, конечно, горячий сторонник независимости, незалежности Украины, но его система взглядов основана на фундаментальных, если можно так сказать, трудах – тоже скажем условно – украинских националистов, которые писали свои работы ещё в XIX веке, потом позднее, это Грушевский, Франко, Драгоманов или что–то в этом роде. Потом уже человек нашего времени Черновол.

И они все, хочу это подчеркнуть, они все исходили из того, что Украина должна быть: а) независимой; но должна быть федеративным государством. Более того, один из них прямо писал в своё время, что чрезмерная, «механическая», как он выражался, централизация приведёт к внутренним конфликтам на Украине, что мы, собственно говоря, сейчас и наблюдаем.

Но Виктор Медведчук отстаивает их точку зрения, он делает это публично в своих публичных выступлениях, в своих работах. Он и наукой занимается, пишет статьи, причём публично это делает. Это кому–то не нравится, наверное, на Украине, но такова его позиция.

Кстати говоря, эти фундаменталисты независимости Украины и украинского национализма – некоторые из них вообще не видели, кстати говоря, Крым в составе Украины. Но это так, между прочим, апропо. Во всяком случае, все выступали за федерализацию, развитие свободы личности, демократическое развитие украинского государства.

Этой же точки зрения придерживается и господин Медведчук. Но он выступает при этом за очень добрые отношения с Россией, если не за союз какой–то, то за экономическую интеграцию. Он говорит о том, что нелепо разрушать те преимущества, которые нам достались из прошлого, имея в виду общую инфраструктуру, общую энергетику, общие финансовые возможности, технологические, кооперацию, что нелепо всё это разрушать.

И считает, что кооперация в экономической сфере не только возможна, но и целесообразна. Он действует, вернее, формулирует свои идеи, исходя из интересов своего народа, так, как он это видит. Так что он не одинок.

Сейчас мы слышали из Киева, во всяком случае, из Украины, человек нам говорил о том, что принимают участие в акциях, связанных с сохранением нашей общей памяти. Такие люди, как Медведчук, это делают тоже, он тоже считает, что мы должны дорожить нашим общим прошлым и всем, что было позитивным в этом прошлом.

Да, занимается он обменами удерживаемых лиц, военнопленными, если так условно можно сказать, кстати говоря, по поручению Президента Украины Петра Алексеевича Порошенко.

Д.Борисов: У нас есть продолжение украинской темы.

Вопрос, который пришёл через соцсеть «ВКонтакте»: «Украина шумно отметила начало действия безвизового режима с Европой. Президент Порошенко назвал это окончательным прощанием с Российской империей. После этого прочитал стихи Михаила Лермонтова: прощай, немытая Россия, страна рабов, страна господ…»

Вы не хотите ему ответить?

В.Путин: Нет, я не видел его выступления на этот счёт. Но мне вчера рассказали об этом, не буду скрывать, вечером мне об этом сказали. Действительно, Пётр Алексеевич посчитал возможным прочитать это четверостишие Михаила Юрьевича Лермонтова: «Прощай, немытая Россия, страна рабов, страна господ, и вы, мундиры голубые, и ты, им преданный народ».

Во-первых, это говорит о том, что он знает русскую классику, интересуется русской литературой – за это похвалю. Но это стихотворение не заканчивается таким образом, там есть вторая часть, она звучит так: «Быть может, за стеной Кавказа укроюсь от твоих пашей, от их всевидящего глаза, от их всеслышащих ушей».

Михаил Юрьевич Лермонтов был человеком прогрессивным, он хотел улучшения внутренней политической ситуации в России. Его душила та обстановка, которая сложилась на тот момент в России. И он говорил об этом прямо.

Во-первых, Михаил Юрьевич Лермонтов написал эти стихи, если это был он, то он написал эти стихи в 1841–1842 году, примерно, дай бог памяти, когда ехал на Кавказ в действующую армию. Он был офицер и защищал интересы своего Отечества. Был храбрый офицер.

Далее: в этот момент области, которые сегодня считаются Украиной, были просто областями России, и если Президент сегодняшней Украины говорит о том, что он куда–то уезжает, то Лермонтов говорил обо всей России, включая и те области, которые сегодня называются Украиной. Так что здесь особенно нечего нос задирать.

Далее: Лермонтов ехал в действующую армию на Кавказ, который в это время был частью Российской империи. Он переезжал из одной части, из Петербурга или со своей родины, в другую часть Российской империи. Он никуда не уезжал на самом–то деле.

Может быть, Пётр Алексеевич таким образом подаёт нам сигнал, что он тоже никуда не собирается. Но он это делает так тонко, с оглядкой на ура–патриотов и на настоящих националистов, придурков, которые там бегают со свастикой. Но он нам говорит: ребята, у меня интересы в России есть, и я на самом деле никуда не собираюсь. Может быть, и так.

Конечно, это только предположение смелое. На самом деле, скорее всего, Пётр Алексеевич хотел показать своим избирателям, что он выполняет данное обещание, делает выбор цивилизационный, как сейчас говорит руководство Украины, цивилизационный выбор, ведёт страну в Европу.

Кстати говоря, помните, «и вы, мундиры голубые, и ты, им преданный народ». Кстати говоря, голубых мундиров там, куда он собирается, там этих голубых мундиров больше, чем у нас, и пусть он не расслабляется особенно, а то как бы чего не случилось, пусть внимательно поглядывает по сторонам.

При этом хочу сказать, что мы против этих ребят ничего не имеем, я хочу сказать: мы против вас ничего не имеем, совет вам да любовь, удачи, особенно с новобранцами.

Что касается сути проблемы: вы знаете, у нас несколько лет назад в связи с падением доходов населения, о чём мы говорим откровенно, у нас средний уровень заработной платы, если не переводить сейчас гривну в рубли и назад, а от доллара плясать, у нас было где–то примерно 540 долларов в месяц. Столько же примерно было и на Украине, это где–то 450, 457, 460 долларов в месяц в среднем люди зарабатывали. У нас сейчас тоже не ахти как, но всё–таки подросло, на апрель этого года – 624 доллара в месяц, а там, на Украине, 251 стала.

При этом газ вырос как минимум в три раза, а для населения ещё больше. Горячая и холодная вода выросли, соответственно, по 200 процентов каждая, пенсии упали, на минус 45 процентов. Так что, что касается санитарных соображений, если так дело дальше пойдёт, то у многих людей на Украине могут возникнуть вопросы гигиенического характера.

Понимаете, насчёт кто там умывается, где и сколько – это вопрос будет большой. И конечно, Вы знаете, и в нашей литературе, и в украинской можно было бы найти много таких ярких и жёстких примеров, и можно было бы ответить Петру Алексеевичу, но я не буду этого делать из уважения к украинскому народу, из уважения к нашей общей истории, к нашей общей вере.

Если кто-то хочет быть европейцем, счета сначала пусть свои закроет в офшорных зонах, а потом говорит о благе народа. В этой связи я сейчас вспоминаю только одно, это я не воспроизведу точно, дословно, но смысл передам почти один в один.

Тарас Шевченко ещё почти 170 лет назад сказал: «Доборолась Украина до самого края, и хуже ляхов распинают её свои собственные дети». Надеюсь, что когда–то этот период в жизни и в истории Украины и украинского народа закончится.

Т.Ремезова: А сейчас у нас на связи Ставрополье. Наша съёмочная группа отправилась к автору одного из обращений из села Краснокумское, которое пострадало от майского наводнения. Там работает наш коллега Михаил Акинченко.

М.Акинченко: Здравствуйте.

Погода в этом году действительно доставила жителям Ставрополья немало проблем, даже сегодня время от времени накрапывает небольшой дождик. Его, конечно, не сравнить с теми ливнями, которые прошли в конце мая и вызвали сильнейшее за последние полвека наводнение в крае. В зоне бедствия оказались и жители села Краснокумское. После проливных дождей из берегов вышла река Кума и затопила около 400 домов и приусадебных участков.

У нас есть видеозаписи, сделанные местными жителями на мобильные телефоны. Кадры дают наглядное представление о том, что происходило здесь в то время на буквально этом самом месте, где мы сейчас находимся. Вода здесь стояла около трёх дней, порой повышаясь примерно до уровня около метра, может быть, чуть больше. С тех пор прошло уже три недели, но жители многих домов до сих пор не решаются вернуться в свои дома. Сырость внутри, покосившиеся стены, потрескавшиеся стены, внутри многих помещений находиться, не то что жить, небезопасно. Как в этом доме, хозяйка которого Валентина Соковская позвонила на «Прямую линию». Валентина, чем Вы сейчас занимаетесь?

В.Соковская: Убираю детские вещи, потому что отсыревает всё, принимает нехороший запах. Всё хочу увезти, хотя бы спасти что-то из детских вещей.

М.Акинченко: Валентина, я знаю, что Вам обещали материальную помощь, поддержку, чтобы Вы сделали или ремонт, или новое жильё. Я смотрю, Вы здесь ничего не делаете. Почему? Вы сейчас можете рассказать об этой проблеме главе государства. Президент Вас сейчас видит и слышит. Расскажите о Вашей проблеме.

В.Соковская: Здравствуйте, уважаемый Владимир Владимирович. Рассказывать особо нечего, могу Вам это показать. Помощи пока от государства никакой нет. Трескаются стены, садится потолок, всё это осыпается, трескается. Трещины у нас сквозные, дом лопнул полностью весь, со всех сторон у нас трещины.

Мы ждём сейчас комиссию, ничего не можем сделать, потому что мы ждём комиссию. Но, пока мы не оплатим архитектурные 6000, комиссия не приедет. И также нам нужно заплатить по 1800 за справки в МФЦ о том, что у нас больше нет жилья. Но так как у нас четверо собственников, мы дом покупали на материнский капитал, то есть сумма очень большая, почти около 15 тысяч. Что делать – мы не знаем. Мы живём у друзей, дети – в разъездах, у меня трое детей. Это мой младший, единственный со мной ребёнок остался. Вот мои дела: дочка в санатории находится, сын – у кумовьёв. Но на сколько – я не знаю. Пока лето – хорошо, у друзей, а осень, зима? Что делать, мы, честно, не знаем.

В.Путин: Понятно.

В.Соковская: Надеемся, что, может быть, Вы поможете чем-то.

В.Путин: Извините, как Вас зовут?

В.Соковская: Валентина.

В.Путин: Валентина, то, что Вы мне сейчас сказали, очень странно, вообще не укладывается у меня в голове. И я хочу спросить: Вам 10 тысяч выплатили? 50 тысяч – за частично утраченное имущество?

В.Соковская: Нет, выплат до сих пор нет.

В.Путин: Вообще никаких?

В.Соковская: И я не одна такая. Нет, помощи никакой не было.

В.Путин: Это очень странно, потому что Федерация свои деньги, необходимые для поддержки пострадавших семей, перечислила в Ставропольский край. И я хочу задать вопрос своему двойному тёзке, губернатору Ставропольского края. Владимир Владимирович, где деньги? Первое.

Второе. Хотел бы попросить Генеральную прокуратуру проверить, как идёт эта работа.

В-третьих, то, что с вас пытаются собрать какие-то деньги архитектурные ведомства или за получение каких-то справок – это полная чушь.

Должны быть выплачены 10 тысяч на прямую оперативную поддержку, 50 тысяч должно быть выплачено за частичную утрату имущества, 100 тысяч – за полную утрату имущества. Все остальные справки должны собираться муниципальными, городскими и региональными властями бесплатно, без того, чтобы перекладывать эту нагрузку на Вас. Мы же для того предусмотрели и 10 тысяч, 50, 100 тысяч, чтобы помочь людям, а не брать с них эти деньги назад. Это какой-то бред просто. Мы обязательно с этим разберёмся, я Вас уверяю.

В.Соковская: Спасибо Вам большое.

В.Путин: Надеюсь, что Владимир Владимирович уже сегодня у вас побывает.

В.Соковская: Надеемся.

В.Путин: Пусть посмотрит, разберётся.

Т.Ремезова: Спасибо большое, будем ждать реакции.

Из Ставрополья переносимся в Ростов-на-Дону. У здания нового аэропорта Платов работает наш коллега Антон Верницкий.

А.Верницкий: Строящийся аэропорт Платов, в 30 километрах от Ростова-на-Дону, назван так по имени легендарного казачьего атамана Войска Донского, героя войны 1812 года Матвея Платова. Аэропорт уже готов практически на 90 процентов. В декабре здесь планируется принять первый самолёт.

Чем уникален для нашей страны этот проект? Если другие аэропорты в России улучшались, реконструировались, то этот появился с нуля. Ещё три года назад здесь было просто чистое поле, а теперь это комплекс, способный принимать до 5 миллионов пассажиров в год. Оснащён по последнему слову техники. Девять телетрапов, те, кто бывал в старом ростовском аэропорту, где приземлялась наша съёмочная группа, поймут разницу сразу. Там ничего подобного рядом даже нет.

Почему мы оказались здесь? Почти 3000 строителей и инженеров ежедневно заняты на стройке. Александр Серов, человек, который будет работать здесь, будет принимать пассажиров. Пока он работает в старом аэропорту. Он направил свой вопрос на «Прямую линию с Президентом», а мы, ненадолго оторвав его от работы в старом аэропорту, пригласили сюда и дали возможность задать вопрос Президенту лично.

Пожалуйста.

А.Серов: Добрый день, Владимир Владимирович!

Прежде чем задать свой вопрос, я хотел бы Вас пригласить на открытие аэропортового комплекса Платов, которое состоится в декабре. Мы очень надеемся, что открытие этого масштабного, в какой-то мере даже уникального проекта не останется без Вашего внимания.

А теперь разрешите задать вопрос. Я, мои коллеги, друзья и большое количество пассажиров не имеют возможности осуществить прямой перелёт между городами нашей России. Маршрутная сеть построена таким образом, что основная масса полётов осуществляется через московский аэроузел. Поэтому пассажиры вынуждены или лететь через Москву, теряя при этом драгоценное время, или воспользоваться железнодорожным, автомобильным транспортом. Скажите, пожалуйста, будут ли планироваться к проведению какие-либо мероприятия, которые направлены на расширение именно нашей внутрирегиональной маршрутной сети, чтобы связать наши районы, области, регионы прямым авиасообщением.

Спасибо большое!

В.Путин: Александр, Вы подняли один из самых острых вопросов с точки зрения транспортной доступности и с точки зрения сохранения единства нашей территории, а граждане должны иметь возможность передвигаться в рамках региона не через столичные города, Вы правы абсолютно.

Но, к сожалению, у нас в 90–х, в начале 2000–х эта сеть развалилась полностью. Как Вы знаете, мы на протяжении нескольких лет сейчас работаем над тем, чтобы это всё восстановить и поставить на совершенно новую базу. Но для Дальнего Востока, Восточной Сибири, а там эти проблемы наиболее остро ощущаются, расстояния большие, а население не такое, чтобы загружать крупные лайнеры, и поэтому экономика межрегиональных перелётов очень тяжёлая, очень слабая, там приходится всё дотировать. Но мы создали семь, по–моему, казённых предприятий, которые должны заниматься организацией этих внутренних межрегиональных перевозок, это первое. Они функционируют, и очень надеюсь, и будем делать дальше, расширять их деятельность и количество на другие регионы Российской Федерации. Это первая часть.

Вторая – это расширение самой аэропортной системы, количества аэропортов. У нас в целом их по стране, по–моему, 230 или 232, существует целая программа развития аэропортной сети. Мы будем это делать и дальше, будем выделять соответствующие ресурсы.

А третья проблема – это проблема наличия соответствующей техники, потому что, повторяю ещё раз, даже если вы построите аэропорт… Кстати, будет новый абсолютно, с нуля созданный впервые в истории новейшей России такой аэропорт в чистом поле, причём он делается и строится по самым современным методикам на основе самых современных технологий. Это большое дело и для развития транспортной инфраструктуры страны в целом, и для развития региона.

Но даже здесь из Ростова, скажем, перелететь в Сочи – не полетишь же на «Боинге» либо на Ил–96, не заполнить будет. Нужны маленькие самолёты, причём они должны быть разных типов. И самолёты, которые летают на 400–500 километров, 1–1,5 тысячи, и те, которые летают от 2 тысяч до 4,5 тысяч, у нас сейчас уже ведётся работа по локализации этих маленьких, небольших самолётов, чтобы производить их, современных, в принципе хорошо себя зарекомендовавших для того, чтобы производить их в России.

И мы хотим восстановить самолёт чуть побольше – это Ил–114, по-моему. К сожалению, в Правительстве не нашлось денег, я ещё попеняю на это, чтобы уделить этому внимание и выделить соответствующие средства на развитие этой очень важной для нас техники, имея в виду огромную нашу территорию.

Тем не менее мы нашли возможность и из «Роснефтегаза» выделили несколько десятков миллиардов, а программа рассчитана на несколько лет, будет этот самолёт производиться на современной базе в Подмосковье, очень рассчитываю, что в сроки уже всё это будет сделано. Во всяком случае, почти уверен, что мы это сделаем, но, во всяком случае, мы об этом знаем и будем продолжать работать над тем, чтобы обеспечить решение этой чрезвычайно важной задачи.

Т.Ремезова: Спасибо, Ростов.

Сейчас давайте дадим слово гостям нашей студии. Сектор Ольги Ушаковой, пожалуйста.

О.Ушакова: Спасибо, Таня.

Владимир Владимирович, у нас сегодня в студии собрались в том числе и представители творческой интеллигенции, это всеми любимые актёры, режиссёры, и конечно же у них свои вопросы к Вам, которые они очень хотят задать.

Такую возможность хотела бы сейчас предоставить Сергею Безрукову, народному артисту Российской Федерации и руководителю Московского губернского театра. Пожалуйста.

С.Безруков: Добрый день, Владимир Владимирович!

Во-первых, хотел сказать большое спасибо за развитие детской темы. 29 мая Вы подписали Указ о 10–летии детства. За это большое спасибо так же, как и за поддержку детских театров и ТЮЗов. Это мы на омском форуме обсуждали. Спасибо большое. Надеюсь, что она будет ежегодной, потому что они требуют поддержки.

Так вот вопрос, который нас действительно очень волнует, моих коллег, я не могу его не задать. Что–то чудовищное происходит, по-моему, вокруг картины Алексея Ефимовича, – я сижу с ним рядом, но давайте уж я возьму это на себя, – вокруг фильма «Матильда».

Мы сначала воспринимали это как шутку какую–то. Ну да, играют, всё замечательно, прекрасно, а потом, когда пошли проверки, когда практически до запрета картины никто её не видел, но уже пытаются запретить…

Потом не так давно была ситуация с «Гоголь-центром», с Кириллом Серебренниковым. Обыски у него, у Кирилла, потом в самом театре, и понятно, что в кулуарах стали говорить о нападках на свободу слова, свободу самовыражения художника, свободу творчества.

Кому это нужно? Понятно, что не Вам. Но кто-то, видать, пытается создать некий негативный фон для власти среди деятелей культуры. Хотелось бы услышать Ваше мнение на этот счёт.

Спасибо большое.

В.Путин: У нас страна большая, сложная, много людей с разными взглядами, с разными точками зрения, с разными оценками. В отношении царской семьи, мы знаем, было много фильмов и в прежние времена, но так или иначе затрагивали, во всяком случае, царскую семью, Распутин и так далее.

Там много всего было. На мой взгляд, гораздо более жёстких, чем то, что сделал ваш сосед справа от Вас, господин Учитель. Мы с ним знакомы лично, я уважаю его как человека, очень настроенного патриотически, насколько я представляю его взгляды, и человека, который делает талантливые вещи. Мне бы не хотелось вступать в его спор с депутатом Государственной Думы Поклонской. Она тоже имеет право на свою точку зрения.

Вы сказали, что пытаются запретить. Никто не пытается запретить. У неё есть позиция, она пытается эту позицию защитить, обращается в различные инстанции, но никаких решений по этому поводу, как Вы знаете, каких–то запретных нет.

Очень рассчитываю на то, что у нас открытый диалог в обществе сохранится, но призываю всех к тому, чтобы этот диалог вёлся в рамках приличий и, самое главное, в рамках закона.

Пожалуйста, Учитель хочет сказать. Пожалуйста, Алексей Ефимович.

А.Учитель: Я не буду никого ни ругать, ни хвалить.

Владимир Владимирович, абсурд заключается в том, что можно высказывать свою точку зрения, безусловно, когда что–то увидишь. Я 12–го числа увидел депутата Поклонскую, предложил ей посмотреть фильм. Она отказалась. Поэтому, наверное, в этом заключается абсурд.

Мне кажется, что в Думе существует, например, замечательный Комитет по культуре, который возглавляет потрясающий режиссёр Говорухин, где можно тоже было бы разобраться с этим. А рассылать… Мне кажется, тратятся лишние государственные деньги, когда к нам приходят сначала прокуратура, казначейство, Счётная палата. Они все занимаются одним и тем же. Мы показываем документ, что уже всё проверено и всё в порядке, они занимаются тем же.

Мне кажется, что подстрекательства к этому не должно быть.

В.Путин: Да.

Д.Борисов: Наталья Юрьева готова присоединиться к нам в эфире.

Н.Юрьева: Спасибо, коллеги!

В этом году впервые в режиме реального времени мы можем видеть, как пользователи социальных сетей реагируют на нашу программу.

За несколько дней до эфира телекомпания «НТВ» в интернете запустила хештег «смотрю линию», и сегодня количество сообщений с ним достигло 120 тысяч. Только за то время, пока я говорила, пришло ещё 365 сообщений.

Как видим, мнение о том, что интернет-аудитория не смотрит телевизор – это всего лишь мнение, не больше. Кстати, самые активные пользователи живут в Москве, Нижегородской области и Красноярском крае.

Сейчас попрошу вывести на экран пост, который набрал самое большое количество «лайков», то есть больше всего понравился. Вот он: «Красноярцы ждут, когда начнётся переселение из хрущёвок. Если в Москве что–то не нравится, проведите эксперимент у нас». Хештег «смотрю линию».

А сейчас предлагаю посмотреть видеовопрос, который пришёл к нам в колл–центр.

Это видеозвонок из сервиса OK Live. Здравствуйте, Вы в прямом эфире. Пожалуйста, задавайте Ваш вопрос Президенту.

Вопрос: Здравствуйте, Владимир Владимирович.

Я инвалид первой группы. Зовут меня Клавдия. Живу в городе Орёл. Скажите, пожалуйста, почему федеральным льготникам не выдают лекарства в полном объёме? Почему федеральный льготник должен добиваться лекарственного обеспечения только через суды? На протяжении шести месяцев я не могу получить жизненно необходимые препараты: цинакальцет, парикальцитол, мирцеру.

В.Путин: Я услышал то, что Вы сказали. Для меня это тоже странно, потому что Федерация в полном объёме обеспечивает финансирование для приобретения этих лекарств. Там могут быть проблемы, связанные с несвоевременными закупками, несвоевременным проведением…

Реплика: Я неоднократно обращалась к Потомскому Вадиму Владимировичу, Лялюхину Александру Анатольевичу, но в ответ я слышу лишь одно – Федеральный закон 422 о том, что федеральному льготнику начисляют снова 707 рублей 22 копейки. И они не могут нас обеспечить лекарственными препаратами в полном объёме на эту сумму.

В.Путин: Мы проверим, что они могут обеспечить, а что они не могут обеспечить. Есть ряд лекарственных препаратов и ряд заболеваний, так называемых орфанных заболеваний, по которым, точно совершенно, Федерация выделяет деньги, причём выделяет в полном объёме. Федеральным льготникам предусмотренные деньги выделяются также в полном объёме. Повторяю ещё раз: могут быть сбои, связанные исключительно с несвоевременным проведением тендеров и несвоевременными закупками этих препаратов. А денег им всем должно на это хватать. И Вам обещаю, – главное, не потерять, где Вы находитесь, я так понял, что это Орёл, город Орёл, – мы обязательно это проверим.

Реплика: Спасибо большое Вам.

Ещё можно один вопрос?

В.Путин: Пожалуйста.

Вопрос: Владимир Владимирович, если можно, узаконьте, пожалуйста, транспортировку больных на гемодиализ, туда и обратно.

В.Путин: Да, я помню, мы и в прошлом году говорили об этой проблеме, в том числе о возможности проведения даже гемодиализа на дому.

Что касается транспортировки, я, честно говоря, в такой постановке вопроса вижу эту проблему в первый раз. Я Вам обещаю, мы обязательно этим займёмся. И по поводу транспортировки тоже подумаем. Конечно, это потребует дополнительных затрат, но это дело очень чувствительное и очень важное для людей, которые страдают соответствующими заболеваниями. Обязательно проработаем этот вопрос и постараемся решить.

Реплика: Спасибо большое. Я очень рада была Вас услышать.

В.Путин: Спасибо Вам, Клавдия, за этот звонок.

Д.Борисов: Спасибо колл-центру.

И сейчас у нас есть возможность перенестись в Санкт-Петербург, на Балтийский завод. Там работает наш коллега Дмитрий Витов.

Д.Витов: Из Петербурга мы включаемся с достроечной стенки Балтийского завода. Здесь сейчас завершается строительство уникального судна – атомного ледокола «Арктика». Он станет преемником того самого легендарного, ещё советского ледокола, который в 70-х годах прошлого века первым в истории надводных кораблей дошёл до Северного полюса. Этот ледокол спустили на воду в прошлом году, в него уже загружен ядерный реактор.

Юрий Александрович, Вы мне говорили: суммарная общая мощность на гребных винтах?

Ю.Рыжов: Суммарная мощность на гребных винтах этого ледокола – 60 мегаватт.

Д.Витов: То есть, получается, правильно говорят в иностранной прессе, что это самый большой и самый мощный ледокол в мире?

Ю.Рыжов: Это самый большой, самый мощный и самый ледопроходимый ледокол в мире.

Д.Витов: Юрий Александрович Рыжов – главный специалист отдела строительства судов. Я скажу, если Вы не обидитесь, Вы – старейшина завода. Сколько лет Вы здесь проработали?

Ю.Рыжов: Я один из старейших работников завода. На этом предприятии я проработал около 50 лет.

Д.Витов: История Балтийского завода – это 160 лет. Получается, треть истории завода – это Ваша трудовая биография.

Юрий Александрович мне рассказал, что Балтийский завод всегда называли заводом-экспериментатором, уникальным заводом. Здесь были построены первые металлические корабли, первая русская подводная лодка 100 лет назад, здесь строили канонерки, броненосцы. В годы Великой Отечественной войны не прекращали производство, выпускали баржи для Дороги жизни. В трудные для страны годы, в 90-е, здесь продолжали строительство тяжёлых атомных крейсеров, таких как «Пётр Великий», эти крейсера сейчас несут боевую вахту.

Но мне рассказали мои собеседники, что наиболее трудным для завода оказалось начало 2000-х, когда сюда пришли частные владельцы, едва не обанкротили завод, потому что, судя по всему, больше всего коммерсантов интересует земля. Это центр города, Васильевский остров. Наверное, кому-то было бы выгодно построить здесь элитное жильё или торговый центр, но благодаря усилиям государства завод удалось отстоять. Правильно?

Ю.Рыжов: Да, это, безусловно, так. 2000-е годы, начало 2000-х годов, – это было, пожалуй, самое тяжёлое время для завода и его работников. Численность персонала сократилась с 12 тысяч человек в лучшие годы до 3 тысяч человек. Со строительства высокотехнологичных, совершенных атомных крейсеров, атомных ледоколов завод сошёл до строительства нефтеналивных несамоходных барж. Сейчас ситуация, благодаря вмешательству государства и помощи Президента страны, улучшается, мы имеем плотный график работы по государственным заказам до 2021 года.

Д.Витов: Юрий Александрович, Ваш вопрос непосредственно Владимиру Владимировичу.

Ю.Рыжов: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

В.Путин: Здравствуйте.

Ю.Рыжов: От имени работников Балтийского завода, всего трудового коллектива и себя лично прошу ответить нам, сказать, какова дальнейшая судьба Балтийского завода? Как просматривается будущее Балтийского завода в связи и сообразно планам Правительства в освоении Арктического шельфа и арктических проектов? Как будет учитываться в дальнейшем огромный, уникальный опыт Балтийского завода в строительстве атомных судов? Каковы планы модернизации, строительства и дальнейшего развития завода? Спасибо за внимание.

В.Путин: Балтийский завод – один из флагманов нашего судостроения. Мы говорим, только сейчас Вы сами сказали об истории завода. Я знаю, в каком сложном положении завод находился и в 90-е годы, и в начале 2000-х. Когда работал в Петербурге, мы старались завод поддержать, заказы сохранить. Кстати говоря, и для флота это было полезно, и завод сохранили. Неуклюжие попытки приватизировать, слава богу, в прошлом. Имею в виду именно неуклюжий, жульнический вариант.

Сегодня ОСК развивается, судостроительная корпорация, и завод развивается и будет развиваться. Мы видели Вас на фоне нового атомного ледокола «Арктика». У нас запланировано четыре таких судна. Вы, наверное, знаете об этом. Первый из них – «Арктика», потом «Сибирь», «Урал». Все они большой мощности, 60 мегаватт. Потом, к 2025 году, должен появиться ещё один ледокол, совершенно другого класса, гораздо более мощный, в два раза более мощный, чем те, о которых я сказал, и тот, строительство которого вы сейчас уже заканчиваете, – 120 мегаватт. Если эти колют лёд до трёх метров толщиной, для «Лидера» это будет вообще без ограничений, любой лёд может расколоть. Это всё новейшие технологии, и балтийцы их осваивают, осваивают очень быстро, на основе своего опыта и тех возможностей, которые предоставляют сегодняшние технологические разработки.

Поэтому что можно сказать? Средства у нас предусмотрены в бюджетах. Там есть, конечно, более отдалённые перспективы с «Лидером», пока, может быть, по финансированию не всё понятно, но я уверен, что мы и это сделаем.

Хочу обратить внимание, что таких атомных ледоколов в мире до сих пор нигде нет. В России есть, потому что нам нужно осваивать Арктику, о которой Вы сказали, нужно там закрепляться, и мы будем это делать. И в этом смысле работы хватит. Уверен, что коллектив не только сохранится, а будет развиваться. Хочу пожелать вам успехов.

Т.Ремезова: Владимир Владимирович, вопрос по теме с сайта нашей программы. Что мы так зацепились за Арктику? Ведь лет двадцать о ней никто не вспоминал, а сегодня даже на параде Победы части арктических войск. Огромные деньги направляются туда. Для чего это делается?

В.Путин: Если уж мы в теме оказались, то что можно добавить? Я уже в принципе начал об этом говорить. Арктика – важнейший регион, который будет обеспечивать будущее нашей России. Вот когда–то Ломоносов сказал, что Сибирью Россия будет прирастать. Можно с уверенностью сказать, что мощь и возможности России будут прирастать Арктикой, арктическим регионом.

К 2050 году – я как–то недавно на совещании, будучи в Арктике, говорил об этом, – к 2050 году примерно 30 процентов всех углеводородов будет добываться в Арктике. Уже сейчас там осуществляются наши крупнейшие проекты. «НОВАТЭК» строит целый завод в арктической зоне, целый город построил, аэродром, порт. Добычу начали в арктической зоне, уже началась добыча.

Поэтому с экономической точки зрения чрезвычайно важно, если климат будет меняться, иметь такие тенденции, несмотря на холодину сегодня в Москве, но тенденция будет сохраняться к глобальному потеплению, то это значит, что период навигации в арктической зоне будет увеличен. А это в свою очередь означает, что Северный морской путь будет использоваться гораздо интенсивнее, чем сейчас. Время прохождения судов [навигации] будет уже не полтора-два месяца, а четыре-пять.

И к этому региону проявляют активный интерес так называемые нерегиональные державы. И это хорошо, мы готовы с ними сотрудничать. Но мы должны обеспечить свой приоритет.

Я был недавно на Земле Франца-Иосифа. И мне те люди, которые там работают, рассказывали: там много туристов приезжает, в том числе из иностранных государств, и некоторые гиды уже вслух говорили тем, кого они сопровождали: «Эти острова раньше принадлежали Советскому Союзу».

Это должно нас насторожить – это наша территория. Поэтому нам нужно обеспечить точно совершенно использование этих маршрутов, хозяйственную деятельность на этих территориях, обеспечить свой суверенитет над этими территориями. Давайте не будем забывать и о чисто военной стороне дела: с точки зрения обеспечения обороноспособности страны чрезвычайно важный регион.

Не хочется здесь ничего нагнетать, но специалисты знают, что, допустим, американские атомные подводные лодки дежурят на севере Норвегии, подлётное время ракет – 15 минут до Москвы, и мы должны понимать, что там происходит, видеть, что там происходит, мы должны этот берег защитить соответствующим образом, пограничную охрану обеспечить.

И там, кроме всего прочего, с точки зрения стратегических вооружений трасса проходит как раз над Северным полюсом, возможно, не дай бог, думаю, до этого не дойдёт, но просто мы должны это знать, трасса пролётов ракет наземного базирования, находящихся на территории Соединённых Штатов, – это всё мы знаем, но мы должны обеспечить в том числе и систему СПРН, систему контроля за пусками ракет.

Это всё Арктика. Мы не занимались этим не потому, что это было не важно, а потому, что не могли, бросили это, как, к сожалению, очень многое жизненно важное для нашей страны. Теперь мы к этому вернулись, надеюсь, навсегда.

Д.Борисов: Санкт-Петербург, у нас есть возможность вновь вернуться к Вам, для того чтобы Вы задали второй вопрос.

Д.Витов: Мы здесь понаблюдали за работой рабочих. Вы знаете, это, конечно, уникальные люди. В тех условиях, в которых они работают, наверное, не каждый сможет.

Алексей Богданов, сварщик, например, рассказал мне, что профессии сварщика научиться можно, но сварщик-судостроитель – это только здесь, на стапелях и на достроечной стенке.

Но волнуют рабочих не только производственные проблемы, а также, как и всех петербуржцев, у них есть общие вопросы. Иван Братцев – строитель ледокола. Иван, у Вас есть свой вопрос, я сразу к Вам перехожу, задавайте.

И.Братцев: Здравствуйте, уважаемый Владимир Владимирович!

Мы работники Балтийского завода. Строим самые мощные, самые большие ледоколы в мире, но у меня к Вам вопрос непроизводственного характера. Мне, всем балтийцам, всем жителям нашего прекрасного города очень интересно узнать Ваше личное мнение по поводу дальнейшей судьбы Исаакиевского собора.

Вы, как человек, родившийся и выросший в Санкт-Петербурге, считаете правильным оставить собор городу и сохранить его именно как музей-памятник? Или же передать Русской православной церкви?

В.Путин: Неожиданный вопрос, тем более из Балтийского завода.

Что хочу сказать, Россия – это светское государство. Таким оно сложилось, таким оно и будет. Это первый постулат.

Второе. После Октябрьской революции государство сделало всё, чтобы уничтожить наши духовные, религиозные корни. Действовало очень последовательно и жестоко. Многие церкви были уничтожены, снесены.

Тогда государство попыталось создать квазирелигию и Библию заменить кодексом строителя коммунизма. Ничего не получилось. Были снесены многие храмы, уничтожено большое количество священников, в прямом смысле уничтожены. В лагерях, просто расстреляны.

Далеко ходить не надо, здесь, в Москве, недалеко от того места, где мы сейчас находимся, снесён храм Христа Спасителя. Многие храмы были превращены в конюшни, мастерские. Слава богу, не поднялась рука уничтожить Исаакиевский собор.

Вы знаете, я, конечно, смотрел на эту проблему. Он действительно церкви никогда не принадлежал на самом деле, он всегда числился за государством, но и царь-батюшка был главой церкви, и в этом смысле можно сказать, что отчасти он и церкви принадлежал. Но он был построен как храм, он был построен как церковь, а не как музей, он был построен для отправления религиозных культов, для того чтобы люди там молились.

А там что устроили в советское время? Маятник Фуко повесили, чтобы подтвердить, что Земля вертится, то есть на самом деле это такой был музей атеизма, квазимузей атеизма, в известной степени такое тонкое издевательство над религиозными чувствами людей. Но его посещают сотни тысяч, миллионы людей, в том числе из–за границы, это совершенно очевидный факт.

Поэтому да, у нас есть закон, по–моему, 2010 года о передаче религиозных зданий религиозным организациям, и мы вроде бы должны исполнить. Вместе с тем у нас есть международные обязательства и другие законы, которые запрещают передавать в другие руки то, что является памятником архитектуры и находится под защитой ЮНЕСКО. Есть некоторые противоречия, но мы легко, на мой взгляд, выйдем из этих противоречий, обеспечив и музейную деятельность, и отправление религиозных культов. Я сейчас не хочу забегать вперёд, но такие решения, они же есть в мире. Скажем, в том же Ватикане собор святого Петра – там ходят люди, экскурсии проводят.

Поэтому нужно деполитизировать эту проблему, забыть о том, что она существует как таковая, с уважением относиться и к религиозным чувствам людей и не забывать, что это здание и сооружение строилось как церковь, а не как музей. Но музейная функция там, конечно, должна сохраниться.

Как выстроить эти взаимоотношения? На самом деле это не так сложно сделать, только не нужно ничего здесь накручивать и не нужно спекулировать на этой теме, не нужно людей возбуждать и использовать это как инструмент какой–то мелкой внутриполитической возни.

Д.Борисов: И вновь колл–центр, Мария Гладких.

М.Гладких: Да, коллеги, у нас, по статистике, женщины активнее: 62 процента дозвонившихся – это именно представительницы прекрасного пола. И сейчас насущный вопрос из Челябинска от Светланы Романовой.

Здравствуйте! Вы в эфире. Мы Вас слышим, говорите.

С.Романова: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Меня зовут Светлана Владимировна, я из Челябинска.

У меня есть садовый участок. Я им пользуюсь с 1981 года. На этом месте построен садовый дом. Нарушений в строительстве не было. Рядом, в радиусе более 100 метров от участка, проходит газопровод.

И в 2014 году вышло постановление об увеличении охранной зоны – вместо 100 метров до 150. Вследствие этого пришла повестка в суд многим садоводам, где было принято решение о сносе домов за наш счёт без компенсации. Скажите, правомерно ли это? Будет ли закон, который нас защитит?

В.Путин: Вы знаете, опять к Балашихе возвращаюсь. Там жилые дома построили рядом со свалкой, которую сооружали в течение десятилетий, а здесь застройка произошла вдоль трубопроводов. Потом приняли решение о том, что нужно расширить эту охранную зону и теперь пытаются выселить людей. Справедливо или нет? Несправедливо.

Считаю, что этот закон надо изменить. Во всяком случае, те люди, которые уже построились там, – их нужно оставить в покое. Конечно, надо делать всё для обеспечения безопасности людей, но их нужно оставить в покое.

Можно не разрешать строить новых зданий, сооружений уже в 150–метровой зоне, но тех, кто уже построился в 100–метровой зоне, нужно оставить в покое. Сделаю всё для того, чтобы это решение состоялось.

Д.Борисов: Мы работаем в эфире уже третий час. В колл–центре Наталья Юрьева собирает в том числе видеообращения.

Н.Юрьева: Автор нашего следующего вопроса из Америки Джереми Боулинг не просто отправил к нам в редакцию обращение, но также опубликовал его в интернете на «Ютьюбе». В комментариях к этому ролику завязалась ожесточённая дискуссия – дадим ли мы этот вопрос в эфир или нет. Даже делались ставки. Я поставила на то, что дадим. Шучу. Кстати, Джереми Боулинг сам сказал, что, наверное, не дадим в эфир. Давайте всё-таки посмотрим.

Джереми Боулинг: Приветствую Вас, господин Путин. Меня зовут Джереми Боулинг. Я живу в городе Меса, Аризона, в Америке. Я Ваш большой поклонник. Я очень пророссийский, желаю Вам крепкого здоровья и успехов в Вашей жизни.

Мой вопрос для Вас такой. Как американец, который находится здесь, в Америке, и видит бешеную русофобию в своей стране, какой совет Вы бы мне дали, чтобы чётко прояснить ситуацию, чтобы помочь моим соотечественникам-американцам понять, что Россия не враг?

Большое спасибо.

В.Путин: Во-первых, я Вам очень благодарен за этот звонок. И я Вам могу сказать как сегодняшний глава Российского государства, я знаю настроения наших людей, мы не считаем Америку своим врагом. Более того, дважды в истории, как мы хорошо знаем, когда нам было особенно трудно, мы объединяли свои усилия, в двух мировых войнах были союзниками. Российская империя в своё время сыграла значительную роль в обретении Соединёнными Штатами своей независимости и поддерживала Соединённые Штаты. То, что сейчас развивается русофобия в Соединённых Штатах, мы видим. Мы считаем, что это результат прежде всего обостряющейся внутриполитической борьбы.

Я не считаю себя вправе давать Вам какие-то советы, хочу просто Вас поблагодарить за эту позицию. Мы знаем, что в Соединённых Штатах у нас очень много друзей. Мне об этом говорили американские коллеги, да и опросы общественного мнения, во всяком случае месячной давности, говорят о том, что у нас там много друзей. Правда, к сожалению, такая истерия в средствах массовой информации наверняка влияет на умонастроения, но уверяю Вас, что и в России очень много людей, которые с большим уважением относятся к достижениям американского народа и надеются на то, что наши отношения в конечном итоге придут в нормальное состояние, в чём крайне заинтересованы, и мы, и Соединённые Штаты.

Т.Ремезова: Об отношениях, наших отношениях с США, есть вопросы и у гостей студии.

Слово Ольге Паутовой.

О.Паутова: Предлагаю продолжить эту тему, тем более что, когда мы готовились к этой программе и общались с нашими гостями, стало понятно, что, так или иначе, эта тема волнует практически всех. Даже сегодня перед эфиром в кулуарах до последнего обсуждались именно международные проблемы.

И сейчас я хочу передать слово человеку, чей вопрос волнует не только россиян, но, без преувеличения, весь мир. Главный редактор «Независимой газеты» Константин Ремчуков, прошу.

К.Ремчуков: Добрый день, Владимир Владимирович!

Я хочу поговорить о российско-американских отношениях. Один тренд – и Вы говорили, и американский зритель сказал – это ухудшение, русофобия, ежедневная информация о новых инициативах, вплоть до санкций, против России. Но одновременно нарастает и глобальный запрос не просто даже на нормализацию отношений между Россией и США, а на кардинальное улучшение этих отношений.

Позавчера Госсекретарь Тиллерсон на слушаниях в Сенате сказал, я своими словами мысль передам, что с момента назначения на этот пост в каждой встрече с иностранными коллегами ему говорили: «Наладьте отношения с русскими!» И он очертил регионы: мир, Ближний Восток, Юго-Восточная Азия – все говорят одно и то же. Это он оправдывался, что нужно что-то делать при обсуждении бюджета для Госдепа.

Через три недели в Гамбурге будет «большая двадцатка», и ожидается Ваша встреча с Президентом Трампом. Можно ли считать, что в ходе переговоров вам удастся этот негативный тренд в отношениях прекратить и заложить, вполне возможно, позитивный тренд, может быть, даже радикально, кардинально улучшающий наши отношения с Америкой? В каких областях, сферах, регионах, при решении каких проблем Вы видите продуктивным и взаимовыгодным сотрудничество между Россией и Соединёнными Штатами Америки? Мне кажется, что эти вопросы действительно волнуют не только людей в России и в Америке, но и во многих других странах мира.

Спасибо.

В.Путин: Вы человек опытный и погружённый в материал, не хуже меня знаете, в каких областях мы могли бы сотрудничать с Соединёнными Штатами. Это прежде всего контроль за распространением, а точнее нераспространением, оружия массового уничтожения. Мы крупнейшие ядерные державы, и это само собой разумеется – наше сотрудничество в этой сфере. Чрезвычайно важная сфера, очень важная, и это касается не только северокорейской проблемы, но и других регионов, – это первое.

А второе – борьба с бедностью, борьба с негативным влиянием на экологию и так далее, хотя мы знаем сейчас позицию действующей Администрации по поводу парижских соглашений, но Президент Трамп не отказывается вести дискуссию на эту тему. И, кстати говоря, сейчас начать с Администрацией ругаться, обмениваться колкостями, обижать друг друга, оскорблять – это самый плохой путь, потому что тогда мы вообще ни о чём не договоримся, а без Соединённых Штатов о чём-то договариваться в этой сфере бессмысленно, потому что США – один из крупнейших эмитентов. Мы должны вместе работать над борьбой с бедностью в мире, потому что мы сейчас говорим о том, что у нас повысился процент людей с минимальными доходами, но в мире-то вообще катастрофа во многих регионах. Это один из источников радикализма и терроризма – бедность в некоторых регионах мира, и нам вместе нужно решать, что с этим делать. Так же как и с другими партнёрами: с Китаем, с Индией, с Европой.

Кстати говоря, вместе с Соединёнными Штатами работали над решением иранской ядерной проблемы, но всё-таки договорились ведь. Договорились. Значит, есть позитивные примеры нашего сотрудничества. И бывшая администрация напрямую признавала нашу существенную роль в разрешении этой проблемы. Значит, можем мы договариваться, можем вместе работать? Конечно, можем.

Сирийская проблема. В целом ближневосточная проблема. Всем уже очевидно, что без совместной конструктивной работы ничего не получится. Есть и другие горячие точки. И мы очень надеемся на конструктивную роль Соединённых Штатов в урегулировании кризиса на юго-востоке Украины, именно конструктивную роль. Поэтому у нас много тем, над которыми мы должны работать вместе, но это не зависит только от нас, мы видим, что сейчас в Штатах происходит. Я уже говорил, хочу повторить ещё раз, это явно признак обострения внутриполитической борьбы, и с этим мы ничего не можем сделать. На это мы никак не можем повлиять. Но мы готовы к конструктивному диалогу.

Д.Борисов: Я вижу, что в секторе Веры Красовой тоже есть вопрос. Давайте обратимся туда.

В.Красова: Благодарю, Дмитрий. Тема российско-американских отношений интересует также и представителей машиностроительной отрасли. У нас в студии Алексей Бакулин из Волгоградской области.

Здравствуйте, Вам слово.

А.Бакулин: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Вы говорите: обострение внутриполитического конфликта в США. Действительно, весь мир смотрит как захватывающий сериал, следит за конфликтом между Президентом Дональдом Трампом и бывшим главой ФБР Джеймсом Коми. Опять традиционно всплывает «русский след». Как Вы оцениваете эту ситуацию, и какие могут быть последствия?

В.Путин: Я так уж подробно не знаком с показаниями, которые давал господин Коми, бывший глава Федерального бюро расследований США, но некоторые вещи мне известны, конечно. Какие у меня в этой связи мысли возникают?

Первое, на что я обратил внимание. Господин бывший директор ФБР сказал, что он считает, что вмешательство России в выборный процесс было. Никаких доказательств он при этом не приводит опять, но, как он говорит, «влияние на наши умы, на то, как мы должны поступать, было». А вообще разве в мире есть по-другому? А вот постоянная американская пропаганда, постоянная подпитка американско ориентированных НКО? Причём выделяются прямые деньги на это. Это что, не влияние на наши умы и не попытка повлиять на то, как мы должны действовать в ходе избирательных кампаний? Да из года в год это продолжается.

Вот возьмите глобус, крутаните, пальцем ткните в любое место – там американские интересы и там точно их вмешательство. Но я это знаю из разговоров практически со всеми руководителями, главами государств. Просто они не хотят ссориться с американцами, никто прямо об этом не говорит, но все говорят одно и то же.

Поэтому здесь нет ничего необычного. А чего они хотят? Чтобы все просто голову склонили? У нас есть своё мнение, мы его открыто высказываем. Это не какая-то подпольная подрывная деятельность, но мы высказываем свою точку зрения – это первое.

Второе. Он сказал, что он не видит, и у него нет никаких доказательств того, что мы вмешивались в подсчёт голосов. Слава богу, хоть это, уже хорошо.

Дальше. Он вдруг сказал, что он записал разговор с Президентом, а потом через своего друга передал этот разговор в средства массовой информации. Но это уже звучит и выглядит очень странно, когда руководитель спецслужбы записывает разговор с Верховным главнокомандующим, а потом ещё через своего друга передаёт в СМИ. А чем тогда директор ФБР отличается от господина Сноудена? Тогда он не руководитель спецслужбы, а он правозащитник, который защищает определённую позицию.

Кстати говоря, если в этой связи против него какие-то преследования возникнут и так далее, мы и ему готовы будем предоставить политическое убежище в России. Он должен об этом знать.

Д.Борисов: Огромное количество вопросов в колл–центре, не могу не передать сейчас слово Наталье Юрьевой.

Н.Юрьева: Спасибо, Дмитрий.

Наш центр по обработке сообщений выходит на пиковые показатели, у нас уже более двух миллионов вопросов. В минуту наши операторы принимают 1700 видеозвонков.

Социальные сети, особенно сервис OK Live, буквально раскалены до предела. Сейчас одновременно смотрят эфир и ждут возможности задать вопрос Президенту около тысячи человек. Давайте предоставим слово одному из них.

Здравствуйте! Вы в прямом эфире. Пожалуйста, задавайте Ваш вопрос и представьтесь, пожалуйста.

А.Боль: Здравствуйте!

Меня зовут Андрей Боль. Я из города Находка, это Приморский край. Меня очень волнует проблема с угольной пылью, то есть перегружают угольную пыль открытым способом. Как нам теперь жить?

В.Путин: Ничего хорошего в этом нет, конечно. Надо посмотреть, как организована работа в портовых сооружениях. Так, видимо, сложилось исторически, что возят через город, наверное, перегружают там или через город возят из порта. Давайте посмотрим, кому принадлежит этот порт, в каком режиме он работает.

Ещё раз скажи, пожалуйста, где ты находишься? Это какое место?

А.Боль: Это возле Приморского края.

В.Путин: А порт–то какой?

А.Боль: Порт наш, находкинский, в городе Находка.

В.Путин: В Находке? Хорошо. Посмотрим обязательно, как там организована работа. И постараемся отреагировать таким образом, чтобы людям и экологии ущерб был минимизирован.

Как тебя зовут?

А.Боль: Андрей.

В.Путин: Андрюша, мы вместе с тобой посмотрим, потом ещё свяжемся. Оставь свои данные, расскажешь мне, какие меры приняты и заметны ли они для тех, кто проживает рядом, хорошо?

А.Боль: Спасибо большое.

В.Путин: Спасибо тебе за звонок.

Н.Юрьева: А сейчас давайте посмотрим, что пишут люди в интернете с хештегом «смотрюлинию». Например, у нас уже, кстати, напомню, 171 773 комментария в социальных сетях. Попрошу вывести на экран один из последних постов, который мы получили. Вот например: «Читаю хештег «смотрюлинию», сколько неравнодушных молодых людей у нас, понимающих ребят, что социальный лифт – это прежде всего возможность быть услышанным и повлиять на ситуацию в стране». Пользователь Наталья Починок, спасибо большое Вам за этот комментарий.

Коллеги, можем ли мы сейчас вывести в прямой эфир звонок из «Одноклассников»? Наши редакторы сейчас связываются с пользователями сервиса OK Live. Давайте тогда продолжим смотреть, что пишут люди в социальных сетях.

Сейчас нам снова выведут комментарии: «Смотрю линию, но Президент с ходу начал о главных вещах, но, думаю, в России сегодня нет темы важнее, чем борьба с коррупцией, эта болезнь пустила метастазы и тормозит развитие вообще во многих вопросах». Коллеги, Вам слово.

Д.Борисов: Ещё одна важная тема, которая волнует наших телезрителей, – это то, как идёт так называемая оптимизация медицины, Владимир Владимирович. К автору одного из таких обращений мы отправили съёмочную группу – на связи Мурманская область.

О.Шишкин: Мы в Заполярье, в центре Кольского полуострова, в Мурманской области, в городе Апатиты. В городе, который вырос в 60–е годы рядом с крупнейшим месторождением апатитовых руд.

Сейчас здесь живёт более 50 тысяч человек, и, по словам местных жителей, наиболее острая проблема в городе – это доступность медицины, точнее недоступность медицины. Наглядная иллюстрация, наглядный пример у меня за спиной – это недостроенный корпус новой больницы.

Сюда должны были переехать врачи из старого здания, это заброшенная девятиэтажка практически в центре города, стены уже сейчас приходят в негодность, перекрытия разрушаются, и речи о том, чтобы возобновить строительство, сейчас уже не идёт, а тем не менее местные жители жалуются на нехватку врачей.

Рядом со мной Дарья Старикова, она очень мужественная девушка. Дарья борется с тяжёлой болезнью, она живёт практически на обезболивающих. Несколько дней назад Даша написала обращение на «Прямую линию», это был настоящий крик о помощи. Мы, конечно, не могли оставить её без внимания. И мы здесь для того, чтобы Даша напрямую смогла обратиться к главе государства.

Даша, пожалуйста, Вам слово.

Д.Старикова: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Меня зовут Старикова Дарья, мне 24 года. Мне поставили диагноз рак четвёртой стадии. В связи с тем, что изначально мне ставили диагноз межпозвоночный остеохондроз, моё время лечения было упущено.

В связи с тем, что лечили мне спину, уколы, массажи – вот это всё привело к тому, что я оказалась в больнице с кровотечением. В больнице мне уже поставили диагноз. Владимир Владимирович, у нас не хватает узких специалистов, благодаря которым можно было бы вовремя ставить людям диагнозы.

У нас закрыли роддом, у нас закрыли хирургическое отделение, у нас закрыли кардиологию, у нас всё перевезли в город Кировск – соседний город. Нам приходится ездить и обращаться за помощью туда, так как ещё нас за тяжёлыми операциями, за сложными, на необходимые обследования также отправляют в город Мурманск – это в пяти часах езды от нас. Не каждому это доступно, и не каждый может поехать туда также.

Я прошу не за себя, прошу за город, за наших жителей, за всех людей, которые здесь проживают. Прошу Вас помочь нам восстановить больницу, восстановить всё. Понимаете, у нас «скорая помощь» не успевает довезти, бывает такое, что не успевает довезти людей. У нас осталось одно только приёмное отделение. Не успевают довезти людей.

У моей подруги маму не довезли до больницы, мама умерла по пути в карете «скорой помощи» от инфаркта, женщине не было 50 лет. Действительно люди уже переживают. Это было неоднократно, неоднократно поднимали тему с нашей больницей.

Мы просим Вас: пожалуйста, помогите. Мы хотим жить, а не выживать. Мы Вас очень просим нам помочь. Нам необходимо, чтобы в нашем городе всё возобновили.

В.Путин: Дашенька, смотри, я, как правило, не распространяюсь о своих личных делах, о своей личной жизни, но сейчас, глядя на тебя, не могу не сказать: то же самое произошло с моим папой.

Его лечили от болей в спине, делали массажи, прогревание и так далее. Мне мама сказала: знаешь, у меня отец по ночам кричит от боли. И только после этого я перевёл его в другую больницу. Там у него было всё то же самое, что у тебя.

Но, кстати говоря, даже на этой стадии нашли средства – и это было уже много лет назад, но тогда уже нашли средства, – достаточно эффективные, и он ушёл из жизни не по той болезни, которая ему была диагностирована на самом деле. Так что и тебя прошу: надежду, пожалуйста, не теряй. Я со своей стороны тоже обращу на это внимание, в том числе и на то, как можно помочь тебе лично.

Теперь по поводу медицины. Надо сказать, что, конечно – я и тебе хочу сказать, и присутствующим здесь в зале, и вообще всем нашим гражданам, – мы все хорошо знаем, проблемы с медициной есть везде, и всегда пациенты так или иначе критически относятся к тому, что в области медицины делается. Практически во всех странах.

Именно поэтому в тех же Соединённых Штатах ещё прежний президент начал проводить реконструкцию этой сферы, провёл закон, который вызвал много критики, потом вновь пришедший президент фактически отменил эту реформу. То же самое и в Европе происходит.

Но у нас не меньше, может быть, даже больше проблем, тем не менее за три года у нас введено новых объектов – это в основном ФАБы, поликлиники, правда, – в десять раз больше, чем в предыдущее время, за три года построено две тысячи медицинских объектов. Есть проблемы, которые заключаются в том, что у нас не хватает узких специалистов, и поэтому фактически не устраняются и очереди.

Вот только они теперь визуально не выглядят так, что люди приходят к врачу и стоят в очереди, а стоят в очереди за талончиками так называемыми. Но это ничем не лучше, надо переходить к электронным очередям. Причём сделать так, чтобы это работало по факту.

Наконец, самое главное – это обеспечить доступность. Это задача номер один сегодня в медицине – обеспечить доступность медицинской помощи. В Вашем случае, конечно, мы на это посмотрим самым внимательным образом. Не знаю, из чего исходили организаторы здравоохранения в этом регионе, в Апатитах в том числе.

Апатиты – это горняцкий город, понятно, что люди работают в непростых условиях, и они нуждаются в особом внимании со стороны медицинских работников. Исходили из чисто формальных вещей, что до этого города, до Кировска, недалеко ехать.

Тем не менее ведь люди сталкиваются с такими проблемами, о которых Вы сказали. Обязательно посмотрим. Либо эту надо достроить, либо старую восстановить больницу. Поработаем, я Вам обещаю.

Даша, что касается твоей проблемы, тоже этим позанимаемся.

Т.Ремезова: Спасибо, Апатиты! Желаем выздоровления Даше.

В.Путин: Счастливо тебе! Выздоравливай!

Т.Ремезова: Среди обращений, просьб, которые поступали в наш колл-центр, есть и такие, в которых люди просят помочь попасть на службу в армию. Такого вала обращений от желающих служить раньше не было.

Сейчас у нас на связи Волгоград, но к Волгограду мы вернёмся чуть позже. Сейчас продолжаем общение с гостями студии. И слово нашей коллеге Наиле Аскер-заде.

Н.Аскер-заде: Татьяна, спасибо.

В нашей студии молодые профессионалы из движения WorldSkills – это международная ассоциация, которая занимается повышением стандартов профессиональной подготовки.

Например, Аркадий Бодрягин из Челябинска, ему 19 лет, но он уже получил медаль за профессионализм в области гостиничного сервиса на европейском чемпионате.

Аркадий, что волнует Вас сегодня?

А.Бодрягин: Владимир Владимирович, добрый день. Первоначально хотелось бы поблагодарить Вас за то, что Вы поддерживаете наше движение. Сейчас мы уже плотно работаем с крупными корпорациями, но нам хотелось бы иметь такие же отношения с малым и средним бизнесом.

Подскажите, пожалуйста, как нам лучше наладить этот надёжный канал связи?

И второй вопрос. Мы в WorldSkills – ребята прагматичные и заботимся о своём будущем. В связи с этим скажите, пожалуйста, будет ли повышаться пенсионный возраст у нас в стране? И если да, то когда?

Спасибо большое.

В.Путин: Отвечаю на первый вопрос, как наладить отношения с малым, средним бизнесом. Вы знаете, у нас малый и средний бизнес, несмотря на все проблемы, о которых здесь было сказано, – вот коллега у Вас за спиной сидит, обозначил одну из них, это кредитование, – но всё-таки он развивается, может быть, не так быстро, как нам хотелось бы, но, что особенно приятно, развивается в высокотехнологичных сферах.

У нас появилась новая статья экспорта, 7 миллиардов долларов у нас экспортируется в IT-технологиях, чего раньше не было совершенно, было по нулям фактически. Эта сфера очень быстро развивается.

Вот, пожалуйста, прежде всего нужно обратить внимание на эти успешно развивающиеся компании. Они у нас есть. Первое. Они существуют сами по себе.

Второе, на что хотел бы обратить внимание, что мог бы посоветовать. Скажу об этом, они и сами сейчас услышат. Наши крупные компании должны развивать рядом с собой целую сеть малых и средних предприятий. Не просто тупо закупать где-нибудь за границей то, что им нужно, а опираться именно на наши малые высокотехнологичные структуры. И через те компании, где вы уже сегодня работаете, нужно искать выход на малых и средних бизнесменов.

Что касается второго вопроса. Вы знаете, что у нас активно обсуждается возможность повышения пенсионного возраста. Некоторые эксперты полагают, что без повышения пенсионного возраста нам не обойтись, ссылаются на опыт других стран, в том числе соседних государств. Взять ту же Украину, да и вообще все практически, Белоруссию, я уже не говорю о Европе. С Европой не очень корректное сравнение, имея в виду продолжительность жизни, а вот с этими странами вполне корректное. Но там это решение принято, а у нас нет. Я считаю, что к этому относиться нужно очень аккуратно.

По поводу всяких слухов, что решение уже принято: нет, решение не принято. Но оно действительно обсуждается, оно обсуждается на экспертном, на правительственном уровнях. Эксперты полагают, что если нам этого не сделать, то тогда уровень пенсионного обеспечения будет просто сокращаться, будут падать пенсии. А количество работающих, в связи с демографическими проблемами и структурными изменениями, которые должны будут, условно говоря, собирать деньги на то, чтобы обеспечить доходы пенсионеров, оно будет уменьшаться. Количество неработающих – увеличиваться, а количество работающих – уменьшаться.

Это всё реалии, с которыми мы сталкиваемся, которые мы должны иметь в виду. Но принимать такие решения нужно взвешенно, без всякой суеты и спешки.

Д.Борисов: Не могу не отметить ещё одну проблему. Очень много сообщений от пенсионеров, которые продолжают работать. И они говорят: если будет вдруг повышен пенсионный возраст, когда бы это ни произошло, даже сейчас у людей возникают проблемы.

Одного человека в 52 года не берут никуда на работу – обращение из Москвы, сообщение от плотника. Или женщина из Калужской области пишет, что ей 42, а уже в этом возрасте на работу её не очень приглашают, возникает тревога по поводу дальнейшего трудоустройства.

В.Путин: Здесь нам нужно заниматься решением другой проблемы, а именно: нужно своевременно, в нужном объёме и нужным качеством обеспечить переквалификацию людей, переквалификацию так называемых трудовых ресурсов.

Нужно обеспечить мобильность трудовых ресурсов, то есть возможность людей переезжать из одного региона в другой. Но не просто так переезжать и жить на вокзале, а нужно подумать о том, где и как они будут жить, и соответствующая инфраструктура должна быть подготовлена. Это большая, многоплановая и многогранная работа.

Мы знаем о ней и стараемся это делать. Особенно актуально это, остро в так называемых моногородах. Но соответствующие планы предусмотрены, они осуществляются. Надо, конечно, наращивать усилия в этом направлении – это совершенно очевидно.

Т.Ремезова: От темы пенсионного возраста перейдём к теме призывного возраста. Мы когда смотрели обращения, попадались нам такие, что человек жаловался на то, что его по возрасту уже не берут в армию, а он хочет пойти. И обращался к Вам с вопросом: как попасть? Огромный вал желающих служить.

Сейчас у нас на связи Волгоград. Там в эти минуты приносят присягу военнослужащие, и работает наш коллега Дмитрий Петров.

Д.Петров: Здравствуйте! Мы находимся на Мамаевом кургане, у самого подножия монумента Родины-матери. Здесь покоятся останки 35 тысяч солдат и офицеров, погибших в огне Сталинградской битвы, – это священная земля, святое место.

И сегодня здесь приносят присягу верности новобранцы 20-й отдельной гвардейской Прикарпатско-Берлинской мотострелковой Краснознамённой ордена Суворова второй степени бригады. Это орденоносное соединение с богатыми воинскими традициями, и, конечно, для молодых солдат это большая честь – произносить слова клятвы в таком месте.

Мы видим, как на той стороне молодые ребята выходят и перед строем товарищей произносят слова клятвы перед флагом Российской Федерации, перед знаменем части. Здесь собрались те, кто переживает за них сейчас больше, чем кто бы то ни было: это папы, мамы, родные, близкие и друзья. Они приехали из разных регионов страны, откуда призывались ребята. Для них это, конечно, немного грустный, но праздник.

И давайте познакомимся. Здравствуйте. Представьтесь, кто Ваш солдат?

Вопрос: Добрый день, меня зовут Владимир. Сегодня очень знаменательный день, сегодня мой сын принимает присягу в этом великом месте. Приехал я из Сергиева Посада Московской области. Решение, чтобы служить в Вооружённых Силах, сын принимал самостоятельно, отучившись два года в медицинском институте, в третьем Московском медицинском, и заявил желание служить Родине. Я как офицер запаса только приветствовал его решение.

Д.Петров: Владимир, мы сейчас находимся на «Прямой линии с Президентом», нас видит и слышит Москва, и Вы можете задать любой вопрос главе государства.

Вопрос: Это очень неожиданно, конечно. Владимир Владимирович, я как офицер запаса интересуюсь прохождением службы наших Вооружённых Сил в Сирийской Арабской Республике и хотел бы спросить, каковы уроки извлекли наши Вооружённые Силы, находясь в этой республике, и какие перспективы ожидают наши войска, находящиеся там?

В.Путин: Во-первых, хотел бы, Владимир, Вас и Вашего сына поздравить с принятием им сегодня присяги! Это большое событие в жизни любого мужчины, любого гражданина России, а тем более тех из нас, кто добровольно выбирает такой жизненный путь – служения в Вооружённых Силах России и служения своему народу.

Теперь по поводу Вашего вопроса. Какие уроки, что полезного было и происходит в ходе сирийской операции для наших Вооружённых Сил? Там несколько составляющих.

Первое – это огромная польза для нашего оборонно-промышленного комплекса. Применение новейших образцов оружия позволило понять, как оно работает в боевых условиях, и внести необходимые коррективы в качество этих новейших систем вооружения.

Мы и так знали, что это хорошее оружие, работающее, но когда посмотрели их и увидели, как они работают в боевых условиях, – это другая история совершенно.

Более того, представители предприятий напрямую выезжали и выезжают на место применения этого оружия, смотрят, как это происходит, вносят коррективы, и не просто там какая-то доводка, а серьёзная, глубокая работа происходит. Это что касается оборонки.

Что касается самих Вооружённых Сил. Можно сказать, что это опыт использования наших Вооружённых Сил в боевых условиях, да ещё с применением новейшего оружия, является абсолютно бесценным, без всякого преувеличения говорю.

Вы знаете, у нас даже Вооружённые Силы приобрели другое качество. Некоторые подразделения вообще впервые, созданные совсем недавно, используются, и используются очень эффективно.

Что касается перспектив того, что мы там собираемся делать. Мы собираемся наладить мирный политический процесс урегулирования между всеми сторонами конфликта. Наша задача на ближайшую перспективу – поднять уровень и боеспособность вооружённых сил самой Сирийской Арабской Республики и спокойно выйти в расположение тех пунктов базирования в Сирии, которые нами там созданы, и в Хмеймиме (аэропорт Хмеймим), и на военно-морской базе в Тартусе, предоставив возможность самим сирийским войскам функционировать эффективно и добиваться нужных им результатов. Но при необходимости, скажем, с помощью применения той же боевой авиации можно было бы оказывать им и текущую поддержку в решении задач по борьбе с террористическими организациями. Вот таковы наши планы.

Т.Ремезова: Ну что же, продолжаем. Сейчас самое время дать слово нашему колл-центру. Мария, сколько обращений поступило к вам на эту минуту?

М.Гладких: Да, коллеги, на данную минуту у нас уже 1345 тысяч звонков по телефону. И 474 тысячи SMS-сообщений мы получили для Владимира Путина. 25 процентов дозвонившихся – это люди в возрасте от 35 до 55 лет, и 63 процента – это люди старше 56 лет.

Не знаю, сколько лет следующему дозвонившемуся, но мне редакторы подсказывают, что у нас на связи Крым и Александр Бочкарёв с вопросом, который волнует не только жителей Крыма, собственно, но и туристов.

А.Бочкарёв: Здравствуйте, Владимир Владимирович. Александр Бочкарёв. У меня вопрос: будет ли построен Керченский мост в срок, как Вы нам обещали? Очень важно, чтобы к этому времени к нему были построены удобные подъездные дороги.

В.Путин: Керченский, или Крымский, мост строится в соответствии с графиком, даже с небольшим опережением. Поэтому я сейчас не буду говорить про это опережение, но на данный момент времени нет сомнений в том, что все планы будут реализованы в срок и с должным качеством, что самое важное.

Стоимость там известна – 200 с лишним миллиардов, но подъездные пути – это отдельная, острая тема. Нам нужно сделать так, чтобы и со стороны Крымского полуострова, и со стороны Керчи были построены дороги, но и со стороны Тамани тоже.

В целом работы развёрнуты. Будем за этим самым внимательным образом наблюдать, следить. Надеюсь, что и это тоже будет реализовано. Без подъездных путей, конечно, ситуация будет совсем нелепая: там будет узкое горлышко либо с одной, либо с другой стороны. Ни в коем случае этого нельзя допустить.

Д.Борисов: У нас, кстати, я смотрю, через соцсети «Одноклассники» пришёл вопрос. Ирина Шпакович из Хабаровского края спрашивает: «Мост через Керченский пролив почти построен, а мост на остров Сахалин когда-нибудь будет строиться?»

В.Путин: Да, такие идеи были уже давно: ещё в 30-е и 50-е годы. Ещё при Иосифе Виссарионовиче думали на эту тему и даже строили соответствующие планы, но эти планы так и не были реализованы.

Сейчас мы занимаемся реанимированием этих планов и думаем над этой проблемой. Конечно, это было бы очень полезно для восстановления территориальной целостности страны, за счёт Сахалина в том числе.

Можно было бы в этом случае организовать и движение товаров из Азии через нас в Европу и, таким образом, повысить значение Транссибирской магистрали. Но мост построить недостаточно. В этом случае нужно было бы расширять и Транссиб, хотя он и так нуждается в расширении.

Привлекать нужно, конечно, и заинтересованные государства, а такие, в принципе, есть, к финансированию. Но в целом стоимость, по предварительным оценкам, должна быть даже ниже, чем Крымский мост, это около 286 миллиардов. Это предварительные подсчёты. Этих денег недостаточно, потому что одного мостового перехода мало. Там нужны тоже подъездные пути, нужна развязка всего дорожного комплекса.

Кстати говоря, были идеи, сейчас они тоже прорабатываются, строить не мост, а тоннель, что тоже возможно. Решение пока не принято, но мы, конечно, над этим думаем.

Д.Борисов: Ирина получила ответ.

Продолжим говорить о проблемах, с которыми обращаются наши телезрители.

Сейчас на связь с нами выйдет далёкий город Нягань, это Ханты-Мансийский округ. Туда наша съёмочная группа отправилась после обращения Энжи Барсуковой.

Слово Антону Лядову.

А.Лядов: Москва, здравствуйте!

Мы работаем в вагон-городке в Нягани. Трудно поверить, но эти вагончики, которые в советское время возводили для рабочих в качестве временного жилья, сейчас не какие-нибудь гаражи или лачуги – это дома, где люди семьями живут постоянно. Например, вот тот вагончик стоит здесь с 1979 года, то есть почти 40 лет. Канализации здесь нет, все удобства находятся на улице. Например, с краю находится туалет, причём каждый жители должны были строить своими руками. Для того чтобы помыться, люди раньше использовали корыто или бегали по знакомым. Сейчас в некоторых домах появились бани, но не во всех, и здесь нет канализационных труб: когда люди моются, вода сквозь доски стекает прямо на землю. Вагончики постепенно углубляются в грунт.

Сейчас мы входим в тот самый 40–летний вагончик. Летом горячей воды здесь нет в принципе, течёт только холодная, если нет фильтров, она буроватого цвета, с ржавчиной. В зимнее время здесь, наоборот, нет холодной воды. Дело в том, что две трубы, теплотрасса и вода, идут параллельно, одна согревает другую, поэтому из крана периодически течёт настоящий кипяток.

Например, Анастасия живёт здесь с двухлетнего возраста, недавно у неё родился свой малыш, Арсений. Владимир и Ирина живут 35 лет. Энжи Камиловна, которая обратилась, живёт здесь 30 лет.

Энжи Камиловна, у вас здесь зимой морозы минус пятьдесят. Что делаете, чтобы не замёрзнуть?

Э.Барсукова: Пойдёмте, я расскажу. Жители нашего вагон-городка вешают на двери одеяла, утепляют дверные проёмы одеялами, ветхой одеждой, стелют, что найдут, чтобы сохранять здесь тепло.

Т.Ремезова: К сожалению, пропала связь.

В.Путин: Техника не выдерживает этот репортаж.

Т.Ремезова: Даже техника не выдержала такой картинки кричащей, но мы видим, что там происходит.

В.Путин: Подождите, может, вернёмся сейчас ещё? Нет?

Т.Ремезова: Попробуем восстановить связь.

Пока давайте переключимся на другой город, где также работает наша съёмочная группа, которая выехала по обращению к Вам, Владимир Владимирович.

Итак, это Ижевск и наш коллега Павел Краснов.

П.Краснов: Добрый день!

Это город Ижевск, откуда поступил один из множества вопросов, касающихся ЖКХ вообще и ветхого жилья в частности. Но насколько оно ветхое, вы можете увидеть сами.

Это деревянный барак, каких в России, к сожалению, пока ещё тысячи. Но именно этот барак в Ижевске в проезде Чапаева всё–таки действительно находится в ужасающем состоянии. Я думаю, что камера, видеоизображение не дают полного представления о том, как всё это выглядит в реальности. Этот барак уже признан аварийным, но ситуация такова, что людям всё равно приходится обращаться на «Прямую линию», к главе государства.

Анастасия, здравствуйте!

Вы задавали свой вопрос. Расскажите, в чём дело, Президент Вас слушает.

Вопрос: Здравствуйте Владимир Владимирович!

Меня зовут Анастасия.

Вы видите, в каких условиях мы живём. У нас летом в квартирах очень сыро, зимой очень холодно. Мы печку топим просто круглосуточно, но через щели в стенах всё равно всё выдувает. Дети у нас постоянно болеют, а в каждой квартире по двое-трое детей. Но самое страшное, мы боимся, что просто потолок обрушится, не дай бог, на детей, на взрослых. Наш дом уже признали аварийным, поставили в очередь на снос и расселение в 2029 году. Владимир Владимирович, как нам прожить в таких условиях еще 12 лет?

В.Путин: Что могу сказать? Чушь, конечно.

Соответствующие ресурсы на расселение из федерального бюджета выделяются, мы продлили эту программу расселения аварийного жилья, а оно у вас явно аварийное, что там говорить. И примерно я представляю, что в республике происходит на этот счёт, и знаю и количество денег, выделяемых на решение проблемы расселения аварийного жилья. В целом оно по стране идёт и развивается неплохими темпами, но вот так переносить сроки на десятилетия совершенно нелепо и неприемлемо.

Я к Вам заеду. Я планирую быть в Ижевске, я к Вам заеду и посмотрю, что там у вас происходит. Там поговорим уже лично, хорошо? Договорились. У меня просто командировка в республику планируется, я просто приеду. Я был в таких домах, как вы знаете. Это беда, конечно, большая, но для меня там ничего необычного нет. Мы поэтому и создали программу расселения аварийного фонда. Его, кстати говоря, у нас в стране очень много, к сожалению. Это примерно два процента от всего жилищного фонда страны, примерно 80 миллионов квадратных метров. Мы в год столько строим на всю страну. Поэтому эта проблема острая и большая, но решать её надо. И будем её решать дальше.

Я к вам заеду, поговорим.

Д.Борисов: Но не только из Ижевска такие сообщения приходят, Владимир Владимирович.

В.Путин: Я знаю.

Д.Борисов: У нас много из разных-разных регионов. Люди живут в деревянном аварийном жилье и в Кировской области, много-много таких точек.

Сейчас у нас снова на связи Нягань, Ханты-Мансийский округ. Давайте попробуем. Восстановилась ли связь, Антон?

А.Лядов: Здравствуйте, коллеги!

Да, мы вас слышим. Действительно, здесь нестабильная сеть.

Энжи Камиловна как раз рассказывала, как людям удаётся выживать в 40–летних вагончиках в минус пятьдесят – здесь такая температура зимой.

Продолжите.

Э.Барсукова: Мы утепляемся с помощью завалинок, засыпается опил, и таким образом утепляемся, сохраняем тепло.

А.Лядов: Вы много лет пытаетесь решить эту проблему. Сейчас Вас слышит и видит Президент. Можете обратиться к нему напрямую.

Э.Барсукова: Спасибо.

Уважаемый Владимир Владимирович!

У нас в округе работает программа по сносу и расселению вагон-городков, но она растянута по времени. Я сюда приехала ещё молодая. Сейчас работающий уже пенсионер. В этих суровых условиях вырастила двоих детей. До каких пор люди на Севере будут жить в таких условиях? Мы очень Вас просим, чтобы ускорили программу расселения и сноса вагон-городков в городе Нягань.

Спасибо.

В.Путин: Эта проблема в принципе известна. Если Вы обратили внимание, где–то ещё в 2010 году, я был Председателем Правительства, был впервые поставлен вопрос о расселении бараков в районе БАМа, и тогда у нас даже была прямая видеосвязь, по–моему, с Тындой. Была принята программа о расселении временного жилья в районе БАМа, и мы переселили, дай бог памяти, девять тысяч семей, а посчитали, что это примерно девять тысяч. Мы их расселили, но неожиданно оказалось, что плюс ещё 10 тысяч появилось. Так у нас подсчёт, наверное, ведётся, я не знаю. Тем не менее мы и дальше будем этим заниматься.

Что касается вагон-городков. Проблема заключалась в том, и вы это тоже знаете, что они и жильём–то не являются, поэтому они не попадали под программу расселения аварийного жилья. Тем не менее программа такая была создана, и местные власти насчитали где–то полторы тысячи с небольшим семей. Согласно информации, которая у меня есть, где–то 500 с лишним семей расселено, осталась тысяча с небольшим.

Во-первых, деньги в программе «Жилище» на это и есть, в том числе и на 2017 год. Мы будем выделять эти средства до тех пор, пока задача решена не будет, мы обязательно её решим и постараемся, конечно, ускорить. Что нужно сделать и что я прошу сделать своих коллег из регионов? Нужно точно совершенно нам понимать объём этой беды, сколько людей нуждается в расселении. Полторы тысячи с небольшим – мне кажется, это заниженная цифра, и чтобы она не появилась, как в районе БАМа: девять тысяч, а потом десять появляется. Деньги же заранее надо предусматривать. Поэтому я прошу рассматривать это как поручение: посчитать как следует количество людей, нуждающихся в помощи и поддержке.

Программу продолжим, постараемся её ускорить. Повторяю ещё раз: деньги на это выделены.

Д.Борисов: Спасибо, Нягань. Город далёкий, но зрителям Первого канала, например, известна одна из лучших команд КВН, она выступает, несмотря на все те условия, в которых живут люди, одна из самых весёлых, смешных, доходила до финала, видимо, наши люди хорошо шутят, когда не очень хорошо живётся. А ещё, кстати, там родилась Мария Шарапова, в Нягани.

В.Путин: Да. Но жила она, насколько я понимаю, в Сочи в основном.

Д.Борисов: Но родилась там. Нягань гордится Марией.

В.Путин: Да, мы все гордимся.

Д.Борисов: Вообще в этом году к нам на программу много приходило обращений по поводу аварийного жилья и вообще состояния домов из разных регионов, и, знаете, некоторые люди прямо так и пишут, сравнивают свои проблемы с тем, что происходит в Москве.

Некоторые прямо, честно пишут, что «пишем вам с завистью о московской программе сноса хрущёвок». Госдума уже, как мы знаем, накануне приняла в третьем чтении законопроект о реновации, по Вашему указанию в нём были учтены предложения москвичей. Как Вы относитесь к программе реновации в её виде на этот момент?

В.Путин: Мне важно, как москвичи к этому относятся. Вот что важно. Важно, как относятся люди, которые проживают в этих домах. Вот что самое главное. А как это определить? Это с помощью опроса определяется. Это первое.

Второе, что для меня важно, – это чтобы права граждан не были нарушены при реализации этой программы. Прежде всего право собственности.

И третье. Очень важно, как это будет делаться. Потому что у нас ведь известная поговорка: «Гладко было на бумаге, но забыли про овраги». Вот мне руководство Москвы говорит, что всё предусмотрели, говорит о том, что дома будут строиться в шаговой доступности, прямо практически на тех же местах, рядом буквально.

Но мы знаем, как на практике часто получается: этаж не тот, окна смотрят в другую сторону и так далее. Конечно, всё нельзя предусмотреть. Нужно относиться к этому неформально.

Вот я о чём думаю и к чему призываю своих московских коллег. Как я чувствую, мэр Москвы настроен именно на такую работу. Важно, чтобы он добился и от своих подчинённых именно такого подхода.

Что касается реновации в целом? Кстати говоря, я прекрасно понимаю и настроения людей в других регионах. Я же знаю это. Вот в ходе подготовки к сегодняшней линии я видел много вопросов от жителей других регионов, не знаю, он пока не возникал, может, ещё возникнет. Сразу могу сказать, что знаю настроения: «И у нас тоже давайте сделаем, москвичи не хотят, мы – хотим». Вот в чём дело. Я хочу, чтобы было понятно.

Речь идёт о жилом фонде в Москве, который через 10–15 лет объективно превратится в аварийное жильё, и Москва получит такой же объём беды, как очень многие другие регионы.

Если это своевременно не начать делать, то мы столкнёмся с проблемой, которую будет очень сложно решить, может быть, даже невозможно, и реально люди тогда начнут страдать.

У нас получится проблема прямо в центре Москвы, причём крупномасштабного характера. Нужно своевременно всё делать. Ещё раз хочу подчеркнуть, надеюсь, что будет всё делаться и в рамках принятого закона, и с учётом конкретных интересов людей.

Но есть такие дома, большинство жителей которых не хотят участвовать в этой программе. Не хотят, значит, заставлять насильно людей, втаскивать насильно в эту программу нельзя. А там, где подавляющее большинство высказывается «за», всё-таки те, кто считают, что этого не надо делать, должны уважать мнение большинства, повторяю ещё раз, при соблюдении их прав и законных интересов.

Т.Ремезова: К теме реноваций готовы присоединиться и гости нашей студии. Слово Ольге Ушаковой.

О.Ушакова: Спасибо, мы с удовольствием подхватим тему, потому что у нас среди гостей студии есть депутат Государственной Думы Российской Федерации Галина Петровна Хованская, которая возглавляет комитет по жилищной политике и ЖКХ, а также входит в рабочую группу, которая непосредственно мониторит ситуации вокруг реноваций.

Кроме того, насколько я знаю, Вы москвичка в четвёртом поколении, и родились здесь, и прожили всю жизнь. Но душа болит не только за столицу.

Г.Хованская: Конечно! Добрый день, Владимир Владимирович!

Всё-таки, если реновация в Москве пойдёт успешно, как Вы считаете, не стоит ли разработать закон для всей страны? Им могли бы воспользоваться те регионы, которые досрочно завершили переселение из аварийного жилищного фонда, и такие обращения уже есть. Ваше мнение?

В.Путин: Конечно, хотелось бы это сделать. Но я уже говорил, и Вы это тоже знаете, каков объём у нас этого аварийного жилья, два процента от всего жилого фонда, огромная, колоссальная проблема. Это первое.

Второе. Москва делает эту программу из своего бюджета и будет тратить на эту программу 100 миллиардов рублей в год. Мы можем сказать регионам: мы согласны, делайте. Но они же не в состоянии этого сделать, у них нет таких денег. Поэтому просто так сказать: да, мы «за», делайте, – это означает вселить в людей какое-то ожидание и не подкрепить это реальными ресурсами. Это нечестно по отношению к людям. Но делать это нужно. Нужно думать над тем, как к этому подойти. После решения проблемы с расселением аварийного жилья, а здесь мы деньги выделяем в значительной степени из федерального бюджета, безусловно, надо подумать и над решением того, о чём Вы сказали.

Г.Хованская: Я хочу Вам сказать спасибо за то, что Вы держите под контролем именно вопрос переселения из аварийного жилищного фонда. А реновация годится для передовиков, да, такие регионы у нас есть. Так что я всё-таки буду думать над этим законопроектом.

В.Путин: Да, правильно, и я Вас прошу об этом. Только надо иметь в виду, что «передовики» так называемые решили проблему за счёт федеральных денег, и эти деньги мы сразу передаём в те регионы, где ещё не решена эта проблема. То есть они не высвобождаются, а переводятся в другие регионы. Просто будем иметь это с Вами в виду. А так правильно, над этим, конечно, надо думать.

Д.Борисов: Ещё одна острая тема в этой сфере – это работа управляющих компаний в сфере ЖКХ, много таких сообщений. «За семь лет управляющая компания была банкротом и меняла название три раза», – пишет нам из Иркутска Елена Иванова. «Ровно год отсутствует горячая вода в 20 домах, – пишет Светлана Кудрявцева из Мурманска. – Обращались в управляющую компанию, работы не ведутся. Сказали, что ремонт будет в октябре 2017-го, обращались в 2016-м». Как навести порядок и наладить контроль за управляющими компаниями?

В.Путин: Проблема есть, и Правительство старается навести порядок в решении этих вопросов и должным образом отстроить эту систему. У нас принято было несколько лет назад решение о лицензировании этих компаний, я сам принимал это решение, по сути дела.

Но проблема знаете в чём – в том, что они должны были к определённому сроку все отлицензироваться, а реально смогли это сделать только 13 процентов. Оказалось, что эти управляющие компании не готовы к тому, чтобы должным образом организовать эту работу.

И первое, что нужно сделать, нужно добиться того, чтобы их уровень, их качество работы отвечали предъявляемым требованиям. Это первое, что нужно сделать, причём нужно сделать настойчиво, добиваться этого и добиться в конце концов. Это касается регионального уровня власти, муниципального, и с федерального за этим нужно, конечно, внимательно следить. Первое.

Второе. Мы ввели даже уголовную ответственность за фальсификацию протоколов общих собраний. Мы столкнулись и с этим – ввели уголовную ответственность, ввели серьёзные штрафы за нарушение качества работы. Это всё нужно довести до конца.

Но на повестке дня стоит ещё ряд вопросов, они и правительственными распоряжениями должны быть решены, и на законодательном уровне отрегулированы. Думаю, что мы в ближайшее время эти вопросы закроем. Мы не оставим эту проблему без внимания, обязательно будем доводить это до логического завершения.

Д.Борисов: Пришло время нам обратиться к самой западной точке нашей «Прямой линии» – к Калининграду, там работает Николай Долгачёв.

Н.Долгачёв: Мы внутри самого современного и большого сооружения Калининградской области – в центре стадиона, который строится к чемпионату мира по футболу. И уже ровно через год здесь пройдут футбольные матчи.

Мы видим трибуны на 35 тысяч посадочных мест. И эта техника уже готовит футбольное поле, которое покрыто такой многослойной тканью. Внизу – прослойка щебёнки, снаружи тоже будет такой «слоёный пирог», а внутрь укладывают трубы.

Здравствуйте! Какие работы сейчас проводятся? Трубы-то внутри зачем?

Реплика: На данный момент устраивается дренажная система поля, которая будет отводить воду во время матчей, чтобы было сухое поле.

Н.Долгачёв: На каком этапе всё-таки работы, когда завершаются?

Реплика: На данный момент сделано более 80 процентов всего объёма. Наверное, до конца года точно завершим, с учётом того, что всё, что мы сейчас видим, сделано за 18 месяцев.

Н.Долгачёв: Спасибо. Ещё поговорим с рабочими.

Здравствуйте! Скажите, начальство ваше говорит, что стадион скоро уже завершится. Дальше какая будет работа?

Реплика: Хотелось бы остаться работать по обслуживанию такого хорошего стадиона.

Н.Долгачёв: Вы сам калининградец?

Реплика: Калининградец.

Н.Долгачёв: Рабочих из других регионов много у вас?

Реплика: Нет, у нас все калининградцы.

Н.Долгачёв: Спасибо.

Действительно, этот объект – это и рабочие места, и ещё одна линия связи оторванного географически от остальной части России региона с большой землёй.

Сегодня мы пригласили сюда волонтёра будущего чемпионата мира по футболу, который на «Прямую линию» прислал несколько вопросов.

Здравствуйте! Расскажите о себе. Кроме волонтёрства чем занимаетесь?

А.Воронин: Меня зовут Андрей Воронин. Я тренер по мини-футболу, тренирую ребят с ограниченными возможностями здоровья, детей-сирот. Мы уже два года подряд занимаем первое место на специальной олимпиаде России по мини-футболу, второе место заняли на чемпионате Европы по мини-футболу, также от Калининградской области. На данный момент четыре человека из моей команды вошли в состав Национальной сборной России по мини-футболу, спорт ЛИН.

Н.Долгачёв: Есть где заниматься? Инфраструктура готова?

А.Воронин: Весна-лето есть где заниматься, конечно, но с залами напряг у нас.

Н.Долгачёв: У Вас есть возможность лично задать вопрос Президенту. Он Вас видит и слышит, как и вся страна сейчас. Говорите.

А.Воронин: Владимир Владимирович, добрый день. Меня интересует вопрос, не только меня, наверное, каждого второго гражданина Калининградской области. Скажите, пожалуйста, у нас пройдёт чемпионат мира в Калининграде, и у нас есть этот замечательный стадион. Скажите, что будет после, когда пройдёт чемпионат мира? Смогут ли, например, мои воспитанники прийти сюда на стадион также, может быть, позаниматься?

Н.Долгачёв: Тренироваться или выступать?

А.Воронин: Тренироваться, выступать или хотя бы посетить три матча, которые будут на этом стадионе. Хотя бы посетить и посмотреть их.

В.Путин: Вы знаете, во-первых, я уверен, что Вы построите объект и сделаете это в срок. Первоначально, кстати, что касалось Калининграда, нам показалось, что предъявленный ценник слишком завышен, но понятно, руководство Калининграда и Калининградской области хотело отстроить не только стадион, но и всю прилегающую инфраструктуру: отстроить целый новый городок, целый микрорайон, – но в конечном итоге договорились и о ценах на сам стадион. Идёт всё, насколько я понимаю, в графике. Но, честно говоря, вопрос странный. Конечно, ведь стадион строится для того, чтобы там люди занимались спортом, чтобы приходили болельщики. Я надеюсь, что мы уже никогда не допустим ситуации, при которой стадионы превращались в вещевые рынки. Наоборот, даже в Москве всё возвращается на круги своя. Слава богу, спортивные сооружения используются уже в основном по прямому назначению.

Что касается сооружений, зданий, которые были возведены для проведения Олимпийских игр в Сочи. У нас практически всё эффективно используется. В этом смысле мы добились лучших, наверное, результатов, чем где бы то ни было, по поводу использования спортивных объектов после завершения крупных международных соревнований. То же самое, кстати говоря, происходит в Казани после соревнований, которые там были проведены: я имею в виду Универсиаду. А уж стадионы напрямую должны и могут использоваться только как спортивные объекты. Поэтому уверен, что и дети смогут заниматься. Уверен, что болельщики могут радоваться. Но и самое-то главное, что мы будем развивать, в конце концов, футбол. Надеюсь, что у нас наши спортсмены тоже будут демонстрировать хорошее качество игры, чего от них все и ожидают.

А Вам пожелаю просто успехов. Спасибо Вам большое.

Д.Борисов: Николай, давайте ещё один вопрос из Калининграда послушаем.

А.Воронин: Сборная России в последнее время выступает не на самом высоком уровне, и предстоящий чемпионат мира будет впереди, и как она выступит – тоже неизвестно. Вот у меня такое, может быть, предложение, что ли. Может быть, как-то Вы сможете на них повлиять? Может быть, как-то Вы сможете им сказать, чтобы они наконец-то уже заиграли у нас?

В.Путин: Я подтолкнул Вас к этому вопросу, чувствую. Мне не хочется очень здесь метать гром и молнии и как-то критиканством заниматься, хотя, конечно, болельщики и любители российского футбола ждут лучших результатов от нашей Национальной сборной.

Когда я разговариваю со специалистами, причём мирового, международного класса и уровня, и спрашиваю: «Будут играть наши спортсмены или нет?» Они мне говорят: «Нет». Я говорю: «Почему это?» – «А вот потому что…» И дальше ответ: «Слишком много легионеров и слишком мало вы уделяете внимания вопросам подготовки смены».

То есть очень мало уделяется внимания вопросам развития детского и юношеского футбола. Правда, есть и позитивные тенденции. Вот недавно в Краснодаре я побывал, господин Галицкий проводит большую работу, это частный проект, и стадион построил, как вы знаете, и целую футбольную школу создал. Замечательные мальчишки там занимаются, не только в футбол играют, ещё там организована и шахматная школа. Все крупные клубы сейчас уже создали эту систему подготовки молодых специалистов по футболу, молодых спортсменов. И если это будет продолжаться, а я исхожу из того, что так и будет, то совершенно точно у нас появится эффективная, радующая болельщиков своими результатами национальная сборная.

Д.Борисов: Спасибо, Калининград!

Владимир Владимирович, я не могу не задать сегодня Вам вопрос. Кризис, непростое время для всех, это понятно. Растёт количество недовольных, кто-то протестует в социальных сетях, кто-то выходит на улицы. Это оппозиция? Вы с кем-то из них готовы говорить?

В.Путин: Я готов разговаривать со всеми, кто действительно нацелен на улучшение жизни людей, нацелен на то, чтобы решать стоящие перед страной проблемы, а не использовать имеющиеся трудности – а трудностей всегда и везде достаточно – для собственного политического пиара. Использовать трудности как инструмент для собственной раскрутки, для того, чтобы нажиться в политическом смысле на этих трудностях, только их усугубляя.

Мы говорили об управляющих компаниях. Одна из главных проблем сегодня в этих управляющих компаниях заключается в чём? Они являются посредниками при движении денег от государства тем, кто предоставляет ещё дополнительные услуги. Их надо лишить этого права быть посредником в денежных потоках. Вот и здесь то же самое с оппозицией. Некоторые из них в этом смысле ничем не лучше, они спекулируют на проблемах. Надо не спекулировать, а предлагать решение. Те, кто предлагает решение, – это люди, которые заслуживают самого пристального внимания, они имеют право на диалог с властью, мы так и будем делать.

Т.Ремезова: Владимир Владимирович, на «Прямую линию» обратились учителя и выпускники школ из села Краснополка Ульяновской области, и туда отправилась наша съёмочная группа во главе с Марией Бондаревой.

М.Бондарева: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Куда без темы образования? Мы сейчас находимся в селе Краснополка, население которого превышает лишь немного 500 человек. И, естественно, здесь, как и в любом селе, существует одна-единственная школа, их называют малокомплектные, учатся в ней всего 46 ребят, до 9–го класса. По правую руку от меня вы видите весь выпуск 2017 года – всего-навсего четыре молодых человека. А по левую руку от меня директор этой школы, Малин Алексей Георгиевич, он и прислал вопрос, Владимир Владимирович, Вам, в колл–центр, потому что он заботится не только о своём учебном заведении, но и беспокоится о будущем своих учеников, а точнее о том, где, как и по какой образовательной программе они будут учиться. И мы решили отозваться на его вопрос и предоставить ему возможность задать его Вам лично.

А.Малин: Добрый день, уважаемый Владимир Владимирович!

В.Путин: Здравствуйте, Алексей Георгиевич!

А.Малин: Дело в том, что в последнее время в России отсутствует единое образовательное пространство. Потому что разработано столько учебников, столько учебно-методических комплексов, что подчас в разных регионах, а иногда даже в разных районах одной области обучающиеся изучают отдельные предметы по абсолютно разным программам. И при переезде они испытывают определённые трудности.

И на основании этого же вторая половина моего вопроса. Срок эксплуатации учебников в настоящее время ограничивается пятью годами, что приводит к тому, что учебники не вырабатывают свой ресурс, это приводит к увеличению бюджетных трат на закупку новых учебников, даже если учебник ещё годен к эксплуатации. Поэтому мне было бы интересно, нельзя ли продлить срок использования учебников и уменьшить количество учебно-методических комплексов, тем самым объединив образовательное пространство Российской Федерации.

Спасибо.

В.Путин: Алексей Георгиевич, прежде всего хочу сказать, что у нас, пожалуй, одна из немногих стран, где, как Вам ни покажется это странным, хотя я сейчас скажу, что во многом с Вами согласен, тем не менее это единое образовательное пространство крепче, чем где–либо в другом месте, оно крепче, чем во многих других странах. В тех же Штатах, там чуть ли не в каждом штате, в каждом университете свои программы, и в Европе так же. У нас, наверное, одна из немногих стран, где мы стараемся это единое пространство сохранить, хотя проблема, о которой Вы сказали, безусловно, существует.

У нас, особенно в 90–е годы, в начале 2000–х, появилось несметное количество учебников. Это превратилось просто в бизнес на бюджетных деньгах. И конечно, мне коллеги говорили, ребёнок переходит из одной школы даже в Москве в другую – непонятно вообще, как ему отвечать на экзаменах, потому что и другой учебник, и другие требования. Конечно, требования всегда могут отличаться, но единый учебник тем не менее даёт возможность педагогу проявлять известное творчество в ходе образовательного процесса. В Советском Союзе был базовый учебник, был экспериментальный и ещё какой–то – три категории учебников было. В целом, как говорят специалисты, можно этот опыт использовать и иметь базовый учебник. Надо над этим подумать. Это не могут быть решения волюнтаристского характера, но подумать над этим точно можно. Повторяю ещё раз: эксперты считают, что это вполне возможно и не повредит учебному процессу, качества не ухудшит.

Нужно ли и можно ли продлевать за рамками пятилетнего срока – срока использования учебников? Во–первых, как Вы знаете, учебники должны предоставляться бесплатно. Я прошу руководителей муниципалитетов, регионов за этим строго следить.

Можно ли продлевать больше пяти лет? Понимаете, наверно, где–то можно, в каких–то вещах, а где–то нет. Вот что я имею в виду. Сейчас у нас, скажем, по физике фактически сложился учебник одного автора. Наверно, по физике можно продлевать срок использования такого учебника. Я держал в руках и другие учебники: по истории, допустим, или по географии. Учебник по той же географии создавался в 1990–е годы, и там приводятся данные, скажем, по развитию сельского хозяйства. Сегодня это передовая отрасль российской экономики: растёт темпами примерно в три процента ежегодно, закрывает потребности. Я уже говорил, мясо птицы. Мы стали лидерами по производству, по экспорту пшеницы – вообще в истории такого не было. Только до 13–го года, наверное, было. А в учебнике всё написано, что у нас деградирует сельское хозяйство. Ну чушь какая-то! Что это за учебник такой? Чему они там детей учат?

То же самое, кстати говоря, по жилищному строительству. У нас рекордный ввод – 83 или 84, 85 миллионов – был в позапрошлом году, а там всё про строительную отрасль: она в сложном положении. Но то, что написано в учебнике, абсолютно не отражает реалий. Поэтому можно ли продлевать срок таких учебников больше чем на пять лет? Кстати, переиздан слово в слово опять в 2017 году. Автора одного только убрали, видимо, показали, что это новый учебник, а всё переиздали. Поэтому за этим нужно внимательно смотреть. Поэтому где–то можно, а где–то лучше актуализировать эти учебники.

Вам хочу пожелать успехов и Вашим выпускникам.

Т.Ремезова: Мария, есть возможность задать ещё один вопрос.

М.Бондарева: Владимир Владимирович, ребята, которые стоят сейчас рядом со мной, узнав, что они сегодня с Вами, решили воспользоваться этим случаем и тоже кое–что у Вас спросить, точнее, насколько я знаю, попросить.

Реплика: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

В.Путин: Здравствуйте!

Реплика: Мы выпускники 9–го класса. Мы участвуем в конкурсе под названием «Выпускной–2017». Мы очень хотим победить. Не могли бы Вы пожелать нам удачи и сказать напутствующие слова?

Спасибо.

В.Путин: Я желаю вам удачи, желаю вам победы в этом конкурсе, и вот что хотел бы сказать.

Я не так часто, как бы мне хотелось, но всё–таки общаюсь с людьми вашего возраста и со студентами. Знаю, что у нашей молодёжи огромный потенциал, просто колоссальный. Очень многие молодые люди понимают все преимущества нашей страны, которые заключаются и в её необъятных размерах территории, в её богатейшем культурном коде, в её глубокой истории, в единстве нашего народа, которое мы видим всякий раз, когда страна сталкивается с серьёзными сложностями. Вот это всё, на что опирался наш народ веками, если не сказать тысячи лет, и этим всем, я вижу, молодые люди дорожат. Они дорожат нашим культурным и природным многообразием.

Я хочу пожелать вам после окончания школы, чтобы вы в полной мере этим воспользовались и поработали на то, чтобы самим получать удовольствие от жизни и вносить вклад в развитие России.

Д.Борисов: Спасибо, Краснополка.

Прежде чем пойдём дальше, ещё один вопрос от детей из числа вопросов, собранных перед этой «Прямой линией». Вероника Титова из Солнечногорска, ей 12 лет, спрашивает: «Если бы у Вас была машина времени, куда бы Вы хотели отправиться?».

В.Путин: У неё вопрос недетский на самом деле, хотя он вроде бы из области фантастики. Мы много знаем произведений, связанных с машиной времени. Надо для себя решить: эта машина времени позволяет переместиться назад или вперёд и даёт ли право вмешиваться в происходящие события и корректировать будущее, то есть наше настоящее, или этого нельзя делать?

Д.Борисов: А как хотелось бы?

В.Путин: Я думаю, что лучше ничего не трогать, потому что будет всё равно, что должно быть, только с неизвестными последствиями. Это первое. Это касается, скорее всего, прошлого. Хотя, конечно, мне очень интересно посмотреть, как строилась, как развивалась наша страна, как строился тот же Петербург, как наши отцы и деды побеждали в Великой Отечественной войне.

Вы знаете, когда я смотрю хронику иногда, у меня слёзы на глазах выступают, понимаете? Конечно, хотелось бы увидеть своими глазами.

Мне очень хотелось бы почувствовать, услышать и увидеть, как принимались судьбоносные решения для развития России.

Что касается будущего, то у нас есть такая машина времени. Она есть. Этот предмет называется «история». Надо изучать, тщательно, объективно оценивать историю, и тогда нам будет понятно, как нужно действовать, для того чтобы построить будущее, а будущее создаётся сегодня. Поэтому, если мы хотим, чтобы будущее было благополучным, надо сегодня эффективно, с полной отдачей сил работать.

Т.Ремезова: Возвращаем микрофон нашей студии. Слово – Вере Красовой.

В.Красова: Благодарю, Татьяна!

Представители молодого поколения есть и в нашей студии – это финалисты Всероссийской инженерной олимпиады, ребята из Нефтеюганска. Мне удалось с ними пообщаться накануне, очень интересные. У Данилы Прилепы весьма серьёзный вопрос. Данила, тебе слово.

Д.Прилепа: Здравствуйте, Владимир Владимирович! Дело в том, что коррумпированные чиновники и министры в Правительстве страны – давно не новость, показные посадки на домашний арест не дают результатов, и тем самым Вы подрываете доверие граждан. Как на данный момент Вы решаете эту проблему?

Последствия халатного отношения задевают большую часть населения нашей страны, и в том числе мою семью. Федеральный закон номер 247 гласит, что каждый сотрудник полиции имеет право на выплату субсидий на приобретение собственного жилья.

Так вот по ХМАО за последние пять лет были выплачены эти денежные средства всего лишь 90 семьям. Очередь стоит тысячная, она практически не двигается.

В.Путин: Данила, ты читал вопрос, заранее подготовил его или тебе кто-то его рекомендовал?

Д.Прилепа: К этому вопросу меня жизнь подготовила.

В.Путин: Молодец!

Прежде всего начнём с обеспеченности жильём сотрудников МВД, я так понимаю, об этом идёт речь. Надо посмотреть, сколько денег конкретно выделяется на приобретение жилья сотрудникам МВД, в том числе и по ХМАО. Сейчас просто не могу на это ответить, но обещаю тебе, что я посмотрю на это.

Проблемы обеспеченности жильём Министерства внутренних дел решаются, наверное, не так быстро, как бы хотелось. Сейчас не готов воспроизвести, сколько конкретно жилья приобретено, но это одна из острых тем, один из острых вопросов. Посмотрим, что по ХМАО происходит, что можно сделать дополнительно, соответствующим образом увеличив финансирование.

Теперь по поводу коррумпированных чиновников. Проблема эта известная. Считаю, что она является острой. Хотя в перечне вопросов, вернее, анализ перечня вопросов, которые сейчас поступают в ходе нашей сегодняшней, в том числе и с тобой, совместной работы, показывает, что по сравнению с прошлыми мероприятиями подобного рода, а у нас 15-е мероприятие, эта тема не находится в числе первых.

Тем не менее я считаю, что это вопрос важный, острый, и дело не в домашних арестах и даже не в посадках, дело в том – я чувствую, твоя семья имеет отношение к правоохранительной сфере, – дело в том, чтобы ни одно правонарушение не осталось без внимания государства и без наказания – вот что самое главное. Обеспечить такой режим работы нужно.

А что касается домашних арестов либо реальных сроков, то это вопрос, который должен определяться судом в зависимости от каждой конкретной ситуации и вины того человека, который совершил правонарушение. Самый свежий пример – это обвинительный приговор суда в отношении бывшего руководителя ФСИН, то есть человека, который возглавлял всю систему наказаний, то есть всю систему, которая связана с людьми, отбывающими наказание за совершённые преступления.

Он сам преступил закон, и, насколько мне известно, суд вчера вынес решение: реальный срок лишения свободы 8 лет – это серьёзное наказание. Поэтому давайте будем полагаться на работу судебной системы, которая, разумеется, нуждается в совершенствовании, но тем не менее другой инстанции по Конституции, определяющей меру наказания того или другого человека, совершившего правонарушения, не существует.

Д.Борисов: Я вижу, что соседний сектор нашей студии, где Наиля работает, готов присоединиться к нам.

Н.Аскер-заде: Дмитрий, спасибо.

Владимир Владимирович, Вам сегодня уже задавали вопрос о протестах в соцсетях, но интернет читают и предприниматели. И в связи с этим возник вопрос у председателя комитета по экологии «Деловой России» Ильдара Неверова.

И.Неверов: Добрый день, Владимир Владимирович!

Я в прошлом году имел возможность задать Вам вопрос про мусор, и импонирует то, что мы так глубоко и конструктивно говорим в Год экологии о нём. Но мой вопрос сегодня не о твёрдых бытовых отходах, а о другом виде мусора – информационном мусоре.

В мире бизнеса информационная война – это некий инструмент недобросовестной конкуренции. Относиться к нему объективно трудно. В то же время в последнее время мы слышим и видим, что информационные вбросы в отношении людей, облечённых властью, увеличиваются. Как Вы к этому относитесь? Знакомитесь Вы с такими материалами?

В.Путин: Вы знаете, что я вижу, как правило, эти материалы, и прежде всего если это касается моих коллег, конечно, не могу это не видеть. И так же, как и многие другие информации, поступающие по другим каналам, не только из интернета, но и из средств массовой информации, из телевидения, из газет, из радио. И всегда отношусь к этому внимательно и, надо сказать и хочу Вас заверить, с уважением.

Но человек, занимающий моё место, должен обязательно всё это перепроверять и окончательные выводы делать на основе только объективных данных. Мы с Вами хорошо знаем, что, к сожалению, средства массовой информации в целом, и интернет в том числе, используются для фейков, вбросов, просто для политической борьбы.

Но что делать? Такова жизнь, здесь ничего необычного нет. Но я должен всегда это перепроверить через имеющиеся у меня возможности, а таких возможностей у меня много. Это, пожалуйста, прокуратура, МВД, ФСБ, контрольные органы, Контрольное управление Президента, это всё, что связано с контролем за использованием бюджетных средств.

Поэтому у меня таких возможностей много, и я, прежде чем сделать какие-то выводы, всегда, хочу это подчеркнуть, я бережно стараюсь к людям относиться, и всегда сначала перепроверяю любую информацию.

Т.Ремезова: SMS-вопрос. «Вас как Президента когда-нибудь обманывали? И какие меры Вы принимали к обманщикам?» – спрашивает Владимир Новиков (Красноярский край, город Ужур).

В.Путин: Я так посматриваю по сторонам, что идёт по SMS и MMS. Один из вопросов был: не следует ли нам вернуть смертную казнь и не провести ли по этому поводу референдум? Я представляю, какой будет результат референдума. Правда, там ставился вопрос: не применить ли смертную казнь к убийцам?

Что касается тех, кто обманывает или пытается обмануть. Вы знаете, я думаю, у каждого из здесь сидящих, у каждого, есть опыт, когда его пытались обмануть. И у Вас, Таня, и у Вас, Дима, и вообще у всех – практически у всех граждан страны. Такого не бывает, чтобы нас не пытались обмануть.

И я тоже человек, и меня тоже пытаются иногда. Но я даже в этом случае, когда я это вижу, я стараюсь не действовать суетливо. И, прежде чем как-то отреагировать, я всегда ещё посмотрю, даже если я убеждён в том, что была попытка обмана, посмотрю, каковы мотивы, чего этот человек хотел, почему хотел, к чему он там стремился. Но я этого не забуду.

Т.Ремезова: Ну что, давно мы не включали наш колл-центр. Слово Наталье Юрьевой.

Н.Юрьева: Спасибо, Татьяна. Мы в эфире уже 3 часа 40 минут, и наш колл-центр по-прежнему буквально засыпают вопросами. У нас уже 2 миллиона 600 тысяч обращений. Несмотря на то, что во время прошлой «Прямой линии» Вы, Владимир Владимирович, распорядились разобраться с плачевным состоянием дорог во многих регионах, вопросов об этой беде меньше не стало.

К нам пришли сотни MMS-сообщений, наглядно демонстрирующих отвратительное состояние дорог. Просто бесконечная грязь и гигантские ямы в Самарской области, а в Дагестанском селе Маджалис, несмотря на то что есть асфальтовый завод, при этом, как пишут местные жители, асфальтированных дорог практически нет.

Костромская улица Водяная полностью оправдывает своё название: там одни лужи. Предлагаю посмотреть видеовопрос, который мы получили из Краснодара от Валерия Лебедева.

В.Лебедев: Здравствуйте, уважаемый Владимир Владимирович Путин. Беспокоит Вас Лебедев Валерий Валерьевич. Мне 20 лет, я студент 3-го курса. Опыт вождения у меня уже 2,5 года. Я бы хотел задать вопрос.

Я обычный гражданин Российской Федерации, исправно плачу налоги и хотел бы узнать, как может быть, что у нас в городе Краснодаре (улица Новороссийская) в таком положении дороги? Посмотрите, пожалуйста.

Вот стоит мой автомобиль, вот дорожное покрытие. Такое покрытие дороги может быть? Оно в нормальном состоянии или ненормальном? Очень прошу Вас принять меры. Спасибо большое. Всего Вам доброго.

В.Путин: Спасибо. Валерий Валерьевич, спасибо большое за Ваш вопрос и за этот репортаж.

Такое может быть или не может быть, Вы спросили. Такое, мы видим, что может быть, потому что мы своими глазами это видели, но такого не должно быть, вот что я хотел бы в этой связи сказать.

Что у нас происходит с дорожным строительством? Федеральные трассы развиваются, строятся, где–то примерно 77 процентов федеральных трасс приведено уже в нормативное состояние, и рост достаточно приличный. Что касается местных дорог, региональных дорог, к сожалению, там тоже есть рост, но он практически незаметен, было 36 процентов, стало 42.

В последнее время, к сожалению, с дорожным строительством на региональном и муниципальном уровне ситуация ухудшилась. Связано это в том числе с недостатком ресурсов на эти цели. Я сейчас не буду вдаваться в детали. Мы когда–то говорили и сделали это – повысили акцизы с целью улучшить ситуацию с финансированием дорожного строительства, часть этих средств поступает на федеральный уровень, а часть на региональный. Недавно только, не так давно, хотя, уверяю Вас, регулярно к этой теме возвращаемся, беседовал я и с Министром финансов – как обычно, Министерство финансов очень бережно относится к федеральной части, но нам придётся принять какие–то решения, связанные с увеличением финансирования дорог на региональном и муниципальном уровне.

Но кроме всего прочего, кроме этого, конечно, я не снимал бы ответственности с этого регионального и местного уровня управления. Это тоже вопрос, что они считают приоритетным при распределении денежных средств для решения тех или иных насущных вопросов. Но на это с федерального уровня обратим соответствующее внимание, обещаю.

Д.Борисов: Владимир Владимирович, в ходе подготовки «Прямой линии» и в ходе даже этого эфира сообщения продолжают приходить, мы отобрали несколько вопросов, которые хотели бы Вам задать в блиц–режиме.

В.Путин: Мы же не до утра с Вами будем?

Д.Борисов: Не до утра, поэтому блиц, поэтому быстро.

Например: «Вы часто говорите, что Вы выросли в простой семье. Знаете ли Вы, как живут простые люди в России сегодня?»

В.Путин: Знаю, конечно.

Во-первых, у меня общение есть до сих пор. Во–вторых, я недавно рассказывал своим коллегам по поводу того, как моя семья жила. Рассказал о том, как у меня папа лазил, счётчик смотрел, каждую копеечку высчитывал, чтобы заплатить вовремя, вовремя и в полном объёме заплатить за электричество. У меня до сих пор есть привычка: я не могу оставить включённым свет. Когда я выхожу из помещения, я всегда выключаю свет. Поэтому я это очень хорошо знаю.

Можно мне задать один блиц-вопрос? Я вижу Газзаева напротив. Меня тоже футбол беспокоит. Будем мы играть в футбол или нет? Дайте, пожалуйста, микрофон.

Д.Борисов: Отвечает Валерий Газзаев.

В.Газзаев: Спасибо Вам, Владимир Владимирович!

В.Путин: В преддверии чемпионата мира.

В.Газзаев: Да. Во–первых, спасибо Вам большое за то, что будет выстроена прекрасная инфраструктура, что уделяете огромное внимание здоровому образу жизни, здоровью нации.

Что касается футбола – конечно, я сам обеспокоен этим. На Кубке конфедераций, который пройдёт, будем надеяться, новая, молодая сборная сыграет удачно, и мы получим все удовольствия.

Большое Вам спасибо. Я знаю, 2010 год вспоминаю, когда лично Вы и исключительно Ваш авторитет и Ваше внимание способствовали тому, что мы получили право проводить чемпионат мира. И сейчас я тоже хотел бы поделиться с Вами, раз мне дали возможность сказать.

Сейчас у меня вопрос такой. Я хотел сказать, что в преддверии чемпионата мира Российский футбольный союз заявил, что в футболе невозможно гарантировать успех национальной сборной, поэтому имеет смысл поставить следующую цель – популяризация футбола вне зависимости от результатов национальной сборной.

Мне кажется, если мы такие задачи будем ставить, то, конечно, Владимир Владимирович, мы ничего не добьёмся. Более того, это домашний чемпионат мира, и я считаю, что мы здесь должны показать максимальный результат. И конечно, тут было сказано, мне хочется, чтобы Вы повлияли на этот результат, особенно на сборную.

И, как Ваше мнение, Владимир Владимирович, какой результат должна показать наша сборная и как выступить на предстоящем домашнем чемпионате мира?

В.Путин: Валерий, я хотел от Вас это услышать. А Вы так ловко мячик перекинули на мою сторону.

В.Газзаев: А я могу Вам честно сказать: у меня такое же мнение, как у Вас, Владимир Владимирович.

В.Путин: Спасибо Вам.

Будем надеяться, что ребята будут играть с полной отдачей, как настоящие бойцы и спортсмены, чтобы порадовали наших болельщиков хотя бы тем, что они стремятся к победе. Кстати, последние игры сборной показывают, что потенциал всё–таки у нас есть.

Т.Ремезова: Продолжаем блиц: «Говорят, что Вы буквально «заболели» цифровой экономикой. Правда ли это?»

В.Путин: Я здоров.

Т.Ремезова: Слава богу.

В.Путин: Но что касается цифровой экономики, без цифровой экономики мы не сможем перейти к следующему технологическому укладу. А без перехода к новому технологическому укладу у российской экономики, а значит, у страны нет будущего. Поэтому это задача номер один в сфере экономики, которую мы должны решить. Главное, что у нас есть для этого все предпосылки. У нас очень хорошая до сих пор, слава богу, сохранилась математическая школа, у нас программирование развивается очень активно, надо только обеспечить рынок для наших программистов. И много технологических заделов хороших. Мы сможем это сделать.

Д.Борисов: Среди SMS, которые приходят, есть и вот такие: «Вы правда считаете, что народ верит этим подставным вопросам?»

В.Путин: Верит чему?

Д.Борисов: «Верит подставным вопросам».

В.Путин: «Давайте освободим мир от этого зла!». Непонятно, какого. Разве это подставной вопрос?

«Что Вы делаете в свободное время?» Работаю.

«Почему у нас за один и тот же труд зарплаты в регионах отличаются в разы, даже в бюджетных учреждениях?» Потому что прожиточный минимум в регионах разный, производственные мощности по–разному развивались на протяжении десятилетий. И в одном месте жизнь стоит столько, я говорю о прожиточном минимуме, а в другом – столько. Это взаимосвязанные вещи, складывавшиеся десятилетиями. Но мы должны сглаживать доходы и уж совершенно точно должны федеральным служащим платить примерно одинаковые деньги. Вот все эти вопросы всегда находятся в поле нашего внимания. И будем так делать дальше.

Поэтому это вопросы точно не подготовленные. Так же как и все другие, которые сегодня формулировались.

Т.Ремезова: «У кого из мировых лидеров самое крепкое рукопожатие?»

В.Путин: Знаете, сила лидера измеряется не рукопожатием, а его отношением к делу, которым он занимается, к судьбам своей страны и своего народа, самоотдачей в ходе реализации своих полномочий.

Д.Борисов: Ещё острый вопрос: «Ваши слова «своих не сдаём» относятся ко взяточникам и коррупционерам?»

В.Путин: Я не считаю их своими.

Т.Ремезова: «Прошёл слух, что до 2030 года не будет индексации пенсий. Правда ли это?»

В.Путин: Нет, неправда, это чушь полная. У нас есть закон соответствующий, в соответствии с этим законом мы будем индексировать как минимум по инфляции предыдущего года.

Д.Борисов: «На скольких языках Вы говорите?»

В.Путин: На русском, слава богу, на немецком достаточно бегло, могу немножко объясниться по–английски.

Т.Ремезова: «Как Вы относитесь к анекдотам о себе?»

В.Путин: Смотря какие анекдоты.

Т.Ремезова: Есть любимый?

В.Путин: Нет, я их не помню. Вы думаете, я запоминаю, что ли? Я ни одной книжки про себя не прочитал, а анекдоты уж точно не запоминаю.

Д.Борисов: Ещё есть такой вопрос: какую самую большую рыбу Вы поймали?

В.Путин: Да, я знаю, что это рыбаков и любителей беспокоит, читал это тоже, в интернете видел. Но честно говорю, при мне измеряли, было 20 килограмм, хотя многие считают, что она маловата была, на 20 килограмм не тянет. Тем не менее это то, что я видел. Может быть, там кто-то рядом стоял, немножко грузик подвесил, но я этого не заметил.

Т.Ремезова: На нашей «Прямой линии» есть традиция, которую мы не будем нарушать. Обычно Вы сами отбираете вопросы, которые Вам понравились или на которые Вы сами захотели ответить, поэтому предоставляем такую возможность.

В.Путин: Вы знаете, у меня есть такие вопросы, я даже их отбирал, но не взял с собой. Даже не вопросов, а там много просьб, причём как бы чувствительных, я не буду их воспроизводить вслух, но я постараюсь на них отреагировать, тем более что там часто просьбы идут от людей с ограниченными возможностями по здоровью.

Они никакие не грандиозные, но совершенно конкретные. Я постараюсь это сделать. Но вот пока мы с вами здесь разговаривали, я смотрел налево, направо, некоторые вопросы мне представляются глобальными. То есть не глобальными, но важными, а некоторые – региональными, но тоже серьёзными.

Вот один из вопросов не очень важный, но тем не менее: «Когда Президент России будет ездить на отечественном автомобиле?» Надеюсь, что скоро. Это не праздный вопрос. Это действительно так.

Я у руководителя одной из западных автомобильных фирм спросил, на какой машине он ездит? Он говорит: «Конечно…» – и назвал фирму, в которой он работает. Это естественно.

И такая страна, конечно, как Россия, должна производить линейку автомобилей, которыми пользуются и первые лица государства. Мы сейчас работаем над этим. Надеюсь, что к концу 2018 года уже это появится, причём это будет линейка автомобилей не только для первых лиц, не только лимузин, это будет целая линейка: и внедорожник, и маленький автобус (микроавтобус), и хэтчбек, и так далее. То есть это будет целая новая линейка отечественного производства автомобилей.

«Будет ли увеличен срок службы в Вооружённых Силах?» – вопрос не очень понятен. Потому что если имеется в виду служба по призыву, то, конечно, не будет, а если имеется в виду срок службы офицеров, то надо подумать.

Знаю, что многие офицеры хотели бы, чтобы этот срок службы для них был продлён. Надо будет изучить, подойти к этому вопросу серьёзно, проанализировав все «за» и «против», но в целом это возможно.

Теперь вопрос: «Кого Вы планируете оставить после себя?» Во-первых, я ещё работаю. Во-вторых, хочу сказать, что это должен определить избиратель – российский народ. Я, конечно, сам когда-то определился: не вижу ничего зазорного сказать, что мои предпочтения так-то и так-то сформулированы, но в конечном итоге мы не должны забывать о том, что избиратель – российский гражданин, только он может определить, кто будет возглавлять регион, конкретный район, город, область или страну.

Здесь, Вы знаете, странный вопрос: губернатор Меркушкин лишает федеральных ветеранов каких-то пособий. Я даже не понимаю, о чём речь. Как это любой губернатор, не только Николай Иванович Меркушкин, но и другие, могут прекратить выплаты федеральным льготникам? Это мне непонятно. Я обязательно проверю. Просто хочу, чтобы знали, что я обратил внимание на этот вопрос.

Наконец, это не вопрос, а как бы такое утверждение. Я прочитал, здесь было написано: «Всё будет хорошо». Так оно и будет. Подтверждаю.

Д.Борисов: Вы заговорили о том, что избиратели будут решать, кто будет главой государства. Можете сказать, на Ваш взгляд, с какими вызовами придётся столкнуться тому, кого граждане изберут в итоге главой государства на следующие шесть лет, и какие задачи ему в первую очередь предстоит решать?

В.Путин: У нас много задач. Первая, и самая главная, – нужно обеспечить рост доходов граждан страны. Нужно избавиться от нищеты, нужно избавиться от бараков и аварийного жилья, но сделать это можно, исключительно развивая нужными, должными темпами нашу экономику.

И в этой связи нужно обратить внимание и решить проблему повышения производительности труда, но этого невозможно добиться без перехода к следующему технологическому укладу, а здесь нам нужна и цифровая экономика, здесь нам нужна правильная организация работы.

Здесь нам нужно внести существенные коррективы в административные формы, причём административные формы на уровне муниципалитетов, регионов и всей страны.

Здесь нам совершенно точно нужны серьёзные преобразования в качестве управления. Это не большой, но очень важный перечень задач, который будут ставить в самое ближайшее время.

Т.Ремезова: И завершающий вопрос: будет ли ещё одна «Прямая линия с Владимиром Путиным» или эта «Прямая линия» последняя?

В.Путин: Если и будет какая-то линия, то она будет только прямая, как сегодня.

Д.Борисов: Спасибо. На большинство вопросов мы получили ответы. Надеемся, что сегодняшний эфир также поможет решить, конечно, многие проблемы, с которыми обратились зрители.

В.Путин: Спасибо вам, спасибо ведущим, спасибо всем гражданам нашей страны, которые принимали сегодня участие в нашей совместной работе.

Прошу меня извинить и не сердиться, если я не смог ответить на все ваши вопросы. Это невозможно сделать, в том числе и на вопросы присутствующих здесь, в зале.

Но для меня очень важно услышать ваше мнение, увидеть то, что вы думаете о том, что происходит в стране и вообще для всех для нас: и для Правительства, и для Администрации Президента, и для меня очень важен анализ поступивших вопросов, предложений, просьб либо критических замечаний.

Мы всё это учтём в нашей практической работе. Во всяком случае, сделаем всё для того, чтобы это учесть.

Спасибо большое!

15 июня 20

Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > kremlin.ru, 15 июня 2017 > № 2209179 Владимир Путин


Россия > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > kremlin.ru, 12 июня 2017 > № 2207073 Владимир Путин

Вручение государственных премий Российской Федерации.

В День России Президент вручил в Кремле Государственные премии 2016 года за выдающиеся достижения в области науки и технологий, литературы и искусства и гуманитарной деятельности.

Государственные премии Российской Федерации в области науки и технологий 2016 года присуждены:

Юрию Ефремовичу Батурину, доктору технических наук, советнику главного геолога – заместителя генерального директора открытого акционерного общества «Сургутнефтегаз»; Владимиру Леонидовичу Богданову, доктору экономических наук, генеральному директору открытого акционерного общества «Сургутнефтегаз»; Анатолию Сергеевичу Нуряеву, первому заместителю генерального директора того же акционерного общества, – за создание рациональных систем разработки нефтяных, нефтегазовых и газонефтяных месторождений Западной Сибири;

Амирану Шотаевичу Ревишвили, академику Российской академии наук, директору федерального государственного бюджетного учреждения «Институт хирургии имени А.В.Вишневского» Министерства здравоохранения Российской Федерации; Александру Михайловичу Караськову, академику Российской академии наук, директору федерального государственного бюджетного учреждения «Сибирский федеральный биомедицинский исследовательский центр имени академика Е.Н.Мешалкина» Министерства здравоохранения Российской Федерации; Евгению Анатольевичу Покушалову, члену-корреспонденту Российской академии наук, заместителю директора по научно-экспериментальной работе того же учреждения, – за научное обоснование и внедрение в клиническую практику новой концепции снижения заболеваемости и смертности среди пациентов с нарушениями ритма сердца;

Николаю Ивановичу Шакуре, доктору физико-математических наук, заведующему отделом релятивистской астрофизики Государственного астрономического института имени П.К.Штернберга федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего образования «Московский государственный университет имени М.В.Ломоносова»; Рашиду Алиевичу Сюняеву, академику Российской академии наук, заведующему лабораторией теоретической астрофизики и научного сопровождения проекта «Спектр–РГ» отдела астрофизики высоких энергий федерального государственного бюджетного учреждения науки «Институт космических исследований Российской академии наук», – за создание теории дисковой аккреции вещества на чёрные дыры.

Государственные премии Российской Федерации в области литературы и искусства 2016 года присуждены:

Эдуарду Николаевичу Артемьеву, композитору, – за вклад в развитие отечественного и мирового музыкального искусства;

Юрию Николаевичу Григоровичу, балетмейстеру, – за выдающийся вклад в развитие отечественного и мирового хореографического искусства;

Михаилу Борисовичу Пиотровскому, генеральному директору федерального государственного бюджетного учреждения культуры «Государственный Эрмитаж», – за вклад в сохранение отечественного и мирового культурного наследия.

Государственная премия Российской Федерации за выдающиеся достижения в области гуманитарной деятельности 2016 года присуждена Даниилу Александровичу Гранину. Церемония вручения Госпремии Д.Гранину состоялась ранее – 3 июня, в Санкт-Петербурге.

* * *

В.Путин: Уважаемые лауреаты! Дорогие друзья!

Поздравляю вас, всех граждан нашей страны с Днём России!

Сегодня по традиции проходит торжественная церемония вручения знаков лауреатов Государственной премии. Это всегда особое и впечатляющее событие, потому что высокую оценку получают неординарные, замечательные, поистине выдающиеся люди. Их блестящие достижения принесли огромную пользу Отечеству, заслужили общественное признание.

У научного и художественного творчества много общего, их сближает стремление к познанию мира, его гармоничному преобразованию. Наука и культура раскрывают богатейшие возможности человека и человечества в целом, формируют в обществе ценности патриотизма, достоинства, свободы, чести и порядочности.

В судьбе и литературной деятельности Даниила Александровича Гранина огромную роль сыграла именно наука. Его книги, посвящённые жизни учёных, их новаторству и нравственному поиску, вошли в классику отечественной культуры и вместе с публицистическими, просветительскими трудами оказали большое влияние на мировоззрение целых поколений, на воспитание в них идеалов справедливости, гуманизма, милосердия. Даниил Александрович удостоен премии за выдающиеся достижения в гуманитарной деятельности. Знак лауреата был торжественно вручён ему 3 июня в Петербурге.

Дорогие друзья!

Петр I как–то точно и на века дал определение значения культуры и научных открытий. Он сказал: «Оградя Отечество безопасностью от неприятеля, надлежит находить славу государства через искусство и науки». Наши сегодняшние лауреаты смогли в полной мере реализовать свои дарования, способности, талант, и подтвердить высокую миссию служения обществу, людям.

Преданность своему делу определило успешное сотрудничество авторов уникальных гидродинамических моделей, позволивших обосновать рациональные системы разработки месторождений Западной Сибири.

Идеолог их создания – доктор технических наук Юрий Ефремович Батурин, работает над этой темой с начала освоения региона. Более 30 лет руководит компанией «Сургутнефтегаз» доктор экономических наук Владимир Леонидович Богданов. Он и его заместитель Анатолий Сергеевич Нуряев принимают активное участие и в научных исследованиях. Результаты их деятельности стали значимым вкладом в продвижение ресурсосберегающих технологий и в целом в развитие стратегического сырьевого потенциала России.

Дорогие друзья!

У нас, вы знаете, в народе часто говорят «врач от бога». Такая оценка – свидетельство высокого уровня знаний, профессионализма, компетентности доктора, его заботливого, участливого отношения к пациенту. Принцип подвижнического служения людям считают для себя главным и наши лауреаты Амиран Шотаевич Ревишвили, Александр Михайлович Караськов и Евгений Анатольевич Покушалов. Это учёные с мировым именем, лидеры современной аритмологии и кардиологии, врачи-мыслители и хирурги-практики. Их призванием стала борьба с распространённым, угрожающим жизни недугом – нарушением ритма сердца. Амиран Шотаевич сказал как–то в одном из своих интервью, что надо на сто процентов попасть в мишень, которая вызывает сложную аритмию. Выверенные методы диагностики, результаты труда наших лауреатов позволили приблизиться к этой цели и сохранить жизни тысяч людей, сотен тысяч людей.

Предмет научной деятельности академика Рашида Алиевича Сюняева и доктора физико-математических наук Николая Ивановича Шакуры – изучение так называемых чёрных дыр и нейтронных звёзд. Они выбрали это направление астрофизики более 40 лет назад и, будучи молодыми учёными, сформулировали теорию, которая принесла им мировую известность. Их открытие было сделано ещё до начала рентгеновских исследований неба. Сейчас предсказанные нашими лауреатами явления находят практическое подтверждение с помощью мощнейших орбитальных обсерваторий и наземных телескопов. Трудно не согласиться с Рашидом Алиевичем, что мы переживаем время, которое сродни эпохе великих географических открытий. Только сегодня учёные совершают этот путь к неизведанному в масштабах целой Вселенной.

Дорогие друзья!

У каждого из вас своя неординарная судьба в науке, в искусстве. Зачастую вы шли непроторёнными дорогами, вслед за своим призванием и талантом, смогли преодолеть все сложности, доказать, что вам по плечу достижения высочайших интеллектуальных и творческих вершин.

Композитор Эдуард Николаевич Артемьев – один из создателей нового направления электронной музыки. Быть первопроходцем всегда сложно, всегда непросто. Такие люди встречают немало преград, но увлечённость и творческая смелость Эдуарда Николаевича одержали верх над рутинным отношением к искусству. Сегодня он авторитетный мастер, исследователь электронной музыки, его называют архитектором и поэтом звука. Эдуард Николаевич – автор разнообразных по стилю и жанру произведений, в том числе для кино и театра. Он работал с самыми известными режиссёрами.

Яркими, самобытными, оригинальными балетными постановками буквально ворвался в искусство Юрий Николаевич Григорович. Для него всегда было важно пространство свободы, он умел отстаивать его своим потрясающим талантом и колоссальным трудом. Его новаторские балетные спектакли поистине совершенны, мы все воспитывались на них. Григорович – это целая эпоха не только в отечественной хореографии. Он, его творчество оказали огромное влияние на развитие мирового балета.

Государственной премии удостоен Михаил Борисович Пиотровский. Его имя, личность, жизненные принципы, культурный код неотрывны от Эрмитажа. Но научное сообщество знает Пиотровского и как крупного арабиста, востоковеда. Несмотря на предельную занятость, он находит время для исследований в этой области. Михаил Борисович, как он сам говорит, придерживается в своей деятельности консервативной позиции. К примеру, если в Эрмитаже выставляются произведения современного мирового искусства, то только в сочетании с признанной классикой, и это не мешает музею быть передовым, внедрять самые современные технологии. Пиотровский убеждён, что Эрмитаж – один из символов открытости России. В этом проявляется особая миссия великого музея, для развития которого так много сделал и делает его директор.

Дорогие друзья!

Искренне благодарю каждого из вас и сердечно поздравляю с высоким званием лауреата Государственной премии России.

Удачи вам!

(Демонстрируется видеозапись церемонии вручения Государственной премии Даниилу Гранину, состоявшейся 3 июня в Санкт-Петербурге.)

В.Богданов: Уважаемый Владимир Владимирович! Дорогие друзья!

Большая честь находиться здесь, среди выдающихся соотечественников, которые многое делают для укрепления могущества нашей страны.

Владимир Владимирович, благодарю Вас и воспринимаю Государственную премию как высокую оценку деятельности нашего многотысячного коллектива. Позвольте в этот торжественный день выразить особую признательность учёным «Сургутнефтегаза», которые своим трудом наряду с авторами работы внесли неоценимый вклад в создание рациональных систем разработки нефтяных, нефтегазовых и газонефтяных месторождений, основанных на наших инновационных технологиях. Хочу отметить, что важную роль во внедрении новейших разработок в промышленных масштабах сыграли наши инженерно-технические работники, проектировщики, рабочие всех профессий, которые трудятся на месторождениях, конструкторы, а также работники машиностроительных предприятий нашей страны, с которыми мы много лет сотрудничаем при создании новой техники и её внедрении.

Мы гордимся созданной нами наукой и производственной базой, которая позволяет в настоящее время и позволит в будущем эффективно решать на основе научно-технического прогресса все вопросы, связанные с разработкой как старых, так и новых месторождений с любыми промысловыми характеристиками, горно-геологическими условиями и достигать при этом максимальной нефтеотдачи пластов и достигать высокой экономической эффективности.

Нам предстоит напряжённая непростая работа, и мы осознаём, насколько она важна для развития государства, для благополучия общества.

Уважаемый Владимир Владимирович, ещё раз благодарю Вас за высокую награду. Позвольте заверить Вас, что «Сургутнефтегаз» был, есть и будет одним из гарантов энергетической безопасности нашей страны.

Поздравляю всех лауреатов Государственной премии с заслуженными наградами и с Днём России! Желаю вам новых достижений на благо нашего Отечества.

А.Нуряев: Уважаемый Владимир Владимирович! Дорогие друзья, коллеги!

С чувством понятного волнения и гордости представляю на этом торжественном мероприятии профессиональную школу «Сургутнефтегаза» – предприятия, которому в этом году исполняется 40 лет. Все эти годы компания остаётся одним из флагманов отрасли.

Ценности и достижения нашего коллектива можно перечислять долго. Назову лишь ключевые элементы корпоративной политики, которые лежат в основе наших успехов. Это опора на собственные силы, в том числе в области науки. Трудами наших учёных и инженеров предложены и обоснованы, подтверждены теоретическими, лабораторными и промысловыми исследованиями, реализованы в масштабах Западной и Восточной Сибири рациональные нефтегазовые и нефтяные месторождения, позволившие проводить нефтеизвлечение из залежей разного геологического строения с высокой технико-экономической эффективностью, вырабатывать комплексный подход к обустройству месторождений. Это также огромное внимание к культуре и безопасности производства. И конечно, высокая социальная ответственность. Она выражается в том числе и в бережном, рачительном отношении к окружающей среде. Принципы рационального природопользования в приоритете для всех сотрудников: от рабочих до руководителей. Современные технологии, которые «Сургутнефтегаз» применяет повсеместно, позволяют нам обеспечивать экологическую безопасность и увеличивать отдачу месторождений, а значит – использовать богатства сибирских недр максимально эффективно на пользу России.

Благодарю за высокую награду. Присоединяюсь к поздравлениям и желаю процветания нашей стране и всем нашим соотечественникам.

А.Ревишвили: Глубокоуважаемый Владимир Владимирович! Глубокоуважаемые гости, коллеги и друзья!

Сегодня, в День России, для меня огромная честь получить высшую награду Родины – Государственную премию Российской Федерации в области науки и технологий.

Хочу выразить слова искренней признательности Совету при Президенте Российской Федерации по науке и образованию, лично Вам, Владимир Владимирович, за столь высокую оценку моего труда и труда моих коллег.

К сожалению, сердечно-сосудистые заболевания являются одной из основных причин смертности населения не только в нашей стране, но и во всём мире, в том числе это внезапная аритмическая сердечная смерть. Страна ежегодно теряет сотни тысяч своих граждан от внезапной аритмической смерти. И, безусловно, разработка новых технологий в диагностике и лечении заболеваний сердца составили цель нашей большой комплексной работы, которой мы посвятили более 20 лет. Мы – это две российские медицинские хирургические и аритмологические школы Москвы и Новосибирска.

Хочу подчеркнуть, что не только медики, врачи-кардиологи и кардиохирурги принимали участие в данной работе, но и инженеры, биофизики, математики и программисты способствовали разработке и внедрению в клиническую практику новых методов диагностики лечения.

Наш проект и его реализация – это пример трансляционной медицины, которая полностью реализована в нашей стране, от фундаментальных исследований влияния вегетативной нервной системы на формирование аритмии сердца, неинвазивной компьютерной диагностики и эффективного лечения с помощью оригинальных, малотравматичных процедур и операций. Десятки тысяч диагностических исследований и лечебные оригинальные методики и технологии, которые мы впервые в мире использовали в медицинской практике, безусловно, будут способствовать снижению смертности населения от сердечно-сосудистых заболеваний и нарушений ритма сердца.

В этот торжественный день хочу поблагодарить Министерство здравоохранения Российской Федерации, Российскую академию наук, Российский научный фонд, меценатов и частных инвесторов, которые способствовали развитию направления и созданию прежде всего новых диагностических устройств. Спасибо моим учителям, родителям, моей семье, коллегам, соратникам за поддержку и долготерпение в течение многих лет, которые были посвящены разработке данного нового направления. Без вас, безусловно, наша работа была бы невыполнимой.

Глубокоуважаемый Президент Российской Федерации, дорогие гости и коллеги, разрешите мне ещё раз поблагодарить и поздравить вас с Днём России и в преддверии нашего профессионального праздника – Дня медицинского работника – пожелать вам крепкого здоровья.

Спасибо.

А.Караськов: Глубокоуважаемый Владимир Владимирович!

Позвольте выразить искреннюю благодарность и признание Вам, членам Совета при Президенте Российской Федерации по науке и образованию за столь высокую оценку нашего труда.

Широкое использование достижений фундаментальной клинической практики в развитии технологической базы позволило достигнуть действительно высоких результатов в оказании медицинской помощи даже при самых сложных заболеваниях. Этот факт позволяет следовать стратегии, обозначенной руководством страны, по поддержке и охране здоровья населения Российской Федерации. Надеемся, что технические возможности ведущих центров страны будут расти за счёт оснащения новейшим медицинским оборудованием и материалами, соответствующими мировым стандартам, так как высокий уровень медицинской помощи во многом определяет социальную стабильность общества и стратегическую безопасность страны.

Глубокоуважаемый Президент! Уважаемые коллеги, друзья!

Сегодня для всех граждан нашей страны особый день. Получить высокую государственную награду в столь знаменательный день – это большая честь и дань уважения всем тем, кто работает во имя российской науки и здравоохранения.

Спасибо большое.

Е.Покушалов: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые члены Правительства! Коллеги! Друзья!

Я благодарю вас, благодарю членов Совета при Президенте России по науке и образованию за высокую оценку труда научного коллектива Сибирского федерального биомедицинского исследовательского центра имени академика Евгения Мешалкина. Отдельно благодарю директора нашего центра академика Александра Михайловича Караськова, а также весь наш коллектив. Без кропотливого труда моих коллег были бы невозможны ни наши достижения, ни наши награды.

Собственно, с Вашего позволения, эту награду я хотел бы адресовать молодым специалистам нашего центра, вообще всем молодым кадрам российской медицинской науки. Уверен, высокая государственная оценка нашей работы для них самый точный вектор, тот самый крепкий гарант того, что они избрали верный путь – путь служения российской науке во благо будущего страны.

Говорят, нет пророка в своём отечестве, но это не так. Ведь за последние десятилетия прорыв в мировой медицинской науке исходит именно из России. Достижения наших учёных-клиницистов признаны во всём мире. Особенно отрадно, что заслуги нашей научной школы в первую очередь оценены на Родине. Эта награда – очередное тому подтверждение.

Буду честен, добиться успехов в исследованиях о возникновении аритмии нам удалось только за счёт упорства и умения мыслить вне рамок. Поверьте, 15 лет назад наша гипотеза о том, что аритмия связана не со структурными изменениями сердца, а с поломкой в системе регуляции, казалась очень странной, её никто не принял всерьёз. Но мы не обращали внимания на скептиков и просто продолжали работу – в итоге оказались правы. Не догонять других, а предлагать, рассуждать нешаблонно, уметь видеть на несколько шагов вперёд и кропотливо работать – вот наша сила и наше преимущество, которые, уверен, поднимут российскую медицинскую науку на новые вершины.

Сегодня медицинская наука для России – это такая же передовая, стратегическая отрасль, такая же государствообразующая составляющая, как сильная профессиональная армия и развитая диверсифицированная экономика. В России, как и в остальном мире, на первый план выходит проблема высокого уровня смертности от сердечно-сосудистых заболеваний. Рост населения и увеличение продолжительности жизни – два серьёзных вызова, стоящих сегодня перед нами. Это то, ради чего мы работаем. При отсутствии в обозримом будущем объективных предпосылок масштабного демографического прорыва, кратно сопоставимого с темпами демографического роста в странах Азии, на первый план выходит сохранение здоровья нации, повышение трудоспособного возраста. Это стратегически важная задача государственного самосохранения. Её решению способствуют и успехи медицины, отмеченные сегодня высокими государственными наградами.

Снижение не только смертности, но и уровня инвалидизации населения стимулируют рост и благосостояние России. Над поиском ответов на эти вызовы современности сегодня работает российская медицинская наука, и шаг за шагом она одерживает победы.

В здоровом теле здоровый дух, говорили древние, и речь здесь идёт не только о человеческом теле, а о мироустройстве вообще. Поэтому крепок дух той страны, которая заботится о здоровье своих граждан и поощряет своих учёных-медиков.

Ещё раз благодарю за признание и поддержку нашей работы, направленной во благо и процветание будущих поколений россиян. Желаю, чтобы наши сердца работали как часы.

Спасибо.

Н.Шакура: Уважаемый Владимир Владимирович!

В этот торжественный и светлый день новой России выражаю слова глубокой благодарности Вам и членам Вашего Совета по науке и образованию за столь высокую оценку моей научной деятельности.

Благодарю также Московский государственный университет, который дал мне высшее образование, в котором я начал свою научную деятельность и сейчас продолжаю.

В этот день прежде всего я вспоминаю нашего выдающегося учёного – академика Якова Борисовича Зельдовича, вклад которого в мировую науку и в настоящее время сохраняет свою значимость. В теперь уже далёкие 40–50–е годы он, а также Игорь Курчатов, Андрей Сахаров и другие великие учёные великой страны создали важнейший оборонительный ядерный щит нашей Родины. С середины 60–х годов академик Зельдович начинает проводить исследования в области релятивистской астрофизики и космологии. На базе Московского государственного университета имени Ломоносова и Московского физико-технического института из молодых тогда студентов и аспирантов им была создана школа релятивистской астрофизики. Результаты научной деятельности этой школы, а также астрофизические труды самого академика общеизвестны и признаны мировой научной общественностью. Академик Зельдович был научным руководителем моим и Рашида Сюняева в годы нашего обучения в аспирантуре. И в те далёкие 70–е годы мы выполнили пионерские работы по теории дисковой аккреции, послужившей развитию целой отрасли современной астрофизики высоких энергий. Будем и дальше продолжать активно работать на благо нашего Отечества, привлекая к этой работе молодое поколение российских учёных.

Ещё раз большое спасибо Вам и большое спасибо ректору Московского университета академику Виктору Александровичу Садовничему.

Спасибо.

Р.Сюняев: Коля [Николай Шакура] практически всё сказал. Я скажу немножко о будущем.

Это громадная честь быть признанным у себя, в своей стране, в стране, где ты родился, в стране, где ты учился, начал работать, написал свои лучшие работы, в стране, где родились твои дети и где сотни лет согласно семейным преданиям жили твои предки. Поэтому для меня сегодня этот день – очень-очень необычный и замечательный день.

Я хочу сказать, что мы были очень молодыми с Колей, нам не было и 30 лет, когда мы два года работали над статьёй, которая сегодня получила такую высокую оценку. И единственное, что мы хотели сделать тогда, это понять, как же так чёрные дыры, которые полностью поглощают свет, которые не выпускают свет совершенно, как же можно сделать их видимыми? И вот нам удалось найти такое решение, и сегодня каждые 18 часов, это даже приятно, где–нибудь в мире выходит статья, в которой люди используют наши формулы или полученные нами тогда результаты.

Тогда, в то время, почти никто не верил, что чёрные дыры существуют на свете, было два кандидата в чёрные дыры. Вопрос естественный: а что вы делали дальше? Это было 45 лет назад. А делали мы следующее. Хочу вам сказать: самое последнее, что у нас есть, это то, что Россия, «Роскосмос», через год планирует запустить громадную обсерваторию, космическую обсерваторию под названием «Спектр-рентген-гамма», и цель этой обсерватории, казалось бы, очень простая – создать детальную карту всей Вселенной, нанести на неё миллионы источников. Каждый из вас видел рентгеновский снимок какой-нибудь части своего тела. Так вот это будет карта всей Вселенной.

Хочу сказать, что один из этих телескопов сделан в Германии. Это громадный телескоп, он выше меня заметно, и в диаметре, весит. Прибор, комплекс, который уже поставлен в Россию, тоже побольше, чем я – не так, а вот так, если меня поставить, вот такой вот. Я хочу сказать, что тот немецкий телескоп – это лучшее, что в этом классе может сегодня сделать Европа. Он оттестирован, откалиброван на 150–метровой трубе с рентгеновскими источниками. Это замечательный прибор, он показал себя замечательно.

Второй прибор сделан в России, он задуман в Институте космических исследований нашей Российской академии наук, а изготовлен в знаменитом Российском ядерном центре в Сарове, где много лет работал наш с Колей учитель – академик Зельдович. Это первый телескоп косого падения, созданный в России, и оба эти телескопа сейчас уже пять месяцев стоят в сборочных цехах знаменитого НПО имени Лавочкина – все о нём слышали, об этом знаменитом предприятии в Химках, – и они ждут, когда начнутся стыковки со спутником, когда будут проведены последние проверки и когда Россия запустит этот спутник во вторую точку Лагранжа – в точку, в которой Солнце, Земля и Луна будут всегда с одной стороны спутника. Это очень важно для нас. И расстояние до этой точки – полтора миллиона километров, 100 дней только лететь спутнику туда.

Какая цель? Я говорил вам вначале, и вы знаете, что нам дана премия за чёрные дыры. Так вот одна из целей – это то, что мы увидим на небе по меньшей мере три миллиона сверхмассивных чёрных дыр, нанесём на карту, и люди будут знать: здесь сидят чёрные дыры, три миллиона! И хочу вам сказать, что самым ярким и мощным из этих объектов, чтобы они так светили, нужно много «кушать» – одну Землю, массу нашей Земли, каждую секунду. И вот мы увидим эти объекты, и мы нанесём все их во Вселенной на карту.

Я могу долго говорить о том, как мы будем измерять скопления галактик, как мы будем смотреть, искать.

Последнее, что я хотел сказать. Мы будем заниматься и тёмной энергией, и тёмным веществом, многим другим. Но я хочу сказать, что космические исследования – это очень тяжёлое дело. И за нами – не «за нами», а работают над этим – тысячи людей, которые конструируют и создают спутник, которые собирают очередную могучую ракету «Протон» для нас. Это люди, которые будут работать на громадных радиоантенных пунктах дальней космической связи, это инженеры, которые будут принимать, обрабатывать первичную, гигантскую первичную информацию в нашем Институте космических исследований. И сотни астрономов в институтах Академии наук России, в наших лучших университетах ждут, когда эта замечательная карта появится, и они смогут конкретно работать над ней, и тысячи людей в мире, тоже астрономов.

Большое спасибо. И большое спасибо России, что она даёт нам возможность работать и творить новые вещи.

Спасибо за внимание.

Э.Артемьев: Слушая выступления лауреатов, невольно хочется стать лучше. И ты понимаешь, что это возможно. Главное, не растерять приобретённые новые качества, когда уходишь отсюда.

Но я сейчас хочу сказать несколько слов вообще о музыке – сделал некоторую компиляцию из высказываний знаменитых древних мудрецов: она не оставляет следов, как рыба в воде, как стрела в воздухе, формы её не видишь, сущности её не осмыслишь, объединяя землю и небо, она незримо проникает в сердца наши, оставляя образ той бескрайней любви и даря человечеству необъяснимое чувство благодати и связи с Богом, – вот что такое музыка для меня.

И в сегодняшний день, когда происходит такое событие, я благодарю Вас, Владимир Владимирович, за эту высокую награду.

В этот замечательный день празднования Дня России спасибо всем. Всех поздравляю.

Ю.Григорович: Наше бессловесное искусство не будет говорить такие длинные и очень интересные речи. Первое, что я хотел бы сказать, – это благодарность за то, что я поучил эту премию.

Второе: я начал руководить Большим театром уже несколько десятилетий [назад]. Приходят сразу же на ум две проблемы: текущий репертуар и проблема современности. Я подумал о том, что действительно надо ставить всё, что мы накопили годами. Мы, русский балет, – такой балет, который во всём мире известен. Оставить в репертуаре обязательно те шедевры, которые у нас были сделаны: Чайковский «Лебединое озеро», «Спящая красавица», «Щелкунчик», Глазунов со своей «Раймондой», другие произведения наших замечательных композиторов, которые любили балет и много писали музыки для балета.

И, конечно, второе – это сегодняшнее, современное. Мне повезло на современников, потому что в это время работали такие композиторы, как Сергей Сергеевич Прокофьев, Дмитрий Дмитриевич Шостакович, Арам Ильич Хачатурян. Это были те люди – поскольку музыка теснейшим образом связана с балетом, – которые мне давали вдохновение для моего творчества. И я стараюсь и молодым исполнителям, и молодым хореографам дать одну возможность – поставить это на сцене. Но как будет ставиться балет – это вот, как сказал замечательный учёный, никогда не знаешь, что из этого получается, абсолютно «чёрная дыра». Потому что это всё в творчестве, и непонятно, чем это кончится. Иногда это замечательное произведение, иногда не очень. Ну и художественные произведения – и театр, и балет, и опера – естественным образом умирают на сцене, уходят. А когда публика на какой-нибудь спектакль не ходит, её ничем уже не остановишь, он, естественно, уже отмирает. И всё наше искусство молодости, наше искусство молодых – всё стараюсь делать для того, чтобы им было хорошо в нашем театре и в нашем государстве, насколько это возможно.

Спасибо.

М.Пиотровский: Господин Президент! Дорогие коллеги! Гости! Друзья!

Для меня огромная честь получить эту премию. Для меня, может быть, ещё более потрясающее впечатление – пройти торжественно по этой знаменитой дорожке. Я теперь знаю, что это значит, когда ты торжественно по ней проходишь. Но мне более всего радостно, что здесь я не первый музейщик. В прошедшие годы здесь стояли, получая Государственную премию, реставраторы часов, реставраторы фресок, директоры нестоличных музеев. Это означает, что наш музейный труд признаётся высшей властью, и высшая власть понимает и признаёт то, что мы хотим всё время объяснить, что музей – это именно то, что связывает нас не только с прошлым, но и с будущим. Будущее строится в музеях на основе прошлого.

Музеи ближе к храму, чем к диснейленду или компьютеризированному складу. Всё это мы стараемся показать и внушить обществу. Мы – это Эрмитаж, разумеется, мой любимый музей, и Союз музеев России, все музеи России. Я очень рассчитываю, что все, кто находится сегодня в зале, будут помощниками нам в наших грандиозных проектах, в грандиозных музейных проектах и в Петербурге, и в Казани, и в Екатеринбурге, и в Амстердаме, и в Омске, и в Венеции, и во Владивостоке, и в Шанхае, и в Москве.

Спасибо большое.

В.Путин: Дорогие друзья!

Как известно, наука делится на прикладную и фундаментальную, теоретическую. Но один из присутствующих здесь, в зале, коллег недавно напомнил мне очень хорошую мысль. На самом деле наука вся прикладная, только так называемая фундаментальная добивается результатов, использование которых человечеством отложено на достаточно большой, дальний срок, до того момента, когда люди будут в состоянии использовать то, что найдено исследователями.

Почти все наши лауреаты сегодня так или иначе говорили о будущем. Но будущее создаётся сегодня трудом всего нашего народа и такими лидерами, как наши сегодняшние лауреаты, в каждой из областей, которые они так ярко представляют.

Большое вам спасибо.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > kremlin.ru, 12 июня 2017 > № 2207073 Владимир Путин


Россия > СМИ, ИТ. Финансы, банки > forbes.ru, 12 июня 2017 > № 2206984 Тихон Косых

Время дискаунтеров: как автоматизация изменит российскую индустрию фитнеса

Тихон Косых

основатель сети фитнес-клубов Raketa.fit

Персональные приложения вместо тренеров, «умные» датчики, онлайн-анкеты меняют формат спортивных клубов по всему миру

Представьте 2129 год. В каждом торговом центре в просторном светлом зале круглосуточно работает фитнес-клуб с множеством разнообразных тренажеров. На входе посетителей встречает робот, а внутри нет и намека на тренера. Индивидуальные программы тренировок автоматически составляет тренажер-тестировщик, а доступ к занятиям на любом снаряде открывает электронный браслет. Он же помогает сориентироваться новичкам, запустив видео-инструкцию по пользованию тренажером. Управляет всеми бизнес-процессами — от оформления доступа в клуб до формирования библиотеки тренировок — интеллектуальная облачная платформа. Никаких расходов на персонал, разве что раз в неделю проверить «железо» заглянет инженер-техник.

Казалось бы, абсолютно футуристическая, к тому же не самая правдоподобная картина: взять хотя бы отсутствие тренеров, услуги которых составляют значимую долю доходов этого бизнеса в России.

Однако на самом деле мы имеем дело с вполне реальной мечтой любого российского инвестора в фитнес-индустрии. Практически каждый мечтает о возможности масштабировать свой проект, и конечно, полностью контролируемый роботами, не зависящий от человеческого фактора формат подходит здесь как нельзя лучше.

К сожалению, российскому фитнесу до этого пока далеко. Большинство участников рынка развиваются по классической модели с высокими затратами (доля расходов на аренду и персонал, по нашим оценкам, может достигать 65% от оборота) и длинным периодом окупаемости. Крупные игроки на рынке отсутствуют, у самых известных сетей не насчитывается и сотни клубов. В условиях экономического кризиса бизнес с не самой высокой рентабельностью рискует оказаться совершенно непривлекательным для инвесторов, тем более что в последние годы фитнес-индустрия в России уже показывает одни из самых низких темпов развития.

Принципиально иначе складывается ситуация на рынках фитнеса Европы и Англии, не говоря уже о США. В отличие от России здесь рынок стремительно завоевывают сети, объединяющие сотни и тысячи клубов. Всего за какие-нибудь семь лет британская Pure Gym стала ведущим игроком в Соединенном Королевстве, объединив более 800 000 клиентов. Американская Planet Fitness ведет счет клубов на тысячи, а число ее клиентов превосходит население Болгарии. Немецкая McFit Group по итогам 2016 года стала самой крупной фитнес-сетью Германии, объединив более миллиона клиентов и более 180 клубов. И даже в Африке развивается мировая сеть Virgin Active, на которую приходится более 60% местного рынка фитнес-услуг.

Под развитие игроки фитнес-индустрии привлекают значительные инвестиции частных фондов: в 2015 году 80% Virgin Group за £682 млн приобрел инвестфонд миллиардера Кристоффеля Визе. Многие с успехом выходят на IPO: в 2015 году Gym Group на лондонской бирже была оценена в £250 млн, в $216 млн оценили по итогам размещения на Нью-Йоркской бирже Planet Fitness. Неудивительно, ведь выручка фитнес-сетей исчисляется сотнями миллионов. Так, за 2016 год британская сеть Pure Gym заработала почти 160 млн фунтов стерлингов.

В чем же секрет такого впечатляющего успеха? Если не брать в расчет национальные особенности (все же речь идет о проектах не только разных стран, но и континентов), каждой из компаний пришлось радикально изменить бизнес-модель, отказавшись не только от целого ряда стандартных услуг, но и максимально автоматизировав бизнес-процессы.

Благодаря интеллектуальным системам безопасности уже сегодня клубы британской Gym Group напоминают скорее сейфовое хранилище банка: у автоматически открывающихся дверей нет охраны, а попасть сюда можно по индивидуальному PIN-коду. Другая британская сеть EasyGym использует для доступа систему идентификации по отпечатку пальца. Сотрудника на стойке рецепции здесь заменяет компьютерный терминал, где можно не только посмотреть расписание тренировок, но и подобрать индивидуальную программу занятий. Клавиатура терминала активируется индивидуальным паролем.

Оформить членство, будь то американская Planet Fitness или британская Fitness4Less, можно только онлайн, оплатив услугу банковской картой на интернет-сайте, от отделов продаж здесь отказались. В результате управленческие расходы, как и траты на персонал у британской Gym Group снизились до 6% от оборота. Ставку сделали не только на роботизацию сервисных услуг, отказались здесь и от услуг тренеров. Персональную программу занятий помогают составить клубные ИТ-системы и мобильные приложения, в том числе от производителей спортивного оборудования. К примеру, свою платформу MyWelnessCloud активно продвигает итальянский TechnoGym.

Как правило, большинство таких клубов «сухие» — в них нет бассейнов, джакузи и турецких бань. Та же участь постигла массажные кабинеты, SPA-салоны и кафетерии, которые владельцы сетей сочли ненужным излишеством. Единственное, на что могут рассчитывать здесь посетители, — это тренажерный зал и кардиозона.

Не исключаю, что многие в России сочтут такую политику бизнес-самоубийством — значительный доход нашим клубам по-прежнему приносят именно «персоналки». Но разве не жесткое сокращение ассортиментной матрицы обеспечило взлет продуктового дискаунтера Aldi, а отказ от обедов, бесплатного багажа и бумажных билетов сделал возможным успех Ryan Air? Так почему бы не повторить аналогичный трюк в фитнесе?

Кардинально новый для индустрии формат вызвал по-настоящему ажиотажный спрос, что и требовалось доказать. Решающим моментом стала, конечно, цена: сокращение набора услуг и расходов, помноженное на автоматизацию бизнес-процессов, позволило радикально снизить плату за пользование клубом.

В кризисные времена это оказалось востребованным: новый формат фитнес-клубов расцвел в Англии и пришел в Чехию на фоне экономических неурядиц 2008 года, а десятью годами ранее, во время мирового финансового кризиса 1997 года, появился в Германии.

Месячный абонемент в клубах нового формата стоил минимум вдвое дешевле самого бюджетного предложения на рынке, и за ними сразу же закрепился статус фитнес-дискаунтеров (или лоукостеров). В числе самых дешевых — американская Planet Fitness с месячным доступом за $10, аналогичный ценник, только в евро, у немецкой сети High5 от McFit Group. При этом большинство сетей отказались от системы годовых контрактов, что сделало услугу еще доступнее, как и 24-часовой режим работы и доступ по абонементу во все клубы сети одновременно. В результате более трети клиентов фитнес-дискаунтеров — это люди, никогда не занимавшиеся спортом, в том числе из-за высокой стоимости клубных абонементов и неудобного рабочего графика.

Здесь за сопоставимые со стоимостью пары чашек кофе деньги клиенты получают доступ к качественной услуге: спортивное оборудование выбирается по последнему слову техники, а большие площади и множество тренажеров исключают обычные для бюджетного фитнеса очереди. В результате, уступая классическим клубам по уровню сервиса (к примеру, в большинстве дискаунтеров отсутствуют бесплатные полотенца, а за пользование душем приходится даже платить), «сухие», то есть без бассейна и сауны, клубы не первый год лидируют не только по числу проданных абонементов у себя на родине, но и успешно масштабируются владельцами по всему миру.

К примеру, немецкая McFit вышла на рынки Италии, Польши и Испании, Virgen Active развивается в Таиланде и Сингапуре, а американская Fitness Planet — в Канаде и Доминиканской республике. Нередко для рекламы сети привлекают спортивных звезд. Лицами сети McFit стали братья Кличко, а клиентами становятся вполне состоятельные люди.

Возможно ли повторение зарубежного опыта на российском рынке? Национальных особенностей, которые бы препятствовали развитию формата, я не вижу, хотя не стоит предлагать отечественному пользователю платные душевые или виртуального тренера для групповых занятий. В остальном же претензий к формату быть не должно.

Россия > СМИ, ИТ. Финансы, банки > forbes.ru, 12 июня 2017 > № 2206984 Тихон Косых


США. Россия > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 10 июня 2017 > № 2205434 Оливер Стоун

Оливер Стоун позволил Владимиру Путину высказаться

Майк Хейл (Mike Hale), The New York Times, США

Помогла ли Россия сделать Дональда Трампа президентом США? Оливер Стоун (Oliver Stone) не верит в это, что неудивительно, учитывая его давно сложившиеся ревизионистские взгляды на американскую историю и институты. «Если мы проанализируем ситуацию в немного более широком контексте, разве Шелдон Адельсон (Sheldon Adelson) не оказал гораздо более значительное влияние?— спрашивает он. — Как насчет братьев Кох? Разве Израиль не оказал гораздо более значительное влияние?»

Нет никаких сомнений в том, что споры вокруг этого вопроса являются отличной рекламой для «Интервью с Путиным» — серии бесед г-на Стоуна с президентом России Владимиром Путиным. Бурные дискуссии вокруг вмешательства России в президентские выборы 2016 года и возможные связи между Россией и администрацией Трампа привлекают к этой серии бесед гораздо больше внимания, чем обычно получают интервью с зарубежными лидерами.

Другой вопрос в том, насколько благоприятным будет это внимание. Канал Showtime, который будет показывать «Интервью с Путиным» четыре вечера подряд, начиная с понедельника, 12 июня, предоставил репортерам только две из четырех серий. Поэтому материалы одной беседы г-на Стоуна с г-ном Путиным, которая состоялась уже после избрания г-на Трампа, в феврале, станут доступными несколько позже.

Но, судя по двум первым эпизодам, беседы г-на Стоуна и г-на Путина нельзя назвать конфронтационными интервью. Г-н Стоун, который провел свое первое интервью с г-ном Путиным, пока находился в России на съемках фильма «Сноуден» (о той встрече договорился один из продюсеров фильма), ведет себя уважительно и дружелюбно. Он позволяет г-ну Путину говорить, время от времени вмешиваясь в монолог, чтобы сделать акцент на высказываниях о провокациях Америки и страданиях России. Обозреватели и политические комментаторы, вероятнее всего, будут еще долго рассуждать о симпатиях г-на Стоуна и о тех заявлениях г-на Путина, которые не встретили никаких возражений.

В четверг, 8 июня, я беседовал с г-ном Стоуном как раз в тот момент, когда бывший директор ФБР Джеймс Коми (James B. Comey) давал показания в комиссии Сената по делам разведки, отвечая на вопрос о том, пытался ли г-н Трамп препятствовать российскому расследованию этого агентства. Ниже приведены отредактированные отрывки нашего разговора.

Майкл Хейл: Что вы думаете о показаниях г-на Коми?

Оливер Стоун: В них много дыма, но я не вижу почти никакого огня.

— Зрители будут смотреть эту серию интервью в таком контексте, которого не было в то время, когда вы работали над ней.

— Как говорит сам г-н Путин в четвертой главе, речь идет о внутриполитических событиях, происходящих в Америке. Поскольку он не имеет к ним никакого отношениях — он сам так сказал — он не оказывал влияния на американские выборы. С его точки зрения, это просто невозможно.

Я здесь для того, чтобы дать г-ну Путину возможность высказаться. Пусть он говорит. Если я могу подтолкнуть его к откровенному разговору тем, что внимательно и вдумчиво отношусь к его словам, я как репортер должен это сделать. Я также являюсь драматургом. Я призываю своих актеров играть лучше. Говорить больше. Показать мне целый спектакль.

— Вы извлечете огромную выгоду из той шумихи, которая сейчас окружает новости о российских расследованиях.

— Я даже представить себе не могу образ мыслей американца, который на самом деле верит в то, что Россия повлияла на эти президентские выборы. Если эти люди так считают, так тому и быть. Если они найдут в этой серии интервью доказательства того, что г-н Путин — дурной человек, так тому и быть. Россию можно обвинять во всех бедах и несчастьях мира — именно этим мы зачастую и занимаемся с 1917 года.

Я бы сказал, что, если вас действительно интересуют выборы — хотя это четвертая глава — это далеко не полная история. Полная история — это история России, а также опыт, полученный г-ном Путиным на посту президента. Картина гораздо шире, чем многие привыкли думать.

— Получается, нам не стоит ждать каких-то сенсаций и разоблачений?

— Вы имеете в виду сцены, похожие на сцену суда в фильме о Джоне Кеннеди? Я не могу создать подобный фильм. Мне все это показалось очень захватывающим, потому что с каждым новым часом общения с ним, вы узнаете его все лучше, вы начинаете лучше его понимать.

— Что вы думаете о г-не Путине теперь, проведя с ним несколько бесед?

Он впечатлил меня своими лидерскими качествами. Он впечатлил меня тем, как он отстаивает интересы России. Он — истинный сын России. Что касается моих личных ощущений, то я восхищаюсь его дисциплинированностью, способностью выполнять его работу на протяжении 16 лет, его выносливостью, тем, как он работает. Насколько мне известно, ни один американский президент никогда так не работал. В этом смысле он напоминает мне Джимми Картера — я имею в виду, своей преданностью работе.

— Увидели ли вы в нем человека, который, по словам его критиков, приказывает убивать своих политических оппонентов и журналистов и который заработал целое состояние благодаря своей должности?

— Я думаю, что в третьей и четвертой главах я поставил этот вопрос ребром, когда мы уже в достаточной мере познакомились друг с другом. Я думаю, что его язык жестов к тому моменту стал довольно очевидным. Он не рассказывает мне всего: вполне возможно, он утаивает правду. Богат ли он? Возможно, но не в той степени, которую ему приписывают. Я сужу по его манере вести себя, по тому, как он говорит о деньгах.

Я думаю, что я бросил ему вызов. Возможно, вы полагаете, что я был с ним слишком мягок, но я считаю, что я бросил ему вызов. И серьезность этого вызова к последним эпизодам выросла, особенно когда мы заговорили о его будущем и о его планах на выборы. Деньги, коррупция. Я старался задавать настолько смелые вопросы, насколько это было возможно. Я знал, что, если я зайду еще дальше, то он просто может прекратить любое из наших интервью и отказаться от дальнейших бесед без объяснения причин.

— В конце второго эпизода он говорит — с улыбкой чеширского кота, которая часто появляется на его лице — что Россия не вмешивается в дела других стран.

— Вам самим стоит об этом подумать. Помните, когда я говорил о г-не Трампе, я сказал г-ну Путину: «Если бы вы сказали, что ненавидите Трампа, он бы победил». Думаю, он тоже очень удивился. Он также отметил, что критика в адрес России является неотъемлемой частью всех предвыборных кампаний в США. И это правда.

США. Россия > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 10 июня 2017 > № 2205434 Оливер Стоун


Россия > СМИ, ИТ. Образование, наука > premier.gov.ru, 6 июня 2017 > № 2201154 Дмитрий Медведев

Книжный фестиваль «Красная площадь».

Дмитрий Медведев посетил фестиваль и встретился с авторами, пишущими для детей, представителями книжной индустрии и библиотек.

Книжный фестиваль «Красная площадь» впервые прошёл в 2015 году, став впоследствии ежегодным. Фестиваль приурочен ко дню рождения Пушкина и Дню русского языка. Более 400 издательств со всей России представили художественную, детскую, образовательную и научно-популярную литературу.

Ярмарочные павильоны фестиваля структурированы по тематическим направлениям – «Художественная литература», «Детская и учебная литература», «Нон-фикшн», «Региональные издательства», «Электронная книга», «Москва – литературный мегаполис».

Программа фестиваля включает проведение множества мероприятий для юных читателей и их родителей: интерактивные представления, спектакли, лекции, мастер-классы, встречи с писателями, викторины и конкурсы.

Организатор фестиваля – Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям совместно с Российским книжным союзом при поддержке Правительства Москвы и Министерства культуры России.

Встреча Дмитрия Медведева с авторами, пишущими для детей, представителями книжной индустрии и библиотек

Из стенограммы:

Д.Медведев: Неформальная атмосфера, я даже не ожидал. Всё на открытом воздухе.

Мы собрались поговорить о детской литературе, которая издаётся в нашей стране, обо всех проблемах, которые есть, а с другой стороны – о перспективах.

Если говорить о перспективах, я буквально несколько дней назад подписал специальную концепцию по развитию детского и юношеского чтения в нашей стране. Как и у всякой концепции, к ней обязательно должны быть другие документы. Желательно, чтобы ещё и денег побольше появилось. Но в целом это всё равно шаг в правильном направлении.

В 2015 году у нас издавалось порядка 100 млн экземпляров книг для детей, в 2016-м получилось чуть меньше – около 80 млн. Тем не менее цифры солидные. Самое главное, чтобы эти книги доходили до школ, библиотек, до людей, которые их могут приобрести.

Отдельная тема и, наверное, проблема, к которой можно по-разному относиться, – это соотношение между традиционным книгоизданием, в том числе для детей (книги очень красивые, красочные, но и недешёвые), и цифровой книгой. Кто-то считает, это плохо, что мы идём в этом направлении, кто-то считает, это неизбежно. Хотел бы послушать вас, потому что вы сами занимаетесь книгоизданием, творчеством. Как вы к этому всему относитесь?

Конечно, надо поговорить и о денежной составляющей, потому что без этого поддержка литературы для детей, поддержка детского книгоиздания невозможна. Об этом скажет начальник, он про деньги всё знает.

Пожалуйста.

М.Сеславинский: Спасибо, Дмитрий Анатольевич.

Мы здесь небольшой компанией собрались: наши ведущие книгоиздатели, которые занимаются детской литературой, библиотекари, авторы, художники-иллюстраторы.

Как вообще выглядит структура книгоиздания в нашей стране? (слайд 2) В 2016 году мы выпустили 117 тысяч наименований книг. То есть по разнообразию литературы у нас всё прекрасно. 10 лет назад мы вошли в четвёрку стран, которые выпускают более 100 тысяч наименований в год. Пик у нас был где-то 127 тысяч наименований, последние два-три года держится 115–120 тысяч. По наименованиям мы особо не падаем. Падаем по тиражам. 446 млн экземпляров книг вышло в прошлом году в нашей стране. Это на 3% меньше, чем в 2015-м. Но динамика такая: в 2014 году мы упали по тиражам на 10%, в 2015-м – на 6%, а в 2016-м – только на 3%. Есть ощущение, что какая-то стабилизация происходит. Уже примерно понятно, как это всё будет выглядеть.

Мы видим, что литература разнообразная: учебная (наибольшее количество тиражей), художественная, детская, а прочее – это садоводство, йога, «как похудеть за пять дней» и так далее.

Как выглядит детская литература в последние восемь лет? (слайд 3) Опять-таки мы видим, что количество выпущенных изданий примерно одинаковое по наименованиям – около 11 тысяч, а тиражи упали. Для меня несколько неожиданно, что со 100 млн мы упали на 80 – это больше, чем общее падение книгоиздания. Но мне кажется, есть эффект накопленной книги: хотя дети и враги книг – они их разрисовывают, мусолят, рвут, – всё-таки на книжных полках много осталось от бабушек и дедушек, от родителей…

Д.Медведев: Всё-таки о снижении. С 2008 года – почти в два раза?

М.Сеславинский: Очень приличное, да.

Д.Медведев: С чем это связано?

М.Сеславинский: Мы проводили опрос. Это связано с несколькими вещами. Конечно, книга стала достаточно дорогой.

Д.Медведев: В 2008 году она тоже была недешёвая.

М.Сеславинский: Тем не менее в 2016-м году у людей складывалось ощущение, что книга дорогая. Когда мы разговариваем с людьми, мы это видим.

С другой стороны, конечно, дети стали больше читать в интернете, на электронных носителях. Мы об этом поговорим. Но если мы посмотрим на десятку наиболее крупных издательств (слайд 4), то увидим, что этот бизнес существует, и существует достаточно прилично. Никто из этих издательств не дотируется напрямую, никаких субсидий не получает. Какие-то отдельные книги, в лучшем случае четыре наименования в год, мы субсидируем в рамках поддержки отечественной программы книгоиздания. Кто же наиболее издаваемые авторы? (слайд 5) Мы видим, что классики детской литературы – Чуковский, Барто, Носов, Маршак, Драгунский, Успенский, Бианки – входят в эту десятку.

Новые авторы с ними успешно конкурируют.

Почему, например Чуковский переиздаётся? Как правило, всё-таки хотят иллюстрированную книгу читать детям. Много художников-иллюстраторов, которые продолжают создавать иллюстрации, но и с тем же Конашевичем переиздаются книжки, потому что они приходят в негодность, особенно тонкие.

Это пятёрка наиболее успешных зарубежных авторов, которые издаются в нашей стране (слайд 6). Здесь никаких особых сюрпризов нет.

Как с точки зрения чтения выглядит ситуация с детьми и подростками? (слайд 7). Раз в пять-шесть лет проводятся международные опросы, составляются рейтинги по поводу чтения в различных возрастных категориях. В 2011 году проходило исследование по школьникам в возрасте 9–10 лет, и мы на втором месте находились в десятке. О чём это говорит? Что в детском саду и в начальной школе с детьми чтением занимаются очень активно. То есть в тот период, когда родители читают вслух, а потом дети постепенно переходят к самостоятельному чтению, у нас всё хорошо. Дальше, в возрасте 14–15 лет ребёнок вступает в конкурентную ситуацию – с интернетом, блокбастерами, компьютерными играми, социальными сетями. И естественно, книга от него убегает. И вот в этом возрасте уже Россия на 26-м месте. Это не так плохо, не катастрофическая цифра, но всё-таки падение интереса к чтению происходит достаточно резко.

Д.Медведев: Довольно сложная тема – сопоставлять Гонконг и Россию или Сингапур и Россию. Но, наверное, можно. Каким образом этот рейтинг определяется?

М.Веденяпина: Чтение и запоминание текста, способность воспроизвести.

Д.Медведев: То есть даже не по количеству прочитанных книг?

М.Веденяпина: Нет. Это, по сути, тесты по читательской компетентности.

Д.Медведев: По сути, это показатель качества образования.

М.Сеславинский: Дмитрий Анатольевич, 26-е – это очень здóрово.

Д.Медведев: Я не говорю, что это плохо. Но это всё равно показатель качества образования.

М.Веденяпина: Мы были на 42-м месте. Падение именно в этой возрастной категории. С 10 до 15 лет ребёнок уходит от книги.

Д.Медведев: Понятно. Место определяется навыками ребёнка читать и воспроизводить прочитанное, правильно я понимаю? То есть дело не только в том, сколько мы читаем…

М.Сеславинский: Квалифицированное чтение.

Д.Медведев: …но и в том, как мы учим. Качество образования в школе.

М.Сеславинский: Вот как выглядит электронная книга в нашей стране. (cлайд 8) Конечно, пока она ещё очень скромно конкурирует с бумажной книгой. Но мы видим, что и детская литература там присутствует, и художественная, и учебная.

Д.Медведев: Это электронная книга официальная, легальная? Или же это некие общие прикидки, кто как читает? Мы же с вами понимаем, электронная книга тем и отличается от обычной книги, что там процент нелегального чрезвычайно высок, понять его до конца очень трудно. Поэтому, думаю, это скорее официальные цифры…

М.Сеславинский: Фактически Вы пригласили к разговору руководителя крупнейшей электронной библиотеки, которая существует в нашей стране, – «ЛитРес». Сергей Валерьевич (обращаясь к С.Анурьеву), несколько слов, пожалуйста.

Д.Медведев: Пожалуйста, расскажите.

С.Анурьев: Да, это именно официальное потребление электронной книги. Причём именно частное официальное потребление электронной книги.

Д.Медведев: То есть когда официально частным образом скачивается с легального ресурса контент.

С.Анурьев: И оплачивается. Сюда не попадает, например, проект, который мы вместе с министерством образования в прошлом году запустили, по выдаче электронных книг в системе школьного образования. У нас десятки тысяч школ, миллионы учеников, и, чтобы обеспечить школы просто достаточным количеством книг, чтобы поддержать занятия на уроках литературы, нужно потратить миллиарды рублей. При этом бульшая часть этих книг – неохраняемая классика. Поэтому мы проводим проект (сейчас 2 тыс. школ подключено): ученик может взять у библиотекаря логин и пароль к нашей платформе, ввести его и бесплатно пользоваться пабликом, как мы его называем (классической литературой). И государство оплачивает (там небольшие деньги) доступ к охраняемым книгам, переводам, к современным авторам. Сюда это не попадает. Не попадает сюда и библиотечная система.

Насколько мы знаем, Вы пользуетесь нашим продуктом.

Д.Медведев: Вы же подарили мне в прошлый раз читательский билет. Пользуюсь.

С.Анурьев: Порядка 4 тыс. публичных библиотек у нас подключено к этому продукту, там тоже дети и родители берут книги, и сюда это тоже не попадает. Поэтому не всё это охватывает.

Д.Медведев: Я и хотел сказать, что эти 4% не отражают реальную ситуацию с чтением. Поэтому наши подсчёты нужно всё-таки корректировать немного.

М.Сеславинский: В деньгах это отражает... 4% – это в деньгах.

Д.Медведев: Я говорю не о деньгах, а о том, кто, что и как читает.

С.Анурьев: Да, если мы посмотрим счётчики, первые десятки в «Яндексе» в разделе «Литература», то увидим, конечно, крупнейшие порталы, куда заходят сотни тысяч, миллионы человек. И понятно, что они там тоже читают.

М.Сеславинский: Я хотел бы пригласить к разговору Марию Александровну Веденяпину – руководителя крупнейшей детско-юношеской республиканской библиотеки. Марина Александровна, прошу Вас.

М.Веденяпина: Добрый день! Во-первых, по поводу концепции программы поддержки развития детского и юношеского чтения. Работа над этой концепцией по Вашему поручению велась с прошлого года. Как раз на «Красной площади» мы этот вопрос ставили. К работе над этой концепцией было привлечено более ста специалистов. Концепция получилась межведомственной, междисциплинарной, потому что принимали участие педагоги, психологи, писатели, музейные работники, библиотекари. Она получилась очень амбициозной, с одной стороны, а с другой, как мне кажется, очень конкретной. Этими конкретными шагами хотелось бы начать заниматься сразу. В этом вопросе нельзя допускать промедления. Мы потеряли уже два поколения читающих родителей. Не хотелось бы, чтобы этот процесс и дальше продолжался.

Д.Медведев: Мы их потеряли?

М.Веденяпина: Потеряли фактически. Это отражается на тех цифрах, которые показывают количество читателей, на тиражах литературы, которые падают. Всё-таки книги покупают взрослые люди, а читают их дети, которым эти книги покупают. Хотелось бы, чтобы в рамках этой концепции в качестве первых шагов в этом году началось какое-то широкомасштабное социологическое исследование, которое бы показало нам, на каком месте мы находимся. Последнее широкое исследование было в 2012 году. Хотя бы каждые пять лет эти исследования надо повторять и на основании полученных результатов развивать систему качественной оценки чтения. То, о чём Михаил Вадимович (Сеславинский) рассказывал, – PIRLS и PISA, – это международные исследования по уровню компетенций. Это всё-таки больше образовательный показатель, как Вы правильно отметили, а не показатель того, как ребёнок читает, понимает смысл, может анализировать текст. В этом смысле наши специалисты могли бы разработать свою систему качественной оценки понимания текстов. Это надо для изучения не только литературы, но и всех предметов. Если бы это было сделано – а это наверняка будет делать Министерство образования и науки, – это был бы один из первых шагов.

Ещё один момент, на который мне хотелось бы обратить внимание. Мы все с большим желанием занимаемся приобщением детей к чтению, но у нас до сих пор нет единого портала или информационного хаба, на котором бы собирались результаты всех международных исследований, наших исследований, методики приобщения ребёнка к чтению, рекомендательные ресурсы…

Д.Медведев: А на образовательном портале нельзя это делать? Можно, конечно, и новые порталы создавать, но уже есть довольно мощный ресурс в министерстве образования.

М.Сеславинский: Я тоже за это, потому что создавать новый портал и вступать в конкуренцию с порталами, которые уже набрали аудиторию, довольно сложно.

Д.Медведев: Вообще порталов должно быть ограниченное количество. В этом их смысл. Если есть большой портал, ты не роешься по разным сайтам, а находишь портал и там, внутри рубрик, ищешь то, что необходимо.

М.Веденяпина: Я немного с вами поспорю в этом смысле. Почему? Образовательный портал… Слово «образование» – это уже некая указка и некий контроль. В тех странах, которые занимают топовые места в рейтинге, - в десятку входят и Соединённые Штаты Америки, и Великобритания, и Канада – такие порталы есть. Например, в Европе создан один портал – EU Read, где собирается вся информация. Мне кажется, портал по проблемам чтения, который будет предлагать рекомендации, использоваться как некий рекомендательный ресурс в области детской литературы, это было бы тоже хорошо. С него было бы неплохо заходить на портал Национальной электронной детской библиотеки. Мы являемся частью НЭБ, но у нас отдельная платформа. Мы достигли показателя электронной книговыдачи – 1,6 млн за год. В I квартале этого года у нас 545 тыс. заимствований.

М.Сеславинский: Вы географию запросов видите?

М.Веденяпина: Видим. Это не только Россия, но и зарубежные страны. В прессе проходила информация, что Принстон сделал цифровую коллекцию российских книг 1920–1930-х годов. Это был период, когда наши художники оказали огромное воздействие на западных художников. Принстонская коллекция содержит 176 наименований. У нас оцифровано 4,5 тыс. изданий периода 1918–1938 годов. Эта библиотека пользуется спросом. С прошлого года мы в эту библиотеку включаем современную литературу. Квота от Минкульта идёт, мы через «ЛитРес» предоставляем доступ к определённому количеству современных авторов. Эта доступность необходима сегодня.

М.Сеславинский: Чтобы привлечь к разговору современных авторов, я хотел бы попросить Андрея Алексеевича Усачёва выступить.

А.Усачёв: Добрый день! Так получилось, что меня попросили озвучить некую инициативу, на самом деле правильную. Я вообще никогда ничего не озвучивал, но тут и Федеральное агентство по печати, и библиотечное сообщество, и писатели, которые, в частности, здесь есть… Назрела такая проблема. Мне кажется, было бы правильно создать национальную литературную премию для детских писателей.

Вообще литературных премий много. Есть премии Президента, Правительства, правительственные гранты. Но в основном все большие премии – «Большая книга», «Русский буккер» – касаются писателей для взрослых, подростков и юношества. Если мы хотим вырастить достойное поколение лет через 10–20, мне кажется, нас, детских писателей, не стоит обижать.

Вспоминаю анекдот. Я очень люблю кукольный театр, а к кукольному театру, как и к детской литературе, немножечко такое отношение... Так вот, встречаются в Доме актёров большой академический актёр, а второй – такой Гарин из кукольного театра. Первый говорит: «Ну что, брат, всё зайчиков, белочек да кроликов играешь?» Второй: «Да. А ты всё людей да людей?»

Хочется, чтобы нас не считали за белочек и зайчиков. Сегодня, конечно, день прекрасный – день рождения Пушкина, но мы начинаем чтение не с Пушкина, не с Шекспира, не с Библии, не с Корана, а с азбуки и детских книжек. И с чего начнём, тем и закончим.

Д.Медведев: Спасибо большое. Анекдот хороший.

А.Усачёв: Важно, чтобы в этой премии была и поэзия, в которой, я думаю, мы всю планету обогнали, и проза, и переводчики, и, конечно, художники. Потому что без художников это всё пропадёт. Вот Анастасия Ивановна Архипова – представитель от художников.

М.Сеславинский: Настя Архипова – руководитель отделения художников-графиков Московского союза художников, член-корреспондент Российской академии художеств.

А.Архипова: Приветствую всех!

Конечно, если говорить о детской книге, работа художника в ней играет роль не меньшую, чем работа писателя. Когда мы говорим о взрослой книге, мы говорим больше о дизайне, а детская книга – это, конечно, книжные иллюстрации. Иногда книжки и без текста бывают. Книжки-картинки для самых маленьких – это начало приобщения к книге.

Я часто работаю в составе международных жюри по книжной иллюстрации. Я член международного комитета по детской книге. Была и в жюри премии имени Андерсена, и в Братиславе, и в корейском международном конкурсе.

Должна сказать, что наши художники получают там награды и вообще они замечательные. У нас работают и художники старшего поколения – как Виктор Александрович Чижиков, здесь присутствующий. Александра Семёнова тоже здесь. Есть и совсем молодые прекрасные художники, которых мы каждый год выпускаем из высших учебных заведений. Выходят замечательные иллюстрированные книги. Мы проводим конкурс «Образ книги» вместе с Федеральным агентством по печати, где есть номинация по иллюстрациям для детской книги. Но конечно, хочется больше внимания. Я наблюдаю, как это делается в других странах, какие там работают институты, изучающие книжную иллюстрацию, как поддерживают художников, и премии специальные есть. И конечно, в рамках литературной премии, если бы была возможность такую учредить, должна быть специальная номинация для художников книги. Спасибо!

Д.Медведев: Спасибо.

М.Сеславинский: К вопросу о том, как дети читают. Напомню, что час назад у нас проходил финал конкурса «Живая классика». 2 миллиона детей в этом году принимали участие, учили стихи. И вот 11 лауреатов приехали в Москву, на Красную площадь, и представительное жюри выбрало победителей конкурса.

Л.Елин: Добрый день!

Мы, издательство «Эгмонт», выпускаем 40 журналов и тысячу наименований книг в год. Я позволю себе говорить о прикладной, денежной сфере, потому что на самом деле те 20% падения, о которых мы говорили, – это удорожание книги. В первую очередь удорожание бумаги, которое шло быстрее, чем падение рубля, и только сейчас остановилось. Есть способы дать деньги издательствам.

Д.Медведев: Извините, я Вас прерву. Вы специалист в этом, причём именно по части бизнеса. Мне самому интересно разобраться. Безусловно, покупательная способность людей и всякие неурядицы сказываются и на приобретении книг. Книги дешевле не становятся, полиграфия становится лучше и так далее. Но за границей тоже происходит падение тиражей. Это с чем связано? Значит, это далеко не всегда кризис. Это всё-таки, видимо, влияние цифровой среды прежде всего.

Л.Елин: Безусловно, но статистика говорит о том, что за последние пару лет бешеный рост цифрового потребления остановился, а где-то даже стал падать. В Америке «аналоговые» книги очень хорошо идут, в Германии тоже. И мои коллеги сейчас не жалуются. Поэтому есть международный феномен, но есть и наше собственное явление.

Пара вещей, о которых хотел сказать. 25–30% от годовых продаж мы отдаём сетям. Рентабельности при этом никакой. Либо мы должны задирать цены, и тогда падают продажи, либо мы живём с маржинальностью, которая не даёт денег на развитие. Ограничьте – не 5%, но 10–15%, – мы уже вздохнём. Иначе многие издательства выкинуты с полок. Притом что магазинов мало, киосков для продажи прессы мало. Сети сегодня – это 40–50% продаж.

Вторая вещь, совсем конкретная. Спасибо Правительству, у нас есть льготный НДС – 10%.

Д.Медведев: Если бы Вы знали, сколько энергии мне стоит отбить этот льготный НДС, потому что на него обращают взор Министерство финансов и некоторые другие наши органы, которые ведают бюджетом, и говорят: давайте срочно всё это нивелируем, выведем на средний уровень.

Л.Елин: Тогда Вы меня сейчас поддержите. Дело в том, что норма есть, а получить эти деньги практически бывает невозможно. Смотрите: процедура получения в налоговой с их подзаконными актами и так далее – от четырёх до шести месяцев, если вам повезёт. А в заявительном порядке можно получить, только если получил гарантию у банка (если добился этого, с банком ещё надо работать пару месяцев), заплатил 2–3% банку, а если у тебя налоговая найдёт малейшую неточность, ты по двойному проценту ЦБ платишь штраф. Извините, на этот риск никто не идёт. Предложение: для издательств, компаний, у которых книжно-журнальная, детская продукция составляет не менее 90–95% за предыдущий год и которые работают на рынке 5–10 лет (таким образом, мы говорим о добросовестных плательщиках), разрешить заявительный порядок получения НДС без предоставления банковской гарантии и с нормальной проверкой налоговой, которая будет плановой, а не ежеминутной. Это деньги, которые, извините, в этой ситуации вы нам должны… И деньги, которые вы нам дали, спасибо…

Д.Медведев: Не мы, а налоговая служба.

Л.Елин: Это было «вы» с маленькой буквы, да. В этой ситуации несколько сот миллионов, деньги-то небольшие. Если их выдадут чуть раньше, они обратятся в новые книги и другие цены.

Д.Медведев: Мысль понятная, я скажу потом тоже.

А.Альперович: Добрый день! Александр Альперович, издательство «Клевер». Огромное значение в развитии чтения, в поддержке всей отрасли играют мероприятия, подобные тому, на котором мы сейчас присутствуем, как эта выставка на Красной площади. Такие вещи должны проходить очень качественно в регионах, потому что там невероятный голод по качественному книгоизданию, по хорошим детским книгам. Каждый раз мы это видим. Сейчас есть уже известная выставка в Красноярске, прошла выставка в Иркутске, в Туле. Но в основном это всё энтузиазм и частные пожертвования, которые поддерживают этот процесс. Важно, чтобы Правительство на этом областном уровне не столько выделяло средства, сколько поддерживало в таких вещах, как реклама и так далее. Это сильно поможет бизнесу в том числе.

М.Сеславинский: Даже простой вопрос от Вас, Дмитрий Анатольевич, во время посещения регионов – «У вас проходят книжные ярмарки?» – будет действенным инструментом.

Д.Медведев: Я хотел в конце сказать, но, я думаю, Вам понятно, это зависит от простых вещей: губернатор книжки читает или нет.

Н.Абрамова: Добрый день! Абрамова Наталия, председатель секции детских библиотек Российской библиотечной ассоциации, директор Саратовской областной библиотеки для детей и юношества имени Пушкина.

Самая активная категория читателей – это дети. И для ребёнка очень важен как визуальный контакт, так и тактильное восприятие литературы. У нас есть исследования, как дети общаются с электронной и с печатной книгой. Конечно, прогресс остановить невозможно. Когда эти два направления развиваются параллельно, это очень здорово, но для маленького ребёнка очень важна печатная книга.

Несколько лет назад закончились межбюджетные трансферты на комплектование библиотек, муниципальных библиотек. Крупные региональные библиотеки, конечно, комплектуют литературу, мы помогаем сельским библиотекам, которые обслуживают детей, и муниципальным детским библиотекам. Выделенный грант Президента из резервного фонда Президента, те 50 млн, которые были выделены в прошлом году, существенно позволили пополнить фонды детских библиотек. Но этого недостаточно.

Дмитрий Анатольевич, такая просьба, наверное, всех детских библиотекарей: именно государственное финансирование именно детской литературы. Помощь и книгоиздателям, потому что литература будет приобретаться напрямую. Воспитание маленького читателя. Читатель, который взял книгу в руки, если мы его не упустим в подростковом возрасте, так и будет продолжать читать.

А.Брычкин: Александр Брычкин, генеральный директор корпорации «Российский учебник» и по совместительству член совета директоров компании «ЛитРес». Хотел рассказать об итогах мероприятия, которое мы проводили в прошлом году с компанией «ЛитРес» в рамках поддержки чтения в школах. Цифры по чтению, которые там получились, нас, честно говоря, очень сильно удивили.

Д.Медведев: В какую сторону удивили?

А.Брычкин: В хорошую, конечно, сторону. Неожиданно. Всего 2 тыс. школ, 150 тыс. учеников участвует в эксперименте, и мы видим, что динамика количества книг, которые берут школьники в цифровой библиотеке, выросла с начала года в 10 раз. Речь идёт о 65 тыс. книговыдач в неделю. В рамках корпорации «Российский учебник» мы пытаемся развивать читательские компетенции, в том числе и в цифровом виде. Пошли дальше – сделали цифровую образовательную платформу, на которой у нас сейчас находится уже 500 наименований учебников, входящих в федеральный перечень. Делаем там цифровые образовательные сервисы, направленные на развитие компетенций учеников, школьников, чтобы они умели, любили читать и пользовались литературой как в печатном, так и в электронном виде. Хотели, Дмитрий Анатольевич, подарить Вам сертификат на доступ к этой платформе.

Д.Медведев: Я удачно захожу один раз в год: то читательский билет подарят, то сертификат.

М.Сеславинский: Дмитрий Анатольевич, послезавтра заседание Правительства. Чтобы уравнять в правах Вас, вице-премьеров и других членов Правительства, мы подготовили полный пакет карточек для входа на платформу «ЛитРес».

Д.Медведев: Спасибо.

Мне кажется, что ситуация с детским книгоизданием не является в нашей стране критической, но требует внимания государства. С этим я хотел бы сразу же согласиться. Причём внимания разного. Это не только банальные деньги или льготы, это внимание в самых широких формах. То, что на Красной площади происходит сейчас, – это и есть внимание. Вы все сейчас говорили, что это, может быть, добавляет больше, чем какие-то дополнительные 50–100 млн. Это сигнал. Поэтому мы, конечно, этим будем заниматься. Эта концепция, как и всякая концепция, требует конкретизации, но всё-таки это полезная история.

Далее я пройдусь по некоторым позициям, которые вы озвучивали.

По поводу российской системы оценки. Я считаю, это правильно, и не потому, что мы сейчас всё российское привечаем. Отказались, например, от иностранного рейтингования по экономическим вопросам, потому что к нам относятся не очень хорошо. Нет. Просто есть специфика. Наши читатели отличаются от сингапурских читателей, американских. Всё это надо учитывать. Давайте попробуем такую систему подготовить. Я только за. Посмотрите, что нужно сделать, какой-то коллектив нужно создать.

По поводу портала я услышал. Наверное, в том, что вы говорите, есть рациональное зерно, потому что, когда школьнику говорят «зайди на образовательный портал», у него сразу кислое выражение лица. В школе мучают, ещё и дома я должен зайти на этот образовательный портал. Может быть, в этом смысле отдельный портал и допустим. Давайте тоже посмотрим эту идею, я готов поручение подготовить. В любом случае мы понимаем, что гиперссылки с образовательного портала на этот портал всё равно будут, так интернет устроен.

Самая красивая идея – литературная премия для детских писателей. Если вы все считаете, притом что это не потребует колоссальных денежных вливаний, давайте продумаем, как эту премию можно было бы организовать. Михаил Вадимович, подготовьте и внесите предложение. Естественно, эта премия должна охватить все категории авторов, которые занимаются творчеством для детей: писателей, поэтов, художников – вообще всех, кто причастен к этому процессу, кто вносит свой творческий вклад. Начальников туда не надо погружать, а творцов – надо.

Теперь два сугубо финансовых вопроса. Здесь, конечно, чуть сложнее. Надо разбираться. По ограничению вознаграждения сетям. Мне надо понять эту ситуацию. Я запрошу информацию, что там происходит, насколько это сказывается на вашей деятельности. Обычно что финансисты говорят? Мы не против, конечно, мы не злодеи, мы понимаем, что этот бизнес относительно небольшой, прозрачный и важный. Но к этому обязательно кто-нибудь прилепится и будет на этом зарабатывать. Можно ли здесь одно от другого отделить? Давайте посмотрим, можно ли оставить ограничение вознаграждения по основным позициям и что-то подумать по вашему бизнесу.

Возврат льготного НДС. Здесь я не могу с вами не согласиться: это прямая обязанность государства – в смысле применения льгот. Если льгота существует, она должна исполняться. Полгода? Когда возвращают НДС от экспортной деятельности на миллиарды долларов полгода, я понимаю, почему это. В интересах государства всё проверить и, скажем честно, что-то даже затянуть, потому что может повод исчезнуть и так далее. Но когда речь идёт об относительно небольшом бизнесе, и в общем это внутренняя деятельность – издание детской литературы… Хорошо, я тоже дам поручение – посмотреть, как сделать так, чтобы механизм функционировал, как должен.

По поводу электронных книг и отсутствия там льготы. Здесь, я думаю, тоже будут возражения только одного порядка: если в реальном книгоиздательском деле хоть как-то можно уследить, то здесь как мы будем следить, в области электронной деятельности? Не знаю. Но если можно каким-то образом отделить одно от другого, в принципе большой разницы нет, хотя затраты разные на классическое книгоиздание и деятельность, которая идёт в цифровом виде.

Региональные мероприятия. Здесь я двумя руками за. Постараемся сигналы такие раздать и по государственной линии, и даже по партийной. Как в прежние времена делалось. У нас партий много, но есть одна крупная партия, к которой я имею отношение. Я попробую там тоже сказать. Потому что здесь, я уже отметил, это зависит от настроения местных начальников и от банальных вещей – насколько они близки к книге. Вот и проверим заодно. Это, мне кажется, неплохо, такой тест будет.

И наконец, последнее, но не по значению. Библиотеки и деньги для комплектования фондов. Денег было больше. Насколько я помню, 350 млн, потом это всё скукожилось до 50. Скажу вам не ради того, чтобы понравиться: я считаю, что это совсем не большая цифра и мы её можем нарастить, хотя бы до того уровня, который был до сих пор, – 300–350 млн рублей. Я такое поручение дам, деньги коллеги найдут.

На этой ноте давайте завершим. Спасибо.

Россия > СМИ, ИТ. Образование, наука > premier.gov.ru, 6 июня 2017 > № 2201154 Дмитрий Медведев


Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 5 июня 2017 > № 2200733 Тимур Бекмамбетов

Бремя первых. Как Тимур Бекмамбетов стал самым коммерчески успешным режиссером

Александр Левинский

Обозреватель Forbes

Нужно ли лидеру рейтинга российских режиссеров госфинансирование и почему его первенство обернулось конфликтом с коллегами и киносетями

В начале апреля 2017 года после премьерного уик-энда космической саги Тимура Бекмамбетова «Время первых», не показавшего большой кассы, тогдашний гендиректор киносети «Формула кино» Юрий Кириллов отправил своих менеджеров договариваться с продюсером о сокращении числа сеансов. «Если [его компания] Bazelevs не согласится, мы оставим 35% сеансов и на вторую неделю, но после этого ни одна его картина в нашей сети показываться не будет, а фамилию этого человека мы вычеркнем из репертуара», — напутствовал Кириллов.

Нервная реакция Кириллова и поддержавших его коллег из других киносетей совсем не вяжется с образом любимца публики и новатора киноискусства. Бекмамбетов начинал на российском телевидении с рекламы, превращая ролики в яркие короткометражки. Его серия «Всемирная история» для банка «Империал» получила множество наград, а зрители до сих пор помнят коронную фразу полководца Суворова: «Пост, матушка, до первой звезды нельзя!»

И как режиссер, и как продюсер Бекмамбетов был первопроходцем. Он первым снял фильм, бюджет которого наполовину был обеспечен за счет продакт-плейсмента (использования рекламируемого продукта как реквизита), — «Ирония судьбы. Продолжение». Он создает новые жанры вроде десктоп-комедии «Взломать блогеров», где действие происходит на экране компьютера. Первый паевой инвестфонд (ЗПИФ) для финансирования кино — это тоже он. А еще он вложился в «некиношный» стартап — программу по превращению словесного чата Facebook в мультяшные стикеры.

Бекмамбетов F 26 возглавил первый рейтинг самых успешных режиссеров по версии Forbes. При этом он остается одним из самых эффективных продюсеров: в наш список попали еще несколько режиссеров, работающих с Бекмамбетовым. По словам исполнительного директора государственного Фонда кино Антона Малышева, с 2012 года 16 картин Bazelevs посмотрели 27,5 млн российских зрителей — «это объективно лучший результат среди продюсерских компаний».

И за это чиновники его ценят — настолько, что ради «Времени первых» сдвигают прокат других патриотических картин, не говоря уже про голливудские блокбастеры. Вот только кинопродюсеры, услышав теперь имя Бекмамбетова, не хотят говорить о нем. «Кому приятно административное давление?» — объясняет известный продюсер, попросивший не называть его имя. Вскоре после премьеры «Времени первых» Бекмамбетов улетел за границу и, согласившись было на интервью, так и не стал отвечать на вопросы. Forbes разбирался, как его первенство обернулось конфликтом с коллегами и киносетями.

Деньги с бренда

До середины 2010-х годов инвестиции в российское кино были разовыми и не обеспечивали мощного производства и качества, которое привлекало бы зрителей. В 2002 году, по данным Romir Movie Research, на отечественные фильмы из всех источников было потрачено 1,7 млрд рублей, а их касса составила всего 194 млн рублей. В 2005 году чиновники ФСБ, Совета Федерации, аппарата правительства и других госструктур создали Фонд поддержки патриотического кино. В попечительский совет вошел и предприниматель — миллиардер Виктор Вексельберг F 10, который внес в бюджет российского боевика «Код апокалипсиса» режиссера Вадима Шмелева $2 млн личных средств. Основные затраты оплатил «Рособоронэкспорт». Лента, главная героиня которой — агент российских спецслужб, вышла в 2007 году и собрала около $10,5 млн при бюджете $15 млн.

Зато Бекмамбетов к тому времени уже научился работать с обратным соотношением бюджета и сборов. В 2002 году продюсеры Первого канала Константин Эрнст и Анатолий Максимов решили экранизировать фантастический роман Сергея Лукьяненко «Ночной дозор» и назначили режиссером именно Бекмамбетова. В интервью Forbes кинопродюсер Александр Роднянский предполагал, что Бекмамбетова выбрали как «бескомпромиссно коммерческого режиссера, не отравленного никакого рода амбициями и сантиментами авторского кинематографа, но при этом технологически блистательного профессионала». Первый канал потратил на производство и продвижение «Дозора» $3 млн и $4 млн соответственно. Касса в России достигла в 2004 году, по данным «Кинопоиска», $16,2 млн, а в целом по миру — почти $34 млн.

Успех «Дозоров» (продолжение, «Дневной дозор», вышло год спустя и собрало $38,9 млн при бюджете $4,2 млн) стал для Бекмамбетова-режиссера пропуском в Голливуд. Компания Universal пригласила его снимать малобюджетный фантастический боевик «Особо опасен». Но когда к съемкам удалось привлечь Анджелину Джоли и Моргана Фримена, бюджет разросся до $170 млн. Фильм установил годовой рекорд этого мейджора по сборам — $341 млн.

Одновременно с «Особо опасным» Бекмамбетов снимал уникальный для российского проката фильм «Ирония судьбы. Продолжение», который вышел накануне Нового, 2008 года, 45% его бюджета ($2,2 млн) обеспечил продакт-плейсмент. Бекмамбетов был не первым, кто начал зарабатывать на этом виде рекламы в российском кино, но на тот момент он был самым успешным. В «Иронии судьбы» один только «Вымпелком» принес в бюджет значительную сумму (в компании ее до сих пор не раскрывают). «Я предпочитаю брать деньги с брендов, а не у государства», — говорил тогда Бекмамбетов в интервью Forbes.

Государственные деньги

Два года спустя, после введения новой схемы государственного финансирования кино, предпочтения Бекмамбетова изменились. Раньше Министерство культуры проводило конкурс и давало в среднем по $1 млн на фильм. С 2010 года деньги стали выделять специальному Федеральному фонду социально-экономической поддержки отечественной кинематографии (Фонд кино), который ежегодно финансировал равными суммами восемь (в 2012 году — десять, а в 2013 году — тринадцать) отобранных по нескольким критериям лидеров киноиндустрии: по числу зрителей за последние пять лет, телерейтингам, премиям и призам кинофестивалей и т. д. И каждый год Bazelevs (а затем компания «ТаББаК») Бекмамбетова входила в число лидеров. Поначалу, в 2010 году, сумма поддержки составила 250 млн рублей ($8,2 млн по среднегодовому курсу) на каждого.

С 2013 года Фонд кино перешел на проектное финансирование: заявки претендентов должны были пройти многоступенчатую экспертизу. При этом часть денег давалась им на возвратной основе, а часть — на безвозвратной. «Не могу сказать навскидку, каков общий объем и каково соотношение [возвратных и безвозвратных средств для Бекмамбетова], — говорит Малышев из Фонда кино. — Но Тимур активно использует и безвозвратные, и возвратные средства».

В тот год, рассказывал Бекмамбетов порталу Proficinema, он получил финансирование Фонда кино на четыре проекта. Два безвозвратных — на свадебную комедию «Горько!» (бюджет $1,5 млн, сборы $25,5 млн) и «Елки 3» ($5 млн, $38 млн) и две субсидии — на «Елки 1914» ($5 млн, $12,8 млн) и «Он — дракон» (н/д, $9 млн). Кроме этого, Министерство культуры, у которого остался свой фонд поддержки авторского кино, дебютов, детских фильмов, анимации и документальных фильмов, выделило Бекмамбетову средства на съемки переложения гоголевского «Ревизора» — современной комедии «День дурака» ($2 млн, $1,7 млн).

«Средства господдержки не составляют львиную долю бюджета проектов, — рассказывает Малышев. — Они обычно меньше половины, но имеют якорный характер, то есть снижают коммерческие риски, позволяя привлекать средства инвесторов».

Грустные «Смешарики»

Проекты Бекмамбетова считались надежными инвестициями. Осенью 2009 года в офисе Bazelevs появились в прямом и переносном смысле дорогие гости — руководители УК «Тройка Диалог», которые принесли новаторскую для России идею создания ЗПИФ для инвестиций в кинопроект. «Бекмамбетова мы выбрали не только потому, что он продуктивный режиссер и продюсер, — рассказывает бывший совладелец «Тройки», а теперь президент инвесткомпании «Варданян, Бройтман и партнеры» Рубен Варданян F 99.— А еще и потому, что он понимает бизнес-концепцию».

Концепция была необычной: при отсутствии на местном рынке способных на серьезные инвестиции компаний-мейджоров (как в Голливуде) собрать инвестфонд под один проект, а в случае успеха предложить частным инвесторам с разными вкусами целую линейку подобных монофондов.

Первый фонд «Тройка Диалог — кино» был изначально нацелен на финансирование первого новогоднего киноальманаха «Елки» — комедии из восьми новелл, снятых шестью режиссерами в 11 российских городах. Фильм, поддержанный Фондом кино, был обречен на успех, а инвесторы ЗПИФа — на отличные дивиденды. Фильм вышел в прокат накануне Нового, 2011 года. Потраченные $5 млн дали кассу $22,8 млн. Однако Федеральная служба по финансовым рынкам зарегистрировала фонд уже после выхода фильма.

Новый фонд — «3D-кино» — создали для съемок первого полнометражного мультфильма «Смешарики. Начало», который уже снимала компания «Рики» Ильи Попова совместно с Bazelevs. До этого «Смешарики» выходили как сериал коротких мультиков. ЗПИФ собрал на производство около $8 млн, Фонд кино выделил $0,8 млн на продвижение, однако касса в России составила только $8,4 млн. Учитывая, что сборы от проката делятся пополам между создателями фильма и кинотеатрами, вернуть средства инвесторам не удалось даже с учетом $1 млн, полученного от продажи прав телеканалам, и средств от Lightning Entertainment, купившей права на показы в США и Канаде. В целом вместе с заграничным прокатом фильм заработал примерно $11 млн, говорит генеральный продюсер «Смешариков» Илья Попов. «Смешарики» продавались за границу пакетом со вторым фильмом «Смешарики. Легенда о золотом драконе», а он вышел только в 2016 году, и основная часть продаж была после этого, — рассказывает он. — Мы допустили ошибку, когда только готовили сделку с ПИФом, и позднее Тимур сам об этом говорил. Планировать такие проекты в расчете на один фильм крайне неэффективно».

К сожалению, сокрушается Варданян, «проект не выстрелил». А Бекмамбетов признался в одном из интервью в 2014 году, что инвесторы ЗПИФа потеряли 60–70% вложений и «пока они [Bazelevs] их не вернут, затевать разговор о запуске нового такого фонда нет смысла». Хотя он был не прочь повторить опыт в тех проектах, где бы он сам отвечал за производство.

Уникальный «Киноязык»

Новых ПИФов Бекмамбетов не создавал, но неудача «3D-кино» не отбила у него вкус к новаторству. «Таких креативных людей, как Тимур, в мире можно по пальцам пересчитать, — восхищается Сергей Кузьмин, бывший менеджер созданной в 2010 году компании «Базелевс Инновации». — Большинство людей знают Тимура как режиссера и продюсера, а он настоящий серийный предприниматель».

Кузьмин руководил в «Базелевс Инновациях» проектом «Киноязык». Это компьютерная программа для создания «превизов» — анимационных моделей будущих ключевых сцен фильмов и рекламных роликов. До разработки «Киноязыка» «превизы» делали сложные программы, посильные только профессионалу. Программа Бекмамбетова позволяет почти в автоматическом режиме анимировать текст киносценария. Нужно только забить в специальное окно на экране компьютера слова, описывающие действие персонажа, и «Киноязык» проанализирует текст, превратит в скрипт наподобие языка программирования, сопоставит его с базой 3D-объектов — виртуальных актеров и декораций, расставит их на рабочем поле и «оживит» в виде анимационного ролика.

В декабре 2010 года компания стала одним из первых резидентов Сколково, получив грант на 153,3 млн рублей ($5 млн). Столько же вложил Бекмамбетов. Через два года появился рабочий прототип. И в том же году телеканал Paramount Comedy выпустил на экраны сделанный на основе «Киноязыка» мультипликационный сериал «Хромосапиенс», 2–3-минутные серии заполняли эфир между программами канала. Первый сезон Бекмамбетов передал американцам бесплатно. Заработал ли он что-то, выяснить не удалось. Зато с фондом Maxfield Capital Management Виктора Вексельберга он заключил в 2013 году соглашение о передаче наработок «Базелевс Инноваций» их совместной фирме Too.me. Для разработки коммерческого продукта для массового потребителя.

Управляющий Maxfield Capital Александр Туркот, который раньше работал директором IT-кластера в Сколково и занимался проектом «Киноязык», рассказал, что программа Too.me превращает диалог в мессенджерах «в анимацию, в entertainment»: когда один из собеседников пишет сообщение словами, то второй получает его в виде анимированного ролика. Размер инвестиций и доли владения компанией Туркот не раскрывает. По его словам, у рабочей версии программы есть уже «несколько сотен тысяч пользователей». «Мы думаем сейчас о модели монетизации, — говорит он. — Ведем переговоры с руководством имеющих мессенджеры платформ — например, «Одноклассниками» и «ВКонтакте». Два года назад Facebook Марка Цукерберга включил Too.me в список рекомендованных программ для чата Facebook Messenger. Тогда в российском сервисе было уже 30 персонажей и его можно было загрузить с iTunes и Google Play.

Туркот считает, что Бекмамбетову помогла работа в рекламе, в которой «много творчества, но и много технологий, много системного, почти инженерного подхода». «Ему менее интересно, как технически устроены Skype или Facebook, а привлекает то, как они изменили эмоциональное взаимодействие людей, производство контента, окружающий мир, — говорит Туркот. — Благодаря этому Тимур остро чувствует и очень умело говорит с аудиториями поколения Facebook или SnapChat».

Цена эксперимента

И действительно, с середины 2010-х годов Бекмамбетов-продюсер начинает выпускать по большей части успешные «технологичные» картины для этой части зрителей. Малобюджетные за счет использования hi-tech, но приносящие солидную кассу. В июле 2014 года выходит хоррор Unfriended («Убрать из друзей») Левана Габриадзе, в котором большая часть действия происходит на экране компьютера, в чатах Facebook и Skype. Сюжет незамысловат: кто-то разместил в YouTube видео пьяной девушки-подростка, она покончила с собой, и в чатах ее друзей и знакомых появляется некто, кто от ее имени грозит убить всех, кто мог выложить в сеть то видео. Производство фильма обошлось всего в $1 млн, а заработал он в мировом прокате $64 млн.

Через год в Монреале состоялась мировая премьера фантастического боевика Бекмамбетова Hardcore Henry («Хардкор»). Музыкант и режиссер картины Илья Найшуллер рассказывает, что был очень удивлен, когда весной 2013 года вдруг получил в Facebook сообщение от Бекмамбетова, который предложил приехать к нему в Лос-Анджелес поговорить о выпуске полнометражной ленты по мотивам песни Bad Motherfucker группы Ильи Biting Elbows. Оказывается, продюсер увидел снятый камерой GoPro, закрепленной на голове главного героя, мини-боевик Найшуллера. Создавалось впечатление «вида из глаз», как в компьютерной игре. Ролик собрал 10 млн просмотров за 10 дней.

Бекмамбетов стал продюсером фильма, а Bazelevs — прокатчиком в России. Найшуллер не раскрывает бюджета картины, говорит, что он был «больше $3 млн». В США право показа было продано STX Entertainment за $10 млн, и еще $20 млн она обязалась вложить в продвижение. Мировая касса, по данным «Кинопоиска», составила $14,3 млн.

Одновременно с малобюджетными Бекмамбетов работал над своими крупными проектами. «Он жонглирует одновременно многими, а «дешевое» кино позволяет ему пробовать, искать, — считает Найшуллер. — Маленькие бюджеты снижают финансовые риски».

Снимая следующий фильм Бекмамбетова «Взломать блогеров», режиссер Максим Свешников использовал приспособленный для кино формат screen share, то есть разделенного экрана. На этот раз Бекмамбетов попытался сыграть на популярности «звезд» российского YouTube, имеющих по 5–10 млн подписчиков, и привлечь подростковую аудиторию. По сценарию блоги реальных «звезд», которые играли сами себя, были «взломаны» вирусом и оказались на рабочих столах своих компьютеров в виде мультяшек. Затраты на производство были минимальными — около $500 000, но касса едва превысила $100 000. Бекмамбетов потерпел поражение, и можно было бы просто списать его на экспериментальный риск, если бы эта — полностью российская — картина не получила поддержку Фонда кино.

Малышев из Фонда кино говорит, что фонд традиционно не раскрывает объем поддержки отдельных фильмов. Но он оправдывает убытки «Блогеров»: неправильно рассматривать фильм отдельно от пакета других экспериментальных лент Бекмамбетова — «Убрать из друзей» и «Хардкора». Министр культуры Владимир Мединский открыто раскритиковал этот фильм и участие Фонда кино в его создании. В недавнем интервью «Коммерсанту» он сказал: «Обидно, когда Фонд кино увлекается финансированием весьма посредственного, проходного кино. Под его маркой выходят фильмы типа «Взломать блогеров», комедии невысокой пробы, какие-то странные фильмы про вампиров и вурдалаков». Министр распорядился проверить целесообразность господдержки картины. «При экспертизе пакета [заявок] компании в нынешнем году этот негативный фон мы примем во внимание», — пообещал Малышев.

Космос как предчувствие

В 2017 году накануне Дня космонавтики в российском прокате столкнулись два фильма — «Время первых» Дмитрия Киселева, сопродюсером и исполнителем главной роли в котором был Евгений Миронов, и «Салют-7» Клима Шипенко, который продюсировала компания СТВ Сергея Сельянова («Особенности национальной рыбалки», «Брат», полнометражные мультфильмы «Три богатыря»). Оба фильма поддержал Фонд кино.

Bazelevs планировал выпустить свою ленту осенью. Выход «Салюта» намечался на неделю перед Днем космонавтики. И вдруг в конце 2016 года компания Бекмамбетова заявила, что переносит премьеру на 12 апреля. Начались переговоры в министерстве и Фонде кино. Конфликт подогревался еще и тем, что у обоих фильмов был голливудский конкурент — «Форсаж 8», мировая премьера которого должна была состояться 13 апреля. Получалось, что два российских фильма были обречены отнимать друг у друга кассу, а затем бороться с американским блокбастером.

Решать проблему пришлось на очень высоком уровне — у первого заместителя руководителя администрации президента Сергея Кириенко. В администрацию президента с просьбами о льготных условиях показа ходила «продюсерская группа «Времени первых», включая Тимура и Женю Миронова», рассказывает экс-гендиректор «Формулы кино» Юрий Кириллов. Это подтверждает знакомый одного из продюсеров конфликтовавших компаний.

В итоге решили, что фильм Бекмамбетова стартует 6 апреля, рассказывал порталу «Кинопоиск» директор департамента кинематографии Министерства культуры Вячеслав Тельнов (на звонок Forbes не ответил), а Сельянову предложили «выйти [со своей картиной] в октябре к юбилею запуска с космодрома Байконур первого искусственного спутника Земли». Сельянов был огорчен. «Среди прочих обязательств у нас есть и финансовые, — объяснил он Forbes. — Вот считайте: бюджет фильма 480 млн рублей, за шесть месяцев мы потеряем долю, равную ставке рефинансирования». А чтобы привлечь максимальное число зрителей на «Время первых», министерство потребовало перенести на неделю выход «Форсажа». Тут киносети взбунтовались и тоже включили лоббистские ресурсы. По данным собеседников Forbes, делегация сетей ходила и к директору департамента кино Минкульта, и к самому Мединскому.

Вняв доводам, министерство согласилось не откладывать премьеру «Форсажа» в обмен на гарантию самых благоприятных условий для «Времени первых» — 35% всех сеансов в первую и вторую недели проката. Но результаты первого уик-энда оказались у «Времени» плачевными, рассказывает Кириллов: «В больших залах было по шесть зрителей, и вместо 80 млн рублей, которые мы собираем за средний уик-энд, мы собрали 40 млн рублей». Только благодаря огромной доле отведенного времени в премьерный уик-энд «Время» собрало в 1415 кинотеатрах 151,2 млн рублей. Запущенный через неделю «Форсаж 8» принес сетям в первый уик-энд 803 млн рублей.

Минкульту все-таки пришлось согласиться на снижение доли сеансов «Времени первых» после не очень удачного первого уик-энда. При бюджете 400 млн рублей ($7,2 млн) общие сборы картины составили $9,1 млн — результат положительный, но проект пока не окупился, ведь киносети забирают половину сборов. Кириллов вспоминает, что на первой встрече с киносетями по поводу «Времени первых» Бекмамбетов прогнозировал 1 млрд рублей кассы: «Мы только переглянулись: чудес не бывает».

Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 5 июня 2017 > № 2200733 Тимур Бекмамбетов


Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 5 июня 2017 > № 2200729 Андрей Звягинцев

Под колесами нелюбви: как Андрей Звягинцев анатомирует общество

Алексей Фирсов

социолог, основатель ЦСП "Платформа", председатель комитета по социологии РАСО

Режиссер преодолевает антропологическую одномерность предыдущих работ и разделяет людей на два базовых типа: тех, кто обращен только на себя, и тех, кто обращен к другим. Это самое принципиальное деление, которое глубже других социальных индикаторов

В фильме «Нелюбовь» Звягинцев обесценивает повседневность не тем, что вырезает из нее самые темные куски для дальнейшего показа их в Каннах. И не тем, что умышленно искривляет реальность из русофобских, как укоряли его некоторые, соображений. Он только меняет освещение и мелодию жизни. Все вещи остаются на своих местах, они аутентичны своей природе. Но — и здесь уместно затертое выражение — «мы видим их в другом свете».

И правда, вот квартира как она и есть, вот мужчина и женщина в быту, их драматически разборки, неряшливо разбросанные вещи и судьбы, подъезд, парк, корпоративная столовая с гуляшом и компотом, рыхлые коллеги, всегда открытый инстаграм в телефоне... Это же наш мир, мы его видим таким на каждом шагу, встроены в него, и ничего, не тошнит. Или мы просто не замечаем уже тошноты? Достаточно лишь немного подкрутить оптику, чтобы универсум начал внушать отвращение?

В «Нелюбви» режиссер не просто вырезает из реальности какой-то экстраординарный эпизод в качестве сюжета (подход «Левиафана»). Он срезает с нее пласт горизонтальным сечением, переворачивает его и показывает: «Вот же она, ваша жизнь. Смотрите, как копошатся здесь различные существа». Сюжет здесь не особо важен, вернее, он важен, чтобы, с одной стороны, включить этот ад обыденности на максимум, а с другой — указать на возможность выхода из него. То, что этот выход возможен, отличает «Нелюбовь» от предыдущих картин режиссера.

Нелюбовь — базовое чувство тотальной раздельности, в которой каждый элемент смотрит только внутрь себя. Скрепки, которые как-то удерживают реальность от полного распада, — это страх одиночества, секс, общая собственность и телевизор; уже в финале фильма окончательно разошедшиеся по разным углам мегаполиса герои синхронно смотрят программу с Киселевым, посвященную «зверствам украинской хунты». При всей отрешенности друг от друга у них есть «общая повестка» — симуляция внутреннего единства.

В чем природа отношений двух главных героев? В том, что их разобщенность, с одной стороны, абсолютна, а с другой — в их личном пространстве есть точка, которая требует любви, — ребенок. Неспособность дать любовь и невозможность как-то отменить фактор третьего существа, за который они вынуждены нести ответственность, завихряет ненависть друг к другу. Человеку вообще свойственно мстить за общий отрезок судьбы, если продолжение невозможно. Звягинцев справедливо демонстрирует, что статичность в отношениях иллюзорна, в них всегда происходит либо сближение, либо движение к разрыву. Ребенок воспринимает себя в этом мире как лишнее звено, не выдерживает напряжения нелюбви и фатально выбегает за пределы реальности.

Здесь, как и в других фильмах Звягинцева, срабатывает один прием, который легко пропустить либо принять за чистую монету. Близкая к совершенству реалистичность внутри кадра позволяет расширить настроение картины на все социальное пространство, в том числе за пределами кинозала. Подобное было и в «Левиафана», когда общественность внушила себе, что в фильме представлена практика чуть ли не любого провинциального города. Отсюда распространенные жалобы зрителей на необходимость снимать стресс после просмотра Звягинцева алкоголем или иными способами, чтобы вновь примириться с реальностью.

Понятно при этом, что в каждом сюжете мы имеем дело с социальной патологией, которая случается не со всеми и далеко не всегда. Сила художественного таланта Звягинцева состоит в том, чтобы представить ее в качестве типичного. Аналогом такого приема в русской литературе является Гоголь. В значительной степени этот ход распространен в политической риторике, где общее часто расценивается через призму прецедента («такой-то чиновник что-то украл, следовательно, все чиновники воры»). При этом за пределами пленки остается целый мир человеческой нормальности, где люди могут общаться без страха, жить пусть не в страсти, но в тепле отношений, быть добрыми или по крайней мере не сжирать друг друга.

Однако в отличие от предыдущих фильмов режиссера в «Нелюбви» есть позитивная энергия. Здесь появляется «машина» добра — команда волонтеров, которая ищет сбежавшего от нелюбви ребенка. Механика поиска работает безупречно, но при этом практически лишена субъектности и эмоциональности. Волонтеров не интересует мелочь и пошлость человеческих отношений, они отодвигают в сторону все лишние детали. Спокойно и безучастно смотрит девушка-волонтер на почти спятившую старуху, которая вступает в грязную перепалку со своей дочерью, матерью пропавшего ребенка. «Нижний» мир погружен в эмоциональные всплески, но добро оборачивается алгоритмом слаженных действий, четкой функциональностью.

Через введение в сюжет этой силы Звягинцев преодолевает антропологическую одномерность предыдущих работ и разделяет людей на два базовых типа: тех, кто обращен только на себя, и тех, кто обращен к другим. Это самое принципиальное деление, которое глубже других социальных индикаторов. Собственность, культура, пол, возраст — все это менее важно. Почему вторая группа никак не проявлена на личностном уровне? Потому что по своей сути добро анонимно, не плаксиво и не сентиментально. Оно просто должно работать как функция социального организма. И вот здесь возникает интересный момент. Европейская культура — это культ индивидуальности, проявления сложных характеров. Однако у героев Звягинцева индивидуальность оказывается набором штампов, фобий и проявлений одиночества. Поэтому индивидуальность либо трагична, либо фейкова, как у Жени, героини фильма, чье сознание — отчасти продолжение сознания психически больной матери, отчасти растворено в ленте инстаграма. Звягинцев в этом пункте совершенный мизантроп, но ведь и правда, чем пристальнее мы себя разглядываем, тем комичнее и ничтожнее оказываемся. Выход в том, чтобы освободить себя от давления собственного «я».

Психологически фильм Звягинцева не оставляет в депрессии. Да, внутри его сюжета пустота побеждает любовь, но зритель не остается висеть в этой пустоте. Следует закодированное приглашение присоединиться к эффективной «машине добра», стать одним из участников удержания мира хотя бы на уровне минимально допустимой пристойности.

Вот, к примеру, героиня фильма в спортивном костюме Bosco с «Russia» на груди бежит в элитном коттедже по беговой дорожке тренажера. Это бег на месте, фиксация в неизменности. Из комнаты доносится голос Киселева, снежный покров подчеркивает статичность. В какой-то момент она останавливается и смотрит в пустоту. И в противовес этой статике вспоминается цепочка людей, которая прочесывает заснеженный лес. Фильм настраивает зрителя так, что возникает реальное желание оказаться внутри этой линии добровольцев, а не в пространстве дорого комфорта. Поэтому тем, кто жалуется на отсутствие катарсиса в работах Звягинцева, фильм как бы советует: плюньте вы на свой катарсис, да и на себя, ничего интересного здесь все равно нет, позор один. Становитесь в цепочку и займитесь делом.

Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 5 июня 2017 > № 2200729 Андрей Звягинцев


Россия > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 4 июня 2017 > № 2209101 Алексей Симонов

Симонов: «Раз осталось что-то живое в этом пространстве, надо его затоптать»

Президент Фонда защиты гласности – о свободе слова в России

Виктор Владимиров, Русская служба «Голоса Америки», США

МОСКВА — Ситуация со свободой слова в России не была такой плохой, как сейчас со времен окончания «оттепели» в духовной жизни Советского Союза в начале 60-х годов прошлого века.

Об этом в интервью Русской службе «Голоса Америки» сказал президент Фонда защиты гласности, член ассоциации «Свобода слова», писатель и кинорежиссер Алексей Симонов.

Президент Фонда защиты гласности отметил, что в первую очередь жертвами в области свободы слова становятся журналисты, но дело отнюдь не ограничивается только ими, а касается «всего творческого и живого», что не вписывается в представление властей о целесообразности.

В качестве примера он привел кампанию преследования, развязанную против проекта «Школы расследований для журналистов и блогеров», который ведет возглавляемый им фонд. По его мнению, основная причина общего ухудшения ситуации кроется в атмосфере, которая создается в стране.

Виктор Владимиров: Алексей Кириллович, расскажите, пожалуйста, что сейчас происходит с вашим фондом и главным образом — со школами, которые он курирует.

Алексей Симонов: Фонд тихо выполняет те несколько функций, на которые он сегодня способен и на которые получает средства. А трудности с нашими школами, безусловно, есть. Напомню, мы их ведет уже восьмой, если не девятый год. Они прошли более чем в 30 городах России. В первой школе учился Роман Анин, который сейчас возглавляет отдел расследований «Новой газеты», а также ныне лауреат премии имени Сахарова Елена Костюченко. То есть, мы выпускали хороших ребят, и, в общем, не знали серьезных забот. Ведь расследовательская журналистика аполитична в том смысле, что ее методика не носит политического характера.

— И когда же у вас начались неприятности?

— Примерно с год тому назад, когда в Барнауле избили нашего преподавателя Григория Пасько (осужденного ранее за «государственную измену» на четыре года — В.В.). С этого все и пошло. Дальше в Сыктывкаре объявили о заложенной мине в помещении, где проводились занятия, затем там отключили свет и попытались вбросить какой-то вонючий порошок внутрь. В итоге объявилось несколько молодых людей, которые на непереводимом русском языке объяснили студентам, что те предают собственную родину. И с тех пор все школы, так или иначе, подвергались нападениям. В Хабаровске был налет националистов, В Йошкар-Оле облили преподавателя зеленкой, что уже стало модой, и так далее. И главное — никого же не ищут, хотя заявления в органы правопорядка мы написали. Тут совершенно ясно, что решено каким-то образом заставить нас перестать производить эти школы. Тем не менее, популярность их никуда не делась, поэтому мы продолжим свою работу.

— Но чем вы стали вдруг неугодны?

— Других противостояний стало меньше, многих поломали. А раз осталось что-то живое в этом пространстве — надо его затоптать, о чем разговор. Это раз. Второе, конечно, все началось с Гриши (Пасько), которому они не могут простить то, что он вышел (из заключения), в общем, живой, здоровый и остался действующим, активным, работающим членом общества, не сломался от посадки и попытки создать ему скверную репутацию. На него дважды было совершено нападение.

— Как вы оцениваете общую ситуацию со свободой слова в современной России?

— Как отвратительную. На моей памяти, наверное, с конца 50-х — начала 60-х не было такой плохой ситуации со свободой слова, как сейчас. И не потому, что ее стало меньше. Просто потребности в ней стало больше, а количество ее ограничений выросло многократно. Причем, если раньше все ограничивалось, скажем, навыками и традициями, то теперь это ограничивается законами, их применением и тюрьмами.

— Процесс управляем и направляем сверху?

— Думаю, он не весь идет сверху. На самом деле проблема в атмосфере, которая создается в стране. А атмосфера не создается только сверху. Она создается из-за взаимодействия верхов и низов. Отсюда у нас возникает очень сложная ситуация, с которой (у меня такое ощущение) и верхи не знают, как справиться, а не только низы не знают, что делать с верхами. То, что раньше считалось абсолютно нормальным, неожиданно стало противодействием властному направлению жизни и образования. И соответственно, это просто наглядное свидетельство того, как меняется тренд.

Россия > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 4 июня 2017 > № 2209101 Алексей Симонов


Россия. ЦФО > СМИ, ИТ. Образование, наука > mos.ru, 4 июня 2017 > № 2197146 Алина Сапрыкина

Алина Сапрыкина: Музей будущего — это про образование и про то, как ориентироваться в большом сложном мире

Директор Музея Москвы Алина Сапрыкина — о будущем музеев, столице XXII века и об отличиях московского посетителя от иностранца.

Музей Москвы — место, которое связывает в одном пространстве историю и современность и рассказывает о том, что происходит в городе прямо сейчас. В пространстве музея свободно живут музейные форматы, образовательные программы, осуществляются театральные постановки, проходят кинопоказы и концерты, устраиваются блошиные рынки, маркеты еды, фестивали, конкурсы и фешен-показы. Обо всем этом mos.ru рассказала Алина Сапрыкина, директор Музея Москвы.

— В Москве завершился крупнейший фестиваль «Интермузей-2017», участие в котором приняли более 150 музеев со всей страны. В этом году его тема — «Музей будущего». Как отражает ее Музей Москвы?

— На фестивале мы представили презентацию «Музей города — взгляд в будущее», в которой отразили особенность городских музеев, их роль сегодня. Городской музей — это ведь особый формат. С одной стороны, это музей, а с другой — площадка, посвященная городу, который все время меняется, движется. Главными мемами городского музея становятся события, происходящие с городом и его жителями. В нашем случае музей всецело посвящен Москве, ее уникальности и многообразию.

Мы находимся в центре города, в одном из лучших архитектурных комплексов столицы. Провиантские склады — памятник архитектуры федерального значения. Также под управлением Музея Москвы находятся небольшие музеи — Старый Английский Двор, Музей археологии Москвы, музей истории «Лефортово». И еще усадьба Влахернское-Кузьминки. На сегодняшний день Музей Москвы — пространство с хранилищем, выставочными показами и экскурсионными программами, а также мультидисциплинарный образовательный центр, в котором проходят лекции, мастер-классы, круглые столы, образовательные программы. Место, в котором свободно живут не только музейные форматы, но и театр, кино и многое другое. У нас проходят театральные постановки, кинопоказы, устраиваются блошиные рынки, маркеты еды, фестивали, конкурсы и фешен-показы.

Городская мода, искусство, музыка, литература — все начинает жить здесь, в пространстве музея

Мы не просто задумываемся о том, каким будет музей завтра, а становимся по большому счету отражением Москвы, ее зеркалом. Причем наша задача — связать вчера, сегодня и завтра столицы.

Рассказывать истории и заглядывать в будущее

— Современный музей старается охватить как можно больше направлений: и выставочные проекты, и лектории, и научную работу. Может ли одно дополнять другое и как совмещать исследовательскую работу, не теряя посетителей?

— Исследовательская работа происходит не сама по себе. Это всегда изучение той или иной темы, которое должно быть реализовано в конкретном музейном продукте. Например, у нас скоро открывается выставка «Москва глазами иностранцев», и наша кураторская группа занимается научно-исследовательской работой в этой области, собирает и анализирует источники, связанные с XVIII–XIX веками (именно этот период будет показан на выставке), систематизирует информацию, ищет новое по теме.

Концепция и содержание проекта всегда первичны. Потом идет работа с коллекцией и детальная научно-исследовательская работа. А не наоборот, когда музей показывал бы коллекционные предметы и архивы просто потому, что они у него есть.

Что касается музея как образовательной институции, то он работает с самой сложной современной задачей — помогает человеку ориентироваться в информации и самостоятельно приобрести комплексные представления о мире. Вот в городской среде, например, нам помогает дизайн и навигация. Но человек XXI века живет в двух мирах — реальном и виртуальном. Виртуальный мир по размерам сопоставим с реальным и дает огромное количество информации, которой становится все больше и больше и внутри которой все сложнее разобраться.

Музеи как места хранения артефактов реального мира и как места структурирования информации мира виртуального, как мне кажется, станут со временем теми площадками, которые будут связывать эти миры. Мы, например, пытаемся заглянуть в будущее и увидеть, какой будет Москва завтра. Зачем? Чтобы сегодня сделать все от нас зависящее, чтобы жизнь в будущем стала лучше. Чтобы передать в будущее историю Москвы, которую хранит наш музей уже 120 лет.

Мы пытаемся заглянуть в будущее и увидеть, какой будет Москва завтра. Зачем? Чтобы сегодня сделать все от нас зависящее, чтобы жизнь в будущем стала лучше. Чтобы передать в будущее историю Москвы, которую хранит наш музей уже 120 лет

— Музей должен быть рассказчиком?

— Музейные выставки должны рассказывать истории. Это похоже на создание сценариев фильмов. Потом, все зависит от технических возможностей реализации и еще множества факторов.

— Если представить, например, 2047 год, то какой вы видите Москву?

— К 120-летию Музея Москвы был снят мультфильм, где такая версия: «Мэром Москвы становится искусственный интеллект, запущено двадцать пятое транспортное кольцо, а Музей Москвы остается главным городским музеем». Или вот видите в углу — это произведение Константина Батынкова «Москва, 2117 год». Художник по нашей просьбе нарисовал столицу через сто лет. Это футурология, персональное художественное высказывание, но тем оно и ценно для нас: мы с вами видим совершенный космический мегаполис — и притом узнаем Москву.

Музей Москвы, собирая все, что связано с Москвой, и обладая уникальной коллекцией в один миллион единиц хранения, состоящей из карт, планов, живописи, графики, фото, макетов, гравюр, документов, предметов повседневности, книг и многого другого, — так вот, музей хранит еще и то, как наши предки пытались ответить на подобные вопросы. Например, есть известная серия открыток «Москва будущего», выполненная в 1913 году по заказу фабрики «ЭйнемЪ» и показывающая как бы Москву в 2013 году. Это один из моих любимых экспонатов нашей коллекции.

Что я лично думаю о будущем? Город продолжит развиваться, темпы, конечно, еще увеличатся. Он сохранит наследие и архитектуру. Он воплотит новые технологии. Люди станут терпимее друг к другу, иначе ведь ничего не выйдет. Кстати, иностранцев что больше всего поражает — что Москва дает столько возможностей и очень многое в себе совмещает. Словно это не город, а слоеный пирог, в котором живут такие разные люди. где сосуществуют история и современность, а на пересечении рождаются новые идеи. Мне кажется, эта уникальность — она и ведет нас в будущее.

Музей Москвы — музей города, микромодель Москвы

— Может ли площадка музея превращаться в городскую среду, выходить в открытые пространства и попадать в «нестерильную» атмосферу для выставочных экспонатов и проектов?

— Есть музеи художественные, естественно-научные, музыкальные, военно-исторические, литературные, мемориальные... А Музей города — он в каждом городе всегда такой один. В каждом мегаполисе и столице свой — в Нью-Йорке, Париже, Лондоне, Амстердаме, Токио, Шанхае. Кстати, городские музеи очень разные, и каждый из них, как зеркало, отражает свой город. Представьте себе микромодель города, отражающую его устройство в миниатюре. Таким должен быть городской музей. И он должен активно выходить в открытую среду и с выставками, и с идеями.

Для жителей города этот музей как дом, а для туристов — возможность соприкоснуться с чем-то настоящим, живым

— Как сравнить главную художественную галерею города и главный городской музей, например?

— Попробуем на примере путешествий. Как мы знаем, распространены два типа путешествий: первый — купить туристическую путевку и поехать в другую страну с пакетом экскурсий и гидом или второй — погостить у местных жителей. С возможностью посетить день рождения или свадьбу, попробовать домашнюю кухню, почувствовать особенность и энергию этого места. Так, художественная галерея предоставит вам возможность увидеть лучшие шедевры, хранящиеся в городе. А музей города — площадка, которая погружает в историю плюс современную атмосферу места. Для жителей этот музей как дом, а для туристов — возможность соприкоснуться с чем-то важным для его понимания, а также настоящим, живым, тем, что происходит в городе прямо сейчас.

Москвичи и иностранцы

— Какие выставки или экспонаты вызывают наибольший интерес у посетителей — исторические или современные?

— Сложный вопрос. Наша выставка «Московская оттепель» — историческая или современная? Это проект, который рассказал, почему мы стали такими, какие есть сейчас, какими категориями мыслим, как эти понятия были сформированы, какими идеалами живем и почему. Выставка отвечала на вопросы, как повлияли на людей события отдельного времени: первый полет человека в космос, первый Московский кинофестиваль, первый рок-фестиваль, открытие института генетики и так далее. Это был проект о Москве сейчас, но он рассказывал об оттепели тогда.

Сейчас мы работаем над выставкой «Три фестиваля», посвященной, с одной стороны, будущему Всемирному фестивалю молодежи и студентов в Сочи. С другой стороны, выставка расскажет о поколениях 1950-х и 1980-х годов и о том, какими были прежние фестивали молодежи и студентов, проходившие в Москве.

В экспозиции «Москва. Мода и революция», которая недавно закрылась, мы показывали революцию, десять лет до событий и десять лет после, с 1907 по 1927 год. Это было сделано современным языком, но об исторической эпохе. Связь есть всегда. Интересно соединение.

— А есть ли особенность у московского зрителя, которая отличает москвичей от других посетителей музея?

— Мы всегда говорим, что задача Музея Москвы — объединить разную аудиторию, учитывая, что у всех есть свои предпочтения. Например, москвичи 60 плюс чаще всего ностальгируют по ушедшему городу и любят выставки, посвященные их времени, Москве, которой уже нет. Детям интересно все, что происходит в городе прямо сейчас, особенно к чему они могут приложиться, в чем могут поучаствовать.

Москвичи воспринимают город через свою жизнь. Взрослые — через воспоминания, дети — через свой активный опыт. На выставках мы делаем отдельные маршруты для ребенка и для взрослых. Пример — наша выставка «История Москвы для детей и взрослых». Эти две категории ищут разное, и музей стремится помочь посетителю найти нужное.

Москвичи воспринимают город через свою жизнь. Взрослые — через воспоминания, дети — через возможность поучаствовать в чем-то

— Как воспринимают музей иностранцы?

— Для иностранцев поход в наш музей — это соприкосновение с городом, который они, как правило, не раз видели в кино, на фотографиях и о котором у них сформировалось уже какое-то представление. Попадая к нам, гости оказываются за кулисами разнообразного мегаполиса с богатой и интересной историей и заново открывают для себя Москву. Ощущение открытия — это туристы. Москвичи — это ощущение сопричастности.

Возможность прикоснуться, создать или принять участие

— К слову о сопричастности. Посетителям у вас можно фотографировать и трогать экспонаты?

— У нас можно фотографировать, и у нас есть выставки, в которых можно трогать экспонаты. Это копии, часто неотличимые от оригинала. Сейчас в музеях есть экспонаты, которые можно трогать, костюмы, которые можно надевать, более того, есть выставки, в продакшене которых можно поучаствовать.

Пройти с самыми необычными экскурсиями по музею или району, где он находится, нарисовать книгу, создать мультфильм, сделать театральную постановку, поучаствовать в ней — сегодня в музее возможно все

Познакомиться с выставкой можно при помощи экскурсовода. Здесь тоже большой выбор — попросить обычного экскурсовода, или кандидата наук, или даже самого куратора-автора выставки, а может быть, даже хранителя, а потом еще вместе с ним отправиться посмотреть, как устроен музейный фонд. В музее можно сходить в кино, на лекцию, купить редкие книги в сувенирном, вкусно пообедать. В музее можно отметить день рождения, устроив приглашенным гостям затейливый квест по экспозиции. Этим летом есть возможность оказаться в музее в детском лагере. Можно полежать во дворе на газоне и просто позагорать. Недавно вот к нам стали приезжать женихи и невесты и фотографироваться во дворе на фоне зданий — Провиантских складов как редкого образца ампира, архитектора Василия Стасова, 1835 год, вот это уже, наверное, совсем хорошо.

Пройти с самыми необычными экскурсиями по музею или району, где он находится, нарисовать книгу, создать мультфильм, сделать театральную постановку, поучаствовать в ней — сегодня в музее возможно все.

Россия. ЦФО > СМИ, ИТ. Образование, наука > mos.ru, 4 июня 2017 > № 2197146 Алина Сапрыкина


Россия. ЦФО. СФО > Армия, полиция. СМИ, ИТ > mvd.ru, 3 июня 2017 > № 2199345 Алексей Булдаков

Алексей БУЛДАКОВ: «Родину надо любить тихо».

У каждого популярного актёра есть своя «визитная карточка» – роль, ставшая звёздной в его карьере. Так, для Вячеслава Тихонова – это был Штирлиц, для Анатолия Кузнецова – товарищ Сухов, для Александра Демьяненко – Шурик. А для Алексея Булдакова такой «визиткой» стала роль генерала Иволгина (Михалыча) в комедии «Особенности национальной охоты».

Образ генерала настолько крепко «прилип» к нему, что все остальные роли, а их у актёра почти полторы сотни, как-то отошли на второй план. Мы посчитали это несправедливым и решили расспросить Алексея Ивановича о его отношении к сложившейся ситуации, а заодно узнать о жизни и творческих планах.

Итак, в гостях у журнала «Содружество» – народный артист России Алексей Булдаков.

Алексей Иванович Булдаков родился 26 марта 1951 года в селе Макаровка Ключевского района Алтайского края. Затем семья переехала в Павлодар. Работал на Павлодарском тракторном заводе. Занимался боксом и классической борьбой.

В 1969 году окончил театральную студию при Павлодарском драматическом театре имени А.П. Чехова.

До 1976 года служил в театрах Павлодара, Томска, Рязани, до 1982 года – в Карагандинском областном русском драматическом театре имени К.С. Станиславского.

С 1985 по 1993 год – актёр Театра-студии киностудии «Беларусьфильм».

В кино начал сниматься с 1979 года. Широкую известность и по-настоящему народную любовь принесла роль генерала Иволгина в фильме «Особенности национальной охоты», который вышел на экраны в 1995 году.

На сегодняшний день в фильмографии актёра – около 140 киноработ.

В 1989 году удостоен почётного звания «Заслуженный артист Российской Федерации», в 1999 году – «Народный артист Российской Федерации».

– Алексей Иванович, Ваш знаменитый земляк Михаил Евдокимов некогда пел: «Я памятью полон вчерашнею / И помню на каждом шагу, / Что вскормлен алтайскою пашнею / И вечно пред нею в долгу». Несмотря на то, что Вы жили в разных городах страны и уже давно живёте в Москве, чувствуете ли долг перед малой родиной?

– Да, безусловно. Хотя бы даже потому, что редко там бываю. Считаю, что это плохо.

– А есть к кому приезжать?

– А как же! У меня там двоюродные братья. Да и вообще вся деревня – практически родня.

Алтайская земля меня взрастила, и я питаюсь от неё, даже находясь в отдалении. Жена порой удивляется, когда я захожусь от хохота, пересматривая выступления Миши Евдокимова. А я не могу сдержаться, поскольку то, о чём он говорил, мне очень близко, я это всё просто нутром чувствую. И говор алтайских мужиков, и их проблемы...

– Для многих актёрская профессия – это слава, статус, солидные гонорары. Но есть у этой медали и оборотная сторона. Как Вы считаете, какие негативные моменты сопровождают жизнь артистов?

– Слава, гонорары, поклонники – всё это наносное. Или, как говорил Жан-Жак Руссо, «суета и томление духа». Когда был молодой, мне это нравилось, но постепенно пришёл к выводу: главное – в том, чтобы получать удовлетворение от своей профессии и быть уверенным в правильности своего выбора.

Когда я осваивал актёрскую специальность, у нас каждый учебный год начинался с того, что руководитель курса спрашивал:

«Точно вы выбрали ту профессию? Уверены в этом?» За что я ему благодарен.

Курс у нас был достаточно большой – 26 человек. А выпускалось всего шестеро. Из них в кино остались, пожалуй, только я и Толя Узденский (народный артист России Анатолий Ефимович Узденский – прим. авт.).

И ещё в театре работает актриса Роза Азизова. Вот, пожалуй, и все с нашего курса.

Это я к тому, что, возможно, кто-то и приходит в профессию за славой, за гонорарами, но эти люди постепенно отсеиваются. Ведь сказать правду самому себе всегда тяжело. Даже в подушку. Хотя говорить надо.

– У Вас получается?

– Получается. Даже жена меня иногда спрашивает: «Почему ты не смотришь свои фильмы?» Я обычно отвечаю: «Расстраиваться не хочу». И тут я не кокетничаю. На самом деле редко бывает, когда я себя хвалю, когда чувствую, что задача выполнена и попадание точное. А обычно сижу и думаю: «Не так надо было». А с другой стороны, народу-то нравится (смеётся).

– У многих замечательных актёров их «звёздная» роль оказывается впоследствии их проклятием, потому что режиссёры и зрители видят лишь только этот один-единственный образ. У Вас не было проблем с избавлением от генеральских лампасов после цикла фильмов «Особенности национальной…»?

– Были. И до сих пор есть.

Я уже много раз говорил, но, пожалуй, повторюсь. У меня есть роли, за которые я отвечаю. Считаю, что они с профессиональной точки зрения сделаны почти безупречно. Во всяком случае, мне за них не стыдно. Но вот генерал мне всю творческую биографию подпортил. Режиссёры порой так и говорят: «Алексей, мы боимся ассоциаций». Я отвечаю: «Ну это же глупо. Тащить роль из одного фильма в другой». Если это, не дай бог, когда-нибудь случится, я просто уйду из профессии. Как можно пользоваться одним и тем же? Но я уже понял, что мне от этого не избавиться.

Помните Александра Демьяненко? Сколько у него ролей! И каких ролей! И всё равно все его знали как Шурика.

Никогда не забуду, начало 90-х годов, мы приехали на кинофестиваль в Тверь, тогда этот город ещё назывался Калининым. И как раз Демьяненко получил телеграмму из министерства культуры о присвоении ему звания народного артиста. Он собрал коллег, чтобы отметить это событие. Посидели, а потом пошли гулять по вечернему городу. Вдруг его увидели поклонники и закричали: «Ой, Шурик, Шурик идёт!» Седой человек, за плечами – сотни ролей… И вдруг «Шурик»! Я смотрю, он прямо в лице изменился…

– А как Вы сами реагируете, когда Вас одаривают подобными приветствиями? Кстати, что обычно говорят?

– Михалыч, конечно (улыбается). Да никак уже не реагирую. Я понял, что бесполезно сопротивляться и смирился с этим.

– Вы как-то заявили, что делали своего Михалыча с генерала Александра Лебедя. Вы были с ним лично знакомы?

– Мы познакомились уже после выхода фильма. Как-то под Новый год нас свели журналисты. Я у него сразу поинтересовался впечатлением о фильме. Он мне сказал: «Знаешь, Иваныч, я тогда этот фильм воспринял как издёвку. Он вышел как раз в то время, когда меня сняли с должности секретаря СНБО (Совет национальной безопасности и обороны России – прим. авт.). Вокруг фильма начался ажиотаж. Я тоже решил посмотреть. Купил кассету, поставил…» «Ну, и как ощущения?» – спрашиваю. «В одном месте чуть не расплакался, – отвечает, – настолько похож!» С этого момента у нас завязалась по-настоящему мужская дружба.

Пресса его выставляла этаким солдафоном – «упал – отжался». Я, когда слышал такое, всегда говорил, что это неправда. Он был очень начитанный, умный человек, с хорошим чувством юмора, с самоиронией. Беседовать с ним было одно удовольствие. И главное – честный! Честь мундира для него была превыше всего.

– За свою актёрскую карьеру Вы сыграли много людей в погонах, всецело отдаваясь роли. Приходилось ли в связи с этим испытывать какие-то трудности, сомнения?

– Ну вот, если помните, был такая картина «В лесах под Ковелем», где я играл генерала Фёдорова. Это дважды Герой Советского Союза, партизан, я был лично с ним знаком. Сценарий, который написал кто-то из его приближённых, показался мне слабоватым. Как актёру мне хотелось, чтобы в фильме было больше человеческих взаимоотношений. Ведь партизанский отряд – это совсем другая жизнь, постоянное напряжение.

Хотя потом, когда уже фильм вышел на экраны, Фёдоров сказал, что его многие играли, но так, как сыграл Алексей Иванович… Хотя сам я не очень был удовлетворён работой. Но это скорее из-за слабой драматургии.

– Какой отпечаток на Вашу семью и, может быть, на Вас лично наложила Великая Отечественная война?

– У меня отец воевал, под Москвой. Пулемётчиком был, первым номером. О ручном пулемёте Дегтярёва слышали, конечно. Вот им он и бил врага.

В 1942-м отца контузило. Он мне рассказывал, как это произошло. Шли они ротой, и вдруг команда «Воздух!» Он успел отскочить и залечь. Но рядом как ахнуло, и его завалило землёй. Очнулся уже в госпитале. После излечения отца комиссовали. С войны он вернулся с медалью «За отвагу» и орденом Красной звезды. Кстати, любовь к стрелковому оружию у меня, видно, от него, люблю пострелять (смеётся).

– Какой из созданных Вами кинообразов наиболее близок именно Вашему характеру?

– Трудно так сходу сказать… Их уже более ста сорока. Ну, пожалуй, в фильме «Кому на Руси жить». Тяжёлый фильм, но я бы его отметил. Мне в нём довелось сыграть главную роль. Считаю, что это очень хорошая работа.

– Вы сказали, что снялись уже более чем в 140 фильмах и, собственно, стали широко известны благодаря «голубому экрану». Но тем не менее не раз приходилось слышать Ваши слова, что не кино Вас сделало артистом, а театр. Почему?

– Да, это так. Я и молодёжь наставляю: «Хотите научиться профессии актёра – идите в театр. А кино от вас никуда не уйдёт. Если вы талантливый, вас обязательно заметят и пригласят».

Профессия артиста сродни профессии спортсмена – нужен постоянный тренинг. Не физический, естественно, а внутренний. Надо сидеть над ролью, читать, проговаривать, философствовать. Работа над ролью – это очень серьёзный и в то же время интересный процесс. Именно в театре. А в кино – это эксплуатация твоего таланта, внешности и так далее.

– Меня всегда удивляло, как актёры умудряются заучивать такие большие тексты?

– Ну что вы! Это же целая наука! Сначала режиссёр читает труппе пьесу. Потом разбираем по ролям. Начинаем проговаривать каждую сцену, по событиям, по взаимоотношениям. Затем «встаём на ноги», начинаем ходить по площадке. Дальше отыгрываем первый акт, второй. Потом идём на сцену. Это достаточно сложный процесс. И не за один день делается.

– Случалось ли Вам забывать во время спектакля слова?

– Конечно, бывало. И самый лучший выход в такой ситуации, это замолчать. Потому что если начнёшь выкручиваться, такого наговоришь!

Это Лёва Дуров (народный артист СССР Лев Константинович Дуров – прим. авт.) мне как-то рассказывал. С ним работал актёр, фамилию уже не помню, так он в одном слове четыре ошибки делал. Может от зажима, не знаю. Вот Дуров в главной роли, у него монолог, в котором есть реплика, адресованная партнёру: «Это вы, вы во всём виноваты!» Партнёр должен вопрошать: «Я?» Во время спектакля идёт этот диалог, Дуров произносит фразу: «Это вы, вы во всём виноваты!» И вдруг его партнёр выпаливает: «Мна?» Ну что тут можно сказать?

Или Ефремов (народный артист СССР Олег Николаевич Ефремов – прим. авт.) – ещё во МХАТе, в главной роли. С ним в одном спектакле – Евстигнеев (народный артист СССР Евгений Александрович Евстигнеев – прим. авт.). И Ефремов должен заканчивать свой монолог фразой: «Я отвечаю за вас и за всех!» После чего вступал Евстигнеев. И вдруг на спектакле он выдаёт: «Я отвечаю за вас и за свет!» Евстигнеев говорит: «Да? А за газ?»

В общем, выкручиваются. Их много, таких оговорок. Я знаю, что в Малом театре даже книга выходила с такими вот казусами.

– Некогда судьба Вас связала с Казахстаном, где Вы покоряли сначала театральные подмостки Павлодара, а потом Караганды. Насколько гладко проходило Ваше актёрское становление?

– Мне, как говорится, грех жаловаться на какие-то творческие неудобства. Не могу сказать, что мне не везло, не давали ролей, что было как-то тяжело. Нет. Что давали, то и играл. Причём играл в разных жанрах – драмы, трагедии, мелодрамы, комедии. У меня был свой зритель. Это очень важно, когда у актёра в театре формируется свой зритель. Ведь идут чаще всего именно на актёров.

А потом был Томск, затем – Рязань. И тоже вроде бы всё нормально. Но наступал момент, когда я говорил себе: «Поеду!» Куда поеду? Зачем? Просто подавал заявление и уезжал.

– Не хватало самореализации?

– Да, чувствовал, что чего-то не хватает. Не то чтобы непременно рвался в Москву, нет, Москва – это последний редут.

В Питере был, и в Театре-студии киноактёра в Белоруссии. Семь лет там служил, и очень неплохо.

Как ни странно, в этот период как раз на студии «Беларусьфильм» я почти не снимался. Мотался по всем киностудиям страны, а здесь у меня не заладилось. Если говорить именно о серьёзных работах. Второстепенные роли, конечно, были, например, в фильме «Хотите любите, хотите – нет». Но, как я понимаю, для того времени это было нормально. Например, питерских артистов тащили на «Мосфильм» и наоборот. Происходил такой взаимообмен.

В общем, всякое было. Одно время и жить было негде, скитался по вокзалам, аэропортам. На Московском вокзале в Питере бомжи меня держали за своего. Я на «Ленфильм» поехал сниматься, когда ушёл из рязанского театра. Ни денег, ни прописки. Милиция меня тоже сначала за бомжа принимала, но потом вышел мой первый фильм, и меня начали узнавать. Кто-то из милиционеров даже рекомендовал какую-то недорогую гостиницу. Я отвечал:

«С удовольствием бы, да денег нет». Так что с милицией я дружил, как в аэропорту, так и на вокзале.

– Не оттуда ли корни Вашего персонажа из сериала «Москва. Три вокзала»?

– Да. Над этой ролью я с удовольствием работал и работаю. Бомжей в моей творческой биографии до неё не было. Я для этого персонажа сам многое придумал. Зачастую то, что пишут сценаристы, играть неинтересно. Одно и то же из сериала в сериал. А мне хотелось сыграть живого человека.

Мы отсняли уже восемь сезонов. Сейчас, правда, встали – денег нет.

– Можете что-то ещё назвать из свежих работ?

– В «Леснике» сейчас играем с Толей Котенёвым (заслуженный артист Республики Беларусь Анатолий Владимирович Котенёв. Интервью с Анатолием Котенёвым было опубликовано в № 4 журнала «Содружество» за 2016 год – прим. авт.). Там, кстати, тоже есть претензии к сценаристам. Действие происходит в некой деревне Сосновка, так вот, такое ощущение, что эта захолустная деревушка является центром криминала всей России. Кого там только нет! Золотокопатели какие-то, лесорубы, наркоманы и так далее.

Я уже предлагал, давайте про деревню расскажем. Мне и многие поклонники говорят: «Алексей Иванович, так нравится, когда просто, о деревенской жизни». А у нас – сплошные убийства.

С другой стороны, кто платит, тот и музыку заказывает.

– С годами теряется энергичность, импульсивность. Не мешает ли это Вам строить творческие планы, видеть профессиональные перспективы?

– К сожалению, у нас профессия такая, где не мы выбираем, а нас выбирают. О каких творческих планах можно говорить? Вот я, например, с удовольствием сыграл бы Понтия Пилата, но никто ж не предлагает. «Мастер и Маргарита» – моя любимая книга. Я её постоянно перечитываю. Каждый раз нахожу в ней что-то новое. Мне интересна внутренняя борьба в человеке, движение его души.

– А кого бы ещё хотелось бы сыграть?

– Иуду хотел бы сыграть. Ведь Иуда был любимейшим учеником Христа. И он же его и предал. Почему? Что им двигало? Вот, что интересно. И, кстати, сколько параллелей можно провести с днём сегодняшним. У нас сейчас тоже – деньги получат и на Болотную. Дело даже не в том, что они свою душу продают. Но страну-то зачем продавать? Она-то что вам плохого сделала?

Ну, что ещё? Очень люблю Островского. У него столько современного! Естественно, Чехова... Достоевского... Много чего!

– И в заключение, что бы Вы пожелали сотрудникам органов внутренних дел России и бывших советских республик?

– Хотелось бы отметить, что органы внутренних дел стали работать более профессионально, так сказать, на опережение. Опять же, технические возможности возросли. Поэтому хотелось бы пожелать не сбавлять темпов.

Как точно сказал этот парень из Дагестана: «Работайте, братья!» Какой молодец! Да, надо работать. Если мы хотим жить в нормальной, демократичной стране. То же самое относится и к другим республикам.

Родину надо любить тихо. Каждый на своём месте должен приносить ей пользу!

Игорь Алексеев

Россия. ЦФО. СФО > Армия, полиция. СМИ, ИТ > mvd.ru, 3 июня 2017 > № 2199345 Алексей Булдаков


Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 2 июня 2017 > № 2195421 Александр Антонов

Стриминг повсюду: как телевидение и интернет адаптируют модели «видео по запросу»

Александр Антонов

Руководитель Департамента по Продуктам ЗАО «Синтерра Медиа»

Телекомпании, рекламные агентства, телеком-операторы хотят научиться зарабатывать на стриминговых сервисах. Но пока только ищут пути подступиться к формирующемуся рынку.

Интернет за последние 15 лет серьезно изменил телевизионный рынок в мире. Раньше выбор человека был ограничен небольшим количеством телеканалов и ограниченной коллекцией фильмов местного видео магазина, то сейчас появилось большое количество бесплатного контента, а в сети очень быстро можно найти практически любой фильм. В последние годы стало заметно сокращение потребления линейного телевидения (ТВ по телевизору), так по данным Nielsen, потребление линейного телевидения в мире падает примерно на 3% в год, в основном за счет миллениалов, которые потребляют на 20% меньше линейного телевидения, в сравнении со старшим поколением. Все более заметна сегментация потребления по типу контента: фильмы и сериалы люди предпочитают смотреть в удобное для себя время покупая или чаще арендуя (модели VoD (Video on Demand–видео по запросу)/SVoD (Subscription Video on Demand–Подписка на Видео по Запросу)); спорт – прямые трансляции по ТВ или liveтрансляции в интернете; новости – абоненты все чаще получают, пролистывая ленту в социальных сетях.

Как следствие происходящих изменений — традиционные форматы рекламы на ТВ становятся менее эффективными. На этом фоне быстро растет интерес к рекламе в интернете (по данным АКАР рост интернет рекламы в России значительно выше в сравнении с ТВ рекламой, например, по итогам 9 месяцев 2016 года 24% против 13%, а предыдущие годы рост ТВ рекламы и вовсе был отрицательным). Видео-реклама самая требовательная к интернет-инфраструктуре как на стороне рекламодателя, так и на стороне абонента. Качество интернет-подключений в России значительно улучшилось в последние годы, поэтому видео-реклама становится более популярна в рунете. По данным РАЭК, объем видеорекламы в интернете уже достиг 5,5 млрд руб. по итогам 2016 года.

Долгое время ТВ компании (операторы, вещатели и т.п.) имели ограниченную информацию о своих клиентах и не имели прямого эффективного обратного канала взаимодействия. Интернет изменил это положение.ТВ компании благодаря интернет-вещанию могут собирать большое количество информации о своих абонентах (пол, возраст и т.п.). Сейчас ярко выражены два направления использования данных абонентов:

Рекомендации – на основе информации о прошлом потреблении и потреблении других клиентов со схожими характеристиками предлагать наиболее интересный для зрителя контент, что повышает доходы операторов. Рекомендательные системы строятся на алгоритмах машинного обучения, которые в последние годы получили сильное развитие.

Таргетирование рекламы – показ рекламы определенным группам пользователей и даже индивидуальным пользователя, более адресные рекламные компании позволяют достигать больших ROI рекламных компаний. С развитием рекламы в интернете также популярность набирают программы блокировщики рекламы (Ad-Blocker), которые блокируют появление рекламы на устройствах пользователя. Защита рекламы от Ad-Blockerстановится все более актуальной проблемой для рекламных агентств (компания автора развивает свою платформу для анализа аудитории, таргетирования рекламы и ее доставки - Forbes)

Объем просмотра интернет-видео, по мнению аналитиков, за ближайшие пять лет должен удвоится, а основным драйвером роста станут носимые устройства смартфоны и планшеты. Увеличению видеосмотрения на носимых устройствах способствуют продолжающееся снижение цена на устройства, развитие сетей мобильной передачи данных и увеличение количества и качества доступных публичных wifiсетей. При этом в России (проникновение смартфонов заметно ниже, чем в мире (Россия <50%, США 86%, UK 78% — по данным WirelessIntelligence).Как было верно замечено в пресс-релизе к объявлению о сделке AT&T и TimeWarner «Будущее видео – это мобильные телефоны, будущее мобильных – это видео»

Носимые устройства становятся не только способом потребления, но и создания видео контента. Если раньше, это были только видео ролики, которые выкладывались в сеть, то сейчас появилась возможность создавать прямые трансляции и транслировать их в социальных сетях (например, приложения, VKlive и OKlive).Для работы с видео требует гораздо больше ресурсов (интернет, дата-центры и т.д.), и чтобы окупить эти вложения компаниям понадобятся новые модели монетизации трафика. Например, Facebook начал вставлять видеорекламу в ролики длинной более 90 сек. Также Facebook заявил, что планирует разработать возможность вставки рекламы в пользовательское live-вещание.

С другой стороны, с увеличением объема предложения контента телевизионным компаниям становится сложнее привлекать абонентов, поэтому повышается спрос на качественный уникальный контент, как следствие резко растет его стоимость (например, стоимость создания сериалов выросла, по разным оценкам, в 2-4 раза, стоимость прав на спортивные трансляции 1,5-2,5 раза за последние 5 лет).

В ближайшие годы стоит ожидать продолжения роста доли и проникновения стриминговых сервисов, стратегия которых сейчас всецело сосредоточена на трех ключевых факторах:

рост абонентской базы. Абоненты должны попробовать услугу хоть раз для того чтобы оценить преимущества перед линейным телевидением

постоянной доступности услуги

Приложения стриминговых сервисов работают на всех платформах, браузерах и устройствах; сервис максимально быстро реагирует на появление новых устройств

Весь контент доступен сразу, абонент больше не должен ждать выхода новой серии раз в неделю

лучшем контенте

Стриминговые сервисы имеют огромные библиотеки контента и продолжают увеличивать их.

Стриминговые сервисы уже начали снимать свои собственные сериалы. Тут стоит вспомнить знаменитую фразу Теда Сарандоса, Chief Content Officer в Netflix: «Наша цель —стать HBO быстрее, чем HBO станет нами»

Вещатель нового поколения – это уже больше, чем компания только производящая контент, а оператор – это больше, чем компания только распространяющая контент. Уже сейчас в мире заметен этот тренд. Сделок, подобным покупке компании TimeWarner телеком-оператором AT&T, в ближайшее время стоит ожидать множество.

Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 2 июня 2017 > № 2195421 Александр Антонов


Россия > СМИ, ИТ > kremlin.ru, 31 мая 2017 > № 2193277 Владимир Путин

Встреча с российскими мультипликаторами.

Владимир Путин встретился с представителями ведущих российских мультипликационных студий: «Союзмультфильм», «Мельница», «Рики», «Анимаккорд», «Визарт» и «КиноАтис». Обсуждались проблемы и перспективы развития анимационной индустрии в России.

На сегодняшний день в России насчитывается около 50 мультипликационных студий, большая часть которых занимается авторской мультипликацией. Над производством полнометражных анимационных фильмов и сериалов постоянно работает 10 студий.

* * *

В.Путин: Уважаемые друзья, коллеги, добрый день!

Мы с вами встречаемся накануне Международного дня защиты детей. Но хорошо знаем – вы, во всяком случае, знаете это очень хорошо, – что анимационные фильмы посвящаются не только детям. Это значимая часть нашей отечественной кинематографии, имеющая большой опыт, большие традиции. Наверное, одна из самых старейших в мире – в 2017 году исполняется уже 105 лет отечественной анимации.

Тем не менее всё-таки значительная часть вашей работы посвящена именно молодым людям, детям. И в такой яркой, талантливой, красивой форме вы учите детей понимать жизнь, отличать правду от лжи, добро от зла. Это важнейшая задача, и то, как наши художники, мультипликаторы, аниматоры это делают, конечно, часто вызывает восхищение.

В последнее время, конечно, мы знаем, совсем трудные времена. И эти трудности, во всяком случае все, ещё не пройдены, наверняка их достаточно, об этом мы сегодня и поговорим. Но всё-таки наша мультипликация отвоёвывает своё место в отечественном кинематографе и здесь, в нашей стране, и занимает всё активнее и настойчивее позиции в мировом кинематографе, о чём свидетельствуют различные премии, победы, достижения.

Я бы хотел с вами сегодня обсудить, где находится отрасль, услышать ваши оценки. Специально пригласил своих коллег, Министра, своего советника по вопросам культуры, заместителя Руководителя Администрации. Мы все в вашем распоряжении, внимательно вас слушаем и постараемся отреагировать не в сегодняшнем разговоре, а в последующей нашей работе на ваши озабоченности, планы и чаяния.

Пожалуйста, прошу вас.

И.Попов: Владимир Владимирович, спасибо большое, что сегодня нашли время встретиться.

Действительно, сегодня, в преддверии 1 июня, это особенно значимо, потому что мы не так часто встречаемся. Буквально ещё несколько лет назад, когда была встреча с аниматорами, мы готовили рассказ о том, что происходит в отрасли, и особо рассказывать было нечего. Отрасль только-только начинала своё развитие. Уже были какие-то первые успехи, но это были единственные шаги. Студия «Союзмультфильм» находилась в ужасающем состоянии, практически потеряла коллекцию, находилась в ужасном здании. И именно тогда, когда эта встреча состоялась, за что Вам персонально огромное спасибо, нам удалось действительно совершить такой существенный скачок.

Презентация, которая перед Вами, коротко рассказывает об успехах ключевых студий, руководители которых как раз собрались здесь за столом. Нам действительно есть чем похвастаться. Тогда, по результатам встречи, из ключевых вещей, которые были приняты и поддержаны, как раз был решён вопрос о возврате коллекции «Союзмультфильма», что позволило фактически сейчас сделать существенные шаги в развитии студии «Союзмультфильм». Сама студия получила прямую финансовую поддержку.

В.Путин: Вам вернули коллекцию?

И.Попов: Коллекцию вернули.

В.Путин: Такое тоже бывает.

И.Попов: Да.

Тогда же, в 2011 году, нам была выделена разовая финансовая поддержка в размере 500 миллионов рублей на анимационную отрасль, что действительно дало существенный качественный скачок в старте многих проектов, ряд из которых здесь, как раз в этом буклете, представлен.

И, что немаловажно, тогда была поддержана идея создания Российского дома анимации, которой как раз совместно с «Союзмультфильмом» и наша ассоциация плотно занимается. Считаем, что в этом году есть все шансы, что Российский дом анимации откроет свои двери и мы все с удовольствием там соберёмся и сможем также общими усилиями реализовывать новые проекты. Поэтому встреча была для нас очень значимой. Очень хочется, действительно, чтобы по результатам этой встречи мы смогли ещё активнее дальше развивать нашу отрасль.

Действительно, нам есть чем похвастаться. Я, конечно, не могу сейчас перечислить успехи всех наших ключевых студий. И если коротко рассказать, что ярким мировым примером является успех мультфильма «Маша и Медведь», который сейчас уже стал самым популярным мультсериалом на YouTube. Здесь как раз Дмитрий Ловейко, руководитель студии. А серия «Маша плюс каша» собрала более двух миллиардов просмотров на YouTube.

В.Путин: Два миллиарда?

И.Попов: Более двух миллиардов, сейчас 2,2 миллиарда.

А Сергей Михайлович [Сельянов] как раз руководит бессменно студией «Мельница» компании «СТВ» и, развивая франшизу «Богатырей», добился того, что фактически это стало самым успешным кинопроектом в истории российской анимации.

Компания, которую я представляю, – это компания «Рики», которая развивает проект «Смешарики», – стала за это время не только самым популярным российским сериалом, но и успешно вышла в Китае, добилась там огромных успехов. Мы за все эти годы фактически стали лидером присутствия на телеканалах в России, у нас более 70 тысяч показов. Юрий Москвин, который возглавляет студию «Визарт», смог создать большую кинофраншизу «Снежная королева», которая за это время стала суперуспешной на международном рынке, и уже сам фильм был показан более чем в 130 странах.

Кинокомпания «КиноАтис» с проектом «Белка и Стрелка» (Вадим Сотсков её представляет) была первым прорывом полнометражной российской анимации на международном рынке, и Вы, конечно, правы, что ещё огромное количество разных проектов авторской анимации завоёвывали множество наград. Невозможно всех перечислить, те же номинации на «Оскар» чего стоят. В этом смысле, конечно, много чего хорошего произошло.

Если сравнить то, какое состояние отрасли было тогда и сейчас и в чём оно изменилось в конкретных цифрах, то можно сказать так, что, например, объём производства в 2011 году у нас был порядка 3000 минут, сейчас он увеличился до более 4200 минут в год. И здесь я не могу сказать, что это цифра, которая нас самих устраивает. Сопоставляя с ожиданиями отрасли, мы понимаем, что эта цифра могла бы быть существенно больше. Зато, например, у нас ярким показателем такого изменения является количество просмотров в интернете. Если тогда было порядка миллиарда, то сейчас совокупный объём просмотров российской анимации составляет уже более 31 миллиарда. В этом смысле хочу отметить, что, действительно, со всеми этими изменениями менялась и отрасль. Действительно, за это время произошла фактически полноценная цифровая революция. Когда раньше в студии зарабатывали деньги, продавая, например, права на выпуск DVD, тогда этот рынок падал, а интернет был полностью пиратским. В результате активной борьбы, в том числе со стороны государства, с пиратством в интернете и развитием всего этого рынка сейчас студии стали зарабатывать гораздо больше, чем в те времена зарабатывали на DVD-рынке. В то же время, например, изменился и колоссальный рынок цифрового телевизионного вещания, и появилось множество новых каналов, в том числе специализированных детских каналов, которые показывают анимацию. Это тоже привело к росту спроса на анимацию со стороны телевидения.

Такая же история коснулась, например, и цифрового кинопоказа. То есть если раньше все фильмы выходили на плёнке и только именно кинопроекты могли демонстрироваться, то сейчас, благодаря развитию цифрового кинопоказа, у нас появились такие проекты, как «Мульт в кино», в которых мы можем демонстрировать премьеры новых российских сериалов практически на еженедельной основе. Это всё, конечно, такие факторы, которые и изменили отрасль, и дали серьёзный импульс к развитию.

По количеству студий. У нас тогда было порядка 30, сейчас их уже около 50. Про «Союзмультфильм» как раз я уже упомянул, о том, что уже много что изменилось, и сейчас мы ведём совместную работу, с тем чтобы «Союзмультфильм» стал базовой комплексной площадкой в целом для индустрии.

Важный фактор для нас, который был и остаётся, это как раз рост развития рынка детских товаров. В этом смысле сама отрасль небольшая, но те продукты, как, например, эти игрушки, они появляются на полках магазинов, и действительно, в общем объёме в этом смысле чем больше появляется российских мультфильмов, тем больше появляется российских товаров с этими игрушками. И в этом смысле если тогда, ещё в 2011 году, совокупный объём наших отчислений на отрасль составлял порядка 700 миллионов, а общий объём продаж в розничных ценах составлял порядка 15 миллиардов рублей, с которых как раз все эти роялти платятся, то сейчас эта цифра выросла уже до 25 миллиардов, объём отчислений вырос до 1,2.

Наверное, самый качественный, серьезный скачок у нас произошел в области экспорта, потому что в 2011 году экспорта практически не было. Сейчас, действительно, уже можно говорить о каких-то серьезных цифрах. Если о корректных цифрах, то в 2011 году объем экспорта был порядка 200 миллионов, в прошлом году он уже превысил 2,4 миллиарда рублей.

В объеме кассовых сборов тоже произошло более чем удвоение. То есть мы посчитали, что в 2011 году у нас порядка одного с небольшим миллиарда был общий объем кассовых сборов российских фильмов анимационных. И всего вышло порядка пяти фильмов в том году, в прошлом году у нас вышло уже восемь фильмов, и общие кассовые сборы составили 2,3 миллиарда.

В этом смысле, если резюмировать, то отрасль выросла за это время практически в три раза. И конечно, когда мы растем практически с нуля, вырасти в три раза непросто, но гораздо проще, чем снова потом вырасти за следующие пять лет еще в три раза. И, наверное, сейчас в этом смысле, если мы будем развиваться так, как есть, без каких-то серьезных шагов совместных со стороны бизнеса и со стороны государства, то, бесспорно, мы вырастем. Наверное, вот эти порядка семи миллиардов, которые сейчас отрасль уже составляет, превратятся в десять. Ну, мы очень хотим, чтобы эта отрасль выросла также втрое и превысила 20 миллиардов. И для этого как раз необходим ряд мер, которые я сегодня хотел коротко представить и передать слово своим коллегам. Они более подробно по отдельным пунктам расскажут и обоснуют.

Если говорить все-таки про ситуацию еще в конкурентном окружении, ситуацию вчера и сегодня, и как мы видим, и завтра, мы понимаем, что действительно мы находимся в условиях абсолютно открытого рынка, когда в России нет никаких законодательных ограничений на присутствие иностранного контента, нет таких правил, что нельзя показывать в определенное время или что нельзя иностранным фильмам выходить в кинопрокат, какой-то приоритетности по отношению к российским фильмам. В этом смысле мы всегда в жесткой конкурентной борьбе, но не всегда имеем возможность тратить такие же маркетинговые бюджеты. Иногда иностранные компании, к которым мы приходим со своими проектами, в принципе они уже окупили все затраты на своих локальных рынках и в России они могут себя в этом смысле вести гораздо более свободно и смело. Вот если по общим цифрам, которые мы сейчас наблюдаем, действительно, что нам удалось. С трудом нам удалось с 20 с небольшим процентов, если говорить в процентном соотношении, увеличить долю полнометражных анимационных фильмов в России до 27, то есть почти до 30 процентов. Конечно, хотелось бы, чтобы эта цифра повышалась и дальше.

В этом смысле такая же ситуация приблизительно и в сериалах. Если раньше у нас, например, в 2011 году было в коммерческом обороте порядка 14 анимационных сериалов, то сейчас их стало уже 53, то есть их число выросло почти втрое. Но за это же время существенно выросло и количество иностранных сериалов на телеканалах. Мы, конечно, стремимся к тому, чтобы эту цифру тоже существенно поднять.

Еще один немаловажный фактор. Я много говорю о финансовых показателях, а не менее важно говорить о показателях популярности российских героев среди детей. Действительно каждый персонаж в мире, в истории несет в себе серьезное содержание и порой действительно это важнее, чем, может, какой-то экономический эффект. И здесь для нас такой важный показатель – это просто количество персонажей, которых дети называют популярными, любимыми. По опросам как раз социологов, например, еще в 2011 году из тех самых 100 персонажей, которых называли любимыми, лишь 14 вообще имели отношение к российским персонажам. Большинство из них были персонажи «Союзмультфильма». Были в тот момент «Смешарики», «Маша и Медведь» как первые российские проекты, сейчас такие проекты в общей сложности составляют порядка 24-х. То есть 24 персонажа популярны из 100. Эта цифра тоже далека от идеала. Мы очень хотим добиться общими усилиями, чтобы хотя бы половина таких персонажей, которых дети называют любимыми, были именно российскими, и считаем, что для этого у нас в принципе всё есть.

Если переходить к вопросу конкретных предложений и мер, и говоря о том, чего нам не хватает, наверное, нам в первую очередь не хватает определенной системности. Потому что в действительности многие меры поддержки, даже эта поддержка в размере 500 миллионов, о которой я сказал, действительно, дала серьезный скачок в 2011–2012 годах. Но потом дополнительной поддержки не выделялось, продолжало оказывать поддержку все эти годы Министерство культуры, за что я хочу отдельно сказать огромное спасибо.

Вообще, мы с Министерством культуры очень плотно эти годы и как Ассоциация анимационного кино, и как отрасль взаимодействовали. Но Министерство культуры зажато строго в тех рамках, которые есть, в том числе финансовых, и здесь без определения четкой финансовой программы развития невозможно многие вопросы решить. Для простоты мы, обсудив внутри отрасли и постаравшись выделить ключевые, болевые точки или точки роста в том числе, для отрасли, определили их как шесть базовых. Сюда как раз относятся вопросы поддержки экспорта и вообще экспортного развития. Действительно, я считаю, что 2,4 миллиарда – сумма не маленькая, но она далеко не большая. Я могу сказать, что весь мировой рынок – это порядка 250 миллиардов долларов, поэтому в этом смысле мы еще далеко-далеко не достигли того потолка, который, очевидно, могли бы достичь, особенно с той самой 105-летней историей развития российской анимации. Дмитрий Медников, я думаю, расскажет коротко и в части именно поддержки экспорта.

Отдельная проблема, которая у нас была и остается, это проблема и задача усиления борьбы с контрафактом. Причем в данном случае действительно это касается вопроса и контрафакта в интернете, который негативно отражается и на киноотрасли, и контрафакт лицензионных товаров в магазинах. Отдельный маленький блок – это блок поддержки развития анимационного образования. Кстати, как раз по борьбе с контрафактом, у нас уже, насколько понимаю, Министерством культуры был подготовлен федеральный закон, который лежит в Госдуме на одобрении. Если буквально в ближайшее время он будет принят, то это действительно многие вопросы поможет решить.

С.Сельянов: Сейчас он лежит, и нет никаких сигналов.

И.Попов: Да, движения нет.

С.Сельянов: Он завис там.

В.Путин: Почему? Есть какие-то споры?

С.Сельянов: Какой-то встречный лоббизм, видимо. Мы не знаем объяснения, нас это беспокоит.

В.Путин: Как он называется?

В.Мединский: Это закон о борьбе с пиратством.

Мы провели у Володина совещание, и не одно. Правительство поддерживает, даже Минсвязи уломали, профильные комитеты поддерживают. Но последняя информация, которую я получил, что есть какие-то юридические замечания со стороны ГПУ. И он опять лежит. В принципе, он был бы готов к принятию полностью. Отрасль его ждет.

С.Сельянов: Да, да.

И.Попов: Ну, мы с подобной ситуацией сталкивались, например, когда мы постарались добиться послабления, связанного с размещением, например, рекламы как раз в кинофильмах, которые относятся к детским, для того чтобы телеканалы более активно могли их покупать. И вот здесь та же проблема возникла, когда со стороны отдельных депутатов Госдумы возникло противодействие. И фактически так это решение и не было проведено.

Возвращаясь к ключевым мерам. Третьей такой мерой является поддержка развития анимационного образования. Если мы хотим действительно, чтобы число специалистов отрасли выросло еще существенно, эти меры системные необходимы. Здесь тоже необходимо плотное взаимодействие с Министерством образования, без этого никак.

Отдельный блок серьезный (Сергей Михайлович расскажет и Дмитрий Ловейко) про комплекс мер налоговой поддержки. Тут есть тоже ряд таких, я бы сказал, системных вопросов, которые накопились, более того, многократно уже обсуждались и решения по ним вроде как уже принимались и поддерживались, важно просто донести в жизнь.

Пятый существенный блок вопросов связан с поддержкой развития технологической базы и адресная поддержка «Союзмультфильма», на базе которого как раз мы и хотим создавать российский анимационный технопарк.

Ну и что называется последний по списку, но далеко не самый последний по значимости пункт – это непосредственно дополнительная финансовая поддержка производства с конкретной целью. Чего мы хотим добиться? Мы хотим увеличить объем производства анимации реально в три раза, и отрасль к этому готова, добиться того, чтобы в этой ситуации произошло утроение не только объемов производства, но и размеров этой отрасли, что, в свою очередь, повлияет не только на повышение конкурентоспособности российской анимации, но и решит задачу как раз увеличения числа российских героев и на внутреннем рынке, и для работы на внешнем рынке. Почему вообще эти цифры необходимы и в чем вопрос?

У нас сейчас общий объем поддержки анимации составляет в год порядка 800 миллионов рублей, сумма не маленькая, бесспорно. Но если сравнить, например, с бюджетом даже одного фильма «Шрек», который составляет 60 миллионов долларов, эта сумма составляет одну четверть «Шрека». То есть в этом смысле конкурировать с таким объемом даже при условии, что еще столько же денег и даже больше добавляют частные инвесторы, все равно невозможно.

То, что мы предлагаем, – это обеспечить целевую финансовую поддержку хотя бы на каком-то горизонте, ближайших трех лет с тем, чтобы вот в эти пять лет изменить существенно ситуацию, нам необходим объем поддержки порядка до миллиарда в год. И в этой ситуации мы как раз эту задачу утроения отрасли точно решим.

В отношении, как я сказал, налоговых преференций и развития структуры мы обсудим. Я хотел коротко еще добавить пример зарубежного опыта – просто откуда вообще эти цифры, и где бы сейчас мы могли бы быть. Мы для сравнения взяли одну из далеко не самых больших, с точки зрения экономики, страну и сопоставили наши цифры и их в реалиях. В данном случае об этой стране буквально 15 лет назад на мировом анимационном рынке никто не слышал, не знал. Сейчас она занимает одно из первых мест.

В.Путин: Южная Корея просто одна из экономик с наиболее быстрыми темпами внедрения инноваций.

И.Попов: Да. В этом смысле мы очень хотим догнать и обогнать, и считаем, что в этом смысле потенциал у нас и творческий, и технологический точно есть. И как раз здесь мы говорим о том, что тот самый миллиард, это менее 20 миллионов долларов, это точно несопоставимый объем дополнительной поддержки, которая есть у той же Южной Кореи. Но при этом мы сейчас имеем 50 студий, мы хотим, чтобы этих студий было порядка 100. И отрасль понимает, что да, это реально. Причем важный момент: у нас из этих 50 студий меньше десяти, на самом деле восемь, являются индустриальными. В той же Корее более 90 процентов студий так или иначе являются индустриальными студиями. И важный фактор, что они работают как раз в основном на экспорт. То есть 80 процентов производимой анимации они производят для остального мира. У нас объем экспорта составляет на сегодняшний день порядка 35 процентов, то есть треть. И объем рынка сам по себе, если совокупно посчитать, у нас все те цифры, которые я называю, переводя в доллары, это порядка 120 миллионов. У них этот рынок на сегодняшний день порядка 755 миллионов. И по количеству минут, вот те самые 4200 минут, ну, как-то непонятно, что это такое, много это или мало. Вот для сравнения: та же Южная Корея производит сейчас в год, по статистике прошлого года, 200 тысяч минут. То есть в этом смысле мы в 20 раз меньше, то есть мы в пять раз меньше по финансовым показателям и в 20 раз меньше по объему производства. И повторюсь, мы технологически к этому готовы. Люди есть, проектов, идей много. Инвесторы готовы вкладываться. Но здесь вопрос реализации того комплекса мер, которые позволят действительно совершить какой-то серьезный, качественный скачок.

Я передаю слово своим коллегам, чтобы они могли подробнее рассказать о вопросах нашей структуры.

В.Путин: Пожалуйста.

С.Сельянов: Мы условились, что каждый выступающий два слова скажет о своей студии и успехах. Но поскольку об успехах и Вы, Владимир Владимирович, и Илья все уже рассказали, я не откажу себе в удовольствии два слова сказать про нашу студию. Она питерская, вот я картинки принес. Мы ее построили, это предмет нашей гордости, за собственные заемные средства, вот она, называется «Мельница».

В.Путин: А где это?

С.Сельянов: В Питере. В районе проспекта Большевиков. И у Ильи студия, кстати, в Петербурге.

И.Попов: Да, две крупнейшие студии находятся в Петербурге.

С.Сельянов: Юра [Москвин] – в Воронеже, этого вообще никогда не было. В Питере не было анимации в советское время никакой. То есть это тоже свидетельство какое-то живучести нашего вида. Прорастает там, где ничего не было. И вообще питерские студии крупнее гораздо московских.

Реплика: А московские – эффективнее. (Смех.)

С.Сельянов: Вы делаете одно произведение искусства. Удачное. Поздравляю. Вот еще иллюстрацию принес, попросил, потому что буду говорить об успехах. Это, собственно, на «Оскаре»: наш Костя Бронзит вместе с одним из поклонников его таланта. Он номинировался дважды, Ди Каприо его любит, просил Костю сфотографироваться, бегал за Костей, и Костя ему сказал «Ок».

То есть действительно, правда, успехи есть. Вы в своем вступительном слове сказали: «Где вы себя сидите?», такую фразу произнесли. Вот я, правда, искренне с каким-то вдохновением и волнением скажу, что у меня, может быть, недостаточно отчетливое представление об успехах страны, но есть отрасли лидирующие, оборонная, атомная промышленность, вот МС-21 полетел (мой отец был летчик, я к этому как-то особенно отношусь, он был военный, не важно, что военная авиация, но для меня лично это очень важно), есть спорт высоких достижений. Вот в этом ряду я себя вижу. И, коллеги, мы, правда, очень круто выглядим в мире. Нас мало, мы пока сконцентрированы, но меня это вдохновляет. Более того, я считаю, что мы круче всех перечисленных отраслей, потому что мы создаем содержание, кроме того. Вот этот контент так называемый. (Показывает фото.) Это наши подшефные дети. Действительно: сегодня дети – завтра народ. Мы, собственно, как-то эту идентичность воссоздаем, поддерживаем и прочее, поэтому мы, правда, чувствуем себя, как-то с большим энтузиазмом занимаемся этим делом и видим себя высоко. То, что Вы нас сегодня пригласили, – свидетельство того, что мы как-то поняли уже, что в Правительстве и теперь уже на уровне Президента это, видимо, заметили. Потому что, действительно, красоты ведь не спрячешь.

В.Путин: Когда Вы сказали «в Правительстве», Вы имели в виду нашу встречу в 11-м году?

С.Сельянов: Последняя была в 13-м, с Вами. Это я уже плавно перехожу, собственно, к деловой части моего выступления, чтобы много времени не занимать. Мы тогда с Вами этот вопрос решили, но он как-то не решился. Как с коллекцией, Вы говорили, что бывает, что вроде передадут, но где-то она там. Речь идет об устранении несправедливости. Есть IT-индустрия, которой мы тоже, кстати, гордимся, она тоже в числе приоритетов.

В.Путин: И достижений.

С.Сельянов: Достижений. Я и говорю, что они молодцы. Но они забирают людей у нас, потому что у них есть льгота по социальному страхованию, а у нас ее нет. А люди одни и те же, специалисты одни и те же. Они имеют несправедливые, на наш взгляд, конкурентные преимущества. И мы бы хотели, чтобы эти 14 процентов страховых взносов были применены и к нашей отрасли, и к смежной, очень близкой и важной для производства кино отрасли, и тоже лидирующей в мире, вполне на очень высоких позициях, как компьютерная графика для кино, телевидения, студий компьютерной графики для аудиовизуальных произведений. Это те, кто делает все спецэффекты, то, без чего современное кино невозможно. Мы сейчас делаем фильм «Конек-горбунок». Это фильм, не мультфильм, и там компьютерные графики будут анимационные образы создавать: и Жар-птицу, собственно, Конька. Это очень близкие, и у них те же самые проблемы. Какие у нас аргументы? Ну, те же самые, что и у айтишников, более 80 процентов себестоимости – это фонд оплаты труда, реализация, естественно, практически на 100 процентов именно этой продукции, которой мы занимаемся.

Ю.Слащева: Мы – инновационная отрасль, как и они.

С.Сельянов: Да, такая же инновационная, как они. Выпадающие доходы вместе со студиями компьютерной графики, в общем, где-то 1,5 процента от выпадающих за год доходов IT-индустрии конкретно. Минэкономики, которое эту идею горячо поддерживает, прямо даже очень горячо, насчитало где-то 300 миллионов. Но поскольку пока много фрилансеров, то есть ипэшников и предприятий, которые по упрощенке отчитываются, на самом деле, я думаю, в первый год выпадающих доходов будет по анимации и по компьютерной графике не более 150 миллионов. Потом, видимо, это будет как-то нарастать.

И.Попов: Но все равно это один процент от IT-отрасли, да.

Ю.Слащева: И наша выручка будет настать.

С.Сельянов: Наша, естественно.

И.Попов: А для отрасли это значимая цифра.

В.Путин: Вы правы, правы, конечно.

С.Сельянов: Поэтому это предмет нашего желания. Мы вынуждены, но у нас уводят людей, во-первых, хорошие наши коллеги. Во-вторых, это, конечно, инвестиционную привлекательность резко повышает. Потому что инвесторам, конечно, трудно отдавать.

В.Путин: Минфин наверняка сопротивляется не потому, что он не хочет вас поддержать.

С.Сельянов: Но это его работа.

В.Путин: Нет. Потому что он боится прецедента и агрессивного поведения других участников рынка: и нам, и нам, и нам, и мы тоже, и мы тоже очень важны. Вот только в этом. Но мы поработаем.

С.Сельянов: Я обрадовался, когда продлили им эту льготу, правда, обрадовался. Ваше поручение было в 2013 году такое – обеспечить именно, не проработать. Хотелось бы, конечно, очень. Нам это поможет, именно индустриальным студиям с постоянным циклом производства.

В.Путин: Да, согласен. У вас очень важная социальная роль, поэтому это не только будет помогать развитию высоких технологий, но еще и социальную роль поддерживать.

И.Попов: Хочу добавить еще, что на самом деле зарплаты аниматоров в действительности (особенно для регионов это актуально) в среднем выше, чем зарплаты не подготовленных к этой специальности специалистов. Поэтому применение такой меры фактически при развитии индустрии людей, которых мы, так или иначе, обучаем, готовим, суммы, которые в итоге государство будет получать даже с учетом этих пониженных ставок, на выходе будет больше, и эти выпадающие доходы с лихвой компенсируются не только ростом рынка, но и ростом числа людей, задействованных в нем.

В.Путин: Поможет вам конкурировать внутри страны, в том числе с иностранным контентом?

Ю.Слащева: Да.

Ю.Москвин: Не только конкурировать с IT, но и, кроме того, за рубежом, потому что до сегодняшнего момента мы конкурировали с Disney, то что показывает Dream Worlds, потому что мы находимся с ними на одном поле, потому что мы продаем нашу продукцию уже за рубеж. Когда только мы приехали из Канн, нам болгары рассказывали историю о том, что вы не представляете, что мы сделали. За «Снежную королеву», она у нас вышла в Болгарии, – лучший анимационный старт за всю историю болгарского проката в рамках независимой анимации. То есть мы обогнали всю европейскую и американскую независимую анимацию. Понятно, Disney собирает больше, Dream Worlds собирает больше, но мы можем конкурировать. В данной ситуации мы дошли до того, что мы можем конкурировать с крупнейшими европейскими и американскими студиями независимой анимации. Это уже много, потому что раньше этого не было вообще. То есть сейчас мы можем.

В той же Корее, индустриальной, на сегодняшний момент та же «Снежная королева» – лучший анимационный старт, лучшие сборы за 2016–2017 годы. То есть мы неплохо себя чувствуем. Понятно, что нет предела совершенству, хочется еще больше шаг. То есть нам нужны эти шаги, потому что мы хотим конкурировать не только с независимыми студиями, но и с индустриальными, с Диснеем. Для этого нужны обучение, нужны дополнительные инвестиции, потому что мы – кулибины, мы пытаемся сделать за три копейки, но все равно нужны деньги, нужны инвестиции, нужно продвижение.

Ю.Слащева: Можно я про инфраструктуру скажу, потому что дальше отсюда следует как раз развитие инфраструктуры.

Я недавно возглавила «Союзмультфильм», и уже войдя в отрасль, придя с телевидения, поняла, какие инфраструктурные проблемы есть в анимации. И одна из них, конечно, заключается в том, что у нас нет сегодня специализированных центров, специализированных технопарков, которые бы развивали анимацию. Есть IT-парки, есть парки ряда других отраслей, но нет анимационного. Мы как «Союзмультфильм» вчера получили статус партнеров и резидентов фонда «Сколково», и только на нас со следующего года будут распространяться определенные льготы, такие же, как получает IT. Но это на одну компанию. Для того чтобы распространить это на отрасль, нужно соответствующее решение правительственное и решение Вашего уровня. Но уже сегодня мы можем благодаря Вам и решениям, принятым в 2011 году (Вы поручили поддержать «Союзмультфильм» во всех направлениях, в том числе выделить «Союзмультфильму» здание), и благодаря этому Министерство культуры провело огромную работу, и сегодня мы получили ключи от нового здания. И сегодня «Союзмультуфильм» переезжает в новый дом. И Гена, и Чебурашка, мы сегодня начинаем переезд. Коллеги сегодня шутили, что наша встреча проходит под кодовым названием «Гена и Чебурашка идут к Президенту». Мы пришли, а сегодня мы их начинаем перевозить в новый дом. И «Союзмультфильму» нужно примерно треть площадей от тех, которые нам предоставлены. На оставшихся студиях мы хотели получить разрешение создать анимационный технопарк, посадить туда молодые студии.

В.Путин: А что это такое?

Ю.Слащева: Сейчас расскажу. Сегодня Вы встречаетесь с индустриальными студиями. Восемь студий в стране. Кроме этого, существует еще порядка 40 средних и малых студий, которых можно взять под крыло, которые «Союзмульфильм» мог бы собрать в стенах анимационного технопарка. Технопарк – это комплекс, который дает определенный преференции на своей территории при размещении, льготную аренду для студий.

В.Путин: Это будет оборудование, принадлежащее «Союзмульфильму», да?

Ю.Слащева: Да, на его базе.

В.Путин: Так скажем, коллективного пользования.

Ю.Слащева: Совершенно верно, место общего пользования. Именно как место общего пользования, то есть они смогут получить льготную аренду, чтобы там разместиться.

В.Путин: И что нужно, чтобы это состоялось?

Ю.Слащева: Нужно решение о присуждении статуса технопарка территориально этому зданию на улице Королева, 21.

В.Путин: Пометь, Сереж.

И.Попов: По сути, это и есть та самая российская анимация, которую Вы поддержали в 2011 году.

Ю.Слащева: Которую Вы в 2011 году поддержали. Шесть лет это не двигалось, но в этом году мы с Министерством культуры создали план вывода «Союзмульфильма» из кризиса, и целый ряд действий, которые должны быть совершены, начинается это с переезда в здание.

У нас еще одна очень хорошая новость. Мы сегодня же подписываем контракт с компанией «Данон». Это будет самый крупный в истории «Союзмультфильма» лицензионный контракт. Мы получаем 500 миллионов рублей лицензионных платежей за использование наших персонажей в «Простоквашино», а также деньги на новый сезон «Простоквашино», который полностью профинансирует компания «Данон». Мы выпустим 30 серий сериала со старыми героями о том, как изменилась страна за 20 лет, как теперь живет деревня. Она оказалась на территории теперь Новой Москвы, туда начинают рыть метро. Кот Матроскин и Шарик очень недовольны этим, у Дяди Федора появляется младшая сестренка, которая все рушит, крушит дома. В общем, будет новая история, заживет «Простоквашино» новой жизнью.

Также мы продолжаем историю про Попугая Кешу со старым автором – с Курляндским, который писал того Попугая Кешу, которого все любят. Могу Вам по секрету сказать, что в полном метре Попугай Кеша полетит на Таити, а на самом деле попадет на Северный Полюс и спасет там наших полярников, которые на льдине дрейфовали.

То есть мы возрождаем новые истории, плюс запускаем новые проекты. «Союзмультфильм» начинает жить по-новому. С поддержкой, которая нам оказывается уже государством, мы можем эти молодые анимационные студии взять под крыло, создать образование дополнительное на базе «Союзмультфильма» – это курсы повышения квалификации. Отрасль очень сильно страдает от недостатка специалистов среднего звена. Нам нужны и режиссеры, и сценаристы, но их выпускают вузы, а художники-аниматоры, художники по фонам – очень сложные анимационные специальности сегодня – выпускаются очень мало кем. И даже выпустившиеся из колледжей студенты все равно требуют год-два еще обучения. Мы в «Союзмультфильме» можем сразу включать их в проекты, чтобы они на практике учились, устроить у себя курсы повышения квалификации.

Поэтому если будет принято решение о создании технопарка, то мы уже в этом году сможем запуститься и взять порядка 20-и студий среднего и малого размера, и они смогут конкурировать, и смогут также делать качественные проекты, пройдут тот путь, который прошли все индустриальные студии, проложили уже дорогу.

И.Попов: Индустрия есть.

В.Мединский: Люди у них есть, но у этих студий нет денет, нет собственного капитала.

Ю.Слащева: Нет технологической поддержки, им нужна технологическая поддержка.

В.Мединский: Оборудование и аренду они тоже не тянут, так выпускают.

Ю.Слащева: Производственная база и технологическая поддержка. Люди есть, идеи есть.

У нас в стране, в отличие от многих других стран, нет кризиса идей, у нас очень много творческих людей. Сейчас предстоит нам как «Союзмультфильму» собрать тех авторов, которых студия за последние кризисные 10 лет растеряла. Но они все готовы идти под флаги «Союзмультфильма», и режиссеры, и авторы. И мы этот вопрос решим в ближайшее время.

В.Путин: Хорошо. Во всяком случае, можно вполне поддержать Ваше предложение о технопарке.

Ю.Слащева: Спасибо.

В.Путин: Но Вы будете урбанизировать Кота Матроскина.

Ю.Слащева: Немножко, но все-таки.

В.Путин: У нас в целом в сельском хозяйстве хорошие результаты.

Ю.Слащева: Вот, он фермер. Он будет фермером у нас.

В.Путин: Так как же он в Новой Москве будет фермером?

Ю.Слащева: Ну а что делать. Да, ферма, которую обосновал, фермерское хозяйство оказалось на территории Новой Москвы. Но там не будет все это Москва. На территории города, была деревня, границы города расширились, попала на территорию, фермерское хозяйство будет выживать.

В.Путин: На территорию Москвы?

Ю.Слащева: Ну а почему нет? В Троицке же есть фермерские хозяйства. А Троицк теперь Москва.

В.Путин: Ну, Вам виднее. Это такая творческая фантазия.

И.Попов: Я хочу добавить, что на самом деле как раз опыт важен индустрии. Есть такой центр, если он сейчас начнет работать и своего рода станет экспериментальной площадкой, потому что там всего порядка 6 тысяч метров. И с учетом помещений, которые займет сам «Союзмультфильм»…

Ю.Слащева: Больше, девяти тысяч.

И.Попов: Тем не менее, если сопоставлять с потребностью отрасли, понятно, что речь идет о гораздо больших объемах. Там крупная индустриальная студия, одна студия, может занимать 3 тысячи, 5 тысяч метров. И в этом смысле как раз для нас очень важен, значим этот эксперимент. Если он покажет свою эффективность, то, конечно, такие экспериментальные центры нужны и в регионах, и в Петербурге, и в Воронеже.

Ю.Слащева: У нас были планы начать с Москвы и потом расшириться.

И.Попов: Как раз вот в этом смысле изменения курса рубля, которые происходили, позволили нам очень сильно переиграть производство таким образом, что если раньше в основном заказывали производство в той же Корее или Китае, то сейчас очень активно развивается внутрироссийское производство, внутрироссийский аутсорсинг, когда московские, петербургские студии активно привлекают к работе региональные компании, как раз вот поддержка таких проектов позволит нам еще и сильно поднять региональные структуры.

Да, возвращаясь к теме налоговых льгот, есть еще один важный фактор, который как раз Дмитрий озвучит.

Д.Ловейко: Проект «Маша и Медведь». Ну, тоже кратко о нашем проекте. Мы как раз студия одного проекта. Команда собиралась под идеи нашего автора Олега Кузовкова, который придумал этот сериал, который придумал этих персонажей, и мы его девятый год уже успешно развиваем. Наверное, у нас сейчас один из самых передовых опытов по продвижению российского бренда именно за рубежом, поскольку мы, действительно, находимся в лидерах мирового YouTube. Месяц назад мы получили 10-миллионного подписчика только на российский канал. У нас 11 каналов на всех основных языках мира, и в принципе, действительно, мы входим в тридцатку самых просматриваемых видеоканалов в мире. Мы готовы передавать этот опыт. И, мало того, кроме опыта, понятны все эти проблемы, с которыми мы сталкиваемся, когда выходим за рубеж и понимаем, как там нужно конкурировать, и в чем сила российской анимации, которая имеет за своей спиной традиции советской мультипликации, в чем сила нашей школы, и в чем наша слабость.

Илья правильно говорил, что за последние пять лет поменялась фактически структура доходов студии. Если раньше нашими главными доходами были доходы от контента, и мы боролись с пиратством в интернете, в DVD и так далее, если раньше 70 процентов студии получали от контента выручку, и 30 процентов – это были как раз доходы от использования составных частей мультфильма, то есть персонажи, музыка, локация и так далее, то сейчас у индустриальных студий, которые как раз присутствуют в этом ментальном пространстве, работают на детскую аудиторию и имеют огромное количество просмотров, зрителей и поклонников, получается 20 процентов от дохода – это контент, а 80 процентов – это как раз наши доходы, это мерчандайзинг. То есть мерчандайзинг, я имею в виду, это права на использование персонажей в детской отрасли промышленности, в услугах, в образовании и так далее.

В.Путин: В рекламе фактически.

Д.Ловейко: Нет, в рекламе нет.

И.Попов: Вот пример, игрушка. Чтобы ее производить, компания покупает права и в этом смысле выигрывают все.

Д.Ловейко: У нас существует сейчас очень существенная для нас протекционистская мера: когда мы передаем права на свой контент, мы освобождены от НДС, если у нас есть удостоверение национального фильма. Но когда мы начинаем передавать права на составные части фильма (на персонажей, на использование музыки, на песни), то закон ничего об этом не говорит.

В.Путин: Не сказано об этом.

Д.Ловейко: Мы платим НДС 18 процентов. Поскольку у нас нет входящего НДС, то мы весь этот 18-процентный НДС и выплачиваем.

Ю.Слащева: Мы на это живем, это наши основные доходы.

Д.Ловейко: Если говорить о том, что сейчас общий объем (это касается России), в России мы, все студии, совокупно продаем прав на использование наших персонажей где-то на 1,2 миллиарда рублей, то получается НДС – это около 200 миллионов рублей максимум. Причем в силу особенностей налога он вообще не выпадает из бюджета. Если сейчас наш НДС берут в возмещение следующие наши лицензиаты, потом – оптовики, потом – торговля, то он просто распределится по этой цепочке. А для нас вот эти 18 процентов – это по большому счету, мы получим более маржинальные анимационные проекты, соответственно, более инвестиционно привлекательные. Во-вторых, мы можем эти деньги пустить на новые проекты, это для нас резерв. И, в-третьих, в принципе мы можем, например, снизить процент роялти в конкурентной борьбе за производителя, быть более конкурентными перед иностранными брендами, которые не обладают такой протекционистской мерой. То есть именно для тех, кто обладает удостоверением национальных фильмов. А формально здесь надо просто расширить закон с фильма на его составные части.

В.Путин: Подумаем, тоже с Минфином поработаем.

Д.Ловейко: Это мечта.

В.Путин: Если они будут сопротивляться, мы про них сделаем мультфильм.

Д.Ловейко: А кто будет?

В.Путин: Минфин.

А.Митрошенков.: Есть еще очень много вопросов, связанных с телевидением и рекламой, важных как раз тоже для детского контента. Дело в том, что когда мы приняли 10 лет назад закон о рекламе, мы очень сильно ударили по детскому телевидению и вообще по детскому кино. На самом деле и Министерство культуры, и даже ФАС в принципе с большой радостью это все поменяют.

В.Путин: А что именно?

А.Митрошенков.: Нельзя делать многие вещи, например, нельзя в детском фильме или в детском анимационном фильме делать перерыв на рекламу. На самом деле и психологи не возражают, а с точки зрения экономики… Посмотрите, практически из всех федеральных каналов ушло детское телевидение. Почему? Нет рекламы, то есть детское телевидение становится просто тормозом. И практически только «Спокойной ночи, малыши!» остались на федеральном канале, это амурский тигр стал маленьким. Только одна эта мера изменения закона может привести в индустрию достаточно серьезные средства. Я думаю, что это привлечет в детский контент 10–20 миллионов долларов.

В.Путин: Имеется в виду реклама детских товаров или что?

А.Митрошенков.: Во-первых, детских товаров, конечно. Самое главное, просто не будет уничтожаться практически. Скажем, есть канал «Карусель», он очень востребован даже для рекламодателя, но эти ограничения сокращают его доходы примерно в пять раз. Я не шучу, это так и есть.

В.Мединский: Можно я поясню чуть-чуть?

Речь идет о том, что телевидению невыгодно показывать мультипликацию и детские фильмы, потому что оно не может продать там рекламу. А если невыгодно показывать, то оно это не закупает. Соответственно, крупнейшим покупателем всегда этого контента было наше телевидение, оно перестало покупать у наших студий, говорят: «А нам это себе в убыток, в интернете крутите».

Реплика: Вот такая просьба.

С.Сельянов: Или они покупают что-то дешевое, что недорого уже, и американские, и любые другие.

А.Митрошенков.: То есть если вот эти 18 процентов – это 200 миллионов рублей, это 3 миллиона долларов, то мы сейчас говорим, вот эта реклама, – это 20, 30, 40, 50 миллионов долларов.

В.Путин: Какая угодно реклама?

А.Митрошенков.: Нет, конечно.

Ю.Слащева: Детских товаров.

А.Митрошенков.: Нет, конечно, потому что мы можем создать сами и наблюдательный совет, и это небольшая проблема. Проблема главная в том, чтобы эти законы просто быстро рассматривались, только в этом. Хочу поблагодарить господина Мединского за то, что он пытается нам помочь. Но дело в том, что сама процедура…

В.Путин: Удивительная у нас сегодня беседа – Мединского хвалят.

А.Митрошенков.: Ну, потому что детское телевидение, к сожалению, за последние годы потеряло много позиций. Я надеюсь, этот год и прошлый все-таки стали возрождением. Телевидение, «Спокойной мочи, малыши» – передача, которая выходит больше всех лет в мире, древнее ее нет, в хорошем смысле слова. И, конечно, даже для развития этой передачи…

В.Путин: Как КВН, наверное.

А.Митрошенков.: КВН, «Что? Где? Когда?» и «Спокойной ночи, малыши» – это три самые серьезные передачи, созданные в России.

С.Сельянов: А программа «Время»!

Ю.Слащева: Серьезные – я бы не сказала, что они серьезные.

В.Путин: Программа «Время».

Реплика: Как информационная калька, это есть во всем мире.

В.Путин: А этих трех нет.

Реплика: Да.

И.Мастусова: Хочется сказать еще несколько слов о социальной значимости анимации. Это, наверное, все-таки самая главная наша ценность, которую мы должны всячески развивать.

Как известно, современные дети практически не читают книг. Эта тенденция прослеживается во всем мире, с одной стороны. С другой стороны, все дети любят смотреть мультфильмы, и этим надо воспользоваться. Еще в 90-е годы в Британии было проведено исследование, по которому они увидели, что британские дети совсем не знают Шекспира. И был произведен заказ государством на производство экранизации Шекспира. По забавному стечению обстоятельств, частично эту экранизацию осуществлял «Союзмультфильм» в 90-е годы. И вот нам сейчас хочется вернуться к этой практике и, может быть, совместно с Министерством образования разработать программу анимационной экранизации отечественной классики. Просто сделать такой цикл: Пушкин, Лермонтов, – и сопроводить этим учебные программы в школах. Нам кажется, это очень полезно.

В.Путин: Да.

Ю.Слащева: Сегодня существует всего три центра того, откуда дети вообще могут черпать представление о ценностях, о том, что такое хорошо и что такое плохо, о жизни правильной и получать правильные жизненные установки, это родители, педагоги и анимация.

И.Мастусова: В другом порядке: анимация, потом родители, педагоги.

Ю.Слащева: Они почти не читают, да. Но я хотела сказать, что часто они своим любимым персонажам доверяют теперь больше, чем родителям или педагогам. Но все-таки родители и педагоги, я бы не списывала их со счетов. Но так как читать практически перестало поколение визуальщиков, они смотрят, то на самом деле мы хотели бы совместно с государством, в том числе формировать ту содержательную повестку, которую мы хотим вкладывать детям в головы через анимационные фильмы. Жизненные ценности, правильные установки, понимание о стране, понимание о новых героях, кто они сегодня, современные герои. Вот они, может быть, полярники, нефтяники, это могут быть совершенно разные люди. Мы очень ценим и очень бережем нашу «Золотую коллекцию», но сегодня нужно формировать новых персонажей. И в этом смысле наша работа Ассоциации анимационного кино, «Союзмультфильма» совместно с представителями государства для формирования содержательных ценностей была бы очень важна, и мы бы очень ее приветствовали, чтобы определять, что дальше. А дальше подростковое, семейное кино, которого у нас сегодня вообще очень мало именно потому, что сказал Владимир Станиславович, оно практически не монетизируется, хотя для телевизионных каналов можно было снимать очень много подросткового кино.

И.Мастусова: В общем, мы мечтаем о том, чтобы была разработана стратегия развития анимационной отрасли, чтобы она вошла в стратегию общего развития страны, и чтобы нам там было отведено определенное место.

И.Попов: Нам не хватает именно системности.

Вадим Сотсков расскажет еще о не менее значимых мерах в области как раз IT. Действительно, так много сразу обсуждаем отдельных элементов, и не все они по факту относятся, в том числе, к Министерству культуры: принятие какого-то системного решения, например, программа развития на пять лет, как она может развиваться, какие министерства и ведомства, как государство, как частный бизнес в этой программе участвуют, эти общие правила и, главное, целевые результаты, к чему мы хотим прийти. Для нас важно, например, ежегодно проводить какое-то исследование, которое, в том числе, будет мониторить, как изменяется отрасль год от года, то, чего мы раньше не могли себе позволить и не делали. Последнее такое исследование делалось в 2013 году. В этом смысле мы здесь абсолютно готовы открыто не просто говорить о смыслах, о чем, бесспорно, всегда можно говорить.

Я не случайно начал, может быть, с массива всяких цифр, потому что, действительно, у нас здесь и про бизнес, но одновременно и про содержание. И сама по себе наша отрасль влияет на очень многие области далеко за ее пределами.

В.Сотсков: Тут мы говорили об успехах анимации, но нужно отдавать себе отчет, что все мы, кто здесь сидит, крупные индустриальные студии, работаем на импортном программном обеспечении. То есть тут у нас ноль. Никаких подвижек нет и, в общем, пока не предвидится. Сейчас очень хорошее время. Почему? Потому что те программы, на которых работают все студии, были разработаны еще в 90-е годы. Они постоянно обновляются, но главная составляющая осталась старой. Сейчас все крупные софтверные компании работают над так называемым облаком. То есть фактически сейчас какая психология? Есть компьютер у художника, он должен быть очень мощным. Он на нем работает и все какие-то самые сложные вычисления посылаются на суперкомпьютер, который, как правило, стоит на студии. Сейчас, собственно, все американские компании стали работать над тем, что есть художник, у него терминал. Он работает не на своем компьютере, он работает на суперкомпьютере где-то далеко. И сейчас понятно, все идет к тому, что все мы будем работать через калифорнийские эти компьютеры.

Ю.Слащева: Неизбежно.

В.Путин: А почему?

В.Сотсков: Потому что технологии облачные. Программа так устроена.

И.Попов: На сегодня производитель производит программу и все становятся отраслевым стандартом, все начинают ее использовать. Завтра он выпускает обновленное программное обеспечение, которое предполагает, что работа производится через облако и это облако находится не в России, а за рубежом. В этой ситуации вся отрасль вынуждена, если хочет дальше развиваться, будучи зависима от этого программного обеспечения, автоматически работать не здесь, а за пределами.

В.Сотсков: Что натолкнуло на такие мысли про программное обеспечение? Мы не случайно решили открыть студию где-то в регионе, а открыли в городе Саров студию, очень рады. Там есть огромный научный потенциал, есть люди, а, во-вторых, есть огромные вычислительные мощности. Если мы сейчас не упустим время и начнем работать в этом направлении, мы вполне можем вместе с американскими гигантами занять и часть этого пирога софтверного. Это ни в коем случае нельзя упускать. Мы уже в Сарове открыли эти работы. И я надеюсь, что мы успеем.

В.Путин: Что нужно, чтобы вам помочь?

В.Сотсков: Что нужно?

Ю.Слащева: Финансовая поддержка.

И.Попов: Частная.

В.Сотсков: Слава богу, это IT, мы там будем иметь, я надеюсь, все налоговые преференции. Нас в Саровском технопарке очень любят. Главное, деньги нужны.

Ю.Слащева: Нам нужны специалисты и финансовая поддержка, можно через технопарк.

И.Попов: В данном случае речь идет о неком целевом гранте.

В.Сотсков: А главное, понимаете, что меня поразило? То, что есть люди… Я в свое время шесть лет жил в Силиконовой долине, там работал, у нас люди не хуже. Можно там организовать нормальное производство нашего программного обеспечения. И понятно, конечно, нельзя 100 процентов отвоевать, но какой-то кусок можно отвоевать, и чтобы все вычисления были где-то у нас.

Ю.Слащева: Хотя бы снизить зависимость.

В.Сотсков: Да, снизить зависимость.

Ю.Слащева: Мы сегодня очень зависимы.

В.Путин: Вы все-таки не сказали, нужна какая-то помощь?

И.Попов: Есть необходимость в целевом гранте на создание этого программного обеспечения.

В.Путин: Кому?

И.Попов: Возможный вариант – это как раз может реализовать «Союзмультфильм», как государственная студия, самый логичный вариант.

Ю.Слащева: Если будет технопарк.

В.Сотсков: В общем, мы начали работать, мы поймем, что нам не хватает.

С.Сельянов: Разработчикам надо его отдать.

И.Попов: Вадим, в данном случае привел опыт своей студии. Наверное, каждый из нас может рассказать про некий аналогичный опыт. Мы эту задачу решаем как можем, каждый сам.

В.Путин: А какой нужен грант? Вопрос: кому этот грант и какой объем?

Д.Медников: Надо найти компанию-разработчика на самом деле.

Ю.Слащева: Или базовому какому-то технопарку, может быть, и Саровскому.

Д.Медников: Где «Союзмультфильм» может условно быть дистрибьютором этих средств.

Ю.Слащева: Конечные получатели должны быть IT-компании. Просто если у нас будет технопарк, то можно дать технопарку IT-компании выбрать на конкурсе.

В.Путин: Как вы считаете, все-таки сколько? Ну, приблизительно, порядок цифр.

В.Сотсков: Порядок, вот чтобы хоть цифры, конечно…

Реплика: Не хоть, а надо.

Ю.Слащева: Мы набросали, у нас есть на первый год…

В.Сотсков: Самый минимум, самый минимум, чтобы как-то начать работать, это 50 миллионов рублей. Но, конечно, нужно закладываться – надо умножать на десять.

Реплика: Это я тебе дам.

В.Путин: (Смех.) Проси больше.

И.Попов: Большие голливудские студии в эти проекты вкладывают до десятка миллионов долларов. И на протяжении многих, многих, многих лет, то, что мы работаем, понятно, что все мы пользуемся, да, мы отчисляем немалую часть средств на сертифицирование этого ПО.

В.Сотсков: В общем, тема интересная, надо это развивать, правда.

В.Путин: Предложите, пожалуйста.

В.Мединский: Может быть, поскольку пользователем конечным являются частные индустриальные студии, может, вы соберетесь, сформируете общее техзадание, каждый из вас вложит часть своих денег, а недостающие будут правительственным грантом. Иначе получится, что в очередной раз на грант произведут то, что вам не нужно, а вы будете продолжать базироваться в Силиконовой долине.

Ю.Слащева: Да, прекрасно, хорошо.

В.Сотсков: С одной стороны. А с другой стороны, могу сказать так, что софтверные компании диктуют всем, в том числе и нам, как мы будем работать, иначе мы будем работать. Нужно создать такую среду, чтобы у нас появилась эта индустрия, которая стоит рядом с анимацией, которая просто туда бы вплетена была. Поэтому, конечно, должны работать мы все вместе и понимать, что нам нужно.

Ю.Слащева: Аниматоры и IT-компании должны работать вместе.

В.Путин: Хорошо.

Россия > СМИ, ИТ > kremlin.ru, 31 мая 2017 > № 2193277 Владимир Путин


Россия > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 30 мая 2017 > № 2220942 Ольга Мельникова

Средства и методы обеспечения информационного сопровождения внешней политики государства

Ольга Мельникова, Аспирант кафедры международных отношений Дипломатической академии МИД России

Эффективность осуществления государственной власти в любой стране, в том числе в Российской Федерации, в немалой степени зависит от информационного сопровождения ее деятельности. Без медиаподдержки всех направлений внутренней и внешней политики государства в настоящее время невозможно представить результативно функционирующий механизм публичной власти. Количество, качество и доступность информационных ресурсов являются фактором, формирующим параметры внешней оценки государства, показателем его статуса в мировом сообществе.

Цели, которых государство стремится достичь в информационной среде, реализуются в рамках государственной информационной политики, под которой следует понимать особую сферу деятельности государства, связанную с созданием и развитием системы производства (воспроизводства), распространения и переработки информации в интересах обеспечения активного, конструктивного взаимодействия между государством, обществом и личностью, защиты национальных интересов и обеспечения стратегических национальных приоритетов, эффективной реализации задач государственного управления. Суть этой политики отражена в Доктрине информационной безопасности Российской Федерации, утвержденной Указом Президента РФ от 5 декабря 2016 года1, согласно которой обеспечение информационной безопасности России предполагает реализацию «взаимоувязанных правовых, организационных, оперативно-розыскных, разведывательных, контрразведывательных, научно-технических, информационно-аналитических, кадровых, экономических и иных мер по прогнозированию, обнаружению, сдерживанию, предотвращению, отражению информационных угроз и ликвидации последствий их проявления».

В условиях современного информационного общества и постоянного усложнения информационно-коммуникационных процессов государственная информационная политика призвана реализовывать весьма широкий круг задач. С точки зрения обеспечения национальной безопасности и внешнеполитических интересов России в числе таких задач следует выделить формирование единого информационного пространства России и ее вхождение в мировое информационное поле; обеспечение информационной безопасности личности, общества и государства; обеспечение политической стабильности; регулирование и совершенствование процессов информационного взаимодействия во всех сферах жизни общества и государства, а равно - процессов коммуникационно-технического обеспечения такого взаимодействия и т. д.2

Информационно-коммуникационные процессы, которые возникают между государством, гражданским обществом и личностью, способствуют формированию в сознании народа позитивного образа государственной власти, ее институтов и лидеров, что в целом способствует не только развитию массового политического сознания населения, но и повышению потенциала управляющих функций государства. Последнее обстоятельство имеет немаловажное значение, особенно если учесть, что в современном мире отчетливых границ между внутренней и внешней политикой не существует: «внешнеполитическая деятельность все более тесно переплетается с решением внутренних национальных задач»3.

Для любого развитого современного государства реализация информационной политики предполагает тесное взаимодействие и координацию деятельности компетентных государственных органов в сфере организации, планирования и контроля процессов получения, хранения, обработки, использования и распространения информации, управления информационными потоками. Государство определяет основные направления информационной деятельности, регулирует распределение информационных ресурсов, устанавливает приоритеты в информационной сфере для обеспечения национальных интересов.

Одним из неотъемлемых элементов государственной информационной политики является информационное сопровождение внешнеполитической деятельности, которое значится в числе традиционных приоритетов отечественной дипломатии. Такое сопровождение, как правило, включает в себя тесное взаимодействие органов внешних сношений государства со средствами массовой информации, использование современных информационно-коммуникационных технологий для защиты информационных систем, формирование у населения объективной и позитивной оценки деятельности государства на международной арене, противодействие ложным и провокационным данным о деятельности государства, размещенным в сети Интернет (включая социальные сети) и многое другое.

Среди основных задач в информационной сфере, на выполнение которых направлена деятельность органов внешних сношений государства, значатся «укрепление позиций российских средств массовой информации и массовых коммуникаций в глобальном информационном пространстве и доведение до широких кругов мировой общественности российской точки зрения на международные процессы» (пп. «к» п. 3 Концепции внешней политики Российской Федерации4). В рамках информационного сопровождения внешнеполитической деятельности, согласно Концепции внешней политики Российской Федерации, СМИ и другим субъектам информационного процесса, необходимо доводить до мировой общественности объективную информацию о позиции России по основным международным проблемам, о ее внешнеполитических инициативах и действиях, а также о процессах и планах социально-экономического развития государства, достижениях российской культуры и науки (п. 46 Концепции внешней политики).

Интересам Российского государства в этой сфере соответствуют: достижение объективного восприятия России в мире, совершенствование системы средств эффективного информационного влияния на зарубежное общественное мнение, государственная поддержка и содействие усилению позиций российских и русскоязычных СМИ в мировом информационном пространстве, активное участие в международном сотрудничестве в информационной сфере, разработка необходимых мер по противодействию угрозам информационной безопасности России. В этих целях предполагается широкое использование новых информационно-коммуникационных технологий, формирование комплекса международно-правовых и этических норм их безопасного использования (п. 47 Концепции внешней политики). Стратегической целью России в этой сфере является формирование такой системы отношений, которая базировалась бы на общепризнанных международных правилах ответственного поведения государств в информационном пространстве5.

Решение названных задач позволяет последовательно и эффективно отстаивать интересы государства, обусловленные как его внутри- и внешнеполитическими функциями, так и проблемами международного характера. Институциональная упорядоченность и согласованность действий государственных ведомств, призванных выполнять названные задачи, базируются на ряде концептуальных нормативно-правовых актов (Федерального закона «Об обеспечении доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления»6, действующей Доктрины информационной безопасности Российской Федерации, Стратегии национальной безопасности Российской Федерации7, Концепции внешней политики Российской Федерации8 и т. д.). В перечисленных актах названы не только основные угрозы безопасности Российской Федерации в информационной сфере, но и приоритетные направления деятельности федеральных органов власти по их предотвращению.

В последнее время в адрес России беспрецедентно часто звучат надуманные обвинения в использовании методов «агрессивной пропаганды» и кибератак против других стран. Эти вымышленные факты ложатся в основу политики «информационного отторжения» России, проводимой некоторыми западными странами. Их противостояние России в информационном пространстве сопровождается дискриминационными мерами в отношении российских журналистов и СМИ, возрождением фразеологии в духе холодной войны, потоками дезинформации и откровенной лжи, фальсификацией исторических фактов и преуменьшением роли России в наиболее значительных исторических событиях. Расправа над историческим прошлым российского народа становится все более циничной и агрессивной. Информационные кампании, построенные на изложенных концепциях, зачастую составляют основу современной политической стратегии Запада в отношении России.

Подтверждением изложенного служат следующие факты.

В Риге в 2015 году был создан Центр стратегических коммуникаций НАТО «Stratcom», одной из задач которого является укрепление Альянса и «борьба» с российской пропагандой. О специфике деятельности центра можно судить, например, по одному из его недавних заявлений, в котором ряд юмористических программ российского телевидения (КВН, «Вечерний Ургант», «Прожекторперисхилтон», «МаксимМаксим») были названы «тайным информационным оружием» Кремля против Запада.

В ноябре 2016 года Европарламент, принимая большинством голосов резолюцию по противодействию пропаганде третьих стран, в перечень субъектов, со стороны которых исходит угроза, наряду с террористическими организациями («Аль-Каидой», «Исламским государством») включил и Россию. Было заявлено, что Россия оказывает финансовую поддержку европейским оппозиционным политическим партиям и организациям, а также ведет в отношении Евросоюза «враждебную пропаганду», используя фактор двусторонних межгосударственных отношений для разобщения членов европейского сообщества. Информационную угрозу для ЕС, по мнению авторов резолюции, представляют телеканал «Russia Today» (RT), информационное агентство «Sputnik», фонд «Русский мир» и Россотрудничество9. Резолюция не имеет обязательного характера, однако содержащиеся в ней рекомендации по энергичному противодействию российской пропаганде выстроены, по сути, на беспочвенных обвинениях.

Прямое нарушение свободы СМИ и прав человека можно усмотреть и в закрытии осенью 2016 года счетов телекомпании «Russia Today» в Великобритании. Официальных объяснений о причинах блокировки счетов, на которых находились средства для выплат зарплат, страховок и оплаты командировок сотрудников компании, не последовало. Однако известно, что ранее британский регулятор в области медиа Ofcom обвинял телеканал RT в якобы необъективном освещении событий в Сирии и на Украине10.

В США, по сообщению газеты «The Daily Beast», в результате инициативы, исходившей от обеих американских партий, в течение двух лет предполагается выделить 160 млн. долларов бюджетных средств на работу «малоизвестного межведомственного учреждения под крылом Госдепартамента под названием Центр глобального взаимодействия (Global Engagement Center, GEC)»11. Центру, который изначально создавался для противодействия пропаганде «Исламского государства», теперь предстоит бороться против российской «пропаганды Владимира Путина», «иностранной манипуляции» и поддерживать «объективную русско-язычную журналистику».

Таким образом, фактически Россию разными способами втягивают в информационные конфликты, причем зачастую вынуждая ее занимать в этом противостоянии далеко не самую выгодную для себя позицию. Как следствие, страдает международный имидж государства, отрицательное воздействие испытывает менталитет российских граждан. Информационные усилия Запада направлены, в числе прочего, на подрыв интеграционных процессов с участием Российской Федерации, на девальвацию идеи Русского мира в целом, что угрожает безопасности не только России, но и целого ряда других государств12.

Задачи эффективного противостояния недружелюбным информационным выпадам западных государств против России, а также снижения степени негативного психологического давления на россиян обусловливает необходимость тщательного анализа складывающейся ситуации, установления особенностей происходящих процессов и выработки адекватных мер по минимизации их негативных последствий. Полезным может оказаться, в частности, изучение зарубежного опыта противодействия в информационной сфере. Учет методов работы в информационном пространстве других стран не только поможет не допустить отставания в данной области, но и будет способствовать развитию собственного потенциала.

Определенный интерес в этой связи представляет, например, современная информационная политика Китая - стратегического партнера России на международной арене, который также сталкивается с необходимостью противостояния попыткам стран Запада сдерживать потенциал его международного влияния. В этих условиях задачей КНР является не только наращивание темпов экономического роста, но и обеспечение позиции самостоятельного игрока в мировой информационно-телекоммуникационной системе.

Особенность государственной информационной политики КНР в последние годы заключается в активном освоении возможностей массовой коммуникации в интересах расширения своего присутствия в глобальном информационном пространстве. Активно развивается и модернизируется спектр китайских иноязычных СМИ (газет, журналов, теле- и радиоканалов), ориентированных на зарубежную аудиторию. Международное радио Китая ведет передачи на 38 языках. Благодаря массовому появлению китайских информационных сайтов на английском, русском, испанском, французском, японском, арабском и других языках, расширяется присутствие Китая в сети Интернет. При этом, как отмечает Е.В.Евдокимов, важнейшей характеристикой китайской информационной политики является отсутствие конфронтации13. Как следствие, согласно данным подготовленного китайскими аналитиками «Доклада об исследовании национального имиджа Китая в 2014 году», имидж страны в мире по сравнению с предыдущим годом поднялся на 0,8 балла14. Такой результат дали опросы населения США, Великобритании, Австралии, Японии, России, Индии, ЮАР и Бразилии.

Довольно высокий иммунитет Китая к влиянию извне Е.В.Евдокимов объясняет развитой системой пропаганды внутри страны, ее значительной подчиненностью интересам китайского руководства, а также способностью Пекина распространять в глобальном информационном пространстве исключительно те материалы, которые отвечают интересам государственной политики. Ключевая роль в этом процессе отводится Коммунистической партии Китая (далее - КПК), в организационную структуру которой входят несколько отделов, отвечающих за реализацию информационной политики: Отдел пропаганды ЦК КПК (осуществляет координацию деятельности), Пресс-канцелярия Государственного Совета КНР (курирует практическую реализацию информационной работы). Все центральные информационные агентства Китая, телевидение, издательства, ключевые Интернет-порталы находятся в непосредственном подчинении этих органов.

Централизованный контроль за деятельностью СМИ, несмотря на то что он служит постоянной мишенью для критики со стороны западной журналистики, создает китайскому руководству серьезное преимущество с точки зрения ведения внешнеполитической пропаганды с присущей ей идеологической составляющей. Однако в современном Китае продвигаются не только коммунистические, но и иные общественные идеи (например, традиционные конфуцианские ценности).

В условиях отсутствия законодательного акта, регулирующего деятельность СМИ, вся работа как национальных информационных агентств КНР, так и иностранных журналистов в стране определяется правительственными директивами и ведомственными инструкциями. В их числе, например, постановление Госсовета КНР №537 «Правила Китайской Народной Республики в области профессиональной деятельности постоянных представительств иностранных СМИ и иностранных журналистов», которые предписывают иностранным журналистам в полной мере соблюдать законодательство КНР, профессиональную журналистскую этику, вести объективное и непредвзятое новостное освещение. Отдельно подчеркивается неприемлемость ведения деятельности, не связанной по своему содержанию со статусом журналиста.

Компетентным органом, ответственным за работу иностранных журналистов на территории страны, является Министерство иностранных дел КНР, в структуре которого действует Департамент информации МИД КНР, контролирующий открытие и функционирование в КНР постоянных представительств иностранных СМИ. По отношению к зарубежным журналистам, ведущим деятельность в регионах Китая, аналогичные функции выполняет Канцелярия по иностранным делам или Управление информации народного правительства конкретного региона. Корпункты иностранных СМИ в соответствии с китайским законодательством могут быть учреждены только в пяти городах: Пекине, Шанхае, Чунцине, Гуанчжоу и Шэньяне.

Между тем китайский рынок информационных ресурсов является одним из самых крупных в мире. По данным Государственного статистического управления КНР, ассортимент издаваемых в стране периодических изданий насчитывает более 9 тыс. наименований общим тиражом около 40 млрд. экземпляров. Из них более 2 тыс. наименований - это газеты общим тиражом 10 млрд. экземпляров, свыше 8 тыс. наименований - журналы. В Китае работает более 300 радиостанций, 320 телевизионных станций, 30 центральных и несколько сотен региональных телеканалов. Современные китайские СМИ оснащены по последнему слову техники и используют в своей работе самые передовые технологии15.

Существенно расширилась в последние годы палитра англоязычных печатных СМИ по международной проблематике. Так, в дополнение к журналу «Beijing Review», находящемуся в управлении Пресс-канцелярии Госсовета КНР, и основанной еще в 1981 году самой массовой англоязычной газете «China Daily», подконтрольной Отделу пропаганды ЦК КПК, медиахолдинг «Жэньминь жибао» запустил англоязычную версию внутрикитайской газеты «Хуаньцю шибао» - «Global Times». Газета публикует аналитические статьи китайских авторов, содержащие материалы более критического характера, чем уже привычные зарубежному читателю печатные СМИ Китая. Количество зарубежных корпунктов государственного информационного агентства «Синьхуа» за последние годы в рамках расширения спектра китайских иноязычных СМИ увеличилось до 186. Запущены каналы на английском, арабском, французском и русском языках.

Отличающееся большим диапазоном сигнала и высоким техническим уровнем Центральное телевидение Китая, по личному указанию Си Цзиньпина переименованное в конце 2016 года из CCTV (China Central Television) в CGTN (China Global Television Network), поддерживает деловые связи более чем с 250 телевизионными организациями из 130 стран мира. В дополнение к уже действующим каналам на английском, французском и испанском языках в последние годы в его рамках вдвое увеличено число англоязычных каналов. В 2009 году был запущен ТВ-канал на русском языке, а в 2010 - на арабском и португальском.

Одной из крупнейших в мире медиаструктур является Международное радио Китая (МРК), созданное еще в 1941 году. В современных условиях оно ведет программы на 62 языках мира, располагает 40 зарубежными корреспондентскими пунктами и представительствами, имеет около 60 дочерних зарубежных радиостанций. Благодаря сотрудничеству со 160 радиостанциями мира, 98% аудитории радиостанции сегодня может слушать передачи на родном языке. Мультиязычный новостной портал www.china.com вещает на 25 языках. В 2014 году вместе с интернет-сайтом главной китайской газеты «Жэньминь жибао» МРК подписало договор о сотрудничестве с МИА «Россия сегодня».

В условиях отсутствия политической конкуренции правящая Компартия Китая использует СМИ в качестве своего рупора, транслятора идей, целей, стратегических планов и намерений, что определяет специфику выбора методов политического влияния на общественное мнение. Активно применяются методы корректировки информационной повестки дня и политической рекламы. В информационном поле внешней политики Китая проявляется стремление перехватить инициативу, действовать не в ответ на иностранные выпады, а на упреждение удара, либо атакуя.

Очевидно, что реализация наступательной политики требует взвешенного анализа потенциальных информационных угроз и продуманной тактики сопровождения собственных действий на международной арене. Именно этим целям служат развитие сети китайских иноязычных СМИ и приобретение иностранных медиаактивов для распространения прокитайских взглядов внутри западного общества.

Немало внимания китайское руководство уделяет усилению возможностей информационного противоборства в сети Интернет. Используя национальное превосходство по числу интернет-пользователей, дополненное новейшими компьютерными технологиями, руководство Китая эффективно применяет глобальную сеть как для нейтрализации антикитайской пропаганды, так и для транслирования на иностранную аудиторию собственной позиции по внешнеполитическим вопросам. Названным формам работы, однако, неизменно сопутствуют разнообразные методы правительственного контроля над интернет-пространством: блокировка нежелательных сайтов, цензурирование международных поисковых систем, регистрация персональных данных пользователей.

В информационном диалоге Пекина с Западом много внимания уделяется теме цензуры и свободы слова. Западные неправительственные правозащитные организации («Human Rights Watch», «Amnesty International», «Reporters Without Borders») активно подвергают критике интернет-цензуру в Китае. Пекин со своей стороны разоблачает методы работы западных СМИ, приводит данные об их основателях, спонсорах и доходах, получаемых от распространения антикитайской пропаганды.

Работа с зарубежной аудиторией крайне важна для КНР, так как иновещание - часть китайской «мягкой силы». Однако помимо своей основной цели - расширения возможностей информационного воздействия на иностранные государства, - рост численности китайских СМИ, ориентированных на зарубежную аудиторию, достигает еще одного эффекта: он создает впечатление плюрализма мнений и многообразия источников информации в Китае.

Особого внимания заслуживают попытки Пекина внедриться на международный информационный рынок посредством приобретения долей в иностранных СМИ. Действия такого рода осуществляются достаточно осторожно и не придаются широкой огласке, однако, как справедливо замечает Е.В.Евдокимов, они свидетельствуют о новом подходе Китая к внешнеполитической пропаганде: стремлении диверсифицировать источники информации, ориентированные на иностранную аудиторию, и ориентировать каждое крупное национальное информационное агентство на выпуск продукции на иностранных языках (в первую очередь - на английском)16.

Отдельного обсуждения заслуживают упоминавшиеся ранее неконфронтационные методы информационно-пропагандистской политики Китая. Часть из них связана с умелым использованием многочисленных открытых источников информации западных СМИ, позволяющих «выуживать» негативные публикации о странах Запада, их политике, финансовом положении, событиях в общественной жизни и т. д. Такие публикации размещаются в китайских иноязычных СМИ и в сети Интернет со ссылкой на иностранные информагентства, что позволяет достичь двойного эффекта: с одной стороны, обеспечить высокий уровень достоверности, а с другой - предоставить желаемую информацию, не подорвав авторитета национальных изданий. Кроме того, при работе на зарубежную аудиторию, китайские СМИ не вступают в полемику с национальными изданиями. В их задачи входит только изложение и последовательное отстаивание собственной точки зрения.

Что же касается событий внутренней жизни, способных отрицательно сказаться на имидже государства (техногенные катастрофы, землетрясения, массовые беспорядки и т. д.), то китайское руководство предпочитает открыто обсуждать их в СМИ. Такая прозрачность призвана, во-первых, продемонстрировать стабильность власти и, во-вторых, сформировать правильный информационный фон для предпринимаемых ею действий.

Широко пропагандируется упрощение режима деятельности в Китае для зарубежной прессы. Под контролем Пресс-канцелярии Госсовета для иностранных журналистов организуются поездки по стране и другие мероприятия. При этом, однако, официальные переговоры и встречи государственных лидеров имеют право освещать только журналисты официального «пула». Журналисты, сопровождающие глав государств, правительств, государственных органов, а также членов королевских семей во время их официальных визитов в Китай, аккредитуются по дипломатическим каналам.

Другой формой неконфронтационной информационной работы является активная популяризация Китаем на международной арене тезиса о необходимости преодоления менталитета холодной войны, движения к идеалам гармоничного мира, активная пропаганда тезиса об открытости государства перед внешним миром при сохранении национальных традиций. Принципиально важно, что, излагая Западу собственное видение перспектив международного развития, Китай активно выступает проводником таких амбициозных стратегий, как, например, идея «Нового Шелкового пути» («Один пояс, один путь»).

«Мягкая сила» по-китайски - это прежде всего работа по формированию благоприятного имиджа и информационному сопровождению китайских экономических проектов. В последние годы такая деятельность проявляется в росте количества пресс-конференций государственных и партийных деятелей для китайских и иностранных журналистов, размещении большого объема статистических данных и официальной информации как в СМИ, так и на интернет-сайтах различных китайских ведомств.

Таким образом, сочетание контроля над информационными ресурсами с возможностями современных ИКТ способствует расширению каналов распространения китайской внешнеполитической пропаганды за рубежом, что приводит к усилению роли Китая не только в глобальном информационном пространстве, но и в международных процессах в целом. Однозначной такого рода ситуацию, конечно, назвать нельзя, поскольку ограничения в деятельности китайских СМИ воспринимаются и активно критикуются на Западе как нарушение свободы слова в Китае. Однако именно это позволяет китайскому руководству, управляя информационными потоками, обеспечивать концентрацию пропагандистских ресурсов на приоритетных направлениях внешней политики.

Учитывая изложенные выше задачи информационного обеспечения внешней политики Российской Федерации, а также рассмотренный опыт формирования государственной информационной политики во внешнеполитической сфере Китая, можно утверждать, что проблема информационного сопровождения внешнеполитической деятельности имеет двойственный характер. Ее решение предполагает, во-первых, обеспечение широкой поддержки российского внешнеполитического курса внутри страны и, во-вторых, повышение степени понимания и одобрения проводимой Россией политики за рубежом. Стратегической линией Российской Федерации в этом процессе является отстаивание права каждого человека на доступ к объективной информации о событиях в мире, а также - к различным точкам зрения на эти события.

 1Об утверждении Доктрины информационной безопасности Российской Федерации. Указ Президента РФ от 5 декабря 2016 г. №646 // Собрание законодательства РФ. 2016. №50. Ст. 7074.

 2Нисневич Ю.А. Информация и власть. М., 2000. С. 11; Мещеряков И.В. Государственная информационная политика как элемент системы национальной безопасности // Молодой ученый. 2016. №1. С. 553-556.

 3МИД РФ назвал цену позитивного образа России за рубежом // URL: http://www.ippnou.ru/article.php?idarticle=000704 (дата обращения: 18.02.2017).

 4Об утверждении Концепции внешней политики Российской Федерации. Указ Президента РФ от 30 ноября 2016 г. №640 // Собрание законодательства РФ. 2016. №49. Ст. 6886.

 5Егоров И. Мир без иллюзий и мифов: Интервью Н.П.Патрушева //Российская газета. 2017. 16 января // URL: http://www.scrf.gov.ru/news/allnews/2148/ (дата обращения: 24.02.2017).

 6Об обеспечении доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления. Федеральный закон от 9 февраля 2009 г. №8-ФЗ (в ред. Федер. закона от 9 марта 2016 г. №66-ФЗ) // Собрание законодательства РФ. 2009. №7. С. 776.

 7О стратегии национальной безопасности Российской Федерации. Указ Президента РФ от 31 декабря 2015 г. №683 // Собрание законодательства РФ. 2016. №1 (Ч. II). Ст. 212.

 8Собрание законодательства РФ. 2016. №49. Ст. 6886.

 9Европарламент принял резолюцию о противодействии российским СМИ // URL: https://ria.ru/mediawars_freedom_of_speech/20161123/1482000699.html (дата обращения: 17.02.2017).

10Великобритания закрыла счета телесети RT // URL: http://www.russiangap.com/2016/10/velikobritaniya-zakry-la-scheta-teleseti-rt/ (дата обращения: 24.02.2017).

11The Daily Beast: Проиграв в инфовойне с ИГ, США взялись за «пропаганду Путина» // URL: http://www.inosmi.info/db-proigrav-v-infovoyne-s-ig-ssha-vzyalis-za-propagandu-putina.html (дата обращения: 11.03.2017).

12Егоров И. Указ. соч.

13Евдокимов Е.В. Политика Китая в глобальном информационном пространстве // Международные процессы. 2011. №1. С. 74.

14Алешина М.Горшкова О. Имидж по-пекински // Российская газета. 2015. 24 июня.

15Лю Ханьянцзы. Внешнеполитический курс современного Китая в отражении национальных СМИ // Век информации: СМИ и внешняя политика Китая: Сб. науч. статей №4 /ред.-сост. Р.В.Бекуров, Ю.С.Данилова, С.Б.Никонов. СПб.: С.-Петерб. гос. ун-т, 2014. С. 14, 42.

16Евдокимов Е.В. Указ. соч. С. 75.

Россия > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 30 мая 2017 > № 2220942 Ольга Мельникова


Польша. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 29 мая 2017 > № 2190453 Виктор Ерофеев

За что поляки ненавидят Россию

На смерть Збигнева Бжезинского (1928 - 2017)

Виктор Ерофеев, Обозреватель, Украина

Я всегда восхищался Збигневым Бжезинским. Он был голова! В отличие от наших зависимых и независимых политологов, он играл и выигрывал на разных шахматных досках. Он был наиболее успешным противником имперской государственности России во всех ее видах. Великолепно знал ее политический скелет: не кожу, не мясо, а именно скелет, на котором время от времени сменяется и мясо, и кожа, но суть от этого не меняется.

Россия множество раз бросалась на поляков с криками о славянской любви. На самом деле она не отпускала поляков от себя не потому что любила, а потому что хотела за их счет приблизиться к сердцевине Европы со своими специальными имперскими чувствами. Ради всасывания Польши в себя Россия готова была на все что угодно, вплоть до Катыни.

Ненависть Польши к России была избирательной — антиимперской. Россия отвечала ненавистью на ненависть поляков: потоком вранья, вплоть до утверждений, что Польша развязала Вторую мировую войну. Советская армия освободила не государство Польшу, но принадлежавшую когда-то империи территорию и укрепилась здесь как создатель и повелитель искусственного режима. В этом отличие освобождения Франции союзниками.

Какая-то часть польской интеллигенции поверила Сталину на очень короткий срок. Все-таки какая-никакая Польша вновь появилась на карте. Но скоро выяснилось: появился политический урод.

Бжезинский жил вдалеке от такого урода. Он занимал многие годы крупные должности в американской администрации и различных международных комиссиях. Деловито, без пены на губах, он определял слабости советского режима и бил по ним с прицельной точностью. Это не были абстрактные сражения. Бжезинский видел оппонента как агрессивную, часто бездарную и бестолковую власть, настоянную на бюрократии, коррупции, перекрестном страхе, незнании международные реалий.

Это он создал «третью корзину» Хельсинских договоренностей 1975 года, корзину прав человека, в которую провалилась советская власть, сломав себе шею на борьбе с инакомыслием. Это он подтолкнул СССР к смертельной войне в Афганистане, аналогу, по его мнению, Вьетнамской войны для Америки. Это он способствовал развитию гонки вооружений, которую не смог выдержать СССР, проиграв холодную войну.

Это он критиковал страны Запада, не сообразившие, что крушение СССР вызовет реваншистские настроения, которые породят мем о крупнейшей катастрофе ХХ века: смерти СССР. Здесь его, правда, никто не послушал, решив, что история уже кончилась и тоталитаризм окончательно уничтожен. Зато, когда Запад спохватился, он способствовал продвижению НАТО на восток, которое фактически выбросило Россию из Европы.

Но вот парадокс! Критикуя советскую Россию, Бжезинский отдавал должное марксизму. Он знал его глубже советских философов, которые превратили Маркса в догму. Бжезинский фактически считал марксизм идеологией будущего, случайно попавшей в руки политическому дельцу от коммунистической утопии Владимиру Ленину. В любом случае, он считал марксизм отличным инструментом экономического и философского анализа. В центре политической жизни Америки находился подлинный марксист!

История отношений поляков к России полна парадоксов. Вот, например, первый чекист, поляк Дзержинский. В России до сих пор есть много его любителей, особенно среди коллег-силовиков. Почему бы не поставить Дзержинскому памятник? Но если присмотреться к деятельности Дзержинского, то он окажется наиболее радикальным разрушителем основ России. Большевик-интернационалист, он презирал российские ценности. По сравнению с Дзержинским Збигнев Бжезинский просто страстный почитатель России!

Обобщите идеи Бжезинского, и вы увидите, что они скорее перекликаются с политическими мечтаниями русской культуры, нежели опровергают их. Русская культура в большинстве случаев сочувствовала бунту поляков против России. Порой случались недоразумения, когда Россия воспринималась (или должна была восприниматься?) как страна, а не источник тоталитарных ценностей (случай Пушкина). Но вектор антиимперской критики был чаще всего общим и бескомпромиссным. Все кончилось, правда, как всегда скверно: интеллигенция так возненавидела имперский режим, что перегнула палку и породила большевиков, переродившихся в суперимперских сталинистов.

Польская мысль, судя по позиции Бжезинского, разрубает Россию пополам. Она ненавидит режим, который навязывает ей свои ценности вплоть до полного уничтожения польской самоидентичности. Но она питается творческими откровениями русской культуры и обогащается ею для борьбы с русской империей.

Бжезинский считал, что выход России из исторического кризиса невозможен без сближения с демократическими системами Европы. Это отнюдь не означает потерю самостоятельности русской ментальности. Это встреча со своей собственной, окрепшей и гибнущей, и снова возрождающейся независимой идеологией России, которая оказалась пока что неспособной проявиться в долгосрочной каждодневной политике. Да и в оппозиции эта идеология разорвана на куски во внутренних спорах и взаимных обвинениях.

Короче, Бжезинский верил в нас, жителей России, чаще больше, чем мы — сами в себя. И знал нас чаще лучше, чем мы себя. Почему? Да потому что аналитическое мышление с самого начала его деятельности было безупречно. Поляк, родившийся в дипломатической семье не то в Харькове, не то в Варшаве, получивший образование в Канаде и США, Бжезинский показал, что Россию можно понять умом, а вот бестолковщиной ее не понять.

Он умер, не дождавшись восстановления отношений Европы и России. Возможно, он был излишним оптимистом, и это восстановление не наступит никогда. В тех формах и границах, которые существуют сегодня. Враг-оптимист, это особое польское звание.

Бжезинский, конечно, не был одиночной в своем уважении к русской культуре и ненависти к империи. Он принадлежал к той польской плеяде разумных критиков восточного соседа, которые способствовали разгрому имперских ценностей, а вместе с ними и политического режима. Вместе с Иоанном Павлом Вторым, а также поэтом Чеславом Милошем, режиссером Анджеем Вайдой, философом Лешеком Колаковским (этих трех творцов я знал и любил), другими блестящими мыслителями Бжезинский вытащил Польшу из могилы советского псевдосоциализма.

Польша ушла навсегда на Запад. А кремлевская Россия ушла в себя. И стонет от счастья. От этого странного тюремного счастья

Польша. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 29 мая 2017 > № 2190453 Виктор Ерофеев


Россия. ЮФО > СМИ, ИТ > regnum.ru, 25 мая 2017 > № 2196967 Гойко Митич

Гойко Митич — Золотой Витязь России

Эксклюзивное интервью для ИА REGNUM

«Этот молодой наверняка знает, где спрятано золото», — кто из бывших советских ребятишек не знает, что именно с этой фразы начинается легендарный фильм трилогии «Сыновья Большой Медведицы» — «Токей Ито»! «Если что случится, за все ответит краснокожий», «Я хочу выкурить трубку мира и поговорить о справедливости», — эти слова многие матери Советского Союза часто слышали в открытые окна квартир, когда их дети во дворах играли в индейцев.

В рамках МКФ «Золотой Витязь» в среду 24 мая во вновь открытом после многих лет упадка кинотеатре «Москва» города Севастополя проходила творческая встреча с лучшим в мире индейцем Гойко Митичем. Перед встречей был показан любимый в детстве, но, честно говоря, несколько подзабытый фильм, снятый больше 50 лет назад. Я как будто вновь вернулась в октябрятское детство, когда всего лишь за 10 копеек можно было перенестись в мир раскаленных прерий, полный опасностей и романтики.

Этому сегодня способствовала вся окружающая обстановка. Кинотеатр «Москва» по своей архитектуре и внутреннему устроению, продуваемому всеми ветрами зрительному залу, напоминает советский Дом культуры времен позднего застоя, когда вокруг все пришло в запустение. В Севастополе не так много кинотеатров, а до присоединения Крыма к России их было еще меньше. Все постепенно, конечно, образуется. «Москва» не сразу строилась, а пока надо отдать должное севастопольским зрителям. При полном отсутствии рекламы кинофестиваля зал был полный, люди даже сидели на ступеньках. После показа зрители долго аплодировали. Двадцатисемилетний Гойко Митич с обнаженным торсом, мягкой походкой барса и строгим, но справедливым взором заставил зрителей забыть о некомфортном зале, пожилых перенестись во времена молодости, а молодых — восхититься живым мастерством актера при полном отсутствии убивающих естество жизни спецеффектов.

Восточногерманские вестерны создавались, чтобы противостоять засилью американского капиталистического кинематографа. Фильмы про индейцев очень даже вписывались в коммунистическую идеологию. В них были красные и белые, то есть краснокожие и бледнолицые. Причем красные — хорошие, а белые — плохие. Были там глупые американские блондинки, рыжие порочные «женщины с низкой социальной ответственностью» и в противоположность им заботливые матери угнетаемых капиталистами индейцев. Добро и зло имело четкие грани, а так бывает только в детстве. Поэтому и пробирает «Чингачгук» до слез. И слезы эти об утраченных иллюзиях детства, о разрушенной надежде на светлое будущее, которое нам всем обещали, об обществе социальной справедливости, которое мы так и не построили.

Гойко Митичу задавали много вопросов. Но люди обращались к нему не как к актеру, а как к Чингачгуку. Народ до сих пор ассоциирует его с героями немецких вестернов. «Считаете ли вы американцев виновными в геноциде индейцев?» — этот вопрос поставил Гойко в тупик, потому что, по его мнению, индейцы — это и есть настоящие американцы, а геноцид им устроили европейцы, воюя друг с другом — испанцы с португальцами, англичане с ирландцами, французы с итальянцами — за лучшие земли индейцев, отодвинув истинных хозяев прерий на задворки истории.

«А не хотели бы Вы снова сняться в вестерне?» — спросил кто-то из зала. «А кого я теперь смогу сыграть? Я седой!» — усмехнулся актер. На самом деле в 2016 году вышел новый вестерн «Виннету и Олд Шаттерхенд» (Шаттерхенд — тоже персонаж произведений Карла Мая), где Гойко Митич играет старого индейского вождя, у которого есть красивый и молодой сын, как две капли воды похожий на молодого Гойко. Несмотря на единый первоисточник, это уже совсем другой фильм. Он почти карикатурный, в нем нет того духа искренности и безыскусности, который царил в фильмах пятидесятилетней давности. Но что толку говорить о чести, когда речь идет о коммерческих интересах?

По окончании творческого вечера зрители долго не отпускали Гойко, все хотели перекинуться с ним парой слов, сфотографироваться, получить автограф. Но были и такие, кто сам дарил ему подарки. Например, его давний поклонник, очень молодой человек по имени Александр подарил ему новую двухсотрублевую купюру с видом на Херсонес. Несмотря на свою занятость, Гойко Митич дал эксклюзивное интервью корреспонденту ИА REGNUM.

Гойко, расскажите, пожалуйста, нашим читателям о своем детстве, о своей семье.

Я родился в деревне в 1940 году. Отец мой был партизаном. Он не боялся ничего, он все мог отдать за правду. Ему удалось выжить на войне, и он всегда был для меня примером. У меня было две мамы, одна из которых, на самом деле, — бабушка. Бабушка всегда думала, что она лучше знает, как меня воспитывать. Она считала, что мама все делает не так хорошо, как бабушка. Мама ей позволяла делать, как бабушка хотела. Бабушка моя — деревенская женщина, очень хорошая, она всегда брала меня с собой в лес, в поле, на природу, и мама меня с ней отпускала. Я до сих пор благодарен своей бабушке за то, что я ни разу в жизни не закурил. Когда я был маленький, у нас заасфальтировали улицу, и бабушка мне сказала, что если я буду курить, мои легкие станут такими же черными, как асфальт. Я очень испугался. И всегда, когда я видел курящих людей, то представлял их легкие цвета асфальта. Это страшно было. Когда снимался мой первый фильм про индейцев «Сыновья Большой Медведицы», это вызвало большие трудности. Я там должен был курить трубку, а я никак не мог, у меня не получалось. Это был самый тяжелый кадр для меня из всего процесса съемок. 20 раз переснимали. И то плохо получилось — я мало дыма втягивал и выдыхал.

Это хорошо, что я не курю. Когда я рос, у меня был контакт с природой, в 6 лет я научился скакать на лошади. Я занимался спортом. Это пригодилось потом в профессии. В школе я был средним учеником и выделялся только спортивными успехами. Потом была гимназия, это так у нас называется. После гимназии поступил в физкультурный институт.

А как пришли в кино?

Когда я был студентом, в Югославии снималось очень много фильмов. И англичане, и итальянцы, и французы снимали картины. Им нужна была массовка, ассистенты режиссеров приходили в институты и искали среди студентов тех, кто им подходил. А студенты были только рады подработать. Первая моя работа в кино была в английском фильме. Мне повезло, что я умел скакать на лошади. Я был в хорошей физической форме, знал приемы борьбы. Меня и еще нескольких студентов выбрали. Ко мне подошел режиссер и сказал, что я очень похож на актера, который играл главную роль. Я стал его дублером. Меня посадили на лошадь, одели в рыцарский костюм. Это был фильм «Лонселот и Королева». Я должен был ехать на лошади и держать под уздцы еще двух лошадей. Я так раньше не делал никогда. Думаю, если сейчас упаду, то это будет не очень хорошо. Но не упал, слава Богу. Меня заметили режиссеры. Стали давать маленькие роли. А потом были роли чуть больше, потом главные. Так я в кино и остался. Хотя актером быть не хотел.

А как получили первую главную роль?

Это очень интересный момент. Я собирался идти кататься на лыжах, уже стоял в дверях с лыжами, как зазвонил телефон. Я еще думал, брать трубку или не брать. Ладно, думаю, возьму. Там девушка говорит, чтобы я немедленно ехал на студию на пробы. Я ей говорю, какие, мол, пробы, я на лыжах сейчас поеду кататься. Она возмущаться начала: «Какие лыжи?» Получается, что если бы я трубку тогда не снял, то до сих пор бы на лыжах катался.

А кем Вы хотели быть?

Я хотел быть тренером, заниматься спортом. Лыжами. (Смеется). А когда я был маленьким, мечтал стать моряком, капитаном корабля. А бабушка очень хотела, чтобы я стал врачом. Она болела ревматизмом и думала, что я смогу ее вылечить. Но все вышло иначе.

Вы считаетесь лучшим индейцем мира. А какие еще роли Вам удалось сыграть?

Я много ролей сыграл, но образ индейца — самый главный, самый известный. Зрители хотят меня видеть индейцем. У меня много других хороших ролей. Я играю, кроме кино, еще в театре. Есть такой мюзикл, например, «Грек Зорба», очень интересный. Там надо петь и танцевать. Я там играю.

А как Вы оказались в Берлине? Почему туда переехали?

После окончания работы над фильмом «Сыновья Большой Медведицы», где я сыграл свою первую главную роль, премьера была в Берлине. Этот фильм так понравился в ГДР! 10 миллионов жителей ГДР посмотрели этот фильм. А там всего-то тогда жили 17 млн человек. Очень большой был успех. Продюсер мне тогда позвонил и сказал, что мы сделаем еще один такой фильм, чтобы я не соглашался ни на какие другие предложения. Потом был «Чингачгук», третий фильм был «След сокола». В Берлине мне дали квартиру на волне этого успеха. И я там остался. Стал играть в театре Вальдбюне под открытым небом. Я сыграл Спартака, Труффальдино, сыграл Д’Артаньяна в «Трех мушкетерах». И в «Четырех мушкетерах» я тоже играл. Ринальдо Ринальдини тоже. Позднее я играл в спектакле «Полет над гнездом кукушки», но это уже в другом театре. Там очень хорошая была роль, с интересными монологами. Каждый год в театре под открытым небом выходит премьера. Я в течение 15 лет играл в театре под открытым небом, в котором размещается до 8 тыс. зрителей. Это как стадион.

Вы все время с тех пор жили в Германии?

Все время там жил. Уезжал только на время съемок. Бывал в Советском Союзе часто. В Самарканде снимался, в Минске, в Ялте, на Кавказе. Играл русского партизана, играл маршала Соколовского. Однажды пошутил с одним генералом Советской армии в ГДР. Сказал ему, что выше его по званию.

А сами пробовали писать?

Да, я писал сценарии для двух фильмов про апачей, вместе с режиссером.

Какие Вы испытали ощущения, когда к Вам пришла слава?

Что такое слава, я не знаю. Для меня все это было естественным. Звездной болезнью я никогда не болел.

Возвращаясь к детству. Вы чувствовали, что Вы человек особенный, что сможете дарить людям счастье, положительные эмоции, влиять на них?

Я был очень хорошим мальчиком. Много времени проводил на природе. Прислушивался к ней. Зверей любил, птиц. Я не курил, не пил, этим не интересовался, серьезным был, поэтому, конечно, выделялся на общем фоне. В здоровом теле — здоровый дух, и наоборот. У меня были к себе очень высокие требования. Я был бы очень рад, если бы узнал, что такие ребята есть и сейчас. А то сейчас молодежь смотрит только в гаджеты, даже глаза к небу не поднимает. Это общая проблема молодежи во всем мире. И наркомания очень большая проблема. Жизнь у них проходит мимо, они ее не замечают.

Если у Вас такие высокие требования к себе, значит, и к женщинам высокие требования?

Конечно. Это проблема. Я встречал в жизни разных женщин, но до сих пор еще не женился. Не успел найти такую за 78 лет. Любовь нельзя искать. Она придет сама, она сама тебя найдет. Я жду этого. Сегодня найти настоящего партнера для жизни — это очень сложно. Это, с одной стороны, лотерея, с другой — Божья воля.

Зрители в зале тоже задавали Гойко Митичу вопросы личного характера. Он поделился с ними, что у него есть дочь 23 лет. Он скрывал ее от прессы до совершеннолетия, потому что не хотел, чтобы у нее были проблемы из-за его известности. На вопрос, почему он до сих пор не женат, актер отшутился, дескать, кто меня возьмет такого старого. В общем, с чувством юмора у него все в порядке. А поклонницам, наверное, греет сердце его холостое положение, если это, конечно, правда, и он не скрывает жену, как когда-то дочь…

Людмила Лис

Россия. ЮФО > СМИ, ИТ > regnum.ru, 25 мая 2017 > № 2196967 Гойко Митич


Швеция > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 23 мая 2017 > № 2187995 Джулиан Ассанж

«Мы — всегда плохие»

Михаэль Зонтхаймер (Michael Sontheimer), Йорг Шиндлер (Jörg Schindler), Der Spiegel, Германия

SPIEGEL: Господин Ассанж, после того, как сайт WikiLeaks в ходе предвыборной борьбы США в прошлом году опубликовал документы Демократической партии, Дональд Трамп сказал: «Я люблю WikiLeaks!» Теперь новый директор ЦРУ Майк Помпео (Mike Pompeo), объявил эту организацию «негосударственной, враждебной секретной службой». Усиливает ли администрация США преследование WikiLeaks?

Джулиан Ассанж: Люди любят WikiLeaks, когда он разоблачает коррупцию у их противников. И они против WikiLeaks, когда мы показываем опасные действия их самих. Мы разоблачили, как опасно некомпетентно ЦРУ обращается со своей гигантской хакерской программой. И мы раскрыли его хакерcкие группы в Генеральном консульстве США во Франкфурте. Теперь директор ЦРУ Помпео перешел в наступление.

— Он сказал: «Это — подразумевается WikiLeaks — «теперь прекратится». Звучит довольно серьезно.

— Мы очень серьезно относимся к тому, что Помпео решил сделать WikiLeaks центральной темой своей первой речи в качестве директора ЦРУ. Особенно потому, что и новый министр юстиции США заявил, что мой арест имеет первостепенное значение.

— Против кого еще из сотрудников WikiLeaks Верховный суд штата Вирджиния ведет расследование?

— Насколько мне известно, расследование ведется в отношении журналистов WikiLeaks Сары Харрисон (Sarah Harrison), Джозефа Фаррелла (Joseph Farrell) и Кристин Храфнсон (Kristinn Hrafnsson), а также против сторонника WikiLeaks Джейкоба Эпплбаума (Jacob Appelbaum). И недавно было сделано официальное заявление, согласно которому расследование будет вестись в отношении всех наших сотрудников, в том числе и против работающих у нас техников.

— Главный источник WikiLeaks, бывший солдат США Челси Мэннинг (Chelsea Manning) в среду была выпущена из военной тюрьмы. Барак Обама помиловал ее после семи лет. Высказывалась ли она по поводу сотрудничества с WikiLeaks?

— Во-первых, освобождение Челси Мэннинг является удивительным успехом, которого упорно добивался и WikiLeaks, и многие другие. Мы гордимся этим, даже если мы понимаем, что Мэннинг надо было не помиловать, а освободить и компенсировать ущерб. Я напомню о том, что тогдашний специальный уполномоченный ООН по обвинениям в пытках установил, что Мэннинг подвергалась жестокому, негуманному и унизительному обращению. Перед судом Мэннинг заявила, что она поддерживала связь с кем-то из организации WikiLeaks, но — в отличие от высказываний главы ЦРУ Помпео — не получала от нее никаких заданий.

— Сайт WikiLeaks в прошедшие месяцы постоянно обвиняли в том, что он служит российским пропагандистским целям и целенаправленной дезинформации.

— Вот это я как раз называю фальшивой информацией. После того, как Хиллари Клинтон (Hillary Clinton) проиграла выборы, она стала искать виноватых в этом у бывшего директора ЦРУ Джеймса Коми (James Comey), в России и у нас.

— Однако достоверность WikiLeaks все же базируется на том. что она не относится ни к какой партии, не работает ни с каким-либо скрытым политическим планом.

— Наша достоверность зависит от того, насколько аккуратно мы работаем. За десять лет мы опубликовали свыше десяти миллионов документов. Все они были подлинными. Но, конечно, каждый источник, как и наши источники тоже, преследует свои собственные интересы. Это основной закон журналистики.

— Вы знаете Ваши источники?

— Обычно у нас достаточно хорошее представление о нашем материале, потому что мы его основательно проверяем. Порой мы тем самым получаем также информацию об этом источнике.

— Если бы администрация США смогла доказать, что документы ЦРУ, которые опубликовал WikiLeaks, передала российская сторона, не поставило бы это Вашу деятельность под сомнение?

— Это медийные фантазии. Обама на своей последней пресс-конференции в качестве президента сам сказал, что у администрации США нет никаких доказательств сотрудничества WikiLeaks с Россией. Между тем, власти США считают, что документы ЦРУ поступили не от какого-то государства, а от частной фирмы, которая работает на ЦРУ.

— Но Вы же не можете отрицать, что WikiLeaks утратила большую часть своей популярности после того, как были опубликованы документы, которые навредили Хиллари Клинтон.

— Что Вы хотите этим сказать? Что Клинтон выиграла бы, если бы мы не опубликовали тексты ее речей у банкиров Goldman-Sachs? Может быть, нам стоит цензурировать информацию, чтобы пощадить определенных кандидатов? Этого мы бы никогда не стали делать.

— Однако секретные службы, очевидно, пытаются все в большей степени влиять на выборы в других странах.

— Вполне возможно.

— Если эти секретные службы используют WikiLeaks в качестве полезного оружия, то Вы не можете просто так отмахнуться от этого и сказать «это возможно».

— Секретные службы ежедневно продвигают в СМИ материалы. И если WikiLeaks в состоянии опубликовать документы до выборов, то мы это сделаем и не будем ждать окончания выборов. Именно этого от нас ожидает общественность.

— И Вам безразлично, что Ваши публикации оказывают влияние на исход выборов?

— Команда WikiLeaks состоит из людей, у которых различные политические взгляды. Но это не должно приводить к тому, чтобы мы изменяли своим принципам.

— И эти принципы говорят, что все, что является подлинным, надо как можно скорее опубликовать, независимо от того, что кому-то это пойдет на пользу а кому-то во вред?

— Это наша практика на сегодняшний день, которая могла бы измениться лишь при самых экстремальных обстоятельствах.

— И какие же обстоятельства это могли бы быть?

— Если бы мы были на грани атомной войны, и одна публикация могла бы быть неверно понята, то было бы целесообразно ее отложить.

— Но публикацию документов Клинтон Вы не отложили.

— Мы не занимаемся сбором лайков. WikiLeaks публикует документы о влиятельных организациях. Для власть имущих мы всегда будем плохими.

— А что Вы скажете всем тем, кто считает WikiLeaks также ответственным за то, что Дональд Трамп стал президентом США?

— WikiLeaks разоблачил грязные предвыборные методы Клинтон. На некоторых избирателей это оказало определенное влияние. Это было их свободным решением. Их законное право. Это демократия.

— Клинтон выступала против WikiLeaks. Были ли Ваши публикации своего рода вендеттой, акцией мести?

— Это американская психологическая болтовня, популярная на восточном побережье: WikiLeaks публикует документы, потому что у этого человека есть проблемы. Нет! Но это уже ирония истории. Клинтон участвовала в том, чтобы посадить в тюрьму наш предполагаемый источник Челси Мэннинг. Это похоже на своего рода естественную справедливость.

— То есть поражение Клинтон было для Вас удовлетворением?

— …

— Вы улыбаетесь.

— Вполне возможно, что на личном уровне мы бы с ней вполне хорошо поняли друг друга. Она харизматична, она немного карьеристка, как и я. Немного странная, как и я. И все же где-то надо проводить черту. Она решила уничтожить ливийское государство. Тем самым она подогрела европейский кризис с беженцами. Мы опубликовали немало электронных сообщений на эту тему. Вывод о том, что она является военной преступницей, очевиден.

— Приближаемся ли мы к тем временам, когда выборы будет выигрывать та партия, у которой лучшие хакеры?

— Не обязательно. Посмотрите на Францию: информация по Макрону не имела никакого влияния на выборы, для этого она появилась слишком поздно. Между прочим в этих документах содержатся очень примечательные метаданные, которые указывают на одного партнера российской секретной службы ФСБ. Но почему России надо было показывать, что она стоит за этим? Это было бы довольно глупо.

— В программе WikiLeaks от 2006 года, года ее создания, говорилось: «Нашими приоритетными целями являются особенно репрессивные режимы в Китае, России и Центральной Азии». Однако про эти страны от Вас не узнаешь почти ничего.

— Это абсолютно неверно! У Вас такое впечатление, потому что Запад и американцы всегда заняты только собой. Когда мы публикуем документы не на английском языке, то на Западе это никого не интересует.

— Но Ваши крупные сенсации, документы о войнах в Афганистане и Ираке, дипломатические депеши, электронная переписка Клинтон или акты ЦРУ — все это было направлено против США.

— США — это империя с более чем 700 военными базами по всему миру. Когда открыто показывают власть Америки, то это интересует весь мир. Когда же мы опубликовали 2,3 миллиона сирийских документов, в том числе и электронную переписку Башара Асада, то никто на Западе не рассматривал это как сенсацию.

— После аннексии Крыма Россией Вы написала в Твиттере: «США аннексировали весь мир с помощью массовой слежки». Разумно ли, когда одно преступление оправдывают с помощью другого?

— Ах, бросьте, это типичное журналистское буквоедство. Я был очень критически настроен по отношению к действиям России на Украине. На стратегическом уровне это было бедствие и для Украины, и для России.

— Если бы Вы могли свергнуть Владимира Путина с помощью публикации документов, сделали бы Вы это?

— Если бы эти документы были подлинными, то мы бы их опубликовали. Но это не наша задача — свергать политиков. Мы не признаем цензуру. Мы считаем, что человеческой цивилизации необходима свобода информации, чтобы она могла существовать справедливо и разумно.

— Существуют ли для Вас границы прозрачности?

— Их должны проводить не мы, а общество. У каждой организации есть свои специальные задачи. Задача полиции состоит в том, чтобы остановить мафию.Задача СМИ — в том, чтобы рассказывать людям правду. Это наша задача. А не цензура.

— Не видите ли Вы опасности в том, что анонимные поставщики смогут злоупотреблять документами WikiLeaks?

— Журналисты из определенных СМИ утверждают это, чтобы оправдать свои неудачи. Однако тем временем многие СМИ подражают нашему методу, создавая возможности, чтобы на их страницах в сети появлялась анонимная информация. Мы публикуем жестче, чем другие. Источники приходят к нам, потому что мы выступаем за наши ценности и надежно защищаем наши источники.

— Как Вы оцениваете глобальную атаку вируса «WannaCry» на прошлой неделе?

— Американская национальная секретная служба АНБ в 2013 году потеряла свой гигантский арсенал кибероружия. Она предпочла не информировать Microsoft, Apple и другие фирмы о бреши в защите своих программ. Вместо этого АНБ сама создала орудия для нападения, чтобы пробиться в эти бреши. И вот результат.

— Вы рассчитываете на нечто худшее?

— Во-первых, возникают серьезные вопросы: содержали ли ЦРУ и АНБ факт утери контроля над большинством своих киберорудий в секрете, или они проинформировали президента Обаму? После разоблачений Сноудена администрация США пообещала, что секретные службы свои знания о брешах в защите не будут более замалчивать, а будут сообщать о них фирмам, которые это затрагивает. Очевидно, что это была ложь. Другой открытый вопрос состоит в том, кто ответит за миллионный ущерб от АНБ, которое было причиной атаки «WannaCry» во всем мире.

— Вы говорите обо всем мире, а сами заключены в двух небольших комнатах без солнечного света и в эквадорском посольстве в Лондоне. Не страдает ли Ваша политическая компетентность в этой ситуации?

— Это верно, я живу не в Лондоне, а в посольстве. Но мои посетители приходят со всего мира, я в высшей мере ультраглобалистская личность. Я очень много читаю. Мое восприятие мира может быть искаженным той информацией, которой я располагаю. Но Вы работаете в престижном немецком журнале, принадлежите к определенному классу — и Ваше восприятие мира тоже искажено.

— От Ленина Морено (Lenín Moreno), избранного в апреле левого президента Эквадора, зависит, можете ли Вы и дальше здесь читать и принимать посетителей. Ожидаете ли Вы, что он поддержит разрешение на убежище, которое его предшественник предоставил Вам в августе 2012 года?

— Он это сказал, но все же нельзя быть абсолютно уверенным. Нельзя забывать, что это посольство находится в Великобритании, и охрана у дверей надежна — с гражданскими полицейскими, камерами, со странными вещами, которые происходят в этом здании. На Эквадор оказывалось значительное давление, в том числе и экономическое, а также многочисленные хакерские атаки на посольство.

— А каково состояние расследования «факта изнасилования», которое шведская юстиция ведет против Вас семь лет?

— Я никогда не был обвинен в результате шведских обвинений, которые я отрицаю. Компетентный орган ООН установил, что приказ о моем аресте является противозаконным. Однако шведские прокуроры продолжают свою тактику проволочек.

— Как Вы справляетесь с этой сложной ситуацией?

— Понятия не имею. Возможно, она стала для меня уже привычной.

По новым данным, шведская прокуратура прекращает расследование против Джулиана Ассанжа.

После выхода этого номера журнала DER SPIEGEL шведская прокуратура сообщила, что она после семи лет прекращает расследование дела относительно основателя WikiLeaks Джулиана Ассанжа. Его обвиняли по «факту изнасилования».

Прокурор Марианн Ню (Marianne Ny) заявила в пятницу на пресс-конференции в Стокгольме, что она решилась на этот шаг, «потому что не видит никакой возможности продвинуть это расследование». При этом она не сделала никаких заявлений по поводу вины Ассанжа.

«Это великолепная и запоздавшая победа», — сказала Мелинда Тейлор (Melinda Taylor), одна из адвокатов Ассанжа журналу DER SPIEGEL. «Почти семь лет шведская прокуратура без существенных обвинений не отменяла приказ об аресте и лишила тем самым Джулиана Ассанжа свободы». Ее подзащитный, по словам Тейлор, был «наказан незаконно» и сидит на основании этого преследования с июня 2012 года в эквадорском посольстве в Лондоне. «Это позор, что его подвергли такой пытке».

Основатель WikiLeaks, несмотря на прекращение расследования, не сможет покинуть посольство в Лондоне. Британские власти заявили, что арестуют Ассанжа, если он покинет здание посольства. При этом речь идет о нарушении оснований, которые были предложены ему в 2012 году в случае его временного освобождения.

WikiLeaks предполагает, что в американском посольстве в Лондоне находится закрытое соглашение о взаимной выдаче преступников, которое американские дипломаты могут в любой момент передать британской администрации. В США идет еще один процесс против Ассанжа. Он в пятницу вечером написал в твиттере из посольства: «Семь лет я без предъявления обвинения содержался в заключении, в то время как мои дети выросли, а мое имя измазано грязью. Этого я не прощу и не забуду никогда».

Швеция > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 23 мая 2017 > № 2187995 Джулиан Ассанж


Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 21 мая 2017 > № 2214521 Ксения Драгунская

Ксения Драгунская: Россия — страна чудес

Борка Голубович-Требешанин (Borka Golubović-Trebješan), Политика, Сербия

Мы дошли до того, что Сталин превращается позитивную фигуру из-за его победы в войне, а все остальное отодвигается на второй план. Больше у нас нет единой истории: в одной московской школе дети в разных классах учатся по разным учебникам истории.

Недавно Ксения Драгунская, представительница новой волны современных российский драматургов, была гостьей «Ателье 212», где присутствовала на первом чтении своей драмы «Ощущение бороды», которую в переводе Новице Антича ставит Миа Кнежевич на сцене «Петар Краль». Героев Ксении Драгунской играет Йована Гавриловвич, тамара Драгичевич, Миодраг Драгечевич, Владислав Михаилович, Йован Белоброкович.

Кроме того, недавно Ксения Драгунская, дочь Виктора Драгунского, классика русской детской литературы, стала гостьей второго сезона Белградского фестиваля современной русской драмы, который прошел с девятого по 11 мая в культурном центре «Вук Караджич».

«Я всегда радуюсь, приезжая в Сербию. Нас тут любят, и это приятное ощущение. Меня удивляет, что в Сербию приезжает мало российских туристов, хотя это прекрасная страна».

Борка Голубович-Требешанин: В драме «Ощущение бороды» речь идет о сиюминутном желании, потребности менять мир, не думая о последствиях. Что же на самом деле кроется за подобным названием?

— Ксения Драгунская: Россия — страна чудес. В этом суть данной пьесы — в тайне этой страны и ее природы. Тайна скрывается в том, что в России никогда ничего не пропадает. Действие драмы «Ощущение бороды» разворачивается в начале 2000-х годов в деревне в болотистой местности. В пьесе участвуют бок о бок все: и живые, и мертвые, и те, кто еще родится. Даже жив староста, которому еще в 1918 году отрубили голову. Живы все, все присутствуют, и все взаимосвязано. Конечно, это пьеса о неразрывной связи между прошлым, современностью и будущим, о твердости, русской константе, которая была и будет.

— Процитируем русскую пословицу «Что имеем — не храним, потерявши — плачем». Что вы как председатель комиссии по драматургии Союза театральных деятелей РФ можете сказать о пути, по которому идет современная русская драматургия?

— К счастью, она еще процветает, хотя, разумеется, всегда есть те, кто жалуется. Прежде всего, не хватает средств, но, несмотря на это, ощущается постоянно движение, творческий энтузиазм. Есть много писателей и разных жанров. Проводится много тематических фестивалей, посвященных исключительно современной русской драматургии, что очень хорошо. Сейчас в России существует более десяти фестивалей и конкурсов, ориентированных исключительно на современную русскую драму. В финансировании региональных фестивалей участвуют местные власти, и, конечно, в их организации и стимулировании современной русской драматургии помогает Министерство культуры. Есть и одна загвоздка: они поощряют написание драм, но не их постановку в театрах. И это проблема, правда, с другой стороны, навязывать текст театрам тоже нельзя.

— Гоголь, Толстой, Чехов — русская драма пронизана их духом. Как современные русские авторы относятся к литературному наследию, истории?

— Сейчас в России сложилась очень сложная и щепетильная ситуация, если говорить об истории. Каждый толкует ее по-своему. К примеру, мое поколение учили тому, что движение декабристов было явлением позитивным, а теперь оказывается, что их роль была негативной. Нас учили, что красноармейцы были людьми положительными, а теперь они опять-таки получаются не слишком позитивными. Правда, только в современной трактовке некоторых историков. В том, что касается Ленина и Октябрьской революции, произошел просто коренной переворот по сравнению с прошлым. Конечно, Ленин плохой. Почему? Потому что убил царя. Теперь это истолковывается так. Мы дошли до того, что Сталин постепенно превращается в позитивную фигуру из-за его победы в войне и военных заслуг, а все остальное отодвигается на второй план. У нас больше нет и единого учебника истории. В разных регионах, городах учат по разным учебникам. А в одной московской школе даже дети в разных классах учатся по разным учебникам истории.

— В ваших пьесах затрагиваются проблема недостатка общения между людьми и причины того, почему мы все хуже друг друга понимаем. Как и почему мы оказались в таком положении?

— Раньше, я считала, что это плохо. Но после того как мне исполнилось 50, я поняла, что в этом нет ничего плохого. Теперь меня, наоборот, отягощает избыток коммуникации, и я уже даже не стремлюсь больше общаться. Мне кажется, хорошо, когда человек один. Я люблю быть одна, в мире своих фантазий, который, к сожалению, мне не удается воплотить. Должна заметить, что в России сегодня царит полный матриархат. Это трудно объяснить, но если бы вы жили в России, то прекрасно понимали бы это, поскольку все ключевые позиции занимают женщины. И прежде всего, в семье, потому что русские женщины очень стойкие. Они очень способные, трудолюбивые, умеют лучше адаптироваться. Как правило, русская женщина твердо стоит на ногах, а рядом с ней — инфантильный мужчина. И, по сути, она поддерживает этого инфантильного мужчину, тянет за собой, потому что так надо. Просто такова ее судьба. Хотя, должна заметить, семья уже становится пережитком прошлого, к сожалению. Семья — это уже некий предрассудок.

— Когда вы пишете свои пьесы, вроде «Пить, петь, плакать», «Единственный с корабля»… вы привязываетесь к своими героям, их характерам, судьбам, чувствам… И тем не менее о себе вы часто говорите, что одиноки?

— Так и есть. Я не люблю ходить пионерским отрядом, если говорить образно. Я не люблю быть частью группы и ходить строем. Конечно, у меня много друзей среди драматургов, людей театра, в особенности тех, кто принадлежит к творческой среде фестиваля «Любимовка», а это один из крупнейших фестивалей, а также близок к театру «Док», в котором поднимаются деликатные и щепетильные темы, затрагиваются болевые точки общества: проблема мигрантов, беженцев, людей, которые выходят на улицы, чтобы протестовать против нынешней власти. Некоторые из тех, кто участвовал в уличных демонстрациях, уже более трех лет сидят в тюрьме.

— Вы живете и работаете в Москве. Каков, по-вашему, образ современной России?

— Россия — большая страна. И хотя Москва живет сегодня в 21 веке, большие города остались в 20, а провинция — в 19. Я не могу объяснить почему — я не власть, но факт остается фактом. Малые города живут очень плохо, закрываются заводы, и я вижу похожую ситуацию у вас. Людям из небольших городов приходится оставлять свои дома и перебираться в большие города в поисках счастья, а это плохо. Москва, конечно, огромный город с 15-миллионным населением по официальным данным, а может и еще большим. Там постоянно что-то строят, каждый год реконструируют тротуары, и создается впечатление, что властям просто некуда потратить деньги, поэтому что-то постоянно обновляется. В то же время в каком-нибудь маленьком городке течет крыша в больнице, а пациенты не могут лечиться, потому что нет ни стационарных условий, ни лекарств. И, вероятно, главной чертой, характеристикой современной России является этот огромный разрыв между богатыми и бедными.

Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 21 мая 2017 > № 2214521 Ксения Драгунская


Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > bfm.ru, 20 мая 2017 > № 2205962 Юрий Грымов

Юрий Грымов: «Театр — вещь очень дорогая, это надо просто принять»

В театре «Модерн» вводят дресс-код и ставят «Дивный новый мир». Художественный руководитель Юрий Грымов рассказал Евгении Смурыгиной о своем видении, пояснил, почему в театр непременно нужно приходить нарядным и рассказал, отчего разочаровался в кино

В театре «Модерн» ввели дресс-код для зрителей. Худрук площадки Юрий Грымов считает, что приходить на вечерние спектакли нужно нарядными. Людей в кроссовках будут разворачивать на входе. Нововведения начнут действовать 23 мая: в театре премьера спектакля «О дивный новый мир». Подробнее об этом Грымов рассказал в интервью Business FM.

Вы пережили ребрендинг совсем недавно. Насколько это было хлопотное дело — все-таки сменить логотип? Насколько дорогое — сайт перерисовать?

Юрий Грымов: Это не хлопотно, это совсем недорого. Гораздо сложнее создать театр, потому что театр — это люди, которые работают, и люди, которые приходят в театр, что называется, долго ли умеючи. Сделать сайт — как Бродский говорил, кто на что учился — это просто.

Вы нанимали какое-то бюро или все делали своими силами?

Юрий Грымов: Да я бюро-то, я — самое лучшее бюро в стране в этом плане.

То есть та звезда, которая стала вашим логотипом, это ваша идея

Юрий Грымов: Да, это моя идея, это делал прекрасный дизайнер Костя, который у меня есть в студии. Мы какие-то услуги иногда выполняем, правда, все меньше и меньше, это мало кому надо — что-то качественное, все стало такое, быстренькое… А я все-таки уделяю этому внимание большое, поэтому это делает всегда моя студия.

Самая обсуждаемая история, которая случилась в связи с новой жизнью театра «Модерн», это дресс-код, который вы ввели для зрителей. Все-таки сейчас мода идет на поводу у жителей мегаполиса, многие ходят на работу в кроссовках, Роберт Дауни-младший на красную ковровую дорожку приходит в смокинге и в спортивной обуви. У вас с этим строго. Почему вы решили так?

Юрий Грымов: Мне кажется, это очень важный момент — дресс-код. Мы вводим его — внимание! — с 23 мая, когда будет премьера нового спектакля «О дивный новый мир». С 23 мая на все спектакли большой сцены в 19:30 у нас вводится дресс-код, то есть людей в спортивной обуви мы не пускаем, в тренировочных костюмах и так далее. Почему? Хочется ответить коротко: потому что. Мой монастырь — мои правила, это первое. А если говорить серьезно, то я отвечаю: почему умер кинематограф? Я не про отечественный сейчас, он давно, к сожалению, умер, потому что нет экономической базы и вообще ничего нет. Если говорить про мировой кинематограф, который тоже исчезает, и каждый год падает процент посещаемости, все очень просто. Американцы придумали в основном поместить кинотеатры в торговые моллы, то есть между трусами и носками — и там кинотеатр. Значит, какое должно идти там кино? Соответствующее. Театр — это вещь очень дорогая, это надо просто принять, и разговоры об экономике театра, о том, что билеты очень дорогие в Москве... Театр — это дорого, это роскошь, и люди должны приходить, как мне кажется, в театр не потерять время, а приобрести. Поэтому я приглашаю всех прийти одетыми. Это не значит, что я прошу вас надеть смокинг и так далее. Во всем мире это называется А5 — вещи после пяти. Я сейчас одет, как в театр, на мне пиджак…

Меня бы пустили после работы в том, в чем я есть?

Юрий Грымов: Теоретически то, как вы выглядите, то есть черно-белое, у вас небольшая жакетка, брюки — наверное, да, но вы будете сами не очень комфортно чувствовать, потому что когда рядом будут люди более нарядные — костюм, юбка, будет более вечерняя одежда, так называемый «коктейль». Мы каждому зрителю даем шампанское. Оно входит в стоимость билета, это бесплатно. Это вечер — мы специально сделали зал, у нас в зале 320 мест, к сентябрю сделаем 400 мест, но при этом — небольшой зал. Однако у нас сцена практически, как в театре Вахтангова: 12 метров зеркало сцены (ширина сцены), глубина, может быть, не такая… У нас сейчас прекрасное оборудование, мы поставили свет и так далее, это очень важно. И вы сидите в креслах... Знаете, я не маленький человек, и я не могу сидеть в некоторых театрах, то есть я иногда не умещаюсь.

У вас бизнес-класс?

Юрий Грымов: Думаю, что ближе к первому. На наших креслах подушка очень толстая, то есть человеку тяжелому, крупному будет комфортно сидеть — это первое. И второе: я при росте 1 метр 90 сантиметров сижу в зале, и, если вы пройдете на свое место, я даже не встану.

Это новые кресла и новый зал?

Юрий Грымов: Нет, старые, мы просто немножко по-другому их поставили. Сейчас такие кресла практически уже не делают, с таким количеством поролона, условно говоря. Поэтому мы и хотим, чтобы зрителю было комфортно, чтобы он смотрел на сцену и видел артистов не так, из жизни насекомых, где-то вдалеке, а у нас с каждого ряда видно прекрасно, это очень интимный театр.

Мне бы хотелось закончить разговор о дресс-коде, потому что он очень важен даже у людей, у которых на службе есть дресс-код, у банковских работников есть такой формат, как пятница, и кто-то может спонтанно, например, собраться к вам в театр

Юрий Грымов: Спонтанно вы собраться в театр не сможете, потому что билеты продаются задолго. Вот мы сейчас продали уже практически всю премьеру, уже июнь распродаем. Спонтанно не получится.

Допустим, повезло и подарили, но это более-менее приличный вид. Есть правила, которым нужно следовать, у вас они тоже есть, рассчитываете ли вы на то, что какие-то спорные ситуации, когда кто-то из служащих театра будет не прав?

Юрий Грымов: Мы контролируем это. При конфликтных ситуациях мы вернем деньги за билет, но мы дадим вам в аренду пиджак.

Как в хорошем ресторане.

Юрий Грымов: Да.

Вы уже технически это как-то продумали?

Юрий Грымов: Технически продумали. У нас есть пиджаки, мы говорим и про женские, а обувь — нет, это все-таки гигиена и немножко другая история. Но пиджаки у нас заготовлены, то есть люди могут себе взять на спектакль пиджак. Однако, вы знаете, все разговоры, которые идут в Сети про дресс-код — кто-то возмущается и так далее, вы знаете, что это о нас говорит? Наше пролетарское прошлое. Объясню такую вещь: когда я ходил в театр с бабушкой, со мной носили все время обувь в пакетике и переодевали мои детские валенки в туфли, то есть я ходил в нормальной обуви. И это было принято в Москве всегда. А приходить в тренировочных и в уггах в театр неправильно. Я могу ошибаться, наверное, кого-то это оскорбляет, но это театр, которым я руковожу, и там не только на сувенирной продукции театр, и на театре, и на программке написано: «Художественный руководитель театра «Модерн» Юрий Грымов». Если вам в театре нахамили, если в театре плохо пахнет, если плохо играют актеры, виноват кто? Я, Юрий Грымов. Поэтому это мои правила, мы делаем все возможное, чтобы людям было интересно, прежде всего, и комфортно. Мы живем в XXI веке, XX век — это век кино, XXI век — это век перформансов, век театра, когда нельзя украсть, когда прямой контакт. Театр — это очень дорого. В спектакле «О дивный новый мир» на сцене участвуют 38 человек, это густонаселенный спектакль, и 26 человек за кулисами. Это не может быть дешево, согласны? Это не бывает дешево, это здесь и сейчас. Это новый разговор.

Как вы выбрали этот материал?

Юрий Грымов: Ну, я иногда читаю.

Это ваша была любимая книга, или она просто соотносится с сегодняшним днем?

Юрий Грымов: Я боюсь определения «любимая». Она была для меня очень интересной, она произвела на меня яркое впечатление, потому что это антиутопия, и мне казалось, что все это очень знакомо. И когда ты начинаешь смотреть — 30-е годы, Америка, а написано про сегодня, про XXI век. Я взял права, получилось так, что Ди Каприо, актер, и Ридли Скотт взяли права на фильм, а Стивен Спилберг запустил сериал как продюсер «О дивный мир», а я получил права на это произведение. Его не было в России, то есть в России это не ставилось никогда.

Сложно и дорого было права получить?

Юрий Грымов: Нет, это не дорого, дорого все в России. Когда вы одержимы своей идеей, и вы не сумасшедший, а четко понимаете, что вы делаете, в том числе считаете деньги, ответственность и так далее, то вам идут навстречу и с вами общаются. Мы обратились к наследникам Хаксли, мы договорились; могу Business FM сказать, что он получает 8% с каждого спектакля.

Неплохо.

Юрий Грымов: Неплохо, да. Это чуть-чуть многовато, я бы хотел, чтобы это было 6%, но, уважая имя и так далее, у него 8%.

Кстати, какой у вас бюджет, у спектакля «О дивный новый мир»?

Юрий Грымов: Постановочный бюджет где-то… сейчас я не хочу уходить от ответа, но я попробую, чтобы вам было понятно: у нас государственный театр, у нас есть госфинансирование, то есть есть финансирование части постройки декорации, есть услуги театра, которые внутри театра существуют, есть то, что уже в театре. Скажем так, живых денег — вы же Business, у вас надо про деньги — можно говорить где-то о 10-11 млн рублей на постановку, то есть это костюмы и часть декораций. Сюда не входит новый свет итальянский — самый лучший, который в мире есть, мы поставили сейчас. Поэтому где-то такая сумма.

Вы упомянули итальянский свет и вообще произошло технологическое переоборудование театра. Вот это все на какие средства? Вам помог Департамент культуры Москвы?

Юрий Грымов: Да, конечно. Смотрите, я государственный служащий. Я никогда в жизни не получал зарплату — не в смысле, занимаюсь сейчас пижонством или что-то смеюсь над этим. У меня никогда не было заработной платы. Сегодня она у меня есть. Я получаю в месяц 60 тысяч рублей как государственный служащий.

Вам хватает?

Юрий Грымов: Нет. Не хватает, и мне жалко, что у нас в театре актеры получают совсем маленькие деньги, но это сегодняшняя жизнь театра. Но я и весь театр, служащие театра и актеры театра, должны получать адекватные деньги. Мы это сделаем, поверьте мне.

То есть вы придумали уже какую-то бизнес-схему?

Юрий Грымов: Ну, я придумал механизм, который должен приносить деньги театру. Часть денег, которые поступают из бюджета, включая даже мою заработную плату, нам платит департамент культуры. Я, знаете, скажу вам честно, достаточно не замечен в том, чтобы кого-то специально хвалить, но я в большом восторге от того, какое идет общение с Департаментом культуры Москвы. В частности, с вице-мэром Леонидом Печатниковым. Вы знаете, все очень хотят что-то изменить к лучшему — то, что мы говорим в культуре, в театре. Я это вижу.

Для вас это было неожиданно?

Юрий Грымов: Немного. Мне все время казалось, что чиновники — люди дистанцированные. Ну, понимаете, они дистанцированные от понятия «культура» в прямом смысле слова. Это некая функция. Департамент идет навстречу, чтобы что-то изменилось, потому что театру «Модерн» 30 лет в этом году, но его не было на театральной карте Москвы последние 15 лет, если уж быть честными. То, что я увидел, когда мне достался театр, — я был в шоке. Но вы можете представить зал, старое историческое здание, кстати, знаменитые биржа зерна и два банка там были, а до этого — московская масонская ложа. Это большой зал белого цвета, там практически ничего не происходило. Ну, нельзя играть в белом помещении спектакль. Рефлекс от сцены есть и так далее. Мы все это сейчас перекрасили, привели в порядок фойе, и я надеюсь, что там будет очень уютно. Мы опять-таки про бизнес-схему говорим, сейчас не успеваем, потому что прошло только четыре месяца, как я руковожу. Мне надо еще спектакль было поставить, сейчас будет его премьера, и мы это сделали. Будет удобный буфет, то есть вы убегаете из своего банка или с радио и идете на спектакль. И я не хочу, чтобы вы стояли в очереди в антракте.

А как? У вас будет электронная очередь?

Юрий Грымов: Да, вы будете заказывать. Вы приходите в театр, к вам подойдет девушка или молодой человек. Вы напишете, что хотите покушать, и в антракте будет накрыт на вас стол.

Ну, расскажите про меню, пожалуйста.

Юрий Грымов: Мы сейчас это обсуждаем. Это не так просто, потому что мы должны только через два месяца получить лицензии и так далее. То есть это будет. Сейчас пока — условный кейтеринг, но тоже цивилизованный, чтобы было удобно вам кушать, чтобы вы не смогли испачкаться. Чтобы это было быстро, потому что антракт 20-30 минут. Это тоже очень важно сегодня. Но это все равно номер два после того, зачем вы пришли в театр. Вы пришли получать эмоции. Театр — это всегда высказывания, поэтому я начал эти еще высказывания в Театре РАМТ, четвертый год идет спектакль «Цветы для Элджернона», вот и Хаксли «О дивный новый мир» — это мировой бестселлер 1931 года. Мы ставим его в театре «Модерн».

У вас еще будет несколько премьер, которые вы уже анонсировали. Уже идет репетиционный процесс?

Юрий Грымов: Понятно, что Хаксли «О дивный новый мир» сейчас будет, в мае и июне. Также у нас идет совсем новый, прекрасный детский спектакль «История простого карандаша», то есть это то, под чем я уже подписываюсь как худрук. Это не я ставил, а молодой режиссер Елена Котихина. Это так трогательно! Могут приходить дети, которым шесть, семь — до десяти лет. Это потрясающее произведение. Вы будете умиляться, смеяться, плакать — это так интересно. Нравственно трогательно, ну просто до слез! Вы будете сами реветь, взрослые родители. Отправляйте детей — там потрясающая вещь. Не просто «Ля-ля-ля, ля-ля-ля» — позор такой иногда бывает в театрах, мамаши ходят с детьми… У нас вы увидите потрясающую историю о карандашах. Ведь карандашом можно написать любое слово, правда? Вот об этом речь.

Так, а все-таки о взрослых…

Юрий Грымов: Для взрослых в октябре выйдет спектакль новый в моей постановке «Матрешки на округлости земли» Это очень необычная пьеса Екатерины Нарши, современного драматурга. Очень необычные будут играть звезды приглашенные. Сейчас у меня, кстати, в Хаксли играет великая Анна Каменкова,— это звезда Эфроса. И потрясающий, ярчайший актер современности Игорь Яцко. Поверьте, вот сейчас я снял его в фильме — у меня будет фильм еще, в этом году выйдет «Три сестры» по Чехову, — и вот он у меня снялся. Сейчас он в театре. Вы будете потрясены даром Игоря Яцко.

В октябре у вас «Матрешки». Но не было бы логичнее...

Юрий Грымов: В ноябре у нас столетие революции. Мы выпускаем музыкальный спектакль с элементами оперы по великому, по знаковому произведению Александра Блока «Двенадцать». Музыку к этому произведению написал великий композитор Владимир Дашкевич. Либретто написал Юлий Ким. Нормальная команда? И еще Блок. И там еще немножко есть Маяковский, Ким и Дашкевич — вот такая будет опера.

Вы же еще собираетесь поставить какую-то пьесу о террористах. Что это за материал?

Юрий Грымов: Я все время стараюсь делать то, что мне близко и то, что меня по-настоящему волнует, как-то трогает, ну, прямо совсем. Конечно, то, что происходит в мире про терроризм. С терроризмом — это, конечно, горе. Это кошмар, нужно какое-то осмысление. И у меня есть пьеса. Может быть, это будет фильм, хотя я разочарован в кино, к сожалению. Кстати, знаете, вот тут недавно сказал один мой любимый режиссер, Дэвид Линч, я хочу подписаться под этим: он больше не будет снимать кино. Он сказал, что те фильмы, которые ему нравятся, совершенно не собирают деньги в прокате, а те фильмы, которые ему не нравятся, зарабатывают большие деньги. Он сказал: я больше не буду снимать кино, я ничего не понимаю. Мой случай. Я ничего не понимаю. Я не могу смотреть эти фильмы категории «Г», которые собирают деньги. Все, я закрыл эту тему, поэтому может быть, мы снимем фильм. Или поставим пьесу как минимум, которая будет называться «Рабочий полдень», про террористов сегодня. Про сегодняшний день.

Но, несмотря на ваше разочарование в кинематографе, у вас «Три сестры» выходят...

Юрий Грымов: Да, это тот самый Чехов. Это та самая пьеса «Три сестры». Это фильм. Но у Чехова девушкам и молодым людям 20-25 в пьесе, а у меня всем по 60. Это совсем другое проживание существования, хотя я не менял Чехова. Ну, вы представляете, Маша, которую играет та же Каменкова, представляете, влюбиться в 60 лет при муже и в омут с головой за Вершинина? Согласитесь, это не в 25?

Значит, все-таки не так велико ваше разочарование в кино?

Юрий Грымов: Да нет, разочарование. Никому это не надо. Я в Интернете, в Facebook, в Instagram почитываю какие-то рецензии. И было написано про разные русские картины, которые выходили — это прорыв, это гордость русского кино, мы наконец-то догнали Голливуд! Читали, наверное, такие слова. Я смотрю эти фильмы — если это прорыв, это гордость, то я — отстой.

Какие? Вы уж скажите.

Юрий Грымов: Про фантастику снимают какое-то кино. Я, когда это все смотрю, искренне не понимаю — какой же там прорыв? Зачем гнаться за Голливудом-то? Что, какие-то комплексы? Я снимаю советское кино.

В идеологическом понимании этого слова.

Юрий Грымов: Да ни в каком. В качественном понимании — когда актеры играют, когда они понимают, что они делают. Это совсем другое. Я — поклонник советского кино. «Русское кино» — уже такого нет понятия. Есть советское. Оно сформировалось в советский период. Прекрасные картины, большая культура. Я горд тем, что я знаком был с теми людьми, которые сейчас ушли. И у меня нет комплексов, я снимаю вот такое кино. Я рад, что отмечен наградами, и зрительским вниманием не обижен — понятно. Но я же вижу тенденцию полного экономического краха российского кино. Полного. Это целую передачу надо посвятить. Я готов поговорить. Это полное крушение. Не верьте никому, что там есть какой-то бизнес — там его нет.

То есть вы вышли в убыток на «Трех сестрах»?

Юрий Грымов: Я еще не могу сказать, потому что проката не было. И проката-то не будет толкового. Кто же нас возьмет, когда тут «Человек-паук», «Человек-муравей», «Человек-какашка» — и вдруг какие-то «Три сестры». Какие «Три сестры» — это шизофрения какая-то, так, если со стороны. В октябре мы появимся в маленьком прокате.

А премьера будет в вашем театре. Вы уже заранее технологически заложили то, что у вас можно будет там смотреть и показывать кино?

Юрий Грымов: Да. И мы сделаем даже большее, учитывая, что у меня в «Трех сестрах» снялись ну просто великие люди. Игорь Ясулович — это наше все в кинематографе и в театре. Анна Каменкова, Мазуркевич, Полякова, Пашутин, Носик и впервые Саша Балуев и Максим Суханов в одной картине. Никогда такого не было.

Какой же у вас бюджет?

Юрий Грымов: Я не хочу вас пугать. Сказать?

Скажите.

Юрий Грымов: Честно?

Да.

Юрий Грымов: Нуль.

То есть они бесплатно все работали?

Юрий Грымов: Да. Знаете, почему? А потому что ни хрена никому не надо. Все собираются и делают кино, которое хотят.

А производственные мощности?

Юрий Грымов: Ну, это не так дорого вообще, но все художники — я, кстати, был оператором-постановщиком — работали бесплатно. Я горжусь ими.

Евгения Смурыгина

Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > bfm.ru, 20 мая 2017 > № 2205962 Юрий Грымов


Россия. ЦФО > Армия, полиция. СМИ, ИТ > mvd.ru, 18 мая 2017 > № 2199177 Сергей Баталов

Лицедейство вместо авиации.

В гостях у газеты «Щит и Меч» известный актёр театра и кино Сергей БАТАЛОВ.

- Сергей Феликсович, почти каждый мальчишка грезит стать лётчиком. Вы были в шаге от исполнения мечты. Почему сменили крутые виражи на актёрскую жизнь?

- Я родился на Урале, в маленьком городке Ирбите. Детство в основном проводил с бабушкой и дедушкой. Они старались привить мне любовь к возвышенному, к мальчишеским занятиям. Однажды приехал к тётке в Омск погостить. Прогуливался по улицам и увидел на старинном здании надпись: «Авиационный техникум имени Жуковского». Тут же пришла в голову мысль: «Хочу летать». И поступил. Но взлететь так и не пришлось, техникум-то был инженерный и обучал тому, как строить самолёты!

А любовь к театру… Эта история длиною в жизнь берёт начало в раннем детстве. Первой сказкой, увиденной на сцене ирбитского театра, куда в четырёхлетнем возрасте меня привела бабушка, был «Конёк-Горбунок». Она перевернула детское сознание. Я влюбился в театр! До сих пор смеюсь, что появление на сцене Жар-птицы пленило моё сердце навсегда! При любой возможности, порой даже тайком от родителей, бежал на спектакли. Так что мечтал в детстве вовсе не о небе и самолётах, а о сцене и овациях. Я хотел быть артистом!

Вот только мечта моя сбылась именно благодаря авиационному техникуму - при нём работала театральная студия. Туда-то я и поспешил. Промямлил какие-то стихи. Руководитель студии Владимир Солопов, один из ведущих актёров Омского драматического театра, недоверчиво посмотрел на меня - мол, безнадёга. Но всё же принял в группу. Наверное, потому что я был единственным парнем в «малиннике»! Роль получил сразу. Но из-за зажатости, неуверенности в себе на репетициях всё шло не так. В один из вечеров, возвращаясь домой, встретил сокурсницу, которая с радостью произнесла ужасающую для меня новость: «А твою роль дали мне!» Это был удар. Зайдя домой, закрылся в ванной и вышел оттуда в четыре утра. Всю ночь репетировал. На следующий день мастер недоумевал и был в восторге от моей игры!

За эту первую работу на сцене в свои 16 лет на омском конкурсе «Театральная весна» я был удостоен диплома I степени «За лучшую мужскую роль».

Вот так и шучу до сих пор: артист родился в ванной!

- Так как же вы всё-таки оказались в ГИТИСе?

- Окончив техникум, получил распределение на омский авиационный завод, где обязан был от звонка до звонка отработать три года. Но всё случилось так, как предначертано судьбой. На третий день положенного мне отпуска махнул в столицу попытать счастья вместе с коллегами по студии. Басню и стихи учил в поезде Омск - Москва. Сдал экзамены в несколько театральных вузов, и мне представилась возможность выбора. Недолго думая решил: «Учиться буду в ГИТИСе, на курсе Олега Табакова». Там преподавали такие мэтры, как Константин Райкин, Авангард Леонтьев. Это были счастливые годы студенчества. Олег Павлович прикладывал все усилия, чтоб из нас вышли не только одарённые актёры, но и всесторонне развитые культурные люди. За годы учёбы мы десятки раз посещали консерваторию, театры, выставки. До сих пор помнятся встречи с известными персонами советского искусства. Табаков всегда говорил: «Впитывайте всё, впитывайте. Пригодится! И помните: артист как корова. Даёт молоко - хороша, нет - на бойню!»

Что-то схожее произошло и со мной после первого курса. Олег Павлович отчислил 9 человек, в это число попал и я.

Отчаявшись, решил забрать документы и вернуться на завод строить самолёты. Но очередной счастливый случай в лице народного артиста СССР, режиссёра Владимира Андреева, завкафедры ГИТИСа, не дал мне покинуть театральную сцену. Он предложил перейти к нему на курс и продолжить учёбу. Спустя полгода во время сдачи экзаменов Олег Табаков произнёс: «Признаю свою ошибку. Мы поторопились». Это признание позволило мне до конца учёбы быть студентом двух курсов - Андреева и Табакова! Так что порой учиться приходилось не 24, а 48 часов в сутки!!!

- На протяжении 22 лет вы выходили на сцену Театра на Малой Бронной. Почему в конце 90-х решили распрощаться с театральной публикой и полностью уйти в кинематограф?

- Кино влекло меня не меньше театра. Ещё на втором курсе снялся в эпизоде фильма «Несколько дней из жизни Обломова» у выдающегося режиссёра Никиты Михалкова. Исполнил роль Никитки-повара с одной фразой: «Доброе утро, барин!»

Помню как сейчас. Раннее утро. Туман. Стою у самовара, подбрасываю шишки в огонь. Дым, глаза слезятся, ничего не видно. Тут оператор предлагает вырезать этот эпизод из фильма. Внезапное дуновение ветра, дым рассеивается, и перед труппой предстаёт моя персона со слезами на глазах и с самоваром в руках. Никита Сергеевич смотрит на меня, несчастного студента, и с жалостью произносит: «Ну, оставьте самовар!» Правда, после монтажа эпизод стал микроскопическим, и на премьере фильма с криком моих друзей «Баталов!» кадр тут же закончился.

Зато сыграл свою роль юношеский максимализм. Решил: буду сниматься только у Михалкова или в крайнем случае - у Феллини. Поэтому, когда присылали телеграммы с киностудий Довженко, «Молдова-фильм» и других: «Поздравляю. Вы утверждены…. Съёмки тогда-то... Директор картины….», всегда отписывался: «Приехать не могу, сломал обе ноги».

Правда, в 1990 году отказаться от одной из главных ролей в фильме «Облако-рай» режиссёра Николая Досталя, которую считаю своей визиткой в кинематографе, конечно, не смог. За этот фильм на европейском кинофестивале «Звёзды на завтра» я с четырьмя героями по кинокартине получил денежный приз. Примечательно, что приз даётся лишь одному актёру, но деньги вручили всем, поскольку не смогли разделить на худших и лучшего.

Кстати, продолжение этого фильма под названием «Коля - перекати поле» было отснято спустя 15 лет. За эту картину мы с Ириной Розановой, которая сыграла главную женскую роль, получили приз «НИКА-2006».

За годы творческой жизни удалось сыграть в кино более 130 острохарактерных ролей первого и второго плана. Отрицательных из них - всего две-три.

В комедиях «Нежданно-негаданно» и «Ширли-мырли» создал образы милиционеров. Кстати, именно лейтенант из «Ширли-мырли» принёс мне широкую популярность. Впрочем, к звёздности я давно отношусь спокойно. Порой узнаваемым актёра может сделать одна главная роль, а не количество. Однажды великий актёр Алексей Баталов спросил меня: «Сколько у тебя сыграно ролей?» Говорю: «Где-то 30». А он продолжает: «А у меня 22». И тут я восклицаю: «Но каких!»

- Наверняка за годы киношной карьеры вам не раз задавали вопрос, связывает ли вас что-то с выдающимся актёром Алексеем Баталовым. Случались ли курьёзы по этому поводу?

- Когда поступил в ГИТИС, все были уверены, что мы родственники. Так устал оправдываться, что в конце концов махнул рукой и стал соглашаться. «Да, - говорю, - мы родственники». И тут же посыпалось: «Да ладно, не придумывай! Ты себя в зеркало видел? Вы вообще не похожи!»

В 1998 году мне удалось встретиться с Алексеем Владимировичем на одной пресс-конференции. Пожав мне руку, он сказал: «Слежу за тобой. Главное - не подведи фамилию!»

А курьёз действительно был, да ещё какой, правда, по молодости. Как-то мой друг Сергей Газаров, ныне артист, режиссёр и просто замечательный человек, пригласил меня к себе на родину, в Баку. Часа за два до прибытия предупреждает: «Дружище, понимаешь, такая ситуация. Я родным написал, что везу сына Баталова. Так что не выдавай меня». Конечно, я стал возмущаться. Но деваться было некуда. Пришлось спасать друга во вранье. Надо сказать, приём был на высшем уровне. На перроне нас встречал оркестр. В доме собрались десятки родных и близких. Даже кровать для меня купили новую. В общем, пир горой - сын Баталова приехал! Весь месяц приходили какие-то люди, обнимали, говорили, как я похож на отца, как мне с ним повезло, и так далее. Разумеется, приходилось подыгрывать - друг ведь попросил! В день отъезда накрыли стол человек на 30. Тосты, напутствия, пожелания. И вдруг один мужчина, поднимая бокал, произносит: «Мы не отпустим тебя обратно, пока не приедет твой папа!» Ну, думаю, пришло время раскрыть карты. Встаю, благодарю за гостеприимство и говорю: «Даже если бы я не был сыном Баталова…» И тут, получая тычок в бок, слышу шёпот сквозь зубы: «Играем до конца!» Так вот вышло, что в 20-летнем возрасте пришлось вжиться в роль Хлестакова из «Ревизора». Только не на сцене, а в жизни…

- Вы не расстаётесь с усами более 30 лет. Того требуют режиссёры или это ваш имидж?

- В 1987-м режиссёр Сергей Женовач ставил дипломный спектакль «Панночка» по фильму «Вий». Для роли попросил всех актёров отрастить бороду. У меня достойными оказались лишь усы. Спектакль закончился, а усы остались. Лет через 20 для одних съёмок нужно было их сбрить. Когда дочь увидела меня в новом образе, затрезвонила во всё горло: «Папа, срочно отрасти! Это твоя визитная карточка!»

- Каков сейчас творческий процесс Сергея Баталова?

- Съёмки, съёмки, съёмки, чему, безусловно, рад! Выезжаю на киношные фестивали, выступаю с творческими вечерами, играю в антрепризах. Одним словом, судьбой доволен. Фортуна пока не отвернулась.

Вспоминая, что у пассажиров «Титаника» было и богатство, и здоровье, а вот удача обошла их стороной, всегда желаю всем не только здоровья и работы, но и удачи!

- Чем занимаете себя вне творческого процесса?

- Бывали разные времена. Даже выращивал цветы. Домашние говорят, что у меня руки «зелёные». Семечку посадил - подсолнух вырос. Веточку кофейного дерева ткнул в горшок с землёй - заплодоносило. Лет десять назад на барахолке одна женщина презентовала мне большую каменную жабу. Так и повелось. Где бываю, оттуда жабу везу. В коллекции их не один десяток. Сейчас в основном занят строительством загородного дома. Так что жизнь продолжается. И это главное!

Беседу вела Елена БЕЛЯЕВА

Визитная Карточка

Сергей Феликсович Баталов Родился 19 апреля 1957 года. Окончил ГИТИС (1980). Дебют состоялся в телефильме «Ватага «Семи ветров» (1979).

В 1982 году начал службу в Московском драматическом театре на Малой Бронной. С 1990 по 1992 год - актёр театра-студии «Человек».

В 1992 года вернулся в родной Театр на Малой Бронной, где проработал до 1998 года. Снялся в 130 кинокартинах. Визитная карточка - фильм «Облако-рай» (1991). Заслуженный артист Российской Федерации (2005).

Россия. ЦФО > Армия, полиция. СМИ, ИТ > mvd.ru, 18 мая 2017 > № 2199177 Сергей Баталов


Китай. США. Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 16 мая 2017 > № 2175805 Тимофей Плец

Быстро и надежно: как роботы теснят журналистов

Тимофей Плец

основатель сервиса MediaDigger

Пока роботы отбирают у журналистов только самую нудную и монотонную работу, за что им хочется сказать простое человеческое «спасибо»

Многие из нас уже устали слышать о том, что в будущем роботы отнимут нашу работу. Во-первых, о плохом как-то не очень хочется думать. Во-вторых, глядя на некоторых из них, невольно ловишь себя на мысли о том, что к тому моменту, когда они научаться нормально функционировать, ты уже будешь на пенсии.

Например, недавно китайские разработчики показывали своего робота-журналиста по имени Джиа Джиа, которая внешне была достаточно сильно похожа на человека. Есть какая-то злая ирония в том, что они дали ему, точнее ей, повторяющееся имя. Во время показательного интервью на английском c сооснователем журнала Wired, Джиа Джиа сильно тормозила, зависая иногда на время до 10 секунд, и отвечала при помощи одного-двух слов.

Несмотря на то что Джиа Джиа не прошла тест на профпригодность, другие роботы уже успешно заменяют журналистов и делают это уже на протяжении нескольких лет. Эти «роботы» представляют из себя компьютерные программы, которые используют алгоритмы и искусственный интеллект для изучения данных, обнаружения трендов и формирования различных отчетов в виде текста.

В одном только информационном агентстве Associated Press каждый квартал алгоритмы пишут свыше 3500 статей о финансовых результатах различных компаний! Более того, начиная с Олимпиады в Рио, в освещении Игр также участвовали программы, писавшие статьи. Но и это еще не все. Самое удивительное, что исследования показали, что статьи, написанные роботами, настолько качественные, что люди не могут их отличить от материалов написанных журналистами! Для того чтобы оценить насколько сильно профессия журналиста в опасности, надо понимать где и в чем роботы превосходят репортеров.

Эффективность

В первую очередь под автоматизацию программ попадают те направления журналистики, которые связаны с аккуратно структурированными данными. Это финансовые новости, криминал, погода, пробки и, конечно же, спорт. Именно с автоматизации последнего начали свой путь два лидера рынка – Narrative Science и Automated Insights. Сооснователь Narrative Science настолько убежден в такой автоматизации, что предсказывает, что к 2030 году 90% новостей будут писаться роботами.

Как бывший журналист деловых новостей я могу только радоваться тому, что скоро роботы будет выдавать статьи о ежеквартальных результатах компаний, оставляя более интересную и творческую работу людям. Автоматизация подготовки именно таких новостей позволила Associated Press увеличить количество новостей о финансовых результатах компаний в десять раз и освободить до 20% времени журналистов.

Именно такое высвобождение, и без того ограниченного количества ресурсов средств массовой информации, является одним из главных преимуществ автоматизации. Например, в 2016 году, во время освещение выборов, робот Heliograf, созданный The Washington Post, подготовил свыше 500 статей, собравших более полумиллиона кликов. Для сравнения, в 2012 году команде из четырех журналистов издания потребовалось почти сутки, чтобы создать лишь малую часть от этого количества. Как сказал глава инноваций The Washington Post Джереми Гилберт, это просто преступление заставлять политических журналистов с 30-летним опытом работы писать стандартные шаблонные новости, например такие, как результаты экзит-поллов.

Но в издании надеются еще и диверсифицировать свою выручку за счет сдачи в аренду своего робота конкурентам, например, Chicago Tribune, Los Angeles Time и другим медиа. Переговоры об этом уже ведутся.

Скорость

Одна секунда. Ровно столько потребовалась китайскому роботу-журналисту, разработанному Пекинским университетом, чтобы написать свою первую статью. Материал, опубликованный в газете Southern Metropolis Daily, состоял из 300 слов и был посвящен теме пробок в городе.

Такие скорости позволяют проводить параллели между журналистикой и торговлей на бирже. Если раньше инвестиционным банкам для купли или продажи акций требовалось участие нескольких людей и приличное количество времени, то теперь, благодаря алгоритмам, на это уходят миллисекунды. Решения о сделке принимаются программами, со скоростью которых человек физически никогда не сравнится. Если посмотреть на один из ведущих инвестиционных банков Goldman Sachs, то теперь он гордо называет себя технологической компанией и уже 9000 специалистов фирмы, это почти треть от общего числа сотрудников, являются инженерами и разработчиками.

Средства массовой информации также занимаются торговлей, только они продают внимание своей аудитории рекламодателям. Для того чтобы собрать как можно большую аудиторию, СМИ должны постоянно выдавать материал первыми. С развитием интернета эта, и без того нелегкая задача постоянно быть первым, стала в разы сложнее.

Точность

Любой, кто хоть раз общался с прессой, понимает, что журналист журналисту рознь. Один может недолюбливать пресс-секретаря определенной компании, поэтому придирается и выискивает негативные факты. Сердце другого журналиста, наоборот, могли растопить увлекательным пресс-туром, и он написал все в более радужных тонах. Но у робота нет эмоций, поэтому он пишет свои материалы, основываясь на фактических данных. Они могут быть не только более объективными, но еще и отслеживать актуальность приведенной информации в статье, автоматически обновляя ее в случае появления изменений.

Как показало исследование, где статьи журналистов сравнивали с работой искусственного интеллекта, последний был лучше по таким показателям, как достоверность, точность, информативность, объективность и содержательность! Получается, что роботы обошли репортеров почти по всем тем ключевым аспектам, которые делают журналистику такой важной для общества.

А если робот и совершает какую-то ошибку, то в отличие от людей, происходит это только один раз. Алгоритм дополняется, и второй раз искусственный интеллект уже не будет ее делать. При условии, конечно, что есть человек, который за ним следит и обучает.

Хороший пример как раз такой ошибки произошел в июле 2015 года, когда Netflix опубликовала свой отчет за второй квартал. В статье, написанной алгоритмом, говорилось, что компания не оправдала прогнозы инвесторов, а ее акции якобы упали на 71% с начала года. В действительности же, за тот период акции Netflix выросли почти вдвое, просто компания произвела дробление акций, которое робот просто не был способен учесть.

Персонализация

Только что во Франции завершились президентские выборы, где лидер партии «Вперед!» Эммануэль Макрон стал самым молодым президентом в истории республики. Просто представьте сколько нужно журналистов, чтобы рассказать о том, как прошло голосование в каждом из 36 000 муниципальных округов в этой стране. Но это уже было сделано! Еще в 2015 году во время региональных выборов во Франции, компания Syllabs совместно с газетой Le Monde всего за четыре часа создали свыше 150 000 страниц о результатах голосования по округам для сайта издания. Они даже подготовили заметку для жителей небольшой деревне, состоящей из 35 человек!

Такое таргетирование читателей открывает новые огромные возможности перед СМИ и позволяет учитывать интересы, если не каждого человека, то небольшой группы точно. В конечном счете это позволяет наращивать аудиторию СМИ и зарабатывать больше денег на рекламе.

Несмотря на все эти впечатляющие результаты, роботы-журналисты находятся только на начальной стадии развития. В 2016 было лишь 11 компаний, которые разрабатывали программы для автоматизации журналистики. Но вот о предстоящих изменениях можно судить по предсказаниям исследовательской фирме Gartner, которая ожидает, что уже к 2018 до 20% бизнес-контента будет создано роботами.

На данный момент роботы не умеют брать интервью, распознавать иронию или сарказм, писать статьи в отсутствии аккуратно структурированных данных и все еще нуждаются в человеческой опеке. Не стоит и забывать, что алгоритм ровно настолько хорош и объективен, насколько качественным его сделали люди. Просто представьте, как различались бы статьи, написанные алгоритмом, который могли бы в будущем разработать на «Первом канале», по сравнению с другим, созданным на «Дожде». Пока роботы отбирают у журналистов только самую нудную и монотонную работу, за что им хочется сказать простое человеческое «спасибо».

Китай. США. Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 16 мая 2017 > № 2175805 Тимофей Плец


Великобритания > СМИ, ИТ > bbc.com, 16 мая 2017 > № 2174700 Александр Кан

Лондонская рок-топография: "святые места" религии рок-н-ролла

Александр Кан

обозреватель по вопросам культуры

Воодушевившись просьбой читателя Джорджа рассказать о 10 знаковых для рок-музыки мест в Лондоне и немного о БГ, обозреватель Русской службы Би-би-си по вопросам культуры Александр Кан отправился в путь.

Итогом его прогулки стал своеобразный рок-путеводитель, в который мы предлагаем заглянуть всем любителям рока и конечно же Лондона.

Важная оговорка: список не подчинен ни хронологии, ни иерархии.

Город растворенной рок-истории

Лондон как столица и крупнейший город одной из двух главных мировых держав рок-мира перенасыщен связанными с историей этой музыки местами. И в отличие от США, рок-н-ролльная Британия куда более централизованна. Принс так и оставался в своем Детройте, Nirvana - в Сиэтле, Beach Boys и Doors - в Лос-Анджелесе, Grateful Dead - в Сан-Франциско, а R.E.M. - и вовсе в крохотном городке Афины в штате Джорджия.

Тем более удивительно, что за исключением пресловутой Abbey Road, ни одна из других многочисленных и замечательных лондонских рок-достопримечательностей не стала таким же неотъемлемым и известным на весь мир символом города как, скажем, Биг Бен, колонна Нельсона или Букингемский дворец.

Попытаемся исправить это недоразумение.

В начало

1. Соседи через столетия

Я обожаю всевозможные культурные совпадения и пересечения, и тот факт, что два гения музыки жили практически в одном доме с разницей в два с половиной столетия, невероятно греет мне душу.

Великий англо-немецкий композитор Георг Фридрих Гендель купил дом номер 25 по улице Brook Street в Мейфэр в 1723 году. И прожил там вплоть до смерти в 1759-м. В 1959-м, в год 200-летия со дня смерти композитора, было решено сделать там музей, для чего и был создан специальный Фонд Генделя. Однако осуществить идею удалось спустя лишь 40 с лишним лет, в 2001 году.

Когда Хендрикс в начале 1969 года поселился в крохотной квартирке на последнем этаже соседнего дома номер 23, формально дом этот к Генделю никакого отношения не имел.

Только в 2000 году, спустя почти 30 лет после смерти Хендрикса, Фонд Генделя приобрел квартиру и стал постепенно инкорпорировать ее в уже существующий музей. Поначалу она была открыта для публики лишь в считанные дни в году, и лишь в феврале 2016-го стала функционировать как отдельный музей, в котором воссозданы убранство и атмосфера квартиры Хендрикса, такой, какой она была в те короткие месяцы, что он там жил.

В квартире-музее скрупулезно воссоздана атмосфера скромного жилища рок-звезды, масса интересных вещей. Мне же больше всего понравилась специальная вешалка с костюмами Хендрикса.

Джимми, как известно, обожал пышные камзолы в стиле XVIII века и, подумалось мне, глядя на них, что отличить костюмы Хендрикса от костюмов Генделя практически невозможно.

Репортаж нашей коллеги Катерины Архаровой позволяет заглянуть внутрь замечательной квартиры.

2. Битлз на крыше дома на "портновской" улице

Битлз приобрели особняк на известной в первую очередь своими мастерскими индивидуального пошива знаменитых английских костюмов улице Saville Row летом 1968 года.

Приобрели для офиса основанной ими в январе того же года компании Apple. Поначалу Apple размещалась на Бейкер-стрит, затем на Wigmore Street и наконец обрела свое постоянное пристанище на "портновской" улице в Мейфэр.

Довольно быстро в подвале здания была оборудована студия, где в январе 1969 года Битлз приступили к записи Let It Be - единственного записанного не в студии Abbey Road и не спродюсированного Джорджем Мартином альбома группы.

Запись шла невероятно нервно, отношения в группе были предельно накалены, чему в немалой степени способствовало упрямство Леннона, настоявшего, несмотря на недовольство остальных, на присутствии в студии Йоко - все это зафиксировано в одноименном документальном фильме.

В завершение записи, однако, 30 января 1969 года Битлз вместе с органистом Билли Престоном вышли на крышу здания и в течение 42 минут - пока полиция не попросила убавить звук - исполнили девять песен из нового альбома. Запись концерта - последнего совместного выступления группы - также вошла в фильм.

В конце Леннон говорит собравшимся на крыше и вокруг здания зрителям: "Хочу поблагодарить всех от имени группы, надеюсь, мы прошли прослушивание".

После Let It Be в студии на Saville Row были записаны еще несколько известных альбомов: Son Of Schmilsson Гарри Нилссона (1972), Ringo Ринго Старра (1973), Living In The Material World Джорджа Харрисона (1973), Daltrey вокалиста The Who Роджера Долтри (1973) и другие.

Apple оставалась на Saville Row до 1976 года. В 2013 году легендарный дом номер 3 приобрела для своего магазина американская фирма верхней одежды Abercrombie & Fitch и тут же встретила бурное сопротивление. Отнюдь не поклонников Битлз, а традиционных английских портных, считающих, что в их вотчине индпошива не место американскому ширпотребу.

Никакой связанной с последним живым выступлением Битлз мемориальной доски здесь нет - отчасти еще и потому, что история здания была богата и задолго до появления здесь великой группы. Нет смысла сейчас пересказывать все связанные с нею исторические события и имена, скажу только, что после победы над Наполеоном здесь поселился герцог Веллингтон, а в 1849 году английские шляпники братья Уильям и Томас Боулеры изобрели здесь знаменитую шляпу-котелок, так и названную в их честь bowler hat.

А вот зато "концерт на крыше" вошел в легенду и стал образцом для многочисленных более или менее почтительных подражаний.

Созданная тесно связанными с Битлз участниками Monty Python пародийная группа The Rutles в своем фильме All You Need Is Cash повторила те же позы и ракурсы.

В январе 2009 года трибьют-группа Bootleg Beatles попыталась в честь 40-летия знаменитого концерта полностью повторить его в том же месте, но не сумела получить разрешение совета района Вестминстер.

Еще одна пародия появилась в мультфильме "Симпсоны".

В основанном на песнях Битлз фильме-мюзикле Across The Universe концерт на крыше останавливает нью-йоркская полиция, ну а 15 июля 2009 года сам Маккартни вышел на крышу театра Эда Салливана в Нью-Йорке для записи выступления в знаменитой телепрограмме Дэвида Леттермана.

3. Злополучная квартира - домашняя студия, ЛСД-трип и рейд полиции

Раз уж зашла речь о Битлз, то уместно вспомнить квартиру на первом этаже и в подвале дома номер 34 на площади Монтегю-сквер (Montagu Square) в районе Марлебон.

В 1965 году там поселился Ринго Старр. Дипломаты соседнего посольства Швейцарии немедленно стали жаловаться: поклонники (скорее, наверное, поклонницы) исписали всю стену здания страстными посланиями барабанщику Битлз. Вскоре, однако, Ринго женился и переехал с молодой женой Морин в загородный дом в графстве Саррей.

Квартиру он сдал небольшой голландской дизайнерской компании The Fool, которая спустя несколько лет оформила бутик битловской фирмы Apple на Бейкер-стрит и шила психоделические костюмы не только для Битлз, но и для Hollies, Марианн Фейтфул, Procol Harum, Донована и Cream.

Но психоделические дизайнеры продержались там недолго. Вскоре квартиру у своего товарища снял Маккартни, который тут же установил в ней два магнитофона Revox с твердым намерением превратить ее в домашнюю студию. Здесь Маккартни не только создавал и записывал демо-версии таких песен как I'm Looking Through You и Eleanor Rigby, но и записывал голос легендарного американского поэта-битника Уильяма Берроуза для выпуска на авангардном подразделении Apple - Zapple Records. Альбом, кстати, так и не вышел.

Но и Маккартни довольно быстро съехал к проживавшей неподалеку на Уимпол-стрит своей тогдашней подружке Джейн Эшер, и на смену ему уже в декабре 1966 года пришел Джимми Хендрикс вместе со своей подружкой Кэти Этчингем. Здесь он написал песню The Wind Cries Mary.

Вскоре, однако, Хендрикс во время очередного ЛСД-трипа проштрафился, выплеснув на стены банку белил, и Ринго его прогнал.

Тем временем семейного очага лишился Леннон. Завязав роман с Йоко Оно, он вынужден был оставить дом в тихом городке Уэйбридж в графстве Саррей жене Синтии и сыну Джулиану.

Осенью 1968 Джон и Йоко въехали в "злополучную" квартиру. И их пребывание там отнюдь нельзя назвать безоблачным. Как рассказывали многочисленные гости, квартира постоянно была в запущенном состоянии - повсюду валялась грязная посуда, обрывки газет и журналов.

Диета влюбленных состояла, по свидетельству очевидцев, из шампанского, икры и героина. Здесь же был сделан знаменитый снимок обнаженной пары, украсивший потом обложку альбома Two Virgins.

18 октября 1968 года в квартиру ворвался вооруженный ордером на обыск наряд полиции.

Им потребовалось немного времени, чтобы обнаружить в лежащем на каминной полке футляре от бинокля свыше 200 граммов гашиша.

Не желая вмешивать в дело беременную Йоко (вскоре у нее случился выкидыш), Леннон взял вину на себя, но отделался штрафом в 150 фунтов. Разъяренный хозяин квартиры настоял на внесении в договор об аренде условия, по которому проживать в ней мог только "ответственный квартиросъемщик" Ринго Старр и члены его семьи. В феврале 1969 года Старр расторг договор.

В 2002 году квартиру купил владелец звукозаписывающей фирмы Silva Screen Records Рейнольдс д'Силва, опередив на аукционе страстного поклонника Битлз, лидера группы Oasis Ноэля Галлахера.

А 23 октября 2010 года Йоко Оно открыла на доме 34 Montagu Square официальную мемориальную табличку: "Здесь в 1968 году жил музыкант и автор песен Джон Леннон".

4. Трагическая квартира - смертное ложе двух рок-звезд

Если квартира Старра, прославленная больше всего жизнью в ней Джона Леннона, - всего лишь злополучная, то квартиру ленноновского приятеля и собутыльника по знаменитому "потерянному уикенду" 1974 года американского певца Гарри Ниллсона без преувеличения можно назвать трагической.

Нилссон - талантливый музыкант, его песня 1971 года Without You - один из классических, "вечнозеленых" хитов истории рока. Но не меньше, чем песнями и музыкой к кино (еще одна песня - Everybody's Talkin из фильма "Полуночный ковбой" была удостоена Грэмми), он известен своими алкогольными и наркотическими эксцессами, которые, в конечном счете, и привели его к ранней смерти в 1994 году в возрасте 52 лет.

Однако лондонская квартира, о которой пойдет речь, к смерти самого Нилссона отношения не имеет. Жил и работал он по большей части в Лос-Анджелесе, где в конце концов и умер, и именно с калифорнийским городом связан период его тесной дружбы и насыщенного алкоголем, наркотиками - но и музыкой! - общения с Джоном Ленноном в течение тех полутора лет в 1973-74 году, когда оторвавшийся от пристального взора Йоко бывший битл пустился в разгул, вошедший в его биографию как "потерянный уикенд".

Однако в Лондоне Нилссон все же держал небольшую двухкомнатную (как здесь говорят, "односпальную") квартирку - номер 9 на последнем пятом этаже дома 12 на улице Curzon Place в том же районе Мэйфэр.

Теперь, в результате случившейся за эти годы перепланировки района, адрес дома изменился - 1 Curzon Square. В свое отсутствие Нилссон с удовольствием давал возможность пожить в квартире многочисленным друзьям-музыкантам.

В июле 1974 года там останавливалась знаменитая своим роскошным голосом и пышными формами солистка к тому времени уже распавшейся лос-анджелесской группы Mamas and Papas Эллиот "Мама" Касс.

Ее сольная карьера была в самом разгаре, и в Лондон она приехала для серии концертов в знаменитом зале Palladium.

28 июля после последнего концерта она вернулась домой - то есть, в квартиру Нилссона - поговорила по телефону со своей подругой и партнеру по Mamas and Papas Мишель Уилсон и заснула.

Чтобы никогда больше не проснуться.

Легенда гласит, что любительница поесть Мама Касс подавилась в постели бутербродом с ветчиной.

Правда на самом деле более прозаична. Смерть наступила, как гласило заключение врача, от "остановки сердца в результате дегенеративного ожирения сердечной мышцы". Было ей 32 года.

Смерть Касс не давала Нилссону покоя, и он очень не хотел сдавать квартиру известному своим безудержным пьянством и скандальным характером барабанщику The Who Киту Муну.

Гитарист и лидер Who Пит Таунсенд успокоил Нилссона: "молния не бьет два раза в одно и то же место".

6 сентября 1978 года Мун-безумец (Moon The Loon - такое было у него прозвище) вместе с подругой-манекенщицей Аннетт Уолтер-Лакс по приглашению Пола и Линды Маккартни отправились на премьеру нового фильма о Бадди Холли.

Поужинав с Полом и Линдой в ресторане, они пришли домой. Мун стал смотреть еще какой-то фильм по телевизору и, приняв несколько таблеток седативного препарата геминейрин, призванного снижать негативные последствия отказа от алкоголя, заснул.

Проснувшись на следующее утро, он потребовал, чтобы Аннетт немедленно приготовила ему стейк. Ответом на недовольное ворчание разбуженной подруги стало категоричное: "Не нравится - можешь валить!".

Это были его последние слова. Съев приготовленный все же стейк, он закусил его еще пригоршней таблеток и вновь заснул. В той же кровати, что и четырьмя годами раньше Мама Касс. И также не проснулся. Ему также было всего 32.

После второй трагической смерти Нилссон поспешил избавиться от квартиры. Купил ее Пит Таунсенд. С тех пор она неоднократно меняла хозяев, поменяла даже адрес, и теперь с трагической рок-историей ее не связывает ничего, кроме памяти.

5. Клуб Marquee - рок-мекка золотых 60-х

Ничего, кроме памяти не осталось и от легендарного клуба Marquee, справедливо считавшегося в "золотые" 60-е меккой британского рока.

Впервые Marquee появился еще в 1958 году - английский рок тогда еще ходил в коротких штанишках, и поначалу небольшой клуб в доме номер 165 на Оксфорд-стрит был местом для джаза и скиффл - модной в поздние 50-е в Британии формой популярной музыки, в которой сочетались джаз, блюз и фолк.

В 1964 году Marquee переехал в дом номер 90 на Wardour Street в Сохо, и именно с этим адресом связан его легендарный статус, хотя исторический концертный дебют Rolling Stones 12 июля 1962 года состоялся еще в старом Marquee.

В 60-е на крохотной сцене Marquee играли Rolling Stones, Yardbirds, Led Zeppelin, The Who, King Crimson, Yes, Jethro Tull, Jimi Hendrix Experience, Pink Floyd и многие другие. Здесь в ноябре 1964 года в составе группы Manish Boys впервые вышел на сцену никому еще неизвестный Дэвид Боуи. Здесь же в 1967-м дебютировали Fleetwood Mac - тогда еще блюзовые, с гитаристом Питером Грином.

В 1964 году продюсер-менеджер Moody Blues Алекс Мюррей оборудовал в гараже на задворках клуба небольшую студию, где и был записан первый, давший группе толчок к славе сингл Go Now. В последующие годы на Marquee Studios записывались Элтон Джон, Clash и многие другие.

Хотя к числу самых значимых панк-мест Marquee отнести нельзя, тем не менее, в 70-е и 80-е здесь играли видные группы панка и "новой волны": Stranglers, Generation X, XTC, Buzzcocks, ранние Adam & the Ants, Jam, Joy Division, Cure и Dire Straits.

Еще одна замечательная страница в истории Marquee - так называемые "секретные" концерты, которые проводили здесь известные группы и рок-исполнители.

Понятно, что слушать любимую группу в атмосфере уютного клуба в числе небольшой группы избранных куда приятнее (и престижнее!) чем на огромной арене или, тем более, на стадионе.

Да и музыкантам интересно выступить в интимной атмосфере, вспомнить, как когда-то в начале карьеры они играли перед кучкой преданных поклонников. Суперпополярность звезд делает такие концерты невозможными - толпы фанов разнесут клуб в щепы.

Выход - "секретные" концерты, когда известная группа появляется на сцене либо вовсе без объявления, либо под "псевдонимом". Так в разное время в Marquee играли Jam (под именем John's Boys), Marillion (как Skyline Drifters и Lufthanser Air Terminal), Принс, Genesis (как Garden Wall), Iron Maiden, Metallica.

В 1985 году малоизвестная шотландская группа Del Amitri спародировала эту традицию, объявив выступление "Боба Дилана" и выйдя на сцену, загримировавшись под великого американского барда.

В 1988 году помещение на Wardour Street было продано и с тех пор к рок-н-роллу никакого отношения не имеет.

Клуб Marquee перебрался в дом 105 на Charing Cross Road - совсем недалеко. Но и то место было закрыто в 1996 году - теперь там размещается паб "The Montagu Pyke". В 2001 году брэнд Marquee приобрел клавишник группы Eurhythmics Дэйв Стюарт, и клуб переехал уже далеко от Сохо, на север Лондона, в район Ислингтон. Но и там он продержался недолго, всего до 2003 года. Теперь в этом месте концертный зал Islington Academy.

В 2004 году новый владелец бренда решил вернуть клуб в центр и заново открыл Marquee в сердце Вест-Энда, прямо на Лестер-сквер. Но и эта затея вынуждена была свернуться всего через полтора года.

Последняя - еще менее долговечная - попытка возродить Marquee была предпринята в августе 2007 года, на сей раз на улице Upper Saint Martin's Lane в районе Ковент-Гарден. Однако там клуб продержался всего полгода, и 10 февраля 2008 года группа Torn Asunder стала последней, появившейся на сцене клуба под легендарным именем.

Ну а там, где Marquee пережил свои золотые годы, в доме номер 90 по Wardour Street, теперь располагаются ресторан-бар Floridita и сигарный магазин. Единственный признак славной рок-истории дома - размещенная на нем мемориальная доска в память о барабанщике The Who Ките Муне.

6. Клуб UFO - мимолетное прибежище андеграунда

Еще один, куда менее долговечный, чем Marquee, но не менее легендарный клуб UFO (Unidentified Flying Objects или попросту НЛО) открыли в декабре 1966 года столпы лондонского андеграунда журналист и политический активист Джон Хопкинс и продюсер Джо Бойд.

Бойд тогда продюсировал малоизвестную начинающую группу Pink Floyd, и именно Pink Floyd, равно как еще более авангардная, сочетавшая в своей музыке джаз и рок (понятия джаз-рок тогда еще не существовало) группа Soft Machine стали музыкальной опорой нового клуба.

Однако Floyd довольно быстро стали знаменитыми, и скромный подвальчик UFO уже не мог рассчитывать на их появление. На смену им пришли появлявшиеся один за другим психоделические группы: Incredible String Band, Procol Harum, Артур Браун со своим Crazy World.

Под давлением полиции владельцы помещения отозвали лицензию на клуб, и уже в октябре 1967 года UFO переехал на север Лондона, в знаменитый Roundhouse.

Теперь та часть Tottenham Court Road, где размещался оригинальный UFO, полностью перестроена - там располагается кинотеатр Odeon и многочисленные магазины радио и компьютерной техники.

Да и в Roundhouse UFO продержался недолго, зато сам "круглый дом" заслуживает отдельного рассказа.

7. Roundhouse - от железнодорожного депо к престижному концертному залу

Свое название это огромное, на самом деле круглое здание на севере Лондона, рядом со знаменитым рынком Camden, получило потому, что когда-то, еще в XIX веке, сюда заезжали и разворачивались поезда - потому-то и круг.

В 1964 году к тому времени давно уже пустующее и заброшенное здание передали основанной известным драматургом Арнольдом Уэскером культурной организации Центр-42 для создания "постоянно действующего культурного центра с театром, кинозалом, художественной галереей, библиотекой, молодежным клубом, рестораном и танцзалом".

Это и позволило терпевшим бедствие в своем первоначальном помещении основателям UFO "вписаться" в Roundhouse. Как рок-площадка он дебютировал 15 октября 1966 года концертом всех тех же Pink Floyd и Soft Machine.

Как говорится, лиха беда начало. В течение последующего десятилетия здесь выступали Rolling Stones, Джефф Бек, Yardbirds, Дэвид Боуи, Джимми Хендрикс, Led Zeppelin, The Incredible String Band, Doors (1968 год, единственный концерт группы в Британии), Jefferson Airplane, Ramones, Clash, Motörhead - поистине who's who мирового рока.

В 1967 году здесь в первый и в последний раз публично прозвучала так до сих пор и неизданная 14-минутная авангардно-экспериментальная пьеса Битлз Carnival of Light. А в 1970-м здесь состоялась премьера авангардного мюзикла "О! Калькутта!" группы авторов, в числе которых были Сэмюэл Беккет и Джон Леннон.

В 1983 году районный совет Кэмдена закрыл Roundhouse из-за недостатка средств. Почти полтора десятилетия здание вновь пустовало, пока в 1996 году приобревший его филантроп Торквил Норман решил вернуть ему культурное предназначение, для чего создал Попечительский совет, куда вошли Боб Гелдоф, патриот Кэмдена Саггс из группы Madness и известный кинорежиссер Терри Гильям.

1 июня 2006 года заново отстроенный Roundhouse вновь открыл свои двери, и сегодня он - одна из самых известных и престижных концертных площадок британской столицы.

8. 100 Club - колыбель панк-рока

Ну и, наконец, настала очередь панка.

Хотя место, которое я, вслед за многими рок-историками, окрестил здесь как "колыбель панк-рока" появилось на музыкальной карте Лондона задолго до рождения не только самого панка, но и даже самых старых его апологетов.

Музыкальный клуб в доме номер 100 по Оксфорд-стрит был впервые открыт в не очень располагавшие к веселью военные годы - в 1942-м.

Назывался он тогда Feldman Swing Club в честь открывшего его джазового импрессарио Роберта Фелдмана, и исполнявшаяся в нем музыка полностью соответствовала названию - традиционный джаз, свинг, биг-бэнды.

Здесь даже успел выступить до трагической гибели в 1944 году Гленн Миллер со своим оркестром, а вслед за ним - целое созвездие гигантов американского джаза: Бенни Гудман, Арт Пеппер и даже Луи Армстронг. Здесь начинали играть и британские джазмены Хамфри Литтлтон, Джонни Дэнкуорт и Ронни Скотт, впоследствии открывший ставший главным в Лондоне джаз-клуб своего имени.

В 1964 году клуб сменил владельца и вместе с ним и имя и стал называться по номеру дома - 100 Club. Преимущественно джазовая направленность клуба, впрочем, оставалась неизменной вплоть до середины 70-х.

В марте 1976 года там выступила тогда еще малоизвестная панк-группа Sex Pistols, а уже в сентябре ее менеджер и идеолог зарождающегося панк-движения Малькольм Макларен затеял в клубе "100" двухдневный панк-марафон, названный 100 Club Punk Special.

Слово "фестиваль", по мнению Макларена, было неприемлемым - в нем было слишком много ненавистных хиппистских коннотаций. Событие еще до начала обрело статус эпохального: оно было призвано перевести новорожденный панк-рок из андеграунда в музыкальный мейнстрим.

В двух концертах фестиваля 20 и 21 сентября кроме, конечно же, Sex Pistols, выступили еще семь групп, само перечисление которых говорит о значимости события: Subway Sect, Siouxsie and the Banshees, Clash, Stinky Toys, Chris Spedding & The Vibrators, The Damned и Buzzcocks.

Фестиваль мгновенно приобрел мифический статус. Число людей, утверждавших, что они были на этом "крещении панк-рока" намного превышает возможности скромного 350-местного зала. Доподлинно известно, впрочем, что в зале были многие из тех, кто впоследствии составил славу британского панка и новой волны: Пол Уэллер (Jam и Style Council), Шейн Макгоуэн (Pogues), Вив Альбертин (Slits), Крисси Хайнд (Pretenders), партнер Макларена и будущая звезда британской моды Вивьен Вествуд, будущий лидер группы Visage и одна из самых влиятельных фигур движения "новые романтики" Стив Стрейндж и многие другие.

Как и положено панку, не обошлось без насилия. Тогда еще не басист Sex Pistols, а барабанщик Banshees, в будущем легендарно-скандальный Сид Вишес швырнул во время выступления The Damned на сцену стакан. Стакан угодил в колонну, разбился, и осколок лишил девушку из публики глаза.

Расчеты Макларена оправдались - уже через две недели, 8 октября концерн EMI подписал с Sex Pistols контракт на два года (правда, уже летом он был расторгнут после скандала с синглом God Save the Queen).

Ну а для самого клуба 100 Club Punk Special стал звездным часом и навсегда гарантировал ему место в истории рок-музыки.

Впрочем, гордый титул "колыбель панк-рока" вовсе не превратило клуб "100" в эксклюзивное панк-место, и его музыкальная программа как была, так и остается невероятно разнообразной, если не сказать эклектичной.

В начале 80-х он пошел по стопам Marquee - 31 мая 1982 Rolling Stones в качестве разогрева к своему начинающемуся европейскому туру сыграли здесь необъявленный "секретный концерт", а в 1986-м вновь пришли в клуб, чтобы сыграть здесь в память о своем ушедшем из жизни пианисте Иэне Стюарте.

Не забыл клуб и о своей джазовой родословной: в 80-е здесь играли Сонни Ститт, Ли Кониц, Арчи Шепп.

Мне довелось здесь слушать один из последних концертов рано ушедшего из жизни Кита Эмерсона и почему-то именно здесь сыгравший свой единственный лондонский концерт петербургский "АукцЫон".

В сентябре 2010 года было объявлено, что к концу года клуб "100" закроется из-за финансовых убытков.

За сохранение клуба развернулась широкая кампания, в его защиту выступили многие музыканты, в том числе Пол Маккартни. В феврале 2011 года было достигнуто партнерское соглашение c фирмой спортивной одежды Converse, и клуб "100", в отличие от своих легендарных собратьев Marquee и UFO, успешно продолжает работать.

Спешите видеть!

9. Трубы Баттерси - с обложки пластинки в легенду

Говоря о лондонских рок-достопримечательностях, невозможно избежать упоминания ставших легендарными благодаря альбому Pink Floyd Animals четырех труб тепловой электростанции Баттерси на южном берегу Темзы.

Наряду с зеброй-переходом через улицу Abbey Road этот образ - могущественный и в то же время какой-то потусторонне-загадочный (не говоря уже о парящей между трубами огромной свинье) - стал одним из самых ярких и самых узнаваемых рок-символов британской столицы.

Свою славу и легендарный статус станция приобрела задолго до Pink Floyd. Достаточно сказать, что построенное в начале 30-х годов по проекту знаменитого архитектора Гилберта Скотта в стиле арт-деко здание до сих пор остается крупнейшим кирпичным сооружением в Европе.

Почти сразу же впечатляющая и необычная конструкция стала привлекать внимание художников, особенно кинематографистов.

Уже в 1936 году Альфред Хичкок снимал некоторые сцены своего фильма "Саботаж" в еще недостроенной электростанции. В 1964 году она появилась в одном из эпизодов популярного телесериала "Доктор Кто", а в 1969 "снялась" в фильме "Битва за Британию", в котором она, как и на самом деле во время войны, служила навигационным маяком для бомбивших Лондон самолетов Люфтваффе. В 1973-м фотография станции была использована для оформления альбома The Who Quadrophenia.

Несмотря на то, что автором оформления Animals считается художник Сторм Торгерсон (один из самых знаменитых и заслуженных рок-дизайнеров, на счету которого десятки самых выразительных по своему оформлению альбомов - Pink Floyd, Led Zeppelin, Genesis, Wings, Yes и многие другие), концепция обложки, как и альбом в целом, - идея главного сонграйтера Floyd Роджера Уотерса. Жил он тогда на южном берегу Темзы, в районе Clapham Common, и необычный образ станции, мимо которой он проезжал ежедневно, крепко запал ему в душу.

Свинья стала логическим следствием самой концепции альбома, вдохновленного "Скотным двором" Джорджа Оруэлла.

В 1975 году электростанция прекратила свою работу, и потому особенных препятствий для производившейся в декабре 1976-го фотосъемки не было.

По проекту австралийского художника Джеффри Шо Floyd заказали немецкой фирме Ballon Fabrik, известной своими знаменитыми дирижаблями, огромную (длиной 12 метров) надувную свинью, которой было присвоено имя Алги. Алги укрепили на натянутом между двумя трубами тросе, но укрепили непрочно. Она оторвалась и к изумлению многочисленных пилотов стала дрейфовать прямо по направлению к аэропорту Хитроу. Для сопровождения в воздух поднялись полицейские вертолеты. Видеозапись парящей между трубами свиньи была использована в клипе к песне Pigs on the Wing. Тут же в здании электростанции прошла и официальная презентация альбома.

Pink Floyd тогда были на вершине славы, и трубы электростанции Баттерси стали мгновенно известны во всем мире. От желающих приобщиться к величественному образу не стало отбоя. В 1983 на станции снималась одна из сцен фильма Monty Python "Смысл жизни". В 1984-м она появилась в экранизации оруэлловского "1984 года". В 2007-м здесь снимались многие сцены фильма "Темный рыцарь".

Растиражированные благодаря Pink Floyd по всему миру четыре трубы стали в рок-музыке предметом многочисленных подражаний и пародий: от Hawkwind до Морриси, от Петулы Кларк до Muse.

Апофеозом признания стал снятый режиссером Дэнни Бойлом короткометражный видовой фильм для церемонии открытия Олимпийских Игр 2012 года в Лондоне. Во время панорамного пролета камеры по всему руслу Темзы вплоть до Олимпийского стадиона над зданием электростанции Баттерси видна парящая фигура Алги.

Надувная свинья стала практически неотъемлемым элементом живых концертов как Pink Floyd, так и после распада группы Роджера Уотерса.

Тем временем само пустующее и с 1975 года неиспользуемое здание стремительно деградировало - на фоне продолжавшихся десятилетиями дебатов о том, как лучше всего использовать его великолепный и всемирно-известный внешний вид, престижнейшее расположение в центре Лондона на берегу Темзы и огромные площади. Не помогало ни то, что в 1980 году правительство признало его памятником культуры и архитектуры, ни то, что следящая за охраной памятников организация English Heritage включила его в реестр зданий в зоне риска, ни то, что Международный фонда памятников признал его объектом всемирного значения.

Трудности освоения и преобразования здания очевидны - статус и огромные площади требовали и нестандартного решения, и гигантских капиталовложений.

В числе проектов были и тематический парк аттракционов, и гигантский молл, и возвращение зданию его первоначальной функции электростанции - теперь, правда, не на угле, а на биомассе. Интерес к станции Баттерси проявлял и принадлежащий Роману Абрамовичу футбольный клуб "Челси", который хотел построить на этом месте - сохранив символические башни - свой новый стадион.

В итоге в 2016 году было объявлено, что большая часть комплекса будет передана компании Apple (нет, не битловской, компьютерной). Она переведет сюда свой головной европейский офис, в котором будет работать 1400 сотрудников. На прилегающей территории активно ведется жилищное строительство, рассчитанное на 4000 новых квартир. Весь комплекс будет готов в 2021 году, и сейчас знаменитое здание представляет собой огромную стройплощадку.

10. Мост Ватерлоо - рай в лучах заходящего солнца

Нет, наверное, более лондонской и даже более английской группы, чем Kinks.

"Меня всегда связывают с Англией и с ее духом" - со смесью смущения и гордости признавался как-то в интервью лидер и главный сонграйтер Kinks Рэй Дэвис.

Его "английскость" - лучшего способа перевести на русский язык слово Englishness я не нашел - неоднозначная и не примитивная. В ней нет бьющего себя в грудь островного ура-патриотизма, как нет и характерного для многих в Британии чувства превосходства.

Она пронизана настоящей любовью к своей стране, ко всем ее кажущимся порой противоречащими друг другу проявлениям. Дэвис вырос в пригороде Лондона Muswell Hill, месте, где город сливается с деревней. Поэтому, наверное, в равной степени программными для Kinks можно считать и Village Green Preservation Society - гимн патриархальным английским деревушкам с их пабами, клубничным вареньем, крестом Святого Георгия и фарфоровой посудой, и Dedicated Follower of Fashion - иронично-восхищенное описание лондонского модника, прямого потомка денди и английских эксцентриков.

И даже в таком богатом наследии особняком стоит Waterloo Sunset.

Мост Ватерлоо, перекинутый через Темзу от улицы Стрэнд и Ковент-гардена на севере до вокзала Ватерлоо на юге, разумеется, и без Kinks от недостатка внимания художников не страдал. В 1903 году его запечатлел подолгу живший в Лондоне и обожавший столь подходящие для импрессионизма туманные городские пейзажи Клод Моне. В 1930 году Роберт Шервуд написал пьесу "Мост Ватерлоо", удостоенную трех (!) экранизаций - в 1931-м, 1940-м и 1956-м годах с такими звездами как Вивьен Ли и Роберт Тейлор.

Песня - не что иное, как созерцательная, меланхоличная рефлексия странника, бредущего по мосту и размышляющего об одиночестве и рае в лучах заката над мостом Ватерлоо. В людской толпе он выделяет двух влюбленных - Терри и Джули.

"Поначалу я не думал писать песню о Ватерлоо, но место это слишком значимо в моей жизни. Подростком я лежал в соседней больнице Святого Томаса, и медсестры вывозили меня на балкон любоваться рекой. Сюда же ребенком я приходил на Фестиваль Британии 1951 года. А еще я думал о сестре и ее прошедшем войну поколении и о том мире, в котором мы все будем жить", - рассказывал о своей песне Рэй Дэвис.

А вот что говорит о Waterloo Sunset певец и музыкант Дэн Гиллеспи из группы The Feeling: "Песня романтизирует обыденность. Англичане - нация сдержанная, и эта сдержанность, даже стеснительность могут быть невероятно очаровательными: такой непрямой, окольный способ выражения эмоций, который и является самым реалистичным в искусстве песни. Waterloo Sunset - песня не о модном городе, она об оказавшемся в Лондоне мальчике из пригорода. Она вся пронизана меланхолией: Дэвис описывает момент, ускользающий прямо на глазах. Здесь нет никакого гламурного блеска, это черно-белая, зернистая версия "свингующего Лондона". От Карнаби-стрит до вокзала Ватерлоо - долгий путь".

С тех пор прошло ровно полвека - сингл Kinks Waterloo Sunset вышел в свет 5 мая 1967 года.

Свингующий Лондон остался в истории, хотя и сегодня город предлагает немало "свинга".

Куда важнее, однако, выйти на мост Ватерлоо в теплый летний вечер любоваться закатом и, слушая в наушниках Waterloo Sunset, ощутить себя, как герой песни, "в раю".

БГ в Лондоне

И в заключение, обозрев "заветную десятку", - о БГ в Лондоне. И отрадно, и приятно, что наш родной, русский музыкант стал - во всяком случае, в этом убежден задавший вопрос читатель - такой же неотъемлемой чертой рок-Лондона, как и многие те, кто для него, ленинградского мальчика 60-х, были недосягаемыми героями.

Борис Гребенщиков любит Лондон. Это широко известно. Он неоднократно говорил об Англии и о Лондоне как о своей духовной родине. И, действительно, нисколько не преуменьшая ни России, ни Америки, ни Индии, сыгравших, наверное, не меньшую роль в формировании его как человека и музыканта, Лондон для БГ - место особенное.

Он регулярно, по меньшей мере, несколько раз в год бывает здесь с момента своего самого первого приезда, в 1988 году. Немало было периодов, когда он жил здесь месяцами. Мест за эти вот уже скоро три десятилетия накопилось немало, и выделить поэтому какие-то особенные непросто.

Вспоминается и скромная квартирка у площади Marble Arch, где Борис с семьей жили полгода в 1990 году, во время записи альбома Radio London. И многочисленные квартиры друзей - у Холланд-парка, в Южном Кенсингтоне или дом в Патни, на берегу Темзы, где он подолгу жил, писал песни и где мы, друзья, были первыми слушателями этих песен.

Можно вспомнить и многочисленные концертные площадки британской столицы - от скромного зала Tabernacle до величественного Royal Albert Hall, где в разные годы давали концерты Борис Гребенщиков и "Аквариум". Некоторых из них - как, например, клуба Astoria, ставшего местом концерта в честь 50-летия БГ, уже и нет на карте Лондона…

Или небольшой уютный итальянский ресторан в районе Найтсбридж, ставший неизменным местом ужина после этих самых концертов.

Ну а как забыть лондонские студии, где записывались и/или сводились многочисленные альбомы? Есть студия фирмы Mute, где шла работа над альбомом "БГ и Deadushki" и студия у романтического Бромптонского кладбища, где закладывались основы альбома "Соль".

Главная из них, безусловно, - студия Livingston на севере Лондона, давшая жизнь "Навигатору", "Снежному Льву", "Zoom, Zoom Zoom", "Белой Лошади" и "Архангельску".

А в студии Livingston главный человек - звукокудесник Джерри Бойс. Это выдающийся профессионал, начинавший свою карьеру в 1965 году на студии Abbey Road в ту пору, когда там вовсю записывались Битлз. С тех пор его услугами в студии пользовались такие разные артисты как Pink Floyd, Rolling Stones, Manfred Mann, Джон Ли Хукер, Али Фарка Туре, Kronos Quartet и многие другие.

Но главное, что Джерри - замечательный, душевный и добрый человек, с огромной любовью и преданностью относящийся и к Борису, и к его музыке.

И все же, пользуясь привилегией дружбы, я спросил у самого БГ, что из богатой лондонской рок-топографии главное для него самого.

По некоторому размышлению, он ответил вполне определенно - Royal Albert Hall.

И это неудивительно. Насчитывающий уже почти полтора века величественный зал у Кенсингтонского сада был местом самых примечательных событий в истории поп и рок-музыки - от Евровидения до мемориального концерта памяти Джорджа Харрисона, от "Концерта для группы с оркестром Deep Purple" до сорванного из опасений администрации зала премьерного представления могущественного опуса Фрэнка Заппы "200 мотелей".

Здесь давали свои лучшие концерты Led Zeppelin и Pink Floyd, регулярно выступают Эрик Клэптон и The Who, была премьера оратории Пола Маккартни Standing Stone, а Лу Рид исполнял свой легендарный альбом Berlin. Это поистине святое для рок-н-ролла место.

Поэтому для Бориса Гребенщикова и радость, и счастье, и предмет законной гордости - три концерта, которые сыграл на этой сцене "Аквариум".

Два из этих трех концертов назывались Aquarium International - к традиционному составу группы присоединялся пестрый и необычайно богатый набор британских, американских и индийских музыкантов.

"Меня до сих пор греют слова Джо Бойда, сравнившего концерт Аквариум International там с Incredible String Band", - написал мне в обоснование своего выбора БГ.

Великобритания > СМИ, ИТ > bbc.com, 16 мая 2017 > № 2174700 Александр Кан


Россия > Транспорт. СМИ, ИТ > forbes.ru, 10 мая 2017 > № 2170259 Макс Крайнов

Макс Крайнов (Aviasales): «Я очень люблю заниматься неинтересными вещами»

Максим Спиридонов

сооснователь "Нетология-групп"

Руководитель Aviasales Макс Крайнов — о том, почему сервис сворачивает международную экспансию и сосредотачивается на России

В новой постоянной рубрике Forbes — интервью с интернет-предпринимателями.

Герой нового интервью блога «Рунетологии» на Forbes — Макс Крайнов, CEO компании Aviasales. Начатый в качестве блога, за десять лет сервис превратился в заметный бизнес, а в 2014 году получил $10 млн от фонда iTech Capital. В конце 2016 года основатель проекта Константин Калинов отошел от операционного управления им, а весной 2017 года компания закрыла часть направлений и ее руководство бросило силы на российский рынок.

Вместе с тем, по словам Крайнова, Aviasales сохраняет устойчивость и обещает стать более прибыльным. Глава российского поисковика авиабилетов рассказал также: из-за чего Aviasales в 2015–2016 годах не дали инвестиций ни на родине, ни за рубежом, продолжается ли конфликт между основателем компании и ее акционерами и как работает менеджмент российского интернет-бизнеса, когда его штаб-квартира — в Таиланде, а гендиректор — в Австралии?

ДОСЬЕ НА ГОСТЯ

Родился в 1980 году.

В 2001 году окончил Самарский государственный университет по специальности «прикладная математика».

В 2012 году получил MBA in General Management от школы Chifley (Мельбурн).

С 1997 по 1999 год работал в госструктурах (морг, ГУВД Самарской области).

С 1999 по 2001 год — программист в одном из первых российских Forex-стартапов Alphanet.

В 2002 году переехал в Нью-Йорк и работал программистом в финансовом секторе (AIG, S&P, Citigroup).

Параллельно развивал свой стартап в сфере мобильного контента — Unwiredtec.

В 2006 году продал Unwiredtec австралийской компании Mobile Messenger, где проработал до 2009 года, и переехал в Сидней.

В 2010 году отвечал за линейку продуктов, связанных с монетизацией мобильных данных, в австралийском операторе Optus.

С 2011 года — CEO Aviasales.

Живет и работает в Сиднее.

— Как ты ухитряешься руководить компанией со штаб-квартирой в другой стране, более того — в другом полушарии?

— Я бы соврал, если бы сказал, что это просто. Просто было шесть лет назад, когда я пришел в компанию. Кстати, я сотрудник №9.

На текущий момент я отдал много старых своих обязанностей людям, которые справляются с ними намного лучше меня. А сам определяю вектор развития компании и помогаю с распределением ресурсов. В остальном отошел в сторону и не мешаю коллегам работать.

— Ты доволен тем, что сейчас происходит в Aviasales?

— Да. Несмотря на определенное паблисити (здесь: нежелательный интерес со стороны общественности, связанный с выступлением основателя Aviasales Константином Калиновым. — Forbes) в марте [2017 года].

— У вас обстановка фазового перехода?

— Точно. Последние два года мы занимались развитием нашего зарубежного проекта под названием Jetradar Asia, в котором сумели достичь хороших результатов с точки зрения продукта. Но, чтобы доработать платформу и завоевать рынок, нам потребовалось бы дикое количество денег — около $30 млн на полтора года. Нам их никто не дал.

— Зачем понадобилось дорабатывать платформу под Jetradar? Это не копия Aviasales?

— Не совсем, в том-то и сложность. В Азии метапоиск авиабилетов в чистом виде существовать не может. У наших конкурентов много трафика от экспатов и людей из Великобритании и США, которые знают их бренды. И продолжают пользоваться сервисами под этими брендами, находясь за рубежом.

Другое дело локальные пользователи: их у большинства игроков нет. Исключение — разве что Traveloka, индонезийская компания с огромными инвестициями.

Мы поняли, что важно обеспечить не только возможность поиска, но и возможность выписки авиабилета. В том же Таиланде для покупки билета зачастую недостаточно кредитки: она есть едва ли у 40% жителей, которые могут заплатить в интернете. Зато распространены переводы из банка в банк. Или добреди до магазина 7-Eleven, которые там на каждом углу, заплати кешем, получи номер подтверждения. Или используй какой-нибудь электронный кошелек. Обеспечить беспрерывный процесс покупки тяжело. Сам метапоиск — а мы оставались метапоиском везде, кроме Азии, — проблемы не решал: не было агентств, способных сделать так, чтобы пользователь не чувствовал себя идиотом. А для нас это очень важно. В то же время conversion rate — конверсия из перехода в продажу — у нас был самым высоким в Азии.

— Вы расписались в неудаче?

— Да, это неудача. У нее две причины. Во-первых, мы недооценили долю лоукостеров, а она оказалась больше 70%. Ты тратишь деньги на привлечение клиента, а с таких низкобюджетных перевозчиков ничего не получаешь. И надеешься, что спустя полтора-три года он к тебе придет напрямую купить билет нормального регулярного перевозчика. Можно быть таким наивным, но только когда у тебя куча денег.

Во-вторых, кое-что произошло на рынке. В ноябре 2016 года китайский Ctrip купил нашего конкурента Skyscanner (детали сделки — здесь. — Forbes), а в январе 2017 года The Priceline Group, которая владеет другим нашим конкурентом, Kayak, объявила о желании приобрести Momondo Group, еще одного нашего конкурента, за $550 млн (подробнее о событии — здесь. - Forbes). Мы поняли, что произойдет дальше: Россия — жирный рынок [для них].

Тут два пути. Либо привлекать деньги, чтобы удержаться в Азии, либо перестать заниматься ерундой и бросить все ресурсы на удержание и усиление позиций на основном своем рынке — в России и СНГ. В конце концов, на 80% трафик Aviasales российский. Мы выбрали второй вариант.

— Решение приняли инвесторы?

— Совет директоров. В нем два представителя инвесторов, Костя Калинов и еще пять операционных сотрудников, включая меня.

— Разовьем тему чуть позже. Теперь — о тебе. Ты был известен в Сети как блогер. Но со временем ты стал писать заметно реже.

— Существует масса вопросов, которые я не могу задать публично. И таких, ответы на которые не могу обнародовать. Бывает, по постам, по их последовательности становится понятно, что происходило в компании. То, что я пишу теперь раз в месяц, больше связано с самоцензурой.

— Сегодня многие компании, наоборот, открыто делятся информацией о себе: о деньгах, конверсиях, клиентской базе.

— Конечно, нет. Мы тоже рассказываем, о чем возможно. Иногда даже хвалимся. В том духе, что ежедневно заполняем пассажирами сто «боингов-737» последней модификации, [помогаем продать] пять миллионов билетов в год.

Я имею в виду структурирование сделок или планы компании. Вообще, я очень люблю заниматься неинтересными вещами — пытаюсь разобраться в том, что другие обходят стороной. А такие неинтересные вещи как раз и обладают наибольшей предиктивной силой. Когда ты ими начинаешь заниматься и говоришь про них, люди сразу понимают, чего ты стараешься добиться.

— Во флешмобе #меняневзяли ты писал, что тебя не взяли в ФСБ. Что это за история?

— Я работал в информотделе ГУВД Самарской области. В феврале 1999 года сгорело здание ГУВД, и там погибло несколько моих друзей. Я в тот день ушел с работы пораньше. На меня девятнадцатилетнего это произвело неизгладимое впечатление. Больше не мог там работать. Куда пойти? Программистских контор в городе — одна-две. Подумал, почему бы не в силовые структуры. Обратился к своим старым сотрудникам, которые тогда по похожей причине ушли в отдел «К». Они сказали, что места для меня нет, но я могу стать их штатным свидетелем. Я отказался.

— Как ты перебрался в США и чем там занимался до открытия собственного бизнеса?

— В 2002 году я переехал в Нью-Йорк. Почти сразу после вуза. Поначалу жил в каморке три на три со встроенным шкафом, полутораспальной кроватью и картонной коробкой, на которой стоял компьютер. Если бы у меня была собака, она бы там махала хвостом вверх-вниз, а не влево-вправо. Российский бодишоп меня захомутал и решил продать Lehman Brothers — не получилось. Я посидел какое-то время без работы, потом меня продали в AIG.

— Почему «продали»? Словно ты вещь.

— Когда ты хочешь переселиться из Самары в Нью-Йорк, ты вещь. Тебе делают рабочую визу, платят $55 тыс. в год, а продают тебя за $100 тыс. Маркетплейс.

Делать мне было особо нечего. И мне пришла в голову мысль написать маленькую библиотеку на Java для того, чтобы создавать или преобразовывать рингтоны для мобильных телефонов. Надо заметить, в Европе и в России люди уже врубались, что это. А в Штатах была тишь и пустота. Я сделал первую версию, и люди вдруг начали ее покупать. Пошли деньги. В следующем году я нанял первого сотрудника, Сергея Хенкина, который сейчас работает в Google. К концу 2005 года нас было с десяток. Мы сделали тогда еще одну вещь, которую никто раньше не делал, — платформу для автоматического преобразования мобильного контента. У нас было около сотни клиентов по всему миру. И один, Mobile Messenger из Австралии, захотел нас купить.

— Много заплатил?

— Около $1 млн.

— И выдернул тебя из США в Австралию?

— Да. Мне очень сильно повезло, что я попал в Mobile Messenger: до определенного времени это была совершенно прекрасная компания. Я попал в среду людей, которых можно было просто слушать. Слушать и записывать сказанное ими на подкорку. Когда я развивал Aviasales, я делал это по образцу Mobile Messenger.

— Как ты познакомился с основателем Aviasales Костей Калиновым?

— Я писал в своём блоге про бизнес, про финансовое моделирование. За Aviasales наблюдал, наверное, с 2009 года. Ко мне пришёл Костя: проект как раз выстрелил. Вокруг него тогда вились странные люди с непонятными целями, включая тех, кто просто хотел его обобрать. Предлагали за половину компании смешные деньги, убеждая его в необходимости таких инвестиций. Тогда мы построили маленькую модель того, как будет расти бизнес. И она показала: чувак, через два года у тебя бизнес будет такой, что тебе вообще не надо будет никаких рыб-прилипал. Но пока придётся немножко поесть лапши.

Бизнес у Aviasales рос, в конце 2010 года они перебрались в Таиланд, и я ошалел от того, настолько просто было принято такое важное решение. Потом мы снова сотрудничали на уровне консалтинга. Я ещё работал в мобильном операторе, но захотел спрыгнуть с этого корабля. Попробовал в Google. В Google посчитали, что я недостаточно хорош для них. А Костя посчитал, что я достаточно хорош. Мы ударили по рукам. Я хотел прийти в компанию операционным директором, но он предложил: «У меня есть идея получше. Давай я буду заниматься только продуктом, а ты всем неинтересным. Как CEO». — «Давай».

— Вы изначально договорились, что ты будешь работать дистанционно?

— Да. Когда компания маленькая, это легко.

— Чем ты занимался в Aviasales на старте, и как менялись твои приоритеты?

— Сначала моей главной задачей было направить менеджеров так, чтобы они знали, что им делать. Постепенно наладили техническое направление, потом маркетинг встал под контроль, долго делали бизнес-девелопмент. Берёшь какую-то одну область на уровне руководства и развиваешь её.

Когда компания разрослась человек до пятидесяти, стало понятно, что дальше невозможно общаться с каждым индивидуально. Нужна в том числе субординация. И начала складываться эта «ёлочка». Сейчас у нас 128 человек — и организовано всё совсем не как вначале. Менеджеры автономны. Так, Антон Байцур — глава продуктового направления, но де-факто он операционный директор, и многое завязано на нём. У нас относительно самостоятельный маркетинг. Совершенно автономно организованы бизнес-девелопмент и работа с поставщиками.

— Насколько сильно ты загружен сейчас?

— Сильно. В основном тем, что разгружаю людей, у которых возникают затыки. Иногда кровь из носу надо сделать контракт и требуется пачка документов. Хлоп — и три часа улетело. Но делегировать задачу — значило бы затянуть дело. Приходится самому.

Огромный объём работы — разбираться с тем, кому какие ресурсы добавить в плане приоритизации. Финансы я официально отдал три года назад, но до сих пор внимательно слежу за расходами: мне обязательно нужно знать, сколько в компании кэша, где и когда планируются какие-то траты. Так, на маркетинг у нас уходят сотни тысяч долларов в месяц. Не то чтобы контроль осуществлялся в ручном режиме, но близко к тому. Много времени занимает анализ текущей ситуации: всё ли в порядке, какие «красные флаги», какие «жёлтые флаги».

— Получается, ты продолжаешь заниматься, по твоему выражению, неинтересными задачами. А интересных не появляется? Например, в стратегии развития.

— Это общий процесс. В Aviasales каждые три месяца проводятся личные операционные совещания с менеджментом. Плюс у нас очень активный совет директоров. Собираемся минимум раз в месяц. Для таких заседаний требуется колоссальная подготовительная работа, анализ, общение с конкурентами. Это тоже делаю я.

— Кто определяет стратегию компании — ты или совет директоров?

— Совет директоров. Каждый член совета директоров имеет право внести предложение. Естественно, многие исходят от меня. Условно: «Давайте закроем всё непрофильное». А по поводу рекламы, например, выдвигать инициатив.

— Aviasales выглядит уникальной формацией с самых разных точек зрения. Так, она ассоциируется с ярким провокационным маркетингом. Откуда у него растут ноги?

— Исключительно от Кости Калинова. Мы с ним, кстати, долгое время друг друга не понимали как раз поэтому. Чтобы это дело провернуть, требуется яркий темперамент, каким я не обладаю.

Провокационный — понятно почему. Маркетинг обязан вызывать эмоции, иначе это не маркетинг, а трата времени, на чём Костя всегда и стоял. Если твоё сообщение не заставляет человека вздрогнуть, ты не на своём месте: сократить!

— А коллектив Aviasales тоже отражение личности Кости Калинова?

— Коллектив чуть более сдержанный. Всё-таки у сотрудников есть рамки поведения, в отличие от основателя, для которого рамок не существует и, наверное, существовать не должно. Люди у нас, конечно, сумасшедшие. Говорю это с большой любовью. У нас другие в маркетинге не приживаются. Причём, чтобы руководить маркетингом в Aviasales, надо быть человеком спокойным, вменяемым и структурным, но ни в коем случае не гасить сумасшествия подчинённых. Паша Распутин, к счастью, ровно такой человек.

— Со стороны ваш коллектив похож на команду пиратского корабля.

— Очень точная аналогия.

— Каких людей предпочитаете брать на борт? Даже чтобы, будучи состоявшимся профессионалом, переехать в Таиланд, нужно быть склонным к авантюризму.

— Да, во многом это авантюристы. Но ни в коем случае не климатические мигранты. Таких мы сразу отсекаем. Наш тип людей — не те, кто привык работать в офисе с восьми до пяти, потом покупать упаковку чипсов, банку пива и смотреть сериалы. Наш типаж: — «А давайте на выходных рванём в Малайзию». — «А давайте». Хотя это тысяча или полторы тысячи километров в один конец. Такое доброе сумасшествие.

Бывает, человек ну всем хорош, но что-то не так. Чутьё подсказывает. Для себя я это формулирую следующим образом: «Человек будет заботиться о себе больше, чем о своей работе». Мы дважды или трижды нанимали таких людей. Но ни один из них сейчас с нами не работает.

— Вернёмся к злободневному. Почему всё-таки вам не дали новых инвестиций и как объясняли, что не дадут?

— Представь, что к тебе приходит представитель известной компании и говорит: «У нас есть дойная корова под названием Россия, которая сейчас спонсирует другие направления. Нам нужно $30–35 млн, чтобы развить другой бизнес в другом регионе. Мы тратим там деньги и пока в минусе. Но уверены, что через два-три года всех порвём». Как сахарной пудрой ни посыпай, сухой остаток такой. Да, у нас там traction (динамика развития, «сцепка» с отраслью. — Forbes), у нас там рост. Но ближайшие деньги будут через два-три года. В 2015–2016 годах все ожидали «доллара под двести», и тут компания из travel-сегмента, который, как многие думали, разнесёт на кусочки, просит дикое количество денег, и даже не для того, чтобы выжить в регионе. Люди в это не очень верили. Хотя мы сами верили.

— Говорили только с российскими инвесторами?

— С крупными зарубежными тоже. Но с ними другая история. Все знают, что в Азии есть Ctrip, и боятся его. И та же Traveloka, у которой на тот момент было около $100 млн венчурных денег. Мы просили меньше, и у людей возникал вопрос: «Ребята, а вы что, умнее, что ли?»

— Вы закрыли историю с фандрайзингом?

— Да. Это было моё злое решение. Сказал: «Ребята, я не буду сидеть на двух стульях. У меня когнитивный диссонанс».

— Увольнение части команды было необходимостью? Нельзя было переориентировать её на задачи, касающиеся российского рынка?

— У нас достаточно людей по российскому направлению.

— Дополнительные кадры не усилили бы ваши позиции здесь?

— Нет. Естественно, мы искали возможности [решить вопрос наименее болезненно]. Проработка сценария того, что произойдёт, и анализ «кого куда» заняли у нас месяц. Неформально решение было принято где-то 15 февраля, формально — 2 марта, обнародовано — 27 марта. Всё это время мы судорожно пытались найти работу всем сотрудникам. Кстати, два-три человека сказали: «Ребята, классно, мы бы остались, но хочется чего-то кроме Пхукета». Это честный ответ, мы такую позицию понимаем и уважаем. Для нас главное, чтобы люди понимали, что к ним отнеслись по-человечески, несмотря на то что пришлось что-то закрыть. Не люди плохие. Просто не нашлось места по их профилю.

— Вы заметно сократили расходы?

— Конечно. Мы высвободили немало денег. Не скрываем — и наши конкуренты знают, — что мы готовимся к конкурентной борьбе и не собираемся никому отдавать российский рынок. Хотим его развить. Сделать это можем и знаем как. Фокус у нас на том, чтобы стать для большего количества пользователей точкой входа в travel.

Когда вся компания фокусируется на одном клиенте, в нашем случае на российском, результат намного лучше. У тебя и продукт лучше, и ошибок меньше, и процесс поиска лучше. А когда одной ногой здесь, другой в Азии, пусть даже делаешь там что-то хорошее и важное, выпадает из фокуса ключевой потребитель. Процентов пятьдесят времени у меня самого уходило на то, чтобы помогать ребятам с Азией.

— По состоянию на конец 2016 года имел место конфликт, который артикулировал Костя Калинов. Это был его конфликт с акционерами, с инвесторами?

— С инвесторами, не с акционерами.

— Какую роль он играет сейчас в компании?

— Он активный участник совета директоров. Раза два-три в неделю участвует с предложениями и комментариями в нашем руководящем чате. У него очень хороший взгляд на вещи, которые мы привыкли игнорировать. Сейчас он выступает, наверное, чуть больше как аутсайдер. Это здорово: мы слишком глубоко погружены в то, что делаем. А ему проще увидеть многие косяки. Думаю, мы нашли баланс присутствия Кости [в управлении Aviasales]. Костя был прав. Действительно, он очень сильно устал, и было бы нечестно его мучить.

— Он подтверждает принципиальную готовность расстаться со своей долей компании — был бы покупатель. Ты ожидаешь такого расставания?

— Не ожидаю. Когда компания растёт, какой смысл её продавать? А с тем, что всегда надо быть готовым продать компанию, я полностью согласен — и говорил так ещё много лет назад.

Часть моей работы и заключается в том, чтобы в компании не было косяков, которые надо было бы судорожно устранять. Компания в любой момент представляет собой очень стабильную структуру. Это не колосс на глиняных ногах, а крепкий дом на сваях. Так было всегда, и это по-прежнему так.

— В интервью Олегу Тинькову Костя сказал, что Aviasales стоит $250 млн (Forbes с опорой на данные компании и экспертные мнения оценил Aviasales в $99 млн — Forbes). В какую сумму оцениваешь компанию ты?

— Я бы воздержался высказывать своё мнение. Для стратега она может стоить $250 млн. Другие обстоятельства — другие суммы. Единого принципа ценообразования при сделках не существует. Цена всегда отражает интерес покупающей стороны.

— Каким ты видишь акционерное будущее компании? Не планирует ли фонд iTech Capital выйти из Aviasales?

— За iTech я говорить не могу: у них свои люди, которые принимают решения. Скажу, что у нас сознательный курс на прибыльный рост. Чуть более прибыльный, чем раньше. Это позволит нам существовать как компании, условно говоря, бесконечно с расширением наших стратегических возможностей. Есть компании, которые я очень уважаю, и я был бы не против поработать с ними на акционерном уровне. Но в настоящее время у Aviasales нет такой необходимости. Это будет не «Пожалуйста, возьмите нас, мы такие несчастные», а разговор на равных. Причём не так уж много компаний, с которыми можно вести разговор на равных.

Одно из моих открытий в 2016 году: «Макс, оставь акционеров в покое. Пусть они сами разбираются со своими делами. Не лезь со своими советами». Отпустить тяжело, но я сейчас живу по такому принципу. Есть компания, которая должна расти. Есть ответственность перед сотрудниками. Есть ответственность перед акционерами. Есть ответственность перед клиентами: наш продукт всегда должен улучшаться.

— Ты тоже акционер?

— Конечно. Но я не веду свою игру в этом направлении. Мне интереснее увеличить стоимость своей доли посредством того, что я могу контролировать, и работать на рост компании.

— Намечено ли что-то радикально новое, способное сильно повлиять на темпы развития Aviasales?

— Российские регионы — очень важная часть нашей маркетинговой стратегии на 2017 год. Понятное дело, есть дружественные страны: Украина, Белоруссия, Казахстан. Но наибольший потенциал в том, чтобы рыть глубже в России. Плюс мы еще не сделали множество вещей в мобайле. Мы и так сейчас стоим примерно на каждом пятом iPhone в России. Можно залезть на каждый третий. В Android вообще поле непаханое. Кроме того, мы будем интегрировать отели и авиабилеты в одно приложение, в общий пользовательский интерфейс. Это большая работа.

Россия > Транспорт. СМИ, ИТ > forbes.ru, 10 мая 2017 > № 2170259 Макс Крайнов


Венгрия. Россия > СМИ, ИТ > kurier.lt, 8 мая 2017 > № 2178324 Денис Мацуев

О МУЗЫКАНТАХ, МУЗЕ И МАГИИ

Перед концертом в Будапеште Денис МАЦУЕВ дал интервью Матэ УРУ.

Денис, когда вы решили стать пианистом?

С самого раннего возраста я любил выступать. Играл с 6 лет концерты в филармонии в Иркутске. Это было то место, где мне очень нравилось бывать, но о профессии тогда не задумывался, потому что страсть к футболу была сильнее. Тогда не знал, чем буду заниматься, просто не думал об этом. Когда я переехал в Москву в 15-летнем возрасте, начались концерты, затем, когда Фонд начал подключать меня к большим гастролям по всему миру, понял, что хочу заниматься концертированием долгое время.

Как складывалась ваша карьера музыканта и каково ваше отношение к русской пианистической школе?

Слово «карьера» мне не очень нравится, потому что карьера связана с работой, с каким-то заработком. Известность, может быть, кому-то и нравится, но так совпало, что для меня работа - удовольствие и счастье. Я выступаю по 240 раз в сезон по всему миру, с самыми выдающимися дирижерами и оркестрами во всех залах, и для меня это настоящее счастье. Моей мечтой было выступать на сцене как можно больше. Здесь я хорошо себя чувствую, концерты меня «лечат».

Такое количество концертов объясняется еще и тем, что я не умею говорить слово «нет». Если меня приглашают, я всегда стараюсь прилететь и выступить (если только у меня имеется техническая и физическая возможность добраться до того или иного места, будь то Токио, Нью-Йорк или Рио-де-Жанейро).

Что же касается русской фортепианной школы, то существует множество мнений. Кто-то говорит, что школа не имеет национальности, я думаю, что это неправда, потому что русская, советская пианистическая школа существует, просто она была сконцентрирована в одном месте - Советском Союзе, а потом она разбрелась по разным странам и перемешалась с другими школами, и я считаю, что это хорошо. Но тем не менее вопреки всему в самых отдаленных регионах, в самых маленьких городах, даже деревнях, поселках рождаются фантастические таланты. Без всяких традиций, просто рождается ребенок, который обладает фантастическим талантом. Таких детей каждый год у нас появляются десятки и сотни. Я имею в виду не просто талантливого человека, а гениального, который в своем возрасте подает огромные надежды. Думаю, это традиция, и не знаю, на каком генном уровне она заложена, но тем не менее такое происходит, и не только у нас, а в Китае, Корее... Что тоже парадокс. Они очень четко работали в этом направлении. Сначала приезжали к нам учиться, а потом поняли, что выгоднее забирать педагогов. Это действительно большая проблема для России, что педагоги у нас получают небольшие деньги, а, скажем, в Корее или Китае они зарабатывают в несколько раз больше. Я думаю, что русская фортепианная школа дала толчок рождению новой китайской и корейской школы. Посмотрите, сколько замечательных молодых музыкантов появилось в этих странах. Я думаю, что русская музыкальная школа способствовала этому очень серьезно.

Скажите, кто вам ближе по манере выступления - Рихтер или Гилельс?

Существуют по сей день «фан-клубы», причем даже среди молодого поколения, которые чуть ли не воюют друг с другом. То же самое было со знаменитыми певцами - Козловским и Лемешевым в Большом театре. У каждого были свои поклонники. Знаете, я не буду здесь разделять, кто мне больше нравится, потому что каждый из них - выдающийся музыкант, и в моей жизни были периоды, когда я поклонялся одному, потом другому. В детстве и юношестве - Гилельсу, когда учил Третий концерт Рахманинова, или бетховенские сонаты, или Грига, а Рихтеру - чуть позже. Не могу разделить, кто из них мне ближе. Оба - абсолютно выдающиеся пианисты, но это не значит, что в русской фортепианной школе только эти два ореола. Они гении, но был еще целый ряд выдающихся пианистов, которых, к сожалению, совсем не знают на Западе. К примеру, сюда можно причислить Владимира Софроницкого. Существует и много других. Естественно, Владимир Горовиц. Поэтому я бы не говорил о национальности. Например, великий пианист - Ван Клиберн. Русская национальная школа - да! Она существует. Можно сказать, что русская школа существует и у китайского мальчика, и у корейской девочки, которые занимались у русского педагога. Это тоже русская фортепианная школа. Как в спорте, фигурном катании. Я думаю, что для молодых людей очень полезно впитывать в себя разные школы, брать мастер-классы, иметь возможность учиться у одного или другого педагога, я думаю, это только развивает молодые таланты.

Денис, когда вы впервые оказались в Будапеште?

Это был 1998 год, сразу после победы на Конкурсе Чайковского. Я приехал сюда по приглашению дирижера Рико Саккани. Он работал тогда с оперным оркестром, и мы в этом замечательном театре играли очень много программ, он сам пианист и прекрасно знает русский репертуар. Так что мы переиграли все концерты Рахманинова, все концерты Чайковского - Первый, Второй, Третий. Затем концерты Бетховена и прочее. У нас с будапештской публикой очень добрые отношения, и каждый раз, когда я сюда приезжаю, чувствую себя как дома. В общей сложности был раз 15. Играл и с Золтаном Кочишем, к сожалению, ушедшим из жизни. Потрясающий был музыкант, жалко, что ушла такая фигура. Для Венгрии это был один из выдающихся представителей венгерской музыкальной культуры. Он обожал русскую музыку, встречался с Рихтером неоднократно, он мне рассказывал об этом. Каждый приезд - это всегда была встреча с добрыми и близкими мне людьми. Я так называю будапештскую публику, которая сохранила свои традиции, потому что с первых секунд, когда я выхожу здесь на сцену, чувствую особую энергетику между сценой и залом.

Что вы представили на этот раз венгерской публике?

Если приезжаю в город уже не первый раз, то никогда не повторяюсь, всегда привожу только новую программу. Репертуар сегодняшнего вечера состоит наполовину из нового, наполовину из старого. 31-ю сонату Бетховена я в этом году только начал играть, долго шел к ней, «пристраивался». Мы «знакомились» долгое время, и на сцену я ее начал «выводить» только в этом году. Сейчас переиграл уже раз 30, поэтому в нашем романе с этим произведением мы находимся на пике наших отношений. Симфонические этюды Шумана я еще в ЦМШ учил, играл во время учебы у Алексея Наседкина, в целом 3 года. Мы с ним их учили в 1993 году. Действительно, Симфонические этюды - это симфонии для рояля.

То же самое, как и большая соната Чайковского, которую я выучил за рекордный срок в 3 недели. Но, в отличие от предыдущего, это произведение как концерт для фортепиано без оркестра. То же самое и 7-я соната Прокофьева, которую я сегодня буду исполнять. Настоящая трагедия в мажоре.

Второе отделение - русская музыка: Рахманинов, Чайковский и Прокофьев, одни из самых гениальных русских композиторов, хотя не только русских, а тех, кто создал «золотой репертуар» фортепиано. Этюды Рахманинова, прелюдии Рахманинова - это моя визитная карточка. Записал их на рояле Рахманинова в его имении в Швейцарии. Скоро выйдет пластинка, которую мы записали с Валерием Гергиевым - две двойки: два Рахманинова, два Прокофьева.

Как вам удается аккумулировать силы?

На этот вопрос точного ответа не существует, все очень непредсказуемо. Иногда приезжаешь в гениальном состоянии, выспавшийся, отдохнувший, с готовой программой, выступаешь на гениальном инструменте, зал с потрясающей акустикой, а выступление получается неудачное. А бывает так, что ты прилетишь после 12-часового перелета из Токио в Нью-Йорк, программу не повторил, в плохом душевном настрое, не выспался, смена часовых поясов, температурит, но ты выходишь на сцену, видишь полный зал народу и получается очень неплохой концерт. Предсказать заранее невозможно. Но у меня есть интуиция - как правило, мне достаточно посмотреть на заполненный зал за секунду до выхода, и он меня сразу вдохновляет.

А объяснить, откуда я черпаю силы, - так они, конечно, в самой музыке! Наверное, если говорить о повседневной жизни, то я очень люблю баню, сауну. Она потрясающе восстанавливает, полезна для мышц, для сухожилий, снимает стресс. Вдохновляет меня и озеро Байкал, самое глубокое озеро в мире и самое чистое - край, где я родился. Из него можно пить воду. У меня там проходит большой фестиваль «Звезды на Байкале», где побывали самые знаменитые музыканты. Он проходит каждый год в сентябре. Каждый музыкант, который туда приезжает, ныряет в Байкал. Я сначала иду в баню, а потом только ныряю в Байкал. Вода +8 градусов, очень холодно. Зато после этого невероятный прилив сил, потому что озеро обладает фантастической энергетикой. И я там бываю 2 раза в год и заряжаюсь на полгода.

А муза у вас есть?

Если говорить о живой музе, физической, то это моя супруга, балерина Большого театра, которая родила мне дочь в прошлом году - Анну Денисовну Мацуеву, ей 5 месяцев. И, конечно же, вся моя жизнь кардинально поменялась после этого события. Так что у меня теперь две музы - Екатерина и Анна. И, конечно, мои родители, герои нашего времени. Такие яркие представители интеллигенции, очень много сделавшие, чтобы талантливого ребенка сохранить и правильно развить. Словом, команда очень важна. С детства, когда я играл в футбол, у меня была своя команда. И сейчас у меня есть своя команда. Команда единомышленников, команда близких людей, которые работают со мной и дружат со мной. Мы делаем фестивали вместе, у меня 10 разных фестивалей и собственный фонд. Мы организуем два детских конкурса, и везде мне помогает команда. Настоящая, вдохновляющая, воодушевляющая, заряжающая. Самое важное для меня - чувство близких мне людей рядом в этом сумасшедшем ритме жизни. Но самая главная муза - это сцена, обладающая магическим действием. На ней случаются абсолютно фантастические, мистические и сказочные вещи. Я очень рад, что сегодня публика будет не только в зале, но и на сцене, что я очень люблю. Часто, когда раскупают все билеты в кассах, прошу организаторов поставить стулья на сцене. Делаю такое очень часто в разных странах мира, но начал в России. Приходят студенты или учащиеся школ, которые не могут позволить себе купить билет. От них исходит особая энергетика, а я получаю от этого огромный прилив энергии. Эмиль Гилельс делал так, на его концертах всегда на сцене сидела публика...

Спасибо, Денис, что смогли уделить мне время. Желаю особой венгерской энергетики на концерте!

Матэ УР

Венгрия. Россия > СМИ, ИТ > kurier.lt, 8 мая 2017 > № 2178324 Денис Мацуев


Великобритания. Россия > СМИ, ИТ > bbc.com, 6 мая 2017 > № 2167832 Галина Волчек

Галина Волчек: "Политика - это то, что вы делаете на сцене"

В эти дни московский театр "Современник" находится в Лондоне. В программе гастролей - три спектакля: "Три сестры", "Три товарища" и "Двое на качелях". Главный режиссер и художественный руководитель театра Галина Волчек ответила на вопросы обозревателя Русской службы Би-би-си по вопросам культуры Александра Кана.

Александр Кан:Хочу начать с поздравлений. Вам только что присвоено высокое государственное звание Героя Труда - нынешний эквивалент того, что многие из нас помнят как Герой Социалистического труда. Да и награжденные вместе с вами новые герои - президент Татарстана, слесарь-монтажник, главврач краевой больницы - заставляют вспомнить, казалось бы, ушедшие в безвозвратное прошлое советские времена. Какие чувства у вас вызвала эта награда?

Галина Волчек: Я ни в коей мере не персонифицирую эту награду на себя. Я провела практически всю свою жизнь на одном месте. Вот уже 45 лет я возглавляю этот театр, это мой родной дом. и эта награда - она не мне, она театру. Театру, который прожил прекрасную, трудную, иногда очень тяжелую жизнь. Прошел через все, и сегодня удостоен такой награды. Я рада за свой театр.

Было ли бунтарство?

А.К.: Вы сами назвали эту цифру - 45 лет вы уже возглавляете театр "Современник". Появился он на свет 60 лет назад - вы стояли у самых его истоков вместе с Олегом Ефремовым. Появился как острый, современный театральный коллектив - не случайно и название, которое вы и ваши единомышленники ему дали. Символом театра и символом бунта, если угодно, который он провозглашал, стала сцена, в которой молодой Олег Табаков саблей рубил отцовскую мебель. Сегодня "Современник" - заслуженный стабильный театр, часть культурного истеблишмента России. Процесс естественный, но как вы сами к нему относитесь? Нет сожаления по временам ушедшей бунтарской молодости?

Г.В.: Вы знаете, я не очень люблю подобные определения: "бунтарские времена" или что-то в этом духе. Не хочется вспоминать, не хочется об этом говорить. Все эти "бунтарства", они были, есть и будут. Мы прожили очень яркую жизнь, в первую очередь благодаря нашему учителю, Олегу Ефремову, который, как говорят, заприметил нас и вместе с нами создал новый театр. К сожалению, не все из этих основателей дошли до сегодняшнего дня. Остались, пожалуй, только мы с Олегом Павловичем Табаковым. Он пошел в другую сторону, во МХАТ, а я осталась в своем театре.

Что я буду вспоминать то, что теперь кто-то назовет "бунтарством". Они что, знают, что такое по пятнадцать раз сдавать спектакль? Пятнадцать! Бывало и такое… А потом начались другие времена, а я никак не могла начать репетицию… чего-то ждала… Мне говорят: "Галина Борисовна, чего мы ждем? Все готово, можно занавес открывать". И только тут я поймала себя на мысли, что по привычке жду комиссию…

Все это было. Но было и прекрасное, замечательное. Мы исколесили всю страну, от Крайнего Севера до целины, играли на грузовиках… Вот это было здорово!

Совместимы ли театр и политика

А.К.:Считаете ли вы, что театр должен реагировать на общественно-политическую ситуацию в стране? Видите ли вы и в этом функцию "Современника"?

Г.В.: Это как когда-то говорили "утром в газете, вечером в куплете"? Нет! Я считаю, что политика - это, что вы делаете на сцене. В этом наша политика. А рассуждать об ушедшем или прекрасном или бунтарском - удел тех, у кого потребности иные, чем те, которыми руководствуемся мы. Для нас это единственное живое дело нашей жизни - выйти на сцену и играть. Не только "как", но и "что".

А.К.:Вы практически ответили на мой следующий вопрос, но, тем не менее, я его задам. Политическая ситуация в стране такова, что деятели культуры не могут оставаться в стороне - какими бы ни были их позиции. Активно высказываются с одной стороны Никита Михалков, с другой - Константин Райкин и Александр Сокуров. Вы обладаете огромным авторитетом в обществе. У вас нет желания, потребности, позыва высказаться напрямую?

Г.В.: Я столько лет именно напрямую высказываюсь, что произносить это словами и становиться в хор не хочется. Я люблю не хоровое пение. То есть хор люблю слушать. А петь хором не люблю.

Традиции и новаторство

А.К.:Поговорим о репертуаре. Вновь приходится обращаться к названию театра - "Современник". В программе лондонских гастролей - три спектакля, все очень классические: "Три сестры", "Три товарища" и "Двое на качелях". Что с современной пьесой? Ищете ли вы новых авторов? Чем руководствуетесь в формировании репертуара?

Г.В.: Только одним… Всей своей жизнью мы отстаиваем принципы русского психологического театра, без которого я лично не представляю себе понятие "театр". Я многое видела в своей жизни. В 1978 году я впервые оказалась в Америке и уже тогда на офф-Бродвее видела все, всю ту шелуху, которую сегодня преподносят под видом новаторства, Новаторство - это когда вы через себя пропускаете все, что хотите сказать, когда выкладываетесь полностью, когда в зале стоит такая тишина, от которой делается страшно. А если кто-то думает, что на Гамлета можно надеть рваные джинсы, и он станет современным от этого - никогда в жизни!

А.К.: Означает ли это, что вы не принимаете какие бы то ни было громкие театральные новации? Следите ли вы за театральной жизнью Москвы? Есть ли, по-вашему, какие-то новые молодые театры или режиссеры, которые подхватили на новом этапе славную традицию "Современника"? Много говорят о проекте Театр.Doc, о "Гоголь-центре" Кирилла Серебрянникова, "Электротеатре" Бориса Юхананова.

Г.В.: С первой минуты, когда я заняла стул главного режиссера, - я сама тогда еще была молодой - моим главным стремлением было найти молодых режиссеров, отыскать новых людей, которые могут говорить с другой интонацией, с другой мерой правды. Я тогда взяла целую группу: Валера Фокин, [Юра] Богатырев, Костя Райкин - замечательные артисты, будущие режиссеры. Но было это очень давно. Так что я слежу за тем, что мне интересно. Я смотрю молодую режиссуру. Мы первыми придумали систему с опытами, когда мы даем режиссерам показать эскиз, в тряпках, без декораций, но зато он может проявить свою режиссерское мышление - через артиста, через пространство, через форму - обязательно. Так что слежу, да. Но бегать по вот этим - нет вы меня там не увидите. Никогда!

А.К.: Какое место, по-вашему, в богатой сегодняшней театральной палитре занимает "Современник"? Что это теперь - классика, наряду со МХАТом или Малым?

Г.В.: Не знаю и знать не хочу! Меня интересует одно: полон зрительный зал или нет? Поехали ли за нами на Яузу (с января 2014 года "Современник" начал играть свои спектакли во Дворце на Яузе параллельно с работой на основной сцене на Чистых прудах - Би-би-си) зрители, или остались по ту сторону? Вот что важно! Я знаю, что если спектакль не востребован, то мы его снимаем. Были такие случаи, даже недавно. А бывает и так - как это было, например, с "Тремя товарищами". Он идет уже не один год и не пять лет и все равно остается одним из самых востребованных, как бы это ни неприятно было тем, кто говорит о "консерватизме" театра "Современник".

А.К.:Вы упомянули свою приверженность русскому психологическому театру. В последние десятилетия возникла тенденция ухода от русского репертуарного театра, движения к антрепризе. Насколько важно, как вам кажется, поддерживать традицию русского репертуарного театра? Есть ли угроза ее потерять?

Г.В.: Мне даже неловко на этот вопрос отвечать. Есть, наверное, и талантливые, хорошо поставленные антрепризные спектакли, мне даже доводилось видеть один или два, но в целом мой интерес лежит в поиске еще не узнанных, не признанных и не объявленных гениями. Вот это мне интересно!

Театр звезд

А.К.:"Современник" всегда был ярким актерским театром, театром звезд: тот же Олег Табаков, Валентин Гафт, Марина Неелова, Лия Ахеджакова. Неелова и Ахеджакова по-прежнему с вами.

Г.В.: Квашу потеряли, Райкина…

А.К.:Ну многих еще, наверное, можно назвать. Есть и относительно новая яркая звезда - Чулпан Хаматова. Насколько важен, по вашему мнению, институт звезды в современном театре?

Г.В.: Слово это к нам не имеет никакого отношения! Ни к нашей действительности, ни к нашей стране. "Звезда" - это приклеенное к нам…. Ну, наверное, можно вспомнить кого-то и назвать этим чуждым для нас понятием. Но это будут какие-то единицы. А сейчас... Показалась в сериале - уже звезда. Что об этом говорить… Есть артисты. Были, есть и будут. А есть приклеенные вот эти звезды…

Будет ли преемник?

А.К.:Вы возглавили театр после его основателя Олега Ефремова в качестве главного режиссера еще в 1972 году, а в 89-м стали его художественным руководителем. Огромный срок! Недавно в качестве своего преемника на посту главы "Современника" вы назвали Валерия Фокина - нынешнего главного режиссера Александринского театра в Петербурге, но режиссера школы "Современника" - он 15 лет работал у вас в театре. Был ли это ваш личный выбор и чем вы его обосновываете?

Г.В.: Я даже слова этого - "преемник" - не знаю. Я хочу только одно - создать такую молодую труппу при нашей еще жизни, которая не даст превратить "Современник" во что-то совершенно другое, в какое-то модное место. Сегодня вообще заменили понятие "театр" понятием "модное место". Я надеюсь на то, что наша молодая труппа, замечательная, найдет выход из этого положения и продолжит путь "Современника" уже на следующем витке.

Великобритания. Россия > СМИ, ИТ > bbc.com, 6 мая 2017 > № 2167832 Галина Волчек


Чехия > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 5 мая 2017 > № 2165379 Петр Жантовский

Война Чешского телевидения против новых СМИ

Петр Жантовский критически пишет об отношении общественного Чешского телевидения к новым интернет-СМИ.

Петр Жантовский (Petr Žantovský), Časopis argument, Чехия

Чешское телевидение ведет непримиримый бой с интернет-СМИ. Для этого была даже создана специальная телепередача — Newsroom, и данная тема поднимается в других информационных и публицистических программах. Зачем это делается? Это защита консервативных ценностей популярных СМИ мэйнстрима или борьба с конкурентами за право влияния на общественное мнение?

Топография телепропаганды

На эти вопросы можно найти множество ответов. Но сначала следует сориентироваться на «местности». За последний год, то есть с начала апреля 2016 года, еженедельная программа Newsroom, которая специализируется на тенденциях и событиях в сфере так называемых новых СМИ, которые чаще называют интернет-СМИ (серверы, порталы с информационным, публицистическим и аналитическим содержанием, включая соцсети), посвятила этой теме примерно 16 передач. Если учесть, что в каникулярные месяцы программа не выходит, то получается, что эта тема обсуждалась почти в каждом втором эфире.

При этом мы учитываем только те передачи, в которых эта тематика была одной из основных, но, помимо того, ее много раз затрагивали в связи с другими вопросами или в рамках кратких комментариев. Названия некоторых выпусков говорят сами за себя: 12.3.2017 «Parlamentní listy: медиа-манипулирование. Российские СМИ подозреваются в манипулировании», 12.2.2017 «Кампания против дезинформации», 22.1.2017 «Борьба с дезинформацией и мистификациями», 8.1.2017 «Центр CTHH: борьба с пропагандой и ложью в СМИ», 27.11.2016 «Российская пропаганда», 30.10.2017 «Борьба с пропагандой», 19.6.2016 «Прокремлевские СМИ», 29.5.2016 «Борьба с российской пропагандой», 10.4.2016 «Прага — центр антироссийской пропаганды» и так далее.

Тему новых СМИ, разумеется, поднимает не только специализированная передача Newsroom. Очень часто эта тема упоминается в других программах, в частности в Události komentáře, которая выходит ежедневно в будни. Там эта тематика не только становится одной из главных в дискуссии, но и упоминается в блоке комментируемых новостей. За тот же период наблюдений тема новых СМИ была главной в программе 12 раз. Вот только несколько названий: 7.3.2017 «Контроль над социальными сетями», 6.3.2017 «Терроризм и пропаганда», 25.1.2017 «Военная контрразведка и свобода интернета», 10.1.2017 «Информация и дезинфор