Всего новостей: 2463862, выбрано 44203 за 0.099 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Сербия > Армия, полиция > ria.ru, 22 апреля 2018 > № 2578931

Белоруссия передаст Сербии в рамках военно-технической помощи четыре истребителя МиГ-29, заявил в интервью газете "Политика" сербский министр обороны Александр Вулин.

В ходе визита в Москву в апреле Вулин сообщил, что обсудил с российским коллегой Сергеем Шойгу возможность поставок четырех боевых вертолетов Ми-35, четырех транспортных Ми-17, танков Т-72, боевых машин пехоты БМП-2 и другого вооружения. Он также упоминал о переговорах с Белоруссией о передаче истребителей.

"В Белоруссии мы получили четыре самолета МиГ-29, которые будут отремонтированы и модернизированы по той же модели, как и шесть самолетов, полученных от Российской Федерации. По договоренности президента (Сербии Александра. — Прим. ред.) Вучича и президента (Белоруссии Александра. — Прим. ред.) Лукашенко Белоруссия нам передала в дар самолеты, и мы очень благодарны за это", — цитирует издание главу Минобороны Сербии.

По его словам, в течение года Белград "получит полную эскадрилью МиГ-29, прибудут вертолеты Ми-17 и Ми-35".

Ранее Вучич и Вулин неоднократно подчеркивали значимость передачи Россией в рамках военно-технической помощи шести истребителей МиГ-29 в октябре 2017 года и получения по контракту в июне 2016 года двух вертолетов Ми-17.

В конце декабря 2016 года Вучич по итогам встречи в Москве с Шойгу сообщил, что Россия в рамках военно-технической помощи передаст Сербии шесть истребителей МиГ-29, а также 30 танков Т-72С и 30 БРДМ-2, оснащенных пулеметами КПВТ калибром 14,5 миллиметра. Истребители МиГ были получены в минувшем октябре, и, как ожидается, после модернизации встанут в строй ВВС и ПВО республики в текущем году.

Сербия > Армия, полиция > ria.ru, 22 апреля 2018 > № 2578931


Великобритания > Армия, полиция > ria.ru, 22 апреля 2018 > № 2578913

Минобороны Великобритании потратит 80 миллионов фунтов стерлингов на новую компьютерную систему управления ВВС, что позволит эффективнее и быстрее выявлять попытки приближения иностранных самолетов к воздушным границам Соединенного Королевства.

"Минобороны инвестирует 80 миллионов фунтов в новую компьютерную систему, которая повысит скорость и точность ВВС. Известная как проект Guardian, новая система поддержит способности раннего обнаружения и быстрого реагирования на действия потенциально враждебных или подозрительных воздушных судов, которые могут нести угрозу суверенитету Британии, принадлежать террористам или силам, за которыми стоят государства. Новая система заменит действующие, размещенные в Великобритании и на Фолклендских островах", — говорится в полученном РИА Новости письменном заявлении министра обороны страны Гэвина Уильямсона.

Новая система позволит британским пилотам действовать в тесной координации с военно-воздушными силами НАТО, отмечается в документе. Основанная на компьютерной технологии, система будет предоставлять командованию динамическую и меняющуюся в реальном времени картину воздушного пространства у британских границ. Контракт на установку системы по конкурсу выиграла компания IBM.

В заявлении министра дополняется, что с 2013 года истребители британских ВВС 68 раз поднимались в воздух для сопровождения или наблюдения за подозрительными самолетами. Половина этих случаев приходится на вылеты для сопровождения российских самолетов.

"Эти прорывные технологии дадут нашим ВВС преимущество перед быстро меняющимися и постоянно усиливающимися глобальными угрозами", — говорится в заявлении министра.

Британия активно модернизирует вооруженные силы, объясняя необходимость многомиллиардных затрат, в том числе, угрозами от РФ. Нынешний министр обороны, известный своими эпатажными и порой несдержанными выпадами в адрес России, намерен к лету этого года представить большую стратегию перевооружения армии, ВВС и флота.

Ранее, в конце января, Уильямсон объявил о начале завершения работ по сооружению на Шетландских островах нового радара, который, по заявлению министра, позволит Британии и НАТО лучше защититься от исходящей от России угрозы.

Радар, сооружаемый недалеко от авиабазы Saxa Vord на севере Шотландии, должен заработать в ближайшее время. Он предназначен для отслеживания передвижений самолетов к северу от Великобритании. Данные радара будут поступать в центры быстрого реагирования на двух авиабазах в Шотландии и в центральной Англии, а также в гражданские службы управления воздушным движением. На постройку радара потрачено 10 миллионов фунтов стерлингов.

С постройкой радара Шетландские острова вновь будут использованы в качестве рубежа предупреждения на северном фланге НАТО, как это было в 1960-70 годы. Новый радар будет работать автономно, управление им будет вестись удаленно с авиабазы Saxa Vord.

Денис Ворошилов.

Великобритания > Армия, полиция > ria.ru, 22 апреля 2018 > № 2578913


Ирак. Сирия > Армия, полиция > ria.ru, 22 апреля 2018 > № 2578912

ВВС Ирака ликвидировали не менее 36 боевиков террористической группировки "Исламское государство"*, в том числе шесть командиров, в ходе бомбардировок 19 апреля на территории Сирии, сообщил официальный представитель иракского командования ВС Яхья Расул в воскресенье.

В четверг офис иракского премьер-министра Хайдера аль-Абади объявил, что иракские ВВС нанесли авиаудары по ИГ* на территории Сирии, отметив, что позиции боевиков находились в приграничных районах и угрожали безопасности Ирака.

"В результате этих ударов уничтожены 36 террористов, в том числе главари", — говорится в заявлении Расула. Среди убитых командиров ИГ* далее перечислены шесть имен.

Расул отметил, что удары наносились в соответствии с точными данными иракских спецслужб о местонахождении боевиков, в том числе о пункте встречи командиров ИГ*.

Представитель министерства обороны Ирака Тахсин аль-Хафаджи ранее сообщил РИА Новости, что удары 19 апреля были нанесены после координации с совместным центром безопасности, куда наряду с Ираком входят Сирия, Иран и Россия. По его словам, целью иракских ВВС стало скопление террористов и их командование восточнее реки Евфрат на территории Сирии. Он добавил, что Ирак готов продолжить бомбить ИГ* в Сирии, если появится новая информация о наличии угрозы.

*Террористическая организация, запрещенная в России

Ирак. Сирия > Армия, полиция > ria.ru, 22 апреля 2018 > № 2578912


Сирия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 22 апреля 2018 > № 2578513

Война и мир: что не так в Сирии

Что еще может сделать Россия для мира в Сирии

Михаил Ходаренок

Власть в Сирии на переходный период должна быть передана некоему временному правительству. По крайней мере, такой подход зафиксирован в резолюции Совета Безопасности ООН № 2254, принятой 18 декабря 2015 года. Однако, как это сделать на практике — никто четко ответить не может. Военный обозреватель «Газеты.Ru» Михаил Ходаренок разобрался в возможных вариантах развития событий.

По сути, резолюция № 2254 означает передачу власти непонятно куда и непонятно кому. Даже непонятно, кто вообще возглавит переходные органы власти, и как этим персоналиям будут подчиняться силовые структуры Сирии — органы государственной безопасности, министерство обороны, генеральный штаб, командующие видами вооруженных сил и крупными объединениями войск (сил). И самая главная проблема, будут ли они подчиняться переходным органам власти в Сирии в принципе.

Наши западные партнеры или не могут связно ответить на эти вопросы, или отвечают с большим трудом, путаясь в каждом слове и каждой детали. Обычно они говорят в этом случае примерно так — кого назовете, тот и будет, но только не нынешний президент Сирии Башар Асад.

Вопросы, каким Асад видит будущее своей страны, свое личное будущее, готов ли он к новой конституции, готов ли согласно резолюции 2254 через 18 месяцев сложить полномочия и не участвовать в выборах, сирийскому лидеру задавались неоднократно. Оказалось, что ко многому он готов, но не ко всему. В частности, идея сложить полномочия и не участвовать в выборах сирийскому лидеру как-то не очень по душе. Он больше склоняется к выборам после освобождения страны от террористов и под контролем экспертов ООН.

Президент считает, что если он не пользуется популярностью в самых широких народных массах Сирии, то его и не изберут. После высказывания такой позиции, на Западе, по отношению к Башару Асаду, произошло некоторое успокоение.

Как выполнить резолюцию 2254?

Первый этап на этом непростом пути, разумеется, — Астана. В Женеву невозможно было привезти тех полевых командиров, с которыми надо разговаривать и которые имеют влияние на происходящие в Сирии процессы. Вместо столицы Казахстана на этапе подготовки к первому подобному форуму назывались и другие города — Баку, Каир. Но остановились в конечном итоге все же на Астане.

Начали работать с полевыми командирами. Надо было остановить две идущие в Сирии войны — с «Исламским государством» (ИГ, запрещена в России) и собственно гражданскую войну. Шла большая предварительная работа — встречи, переговоры, консультации. Они происходили в Эр-Рияде, Каире, Катаре, в ОАЭ.

В результате Астана «состоялась». Представители вооруженной оппозиции приехали в столицу Казахстана. Причем их и командиров вооруженных формирований свозили в Астану отовсюду — из Парижа, собственно Сирии, стран Западной Европы, государств Персидского залива.

Именно в Астане было принято решение провести Конгресс народов Сирии в Сочи, впоследствии получившего название Конгресс национального диалога Сирии.

Одна из главных задач его тогда формулировалась так — сформировать конституционную комиссию и в конечном итоге принять новую конституцию страны.

Президент Египта Абдул-Фаттах Ас-Сиси предлагал провести Конгресс в Каире. Но тогда и половины участников форума собрать бы не удалось.

Другого варианта принятия новой конституции, за исключением Конгресса, нет, кто бы и что не говорил.

К примеру, афганский вариант, при котором голосование производилось с помощью отпечатков пальцев, а результаты затем в течение трех месяцев свозились на ослах в Кабул, явно не подходит.

Иракский вариант, когда три раза меняли текст конституции, но так и не создали работоспособного основного закона, тоже не очень подходит для Сирии.

То есть дальнейшая схема работы может выглядеть только следующим образом: конституционная комиссия, избранная Конгрессом национального диалога Сирии, разрабатывает конституцию страны. Потом проходит второй Конгресс национального диалога, который утверждает текст основного закона страны. Затем выборы, в которых участвует (или не участвует — это уже по обстановке) Башар Асад.

Конституционная комиссия в настоящее время по численности составляет около 150 человек. В ней приблизительно такой расклад: примерно 50 человек — от официального Дамаска со всеми племенами, 50 — по предложению спецпосланника ООН Стаффана Де Мистуры, 50 — от разного рода оппозиционеров.

Остается только убедить сирийского лидера, что это единственный для него и страны возможный путь.

А в некоторых случаях это не так просто. Асад осенью 2015 года представлял собой по сути дела мокрую курицу — государство его стремительно разрушалось, никакого света в конце тоннеля видно не было, перспективы Сирии были более чем мрачные. Но после того как Вооруженные силы России отвели сирийского лидера от края пропасти, он расправил плечи.

Асаду начинает казаться, что это именно под его руководством и именно ВС Сирии разгромили всех врагов нынешнего режима.

Что касается чисто женевского регулирования, на котором по-прежнему настаивает Запад, то представители так называемой оппозиции никого в Женеве не представляют, за ними не стоит абсолютно никаких реальных сил, а связи с родиной — Сирией — у большинства из них давно потеряны.

Однако оппозиционеры именно этой окраски в столице Швейцарии прочно окопались, укрепились, прижились, и чем больше будет продолжаться процесс якобы мирного урегулирования с их участием, тем для них лучше. 10-15 лет их устроит значительно больше, чем несколько месяцев напряженной и результативной работы. Однако никакого практического результата женевский процесс пока не дал и не даст по определению.

Что происходит с сирийской армией

В том состоянии, в котором представители Вооруженных сил России нашли армию Сирии осенью 2015 года, успешно воевать с международным терроризмом она практически никак не могла.

И боевая мощь ее союзников и попутчиков находится на примерно сопоставимом уровне.

В частности, слухи о боеспособности отрядов военизированной ливанской шиитской организации «Хезболла» и страхи, связанные с мощью этой организации, очень сильно преувеличены.

Отряды «Хезболлы» в ходе вооруженного конфликта в Сирии, взаимодействуя с проправительственными силами, практически ни разу не выполнили поставленных им боевых задач.

Примерно такой же боеспособностью обладают и многие иранские формирования. Они могут внезапно оставить боевые позиции и подставить под удар соседей. Могут просто не пойти вперед, когда все уже решено и согласовано и затеять при этом разновидность митинга. Командиры этих формирований в ходе боевых действий лгут вышестоящим и взаимодействующим начальникам без всякого зазрения совести.

Особый ужас на первых этапах конфликта на сирийскую армию наводили смертники на так называемых джихад-мобилях. Их подрывы в боевых порядках приводили к полному параличу даже крупные войсковые соединения — до бригад включительно.

В качестве джихад-мобилей террористы ИГ обычно использовали многоцелевые легкие бронированные транспортеры типа МТ-ЛБ и колесные БТР. Бронирование этих машин обеспечивало защиту механика-водителя — смертника от огня стрелкового оружия обороняющихся сирийских войск и заряда взрывчатого вещества. Иногда в качестве джихад-мобилей использовались мотоциклы, на заднем сидении которого в качестве пассажира крепился заряд взрывчатки весом не менее 50 кг.

Применение этой техники ввергало в панику и хаос целые сирийские подразделения и части. Иногда требовалось три-четыре дня, чтобы привести личный состав и командиров в чувство, восстановить порядок, организованность и дисциплину.

С помощью российских специалистов и советников была выстроена целая система борьбы с джихад-мобилями. В результате иногда за день уничтожалось до 9 джихад-мобилей и до 12 мотоциклистов-смертников.

Несмотря на весьма значительные трудности, представителям Вооруженных сил Российской Федерации удалось сформировать из состава ВС Сирии два более или менее боеспособных корпуса. Укрепили и руководство вооруженных сил. В январе этого года было сменено практически все руководство военного ведомства Сирии.

И это дает некоторые надежды на то, что конституционный процесс в Сирии будет протекать более или менее в плановом порядке.

Сирия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 22 апреля 2018 > № 2578513


Сирия. США. Турция. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > gazeta.ru, 21 апреля 2018 > № 2577716

Рассорить с Россией: как НАТО давит на Турцию

Зачем западные страны ставят под сомнение российско-турецкие отношения

Ольга Шерункова

Страны НАТО твердят о «разделении» Москвы и Анкары после того, как Турция поддержала ракетный удар США, Великобритании и Франции по Сирии из-за предполагаемого применения химоружия в городе Дума. Между тем Россия и Турция вместе с Ираном являются странами-гарантами мирного урегулирования сирийского конфликта. Зачем Запад спекулирует на тему российско-турецких отношений и оказывает давление на Анкару — разбиралась «Газета.Ru».

После того, как Турция поддержала США, Францию и Великобританию, которые нанесли ракетный удар по территории Сирии за предполагаемую химатаку, страны Запада поспешили воспользоваться случаем и начали спекулировать на тему прочности российско-турецких отношений.

14 апреля генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг поддержал действия трех стран-участниц альянса — по его словам, этот шаг «уменьшит возможности режима по дальнейшим химатакам на население Сирии». Стоит отметить, что «удар возмездия» был осуществлен в отсутствие веских доказательств, подтверждающих, что в сирийской Думе действительно было применено химическое оружие.

Москва решительно осудила методы Соединенных Штатов и их союзников, а президент России Владимир Путин назвал ракетный удар по Сирии «актом агрессии против суверенного государства».

Между тем действия Вашингтона, Лондона и Парижа поддержали многие страны НАТО, в том числе Турция, которая является ярым противником режима действующего президента САР Башара Асада. В турецком МИДе ракетный удар по Сирии назвали «проявлением совести человечества».

Французский президент Эммануэль Макрон заявил, что атака США и союзников по Сирии «разделила» Россию и Турцию, которые вместе с Ираном являются странами-гарантами мирного урегулирования сирийского конфликта. «В результате этих ударов были разделены Россия и Турция. Турция осудила химическую атаку и поддержала операцию, которую мы провели», — сказал глава Франции в эфире телеканала BFM TV.

Дружить со всеми, особенно с НАТО

В отношениях Турции и России действительно есть разногласия. В то же время Турция не собирается отказываться от взаимодействия с Россией и Ираном из-за последней атаки западной коалиции на Дамаск, подчеркнул турецкий министр иностранных дел Мевлют Чавушоглу. В ответ на высказывания Макрона о «разделенных» России и Турции Чавушоглу призвал Макрона «делать заявления, подходящие уровню президента».

«У нас крепкие отношения с Россией. Однако наши крепкие отношения с ней не являются альтернативой нашим отношениям с НАТО, Францией или США, и они не должны наносить ущерба этим отношениям», — подчеркнул глава МИД Турции во время совместного брифинга с генсеком НАТО Йенсом Столтенбергом 16 апреля.

Турция — важный стратегический участник Североатлантического альянса, к тому же это одна из старейших участниц, обладающая второй по численности армией в НАТО.

По данным рейтинга Global Power на текущий год, вооруженные силы Турции оцениваются в 710 565 человек, в НАТО эта страна уступает лишь Соединенным Штатам (2 083 100 человек).

О большой значимости Турции для альянса говорил и сам Столтенберг во время своего недавнего визита в Анкару. «Отчасти Турция важна из-за своего географического положения — страна близко расположена ко всем очагам беспорядка и насилия, Ираку и Сирии. Поэтому Турция особенно важна в борьбе с терроризмом. Ни один союзник НАТО не пострадал столь сильно от терроризма, как Турция», — пояснил генсек НАТО.

Теперь же турецкая сторона рассчитывает, что, поддержав США касательно ударов по Сирии, она может претендовать на большую поддержку со стороны Североатлантического альянса.

«Разумеется, мы ожидаем от НАТО большей поддержки наших усилий в борьбе с терроризмом. Угроза должна исходить не только от одного блока или одной страны. НАТО была создана для того, чтобы защитить своих союзников от угроз безопасности. И независимо от того, откуда исходит опасность, мы должны работать с НАТО, чтобы поддерживать и защищать союзников», — обозначил позицию Анкары Мевлют Чавушоглу.

Рассорить Москву с Анкарой

При этом отношения Турции и США довольно давно переживают серьезный кризис. Бывший посол РФ в Йемене, Ливии и Тунисе Вениамин Попов связывает это тем, что США привыкли заставлять другие страны подчиняться их интересам, и отказаться от этого доминирования Вашингтону сложно.

По словам дипломата, Соединенные Штаты и дальше будут пытаться давить на Турцию. «Это всегда происходит, когда независимая политика одного государства сталкивает эту страну с другой, желающей господствовать в определенном регионе», — констатирует Попов.

Он добавил, что американцы «специально создают в Сирии проблемы и конфликты», следуя логике «разделяй и властвуй». «И тогда, когда будет конфликт, им будет легче управлять», — заключил собеседник «Газеты.Ru».

Сейчас Соединенные Штаты пытаются нивелировать договоренности между Анкарой и Москвой. Так, Вашингтон уже предупредил турецкие власти, что в случае покупки у России зенитно-ракетных систем С-400 Турция рискует попасть под санкции. Поставки российских ЗРК были утверждены президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом и президентом РФ Владимиром Путиным во время двухдневного визита российского лидера в Анкару в начале апреля.

Пентагон же, в свою очередь, уверяет Турцию в готовности предоставить своему союзнику по НАТО ракетное оборудование, соответствующее всем стандартам Североатлантического альянса.

Как поступит Турция?

Эксперт московского центра Карнеги Алексей Малашенко отмечает, что Анкара постарается максимально эффективно использовать свое нынешнее положение, по возможности не портя отношения с США.

«Турки играют свою игру, у них действительно приличные отношения с Россией, и экономически, и политически, но в конечном счете они руководствуются своими интересами. Вряд ли Турция будет нагнетать напряженность в своих отношениях с США», — утверждает Малашенко.

В свою очередь, руководитель политического направления Центра изучения современной Турции Юрий Мавашев отмечает, что Анкара озабочена и тем, чтобы продемонстрировать свою независимость от Вашингтона.

«Сейчас для Турции важно сохранить лицо и показать, что она не получает каких-либо указаний из Вашингтона. Задача достаточно сложная — ведь нужно не ударить в грязь лицом и перед западными союзниками, и перед народом Турции», — говорит эксперт.

Впрочем, у руководителей Турции есть шансы сохранить политическое влияние на Ближнем Востоке, а при успешно проведенных военных операциях против сирийских курдов — и добавить себе политических очков в глазах турецкого народа, которые понадобятся президенту Реджепу Тайипу Эрдогану в предстоящей предвыборной гонке.

«Нужно смотреть в будущее. Народы все-таки хотят более независимой политики, сейчас это все будет четче и четче проявляться в любых районах, в том числе на Ближнем и Среднем Востоке», — подытожил бывший посол РФ в Йемене, Ливии и Тунисе Вениамин Попов.

Сирия. США. Турция. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > gazeta.ru, 21 апреля 2018 > № 2577716


Казахстан. СНГ. ПФО > Армия, полиция > inform.kz, 21 апреля 2018 > № 2577684

Казахстан принял участие в заседании Комитета начальников штабов ВС стран СНГ

В Казани делегация Министерства обороны Республики Казахстан во главе с первым заместителем министра обороны - начальника Генерального штаба генерал-лейтенантом Муратом Майкеевым приняла участие в заседании Комитета начальников штабов вооруженных сил государств-участников СНГ, передает МИА «Казинформ» со ссылкой на пресс-службу МО РК. 

В ходе заседания участники обменялись мнениями по складывающейся военно-политической обстановке и проанализировали вызовы и угрозы военной безопасности на пространстве СНГ. Утверждены итоги деятельности рабочих органов Совета министров обороны СНГ по развитию военного сотрудничества в 2018 году и проект плана работы на 2019 год, рассмотрены вопросы сотрудничества в области применения беспилотной авиации, единой системы государственного радиолокационного опознавания.

Кроме того, обсуждены вопросы сотрудничества в области обороны и безопасности, представляющие взаимный интерес.

Казахстан. СНГ. ПФО > Армия, полиция > inform.kz, 21 апреля 2018 > № 2577684


Китай > Армия, полиция > ria.ru, 21 апреля 2018 > № 2577540

Китайские военно-морские силы 24-25 апреля проведут учения с боевыми стрельбами в акватории города Чжоушань (близ Шанхая), расположенном на одноименном архипелаге в Восточно-Китайском море, говорится в сообщении управления по безопасности на море КНР.

Учения будут проходить два дня с 5.30 до 18.00 (00.30 — 13.00 мск).

Ведомство опубликовало точные координаты района, в котором будут проходить учения. Судам, не имеющим отношения к маневрам ВМС, запрещается проходить, проводить работы или становиться на якорь в обозначенной акватории.

Это уже третьи учения китайских ВМС в этом месяце, 11-12 апреля прошли военные учения в акватории Южно-Китайского моря, которые завершились крупнейшим морским парадом Народно-освободительной армии с 1949 года, в нем приняли участие 48 военных кораблей, 76 воздушных судов и более 10 тысяч военнослужащих, принимал парад председатель КНР и глава Центрального военного совета КНР Си Цзиньпин. 18 апреля учения прошли в Тайваньском проливе.

У Китая и ряда стран региона — Японии, Вьетнама и Филиппин — есть разногласия по морским границам и зонам ответственности в Южно-Китайском и Восточно-Китайском морях. Пекин считает, что Филиппины и Вьетнам сознательно используют поддержку США для эскалации напряженности в регионе.

Китай > Армия, полиция > ria.ru, 21 апреля 2018 > № 2577540


Россия > Армия, полиция > ria.ru, 21 апреля 2018 > № 2577532

Колонна военной техники, принимающая участие в параде Победы на Красной площади 9 мая, прибыла на временную площадку в Москве, сообщили в субботу в департаменте информации и массовых коммуникаций Минобороны РФ.

"Механизированная колонна, принимающая участие в параде Победы на Красной площади 9 мая, передислоцирована с тренировочной площадки в подмосковном Алабино на временную площадку в Москве, расположенную на улице Нижние Мневники в Северо-Западном округе столицы", — говорится в сообщении.

Боевые машины в небе и на земле: как репетируют парад Победы

В состав колонны боевой техники входят автомобили "Тигр", бронетранспортёры БТР-82А, ракетные комплексы "Искандер-М", "Ярс", зенитные ракетно-пушечные комплексы "Панцирь-С", зенитные ракетные комплексы С-400, бронеавтомобили "Тайфун", а также обслуживающая группа численностью более 100 единиц.

Кроме того, в параде примут участие танки Т-34-85, Т-72Б3, БТР "Бумеранг", БМД-4М, БМД-МДМ, самоходные артиллерийские установки "Мста-С", "Коалиция", БМП-3 и зенитные ракетные комплексы "Бук-М2" и "Тор-М2". Они были доставлены по железной дороге на станцию "Пресня" и затем отправлены на парадную площадку.

Как ранее заявил министр обороны РФ Сергей Шойгу, всего в военном параде на Красной площади в честь 73-й годовщины победы в Великой Отечественной войне будет задействовано более 13 тысяч человек, 159 единиц вооружения и военной техники и 75 воздушных судов.

Россия > Армия, полиция > ria.ru, 21 апреля 2018 > № 2577532


Китай > Армия, полиция > ria.ru, 21 апреля 2018 > № 2577450

Группа военных кораблей во главе с первым китайским авианосцем "Ляонин" провела в пятницу учения в западной части Тихого океана восточнее пролива Баши, передаёт Центральное телевидение Китая.

В ходе учений военные корабли и сопровождавшие их самолёты боевой авиации, в частности палубные истребители J-15, провели комплексные маневры по отражению атаки условного противника и по наступлению.

Как сообщает телеканал, авианосная группа ВМС Китая впервые развернула комплексные учения по наступлению и обороне в акватории западной части Тихого океана.

Китай > Армия, полиция > ria.ru, 21 апреля 2018 > № 2577450


Украина > Армия, полиция. СМИ, ИТ > ria.ru, 21 апреля 2018 > № 2577440

Военно-морские силы Украины провели учения вблизи границы с Крымом, сообщается на странице ВМС в Facebook.

Маневры включали "оборону побережья" и "отражение атаки десанта условного противника", заявили в ВМС. В учениях участвовала артиллерия и силы морской пехоты.

Отмечается, что артиллерийские подразделения успешно отработали упражнения по уничтожению десантных кораблей и отражению высадки условного противника. Морские пехотинцы, в свою очередь, противостояли атакам десанта, сообщает ВМС.

Украина регулярно проводит военные учения у границ Крыма. Так, в прошлом году "антитеррористические" маневры ВСУ прошли в Николаевской и Херсонской областях.

На полуострове эти учения назвали "банальным бряцанием оружием" и "очередной попыткой запугать крымчан".

Украина > Армия, полиция. СМИ, ИТ > ria.ru, 21 апреля 2018 > № 2577440


Украина > Армия, полиция. Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 21 апреля 2018 > № 2576702

Больше миллиона стариков стали пленниками забытой войны на Украине: «Моя дочь забрала мою пенсию»

Себастьян Гранскуг (Sebastian Granskog), Yle, Финляндия

В промышленном городе Светлодарск, что в Донецкой области, сейчас совсем тихо, а улицы его пустынны. Нынешняя картина кардинально отличается от того, что здесь было в 1970-х годах, когда в город съезжались люди со всех уголков Советского Союза, чтобы строить идеальное общество.

В паре километров отсюда украинская армия ведет позиционную войну.

Наталья Солдатова помогает лежачим старикам по дому.

Помощь от международной гуманитарной организации «Каритас» (Caritas), которая раньше поддерживала добровольцев, в апреле резко прекратилась.

Раньше Солдатова и другие волонтеры получали компенсацию за свою работу.

«Это ужасно. Люди в панике плачут, а мы ничего не может им предложить», — говорит Солдатова.

50 евро в месяц

В унылом здании на улице Четвертой лифта нет. Подниматься на третий этаж надо по лестнице.

Этого 68-летняя Надежда не в состоянии делать уже много лет.

Дверь открывает ее 40-летний сын-инвалид. Вонь затхлости бьет в нос. Сразу заметно, что с гигиеной тут проблемы.

Здоровье у Надежды сдало, у нее трудности с дыханием.

«У меня ни на что нет средств. Мне нужны деньги на операцию, но заплатить некому».

Пенсия у Надежды соответствует примерно 50 евро в месяц (3 500 рублей). Пособие сына — не больше. Треть всех денег уходит на оплату отопления. На еду и медикаменты не хватает.

«Мы не можем позволить себе купить лекарства, денег едва хватает на еду. Мне хотелось бы хоть новый матрас получить вместо этого», — говорит Надежда.

Ее нынешний матрас практически уничтожен.

Гуманитарный кризис, о котором мир забыл

Война на Украине привела к одному из худших в мире гуманитарных кризисов. По оценкам ООН 3,3 миллиона человек нуждаются в гуманитарной помощи или защите. Конфликт на востоке Украины уникален. Треть нуждающихся в помощи — старики.

На Ближнем Востоке и в кризисных районах Африки гуманитарная помощь нужна скорее детям и молодежи. Но из Восточной Украины молодое население бежало в другие районы.

Вскоре после нашего прибытия Надежде понадобилось в туалет. Этот процесс далеко не простой, несмотря на помощь Натальи и сына.

«С тех пор как прекратилась помощь от „Каритас", у нас нет средств на подгузники», — рассказывает Наталья Солдатова.

Пустые полки зияют отсутствием предметов гигиены. На город тоже нечего рассчитывать — он не оказывает старикам никакой помощи.

Война усугубила проблемы со здоровьем

По ночам слышно эхо выстрелов. Но уже некоторое время снарядов поблизости не падало.

Пару лет назад в дом Надежды попал снаряд, разбив стекла в окнах ее квартиры.

Она долгое время жила без стекол, пока не появилась «Каритас» и не поставила новые окна.

Надежда была слишком слаба, чтобы спускаться в бомбоубежище во время обстрелов. А ее сын не мог сам найти бомбоубежище.

«Я оставалась дома. Это было ужасно», — рассказывает она.

Когда вспыхнула война, состояние здоровья Надежды ухудшилось. Это естественно.

«Война вызывает у стариков разные заболевания, связанные со стрессом. Они беспомощны, когда идут бои», — рассказывает Наталья Солдатова.

Конфликт на востоке Украины идет уже четыре года. Окружающий мир успел забыть об этой войне, и международная поддержка перестала поступать в регион.

В прошлом году ООН удалось собрать лишь треть необходимой гуманитарной помощи. В этом году целевая сумма была снижена до 150 миллионов евро, но и ее оказалось невозможно собрать.

«Моя дочь забрала мою пенсию»

На окраине Луганска находится один из немногих домов престарелых. Он финансируется из пенсионных денег стариков через некоммерческую организацию.

«Мы не бросаем тех, кто в беде. Здесь живут и люди, которые не получают пенсии, так как у них нет удостоверений личности. Их дома были разрушены во время войны», — рассказывает руководительница дома престарелых Светлана Пенчева.

Маленький одноэтажный дом находится в тихой сельской местности.

Неподалеку пасутся коровы. В огороде выращивают овощи. Все это обеспечивает большую часть питания обитателей дома.

В каждой комнате живут от четырех до восьми стариков. Всего в доме обитают около 50 человек. Все они слишком слабы, чтобы справляться самостоятельно.

Сиделка меняет белье на постели пожилой женщины. В соседней комнате сидит ослепшая Нина.

«Война началась в 2014 году. После этого я ослепла. Моя дочь пьет. Она забрала мою пенсию», — рассказывает Нина.

Матрасы в качестве защиты от осколков стекла

В кровати напротив лежит 88-летняя Екатерина и жалуется на свои больные ноги.

Дом престарелых находится вблизи от линии фронта. Пару лет назад несколько снарядов разорвались совсем рядом.

«Это было ужасно. Я вжалась в стену. Тамара спряталась под кровать», — рассказывает Екатерина.

Она всхлипывает от нахлынувших воспоминаний.

Руководительница дома престарелых Светлана Пенчева рассказывает, что сиделки накрывали стариков матрасами, чтобы защитить их от осколков стекла.

В самые сильные бои сиделки сносили стариков в подвал.

По словам Пенчевой, всей пенсии стариков не хватает на финансирование. Работники толком не получают зарплаты. Не хватает средств гигиены, матрасов и медикаментов.

Дом престарелых получает небольшую помощь от Норвежского совета по делам беженцев. Но Пенчева все равно и не рассчитывает на международную помощь.

«Если кто-то захочет предложить нам помощь, мы будем рады, но за призрачными пожертвованиями охотиться не станем».

Украина > Армия, полиция. Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 21 апреля 2018 > № 2576702


США. Сирия > Армия, полиция > inosmi.ru, 21 апреля 2018 > № 2576693

Почему авиаудары коалиции по Сирии не изменят ситуацию

7 Дней, США

Соединенные Штаты, Франция и Великобритания выпустили 105 ракет за раз в ответ на недавнюю предполагаемую атаку ядовитым газом, нацеливаясь на три объекта, где, по данным Пентагона, могло храниться или производиться химоружие, включая центр исследований и разработок в районе Барже близ Дамаска.

В субботу утром Россия заявила, что сирийская система ПВО сбила 71 из 100 с лишним ракет, выпущенных коалицией, — утверждение, которое Пентагон опроверг. «Никакое сирийское оружие не помешало нашему удару», — сказал генерал-лейтенант Кеннет Маккензи. Он назвал совместную атаку США, Франции и США «точной, подавляющей и эффективной».

Фактически, большинство сирийских контрмер, включая ракеты противовоздушной обороны, были выпущены после того, как ракеты США и союзников уже достигли своих целей, сказал Маккензи репортерам в прошлую субботу.

Сирийская ПВО не только не сбили атакующие ракеты, но и продолжали стрелять даже после того, как были завершены последние удары США, Великобритании и Франции. По мнению Маккензи, некоторые из 40 с лишним сирийских ракет-перехватчиков могли поразить гражданские объекты.

Согласно Пентагону, 19 новых средств поражения Lockheed Martin «расширенного радиуса действия» были сброшены из двух самолетов-бомбардировщиков B-1B, базирующихся на авиабазе Аль-Удэйд в Катаре.

По словам пресс-секретаря объединенного штаба, бомбардировщики сопровождал один самолет радиоэлектронного противоборства EA-6B Prowler, который должен был противостоять российским средствам противовоздушной обороны. Как пишет издание Defense News, «подключение EA-6B примечательно, поскольку этот самолет был официально снят с эксплуатации военно-морским флотом в 2015 году в пользу более продвинутого EA-18G Growler».

Шесть крылатых ракет «Томагавк» были также запущены с подводной лодки USS John Warner класса «Вирджиния». Американский ракетный эсминец USS Winston Churchill и еще один эсминец, USS Donald Cook, были развернуты в Средиземном море, чтобы отвлечь внимание России и Сирии от трех американских линкоров, выпустивших еще 60 ракет «Томагавк».

По словам Маккензи, крейсер USS Monterey выпустил 30 ракет «Томагавк», а эсминец USS Laboon — 7 с Красного моря, и еще 23 «Томагавка» поднялись в воздух с палубы USS Higgins.

Этот авиаудар был крупнейшим мерой воздействия западных стран в борьбе против Асада и его союзника, но три страны заявили, что атаки были ограничены и не были направлены на свержение Асада или вмешательство в гражданскую войну.

Авиаудар, осужденный Дамаском и его союзниками как незаконный акт агрессии, вряд ли изменит ход многосторонней войны, в результате которой погибло не менее полумиллиона человек.

Президент США Дональд Трамп назвал операцию успешной. В своем Твиттере он провозгласил: «Миссия выполнена», вторив словам бывшего президента Джорджа Буша, который в 2003 году той же фразой описал вторжение США в Ирак, отчего впоследствии был осмеян, поскольку кровопролитие там тянулось годами.

«Мы считаем, что, ударив по Барзе, в частности, мы пронзили сердце сирийской программы химического оружия», — сказал Маккензи, но признал, что элементы программы остались нетронутыми, и он не в силах гарантировать, что Сирия не сможет провести химическую атаку в будущем.

Посол США в ООН Никки Хейли сообщила на экстренном заседании Совета Безопасности США, что Трамп сказал ей, что если Сирия снова пустит в ход ядовитый газ, «Соединенные Штаты будут готовы к действию».

Западные страны заявили, что авиаудары были направлены на предотвращение новых сирийских атак с использованием химического оружия после того, как 7 апреля в Думе был предположительно применен ядовитый газ, и до 75 человек погибли. В нападении обвиняют правительство Асада.

В Вашингтоне высокопоставленный представитель администрации сказал, что, хотя «по использованию хлора у нас больше информации, веские доводы также указывает на применение зарина».

Выступая на саммите в Перу, вице-президент США Майк Пенс казался менее уверенным в использовании зарина, заявив, что Вашингтон вполне может предположить, что он использовался вместе с хлором.

«Живучесть» Асада

Через десять часов после попадания ракет дым все еще витал над обломками пяти разрушенных зданий Сирийского научно-исследовательского центра в Барзе, где, по словам сирийского сотрудника, разрабатывались медицинские компоненты.

На тот момент сообщений о жертвах не поступило.

Сирия опубликовала видеоролик, в котором показала руины разбомбленной исследовательской лаборатории, но также упомянула о том, что Асад, как обычно, прибыл на работу. Сюжет назывался «Утро жизнестойкости».

Позднее в субботу по сирийскому времени в районе, контролируемом правительством, в сельской местности к югу от Алеппо, раздался взрыв на месте Сирийского центра мониторинга за соблюдением прав. Сотрудники центра сообщили, что причина взрыва, а также его цель, неизвестна.

Российская и иранская военная помощь за последние три года позволила Асаду сокрушить повстанческую угрозу. Соединенные Штаты, Великобритания и Франция уже много лет задействованы в сирийском конфликте, вооружая повстанцев, уничтожая боевиков Исламского Государства и развертывая войска на местах для борьбы с этой группировкой. Но они воздерживались от нападения на правительство Асада, за исключением прошлогоднего пуска ракет.

Хотя западные страны вот уже семь лет в один голос твердят, что Асад должен уйти со своего поста, в прошлом они не трогали его правительство, не имея более широкой стратегии для победы над ним.

Сирия и ее союзники также ясно дали понять, что считают нападение одноразовым, и что оно вряд ли нанесет Асаду значимый вред.

Высокопоставленный чиновник в региональном альянсе, который поддерживает Дамаск, сказал, что объекты, ставшие мишенями авиаудара, были эвакуированы несколько дней назад благодаря предупреждению России.

Министр иностранных дел России Сергей Лавров сказал, что воздушные удары были «неприемлемыми и беззаконными».

Сирийские государственные СМИ назвали их «вопиющим нарушением международного права», в то время как верховный лидер Ирана аятолла Али Хаменеи назвал их преступлением, а западных лидеров — преступниками.

Премьер-министр Великобритании Тереза Мэй назвала атаку «ограниченной и целенаправленной», без конкретной цели свергнуть Асада или по-настоящему вмешаться в течение конфликта.

Вашингтон назвал выбранные цели центрами исследований, разработок, производства и испытаний химического и биологического оружия. Пентагон утверждает, что одна из атак была направлена на объект по производству химического оружия, и теперь способность Сирии производить такое оружие значительно снизилась.

Генеральный секретарь ООН Антониу Гутерриш призвал всех членов Совета Безопасности проявлять сдержанность и избегать эскалации в Сирии, но сообщил, что заявления об использовании химического оружия требуют расследования.

Премьер-министр Австралии Малкольм Тернбулл призвал Россию прекратить «притворяться», что Сирия не стоит за атакой на Думу, и пустить в ход свое влияние, чтобы заставить правительство Асада уничтожить свой химический арсенал.

«Россия использовала свою роль члена Совета Безопасности ООН, чтобы наложить вето на резолюции, призванные обеспечить тщательное расследование этого преступления и невозможность повторения этой трагедии в будущем», — сказал он на пресс-конференции в воскресенье.

Россия, чьи отношения с Западом ухудшились до уровня враждебности, знакомой по Холодной войне, отрицает, что в Думе вообще произошла газовая атака, и даже обвинила Британию в том, что она подстегнула антироссийскую истерию.

В Думу на место предполагаемой газовой атаки в прошлую субботу были отправлены последние автобусы для перевозки повстанцев и их семей, которые согласились сдать город, сообщает государственное телевидение. На этом закончилось все сопротивление в пригороде Дамаска, а правительство Асада отмечает одну из своих самых крупных побед в этой войне.

США. Сирия > Армия, полиция > inosmi.ru, 21 апреля 2018 > № 2576693


Япония. КНДР > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > nhk.or.jp, 21 апреля 2018 > № 2576357

Министр обороны Японии назвал северокорейское объявление "неудовлетворительным"

Министр обороны Японии Ицунори Онодэра назвал объявление Северной Кореи "неудовлетворительным" и "недостаточным".

Выступая в пятницу в Вашингтоне, Онодэра сказал, что в этом заявлении отсутствует упоминание об отказе Северной Кореи от баллистических ракет малой и средней дальности.

Японский министр сказал, что международное сообщество требует, чтобы Северная Корея отказалась от всех своих вооружений массового уничтожения и от программы развития баллистических ракет всеохватывающим, поддающимся проверке и необратимым образом.

Онодэра отметил, что пока не наступило время для уменьшения международного давления. Он сказал, что Япония готова продолжать оказывать максимальное давление на Северную Корею до тех пор, пока она не откажется от своих программ ядерного и ракетного развития.

Между тем, высокопоставленный представитель Министерства обороны сообщил в субботу NHK, что Северная Корея возможно сделала это объявление в качестве разменной монеты перед саммитами с Южной Кореей и США. Этот представитель также отметил необходимость внимательного изучения северокорейского объявления.

Япония. КНДР > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > nhk.or.jp, 21 апреля 2018 > № 2576357


Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 20 апреля 2018 > № 2578389

Единственному производителю БМП в России грозит банкротство

Курганмашзавод, российский производитель военных бронированных машин, стоит на грани банкротства. Даже то, что владелец завода — российское государство, не смогло предотвратить упадка предприятия.

Андрэ Баллин (Andre Ballin), WirtschaftsWoche Heute, Германия

Москва — Единственный производитель боевых машин пехоты (БМП) в России стоит на грани банкротства. Глава российского государственного холдинга Ростех Сергей Чемезов попросил у российского правительства разрешения закрыть Курганмашзавод в уральском городе Кургане.

В своем письме ответственному за оборонную промышленность вице-премьеру Дмитрию Рогозину Чемезов просит начать процедуру банкротства данного производителя бронемашин.

«Текущее финансово-экономическое состояние ОАО "Курганмашзавод" и группы зависимых компаний критическое», — пишет в письме 65-летний топ-менеджер, обосновывая свою просьбу.

По словам Чемезова, у завода при выполнении государственного оборонного заказа в 2017 году образовался убыток в размере около семи миллиардов рублей (приблизительно 100 миллионов евро). Кроме того, завод сорвал сроки «изготовления имущества по экспортному контракту в интересах иностранного заказчика», а также отстает по срокам с выполнением гособоронзаказа на текущий год, жалуется Чемезов, пользующийся уже много лет особым доверием президента Путина.

Кургамашзавод был основан в 1950 году как производитель тяжелых грузовых кранов. Но уже в скором времени завод в уральском городе Курган был перепрофилирован на военные нужда. Первой с конвейера сошла гусеничная боевая машина пехоты БМП-1, за ней последовали модели БМП-2 и БМП-3.

Последняя модель позднее стала выпускаться и на экспорт. БМП-3 используют почти в 30 странах мира, в том числе в Алжире, Кувейте, Южной Корее, Объединенных Арабских Эмиратах и на Кипре.

Хотя предприятие и относится к стратегически важным, с 2005 года оно стало частью холдинга, принадлежащего олигарху Михаилу Болотину. Однако в последние годы концерн стал испытывать все большие финансовые затруднения, поэтому Кремль в 2017 году передал оперативное управление предприятием государственному оборонному холдингу Ростех. Очевидно, что целью меры было предотвращение банкротства предприятия.

Но теперь, ввиду огромного долга предприятия, Чемезов решил по-другому. На самом деле финансовое положение завода еще более плачевно, чем он описывает.

В финансовом отчете руководство Курганмашзавода указало, что убытки завода за прошлый год составили в пересчете на валюту 1,4 миллиарда евро. То есть по сравнению с предыдущим годом они увеличились в 30 раз.

Бухгалтерия завода обосновывает резкое ухудшение финансового положения завода расходами на судебные разбирательства и невозможностью предприятия обслуживать долги по кредитам. Больше всего Курганмашзавод задолжал государственному банку ВЭБ.

Считается, что причинами банкротства стали кризисные явления в машиностроении и неправильные решения в управлении предприятием. Тем не менее Ростех обещает сохранить большую часть из 4 тысяч рабочих мест.

После банкротства, вероятно, произойдет слияние завода с одним из оборонных предприятий в Туле. На это предприятие будут затем переоформлены все заказы по модернизации российской армии.

Окончательного решения правительство еще не приняло. Когда дело касается стратегически важных предприятий, процедуру банкротства должна одобрить особая правительственная комиссия. Но это одобрение считается делом решенным, так как Министерство обороны предложение одобрило.

Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 20 апреля 2018 > № 2578389


Сирия. США > Армия, полиция > inosmi.ru, 20 апреля 2018 > № 2578384

Удары по Сирии. Виновен Трамп?

Владимирас Лаучюс, Delfi.lt, Литва

Предупреждающий удар американцев по сирийскому режиму, который поддерживает Россия, еще раз опроверг разговоры лефтистов (левых — прим. ред.) и СМИ о «пророссийском» Дональде Трампе.

Это действие, довольно символическое с военной точки зрения, еще раз выявило разницу между Трампом и Бараком Обамой, который только рассуждал о морали и «красных линиях» и обещал не допустить их пересечения, но при этом их нарушали все, кому не лень, а особенно те, кто производил и использовал химическое оружие и оккупировал чужие территории.

За то, что Россия закрепилась в Крыму, в Восточной Украине и Сирии, а исламистов, которые восстанавливали «халифат», и их террор, не разрешали связывать с исламом, надо благодарить Обаму, а не Трампа. Но опять, что бы ни делал нынешний президент США, включая новые жесткие санкции в отношении Москвы и удар по Сирии, до всех сторон только и слышим, он — ни на что не годен и благосклонно относится к Владимиру Путину.

Об Обаме, несмотря на все его ошибки и флирт с Россией, несмотря на то, что он только наблюдал, как Башар аль-Асад использует в Сирии химическое оружие против мирных жителей и что-то невнятно говорил о «красных линиях», такого почти никто не говорил. Почему? Потому, что и СМИ, и политическая бюрократическая элита давно живет в пузыре лефтистского мировоззрения. В этом пузыре Трампу не повезло во всех отношениях: он — белый, мужчина, консервативный правый и не отличается политической корректностью. Если бы он сменил пол или еще какое-то свое качество из упомянутых, то отзывы о нем, репортажи на телеканалах, которыми управляют власть имущие, были бы более благоприятными или по крайней мере более нейтральными.

Но давайте вернемся к американскому удару по Сирии. Говорят, что он был неэффективен и возможно, он лишь побудит диктатора использовать химическое оружие. С мыслью о небольшой военной эффективностью можно согласиться, но дальнейшая логика автора с логикой идет вразрез. «После заявлений Доналда Трампа об «убивающем газом звере Асаде» мир застыл в ожидании, когда же на месте дворца этого зверя останется что-то напоминающее лунный кратер, а самого убийцу сирийских детей экспертам придется собирать по молекулам. Увидев с недельным опозданием повреждение трех пустых зданий ракетами «воздух-земля» и много радости поклонников Башара аль-Асада и Владимира Путина с флагами на улицах Дамаска», — пишет мой коллега и друг Ромас Садаускас.

Сразу возникает вопрос — может, было лучше вести себя, как себя вел Обама, т.е. ничего не предпринимать? И откуда это странное предположение о том, что «мир застыл» в ожидании того, как ударом США Асада разнесет на отдельные молекулы и вместо него останется лунный кратер? Я не читал ни одной статьи и не знаком ни с одним аналитиком, который надеялся бы на то, что ракеты дадут подобный эффект. Я совершенно согласен с Садаускасом, воевать надо эффективнее, не просить предварительно уйти с места, по которому будет нанесен удар, что орудия должны начинить снарядами, а не цветами, кроме того, нужны не только ракеты, но и boots on the ground. Также я отчасти согласен с мыслью Садаускаса о том, что «если военные действия на этом и закончатся, то это побудит и других сумасшедших диктаторов использовать химическое оружие, когда им вздумается, как безнаказанность убийц Александра Литвиненко побудило Россию отравить «Новичком» Скрипалей».

Если предупредительный удар не заставит варваров, как их назвал Трамп, сделать правильные выводы, придется заставить их это сделать более жесткими мерами. Однако подчеркну — я лишь отчасти с этим согласен. Во-первых — потому, что, по словам автора, скорее всего, мы имеем дело всего лишь «морализаторством Трампа в отношении России и Ирана, (…) которое предназначено для внутреннего использования». Давайте будем объективны и сравнивать реальную политику, а не политику Трампа со своими розовыми мечтами.

В данном случае двуличным контрастом между пустым морализаторством и отказом от политики силы отличается как раз не Трамп, а всеми расхваливаемый его предшественник, который сознательно разоружил США и в невиданных масштабах вывел американские силы из Европы. Риторика Трампа и ракетные удары, пусть предупреждающие, не очень действенные с военной точки зрения, намного ближе друг к другу, чем упоминавшиеся Обамой «красные линии» при одновременном разрушении военного потенциала США и предательстве традиционных союзников. Я согласился бы с мыслью Садаускаса о том, что «установка Запада любой ценой избежать гибели мирных жителей и полагаться на разумные ракеты превращаются в прикованный к ноге жернов».

Но, признавая, что надо стараться избегать гибели мирного населения, давайте зададим себе очень простой важный вопрос: кто из политиков и какое главенствующее мировоззрение приковало к ноге Запада этот жернов — воевать как «пацифисты»? Это точно не администрация Трампа и не мировоззрение его госсекретаря Джеймса Мэттиса. Идеология нерешительности — это мировоззрение левого и политически корректного Западного истеблишмента, ярким представителем которого является Обама, которое в последние десятилетия было привито и захватило «солидных» политиков, аналитиков и общество. Не может один политик, пусть это и глава самого сильного Западного государства, взять и в одночасье изменить это положение. Администрация кого из президентов США отказалась поставлять оружие Украине, которая ведет борьбу?

Администрация кого из президентов США уменьшала бюджет на оборону, а администрация кого из президентов стала серьезно увеличивать этот бюджет? Администрация кого из президентов США ослабляла своих союзников в Европе, администрация кого из президентов их укрепляет? Кто любой ценой добивался отмены санкций в отношении союзника Сирии Ирана, который разрабатывает ядерную программу?

Ответив на эти вопросы, мы можем разумнее решать, кого стоит винить в безнаказанности агрессивной политики России и ее укоренении в Сирии. Когда почти четыре года назад российский «Бук» сбил над Украиной самолет малайзийской авиакомпании, Садаускас писал, что (цитата не дословная) «сейчас уж Запад задаст России». Ну, и где обещанный результат? Где статьи об Обаме, который умел только морализировать для «внутреннего рынка», но не смог действовать эффективно? Когда мы сегодня читаем, что эти 110 американских ракет не дали никакой пользы, а Россия со своими союзниками только осмелеет еще больше, мы видим неверную логическую связь. Россия и ее союзники осмелела не из-за полусимволического удара по Сирии.

Они осмелели намного раньше. Они осмелели тогда, когда Литву убеждали в том, что Россия — больше не враг, а, возможно, будущий член НАТО, поэтому «прекратите эту истерику». Они осмелели, когда Владимир Путин стал вести себя как Гитлер, быстро вооружаясь, убивая оппозицию и захватывая чужие территории, а Запад лишь высказывал озабоченность и что-то невнятно лепетал о «перезагрузке отношений». Обвинять в нерешительности в Сирии надо не Трампа, а то, во что во время войны во Вьетнаме, а особенно после Рональда Рейгана, постепенно превратились США. А также дома тех детей цветов с заботливыми идеологическими санитарами, в которых в последние несколько десятилетий превратилась западная Европа. Винить надо тех, кто в фильме почившего Милоша Формана «Пролетая над гнездом кукушки» сделал лоботомию персонажу Джека Николсона, который любил свободу, был решительным и не боялся борьбы.

Сирия. США > Армия, полиция > inosmi.ru, 20 апреля 2018 > № 2578384


Сирия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 20 апреля 2018 > № 2578376

СМИ: в сирийский Тартус из Новороссийска, возможно, прибыли С-300

EurAsia Daily, Россия

Россия направила «военный груз» на свою военно-морскую базу в сирийском Тартусе, сообщает «Босфорус обзервер». По информации издания, в средиземноморской части пролива Босфор был замечен грузовой корабль России Sparta II, который, предположительно, перевозит «военный груз для Оборонлогистики» из Новороссийска.

В сирийском Тартусе находится пункт материально-технического обеспечения Военно-морского флота России. «Оборонлогистика» — транспортно-логистический оператор, обеспечивающий потребности Минобороны РФ.

По данным других источников, несколько грузовых судов уже вошли в сирийский порт Тартус. Суда были загружены в Новороссийске. О грузе ничего неизвестно. Однако, как утверждается, разгрузка судов производится в обстановке повышенной секретности: при проведении работ использует дымовая завеса.

Также, по данным СМИ, в районе порта распыляется некий специальный газ, предназначенный для создания помех системам слежения спутников и беспилотных аппаратов. Речь может идти о зенитных ракетных комплексах (ЗРК) С-300 и другом вооружении. Поставки могут быть связаны с недавним ракетным ударом США, Великобритании и Франции по Сирии, в ответ на который Россия не исключила усиление противовоздушной обороны арабской республики новыми системами.

Как сообщало EADaily, ракетный удар по Сирии был нанесен в ночь на 14 апреля. Всего США, Великобритания и Франция выпустили по провинциям Дамаск и Хомс 103 ракеты, из которых, по данным объективного контроля Генштаба ВС РФ, удалось сбить 71. Крылатые ракеты «Томагавк» и класса «воздух-земля» были перехвачены средствами сирийских систем ПВО — советскими комплексами С-125, С-200, «Бук», «Оса» и «Квадрат». Позднее в Миноброны РФ уточнили, что для отражения ракетной атаки использовались и зенитные ракетно-пушечные комплексы (ЗРПК) «Панцирь-С1». В свою очередь Пентагон утверждает, что все ракеты западной коалиции достигли целей в районах Дамаска и Хомса.

14 апреля начальник Главного оперативного управления Генштаба ВС РФ генерал-полковник Сергей Рудской заявил, что российская сторона может вернуться к обсуждению поставок ЗРК С-300 в Сирию. По его словам, несколько лет назад решение данного вопроса было прекращено «по настоянию западных стран». Теперь же комплексы могут быть поставлены не только Сирии, но и некоторым другим странам региона, предупредил Рудской.

Ранее стало известно, что сразу два больших десантных корабля (БДК) ВМФ России отправились в сторону Сирии. Турецкий блог Yörük Işık, отслеживающий перемещения военных кораблей через Гибралтарский пролив, 15 апреля сообщил о вхождении российского БДК в акваторию Средиземного моря. 14 апреля в блоге появилась информация о том, что БДК «Николай Фильченков» направляется в сирийский порт Тартус.

Сирия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 20 апреля 2018 > № 2578376


США. Франция. Сирия > Армия, полиция > inosmi.ru, 20 апреля 2018 > № 2578365

Истерия и русофобия Запада: прыжок в кроличью нору

Кристель Неан (Christelle Néant), AgoraVox, Франция

У всех здравомыслящих и разумных людей складывается впечатление, что мир сошел с ума. По крайней мере, западный мир. Незаконные бомбардировки США, Великобритании и Франции в Сирии представляют собой лишь симптомы коллективной истерии, которая совершенно непонятна тем, кто еще в состоянии использовать мозги. Что за игра разворачивается на наших глазах?

Даже такой прекрасный аналитик, как Эммануэль Тодд (Emmanuel Todd), теряется при разборе этой операции и не может понять реальную, истерическую и иррациональную степень русофобии, которая поразила Запад, элиту и даже простых людей — с помощью журналистов. Причем, объяснить такую русофобию нельзя даже при помощи аргументов вроде «желания замести мусор под ковер».

Запад, который помпезно называет себя «международным сообществом», чтобы придать больше значимости паре десятков из почти 200 стран, вновь нарушил священное, по его словам, международное право, уподобившись Тартюфу.

Господин Ле Дриан (министр иностранных дел Франции — прим.ред.) может без конца разглагольствовать о легитимности французских ударов, однако если вы скажете судье, что отвесили затрещину незнакомцу, потому что тот предположительно ударил кого-то еще, вас ждут неприятности.

Франция может сколько угодно ссылаться на российское вето в ООН для оправдания своих действий, но это не сделает их менее нелегитимными. ООН была создана как раз для предотвращения того, чем три этих псевдо-Зорро решили заняться в Сирии.

ООН должна решать с помощью дискуссий и переговоров то, что раньше решалось силой оружия. Но если дискуссии не приводят к нужному им результату, некоторые страны решают действовать по собственному усмотрению, подтерев зад Уставом ООН и международным правом. Какой тогда в них смысл?

Никакого… Именно в этом заключается главная опасность непродуманных и глупых действий Запада, который верит в свое всемогущество и право (данное кем?) играть роль мирового жандарма, попирая правила сосуществования людей на нашей маленькой планете. Если часть «игроков» не считает нужным следовать правилам, почему тогда остальные должны их соблюдать?

У исландцев (они очень крепко держатся за закон) есть прекрасно подходящая под такой случай поговорка: «законы строят страну, а их нарушение разрушает ее». То, что работает в масштабах страны, работает и в масштабах мира. Кстати говоря, именно в этом суть предупреждения Владимира Путина после атаки.

В частности, президент России подчеркнул, что если подобные действия, совершаемые в нарушение Устава ООН, продолжатся, то это неминуемо приведёт к хаосу в международных отношениях.

Вытирая ноги об Устав ООН и правила, которые были сформированы после Второй мировой войны, чтобы не допустить повторения подобного кровопролития, Запад полностью лишает их смысла, уничтожает их и их легитимность.

При этом в Париже предпочли забыть, что США сами не раз блокировали проекты резолюций в Совбезе ООН (в частности, по вопросам, касающимся Израиля) без какой-либо реакции со стороны французского Министерства иностранных дел.

Все это, несмотря на тот факт, что правозащитники из «Хьюман Райтс Уотч» осуждали Израиль за неоднократное применение фосфорных боеприпасов в населенных зонах Газы, где, кстати, расположен ооновский центр! За три года из-за их незаконного применения погибли 12 мирных жителей, а десятки других, в том числе дети, получили ранения (фосфорный ожог — очень серьезная вещь).

В отличие от Сирии, в этом случае мы не услышали возмущенных заявлений Парижа, Лондона и Вашингтона. Никто не грозил разбомбить Тель-Авив, чтобы положить конец военным преступлениям и нарушениям всех международных конвенций.

Где возмущения французского МИД, когда Киев обстреливает фосфорными снарядами (это было подтверждено и доказано) водоочистную станцию Донецка, где хранится более 200 тонн хлора? Эти обстрелы могут не только лишить питьевой воды 1,5 миллиона человек, но и повлечь за собой санитарную, гуманитарную и экологическую катастрофу, если здание, где находится хлор, загорится (все будет намного серьезнее 40 неподтвержденных жертв).

Украинская армия вот уже четыре года регулярно и осознанно обстреливает мирное население, причем факты этого не в пример нагляднее и точнее истории с химической атакой в сирийской Думе, которая, как выяснилось, представляет собой инсценировку. Мы что-то не видели, чтобы самолеты Вашингтона, Лондона и Парижа сбрасывали бомбы на Киев ради прекращения бойни в Донбассе, чей счетчик перевалил за 10 000 жизней!

Когда США голосовали в ООН (вместе с Украиной) против резолюции с осуждением прославления нацизма, государства ЕС решили воздержаться, хотя Европе и Франции пришлось немало пережить из-за нацистов. Что же стало с «родиной прав человека»?

Когда США и Великобритания нарушили в 2003 году Устав ООН, напав на Ирак без мандата организации, а на основании насквозь фальшивых обвинений, никто не стал бомбить Вашингтон и Лондон, чтобы прекратить нелегальную войну, которая унесла десятки тысяч жизней.

Саудовская Аравия бомбит Йемен, губя за один раз десятки мирных жителей (в том числе в лагерях беженцев) и вместе с другими арабскими державами блокирует эту страну, что вызвало самый страшный в мире гуманитарный кризис (по данным ООН): 7 миллионов человек оказались на грани голода, а миллион охватила эпидемия холеры. Но где же западные ракеты и самолеты, которые должны положить конец этим бесчинствам? Насколько мне известно, Эр-Рияд не закидали западными бомбами. Откуда такие двойные стандарты?

Во имя кого и чего Запад считает себя вправе играть роль мирового жандарма, решать, кто — диктатор, а кто — нормальный руководитель? Кого можно бомбить, а кого — нельзя на основании одних и тех же вымышленных или реальных преступлений. В какой стране нужно устроить государственный переворот, раз ее лидер не делает того, что нужно Западу, а где можно оставить в покое президента/князя/короля, раз он выполняет все указания.

То, что я хочу сейчас сказать, касается людей Запада, как представителей совершенно обезумевших элит, так и простых граждан. Я буду говорить «вы», а не «мы», поскольку я умственно и психологически покинула Запад задолго до того, как сделала это физически. Еще до отъезда в Донбасс я в течение не одного десятка лет не чувствовала себя на «родине», а многие мои сограждане были мне так же чужды, как обитатели другой планеты.

Никто, даже Бог, не давал вам власти над миром. Вы — всего лишь некоторые из множества стран. А наш мир — одна из миллиардов песчинок в необъятных просторах космоса.

Вы — ничто! Не жандармы, не правители мира, не боги. Ничто и никто не возлагал на вас (божественную) миссию и не давал вам права решать за остальные страны мира, как им жить.

С чего вдруг ваши правила должны применяться ко всему остальному миру? Вы на самом деле считаете себя пупом Земли? Повторю еще раз: вы — ничто! Вы были прахом и вновь станете им, а все остальное — лишь тщеславие. Единственные правила, которым должен следовать мир, — те, что были одобрены всеми, то есть Уставом ООН и международными конвенциями. То самое, от чего вы с такой легкостью отмахиваетесь, когда оно вас не устраивает.

Вам всем пора открыть глаза: эпоха ваших славных колониальных империй прошла. Римская Империя исчезла, Британская Империя испарилась, Французская Империя распалась, а американская разваливается у нас на глазах. Ничто не вечно под солнцем. Империи, как и люди, рождаются, живут и умирают. Это неизбежно.

Ваш мир и ваша гегемония рушатся, а вы носитесь кругами, как курица, которой отрубили голову, и не понимаете, что вам — конец. Вам не принадлежат (оставшиеся) мировые ресурсы. У вас нет права грабить народы под тем предлогом, что вам это нужно, что вы — демократии, а они — нет, и что у вас есть военная мощь, чтобы силой взять то, что вас интересует (в этом, кстати, нет ни капли демократии, несмотря на всю вашу пропаганду, прикрывающую всё гуманитарными целями)!

Период гегемонии, на которую у вас было право после распада СССР, прошел. Россия, Китай и прочие страны решили положить конец вашим назойливым выходкам с помощью развития собственной обороны, чтобы не быть легкой добычей для ваших алчных порывов.

Отчасти именно это сводит вас с ума. Подобно сопливому мальчишке, которому родители никогда и ни в чем не отказывали, вы устраиваете истерику, кричите и катаетесь по земле, а затем лупите по голове соседей по песочнице, отказавшихся дать вам лопатку. И когда другие дети спокойно пытаются привести вас в чувство, вы лишь начинаете еще громче вопить вместо того, чтобы понять и признать, что вы были неправы, и что пора начать хорошо себя вести, а не пытаться запугать других.

С чем связана настолько ребяческая реакция людей, которые вроде должны быть «правящей элитой» и журналистами, то есть обладать хотя бы зачатками интеллекта? Они — идиоты или потенциальные пациенты психушки? Здесь рациональность Эммануэля Тодда подводит его в попытке понять нечто совершенно иррациональное.

Все дело в том, что он ищет логику и разум там, где их нет, то есть в реакции, которая намного больше относится к подсознанию, чем к сознанию.

У всех бывают неврозы разной степени силы, разногласия между подсознанием (глубинным «я») и сознанием (это не говоря уже о персоне, то есть образе, который мы хотим сформировать у других: такое персональное и коллективное лицемерие делает конфликт лишь острее). На Западе к власти стремятся (и довольно часто добиваются ее) самые страшные невротики. Власть и деньги служат им успокоительным средством против внутренней экзистенциональной тревоги, порожденной конфликтами между разными сторонами их психики. Но изначальную проблему это не решает.

Против них встали лидеры совершенно иного порядка. Как очень правильно отметил господин Тодд, по уровню интеллекта российской руководство стоит намного выше западного. Кроме того, оно обладает куда большей мудростью, которая проистекает из прагматизма и честности. Путин первым говорит о проблемах России, о том, в чем он потерпел неудачу. Даже западным СМИ. В знаменитом интервью «Эн-Би-Си» в прошлом месяце он отметил, что многие россияне все еще живут за чертой бедности, и что немало проблем до сих пор не решено.

Он не отрицает действительность подобно западному руководству, у которого на словах все замечательно в лучшем из миров. Что еще важнее, он придерживается правила «что говорю, то и делаю», которое резко контрастирует с двойными стандартами Запада.

Россия отстаивает международное право и демонстрирует примерное терпение, поскольку Путин понял, что донести свой посыл можно только так: поступки должны соответствовать словам, а не противоречить им. Вмешательство России в Сирии происходит на совершенно легальной основе с соблюдением Устава ООН, и она пытается найти политическое решение конфликта, усадив участников за стол переговоров.

То же самое касается и реинтеграции Крыма: что бы ни говорили на этот счет сторонники НАТО, она полностью соответствует международному праву (взгляните на Устав ООН или, еще лучше, откройте книгу по истории и ознакомьтесь с результатами референдумов в Крыму в 1991 и 1994 годах).

Что касается конфликта в Донбассе, именно Россия прикладывает максимум усилий для прямых переговоров Киева с ДНР и ЛНР. Она добивалась принятия минских соглашений и сегодня делает все возможное для их реализации, тогда как Париж и Берлин довольствуются вялыми и зачастую несоответствующими действительности заявлениями (так, например, Франция переняла бредовую украинскую риторику о том, что Россия — страна-агрессор).

Именно этого не хватает Эммануэлю Тодду, чтобы довести до конца свой анализ. Россия со своим максимально честным поведением становится своеобразным зеркалом для западных стран. В нем мы видим отражение того, чем стал сейчас Запад, так любящий учить всех жизни (причем, он сам не считает нужным следовать своим же наставлениям), по сравнению с тем, что сейчас воплощает Россия. Я говорю это без грамма наивности. Путин — не ангел, а прагматичный и честный (насколько это возможно в его должности) человек. Россия же — не идеальная страна, но она верит в определенные ценности и готова терпеливо и решительно отстаивать их (сюда также следует отнести стремление не дать ситуации перерасти в третью мировую войну и ядерный конфликт, с чем связаны терпение и сдержанность россиян, которые многие принимают за слабость). Никто и ничто не совершенны.

Тем не менее, когда страны, которые называют себя демократиями, но по факту все больше сдвигаются в сторону диктатур и навязывают свои правила всему миру, оказываются лицом к лицу с государством, ведущим себя с точностью до наоборот и защищающим то, что они должны были бы, по их словам, защищать, возникает настоящий когнитивный диссонанс.

Все это возвращает нас к истории с неврозом. Самое худшее для невротика — внезапно оказаться лицом к лицу со своими внутренними противоречиями. Дело в том, что большинство людей недостаточно честны сами с собой, чтобы спокойно принять свое отражение в зеркале. Они предпочитают прятаться, сделать вид, что они ничего не заметили, или же вообще разбить зеркало, чтобы им не пришлось наблюдать свой отвратительный истинный облик.

Отстаивая международное право и практически став его символическим и психологическим воплощением, Россия оказалась таким зеркалом, которое представляет взгляду Запада отражение его тщеславия и совершенных в угоду ему преступлений. Как и в любом случае запущенного невроза, Запад отреагировал истерическим образом, плюнул в зеркало и попытался разбить его вместо того, чтобы разобраться с корнями проблемы.

Вы можете оскорблять зеркало, закрывать его или даже разбить, но это никак не изменит реальность, то есть то, чем вы стали: угасающей, упаднической и невротической империей, которую пожирают внутренние противоречия, неспособность критически взглянуть на себя и принять реальность.

Ресурсы планеты ограничены, мы не сможем долго жить, как сейчас, а у вас не выйдет загрести под себя все остающееся, чтобы получить новую «дозу».

Я обращаюсь ко всем — простым гражданам, журналистам и политикам. Вы слепо мчитесь вперед, чтобы только не увидеть отражения в зеркале. Вы готовы спровоцировать мировой конфликт истерическими словами и поступками, поскольку не в состоянии критически взглянуть на себя.

В теории, человек — самое умное животное на нашей планете. Но разве можно считать это прописной истиной, раз ваши поступки каждый день доказывают обратное? Так начните же, наконец, пользоваться мозгами!

Хотя бы раз в жизни взгляните в зеркало, примите нелестное отражение и попытайтесь исправить то, что с вами не так, а не бейте зеркало! Россия не несет ответственности за прискорбное состояние Запада и ценностей, которые он на словах защищает (но попирает ногами на самом деле). Вы все несете личную и коллективную ответственность. Да, именно вы!

Не нужно рассказывать истории о том, что «власть у них, а не у нас». Тираны стоят так высоко, потому что это мы на коленях, справедливо писала Этьен де ла Боэси (Étienne de La Boétie). Так хватит же стоять на коленях и жаловаться, что они у вас болят! Поднимитесь! Вас — миллиарды, их — несколько тысяч! У них нет никакой сверхвласти, а только та власть, которую вы сами им дали! Их единственная власть — та, что дали им вы!

Если вы думаете, что не можете ничего в одиночку, вспомните, что капли дождя образуют реки и бескрайние океаны. Только сначала нужно, чтобы отражение в зеркале заставило вас взглянуть на себя. И лишь вы сами можете сделать этот необходимый шаг.

Сегодня мы оказались на перекрестке путей. Выбор — за вами. Позволить элите и народам дальше прозябать в неврозе, уничтожая друг друга за нефть, газ, металлы, бумаги и власть, которые позволяют притупить экзистенциональную тревогу. Или же взять свою судьбу и судьбу всего мира в свои руки, добиться для детей лучшего будущего в более уравновешенном мире.

Вам решать, готовы ли вы прыгнуть в кроличью нору и попасть в зазеркалье, или же вам предпочтительнее остаться в окружении умиротворяющих иллюзий, пока ваша «матрица» не рухнет под грузом внутренних противоречий и реалий настоящего мира, а ваш безумный поезд не врежется в стену действительности посреди руин, в которые превратится мир.

США. Франция. Сирия > Армия, полиция > inosmi.ru, 20 апреля 2018 > № 2578365


США. Китай. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 20 апреля 2018 > № 2578357

Новая угроза для США: ось авторитаризма

Хэл Брэндс (Hal Brands), Bloomberg, США

Когда новый министр обороны Китая Вэй Фэнхэ (Wei Fenghe), выступая на конференции в Москве в этом месяце, заявил, что «китайская сторона приехала, чтобы дать знать американцам о тесных связях вооруженных сил Китая и России, особенно в этой обстановке. Мы приехали, чтобы поддержать вас», это прозвучало как отголосок прошлого и напомнило китайско-советский альянс 1950-х и 1960-х годов.

До полноценного, полностью сложившегося военного альянса, здесь, конечно, еще далеко, и можно запросто отмахнуться от заявлений Вэя как от высокопарной риторики. Но это было бы ошибкой, поскольку Вэй все же уловил и отразил в своих словах зловещую особенность современной мировой политики — усиливающееся сближение между различными геополитическими противниками Америки.

Это сближение, конечно же, началось не сейчас. Государства-изгои и противники США, такие как Северная Корея, Сирия и Иран, на протяжении многих лет сотрудничают в различных областях — от торговли оружием до распространения ядерного оружия. Новизна заключается в том, что сегодня сотрудничество между великими державами-противниками США укрепляется — равно как растут и угрозы для мирового порядка, возглавляемого США.

Начнем с России и Китая. Поскольку эти страны активизировали свои действия, пытаясь восстановить свое геополитическое влияние, они объединяются и действуют сообща по ряду направлений. После аннексии Москвой Крыма в 2014 году Китай предоставил России дипломатическое «прикрытие» в Совете Безопасности ООН, несмотря на то, что Пекин традиционно отказывается поддерживать «сепаратистские» движения, опасаясь подстегнуть сепаратистские силы на Тайване.

Москва и Пекин также взаимодействуют с целью блокировать поддержку ООН вмешательства, направленного против режима Асада в Сирии, и воспрепятствовать размещению дополнительных военных контингентов и баз США на Корейском полуострове. При этом они налаживают более тесные двусторонние связи в таких сферах, как продажа оружия, энергетические соглашения и развитие военных технологий.

Наиболее наглядным примером являются то, что две страны провели совместные военно-морские учения в Южно-Китайском и Балтийском морях, а также в Японском море, где напряженность в отношениях между Китаем и Россией, с одной стороны, и Вашингтоном, с другой, ощущается особенно остро. В целом, сотрудничество между Москвой и Пекином более основательно, чем за весь период после раскола в отношениях между Мао и Хрущевым, произошедшего более полувека назад.

И это не единственная пара противников США, которые в настоящее время сотрудничают друг с другом. Часто случалось, что Россия и Иран становились геополитическими противниками, но сегодня они действуют в тандеме, стремясь ослабить влияние США на Ближнем Востоке.

Чтобы удержать у власти сирийского президента Башара Асада и тем самым сохранить или усилить свое влияние в регионе, Тегеран и Москва фактически создали военный альянс. Русские предоставляют авиацию, а иранцы (или их ставленники — вооруженные формирования ополченцев, которых Иран контролирует), предоставляют ударные подразделения. Взаимодействие между российскими и иранскими официальными лицами усилилось не только на поле боя, но и на высшем правительственном уровне. По имеющимся сведениям, в конце 2017 года Верховный лидер Али Хаменеи сказал президенту России Владимиру Путину: «Наше сотрудничество может привести к изоляции Америки». А в прошлом месяце Bloomberg сообщил, что иранский ЗРК SA-20C (C-300ПМУ-1), который Тегеран получил от России, теперь принят на вооружение и находится на «боевом дежурстве», благодаря чему Тегеран обеспечил себе то, что американская разведка называет «укреплением потенциала техникой нового поколения».

Эти союзы еще более примечательны тем, что противники США отнюдь не являются естественными партнерами. Россия и Китай по-прежнему конкурируют за влияние в Центральной Азии и в других регионах; со временем рост могущества и влияния Китая может оказаться такой же угрозой и для России — страны, с которой у него общая протяженная сухопутная граница — какой он является для всех остальных стран. Кроме того, можно было бы ожидать определенной неизбежной напряженности в отношениях между Ираном, стремящимся стать доминирующей державой на Ближнем Востоке, и Россией, которая все активнее демонстрирует свою силу в этом регионе.

Тем не менее, если сотрудничество между противниками США справедливо называют скорее конъюнктурным, нежели последовательным, поразительно, что эти страны находят все больше подходящих случаев, когда взаимодействие отвечает их интересам.

Это происходит по двум причинам — геополитической и идеологической. Геополитическая причина заключается в том, что Иран, Россию и Китай объединяет то, что все они пытаются ослабить (каждый по-своему и по своим мотивам) международный порядок, который построен на доминировании США, их союзников и партнеров. Учитывая, что противостояние с ведущей державой и ее огромной стратегической коалицией сопряжено с закономерными опасностями и трудностями, они, естественно, стремятся к сотрудничеству с государствами, которые разделяют их враждебность к возглавляемой США системе и могут помочь им постепенно эту систему разрушать.

Вполне возможно, что в долгосрочной перспективе у России будет больше поводов бояться растущего, агрессивного Китая, а не демократической, слабеющей Европы. Однако в обозримом будущем у ревизионистских держав будет один общий стратегический противник.

Идеологическая причина заключается в том, что эти страны также имеют общее стремление к нелиберальному правлению в относительно либеральную эпоху. Надо признать, что когда идеологический конфликт между Вашингтоном и Москвой приобрел глобальные масштабы, мы не вернулись к 1950-м годам. Марксизм-ленинизм больше не является основой отношений между Москвой и Пекином, как это было во времена Сталина и Мао. Но Россия, Китай и Иран являются авторитарными режимами, которые считают, что они борются за влияние и даже выживание в мире, в котором ведущая держава — демократическая страна, и демократические ценности по-прежнему являются главными. Таким образом, стратегическое и идеологическое сопротивление неразрывно связаны между собой.

Для США последствия всего этого не особенно благоприятны. Взаимодействие России и Ирана в Сирии оказало мощное воздействие на обстановку на поле боя и во всем регионе, изменив ход войны, которая, казалось, «складывалась» не в пользу Асада, и тем самым сорвав планы США. Наблюдатели в регионе — от Ливии до стран Персидского залива — конечно же, отмечают, что Иран и Россия, видимо, одержали верх над Вашингтоном в этом конфликте, имеющем в регионе решающее значение.

Точно так же, если в ближайшие годы российско-китайское сотрудничество будет развиваться и дальше, то «держать оборону» против каждой из этих двух стран будет гораздо сложнее. Если отношения с двумя другими ведущими в мире военными державами хуже, чем отношения между ними самими, это никогда не приносит особой геополитической выгоды. И, к сожалению, разрешить эту дилемму очень непросто.

Может показаться очевидным, что Вашингтону следует просто попытаться разделить своих противников — это проверенный временем дипломатический маневр, благодаря которому Ричард Никсон и Генри Киссинджер по праву заслужили признание в начале 1970-х годов. По имеющимся сведениям, в 2017 году администрация Трампа думала над тем, как разделить Иран и Россию на Ближнем Востоке. Специалисты по международным отношениям, такие как Джон Миршаймер (John Mearsheimer), предлагали Вашингтону пойти на примирение с Москвой, чтобы объединиться против Пекина. Но поскольку эти страны относятся к Америке гораздо враждебнее, чем друг к другу, сейчас шансов на это очень мало.

Теоретически возможно, что США могут попытаться заключить «большую сделку» с Россией — согласятся на господствующее влияние России на Украине, на лишение стран Балтии защиты НАТО, на расширение сферы влияния России на постсоветское пространство и Восточную Европу, а также признают Москву в качестве равного геополитического игрока на Ближнем Востоке. И все это — в надежде, что для российских властей это послужит стимулом, и те откажутся от враждебности по отношению к Западу и сосредоточатся на угрозе со стороны Китая в долгосрочной перспективе. Правда, цена такой сделки была бы настолько высока, а выгоды настолько сомнительны, что в практическом плане, она, вероятно, обречена на неудачу.

Вполне возможно, что со временем появится больше возможностей столкнуть друг с другом противников США. Но на данный момент перед Америкой стоит незавидная задача — сохранять и отстаивать международную систему, которой бросают вызов сразу на нескольких фронтах — в том числе и противники, которые все активнее действуют вместе.

США. Китай. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 20 апреля 2018 > № 2578357


Россия. Сирия > Армия, полиция > kremlin.ru, 20 апреля 2018 > № 2577937

Совещание с Сергеем Шойгу и Валерием Герасимовым.

Владимир Путин провёл совещание с Министром обороны Сергеем Шойгу и начальником Генерального штаба Вооружённых Сил – первым заместителем Министра обороны Валерием Герасимовым.

Обсуждались вопросы военного строительства. С.Шойгу и В.Герасимов доложили Президенту о ходе и результатах учений в Дальневосточном федеральном округе.

Затрагивались также некоторые аспекты ситуации в Сирии.

По итогам встречи главой государства принято решение о проведении в середине мая в Сочи очередной сессии совещаний с представителями армии и военно-промышленного комплекса.

Россия. Сирия > Армия, полиция > kremlin.ru, 20 апреля 2018 > № 2577937


Великобритания. Сирия. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > newskaz.ru, 20 апреля 2018 > № 2577605 Сергей Лавров

Кто стоит за инсценировкой химатаки в Сирии? У России доказательств в избытке

Михаил Воскресенский

Министр иностранных дел России Сергей Лавров подробно рассказал об актуальных вопросах взаимоотношений России с западными партнерами

Глава российского МИД Сергей Лавров рассказал в интервью генеральному директору МИА "Россия сегодня" Дмитрию Киселеву о том, кто стоит за недавней фальсификацией химатаки в Сирии, ударах США по этой стране, "деле Скрипалей" и предстоящем саммите Трампа и Ким Чен Ына, а также о том, почему между Россией и США не будет военного столкновения.

— Вы говорили, что у России есть неопровержимые доказательства — не highly likely, как это сейчас у англичан, а неопровержимые — того, что так называемая химатака в Думе была инсценирована одной страной, которая рвется в первые ряды русофобов. Эту страну назвал позже Конашенков, речь идет о Великобритании. Когда и какие доказательства мы готовы против Великобритании предоставить?

— Знаете, доказательств уже в принципе в избытке. Начать с того, что это видео, с которого все началось и которое стало, наверное, главным поводом, главным предлогом для той лихорадочной атаки, которую соорудили американцы, англичане и французы, нанеся бомбовые удары по объектам производства и складирования химического оружия, как они сказали. Наверное, даже обывателю понятно, что если ты знаешь, где находится склад химического оружия, то бомбить по этому складу означает только одно: создать гуманитарную катастрофу для тех, кто живет в округе.

На видео было прекрасно видно, как люди, ничем не защищенные, кроме, может быть, некоторые из них были в марлевых повязках, поливают водой мальчиков одних, мальчиков других, каких-то взрослых людей. Наши военные, когда освободили эту часть Восточной Гуты, нашли двух врачей, которые работали в госпитале этом, и эти врачи показали самих себя на этом видео, рассказав, как ворвались какие-то люди, стали кричать: "Химическая атака, надо срочно всем обливаться водой!" — и это честно было.

К слову, тут где-то я смотрел недавно Euronews, по-моему, там показали женщину, у которой все было — и лицо, и тело — закрыто, осталась только узкая щелочка для глаз. Она не называла своего имени, держала за руку каких-то двух мальчиков, сказала, что это ее дети, которые тоже оказались в ситуации, когда у них заболела голова, им не нравился запах. Она тоже стала принюхиваться, ей тоже этот запах не понравился. Потом она завершила свое выступление фразой, что потом уже муж довез детей до врача.

Сразу приходит в голову вопрос, а нельзя ли с этим врачом побеседовать, нельзя ли узнать, как зовут эту женщину, кто ее дети, ну и так далее. Поэтому информацию, которую мы видим, надо очень тщательно анализировать — особенно сейчас, чтобы нас не держали за новичков.

Кроме того, совсем недавно Министерство обороны, освободив Думу, обнаружило склад химических веществ, в том числе произведенных в Германии, но и произведенных в Портон-Даун, в том самом городе Солсбери.

Сейчас производится анализ специалистами того, что там было обнаружено. Но, помимо всего прочего, то, что инсценировка, которая оказалась снятой на видео, была организована "Белыми касками", — этого никто не скрывает. А "Белые каски" работают исключительно на территориях, которые контролируют боевики, включая террористов, таких как "Джебхат ан-Нусра"*, и они уже приложили руку к состряпыванию такой же провокации год назад в Хан-Шейхуне, и они — это тоже не секрет — финансируются в том числе Великобританией, ну и США и рядом других западных стран.

Все это было нами достаточно конкретно и развернуто предъявлено и в ОЗХО на заседании исполнительного совета, и СБ ООН. В ответ мы слышим только одно: что пытаться обвинять Британию, что она могла пытаться что-то не так сделать — это вообще выходит за все рамки и это невозможно даже обсуждать, потому что этого не может быть.

Я надеюсь, что все разумные люди видят разницу в аргументах, разницу в том, какие факты выкладываются на стол, а какие факты вообще не предъявляются.

— В Сирии — миссия экспертов ОЗХО. Какой самый честный доклад можно ожидать? На какой самый честный доклад вы надеетесь?

— Осетрина не бывает второй свежести. Если доклад будет просто честным, этого уже будет достаточно. Мы, конечно, озабочены тем, как целый ряд игроков пытаются воспрепятствовать деятельности ОЗХО. Мы не сомневаемся, что в ОЗХО и в Гааге, и в ее выездных миссиях работают высокие профессионалы. Но мы также не можем исключать, потому что есть свидетельства об этом, что этих экспертов, этих честных ученых пытаются использовать в политических целях. Миссия, которая поехала в Сирию (вы знаете, что она прибыла в Бейрут и должна была уже на утро пересекать границу с Сирийской Арабской Республикой, где их ждали консульские представители сирийского МИД для выдачи виз), они в тот момент не смогли выдвинуться, потому что начались удары. Кому-то очень не хотелось, чтобы они попали своевременно в тот район, о котором идет речь.

Сейчас они (эксперты ОЗХО. — Прим. ред.) находятся в Дамаске, выпустили через пару дней рекогносцировочную миссию в район, который предстоит обследовать, чтобы убедиться, что там безопасно. Их сопровождали сотрудники: и ооновцы, и нашей военной полиции для обеспечения их охраны.

В момент, когда они находились в этом районе, началась стрельба из той части города, где еще остались несколько десятков экстремистов, которые явно были предупреждены о том, кто конкретно будет выдвигаться в этот район и с какой целью.

Теперь мы добиваемся того, чтобы все-таки эта миссия состоялась, но тем временем наши военные продолжают обнаруживать все больше и больше интересных предметов. В частности, в одной из квартир была обнаружена канистра с химическим веществом, хлором, по-моему. Квартира, которая находилась на территории, контролировавшейся боевиками. Эта канистра лежала на кровати, гладко прибранной. Никаких следов попадания этой канистры в комнату сверху или сбоку не обнаружилось. Ее внесли через дверь, положили. И все это мы хотим предъявить экспертам ОЗХО, чтобы они не только посетили место того самого поливания водой, но и зашли в лабораторию, которую мы нашли, где обнаружены химические вещества, произведенные в Европе. И чтобы посетили ту квартиру, где лежит эта бочка с хлором. Так что там есть что посмотреть. Я очень надеюсь, что профессионализм возьмет верх. Мы готовы были с самого начала вести профессиональный разговор и с ОЗХО, и со всеми нашими западными коллегами.

Я упоминал, что на ранней стадии нынешнего противостояния на химической почве и французы, и американцы интересовались, нельзя ли им направить своих экспертов вместе с нашими, чтобы посмотреть — наряду с экспертами ОЗХО, — что же там все-таки произошло. Ну, и когда мы сказали, что мы готовы и сирийское правительство будет готово поддержать, вместо того, чтобы реализовать эту договоренность, были нанесены удары. Так что посмотрим. Мы ждем честности, конечно же, от экспертов — и в случае с Сирией, и в случае с Солсбери. Там расследование тоже продолжается.

— О Солсбери мы еще погорим. Давайте еще пару вопросов по Сирии: а могут ли экспертам, грубо говоря, что-то подбросить, посыпать вокруг них, предложить забрать это с собой, протестировать. Возможно ли это?

— Надеюсь, что эксперты все-таки своей репутацией дорожат и будут начеку. Ничего исключать нельзя, учитывая, что методы, которые используют сейчас наши западные партнеры, — это из серии "ниже пояса". Не хочу ничего исключать, но и не хочу никого ни в чем обвинять без причин.

— А вот эмоционально, по-человечески, что вы испытали, когда увидели этого мальчика — Хасана Диаба, одиннадцатилетнего ребенка, на которого вдруг набросились взрослые дяди, стали поливать его холодной водой из шланга — он задрожал, потом что-то прыскать в рот, как-то запугивая его, и потом сам об этом рассказывал его отец. Вообще, как вы по-человечески все это восприняли?

— Как говорил Станиславский, хотелось крикнуть: "Не верю!". Но если брать уже более человеческие чувства, то, конечно, отвратительно, когда детей используют в своих грязных затеях.

— У вас большой опыт, в том числе в работе в постпредстве нашей страны в Совете Безопасности. Можете себе представить, что этот мальчик Хасан Диаб и его отец могут появиться в Совете Безопасности и рассказать о своей истории как свидетели? Либо для этого нужно их наделить дипломатическими паспортами Сирии? Вообще услышит ли мир вот этих людей, ведь это же ключевые свидетели, участники событий?

— Было бы полезно, и, конечно, мы поддержали бы такие действия, они должны прежде всего предприниматься, конечно, правительством Сирийской Арабской Республики. Наши западные коллеги часто прибегают к такого рода включениям в повестку дня Совета Безопасности, представителей "с мест" гражданского общества, когда речь идет о том, что есть свидетели того или иного действа, которое рассматривается.

— То есть такая практика существует?

— Да. Привозят представителей различных неправительственных организаций, привозили и, сейчас я не припомню, из какой конкретно организации, сирийцев, иранцев в разное время, организуют видеомосты. Так что здесь технические средства позволяют донести до членов Совета Безопасности, до членов ООН во время открытых заседаний этого высшего органа Организации Объединенных Наций точку зрения тех или иных лиц, которые были свидетелями события, о котором идет речь. Мы, кстати, хотели и будем продолжать добиваться того, чтобы и в ситуациях, которые не обязательно Сирии касаются, свидетели с мест происшествия имели возможность как-то обратиться к членам Совета Безопасности. Но в данном конкретном случае, конечно, это дело сирийского правительства, мы активно поддержали бы такое предложение.

— Во всяком случае, отец сказал, что они готовы ехать куда угодно и свидетельствовать перед кем угодно.

— Да, я слышал.

— Ну, так или иначе, эта провокация, эта инсценировка закончилась массированными ракетными ударами и, кстати, довольно эффектным отражением ракетного удара. Пожалуй, это, наверное, первый в истории человечества такой эпизод. Насколько детально, точно и заблаговременно Россия получила предупреждение о готовящейся ракетной атаке? Была ли у нас возможность прочертить свои красные линии вокруг определенных районов? В буквальном смысле красные линии на карте. Сколь решительно мы были настроены ответить, если ракеты полетят не туда, не в те районы, о которых предостерегали? Готовы ли были топить корабли неприятеля и сбивать их самолеты?

— Еще до того, как стали материализовываться планы нанести удары западной "тройкой", начальник Генерального штаба Вооруженных сил России Валерий Васильевич Герасимов четко сказал, что если какие-то боевые действия так называемой коалиции нанесут ущерб российским военнослужащим, то мы будем жестко и четко отвечать. Причем будем рассматривать в качестве законных целей не только сами ракеты, но и носители. Это было сказано четко и недвусмысленно.

И, кстати, удивляюсь, как наши некоторые, ваши западные коллеги, да и мои тоже на самом деле, и некоторые наши средства массовой информации взялись почему-то за нашего посла в Ливане Засыпкина, который повторил то, что сказал начальник Генерального штаба. Ему же попытались вложить в уста заявление о том, что если хоть одна ракета полетит вообще по территории Сирии со стороны коалиции, то мы начнем топить подводные лодки и так далее. Сказано было то, о чем предупредил начальник Генерального штаба Валерий Герасимов: что если будет нанесен ущерб российским военнослужащим. После этого были контакты на уровне военного руководства, на уровне генералов, между нашими представителями и командованием американской коалиции. Они были поставлены в известность о том, где у нас красные линии, в том числе красные линии на земле — географически. И, во всяком случае, результаты показывают, что они эти красные линии не перешли.

Что касается результатов этих обстрелов, то они ведь тоже подвергаются сомнению. Американские коллеги заявляют, что все до единой ракеты достигли целей, французские ракеты достигли целей. У нашего Генерального штаба есть очень четкая картина, мы наблюдали за всем происходящим в режиме реального времени, вживую. И статистика, которую наши военные представили, — мы готовы за нее отвечать. Если кто-то утверждает, что все 105 ракет достигли целей, пусть представит свою статистику. По крайней мере доказательства того, что наши заявления, наш подсчет, наша арифметика небеспочвенны и будут предъявлены нашими военными, как я понимаю, совсем скоро.

— Совсем скоро?

— Надеюсь.

— Было запущено 103 ракеты, 71 из них была сбита. Трамп говорил, что он кому–то позвонил, все ли ракеты долетели. И на том конце провода сказали: "Да-да, все до единой, господин президент". Кому он мог позвонить?

— Я не знаю, кому в таких случаях звонит президент Соединенных Штатов. Нашему президенту звонить не приходится — ему докладывают, когда подобного рода вещи происходят. И я бы сейчас предпочел не вдаваться в тему взаимоотношений внутри американской администрации и в тему о том, как некоторые официальные лица в Вашингтоне относятся к позиции и поручениям своего президента.

— Мы будем поставлять С-300 в Сирию?

— Об этом сказал президент. У нас нет никаких теперь моральных обязательств. У нас были моральные обязательства, мы обещали этого не делать еще где-то лет 10 назад, по-моему, по просьбе известных наших партнеров. И мы приняли во внимание их аргумент о том, что это могло бы привести к дестабилизации обстановки, хотя средство чисто оборонительное, но тем не менее мы вняли просьбам — теперь у нас такого морального обязательства нет.

— Вы говорите, что не хотели бы обсуждать расклад внутри американской администрации, но тем не менее при нынешней конфигурации, когда самый чуткий "голубь" в Белом доме — это "бешеный пес" Мэттис, складывается такое положение, что недалеко и до прямого столкновения, военного столкновения с США у России. Сколь велик риск такого столкновения?

— Я все-таки думаю, что и министр обороны Мэттис, и председатель Объединенного комитета начальников штабов Вооруженных сил США Данфорд понимают недопустимость, неприемлемость каких-либо действий, которые могут спровоцировать прямое военное столкновение России и США. Это, по-моему, настолько очевидно, что военные не могут этого не понимать. И они понимают это лучше, чем многие другие. Когда политики пытаются подзуживать, извините за жаргон, руководство своей страны, требуя от нее все больше и больше конфронтации, включая материальную конфронтацию, — это безответственно. Они достигают своих, пытаются достичь свои внутриполитические цели, там продолжается межпартийная борьба очень жестокая, и в конгрессе это проявляется, и активно спекулируют на российским факторе, понимая, что здесь есть почва для объединения на русофобских началах. Но эта кампания все-таки выдыхается, искусственно подпитывали ее совершенно беспрецедентными санкциями, рассчитывая, что подобного рода вещами они нас сподвигнут на принятие их условий дальнейшего развития отношений, но это как минимум недальновидно и наивно. Потому что они ведь о чем говорят? Мы хотим хороших отношений с Россией, но для этого Россия должна признать все свои грехи и все свои ошибки, то есть исходят они из своей непогрешимости и что во всем, что сейчас происходит, виновата исключительно Россия, которая пошла наперекор и выступает как ревизионистская держава, ревизуя современный миропорядок. Причем под миропорядком они совсем не Устав ООН понимают, они понимают то, что им видится необходимым для того, чтобы сохранять, пытаться сохранить свое доминирование. Я понимаю: когда несколько столетий исторический Запад, как мы его называем, вершил все дела по своему усмотрению в мире, сейчас, когда появляются центры силы и в Азии, и в Латинской Америке, да и, собственно говоря, Российская Федерация — один из важнейших игроков на мировой арене, — когда им не нравится, что кто-то пытается свои интересы отстаивать. Причем отстаивать-то мы свои интересы стремимся не ультимативно, мы предлагаем искать баланс этих интересов, чтобы договариваться, а они говорят: ну, договариваться будем, когда вы скажете, что вы во всем согласны с тем, как устроен мир по-нашему. Вот, собственно говоря, в чем дело. Так что, возвращаясь к вопросу о рисках военного противостояния, я исхожу на сто процентов из того, что военные этого не допустят и этого, конечно же, не допустит ни президент Путин, ни, уверен, президент Трамп. Они все-таки лидеры, которые избраны своими народами, они отвечают перед этими народами за мир и спокойствие.

— Вообще, вот такое хладнокровие и выдержка России, честно говоря, меня восхищают. Много видел, и холодную войну, и такое впечатление, что был бы в Кремле другой человек, так могло бы уже обернуться и вообще иначе, потому что провокации, такое впечатление, они следуют одна за одной. И Россию провоцируют, и Россия все время отказывается принимать эту холодную войну и принимать этот вид спорта. Но все же вы говорите, что идет на спад, а у меня лично другое ощущение — что интенсифицируется, напряженность усиливается и прямая ложь становится уже инструментом внешнеполитической деятельности (вспомним Бориса Джонсона) или наши партнеры не хотят слушать и даже слышать. У меня в кабинете экран "Россия-24", экран Би-би-си, экран CNN. И в то время как на "России-24" крутят репортаж с этим одиннадцатилетним мальчиком, который поневоле стал актером в ролике и рассказывает о том, как это было, что ему дали финики, печенье и рис. Казалось бы, вскрылась эта провокация. И тут этот же ролик Би-би-си крутит в оправдание ракетного удара, как будто бы ничего не слышит, как ни в чем не бывало. Все-таки что должно произойти, чтобы разрядка в этих условиях наступила?

— Я не сказал, что идет на спад эта кампания, я сказал, что она выдыхается. Знаете, как бежит человек стометровку или десять тысяч, а лучше 42 километра — он же ведь с каждым шагом дышит все тяжелее и тяжелее, но бежит, бежит, бежит, но в конце концов все-таки его силы оставляют. Мне кажется, мы похожее наблюдаем, хотя им хочется — тем, кто эту русофобскую кампанию разыгрывает, — им хочется, конечно, наращивать темп, но так можно, скорее всего, так и будет, так можно надорваться. И вы абсолютно правы. Я убежден, что реагировать нужно достойно. Мы не можем не отвечать на отъем нашей собственности, на высылку дипломатов — это себя не уважать. Но сваливаться в какую-то брань, в склоки, в грубость мы не собираемся и не будем этого делать — это совершенно не стиль нашего президента. Он всегда смотрит вперед, и его очень трудно, если не невозможно, вывести из себя, а пытаются сделать примерно это. Пытаются выбить из колеи, выбить из спокойствия, из уверенности, нарушить наши планы, которые мы дома должны реализовать, их огромное количество, но повторю еще раз — когда на нас кричат, вспоминается известная мудрость: "Юпитер, ты сердишься — значит, ты не прав". Юпитер, правда, там реально прям сильно не виден, но…

— Да, комплиментарно так. Ну и все же: Трамп, как стало недавно известно, пригласил Путина в Белый дом. Есть ли продолжение, есть ли какие-то уточнения по срокам, месту встречи, повестке?

— Мы исходим из того, что президент США в телефонном разговоре — об этом уже стало известно, никакого секрета нет — такое приглашение направил, сказал, что будет рад видеть в Белом доме, потом будет рад встретиться в рамках ответного визита. И к этой теме он пару раз возвращался, поэтому мы дали, естественно, знать нашим американским коллегам, что мы не хотим быть навязчивыми, но мы не хотим и быть невежливыми, и что, учитывая, что президент Трамп такое предложение сделал, мы исходим из того, что он его конкретизирует.

— И так повисло пока все?

— Ну да. Ну, как повисло? Слово вылетело.

— Ну и?

— Президент Путин готов к такой встрече.

— Она готовится или нет?

— Пока еще нет. Но если это будет, как только будет какое-то развитие, мы вам обязательно расскажем. Но я просто обращу внимание на то, что Дональд Трамп уже после этого телефонного разговора несколько раз и в твитах, и на словах говорил о том, что надо с Россией решать вопросы, мы хотим с Россией иметь хорошие отношения, это лучше, чем не иметь хорошие отношения, и только глупец думает иначе. Все это мы тоже слышим.

— Но параллельно Майк Пенс заявил о том, что США будут добиваться военного доминирования в космосе, в том числе над Россией. Приведет ли это к гонке вооружений в космосе и как собирается Россия отвечать на это?

— США сейчас уже многие годы являются единственной державой, которая блокирует начало переговоров по российско-китайской инициативе, которую мы внесли с китайскими коллегами на конференции по разоружению в Женеве, — о начале разработки договора о запрещении размещения оружия в космосе. Речь не идет о недопущении милитаризации космоса, потому что спутники в военных целях запускаются и нами, и американцами, и многими другими. Это отдельная вещь. Но вот оружие размещать в космосе было бы очень рискованно и создавало бы новые, совершенно не просчитанные, непредсказуемые угрозы. И мы с китайцами предложили такой договор заключить. Все готовы начать переговоры — понятно, что это сложная работа, но у нас есть проект. Он достаточно глубоко проработан, мы открыты к обсуждению постатейно и открыты к поиску каких-то формулировок, которые позволят его согласовать и вывести на подписание. Американцы в одиночку пока блокируют эту работу. Тем временем мы, прекрасно понимая опасность такого развития событий, сейчас в ожидании, когда созреют условия для начала переговоров о юридически обязывающем документе, продвигаем политическую концепцию — призыв всем заявить о том, что каждая страна не будет первой, которая выведет оружие в космос. Есть такая резолюция Генеральной ассамблеи, которую мы вносим. Она принимается существенным большинством голосов, американцы против, и многие американские союзники уходят в воздержание при голосовании. Но проблема эта существует. И, конечно, если эти угрозы будут материализованы, нужно будет заблаговременно готовиться к каким-то действиям, которые позволят избежать худших сценариев, когда из космоса просто будут уничтожать объекты на земле. Это большая проблема. Она включает в себя и тему противоспутникового оружия. И чем скорее на конференции по разоружению в Женеве этот разговор начнется профессионально с участием и дипломатов, и военных, тем, наверное, будет лучше для всего человечества без исключения.

Но что касается заявления Майка Пенса о необходимости военного доминирования в космосе, то, учитывая, что США отказываются от переговоров, о которых я упомянул, это неудивительно. А доминировать у них в общем-то принято везде: не только в космосе — на земле, на суше, в воздухе. И это записано в их доктринальных документах. Так что здесь ничего удивительного нет, но, повторю, перенос этой логики на космическое пространство, конечно, будет весьма и весьма серьезным риском для всего человечества.

— Ну, по крайней мере, пока никаких ограничений американцы не чувствуют. Просто работают над доминированием. И, очевидно, России тоже стоит этим заниматься, поскольку ограничений нет?

— Мы, конечно же, видим, что делают наши американские коллеги, и, конечно же, мы не имеем права просто смотреть на все это сквозь пальцы.

— Если вернуться к химической теме, но уже на английской почве, вот эта история с BZ, как вам эта интрига? Потому что сейчас уже самая свежая информация, нам уже сообщают, что BZ как бы искусственно туда подмешали в швейцарской лаборатории для того, чтобы якобы проверить профессионализм, компетентность и так далее. Что-то такое…

— Ну объясняют так, что это специально было сделано для того, чтобы проверить профессионализм тех, кто будет проводить этот анализ. Но я не хочу сейчас вдаваться в детали. Все-таки там основная часть доклада была конфиденциальной. Но хорошо известно, что, обратившись к ОЗХО за техническим содействием, британцы не просто дали им пробу вещества с места происшествия, но сказали: "Вот вам проба, найдите в ней такое-то химическое вещество". То есть это было заказано. И эксперты ОЗХО, выполняя техническую функцию, подтвердили, что это было именно то вещество, о котором британцы им сказали, но это вещество было в очень чистом виде, очень высокой концентрации, что говорит о том, что оно было впрыснуто в эту пробу буквально перед началом анализа. Потому что за пару недель оно должно было уже подвергнуться метаболизму и было бы совсем другой консистенции. Параллельно, по крайней мере, в швейцарской лаборатории в городе Шпиц обнаружено было в пробе наряду с этим веществом, которое было заказано, и определенное количество вещества BZ, которое относится к веществам второй категории. Согласно Конвенции по запрещению химического оружия, это менее опасное соединение, нежели те, которые включены в первую категорию. Там очень много вопросов, и мы хотим просто на них получить ответ. И если то, что нам говорят про этот BZ, правда — ну так объясните. И, наверное, теперь, когда такие вопросы возникают, мы бы хотели посмотреть первичные результаты анализов не только лаборатории в Шпице, но и остальных трех лабораторий, куда параллельно были направлены эти пробы. Стало также известно, что эксперты ОЗХО брали пробы не согласно собственному разумению, а в тех местах, которые указывали британцы.

— Ну, собственно, из рук британцев.

— Из рук британцев. Ну или там в их присутствии. И также не было никакого самостоятельного, независимого обследования медиками ОЗХО пациентов, то есть все полагались исключительно на британских врачей. И ладно бы, если бы британцы были открыты в своих дальнейших действиях, если бы они показывали результаты своих собственных расследований. Они же все держат в секрете, так же, как они засекретили в свое время "дело Литвиненко". До сих пор материалы засекречены. Ну и вопросы, безусловно, накапливаются. Мы сформулировали почти пять десятков вопросов, которые сугубо профессиональны. В ответ нам говорят: "Нет, вы сначала ответьте на наши вопросы". А у них вопрос один, вернее два: "Это Путин приказал сделать или это вы просто потеряли контроль над своим химическим арсеналом?". Химическим арсеналом каким? Который был уничтожен и верифицирован ОЗХО в качестве уже уничтоженного при одобрении всего мирового сообщества? Они стали выдвигать обвинения, в том числе помощник премьер-министра написал открытое письмо генсекретарю НАТО. С какой стати, почему? Но в этом письме он приводит данные, которые, как они считают, должны всех убедить в правоте английских аргументов и обвинений в наш адрес. Среди прочего там сказано, что военная химическая программа в России тайно осуществлялась все нулевые годы. Что-то там уничтожалось — то, что было заявлено по линии ОЗХО, — но была еще тайная программа. Руководил ей — потом кто-то сказал — лично Путин. Но если это так, если они знали об этом все это время, придите в ОЗХО, ударьте в набат, требуйте, чтобы нас пригвоздили. Они же молчали. В этом письме утверждается, что метод отравления людей путем нанесения всяких отравляющих веществ на дверные ручки был разработан как такой прям трейдмарк, как наша фирменная идея, и что было это достаточно давно. Но если они знали, что наша фирменная идея отравлять через дверные ручки, и если они сразу обвинили именно нас в отравлении Скрипалей, почему же они про ручку-то вот этого дома Скрипалей вспомнили где-то, по-моему, на четвертую неделю, а сначала обследовали то такси, то скамейку, то ресторан. То есть это тоже нестыковочка. Ну и многое другое. Да, и говорят, что чуть ли не Главное разведывательное управление Генштаба Вооруженных сил Российской Федерации годами следило за электронной почтой Юлии Скрипаль. Но чтобы такое утверждать, надо тоже следить за электронной почтой Юлии Скрипаль. Так что здесь чем они больше пытаются оправдаться, тем больше вопросов возникает.

— Ну, если они берут пробу, позволяют себе что-то с ней сделать, там впрыскивают BZ либо что-то еще. То есть это относится к пробе, как сказать, фамильярно, я даже не знаю как. Более того, корректность забора этой пробы тоже ОЗХО не подтверждена. То есть они сначала туда впрыскивают одно-другое, потом дают ОЗХО. Как-то ОЗХО тогда в дурацком положении вообще? Что они исследовали тогда?

— Я не утверждаю, что они впрыскивали, что они пытались вводить в заблуждение…

– Ну они же сами сказали, что они впрыскивали BZ.

— Да-да-да. Но мы хотим понять, насколько это соответствует процедурам, потому что то, что мы сейчас знаем о том, как ОЗХО была принята в Великобритании по приглашению Лондона и как ОЗХО там работала, это не вписывается в те строгие, очень четкие процедуры, которые предусмотрены Конвенцией по запрещению химического оружия. Но мы не обвиняем. Мы задали несколько десятков вопросов. Мы хотим получить на них ответы. Причем ответы взрослых и профессиональных людей. Мы хотим профессионального разговора. Не знаю, может быть, придется ждать, когда появятся в британском правительстве профессионалы. Пока разговора не получается.

— Ну хорошо, а вот сейчас же складывается ситуация, что папаша — ладно, как говорится, он сам выбрал свой путь такой "скользкий" в жизни, но Юля-то на него точно не рассчитывала. Получается, что она поехала туда со сменой белья на несколько дней спросить благословения папы на замужество, а жизнь приняла совершенно другой оборот. Сейчас кто-то пишет письма от ее имени на кембриджском английском, и, в общем, человек-то пропал, то есть это же целая драма. Она — гражданка России. В ее планы не входило там оставаться, она сделала в квартире ремонт, у нее собака, жених, вся жизнь и так далее. Как это так вообще?

— Я считаю это просто возмутительным. Мы направили уже не одну ноту официальную с требованием обеспечить нам личный контакт с российской гражданкой, чтобы убедиться в том, что все, что от ее имени говорят нам англичане, что все это правда. Пока у нас такой уверенности совсем нет. И, вы знаете, это уже на самом деле переходит не только все этические, но и правовые границы. "Она с вами не хочет общаться", вот она об этом заявила. Но она об этом не заявляла, мы этого не слышали. Она говорила по телефону со своей двоюродной сестрой, Виктория ее, по-моему, зовут, где-то полторы минуты. Виктория об этом рассказывала в нескольких интервью. И у нее была тревога, у Виктории, по поводу того, как звучала Юлия. Так что, если Юлия не хочет с нами общаться, то мы хотим, чтобы она нам это сказала сама. Во многих ситуациях, когда наши сограждане решают уехать в другую страну или попадают в беду, а мы хотим им предоставить консульскую помощь, а они от нее отказываются, — мы в этом убеждаемся в рамках личного свидания. Пусть это будут 10 секунд, она скажет: "Спасибо вам большое, я не нуждаюсь в ваших услугах".

А насчет Сергея Скрипаля — вы сказали, что он сам выбрал свой путь. Вы знаете, он был осужден, по-моему, отбывал срок где-то года четыре. И как раз тогда состоялся обмен на то, что у нас принято называть "группой Чапман": на нескольких людей, которые шпионили в пользу Соединенных Штатов, Великобритании. И этот обмен состоялся, он был освобожден из заключения, переехал на свою новую родину и жил не тужил. Если бы кто-то хотел в Российской Федерации — как сейчас говорят, у вас у единственных был мотив, — если бы кто-то хотел от него избавиться, отомстить ему, то зачем его было отдавать в обмен на наших разведчиков?

Знаете, у меня много друзей-разведчиков, я очень ценю наши отношения, очень ценю их специальность. И когда я сейчас слышу, что, в том числе, к сожалению, некоторые наши политологи, назову их так, делают заявления о том, что святое дело перебежчиков устранить, ликвидировать, — это на самом деле оскорбительно для разведсообщества любой страны мира, потому что в любой разведке вам скажут: если человека поменяли, то его трогать нельзя. Все. Вопрос закрыт. Он, не знаю, "рассчитался", не "рассчитался". И это вот разведчики очень хорошо знают.

— Я не в том смысле, что его надо устранять. Он сам выбрал свой путь, он выбрал тех своих партнеров. И именно эти партнеры с ним сейчас делают все, что хотят. Вот это определенная, так сказать, стезя. А Юлия-то вообще. Ну и "выдыхаются" ли здесь обещания?

— Здесь?

— Да, вот вы говорили, что эта история с Думой во многом "выдыхается". Да, здесь, в этом случае?

— По крайней мере, если проанализировать то, что они отвечают на наши вопросы сугубо конкретные, отметая все как выдумки, и вот как мантру твердят, что ни у кого нет сочетания опыта, вернее, возможностей произвести такое вещество, ни у кого нет опыта применения такого вещества в противоправных целях и ни у кого нет мотивов. Вот что говорит Борис Джонсон. И это тоже, знаете, полное незнание предмета. Могли бы уже за месяц с лишним как-то попросить или представить справки профессиональные. Этот так называемый "Новичок", эта классификация придумана не нами. Назвали его так на Западе. Да, у нас были разработки, и один из разработчиков — этот Мирзаянов. Он иммигрировал, уехал в Соединенные Штаты, опубликовал эту формулу. Это вещество было запатентовано, состояло на вооружении или в пользовании находилось различных институтов, биологических и химических, армии Соединенных Штатов. И оно производится элементарно. Было сейчас заседание исполнительного совета (ОЗХО — прим. ред.), и мы задали вопрос о том, как лаборатория в этом городе Шпиц, как нам удалось выяснить, убедилась в том, что это именно то вещество, о котором идет речь? Значит, у нее был прототип или, как это называется, маркер. Сказали: нет, ей дали формулу. И эта лаборатория в течение нескольких дней или, может, часов просто это вещество синтезировала. То есть сделать его не составляет никакого труда при наличии формулы, которая была опубликована в конце прошлого века. Так что и здесь совершенно непонятно, почему уважаемым членам британского кабинета, включая премьер-министра, никто не может эту информацию предоставить?

— Есть еще одна тема в мировой повестке, которая широко обсуждается: предстоящий саммит двух Корей, и президент Трамп говорит, что он в ближайшие недели увидится с Ким Чен Ыном. Места выбираются, и Россия даже предлагает это сделать в России.

— Нет, я не слышал об этом. Это, может, кто-то фантазирует и делает предположения. Упоминались и некоторые европейские страны, упоминалась Монголия, упоминалась деревушка на границе демилитаризованной зоны.

— Мы готовы предложить нашу (территорию. — Прим. ред.)?

— Нет. Я не думаю, что нам стоит активничать в этом вопросе, проявлять какую-то инициативу. Это саммит, которого, наверное, все ждут. Потому что это шаг от перспективы военного кризиса, военного решения этой проблемы — проблемы Корейского полуострова. И мы очень надеемся, что он даст старт процессу деэскалации напряженности. По сути дела, когда Россия и Китай чуть меньше года назад, в июле прошлого года, выдвинули идею дорожной карты, там как раз и шла речь о том, чтобы начать диалог между двумя Кореями и между Северной Кореей и Соединенными Штатами и создать какую-то рамку, которая позволит обсуждать взаимные претензии и взаимные озабоченности. Мы все хотим денуклеаризации Корейского полуострова. Но ее можно по-разному осуществить. То, что мы сейчас читаем об идущих внутри американской администрации разговорах, как бы показывает, что там много желающих сделать это быстро. Я не думаю, что быстро получится, учитывая, во-первых, то, что произошло или происходит вокруг иранской ядерной программы, когда договоренность сейчас — под огромным знаком вопроса. И вот в мае в очередной раз президент США должен сертифицировать, что приостановка санкций будет продолжена, а если нет, тогда это будет означать выход из той договоренности.

Поэтому, наверное, в Пхеньяне смотрят на эту картину и прикидывают, примеряют ее на себя. Так что если, нет, надо обязательно добиваться денуклеаризации, но надо быть реалистами, это будет процесс очень непростых переговоров. Потому что в обмен, особенно с учетом иранского опыта, конечно, Северная Корея захочет непробиваемых гарантий безопасности. В каком виде — сейчас сказать невозможно. Но и это было бы безусловно прекрасным решением. Но повторю: начать бы диалог и завязать бы этот диалог на встрече двух лидеров. А потом предстоит очень непростая работа, частью которой обязательно должна быть дискуссия более широкого плана о механизмах мира и безопасности в Северо-Восточной Азии. Это уже с участием и России, и Китая, и Японии, конечно же. Как, собственно, договаривались в свое время участники шестисторонних переговоров. Но мы приветствуем и предстоящий межкорейский саммит, который будет уже в апреле, и предстоящий в мае-июне, как сказал президент Трамп, американо-северокорейский саммит.

— Вы говорите о диалоге. Не чувствуете ли вы себя старомодным в складывающихся реалиях? Трамп говорит, ведь Трамп идет на эту встречу не для диалога, а он идет туда с ультиматумом. Он уже сказал, что если не пойдет, то я встану из-за стола и покину это дело, какой диалог? А вы, так сказать, романтически мыслите категориями диалога. Я понимаю, что это благородно, но насколько это близко к реальности? Он-то с ультиматумами.

— Мы не можем желать провала этой встрече. И я думаю, знаете, когда перед началом серьезного разговора — как на ринг выходят боксеры, перед этим они взвешиваются и "петушатся" друг перед другом, а потом начинают уже бой. А после боя обнимают друг друга, поздравляют друг друга. Я не хочу прямой аналогии проводить, но поднять ставки перед началом серьезного разговора — это ведь не новость в мировой дипломатии. Посмотрим.

Великобритания. Сирия. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > newskaz.ru, 20 апреля 2018 > № 2577605 Сергей Лавров


Финляндия > Армия, полиция > yle.fi, 20 апреля 2018 > № 2577335

Правительственная комиссия по иностранным делам и вопросам безопасности и президент постановили, что в 2021 году вместе с основными военными учениями Финляндии пройдут крупномасштабные международные учения. Предположительно, в них примет участие около 20 тысяч военнослужащих.

Целью учений станет усиление обороны Финляндии и готовности принять международную помощь, а также проверка способности к международному сотрудничеству в оборонительной сфере. Отдельные пункты учений будут уточняться по мере планирования.

Известие о проведении международных учений вызвало бурную критику в ноябре прошлого года, когда министр обороны Юсси Ниинистё озвучил планы об их проведении в ходе визита его американского коллеги Джеймса Мэттиса, не посовещавшись при этом с внешнеполитическим руководством страны.

Финляндия > Армия, полиция > yle.fi, 20 апреля 2018 > № 2577335


США. Израиль. Ближний Восток > Армия, полиция > iran.ru, 20 апреля 2018 > № 2576749

США и Израиль - родители терроризма на Ближнем Востоке

Игорь Семенов

Самым удивительным из того, что происходит в Сирии, является то, что реальные покровители терроризма пытаются обличать в преступных деяниях те силы, которые положили конец бесчинствам кровавых маньяков, а именно Иран и Россию. Многие задаются вопросом, почему США и их союзники, которые официально заявляют о том, что они единственные, кто борются с терроризмом на Ближнем Востоке, когда коалиция России, Сирии и Ирана наносит удары по позициям боевиков, сразу же начинают больше всех кричать о невинных жертвах бомбардировок, о каких-то совершенно непонятных химических атаках со стороны режима Асада и о другой подобной чуши? В чем причина такого шизофренического поведения Запада?

Как только террористы ИГИЛ (организация запрещена судом в России, как террористическая) и других преступных группировок на Ближнем Востоке находятся на грани поражения, США и Израиль наносят удары по правительственным войскам в Сирии и по иранским советникам из подразделения "Кудс" КСИР Ирана, и тем самым предают уверенность кровожадным монстрам, чтобы продолжать боевые действия. Глава МИД Ирана Мохаммад Зариф, 10 апреля, по прилету в Бразилию, сделал вывод, что каждый раз, когда террористы в Сирии находятся на грани разгрома, сионистский режим и США возобновляют военные операции, чтобы помочь им выжить.

Недавно, США отметились в качестве основных обвинителей сирийского правительства за якобы применение боевых отравляющих веществ в городке Дума в Восточной Гуте, в то время, когда окопавшиеся там террористы находились на грани поражения. А израильские ВВС нанесли удар по авиабазе Т-4, с которой осуществляются боевые операции против террористов в провинции Хомс. Подобное поведение замечено не впервые. Израильские ВВС регулярно бомбят сирийские позиции, а США год назад уже наносили ракетный удар по авиабазе Аш-Шайрат, которую российские ВВС использовали в качестве аэродрома подскока для бомбардировки позиций ИГИЛ.

Еще 23.08.2014 г. иранская газета "Tehran Times" опубликовала статью "ИГИЛ - независимый региональный игрок или же детище ЦРУ и "Моссада?". В ней впервые были разглашены сведения весьма нелицеприятные для США. На опубликованной фотографии красовался сенатор США Джон Маккейн вместе с лидером ИГИЛ Абу Бакром аль-Багдади. Данные иранских спецслужб и источники, связанные с бывшим агентом разведки АНБ США Эдвардом Сноуденом говорят о том, что главарь ИГИЛ - это агент израильской разведки "Моссад" Шимон Эллиот.

Совершенно не удивляют слова официального представителя министерства обороны Ирака генерала Яхьи Расула, высказанные в начале декабря прошлого года, о том, что аль-Багдади скрывается на границе Ирака и Сирии. Турецкий ежедневник "Yeni Şafak" со ссылкой на бывшего боевика террористической группировки "Jund al-Aqsa", уточнил, что главарь ИГИЛ скрывался на американской базе в Раас-эль-Эйне, а затем был перевезен в убежище в Аль-Хасака-Рмейлан.

В начале декабря 2017 года, в новостях телеканала "Аль-Хадат" были раскрыты данные разведывательной службы Туниса, которая обнаружила, что один из основателей ИГИЛ в Сирии, эмир и старший командир ИГИЛ в Дейр-эз-Зоре, выходец из этой страны Хасан Бин Али Абдул Салам (Абу Абдул Рахман аль-Туниси), ранее был замечен в работе на "Моссад". Террориста убили свои же, когда он решил скрыться, прихватив бандитский общак.

3 марта 2018 г. иранская газета "Kayhan News" опубликовала данные, изложенные специальным помощником спикера иранского меджлиса по международным делам Хоссейном Амиром-Абдоллахияном. Он рассказал о сведениях, полученных руководителем иранских операций на территории Ирака и Сирии, генералом Касемом Солеймани. Разведслужбы спецподразделения "Кодс" Корпуса стражей Исламской революции установили, что США находятся в союзе с террористической группировкой ИГИЛ. В ту пору, когда город Мосул находился под контролем террористов, была зафиксирована тайная встреча американских генералов, прибывших на самолете А-330, с руководством ИГИЛ. На том же самолете террористам была доставлена военная техника, оружие и оборудование. Встреча продолжалась почти три с половиной часа. Разведданные, предоставленные генералом Солеймани, также рассказывают еще об одной спецоперации, когда три американских вертолета доставили военную технику главарям ИГИЛ.

Это не единственное свидетельство о снабжении оружием террористов в Сирии и Ираке Западом. Болгарская журналистка Диляна Гайтанджиева провела расследование, в ходе которого выяснила, что производители вооружений, в основном, из США, Балкан и Израиля, передали сотни тонн оружия террористическим группировкам, прикрываясь при этом дипломатическими авиарейсами. Выяснилось, что азербайджанская авиакомпания "Silk Way Airlines" сумела обзавестись дипломатическим разрешением на транспортировку вооружений, которые, в конечном итоге, оказывались в руках террористов. В декабре 2016 года она попала в освобожденный от боевиков Алеппо, где обнаружила материальное подтверждение своего расследования. Это оружие транспортировалось американскими частными компаниями в рамках тайной программы ЦРУ по вооружению сирийских повстанцев. Гайтанджиева отметила, что адресатами была не умеренная оппозиция, а террористы.

Кстати, именно в Алеппо, как утверждал главный редактор американского информационного ресурса "Veterans Today" Джим Дин, на позициях боевиков было пленено свыше 150 спецназовцев из США, Англии, Израиля и ряда других европейских, а также арабских стран.

Второй заместитель командующего сухопутными войсками КСИР, бригадный генерал Абдулла Араки, сообщил 13.10.2017, что США оказали материальную поддержку ИГИЛ в сирийской провинции Дейр-эз-Зор и в иракских провинциях Дияла, Ниневия и Салах-эд-Дин.

Иракская армия и отряды народной милиции в начале октября 2017 года обнаружили ракеты американского производства на позициях ИГИЛ в южной части Мосула, в районе Аль-Шура, сообщал портал "Global Research". Также отмечалось, что ранее были найдены ракеты США у боевиков в иракской провинции Анбар, а также противотанковые комплексы США "TOW" в районе Тэль-Афар. 19 октября 2017 сирийские вооруженные силы также обнаружили большой склад израильского и НАТО-вского оружия в стратегическом городе Майядин, расположенном примерно в 44 километрах к юго-востоку от Дейр-эз-Зора. 10 декабря 2017 года сирийские войска наткнулись на огромное количество израильского оружия, различных видов боеприпасов, мин, бронетехники, оставленных террористами ИГИЛ. То же самое случилось 24.01.2018 в районе Аль-Танфа. 27 февраля 2018 г. сирийские СМИ показали новые кадры с оружием и боеприпасами израильского производства, обнаруженным правительственными войсками в районах, освобожденных от террористов ИГИЛ в восточной провинции Дейр-эз-Зор, в городах Абу-Кемаль и Майядин. На днях, в отбитом у боевиков сирийском городке Дума, к востоку от Дамаска, была обнаружена лаборатория террористов с химикатами, оборудованием и инструкциями для создания боевых отравляющих веществ, а также баллон с хлором. Представитель МИД России Мария Захарова уточнила: "На освобожденных территориях Восточной Гуты сирийскими правительственными войсками обнаружены контейнеры с хлором — самым страшным видом химического оружия — из Германии, а также дымовые шашки, произведенные в городе - внимание - Солсбери".

В конце декабря 2016, президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган заявил, что возглавляемая США коалиция, поддерживает террористические группировки в Сирии, и ИГИЛ находится среди них. "Они оказывают поддержку террористическим группировкам, включая ИГИЛ", - сказал Эрдоган.

13 ноября 2017 ВВС сообщила, что между ИГИЛ и SDF была совершена сделка, поддержанная США, относительно эвакуации боевиков ИГИЛ из сирийской Ракки. Британская телекомпания отметила, что террористы покинули город примерно на 50 грузовиках, 13 автобусах и более 100 автомобилях. Не менее 10 автомобилей были загружены оружием и боеприпасами.

20 ноября 2017 года генсек "Хезболлы" Сайед Хасан Насралла выступил с телевизионным обращением в котором отметил, что США помогали ИГИЛ в его последнем оплоте Абу-Кемале настолько, что не было возможности задействовать все силы для освобождения города от террористов. США обеспечили террористам ИГИЛ воздушное прикрытие и снабжали их резведданными, полученными с помощью беспилотников. По его словам, американские войска также обеспечили воздушный трансфер главарям ИГИЛ и способствовали их эвакуации к востоку от Евфрата.

Вертолеты США постоянно осуществляют эвакуацию боевиков и главарей ИГИЛ и других террористических формирований. Согласно сирийским, иранским, арабским и курдским источникам, это происходило 7.09.2017 к юго-востоку от Дейр-эз-Зора, в районе Каб аль-Мала недалеко от деревни Бу Лейл, когда был эвакуирован старший финансовый директор ИГИЛ, управлявший нефтяным месторождением Аль-Тайем и члены семей четырех главарей ИГИЛ. В начале ноября 2017 года, на юго-востоке от Дейр-эз-Зора вертолеты США вывезли нескольких командиров ИГИЛ из города Аль-Майядин. Курдский новостной веб-сайт "Rudaw", со ссылкой на местные источники, утверждал, что в начале сентября 2017, американская армия провела вертолетную операцию в районе Аль-Сух в юго-западной части города Аль-Масраб западнее Дейр-эз-Зора, вывезя оттуда группу террористов ИГИЛ.

19 марта 2018 г. курдские источники вновь рассказали, что американские войска провели вертолетные операции, чтобы спасти ряд командиров ИГИЛ, которые бежали в провинцию Северная Хасака после поражения в Ираке. Очевидцы в Хасаке сообщили, что три американских вертолета осуществили эвакуацию террористов между деревнями Аль-Джеси и Кало, в 2 км к югу от района Таль Хамис на юго-востоке от Камышлы. Свидетели еще в феврале рассказывали, что вертолеты США провели эвакуацию боевиков ИГИЛ из села Туваймин, в 50 км к северо-востоку от Аль-Шадади, в Южной Хасаке. И это только те операции, которые попали в поле зрения случайных свидетелей.

Израиль, кроме нанесения ударов ракетами и бомбами по позициям сирийских вооруженных сил в преддверии их атак на террористов, с разрешения премьер-министра Нетаньяху оказывал лечебную помощь боевикам, в том числе и маньякам из ИГИЛ. До того, как Израиль публично отказался лечить боевиков ИГИЛ, в израильских госпиталях уже были поставлены на ноги более 2000 человек, среди которых, как признают израильские СМИ, были не только мирные жители.

18.11.2015 около 200 друзов из города Мадждал-Шамс, находящегося на севере Голанских высот, забросали израильскую военную машину "скорой помощи" камнями, поскольку она перевозила двух раненых боевиков ИГИЛ.

Согласно документам израильских больниц только в сентябре 2014 года израильским военным ведомством были переведены средства в размере $ 10 млн. на лечение боевиков, получивших ранения в боях с армией Асада. Основная масса раненых излечивалась в госпиталях городов Нагария и Цфат.

В августе 2016 года, как сообщал информационный портал Reseau International, глава израильского мозгового "Центра стратегических исследований Бегин-Садат " (BESA) профессор Эфраим Инбар откровенно заявил, что уничтожение ИГИЛ является стратегической ошибкой. "Поражение ИГИЛ поощрит иранскую гегемонию в регионе, усилит роль России и продлит тиранию Асада. Тегеран, Москва и Дамаск не разделяют наши демократические ценности", - отметил тогда он. Все действия Израиля в отношении ИГИЛ показывают, что советы профессора Инбара (на фото) поставлены на вооружение сионистским режимом и его западными союзниками.

В апреле 2017 г. бывший министр обороны Израиля Моше Йаалон признался о молчаливом союзе с ИГИЛ, заявив, что отряд террористов сразу же извинился перед Израилем после того, как однажды по ошибке открыл стрельбу по его территории.

Для оправдания своих бомбардировок территории Сирии, которые объективно помогают террористам, израильский режим придумывает различные инсинуации. В частности, сионистские лидеры заявляют, что они противодействуют Ирану устанавливать свои военные базы в арабской стране, поскольку эти базы представляют серьезную проблему для безопасности Израиля.

Буквально позавчера, иранское информагентство Tasnim News рассказало об еще одной попытке сионистского режима сфабриковать доказательства против Ирана и оправдать недавнее нападение на авиабазу Т-4 в сирийском Хомсе. Израильтяне опубликовали ряд спутниковых снимков, пытаясь создать иллюзию, что Тегеран имеет военные базы в Сирии. На одном из снимков, опубликованных министерством обороны Израиля во вторник, аэропорт Мехрабад в Тегеране показан как один из аэродромов, где якобы размещаются иранские вооруженные силы в Сирийской Арабской Республике. Tasnim News шутливо заметило, что этот аэропорт пока расположен в иранской столице, в тысячах километров от Сирии.

10 ноября 2017 г. военный помощник аятоллы Хаменеи генерал-майор Яхья Рахим Сафави в интервью агентству Fars News констатировал, что США отправили от 80 000 до 130 000 террористов в Ирак и Сирию, начиная с 2011 года.

6 марта 2018 года американский активист движения "зеленых" Майлс Хениг, который ранее баллотировался в Конгресс США, обвинил свою страну в связях с террористами. В интервью IRNA он заявил: "Ось Вашингтон — Эр-Рияд — Тель-Авив является главным сторонником террористической группировки ИГИЛ..." 27.11.2017 аналитик и активист за мир из Орегона Рик Стаггенборг в интервью информагентству "Tasnim News" вполне справедливо охарактеризовал победу Оси сопротивления над ИГИЛ, как наиболее серьезное поражение, которое понесла Англо-Американско-Израильская империя со времен Второй мировой войны.

Под грузом фактов и доказательств, 3.12.2017 г. на конференции "Рассвет правды" в Тегеране, советник лидера Исламской революции по международным вопросам Али Акбар Велаяти назвал террористическую группировку ИГИЛ "восточной версией" известной американской частной военной компании "Black Water".

Несмотря на то, что многие политические и военные деятели заявили о разгроме ИГИЛ, факты говорят о том, что США стараются возродить эту террористическую группировку в Афганистане и Пакистане, о чем свидетельствуют многие политические и военные деятели ближневосточного региона. В интервью иранскому информационному агентству "Tasnim News" в конце декабря 2017 года, член пакистанской организации "Majlis Wahdat-e-Muslimeen" Шабир Хуссейн Саджеди рассказал, что деятельность ИГИЛ увеличилась на северо-западе Пакистана, где США оснащает их оружием и военной техникой.

1 февраля 2018 председатель Комиссии по национальной безопасности иранского парламента Алаеддин Боруджерди отметил, что Вашингтон перемещает боевиков ИГИЛ из Сирии и Ирака в Афганистан, чтобы оправдать свое присутствие в регионе. Также министр обороны Ирана Амир Хатами, начальник штаба ВС Ирана генерал-майор Мохаммад Хоссейн Бакери, секретарь Высшего совета национальной безопасности Ирана Али Шамхани в феврале 2018 свидетельствовали о переброске террористов ИГИЛ в Афганистан, где они проходят переподготовку под руководством США.

Бывший президент Афганистана Хамид Карзай уже не раз выражал удивление тем, что с приходом США в страну, насилие в ней только увеличилось, и в 2017 году достигло своего пика за все время пребывания американских войск на афганской земле. Он задавался вопросом: "США пришли в Афганистан, чтобы принести мир и стабильность и победить экстремизм, но сегодня экстремизма у нас почему-то еще больше?"

Возрождение ИГИЛ также происходит на территории Сирии, причем в самой изощренной форме. Ливанский телеканал "Al-Manar" 23 марта 2018 года сообщил, что ИГИЛ вновь создал военный плацдарм на юго-востоке Дейр-эз-Зора у границы с Ираком для военного обучения детей боевиков, которые называются "Львятами халифата". "Al-Manar" сообщил, что учебный центр для детей был создан под руководством бывшего командующего базами ИГИЛ в Ракке Абу Мохаммеда аль-Франси.

Поэтому, силам света, добра и справедливости, России, Ирану и их союзникам, расслабляться еще рано - США и Израилю нужна дальнейшая дестабилизация Ближнего Востока для своих стратегических целей, и они пойдут на любые преступления и провокации, как, например, недавняя ракетная атака по Сирии или инсценировка химического нападения в сирийской Думе.

США. Израиль. Ближний Восток > Армия, полиция > iran.ru, 20 апреля 2018 > № 2576749


Индия > Армия, полиция > regnum.ru, 20 апреля 2018 > № 2576514

СМИ: Всех индийских военных вооружат автоматами Калашникова

«Национальная» автоматическая винтовка INSAS еще в 2010 году была признана «неадекватной»

Сухопутные войска, военно-морской флот и ВВС Индии будут перевооружены автоматами Калашникова, сообщает военно-аналитический журнал Jane's Defence Weekly.

Издание отмечает, что в итоге многократных попыток найти оптимальную замену автоматической винтовке индийской разработки INSAS, которую еще в 2010 году признали «неадекватной», минобороны Индии приняло решение вооружить личный состав автоматами Калашникова АК-103.

По информации журнала, индийское военное ведомство собирается вне конкурсных процедур купить лицензию на производство российского автомата АК-103 под советский промежуточный патрон 7,62×39 мм.

Сообщается, что индийским сухопутным войскам требуется порядка 769 тыс. автоматов, ВВС и ВМС Индии нужны еще 50 тыс. единиц оружия этого класса.

Издание предполагает, что Индия закупит в России 150 тыс. автоматов АК-103 чтобы покрыть первоочередные потребности боевых частей, а остальные потребности вооруженных сил будет покрывать лицензионным производством.

По информации Jane's Defence Weekly, окончательное решение было принято во время визита министра обороны Индии Нирмалы Ситхараман в Москву в первых числах апреля 2018 года.

Как сообщало ИА REGNUM, индийское правительство последовательно реализует программу «Делай в Индии», согласно которой армия и флот страны будут вооружаться только техникой, полностью или частично произведенной в Индии.

Индия > Армия, полиция > regnum.ru, 20 апреля 2018 > № 2576514


Россия > Армия, полиция > ria.ru, 20 апреля 2018 > № 2576472

Минобороны РФ ожидает, что в Международном военно-техническом форуме "Армия" примут участие свыше 1,5 тысячи предприятий, которые покажут более 20 тысяч образцов продукции, сообщил министр обороны РФ генерал армии Сергей Шойгу на выездном заседании коллегии военного ведомства в парке "Патриот".

Эксперты включили российскую армию в тройку сильнейших. Как вы считаете, могут ли военные обеспечить безопасность страны?

Международный военно-технический форум "Армия-2018" пройдёт с 21 по 26 августа на площадках парка "Патриот", аэродроме Кубинка и во всех военных округах и на Северном флоте.

"По предварительным оценкам, участие в выставке примет более полутора тысяч предприятий и организаций, которые представят свыше 20 тысяч образцов продукции", — сказал Шойгу.

Он напомнил, что в прошлом году в выставочном кластере форума разместили экспозиции 78 оборонных предприятий из 14 стран. Россию представляло более 1,2 тысячи предприятий и организаций. Они показали свыше 18 тысяч образцов продукции военного и двойного назначения.

"Ожидается, что парк "Патриот" в эти дни посетит порядка 1 миллиона человек", — сказал министр. Он отметил, что в прошлом году форум "Армия-2017" посетило более 700 тысяч человек.

"Рассчитываем, что и в этом году интерес к нашему мероприятию будет не меньшим", — подчеркнул глава Минобороны.

Россия уже направила приглашения для участия в форуме в адрес 128 иностранных делегаций, отметил он. В прошлом году форум посетили представители 114 иностранных государств и 65 официальных военных делегаций, добавил Шойгу.

"На полях форума планируем провести около 150 научных и деловых мероприятий с привлечением известных общественных деятелей, экспертов, генеральных конструкторов и ведущих учёных", — сообщил министр.

Он подчеркнул, что форум заслуженно приобрёл статус крупнейшей мировой выставки вооружения и военной техники и стал востребованной площадкой для открытого и конструктивного диалога армии и гражданского общества.

Министр обратил внимание, что в рамках "Армии-2018" в этом году пройдёт первый Международный форум "Неделя национальной безопасности", на котором федеральные органы исполнительной власти и организации устроят 13 тематических выставок.

Глава Минобороны добавил, что парк "Патриот", на площадках которого проходит форум и другие крупные международные мероприятия, продолжает развиваться и совершенствоваться.

"Отмечу, что мы продолжаем активно развивать инфраструктуру парка и его выставочные площади с тем, чтобы у нас было больше возможностей для реализации научно-популярных, патриотических, военно-спортивных, развлекательных и творческих проектов", — сообщил Шойгу.

Россия > Армия, полиция > ria.ru, 20 апреля 2018 > № 2576472


США > Армия, полиция > ria.ru, 20 апреля 2018 > № 2576429

США утверждают, что произведенные Россией системы противовоздушной обороны не смогли вовремя отреагировать на американские удары в Сирии. Об этом заявила официальный представитель Пентагона Дана Уайт в ходе брифинга.

Уайт заверила, что "практически все" ракеты наземного базирования, запущенные правительственными войсками были применены уже после того, как США "поразили цель".

"Произведенные Россией системы противоракетной обороны были абсолютно неэффективны", — отметила она.

Представитель Объединенного комитета начальников штабов ВС США генерал-лейтенант Кеннет Маккензи добавил, что данная оценка относится только к сирийским системам, а не к российским, поскольку последние не были задействованы во время нанесения ракетных ударов.

"Однако могу сказать, что сирийские ПВО, которые полностью произведены в России, разработаны там же и поддерживаются российскими военными, были активно использованы, но оказались неэффективны", — добавил Маккензи.

США, Британия и Франция 14 апреля нанесли ракетные удары по сирийским правительственным объектам, которые, по их мнению, используются для производства химического оружия. По данным Пентагона, все выпущенные ракеты достигли цели, однако в Минобороны заявили, что большая часть снарядов была сбита сирийской ПВО. Российские силы в отражении атаки задействованы не были, но отслеживали все пуски.

В результате ударов никто не погиб, разрушения на земле также оказались минимальны. Одним из попавших под удар объектов оказался исследовательский центр в Дамаске, разрабатывавший лекарства от рака для всего региона.

США > Армия, полиция > ria.ru, 20 апреля 2018 > № 2576429


Вьетнам. Казахстан > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > ru.nhandan.com.vn, 20 апреля 2018 > № 2576279

Вьетнам и Казахстан укрепляют сотрудничество в области обороны и безопасности

Во второй половине дня 19 апреля в Ханое Министр обороны Вьетнама, генерал армии Нго Суан Лить принял Заместителя министра обороны Республики Казахстан, генерал-лейтенанта Талгата Сабитовича Мухтарова, находящегося во Вьетнаме с рабочим визитом.

Министр обороны Вьетнама, генерал армии Нго Суан Лить подтвердил, что этот визит способствует укреплению взаимопонимания между армиями и народами Вьетнама и Казахстана.

Заместитель министра обороны Республики Казахстан, генерал-лейтенант Талгат Сабитович Мухтаров проинформировал Министра обороны Вьетнама, генерала армии Нго Суан Литя об итогах переговоров с делегацией Министерства обороны Вьетнама во главе с Заместителем министра обороны, генерал-полковником Нгуен Тьи Винем. Он также выразил желание, чтобы в предстоящее время Министерства обороны двух стран укрепили сотрудничество в областях подготовки кадров, оборонной промышленности, поддержании мира и др.

19 апреля высокопоставленная делегация Министерства общественной безопасности Вьетнама во главе с Министром, генерал-полковником То Ламом находится в Республике Казахстан с рабочим визитом.

Данный визит проходит по приглашению Председателя Комитета национальной безопасности Республики Казахстан Карима Масимова.

Министр То Лам подчеркнул, что Вьетнам заинтересован в развитии традиционных отношений дружбы и сотрудничества с Казахстаном и считает Казахстан своим важным партнером в Центральной Азии, а также готов стать мостом для входа Казахстаном в регион АСЕАН.

Председатель Комитета национальной безопасности Казахстана Карим Масимов подчеркнул, что визит знаменует собой важную веху в отношениях сотрудничества между Комитетом национальной безопасности Казахстана и Министерством общественной безопасности Вьетнама, что способствует расширению традиционных отношений дружбы между двумя странами.

В тот же день в Астане стороны провели переговоры.

В ходе переговоров стороны согласились увеличить обмен делегациями на всех уровнях, активизировать консультации и расширить обмен опытом в борьбе с национальной преступностью, укрепить сотрудничество в области подготовки кадров и наращивания потенциала сотрудников правоохранительных органов, оказать взаимную поддержку на многосторонних форумах и в соответствующих организациях. Стороны также договорились тесно координировать действия по обеспечению безопасности дипломатических представительств и обеспечению права и законных интересов граждан каждой из двух стран.

Вьетнам. Казахстан > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > ru.nhandan.com.vn, 20 апреля 2018 > № 2576279


Украина. ЮФО > Армия, полиция. Недвижимость, строительство > gazeta.ru, 20 апреля 2018 > № 2575927

«Какое дело Порошенко до простых людей?!»

Что говорит о Порошенко письмо офицеров ВМСУ с угрозой «вернуться в Крым»

Игорь Ветров

Объединение офицеров Военно-морских сил (ВМС) Украины обратилось к Петру Порошенко с просьбой предоставить им жилье вместо того, что было оставлено в Крыму. Инициаторы письма отмечают, что никакого прогресса в данном вопросе нет на протяжении четырех лет и винят в сложившейся ситуации президента Украины. Эксперты считают, что разразившийся скандал является колоссальным ударом по репутации Порошенко.

По словам украинских моряков, они, выполняя распоряжение оборонного ведомства страны, оставили в Крыму все свое имущество и служебное жилье, а затем покинули Крым для дальнейшего прохождения военной службы. «Поражает циничное отношение к военнослужащим и членам их семей, которые остались патриотами своей страны», — указали в письме украинские офицеры.

Украинские моряки выразили надежду на то, что Порошенко решит их проблему и не будет «подталкивать» военных после увольнения возвращаться в Крым и принимать гражданство России для решения квартирного вопроса. «Все обещания руководства страны по решению этой проблемы так и остались обещаниями, за четыре года не внесено никаких изменений в нормативно-правовые акты, — говорится в обращении.

СМИ удалось связаться с одним из офицеров, подписавших этот документ.

«В 2014 году, когда мы покинули Крым, нам обещали полную поддержку государства. Действительно, основная масса офицеров смогли устроиться на работу преимущественно в Одесской и Днепропетровской областях, но условия жизни ухудшились», — рассказал военный. Он пояснил, что получает сейчас около 20 тыс. гривен ($770) в месяц, это много для Украины, но недостаточно для обеспечения достойного уровня жизни семьи.

«У меня двое детей, которых нужно ставить на ноги, а также приходится снимать жильё. Мы неоднократно обращались к народным депутатам и к руководству Министерства обороны, но никто не собирается решать наши проблемы. В Евпатории у нас осталась большая трёхкомнатная квартира, а тут мы вынуждены ютиться в съёмной двухкомнатной», — добавил он.

Письмо на имя Петра Порошенко — последняя надежда на разрешение этой ситуации, считают моряки. Как пояснил военный, накануне он получил звонок руководства с просьбой не предоставлять комментарии СМИ. «То есть нам сейчас пообещают решить вопрос и опять забудут? Мы бросили в Крыму всё: друзей, знакомых, привычную жизнь и добровольно согласились переехать на материковую Украину. И что теперь? Мы не нужны Украине?» — цитирует RT офицера ВМСУ.

Украинский политолог Олег Соскин заявил, что возможный переезд моряков в Крым стал бы колоссальным ударом по репутации Порошенко.

«Это серьёзный скандал. Если эти люди даже в небольшом количестве будут возвращаться и просить российское гражданство, для Порошенко это станет колоссальным поражением и репутационным ударом перед выборами. Деньги есть – всё это можно решить. Но эти проблемы не решаются. Какое [дело] бандиту-миллиардеру Порошенко до людей, которые остались без жилья и имущества? Ему это безразлично. В стране во главе с кланом Порошенко интересы простых людей выброшены на помойку», - заявил НСН политолог.

По словам Соскина, военнослужащие ВМС Украины написали письмо Порошенко от безысходности. «Люди, которые не остались в Крыму, потеряли всё. Порошенко лично обещал, что они получат компенсацию. Тем более, они не приняли российское гражданство. К сожалению, кроме болтовни эти люди больше ничего не получили, как и переселенцы с территорий Донецкой и Луганской областей».

«Порошенко – лжец. Когда он выступает по телевизору, он обещает людям что-то. Люди доведены до отчаяния, потому что цены растут, люди с 2014 года потратили все запасы денег, в Крым они тоже не могут вернуться, потому что считаются иностранными гражданами. Они оказались «между молотом и наковальней». Такое письмо было написано от безысходности», - заключил Соскин.

Украинская армия находится в кризисном положении, несмотря на заверения верховного главнокомандующего Украины о том, что ВСУ стали чуть ли не самой сильной армией на европейском континенте, констатирует в свою очередь, политолог Иван Мезюхо.

«Если за четыре года Пётр Порошенко не смог решить жилищный вопрос представителей Вооружённых сил Украины, ранее служивших на территории Крымского полуострова, то и сейчас в условиях экономического и политического кризисов на Украине он не сможет ничего сделать», — отметил он.

По его словам, в связи с предстоящими выборами от Порошенко можно ожидать популистских заявлений по этому вопросу, но не реальных действий. «Конечно, данная ситуация не красит украинскую армию и президента в свете приближающихся выборов главы государства. Наверняка Пётр Порошенко что-то будет вынужден пообещать, но обещания таковыми и останутся», — заключил Мезюхо.

Обнародованное письмо офицеров ВМСУ характеризует отношение украинских властей к военнослужащим, считает капитан первого ранга в запасе, председатель севастопольской организации союза журналистов России Сергей Горбачев.

«Все «обещалки», которые 4 года назад давал тогда еще кандидат в президенты Украины Петр Порошенко о том, что бешеные деньги они будут получать, что будет служба достойной и веселой, и красивой, все это осталось благими пожеланиями, все скушало АТО («антитеррористическая операция» в Донбассе — «Газета.Ru»), а также закрома олигархов, нынешней власти Украины, которые за четыре года при тотальном обнищании населения обогатились», — заявил он РИА «Новости».

Кроме того, эксперт предположил, что подобное письмо не станет последним. «Я думаю, что подобного рода процессы, как написание этого письма, будут продолжаться, и не удивлюсь, если в конечном счете на границе (Крыма и Украины — «Газета.Ru») будут стоять бывшие наши со-севастопольцы и проситься обратно. Это естественный процесс», — заключил Горбачев.

Впрочем, в блогосфере нашлись и те, кто не поверил в искренность офицеров ВМСУ.

Пригрозившим вернуться на полуостров военным украинского флота напомнили, что четыре года назад они сами сделали выбор. Пользователи соцсетей также задались вопросом, знакомы ли украинским офицерам такие понятия, как честь и присяга, передает ФАН. Ведь в обращении к Порошенко они сами отметили, что успели послужить в зоне АТО.

«Честь кончилась, остались гривны», — говорится в одном таком комментарии.

«А я думаю, что этим «офицерам» не важно, кому служить. Главное — что иметь. Поди, злятся и завидуют тем ,кто остался», — замечает другой пользователь Сети.

«Какое еще жилье в Крыму? Вы безвиз получили, теперь можете ехать, куда хотите», — напомнили офицерам ВМСУ.

Украина. ЮФО > Армия, полиция. Недвижимость, строительство > gazeta.ru, 20 апреля 2018 > № 2575927


Сирия. США. Турция. ООН. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > gazeta.ru, 20 апреля 2018 > № 2575745

Ударные переговоры: Москва защитит Асада через ООН

Лавров встретится со спецпосланником ООН по Сирии

Александр Братерский

Глава МИД России Сергей Лавров 20 апреля проведет встречу со спецпосланником ООН по Сирии Стаффаном де Мистурой. Это будут первые переговоры дипломатов после удара США по сирийским территориям 14 апреля. Стороны обсудят ситуацию в регионе после действий Вашингтона, а вот переговорный процесс, считают эксперты, в данной ситуации обсуждать вряд или представляется возможным.

В МИД России дают понять, что обсуждение ситуации, сложившейся после ракетных ударов США по Дамаску, станет одной из ключевых тем встречи российского министра иностранных дел Сергея Лаврова и спецпосланника ООН по Сирии Стаффана де Мистуры. «Будет комплексно рассмотрено положение дел в сирийском урегулировании и его перспективы, в том числе в контексте последствий агрессивной акции США и тех стран, которые поддержали их в этом незаконном мероприятии против Дамаска», — говорится в сообщении МИДа России.

Москва, без сомнения, будет ожидать от де Мистуры какого-либо заявления по итогам переговоров с осуждением атаки США.

Но сам де Мистура находится в сложной ситуации, так как должен продолжить дипломатические усилия по поиску мира в Сирии, несмотря на то что удары лишь усилили противоборство сторон конфликта.

Перед переговорами в Москве де Мистура побывал в Турции, где также обсуждал сирийскую ситуацию с президентом страны Реджепом Тайипом Эрдоганом. Известно, что Анкара, которая вместе с Тегераном и Москвой выступает гарантом мирного процесса в Сирии, поддержала удары США, Великобритании и Франции. Это осложняет переговоры между союзниками по урегулированию в Сирии.

Кроме того, спецпредставитель ООН посетит и Тегеран. У этого государства в последнее время усилился конфликт с Израилем — Тель-Авив опасается усиления иранского влияния в Сирии и периодически совершает атаки на иранские объекты в этой стране. Это ухудшает переговорные позиции Ирана как одного из участников тройки.

Несмотря на то что удары не ставили цель уничтожить режим президента Сирии Башара Асада, они усилили давление на сирийского лидера со стороны Вашингтона, Лондона и Парижа. При этом эти государства заявили, что по-прежнему привержены мирному процессу. После ударов по Сирии страны G7 сделали заявление, в котором говорилось, что все эти страны «остаются полностью приверженными дипломатическому решению конфликта в Сирии» и поддерживают деятельность спецпредставителя генсека ООН по Сирии де Мистуры.

Главный дипломатический процесс по урегулированию в Сирии идет в Женеве, где при посредничестве ООН проходят переговоры между представителями Дамаска и оппозиции, однако в последнее время процесс застопорился. На последних встречах в декабре 2017 года сторонам так и не удалось начать прямые переговоры. Сам спецпосланник ООН назвал тот момент «упущенной возможностью».

Параллельно женевскому процессу идет процесс в Астане, где Россия, Турция и Иран при посредничестве Казахстана также ведут межсерийские переговоры. Кроме того, в начале текущего года прошли переговоры и в Сочи с участием различных сил оппозиции — де Мистура присутствовал и на них.

Начать политический процесс в Сирии сегодня является главной задачей Москвы, однако удары США и их союзников внесли в него определенный диссонанс. Если часть наблюдателей за ситуацией считает, что Москва проявила мудрость, не вмешиваясь в конфликт с США, другие полагают, что Кремль показал свою слабость, поскольку атака была совершена против его союзника. Как считает ведущий эксперт Gulf State Analytics Теодор Карасик, встреча со спецпосланником ООН важна для российской стороны, которой необходимо задействовать эту организацию для недопущения новых атак по Сирии.

При этом ситуация сегодня обостряется. «Запад говорит, что могут быть новые химатаки. Россия будет давить на Асада не допустить их. Отец должен как следует наподдать своему сыну», — говорит Карасик.

В таких условиях довольно сложно говорить о продолжении переговорного процесса, так как стороны к ним просто не готовы. Общественное мнение в Сирии не воспримет каких-либо уступок со стороны Дамаска оппозиции. Что касается противников Асада внутри страны, то они могут, почувствовав слабость режима, начать выдвигать все новые требования.

«Сейчас, когда крупнейшие державы демонстрируют свое отношение к Асаду и свое стремление ослабить его режим, оппозиция несомненно будет подходить с еще большими запросами к перспективам переговоров. Мы будем видеть большую неуступчивость, большее желание получить то, что она бы не получила при другом раскладе», — отметила ранее в комментарии для «Газеты.Ru» эксперт клуба «Валдай», главный научный сотрудник Института востоковедения РАН Ирина Звегельская.

В этой связи от встречи де Мистуры с главой российского МИД Лавровым пока ждать нечегою «Женевских переговоров пока не планируется, Астаны тоже, так что повестка исключительно такая, чтобы затронуть те события, которые уже произошли», — говорит эксперт РСМД Юрий Бармин.

Как отмечает эксперт, сейчас — после взятия Гуты — «происходит перекалибровка позиций», а сирийские власти активно интересуется происходящим на юге страны — там, как ранее сообщил военно-дипломатический источник РИА «Новости», бойцы «Сирийской свободной армии» и «Джабхат ан-Нуcры» (запрещена в России) хотят создать автономию под патронажем США. Боевики, как рассказал российский представитель, могут начать атаку на силы Асада, используя подготовленную провокацию.

В свою очередь, американское издание The Washington Post излагает эту историю иначе. Как пишет издание, боевики, которые находятся на юге, опасаются удара со стороны правительственных сил и «большой войны». На юге Сирии проходит граница и с другим союзником США — Иорданией.

Сирия. США. Турция. ООН. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > gazeta.ru, 20 апреля 2018 > № 2575745


Украина. Сирия. США. РФ > Армия, полиция > inosmi.ru, 19 апреля 2018 > № 2578351 Владимир Горбулин

Владимир Горбулин: «Нападение на Украину приведёт к новой мировой войне»

Анна Стешенко, журналист, LB.ua, Украина

LB.ua: Ракетный удар по Сирии, введение новых санкций против России, — мы наблюдаем рост напряженности в глобальном масштабе. Насколько велика опасность «большой войны», учитывая такое обострение?

Владимир Горбулин: На мой взгляд, напряжение действительно достигло очень высокого предела и вызывает тревогу во всем мире. Этот тезис под сомнение ставить сегодня нельзя. Мы уже «нырнули» в «холодную войну». Считаю, что из неё ещё не вынырнули. Я бы сказал, что именно в прошлом месяце у нас было какое-то «мартовское безумие». Это термин из американского студенческого баскетбола, самого модного спорта США, когда команда играет по круговой системе, а, начиная с марта, они играют уже «навылет». Так вот, 1 марта Путин задал тональность, сказав о бесконечных возможностях своего Министерства обороны. Хотя, я полагаю, что в его выступлении на самом деле было много технологического бреда. Потом последовали события с отравлением Скрипаля, высылка дипломатов. Да, такого никогда не было. 250 людей за такое короткое время! Плюс нужно учитывать взаимоотношения у США с Китаем, это уже почти торговая война. Все это создаёт, если честно говорить, очень печальный небосклон. Очень печальный! Однако я думаю, что самоубийц в этом мире мало. Я как человек, который разбирается не только в ракетных вооружениях, но и в ядерных, не думаю, что мы приблизились к «большой войне».

— Вы сказали, что началась «холодная война»…

— Сегодняшние события мне чем-то напоминают 1962 год. Советский Союз и США. Тогда Никита Сергеевич (Хрущев — LB.ua) блефовал. Тогда наш ракетный потенциал не доставал США. Он был недостаточен. А мы были окружены таким количеством военных баз, что мы бы не смогли от них защититься. От стратегической и ядерной авиации Штатов. Я считаю, что тогда мы были очень близки ко всему. Но благодаря позиции Кеннеди, в первую очередь, нам удалось «растащить» эту ситуацию. Хотя генералитет и Пентагон в то время давили на Кеннеди. После 1962 года ничего подобного не было. Просто были пересечения «по касательной» войск СССР и США.

— На Ваш взгляд, кто выйдет на этот раз победителем в новой «холодной войне» — Путин или Трамп?

— Они оба достаточно сложных человека. Но если Путина я уже изучил, то о Трампе пока что точно сказать не могу. Он пришёл из сферы шоу-бизнеса в какой-то степени. Поэтому крайне сложно сказать, как он оценивает события. Но в США, кроме президента, есть Конгресс. А в России, кроме Путина, ничего нет. Там есть только Путин! Путин — старый, Путин — новый, но на самом деле ничего не меняется. Он сам себе оппонирует. Но в то же время, считаю, что пойти на серьезное обострение не хватит того, что называется, как бы это сказать, «дурного мужества». Потому что, я не думаю, что кто-то хочет прекращения жизни на этой Земле — завтра или послезавтра. Поэтому это будет сдерживающим фактором.

— То есть все заявления о ядерном потенциале, о новых типах вооружений — это не больше, чем бряцание оружием?

— США и Россия столько сделали, чтобы сократить ядерное вооружение. В 1985 году было 60 тыс. ядерных боеголовок. Сегодня осталось всего 15 тысяч: 7,5 у России и 7,5 — у Штатов. У других тоже есть. Но я надеюсь, что здравый рассудок возобладает.

— Никто не рискнёт нажать ядерную кнопку?

— Тогда просто закончат свои жизни. А все они хотят жить! Так можете и написать. Все они хотят жить.

— Согласно информации СНБО, Россия увеличивает своё военное присутствие на нашей оккупированной территории. Это говорит о том, что Путин готовится к новому наступлению на Украину?

— Военное присутствие России давно увеличено. Только в одно время на Донбассе было порядка 9 тысяч русских, затем — 7,5 тысяч, а сейчас — 2,9 тысяч, и это только русских. В Крыму — порядка 30 тысяч хорошо вооруженных войск. Знаете, не думаю, что Крым станет спусковым крючком. Это неприятно — иметь «подбрюшье» у себя в отношении Запорожской, Одесской, Днепропетровской и Херсонской областях. Но я не думаю, что начнётся война.

— То есть Путин не пойдёт на новое вооруженное наступление?

— Думаю, что на большую экспансию и наступление не пойдёт. И на Украину, в том числе. Абсолютная правда, что Россия увеличивает военное присутствие. Мы окружены на самом деле давно. Плюс не стоит забывать, что 18 плацдармов находятся по периметру, на которых присутствуют 4-ая и 6-ая авиационные армии. И для Украины страшен не столько российский «Искандер» — в ракетном плане Россия имеет абсолютное преимущество. Поэтому нам защититься нечем. Но такое вероятное нападение на Украину приведёт к новой мировой войне. Думаю, Путин на это не пойдёт.

— Вы верите лично в то, что Украина вернёт Крым и Донбасс?

— Я не буду отвечать на этот вопрос. Потому что я верю. Но не хочу присоединиться к многочисленным нашим «кукушкам» и «петухам», которые изо дня в день на экранах телевизора столь смело рассуждают, не понимая, какой накоплен ядерный потенциал. Достаточно вспомнить: 0,002 мегатонны упали на Хиросиму и Нагасаки. Погибло 160-170 тысяч человек. А сегодня каждая боеголовка, как в России, так и США, это в лучшем случае 0,4-0,5 мегатонны. Поэтому надо бы подумать всем «кричащим» из телевизионного ящика. Нельзя обострять ситуацию дальше.

Украина. Сирия. США. РФ > Армия, полиция > inosmi.ru, 19 апреля 2018 > № 2578351 Владимир Горбулин


Сирия > Армия, полиция > inosmi.ru, 19 апреля 2018 > № 2578348

Конфликт в Сирии как фрагментарная третья мировая война

Марта Томашкевич (Marta Tomaszkewicz), Newsweek Polska, Польша

Интервью с представителем инициативы Глобальный договор ООН в Польше Камилем Вышковским (Kamil Wyszkowski)

Newsweek Polska: В выходные США, Франция и Великобритания нанесли удар по военным целям в Сирии, демонстрируя президенту Башару Асаду, что они осуждают применение химического оружия. Это был правильный шаг?

Камиль Вышковский: Раз мы, вне всяких сомнений, имели дело с применением оружия массового поражения (химическим оружием), то есть явным нарушением международного права, военный ответ выглядит вполне оправданным. Перед тем, как США, Франция и Великобритания провели свою операцию, была предпринята попытка договориться о том, чтобы на место трагедии отправилась команда экспертов с мандатом Совбеза ООН, но, к сожалению, Россия воспользовалась правом вето.

— Авианалеты напугали Путина и Асада?

— Как минимум с Россией атаку согласовали, чтобы нанести удар не по людям, а по военным объектам сирийской армии. Можно ли назвать это военным успехом? Я сомневаюсь. Это, скорее, демонстрация сплоченности стран Запада, сигнал, что применение химического оружия не останется безнаказанным, а реакция не ограничится дипломатическими депешами или протестами. Посмотрим, окажет ли проведенная операция эффект сдерживания, сможет ли она защитить мирное население от повторения таких трагических событий.

— Война продолжается уже больше семи лет, в ближайшее время она, судя по всему, не закончится. Мы уже видим, что дело не в самой Сирии, а в том, что на ее территории столкнулись крупные державы. Недавно вы сказали, что это «фрагментарная третья мировая война». Почему ее можно так назвать?

— Это определение первым использовал папа римский Франциск, и я согласен с понтификом. Разворачивается глобальный конфликт, но мы его не видим, ведь никто не объявляет войну. Это конфликт нового типа. Время от времени державы сталкиваются друг с другом на территории третьих государств более очевидным образом. После Второй мировой войны Запад и Восток противостояли друг другу на Корейском полуострове, во Вьетнаме, Афганистане, Ираке, Грузии, на Балканах и на Украине, сейчас они столкнулись в Сирии. Одновременно разворачиваются торговая и цифровая войны, увеличиваются расходы на вооружение. Процесс сокращения ядерных арсеналов приостановился, глядя на Северную Корею или Иран, мы понимаем, что некоторые страны до сих пор стремятся получить доступ к ядерному оружию. Масштаб гонки вооружений ужасает. Безумный танец продолжается.

Грозит ли человечеству полномасштабная третья мировая война? Я думаю, мы можем ее избежать. Война идет, но пока она выглядит иначе, ее проявления неуловимы. Вся надежда на укрепление роли международных организаций, которые занимаются сохранением мира, в том числе роли системы ООН.

— Невозможно понять, кто с кем воюет, чьи интересы представляет. Почему так сложно разрешить конфликт в Сирии?

— Ни одна из сторон не заинтересована в его окончании. Максимально упрощая, можно сказать, что в сирийском конфликте с одной стороны выступают США, которых поддерживают их союзники (в первую очередь Франция, Великобритания и Израиль), Сирийская свободная армия и курды, а с другой стороны — Россия, которая пользуется поддержкой Ирана и сил, подчиняющихся президенту Асаду. Саудовская Аравия преследует свои интересы, Турция враждует с курдами, разворачивается шиито-суннитский конфликт. Все это — классический ящик Пандоры. Единственный выход — мирный процесс, проходящий под давлением международных организаций на враждующие стороны.

— Почему Россия так решительно защищает Асада?

— Это ее единственный союзник в ключевом со стратегической точки зрения регионе Ближнего Востока. Кроме того, он полностью зависит от Москвы. Если обратиться к историческим аналогиям, его можно назвать российским вассалом. Россияне стремятся получить стратегический доступ к Средиземному морю.

— Что это значит?

— Захватив Крым, Москва обрела стратегическое преимущество в бассейне Черного моря, а сейчас она старается заигрывать с Турцией, умело используя турецко-курдский конфликт. Одновременно россияне осознают, что они утратили влияние в Ираке. В бассейне Балтийского моря у России есть плацдарм в виде Калининградской области, также она планомерно наращивает свое влияние в Белоруссии. На территории Украины продолжается открытый конфликт. Все эти на первый взгляд не связанные друг с другом элементы складываются в долгосрочную геополитическую стратегию России, которая планирует сделать своей опорой Балтийское, Черное и Средиземное моря. С одной стороны, она хочет контролировать торговые маршруты, а с другой — опасается угрозы с юга (Китая). Российский натиск на Запад продолжается уже много веков подряд, внимательные наблюдатели знают, что это стабильный тренд. Россия ищет опору для своей стабильности на Западе, но одновременно приносит туда дестабилизацию.

— Какие интересы преследуют в сирийской войне США?

— США стремятся сохранить свою сферу влияния. Мир стремительно меняется, американцы теряют союзников на Ближнем Востоке. Вторжение в Ирак стало началом конца американского доминирования в этой части мира. Ирак пошел своим путем, Турция превратилась в региональную державу и все отчетливее дает понять, что она не позволит вести на этой территории независимую политику. Саудовская Аравия лавирует, пытаясь приспособиться к новым временам. У Вашингтона остался только Израиль.

Бесправный захват украинского Крыма и война на востоке Украины показывают, насколько слабее стала позиция США.

— Как Вы считаете, следует ли американцам ради мира в регионе уступить и согласиться на то, чтобы Асад остался у власти? Может быть, такое решение, действительно позволит нормализовать ситуацию…

— Если начнутся мирные переговоры, этот пункт будет последним, по которому американцы будут готовы уступить. Лично я полагаю, что шансов на отстранение Асада уже нет. Вашингтону следует изменить переговорную тактику и сосредоточить усилия на формировании основ мира в регионе.

— Химическая атака показала, что когда крупные державы демонстрируют свои геополитические амбиции, всегда страдают мирные жители. Почему так сложно открыть гуманитарные коридоры и ввести миротворческие силы ООН («голубые каски»)?

— Введение этих сил — одно из возможных решений, но на проведение такой операции нужно согласие Совбеза ООН, а там Россия обладает правом вето. Мне бы хотелось, чтобы Польша, которая стала непостоянным членом Совета, активнее подключилась к этому делу. Гуманитарные коридоры — очередная очень сложная тема. Прежде всего следует оказать поддержку тем странам, которые приняли у себя миллионы сирийцев, в первую очередь Иордании. Мы стали свидетелями самого масштабного гуманитарного кризиса XXI века, и, на мой взгляд, иорданский народ должен получить Нобелевскую премию мира, а Европа — выговор.

— Почему поляков должны волновать события, которые происходят в Сирии?

— Закрывать глаза на несправедливость, делать вид, что нас это не касается, — самая губительная стратегия. За нежелание проявлять солидарность придется заплатить, тот, кто в ней отчаянно нуждался, запомнит это. Когда Польше понадобится помощь, она может ее не получить. Как показала история XX века, это вполне реальный сценарий.

Сирия > Армия, полиция > inosmi.ru, 19 апреля 2018 > № 2578348


Турция > Армия, полиция > inosmi.ru, 19 апреля 2018 > № 2578343

Турция продемонстрировала НАТО решительную позицию по поводу F-35

Haber7, Турция

Анкара решительно отреагировала на шантаж США «если вы купите С-400, мы не дадим вам самолеты F-35». Генеральному секретарю НАТО Столтенбергу, посетившему Турцию, было сделано предупреждение: «Один член НАТО не может применять санкции в отношении другого члена НАТО. Турция имеет право получить F-35».

В ходе состоявшегося на днях визита генерального секретаря НАТО Йенса Столтенберга в Анкару обсуждалось много тем — от последней операции в отношении режима Асада в Сирии до борьбы с терроризмом, от сделки Турции с Россией по С-400 до проекта боевых самолетов F-35. Первому лицу НАТО было на повышенных тонах передано беспокойство Турции по поводу того, что США в ответ на приобретение Турцией системы противовоздушной обороны С-400 у России шантажируют Анкару проектом F-35.

Мы напомнили о SAMP-T

Анкара четко подчеркнула справедливость покупки систем, которые она не может получить от своих союзников по НАТО, сталкиваясь с эмбарго, когда речь идет о важнейших вооружениях, и дала сигнал о том, что введение санкций против Турции по самолетам F-35 под предлогом С-400 неприемлемо. При четком акценте на том, что применение санкций страной-членом НАТО против другого члена НАТО в сфере совместного производства альянсом самолетов нового поколения несовместимо с понятием «союзничество», Столтенбергу напомнили, что Турция — в то же время партнер по производству F-35. Главе НАТО было сказано, что Турция, как любой член НАТО, имеет право получить боевые самолеты нового поколения F-35, и этот вопрос не может быть связан с покупкой С-400. Также было отмечено, что Турция для обеспечения своей долгосрочной потребности в противовоздушной обороне и интеграции этой системы в оборонную сеть НАТО ведет совместную работу с Италией и Францией, с которыми было подписано соглашение о совместном производстве системы SAMP-T и запущены соответствующие проекты.

Напоминание о прошлом

Кроме того, Столтенбергу, прибывшему из Брюсселя в Анкару с теплыми сигналами в адрес Турции, было сказано, что Турция продолжает переговоры и с США по системам «Пэтриот». Турецкие власти, напомнив о военных эмбарго, которые применяли против Турции ее союзники по НАТО, обратили внимание на то, что мы продолжим обеспечивать свои потребности за счет национального производства или иных альтернатив. В рамках тендера по системам противовоздушной обороны большой дальности Анкара не встретила от своих партнеров по НАТО ни готовности к передаче технологий, ни каких-либо ценовых преимуществ и была вынуждена отменить тендер.

НАТО применяет эмбарго

Турция, столкнувшаяся с серьезной террористической угрозой у своих границ из-за Сирии, поздно получила необходимые системы несмотря на то, что опасности подверглись юго-восточные границы НАТО; в сфере их использования чинились препятствия, к тому же поддержка систем большой дальности тоже испытывала воздействие возникавшей политической напряженности. В отношении других видов оборонной продукции, в которых нуждалась Турция, ее союзники по НАТО тоже применяли эмбарго. Когда союзники по НАТО бросили Турцию на произвол судьбы, она обратилась к альтернативным системам для удовлетворения своей потребности в обеспечении безопасности. О том, что администрация США угрожала Турции санкциями по Ф-35 за заказанные России С-400, заявлял бывший министр по делам ЕС Волкан Бозкыр (Volkan Bozkır).

Турция > Армия, полиция > inosmi.ru, 19 апреля 2018 > № 2578343


Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 19 апреля 2018 > № 2578341

Чем ВСУ отвечают вражеским снайперам на Донбассе

Михаил Жирохов, военный историк, Обозреватель, Украина

Хотя периодические локальные перемирия на фронте и носят достаточно условный характер и зачастую нарушаются противником, однако стоит признать, что за последнее время применение тяжелых вооружений существенно уменьшилось.

В результате основными причинами потерь наших военных на линии соприкосновения стали подрывы на растяжках и фугасах, обстрелы транспорта из противотанковых ракет, а также нарушения техники безопасности. Но самые тяжелые потери сегодня наша группировка на Донбассе несет от снайперского огня противника.

Посудите сами: из 313 погибших по боевым причинам с ноября 2016 года по март 2018 года 88 человек (или около 30%) погибли от рук вражеских снайперов. И это только те случаи, которые документально зафиксированы, а обстоятельства некоторых потерь вообще доподлинно неизвестны.

Последний зафиксированный случай — сержант Денис Начосный из 57-й мотопехотной бригады, которого вражеский снайпер застрелил в голову 12 апреля в районе Песков. Причем, анализируя эти потери, оказывается, что большинство бойцов получили ранения головы и шеи, когда выглядывали из-за укрытий. И еще: большинство — это либо бойцы, которые буквально за месяц-другой до того подписали контракт, или же те, кто воевал с 2015-го, а то и 2014 года. Этим самым подтверждается печальное правило всех войн, что гибнут либо новички, которые ничего не знают, либо ветераны, которые думают, что все знают.

Однако нельзя говорить о том, что проблему наши генералы не замечают и не предпринимают совсем уж ничего. Серьезную ставку делают, например, на помощь со стороны западных союзников в этом направлении. Для того чтобы показать всю серьезность проблемы, даже устроили «экскурсию» на прифронтовые территории сенатора Роберта Портмана. На пресс-конференции по итогам поездки отдельной строкой прозвучала проблема снайперского огня со стороны пророссийских боевиков и обещание в ближайшее время предоставить «снайперский пакет» для украинской армии. Естественно, что никаких деталей о его составе не было, но стоит предположить, что вряд ли это снайперские винтовки (с этим за последние два-три года более или менее наладилось), а скорее всего, речь идет об антиснайперских комплексах — как носимых, так и мобильных на базе «Хамви».

Нельзя сказать, что снайперских винтовок в спецподразделениях очень много, но по сравнению с тем же 2014-м годом качество и количество увеличились. Как в подразделения ВСУ, так и Нацгвардии еще с 2015 года поступают крупнокалиберные снайперские винтовки «Баррет (Barrett) М107А1».

В войсках также много полуавтоматических снайперских винтовок «Форт-301» калибра 7,62×51мм, которые являются лицензионной версией израильской снайперской винтовки «Галиль снайпер (Галатц)» (Galil sniper (Galatz)).

И наконец, новинка буквально последних месяцев — армейцы официально приняли на вооружение самозарядную полуавтоматическую снайперскую винтовку Z-10 (UR-10) компании «Зброяр» калибра 7,62×51 мм (НАТО), патрон «308 Винчестер» (308 Winchester), которую можно считать полным аналогом американской автоматической винтовки AR-10. Этот высокоточный стрелковый комплекс натовского образца позволяет вести интенсивный огонь на разных дистанциях, оптимально подходит для проведения специальных операций.

Собственно, и ранее Z-10 попадала в центр внимания общественности, когда в августе 2017 года стало известно, что президент Порошенко закупил за собственные средства и передал спецназовцам 100 снайперских комплексов, из которых 82 были именно винтовки Z-10. Недавно винтовки Z-10 и Z-008 испытывал лично начальник Генерального штаба — Главнокомандующий Вооруженных Сил Украины Виктор Муженко.

И еще. Под руководством западных инструкторов ведется серьезная работа по подготовке штатных снайперов не только для спецподразделений, но и для строевых частей.

Как только на фронте обострилась ситуация с вражескими снайперами, буквально все наличные спецы были срочно переброшены на «ноль». Самой большой проблемой является сама специфика антиснайперской войны, когда о победах на публику не говорят (по крайней мере, по горячим следам).

Однако о том, что такая «тихая» война идет, можно судить по косвенным данным. Так, например, достаточно широко освещался случай 9 марта 2018 года, когда во время дуэли снайперских пар в серой зоне под Водяным (мариупольское направление) погибли сразу двое военнослужащих полка НГУ «Азов». Причем заместитель командира разведвзвода 1-го батальона Юрий Луговский (1994 года рождения) погиб на месте, а его напарник Марк Гудзовский (1997 года рождения) умер 14 марта в больнице им.Мечникова (шансов у него не было — пуля прошла через затылок).

Луговский был достаточно известным в узких кругах снайпером, имел даже псевдо «Баррет», на его счету несколько десятков уничтоженных боевиков. Чего стоит, например, случай от апреля 2015 года, когда в ходе одного из боев за Широкино он уничтожил противника прямо во время съемки сюжета российским телеканалом.

Кстати, скрепя сердце, потери своих снайперов в противостоянии с нашими вынужден признавать и противник. Так, 29 марта пророссийские СМИ из Донецка распространили информацию, что в ходе снайперской дуэли был ранен «сербский снайпер Деян Берич». Впоследствии по разным телеканалам, подконтрольным оккупационной администрации, крутили видео, в котором серб-наемник демонстрировал свой бронежилет. Как можно было понять, пуля не пробила одну из стальных пластин, в результате чего серб отделался легкой заброневой травмой.

И это те «легендарные личности», которые на слуху, а сколько безымянных россиян и коллаборантов были уничтожены за последние месяцы нашими снайперами, не знает никто. Только в многочисленных «не забудем, не простим» в соцсетях по поводу очередного погибшего местного коллаборанта проскакивает «убит снайпером в голову». То есть антиснайперская война набирает обороты, и тут победа будет на стороне того, у кого будет больше ресурсов и лучше оружие и снаряжение.

А пока мы становимся свидетелями того, как Украина самостоятельно и с помощью западных союзников наверстывает упущенное в области снайпинга.

У командования есть понимание того, что в условиях нынешней позиционной войны производство собственных снайперских комплексов и насыщение ими строевых подразделений наравне с закупкой образцов как снайперского, так и антиснайперского вооружения у стран-партнеров может изменить саму картину ведения боевых действий на Донбассе.

В то же время пока не видно результатов в направлении решения еще одной весьма важной проблемы — создания собственной патронной отрасли, в том числе и для производства таких необходимых патронов для снайперских комплексов.

Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 19 апреля 2018 > № 2578341


Сирия. США > Армия, полиция > inosmi.ru, 19 апреля 2018 > № 2578338

Болтон призывает создать новую «арабскую коалицию», которая займет место Америки в Сирии

Как раз то, что нужно для спасения сирийского народа.

Фрэнк Селлерс (FRANK SELLERS), The Duran, США

В конце марта американский президент Дональд Трамп объявил, что хочет вывести США из Сирии, поскольку они там не добились ничего, но потратили миллиарды американских долларов, а также потеряли много людей. Но достаточно одной постановочной «химической» атаки, не имеющей никаких доказательств, и он вдруг наносит по Сирии военный удар вместе с союзниками Британией и Францией.

Удар был ограничен всего несколькими целями, где предположительно разрабатывалось, производилось и хранилось химическое оружие. Но вначале Трампу очень хотелось, и он был готов нанести удары по всему, что доставляет США неприятности в Сирии. Однако министр обороны Мэттис отговорил его, убедив сократить перечень целей, так как в ходе масштабного удара в Сирии могли пострадать русские.

Но Трамп заявляет, что он по-прежнему хочет вывести из Сирии американские войска. Таким образом, он одновременно сел на двух лошадей, поскольку инициировал наш военный удар по Сирии. А что если свергнуть Асада в Сирии, вывести оттуда наших парней (поскольку именно за это он выступал в ходе предвыборной кампании, и именно это повторил в прошлом месяце) и одновременно сохранить лицо? Почему бы не сделать и то, и другое? Почему бы не вывести наших парней, и одновременно не отстоять американские и израильские интересы в Сирии?

У нас в регионе по-прежнему есть союзники, желающие ухода Асада и помогающие нам финансировать и обучать «умеренных», которые с радостью согласились бы хоть на какую-то помощь в своей проигрышной борьбе. Отсюда появилась идея создать арабскую коалицию в составе региональных союзников США, которые могут разместиться там, где сохраняет свое присутствие Америка, и которые могут продолжить ее действия. Похоже, что это выигрышное предложение для всех.

И тут на сцене появляется Джон Болтон, новый министр войны, массовой гибели и разрушений. Пардон, советник по национальной безопасности. Болтон на протяжении нескольких лет страстно призывает нас просто взять и осуществить вторжение в Сирию и Иран, чтобы они не мешали нашим «национальным интересам». Теперь Болтон пошел в новую кавалерийскую атаку, стремясь создать «арабскую коалицию», которая займет место Америки в Сирии, чтобы американцы ушли и сэкономили часть своего финансового и политического капитала. Белый дом также пообещал «весомое вознаграждение» тем арабским странам, которые отправят в Сирию свои войска.

На сегодня в список возможных членов новой «коалиции» вошли Саудовская Аравия, Кувейт, Оман, Катар, ОАЭ, Бахрейн, Иордания и Египет. А поскольку американские действия в регионе нам выдают за гуманитарную операцию — ну, типа спасения белых медведей, то наши региональные союзники Саудовская Аравия, Катар и Кувейт, у которых блестящая репутация отважных гуманистов, преодолевающих любые непреодолимые преграды ради защиты прав человека, это как раз то, что нужно для избавления сирийского народа от «монстра» Асада и террористов, которых мы вооружаем, обучаем и финансируем с самого начала гражданской войны в Сирии в 2011 году.

Американские официальные лица упорно пытались и пытаются добиться от этих мусульманских стран создания такой региональной коалиции, но пока им не удается достичь этой цели. Как сказал официальный представитель возглавляемой США коалиции в Сирии полковник Райан Диллон (Ryan Dillon) решение об участии или неучастии, и на каком уровне, будут принимать сами кандидаты. Он заявил: «Что касается коалиции и отдельных стран, которые направляют силы в Сирию по своей заявке, то мы их не называем, но с уважением отнесемся к их просьбе, будь это заявка на осуществление авиационное поддержки, на отправку инструкторов, на осуществление наземной поддержки. Пусть эти страны сами решают, какой вклад будут вносить, пусть сами делают объявления об этом».

Саудовцы пришли в экстаз от этой идеи, поскольку они настаивали на отправке своих войск в Сирию со времен Обамы, но мир отнесся к этому не очень тепло. Саудовский министр иностранных дел Адель аль-Джубейр (Adel al-Jubeir) заявил на совместной пресс-конференции с Генеральным секретарем ООН в Эр-Рияде: «Мы с самого начала сирийского кризиса ведем с США переговоры об отправке туда своих войск».

Кроме того, на своем участии в этой инициативе настаивает советник ОАЭ и американский учредитель компании «Блэкуотер» Эрик Принс (Erik Prince), поскольку среди наемников будут американцы, не являющиеся официальными военнослужащими. Это позволит Трампу продолжать борьбу с Асадом, одновременно утверждая, что американские парни не проливают свою кровь.

Сирия. США > Армия, полиция > inosmi.ru, 19 апреля 2018 > № 2578338


КНДР. Сирия. США > Армия, полиция > inosmi.ru, 19 апреля 2018 > № 2578336

Чему научил КНДР военный удар в Сирии?

Мияке Кунихико (Kunihiko Miyake), Санкэй симбун, Япония

Вечером 13 апреля Трамп приказал нанести удар по Сирии. А 9 апреля он заявил, что примет решение в течение 24-48 часов. В результате решение было принято на два дня позже, однако в чем смысл этой задержки? В этой статье я соберу информацию по крупинкам и проанализирую причину выбора президентом Трампом несерьезного удара по объектам химического оружия и его влияние на проблему КНДР.

Уход от полномасштабной войны с Россией

Я придерживаюсь следующего мнения.

Кроме удара, другого выбора не было

Поскольку весь мир вновь облетело страшное видео, на котором у девочки изо рта идет пена, в этот раз Трамп, приказавший нанести удар по Сирии в апреле прошлого года, не мог отказаться от очередного удара. По этой причине 9 апреля он намекнул о скором начале военных действий.

Ограниченный удар — самое простое средство

Если необходимо сразу же продемонстрировать результаты, то, как и в прошлом году, лучшее средство — удар «Томагавками» по объектам химического оружия. Несмотря на это, решение было принято на два дня позже. Причина скорее всего заключается в том, что сам президент подумывал о более масштабном ударе в сравнении с ограниченной атакой прошлого года. В этом случае под огнем оказались бы военно-воздушные объекты российских и иранских войск, базирующихся в Сирии.

Об атаке по российским войскам не могло быть и речи

В Сирии находится 24 российских объекта. Если атаковать хотя бы часть из них, была теоретическая возможность начала ядерной войны между США и Россией. Тем не менее поскольку ни Россия, ни США не хотят вести полномасштабную войну из-за Сирии, у США не было ни одной причины наносить удары по базам российских войск. Я удивлюсь, если такие причины были.

Дело не сдвинется с мертвой точки, если не атаковать иранские войска

В Сирии находится около 40 объектов Корпуса Стражей Исламской революции. Без помощи Ирана администрация Асада не просуществовала бы до настоящего момента и не сможет существовать в будущем. Другими словами, пока не будет нанесен удар по иранским базам, гражданская война в Сирии не завершится в той форме, в которой этого желает Запад.

Иранские и российские войска базируются вместе

Тем не менее сложно атаковать только иранские военные базы. Дело в том, что в Сирии находится около 20 в основном военно-воздушных баз, на которых расквартированы военнослужащие иранских и российских войск. Удар по Корпусу Стражей Исламской революции будет означать удар по российским войскам.

Диспозиция противоборствующих сил не изменится

Крупномасштабный удар сложно объяснить с юридической точки зрения

Есть информация, что президент Франции Эммануэль Макрон убедил Трампа ограничить цели химическим оружием при том, что присутствие в Сирии не будет ограничено коротким периодом. В условиях отсутствия резолюции, разрешающей военные действия в Сирии, данный выбор неизбежен. Сложность юридического обоснования касается также и Францию с Великобританией, которые поддержали США.

Дебаты в администрации Трампа

В американском правительстве больше всего против войны выступают военачальники, чьи подчиненные могут погибнуть первыми. Есть информация, что и в этот раз министр обороны США Джеймс Мэттис отчаянно протестовал против крупномасштабных военных действий. В последнее время войну начинают не американские военные, а гражданские люди.

Ограниченный удар не завершит гражданскую войну

После ожесточенных споров в конечном итоге было принято решение нанести ракетный удар по ограниченным целям, как и в прошлом году. Отличие только в странах-участницах и количестве запущенных ракет. Благодаря этому гражданская война не завершится.

Даже если «Исламское государство» (запрещена в РФ — прим. ред.) будет ликвидировано, этот регион скорее всего продолжит кишеть нечистью: правительство Сирии, поддерживаемое Россией и Ираном, антиправительственные силы, которые опираются на США и некоторые арабские страны, член НАТО Турция, атакующая сирийских курдов, обладающих наибольшей боеспособностью, и так далее.

КНДР будет придерживаться главной стратегии, состоящей в разработке ядерного оружия?

На этом закончу повествование о Сирии и коснусь темы КНДР. Когда начались военные действия в Сирии, я проводил в Токио моделирование ситуации в случае возникновения чрезвычайных обстоятельств на Корейском полуострове. Подобные учения проводятся Институтом глобальных исследований Кэнона три раза в год. В этот раз приняло участие около 70 человек из Японии, США, Китая и Южной Кореи: депутаты парламента, чиновники, военные, ученые и журналисты. Участники разделились на группы из шести стран и в течение 24 часов моделировали обострение военного напряжения после завершения неудачей переговоров между главами Севера и Юга, а также лидерами США и Китая.

О результатах я сообщу в другой статье. В этой я расскажу, чему я вновь научился в связи с военной ситуацией на Корейском полуострове.

Суть в следующем: Сирия не предприняла ответных мер в отношении ограниченных военных ударов по сирийским объектам химического оружия, однако что касается КНДР, то будет сложно нанести ограниченные удары по ядерным объектам. КНДР способна ответить: у нее есть несколько тысяч единиц самоходной артиллерии и пусковых установок реактивной системы залпового огня, которые нацелены на Сеул. Если подумать, то именно в этом и состоит отличие между Сирией и КНДР.

Я уверен, что в результате удара США по Сирии КНДР вновь осознала правильность своего центрального курса: для того, чтобы сдерживать США, которые не исключают возможность военного удара, придется продолжить разрабатывать ядерное оружие. В этих условиях становится все меньше шансов на то, что встреча глав США и КНДР урегулирует ядерную проблему КНДР.

Что касается Японии, то ее не устроит неполноценное соглашение, а тем более война в случае провала переговоров. Остается только молиться, чтобы администрация Трампа приняла правильное решение по КНДР. Именно сейчас наступает решающий момент для дипломатии Японии, которая находится на грани национального кризиса.

КНДР. Сирия. США > Армия, полиция > inosmi.ru, 19 апреля 2018 > № 2578336


США. Сирия > Армия, полиция > inosmi.ru, 19 апреля 2018 > № 2578335

Сенаторы обеспокоены политикой Трампа в Сирии

Николь Гоэтт (Nicole Gaouette), Тед Баррет (Ted Barrett), Ричард Рот (Richard Roth), CNN, США

Проведенный во вторник администрацией секретный брифинг очень обеспокоил законодателей, которые выразили озабоченность по поводу ее политики в отношении Сирии и юридических обоснований военных ударов по режиму Башара аль-Асада.

«Увиденное и услышанное очень меня встревожило», — сказал сенатор-республиканец из Южной Каролины Линдси Грэм (Lindsey Graham). Он отметил, что брифинг об ударах, подготовленный и проведенный министром обороны Джеймсом Мэттисом и председателем Объединенного комитета начальников штабов генералом Джозефом Данфордом, усилил его обеспокоенность. Администрация «следует опасным путем» в Сирии, заявил Грэм, не вдаваясь в подробности.

Сенатор рассказал репортерам, что у администрации нет стратегии военного противодействия иранскому и российскому влиянию, и что она «готова отдать Сирию Асаду, России и Ирану».

«Думаю, Асад после этого удара считает, что теперь мы все заберемся в твиттер и не станем предпринимать никаких действий», — заявил Грэм.

Вашингтон вместе с Лондоном и Парижем в субботу ночью нанесли авиаудары в ответ на проведенную 7 апреля атаку против оплота повстанцев Думы, в результате которой погибли 75 человек, в том числе, дети, а еще у 500 человек появились симптомы, характерные для жертв применения химического оружия.

Удар был нанесен через 10 дней после того, как президент Дональд Трамп заявил, что хочет уйти из Сирии. Это вызвало замешательство, поскольку политика администрации стала совершенно непонятной.

«Я хочу уйти, — сказал Трамп на пресс-конференции 3 апреля. — Я хочу вернуть наши войска домой. Пора это сделать».

Но объявляя 13 апреля о нанесении авиаударов, Трамп сказал, что США будут предпринимать настойчивые дипломатические, военные и экономические действия, дабы остановить применение химического оружия. А его официальные лица заявили, что Америка будет по-прежнему громить ИГИЛ (запрещено в России — прим. перев.).

Уходя во вторник с брифинга, сенаторы выразили мнение о том, что изоляционистские позывы Трампа скорее всего возьмут верх вне зависимости от последствий для глобального влияния США, для интересов национальной безопасности Америки и для будущего региона, где Иран усиливает свои позиции, а Россия утвердилась в качестве влиятельной силы, потеснив Соединенные Штаты.

Сенатор-демократ из Делавэра Крис Кунс (Chris Coons) после встречи заявил журналистам: «Хуже плохого плана по Сирии только отсутствие плана по Сирии, а президент со своей администрацией не сумели разработать связный план дальнейших действий».

«Думаю, нам важно остаться в Сирии и настаивать на дипломатическом решении, — добавил Кунс. — Если мы полностью уйдем, у нас не останется рычагов влияния в дипломатическом процессе урегулирования, в восстановлении, не останется надежд на Сирию без Асада».

Сенатор-республиканец из Теннесси Боб Коркер (Bob Corker), постоянно спорящий с Трампом по вопросам внешней политики, заявил репортерам: «Я думаю, план администрации состоит в том, чтобы прекратить все усилия по борьбе с ИГИЛ, и после этого не вмешиваться».

Далее Коркер сказал: «Сирия сейчас принадлежит России и Ирану. Они будут определять ее будущее. Мы хотим остаться за столом переговоров, но когда мы просто говорим и никак не влияем на ситуацию на местах, это пустая болтовня и ничего больше».

Коркеру задали вопрос о том, надо ли администрации активнее действовать в военном плане, чтобы влиять на события на местах. Он ответил: «Она не будет этого делать. Я понимаю, что этого не будет. Этого просто не произойдет. Чтобы делать это, нужны значительные усилия наших военных, но на мой взгляд, американский народ сейчас с этим не согласится».

Когда администрация проводила брифинг для сенаторов, в Совете Безопасности ООН шло заседание по ситуации в Сирии. Удары по Думе привели к усилению напряженности между Россией, США и их союзниками. Когда российский постоянный представитель обвинил Соединенные Штаты в нанесении ударов по суверенному государству, исполняющая обязанности заместителя представителя США в ООН Келли Карри (Kelly Currie) в ответ обвинила Россию в попытках отвлечь внимание от тех зверских преступлений, которые совершает режим Асада.

Пока США охотились на ИГИЛ и добивались прочных успехов для сирийского народа, режим Асада занимался бомбардировками гражданского населения в таких местах как Алеппо, Идлиб и Восточная Гута, сказала она.

«Соединенные Штаты не остановятся, и будут искать пути для достижения этой цели, сколько бы раз наши российские коллеги ни предпринимали эти циничные и плохо замаскированные попытки отвлечь внимание», — заявила Карри.

Кунс отказался поделиться подробностями о секретном брифинге, в котором могли принять участие все сенаторы. Но члены палаты представителей, для которых провели отдельный брифинг в защищенном помещении на Капитолийском холме, рассказали, что чиновники из администрации сосредоточились на юридических обоснованиях для нанесения ударов и на рассказе о выбранных целях.

Не было сказано почти ничего об общей стратегии в отношении сирийского режима, а также о дополнительных военных и дипломатических усилиях, отметили законодатели.

«Мы определенно получили дополнительное представление о пораженных целях, о самой атаке, о том, как использовались пораженные объекты, какие действия происходили в период между заявлением президента о нанесении ударов и самим нападением. Поэтому да, мы узнали дополнительные подробности», — сказал член палаты представителей из Калифорнии демократ Адам Шифф (Adam Schiff).

Члены администрации Трампа, проводя брифинг для законодателей, снова выдвинули доводы о второй статье конституции, которая гласит, что президент является главнокомандующим вооруженными силами. Но у многих законодателей возникает ощущение, что для принятия нового закона о разрешении на применение военной силы президент должен получить одобрение конгресса, и что брифинг как раз и был для этого предназначен.

Член палаты представителей из Калифорнии демократ Джон Гараменди (John Garamendi) заявил, что вторая статья носит слишком общий характер. Он обеспокоен тем, что ее могут применять для дополнительных действий в других регионах. Гараменди сказал журналистам: «Такое обоснование позволяет президенту вести войны где угодно, когда угодно, как только он пожелает. Ему достаточно будет сказать, что это в интересах национальной безопасности».

Министр обороны Джеймс Мэттис, встречаясь во вторник в Пентагоне с министром обороны Албании, заявил, что Соединенные Штаты и их союзники «поступили так, как посчитали нужным», для недопущения дальнейшего применения химического оружия.

«Надеюсь, на сей раз режим Асада усвоил урок», — сказал он.

Вашингтон и его союзники заявляют, что у них есть убедительные доказательства, показывающие, что ответственность за атаку несет Сирия. Они обвиняют Россию в соучастии. Москва между тем заявляет, что это иностранные спецслужбы разыграли в Думе спектакль, дабы получить основания для нападения на Сирию.

Во вторник российские государственные средства массовой информации сообщили, что российские военные обнаружили в Думе химическую лабораторию и склад, которые, по их словам, принадлежали «боевикам».

Россия и Сирия взяли этот населенный пункт под свой контроль, что вызвало обеспокоенность. Во вторник французское Министерство иностранных дел заявило, что «велика вероятность исчезновения» улик с места предполагаемой атаки, поскольку инспекторы ОЗХО пока еще не прибыли в Думу.

«На сегодня Россия и Сирия отказываются пустить инспекторов на место атаки, хотя те прибыли в Сирию еще 14 апреля», — отметило Министерство иностранных дел Франции в своем заявлении.

Российский министр иностранных дел Сергей Лавров опроверг заявления об уничтожении улик в Думе, а представитель российских военных в понедельник заявил, что инспекторы ОЗХО попадут в Думу в среду.

США. Сирия > Армия, полиция > inosmi.ru, 19 апреля 2018 > № 2578335


США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 19 апреля 2018 > № 2578331 Джеймс Коми

Интервью Джеймса Коми главному ведущему «Эй-Би-Си Ньюс» Джорджу Стефанопулосу

ABC News, США

Главный ведущий «Эй-Би-Си Ньюс» Джордж Стефанопулос взял интервью у бывшего директора ФБР Джеймса Коми, которое покажут в эфире в воскресенье 15 апреля 2018 года в специальном выпуске программы «20/20», перед выходом книги Коми «A Higher Loyalty» (Преданность высшего свойства). Ниже приводится запись этого интервью.

Джордж Стефанопулос: Спасибо за то, что сделали это.

Джеймс Коми: О, я с удовольствием. Спасибо, что пришли.

— Начнем с простого. Зачем вы написали эту книгу?

— Я — я не собирался писать книги. Но я решил, что эту написать должен, чтобы попытаться принести пользу. Такова была моя цель после отставки — принести пользу. И я подумал, что могу оказаться полезным, если предложу людям, особенно молодежи, свою точку зрения на то, каким должно быть руководство, и как оно должно рассматривать ценности, ставя их во главу угла. И поэтому…

— Вы излагаете качества нравственного лидера. Каковы они?

— Прежде всего, этот человек осознает, что в центре его руководства должны находиться непреходящие ценности. Работает ли он в правительстве, в частном секторе, возглавляет ли он университет — этот человек должен быть сосредоточен на таких понятиях, как честность, справедливость и, прежде всего, правда. Он должен понимать, что правда важна.

— Складывается такое ощущение, что в основе этой книги лежит тревога. Вы считаете, что мы живем в опасное для нашей страны время?

— Да, думаю, это так. А я весьма осторожен в выборе слов. Сначала, когда я употребил слово «опасный», у меня это вызвало обеспокоенность. Я подумал: «Может, это преувеличение?» Это вызвано не тем, что…

— Почему нет?

— Меня беспокоит, что нормы, лежащие в основе нашей страны… Мы как американцы можем спорить и драться в вопросах продажи оружия, налогов, иммиграции, и мы всегда это делали и делаем. Но нас объединяет набор норм. И самое важное — это правда. «Мы считаем правду самоочевидной», — ведь так гласят наши основополагающие документы, верно? Правда — третье слово в этом предложении. Таковы наши основы. И если мы их утратим, если мы прекратим требовать от наших лидеров верности правде, то в кого мы превратимся? И в этот момент я начал волноваться. По сути дела, в опасности оказываются сами основы нашей страны, когда мы прекращаем давать оценку своим лидерам по главному мерилу — по главной ценности, какой является правда.

— А мы утрачиваем эти основы?

— Да, отчасти. Но как мне кажется, сила нашей страны в том, что мы это превозможем. Да, этой норме будет нанесен вред. Но я в книге сравниваю президента Трампа с лесным пожаром. Ущерб он нанесет величайший. Нанесет ущерб всем этим важным нормам. Но лесной пожар дает возможность прорасти полезным растениям, у которых до пожара не было никакого шанса.

— И как это получится?

— Получится двояко. Во-первых, мы перестанем бесчувственно относиться к тому, что правду каждый день попирают. Мы придем к выводу, что на это нужно обращать внимание, потому что наш сегодняшний курс — это прямая дорога к утрате правды как главной ценности нашей страны. Поэтому каждый из нас должен постоянно в этом участвовать и бить тревогу, когда видит, что правда в опасности, когда видит ложь. И далее, как я уже сказал, мы должны быть вовлечены, мы не должны проявлять равнодушие. Американский народ должен выступить на улицах, на участках для голосования и сказать: «Да, мы во многом не согласны друг с другом. Но у всех у нас есть нечто общее, что исключительно важно для нашей страны. И наши лидеры обязаны соответствовать этим ценностям.

— А откуда такое название — «Преданность высшего свойства»?

— Что ж, отчасти заголовок взялся из моей странной беседы с президентом во время ужина в Белом доме в январе прошлого года, когда он попросил меня как директора ФБР проявить личную преданность к нему. Но я должен быть предан американскому народу и институтам власти. Более того, я всю свою жизнь старался быть лучше как руководитель, старался понять, что важно в руководителе, в лидере. Изучая тех лидеров, которые намного лучше меня, я осознал, что руководитель должен хранить верность и преданность чему-то более высокому, нежели вещи срочного политического порядка, более высокому, чем популярность. Мы должны думать: «Каковы ценности того института, в котором я работаю, каковы ценности страны, о которой я забочусь?»

— Вы смотрите на свою 40-летнюю карьеру, вы как Зелиг современных правоохранительных органов (герой одноименного фильма, способный перевоплощаться в разные личности, принимать облик любого, с кем он окажется рядом — прим. перев.).

— Я человек выдающийся, потому что длинный. Меня видно на любой фотографии…

— Ну, это далеко не все. Вы боролись с мафией, с Мартой Стюарт (предприниматель и телеведущая, оказавшаяся в тюрьме из-за мошеннических действий — прим. перев.), вы оказались в центре громкого скандала из-за слежки властей, из-за пыток. Какие важные уроки вы извлекли из всего этого?

— Важный урок из всего этого? У меня была странная и замечательная карьера. Не знаю, где я оказался в итоге всех этих случаев. Но один урок я извлек. Когда ты оказываешься в трудной ситуации, и у тебя в голове кричат громкие голоса, ты должен подняться над всем этим и задать вопрос: «Что же самое важное в конечном итоге? За что выступает этот орган власти? За что выступает моя страна?»

Это помогает более четко и ясно видеть и понимать, что правда важна, что честность важна. Это нравственные ценности, и они непреходящи. Когда-нибудь тебе придется объяснять своим внукам, что ты сделал и почему, и это будет очень важно. Мои внуки не поймут, как люди злились на меня, как вице-президент США говорил мне, что из-за меня умрут люди.

Они захотят узнать следующее: «Какая у тебя была путеводная звезда? Почему ты принимал такие решения?» И я надеюсь, что смогу ответить: «Потому что я не спешил и думал о том, что имеет значение. За что выступает мое ведомство, и за что выступает моя страна».

— В самом начале карьеры вы участвовали в судебном преследовании крупных мафиозных фигур. Это как-то повлияло на ваше формирование?

— Ну, это был колоссальный опыт, настоящее образование — взгляд изнутри на Коза-Ностру, мафию — как в США, так и на Сицилии. С этим пришло осознание того, что мафия — это такая же организация, как и все прочие. Что у нее есть руководитель, есть мелкие сошки, есть ценности и принципы. Это абсолютно безнравственная организация. Это прямая противоположность нравственному руководству.

Но в то время я этого не знал. Однако эта работа сформировала у меня убежденность в том, что правда должна занимать центральное место в нашей жизни. И что руководство должно сосредоточить свое внимание на важных нравственных ценностях, а не на том, что хорошо для главного начальника, или как добиться того, что хорошо для главного начальника, дать ему то, что он хочет.

— Правда должна занимать центральное место в нашей жизни. И в деле Марты Стюарт тоже?

— Да. Поначалу я ненавидел это дело Марты Стюарт.

— Почему?

— Я не хотел иметь к нему никакого отношения. В то время у нас было много других громких дел. Дело телекоммуникационной компании «УорлдКом», дело «Аделфии», дело «Энрона». Мы старались расследовать случаи корпоративного мошенничества и обмана, масштабного обмана, и подать американскому народу сигнал, что система не прогнила, что богатым это мошенничество не сойдет с рук. Это очень трудная и очень важная работа.

Посреди всего этого, в этих делах были люди, скажем, один знаменитый человек, который во время следствия по инсайдерской торговле по всей видимости солгал. Вначале я отреагировал на это так: «Ну, это пустяки, мелочи. Это отвлечет внимание. Люди начнут бросать в меня камни. Более того, это отвлечет нас от другой работы, которой мы занимаемся».

Люди этого не понимают, но я очень сильно сомневался и едва не отказался от дела против Марты Стюарт, потому что она была богатая и знаменитая. Но я тогда решил, что если бы это был другой человек, любой простой человек, то его все равно следовало бы привлечь к ответственности. Сделать такой вывод мне помогло дело, которое я вел в Ричмонде против одного проповедника-афроамериканца, будучи там федеральным прокурором.

Этот человек лгал нам во время следствия. Я умолял его: «Пожалуйста, не лгите нам, потому что если вы будете лгать, мы привлечем вас к уголовной ответственности». А он все равно солгал. В итоге нам пришлось вынести ему приговор, и он на год с лишним отправился в тюрьму. А я стоял в своем кабинете на Манхэттене — я помню этот момент — смотрел на Бруклинский мост и думал: «А ведь никто в Нью-Йорке, кроме меня, не знает этого человека по имени».

«И почему к Марте Стюарт должно быть иное отношение, нежели к тому человеку?» Причина одна: потому что она богатая и знаменитая, и потому что меня за это будут критиковать. Правда имеет значение в системе уголовной юстиции. А раз она имеет значение, то мы должны привлекать к ответственности людей, которые лгут в процессе следствия.

— Вы не лжете следователям, вы не лжете под присягой?

— Это невозможно, так как в этом случае будет нарушено верховенство права. Было время, когда люди боялись попасть в ад, если принесут присягу именем Бога, а потом нарушат ее. Сегодня мы отошли от этого. Но вместо такого страха должен быть страх перед тем, что если ты солжешь, а власти убедительно докажут твою ложь, они привлекут тебя к ответственности, дабы подать пример всем остальным, кого могут привлечь в качестве свидетелей. Надо говорить правду. Это чрезвычайно важно.

— Вы упомянули, что вице-президент Чейни один раз сказал: «Из-за того, что вы сейчас делаете, умрут люди». Разъясните, в чем тут дело?

— Дело было в западном крыле Белого дома, в комнате для сотрудников. Я тогда работал в Министерстве юстиции, был человеком номер два, заместителем генерального прокурора. Мы в то время вели с Белым домом спор о том, имеются ли законные основания для прослушивания и слежки, которые президент поручил организовать в Соединенных Штатах АНБ.

И мы пришли к выводу — точнее, очень умные юристы, работавшие у меня, пришли к выводу, и я с ними согласился, что у нас нет законных оснований активно участвовать в такой деятельности. Поэтому мы решили отказаться от такого участия. Состоялась встреча, на которой меня пытались убедить передумать. Там председательствовал вице-президент. Он сидел во главе стола.

Я сидел от него по левую руку. Он посмотрел мне в глаза и сказал: «Из-за того, что вы делаете, умрут тысячи людей». Что он имел в виду? А вот что. Поскольку вы заставляете нас прекратить эту программу слежки из-за отсутствия для нее законных оснований, умрут люди.

Моя реакция была такой, и я сказал ему: «Это не на пользу. Да, это вызывает у меня горькие чувства. Я не хочу, чтобы люди умирали. Я всю свою жизнь посвятил защите невинных людей. Но я должен сказать то, что может подтвердить Министерство юстиции, что мы считаем законным. И то, что вы хотите другого, или что это важно, не меняет суть закона. И я — я не могу поменять свою точку зрения. В комнате сгустилась напряженность, и я почувствовал, откровенно говоря, что меня могут раздавить как виноградину. Но я не мог поступить иначе. Не было другого пути. Закон совершенно ясен. И как я, будучи одним из руководителей Министерства юстиции, могу подписаться под чем-то, что не имеет под собой законных оснований? Поэтому мы настаивали на своем.

— Тот же самый вопрос привел к ставшему знаменитым столкновению в больничной палате тогдашнего генерального прокурора Джона Эшкрофта (John Ashcroft). Вы поспешили к нему в палату. Зачем?

— Да, это так. Думаю, это было на следующий день после встречи с вице-президентом Чейни, когда я направлялся домой и ехал по Конститьюшн-авеню. Слева от меня стоял памятник Вашингтону. Справа находился изгиб дороги, откуда можно было увидеть Белый дом. И тут зазвонил телефон.

Звонили от генерального прокурора, моего начальника Джона Эшкрофта. Он был в реанимации. Очень, очень серьезно болел, лежал в госпитале Джорджа Вашингтона. Номер набрал руководитель его аппарата, и он сказал, что хотя мы заявили Белому дому, будто не можем заверить данное решение, на самом деле я исполняю обязанности генерального прокурора и имею такое право, но мы не можем одобрить это беззаконие. Поэтому это дело надо прекратить.

Он звонил, чтобы предупредить, что президент направил в реанимационное отделение госпиталя Джорджа Вашингтона двоих своих главных помощников, юридического советника Белого дома и руководителя аппарата, чтобы те поговорили с генеральным прокурором. Поэтому я повесил трубку и сказал водителю: «Эд, я должен немедленно попасть в госпиталь Джорджа Вашингтона».

Ему достаточно было услышать тон моего заявления. Он тут же включил сирену, маячки и погнал машину в госпиталь так, будто это было состязание Национальной ассоциации гонок. Мы остановились перед входом. Я выскочил из машины вместе с телохранителями, забежал в госпиталь и поспешил вверх по лестнице. Лифт ждать не стал, потому что времени не было. Мне надо было как можно скорее добраться туда, чтобы ужасно больного человека не заставили подписать что-то такое, что он был неправомочен подписывать — ведь я исполнял обязанности генерального прокурора.

— И что в итоге, он не подписал?

— В итоге он повел себя исключительно. Я попал в госпитальную палату до них. Я постарался сориентировать генерального прокурора о месте и времени. Он как будто не понимал меня. В конце концов, этот человек был смертельно болен, он посерел и лежал в кровати в полубессознательном состоянии. Тогда я сел рядом с ним и подвинулся к нему как можно ближе.

Все это время с другой стороны постели стояла жена Эшкрофта, и она не отпускала его руку. А я ждал. За мной стояли два человека из моего аппарата. Я не знал, что один из них все это время делал записи. И тут входят руководитель аппарата Белого дома и советник. Они принесли с собой конверт. Они попытались убедить Джона Эшкрофта утвердить данную программу, которую, по его словам, нельзя было продолжать, так как она не имела под собой законных оснований.

Они начали с ним говорить. И тут он меня поразил. Эшкрофт приподнялся на локтях и обругал их. Она сказал, что его ввели в заблуждение, что он не понимал, что они делают. Они лишили его в момент острой необходимости юридического совета. Тут он в изнеможении опустился на подушку. А потом сказал: «Но все это не имеет никакого значения, потому что я не генеральный прокурор». Он указал пальцем на меня и заявил: «Вот генеральный прокурор». Эти люди даже не посмотрели на меня. Они просто развернулись. Один сказал: «Поправляйтесь», и они вышли из палаты.

— В книге вы описываете один произошедший после этого эпизод, эмоциональный момент между Робертом Мюллером и Эшкрофтом.

— Да. Когда мы мчались на машине как на гонках к госпиталю, я позвонил Бобу Мюллеру, который в то время был директором ФБР. Он был на ужине в ресторане вместе с семьей. Я рассказал ему о случившемся. Он следил за этим конфликтом с Белым домом. ФБР было ключевым участником этой программы.

Мнение Боба Мюллера было таково: «Если (нецензурное выражение) Министерство юстиции не может найти для этого законных оснований, то ФБР в этом никак не участвует». Как вы, наверное, знаете, ФБР это отдельная организация, но она находится в структуре Министерства юстиции. Так что я позвонил Бобу и рассказал о происходящем. Я хотел, чтобы он знал об этом, из-за его положения, авторитета и возможностей. Мы не были близки, мы не были друзьями в плане какого-то там общения. Но я знал, что он смотрит на это дело так же, как и я. И еще я знал, что его положение, его опыт, его вес будут очень важны. И он заявил: «Я сейчас приеду».

Он тоже поспешил в госпиталь. Добрался он туда уже после того, как люди из Белого дома покинули реанимацию. Он появился спустя несколько мгновений. Он стоял там, потом наклонился к этому тяжело больному человеку и сказал ему, что в жизни каждого наступает момент, когда Всевышний подвергает его испытанию. А потом он заявил: «Вы сегодня прошли это испытание».

А я… это был по-настоящему тяжелый момент. Меня захлестнули эмоции, когда я это услышал. И я почувствовал, что закон восторжествовал. Закон удержался. Для меня это было как сон. Мы стоим в госпитальной палате, высокопоставленные чиновники добиваются от смертельно больного генпрокурора, чтобы он что-то подписал. Но это был не сон. А закон не был нарушен.

— В той же самой администрации — у вас был скандал из-за пыток, из-за того, являются они обоснованными и законными или нет. И там был весьма примечательный момент с вашей женой Пэтрис. Она не знала всех подробностей того, что вам пришлось пережить, но она сказала что-то такое…

— Да, сказала, и на самом деле, это вызвало у меня небольшое раздражение. Я очень ее люблю. И она делает замечательные комментарии. Она не знала, над чем я работаю, но видела в новостях весь этот скандал, как обращаются с заключенными в американской тюрьме Абу-Грейб в Ираке.

А еще было очень много новостей и дебатов о том, занимается или нет американское правительство пытками. Она это знала, а еще она знала о том, что на меня оказывается колоссальное давление. Это было уже после той баталии со слежкой. И как-то раз Пэтрис мне сказала: «Не будь сторонником пыток». А я ей: «Ну, ты ведь знаешь, я не могу с тобой разговаривать на такие темы».

А она ответила: «А я и не хочу разговаривать. Просто не будь сторонником пыток». А потом она время от времени это повторяла. А я с тех пор говорил ей: «Слушай, это не очень-то полезно, твой голос как эхо звучит все время у меня в голове». Она хотела сказать вот что: «Будь выше этого и помни, что когда-нибудь тебе придется объяснять внукам, как ты себя вел».

— Вы до сих пор думаете, что это не очень-то полезно?

— О, нет, это пошло на пользу. Да и в тот момент это было на пользу. Но в тот момент это вызвало у меня раздражение, потому что я хотел сказать: «Ты понятия не имеешь, насколько сложны все эти юридические вопросы. Ты понятия не имеешь, что конгресс в американском уголовном кодексе дает иное толкование пыткам, не такое, как их понимаешь ты и я. Поэтому не надо говорить: «Не будь сторонником пыток». Я не хочу им быть. Но как юрист я должен говорить: «Вот что означает правовая норма». И есть очень многое, что может оказаться приемлемым по этим нормам права. Есть много вещей, которые могут оказаться пыткой, хотя ни один нормальный человек их таковыми не считает.

— Объясните это всем, кто нас смотрит в стране, так как мне кажется, что людям это сложно понять. Вы действительно не можете говорить со своей женой о работе?

— Не могу. И это создает дополнительный стресс. Так действуют правила. А правила таковы, что если ты имеешь дело с засекреченными материалами, то обсуждать их ты можешь только с людьми, обязанными о них знать по работе и имеющими соответствующий допуск. А у моей супруги нет ни того, ни другого. Ну, раз она не работает вместе со мной в правительстве и над этим конкретным вопросом.

Но поскольку мы любим друг друга, и она всю жизнь является моей советчицей, ей и не надо было ничего знать о тех секретных вопросах, над которыми я работал. И у нее не было соответствующего допуска. Она исключительно надежный человек, но соответствующего допуска не имеет.

Но во время всех этих слежек и пыток она знала, что меня что-то беспокоит во сне. Что-то заставляет меня приезжать вечером домой очень поздно, что-то заставляет уезжать рано утром. Она могла только догадываться, в чем причина. Что касается борьбы по вопросу слежки, она не могла даже догадываться, так как все было совершенно секретно. Что касается борьбы по вопросу о пытках, то она могла иметь некое представление, так как видела это в новостях.

— В самом начале книги вы… вы пишете о том, что знаете — книгу могли расценить как проявление тщеславия.

— Да.

— И что вас в этом беспокоит?

— Ну, именно поэтому я никогда не собирался писать книги. Мне всегда казалось, что это некая попытка потешить собственное эго. А я всю жизнь боролся со своим самомнением, ощущая, что не должен влюбляться в собственную точку зрения. Так что борьба с самомнением и ощущение того, что мемуары есть попытка удовлетворить свой апломб, убедили меня, что книг я писать не буду.

И я уверен, что мои друзья по колледжу и по юридическому факультету сейчас смеются и говорят: «Ага, а вот он и написал книгу». Я никогда не хотел писать мемуары. И я надеюсь, что люди будут читать мою книгу из-за того, что я хотел принести пользу. Это не мемуары. Я не включил в книгу огромное множество моментов из своей жизни, важных моментов. Но я постарался отобрать то, что относится к руководству, дабы попытаться объяснить, в том числе, через допущенные мною ошибки, что я думаю о нравственном руководстве, и каким оно должно быть.

Я не идеальный руководитель. И вообще — я считаю, что идеальных руководителей не бывает. Но из работы с великолепными людьми, из своих собственных допущенных в жизни ошибок, из совместной работы с людьми, которые не являются эффективными руководителями, я вынес собственные суждения о том, какими должны быть лидеры. И именно об этом я постарался написать в книге.

— Как вы говорите, никто не идеален. А что Джеймс Коми может рассказать по душам о Джеймсе Коми, в чем он может его упрекнуть?

— Сколько у нас времени? Ага. По душам о себе самом? Эго у меня в центре внимания. С самого детства у меня было такое чувство уверенности в себе, переходящее в самоуверенность. Я знал, что кое в чем достаточно хорош. И есть опасность, что уверенность в себе превратится в спесь, высокомерие, и тогда я уже не смогу признавать свои ошибки и то, что другие люди соображают в том или ином вопросе лучше меня.

Думаю, это основное мое беспокойство о себе самом. Это чрезмерная самоуверенность, могущая привести к завышенной самооценке, к узости мышления. Я всю свою жизнь пытаюсь оградиться от этого. Прежде всего, я женился на человеке, который в любой момент может мне сказать что угодно. Я окружил себя людьми, которые режут правду-матку и говорят: «Нет, нет, притормози. А об этом ты подумал? А о том?»

— Так что вы не будете против неудобных вопросов, ведь вы сами написали об этом.

— Я должен их выслушивать, должен на них отвечать, если меня больше всего тревожит то, что… что я могу убедить себя в собственной правоте и непогрешимости, если у меня в окружении нет людей, которые будут пробивать насквозь мою самоуверенность, показывая, что я могу принять неправильное решение, могу допустить большую ошибку.

С возрастом начинаешь понимать, что сомнение — это не недостаток, не слабость. Сомнение это достоинство, сила. Важно всегда, вплоть до принятия решения, помнить о том, что ты можешь ошибаться. И очень важно уметь сказать это себе самому. Но не менее важно, чтобы люди вокруг тебя постоянно тыкали тебя, подталкивали, указывали тебе пальцем.

— Еще одна короткая глава в вашей карьере, когда вы участвовали в сенатском расследовании компании «Уайтуотер» по делу Клинтонов. Что именно вы делали?

— Я пять месяцев работал штатным юристом в специальной комиссии банковского комитета, которая вела расследование «Уайтуотер». Моя задача была в том, чтобы расследовать самоубийство чиновника из Белого дома, который был заместителем юридического советника в Белом доме.

— Винс Фостер?

— Да, его имя Винс Фостер. Я должен был выяснить, не взял ли кто-то документы из его кабинета, чтобы использовать их ненадлежащим образом. Я проработал там всего пять месяцев. У нас с Пэтрис была личная трагедия. У нас родился вполне здоровый мальчик, Коллин Коми. Я к тому времени проработал в следственной группе пять месяцев. К несчастью, он умер от инфекции, которую можно было предотвратить. Поэтому я ушел оттуда и не вернулся.

— А позже вы участвовали в предъявлении обвинения, или по крайней мере, в расследовании того, не сделал ли Билл Клинтон что-то неподобающее, когда помиловал Марка Рича.

— Верно. Когда после 11 сентября я стал прокурором на Манхэттене, мне от моей предшественницы Мэри Джо Уайт досталось следствие по делу о том, не было ли каких-то элементов коррупции в помиловании, которое президент Клинтон предоставил беглецу Марку Ричу и его защитнику Пинкусу Грину.

Этих парней обвинили в налоговом мошенничестве и в торговле с врагом. Они бежали в Швейцарию и прожили там много лет. А президент Клинтон, когда уходил со своего поста, помиловал их, и это был из ряда вон выходящий случай.

На самом деле, я не знаю ни единого случая, когда беглеца от правосудия помиловали бы. И ФБР вместе с прокуратурой начали расследовать, не было ли каких-нибудь обещаний о пожертвованиях для Библиотеки Клинтона или чего-то еще, чтобы эти люди были помилованы. И я, как новый босс на Манхэттене, курировал это расследование.

— И что вы выяснили?

— Мы пришли к заключению, что для предъявления обвинений по этому делу улик недостаточно. Поэтому мы его закрыли.

— Сделали ли вы из этого расследования какие-то выводы о Клинтонах, о Хиллари Клинтон?

— Нет.

— Вообще никаких?

— Нет. Прежде всего, я ни разу с ней не встречался. И у меня были очень ограниченные задачи. За пять месяцев работу по делу «Уайтуотер» я занимался в основном Винсом Фостером и его аппаратом. Один из главных вопросов следствия заключался в том, не просила ли кого-нибудь тогдашняя первая леди Хиллари Клинтон забрать документы из его кабинета. Я не помню, каким было заключение, но я лично никакого вывода о ней не сделал.

То же самое и с помилованием. Я был изумлен, узнав о том, что президент Клинтон помиловал Марка Рича. Что получается? Президент США помиловал беглеца от правосудия, даже не спросив мнение прокуратуры и следствия? Это меня шокировало. Но ни к какому мнению о Хиллари Клинтон я не пришел.

— Но что вы думали о Хиллари Клинтон до начала следствия по делу об электронной переписке?

— Она мне казалась умным человеком, очень трудолюбивым. Была сенатором, имела репутацию очень трудолюбивого человека — опять же, я сужу об этом по средствам массовой информации. Упорно трудилась на посту госсекретаря. Вот, собственно, и все.

— И вдруг 6 июля 2015 года начинается рассмотрение дела о ее электронной почте. Что сделали вы?

— В начале июля генеральный инспектор разведывательного сообщества (этот человек ищет и расследует случаи мошенничества, растрат, злоупотреблений служебным положением и нарушений стандартов в разведывательном сообществе) направил несекретное представление в Министерство юстиции и в ФБР, в котором выразил обеспокоенность тем, что Хиллари Клинтон, пользуясь персональным сервером, который находился у нее дома в подвале, могла нарушить правила обращения с засекреченной информацией. Это было в начале июля. Я этим не занимался. Вскоре после этого ФБР начало уголовное расследование. Не знаю, когда оно было начато. Я был…

— Это было ниже вашего уровня?

— Да. ФБР — это огромная организация. Дело было возбуждено в обычном порядке нашим контрразведывательным управлением. Со временем о нем мне начал докладывать заместитель директора, который является старшим агентом в этой организации. И он рассказал мне, что мы начали уголовное расследование против Хиллари Клинтон.

— Но ведь о таких вещах докладывают довольно быстро, не правда ли?

— Да, да. Я просто говорю, что не знал — я не знал до… Насколько мне помнится, я не знал до того, как они завели дело, что они его завели, но ничего предосудительного в этом…

— И это не вы отдавали распоряжение о начале расследования…

— Верно. Верно.

— Расскажите, о чем именно там шла речь, что вы искали?

— Вопрос стоял так: не было ли ненадлежащего обращения с засекреченной информацией. То есть, не говорил ли кто-то о засекреченной информации за пределами той системы, где положено вести такие разговоры? Не передавал ли кто-то документы с грифом секретности людям, которые не должны их получать?

Предстояло выяснить, не использовала ли госсекретарь Клинтон этот персональный домен электронной почты для ведения служебной переписки как госсекретарь. Она не пользовалась государственной электронной почтой. А еще генеральный инспектор поднял вопрос о том, не общалась ли она и ее окружение в процессе работы на секретные темы с использованием незасекреченной системы электронной почты?

Засекреченная информация может быть разного уровня: низшего — для служебного пользования, следующего уровня — секретная, и совершенно секретная — это самый высокий уровень. И существуют правила относительно электронной переписки о такой информации, а также относительно того, где можно говорить о ней. Вопрос стоял так: общались ли они посредством незасекреченной системы на те темы, о которых нельзя переписываться через такую систему?

— И это произошло почти сразу после знаменитого дела с участием генерала Дэвида Петреуса, который нарушил правила обращения с секретной информацией. Тогда завели дело, начали расследование. Со временем он стал давать показания. Как вы знаете, многие из ваших критиков-консерваторов говорят, что дело Дэвида Петреуса было намного менее серьезным, чем дело Хиллари Клинтон. Тем не менее, вы решили не предъявлять ей обвинение. Ответьте, почему?

— Как мне кажется, дело Дэвида Петреуса было весьма серьезным. Он был директором ЦРУ. У него был роман с женщиной, с писательницей, которая собиралась написать о нем книгу. Он брал домой и хранил в рюкзаке тетради с записями о неких государственных секретах деликатного содержания. На них стоял гриф высшей степени секретности, потому что среди прочего там были записи разговоров с президентом Обамой о программах особого доступа. А это самые охраняемые у нас секреты.

А он передал эти тетради той женщине, которой не нужно было знать об этих материалах, и которая не имела соответствующего допуска. И еще он разрешил ей сфотографировать страницы, содержащие совершенно секретную информацию. А когда ФБР допрашивало его об этом, он солгал. Так что это явный случай умышленных неправомерных действий со стороны человека, отвечающего за секреты страны на посту директора ЦРУ, в том числе, по отношению к огромному объему совершенно секретной информации. А еще там было препятствование следствию.

Так что все было вполне серьезно. Я думаю, что генералу Петреусу следовало предъявить обвинение не только в нарушении правил обращения с секретной информацией, но и во лжи ФБР. Это был удар в самое сердце нашего правосудия. В итоге тогдашний генеральный прокурор Эрик Холдер решил, что Петреусу следует предъявить обвинение только в неправильном обращении с секретной информацией.

— А еще — еще вы пишете, что с самого начала знали о том, что дело против Клинтон вряд ли передадут в суд. Некоторые ваши критики, и в том числе, президент Трамп, считают, что вы предвзято отнеслись к этому делу.

— Да. Есть какое-то непонимание того, как ФБР рассматривало это дело. Люди забывают, что на самом деле я не вел это расследование. Я руководил организацией, которая вела это расследование. Люди не знают, как ведутся такие дела в мире контрразведки. А в этом мире неправильное обращение с засекреченной информацией расследуется. И мы уже 50 лет знаем, какие дела Министерство юстиции будет рассматривать и принимать в производство.

Оно будет рассматривать такие дела как дело Дэвида Петреуса. Но оно вряд ли будет поддерживать обвинение, если вы не сможете доказать, что человек типа Петреуса точно знал, что он действует в нарушение правил. Если нет свидетельств препятствования правосудию и предательства США, указаний на шпионаж.

Без этого мы имеем просто небрежность, случай крайней небрежности в обращении с секретной информацией. А такие нарушения влекут за собой административное наказание. По таким случаям обвинения не предъявляют, и дела в суд не передают. Я полвека занимаюсь такими делами. Я не знаю ни единого дела, где бы человека привлекли к суду за небрежность, причем даже за крайнюю небрежность. Когда заводится такое дело, вся эта история нам уже известна.

Поэтому следователи знали, что если они не найдут нечто неопровержимое, типа бесспорного доказательства, если они не смогут сказать госсекретарю Клинтон, что ей не следовало так поступать, или если она признается в этом, или если появятся признаки препятствования следствию, то тогда дело вряд ли будет передано в суд.

<…>

— Итак, Министерство юстиции скомпрометировало себя. Какова причина?

— А причина такая. Я должен говорить об этом крайне осторожно. В начале 2016 года американское разведывательное сообщество получило секретную информацию о том, что есть материал, вызывающий вопросы относительно того, не контролирует ли меня и ФБР Лоретта Линч (бывший генеральный прокурор США — прим. перев.), и не информирует ли она штаб Клинтон о ходе нашего расследования.

Скажу, что я в это не верю. Я не верю, что это правда. Но был материал, с которого, как мне известно, через несколько десятков лет снимут гриф секретности, и тогда у историков возникнет вопрос: «Гм, нет ли в этом чего-то странного? Не могла ли Лоретта Линч оказывать содействие штабу Клинтон и следить за тем, что делало ФБР?»

Опять же, это была неправда. Но был и материал, который после снятия с него грифа секретности в будущем мог указать на это. Все изменилось, на мой взгляд, когда это будущее превратилось в завтра. Дело было в середине июня. Тогда российские власти, действуя через подставных лиц и организации, начали сливать украденные материалы, украденные у организаций, связанных с Демократической партией США. Внезапно меня осенило, что это будущее, в котором с материалов снимут гриф секретности, вполне может наступить уже завтра. Опять же, хотя я в это не верил, материал был вполне реальный. Я не знаю, было ли правдой то, что в нем содержалось. Но он мог позволить людям, партийным активистам и их сторонникам, аргументированно заявлять, что следствие велось неправильно…

— А вы это расследовали?

— Да.

— И что вы нашли?

— Мы не нашли доказательств, что это соответствует действительности.

— Боже. Итак, вы не нашли доказательств, что это соответствует действительности. И тем не менее, вы называете это причиной, по которой вы решили самостоятельно…

— Одной из причин.

— Одной из причин. Не бросает ли это тень на генерального прокурора, необоснованную тень на генерального прокурора?

— В определенном смысле, да. Ну, то есть, мне нравится Лоретта. Я уважаю ее даже сегодня. В определенном смысле это было несправедливо по отношению к ней. Но когда ты руководишь таким институтом как Министерство юстиции, важно то, что думают люди. Вера и доверие людей — это для Министерства юстиции все.

Так что правда это была или нет, но сам факт того, что все выйдет наружу, и люди смогут говорить, что с этим расследованием происходит нечто ужасное, потребовал большей прозрачности. Я не говорю, что это правда. Но поскольку это подрывает доверие к нашей работе, надо было реагировать, надо было показать людям нашу работу. Опять же, политика Министерства юстиции позволяет это. Разница заключалась в разделении между ФБР и Министерством юстиции. Этот материал — конечно, я говорю о нем осторожно, потому что с него еще не снят гриф секретности — он стал еще одной гирей на чаше весов. И произошло это прямо перед…

— К-каким образом?

— Электронная почта Клинтон…

— Да, я хотел бы поговорить об этом…

— Показала…

— Через пару секунд. Но я понимаю, что вы не можете об этом говорить, хотя я читал об этом. Я думаю, об этом читали очень многие в нашей стране. Речь идет об электронных сообщениях и о служебных записках, которые обнародовали русские. ФБР известно, что это мусор. Почему же тогда вы позволили этому мусору повлиять на данное решение?

— Да, здесь есть для меня подвох, потому что… потому что ФБР сказало мне, что я обязан говорить об этом очень осторожно, так как материал до сих пор засекречен. Но я могу сказать, что это вполне реальный и основательный материал. Содержание вполне реальное. Другой вопрос — соответствует ли оно действительности. Опять же, насколько мне казалось, оно не соответствовало действительности.

Я… я не вижу никаких свидетельств того, что Лоретта Линч пыталась влиять на ход расследования в интересах штаба Клинтон или как-то направлять меня. Насколько я могу судить об этом, она держалась от него на расстоянии. Однако суть в том, что я знал о наличии материала, который мог в любой момент стать достоянием гласности, и тогда люди смогли бы весьма убедительно сказать, что здесь дело нечисто.

— Но ваша обязанность… в этом случае вы должны были встать и сказать: «Нет, ничего подозрительного здесь нет. Я это знаю. Я это расследовал. Я это изучал. Это неправда».

— Ну, конечно, если бы я мог это сделать. Но я не мог, с учетом правил обращения с секретной информацией. Вместо этого я мог предложить американскому народу необычайную прозрачность процесса расследования. Я мог сказать: «Вот что мы сделали, вот что мы выяснили, вот что мы думаем об этом. Вы можете нам доверять, поскольку мы показываем вам свою работу». Опять же, политика Министерства юстиции разрешает это в необычных случаях.

Да, это было досадно, это обескураживало. Я уверен, Лоретта Линч была недовольна появлением этого материала. Но на мой взгляд, мы должны были сделать нечто необычное, чтобы показать американскому народу нашу прозрачность и открытость. А потом в конце июня наступила кульминация.

— Да, через минуту мы дойдем до этого. Еще один, последний вопрос. «Нью-Йорк Таймс» привела слова бывших сотрудников Министерства юстиции, которые заявили: «ФБР не нашло доказательств, связывающих Линч и автора документа. Оно убеждено, что Коми был нужен предлог, дабы оказаться в центре внимания».

— Смотрите, я… я понимаю, почему люди так говорят. Но это просто неправда. Я рассказываю вам, как мы оценивали эту информацию. У нас не было оснований верить в правдивость сказанного в том документе. Ну, что Лоретта Линч связывалась со штабом Клинтон и контролировала нас. Но нет никаких сомнений, что это дало бы людям возможность утверждать, что именно так оно и есть.

<…>

— Пока все это происходило, ФБР начало расследование в отношении штаба Трампа. Почему?

© AP Photo, Alex Brandon

Бывший директор ФБР Джеймс Коми в сенате

— Ну, ради ясности постараюсь объяснить. Мы начали расследование в попытке узнать, есть ли какие-то американцы, связанные тем или иным образом со штабом Трампа и сотрудничающие с Россией в рамках ее усилий по оказанию влияния на наши выборы. И в конце июля ФБР получило информацию о том, что такие люди есть, а именно, что это советник по внешней политике по имени Пападопулос, работающий в штабе Трампа.

— Джордж Пападопулос.

— Да. Это человек, который говорил с кем-то в Лондоне о том, чтобы получить от русских компромат на Хиллари Клинтон. Они делали это в рамках своих попыток повлиять на нашу кампанию… э-э… на наши выборы. Это было важно, потому что задолго до этого появилась открытая информация о наличии у русских материала, который они собираются обнародовать. И они начали сливать его в середине июня.

Поэтому мы, наше контрразведывательное подразделение в конце июля начало расследование в попытке выяснить… мы знали, что русские пытаются вмешиваться в наши выборы. И мы хотели узнать, кто из американцев сотрудничает с ними, кто пытается им помочь.

— Вы также обратили внимание на Картера Пейджа, который работал со штабом Трампа.

— Верно.

— И что вас в нем беспокоило?

— То же самое. Мы хотели выяснить, не сотрудничает ли он так или иначе с русскими в рамках их кампании по оказанию влияния на наши… наши выборы. Мы постоянно слышим слово «сговор». По работе мне это слово незнакомо. Вопрос был в другом. Не замышляет ли кто-то, не помогает ли, не содействует ли русским в достижении их цели, которая заключается во вмешательстве в американские выборы? Вот на чем сосредоточилось контрразведывательное расследование.

— Какое воздействие Стил… так называемое досье Стила… оказало на расследование ФБР? Оно как-то повлияло на начало этого расследования?

— Нет. Как я уже говорил, информация, вызвавшая начало расследования, была о Пападопулосе, и появилась она в конце июля. ФБР до этого не получало никакой информации из так называемого досье Стила, насколько мне известно. Поэтому расследование было начато независимо от досье Стила.

— Итак, ФБР расследует факты российского вмешательства в нашу кампанию, пытаясь выяснить, не сотрудничали ли с русскими в рамках такого вмешательства те или иные люди, связанные с президентом Трампом. Что вы об этом думаете? Вы видели, как президент Трамп призывал русских обнародовать переписку Хиллари Клинтон; вы видели, как он отказывается критиковать Владимира Путина.

— Это те самые вопросы, которые мы сами задавали. Не сотрудничает ли кто-то из штаба Трампа тем или иным образом напрямую с русскими? Здесь все было неоднозначно, и могло иметь двоякий эффект, так как президент призывал опубликовать переписку.

Можно утверждать, что это указывает на наличие у них тайного канала связи с русскими. Либо же можно утверждать, что они близки с русскими, и что есть связи, которые мы в состоянии обнаружить. Это совершенно очевидно представляло для нас интерес, но мы к тому времени уже начали расследование.

— А как насчет нежелания критиковать Владимира Путина?

— Я не знаю, что за этим стоит. Ну, то есть… это озадачивает даже после того, как Трамп стал президентом, так как я обнаружил, что он не хочет критиковать его даже в неофициальной обстановке, в частном порядке. Я могу понять президента, который принимает геополитическое решение и говорит: «Я не должен публично критиковать лидера враждебной нам страны по такой-то и такой-то причине». Но я обнаружил, что президент Трамп отказывается делать это даже неофициально, без свидетелей. Я не знаю, почему он так поступает.

— Впервые вас проинформировали о досье Стила в августе 2015 года. Какое вы составили мнение о нем?

— В своей основе это совпадало с другой информацией, которую мы собрали в ходе расследования. То, что русские предпринимают массированные попытки вмешательства в наши выборы, преследуя при этом три цели: запятнать американскую демократию, чтобы она перестала быть светочем для других стран во всем мире; навредить Хиллари Клинтон, к которой Владимир Путин испытывает личную ненависть; и помочь Дональду Трампу стать президентом.

Эти утверждения составляют основу досье Стила, и из других источников мы уже знали, что это правда. Так что содержание этого досье в своей основе соответствовало нашим представлениям. Информация была от надежного источника, обладавшего солидной репутацией и опытом, который заслуживал доверия и пользовался уважением в спецслужбах союзников на всем протяжении своей карьеры. Нам было важно понять, что мы можем исключить, а что должны включить, и в чем мы можем удостовериться.

— То есть, вы считаете, что этот документ заслуживает доверия?

— Ну, источник определенно вполне надежный. Нет сомнений, что у него была целая сеть источников и их источников, которые имели возможность узнавать и сообщать такую информацию. Но мы обычно подходим к таким делам как бы с чистого листа, пытаясь выяснить, что мы можем подтвердить. Этот человек, заслуживающий доверия, говорит, что информация достоверная. Хорошо. Значит, мы можем продублировать эту работу, дабы убедиться, что и мы в состоянии разработать эти источники.

— Знали ли вы тогда, что в самом начале эту работу финансировали политические оппоненты президента Трампа?

— Да, мне как-то сказали, что эту работу первоначально финансировал некий республиканец, попросивший найти компромат на Дональда Трампа. А когда процесс выдвижения в Республиканской партии закончился, данную работу стала финансировать некая группа, связанная с демократами, которые тоже пытались найти компромат на Трампа. Я так и не узнал, что это были за группы, но мне известно, что когда работа начиналась, ее оплачивали республиканцы, а потом ее стали оплачивать демократы.

— Итак, в августе и сентябре в администрации Обамы шли активные дебаты: что можно раскрыть о действиях России, что можно раскрыть о вашем расследовании. Расскажите об этом подробнее.

— Да, но не про вторую часть. На самом деле, это было не так уж и сложно — сообщать или нет о том, что мы начали контрразведывательное расследование против небольшого количества американцев. Все дело в том, что тогда еще было слишком рано. Мы не знали, что у нас есть, и мы не хотели показывать, что изучаем этих людей.

Так что мы действовали в соответствии со своей политикой. Опять же, это дело очень сильно отличалось от дела Хиллари Клинтон, которое началось с публичного представления в суд. Все знали, что мы изучаем ее электронную почту. А когда мы спустя три месяца подтвердили это, никакой опасности для расследования не было.

На сей раз все было иначе. Нам не хотелось, чтобы эти американцы знали о наличии у нас подозрений в том, что они сотрудничают с русскими. Дело в том, что мы должны были добраться до сути и расследовать эту историю. Поэтому обсуждался несколько иной вопрос, вопрос довольно трудный: что мы должны рассказать американскому народу о вмешательстве русских в наши выборы?

Попытки навредить нашей демократии, навредить Хиллари Клинтон и помочь Дональду Трампу. Что с этим делать? Один из обсуждавшихся в то время вариантов состоял в следующем. Мы должны в некоторой степени обезопасить американский народ, сказав ему: «Русские пытаются влиять на вас. Вы должны знать об этом и учитывать это, когда будете смотреть новости и видеть разные подходы к тем или иным вопросам».

— Мы… мы знаем, что республиканцы в сенате очень активно возражали против открытости. Но в какой-то момент вы добровольно решили изложить все на бумаге?

— Да. Мне кажется, это было в августе. Я добровольно вызвался сделать это. Помню, я тогда сказал, что немного устал от своего независимого мнения по разным вопросам из-за той выволочки, которую я получил после 5 июля. Но на встрече с президентом я заявил: «Я готов высказаться на эту тему, чтобы помочь обезопасить американский народ, чтобы сделать ему профилактическую прививку».

Но я также понимаю, почему это такой трудный вопрос. Потому что когда ты объявляешь, что русские пытаются вмешиваться в наши выборы, ты можешь им помочь в осуществлении задуманного, в достижении их целей. Не будет ли подорвано доверие к нашим выборам, если президент Соединенных Штатов или кто-то из его высокопоставленных руководителей заявит об этом открыто?

«Понравится ли русским то, что вы это сделали?» Тогда я написал статью в колонке мнений одной ведущей газеты, которая изложила все, что происходит. Не про расследование, потому что это была слишком деликатная тема, и разглашать ее было нельзя, а про то, что русские уже здесь, и что они мешают нам. И что они и в прошлом этим занимались. И они не стали ловить меня на слове. А администрация Обамы продолжала обсуждение до начала октября.

— Вы пишете, что на президента и его администрацию повлияло их предположение о том, что Клинтон победит.

© AP Photo, Chase Stevens

Артисты переодетые в образы Хиллари Клинтон и Дональда Трампа развлекают толпу во время выборов в Лас-Вегасе

— Думаю, что так. На самом деле, я слышал, как президент говорит, и я написал об этом в книге, что «Путин поставил не на ту лошадь». То есть, мы работали в такой обстановке, где все опросы общественного мнения показывали, что у Дональда Трампа нет шансов. Поэтому, как мне кажется, президент хотел сказать: усилия русских напрасны, а поэтому зачем нам им помогать, рассказывая о их деятельности, раз их работа не достигнет цели?

— И тогда у людей появились бы основания усомниться в результатах голосования.

— Верно. Дональд Трамп уже тогда говорил: «Если я проиграю, это будет означать, что система нечестная». А если бы администрация Обамы открыто заявила, что русские пытаются помочь избранию Дональда Трампа, то это полностью соответствовало бы его заявлениям типа «Видите, я же вам говорил! Говорил, что вся система сфальсифицирована, что нельзя доверять американскому демократическому процессу». И тогда русские достигли бы своих целей.

— Но через какое-то время администрация все-таки заявила, что выявила факты российского вмешательства. И это вызывает у меня недоумение. Я… я озадачен. И еще. Когда они решили выступить с совместным заявлением комитетов по разведке, вы как директор ФБР отказались его подписывать. Почему?

— Из-за нашего подхода к этой ситуации в преддверии выборов. Может, вы слышали об этом — есть важная норма, с которой я жил всю свою карьеру на государственной службе. Это неписаная норма — подчиняться. Но если у тебя есть возможность избежать этого, ты не должен в преддверии выборов предпринимать никаких действий, могущих повлиять на них.

Я имею в виду ФБР и Министерство юстиции. Итак, нас в октябре попросили подписать заявление, в котором говорилось: «Русские вмешиваются в наши выборы». На мой взгляд, и на взгляд ФБР, было уже слишком поздно. И мы могли избежать вредных действий.

Потому что цель уже была достигнута. Американский народ уже знал об этом, потому что многие руководители из правительства говорили об этом с прессой, и кандидаты тоже об этом говорили, члены конгресса об этом говорили. Так что прививка уже была сделана, а на дворе стоял октябрь. И мы решили поступить в соответствии со своей политикой, которая гласит, что по мере возможности нам надо избегать действий. И мы это не подписали.

<…>

— Вы решили скрыть то обстоятельство, что ведете расследование на предмет возможных связей штаба Трампа с Россией. Вы скрыли это, дабы не дать ему повод сказать: «Ага, здесь все подтасовано».

— Ну нет. Это не относится к расследованию контрразведки по небольшому числу американцев. На самом деле, выбор был несложный, поскольку следствие было засекречено и продолжалось. Мы не хотели разглашать секретную информацию и делать намеки. Но вы правы — в том плане, какое решение принял президент Обама о том, как говорить о российском вмешательстве в американские дела.

Он сказал мне об этом на той встрече, о которой я рассказывал. Он сказал: «Путин поставил не на ту лошадь». Он явно думал: «Я не хочу это разглашать с учетом того, что Трамп все равно проиграет. А так возникнет впечатление, что я положил свой палец на весы и повлиял на результат».

— Вы уже не один раз об этом сказали. Вы считаете, что в этом нет ничего зазорного. Но ваши критики говорят, что это явный, явный двойной стандарт. Вы раскрыли информацию о Хиллари Клинтон; вы скрыли информацию о Дональде Трампе. Это помогло Трампу победить на выборах.

— Да, я понимаю. Я понимаю, почему они так говорят. Но я бы хотел попросить их сделать шаг назад и взглянуть на два дела в ретроспективе. Дело об электронной почте Хиллари Клинтон, которое началось с публичного представления. Все было публично, они вели следствие против самого кандидата. А контрразведка в ходе своего расследования пыталась выяснить, действовала ли маленькая группа в интересах Трампа. Мы не вели следствие против Дональда Трампа.

Контрразведка пыталась выяснить, не взаимодействовала ли небольшая группа американцев с русскими. Мы только начали это расследование. Мы не знали, есть ли у нас хоть что-то. Поэтому было бы жестоко и несправедливо по отношению к этим людям открыто говорить на эту тему. И это поставило бы под угрозу все расследование.

И как я уже говорил, Министерство не соглашалось рассказывать об этом вплоть до марта, ограничиваясь лишь высказываниями самого общего содержания. Поэтому я надеюсь, что критики — я понимаю их первоначальную реакцию. Это кажется непоследовательным. Но если не спешить и внимательно посмотреть на два этих дела, то станет ясно, что они очень сильно отличаются друг от друга. И они иллюстрируют то правило, которому мы следуем.

<…>

— Итак, вы не захотели менять важные решения. О чем вы сожалеете?

— Ну, я сожалею о многом. Я сожалею о том, что создал всю эту путаницу и причинил боль тем, как описывал поведение Клинтон; что заставил людей идти всевозможными окольными путями. Я глубоко сожалею о том, что участвовал во всем этом, но это было неизбежно.

А еще я сожалею, что у меня не было возможности подробно все объяснить. Сказать: «Мы делаем то-то и то-то». У меня был такой шанс, единственный шанс, когда я выступал за закрытыми дверями перед всем сенатом, где сенатор Франкен… мы… я пришел туда, чтобы поговорить о России.

Но сенатор Франкен поднял руку и сказал: «А нельзя ли поговорить о слоне в комнате? Что вы сделали с Хиллари Клинтон?» Тогда я повернулся в сторону лидера сенатского большинства Макконнела, который вел заседание, и сказал: «Я могу отвечать на этот вопрос?» А он ответил: «Да, можете не спешить и подробно все рассказать».

Поэтому я ответил и изложил все, что мы сделали. «Смотрите, вот где я был 5 июля и почему. А вот 28 октября». А сенатор Франкен прервал меня и буквально заорал: «Но вы ничего не нашли!» А я ему ответил: «Сенатор, у вас склонность воспринимать события как более предсказуемые, чем они есть на самом деле».

Теперь я знаю, что ничего не нашел. Но надо вернуться вместе со мной в 28 октября. Сесть там рядом со мной. Что бы вы сделали? Я вижу две двери. Я не могу найти дверь, где написано: «Никаких действий не предпринимать». Рассказать? Это было бы ужасно. Скрыть? Это была бы катастрофа«.

<…>

— Вспомним январь 2017 года. Разведывательное сообщество и ФБР сделали заключение о том, чем занималась Россия во время выборов. И вам надо было пойти и рассказать обо всем избранному президенту. Но для начала, за день до…

— Да.

— За день до этого вы проинформировали президента Обаму. Расскажите нам об этом.

— Конечно. Это было 5 января в Овальном кабинете. Директор Клэппер, директор национальной разведки, руководитель ЦРУ, руководитель АНБ и я встретились с президентом Обамой, с вице-президентом Байденом и с их командой национальной безопасности. Мы расселись в Овальном кабинете возле камина.

Президент и вице-президент сидели в креслах спиной к камину, а я сидел немного справа, так что президенту надо было поворачиваться немного влево, чтобы видеть меня. Директор Клэппер сидел посередине и докладывал о выводах из совместной оценки разведывательного сообщества и о заключениях по действиям России.

Было много вопросов, особенно о том, что надо делать, чтобы не допустить такого в будущем, вопросов об источниках и о многом другом. Он сообщил, что это совместная оценка, что спецслужбы говорят об этом с высокой степенью уверенности. Это очень необычно. Услышать от аналитиков из… из разных ведомств, что русские это сделали, что их цель состояла в том, чтобы очернить американскую демократию, навредить Хиллари Клинтон и помочь с избранием Дональда Трампа.

Мы намеревались пойти дальше. На следующее утро он рассказал об этом «банде восьми», в состав которой входят лидеры палаты представителей и сената, руководители комитетов по разведке, спикер, лидеры большинства и меньшинства с обеих сторон. А затем мы направились в Нью-Йорк, где проинформировали избранного президента и его команду.

<…>

— На том совещании вы также обсуждали с президентом информацию из досье Стила об избранном президенте?

— Да, директор Клэппер рассказал президенту и вице-президенту, что есть дополнительный материал, что он от надежного источника, и что мы включили его в приложение к докладу. Этот материал мы выделили особо, не включив его в сам доклад, но он был достаточно достоверен, и мы подумали, что он должен составить часть доклада.

Там были скабрезные детали, относящиеся к утверждениям о сексуальных похождениях Трампа до того, как он стал кандидатом. И президент спросил… президент Обама спросил: «Что вы планируете делать с этим материалом?»

Клэппер рассказал о нашем решении — что директор Коми встретится с избранным президентом с глазу на глаз после того, как мы проинформируем его и его команду об общих выводах. Встретится и поговорит конфиденциально, потому что это весьма деликатный вопрос.

— Так сказал Клэппер. А что на это ответил президент Обама?

— Он не сказал ни слова. У президента Обамы бесстрастное выражение лица. Он просто повернулся вот так, немного влево, посмотрел на меня, а потом снова перевел взгляд на директора Клэппера. Не сказал ни слова, но подал мне этакий молчаливый сигнал. Я могу ошибаться, так как не очень хорошо знаю, когда и по какой причине президент Обама поднимает брови. Но это был сигнал сочувствия и обеспокоенности. Типа «Удачи вам». И… и все.

— А выбор какой-то был? Зачем это делать — если это было непристойно, и если эта часть досье не нашла подтверждения, на тот момент не нашла подтверждения?

— Да, когда меня отправили в отставку, она не была подтверждена.

— Зачем тогда говорить ему?

— Потому что мы, разведывательное сообщество, в том числе, ФБР, знали эту информацию о проститутках в России. СМИ сообщили нам о том, что намерены это опубликовать. А еще были две особые причины. У нас в контрразведке, если у противника есть компрометирующая информация на кого-то, и он может ею воспользоваться, то мы должны сказать человеку, который может подвергнуться шантажу, что мы в правительстве уже знаем об этом, и что он не сможет это скрыть, когда на него станут оказывать давление.

И второе. Он станет президентом США и главой всей исполнительной власти. Как можем мы, руководители разведывательных ведомств, зная что-то лично о нем, о чем также знают русские, не рассказать ему об этом, особенно если это может стать достоянием гласности? Поэтому нам показалось вполне логичным, что мы должны рассказать ему. И откровенно говоря, логичнее всего было рассказать ему об этом один на один, хотя мне такая идея не понравилась. Вот так мы и решили это сделать.

— Итак, вы все на следующий день отправились в Нью-Йорк, это было 6 января, на встречу в Башню Трампа. Вы получили еще одно предупреждение — от министра внутренней безопасности.

— Да, я написал об этом в книге. Джей Джонсон, с которым мы дружим с конца 80-х, когда работали федеральными прокурорами на Манхэттене, он позвонил мне после встречи с президентом Обамой в Овальном кабинете. Джей присутствовал на встрече, и он просто хотел сказать, что его беспокоит этот план — чтобы я один на один рассказал избранному президенту об этом материале.

Я ответил ему: «Меня он тоже беспокоит». А он спросил: «Ты когда-нибудь встречался с Дональдом Трампом?» Я ответил, что нет. Джей тогда сказал: «Будь осторожен, Джим, будь крайне осторожен». Это как раз то, что мы ценим в своих друзьях. Они говорят такое, что на самом деле не помогает, а лишь заставляет еще больше нервничать, и тяжесть в желудке ощущается еще сильнее. Но Джим позвонил — не знаю, звонил ли он по просьбе президента Обамы — и озвучил это президентское поднятие бровей.

— Что в данном контексте означали слова «Будь осторожен»?

— Ну, я не знаю. Я поблагодарил своего друга, но мне его предупреждение не помогло. Я воспринял это так, что мне следует тщательно подбирать слова. Не говорить больше, чем необходимо, постараться изложить суть дела, добиться своей цели и затем убраться оттуда. Вот как я это расценил.

— И когда вы в тот день направились в Башню Трампа, вы нервничали?

— Да.

— Чего еще вы боялись?

— Ну, я собираюсь встретиться с человеком, который меня не знает, которого только что избрали президентом США. Судя по всему, по тому, что я увидел во время кампании, Трамп может быть неуравновешенным. А я собираюсь поведать ему о слухах, будто бы он занимался сексом с проститутками в Москве, а русские все записали, и теперь могут оказывать на него давление.

А еще меня тревожило то, что избранный президент может подумать: ага, это ФБР решило меня достать. По моему личному опыту, люди обычно переносят собственное мировоззрение на других. И хотя я не намеревался загонять Дональда Трампа в угол, у меня возникла такая мысль, что с учетом его отношения к миру он может подумать, будто я играю в Гувера и пытаюсь прижать его, оказать на него давление. Поэтому я был встревожен — ведь я мог не только испортить отношения с президентом, но и, что гораздо важнее, создать ситуацию, когда президент и ФБР окажутся в состоянии войны еще до его инаугурации.

— Итак, вы поехали на лифте на самый верх Башни Трампа. Опишите эту сцену.

— Мы прошли через задний вход, вход в жилую зону. Мы постарались пройти незаметно, чтобы нас не увидела пресса. Мы поднялись наверх и встретились в конференц-зале, где-то в штаб-квартире «Организации Трампа». Это был конференц-зал со стеклянной стеной, и там повесили большой и плотный занавес, чтобы закрыть это окно-стену.

© РИА Новости, Алексей Филиппов | Перейти в фотобанк

Вид на Трамп-тауэр в Нью-Йорке

Я вошел туда вместе с директором ЦРУ, с директором АНБ и с директором национальной разведки. Мы стали дожидаться избранного президента. Маленький конференц-зал, он показался мне каким-то обыкновенным и заурядным. Спустя несколько минут вошел он, избранный президент Трамп, вошел вместе с новым вице-президентом и со своей командой национальной безопасности.

Они группой уселись за стол. Часть из них села рядом с нами, а другая часть напротив. У меня за спиной был занавес. Директор Клэппер вел встречу, делая это точно так же, как и за день до этого на Капитолийском холме с участием президента Обамы.

— Вы впервые встретились с Дональдом Трампом. Какое у вас сложилось впечатление?

— Мне показалось, что он выглядит точно так же, как и на телеэкране, разве что он показался мне менее рослым, чем в телевизоре. А в остальном он был точно такой же. Почему я это говорю? Потому что большинство людей на экране выглядят иначе, чем в жизни. Не знаю, хорошо это или плохо, но он выглядел точно так же, как и на экране.

— То есть?

— У него — большое впечатление производили его тщательно зачесанные волосы, казалось, что они все его. Признаюсь, я смотрел на них довольно пристально и подумал: «У него по утрам уходит уйма времени на прическу, но она впечатляет». Галстук у него был слишком длинный, как всегда. Вблизи он казался немного оранжевым, и у него под глазами были такие маленькие белые полумесяцы — думаю, от очков для солярия. А в остальном он выглядел точно так же, как и на экране телевизора, так мне показалось.

— Вы даже заметили, какого размера у него ладони?

— Да. Я пишу об этом в своей книге, потому что стараюсь быть честным, и потому что кое-кто высмеивает его за размер рук. Подробности я не помню, помню лишь, как пожал ему руку, и мне показалось, что ладони у него обычного среднего размера.

— А потом был брифинг. Что вы им рассказали, какова была их реакция?

— Директор Клэппер все изложил, как я уже говорил, сделав это точно так же, как и на встрече «банды восьми». «Вот что попытались сделать русские. Они попытались навредить нашей демократии, навредить Хиллари Клинтон, они попытались добиться вашего избрания». Мы… он говорил об этом вполне конкретно. «Мы не проводили анализ американской политики, потому что разведывательное сообщество этим не занимается», — сказал Клэппер.

«Мы не обнаружили никаких последствий для подсчета голосов, и мы не можем представить свое мнение о том, повлияли ли как-то усилия русских на результаты голосования». Он все это изложил, и президент Трамп задал свой первый вопрос — избранный президент Трамп задал свой первый вопрос. Он попросил подтвердить, что никакого воздействия на выборы это не оказало.

Директор Клэппер объяснил еще раз. «Нет, мы не проводили такой анализ. Мы не выявили российских манипуляций с подсчетом голосов. Мы не проводили анализ эффективности их усилий по воздействию на голосование, по изменению настроений электората».

А потом, к моему удивлению, беседа пошла о пиаре, о том, как команде Трампа позиционировать то, что она может сказать об этом. Они прямо в нашем присутствии заговорили о черновике пресс-релиза. Меня это просто поразило, ведь разговор еще не был закончен.

Разведывательное сообщество занимается разведкой, Белый дом занимается пиаром и политтехнологиями. И как я объяснил в своей книге, болезненный урок иракской войны состоит в том, что смешивать эти две вещи нельзя. Мы даем факты, а потом уходим, и вы сами решаете, что рассказать о них людям, и надо ли вообще что-то рассказывать. Но они сразу перешли к этому, начали обсуждать, что об этом рассказать.

— Вас также удивило то, о чем они не спрашивали.

— Очень. Никто, насколько я помню, не задал вопрос: «Чего дальше ждать от русских?» Вы руководите страной, которую атаковал противник, и вы не задаете ни единого вопроса типа «Что они сделают еще, и как мы можем это остановить? Что нас ждет в будущем? Ведь мы отвечаем за безопасность в нашей стране». Ничего этого не было. Ничего. Только одно: «Что мы можем сказать о их действиях, и как это отразилось на только что прошедших выборах?»

<…>

— Вы не думали, что вам следует что-то сказать?

— Наверное. Я… я думаю, это разумный вопрос. Я должен был сказать: «Эй, господин избранный президент. Мы, руководители разведывательного сообщества, пришли сюда не за этим». Да, это логичный вопрос. Почему я ничего не сказал? Надеюсь, это очевидно, я… мы только что заявили ему: «Русские пытались помочь вам победить на выборах».

А еще я собирался остаться и поговорить с президентом на тему утверждений о его похождениях с проститутками в Москве. Я тогда подумал, что мне следует сосредоточиться на этом. Поэтому я не стал… Не знаю, осознанно ли я промолчал. Я не особо задумывался об этом, о том, надо ли преподнести им урок, как взаимодействовать с разведывательным сообществом.

— Как вам кажется, тот брифинг убедил президента, что русские вмешивались в выборы?

— Я не… я не знаю. Не думаю, что это так, с учетом того, что он сказал позже, с учетом того, что он говорил о разведывательном сообществе впоследствии. Мне кажется, это убедило сотрудников его аппарата, а что касается его самого — я так не думаю.

<…>

— Когда мы остались вдвоем, я рассказал ему о подозрениях, что он в 2013 году во время поездки на конкурс «Мисс Вселенная» был с проститутками в московском отеле, и что русские сняли этот эпизод. Когда я начал говорить об этом, он довольно резко оборвал меня и заявил: «Я похож на человека, которому нужны шлюхи?»

Я полагал, что это вопрос риторический, и поэтому не стал на него отвечать. Я просто продолжил свой рассказ и объяснил: «Сэр, я не говорю, что мы это вам приписываем, я не говорю, что мы этому верим. Мы просто подумали, что вам важно об этом знать». Затем я сказал: «Одна из задач ФБР — защищать президента от принуждения. Если есть такие попытки, мы проводим защитный брифинг и даем знать человеку, который может стать объектом такого принуждения, что все это значит, и как надо действовать, как защититься от противника».

— А вы сказали ему, каково ваше мнение на сей счет: правда это или нет?

— Я сказал: «Мы это не утверждаем, я не говорю, что верю в эти заявления, я не приписываю вам эти действия». Я никогда не говорил, что не верю в это, потому что я не мог сказать ни да, ни нет. Однако я сказал: «Я не говорю, что мы этому верим». Или я мог использовать фразу «Мы не относим эти утверждения на ваш счет».

— Насколько подробно вы все рассказали?

— Думаю, настолько подробно, насколько это было необходимо. Я не стал вдаваться в такие подробности, как… как люди мочатся друг на друга. Я просто подумал, что с моей стороны достаточно странно рассказывать новому президенту США о проститутках в московском отеле. Поэтому некоторые детали я пропустил. Мне показалось, что я рассказал ему вполне достаточно, чтобы он понял суть материала и взял это себе на заметку.

— И какое у него было выражение лица?

— Он сразу перешел в оборону, пустился в… по непонятным мне причинам начал перечислять имена женщин, которые обвиняли его в том, что он их неподобающе трогал, что он к ним приставал. Трамп доказывал, что не делал ни того, ни этого.

Меня беспокоило то, что разговор закончится ничем, потому что он вел себя так, будто бы мы начали против него расследование и пытаемся выяснить, что у него там было с проститутками в Москве. Тогда я начал разговор по существу, сказав, что мы не ведем против него расследование. Я добавил: «Нам это небезразлично, и мы хотим, чтобы вы знали, что такие утверждения существуют».

— Вы поверили его опровержениям?

— Я не… я не знаю. Работа следователя состоит не в том, чтобы верить или не верить. Ты задаешь вопрос: «Какие у меня есть доказательства и улики? Какие доказательства указывают на то, что человек говорит правду или лжет?». Честно говоря, я даже не думал, что произнесу эти слова. Я не знаю, был ли нынешний президент США в 2013 году в Москве с проститутками, которые мочились друг на друга. Это возможно, но я не знаю.

— Насколько странным был тот брифинг?

— Он был очень странный. Не знаю, показался ли он странным избранному президенту Трампу, но я — у меня было очень странное ощущение. Я как будто поднялся вверх, посмотрел оттуда на происходящее и сказал: «Ты сидишь здесь и информируешь нового президента США о московских проститутках». И конечно же, в моей голове непрестанно звучал голос Джея Джонсона. Я вспоминал, как поднял брови президент Обама. Я просто хотел сделать дело и поскорее убраться оттуда.

— Вы сказали ему, что досье Стила финансировали его политические оппоненты?

— Нет. Я, как мне кажется, вообще не говорил про досье Стила. Я сказал ему просто о дополнительном материале.

— А он — он имел право знать об этом?

— Что исследование финансировали его политические оппоненты? Ответ на этот вопрос мне неизвестен. Вообще-то моя цель заключалась в другом, предупредить его о имеющейся у нас информации. Опять же, я довольно ясно выразился насчет того, правда это или нет. Важно, чтобы он знал об этом, как по контрразведывательным причинам, так и из-за того, что все это могло попасть в СМИ.

— И как все закончилось?

— Потом все закончилось довольно быстро. Когда я сказал ему, что мы не ведем против него следствие, он уже через несколько минут спросил: «Что-нибудь еще?» А я сказал: «Нет, сэр». Мы обменялись рукопожатием, и я вышел.

— Вас предупреждали, по крайней мере, некоторые люди из вашего аппарата, чтобы вы не говорили «Мы не ведем против вас следствие». А вы сказали. Это была ошибка?

— Это могло быть ошибкой. Главный юридический советник ФБР говорил: «Смотрите, по факту это правда, что мы не завели дело на избранного президента Трампа. Мы изучаем других людей» Но вместе с тем, он выдвигал следующие аргументы: «Вы не должны об этом говорить по двум причинам. Во-первых, когда расследование будет продвигаться, когда нам станет ясно, работал ли кто-то с русскими, предвыборный штаб неизбежно окажется в центре внимания. А кандидат всегда возглавляет предвыборный штаб, и поэтому нам неизбежно придется изучать и его тоже. И во-вторых, вы создадите необходимость вносить поправки. Но если вы скажете ему, что он под следствием, а ситуация изменится, вам не придется возвращаться и сообщать ему об этом».

— Прошло несколько дней, и все выплыло наружу.

— Да.

— «Баззфид» целиком публикует досье Стила — как вы и боялись. И тогда вам впервые позвонил президент Трамп.

— Да, верно. На следующей неделе СМИ, как вы сказали, опубликовали… все целиком, и президент Трамп позвонил мне в ФБР. Он был очень расстроен из-за этой утечки информации, и решил выразить свою обеспокоенность.

Я объяснил ему, что это… это не государственный материал. Что он подготовлен частными лицами, что ФБР за него не платило, что ФБР его не заказывало. «Как вы помните, сэр, мы говорили, что у СМИ есть эта информация, и что они собираются ее обнародовать. Поэтому это нельзя считать утечкой секретной информации. Она не была засекречена, и это не была государственная информация».

Тогда он пустился — я ничего не спрашивал его о проститутках — но он начал объяснять, что я-то должен знать, что все это неправда, что он поговорил с друзьями, которые были с ним, и вспомнил, что даже не ночевал в отеле, а просто переоделся там и отправился на конкурс «Мисс Вселенная».

Не знаю, правда ли это, но он так сказал. Сказал, что не ночевал в отеле, а сразу вернулся назад. И потом он добавил: «Есть еще одна причина, почему это неправда. Я гермафоб, у меня боязнь микробов. Я ни в коем случае не позволил бы людям мочиться друг на друга в моем присутствии». Меня это настолько удивило, что я даже чуть слышно засмеялся. Меня это просто поразило.

<…>

Помню, я тогда подумал, что весь мир сошел с ума. Закончив свои объяснения, о которых я не просил, он повесил трубку. А я пошел искать руководителя своего аппарата, чтобы сказать ему, что мир сошел с ума.

— На самом деле, он ночевал в Москве.

— Не знаю. Мне эти факты неизвестны. Но он сказал мне, что не ночевал.

— Итак, на тот момент у вас было два содержательных разговора с президентом. И в основном речь шла о его предполагаемой связи с проститутками в Москве.

— Да.

<…>

— Понимаю, это лишь предположения, но как вы думаете, что творилось у него в голове, о чем он думал? Вы дважды его информировали, вы дважды с ним беседовали. Мы знаем тему разговора. Вы говорили с ним о Москве. Он это забыл?

<…>

— Был прием в Белом доме, куда меня пригласили, и там он подошел ко мне, приблизился и сказал на ухо: «Я с нетерпением жду совместной с вами работы». Работали камеры, и весь мир, включая мою любимую семью, вообразил, будто президент США поцеловал человека, который помог ему победить на выборах.

Я имею кое-какое представление о складе ума Дональда Трампа. Поэтому могу высказать свою догадку. Мне кажется, он хотел утвердить свое превосходство и подгрести всех под себя.

Получается, что на приеме он обнял и поцеловал меня, сделав меня своим собственным директором ФБР. Он и директора секретной службы заставил стоять рядом с собой, как на выставке. И после этого мнимого поцелуя, который не был поцелуем, он попытался и меня поставить рядом с собой, как бы показывая: «Это мои люди».

А я отпрянул от него, как бы показывая: «Не стоит этого делать, не стоит». Про себя я думал: «Я же не самоубийца». Потом я начал отходить от него все дальше и дальше. Не знаю, может быть, я неправ, но мне кажется, он хотел сказать: «Это мои люди».

— Потом было приглашение на ужин <…> и он снова заговорил об этом золотом душе.

— Верно. Он поднимает этот вопрос и говорит, что хочет, чтобы я провел расследование и доказал, что этого не было. А потом он сказал нечто такое, что сбило меня с толку. Он заявил: «Знаете, даже если есть хотя бы один процент вероятности того, что моя жена считает это правдой, это ужасно».

А я… я тогда подумал: «Ну как такое возможно? Как твоя жена может подумать, что существует однопроцентная вероятность того, что ты был с московскими проститутками, которые мочились друг на друга? Я человек со множеством недостатков, но нет никаких шансов на то, что моя жена поверила бы в такое. Что же это за брак такой, что же это за муж, если его жена верит ему на 99%?»

Помню, я даже не слушал его, потому что у меня в голове вертелась одна мысль: как такое возможно? Когда Трамп начал говорить об этом, он заявил: «Я могу приказать вам провести это расследование». Я ответил: «Сэр, вам решать. Но надо быть осторожнее, потому что могут пойти разговоры, будто мы ведем расследование лично против вас. И второе: очень трудно доказать, что чего-то не было».

— Он с этим согласился?

— Он сказал, что подумает. А потом добавил: «Надеюсь, что и вы об этом подумаете».

<…>

— Знаете, поскольку речь зашла о досье Стила — вы говорили, что та информация о проститутках, она не подтверждена. Вы не знаете, правда это или нет. А как насчет остальной информации из досье? Она подтверждается? Этот документ заслуживает доверия?

— Ответ таков: я не знаю. Когда я ушел из ФБР в мае прошлого года, когда меня отправили в отставку, там шла работа по проверке этой информации — что исключить, а что включить. Эта работа продолжалась и дальше. Поэтому ответ мне неизвестен. Но источник заслуживает доверия.

Как я уже говорил, главная посылка досье нашла свое подтверждение. Русские пытались повлиять на выборы, и были некие связи между людьми из штаба Трампа и русскими. В частности, была информация о Пападопулосе, положившая начало расследованию ФБР.

— Таким образом, к моменту вашего ухода из ФБР связи между штабом Трампа и Россией подтвердились?

— Могу сказать лишь одно — работа шла, работа продолжалась, началось расследование, так как появилась инф… надежная информация о том, что Джордж Пападопулос вел разговоры о получении информации от русских. Наверное, это все, что я могу сказать в данный момент.

— Теперь о том известном интервью Трампа…

— Да. Это было перед игрой Суперкубка. Я не задавал никаких вопросов, но президент говорил об этом, он дал ответ Биллу О'Рейли, за что подвергся острой критике со всех сторон политического спектра. Отвечая на вопрос, он сказал, что уважает Владимира Путина, а потом добавил: «Это не значит, что я с ним полажу».

© РИА Новости, Михаил Климентьев | Перейти в фотобанк

Президент РФ Владимир Путин и президент США Дональд Трамп в перерыве рабочего заседания на саммите АТЭС

А Билл О'Рейли сказал: «Но он убийца». А президент ответил, и его ответ по сути дела свелся к следующему: «Мы тоже убийцы. Вы думаете, наша страна невинна?» Я забыл точные слова, но суть именно в этом. И этот знак морального равенства между нашим государством и путинскими бандитами, это вызвало большой скандал.

Президент во время своего монолога на том ужине сказал, что это был хороший ответ, что иначе он поступить не мог, что вопрос был трудный, и он дал лучший ответ. И так далее. Что мы втайне все с этим согласны.

Услышав это во время ужина, я подумал: этого нельзя допустить. Потому что этот был не трудный, а простой вопрос. А вторая часть ответа была ужасной. Он в один из моментов дал мне возможность вставить слово, когда сказал: «Вы согласитесь, это был хороший ответ».

— Президент хотел от вас услышать, что это был хороший ответ.

— Да. Фактически он утверждал, что это был хороший ответ, и добивался от меня подтверждения. Потом он хотел продолжить. Но я перебил его и заявил: «Господин президент, первая часть ответа была замечательной, но не вторая. Мы не такие убийцы, как Путин».

Когда я это сказал, атмосфера в комнате переменилась. Как будто тень легла на его лицо, и у него появилось такое странное, жесткое выражение в глазах. Я в тот момент подумал, что сделал нечто необычное. Затем все прошло, и встреча закончилась. Он поблагодарил меня, а Прибус проводил.

<…>

— Вы это видели воочию, и мы говорили об этом раньше. Почему президент Трамп так не хочет бросать вызов Путину?

— Я не знаю. Меня это удивляет и поражает. Я могу понять аргументы, почему президент США не хочет критиковать лидера другой страны. Потому что всегда есть веские причины для налаживания и улучшения отношений, даже когда лидер другой страны убивает собственных граждан и занимается нападками на вашу страну. Но так можно думать про себя. А в разговоре с директором ФБР, задача которого — отражать российские атаки, президент мог бы и признать, что это наш враг. Но я этого не увидел, не видел ни разу. Поэтому причины мне неизвестны. Я действительно не знаю.

— Как вы думаете, у русских есть что-то на Дональда Трампа?

— Мне кажется, это возможно. Я не знаю. Я никогда не думал, что скажу такое о президенте Соединенных Штатов, но такое возможно.

— Поразительно. Вы не можете сказать наверняка, что русские не в состоянии дискредитировать президента Соединенных Штатов?

— Это поражает, и об этом очень не хочется говорить, но это правда. Я не могу этого сказать. Я всегда думал, и по-прежнему думаю, что такое маловероятно, и я с большой долей уверенности могу сказать, что такое было невозможно с другими президентами, с которыми мне приходилось иметь дело. Но здесь я не могу этого сказать. Это возможно.

<…>

— По поводу генерального прокурора…

— Мы думали, и думали правильно, что он возьмет самоотвод, и не будет заниматься ничем, что связано с Россией. Другой вопрос — надо ли говорить человеку, выступающему в качестве заместителя генерального прокурора, который занимается этим делом временно? Мы решили, что это нецелесообразно, что надо дождаться нового человека. А уже потом министерство решит, что делать со всем этим материалом о России.

— А если бы президент вас не уволил?

— Ну, тогда мы получили бы какие-то указания, как нам вести расследование российского вмешательства, а потом решили, что можно сделать, чтобы подтвердить это. Что с этим делать. Но моя отставка определенно все ускорила.

— Что вы думали в тот день, покидая Овальный кабинет?

— Что произошло нечто очень важное, и что у меня в очередной раз возникло это странное чувство. Ведь президент только что вышвырнул генерального прокурора и попросил меня прекратить уголовное расследование. Мир продолжал сходить с ума.

— Потом он опять позвонил — пару недель спустя. Следующий звонок был — своего рода проверочным. Правильно?

— Да. Я же говорил, что мир сошел с ума. Я собирался сесть в вертолет, и в этот момент позвонил президент, чтобы… Он этого не сказал, но я услышал это в его голосе: «Эй, в чем дело?» Он хотел выяснить. Он сказал: «Как ваши дела?» А я ответил: «Прекрасно, сэр. А как вы?» Это была проверка.

— И было это 1 марта. Вы когда-нибудь задумывались, чем был вызван тот телефонный звонок?

— Нет, не задумывался.

— Потом он позвонил вам еще раз — это было 30 марта. Он был в большей степени взволнован…

— Да.

— Почему?

— Две причины. Главное — были слушания, где я по указанию Министерства юстиции впервые подтвердил, что мы начали контрразведывательное расследование, дабы понять, сотрудничали ли с русскими американцы из предвыборного штаба Трампа. Совершенно очевидно, что это привлекло его внимание.

А еще — еще было множество новостей о расследовании российского вмешательства. Так что он звонил, чтобы выразить своей недовольство всем этим и сказать, что это мешает ему заключать сделки для своей страны. Трамп хотел снять завесу, он сказал — «убрать тучу». Президент хотел, чтобы я рассказал, что он не под следствием.

— Если он не был под следствием, о чем вы ему сказали, то почему бы не сказать об этом всей стране?

— Ну, потому что юридический советник ФБР беспокоился обо мне. Если я скажу, что избранный президент Трамп не под следствием, это может ввести в заблуждение, если потом что-то изменится и придется вносить поправки. И еще, где ограничивающий принцип? Если тебя спрашивают, не под следствием ли вице-президент, ты должен давать ответ?

А если тебя спросят, не под следствием ли генеральный прокурор, ты должен давать ответ? Где — где предел? Поэтому Министерство юстиции подумало и решило, что в связи с моими показаниями оно разрешает мне сказать лишь то, что идет следствие, не говоря, кто находится под следствием. Но они сделали кое-что еще. Они поручили мне рассказать руководству разведывательного сообщества, кто именно находится под следствием, что весьма необычно, назвать имена американцев, среди которых президента не было.

— Вы не думали о том, чтобы собрать улики против президента?

— Из-за противодействия… из-за возможного противодействия правосудию я думал об этом. И продолжал считать убедительными аргументы главного юридического советника ФБР, который говорил, что нам придется расследовать действия президента. Даже моя беседа с ним о Флинне, в ней было потенциальное препятствование правосудию. Ну, можно сказать, что это совсем не то, что это не расследование российского влияния. Но была убедительная сила в аргументах о том, что нам неизбежно придется взглянуть на его поведение и действия, поскольку он глава этого штаба.

— Какое-то время они предпринимали попытки построить башню в Москве.

— Да.

— 11 апреля. Последний телефонный звонок.

— Да. Это было продолжение, и как мне кажется, это был единственный разговоры без преамбулы о том, какой я замечательный и как это великолепно. Он сразу начал выражать свое неудовольствие, спросив: «Итак, что вы сделали по поводу моей просьбы снять завесу и рассказать, что я не под следствием?»

Я объяснил, что передал его просьбу исполняющему обязанности генерального прокурора, и что он пока ничего не ответил. Это — это вызвало у него большое недовольство. Потом я объяснил, как это должно быть. Его юридический советник из Белого дома должен связаться с Министерством юстиции, если он хочет выяснить. Ему следует обратиться с просьбой. Больше он со мной не разговаривал.

— Получается, он думал, что между вами есть уговор. Он сделал вас директором ФБР, сохранил вам эту должность, и поэтому вы в долгу перед ним. Потом была пятница, 9 мая, когда ваш срок пребывания в должности директора ФБР — прошу прощения — закончился.

— Да. Я был в Лос-Анджелесе, в отделении ФБР в Лос-Анджелесе. Мы тогда устраивали мероприятие по набору.

— И что там произошло?

— Я занимался тем, что делал много-много раз во время таких посещений. Ходил, всех лично благодарил. Там была группа сотрудников, у которых не было своих столов, они были из службы режима и безопасности и из службы связи. Все они собрались в большом центральном зале, а я говорил с ними.

В задней части зала там висят телевизоры. А я стоял в центре, благодарил их за службу в ФБР, объяснял, что у каждого есть своя миссия, что они не какие-то второстепенные люди. И тут я увидел на одном из экранов надпись: «Коми уходит в отставку».

— Уходит в отставку?

— Именно так, уходит в отставку. В ФБР есть много чего замечательного, и одна из таких замечательных вещей — это любители розыгрышей, пранкеры. Вот я и подумал, что это шутка кого-то из моих сотрудников. Я поворачиваюсь к ним и говорю: «Кто-то неплохо над этим потрудился». А потом продолжил разговор.

А потом надпись на экранах поменялась, и другие каналы выдали другую информацию: «Коми отправлен в отставку». Я смотрю на экраны, и аудитория видит, как меняется мое выражение лица. Люди следят за моим взглядом и начинают смотреть на экраны. Я тогда сказал: «Не знаю, правда это или нет. Но я выясню».

«Но от этого ни капли не изменится то, что я хочу вам сказать». И я закончил свое выступление о задачах ФБР, о том, что каждый должен вносить свою лепту. Я поблагодарил людей за работу, пожал всем руки и пошел выяснять, уволили меня или нет, потому что я не ожидал никакой отставки.

— А кто вам сказал?

— Моя помощница Алтия Джеймс (Althea James). На Пенсильвания-авеню действительно пришел посыльный с письмом от президента. Она послала кого-то вниз, взяла письмо, отсканировала его и направила мне по почте. На это ушло примерно полчаса. В письме говорилось, что я отправлен в отставку «с настоящего момента».

— Вы тогда понимали, могли понять последствия своего увольнения?

— Нет, я на какое-то время просто остолбенел. И подумал: «В отставку? Меня? Это какое-то безумие». Я веду следствие о российском влиянии, пытаясь выяснить, не вступал ли кто-то из окружения Трампа в сговор с русскими, не было ли между ними какой-то координации действий. Это же бессмыслица. И причины, которые они выдвинули, они тоже нелепы, это чистой воды притворство.

Но я тогда как будто оцепенел, думая про себя: «Что ж, президент вправе меня уволить, и мне теперь надо думать о том, чему посвятить остаток жизни». Я пытался выбросить это из головы, думал, что надо будет отоспаться, больше общаться с женой и детьми. К реальности я начал возвращаться только в пятницу утром, когда президент после моей отставки написал в твиттере: «Джеймс Коми, лучше надейся на то, что записей наших бесед нет».

<…>

— Президент также… несколько раз назвал вас в Твиттере лжецом.

— Да.

— И что?

— А что я должен был сделать? Люди сами должны составлять мнение о других людях. Когда ты оцениваешь свидетелей, ты всегда задаешь вопросы. Каковы основные факты? Какие они? Какая у них манера поведения, привычки, характер? Нет ли противоречий в их показаниях? Задокументировал ли ты их? Но о себе я такие вопросы задать не мог.

— На следующий день после вашей отставки президент встретился в Овальном кабинете с российским министром иностранных дел. Назвал вас чокнутым. Сказал, что теперь давление сброшено, давление на него. Что вы подумали, когда услышали это?

— Я был удивлен. Прежде всего, что русские делают в Овальном кабинете? Как контрразведчик я подумал, что это безумие, он беседует с ними один, нет ни одного американца. И второе. Притворство постепенно исчезает, тает. Ну, это насчет того, что меня уволили из-за неправильного ведения расследования против Хиллари Клинтон, по делу об электронной почте. Вот суть того, что я подумал.

— Вы говорите, что заместитель генерального прокурора, который сегодня ведет следствие по делу о российском вмешательстве, вы говорите, что его доводы в пользу вашей отставки это только предлог, и что притворство исчезло, растаяло. Так может ли американский народ с доверием относиться к человеку, который руководит расследованием российского вмешательства?

— Да, в этом смысле да. Прежде всего, американский народ может полностью доверять Роберту Мюллеру. Я знаю его, я наблюдал за его работой… Он не станет становиться ни на чью сторону. Для него главное — это правда.

— Если президент Трамп попытается уволить Роберта Мюллера, что это будет означать?

— Надеюсь, это станет сигналом тревоги, указанием на то, что нанесен самый серьезный удар по власти закона. Это будет намного важнее всего того, чем занимается наша страна, демократы, республиканцы. Это будет важнее обычной политической борьбы. Речь идет о ценностях нашей страны и о верховенстве права. И если приверженцы наших партий не смогут должным образом оценить уровень опасности, не смогут дать отпор, это будет вечный позор.

— Как вы думаете, заместитель генерального прокурора выполнит этот приказ?

— Нет, вряд ли. Учитывая его обращение со мной… Следя за расследованием Мюллера… он имеет возможность хотя бы частично восстановить свою профессиональную репутацию. Я… я в высшей степени убежден, что он откажется подчиниться такому приказу.

— А если Роберт Мюллер решит возбудить судебное дело, вы выступите свидетелем обвинения?

— Конечно, если он меня попросит. Я свидетель, который может дать показания об обстоятельствах дела. Это относится — я уверен в этом — к препятствованию следствию. Не знаю, к чему это приведет, но — да, я выступлю в качестве свидетеля. Такое возможно.

— Вы читаете газеты. Вы следите за ходом расследования. Считаете ли вы, что связанные с президентом Трампом люди вступили в сговор с русскими?

— Если честно, то я не знаю ответ на этот вопрос. Мы пытались выяснить это в свое время. Помогал ли кто-нибудь русским, сговаривался ли с ними? Дыма было много, это несомненно. А есть ли огонь? Я занимался этим недостаточно долго, так что не знаю.

— Вы пишете, что президент Трамп аморален, не привержен правде. Дональд Трамп непригоден быть президентом?

— Да. Но не в том смысле… я часто слышу, как люди говорят об этом. Я не верю, что он умственно отсталый, или что у него слабоумие в ранней стадии. Мне он кажется человеком со средним уровнем интеллекта, следящим за ходом разговора и понимающим, что происходит. Я не думаю, что он по состоянию здоровья не годится в президенты. Я думаю, он морально непригоден быть президентом.

Я думаю, что лесной пожар пройдет, а мы станем лучше и сильнее, как это было после предыдущего лесного пожара — Уотергейта. Он привел к перебалансировке власти между ее ветвями. Мне кажется, мы еще увидим это. И я думаю, что благодаря этому мы станем лучше.

США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 19 апреля 2018 > № 2578331 Джеймс Коми


Россия. США > Армия, полиция > inosmi.ru, 19 апреля 2018 > № 2578328

Россия с легкостью развяжет мировую войну

Светлана Гудкова, Обозреватель, Украина

Последнее военное обострение на Ближнем Востоке порождает разговоры о прямом столкновении армий России и США. Напряженные отношения между Европой, Америкой и РФ напоминают начало новой холодной войны и гонки вооружений. Угроза «ядерной кнопки» все больше накаляет ситуацию в мировом сообществе. На фоне сложившейся ситуации встает вопрос: а не ведет ли это человечество к Третьей мировой войне? Об этом «Обозреватель» выяснил у капитана 1-го ранга военно-морских сил США, экс-начальника штаба Военной миссии связи НАТО в Москве Гарри Табаха.

«Обозреватель»: Агрессивная политика президента РФ Владимира Путина привела к жесткой санкционной и дипломатичной политике Запада и США в отношении России. Экономическая ситуация в РФ ухудшается, политики и эксперты предрекают развал российской «империи». Путин остановится?

Гарри Табах: Он не обращает внимания на нынешнее сопротивление Запада. Ведь как он еще может консолидировать Россию? Экономика-то плохая, изоляция полная. Он ведь болен тем же, чем и Гитлер, и Сталин, и любой диктатор — у него начинается паранойя, ему кажется, что кругом одни враги. А население России — это даже народом не назвать — оно легко поддается этим посылам: что они хорошие, но все против них, им не дают встать с колен, им в подъезде здесь нассали — это кто-то, не они. Тем временем власти начинают искать врагов внутри — вскоре начнут сажать людей, обвинять их в измене родине. Потом будут убийства политических оппонентов и всех остальных за границей. Все это уже было, и ничего нового Владимир Владимирович не придумал. Все прекрасно понимают, что он делает и как он делает.

Но сейчас, мне кажется, ситуация усложнится тем, что суд в Нидерландах решит, что это Россия виновата в сбитом самолете над Украиной. А это приведет к дополнительным санкциям, что еще больше ухудшит ситуацию. Ведь россияне начнут все отрицать, обвинять Америку в проплачивании такого решения. А из-за этого будут нарастать сложности: Россию будут все больше и больше изолировать, а она будет все жестче реагировать.

— Оккупация Донбасса, сбитый самолет… Но такое единение Запада против Путина — санкции, высылка дипломатов — произошло именно после отравления Скрипаля. Почему так?

— Скажу чисто по-русски: потому что задолбал он всех уже. Ему говорят: ну хорошо, на это мы не обращаем внимание, мы это замнем, остановись, мы не хотим Третьей мировой войны. Мы хотим, чтобы Россия была цивилизованной странной, просто спокойно доживи свой век. Но он ведь не останавливается, и с каждым разом делает все хуже и хуже. На дворе не позапрошлый век, когда можно было спрятать и скрыть — сейчас у всех все на виду. И Путину говорят: ты не можешь такой огромной махиной управлять в полной секретности. А он продолжает гнуть свое и уже пересек красную линию.

Почему? Потому что народ в Британии начал спрашивать у своего правительства: а почему у русских здесь замки? Почему русские здесь устраивают беспредел, гоняя на рэндж роверах и посылая полицию (далее нецензурно — прим. ред.)? Почему русские у нас тут все время умирают? А теперь еще и британцы стали умирать и страдать из-за этого. Подождите, а что это — а это, оказывается, химическое оружие? Оказывается, мы знали, что у них есть секретная база, где они продолжают разрабатывать химическое оружие и испытывать его, причем на британцах?

Исторически у Британии и России всегда были сложные отношения, а тут еще много этих российских оппозиционеров-миллиардеров, прячущих деньги в Великобритании. А тут уже беспредел: тут и дети идут, и семьи, и семью берут в заложники, и детей травят, убивают — поэтому, наверное, санкции и высылка дипломатов и были инициированы Терезой Мэй: она перезвонила всем своим коллегам, сказала, что так и так, у меня есть разведывательные данные, у меня есть доказательства — и доказательства с Андреем Луговым (обвиняемый в убийстве Александра Литвиненко — прим. ред.). Но это беспредел, потому что с Луговым уже было все доказано в суде: кто принес, что принес, как отравили, записи, видеозаписи, все — и суд приговорил его. А Россия, кстати, сделала из него героя и сенатора — человека, издающего законы, следящем за законом в России. И вот это показывает, кто там у власти — бандиты.

— Запад перестает бояться Россию — ведь раньше мы видели, как он сюсюкался с ней, а сейчас наблюдаются последовательные действия: высылка дипломатов, санкции. Какими еще в таком случае методами Европа и США могут давить на РФ?

— Многими. Могут запретить торговлю ценными бумагами, долгами российскими, могут в конце концов отключить SWIFT.

— Но ведь уже не раз грозились?

— Все же идет по нарастающей: сразу ты не можешь все это сделать, потому что это неправильно — у нормальных людей есть надежда, что все исправится, все изменится. Но с каждым днем этой надежды становится все меньше и меньше. То же самое с Россией: с ней пытаются говорить: великая, хорошая, Владимир Владимирович, вы такой умный и такой торс у вас красивый, чего вы себя так ведете? Вас везде приглашали — и в «восьмерки», и в «двадцатки», а вам все мало и мало, вы все больше уважения к себе хотите. Вам и гранты давали, и инвестиции в вашу страну шли, и золотой дождь на вас лился с этой нефтью, а вам все мало.

Ну и в конце концов собрались цивилизованные страны и повыгоняли дипломатов — это такое же унижение, как будто, 28 солдат накинулись на одного и избили, темную ему устроили. На дипломатическом уровне они показывали ему: «Мы не согласны с тобой, ты ведешь себя неправильно». И сейчас командир вызывает его к себе в кабинет, чтобы устроить ему там групповое самоизнасилование.

— Сейчас Россию очень активно загоняют в угол. Может ли она вследствие этого пойти в наступление — и, возможно, военное?

— Вы знаете, я не думаю, что Россию загоняют в угол — Россия сама себя загоняет.

— Но считает, что загоняют.

— Ну да, Путину ведь не дают встать с колен, его боятся. Но все наоборот — ему показывают, что никто тебя не боится, ты сам себя загнал в угол и не знаешь, как из него выйти, потому что ты уже потерял контроль над своей страной, своими подчиненными. Тебе говорят то, что ты хочешь слышать. У тебя ни друзей, ни семьи, ты сидишь, как Сталин — совершенно одинокий, куришь трубку и подписываешь, что с кем сделать, кого как наказать, кого приблизить и кого удалить. Мне кажется, что ему никто не говорит, что происходит в мире — он живет в мире параллельном.

Путин ведь не так, как Трамп, на которого сыплятся каждый день миллионы ударов и обвинений, а он не успевает даже их все прослушать. К Путину приходят и говорят, какой он замечательный и красивый, и народ его обожает и любит — обыкновенная российская история.

Конечно, он может психануть — у него ядерная кнопка — и натворить много бед. И в такой то ситуации это может само по себе это произойти. В России горят здания, погибают люди, с помойкой разобраться не могут. ХХІ век, таких свалок уже нет ни в одной цивилизованной стране — наоборот, они приносят прибыль: потому что из них извлекают газ и остальные нужные вещи. А в России даже с помойкой не могут разобраться.

Так почему вы думаете, что в посольствах другие люди сидят? Вот кокаин — пожалуйста. Там сидят такие же люди, как и те, что управляют и этими помойками, и министерствами, и вооруженными силами. Почему вы думаете, что в российской армии что-то другое происходит? Там может и рвануть что угодно. В стране — неуправляемость и коррупция, которые идут от самого верха. А все, кто это понимают — сидят на должностях. Потому что они за эти должности заплатили — и у них нет никакого интереса что-то делать для народа. Только собрать дань и передать ее выше — вот в чем заключается их служба отечеству. Поэтому опасность, что там что-то рванет, большая. Но конечно, это ведь будут происки иностранцев. Но это не поможет людям.

— Есть мнение, что Третья мировая уже началась — но не в военном плане, а в политическом. В военном плане побаиваются, что это приведет к ядерной войне. Все ведь понимают, что тогда мир и люди исчезнут с лица Земли. Мы видим сейчас переход к новому варианту войны — по принципу холодной или гибридной?

— Я человек военный и поэтому я всегда думаю о войне. В моей голове война может произойти всегда — когда ты ее не ждешь, когда ты о ней не думаешь. Вдруг может разгореться война всемирных масштабов. Так что, да, это, конечно не только Россия — мир сейчас раскалывается на разные лагеря, на разные союзы. И даже в НАТО идет раскол.

Но во всем этом традиционно участвует Россия — она вначале создает проблему, а потом говорит: вы ее без меня решить не можете, потому садитесь за стол и договаривайтесь. Их стратегия — создавать проблемы, которые потом нужно решать. Но эти проблемы не решаются — как не может решится проблема с Северной Кореей, которую создал Советский Союз, и не может решится проблема с Ираном, на Ближнем Востоке, где большинство проблем было создано Советским Союзом. Эти террористические группы, созданные в СССР, в текущее время являются нерешаемыми проблемами.

И вот сейчас Россия говорит: мы будем вам помогать с ИГИЛ (запрещенная в России организация — прим. ред.) решать проблемы, с ХАМАС. Палестинская освободительная армия была создана в СССР — и это все исходит из него. Но они, в России, говорят: мы будем помогать решать — а ведь это не решается. И поэтому создается такой, что ли, альянс: Россия, Иран, Северная Корея, Венесуэла и сейчас Турция к ним подходит. А Турция — член НАТО. И есть официальный договор, что Россия будет делать атомную станцию для Турции.

А мы ведь знаем, что эти мирные ядерные станции, которые Россия делала в Северной Корее, Иране — они все в конце концов превращаются в военные ядерные производства. И это создает серьезное напряжение. Я думаю, многие не заметили, что когда в Израиле были беспорядки на границе —израильтяне пытаются откинуть террористическую организацию ХАМАС от своих границ, — там убили несколько террористов. Израильтяне пытаются свою границу защитить от ХАМАС, от Газы. Понятно, что в ООН сказали: там была не пропорциональная сила использована против палестинцев. Но я не знаю, что такое пропорциональная сила — так же можно сказать, что Советский Союз использовал непропорциональную силу против немцев. Во время боевых действий не существует такого понятия. И три страны осудили Израиль: Турция — понятно, Иран — понятно. И Россия. А за несколько дней до этого Израиль стал единственной цивилизованной страной, демонстративно не «выкинувшей» российского дипломата.

Израиль продемонстрировал солидарность с Россией, а Россия через несколько дней обвиняет Израиль. Не промолчала даже. Потому эти коалиции и продолжают создаваться: Россия понимает, что Израиль против США ничего не скажет. Что он может промолчать касаемо ее ибо да, многое зависит от того, что она делает в этом регионе. И Россия создала очень опасную ситуацию, которая может разгореться в Европе, на Дальнем Востоке, на Донбассе, в Приднестровье, той же Абхазии. Россия создала очень опасную ситуацию, которая может разгореться в Европе, на Дальнем Востоке, на Донбассе, в Приднестровье, той же Абхази. Она может легко начать эту войну.

— И Третья мировая может начаться?

— Конечно. Мир стал очень заполитизированным.

— А прямое столкновение России с США возможно?

— У нас уже были прямые столкновения, но они были на третьей территории — будь то Корея, будь то Вьетнам, Афганистан, вот сейчас в Сирии у нас были прямые столкновения с россиянами. Но это мелкие столкновения. Если же будет прямое столкновение России с США, то, мне кажется, миру придет конец. Ведь обе страны имеют ядерное оружие. И если оно будет использовано — нашу маленькую планету просто сшибет. Если же будет прямое столкновение России с США, то, мне кажется, миру придет конец. Ведь обе страны имеют ядерное оружие

— К чему это напряжение в мире в итоге приведет?

— Все, конечно, может привести к катастрофе. Мы живем в высокотехнологическом мире, в котором всегда могут произойти сбои с компьютерами, с роботами, с чем угодно. И мы все разные — у нас у всех есть огромные недостатки, страхи, комплексы из-за которых мы можем натворить много бед. Ведь самый страшный враг для нас — это мы сами. Из-за наших комплексов, слабостей.

Были случаи, когда американцы думали, что россияне запустили по ним ядерные ракеты — и были случаи, когда россияне думали, что американцы запустили. И сдерживающим фактором было только то, что президент поднял трубку и сказал: «Это ошибка, это не мы». Это было на доверии. Но я не уверен, что сейчас этот подход может сработать. Опять же, могут быть сбои — но нет веры. Потому что Путин все время врет. Мне кажется, Трамп дает ему шанс, говорит: «Слушай, если будут какие-то опасности, мы же все равно должны договариваться. Если опять какая-то ошибка или сбой произойдет — я же тебе не поверю, когда ты скажешь: «Это не я запустил». Потому что ты чокнутый и все время врешь». А Путин скажет: «А я тебе не поверю — потому что я маленький, у меня маленький рост, комплексы, и я не захочу, чтобы меня так унижали».

Но в чем тебя унижают — непонятно. Может быть, какая-то ошибка. Даже эта ситуация с ЧВК «Вагнер» — ведь наш министр обороны позвонил командующему российских войск и сказал: «Ваши там есть? Если есть прикажите им всем разворачиваться и идти обратно, мы их уничтожим». Они сказали: «Нет, наших там нет» — думая, что не будут же американцы убивать там всех. Ну раз вас там нет — значит, там вас и не будет — и убили всех. Вранье, аврал.

Россия. США > Армия, полиция > inosmi.ru, 19 апреля 2018 > № 2578328


Сирия. Иран. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 19 апреля 2018 > № 2578324

Ракетный удар по Сирии как вызов влиянию России и Ирана

Зохре Ноурузпур (Zohre Nowruzpur), Khabar, Иран

Сегодня 18 апреля в Восточную Гуту приезжают эксперты из Организации по запрещению химического оружия (ОЗХО). Вчера с обвинениями в адрес США и их союзников выступил постоянный представитель России в этой организации Александр Шульгин. Назвав подозрительной субботнюю атаку на Сирию, он заявил: «Возможно, они боятся, что после осмотра места инцидента эксперты ОЗХО опровергнут их лживые сообщения, ставшие предлогом для ракетного удара США, Великобритании и Франции по сирийской территории».

В интервью иранскому информационному агентству «Хабар Онлайн» (Khabar Online) бывший представитель Ирана в ООН Али Хоррам сообщил: «Способ нападения США на Сирию говорит о том, что целью было отнюдь не помешать использованию химического оружия. Кроме того, эта операция противоречит международному праву, потому как она не была рассмотрена в Совете Безопасности ООН и не получила никакой санкции».

«В принципе, — продолжил иранский дипломат, — политическая обстановка на Западе, и особенно в Европе, благодаря которой сложился альянс с США и состоялось нападение на Сирию, сложилась после инцидента с применением химического оружия против российского двойного агента в британском Солсбери. По этому делу Россия обвиняется в нарушении суверенитета Великобритании, так что остальные европейские страны тоже опасаются аналогичных действий со стороны Москвы на своей территории и поэтому решили встать на сторону Лондона».

«Вместе с тем западные политики, — заявил Али Хоррам, — используют двойные стандарты в оценке применения химического оружия и не искренне пекутся о благе человечества, используя это лишь в своих политических интересах. Например, когда в ходе Ирано-иракской войны Саддам Хусейн применил химическое оружие против наших соотечественников, ни одна из стран Запада не только не предприняла против него никакую военную атаку, но даже не осудила этот поступок».

В ходе своего интервью бывший постпред Ирана в ООН также заявил: «Сейчас, когда те же государства имеют иные цели в Сирии, проводя там свою политику, они стремятся бросить вызов влиянию России и Ирана в арабской республике. Запад пытается навязывать мировой общественности собственные международные обязательства и осуществляет военную атаку на измученную войной Сирию, желая отомстить за тех, кто пострадал от действий то ли оппозиции, то ли сирийской армии».

«Ракетный удар трех западных стран на Сирию был своего рода попыткой противостоять влиянию в этой стране России и Ирана, а использование химического оружие можно считать всего-навсего предлогом», — заключил иранский дипломат.

Сирия. Иран. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 19 апреля 2018 > № 2578324


США. Сирия > Армия, полиция > inosmi.ru, 19 апреля 2018 > № 2578315

Падение престижа США у дамасского порога

Мухаммед Надер Аль-Омри (Muhammed Nader Al-Omri), Al-Watan Syria, Сирия

Очевидно, что политико-дипломатическая напряженность в американо-российских отношениях после изменения ситуации на сирийской арене, политические и военные последствия которой мы наблюдаем в Восточной Гуте, привели всех игроков к «точке невозврата» между двумя проектами. Первый заключается в сохранении международного господства США с дальнейшим шантажом и безрассудством, как выразился постоянный представитель России при ООН Василий Небензя. В то время как второй выражается в несогласии с существующей реальностью и американо-европейской гегемонии.

Агрессия против Сирии на рассвете в субботу характеризуется несколькими аспектами, которые могут определить параметры следующего этапа, в особенности с точки зрения правил регионального и международного конфликтного взаимодействия и ускорения процесса политического урегулирования сирийского кризиса при нейтральном отношении к переговорам в Женеве.

Во-первых, следует учесть, что во время подготовки к нападению, как и в ходе самой агрессии Соединенные Штаты стремились избежать прямого столкновения с Россией или осью сопротивления, действующей в Сирии, поскольку у НАТО нет достаточного количества эффективных инструментов для масштабного противостояния Москве и оси сопротивления, о чем предупредил министр обороны США Джеймс Мэттис во время встречи членов Совета национальной безопасности с президентом Дональдом Трампом. Кроме того, у Вашингтона нет возможности мобилизовать международную коалицию по примеру вторжения в Ирак в 2003 году, и участие некоторых стран в этой агрессии имело символический характер.

Во-вторых, эта пятисторонняя агрессия со стороны Америки, Франции, Великобритании, Израиля и стран Персидского залива не достигла каких-либо тактических или стратегических успехов, но в то же время сформировала ядро западного альянса, противостоящего влиянию Ирана и оси сопротивления в регионе.

В-третьих, в очередной раз арабские страны идут против интересов собственной национальной безопасности. Они финансируют военные кампании стран-агрессоров, как это было в случае вторжения в Ирак и Ливию, и позволяют самолетам агрессоров взлетать с их территории и использовать их воздушное пространство для осуществления ударов по Сирии, в частности, с американских военных баз в Катаре и Иордании.

В-четвёртых, эта агрессия началась в результате политической и дипломатической несговорчивости, проявленной на заседаниях Совета Безопасности ООН, и всего за несколько часов до прибытия специалистов Организации по запрещению химического оружия в Думу. Это осложняет встречи в Женеве на фоне исчезновения атмосферы, условий и международной воли для дальнейшего подрыва достижений конференции в Сочи.

В-пятых, эта агрессия продемонстрировала сплоченность сирийского общества и увеличение внутренней и внешней поддержки сирийского руководства и его армии в борьбе с терроризмом на фоне военно-политической активизации Израиля на севере оккупированных территорий и его страха продемонстрировать внутреннюю обеспокоенность. Свидетельством тому стал тот факт, что председатель израильского правительства Биньямин Нетаньяху попросил своих министров воздержаться от комментариев по поводу американской агрессии, британской парламентской акции в отношении премьер-министра Терезы Мэй и возможности Демократической партии через ее членов в Конгрессе ограничить полномочия Трампа или продолжить вовлекать его в расследования Роберта Мюллера.

В-шестых, Трамп, который бросился спасать своё лицо, начав эту агрессию, усугубил раскол внутри администрации, в которой, несомненно, произойдёт череда отставок и увольнений, что в первую очередь коснётся министра обороны страны.

Увеличение числа военных подразделений в Средиземном море, западные манёвры и требования стран Персидского залива и Израиля развить военную кампанию против Сирии и ее союзников: Дамаск и его союзники ответят на поле боя, где находятся силы оккупации, а также американские, европейские и турецкие базы. Все это напоминает сирийско-иранскую кампанию по истощению американских оккупационных сил в Ираке, действия сил сопротивления на юге Ливана, а также последствия крушения российского самолета Су-24 для Турции. Поэтому эти страны не пойдут на риск, организовав вторую более масштабную агрессию, последствия которой выйдут за рамки региональной системы.

США. Сирия > Армия, полиция > inosmi.ru, 19 апреля 2018 > № 2578315


Россия > Авиапром, автопром. Армия, полиция > inosmi.ru, 19 апреля 2018 > № 2578313

F-22 может сражаться только под кондиционером, а Су-57 не боится ни ветра, ни солнца?

Российская армия может подорвать боеготовность американских войск

Eastday.com, Китай

На спутниковом снимке видно, что самолеты Су-57 прибыли в Сирию. Один из Су-57 все еще находится на стоянке под защитой простого взрывозащитного ограждения на открытой площадке.

Согласно иностранным спутниковым снимкам российские военные действительно развернули Су-57 на авиабазе Хмеймим в Сирии. Несмотря на то, что Су-57 — истребитель пятого поколения, он не пользуется особыми привилегиями в эксплуатации и стоит, как другие самолеты, под открытым небом. Интересно, что скорее всего из-за учета последствий атаки, совершенной недавно на российскую базу, Су-57 стоит в окружении простой взрывозащитной стены.

Считается, что истребитель пятого поколения должен быть более «драгоценным». Говорят, что F-22 часто ставят в ангар с кондиционером. Итак, F-22 и другие истребители пятого поколения, произведенные в США, считаются «драгоценными», а как же дело обстоит с истребителями российского производства? Сегодня военный обозреватель поведает об этом.

Сравнивая прототипы Су-57 и F-22, можно обнаружить, что край люка отсека технического обслуживания Су-57 квадратной формы, а у F-22 зазубрен или скошен, чтобы оставаться параллельно краю аэродинамического профиля фюзеляжа самолета, что соответствует принципам невидимости.

Прежде всего, на цифровом изображении высокого разрешения Су-57 можно обнаружить, что в дополнение к люкам киля фюзеляжа имеется также передний люк бомбового отсека с неровными краями, передний люк основного колеса также имеет неровные края. Большая часть оставшихся маленьких отсеков имеют закругленные основания, что ничем не отличается от Су-27/35. Это демонстрирует продуманность всех деталей для обеспечения незаметности. Другими словами, Су-57 в настоящее время, скорее всего, имеет поглощающее радиоволны покрытие только в ключевых местах, что в отличие от истребителя F-117 США, на который полностью применены технологии стелс, и соответственно, имеется меньше мест, требующих специальной защиты, и, следовательно, требования к обеспечению и оборудованию стоянки самолета сравнительно малы.

Действительно ли истребители пятого поколения технологии стелс США нужно хранить в ангаре с системой кондиционирования воздуха? На самом деле это не так. Из фотографий многих учений и реального боевого применения можно увидеть, что F-22 в боевом снаряжении может храниться в простом укрытии и не необязательно в ангаре с кондиционером.

Фактически, изначальная цель проекта истребителя F-22 заключалась в развертывании большого количества основных боевых образцов самолетов данного типа. При начале Третьей мировой войны, истребители данного типа по планам необходимо будет перебрасывать на передовые базы в Европе для ведения боевых действий. Поэтому в военное время недостаточно было бы использовать только ангары, оснащённые системой кондиционирования воздуха. Таким образом, самолет F-22 стал первым типом американских стелс-самолетов, которые могут обслуживаться на передовой. Радиопоглощающее покрытие может работать в открытых ангарах общего типа, и в экстремальных погодных условиях, а когда требуются большие площади обслуживания радиопоглощающего покрытия, необходимо использование ангаров с кондиционерами. Поэтому США устанавливают только два ангара в пунктах постоянной дислокации для проведения обслуживания радиопоглощающих покрытий, находящихся на F-22. Данные работы проводятся согласно очередности в соответствии с требованиями обслуживания.

Хотя поглощающая волны краска не позволяет F-22 сразу после приземления ставить самолет в ангаре с кондиционированным воздухом, однако это влияет на характеристики F-22. В дополнение к покрытию поверхности радиопоглощающей пленкой, каждый люк должен быть обклеен радиопоглощающим наполнителем так, чтобы поверхностная радиоволна могла огибать люк вдоль покрытия по фюзеляжу вместо того, чтобы рассеиваться и порождать волну отражения при заходе волны внутрь корпуса фюзеляжа через щели в необработанных стыках люков. Тем не менее, внутри F-22 имеет сложные электронные и механические агрегаты. При поломках необходимо снимать радиопоглощающий материал и открывать люки для ремонтного обслуживания. После этого на F-22 должен быть нанесен новый слой радиопоглотителя и затем повторно протестирован на рефракцию. Поэтому 50% времени технического обслуживания F-22 связано с эксплуатацией радиопоглощающего покрытия (но не все они должны выполняться в ангаре с кондиционером), что также приводит к тому, что по эксплуатационным издержкам данный самолет уступает традиционным истребителям.

Во время войны в Сирии ВВС США обнаружили, что радиопоглощающее покрытие F-22 «плавится», что приводит к деформации поверхности. Деформация сама по себе не несет опасности, однако отслаивание в передней части фюзеляжа или у воздуховода может повлиять на безопасность, а повторное нанесение радиопоглощающего покрытия занимает 32-40 часов, и может быть выполнено только в ангаре с системой кондиционирования воздуха. Поэтому после начала эксплуатации F-22 в ВВС США каждые несколько лет ВВС США передает корпорации «Локхид Мартин» (Lockheed Martin) заказ на техническое обслуживание под названием FASTeR для нанесения радиопоглощающего покрытия и оптимизации процесса технического обслуживания.

Технология радиопоглощающих покрытий B-2 относительно старая, и ее спектр радиопоглощения может быть больше, что требует стоянки самолета ангаре с кондиционером на более продолжительное время. ВВС США специально разработали съемный герметичный ангар для обеспечения технической эксплуатации в глобальных операциях.

Только по-настоящему драгоценный бомбардировщик В-2 может оставаться в ангарах с кондиционированием воздуха, до начала использования покрытий для волн AHFM высокой частота в 2004, на В-2 необходимо было наносить радиопоглощающую ленту на люки киля фюзеляжа самолета для избегания рефракции, теперь, покрытие на F-22 может быть распылено роботом, что сокращает время на ремонт. Тем не менее, B-2 все равно может оставаться только в ангаре кондиционированным воздухом, чтобы замедлить старение поглощающих материалов. Поэтому, помимо нескольких иностранных баз, боевая миссия B-2 всегда начинается с территории США.

Россия > Авиапром, автопром. Армия, полиция > inosmi.ru, 19 апреля 2018 > № 2578313


США. Катар > Армия, полиция > ria.ru, 19 апреля 2018 > № 2577549

Вооруженные силы Катара подписали соглашение с американской компанией-производителем Raytheon о поставке Дохе систем ПВО, сообщило министерство обороны эмирата в своем микроблоге в социальной сети Twitter.

Подписание соглашения прошло в офисе военного атташата Катара в Вашингтоне, с катарской стороны в этом участвовал командующий воздушными силами обороны Катара бригадный генерал Хамад бен Мубарак ад-Даваи.

Министерство не уточнило стоимость сделки, однако арабский телеканал "Аль-Джазира" отметил, что речь идет о 2,5 миллиарда долларов.

Ранее посол Катара в России Фахд аль-Аттыйя сообщал, что Доха обсуждает с Россией возможность закупки систем противовоздушной обороны. СМИ уточняли, что у Катара есть предметный интерес к российской системе ПВО С-400. Россия и Катар в прошлом году подписали межправительственное соглашение о военно-техническом сотрудничестве во время визита в Доху министра обороны РФ Сергея Шойгу.

Катар активизировал переговоры о покупке систем противовоздушной обороны на фоне продолжающегося кризиса в отношениях с соседними странами — Саудовской Аравией, Бахрейном и ОАЭ, которые в июне прошлого года разорвали с Дохой дипотношения и установили ее экономическую блокаду, обвинив в поддержке терроризма.

США. Катар > Армия, полиция > ria.ru, 19 апреля 2018 > № 2577549


Польша > Армия, полиция > ria.ru, 19 апреля 2018 > № 2577472

Новейший вариант системы ПВО Patriot будет принят на вооружение в Польше и США одновременно, заявил министр национальной обороны республики Мариуш Блащак в эфире Польского радио в четверг.

Контракт о поставке Польше американских систем ПВО Patriot подписан в Варшаве в конце марта текущего года. Первая поставка будет включать 16 пусковых установок, четыре радиолокационных станции и 208 ракет.

"Новая система противоракетной обороны Patriot будет внедрена одновременно в польской армии, как и в армии американской", — заявил Блащак.

Он отметил, что в настоящее время ведутся переговоры о второй фазе поставок в Польшу элементов системы Patriot. "Продолжаются переговоры, мы не ставим временных условий. Переговоры по первой фазе прошли очень хорошо", — сказал Блащак. Предполагается, что во второй фазе поставок Patriot польская армия получит новейший радар, а также дополнительные ракеты и пусковые установки.

Ожидается, что первые ЗРК Patriot поступят в Польшу в 2022 году. Как ранее неоднократно заявляли представители польского руководства, планируется, что новые системы ПВО будут размещены вблизи границы с Россией.

В начале июля 2017 года министерство национальной обороны Польши и министерство обороны США подписали соглашение о поставке Варшаве комплексов Patriot. Подписание документа состоялось во время визита президента США Дональда Трампа в Варшаву. В документе сказано, что системы будут переданы Польше до 2022 года. Планируется, что на первом этапе — в 2021–2022 годах — в Польшу поставят две батареи Patriot с ракетами PAC-3 MSE и элементами системы управления и связи IBCS.

Польша > Армия, полиция > ria.ru, 19 апреля 2018 > № 2577472


Словакия > Армия, полиция > ria.ru, 19 апреля 2018 > № 2577462

Словакия получила от США предложение о выделении 46 миллионов долларов для модернизации двух военно-воздушных баз в республике, сообщила в четверг журналистам представитель словацкого Минобороны Данка Цапакова.

"Эти средства словацкое оборонное ведомство могло бы использовать для реконструкции взлетно-посадочных полос и расширение хранилищ для горючего на авиабазах "Кухиня" на западе страны и "Слиач" в центральной части республики", — сказала Цапакова. Ее выступление транслировали сетевые ТВ.

Получение данных финансовых средств связано с заключением соответствующего соглашения о сотрудничестве двух стран в сфере обороны, которое в ближайшие дни предстоит обсудить представителям военных ведомств США и Словакии, добавила Цапакова.

В то же время, по словам Цапаковой, данный проект никак не связан с предстоящим тендером на закупку истребителей для словацких ВВС. В начале апреля правительство США одобрило возможную продажу Словакии истребителей F-16.

Однако представители словацкого Минобороны ранее уже приступили к переговорам с правительством Швеции о покупке или аренде истребителей JAS-39 Gripen. Поскольку ВВС двух соседних стран, Чехии и Венгрии, уже имеют на вооружении арендованные у шведов истребители JAS-39 Gripen, возможное сотрудничество всех трех стран в использовании и обслуживании самолетов одного типа могло бы принести им экономию финансовых и материальных ресурсов.

Словакия > Армия, полиция > ria.ru, 19 апреля 2018 > № 2577462


Иран. Ирак > Армия, полиция > iran.ru, 19 апреля 2018 > № 2576724

Иран готов помочь армии Ирака во всех сферах

Во время встречи с начальником штаба иракской армии генерал-лейтенантом Османом аль-Ганми, министр обороны Ирана генерал-майор Амир Хатами, заверил, что Иран готов сотрудничать с Ираком во всех областях.

Министр обороны и материально-технического обеспечения Ирана бригадный генерал Амир Хатами встретился в среду с начальником штаба иракской армии генерал-лейтенантом Османом аль-Ганми в Багдаде, сообщает Mehr News.

Во время встречи бригадный генерал Хатами приветствовал победу Ирака над террористическими группировками и выразил решительную поддержку Ираном иракского народа и правительства.

"Взгляд Исламской Республики Иран на Ирак является обширной перспективой, основанной на едином и прочном Ираке, и мы считаем, что безопасность и стабильность Ирака имеют значение для всего региона", - подтвердил министр обороны Ирана.

Указывая на возможности материально-технической поддержки со стороны министерства обороны Ирана, иранский чиновник выразил готовность своего министерства развивать двустороннее сотрудничество в намеченных областях.

Иракский чиновник, со своей стороны, сослался на широкое сотрудничество между Ираном и Ираком в войне с терроризмом, и выразил благодарность за смелую и братскую роль Ирана в антитеррористической кампании.

Иран. Ирак > Армия, полиция > iran.ru, 19 апреля 2018 > № 2576724


Япония. США. ДФО > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 19 апреля 2018 > № 2575928

Трамп натравил Абэ на Россию

Япония выразила протест из-за военных учений России на Курилах

Ольга Шерункова

Япония выразила протест из-за военных учений, которые проводит Россия на Курильских островах. Заявления Токио были сделаны на следующий день после встречи японского премьера Синдзо Абэ с президентом США Дональдом Трампом, на которой последний высказался о своем жестком отношении к Москве. Токио все еще надеется получить острова под свою юрисдикцию, что может стать спасением для политической карьеры Абэ, считают эксперты.

Япония 19 апреля направила по дипломатическим каналам ноту, в которой она выразила России протест из-за проведения военных учений на Курилах, заявил генсек японского кабинета министров Есихидэ Суга.

«Мы заявили протест по дипломатическим каналам, поскольку усиление военного [присутствия РФ] на четырех островах [Курильской гряды] противоречит нашей позиции. Для решения этого вопроса, в целом, нам необходимо в первую очередь решить вопрос территориальной принадлежности этих островов», — цитирует Сугу РИА «Новости».

При этом накануне президент США Дональд Трамп встретился с японским премьер-министром Синдзо Абэ, в ходе которого заявил о том, что относится к России жестче, чем его предшественник на посту главы Белого дома Барак Обама.

Накануне на Курилах начались масштабные военные учения, в которых принимают участие более 2,5 тыс. военнослужащих Восточного военного округа (ВВО).

«В ходе практической части учений огневое поражение условному противнику нанесут военнослужащие мотострелковых, танковых и артиллерийских подразделений при поддержке вертолетов армейской авиации и сил Тихоокеанского флота. Особенностью активной части мероприятия будет проведение боевой стрельбы по морским надводным целям, а также активное применение БЛА «Орлан», — говорится в сообщении ВВО.

В учениях задействованы 800 единиц техники, в том числе танки Т-72Б, артиллерийские орудия, Ми-8АМТШ, три боевых корабля ТОФ.

Мечты Абэ

Курилы большое военно-стратегическое значение для России, так как обеспечивают Тихоокеанскому флоту РФ выход к океану. Охотское море, которое отделяется Курилами от Тихого океана, так же важно для России — в его акватории находятся российские подлодки.

Территориальный спор между Россией и Японией по этому вопросу вызывает обеспокоенность Москвы еще и потому, что на японских островах расположены военные базы США c американскими средствами противоракетной обороны. Япония разместила американские ПРО в ответ на угрозы со стороны КНДР. Вместе с тем вопрос военного обеспечения Курильских островов РФ связывает исключительно с защитой российских территорий, подчеркивал ранее министр обороны РФ Сергей Шойгу.

Источники, близкие к дипломатическим кругам, ранее говорили «Газете.Ru», что переговорный процесс с Японией в отношении решения проблемы Курильских островов затрудняется в связи с проблемами безопасности.

Японская сторона не может дать гарантий, что в случае передачи части островов на них не будет размещены военные объекты США.

Япония не раз высказывала свои опасения по поводу «милитаризации» Южных Курил. Одни из последних заявлений могут быть связаны с ухудшением позиций премьер-министра Синдзо Абэ в Японии. Такое мнение в беседе с «Газетой.Ru» высказал руководитель Центра японских исследований Дальнего Востока РАН Валерий Кистанов. Рейтинг японского политика в текущем году опустился до 37%, и это может помешать его переизбранию на третий срок на будущих выборах.

«Главная цель Японии в том, чтобы в конечном итоге вернуть эти территории. Это заветная мечта премьер-министра Синдзо Абэ, который хочет войти в историю как лидер, решивший эту проблему», — сказал Валерий Кистанов.

Предметом споров выступают четыре южных острова, которые находятся под юрисдикцией России — Итуруп, Кунашир, Шикотан и Хабомаи. Токио фактически сразу после завершения Второй мировой войны стал оспаривать суверенитет России над этими островами и называет их «северными территориями».

С 1945 года вопрос принадлежности южных Курильских островов имеет статус нерешенного территориального спора между Токио и Москвой. Спустя несколько десятилетий новый виток обсуждений этой темы начался в 2016 году. Именно тогда на встрече президента России и премьер-министра Японии между Владимиром Путиным и Синдзо Абэ возникли первые договоренности о начале совместной работы на Курилах. В ходе переговоров в Нагато участники диалога условились подвести разрешение спорной ситуации к мирному договору.

Тем не менее в отношениях двух стран есть свои противоречия, которые в том числе осложняют диалог по Курильским островам. Япония в 2014 году присоединилась к антироссийским санкциям, а в 2016 году Абэ заявлял, что страна, как член G7, сохранит их. Кроме того,

Япония и сегодня занимает выраженную антироссийскую позицию по ряду вопросов, в частности, по «делу Скрипалей».

Протест на протесте

Токио и раньше выражал протесты из-за военных учений, которые проводило российское Минобороны на территории Курильских островов. Буквально два месяца назад Япония выражала недовольство учениями ВВО в рамках отработки навыков по противодействию незаконным вооруженным формированиям. Учения стартовали 6 февраля, тогда в них принимали участие более двух тысяч человек и около 500 единиц техники.

Уже 7 февраля в заявлении главы МИДа Японии Таро Коно отмечалось, что учения на территории Курил «противоречат позиции Токио по четырем северным островам».

Помимо этого, спустя десять дней — 17 февраля — порядка двух деcятков митингующих собрались у здания посольства России в Токио. Спустя месяц — в марте — тот же министр иностранных дел Японии Таро Коно повторно выразил публичный протест в связи с использованием аэродрома на Итурупе. Поводом для протеста японской стороны стало то, что летчики Восточного военного округа провели ряд учебных летно-тактических маневров, перебазировались на Итуруп, после чего покинули остров.

«Это ведет к усилению российской армии на «северных территориях», что несовместимо с нашей позицией по этим островам», — приводит его слова агентство Kyodo.

Также недовольство Японии вызывает тот факт, что в 2015 году на территории Курил были размещены зенитные ракетные комплексы «Тор-М2У», с начала 2016 года Россия оставила на Итурупе и Кунашире береговые ракетные комплексы «Бастион» и «Бал». Более того, в течение 2017 года Россия решила вопрос создания базы Тихоокеанского флота на Курильских островах. Министр обороны Сергей Шойгу сообщал, что в 2018 году будет размещена одна из дивизий военно-морской базы. Предполагается, что она будет располагаться на острове Матуа. Также еще c советских времен на территории Курильских островов дислоцируется 18-я пулеметно-артиллерийская дивизия.

Россия, в свою очередь, никогда не ставила под сомнение принадлежность южных островов и никогда не обещала отдавать их Японии. Российская сторона считает эти территории суверенными на основе международного права. Тем не менее спорные вопросы не препятствуют российско-японскому сотрудничеству в других областях. Так, например, между странами есть договоренности об энергетическом сотрудничестве на Дальнем Востоке.

Встреча президента России и премьера Японии Владимира Путина и Синдзо Абэ запланирована на май. В ходе переговоров стороны обсудят вопрос спорных территорий, которые покажут, готова ли Япония к компромиссу.

Япония. США. ДФО > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 19 апреля 2018 > № 2575928


Россия. Великобритания > Армия, полиция. Химпром. Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 19 апреля 2018 > № 2575750

Заседали всем Совбезом: чем кончилось «дело Скрипаля»

В Восточной Гуте нашли дымовые шашки из Солсбери‍

Екатерина Суслова

Международное сообщество вспомнило о «деле Скрипаля» после десятидневного забвения, когда все внимание было приковано к Сирии. Коренных переломов в ходе расследования, увы, не наблюдается — Великобритания твердит о «виновности» Москвы, не предоставляя доказательств и игнорируя вопросы РФ. После прошедших накануне заседаний ОЗХО и Совбеза ООН Мария Захарова рассказала о «мотивах и возможностях» Лондона в «деле Скрипаля».

Официальный представитель МИД РФ Мария Захарова провела брифинг, в ходе которого вскрылись новые факты, связанные с Солсбери. По словам Захаровой, в сирийской Гуте были обнаружены немецкие контейнеры из-под хлора, а также снаряды, которые были произведены в британском Солсбери, где произошел инцидент с Сергеем и Юлией Скрипаль.

«На освобожденных территориях Восточной Гуты сирийскими правительственными войсками обнаружены контейнеры с хлором, самым страшным видом химического оружия, из Германии, а также дымовые шашки производством из города, внимание, Солсбери, Великобритания», — заявила Захарова.

Официальный представитель МИД РФ также отметила, что британскому правительству была выгодна организация провокации с отравлением Скрипалей в Солсбери. «Если говорить о мотивах, о которых говорит официальный Лондон в отношении «дела Скрипалей», то с высокой долей вероятности провокация с отравлением российских граждан в Солсбери была выгодна, а, возможно, и организована британскими спецслужбами с целью компрометации России и ее политического руководства. Ранее Великобритания такими вещами занималась регулярно», — напомнила Захарова, отметив, что это вполне укладывается в линию по демонизации России в западном обществе.

На протяжении последней недели международное сообщество было так поглощено предполагаемой химической атакой в Сирии и «ударом возмездия», нанесенным по территории страны силами США, Великобритании и Франции, что «дело Скрипаля» немного ушло на второй план. Однако 18 апреля отравление Сергея и Юлии Скрипаль в Солсбери обсудили сразу в двух международных организациях. Утром в Гааге состоялось закрытое заседание Организации по запрещению химического оружия (ОЗХО) по «делу Скрипаля».

Представители ОЗХО вновь отметили, что ни в DSTL (Научная лаборатория обороны и технологий британского правительства в Портон-Дауне. — «Газета.Ru»), ни в других лабораториях ОЗХО не смогли определить страну или лабораторию-производителя вещества, использованного в этой атаке. Об этом заявил представитель Великобритании в ОЗХО Петер Уилсон.

Несмотря на это, отказываться от заявлений Лондона о причастности Москвы к отравлению Скрипалей Уилсон не стал: «Мы считаем, что только у России есть технические способности, эксплуатационный опыт и мотив избрать целью Скрипалей».

В ходе заседания в Гааге была затронута и тема, так взволновавшая российскую общественность несколько дней тому назад. В ОЗХО опровергли информацию о том, что веществом, использованным против Скрипалей, являлся нервно-паралитический газ BZ.

Напомним, в недавно опубликованном докладе швейцарской лаборатории Spiez о результатах изучения собранных в Солсбери образцов вещества говорилось, что исследованный специалистами образец является нервно-паралитическим агентом BZ. Этот яд не производили ни в СССР, ни в России — зато он стоял на вооружении стран НАТО, включая в США и Великобританию.

Российский МИД тут же потребовал от ОЗХО объяснений насчет выводов экспертов швейцарской лаборатории — ведь ранее британская сторона и ее западные сторонники утверждали, что экс-полковника ГРУ и его дочь отравили советским ядом «Новичок».

На заседании 18 апреля глава лаборатории ОЗХО Марк-Майкл Блюм подчеркнул, что вещество BZ, которое упоминается в публичных заявлениях, «содержится в контрольной выборке, подготовленной лабораторией ОЗХО в соответствии с существующими процедурами». В ОЗХО также заверили, что выявленное вещество «не имеет ничего общего с образцами, собранными в Солсбери».

Заседание в Совбезе: озабоченность и нестыковки

Вечером 18 апреля в Нью-Йорке также состоялось заседание Совета Безопасности ООН, на котором обсуждалось в том числе «дело Скрипаля». Большинство участников встречи вновь говорили о недопустимости применения химического оружия и необходимости проведения тщательного и прозрачного расследования.

В Совбезе не утихали и обвинения в адрес Москвы — представитель США Никки Хейли назвала Россию ответственной за применение химического оружия в Солсбери: «Надеемся, что коллеги осудят применение российского оружия массового поражения. Иначе нам придется увидеть картины, которые никто не хочет увидеть. И следующий эпизод применения этого оружия вполне может произойти уже ближе к нашим домам, к женщинам и детям. И слишком поздно для того, чтобы реагировать».

В свою очередь, постпред Франции заявил, что «чистота [отравляющего вещества — «Газета.Ru»] и отсутствие примесей свидетельствует о том, что требуется государственный опыт, чтобы его создать. Негосударственные компании не обладают такими знаниями». Он также призвал страны-участницы «объединиться и остановить распространение химического оружия».

Выступая в Совбезе, постпред РФ при ООН Василий Небензя указал на ряд нестыковок в расследовании отравления в Солсбери. По его словам, оперативность анализа проб, взятых в местах ЧП и у пострадавших, свидетельствует о том, что отравляющее вещество могло быть произведено в любой обладающей современным оборудованием лаборатории.

«Эти лаборатории есть и на территории Великобритании, и в США, и в ряде других стран. Формула этого вещества известна в мире с 1998 года», — сказал российский постпред.

Он также предложил обсудить моменты, которых нет в закрытой части доклада ОЗХО: «А нет там упоминания РФ. Нет информации о факторах поражения Скрипалей, равно как и нет сведений об истории болезни и лечении». Небензя подчеркнул, что британские власти не объяснили, «каким образом токсичный химикат, крайне нестабильный во влажной среде, был обнаружен в высокой концентрации спустя почти три недели после инцидента».

«Почему, если вещество крайне токсичное, то оно подействовало на жертву только спустя семь часов после контакта? — задал вопрос Небензя. — Непонятно, каким образом в пробе крови спустя 18 дней после контакта был обнаружен неразложившийся химикат, когда у второго, более серьезно пострадавшего человека, такого не наблюдалось. Может, это косвенно свидетельствует о том, что с высокой долей вероятности химикат был впрыснут в уже взятую пробу крови».

Заседание СБ ООН 18 апреля — уже не первая, и, вероятно, не последняя встреча представителей стран Совбеза по «делу Скрипаля». Однако директор Центра европейской информации Николай Топорнин считает, что апогей истерии вокруг отравления Скрипалей уже позади.

«Я считаю, что пик этой истории уже позади — цель, которая была поставлена, достигнута. Разразился глобальный дипломатический конфликт между Россией и странами, представляющими Евроатлантический альянс», — пояснил свою позицию эксперт.

Он добавил, что выжать что-то еще из этого конфликта довольно сложно. «Но также невозможно и отыграть все назад, — продолжает Топорнин, — На сегодняшний день никто не доказал, кто стоит за этим инцидентом — есть только заявления США и Великобритании, что highly likely, как они говорят, это была Россия».

По словам эксперта, стороны будут и дальше придерживаться своей изначальной позиции — то есть обвинять во всем Россию. «Мы, в свою очередь, поскольку нет никаких доказательств, будем продолжать говорить, что не имеем к этому никакого отношения», — заключил Топорнин.

Схожую точку зрения высказывал и замдиректора Центра комплексных европейских и международных исследований НИУ ВШЭ Дмитрий Суслов. «Западные страны будут и дальше придерживаться того нарратива, который они избрали изначально». Эксперт также отметил, что «и то, как эта кампания была исполнена, и время, и применение этого вещества, и тот факт, что и Сергей, и Юлия Скрипали остались живы, свидетельствует как раз о том, что имела место именно провокация, а не попытка убийства со стороны Российской Федерации».

Суслов добавил, что ничего принципиально нового на заседаниях Совбеза происходить не будет — «Россия будет продолжать говорить о бездоказательности и задавать вопросы, не получая на них ответов, а США, Великобритания и их союзники продолжат с каменным лицом говорить, что во всем виновата Россия».

Что творится в семействе Скрипалей

Напомним, что оба пострадавших в Солсбери уже пришли в себя. Юлия Скрипаль очнулась 29 марта и спустя некоторое время была выписана из госпиталя. Посольство РФ в Лондоне предлагало ей помощь и встречу с российскими представителями, однако Юлия отказалась.

Позже британский таблоид The Sun со ссылкой на осведомленные источники сообщил, что в ночь с 10 на 11 апреля Юлия Скрипаль была вывезена на военную базу в сопровождении вооруженной охраны.

Придя в сознание, Скрипаль звонила своей двоюродной сестре Виктории, чтобы сообщить, что с ней все «нормально» и «все поправляются». Тогда же стало известно, что из комы вышел и Сергей Скрипаль. При этом Юлия попросила свою сестру не приезжать в Великобританию для встречи, выразив уверенность, что той все равно не дадут визу и не позволят увидеться с семьей.

Тем не менее Виктория Скрипаль все еще намерена поехать к родственникам в Соединенное королевство и даже собирается писать письмо на имя генсека ООН Антониу Гутерриша с требованием выдать ей британскую визу — до сих пор ей отказывались давать разрешение на въезд в страну. О планах связаться напрямую с Гутерришем Скрипаль заявляла в эфире «Эха Москвы».

«Газета.Ru» сумела связаться с подругой детства Юлии Скрипаль Екатериной — они общались, когда их родители вместе работали в Испании. Екатерина запомнила Юлию дружелюбной и веселой девочкой: «Я помню, что мы играли в мушкетеров в испанских в горах». Теперь, когда жизнь Юлии Скрипаль стала похожей на роман Дюма, она вряд ли вернется в Россию.

18 апреля российский постпред при ОЗХО Александр Шульгин выразил уверенность, что Великобритания удерживает российскую гражданку в заложниках.

«В настоящее время Юлию Скрипаль британские власти тщательно скрывают от СМИ и общественности, место ее нахождения неизвестно, в доступе к ней отказано как представителям российской стороны, так и ее родственникам. У нее нет возможности вернуться в Россию и пройти медицинское обследование и лечение. Указанные обстоятельства свидетельствуют о том, что фактически российская гражданка Юлия Скрипаль находится в заложниках у британских властей, насильно удерживается на территории Великобритании, подвергается мерам психологического воздействия», — заявил представитель РФ при ОЗХО.

Россия. Великобритания > Армия, полиция. Химпром. Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 19 апреля 2018 > № 2575750


США. Великобритания. США. Ближний Восток. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > mirnov.ru, 19 апреля 2018 > № 2575721

ДОНАЛЬД ТРАМП И ТЕРЕЗА МЭЙ НАХИМИЧИЛИ С СИРИЕЙ

Президент США и британский премьер вопреки реальности представили ракетную атаку на Сирию как свою большую победу.

Западные СМИ быстро подхватили новости о том, как были уничтожены не существующие в реальности химзаводы, склады с отравляющими веществами и даже какие-то химические бункеры.

Тем временем британские летчики, видимо, настолько опасались оружия возмездия, что запускали ракеты, не входя в воздушное пространство Сирии. Точно так же американские бомбардировщики нанесли удар из приграничного района, а корабли дали ракетный залп, находясь в Красном море.

Власти Великобритании стараются заткнуть рот всем, кто выступает против атаки на Сирию. Но таких людей становится все больше. Первый же соцопрос показал, что действия премьера поддержали только 20% ее соотечественников.

Бывший командир британского спецназа генерал Джонатан Шоу заявил, что для Асада не было никакого смысла применять химическое оружие в выигранной им войне. Шоу уверен, что химоружие применили, скорее всего, джихадисты, стремящиеся вовлечь американцев в войну. Его точку зрения поддержал бывший глава британских ВМС адмирал лорд Уэст.

У обывателей в США теперь не укладывается в голове, как же Асад (читай - русские) сбил более 70 лучших американских ракет - хваленых «Томагавков». Ведь все значимые СМИ Америки создавали сказочную картину того, как лучшее американское оружие с легкостью разгромило размещенные в Сирии системы ПВО российского производства. Однако системам обороны удалось полностью прикрыть все сирийские стратегические объекты, которых не достигла ни одна ракета. Взорваться было позволено только тем, которые атаковали давно не использовавшиеся и почти заброшенные объекты.

Интересно, что не было зафиксировано ни одного запуска французских ракет, хотя самолеты «Рафаль» и поднялись со своей базы. По-видимому, они, отслеженные системами электронного наблюдения, не решились наносить удар и лишь формально участвовали в операции.

«Дейли мейл» пишет, что современным западным миром продолжают править те, кто в свое время развязал войну в Ираке. Недаром один из «героев» той позорной бойни бывший премьер-министр Великобритании Тони Блэр начал настаивать, чтобы Тереза Мэй использовала военную силу без дебатов в парламенте.

Химический вопрос остается основным предлогом для развязывания войн на Ближнем Востоке.

Кстати, Тереза Мэй в 2003 году, будучи членом парламентской оппозиции, проголосовала за войну в Ираке.

«Восстановление инфраструктуры будет стоить не меньше 400 миллиардов долларов, - заявил после ракетной атаки Башар Асад. - На это понадобится 10-15 лет... В восстановлении Сирии мы ждем компании РФ, у них будут все преференции. И не ждем западные компании, особенно в нефтегазовой сфере».

Николай Иванов

США. Великобритания. США. Ближний Восток. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > mirnov.ru, 19 апреля 2018 > № 2575721


Россия > СМИ, ИТ. Армия, полиция > regnum.ru, 19 апреля 2018 > № 2575300

Новый спутник военного назначения принят на управление — Минобороны РФ

Космическому аппарату присвоен порядковый номер «Космос-2526»

 Специалисты космических войск России приняли на управление спутник военного назначения, выведенный на заданную орбиту ракетой-носителем «Протон-М». Об этом сообщили 19 апреля в пресс-службе Минобороны РФ.

С аппаратом, запущенным накануне с космодрома Байконур, установлена и поддерживается устойчивая телеметрическая связь, бортовые системы спутника функционируют нормально, отметили в военном ведомстве.

«Космический аппарат, запущенный в интересах Минобороны РФ с космодрома Байконур, в расчетное время выведен на целевую орбиту и принят на управление наземными средствами Космических войск Воздушно-космических сил России», — говорится в сообщении пресс-службы.

После процедуры успешного принятия на управление космическому аппарату присвоен порядковый номер «Космос-2526».

Напомним, старт ракеты-носителя «Протон-М» с космодрома в Казахстане был успешно произведён в 01:12 мск. Головная часть ракеты в составе разгонного блока «Бриз-М» со спутником штатно отделилась от третьей ступени ракеты-носителя.

Как сообщало ИА REGNUM, 18 апреля заместитель министра обороны РФ Юрий Борисов заявил, что в I квартале 2018 года Воздушно-космические силы России обеспечили два пуска ракетоносителей «Союз» с выводом на орбиту трех спутников.

Напомним, в интересах Минобороны РФ 29 марта с космодрома «Плесецк» в Архангельской области был выведен на орбиту ракетой-носителем класса «Союз-2.1В» ещё один спутник.

Россия > СМИ, ИТ. Армия, полиция > regnum.ru, 19 апреля 2018 > № 2575300


США. Россия > Армия, полиция > regnum.ru, 19 апреля 2018 > № 2575294

Времена изменились: США не готовы к гонке вооружений с Россией

В начавшейся гонке вооружений Россия выигрывает у США, и этим фактором необходимо активно пользоваться

Чем дальше развивается кризис в российско-американских отношениях, тем очевиднее становится тенденция к доминированию силовых инструментов над дипломатическими. Причина этого понятна. Не желая уступать очевидному и лавры победителя России, США, как пока еще мировой гегемон, почтение к себе пытаются удержать путем демонстрации силы. Частично такая стратегия пока работает, хотя и не так уверенно, как раньше.

К примеру, хоть повод ракетной атаки на Сирию и был откровенно надуманным, ее поддержали из стран НАТО уже только Британия и Франция, остальные члены НАТО от поддержки США отказались. В то же время результат удара показал, что соблюдение международных норм не гарантирует защиты от подобной агрессии, а существующий оружейный арсенал устарел и требует замены. Вопрос в том, кто что сможет перевооружить, и к какому итогу это приведет.

На данный момент ситуация имеет две ключевые плоскости. Первая — геополитическая, определяющая «кто против кого вооружается». Здесь на первый план выходит необходимость сравнения возможностей США/НАТО и противостоящей им России, при некоторых оговорках в связке с КНР, ввиду текущего совпадения геополитических условий. Вторая — непосредственно оружейная, предполагающая деление оружия сначала на ядерное и обычное, которое, в свою очередь, также подразделяется на ракетное, авиационное, сухопутное, радиоэлектронное и так далее.

В стратегическом ядерном сегменте по состоянию на март 2017 года в России имелось 523 развернутых носителя (из 700 разрешенных к развертыванию по договору СНВ-III) и 1136 боезарядов к ним. У США их 673 и 1411 соответственно. При этом общее количество имеющихся всего носителей (как развернутых, так и неразвернутых) примерно одинаково: 816 у РФ и 820 у США. Разница начинается в качестве.

Сухопутная группировка США состоит из 550 МБР «Минитмен-3» (LGM-30G) шахтного базирования. После модернизации 2007−2012 годов с заменой боевых блоков с Мк12А на Мк21 (от МБР МХ), обновления системы наведения и системы управления двигателем, по своим тактико-техническим характеристикам LGM-30G все равно уступает российской тяжелой межконтинентальной баллистической ракете Р-36М2, известной на Западе как «Сатана». В частности потому, что Р-36М2 несет до десяти боевых блоков по 750 килотонн каждый, а LGM-30G лишь три по 300 (по другим данным по 475) килотонн.

Р-36М2 у нас имеется 46 шт. Остальные шахтные МБР (30 УР-100Н и 60 РТ-2ПМ2 «Тополь-М», 12 РС-24 «Ярс») чуть менее мощные, чем «Сатана» — они несут всего от трех до шести блоков. Впрочем, в отличие от США, сухопутная часть «российского ядерного зонтика» еще состоит из подвижных комплексов: 36 РТ-2ПМ «Тополь»; 18 РТ-2ПМ2 «Тополь-М»; 84 РС-24 «Ярс». Кстати, по способности прорыва ПВО/ПРО «Ярсы» также превосходят LGM-30G.

Однако простое сравнение аббревиатур не отражает реального положения вещей. Даже после программы модернизации американская МБР LGM-30G лишь догоняет российскую Р-36М2, в то время как ей на смену у нас уже разработана и апробирована РС-28 «Сармат», специально созданная для гарантированного прорыва как существующих, так и перспективных систем ПРО. К 2020 году она полностью заменит все Р-36М2.

В то время как проект перспективной МБР наземного базирования GBSD (Ground-Based Strategic Deterrent) в США по сей день находится в стадии обсуждения. По оценкам Пентагона, на его разработку необходимо 62,3 млрд долл., из которых 114 млн были нужны еще в 2017 году, но сенат США по сей день не утвердил смету. Таким образом, LGM-30G останутся основой СЯС США, по меньшей мере, до 2030−2035 годов.

Аналогичная картина наблюдается в сегменте ракет морского базирования, что, с учетом достигнутого нами преимущества в области гиперзвуковых маневрирующих боеголовок, гарантирует России сохранение ядерного превосходства над США на ближайшие 15−20 лет.

В области тактических ракет и ракет средней дальности следует отметить выступление Владимира Путина перед Федеральным собранием РФ, где он представил межконтинентальную крылатую ракету с ядерным двигателем, а также ряд других систем, не имеющих на данный момент аналогов у вероятного противника. Сюда следует отнести систему Р26 «Рубеж», а также крылатую ракету морского базирования 3М-54 «Калибр», уже получившую в НАТО обозначение SS-N-27 «Sizzler» (с англ. — «испепелитель»).

Систем такой дальности и эффективности на данный момент ни у кого из вероятных противников не существует. Поэтому сколько американские генералы не будут пыжиться на своих телеэкранах под улыбки красивых телеведущих-блондинок по поводу ответной ядерной мощи, реально, под столом, дрожь в коленках им не унять, так как они люди трезвомыслящие и прекрасно понимают, что тон в ядерной гонке уже задают не они.

Как показали итоги второго удара США с компаньонами по Сирии, основой арсенала США по-прежнему остаются КР BGM-109 «Томогавк» 1972 (!) года разработки морского базирования и чуть более свежие AGM-158B JASSM-ER воздушного. Впрочем, имеющиеся в арсенале НАТО «новейшие» ракеты MdCN (корабельная, Франция), Scalp-EG (воздушная, Франция), и Storm Shadow (воздушная, франко-британская), уступают нашему «Калибру» по дальности, ассортименту боезарядов и общей эффективности. К примеру, все они оказались сбиты относительно старыми, еще советских времен, комплексами ПВО САР.

Текущее соотношение сил в области ЗРК оценить сложнее, так как количественно доминирующий на рынке американский комплекс MIM-104 «Пэтриот» в последнее время показывает себя все хуже. Например, хуситы в Йемене, стреляющие по Саудовской Аравии старыми ОТР «Скад» и их иранскими аналогами, в каждом втором случае систему ПВО Королевства успешно прорывают. В то время как российские комплексы С-300, а тем более С-400 всерьез в боевых условиях пока не работали. Во всяком случае, официальных данных на этот счет в открытых источниках не приводится.

Однако командование НАТО признает, что по своим ТТХ С-300 «заметно превосходят» ЗРК «Пэтриот», а возможности С-400 превышают предшественника «по меньшей мере, в полтора раза».

В какой-то мере США могут противопоставить им мобильный комплекс THAAD, но в отличие от российской системы, он не универсален, а узкоспециализирован на перехват МБР и их головных частей цельнометаллическим поражающим элементом. О его реальной эффективности можно судить только по рекламным проспектам. Из трех последних испытаний комплекс провалил два, а третье, считающееся успешным, проводилось со значительным отклонением от условий реального боя.

Таким образом, можно сказать, что в сегменте зенитно-ракетных средств Россия находится на передовых позициях. А с учетом постановки в ближайшее время на вооружение комплекса С-500 — гарантированно останется в лидерах, по меньшей мере, до 2030−2035 годов, а возможно и до 2040-го, так как ни у кого из стран НАТО на данный момент нет ни одного близкого к завершению или хотя бы просто перспективного, нового проекта. Они сосредоточены лишь на попытках «глубокой модернизации» все того же MIM-104 «Пэтриот». Тут, скорее уж, конкурентом России может оказаться Китай, ведущий активные работы в области зенитного и противоракетного оружия, но пока он отстает от российского уровня на 12−15 лет, хотя этот разрыв, по открытым источникам, немного сокращается.

По основному спектру сухопутных вооружений между сторонами наблюдается общий паритет. «Серебряные пули» в виде F-22 и, тем более, F-35, преимущества НАТО не обеспечили. Изменение структуры современного поля боя лишило смысла существование F-22, превратив его в довольно посредственный тяжелый истребитель-бомбардировщик, а сверхновый F-35 толком не летает и по сей день. По последнему докладу сенатской комиссии США, на минимально необходимый уровень боеготовности F-35 может выйти не раньше 2030 года. И то при условии успешного решения хотя бы половины из более чем 700 выявленных на июль 2017 года технических проблем.

Следовательно, общее соотношение сил в воздухе по-прежнему будет базироваться на машинах «четвертого поколения» разработки 80-х годов ХХ века. Конечно, с учетом последующих модернизаций. У США это платформы F-16/18, у Франции — это «Мираж-2000» и более новый «Рафаль», у остальных стран НАТО еще «Еврофайтер».

В России им противостоят Су-27, МиГ-29, Су-30, Су-35, МиГ-31, Су-34 (истребитель-бомбардировщик), Су-25 «Грач» и Су-24. Хотя формально последние две машины считаются устаревшими, опыт их применения в Сирии показал сохранение за ними достаточно высокого потенциала. Особенно в условиях чистого неба, которое в состоянии создать существующие у РФ системы ПВО.

Аналогичным образом складывается баланс по остальным системам оружия сухопутных сил. Пентагон признал, что российский танк Т-80 МС по боевым характеристикам превосходит последнюю модификацию М1А2 SEP-3, но до 2020 года в войска должен поступить лишь один батальонный комплект таких машин, в то время как М1А2 SEP-3 в армии США насчитывается около 134 шт или примерно три батальона.

В то же время основную часть их танкового парка (1611 машин) составляют модели М1А2 SEP и SEP-2, в целом уступающие российскому Т-72Б3. Возможности ствольной артиллерии примерно одинаковы, однако по ее штатной численности в сухопутной бригаде Россия превосходит страны НАТО в 2,2 раза, а с учетом явного преимущества по количеству и качеству РСЗО — в 4,5 раза. Считается, что мы уступаем в беспилотниках, однако достаточно быстро сокращаем отставание. В то же время Москва лидирует в области средств радиоэлектронной борьбы.

Так что в целом на текущем этапе, безусловно, активизировавшейся новой гонки вооружений Россия оказывается явным лидером. По ядерным вооружениям, как минимум, до 40-х годов, а то и до середины текущего века. По обычным — на ближайшие полтора десятка лет. Другой вопрос, что эта гонка не имеет окончательного финиша. Достигнутое преимущество всегда носит лишь временный характер. США и НАТО не оставят попыток нас догнать. Это лишь вопрос времени и денег. Правда, в плане эффективности их расходования Вашингтон явно уступает, что стабильно выливается в многократно более высокие сметы. А, значит, ставит под сомнение способность Америки такие темпы военных расходов сохранить.

Но в целом проблема начинает формироваться в другом направлении. Гонка вооружений активируется не только в технологиях, куда больше она развивается в масштабах закупок оружия в целом. Размер мирового оружейного рынка уже в 2015 году перевалил за 65 млрд долл. в год. Помимо традиционных направлений (Индия, Китай, Пакистан, ЮВА), стабильно расширяются продажи оружия в Африку. А любое висящее на стене ружье в конечном итоге обязательно выстрелит. Главное, чтобы это было наше ружье, стреляло оно по нашей команде и в нужную нам сторону.

 Александр Запольскис

США. Россия > Армия, полиция > regnum.ru, 19 апреля 2018 > № 2575294


Китай > Армия, полиция > Russian.News.Cn, 19 апреля 2018 > № 2574304

Армейская авиация сухопутных войск Народно-освободительной армии Китая /НОАК/ провела в среду военные учения с боевой стрельбой на юго-восточном побережье страны.

По сообщению, учения по координации действий боевых вертолетов различных типов были проведены согласно годовому плану регулярной тренировки вооруженных сил Китая и нацелены на проверку всепогодного боевого потенциала войск.

Примерно в 9:00 среды вертолеты с различными боеприпасами на борту были готовы к полету в назначенную акваторию.

После взлета пилоты самостоятельно установили курсы и обнаружили цели на воде, затем атаковали ракетами и реактивными снарядами надводные цели и имитационные корабли.

Учения проводились в сложных электромагнитных условиях и завершились примерно в 23:00.

Заместитель командира учений Сунь Юнфу сказал, что учения были проведены в соответствии с реальными боевыми стандартами и эффективно повысили уровень подготовки войск по выполнению миссий и задач.

Китай > Армия, полиция > Russian.News.Cn, 19 апреля 2018 > № 2574304


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter